Ковалев Александр: другие произведения.

Артем Царевич. Книга 5. Двойники Души. Глава 18-20 (Финал)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не получается пока вычитать весь роман, поэтому по-старинке отдельными главами. зато до конца :) Итак, ФИНАЛ!


Глава 18

долина уничтожения и смерти

  
   И снова, вылетев из перехода между Мирами, Артем оказался в Долине один. Мамин цветок был у него в руках, но он нетерпеливо дергался, пытаясь вырваться из железной хватки Артема.
   Он стоял на небольшой возвышенности, единственной во всей Долине, которая представляла собой бескрайнюю безжизненную пустыню, по всей площади которой простирались длинные ряды, похожие на грядки, усеянные лучинами самых причудливых форм.
   Артем спустился с горки и пошел между рядами, над которыми поднимались курилки. Их было невероятно много - тысячи рядов и миллиарды лучин. Одни были высокими и ярко горели, другие обуглились, в третьих еле-еле теплилась жизнь, некоторые совсем истлели.
   Артем не знал, что ему делать, и тупо ходил туда-сюда. Как отыскать нужную курилку среди мириад других курилок? Цветок уже не вырывался, поник и теперь печально свисал из ладоней Артема, словно тоже хотел найти верное место.
   - Ну что, не знаешь, что делать? - услышал он рядом с собой, поглядел по сторонам, но никого не увидел. И вдруг прямо перед ним из цветка вырос очередной Василий Васильевич. - Ты Артем?
   - Да, - кивнул Артем. - А ты - первая душа Василия Васильевича? Но откуда ты меня...
   - Так устроена Долина Уничтожения и Смерти, - оборвал его кот. Сюда собираются души всех когда-то живших на земле. Здесь связь души и тела, связь между жизнью и смертью теснее всего. Но не человек, а кот, и у меня девять душ, поэтому моя первая душа имеет тесную связь с девятой, еще живой.
   - Но почему здесь никого нет? - спросил Артем.
   - А кто должен быть в Долине Полного... - с привычным ехидством особо выделил это слово Василий Васильевич. - ...Уничтожения и Смерти? Тут ничего нет, только курилки - все, чем являемся мы при жизни, и чем становимся в смерти. Сюда вообще никто никогда не заходит, только тебе удалось сюда дойти.
   - Но как ты-то здесь оказался? - все еще не понимал Артем.
   - Курилка Василия Васильевича еще жива, я присматриваю за ней. Оберегаю, чтобы он подольше прожил, - объяснил кот и рассмеялся. - Я, так сказать, его ангел-хранитель в этой Долине. Живу прямо тут, в его лучине. Тебя вот увидел и вылез. Вдруг ты что-то спросить захочешь...
   Кот явно намекал, чтобы Артем поторопился с его делом.
   - Мне нужно найти курилку моей мамы, - сказал он. - Но сначала я должен найти своего отца, Василису и...
   - Их здесь нет, - перебил его кот. - Есть только ты, и только ты должен сделать последний шаг.
   - Но Додола говорила, что это должен быть мой отец, потому что он всю жизнь любил мою мать, - возразил ему Артем.
   - Его любовь должна была помочь тебе дойти сюда, - ответил Василий Васильевич. - Но дальше ты пойдешь один.
   - А как же они?
   - Они уже вернулись. Когда все закончится, ты окажешься рядом с ними там, откуда ты начал свой путь, - пояснил кот и снова вернул Артема к первоначальной теме. - Итак, тебе нужна курилка твоей мамы...
   - Да, - спохватился Артем, вспомнив, зачем он сюда пришел.
   - Я могу помочь тебе найти ее, - сказал кот. - Я свяжусь с другими курилками, и они узнают, где находится лучина твоей матери. Но ты должен дать мне какой-нибудь ориентир.
   - Что за ориентир?
   - Здесь несколько миллиардов курилок. Но они не похожи друг на друга. Взгляни!
   Кот заставил Артема нагнуться, чтобы внимательно рассмотреть лучины. Оказалось, они в самом деле отличаются, как отличаются люди. Чья-то курилка была длинной и похожей на школьную указку, другая напоминала искривленную бутылку, третья выделялась статью и величием, словно царь или царица.
   - Курилка всегда выдает суть своего владельца, - произнес у него над ухом кот. - Ты должен хорошо подумать, прежде чем искать то, что тебе нужно. Иначе наши поиски могут затянуться надолго.
   Но Артему даже не пришлось думать. Он точно знал, на что будет похожа мамина лучина.
   - Ищи обгоревший хрусталь, - сказал он Василию Васильевичу.
   - Обгоревший хрусталь? - повторил, не веря своим ушам, кот. - Ты уверен?
   - Всего один раз в жизни я видел, как из земли поднимается хрустальный цветок, - сказал Артем. - Его вырастила моя мама, и мне кажется, у нее это получилось, потому что она сама всегда была как будто из стекла.
   Кот ничего не ответил и снова исчез в лучине. Долгое время ничего не происходило, но вдруг Артем услышал, как пустыня загудела, курилки задрожали, вокруг стало темно, а на зеле тонкой змейкой появился яркий луч, который простирался далеко вперед, а на другом его конце прямо из земли поднималось серебристое облако.
   Артем пошел вдоль луча, и чем дальше он шел, тем быстрее ему хотелось попасть на другую сторону. И он уже бежал, он летел, он не мог остановиться, искусно маневрируя между остальными курилками, и в считанные минуты достиг намеченной цели.
   То, что он принял за серебристое облако, было светом от хрусталя. Это и в самом деле была мамина курилка, потому что больше всего она была похожа на розу - сильно обуглившуюся, но еще державшуюся и сейчас заливавшую светом безжизненную пустыню. Рядом стоял довольный Василий Васильевич и держал в руках какой-то сверток.
   - Что это? - спросил у него Артем.
   - Прежде, чем ты выполнишь то, зачем явился, я хочу, чтобы ты взял это и отдал мне живому, - ответил Василий Васильевич и протянул ему сверток. - Это очень важно, Артем. Я жду этот сверток уже несколько лет, но у меня не было шансов получить его, и я надеюсь, ты сделаешь это для меня.
   - Я сделаю, - ответил Артем. - Но что это?
   - Только не открывай, - попросил кот. - Просто скажешь ему, то есть мне, что это привет из прошлого. Он, то есть я, поймет.
   С этими словами кот исчез, даже не попрощавшись, оставив Артема наедине с маминой лучиной. Артему показалось, что он остался один во всей Вселенной, и что сейчас у него получится все, что бы он ни задумал.
   Он раскрыл ладонь и бережно поднес почти увядший цветок к хрустальной лучине. Артем сунул за пазуху сверток Василия Васильевича, и двумя руками привил мамин цветок прямо к почерневшему хрустальному стеблю. В следующее мгновенье они срослись, и цветок, который так долго нес Артем, тоже стал хрустальным. Лучина зажглась с удвоенной силой, сбросила с себя копоть, выпрямилась и распустила все свои лепестки. Артем встал на колени и протянул к хрустальному цветку руку, нежно провел по стеблю и почувствовал приятное тепло. Это было похоже на то, как если бы мама поцеловала его.
   И вдруг пустыня исчезла. Артем огляделся и увидел, что стоит посреди городской площади в Додолии. К нему уже бежали отец, Василий Васильевич, Василиса, Дэнч и Йося.
   - Артем! - закричали они, подхватили его на руки и принялись качать. - У тебя все получилось! Мы вернулись! Ты вернулся!!!
   Город ликовал вместе с ними. На площади продолжался праздник, оборванный полтора месяца назад появлением Карачуна. Защитники Прави веселились, пели песни, смеялись и поздравляли друг друга с победой.
   - Подождите! - вдруг оборвал их радость Артем. В его голосе были такая власть и такой страх, что его сразу поставили на ноги и замолчали. - А где мама? Где Илга? Где Эс-Е?
   - Не знаю, - развел руками Василий Васильевич. - Только что были тут.
   Артем протянул ему сверток. Кот с недоумением принял его, развернул и, никому не показывая его содержимое, поблагодарил Артема.
   - Это тебе привет из прошлого, - сказал Артем.
   - Я понял, спасибо, - отозвался Василий Васильевич.
   - Извините, я пойду поищу маму, - повернулся он к друзьям и подошел к отцу. - Хочешь, найдем ее вместе?
   Андрей Никитич судорожно закивал. Было видно, что он сильно волнуется, но Артем хлопнул отца по плечу - мол, не робей, - и уже повел его за собой, но тут его остановил голос Василия Васильевича.
   - Что-то не так, - сказал кот и прислушался. - Что-то происходит - там, за городскими воротами.
   Артем ничего не слышал, но интуиции Василия Васильевича он всегда доверял, и поэтому не уел, а встал рядом с ним.
   И тут все почувствовали, как задрожала земля, будто кто-то неподалеку долбил огромную дыру. Ударная волна разнеслась по всему городу, и торжествующие горожане остановились веселье. Всполошились и домоседы, отмечавшие победу в узком кругу. Они выбежали на улицу, думая, что их дома развалятся, и присоединились к немой сцене на площади.
   - Землетрясение! - завопил кто-то из маленьких детей, и в городе началась паника. Обезумевшие от страха люди разбежались кто куда, не понимая, что они делают. Кто пытался укрыться в подвале, кто хватал всю свою семью и бежал на другой конец города, а кто-то просто в истерике носился по улицам.
   Толчки усиливались, и Артем испуганно подумал о том, что нужно поскорее отыскать женщин, но в это время мощный удар снес городские ворота. Они пролетели у Артема прямо над головой и, ударившись о фонтан в центре площади, развалились, словно щепка.
   В проеме, где только что были ворота, появился Черный Змей. Он был еще страшнее, чем тот, которого Артем видел во сне. Это был настоящий гигант, которому самые высокие здания в городе были вровень. В это раз в нем вообще не было ничего человеческого. Это было мохнатое чудище, ноги которого больше напоминали лапы крокодила, вместо рук были крылья, на шее шипели три уродливых змеиных головы, а сзади тащился длинный черных хвост.
   Застигнутые врасплох, вчерашние защитники города, не смогли оказать никакого сопротивления. Те немногие стражники, которые находились на городских башнях, погибли первыми. Змей дохнул на них всеми тремя головами, откуда вырвалось сильное пламя, и они заживо сгорели на глазах у всех.
   Черный Змей медленно вошел в город и обдал огнем крыши домов. Пламя было таким мощным, что охватило сразу несколько улиц. Люди в панике выскакивали из окон, но здесь их настигала следующая волна огненного жара.
   Поврежденные огнем здания рухнули, подняв в воздух неимоверное число дыма, пыли и пепла.
   - Рассредоточиться! - скомандовал Артем, воспользовавшись тем, что в дымном смраде будет легче спрятаться. - Прячьтесь, потом будем сражаться!
   У него в руках не было ничего, но он должен был что-то предпринять. Единственный, кто мог бы их защитить - это Йося, у которого в руках все еще был богатырский меч, но Артем не хотел выпускать его, пока не прибудет подкрепление. В одиночку со Змеем ему не справиться, подумал он, схватил его за плечо и оттащил за собой в уцелевший от Кощеева огня соседний переулок.
   - Ты что? - засопротивлялся Йося. - Я должен быть там, у меня же меч!
   Но Артем показал ему знаком, чтобы он замолчал, и осторожно выглянул из своего убежища.
   Картина стала более-менее ясной. Его самого и его друзей спасла городская архитектура. Артем только сейчас обратил внимание, что улицы от площади расходятся, словно лучи от солнца, в разные стороны - три справа и три слева. Еще одна дорога напрямую вела к городским воротам, но пытаться выбраться через них было настоящим безумием, потому что после пожара, который устроил в этом районе Черный Змей, выход из города был завален обломками городской башни.
   В самом центре пустой площади стоял в растерянности сам Черный Змей, который не ожидал таких последствий от разрушения. Вся земля была окутана дымом, в котором он ничего не мог различить.
   Артем услышал глухой кашель с одной из улиц. Дышать и в самом деле было трудно, но так он, по крайней мере, понял, что кот, отец, Василиса и Дэнч услышали его призыв и спрятались. С большим трудом он сумел разглядеть, что они укрылись на противоположной стороне - в проулке, который, к несчастью, был к чудовищу ближе всего.
   Тем временем, Черный Змей, осознав свою ошибку, набрал воздуха и что есть мочи дунул вниз. Смог с дымом исчезли с молниеносной быстротой, и площадь стала такой же чистой, как была.
   Артем встретился глазами с отцом и знаком показал, чтобы они оставались на месте. Из глубины города уже бежали солдаты Додолии - резервная часть армии, которую удалось собрать Артему и его друзьям в прошлый раз. Они были вооружены, чем попало, но среди них Артем заметил даже несколько богатырей, вооруженных мечами, копьями и булавами, и воинов с луком и стрелами. Конечно, победить этим Кощея было невозможно, но нужно было продержаться, пока не станет ясно, как его одолеть.
   Битва началась. Но прошло всего несколько минут, и Артем увидел, что силы неравны, и что победить Черного Змея поможет только чудо. Он призывал Додолу на защиту ее города, но его молитвы к ней оставались без ответа.
   Армия Додолии сражалась достойно. Понимая, что против такой громадины у них нет никаких шансов, воины все равно пытались заставить его отступить. Маленькие человечки нападали на него с всех сторон, били всем, что попадется под руку, в ход пошли даже головешки, оставшиеся от сожженных Змеем домов.
   Но Черный Змей был сильнее. Он сжигал своим дыханием, топтал страшными лапами, крыльями защищался от летящих в него отовсюду стрел, которые, впрочем, даже достигая цели, не причиняли ему никакого вреда. Несколько смельчаков попытались сбить Черного Змея с ног. Они нашли где-то длинную бельевую веревку, схватили ее по всей длине и стали кружить вокруг Черного Змея, запутывая его лапы, но он заметил их, легким движением ступней разорвал путы и, неуклюже подпрыгнув, придавил обеими лапами всю дюжину храбрецов.
   Артему было стыдно, что они отсиживаются, пока идет сражение, но у них не было оружия, и советчик из Долины Познания, который не покинул его голову, подсказывал, что победить Черного Змея обычным оружие невозможно. Он лихорадочно рылся в своей голове, пытаясь отыскать ключ к спасению, но все было тщетно. Оставалось только выйти и погибнуть с гордо поднятой головой. Был еще один выход - бежать, но Артем сразу же отринул его. Он уже принял решение. Черному Змею нужен только он. Значит, ему с ним и сражаться. Он пришел в Мир Русских Сказок, чтобы спасти родителей, и сделал это. Он вернул маму, спас отца. Они вернутся домой, Василий Васильевич поможет им. А Кощей... Что ж, придется Миру Прави поискать себе нового героя, и разум подсказывал, что это произойдет совсем скоро - один герой всегда приходит на смену другому. А его, Артема, сказочке конец.
   - Йося, теперь ты будешь героем, - повернулся он к богатырю.
   - Что ты собираешься делать? - спросил Йося, и Артем почувствовал в его голосе еле уловимую тревогу.
   - Всего лишь отдать то, зачем он пришел, - ответил он. - Но когда... В смысле, потом... Ты увидишь и поймешь, что теперь дело - за тобой...
   - Стой! Я тебя не пущу! - заорал Йося и повис у Артема на руке. - Ты думаешь, я не понял, что ты хочешь принести себя в жертву? Какой смысл, Артем? Я богатырь, я с ним справлюсь, у меня есть меч, и я еще никогда не проигрывал с ним. Ты ведь знаешь его силу! Я пойду драться с ним!
   - Нет, Йося, в этот раз ты не победишь, - покачал головой Артем. - В этот раз никто не сможет его победить.
   - Ты сдался? - с яростью уставился на него Йося. - Ты сдался, Артем?
   - Нет, - ответил ему Артем с горькой усмешкой. - Просто я знаю, что ему нужен я, и пока он не получит меня, он будет убивать других. Если люди станут за меня заступаться (хотя, с какой стати), он сожжет весь Мир Прави. Так что есть только один выход - я пойду к нему. А ты...
   Голос Артема стал властным.
   - ... ты закончишь дело! - и положил ему руку на плечо.
   - Но почему ты уверен, что если не смог ты, получится у меня?
   - Наши приключения в Мире Русских Сказок меня кое-чему научили, - ответил ему Артем, не убирая руки. - У каждого героя есть свой противник. Черный Змей - мой. Но против тебя, со всей своей силой он - никто. Потому что у тебя будет другой враг.
   С этими словами Артем отпустил плечо друга и вышел из укрытия. И обомлел - с другой стороны к нему бежал отец. Артем крикнул ему, чтобы он вернулся, но отец бежал вовсе не за ним. Он нырнул между лап Черного Змея и схватил веревку, которой пользовались погибшие солдаты, вынырнул с другой стороны и быстро сделал петлю. Рассчитав за доли секунды взмах крыла Черного Змея, Андрей Никитич ловко набросил на него петлю и взмыл вместе с ней в небо. От маха крыла Андрея Никитича швыряло из стороны в сторону, но он крепко держался и мешал Черному Змею держать равновесие.
   Артем не успел опомниться, как его отец оказался сидящим на центральной голове Змея. Оказалось, что веревка все-таки оборвалась, но Андрей Никитич успел прыгнуть на шею противнику и взобраться ему на голову. Черный Змей принялся крутить головой, но Андрей Никитич одной рукой крепко держался за ее чешуйчатую поверхность, а другой кулаком лупил Змея.
   Для чудовища отец Артема был лилипутом, но Андрей Никитич вцепился в него, как надоедливая муха, и мешал одним своим присутствием. Наконец, Кощей не вытерпел и принялся долбить себя по центральной голове двумя другими, и на какое-то мгновение показалось, что им удастся его прихлопнуть, но Андрей Никитич скатился по голове к основанию шеи, где кожа была заметно тоньше и с силой вонзил ногти в Черного Змея.
   Трехглавый гад взвыл от боли, правая голова его выгнулась и попыталась достать Андрея Никитича, но у нее ничего не получилось. Тогда Черный Змей дохнул на центральную голову огнем из крайних голов, и центральная голова полетела вниз, на мостовую, увлекая за собой Андрея Никитича. Голова упала прямо перед Артемом, придавив своей массой его отца. Артем подскочил к нему, но было поздно - отец был мертв.
   А Черный Змей уже надвигался на него, но теперь Артем уже не собирался сдаваться без боя. В нем закипала ненависть, он схватил первый попавшийся под руку меч и поднял над собой, угрожая Кощею, но чуть выронил его, увидев, как на месте сожженной головы выросло еще две. Артем собирался сразиться со Змеем, но тут его друзья выскочили из своего укрытия, и тоже понеслись на врага.
   Первым рядом с Артемом оказался Дэнч. Он яростно махал руками, что-то пытался кричать, но по-прежнему не мог издать ни звука. Василий Васильевич забежал Черному Змею в тыл, и теперь пытался забираться по хвосту чудовища на спину. Василиса выбежала на площадь и стала кружиться вокруг себя, злобно посмеиваясь над Кощеем. Последним был Йося, который встал рядом с Артемом и поднял свой богатырский меч, который каким-то чудесным образом увеличился в размерах и теперь был ростом с Черного Змея, причем Йося не испытывал никакого дискомфорта и так искусно владел им, будто это был не меч, а легкая палочка.
   - Что? Что ты хочешь сказать? - схватил Дэнча за рукав Артем.
   Дэнч смотрел на него такими же безумными глазами, как в тот раз, когда ему прижигали язык монетой. Он отчаянно жестикулировал, показывая на Черного Змея, который их не замечал, потому что уворачивался от Йосиного меча, одновременно пытаясь сбросить со спины Василия Васильевича, слова готовы были сорваться с его губ, но все было тщетно.
   - Ну же, Илья! Говори!!! - заорал на него Артем и тряхнул что есть силы.
   - А-а-а-а-а... - обхватив голову руками, в истеричном крике зашелся Дэнч. - А-а-а-а-а... Я... могу... Я говорю!
   - Ну? Видишь? У тебя получилось! - подбодрил его Артем. - Что хотел сказать.
   - Я хочу сказать, - хриплым голосом сказал Илья, - что я знаю одно заклинание... Но надо, чтобы вы отошли, а то...
   Но он не успел договорить, потому что в это время одной из своих голов Черный Змей удачно отразил нападение Йоси, повернул к ним остальные головы и уже был готов изжарить Артема. Тогда Дэнч выскочил вперед, властным жестом направил руку на Змея и покричал что-то на зауми.
   Словно невидимая волна ударила по Черному Змею. Три головы его вспыхнули изнутри и взорвались. Осколки полетели прямо на Артема, но Дэнч успел оттолкнуть его, а сам бросился в противоположную сторону. Но Черный Змей уцелевшей головой заметил его, сделал резкий выпад вправо, и Артем увидел, как на Илью падает грязная ступня Кощея. Следующим наверняка стал бы Артем, но Черный Змей отвлекся на Василия Васильевича, который забрался-таки ему на спину. Он сделал изящный маневр хвостом, огрев себя по хребту, куда уже успел залезть, и Василий Васильевич полетел вниз. Только природная особенность с любой высоты приземляться на лапы спасла Василия Васильевича от неминуемой гибели. Кот явно не досчитался зубов, чем был крайне огорчен и снова бросился в атаку на Змея, у которого вместо потерянных голов уже выросли еще пять.
   Настоящий шестиглавый дракон надвигался на Артема, и даже богатырский меч Йоси не мог ему помешать. Йося как-то исхитрился и нанес Змею мощный удар слева, срубив три головы, но они сразу же выросли вновь. Йося зашел с другой стороны, и снова одним махом, ловким движением снес ему другие три головы, пропоров вдобавок толстую шею, но Змей только посмеялся, и три головы снова вернулись на свое место.
   Йося взял передышку, но Черный Змей и не думал на него нападать, потому что по его хвосту снова карабкался кот, но настоящая опасность ждала Змея спереди. Василиса с криком: "У меня ведь есть один маленький талант! Не забыли?" последний раз крутанулась вокруг себя и стала расти. Она мгновенно достигла размеров Черного Змея, и стала "красавицей" похлеще его - теперь шестиглавому Змею противостояла семиглавая Василиса.
   Черный Змей пришел в ярость, увидев равного себе соперника, и сделал первый выпад. Ему удалось ударить Василису всеми своими головами, она не удержала равновесие и рухнула на землю. Черный Змей упал на нее всей своей массой и принялся давить, но оказалось, что Василиса обманула его. Когда Черный Змей навис над ней, шестеро из ее семи голов вцепились в его шесть голов, и между ними началась настоящая борьба.
   Василиса и Черный Змей катались из стороны в сторону, разрушив фонтан в центре площади, оставив несколько крупных вмятин в мостовой, змей был сильнее, несколько раз он поднимался в воздух, пытаясь сбросить Василису, но она так крепко держалась за него, что он не выдерживал и падал в них вместе с ней. Им было хоть бы что, но город сотрясался от каждого удара. Еще хуже приходилось Василию Васильевичу, который несколько раз мог быть раздавлен Кощеем. Чтобы не попасться, ему приходилось бегать по его туше, как бегают по бревну, катающемуся в воде.
   Наконец, стало казаться, будто Василиса побеждает. Шесть голов Змея были блокированы, а Василисина седьмая голова вгрызалась ему в шкуру, и от этих укусов Черный Змей шипел и дергался, как припадочный. Но вот ему удалось в очередной раз хвостом вытурить со своей спины назойливого Василия Васильевича, и он переключился на Василису. Следующим движением хвоста он нанес меткий, хлесткий удар по свободной голове Василисы и размозжил ее. Это была центральная голова, которая истекала кровью, но еще могла управлять соседними.
   Однако Змей был невероятно могуч. Третьим движением хвоста он схватил седьмую голову и крепко сжал ее. Он давил, давил и давил до тех пор, пока Василиса не захрипела. Ее фальшивые головы сморщились и усохли, Василиса издала предсмертный вопль, и упала к ногам Черного Змея. Он выпустил Василису из своих объятий, и у него мгновенно выросло еще три головы.
   Черный Змей не успел опомниться, как в бой вернулся прихрамывающий и ноющий от боли Василий Васильевич и снова начал свое восхождение на спину чудища. Вслед за ним свой меч поднял Йося. Он принялся размахивать мечом налево и направо, искусно маневрируя под ногами у Черного Змея. Йосе потребовалось всего несколько точных движений, раздавался скользящий звук - и одна, две, три, четыре, пять, шесть голов с глухим стуком падали на брусчатую поверхность городской площади.
   - Нет, Артем, это все-таки мой противник, а не твой, - входя в раж, крикнул Йося. - а ты на свою голову еще кого-нибудь найдешь. Ты уж извини, я с ним как-нибудь и без тебя справлюсь.
   Он захохотал и с новыми силами бросился на Змея, который не мог вести бой на два фронта. Василий Васильевич научился уворачиваться и прятаться от Змеева хвоста, и продолжал восхождение к его хребту. И тогда Черный Змей принял решение оставить на время кота и полностью переключиться на Йосю. Даже трех голов ему хватало, чтобы посылать в него струи огня, которые Йося успешно отражал волшебным мечом, пытаться затоптать его ногами, но Йося, заметив это, опустил меч и принялся рассекать воздух перед собой, так что у Змея не было ни одного шанса.
   Но Артем видел, что Йося слишком увлекается своей ролью. Он так и не повзрослел, со вздохом отметил про себя Артем, он не сражался, он играл. А в игре на смерть с таким опасным противником любая оплошность была чревата. Йося не заметил, как Черный Змей перестал пользоваться крыльями. Он использовал три головы, хвост и сильные лапы, чтобы справиться с богатырем, и попался на удочку. Улучив нужный момент, Кощей заработал крыльями, и Йосе пришлось пустить все свое старание, чтобы отбивать одну атаку за другой. Но Змей не сдавался, он хлопал крыльями с такой скоростью, что за их движением перестал быть виден сам Черный Змей. И пока Йося бился с крыльями-мельницами, Кощей нырнул под них и обдал Йосю пламенем. Богатырский меч выпал у него из рук, Йося зашатался и со словами: "Прости, Артем, ты был прав..." буквально рассыпался в прах.
   Дым снова рассеялся, и Артем увидел, что Василию Васильевичу удалось забраться к самое шее Черного Змея. Но теперь чудовище было о двенадцати головах.
   - Смотри, Артем, что у меня есть! - завопил кот, и его голос эхом разнесся по безлюдной, пустынной площади.
   Василий Васильевич показывал ему свою лапу, на которой будто диковинный перстень восседал длинный острый коготь.
   - Это было в свертке! - прокричал он снова, пока Черный Змей безуспешно пытался сбросить его. - Я потерял первую душу, когда сражался с дедушкой вот этого, но мне удалось оттяпать у него огненный палец. Этот коготь может победить любого. Смотри, теперь-то у него головы не отрастут!
   И Василий Васильевич с ловкостью и быстротой мыши прыгать с одной головы на другую. Он делал всего одно, резкое чиркающее движение, и голова слетала с плеч Черного Змея. Кощей был в ярости и пытался схватить Василия Васильевича, но ничего не мог сделать. Кот при всей своей полноте носился, как угорелый, хватался за разные части змеиного тела, как какая-нибудь мартышка, прыгал то вверх, то вниз, и всегда его удар настигал цель. Всего за пару минут Василий Васильевич лишил Черного Змея одиннадцати голов. И он, несомненно, покончил бы и с двенадцатой, но когда он прыгнул на последнюю голову и уже занес огненный коготь, чтобы всадить его между глаз Черному Змею, поскользнулся на мокрой от пота шерстистой броне неуязвимого гада. Василий Васильевич потерял равновесие и его качнула в сторону. Для кота падение с такой высоты было парой пустяков, но Черный Змей не дал ему упасть. Видя, что Василий Васильевич скользит по его голове вниз, Змей резко дернул голову вверх и подбросил несчастного кота, который несколько раз перевернулся в воздухе, а потом угодил в раскрытую змеиную пасть.
   Артем в отчаянии был готов рвать на себе волосы. Все друзья, все до одного погибли за него, даже не дав ему самому сразиться со Змеем. Он оказался не готов к такому финалу. Ему казалось, что теперь, когда с мамой все в порядке, все будет хорошо. Так где же счастливый финал у этой горькой сказки?!
  

Глава 19

день рожденья Артема царевича

  
   Он сжал кулаки и безоружным пошел навстречу Черному Змею. Он шел навстречу своей гибели, он знал это, но лучше погибнуть здесь вместе с ними, потому что другой сказки больше не будет.
   Черный Змей ждал его. Артем был уверен, что сам Повелитель Нави теперь нападать не будет. Праведный гнев и бессилие перед неизбежным сломили Артема, и он был готов к последней встрече. Он знал, он должен показать этой рептилии, что, даже погибая, герой остается героем. Такова его судьба.
   - Ну же, Додола, - сквозь зубы шептал он, медленно ступая в сторону Черного Змея. - Ты говорила, что твой город защит меня. Я защитил твой город, дай же мне силу победить Кощея.
   Он сделал еще несколько шагов в сторону своего противника и гордо поднял голову. Теперь он смотрел прямо в глаза Змее. Он видел в них насмешку, он видел в них скорейшее желание убить, растерзать свою жертву, видел силу и власть, могущество Повелителя всех черных сил, с которыми он встречался за последние четыре года.
   - Я здесь! - прокричал Артем, и безжизненные камни разрушенного города с силой вторили ему.
   Черный Змей навис над ним всей своей тушей, глубоко вздохнул и выплюнул из пасти самый сильный, самый жаркий, самый страшный огонь. Арте инстинктивно поднял руки, чтобы защититься, и вдруг его ладони сами оттолкнули летящее пламя, оно срикошетило и полетело в Черного Змея, но тому тоже удалось увернуться, и пламя пролетело мимо.
   Артем посмотрел на свои руки, но они совсем не пострадали. Он поднял голову и увидел, что Черный Змей тоже шокирован. Но неожиданное затишье продолжалось недолго. Разъярившийся Змей попытался еще раз сжечь Артема, но все повторилось опять, причем в этот раз пламя все-таки ударило по Кощею, и только неуязвимая броня Змея спасла его от ожогов.
   Тогда Черный Змей понесся на Артема, пытаясь его раздавить. Артему удавалось уклоняться от его лап, перебегать с одного места на другое, а когда у него не получалось, и он падал, словно невидимый щит защищал его, и снова ответной волной ударял в самого же Кощея.
   - Что за черт? - прошипел Черный Змей. - Ты обладаешь какой-то неизвестной силой?
   Но Артем никакой силой не обладал. Он точно знал, кто ему помогает. Один раз его точно так пытался раздавить страшный одноглазый верлиока, и тогда между ними тоже появился этот странный невидимый щит. Это была Тоня. У него снова появился союзник, и теперь можно было надеяться, что им вдвоем все-таки удастся победить Черного Змея. Только один вопрос мучил Артема: почему Тоня не вмешалась раньше?
   - Ты, наверное, думаешь, что тебе помогает "То - не знаю, что", да? - прошипел Черный Змей. - Чего пялишься? Угадал? Только ты не думай, Тонька ваша тут не при чем, здесь ее быть не может.
   Он внезапно сбросил с себя змеиное обличье и стал Кощеем в человеческом облике. Артем вспомнил, где видел его лицо - он был как две капли похож на своего предшественника, Кощея Восемнадцатого.
   - Ты ведь даже не понял, глупый мальчишка, куда ты попал, - скалился Черный Змей. - Ты один, без оружия... Ну же, Артем Царевич, признайся, что проиграл!
   Он подошел к нему вплотную и просто ударил по лицу, а когда Артем замахнулся, чтобы дать сдачи, схватил его руку в области запястья и крепко сжал.
   - Нет больше твоей защиты, парень? - прокаркал Кощей прямо ему в лицо и стал выкручивать руку. - Потому что я ведь не сказочную силу использую, а обыкновенную, человеческую. Я ведь тоже - ха-ха-ха - человек!
   Площадь наполнилась его сдавленным смехом. Артем попытался ударить Кощея другой рукой, но Царь Нави также легко остановил полет его кулака, как и в первый раз - он просто поймал его в свою широкую ладонь.
   - Ты глупец, - лицо Черного Змея исказила мерзкая гримаса. Он выкручивал Артему руки, от чего тот выглядел, как подвешенная марионетка, но Кощей и не думал его отпускать, он продолжал издеваться над Артемом. - Ты даже не понял, как здорово я все подстроил. Ты вышел из Мира Мертвых как раз в тот момент, когда мне было нужно. Разве ты думаешь, я тогда так просто сдался, у себя во дворце? Просто так вот взял и отдал тебе власть? Нет, Артем Царевич, это все было частью моего гениального и хитроумного плана.
   Он наконец-то выпустил Артема, и он упал перед ним на землю.
   - Когда я убил твою мать, - снова склонился над Артемом Кощей, - я знал, что ты пойдешь в Мой Мир, чтобы вернуть ее. Я знал, что ты дойдешь до Долины Уничтожения, я ждал тебя здесь, чтобы навсегда расправиться с тобой.
   Артем с ненавистью посмотрел на Черного Змея, и увидел в его глазах ее отражение. Черный Змей жаждал его крови, и только наслаждение, которое ему доставляло измывательство над Артемом, останавливало его.
   - А ты знаешь, что тот, кто победит героя, откроет себе дверь в Мир Яви? Свершится моя давняя мечта, моя Вечная Мечта! Я смогу навсегда покинуть Мир Русских Сказок и вернуться в тот Мир, где я безраздельно правил с начала времен! - Черный Змей кричал так, что даже развалины города трепетали перед ним. - Ты даже не понял, Артем Царевич, что ты вернулся не в свою Додолию, а в Додолию Мира Нави - ее полное отражение. Там тебя защищало твое имя, здесь оно тебя убило. Там тебя защищали твои друзья, здесь они все погибли. Дурачки - думали, что они спасут тебя. А ты - один! Ты один, у тебя нет оружия, у тебя нет друзей, твоя душа пуста, в ней уже нет ни любви, ни веры, ни надежды, только отчаяние и страх. И желание, чтобы тебя поскорее убили. Что, разве я не прав?
   Он схватил Артема с земли и поставил его перед собой.
   - Я исполню твое желание, - тихо сказал он, дернул правой рукой, в которой сверкнул нож, и несколько раз ударил им Артема прямо в живот.
   Артем схватился руками за рану и согнулся пополам.
   - Ну же, добивай меня! - прохрипел Артем.
   - Н-е-е-е-т, - с фальшивой улыбкой пропел Черный Змей и пнул Артема в грудь. - Я хочу посмотреть, как ты умираешь... Знаешь, скоро ты окажешься в одной из моих Долин. В какой тебе понравилось больше всего?
   После удара Артем снова свалился и теперь лежал неподалеку от Кощея, истекая кровью. Как бы хотелось ему напоследок дать как Черному Змею как следует, но густая, темная кровь уже сочилась сквозь его пальцы, и Артем чувствовал, как с каждой минутой слабеет.
   - Все, Артем Царевич, теперь тебе уже никто не поможет! - сказал Кощей и театрально поклонился Артему, как актер, вышедший на бис.
   Но вдруг тишину прорезал голос:
   - Я помогу!
   У Артема уже темнело в глазах, но он заставил себя поднять глаза и посмотреть туда, где появился таинственный спаситель. Он стоял прямо за спиной у Черного Змея, который тоже обернулся на голос. Артем заметил, как исказилось от удивления змеиное лицо Царя Нави, да и сам он никак не ожидал увидеть то, что так испугало Кощея.
   Позади Черного Змея стоял сам Артем, только он был чуть выше, более красив, с утонченными чертами лица, яркими желтыми кудрями, спадавшими до самых плеч. Он был одет в легкую льняную рубаху, больше похожую на рясу, из под которой выглядывали босые ноги. В руке у него было что-то длинное, завернутое в плотную холщовую тряпку.
   - Ах, Кощей, Кощей, - приятным плавным голосом заговорил он. - Ты так ничего и не понял... Ты никогда не изменишься. Разве ты забыл, что когда душа у человека превращается в пустой сосуд, ее наполняют Любовь и Свет.
   Черный Змей вслушивался в каждое слово нового Артема. На его лице впервые отразилась неуверенность, непонимание, и в то же время ярость и ненависть, с которыми он вцепился бы в еще одного Артема, чтобы придушить его.
   - Думаешь, это ты - истинный хозяин этой Долины? - улыбнулся ему Артем в светлом, а потом покачал головой, как учитель, который заметил у ученика оплошность. - Нет, Змей, настоящие хозяева - эти лучины, эти цветы, души которых полны Любви и Света. Ты сделал все, чтобы убить их, но разве ты забыл, что когда все будет уничтожено, останется тот, кто победит тебя?
   Он снова расплылся в улыбке и прошагал мимо Кощея. Черный Змей оскалил зубы, снова вытащил свой клинок и попытался вонзить его в тело врага, но лезвие ударилось о непробиваемый щит, как в тот раз, когда Змей хотел сжечь или затоптать Артема, и разлетелось на кусочки.
   - Близка цель, о которой ты просил, и ты достигнешь ее, - подошел к Артему его близнец и протянул ему руку.
   - Кто ты? - спросил у себя Артем.
   - Я твой ангел-хранитель, двойник твоей души, - ответил ему
   Он поднял Артема на ноги, и раны перестали кровоточить и затянулись. Ангел-хранитель развернул холщовую тряпицу, и Артем увидел, что в ней лежат меч, от которого исходило такое сияние, что на него было больно смотреть. И старое деревянное распятие.
   - Меч - понятно, но зачем крест? - спросил двойника Артем.
   - В этой Долине любая душа проходит очищение, уничтожение и смерть, - ответил ему ангел-хранитель. - А потом наступает время гармонии и созвучия.
   Артем понимающе кивнул.
   - Выбирай, - сказал ему ангел-хранитель и протянул оба предмета.
   Немного подумав, Артем взял из рук своего двойника крест.
   - Верно, - кивнул ему ангел-хранитель, сам вооружился мечом и направил его в сторону Черного Змея. - Вперед!
   Они вдвоем бросились на Кощея, и началась последняя битва. Кощей снова обернулся Змеем и попытался нанести ответный удар. Он делал быстрые выпады, чтобы поразить Артемов своими ядовитым зубом, плевался в них огнем, пытался сбить с ног ураганным ветром от размаха своих огромных крыльев, пытался прибить хвостом и затоптать ногами, но у него ничего не получалось. Двойник Артема мечом отражал любое нападение, рубил огонь и останавливал ветер, ослеплял Черного Змея блеском своего оружия.
   Сам Артем сражался крестом, раз за разом поражая Кощея своими ударами. Крест оставлял в теле Черного Змея световые раны, зияющие дыры, от которых Змей корчился в страшных муках, уменьшался в размерах и терял свой облик. Сначала у него отвалился хвост, потом облезла неуязвимая шкура, крылья от ударов крестом вспыхнули и истлели, голова понемногу теряла змеиные очертания. Наконец, перед Артемами снова стоял Черный Змей в привычном человеческом облике.
   Он уже не был страшным. Он больше походил на дряхлого, сухого столетнего старика со змеиными повадками. Настоящий скелет, обтянутый тонкой кожей. Щеки ввалились, глаза таращились с пустого, безжизненного, большой крючковатый нос торчал, как утес над острым, костлявым подбородком.
   - Давай, Артем, - сказал двойник и подтолкнул его вперед. - Последний удар.
   - Лучше ты, - с отвращением ответил Артем. Он вспомнил, что из-0за этой твари погибли его лучшие друзья. В нем кипела злоба. - У тебя меч, сделай так, чтобы он сдох! Или лучше дай его мне!
   Артем потянулся за мечом, но двойник остановил его.
   - Он не сдохнет, Артем, - покачал головой ангел-хранитель. - Он бессмертный. Поэтому его физически его одолеть нельзя. Его можно победить только духовно. Помнишь, про гармонию и созвучие?
   Артему сейчас меньше всего хотелось думать про какое-то там созвучие. Он хотел вцепиться в этого старикашку, растерзать его, бить до тех пор, пока не устанут руки. Дядя Миша, мама, отец, Дэнч, Василиса, Йося, Василий Васильевич... За каждого из них этого урода стоит убить, а двойник ему втирает про какое-то созвучие.
   - Милосердие, Артем, - снова пропел у него над ухом, словно прочитав (а может, и прочитав, он же двойник, подумалось Артему) его мысли. - Даже Черный Змей имеет право на милосердие.
   - Ему? Милосердие? - взревел Артем. - Ты хочешь, чтобы я его простил?
   - Не простил, а был великодушным, - ответил двойник. - Он не заслужил прощения, и ты должен его победить. Но для этого вовсе не нужен меч. Подумай не о том, ЧТО он делал, а ПОЧЕМУ он это делал.
   Артем задумался. Сначала Черный Змей хотел покорить Мир Прави. Он обманывал людей, пытался подчинить их себе, сломить волю, завладеть их душами.
   Так вот в чем дело! Кощей живет душами других, потому у него самого душа давно уже мертва. Он не верит в любовь, не верит в добро, не верит в дружбу, потому что у него ничего этого нет. Он убивает, потому что не знает и никогда не узнает, что это такое - потерять тех, кого любишь. И Артему стало жалко Черного Змея. Жить вечно и не знать, что такое Любовь и Свет...
   Теперь Артем понял, что хотел сказать ему ангел-хранитель. Убить мечом слабого и безоружного Кощея, пусть даже такого негодяя, значит, сделать его бессмертным, потому что любое убийство - это зло, а зло бессмертно. Милосердие - вот настоящее наказание для Черного Змея, которого сейчас изнутри разрывают души убитых им людей, которые пошли на смерть, чтобы спасти Артема, чтобы он победил Кощея. Поэтому он, Артем, будет великодушен. Он освободит Змея от невыносимой ноши, чтобы он понял, что это значит - потерять самое дорогое.
   Артем подошел к Кощею и вложил ему в руку крест. Черный Змей завопил от боли, по его телу от креста побежал яркий свет и полностью завладел им. Кощей метался в сиянии и кричал, а потом затрясся, как безумец в припадке. Свет вырвался из его тщедушного тела, крест выпал у него из руки, Черный Змей вспыхнул и растворился.
   Артем поднял крест и протянул его своему двойнику:
   - Возьми, - сказал он и вдруг упал на землю. Его раны снова открылись, и Артем почувствовал, как ему становится дурно. Кровь с новой силой хлестала
   - Что это? - прошептал он и уставился на своего ангела-хранителя.
   - Я хранил тебя, пока был жив Черный Змей, - ответил ему двойник. - Но теперь, когда его нет, я бессилен. Я не могу помешать тому, что должно случиться. Пока он у тебя в руках, ты будешь жить. Но если ты прекратишь борьбу, мы сможем с тобой воссоединиться прямо в этой Долине.
   Артем с трудом поднял голову и увидел, что Додолия исчезла, и они снова стоят посреди Долины Уничтожения и Смерти.
   - Я ведь освободил души тех, кого он убил? - прохрипел Артем. - Значит, они могут вернуться?
   - Этого я не знаю, - ответил ему двойник.
   - А этот крест дает жизнь? - снова спросил Артем.
   - Да, - утвердительно кивнул ангел-хранитель.
   Артем, не выпуская креста из рук, пополз по рядам с курилками.
   - Что ты делаешь? - удивился его двойник.
   - Мне нужно найти курилки моих друзей, - ответил ему Артема, сплевывая кровь. - Я должен вернуть их к жизни.
   - Я помогу тебе их найти, - промолвил хранитель Артема. - Но как ты сможешь им помочь?
   - Если этот крест не дает умереть мне, значит, он даст силу и моим друзьям.
   - Но тогда не останется силы для тебя, Артем! - воскликнул двойник.
   - Ну и пусть, - ответил ему Артем. - Разве ты не это ждешь? Зато мы с тобой воссоединимся.
   - Ничего такого я не жду, - ответил ему ангел-хранитель.
   Артем чувствовал, что теряет сознание, но в это время его двойник взмахнул над собой мечом, и на поле осталось всего пять лучин.
   - Это курилки твоих друзей, Артем, - произнес ангел-хранитель и исчез.
   Артем удивился, что все лучины находятся в одном месте. Он увидел, что одна курилка похожа на веревку, тянущуюся вверх, другая напоминает маленький снежок. У третьей курилки было семь стеблей, и на каждом красовался цветок. Рядом с ней грозно возвышалась курилка-меч, а пятую лучину увенчал огненный коготь.
   Было не похоже, чтобы в курилках не было жизни, но Артем по очереди прикоснулся мечом к каждой из них. Все они засветились еще ярче, но с каждым прикосновением Артем ослабевал. Уже сквозь пелену он увидел, как из каждой лучины поднимаются белоснежные фигуры отца, Василисы, Йоськи, Дэнча и Василия Васильевича.
   - Откуда вы взялись? - еле ворочая языком, спросил Артем. - Что вы делаете в этой Долине? Я же спас вас, возвращайтесь домой!
   - Мы дома, Артем, - ответил ему Василий Васильевич. - Мы хранители, двойники души. Твой ангел-хранитель позвал нас, как только вы вошли в Потусторонний Мир, и мы все время следовали за вами. Мы защищали вас, помогали, когда вы переходили из Долины в Долину, иначе вы никогда не вернулись бы обратно. Живым нельзя ходить по Миру Мертвых без двойника.
   - Я ничего не понимаю, - пробормотал Артем. - Так это вы были со мной в Додолии, вы сражались со Змеем? Или ничего этого на самом деле не было, и мои друзья действительно вернулись, а я все это время был в Долине Уничтожения с их двойниками?
   - И да, и нет, - ответил ему двойник Василия Васильевича. - Помнишь, Артем, когда мы только встретились в этой Долине, я сразу сказал тебе, что когда все закончится, ты окажешься там, откуда начал свой путь. Черный Змей подстроил все так, что ты вернулся в ту точку, где Карачун по его приказу убил твою маму.
   - Да, он говорил, - кивнул Артем. На губах его запеклась кровь, и он с трудом мог говорить.
   - Он придумал фальшивую Додолию и затащил туда твоих друзей, потому что они пришли в Долину Уничтожения и Смерти вместе с тобой, - продолжил двойник Василия Васильевича. - План Черного Змея был прост и гениален. Он точно знал, что сумеет победить и твоих друзей, и тебя, потому что в Долине Уничтожения и Смерти не может остаться в живых никто, кроме...
   - ...двойников души, - закончил за него догадавшийся Артем.
   - Верно, - подтвердил Василий Васильевич. - За себя он не опасался - Кощей Бессмертный останется бессмертным даже в Долине Уничтожения и Смерти.
   - А мы, значит, должны были погибнуть? - снова выдавил из себя Артем, который уже слабо различал и Василия Васильевича, и его голос.
   - Другого выхода у вас не было, - вздохнул двойник кота. - Но только твои друзья погибли в сражении, а их смерть приняли двойники, потому что это была ненастоящая Додолия, и погибнуть на самом деле они не могли. А потом ты прикоснулся к Кощею крестом своего ангела-хранителя, и освободил наши души.
   - Значит, это тоже было испытание... - мозг Артема еще пульсировал. - У моих друзей был выбор - пойти со мной на верную гибель или отказаться и вернуться в реальный Мир?
   - Да, - заговорил с ним двойник отца. - И они выбрали тебя, поэтому мы защитили их.
   - Знаешь, Артем, - сказала ему двойник Василисы, - в начале нашего пути каждый из нас был все равно, что пустой сосуд, а ты...
   - ... наполнил вас Любовью и Светом, - кивнул Артем. - Но почему с вами был Йося? - удивился Артем.
   - Я бы лучше спросил, почему ты не взял меня с собой, - подал голос двойник Йоси. - Кощей ведь тоже не дурак, он знал, что чем больше боли он тебе причинит, тем легче будет тебя победить.
   - Но все твои друзья живы и здоровы. Ты спас нас, - из-за его спины пробубнил двойник Дэнча.
   - Да... Но кто спасет меня... - прошептал Артем и потерял сознание.
   Он провалился в черноту забытья, но вдруг почувствовал, как чьи-то руки поднимают его и куда-то несут. От этих рук исходило приятное тепло, и Артему показалось, что они уже не идут, а летят, и его уносит все дальше, дальше и дальше... А потом он услышал слова, которые вернули его к жизни.
   - Я спасу тебя, сынок, - пропел над его ухом знакомый с детства женский голос.
   Артем открыл глаза и увидел маму. Он лежал у нее на коленях в самом центре городской площади Додолии. С городом было все в порядке, не было никаких следов вторжения, все было точно так, как тогда, когда он остановил время. Только сейчас не он стоял безутешным над телом матери, а она гладила его ладонью по голове и улыбалась сквозь слезы, ручьями катившиеся из ее красивых глаз.
   - Мама... - только и смог сказать Артем. - Ты жива...
   - Конечно, Артемка, - залилась слезами Вера Борисовна. - Все живы, все в порядке.
   - Только я вот подкачал... - сказал Артем и улыбнулся матери краешком губ. За ее спиной он увидел всех, с кем судьба свела его в Мире Русских Сказок, и даже Дядя Миша, казалось Артему, стоит где-то неподалеку.
   - Помнишь, ты мне рассказывал, что когда ты познакомился с Додолой, она сказала тебе... - спросила его мама, вытирая слезы.
   - Как легко вдохнуть новую жизнь, - сказал Артем. - Она и про тебя так сказала, когда я остановил время.
   - И она была права, ты прошел такой путь, чтобы вдохнуть в меня жизнь, - снова улыбнулась Артему мама, и от этой улыбки ему становилось гораздо легче. - А теперь я вдохну в тебя новую жизнь.
   Вера Борисовна прижала к себе Артема и нежно поцеловала его, а потом подула на ладонь, и Артем втянул в себя ее дыхание.
   - Мы тоже, мы тоже! - вскричали столпившиеся вокруг него люди и один очень ученый кот.
   Они, по очереди сменяя друг друга, подходили к Артему и проделывали то же движение, что и Вера Борисовна. Артем с жадностью глотал частички дыхания своих друзей, и чувствовал, как его тело наполняется новой жизнь, как он рождается вновь. Он приподнял рубашку и увидел, что от ударов Кощея не осталось и следа, не было даже рубцов и шрамов. Он был жив!
   Артем вскочил на ноги и крепко обнял маму., и услышал в ответ ликование. Не только его друзья, но и додоляне приветствовали Артема.
   - Да здравствует Артем Царевич, герой Прави! - кричали повсюду.
   В воздух летели шапки, где-то распевали песни. Каждый старался протиснуться поближе к Артему, пожать ему руку и даже просто прикоснуться к нему. В городе началась настоящая праздничная суматоха. Горожане пировали целыми улицами. Снова на площади появились столы, снова додоляне несли все свои запасы, а когда еда на тарелках заканчивалась и бокалы пустели, Тоня наполняла их заново.
   Весь вечер в небе взрывались фейерверки, освещая Додолию ярким светом, жители городка не спали и разрешили не спать даже своим детям, и даже если кто-то уходил из-за стола, то его место занимали вновь подошедшие. ликующие горожане без конца говорили тосты, восхваляли Артема и его друзей, радовались тому, что Черный Змей побежден - весть о том, что Артем разделался с Повелителем Нави в Потустороннем Мире быстро облетела не только Додолию, но и весь Мир Прави, и в город, который по-прежнему называли городом самого Артема, потянулись тысячи гостей. И снова были тосты и поздравления, и праздник продолжался несколько дней, и уже казалось, что торжества подходят к концу, но тут слово взяла Вера Борисовна и в один прекрасный день заявила:
   - А вы знаете, что сегодня у Артема день рожденья?
   Артем и сам забыл, что у него именины. За шестнадцать лет это был первый раз, когда у него был праздник. И он был рад отметить его вместе со всеми горожанами, у кого еще остались силы праздновать, но он попросил разрешения у городского головы и старейшин города, чтобы в этот день с ним остались только те немногие, с кем он хотел бы встретить свое шестнадцатилетие.
   Додоляне были готовы выполнить для своего покровителя все, чего бы он не пожелал. И раз он захотел, чтобы его в этот день оставили одного, они поспешили удалиться по домам. На площади остались только Артем, его родители, Эс-Е, Василий Васильевич, Йося, Илга, Василиса и Дэнч.
   - Это как раз то, чего я хотел. Ужин в семейном кругу.- сказал Артем, оглядев тех, кто был за столом. - Да, не удивляйтесь. Вы теперь все - моя семья, потому что с вами я прошел огонь и воду, с вами я сражался против черных сил, замерзал в жуткий холод и горел в аду. Мир Русских Сказок для меня - это не Правь и Навь, это не чудеса и волшебство, и даже не борьба со злом. Мир Русских Сказок - это вы.
   День рожденья прошел удивительно тихо. Не было громких слов и поздравлений. Приглашенные Артемом на его личный праздник гости вели себя скоромно, небольшими группами рассаживаясь то в одном, то в другом месте праздничного стола. Они так долго не видели друг друга, о стольком им хотелось поговорить. И они беседовали, ненадолго присаживаясь то к одному, то к другому столу, но говорили тихо, и только легкий ночной ветер ловил обрывки фраз, складывая их в одну большую историю.
   - Вот чего я не пойму, - говорил Артем Василию Васильевичу, - почему в той, другой Додолии не было ни моей мамы, ни Эс-Е, ни Илги?
   - Думаю, ты и сам знаешь ответ на этот вопрос, Артем, - отвечал ему кот. - Никто другой не любит тебя так, как они. Против такой любви Черный Змей был бессилен. Он не смог затащить их туда, потому что их любовь к тебе сразу убила бы его. Ему был нужен только ты, твои слабые места. Он знал, что любовь защитит тебя, но не верил, что тебя может защитить дружба.
   - И, как всегда, ошибся, - смеялся Артем.
   - Ты и в самом деле Мишу? - спрашивала его Эс-Е.
   - Да, - немного грустно отвечал Артем. - Он сказал, что будет ждать тебя, хоть он и знает, что ожидание будет очень долгим.
   - Расставание только усиливает любовь, - с надеждой в голосе говорила Эс-Е. - Спасибо, Артем.
   - Ну... это... Артем... Короче, я виноват, ты знаешь... И там, когда еще в школе... И тут... все из-за меня... - Дэнч всегда был косноязычен. Когда хотел сказать что-то хорошее. - В-общем, спасибо тебе, что ты освободил меня от Черного Змея... И за шанс исправиться... И за то, что я узнал, что такое любовь..
   Здесь не было теплых объятий, Дэнч просто протянул Артему руку, и он ее крепко пожал, и хотя Дэнч больше ничего не сказал, Артем почувствовал, что между ними больше нет неприязни.
   - Знаешь, Йося, а ты ведь стал настоящим мужчиной, - серьезно сказал Артем. - Твоя мама будет гордиться тобой.
   - А тот, Двенадцатый сказочник, он говорило, что она будет жить... - глаза настоящего мужчины слегка увлажнились. - Но ведь он погиб, значит, его обещание...
   - Оно исполнилось, - закончил за Йосю Артем. - Я видел твою маму в Мире Снов, мы говорили. Она все знает о тебе и ждет тебя. У нее теперь все будет хорошо.
   Он не стал рассказывать Йоське всего того, что видел в больничной палате. Пусть он еще немного поверит в чудеса.
   - А ведь ты теперь снова Царица Нави, Василиса, - сказа Артем и подмигнул. - Причем, на законных основаниях!
   - Да? - качнула головой Василиса. - Только мне этого уже не надо. Вся эта власть - это всего лишь мираж... К тому же, теперь я точно знаю, в чем мое предназначение.
   - И в чем же? - полюбопытствовал Артем.
   - Я отправляюсь в Мир Яви, - сказала она. - Ты ведь знаешь, у меня есть дар - быть немного лучше тех, кто находится рядом с мной. Мне кажется, там у меня больше шансов проявить этот дар на благо людям, чем здесь.
   - Но как же Мир Нави? Он снова останется без царя?
   - Ха, - усмехнулась Василиса. - Мое место займет очередной злодей, только и всего.
   - И снова будет нужен герой? - вздохнул Артем.
   - Да, и ты снова спасешь Мир Русских Сказок, - рассмеялась Василиса.
   - Вот уж не думаю, что у меня будет желание сражаться с новым Кощеем.
   - Поживем - увидим.
   - Ты уже большой, но ты еще такой маленький, Артем, - сказала ему Илга. - Я так ревновала, я думала, что ты с Тоней... А ты такой молодец, спас отца, спас маму. Я горжусь тобой, Артем!
   Она бросилась к нему на шею, обвила ее руками и так страстно поцеловала его, что они чуть не опрокинули стол, на другом конце которого пировал Василий Васильевич. Облитый супом, кот еще долго ворчал и жаловался каждому встречному.
   - Могу ли я надеяться, что твоя любовь ко мне будет такой же, как моя к тебе? - спросила его Илга.
   - Я не могу обещать, - признался Артем.
   - И не надо. Я хочу надеяться! - вспыхнула Илга.
   - Я тоже, - ответил Артем.
   - Знаешь Артем, мы с папой хотели тебе сказать... - начала мама.
   - Чтобы ты знал, как мы благодарны тебе... - подхватил папа.
   - Не стоит, - остановил их Артем. - Вы уже и так все сказали. Дайте, я сам.
   Он увидел, что его слушают все, кто сидел за столом.
   - Когда я пришел сюда в первый раз, Одиннадцатый Сказочник пообещал мне, что если я помогу Миру Русских Сказок, мое заветное желание исполнится. Мои друзья помогли мне пройти долгий путь, и мое желание сбылось. У нас снова есть семья. Мир Русских Сказок помог мне понять, что для детей самое важное в жизни - это родители, а для родителей - их дети. Вот и все, что я хотел сказать.
   - Мы тебя любим, Артем! - со слезами, задыхаясь от счастья и переполняющей их любви, бросились к нему родители.
   Они обнимали и целовали своего сына, и как Артем не противился, они его не отпускали. Теперь родители хотели всегда быть рядом с ним.
   - Послушайте, да сколько можно тут свои нежности изливать, а? - послышался скрипучий голос Василия Васильевича. - Когда уже веселиться будем?
  

Глава 20

тринадцатый сказочник

  
   Тринадцатый Сказочник склонился над рукописью. Сегодня он дописывал последнюю главу очередной сказки. Он перечитал несколько раз измененное название сказки:
  
   "Как Артем Царевич с друзьями Кощея искал"
   "Как Артем Царевич сокровища искал"
   "Как Артем Царевич друзей спасал"
   "Как Артем Царевич Кощея победил"
  
   Сказочник обмакнул перо в чернила и надписал сверху последнее название:
  
   "Как Артем Царевич счастье нашел".
  
   Тринадцатый Сказочник еще раз перечитал название, и остался доволен своей работой. Он промокнул старую бумагу большим бронзовым пресс-папье и стал аккуратным почерком выводить слова на огромном листе большой книги Сказок.
  
   "...А дальше все пошло - ни в сказке сказать, ни пером описать.
   Эс-Е родила сына, которого назвали Михаилом. Крестной матерью стала лекарка Илга, которая осталась в Мире Русских Сказок, чтобы исполнить волю Дяди Миши - врачевать людей и учить маленького крестника. Как ни уговаривал ее Артем вернуться в Мир Яви, она настояла на своем. Да, характер у нее такой, что не поспоришь.
   Зато Василиса и в самом деле покинула свою родину и отправилась обратно в детский дом, в котором выросла. Сначала она работала там санитаркой, потом стала помощницей воспитателя, потом окончила училище и стала настоящим педагогом. Так что равновесие между Мирами сохранилось.
   Дэнч тоже вернулся домой и исчез. Долгое время про него ничего не было слышно, а потом оказалось, что он уехал на север, долго жил там, разбогател, а потом вдруг в один прекрасный день заявился прямо к Василисе, чтобы позвать ее замуж. И Василиса согласилась. Уж когда они успели так подружиться...
   Йося вернулся домой, где его с нетерпением ждали поправившаяся мама и счастливый отец. Теперь каждый год присылали из Англии Артему подарок ко дню рождения. В Англию они уехали вместе с сыном, который не стал известным скрипачом, зато прославился как дирижер, не боявшийся самых отчаянных музыкальных экспериментов, способных любого критика положить на лопатки.
   Ниткин открыл экскурсионное бюро и расположился в апартаментах прямо на Зеленом Дубе, чем сильно рассердил Василия Васильевича, который при каждом удобном случае не забывал поругаться с новым соседом, обзывая его беженцем, бродягой и оккупантом. Впрочем, Ниткин в долгу не оставался и нередко выражал сомнение в учености своего заклятого друга, упрекая его в слабом знании географии Мира Русских Сказок. Обычно после таких заявлений Василий Васильевич начинал яростно шипеть, пускать искры и кричать, чтобы и духу Ниткина больше не было на Зеленом Дубе. А на следующий день уже шел к соседу пить чай с молоком.
   А еще ученый кот наконец-то защитил докторскую диссертацию, стал профессором, выпустил полное собрание сочинений всех ученых котов, за что заслужил особую признательность не только своих собратьев, но еще Тринадцатого Сказочника и Мокоши, которая даже пожаловала Василию Васильевичу медаль за заслуги перед Миром Русских Сказок. После этого, объявив во всеуслышание, что теперь он самый важный кот в Тридевятом Царстве, Василий Васильевич отправился свататься к Земляной кошке, которая про его заслуги ничего не знала и, конечно, дала жениху от ворот поворот.
   Но кот был настойчив - он писал ей стихи и пел песни, так завывая над столицей подземелья гмуров, что даже Ильм не выдержал и через несколько бессонных ночей сочетал Василия Васильевича браком с его избранницей. Теперь Василий Васильевич был счастливым папашей, у которого было семеро умных ("Ну, конечно, не таких, как я") котят. Все они находились под постоянным присмотром своей няни, которую они ласково называли Тонечкой, и которая души не чаяла в своих воспитанниках. Но больше всех радовался Василий Васильевич. Он был так счастлив, что Артем отдал ему право наставника (он не любил слово "хозяин") Тони, что теперь рекомендовал ее всем своим друзьям и знакомым. Представьте себе, говорил он, что у вас появилась всесильная гувернантка, для которой присмотр за детьми - одно удовольствие.
   Родители Артема, Вера Борисовна и Андрей Никитич, после возвращения из Мира Русских Сказок устроились на новую работу, переехали в новую квартиру, каждую неделю проводили семейные вечера, стали ходить в театры и музеи, несколько раз все вместе ездили отдыхать на море. А потом у Артема появилась сестра, и теперь у Царевичей была настоящая семья. Ну, а сам Артем...
  
   Тринадцатый Сказочник отложил перо, встал со стула, подошел к зеркалу, поправил плащ со счастливой для себя цифрой "13", пригладил свои необычные, ярко-желтые волосы, подмигнул сам себе, показал язык и, улыбнувшись, сел обратно за рукопись.
  
   Артем стал новым сказочником. Сам Илья Муромец явился к нему на день рожденья в Додолию, чтобы передать волю Мокоши. Хозяйка судьбы знала, что лучшей кандидатуры ей не найти, не так много было в Мире Яви людей, которые знали о Мире Русских Сказок и могли бы с радостью выполнять обязанности хранителя традиций русской сказки.
  
   Артем был доволен своей работой. Полгода он проводил в Мире Русских Сказок, остальные полгода работал заведующим в заново открытой детской библиотеке, которая однажды открыла ему дорогу в Сказочный Мир. Он был по-прежнему влюблен в Илгу, и она продолжала надеяться, что когда-нибудь судьба навсегда соединит их.
   Вечерами он читал сказки своей маленькой сестре, и хотя она еще не понимала, кто такие Баба Яга и Кощей, он знал, что и ей однажды откроется Мир Русских Сказок, и она с головой окунется в него, чтобы стать известной волшебницей.
   Он точно знал это, потому что завтра он начинал писать новую сказку.
  

К О Н Е Ц

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"