Ковалев Александр: другие произведения.

Артем Царевич. Книга 5. Двойники Души Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Александр Ковалев

Артем царевич

книга 5

"двойники души"

Роман-сказка для семейного чтения

ВСЕ ПРАВА НА ДАННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЛЮБЫЕ ПОПЫТКИ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУДУТ ПРЕСЛЕДОВАТЬСЯ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 5

109 грехов

  
   - Почему лучше об этом не знать? - спросил Артем у Василия Васильевича, когда они укладывались спать у Федосыча.
   - Ты это о чем? - не понял его Василий Васильевич.
   - Я про сто девять грехов, - пояснил Артем. - Почему об этом лучше не знать?
   Кот вздохнул:
   - Да, знать-то об этом можно, но зачем?
   - Я хочу, - упрямо мотнул головой Артем.
   - Понимаешь, Артем, - принял излюбленную позу философа Василий Васильевич, - больше 108 грехов человеку совершить все равно нельзя. Если вдруг человек уже совершил свои 108 грехов, он умирает и попадает на Тот Свет. Здесь он пытается загладить свои грехи или очиститься от них.
   - Как?
   - Через раскаяние, конечно, - сказал кот. - Но это должно быть истинное, настоящее раскаяние, а это очень трудно - признать свои ошибки и сознаться самому себе в том, что ты поступил в своей жизни плохо.
   Артем долгое время молчал, обдумывая сказанное Василием Васильевичем, и кот за это время уже мог несколько раз уснуть, но вдруг Артем снова растолкал кота и произнес:
   - Нет, Василий Васильевич, я тебе не верю. Неужели все люди так часто грешат? Неужели все мы - грешники?
   - Большинство из вас, - кивнул Василий Васильевич. - Да и мы тоже не святые. Но у вас перед нами есть одно преимущество - еще при жизни вы можете исправлять свои грехи - либо своими делами, либо словами, либо молитвами.
   - А как же праведники? - удивился Артем.
   - А праведников тут нет, Артем, - усмехнулся кот. - Это же Мир Нави, пусть и с другой стороны. Праведники оказались там, где и должны оказаться - в Мире Прави. Они в этой же Долине, но, так сказать, на другом берегу...
   - Так вот что такое возмездие... - протянул Артем, почесывая затылок. - Но ты так не рассказал про сто девятый грех.
   - Бывают те, кто грешит и после смерти, но это будет их последний грех. Как только нарушится гармония, грешник просто исчезнет, растворится в небытие.
   - И... много таких?
   - Не знаю, - покачал головой кот.
   - А эти ведьмы? Разве они не согрешили, напав на нас сегодня? - возмутился Артем.
   - Вы не из Мира Мертвых, - возразил ему Василий Васильевич. - Поэтому любое существо, животное или человек отсюда может причинить вам вред безо всяких для себя последствий.
   - А если мы...
   - А вот если вы кого-то обидите, то вам это зачтется как грех.
   - Ну и правила тут у вас, - рассердился Артем.
   - Это не наши правила, это законы Вселенной, - философски изрек кот.
   Они замолчали, и Артем решил как следует выспаться, но мысли не давали ему покоя, и он продолжал размышлять о том, как устроен Потусторонний Мир. Удивительно, думал он, но даже самый закоренелый грешник получает шанс спастись, перейти в другую долину или даже вернуться в Мир Прави.
   - Как просто, - снова вслух пробормотал он. - Убил, скажем, человека, потом помолился, сказал Господу Богу: "Прости!", покаялся и вот тебе уже списали твой грех.
   - Все далеко не так, Артем, - услышал его Василий Васильевич. - Простого "прости" здесь недостаточно. Нужно искупить грех, а это возможно только тогда, когда грешник ощущает природу своего греха.
   - Что-то теперь я вообще ничего не пойму, - признался Артем.
   - Убийца может искренне попросить прощения, но грех не будет ему прощен до тех пор, пока он не побывает на месте того, кого он убил.
   - А как такое возможно? - удивился Артем.
   - Возможно, еще как возможно, - ответил Василий Васильевич. - возмездие на то и возмездие, что просто так очиститься от грехов нельзя. Я не могу сейчас всего тебе рассказать, да и ни к чему, но на вашем пути вам придется многое увидеть. Может, и про это узнаешь когда-нибудь. Давай лучше спать, а то мы с тобой так до самого вечера проговорим, а ведь тебе еще идти росу собирать.
   - Что толку ее собирать, - буркнул Артем. - Все равно ничего не получится. У нас ведь нет ни одного средства, чтобы справиться с этими ведьмами.
   - Ну, вообще-то такое средство есть, - неожиданно сказал кот.
   Артем так и подскочил:
   - Так чего же ты молчал?!
   - Это очень сложно, и у тебя вряд ли хватит терпения, - ответил Василий Васильевич.
   - Откуда ты знаешь? Может, хватит? - окончательно рассердился на кота Артем.
   Василий Васильевич не торопился отвечать. Он мешкал, словно раздумывая, открывать ли секрет Артему. Наконец, дружеские чувства в нем одержали верх над недоверием к Артему, и он принялся рассказывать Артему, что нужно сделать для того, чтобы победить ведьм.
   Они и в самом деле проговорили до самого вечера, так что когда Андрей Никитич и Василиса проснулись, они увидели Артема и Василия Васильевича в тех же позах, что и утром.
   - А вы чего спать не легли? - удивился Андрей Никитич.
   - Василий Васильевич рассказывал мне о ведьмах, - ответил Артем. - Пойдем, у нас мало времени.
   Федосыч выдал отцу с сыном еще по одной фляге, и они отправились на поле. Но перед этим Артем зашел к старику в огород и сорвал несколько головок мака.
   - Зачем тебе мак? - удивился отец, но Артем не ответил, а только попросил отца взять с собой ведро воды из колодца Федосыча.
   - Но ведь у него в колодце не вода, а огонь! - изумился Андрей Никитич.
   - Ничего страшного, - успокоил его сам Федосыч. - Пойдем, покажу чудо.
   Они подошли к колодцу, старик опустил ведро и поднял его обратно, до краев наполненное огненной жижей.
   - А теперь - смотри! - улыбнулся он, отцепил ведро и отдал его в руки Андрею Никитичу. К его удивлению, жижа мгновенно превратилась в обыкновенную воду. - На, можешь попробовать!
   Он сам зачерпнул ладонью воды из ведра и с удовольствием выпил. Андрей Никитич посмотрел на старика с сомнением и пить не стал, а поспешил за Артемом на поле.
   Вечер начался точь-в-точь как предыдущий. Сначала Артем и Андрей Никитич дождались, когда выступит роса, потом ползали в неестественных позах, собирая по капельке в свои фляжки, но Артем еще зачем-то таскал за собой ведро воды.
   - Я все-таки не могу понять, - затеял между делом разговор отец Артема, - почему роса - это вода и она обжигает, дождь - это огонь, и он освежает, но в колодце у Федосыча не огонь, а настоящая вода, и ее можно пить? Почему роса, которую мы собираем, во фляжке становится настоящей водой, и ей тоже можно утолить жажду?
   - Мне кажется, - не отрываясь от работы, ответил Артем, - что огонь и вода каким-то образом связывают этот Мир с Миром Живых, точно так же, как Огненная река, в которой огонь по сути есть вода, связывает Мир Русских Сказок с нашим Миром. Или же...
   Артем пододвинул к себе ведро и посмотрел на небо, но никаких признаков ведьм не заметил.
   - Ну?
   - Или же земля, на которой стоит колодец Федосыча, связана с землей, где он жил.
   - Или это дерево, из которого он построил колодец и сделал эти фляжки, - предположил сам Андрей Никитич.
   - Точно, - вдруг замер Артем. - Вот почему никто из них не может выполнить эту миссию.
   - Не понял... - остановился и Андрей Никитич.
   - Федосыч и ведьмы хотят жизни, хотят искупления грехов без раскаяния, но для них настоящая роса останется огнем, потому что они пытаются обмануть Мир Мертвых. А дерево превращает его в настоящую воду, потому что соединяет два Мира между собой. Так они смогут ощутить жизнь, не прибегая к раскаянию.
   - Хитро, - подметил Андрей Никитич.
   - Слушай дальше, - продолжил Артем. - Старик просил Василия Васильевича помочь ему, но кот уже искупил все свои грехи тем, что он погиб, защищая меня от Василисы, он прощен и ему разрешили остаться здесь, потому что... Странно, ведь он должен был перейти на другой берег... А, догадываюсь... Его оставили здесь, потому что он должен был помочь мне!
   - Ты хочешь сказать, что те... ну, силы, что ли, которые отправили его сюда, знали, что однажды ты придешь сюда? - возразил сыну отец. - Но, Артем, этого не может быть.
   - Здесь все закономерно, - ответил Артем и улыбнулся - сейчас он сам себе напомнил Василия Васильевича.
   Они снова принялись за росу, но Андрей Никитич попросил Артема объяснить ему все до конца.
   - Так вот, Василий Васильевич прекрасно знает, что у него ничего бы не вышло, потому что он пошел бы собирать росу, и она осталась бы для него росой, а во фляжке превратилась бы...
   - В воду! - закончил за Артема отец. - Но почему он не пустил сюда Василису?
   - Потому что... - некоторое время Артем собирался с мыслями. - Я заколдовал Василису именем ее отца, на 3 года обратив ее в лягушку. А она сама нам говорила, помнишь, что может перемещаться между Мирами, потому что она вроде как и живет, а вроде, как и нет, потому что находится под заклятьем. Я даже боюсь предположить, что стало бы с росой, да и с Василисой, если бы росу стала собирать она. Ага! Теперь я понял, в чем смысл, Василий Васильевич!
   Последнюю фразу Андрей Никитич не понял и попросил Артема объяснить, но Артем уклонился от ответа, призывая отца быстрее собирать росу.
   Наконец, последняя капля заполнила фляжку Артема, Андрей Никитич старательно закручивал свою емкость для целебной росы, и оба стали смотреть по сторонам, дожидаясь ведьм. И они не замедлили появиться. Со всех сторон на поле надвигались черные тучи, соединяясь в одну огромную темную массу в аккурат над тем местом, где отец и сын окончили свою работу.
   - Пора, - шепнул сам себе Артем и, к вящему удивлению Андрея Никитича, стал лопать бутоны с маком и запихивать его себе в рот.
   - Что ты делаешь, Артем?! Ты не заболел?
   Но Артем только отмахивался от отца - мол, не мешай, и продолжал ссыпать мак себе в рот до тех пор, пока его щеки не раздулись, а сам мак не полез обратно.
   Только сейчас он понял, почему Василий Васильевич, объясняя ему обряд, столько раз повторял, словно древняя книга: "терпение, терпение, терпение". Дышать было невозможно, проглотить мак было нельзя, выплюнуть тоже. Оставалось только ждать, пока можно будет это сделать. Как только первая ведьма ринется на него, он сразу же...
   Но ведьмы не торопились, словно высматривая, не будет ли и в этот раз какой-нибудь неожиданности в виде кота. Только окончательно убедившись, что люди на поле одни, сразу несколько темных фигур упали вниз. Но в то же мгновение Артем склонился над ведром и выплюнул в него все, что было у него во рту.
   Увидев, что произошло, Андрей Никитич, словно ребенок, открыл от удивления рот. Попав в ведро, мак вспыхнул, вода снова превратилась в огонь, и яростный столп огня взметнулся в небо, едва не опалив самого Артема, обжигая ведьм.
   Ведьмы с яростным криком бросились в разные стороны, а те, кого не задело, снова предприняли атаку на Артема и Андрея Никитича, но из ведра, словно на празднике, фейерверком стали вылетать маковые зерна и взрываться прямо в толпе разъяренных ведьм, поспешивших ретироваться с места, которое теперь было ярче ночного солнца, поднявшегося над Долиной Поиска. В ведре словно разрывались петарды - вылетая, они словно сами настигали ведьму, где бы она ни была. Сражаться с таким противником более было невозможно, и ведьмы, не сговариваясь, покинули поляну.
   - Ура! - ликовал Андрей Никитич. - Ур-р-а-а-а!
   А Артем стоял и только вытирал пот со лба, думая о том, что бы могло случиться, если бы обряд не удался. Но Василий Васильевич знал свое ремесло, и в успехе, в общем-то, можно было не сомневаться.
   - Тебе это удалось, Артем! - продолжал торжествовать Андрей Никитич. Он подбежал к сыну, крепко обнял его и принялся танцевать какой-то сумасшедший танец.
   Артем рассмеялся - даже не от того, что танцем странные па вряд ли можно было назвать, а потому что он никогда не видел, чтобы его отец танцевал. Да что там танцевал, вообще когда-либо веселился!
   "Да, это приключение стоило того, чтобы отец научился радоваться!", - подумал про себя Артем. - "Видать, в Мире Русских Сказок действительно все закономерно и правильно".
   - Обе фляжки у меня, - сообщил ему Андрей Никитич, закончив свой безумный танец. - Мы можем возвращаться.
   Артем кивнул; отец положил ему по-дружески руку на плечо, и они вместе двинулись обратно к избушке старика.
   На крыльце их уже ждали Василий Васильевич, Василиса с Ниткиным и сам Федосыч.
   - Фляги... - прошептал он. - Неужели...
   Василий Васильевич посмотрел на бывшего знахаря и почему-то покачал головой. От Василисы этот взгляд не укрылся, но она не посмела спросить кота, отчего он не доверяет старику. Впрочем, решила она, он спокоен, значит, держит ситуацию под контролем, и беспокоиться не о чем.
   Артем и Андрей Никитич, улыбаясь, вошли во двор Федосыча, а он уже, с дрожащими руками, с трясущейся бородой быстро зашаркал к ним.
   - Она? Это она? Это роса? Вы собрали ее? - по лицу у него текли слезы, он не мог стоять и даже упал на колени прямо перед Артемом и его отцом. Федосыч размазывал слезы по старому, счастливому лицу, беспрестанно благодарил Андрея Никитича и Артема, попеременно пожимая им руки, а потом протянул пальцы к флягам, но тут его остановил голос Василия Васильевича:
   - Минутку! Сначала книга, потом роса.
   - Но... - Федосыч обернулся к коту, у него затряслась нижняя губа, глаза просили помощи и пощады, а руки тряслись так, что на старика было просто невозможно смотреть. - Я так ждал... Хотя бы каплю... Всего одну каплю!
   Артем из-за плеча Федосыча посмотрел на Василия Васильевича, но тот только пожал плечами и буркнул: "Делай, как знаешь!".
   Артем откупорил свою фляжку и вылил несколько капель на протянутые Федосычем ладони. Старик жадно слизал их, на мгновение закатил глаза, снова открыл их и прошептал:
   - Да-а-а-а... Это то, что надо...
   Он снова протянул руки к Артему, но на этот раз голос Василия Васильевича прозвучал еще призывнее:
   - Сначала книгу!
   - Хорошо, хорошо, - небрежно бросил Федосыч, развернулся на месте и быстро зашагал к дому.
   - С этими людьми нужно держать ухо востро! - предупредил Артема кот. - В какую бы Долину вы не попали.
   - Вот то, что у меня есть, - из избушки вернулся Федосыч с несколькими листочками, торчащими из старого, дорогого переплета. - Тут совсем мало, я даже не знаю, хватит ли вам...
   - Хватит, - заверил его кот и хотел уже забрать фолиант из рук горе-знахаря, но Федосыч решил обойтись без посредников.
   - Нет-нет-нет, дорогой Василий Васильевич, так ней пойдет, - рассмеялся он так, что по коже побежали мурашки. - Не ты росу собирал, не тебе и книгой этой владеть. Вот, Артемка мне росы принес, ему я книгу и отдам. Только уговор - из рук в руки.
   Артем кивнул и протянул Федосычу свою фляжку:
   - Только одну, - предупредил он. - Вторую получишь, когда мы убедимся, что это та самая книга.
   Федосыч бросил Артему книги и прокричал:
   - Да подавитесь своей книгой!
   Он схватил фляжку и припал к ней сухими губами.
   - Интересно, а зачем ему вообще две фляжки? - вдруг услышал рядом с собой Василий Васильевич голос Василисы.
   - Вот именно! - сорвался с места кот, подскочил к Артему и раскрыл обложку с бумагами. - Но ведь это совсем не то! Это просто какой-то травник!
   - Конечно, травник! - Федосыч оторвался от фляжки и вытер рот рукавом. Увидев его, Артем и Андрей Никитич отпрянули в сторону. На месте старика стоял мальчишка чуть постарше самого Артема. - У меня никогда не было того, что вам нужно. Только тот, первый листок.
   - Но ведь ты же обещал! - гневно воскликнул Артем.
   - Ну, что же... так уж получилось, - рассмеялся Федосыч. - Зато роса ваша - эх, как помогла!
   - То есть ты, попросту говоря, обманул нас? - спросил у него Василий Васильевич.
   - Да, я обманул вас, - ответил Федосыч и снова рассмеялся.
   Но вдруг лицо Федосыча исказила ужасная гримаса, глаза бешено завращались, он схватился рукой за горло, а вторую протянул к Артему.
   - Что... Что это... Все горит... - зашипел он.
   Артем отступил, Андрей Никитич крепче прижал к себе фляжку, а Василиса закричала так, что Ниткин сам прыгнул к ней на руки от того, что увидел. По всему телу Федосыча стала вздуваться кожа и лопаться, оставляя несчастному ужасные раны.
   - Помогите! - захрипел Федосыч, но продолжить не смог. Огонь жег его изнутри, и теперь добрался до горла, разрывая его на части.
   Один только Василий Васильевич оставался спокоен. Он подошел к превратившемуся в факел Федосычу и громко проговорил:
   - Покайся! Покайся, пока не поздно!
   Но было уже поздно. Еще несколько мгновений, и Федосыч вспыхнул, а потом также быстро сгорел, и от него осталась лишь кучка пепла.
   - Что это было? - заплетающимся языком спросила Василиса.
   - Пекло, - ответил кот. - Да, не удивляйтесь. Пекло в нашем Мире - это ад. Туда ему и дорога. По-другому и быть не могло.
   - Так ты знал? - удивился Андрей Никитич. - Ты знал, что он нас обманет?
   - Нет, этого я не знал, - признался кот. - Как и вы, я верил старику, я думало, он и в самом деле решил исправиться. Но...
   - А прочему он с-сгорел? - заикаясь от увиденного, спросила Василиса.
   - Он выпил росу, и она вернула ему красоту, - стал объяснять Василий Васильевич. - Но ведь это была вечерняя роса, огненная. Когда ты, Василиса, сказала про две фляжки, я понял, что здесь что-то не так. Я вынудил его сказать правду, и когда он признался в своем грехе, я уже не мог его спасти.
   - Это был его сто девятый грех, - догадался Артем.
   - Точно, - кивнул Василий Васильевич. - Поэтому роса подействовала в нем с точностью до наоборот. Он хотел выпить ее, чтобы вернуть себе молодость и жизнь, а вместо этого она убила его.
   - Возмездие... - прошептал неподалеку Андрей Никитич.
   - Это жестоко, - вдруг заступилась за сгоревшего старика Василиса. - ты мог бы не делать этого. Пусть бы он остался молодым. Что нам с того, что он сгорел. Мы ведь все равно не получили те бумаги.
   - Нет, Василиса, - покачал головой кот. - Молодым бы он не остался. Роса все равно убила бы его, только постепенно. Я всего лишь ускорил это процесс.
   - Ускорил? - набросилась Василиса на Василия Васильевича. - Убил человека только потому, что он не дал тебе каких-то древних бумажек!
   - Я? Убил? Я никого не убивал, он сам выбрал свой путь, - ответил Василий Васильевич. - Но вы посмотрите, кто мне об этом говорит? Василиса, которая сама отняла у меня жизнь только потому, что я отказался служить на стороне зла.
   - Я... Но я... - Василиса не знала, что сказать. Она стояла и хлопала глазами, как обыкновенная сопливая девчонка. - Я знаю, ты не простишь меня...
   - Уже простил, - подошел к ней с добродушной улыбкой кот. - Иначе мы бы с тобой не встретились в этом месте.
   - Но почему?
   - Убийца и жертва всегда встречаются, чтобы решить вопросы, связанные только с ними. И только если жертва простит того, кто причинил ей вред, душа грешника сможет очиститься.
   - То есть, здесь хватило одного только "прости"? - вдруг вмешался в их разговор Артем.
   - Здесь - да, - кивнул кот. - Но есть и другие Долины, а там, может быть, одним этим словом и не отделаешься.
   - Это все хорошо, - вклинился в разговор Андрей Никитич, - но у нас до сих пор нет нужного текста.
   - О, теперь у нас с этим проблем не будет, - ответил Василий Васильевич.
   - Как? Почему? В смысле? - посыпались на него вопросы.
   - Раньше Федосыч держал в страхе всю Долину, говорил, что только у него есть секрет омоложения. Теперь нет ни секрета, ни Федосыча. А книга есть - он сам нам говорило, что у каждого есть фрагменты. Пройдемся по людям, думаю, они нам помогут.
   - Вот просто так возьмут и помогут? - недоверчиво посмотрел на кота Артем.
   - Конечно, - уверенно тряхнул головой Василий Васильевич. - Ведь ты же у нас - герой!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"