Ковалев Александр: другие произведения.

Артем Царевич. Книга 5. Двойники Души Главы 16-17

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уважаемые друзья! Публикую сразу две главы, потому что читать их нужно целиком, они связаны друг с другом. и -ВНИМаНИЕ - в этой книге и во всем цикле про Артема Царевича осталось всего 2-3 главы. Выложены они НЕ будут. После завершения работы над всем романом, авторской вычитки и корректуры появится вся книга целиком.


Александр Ковалев

Артем царевич

книга 5

"двойники души"

Роман-сказка для семейного чтения

ВСЕ ПРАВА НА ДАННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЛЮБЫЕ ПОПЫТКИ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУДУТ ПРЕСЛЕДОВАТЬСЯ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 16

свои чужие сны

  

I

   Они шагнули в следующую Долину все вместе, но оказался в ней только Артем. Его будто кто-то толкнул при переходе, он упал на землю и выронил мамин цветок. Роза выпала у Артема из рук и отлетела в сторону. Артем облегченно вздохнул - значит, он его все-таки не потерял.
   Вокруг было темно. Артем обнаружил, что он в лесу, где растут огромные деревья. Их стволы напоминали панцирь средневекового рыцаря, они были такими высокими, что Артем ощущал себя настоящим карликом, особенно когда ветви угрожающе бесились на холодном ветру и, цепляя друг друга, создавали из крон деревьев большой черный купол.
   Артему вдруг показалось, что на него кто-то смотрит. Он поднял голову и увидел, что над лесом простирается чья-то тень. Артему впервые стало по-настоящему страшно. Он чувствовал, как нечто опасное и ужасное движется к нему. Что-то пробиралось сквозь деревья, врывая их с корнем, ломая самые толстые и сильные ветки, продираясь прямо сюда. Странное осознание того, что это "пришли за ним" не покидало его, и Артем решил, что лучше подчиниться инстинкту выживания, чем не дожидаться неизвестной участи. Он уже собирался рвануть, но вспомнил, что оставил мамину розу и хотел уже прыгнуть к ней, чтобы подобрать, но в это самое время услышал над собой дикий хохот. Артем поднял голову и закричал - над ним возвышался десятиметровый Черный Змей.
   Великаном Кощей XIX был еще более отвратительным. Большая змеиная голова с получеловеческим лицом, торчащая из дряблой шеи, длинные руки с тонкими сгоревшими пальцами и желтыми ногтями, которые он тянул к розе. Еще один миг, и Черный Змей занес ногу, чтобы растоптать цветок. Артем понял, что сейчас произойдет непоправимое, бросился вперед и накрыл его своим телом. "Все, это конец! Сейчас увидимся, мама!" - пронеслось у него в голове. Он развернулся лицом вверх, но только для того, чтобы увидеть, как на него падает большая черная ступня. Артем закричал и... проснулся.
   Артем тяжело дышал, его бил озноб. Он сжал кулаки, роза ужалила его своими шипами, и он почувствовал настоящую, реальную боль. Артем вытер пот со лба: цветок был у него в руках, никакого черного Змея поблизости, все хорошо. Обессилевший от схватки во сне, он упал на траву и закрыл глаза, но, подумав, что может увидеть еще один такой сон, поспешно открыл. Он приподнялся на локте и осмотрел место, в которое попал.
   Этот лес как две капли воды был похож на тот, где он только что чуть не погиб, разве что здесь было спокойно, дул приятный, легкий ветерок, и деревья были обычных размеров. Рядом с ним храпел отец, чуть поодаль от него спала Василиса, а Ниткин свалился в муравейник, и теперь муравьи безуспешно пытались вытащить его, пока он сопел.
   Артем поднялся и вытащил бедолагу из муравейника. Он несколько раз хорошенько тряхнул его, пытаясь разбудить, но у него ничего не вышло. Он первый раз видел, как спит клубок, и понятия не имел, как еще можно его разбудить. Но ведь людей ты будить умеешь, сказал себе Артем, и попытался поднять Василису, а за ней своего отца, но они никак не реагировали на то, что он хлопал по щекам, тряс за плечи и тянул за руки. Они только переворачивались на другой бок и улыбались во сне.
   - Не, это бесполезно, - после очередной безрезультатной попытки услышал он рядом с собой знакомый голос. Вторая душа Василия Васильевича с довольным видом раскачивалась на толстой березовой ветке. - Привет, Артем!
   - П-привет, - заикаясь от удивления ответил Артем. - А откуда ты меня знаешь? Мы ведь с тобой раньше никогда не встречались.
   - Я видел тебя во сне, - ответил Василий Васильевич. - Я разговаривал с собой, еще живущим - с девятым Василием Васильевичем, если тебе так более понятно, - и он рассказал мне о тебе. Он, кстати, просил меня просветить тебя по поводу этой Долины.
   Только сейчас Артем обратил внимание, что этот кот заметно отличается от того, какого он знал. Он еще не был таким большим и пузатым, казался относительно молодым, шерсть его лоснилась (Василий Васильевич всегда ухаживал за собой), но в остальном это был все тот же знакомый ученый кот.
   - У нас очень мало времени, поэтому начнем прямо сейчас, - спрыгнул кот и стал с важным видом ходить вокруг Артема. - Что успею, я тебе сообщу прямо сейчас, с остальным будем разбираться, когда ты вернешься.
   - Откуда? - попытался открыть рот Артем, но кот его сразу остановил.
   - Это все потом, - сказал он. - А сейчас ты должен слушать меня. Ведь я не просто кот, я Кот Ученый. Хожу я по цепи кругом. Иду направо - песнь пою я. Налево...
   - Сказку говоришь, я в курсе, - перебил его Артем. - Давай ближе к делу.
   - К делу так к делу, - ничуть не расстроился кот. - У тебя есть всего пятнадцать минут, потом ты снова заснешь.
   - Но почему?
   - Потому что это Долина Изумления, Долина Удивления, - с видом знатока ответил кот. - А где еще можно удивить человека, если не во сне?
   - А что с моими друзьями, с отцом?
   - Ты и твои друзья будете во сне столько, сколько потребуется для того, чтобы вы открыли тайны вселенной. Каждый из вас видит свои сны, каждый просыпается поодиночке. И только когда вы все вместе окажетесь во сне, сможете вместе проснуться в этом лесу.
   Василий Васильевич закончил с объяснениями, но Артем не успел его как следует расспросить. Он почувствовал, как глаза его слипаются, и провалился в приятную дремоту. А через минуту он уже шел по проселочной дороге в сторону до боли знакомого городка, по улицам которого ходили только пожилые люди.
  

II

  
   Это был Дед-да-Бабинск. Здесь он заговорил на зауми, здесь ему впервые пришлось столкнуться с черными силами, здесь он впервые ощутил себя героем - о чем ему все время твердил Василий Васильевич. Он пришел сюда, чтобы освободить жителей города от порчи, которую навел на них молодой злой чародей-оборотень, и с помощью своего нового друга, ставшего в Мире Русских Сказок странствующим знахарем Дядей Мишей, одолел колдовство. И вот сейчас ноги сами несли его к полуразвалившейся избушке, в которой он так и не побывал в прошлый раз.
   Артем постучал в хату, и ему открыл совсем седой старик.
   - Здравствуйте, люди добрые, - поклонился хозяину Артем. - Водицы испить не дадите?
   - Конечно, мил человек, - улыбнулся ему старик. - Проходи! Гость в дом - Бог в дом! Мы с женой как раз ужинать собирались.
   Артем вошел в покосившийся от времени дом, поклонился хозяйке, которая вышивала у окна, и заметил, что в дальнем углу сидит большая, в человеческий рост, курица-хохлушка. Увидев Артема, она страшно заволновалась и беспокойно закудахтала, но с места не сдвинулась.
   - Проходи, гость дорогой, - проводил Артема к столу старик, а сам пошел в сени. - Сейчас, сейчас уже...
   - Эх, мил-человек, - вдруг пожаловалась ему старуха. - Какой день уже поесть нормально не можем! Голодаем!!! А все из-за этой...
   Она не успела договорить - вернулся муж. И она снова села за вязание. "Неужели она хотела сказать, что виновата курица?", - удивился Артем, но переспрашивать не стал. Он понял, что пожилая женщина не хотела говорить об этом при своем старике.
   - Вот я и водицы набрал, - протянул Артему ковш с ледяной водой хозяин. - И вот хлебушка нарезал, маслица, все как надо... Яичницу любишь?
   - Ага, - поспешил согласиться Артем.
   - Вот наша наседушка сейчас яйцо снесет, яишенку-то и поедим, - старик от предвкушения ужина даже закатил глаза. - Лучку добавлю, помидорку, перчика...
   - Да что ты, дед! - не вытерпела бабка. - Какой ужин! Ты что же, думаешь, у нее в этот раз получится?
   - Не встревай, не встревай! - разозлился на жену старик и погрозил ей кулаком, а потом переметнулся на курицу. - Пусть только попробует...
   Артем почувствовал себя неловко, как любой, кто попадает на домашнюю ссору. Но в это время курица приподнялась, громко хлопнула крыльями, и Артем увидел, как из-под нее выкатилось золотое яйцо размером с футбольный мяч. Да уж, подумалось Артему, было бы оно настоящим, можно было точно омлет на всю улицу приготовить.
   - Ну, опять не угодила? - заговорила курица. - Вместо того, чтобы бить его каждый день да на омлет надеяться, лучше пошли бы да продали его кому-нибудь, купили бы еды, нормальный ужин приготовили.
   Золотое яйцо блестело ярче солнца - Артем с непривычки даже прищурился, - и в нем отражался весь дом, каждая мелочь приобретала замысловатые формы и расплывалась по яйцу, точно это был глобус или хрустальный шар, в котором все видно.
   Артем, увлекшись мыслями о том, сколько омлета может дать настоящее куриное яйцо, не заметил, что хозяева схватили то, что снесла курица, и, отпихнув наседку, бросились дружно колотить его. Они били по нему столовыми приборами, инструментами, утварью, просто колотили его руками о столешницу, но, как и должно быть в настоящей сказке, так и не сумели его разбить. Каково же было удивление Артема, когда он увидел, что старики совсем не горюют, а веселятся, как малые дети. Они хохотали и подтрунивали друг над другом, изображая, кто из них как колотит это яйцо, и почему они не могут его разбить. Это было странно, но Артему показалось, что они по-настоящему счастливы.
   - Так вы что - совсем не переживаете, что не разбили яйцо? - спросил он.
   - Что ты, - засмеялась старуха, - наоборот! Это так здорово - каждый день такая гимнастика!
   Старик покатился со смеху.
   - Мы ж яйцо это каждый день бьем, - кричал он, хватаясь за живот. - Она его каждый день несет, а мы его, как ненормальные, колотим. Зато - живем!
   - То есть, - начал понимать Артем, - вы бьете яйцо, чтобы проверить, остались ли еще у вас силы?
   - Ну, ты почти угадал, - успокоился старик. - Просто такова наша судьба. Мы ж с бабкой уродились, так нам уже под восемьдесят было. Как тут еще тело и дух в форме держать?
   - Спасибо вот Рябушке, не дает нам скучать, - подхватила бабка.
   - Одно только плохо, - вдруг снова постарел дед, и старуха замолчала и тоже как-то сникла. - Сейчас придет... эта... И всю нашу молодость, как рукой...
   Значение последней фразы Артем не понял, но это было уже ни к чему. Та, кого боялись старики, уже вылезала из норы. Это была гигантская мышь, голова которой упиралась в потолок. Пытаясь выбраться наружу, она проломала стену и стала прыгать вокруг яйца на столе с такой силой, что дом заходил ходуном. Вдоволь повеселившись, мышь взяла в лапы хвост и принялась крутить им, как какой-нибудь ковбой в американском вестерне. Петля этого лассо становилась все больше и больше, и чтобы не оказаться в удавке, и старикам, и Артему пришлось прижаться к полу. А мышь, как ни в чем не бывало, раскрутила свой хвост, набросила его на яйцо, крепко завязала узел, подняла яйцо над головой и стала вращать его над собой с бешеной скоростью, а потом вдруг резко остановилась и грохнула его оземь.
   Бабка с дедом закричали и даже закрыли глаза руками, чтобы не видеть, как в очередной раз гибнет их золотое яйцо. Но Артем успел прыгнуть под стол, куда полетело яйцо, схватил его и крепко прижал.
   Он вылез из-под стола и увидел немую сцену. Курица таращилась на него, беспрестанно хлопая крыльями, и радовалась спасению яйца. Старики, обняв друг друга и закрывшись руками, тянули из-под ладоней уши, не понимая, почему они еще не слышат привычного дребезжания и треска золотой скорлупы. Но больше всех была шокирована мышь. Она так и замерла со своим хвостом-лассо, но быстро очухалась и, оскалив в злобе зубы, двинулась на Артема.
   Артем в ответ пошел на нее, совершенно не представляя, что он будет сейчас делать: эта крыса точно загрызет его! Но ответ пришел сам собой - Артем решил, что знание, данное ему Зеркальным посланником, действует даже во сне.
   - А ну, пошла отсюда! - крикнул он и замахнулся на мышь яйцом. - а то сейчас позову своего друга, кота Василия Васильевича Ученого, он тебе покажет, как чужие яйца бить!
   Бред сновидения продолжался. Услышав про кота, мышь задрожала от страха и прямо на глазах Артема сдулась, как шар, из которого выпустили воздух. Она превратилась в обыкновенную, маленькую серую мышку и поспешила к себе в норку.
   - И только попробуй сюда еще приди! - прогремел Артем на прощанье.
   Бабка с дедом наконец-то перестали бояться и причитать и с боевым видом встали рядом с Артемом. Тогда он повернулся к курице и объявил:
   - А ты - чтобы нормальные яйца носила, поняла?
   Но наседка в ответ только прокудахтала и тоже уменьшилась в размерах, став обычной домашней хохлушкой. Больше она уже не разговаривала, спокойно вернулась на свое место в угол и поудобнее там устроилась.
   - Ой, сынок, - подскочили к Артему старики. - Да как же нам тебя благодарить-то?! Мы ж думали, всю жизнь так и промучаемся!
   Артему вдруг припомнилось, как он смеялся над несчастными стариками, когда побывал здесь впервые. Ему было весело, когда бедные дед-да-бабинцы страдали, в тысячный раз гоняясь за колобком или оказываясь перед разбитым корытом. Сейчас он глубоко раскаивался в том своем поступке и был рад, что смог помочь этим старикам.
   - Ничего не надо, - произнес он. - Просто дайте воды попить.
   Старик засмеялся и побежал с ковшом в сени, наполнив его до краев холодной колодезной водой, вкуснее которой Артем еще не пил.
   - Ну, теперь наша Ряба в порядке, будем мы с яичками да с цыплятками, - довольно потирал руки дед.
   - Думаете, больше золотых яиц не будет? - спросил Артем.
   - Не, не будет, - уверенно сказал старик. - Теперь уж точно.
   - А как же эти ваши физические упражнения для поддержания сил?
   - Ну, не будет упражнений, станем зарядку делать, - засмеялась хозяйка. - А потом, здоровая пища - это я про омлеты - тоже жизнь продлевает!
   - Слушай, парень, - вдруг обратился к нему дед. - А возьми-ка ты это вот яйцо!
   И показал на золотое яйцо, которое все еще было у Артема в руках.
   - Не, ну что вы, - отказался Артем и стал пихать старику яйцо. - Курица ваша правильно говорила: продадите, купите себе чего-нибудь...
   - Не-не-не, - отмахнулся старик и спрятал руки, чтобы Артем не сунул ему яйцо. - Ты заслужил, пусть у тебя и будет.
   Но Артему совесть не позволяла отнять у стариков такую драгоценность. Он решил положить золотое яйцо обратно на стол, раз старик не хочет его брать. Но только он сделал движение к столу, как картинка вокруг него поменялась, и он снова проснулся.
  

III

  
   - Ну, как, интересно было? - услышал он над собой голос Василия Васильевича.
   - Ага, не то слово, - поднял голову Артем и только сейчас увидел, что у него в руках золотое яйцо, только вслед за мышью и курицей оно приобрело привычную форму и размер. - Ничего не понимаю... Как я с собой яйцо-то сюда принес?
   - Расскажи по порядку, что там было, - сказал кот. - Может, я тебе и объясню.
   Артем помнил, что у него всего пятнадцать минут, и постарался в нескольких словах описать ту ерунду, которая ему приснилась.
   - Это было так реально, - закончил он рассказ. - Я знал, что я во сне, но понимал, что это происходит со мной на самом деле.
   - Так оно и есть, - резюмировал кот. - В Долине Удивления происходят самые чудесные вещи. И если для тебя реальность проявилась во сне, значит, здесь твой сон станет явью.
   - И что мне делать с этим яйцом? - спросил Артем. - Таскать с собой?
   - А как же! Все, что даст тебе это долина, должно оставаться у тебя. Кто знает, сколько раз тебе еще придется пройти через Мир Снов. А если ты окажешься в краю, где от этого золота будет зависеть твоя жизнь?
   - Ладно, - буркнул Артем, и сунул золотое яйцо в карман брюк и зевнул. - Похоже, мне пора дальше.
   - Помни, что все реально! - сказал ему напоследок Василий Васильевич, и Артем понесся навстречу новому сновидению.
   Теперь он был в больнице. Он шел по пустому коридору, где не было ни врачей, ни больных. Артем открывал двери, но палаты были голыми, с обшарпанными стенами, облупившейся краской на полу и ржавыми панцирными сетками без матрасов. Снова появилось чувство страха - Артем почувствовал себя героем фильма ужасов и ждал, что сейчас из-за угла появится какое-нибудь чудовище с зубами вместо живота и выпьет из него кровь или просто загрызет. Но чем дальше он шел, чем больше дверей открывал, тем четче понимал, что он здесь один. Но что ему было до сих пор непонятно, что он тут делает, почему сон все еще ведет его вперед.
   Он толкнул еще одну дверь, но она не поддалась. Артем не отдавал себе отчет в том, что он делает, он покорился сну и выбил дверь ногой. Перед ним открылась не просто больничная палата. Это было больше похоже зал, в котором устраивают балы, чтобы в нем могло разместить несколько тысяч человек. Он был бескрайним, но в остальном эта палата ничем не отличалась от тех, которые Артем видел в этой больнице - те же темно-синие стены и дырявые полы.
   В самом центре этого бесформенного зала стояла одинокая больничная койка, на которой лежала женщина лет сорока. Лицо ее источало мертвенную бледность, глаза опоясали страшные круги от бессонницы, кожа обвисла и отдавала желтизной. Узнать больную было трудно, но Артему были известны эти черты лица. Йося всегда был похож на маму. Он вдруг вспомнил, что даже не знает, как ее зовут.
   Мама Йоси открыла глаза. Она тоже его узнала, он увидел это по ее взгляду. Женщина с трудом подняла руку и поманила его к себе. Артем уселся на краешек кровати и внимательно посмотрел на нее.
   - Зачем ты пришел, мальчик? - спросила Йосина мама.
   - Не знаю, - ответил Артем. Он еще раз осмотрелся, и ему стало жутко от этого места.
   - Это ты во всем виноват, - прошептала ему больная. - Ты виноват, что я заболела. Я столько переживала из-за Йоси. Мы с его папой делали все, чтобы он стал настоящим музыкантом, чтобы он стал интеллигентным мальчиком. А он не хочет учиться, стал хулиганом, все время с кем-то дерется, ломает скрипку. Пока ты не завел с ним дружбу, ничего этого не было. У нас была нормальная, счастливая семья.
   Артем молчал. Он не знал, что отвечать. И нужно ли отвечать человеку, который так плох. Он встал с койки и хотел уйти, но мама Йоси схватила его за рукав.
   - Скажи, - Артем видел, насколько трудно ей говорить, - мой сын... сейчас... он не с тобой?
   - Он в Англии, на конкурсе "Молодые таланты", - ответил Артем и опустил глаза.
   - Ну, хорошо, - отпустила его женщина и закрыла глаза. - Ступай!
   Артем поднял голову и увидел, как прямо перед ним вырисовывается черный контур. Больничный фон сразу стал ослепительно белым, и чернота будто выплывала, чтобы задушить яркие, белоснежные тона. Сначала появился черный металлический стул, а вслед за ним черный силуэт. Один плащ с капюшоном, надвинутым на лоб, с длинными рукавами, из которого торчали длинные тощие руки в отвратительных струпьях. Нельзя было сказать, что это человек - нечто, или некто без лица.
   Демон болезни, сразу понял Артем, хотя никогда раньше встречаться с подобным существом лицом к лицу ему не приходилось. Зато сейчас он видел, как демон достал из складок плаща черный уголек и принялся рисовать какие-то знаки прямо на простыне, которой была покрыта мама Йоси. Артем не успел остановить демона, а он уже принимался за другое - принялся рыдать над больной, потом вдруг замолчал, наклонился и стал целовать женщину. Артем вскочил, чтобы отогнать демона, но тот уже и сам отстал. Он вернулся на свое место и стал дуть на Йосину маму. Артем не знал, что делает демон, но сразу понял, что это опасно. От дыхания демона исходило черный дымок, который невольно вдыхала несчастная больная женщина.
   - Остановись! - взревел Артем.
   Демон замер и внимательно посмотрел на подростка, хотя лица его по-прежнему не было видно.
   - Я - герой Тридевятого царства, - сказал Артем. - И у меня есть право уничтожать черные силы.
   Демон оставался неподвижен.
   - Я не хочу никому вредить, не хочу убивать тебя, поэтому просто прошу тебя - уходи!
   Демон покачал головой.
   - Ты хочешь, чтобы я провел обряд изгнания?! - прорычал Артем. - Хочешь, чтобы я прямо здесь отчитку устроил?
   Демон растворился.
   Артем пошарился у себя в голове, и знание подсказало ему сразу несколько способов, как справиться с болезнью. Одни, как сожжение или смывание, были невозможны. Другие, как заговоры, были подвластны только знахарю. Поэтому Артем решил воспользоваться самым простым. Болезнь можно напугать криком, подсказал ему разум, и Артем заорал, что есть мочи.
   Мама Йоси открыла глаза и улыбнулась. Она снова протянула руку Артему, но теперь ее пальцы были теплыми и добрыми.
   - Ты... - мягко проговорила она. - Тебя ведь зовут Артем? Ты дружишь с моим Йосей? Я тебя помню... Прости, что тогда так вышло, в лагере. Я не хотела тебя обидеть, но я тогда ничего не понимала, думала только о себе, даже не представляла, что у Йосеньки может быть друг. А где это мы? И что ты делаешь в больнице?
   Артем собирался рассказать все, как есть, но вдруг больничная палата вокруг него расплавилась, как если бы бумагу проткнули зажженной сигаретой, обуглилась, и он оказался в другом месте.
  

IV

  
   Артем стоял посреди деревенской улицы, на которой играли дети. Присмотревшись, он назвал эту игру "перетягивание бревна". На земле лежало старое толстое бревно, которое с трудом могли бы поднять даже взрослые. Но для детей это была настоящая забава - по десять человек с каждого конца бревна пытались передвинуть его на свою сторону. Артем улыбнулся - у них ничего не получалось. Бревно разве что немного скользило то в одну, то в другую строну, но не поддавалось слабым мальчишеским рукам.
   Ему вдруг сильно захотелось стать таким же пацаном, валяться в дорожной грязи, заниматься бессмыслицей и получать от этого невероятное удовольствие. Захотелось подбежать и помочь им перетащить это бревно, а потом сидеть на нем и болтать обо всем и ни о чем. Ему захотелось обратно в детство, и он в свои почти шестнадцать лет вдруг ощутил потерю, о которой обычно сожалеют взрослые.
   Вдруг Артем увидел среди играющих знакомое лицо. Один из мальчишек вытер лицо, которым плюхнулся прямо в лужу, и оказалось, что это был Ванюшка - сын Митяя и Феклы из деревни под названием Сметана, где когда-то Василиса и Ника очистили озеро от русалок. Артем подивился, как мальчик, которого утащили русалки, вырос за эти годы. Ваньке было лет восемь-девять, но он сильно вытянулся и был на голову выше своих сверстников. Наверное, пошел в отца, решил Артем, вспомнив про Митяя - крепкого и красивого мужчину с богатырской внешностью, который...
   И тут Артему стало не по себе. Он уже собирался подойти к Ивану, но остановился, вспомнив о Митяе. На душе было тяжело - отец мальчика погиб в битве при Додолии. Наверное, мальчик еще не знает о том, что случилось с его отцом, ведь Артем остановил время, и печальная новость еще не постучалась в их дом. Артем чувствовал себя виновным в том, что Митяй не вернулся домой. Его растерзали нави - живые мертвецы, которых призвал на свою сторону Черный Змей, и только Артем видел, как в неравном бою Митяй был побежден. Значит, именно он должен рассказать сыну про отца. Но как заставить себя все объяснить ребенку, которого он сделал сиротой?
   Артем не мог найти в себе силы сделать неприятное признание, но вдруг ему в голову пришло спасительное решение. Ведь он во сне, значит, здесь может быть все иначе. Василий Васильевич сказал, что он видел здесь себя живого, почему бы и Митяю не ожить в его сне?
   Он сделал смелый шаг вперед, но в это время с другой стороны улицы из-за поворота вылетела, едва не опрокинувшись, неуправляемая повозка. Кони бешено раздували ноздри, усиливая галоп и предвещая несчастье. Расстояние между повозкой и детьми сокращалось с огромной скоростью. Но дети будто и не замечали надвигающейся опасности. Артем изо всех сил завопил и бросился к детям, но они его не слышали и продолжали тянуть бревно.
   "Я должен это остановить, - мелькнула у Артема молниеносная мысль, а знание подсказало выход. - Если бы только под рукой оказался стручок с девятью горошинами".
   И тут же перед ним прямо с неба упало несколько гороховых стручков, но Артем даже не стал искать среди них нужный. Он просто подставил ладони под гороховый дождь, и в них упал всего один стручок. Артем рванул шов, створки стручка раскрылись, и он швырнул его в сторону лошадей, которые были совсем близко, а сам на всякий случай перепрыгнул через детей и встал перед ними, закрыв их спиной. Он увидел, как стручок подлетел вверх, и горошины рассыпались прямо в повозку и перед лошадьми, которые остановились, как вкопанные, прямо перед лицом Артема. Лошадь фыркнула ему в нос, Артем чихнул и услышал овации.
   Он обернулся - дети, которым только что все было по фигу, аплодировали ему и по-дружески засвистели, но здесь же забыли про него и побежали рассматривать лошадей, которые оказались совсем не злыми и не бешеными и теперь кивали головами и весело ржали, требуя чего-нибудь вкусного.
   - Спасибо, Артем, - услышал он за спиной и резко повернулся назад. Перед ним стоял живой и невредимый Митяй. - Ты спас моего сына.
   Артем сделал шаг к Митяю, но тот жестом остановил его.
   - Мы не должны пересекаться, мы из разных Миров, - предупредил его Митяй.
   - В смысле? - не понял Артем.
   - Разве ты никогда не слышал страшных историй, как люди видят во сне умерших? Еще говорят, что если они позовут тебя, не ходи с ними. Это потому, что они с Того Света, и им иногда разрешается навещать живых, но только в Мире Снов. Если ты вступишь в плоскость моего Мира, боюсь, ты пойдешь сот мной в Иной Мир Прави, и уже не вернешься к себе никогда.
   - Поэтому дети на меня не реагировали? И поэтому твой сын не видит тебя? - догадался Артем. - Но почему все мы оказались здесь? Что вообще произошло?
   - Вернее, что должно произойти? - подмигнул ему Митяй. - В следующем году моего сына и его друзей должны были растоптать эти лошади. После гибели Ванюшки моя жена сойдет с ума, утопится и навсегда останется русалкой, к которой я даже не смогу приблизиться, потому что она попадет в Иной Мир Нави. Но теперь все будет по-другому. Ты спас Ваню, спас Феклу, спас мою семью.
   - Я ее погубил... - опустил глаза Артем. - Ты ведь погиб из-за меня...
   - Нет, Артем, - покачал головой Митяй. - Я погиб не из-за тебя, а потому что защищал свою Родину - Мир Прави, в котором я родился, который привел сюда тебя, чтобы ты и твои друзья спасли моего сына. Я всего лишь исполнил свой долг, и ничуть не жалею о том, что со мной случилось.
   - И все-таки - прости, - выдавил из себя Артем. Митяй кивнул ему в ответ, и он сразу почувствовал облегчение. - Но я одного никак не могу понять. Ты сказал, что предначертанной твоей семье участи не суждено сбыться. Значит, я нарушил волю Мокоши? И как вообще я могу изменить будущее во сне?
   - Потому что это Долина Удивления, - услышал он ответ. Но это был уже не Митяй.
  

Глава 17

из ада в ад

  

V

  
   Это был Василий Васильевич, потому что Артем снова проснулся.
   - Разве ты забыл, что пусть даже по другую сторону Нави, но это Мир Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй! - в который раз сообщил Артему кот. - Это самое удивительное в нашей Долине: ты на самом деле способен исправить в Мире Снов и прошлое, и настоящее, и будущее. Но только если сильно этого захочешь.
   Артем обрадовался словам Василия Васильевича, потому что если история с сыном Митяя - это правда, он был рад, что изменил его судьбу.
   - Давай уже, рассказывай, что там произошло, - нетерпеливо ерзал на пеньке рядом с ним Василий Васильевич. - А то я уже сгораю от любопытства!
   Артем по привычке дал краткий отчет, не забыв спросить у кота, какую кару он понесет за то, что вмешался в промысел Мокоши, но Василий Васильевич по этому поводу совершенно не переживал.
   - Мокошь будет не против, - уверенно заявил кот. - Она ведь не ведет нас по судьбе, она только дает ориентир. Показывает тебе дорогу, так сказать, а уж что на этой дороге произойдет - это и есть твоя настоящая судьба. И если ты способен ее изменить, сделать лучше, Мокошь не будет препятствовать. Вот если ты сходишь со своей дороги на чужую, вот где беда! Так что не печалься, ступай себе с Богом обратно спать.
   - Но я реально изменил судьбу этой семьи? Это точно? - не унимался Артем. - Ты уверен?
   - Здесь все реально, - ответил кот. - Все твои чувства во снах этой Долины - настоящие, это не выдумка.
   - Как горох, который появился, как только я этого пожелал? - спросил Артем, и Василий Васильевич утвердительно закивал.
   - Путник в Долине Изумления всегда желает большего и не пресыщается, - добавил кот.
   - Но это какие-то уж совсем необыкновенные чудеса! - восхитился Артем, вспомнив про то, что в названии Мира Русских Сказок есть приставка "чудес".
   - А разве сновидение - это не чудо? - подхватил Василий Васильевич. - Сам посмотри, сколько в нем хранится тайн, сколько сберегается мудрости, сколько заключается Миров. Ты наверняка это испытывал - заснув в доме с запертыми дверями, ты обнаруживаешь вдруг, что уже идешь по улицам далекого, незнакомого города. А ведь ты идешь, на самом деле даже не двинув ногой, не утомив тела. Без помощи глаз - видишь, не утруждая ушей - слышишь, без языка - говоришь. Знаешь, что такое дежавю? Пройдет лет десять, и вдруг в своем Мире, в реальности ты станешь свидетелем тех самых вещей, которые видел ныне во сне. Да, Артем, это чудо! Но самое главное чудо - это ты сам. Ведь в тебе самом свернут Великий Мир, но только во сне человек может делать то, что хочет. Понимаешь, о чем я говорю? Ты можешь управлять снами! Вот, например, это яйцо...
   Но он вновь не успел договорить - Артем заснул и отправился в следующий сон.
   Он присутствовал на заседании Малого высшего Суда, на южном склоне Вещей горы. Было холодно, середина января, если не февраль, но Вечнозеленый Дуб, под которым расположился большой черный стол на толстых ногах, не обращал на зиму никакого внимания. Чего нельзя было сказать об Артеме, у которого зуб на зуб не попадал. Над столом возвышались три глубоких кресла для людей особо крупных размеров, от которого Артему стало еще страшнее.
   Это место было ему хорошо знакомо. Здесь его судили за то, что он похищал волшебные артефакты. Тогда его очень долго продержали в холодной яме, он даже заболел, и чтобы вылечиться, подруга Дэнча Снежка отправилась вместе с Артемом в теплые края, и там погибла от жары.
   По обеим сторонам от стола Артем на лавках расселись зеваки, и если на процессе Артема здесь были только свидетели, то столько любопытствующих было для него в новинку. Впрочем, как и то, что теперь подсудимый не сидел на деревянном стуле, а был закован в цепи, которые держали два великана. Но самым любопытным, странным и ужасным было то, что этим подсудимым был он.
   Из ствола Зеленого Дуба вышли три судьи. Артем никого из них не знал, но определил, что председательство отдали какому-то богатырю, от Мира Прави был лесной дух, от Мира Нави - навия.
   - Продолжаем слушание дела о самозваном присвоении статуса героя, - прогремел богатырь. - Истец: Иван Тридцать Второй Царевич. Ответчик: Артем Царевич. Основание: жалоба героя Прави Ивана Тридцать Второго Царевича. Содержание дела: Артем Царевич, не будучи исконным жителем Мира Русских Сказок, незаконно присвоил себе статус героя Прави. Истинным же героем является Иван Тридцать Второй Царевич. Артем Царевич, - обратился к нему Волчий пастырь. - Итак, поскольку обвиняемый не признал себя виновным, приступаем к слушанию свидетелей. Первый свидетель - Правительница Прави, Василиса Бессмертная.
   Артем удивился до предела. Куда же это он попал, если Василиса стала правительницей ПРАВИ? Между тем, Василиса поднялась со своего места и, кутаясь в дорогую черную шубу, вышла в центр и стала говорить:
   - Этот самозванец...
   - Человек, - поправил ее богатырь. - То, что он самозванец, еще не доказано.
   - Простите, - извинилась Василиса и посмотрела на Артема так, как не глядела даже в самые худшие времена их отношений. - Просто он явился ко мне, заявил, что он герой Прави, я доверила ему свое войско - мы как раз тогда воевали с новым Кощеем, а он проиграл. Вся моя дружина погибла, он один как-то уцелел. Я вообще думаю, что он - шпион Кощея!
   - Успокойтесь, свидетельница, - сказала ей судья-навия. - Он не наш, это я вам гарантирую. Скорее всего, он одиночка.
   - Только одиночек нам не хватало, - недовольно буркнул судья от Мира Прави. - Что за дела - приходят в наш Мир, натворят бед, и - в кусты...
   - Садитесь, - распорядился богатырь, и Василиса ушла, но на ее место уже спешил сам Иван Царевич, которого он вызвал следующим.
   - Я несколько дней специально провел в библиотеке Ученого Кота, - заверещал Иван Царевич, - и обнаружил, что в подсудимом нет ни крови, ни силы, ни масти - ничего. Как такой человек может быть героем? Всем известно, что если человек приходит из Мира Яви, его может призвать сюда только Сказочник. Давайте, вызовем нашего Сказочника, пусть он даст показания.
   - Хорошо, - согласился председательствующий. - Пригласите свидетеля.
   Иван Царевич дунул в свисток, и перед судом материализовался Двенадцатый Сказочник. Он ничем не отличался от того, которого знал Артем. Такой же долговязый, импозантный и крайне неприятный человек, насквозь сверливший Артема глазами.
   - Вам известен подсудимый? - спросил старший судья у Сказочника.
   - Нет, - ответил свидетель. - У меня есть только сведения, что его вызвал в наш Мир мой предшественник, но он не выполнил Миссию, и был отправлен обратно. А как он попал сюда опять, я не знаю.
   - Он не выполнил миссию, уготованную ему Мокошью? - удивился богатырь. - Откуда вам это известно?
   - Из записей Одиннадцатого Сказочника. Я могу зачитать, - предложил свидетель.
   - Пожалуйста, - попросил богатырь.
   - "... И когда Артем Царевич поймал перелет-траву, я спросил его, знает ли он о ее свойствах. Артем ответил, что знает - трава выполнит любое его желание. Потом он сказал, что у него есть желание - вернуться домой и зажить вместе с родителями в нормальной семье. Его желание было тотчас исполнено, и Артем, оставив своих друзей, вернулся обратно домой, где его ждали мама и папа".
   - Его желание действительно исполнилось? - удивился судья-дух.
   - Да, только ненадолго, - ехидно улыбнулся Двенадцатый Сказочник. - Прошло два года, и когда Мир Прави выбрал царицей Василису, она отменила его желание. Его родители у себя в Мире снова запили, и он вернулся к нам, искать правды.
   - Конечно, - подскочила со своего места Василиса. - Я отменила его желание, чтобы вернуть Тоню, которую убил мой папаша!
   - Я делаю вам замечание, - пробасил богатырь в сторону Василисы, и она села обратно. - Спасибо, Сказочник. Итак, суд выслушал все свидетельства и постановляет.
   Он пошептался со своими соседями, они утвердительно кивнули, и богатырь провозгласил.
   - Обвиняемый Артем Царевич! Рассмотрев жалобу законного героя Прави, принимая во внимание тот факт, что все обстоятельства говорят против вас, а также ваш отказ следовать своей судьбе, предначертанной Мокошью, Малый Высший Суд Мира Русских Сказок, согласно "Судебнику", параграф 999, приговаривает вас к смертной казни через отрубание головы. Приговор привести в исполнение на заре.
   - Вы что же, - крикнул Артем, возмущенный несправедливостью, - не дадите мне даже слова сказать в свою защиту?
   Но его уже никто не слушал. Иван Царевич гаденько хихикал, зрители обсуждали приговор, находя его правильным, а самого Артема уже тащили за цепи двое молодцов-великанов.
   Его снова бросили в холодную яму, где он сидел два года назад. Артема колотило не столько от морозного января, и даже не столько от несправедливого приговора, а от того, что он попал в какой-то дурацкий сон и не знает, как из него выбраться. Он прекрасно осознавал, что оказался в некой альтернативной реальности, где он сделал неверный выбор, и собственными глазами увидел, чем бы это для него закончилось. Одного он понять не мог - Василий Васильевич говорил, что без Артема Мир Русских Сказок перестанет существовать. Но Мир жил, и жил неплохо, причем в чем-то даже повторил свою историю, которую знал Артем. Но почему его за невинный, в общем-то, поступок - отсутствие статуса - осудили на казнь? Почему судья от Мира Прави не выступил за смягчение приговора? Где гуманизм, который всегда был присущ жителям тридевятого царства?
   Он раз за разом задавал себе эти вопросы, и наконец, нашел ответ. Если Василиса с ее склонностью к Черному Миру стала повелевать Миром Прави, если законы Мира Русских Сказок стали такими бесчеловечными - вот она, гибель Мира Русских Сказок. Наверняка, она и с отцом сражалась (и Артему почему-то подумалось, что она его и в этот раз убила), и с Черным Змеем за власть над обоими царствами. И победила. Чему ж тут удивляться, когда все и так ясно. Богатырь, председательствовавший в суде, наверняка имел темное прошлое, а дух лесной не обязательно мог быть из Прави, что уж говорить про навию! Грань между Мирами была стерта. Того, что хотел сделать Черный Змей, добилась Василиса.
   И Артему сильно захотелось убраться из этого Мира, из этого сна. Ему пришли на ум слова Василия Васильевича о том, что во сне человеку достаточно закрыть глаза, и он окажется в другом месте. И он всем сердцем пожелал, чтобы эти слова оказались правдой. Как ни странно это могло показаться, но Артем решил заснуть во сне и проснуться там, где ему всегда было хорошо. И где его никто не тронет.
   Он закрыл глаза и погрузился в дрему и скоро проснулся там, где хотел. Он был уже не в грязной и холодной яме, а сидел на кровати в своей комнате дома, правда это была не только его комната. Это была комната его бабушки.
   - Привет, Артем, - вошла в комнату сама бабушка.
   - Привет, ба, - вскочил Артем и уже хотел кинуться ей на шею, но вовремя вспомнил предостережение Митяя. Бабушка похвалила его за сообразительность.
   - Но ты так давно не снилась мне, - пожаловался он.
   - Зачем теребить душу, - пространно ответила старушка и улыбнулась. - Мне здесь хорошо, а тебе и без меня там забот хватает. Как видишь, я все про вас знаю. И про Верочку, и про Андрея, и про тебя, конечно. Но только знаешь, Артемка, хоть я и люблю всех и вас, и тебя особенно, но я пришла к тебе ненадолго. У меня очень мало времени.
   - Но почему? Ведь здесь время бесконечно?! - закусил губу Артем.
   - Потому что здесь и свободы выбора нет, - снова улыбнулась она. - Я нужна в другом месте, но мне позволили прийти в сон, который ты сам вызвал, и я даже помогу тебе. Если ты хочешь найти тех, кого потерял, тебе стоит воспользоваться золотым яйцом. Только сначала найди ту женщину, которую ты видел в больнице. Ты понимаешь, Артем?
   Он кивнул, и в горле у него встал комок.
   - Мне пора, - сказала ему бабушка, открыла дверь, и в комнату пробился яркий свет. - Передай своему отцу... И Верочке, конечно... Я ни в чем их не виню. Ну, Артем, давай прощаться. Тебе я желаю успехов. Надеюсь, Вера вернется. И помни, как я тебя всегда учила - нужно идти до конца, что бы ни случилось.
   Она вышла, и дверь за ней закрылась. Артем подскочил и попытался дернуть ее, но у него ничего не вышло. Тогда он сел, в отчаянье запустил руку в карман брюк, достал яйцо и в гневе швырнул его на пол.
  

VI

  
   С яйцом, конечно же, ничего не случилось. Если уж дед с бабкой били его целыми днями...
   Артема душили слезы, которые он сдерживал, которые хотели, но не могли пролиться, и он не понимал, почему в каком-нибудь тупом сне он должен проводить несколько часов, чтобы этот сон закончился его казнью, пусть и несостоявшейся, а с родным человеком не может увидеться чуть больше. И тогда будто голос Василия Васильевича шепнул ему: "Потому что ты - герой".
   И Артем еще раз понял, для чего Долина Изумления отправила его в альтернативную реальность. Чтобы он снова стал героем, чтобы не забыл, что главная забота героя - это забота о других людях. Герой должен подчинять свои интересы интересам других людей, и даже его собственным планам стоит отойти на второй план, пока он не позаботится об остальных, нуждающихся в помощи. Вот почему Мокошь отправила его сюда. В Мире Русских Сказок, как часто говаривал Василий Васильевич, нет ничего случайного.
   Артем сел на пол, чтобы как следует изучить золотое яйцо. Но ничего такого особого в нем не было. Артем попыталась соскрести ногтями позолоту, но у него этого не вышло. Потом он внимательно рассмотрел его под разными углами, но только еще раз убедился, насколько тонкой была эта работа. Это было настоящее произведение искусства, которому место не в кармане Артема, а в музее.
   От нечего делать Артем решил развлечься. Он решил проверить, сырое это золотое яйцо или вареное. Способ рассказала ему еще в раннем детстве бабушка. Нужно было покрутить яйцо, и если оно не станет крутиться, значит, оно - сырое.
   Артем резко повернул яйцо вокруг его оси, но результат оказался совсем не таким, как он ожидал. Яйцо треснуло и распалось на две одинаковых половинки с какой-то жидкостью. Над каждой половинкой поднималось небольшое облачко, превращаясь в маленькую картину из пленок. Это было похоже на кадры из фантастических фильмов, когда вдруг в пустоте возникала голограмма.
   Немного подумав, Артем еще раз крутанул половинки яйца. Изображения увеличились, приняв отчетливые формы, и теперь Артем словно смотрел настоящее видео на двух "экранах". Он еще раз крутанул яйцо - из половинок появились еще два изображения. Тогда Артем повторил свои действия еще несколько раз, и вот уже перед ним было десять картинок.
   Он всмотрелся в персонажи, которые появились на пленках, и в одном увидел себя, в другом - исполинские деревья, между которыми рыскала черная тень Кощея Девятнадцатого, в третьем - Дед-да-Бабинск. Четвертое изображение показывало его самого, а в пятом дети по-прежнему пытались справиться с тяжелым бревном. На экране шестого Иван Тридцать Второй Царевич рвал на себе волосы из-за того, что преступник сбежал, в седьмом к больничной кровати была прикована женщина, а восьмое изображение полыхало огнем. Еще два экрана были черными.
   Артем вспомнил, как в детстве бабушка рассказывала ему сказку, где главный герой из яйца раскатывал новые царства. Ага, сообразил Артем, это те самые "царства", в которых я был, или в которых я должен побывать. И затерянные в Долине Изумления его спутники наверняка должны быть в восьмом царстве. Это ад, почему-то подумалось ему. И почему-то его тянуло туда. Но бабушка сказала, чтобы он сначала вернулся в больничную палату.
   Артем внимательно всмотрелся в седьмое царство, и увидел, что там идет настоящая битва. Вокруг койки, на которой лежала Йосина мама, сражались демон болезни, которого прогнал, как он думал, Артем, и еле различимый дух, похожий на саму женщину. В руках у дерущихся были мечи, которыми они оба искусно владели, но Артем видел, что демон был явно сильнее своего оппонента.
   Он знал, что демону болезни противостоял ведогон. Он и сам читал про них в тех немногих книгах, которые ему доводилось держать в руках в Мире Русских Сказок, да и знание из Долины подсказывало ему, что он прав. Ведогонами назывались незримые духи, которые представляли собой тело человека во время сна. Ведогоном люди путешествуют каждую ночь, когда засыпают, но при этом сохраняют полноту чувств и ощущений, и если с ведогоном во сне случались какие-нибудь неприятные вещи, то и сам человек испытывал их на себе. Артему также было известно, что во время сна ведогоны охраняют жизнь человека от неприятелей или других, враждебных ведогонов. Но самым опасным было то, что если в драке ведогон погибал, то и хозяин его вскоре тоже заболевал или умирал.
   Теперь все было ясно. Йоськина мама заболела, потому что на ее ведогона напал ведогон болезни. Артема поразило, насколько у этой женщины сильный двойник, если он сражается уже несколько месяцев. Демон болезни был невероятно могущественным, и мог бы быстро уничтожить женщину, но ее ведогония была настоящим богатырем.
   Но еще Артем видел, что ведогония слабеет с каждым ударом. Демон не сдержал своего обещания и снова напал на больную. Их нужно было спасать, и Артем без колебаний протянул руку к экрану с соответствующим изображением, куда его сразу туда засосало.
   И вот он уже стоял посреди больничной палаты рядом с ведогонией. Артем был готов принять ее сторону, отбросив все нужные мысли о гармонии и о том, что он нарушает принцип противостояния черных и белых сил. Но у него не было при себе никакого оружия, и тогда Артем, вспомнив про горох, мысленно пожелал, чтобы у него сейчас оказался в руках богатырский меч самого Йоси, и его желание тотчас исполнилось.
   Меч был у него в руках, и Артем ринулся на демона. Теперь ведогония била демона спереди, а Артем нападал сзади, и черное тело стало сдавать. сражаться на два фронта демон был не готов, и Артем испугался, что сейчас он снова растворится, а потом, когда будет удобный случай, вернется и добьет ведогонию, поэтому он заработал мечом еще сильнее, надеясь поразить демона, но черных дух, по всему, был опытным бойцом, и он ловко уворачивался и от ударов ведогонии, и от меча Артема. Мало того, в один из выпадов он ухитрился нанести ведогонии такой сильный и такой точный удар в грудь, что защитница пошатнулась и упала.
   И тут демон, воодушевленный успехом, совершил одну-единственную, но непростительную и роковую ошибку. Вместо того, чтобы с удвоенной силой переключиться на Артема, он бросился добивать ведогонию. И Артем воспользовался этой оплошностью. Он перепрыгнул через кровать, которая разделяла его с противником, и пока демон заносил свой меч над телом несчастной ведогонии, Артем, который видел этот прием в каком-то фильме про самураев, одним ударом перерубил демона пополам в районе пояса.
   Дух болезни даже не охнул. Прозрачное тело его скукожилось и стало похоже на старую, сгнившую капусту. Тогда Артем, недолго думая, еще раз вонзил в него Йосин меч, и демон исчез.
   - Вот, Йоська, - сказал вслух Артем, - твой меч победил его. Твоя мама будет жить.
   Он бы хотел, чтобы она сейчас снова открыла глаза, и он рассказал ей про ее сына, мечом которого Артем победил страшного демона болезни, но женщина по-прежнему неподвижно лежала на кровати, и Артему показалось, что ей стало хуже. Он посмотрел на Йосину маму, потом перевел взгляд на бьющееся в агонии тело ее ведогона, из которого струилась серебристая жидкость.
   Это кровь ведогона, понял Артем, бросил меч, подскочил к ведогонии и схватил ее на руки. Перед ним сейчас были открыты все царства из золотого яйца, но он хотел попасть туда, где найдется знахарь, который поможет ведогону.
   - Еотолоз оцйя, атсйулажоп, ижакоп енм овтсрац, едг тежом ьтыб Ядяд Ашим! - попросил он, и один из темных экранов сразу заморгал всеми цветами радуги.
   Артем, не мешкая, шагнул в экран и оказался в Северном городе, где когда-то Дядя Миша познакомился со своей будущей женой. Артем знал, что его дом должен быть где-то рядом, но вспомнил, что впервые в этом городе он побывал в больнице, где лежала Эс-Е. А где еще можно было найти знахаря, как не в больнице, тем боле такого, как Дядя Миша. Артем был уверен, что он и здесь остался знахарем.
   Больница была не далеко, и ведогония еще держалась. Артем верил в успех. Он знал, и бабушка не зря направила его обратно к Йосиной матери. Дядя Миша должен ее спасти.
   Он вбежал в пустую больницу и громко крикнул: "Дядя Миша!". Он ожидал, что сейчас из каждой двери выскочат люди и проводят его к знахарю, но вместо этого открылась всего одна дверь, и из нее вышел сам Дядя Миша. Он не разразился криками типа "Артем! Какими судьбами? Что ты тут делаешь?", а подхватил у него тело ведогонии и быстро понес к себе. Артем поспешил за ним. Он увидел, как знахарь бережно положил ведогонию на кровать, а сам опустился на колени и стал читать то ли заговор, то ли молитву.
   Читал Дядя Миша очень долго, но Артем знал, что быстро излечить нельзя, и он готов был терпеть. Потом знахарь встал, достал из шкафчика какие-то сухие травы - прозрачные, как стекло - и обложил ими тело ведогона.
   - Все, - сказал он. - Теперь остается только ждать и надеяться.
   Чтобы не мешать выздоровлению, они оставили ведогонию, а сами вышли во двор.
   - Признаюсь, я ждал тебя, Артем, - улыбнулся в бороду Дядя Миша. -Нет, не думай, будто я хотел, чтобы ты умер и пришел в Иной Мир. Я знал, что ты - герой, и что ты найдешь способ найти меня даже здесь. Только, пожалуйста, даже не извиняйся передо мной, я сам сделал свой выбор. Илга должна была выжить, а мне и здесь работа найдется.
   - Интересно, кому нужен знахарь в этом Мире? - удивился Артем.
   - Это Мир Снов, а здесь всегда найдутся души, которым нужна помощь, - ответил Дядя Миша. - Расскажи, что ты тут делаешь?
   Артем говорил долго. Он рассказал, как они победили Кощея, как он вернул Тоню, и как слуги Кощея убили его маму. Как он остановил время, и Додола рассказала ему про курилку. Как он привел в Мир Русских Сказок своего отца, как к ним присоединились Василиса и Ниткин, и что приключилось с ними в Ином Мире. Дядя Миша слушал, не перебивая, а когда Артем закончил, сказал:
   - Ты на правильном пути. Они действительно попали в ад, в Пекло.
   - Но почему?
   - Там судят души.
   - Но за что их судить? - удивился Артем. - Ведь они очистились в Своем Мире?
   - Ты забыл, Артем, что мы во сне, - ответил Дядя Миша. - а во сне страхи преследуют человека всю его жизнь. Грехи Василисы и твоего отца не дают им покоя, и поэтому они попали туда, где могли бы встретить свой финал, если бы ты не протащил их через очищение.
   - Еще одна альтернативная реальность?
   - Нет, скорее неизбежная реальность, - поправил его Дядя Миша. - Им прощены их грехи, но заплатить своим страхом перед наказанием они обязаны.
   - Что-то не совсем я понимаю, - признался Артем.
   - Представь себе, что убийца отсидел свой срок, искренне раскаялся, уверовал в Бога, и его, может быть, простят и даже пустят в рай. Но разве этот раскаявшийся всю свою жизнь не будет сожалеть о своем поступке? Разве своим прощением он вернет убитого человека? Осознание того, что его раскаяние имеет смысл только для него и бессмысленно для других, и есть его ад - и при жизни, и в вечности. В своем сне они попали в ад, где их будут судить и накажут за то, что они совершили. И если им удастся выжить после этого наказания, они пойдут дальше по жизни, потому что тогда они будут прощены не только своими жертвами, но и Высшим Судом.
   - Значит, я должен идти за ними! - вскочил Артем.
   - Иди, - просто ответил Дядя Миша. - Только для начала отправим ведогона обратно, хорошо?
   - Давай, - согласился Артем.
   Они вернулись и обнаружили ведогонию живой и невредимой.
   - Спасибо, знахарь, - высокомерно сказала она. - Ты славно поработал.
   - Не очень-то она дружелюбна, - шепнул Дяде Мише Артем.
   - Она - воин, - сказал он в ответ. - От нее нежности не дождешься.
   - Отведи меня обратно, герой, - тем же тоном обратилась к Артему ведогония.
   Артем проводил ее к тому месту, где остались экраны, пропускающие в царства, и указал ведогонии путь обратно.
   - С ней, с этой женщиной все будет хорошо? - спросил он на прощанье.
   - Уж я позабочусь, - заносчиво ответила ведогония и исчезла в своем царстве, а перед Артемом с экрана вывалился Йосин меч.
   Артем посмотрел в царство и увидел, как ведогония подошла к кровати, на которой лежала Йосина мама, и осторожно легла туда, соединившись с ее телом.
   - Все в порядке? - подошел к Артему Дядя Миша.
   - Да, - кивнул Артем, потом еще раз посмотрел на своего друга и добавил. - Ну, мне пора...
   - Передавай привет Светлане, - сказал Дядя Миша. - Скажи, что я ее буду ждать, хоть и знаю, что это произойдет еще очень нескоро.
   - Ты так спокойно об этом говоришь... - с удивлением и одновременно с уважением протянул Артем.
   - Все хорошо, - улыбнулся знахарь. - Расставанье с любимой только усиливает любовь, но такова судьба.
   - Как, и здесь - судьба? - поразился Артем.
   - Да, - многозначительно ответил Дядя Миша.
   Они распрощались, поклонившись друг другу, и Артем ринулся в царство, полыхавшее огнем.
  

VII

  
   Он открыл глаза и оказался перед воротами ада. Артема обдало жаром, но на самом деле здесь было совсем не жарко, а даже наоборот. Температура воздуха в аду была чуть выше нуля, как будто Артем попал в начало октября. Озираясь по сторонам, он увидел, что над адом висит искусственное солнце, но оно совсем не давало тепла, и светило еще хуже, чем в предыдущих Долинах.
   Это было больше похоже на дом, в котором совсем не было окон. По стенам стекала огненная лава. Из нее на Артема смотрели настоящие человеческие лица, которые выражали такую муку, что Артему чуть не стало плохо. Но когда он опустил глаза, чтобы не смотреть на мучающиеся души, ему стало совсем дурно. Он увидел, что идет по земле, которая была натянута, как шкура или кожа людей.
   Артема чуть не вырвало, а тут еще из-под земли выросло отвратительное чудовище. Это была собака-великан с пылающими глазами и черной змеиной головой, из пасти которой торчал острый ядовитый зуб.
   Злезмей! Он охранял замок Кощея в битве за Додолию. Он чуть не убил Илгу, и это из-за него погиб Дядя Миша. Артем схватил меч и грозно поднял над собой. Злезмей бросился на него, но ударился о меч и распался на сотни осколков. Артем сделал еще несколько шагов вперед и толкнул дверь в преисподнюю. Перед ним открылась черная бездна, через которую был перекинут широкий настил длиной в несколько километров. Артем был не робкого десятка, но когда он ступил на него и почувствовал, как он ходит под его тяжестью, струхнул и даже хотел сделать шаг назад. Только пульсирующая в голове мысль о том, что где-то там, на другом конце его ждут отец и Василиса, заставила Артема идти.
   Впрочем, каждый последующий шаг придавал ему уверенности. Настил уже не шатался под ним, и Артем шел легко и свободно. Хотя он знал, что когда идешь через пропасть, ни в коем случае нельзя смотреть вниз, не удержался и посмотрел.
   Он увидел, как в черноте бездны просыпается настоящий вулкан. Сначала это была маленькая оранжевая точка, но она становилась больше и больше, пока не превратилась в разинутую огненную пасть. Артем испугался, что сейчас эта пасть проглотит его вместе с мостом, но она, едва достигнув уровня настила, успокоилась.
   Теперь Артем стоял на шатающемся мосту совершенно один в пещере с высокими черными сводами, посреди океана с кипящей лавой вперемешку с черной, грязной смолой. Этот бассейн напомнил Артему поверхность Огненной реки Смородины, только из этого ужасного океана на него с немой мольбой глядели люди. Они протягивали к нему руки, но вязкая оранжево-коричневая лава утягивала их обратно. Из глубины доносились раскаты вулкана, и Артем подумал, что нужно торопиться, пока это вулкан не проснулся. Он быстрее зашагал на противоположную сторону, но когда достиг другой стороны, снова уперся в дверь. Он толкнул ее от себя, и перед ним открылась огромная равнина, усеянная дымящимися углями.
   Здесь было нечем дышать, и Артему пришлось прикрываться ладонями, чтобы не задохнуться. Над равниной стоял удушливый дым, от которого слезились глаза и першило в горле. После пещеры здесь было невыносимо холодно, повсюду земля была утыкана факелами, в которых теплились души. Каждую секунду чей-нибудь факел гас, душа превращалась в пар, с диким стуком раскрывалась дверь, в которую вошел Артем, и душа с воплями уносилась в пекло.
   Артем пробирался все дальше, пока не различил в сумраке три фигуры. Безусловно, это были те, кого искал Артем, но при виде его души отца Василисы и кого-то третьего, кого Артем не смог различить, стали неосязаемыми и превратились одна - в облако, другая - в тень, третья - в факел с огнем.
   - Ты не сможешь им помочь, - раздался рядом с ним знакомый голос.
   - Василий Васильевич! Откуда ты здесь? - это и в самом деле была вторая душа Василия Васильевича.
   - Это Мир Снов, - ответил кот. - Я блуждаю по чужим сновидениям с той поры, как ты исчез, хотел найти тебя, чтобы объяснить, где их искать. Но я вижу, ты и сам нашел...
   - А как ты... - Артем закашлялся дымом. - Ты тоже через этот мост прошел?
   - По мосту? Ах, да, - ответил кот. - Это не мост, Артем. Это путь души. У кого сколько грехов, тот по такому мосту и идет. У тебя он был широкий? Вот, а у меня всего с ладонь шириной, и черная смола чуть ли не у самых ног. Один неверный шаг, и мои грехи сожгли бы меня.
   - Хочешь сказать, там, в этой пещере, души грешников?
   Василий Васильевич утвердительно кивнул.
   - Но что с ними там... делают? - знание не могло дать Артему правильный ответ, а ученый кот наверняка все знал.
   - Это Адский Колодец, Артем, - ответил ему Василий Васильевич. - Души там пекутся. Они будут вечно гореть в аду, не сгорая. Их поют зловонным кипятком, они пытаются проглотить его, но не могут, и всякий раз испытывают все большую жажду, а когда им все-таки удается сделать глоток, и внутренности разрывает огонь, а кожа лопается. А когда их кожа сгорает до конца, ее заменяют новой, и мучение начинается снова. Только по воскресеньям, по большим церковным праздникам да на Пасху грешные души отдыхают.
   - И... много их там? - Артем был просто уничтожен рассказом Василия Васильевича.
   - Сейчас где-то миллиардов пять... - поежился от холода или от собственной истории кот.
   - А что... с моими? - дернул кота за лапу Артем.
   - Они в пока "предбаннике", - мрачно пошутил кот. - Им еще не вынесли приговор.
   - Что? - удивился Артем. - ОПЯТЬ СУД?!
   - Нет, Артем, не суд, - горько ухмыльнулся Василий Васильевич. - Они уже виновны, и они понесут наказание. Правда, бывает и такое, что душа попала сюда по ошибке, но для этого здесь будут Светозарные Мужи.
   - И что, тогда могут отпустить?
   - Ну... - так и не дал ответа Василий Васильевич.
   Вдруг на поляне стало совсем тихо. Леденящий холод усилился, и на поверхность выжженной земли прямо из ее недр поднялись три существа, похожие на людей, но имевших в облике что-то козлиное и лошадиное. Лица их были чернее смолы, которую Артем видел в пещере с грешниками, в руках были длинные свитки, с которых капала кровь.
   - Кто это? - спросил у кота Артем.
   - Черные мурины, - шепнул ему Василий Васильевич. - Всю жизнь следят за человеком и его грехами, собирают на него досье. Олицетворяют черную судьбу человека.
   Затем с неба спустились три ангела. У них не было крыльев, но одеты они были в яркую, светлую одежду небесных тонов. Артем понял, что это их Василий Васильевич назвал Светозарными мужами.
   Последним появился палач.
   - Главный черт... Анцыпар... Пойду-ка я от греха подальше... - снова шепнул Артему Василий Васильевич и исчез.
   Палач объявил, что будет вызывать каждого из них по очереди.
   - Высший суд считает, что с вами тремя произошла какая-то ошибка, - заявил Анцыпар. - Для этого прямо сейчас рассмотрим ваши души и ваши дела на этих весах.
   Он хлопнул в ладоши, и из преисподней поднялись весы размером с двухэтажный дом.
   - Любое слово может стать вашим доказательством, - предупредил Главный черт и громко крикнул. - Первый - пошел!
   К нему медленно подплыла душа-ветер, Андрей Никитич, отец Артема. Анцыпар осмотрел его душу со всех сторон, щелкнул пальцами, и душа снова стала человеком. Андрей Никитич упал на землю и растянулся.
   - Встань! - приказал ему палач и повернулся к обвинителям. - Мурины, что у вас?
   Черные мурины положили на свою чашу весов пять длинных свитков.
   - Хм... - сказал Анцыпар и с презрением посмотрел на Андрея Никитича. - Ну-ка, встань на другую сторону. Посмотрим, перевесит ли твоя нынешняя душа эти грехи.
   Пока Андрей Никитич располагался на второй чаше весов, Анцыпар расхаживал туда-сюда с довольным видом и бормотал:
   - Очень любопытный персонаж... Пьяница, жену споил, ребенка бил, в пивной забыл, тещу в могилу свел.. Ну?
   Он обернулся и посмотрел на весы. Артем подошел поближе. По центру весов располагалось коромысло со стрелкой, определявшей перевес в ту или иную сторону с поразительной точностью. Сейчас стрелка показывала, что свитки перевесили душу Андрея Никитича.
   - Ха-ха-ха, - ехидно рассмеялся Анцыпар. - Даже не понимаю, почему тебя не отправили сразу в печь. Светозарные Мужи, у вас на него что-нибудь есть?
   Но ангелы молчали. Анцыпар снова собирался щелкнуть пальцами, но тут перед ним возник Артем.
   - Подождите! - заорал он. - Я его сын, у меня есть.
   Палач удивился и опустил руки.
   - Неужели ничего, папа? - обратился к нему Артем. - Неужели ты не помнишь?
   Но Андрей Никитич только отчаянно мотал головой.
   - Когда мне было шесть лет, - снова заговорил Артем, - мы возвращались с отцом из... пивной. Он потащил меня гулять по городу, и мы увидели, как мальчишка провалился в колодезный люк. Он был плохо закреплен, и пацан чуть постарше меня попал туда. Отец бросился за ним и спас его.
   - Надо же, - пробормотал Андрей Никитич. - А я этого совсем не помню...
   - Мужи, подтверждаете? - недовольно процедил Анцыпар.
   - Да, - заговорил, наконец, один из ангелов. - Это был Илья Денисов.
   Другой Светозарный Муж вытащил из земли факел, подул на огонь, и душа превратилась в самого Илью Денисова.
   - Дэнч? - больше всех был поражен Артем. - Так это был ты?
   А потом он увидел, как его слова вылетели маленьким серебряным облачком у него изо рта и упали на весы рядом с отцом. Стрелка на коромысле качнулась и всего на одно деление переместилась в пользу отца.
   - Ты свободен, - сказал разозленный палач.
   Андрей Никитич слез со своей половины весов и встал рядом с сыном. Доказательство Артема растаяло, а свитки с грехами на другой чаше вспыхнули и сгорели, оставив вместо себя кучку пепла.
   Следующей к весам пошла Василиса. Мурины собрали на нее всего два свитка, но они оказались очень тяжелыми. Артем подумал, что вряд ли Василиса сможет перетянуть их своей массой, но ей даже не пришлось этого делать. Когда Анцыпар спросил светозарных мужей, есть ли за Василисой добрые дела, они снова промолчали, но вместо этого один из ангелов бросил на пустую чашу весов лягушачью кожу.
   - Она уже была наказана именем отца своего, грехи ее прощаются, - объявили Мужи, и Василиса тут же была освобождена.
   Третьим оказался Дэнч. Артем ломал голову, каким образом здесь оказался его заклятый враг, которого тем временем допрашивал Анцыпар. Дела, которые совершил Дэнч в обличье Черного Змея, ему не засчитывались, зато мурины припомнили, как он обворовывал детей. Удивительно, но всего одну монету бросили на чашу весов черные мурины, но она склонила весы чуть ли не до самой земли.
   - Есть ли возражения о светозарных мужей? - спросил Главный черт, но те снова не произнесли ни звука.
   Анцыпар провел его через то же испытание, что и Андрея Никитича, но когда Дэнч встал на весы, стрелка в его сторону даже не дернулась.
   - Виновен! - радостно объявил палач и стащил Дэнча с весов. - В Пекло тебя, парень, в Пекло!
   - Подождите! - снова выскочил вперед Артем. Он не знал, что придумать и решил импровизировать.
   - Что, теперь он спас тебе жизнь? - расхохотался Анцыпар.
   - Нет, он спас мне... душу, - придумал Артем.
   - Это не считается, парень, - подмигнул ему Анцыпар, который, кажется, понял, что Артем хочет его облапошить. Он пихнул Дэнча к черным муринам и громко приказал. - Накажите его! А потом - в Пекло!
   Светозарные Мужи исчезли, а Дэнча потащили к весам, где чаша с монетой раскалилась добела. Монета горела и шипела, как масло на сковородке, подрыгивала и с глухим стоном дребезжала. Один из муринов взял откуда-то взявшиеся возле весов щипцы, схватил ими полуобуглившуюся монету и понес к Дэнчу. Двое других открыли бедняге рот, и третий сот словами: "Наедайся!" положил обезумевшему и потерявшему от ужаса голос Дэнчу монету прямо на язык. Кричать он не мог, но все, что испытал, отразилось у него на лице. Глаза его чуть не вылезли из орбит, от страха он обмочился, и его затрясло так, что нельзя было без содрогания смотреть. Василиса закричала и спрятала лицо в складках плаща Андрея Никитича, а Артем от ощущения беспомощности словно окаменел. Из ступора его вывел крик Анцыпара:
   - А теперь - отправляйся в ад! - палач щелкнул пальцами, и Дэнч снова превратился в факел.
   Артем понял, что сейчас главный черт просто затушит огонь, и душа Дэнча окажется там, откуда уже нет возврата. И снова, толком не осознавая последствий своих поступков, Артем бросился к Анцыпару, выхватил у него факел и рванул обратно к двери в пещеру.
   - За мной! - заорал он на бегу.
   Андрей Никитич дернул за руку Василису, и все трое понеслись к выходу.
   - Стоять! - взвыл от ярости Анцыпар и набросился на муринов. - Чего вы стоите?! Хватайте его! Хватайте их всех!!!
   Черные мурины бросились за ними в погоню. Артем бежал со всех ног, но успел оглянулся, чтобы посмотреть, как там отец и Василиса. Но они бежали рядом, а за ними гнались мурины, которые с поразительной ловкостью прижимались к земле, хватали горячие головешки и швыряли их в спину бегущим.
   - Быстрее! - завопил Артем, но опустошенные судилищем, Андрей Никитич и Василиса уже выдохлись.
   Тогда Артем чуть притормозил и факелом-Дэнчем отбил несколько летящих головешек, чтобы дать возможность уйти отставшим. Потом, не забывая прикрывать Дэнча, чтобы его душу не сдуло из факела, чуть ли не прижимая его к себе, он догнал отца и Василису, которые остановились прямо перед дверью в пещеру.
   - Ну? Что еще? Чего остановились? - закричал он.
   - Там... - пролепетал Андрей Никитич.
   - Как тут пройти, такой хилый мост, - зарыдала Василиса.
   Артем понял, что для его спутников мост будет не таким широким. Он бросил взгляд в пещеру и увидел, что его мост (должно быть, после похищения души Дэнча) тоже уменьшился, но все-таки по нему можно было идти без опаски.
   - Идите за мной! - скомандовал он. - Только по самому центру вашего моста, и только след в след!
   Он уже хотел шагнуть вперед, как вдруг из тумана вылетела головешка, и попала прямо в лицо Василисе. Она пошатнулась, схватилась за лицо руками и оступилась. Она не видела, куда ее тянет, но Артему хватило доли секунды смекнуть, что она стоит на самом краю пещеры, а значит, не удержится и свалится прямо в лаву.
   Еще одно мгновение. Артем научился принимать решения быстро. Он выронил факел с Дэнчем, и обеими руками схватил Василису. Этого хватило, чтобы удержать ее. Краем глаза он увидел, что отец попытался перехватить факел, но у него не получилось, и огонь и факела теперь растекался прямо по дверному косяку, разделявшему туманную равнину и Пекло. А из тумана уже выходили черные мурины.
   - Беги! - крикнул Артем отцу. - Хотя бы ты! Давай!
   Было очевидно, что хоть они с Василисой были ближе к мосту, но они не успеют, мурины заберут их, но если отец перепрыгнет через них, то спасется. Но посмотрев в глазу отцу, он понял, что один он не уйдет. Что ж, нужно признать, что они поиграли. Он выпрямился вместе с Василисой и смело посмотрел в глаза ухмылявшимся муринам. Он был готов, что сейчас всех их потащат к весам, и там-то уже у них не будет ни одного шанса. Но в это время огонь из факела Дэнча, охвативший дверную коробку, поднялся к верхнему наличнику, упал с него на землю перед входом и приобрел плоть самого Дэнча. Он все еще не мог говорить, но повернул свое лицо к Артему, и тот прочитал в нем "Бегите! Я их задержу".
   Артем прыгнул на мост и потащил за собой перепуганную Василису. Последним на тонкий волос ступил его отец. Артем старался идти уверенно и быстро, не давая тем, кто шел сзади, опомниться. Он крепко держал Василису за руку и велел ей, чтобы она схватила за руку отца. Так, по цепочке они преодолели весь путь до противоположной двери. Шагнув наружу, Артем помог выбраться Василисе и отцу, и все трое тотчас прильнули обратно к двери, чтобы увидеть, что происходит.
   До Дэнча было далеко, но они разглядели, что он идет по своему мосту за ними. Они продолжали метать в него обугленные деревяшки, но Дэнч ловко хватал их голыми руками, легко отбивал их и шел дальше. Он двигался спиной, и не видел, куда идет, но чувствовал, что идет правильно.
   Он дошел уже до самого центра, когда мурины оставили его и повернули назад. Дэнч оказался там, куда его так хотел затащить плач, но теперь его слуги сами отступали. Он тоже заметил это, с трудом развернулся и, улыбаясь, побежал по своему мосту к тем, кого только что спас от адского пламени.
   Но вдруг за его спиной из пустоты возник Анцыпар. Артем даже не успел крикнуть Дэнчу: "Берегись!", как палач вытащил из-за пазухи нож и с силой воткнул его в спину Дэнча, потом рассмеялся и снова исчез. Дэнч схватился за бок, повернулся лицом к Артему и его спутникам. Они прочитали по губам: "Прощайте!", и он рухнул прямо в Адский Колодец. Огненная пасть поглотила новую душу, увлекла за собой смоляную лаву, и в пещере снова стало темно.
   Василиса издала такой ужасный вопль, что Артем вздрогнул. Андрей Никитич пытался привести ее в чувство, прижимал к себе и гладил по голове, но Василиса рыдала навзрыд, как тогда, еще раз увидев, что она натворила в детском доме. Артему было безумно жаль Дэнча, который пожертвовал собой, но крик Василисы снова заставил его разум работать.
   - Мы должны вернуться, - сказал он отцу, и тот поднял Василису с земли. - Нужно убираться отсюда как можно скорее.
   И они побежали туда, где Артем оставил экран, из которого пришел. Но когда они оказались на месте, никаких экранов с царствами уже не было.
   - Мы пропали, - пролепетал Артем.
   Конечно, он знал, что лучше всего после перехода свернуть царства обратно в яйцо, но ни разу этого не сделал. Он боялся себе признаться в этом, но он играл судьбой. Он полюбил острые ощущения в Мире Русских Сказок, и ему нравилось думать, что он, весь такой из себя лихой герой, может оставить проход незащищенным. Но ведь это был всего лишь сон, значит, надо всего лишь проснуться. Но как это сделать, ему не могло ответить даже его хваленое знание.
   - Смотрите! - вдруг слабым голосом проговорила Василиса, указывая куда-то перед собой. - Что это? Будто чей-то хвост торчит прямо из воздуха.
   - Это не хвост! - радостно вскричал Андрей Никитич. - Это Ниткин.
   Артем пригляделся к маленькому кружочку, который вырисовывался в мрачном пейзаже царства-ада. Он снова взял Василису за руку, сказал отцу, чтобы он крепко держался за нее, сам потянул за хвост Ниткина, и их понесло вперед, словно через длинную толстую трубу, а когда очнулся, они уже лежали в лесу, куда должны были вернуться все вместе.
  

VIII

  
   - Ниткин, - отдышавшись, спросил у клубка Артем. - Как ты там оказался? Где ты вообще был?
   - Спал, - хлопая глазами, ответил Ниткин. - мне приснилось, что вы все попали в ад, и я отправился за вами. Чуть не замерз там, все ходил вас искал. Потом думаю - все, не выдержу больше. И чувствую - просыпаюсь, ну, и конец вот оставил, вы по нему и вернулись.
   - Удивительно... - протянул Андрей Никитич, потирая ушибленный бок. - Чудеса...
   - Так чего ж ты хотел, - с ветки засмеялся Василий Васильевич. - Это ж Долина Удивления.
   - Да. Удивили - так удивили... - согласилась Василиса, а потом вдруг прыгнула, стащила кота за шиворот и заорала прямо ему в лицо. - А Дэнч за что погиб? Ну? А все чего все молчите? Ах, как удивительно: сварили человека в адском пекле, и все удивляемся.
   Он выпустила кота, и он шмякнулся оземь.
   - Да ничего с твоим Дэнчем не случилось, - проворчал он и показал лапой под дерево с муравейником.
   Василиса перевела взгляд туда, куда показал кот, и ахнула. Ей вторили икнувший от изумления Артем и крякнувший Андрей Никитич. В том муравейнике, откуда Артем не так давно вытащил Ниткина, теперь мирно спал Дэнч.
   - Он живой? - бросилась к нему Василиса и стала приводить его в чувство.
   - Теперь я вообще ничего не понимаю, - признался коту Артем. - Ты ведь говорил, что в этой Долине во сне все равно, что наяву. Но Дэнч упал в Адский Колодец, и значит, его душа должна была навсегда остаться там. Или скажешь, что я опять что-то не так понял?
   - Почему он не просыпается? - билась в истерике над телом Дэнча Василиса.
   - Расскажи мне, что там произошло, - попросил Василий Васильевич.
   Пока Артем, уверившись, что больше никто из них не заснет, завел длинную историю. Андрей Никитич периодически вставлял какие0-то замечания, а Василисы словно и не было рядом. Она успела куда-то сбегать и найти воды Она пыталась напоить бесчувственного Дэнча, хлопала его по щекам, тормошила, но все было напрасно. В то, что он может никогда не проснуться, она не верила - ведь сердце Дэнча билось и дышал он ровно. Оставалось только надеяться, что Василий Васильевич разгадает загадку его таинственного возвращения.
   Внимательно выслушав Артема, кот стал ходить взад-вперед, что-то шептал себе под нос, прикидывал в уме, несколько раз радостно крикнул: "Вот, нашел!", нот потом что-то вспоминал и снова уходил в себя. Наконец, после длительных раздумий, он произнес:
   - Я перебрал все варианты, но ни один из них к нашему случаю не подходит. А если все варианты отброшены, значит, нужно придумать самый невероятный. И вот что я придумал.
   Даже Василиса оторвалась от Дэнча и прислушалась к тому, что говорит Василий Васильевич.
   - Итак, этот ваш Дэнч был в Мире Яви порядочным мерзавцем. Обижал детей, хулиганил, воровал, но при этом в нем таилась жалость к слабым, стремление помочь другим. С этим он пришел в Мир Русских Сказок, и нашел здесь то, чего никак не ожидал - он влюбился. Но любовь его оказалась недолгой, и от отчаянья, в попытке вернуть ее, Дэнч обратился к черной магии. Но, будучи не слишком сведущим в колдовстве, он - сам того не желая - вызвал к жизни Черного Змея, чем еще больше запачкал свою душу. Черный Змей завладел телом Дэнча, но душу подчинить не смог, потому что в ней теплилась любовь. Поэтому все то время, что разум не подчинялся ему, душа Дэнча спала. Она была все равно что мертва, но Дэнч еще был жив, и поэтому она металась по Миру Снов в попытке вернуться обратно. Но когда Артем освободил Дэнча от силы Черного Змея, несчастная душа застряла в том сновидении, которое было самым сильным. Дэнч застрял во сне про ад, потому что истинное место для него - там. Когда вы пришли за ним, его душа словно ожила, и Дэнч даже попытался вас спасти. Он пожертвовал собой, и тем самым очистился от своих грехов, потому что самопожертвование сильнее любого раскаяния. Это одна из наивысших добродетелей. И он наверняка вернулся бы вместе с вами, но я думаю, что среди множества его ошибок одну ему припомнили особо. Судя по всему, когда-то он сам подрезал какого-нибудь паренька, но известно, что "все, принявши нож, ножом и погибнут". Вот Анцыпар и подготовил Дэнчу "на десерт" наказание, которое соразмерно его поступку. Но, видимо, паренек тот после удара Дэнча выжил, значит, и Дэнчу суждено было выжить. Вот только привести его сюда вслед за вами мог только человек, который имеет с ним особую связь, кто всей душой хотел, чтобы он вернулся из Адского Колодца.
   Все невольно посмотрели на Василису, и она залилась краской.
   - Да, это я, - призналась она. - Я все время чувствовала вину перед ним. Ведь это я затащила его в Мир Русских Сказок вместе с Артемом. Это из-за меня он потерял Снежку, из-за меня попал в капкан к Черному Змею. Я хотела, чтобы он остался жив!
   - И тебе это удалось, - сказал ей Артем. - Ведь это не "вина", это судьба. Я знал Дэнча, я видел, каким он может быть. Все равно, пусть ненамного, но здесь он стал лучше.
   - Но почему тогда он не просыпается? - снова закусила в отчаянии губу Василиса.
   - Потому что только ты можешь его разбудить, - сказал кот и лукаво подмигнул Артему.
   - Но я уже столько раз пыталась... - извиняющимся тоном произнесла Василиса.
   - Не, это все не пойдет, - помотал башкой Василий Васильевич, и Артем заметил, как усы у кота еле заметно подергиваются от разбиравшего его веселья. - Неужели ты, Василиса, не знаешь, как нужно будить в сказочном Мире?
   - Ты хочешь сказать... - побледнела смущенная Василиса.
   - Именно! - уже вовсю смеялся кот, и теперь Артем догадался, что имел в виду Василий Васильевич.
   Василиса снова склонилась над телом Дэнча и робко, а потом с чувством поцеловала его.
   Лучи солнца пробили лесную чащу, ветер мягко запел и заиграл листьями, трава ожила и потянулась к небу, земля затряслась и отозвалась в недрах гулким эхом.
   Дэнч открыл глаза и посмотрел на Василису. Она схватила его голову и прижала к себе. Из глаз у нее текли слезы, а Дэнч так и не мог ничего сказать. Он только переводил взгляд с нее на Артема, на Андрея Никитича, и Ниткина, что-то пытался объяснить, но голос к нему не вернулся.
   - Это все из-за этой дурацкой монеты! - завыла Василиса и снова зарыдала.
   - Василий Васильевич, неужели он никогда не заговорит? - спросил у кота Артем.
   - Заговорит, куда он денется, - уверенно и громко ответил Василий Васильевич. - Это у него шок, он думает, будто ему и вправду язык каленым железом прижгли. Со временем пройдет...
   Василиса успокоилась, Дэнч тоже. Наступила пора прощаться. Василий Васильевич сказал: "Вам пора!", попросил передавать привет живому себе, сказал, что они еще обязательно увидятся в каком-нибудь сне и передал ему яйцо.
   - Так это ты его свернул? - удивился Артем.
   - Да, - признался кот. - Когда я сбежал с этого судилища. Я проскользнул обратно в Долину и не заметил. КА задел хвостом яйцо. Вот Миры и свернулись. А развернуть яйцо заново кроме хозяина никто не может.
   - А могу я сейчас развернуть не сон, а настоящую Долину?
   - Хозяин яйца все может, - уклончиво ответил Василий Васильевич. - Только тебе придется оставить его здесь.
   - Это ладно, - махнул рукой Артем.
   Он крутанул яйцо, мысленно пожелав, чтобы ему открылся путь в последнюю Долину, и перед ним и его спутниками открылся вход. Это был последний черный экран. Артем приказал всем приготовиться и разом шагнуть вперед. И они снова понеслись вперед с головокружительной скоростью по бесконечному, многоцветному и вихрящемуся тоннелю навстречу последней Долине.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"