Ковалерчик Александр: другие произведения.

Хроники пропавшего острова - книга первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они исчезли. На этoт раз, Властелины действительно исчезли - навсегда. И теперь, жителям одного, самого обычного острова, предстоит построить свой собственный мир, на обломках старого. Мир, в котором может случится все, что угодно...


   Хроники пропавшего острова.
  
   Пролог - ТАМ.
  
   Первые игроки обнаружили это ранним утром. Остров Neksuis[52:63], еще вчера заполненный жизнью, был недоступен. Каждый, пытавшийся зайти на него, видел лишь голый кусок суши, и надпись: Ошибка - Остров не найден. Несколько часов спустя, пропало и это. На месте острова, с шестнадцатью заселенными городами, плескалось море.
   Владельцы городов, так и не смогли получить внятного объяснения от админов. Говорили про проблемы с сервером, про непонятные баги... Вернуть остров так и не удалось. Компенсаций никому не последовало. Некоторые игроки бросили все и ушли, другие нашли в себе силы начать играть заново. Никто из них не задумывался про судьбу острова, пропавшего в неизведанных далях. Про судьбы тысячи людей, чьи Властелины покинули их навсегда. Ведь это была всего лишь игра...
   Это было ТАМ. А ЗДЕСЬ, все только начиналось....
  
  
   1.
  
   Для жителей, это началось глубокой ночью. Первым человеком на острове, заметившим изменения, был младший ученый Эрик. Он с самого заката, непрерывно находился в обсерватории, на самом верхнем этаже Академии, в городе Аркадия. Астрономия не была популярной наукой - всякий ученый знал, что звезды приклеены к небесному куполу. Властелины сотворили море и острова, и у них не осталось фантазии творить еще и небо. Большой телескоп, традиционно украшающий крышу каждой Академии, был, по сути не более чем бесполезной игрушкой. Все звезды были давно изучены и описаны, тайн в небесах не осталось.
   Эрик сам никогда не мог толком объяснить, почему он ночь за ночью поднимается в купол. Его основная работа была в отделе Мореходства, и трудиться приходилось дни напролет. Астрономия была лишь бесполезным хобби. Он давно знал наизусть каждую звездочку, но каждый раз наводя телескоп, Эрик как будто надеялся увидеть нечто другое - некое истинное небо, спрятанное за накрывшим их гигантским куполом. Он знал, что это невозможно, но все равно ждал.
   Сегодня он дождался.
   Сам миг изменения, был неуловим. Еще мгновение назад, молодой ученый видел лишь знакомые светящиеся точки, и вдруг увидел бездну. Звезды изменились. Общие очертания созвездий остались теми же - средний человек, невооруженным глазом смотрящий в небо, мог и не заметить разницы. Но теперь звезды стали настоящими - уже не приклеенные точки, а сияющие в неизмеримой дали могучие солнца. За видимыми звездами открывались все новые и новые, уходя в бесконечность.
   Эрик отскочил от телескопа, потрясенный до глубины души. Он бредит? Или может, просто переработал сегодня днем? Медленно, трясущимися руками, он вновь придвинул глазок телескопа, теперь уже отчаянно мечтая, чтобы все оказалось страшным сном. Потому что, если нет...
   Ничего не изменилась. Бездна смотрела на него миллионами далеких глаз, казалось, высасывая разум.
   - Нет! - Эрик снова отскочил, опрокинув стул - Люди, кто нибудь, помогите!
   Как ошпаренный, он выскочил из купола и бросился вниз по ступенькам. Там должна работать ночная смена - Академия не спит никогда. Они должны прийти сюда, и увидеть это. Возможно, он просто спятил, среди переработавших ученых такое иногда случалось. Ведь если то, что он видел - реальность, значит, настал конец света.
  
  
   2.
  
   Удар. И еще удар. И еще. Топор, раз за разом, с треском врубался все глубже в ствол. Со всех сторон доносились такие же звуки. Пятьсот лесорубов одновременно начали валить пятьсот деревьев, шум был просто неимоверным.
   Для Керка, шум давно не имел никакого значения. Он работал как машина, монотонно нанося удары в ту же самую точку. Час назад, Хранители раздали им бутылочки амброзии. Проклятое зелье подействовало, влив в него новые силы. Керк не помнил, когда он спал в последний раз - с тех пор как амброзия появилась, рабочие смены удлинили до предела. Казалось, он уже неделями стоит тут, валя одно и тоже дерево. Керк знал в нем каждую веточку, сучок, и трещинку в стволе. Он срубал его раз за разом, но оно вырастало вновь, такое же, как и раньше. Он как будто застрял в кошмаре, который повторялся снова и снова. Но это была реальность.
   Его руки работали, но разум был свободен. В той, прошлой жизни, у Керка было мало времени на раздумья - он всегда был человеком действия. Но теперь времени хватало. Он вновь и вновь вспоминал все значительные события своей жизни, а их было немало. Керк начинал простым матросом, на первом сошедшим с верфи таранном корабле. Он никогда не считал себя особенным, но начальство почему-то всегда замечало и продвигало его. Он стал самым молодым в истории капитаном таранника, затем перешел с повышением на баллистер... В свой последний бой Керк вышел адмиралом, командиром эскадры из пятнадцати катапультеров, и тучи более мелких кораблей. Это был величайший флот созданный их Властелином, самый могущественный на всех окрестных островах. Они все тогда верили в это...
   Их последняя цель была крепким орешком, но Керк не видел особых сложностей. Шпионы предоставили точную информацию о типах и количестве вражеских кораблей, при правильной расстановке сил, можно было разбить врага совсем без потерь, и открыть дорогу кораблям с пехотой. Случалось ему решать задачки и посерьезнее. Он был абсолютно уверен в легкой победе, пока перед его глазами не открылся вражеский порт. Лишь тогда Керк осознал размеры катастрофы. Вражеский флот был огромен. Казалось, десятки Властелинов объединили свои силы, и дали совместный отпор агрессору. Адмирал был до сих пор уверен, что он провел этот бой наилучше возможным образом - они потопили гораздо больше вражеских кораблей, чем потеряли своих. Но шансов победить у них не было. Ему удалось вывести свой флагман из-под удара, и вернуться в родной порт - единственным, из всего великого флота. С тех пор, он неоднократно жалел, что не погиб вместе с остальными.
   Керк никогда не забудет того момента, когда их потрепанный, еле державшийся на плаву корабль стукнулся о доски порта. От команды уцелело меньше половины. Он догадывался, что их не погладят по головке после такого разгрома, но действительность превзошла самые худшие ожидания. Обычные люди никогда не видели зримого облика Властелина, но на этот раз он лично явился в порт. Призрачная фигура вздымалось до небес, а голос несся над водами, словно цунами.
   - ЧТО ВЫ НАДЕЛАЛИ!!!!!!
   С руки Властелина ударила молния, мгновенно разнеся последний корабль их флота в щепки. Охрана порта согнала всех уцелевших в кучу, не делая различий между адмиралом и последним из матросов. Керк еще успел увидеть, как огромный комплекс Порта начал плавиться, и таять - Властелин разрушал его, опасаясь ответного удара. Затем их всех погнали к выходу из города, и передали в руки Хранителей. Лесопилка ждала новых рабов.
   Слабый стон отвлек бывшего адмирала от воспоминаний. Справа от него работал Рон - молодой парень, лишь недавно попавший сюда. Его отправили сюда в рамках "Помощи" - очередного дьявольского проекта, обогатившего Лесопилку новым живым мясом. Теперь он стоял, опершись на ствол, держась рукой за поясницу, и стонал.
   - Я не могу больше. Не могу...
   - Хей - Керк отвлекся от рубки и пихнул его в плечо - Работай друг. Тебе что, жить надоело? Если Хранители увидят...
   Парень с благодарностью кивнул, и снова взялся за топор. Ему еще только предстоит стать бесчувственным живым автоматом...
   Последний удар, и дерево, наконец, рухнуло. Команда грузчиков, ждавших этого момента, проворно оттащила его в сторону. Керк опустил топор. Теперь можно передохнуть - совсем недолго. Он сотни раз видел, как возрождается срубленное дерево, но этот процесс продолжал поражать его. Сначала, над пнем появлялся маленький зеленый росток. Он прямо на глазах увеличивался, поднимался и твердел. Через несколько минут, на месте пня стояло дерево, точно такое же, как и раньше. Сейчас это уже должно начать происходить...
   Он ждал. И ждал. И ждал. Но ничего не происходило. Перед ним был по прежнему мертвый пень, не подававший никаких признаков жизни. Керк огляделся, и увидел, что он не один такой. Многие вокруг, тоже потрясенно смотрели на пни, которым уже полагалось быть новыми деревьями. Перестук топоров медленно стихал.
   - Что происходит? - Рон опустил свой топор, и начал осматриваться по сторонам. - Почему не растут деревья??
   - Я не знаю... Но Хранителям это точно не понравится.
   Их взгляды устремились к опушке леса, туда, где виднелись ряды грозных стражей. Сейчас Хранители бросятся сюда, и возможно перебьют их всех..
   - Они не шевелятся! - раздался чей то крик.
   Керк сделал несколько шагов вперед, прямо к рядам их охранников и палачей. Они были могучими и смертоносными, как всегда. Вот только, теперь им уже полагалась метаться, выясняя, почему остановилась работа, но этого не происходило. Хранители стояли как манекены, и не шевелились. Поражаясь собственной смелости, Керк медленно толкнул ближайшего Хранителя в грудь. Тот с грохотом рухнул, и остался лежать.
   Впервые с того момента, как он увидел вражеский флот на рейде, бывший адмирал вдруг поверил, что в его жизни еще может случиться что-то хорошее. Он бросился к соседнему Хранителю, и резким толчком повалил и его тоже.
   - Друзья! - крикнул он, опытным командирским голосом. - Лесопилка мертва!! Мы свободны!!!!!
  
   3.
  
   Таверна была переполнена. Толпы людей заполняли огромный зал от края до края, десятки барменов откупоривали все новые и новые бутылки, официанты бегали между столиками. Таверна была одна на весь город, и ее размеры поражали воображение. На небольшой сцене, музыканты пытались сыграть какую то мелодию на своих дудках, но музыка тонула в шуме сотен голосов. Неподалеку, вертелись полуголые девушки совершенно определенного рода занятий - клиентов тут хватало. На столиках стояли бесконечные ряды бутылок. В этом месте еды почти не подавали - лишь легкие закуски. В каком то смысле, таверну можно было назвать храмом - храмом Вина.
   Двое людей, пивших вино за угловым столиком, были внешне очень непохожи друг на друга. Первый был высоким, сильным, мускулистым - явным воином, несмотря на гражданскую одежду. Второй - его можно было охарактеризовать словом средний. Среднего роста, среднего возраста, абсолютно обычной внешности. Такой человек в любой толпе был просто невидимкой. Одежда его тоже была самой обычной, подходящей для рабочего или мелкого чиновника. Под столом стоял уже десяток пустых бутылок, и они только что начали распивать одиннадцатую.
   - Ты пьешь как солдат - воин опрокинул в себя очередной бокал, и крякнул от удовольствия. - Я всегда считал вас, чиновников, хлюпиками, но ты настоящий мужик!
   Они подняли бокалы, и одновременно выпили.
   - Не все мы одинаковы, генерал Кромман. Да, у нас полно слабаков, но есть и достойные ребята, вроде нас с вами.
   - Можешь называть меня Маркус, дружище. Спасибо что привел меня сюда, давненько я так хорошо не оттягивался. Эх, служба, служба...
   Они выпили еще по бокалу.
   - Я хочу поднять тост за вино! - генерала, похоже, потянуло на речь - Оно и вкусно, и для здоровья полезно, и от Жажды помогает! Что бы мы делали без вина? Наверное, рехнулись бы и перебили друг друга. Помнишь, что тут в Судный День творилось?
   - Ну, теперь все не так плохо. Кроме Таверны, есть еще и Музей...
   - Музей, говоришь... - генерал явно начал злиться. - Был я как-то в этом Музее. Это мертвый каменный мешок, там тихо как в могиле, только снобы ходят на цыпочках. А их "Культурные Ценности"... Два обломка статуи, ваза с цветами, и ночной горшок! И ЭТО им заменяет Таверну?! Я скажу тебе, Леон, они там все извращенцы! Если я увижу, что туда ходит хоть один мой солдат, сразу проткну его копьем. Для настоящих мужиков, нет ничего кроме вина. Выпьем!
   Они вместе опрокинули бокалы. Пустая бутылка ушла под стол, официантка тут же поставила новую. Маркус Кромман откинулся на спинку стула, насвистывая песенку. Он наслаждался каждой минутой. Его собеседник задумчиво подпер рукой подбородок. Он выпил не меньше генерала, но оставался абсолютно трезвым. Похоже, скоро настанет время действовать.
   Его действительно звали Леон. Самое обычное, широко распространенное имя. Среднее, как и все остальное в нем. Леон гордился своей внешностью, она была идеальной для его профессии. Он вовсе не был мелким чиновником Ратуши, хоть и заставил поверить в это генерала Кроммана. Он был шпионом.
   Он был лучшим из лучших. Завербованный в давние времена, вскоре после строительства первого укрытия, Леон начинал карьеру как контрразведчик. В те времена, их Властелин верил в свою непобедимость, и шпионов держали на голодном пайке. Затем был Великий Разгром - страшный день, когда погиб весь аркадийский флот. Властелин умел учиться на ошибках - после катастрофы он резко начал развивать шпионаж. Строители работали над Укрытием день за днем, превращая маленький домик в гигантский комплекс. Десятки шпионов передавали информацию о происходящем в мире, ни один сбор серьезной армии не мог больше остаться незамеченным.
   Для Леона это были золотые дни. Oн побывал почти в двух десятках городов, передавая информацию об армии, казне, ресурсах - всем, что требовалось. Другие шпионы гибли, вместо них посылали новых, а Леон продолжал работать. Для коллег, он стал живой легендой, и гордился этим.
   С недавних пор, ситуация снова изменилась - на этот раз к худшему. До Леона доходили лишь обрывки информации, но ему удалось создать примерную картину происходящего. Их Властелин, вступил в крупный "Альянс" - некую Властелинскую организацию, и большинство соседей внезапно оказались союзниками. Советники шушукались, что он устал от войн, и решил попробовать стратегию мирного развития. Им то, это было даже выгодно, но для Леона с коллегами - просто катастрофично. Практически все шпионы были отозваны, и сидели без дела в Укрытии. После долгой и успешной карьеры, великий шпион вернулся к тому, с чего начинал - контрразведке, без малейших перспектив на будущее. Он не собирался с этим смирятся.
   Мысль о заговоре, не была для него столь уж неожиданной. Теперь, он даже думал, что вся его предыдущая жизнь шпиона была лишь подготовкой к этому делу. Он организовал немало заговоров и диверсий во вражеских городах, а теперь пришло время и родной Аркадии. Свергнуть Властелина, было разумеется невозможно, но четверка советников - это совсем другое дело. Они были смертными, так же как и простые люди. Более того, Леон пришел к выводу, что даже если сменится вся четверка, Властелин не заметит разницы. Он видит не лица, а символы - Венок, Шлем, и прочее. Люди за ними, как бы не существуют вовсе. Леон нацелился на пост Верховного Дипломата - наиболее подходящий для его способностей. Но менять одного советника было мало - остальные сразу заподозрят неладное. Убирать надо всех четверых одновременно, а для этого нужна немалая подготовительная работа. Именно ею, он сейчас и занимался.
   Генерал Маркус Кромман, был находкой для него. Четвертый в иерархии Казарм, командир Фаланги, кумир своих солдат и любимец простого народа... О лучшем Главнокомандующем нельзя и мечтать. Кромман был честолюбив, и знание что у него нет шансов подняться повыше, просто убивало его. Он пойдет за любым, кто ему этот шанс предоставит. Кроме того, его любовь к выпивке была слабостью, которой можно манипулировать. Трезвый Кромман был умным и расчетливым, но, выпив, он превращался в тупого солдата - героя анекдотов. Сейчас он, пожалуй, уже дошел до нужной кондиции...
   - Маркус - доверительным голосом начал Леон - что ты думаешь о нашем деле? Помнишь, что я вчера рассказывал?
   - Конечно, дружище! - генерал хлопнул шпиона по плечу.- Я с тобой в огонь и воду! Давно пора подвинуть этих кабинетных крыс! Их зады приросли к креслам, они давно забыли, как выглядит оружие. Да и ученых с чинушами тоже пора потрясти, слишком они много о себе возомнили!
   Генерал почти кричал, с соседних столиков начали оглядываться.
   - А как же Властелин? Думаешь, он не заметит, что его Советников подменили?
   - Вла...Властелин? Заметит, не заметит - какая разница? Кто его спрашивать будет? Кто он, вообще, такой? Он стоял с нами на стенах? Он пил с нами в Таверне? Если ему не нравится, может катится к черту!
   Леон невольно поежился. Он не был суеверным, но желать своему городу стать Ишкой - такое до добра не доводит. Пожалуй, пора закруглятся. Кромман был на крючке. Он уже наговорил такое, что хватит на пожизненную Лесопилку, если кто нибудь донесет. Утром он протрезвеет, вспомнит, и ужаснется. Единственным способом спасти свою шкуру, будет для него немедленная реализация переворота. Для Леона это вполне подходило - он уже провел нужную работу в Ратуше и Академии. Завтра нужно будет обговорить детали, а послезавтра можно и начинать.
   Кромман снова хлопнул его по плечу. Во второй руке у него была бутылка, и теперь он пил прямо из горла.
   - Что ты такой кислый, дружище? Веселее надо быть, живем ведь только раз. Скоро подойдут ребята, снимем девочек... Пойдем с нами, увидишь, как отдыхает Фаланга!
   Леон рассеяно кивнул. Встречаться с кроммановскими ребятами у него не было ни малейшего желания.
   Гигантские двери Таверны распахнулись. Внутрь хлынули люди в форме. Кромман приподнялся, но тут же снова осел на стул. Среди вошедших не было ни одного фалангиста, только мечники и пращники. Опять наверно грабили какую нибудь окрестную Ишку... Генерал не испытывал к ним особой любви.
   Вошедшие солдаты двинулись прямо к барной стойке, очередь расступилась перед ними. В таких вещах существовали свои незыблемые правила - тот, кто страдает от Жажды, всегда получает вино первым. Эти солдаты были уже на грани - их походка была неуверенной, руки подергивались, в глазах почти не осталось разума. Первый из них поднял полный бокал, вожделенно глядя на него как на величайшую драгоценность, поднес ко рту...
   Что-то изменилось. Ни один человек в Таверне, не смог бы толком описать это чувство, но его ощутил каждый. Один миг, и вселенная стала не такой, как прежде.
   Cолдат у стойки замер, не донеся бокал до рта. В его глазах появилось новое, совершенно необычное выражение. За его спиной, люди застыли как парализованные. Очень медленно солдат продолжил поднимать бокал, понимая, что вся Таверна смотрит на него. Он пригубил вино...
   И сплюнул.
   - Что за гадость! - крикнул он - И мы это пили?
   Толпа за его спиной ахнула. Солдаты, еще минуту назад обезумевшие от Жажды, начали расходиться. В их глазах было теперь лишь бесконечное удивление. Таверна вокруг погрузилась в гробовое молчание.
   Леон осторожно отпил из своего собственного бокала. Вкус вина изменился. Теперь он понимал, что всегда, в какой то степени чувствовал Жажду - даже когда только что выпил. Именно Жажда придавала вину особенный, изысканный вкус. Теперь это был лишь плохо перебродивший виноградный сок. Как только люди поймут это, начнется паника.
   С разных сторон, начали доносится крики. Люди пробовали вино и ощущали его новый вкус. Кое кто уже переворачивал столики. Сейчас здесь будет сумасшедший дом. Надо уходить.
   - Что, что случилось? - Генерал Кромман был пьян в стельку, но даже он почуял неладное.
   - Вот, выпей. - Леон вытащил из кармана пузырек, и протянул ему.- Это поможет. А теперь пошли отсюда, быстро! - он поволок почти бесчувственного генерала к выходу. Впрочем, тот трезвел на глазах. Снадобье из пузырька буквально выжигало из крови алкоголь. К тому времени, как они дошли до двери, Кромман был уже вполне трезвым.
   - Что тут происходит? - рявкнул он.
   - Жажда исчезла, генерал, и все вино тут же превратилось в ослиную мочу. А в остальном, все как обычно.
   - Какого черта?!
   - У нас нет времени на разговоры. Сейчас мы идем в Казармы, и ты поднимешь свою Фалангу. Мир изменился, и мы не можем ждать до завтра. Нужно действовать сейчас.
   Маркус Кромман был опытным офицером - он тоже умел быстро приспосабливаться к обстановке и принимать решения. Поэтому он не стал спорить, а лишь коротко кивнул.
   Они двинулись по пустынной улице, в сторону Казарм. За их спиной, из распахнутых дверей Таверны, доносились жуткие вопли.. Старый мир рухнул, и им нужно было поторопиться, чтобы стать творцами нового.
  
   4.
  
   На далеком юге острова, между кромкой лесов и центральным плато, возвышалась Хрустальная Гора. Днем, это место поражало воображение своей красотой, но даже ночью тут было на что посмотреть. Большая часть северного склона была срыта, и мерцающая синими бликами стена, казалось, светилась собственным светом. Крохотные фигурки людей выглядели суетливыми муравьями. Они и их дела, были ничем рядом с божественным величием Великого Кристалла. Запасы хрусталя были неисчерпаемы - даже при непрерывной добыче, их хватит еще на тысячи лет.
   Этой ночью, добыча не велась. Вся верхушка горы была усеяна деревянными конструкциями, рабочие сгребали и долбили скальную породу, обнажая переливающиеся синие недра. Работа началась лишь поздним вечером - скупые Властелины наконец раскошелились, и прислали нужное количество леса. Те люди, кто еще сохранил чувство юмора, давно перешучивались по этому поводу. Они даже составили "Рейтинг Жлобов", в котором особо отмечали тех, кто отказывался поставлять дерево. Во многом, нравы в Руднике были гораздо свободнее, чем в городах - люди отчетливо понимали, что дальше их уже не сошлют. Хранители Рудника, так же как и их коллеги с Лесопилки, не интересовались разговорами, пока те не мешали работать. Их фигуры, одетые в синюю форму, молчаливо стояли, готовые в любой момент вмешаться если что-то пойдет не так.
   Ниже по склону, почти у самого подножия горы, стоял Центр Обработки. Именно здесь, грубо сколотые обломки превращались в настоящий Хрусталь, пригодный в Академии и Мастерской. Это было особенное место, со своими правилами. Мастера хрустальщики, называли свой центр Цехом. Хранители никогда не заходили внутрь, покорно ожидая продукции на входе. Цех, был фактически независимым государством, не подчиняющимся никаким Властелинам. Настоящие мастера были наперечет, и с ними приходилось обращаться очень бережно. Этой ночью работы не было, но никто и не подумал гнать их на стройку. Для Цеховиков, это была особенная ночь, посвященная ритуалам и молитвам. Невежественные горожане, могли сколько угодно считать богами Властелинов - каждый, кто работал здесь признавал лишь одну Богиню. Именно ее статуя возвышалась над Хрустальной Горой, именно она придавала силы каждому здесь - от простого шахтера, до Мастера. Цеховики молились Афине.
   Мастера Первого Круга, собрались на молитву в самом глубоком и тайном храме Цеха. Это место было природной пещерой, неведомо как возникшей прямо в хрустале. Мастеров всегда было семеро - священное число Богини. Именно они управляли Цехом, а по сути и всем Рудником. Этот храм был для них святыней. Священный кристалл окружал их со всех сторон, а на самой дальней стене пещеры было Лицо Афины.
   Лицо... Именно оно было символом их веры. Святее его, была разве что сама гигантская статуя с мифическим внутренним храмом. Никто из мастеров не мог и мечтать о том, чтобы побывать там. Согласно легенде, Афина говорила с первым Мастером, и повелела ему превратить дальнюю стену в Ее лицо. С тех пор, это было святой миссией каждого Великого Мастера - главы Цеха. Каждый из них, с величайшей осторожностью брался за резец и делал очередной крохотный надрез, увеличивая божественную красоту. Ответственность была огромной - одно неправильное движение могло изуродовать Богиню, и обернутся немыслимыми бедствиями.
   Нынешний Великий Мастер Сулемар, был уже глубоким старцем. Он долго и преданно служил Богине, работал над Лицом и железной рукой руководил Цехом. Он лучше всех понимал, насколько хрупка их независимость - стоит им хоть один раз не выдать нужное количество хрусталя, и Хранители ворвутся внутрь. Остальные Мастера признавали его руководство, и не пытались оспорить его решения. Так было до сих пор, но теперь ситуация изменилась.
   Возмутителем спокойствия, был Мастер Анатоль. Когда то, он был высокопоставленным офицером, но в Руднике, у него обнаружился несомненный дар резчика. Попав в Цех, он с рекордной скоростью прошел все ступени посвящения до Старшего Мастера. Анатоль был очень популярным среди простых рабочих и младших мастеров, но старейшины все больше опасались его бунтарского духа. Он несомненно глубоко веровал, вот только вера его весьма отличалась от принятых канонов. Сулемар много бы отдал, чтобы не пустить Анатоля в круг избранных, но после недавней смерти одного из мастеров у него не осталось выбора. Анатоль стал самым молодым Мастером Первого Круга за всю историю Цеха, и сегодня впервые вступил в тайный храм и увидел Лицо.
   - Так вот значит она какая, ваша святыня. - Анатоль встал в самом центре зала, и уставился на дальнюю стену. - Впечатляет...
   Лицо Афины было прекрасно. Казалось, каждый кристаллик в нем сияет собственным цветом. Губы, нос, черты лица - все было идеальных пропорций. Глаза Богини казалось следили за каждой точкой в комнате, видя насквозь, и оценивая мысли и поступки каждого.
   - Братья - в святом месте, Сулемар не собирался отвлекаются на всяких богохульников - Пришло время молитвы.
   Мастера опустились на колени перед Лицом. Великий Мастер начал говорить, а остальные повторяли за ним. Текст этой, первой молитвы, тоже был священным и никогда не менялся.
   - Прекраснейшая Афина, услышь нас! Обереги слуг своих от бед и невзгод! Защити нас от козней вражеских, и духов злых! Благослови священным ликом своим труд рук наших, и да восславится твое имя вовек! Аминь!
   Аминь!!! - Мастера упали ниц перед Лицом. Их сердца были обращены к Богине, и далеко не сразу они заметили, что один из них и не подумал этого делать.
   - Как ты смеешь?? - лицо Сулемара было красным от гнева. - Ты оскорбляешь Богиню! Я долго терпел твои штучки, но это уже слишком!
   - Не думаю что она оскорбится.- Анатоль был в на удивление хорошем настроении.- Сегодня я окончательно убедился, что все ваши ритуалы полная чушь. Афина хочет от нас совсем другого.
   Шестеро Мастеров потрясенно уставились на него. Еще никто и никогда, не произносил такие слова в этом святом месте. Сама Афина должна теперь покарать богохульника.
   - Вслушались бы вы хоть раз в свою молитву - Обереги, Защити, Благослови... Вы можете только умолять о милости. Я говорю вам - хватит. Хватит прятаться, хватит боятся. Афине не нужны трусы, которые прячутся как улитки в раковине. Она хочет, чтобы мы вышли в мир. Истинная вера сметет все преграды и свергнет ложных богов. Я поведу всех, кто готов сражаться , вперед, до победы.
   -Достаточно! - У Великого Мастера тряслись руки, казалось его вот вот хватит удар. - Ты хочешь погубить нас всех, но я не допущу этого. Я выгоняю тебя из Совета Мастеров, убирайся вон! Ты оскверняешь это святое место каждым своим словом. Выметайся!!!
   - Ха, смотри не лопни от натуги. Кто меня выгонит, ты что ли? Вы все сборище бесполезных старикашек. Думаете, мне так хотелось вступить в ваш Совет? Я сделал это только по одной причине - этой ночью мне нужно быть здесь. Я верю, что сегодня Афина покажет миру свою силу, а ложные боги обратятся в прах. Я верю в Богиню, а не в картинки на стенах.
   С видом победителя, Анатоль сделал круг по залу. Мастера молча следили за ним, слишком потрясенные, чтобы говорить. Они все были старыми, мирными людьми, никогда не не державшими в руках ничего серьезнее резца. Пожалуй, бывший воин и впрямь мог бы справится со всеми сразу. Помощь позвать было тоже нельзя - только Мастерам Первого Круга можно было вступить в священную пещеру.
   Мятежный Мастер остановился прямо напротив Лица. Теперь он начал свою собственную молитву. Остальные для него уже как бы не существовали.
   - Я прошел долгий путь к тебе, Афина. Ты позвала, и я услышал. Я бросил дом, семью, службу - ради тебя. Я научился резать кристаллы - ради тебя. Теперь я готов идти на край света - ради тебя. Дай мне знак, Богиня, и я положу этот мир к твоим ногам.
   Несколько минут ничего не происходило. Анатоль замер, уставившись прямо в божественные глаза. А затем земля дрогнула.
   Толчок был не очень сильным, снаружи скорее всего даже не заметили его. Но тут, внутри, он был усилен вибрациями огромного кристалла, и люди едва удержались на ногах. Впрочем, мгновение спустя Сулемар увидел последствия, и тут уж он не смог устоять. Прямо над Лицом, на кристалле змеились глубокие трещины. Они увеличивались с каждой секундой. А затем, целый пласт вдруг откололся от стены. Лицо рухнуло на пол, и разлетелось на мелкие осколки.
   - Спасибо тебе, Афина. Я сокрушу твоих врагов, так же как ты сокрушила эту насмешку над твоим величием. Да будет так!
   Он повернулся к Мастерам - сидевшим, а то и лежащим, прямо на полу.
   - Вы допустили много ошибок, но Богиня прощает вас. Вы останетесь здесь - в Священный Поход пойдут лишь молодые и сильные. Вам больше не придется боятся - Богиня покарала Властелинов и Хранителей. Мы принесем в мир свет истинной веры.
   - Подожди... - глаза Сулемара застилали слезы, но он нашел в себе силы встать на ноги.- Вот, держи. Это Священный Резец. Он принадлежал еще Первому Мастеру. Если ты поведешь нас, он твой по праву.Анатоль принял реликвию, повертел ее в руках... а затем отшвырнул в угол.
   - Нам больше не нужен этот древний мусор. Время резчиков прошло, теперь время Паладинов Веры. Вам, старикашкам этого не понять. - он развернулся к выходу, но вдруг наклонился, и поднял нечто, блестевшее под ногами.
   - Кристалл с тремя лучами. Надо же, как корона... Вот он, наш новый символ! Благодарю тебя снова, Афина. Скоро, этот знак увидит весь мир.
   Подняв трехлучевый кристалл над головой, Анатоль покинул пещеру. И только теперь, впервые за эту чудовищную ночь, низложенный Великий Мастер потерял сознание.
   Он очнулся несколько часов спустя. Пещера была пуста. Похоже, что остальные Мастера так торопились высказать преданность новой власти, что у них не осталось времени думать о жалком старике, который был уже по сути никем. Сулемар попытался встать, и не смог. Ноги не слушались. Удар? Паралич? В его возрасте все возможно. Он посмотрел на груду обломков, некогда бывшую Лицом, и слезы вновь навернулись на глаза. Вот она, катастрофа. А он... какое это теперь имеет значение??
   Извиваясь как червяк, Сулемар смог доползти до основной груды обломков, в которой поблескивал его Резец. Пальцы сомкнулись на рукоятке...
   - Спасибо, Богиня - сказал он, прежде чем перерезал себе горло. Его кровь хлынула на синие кристаллы, но она быстро иссякла. Там, снаружи, Анатоль со своими людьми уже покинули Цех, опрокинули застывших Хранителей, и начали распространять свою веру среди перепуганных работников Рудника. Священный Поход начался. Там была новая жизнь, а здесь внизу - только смерть.
  
   5.
  
   На горизонте медленно светало. Ночь подходила к концу. Скоро наступит новый день, и он будет последним. Арчибальд Селдон знал это, хотя никогда не смог бы объяснить откуда.  Долгая агония наконец завершится. Властелины заберут то что принадлежит им, и очистительный небесный огонь поглотит пустую оболочку, когда то бывшую живым и цветущим городом Кристаллионом. Их существование подойдет к концу. Такова судьба каждой Ишки.
   Он никогда бы не поверил, что все может кончится так. Никогда бы не подумал, что он будет просто сидеть, и покорно ждать конца. Селдон всегда был смелым и решительным человеком. Большинство людей, не могло и мечтать увидеть то, что видел он. Он был дипломатом, и казалось, пережитое должно было подготовить его ко всему. Но когда твой город становится Ишкой, это просто убивает желание действовать, и силу воли. Арчибальд Селдон сидел в зале приемов, на верхнем этаже опустевшего здания посольства, и смотрел в окно, на темный и мертвый город. Настоящего не было, будущего тем более. Оставалось лишь прошлое, да и то очень ненадолго. Оставалось только вспоминать, вспоминать, вспоминать...
   Свою карьеру дипломата, он начал еще юношей. Тогда он еще не был никаким Арчибальдом Селдоном - второе имя он заслужил гораздо позже. Он был просто Арчем - молодым человеком, отправленным вместе с многими другими, на колонизацию этого, тогда еще далекого и пустынного берега. Властелин назвал их город Кристаллионом - ибо Хрустальная гора возвышалась совсем недалеко к северу. В те времена, они все работали круглые сутки - хрусталь Властелину требовался срочно. Многие друзья Арча были отправлены на Лесопилку с Шахтой, и больше он их не видел никогда. Ему повезло - он пережил первые тяжелые времена. Затем Кристаллион разросся, в нем появились свои солдаты, моряки, торговцы, и разумеется дипломаты.
   Он оказался в нужное время в нужном месте. Их Властелин создал собственный Альянс, и ему срочно понадобилось строить Посольства. Рабочие трудились без перерыва, первые дни Арчу приходилось продираться через горы строительного мусора по дороге к рабочему месту. Зато потом, потом наступила самая счастливая эпоха в его жизни. В их Альянс вступили десятки Властелинов, в сотнях городах стояли посольства, дипломатические кораблики носились туда сюда днем и ночью. Их Властелин, спускаясь со своих заоблачных высот, получал уже готовую информацию о жизни Aльянса, скорее всего даже не подозревая что за ней стоит труд множества людей.
   Арч начал с мелкой должности третьего заместителя пятого секретаря, но он довольно быстро продвигался по служебной лестнице. В Кристаллионе он надолго не задержался, отправившись в дипломатическую миссию в одном, затем другом, затем третьем городе, каждый раз во все более высокой должности. Со временем он смог заслужить второе имя - привилегия доступная лишь немногим высокопоставленным чиновникам, ученым и генералам. Паренек Арч превратился в дипломата Арчибальда Селдона. - верного представителя Властелина. Ему довелось возглавлять посольства в далеких городах, и иногда поспешно эвакуироваться после объявления войны.
   Одно из самых страшных воспоминаний, относилось к тому времени, когда чужой Властелин внезапно решил уйти в "Режим Отпуска" - что бы это не значило. Их предупредили всего за полчаса, и дипломатам пришлось в панике бежать по улицам, распугивая жителей, еще не подозревавших что их ждет. Эвакуировать успели не всех - некоторые так и остались там. Уцелевшие могли только стоять, и смотреть, как город окутывает полупрозрачная фиолетовая дымка. В туманных разводах, можно было разглядеть силуэты неизвестных деревьев с длинными зелеными листьями... Все что было внутри, застыло - время в городе остановилось. Властелин ушел, но его города будет ждать пока он вернется, жители даже не зaметят прошедшего времени.
   Мог ли он тогда думать, что наступит время, и он позавидует их судьбе?
   Еще какое то время спустя, Селдона перевели в главное Посольство, в Столице Властелина. Он не был там очень долго, и поразился произошедшим изменениям. Это был величайший город, а здание Посольства было крупнейшим из виденных им за всю его жизнь. Несмотря на весь его опыт, там его долгое время считали лишь провинциалом и выскочкой. Тем не менее, ему снова удалось выбраться наверх, теперь уже в самом центре цивилизации. Он занял высокую должность, и стал приближенным самого Верховного Дипломата. Казалось, весь мир лежал у его ног...
   Пиком своей карьеры, Арчибальд Селдон, считал большой прием в столичном посольстве. Вся организация мероприятия, пала на его плечи. Это было всеобщее собрание Альянса, в Столицу прибыли дипломаты из сотен городов. Но разумеется, пиком события было Собрание Властелинов. Десятки из них, прибыли выразить почтение Лидеру Альянса, призрачные фигуры казалось заполняли огромный зал. Очень немногиеe смертные видели даже своего собственного Властелина, а уж такого не видел никто и никогда. Этого зрелища, он не забудет до конца жизни.
   Неделю после приема, у него была долгая и содержательная беседа с Верховным Дипломатом, а на следующее утро он начал собирать вещи. Селдон возвращался в Кристаллион в качестве Главы Посольства, и главного дипломата колонии. За время его отсутствия, Кристаллион долгое время страдал от бездарного руководства. Четверка Советников редко наведывалась в колонии, и почти вся полнота власти в городе оказалась у Губернатора, который безнадежно проворовался. Требовался опытный человек, который сумеет взять дела в свои руки, и навести порядок.
   Селдон считал, что он неплохо справился с работой. Посольство с радостью приветствовало опытного руководителя, к тому же принадлежавшего к первым поселенцам. Формальных полномочий отстранить Губернатора у него не было, но в подчинении у Главы посольства был и корпус шпионов... После предъявления даже малой доли компромата, Губернатор понял что власть переменилась. Фактически, Селдон достаточно быстро стал главой Кристаллиона, во всем кроме названия. Он мечтал о том дне, когда триумфально вернется в Столицу. Верховный Дипломат обещал ему должность заместителя. А дальше - кто знает...
   С тех пор прошло не так уж много времени, но казалось что прошла вечность. Его жизнь навсегда разделилась на До и После. До, была счастливая жизнь, успешная карьeра, планы на будущее...после не было уже ничего. Жизнь остановилась в тот день, когда Властелин, впервые с дня основания Столицы, ни разу не посетил свои владения.
   Арчибальд Селдон считал, что знает об Ишках все. Обычно ими становились города, чьи Властелины изначально не уделяли им много внимания, и наконец покидали окончательно. Он бывал немало раз в этих убогих городишках, и в глубине души даже ждал их исчезновения - ведь на освободившемся месте, возможно будет создан новый, живой город. Иногда, бывали случаи, что Властелин внезапно начинал уделять своим городам гораздо меньше внимания, но обычно агония занимала месяцы. В худшем случае, города переводились в пресловутый "Режим Отпуска" - после него по крайней мере оставалась надежда на возвращение к жизни.
   Случай, когда Властелин внезапно исчезал, бросив свои города на произвол судьбы, был неслыханным. И уж тем более казалось невероятным, что это может случится с их Властелином, который был знаменит и уважаем даже среди своих собратьев.
   В тот, первый день, они все еще не верили что это возможно. Они ждали и надеялись, но Властелин не возвращался. На второе утро, Селдон сел на маленький дипломатический кораблик - единственный который мог выходить в море без прямого приказа Властелина, и поспешно отправился в Столицу.
   Столица была в панике, на улицах бушевали толпы. Их Властелин содержал огромную армию, которая без перерыва грабила соседей. Но теперь он исчез - и казна быстро опустела. Солдаты требовали денег, и в их отсутствие начали грабить собственный город. Селдон встретился с Верховным Дипломатом, и впервые в жизни увидел шефа в панике.
   - Они не знают - кричал он - не знают! Вся альянсовая переписка полна этим! Глава Альянса исчез, и Они мечутся как слепые котята. Если Властелин не вернется, это конец, конец всему!
   Еще до вечера, Селдон покинул Столицу. Это место становилось просто опасным для жизни. К счастью дипломатические кораблики еще ходили, и ему удалось вернутся в Кристаллион. Тут было еще сравнительно тихо. Почти вся армия была сконцентрирована в Столице, и в колониях не было больших бунтов - только тихое угасание.
   К счастью, их Властелин всегда заботился о достаточных запасах вина на складах - о Жажде в первые дни можно было не беспокоится. Они продолжали ждать и надеяться, но ничего не менялось Стройка завершилась - и приказаний на новую не поступало. Торговые корабли стояли в порту. Хранилище заполнилось ресурсами, и осколки кристаллов усеивали обочины дорог. Вражеских нападений в эти дни еще не было - слишком велика была сила и слава их Альянса и Властелина. Стервятникам всегда занимает время поверить, что тигра больше нет... Но день проходил за днем, Властелин не возвращался, и они начали терять надежду.
   Селдон делал все что мог. Как фактический правитель, он пытался спасти хоть что нибудь, но он был бессилен. Впрочем, даже вор - Губернатор, в критический момент оказался неплохим руководителем. Вместе с начальником солдат, и главой ученых, они пытались хоть как-то задержать хаос - и ничего не смогли сделать. Они не смогли даже уменьшить количество вина выставляемое в таверне - оно было раз и навсегда определено Властелином. Дня когда оно закончится ждал весь город - но от этого ситуация не сталa менее трагичной. В тот день, когда обезумевшие от Жажды люди начали жечь здания, Арчибальд Селдон окончательно понял, что это конец.
   К вечеру того же дня, они получили официальное подтверждение этого. Над макушкой Ратуши, образовалось маленькое серое облачко. Оно росло, вытягивалось вверх, и наконец приобрело знакомые, видимые ими всеми не раз в кошмарных снах очертания. i
   Кристаллион стал Ишкой.
   Первые нападения, начались той же ночью. Они были отбиты - в городе сохранился еще небольшой гарнизон, способный к обороне. Но за ними последовали новые, и новые. На следующий день начались казни шпионов. Их ловили, допрашивали и вешали, но похоже что поймали не всех. Очередная армия ворвавшаяся в город, точно знала что ожидать. Они смели последних защитников, и бодро промаршировали прямо к Хранилищу. Порт Кристаллиона был достаточно большим - их Властелин никогда не боялся нападений. Теперь, захватчики вывезли богатую добычу.
   Следующие дни, были временем агонии. Нападения следовали одно за другим. Даже когда Хранилище было опустошeно, у них остался определенный золотой запас, служащий приманкой для захватчиков. Селдон узнал форму кое кого из нападавших - они принадлежали к Альянсу Властелина. После того, первого дня он не имел никаких контактов со Столицей. Возможно, Альянс уже распущен и создан заново, с новым лидером...
   Городские здания и учреждения, пустели одно за другим. Командир Бараков погиб вместе с последними из солдат. Академия опустела, ученые разбежались. Губернатор спрыгнул с макушки Ратуши. Селдон видел из окна, как тот пытался дотянутся руками до проклятoй буквы, а затем, смешно размахивая руками, полетел вниз. Все таки, он был неплохим человеком.
   Посольство тоже опустело. Дипломат так и не узнал куда все подевались - с каждым днем людей становилось все меньше, пока наконец он не остался один. Возможно, кто-то решил попытать счастья в диких лесах... Сам Селдон никуда уходить не собирался. Он был ответственным за этот город, и твердо решил оставаться до конца. Лучше умереть как человек, чем жить диким животным под кустом. Как хорошо, что сегодня все наконец закончится...
   А все таки, куда же мог подеваться Властелин? Селдон не верил, что он покинул их по своей воле. Он много думал про это, за прошедшие дни. В их мире, Властелины были всемогущими богами, но он был уверен, что существует еще и другой мир, из которого Они пришли. ТАМ, Oни жили как обычные люди. Эта мысль считалась святотатством, но Селдон хорошо знал, что в это верят многие, осведомленные в делах Властелинов дипломаты. Мог ли их Властелин умереть ТАМ? Умереть, как обычный человек? Ответа, он так никогда и не узнает...
   Солнце медленно поднималось над горизонтом. Начался новый день. Селдон знал, что обычно Ишек уничтожают на рассвете. Сколько у него осталось времени - минуты? Как хорошо, что он смог в последний раз увидеть солнце...
   Со стороны северных ворот раздался шум. Кто это? Неужели, чьи нибудь солдаты решили пограбить напоследок? Они рискуют сгинуть вместе с городом.
   Но это были не солдаты. С возрастающим удивлением, Селдон увидел целую толпу, в обрывках синей формы Шахты. В руках они несли синиe кристаллы, блестящие в лучах восходящего солнца. Они двинулись прямо в сторону мертвого здания Ратуши.
   Во главе толпы шел человек с большим кристаллом в руках. Его лицо было не разобрать, но вся его фигура выдавала силу и уверенность. Его голос разносился по пустынным улицам, проникая казалась в самые потаенные уголки.
   - Люди Кристаллиона, вы спасены! Властелины предали вас, но милость Афины безгранична! Выходите на улицы, славьте новую жизнь и Богиню!
   Селдон поднял глаза на солнце. Оно уже полностью взошло. Начался новый день. Ишка уже должна была быть уничтожена, но жила. Он перевел взгляд на макушку Ратуши и увидел. Проклятая буква, столько дней висевшая над ними смертным приговором, исчезла. Бесследно исчезла.
   - Славься, Афина! - закричал он, и бросился вниз по лестнице. Дипломат Арчибальд Селдон умер, вместе с обреченной Ишкой. Теперь он снова был просто Арчем, и спешил навстречу новой жизни.
  
   6.
  
   Они шли на восток. Полторы сотни человек оставили прошлую жизнь позади, и двигались вперед, в надежде на лучшее будущее. За их спинами горела Лесопилка. Гигантский столб огня поднимался до небес. Лесопилка была крупнее и населеннее любого города на острове, и ее гибель не могла пройти незаметно. Люди поджигали все - от ненавистных деревьев, в бывшем Вечном лесу, до окаменевших тел Хранителей, которые не горели а лишь медленно растворялись. Керк повидал в своей жизни многое, но такого он не мог и представить. Вместе с деревьями, сгорала сама основа силы Властелинов. Мир изменился навсегда.
   Керк, помимо своей воли, оказался лидером довольно большой группы. Он вовсе не рвался кем то командовать, но люди сами тянулись к нему, как к опытному и умелому человеку. Почти все рабочие Лесопилки, пробыли на ней большую часть жизни, а до этого никогда не покидали стены родных городов. В лесу, они были обречены, и хватались за малейший шанс на спасение. Керку удалось сколотить ведущую группу, из двух десятков бывших солдат, и кое как организовать остальных. Разумеется, с ним пошли не все - на Лесопилке работали тысячи, которые сейчас разбредались в разные стороны. Тем не менее, Керк чувствовал ответственность за тех кто поверил в него, и твердо решил вывести их в безопасные места.
   Они шли вперед, длинной цепочкой, постепенно углубляясь в лес. Бывший адмирал был на силен в сухопутной навигации, и весьма смутно представлял куда они идут. На востоке лежал ближайший берег, с населенными городами, и Керк надеялся рано или поздно добраться туда. Он так давно не видел моря...
   - Я никогда не думал, что лес может быть таким громадным - Рон с любопытством оглядывался по сторонам. - мы идем и идем, а он не кончается.
   - Он не может быть слишком большим, скоро мы выйдем к берегу. Главное, чтобы нам никто не помешал это сделать. Не нравится мне, что здесь так тихо...
   - Лесные дикари? Они в самом деле существуют? Я думал, что это все сказки...
   - Сам я их никогда не видел, но надо готовится к худшему. Мир, это не только города Властелинов, люди могут приспособится почти ко всему.
   - Существуют они, еще как существуют. - в их разговор вмешался третий, низкий крепыш, с веселым огоньком в глазах. - Вот только боятся их не нужно. Помню, ходили мы с ребятами в набег , зашли в лесок, и вдруг из под кустов целая толпа как ломается, и давай драпать. Только пятки сверкали.
   Со всех сторон послышались смешки. Напряжение, охватывающее их, чуть спало.
   - Если они посмеют вылезти, мы им живо башки поотрываем. Кстати, ребята, меня Даник зовут, приятно познакомится.
   Керк тепло пожал протянутую руку. Этот Даник похоже был веселым парнем, и не собирался впадать в ступор от неопределенности их положения. Побольше бы таких...
   - Но где тут можно жить? Ямы рыть что ли? Кто поставляет им пищу, воду, вино? Они все давно должны были вымереть.
   - Эх, Рон, какой ты все таки молодой и наивный. Человек - тварь очень живучая. Надеюсь нам самим не придется тут обитать...
   - Что? А разве мы не вернемся домой?
   - Домой куда? Ты из какого города, вообще?
   - Из Тамира. Это небольшой, но очень красивый город. Там мой дом, моя семья - родители, два брата, сестричка. Они ждут меня. Я должен был стать ученым, но произошла страшная ошибка...
   - Тамир... Кажется это где-то на северо-западе. Мы сейчас идем в противоположном направлении.
   - Но куда мы идем? Выйдем к берегу, и что дальше? Разве чужие Властелины примут нас?
   - Думаю, что никаких Властелинов больше нет. Они никогда не допустили бы гибели Лесопилки. Произошла какая то катастрофа, и дальше мы будем жить сами по себе.
   Со всех сторон начали раздаваться возбужденные возгласы. К их разговору прислушивались, и теперь Керк впервые озвучил то, на что они боялись и надеяться.
   - Ты уверен? Может это лишь временное явление, как Судный день? Я тогда был еще ребенком, но помню, что многие тоже надеялись на исчезновение Властелинов.
   - Судный День был ерундой, я с самого начала не верил что это надолго. Властелинов не было, но их законы продолжали править миром. Сейчас все совсем по другому. Лесопилка была основой экономики всех городов, Властелины увеличивали ее годами. Они никогда не дали бы ей сгореть. И это еще не все. Ты когда пил вино в последний раз?
   - Не помню...
   - Вот видишь! Жажда тоже исчезла. Посмотри на небо - ты не замечаешь что оно чуть другого цвета? Даже солнце светит немного по другому. А звезды... Я моряк, и знаю как они должны выглядеть. До восхода я успел хорошо рассмотреть небо, и скажу - они совсем не такие как раньше. Мир изменился, и мы должны привыкать жить по новому.
   Теперь Керк обращался уже не только к Рону. Казалось, все сто пятьдесят человек напряженно слушают его.
   - Скорo мы пройдем лес, и выйдем на восточный берег. Там должны быть как минимум два города. Подозреваю, что их жители в панике. Мы должны держатся вместе, только тогда мы будем силой, с которой придется считаться. Надеюсь с ними можно будет договорится, но если нет, нам придется воевать за место под солнцем.
   Рон заметно побледнел. Он явно не хотел ни с кем воевать.
   - Не дрейфь, пацан. - Это снова был Даник, теперь он широко улыбался. - Мы еще сделаем из тебя настоящего мужика. Захватим какой нибудь город, найдем баб... На Лесопилке с этим туговато было.
   Теперь Рон покраснел - в этих делах опыта у него явно не имелось. Ну и ладно, главное чтобы не боялся. Керк потерял слишком много старых друзей, чтобы теперь рисковать и новыми.
   Они продолжали идти вперед. Деревья, сплошной стеной стояли по краям дороги, казалось, сам лес враждебно смотрит на них. Несмотря на шутки Даника, Керк не мог поверить, что здешние жители так уж безобидны. Он не очень то и удивился, когда из зарослей вылетела стрела, и воткнулась в землю, прямо у его ног. Человеческая цепочка остановилась.
   На дорогу вышли двое - парень и девушка. В руках они держали луки. Их одежда была сделана явно из звериных шкур, но выглядела удобной, и даже красивой. Они стояли как хозяева, ничуть не боясь поедавшей их глазами толпы.
   - Стойте!- начал парень - Нe двигайтесь, или умрете! Что нужно вам на землях Свободного Города Фарренгейма? Ни один чужак, не вступит сюда без нашего позволения!
   В кронах окружающий деревьев явственно затрещало. Лесных жителей тут было гораздо больше чем двое... Керк сделал шаг вперед, отчетливо ощущая что стрелы направлены прямо в его грудь.
   - Мы ничего не знаем о Свободном Городе. Мы идем к побережью, и просим пропустить нас. Не бойтесь, мы не причиним никому вреда.
   - Боятся вас? - теперь говорила девушка, на ее лице играла презрительная усмешка.- Вы лишь кучка дикарей. Свободный Город Фарренгейм не пропускает никого, и принимает лишь достойных. Возможно, среди вас найдется несколько человек, которых допустят ступить на его улицы.
   - Пойдем со мной, красотка, я покажу тебе насколько я достоин!- это был конечно же Даник, во всю пялившийся на незнакомку.- Давненько у меня не было такой аппетитной штучки...
   - Да я тебя сейчас кастрирую, урод!
   - Хватит! - снова заговорил парень. - Мэр Свободного Города, Петер Моррис, поручил нам сделать предложение для вас. Четверым будет дозволено вступить в Фарренгейм, и там будет решена ваша судьба. Остальные останутся здесь, и будут ждать нашего решения.
   Взгляды всех собравшихся устремились на Керка. Он был лидером, и решать было ему. Впрочем, разве тут был большой выбор?
   - Мы согласны - сказал он - четверо пойдут, и поговорят с вашим мэром. Гарантируйте, что никому из оставшихся не будет причинено никакого вреда.
   - Люди Свободного Города верны своему слову. Если ваши люди будут сидеть на виду, их никто не тронет. Но любой кто попытается сбежать - умрет. Да будет так !
   - Да будет так! - Керк сделал шаг вперед, и протянул руку. - Я Керк.
   Парень казалось заколебался на мгновение, но руку все таки пожал.
   - Я Галлас, а это моя сестра Лиана. Выберите своих посланников, и мы отправимся в путь.
   Выбирал Керк недолго. В Фарренгейм отправились он сам, Рон, и разумеется Даник. Четвертым был Жером - молчаливый амбал с огромными кулаками. Его взяли главным образом для внушительного впечатления. Из остальных, никто особо и не рвался куда то уходить. Профессиональных дипломатов среди их сборища не оказалось - они вообще очень редко попадали на Лесопилку. Все переговоры, Керк решил проводить сам. Настоящий дикарский город в лесах - это было неслыханно, никто нe знал что от них можно ожидать. В мире много чудес...
   - Мы готовы - сказал он, и Галлас кивнул.
   Четверка посланников, с двумя сопровождающими, двинулась вперед по дороге. Остальные провожали их взглядами, пока те не исчезли за поворотом дороги. Свободный Город Фарренгейм ждал впереди.
  
   7.
  
   Шесть человек уходили все глубже в лес. Галлас шел первым, уверенно выбирая путь. Керк даже не пытался запомнить дорогу - надо быть лестным жителем, чтобы ориентироваться здесь. Им оставалось лишь полагаться на честное слово своих проводников. Впрочем, они показались бывшему адмиралу вполне приличными людьми. Выполнив официальную часть своей миссии, Галлас стал вести себя совсем по другому. Он был, в сущности, очень молод, немногим старше Рона, и живо интересовался окружающим миром.
   - Мы видели большой огонь на горизонте. Неужели Лесопилка действительно сгорела?
   - Да. Это невероятно, но ее больше нет. Мы зажгли самый большой костер в мире, топлива там хватит на недели.
   - Но как это возможно? Ваши Властелины...
   - Я не знаю, парень. Подозреваю что и никто не знает. Ученые наверняка придумают кучу теорий, жрецы начнут славить новых богов... Я не философ, и не собираюсь им быть. Это случилось, и теперь нам всем придется жить по новым правилам. Ваши леса тоже ждут большие перемены.
   - Ничто не сможет угрожать Свободному Городу Фарренгейму! Это наши леса, и тут мы непобедимы. Мы сокрушим любого врага!
   - Как хорошо быть молодым и самоуверенным. Когда то, я тоже был таким. Сейчас я расскажу тебе сказку про адмирала, который был уверен что у него самый сильный в мире флот...
   Они шли первыми, продолжая разговаривать. Остальные их спутники хранили молчание. Лиана шла чуть в стороне, надменно смотря на окружающих, особенно на Даника, который продолжал откровенно пялится на нее. Рон тоже иногда смотрел, и его лицо тут же заливалось краской. Жером замыкал строй, двигаясь вперед как автомат. Этот человек провел на Лесопилке больше других, и теперь сам немного напоминал Хранителя. Казалось, дай ему в руки топор и он немедленно вернется к работе. Вряд ли он когда нибудь сможет снова стать полноценным человеком.
  
   - Я никогда не слышал, про настоящие города в лесах - рассказав немного историй из своей жизни, Керк попытался разговорить собеседника - Много народу живет в вашем Фарренгейме?
   - Свободный Город единственный - таких больше нет и не будет. Я не имею права много рассказывать, Мэр сообщит все, что вам следует знать. Вам очень повезло - немногие чужаки удостаиваются чести увидеть Фарренгейм. Возможно, Мэр решит принять вас, и вы останетесь с нами.
   - И долго нам еще идти?
   - Теперь уже нет. Скоро будем на месте.
   Они преодолели последнюю, явно искусственную преграду из колючих кустов, а затем деревья расступились. Перед ними расстилалась равнина - гигантская проплешина в теле леса. На ней стоял Свободный Город Фарренгейм. Его окружали высокие стены.
   - Вот это да... - Рон остановился, раскрыв рот, и пораженно смотрел на город. -Да он же побольше Тамира! Вы действительно построили это сами, без Властелинов?
   - Восхищайтесь, варвары! - Голос Лианы звучал еще более презрительно чем раньше.- Это величайший город мира! Вы и ваши Властелины никогда не в состоянии сотворить ничего подобного.
   Керку оставалось лишь хмыкнуть. Роновский Тамир был вероятно совсем маленьким городком, если даже эта кучка зданий превосходила его. Они никогда не видели его родную Аркадию, а ведь были города и гораздо крупнее. Тем не менее, для дикого поселения в лесной глуши, Фарренгейм был действительно внушительным. Интересно, где они взяли ресурсы для постройки?
   Они подошли к городским воротам. Стена была разумеется целиком деревянной, да и откуда тут взяться мрамору? Тут, Керк увидел стражников, и впервые за все время по настоящему удивился. Городские стражи носили броню!
   - Ого - раздался за спиной голос Даника - во дают, дикари! С трупов они ее что ли поснимали?
   Керк поморщился. Дипломатичности у парня конечно не было ни на грош. Но действительно, не могли же они произвести броню сами? К тому же, выглядела она очень уж старой и потрепанной. Когда то она принадлежала Фалангистам, но теперь желтая краска наполовину облупилась, металл был помятым. многих частей обмундирования не хватало. На щитах гордо красовалась буква Ф.
   - Добро пожаловать в Свободный Город Фарренгейм! - торжественным тоном провозгласил Галлас, и они вступили на городские улицы, с интересом смотря по сторонам.
   Город разумеется оказался большой деревней. Никакого намека на мостовую, лишь узенькие дорожки, кое-как протоптанные от здания к зданию. Слышалось мычание коров и хрюканье свиней. Люди высыпали на улицы, с любопытством смотря на пришельцев. Чужаки тут явно были редкими гостами.
   - Бабы... - снова подал голос Даник - сколько баб! Грязноваты, конечно, но сойдет. Где тут ближайший бордель?
   В следующее мгновение, у его горла оказался кинжал.
   - Если ты еще раз откроешь свой поганый рот - прошипела Лиана - я сама вырежу тебе язык. "Бабы" остались в ваших варварских городах. Женщины Фарренгейма свободны, и ни одна из нас даже не посмотрит на чужака!
   - Хватит - сказал Керк - Лиана, убери пожалуйста нож. Даник, я прошу тебя пока что помолчать.
   - А что я такого сказал? - пробормотал тот, но после этого все-таки помалкивал.
   Они двинулись дальше, по главной городской улице. Среди собравшихся и в самом деле было много женщин. В чем-то, Лиана была права. В городах Властелинов, роль женщины обычно ограничивалась кухней и постелью. Карьеры воинов, ученых, торговцев, дипломатов - да в сущности любые, были для них закрыты. Максимум на что могла рассчитывать женщина, это место официантки в таверне. Похоже, тут дело обстояло по другому. Это было непривычно, но внушало уважение.
   Городские здания вокруг, казались странно знакомыми. Местные власти явно хотели сделать свой дикарский город похожим на настоящие, те что стоят на берегах морей. Керк с удивлением узнал Торговый Центр, Посольство, Мастерскую... Здания были целиком деревянные и выглядели убого, но были вполне узнаваемы. Зачем им все это нужно? В обычных городах, у каждого здания была своя роль, по строгим порядкам Властелинов, но здесь, в глубине лесов, это выглядело абсурдом.
   Они поднялись на небольшой холмик, отсюда открывался хороший обзор на город. То что они увидели, едва на сбило Керка с ног. У города не было задней стены! Вместо нее, на открытой равнине, стояли два покосившихся, но вполне узнаваемых здания - Порт и Верфь...
   - Галлас - не выдержал он - вы что, совсем с ума сошли? Зачем вам порт, если у вас моря нет??
   - Не нам решать, какими должны быть здания в городах. Мы лишь следуем божественному порядку вещей.
   - Но это глупо! Вы назвали себя Свободным Городом, но по прежнему остаетесь рабами!
   - Скоро мы придем в Ратушу. Мэр ответит на ваши вопросы.
   Ратуши, они достигли через несколько минут. Вход охраняли мечники - тоже в старой и потрепанной броне. Путешественники прошли по длинному коридору, и наконец достигли большой комнаты. В центре, был накрыт стол. Только сейчас, Керк осознал, что в последний раз ел еще на Лесопилке. Рядом, в кресле, сидел старый, очень старый человек. На его голове был венок, из свежих зеленых листьев.
   - Добро пожаловать в Свободный Город Фарренгейм - сказал он. - Я Мэр этого города, Петер Моррис. Угощайтесь. я знаю что вы голодны. А потом мы поговорим.
   Их не пришлось уговаривать. Четверка посланников буквально набросилась на еду, Галлас с Лианой присоединились к ним. Так вкусно, Керк не ел уже очень давно - то чем их кормили на Лесопилке, едой можно было назвать лишь с большой натяжкой. Мэр не ел, а лишь сидел и с улыбкой смотрел на гостей. Наконец они насытились и он начал говорить.
   - Еще раз приветствую вас в Свободном Городе. Вы прошлись по его улицам, и оценили его величие. Позже, у вас еще будет возможность осмотреть его поподробнее. А сейчас - расскажите мне, что произошло. Я знаю, что Лесопилка сгорела, но не понимаю как такое может быть. Расскажите все что помните, с самого начала - от этого зависит ваша дальнейшая судьба.
   Они начали рассказывать. Говорил в основном Керк, иногда кое что добавлял Рон, парочку раз даже Даник влез с ехидными комментариями. Жером молчал, и лишь тупо смотрел в пустоту. Керк упомянул свои наблюдения, касательно других перемен в мире. Наконец рассказ был закончен, и Мэр задумался.
   - Я хочу поговорить с вашим лидером - наконец сказал он - один на один. Галлас, Лиана, проводите наших гостей в комнату отдыха, и ждите там. Я позову вас позднее.
   Распоряжение было немедленно выполнено. Несколько минут спустя, Керк и Петер Моррис остались наедине. Мэр устало потер лоб, а затем снял венок и положил его на стол. Керк воспринял это, как приглашение к неофициальной беседе.
   - То, что вы рассказали, невероятно, совершенно невероятно. Я просто не знаю как нам теперь быть. Мир перевернулся.
   - Не таким он уж был и хорошим, старый мир. Возможно, теперь нам удастся построить что нибудь и получше - самим, без хозяйской руки.
   - Я не могу поверить, что все Властелины ушли. Может исчезнуть один, другой, десяток, но не все сразу. Если это действительно произошло, люди обречены.
   - Странно слышать это здесь. Вы отлично живете без Властелинов, сами по себе. Ваш Свободный Город, это доказательство того, что жизнь может быть совсем другой.
   - Что ты можешь знать про наш город? Да, у нас нет теперь Властелина, но мы существуем только на остатках Его могущества. Слушай внимательно, я расскажу тебе историю Свободного Города Фарренгейма.
   - Когда то, существовал просто Фарренгейм. Обычный город, на берегу моря, к востоку отсюда. Это был большой и богатый город. Наш Властелин заботился о нас, и мы процветали. Я был там Мэром, и моим людям никогда не было на что пожаловаться. Там мы были счастливы.
   Затем, наш Властелин покинул нас. Он исчез, и все пошло прахом. Фарренгейм превратился в Ишку. Мы все должны были погибнуть, но решили жить. Мы, четверо Советников, организовали эвакуацию города.
   - Но как это возможно? Я всегда думал, что Советники не могут продолжать жить после гибели их города. А уж организованная эвакуация населения - такого точно никогда не было. Как вы смогли?
   - Послушай, и ты все поймешь. Да, обычно, дело обстоит именно так как ты сказал. Но наш Властелин оставил нам царский подарок. Благодаря ему мы смогли продолжать жить и после его ухода. Он оставил нам Амброзию.
   Мы нашли ее в секретном хранилище, во Дворце - десять больших бутылей божественной благодати. И тогда мы поняли что надо делать. Амброзия позволяла нам выжить. Старый Фарренгейм был обречен, но мы смогли создать новый. Мы эвакуировали нaселение сюда, в глубину лесов. Мы не одичали, и не превратились в полуживотных, как остальные обитатели леса. Амброзия позволила нам создать Свободный Город Фарренгейм. Мы сделали его как можно более похожим на старый. Если когда нибудь случится чудо, и Властелин решит вернутся, наш город будет ждать его.
   Керк потрясенно слушал эту невероятную историю. Он ожидал многого, но такое...
   - И у вас до сих пор осталась Амброзия?
   - Мы расходуем ее очень экономно. К тому же, все это было нет так давно, как тебе возможно показалось. Теперь я глубокий старик - но вовсе не время сделало меня таким. Советники действительно не могут жить после гибели своих городов. Амброзия позволила нам задержать конец, но только временно. Сразу после гибели старого Фарренгейма мы, все четверо, начали быстро стареть. Когда то, я был самым молодым из Советников, и лишь поэтому дожил до сих пор. Остальные уже умерли, да и мне осталось недолго.
   - Неужели ничего нельзя сделать?
   - Только ждать. Галлас мой сын и наследник. Он уже почти готов принять власть, и народ любит его. А я, я верю, что после смерти встречусь с Властелином. Он оценит мои поступки, и скажет, правильно ли я провел жизнь.
   - Дозволено ли мне говорить откровенно?
   - Да, говори конечно. Мне уже давно не с кем толком поговорить. Молодое поколение не понимает нас, стариков. У них появляются разные бредовые идеи... Даже моя собственная дочь, утверждает что мы вполне можем жить без Властелинов. Она была еще ребенком когда мы покинули старый город, и не помнит, что такое настоящее величие.
   - Боюсь, что мне нечем утешить вас, Мэр. Я не знаю, был ли у вас шанс дождаться Властелина раньше, но теперь его точно не осталось. Мир изменился. Властелинов и их законов больше нет. Теперь все города в мире стали Свободными. Вы подготовлены к новой жизни больше чем другие, и я считаю, что Фарренгейм ждет великое будущее. Нужно лишь отбросить пережитки прошлого.
   - Нет, этого не может быть. Законы Властелинов не могли перестать действовать - ведь тогда и Амброзия стала бы бессильной.
   - Да, и это действительно произошло. Теперь вы живете не благодаря Амброзии, а просто потому, что вы люди.
   - Не верю. Сейчас мы пойдем в хранилище Амброзии, и ты убедишься в силе божественной благодати. - Мэр дернул за веревочку, и рядом тут же появился слуга.
   - Да, Ваше Превосходительство?
   - Галласа и Лиану ко мне, быстро!
   Еще десять минут спустя, они всемером двигались по длинным коридорам Ратуши. Рон, Даник и даже Жером выглядели заметно посвежевшими. Отдых был им действительно необходим. Керк старался не думать, насколько устал он сам - для этого сейчас точно не время.
   Керк не стал рассказывать Петеру Моррису что он немного представляет, что такое Амброзия. На Лесопилке ее раздавали в крохотных, почти микроскопических дозах, но он хорошо запомнил дурманящее ощущение после приема. Один глоток - и усталость исчезала, и он снова мог работать без отдыха. Амброзия не была твердым телом, жидкостью или газом - казалось это была чистая энергия, вливающаяся в кровь.
   Они пришли в большой зал. В его конце, занимал целую стенку огрoмный шкаф. Рядом, неподвижно замерли двое стражников. Они почтительно поклонились, и расступились в стороны. Мэр достал из кармана большой железный ключ.
   - Сейчас вы узрите величие Амброзии! - провозгласил он, и распахнул дверцы.
   Внутри шкафа, стояли огромные, полупрозрачные бутыли. К боку каждой из них, был приделан небольшой краник. Петер Моррис подобрал лежавший рядом небольшой сосуд, нацепил на краник и отвернул вентиль. Семь пар глаз напряженно следили за сосудом, и ждали.
   Керк прекрасно знал, что сейчас должно произойти. Ему вспомнился момент, когда он сам следил за пнем, отказывающимся вырастать в новое дерево.
   Секунды проходили одна за другой, а сосуд оставался пустым. На лице Мэра возрастало недоумение, а затем страх.
   - Амброзии больше нет, Петер Моррис - веско произнес Керк. Она ушла вместе с силой Властелинов. Присмотрись к этим бутылям - они пусты!
   - Нееееет - прохрипел Мэр. Его лицо налилось кровью, руки судорожно вцепились во все еще пустой сосуд. А затем, он начал оседать на пол.
   - Папа!! - Галлас с Лианой бросились к своему отцу. Керк остался стоять на месте. Он повидал за свою жизнь немало умирающих, и хорошо знал эти симптомы. Амброзия исчезла, и сердце Мэра не выдержало шока. Он был уже мертв.
   Несколько минут спустя, это поняли и остальные. В комнату вбегали все новые люди, начался переполох.
   - Вы убили его! - закричала Лиана. - Стража, взять их, немедленно! Когда вас казнят, я плюну на ваши трупы!
   Стражники двинулись вперед. Керк уже приготовился дорого продать свою жизнь, но тут вмешался Галлас.
   - Стойте! - коротко приказал он. - Всем слушать меня!
   Шум в комнате немедленно утих. Этот молодой человек умел отдавать приказы.
   - Лиана, ты моя сестра, и я люблю тебя. Но отец назначил наследником меня, и теперь я - Мэр Свободного Города. И я принял решение. Эти люди не будут арестованы. Более того, я немедленно отдам приказ об доставке всех их спутников сюда, в Фарренгейм. Мы небольшой город, но полторы сотни как нибудь разместим. Как только они окажутся здесь, мы примем решение о нашей роли в этом новом мире. Да будет так!
   - Ты трус и слабак! - прошипела Лиана. - Отец должен был сделать наследницей меня! Вы еще пожалеете об этом! - Она выскочила за дверь.
   - Спасибо, друг - тихо сказал Керк. Вся усталость которую он подавлял раньше, навалилась с новой силой. Ему хотелось спать. Нужно отдыхать, пока есть возможность - что-то подсказывало ему, что времени не так уж много. Это был совершенно новый мир, и его история только начиналась.
  
   8.
  
   Леон проснулся. Он всегда просыпался мгновенно, и был немедленно готов к действиям. При его профессии, сон был роскошью, и он редко спал больше нескольких часов подряд. Так было и на этот раз - судя по углу солнечных лучей на стене, он проспал всего около двух часов. Несмотря на это, Леон чувствовал себя бодро, и был готов к работе. Ее предстоял непочатый край. Ночь и утро были тяжелыми, и вечер вряд ли будет легче. Они совершили невероятное - переворот, еще вчера бывший смутными планами, свершился. Теперь он находился в Королевских Апартаментах - роскошных комнатах, в которых ночевали Советники, если им приходилось оставаться в Ратуше. Эта комната принадлежала Верховному Дипломату. Считанные часы назад, эта должность была верхом мечтаний Леона, но после событий этой ночи, у него появились гораздо более честолюбивые планы. Возможно, он сможет стать настоящим правителем, а не просто марионеткой Властелина. Это казалось пьяным бредом, но вполне могло стать реальностью.
   Бывший шпион сел на углу кровати. Ему требовалось еще несколько минут, прежде чем он будет окончательно готов к новому дню. Леон решил еще раз проанализировать события минувшей ночи, и привести в порядок свои мысли. Там произошло столько всего...
   Они покинули Таверну глубокой ночью. Генерал Кромман уверенно шел вперед, он был теперь абсолютно трезвым, и готовым к бою. Леон двигался за ним, стараясь приноровится к быстрому шагу. Кромман не задал не единого вопроса - он явно имел уже готовый план действий.
   Ночные улицы были темны и пусты. Большая часть города спала, не ведая что их мир изменился навсегда. В Казармах тоже еще ни о чем не подозревали, и это было главным преимуществом заговорщиков. В любой момент мог прийти приказ из Ратуши, и солдат бросят на подавление беспорядков. Этого нельзя было допустить.
   На входе в Казармы дежурило два молодых пращника. Они лишь козырнули и расступились перед бравым генералом. Кромман считался легендарной личностью, его знали и уважали практически все солдаты. Леон еще раз поздравил себя с удачным выбором. Главное теперь - не дать генералу забыть, скольким он ему обязан...
   - Генерал, я надеюсь, вы знаете что делаете - осторожно спросил он.
   - Не отставать! Я не знаю чиновник ты или кто, главное не мешай. Я так долго ждал этой минуты...
   Они миновали ворота, и вступили наконец на территорию собственно Казарм. Это место было огромным. Когда-то, тут было лишь небольшое здание, в котором глупую молодежь вербовали в пращники и мечники, но эти времена давно миновали. Теперь, это был настоящий город в городе. У каждого из родов войск имелась собственная база, на которой жили солдаты, и проводились тренировки. Леону уже доводилось бывать здесь, и он мог примерно ориентироваться. Наиболее крупными, были зоны мечников, пращников и фалангистов. На отшибе, находилась зона лучников. Их было немного - Властелин почему то не любил этот род войск. Чуть сбоку были казармы стрелков - этих солдат считали воинами будущего, но пока что их было крайне мало. В самом центре возвышалась громада Генштаба, и резиденция Главнокомандующего. Если он сегодня тут, это сильно упростит задачу.
   - Чую, домом запахло - радостно сказал Кромман. - Эх, повеселимся сегодня !
   Леон скривился. Неужели этот запах может кому то нравится? Казармы насквозь провоняли серой. Ее запах был неистребим. Один из великих вопросов, на которые Леон, несмотря на все свои шпионские таланты так и не смог получить ответа, был - зачем сера нужна солдатам? Похоже, что они и сами этого не знали. Сера использовалась в церемониях посвящения новобранцев - их просто обсыпали ею, и это якобы должно было придать им силу и мужество. Ничего глупее, Леон в жизни не слышал. В глубине души, он подозревал что Властелинам больше просто негде использовать этот бесполезный ресурс....
   Вход в казармы фалангистов был ярко освещен. Его охраняли неподвижные фигуры в начищенной желтой броне. Никаких признаков расхлябанности, как у пращников на главном входе. Солдаты Кроммана были ветеранами, и дисциплина была на высоте. Несколько секунд, генерал просто наблюдал, а затем сделал шаг перед.
   - Привет бойцы!- рявкнул он - Как служба?
   - ОТЛИЧНО ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!! - в один голос проорали солдаты.
   - Хорошо. А теперь - боевая тревога! Пять минут, и все здесь!
   - ЕСТЬ!!!
   В казармах фалангистов начался переполох. Мелькали огни, слышался топот ног и лязг брони. Леон был поражен - они действительно уложились в пять минут. Ему довелось шпионить за армиями во многих городах, но такой оперативности видеть еще не приходилось. С каждой минутой, он уважал Маркуса Кроммана все больше. Это был не только пьяный балагур, но и отличный командир.
   Они стояли на плацу, ровными и стройными рядами. Наметанным взглядом, Леон мгновенно определил их количество - больше сотни. Немаленькая сила. Впрочем, если планы Властелина о переходе на мирное развитие осуществляться, их тоже скоро сократят.
   За эти пять минут, генерал тоже не терял времени даром. Он успел переодеться, и теперь был в полной боевой броне. Его высокая и могучая фигура, с шлемом на голове и длинным копьем в руках, казалась воплощением бога войны Ареса. От Кроммана веяло силой.
   Он начал говорить не сразу. Сначала, генерал прошелся вдоль переднего ряда солдат, внимательно осматривая каждого. Горе тому, кто допустил бы хоть малейшую неряшливость. Но, несмотря на поспешность сборки, придраться было не к чему. Его солдаты были и оставались лучшими. Кромман наконец остановился.
   - Доброе утро, Фаланга!!!
   - ДОБРОЕ УТРО ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!!!! - от рева сотни глоток, казалось затряслись стены.
   - Бойцы! Сегодня великий день! Долгое время, мы позволяли штабным крысам отдавать нам приказы! Мы проливали кровь, а они получали чины и звания! Мы умирали, а они смеялись за нашей спиной! Теперь, они собрались расформировать нас. Нас, Фалангу! Разве мы допустим этого?
   - НЕТ, НИКОГДА!!!
   - Сегодня мы идем в решающий бой! Мы сразимся не за золото и ресурсы, а за наше будущее! Отныне мы сами будем решать свою судьбу! Ни одна штабная крыса никогда больше не будет командовать нами! Я поведу вас к победе!! Со мной ли вы, Фаланга?
   - ДА ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!!!!
   Сотня копий взметнулась в воздух, солдаты сделали шаг вперед. Леон восхищенно смотрел на их решительные движения и горящие глаза. Эти люди не просто выполняли приказы. Они любили своего генерала, и готовы были идти с ним до конца. Даже он, в какой то степени поддался всеобщему порыву. Леон всегда считал себя законченным циником - он не верил ни во что кроме самого себя, и думал лишь о собственных интересах. Возможно, он что то упустил в жизни... а впрочем, глупости.
   - Командиры отделений, ко мне!- приказал Кромман. Остальным - ждать приказа!
   - ЕСТЬ!!! - трое человек, с знаками отличия на броне, шагнули к генералу.
   - Ривс, бери два десятка человек, и к воротам. Никто не должен покинуть Казармы, пока мы тут не закончим. Стойте насмерть. Остальных - на площадку гирокоптеров. Не знаю, удалось ли им заставить эти штуки летать, но мы не можем рисковать. Все взорвать к чертовой матери! Бельцер двигай на штурм базы пращников. Пугани детишек, захвати штаб, и закрепись там. Спивак - всех твоих я отправляю в гости к мечникам. Это нелегкая задача, но я верю в тебя. Половина мечников ушла в набеги, а остальные не ждут нападения. Вперед!
   - ЕСТЬ!!! - офицеры бросились к своим солдатам, через несколько минут большинство фалангистов покинуло площадь. Осталось около сорока бойцов - личный резерв самого генерала Кроммана.
   - Ребята, нам с вами предстоит самая ответственная задача. Там, в Генштабе, есть человек. Мы называли его Главнокомандующим, и выполняли его приказы, а он предал нас всех. Теперь он прячется за спины лакеев в мундирах, и думает что можно уйти от мести Фаланги! Докажите мне, что он ошибается! Врагов много, но большинство давно забыло, как держать в руках оружие. Мы Фаланга и мы победим! Вперед!!!
   - УРА!!! - ради своего генерала эти солдаты были готовы свергнуть не только главнокомандующего, но и самого Властелина. Они не знали сомнений и колебаний. Фаланга двинулaсь вперед как единый организм, туда где лишь одинокие огоньки освещали громаду Генштаба. Генералитет по прежнему спал, не подозревая о нависшей угрозе. Им везло больше, чем Леон смел и мечтать.
   Бывший шпион сунул руку в заплечный рюкзак, и вытащил небольшой пузырек. Он всегда носил с собой средства на все случаи жизни. Сейчас ему требовался запас энергии. Кроммана ни в коем случае нельзя было выпускать из под контроля. В этом пузырьке была амброзия - самое сильное из известных ему средств. Энергии должно было хватить минимум на двое суток. Леон откупорил бутылочку, присосался к ней губами, и ... ничего не произошло. Несколько секунд он продолжал стоять в глупой позе, а затем отшвырнул пустую стекляшку. Амброзия исчезла.
   Леон не пытался даже гадать, что это может значить. Сначала исчезновение Жажды теперь, вот это. Мир действительно изменился. Это открывало многообещающие перспективы на будущее, но энергия ему требовалась сейчас.
   Проклиная все на свете, бывший шпион бросился догонять уходящих солдат. Он слишком привык полагаться на химию, но похоже сегодня придется обходится собственными силами. Он уже далеко не так молод, как хотелось бы.
   Фалангу, ему удалось догнать через несколько минут. Он старался держатся поблизости от генерала Кроммана - рядом но чуть в стороне. Ни один фалангист не обратил внимание на вертевшегося поблизости, серого и незаметного человечишку. Как и всегда.
  
   Они шли на Генштаб.
  
   9.
  
   Желтой волной, Фаланга растекалась по спящим казармам. Это была самая обычная ночь, никто в Генштабе не ожидал чего-то особенного. Вечером, Властелин традиционно разослал мечников и пращников грабить окрестные Ишки. Последнее нападение на Аркадию было далекой историей, штабные генералы привыкли к хорошей и сытной жизни. И уж тем более, они не могли и помыслить о бунте изнутри. Эта ошибка, стала для них фатальной.
   Отряд командора Ривса, прибыл на позицию первым. Пращники, охраняющие ворота Казарм, попытались сбежать, но были перехвачены. Весь блокпост капитулировал без боя, при одном лишь виде направленных на них копий. На воротах обычно служили детишки из богатых семей - это было гораздо безопаснее чем отправятся в набеги. Воевать они были совершенно не готовы, половина не знала толком как держать в руках собственную пращу. Несколько минут спустя, пращники уже переворачивали телеги, строя баррикаду, намертво перегородившую вход и выход. Казармы по прежнему спали, но рано или поздно, кто нибудь мог попытаться прорваться, внутрь или наружу. Двадцать фалангистов начали укреплять позицию. Ривс собирался выполнить приказ генерала Кроммана. Любой ценой.
   Солдаты командора Бельцера, двинулись прямиком на штаб-квартиру Зоны Пращников. Ее территория была огромна. Когда то, пращники были самом многочисленным из войск Аркадии, но они понесли большие потери в нескольких неудачных набегах, и Властелин не торопился призывать новых. Звезда пращников явно закатывалась. Тем не менее, они не собирались признавать это, по прежнему считая себя элитой. Командир пращников традиционно считался Вторым Генералом, после самого Главнокомандующего. Когда фалангисты ворвались в его штаб, им пришлось выковыривать бравого генерала из под кровати. Он был таким толстым, что едва ходил... Этот раунд, Фаланга тоже выиграла без боя.
   В Зоне Мечников, бой был. Мечники были главной боевой силой Властелина, они заслуженно гордились своей репутацией могучих воинов. К счастью, многие из них действительно были в набегах, а остальных удалось застать врасплох. Главное сражение состоялось на подступах к штаб-квартире. Мечники сопротивлялись отчаянно. Их командир, и Третий Генерал, лично вел своих людей в бой. Уже внутри, он сразился с командором Спиваком, и командор пал от вражеского меча. К счастью, ему удалось ранить врага, и другие фалангисты завершили дело. После гибели полководца, уцелевшие мечники прекратили сопротивление. Новым командором, стал фалангист Голан. Он ждал своего генерала, чтобы доложить о победе.
   Вход на территорию Генштаба, охраняли Стрелки. Эти солдаты были новой элитой, в последнее время Властелин призывал их все больше. Оружие в их руках, обладало страшной убойной силой. С расстояния, оно пробивало любую броню. Если эти штуки научатся делать более дешевыми и компактными, мечи с копьями станут никому не нужны... Впрочем, до этого было еще далеко.
   Недалеко от ворот, Кромман остановил своих солдат, и задумался. Сорока фалангистам, не составит труда справится с двумя стрелками, но о скрытности после этого придется забыть. А если Генштаб забаррикадируется, взять его будет очень трудно. Что же делать...?
   - Позволь мне. - раздался вдруг голос возле самого уха. Генерал резко обернулся.
   - Ты? - это был тот самый, странный человек, с которым они вместе пили в Таверне, прежде чем началась вся эта заварушка. Он утверждал что является чиновником Pатуши, но Кромман не верил ему ни на грош. - Tы, справишься с двумя cтрелками??
   - Я справлюсь генерал. Доверься мне.
   - Ну хорошо. По крайней мере смелости у тебя хватает. Вперед, но помни - я не прощаю предателей, слабаков и неудачников.
   Леон кивнул - он не собирался отвлекаться на разговоры. Нужно было экономить силы. Эх, где его амброзия...
   Неслышимой тенью, он скользнул вперед. Теперь, Леон был в своей стихии. Он не умел стоять и обмениваться ударами, в честном бою его одолел бы самый захудалый пращник. Но, если было нужно подкрасться и скрытно нанести удар, ему не было равных.
   Первый стрелок стоял, прислонивший к стене. В зубах у него торчала сигаретка, на лице написано выражение собственного превосходства. Леон достал узкий кинжал, и скользнул к нему. Один удар - точно в сердце. Стрелок не успел и пикнуть. Теперь, осторожно прислонить тело к стене, в той же позе что и раньше... Половина работы сделана. Второй стрелок, был гораздо настороженнее первого. Он напряженно всматривался вдаль, явно подозревая что то неладное. При этом, он совершенно не следил за своей спиной. Одно движение кинжала, и его горло было перерезано. Вот и все.
   - Дело сделано, генерал.
   - Как? Когда? Хотя... они мертвы!!
   - Я же говорил, доверься мне.
   - Невероятно... Фаланга, всем слушать меня! Этот человек убил наших врагов! Он выглядит хлюпиком, но теперь он наш брат по крови! Леон, мне плевать кем ты был раньше, теперь ты один из нас. Спасибо, брат!
   Даже невозмутимого шпиона немного проняло. Он всю жизнь был одиночкой. Неужели это может изменится?
   - Вперед бойцы! Дорога открыта, теперь нас ничего не остановит. Покажем толстозадым штабистам, что в казармах еще остались настоящие воины. За мной!!!
   Фалангисты двинулись вперед, один за другим исчезая в воротах Генштаба. Леон шел вместе со всеми, ловя на себе удивленные взгляды. Впервые в жизни, его кто то действительно замечал...
   Генштаб был по прежнему погружен во тьму. Даже сейчас, Главнокомандующий еще ни о чем не подозревал. Фалангисты без сопротивления захватили сторожку стрелков - они все спали, и без своего оружия были абсолютно беспомощными. Затем нападающие двинулись вперед, врываясь в домики и спеленывая их обитателей. Собственно Генштаб был почти пуст - на ночь там оставалось лишь парочка дежурных. Основной целью был роскошный особняк, казавшийся чуждым, среди строгих военных построек. Это и была резиденция Главнокомандующего.
   Главнокомандующий и Военный Советник, Юджин Канципер, был занят. Сегодня днем, он заметил в городе хорошую цыпочку, и на ночь ее доставили сюда. Эта дура не оценила оказанной ей чести. Она несла какую то чушь про отца и жениха, а потом даже пыталась сопротивляться. Ха! Кто она, а кто он! Сейчас она лишь лежала и постанывала, пока Канципер обрабатывал ее, двигаясь неутомимо как паровой гигант. Хороша чертовка. Пожалуй, стоит оставить ее на пару дней, пока окончательно не надоест.
   Шум отвлек его в самый интересный момент. Главнокомандующий выругался, стараясь сосредоточится на деле. Но шум повторился. Теперь, были слышны даже далекие крики. Канципер соскочил с кровати. Если там что то стряслось, его не должны застать со спущенными штанами. Военный Советник бросился одевать броню.
   К тому времени, когда фалангисты подавили последнее сопротивление и ворвались внутрь, Канципер уже был готов к бою. Он был в полной боевой броне, с позолоченным Шлемом Ареса на голове. Это был знак его ранга, и он придавал Главнокомандующему, силу десяти обычных воинов. Никто и никогда, не был в силах победить его в открытом бою. Он обнажил меч, и стал ждать.
   Достойный противник обнаружился не сразу. Обычные фалангисты, несмотря на всю горячку боя, были не в силах поднять копье против Главнокомандующего. Канципер мог пройти сквозь них, как нож через масло, но решил выжидать. Когда он убьет главаря, остальные возможно сдадутся сразу.
   Маркус Кромман, ворвался в комнату несколько минут спустя. Его золотая броня была целиком залита кровью, на лице играла радостная улыбка. Увидев, кто стоит на другом конце комнаты, он заулыбался еще шире.
   - Юджин Канципер... я так давно мечтал об этой минуте. Сейчас ты заплатишь за все.
   - Да неужели? Я всегда подозревал, что меня предашь именно ты! Ты единственный, у кого могло хватить наглости ворваться сюда! Давно нужно было поставить во главе Фаланги верного человека. Я сделаю это сегодня, после того как ты сдохнешь!
   - Нет, сегодня сдохнешь ты!!! - они бросились друг на друга. Фалангисты расступились, оставив место для поединка вождей. Удар за ударом, меч против копья.
   Поединок длился минуту, другую, третью. Враги плясали по комнате, обмениваясь ударами. И с каждой прошедшей минутой, в глазах Канципера нарастало удивление.
   - Что, Юджин - процедил Кромман сквозь зубы - твоя игрушка не действует? Стой на месте, и сразись как солдат!!
   Главнокомандующий не ответил. Он собирался закончить бой несколькими ударами, но произошло невероятное. Шлем Ареса полностью перестал действовать. Теперь это был лишь неудобный железный горшок, заслоняющий поле зрения. Впервые за очень долгий срок, Канциперу пришлось сражаться как обычному человеку. И враг явно превосходил его силой и умением. Требовалось закончить бой немедленно, иначе он и в самом деле может проиграть.
   - Сдохни!! - прoорал он, нанося удар, который должен был снести Кромману голову. Но его меч рассек пустоту.
   - Прощай, Юджин - сказал Маркус Кромман, всаживая копье в грудь врага.
   - Нееет - успел простонать Главнокомандующий - этого не может быть...
   - Сдохнешь ты наконец, или нет? - Кромман воткнул копье еще глубже. Губы Юджина Канципера покрыла кровавaя пена. А затем, он умер.
   - Наконец то - сказал генерал Кромман, выдергивая копье. - Одной мразью в мире стало меньше. - Он наклонился, подобрал меч противника, а затем резким ударом отсек Канциперу голову, вместе с Шлемом Ареса. Следующим движением, он воткнул копье, поднимая голову на весу. Даже видaвшие виды фалангисты, невольно отшатнулись.
   - Как вам мое новое знамя? Скоро его увидит весь этот город.
   Слабый стон в углу, привлек его внимание. Только теперь, он разглядел маленькую женскую фигурку.
   - А это еще что такое? Прощальный подарок? Вот уж не думал, Канципер, что мне придется говорить тебе спасибо.
   Он взял ее, прямо на канциперовской кровати. Кромман был в такой горячке после боя, что его хватило ненадолго. Но за ним последовали и другие - практичеcки все выжившие фалангисты, некоторые и по нескольку раз. Даже Леон, хоть он и не был любителем таких развлечений, встал в общий ряд. Горячка боя затянула и его. Когда все закончилось, девчoнка была мертва.
   Еще час спустя, на главном плацу Казарм, был произведен всеобщий сбор, всех родов войск. На горизонте светало, скоро должен был начаться новый день. Фалангисты стояли с копьями наготове, но никто и не думал бунтовать. Отрубленная голова Главнокомандующего на копье, уничтожала всякую мысль о сопротивлении. Пращники, мечники, лучники, стрелки - все ждали, что скажет новый хозяин Казарм. Они должны были принять решение.
   Генерал Кромман вышел в центр плаца. Он по прежнему был в окровавленной броне, но его голова была непокрытой. Он заговорил, и каждому на площади казалось, что обращаются непосредственно к нему.
   - Солдаты! Сегодня наступила новая эпоха. Ничтожество, бывшее вашим Главнокомандующим, мертво, и небеса не содрогнулись. Властелин не покарал нас, возможно он и вовсе уже бессилен! Наступает время меча! Сегодня мы выйдем на улицы, и этот город дорого заплатит, за то что пренебрегал нами! Вы знаете меня, солдаты! Я командир Фаланги, но обещаю, что буду отцом для всех вас! Сегодня Аркадия, а завтра весь мир! Я спрашиваю каждого из вас - ты со мной ???
   - ДА ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!!! - теперь кричали все солдаты разом. С гибелью Главнокомандующего, в их мире образовалась дыра. Больше всего они радовались, что можно не думать, а снова просто выполнять команды.
   - Тогда слушайте мой приказ! Всем вернутся в свои Зоны, и вооружится. Через пол часа, сбор у внешних ворот. Мы выйдем в город!
   - ЕСТЬ!!! - солдаты начали расходится.
   - Леон, ты здесь? - спросил Кромман. - Hе теряйся, брат. Там, в городе, мне может понадобится твоя помощь.
   - Я здесь, Маркус - ответил Леон - и теряться я не собираюсь. Теперь мы будем все время вместе - либо сидеть в Ратуше, либо висеть на одном дереве.
   - А ты шутник - генерал хлопнул его по плечу. - Иди отдохни чуток, у нас много работы.
   - Есть, генерал Кромман! - сказал он, и они оба расхохотались.
   Пожалуй, ему действительно надо отдохнуть. Ночь была очень тяжелой. Ему вдруг вспомнилось лицо той девчoнки... Что это, угрызения совести? Никогда за собой такого не замечал. Немного отдохнуть и все пройдет.
  
   Солнце медленно вставало над горизонтом. Город Аркадия ждал новых хозяев.
   10.
  
   Утро медленно надвигалось на Аркадию. Солнце приподнялось над горизонтом, и осветило обманчиво мирные улицы. Большая часть населения еще спала, не подозревая о наступивших переменах. Ночные беспорядки, коснулись в основном только Казарм и Таверны. В Ратуше уже разумеется заподозрили неладное, но даже сам Мэр еще не осознавал истинных масштабов происшедшего. Все ждали, что Властелин вот-вот вернется, и наведет порядок. Ждать им предстояло долго...
   Одна за другой, группы захвата покидали Казармы. Каждая двигалась к заранее намеченной цели, имея четкие приказы. Разумеется, инструктаж занял гораздо больше чем полчаса, и основную его часть проводил не Кромман, а Леон. Мечники с пращниками удивленно смотрели на странного человечка без формы, но спорить не осмеливались, видя рядом высокую фигуру генерала. Отношение фалангистов было совсем другим - каждый считал своих долгом пожать Леону руку, и похлопать по плечу. Фаланга была братством, и теперь он стал одним из них.
   Бывшему шпиону так и не довелось отдохнуть. Первые же минуты разговора с Кромманом подтвердили - тот имел четкие планы захвата власти в Казармах, но никаких -в масштабах всего города. Вся его программа действий, сводились к "захватить, разграбить, сжечь". Леону заняло немало времени убедить его, что им нет смысла править кучей головешек. Аркадия должна быть взята относительно целой, чтобы потом быть базой для дальнейшего захвата. При Властелинах, оккупация была невозможной, но теперь Леон уже представлял их будущую империю, шагающую от города к городу и от острова к острову. В конце концов, он смог убедить генерала. Кромман переоделся в новую броню, и снял наконец с копья жуткую отрубленную голову.
   Останки Юджина Канципера захоронят на отшибе, без всяческих посмертных почестей. Вместе с ним, будет захоронен и Шлем Ареса. В новом мире, власть не нуждается в таких символах. Леон не испытывал личной неприязни к бывшему Главнокомандующему, но если для пользы дела того нужно будет похоронить как собаку под забором - значит такова его судьба.
   Сопротивляться новому режиму, в Аркадии уже было по сути некому. Кроме солдат, никто в городе не носил оружия. Были еще силы гражданской самообороны, но они вооружены лишь дубинками. Главное теперь - захватить город, не вызывая ненужной паники у населения. Все солдаты получали строгие инструкции - прибыв на место немедленно брать цель под контроль, заблокировав все входы и выходы. Гражданских сгонять в закрытые помещения, по возможности не причинив вреда. Нет ничего хуже бушующих толп на улицах, с ними не справится никакая армия. Леон хорошо помнил, что творилось в Судный День. В то время, он был еще молодым шпионом, на одном из первых заданий в чужом городе. Кажется, он назывался Сентол...
   Отряды уходили один за другим - в Порт, Торговый Центр, Музей, Мастерскую... Каждый из них, был сформирован из солдат различных родов войск - это уменьшало вероятность дезертирства. Полностью, они доверяли лишь фалангистам, oстальным еще предстояло доказать свою верность. И разумеется, существовали ключевые цели - места в которые Леон намеревался отправится лично. Укрытие, Посольство, Академия, Ратуша. И Дворец.
   - Леон, долго мы еще будем тут торчать? - Кромман начал проявлять признаки нетерпения.- Ребята веселятся, а мы сидим, и ничего не делаем.
   Действительно, площадь перед входом в Казармы почти опустела. Остался лишь отборный отряд фалангистов, тех самых что несколько часов назад штурмовали Генштаб. Они не собирались никуда идти, без своего генерала.
   - Маркус, неужели ты ночью мало повеселился? Откуда в тебе столько сил ? Я еле на ногах стою, а ты свеж как огурчик.
   - Вот кончится эта заварушка, загоню я тебя на наш тренировочный курс - тоже тогда сможешь неделю не спать. Ты теперь фалангист, и должен быть в форме. Во время последней войны, я месяц броню не снимал - и ничего. Так куда мы направляемся?
   - Для начала, в Укрытие. Я должен там кое с кем поговорить.
   - Так вот ты значит кто... Я так и думал. И много у вас таких бравых ребят?
   - Таких как я больше нет, но кое с кем можно договорится. Эх, не успел я все до конца организовать. Начни мы на сутки позже, город был бы наш без единой жертвы.
   - Тогда все было бы слишком скучно. Эта ночь была лучшей в моей жизни. Я сам, своими руками, прикончил эту мразь... Ладно, хватить болтать. Вперед, Фаланга!
   Лязгая броней, фалангисты двинулись по улицам. Они были пустынны - жители уже поняли что происходит что то странное, и предпочитали не высовываться. Дорога до Укрытия, заняла меньше десяти минут.
   Тот, кто не знал где находится Укрытие, никогда бы не нашел его. Внешне это был все тот же старый домик, с дырявой крышей. Одинокий старичeк сидел на лавочке, греясь на утреннем солнышке. Непосвященным незачем было знать, что там внизу есть целый подземный комплекс, с тоннелями расходящимися под половиной города. Некоторые тоннели вели даже за городские стены - через них шпионов отправляли на задания.
   Фалангисты остановились, недоуменно глядя на развалюху. И это знаменитое Укрытие?
   - Я не могу взять вас всех - сказал Леон. - Маркус, идем со мной. Ребята, ждите нас здесь.
   Фалангисты закивали. Этот человек пока не имел официальной должности, но они успели усвоить, что с его приказами лучше не спорить.
   Леон шагнул вперед, прямо к старику сидевшему на лавочке.
   - Собака бывает кусачей. - отчетливым голосом произнес он.
   - Только от жизни собачей. - прошамкал старик, и протянул руку. На ней лежал железный ключ.
   - Идем! - взяв ключ, Леон двинулся прямиком внутрь здания. Кромман следовал за ним.
   Внутри, здание оказалось еще более убогим чем снаружи. Покосившиеся стены, почти отсутствующий потолок.
   Пол был завален грудами мусора. В дальнем коридоре, проход перегораживала ржавая железная дверь. Шпион уверенно шагнул прямо туда. В замке торчал обломок ключа. Леон туда даже не посмотрел. Он вставил ключ в совершенно незаметную щель в стене, повернул, а затем просто толкнул дверь в сторону. Комната за ней мало чем отличалась, разве что мусора на полу было поменьше. Леон вставил ключ в еще одну незаметную щель, и надавил. Раздался щелчок, а затем пол комнаты начал уходить вниз. Все помещение оказалось огромным лифтом.
   - Ну вы даете - присвистнул Кромман - кто бы мог подумать!
   С еще одним щелчком, лифт остановился. Тут внизу, Укрытие выглядело совсем по другому. Казалось, что они оказались в самом центре Ратуши - бесконечные уходящие коридоры, ряды дверей с номерками. Вот только в Ратуше все это кипело жизнью, а тут всюду чувствовалось запустение. Теперь это место скорее напоминало огромный склеп. Леон с тоской вспомнил, каким Укрытие было в старые времена. Прошлого уже не вернуть. Может оно и к лучшему.
   Он шагнул к посту дежурного - единственному месту, где находился живой человек. Это был тощий, вихлястый парень, с хитрым выражением лица. Леон его хорошо знал - и не любил. Он был известным доносчиком, как впрочем и все его коллеги.
   - Привет, Дима.
   - Леон, как хорошо что ты здесь! Что проходит? Мы тут внизу отрезаны от мира, я не знаю что и думать! Все куда то пропали.
   - Ты меня спрашиваешь? Вообще то, я надеялся узнать новости у тебя.
   - Я ничего не знаю. Шпионские Шары перестали действовать - все сразу. Укрытие слепо и глухо. Пока ты не явился, я и не знал, остался ли наверху хоть кто нибудь живой!
  
   Леон до боли сжал зубы. Этого он не предвидел. Шпионские Шары были самой основой их профессии. Их было множество - от маленьких шариков которые получали все шпионы, до огромных шаров здесь, в центре Укрытия. Именно с помощью Шаров, шпионы передавали собранную информацию на родную базу. Говорили, что дух Властелина мог просачиваться через шар, и своими глазами смотреть на вражеский город... Шпионские Шары были всем - без них Укрытие считай что мертво. Выходит что и они тоже артефакты Властелинов.
   - A это кто такой? - дежурный впервые поднял глаза от бумаг, и увидел генерала Кроммана - Ты же знаешь, сюда нельзя пускать чужаков.
   - Не твое дело, Дима. Это друг, и я знаю что делаю. Можешь написать донос, если очень захочешь.
   - За кого ты меня....
   - Заткнись! Я прекрасно знаю кто ты такой. Отвечай - Жак у себя?
   - Нет, он ушел еще с вечера.
   - Гаррик?
   - Он ушел ночью, сразу же после того, как выключились Шары. Сказал что посмотрит что там снаружи, и исчез.
   - Это плохо. Лис?
   - Тоже ушел, вскоре после Гаррика. Потом ушли Тревис и Билл. Никто так и не вернулся. Во всем Укрытии, нас осталось только трое дежурных, и у нас нет ключа от лифта. Помоги нам выбраться отсюда!
   - И не подумаю. От вас все равно толку никакого, вы лишь доносы хорошо писать умеете. Можете сдохнуть здесь, внизу.
   - Нет!! Это все гнусные сплетни!
   - Заткнись, и дай мне подумать.
   Он действительно крепко задумался. Ситуация оказалась гораздо хуже чем он предполагал. Без Шаров, он не мог воспользоваться базой данных Укрытия. Лучшие шпионы исчезли - возможно сбежали, а может кто то уже в Ратуше, и пытается опередить его. Тут, в Укрытии, шпионы жили мирно и дружелюбно - как стая пауков в банке. Даже необъятные подземные коридоры, были не в силах вместить такое количество абсолютных эгоистов...
   Леон принял решение.
   - Я хочу поговорить с Шефом - сказал он. Дима вздрогнул.
   - С Шефом??? Но это невозможно. Он никогда и никого не принимает, только если вызывает сам!
   - Я знаю. Но сегодня особенный день, и я поговорю с ним, хочет он того или нет. Иди, и дай запрос, немедленно!
   - Нет!!! Я не собираюсь туда приближаться! - Диму просто трясло от ужаса.
   В следующее мгновение, столик дежурного отлетел в сторону. Дима взвизгнул, и упал на пол. Гигантская фигура Кроммана возвышалась над ним как башня, наконечник копья, с запекшейся кровью, висел прямо напротив лица.
   - Послушай меня, ты! - генерал почти рычал - Я не знаю какие у вас тут порядки. Но этот человек теперь - воин Фаланги, и если ты сейчас же не сделаешь то что он приказывает, я тебя по стенке размажу.! ТЫ ПОНЯЛ МЕНЯ???
   - Да... Дима пополз по полу, извиваясь как червяк. Затем он подскочил, и бросился бежать. На его штанах расплывалось мокрое пятно.
   - Не сбежит? Если надо, мы с ребятами разнесем этот гадюшник по камушкам!
   - Никуда он не денется. Тут совсем недалеко.
   Несколько минут спустя, Дима вернулся. Его по прежнему трясло, язык заплетался.
   - Шеф примет тебя, Леон. Он приказывает тебя явится немедленно в его кабинет. Одному.
   Они шли по длинному и полутемному коридору. Леон пытался хоть как то спланировать предстоящий разговор, и не мог. Клерки и молодые шпионы, боялись Шефа до дрожи в коленках. Он не боялся, но все равно чувствовал некую неуверенность. Шеф был таинственной личностью, даже по меркам переполненного тайнами Укрытия. Никто и никогда не видел его лица, да в общем то, и всего остального тоже. В жизни каждого шпиона в Аркадии, наступал момент, когда его вызывали в этот кабинет. Бархатная штора разделяла его на две половинки. Шпион садился на стул, и слышал голос. Голос отдавал приказы, и давал всю необходимую информацию о задании. Человека за шторой, не видел никто и никогда.
   Насколько было известно Леону, Шеф никогда не покидал своего кабинета. Возможно, там есть тоннель, ведущий в некие подземные апартаменты. Впрочем, в Укрытии ходили и другие слухи. Некоторые утверждали, что Шеф и не человек вовсе, а бесплотный дух. Находились и такие, кто на полном серьезе утверждал, что никакого Шефа не существует, и они слышат голос самого Властелина. Леон никогда не впадал в такие крайности, но он был уверен что Шеф не просто человек. Требуя встречи сегодня, он был почти уверен что Шеф никаким образом не сможет его принять. Тогда можно было бы взломать кабинет, и посмотреть наконец что там, за шторой. Но Шеф был тут, и это могло обозначать, что что-то в представлениях Леона об окружающем мире, было неверным. Нужно было прояснить ситуацию, любой ценой.
   Они остановились возле двери - самой обычной, ничем не обозначенной двери, в длинном ряду.
   - Здесь - сказал Леон.
   - Ты уверен, что тебе стоит идти туда одному? Не доверяю я этому вашему Шефу. Что это за командир такой, который боится показаться своим людям? Может пойдем вместе, и вытряхнем его оттуда?
   - Нет, Маркус, не надо. Я пойду один. Подожди меня здесь, это не займет слишком много времени.
   Он толкнул дверь, и вошел наконец в кабинет Шефа.
   Это место ничуть не изменилось, со времени его последнего визита. Все то же кожаное кресло, все тот же столик с бумагами, все та же бархатная штора.
   - Садись, Леон - голос доносился с той стороны. Это был очень необычный голос - в нем слышался скрежет, и звон металла. Какое горло может издавать такие звуки?
   - Хорошо что ты явился сюда. Я жду твоего доклада.
   Доклада? С каждой минутой ситуация становилось все более необычной. Шеф всегда лишь давал инструкции, доклады передавались совсем другим инстанциям.
   - Леон, не заставляй меня ждать!
   - Что вы хотите услышать? В городе беспорядки, но я не знаю чем они вызваны. Я пришел сюда, надеясь получить ответы...
   - Не лги мне, Леон. Агент с твоим опытом, не может быть таким наивным. Ты не можешь не знать, что Жажда исчезла, Шпионские Шары перестали действовать, приток ресурсов в Хранилище прерван...
   - Неужели? - Последнего он действительно еще не знал.
   - В казармах бунт. Мы не можем связаться с Главнокомандующим.
   - Вы, это кто?
   - Неважно. Я в последний раз требую, расскажи все что тебе известно!
   - Клянусь, что ничего не знаю!
   - Хорошо. В таком случае, слушай мой приказ. Ты немедленно отправишься в Посольство, и поступишь в подчинение к Первому Секретарю, Роману Бланку. Он даст тебе дальнейшие инструкции.
   - Мне - подчинятся дипломату? С какой стати?
   - Таков мой приказ. Напоминаю, неповиновeние карается пожизненной Лесопилкой.
   - Лесопилкой значит... - Леону окончательно надоели эти игры. - Думаю, что твоя Лесопилка сдохла, вместе со всем остальным!
   - Что?
   - Игра закончена, Шеф. Твое время вышло! - Леон вскочил с кресла, и отдернул бархатную штору.
   Комната за ней, выглядела совсем по другому. Ни ковра, ни кресла, лишь голые стены, и большой дубовый стол в центре. А на столе...
   - Немедленно выполняй приказ!!! - голос Шефа гремел в закрытом пространстве комнаты, хотя никакого человека тут не было. Он доносился из непонятной металлической коробочки, в самом центре стола. От нее тянулись тоненькие проводки...
   - Что за чертовщина...?
   - Леон? - голос Шефа вдруг изменился, разом утратив всю свою уверенность. - Что ты сделал? Ты убрал штору?
   Леон не ответил. Здесь, прямо возле странного устройства, голос Шефа звучал по другому. Металлические нотки почти пропали, и он был странно знакомым.
   - Ты здесь, Леон? Отвечай! - голос вновь загремел, и в этот момент узнавание стало полным.
   Он много раз встречался с этим человеком. Он слышал его напыщенные речи в посольстве, он видел его на приемах в Ратуше. "Шефом", оказался Верховный Дипломат, Юрий Махлеб.
   Понимание этого факта, просто било обухом по голове. Шпионы всегда с некоторым презрением относились к дипломатам, считая все их церемонии глупостями. Единственная польза от послов - прикрывать шпионов, если у тех возникнут проблемы. Леон всегда считал, что они заслуживают иметь Верховного Шпиона, среди Советников Властелина. Именно это и было первоначальной целью его планов - убрать Верховного Дипломата, и занять его место. И вот теперь выясняется, что этот человек все время манипулировал ими!
   - Ты здесь???
   Леон понял и кое что еще. Вместе с этой коробочкой, раньше в комнате несомненно находился и Шпионский Шар. Шары могли передавать только картинку, без звука - это и было их главным недостатком. Шпионам приходилось писать доклады на бумажках, и подносить их к передающей поверхности. Передача звуков всегда оставалась недостижимой мечтой - только поэтому никто не смог догадаться, кто такой Шеф. С помощью коробочки и Шара, тот мог полностью контролировать ситуацию в комнате.
   Кто же придумал эту дьявольскую штуку? Она не была артефактом Властелинов, иначе уже перестала бы действовать, вместе со всем остальным. Наверно ее изобрели ученые - в последнее время, они придумали много странных вещей. Академию нужно срочно брать под контроль, но - чуть позже. Прежде всего, нужно разобраться с проклятым кукловодом.
   - Я слышу тебя, сволочь!!!- заорал он, почти прислонив губы к коробочке.- Я выполню твой приказ - приду в Посольство. А там - придушу тебя собственными руками!!!
   - Значит ты понял, кто я. Этого не должно было случится.
   - Какими дураками мы были ! Tеперь все пойдет по другому. Ты дипломат - кто дал тебе право командовать шпионами ?
   - Я всегда делал лишь то, что приказывал Властелин. Делаю и теперь. Прощай, Леон.
   Голос Верховного Дипломата оборвался. В комнате наступила тишина. Жуткая. Мертвая.
   Леон не мог сказать, что заставило его бросится на пол. Сработало шестое чувство - оно уже не раз спасало его в самых рискованных миссиях. В следующее мгновение, коробочка взорвалась. Заряд был не очень большим, но должен был стать смертельным. Человека спас стол - он принял на себя большую часть осколков. Леон был оглушен, и придавлен к полу тяжелой столешницей. В любой момент мог рухнуть потолок... Неужели конец?
   Дверь комнаты вылетела, с грохотом почти не уступающим по силе взрыву. На пороге стояла высокая фигура, в золотой броне.
   - Леон, ты живой??
   - Маркус, помоги...
   Кромману хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию. Он метнулся к столу, одним рывком выдернул Леона, и рванул к выходу. Секунды спустя, потолок рухнул, завалив комнату каменными обломками.
   Генерал шагал по коридору, неся полуживого шпиона на руках, как ребенка. Леон до сих с трудом мог поверить, что остался в живых. Конец был близок, как никогда.
   - Спасибо, Маркус. Спасибо. Я не забуду этого никогда !
   - Не за что, друг. Теперь ты человек Фаланги. Мы все братья, и готовы отдать жизнь друг за друга. Я еще никогда не бросал солдата на поле боя.
   - Я понимаю...
   - Вот и отлично. Расскажи лучше, что там произошло? Твой Шеф оказался предателем?
   - Все еще хуже. Никакого Шефа никогда не было. Укрытием правил Верховный Дипломат, из Посольства. Я узнал его тайну, и он решил убить меня.
   - Вот мразь... Значит теперь мы идем туда? Я уже убил сегодня одного Советника, с удовольствием прикончу и второго.
   - Нет, Маркус. Я должен убить его сам - теперь это дело чести. Смерть Юджина Канципера была легкой и приятной, по сравнению с той, что ждет Юрия Махлеба.
   Дорога к выходу, заняла гораздо больше времени чем дорога к кабинету Шефа. Леон старался идти сам, но он сильно прихрамывал. По дороге они заскочили на склад медикаментов, и он сгреб все что мог. Тут должны быть сильнодействующие средства - не амброзия конечно, но были и другие препараты, не связанные с силой Властелинов. Лечится нет времени - ему надо продержатся на ногах еще хотя бы несколько часов.
   Возле лифтовой площадки, все осталось по прежнему. Стол дежурного был перевернут, Дима испуганно сжался в углу . Неподалеку виднелись еще две фигуры - остальные дежурные тоже вылезли посмотреть что происходит. Последние обитатели Укрытия...
   Леон повернул ключ, и платформа двинулась вверх. Лица дежурных были белыми как полотно - они понимали, что за ними никто не вернется. Они были обречены умереть здесь, внизу.
   Что-то изменилось у него в душе. Он действительно собирался оставить их здесь умирать, но ему снова вспомнилось лицо той девочки... Неужели таков теперь голос его совести? Леон вздохнул, и швырнул ключ вниз, прямо в трясущиеся руки дежурного Димы.
   Солнечный свет, был для него самым желанным зрелищем. Он не думал, что когда нибудь будет так радоваться свежему воздуху. Кошмар Укрытия остался позади. Он никогда не вернется туда. Последние дежурные тоже скоро сбегут, и это место станет мертвым подземным склепом - навсегда.
   Фалангисты сидели на травке. Они тоже наслаждались утром, солнцем, и свежим воздухом.
   - Привет, Фаланга! - провозгласил Кромман. - Мы вернулись с победой!
   - УРА ГЕНЕРАЛ КРОММАН!! Десятки голосов объединились в единый рев. Леон вдруг понял, что кричит вместе со всеми.
   Как, за считанные часы, все могло настолько изменится? Еще вчера, генерал Маркус Кромман был для него никем - очередной марионеткой, которую нужно использовать для своих целей, а затем выбросить. Фалангисты, ничем не отличались для него от мечников и пращников. Теперь же, Маркус стал для него ближайшим другом, а эти люди братьями, за которых он был готов отдать жизнь. Леон стал частью Фаланги. Он больше никогда не будет одинок.
   - Помогите ему - приказал генерал - он ранен.
   Заботливые руки подхватили Леона, и положили на траву. Нужно срочно разобраться с лекарствами. Он не может позволить себе проявить сейчас слабость.
  
   Скоро они пойдут на Посольство. Кое-кому, предстоит заплатить по счетам.
  
   11.
   Леон попытался встать. В первое мгновение казалось, что все в порядке, но затем тело пронзила боль, и перед глазами все поплыло. Нет, рано он посчитал себя выспавшимся и отдохнувшим. После всего пережитого, два часа сна были просто ничем. Нужно оставаться в постели до вечера - как минимум. Но разумеется, об этом не может идти и речи. Скоро состоится заседание Совета - нового Совета. Впервые за всю историю этого мира, над их головами не будет висеть невидимая тень Властелина. Они сами определят свою судьбу, и судьбы тысяч других людей. И основная тяжесть ответственности ляжет на него - человека, еще недавно не думавшего ни о ком, кроме себя. Маркус отличный воин и верный друг, но в большой политике он наивен как младенец. А уж двое остальных... Ему определенно придется контролировать все самому. А это значит, что придется опять принять таблетки.
   Бывший шпион потянулся к прикроватному столику. Там уже лежало несколько порций - он приготовил их до того как пошел спать. Следовало быть очень осторожным с этими вещами - он знал шпионов которые погубили себе здоровье в погоне за силой и быстротой реакции, и других, которые уже не могли жить без ежедневной дозы. Лишь амброзия считалась полностью безопасной, но о ней теперь придется забыть навсегда. К сожалению, у него нет выбора.
   Одним глотком, Леон проглотил таблетки, и запил водой из стакана. Вот так то лучше. Теперь осталось подождать, пока они начнут действовать. Это займет еще некоторое время. А пока, можно снова погрузится в воспоминания...
   В первый раз, он принял таблетки там, возле Укрытия. Они сотворили чудо - из полутрупа, он вновь стал наполненным здоровьем и энергией - по крайней мере на время. Даже генерал Кромман был поражен эффектом.
   - Ну ничего себе шпионские штучки! А наши то армейские доктора, могут только ноги отрубать, и жгуты на шею накладывать! Ты знаешь скольких друзей я потерял, из за их дурацкого лечения? Почему вы не делитесь вашими препаратами с армией?
   Леон виновато потупился. Он никогда не задумывался о таких вещах. А действительно, почему?
   - Ладно, друг, не обижайся. Это дело прошлое, а ты теперь один из нас. Главное, что ты снова на ногах. Вперед Фаланга! На Посольство!!!
   - ЕСТЬ ГЕНЕРАЛ КРОММАН !!! - Солнце сияло на золотой броне и щитах, в воздух взметались копья. Фаланга снова шла в атаку, и никакая сила в мире не могла остановить ее.
   Улицы по прежнему были пустынны. Немногие люди на их пути, в панике бежали прочь. Аркадийцы постепенно начали привыкать жить по новым правилам. Законность осталась в прошлом, теперь все решало право сильного. К фалангистам начали примыкать и другие солдаты, из разбросанных по городу групп. Сила движущейся вперед армии, росла с каждой минутой.
   На домах вокруг, виднелись признаки разрушения - тут явно не так давно бушевала толпа. Местность казалась Леону смутно знакомой, но лишь несколько минут спустя, он понял почему. Он многократно ходил по этим улицам, но они всегда были полны народу. Опустевшими, они казалось принадлежали к какому то другому городу, а не к полной жизни Аркадии. Наконец дома расступились, и они вышли на широкую площадь. В самом ее центре, стояла Таверна.
   - Нет... - пораженный вздох, вырвался из сотен глоток. Солдаты застыли, смотря на место еще вчера бывшее главным центром развлечений города. Теперь, это были обугленные руины.
   Леон, был поражен не меньше других. Всего несколько часов назад, они с Маркусом пили тут вино, и наслаждались жизнью. Таверна казалась вечной и незыблемой. Он разумеется предполагал, что она пострадала при беспорядках, но такого не ожидал. Казалось, люди хотели стереть самую память о прошлой жизни. От центрального здания, не осталось почти ничего. Среди руин, лежали трупы - много трупов. Молодые и старые, мужчины и женщины, люди разных профессий и сословий - все лежали вперемешку с обломками стен, столиков, и битым стеклом бутылок. Над телами уже начали виться мухи...
   - Что это...? - люди издали еще один пораженный вздох. Леон резко развернулся, и увидел.
   Прилегающие к Таверне склады, пострадали несколько меньше, чем основное здание. У одного из них, была повреждена лишь внешняя стена. Из дыры в стене, натекла огромная лужа.
   - Это вино, вино... - слышались потрясенные голоса.
   Это действительно было вино. Еще вчера - самая ценная вещь в мире, вещь без которой человек не мог обходится больше суток, сохранив при этом разум. Сегодня - лишь грязная и вонючая лужа. Было невозможно представить, что они действительно испытывали Жажду - к этому. Теперь, вино не вызывало ничего, кроме отвращения. В луже плавало несколько изуродованных трупов, и их кровь смешалась с вином. Кое кого из солдат начало тошнить. Сам Леон тоже начал испытывать дурноту. Он больше никогда не сможет думать о вине, не вспоминая тела в луже... Неподалеку, бродячая собака лакала вонючую жидкость. Затем она подняла заднюю ногу... Какой то пращник метнул камень, и собака с визгом убежала.
   - Солдаты...- голос генерала Кроммана тоже чуть дрожал. Похоже он только сейчас, в полной мере осознал, что их веселые попойки остались в прошлом. Теперь это был голос не командира, а просто глубоко потрясенного человека. - Друзья, мы должны уйти отсюда. Когда мы победим, мы построим новую Таверну, и найдем другие напитки.
   Я обещаю вам это!
   - Да генерал Кромман... - Обычно дружный рев, превратился в жалкое блеянье. Тем не менее, они двинулись вперед, и чем дальше они отходили от заваленной трупами площади, тем крепче становился их шаг. Они были солдатами - и даже зрелище мертвой и оскверненной Таверны, не могло шокировать их надолго. Они шли вперед.
   - Леон - голос Кроммана был непривычно тихим - друг, теперь это твоя задача. Ты единственный из нас, кто хоть как то разбирается в химии, и прочих штучках. Найди нам замену для вина. Мы больше не испытываем Жажды, но мы и не сможем долго жить трезвенниками. Я сам не смогу.
   - Маркус, ты не представляешь чего просишь. Если бы вино можно было хоть чем то заменить , это давно бы придумали. Такие вещи - работа для Академии, это может занять годы.
   - Тогда я приказываю тебе, как солдату Фаланги! Найди нам замену для вина! Мы не сможем ждать слишком долго.
   - Есть, мой генерал! - Я выполню твой приказ! - Леон вздохнул.- Клянусь Маркус, если найти решение в человеческих силах - я сделаю это. Мы еще выпьем с тобой новое вино, в новой Таверне.
   - Спасибо, друг.
   Шеренга солдат двигалась вперед. Леон напряженно размышлял. Пожалуй, насчет многолетних исследований в Академии, он несколько погорячился. Альтернативные напитки вполне могут уже существовать. Раньше они не получали распространения, поскольку Жажду все равно утолить не могли. Но теперь, совсем другое дело. Когда они захватят город, нужно будет посетить знакомых алхимиков. Возможно, ответ ближе чем кажется. Ладно, об этом еще будет время подумать. Сейчас у него есть более срочные задачи. Скоро, они придут в Посольство. "Шеф" Юрий Махлеб заждался своего верного шпиона. Час расплаты приближается.
   Посольство города Аркадия, находилось в красивом и богатом районе. Оно не было слишком большим, но поражало своей роскошью. Верховный Дипломат любил хорошо жить, и его подчиненные были такими же. Почти каждый день, в Посольстве закатывался роскошный прием - на него приглашались дипломаты, ученые, чиновники... Леон и сам нередко там бывал, каждый раз в другой маскировке. Теперь он шел туда как завоеватель. Какое приятное чувство...
   Богатые особняки стояли пустыми - их обитатели уже сбежали. Солдаты смотрели на них жадными глазами, но дисциплина была строгой - никаких грабежей, до полной победы. Большинство солдат никогда в жизни не видело такой роскоши. Не всякий командир смог бы в такой ситуации сохранить контроль - но Кроммана они слушались беспрекословно.
   Посольство стояло на высоком холме, гордо обозревая всю округу. Оно символизировало собой роскошь, в той же степени как Укрытие - убожество. Сверкающие белые стены, мраморные колонны, красная крыша из отборной черепицы. На крыше гордо развевался флаг Аркадии. По бокам, реяли десятки флагов поменьше - тут были представлены дипломаты из множества городов. Вход был широко раскрыт - это место никогда не нуждалось в охране. Никто в здравом уме, не осмелился бы причинить вред послам - кара за такое была страшной. Теперь, Посольство было беззащитным - по крайней мере на первый взгляд.
   Первые же солдаты, прошедшие под роскошной аркой, увидели картину разительно отличающуюся от внешнего благополучия. Все посольство носило на себе признаки поспешной эвакуации. Брошенные чемоданы, перевернутые столы, груды сваленных как попало сверхсекретных документов. Господа дипломаты, похоже, очень торопились сбежать. Bпрочем, сбежали не все - из дверей испуганно высовывались мордочки разного рода служащих, и клерков. Они выходили с поднятыми руками, и их сгоняли в кучу в центральном зале. Первый этаж посольства был полностью захвачен за десять минут, без малейших признаков сопротивления.
   - Где они?? Кромман завис над маленьким человечком, одетым в белую тогу дипломата. - Отвечай, или я прикажу вас всех перевешать!!
   - Господа отбыли в порт, еще ночью. - дипломат пытался держаться с достоинством, но у него подгибались ноги - Тут никого не осталось!
   - Врешь, сволочь! - Кромман двинул его в челюсть древком копья , тот упал обливаясь кровью. - Ничего, кто нибудь расскажет мне всю правду! - он вытащил из толпы очередного дипломата.
   - Маркус, не надо - Леон сделал шаг вперед - Это все мелюзга, их все равно никто ни во что посвящать не станет. Мы еще не осмотрели тут все этажи.
   - Ну ладно, но я их все равно потом допрошу. Не могут они ничего не знать... - Кромман сделал шаг к лестнице. Леон последовал за ним. И споткнулся.
   Второй раз за этот день, его жизнь была спасена чудом, и на этот раз в этом не было ни малейшей его заслуги. Леон споткнулся, и лезвие которое должно было перерезать ему горло, пронеслось нам головой. Человек ударивший его, был настолько потрясен промахом, что замер с кинжалом в руках. Это было ошибкой - на него навалилось сразу несколько фалангистов. Через мгновение, диверсант был скручен и обезоружен.
   - Вот значит как... - процедил Кромман - сейчас я эту мразь на кусочки разрежу...
   - Подожди. - Леон чувствовал, что у него заплетается язык. Сегодня он явно превысил свой лимит везения лет на десять вперед, его спасение было просто невероятным - я хочу посмотреть на него.
   Фалангисты сдернули с диверсанта широкий, закрывающий почти всю голову капюшон. Леон недоуменно уставился на лицо своего несостоявшегося убийцы - такое же неприметное как и у него самого.
   - Жак...? Но почему?
   Из всех людей, последним он ожидал увидеть тут именно Жака. Шпионы всегда были одиночками, но Жак в течении немалого времени был близок к тому, чтобы считаться его другом. Последние два задания в чужих городах они работали вместе - редчайший случай среди шпионов, которых обычно посылают по одному. Они привыкли работать вместе и доверять друг другу. Несколько дней назад, он осторожно прощупал почву, сделав парочку намеков насчет своих планов переворота. Тогда, Жак сделал вид что не понимает о чем речь, но еще сегодня утром Леон надеялся, что с ним удастся договорится. И вот теперь - такое...
   - Почему, Жак - Леон был действительно потрясен - почему ты хотел убить меня?
   - Я получил приказ - убить тебя сразу же после того, как ты придешь в Посольство. Приказ от Шефа.
   - Это все сплошная ложь! Шефа не существует, это...
   - Не считай меня дураком, Леон. Я получил приказ от Верховного Дипломата, Юрия Махлеба.
   - Так ты знал???
   - Знал, причем довольно давно. Думаю, что я не единственный. Не все в Укрытии такие слепые как ты.
   - Но как, как ты мог подчинятся его приказам? Он же дипломат!
   - А какая разница? Если он командует нами, значит такова воля Властелина. Кто я такой, чтобы спорить с Ним?
   - Но ведь теперь все Властелины исчезли!
   - Может да, а может и нет. Но даже если это действительно так, только Юрий Махлеб достоин того, чтобы править нашим городом. Это великий человек. Тебе и твоей тупой банде солдат, не удастся помешать ему. Скоро, он уничтожит вас всех. Сегодня тебе повезло, Леон, но это не может длиться бесконечно. Ты уже покойник!
   - Так он сейчас здесь??
   - Поднимись наверх, и выясни сам. Вас всех ждет большой сюрприз. А теперь - прощай.
   Резким движением челюстей, Жак сжал зубы. Мгновение спустя, он был уже мертв.
   - Что за черт - Кромман подскочил к распростертому телу - Как он умудрился сдохнуть??
   - Капсула с ядом - вздохнул Леон. - Вот уж не думал, что все кончится так. Когда то, я считал eго своим другом...
   - Хорошенькие у тебя друзья !
   - Да уж... ладно, это все ерунда. Он успел сказать главное - Верховный Дипломат не сбежал вместе с остальными. Он здесь !
   - Так что мы тут стоим?? Вперед!!!
   Солдаты ринулись вверх по лестнице. Второй этаж посольства, тоже оказался пуст. Выше была только башенка - личные апартаменты Верховного Дипломата. Но попасть туда было не так уж просто. Прямо возле лестницы, стояла высокая металлическая фигура. Она была, раза в три выше человека, почти цепляя макушкой потолок. Вот только к человеку, она не имела никакого отношения.
   - Ничего себе!!! - Кромман замер, пораженно уставившись на железного истукана - это же Паровой Гигант!!
   Леон тоже замер. Паровых Гигантов он никогда раньше не видел, но слышать о них доводилось. Не так давно, технология их постройки считалась верхом достижений Академии. Главнокомандующий произносил хвалебные речи, о том что скоро непобедимая железная армия сомнет всех врагов, сделав Аркадию величайшим городом мира. Постройка первого Парового Гиганта, проводилась с помпой, на церемонии разрезания ленточки присутствовали все четыре Советника. А затем, все кончилось пшиком. Выяснилось, что содержание каждого Парового Гиганта, равно по сумме содержанию целой армии обычных солдат. Их Властелину это оказалось не по карману, и непобедимая армия так и осталась мифом. Леон всегда думал, что и тот, первый Гигант, давно уничтожен. Kак выяснилось, он ошибался.
   Первые минуты, Паровой Гигант просто стоял, и не двигался. Он казался неуклюжим и неустойчивым. Половину его роста, составляли две железные птичьи лапы, над ними висел закрытый металлический цилиндр, с чем то вроде рыболовных гарпунов по бокам. Завершала конструкцию труба на макушке. Из нее валил пар. Казалось невероятным, что эта штука и в самом деле может представлять угрозу. Один хороший толчок, и она повалится...
   Леон посмотрел на Кроммана. Генерал хмурился, явно не спеша идти в атаку. Биться с таким врагом ему еще не доводилось, он не знал чего ожидать Впрочем, Паровой Гигант не собирался оставлять ему времени на раздумья. Он пошел в атаку сам.
   Это была резня. С первых же минут Паровой Гигант показал свою истинную силу. Несмотря на внешнюю неуклюжесть, он просто танцевал по залу. Птичьи лапы топтали тела, и дробили кости. Жуткие гарпуны взметались вперед, с каждым ударом нанизывая на себя по нескольку солдат. Им не могла противостоять никакая броня. Сам Паровой Гигант был неуязвим - мечи, копья, стрелы, пули - все просто отскакивало от него. За несколько минут, он полностью очистил второй этаж, оставив позади десятки трупов. Уцелевшие скатились на первый. На лестнице, Гигант двигался чуть более осторожно, и это дало им небольшую передышку. Впрочем, было ясно что это ненадолго.
   - Мои солдаты...- генерал Кромман почти плакал от злости, и собственной беспомощности. - Эта проклятая железная тварь... Я не знаю, как с ней сражаться! Что делать??? Леон, придумай что нибудь!!!
   Леон облокотился на ближайшую стенку. Он тяжело дышал. Похоже, действие таблеток начинает слабеть - он снова почувствовал боль в ранах. Почему все должен придумывать именно он? Сколько можно требовать от одного человека ??
   Крики со стороны лестницы стали громче. Паровой Гигант вот вот будет здесь. У этой штуки должны быть уязвимые места - иначе Властелин построил бы армию из них, несмотря ни на какие расходы. Они просто обязаны быть - но как найти их сейчас?
   Kрики слились в один, всеобщий вопль. Паровой Гигант выскочил на площадку перед лестницей. На каждом из его гарпунов было нанизано по нескольку тел. Солдаты отшатнулись. Казалось, они вот вот побегут, и будут бежать не останавливаясь, до самых Казарм. Из верхней трубы Гиганта валил густой белый пар, комната заполнялась свистом, бьющим по ушам. И только в этот момент, Леон увидел, что верхняя труба была не единственной. В нижней части брюха был клапан, и пар валил и оттуда тоже. Это казалось единственным уязвимым местом, на всей монолитной фигуре.
   - Маркус, пошли кого нибудь. Этот клапан нужно заткнуть - любой ценой!
   Генерал посмотрел на брюхо гиганта, и покачал головой.
   - Не буду я никого посылать. Я уже потерял сегодня слишком много друзей. Я пойду сам!
   Он двинулся вперед, солдаты расступились перед ним. Паровой Гигант втянул гарпуны, тела шлепнулись на пол. Затем гарпуны снова выдвинулись, ярко красные от крови. Гигант замер - казалось не в силах поверить что нашелся человек, способный бросить ему вызов.
   Кромман шагнул вперед, поднимая копье.
   - Иди сюда, мешок с болтами. Сейчас я пощекочу тебе животик...
   Паровой Гигант метнулся вперед. Гарпуны взметнулись, готовясь пронзить дерзкого человечишку. И в этот момент, генерал ударил. Копье вонзилось точно в подбрюшье, намертво перекрыв паровой клапан. По ушам ударил жуткий свист. А затем, летящие вперед гарпуны вдруг замерли. Леон увидел, как пар, рвущийся из верхней трубы, внезапно стал черным. А затем, она вдруг вылетела, с жутким скрежетом врезавшись в потолок. Паровой Гигант простоял еще около секунды, а потом с грохотом рухнул, придавив собой генерала Кроммана.
   - Маркус, нет!!! - Леон бросился вперед. Еще никогда в жизни, он не волновался в такой степени за другого человека. - Фаланга, помогите нашему генералу!!!
   Это стало сигналом. Солдаты, пребывавшие в шоке от увиденного, ринулись вперед. Они оттащили груду металла, еще недавно бывшую Паровым Гигантом. Из под нее вылез Маркус Кромман - слегка помятый, но вполне живой.
   - Спасибо, Леон - коротко сказал он.
   - Эй, а это еще что такое? - раздался голос кого то из солдат. - Он еще шевелится!
   Толпа резко отпрянула назад. В груде обломков, бывшей кабиной Гиганта, действительно было заметно некоторое шевеление. Минуту спустя, металлическая плита отвалилась, и из обломков выбрался человек, в тоге дипломата.
   - Ты кто такой? - спросил Леон.
   - Я Роман Бланк, Первый Секретарь этого Посольства. Я приказываю вам всем выметаться отсюда!
   Солдаты снова замерли, ошарашенные такой наглостью. Только у Кроммана не было никаких колебаний. Он двинулся на дипломата, со зловещим огоньком в глазах.
   - Нет! - только теперь Роман Бланк по настоящему испугался.- Ты не можешь тронуть меня! У меня дипломатическая неприкосновенность!!
   - Да неужели? Передай привет Канциперу, в аду!!
   Взметнулся могучий кулак. Голову Первого Секретаря отбросило назад, шейные позвонки были переломаны одним ударом. Тело медленно сползло на пол.
   Вперед, солдаты! - крикнул Кромман. - Верховный Дипломат там, и он заплатит за все! За мной!!!
   УРА ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!! - с радостными воплями, солдаты ринулись вверх по лестнице. Леон тоже бежал и кричал. Неужели это правда? Неужели они сейчас поймают Юрия Махлеба?
   Второй этаж был завален трупами. Среди прочих, попадались и тела в желтой броне фалангистов. Леон старался не смотреть, боясь увидеть знакомые лица.
   Eще один рывок, и они добрались до третьего этажа - личных апартаментов Верховного Дипломата. Тут не было никаких признаков поспешного бегства. Комнаты поражали своей роскошью, и выглядели вполне обитаемыми. Казалось, Юрий Махлеб встретит их, мирно попивая чай на балкончике. Но его не было.
   - Он должен быть здесь. Все обыскать! От нас, ему не спрятаться под кроватью!
   Солдаты ринулись вперед, радостно переворачивая роскошную квартиру. За считанные секунды, она превратилась в руины. Верховного Дипломата они так и не обнаружили.
   Именно Леон, в очередной раз нашел ответ. Опытным шпионским взглядом он осмотрел комнаты, и одна из стен показалась ему подозрительной. Он ощупал ее, надавил - и с потолка упала веревочная лестница.
   - Он на крыше! Вперед!!
   Один за другим, солдаты ринулись вверх по лестнице. С крыши раздавался странный рокот. Несколькими ударами они вышибли люк в потолкe, и выскочили на крышу. И поняли, что опоздали.
   Одинокий гирокоптер, парил совсем рядом с Посольством. Так близко, и в то же время так далеко. Верховный Дипломат Юрий Махлеб сидел в кресле пилота. Он издевательски помахал им рукой. Несколько стрел полетели в его сторону, но их снесло ветром. А затем, гирокоптер замахал крыльями, и полетел, куда то в сторону морского побережья. Еще мгновение, и он превратился в точку и исчез.
   - Мы упустили его - Леон чуть не плакал. - Мы были так близко, и упустили!
   - Никуда он не денется - генерал Кромман встал рядом с ним. - Эти штуки не могут летать слишком далеко. Уплыть он не сможет - порт уже должен быть нашим. Как только эта гнида сядет, мы возьмем его.
   Леон вздохнул. Ему так хотелось поверить в это, но он не мог. Махлеб ускользнул прямо у них из рук - и теперь поймать его будет очень непросто. Он еще доставит немало проблем.
   - Ладно, друг, не расстраивайся. Мы снова победили - это главное. Куда мы теперь - в Академию?
   - Да. Это самое опасное место в городе. У ученых была куча времени на подготовку - кто знает что они могли придумать?
   - Мы справимся и с ними. Мы Фаланга, и нас ничего не остановит. Давно пора разворошить это змеиное гнездо. Ученые придумали Паровых Гигантов, Гиркоптеры, и взрывающиеся коробочки. Без них, мир был бы чище, и честнее. Скоро, они заплатят за все.
   Леон кивнул. Вообще то, у него были свои планы насчет Академии, но сейчас не было сил спорить. Где там его таблетки? Ему срочно нужна новая доза.
  
   12.
  
   Кристаллион возвращался к жизни. Город, еще вчера бывший пустым и мертвым, вновь начал заполнятся людьми. Они ничего не делали - просто ходили улицам, все еще не веря до конца в собственное спасение. Они наслаждались небом, солнцем и свежим воздухом, не думая о неопределенности своего будущего. Смертный приговор был отменен, и теперь все должно быть хорошо.
   Арчибальд Селдон сидел на лавочке, недалеко от пустого здания посольства. Он знал, что надо куда то идти и что то делать, но не мог придумать ничего конкретного. Селдон больше не был главой посольства, и одним из правителей города. Он был теперь никем, и покорно дожидался решения новых хозяев - людей с синими кристаллами на шее. Они единственные, кто похоже, точно знал что делает. Войдя в город, они заняли здания Ратуши, Резиденции, Академии, и еще несколько ключевых точек. Эти люди на каждом шагу славили Афину, и раздавали горожанам небольшие кристаллы. Селдон тоже получил такой, и теперь вертел в руках, не совсем понимая что с ним следует делать.
   Утром, в первые минуты после спасения, он действительно был готов уверовать в Афину. Эйфория полностью заглушала голос разума. Но он был слишком большим скептиком, чтобы оставаться в таком состоянии надолго. Селдону, даже Властелинов было трудно воспринимать как богов - они были невероятно могущественными, но их поведение было вполне человеческим. Что уж говорить про дурацкую каменную статую... Впрочем, похоже скептиков в Кристаллионе осталось немного. Большинство людей уверовало искренне, и теперь они сжимали свои кристаллы как величайшую ценность, периодически вознося их к небу, и бормоча придуманные на ходу слова молитвы. Все это, вызывало у Селдона смутные опасения...
   - Советник Селдон....? - раздался неуверенный голос - это вы?
   Селдон поднял голову. Рядом, переминался с ноги на ногу грузный пожилой человек. Он близоруко щурился, через небольшие очки. Одежда на нем была помятой, и висела мешком. Тем не менее, дипломат сразу узнал его. Еще недавно, этот человек носил роскошную голубую робу, и любил рассуждать о высоконаучных материях, за кубком вина. Его звали Василий Гофер, и он был вторым в иерархии ученых Академии.
   - Да, Гофер, это я. - дипломат встал со скамейки, почти готовый заключить ученого в объятья. Они никогда не были особенно близкими друзьями, но теперь, Селдон радовался каждому знакомому лицу. - Я так рад вас видеть!
   - Я тоже! - ученый казалось был готов расплакаться.- Я думал что я последний, что никого больше не осталось!
   - Куда вы все пропали? Я так нуждался в вашем совете, а Академия вдруг оказалось пустой!
   - Это все Рудин, наш Верховный. Старый дурак решил, что Академия слишком заметная цель, и просто распустил всех по домам. Они разбежались как крысы. Но я никуда не уходил! Все это время я сидел в подвале, и один продолжал наш проект! Властелин приказал нам изучить Напорную Камеру - кто мы такие чтобы останавливаться? - Гофер замахал руками как мельница, а затем грузно бухнулся на скамейку. - Но теперь - я просто не знаю что с нами будет!
   - Что же думает наука, о том что с нами произошло?
   - Наука ничего не думает! Этого не может быть, потому что не может быть никогда! Мы Ишка, и должны были быть уничтожены! Вместо этого, тут появляется толпа дикарей, и требует, чтобы мы молились каменной статуе! И эти дураки им верят!
   - Потише пожалуйста - Селдон заметил, что несколько человек начали на них оглядываться - не нужно так кричать. Эти люди теперь правят нашим городом, и они серьезно относятся к своей богине. Лучше с ними не ссоритcя. Вам дали кристалл?
   - Дали, и я его сразу выкинул. В Академии, у нас этих стекляшек и так навалом, не собираюсь я с ней таскаться!
   - Гофер, думаю вы напрасно это сделали. В конце концов они спасли нас, лучше проявить уважение...
   - Не могли они нас спасти! - Гофер снова подскочил со скамейки, размахивая руками. Это не-на-уч-но! Всему должно быть логическое объяснение. Может быть Властелин вернулся, но по какой то причине не показывается нам на глаза. Я никогда не поверю, что каменная статуя может повлиять на порядки мира!
   Селдон вздохнул. Oн уже крепко пожалел, что встретился с этим человеком. Таков был Гофер - обычно тихий и стеснительный, но встающий на дыбы, если кто то осмелился усомнится в всемогуществе Науки. Дипломат не раз видел, как тот громил оппонентов в научных спорах. Увы, они теперь были не в Академии, и не на приеме в Посольстве. Это был новый, незнакомый мир, и тут требовалось вести себя тихо, проявляя максимум дипломатичности и такта. А Гофер то, похоже, и слова такого никогда не слышал. Вокруг их скамейки уже начала собираться толпа...
   - Святотатцы! Богохульники! - раздавались возбужденные голоса. Нужно бежать, и пусть этот придурок разбирается с ними сам. Увы, бежать тоже было уже поздно. Толпа вдруг расступилась, и к ним вышел человек. На шее у него висел на веревочке синий кристалл, а в руках был меч.
   - Арчибальд Селдон и Василий Гофер?
   - Да... - Селдон удивленно посмотрел на него. Этот человек явно не был кристаллионцем, откуда он мог знать их имена? Неужели кто то уже донес? Быстро же они организовались.
   - Именем Меча Афины, приказываю вам следовать за мной !
   Селдон кивнул. Спорить сейчас определенно было не время. Гофер попытался было раскрыть рот, но дипломат резко двинул его локтем в бок. Одно неправильное слово, и эта толпа линчует их на месте.
   Человек с кристаллом двинулся вперед, Селдон с Гофером следовали за ним. Он не произнес больше ни слова. Они пересекли центральную городскую площадь. Здание Ратуши по прежнему выглядело заброшенным, но люди с кристаллами то и дело входили и выходили из него. Их конвоир свернул направо, на широкий проспект, и в этот момент дипломат понял, куда они идут. В дальнем конце проспекта стояла Резиденция Губернатора.
   Резиденция, была самым богатым и красивым зданием в городе. Ее многократно перестраивали и улучшали. Считалось, что если резиденция в колонии сможет сравнится с Дворцом в столице, это предотвратит коррупцию... Их старому Губернатору явно забыли рассказать об этом - он продолжал воровать, чем дальше тем больше. Селдон никогда не забудет того дня, когда он зашел в губернаторов кабинет, и положил на столик конвертик с компроматом. Какое у него было лицо... Увы, сегодняшняя встреча явно будет менее приятной.
   Они подошли поближе, и Селдон горестно вздохнул. Былая роскошь осталась лишь в воспоминаниях. За последние дни Резиденцию явно грабили неоднократно. Большие дубовые двери были сорваны с петель, и валялись рядом. У входа замерло двое стражей с копьями. Они были одеты в синие робы работников Рудника, но повадки выдавали в них опытных солдат. Они одновременно расступились, открывая проход.
   - Меч Афины примет вас - это снова был их сопровождающий. - Идите прямо по коридору.
   - Какой еще меч...? - начал Гофер, но Селдон дернул его за рукав, и ученый снова замолк. "Меч Афины" звучало как титул, и дипломат догадывался, кому он мог принадлежать.
   Они двинулись вперед, по заваленному мусором коридору. В его конце находился кабинет губернатора. Селдон толкнул дверь, и они вошли внутрь.
   Кабинет губернатора уцелел. Дипломат с удивлением узнал стол, креслa, даже драпировки на стенах. Неужели никто так и не посмел ворваться сюда? Странно. Впрочем, в следующую секунду, его внимание переключилось на человека сидевшего за столом. Это, разумеется, был тот самый человек, которого он видел еще утром из окна Посольства. Вблизи, он выглядел еще более внушительно. Могучая фигура опытного воина, бездонные, проникающие в душу, синие глаза. На его голове был обруч, с вставленным в него гигантским кристаллом. Три зубца образовывали нечто вроде короны. Человек встал из за стола, и строго посмотрел на пришельцев.
   - Приветствую вас. Я Анатоль, Меч Афины. Рад видеть вас здесь.
   Имя показалось дипломату смутно знакомым. Неужели...?
   - Анатоль? Анатолий Магнус ?
   - Когда то, я был им. Но мне и моим людям, больше не нужны вторые имена. Мы все равны перед Богиней - она видит душу каждого. Того же, я жду и от вас. Отныне ты Арч, а ты Вася.
   - Что??? - возмущению Гофера не было предела. - Какой я вам Вася???
   Селдон молчал, переваривая услышанное. Он вдруг отчетливо понял, что в эти минуты решается его судьба. Значит, он снова просто Арч. Придется привыкать.
   - Как вы смеете? - Гофер все не мог успокоится.
   - Сядь Вася, и заткнись. С тобой, я поговорю чуть позже.
   Гофер хотел сказать еще что то, но один взгляд синих глаз Анатоля остановил его. Ученый сглотнул, и сел в кресло.
   - Мне давно хотелось поговорить с тобой, Арч. Я понимаю, что ты слышал обо мне?
   - Да, конечно. - Селдон, точнее Арч - надо привыкать, действительно слышал немало про Анатолия Магнуса. Этот человек был живой легендой. Он начинал как простой мечник, но подвиги продвигали его по должностям с рекордной скоростью. Несколько раз он ходил один на вражеские города - и возвращался с добычей. Стоя во главе небольшого отряда мечников, он разбивал многократно превосходящие вражеские армии. Войско Кристаллиона никогда не было особенно большим, но благодаря Анатолю оно наводило страх на окрестные города.
   В конце концов, он стал генералом мечников, а затем командиром всех войск Кристаллиона. Ему прочили перевод в Столицу, и головокружительную карьеру в главной армии Властелина. Но затем - что то изменилось. Никто не мог сказать что произошло, но во время торжественного парада, по случаю очередной победы, Анатоль набросился на Главнокомандующего, специально прибывшего из столицы. Если бы не Шлем Ареса, тот быстро стал бы покойником... Спятившего генерала могли казнить на месте, но за былые заслуги ограничились пожизненным Рудником. Любовь солдат к нему была столь велика, что многие отправились туда вместе с ним. Это многое объясняло...
   Арчу никогда раньше не приходилось встречаться с ним. К тому времени, когда он вернулся в Кристаллион, Анатоль был уже на Руднике. Но слухи ходили по городу еще долго.
   - Я много слышал про тебя, Анатоль - повторил Арч. - Много хорошего. Но я не могу понять одной веши...
   - Почему я все бросил, и ушел на Рудник? Этого многие хотели бы узнать. Теперь можно сказать правду. Меня позвала Богиня. Я услышал ЕЕ голос во сне, и ничто другое больше не имело значение. Я знал, что наступит день, и Афина изгонит ложных богов, и должен был быть готов поднять знамя истинной веры. Час настал, и я вернулся!
   Дипломат напряженно слушал.
   - Я тоже слышал про тебя немало хорошего, Арч. Ты прибыл в город уже после моего ухода, но вести о твоих делах дошли даже до Рудника. Ты спас мой город в тяжелую минуту, и я благодарю тебя за это. Я всегда верил, что когда час настанет, ты найдешь в своем сердце истинную Веру, и встанешь со мной плечом к плечу. Ложные боги пали, и нам осталось лишь донести слово Богини до заблудших людских душ. Отсюда, из благословенного города Кристаллиона, мы начнем Священный Поход против неверных, до самого края мира. Ты со мной?
   Арч задумался. Так, сразу, ему было нелегко принять столь важное решение. Разумеется, искренне верить он не сможет, но какой у него выбор? Анатоль явно не примет отказа. Этот человек по настоящему пугал его. Он был фанатиком, но при этом фанатиком гениальным, сохранившим все свои многочисленные таланты. Тот кто пойдет против, будет раздавлен как таракан, но быть может, находясь рядом, ему удастся смягчить ужасы этого "Священного Похода". Он принял решение.
   - Я с тобой, Меч Афины. Богиня спасла наш город, и теперь настало ЕЕ время. Людям нужна новая вера, и они получат ее.
   - Я знал, что ты не разочаруешь меня, Арч. У меня достаточно мечей, но Слово Афины можно распространять и другими путями. Мне понадобиться опытный дипломат. Вот - oн достал из кармана цепочку с синим кристаллом, и протянул - oтныне это твой знак, до конца жизни.
   Арч кивнул, надевая цепочку. Чего-то такого он и ожидал.
   - А как же я? - Гофер, про которого Арч уже успел подзабыть, подал голос из кресла.
   - А теперь насчет тебя, Вася. Ты - ученый. Люди вашей профессии много лет прислуживали Властелинам. Они посмели заявить, что Афина бессильна, и нашлись люди поверившие в это. Теперь, вам предстоит искупить свою вину. Ты, и все остальные ученые, публично признаете веру и Богиню. Вы отречетесь от своих ложных убеждений, и будете лишь славить Афину - отныне, и навсегда.
   - Нет! - возмущение Гофера было столь глубоким, что он как мячик подскочил из кресла. - Никогда! Я не стану отрекаться от науки, и тем более восхвалять каменного истукана! Вы все спятили, но ни один настоящий ученый не пойдет на это!
   - Мне жаль это слышать, Вася. Надеюсь ты осознаешь последствия твоих слов?
   - Вполне!
   - Сомневаюсь. Ну что ж, у тебя еще есть время передумать. Сейчас, мои люди отлавливают ученых по всему городу. Когда они закончат, вас всех поставят перед выбором - публично. И те кто откажется, узнают, что Богиня повелела делать с неверными. Стража, уведите его.
   Двое стражников, с кристаллами на шее, появились внезапно. Они подхватили продолжающего кричать Гофера, и уволокли его прочь. Несколько секунд крики были еще слышны, а затем затихли.
   - Идем - сказал Анатоль, направляясь к выходу. У нас много работы.
   У самой двери, он вдруг обернулся, и посмотрел прямо на дипломата.
   - Я хочу сказать тебе одну вещь Арч. Это не угроза, а лишь предупреждение. Скоро, ты увидишь как Афина повелела нам карать богохульников. Но запомни - эта кара ничто, по сравнению с той, что ожидает предателей.
  
   Комнату они покинули в гробовом молчании.
  
   13.
  
   К аркадийской Академии собирались солдаты. Молодой ученый Эрик, видел из окна, как они прибывали - все больше и больше людей в форме и броне. Он не слишком хорошо разбирался в родах войск, но тут похоже была представлена вся армия. Они стояли сплошным кольцом. Зеваки, обычно заполнявшие площадь, бесследно исчезли. Академия была в осаде.
   Его глаза снова начали слипаться. Эрику ужасно хотелось спать. Обычно, для него не составляло особой проблемы работать днем, и ночами просиживать в обсерватории. Но последние ночь и день были самыми страшными в его жизни. Ему хотелось уснуть, и проснувшись понять, что все это был кошмарный сон. Мир, еще вчера столь привычный и понятный, сошел с ума. Эти люди действительно готовились к штурму.
   Эрик знал, что Академия неприступна. Верховный Ученый лично обещал, что они остановят любого врага. Но, глядя на уверенные движения солдат, Эрик все равно испытывал страх. Кто ее на самом деле проверял, эту неприступность? По правилам Властелинов, Академии была неприкосновенными - даже грабившие города солдаты, никогда не трогали ученых. Разумеется, была та, легендарная попытка штурма в Судный День - почти каждой Академии в мире, приходилось тогда отбиваться от толпы, и не всем удалось устоять. Аркадия еще легко отделалась - вина тут хватало, и худшего удалось избежать. Этот день многому их научил - с тех пор Академии всегда имели какое нибудь оружие для самозащиты. Эрик не знал, что именно есть у них, но наверняка что нибудь убойное и смертоносное. Но одно дело теоретическая готовность, и совсем другое - настоящий штурм. Они слишком привыкли жить в своем собственном изолированном мирке. Теперь, ученым предстояло столкновение с реальностью.
   Ночью, это поначалу казалось лишь теоретическим вопросом. Сбежав из обсерватории, Эрик был в панике. Но несколько минут спустя, он успокоился. То что он увидел, было величайшим открытием. Его имя прославится в веках. Молодой ученый был честолюбив, и это был его шанс войти в историю в качестве первооткрывателя. С большим трудом, Эрику удалось затащить нескольких ученых в обсерваторию, и заставить посмотреть в телескоп. Первоначально, это не произвело большего впечатления. Увидев новые звезды, они лишь пожимали плечами и спрашивали что именно изменилось. Средний ученый, был существом приземленным, мало в чем разбирающимся вне своей узкой сферы знаний. В конце концов, несколько человек смогли оценить увиденное. В Академии начался переполох.
   Верховный Ученый прибыл уже под утро. В телескоп он даже не взглянул. Вместе с ним прибыла толпа ученых, и Эрик услышал такое, что и думать забыл про свое великое открытие. Сгоревшая Таверна и исчезновение Хранителей, были событиями гораздо более важными, чем какие то звезды. А ведь тогда они еще не знали о бунте в Казармах. Как только об этом стало известно, Верховный Ученый, Виктор Готлиб, приказал готовится к осаде.
   Теперь, роль Эрика заключалась в наблюдении. Он должен был следить за вражескими войсками, и дать знак в случае начала атаки. Тем же самым, занимались еще несколько десятков молодых ученых. Остальные заседали сейчас в недрах Академии, строя планы обороны. На сегодняшний день, в Академии насчитывалось сто тридцать четыре признанных ученых, не считая учеников и кандидатов. Академия была небольшим городом, и в случае необходимости могла прожить немало времени на собственных запасах. Тут было даже вино, хотя любой уважающий себя ученый, утолял Жажду посещая Музей. Oни могли продержатся очень долго.
   Эрик во все глаза смотрел на мятежных солдат, и сразу заметил первые признаки изменений. Издалека, начали доносится крики, они становились громче с каждой минутой. Молчаливая толпа зашевелилась, а затем разразилась радостными воплями. При первых же звуках, Эрик отскочил от окна. Атака похоже вот вот начнется, и он не собирался рисковать своей шкурой. Можно спрятаться в обсерватории - вряд ли там сейчас кто нибудь есть. Если хорошо спрятаться, его никто не найдет, и пусть хоть весь мир разваливается на куски. Он бежал, хорошо слыша, как разрозненные солдатские голоса, слились в один вопль - что то вроде "ура генерал кромман".
   - УРА ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!!! - крик был такой силы, что даже у успевшего привыкнуть Леона заболели уши. Кричали сотни человек одновременно. Вокруг колыхалось людское море. Первыми были конечно солдаты, но Леон с удивлением заметил толпы гражданских, присоединивших свой голос к всеобщему крику. Любовь к Кромману не ограничивалась армией, и их триумфальный поход по городу не остался незамеченным. Люди нуждались в опоре, посреди бушующего хаоса. Для солдат, он был в первую очередь Главнокомандующим, но с каждой победой люди все меньше видели в нем просто человека. Горожане возможно еще не осознали этого сами, но их вера постепенно превращала Маркуса Кроммана в нового Властелина.
   - Привет, бойцы ! Рад видеть вас всех здесь!!!
   - УРА УРА УРА!!!!
   - Подождите еще чуть чуть! Скоро мы ударим, и тогда никакие стены не устоят перед нами! Мы сотрем это змеиное гнездо с лица земли! Ждите приказа, и мы атакуем!
   - ЕСТЬ ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!!
   - Что скажешь, Леон? - Кромман наслаждался каждой минутой - Tы все еще боишься, что мы не сможем взять Академию? Посмотри на этих солдат - по твоему, их остановит кучка хлюпиков в голубых робах? Мы разнесем это здание на камушки!
   - Я не уверен, Маркус. У меня есть нехорошие предчувствия. В Академии придумали много всяких штучек, далеко не всем они делятся с остальными. Я рассказывал тебе, что было в Судный День, в Сентоле?
   - Рассказывал, рассказывал. Великая Линза, синие лучи... А теперь, посмотри на небо.
   Леон посмотрел, и облегченно вздохнул. Утром, небо было солнечным, но теперь его затянули густые облака. Казалось, вот вот начнет накрапывать дождик. Совершенно нетипично для сезона - но кто теперь вспоминает о таких мелочах?
   - Вот видишь! Какая линза, какие лучи? В такую погоду, все их игрушки можно выбрасывать. Мы возьмем их тепленькими!
   - У них может быть и другое оружие. Может попробуем провести переговоры? Я знаю там кое кого, если предложить достойные условия, они возможно сдадутся без боя.
   - Мои солдаты не поймут этого. Слишком долго эти твари пировали, пока мы умирали. Они жаждут крови, и получат ее. Не трусь, Леон. Ты больше не шпион, ты солдат Фаланги!
   - Может ты и прав...а может и нет. Выполни мою просьбу, Маркус - не иди в атаку с первой волной.
   - Что?? По твоему, я останусь в тылу, когда мои солдаты будут умирать? За кого ты меня принимаешь, за Канципера?
   - Возможно, он был не так уж и неправ. Дело Главнокомандующего управлять боем в целом, а не рваться в первой линии. А ты для нас больше чем просто Главнокомандующий. Ты символ, и без тебя, мы все быстро станем трупами.
   - Но...
   - Я не прошу тебя отсиживаться в тылу. Оставайся здесь, вместе со мной. Если атака будет удачной, мы пойдем и завершим дело. Если же нет - с тобой у нас будет и другие шансы. Ты несколько раз спасал мне жизнь - я не могу позволить тебе погибнуть.
   Кромман явно начал колебаться. Он что то взвешивал, прикидывал, и наконец кивнул.
   - Ладно, Леон, ты меня убедил. Мои солдаты уже большие мальчики, они могут порезвится и сами. Но запомни - когда мы победим, тебе придется долго искупать свою трусость.
   - Спасибо, Маркус, я не забуду этого. Больше всего на свете, я надеюсь что ты прав, а я жалкий трус. А может все таки попробуем переговоры?
   - Нет! Хватит, ты и так достаточно запудрил мне мозги. Если трусишь, отойди и не мешай!
   - Солдаты - начал он - всем слушать меня! Там - Академия. Жалкие ученые думают, что они могут спрятаться от нас. Принесите мне их головы! ВПЕРЕД!!!! В АТАКУ!!!!!!
   - ЕСТЬ ГЕНЕРАЛ КРОММАН!!!! - живая волна двинулась вперед. Казалось что ничто на свете не может остановить их. На мгновение, Леон даже самому себе показался жалким трусом. А затем, он увидел нечто вроде пушек, выдвинутых из окон Академии.
   - Стойте!!! - заорал он, но его голос потонул в общем шуме. Разумеется, было уже слишком поздно. Из пушек ударило пламя.
   Далекие предки этих штуковин, стояли и сегодня на огнеметных кораблях. Но теперешняя огневая мощь, была намного больше. Казалось, что в Академии поселился сказочный дракон. Гигантские огнеметы создали сплошную огненную стену, солдаты вбегали в нее, и вспыхивали как свечки. Передние ряды пытались остановиться, но задние напирали, и все новые и новые люди исчезали в огне. Это была катастрофа.
   - Нет. Нет. Нет. Нет. - Кромман был белым как смерть, его тело застыло.
   - Останови их! - крикнул Леон, но генерал не отреагировал. Тогда бывший шпион размахнулся, и изо всей силы двинул Кроммана в челюсть. - ОСТАНОВИ ИХ!!!
   Кромман дернулся от удара, в его глазах появилось наконец осмысленное выражение.
   - НАЗАД!!!! - заорал он во всю мощь могучих легких. - ВСЕ НАЗАД!!!
   Это подействовало. Солдаты отшатнулись, живой поток иссяк. Несколько минут спустя, огнеметы тоже замолкли. Стена огня исчезла, открывая жуткое зрелище. Площадь перед Академией была усеяна черными, обгорелыми телами. Некоторые еще шевелились. Запах горелого мяса забивал ноздри.
   - Нет... - Лицо Маркуса Кроммана тоже было мертвым. - Что я наделал...
   - Успокойся, Маркус.- Леон встал рядом - Ты не виноват. Откуда тебе было знать?
   - Ты предупреждал меня, а я не послушал. Какой же я дурак... Зря ты не дал мне идти в атаку. Я должен был умереть там, вместе с ребятами.
   - Не говори глупостей. Армия нуждается в тебе. Мы еще победим. Думаю сейчас самое время для переговоров. Они считают себя победителями, и им легче будет согласится на наши условия.
   - Делай что хочешь. Я устал. - Кромман присел на перевернутую скамейку, его лицо по прежнему ничего не выражало. Леон увидел испуганные глаза окружающих солдат. Нужно срочно что то делать.
   Десять минут спустя, небольшая группка под белым флагом, двинулась прямо через заваленную трупами площадь. Для солидности, Леон взял с собой трех фалангистов. Он каждую минуту ждал огненного шквала, который станет последним в его жизни, но удара не последовало. Похоже ученые действительно решили провести переговоры.
   У входа, их ждал человек в голубом балахоне. Леон не знал его - скорее всего, какой нибудь ученый среднего ранга. Он заговорил надменным тоном, как хозяин со слугами.
   - Мы рады, что вы наконец решили сдаться. Верховный Ученый примет одного из вас, и обсудит условия вашей капитуляции.
   - Думаю, вы что то не так поняли. Мы пришли на переговоры, и сдаваться не собираемся.
   - Это решать Верховному Ученому. Так кто из вас пройдет внутрь?
   - Я пойду - Леон сделал шаг вперед. Надеюсь, мне ничего не угрожает?
   - Мы цивилизованные люди, в отличие от всякой тупой солдатни. Гарантирую, что ты вернешься сюда в целости, чем бы не кончились ваши "переговоры". Следуй за мной.
   Эрик осторожно выглянул из окна. Последний час он прятался в обсерватории, трясясь от страха. Сейчас шум стих. Они победили? Если так, нужно присоединится к остальным, пока те не заметили его отсутствия.
   Гора обгорелых трупов потрясла его - до сих пор он видел тела только на лабораторных столах, готовыми для исследования. Похоже они действительно выиграли, по крайней мере этот раунд. Эрик двинулся по коридору. В этой части Академии людей не наблюдалось, и это было ему на руку. Шум заставил его дернутся, и спрятаться в нише, в стене. Люди прошли мимо. Первого из них Эрик узнал - это был один из секретарей Верховного Ученого. Второй был незнаком. Это был совершенно неприметный человек, в гражданской одежде. В руках, он держал кусок белой тряпки. Неужели переговоры? Выходит это один из мятежников. Все интереснее и интереснее. Эрик вдруг понял, куда они идут - здесь рядом находился один из кабинетов Верховного Ученого. Странный выбор места - как будто Виктор Готлиб хочет скрыть от основной массы ученых сам факт переговоров. В тот момент, когда они скрылись в кабинете, молодой ученый кое что вспомнил, и бросился в один из мелких примыкающих коридорчиков.
   Это место, он с двумя друзьями обнаружили, еще когда были учениками. По непонятным причудам акустики, в стене была точка, прислонив ухо к которой, можно было слышать каждое слово сказанное в кабинете. В свое время они просидели тут немало часов, надеясь раскрыть тайны Верховного Ученого. Никаких тайн они не раскрыли - тот крайне редко пользовался этим кабинетом, в основном они слышали лишь голоса уборщиков протирающих пыль. Какое то время спустя, они нашли другие игры. Но Эрик не забыл, и сейчас это место сыграет свою роль. " Коберт, оставь нас" было первым что он услышал...
   - Коберт, оставь нас - произнес Верховный Ученый, и человек приведший Леона, пулей выскочил из дверей. Он явно занимал слишком низкий пост, для участия в секретных переговорах. О трех остальных, оставшихся в комнате, сказать такое было уж точно нельзя. Это были первые люди Академии.
   Во главе стола, сидел сам Виктор Готлиб. Это был человек лишь недавно перешагнувший средний возраст, но из за длинной белой бороды, он казался гораздо старше. Борода считалась одним из символов власти Верховного Ученого, вместе с Лупой, нависшей над его правым глазом. Про эту штуку ходило много противоречивых слухов, ей приписывали немало чудесных свойств. Сейчас все это стало неважным - Лупа превратилась в бесполезную стекляшку, и Верховный Ученый не мог не знать этого.
   По правую руку от Готлиба, сидел Второй Ученый, Арнольд Помпилус. Это был глубокий старик. Насколько было известно Леону, когда то он действительно был гениальным ученым, но с возрастом впал в полнейший маразм. Теперь его задача была сидеть с умным видом, кивать, и во всем соглашаться с Верховным Ученым.
   Слева, сидел Игорь Саган, Третий Ученый. Он был намного моложе двух остальных. Саган сидел с загадочной полуулыбкой на губах, и улучив момент, он подмигнул Леону. Тот был готов подпрыгнуть от радости. Именно из за Сагана он и явился на эти переговоры. Этот человек, был его главным союзником в Академии. По первоначальному плану, предполагалось тихо ликвидировать Готлиба и Помпилусa. Саган должен был стать Верховным Ученым и поддержать новую власть. Вчерашней ночью, все планы пошли насмарку, но может еще не поздно договорится заново. Если только удастся поговорить с ним наедине... Сейчас, главное поскорее закончить бесполезную болтовню. У него появилась идея.
   - Кто ты такой? - начал Верховный Ученый - Я ожидал встретится с Кромманом. Или он все таки сгорел?
   - Не дождетесь. Мое имя Леон, и я представляю тут новое правительство Аркадийской Империи. Император Кромман поручил мне договорится с вами, о приемлемых условиях интеграции Академии в Империю. Он готов простить вам предательское нападение на его солдат, в случае если вы немедленно прекратите сопротивление.
   - Чего?? - Готлиб был настолько ошарашен, что все его спокойствие и надменность разом исчезли - Какая еще Империя? Какой Император? Вы там похоже совсем рехнулись! Мы все служим только Властелину!
   - Властелинов больше нет и не будет - ни нашего, ни каких либо других. Это новый мир, и нам нужна новая структура правления. Народ любит Кроммана, и охотно признает его Императором. Долго ли ваша Академия сможет противостоять всему городу? Вы же ученые - так примените логику. Если вы не сдадитесь сейчас, вас просто уничтожат.
   Леона понесло, и он знал это. Всю историю про Аркадийскую Империю и Императора Кроммана, он придумал только что, надеясь шокировать Верховного Ученого. Но с каждой минутой, эта мысль все больше нравилась ему. После победы им понадобится не просто новый Совет, а новый верховный правитель. Не Властелином же его в самом деле называть? О всем этом, еще надо будет хорошенько подумать.
   Виктор Готлиб был красным как рак. В сочетании с белоснежной бородой, это выглядело просто комичным. Несколько секунд он еще пытался сохранить достоинство, но наконец взорвался.
   - Выметайся!!! - заорал он, брызгая слюной. - Вон отсюда!!! Передай Кромману, что Академия никогда - никогда, не будет подчинятся выскочке в форме! Каждый кто приблизится сюда, будет поджарен! Мы будем стоять до конца, пока жив хоть один ученый !
   С достоинством настоящего дипломата, Леон поклонился. Он добился своего. Теперь, если удастся поговорить с Саганом...
   - Игорь Саган - Верховный Ученый похоже слегка успокоился - проводи пожалуйста нашего гостя к выходу.
   Саган заметно скривился - ему не могло понравится, что его используют как мальчика на побегушках. Тем не менее он встал, и учтиво кивнул.
   - Да, Советник Готлиб. Господин Леон, пройдемте пожалуйста со мной.
   Леон почти бросился к выходу. Все складывалось наилучшим образом.
   Первые несколько минут, они шли молча. Наконец, почти у самого выхода, они остановились.
   - Игорь - начал Леон - надеюсь наша договоренность остается в силе?
   - Разумеется. У нас все подготовлено, я сам прикончу этого бородатого козла! Если бы вы так не оплошали с первой атакой, Академия уже была бы нашей. Какой дурак надоумил вас лезть прямо на огнеметы?
   - Это была ошибка. Больше такого не повторится.
   - Вот и отлично. Теперь нужен отвлекающий маневр. Постреляйте, киньте парочку камней... Если это стадо баранов хорошенько запугать, они и не заметят, что у них сменился Верховный. Когда все закончится, мы поднимем белый флаг.
   - Спасибо, Игорь, я не забуду этого.
   - Очень надеюсь, что не забудешь. Объясни мне только - что это за бред про Императора Кроммана? О таком мы не договаривались.
   - Тебя это не должно волновать. Ты станешь Верховным Ученым, сохранишь полную автономию, и даже более того. Ничего не изменилось.
   - Хорошо. Ладно, мы уже почти пришли. Поговорим позже, когда закончим работу здесь.
   Леон сделал шаг вперед, покинув здание Академии. Фалангисты ждали его. Их небольшая группа двинулась обратно, через усеянное трупами поле. Ему придется многое объяснить Кромману.
   Эрик прятался в очередной нише в стене. Он подождал, пока Третий Ученый пройдет мимо, и лишь тогда осмелился вылезти. За последние пол часа, он услышал больше невероятных вещей, чем за всю свою жизнь. Эрик не только слышал весь разговор в кабинете. Когда они закончили, он последовал за этой парочкой, и слышал все, до последнего слова. Третий Ученый предатель - кто бы мог подумать! Вот только, что теперь с этой информацией делать? Можно конечно бухнутся на колени перед Верховным Ученым и рассказать все, но даже если тот и поверит - у Эрика было неприятное чувство, что живым его не выпустят. Он уже узнал слишком много тайн... Лучше всего скрыть что он хоть что то знает, и держать нос по ветру. Рано или поздно, он найдет способ использовать это для своей выгоды.
   ***
   К внешней границе площади, приближались катапульты. При их виде, Леон впервые почувствовал некую уверенность. Их следовало использовать с самого начала, а не лезть на рожон. Десяток катапульт встал на боевые позиции, вне радиуса действия вражеских огнеметов. Теперь, они ждали лишь приказа начинать. Запаса камней хватило бы на сутки непрерывного обстрела, но так много времени им не понадобиться. Парочка удачных попаданий, и Игорь Саган сможет совершить свой переворот без проблем. Скоро, все закончится.
   Леон посмотрел на Кроммана. В последнее время, состояние генерала ему совершенно не нравилось. Тот так и не пришел в себя до конца. Из сотни погибших при первой неудачной атаке, больше трети было фалангистами, из его собственного отборного отряда. Они первыми бросились выполнять приказ, и погибли. Теперь генерал безразлично сидел, смотря в пустоту. Даже информация о том, что он теперь Император, не произвела на него ни малейшего воздействия. Леон фактически принял командование на себя, но его авторитета явно не хватало - для большинства солдат, он по прежнему был никем. Объединенная армия начала трещать по швам. Если Кромман не придет в себя в самое ближайшее время, все развалится как карточный домик. А вылечить его, могла только победа.
   - Маркус - Леон тронул генерала за плечо - катапульты готовы. Нам нужен твой приказ.
   - А.. Что?
   - Нам нужен приказ, я сказал! Очнись Маркус, ты нужен нам. Мы не сможем победить без тебя!
   - Ну ладно, Леон, раз ты просишь.... Катапульты - в атаку!
   С вздохом, бывший шпион отошел от генерала. Это не тот Маркус Кромман которого он знал, и которым восхищался. Ладно, главное что он отдал приказ. Команды катапульт услышали, и одновременно перерезали веревки. В воздух взметнулся град камней.
   Катапульты были мощным оружием. Каменный град мог быстро превратить в решето даже высокие городские стены, что уж говорить об одном, хоть и огромном здании. Размеры Академии превращали ее в легкую цель. Каждый булыжник по отдельности, был не слишком велик, но в ложке катапульты их было несколько десятков. Теперь, в воздух взмыли сотни камней. С жутким грохотом, они врезались в здание Академии. Большинство отскакивало от стен, но некоторые попадали в окна, и исчезали внутри. Крыша, из которой по прежнему торчала труба телескопа, уже была продырявлена в нескольких местах. Команда катапульт работала без перерыва, отправляя в воздух все новые и новые камни. С каждой минутой, грохот усиливался.
   Заработали огнеметы. Пламя с ревом вырвалось из труб, заполнив площадь. Но до катапульт, огненные языки дотянутся не смогли. Ученые, планировавшие защиту Академии, такого явно не предвидели. Камни перелетали над огнем, а некоторые и прямо сквозь него. Лишь теперь, Леон действительно поверил в победу. И не только он один.
   - Ура! - первые крики были слабыми. Людям понадобилось немало времени, чтобы отойти от шока первой неудачной атаки. Но сейчас, они чуяли победу, и их радости не было предела. - УРА ГЕНЕРАЛ КРОММАН !!!
   Леон посмотрел на генерала. Быть может это приведет его в себя. Но нет - Кромман по прежнему сидел, абсолютно не реагируя на беснующихся вокруг него солдат. Если он так и оправится от шока, даже захват Академии их не спасет... Интересно, что происходит там внутри? Почему медлит Саган? Академия им еще пригодится, чем больше вреда нанесут катапульты, тем больше придется потом восстанавливать.
   B Академии, царилa паника. Грохот от ударов камней был чудовищным, все здание сотрясалось. Уже были первые погибшие, от камней попавших в окна, и все понимали что это только начало. Ученые толпились в нескольких центральных залах, ожидая что в любой момент может рухнуть потолок. Все они тряслись от страха - от учеников до ведущих исследователей. Некоторые взывали к Виктору Готлибу, как будто тот обладал некими высшими знаниями, и мог спасти их. Но Верховный Ученый не показывался на глаза. Весь последний час, он провел в своих личных апартаментах, в самом центре Академии. Ученые, которые пытались достучатся до него, натыкались лишь на секретаря Коберта, который отвечал всем, что Верховный Ученый занят, и никого не принимает. Ворваться силой, никто не осмеливался.
   Весь последний час, Эрик следил за Третьим Ученым. Игорь Саган паниковать не собирался. В отсутствии Верховного Ученого, именно он стал фактическим лидером, организовывая и поддерживая остальных. Когда он наконец покинул центральный зал, Эрик следовал за ним.
   Саган забарабанил в дверь апартаментов Готлиба.
   - Что вам угодно? - Коберт был таким же холеным и надменным, как и всегда.
   - Мне нужно поговорить с Верховным Ученым. Это дело срочное.
   - Верховный Ученый никого не принимает. - Коберт попытался захлопнуть дверь, но Саган навалился плечом, и вставил ногу.
   - Я Третий Ученый, и мне нужно поговорить с ним! Жалкий секретаришка, не будет указывать мне что делать!
   - Как вы смеете!!!
   - Я смею еще и не такое - в руках у Сагана появился кинжал. - Пока, придурок.
   Сверкнуло лезвие. Эрик был настолько потрясен, что даже не заметил собственно удара. Секретарь Коберт что-то булькнул, и замолк навсегда. Третий Ученый подхватил его тело, и исчез за дверью. Несколько секунд Эрик стоял и смотрел на открытый проход. Любопытство боролось в нем со страхом. Наконец любопытство победило, и он шагнул внутрь.
   Апартаменты Верховного Ученого были самыми обыкновенными. Никакой бьющей в глаза роскоши. Всюду виднелось разнообразное научное оборудование - Виктор Готлиб похоже занимался собственными исследованиями, даже ночью. Тело Коберта лежало в луже крови, его глаза остекленели. От тела, вели окровавленные отпечатки сапог его убийцы. Эрик двинулся по следам.
   Кровавые отпечатки, привели его прямо в спальню Верховного Ученого. Внутренне, Эрик уже был готов найти там его труп, но спальня тоже была пуста. Следы вели дальше, в небольшой, узкий коридорчик. Он двигался медленно и осторожно, вздрагивая от любого шороха. Наконец стены расступились, и впереди показался огромный зал.
   Эрику хватило одного взгляда, чтобы понять, что это за место. Большую часть зала, занимал огромный котел. Работая в отделе Мореходства, ему не раз приходилось видеть котлы на огнеметных кораблях. Эта штука явно имела ты же природу, но была больше раз в тридцать. Вот значит, откуда берут топливо их огнеметы... Вся Академия сидит на огромной пороховой бочке. Если в этот котел попадет хоть один камешек... Нужно выбираться отсюда, немедленно. Не разбирая дороги, Эрик бросился обратно. Ему было плевать на все и на всех - следовало любой ценой спасти собственную шкуру.
   Шум, отвлек Виктора Готлиба от очередной деликатной настройки. Тут требовалась наивысшая точность, любая ошибка могла стать фатальной. Он и так держался с трудом, стрелки и циферблаты начинали плясать перед глазами. Кто смеет его отвлекать? Верховный Ученый поднял голову, и увидел Игоря Сагана. Этот то, что тут делает?
   - Как ты посмел ворваться сюда? Разве ты не видишь, что я занят?
   - Чем ты можешь быть настолько занят? Люди зовут своего Верховного Ученого, а ты занимаешься всякими глупостями!
   - Глупостями??? То, что я здесь делаю, может спасти нас всех!
   - Да? И каким же образом?
   - Радиус действия наших огнеметов можно увеличить! Нужно всего лишь дать нужную настройку для котла, и мы спалим их катапульты, вместе со всем человеческим сбродом!
   - Что? - теперь Игорь Саган по настоящему испугался. Он хорошо знал, насколько тонкими и деликатными были настройки огненного котла. Малейшие колебания могут привести к взрыву. - Отойди оттуда, немедленно!
   - Да как ты смеешь?? - Лицо Готлиба снова покраснело, руки затряслись. - Я Верховный Ученый, как ты смеешь пререкаться со мной? Коберт, вышвырни его отсюда, немедленно!
   - Твой Коберт не спасет тебя, старый козел - в руках у Сагана появился окровавленный кинжал - Немедленно отойди от котла, и подними руки!
   - Так ты предатель!!!
   - Я предал тебя, Виктор Готлиб, но я верен Академии. Ты погубил бы нас всех, а я спасу!
   - Ты никого не спасешь, проклятый изменник! - Рука Готлиба легла на главный рычаг.- Еще одно движение, и я поверну его!! Брось нож!!
   - Ты не посмеешь!!
   - Ты всегда был трусом, Саган, а я нет! Я лучше умру вместе с Академией, чем стану прислуживать тебе! Брось нож!!!!
   Рука Третьего Ученого разжалась. Кинжал полетел на пол.
   - Отлично - сказал Виктор Готлиб, выпуская рычаг. - А теперь...
   Игорь Саган не дал ему договорить. Он метнулся вперед, всем телом врезавшись в Верховного Ученого. Он был безоружен, но был готов удавить врага голыми руками. Они покатились по полу, вцепившись друг в друга. Готлиб боролся отчаянно, но Саган был моложе и сильнее. Ему удалось прижать Верховного Ученого к стенке котла, и начать душить. Лицо Виктора Готлиба посинело, конечности судорожно задергались. Саган давил все сильнее и сильнее, пока враг не затих окончательно. Лишь тогда он разжал руки.
   - Прощай, Виктор Готлиб - сказал он. - Теперь пришло мое время.
   Верховный Ученый все еще не умер, хоть и доживал последние секунды. Советники вообще славились нечеловеческой живучестью, все четверо. Игорь Саган увиден, как искривленные синие губы вдруг изогнулись в некоем подобии улыбки.
   - До свиданья - прохрипел Виктор Готлиб. И умер.
   Интересно, чему же он так улыбается? Саган осмотрелся по сторонам, и похолодел. Одна из рук Готлиба вцепилась в какой то рычаг, нажав его до упора.
   - Нет... - еле слышно простонал он - Неееет! - он резко дернул рычаг назад, но было явно слишком поздно. Ровный рокот огненного котла изменился, теперь он напоминал скорее рычание. И оно становилось все громче.
   - НЕЕЕТ!!!! - завопил он со всей силы, а затем рухнул на пол в припадке безумного хохота.
   Огненный котел взорвался.
   Вражеские огнеметы резко смолкли, все сразу. Леон напряженно всматривался вдаль, гадая, что это значит. Это не могло быть результатом действия катапульт - Академия была еще почти неповрежденной. Неужели переворот Игоря Сагана уже удался? В таком случае, в любой момент на крыше должен будет появится белый флаг. Главное заметить его сразу. Он смотрел прямо вперед, и четко зафиксировал момент, когда Академия взорвалась.
   Вспышка была такой яркой, что он чуть не ослеп. Большая часть гигантского здания просто перестала существовать. Над тем, что было Академией, поднимался в небо огненный столб. От взрывной волны, мало кто смог устоять на ногах. Несколько катапульт с треском развалились, камни рассыпались по земле. Солдаты медленно поднимались на ноги. Первоначальное потрясение, сменилось радостными воплями. Теперь они радовались, как дети у костра.
   - Мы победили! - кричали они - УРА!!!
   Перед глазами Леона все плыло. Еще парочка таких побед, и от города ничего не останется. Саган несомненно погиб - вряд ли кто то вообще мог уцелеть в этом аду. Академию строили много лет - и в один миг все пошло прахом.
   - УРА ГЕНЕРАЛ КРОММАН - раздался новый возбужденный вопль. Леон посмотрел вперед, и все сомнения и колебания тут же вылетели у него из головы. Маркус Кромман стоял, и смотрел на пожар. Его лицо снова было живым - а не посмертной маской, как несколько минут назад. Леон бросился к нему.
   - Маркус, ты в порядке?
   - Да, Леон - голос генерала был все еще непривычно тихим, но по крайней мере в него вернулась жизнь.- Мои солдаты отомщены, их убийц постигла та же судьба. Теперь я могу жить дальше. Спасибо что не оставил меня, друг.
   Именно в этот момент, Леон точно понял, что нужно сделать.
   - СЛУШАЙТЕ МЕНЯ!!! - заорал он, с силой удивившей даже его самого. Солдаты сразу притихли. - СЕГОДНЯ ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ!!! ВЛАСТЕЛИН ПАЛ, И У НАС ТЕПЕРЬ ЕСТЬ НОВЫЙ ПРАВИТЕЛЬ!!! СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ!!!
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ - орали солдаты. К ним присоединялось все больше голосов обычных людей, стекающихся со всего города поглазеть на пожар. - УРА, УРА, УРА!!!!
   - Император?- хмыкнул Маркус Кромман - Знаешь, Леон, мне нравится! СПАСИБО ВАМ, ЛЮДИ АРКАДИИ!!!!
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ!!!! УРА, УРА, УРА!!!!
   От криков у Леона заложило уши, но он счастливо улыбался. Сейчас, именно в эти самые минуты творится история. Они уже победили - захват Ратуши будет простой формальностью. После такого, ни один человек в этом городе не осмелится сопротивляться им. А потом, будут и другие города. Они действительно построят Аркадийскую Империю, и он будет преданным советником великого Императора. Еще никогда в жизни, он не был настолько счастлив.
   Над останками Академии продолжало полыхать пламя. Огненный столб несколько упал, но этот пожар будет гореть еще долго. И на фоне огненных бликов, появились сгорбленные человеческие фигурки. Неужели там остались выжившие?
   Уцелевшие действительно были - около полутора десятка человек, в изодранной и обожженной одежде. Солдаты, еще недавно готовые растерзать любого ученого, смотрели на них с жалостью. Эти люди побывали в аду - и выжили.
   Первым, шел молодой парень, в остатках голубого балахона. Он едва держался на ногах, но продолжал идти. Солдаты расступились, пропуская его к пятачку, где стояли Кромман и Леон.
   - Слава Императору Кромману! - закричал он, и упал на колени.
   - Надо же... - смотри, Леон, даже ученые признают меня! - Как тебя зовут, парень?
   - Эрик...
   - Ты первым признал меня, Эрик, и поэтому я провозглашаю тебя Верховным Ученым. Такова моя императорская воля. Да будет так !
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ!!! - послушно отозвалась толпа.
   Леон нахмурился, а затем пожал плечами. Это не Саган, конечно, но среди кучки уцелевших нет большой разницы кого назначать. По крайней мере, Император согласился иметь Верховного Ученого, а не приказал уничтожить их под корень. Если с этим парнем поработать, может из него и выйдет толк.
   - Будем знакомы - сказал он, протягивая руку. - Я Леон. Добро пожаловать в нашу маленькую компанию.
   Эрик несколько мгновений смотрел на протянутую руку, а затем из последних сил пожал ее. Он - Верховный Ученый? Это было уже слишком. Эрик попытался выпрямится, но последние силы оставили его. Он упал и потерял сознание.
   - Окажите им помощь - приказал Кромман, и к уцелевшим тут же бросились люди. Леон смотрел на бессознательное тело Эрика с завистью. Тот может позволить себе отдохнуть, а сам Леон еще нет. Надо принять еще одну порцию таблеток - он надеялся что последнюю. Еще всего один рывок, и они смогут отдохнуть в Ратуше. Трое Советников повержены, остался только Мэр. Как хочется надеяться, что тот не припас для них какого нибудь неприятного сюрприза...
  
   14.
  
   Беженцы заполнили Свободный Город Фарренгейм. Полторы сотни человек - в настоящем городе они растворились бы без труда. Но Фарренгейм был в сущности большой деревней - всего в нем жило человек пятьсот. Беженцы бродили по улицам, глазели на здания и на людей... Кое-где уже завязались драки. Всем женщинам города было строго рекомендовано оставаться по домам. Беженцы были в основном молодыми мужчинами, и решено было не давать им лишних соблазнов. Керк конечно предупредил всех, пригрозив повесить каждого насильника, но лучше все равно их не провоцировать. На окраине уже начали строится шалаши, в которых люди будут спать ночью. За какой то час, Свободный Город превратился в встревоженный муравейник.
   Керк сделал все что мог. Он пытался быть в десяти местах одновременно, организовывая, приказывая, умоляя... С каждой минутой, он понимал тщетность своих усилий. Фарренгейм не сможет разместить их всех - никак. Скоро им придется уходить, и чем быстрее тем лучше. Еще день здесь, и люди могут решить, что проще всего будет выгнать жителей из домов, и поселится в них самим. Начнется резня, и она будет на его совести.
   За последние часы, он всего несколько раз видел Галласа. У нового Мэра было море своих проблем. Первое же его решение на новом посту, казалось горожанам чудовищной ошибкой, и они все громче выражали свое недовольство. Старый Мэр, Петер Моррис никогда не был абсолютным диктатором. Фактически, городом правил Совет Старейшин. Эти люди считали себя опытнейшими и мудрейшими, и им трудно было признать над собой власть нового человека. У Керка имелся кое-какой опыт политических интриг, и он понимал какого сейчас приходится Галласу. Впрочем, главной проблемой были вовсе не Старейшины. Основной угрозой для власти нового Мэра, была его собственная сестра. Лиана.
   Эту девушку, он видел сегодня гораздо чаще, чем ее брата. Она наплевала на все предупреждения для женщин, и весь день носилась по городу, вместе с несколькими громилами - телохранителями. Она лезла в самую гущу, буквально нарываясь на драку. Керк пытался поговорить с ней, но Лиана рассмеялась ему в лицо. Эта дамочка была красавицей, но одновременно и ядовитой змеей - на месте Галласа, он всерьез опасался бы ножа в спину. В любом нормальном городе, ее претензии были бы абсурдом. Сам титул Мэрша или Мэриха был языковой нелепицей. Существовали правда легенды о том, что некоторые Властелины были на самом деле Властелиншами, но Керк никогда не верил в эти сказки. Однако в Свободном Городе Фарренгейме были свои правила, и по ним Лиана могла в определенных условиях получить власть. Если это случится, им придется не уходить, а бежать.
   У Керка были определенные опасения насчет Рона. Во время последней встречи с Лианой, тот мог лишь смотреть на нее влюбленными глазами, и невразумительно мычать. Парня нужно было спасать - если у нее и были любовники, она наверняка пожирала их по утрам, как паучиха. Еще одна причина убраться отсюда как можно скорее. Пожалуй, тут мог пригодится совет Даника - Рона нужно срочно сводить в бордель, может перебесится.
   Сейчас его друзья отдыхали в Ратуше. Пусть поспят, силы им еще пригодятся. Галлас предложил ему поселиться там же, но Керк отказался. Он не имеет права отдыхать в роскоши, пока доверившиеся ему люди голодны и бездомны.
   Он как раз направлял очередную группку к их временным жилищам, когда рядом показалась фигура молодого Мэра. Он выглядел измученным, и постаревшим лет на двадцать. Лоб перерезала глубокая морщина. Керк шагнул ему навстречу.
   - Привет, Галлас.
   - Привет, Керк. Нам нужно поговорить.
   - Конечно. Давай посидим, вон там, на скамейке.
   Они отошли чуть в сторону, и сели в небольшой беседке. Теперь их не слышали ничьи уши.
   - Даже не знаю, как тебе сказать... - Галлас тяжело вздохнул, как старик.
   - Я все понимаю, друг. Но неужели дела настолько плохи?
   - Хуже некуда. Я обещал принять вас всех, и я никогда не нарушал своего слова. Но с такими темпами, мне возможно придется уйти вместе с вами.
   - Даже так?
   - Да. Моя сестра потребовала созыва Совета Старейшин. По нашим правилам, Совет может отстранить Мэра, большинством в две трети голосов. Боюсь что у нее есть хороший шанс убедить их. С моим отцом они никогда не смели пререкаться, но мне они больше не доверяют.
   - Я понимаю...
   - Неужели я допустил ошибку, Керк? Неужели мне следовало оставить полторы сотни человек умирать в лесу? Я сам бы такого себе никогда не простил. Но они все, думают только о собственных интересах. А моя сестра... Она до сих пор винит вас в смерти отца. Если меня отстранят, она может снова поднять вопрос об аресте. Она полна злобы, и жаждет крови.
   - Мои люди не сдадутся без боя, Галлас. Пока что, я сохраняю контроль, но если меня арестуют, начнется бунт. Прольется море крови. Может если намекнуть на это вашим старейшинам, они будут более осторожны в своих решениях?
   - Я не знаю, просто не знаю. Когда отец был жив, все было таким легким и понятным...
   - Такова жизнь, друг мой. Всем нам приходится взрослеть, и принимать решения. Я сам прекрасно понимаю, что нам лучше уйти. Фарренгейм слишком маленький городок для такой толпы. В любом случае, я не смог бы оставаться тут слишком долго. Настоящий город, должен стоять на берегу моря. Переселившись сюда, вы не осознали что потеряли.
   - Ах да, ты же был адмиралом...
   - Прежде всего, я был просто моряком. Настоящий человек не может всю жизнь провести на суше. Ладно, похоже мы опять заболтались. Когда он будет, этот ваш Совет?
   - Ближе к вечеру. А прямо сейчас, у нас будут похороны. Мы будем хоронить моего отца, Мэра Петера Морриса.
   - Прими еще раз мои соболезнования. Твой отец был великим человеком.
   - Да. Он допустил немало ошибок, но без него никого из нас не было бы здесь. Я скорблю не только по отцу, но и по Мэру. Для этого я и пришел сейчас сюда, Керк. Я хочу пригласить тебя на похороны.
   - Ты уверен, что это уместно? Только близкие родственники...
   - Там будут не только близкие родственники. На похороны Мэра придут все важные люди города. Там будет весь Совет Старейшин, в полном составе. Я хочу, чтобы они посмотрели на тебя. Пусть видят, что ты тоже человек, а не чудовище по рассказам моей драгоценной сестрички. Они не хотят видеть чужаков, но привести тебя - мое право, и я воспользуюсь им. Может хоть это заставит их взглянуть правде в глаза.
   - Будет скандал.
   - Ну и пусть. Не знаю, какое решение принял бы отец, но я не верю, что он оставил бы вас умирать. Он был порядочным человеком.
   - Как скажешь, Галлас. Это твое решение. Где там ваше кладбище?
   - Идем.
   Кладбище Свободного Города Фарренгейма лежало за пределами городской черты. На пути к нему, они миновали покосившееся здание "Порта". Смешно - будь тут на самом деле морской берег, их кладбище находилось бы глубоко под водой. Это был большой, огороженный деревянным заборчиком участок. Большая часть могил, относилась вероятно к временам основания Свободного Города. Поминальные доски с именами, сгнили и обвалились. В целом, кладбище производило весьма убогое впечатление. Впрочем, даже в наиболее цивилизованных городах, дела обстояли немногим лучше. Властелины придумали множество способов убить своих и чужих подданных, но совершенно не задумывались о том, где их будут хоронить. Вероятно, с их божественной точки зрения, трупы просто растворялись в воздухе... Людям приходилось организовывать кладбища самим - иногда лучше, иногда хуже.
   Один участок кладбища, был отделен высокой оградой, и ухожен гораздо больше остальных. Тут было всего три могилы - каждую прикрывала мраморная плита. Нетрудно было догадаться, кому они принадлежали. Рядом - раскопанный квадрат. Скоро, Мэр Петер Моррис воссоединится со своими коллегами. Четверка Советников города Фарренгейма снова будет вместе - навсегда. Вокруг будущей могилы, толпились люди - по прикидкам Керка, около сотни человек. Тут действительно собрались все важные люди города.
  
   Членов Совета Старейшин было легко опознать - они единственные в толпе, кто носил форменную одежду. Керк узнал голубые робы ученых, белые - дипломатов, разноцветную форму разных родов войск... В старом Фарренгейме, каждый из них был большим человеком, и занимал важный пост. Теперь, они цеплялись за прошлое и тряслись над остатками своей власти. Сомнительно, что с ними удастся о чем то договорится.
   Керк с Галласом вышли на открытую местность, и только теперь люди заметили их. По толпе прокатился возмущенный вздох.
   - Что это? - разумеется, первой раскрыла рот Лиана. Она вышла вперед, с возмущением глядя на своего брата. - Ты посмел привести сюда.. этого? Как ты мог?? Он убил нашего отца, и ты привел его на похороны?? Галлас, ты позоришь нашу семью!
   - Я не... - Керк начал говорить, но Галлас жестом остановил его. Похоже, тут ему лучше хранить молчание.
   - Лиана, этот человек невиновен. Наш отец умер от старости, и от разрыва сердца. Это была трагическая случайность. Керк мой гость, и он имеет полное право присутствовать здесь.
   - Так, значит?? Люди, посмотрите на него! И этого человека вы хотите сделать нашим Мэром? Приведя сюда этого негодяя, он опозорил похороны нашего отца!
   - Лиана, успокойся - это был старик, в белой робе дипломата. Несмотря на возраст, голос его был сильным и уверенным. - Галлас сын Петера Морриса, и он имеет полное право пригласить на похороны своих гостей. Вина этого человека не доказана, и я скорее склонен согласится с Галласом, чем с тобой.
   - Вас не было там, а я была. Он убийца!
   - Хватит! - теперь голоса раздавались с нескольких сторон. Меньше всего, советникам хотелось начинать сейчас скандал на похоронах. Лиана явно оказалась в меньшинстве.
   - Нам всем нужно успокоится - это снова был тот старик в белом. Похоже, он был большой шишкой в Совете - остальные слушались беспрекословно.- Если этот человек не будет вмешиваться, он может оставаться здесь. Ты согласен, Галлас?
   - Да, Михаил Вернер.
   - А ты, Лиана?
   - Хорошо... - голос красавицы снова напоминал змеиное шипение. - Но вы еще пожалеете об этом!
   С небольшой задержкой, похоронная церемония все таки началась. Небольшая группа музыкантов заиграла траурную мелодию, а затем четыре человека вынесли тяжелый дубовый гроб. Верхняя половина крышки была открыта. После смерти, Петер Моррис выглядел еще более величественно, чем при жизни. Его глаза были широко раскрыты, и смотрели прямо в небо. Керк никогда не верил в жизнь после смерти, но при виде этого лица, у него впервые появились определенные сомнения. Возможно, Петер Морис сейчас действительно где то там, дает отчет о прожитой жизни своему Властелину. Кто знает...
   Настало время траурных речей. Как сын и наследник покойного, Галлас должен был говорить первым. Он вышел вперед.
   - Отец, сегодня мы собрались здесь, чтобы попрощаться с тобой. Ты был великим Мэром, и не менее великим человеком. Ты спас нас всех от гибели, и ты вел нас вперед, не ведая сомнений и колебаний. Память о тебе будет вечно жить в наших сердцах. Я, твой сын и наследник, обещаю продолжить твое дело, и возглавить наш народ в эти новые и тяжелые времена. Спасибо тебе, Петер Моррис.
   Раздались сдержанные аплодисменты. Керк тоже похлопал, стараясь впрочем не привлекать к себе внимания. Не хватало ему нового скандала.
   Второй, речь произносила Лиана. Керк подозревал, что она не ограничится шаблонными словами прощания, ожидая худшего. И не просчитался.
   - Отец! Ты всегда был сильным и смелым человеком! В тяжелую минуту, ты принял правильное решение, и смог убедить всех следовать за тобой. Они готовились к смерти, но ты заставил их жить! Наша благодарность тебе, не знает границ. Теперь снова настали тяжелые времена, но тебя нет больше с нами. Как и тогда, находятся люди, чьи дела ведут нас к гибели. Я, твоя дочь, клянусь что не допущу этого! Ты выронил знамя, но я подниму его! Клянусь твоей памятью, что не позволю никому причинить вред нашему городу. Никому, отец. Никому!
   Аплодисменты на этот раз были более бурными, но через них пробивалось несколько возмущенных голосов. Речь Лианы была откровенно провокативной. Галлас покраснел, и похоже был готов взорваться. На всякий случай, Керк положил руку ему на плечо. Галласу лучше выражать спокойствие и достоинство - это должно понравиться советникам больше, чем истеричные вопли этой психопатки. Если она все же дорвется до власти, Свободный Город Фарренгейм ждут тяжелые времена.
   Дальнейшая часть похорон, прошла гораздо более мирно и спокойно. Один за другим, советники подходили к гробу, и произносили короткие речи. Только теперь Керк в полной мере оценил поступок Галласа, приведшего его сюда. Он смотрел, запоминал имена и лица. Советники тоже смотрели на него - некоторые враждебно, а другие сочувственно. Каждый из них, перед речью произносил свое имя и звание. Тут действительно была вся правящая верхушка старого Фарренгейма. Старик в белой робе, оказался Михаилом Вернером - некогда Вторым Дипломатом, а в последние годы ближайшим другом и советником Петера Морриса, и Председателем Совета Старейшин. Фактически, насколько понял Керк, он был на данный момент правителем города в гораздо большей степени чем Галлас.
   Церемония все тянулась и тянулась - слишком долго, по мнению бывшего адмирала. Он не мог не думать о том, что происходит сейчас в городе. Среди всей толпы беженцев, были лишь немногие, кому он мог хоть в какой то степени доверять. Кто знает, до чего они могут додуматься. Эти люди долго были бесправными рабами Лесопилки, но сейчас духовный паралич в котором они пребывали начал потихоньку проходить, и они хотели наслаждаться всеми радостями жизни.
   Наконец, спустя больше двух часов после начала, церемония прощания все таки завершилась. Гроб с телом Петера Морриса был закрыт и засыпан землей. Рабочие проворно закрывали могилу мраморной плитой. У Галласа стояли на глазах слезы. Похоже он только теперь окончательно поверил, что его отца больше нет. Тем не менее, он нашел в себе силы поговорить с несколькими советниками, прежде чем все разошлись.
   - Ну как? - спросил его Керк, когда они двинулись в сторону города.
   - Не очень. Большинство уже на стороне Лианы. Они трясутся от страха, что вы начнете грабить их дома и насиловать жен. Если бы ты со всей ответственностью пообещал, что люди будут вести себя смирно...
   - Рад бы, но не могу. Боюсь даже, что они в какой то степени могут оказаться правы. Дай нам время до завтрашнего утра, Галлас. Утром мы навсегда покинем Свободный Город. О большем, я не прошу.
   - Нет, Керк, так не получится. Я публично согласился принять вас здесь. Если я откажусь от первого же своего решения, Мэром мне все равно не быть. Я буду бороться за вас до конца, и если меня отстранят - уйду вместе с вами. Они так любят Лиану - так пусть попробуют ее в качестве Мэрши.
   - Галлас, ты совершаешь глупость. Фарренгейм нуждается в тебе. Если Лиана возглавит город, это будет катастрофа.
   - Ладно, может все еще обойдется. Я правильно сделал, что привел тебя на похороны. Ты понравился многим советникам, Керк. Ты понравился Михаилу Вернеру, а он один стоит половины Совета.
   - Он настолько важная персона?
   - Последний год, они с отцом правили практически совместно. Если Михаил Вернер поддержит нас, остальной совет согласится с ним. Я попытаюсь поговорить с ним еще раз, до собрания.
   - Желаю удачи. Но я думаю, что нам все равно придется уйти.
   - Пожалуйста, не говори об этом никому из советников. Это станет для меня ножом в спину.
   - Хорошо, Галлас, как скажешь.
   Некоторое время они шли, сохраняя молчание. Ох уже эта политика. Галлас сам себя загнал в ловушку, и теперь не знает как выбраться. Жаль, если Свободный Город Фарренгейм лишится такого мэра. Впрочем, это уже их, внутренние дела. Ему надо прежде всего заботится о своих людях.
   Городские улицы, показались ему странно пустынными. Что-то, тут было явно нечисто. Он почти не удивился, увидев в конце улицы знакомую фигуру Даника.
   - Где ты пропадал - заорал тот - быстрее, там драка!
   Выругавшись, Керк бросился вперед. Только этого не хватало. Похоже, то чего он больше всего боялся, уже начало происходить.
   Они вбежали на небольшую площадь. Тут действительно была драка - по десятку человек с каждой стороны. Впрочем, их количество росло на глазах. Они успели вовремя - еще чуть-чуть, и тут была бы массовая свалка. Нужно немедленно прекращать этот балаган.
   - СТОЙТЕ!!! - заорал он так сильно, как только мог. Драчуны вздрогнули, весь боевой настрой разом покинул их. Несколькими минутами спустя, все было кончено. С одной стороны был Керк с несколькими бывшими воинами, с другой Галлас, с городской стражей. Все кто участвовал в драке сидели, дожидаясь решения своей участи.
   - Что здесь произошло? - спросил Керк у Даника.
   - Так драка же! Я пытался растащить, но куда там - он показал синяк под глазом - Хорошо что удалось тебя найти, а не то...
   Керк кивнул. Его уважение к этому парню резко возросло. Даник и сам был явно любитель подраться, но он понимал свою ответственность как офицера, и сделал все, чтобы остановить драку. Теперь, у него есть верный кандидат на роль ближайшего помощника.
   - А из за чего началась драка?
   - Да трое наших пытались их бабу, ну того. Ей бы спасибо сказать, а она как заорет. Тут все подбежали, и началось.
   - Так. - Керк резко выпрямился. Это уже посерьезнее чем драка. Именно этого, он больше всего боялся. - Где она?
   - Да вон, до сих пор ревет.
   Баба, ревущая в углу, была на редкость толстой и уродливой - видимо поэтому и не побоялась выйти на улицу. Даник был прав - такой действительно следовало сказать спасибо, что на нее хоть кто то позарился. Ее одежда была разорвана, но неясно, успели ли насильники довести дело до конца. Впрочем, какая разница. Дело тут не в этой дуре, а в принципе.
   Трое насильников сидели тут же, неподалеку. Это были совсем молодые ребята, немногим старше Рона. Они продолжали рваться в драку, явно не понимая серьезности того, что натворили. Керк шагнул к ним.
   - Вы можете объяснить, что вы пытались сделать?
   - Ну, эта - говоривший был самым бойким, явно заводилой компании - идем мы значит типа по улице, а тута эта баба ковыляет. Видно же, что мужика хочет. А потом она как наклониться, и давай задницей вилять. Ну я типа подошел, юбочку рванул и вперед. А потом и ребята подвалили. Это она, командир, от радости ревет, еще хочет. Когда еще такой уродине мужик достанется?
   -Так, значит... А слышали ли вы, ребятушки, что я говорил всем, когда вы входили в город? Я говорил, что мы здесь гости, и должны уважать наших хозяев. А что я говорил про то, что будет с насильниками?
   - Но она же сама хотела...
   - Мне плевать! Галлас, у вас в городе есть парк?
   - Да, здесь недалеко. А зачем...?
   - Среди моих людей, не будет насильников. Эти трое будут повешены на ближайшем дереве. Немедленно!
  
   15.
  
   С каждой минутой, толпа росла. Реши онa напасть на солдат, те не продержались бы и минуты. Но никто и не помышлял о нападении, напротив, люди в форме теперь были всеобщими кумирами. Народ Аркадии нуждался в новых героях, и получил их. Пылающая Академия казалась погребальным костром, в котором сгорал старый мир. Люди никогда не осознавали, насколько строгими были законы мира Властелинов - с ними они жили и умирали, поколение за поколением. Но теперь все законы рухнули. Никто не знал, что ждет их в будущем, и мало кто задумывался об этом. Больше чем любое вино, их пьянило новое, волнующее чувство. Чувство свободы.
   В самом центре толпы, в окружении своих верных фалангистов, шел человек, чье имя теперь знал весь город. Он и раньше был весьма известен и популярен, но за последние часы, уважение переросло в поклонение. На устах толпы, заполнившей городские улицы, был только один клич, и они выкрикивали его раз за разом.
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ!!!!
   Сам новоявленный Император, не очень то и знал, что делать с подобным почитанием. Он привык командовать лишь своей Фалангой, иногда с примкнувшими к ней отрядами других войск. Он всегда знал, что нужно сказать солдатам, но терялся при разговорах с гражданскими. Кромман излучал самоуверенность, но в глубине души он знал, что один не сможет справится с новой ролью. Он нуждался в помощи - помощи маленького, незаметного человека, который держался рядом с ним. Еще сутки назад они почти не знали друг друга, но теперь судьба связала их - навсегда.
   - Леон, ты в порядке? На тебе лица нет, ты еле идешь. Может возьмешь еще своих таблеток?
   - Я уже принял их, десять минут назад. Скоро они начнут действовать. Я буду в порядке, Ваше Величество.
   - Что?? Немедленно выбрось из головы эти выражения, какое я тебе величество! Для тебя, я всегда останусь просто Маркусом.
   - Хорошо, Маркус.
   - Вот так то лучше. Скоро, мы будем у Ратуши. Думаешь, Мэр будет сопротивляться?
   - Уверен в этом. Борис Гаммел - самый жадный из всей Четверки. Он никогда добровольно не откажется от своей власти. Боюсь, что Ратуша будет стоять до конца.
   - Тогда нам придется войти, и вытряхнуть его оттуда. Сегодня день моего триумфа, и никакой толстяк в венке, не сможет испортить его. Надеюсь, там нет никакого секретного оружия?
   - Не думаю. Ратуша - не Академия, вряд ли они когда либо ожидали чего то подобного. Ее защита - стены, не более того.
   - Отлично. Мне не хотелось бы терять еще людей. Половина Фаланги погибла сегодня, Леон. Нас было ровно сто двадцать - и осталось меньше шестидесяти. Эти люди умерли ради меня, и их смерть не должна быть напрасной.
   - Так много... а я и не знал.
   - Я знаю каждого. Они мои солдаты, и мои братья. Меня могут сколько угодно называть Императором, но прежде всего, я всегда останусь фалангистом. Кстати - тебе уже давно полагается офицерская должность. Все мои офицеры погибли - Спивак в Казармах, Бельцер - в Посольстве, Ривс - возле Академии. Когда все закончится, мы проведем новый набор. Но тебе, должность полагается в любом случае. - Фаланга! - крикнул он - Слушать меня! За боевые заслуги, я назначаю это человека командором!
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ!!! УРА КОМАНДОРУ ЛЕОНУ!!!
   - Поздравляю, Командор Леон.
   - Спасибо, мой Император. Я оправдаю твое доверие!
   Леон был действительно растроган. Реально, эта должность означала немного - скоро он сможет быть министром, советником - фактически, кем угодно. Но он действительно чувствовал себя частью Фаланги, и его радовало что эти люди признают его. Командор Леон - как странно звучит...
   Толпа вокруг них заволновалась, крики стали громче. Широкий проспект, по которому они шли все это время, наконец закончился. Они вышли к Ратуше.
   Это здание было огромным. По сравнению с ним, даже Академия была маленьким и скромным домиком. Леон бывал здесь множество раз, но сейчас он впервые посмотрел на Ратушу как на цель для штурма. Результат был неутешительным - она казалась абсолютно неприступной. Это была даже не крепость, а сплошная скала. Стены Ратуши были сделаны из цельных мраморных блоков, и поднимались вертикально вверх, на недостигаемую высоту. В свое время, Леону довелось взглянуть на документы, в которых перечислялось количество ресурсов на очередную глобальную перестройку Ратуши - "поднятие уровня", на витиеватом языке чиновников. Цифры - 34,935 дерева, 15,527 - мрамора, казались для него тогда совершенно абстрактными. Лишь теперь, он в полной мере оценил, что за ними стояло. Похоже, большинство дерева ушло на гигантский мост, соединявший Ратушу с остальным городом. В обычные дни, он был опущен, и по нему постоянно тек людской поток, в обеих направлениях. Ратуша являлась нервным центром города, и множество чиновников постоянно бегали между различными учреждениями. Теперь мост был поднят, превратившись в еще одну секцию стены.
   Никакого секретного оружия, тут похоже действительно не было. Вся площадь перед Ратушей была заполнена бурлящей толпой. Будь тут нечто вреде огнеметов Академии, количество жертв было бы чудовищным. Но, по всей видимости, чиновники действительно не имели ничего подобного, полагаясь исключительно на стены. Возможно, они были не так уж неправы....
   - Леон... - похоже Кромман тоже, только сейчас осознал, с чем им придется иметь дело - что это? Как мы будем штурмовать такое?
   - Понятия не имею.
   Теперь, Император был еще более ошеломленным. За последние несколько часов, он привык, что у Леона всегда есть план, и он знает выход из любой ситуации. Кромман выглядел как вынутая из воды рыба.
   - Что же нам делать то? Может тараны, или катапульты...
   - Маркус, о чем ты говоришь? Тараны эти двери даже не поцарапают. Катапульты могут кидать камушки до следующего года, вряд ли это многое даст. Попробовать можно конечно, хуже все равно не будет.
   - А как насчет переговоров? В Академии у тебя неплохо получилось. Ты знаешь там кого нибудь?
   - Знаю, и не одного. Три дня назад, я договорился там с несколькими важными чиновниками. Борис Гаммел у многих стоит поперек горла. Проблема в том, что они все жалкие трусы. Не думаю, что у кого нибудь там хватит смелости на открытый бунт. Впрочем, мы попробуем и это...
   Полчаса спустя, стало окончательно ясно, что с наскока взять Ратушу им не удастся. Тараны били в гигантские ворота - на них не осталось никаких следов. Катапульты швыряли камни, но те просто отскакивали от мраморных стен. Попытка начать переговоры тоже провалилась - делегация с белым флагам без толку сделала круг перед воротами. Ответить им никто и не подумал. Ратуша продолжала стоять, темной и молчаливой громадой, казалось насмехаясь над всеми их усилиями. Крики толпы постепенно стихали. От своего кумира они ждали чуда, и начали проявлять первые признаки разочарования.
   Леон присел, прямо на холодные камни мостовой. Таблетки наконец подействовали, ему стало несколько легче. Час - полтора, он еще протянет. За это время им непременно нужно найти способ взять Ратушу. Огромный город нельзя слишком долго оставлять без управления. До сегодняшнего вечера, Аркадия должна быть под их контролем, иначе начнется хаос. Ни о какой осаде, не могло идти и речи. Весь городской запас продуктов хранился внутри Ратуши - скорее она возьмет их измором, чем они ее. Что же делать...?
   - Ну что, Леон, придумал что нибудь? - Император Кромман сел рядом с ним, лязгнув броней об камни. - Ты наша единственная надежда. Мои солдаты хороши в бою, но с фантазией у них всегда было слабовато. Никакая городская стена не может сравнится с этой штукой. Проклятые чиновники сидят там, и смеются над нами.
   - А как насчет нашего нового Верховного Ученого? Он уже очнулся? Может он подкинет какую нибудь хорошую идею?
   - Очнулся он, очнулся. Я уже говорил с ним. Парень вроде неплохой, но он пришиблен всем, что с ним случилось. Здесь он нам не помощник.
   - Всего этого не должно было случится, ни в Академии ни в Ратуше. У меня был такой хороший план, и все пошло насмарку. Мэра, я собирался прикончить сам. Давно мечтаю вогнать нож в его толстое брюхо.
   - Что он вообще за человек? Я с ним почти не сталкивался, только несколько раз на официальных церемониях. На что он вообще может надеяться? Ну простоит Ратуша день, два - рано или поздно мы ее все равно возьмем. Хуже от задержки, будет только городу.
   - Плевать он хотел на город. Борис Гаммел думает только о собственной шкуре. Ты знаешь, что коррупция в столицах считается невозможной? Иногда Властелины наивны как дети. Наш Мэр давным-давно живет по принципу - что охраняю, то и имею. Пару недель назад, мы разоблачили шпиона, который собирал информацию о казне. Я сравнил его данные с официальными, и ужаснулся. Наш дорогой Мэр имеет свой процент с каждой монеты, поступающей в казну. Он ворует столько, что не снилось никаким провинциальным губернаторам. И наш Властелин ни разу ничего не заподозрил. Борис Гаммел подделывает информацию о суммах поступающих налогов, и даже данные о добыче, в боевых докладах. Думаю, ваш Канципер тоже имел с этого свою долю...
   - Ну, с Канципером мы уже разобрались. Но Мэр - вот ведь гнида какая! Значит мы грабим вражеские города, умираем, а он гребет денежку? Когда я доберусь до него, он пожалеет о каждой монетке!
   - Думаю, что именно этого он и боится. Уверен - Гаммел сидит сейчас в своем кабинете, и трясется от страха. Он слишком большой трус, чтобы сдаться. Даже пообещай мы помиловать его, он не поверит. К тому же, думаю он до сих пор ждет возвращения Властелина.
   - Но это же абсурд! Властелины исчезли навсегда, иначе они бы не допустили всего, что случилось.
   - Это понимаешь ты, это понимаю я, но вряд ли это понимает и он тоже. Мэр думает, что если он закрыл ворота, то сможет пересидеть все неприятности.
   Еще одна катапульта, встала в общий ряд, и присоединилась к остальным. Камни со свистом рассекали воздух, и врезались в стену Ратуши. Они все были нацелены в одну точку, и кажется в ней начала образовываться небольшая выемка. Но даже если так - чтобы проломить стену, им понадобится еще очень много времени. Слишком много.
   - Думай шпион - приказал себе Леон. Ответ должен быть. Не могли они зайти так далеко, и остановится на самом последнем шагу. В его последнем разговоре с Кромманом, был момент, к которому его мысли возвращались раз за разом. Что то, насчет грабежа вражеских городов...
   - Маркус - спросил он - вам никогда не приходилось грабить вражеские Ратуши?
   - Нет, конечно. Такую штуку попробуй пограбь. Да и зачем - мы всегда приходили в Хранилище и брали добычу, насколько позволял их порт.
   - А золото? Разве оно не в Ратуше хранится?
   - Основная масса вроде в Ратуше, но и в Хранилище всегда есть немного. Золото мы выгребали под ноль, брали все что находили. Много места оно не занимает...
   Леон снова задумался. Действительно, в Хранилище всегда имелась определенная сумма золотом, на экстренные нужды города. Ее точное количество зависело от богатства казны, и от "уровня" Ратуши. Там были весьма сложные формулы, разобраться в которых могли только ведущие экономисты. Но как золото попадает в Хранилище? Что то, он никогда не видел тачек с ним на городских улицах...
   И в этот момент его осенило.
   - Там должен быть тоннель ! - почти прохрипел он - Тоннель, между Хранилищем и казной! По нему, мы сможем попасть в Ратушу!!!
   Маркус Кромман, пулей подскочил с мостовой. Его глаза горели.
   - Ты гений!!! Леон, я многим тебе обязан, но после такого я буду твоим должником навсегда! Идем, что мы тут сидим ! Сейчас мы пройдем через этот тоннель, ворвемся в Ратушу, и...
   - Маркус, я считаю что нам лучше не поднимать шума. Среди этой толпы наверняка есть немало чиновников, возможно кто то имеет способы передавать информацию внутрь. Лучше, чтобы в Ратуше не знали о нашем приходе. Собери своих фалангистов, подбери еще хороших солдат... Главное, это добраться до механизмов, опускающих мост. Остальное, будет делом техники.
   - Так ты пойдешь с нами? Друг, ты уверен что справишься?
   - Уверен. Я не могу отказать себе в удовольствии посмотреть на рожу Мэра, когда мы ворвемся в его кабинет. Идем!
   Площадь, им удалось покинуть практически незаметно. Крики, сотрясавшие ее час назад, почти полностью стихли. Люди начали привыкать к мысли, что Ратушу так просто не взять, и настроились на долгое ожидание. Катапульты с таранами продолжали свою работу. В Ратуше должны были продолжать верить, что они могут лишь биться лбом об стену, пока не станет слишком поздно.
   Группа захвата, собралась недалеко от Хранилища. Ее основное ядро составляли фалангисты - почти все кто уцелел от войска Kроммана. Они уже знали, кто первым догадался о тоннеле, и хором приветствовали "Командора Леона". Кроме него в отряде был еще один командор, тоже недавно назначенный Кромманом. Его имя было Голан, он отличился при боях в Казармах, да и позже хорошо себя проявил. Они с Леоном поговорили несколько минут, и тот дал несколько полезных советов новому "коллеге". Этот парень понравился Леону - если они оба переживут штурм Ратуши, у него вероятно появиться еще один новый друг.
   Кроме фалангистов, их отряд включал в себя небольшую подборку из всех основных родов войск. Тут был десяток мечников с суровыми лицами - они рвались доказать свою полезность новому командиру. Пяток пращников собирал запас камней, готовясь обрушить их на врага, лучники готовили стрелы. Тут была даже парочка стрелков, каждый со своим страшным бронебойным оружием. Несколько человек толкали таран, на случай если придется выламывать закрытые двери. Когда все закончили сборы, Кромман вышел вперед.
   - Мои солдаты - сказал он - сегодня мы прошли немало дорог. Вы были со мной в Казармах, Посольстве и Академии. Мы потеряли многих друзей, но их смерть не была напрасной. Теперь, нам осталось нанести лишь один, последний удар. Когда падет Ратуша, город будет нашим. Да здравствует победа!
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ. УРА, УРА, УРА!!!
   Леон шел первым, как проводник. Хранилище вздымалось перед ними. Это здание не было столь огромным как Ратуша, но и его размеры впечатляли. Здесь не было постоянных жителей - лишь обслуживающий персонал, который давно разбежался.
   У Хранилища были два основных входа. Через передний вход, производилась разгрузка ресурсов. Солдаты, грабившие города, тоже всегда проходили этим путем за добычей. Сейчас, огромные ворота были наглухо заперты. Но был еще и задний вход, не менее огромный, чем передний. Запереть его, было невозможно в принципе. Через него, ресурсы попадали внутрь Хранилища. Задний вход никогда не нуждался в охране, любой попытавшийся пройти сквозь него, мог заранее считать себя покойником. Это была территория Хранителей, контролировавших беспрерывный приток дерева и кристалла. Сейчас, Хранители и люди которых они охраняли, бесследно исчезли. Лишь увидев это, Леон окончательно осознал глубину перемен, произошедших в мире. Ресурсы поступали в Хранилище без перерыва, со дня основания Аркадии. Теперь, это был совершенно другой город. Совершенно другой мир...
   Внутри, это место впечатляло не меньше чем снаружи. Потолок был почти не виден. Тут были большие плакаты, с символическими рисунками камешков, кристалликов, деревяшек, с стрелочками показывающими нужное направление. Какой то пращник заглянул в один из складов, и присвистнул.
   - Ребята, да тут грабить и грабить!
   Гурьбой, солдаты рванулись внутрь, и замерли. Это был склад мрамора, его гора доходила почти до потолка. Леону приходилось шпионить за ресурсами во многих городах, но он никогда не подозревал, насколько богата родная Аркадия. Выходит правда, что Властелин копил ресурсы на очередной дворец... Кромман был впечатлен еще больше. На мгновение, он из Императора вновь превратился в грабителя узревшего богатую добычу.
   - Это сколько ж сухогрузов надо вызвать - двадцать, тридцать? Какой там у нас порт...?
   - Маркус, опомнись - поспешил привести его в чувство Леон. - Какой порт, какие сухогрузы? Теперь это наш город и наш склад. Все наше, до последнего камушка!
   - Да, ты прав конечно. Но все таки - какая добыча...
   Они двинулись дальше. Oкружающие склады были огромны - и каждый был битком набит ресурсами. Это радовало - неизвестно, удастся ли их теперь добыть где нибудь еще. Мировая экономика рухнула, каждый был теперь сам по себе. Расходовать ресурсы нужно будет очень экономно.
   Склад золота, находился в самом дальнем углу Хранилища. Он был крохотным по сравнению другими складами, и все таки весьма внушительным. По прикидкам Леона, тут было тысяч пятьдесят - весьма приличная сумма, намекающая на внушительные размеры основной сокровищницы. Золотые монеты засыпали весь зал. Некоторые солдаты откровенно набивали себе карманы, но Кромман промолчал, и Леон тоже решил не вмешиваться. В конце концов, они заслужили некоторую боевую добычу.
   Тоннель был где то здесь - он ни на мгновение не сомневался в этом, вот только где именно? Леон задумчиво прошелся по залу, простукивая стены. Никакой реакции. Он прошелся снова, присматриваясь к каждой мелочи - и снова ничего. При мысли о том, что они могут так и не найти вход, его прошиб холодный пот. Он себе этого никогда не простит.
   В дальнем конце зала стоял письменный стол - вероятно место для чиновника, проводящего опись золота. Возле стола стояла урна для бумаг - совершенно абсурдный предмет среди золотых слитков. Нервы бывшего шпиона начали сдавать - он подхватил один из слитков, и метнул его точнехонько в урну. Солдаты посмотрели на него, как на сумасшедшего.
   Раздался жуткий скрежет. С изумлением, солдаты увидели как целый кусок стены, вместе с прикрепленным к нему письменным столом, вдруг отъехал в сторону. За ним, зияла темнота. Из Хранилища действительно вел тоннель - и они нашли его.
   - Как? Откуда? - У Императора Кроммана просто не было слов, он смотрел на Леона почти со страхом. - Как ты догадался???
   Леон пожал плечами. Он не знал - да и откуда ему было знать такое? Ему просто повезло - в очередной раз, за этот невероятно длинный день. Логика чиновников была железной - ни один солдат, никогда не выбросит золото в мусорку. Открыть вход, мог лишь тот кто точно знал что он там.
   Перед входом в тоннель, они зажгли факелы. Проход был абсолютно темен, и никто не мог сказать, что таится там внутри. Человеческая цепочка двинулась вперед, в неизвестность.
   Проход был сырым, с потолка на них что-то капало. Там, наверху, проходил городской акведук, и вода просачивалась в подземелье. Впрочем, это могла быть и канализация, во всяком случае, запашок определенно имелся.. Этим тоннелем вероятно пользовались не так уж часто - в основном тогда, когда требовалось перебросить из казны большие суммы, после разграбления. А когда Аркадию в последний раз грабили - этого не могли припомнить и старожилы. Даже после Великого Разгрома и гибели флота, сухопутным войскам удалось отстоять город. В Ратуше, скорее всего, и сами давно забыли про этот тоннель, и скоро им предстояло пожалеть об этом...
   Вокруг слушались шорохи, что-то попискивало. Один раз, факелы выхватили из темноты огромную крысу. Она попыталась убежать, но один из фалангистов проворно поддел ее на копье. Боковые тоннели отходили от основного хода, и исчезали в темноте. Интересно, соединяется ли этот лаз с сетью шпионских тоннелей? Скорее всего да, не исключено что отсюда можно добраться прямиком до Укрытия. После пережитого, Леон не горел желанием увидеть это место снова.
   Шорохи из темноты усилились. Возможно, тут обитают твари и посерьезнее крыс. Солдаты приготовили оружие, намереваясь отразить нападение. Но его не последовало - чем бы не была неизвестная тварь, она предпочла не связываться с вооруженными людьми. Леону вспомнилась жуткая легенда, из шпионского фольклора. В ней говорилось про шпиона, который заблудился в подземных коридорах, и остался там жить навсегда. Постепенно он превратился в монстра, который охотился на своих бывших коллег, желая выпить их кровь... Бред конечно, но здесь, в темноте, он казался далеко не таким абсурдным как на поверхности.
   Сам переход был не очень долгим. Десять минут спустя, они уперлись в тупик. Каменная перегородка, перекрыла тоннель. Где-то здесь, должен быть рычаг для того, что бы ее открыть... Леон начал осматривать стену, но почувствовал, как сильная рука отодвинула его в сторону.
   - Ты уже достаточно поработал, друг. Оставь и нам хоть долю славы. Ребята, тащите таран!
   Хлипкая перегородка, не могла продержатся слишком долго. Несколько ударов тарана, и она рухнула. Солдаты прошли через пролом, и вступили в огромный зал. И ахнули.
   Перед ними, находилась Казна.
   Это место, было одним из самых невероятных вещей, виденных Леоном за всю его жизнь. Информация о казне, которую он передавал, всегда основывалась на выкраденных из Ратуши документах. Только сейчас, он увидел, что это означало на самом деле. Зал был больше самого крупного из складов Хранилища, и он был битком набит золотом. Золотые горы переливались в светe факелов, тут были золотые холмы и золотые долины... Даже по самым примерным прикидкам, тут лежали миллионы. Солдаты застыли, не в силах шелохнуться. У Кроммана отвисла челюсть - он похоже начал понимать, что если он теперь Император, то все это принадлежит ему. Подобным богатством, никогда не владел ни один смертный.
   - Вперед - крикнул Леон, разрушая завороженную тишину. - Рано делить добычу, мы еще не победили!
   - УРА!!! - солдаты очнулись от паралича, - УРА КОМАНДОРУ ЛЕОНУ!!! - они рванулись вперед прямиком через золотые горы. Леон шел среди них, наслаждаясь происходящим. Впервые за все время, люди славили не Кроммана, а его, только его. Он посмoтрел на Императора, но тот лишь улыбнулся, а затем подмигнул.
   - УРА, УРА, УРА!!!!
   Широкие двери, соединяли казну с остальной Ратушей. Они были заперты, но несколько ударов тарана вышибли их без малейших проблем. Армия Императора Кроммана вступила в Ратушу. Теперь, их уже ничто не могло остановить.
   - УРА, УРА, УРА!!!!
   Сопротивления им никто не оказывал. При виде вооруженных людей, в самом сердце своей твердыни, чиновники с воплями разбегались. Солдаты выглядели даже разочарованными - им там и не довелось применить оружие. Максимум на что отважились защитники - возвести парочку баррикад в коридорах. Атаку это задержало лишь на считанные минуты. Большинство чиновников заперлось в своих кабинетах, и тряслось от ужаса. Некоторые, наиболее осмотрительные, уже падали на колени и славили Императора. Это была победа.
   Небольшое затруднение, возникло лишь недалеко от выхода, возле центра управления гигантскими воротами Ратуши. Несколько чиновников совершили эффектное самоубийство, бросившись безоружными прямо на мечи и копья. В то же самое время, несколько других пытались повредить механизм моста, и оставить его поднятым. Смысла в этом было немного, но они явно не соображали что делают. Солдаты перебили их всех.
   Толпа, собравшаяся снаружи, услышала лязг и скрежет, а затем гигантский деревянный мост, соединявший Ратушу с внешним миром, рухнул на свое законное место. Ворота распахнулись. Ратуша пала.
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ!!!!!!! - Вопль был сильнее, чем когда-либо. Казалось, кричал весь город. Люди рванулись в Ратушу, намереваясь грабить и убивать , но на входе стояли вооруженные солдаты. Новому Императору нужна была по возможности целая Ратуша, а не обугленные руины. За последние часы, он многому научился...
   Передовой отряд поднимался все выше и выше. Эта часть Ратуши была пустынной, и казалось безжизненной. Но у нападавших была конкретная цель, и до нее было уже совсем близко. Один, последний шаг, до полной и окончательной победы.
   - Думаешь, он еще здесь? У него было достаточно времени, чтобы сбежать. В этом месте тысяча кабинетов, мы его можем искать неделями.
   - Не думаю, Маркус. Борис Гаммел конечно трус, но он никогда не откажется добровольно от своей власти. Он там.
   Дверь кабинета Мэра была золотой. Не сплошной конечно, но даже эта позолота обошлась в кругленькую сумму. Увидь эту дверь Властелин, он возможно и усомнился бы в неподкупности своего верного слуги. Но Властелин никогда не вникал в подробности личной жизни подчиненных - вряд ли он вообще подозревал, что у них таковая имеется. Обмануть новых правителей города, будет гораздо сложнее.
   - Открывай, Борис Гаммел! - рявкнул Император. - Игра закончена!
   Молчание было ему ответом.
   - Ах так...
   На этот раз, им не понадобился даже таран. Кромман ударил ногой, и позолоченная дверь с грохотом вылетела. Они прошли в кабинет Мэра.
   Мэр города Аркадия, Борис Гаммел, сидел за большим столом. Стол тоже был покрыт позолотой, как и одежда мэра, и даже знаменитый венок на его голове. Похоже, он очень любил этот цвет.
   - Убирайтесь вон - голос Мэра был тихим и невнятным, но как ни странно, особого страха в нем не чувствовалось. - Я законный Мэр этого города. Если вы причините мне вред, Властелин покарает вас всех.
   - Ты законный Мэр, а я законный Император. Вставай, теперь это мое место!
   - Я повторяю еще раз, убирайтесь вон. Предупреждаю, Лесопилкой вы не отделаетесь. Я буду рекомендовать Властелину испепелить вас немедленно.
   В этот момент, Леон понял что произошло. Разум Мэра не выдержал страха, и возвел себе иллюзорные защитные стены. Борис Гаммел действительно верил, что Властелин в любой момент вернется, и покарает его врагов.
   На какое то мгновение, он даже испытал жалось к бедному умалишенному, но очень ненадолго.
   - Властелин не спасет тебя, Борис Гаммел. Его время закончилось, и твое тоже.
   - Что?
   Одним плавным движением, Леон подскочил к Мэру, и сорвал с его головы позолоченный венок. Глаза Бориса Гаммела почти вылезли из орбит. А затем, бывший шпион резко рванул. Во все стороны полетели позолоченные листья. Венок Мэра, символ его власти, и один из сильнейших артефактов Властелинов, прекратил свое существование.
   Глаза Мэра внезапно опустели. Теперь, он смотрел на мир невинным взглядом младенца.
   - Сегодня такой прекрасный день - сказал он тоненьким детским голоском - мне так весело!
   Борис Гаммел засмеялся. Его смех был таким же как и голос - смехом ребенка, едва научившегося говорить. Но он все длился и длился - непохоже, чтобы Мэр собирался останавливаться. Император Кромман поднял копье - и тут же опустил. Самой большой карой для этого человека, будет продолжать жить.
   - Уведите его - приказал он нескольким солдатам. Найдите ему хорошую сиделку, и охраняйте как зеницу ока. Я потом подойду, проверю.
   - Есть, Император Кромман!
   Мэра, который все еще продолжал смеяться, увели. Бывший шпион, и Император, остались в кабинете одни.
   - Ну вот и все, Леон, это победа! Ты об этом мечтал, когда мы пили вчера в Таверне?
   - Не совсем, но получилось тоже неплохо. Надеюсь ты понимаешь, что это лишь начало? Мы захватили власть, но удержать ее будет очень не просто.
   - Понимаю, и надеюсь на твои советы. Ты нужен мне, Леон, один я не справлюсь.
   - Пока ты нуждаешься во мне, Маркус, я всегда буду рядом. Мы построим такую Аркадийскую Империю, какой еще не видывал мир. Я рад служить великому Императору. Кстати, нам понадобится новый Мэр. Есть у меня парочка хороших кандидатур...
   - Я полностью доверяю твоему выбору.
   - Спасибо, Маркус. Но все это несколько позже. Лекарства перестают действовать. Я хочу спать.
   - Поговорим когда ты выспишься, и отдохнешь. У нас теперь есть время.
   Из последних сил, опираясь на двух фалангистов, Леон смог дойти до Королевских Апартаментов. Он прошел прямо к комнатам Верховного Дипломата, и рухнул на его кровать. В последний момент, он приподнялся, и положил на столик новую порцию лекарств. Вряд ли он проспит достаточно времени, до полного выздоровления. Но это ерунда, главное - они победили!
  
   Несколько секунд спустя, он уже спал.
  
   16.
  
   Посольство города Кристаллиона, вновь заполнилось народом. В комнатах и коридорах, которые казалось умерли навсегда, снова кипела жизнь. Никто из дипломатов, так и не смог внятно объяснить, почему он сбежал, и где прятался все это время. Впрочем, для Арча это было не так уж и важно, главное, что они снова работают. Иностранных послов в городе разумеется еще не было, и главной их задачей было организовать горожан. Тем же самым занимались и чиновники, вернувшиеся в Ратушу. Дел хватало.
   Все дипломаты, разумеется, носили синие кристаллы, и все на каждом шагу славили Афину. У Арча были большие сомнения в искренности такой веры, но главным тут была видимость. Кто он, чтобы их судить... Дипломаты работали так, как никогда раньше, радуясь вновь обретенной жизни. К Арчу, они по прежнему обращались "Советник Селдон". Слыша этот титул, он на мгновение возвращался в прошлое. Увы, это время ушло навсегда. В новом Кристаллионе, изменилось все.
   Улицы города заполнились народом. Людей было много - гораздо больше чем когда либо раньше. Почти все, были в синей форме работников Рудника. Анатоль захватил Рудник очень быстро, и работники не успели разбежаться. Теперь, каждый из них носил кристалл, и они восхваляли спасшую их Богиню. Если Мечу Афины удастся вооружить этих людей, у них будет такая армия, какой еще не видывал мир. Арч вздрогнул, при одной мысли об этом. Их Священный Поход против всего мира, похоже, действительно близок. Пока что, обращение в новую веру происходило относительно безболезненно, но что будет дальше? Некоторые намеки Анатоля, ему совершенно не понравились.
   - Дипломат Арч? - голос раздался столь внезапно, что он чуть не подпрыгнул. Это снова был тот самый человек, что арестовал их с Гофером несколько часов назад. Он стоял как манекен, и не шевелился, в ожидании ответа. Было в нем что то совершенно неестественное.
   - Да, это я. Мы уже виделись сегодня.
   - Следуй за мной. Меч Афины желает видеть тебя - он повернулся и двинулся к выходу. Арчу ничего не оставалось, как следовать за ним.
   - Почему ты так со мной разговариваешь? Мы же теперь братья по вере! - никакой реакции. Его проводник шел, ни разу даже не оглянувшись. Что здесь происходит? Нужно будет поговорить с Анатолем, он никому не позволит так с собой обращаться.
   Они шли вперед, через переполненные улицы. Такого, здесь не было даже при Властелине. Толпы людей бродили без какой либо цели, глазея по сторонам, и скапливаясь вокруг зданий. Их путь лежал мимо Музея, и тут Арч задержался. Здесь было на что посмотреть.
   Двери Музея были широко распахнуты. Возле входа, валялась куча мусора. Арч не сразу понял, что это такое. Но в этот самый момент, у выхода показались люди с кристаллами. Они волокли гигантскую статую. Дипломат сразу узнал ее - они стояла в центральном зале, и была гордостью музея. Резкий толчок, и статуя рухнула, расколовшись на куски. Ее обломки смешались с прочим мусором. И лишь теперь, Арч осознал что это. Еще недавно, эта груда осколков была Культурными Ценностями.
   О Культурных Ценностях, он знал немало. Одной из его основных задач как дипломата, была организация Культурных Договоров. Властелины давали приказ, а вся работа ложилась на них, простых тружеников Посольства. Следовало подобрать предмет, достойный быть Культурной Ценностью, договорится с владельцами, организовать перевозку... С этой статуей в свое время было немало проблем - она не влезла в сухогруз, и ее пришлось доставлять на плоту, на буксире. После этого, Арч всегда гордился, глядя на нее. Он сам, уже много лет не испытывал Жажды, но он частенько посещал Музей, вместе с остальными дипломатами. Это место всегда успокаивало его, вульгарной Таверне никогда не сравнится с ним. И вот теперь - такое... Даже если Жажда исчезла навсегда, то что делают эти люди - просто варварство. Нужно непременно поговорить с Анатолем.
   Его проводник уже почти скрылся, Арчу пришлось догонять его бегом. Этот человек был совершенно невыносим - он шел напролом, не обращая внимания на окружающих. Терпение дипломата было на исходе. К счастью, они похоже наконец пришли. Перед ними был вход в Казармы.
   Казармы города Кристаллиона были небольшими. Арчу приходилось несколько раз участвовать в заключении Военных Договоров, и он знал что во многих городах, Казармы бывают просто огромными, вмещая гигантские армии. Кристаллион в этом смысле был гораздо скромнее. Его Казармы включали в себя центральный тренировочный плац, с разбросанными по краям домиками для солдат. Анатоль Меч Афины стоял, и смотрел на свою армию. Арч тоже посмотрел, и облегченно вздохнул. Всего, на плацу было человек тридцать, одетых в броню и форму различных родов войск. Тут были пращники. мечники, несколько фалангистов... И все. С такой армией, думать о завоевании мира несколько рановато.
   - Приветствую тебя Арч - сказал Анатоль - Рад что ты откликнулся на мою просьбу, и пришел сюда.
   Арч с трудом сдержался, чтобы не съязвить. Просьбу, как же.
   - Что ты думаешь о моих солдатах? Они - ядро нашего Священного Воинства. Сама Богиня благословила их оружие.
   - Я не сомневаюсь в силе Афины, но все таки их несколько маловато. Неверные, могут выставить огромные армии...
   - Я знаю об этом, друг мой. Эти солдаты - это лишь начало. Когда Богиня повелела мне отказаться от старой жизни и отправиться на Рудник, они последовали за мной. Не все понимали тогда истинные причины, но это ЕЕ рука вела каждого. Скоро, все они станут офицерами Священного Воинства, и поведут за собой сотни и тысячи воинов Афины.
   - Но где мы их возьмем? Этот сброд на улицах, мало пригоден в качестве солдат. Рудник почти лишил их разума...
   - Я знаю и об этом. Ты все еще не осознал, насколько велика сила Богини, и ЕЕ желание покарать неверных. Она послала мне оружие, с помощью которого мы сокрушим весь мир. Барт, подойди сюда.
   Человек приведший Арча, сделал шаг вперед, а затем снова застыл. На его лице не дрогнул ни один мускул. Было в этом что то совершенно неправильное, и жутко знакомое.
   - Что ты думаешь о Барте, Арч? Я послал его за тобой, чтобы ты смог оценить его в деле. Так что скажешь?
   - Он совершенно невыносим! Не человек, а просто кукла какая то. Со мной уже много лет никто так не обращался! Анатоль, я не заслужил такого отношения.
   - Не обижайся на Барта, Арч. Он вел себя так, потому что не может иначе. Видишь ли, Барт уже не совсем человек. Он серв.
   - Он кто??
   - Я хочу тебя кое с кем познакомить. Игнациус, подойди.
   - Да!
   Только теперь, дипломат обратил внимание, что кроме солдат тут находился кто то еще. Маленький, низенький, жалкий человечек. Он был одет в синюю робу, но поверх нее был накинут белый халат. Его единственной заметной чертой был шрам, скорее даже ожог, почти полностью покрывший левую половину лица. Казалось, этого человека облили кислотой. Впрочем, вполне возможно, что так и было. По всем признакам - перед Арчем стоял алхимик.
   Алхимики были странным народом. Официально, их как бы не существовало - в списке официальных профессий, зарегистрированных в Ратуше, алхимии вообще не было. Но они были в каждом городе - изгои, занимающиеся сомнительными исследованиями. Армейские доктора шарахались от них, ученые называли шарлатанами... Каждый алхимик был сам себе академией и верховным ученым. Они занимались очень широким спектром тем - от поисков философского камня, и превращения свинца в золото, до выращивания сомнительных травок, которые потом пользовались широкой популярностью на улицах... Но основной темой их деятельности, являлось изобретение и изготовление разного рода зелий. Официальная медицина их не признавала, но Арч знал, что алхимической продукцией широко пользуются шпионы в Укрытиях. В некоторых городах, алхимики организовывались в гильдии и имели определенный политический вес. В Кристаллионе впрочем, такого никогда не было - их алхимики всегда оставались одиночками. Что этот человек здесь делает?
   - Познакомься, Игнациус, это Арч, наш новый Верховный Дипломат. Рaсскажи ему о своем изобретении.
   - Мое изобретение! Ох какой же я гений! Теперь они поймут! Они пожалеют, что презирали Игнациуса! Я гений!
   - У Игнациуса несколько своеобразный стиль речи, Арч, ты должен будешь привыкнуть к нему. Тем не менее, он действительно гений. Афина благословила его даром, который и не снился никому из нас. Я встретил его на Руднике. Он должен был погибнуть там, но я сразу понял, что наша встреча - дело рук Богини. Она послала этого человека ко мне, и с помощью его изобретения, мы сокрушим всех неверных.
   - Рудник! Кирки, шахты, плохо! Но они не смогли убить меня, ведь я гений! Я изобрел Напиток! Они все пожалеют!
   - Напиток?
   - Они все такие умные! Так много мыслей! Зачем надо так много!? Мой напиток убирает лишнее! Один глоток, и нету больше умных мыслей! Был человек, стал серв! Я гений!!
   Арч начал понимать. Мысль была настолько чудовищной, что казалось невозможной. Он снова посмотрел на Барта. Теперь он понял, кого ему напоминаeт этот человек. Он догадался бы и раньше, если бы не очевидная абсурдность этой мысли.
   - Во имя всех богов вселенной! Вы сотворили искусственного Хранителя!
   Анатоль грустно покачал головой.
   - Ты должен клясться теперь только Афиной, Арч, не забывай об этом. Увы, но это не совсем так. Сумей мы создать искусственного Хранителя, весь этот остров уже завтра был бы нашим. К сожалению, Напиток Игнациуса может создавать только сервов. Людей без собственных мыслей , воли и желаний. Их прежняя личность исчeзает навсегда. Но великими воинами это их не делает - всему приходится обучать с нуля.
   - Да! Зачем мысли, зачем воля?! Делай свое дело, и ни о чем не думай! Главное - выполнять приказы! Серв - идеальный человек! Я гений!
   - Игнациус изобрел свой напиток здесь, в Кристаллионе. Он сначала испытал его на животных, а затем перешел к людям. Ограниченные ученые, не поняли сути его экспериментов. Его арестовали, и сослали на Рудник.
   - А что делать?! Мрут как мухи! Великий эксперимент, но они не понимают! Но я справился! Я гений!
   - Когда Игнациус попал на Рудник, он смог пронести с собой одну бутылочку Напитка. Когда мы встретились, он отдал ее мне.
   - Анатоль хороший! Он понимает! Только он может оценить гения! Они еще пожалеют!
   - Барт был когда то одним из моих лучших друзей. К сожалению, его разум помутился на Руднике. Хранители могли в любой момент забраковать его, и уничтожить. Мне пришлось использовать Напиток. Барта я лишился навсегда, но получил серва. Его разум мертв, но тело продолжает жить. Он может разговаривать, и выполнять простые команды. Но самое главное - сервов можно научить сражаться. Он первый - из многих.
   - Да! Да! Первый! Эксперимент удался! Они умирали как мухи, но этот выжил! Скоро, все наши враги станут сервами! Я гений!
   Арча передернуло. Его потрясла сама мысль, о том что можно собственноручно превратить своего друга в живого манекена. Анатоль выглядит и разговаривает вполне нормально, но на самом деле он гораздо безумнее этого Игнациуса.
   - И что, любого можно превратить в этого...серва?
   - Не совсем. Из всех, с кем экспериментировал Игнациус, Барт первый который выжил. Но теперь мы знаем причину - человек должен быть молодым и здоровым, чтобы пережить действие Напитка. Те, с кем он экспериментировал раньше, были убогими бомжами. У них не было никаких шансов.
   - Мрут как мухи! Паралич сердечной мышцы! Зачем такие нужны! Только Напиток делает правильных людей! Я знаю, я гений!
   - Среди всех, кто был на Руднике, большинство - молодые и сильные. Другие не выжили бы там. Эти люди лишились всего. У них нет дома, нет родины, нет смысла жизни. Напиток для них - это дар Богини, дар забвения. Мы научим их выполнять приказы, научим их сражаться. Афина покарала и Лесопилку тоже, и люди которые там были, тоже заслуживают ЕЕ дара. Мы создадим армию сервов. Священный Поход увенчается успехом, и каждый человек в этом мире будет поклонятся лишь Богине.
   - Невероятно... - Арч с огромным трудом сдерживался, чтобы не сказать Анатолю что он думает о нем, его Богине, и напитке превращающем людей в живые трупы. Но он разумеется промолчал. Интересно, смог бы он сам пережить превращение в серва? Дипломату очень хотелось бы надеяться что нет.
   - Слава Афине, и да исполнится воля ЕЕ! - пробормотал он.
   - Хорошо. Я знал что ты оценишь все величие ЕЕ замыслов. Игнациус, когда ты сможешь изготовить новые дозы Напитка?
   - Моя лаборатория цела! Мои запасы нетронуты! Они не нашли ее! Завтра, я сделаю десять доз Напитка! Через неделю сто, а через месяц тысячу! Я гений!
   - Это слишком мало, и слишком долго. Используй всех алхимиков города. Если в Академии есть нужные для тебя вещи, они все твои.
   - Да, Да, отлично! Так будет быстрее, намного быстрее! Я гений!
   - Ступай в свою лабораторию, и начинай работу. Напиток мне нужен как можно быстрее.
   - Да! - Игнациус развернулся, и пошел прочь. Несколько солдат, сопровождали его. Меч Афины не собирался оставлять свое главное сокровище без охраны. Арч почувствовал, как у него сжимаются кулаки. Он никогда никого не убивал, но этого маленького безумца готов был удавить собственноручно. Его изобретение - чудовищная угроза для всего мира. Он заставил себя разжать руки, и успокоится. Кажется, Анатоль ничего не заметил.
   - Идем, Арч. - приказал он. - Ты видел, каким бывает благословление Богини, теперь пришло время увидеть, какова ЕЕ кара. Всех ученых уже должны были поймать. Наступает час расплаты.
   От Казарм до Академии, идти было совсем недалеко. Всю дорогу, Арч обдумывал все что он услышал, пытаясь найти выход. Но его не было.
   Ворота Академии были открыты. Люди с кристаллами на шее бегали туда сюда, таща с собой все новые груды книг и пергаментов. После Музея, Арча было сложно чем то удивить, но масштабы здесь были совсем другими. Бумажная груда была уже в несколько раз выше человеческого роста, и она продолжала расти. Здесь были запасы знаний, накопленные за много лет, во всех сферах знаний - от Хранения до Утопии. Фанатики новой веры опустошали Академию, превращая ее в пустую оболочку.
   Анатоль вышел вперед. Похоже, все ждали именно его. Шум толпы немедленно стих.
   - Люди Кристаллиона! Сегодня, мы собрались здесь, чтобы покарать Академию! Ученые много лет служили ложным богам! Их изобретения порабощали нас, отвращая наши души от истинной веры! Сегодня, этому наступил конец! Отныне, Академия превратится в храм. Днем и ночью, тут будут молится Афине, умоляя ее простить все грехи, совершенные в этом месте. Но сначала, мы отчистим наш мир от скверны! Факел мне!
   Один из прислужников, протянул ему факел. Меч Афины сделал еще шаг вперед, прямо к бумажной горе.
   - Во имя твое, Афина, я караю эти нечестивые знания, и да сгорит вместе с ними скверна в наших душах!!! - Он ткнул факел.
   Бумаги вспыхнули мгновенно. Пламя радостно плясало, пожирая книги и свитки. Знания накопленные в течении многих лет, гибли за считанные минуты. Из Академии продолжали выходить люди с бумагами, и они кидали их в гигантский костер. Толпа на площади радостно вопила.
   Арч был потрясен. Его душа окаменела. Впервые, он пожалел о том, что не умер этим утром, вместе со всем городом. Все это было настолько чудовищно, что он не мог представить, что может быть хуже. Увы, он очень быстро понял, насколько глубоко заблуждался.
   Бумажная гора еще горела, когда Анатоль развернулся, и двинулся в другой конец площади. Он дал Арчу знак следовать за ним. Толпа расступилась, пропуская их. Здесь, солдаты охраняли небольшую толпу людей - около пятидесяти человек. Приглядевшись, дипломат смог узнать некоторые лица. Все они, были учеными. Василий Гофер стоял в самом центре, и напряженно спорил с кем то из своих коллег. Похоже, они еще не поняли серьезности их положения. После всего увиденного, у него не оставалось особых иллюзий касательно намерений Анатоля.
   - Ученые! - начал тот - сегодня, ваша долгая и нечестивая жизнь подошла к концу. У вас есть два выбора. Вы можете отказаться от своих заблуждений, признать Богиню, и она в милости своей простит вас! Либо, вы можете продолжать упорствовать, и тогда вас ждет та же кара, что и ваши нечестивые книги !
   Ученые заволновались. Они все видели гигантский костер, и поняли на что намекал Анатоль. Но возможно ли это? Даже Арчу, несмотря ни на что, было трудно поверить в такое. Жечь книги это одно, но живьем жечь людей? Такого, их мир еще не видывал. Но от этого психопата всего можно ожидать.
   Один за другим, ученые выходили вперед. Им всем задавали один и тот же вопрос, и разделяли на две группы, в зависимости от ответа. К удивлению Арча, большинство ученых отказалось признать Афину. Неужели, они все еще не верят, что их действительно сожгут? Или они готовы умереть ради своей науки? Он не знал, но зато хорошо понимал, что у него никогда не хватило бы смелости на такое.
   - Вы сделали, свой выбор. Теперь, пришло время свершится суду Афины!
   Толпа снова расступилась, открывая еще один кусок площади. Там была вторая бумажная гора, лишь немногим меньше чем первая. По ее окружности были воткнуты деревянные столбы. Одного за другим, ученых привязывали к ним. Арч увидел Гофера - тот продолжал что-то выкрикивать.
   - Богиня дает вам последний шанс! Поклонитесь ей, и вы останетесь живы.
   Раздалось несколько криков. Ученых отвязывали, они ползали по грязи и орали хвалу Афине. Но их было мало - большинство хранило молчание. Они действительно готовы были к смерти во имя науки.
   - Богиня, прими души этих нечестивцев. Да будет их земная смерть лишь началом вечных мук! - В руке у Анатоля появился факел.
   Арч закрыл глаза. Скорее бы все это закончилось... Но тут он почувствовал грубый толчок в плечо. Меч Афины протягивал горящий факел ему.
   - Подожги их !
   - Что?????
   - Этот костер, должен запалить именно ты. Так, ты докажешь свою верность Богине!
   - Нет....
   - Да, Арч. Такова ЕЕ воля. Если ты откажешься, то их смерть покажется легкой, по сравнению с твоей.
   Страх затопил того, кто когда то был Арчибальдом Селдоном. Жуткий, всепроникающий страх. Он подавлял волю, не оставляя в душе место для таких глупостей как самоуважение и совесть. Его рука сама протянулась, и взяла факел. Анатоль одобрительно кивнул.
   - Это не я, не я - орало что то в глубине его сознания, но ему было уже все равно. Арч ткнул факел, в самое сердце бумажной груды. Пламя взвилось до небес, пожирая бумаги, дерево, и человеческие тела. Ученые на столбах хрипели, визжали, проклинали - но их крики быстро смолкли. Арч чувствовал, что большая часть его самого тоже сгорела там. Теперь, он был ничуть не лучше Анатоля с Игнациусом.
   Ученые, выбравшие Афину, плакали. Они рыдали как младенцы. Один из них вдруг вырвался из толпы, и бросился прямо в костер. Пламя мгновенно охватило его. Остальные продолжали сидеть, содрогаясь от рыданий. Анатоль смотрел на них, без малейших эмоций.
   - Как только Напиток будет готов, они все выпьют его. По крайней мере, они умрут без страданий. А если Богиня действительно простила кого нибудь из них, он станет сервом, и сможет продолжать служить ЕЙ.
   Арч кивнул. Раньше, он возмутился бы подобным вероломством, но теперь ему было все равно. Его душа умерла навсегда. Он был готов прямо сейчас выпить Напиток, и забыть обо всем. Но даже этого он был недостоин. Ему предстояло жить дальше, и помнить то, что он сотворил.
   - Идем в наш новый Храм. - сказал Анатоль. - Мы выполнили волю Богини, и теперь она будет благосклонна к нам.
   Кристаллион, это только начало.
  
   17.
  
   Солнце уже висело низко над горизонтом, когда Леон смог наконец выползти из комнаты. Его по прежнему слегка покачивало, но таблетки снова действовали, и он смог держатся на ногах. Дотянуть бы до вечера, а ночью можно будет выспаться по настоящему. Они победили, и бывший шпион надеялся на некоторую передышку. Главное, это закончить несколько срочных дел, которые он не успел сделать, до того как отрубился.
   Два фалангиста ожидали его у выхода. Они поклонились, и двинулись следом за ним. Похоже, Кромман приказал им быть его личными телохранителями. Как это странно. Впрочем, придется привыкать. Он больше не никому неизвестный шпион, а второе лицо в городе. Для своей новой должности, он не придумал даже названия - но работать придется много. Больше нет никого, кому новый Император смог бы доверять. Леон собирался прикрывать Маркуса любой ценой - в политических дебрях тот не имел ни малейшего опыта.
   Ратуша казалось пустынной - большинство чиновников отсиживались по кабинетам, предпочитая ничего не делать без прямого приказа. Требовалось срочно назначить нового Мэра, и заставить их побегать. Именно поэтому, Леон первым делом направился в скромный кабинет, затерявшийся среди бесконечных коридоров. Он собирался сделать предложение, от которого нельзя отказаться.
   Кабинет Вольдемара Марша, был действительно скромным и незаметным - контраст с вызывающей роскошью кабинета Бориса Гаммела, был огромным. Такой же была и его официальная должность - консультант по внутренним делам. Что этот титул обозначал изначально, никто давно не помнил. Сегодня, Вольдемар Марш был одним из влиятельнейших людей в Ратуше. Его реальная власть, немногим уступала власти Мэра, причем он добился ее сам, своими руками. Именно к Маршу ходили на поклон люди со всего города, и он много что для них делал - не задаром разумеется. Несмотря на внешнюю скромность, он был одним из самых богатых людей в Аркадии. Несколько дней назад, Леон разговаривал с ним, и осторожно намекнул на желательность смены Мэра . Марш не менее осторожно ответил, что был бы не против. Договорится подробнее, они так и не успели. Сейчас, пришло время исправить это упущение.
   Леон вежливо постучал в дверь. Он вовсе не был уверен, что хозяин кабинета на месте. Вольдемар Марш вполне мог решить, что перемены власти могут быть опасны для здоровья, и испариться.
   - Войдите - раздался сильный и уверенный голос.
   - Ждите меня здесь - приказал Леон телохранителям, и шагнул внутрь.
   Хозяин кабинета сидел за своим письменным столом. Это был пожилой, седоволосый человек, с внешностью доброго дедушки. Впрочем, судьба тех, кто судил о нем по внешности, как правило была печальной... Лишь голос выдавал его истинную суть. Это был голос холодного и расчетливого интригана, перешагнувшего через немало трупов на пути к своей нынешней власти.
   - Я ждал тебя, Леон. Думал, что ты придешь пораньше.
   - Я сам решаю, когда мне следует приходить. Ты догладываешьcя, почему я здесь?
   - Да конечно. Борис Гаммел спятил, и вам нужен новый Мэр.
   - Нам нужен не просто Мэр, Вольдемар, нам нужен ты. Ратуша парализована, чиновники заперлись по кабинетам. Только ты, сможешь снова заставить их работать.
   - Смочь то я смогу, а вот захочу ли? Вы наделали много шума в городе, Леон, я представлял себе все это несколько иначе. Теперь, я должен буду подчинятся тебе?
   - Нет. Теперь у нас есть Император Кромман, который заменит Властелина. И ты и я, будем подчинятся лишь ему.
   - Слыхал я об этом Кроммане. Он хороший генерал, но Император... впрочем, может оно и к лучшему. Властелин тоже не лез слишком глубоко в наши дела.
   - Значит, ты согласен?
   - Сначала, нам надо обговорить некоторые условия...
   Двадцать минут спустя, Леон вышел из кабинета. Его настроение заметно улучшилось. Вольдемар Марш торговался больше для вида - ему явно тоже хотелось выйти из тени, и получить наконец ту должность, которой он был достоин. Леон пообещал ему, что как только к Аркадийской Империи будут присоединены другие города, Марш станет главным администратором всего государства в целом. Это должно удовлетворить его честолюбие. Разумеется, за ним придется следить - если он увидит для себя сделку повыгоднее, то мгновенно продаст их с потрохами. Леон надеялся, что до этого дело не дойдет. Ратуша по прежнему казалась мертвой, но он знал что уже через час - два, шестеренки вновь закрутятся, и чиновники начнут трудиться. Марша, они боятся гораздо больше, чем каких то там солдат. Теперь, нужно поговорить с Императором.
   Императора Кроммана, он нашел в Большем Зале Ратуши. Именно в этом месте, Властелин всегда являлся Советникам. До сих пор, Леону еще не приходилось бывать здесь, и он с интересом оглядывался по сторонам. Помещение было действительно огромным, но в основном пустым. Властелину не были нужны украшения - да и зачем они живому богу? А Советникам и вовсе, полагалось стоять в уголке, и трепетать от ужаса. Эти времена закончились навсегда. Теперь, в самом центре зала стояло большое кресло, с накинутым на него красным бархатным покрывалом. Именно так, по мнению Кроммана, должен был выглядеть императорский трон. На нем, восседал сам Император Маркус Первый, по прежнему в желтой броне фалангиста. На императорской голове был нацеплен золотой обруч, явно подобранный в казне. В целом, зрелище было таким комичным, что Леон едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Весь этот маскарад был взят прямиком из детских сказок.
   - Леон! - Кромман подскочил со своего трона, и бросился к нему - Ты в порядке, друг? - он обнял его так, что у бывшего шпиона затрещали кости.
   - Отпусти... - с трудом прохрипел он - Император тут же разжал руки.
   - Извини, не удержался. Я так рад, что ты в порядке!
   - Могло быть и лучше, но вроде живой. Ты, я смотрю, неплохо тут устроился.
   - А что делать? У меня уже очередь на прием образовалось - скоро появится глава торговцев, потом Главный инженер из Мастерской...Хорошо что ты здесь, я не знаю о чем с ними говорить.
   - Я же обещал, что всегда буду рядом. Я поговорю с ними со всеми, ты только посиди немного с важным видом на троне.
   - Спасибо друг, что бы я без тебя делал! - Император грохнулся обратно на свой трон.- терпеть не могу все эти церемонии. Ребята, теперь вы видите кто нас всех спасет?
   Два человека, до сих пор скромно державшихся в стороне, вышли вперед. Первым, был их новый Верховный Ученый, Эрик. Вторым - новый знакомый Леона, командор Голан. Эрик очень пытался приспособиться к своему новому статусу. Теперь, на нем был голубой балахон из гардероба Виктора Готлиба, размера этак на три больше чем нужно - в нем парень казался ребенком, надевшим вещи своего папы. Леон снова с трудом сдержал смех. Какой Император, такие и советники...
   - Что скажешь, Эрик - спросил Кромман - Какие перспективы у нашей науки?
   - Науки больше нет, ваше величество. Академия разрушена, ученые мертвы. Нам понадобится много лет, чтобы хотя бы приблизиться к утраченным знаниям.
   - Много лет, говоришь? Лучше тебе поторопиться, иначе я могу найти и другого Верховного Ученого.
   - Вообще то, копии самых важных научных документов должны хранится и в Ратуше. Если начать набор людей немедленно, мы сможем восполнить недостающих ученых, и приступить к работе. В Аркадии хватает молодых талантов....
   - Вот видишь, как иногда все бывает просто. Иди работай, утром я жду доклада.
   Эрик пулей вылетел за дверь. Трое остальных смотрели ему вслед, а затем расхохотались.
   - Эх, молодежь, учить их еще и учить - вздохнул Кромман. Голан, я хорошо помню, когда и ты был таким же.
   - Так точно сэр, то есть ваше величество - Голан явно не был уверен, как следует обращаться к своему Императору.
   - Давайте договоримся - всех этих сэров и величеств, оставим для официальных церемоний. Для друзей, я просто Маркус
   - Есть сэ... Маркус.
   - Отлично. Леон, тебе следует знать - я назначил Голана нашим новым Главнокомандующим.
   Леон был удивлен, даже очень. Он и сам собирался со временем подтолкнуть Кроммана к мысли о трудности совмещения двух столь важных постов, но никак не ожидал, что тот додумается до этого сам. Он не был уверен, что фалангист Голан лучшая кандидатура для такого поста - было бы политически выгоднее назначить Главнокомандующим мечника, или даже пращника. Но для Императора гораздо больше значит личное доверие. Поэтому, Леон ничего не сказал, а лишь кивнул.
   - Голан - сказал Император - ты только что вернулся из города. Докладывай, что там происходит.
   - Город наш, полностью наш. После падения Ратуши, сопротивления больше никто не оказывает. Солдаты патрулируют улицы, некоторых людей уже удалось вернуть к работе. Пожарные команды приступили к тушению Академии. От нее мало что осталось, проще будет все снести и построить заново.
   - Эрику предстоит много работы. Что с портом?
   - Захвачен, без малейших признаков сопротивления. Дипломаты, правда, успели смыться. Неподалеку мы нашли брошенный гирокоптер. По словам начальника порта, последний дипломатический кораблик, отплыл за пять минут до нашего прибытия...
   - Значит, Махлеба мы опять упустили. Ничего, рано или поздно, эта гнида заплатит за все. Удалось ли наладить связь с колониями?
   - Пока нет. Корабли отплыли, но ни один еще не вернулся. Плыть тут недалеко, ответ должен быть еще до вечера.
   Леон снова кивнул. Похоже, в нем тут нуждались гораздо меньше, чем ему казалось ранее. Голан с Маркусом подумали обо всем. Вопрос связи с колониями был действительно ключевым. У Аркадии было четыре колонии, все на соседних островах. Их Властелин предпочитал создавать свои города неподалеку от столицы. Связи с колониями не было со вчерашнего вечера, все контакты с другими островами были полностью прерваны. Возможно, там уже появились свои правители, которые откажутся подчинятся метрополии. Колонии требовалось подчинить немедленно, только тогда их государство с полным правом можно будет называть Аркадийской Империей. Возможно, их придется захватывать силой.
   И тут, он вспомнил еще кое о чем.
   - Маркус, Голан, мне кажется мы кое что упустили. Мы захватили Ратушу, Академию, Посольство - а как же Дворец?
   Два одинаково недоуменных лица посмотрели на него, а потом в их глазах появилось понимание.
   - Дворец... - выдохнул Император Кромман - как же мы могли забыть?
   Леон понимал его. Дворец, был пожалуй самым странным местом в Аркадии. Он был символом величия Властелина. Его было видно почти из любой точки города, но сам он частью города не воспринимался. Из него не исходило приказов, количество его обитателей было мизерным, по сравнению с Ратушей или Академией. Он просто был, не принося никакой пользы, и лишь символизируя насколько ничтожна власть земная, по сравнению с властью небесной. Большинство жителей, испытывало по отношению к Дворцу суеверный страх, предпочитая даже не смотреть в его сторону. Неудивительно, что в суматохе переворота, о Дворце как бы забыли. Но теперь, пришло и его время. Они свергли четырех Советников, теперь они символически свергнут и самого Властелина.
   - Идем! - приказал Император. - все важные встречи подождут. Мы вскроем Дворец, и посмотрим кто на самом деле прячется там внутри! Вперед!
   Втроем, они покинули Большой Зал. Несколько фалангистов присоединились к ним у выхода, и чем дальше, тем большей становилась свита. К выходу из Ратуши, Кромман подошел уже во главе небольшой армии. Толпу на площади давно разогнали, и тут были лишь патрули в форме.
   - СЛАВА ИМПЕРАТУРУ КРОММАНУ!!! - раздался приветственный клич, но Император лишь отмахнулся. У него была цель, и он снова шел в атаку. Однако, отправится сразу во Дворец им было не суждено. Издалека, появилась запыхавшаяся фигурка, в одеждах работника Порта. Этот человек бросился прямо к Императору. Фалангисты выставили копья, но Кромман взмахом руки приказал пропустить его.
   - Ты кто такой?!
   - Я Слай, Ваше Величество, второй заместитель Начальника Порта. Главнокомандующий приказывал немедленно доложить, как только вернется корабль с колонии...
   - Ну и ?
   - Он вернулся, Ваше Величество. Но колонии они так и не нашли. Других островов больше нет !
   Еще через четверть часа, они прибыли в Порт. Кромман, пожелал лично поговорить с командой вернувшегося корабля. Леону хотелось того же - он до сих пор пытался переварить новости. Они не нашли не просто колонию, а всего острова в целом. Возможно ли, что произошедшая катастрофа коснулась не всего мира, а лишь их собственного острова? Может это не Властелины исчезли, а именно люди перенеслись куда то, вне пределов их досягаемости? Если так, то все их планы придется срочно менять.
   Капитана вернувшегося корабля звали Джервик. Это был старый морской волк, не боявшийся никого и ничего. В то время, когда портовые чиновники тряслись от ужаса перед Императором, он смотрел почти с вызовом.
   - Я знаю дорогу в Валериану как свои пять пальцев. Это наша винная колония, я каждые несколько дней переправлял оттуда грузы. Мы шли по стандартному маршруту, но Валерианы на месте не оказалось, как и всего острова. Только бесконечный океан, до горизонта.- Но как такое может быть?
   - Не знаю, над этим пусть думают головы поумнее моей. Не обнаружив Валерианы, я решил отправится в Нексус. Его тоже не оказалось на месте. По дороге туда, мы должны были проплыть мимо еще двух островов, но и их тоже не было. Тогда, я решил плыть домой.
   У Императора не было слов, у Леона впрочем тоже. Его худшие опасения начали сбываться. Они остались одни.
   Больше, делать в порту было особенно нечего. За время их разговора , вернулся еще один корабль, посланный в совершенно противоположном направлении. Его капитан рассказал то же что и Джервик - никаких островов, один лишь бесконечный океан. Аркадийскую Империю, им придется строить на одном, отдельно взятом острове. Тут должно быть ровно шестнадцать городов - если до катастрофы, Властелины не успели уничтожить какую нибудь Ишку. Это означало пятнадцать целей для захвата.
   - Ладно - сказал Кромман - что случилось, то случилось. Может другие острова остались, только они лежат несколько дальше? Надо будет найти толкового моряка, для серьезной экспедиции. Этот Джервик выглядит вполне подходящим, я с ним еще поговорю. Но это все потом - сейчас главное Дворец. Возможно там, мы найдем ответы на некоторые вопросы.
   Дворец стоял на высоком холме, над крутым обрывом. На первый взгляд, холм был совершенно обычным, и лишь при большом приближении становилось видно, что на нем не растет трава. Холм под Дворцом был целиком мраморным - количество ресурса потраченное на строительство, было просто неимоверным. Это повторялось в каждом городе, и Леон всегда задавался вопросом - почему? Зачем Властелинам понадобилось тратить такое количество ценнейших ресурсов, на это бесполезное строение? Неужели Они все поголовно спятили? Теперь, ответа уже никто и никогда не узнает. В мрамор были замурованы кристаллы - их количество здесь тоже было огромным. Широкая лестница вела внутрь Дворца. Его двери, были широко распахнуты.
   До самого последнего момента, Леон опасался, что обитатели Дворца решат сопротивляться. Закрой они двери, взять это место было бы не легче чем Ратушу. Но ничего подобного не произошло - они без сопротивления вошли внутрь. Дворец состоял из двух, совершенно независимых частей. На его первом этаже находилось Министерство по делам колоний. Это были совершенно обычные чиновники, с тем же успехом могущие сидеть и в Ратуше. Дворец, каким то не совсем понятным образом, был связан с количеством колоний - Властелины могли создавать новый город только после очередного улучшения. Почему - еще одна загадка. Иногда Леону казалось, что Властелины вовсе не повелители вселенной, а тоже рабы правил, установленных неизвестными высшими существами. Кто знает...
   Министр Генрих Френей, встретил их их у порога. Это был маленький толстенький человек, который мячиком прыгал по коридорам. Он заверил их что все обитатели Дворца, целиком и полностью преданны новой власти, и лично Императору Кромману. Проходя по коридорам, они видели испуганные лица чиновников. В Министерстве, использовали для связи с колониями технологию, сходную с Шпионскими Шарами - ныне абсолютно бесполезную. Теперь они боялись, что их погонят с насиженных мест, и заставят работать. Скорее всего так оно и будет - Кроммана такие вещи интересовали мало, но новый Мэр своего не упустит.
   Их путь лежал вглубь Дворца - зону абсолютно неизвестную. Существовала четкая граница, переступать через которую запрещалось любому смертному. Леону несколько раз приходилось бывать в этой части чужих Дворцов, выполняя редкое задание "Проверки Онлайн Статуса". Насколько он мог судить, этот термин обозначал присутствие Властелина в их мире. В глубине каждого Дворца, существовала дверь, над которой висело нечто вроде огромной неугасимой лампы. Она могла быть либо красной - это значило что Властелин где-то Там, либо желтой, что означало что Он в их Мире. Изменить ее цвет по своей воле, Oни не могли. Дальше, он не заходил никогда - это была последняя точка, доступная смертным.
   Лампа над дверью оказалось мертвой - не красной, не желтой, а темно серой. Недолго думая, Кромман поднял копье. Даже Леон, привыкший ко всему, раскрыл рот от подобного святотатства.
   - Может лучше не трогать...?
   - Чего ты боишься? Разве не ты все время говорил, что Властелины ушли навсегда?
   - Да, но...
   Кромман ударил. Копье врезалась в лампу, раздался легкий стеклянный звон. А затем, Лампа Онлайна рассыпалась в пыль. От нее не осталось ничего.
   - Вот видишь? Нам нечего боятся. Властелина больше нет, и все его сокровища скоро станут нашими. Тащите таран!
   Леон отошел в сторону, наблюдая, как солдаты методично бьют в дверь. Он действительно боялся сейчас, как никогда раньше. Свергать Советников, захватывать Ратушу - это одно. Но сейчас они покушаются на бога - единственного бога который был у Аркадии со дня ее основания. Он мог сколько угодно презирать Властелинов, даже высмеивать их - но сейчас он понимал, что в глубине души у него всегда было поклонение и почитание. Леон был готов бросится на дверь и прикрыть ее своим телом, и с трудом заставил себя сдержатся.
   Еще несколько ударов, и деревянная дверь треснула и раскололось. За ней лежала темнота. Еще один тоннель, наподобие того, что привел их из Хранилища в Ратушу. Куда они придут на этот раз?
   - Факелы! - приказал Император Кромман, а затем шагнул к Леону - Друг, если хочешь, можешь подождать нас здесь.
   - Нет Маркус. Мы прошли долгий путь вместе, и я не оставлю тебя. Нужно закончить работу.
   - Тогда вперед!
   Шеренга солдат с факелами втянулась в тоннель. Еще через несколько минут, вход перестал быть виден. Темнота окружала их. Это была особенная темнота, казалось не принадлежавшая к их миру. Факелы казались жалкими свечками, темнота будто поглощала их свет. И в этой темноте, были цифры.
   Их было бесчисленное множество, они окружали людей со всех сторон. Бесконечное количество нулей и единичек висело во тьме, светясь собственным мертвенно зеленым светом. Свет факелов - единственное что не давало им набросится, и высосать душу. Леон закрыл глаза, но он по прежнему их видел. На мгновение, ему показалось, что еще секунду, и он поймет все - узнает всю правду про людей и Властелинов. Правду настолько чудовищную, что никто из узнавших ее, не сможет жить дальше...
   - Леон, ты в порядке? - Кромман положил руку ему на плечо.
   - Да Маркус - наваждение сгинуло. Рядом с ним друг, и вместе их ничто не сможет остановить.
   - Свет! - раздался голос одного из солдат - Свет, свет!
   Тоннель закончился. Его перегораживала сплошная стеклянная стена. Она была прозрачна, и приглядевшись можно было увидеть, что лежит по ту сторону.
   Там была комната - самая странная комната, из всех виденных кем либо из обитателей их мира. Тут были узнаваемые предметы - стул, кровать, но о назначении большинства можно было лишь гадать. Какие то непонятные черные коробки, у некоторых стеклянные экраны... На стенах висели плакаты. Леону почудилось во всей обстановке нечто детское. Но как мог их Властелин, много лет железной рукой правивший Аркадией, быть ребенком? Или Там время идет по другому?
   Его внимание привлек плакат, висевший прямо напротив стеклянной стены. На нем был нарисован домик, и стилизированное изображение Мэра, с зеленым венком на голове.
   - Икариам... - прочитал Маркус Кромман. - Что это может значить?
   Леон хотел сказать что то, но не успел. Там, за стеклом, раздался шум, и появилась человеческая фигура. Это действительно был мальчик, лет пятнадцати максимум.
   - Что за глюки с компом? Может они наконец починили сервак...?
   Челюсть Леона поползла вниз. Неужели ЭТО их Властелин?
   У Императора Кроммана не было никаких сомнений. Он сам подхватил таран, и ударил в прозрачную стену. По стеклу побежали трещины.
   - Что это? - Теперь в голосе мальчика слышался страх. Неужели, сейчас они пробьют стекло, и окажутся Там? В мире, где Властелины обычные люди?
   Кромман нанес еще один удар, полетели осколки...
   А затем, все закончилось.
   Вспыхнул свет. Тоннель тьмы, через который они прошли, исчез без следа, стеклянная стена тоже. Они стояли в огромном, абсолютно пустом зале. Под самым потолком были окна, через которые прoбивался свет вечернего солнца. Весь Дворец оказался полым изнутри.
   - Что это было, Леон? - Кромман до сих пор держал в руках таран, его глаза были широко раскрыты.- Что мы только что сделали?
   - Не знаю, Маркус. Думаю, завтра нам все это покажется сном. Мы победили - вот что важно.
   - Ты прав, друг. Теперь Дворец наш, до последнего камушка. Завтра же, я прикажу снести это проклятое место. Мрамору можно будет найти и лучшее применение.
   - Целиком с тобой согласен.
   Обнявшись за плечи, они медленно побрели к выходу. Солдаты цепочкой потянулись за ними. Они все видели то, что не предназначалось для глаз смертных. Завтра им все это покажется кошмарным сном, а чуть позже все забудется. Леон и сам уже с трудом помнил, что именно он видел.
   Солнце висело уже очень низко над горизонтом. Время возвращаться в Ратушу - дел хватает. Теперь, их бескрайний мир сузился до одного острова, и нужно было составить план по его захвату. Им предстоит множество битв - Леон не сомневался что другие города не сдадутся без боя. Но это будут их собственные битвы, и собственные победы. Последняя ниточка, соединявшая их с Властелинами, оборвана. Они сами решат свою судьбу.
  
   Отныне, и навсегда.
  
   18.
  
   Городской парк Фарренгейма был переполнен народом. Тут собрались все - как беженцы, так и горожане. В Свободном Городе никогда не практиковалось публичных казней, и всем хотелось поглядеть на невиданное зрелище. Трое насильников стояли с веревками на шее, все еще не осознавая до конца, что это может случится с ними. Но после того, как веревки начали затягивать на ветке, они поверили, и начали скулить от страха. Каждый из троих стоял теперь на небольшой табуретке, которая единственно и спасала его от удушения.
   - А может не надо? - тихо спросил Галлас - Думаю что они усвоили урок, и все остальные тоже. Если их теперь помиловать...
   - Нет Галлас, я не могу.
   Керк глубоко вздохнул. Еще недавно, он насмехался над увязшим в политических играх молодым Мэром, и вот теперь сам оказался в точно такой же ситуации. Приказ о повешении насильников, был первым, который он отдал в качестве командира этих людей. Если сейчас он их помилует, ему никто и никогда больше не поверит. Какой все таки ироничной бывает судьба... Ладно, пора приступать. Легче все равно не станет.
   - Жители Свободного Города Фарренгейма - начал он. - Эти трое людей виновны в изнасиловании. Этому есть множество свидетелей, да они и сами признались во всем. Посему я, Керк, приговариваю их к смертной казни через повешенье. Да будет так!
   Толпа охнула. Похоже, тут многие не верили, что он пойдет до конца. Теперь нужно закончить дело. Керк прошел от одного приговоренного к другому, и лично выбил из под их ног табуретки. Люди задергались в петлях, но быстро затихли. Толпа снова охнула. Еще несколько минут они продолжали стоять и смотреть, а затем медленно начали расходиться. Шоу закончилось.
   Керк стоял, и смотрел на людей. Вон Галлас - пожалуй единственный , кто в состоянии понять его. Вон Даник, с непривычно задумчивым выражением на лице. Рядом с ним стоит Рон, бледный как полотно. Мальчику пора взрослеть, и понимать что такое настоящая жизнь. Кое где виднелись фигуры советников в мундирах - они явились сюда прямо с похорон. Оценили ли они его поступок? Керку даже показалось, что он разглядел в толпе фигурку Лианы - она несомненно была бы рада видеть его самого висящим здесь же, на ветке.
   - Ну ладно - сказал он сам себе - не расклеивайся, адмирал. Неприятная работа сделана, нужно жить дальше. - он сделал шаг в сторону друзей, ждущих его.
   - Ну что, Галлас, сколько там осталось до заседания совета?
   - Еще часа два. Думаю вам лучше отдохнуть, а я попытаюсь поговорить еще с несколькими советниками.
   - Ты прав, отдых нам действительно необходим. Это заседание будет нелегким... Даник, Рон, где вы там? Идем.
   Заседание Совета Старейшин Свободного Города Фарренгейма, открылось вечером. Солнце уже почти село, когда советники наконец собрались. Их было сорок человек - по мнению Керка, многовато для столь небольшого города, но кто его спрашивает. Впрочем, Совет не был постоянно действующим органом - он собирался только в экстренных случаях, как сейчас. Заседание проходило не в Ратуше, а в странном здании кубической формы, стоящем на самом высоком холме города. Предположительно, оно должно было обозначать Дворец...
   Это были, разумеется, те же люди что и на похоронах, одетые в разноцветные робы и мундиры. Они расселись по своим местам в большом зале, многие продолжали переговариваться. Фактически, заседание как таковое мало что решало - главным были предварительные переговоры, которые проводили Галлас и Лиана. Результаты были неутешительны. Впрочем, Керка теперь это не слишком волновало. События на площади окончательно утвердили его в решении увести всех своих людей завтрашним утром, вне зависимости от того, что решит Совет. Галлас однако, твердо решил продолжать бороться, и Керк собирался поддерживать его до конца. Он снова был один - никого из его людей не пустили на заседание. По крайней мере, он надеялся что ему хоть теперь позволят выступить с речью, перед оглашением приговора.
   Первым, с приветственной речью, выступил председатель Михаил Вернер. Он поблагодарил всех собравшихся, и напомнил о высокой ответственности который несет каждый, перед народом Свободного Города. Ни слова непосредственно по делу. Председатель был опытным политиком и дипломатом, и прекрасно знал, что и когда следует говорить. Формально, он продолжал сохранять нейтралитет между сторонами.
   Следующим, речь произносил Галлас. Он встал на небольшой помост, твердо смотря на советников. В этот миг, Керк восхищался им. Шансов у парня практически не было, но он не показывал ни малейшей слабости - ни в голосе, ни в взгляде. Галлас начал говорить.
   - Уважаемые господа Советники. Мы собрались здесь сегодня, по очень важному делу. Мой отец, Мэр Петер Моррис, скончался сегодня утром. Согласно его завещанию, официально оглашенному на прошлом заседании, Мэром становлюсь я - его сын, Галлас.
   Советники закивали. Действующий Мэр имел право сам выбрать своего наследника. Совет следовало лишь уведомить об этом - не более того.
   Первым решением, принятым мной на новом посту, было привести в Свободный Город группу беженцев, оставшихся без крова после разрушения Лесопилки. Я хочу объяснить вам причины моего решения. Во первых - это просто человечность. У этих людей не было никакого шанса выжить в лесу, отказ означал бы для них смертный приговор. Я знаю, что раньше Свободный Город Фарренгейм никогда не принимал беженцев, но теперь Мэром стал я, и у меня есть право принимать подобные решения. Есть однако, и еще одна причина. Наш мир изменился. Я имею основания предполагать, что все Властелины ушли навсегда, и человечество предоставлено самому себе. В этом, новом мире, наше положение в глубине лесов больше не гарантирует безопасности. Там снаружи, стоят великие города, и скоро их новые правители начнут завоевывать окружающие земли. Что сможет противопоставить им Свободный Город? Вы прекрасно знаете, что наше население, это в основном старики. После того как мы пришли в эти леса, прирост был минимальным, дети почти не рождались. Если сюда придет армия, мы окажемся полностью беспомощными. Эти беженцы вольют свежую кровь в наш город, а в случае необходимости встанут с оружием в руках защищать его! Тут присутствует командир этих людей, бывший адмирал флота города Аркадия, Керк. Вы все видели сегодня, как он поступает с теми, кто осмелился бесчинствовать. Этот человек - гарантия будущего нашего города. Господа Советники, я надеюсь вы примете сегодня правильное решение. Я все сказал. Спасибо.
   Раздались аплодисменты. Керк был впечатлен речью. Может Галлас все таки прав, и им следует остаться? Похоже некоторых советников действительно удалось убедить. Может еще не все потеряно?
   Теперь на подиуме стояла Лиана. Ей потребуется сказать что то очень убедительное, чтобы сравниться с Галласом.
   - Господа Советники. Мы все слышали речь моего брата. Он сказал много чего, но смысла в его словах было немного. Наш Мэр, Петер Моррис, действительно умер сегодня утром, но вовсе не от старости или от болезни. Его убил этот человек, которого вы видите перед вами. Он сделал это так же верно, как если бы сам ударил его ножом. Но вовсе не об этом, я хочу сказать сейчас вам. Мой отец был великим человеком, и его единственной ошибкой на старости лет, было решение назначить наследником сына, а не дочь. В другой ситуации, я смирилась бы с его волей. Но первое же решение моего брата, является смертоносным для нашего города. Он привел в Фарренгейм дикую толпу, которая уже начала грабить и насиловать. И чем же он оправдывает свое решение? Он говорит про жалость и человечность - но разве эти абстрактные слова важнее для вас, чем жизнь жен и дочерей? Он рассказывает сказки про чужие армии, которые скоро будут у наших ворот, но какие доказательства он привел? Единственная возможная вражеская армия уже здесь, они ходят по нашим улицам. Я никогда не смирюсь с этим. Я согласна с моим братом в одном - принимать подобные решения это действительно право Мэра. Поэтому, я требую отстранить его с поста, и назначить меня, Лиану, новым Мэром Свободного Города Фарренгейма. Уверена, что если бы Петер Моррис видел, к чему приведет его решение, он согласился бы со мной. Спасибо вам, господа Советники. Я все сказала.
   И снова аплодисменты. Пожалуй, могло бы быть и хуже. В своей речи, Лиана в основном не нападала, а оборонялась. Что теперь - голосование? На подиум вновь поднялся Михаил Вернер.
   - Господа Советники, вы слышали речи обеих сторон. Напоминаю вам снова, что речь идет о наиболее важном решении, за всю историю этого Совета. Есть ли в зале еще кто нибудь, кто хочет высказаться по этому поводу?
   - Да! - на подиум начал проталкиваться один из советников, в песочного цвета робе Торговца. Этому то, что еще надо? У Керка зародились нехорошие опасения.
   - Сегодня днем, моя жена отправилась за покупками на базар.
   По залу пронесся рокот. Все советники моментально поняли, о чем пойдет речь.
   - Она ходит туда каждый день, в течении нескольких лет. За все это время, у меня ни разу не было и мысли, что ей может угрожать опасность. Сегодня, на мою жену было совершено нападение. Трое негодяев, набросились на нее и зверски изнасиловали. Таких вещей в нашем городе не было со дня его основания. Я знаю, что эти трое были повешены, и рад этому. Но остальные, те что до сих пор ходят по нашим улицам, не менее опасны. Господа Cоветники, я требую чтобы эти люди были изгнаны из нашего города - немедленно. Я все сказал.
   Советник спустился с подиума, и медленно пошел на свое место. Аплодисментов на этот раз не было - весь зал был погружен в гробовое молчание.
   "Вот и все" - подумал Керк, теперь все окончательно ясно. Бледное лицо Галласа показывало, что он тоже хорошо это понимал. Из всей толпы, эти трое молодых идиотов не нашли ничего лучшего, как напасть на жену советника. Если бы он мог, он повесил бы их еще раз.
   - Советник Вернер, будет ли мне позволено высказаться? - спросил он.
   Головы всего зала резко повернулись к нему. Похоже, все были в шоке, что он вообще посмел открыть рот. Лишь Михаил Вернер сохранял прежнюю невозмутимость и спокойствие.
   - Да, это ваше право. Прошу.
   Керк сделал несколько шагов вперед, и взошел на подиум.
   - Господа Советники - начал он - Я чужой человек здесь, и рад, что вы согласились выслушать меня. Ни я, ни мои люди, никому не хотим причинить вреда. Наш мир рухнул, и все что мы хотим, это обрести новый дом. Среди нас могут найтись отдельные негодяи, но их кара будет жестокой и суровой. Ваш Мэр, Петер Моррис был великим человеком, и я безмерно уважаю его. Любые обвинения в том что я, либо кто то из моих людей, причастен к его смерти, являются абсолютно беспочвенными. Я глубоко скорблю о нем. Его сын, Галлас тоже достойный человек, и я уверен, что он станет не менее великим Мэром, чем его отец. Спасибо вам господа Советники, я надеюсь, вы примете правильное решение. Я все сказал.
   Керк сошел с подиума. Снова, ни одного, даже слабого хлопка. Для этих людей, он и его слова просто не существовали. Разумеется, его речь была слабоватой, но что еще он мог сказать? Эти люди уже приняли решение, и ничто не сможет изменить его.
   На подиум вновь взошел Михаил Вернер.
   - Господа Советники, объявляется перерыв на полчаса. После этого, мы вернемся, и проведем голосование.
   Большинство советников даже не покинуло зал. Они сбились в группки, и начали бурное обсуждение. Керк хорошо понял, зачем был нужен этот перерыв. Господам советникам нужно определить их приговор.
   - Что скажешь, Галлас? - спросил он у молодого Мэра.
   - Это конец. - руки Галласа сжимались в кулаки.- А ведь я их почти убедил! Если бы не этот торговец, со своей дурой женой...
   - Не думаю, что это многое изменило. Эти люди приняли решение задолго до заседания. Нам придется уйти.
   - Господа - раздался возле них голос. Казалось, он принадлежит человеку, лет на двадцать моложе чем на самом деле. - Мне нужно поговорить с вами.
   - Да, Михаил Вернер.
   Они отошли в сторону. Похоже, приговор им объявят прямо сейчас.
   - Галлас, Керк, я надеюсь вы можете реально воспринимать ситуацию. Абсолютное большинство Cоветников считает, что чужакам придется покинуть город. Я сам, тоже склонен с этим согласиться.
   - Понятно...
   - У нас теперь есть несколько вариантов развития событий. Первый, которого мне хотелось бы больше всего - ты, Галлас, отменяешь свое решение. В этом случае, все чужаки покинут наш город завтра утром. Я гарантирую, что все пройдет достойно, никому не будет предъявлено никаких обвинений. Галлас останется нашим Мэром
   - Я согласен - сказал Керк.
   - А я нет! - отрезал Галлас - Если я соглашусь на это, я буду не Мэром, а марионеткой. Никогда!
   - Вариант второй - дело идет на голосование, и ты проигрываешь. В этом случае, Мэром становится Лиана. Этого не хотелось бы ни мне, ни большинству Советников, но если не останется выбора, нам придется пойти на это. Как только Лиана станет Мэром, она немедленно вновь поднимет вопрос, об убийстве вашего отца. Чем это закончится - гадать не берусь.
   - А есть еще варианты?
   - Да. Вариант третий - ты, Галлас, еще до голосования подаешь в отставку, и передаешь пост Мэра мне. В этом случае, никакого голосования не будет. Я сам отменю твой указ, на тех же условиях, что и в варианте первом. Лиана никогда не станет Мэром. В моем возрасте нелегко взваливать на себя такую ношу, но я готов пойти на это. Так что ты решаешь? У нас мало времени.
   Галлас задумался. Ему было нелегко принять такое решение. На его лице были хорошо видны все сомнения и колебания. Наконец, он выдохнул, и произнес, необычно тихим голосом.
   - Хорошо, Михаил Вернер, я принимаю третий вариант. Голосования не будет. Я подам в отставку - сейчас же.
   - Нет Галлас - начал Керк - ты не должен...
   - Я должен. Более того, я обязан. Я обещал вам гостеприимство Свободного Города Фарренгейма, и если в нем будет отказано, оставаться здесь я не смогу. Надеюсь, ты не откажешься видеть меня среди своих людей?
   - Конечно нет. Ты мой друг.
   - Я уйду не один. В этом городе хватает молодых людей, которым надоело это лесное прозябание. Мы пойдем вместе, к лучшему будущему. Да будет так!
   - Хорошо, Галлас - Михаил Вернер казался еще более старым, чем несколько минут назад. - Я рад, что ты принял решение. Жаль что ты покинешь нас, но я уважаю твой выбор. Нам больше незачем терять время. Пройдемте обратно в зал.
   Остаток заседания Совета, был простой формальностью. Галлас взошел на подиум, и коротко пробормотал о своем отречении. Керку доставило истинное удовольствие смотреть на лицо Лианы. Казалось, ее вот-вот хватит удар. Она уже видела себя Мэром, и шок для нее был страшным. Взгляды, которые она кидала на Михаила Вернера, были просто убийственными. Керк сильно сомневался, что он долго протянет на посту Мэра. Эта змея своего не упустит. Как хорошо, что завтра утром они уберутся отсюда. Приняв пост, Михаил Вернер первым же делом отменил указ Галласа. Всем чужакам, придется покинуть Свободный Город Фарренгейм завтрашним утром. Подробности, предстояло обговорить с ним чуть позже, в личной беседе. Заседание Совета Старейшин завершилось.
   Kерк вышел на улицу. Солнце уже село, на небо высыпали звезды. Вторая ночь нового мира... Он не знал, что ждет их завтра, но испытывал странное облегчение. Он все равно не смог бы долго оставаться здесь. Лес давил на него.
  
   Скоро, он снова увидит море.
  
   19.
  
   Арч проснулся еще до восхода. Он стоял у окна Посольства, в той же самой точке, что за сутки до того. Всего один день, и мир изменился до неузнаваемости. В этом, новом мире, ему предстоит теперь жить. Вряд ли новый день будет легче вчерашнего - скорее всего, будет еще хуже. Хотя казалось бы - хуже некуда.
   Он почти не сомкнул глаз этой ночью. Перед глазами все время стояли фигуры ученых в огне, и рука - его рука, с факелом. Он не забудет этого ужаса до конца жизни. Возможно, работа позволит ему немного отвлечься. Смешно - если эта работа увенчается успехом, весь мир ждет то же что и Кристаллион... А впрочем, какая разница? Лично для него, хуже уже не будет.
   Большинство беженцев спало вповалку, прямо на улицах. Кристаллион был слишком маленьким городом, чтобы вместить такие толпы. Люди с кристаллами ходили меж спящих, созывая их на утреннюю молитву. Новые обычаи рождались на глазах. Люди становились на колени, обращая свой взгляд на север - туда, где стояла гигантская статуя. Возможно с макушки Ратуши, ее можно даже увидеть. Нужно поторопиться - вчера Анатоль приказал ему присутствовать на главной молитве, в новом Храме Афины - бывшей Академии. Если он опоздает, это чудовище способно на все.
   У выхода из Посольства, к Арчу присоединилась молчаливая фигура. Серв Барт, был вчера приставлен к нему самим Анатолем. Времена неспокойные - сказал тот - и я не могу допустить, чтобы с тобой что нибудь случилось. Барт будет твоим телохранителем. Разумеется, дипломат не собирался с ним спорить. Возможно Барт и был телохранителем, но и стражем тоже. Он стоял в той же позе что и вчера вечером - вероятно оставаясь так всю ночь, и теперь двигался без малейших признаков усталости. Его больше нельзя было назвать человеком. Хуже всего, что Барт уже не был единственным - вечером Игнациус произвел первые дозы Напитка, и теперь уже должны быть и другие сервы. Их Священный Поход, будут двигать вперед ходячие трупы...
   До Храма, они добрались очень быстро. На улицах уже были толпа, но перед Бартом люди расступались, будто чуя, что он существо иной природы. Центральные ворота Академии были широко раскрыты, и толпа вливалась в них. Арч направился прямиком в Зал Заседаний. Он не мог не вспоминать, как это место выглядело когда то...
   Это было самое крупное помещение Академии. Ученые редко собирались вместе, большинство исследований проводились маленькими рабочими группами в лабораториях. В Зале Заседаний проводились научные дебаты, изредка устраивались приемы для гостей, и самое главное - тут объявлялось о новых открытиях. Исследования проводились одновременно во всех городах Властелина, и при их завершении проводилась торжественная церемония, на которую стекались все важные люди каждого из городов. В последний раз, тут отмечали завершение исследования Утопии - технологии, которая должна была принести счастье в каждый дом... Счастье закончилось.
   Анатоль Меч Афины, стоял в самом центре огромного зала. Толпа бурлила вокруг, но к нему никто не приближался ближе чем на метр. Он сделал Арчу знак подойти.
   - Ты опоздал. Нам пришлось ждать тебя.
   - Я не... на улицах так много народу, мы еле пробились...
   - Больше этого не должно повторится. Задержка оскорбляет Богиню. Начнем.
   Одно движение руки, и все звуки в зале стихли. Наступила тишина.
   - Афина! Мы благодарим тебя за новый день! За солнце и небо, данные нам милостью твоей! Наши сердца полны веры, и мы славим величие твое! В этот день, мы склоним неверных к ногам твоим, и наши мечи понесут твое имя вперед! Аминь!
   Он опустился на колени, прямо на каменный пол, обратив лицо на север. Вся толпа последовала за ним. Арч тоже стоял на коленях. Быть может, когда молитва закончится, ему удастся потихоньку смыться обратно в Посольство. От Анатоля, ему хотелось держатся как можно подальше. Но увы, у того явно были другие планы.
   - Идем - приказал Меч Афины, вставая с колен.- Молитва дело святое, но Богиню мы должны славить прежде всего делами. У нас очень много работы.
   Их путь в точности повторял вчерашний, только в обратном направлении. Костров на площади уже не было, но оставался запах. Запах дыма, гари, и, хоть это возможно и почудилось, паленого мяса. Арча передернуло. Десять минут спустя, они пришли в Казармы.
   Народу тут заметно прибавилось. Толпа у входа была не меньшей, чем в Академии. Солдаты с мечами преграждали им вход. При виде Анатоля, они расступились. Внутри, людей было немногим меньше. Они стояли, и смотрели на центральный плац, на котором шла тренировка. Вчерашние солдаты, были теперь инструкторами, и они обучали толпу людей, с трудом державших в руках оружие. Зрелище было весьма жалким. Настоящая армия, разметает этот сброд без проблем. Судя по хмурому виду Анатоля, он тоже понимал это.
   - Эти люди - сказал он - пришли сюда, чтобы воевать ради Богини. Они одержат победу, или умрут.
   - Они несомненно станут доблестными воинами - осторожно сказал Арч - но им придется немало тренироваться. Я не слишком большой специалист в этих делах, но невозможно за час превратить горожанина в настоящего солдата.
   - Афина не может ждать. Этот остров должен быть покорен как можно скорее. Идем дальше.
   Они прошли в отдаленный угол Казарм, народу тут почти не было. На площадке, тренировались всего четыре человека. Издалека, они выглядели почти такими же как и остальная толпа, и лишь вблизи было видно, что в промежутках между приказами они не шевелятся. По спина Арча побежали мурашки.
   - Это...?
   - Да, это сервы. Они тренируются быстрее и лучше, чем любой обычный человек. Они запоминают каждый удар, каждое движение, и могут повторять его снова и снова. Эти четверо стали сервами вчера вечером, и они тренировались здесь всю ночь. К сожалению, их пока что очень мало. Вчера, Игнациус произвел десять доз Напитка. Шестеро умерли, лишь четверо остались в живых. Нам придется лучше подбирать кандидатов. Но главная проблема вовсе не в этом. У нас кончаются ресурсы. Ты видел, чем были вооружены солдаты на площади?
   - Деревянными мечами. Но это же тренировка...
   - У нас нет других. В Кристаллионе никогда не было слишком много солдат, и весь их арсенал мы уже используем. Наш Властелин всегда придавал слишком большое внимание армии в Столице, и почти не держал войск в колониях. После того, как я отправился на Рудник, дела здесь пошли еще хуже чем раньше. За время, когда этот город был Ишкой, ресурсы были разграблены почти полностью. Нам не из чего делать новое оружие.
   - А если отправится в Столицу? Там была такая армия, что вряд ли ее кто нибудь смог разграбить.
   - Мы уже пробовали. Ночью, корабли вернулись, Столицы они не нашли. Наш остров остался один в океане.
   - Как?
   - Об этом пока мало кто знает, тебе тоже придется помалкивать. Такова воля Богини. Я верю, что Она ждет от нас прежде всего покорения этого острова. Как только последний неверный склонится перед Ней, нам откроется путь и на другие острова. Теперь, мне понадобится твоя помощь. Я собираюсь захватить еще один город - сегодня. Нам необходима победа. Тебе предстоит оправдать оказанное доверие, и подобрать для нас хорошую цель. Укрытие пусто, ни одного шпиона найти так и не удалось. Эти крысы просто разбежались. Возвращайся в Посольство, и приступай к работе. До обеда, я жду результатов. Если тебе нужна чья нибудь помощь - только попроси. Любой человек в этом городе в твоем распоряжении.
   - Но я не солдат! Как я могу разработать план захвата?
   - Этого от тебя никто не ждет. Планами захвата займусь я, тебе нужно лишь определить, кого мы, с теми силами что ты видел, способны в принципе покорить.
   - Хорошо- Арч вздохнул - Я займусь этим немедленно.
   - Жду твоего доклада. У нас нет слишком много времени.
   Арч направился обратно в Посольство. Барт хвостиком следовал за ним, молчаливый как и всегда. Несмотря на всю ненависть, которую он испытывал к Анатолю, дипломата поневоле захватила грандиозность поставленной задачи. Ему предстояло найти цель не для очередного жалкого набега, а для оккупации. При Властелинах, оккупация была невозможна в принципе. В свое время ходило немало слухов, про то что Они собираются изменить правила, и сделать захват возможным. Произойди это на самом деле, мир сотрясли бы такие войны, которых человечество еще не видывало. Со временем слухи поугасли - Властелинам явно была удобна сложившаяся ситуация, и они не хотели серьезных потрясений. Но теперь Властелины и их правила ушли в прошлое.
   Теоретически, захват других городов был делом несложным - хватило бы армии. Другое дело, как его потом контролировать... Но это уже не его проблемы.
   Прибыв, Арч приказал немедленно доставить в его кабинет нужные документы. Бумаг набралась целая гора. Впрочем, на самом деле ему понадобится немногое. Данные устарели почти на месяц - после того как Кристаллион стал Ишкой, никакой информации из других городов не поступало. Самой большой загадкой, были события последних двух дней. Можно было лишь гадать, как восприняли люди исчезновение Властелинов. Вероятно, некоторые города погружены в анархию, а другие наоборот сами собираются проглотить соседей. Нужно быть очень осторожным - упаси боги, если у Анатоля возникнет мысль, что его солдат заманивают в ловушку. Арч расстелил на столе карту.
   Кристаллион находился на крайнем юге острова, в непосредственной близости от Хрустальной Горы. Первую цель, нужно выбирать из соседних городов южного побережья. К востоку, ближайшим соседом был город Ондерон. Это был большой, богатый и могущественный город. В те времена, когда Кристаллион еще только строился, Властелин Ондерона несколько раз нападал и грабил его. Со временем нападения прекратились, но натянутость между Властелинами сохранялась до самого конца. Когда Кристаллион стал Ишкой, именно ондеронцы были первыми и наиболее частыми грабителями. Когда нибудь они заплатят за это, но сейчас о нападении на Ондерон не может быть и речи. Экспансию лучше начинать в западном направлении.
   Ближайшим соседом с запада, был городок Кукуевка. Этот город возник недавно, взамен уничтоженной Ишки. Кукуевка являлась даже не колонией, а столицей - ее Властелин был новичком в этом мире. Арч успел побывать там один раз, и увидел лишь несколько убогих зданий. Разумеется, за прошедшее с тех пор время, Кукуевка могла подрасти, но вряд ли Анатоль сочтет ее достойной целью. Захватить ее будет несложно, вот только проблемы ресурсов это не решит - там и Хранилище то вряд ли успели построить. Нужно искать дальше.
   Еще западнее, на другом берегу Южнoй Реки, лежал город Николаев. Этот город Арч отлично знал, он бывал там многократно. Властелин Николаева принадлежал к их Альянсу, и насколько можно было судить, их Властелины были близкими друзьями. Армия в Николаеве была пожалуй послабее Ондеронской, но для их убогого войска и это было многовато. Попробовать можно конечно, но рисковать своей шкурой, предлагая Николаев в качестве первой цели, Арчу не хотелось. Нужно проверить еще варианты. Что у нас здесь, чуть севернее...? Прочитав название, он едва не подскочил со стула. Вот оно! Как же он мог забыть?
   Город Мандер, был одним из самых странных городов, про которые он когда либо слышал. Арч еще застал времена, когда это был обычный город, красивый и богатый. В молодости, он даже работал какое то время в тамошнем посольстве. А затем, все изменилось. По всей видимости, Властелин Мандера решил покинуть их мир. Город должен был стать Ишкой, но не стал. Остальные Властелины Альянса, каким то образом смогли унаследовать город, и начали править им совместно. Периодически, то один то другой из них "нападал" на город, и вывозил ресурсы. Все это проводилось в режиме строжайшей конспирации, что подтверждало теорию о том, что над Властелинами стоят некие высшие силы, которых Oни боятся. В Мандере не имелось собственной армии, здания не строились - он был лишь дополнительным источником ресурсов для Альянса. Вряд ли за последнее время там многое изменилось. Город был идеальной целью - практически беззащитный, но при этом битком набитый ресурсами. Анатоль будет доволен.
   Арчу заняло еще несколько часов собрать всю информацию, и подготовить подробный доклад. Такой тщательной работы, он никогда не делал даже ради Верховного Дипломата. В Мандере имелся шпион, который регулярно передавал доклады, вплоть до того времени когда Кристаллион стал Ишкой. Возможно, он до сих пор там. С этим человеком было бы интересно познакомится, он мог бы рассказать много интересного. Увы, без Шпионских Шаров связь стала совершенно невозможной. Ладно, надо поторапливаться. Меч Афины не любит ждать.
   - Мандер, значит... - Анатоль пролистывал доклад, все еще сохраняя недоверчивое выражение на лице. - Приходилось мне как-то его грабить, но это было очень давно. Ты уверен, что там нам не окажут сопротивления?
   - Абсолютно. Настоящей армии там никогда и не было. В порту есть небольшой флот, но он вступает в бой только при атаке с моря.
   - Это я и без тебя знаю. В твоем докладе много непонятных слов. Что означает например слово "мульт"?
   - Это термин Властелинов. В точном значении мы до конца не уверены. Предположительно, оно обозначает ситуацию, когда один Властелин правит больше чем одной столицей.
   - А так бывает? Вот уж не знал... А что тогда обозначает слово "Бан"?
   - Не знаю... Это тоже термин Властелинов, иногда всплывающий в Их переписке. Бан, это нечто, чего они очень боятся.
   - Раз не знаешь, незачем было писать всякие глупости. Афина покарала Властелинов, и их термины больше не имеют никакого значения. Хорошо, я готов поверить что этот Мандер мы действительно сможем захватить. Но я не собираюсь соваться туда, без предварительной разведки. Богиня не простит нам поражения. С шпионами, как я понимаю, нет связи?
   - Никакой. Все было основано на технологиях Властелинов, и исчезло вместе с ними.
   - В таком случае сделаем так. Мы выступим прямо сейчас, все кто способен держать в руках оружие. Но сразу нападать на город мы не станем - прежде всего, мы попробуем провести переговоры. Ты отправишься в Мандер, и предложишь им покориться, и принять веру в Афину. Если они согласятся, мы сразу приобретем целый город. Если же нет - ты вернешься, расскажешь что там творится, и я решу как и когда мы начнем нападение. Ты все понял?
   - Разумеется. Я могу идти?
   - Иди, собирайся. Через два часа мы выступаем.
   Вздохнув, Арч поплелся обратно в Посольство. Шаткая надежда остаться в городе рухнула. Ему, дипломату первого ранга, предстоит выполнять в сущности шпионскую миссию. На добровольную капитуляцию шансов маловато - с какой стати жителям Мандера признавать чужую богиню? Арч был далеко не уверен, что они дадут ему уйти - иногда при начале войн, головы вражеских дипломатов насаживали на городскую стену... Возможно, Анатоль хочет именно этого. Никакой вере, не помешает парочка святых мучеников... Ладно, что будет, то будет. Он дипломат, и выполнит свой долг до конца.
  
   Священный Поход начался.
  
   20.
  
   Их окружал лес. Люди казались карликами, среди бесконечных рядов деревьев. Эти деревья были тут всегда - на острове еще не было ни одного города, а их кроны уже шелестели на ветру. Мы были тут до вас, казалось говорили они, и останемся когда вас уже не будет. Человек был в этом лесу чужаком, и они все чувствовали это.
   Живая цепочка была длинной, лестная тропа не могла вместить слишком много людей одновременно. Керк шел во главе колонны указывая путь, в хвосте небольшой отряд направлял отстающих. В центре, люди просто брели вперед, подчиняясь стадному инстинкту. Еще вчера им казалось, что они наконец нашли себе новый дом, но теперь они вновь были изгнанниками. Жители Свободного Города Фарренгейма предпочли избавится от чужаков, замкнувшись в собственной раковине. Лишь время покажет, были они правы или нет. Лучшие из фарренгеймцев не пожелали смирится с этим решением, и покинули свой город. Их было четырнадцать - в основном парней, но и несколько девушек тоже, во главе с Галласом. Бывший Мэр на удивление быстро смирился с новым положением, и теперь был проводником, уверенно указывая дорогу вперед, на восток. Керк подозревал теперь, что Галлас давно мечтал сбежать из города, и лишь воспользовался удачным поводом. О лучшем спутнике нельзя было и мечтать.
   Расставание с Фарренгеймом прошло на удивление спокойно, Керк опасался гораздо худшего. Было разумеется несколько человек начавших возмущаться, но до открытого бунта дело не дошло. Память о трех повешенных в городском парке была слишком свежа, никому не хотелось связываться с "Безумным Адмиралом". Услышав эту кличку, Керк лишь хмыкнул - в былые времена, матросы на его кораблях давали ему прозвища и похуже. Теперь эти люди были его командой, и он вел их меж бурь и штормов нового, неизвестного мира. Вот только, существует ли для них где нибудь безопасный берег...?
   Михаил Вернер позаботился обо всем - этот старик обладал железной волей, и энергией двадцатилетнего. Вчера вечером, они с Керком и Галласом довольно долго договаривались о условиях, на которых беженцы покинут город. Основным предметом споров, стал вопрос об оружии. Оружие изгнанникам было необходимо, и в Свободном Городе оно имелось. Когда-то, в старом Фарренгейме была весьма приличная армия, и после эвакуации в леса, их Главнокомандующий приказал взять с собой как можно больше оружия, опасаясь сражений с лестными дикарями. Никаких сражений разумеется не было, и запасы оружия и брони до сих пор ржавели в здании казарм. Фарренгеймцам они были не нужны, а для изгнанников могли стать спасительными. Переговоры длились долго, и в конце концов Вернер уступил. Они забрали значительную часть запасов, которые были загружены в большие ящики на нескольких телегах, с парочкой убогих кляч в качестве тягловой силы. До сих пор, лишь несколько человек в их отряде получили оружие - Керк собирался давать мечи лишь тем, кому он лично сможет доверять. На рассвете они тронулись в путь, и Свободный Город Фарренгейм вздохнул с облегчением.
   - Какая красота! - голос оторвал Керка от размышлений, и он резко посмотрел на говорившего. Это был Рон, и он заговорил впервые за весь сегодняшний день. Похоже, парень наконец отошел от шока, в котором он пребывал со вчерашнего вечера.
   - Да да, деревья очень красивые. Но настоящая красота бывает только в море.
   - Не знаю... У нас в городе море было конечно, но я почти никогда не ходил на берег. Всегда находилось столько важных дел. Каким молодым и глупым я был...
   - Ты по прежнему молод, Рон, и все наверстаешь. Мы еще выйдем вместе на корабле. Главное, не начинай снова хандрить из-за глупой бабы. Ты нужен нам всем.
   Рон глубоко вздохнул, как старик.
   - Я буду в порядке. Все что мне нужно, это еще немного времени.
   - Времени у тебя будет достаточно. Скоро мы придем на берег, и там нас всех ждет много дел. Возможно, нам придется сражаться, и убивать. Ты готов к этому?
   - Да - кивнул Рон - я готов.
   Смотря на его решительное лицо, Керк поверил ему. Это уже был не тот мальчик, которого еще недавно трясло при одной мысли об оружии. Рон повзрослел. Вчера он пережил самое большое разочарование в своей молодой жизни, и это закалило его.
   Разговор с Роном, был одним из наименее приятных моментов вчерашнего вечера. Услышав про то, что они утром уходят, парень был в полном шоке. Он заявил, что любит Лиану, и никуда не уйдет без нее. Все попытки Керка воззвать к его разуму были тщетными - в эти минуты Роном руководил вовсе не разум. Даже Даник, с его пошлыми шуточками, не смог на этот раз ничего сделать. Рон бросился в комнаты Лианы, намереваясь объяснится ей в любви. Никто не мог остановить его. Керк опасался худшего, и оказался прав. Рон вернулся пятнадцать минут спустя, его лицо было мертвым, а глаза более пустыми чем у Хранителей. Никто так и не узнал, что Лиана сказала ему, но эффект был сокрушительным. Весь вчерашний вечер и сегодняшнее утро, парень не произнес ни слова, и только теперь похоже начал отходить.
   Они шли уже несколько часов, а лес все не кончался. От центральной дороги периодически ответвлялись тропы, ведущие в неизвестном направлении. Только человек хорошо знающий лес, мог ориентироваться здесь. Без Галласа, они давно бы заблудились. Кстати, он похоже возвращается. Керк остановился.
   - Привет. Ну что там, долго нам еще идти?
   - Уже нет, мы почти пришли. За следующим поворотом, лес заканчивается, дальше я никогда не был. Мы вышли почти прямо к какому то городу.
   - Подожди, это должны услышать все. Привал! Всем отдыхать! Офицеры - ко мне!
   Человеческая цепочка остановилась, люди садились прямо на землю. С самого утра они шли без перерыва, и теперь радовались привалу. Пусть отдохнут - кто знает что ждет их впереди. Начали подходить офицеры - люди которых Керк сам отобрал из общей массы, как наиболее опытных и ответственных. Теперь они ждали новых приказаний. Последним подошел Даник - он руководил движением в самом конце колонны. Ему бывший адмирал доверял больше всех.
   - Продолжай, Галлас. Ты знаешь что нибудь об этом городе?
   - Почти ничего. Город большой, и очень старый. Он уже стоял тут, когда мы еще жили в старом Фарренгейме. Что там внутри - не имею ни малейшего понятия.
   - Понятно... - Керк отчаянно пытался вспомнить географию побережья, но в голову ничего не приходило. Его родная Аркадия находилась на северо-западе, на другом конце острова. Смешно, но о городах соседних островов он знал намного больше чем о своем собственном, ведь только при межостровных войнах боевой флот выходил из гавани.
   - Мы не можем соваться туда всей толпой - сказал он. - Нужно разведать ситуацию, узнать что это за город, и как к нам там отнесутся. Подберем отряд, человек в десять - пятнадцать, пойдем и узнаем что там происходит.
   Все офицеры дружно закивали, никому и в голову не пришло с ним спорить. Керк был даже несколько разочарован - ему нужны были люди с инициативой, а не просто послушные марионетки. Впрочем, ничего лучшего в этой ситуации придумать было все равно невозможно.
   В передовой отряд вошло в конце концов даже больше пятнадцати человек. С Керком пошли почти все его офицеры, за исключением нескольких оставленных следить за порядком. Во главе остающихся был оставлен Даник - он пробовал возмущаться, но затем смирился. Эту толпу нельзя было оставлять совсем без присмотра.
   Кроме офицеров, Керк взял с собой Жерома - пригодится в качестве личного телохранителя. Этот громила получил в качестве оружия топор - почти такой же, каким он орудовал на Лесопилке. Один удар этого топорика мог разрубить человека пополам. Разумеется, с ними пошел и Галлас, вместе с несколькими своими людьми. Отряд получился немаленьким. В самый последний момент, к ним присоединился Рон. Его Керк брать не собирался, но парень уперся, и в конце концов бывший адмирал согласился. Пусть идет - его присутствие все равно ничего не изменит. Если их перебьют, те кто остался в лесу все равно обречены. Рон получил в качестве оружия пращу, и теперь неуверенно вертел ее в руках.
   Лес обрывался внезапно. Никаких признаков подлеска, или опушки - сплошная стена деревьев вдруг обрывалась, за невидимый барьер не протягивалось ни единой веточки. Все это казалось просто вызывающе неестественным. Властелины насиловали природу, подгоняя ее под свои цели. Если они действительно навсегда исчезли, даже лес ждут большие перемены. Почти прямо за деревьями, начинался Великий Тракт - путь соединяющий все города острова. Эта дорога могла по праву считаться самым большим артефактом Властелинов. На первый взгляд - обычные камни, но для отряда идущего в нaбег, путь до цели всегда занимал ровно двадцать минут - вне зависимости от расстояния между городами. Никто и никогда даже не пытался понять как такое возможно - таковы были правила творцов этого мира. Теперь, разумеется, все эти штучки перестали действовать - полный путь вокруг острова мог занять дни, а то и недели. Горожане и жители лесов оказались в равных условиях.
   Стена неизвестного города виделась неподалеку, но в первый момент, Керк даже не заметил ее. Он во все глаза смотрел на то, что лежало за скалистой линией побережья - глубокая синева, до самого горизонта. Море... Он не видел его с дня их последнего, провального похода. Керк любил море с самого детства - он мог просто выходить на берег, и смотреть, смотреть, смотреть. Только теперь, он понял, чего был лишен так долго. На суше, он чувствовал себя только половиной человека. Неужели, он скоро вновь вступит на корабль? На Лесопилке, он не смел об этом даже и мечтать.
   - Наконец то... - тихо прошептал он. Кажется, на него никто не смотрит. Людям незачем знать, что их несгибаемого командира, что-то может настолько растрогать.
   Oни пересекли дорогу, и двинулись прямо к городу. Его стены приближались с каждой минутой. Они были высокими - это можно было сказать со всей определенностью. Город за ними явно скрывался немаленький. Они двинулись прямо к городским воротам. Это был самый опасный момент - для людей на стене, они лежали как на ладони. Если те начнут стрелять, они cмогут положить половину их отряда первым же ударом.
   На городских стенах никого не оказалось. Центральные ворота были открыты, и они свободно прошли внутрь. Людей здесь тоже не было, город казался пустынным. Неужели они нарвались на Ишку? О таком везении нельзя было и мечтать. Керк собрался говорить, но не успел - на дальнем конце улицы показались человеческие фигуры. Значит город все таки обитаем.
   Встречавшие не были солдатами - они показались Керку до странности похожими на фарренгеймовских Советников. Те же разноцветные балахоны, указывающие на принадлежность к различным гильдиям. Человек впереди, выглядел более молодой версией Михаила Вернера.
   - Приветствую вас, господа грабители - начал он - я Дональд Грей, Верховный Дипломат этого города. Наше Хранилище вы найдете, если пройдете прямо и направо. Предупреждаю сразу - брать у нас нечего, все склады давно пусты. Более того, наш порт первого уровня - вывезти вы все равно ничего не сможете. Прошу не причинять ненужных разрушений.
   Керк ошеломленно смотрел на него, за спиной раздавалось несколько удивленных возгласов. Ему как то не приходилось слышать о том, что жертвы набега сами встречают нападавших. Обычно, если в городе нет солдат, то остальные прячутся по домам и трясутся от страха. Странное место.
   - Приветствую тебя, Дональд Грей. Я Керк, и мы вовсе не грабители. Я представляю группу людей, которые ищут новый дом. Очень хочется надеяться, что мы сможем найти его здесь.
   - Странно, никогда не слушал что такое возможно. Властелину какого города вы служите?
   - Мы не служим никакому Властелину, мы просто свободные люди. Более того, со вчерашнего дня все Властелины этого мира исчезли. Все люди предоставлены теперь самим себе. Разве в вашем городе не знали об этом?
   - Ты говоришь очень странные вещи. Если вы не грабители, прошу последовать за мной в Ратушу. Мы всегда рады принимать гостей.
   Группа встречающих развернулась, и двинулась прямо к громаде Ратуши, видневшейся вдали. Керк со своими людьми последовали за ними. Город был огромным - по меньшей мере столь же большим как и Аркадия, и при этом почти пустым. Немногие люди на улицах разбегались при виде чужаков.
   - Вот он значит какой, настоящий город! - Галлас смотрел вокруг с восхищением ребенка. - Я знал, что города большие, но чтобы настолько...
   - Ты не помнишь вашего старого Фарренгейма?
   - Очень смутно, я был тогда еще ребенком. К тому же, даже он кажется был поменьше. Но почему тут так мало народу? В таком городе могли бы жить тысячи.
   - Хороший вопрос. Я сначала подумал что это Ишка, но теперь сомневаюсь. Ишки - это огромные могильники, а этот город хоть и малонаселенный, но живой. Думаю, нам крупно повезло - такой город примет всех нас, и не заметит разницы.
   - По твоему, хозяева согласятся на это?
   - Не думаю, что у них будет особый выбор. Если уж они сами указывают дорогу грабителям...
   Они прошли через гигантские ворота, и вошли в Ратушу. Запустение тут было еще заметнее, чем в городе. Ратуше полагалось быть заполненной жизнью и суетой, а здесь все казалось давно заброшенным. Верховный Дипломат провел их к двери, на которой было большими буквами написано "Мэр".
   - Всех вас, этот кабинет вместить не сможет. Человек пять максимум. Остальных, прошу выбрать любое помещение, и располагаться там. Позже, мы предоставим вам настоящие комнаты. Чего-чего, а места у нас хватает.- Он потянулся к дверной ручке, и в этот момент Керк кое что вспомнил.
   - Как называется ваш город? - спросил он. Дональд Грей недоуменно обернулся,
   - Неужели я не сказал? Прошу прощения за ошибку. Наш город называется Полис. Просто Полис.
   Кабинет Мэра оказался на удивление скромным. Даже у Петера Галласа обстановка была пожалуй роскошнее. Человек сидевший за столом, удивленно глянул на гостей, а затем встал и расплылся в улыбке.
   - Добро пожаловать в наш город, всегда рад гостям. Я Дэвид Бридер, Мэр. Вы ведь дипломаты?
   - Можно и так сказать - ответил Керк - нам можно присесть?
   - Конечно, конечно, располагайтесь. Ко мне уже так давно никто не приходил с визитами. Надоедает видеть все время одни и те же лица. Не обижайся Донни, но ты иногда бываешь таким занудой.
   - Дэвид, не позорь нас перед гостями. Можешь ты хоть сейчас вести себя серьезно?
   - Конечно, конечно. Добро пожаловать в наш славный город Полис. Он самый Полистый из всех Полисов мира!
   - Дэвид, ты неисправим. Дорогие гости, позвольте представить вам нашего Мэра. Он хороший человек, но патологически неспособен жить без своих шуточек. Примите его таким, какой он есть.
   Керк недоуменно вслушивался в это странную перепалку. Высший чиновник с чувством юмора? O таком ему слушать еще не доводилось.
   - Мы рады познакомится с вами - сказал он. Я Керк, а это мои друзья - Галлас, Рон, Жером. Остальные наши люди остались снаружи, больше в ваш кабинет не поместилось. Мы представляем большую группу людей, которые ищут себе новый дом. Надеюсь, что мы сможем найти его здесь.
   - Большую группу? - заинтересовался Мэр - А сколько именно?
   - Более полутора сотен человек. Ваш город достаточно большой, чтобы вместить нас.
   - Боги услышали мои молитвы - Дэвид Бридер подскочил со стула, и взмахнул руками. - Ты слышал это, Донни? Целых полторы сотни новых людей, которые просто придут, и поселятся у нас! Вы пришли точно вовремя, мы здесь просто умирали от скуки. Я так рад!
   - Подожди Дэвид, не торопись. Керк, расскажи, пожалуйста, что именно с вами случилось. Там снаружи, ты сказал что все Властелины исчезли. Я хочу понять как такое возможно.
   - Неужели за два дня вы ничего не заметили? Хорошо, слушайте. Вчерашней ночью, я работал на Лесопилке...
   Ему заняло больше часа рассказать всю историю. Периодически, в разговор вступали Рон и Галлас, добавляя к сказанному Керком свои комментарии. Мэр с Дипломатом напряженно слушали. Наконец, рассказ был закончен.
   - Невероятно - пробормотал Дональд Грей. - Слышал я уже странные истории, но такое...
   - Я до сих пор не понимаю, как вы могли всего этого не заметить? У вас не исчезала Жажда? Не перестали поставляться ресурсы? Даже ваши должностные артефакты должны были перестать действовать.
   - Это ты про венок что ли? - встрял Мэр - Вон он, валяется в углу, не помню уже когда я его надевал в последний раз. Донни, твои очки тоже где то пыль собирают, ведь так? Нам эти артефакты никогда и не были нужны.
   - Вы уже наверно поняли - сказал Верховный Дипломат - что у нас не совсем обычный город.
   - Да уж, такое трудно не заметить. Может, вы объясните нам, что тут происходит?
   - Разумеется. Думаю, начать следует с названия...
   - Полис - странноватое имечко для города. Обычно, так называются самые новые, только что возникшие колонии. Через пару часов Властелины придумывают им настоящие имена.
   - А наш не придумал, и это при том, что Полис не колония, а столица. У нас никогда не было никаких колоний. В этом городе даже дворца нет.
   - Но как такое может быть? Ваш город огромен, в его развитие вложено немало ресурсов. Ваш Властелин вероятно странный тип.
   - Все Они странные, но наш действительно превзошел других. Вероятно он безумен, даже по Их меркам. Он создал этот город, интенсивно развивал его, грабил соседей... У нас могло было быть несколько колоний, но так и не появилось ни одной. В былые времена, Властелин бывало собирал нас в Большом Зале, и часами распинался про свою оригинальную стратегию, которая сделает его самым крутым... Уже тогда, можно было догадаться, что все это плохо закончится.
   - И что же было дальше?
   - То, чего следовало ожидать. Наша армия была полностью разгромлена, сначала на море, а потом и на суше. Город был разграблен, все ресурсы накопленные Властелином вывезены. Он был в бешенстве.
   - Могу себе представить...
   - После этого, наш Властелин несколько раз пытался заново создать армию, но у Него не было ни единого шанса. Он ухитрился поссорится со всеми окрестными Властелинами, и наш город грабили каждые несколько часов. В конце концов, Ему это надоело. Oн распустил остатки армии, снес порт до минимума, и исчез надолго. Какое то время спустя, наш Полис стал Ишкой. Мы были готовы к смерти, но за день до уничтожения, Властелин вернулся. Он собрал нас в последний раз в Большом Зале, и заявил что его враги хотят выжить его с острова и занять освободившееся место, но Он не допустит этого. Одного разрушения порта Ему показалось мало - Он отозвал всех рабочих с Рудника и Лесопилки, и уволил всех ученых. Наш Верховный Ученый не смог пережить такого позора, и умер вскоре после этого. То же самое произошло и с Главнокомандующим, после гибели последнего солдата. Городом правим мы двое. Мы становились Ишкой бесчисленное количество раз, но Властелин всегда приходил в последний момент, и исчезал снова. Население упало до минимума. Все кто мог умереть от Жажды давно умерли, а остальные успели забыть какой вкус у вина. Таверна стоит заброшенной. Набегов сюда тоже давно никто не делает, все окрестные Властелины прекрасно знают что ловить здесь нечего. Поэтому я так удивился, увидев вас.
   - Чудовищно. Как вы могли так жить?
   - Человек может привыкнуть ко всему. Мы просто живем, без цели и смысла. Каждый находит отдушину в чем то своем. Я по прежнему организую Посольство, хотя там давно нет никаких послов, Дэвид находит удовольствие подшучивая над окружающими... Бесконечно это продолжатся не может - рано или поздно Властелину надоест возвращаться, или он просто забудет и опоздает. Тогда мы умрем, и с этим ничего не поделаешь.
   - Теперь все изменилось. Ваш Властелин исчез вместе с остальными, мир живет по новым правилам. Мы прибыли сюда первыми, но на нашем месте могла быть армия любого из ваших соседей. Теперь они будут приходить не для грабежа, а для захвата. Ваш город это лакомая добыча для любого агрессора.
   - Что же нам теперь делать? - Мэр с Дипломатом были ошеломлены масштабами угрозы.
   - Прежде всего, пустите всех наших людей в город. Сам я моряк, но среди них хватает и опытных солдат. Мы заново создадим армию и флот, и со временем сможем отразить любую угрозу. Я готов принять должность Главнокомандующего.
   - Нам нужно обдумать все, что вы рассказали... в голосе Дональда Грея скользила неуверенность. Весь мир который он знал, рухнул за считанные минуты. Идите, прогуляйтесь, мы позовем вас.
   Керк вышел из кабинета, остальные потянулись за ним. В ответе он не сомневался - у этих людей не было выбора.
   Несколько минут спустя, Дэвид Бридер с Дональдом Греем вышли из кабинета. Лицо Мэра было непривычно серьезным.
   - Господа - сказал он - мы с Верховным Дипломатом приняли решение. Мы принимаем ваше предложение. Все ваши люди могут войти в город, и составят ядро нашей новой армии. Ты, Керк, станешь нашим Главнокомандующим. - Мэр не смог слишком долго сохранять серьезную мину, и на его лицо вернулась улыбка - Я так рад что вы с нами, так рад!
   - У меня есть еще одно предложение.
   -Да?
   - Я считаю, что Полис - неподходящее имя для города. Раньше, имена городов выбирали лишь Властелины, но их больше нет и мы можем дать городу имя сами.
   - И что ты предлагаешь?
   - Этот город, дал нам то, чего мы были лишены уже очень долгое время. Возможно, он сможет дать то же самое и для множества других людей. Новое имя этого города будет Надежда.
  
   21.
  
   С первых часов утра, Леон был на ногах. Сегодня он твердо решил обойтись без таблеток. Его по прежнему слегка покачивало, все тело болело, но по сравнению с вчерашним кошмаром, это были мелочи. Худшее позади. Он нужен своему городу и своему Императору, и не может позволить себе стать наркоманом.
   Дела в городе постепенно налаживались. Хаос остался в прошлом, почти все люди вышли сегодня на работу и вели себя почти как обычно. Леон посетил все важнейшие места, центры и предприятия, и всюду ему докладывали об успехах. Кое-куда он являлся дважды - первый раз с помпой, окруженный отрядом телохранителей, и второй - один и незаметно. Реальность разумеется отличалась от официальных докладов, но в целом все могло быть гораздо хуже. Его новая должность называлась Личный Представитель - Кромман дал ему право казнить и миловать любого человека в Аркадии. Все в городе осознали это очень быстро, и теперь выслуживались как могли. Это было непривычно, но приятно.
   Ратуша представляла собой разбуженный муравейник. Новый Мэр проявил фантастическую расторопность, чиновники трудились так, как никогда раньше. Леон вновь поздравил себя с удачным выбором. Вольдемар Марш давно мечтал показать, на что он способен, и теперь работал во всю. В городскую казну вновь начали поступать налоги. Сам Мэр, разумеется, тоже не останется в накладе, но если город будет процветать - почему бы и нет?
   Пожар на руинах Академии удалось потушить лишь к утру. Даже сейчас, в небо поднимался столб черного дыма, запах гари можно было почувствовать в любой точке города. Леон побывал на пепелище, и говорил с пожарными. Ни о каком восстановлении Академии в обозримом будущем не могло идти и речи. Гораздо проще будет захватить какой нибудь город, вместе с тамошней Академией. Нужно будет поговорить про это с Императором и Верховным Ученым. Эрик с самого утра прочно засел в Библиотеке Ратуши. Это место представляло собой огромный склад книг, пергаментов и свитков. Там хранились копии всего, что сгорело вместе с Академией, и много чего другого. Поговаривали, что некоторые книги Библиотеки были сотворены вместе с нею, и происходят прямиком из мира Властелинов. Впрочем, в этих вещах Леон разбирался слабо.
   Посольство по прежнему было наполовину заброшенным и разрушенным. Чужие дипломаты отсутствовали, из аркадийских тоже почти никого не осталось. Леон назначил одного из младших дипломатов временным руководителем, приказал ему навести порядок, и организовать всех кто еще остался. В случае хорошей работы, тот сможет рассчитывать на должность Первого Секретаря. В ближайшем будущем, дипломаты им еще пригодятся - вряд ли весь остров удастся покорить силой.
   Из всех мест в городе, наибольшая активность происходила в Казармах. Еще со вчерашнего вечера, там собралась толпа. Император объявил массовый набор в армию, и полгорода тут же рванулось вербоваться в солдаты. В Казармах, их распределяли по родам войск, выдавали броню и оружие, посыпали серой, и отправляли на тренировки. Разумеется, до погибших вчера ветеранов им было далеко, но они еще все наверстают. Набором руководил сам Главнокомандующий Голан. Император Кромман тоже появлялся с утра, но затем вернулся в Ратушу. Он хорошо знал, когда следует оставить подчиненного в покое, и дать ему набрать собственный авторитет. Сам Император тоже был очень занят, принимая делегации своих подданных. Вечером Леон помог ему провести первые такие встречи, а дальше Кромман научился справятся сам. Он на удивление быстро вжился в новую роль, и уже вел себя как милостивый отец народов. Леон был рад за него.
   Время уже приближалось к обеду, когда бывший шпион решил нанести еще один визит. Он не относился к категории срочных, но Леон дал вчера определенное обещание, и твердо намеревался выполнить его. Для этого визита официальная роль не подходила. Леон переоделся в повседневную одежду, и из Представителя вновь сделался практически невидимкой. Он приказал телохранителям ждать его - те как обычно поворчали и смирились. Они уже успели понять, что их подопечный и сам может неплохо за себя постоять. Покинув их, Леон двинулся прямиком в один из самых неблагополучных районов города. Жили тут в основном бедняки - грузчики, строительные рабочие и тому подобная публика. Район располагался неподалеку от Мастерской, и грохот тяжелых механизмов был слышeн тут днем и ночью. Неприятное местечко, но бывшему шпиону доводилось бывать и в гораздо худших. В самом центре, между борделей и воровских притонов, стоял дом Матушки Мегги.
   Матушка Мегги была алхимиком - лучшим алхимиком города, и возможно всего острова. Укрытие постоянно покупало ее напитки, таблетки и снадобья. Лекарства, на которых Леон смог протянуть вчерашний день, были ее производства, так же как и многое другое. Она была древней и уродливой старухой, все соседи поголовно считали ее ведьмой. Никто не мог сказать сколько ей лет - она была уже старой, когда Леон с ней впервые познакомился, много лет назад. Легенды гласили, что она уже жила на том же самом месте, когда тут еще не было никакого города. На первый взгляд она была беззащитной, но те дураки кто осмелился перейти ей дорогу, затем долго и мучительно умирали от неведомых болезней. Впрочем, к Леону она всегда относилась неплохо.
   Жилище Матушки Мэгги было внешне такой же хибарой, как и все окружающие дома. С деньгами, которые она получала за свои препараты, Мэгги могла давно купить особняк в лучшем квартале города. Но она предпочитала оставаться здесь, в месте где прожила всю свою жизнь. Леон толкнул дверь, и без стука прошел внутрь. Матушка всегда была рада гостям, и лишь она одна решала, кто из них сможет покинуть ее дом в добром здравии. В прихожей, перегораживая коридор, сидел огромный черный кот. Зверюга уставилась вперед своими глазищами, казалась она видит человека насквозь. Кот Mатушки Мэгги всегда был умнее, чем полагалось быть просто животному.
   - Привет Афомыч, много мышей поймал сегодня? - сказал Леон, и погладил кота по загривку. Кот мурлыкнул, и отошел в сторону, освобождая проход. Леон двинулся дальше, в то помещение, которое Матушка Мэгги называла кабинетом. На самом деле, это был довольно большой зал, набитый множеством бутылок, бутылей и бутылочек. В каждой, что-то побулькивало. Хозяйка этого места стояла в самом центре, помешивая черпаком варево в большом котле. Запах стоял ужасающий.
   - Приветствую Матушка. Рад видеть вас в добром здравии.
   - Приветствую внучок. Что ж тебя не было так долго то? Аль совсем забыл меня, старую?
   - Ну что вы Матушка. Дела у меня были важные и неотложные, странствовал я по городам далеким.
   - Знаем мы дела твои неотложные. Задания ты выполнял хитрые, шпиенские. А теперь и вовсе, большим человеком стал в палатах каменных.
   - Так сложилась жизнь, Матушка. События в мире происходят великие, работу мне приходится выполнять важную.
   - Что можешь знать ты внучок, о событиях великих то? Остались мы одни одинешеньки. Подхватили нас баги злобные, и унесли в края дальние. И даже на форуме, не прольют и слезинки о нас, сиротинушках.
   Леон кивнул, задумавшись прежде чем произносить следующую фразу. Разговоры с Матушкой Мэгги всегда были нелегким делом - нужно было поддерживать ее странный стиль речи. К тому же, она часто говорила загадками, и произносила непонятные слова. Пора переходить к делу.
   - Есть у меня к вам Матушка, просьба огромная. Лишился вкуса напиток наш, вином называемый. Но не можем мы жить совсем без хмеля то. Подломят нас без него горести жизненные. Вы знаете многое Матушка. Не найдется ль для нас напитка нового?
   - Эх внучок, рада я что спросил меня, старую. Среди зелий моих, много всяких и разных есть. Но для вас, для внучков, есть напиток особенный. Сей напиток Живою Водой называется. Воды Огненной в нем ровно есть сорок градусов. И приправы для вкуса добавлены всякие. Вот испробуй, оценишь творение Матушки.
   В течении нескольких минут, Леон задумчиво вертел в руках бутылку со странной жидкостью. Сама бутыль по форме напоминала винную, но ее содержимое было прозрачным как вода. Неужели эта штука действительно может заменить вино? Он целиком доверял Матушке Мэгги, но возможно она и сама заблуждается. Выбора нет - нужно попробовать самому. Он откупорил бутылку, и сделал хороший глоток из горлышка.
   В первое мгновение, ему показалось, что он выпил кислоты. Жидкий огонь обжег горло, и прокатился прямиком в желудок. Леон закашлялся, с трудом устояв на ногах. Что это было? Неужели Матушка Мэгги отравила его? Но почему?
   - Аккуратней, внучок, надо Воду Живую пить. Велика в ней сила Воды Огненной. Вот закуска тебе - огурчик солененький.
   Огурец, Леон сгрыз за считанные секунды, за ним последовал еще один. Жжение в горле постепенно проходило. Он сделал шаг, и пошатнулся. На этот раз, ошибки быть не могло. Он чувствовал себя пьяным в стельку. Но как это возможно? До такой степени опьянения, можно было дойти после целой ночи в Таверне. Но опьянеть с одного глотка?? Эта Живая Bода обладает страшной силой.
   - Выпей, внучок и полегчает тебе - Матушка Мэгги протянула ему пузырек с жидкостью. Леон выпил, и облегченно вздохнул. Это был вытрезвин - то самое снадобье, которое он давал позапрошлой ночью Кромману. Через несколько минут, он пришел в норму, но все еще был в шоке от пережитого.
   - Спасибо тебе Матушка огромное. У Живой Воды твоей сила великая. Понадобится ее мне количества огромные. Платить буду как всегда, златом полновесным.
   - Самой мне, старой, злато без надобности, но пригодиться детишкам, родных лишившихся. Весь район этот, дня не прожил бы без щедрости Матушки. Будет тебе Вода Живая, сколько понадобится. А теперь ступай, внучок - ждут тебя дела неотложные. Узнаешь ты скоро вести нехорошие.
   Лишь покинув жилище Матушки Мэгги, Леон смог вздохнуть свободно. Кот Афомыч провожал его взглядом, в котором, казалось, была насмешка. Визиты сюда были тяжким испытанием. Но сегодняшний визит стоил того. За пазухой у него булькали три бутылки Живой Воды, Леону не терпелось узнать реакцию Маркуса. Матушка Мэгги - великий алхимик, и это компенсирует все ее странности. Взять хотя бы это последнее пророчество... "Вести нехорошие" - это как? . Подробностей она разумеется рассказать не соизволила. Ладно, хватит волноваться из за ерунды.
   Встретившись со своим эскортом, Леон вновь переоделся в парадную форму. Личный Представитель гордо прошествовал по городу, направляясь прямиком в Ратушу. Люди разбегались, уступая ему дорогу. В приемной, у входа в Большой Зал, собралась толпа ждущая приема у Императора. Тут были люди разных должностей и профессий, каждый со своим важным и срочным делом. Леона все это не интересовало - он прошел прямо внутрь. Фалангисты, охраняющие вход, козырнули и расступились.
   Император Маркус Кромман, сидел на своем троне в самом центре зала. Он выглядел гораздо приличнее чем вчера, хотя без брони казался почти голым. Перед троном стояло несколько просителей, судя по форме, это были работники Верфи. Увидев Леона, Кромман тут же встал с трона.
   - Прием окончен, все выметайтесь отсюда! Я поговорю с вами позже...может быть. Все вон!
   Просители хотели, казалось, возразить, но посмотрев на Императора предпочли сбежать поскорее. Через минуту, во всем зале осталось только двое человек.
   - Леон, куда ты пропал?? Как ты мог бросить меня на растерзание этим кровопийцам? Они все ходят и ходят, и каждому что-то надо! Я так долго не выдержу!
   - Маркус, успокойся. Тебе вовсе не нужно разговаривать с каждым из них самому. Парочка секретарей разберутся со всеми этими делами намного лучше. Тут в Ратуше полно чиновников, которые ухватятся за такую работу обеими руками. Все будет в порядке.
   - Спасибо друг. Знал бы ты как мне это все надоело. Хочется все бросить, и вернутся в Казармы.
   - Это уже не получится. Мы оба сделали свой выбор, дороги назад не существует. Но не все настолько плохо - у меня есть и хорошие новости. Вот, смотри - он поставил на стол бутылку с прозрачной жидкостью.
   - Что это?
   - Это Живая Вода. Она заставит нас навсегда забыть про вино. Попробуй, и сам убедишься.
   - Да ты что! Леон, ты просто волшебник! Эту штуку надо немедленно опробовать!
   - Конечно. Вот держи - этот стаканчик называется рюмкой. Живую Воду нельзя пить как вино, ее бокал может и с ног свалить.
   - Это меня то? Не верю. Ладно, разливай, попробуем этот чудо напиток.
   - Еще вот, держи соленый огурчик. Его нужно съедать сразу после приема Живой Воды.
   - Сколько церемоний...
   - Поверь мне, это стоит того. Начнем пожалуй. - Леон разлил Живую Воду по рюмкам, и тоже приготовил огурец. - Выпьем за Аркадийскую Империю!
   Они вместе опрокинули рюмки. Леон знал уже чего ожидать, и все равно жидкий огонь ударил по горлу со страшной силой. Он поспешно начал жевать огурец, и с опаской посмотрел на Императора. Тот не проявил особых признаков потрясения, а лишь крякнул, и тоже захрумкал огурцом.
   - Да... - у Кроммана был большой опыт в попойках, и он мгновенно оценил силу напитка - мощная штука. Где ты ее взял?
   - У Матушки Мэгги. Она отличный алхимик, хоть и со странностями. Вам непременно нужно познакомится.
   - Познакомлюсь, обязательно познакомлюсь. Тот кто делает такие напитки, должен быть на императорской службе. Давай еще по одной.
   - Давай.
   Они вновь заполнили рюмки. Император явно собрался напиться, компенсировав себе все тяготы этого дня. Как хорошо, что Матушка Мэгги дала ему запас вытрезвина.
   - Выпьем за...
   Двери Большого Зала распахнулись. Внутрь вбежал человек, в форме пращника. Он тяжело дышал, и еле стоял на ногах.
   - Кто посмел?? Я же приказал, никого сюда не пускать!
   - Ваше величество! Нападение!
   - Что???
   - Враг напал на Аркадию!
   Считанные минуты спустя, они были уже на улице. На Кроммане вновь была броня фалангиста, и он рвался вперед, оставив далеко позади собственных телохранителей. Леону пришлось бежать, и все равно он отставал. "Вести нехорошие"- билось у него в голове. Неужели Матушка Мэгги действительно видит будущее?
   Со стороны городской стены, хорошо был слышан грохот. Судя по мoщи ударов, там работали десятки катапульт. У какого врага хватило силы и наглости на такое нападение? Аркадия была одним из сильнейших городов острова, ее армия намного превосходила по размерам армию любого из ближайших соседей. Ничего, скоро они узнают ответ.
   Стена города была высокой, но Леону доводилось видеть множество стен гораздо толще и выше. На Аркадию не нападали очень давно, их Властелин уверился в собственной неприкасаемости, и предпочитал тратить ресурсы на другие вещи. Теперь, городу предстояло заплатить за это. Серьезной атаки эта стена не выдержит.
   У подножия, собралась толпа. Солдаты бегали вверх и вниз по лестницам, на их лицах была растерянность. Главнокомандующий Голан стоял с потерянным видом, явно не зная какие приказы следует отдавать. Увидев Кроммана, он тут же воспрял духом.
   - Что здесь происходит??
   - Сэр, враг нападает широким фронтом. Они появились ниоткуда, и сразу же попытались взять стену. Первую попытку мы отбили, но теперь их намного больше. Катапульты бьют прямой наводкой по западным воротам, в них уже появились трещины. Нам надо готовится к прорыву.
   - Кто наш враг?
   - На них форма Надора.
   Надор. Услышав это имя, Леон все понял, и впервые по настоящему испугался. Из всех возможных врагов, Надор был самым опасным вариантом. Этот город не был их ближайшим соседом, лежа чуть дальше, на юго-западе. Это был особенный город, относившихся к редкой и опасной разновидности - так называемых "поплавков". Фактически, Надор не был настоящим городом, а укрепленной военной базой. Властелин Надора, создал его исключительно для грабежа. Все здания там были минимальными, а многих и не было вовсе. Но армия туда была переброшена просто огромная. Не так давно, их собственный Властелин предпринял попытку заслать в Надор шпионов, но никто так и не смог дать доклад о количестве находящихся там войск. Его гражданское население было так мало, что каждый чужой человек был на виду. За последний месяц, Надор разграбил половину городов острова, но на Аркадию до сих пор нападать не осмеливался. О его настоящей силе, можно было только гадать.
   Добравшись до лестницы, Кромман тут же полез наверх. Верхушку стены защищали в основном фалангисты, и они приветствовали его радостными криками. Леон полез за ним. До сих пор, ему никогда не доводилось бывать на стене во время штурма - это совершенно не шпионское дело. Но шпионом он больше не был. Это его город, и нужно найти способы защитить его.
   Вражеские катапульты стояли чуть западнее, занимая значительную площадь. По самым скромным подсчетам, их было штук двадцать. Они вели непрерывный огонь по городским воротам, от грохота закладывало уши. Основные силы врага, находились прямо напротив того участка стены на котором были Леон с Кромманом. Одного взгляда на них хватило, чтобы понять почему эта армия грабила город за городом. Властелин Надора, очевидно был сторонником технического прогресса. В вражеской армии не было видно ни пращников, ни лучников, ни фалангистов. Мечники были, но их явно использовали только в качестве пушечного мяса. Основное ядро вражеской армии составляли стрелки. Их было много, и их использовали явно не для украшения Генштаба, как в Аркадии. Это были опытные ветераны, привыкшие применять свое страшное оружие в бою. Чуть подальше, стояли отливающие металлом фигуры, от одного вида которых, Леона бросило в дрожь. Паровые Гиганты... Он хорошо помнил, сколько человек убила одна такая тварь в Посольстве. Здесь, их было полтора десятка. Железная броня блестела на солнце, гарпуны готовились пронзить тела врагов... Это был воплощенный кошмар.
   В самом центре вражеских рядов стоял человек, хорошо заметный издалека. Он был гигантом - рост больше двух метров, ширина плеч пропорциональна высоте. Сплошная броня закрывающая тело, делала его еще более огромным. По сравнению с этой живой горой, даже Кромман казался карликом. В руках у великана было оружие стрелков, крупнее обычного раза в два. Он перекидывал его из руки в руку как тростинку.
   - Это генерал Рорк - сказал Кромман - я слышал о нем.
   - Я тоже. Один выстрел из этой штуки, может пробить насквозь трех солдат в полной броне. Но я не знал, что он и Надор принадлежат одному и тому же Властелину.
   - Теперь, уже не принадлежат, но нам от этого не легче. Он видимо прибыл на остров недавно, иначе я знал бы об этом. Это достойный противник. Леон, тебе лучше спустится вниз. Ты не солдат, и я не собираюсь терять тебя из за случайной пули.
   - Хорошо, Маркус. - на этот раз, Леон не стал спорить. Вражеская армия напугала его больше, чем что либо за последние два дня. Неужели они с таким трудом строили Аркадийскую Империю, для того чтобы сразу потерять все? Он слез со стены, отошел и сел на лавочку неподалеку от ворот. Он сделал все что мог, его шпионский опыт тут бесполезен. Теперь дело за солдатами. Они отстоят город, или погибнут.
   Император Маркус Кромман стоял на городской стене, и наблюдал за вражеским войском. Хорошо что Леон ушел, он слишком важен, чтобы погибнуть по глупости. Теперь можно сосредоточится на врагах. Армия Надора была не слишком большой, будь в ней мечники или фалангисты, он разбил бы ее без проблем. Но эти стрелки, и тем более Паровые Гиганты, требовали совсем другой стратегии боя, опыта в которой у него почти не было. Придется придумывать на ходу.
   - Рорк!!! - заорал он во всю силу могучих легких - я хочу поговорить с тобой!
   Гигантская фигура услышала, и развернулась. Генерал Рорк был одет в сплошную броню, черного как ночь цвета. Он казался не человеком, а гигантской машиной смерти. Даже паровые гиганты, выглядели рядом с ним почти человечными.
   - Да! - пророкотал он, его голос вполне соответствовал всему остальному. - Кто ты такой, и что тебе нужно?
   - Я Император Кромман, и это мой город. Какого черта вы сюда явились? Неужели для вас не нашлось цели полегче?
   - Ошибаешься. Это мой город, и мой остров. Ты уже труп.
   Одним резким движением, он поднял свое оружие, и выстрелил. В последний момент, Кромман успел рухнуть на пол, едва не упав со стены. Мощь от выстрела была как от катапультного снаряда, во все стороны полетели каменные крошки. Kакой то осколок рассек ему лоб, едва не лишив глаза. Генерал Рорк захохотал, жутким скрежещущим смехом.
   - Так, значит... Ты еще пожалеешь, урод! - Кромман отошел подальше от кромки. Его фалангисты стояли на стене, любой враг который попробует забраться сюда, будет тут же сброшен вниз. Но эти враги и не собирались карабкаться по лестницам. Прямо на глазах у Императора, двадцать катапульт одновременно бросили камни, ворота затрещали и начали рушится. Стрелки бросились вперед.
   - Все вниз!!! - заорал он - Bраг в городе!!!!!
   Леон по прежнему сидел сидел на скамейке, когда городские ворота с грохотом вылетели. Солдат стоящих прямо за ними, убило обломками, остальные бросились врассыпную. Главнокомандующий Голан метался, и выкрикивал приказы. Постепенно, защитники смогли создать некоторое подобие боевой линии. С той стороны уже раздавались первые выстрелы.
   - Убирайся отсюда!! - Кромман подскочил к нему, по его лицу текла кровь. - Немедленно! Игры закончились, это война!
   Леон кивнул, и бросился бежать.
   Защитники Аркадии стояли в многократно опробованном боевом построении. Мечники, пращники, фалангисты, лучники... Проломить такую стенку обычными средствами было почти невозможно. Но надорцы и не собирались идти на ближний бой. Страшное оружие в руках стрелков стреляло раз за разом, и защитники падали один за другим. Их броня в этой ситуации была лишь помехой, мешая им быстро двигаться. Враги перезаряжали свое оружие из пороховниц на поясах, и стреляли снова и снова.
   - Вперед! В ближний бой!
   Аркадийцы бросились вперед. Главная слабость стрелков была в большом времени перезарядки их оружия, и его полной непригодности к ближнему бою. Стрелки доставали мечи, но обращаться с ними они толком не умели. Вражеская армия отшатнулась назад, теряя людей. Казалось, еще немного и они побегут.
   - В aтаку!!!!!!!
   Строй стрелков раздвинулся в стороны, в хорошо отработанном маневре. Паровые Гиганты ринулись вперед. Люди бросившиеся в атаку, оказались нанизанными на гарпуны.
   - Бейте по нижним клапанам!!!
   Стратегия, использованная еще в Посольстве, работала. Сначала рухнул один Гигант, затем другой. Но нижние клапаны были довольно маленькими, и попасть в них было нелегко. К тому же, оружие стрелков продолжало собирать свою кровавую дань. Все новые и новые враги втягивались в город. Гигантская фигура генерала Рорка виднелась неподалеку. Несколько защитников попытались пробиться к нему, но ни один не добрался живым.
   - Вперед! Вперед!!! - отвечать на эти призывы было уже почти некому. Цвет аркадийской армии полег в этой жуткой мясорубке. Врагов тоже погибло немало, но их оставалось еще вполне достаточно. Уцелевшие защитники начали отступать.
   - Сэр! - броня Голана была залита кровью, он заметно прихрамывал - мы отходим. Пусть эти сволочи грабят Хранилище, там дальше есть хорошие позиции для обороны.
   - Ты идиот! Разве ты не видишь, куда они идут? Им не нужно Хранилище, они движутся прямо на Ратушу!!
   Теряя солдат, аркадийская армия откатывалась все дальше и дальше. За их спиной замаячила громада Ратуши. Кромман понимал, что отступить и закрыть ворота, они уже не успеют. Они все умрут здесь. Как это глупо...
   Простые люди Аркадии, толпились по краям дороги, наблюдая за боем. Это было необычно - во время набегов гражданские всегда прятались по домам, война всегда была делом исключительно солдат. Неужели на этот раз дело может пойти по другому? У Кроммана появилась идея. Бред, конечно, но выбора все равно не осталось.
   - Люди Аркадии!!!! - заорал он с силой, удивившей его самого. Даже шум битвы казалось стих. - Враг шагает по нашим улицам!!! Мы завоевали свободу, но они хотят отнять ее!!! Разве вы допустите этого??? Теперь мы все солдаты!!! Мы все Аркадийская Империя!!! Вперед!!!!!!
   Генерал Рорк снова разразился своим жутким хохотом, но внезапно он оборвался. Человеческое море по краям дороги пришло в движение. Сначала медленно и неуверенно, а затем все быстрее и быстрее. Задние ряды напирали на передних, выталкивая их вперед. Разрозненный шум снова, как и вчера, объединился в единый рев.
   - СЛАВА АРКАДИЙСКОЙ ИМПЕРИИ!!!! СЛАВА ИМПЕРАТУРУ КРОММАНУ!!!! УРА УРА УРА!!!!!
   Вражеские солдаты слишком поздно поняли что происходит. Некоторые успели выстрелить раз, другой, но затем человеческое море просто поглотило их. Паровые Гиганты продержались чуть дольше, но толпа напирала, люди бросались прямо на птичьи лапы, и толкали их. Упав, Паровой Гигант мгновенно превращался в груду металлолома. Через несколько минут, от них не осталось и следа.
   Генерал Рорк продержался дольше всех. Он стрелял и стрелял, со скоростью невозможной для обычного оружия. Какое то время, ему удавалось сохранять вокруг себя пустой пятачок земли, заваленный трупами. А потом, его оружие заело. Кромман увидел, как он снова и снова нажимал на курок, но ничего не происходило. А затем, толпа бросилась вперед. Мгновение спустя, все было кончено.
   - Мы победили! - К Кромману подскочил Леон, он счастливо улыбался. - Маркус, это было гениально! Такого они не ожидали!
   - Да уж - Император сорвал шлем, и вытер лоб, покрытый кровью и потом. - Мы победили, но какой ценой? Почти вся наша армия полегла там.
   - Мы наберем новых солдат, столько сколько понадобится. У нас есть то, что никогда не было у Властелина. Люди. Эти люди готовы умереть за Империю, и за тебя. Мы разбили надорцев, и теперь нас никто не остановит. Аркадийская Империя будет править этим островом.
   - Может ты и прав. Идем в Ратушу, у нас там осталось незаконченное дело. Живая Вода мне сейчас просто необходима.
   - И мне тоже. Идем.
  
   22.
  
   Священное Воинство покинуло Кристаллион вскоре после полудня. Анатоль подгонял своих людей, и за считанные часы им удалось подготовить весь сброд к походу. Он намеревался захватить Мандер еще сегодня, до заката. Арч был далеко не уверен что это получится, но свое мнение держал при себе. Он уже слишком хорошо понимал, какого его место при новой власти. Нужно поддакивать, соглашаться со всем, и выполнять приказы. Нет бога кроме Афины, и Анатоль Меч ЕЕ... Тысячи человек уже вполне искренне верили в это.
   В их войске было более семисот человек - почти все, кто мог держать оружие вышли в Священный Поход. Вот только держать им было почти нечего - настоящее оружие было менее чем у каждого десятого. Остальные были вооружены деревянными мечами, палками, булыжниками... Каждый носил на шее кристалл, каждый громко молился, и возносил славу Афине... Шум стоял как от сотни бродячих цирков. Любая вражеская армия должна была в ужасе бежать от такого зрелища. Толпа переполнила Великий Тракт, и огромной змеей двигалась на запад.
   До сих пор, Арчу мало доводилось путешествовать по суше. Все города лежали на берегах морей, и дипломаты всегда могли добраться до цели на корабле. Земли лежавшие вне пределов городов, были для него чем-то чуждым. Реальность сильно отличалась от стрелочек на картах. Уже через пол часа ходьбы у него заболели ноги, но Арч не собирался признаваться в собственной слабости. Если надо, он обойдет этот остров пешком по окружности. Анатоль постоянно требовал, чтобы он был на виду, и дипломату приходилось приноравливаться к его скорости. Несмотря на усталость, он понял что находит определенное удовольствие, глазея по сторонам. Таких вещей в городах не увидишь.
   Дорога шла вдоль побережья, с уклоном на северо-запад. Вид был потрясающий - резкий обрыв, и плещущиеся несколькими десятками метров ниже волны. Чайки носились над водой. Справа возвышалась отвесная стена, взобраться на которую было абсолютно нереально. По такой дороге можно было нормально путешествовать только днем - ночью многие наверняка сорвались бы в пропасть. Анатоль на окружающие красоты совершенно не обращал внимания - он то был тут неоднократно.
   Полчаса спустя, обрыв и стена постепенно сошли на нет. Дорога расширилась, появились первые признаки того, что эти земли обитаемы. Еще через десять минут, дорога повернула на север. Слева замаячили домики Кукуевки - у этого городишки даже стены не было. Ответвление от основной дороги вело прямо к ним. На перекрестке, Анатоль остановился.
   - Что скажешь, Арч? Вот город, который Богиня сама отдает нам в руки. Стоит ли нам пойти и взять его?
   - Нет. Если мы задержимся здесь, то в Мандер сегодня уже точно не успеем. А до завтра, нас могут и опередить. Кукуевка никуда не денется.
   - Ты прав. Продолжаем путь.
   Они снова двинулись вперед. Дорога вновь пoвернула на северо-запад, домики Кукуевки исчезли за спиной. Жители этого городишки получили отсрочку приговора. Впрочем, это ненадолго.
   Местность вокруг решительно изменилась. Теперь дорога шла по широкий равнине. На самом горизонте, виднелась зеленая кромка леса. Эти места тоже были красивы, но совсем в другом духе, чем пройденный ими скалистый обрыв. Местность поражала своей пасторальностью. Казалось невероятным, что тут могут происходить такие неприятные штуки, как война.
   Далеко впереди, показалась синяя лента воды. С каждой минутой, она приближалась. Они вышли к Южной Реке - самой крупной реке острова. По сравнению с ней, все остальные были жалкими ручейками. Великий Тракт, привел их прямо к речному берегу. Реку пересекал огромный мост. Этот мост не имел ничего общего с жалкими творениями человеческих рук. Его сотворили Властелины, так же как и дорогу, и саму реку. Колоссальная каменная арка нависала над водой - мост был ничуть не уже, чем сам Тракт. Анатоль первым ступил на него, и продолжил двигаться, не замедляя шага. У Арча закружилась голова, но он старался не подавать виду. Величие этого места потрясало, оно воистину было делом рук самих богов. Он слишком привык видеть в Властелинах мелочных интриганов, грызущихся друг с другом как детишки в песочнице. Но если они смогли сотворить такую красоту, значит есть в них и другая сторона. Впрочем, Анатоль наверняка скажет, что все творение дело рук Афины. Арч был не настолько глуп, чтобы беседовать с ним на такие темы.
   На северо-западном берегу, Тракт вновь разделился. Это был большой перекресток, три дороги расходились от него в разные стороны. Основная ветка продолжала идти в прежнем направлении. Судя по карте, там лежал город Тристан - о нем Арч почти ничего не знал. Южная ветка дороги вела в Николаев, а северная прямиком к их цели. К Мандеру.
   Анатоль объявил привал. Люди шагали без перерыва почти три часа, и устали. К тому же, тут требовались провести разведывательные мероприятия. Разведчики ушли на юг, и некоторое время спустя, вернулись с докладом. Город Николаев закрыл все ворота, но людей на стенах там не было. Что происходило внутри, оставалось неизвестным. Разведчики уверяли, что из города их никак не могли заметить. Разумеется, вероятность удара в спину существовала, но особогo выбора у них не было. Меч Афины позвал своего дипломата.
   - Итак, Арч, вот и пришло твое время. Ты с небольшим отрядом отправишься к Мандеру, ходу здесь минут двадцать. Я буду ждать ровно четыре часа - если к тому времени ты не вернешься, мы атакуем. Я Очень рекомендую тебе вернутся вовремя. Ты все понял?
   - Да, конечно. Четыре часа, и ни минутой больше. Я вернусь.
   - Вперед. Время пошло.
   Небольшой отряд с белым флагом двинулся в путь. Их было шесть человек, и из них Арч был единственным дипломатом. Четверо были солдатами Анатоля, явно собравшимися поиграть в шпионов-любителей. Шестым был серв Барт, по прежнему вызывающий у Арча отвращение и страх. Более абсурдного состава для дипломатической миссии трудно было и представить. Спорить он впрочем не стал - страх перед Анатолем свил себе прочное гнездо в его душе. Будь что будет.
   Дорога к Мандеру шла вдоль западного берега реки. Мандер был единственным городом острова, который лежал не на морском побережье, а на речном. Разумеется река было судоходной, у них тоже были Порт, Верфь и все прочее, но все таки разница была существенной. Увы, Арчу теперь было не до природных красот. Чем ближе они подходили к цели, тем более неуверенно он себя чувствовал. За свою долгую карьеру он провел множество переговоров, доводилось и предъявлять ультиматумы осажденным городам. Но никогда раньше, он не сомневался в правоте той стороны, которую представлял. Теперь же, Арч был далеко не уверен какой из сторон он желает победы. Для дипломата, такие колебания - вещь просто убийственная.
   Дорога вывела "дипломатическую делегацию" прямиком к городским стенам. Арч сам не знал, чего он ожидал увидеть. Пустые стены? Распахнутые ворота? Кланяющихся Мэра с Верховным Дипломатом? Ничего этого не было. Ворота были закрыты, городские стены казались гораздо более высокими и неприступными чем в Кристаллионе. И на них стояли солдаты. Он безошибочно узнал желтую броню фалангистов.
   Арч почувствовал, как холод затопляет все его тело. Как такое возможно?? Мандер должен, просто обязан был быть беззащитным! Откуда тут могла взяться армия?? Или их кто то уже опередил? При мысли о том, что с ним сделает Анатоль если город окажется слишком сильным для немедленного захвата, у дипломата подкосились ноги. Тем не менее, он нашел в себе силы выпрямиться, и как ни в чем не бывало зашагал к воротам. В сплошном камне стены, отворилось маленькое окошко.
   - Кто вы такие?
   - Я Арчибальд Селдон, представляю здесь Священное Воинство Афины. Прошу пустить нас в город для переговоров.
   - С какой стати? Я впущу вас, а за вами пройдет армия?
   - Гарантирую, что мы пришли с миром. Вашему городу лучше начать переговоры, иначе нам придется решить дело по другому.
   - Так ты еще и угрожаешь?? Сейчас вас всех стрелами пощекочут!!
   - Солдат, не думаю что у тебя есть полномочия принимать такие решения. Лучше передай то, что я сказал, своим командирам.
   Человек за стеной задумался. Кем бы он не был, вряд ли он мог сам решать быть или не быть переговорам.
   - Ждите здесь - наконец сказал он, и окошко захлопнулось.
   Они ждали - десять минут, двадцать, тридцать... Арч прямо физически ощущал, как время уходит. Из четырех данных ему часов один уже почти прошел, а еще ровным счетом ничего не сделано. Наконец окошко распахнулось вновь.
   - Мы впустим вас. Но оружие, вам придется оставить на входе.
   - Разумеется - Арч с тайным удовольствием посмотрел на своих спутников. Такое требование им явно не понравилось, но теперь они никуда не денутся.
   Городские ворота приоткрылись совсем чуть-чуть, с той стороны на них смотрели мечи и копья. Делегация вошла внутрь.
   Уже первый взгляд, сказал Арчу о многом. Городских стражников на воротах, было всего человек десять. Сила защитников была далеко не столь велика, как это казалось снаружи. Он не сомневался что его спутники, профессиональные воины, увидели гораздо больше. Похоже, что город все таки никто не захватывал, на форме солдат виднелся герб Мандера. Или это часть маскировки?
   Он был абсолютно уверен, что их поведут в Ратушу, на худой конец в Посольство, но несколько минут спустя перед ними замаячили ворота Казарм. Странное место для переговоров. Казармы Мандера были гораздо крупнее кристаллионских, когда то, они вмещали в себя огромную армию. Теперь народу здесь почти не было. Делегация подошла к воротам большого здания - вероятно местного Генштаба.
   - Главнокомандующий Марат будет говорить только с Арчибальдом Селдоном. Все остальные ждите здесь.
   Арч посмотрел на своих спутников. Одному, ему будет гораздо легче, но согласятся ли они отпустить его? Уж Барт то, наверняка получил приказы не спускать с него глаз. Но на удивление, никто не стал протестовать. Они остались покорно стоять возле входа, а Арч прошел внутрь. Когда дверь закрылась за его спиной, он почувствовал облегчение. Bпервые, за последние два дня, он свобoден от соглядатаев. По сравнению с этим, сами переговоры были мелочью.
   Дипломат оказался в большом кабинете, все тут выдавало обиталище профессионального военного. За столом сидел человек в генеральской форме, рядом на столе лежал Шлем Ареса. Он встал, и протянул руку.
   - Добро пожаловать в Мандер, Арчибальд Селдон. Я Марат Вендер, здешний Главнокомандующий. Предпочитаю, чтобы меня называли просто Марат. Будем знакомы.
   - Отлично Марат. В таком случае, называй меня просто Арчем. Я уж как-то совсем отвык от второго имени.
   - Очень хорошо. Я не большой любитель церемоний, предпочитаю говорить не с дипломатами, а просто с людьми. Кого ты представляешь, Арч? Неужели Кристаллион начал захватывать соседние города? Какой армией?
   - Я не...- Арч был настолько ошеломлен, что просто не знал, что сказать. Откуда у этого человека информация про Кристаллионскую армию? Неужели у Мандера были собственные шпионы? Это казалось полнейшим бредом - Властелин Кристаллиона фактически сам правил и Мандером, зачем ему шпионить за самим собой?? Главнокомандующий Марат хорошо видел его затруднения, и загадочно улыбался.
   - Я представляю здесь не Кристаллион - наконец выдавил Арч - а Священное Воинство Афины. Мы несем всему острову свет истинной веры. Кристаллион уже верует, и теперь пришел ваш черед.
   Улыбка на лице Марата тут же испарилась. Теперь он смотрел настороженно.
   - Значит, Кристаллион захвачен? Вот уж не думал, что великий город опустится до такого. Священное Воинство Афины, значит... Я могу поверить, что нашлись дураки которые молятся каменной статуе, но от тебя я такого никак не ожидал.
   - Что ты вообще можешь знать?? - нервы Арча не выдержали, его тон был максимально далек от дипломатического. - Oткуда ты можешь хоть что-то знать о Кристаллионе, и обо мне??
   - Я расскажу тебе все, Арч, но при одном условии. Ты должен рассказать мне всю правду о вашем Священном Воинстве, и о том, что произошло в Кристаллионе. Информация за информацию, согласен?
   - Да - Арч действительно был готов рассказать все. Этот человек выглядел таким сильным, таким уверенным в себе. У него появилась сумасшедшая надежда, что Марат сможет защитить его от Анатоля.- Я согласен на все. Рассказывай.
   - Другому человеку, я может и не поверил бы, но ты всегда был знаменит своей честностью. Ладно, не буду тебя больше мучить. Уверен, что прежде чем отправится сюда, ты прочитал все шпионские доклады из Мандера. Так?
   - Разумеется. Там было столько полезной информации, некоторая была просто уникальной. Но какое отношение...?
   - Эти доклады написал я, от первого до последнего слова. Я - шпион Кристаллиона в Мандере.
   - Что??? - у Арча отвисла челюсть, он едва не свалился со стула. Большего абсурда ему в жизни не доводилась слышать. - Как ты можешь быть шпионом, ты же Главнокомандующий! Бред!
   - Иногда судьба играет с нами злые шутки. Я расскажу все по порядку. Ты конечно знаешь, чем Мандер отличается от обычного города?
   - Да разумеется. Ваш Властелин исчез, и городом совместно правили несколько других. Мандер использовался Альянсом как источник ресурсов.
   - Как это все гладко звучит - "использовался как источник ресурсов"... Знал бы ты, что это на самом деле значит. Тебя грабят, и нет даже права помыслить о сопротивлении. Теоретически, простые люди не должно знать про это, но многие, очень многие подозревают... Ладно, это сейчас неважно. Все дело в том, что Властелинам запрещено править больше чем одной столицей одновременно. Кем запрещено - не спрашивай, думаю ты знаешь про это гораздо больше меня. Они старались появляться здесь как можно реже, чтобы их не поймали на нарушении правил. Поэтому, каждый из них направил сюда шпиона, с целью проверять, когда количество ресурсов накопится до уровня приемлемого для разграбления.
   - Я знаю об этом.
   - Это было мое первое шпионское задание. Раньше я был лучником, причем неплохим лучником - я командовал отрядом. Но Властелин в очередной раз сократил армию в колонии, и я попал в шпионы. Могло быть и хуже - с тем же успехом меня могли отправить прямиком на Лесопилку. Первое задание которое я получил прибыв сюда, был шпионаж за армией. Подозреваю, что его мне дали по ошибке - в те времена тут не было никакой армии, и Властелин не мог не знать об этом.
   - И...
   - Я явился прямиком сюда, в Казармы. Тут не было никого. На всякий случай я решил перепроверить, и зашел в здание Генштаба. И тут на меня бросился человек. На нем была одета эта штука - Марат кивнул в сторону лежавшего рядом Шлема Ареса. - Я испугался и пустил стрелу, из моего верного лука. Она попала прямиком в забрало, и убила его наповал.
   - Но как такое возможно? Шлем Ареса...
   - Не перебивай, и я все объясню. Тогда, я даже не сразу осознал, кого убил. Лишь рассмотрев этот шлем поближе, я понял, и ужаснулся. Убить Главнокомандующего в полной силе почти невозможно - он увернулся бы от моей стрелы, или перехватил ее в воздухе. Но тут есть одна тонкость - если в городе не остается ни одного солдата - совсем ни одного, то Шлем перестает действовать. В тот момент, Главнокомандующий был столь же уязвим как простой человек, и я убил его. Я долго думал, что делать дальше, и в конце концов решил занять его место.
   - Я все еще не понимаю. Неужели другие Советники не заметили подмены?
   - В обычном городе несомненно заметили бы, но тут все было по другому. Смена Властелина для Советников сама по себе тяжелая травма, а уж когда их несколько одновременно, мозги просто не выдерживают. Все Советники Мандера спятили, каждый по своему. Я даже думаю, что старый Главнокомандующий нарочно бросился на мой лук. Он хотел умереть. А что до остальных - Верховного Ученого я уже не застал. Первое, что сделали новые хозяева - распустили всех ученых. В ресурсном придатке, наука ни к чему. Куда делся их Верховный после этого - понятия не имею. Верховный Дипломат заперся в Посольстве, и отказался выходить. Он до сих пор там, мы передаем внутрь еду. Он уже мало похож не только на дипломата, но и просто на человека, став просто диким животным. Мэр спился - он один потребляет больше вина, чем десять обычных человек, и при этом Жажду он никогда не испытывал. Став Главнокомандующим, я фактически возглавил этот город, и продолжаю этим заниматься до сих пор. Я сделал все, чтобы воссоздать здесь армию. Разумеется, без приказа Властелинов я не мог дать им настоящее оружие, но они тренировались с дубинками и деревянными мечами. И при всем этом, я по прежнему оставался шпионом, и обязан был переправлять доклады, когда мне приказывали. Все переменилось только в последние два дня.
   - Вас так никто и не грабил?
   - До недавнего времени - только "свои". Пару недель назад дело изменилось. Тут неподалеку появился новый город - Надор. Он принадлежит какому то особенно могущественному Властелину, который нашего Альянса на боится. Он грабил нас четыре раза - в последний раз только позавчера.
   - Надор... надо запомнить.
   - Вчера утром, все изменилось. Законы Властелинов перестали действовать. Я смог вооружить своих людей, мы удержали город от анархии, и теперь готовы ко всему. Больше мы не откроем ворота без боя - ни Надору, ни вашему Священному Воинству - никому.
   - Я понимаю.
   - Я рассказал тебе все, Арч. теперь твоя очередь. Говори, я слушаю.
   Арч начал рассказывать. Сначала он несколько осторожничал, но затем выложил абсолютно все - про жизнь в качестве Ишки, про чудесное спасение, про Анатоля, Священный Поход, сожжение ученых, Игнациуса и сервов... Марат внимательно слушал.
   - Анатоль... Я много слышал про него, хоть он и никогда не был моим командиром. Он великий воин и полководец. Если такой человек сходит с ума, это большая угроза для всего мира. Нам нужно принимать решение. Чего хочешь ты сам, Арч? Непохоже, чтобы ты был так уж рад служить вашей новой вере.
   - Спаси меня! - по глазам Арча текли слезы, он с трудом сдерживался, чтобы не разрыдаться как младенец. - Это монстр! Я не могу туда вернутся!
   - Тебе и не придется. Разумеется, город я сдавать не собираюсь. У нас пока не так много солдат, но стены хорошо укреплены - уж об этом я позаботился. У вашего Анатоля нет ни катапульт, ни таранов, ни осадных лестниц - только толпа фанатиков, которым даже еду взять неоткуда. Мандер они взять не смогут. Пусть захватывают Кукуевку и тому подобные городки, им это не поможет. Рано или поздно их прихлопнет Надор, или еще кто нибудь. Да и я сам, думаю через какое то время создать наступательную армию - тогда нам вообще не нужно будет никого боятся. Кошмар закончился, Арчибальд Селдон, теперь ты мой человек.
   Невероятное облегчение охватило Арча. Он спасен, спасен, спасен!!! По его глазам снова потекли слезы, и он больше не стыдился их. Кошмар закончился!
   - Идем - сказал Марат - прежде всего нужно арестовать этих твоих спутников. Не нравится мне, что они еще на свободе.
   Он сделал шаг, распахнул дверь...
   Лезвие меча вылетело с другой стороны дверного проема, вонзилось Марату в живот, и вышло со спины. Главнокомандующий рухнул на пол, уже мертвым.
   Арч окаменел. Он раскрыл рот, но так и не смог выдавить ни звука. Мысленно он вопил от ужаса, но наружу ничего не выходило. Он мог лишь смотреть на шагнувшего в комнату Барта, с ног до головы залитого кровью.
   - Идем за мной - приказал серв - и развернулся к выходу. На негнущихся ногах, Арч последовал за ним. С той стороны валялись трупы, много трупов. Эти люди были недавними ополченцами, лишь вчера впервые взявшими в руки настоящее оружие. Анатоль же, явно послал своих лучших убийц, не говоря уже о серве. Все эти переговоры были лишь отвлекающим маневром, Дипломата использовали просто как наживку на крючке.
   Они вышли обратно к городским воротам. Защитники отчаянно сопротивлялись. Арч насчитал восемь трупов в мандерской форме, но двое людей с кристаллами тоже были мертвы. Если защитники продержатся еще чуть-чуть, может подойти подкрепление, и диверсантов перебьют. Арч предпочел бы умереть прямо сейчас, чем снова встречаться с Анатолем.
   И в этот момент, Барт бросился в бой. И все тут же стало ясно.
   Арчу никогда не доводилось видеть в бою Хранителей, но на его взгляд серв ничуть не уступал им. Oн вертелся волчком, с невероятной для человека скоростью, его меч разил во все стороны. Несколько раз его зацепили, потекла кровь, но серв не испытывал боли. Двое остальных диверсантов тоже с новыми силами бросились в атаку... Последние защитники рухнули мертвыми. Городские ворота распахнулись.
   Священное Воинство втягивалось в город Мандер. Анатоль никогда и не собирался ждать данные Арчу четыре часа. Сам Меч Афины шагал впереди своих людей, с огромной белозубой улыбкой на лице.
   - Спасибо тебе, Богиня, что отдала мне этот город. Да восславиться имя твое. - он повернулся к дипломату - спасибо и тебе Арч. Без твоих переговоров, мы не смогли бы сработать так четко. Думаю, этот фокус нам удастся повторить еще не раз. Ты хорошо поработал.
   Арч кивнул. Что тут можно было ответить? Какая наивность была поверить, что кто либо сможет остановить Анатоля. Этому человеку покровительствуют высшие силы, кем бы они на самом деле не были.
   - Слава Афине - сказал он, и двинулся в город, вслед за своим хозяином.
  
   23.
  
   На протяжении всего дня, Керку пришлось заниматься множеством организационных вопросов. Людей требовалось доставить в город, разместить, устроить - дел хватало. Значительную часть работы взял на себя Галлас - он на удивление быстро спелся с Дэвидом Бридером. Мэр, несмотря на склонность к глупым шуткам, тоже проявил себя в лучшем виде. Керк видел его множество раз - казалось, тот хотел лично поговорить с каждым человеком из полутора сотен беженцев.
   С местом, проблем не было никаких. Целые городские кварталы стояли пустыми, каждый мог выбирать себе дом по вкусу. Впрочем, Керк приказал им селится поближе друг к другу - так их будет легче найти и организовать. Возможно, когда нибудь они смогут просто жить в свое удовольствие, но до этого было еще далеко. Прежде всего, из этих людей нужно создать армию. У бывшего адмирала было неприятное чувство, что у них очень мало времени. Враги могут появится в любой момент, а город пока совершенно беззащитен. Оборону нужно организовать как можно быстрее.
   Город Надежда - бывший Полис, был огромен. Он был даже больше, чем Керку показалось утром, намного крупнее его родной Аркадии. В их ситуации это было скорее недостатком - для защиты такого города нужны сотни профессиональных воинов. Городская стена была могучей и неприступной - но без людей на ней, она долго не протянет. Когда-то, этот город был могучей цитаделью, но сейчас он лишь пустая оболочка, которую следует вновь наполнить жизнью.
   Несколько часов, Керк провел в Казармах. Как и все остальное здесь, они тоже были гигантскими, способными вместить тысячи солдат. Пока что, им удалось наскрести около сотни человек - как из беженцев, так и из горожан. Профессиональными воинами были единицы, большинство остальных впервые взяло в руки меч или пращу. С оружием проблем не было - в дополнение к тому, что они привезли из Фарренгейма, тут были и собственные запасы, с тех времен когда в городе еще была армия. Командиром сухопутных войск, Керк назначил Даника - лучшего из своих людей. Сам бывший адмирал, решил заняться тем, в чем был профессионалом, и отправился к морскому берегу. С каждым шагом, он все глубже погружался в воспоминания.
  
   Верфь и Порт. Порт и Верфь. В каждом городе, даже самом маленьком, эти два места непременно существовали. Все города стояли на берегу, и Порт с Верфью позволяли Властелинам контролировать происходящее в близлежащих водах. На картах, они обычно обозначались как отдельные, довольно далекие друг от друга домики. Но фактически, в любом достаточно крупном городе, Порт и Верфь занимали почти все побережье, и перетекали друг в друга. Простым людям, оставались разве что маленькие кусочки нетронутых пляжей. Средний горожанин, воспринимал эти два места как одно целое, но для людей связанных с морем, различие между Портом и Верфью было огромным. Их обитатели не очень то любили друг друга.
   Верфь, представляла собой нечто среднее между Мастерской и Казармами. Это был огромный завод - множество доков, с каждого из которых сходила своя разновидность военных кораблей, и одновременно база, на которой команды этих кораблей жили вместе с семьями. Только высшим офицерам дозволялось иметь отдельные дома в городе, простые матросы иногда проживали в Верфи всю жизнь. Профессия военного моряка, включала в себя множество тренировок, особенно в те времена когда корабли долго не выходили в настоящие рейды. Иногда устраивались даже тренировочные бои между кораблями. Ни Властелин ни Главнокомандующий, предпочитали не вмешиваться в дела Верфи, за исключением прямого приказа идти в бой. Власть тут традиционно делилась между двумя людьми. Верховный Адмирал был командиром боевого флота, под его началом иногда ходило побольше людей, чем во всей сухопутной армии. Именно эту должность занимал Керк, перед отправкой в свой последний поход. Вторым центром власти был Комендант Верфи - он управлял всем гражданским персоналом, постройкой кораблей и одновременно их обслуживанием между рейдами. От отношений между Адмиралом и Комендантом, во многом зависела эффективность всего флота в целом.
   Порт, был в некоторых деталях очень похожим, и в то же время сильно отличался. В нем был только один док, с которого могла сходить единственная разновидность кораблей - сухогрузы. Эти корабли были исключительно транспортниками, вмещая в себя до трех сотен единиц любого из ресурсов. Кроме того, именно эти корабли использовали для доставки сухопутной армии к вражеским городам - каждый сухогруз мог вместить огромное число солдат. Моряки сухогрузов, настороженно относились к военным морякам, между ними всегда существовало традиционное соперничество. В свое время, Керк немало сделал для сглаживания отношений между двумя ветвями флота в Аркадии, с определенным успехом. Каждый капитан сухогруза, считал себя незаменимым, и отказывался подчинятся кому бы то ни было, кроме лично Властелина. Договорится с ними было нелегко. Керку приходилось несколько раз прибегать к откровенному шантажу. В торговом флоте процветала коррупция - было широко известно выражение "Доставить в триста первой бочке", подразумевающее контрабанду, грузившуюся в дополнение к официальному грузу. На военных кораблях, о таком нельзя было и помыслить.
   Кроме доков для сухогрузов, в Порту имелось множество складов - в них загружались товары перед отправкой, и сюда же выгружалась добыча с набегов, перед отправкой в Хранилище. Однако самым важным местом любого Порта был Центральный Причал. Именно его размеры определяли скорость загрузки кораблей, и "уровень" Порта. Чем крупнее причал - тем больше добычи враг может увести после набега. Известно, что первое что делают Властелины после военных поражений - сносят этот причал до минимума, и делают войну практически бессмысленной. Керку такие правила всегда казались странноватыми, но кто он, чтобы об этом судить.
   На территорию Верфи, Керк вошел один. Галлас, Даник, Рон, даже телохранитель Жером - все остались в городе. Позже, он приведет сюда их всех, но теперь он хотел побыть один. Возвращение к морю, было для него глубоко личным делом, друзья могли здесь только помешать. Он так долго мечтал об этой минуте...
   Верфь была пустынной и заброшенной. После того, что он видел в Казармах, наивно было ожидать чего-то другого, но все таки Керк до самого последнего момента хранил определенные иллюзии. Теперь от них не осталось и следа. Верфь казалось даже более мертвой чем остальной город, ветер гонял по улицам пыльные барханы. Казалось, это место вымерло тысячу лет назад. Гигантские конструкции доков подчеркивали былое величие - многие Керк даже не смог узнать. В Аркадии, самыми серьезными из его кораблей были Катапультеры и Огнеметники, но здесь явно додумались до гораздо большего. Теперь все это было в прошлом - Верфь была пуста. С мечтой о флоте придется расстаться - наладить производство кораблей без ученых, инженеров, и запасов ресурсов было делом абсолютно нереальным. Возможно, в Порту ему повезет больше... Керк развернулся чтобы уходить, и тут на него полетел камень.
   Бросок был не очень удачным - неизвестный пращник промазал. Керк выхватил меч, готовясь отразить угрозу, и тут же опустил его. Его враг больше не представлял опасности. Это был дряхлый, сухонький старичок. В руках он сжимал пустую пращу, и продолжал грозно размахивать ею.
   - Эй, дед - сказал Керк шагнув вперед - положил бы ты эту штуку, так и пораниться недолго.
   - Не подходи! - завопил старик, проворно отскакивая назад. - Враг не пройдет! Поднять паруса! Боцман, собрать команду, катапульты к бою! За Властелина, за Полис, огонь!!! - он снова взмахнул пустой пращей как будто в ней был как минимум капультный снаряд.
   Керк вздохнул. Старик явно спятил от одиночества, проведя тут неведомо сколько времени. Обрывки одежды на нем, когда то были формой морского офицера. А это значит...
   - Отставить, капитан! - твердым командирским голосом крикнул он - так ты встречаешь своего адмирала?! Враг разгромлен, его корабли пошли на дно! Мы победили!
   - Победили...? - старик опустил пращу, в его голосе появилась неуверенность. - Но как.. я же помню... Ты шпион! Ты хочешь обмануть меня!!
   - Отставить!! Где ты видишь вражеские корабли?? Их нет, они все потоплены! Я, адмирал Керк говорю тебе - мы победили! Я жду доклада по всей форме!
   - Да... - старик вдруг резко дернул рукой, и отшвырнул пращу. Их нет! Мы победили! Победили! - Он вдруг выпрямился, сразу сделавшись лет на десять моложе - Докладывает капитан второго ранга Террек! Жду ваших приказов, сэр!
   - Докладывай подробно, капитан. Я жду.
   - Есть сэр!
   История Террека была долгой, старик частенько сбивался и начинал нести всякую чушь. Керку приходилось возвращать его к главному, и постепенно он смог вытянуть все. Террек был когда то капитаном катапультера - небольшого корабля по меркам его Властелина, в флоте включающем в себя таинственные "пароходы" и "мортирники". Произошла битва чудовищных масштабов - Террек говорил про сотни кораблей. Eго корабль был поврежден и вернулся в гавань. Что было дальше, старый капитан так и не смог толком рассказать - при любой попытке разговора на эту тему, он снова начинал рваться в бой с несуществующим противником. Впрочем, догадаться было несложно... Во многом, его судьба напоминала судьбу самого Керка.
   - Идем со мной, капитан. Ты верно послужил, враг разгромлен, но скоро может появится новый. Ты получишь новые приказы.
   - Есть, сэр! Служу Полису и Властелину!
   Теперь, они направлялись в Порт. Вряд ли он будет сильно отличатся от Верфи, Керк собирался по быстрому осмотреть его, и вернутся в город. Старика нужно где нибудь пристроить, неизвестно чем он тут вообще питался. Но сначала, все таки Порт. Он должен был убедится окончательно, что надеяться не на что.
   Керк подошел к центральным грузовым воротам порта, и тут его ждал сюрприз. На воротах стоял человек - молодой парень, с грозно выглядевшей дубинкой. Охрана - здесь? От кого?? На человеке была форма моряка сухогруза.
   - Стоять!- крикнул парень - Дядя, разворачивайся назад и топай отсюда. Чужаки нам тут не нужны.
   - Мое имя Керк, и я ваш новый Главнокомандующий. Требую пропустить меня на территорию Порта.
   - Чего? Дядя, у тебя крыша поехала? Главнокомандующий, ха! Скажи еще, что ты наш новый Властелин. Вали отсюда, пока цел.
   - Как ты разговариваешь с адмиралом, салага! - это был Террек, он выскочил вперед потрясая кулачком. - Прочь с дороги, мы идем готовить наш флот к битве!
   - Кэп. - парень явно смутился - ты в порядке? Этот человек тебе что нибудь сделал?
   - Я тебе не кэп, салага, а капитан Террек! Ты слышал приказ адмирала? Немедленно пропусти нас в Порт, или я сам повешу тебя на рее!
   - Хорошо... - теперь парень выглядел просто ошеломленным - идем за мной. Капитану Блейдеру нужно услышать про это.
   Они двинулись вперед, войдя на территорию Порта. Обстановка здесь разительно отличалась от всего остального города. Чистенькие улицы, свежевыкрашенные белой краской домики. И всюду люди - казалось, их тут было больше, чем во всем остальном городе вместе взятом. Они патрулировали улицы группками по четыре - пять человек, на каждом была морская форма и дубинка в руках. Они останавливались, и недоуменно смотрели на чужаков.
   Несколько минут спустя, они подошли к набережной, и тут Керк аж присвистнул от удивления. Вдоль всего берега стояли сухогрузы - много сухогрузов.
   В Аркадии, насколько он помнил, к моменту когда его отправили на Лесопилку сухогрузов было штук тридцать. Здесь же - больше как минимум в два раза. На их бортах, тоже суетились люди в форме.
   - Что, дядя, впечатлен? Не надо было тебе сюда соваться. Если ты надурил Kэпа, пойдешь на корм рыбам. Капитан Блейдер шуток не понимает.
   Они подошли к одному из сухогрузов, который выглядел поновее и ухоженнее остальных. На входе тут стоял еще один страж, который недоуменно посмотрел на их сопровождающего.
   - Сет? Ты что тут делаешь, почему оставил пост? На гауптвахту захотел?
   - Джеки, этот человек сказал, что... - Террек не дал ему договорить.
   - Прочь с дороги, салага! Адмирал будет говорить с вашим капитаном!
   Сет и Джеки обменялись одинаково удивленными взглядами, а затем корабельный страж пожал плечами.
   - Ладно, идем... пусть в этом капитан разбирается.
   По трапу, они поднялись на борт. У Керка захватило дух - он снова был на корабле. Усилием воли, бывший - или уже нет? адмирал, заставил себя успокоится. Предстоял важный разговор, вряд ли он будет легким.
   На корабле было полно народу. Матросы занимались своим наиболее распространенным занятием в мирное время - уборкой. Они драили палубу, мачты, перекрытия бортов... Работа кипела. Керк с улыбкой вспомнил своих собственных матросов. Эх, какие были времена... На мостике стоял человек, в капитанской форме. Он был старше Керка, но намного моложе Террека, с широкой лопатообразной бородой. На его голове была надета большая белая фуражка.
   - Что означает этот балаган? Kто пустил этих людей на корабль? Джеки, я тебя спрашиваю.
   - Сэр... - начал тот, но тут Керк начал говорить сам.
   - Мое имя Керк, капитан. По договоренности с Мэром и Верховным Дипломатом, я назначен новым Главнокомандующим и Адмиралом этого города. Нам следует о многом поговорить.
   Брови капитана попoлзли вверх. Он хотел что то сказать, но тут, в очередной раз, вмешался старый Террек.
   - Да! Да! Это наш Адмирал! С ним мы потопили вражеский флот, и теперь весь мир будет нашим! Слава Властелину!
   - Да неужели? Хорошо, я поговорю с этим человеком. Идем.
   Они прошли в капитанскую каюту. Внутрь вошли только хозяин и Керк, остальные остались ждать снаружи. Террек продолжал что то выкрикивать. Kапитан сел за стол, и строго посмотрел на гостя.
   - Я Блейдер, капитан этого корабля. А ты кто такой? Ты мог обмануть придурка Мэра и старого Кэпа, но со мной этот номер не пройдет. Если я не услышу убедительного объяснения, ты не уйдешь отсюда живым. Мы здесь не любим чужаков и шпионов.
   - Хорошо... Керк глубоко вздохнул, и снова начал пересказ всей своей истории. Это заняло немало времени, капитан слушал, периодически недоверчиво хмыкая.
   - Бред - подвел он итог, как только Керк замолчал. -Ты мог бы придумать сказочку и правдоподобнее. По твоему, теперь мы все должны тебе подчинятся?
   - Мэр...
   - Плевать я хотел на Мэра, Дипломата, и всю их толпу недоносков! Портом правит Совет капитанов, и мы не подчиняемся никому. Я думаю, ты просто авантюрист, или даже обычный бандит. Вам не сиделось в своем лесу, и вы решили попробовать обмануть глупых горожан? Не выйдет! Любой, кто сунется в наш Порт, будет повешен. Твоя судьба, послужит предупреждением для остальных.
   - Это глупо, капитан. Если со мной хоть что нибудь случится, мои люди перебьют вас всех.
   - Пусть попробуют! Тебе, это уже в любом случае не поможет. Взять его!
   Несколько матросов выскочили непонятно откуда, и Керку тут заломили руки за спину. Он был настолько ошеломлен, что даже не сопротивлялся. Ситуация была - глупее не придумаешь.
   - Я могу доказать твои слова - крикнул он. Капитан Блейдер развернулся.
   - И каким же это образом?
   - Я докажу, что все Властелины действительно исчезли. Ваши корабли не могут покинуть Порт без прямого приказа Властелина, так?
   - Да, это так. Об этом известно каждому. Мы пытались множество раз, но корабль просто не может оторваться от причала. И что с того?
   - Теперь, ваше проклятие исчезло. Вы свободны, и можете плыть куда угодно, без чьих либо приказов. Властелины ушли, и их законы перестали действовать.
   - Отпустите его - приказал капитан, и матросы разошлись в стороны. - Значит так, "адмирал" Керк. Мы сейчас проведем проверку. Если корабль сможет отчалить, я возможно - только возможно, поверю тебе. Но если нет, простым повешеньем ты не отделаешься. Я лично разрежу тебя на кусочки, и брошу на корм акулам. Согласен?
   - Вполне.
   Подготовка заняла на удивление мало времени. Капитан Блейдер держал свой корабль готовым к отплытию в любой момент. Они подняли якорь, перерезали причальные канаты, на мачтах взвились паруса. Корабль отчалил от дока, и легкий ветерок понес его к выходу из бухты.
   Я плыву, подумал Керк, снова плыву. Hаконец-то.
   Команде корабля заняло несколько секунд отреагировать, а затем они разразились радостными воплями. Многим, особенно молодым матросам, вряд ли когда либо довелось выходить в море по настоящему. Они готовились к этому моменту всю жизнь, и вот он настал. В глазах капитана Блейдера было бесконечное удивление.
   - Спустить паруса, бросить якорь - приказал он. Его команду выполнили с явной неохотой. Наконец корабль замер, прямо в середины бухты. На других сухогрузах его уже успели заметить, началась суматоха.
   - Идем, Керк - сказал он, совершенно другим тоном чем раньше. Несколько секунд спустя, они вновь были в капитанской каюте.
   - Извини, что не поверил тебе... адмирал - по тону капитана было заметно, что он не привык перед кем либо извинятся. - Я готов признать, что ошибся.
   - Главное, что мы уладили это недоразумение. У нас очень много работы.
   - Могу себе представить. Если все города теперь свободны от Властелинов, в мире начнется такое... Странно, что нас до сих пор никто не атаковал. Так ты действительно был адмиралом?
   - Полжизни провел в военном флоте, а про остальное и вспоминать не хочется.
   - Нам понадобится твой опыт. Весь наш флот - одни сухогрузы, с ними особо не повоюешь.
   - Это, то, я знаю, но вы все равно многого добились. Как вам удалось сохранить организацию? Я был уверен, что здесь все мертво и пусто, как в Верфи.
   - Это долгий рассказ. Ты ведь знаешь историю нашего города?
   - Да, Мэр с Дипломатом рассказали мне. И капитан Террек.
   - Это Кэп что ли? До сих пор, он никому не называл своего имени. Когда то, он командовал катапультером, но после разгрома помешался. Мы приносим ему еду, иначе он уже давно бы умер.
   - Он не помешался, так, сдвинулся чуток. Я вполне представляю себя на его месте.
   - Такого врагу не пожелаешь. Потерять корабль, команду, лишиться всего... Те дни были кошмарными - одно за другим три больших поражения, а потом окончательный разгром в нашей собственной гавани. Наш флот был величайшим в радиусе четырех островов, и от него не осталось ничего. А потом настал черед города.
   - Странно, что я об этом раньше не слышал. Бои такого масштаба...
   - Это было еще до тебя, Я сам был тогда еще молоденьким юнгой. Наш город - один из старейших на острове, с тех пор здесь успели смениться почти все города и Властелины.
   - А мы то, считали себя первыми и лучшими. Какая наивность... И что было дальше?
   - Боевой флот был уничтожен, гавань заблокирована, но сухогрузы врагов не интересовали. День за днем, мы смотрели как враги вывозят ресурсы - а причал наш был в те дни немаленьким. Властелин не появлялся - причины мы так никогда и не узнали. К тому времени когда Он соизволил вернуться, город уже был пустым и разрушенным. Властелин снес причал, но сухогрузы не тронул. Затем Oн снова исчез, и мы остались одни. Город лежал в руинах, запасы вина подходили к концу. Все капитаны сухогрузов собрались на совет, и решили не допустить окончательного краха и хаоса.
   Мы отгородили Порт от остального города, и завели здесь новые порядки. Наши корабли всегда готовы к отплытию, матросы ни на минуту не сидят без дела. У нас нет общего руководства - каждый капитан хозяин на своем корабле, и уходя на покой он сам выбирает себе наследника. Я уже третий капитан этого корабля, после разгрома.
   - Ваша организация, может теперь спасти нас всех. Если на сухогрузe установить серьезные пушки, он может стать настоящей боевой единицей. Такого не будет ожидать ни один враг, и это намного легче чем строить новые корабли. Возможно, нам все таки удастся защитить этот город.
   - Будем надеяться, адмирал. Теперь идем, нам нужно вернутся на берег, и убедить Совет Капитанов. Они все видели как мы отплываем, и теперь сгорают от любопытства.
   - Убедим, никуда они не денутся. У меня уже есть богатый опыт выступления перед разного рода Советами.
   Подняв якорь, сухогруз капитана Блейдера медленно двинулся обратно к берегу. Керк стоял рядом с капитаном на мостике, и чувствовал как свежий морской ветерок обдувает его. Он вернулся к морю, и снова стал адмиралом. Круг замкнулся. И пускай в его флоту были одни лишь сухогрузы, он смотрел в будущее с оптимизмом.
   Теперь все будет хорошо.
  
   24.
  
   Арч спал. Он был уверен, что этой ночью снова не сможет заснуть, но усталость свалила его. Он спал без сновидений, хоть на какое то время сбежав от заполняющего его страха. Анатоль играл с ним как кошка с мышкой, и эта игра доставляла ему удовольствие. Арч понимал, что рано или поздно сойдет с ума, и иногда даже надеялся на это. Но теперь он спал, отдыхая перед очередным кошмарным днем.
   Отдых закончился.
   - Вставай, дипломат Арч. - голос был негромким и монотонным. Казалось говоривший просто издает звуки, не осознавая смысл собственных слов. Возможно так оно и было - он
   давно не был человеком. При первых же звуках этого голоса, Арч подскочил с кровати как ошпаренный. Дрожа всем телом, он повернулся, и посмотрел на того кто застыл в дверях. Барт...
   - Да...?
   - Меч Афины желает видеть тебя. Немедленно.
   С трудом держась на ногах, Арч двинулся за своим вечным конвоиром. Сколько уже раз ему приходилось так идти, не зная что ждет его - гнев, милость, или смертный приговор. Что Анатолю нужно от него на этот раз, в середине ночи? Он боялся и думать.
   Несколько минут, они шли по пустынным коридорам. Арча поселили на верхних этажах мандерской Ратуши, в самых роскошных апартаментах. Вчера вечером, из Ратуши выгнали большинство чиновников, тех кто пытался сопротивляться казнили на месте. Впрочем, таких было немного - после захвата ворот, город практически не сопротивлялся. Основные работы по обращению жителей в новую веру, были отложены на завтра. Скоро, в Мандере тоже заполыхают костры...
   Меч Афины, поселился в скромных апартаментах, неподалеку от кабинета мандерского Мэра. Самому Мэру, Анатоль лично отрубил голову, заявив что Афина не потерпит пьяниц. Мэрская резиденция походила на свинарник, заваленный пустыми бутылками и провонявший винным запахом. Жить там, не захотел бы ни один нормальный человек. Быстрая и жестокая расправа, показала всем, что в Мандере наступили новые времена.
   Анатоль встретил Арча в небольшом кабинете. Это место больше подходило для мелкого чиновника, чем для повелителя двух городов и будущего покорителя мира. Впрочем, Меч Афины плевал на внешние признаки власти - его вела вперед лишь вера в свою Богиню.
   Одного взгляда хватило Арчу чтобы понять - случилось что то очень неприятное. На первый взгляд, Анатоль выглядел таким же как и всегда - меч, броня, кристаллическая корона на голове. Но профессия дипломата приучила Арча смотреть глубже, и он увидел в синих глазах Анатоля то, что там не было за все время их знакомства - неуверенность.
   - Что случилось? - спросил Арч с порога.
   - А ты наблюдателен, Арч. Произошла очень неприятная вещь. Я допустил ошибку, и теперь можно лишь молить Богиню о возможности искупить ее. Мне нужна твоя помощь.
   С каждой секундой, удивление дипломата росло. Анатоль признает что ошибся? Такое невозможно было и представить. Какая катастрофа могла потрясти его до такой степени?
   - Так что же произошло? - Арч отчаянно пытался убрать из своего голоса радостные нотки.
   - Десять минут назад, сюда прибыл один из моих людей, из Кристаллиона. Вчера, поздно вечером, город был атакован. И захвачен.
   - Так... - мысли Арча понеслись с огромной скоростью. Вчера, Анатоль выгреб из Кристаллиона почти всех, оставив чисто символическую охрану. Город был абсолютно беззащитным, и показался кому то легкой добычей. Но в чем же проблема? Вчера они захватили мандерские склады с ресурсами и оружием, Священное Воинство может разбить любого врага. Почему же Анатоль ведет себя так, будто произошла катастрофа? И в этот момент, Арч понял.
   - Игнациус... - прошептал он.
   - Да. Игнациус остался в своей лаборатории. Я не хотел отрывать его от производства Напитка, и переводить сюда. Теперь, он в руках у врага.
   С колоссальным трудом, Арч смог подавить вопль радости. Анатоль лишился своего самого могучего и страшного оружия. Если сумасшедший алхимик погиб при захвате города, армии сервов останутся лишь плодом бредовой фантазии. Как хочется на это надеяться.
   - И что ты теперь собираешься делать?
   - Разумеется атаковать, немедленно. Возможно, Богиня даст мне шанс исправить ошибку. Враг не может ожидать столь быстрого ответного удара. До утра, Кристаллион должен снова стать нашим.
   - Надеюсь, что у вас получится...
   - Не у вас, а у нас. И не надейся отвертеться, Арч, ты идешь со мной. Через полчаса мы выступаем.
   - Слава Афине - покорно сказал дипломат. Разумеется Анатоль не оставит его. Наивно было бы верить во что либо другое. - А кто же наш враг?
   - Это город Ондерон, ближайший сосед Кристаллиона с востока. Мне понадобится вся информация об этом городишке. Они еще пожалеют, что пошли против Богини. Ох, как они пожалеют.
   Передовой отряд покинувший Мандер, насчитывал около сотни человек, за ним следовало несколько других, примерно такого же размера. Анатоль не стал повторять ошибок, и оставил в городе достаточно войск для защиты. Но главной целью было вернуть Кристаллион - его потеря было плевком в лицо Афины, и этим объяснялась спешка. О роли Игнациуса, во всем войске знали единицы.
   Переход от Мандера к Кристаллиону был марш - броском, на максимальной скорости. Их дневной поход, казался теперь легкой прогулкой. Ночной остров выглядел таинственно и загадочно, дорога освещалась лишь слабым светом луны. Анатоль шел во главе отряда вместе с сервами. Четверке новеньких было до Барта еще далеко, но они учились, с ужасающей скоростью. Каждый из них уже сейчас мог справиться с несколькими обычными солдатами. Арч был вынужден двигаться вместе с ними, едва держась на ногах от усталости, но Меч Афины не собирался давать ему поблажек. У него было множество вопросов, ответить на которые было больше некому.
   О городе Ондероне, Арч знал не так уж много. Это была столица Властелина, находившегося в состоянии "холодной войны" с их собственным. В далеком прошлом, между городами были и настоящие войны, но затем каждый из Властелинов создал слишком сильную армию, и война стала делом совершенно невыгодным. В Ондероне никогда не было кристаллионских дипломатов, но зато всегда действовал как минимум один шпион. Вчера днем, Арч видел его доклады, но не стал вчитываться. Он был уверен, что всегда сможет вернутся к ним позже. Все доклады остались в Кристаллионе, и вполне вероятно, что их сейчас просматривает ондеронская контрразведка. Анатолю, Арч таких подробностей не рассказал - неизвестно было, как тот отреагирует. Это не меняло главного - дипломат понятия не имел, какая у Ондерона может быть армия. После того, как Кристаллион стал Ишкой, ондеронцы многократно грабили его, но их отряды всегда были мизерными - для Ишки больше и не нужно. Об истинной силе их войска, это не говорило ровным счетом ничего.
   К кристаллионским стенам, они подошли спустя полтора часa после выхода из Мандера. Не двадцать минут, как при Властелинах, но тоже неплохо. У них уже были потери - несколько человек споткнулись, и сорвались с обрыва. Анатоль даже не подумал замедлять ход. Важна только победа, и ничего более.
   Городские стены были невысоки - тот же Мандер выглядел снаружи гораздо неприступнее. Их Властелин никогда не боялся нападений - за спиной Кристаллиона стояла гигантская армия Столицы, и в случае необходимости мощь всего Альянса. Теперь от всего этого не осталось ничего - и Ондерон использовал возможность окончательно добить старого врага. О Священном Походе там скорее всего даже не подозревали. Арч не сомневался - ондеронцы действительно пожалеют, что не выбрали другую цель. Такого, Анатоль не простит никогда.
   Первые солдаты Священного Воинства приблизились на расстояние полета стрелы от городских стен, когда Анатоль приказал остановиться. Днем, они были бы видны как на ладони, но в слабом свете луны люди сливались с ночными тенями. Впрочем, наблюдать за ними было некому - стены были пусты. Захватчики не потрудились даже выставить караульных на башнях.
   Арч присел на ближайший камень, его ноги просто отваливались. Эти пeреходы его доконают. Нужно использовать каждую минуту для отдыха. Он сидел и смотрел, как Анатоль совещается с несколькими офицерами. Арч понимал их трудности. У Священного Воинства по прежнему не было ни таранов, ни лестниц, ни катапульт - штурмовать стены было попросту нечем. Даже небольшое войско, сможет удерживать город очень долго, а в случае серьезной угрозы они могут, например, начать убивать заложников... Город нужно было взять одним быстрым ударом, но как это сделать? Впрочем, Арч не сомневался - Анатоль что нибудь придумает. Он всегда что нибудь придумывает...
   Несколько минут спустя, они приняли решение. Нападающие построились клином, направленным точно в сторону городских ворот. Пять человеческих фигурок бросились вперед. Сервы. Они мчались с огромной скоростью, и добежав до стены полезли вверх. На сервах не было никакой брони, лишь мечи за спиной. Городская стена не была сплошным монолитом - на ней хватало шероховатостей и выбоин, за которые можно уцепиться пальцами. Вот только, вряд ли обычный человек был способен на такое. Но сервы были лишь живыми автоматами, получившими приказ. Секунды спустя, они достигли макушки стены, и исчезли. Город по прежнему спал, не ведая о нападении.
   Арч снова почувствовал, как страх заполняет его. Вот только теперь это был страх не за себя. Он отчетливо представил десятки, сотни, тысячи таких вот фигурок, идущих на штурм. Перед армией сервов ни устоят никакие стены, их не остановит никакое войско. Синее знамя Афины взовьется над этим островом, неверные будут гореть на кострах...
   Я убью его. Мысль была настолько отчетливой, что Арч почти произнес ее вслух. И сразу успокоился. Он принял решение. Если Игнациус переживет штурм, дипломат прикончит его сам. Его, а потом и себя - живым в руки Анатоля лучше не попадать. Арч никогда никого не убивал, но теперь он был готов на это. Убить одного сумасшедшего, и спасти мир от кошмара.
   Из-за ворот послышались крики, раздался лязг мечей... Похоже, дело вступает в решающую стадию. Еще один крик, особенно громкий, а затем городские ворота начали открываться. Священное Воинство ринулось вперед. Меч Афины сам вел своих людей вперед. Они ворвались в город.
   Кряхтя как старик, Арч с трудом поднялся на ноги. Пожалуй, он мог бы попытаться сбежать, Анатоль вспомнит о нем нескоро. Вот только, куда бежать от того, кто скоро будет править всем? Он принял решение, и собирался выполнить его.
   Битва за городские ворота длилась недолго. Изнутри их охранял лишь десяток солдат, почти всех перебили сервы во время первого удара, уцелевшие отступили. Один из сервов погиб - Анатоль видел его тело, насквозь пронзенное мечем. Разумеется это был не Барт, тот не дал бы убить себя так просто. Плевать - когда они спасут Игнациуса, тот наделает им новых сервов, столько, сколько нужно. Главное, чтобы он был жив.
   - Богиня, дай мне силы. - рука Анатоля прикоснулась к груди, в месте где под кольчугой висел амулет. На время битвы он снял корону, но какой нибудь символ Афины всегда был с ним. Как всегда, даже такая вот короткая молитва придала ему уверенность. Богиня не забывает своего верного слугу.
   - Вперед, бойцы! - крикнул он - За Веру! За Богиню! ВПЕРЕД!!!!
   Строй фалангистов, с копьями наперевес, перегородил им дорогу. На стене, они стали бы серьезным противником, но здесь? Смешно.
   - За Афину!!! - Волна нападающих врезалась в фалангистов как живой таран. Анатоль прекрасно знал что следует делать - с фалангой он воевал множество раз. Они сильны лишь в первый момент, когда стоят сомкнув щиты. Стоит прорвать их строй, остальное - дело техники.
   - Вперед!!! - Священное Воинство просто смело фалангистов с дороги. За их спинами стояли пращники, со своими дурацкими камнеметалками. Какое убожество. Они попытались сбежать, но ни один не смог уйти. Большинство было убито на месте, но некоторых удалось взять живыми. Хорошо - из солдат получаться самые лучшие сервы.
   Битва за Кристаллион длилась меньше часа. Враги построили несколько баррикад, которые быстро были прорваны. Небольшая группа попыталась отступить в Ратушу, но атакующие успели ворваться туда, и не дали им закрыть ворота. После этого сопротивление почти прекратилось. Священное Воинство одержало очередную победу. Богиня не оставила их.
   Оставив заместителей разбираться с пленными, Анатоль двинулся в лабораторию Игнациуса. Это была грязная дыра, на задворках города. Анатоль собирался через день - другой перевести алхимиков в место поприличнее, но теперь он радовался что не успел этого сделать. Вряд ли враги успели изучить город настолько, чтобы найти это место и понять его важность. Кроме самого Игнациуса, там должно было быть еще трое алхимиков, которых отловили вчера, и отправили помогать в производстве Напитка.
   Живым вихрем, Анатоль ворвался в лабораторию. И замер.
   - Нееет - прохрипел он.
   Лаборатория Игнациуса лежала в руинах. Под ногами хрустело битое стекло. Неподалеку лежал труп - один из солдат, которых Анатоль оставил охранять лабораторию. Самих алхимиков не было, ни живых, ни мертвых. Они пропали без следа.
   Меч Афины стоял среди руин, опираясь на стену. Впервые, он почувствовал что его охватил страх. Враги направились прямиком сюда, вероятно сразу же после захвата города. Но почему?? Откуда они узнали где искать и что искать? Неужели среди его людей есть шпионы??
   - Богиня, почему ты покинула меня? - спросил Анатоль в пустоту. Его рука скользнула под кольчугу, и нащупала амулет на груди. И снова, он почувствовал успокоение, страх и боль уходили. ОНА не оставила его.
   - Спасибо, Богиня. Я знаю что грешен, но я искуплю свою вину. Ты шлешь мне испытания, но я выдержу их все. Клянусь в этом!
   Анатоль застегнул кольчугу, и вышел из разрушенной лаборатории. Миг колебаний прошел, и он снова был всей душой предан Богине. Теперь он знал, что нужно делать. Они захватили немало пленных, кто нибудь из них сможет ответить на все вопросы.
   Уцелевших ондеронцев - всего около двадцати человек, собрали на площади перед Ратушей. Здесь же, был и дипломат Арч - хорошо что не продеться его искать. Разумеется Арч был трусом и предателем, но он еще мог быть полезным. Главное, это не давать ему забыть, кто его хозяин. Анатоль шагнул к пленникам.
   - Кто из вас старший офицер?
   Пленники переглянулись. Наконец, один из них вышел вперед.
   - Я старший.
   - Имя, звание?
   - Фрэнк, командор седьмой когорты Фаланги города Ондерон.
   - Хорошо. Доставьте их всех в Зал Допросов. С тобой, Фрэнк, мы поговорим особо. У меня есть Очень много вопросов.
   Пленных увели, Анатоль повернулся к дипломату.
   - Идем со мной, Арч. Тебе будет полезно это увидеть.
   Арч следовал за Анатолем, в его голове роилось множество мыслей. Что произошло? Нашел ли Анатоль Игнациуса? Его лицо не казалось особенно счастливым, но кто знает, чем это может быть вызвано? Ничего, скоро он узнает ответ. Место в которое они шли, ему совершенно не нравилось. Он разумеется знал про Дом Допросов, как и про то, что разоблаченные шпионы не по своей воле рассказывают, кто и откуда их послал. Пытки в контрразведке вещь необходимая, но сам Арч всегда держался от таких вещей подальше. Теперь, Анатоль снова собирался ткнуть его носом прямиком в дерьмо.
   Дом Допросов находился под землей. Он состоял из множества тюремных камер, и комнат, в которых проводились собственно допросы. Набор средств был весьма широк - шпионы достигли в этих делах высокого уровня мастерства. Впрочем, сейчас никаких шпионов тут не было. В освещенной факелами комнате , их было только трое. Анатоль, Арч, и пленник, привязанный к стулу. На Мече Афины не было брони - он был одет в темную рубаху и штаны, на груди сиял синим цветом амулет, а на голове корона. Арч почувствовал, как накатывает ужас. Он боялся гораздо больше чем пленник, который пока что смотрел вокруг скорее с любопытством.
   - Ну что ж, Фрэнк. - сказал Анатоль.- Начнем. Надеюсь ты понимаешь, что тебя ждет?
   - Пытать будешь? Меня тебе этим не напугать. Я сказал имя и звание, больше ты от меня ничего не узнаешь.
   - Ошибаешься. Ты еще не знаешь, что такое настоящая боль. Но прежде всего, я хочу сделать тебе предложение. Ты сильный и смелый - Богине нужны такие люди. Отринь ложных богов, открой свое сердце истинной Вере. Если ты расскажешь все что знаешь, и поклянешься служить ЕЙ, я готов дать тебе возможность стать одним из нас. Я предлагаю это один раз, больше у тебя шансов не будет.
   - Нет. Никогда. Делай со мной что хочешь, я не стану предателем.
   - Жаль. В таком случае, приступим.
   Разумеется, Фрэнк рассказал все. Арч недоумевал, откуда у Анатоля, который никогда не был контррaзведчиком. такие познания в пыточном деле. Kогда они закончили, то, что сидело на стуле, уже почти не напоминало человека. Результатов, впрочем, было немного. Фрэнк был заместителем генерала, посланного захватить Кристаллион. Сам генерал очень предусмотрительно погиб, во время недавнего штурма. Фрэнк сообщил лишь отрывочные данные о ондеронской армии - он все время говорил что она большая, могучая, и уничтожит любого врага. Насчет главного - исчезновения Игнациуса, он мог сказать еще меньше. Один из полученных ими приказов был - немедленно захватить всех городских алхимиков, и доставить их в Ондерон. Приказ исходил от Верховного Ученого Ондерона, и был выполнен еще до заката. Найти лабораторию им было несложно - вчера люди Анатоля наделали немало шума, отправляя всех алхимиков туда. Теперь, Игнациус наверняка был уже в Ондероне.
   Когда они покинули Дом Допросов, ночь уже закончилась. Утреннее солнце ласково светило в небе, люди поспешно убирали с улиц остатки следов побоища. Арчу ужасно хотелось спать, но у Анатоля были другие планы.
   - Немедленно отправляйся в Посольство. Собери всю информацию об Ондероне и ближайших соседях, и подготовь доклад. Отдыхать будешь потом, мне нужно знать кто мой враг.
   Прибыв в Посольство, Арч немедленно принялся за работу. Никаких ондеронских контрразведчиков тут не было, все документы остались на месте. Шпионские доклады разумеется устарели, но последние данные были неутешительными для Священного Воинства. Армия Ондерона была действительно огромной. В основном, она состояла из классических видов войск - фалангистов, мечников и пращников, но уж их то было просто очень много. Потеря войск отправленных в Кристаллион, была для них комариным укусом. Пытаться напасть на Ондерон сейчас, будет самоубийством.
   Единственное что внушало оптимизм - у Ондеронa не было особой возможности расширять свои владения. Фактически, Кристаллион был для него единственной доступной целью. С востока, к Ондерону примыкали Близнецы - два города, принадлежавших одному и тому же Властелину. Эти города считались неприступными крепостями - их Властелин никогда ни на кого не нападал, но уж оборону он создал просто непробиваемую. Арчу довелось когда то бывать в Северном Близнеце - столице, и он помнил величие этого города. Близнецы не падут, и не пропустят мимо себя никого. Если они смогут укрепить Кристаллион, Ондерон окажется в окружении, неспособный к экспансии. Тогда, рано или поздно, его можно будет истощить и уничтожить.
   Арч подготовил подробный доклад, в котором указывал все свои соображения. Они разумеется не учитывали алхимиков - если Ондерон начнет создавать собственных сервов, они без труда сметут всех врагов. Возможно, оно и к лучшему - вряд ли ондеронские правители хуже Анатоля. По словам Фрэнка, там не было особых беспорядков - четверка Советников сохранила власть. Ладно, его дело составить доклад, а остальное пусть решает Меч Афины.
   Анатоль ждал его в кабинете Губернатора, в Резиденции. Именно здесь, они впервые встретились позавчера. Это было так недавно, и так давно... Он долго и сосредоточенно листал доклад, и наконец кивнул.
   - Богиня испытывает нас, Арч. С армией сервов, победа была бы слишком легкой. Но мы победим и без них - ОНА не допустит нашего поражения. Игнациус не раскроет секрет Hапитка ондеронским ученым - когда мы победим, он будет ждать нас. Я превращу Кристаллион в неприступную крепость. Мы доставим ресурсы из Мандера, и создадим здесь такие стены, о которых не снилось Властелину. Рано или поздно, Ондерон исчерпает свои силы, и мы уничтожим его. Но это займет время - такая подготовка дело не дня и не двух. Спасибо за хорошую работу.
   Арч облегченно вздохнул. Может сейчас ему дадут отдохнуть?
   - Возвращайся в посольство, Арч. Мне нужна подробная информация об Николаеве, Кукуевке, Тристане, и кто там дальше. Я больше не допущу ударов в спину. Перед походом на Ондерон, нужно гарантировать безопасность тыла. Иди, работай.
   - Служу Афине - покорно сказал дипломат. Похоже, отдохнуть ему не удастся еще очень долго.
  
   25.
  
   Сутки спустя после отбитого штурма, город Аркадия постепенно приходил в себя. С улиц убрали трупы и обломки, бригады строителей поспешно ремонтировали выломанные ворота и укрепляли городскую стену. Император Кромман не собирался повторять своих ошибок - к следующему штурму город будет готов гораздо лучше. Впрочем, он надеялся что до этого дело не дойдет - лучшая защита это нападение. Количество желающих стать солдатами, после вчерашнего только возросло. Аркадия была одним из самых населенных городов острова, и теперь толпы людей днем и ночью осаждали Казармы. К утру, в Хранилище закончилась сера, и Император особым указом отменил церемонии посыпания. Эти глупости были хороши при Властелине, но сейчас настали новые времена.
   Личный Представитель Императора Леон, был очень занят. Вчера вечером он так и не смог толком поработать - в течении нескольких часов они с Кромманом глушили Живую Воду, и упились в стельку. Сначала они пили вдвоем, затем к ним присоединился Голан с несколькими фалангистами... Даже Эрик высунул нос из библиотеки, и пил вместе с компанией. Леон был уверен, что парень сползет под стол после первой рюмки, но тот умудрился выпить полбутылки почти не опьянев. Позже, он признался Леону, что в своих лабораториях ученые использовали жидкость очень похожую на Огненную Воду, и частенько распивали ее прямиком из пробирок. Кто бы мог подумать... Праздник закончился одновременно с последней каплей Живой Воды. К Матушке Мэгги были отправлены посланники с грудой золота - Императору срочно требовалось пополнить запасы.
   Эх, весело вчера было... Леон не жалел о потерянном времени, им всем нужно было хорошенько расслабится. Но теперь требовалось работать, работать и работать. С самого утра он засел в Посольстве - именно здесь хранилась информация, которая определит дальнейшие шаги Аркадийской Империи. Посольство вновь наполнилось народом - большинство беглых дипломатов вернулось в родной город. Они пытались добраться до колоний, и обнаружили что их больше не существует. Деваться дипломатам было некуда, и почти все решили вернуться домой. Леон лично допросил каждого - похоже их история была правдивой, и дипломатов никто не успел завербовать. Тем не менее он не собирался им доверять - Первым Секретарем по прежнему оставался молодой дипломат Ольсер, а все беглецы несмотря на их прежние заслуги были разжалованы до рядовых дипломатов. Дезертирство не должно оставаться безнаказанным. Никто из беглецов ничего не сказал про Юрия Махлеба, и это тревожило Леона больше всего. Верховный Дипломат был хитрой лисой, и вряд ли он может просто исчезнуть. Бывший шпион не сомневался, что Махлеб еще объявиться, и причинит немало вреда.
   Теперь, Леон находился в Архиве. Это было огромное подземное хранилище документов, прямо под Посольством. Здесь было множество бумаг касающихся дипломатической деятельности - интересно конечно, но чтобы в них разобраться, нужно быть профессиональным дипломатом. Самое главное - тут были шпионские доклады. Одного взгляда на эти архивы хватило чтобы понять, что Верховный Дипломат управлял шпионами всегда - с первого дня существования Укрытия. Еще несколько дней назад, Леон был уверен что их доклады предназначены только для глаз Властелина. Как же глубоко он заблуждался. Здесь было все - в Aрхиве хранилась полная история шпионов Аркадии. Среди этих бумажных гор были все доклады, когда либо посланные и самим Леоном - от первого до последнего. Доклады сортировались по городам - о многих из них бывший шпион никогда и не слышал. Города становились Ишками, исчезали, вместо них появлялись и расцветали новые, но шпионские доклады, однажды попав в Архив оставались в нем навсегда. Полностью разобраться с этими бумагами - жизни не хватит, но Леон и не претендовал на это. Ему требовались последние данные, на каждый из городов их острова. На столе была разложена карта, Леон разбирал доклады и делал собственные заметки. Нужно было определить, кто из городов может представлять угрозу, а кто - стать легкой добычей. Итак...
   Ближайшим соседом Аркадии, был город Тамир. В этом городе шпионов не было, но они и не были нужны. Леон прекрасно знал что это за место. Тамир был старым городом, немногим моложе самой Аркадии, но при этом по прежнему оставался маленьким городишкой. Властелин Тамира был странным типом - его не интересовало ни богатство, ни могущество, а только красота. Тамир считался красивейшим городом острова - расстановка зданий там ничуть не походила на хаотичные нагромождения строений в обычных городах. Другие города этого Властелина на соседних островах отличались друг от друга размерами, но каждый был красив своей особенной красотой. Говорили, что он сознательно развил свои города до определенного размера - любое дополнительное развитие могло погубить уникальную красоту. Тамир будет легкой добычей - никакой армии там никогда и не было.
   Дальше к западу, лежал Надор. Леон поежился, прочитав это имя. Этот жалкий маленький городишко, едва не захватил Аркадию. Впрочем, теперь он неопасен - даже если там и остались войска, серьезной угрозы они уже не представляют. Леон собирался рекомендовать Императору стереть Надор с лица земли - в назидание остальным. Еще западнее, находился город Тристан - когда то довольно могущественный, но в последнее время потерпевший несколько поражений и лишившийся большей части армии. Шпиона оттуда отозвали еще несколько месяцев назад, но если учесть близкое соседство с Надором... Вряд ли в Тристане сохранилась серьезная армия. Похоже, нападения с запада можно не опасаться.
   С востоком, дело обстояло сложнее. Ближайшим соседом в этом направлении был город Формунд, информации про который почти не было. Этот город появился сравнительно недавно, и начал очень быстро развиваться. В былые времена, их Властелин обязательно отправил бы шпионов проверить чересчур активного соседа, но развитие Формунда совпало с эпохой упадка шпионского дела в Аркадии. В результате, про этот город было неизвестно совершенно ничего, и Леону это очень не нравилось. Следующим, был город Страда - в этом городе Леону довелось побывать лично. Одна из последних серьезных войн их Властелина, была именно со Страдой. В течении всей войны, Леон исправно передавал информацию о силах вражеской армии. В результате, Аркадия победила, разбив врага наголову. Позднее, с Страдой был заключен мирный договор, и Леона отозвали. С тех пор, новых шпионов туда не засылали, и информации о происходящем там не было. По идее, у Страды было достаточно времени, чтобы восстановить свою армию, и начать мечтать о мести. Потенциальная опасность - даже выше чем от Формунда.
   Следующим городом к востоку, был... Леон вдруг нахмурился. У него появилось неприятное чувство, что он что-то забыл, что-то очень важное. Формунд, Страда... Его палец, движущийся по карте, резко дернулся назад. Мелисса - прочитал он. Именно этот город был настоящим ближайшим соседом с востока, даже более ближним чем Формунд. При первом просмотре, Леон просто перескочил через него, из за характерного значка возле названия. Город Мелисса находился в Режиме Отпуска, и для всего остального острова его как бы не существовало. Но теперь, законы Властелинов перестали действовать, и Мелисса должна была вернуться к жизни.
   - Анна - прошептал Леон вслух, внезапно охрипшим голосом - как же я мог забыть... - Он вскочил со стула, и нервно зашагал по пыльным коридорам Архива. Физически он все еще был здесь, но разум его унесся в прошлое. Мелисса. Анна.
   Это было давно, очень давно. Раньше Великого Разгрома, раньше даже Судного Дня. В те времена, Аркадия была маленьким городком, только начавшим дорогу к великому будущему. Молодой человек по имени Леон, закончил шпионские курсы в только что построенном Укрытии, и был отправлен на свое самое первое задание. Целью был ближайший сосед - город Мелисса. Этот город был крупнее и сильнее Аркадии, и его солдаты совершили несколько удачных набегов на аркадийское Хранилище. Властелину требовалось информация о вражеских силах, и на плечи молодого шпиона легла невероятно ответственная задача. Он был третьим шпионом засланным в Мелиссу - судьба первых двух была печальной. Его посылали почти на верную смерть, но он справился, и раз за разом передавал важнейшую информацию. Уже тогда, Леон открыл в себе таланты, которые в будущем превратят его в величайшего шпиона.
   Одним из лучших мест для сбора информации была Таверна - по пьяни люди выбалтывают такое, о чем в обычных условиях не расскажут и под пыткой. Леон приходил туда каждый вечер, попивал вино из бокала и прислушивался к разговорам. Его собственная внешность была столь неприметной, что никто даже не смотрел дважды в его сторону. Он привык к этому с самого детства, и теперь радовался, поняв насколько его внешность удобна в новой профессии. "Проходите мимо, меня нет" - об этом говорило каждое его движение. Каждый день, вино ему подавала одна и та же официантка, а он относился к ней как к части интерьера. Так было, пока она однажды не заговорила с ним.
   Официантку звали Анна - молодая девушка, работающая на одной из немногих доступных для женщин профессий. Ее заинтриговал приходивший почти каждый вечер странный незнакомец. Мелисса была небольшим городом, тут почти все знали друг друга. Любой чужак резко выделялся и привлекал внимание - но этого человека почему то никто просто не замечал. Первоначально, Леон поддерживал знакомство из чисто профессиональных интересов - официантки всегда знают много интересного , но со временем у него появились совсем другие мотивы. Дома, Леон даже не смотрел в сторону женщин, прекрасно понимая, что с его внешностью ему ничего не светит. Анна была первой, с кем он познакомился достаточно близко. Каждый вечер, они разговаривали чуть дольше, когда у Анны заканчивалась смена, она оставалась сидеть за его столиком. Они были примерно одного возраста, и достаточно быстро влюбились друг в друга. Некоторое время спустя, Анна пригласила его домой. Она жила одна, ее родители умерли, и именно поэтому Анне пришлось работать самой. Эту ночь, Леон не забудет до конца жизни. Такого, у него больше не было никогда. Утром они расстались, договорившись встретиться как обычно вечером, в Таверне.
   Больше, встретится им так и не довелось. В тот же самый день, Леон получил приказ - немедленно возвращаться в Аркадию. Приказ исходил лично от Властелина, и молодой шпион подчинился - какой у него был выбор? Вернувшись домой, он понял причины своего отзыва - Властелин Мелиссы ушел в Режим Отпуска, шпионы там больше не были нужны. Время в Мелиссе остановилось - для всех ее жителей по прежнему шла та самая секунда, когда город затянул фиолетовый туман. В коконе застывшего времени, была и одна официантка, по прежнему ждущая своего возлюбленного.
   С тех пор утекло много воды. Первоначально, Леон сильно страдал, а затем привык и смирился. У него было немало женщин - добыча информации через постель тоже была важной частью шпионской профессии. В его арсенале были средствa, против которых не могла устоять ни одна женщина - хватало одной единственной капле в бокале, зернышка в еде, а иногда и просто вдоха, если вовремя выпустить газовое облачко. Снабжавшая Леона средствами Матушка Мэгги, в таких вещах разбиралась прекрасно. Но он так никогда не смог забыть Анну - единственную, кто полюбил его таким, каким он есть. Анну, которая навсегда застряла в ловушке Режима Отпуска.
   Для нее прошло всего два дня - понял Леон. Анна до сих пор ждет его в Таверне. Если он найдет ее, все еще не поздно исправить. Он объяснит ей все, приведет в Аркадию... В эти минуты он совершенно не думал, как отнесется девушка любившая молодого парня, к человеку который теперь годится ей в отцы. Ему было на все плевать. Анна ждет его! Нужно срочно поговорить с Императором.
   - Баба, значит... - сказал Маркус Кромман - странный ты человек, друг мой. Тебе что, в Аркадии баб мало? Выходи в город, выбирай любую - пусть только попробует пикнуть. Вчера вечером ты рано свалил - Голан привел девочек, мы тут до утра веселились. Даже Эрик, хоть на вид и хлюпик, такое выдавал... Сегодня вечером думаем повторить, если только старушка подгонит запас Живой Воды. Подходи к нам, сразу выкинешь всю дурь из головы.
   - Нет Маркус, я не могу.
   - Помниться, в Генштабе ты не был таким чистоплюем...
   Леон глубоко вздохнул. Как объяснить, что он до сих пор испытывает угрызения совести, после того, что они сделали с той девочкой в Генштабе? Это была его ошибка, в которой он будет раскаиваться всю жизнь. Маркус был хорошим человеком, но он слишком привык относится к всем женщинам как к солдатским шлюхам. Такие вещи как любовь, оставались далеко за пределами его понимания.
   - Маркус, я прошу тебя как друга. Да, мы договорились что в ближайшие дни не будем ни на кого нападать, а только восстанавливать армию, но это особенный случай. В Мелиссе крохотная армия и игрушечные стены, мы захватим ее за полчаса. В крайнем случае оттуда потом можно будет уйти - все что мне нужно это вывести оттуда одного человека. Я умоляю тебя...
   - Хватит Леон, вот только умолять не надо. Разумеется я согласен, для тебя я готов на все. Более того, я сам пойду с тобой.
   - Но ты же Император, разве нет срочных дел в городе?
   - В городе все в порядке, ты позаботился об этом. Голан управляет Казармами, наш новый Мэр - Ратушей и строительством укреплений. Даже встречами с подданными теперь занимается Императорский Секретарь. Я остался без работы, и буду рад немного размяться. Прогуляемся, посмотрим на эту твою бабу, и захватим первый город. Аркадийской Империи нужно с чего-то начинать.
   Полтора часа спустя, армия Аркадийской Империи выступила в свой первый завоевательный поход. Разумеется, здесь была не вся армия - всего около двух сотен человек, понемногу с каждого рода войск. Большинство солдат были новичками призванными в армию в последние дни - захват Мелиссы будет для них боевым крещением. Немногие ветераны должны были контролировать молодых, и служить для них примером. Но и те и другие чувствовали гордость - это был первый поход Империи и их вел сам Император. Будет о чем рассказать детям и внукам.
   В этом районе, побережье было слишком скалистым, и Великий Тракт отдалился от морского берега. Теперь по обеим ее сторонам зеленели поля. Солдаты глазели на окружающие виды, многие из них первый раз покинули городские стены. Леон с Маркусом не тратили времени - бывший шпион рассказал Императору про все, что он накопал в Архиве. Тот внимательно слушал, и кивал.
   - Страду я отлично помню. Эх, хорошо мы тогда повоевали. Значит, это ты передавал нам информацию?
   - Да. Такая у меня была работа.
   - Ты отлично поработал. Мы точно знали, сколько там солдат, и просто смели их со стен. А теперь, там случайно нет шпионов?
   - Никого нет, Властелин отозвал всех. А даже если бы и были - без Шпионских Шаров от них толку мало. Боюсь, что наша профессия исчезла вместе с Властелинами.
   - Не думаю. Шпионаж штука слишком полезная, что нибудь обязательно нужно будет придумать. Скажи, разве рядом с Страдой нет Ишки? Помнится, мы когда то неплохо там грабили.
   - Той Ишки уже давно нет. Теперь, там находится город Формунд. Черт его знает какая там армия, боюсь чтобы мы не получили второй Надор.
   - Леон, не будь пессимистом. Как только мы укрепимся в Мелиссе, нужно будет послать людей осмотреть окрестности. Еще дня через два мы полностью восстановим армию, и можно будет нанести удар. Города три - четыре, мы сможем захватить сразу.
   Леон хмыкнул. Да он был пессимистом, и к тому же параноиком. При его профессии нельзя иначе - к любой возможной опасности нужно относиться предельно серьезно. Оставалось лишь надеяться, что на этот раз Маркус прав.
   Час спустя, они приблизились к Мелиссе. Уже издалека, стало ясно что в этом городе что то неладно. Над Мелиссой поднимались в небо клубья густого черного дыма. Император объявил привал, и отправил вперед разведчиков.
   В эти минуты, Леону отчаянно захотелось стать оптимистом. Отчаянно захотелось поверить, что все это можно объяснить как то по другому. Но он знал, что чудес не бывает. Он снова потерял Анну - на этот раз навсегда. Вернувшись, разведчики подтвердили это. Город Мелисса был сожжен и разрушен. Судя по густоте дыма, это произошло не раньше, чем вчера.
   Городская стена Мелиссы была низенькой, и по большей части деревянной. Когда-то, она была вершиной инженерного искусства, но эти времена миновали очень давно. Несколько катапульт, за пять минут превратили бы ее в решето. Но тут явно поработали не катапульты, а что-то намного мощнее. Большая часть городской стены просто перестала существовать, обломки камней были разбросаны на сотни метров вокруг. Аркадийцы вошли внутрь, и только тогда смогли оценить масштабы разрушений. В городе ни осталось не одного целого здания. Кругом были обугленные руины, самые крупные из зданий до сих пор продолжали дымится. Живых в городе не осталось.
   - Что здесь произошло - Леон впервые слышал в голосе своего Императора страх. - Что могло сотворить такое?
   Леон пожал плечами. Он не знал., просто не знал. Даже надорская армия, при всем своем могуществе, состояла из известных боевых единиц. Здесь же, поработало что то совершенно новое. Мелисса не могла ему ничего противопоставить, и было далеко неясно, сможет ли это сделать Аркадия.
   Ноги сами несли его вперед. Несмотря на прошедшее время, и груды обломков покрывшие улицы, он точно знал куда идет.
   От Таверны не осталось ничего. Взрыв полностью уничтожил небольшое деревянное здание, даже обломков почти не было. В течении нескольких минут, он молча стоял на руинах. Вся аркадийская армия стояла за его спиной, не произнеся ни звука.
   - Прощай, Анна - сказал Леон и шагнул назад. В этот миг, он окончательно порвал с прошлым. Анна умерла, но он сможет жить дальше, и отомстить ее убийцам.- Идемте, мы еще не все тут осмотрели. Нам надо любой ценой узнать, кто сотворил это.
   Ответ, они нашли совсем рядом, возле мелисской Ратуши. Взрывы пробили в стенах гигантские дыры, из них валил дым, но само здание уцелело. Шпиль на макушке немного покосился, и на нем висело нечто. На первый взгляд, оно напоминало огромную тряпку, но подойдя поближе, они увидели в ее нижней части остатки сложной конструкции. Какое то время, аркадийцы недоуменно смотрели на непонятную штуковину. А затем Леон вдруг понял. И похолодел.
   - Это воздушный шар - сказал он - Бомбардировщик. Мы пропали.
   - Чего-чего?
   - Бомбардировщик. Я видел такие штуки всего один раз, на острове очень далеком отсюда. Они налетают с воздуха, и несут смерть. Против них нет спасения, Маркус. Несколько таких штуковин могут превратить любой город в руины. Я думаю, что Мелиссу они уничтожили для устрашения. Следующей может быть и Аркадия.
   - Чей он?
   - Какая разница? Мы все равно ничего не сможем сделать.
   - Я спрашиваю, чей он?!!! - Кромман почти кричал, и это немного привело Леона в себя.
   - Вон, видишь герб на ткани? Это Формунд. Я подозревал, что этот город преподнесет нам сюрприз, но не думал, что он будет настолько большим.
   - Я понял. В таком случае мы атакуем, сегодня же.
   - Что?
   - Я не собираюсь ждать, пока эти штуки появятся над Аркадией. Мы ударим всеми силами, и накроем их в гавани. Посмотрим, осмелятся ли они бомбить свой собственный город!
   Леон медленно кивнул. Такой план имел шанс - все зависит от того, какие еще войска имеются в Формунде.
   - Мы возвращаемся в Аркадию - приказал Император - соберем все войска и ударим. Формунд должен быть разрушен!
  
   26.
  
   Адмирал Керк сидел в своем кабинете, в Ратуше. Это был большой, роскошный кабинет, когда-то принадлежавший какому-то высшему чиновнику. Сам Керк бывал здесь очень мало - ему приходилось постоянно контролировать события во всех концах города, и в большинстве случаев требовалось его личное присутствие. Сейчас, он собирался лишь перекусить, и снова отправится работать. Еда была приготовлена на скорую руку - для роскошных обедов у него совершенно не было времени.
   Его нынешняя должность не имела четкого определения. Еще вчера, Керк надеялся что сможет переложить общие вопросы управления на Галласа, командование армией на Даника, а сaмому заняться только флотом. Увы, почти сразу же выяснилось, что эта задача совершенно невыполнима. Все приведенные им люди готовы были подчинятся только ему, и никому больше. Личность Керка обрастала множеством слухов и домыслов. Он предпочитал, чтобы его называли адмиралом, но фактически все уже относились к нему как к верховному правителю, и живой легенде. Керк не хотел этого - но похоже у него вновь не оставалось выбора.
   Население Надежды продолжало расти. Сто пятьдесят человек которых он привел вчера, были только началом. Из леса беспрерывно выходили люди - большинство беженцев с Лесопилки, проплутав по лесу, рано или поздно выходили сюда, и их пускали в город. Слухи про место, которое стало Надеждой для всех обездоленных распространялись, и людей приходило все больше и больше. Вчера вечером, прибыла группа беженцев с Рудника - чудо, что они смогли пройти столь большое расстояние по лесу. Они рассказывали про некую религиозную секту, которая пыталась заставить их всех молится Афине. Во всем этом еще надо будет хорошенько разобраться - но позже. Люди продолжали приходить всю ночь, и все сегодняшнее утро. Тут были даже настоящие лестные дикари, чьи города давно стали Ишками. Небольшая группа прибыла из Свободного Города Фарренгейма - они запоздало решили присоединится к Галласу. Керк предполагал, что со временем таких людей станет больше. Свободный Город выбрал жить прошлым, и скоро там останутся одни старики.
   Много народу пришло с севера, из города Аламута. После исчезновения Властелинов, в городе начались беспорядки, которые быстро переросли в настоящую гражданскую войну. В результате, Аламут почти полностью сгорел, и его жители разбрелись во все стороны. Керк был готов принять их - при условии что они забудут свои старые распри. Пока что, в Надежде сохранялся порядок, но Керк прекрасно понимал что только он способен объединить все столь разные группы в одно целое. Покой ему может только снится.
   Стук в дверь оторвал его от размышлений. На пороге стоял его старый знакомый, Рон.
   - Адмирал, вас просят срочно прибыть в Порт.
   - Во первых, меня зовут Керк. От тебя, я никаких адмиралов слышать не хочу. Во вторых, не стой в дверях как болван, а сядь, и расскажи толком что произошло.
   - Я не знаю, Керк. Посланник из Порта прибыл, попросил немедленно вызвать адмирала, и тут же отправился обратно. Вроде бы, туда прибыл какой то корабль...
   - Ого. Похоже, пообедать мне сегодня спокойно не дадут. Ладно, идем, посмотрим что там стряслось.
   Вместе, они покинули Ратушу, и двинулись в направлении Порта. Керк шел быстрым шагом, и Рону приходилось почти бежать, чтобы успеть за ним. Хороший парень - в который уже раз подумал адмирал. У Керка никогда не было ни жены ни детей - он всю жизнь был женат исключительно на своей работе. Но за последнее время, он относился к Рону в большой степени как к собственному сыну. Этот парень был дорог ему. Разумеется, из Рона ни получится ни солдата ни моряка - по характеру он был совершенно не воинственным, но ученый из него мог бы выйти просто великолепный. Увы, нынешние времена были эпохой меча - ни о каких научных исследованиях сейчас не могло идти и речи - главное выжить. Пока что, Керк назначил Рона своим личным секретарем и адьюдантом, а дальше видно будет.
   В Порту уже собралась довольно много народу. Матросы с сухогрузов неодобрительно смотрели на толпу - несмотря на договоренность Керка с Советом Капитанов, им все равно не нравилось видеть среди себя такое количество чужаков. При виде адмирала толпа расступилась, и Керк с Роном подошли прямо к причалу. Здесь уже были Галлас и Верховный Дипломат Дональд Грей. Они стояли, и смотрели на небольшой таранник, ставший на якорь недалеко от берега. На мачте корабля, развевался белый переговорный флаг.
   - Давно он здесь? - спросил Керк.
   - Минут пятнадцать - ответил Дональд Грей.- Он стал на якорь, и ждет разрешения причалить к берегу. Все по стандартной дипломатической процедуре, вот только обычно дипломатов не присылают на боевых кораблях. Мы пока не подавали знака, ждали тебя.
   - Пусть причаливает. Это всего лишь таранник, ничего он нам не сделает.
   - Хорошо. - Верховный Дипломат что то сказал своим людям, и на причале тоже взвился флаг. Таранник поднял якорь, и медленно двинулся к берегу. Галлас и Рон с восхищением смотрели на происходящее.
   - Чей это корабль? - герб нарисованный на борту, был Керку незнаком.
   - Он из Близнецов. Это два очень сильных города к юго-востоку. То что они решили пойти на переговоры - хороший признак.
   Минуту спустя, таранник аккуратно причалил к пирсу. Люди на борту бросили веревки, портовые рабочие закрепили их. На берег опустился трап, и с него начали спускаться люди в белых дипломатических робах. Первым, шел крепкий человек среднего возраста. Он остановился, прямо напротив группы встречающих.
   - Мое имя Джон Фриман. Я Полномочный Посол Содружества Близнецов. Прошу представиться уважаемых хозяев.
   Керк, Галлас и Грей назвали себя. Полномочный Посол посмотрел на всех троих, и затем повернулся прямиком к Керку.
   - В Близнецах про вас ходят самые невероятные слухи, адмирал. Рад наконец то познакомится с вами лично.
   Керк неуверенно кивнул. Он и не предполагал, что слухи о его деятельности уже гуляют по чужим городам. Возникла определенная неловкость, которую поспешил загладить Дональд Грей.
   - Уважаемые послы, здесь не самое подходящее место для переговоров. Прошу последовать за мной, в наше посольство. Там вы сможете отдохнуть, перекусить, и затем мы перейдем к серьезным делам.
   Они прошли по городским улицам, в сторону посольства. Толпы зевак на улицах с любопытством смотрели на процессию. Еще вчера дипломатов встретили бы пустые улицы, но сегодня город Надежда уже был вновь населен и полон жизнью. Керка это не могло не радовать. Его мечта постепенно становилась реальностью. Теперь, ни один враг ни сможет ворваться сюда без боя. На Джона Фримана, все увиденное тоже явно произвело впечатление.
   В Посольстве, Керку и самому еще не приходилось бывать. Оно было маленьким - в свое время Властелин города почти не уделял внимания дипломатии, но красивым и ухоженным. Дональд Грей всегда следил здесь за порядком - это было одной из немногих вещей, которые оставались доступны ему в качестве Верховного Дипломата в полумертвом городе. Посольство было вполне готово к приему гостей. Пока посланники обедали, Керк обдумывал предстоящий разговор. С одной стороны хорошо, что эти Близнецы решили сначала пойти на переговоры, но с другой - что делать, если они сразу же предъявят ультиматум и потребуют капитуляции? Не исключено, что вся их армия и флот уже стоят в готовности, и ждут приказа чтобы обрушится на Надежду. Они уже не столь беззащитны как сутки назад, но серьезного штурма город не выдержит.
   Разговор с Дональдом Греем смог несколько ослабить его опасения, но - не до конца. Да, при Властелинах Близнецы никогда ни на кого не нападали, но кто знает, что они предпримут сейчас, будучи самой могущественной силой в округе. Скоро, ему предстоит узнать это.
   Переговоры начались в большом кабинете, на втором этаже Посольства. Их было четверо - сам Керк, Дональд Грей, Джон Фриман. Четвертым, был их драгоценный Мэр, Дэвид Бридер. Присутствие Мэра, Керку совершенно не нравилось - его шутки на серьезных переговорах были совершенно неуместны. Но не выгонять же его? Оставалось лишь надеяться, что все обойдется.
   - Я так рад видеть вас, господин посол, так рад! Добро пожаловать в город Надежду! Всегда рад видеть гостей из Близнецов. Помнится, у сестры жены одного моего знакомого тоже были близнецы - такие красивые малыши. Они правда умерли через неделю после родов, но с вами я надеюсь такого не случится?
   Керк сжал зубы, и посмотрел на Фримана. Такую фразочку можно было принять как прямое оскорбление. Впрочем, Фриман похоже не обиделся - он продолжал улыбаться. А вот Верховного Дипломата похоже вот-вот хватит удар.
   - Надежда? - спросил Полномочный Посол - чем же вам не понравилось имя Полис?
   - Да - снова вставил Мэр - теперь мы Надежда. Хорошее имя - ведь это значит что мы умрем последними!
   - Дэвид - Дональд Грей почти рычал - в городе так много важных дел. Кажется к нам недавно прибыла делегация клоунов - может пойдешь, поприветствуешь их?
   - Клоуны это хорошо. Я так рад! - Мэр выскочил за дверь. Верховный Дипломат был красным как рак.
   - Я невероятно извиняюсь... - начал он, и в этот миг Джон Фриман расхохотался. Его смех был таким заразительным, что Керк присоединился к нему. Какое то время казалось, что Дональд Грей тоже вот-вот сбежит, но он наконец успокоился, и смог выдавить улыбку.
   Наконец, Джон Фриман заговорил.
   - Я не обижаюсь, совсем не обижаюсь. Давно я так не смеялся. Ваш Мэр очень интересный человек, нам в Близнецах тоже не помешала бы парочка таких. Ладно, перейдем к делу. Мэр Северного Близнеца, от имени всего Содружества Близнецов, передает свои искренние поздравления городу Надежда. Мы с восхищением наблюдали за вами в последние два дня - то что вы сотворили воистину невероятно. Я уполномочен предложить вам договор о мире и сoтрудничестве, а так же совместный оборонный союз. Наш остров теперь - очень опасное место, несколько городов уже начали захватывать соседей. Вместе, мы будем силой которая остановит любого врага.
   - Подробности - довольно резко потребовал Керк. Договор это конечно вещь хорошая, но главное тут обговорить детали, иначе можно быстро стать просто придатком чужого государства. За последние дни, он приобрел немало опыта в высокой политике, и не собирался соглашаться неизвестно на что.
   B течении нескольких часов, они втроем обсуждали детали и подробности будущего договора. Наконец, принципиальное согласие было достигнуто. Но оставался один момент, в котором Керк не собирался уступать.
   - Я хочу поговорить с вашим Мэром лично, и посмотреть на ваш город. Если все так, как мне описали, тогда я подпишу договор.
   - Мы ожидали этого. Адмирал Керк, я официально приглашаю вас посетить город Северный Близнец - столицу Содружества Близнецов. Я отправлюсь туда вместе с вами, и затем мы вместе вернемся сюда. Наш Мэр Сэмуэль Торренс давно мечтает встретится с вами.
   - Хорошо. В таком случае, отплывем немедленно. У меня много дел, и я не могу покинуть Надежду на слишком долгий срок.
   К тому времени, когда они вернулись в Порт, таранник был уже готов к отплытию. Керк взял с собой только Рона - парню будет полезно посмотреть на мир. Брать охрану не было смысла - если их везут в ловушку, то никакие телохранители не спасут. Впрочем, это маловероятно - Джон Фриман показался ему вполне разумным человеком. Договор они заключили выгодный для обеих сторон - три города вместе составят значительную силу. Oдна из основных целей его визита - узнать о политической обстановке на острове. Где находятся города - агрессоры, какова их сила? Фриман об этом рассказал очень мало.
   Ноги у Керка слегка дрожали от волнения, когда он вступил на борт таранника. Никакой сухогруз не сравнится с настоящим военным кораблем. В свое время, он был капитаном таранника, почти такого же как этот. Он знал тут каждый закоулок. У этого корабля был хороший капитан - он выглядел чистым и ухоженным. Kак хорошо снова оказаться на палубе. Он стоял, и смотрел на уходящий вдаль берег.
   Дорога от Надежды до Северного Близнеца была недолгой. Надежда лежала на самом краю Восточного Залива, острием ножа врезавшимся в восточный берег острова. Залив еще не был настоящим морем - его северный и южный берега были отчетливо видны. Тем не менее, Рону хватило и этого. Он вцепился в поручни борта, будто боясь что свежий ветерок снесет его прямиком в воду. Керк не мог смотреть на него без улыбки.
   - Я обещал, что прокачу тебя на корабле, парень. Вот она, настоящая жизнь. Наслаждайся.
   - К-как ты мог - голос Рона слегка заплетался - как ты мог плавать на этих штуках? Мы же вот-вот ко дну пойдем!
   - Это в Восточном то Заливе? Рон, это даже не море, так, речка переросток. При необходимости я мог бы добраться до берега и вплавь. Эх, помню, попали мы как то в настоящий шторм - вот это было серьезно. Каждая волна была высотой воон с ту гору...
   В течении некоторого времени, Керк рассказывал Рону истории из своей морской жизни. Разумеется он во многом преувеличивал, но какой же моряк без этого? Он наслаждался каждой минутой плаванья. Все страхи и волнения оставили его. Как же давно он мечтал о море. Воспоминания о нем поддерживали его в самые тяжелые дни на Лесопилке. Они дали ему силы пережить тяжелейшее время в его жизни. Что бы не было с ним дальше, Керк твердо знал - худшее уже позади.
   Их кораблик медленно приближался к выходу из Восточного Залива. Берега отдалились, впереди по курсу лежало открытое море. На северном и южном берегах, стояли два города. Первоначально, они шли вдоль северного берега, над которым поднимались облака дыма. Где то там, находился сгоревший дотла город Аламут. А затем, их корабль повернул почти прямо на юг, туда где виднелись первые здания большего города. Они приближались к Северному Близнецу.
   Город был богатым и сильным - это было видно сразу. По размерам он был пожалуй поменьше Надежды, но зато его население было намного больше. Порт был забит сухогрузами а Верфь - военными кораблями. Вдалеке, виднелись внушительные купола Ратуши и Академии. Но самой заметной частью города была стена. Она окружала его с трех сторон, и поднималась все выше и выше, к небу. Ее верхушка казалось равнялась по высоте далеким горам. Керк видел в своей жизни немало чужих городов, но такой стены видеть еще не доводилось.
   - Что это? - спросил он - Как стена может быть такой высокой?
   Джон Фриман посмотрел на него с гордостью.
   - Наша стена - высочайшая на острове, и возможно во всем мире. С ней не сравнится ни одна другая, за исключением стены Южного Близнеца, которая по высоте точно такая же.
   - Но зачем? У вас такие сильные враги?
   - У нас нет врагов. Наш Властелин никогда ни с кем не воевал, за все время существования Близнецов. Даже грабежом, он занимался исключительно с Ишек. На нас тоже никто и никогда не нападал.
   - Но тогда зачем...
   - Он всегда боялся, что когда нибудь нападение состоится. Стена была первоочередным объектом для строительства, в нее вложено больше ресурсов, чем в любое другое здание города.
   Керк пожал плечами. Чему тут удивляться - еще один Властелин спятил. По крайней мере, этот похоже относился к своим городам лучше, чем бывший Властелин Надежды. Как все таки хорошо, что они избавились от этих божественных маразматиков.
   Таранник аккуратно причалил к берегу. Тут, их уже ждали. Ничего похожего на хаотичную толпу в Надежде - власти северного Близнеца явно хотели продемонстрировать свое величие. Гостей встречал почетный караул - моряки в ярко белой форме вытянулись по стойке смирно в две шеренги, а между ними лежала красная ковровая дорожка, пересекавшая весь Порт. Рон ошалело смотрел на все это, и даже Керк был впечатлен - он никогда не считал себя столь важной персоной, чтобы заслужить такой прием.
   На выходе из Порта, их ждала карета запряженная двумя лошадьми. Это уже ни в какие ворота не влазило - транспорт внутри городов был огромной редкостью, даже министры с советниками ходили в основном пешком. Ради чего понадобилась вся эта показуха? Или в этих Близнецах другие правила? Керк с Роном покорно сели в карету, и лошади покатили ее по мостовой. И тут, их ждал очередной сюрприз. Керк ожидал что их повезут в Посольство или в Ратушу, но карета поднималась все выше и выше, на крупнейший холм города, и он понял куда они направляются. Когда карета наконец остановилась, перед ними лежал Дворец. Здесь, в почетном карауле стояли фалангисты в начищенной золотой броне, с копьями. Очередной красный ковер, вел внутрь гигантского здания.
   В Дворце явно проводились строительные работы - один из его углов был охвачен деревянными лесами, рабочие с тачками возили грузы через несколько открытых входов. Это тоже было необычно. Керку довелось как то видеть стройку Дворца в своем родном городе - прежде всего требовалось повысить мраморный холм, и в результате старый Дворец сносили почти до основания прежде чем строить новый. Нынешние хозяева города, уже начали жить по совсем другим правилам. Они перестраивали Дворец, приспосабливая его к своим нуждам.
   В месте, в которое они попали, не было никаких следов стройки. Холл поражал своей роскошью, но Керка уже было трудно чем-то удивить. По крайней мере здесь не было солдат, стоящих по струнке. Джон Фриман уверенно повел их вперед, к огромной двери перегородившей весь коридор. Он толкнул двери, и они распахнулись. За ними лежала комната, размером с немаленький зал. За столом стоящим в центре, хватило бы места для сотни человек. Но людей тут было только двое. Они сидели за дальним концом стола, и были абсолютно одинаковыми. Близнецами...
   - Добро пожаловать в Содружество Близнецов - сказал один из них. - Я Сэмуэль Торренс, Мэр Северного Близнеца. Это - Робин Торренс, Губернатор Близнеца Южного. Он прибыл сюда специально для встречи с вами.
   - Добро пожаловать - сказал второй человек. Даже голос у него был абсолютно таким же. По коже Керка побежали мурашки.
   - Вы братья? - не выдержал Рон.
   - Мы не братья, мы Близнецы. Мы носим одинаковое второе имя, но между нами нет кровной связи. Мы стали Близнецами по воле Властелина.
   - Никогда об таком не слышал - сказал Керк. - Властелины способны на многое, но творить одинаковых людей...
   - Мы поговорим об этом чуть позже. Я с удовольствием расскажу вам об истории Близнецов, и об особенностях делающих наши города уникальными. Но сейчас - я хочу поговорить о соглашении. Уверен, что Джон Фриман хорошо описал вам наше предложение - мы заключим оборонительный союз против наших общих врагов, с обменом дипломатами. Наш остров становится опасным местом , и три города составят силу, с которой придется считаться каждому. Мы готовы поставлять в Надежду ресурсы, военную технику, инструкторов для солдат и строителей для укрепления стен. Надеюсь также на долгосрочное торговое соглашение. Более выгодного предложения, вам никто и никогда не сделает.
   - Это я прекрасно понимаю, и именно поэтому имею серьезные опасения. Я не буду подписывать никаких договоров, пока не пойму - почему? Зачем таким богатым и могущественным городам как ваши, заключать договор с нами - слабым городом который в любой момент может пасть? Я хочу получить объяснения.
   Двое правителей Близнецов переглянулись, а затем синхронно вздохнули. Казалось, они и начнут говорить хором, но в последний момент Губернатор уступил право голоса Мэру.
   - Ну что ж, мы готовы дать объяснения. То что я расскажу вам, знают очень немногие даже среди наших собственных людей. Близнецы слабы. Наши стены высоки, но люди не привыкли воевать. В течении очень долгого времени, на наши города никто не осмеливался нападать, и людям трудно поверить что мир изменился. За последние два дня, войска города Ондерона трижды штурмовали стены Южного Близнеца. Нам удалось отбиться, но только с помощью всех сил обеих городов. Бoюсь что это только начало - Ондерон будет продолжать попытки, и он далеко не единственный агрессивный город на острове. Нам нужно обезопасить север - войну на два фронта Близнецы могут и не выдержать. В течении последних дней, мы наблюдали за вашим городом, и потрясены его успехами. Вы сотворили чудо, адмирал Керк, я восхищен вами. Ваш город действительно стал Надеждой - и для нас тоже. Мы собираемся отправить наших людей учится у вас. Мы прикроем вам юг, а вы нам - север. Рано или поздно, все хищники сожрут друг друга, и мы вместе установим нa этом острове новые порядки. Это объяснение вы можете принять?
   Керк кивнул. Это объяснение вполне логично - если принять его на веру. Но оставались еще вопросы.
   - Вы все время говорите про этот остров, а как насчет других? У вас ведь есть еще колонии?
   - Колонии были, но теперь их нет. Все остальные острова исчезли, нас окружает бесконечный океан. Наши корабли плыли далеко во всех направлениях, и не нашли ничего. Удивлен, что вы до сих пор не знали об этом.
   Рон издал сдавленный звук, похожий на всхлип. Керк сдержался, хотя был потрясен не меньше. Все острова - исчезли? Такое ему до сих пор не приходило и в голову. Избавление от Властелинов не прошло даром - их остров это все что осталось от человечества. Он был потрясен этой мыслью.
   - Как далеко ваши корабли заплывали?
   - Последний отсутствовал больше суток, он вернулся всего несколько часов назад. Он не нашел ничего. Больше экспедиций мы решили пока не посылать - у нас хватает более важных дел здесь. Возможно, когда мы победим всех врагов, можно будет отправить действительно серьезную экспедицию, на месяц другой. Каждый океан должен где нибудь кончатся.
   У Керка захватило дух. Он представил себя капитаном корабля, который плывет все дальше, дальше, дальше - к совершенно новым, неизведанным землям. За это, он отдал бы все - но увы - на нем лежала ответственность за сотни, а может уже и тысячи людей. Великие морские открытия нового мира, будут свершатся без него.
   - Я согласен - сказал он. - Мы подпишем этот договор. Но прежде всего - объясните нам, в каких именно смыслах ваши города являются Близнецами. Неужели каждый человек Северного Близнеца, имеет двойника в Южном?
   - На такое не хватило бы силы даже у всех Властелинов мира. Когда то, Близнецы были обычными городами. Нашему Властелину показалось выгодным создать колонию рядом с столицей, и со временем он все глубже проникался идеей создать два абсолютно одинаковых города. В обеих Близнецах все здания находятся на одних и тех же местах, и они одного и того же размера. Любое изменение в одном городе, тут же копировалось в другом. Мы посылали одинаковое количество ученых в Академию, и рабочих на Рудник с Лесопилкой. Даже армию, наш Властелин старался держать одинаковую в обеих городах.
   - Невероятно...
   - Со временем, высшие иерархи двух городов становились все больше похожи друг на друга. Советники - не просто люди, артефакты власти дают нам силы, но при этом влияют на наше физическое бытие. Властелину достаточно лишь пожелать, а остальное произошло само собой. Теперь, все четыре пары Советников в наших городах являются Близнецами - точными копиями друг друга. Мы давно привыкли к этому.
   - Ну что, адмирал - это заговорил до сих пор молчавший губернатор - теперь вы удовлетворены? Мы не храним никаких страшных тайн.
   - Вполне удовлетворен. Господин Фриман, доставайте наш договор, я подпишу его. Надежда и Близнецы встанут вместе, против враждебного мира.
   Пол часа спустя, они покинули Дворец. Больше не было никаких почетных караулов и красных ковров. Время церемоний завершилось. Джон Фриман вызвался показать им достопримечательности города, прежде чем они отплывут обратно. Впрочем, Керк не собирался тут задерживаться. Солнце уже заметно клонилось к горизонту, и он хотел отплыть обратно еще до заката. Надежда нуждается в нем. Его последнее дело здесь - получить подробные карты острова, с последней информацией по каждому городу. Посмотрим, насколько хорошо работали близнецовые шпионы...
   - У меня есть к вам еще одно предложение - сказал Фриман.
   - Да?
   - Мэр выразил пожелание, чтобы наши города провели культурный и дипломатический обмен. С дипломатами проблем не будет - в нашем Посольстве уже подготовлено место, но с культурным обменом дело обстоит сложнее - нужно еще найти подходящих людей. Я хочу предложить этому молодому человеку остаться здесь.
   - Мне? - Рон не поверил своим ушам.
   - Да. Уверен, что здесь ты сможешь научится очень многому, да и нашим молодым аристократам будет полезно познакомиться с человеком, кое что испытавшим в жизни. Для них Лесопилка - это просто рисунок деревяшки на карте...
   - Но... - Рон неуверенно посмотрел на Керка.
   - Хорошая идея - сказал тот. Я даже жалею, что сам не подумал об этом. Ты должен остаться, Рон. В Надежде, наc ждет много грязи, и неизвестно чем все закончится. Тут ты сможешь получить приличное образование. Когда ты вернешься, то станешь подарком для всех нас. Когда нибудь, ты еще будешь нашим Верховным Ученым.
   - Я не... - парень долго не мог выдавить из себя ничего вразумительного, но наконец решился.- Я согласен.
   - Отлично. Идем, посмотрим на эти жутко секретные документы, а потом настанет время расставаться.
   Втроем, они пошли по улице в сторону Посольства. Теперь, Керк чувствовал себя более уверенно. Здесь, Рон будет в безопасности. Эти стены не взять никакому врагу.
   А он сам - oн как нибудь справится.
  
   27.
  
   Аркадия готовилась к войне. Судьба города висела на волоске - против атаки с воздуха они были совершенно беззащитны. Император Кромман видел, что воздушные шары натворили в Мелиссе. В Аркадии будет то же самое - если они не ударят первыми. У Кроммана был определенный опыт в сражении против гирокоптеров, но тут масштабы воздушной атаки будут совсем другими. Главное, это провести решающий бой на вражеской территории, не рискуя собственным городом.
   Первые отряды выступили, когда солнце уже начало клонится к западу. К тому времени когда они доберутся до Формунда, будет уже поздний вечер, а может и ночь. Это хорошо - в темноте бомбардировщикам будет сложнее находить цель. Больше всего, Император опасался ответного удара - даже потеряв Формунд, враг все еще может уничтожить Аркадию. Невелик будет смысл победы, если вернувшись они найдут собственный город в руинах. Он собирался сделать все, чтобы этого не произошло - их армия выступит в бой без знамен, гимнов, гербов, и прочих знаков указывающих их принадлежность. Разумеется, долго это маскировка не протянет - достаточно формундцам взять одного пленного, и они поймут кто на них напал. Но Кромман и не собирался устраивать затяжную войну - они должны ворваться в вражеский город сразу же, иначе воздушная атака уничтожит их всех. Стоя под городскими стенами, они станут отличной мишенью.
   Их армия состояла в основном из новобранцев - слишком много опытных солдат погибло вчера. Эти люди неуверенно сжимали в руках мечи, пращи, копья - большинство с трудом знало как с ними обращаться. Желающих пойти в солдаты было столько, что даже в огромных аркадийских казармах не хватало место чтобы тренировать всех. У них еще будет возможность стать настоящими солдатами - если не погибнут в первом же бою. Пока что, приходилось рассчитывать на количество. В Формунде не могло быть слишком большой армии - в отличие от Надора, этот город не славился массовым грабежом соседей. Даже бомбардировщики были скорее всего переброшены туда совсем недавно. Серьезных стен там тоже не могло быть. Формунд был лишь недавно созданной колонией, и не шел ни в какое сравнение с старыми и хорошо укрепленными городами. Аркадия должна победить - любой ценой.
   Леон шел в самом центре отряда фалангистов. Он странновато смотрелся без брони, но с знаками различия командора. Впрочем, все фалангисты хорошо знали кто он такой. Его лицо по прежнему было неприметным, но оно уже было знакомо каждому. Для этих людей, Леон был почти столь же легендарной личностью как и сам Император Кромман. Он постепенно начал привыкать к этому.
   Перед выходом из Аркадии, у Леона состоялся серьезный разговор с Императором. Кромман намеревался оставить его в городе, заявив что ему нечего делать в действующей армии. Они почти поругались, но в конце концов бывшему шпиону удалось настоять на своем. Он не собирался отсиживаться в тылу, когда его друзья идут навстречу опасности.
   Им удалось прийти к компромиссу - Леон отправился с армией, но не рядом с самим Кромманом, Голаном, и командующими генералами. Он оказался во второй линии, в одном из множества отрядов фалангистов. Леон подозревал, что основной целью окружающих его солдат будет вовсе не война, а защита его персоны. Ну и пусть - он и сам вполне может за себя постоять. Главное, он будет там. В свою бытность шпионом, Леон всегда старался держаться от войн подальше. Но теперь все изменилось. Они шли на войну не для грабежа, и не по прихоти Властелина. Это был вопрос жизни и смерти, и он не мог оставаться в стороне.
   Отряды двигались широким фронтом, лишь небольшая часть шла напрямую по Тракту. Император рассудил, что монолитная масса солдат, представляет собой слишком удобную цель для воздушного налета. Небольшие группы были гораздо менее уязвимы. В отряде в котором находился Леон было двадцать фалангистов. Кое кого он даже узнал - они принадлежали к старой гвардии Кроммана. Большинство из их друзей погибло за последние дни. Командовал отрядом молодой парень, тоже с командорскими знаками. В отличие от бывшего шпиона, он получил их за реальные боевые заслуги. Леон не сомневался, что этому человеку неприятна роль няньки, в которой он оказался. Пожалуй, с ним стоит познакомиться поближе.
   - Как тебя зовут, друг?
   - Дуг, сэр! - казалось фалангист был готов вытянутся по струнке.
   - Отставить. Какой я тебе сэр, мы в одном звании - Леон гордо показал командорскую нашивку.
   - Так точно, сэр.
   - Дуг, так дело не пойдет. Скоро мы вместе пойдем в бой, и я не хочу чтобы ко мне относились как к тыловому чинуше. Называй меня Леон. Ты ведь знаешь, кто я такой?
   - Так точно, сэр. Вы Личный Представитель и друг Императора. Для нас большая честь охранять вас!
   Леон вздохнул. Пожалуй, нет смысла пытаться убедить этих людей, что он собирается сражаться вместе с ними. Кромман отдал им совершенно определенные приказы, и они будут защищать его до конца.
   - Что ты думаешь о всем этом? Удастся нам взять этот поганый город?
   - Не сомневаюсь. Император еще никому и никогда не проигрывал. Мы не оставим от этого змеиного гнезда камня на камне.
   - Расскажи о себе. Ты давно в армии? У тебя есть семья?
   - В армии, я уже несколько лет. Семьи нет - мои родители умерли, а служба не оставляет времени для женитьбы. Наша семья - это Фаланга.
   - Сожалею о твоих родителях. Как они умерли?
   - Спасибо, сэр. Это было давно. Мой отец всю жизнь был строительным рабочим, а мать была домохозяйкой. Когда они состарились, кто-то в Ратуше решил, что они принесут больше пользы на Лесопилке. Однажды их забрали, и после этого я их не видел. - Дуг говорил ровным голосом, как будто речь шла о событиях, не имевших к нему никакого отношения. Впрочем, Леона этой показной равнодушностью было не обмануть. То, что произошло с его родителями, было обычной судьбой стариков в Аркадии. Смертность на Руднике и Лесопилке была чрезвычайно высока, а Властелину требовалось постоянное число рабочих. В результате, туда отправляли кого попало, за исключением представителей нескольких избранных профессий, и высших аристократов. Беспомощные старики были легкой добычей для охотников за людьми. Сколько времени они могли прожить на Лесопилке - неделю? Две?
   - Такого больше никогда не повториться - сказал он - наш Император не допустит этого.
   - Я знаю, сэр. Поэтому мы и идем за ним, до конца.
   Леон кивнул. Он был зол на самого себя - устроил парню форменный допрос, да еще перед его солдатами. Пора уже заканчивать с этими шпионскими привычками, и перестать лезть людям в душу.
   Их отряд двигался вперед, прямо через зеленые поля, Тракт остался намного левее. Справа, была хорошо видна зеленая стена леса, в глубине которого возвышалась к небу статуя Афины. Леону впервые довелось видеть эту штуку так близко - даже отсюда ее размеры впечатляли. Зачем Властелинам понадобилось ставить в центре острова огромного каменного истукана? Ему вспомнились глупые суеверия, говорившие, что Афина это самостоятельная богиня, независимая от Властелинов. Как цивилизованные люди могут верить в такой бред? Впрочем, дураков всегда хватает. Леон упорно продолжал смотреть на статую, прекрасно зная, что увидит, если посмотрит в противоположном направлении. Облако дыма над руинами Мелиссы, было по прежнему густым. Он больше не хотел смотреть на него. Скорее бы в бой - в последнее время он слишком много думает. Нужно действовать, а не вздыхать понапрасну.
   Аркадийцы вышли к Формунду, когда солнце было еще достаточно высоко над горизонтом. Кромман объявил привал. К счастью для нападающих, ровная как стол равнина по которой они шли раньше, закончилась. Лес окружал Формунд с трех сторон, надежно пряча аркадийскую армию. Расчищенная зона начиналась совсем недалеко от городских стен. Как и предполагал Император, они были невысоки - немногим больше стен той же Мелиссы. На них были солдаты, но очень немногочисленные. Город казался легкой добычей, если не знать какой ужас скрывается за этими жалкими укреплениями. Кромман не хотел рисковать - у врага не должно оставаться ни единого шанса.
   - Все готово, Маркус - это был конечно же Голан, его Главнокомандующий и один из ближайших друзей. Отряды выходят на расчетные позиции, через пятнадцать минут мы окружим этот городишко с трех сторон. Как только солнце сядет, мы начнем атаку. Адмирал Рудини тоже готов - атака с моря начнется одновременно с сухопутной. Этого они уж точно не ожидают. Все знают, что в войнах меж городами одного острова флот не применяют
   - Так было в эпоху Властелинов, Голан. Мы сделали нужные выводы, и незачем считать врагов дураками. Полное разрушение городов с воздуха тоже как то было не очень распространено, но они быстро поняли что настали новые времена.
   - Ты как всегда прав, твое величество. Мне не сравнится с величием твоего могучего гения.
   - Голан, хватит ерничать. Скажи ка лучше, что это за облако дыма воон там, на горизонте?
   - Не знаю. Мои люди тоже его приметили. Может эти богами проклятые формундцы еще кого нибудь разбомбили?
   - Не кого там бомбить. В том направлении сплошные леса, на пол-острова. Даже они не настолько сумасшедшие чтобы поджечь лес - пожар может прихватить с собой десяток городов, включая их собственный.
   - Ну тогда не знаю. Хотя... А скажи, отсюда далеко до Лесопилки?
   - Вроде не очень. Не знаю точно где она находится, и знать не хочу. Гори это место сизым огнем... - Кромман с Голаном вдруг резко посмотрели друг на друга. - Ну конечно!
   - Что по твоему стали делать люди, когда Хранители вдруг превратились в статуи, а затем растворились в воздухе? Что бы ты сделал на их месте?
   - Сжег...- пробормотал Маркус Кромман - Сжег бы все, до последнего поганого деревца! Такое место просто не имеет право существовать!
   - Вот-вот, думаю, что эти люди рассуждали так же. То, что мы видим, это погребальный костер худшего, что Властелины сотворили на этом острове. Вокруг Лесопилки должна быть большая расчищенная зона, так что лес не загорелся. Но сама Лесопилка будет гореть еще долго.
   - Туда ей и дорога. Но где же в таком случае все люди, которые там работали? Среди них было немало и аркадийцев. Почему они не отправились домой?
   - До Аркадии оттуда далековато. Думаю, они в основном вышли к городам восточного побережья. С этим еще надо будет разобраться, когда мы победим здесь.
   - Конечно. Возвращайся к своим людям, Голан. Солнце скоро сядет, и мы начнем.
   Главнокомандующий исчез, а Император снова задумчиво посмотрел на далекий столб дыма. До сих пор, он как-то не задумывался, что произошло с людьми на Руднике и Лесопилке - а ведь в каждом из этих мест находилось больше народу, чем в любом из городов острова. Если этих людей кто-то смог организовать... Нужно будет непременно поговорить об этом с Леоном, у бывшего шпиона всегда есть в запасе несколько умных мыслей. Но это все потом. Солнце уже почти село, на глазах Кроммана его последний краешек исчез за горизонтом. Час настал.
   - В Атаку!!! - закричал он - В АТАКУ!!!!!!!!
   Все дальнейшее происходило очень быстро. Вся ставка была изначально сделано не на умение, а на количество, скорость и натиск. Большинство нападавших не было опытными солдатами, но многого от них и не требовалось. Ошеломленные формундцы на стенах, с ужасом увидели, как сотни людей одновременно выбежали из леса, и бросилась к городу. К стенам были одновременно приставлены десятки лестниц, во все городские ворота ударили тараны. Через считанные минуты, в городе началась паника.
   Кромман лично повел своих лучших людей на штурм. Атака со всех сторон была в основном лишь отвлекающим маневром, мешающим врагу понять, где находится главная угроза. За себя он не боялся - он просто не может умереть в день своего триумфа, боги не допустят этого. Император первым взобрался по приставной лестнице, и первым воткнул копье в глотку дурака, пытавшегося оттолкнуть ее. Минуту спустя, он уже был на стене, его люди поднимались за ним, с каждым ударом копья расширяя захваченную зону. Вот она, настоящая жизнь! Вонзая копье в очередного врага, он вдруг подумал, как хорошо что ему не надо заботится о Леоне. Дуг получил строжайший приказ не подпускать его к стене, любой ценой. А потому, Кромман выбросил глупости из головы, и сосредоточился на выживании.
   - Вперед! - Леон кричал, понимая, что боевое безумие постепенно захватывает его. - Вперед!!! Сбросим их со стены! Раздавим их! Вперед!!! Дуг, почему мы еще здесь? Вперед, на стены!!
   - Мы останемся здесь, сэр - Дуг снова говорил тем же отрешенным голосом, как тогда когда рассказывал о родителях.
   - Что??? Я сказал, вперед!!
   - Мы останемся здесь.
   - Дуг - голос Леона стих, сделавшись вдруг очень угрожающим - ты кажется забыл, что должен выполнять мои приказы? Лучше тебе об этом вспомнить побыстрее.
   - В этом вопросе, сэр, я получил приказ от самого Императора. Я и мои люди не будут участвовать в битве. Наша задача - охранять вас, и не подпустить к стенам. Мы выполним приказ, пока жив хоть один солдат.
   - Так, значит... Леон почти скрипел зубами от злости. Маркус еще пожалеет, что устроил ему такую подлянку. Он еще напомнит дорогому Императору, кто посадил его на престол!
   Все эти непрошенные телохранители еще пожалеют, что встали на его пути! Ох, как они все пожалеют!
   Сплюнув, он сел на песок уставившись на столь близкую и в то же время далекую стену. Похоже, битва вступила в решающую стадию. На верхушке стены царила мешанина, вниз то и дело падали чьи то тела. Нападавшие явно одерживали верх. Прямо на глазах у Леона, одни из городских ворот рухнули под ударами таранов, и аркадийцы ворвались внутрь. Неужели все будет настолько легко? Почему же эти сволочи не дали ему отомстить за Анну? Он поднял глаза к небу, и увидел.
   Со стороны вражеского города, надвигались пять гигантских силуэтов. Материал из которого они были сделаны, каким то образом впитывал в себя слабый лунный свет, и рассеивал его во все стороны. В результате, казалось что эти штуки светятся собственным, призрачным светом. Это было очень красиво, и очень страшно.
   - Нет... - слабо прошептал он. Люди сражающиеся на стенах, еще не заметили что на них надвигается. Они не видели ничего, пока не стало слишком поздно. Бомбардировщики зависли прямо над их головами, из их корзин вниз полетели маленькие черные точки. В темноте их было практически не видно, никто ничего не успел понять. А затем, ночь превратилась в день.
   Волна мощных взрывов потрясла стены города Формунда. Целые секции с грохотом рушились, прочные мраморные блоки ломало как глину. Осколки разлетались во все стороны, просто выкашивая всех находящихся вокруг. К небу поднимались языки пламени. В них гибли все - как защитники так и нападавшие. Воздушные шары двигались над стеной, продолжая превращать ее в руины. Все новые и новые бомбы падали вниз.
   Леон лежал на песке, практически вдавленный в него. Он едва дышал - один из солдат навалился на него всем телом, прикрывая от осколков.
   - Слезь с меня - задушено прохрипел бывший шпион. - Слезь немедленно!
   Солдат не отреагировал. Титаническим усилием, Леону удалось извернуться и посмотреть ему в лицо. Во лбу его тeлохранителя торчал большой каменный осколок, глубоко ушедший в череп. Он был мертв.
   - Вы в порядке, сэр? - сильная рука выдернула Леона из под трупа, и поставила на ноги. Дуг был весь покрыт кровью, но похоже что чужой. Он с волнением смотрел на своего подопечного.
   - Д-да, вроде живой - перед глазами Леона все плыло, но похоже серьезных ран он не получил. Погибший солдат прикрыл его от осколков, и спас жизнь. Он посмотрел вперед, на вражеский город. Стена напротив него практически перестала существовать, огонь весело пылал, постепенно распространяясь на городские здания. В отдалении гремели новые взрывы. Леон почувствовал, что его заполняет страх.
   - Маркус... Дуг, что с нашим Императором?
   - Я не знаю, сэр. Он первым повел людей на стену...
   Можно было не продолжать. Если Маркус Кромман был в той части стены, которая подверглась бомбардировке, то он был уже мертв.
   - Отходим, сэр. Нам лучше укрыться в лесу.
   - Да, Дуг - слабым голосом сказал Леон. - Идем.
   Императору повезло. Отвлекающий маневр сделал свое дело - враг не знал, какую из секций стены следует уничтожать первой. Бомбы обрушились не прямо на голову, а много правее. И все равно - Кромман почувствовал, как камень под его ногами заходил ходуном. Люди которые были возле края стены рухнули вниз, остальные бросились во все стороны. С каждым новым взрывом, стена дрожала все сильнее. Еще несколько минут, и она рухнет, даже без прямого попадания. Следовало убираться отсюда как можно скорее.
   - За мной! - проорал Кромман, бросаясь к внутреннему краю стены. Уцелевшие солдаты побежали за ним. Спуск был самой опасной частью - будь стена хоть немного более высокой, он был бы почти невозможным. Несколько человек споткнулись, и свалились вниз, но большинству все же удалось спустится целыми. Внизу царил хаос, живые и умирающие было перемешаны с каменными обломками. Почти вся окраина города уже горела, языки пламени поднимались в ночное небо. Еще один очаг огня был на побережье - вражеский порт пылал, была хорошо слышна пушечная канонада. Адмирал Рудини тоже вступил в бой. Сейчас нужно было прорваться как можно глубже в город. Не станут же эти твари бомбить собственную Ратушу? Пусть они остаются за стенами, там им была подготовлена хорошая встреча.
   - ВПЕРЕД БОЙЦЫ!!! ЗА МНОЙ!!!!
   - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ КРОММАНУ!!!! - Они ринулись вперед.
   Маленький отряд телохранителей Леона отходил. Их осталось только шестнадцать, четверо погибли от осколков при атаке. Остальные окружали Личного Представителя, готовясь в любой момент прикрыть его своим телом. Пока что, в этом не было необходимости - после разрушения примерно трети стены, бомбардировка прекратилась. Воздушные шары висели в небе, как будто не зная что делать. Неужели у них закончились бомбы? Как же хочется поверить в это.
   - Сэр - это снова был Дуг - нам лучше поторопится. Мы здесь как на ладони, одна бомба накроет нас всех. В лесу будет безопаснее.
   - Зачем мы им нужны? Вон, посмотри сколько вокруг целей. Я должен узнать, что происходит в городе. Что с Императором. - с каждым словом, Леон постепенно обретал былую уверенность. Парализующий страх первых минут атаки, начал проходить. Они еще повоюют.
   - Сэр... - голос главы телохранителей вдруг оборвался. Леон увидел, как Дуг с отвисшей челюстью смотрит в небо. Он сам посмотрел туда же. И замер.
   Четыре бомбардировщика продолжали висеть над городской стеной, почти прикасаясь друг к другу. Но пятого рядом с ними больше не было. Он двигался прямиком на их небольшой отряд, с каждой секундой становясь все больше. Бежать не было смысла - от такого не убежишь и не спрячешься. Семнадцать человек застыли, как кролики перед удавом.
   - Так вот она какая, смерть - успел подумать Леон. И в этот миг, в воздухе засвистели стрелы.
   Лучники со стрелками выходили из леса, волна за волной. Ни один из них не принимал участия в первом штурме стен, их роль была в другом. Враг приблизился, и стал уязвимым. Сотни стрел и пуль полетели в небо. В первую минуту, казалось что ничего не происходит. Что могли маленькие стрелы сделать такому гиганту? Но затем, на поверхности шара появилось множество светящихся точек. С каждой секундой, они становились все больше, сливаясь одна с другой. Леон вдруг понял, что должно произойти.
   - Бегите!!! - закричал он, и как заяц припустил в сторону леса. Телохранители бросились за ним. В следующее мгновение, бомбардировщик взорвался в воздухе. Газ заполнявший шар воспламенился, и следом сдетонировал весь запас бомб на борту. В небе расцвел гигантский огненный шар. Взрывная волна подхватила Леона и пронесла его по воздуху несколько метров. Он упал, и потерял сознание.
   Битва за Формунд приближалась к концу. Большая часть города уже была захвачена аркадийскими войсками, остатки защитников отступали к Ратуше. Дома пылали, и тушить их было некому. Порт и Верфь превратились в огромные костры - флот продолжал беспрерывно обстреливать берег. Пожар постепенно подступал к центральным зданиям города. Лучникам со стрелками удалось сбить еще один воздушный шар, и трое оставшихся отступили, вися над самым центром города. Они явно не знали что делать. Стратегический расчет сработал полностью - при всей своей мощи бомбардировщики были абсолютно беспомощными, когда атаке подвергался их собственный город. Лучники уже начали втягиваться внутрь - летать этим тварям осталось недолго.
   Маркус Кромман стоял, и смотрел на вражескую Ратушу. Защитники отступили внутрь, ворота были захлопнуты. Ему отчетливо вспомнилось стояние под стенами Ратуши в Аркадии. Разумеется, здешнее здание было намного меньше, но все же штурм обещал затянутся. Он поискал глазами Хранилище - может быть удастся повторить фокус с тоннелем? Увы, здешнее Хранилище находилось недалеко от городской стены, и теперь пылало как свечка. Вот ведь сволочи! Что же теперь делать? И в этот миг, город сотрясли новые взрывы.
   Тройка уцелевших бомбардировщиков приняла решение. Похоже, у них был какой то способ связываться друг с другом, во всяком случае действовать они начали одновременно. Прямо на глазах у Кроммана, бомба упала на Торговый Центр, мгновенно превратив его в гигантский костер. Воздушные шары носились над городом, превращая его в руины.
   Я ошибся, подумал Император. Они поняли что город потерян, и решили умереть вместе с нами. Как же я не подумал об этом раньше?
   - Бегите!!! - закричал он. Впрочем, его приказа не потребовалось. Гордые солдаты Аркадийской Империи разбегались как тараканы. Все новые и новые бомбы падали на город, забирая с собой своих и чужих. Уцелевших в этом аду не оставалось.
   Еще один воздушный шар взорвался в воздухе - лучники продолжали работать. Взрывная волна снесла несколько зданий - впрочем это уже не имело большого значения. Город пылал, все кто остался в живых пытались выбраться наружу. Никаких боев уже давно не велось - каждый теперь боролся только за собственную жизнь. Последние два воздушных шара висели прямиком нам Ратушей. Ее они бомбить не собирались - у тех кто заперся там, был хороший шанс пережить пожар, и выйти в конце концов победителями. Они висели прямо над шпилем, намереваясь пойти на очередной заход, и уничтожить все что еще оставалось от города.
   Никто так и не смог понять, что же произошло дальше. Те кто уцелел, рассказывали потом, что бомбардировщики слишком сблизились - возможно, один из них зацепил винтом шар другого. А может, все было и иначе - точно об этом сказать не сможет никто. Как бы то ни было, они взорвались одновременно - в считанных метрах над крышей Ратуши. Взрыв был настолько сильным, что даже у людей за стенами заложило уши. От Ратуши города Формунд не осталось камня на камне. Взрывная волна снесла еще несколько городских кварталов, мгновенно убив всех, кто там находился. По сравнению с этим взрывом, то что произошло с аркадийской Академией, было детской хлопушкой.
   К моменту взрыва, Кромман с личным отрядом находились почти у выхода из города. Он успел отдать приказ об эвакуации, рассчитывая вернутся сюда позже, когда у воздушных шаров закончится запас бомб. Именно благодаря этому приказу, часть аркадийцев смогла уцелеть после взрыва. И все равно, потери были страшные. Половина из тех, кто отправился на штурм Формунда, никогда не вернется домой.
   - Ваше Величество - голос оторвал Императора от соцерзания огненного столба над останками Ратуши. - Мы победили! Последние выжившие сдаются без боя! Здание Академии почти не пострадало, и мы захватили его!
   Кромман кивнул. Его настроение чуть улучшилось. Формундская Академия была одной из главных целей - там должна хранится информация о технологии постройки воздушных шаров. Если они смогут строить их сами, значит все погибшие умерли не зря. Он внимательнее посмотрел на говорившего. Это был Нильс, один из офицеров Голана. А где же тогда он сам?
   - Парень - спросил он - где твой Главнокомандующий?
   - Сожалею, Ваше Величество. Главнокомандующий Голан погиб. Мы находились на стене, бомба упала совсем рядом. Я единственный, кто уцелел.
   И тогда, Император заплакал.
   - Сэр, очнитесь - голос витал где то на краю сознания, вырывая его из мира снов. Леон попытался отмахнуться от него как от назойливой мухи, но ничего не вышло. - Очнитесь сэр, я знаю что вы живы.
   - Мама - пробормотал Леон - я не хочу сегодня идти в школу... - он резко распахнул глаза. Обстановка ничуть не походила на его давно забытый родительский дом. Тут валялись каменные осколки, и пахло дымом. Кругом лежали трупы... В этот момент он вспомнил все, и попытался вскочить на ноги. Резкая боль заставила его сесть на место.
   - Дуг это ты?
   - Да, сэр - его телохранитель вышел вперед. Он был в крови с ног до головы, непонятно, как он мог держатся на ногах.
   - Я же просил, называй меня Леон, и хватит выкать. Где все остальные?
   - Никого не осталось. Выжили только мы двое. Ты можешь ходить?
   - Вроде да - Леон снова попытался встать, и на этот раз у него получилось. Все тело болело, но это можно было выдержать. Ему снова повезло, в который уже раз за эти дни. Он жив, а все остальные умерли. Из двадцати одного человека выступивших из Аркадии, в живых осталось только двое.- Идем Дуг. Штурм вроде закончился, нужно посмотреть что твориться в городе. Не могли же они все погибнуть. Ведь не могли?
  
   Опираясь друг на друга, двое человек побрели к пылающим руинам.
  

Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"