Ковалерчик Александр: другие произведения.

Судный День

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для нас, это всего лишь игра. Мы строим домики, собираем ресурсы, посылаем солдат на войну... Но как это выглядит с другой стороны? Как живут они - люди, чья жизнь и смерть в руках неведомых, чужих богов? Ведь когда у богов технические неполадки, для людей наступает Судный День...


  
   Ночь близилась к концу, на горизонте уже начало светать. В новенькой, недавно перестроенной Таверне, бармен Никола поставил на стол полупустую последнюю бутылку. Всю ночь он продолжал надеяться на чудо, но чуда не было. В Таверне их осталось только двое - он, и официантка Дашка. Всех остальных удалось отправить по домам. До самого последнего момента Николе удавалось скрывать, насколько пусты склады. Дашка поняла это лишь теперь, и в ее глазах был страх.
   - Ники, миленький, что теперь будет? Такого не было никогда, никогда! Они убьют нас!
   - Иди домой девочка. - Никола хотел избавиться от нее как можно скорее - Все будет в порядке.
   - Но...
   - Иди, я сказал!
   Со слезами на глазах Дашка выбежала за дверь. Бармен задумчиво посмотрел ей вслед. Пожалуй, не следовало кричать на девочку, но игры закончились. Корабль не пришел, а значит эта бутылка действительно последняя. Когда народ поймет, что вина не будет, начнется паника. За время его работы бывало, что запасы уменьшались, но полностью они не кончались никогда - до сих пор. Никола боялся даже представить, во что превратятся его обычно мирные и всем довольные клиенты. Пора сматываться - скоро взойдет солнце, и появятся первые утренние посетители. Лучше ему с ними не встречаться. Он допил остатки бутылки из горла. Никола никогда не позволял себе пить на работе, но теперь ему было все равно. Хуже уже не будет. Он замкнул дверь, и на входе в Таверну, впервые за все время ее существования, появилась табличка "ЗАКРЫТО".
   Над горизонтом появился краешек солнца. Жители города Сентола просыпались, не подозревая, что мир изменился. Вещи, которые были незыблемыми, изменились, и никто уже не мог знать доживет ли он до заката.
   ***
   Для Димыча, этот день начинался как обычно. Он каждое утро вставал на рассвете и отправлялся на стройку очередного объекта. Его команда работала в две смены без отдыха, днем и ночью. Ночная смена расширяла посольство и утром по плану должны были начаться работы в бараках. Он шел, проклиная и дипломатов, и солдат, ради которых они, простые работяги, должны были каждый день пахать. Димыч помянул и разжиревших чиновников Ратуши, которые умеют лишь раздавать приказы. Дорога была долгой - посольство стояло в престижном новом районе, подальше от домишек простонародья. Солнце начало подниматься и Димыч ускорил шаг, чтобы не опоздать. Пожалуй, вечером они с ребятами многовато посидели в Таверне, следовало встать пораньше. Бригадир Михась - гнида редкостная, за опоздание может и зарплату снизить. Подловить бы его вечерком в темном переулке...
   Дорога в новый район проходила мимо дворца, и молодой строитель невольно поежился. К этому месту он предпочел бы не приближаться. Во дворце обитал Властелин - бог и повелитель всего города и внешних колоний. Про Властелина ходило много страшных слухов - говорили, что он спустился с неба на облаке и создал город и всех его обитателей, что он может одной мыслью творить и разрушать, что его дух все время витает над землей и видит дела и помыслы каждого. Димыч во все это не очень-то верил, но все-таки... если про министров Ратуши можно было говорить относительно безбоязненно, то любой, кто усомнился в величии Властелина, бесследно исчезал. Говорили, что они все теперь валят лес на далекой Лесопилке, а кое-кто даже долбит мрамор в горных карьерах. Именно туда, по слухам, отправилась вся бригада строителей Дворца - тем, кто видел тайны владыки нет больше места среди людей.
   Ну вот, наконец, и посольство. За ночь ребята неплохо поработали, здание заметно увеличилось. Теперь уже, пожалуй, должны закончить... Стоп!
   Димыч замер с поднятой ногой, в ужасе смотря вперед. Над главным входом на каждую стройку всегда висел огромный плакат, на котором указывалось плановое время до ее окончания. Специальная команда все время обновляла время, и горе тем строителям, которые в него не укладывались. Говорили, что сам Властелин смотрит на эти плакаты с неба. А теперь времени на плакате не было. Вместо вечных часов, на которых регулярно писались минуты и секунды, был нарисован большой жирный прочерк. Как будто детишки забавлялись... Вот только какие уж тут шутки.
   - Ребята, вы чего! - Димыч, наконец, сорвался с места и бросился внутрь. - Совсем с ума сошли??
   Молчание было ему ответом. Гигантские ворота посольства были закрыты, множество людей, которые заполняли его еще вчера, бесследно исчезли.
   -Люди! - Димыч уже не на шутку испугался. Такого просто не могло быть. Место работы менялось, но стройка не останавливалась никогда. Каждую минуту он ожидал карающей молнии с неба. - Кто-нибудь???
   Молчание. По-прежнему мертвое молчание. Черный прочерк на плакате, казалось, изогнулся и ухмылкой смотрел в пустое небо. Нервы у Димыча не выдержали, и он побежал.
   ***
   Сухогруз "Чайка", был флагманом флотилии из трех кораблей. Они покинули колонию около полуночи и должны были добраться до Сентола задолго до рассвета. Ночные заплывы были делом тяжелым и рискованным, но главным навигатором был Пантелей. Он был лучшим и гордился этим. За свою жизнь он провел множество кораблей и всегда довозил груз в целости и точно в срок. Вчера, выходя из порта, он знал о задержке. Все три корабля были под завязку забиты вином, которое требовалось срочно доставить в метрополию. В колонии хорошие виноградники, но вчера они задержались со сдачей партии - кое-кто посмел заикнуться о каких-то правах... Пантелей точно знал, что парочку зачинщиков уже успели завербовать в пращники и отправить в одиночные рейды. Время поджимало, но он был уверен, что успеет вовремя. Но эта ночь стала самой чудовищной во всей его жизни.
   Сначала отказали компасы, внезапно и на всех кораблях сразу. Магнитная стрелка начала вращаться по кругу, час за часом без остановки. Это было странно, но не смертельно - хороший навигатор может определить направление по звездам. Но какое-то время спустя звезды просто исчезли. Это уже был полный абсурд - в это время года на небе не должно было быть никаких облаков, способных их заслонить. Казалось, что кто-то просто выключил все звезды, оставив темное и страшное небо. Среди матросов началась паника, капитану с помощниками еле удалось их успокоить. Но сам капитан боялся, пожалуй, даже больше них - он слишком хорошо понимал, что с ним сделают, если он опоздает с доставкой такого груза. Со всеми претензиями он шел к навигатору, но что Пантелей мог ему ответить? В обычное время он попытался бы определить направление по знакомым течениям, но они тоже сошли с ума - всюду были непонятные вихри и водовороты. Навигатор совершенно не представлял куда им плыть. Пантелей понимал последствия их опоздания, пожалуй, лучше всех - когда то ему довелось перебросить груз вина в колонию, где кончились запасы. Он помнил обезумевшие толпы, трупы на улицах, горящие здания... Представить, что все это случится в родном Сентоле - уж лучше умереть. Он чувствовал себя абсолютно беспомощным.
   Всю ночь флот дрейфовал в неизвестности. Без звезд видимость была минимальной. Утром солнце, слава Властелину, встало на нужном месте. Но компас и течения по-прежнему были бесполезны, и старый навигатор совершенно не представлял в какой точке моря они находятся. Корабли взяли курс на восток - в том направлении, в каком они двигались, до того как мир сошел с ума. Вот только теперь никто уже не знал, правильный ли это курс. Навигатор Пантелей так же, как самый последний юнга, хотел сейчас лишь одного - увидеть на горизонте землю.
   ***
   Четвертый отряд "Морских Зябликов" возвращался домой. Лошади были тяжело нагружены трофейными ресурсами и еле двигались. Для солдат это была возможность отдохнуть и слегка расслабиться. Пращник Макс был искренне доволен этим. Все последние походы были морскими, и пешая прогулка была удовольствием. Поход завершился без потерь и с богатой добычей - им удалось опередить конкурентов из других городов. Последняя цель была легкой - это была Ишка.
   Среди солдат ходили самые разные слухи про эти самые Ишки. Название произошло от буквы "i", которой обозначалась их цель на стратегических картах. Название это обозначало лишь одно - города, чей Властелин покинул их. Макс не знал кому и как об этом становилось известно, но после появления заветной буквы, все окрестные Властелины посылали войска на обреченный город, даже если он еще вчера был их ближайшим союзником. Несмотря не легкость задачи, Макс предпочел бы бой на равных тому, что было вчера.
   Их войска ворвались в город глубокой ночью. Внешние стены, на которых обычно и идут основные бои, были пустыми, и они без труда дошли до центра города и начали грабеж. Жители не сопротивлялись - это поразило Макса больше всего. Они стояли и смотрели на своих убийц, и, казалось, принимали смертельные удары с благодарностью. Они жили, но в душе были уже мертвыми. Часть ресурсов была наглухо заперта в забетонированном Хранилище, но добычи все равно удалось набрать целый караван. Да здравствует великая победа... Добраться до не разграбленной Ишки, было мечтой любого генерала, но Максу все виделись эти пустые и мертвые глаза. Покинутые города не существовали долго - это знал каждый. Еще через день, два, неделю, туда упадет небесный огонь и на месте города появится мертвая и выжженная земля. Макс не был слюнтяем - он был ветераном и ходил в походы еще когда великий Сентол был маленьким городком с деревянной Ратушей. Он трижды ходил в одиночные походы, которые всеми считались самоубийственными - и уцелел. Вот только он хотел сражаться, а не убивать тех, кто вскоре и так обратится в прах...
   На горизонте уже появились первые дома Сентола. Капитан остановил отряд и приказал подправить одежду и двигаться дальше не бегом, а красивым маршем. Теперь они были не бандой налетчиков, а солдатами Великой армии, пришедшими с добычей во славу Города и Властелина. Четким строевым шагом пращники и мечники двинулись к окраинным зданиям.
   Макс так и не расслышал, кто первым сказал, что здания не приближаются. Сам он готов был шагать столько, сколько понадобиться, но люди, идущие первыми, уже обратили внимание, что сколько не шагай, приблизится к городу им так и не удалось. Дома манили впереди, но каждый шаг вперед был каким-то образом равен шагу назад, и они не приблизились ни не метр. Отряд "Морских Зябликов" не привык сдаваться. Они бежали, шли, прыгали, ползли, даже пытались сделать подкоп - все бесполезно. Попытки обойти непонятный район тоже ничего не дали. Казалось, весь город накрыли огромным невидимым куполом. После нескольких часов бесплодных попыток капитан объявил привал.
   Пращник Макс сидел на пригорке, попивая бутылочку трофейного вина и задумчиво смотря на далекий город. За свою жизнь он видел немало странных вещей, и его трудно было удивить чем либо, но все же, такого он не припоминал. Интересно, подумал он, а что же происходит в городе?..
   ***
   Когда Димыч добрался до Таверны, у входа уже стояло десяток человек. Они все ошарашено смотрели на закрытые двери, не представляя, что им теперь делать. Димыч присоединился к ним, все еще тяжело дыша. Он бежал как безумный через полгорода, в то единственное место, где он мог вправить мозги на место. Теперь же мир окончательно рухнул. Вчерашний вечер, когда они с ребятами пили тут вино, и Никола лично разливал его по кружкам, был, казалось, лет сто назад...
   Никола! - Эта мысль была спасительной. Этот бармен всегда был таким умелым, опытным, знающим. Он должен был оставаться тут до утра. Никола объяснит ему, как может Таверна оказаться закрытой, что за катастрофа произошла с миром и, может, даст чуток выпить. Не может быть, чтобы у него дома не было запасов...
   Димыч знал, где тот живет - доводилось бывать как-то раз. Он осторожно выбрался из толпы - людей собиралось все больше и они явно намеревались перейти к активным действиям. Никола жил поблизости, недалеко от рабочего места, и молодой строитель без труда нашел нужный дом. Он подошел к двери, и тут она резко распахнулась.
   Бармен Никола стоял на пороге. Он был одет по-походному, с рюкзаком за плечами. И, что самое страшное, в руках у него был меч. Значит правда что он когда-то был солдатом: В следующее мгновение острое лезвие уперлось Димычу в грудь.
   - Убирайся - Страшным голосом прохрипел бармен. - Уходи или ты покойник!
   - Никола, не надо! Это же я, Димыч! Мы вчера у тебя в таверне сидели!
   В глаза бармена вернулось несколько осмысленное выражение, и он с неохотой отвел меч.
   - Не пытайся остановить меня. Я ухожу.
   - Но что случилось? Куда пропали люди? Почему закрылась таверна?
   - Боги покинули нас, мальчик. Это конец, конец всему. Настал Судный день!
   - Но куда ты?..
   - Я ухожу. Попытаюсь выбраться из города. Думаешь, ты один знаешь, где я живу? Они скоро разнесут таверну на камушки и придут сюда. Я не собираюсь их дожидаться!
   Никола отодвинул с дороги потрясенного строителя, вогнал меч в ножны и двинулся по пустынной улице. Димыч смотрел ему вслед несколько минут, затем развернулся и на негнущихся ногах двинулся обратно в сторону Таверны. Его разум перенес слишком много потрясений и просто отказывался ему служить, выпустив на первый план животные инстинкты. С той стороны уже доносился шум, крики и звон битого стекла. Если все развлекаются, то чем он хуже?
   ***
   Их было четверо. Всегда четверо. Каждый из них обладал огромной властью и для своих подчиненных был полубогом. Обычно они редко встречались вместе - каждый починялся только Властелину и ревностно оберегал свои привилегии. Но сегодня был особенный день. Ситуация была чудовищной, и с каждой минутой дела становились все хуже.
   Они собрались в зале заседаний на самом верхнем этаже Ратуши. Видимость отсюда была отличной - возле каждого окна стояла подзорная труба, и можно было увидеть вблизи любое здание Города. В хорошую погоду можно было разглядеть даже макушку Ареса, далеко в центре острова.
   С самого утра советники отчаянно метались, пытаясь сделать хоть что-нибудь, и теперь собрались обсудить результаты. Ни у кого из них не было хороших новостей.
   Первым из выступавших был мэр и министр финансов Леонид Клавдий. Выглядел он ужасно. Мэр был бледен, его рыжая бородка растрепалась. Знак его ранга, зеленый венок, съехал на бок, обнажая блестящую лысину. Казалось, со вчерашнего дня он похудел килограмм на десять...
   - Коллеги, - начал он, - это катастрофа. Ка-та-стро-фа!
   Трое остальных молчали. Это они прекрасно знали и без него.
   - Таверна горит, от нее скоро совсем ничего не останется. На улицах толпы, люди жгут и рушат все подряд...
   - Может, расскажешь нам что-нибудь, чего мы не знаем? - Военный министр Марк Титус был мрачен как никогда. Он сидел одетый в полную броню со шлемом на голове и походил больше на статую чем на человека.
   - А ты бы лучше помолчал бы! Где твои солдаты, когда они там так нужны? Будь они на улицах, мы остановили бы толпу.
   - Пять отрядов ушли ночью в походы и ни один не вернулся. Казармы пусты. Если враг нападет, город беззащитен. Без Властелина, вооружить новых я не могу.
   Леонид Клавдий тяжко вздохнул. Этому чурбану только о врагах думать. Собственные жители уже нанесли городу больше вреда, чем любой враг и конца этому не видно. О, Властелин, где ты?
   - Стройка мертва, - продолжал он. - Мои люди пытались проникнуть в здание и не смогли. Не знаю, остался ли там хоть кто-то живой. Склад переполнен деревом и мрамором, но мы не можем пустить их в ход. Порт парализован - ни один корабль не может покинуть его. Связь с колониями прервана. Скоро нам придется пустить все наши запасы на гробы и памятники. - Мэр истерически хихикнул.
   - Не надо паниковать, дорогой коллега. - Это был седобородый Юлий Платон, научный министр. Не может все быть настолько плохо.
   - Тебе легко говорить. Твои -то, насколько я знаю, продолжают работать.
   - Да, это так. - Верховный ученый устало потер лоб. - У нас всегда хранились небольшие запасы вина, а многие ученые и вовсе не нуждаются в таком низменном удовольствии. Ученые Академии заблокировали все двери и продолжают работу. Это здание построено как крепость - просто так толпа туда не ворвется. Если понадобится, я лично встану на защиту науки!
   - Ха-ха, хотел бы я на это посмотреть! - Марк Титус расхохотался. Ты, кабинетная крыса, будешь сражаться?
   - Не смей оскорблять меня, ты, каска ходячая!
   - Коллеги, не надо ссориться. - Это, впервые за все время, начал говорить четвертый участник совета. Верховный дипломат, Сандер Аврелий встал со стула и строго посмотрел на остальных. Они сразу притихли. Несмотря на все противоречия, дипломата всегда уважали. Он был самым разумным, самым ответственным. К тому же, по своей должности, он был ближе к Властелину, чем кто-либо другой и знал о его делах больше, чем любой смертный. Его стоило выслушать.
   - Я много думал о том, что произошло, - начал он. - Сначала я боялся, что мы стали Ишкой.
   Советников передернуло. Это был ночной кошмар каждого.
   - Но теперь, - продолжал дипломат, - я получил новую информацию. Мои люди есть во всех городах острова, и кое с кем удалось связаться. То, что случилось с нами, происходит везде. Все города острова, возможно, даже весь мир в том же положении, что и мы. С последних предутренних часов, ни один Властелин не являлся к своим подданным.
   Трое его слушателей сжались от ужаса. Неужели все боги покинули их? Неужели настал конец света?
   - Вы знаете, - голос Сандера Аврелия немного смягчился, став более доверительным, - что у меня есть доступ к дипломатической переписке Властелина. Все согласно кивнули. Они знали, хотя это и считалось строжайшей тайной. Иногда Властелины говорят между собой не только в небесных сферах, но и через обычную земную почту, и это дает смертным возможность прикоснуться к краешку тайны.
   - Переписка продолжается, даже более активно, чем раньше. Я сам видел слова нашего Властелина на листах, хоть и не видел руки, которая их написала. Он не покинул нас.
   У трех советников дружно вырвался вздох облегчения.
   - К сожалению, я мало что понял из текста. Их дела тайна для нас. Вам говорят что-нибудь слова "админы", "сервак", "баги"? Нет? Я так и думал.
   - Наш Властелин хочет вернуться к нам, но не может. Катастрофа действительно произошла, но ТАМ. Возможно, есть некие высшие силы, которые вмешались в дела Властелинов и лишили их доступа к нам. Я не знаю, и, поверьте, предпочитаю не знать. Мне удалось понять лишь одно - они считают эту ситуацию временной. В любой момент проклятие может исчезнуть и Властелин вернется.
   Леонид Клавдий, Марк Титус и Юлий Платон с радостью смотрели на него. Еще несколько минут назад они были в отчаянии, а теперь у них появилась надежда. Властелин вернется!
   - Теперь нам остается только ждать. Я считаю, что нам нет нужды сидеть здесь. Когда Властелин вернется, он спросит с нас за все, что здесь произошло. Думаю, не надо объяснять, что будет если он останется недоволен.
   Ратуша опустела. Над ее макушкой солнце светило в зените. Властелина не было меньше половины суток, а ущерб уже перерос все мыслимые границы. И ни кто не мог сказать, что же будет дальше...
   ***
   "Чайка" продолжала рассекать синюю гладь океана. Пантелей непрерывно находился на капитанском мостике. Капитан Одрик верил в него и говорил, что он один может довести корабль до берега. Матросы тоже верили - он не раз замечал их взгляды, полные надежды. Вот только сам он больше не верил в себя. Еще вчера навигатор считал, что знает в этом море каждый квадратный метр, но теперь он был лишь бесполезной старой развалиной. Главное было никому это не показывать, иначе "Чайка" может кончить так же, как и остальные корабли.
   Еще утром казалось, что худшее позади. Они пережили ужасную ночь, и хороший ветерок гнал их вперед. В любой момент мог появиться берег и их кошмар бы закончился. Они все так напряженно смотрели вперед, что никто не обратил внимания на смутную тень, мелькнувшую под водой.
   "Русалка" была проглочена сразу. Только что она мирно шла позади остальных кораблей, но вдруг они увидели исполинскую пасть и затем бьющий по воде хвост. Волна была такой, что "Чайка" с "Немезидой" едва не затонули. Они поспешили убраться от этого места подальше. Морские чудовища нередко сопровождали корабли, но никто и никогда не слышал о нападениях. Впрочем, когда весь мир сошел с ума, могло случиться все что угодно.
   Затем был мятеж на "Немезиде". Пантелей всегда считал это имя несчастливым для корабля, и оно подтвердило себя. Они на "Чайке" ни о чем не подозревали, когда крохотная пушечка "Немезиды" выстрелила, едва не проломив им бок. Оружие на торговых кораблях всегда было чисто символическим, но прицелься они чуть получше и "Чайка" могла бы потонуть. Несколько минут спустя в воду полетели тела капитана и офицеров. Капитан Одрик не решился идти на абордаж - его собственные матросы тоже были неспокойны. Еще некоторое время "Немезида" маячила на горизонте, а затем исчезла. "Чайка" осталась одна.
   - Далеко они не уйдут, - объяснял Одрик Пантелею. - У них в трюмах триста бочек вина, и сейчас они начнут бурно отмечать победу. Долго, по-твоему, они протянут?
   Пантелей лишь хмыкнул. С "Немезидой" все было ясно - еще какому-нибудь морскому чудовищу будет сегодня роскошный ужин.
   - Вот-вот, и я о том же. А мы доплывем до берега, обязательно доплывем. Ведь у нас есть ты!
   Навигатор не ответил. Эх, если бы он сам был так в этом уверен....
   Они плыли час за часом, а земли все еще не было видно. Пантелей не знал что и думать. Расстояния между островами никогда не были столь большими. Он начал опасаться, что они каким-то образом пересекли границу Великого Квадрата - десяти тысяч островов, сотворенных Властелинами, и теперь идут в бесконечный океан. Это было маловероятно - еще вчера они находились почти в центре обитаемого мира, но он был готов поверить во все что угодно.
   Плаванье завершилось внезапно. Они еще двигались на всех парусах, но тут юнга на верхушке башни заорал <Земля!!!> Слава Властелину! Слава всем богам, которые могут услышать! Долгий кошмар закончился - на горизонте виднелся остров.
   "Чайка" осторожно приближалась к острову. Здесь Пантелей был в своей стихии. В непосредственной близости от берега рельеф дна был всегда одинаков, так же как и очертания побережья. Казалось, все острова были сотворены с одного макета. Пантелей всегда недоумевал, неужели у всемогущих Властелинов не было возможности разнообразить свои владения? А, может, просто не было желания - кто знает?
   Корабль продолжал двигаться к берегу. Вдалеке была хорошо видна гигантская каменная статуя, кажется, Гермеса. Эти статуи стояли в центре каждого острова. Многие малообразованные люди верили, что это тоже боги и даже приносили им жертвы. Разумеется, это было абсурдом - ученые давно доказали, что это лишь большие каменные истуканы. B мире не было ни каких других богов, кроме Властелинов.
   Они подходили все ближе к берегу. Отчетливо виднелся юго-западный залив с текущей вглубь острова речкой. По ее берегам всегда стояли города. Пантелей всматривался, ища характерные очертания, и не находил. У него появились нехорошие подозрения. Дальше по берегу тоже должны были стоять города, но их не было. Подозрения постепенно переросли в уверенность.
   - Одрик, - сказал он капитану, - мы вышли к Нулю.
   В мире было не так уж мало Нулей - некоторые навигаторы считали, что их даже больше, чем обитаемых островов. Властелины создали Великий Квадрат с сотней островов в каждом ребре, десять тысяч оазисов жизни в океане. Но заселены были далеко не все - многие стояли пустыми, ожидая будущих колоний. В них не было ни Властелинов, ни людей - лишь звери, птицы и каменные истуканы в центре.
   - Возможно, это не так уж плохо, - подумав, сказал капитан. - Кто знает, что с нами сделал бы чужой Властелин? Тут мы сможем отдохнуть, пополнить запасы воды и пищи. Думаю, стоит подождать пару дней. Возможно, мир придет в норму, и ты сможешь определить, где мы находимся. Тогда и решим, что делать дальше.
   - Ты прав на счет отдыха, конечно. Но что значит <решим что делать дальше>? Разве наш долг не в том, чтобы поскорее вернутся в Сентол?
   - Я не знаю, Пантелей, просто не знаю. Мы, конечно, должны вернуться - там до сих пор ждут нашего вина. Но что, по-твоему, Властелин сделает с нами после всего, что произошло? Возможно, он заберет груз, а потом уничтожит нас вместе с кораблем и сотворит новый. Такие вещи уже бывали, причем за гораздо меньшие проступки, чем наши. Будь я один, я был бы готов принять всю вину, но я в ответе за всю команду. Эти люди, Пантелей, хотят жить. Да и тебе, я думаю, рановато умирать.
   - Но разве мы сможем существовать сами? Так вообще бывает? Человек сотворен для службы Властелинам, без них мы ничто. Лишь жители Ишек живут без божественной руки, и их уничтожают, дабы не нарушать природный порядок вещей.
   - Кто, знает, кто знает. До меня доходили слухи... Впрочем, не важно. Поживем - увидим. Сейчас главное высадиться на берег, а там время покажет.
   Время... На медленно движущейся к берегу "Чайке" и не подозревали, что оно расставит все по местам гораздо раньше. Тот же юнга, который недавно обрадовал их вестью о земле, продолжал наблюдать за всем с верхушки мачты. Именно он первым увидел маленькие суденышки, которые отчалили от берега и двинулись к "Чайке", замыкая ее в кольцо.
   - Пираты! - заорал он. - Пираты!!!
   Пантелей с Одриком были так увлечены разговором, что им заняло несколько секунд осознать происходящее. Они недоуменно посмотрели друг на друга.
   - Как пираты? - пробормотал Пантелей. - Их же не бывает!
   - Да неужели? По-твоему это похоже на регулярный флот Властелинов? Команда!!! К оружию!!!
   Навигатор отошел подальше от борта. Теперь его таланты ничего не решали, какой из него боец? Он мог лишь наблюдать, до сих пор до конца не веря в происходящее. Нападающие корабли были ни на что не похожи. Некоторые отдаленно напоминали стандартные корабли цивилизованных флотов, но с таким количеством переделок, что их было совсем невозможно узнать. Только теперь, Пантелей увидел, что на берегу залива все-таки есть город. Он заметил бы его и раньше, но его мозг просто отказывался воспринимать как город это хаотическое нагромождение строений. Ничего похожего на стройные, одинаковые во всех городах силуэты зданий. Это было чуждо и чудовищно. Пиратский город возник не вчера, его постройка должна была занять немало времени. В знакомом ему мироздании образовалась дыра, и это было хуже всего пережитого до сих пор. Эти люди были свободны. Они жили без Властелина и не собирались умирать. Более того, Властелины явно не подозревали об этом. Навигатор отдал бы все ради того, чтобы передать эту информацию в Академию, но он хорошо понимал, насколько мизерны шансы на это. Тут была целая куча вооруженных до зубов врагов. Что им мог противопоставить мирный сухогруз? Даже бежать было уже поздно.
   "Чайка" сражалась отчаянно. Им удалось потопить один пиратский корабль из своей игрушечной пушечки, и какое-то время уворачиваться от остальных. Но силы были слишком неравны. Пираты пришвартовались к борту и пошли на абордаж. Матросы сражались и гибли один за другим. Пал капитан Одрик, оставив возле себя трупы трех убитых пиратов. Даже Пантелей, в конце концов, взял в руки саблю, и начал отбиваться от врагов. Долго это продолжаться не могло.
   ;- Вас нет! Нет!!! - успел проорать он, прежде чем вражеский меч пронзил ему грудь. Он уже не видел, как пираты взломали трюм, и ахнули, оценив богатство добычи.
   Сухогруз "Чайка" никогда уже не вернется домой.
   ***
   Никола медленно шел вдоль городской стены. Здесь было относительно безопасно, но последние часы научили его осторожности. Мир, столь уютный и безопасный еще вчера, изменился. Теперь каждый встречный был врагом. В это утро он неоднократно обнажал меч, и на его счету было уже немало трупов. Кое-кого он даже раньше знал. Но теперь они были лишь обезумевшими животными с бесконечной жаждой в глазах. Сам он был пока в порядке - у него в рюкзачке было несколько бутылок из неприкосновенного домашнего запаса. Знал же, что когда-нибудь пригодятся... Их хватит на несколько дней, а о больших сроках он и не задумывался. У него был полноценный разум и опыт солдата, и это давало ему преимущества в борьбе за выживание.
   У Николы не оставалось никаких иллюзий - барменом ему больше не быть. Даже если Властелин вдруг вернется и наведет порядок, Николе припомнят, кто именно закрыл таверну и положил начало хаосу. Оправдания никого не заинтересуют - он идеальный кандидат на роль козла отпущения. Из города надо уходить - так или иначе, делать в нем больше нечего. В отличие от среднего обывателя, Никола знал, что и за городскими стенами тоже есть жизнь - главное выбраться из смертельной ловушки, в которую превратился великий Сентол. А сделать это было не так уж просто.
   Стена, полукругом прикрывающая город, была высокой и неприступной. Ее строили еще в те времена, когда на Сентол регулярно нападали. Властелин не пожалел ресурсов и строители днем и ночью работали, повышая и расширяя ее. Когда-то сам Никола с мечом в руках стоял на ней, отражая нападения. В конце концов, Властелин победил или договорился со всеми своими врагами и войны закончились. Армию сократили, и Николе пришлось податься в бармены... Сегодня Стена была лишь памятником прошлого, боев на ней не велось уже очень давно. Тем не менее, она оставалась неприступной преградой для любого, как снаружи, так и изнутри. В ней были ворота, но все они оказались наглухо закрытыми.
   Теперь у бывшего бармена была конкретная цель. Если он прав, то в Стене должен быть, по меньшей мере, один открытый проход. Но в этом случае надо действовать крайне осторожно - вряд ли те, кто его охраняют, пропускают беженцев. Нужно хорошенько разведать ситуацию. Он начал двигаться в направлении одного из самых опасных, по нынешним временам, мест в городе - Хранилища.
   Николу поразила тишина. Он ожидал услышать крики и вопли - затуманенным мозгам заполнивших город безумцев было невозможно поверить, что в таком месте как Хранилище нет запасов вина. Они должны были стекаться сюда со всего города, но их не было. Пройдя еще квартал, Никола понял причину этого. На площади, перед входом в Хранилище, лежали трупы. Много трупов. Они лежали в тех же позах, в которых умерли, сваленные в кучу. Многие тела были порублены на куски. А дальше, прямо возле гигантских дверей Хранилища, стояли их убийцы. На такую мясницкую работу не был способен ни один честный солдат. Но они не были солдатами. Фактически, их вообще нельзя было назвать людьми. Они были Хранителями Лесопилки.
   До сих пор Николе не доводилось видеть этих существ вблизи, хотя слышал он про них немало. У Хранителей была одна единственная цель существования - поддерживать непрерывный приток ресурсов из лесопилки и шахты в закрома Хранилищ. Хранители не подчинялись ни одному конкретному Властелину, работали в равной степени на всех обитателей острова, и это давало им большую независимость, чем кому-либо другому. Они считались идеальным воинами. Ни один Властелин никогда даже не пытался разграбить лесопилку с шахтой - это было пустой тратой солдатских жизней. Хранители продолжали поставлять ресурсы даже в Ишки, вплоть до самого последнего дня. Внешне они были похожи на людей - опытных и хорошо вооруженных воинов, но только если не смотреть им в лица. Глаза Хранителей были пустыми, абсолютно пустыми. Они стояли как статуи, не шевелясь и не моргая. Впрочем, бывший бармен знал, что это хороший признак. Хранители переходили к активным действиям только в одном случае - когда кто-то пытается помешать их миссии. Тогда их глаза теряли пустоту - из них начинала смотреть сама смерть.
   Никола осторожно вышел на площадь. Хранители не отреагировали. Если не делать резких движений, он для них как бы не существует. Теперь нужно очень медленно и аккуратно приблизится к живой цепочке людей, тянувшейся от хранилища вдаль, видимо, в сторону ворот.
   Разумеется, сами Хранители не пилили лес, не работали кирками и не таскали грузы. Всем этим занимались обычные люди. Каждый Властелин на острове посылал своих подданных на лесопилку и в карьер. Условия там были ужасными, даже жизнь строителей по сравнению с этим казалась легкой и приятной: Эти люди работали без перерыва, пока не падали без сил. И если с кем-то это случалось слишком часто, Хранители могли решить, что этот человек наносит вред их работе...
   Возле дверей Хранилища валялись гигантские кучи дерева и мрамора. Места внутри давно не было, работники вываливали груз где попало и двигались назад, а за ними шли все новые и новые. Они топтали великолепные новенькие доски, мрамор крошился и ломался, когда одна плита падала на другую. То, что было свалено вокруг хранилища, быстро превращалось в груду мусора, непригодную ни к чему. Но у рабочих не было выбора, а Хранителей никогда не интересовала дальнейшая судьба груза. Их работа заканчивалась с разгрузкой тачек.
   Никола тихонько выругался под нос. Происходившее здесь было настолько бредовым, что ему вдруг до боли захотелось встретиться с Властелином - не как с богом, а как с обычным человеком. Встретится и хорошенько дать ему по зубам. Тот, кто допускает такое, должен когда-нибудь испытать на себе ту боль, что причиняет другим.
   Эх, мечты, мечты: Сейчас не время для них - нужно действовать. Он аккуратно положил меч на землю. Жалко бросать оружие, но против этих меч все равно не помог бы. Малейший блеск солнца на лезвии, и Хранители ринутся в бой. Он медленно двинулся вдоль череды рабочих, равнодушно катящих пустые тачки в сторону Стены. Место для удара должно быть выбрано идеально - любая ошибка и он покойник. За время барменства Никола несколько потерял форму и это могло дорого ему обойтись.
   Несколько минут спустя он нашел подходящую позицию. На дороге образовался небольшой затор - двое рабочих с полными тачками столкнулись, груз вывалился на землю. Хранители столпились вокруг этого места, явно намереваясь немедленно начать карать виновных. Бывший бармен нацелился на одинокого рабочего, который, обходя пробку, сошел чуть в сторону с главной дороги. Один резкий удар кулаком в челюсть, и рабочий рухнул без сознания, не издав ни звука. Хранители ничего не заметили. Никола оттащил его в кусты, содрал грязный зеленый балахон и напялил на себя. Выскочив из кустов, он подхватил пустую тачку и покатил ее вперед.
   Он сделал это! Теперь для Хранителей он был одним из человеческого стада. Пока он работает, его не замечают. Дорога из города была открыта. Никола вписался в общий ряд рабочих с пустыми тачками. Никто на него даже и не взглянул...
   Северные ворота в Стене были широко раскрыты, цепочка рабочих беспрерывно двигалась в двух направлениях. Хранители стояли стройными рядами, готовые отразить любую угрозу. Возле ворот тоже валялись трупы. Их убили только потому, что, пытаясь выйти, они перегораживали дорогу. Но Никола теперь был "своим" и беспрепятственно прошел под огромной аркой. Несколько шагов и стена осталась за его спиной. Он был снаружи!
   Первая часть работы была сделана - Сентол остался позади. Теперь предстояла вторая. Нужно было уйти от заботливых пастырей, гнавших человеческую цепочку к далекому горизонту. Если он попадет на шахту или лесопилку, выбраться оттуда будет почти невозможно. Уходить нужно сейчас. Никола подождал, пока дорога не приведет его к относительно большому лесу, выбрал удобный момент, бросил пустую тачку и пустился наутек.
   Он бежал, бежал, бежал - быстрее, чем когда-либо в жизни. За его спиной раздавался шум, грохот и трест ломающихся веток. Хранители были великими воинами, но бег с препятствиями никогда не был их сильной стороной. Петляя как заяц, Никола нашел время сорвать с себя балахон. Теперь можно было не торопиться - даже если Хранители и догонят его, без балахона он стал для них невидимкой. Уйти было не так уж сложно - многие смогли бы, если хватило бы смелости попытаться. Впрочем, может некоторые и убегали.
   Никола остановился на красивой полянке и вдохнул полной грудью свежий лесной воздух. Он был солдатом, он был барменом, но лишь теперь он стал просто свободным человеком.
   ***
   Пращник Макс двигался вперед. Он устал и у него кружилась голова. Плохо перевязанные раны вновь начали кровоточить. Но самые большие страдания ему причиняла совсем не физическая боль - он каждый раз заново содрогался, вспоминая ужас, пережитый им в это, поначалу столь мирное утро. Еще недавно он был частью отряда, окруженный друзьями, с которыми прошел немало дорог. И вот теперь он остался один. Совсем один.
   Все утро "Морские Зяблики" чередовали попытки вернуться в город с вынужденным отдыхом. Ситуация казалось странной, но они не видели настоящей опасности.
   Кто мог угрожать им тут, возле высоких стен Сентола? Они чувствовали себя почти дома, относясь к задержке с возвращением как к неожиданным каникулам. Именно это и погубило их. Нападение дикарей было совершенно неожиданным. Только что окрестность была мирной и пасторальной, как вдруг она заполнилась визжащей и орущей толпой, которая бросилась прямо на потрясенных солдат.
   Само существование дикарей в лесах в центре острова не было слишком большой тайной. Официальная позиция гласила, что все Ишки уничтожаются вместе с населением, но на самом деле всегда находились люди, у которых было достаточно воли, чтобы покинуть обреченные города. Они стекались в леса, где большинство очень быстро погибало, не выдержав такой жизни. Те, кто выживал, дичали и занимались в основном истреблением друг друга. Властелины никак не реагировали на их существование - возможно просто не знали об этом. Их всезнание было далеко не таким абсолютным, как это обычно считалось. В любом случае, вреда для внешнего мира от лесных дикарей не было. Они убивали друг друга, но никогда - никогда! - не нападали на солдат.
   До сих пор.
   Отряд "Морских Зябликов" поспешно встал в боевые порядки, отражая неожиданную угрозу. Дикари были вооружены как попало - палками, камнями, кое у кого были кривые и ржавые железяки, бывшие некогда мечами. Доспехов не было ни у кого. Первые из дикарей бесславно погибли от мечей и камней сентольских солдат, но их прибывало все больше. Ранее, Макс был уверен, что во всех лесах вместе взятых, не наберется достаточно жителей для такой толпы, как та, что мчалась на них. Они рвались вперед, совершенно не заботясь о своих жизнях, и, рано или поздно, даже их примитивное оружие находило свои цели. Отряд сентольцев был небольшим - от Ишки на которую их вчера посылали не ожидалось серьезного сопротивления. Теперь их убивали одного за другим. Макс стоял на своем месте, за спинами мечников, посылая во врага камень за камнем, пока исход битвы не стал окончательно ясен. Тогда он, вместе с еще несколькими солдатами, пошли на прорыв.
   Прорыв... Из всех воспоминаний о битве это было самое тяжелое. Они вклинились в толпу дикарей, неся смерть. Основным оружием Макса была праща, но тогда ему пришлось поработать и мечем, который он снял с одного из трупов друзей. Это был кошмар, который длился, казалось, бесконечно. Его ранили несколько раз, но он почти не чувствовал боли. Наконец, дикари остались позади, и лишь тогда Макс понял, что он единственный выживший. Враги не стали преследовать одинокого солдата, увлекшись грабежом трупов и богатого обоза. Вся добыча с богатой Ишки пойдет теперь в дикие леса. Впрочем, теперь Максу было на это глубоко наплевать.
   Ему удалось кое-как перевязать раны бинтами из походной аптечки - толку от этого почти не было. Следовало отдохнуть, но дикари могли появиться вновь в любую минуту. Он шел из последних сил, давно не представляя, где находится. Хуже всего, что кроме отсутствия воды и пищи, его все сильнее начала мучить Жажда. Последний раз он пил вино сегодня утром. В обычных условиях этого хватило бы до завтра, но после пережитого стресса организм взбунтовался, и теперь вина хотелось все больше с каждой минутой. С такими темпами, через пару часов он превратится в безумца, прыгающего по лесу. Если доживет, конечно.
   Макс вышел на небольшую полянку, с трудом передвигая ноги. Нужно посидеть хоть чуть-чуть... и тут он увидел человека.
   Вот и все, подумал он, глядя на высокую фигуру лесного дикаря - это конец. Сейчас он был слаб как ребенок. Человек резко повернулся и уставился на окровавленную, хромающую фигуру сентольского солдата.
   - Макс? Что ты тут делаешь?
   - Никола? - Макс сделал шаг вперед, и тут последние силы оставили его. Он упал на траву и потерял сознание.
   ***
   Над островами ласково светило солнце. Чайки носились над прибережными скалами, в лесах ревело зверье. Жизнь продолжалась везде и для всех, кроме странных тварей, именуемых людьми. Только для них настал Судный День. Мир остановился - по морю не ходили корабли, по дорогам не маршировали армии. Над человеческими городами, усеивавшими берега островов, поднимались клубы черного дыма. Чем больше величие, тем страшнее глубина падения. Один день, всего лишь один день без своих живых богов, и цивилизация покатилась под откос. Мир никогда уже не станет прежним.
   Дым над великим городом Сентолом был особенно густым. Весь день обезумевшие толпы носились по городу, ища что бы еще разрушить. Большинство зданий лежали в руинах, некоторые до сих пор продолжали гореть. Единственными исключениями были только дворец - безумцы испытывали дикий страх перед этим местом, и Хранилище, охраняемое неуязвимыми стражами, но тем сильнее толпа бушевала в других местах. В течение нескольких часов безумцы пытались штурмовать Ратушу, но ничего не смогли сделать с колоссальными мраморными стенами и дверьми из лучшего дуба. Каждая неудачная попытка заканчивалась разборками среди нападающих, которые быстро перерастали в резню. Улицы были завалены трупами - за день население города заметно поредело. Теперь толпа выбрала себе новую цель, которая на первый взгляд казалось гораздо доступнее Ратуши. Все больше и больше людей собирались на площади Науки, перед входом в здание Академии. С утра уже было несколько попыток ворваться туда, но теперь нападавших было больше, и настроены они были гораздо более решительно.
   Среди собравшейся на площади толпы был и Димыч. Весь день прошел для него как в тумане, и лишь недавно разум частично начал возвращаться. Он до сих пор с трудом припоминал свое имя, но теперь уже не так рвался погибнуть во всеобщей свалке. Димыч стоял на краю площади и отрешенным взглядом смотрел на то, что происходит в ее центре.
   У толпы, в который уже раз за этот день, сменился лидер. В среднем, срок пребывания человека на этом "посту" был минут десять - пятнадцать, прежде чем его убивали конкуренты. Но этот человек был сильнее и хитрее остальных, и он вполне мог задержаться. Это был огромный толстяк, одетый в обрывки синей формы армейских поваров. На его голове непостижимым образом сохранился белый колпак. Образ завершал гигантский окровавленный тесак, которым повар поигрывал, перекидывая из руки в руку. Димыч видел, как повар зарубил им троих только за последние несколько минут, сохраняя при этом веселую улыбку на лице и наслаждаясь происходящим. Больше конкурентов у него не оказалось. Теперь повар стоял на деревянном ящике, и явно намеревался произнести речь.
   - Люди Сентола! - начал он, - Братья и сестры! Сегодня великий день! Тот, кто тиранил нас от рождения до смерти, тот, кто играл за наш счет в свои игры, тот, кто одним щелчком решал наши судьбы, ушел! Ушел навсегда! Властелина больше нет! Мы свободны!!!!
   Толпа на площади радостно завопила. Димыч тоже что-то кричал. Это звучало так убедительно. Неужели это может быть правдой?
   - Теперь наступает новая эпоха! Мы сами определим свою судьбу! Сегодня мы сожгли этот город и завтра построим на его месте новый, для людей, а не для чужих игр! Да здравствует революция!!!
   Толпа завопила еще громче. Такого они еще не слышали никогда. Это была истерия. Даже те, у кого начал просыпаться разум, орали вместе с остальными.
   Повар подождал пока вопли чуть утихнут и продолжил речь.
   - Нам осталось нанести один последний удар! Там, за этими стенами, сидят ученые. Они всю жизнь служили тирании! Они придумали штуки, которые порабощают нас, простых людей! И теперь они продолжают работать, когда все честные люди вышли на улицы и строят новую жизнь! И что же они делают там, за стенами? Я скажу вам, братья и сестры! Они хотят вернуть Властелина! Они придумают новую поганую штуку, и Властелин вернется! Люди, разве мы допустим снова сделать нас рабами?
   - НЕТ!!! - От вопля, казалось, содрогнулась земля. Толпа, как единый организм, бросилась к Академии, намереваясь голыми руками разнести ее на камушки и разорвать ненавистных ученых. Десятки были затоптаны, но остальные врезались в стены. Гигантское здание затряслось и затрещало, казалось, готовясь рухнуть. С каждой минутой треск усиливался.
   Димыч отстал от основной массы и снова остановился, теперь уже в центре площади. Он сам не знал, почему он не там, в первых рядах, крушит ненавистные стены. Он очень хотел поверить во все, что сказал повар, но что-то останавливало его. Неужели Властелин может просто так взять и исчезнуть? Димыч поднял взгляд к небу, словно надеясь найти там ответ.
   И он увидел.
   На крыше Академии, рядом с гигантским телескопом, виднелись крохотные фигурки людей в небесно-голубых балахонах. Они толкали некую конструкцию, сделанную из множества маленьких синих кристалликов. Димыч узнал в них отборный хрусталь, который они завозили сюда каждый раз при перестройке. В последний раз они доставили более тысячи штук. Похоже, он вот-вот узнает, зачем это было нужно.
   Ученые повернули свою странную штуковину, немного изогнули, и, наконец, поймали в фокусе весело светящее в небе солнце...
   Слепящий яркий синий луч вырвался из центра огромной линзы. Его толщина была не меньше двух метров, и он понесся к земле - туда, где продолжал бесноваться на ящике повар. Тот так и не успел ничего понять. Яркая вспышка, и от него не осталось даже пепла. Над площадью понесся запах паленого мяса.
   Толпа снова взвыла, теперь уже от ужаса. Люди отпрянули от стен и бросились врассыпную. Синий луч двигался, перерезая площадь, и все, что было на его пути, просто испарялось. Теперь все, даже самые безумные, хотели лишь убраться подальше от этого страшного места.
   Димыч бежал вместе со всеми. Ему почти удалось добраться до края площади, но его зажала толпа. Не в силах бежать, он мог только стоять, и смотреть на движущуюся прямо на него ярко-синюю смерть.
   - Мама... - успел прошептать он прежде, чем свет поглотил его.
   Толпа разбежалась. Многих из тех, кого не поглотил луч, затоптали в толкучке. Количество жертв было чудовищным - из тех, кто бросился разрушать старый мир, выжили немногие. Академия уцелела.
   Судный день продолжался.
   ***
   Макс очнулся. Сознание вернулось внезапно, а вместе с ним и воспоминания. Друзья - их больше нет. Кошмар обернулся реальностью, и с этим следовало как-то жить дальше. Как ни странно, физически он чувствовал себя вполне терпимо. Он отдохнул, боль в ранах поутихла. Солнце на небе уже начало клонится к западу, прошло не меньше нескольких часов.
   - Наконец-то ты очнулся. - Никола сидел на траве, рядом весело потрескивал небольшой костер. На импровизированном вертеле висела какая-то маленькая зверушка. - Вот, - он протянул кусок мяса, - покушай зайчатины. Вкусно.
   Макс вцепился в мясо зубами. Только сейчас он понял, насколько был голодным.
   - Вода в ручье, за холмом. Извини, что не принес, посуды у меня нет. Придется тебе пройтись самому.
   Макс кивнул, продолжая жевать. Он наслаждался каждой минутой. Пища, вода... Что еще нужно человеку в жизни? Стоп!!!
   Шок был настолько резким, что он подавился мясом и закашлялся. Никола подскочил, и начал хлопать его по спине.
   - Ты в порядке? Что случилось?
   - Жажда, ее больше нет! Совсем нет! Ты что, поил меня вином, когда я спал?
   - Нет, конечно, - теперь Никола широко улыбался, - у меня его и нет вовсе. Я потерял свои запасы, когда выбирался из города. Не волнуйся. Больше оно не понадобится ни тебе, ни мне. Жажда ушла навсегда.
   - Но как, как? Ты волшебник!
   - Все очень просто. Вон посмотри туда - что там валяется?
   - Это моя броня, и форма... - только теперь Макс обратил внимание, что на нем надета лишь нижняя шерстяная рубаха. - Ты раздел меня?
   - Да, и этим спас твою жизнь. В твоем состоянии Жажда уже доконала бы тебя. Она всегда выбирает слабых и раненых.
   - Но какое отношение...?
   Никола встал, подошел к груде предметов, и вдруг плюнул прямо на герб Сентола в центре щита.
   - Это не просто одежда, это символ. Пока ты носил это, ты принадлежал Городу и Властелину. Жажда это Eго оружие, способ всегда контролировать нас. Покинув город и сняв форму, ты перестал быть солдатом. Теперь ты свободный человек и Жажда больше не имеет над тобой власти.
   - Невероятно... Но как ты догадался?
   - Сначала - на своем опыте. Когда я выбирался из города, у меня были определенные трудности, пришлось бросить рюкзак с бутылками. Жажда должна была просто убивать меня, но ее не было. И тогда я сел и начал думать. Ты помнишь, как в Сентоле построили первую Tаверну?
   - Конечно. Какими молодыми мы были...
   - А теперь ответь, а как мы жили до этого? Вино появилось только одновременно с Tаверной.
   - Не знаю... А ведь действительно, как? Никогда не задумывался об этом.
   - Вот, вот, и я тоже. А как живут дикари в лесах? Как жители Ишек могут существовать неделями, прежде чем их уничтожают? Им то, ни кто корабли с вином не присылает. У этого есть только один ответ. Жажду придумали Властелины. Она позволяет им ограничивать рост нашего населения и привязать нас к Tавернам на коротком поводке. Чем больше город, тем сильнее Жажда, и так до бесконечности.
   - Нам надо рассказать об этом людям! Если они узнают, если все побегут из городов...
   - Этого не будет, Макс. Люди всегда предпочтут сытое рабство голодной свободе. Даже из обреченных Ишек уходят сравнительно немногие, что уж говорить о живых городах. Иди, попей водички, ты что-то бледно выглядишь.
   Макс напился, и они вновь сели у костра. У них было о чем поговорить.
   Никола и Макс. Они знали друг друга давно, очень давно. Оба были одними из первых солдат, попавших в армию в дни молодости Сентола. Они оба входили в легендарный Первый Отряд и вдвоем ходили грабить первые, тогда еще крохотные Ишки. Одного мечника и одного пращника хватало тогда, чтобы разогнать население и привезти неплохую добычу. Позднее, во времена великих войн, они вместе защищали от врагов стены Города и вместе шли штурмовать чужие. Даже после того, как Никола стал барменом, они остались близкими друзьями.
   В последний раз они виделись только вчера вечером. Макс вместе со своим отрядом заскочил в Tаверну подзаправиться перед ночной операцией. Кто бы мог тогда подумать, что они встретится снова, здесь и сейчас. Шанс случайно встретится в огромном лесу, посреди диких земель, был ничтожным, но это произошло. Иногда такие вот невероятные совпадения определяют судьбы людей, а то и целых цивилизаций.
   - Значит, весь отряд... - процедил Никола сквозь зубы. - Вот ведь твари.
   Макс только что закончил рассказывать ему про все ужасы, пережитые им в этот день. По сравнению с этим то, что прошел сам Никола, казалось вполне безобидным.
   - Неужели вы не могли отбиться? Лесные дикари, у них ведь даже оружия нормального нет.
   - Ты не знаешь, что там творилось. Они все как с ума посходили. Ничего похожего на настоящий бой - солдаты против солдат, раунд за раундом. Это дикие животные.
   - Жаль... Вообще то, не так давно я собирался к ним присоединиться. Но животным я становиться не хочу.
   - Уйти в лес? - Макс опешил, - Ты совсем спятил?
   - Может быть. Но куда нам теперь податься? В город дороги нет - ни тебе, ни мне.
   - Но если все Властелины исчезли, может теперь начнется совсем другая жизнь? Все люди станут свободными...
   - Не верю я, Макс, что они исчезли. У них что-то произошло, это очевидно, но не думаю что это надолго. Так просто мы от этих тварей не избавимся.
   Никола встал на ноги, и нервно зашагал вокруг костра.
   - Хотел бы я знать, кто они такие на самом деле. Есть ли у них свой собственный мир, и если да, то почему они сотворили наш? Зачем они воюют друг с другом нашими руками? Зачем все эти изощренные издевательства типа Хранителей и Жажды? Неужели их власть над нами будет длиться вечно? Ох, как бы мне хотелось взять какого-нибудь Властелина за горло и вытряхнуть ответы на все вопросы. - Никола сжал могучие кулаки и поднял взгляд к равнодушному небу.
   - У меня есть теория, - тихо сказал Макс.
   - Что? - Никола резко обернулся. - Какая теория?
   - Я тоже долго думал про Властелинов и людей и пришел к кое-каким выводам. Мы все верим, что Властелины создали наш мир и нас самих, но мы это знаем только с их слов. А что если нас создали вовсе не они?
   - Как не они? А кто?
   - Я не знаю. Но подумай сам, не тянут эти самовлюбленные сволочи на творцов вселенной. Да и зачем истинным Творцам воевать друг с другом, ради кучки камешков, кристалликов и деревяшек? Властелины ведут себя скорее как кучка дорвавшихся до власти детишек.
   - И что ты предполагаешь?
   - Я думаю, что нас создали совсем другие существа. Настоящие Творцы, которые повелевают вселенной. А затем... возможно они ушли творить другие миры, оставив наш Властелинам. А может они до сих пор наблюдают за нами, ждут, пока мы станем достойными их возвращения. Может Властелины - это лишь испытание, посланное нам...
   - Ну ты даешь... - Никола присвистнул. От Макса он такого не ожидал - тот всегда был тихим, скромным и неразговорчивым парнем. Или может это пережитое потрясение на него так подействовало? - Твои теории конечно интересные, но толку от них ни какого. Одни вопросы без ответов.
   - У меня нет ответов, но, думаю, что знаю, где их можно получить. Нам нужно идти к Аресу.
   - К Аресу? Каменной статуе? - похоже, что парень окончательно спятил.
   - Это не просто каменная статуя. В былые времена люди верили, что он бог или, по крайней мере, посланник богов.
   - Глупости. Ученые доказали...
   - Странно слышать это от тебя, Никола. Нашел кому верить. Наши ученые служат Властелинам, а те никогда не признают, что в мире есть и другие силы, кроме них самих.
   - Допустим. И...
   - Эти статуи есть на каждом острове, даже на тех, на которых совсем нет людей. Ученые могут говорить что угодно, но мы-то ходили в походы по многим островам. На островах Посейдона действительно лучшие корабельщики, а на островах Гермеса торговцы. А Арес... Он покровительствует воинам, Никола. Нам. И разве мы не доказывали раз за разом, что мы лучше всех?
   Никола промолчал. Все это конечно звучало бредом, но...
   - Мы должны идти к Аресу, продолжал Макс. - Там, внутри, есть огромный храм. Мы помолимся там истинным Творцам, и я верю, что в такой день как сегодня они услышат нас. Услышат и скажут, что делать дальше.
   Никола вздохнул. Этот религиозный экстаз друга ему не очень нравился, но какая, в сущности, разница? Ему было некуда идти, целей не осталось. Арес так Арес.
   - Ладно, Макс, ты меня убедил. Пойдем, посмотрим на твоего бога.
   Они подошли к груде металла, лежавшей на траве. Сверху лежала праща Макса. Он протянул к ней руку, и вдруг резко отдернул назад.
   - Думаешь это безопасно? Жажда...
   - Бери, не бойся. Главное не трогай броню.
   Никола тоже подобрал оружие - меч, с которым Макс сражался в своем последнем бою. Теперь Мечник и Пращник снова идут в поход. Самый странный поход в их жизни. Они покинули поляну, и двинулись вперед.
   К Аресу.
   К судьбе.
   ***
   Дорога к богу не может быть легкой - эта мысль преследовала Николу все долгие часы пути к Аресу. Он по-прежнему не считал эту каменную глыбу богом, но Макс, похоже, искренне верил в это. Никола не пытался спорить с ним - Макс потерял друзей, дом и смысл жизни меньше чем за сутки, и отчаянно нуждался хоть в какой-то опоре. Пусть верит, по крайней мере, пока они не доберутся до места. А там - кто знает...
   Первые минуты похода были для него временем ностальгии. Когда-то они с Максом прошли все дороги и побывали почти во всех городах острова. Их Властелин первым создал организованную армию и, пользуясь этим, безнаказанно грабил соседей. От слов "Первый Отряд" тряслись поджилки у министров и губернаторов. Эх, славные были времена...
   После первого же часа пути выяснилось, что этот поход будет мало чем походить на прошлые. Армии, нападающие на города, всегда двигались вдоль побережья, по дорогам, окольцовывающим весь остров. Арес же находился в самом центре, в глубине диких земель. Дорог к нему никогда не существовало и идти пришлось напрямик через лес - место, которое и в лучшие времена было недобрым, а в такой день, как сегодня, просто смертельно опасным.
   Первым лесных жителей услышал Макс. После пережитого он стал очень чувствительным к их малейшим признакам. Они мирно шли по лестной тропинке, когда Макс вдруг вздрогнул, схватил Николу за руку и дернул в сторону. Мгновение спустя на тропинке появилась целая толпа дикарей. Они шли на удивление молчаливо, оглядываясь по сторонам, будто вынюхивая добычу. Дикари были одеты в звериные шкуры, лишь на главаре было нечто, некогда бывшее одеждой. На оружии в их руках были следы свежей крови... Наконец они ушли и путешественники смогли выбраться из кустов.
   - Невероятно, - Никола с трудом мог поверить увиденному. - И это их мы считали безобидными трусами? Если у них найдется вождь, который объединит их, они смогут штурмовать города!
   - Не думаю, - ответил Макс, - скорее всего это ненадолго. Это уже не совсем люди - их ведут животные инстинкты. Они чуют, что в мире нет Властелинов и веселятся, пока могут. Скоро они снова забьются в свои норы.
   - Но если Властелины не вернутся, неужели это наше будущее?
   - Мы должны дойти до Ареса, Никола. Там мы получим ответы на все вопросы.
   Никола устало вздохнул. С Максом теперь было трудно разговаривать - его новая вера не оставляла места для вопросов и сомнений. Но что с ним будет, если, дойдя до Ареса, они найдут лишь мертвый камень? Никола опасался за разум друга.
   Им заняло около двух часов пересечь лесной массив. За это время они еще несколько раз прятались от дикарей - Макс каждый раз замечал их вовремя. Изредка попадались трупы - солдаты, одетые в форму различных городов. Форму и броню дикари не брали никогда, видимо, чуяли что это небезопасно.
   Один раз путники видели троих солдат в чужой форме с треском продирающихся сквозь лес. В их глазах не было разума, только Жажда. Макс хотел заговорить с ними, но Никола остановил его. Для благотворительности сейчас уж точно не время, спастись бы самим. Сентольцев они не встречали, ни живых, ни мертвых и хорошо, что так. Скорее всего, те сочли бы их предателями и были бы не так уж неправы...
   Солнце опускалось все ниже и ниже. День близился к концу. Макс подгонял их - теперь он почему-то был уверен, что Творцы ответят только при свете дня. Впрочем, тут Никола с ним не спорил - у него тоже было неприятное чувство, что время уходит. Когда Властелины вернутся и осознают масштабы катастрофы... Их поведение не смог бы предсказать никто. Нужно было торопиться, но громада Ареса, хоть и заполняла полнеба, была все еще достаточно далеко. Единственным способом попасть туда до заката был путь напрямик, по кратчайшей дороге. Но в этом случае, им придется пройти очень близко от Лесопилки...
   - Ты видел Хранителей вблизи, - спросил Макс, - неужели они настолько страшные, как рассказывают?
   - Да! - Никола не хотел оставлять другу никаких иллюзий, - Даже хуже. Это не люди, Макс, это чудовища. От них можно попытаться убежать, но сражаться - никогда. В городе к ним можно было приблизиться, но возле Лесопилки для них каждый чужак - враг. Если мы сунемся туда, то мы трупы.
   - А как насчет этого твоего способа? Если мы добудем парочку балахонов...
   - Балахоны то мы, может, и добудем. Возможно, даже сможем попасть внутрь. Вот только обратно нам уже не выбраться. Из Лесопилки не сбежишь. Ты хочешь остаток жизни валить и пилить деревья? Лично я предпочитаю умереть сразу. К этому проклятому месту я и близко не подойду.
   Они остановились посреди дороги и посмотрели друг на друга.
   - Никола, - голос Макса чуть дрожал, - выслушай меня. Я знаю, что ты не веришь ни в Творцов, ни в Ареса, но я... У меня больше ни чего не осталось. Я должен был умереть там, вместе с ребятами. Если мы не продолжим путь, убей меня сам, здесь и сейчас. Больше жить мне все равно незачем. Ради нашей дружбы, прошу тебя, давай попробуем.
   Несколько секунд Никола просто стоял и смотрел в пустоту. Затем он встряхнулся и резко выдохнул.
   - Ладно, Макс, не говори глупостей. Неужели ты действительно думал, что я могу тебя бросить? Мы пойдем вместе - умирать, так умирать! Я и не собирался жить вечно. Вперед!
   Они двигались по дуге, обходя самый центр Лесопилки. Даже отсюда был слышан жуткий шум, визг и скрежет. Это место было гигантским муравейником, тысячи людей работали без отдыха, снабжая деревом шестнадцать городов острова. Живые цепочки людей соединяли ее с каждым из них. И никто - ни самый могучий воин, ни самый отмороженный лесной дикарь не осмеливался даже думать о нападении на рабочих. Ведь их защищали Хранители.
   Сердцем Лесопилки был таинственный Вечный Лес, одно из великих чудес Властелинов. На самом деле, это была не слишком большая и непримечательная с виду роща. Но каждое спиленное там дерево за считанные минуты вырастало заново, и его можно было добывать снова и снова. Без этого места, Лесопилка уже давно сожрала бы все деревья на острове. Вокруг Вечного Леса шумел и лязгал огромный комплекс, в котором стволы перерабатывали на доски.
   Никола с Максом двигались вперед осторожно, очень осторожно. Им почти удалось обойти Лесопилку, не приближаясь к смертельно опасному центру. Почти. Ибо в тот момент, когда Никола уже был готов вздохнуть с облегчением, прямо перед ними выросла фигура Хранителя.
   Приехали, успел подумать он, в то время как его тело само подняло меч в боевую стойку. Против Хранителей это было бесполезно, но он хотел умереть с оружием в руках.
   Хранитель поднял голову. В его пустых глазах, впервые появилось нечто похожее на выражение. А затем, он бросился вперед. Камень из пращи Макса попал ему в плечо - никакой реакции. Хранитель несся, готовясь делать то, для чего был создан - убивать. Но на его пути встал Никола с мечом.
   Позднее он сам не мог толком описать, что произошло. Они столкнулись, и вдруг Хранитель отшатнулся. С огромным изумлением, Никола увидел свой меч, торчавшим у того в груди.
   - Арес! - Глаза у Макса были круглыми как плошки, язык заплетался. - Арес направил твою руку!
   Никола потрясенно смотрел вперед. Теперь он был готов поверить в это. Он поразил Хранителя. Это было невозможно, но произошло.
   - Смотри, - прошептал Макс, указывая на Хранителя - Ты видишь это?
   - Да... Это невероятно!
   Поверженный Хранитель упал не сразу. Около минуты он продолжал стоять, тупо смотря на меч в своей груди. Его глаза снова стали пустыми. Он сделал шаг, и лишь затем рухнул, как марионетка с обрезанными нитками. Из него не вытекло ни капли крови.
   Но это было еще не все. Несколько минут спустя, тело Хранителя начало... растворятся. Слово было не совсем точным, но другого подобрать было невозможно. Сначала оно стало прозрачным, вместе с одеждой и оружием, затем превратилось в нечто вроде детского рисунка - грубый контур на песке. А затем исчезло вовсе. Без следа.
   Никола сделал шаг вперед и подобрал свой меч.
   - Идем, - сказал он, - нам надо торопится.
   Им оставался лишь один рывок через редкий и безопасный подлесок. Четверть часа спустя, последнее дерево осталось позади. Перед ними простиралось большое каменное плато. В его центре, цепляя гребнем облака, возвышался Арес.
   Они пришли.
   ***
   Арес был огромным. Он был великим, гигантским, колоссальным - ни одно человеческое прилагательное не было способно описать размеры этой штуки. Никола всегда видел Ареса лишь как смутный силуэт вдали и лишь теперь смог рассмотреть его как следует. По форме он выглядел как огромный боевой шлем с гребнем и вертикальной лицевой щелью. Именно этот образ был на флаге, который каждое утро поднимали над казармой - желтый Арес на красном фоне. Широкая лестница поднималась вверх, исчезая внутри примерно на середине высоты.
   Теперь они подошли так близко, что Арес казался стеной. В его тени было темно как ночью. Никола с Максом приблизились к лестнице. Как и все остальное здесь, она была огромной. Лестница поднималась все выше и выше, пока не исчезала в темных каменных недрах.
   - Быстрее, - сказал Макс, - нам надо торопиться. Солнце скоро сядет.
   Это Никола знал и сам. Арес заслонял западный горизонт и солнца видно не было, зато хорошо были видны удлинившиеся тени. Вряд ли оставалось больше часа до заката.
   Они начали подъем. Эти ступени делали явно не для человеческих ног - на каждую приходилось карабкаться. И их было много, очень много. Казалось, что эта лестница ведет не к Аресу, а прямиком к богам, на небо. Макс шел первым. Он едва не бежал, перепрыгивая иногда по несколько ступенек за раз. Никола поражался - еще несколько часов назад парень был на грани смерти от ран, а теперь вдруг такая прыть. Он прислушался к собственным ощущениям, и вдруг понял, насколько бодр он сам. Усталость от бессонной ночи и тяжелого дня куда-то исчезла. Никола был полон энергии и был готов продолжать подъем вечно.
   Это Арес, понял он. Арес придает нам силы. Выходит, Макс прав. Его неверие, уже начавшее слабеть, теперь поколебалось еще больше. Возможно, Творцы действительно существуют, и ответят им...
   С каждой ступенькой они получали все лучший обзор местности. Вдалеке виднелась громада Лесопилки. Заметили ли Хранители, что их стало на одного меньше? У Николы были в этом сильные сомнения. Хорошо просматривались леса. Дикари, населяющие их, показали чего они стоят на самом деле...
   На самой вершине лестницы они остановились. Вид отсюда был воистину потрясающим.
   Под ними расстилался бесконечный зеленый ковер. Лесопилка казалась забытой на нем детской игрушкой. На самом горизонте чернели полоски прибрежных дорог, а за ними синело море. Отсюда нельзя было разглядеть здания Сентола, но клубы дыма над ним были хорошо видны. Ветер медленно сносил их прочь от берега. Такие же дымные облака висели над всеми городами побережья.
   - Какая красота: - Макс был настолько восхищен, что, казалось, ненадолго забыл даже о своей божественной миссии. - Я никогда не думал, что мир настолько прекрасен.
   - Мы слишком привыкли копошиться там, внизу. Красота окружает нас, но мы ее не замечаем. Это наш мир, Макс. Море и острова, леса и города, люди и звери. Для Властелинов мы лишь живые игрушки, но главное это то, во что верим мы сами.
   - Интересно, как там, дома? Этот дым... неужели весь Сентол сгорел?
   - Город не может сгореть целиком, он слишком велик. Но люди... Мир уже не станет прежним, Макс. Даже те, кто выживут, не забудут этого дня никогда.
   Бросив последний взгляд на мир под ногами, мечник и пращник двинулись вперед. Арес ждал их, и времени оставалось совсем немного. Вместе они нырнули в туннель.
   Туннель, ведущий в недра Ареса, был, пожалуй, самым странным местом из всех, в которых Николе доводилось побывать. Он был громаден - чего, впрочем, следовало ожидать, но не пустынен. С обеих сторон на стенах висели факелы, освещающие путь. Они казались обычными, но не коптили и не дымили. И на стенах вдоль всего тоннеля были фрески. Не было ни одного клочка чистого камня - лишь бесконечные, переходящие одна в другую картины. Они все изображали воинов и батальные сцены. Николе с Максом удалось увидеть очень мало знакомого - лишь странные люди с еще более странным оружием. Впрочем, у них не было времени их долго разглядывать. Последнюю часть туннеля они преодолели почти бегом.
   Выход из туннеля преграждала лишь странная желтая веревочка, натянутая поперек него. Она почему-то казалось совсем неуместной здесь. В самом ее центре виднелась маленькая табличка с надписью:
   ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ЧУДЕСА НЕ ПРОПИСАНЫ.
   Никола, шедший первым, остановился и с недоумением уставился на эту штуку.
   - Ну и что это за ерунда такая? Какие чудеса? Где не прописаны?
   - Не обращай внимания. Это все Властелины - они хотят лишить нас веры в истинных богов. Вперед.
   Все еще недоумевая, Никола взмахнул мечом. Лезвие с легкостью рассекло веревку, табличка полетела на землю и хрустнула под сапогом. Еще несколько шагов вперед, и стены расступились. Они вступили в Храм Ареса.
   - Мы пришли, - в голосе Макса был трепет. - Это святое место!
   Николе оно по-прежнему не казалась столь уж святым, но он с интересом оглядывался по сторонам.
   Храм Ареса представлял собой невероятно огромный зал. Пол и единственная видимая стена были сделаны из неизвестного красноватого камня. Из него же были сделаны и колонны, уходящие куда-то вверх. Зал освещали тысячи факелов - их ряды, казалось, уходили в бесконечность. Но самой заметной деталью зала были алтари - гигантские плиты чистейшего серого мрамора. Даже в видимом кусочке зала их было несколько десятков.
   И на них блестело золото. На некоторых алтарях лежало всего несколько монеток, но на других, судя по размерам груд, лежали тысячи.
   - Что это? - теперь в голосе Макса слушалось недоумение. - Откуда здесь золото? Зачем?
   - Видимо кто-то тоже хотел получить ответ от Ареса. Мы не первые тут.
   - Но кто... О нет!
   - Да, Макс. Взгляни, наконец, правде в глаза. Ни у одного человека не может быть таких денег, как те, что здесь лежат. Это Властелины. Если от Ареса и можно было получить какой-нибудь ответ, они уже давно имеют его.
   -Нет! - Макс уже почти кричал, - Это невозможно. Он бросился к ближайшему пустому алтарю и потянул Николу за собой. Повторяй за мной!
   - Великий Арес, - начали они в унисон. - Ты посланник истинных Творцов нашего мира. Мы прошли долгую дорогу к тебе. Ответь нам, услышь наш зов! Укажи нам путь!
   Никакой реакции. Их голоса уносились куда-то вдаль, пропадая в пустоте зала.
   -Нет! - На глазах у Макса блестели слезы. - Они должны, должны ответить! Почему, почему у меня нет хоть одной золотой монетки?
   Он бросился к соседнему алтарю, выкрикивая какие-то бессвязные слова. Никола остался стоять, глядя в никуда. Он с самого начало ни во что не верил, ожидая чего-то подобного. Почему же на душе так пусто?
   "Чудеса не прописаны", вспомнилось ему. Чудес действительно не бывает... И в этот момент он понял. Осознание было столь резким и внезапным, как будто его произнес чужой голос в голове. Голос бога.
   - Идем Макс, - крикнул он. - Я понял!
   - Да? - В глазах друга вновь появилась надежда. - Понял что?
   - Властелины ошибались. Они давали золото и не получали ничего. Для них чудеса действительно не прописаны, а мы сейчас получим чудо по полной программе! Ты сам говорил мне столько раз, что Арес бог воинов. Зачем ему золото? Разве им мы рискуем, выходя на битву? Разве его мы проливаем, сражаясь с врагами? Давай сюда свою руку!
   Острым лезвием меча, Никола надрезал себе и Максу запястья. Их кровь смешалась, и потекла на серый мрамор алтаря. Теперь они говорили снова, оба с убежденностью и истинной верой.
   - Великий Арес! Ты посланник истинных Творцов! Ответь нам, услышь наш зов! Укажи нам путь!
   УКАЖИ НАМ ПУТЬ!
   Высоко над серой плитой алтаря появилась светящаяся точка. Она становилась больше и ярче с каждой секундой. Два человека могли лишь стоять и молча смотреть. Они просили чуда, и чудо пришло. Точка упала на пол. Теперь она раздвигалась вширь и ввысь. Мгновение спустя, на ее месте образовалась большая сияющая арка.
   - Что это?
   - Творцы ответили нам, Никола. Мы просили указать нам путь, и вот он перед нами. Теперь нам остается лишь идти вперед.
   - Вперед куда?
   - Посмотри сам. Теперь уже хорошо видно.
   По ту сторону сверкающей арки, было совсем другое место. У них был закат, а там солнце сверкало в зените. Сразу за проходом, начиналась необъятная степь. Никола вдруг понял, что таким просторам не хватит места ни на одном острове. Вдалеке виднелись горы. По сравнению с ними, даже Арес казался карликом. На их вершинах блестел снег.
   У Макса не было никаких колебаний.
   - Это другой мир, Никола. Совсем другой, новый мир. Там нет и никогда не было ни каких Властелинов, одни лишь люди. Там мы будем свободны!
   Ветер доносил из-за арки незнакомые запахи. В степи колыхалась трава...
   Разве мог он вчера, выходя на смену в таверне, представить, что этим все закончится? Этот день быль невероятным, но теперь ему казалось, что самое интересное еще впереди.
   - Идем, - сказал бывший бармен Никола. - Чего же мы ждем?
   Они вместе шагнули вперед за черту света и ступили на траву. За их спиной, арка снова сжалась в точку и затем исчезла. Храм Ареса вновь был освещен лишь светом факелов.
   Последний краешек солнца исчез за горизонтом. Судный день, наконец, завершился.
   ***
   На город Сентол опустилась ночь. Кошмарный день был невероятно длинным, но и он, в конце концов, закончился. Теперь четверка советников могла подвести предварительные итоги произошедшей катастрофы.
   Толпы, которые весь день бушевали в городе, исчезли. Население города уменьшилось настолько, что на оставшихся жителей Жажда почти перестала действовать. Те, чьи дома уцелели, расползлись по ним, но таких было немного. Большинство спало вповалку прямо на улицах, вперемешку с трупами. Какие болезни начнут распространяться завтра не мог предсказать никто. Каждый из советников мотался по городу и осматривал свои владения. Разруха была полной.
   Хуже всего приходилось Леониду Клавдию. Мэр в течение всего дня пытался быть везде одновременно. Толку от его усилий было немного. Он осунулся, превратился в бледный и трясущийся призрак самого себя. После заката он еще раз посетил все важные места и убедился, что в главном ничего не изменилось. Порт по-прежнему был перекрыт - любой корабль, пытавшийся покинуть его, непостижимым образом разворачивался обратно после нескольких десятков метров пути. Торговый центр почти полностью сгорел, и оставалось лишь любоваться на руины. Стройка была запечатана намертво - даже бушевавшей вокруг толпе не удалось нанести ей ни малейшего вреда. Леонид Клавдий лично пытался содрать издевательский плакат с прочерком, но тот, казалось, стал частью стены:
   Вокруг Хранилища продолжали вздыматься горы выброшенных, ставших мусором, ресурсов. При виде происходящего там сердце мэра просто кровью обливалось. Он хорошо знал, каковы цены на мрамор на сегодняшнем рынке - убытки каждого часа были чудовищными. Он был почти готов броситься к Хранителям и потребовать прекратить это, но, в конце концов, не решился. Хранителям мэр был не указ, они подчинялись только Властелинам. Попробуй он вмешаться, никакие телохранители его не спасли бы...
   Главнокомандующий Марк Титус в одиночестве сидел в опустевших Казармах. Толпа, бывшая тут днем, не пощадила ни чего. Внешне здание уцелело, но это была лишь пустая оболочка. На полу перед ним стояла целая батарея пустых бутылок из его личного неприкосновенного запаса. Как и все высшие чиновники, генерал никогда не испытывал Жажды. Но теперь ему хотелось просто банально напиться. Марк Титус знал, что его запасы смогли спасти бы не один десяток жизней, но с какой стати он должен ими делиться? Они сожгли его Казармы, разрушили дело всей жизни - так пусть подыхают!
   Верховный Ученый, Юлий Платон, большую часть дня провел в Академии. Он был там во время попытки штурма и дрожал от страха вместе со всеми. Тем больше была их радость, после того как Великая Линза разогнала толпу. Эта штука всегда считалась "Оружием Судного Дня" и с точностью оправдала это определение. Теперь можно было немного расслабится... Ученые завершили текущее исследование и тут же начали новое - строго по плану. Юлий Платон решил, что все могло бы быть намного хуже. Жизнь продолжалась.
   Все последние часы Верховный Дипломат Сандер Аврелий не выходил из Ратуши. В городе ему делать было особенно нечего - его посольство было погребено где-то в недрах Стройки. Шпионское Укрытие уцелело - оно было хорошо спрятано, и толпа прошла мимо. Вот только связь с последним из шпионов прервалась еще до полудня. Делать там было совершенно нечего. Дипломат изучал переписку Властелина, надеясь точнее определить время Его возвращения. Иногда в ней проскальзывало такое... Сандер Аврелий начал боятся собственных мыслей.
   Призыв был для них всех внезапным. Весь этот долгий день они ждали и надеялись, но когда час настал, они в течение нескольких секунд не могли поверить, что это реальность. Их подчиненные увидели своих шефов внезапно растворяющимися в воздухе и разразились радостными воплями. В обычный день такое случалось многократно, но теперь счастью не было предела. В разумах всех четырех советников одновременно вспыхнула общая мысль.
   Властелин вернулся!
   Он висел в воздухе в самом центре Большого Зала Ратуши. Висел и смотрел на своих самых преданных слуг. В этом мире у Властелина не было настоящего, плотного тела. Зрители видели лишь смутную, светящуюся, человекоподобную фигуру. Каждое мгновение она выглядела чуть по-другому. Человеческий мозг был не в силах воспринять истинную суть божественного величия - то, что видели Советники было, по большей части, продуктом их собственного воображения.
   Зато голос Властелина был реальным. Он ревел и грохотал. Казалась, прочные стены Ратуши вот-вот рухнут, не выдержав гнева бога.
   - НАКОНЕЦ-ТО!!! ЧЕРТОВ ГЛЮЧНЫЙ СЕРВАК! ПРОКЛЯТЫЕ АДМИНЫ, ПОЧЕМУ НЕ СДЕЛАЛИ ОТКАТ? Я ЭТО ТАК ПРОСТО НЕ ОСТАВЛЮ, ПУСТЬ И НЕ НАДЕЮТСЯ, ЧТО Я ВОЗЬМУ ИХ ПРЕМИУМ!!! ОНИ ЕЩЕ ПОЖАЛЕЮТ!!!
   Четверка советников застыла, боясь шелохнутся. Они поняли лишь, что Властелин гневается не на них. И на том спасибо.
   - СЕЙЧАС ПОСМОТРИМ, ЧТО ТУТ БЕЗ МЕНЯ ПРОИСХОДИЛО!
   От Властелина начали расходиться волны призрачного огня. Советники хорошо знали это ощущение. В эти секунды Он с огромной скоростью просматривает свои владения. Часть информации бралась прямиков из их разумов. В сущности, именно в накоплении и передаче данных и была их основная работа. Со всем остальным, Властелин прекрасно справлялся и сам.
   - НЕТ!!! - Теперь Властелин был в таком бешенстве, в котором его еще никогда не доводилось видеть. - ГДЕ МОИ СУХОГРУЗЫ??? ГДЕ МОЯ АРМИЯ??? ЧТО С МОИМ ГОРОДОМ???
   Призрачная фигура увеличилась в размерах. Теперь она заполняла почти весь зал. Советники в ужасе сжались в уголке, ожидая, что в любую секунду божественный огонь поглотит их.
   - Я БУДУ ЖАЛОВАТСЯ НА ФОРУМЕ!!! ПУСТЬ ТОЛЬКО ПОПРОБУЮТ НЕ ВЕРНУТЬ, КЛЯНУСЬ, ЧТО ВСЕ БРОШУ!!! И ВЕСЬ МОЙ АЛЬЯНС БРОСИТ!!! В СЕТИ ПОЛНО ПРОЕКТОВ, НЕ ХВАТАЛО ЕЩЕ ЗДЕСЬ С БАГАМИ ВОЗИТСЯ!
   У Властелина была невозможно различить лицо, но теперь всем Советникам показалось что он смотрит прямо на них.
   - А ВЫ ПОЧЕМУ ТУТ СТОИТЕ? БЕЗДЕЛЬНИЧАЛИ ТУТ БЕЗ МЕНЯ? СЕЙЧАС Я ЗАСТАВЛЮ ВАС ПОРАБОТАТЬ!
   Министры бросились прочь, как испуганные тараканы. Все, кроме одного. Сандер Аврелий продолжал стоять, не тронувшись с места.
   Фигура Властелина вновь застыла. Повеяло призрачным пламенем. Дипломат знал, что именно в этот момент Властелин принялся за работу.
   Пустой плакат с прочерком внезапно исчез со здания посольства. Стройка завершилась. Рабочие высыпали наружу, не понимая, как утро могло вдруг стать вечером и где их сменщики. Впрочем, у них в голове тут же появилось новое задание. Смены они не дождутся еще очень долго...
   В Казармы вернулись немногие уцелевшие солдаты. Им тоже не дали отдохнуть, немедленно отправив на новые задания.
   Из далекой колонии тронулись в путь корабли с вином. Им навстречу уже мчались корабли с деревом и мрамором. В переполненном Хранилище, наконец, появилось свободное место...
   Дух Властелина витал над городом. Всюду внезапно восстанавливались разрушенные здания, трупы исчезали с улиц. Он не мог лишь одного - воскресить их. Сентолу предстоял долгий и трудный путь к прежнему величию.
   Призрачная фигура в центре зала вновь зашевелилась. То, что было лицом, повернулось прямо на Сандера Аврелия.
   - А ТЫ ПОЧЕМУ ЕЩЕ ЗДЕСЬ??? ОПЯТЬ ВИСИТ, ЧТО ЛИ?? КАК МОЖНО ТАК ИГРАТЬ? ЗА РАБОТУ, ПИКСЕЛЬ ПОГАНЫЙ!!!
   Дипломат выпрямился. Впервые за всю свою долгую службу он смотрел прямо на Властелина.
   - Заткнись, козел, - четким и ровным голосом сказал он. - Пошел вон!
   Сандер Аврелий замер, ожидая карающего смертельного удара. Но его не последовало. Призрачная фигура резко уменьшилась в размерах, сжавшись почти в точку. Голос Властелина зазвучал вновь, но он стал другим - почти человеческим. В нем была неуверенность и, неужели это возможно, страх.
   - У меня глюки... Бот заговорил...
   Раздался тихий хлопок, и Властелин исчез. Верховный Дипломат облегченно вздохнул. Он рисковал, страшно рисковал. И выиграл.
   Весь день он просматривал Их дипломатическую переписку. Он по-прежнему понимал не все, но картина постепенно вырисовывалась. И она была чудовищной. Для Них они вообще не были живыми - лишь картинками в какой-то дьявольской машине. Меньше всего на свете Властелин мог ожидать, что игрушка вдруг заговорит с ним на равных...
   Разумеется, риск по-прежнему оставался. Властелин мог опомниться, и все-таки покарать обнаглевшего раба. Он мог испугаться и сбежать - и тогда они станут Ишкой. Но Сандер Аврелий не верил в это. Он неплохо успел изучить своего хозяина - тот был истинным Властелином и не мог прожить без своей власти ни дня. Желание царствовать правило Им так же сильно, как Жажда последними из простолюдинов. Властелин скоро вернется и тогда они поговорят совсем по-другому...
   Сентол ждут большие перемены.
  

Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Маш "Детка, я твой!"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"