Ковалев Александр Сергеевич: другие произведения.

Артем Царевич. Книга 4. Путь Героя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В Мире Русских Сказок объявился Кощей-самозванец. Тридевятое царство призывает на помощь нового героя - Артема Царевича, которому не раз предстоит встретиться со слугами Кощея XIX - опаснейшими созданиями, колдунами и ведьмами, дузами и оборотнями. Но самое трудно - выдержать свой Путь


Александр Ковалев

Артем царевич

книга 4

"путь героя"

Роман-сказка для семейного чтения

ВСЕ ПРАВА НА ДАННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЛЮБЫЕ ПОПЫТКИ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУДУТ ПРЕСЛЕДОВАТЬСЯ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ.

  
  
  

Глава 1

самое лучшее утро

  
   - Артем Царевич, иди завтракать!
   Обычно ему не хотелось вставать, совсем не хотелось идти в школу, и уж меньше всего на свете он хотел завтракать. Но, услышав этот родной, приятный женский голос, тут же соскочил с кровати и побежал на кухню, откуда доносился запах свежеиспеченных оладий.
   - Доброе утро, мама! - крикнул он, на бегу целуя невысокую женщину в домашнем халате с бигуди на голове. Все-таки его мама - самая красивая!
   - Иди, умойся, - засмеялась в ответ Вера Борисовна, снимая с плиты очередную порцию.
   Артем поспешил в ванную комнату. Он наскоро ополоснул руки, как попало почистил зубы, наспех вытерся ароматным полотенцем и еще быстрее побежал обратно на кухню.
   Перед ним лежали его любимые оладьи! Рядом стояла глубокая тарелка, доверху наполненная свежей сметаной, чуть поодаль - пиала с его любимым вишневым вареньем, в кружке с именем "Артем" дымился чай.
   Тысячу лет Артем не ел оладий. Он бережно брал их одну за другой, обмакивал в сметану или джем и одним движением отправлял в рот. Позабытый вкус приятно ударял в нос, и пока горячее тесто боролось с ледяной сметаной, Артем закрывал от удовольствия глаза.
   - Тема, опоздаешь! - периодически выводил его из состояния блаженства мамин голос, но он ничего не мог с собой поделать. Он не хотел бежать в школу, не хотел, чтобы сегодня было похоже на другие дни недели. Ведь сегодня было самое лучше утро на свете! А лучше всего было то, что это утро продолжалось целый год.
   Артем любил думать об этом, но иногда в эти замечательные мысли вторгались события, о которых он хотел бы забыть, но память не отпускала его.
   Мама не всегда была рядом с ним. Десять лет она находилась возле него, но в то же время где-то очень далеко. Когда Артем говорил о своих родителях, то часто произносил слово "алкоголики". Водка убивала их тело и сжигала их душу. Отец и мама не помнили, что у них есть сын, и даже выгоняли его из дома. Артем видел, что никто и ничто не может помочь его родителям, и надеялся на чудо. И чудо произошло.
   Об этом знали всего несколько человек, но Артем целых три раза побывал в таинственном и спрятанном от постороннего глаза Мире Русских Сказок. Оказалось, что он существует не только на бумаге, в преданиях или пересказах, а существует по другую сторону реального мира, или Мира Яви. Но войти туда дано не каждому, а только тем, кто кому Мир Русских Сказок сам откроет дорогу. Артему было суждено стать новым героем, призванным спасти от забвения удивительный Мир, в котором сбываются самые заветные желания и мечты.
   Артем отправился по нелегкому пути, предначертанному ему самой судьбой. Путь этот был долог, не всегда Артем шел в правильном направлении, то отказываясь от мечты, то меняя ее вектор от милосердия до мести и ненависти.
   Сейчас он пил крепкий чай, заверенный ему мамой, и думал о том, что всего этого могло не произойти. Когда ему бывало совсем плохо, он хотел, чтобы у него вовсе не было родителей, или чтобы их не стало теперь. Случались в его жизни дни, когда он был совсем один, и Артем думал, что у него не будет будущего. Но судьба раз за разом возвращала его в Мир Русских Сказок и снова вела по пути испытаний, за которыми призрачно маячило счастье. Но Артем был уверен - судьба здесь не причем. Самым лучшим утром он был обязан своим друзьям.
   У него не было друзей целых 13 лет. Конечно, у него была бабушка, но она была не другом. Она была для него папой и мамой. А так с ним никто не хотел дружить. У "алкашонка", как его называла соседка, просто не могло быть друзей. "Ни один нормальный человек не будет с тобой дружить!" - кричала она ему.
   Первым другом Артема стал кот. Василий Васильевич оказался потомственным ученым котом из Мира Русских Сказок, которого за грехи отправили в реальный мир. Василий Васильевич стал для Артема не просто "ходячей энциклопедией" и не просто проводником по Миру Русских Сказок, он заменил ему родителей, хотя и сам был в обычной жизни до того смешной и несуразный, что в "папы" вряд ли годился. Он не делал ничего особенного, не совершал подвигов, но с ним было легко даже тогда, когда опускались руки. Казалось, у Василия Васильевича было столько эмоций, что он нарочно забавлял окружающий, чтобы они не падали духом. Но бывали и такие дни, когда веселый и забавный кот становился серьезным, думал днями и ночами, чтобы придумать, как избавить несчастного человека от порчи или мучения. Он никогда не отказывал в помощи, и даже когда Артем насильно заставил кота пойти на службу к ведьме, Василий Васильевич простил его и всеми силами помогал в опасном путешествии. Он отдал одну из своих девяти жизней, лишь бы не стать предателем. Он прошел с Артемом по Миру Прави - царству светлой силы, и Царству Нави, где живут отступники. Вместе с Артемом Василий Васильевич замерзал на Кудыкиной горе, указывающей путь сомневающимся.
   Еще одним другом Артема стал скрипач Йося Кацман, которого он спас от хулиганов. Йося был маленьким мальчиком, который всего боялся, но он не испугался таинственного Мира Русских Сказок и обманом пошел туда вслед за Артемом. Обманом, потому что притворился, будто он такой же сказочный персонаж, как Василий Васильевич. А на самом деле он просто хотел сбежать от своего "замечательного будущего".
   Йося играл на скрипке, он был талантлив, но не любил инструмент. Он побеждал на всевозможных конкурсах, но убегал с занятий, ломал скрипку и мечтал о том, чтобы найти в себе силы бросить музыку.
   Но музыка не отпускала его, и однажды соло на скрипке растопило сердце Золотой Бабы. Но он был не только музыкантом, теперь он стал еще и богатырем. "Иосиф Подземелец" - так называл его Василий Васильевич. Йося спас жителей одной деревни от страшного великана верлиоки, другую защитил от страшного змея аспида.
   Когда Артем и Йося вернулись в реальный мир, они оказались в одном летнем лагере, и от прежнего трусоватого скрипача не осталось и следа. Он твердо заявил родителям, что больше на скрипке играть не будет. Он попросил, чтобы его записали в секцию каратэ, и папе и маме Кацманам только и оставалось, чтобы смириться с выбором сына.
   Совершенно не был похож на Йосю Дядя Миша. Артем и Василий Васильевич спасли старого актера-неудачника, когда он пытался покончить с собой ради обманутых детей. Дядя Миша решил раз и навсегда порвать с Миром Яви, и пошел вместе с Артемом. Ему было суждено стать знахарем. Старец-лекарь Захар обучил Дядю Мишу всем премудростям древнего знания и сделал его добрым странствующим чародеем.
   Иногда Артем думал, что Дядя Миша сделал для Мира Русских Сказок даже больше, чем он. Настоящим героем для него самого всегда был чудаковатый знахарь-очкарик. Он помог Артему избавить поселение стариков от злого колдуна, они были рядом, когда искали Сокровища Кудеяра, Дядя Миша взял на себя вину Артема, когда того осудили за случайные ошибки, и пошел вместо него в тюрьму.
   Он остался в Мире Русских Сказок навсегда, и единственное, о чем жалел - что так и не нашел ту единственную, с которой бы разделил свою жизнь. Но тех, кто верен своему призванию, Мокошь ведет по правильному пути к заветной цели, и она еще раз свела Артема и Дядю Мишу. Знахарю предстояло помочь Артему вернуть его знакомую Светлану Евгеньевну, не по своей воле оказавшуюся в сказочном мире. Колдун-самоучка наслал на нее сильнейшую порчу, и ни один знахарь оказался не способен помочь ей. Только Дядя Миша, влюбившийся в незнакомку, как мальчишка, смог вернуть ее к жизни.
   Со Светланой Евгеньевной судьба свела Артема совсем не в сказке, и он никогда не назвал бы ее другом. Но она была тем человеком, который помог ему самому начать жизнь заново. Когда его родители попали в психиатрическую лечебницу, и Артем остался совсем один, Светлана Евгеньевна бросила ему спасательный круг. А он часто обижал ее, не доверял ей, придумал прозвище "Эс-Е", которое она терпеть не могла, и которым гордилась. Артем знал, как она хотела остаться в Мире Русских Сказок - Дядя Миша из-за Светланы Евгеньевны даже отказывался проходить обряд посвящения в настоящие знахари. И Кудыкина гора могла оставить ее, ей нужно было только сказать нужное слово. Но она выбрала другой путь - спасать таких, как Артем. И сейчас он был безмерно ей благодарен.
   Больше года назад Эс-Е достала для Артема путевку в летний лагерь. В лагере ему не понравилось, но именно там произошло то, что сблизило Артема и Светлану Евгеньевну. Сам того не желая, Артем открыл путь на Кудыкину гору, а заодно невольно увлек за собой туда нескольких своих знакомых. Это было страшное, холодное место - одинокий утес посреди черного безбрежного моря. Но только отсюда была дорога домой. Артему пришлось найти затерянных в Мире Русских Сказок, чтобы Кудыкина гора показала им путь, по которому они идут. И теперь только от них зависело, вернуться на этот путь или выбрать новый.
   Так случилось, что последним странником сказочного Мира оказалась мама Артема. В Долине Счастья, где жили вольные художники, Вера Борисовна победила свою пагубную привычку. В то время как она настоящая лежала под присмотром врачей в клинике для больных алкоголизмом, ее душа путешествовала по Миру Русских Сказок. Она перестала пить, стала выращивать самые красивые на свете цветы, и совершенно забыла о своей прошлой жизни. Забыла мама и про то, что у нее есть сын, и когда Артем пришел в Долину, чтобы забрать ее, она отказалась от него. В отчаянии Артем решил, что ей лучше остаться здесь, но судьбе было угодно помочь им обоим. Кудыкина гора вернула их обоих и показала маме Артема мир его глазами и предупредила, что если она останется в Мире Русских Сказок, то будет здорова и счастлива, но так и не вспомнит Артема. А если вернется домойЈ то ей придется самой справится со своей болезнью.
   Артем просил гору, чтобы она оставила маму здесь, но Кудыкина гора предоставила выбор самой Вере Борисовне, и она решилась вернуться обратно в реальный мир, чтобы снова стать для Артема настоящей матерью.
   На следующий день после возвращения из лагеря Артем нашел Эс-Е и вместе с ней отправился в больницу. И чуть не впал в отчаяние - мама совсем не изменилась. Будто бы снова он оказался в Долине Счастья. Мама снова не узнавала его, и Артему казалось, что Мир Русских Сказок снова обманул его. Его охватила такая злость, что в сердцах он бросился на кровать матери, схватил ее за плечи и с криками "Мама!" принялся трясти. Напрасно медсестры и врачи вместе с Эс-Е пытались оттащить его - Артем вцепился в маму и готов был вытрясти из нее душу...
   И мама очнулась. В ее глазах Артем снова увидел рассудок, она словно вернулась к жизни из страшной комы.
   - Артем... - прошептала она, и из ее глаз покатились крупные слезы - точь-в-точь, как тогда, на Кудыкиной горе. - Я... видела сон... Я видела...
   Она не договорила и прижала его к себе. Но он и так знал, что она хотела сказать, он знал, что она видела.
   С того дня маме становилось лучше. Артем каждый день приходил к ней, и они разговаривали друг с другом так, словно не виделись несколько лет. Мама постоянно просила у Артема прощения, пока он не запретил ей извиняться. Они вспоминали детские годы Артема, он рассказывал ей про свои путешествия в Мир Русских Сказок, и мама ничему не удивлялась. Сказочные друзья Артема были ей будто знакомы, и он говорил, говорил, говорил, говорил...
   Иногда к ним приходила Эс-Е, и когда до первого сентября оставалось всего два дня, она пожаловалась маме Артема, что он не ходит в школу. Но Артем наотрез отказался вернуться в свою школу, и тогда мама и Эс-Е убедили его перейти в новую. Врачи никак не хотели отпускать маму, и она попросила Эс-Е заняться судьбой Артема.
   - Тема, ты и так из-за нас с отцом целый год пропустил, - сокрушалась она. - Ты должен учиться! Света сказала, что у нее есть знакомая директриса...
   И Артем снова пошел в школу. Она была на другом конце города, но ему там сильно нравилось. Он не любил учиться - как и прежде, кроме русского языка его мало интересовали другие предметы. Зато одноклассники были тихими, спокойными и равнодушными. В классе никто ни с кем не дружил, никто не устраивал союзов против других, и Артема это вполне удовлетворяло. Он жил своей обыкновенной жизнью - ходил в школу, навещал маму, следил за квартирой. Эс-Е по-прежнему присматривала за ним.
   Так продолжалось до Нового года. Несколько раз мама срывалась - ее соседи по палате где-то находили спиртное, и они вместе набирались, и врачи еле успевали откачать их. Но Артем терпел. Он так долго ждал встречи с мамой, что теперь был готов еще немного подождать. И все-таки однажды он не выдержал и накричал на нее:
   - Ты говорила мне, что справишься! Я верил тебе!!! Я думал, все будет, как раньше, как в детстве... А ты... Ты снова предала меня!!!
   - Прости, Артемушка... - заплетающимся языком лепетала она и хватала его за руки.
   - Хватит!!! - гремел Артем, вырывая руки из ее ладоней. - Если ты еще хотя бы раз выпьешь, больше меня никогда не увидишь!!!
   Это было в начале декабря, но уже в конце года произошло настоящее чудо - мама вернулась из больницы. Точнее, она сбежала, но больше они не расставались, и в больницу мама вернулась только вместе с Артемом, когда они навещали отца.
   Этот новый год Артем запомнит на всю жизнь. Вместо одиночества его жизнь снова стала наполняться смыслом. Они с мамой позвонили Эс-Е, и она прибежала к ним вместе с караоке-проигрывателем, и всю ночь они втроем пели песни. Утром они выбежали на улицу и разбудили весь дом фейерверками. А потом весь день катались на лыжах и санках с самой высокой горы в городе.
   Больше Артем с мамой не расставались. Она устроилась продавщицей в магазин бытовой химии, он по-прежнему ходил в Центр помощи семье к Эс-Е, в школе тоже все было как обычно. И все было бы ничего, если бы не отец. Ни у Артема, ни у мамы не получилось вывести его из болезненного состояния. Но они не теряли надежды и продолжали ходить к нему. Тогда же Артем встретил еще одну свою знакомую.
   Ее звали Илга. Они познакомились на рынке, где оба промышляли воровством. Илга привела Артема, который сбежал из дома, в заброшенный дом, где вместе с ней жили две ее сестры и еще несколько беспризорников. Артем нашел для своей новой компании новое жилище для зимовки, и стал для Илги самым лучшим другом, хотя она постоянно ругала его.
   В августе, когда Артем снова оказался в Мире Русских Сказок, Кудыкина гора отправила его на помощь Илге. У нее была страсть брать чужое, и к ней привязался дух-обогатитель. Илгу обвиняли в воровстве и колдовстве, и только благодаря Артему и Василию Васильевичу ее удалось оправдать и спасти от злого духа. Кудыкина гора помогла Илге избавиться от обогатителя в душе и пообещала, что она и ее сестры всегда будут вместе.
   Артем встретился с Илгой в Центре у Эс-Е. Она совсем не помнила о своих приключениях в Мире Русских Сказок, но тут же рассказала ему о том чуде, которое с ней произошло. Однажды в приют "Звездочка", куда ее определили, пришла семейная пара. Оказалось, что это двоюродная сестра матери и ее муж. Ольга Петровна рассказала Илге, что ее родители сбежали за границу. Отец провернул у себя на работе какую-то аферу, продал из части разработки нового оружия, и больше их с женой никто не видел. Сама Ольга Петровна получила от сестры открытку без обратного адреса, в которой просила ее позаботиться об Илге. Она знала, что сестра не могла иметь детей и мечтала о том, чтобы усыновить ребенка. Теперь илгина мама отказывалась от всех прав на дочь, и Ольга Петровна решила отыскать племянницу. Ей невероятно повезло - воспитательница из приюта по прозвищу Старуха была ее хорошей знакомой. Однажды увидев у Ольги Петровны фотографию Илги, она рассказала все, что знала о ней. Конечно, Илга не сомневалась, что Старуха не пожалела красок, потому что первое, о чем спросила Илгу тетка - ворует ли еще она. Но клептомания оставила ее. Кудыкина гора сдержала обещание, и больше Илга ни разу не взяла ничего чужого. Правда, Ольга Петровна несколько раз проверяла ее, "забывая" при каждой встрече какую-нибудь свою вещицу. И всякий раз Илга возвращала новоиспеченной тетке пропажу.
   Наконец, под новый год Ольга Петровна с мужем решились забрать Илгу к себе. Но тут воспротивилась она.
   - У меня есть еще две сестры. Без них я никуда не пойду. А если заберете насильно, снова убегу, - заявила она.
   Ольга Петровна с супругом долго не могли понять, про кого говорит Илга, но им все же удалось отыскать следы потерявшихся девочек. Принять в семью трех детей вместо одного было трудным решением, но после долгих сомнений и переживаний Ольга Петровна уговорила мужа удочерить всех троих.
   Теперь у Илги и ее сестер началась новая, совсем другая жизнь. Тетка с мужем оказались очень богатыми людьми. У них был собственный загородный дом, три машины, прислуга. У каждой из девочек теперь была собственная комната, Ольга Петровна пристроила их в элитную школу. По выходным вместе со своими новыми родителями она ездила по больницам, приютам и домам для престарелых и инвалидов. Ольга Петровна и ее муж были известными в городе благотворителями и еженедельно навещали своих подопечных. В середине февраля вместе с ними Илга оказалась в больнице, куда приходил к отцу Артем.
   Она вовсе не удивилась, когда увидела Артема. Они проболтали весь день, - Артем узнал ее историю и сам рассказал Илге про Мир Русских Сказок. Так она узнала не только о том, как он сбежал из приюта, но и о том, как сама побывала в этом удивительном Мире. Но сама Илга так ничего и не вспомнила, и они просто стали трепаться обо всем подряд. А в конце вечера Артем набрался духу и спросил Илгу:
   - Будешь моей девушкой?
   Илга только засмеялась и убежала к приемным родителям. Но с тех пор они стали встречаться, и Артем даже несколько раз побывал у Илги дома. В начале мая Илга позвала Артема на свой день рождения. На шестнадцатилетие родители пообещали ей выполнить любую ее просьбу, и она попросила отправить ее вместе с сестрами и Артемом на каникулы в языковую школу в Англию. Такой неожиданной просьбе удивились не только Ольга Петровна с мужем, но и сам Артем. Заикаясь, он что-то лепетал про то, что не может, но Илга пообещала рассказать его маме, что он не хочет учиться, и Артем сдался. Ее родители, привыкшие к экстравагантности дочери, тут же позвонили и заказали места всем четверым в пригороде Лондона.
   Сейчас Артем завтракал на кухне вместе с мамой и думал о предстоящей через неделю поездке, и ему казалось, что лучше ничего быть не может. Его огорчало только то, что отец не знает о его успехах. Врачи говорили, что у него шансов вернуться в семью очень мало. Даже когда в нем появлялись признаки разумного человека, он не мог вспомнить не то, что жену и сына, но даже себя. Мама стала часто говорить Артему, что отца уже не спасти, и что таскаться в больницу нет никакого смысла. Но в эти минуты он смотрел на мать так выразительно, что она тут же замолкала, и на следующий день они снова шли к отцу.
   Сегодня вечером они тоже пойдут к нему, сразу после школы. Мама помнила об этом и, провожая Артема в школу, целуя и обнимая его, напомнила: Не задерживайся!".
   Артем улыбнулся. Сейчас это казалось ему таким обычным делом - завтракать горячими оладьями, разговаривать с мамой, прощаться с ней перед школой, строить планы на вечер, словно в его жизни вовсе не было горя и разочарований. Он застегнул молнию на школьном рюкзаке, еще раз улыбнулся маме, закрыл дверь и направился в школу.
  

Глава 2

докторская диссертация

Василия Васильевича

   Артем скучал в школе целый день. В мае учителя посвящали занятия повторению пройденного, приходилось по второму разу решать задачи, читать знакомые параграфы. А учиться в мае совсем не хотелось. За окном уже шагало лето, хотелось бежать из школы на пляж купаться или просто бродить по городу и есть мороженое. Только последний урок имел для Артема хоть какой-то смысл. Но и русский язык не обещал ничего хорошего - учительница решила провести занятие для отстающих, и поэтому Артем, усевшись на задней парте, принялся играть сам с собой в крестики-нолики.
   Урок продолжался уже пятнадцать минут, и Артем в очередной раз пожалел, что он пришел в школу. Но тут дверь в кабинет отворилась, и в класс вошел высокий импозантный мужчина за тридцать. На нем был белоснежный костюм, белые галстук и рубашка, на ногах - белые туфли, и только голову украшала черная шляпа.
   Артем недоумевал - ни учительница, ни одноклассники словно и не заметили его появления. Они по-прежнему обсуждали правописание, а великан-стиляга тем временем окинул взглядом кабинет русского языка и твердым шагом направился прямо в сторону Артема.
   - Подвинься, - сказал он и приподнял края шляпы. Артем едва сдержался, чтобы не закричать. Это был Двенадцатый Сказочник. - Не переживай, кроме тебя, меня здесь никто не видит. Это одно из необходимых условий, чтобы люди не узнали о том, что Мир Русских Сказок на самом деле существует. Хотя кое-кто на каждом углу об этом рассказывает.
   - Я... я... - Артем принялся оправдываться, но тут же выпалил. - А почему нет? Вы сами среди бела дня являетесь ко мне в школу, а потом требуете от меня сохранения секретности? Я только тем рассказываю, кто бывал там со мной, и ком я помогал. Между прочим, это не я в ваш Мир попал, это он меня затянул, чтобы я спас его от забвения. Или уже забыли?
   - Ты так и остался несносным мальчишкой, Артем Царевич, - пробурчал Двенадцатый Сказочник и уселся рядом с Артемом за парту. Он снял шляпу, положил ее на стол и уставился на подростка.
   - Зачем вы явились? - спросил у него Артем. - Вы же меня терпеть не можете?
   - Что правда - то правда, - усмехнулся тот. - И уж поверь, я никогда бы не пришел, если бы не события, которые произошли у нас в Мире. Ты должен вернуться в Мир Русских Сказок.
   Очевидно, Двенадцатый Сказочник ожидал, что Артем вскочит и с готовностью побежит вслед за ним, но ничего этого не произошло. Артем пожал плечами и спросил:
   - А теперь-то зачем?
   - Ты - действующий герой Мира Прави, поэтому спасти Мир Русских Сказок можешь только ты.
   - Спасти? Но от чего? - удивился Артем.
   - От Кощея Девятнадцатого, - ответил Сказочник.
   - Но этого не может быть!!! - теперь Артем действительно вскочил на ноги. Но на него и Двенадцатого Сказочника по-прежнему никто не обращал внимания. - Ведь в предсказании Мокоши было сказано, что восемнадцатый кощей станет последним. Его наследницей стала Василиса, но...
   - Я все это прекрасно знаю, - перебил его Двенадцатый Сказочник. - Можешь не пересказывать мне свою историю. Я - Сказочник, и отлично знаю эту сказку.
   - Тогда расскажи новую! - огрызнулся Артем.
   Двенадцатый Сказочник уже собирался что-то ответить Артему - желваки на его лице заходили ходуном, но сдержался и тихо произнес:
   - Появился человек, называющий себя Кощеем XIX.
   - Самозванец?
   - Да. Но самозванец, обладающий огромной силой. Он присвоил себе титул Царя Нави, и ему подчиняется вся нечисть.
   - А как же я? - снова удивился Артем. - Ведь повелитель Нави - это я?
   - Формально - да. Ты тоже повелитель Нави, но он сильнее, потому что ему подвластная не только нечистая сила, а вообще все зло в Мире Русских Сказок.
   - Но я тоже мог остановить драку или даже пушечный снаряд, я же от этого не стал Кощеем? - возразил Артем.
   - Тебе это было под силу только потому, что ты был не только царем Тридесятого царства, но еще и героем Прави, это ведь твой официальный статус, разве ты не помнишь?
   Артем кивнул.
   - Так вот новый Кощей... - продолжил Сказочник.
   - Лжекощей, - поправил его Артем.
   - Ну, пусть будет Лжекощей, - согласился тот. - Он не просто может остановить зло, он может управлять им. Он способен обратить худшие мысли человека против него самого, он одним словом убивает непокорных, он превращает людей в черных духов, он разбивает семьи, похищает детей и приносит их в жертву Черному Змею. Он... очень силен.
   - И что же я могу?
   - Может, когда ты вернешься, ты сможешь победить его и восстановить все, как было, - от прежней напыщенности Двенадцатого Сказочника не осталось и следа.
   - А зачем мне возвращаться? - усмехнулся Артем. - Разбирайтесь сами, это ваши проблемы.
   - Это и твоя проблема, - Артем заметил, как глаза Сказочника снова наполнились злобой. - Сегодня он погружает во тьму Мир Русских Сказок, а завтра придет в Мир Яви.
   - Что значит - придет? Он ведь не сможет проявиться!
   - Я могу только предполагать, - извиняющимся тоном произнес Двенадцатый Сказочник. - Я еще слишком молодой, неопытный Сказочник, но дар предчувствия, который Мокошь дает всем слугам Мира Русских Сказок, подсказывает мне, что Лжекощей задумал покроить не Мир Прави, а Мир Яви. Если он завладеет Миром Русских Сказок, то сможет переписать все сказки на свой лад.
   - И как это поможет ему покорить реальный мир? - скептически посмотрел на Сказочника Артем.
   - Сказки - вне времени, и если Кощею удастся покорить сказочный мир, он сумеет подчинить себе сказки всех времен. И тогда все, кто их читал, будут воспринимать свой мир иначе, через призму черных сил.
   По виду Артема Сказочник понял, что тот ничего не понимает.
   - Мы начинаем познавать жизнь через сказки, где добро всегда побеждает зло. Так заведено испокон веков, чтобы добро побеждало. Даже если на самом деле перевес на стороне зла, Сказочники исправляют финал сказки. Обычные люди об этом даже не подозревают. Никто, скажем, не знает, что царевичи, изрубившие своего младшего брата, отравили своего отца молодильными яблоками, а герой так и погиб в чистом поле. Но Второй Сказочник изменил финал, и направил Серого волка на помощь к павшему царевичу. Что было дальше, ты и сам знаешь...
   - Но почему бы читателям не узнать правду? - заинтересовался беседой Артем. - Может, тогда и зла было бы меньше?
   - Его стало бы больше, - горячо возразил ему Двенадцатый Сказочник. - В реальном мире зла и так больше положенного. Если бы не сказки, где зло наказано, а добро торжествует, люди так и остались бы жить в невежестве, думая, что зло - это правильно, и что миром правят только черные силы.
   Артем ничего не ответил, а Сказочник уже торопился с новыми аргументами.
   - Сказки - это историческая память народа. Теперь представь себе, как изменится наша память, если Лжекощей изменит сказки. Если не вмешаться, поменяются не только сказочные финалы, но и история. Потому что человек совершает свои поступки, вспоминая поступки героев из сказок, которые они читали. Каждый из нас в своей обычной жизни подражает какому-то персонажу, который ему запомнился с детства. И эти персонажи будто оживают.
   - Так вот как происходит перепроявление! - догадался Артем.
   - Если Кощею удастся переписать память, мир никогда не будет таким, каким мы его знаем. И нас самих не будет таких, как раньше. Кто знает, может в ней вообще не будет ничего такого, что было.
   - Нет, я все-таки не верю, - после долгого раздумья ответил Артем. - Не может такого быть, чтобы сказка изменила настоящий мир. Получается, что вымысел сильнее человеческой воли!
   - Сильнее! Идея всегда сильнее человека! Ради идей одни люди идут на смерть, другие возводят города, третьи поднимают в бой полки. Ты знаешь, что такое смута, революция или гражданская война?
   - Ну... примерно... - замялся Артем. Он был не силен в истории.
   - Это противостояние идей, а в Мире Русских Сказок - вымысла. Когда черным силам хотя бы ненадолго удается захватить власть, происходят братоубийственные войны, междоусобицы, наступают смутные времена, когда русский идет против русского. Ты хочешь, чтобы это опять произошло?
   "Нужно в ближайшее время поизучать историю", - подумал про себя Артем, а вслух произнес:
   - Но как можно победить Лжекощея?
   - Этого я тебе сказать не могу, - признался Двенадцатый Сказочник. - Видишь ли, в споре между Мирами я должен занимать нейтральную позицию, я не могу давать советы ни одной из сторон.
   - Тогда зачем же ты пришел ко мне? - удивился Артем.
   - Потому что должен уравновесить ту степень зала, которая уже обрушилась на Мир Русских Сказок. У нас появился новый герой Нави, поэтому на другой чаше весов должен оказаться герой Прави.
   - А если я откажусь?
   - Что ж, - развел руками Двенадцатый Сказочник, - тогда мне придется искать нового героя. Только я боюсь, что к тому времени, когда я его найду, будет уже слишком поздно.
   Двенадцатый Сказочник встал из-за парты и направился к выходу.
   - Подождите! - крикнул ему в спину Артем. Сказочник остановился у самого выхода.
   С самого начала Артем никак не мог отделаться от мысли, что он должен снова отправиться в Мир Русских Сказок. Он даже подумал о том, что воспоминания о путешествиях, которые нахлынули на него утром, пришли ему в голову неспроста. Должно быть, тоже дело рук Двенадцатого Сказочника... Но что-то его останавливало. Последние девять месяцев он жил настоящей, полноценной жизнью, все его мечты сбылись. Дома его ждала мама, у него появилась подруга, с которой они через неделю должны лететь в Англию изучать язык. Менять спокойную, размеренную жизнь на опасное существование в чужом для него мире?
   - А чужой ли он для тебя, Артем? - спрашивал он сам себя. - Ведь тебе и самому не терпится оказаться рядом с Василием Васильевичем, увидеть Дядю Мишу.
   - Да, но это как если бы я хотел увидеть родственников, с которыми давно не встречался, - возражал ему другой Артем. - Я не хочу возвращаться, чтобы спасать Мир Русских Сказок от Лжекощея, который, судя по рассказам, обладает огромной волшебной силой!
   - А ты не забыл, что Мир Русских Сказок спас тебя? Может, пришло время вернуть долг? Он помог тебе, твоей маме, Илге. Может, этот Мир все-таки заслуживает того, чтобы его не захватил Кощей?
   - Но что я могу в этом Мире, обыкновенный подросток?
   - Ты просто трус! Ты притворяешься взрослым, а нас самом деле так и остался маленьким мальчиком.
   - Я не трус, и я не маленький мальчик... А как же Илга? А мама? Что я им скажу?
   Артем посмотрел на Двенадцатого Сказочника. Он все еще стоял возле двери.
   - Я готов, идем! - произнес Артем.
   - Я открыл для тебя проход в Мир Русских Сказок прямо из класса, - ответил Сказочник. - Маму твою я предупрежу. Она будет думать, что ты уже в Англии.
   - А Илга... - спохватился Артем, но Двенадцатый Сказочник уже исчез за дверью.
   Артем вдруг обнаружил, что он стоит, и весь класс смотрит на него и хихикает.
   - Какая игла? - спросила у него учительница русского, и одноклассники снова засмеялись. - Мы разбираем слово "сумасшедший", Артем.
   - Сумасшедший Артем, - засмеялся кто-то из девчонок.
   - С тобой все в порядке? - забеспокоилась русичка.
   - Что-то мне правда нехорошо, - поспешил согласиться Артем. - Можно мне выйти?
   - Конечно, - закивала учительница.
   Артем пошел к выходу, открыл дверь и увидел огромный Зеленый Дуб. Из-за двери подул приятный теплый ветер. Артем закрыл глаза и шагнул вперед.
   Дверь за Артемом захлопнулась, и он почувствовал, что уже находится в Мире Русских Сказок. Артем открыл глаза и увидел, что стоит прямо на краю Алатырь-горы. Перед ним простиралась великолепная по красоте долина, утопавшая в зелени. Далеко за горизонт убегала переливавшаяся всеми оттенками красного огненная река Смородина, над Миром Прави сияло ослепительное солнце, в воздухе носились стаи самых разных птиц. Ветер тихо покачивал кроны деревьев, облака таяли в голубизне небесного свода, и казалось, что еще немного, и они вовсе исчезнут. Умиротворенность Мира Русских Сказок меньше всего говорила о том, что ему что-то угрожает.
   Артем глубоко втянул в себя воздух и с наслаждением выдохнул. Он почти забыл, как здесь здорово. Да, это его Мир, здесь его даже природа встречает, а Англия... Ну что же, кто не хотел бы побывать в Лондоне, да еще с самой красивой девчонкой на свете. А мама если бы увидела это место, сама ни за что не захотела бы возвращаться. Впервые Артем поймал себя на мысли, что хочет остаться здесь.
   Откуда-то из-за Зеленого Дуба послышалось знакомое ворчание. Артем улыбнулся и пошел прямо на странные звуки из смеси кошачьего и человеческого языка.
   - Нет, это просто надругательство над наукой! Ни в одной рукописи нет ничего подобного! Все это - полная чушь, ни слова правды. Как можно верить людям, которые сами никогда этого не видели.
   Артем шел прямо по золотой цепи, пока не наткнулся еще на огромную гору из книг, из-под которой торчал длинный кошачий хвост, загнутый, как знак вопроса. С каждой новой репликой, доносившейся снизу, хвост топорщился и выписывал такие кренделя, что стоять рядом было просто опасно.
   - И эти люди называли себя знатоками нашего Мира!!! Нет, людям вообще нужно запретить заниматься наукой!!!
   - Василий Васильевич, с чего это ты стал человеконенавистником? - засмеялся Артем.
   Гора книг тут же развалилась, и из нее прямо на Артема выпрыгнул огромный котище в круглых очках с толстыми стеклами и повалил его на землю, едва не задушив в объятьях.
   - Артем! Артем Царевич!!! Ур-р-р-р-р-р-а-а-а-а-а-а! - орал кот.
   Артему еле-еле удалось сбросить его с себя, а Василий Васильевич продолжал прыгать вокруг него и без умолка болтать:
   - Артем, какими судьбами? Неужели ты решился бросить ваш глупый и скучный мир и наконец-то поселиться в том месте, которое этого заслуживает? Да, ты ведь не знаешь, я же тут собираюсь докторскую диссертацию защищать, каждый день прочитываю уйму книг! Величайшее открытие, Артем, величайшее!!! Историки помрут от зависти! Если бы ты только знал, сколько всего таит в себе Мир Русских Сказок, а сколько еще предстоит разгадать, если бы еще ваши эти... "ученые"... не наврали бы с три короба... А я давно говорил - это надо еще разобраться, какой Мир - настоящий. Может, в вашем-то мире и нет ничего реального, а он только придуман нашими сочинителями. И я, Василий Васильевич Ученый, берусь доказать, что...
   - Ну, хватит тебе, - замахал на него руками Артем. - Я ничего не понимаю. О чем ты говоришь?
   Василий Васильевич успокоился, забрался на золотую цепь и принялся раскачиваться на ней, как в гамаке.
   - Я работаю над темой: "Искажение истории Мира Русских Сказок в научных исследованиях внешнего мира". Ваши так называемые ученые перевирают нашу историю, - с умным видом произнес кот. - Они утверждают, что наш Мир - это выдумка. А я докажу, что это ваш мир - это всего лишь бледная тень, отблеск сияния нашего Мира.
   "Где-то я об этом сегодня уже слышал", - подумал Артем.
   - И я очень рад, что ты снова вернулся в Мир Русских Сказок, - продолжал Василий Васильевич. - Ты поможешь мне разобраться в вашей истории, чтобы я мог сопоставить факты. Понимаешь, я убежден, что любые события в нашем Мире имеют отголосок у вас. Если здесь лютует Горыныч, у вас идет война. Если в Мире Прави просветление, вы тоже счастливы. Мои коллеги мне возражают, но теперь ты здесь, и это значит...
   Кот вдруг вытаращил на Артема глаза и упал с цепи на землю.
   - Это значит, что-то произошло, - понял он и упал духом. - Ну вот, я так и знал... Прощай, моя диссертация. Сейчас ты опять меня потащишь кого-нибудь спасать или что-нибудь добывать. Нет, не извиняйся, я уже к этому привык и смиренно склоняю перед тобой свою умную голову, единственная задача которой - служить Артему Царевичу.
   - Нет, ты нисколько не изменился, - рассмеялся Артем. - Ты не хочешь мне помогать?
   - Нет, ты что, - Василий Васильевич стал серьезным. - Тебе я обязан жизнью, ты помог мне вернуть былую честь и славу. Приказывай, и я тотчас пойду за тобой. Но...
   - Но?
   - Что привело тебя в Мир Русских Сказок? Что-то случилось с твоей мамой? Или с Йосей? Или...
   - Успокойся, с ними все в порядке, - заверил Василия Васильевича Артем. - Речь идет о Мире Русских Сказок. Вашему Миру угрожает опасность.
   - Какая опасность? - встрепенулся кот. - Ты что-то знаешь, что неизвестно мне?
   Артем передал Василию Васильевичу слово в слово свой рассказ с Двенадцатым Сказочником, но на кота он не произвел большого впечатления.
   - Я слышал про то, что в Мире Нави объявился новый правитель, но мне казалось, что это вполне в порядке вещей. Ты называешь его Лжекощеем, но у нас в Мире он известен как...
   Кот осекся и пристально посмотрел на Артема.
   - Слушай, а я ведь и вправду и не знаю, как его зовут.
   - Кого - его? Ты что-нибудь знаешь об этом человеке? Почему Двенадцатый Сказочник призвал меня?
   - Никто никогда не видел истинного лица этого человека, - принялся рассказывать кот. - Это человек с тысячей лиц. Он явился к нам в начале марта и объявил себя новым царем Прави. Он был любезен, справедлив, творил чудеса - лечил больных и помогал нищим, присмирил мелких бесов. Люди сами вознесли его на трон, в его делах видели в нем и в его делах много добродетели и постановили его царем над собой. Я помню, люди тогда кричали: "Где нам найти более праведного, более честного, более доброго человека?" В апреле он был коронован, а потом в одночасье все изменилось. Он показал нам другое лицо - стал немилостивым, жестоким. Он объявил себя не только царем Прави, но и повелителем Нави, объединил оба Мира и провозгласил себя Всемирным Царем, Кощеем XIX.
   - Но почему никто не выступил против него?
   - О, люди поднимались, - закивал Василий Васильевич. - Несколько раз бунтовали, но всех непокорных он или убил, или замучил, или отметил печатью покорившихся, и теперь они составляют его армию.
   - Как же вы смирились с этим? - недоумевал Артем.
   - А так и смирились, - развел руками Василий Васильевич. - Со времени его восхождения прошло всего два месяца, и с тех пор, как он объявил себя Всемирным Царем, больше ничего не происходило. Он возложил на нас дань и оставил в покое. Мы можем заниматься своими делами, в нашей жизни ничего не изменилось. Разве что по выходным мы должны являться в храмы и славить Кощея XIX.
   - И вы славите? - Артем не мог поверить своим ушам. - Но ведь это неправильно! Он же убийца, Василий Васильевич! Ты же сам мне об этом говорил.
   - Он просто наказал тех, кто не верит в миссию Мира Русских Сказок.
   - В какую еще миссию?
   - Чтобы Мир Русских Сказок вышел из книг во внешнюю оболочку, в ваш мир, Артем.
   - Так ты об этом пишешь диссертацию? Это он тебя надоумил?
   - Никто меня не надоумил, - надул губы Василий Васильевич. - Я самостоятельный ученый, и я сам выбрал тему исследования. Но я согласен - мы должны выйти из тени вашего мира.
   - Ты бредишь, - замотал головой Артем. - Я не понимаю, как вы, как ты, такой умный, могли подчиниться какому-то самозванцу из Мира Нави.
   - В этом нет ничего особенного, Артем. Так часто бывает в истории нашего Мира. В отдельные периоды Миром Русских Сказок полностью правит один царь, иногда это может быть правитель Тридесятого царства.
   - Но ведь формально - я повелитель Нави! - воскликнул Артем.
   Глаза Василия Васильевича округлились от ужаса:
   - Так вот в чем дело!!!
   Артем непонимающе смотрел на кота. На Василия Васильевича словно снизошло озарение.
   - Вот почему он ничего не предпринимает. Он затаился, он ждет... Он ждет тебя!!!
   - Меня?
   - Вот что мешает Кощею покорить Мир Русских Сказок. Он провозгласил себя правителем обоих Миров, но пока ты остаешься соправителем, ты сдерживаешь его. И теперь тот, кто победит соперника, станет властвовать над нашим Миром и сможет открыть путь...
   Но что за путь должен открыть победитель, Василий Васильевич не договорил, а бросился к своему вороху книг и долго в них рылся, пока не вынырнул обратно с маленькой книжкой в старинном кожаном переплете.
   - Я был не прав, - бил себя по лбу Василий Васильевич. - Как я мог так ошибаться.
   - Ты можешь, наконец, объяснить, в чем дело? - рявкнул на него Артем.
   - Вот уже месяц я бьюсь над загадкой: почему наш Мир ни разу не смог перепроявиться, даже в те времена, когда он был сильнее Мира Яви. И только сейчас я понял - этому всегда мешал герой Прави. Он побеждал мнимого повелителя и не давал ему пройти в Мир Яви. Значит, ты пришел, чтобы снова запереть нас в Мире Русских Сказок...
   У Василия Васильевича был ужасно жалкий вид.
   - Ты расстроен из-за того, что ты не сможешь снова перепроявиться и жить вместе со мной? Или что твоя диссертация накрылась? Или что будешь помогать мне?
   Артем сказал это так просто и так доступно, что Василий Васильевич тут же замотал головой.
   - Нет-нет, что ты, Артем, как ты мог такое подумать. Просто я понял, как ошибочна была вся моя теория. Какой из меня ученый... Я чуть было не поверил Кощею. Меньше всего я хочу, чтобы мой Мир Русских Сказок перестал быть сказочным и превратился в обыкновенный мирок. И уж меньше всего я хочу перепроявиться в ваш мир. Но ты представляешь, каково влияние Всемирного Царя, если я и не только я верим ему? Судя по всему, Кощей XIX обладает даром одурачивать даже самых умных и стойких.
   - Между прочим, почему он назвал себя Кощеем? - спросил Артем. - Ведь Василиса оборвала род Кощеев по мужской линии?
   - Этого я не знаю, - признался Василий Васильевич, но тут же спохватился. - Вот для этого я и нашел эту книжку. Знаешь, что это? Нет? Это азбука. Самая удивительная книга, она нам поможет ответить на самые сложные вопросы. Это же не просто букварь, это настоящая говорящая азбука Мира Русских Сказок. Чего смеешься? Вот, смотри!
   Василий Васильевич открыл книжку, но Артем ничего в ней не увидел, кроме чистых страниц.
   - Ну, и чего же она молчит?
   - Потому что ты со мной не поздоровался, - услышал он в ответ.
   Артем так и остался стоять, открыв рот. Он собственными глазами увидел, как страницы зашевелились, и книга произнесла то, что он услышал.
   - Д-д-добрый день, - исправился Артем.
   - То-то же. Добрый день, Артем Царевич, - ответила азбука.
   - Откуда вы меня знаете?
   - Я все про всех знаю, я же волшебная азбука, - смеясь, ответила книга.
   - Азбука, расскажи, что ты знаешь про Кощея XIX?
   Но азбука не ответила. Зато на ее страницах проступили ярко красные буквы:
  
   Кощей XIX - соправитель Нави. Сильный колдун, богатырь, искусно владеет мечом и другим оружием, обращается в разных животных. Ему прислуживают самые искусные колдуны и ведьмы.
  
   - Он очень силен, - покачал головой Артем. - Столько способностей...
   - Значит, нужно лишить его всех этих способностей, - ответил Василий Васильевич.
   - Но как?
   - Надо найти тех, кто поможет.
   - Но я никого не знаю в Мире Русских Сказок, кроме тебя и Дяди Миши, - возразил коту Артем.
   - А мы тебе и не поможем, - ответил Василий Васильевич. - Тут нужна сила всего Мира Прави, его необычные существа и люди.
   - Но где найти таких помощников? - не унимался Артем. - С чего начать?
   - Спросим у азбуки.
  

Глава 3

дочь домового

  
   "Знахарь Михаил", - ответила азбука.
   - Да, немного, - покачал головой Василий Васильевич.
   - Ты же сказал, что вы с Дядей Мишей не сможете мне помочь? - нахмурился Артем. - А азбука отправляет нас к нему.
   - Ну, мы, конечно, тоже можем тебе помочь, - начал было Василий Васильевич, но тут азбука, перелистывая страницы, выдала еще одно сообщение.
   "Оберег".
   - А-а-а, - понимающе закивал головой Василий Васильевич, - теперь все ясно. Тебе нужен оберег!
   - Зачем?
   - Ты собираешься сразиться с Кощеем. Ты - герой Прави, а жители Прави могут защитить себя от черных сил только оберегом.
   - А у тебя есть оберег?
   - Нет, мне он не нужен, потому что я обладаю защитой Зеленого Дуба, а эта защита посильнее любого оберега. Поэтому Кощей не сможет причинить мне никакого зла. А вот тебе нужно опасаться, что любая черная сила, которая окажется рядом с тобой, навредит тебе. Значит, ты должен себя защитить, и не просто зубчиком чеснока или иголкой. Тебе нужен оберег, силу которому придаст знахарь Мира Прави.
   - Значит, Дядя Миша сделает мне такой оберег, - подытожил Артем. - Будем надеяться, что он все еще живет в том доме, который мы для него нашли.
   - Дом кузнеца? - вспомнил Василий Васильевич. - А ты знаешь, где он?
   - Нет, не знаю, - ответил Артем. - Нас же туда переносила Кудыкина гора.
   - Ладно, это не проблема, - беспечно махнул лапой Василий Васильевич. - У нас же есть волшебная азбука. А в ней есть не только мудрые советы, но и географические карты Мира Русских Сказок.
   Кот произнес: "Карта Мира Прави", азбука тут же выросла до размеров энциклопедии и открыла графическое изображение Тридевятого Царства.
   - Найти знахаря Михаила, - попросил Артем, и карта ожила.
   Замельтешили страницы, словно их быстро-быстро перебирал невидимый читатель, города и деревушки поднимались из азбуки прямо на глазах Артема и Василия Васильевича, пока им не открылся знакомый дом, возле которого была нарисована фигурка Дяди Миши.
   - Показать дорогу, - попросил кот, и азбука тут же уменьшилась до своих привычных размеров и на развороте нарисовала кратчайший путь.
   - Так это же на другом конце Мира Прави! - воскликнул Артем. - Как же мы туда доберемся?
   - Пешком, Артем, пешком, - улыбнулся Василий Васильевич. - А ты как думал?
   - Ну... может... мы нырнули бы в книгу, и тут же оказались в нужном месте, - предположил Артем.
   - Я книга, а не телега, - обиженно произнесла азбука и закрылась.
   - Ну вот, ты ее обидел. Теперь она будет дуться и ничего нам не скажет, - расстроился Василий Васильевич и шепнул Артему на ухо. - С ней так часто бывает, я уже замучился. Может час не разговаривать, а может сутками молчать.
   - Ладно, пойдем пешком, - сказал Артем.
   Дорога до деревни "Калиновка", в которой жил Дядя Миша, заняла целую неделю. Несколько раз их подбирали попутные телеги и даже редкие автомобили, часть пути они преодолели по железной дороге, которая соединяла два больших города, но больше всего приходилось идти самим. Азбука молчала, и даже тогда, когда Артему и Василию Васильевичу был нужен дельный совет, она отказывалась говорить и показывать.
   В дороге ничего необыкновенного не произошло. Артем постоянно удивлялся, что ни в одном населенном пункте нет никаких следов власти Лжекощея. Казалось, люди жили своей обычной жизнью. Своими мыслями он поделился с Василием Васильевичем.
   - Просто местные власти лояльны к Кощею. Они ведь тоже признали его своим царем, а это значит, что до тех пор, пока в каком-нибудь городе не произойдет бунт или восстание, жизнь будет протекать так же размеренно, как и прежде. Это в начале своего восхождения Кощей XIX запугивал население, а теперь все настолько привыкли...
   - Но к чему, к чему привыкли? - снова горячился Артем. - Уже шесть дней, как мы идем по Миру Прави, а я так не увидел, чем Лжекощей может угрожать ему. Ты говорил, что он объединил оба царства, но здесь все такое же лето, люди такие же приветливые, черные силы их не беспокоят. Почему же Двенадцатый Сказочник направил меня сюда?
   Но Василий Васильевич ничего не мог сказать. Возможно, ответ знала азбука, но она упорно молчала.
   Наконец, к концу дня усталые путники постучались в дом знахаря. Дядя Миша открыл не сразу. Василий Васильевич и Артем долго слушали, как он ходил из угла в угол и будто с кем-то говорил. Прошло не меньше десяти минут, и под непрекращающимися ударами в дверь знахарь сдался и впустил гостей.
   В отличие от Василия Васильевича, Дядя Миша никакой радости по поводу прибытия Артема не высказал. Он просто поздоровался, как если бы они расстались с Артемом вчера, Василию Васильевичу только кивнул головой и даже не пригласил за стол, пока ему не напомнил об этом Василий Васильевич.
   - Может, ты угостишь нас с дороги? - спросил кот.
   - А? Что? Ах, да, хорошо...
   Артем никогда не видел знахаря таким рассеянным. Дядя Миша бродил по дому, будто он тоже находится в нем впервые. Он кое-как сделал бутерброды, отыскал в шкафу две старые почерневшие от времени чашки, разлил в них чай, сам пить отказался, сел рядом с Артемом и Василием Васильевичем и невидящими глазами уставился куда-то в стену.
   - Дядя Миша, с тобой все в порядке? - спросил у него Артем, давясь засохшей колбасой и черствым хлебом.
   - Как ты меня назвал?! - заорал в ответ Дядя Миша и накинулся на Артема. Он бы наверняка задушил его, если бы не Василий Васильевич, который ловко прыгнул со своего места на спину невменяемому знахарю и с такой силой впился ему в спину, что Дядя Миша тут же бросил Артема и принялся сбрасывать со спины кота. Но тут уже Артем вскочил на ноги и со всей силы принялся дубасить Дядю Мишу всем, что попадалось под руку, пока он не утихомирился и не упал бессильный на лавку возле печи.
   - Что это с ним? - спросил, тяжело дыша, Артем.
   - Сам не понимаю, - переводя дух, отозвался Василий Васильевич.
   - Он спросил, почему я назвал его Дядей Мишей...
   На этих словах знахарь снова поднял голову - его глаза налились кровью, пальцы сжались в кулаки, и он был готов опять ринуться в бой. Но Василий Васильевич вовремя дал ему затрещину, и Дядя Миша снова присмирел.
   - Давай попробуем вот что, - произнес Василий Васильевич и обратился к знахарю. - Мил человек, ты меня узнаешь?
   - Нет, - отрезал Дядя Миша.
   - А меня? - подскочил к нему Артем.
   - И тебя я не знаю, - оскалился знахарь.
   - А как тебя звать, мил человек? - заискивающим тоном спросил у него Василий Васильевич.
   - Мишутка, - ответил знахарь и улыбнулся. - Так она меня называет.
   - Кто - она? - подозрительно спросил Артем.
   - Моя любимая, - мечтательно произнес знахарь.
   - А кто она? - снова вмешался Василий Васильевич.
   - Самая лучшая, самая красивая женщина на свете, - только и ответил Дядя Миша.
   - А как ее зовут?
   На "ее" Артем специально сделал акцент, но Дядя Миша продолжал глядеть в потолок и глупо улыбаться.
   - Как... - хотел повторить свой вопрос Артем, но Василий Васильевич остановил его.
   - Подожди, Артем. Не трогай его. Разве ты не видишь, что это бесполезно? Он все равно не скажет.
   - Но что с ним такое?
   - Первый раз такое вижу, - покачал головой кот. - Ясно, что он опоен любовью, но к кому?
   - Может, ему подмешали какое-нибудь зелье? - предположил Артем.
   - Не думаю, - ответил Василий Васильевич. - Дядя...
   Дядя Миша снова встрепенулся.
   - ...Мишутка...
   Дядя Миша блаженно вздохнул и погрузился обратно в мир своих мечтаний.
   - ...Мишутка - опытный знахарь, не думаю, что он не распознал бы яд или зелье. Тут что-то другое.
   - А может... - Артему давно пришла эта мысль, но он боялся произнести ее вслух. Он перешел на шепот. - Может, это из-за Эс-Е?
   - Думаешь, он помешался на любви к ней? - почесал подбородок Василий Васильевич. - Но я не помню, чтобы она называла его Мишуткой...
   - А если это он сам придумал, что она его так называла? - не сдавался Артем.
   - Проведем эксперимент! - предложил кот. - Только держи его крепче.
   Артем подсел к Дяде Мише, завел ему руки за спину и крепко сжал их.
   - Готов? - Василий Васильевич собирался с духом.
   Артем кивнул, и кот слащавым голосом обратился к знахарю:
   - Мишутка, а ты помнишь про Эс-Е?
   Вопреки ожиданиям, Дядя Миша остался совершенно спокоен:
   - Нет.
   Артем разжал руки, и вдруг увидел, как Дяде Мише словно кто-то ударил по лицу пятерней. На его левой щеке появился след от сильной пощечины.
   - Я же сказал, что не знаю ее!!! - завопил Дядя Миша.
   Артем и Василий Васильевич переглянулись.
   - Мишутка, с кем ты разговариваешь? - спросил Артем.
   - Со своей любимой, с самой красивой, с самой умной женщиной на свете! - Дядя Миша снова впал в романтическое состояние.
   - Но где она? - недоумевал Василий Васильевич.
   - Да здесь же! Вы что, не видите? - кричал Дядя Миша.
   Артем и Василий Васильевич снова переглянулись.
   - Ладно, давайте ложиться спать, - махнул рукой Артем.
   Василий Васильевич сам отыскал в шкафу постельное белье и приготовил кровать Артему. Дяде Мише, похоже, спальное место было вообще не нужно - он удобно устроился на полатях. А сам Василий Васильевич давно привык спать, где придется. Засыпая, Артем слышал, как бормочет Дядя Миша и зовет невидимую любимую.
   Сон у Артема был неспокойный. Ему снились события прошлого года, конфликт с домовым и его женой. Тогда они с Василием Васильевичем оказались в доме кузнеца, который взял себе в заложники бывшего одноклассника Артема. Чтобы его спасти, друзьям пришлось спрятать дочь домового, которую обменяли на свободу Лешего. Позже в этом доме поселился Дядя Миша.
   Сейчас Артему снилось, что дочь домового выползает из-за печки, подходит к Дяде Мише и убивает его.
   - Прости меня, я сделаю все, что ты хочешь!!!
   Артем проснулся и огляделся. Василий Васильевич тоже спал чутко и повернул голову на крик.
   - Я не виноват, я не знаю никакую Эс-Е! - кричал во сне Дядя Миша.
   - Разбуди его! - зашипел Артему кот.
   Но в это время Дядя Миша проснулся сам и зарычал:
   - Убирайтесь, незваные гости! Проваливайте подобру-поздорову!
   Он соскочил со своего места и уже в третий раз был готов наброситься на Артема, но тут хижину кузнеца наполнило прекрасное пение:
  
   Засыпай, засыпай,
   Ясны очи закрывай,
   Ты не плачь и не кричи,
   Ты не смейся, не ворчи.
   Пусть тебе приснится сон,
   Сон о той, в кого влюблен.
   Убаюкаю тебя,
   Спи, пока придет заря.
  
   Артем не сразу сообразил, что это поет Василий Васильевич. Его колыбельная была такая красивая, что Артем тоже стал зевать. Но в сон почему-то погрузился только Дядя Миша. И сразу, как он заснул, Василий Васильевич потащил его к столу, на котором лежала бесхозная, забытая хозяином сумка с травами.
   - Нам нужна такая трава, чтобы мы могли видеть одно и то же сновидение, - торопил Артема Василий Васильевич.
   - Но как мы отыщем здесь нужные корни? - спросил Артем, вываливая содержимое сумки на стол. - Тут их не меньше тысячи!
   - Я знаю, кто нам поможет, - подмигнул ему кот и открыл азбуку.
   - Брось, она же не разговаривает с нами, - разочарованно протянул Артем.
   - Если не хочет, чтобы ее сожгли, заговорит!!! - заорал Василий Васильевич и уже замахнулся, чтобы бросить азбуку в печь.
   - Хорошо, хорошо, - послышался голос азбуки.
   - Как нам увидеть общий с Дядей Мишей сон?
   "Заумь", - было единственное, что ответила азбука.
   - Я пока найду сон-траву, - распоряжался Василий Васильевич, - а ты, Артем, подыщи нужные слова.
   Приготовления заняли не больше минуты. Василий Васильевич разбирался в травах не хуже знахаря, и без труда нашел сонную траву. О пропорциях ее он не знал, и Артем, наученный горьким опытом, предупредил, чтобы кот взял ее поменьше. Наконец, все было готово.
   - Чоху, чботы я и Валисий Валисьевич удивели сно Дидя Шими! - торжественно объявил Артем, Василий Васильевич дунул траву с ладони, и они оба упали, как подкошенные, прямо на пол.
   Тут же Артем и Василий Васильевич оказались на ярмарке в старинном русском городе. На городской площади цыгане веселили публику медведем, скоморохи пели шуточные песни, нетрезвый мужик лез на столб за сапогами. Но горожанам это было не интересно. Куда больше их занимал странноватый тип, который разговаривал сам с собой, держал руки так, будто сопровождал даму, представляя ее, как свою жену. Никто никакой жены не видел, и ярмарка просто потешалась над еще одним чудаком.
   Но и Артем, и Василий Васильевич видели спутницу Дяди Миши. Это была молодая девушка неописуемой красоты. Она величаво ступал рядом с человеком, который годился ей в отцы, никого не стесняясь и била Дядю Мишу по лицу всякий раз, когда замечала, что он уделяет ей недостаточно внимания или смотрит на других женщин. Видимо, это происходило уже не в первый раз, потому что Дядя Миша смиренно сносил побои и беспрестанно извинялся перед своей подругой.
   Она заставила его несколько раз пройти по периметру площади. И всякий раз он должен был представить ее каждому новому гостю. Так продолжалось несколько минут, пока Дядя Миша не оказался лицом к лицу с Артемом. И вместо привычного ритуала беззвучно, одними губами произнес: "Помогите!". И тут же получил очередную пощечину.
   Артем и Василий Васильевич снова оказались в домике кузнеца. Когда они проснулись, был уже полдень. Голова жутко болела, ломило спину, подташнивало, и Артему стоило большого труда подняться. Он кое-как привстал на одной руке, дотянулся до края стола и заставил себя одним рывком подтянуться.
   На ногах Артем стоял слабо, шатаясь, подошел к Василию Васильевичу и растолкал его.
   - Ох, как же все болит, - застонал кот. - Это ужасная трава. Всякий раз говорю себе, что больше не притронусь к ней, и всякий раз нарушаю обещание.
   - Разве сон-трава такая вредная? - удивился Артем.
   - Какая сон-трава, - махнул на него Василий Васильевич. - Я растер листья дурмана. Это был наркотический сон.
   - Ты что - хотел сделать нас наркоманами? - взбесился Артем.
   - Другого выхода не было, - виновато опустил глаза Василий Васильевич. - Только дурман может мгновенно вызвать у человека галлюцинацию. А если смешать его с сонной травой, то сон будет не хуже реальности.
   - И все-таки в следующий раз спроси меня, прежде чем будешь совать мне наркотики! - Артем рассердился не на шутку. - Ну, и что нам это дало?
   - Ты ничего не заметил? - изумился Василий Васильевич и разочарованно протянул. - А мне показалось...
   - По правде говоря, Василий Васильевич, не заслуживаешь ты, чтобы я тебе что-нибудь сказал, - косо посмотрел на кота Артем. - Да, я заметил. Я могу поклясться, что Дядя Миша узнал меня.
   - Да, да, и меня узнал, - тут же включился Василий Васильевич, будто между ними ничего не было. - И знаешь, что я думаю? Он не только во сне, он и здесь все понимает, но боится сказать. Он боится ее!
   - Да, он и мне сказал: "Помогите!" - вся злость на кота сразу же куда-то пропала.
   - Сказал? - удивился кот.
   - Я прочитал по губам, - объяснил Артем. - Но кто она, эта девушка?
   Василий Васильевич только пожал плечами.
   - Может, перелистница?
   - Нет, - ответил кот. - Перелистники имею реальные очертания, а здесь мы ее не видим, а он ее видит.
   - Так пусть сам назовет ее!
   Но Василий Васильевич покачал головой:
   - Мы ведь уже пытались. Он так и не смог назвать ее имени. Думаю, она специально так устроила, чтобы никто не узнал, как ее зовут.
   Артем на некоторое время задумался.
   - Ты сказал, что он все понимает, что он притворяется?
   - Да, но...
   - Значит, нужно всего лишь сказать ему, чтобы он бросил ее.
   - Да, но...
   - Это же так просто! Это... как парень бросает девчонку!
   - Когда это ты стал таким взрослым? - усмехнулся Василий Васильевич.
   - А взрослые что - не бросают друг друга?
   - Да, но...
   - Что все время "нокаешь"? - рассвирепел Артем.
   - Как ты можешь быть уверен, что не навредишь ему?
   - Да, я понимаю, что это будет больно. Может быть, она даже изобьет его, но это для него же лучше будет. Он поймет, что в ней нет ничего, за что ее можно было бы любить.
   - Гм... - задумался Василий Васильевич. - Попробовать, конечно, можно. Только, чур, ты ему про это скажешь.
   Артем улыбнулся и вздохнул. Он тихо подошел к Дяде Мише и осторожно разбудил его. Спросонья Дядя Миша не сразу понял, что происходит - Артему только это и было нужно.
   - Брось ее, - шепнул он на ухо знахарю. - Скажи, что нашел другую, и что уходишь к ней.
   И тут же отскочил в сторону - кто знает, может быть, Василий Васильевич ошибся.
   Они сели завтракать, но Дядя Миша так и остался сидеть на полатях. Только когда они почти закончили, произошло то, на что наделся Артем.
   - Потому что они... они мои друзья! - вдруг закричал Дядя Миша. - А ты... Я больше не хочу быть с тобой, ты не нужна мне. Я ухожу, и больше ты меня не увидишь.
   И в Дядю Мишу тут же полетела тарелка. Он увернулся, но невидимая рука принялась метать в него другую оставшуюся в доме утварь.
   - Беги! - крикнул ему Василий Васильевич, но только Дядя Миша оказался возле двери, как она со скрипом захлопнулась и не выпустила его.
   - В окно! - завопил Артем, но ставни тоже сами по себе затворились, и в комнате стало темно - ни один лучик света не мог проникнуть в дом знахаря.
   - Ты ничего со мной не сделаешь, я тебя не боюсь! - закричал Дядя Миша в пустоту, и в это мгновение все стихло.
   Дядя Миша сидел на полу, обхватив колени руками, и раскачивался вперед-назад. Василий Васильевич зализывал раны, нанесенные случайными осколками. Артем стоял, прижавшись к стене.
   - Это все? - выдавил из себя Артем. - Все закончилось?
   - Не... не... не знаю, - дрожа от страха, ответил кот.
   - Она сказала, что отпускает меня, - хриплым, сдавленным голосом произнес Дядя Миша.
   - Вот и хорошо, - выдохнул Артем и принялся наводить порядок. Он поднял с пола разбитые тарелки, разбросанные вещи, бросил в печь осколки глиняной посуды.
   Василий Васильевич убрал со стола грязную скатерть, открыл ставни, повернулся к Артему и завопил:
   - Держи его!!!
   За делами Артем даже и не заметил, когда Дядя Миша достал с печки толстую веревку, сделал петлю и набросил ее на крючок в потолке. Артем просто стоял и смотрел, как завороженный. Еще совсем немного, и Дядя Миша бы встал на стул и покончил с собой. Крик Василия Васильевича вывел его из состояния ступора, и они вдвоем бросились на Дядю Мишу.
   - Не хочу! Не хочу жить без нее! Зачем вы заставили меня! Будьте вы прок...
   - Заткни ему рот! - заорал Василий Васильевич.
   Артем что есть силы сжал челюсти Дяди Миши, и окончание фразы застряло у знахаря между зубами.
   - Нам с тобой только проклятий от знахаря не хватало, - пробормотал мокрый от пота Василий Васильевич.
   Так плохо Артему еще никогда не было. Воображение рисовало ему будущее, которое он только что предотвратил. Ему казалось, что сейчас он поднимет голову, и увидит болтающегося в петле старого друга.
   - Он с-сказал, что она от-тпускает его. А в-вместо этого хо...хотел п-повеситься, - Артема трясло, и он еле-еле удерживал Дядю Мишу.
   - Не он, - покачал головой Василий Васильевич. - Она. Она хотела, чтобы он стал самоубийцей.
   Артем внимательно слушал Василия Васильевича.
   - Это какая-то страшная черная сила. Самоубийцам нет прощения, они никогда не найдут покоя. Эта его знакомая, подруга или любовница, или кто-то там еще хотела, чтобы он покончил с собой, чтобы его душа отправилась в ад. Чтобы она досталась ей.
   Дядя Миша лежал на полу и плакал. Артем все еще держал его за плечи и прижимал к полу. Василий Васильевич поднялся, отряхнулся, открыл настежь окна и потянулся к лежащей на столе азбуке.
   Свежий ветер ворвался в комнату, одним махом открыл книгу и стал играть ее страницами. Василий Васильевич остановил свободное перелистывание, склонился над книгой и что-то тихо прошептал. Артем отстранился от Дяди Миши, забрал у него веревку и подошел к столу, на котором лежала азбука. На ее страницах четко проступила надпись: "Дочь домового".
   - Как я сразу не понял, - сокрушенно покачал головой кот. - Все сходится...
   - Дочь домового... - произнес вслух Артем. - Мне снилось... Помнишь, мы спрятали ее, и Леший требовал...
   - Да, Артем, я помню, - кивнул Василий Васильевич. - Он отомстил нам через свою дочь.
   - Но этого не может быть! - воскликнул Артем. - Это было год назад, она тогда была еще совсем младенцем.
   Василий Васильевич взял со стола азбуку и стал читать:
   - Дочь домового всегда юна. Она живет в детском состоянии до тех пор, пока отец ее не войдет в сношения с человеком. Дождавшись этого, она получает возможность любить человека. Рано или поздно это обращается в страсть, но предметом этой страсти может быть только человек, живущий под одной крышей с тем, кого знает ее отец. Дядя Миша очарован ей, и он погибает от ее любви. Она всегда красива, является к человеку во сне и будит в нем страсть. Потом проявляется в его жизни, но никто ее не видит. И тогда начинается между ними страшная для всех мужчин связь, потому что дочь домового ненастна и ужасно ревнива, она безумно любит человека и безумно жаждет его гибели. Если любимый бросит ее, она отомстит ему - сведет с ума сновидениями или доведет до самоубийства Она - дух, и ей никогда не достанется человеческой любви. Она претендует только на душу, которую она сможет отыскать только в аду. Отстанет дочь домового только в том случае, если попадется человек, который найдет способ воспротивиться ее чарам.
   Какое-то время они молчали. Дядя Миша всхлипывал и снова просил прощения у невидимки. Василий Васильевич нервно теребил усы.
   - Нас ведь учили этому, - тяжело вздохнул он. - И как я мог забыть... Не стоило отпускать Светлану... э-э-э...
   - Евгеньевну, - подсказал Артем.
   - Он потерял голову от любви, - заключил Василий Васильевич. - В таком состоянии любой человек подвержен слабостям... Домовой все четко рассчитал. Сначала вошел в доверие к Михаилу, а потом познакомил его со своей дочерью. Если бы его Светлана осталась с ним, ничего бы не случилось. Видать, она по-настоящему любила его...
   - Любит! - ожил Артем. - Она его по-прежнему любит, и он ее любит, я в этом уверен. Мы столько разговаривали о нем - там, в нашем мире. Если бы только она могла оказаться здесь, мы бы спасли Дядю Мишу. Но как вызвать ее в Мир Русских Сказок?
  

Глава 4

мост из радуги

  
   Медлить было нельзя - мало ли, что еще приготовила дочь домового для Дяди Миши. Поэтому Василий Васильевич весь день просидел над азбукой. Волшебная книга тоже не могла найти способ, как Артему перейти обратно в свой мир.
   - Может, обратиться к Двенадцатому Сказочнику? - предложил сам Артем.
   - И что это даст? - от азбуки Василий Васильевич. - Он ведь держит сторону в споре Миров. К тому же, не думаю, чтобы он согласился помочь тебе вернуться туда, откуда он с таким трудом тебя вызвал.
   Артем загрустил. Перспектива вернуться хотя бы ненадолго в большой мир невероятно его обрадовала. Он все время корил себя за то, что не предупредил Илгу. Сегодня они вместе должны были отправиться в Лондон, а вместо этого ему пришлось спасать Дядю Мишу от самоубийства. И поэтому он думал, что если ему удастся вернуться за Эс-Е, он непременно заглянет и к Илге (может, даже раньше, чем к невесте Дяди Миши, решил он про себя). Но пока усилия Василия Васильевича и волшебной азбуки были тщетны.
   Наступила ночь. Артема уложил обессилевшего Дядю Мишу в кровать и сам уселся рядом, чтобы присматривать за ним. Ему очень хотелось спать, но ответственность, которую он почувствовал, была лучшим средством от сна. Он просидел, не сомкнув глаз, до самого утра. Дядя Миша спал неспокойно, снова кричал, и по его крикам Артем понял, что ему снятся ужасные вещи. Но больше попыток покончить с собой не было. Только к утру Артем заклевал носом, но тут его разбудил Василий Васильевич.
   - Нашли... - торжественно-уставшим голосом произнес он, и из книги вырвался сноп яркого света.
   Артем подошел к столу и увидел в книге рисунок радуги.
   - И как это поможет мне перейти в наш мир? - приподнял брови Артем.
   - Я полночи пытался вспомнить, что к чему. Все таки я очень давно учился... - промолвил Василий Васильевич словно в оправдание того, почему решение пришло так поздно. - А потом вспомнил! Скажи, Артем, ты помнишь, как попал в Мир Русских Сказок во второй раз?
   - Такое вряд ли забудешь, - с сарказмом ответил он. - Когда тебя тащат через огненную реку...
   - Отлично, - не дал договорить ему Василий Васильевич. - То есть ты понимаешь, что из нашего Мира существует пока только один путь - через Смородину?
   Артем содрогнулся.
   - Нет, не бойся, - успокаивал его кот. - Я вовсе не собираюсь еще раз проверять тебя на прочность огненной рекой - хотя, кто знает? - я нашел другой выход.
   - Радуга? - все еще недоверчиво посмотрел на кота Артем.
   - Да, именно радуга! - воскликнул кот. - Да будет тебе известно, что берега Смородины соединены между собой тонким - тоньше волоса - мостом из радуги.
   - И как же я по нему пройду? - еще больше изумился Артем.
   - Ты по нему и не пройдешь, - тряхнул головой Василий Васильевич. - По этому мосту не сможет перейти живой человек.
   - Ты хочешь меня убить? - засмеялся Артем.
   - Ха-ха-ха, смешно, - с издевкой ответил кот. - После того, как радуга над огненной рекой исчезает, от нее остается последний волос, и по нему любой человек из плоти и крови может попасть в Мир Яви.
   - Что-то я слабо себе представляю, в чем разница? Как я смогу пройти по этому волосу?
   - Существует легенда, будто радуга может всосать в себя и выбросить на другой конец своей дуги любого человека, - глаза Василий Васильевич горели, как всякий раз, когда он находил что-то интересное.
   - Но это же бред! - Артем и в самом деле подумал, что Василий Васильевич сходит с ума. - Ты же сам говоришь, что это всего лишь легенда.
   - Легенда, - утвердительно кивнул Василий Васильевич, - но герою Прави по силам превратить любой вымысел в правду.
   - Почему ты так в этом уверен?
   - Потому что мы находимся в Мире Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй! - выпалил Василий Васильевич и стал радостно пританцовывать вокруг стола.
   - А кто-нибудь это уже пробовал? - спросил у него Артем.
   - Конечно, нет, - ответил кот. - Думаю, такого человека, который решил, что его может всосать радуга, сочли бы ненормальным.
   - Так чего же ты?!.. - взорвался Артем.
   - Именно потому, что подобное подвластно только человеку, который может в это поверить, - снова принялся за объяснения Василий Васильевич. - Ты думаешь, Ивана дураком называли, потому что он и вправду был глуп? Нет, Артем, он просто знал, что сможет сделать то, что неподвластно другим. Потому что он был героем Прави, а герой может все, что ему положено по статусу. Тебе положено помогать любому жителю Тридевятого царства, оказавшемуся в беде. К тому же, Дядя Миша еще и твой друг, а это вдвойне придаст тебе сил.
   - Не знаю, почему я тебе верю, - развел руками Артем. - Это что-то невероятное...
   - Давай собираться в дорогу, - предложил Василий Васильевич. - Что будем с ним делать?
   Артем понял, что кот имеет в виду Дядю Мишу.
   - Возьмем с собой или оставим здесь? - спросил кот.
   - Я боюсь, что в одиночестве он окончательно сойдет с ума или повесится, - тихо промолвил Артем. - Придется взять с собой.
   - Тогда не забудь позвать с собой их обоих, - предупредил Артема кот.
   - Зачем это?
   - Иначе она нас не выпустит.
   Когда все приготовления были закончены, провизия и вещи уложены, Артем обратился к знахарю:
   - Мишутка, бери свою подругу, пойдемте гулять. Сходим к Смородине, на закат посмотрим.
   Дядя Миша послушно закивал, взял под руку невидимую дочь домового, и все вместе вышли на улицу.
   - До Калинова моста всего один день пути, - шепнул на ухо Артему кот, - но кто знает, сколько нам придется там прождать, пока дождь пойдет. Так что присматривай за ним. Да смотри, чтобы он близко к Смородине не подходил и на мост не забирался. А то еще бросится вниз...
   Дорога к Смородине потребовала больше времени, чем рассчитывал Василий Васильевич. По пути Дядя Миша все время останавливался и ссорился с дочерью домового. Он то по привычке извинялся, то сам начинал выкрикивать в пустоту ругательства и оскорбления в ее адрес, а потом лихо уворачивался от незримых пощечин.
   - Видишь, уже почти как настоящие муж и жена ругаются, - заметил как-то Василий Васильевич.
   Ночью, когда становилось совсем тихо, Василий Васильевич напевал Дяде Мише на ночь незамысловатые колыбельные, и Дядя Миша засыпал спокойно, не стонал и не метался, так что Артем с Василием Васильевичем обрели долгожданный спокойный сон.
   Только на шестой день путники достигли огненного берега, но радости не ощущалось. Виной всему была ужасно жаркая погода - на небе не было ни облачка, ветер совсем обленился и не тревожил деревья, зато солнце нещадно палило с раннего утра до самой ночи. Артем на абракадабре вызвал просторную, широкую палатку, в которой они с Василием Васильевичем, Дядей Мишей и невидимой невестой пережидали, когда спадет жара. Но дни шли один за другим, сплетаясь еще в одну неделю бездействия для Артема и Василия Васильевича и неделю угасания от любви для Дяди Миши.
   Только в начале третьей недели ожидания на горизонте появилось долгожданное облако, которое привело за собой большие, грозные тучи.
   - Только бы радуга была, только бы радуга была, - причитал в палатке Василий Васильевич, пока Артем веселился и прыгал под дождем. Дядю Мишу давно уже ничего не радовало, но даже он на пару секунд вылез наружу, чтобы подставить свое больное, изможденное лицо живительной влаге.
   Дождь закончился так же быстро, как и начался. И теперь Василий Васильевич и Артем стояли на Калиновом мосту и пристально всматривались вдаль. Наконец, последняя туча исчезла, и над Смородиной будто из ниоткуда выросла яркая, разноцветная, полная радуга.
   - Бежим! - закричал Артем, и они с Василием Васильевичем стремглав понеслись к радуге.
   На их счастье, радуга появилась недалеко. Пока они бежали, несколько ее лучей уже успели раствориться, и радуга заметно побледнела, но она все еще поднималась над Огненной рекой. Артем радовался, но, добежав, остановился, и у него разом пропало все настроение. Что делать дальше, он не знал. Не мог ничего придумать и Василий Васильевич. Друзья смотрели друга, понимая, что упускают отличный шанс, но в голову не приходила ни одна мысль.
   И вдруг Артем завопил:
   - Василий Васильевич, смотри! Ты видишь, радуга пьет из огненной реки!
   Но Василий Васильевич ничего не видел. Он шарил перед собой лапами, он протирал глаза, но не видел ничего, кроме обыкновенной радуги.
   - Нет, Василий Васильевич, то не радуга, это какой-то змей! - кричал Артем и показывал в сторону леса. - Он пьет воду из лужи возле дерева.
   - Артем, ты... этого не может быть... - Василий Васильевич сильно пожалел о том, что вообще рассказал про легенду о радуге. - Этого не может быть!
   - Я вижу, как змея-радуга пьет воду, - ответил Артем и решительно направился в сторону леса. - Ты этого не видишь, потому что ты не герой, а только ученый кот. Тебе не дано, а я знаю, что делаю.
   Василий Васильевич смотрел на Артема с опаской. Он побежал вслед за ним и увидел, как Артем плюхнулся в лужу возле старой осины, и тут же словно длинный язык схватил его поперек талии. Приподнял над землей, и в следующую секунду Артем поднимался прямо по радуге. Василий Васильевич зааплодировал и закричал:
   - Ура! Я был прав! Ему удалось!!!
   А самому Артему в этот миг было совсем не до смеха. Он опрометчиво упал в лужу, не понимая, зачем он это делает, и пришел в совершеннейший ужас, когда увидел, как над его головой заносит свою огромную пасть радуга-змея. Из этой пасти высунулся длинный мокрый язык, в одно движение схватил его и засосал внутрь радуги, словно какой-то великан завтракал спагетти.
   Его понесло по узкому, мерцающему всеми цветами радуги, коридору с такой скоростью, что Артем подумал - если вовремя не остановиться, то при падении в Мир Нави он просто расшибется. Но ему и нужно было в Мир Нави, поэтому он принялся изо всех сил упираться ногами и хвататься за нити радуги. В этой борьбе Артем совсем забыл, для чего все это затеял, он просто хотел остановиться.
   То ли радуга просто смилостивилась над ним, то ли ей тоже надоело бороться с непрошеным гостем, но внезапно в брюхе у нее стало тихо и спокойно. Повеяло слабым ветерком - Артем открыл глаза и увидел, что он больше не внутри радуги, а на самой верхушки ее дуги. Он попытался встать, но почувствовал, как неустойчива радуга. К тому же он с малых лет боялся высоты, и ему пришлось приложить всю силу воли, чтобы перебороть свой страх и крепко встать на ноги. И только он это сделал, как чуть не упал от неожиданности.
   - Кто ты такой? - услышал он голос рядом с собой, и тут же понял, что это заумь. С ним разговаривала радуга.
   - Меня зовут Артем Царевич, я герой Прави, мне нужно попасть к себе на родину, в Мир Яви, - ответил он.
   - Присаживайся, - предложила ему радуга. - Можешь свесить ноги прямо вниз. Не бойся, даже если ты упадешь, я подхвачу тебя. Главное - смотри вперед.
   Артем послушался совета, и обнаружил, насколько удобнее ему стало.
   - Первый раз за последние пятьсот лет встречаю смельчака, который додумался пойти по мне в Мир Яви, - Артем не без удовольствия уловил нотки уважения в голосе радуги. У нее вообще был приятный женский тембр, и Артем заслушался. - Но тогда я не пустила его в реальный мир. А ты что там ищешь?
   Артем честно рассказал про Дядю Мишу и дочь домового, не забыв упомянуть об Эс-Е, которая ждет его с другой стороны Мира Русских Сказок.
   - Хорошо, что ты не стал меня обманывать, - снова уважительно произнесла радуга. - Я помогу тебе и открою дверь в Мир Яви. Через пять минут я совсем растаю, и над Смородиной останется всего один мой луч. Возьми еще один волос (лучше красный, это цвет солнца), привяжи его к тому, что останется, и проложи дорогу в сторону Алатырь-горы. Волос вырастет до размеров тропы, и по нему можно будет идти без опаски. Ты пойдешь прямо по этому волосу и попадешь в Междумирье. Это место, где Мир делится на бесчисленное множество долей. Оттуда можно пройти в любой из Миров нашей Вселенной. Тебе предстоит пройти через Врата Междумирья из игл-лепестков, которые охраняют бессонные стражи без лица. Никто не знает, как пройти мимо них, но если ты, герой Прави, действительно родом из Мира Яви, они помогут тебе отыскать свой дом и пропустят тебя обратно. За Вратами ты увидишь сотни, тысячи маленьких кристаллов, которые пропускают свет в разные Миры. Солнце освещает эти кристаллы и меняет их местами, но иногда между кристаллами появляются зазоры, и они встают друг к другу не слишком плотно. Тогда между ними образуются черные пятна - их называют пятнами Иномирья. Ты должен успеть пройти сквозь это пятно, громко произнести, куда ты хочешь попасть, и твой мир откроется тебе.
   - Спасибо, - только и смог ответить ошарашенный Артем. Он, конечно, ожидал, что радуга объяснит ему, что к чему, но чтобы так подробно...
   - Только ступай осторожно, чтобы не свалиться, - предупредила радуга. - Волос выдержит и тебя, и твою спутницу, но нужно всегда быть начеку. Ты пойдешь по дороге, дарованной тебе солнцем, поэтому ты сможешь вернуться только в солнечную погоду. Если на небе не останется ни одного солнечного луча, волос может исчезнуть, и связь прервется. Когда будешь идти назад, просто брось луч по ветру в солнечный день, он сам покажет тебе дорогу.
   - Спасибо, радуга, - еще раз поблагодарил ее Артем. - А что мне делать с твоим волосом, когда я вернусь обратно?
   - Можешь оставить его себе, - снисходительно ответила радуга. - Вдруг еще пригодится.
   Артем улыбнулся - он всегда находит в Мире Русских Сказок что-то такое, что может пригодиться.
   - Торопись, - повысила голос радуга.
   Артем протянул руку к радужному стволу и коснулся красного луча рукой. На ощупь радуга была как фруктовое желе. Он потянул за волос и осторожно вытащил его из радуги, потом обмотал им оставшиеся лучи и конец красного волоса направил туда, где виднелись холмы Вещей горы.
   И в это мгновение радуга растаяла - в небе остался только один волос, соединяющий Правь и Навь. Радуга не предупредила Артема - он поскользнулся, его нога провалилась в пустоту, и он чудом успел схватиться рукой за тонкий, как проволока последний луч радуги. Артем чувствовал, что долго так висеть над огненной рекой он не сможет, но в это самое время красный волос вырвался из рук Артема, распрямился над бездной и протянулся по все длине Смородины.
   Подтянувшись, Артем забрался на широкий красный волос и сделал первый несмелый шаг - идти по волосу было так же непривычно, как если бы он переходил пропасть по веревочному мосту. Он был уверен, что этот мост не оборвется, но тропинка из красного волоса так шаталась под ногами, что было жутковато.
   Первый час Артем приспосабливался к новой дороге. От веревочной переправы ее отличало то, что здесь не было поручней, и Артему приходилось идти медленно, не раскачивая радужный луч. "Если мы с Василием Васильевичем шли до Калинова моста неделю, сколько же мне придется тащиться обратно?", - думал Артем. Но со временем Артем привык к покачиванию под собой и зашагал увереннее. К концу дня он прошел уже треть пути, и ему показалось, что по небесной дороге он идет в несколько раз быстрее. Он собирался заночевать прямо на красном волосе, но вспомнил, что с последним лучом солнца тропа исчезнет, и продолжил путь.
   И это решение оказалось правильным, потому что внезапно луч раздвоился, и перед Артемом открылся новый путь. Не раздумывая, Артем свернул на вторую тропинку. Он решил, что если будет идти прямо, то сможет прийти только к Алатырь-горе. На новой же дороге удивительным оказалось то, что в ночной темноте ее по-прежнему освещало солнце. "Теперь путь назад для меня отрезан", - подумал Артем. Но откуда здесь солнечные лучи?
   А еще тропинка сильно петляла - то уходила вправо, то возвращалась обратно, то Артем сильно забирал влево. Неожиданно для себя путешественник понял, что дорога подстраивается под него. В самом деле, он ведь не знал, куда идет, но идти было очень легко, и Артем совсем не устал.
   Сколько он шел, Артем не знал, вокруг него было светло, как днем, но солнца нигде не было. Артем посмотрел под ноги и ахнул: свет струился из волоса радуги.
   - Так вот почему она посоветовала мне взять красный луч! - догадался Артем и продолжил путь.
   Дорога закончилась внезапно. Артем шел по лучу, и вдруг он исчез. Артем стоял на краю красного волоса, а перед ним простиралась черная пропасть.
   "Радуга сказала, что я приду прямо в Междумирье. Но здесь ничего нет. Может, она меня обманула?"
   Артем уже был готов повернуть назад, но тут ему в голову пришла невероятная мысль: а что, если в Междумирье можно попасть так же, как в любое другое место - через дверь? Он принялся ощупывать бездну и пришел в восторг, когда обнаружил, что перед ним вовсе не пустое пространство, а просто черная стена. Будто он пришел в комнату, выкрашенную в черный цвет, за ним захлопнули дверь, а он не помнит, где она.
   Попытки Артема найти дверь не пропали даром. Под нажимом его ладоней стенка не выдержала, провалилась внутрь, и перед Артемом открылось бесконечное небо. Артем не в первый раз интуитивно понял, что должен шагнуть вперед. Он был уверен, что не упадет. Да и зачем он прошел такой большой путь - чтобы сомневаться и повернуть назад?
   Артем смело переступил порог, и оказался на облаке, которое было готово нести его вперед. Но прежде он втащил за собой красный луч, и дверь тут же захлопнулась. Облака сразу же заволновались и понесли Артема вглубь. Он то падал, то поднимался на облаках самой разной формы до тех пор, пока не увидел вдали два огромных лепестка - огромные иглы высотой с небоскреб, на которых покоились тяжелые бесформенные ворота. По бокам, как и предупреждала радуга, возвышались два стражника ростом с сами ворота.
   Артем немного постоял на облаке и, наконец, направил его прямо к воротам. Он оказался прямо перед Вратами Междумирья, но ни один из стражников не обратил на него никакого внимания. Но стоило его потянуть за кольцо, как огромная рука оторвала его от земли и приподняла над землей на несколько метров. Артем оказался лицом к лицу со стражником и в его горле застрял немой крик: он посмотрел ему в лицо, но никакого лица не увидел. Вместо этого его пронзили два солнечных луча, которые исходили прямо из тела стражника.
   Артема словно сканировали. Он ощущал тепло, которым наполнялось его тело, и чувствовал такое умиротворение, что перестал бояться стражников. Наконец, проверка закончилась, стражник опустил Артема на землю, и Врата Междумирья открылись сами.
   Следующим стал зал кристаллов, и Артем сразу понял, что человеку здесь нет места. Кристаллы беспорядочно носились по комнате, пытаясь поймать свет, который пронзал зал сверху. Как здесь можно было увидеть какое-то пятно, Артем не понимал. Все пространство было заполнено таким ослепительным светом, что Артем вообще перестал различать предметы. Вдобавок к этой беде появилась еще одна - кристаллы, сдвигаясь и беспорядочно перемещаясь, то и дело загоняли Артема в угол или норовили его поранить. Спасаясь от ударов, Артем упал на пол, посмотрел наверх и увидел маленькое черное пятно, которое отталкивало один кристалл от другого. Медлить было нельзя - если он сейчас не использует свой шанс, то вряд ли еще раз найдет это пятно. Он достал из кармана красный волос, один конец привязал к кристаллу, возле которого он увидел пятно, второй привязал к запястью и протянул руку к пятну Иномирья. Пятно сразу стало расширяться и увеличилось до размеров Артема. С другой стороны Артема снова ждала черная пустота, и он бросился внутрь.
   И сразу же полетел вниз. Он поднял голову и увидел, что черное пятно затягивается, но он был крепко привязан к кристаллу и поэтому подумал, что когда волос закончится, он просто повиснет, и с ним ничего не случится. Но он все падал и падал, а волос радуги и не думал заканчиваться. Тогда Артем снова стал вспоминать, о чем ему говорила радуга. Ты должен успеть пройти в пятно и... что-то там было... и громко назвать место, куда ты хочешь попасть. Точно!
   - Мир Яви!!! - прокричал Артем, и почувствовал, как его тянет обратно. Неужели все было напрасно, и он снова вернется в кристальный зал?
   Черное пятно снова расширилось, и Артем с огромной скоростью вылетел из него на поверхность и грохнулся на пол. Было очень больно, он не мог пошевелиться. И только увидел, как кристаллы со всех сторон слились в один солнечный луч, поднялись над Артемом и с оглушительным звоном рассыпались на миллиарды кусочков. Артем закрыл глаза и закрыл голову руками, надеясь, что не слишком пострадает от осколков. Но вдруг все стихло, и он услышал над собой:
   - Артем?
   Он открыл глаза и огляделся. Знакомое место, он здесь очень часто бывал... но не мог припомнить, что это за место.
   - Артем, откуда ты взялся?
   Шея совсем не двигалась, но Артем заставил себя посмотреть в сторону. Откуда доносился голос. И сразу понял, куда попал.
   Это была кухня в квартире Эс-Е.
  

Глава 5

по праву взрослого

  
   - Светлана Евгеньевна, помогите мне, - простонал Артем. Похоже, у него в колене что-то хрустнуло, и он не мог встать.
   Эс-Е совсем переполошилась, и уже собиралась звонить в "скорую", но Артем остановил ее:
   - Не нужно! Я все равно не поеду с ними! Со мной все в порядке, мне только нужно подняться.
   Светлана Евгеньевна все еще сомневалась, но когда Артем с искореженным от боли лицом стал вставать самостоятельно, она е вытерпела и поспешила к нему на помощь. Усадив Артема на стул, она предложила осмотреть его, но он попросил:
   - Мне только чаю, Светлана Евгеньевна! У меня нет времени, я должен возвращаться. То есть мы должны.
   - Мы? - удивилась она.
   - Да, я пришел за вами, - кивнул Артем.
   Эс-Е включила чайник, и он тихо зашуршал. Эс-Е внимательно смотрела на Артема. Он редко называл ее на "вы" да еще и по имени-отчеству.
   - Вы помните Михаила? - спросил у нее Артем.
   - Какого Михаила? - удивилась Эс-Е.
   - Ну, помните, вы мне в лагере рассказывали про сон, в котором вы познакомились с мужчиной? Вы еще собирались за него замуж...
   - Ничего я не собралась... - зарделась Эс-Е.
   - Ну как же? - Артем на ходу пытался придумывать нужные слова. - Вы тогда его так здорово описали - что высокий, что волосы у него длинные, круглые очки...
   - Ну... это... он... - замялась Эс-Е. она отвернулась и стала разливать чай по чашкам.
   - Светлана Евгеньевна, да не стесняйтесь вы! - умоляющим тоном сказал Артем. - Этому человеку нужна ваша помощь, я специально пришел за вами!
   Эс-Е смотрела на него, как на сумасшедшего.
   - Вы даже не спросили, как я здесь появился, - продолжил Артем.
   - Ну, наверное, дверь была открыта, - неубедительно предположила Эс-Е.
   - Вы же знаете, что это неправда, - с укором ответил Артем. - Вы сидели здесь... Расскажите, что произошло? Как я появился у вас на кухне?
   Ему на самом деле это стало интересно.
   - Я свалился откуда-то сверху или просто возник на пустом месте?
   - Ты вывалился из холодильника, - тихо произнесла Эс-Е. - Но как...
   - Я пришел из Мира Русских Сказок, - ответил Артем и кратко рассказал Светлане Евгеньевне о том, что это такое Мир Русских Сказок, и как он попал к ней на кухню.
   - Я прошел между мирами. Я знал, куда иду, и я уже бывал у вас в квартире, поэтому пятно Иномирья выбросило меня сюда.
   Он допил свой чай и перешел к главному:
   - Я знаю, что вы не помните этого человека, но вы видели его во сне, и это было на самом деле. Этого человека зовут знахарь Михаил, мы зовет его Дядей Мишей, в прошлом году он спас вас от страшной порчи, смешанной с чарами перелистника. Теперь он попал в беду, и помочь ему сможете только вы.
   - Но почему я?
   Артем не знал, как ответить на этот вопрос. Говорить о том, что она должна спасти Дядю Мишу своей любовью? Или рассказать про дочь домового?
   - Там... в общем... - и тут его осенило. - Там дети - такие же, как у вас в центре. Они взяли его в плен. У вас такой большой опыт работы... с нами...
   Артем солгал, потому что был уверен - на это Эс-Е купится. А когда они вернутся в Мир Русских Сказок, она вспомнит про Дядю Мишу, и все будет в порядке.
   Он оказался прав - Эс-Е, всю жизнь выполнявшая какое-нибудь обязательства, самым важным для себя считала долг перед детьми с трудной судьбой. Даже если эти дети становились настоящими преступниками, они видела в них только хорошее, и старалась по мере своих сил помогать таким подросткам.
   - Хорошо, - решилась она. - Если нужно помочь этому человеку, помочь этим детям, я пойду с тобой. Когда все будет сделано, я думаю, ты отпустишь меня обратно. Ложись спать, а утром...
   - Некогда спать, Светлана Евгеньевна, - покачал головой Артем. - Мы должны отправляться немедленно. Каждая секунда приближает Дядю Мишу к гибели!
   - Ох, - вздохнула Эс-Е. - Ладно, уговорил. Пойду собирать вещи. Я быстро.
   Артем кивнул. Это было ему на руку, чтобы Эс-Е ненадолго ушла. Он бросился к телефону и набрал номер Илги.
   Трубку взяла хозяйки дома:
   - Да?
   - Здравствуйте, Ольга Петровна! Это Артем Царевич, я хотел поговорить с Илгой, я...
   - Она уехала, Артем, - ответила Ольга Петровна, и в ее голосе Артем почувствовал неприязнь. - Ты исчез, она проплакала всю ночь и поехала одна. С твоей стороны это...
   Ольга Петровна принялась его отчитывать, но Артем не слышал ее. В его голове пульсировала только одна мысль: он больше никогда не увидит Илгу. Она уехала в Лондон без него - значит, она больше не захочет его видеть. Он потерял свою первую любовь, даже не успев как следует понять, что это такое.
   Артем положил трубку. На душе было грустно и одиноко. Он чувствовал, что потерял еще одного друга. Хотя Илга для него была больше, чем друг. Она одна понимала его, потому что знала, каково это - жить в грязном, холодном подвале, воровать, чтобы не умереть с голоду, не иметь будущего.
   - Я готова, - в кухню вернулась Эс-Е. она была легко одета, в руках у нее была маленькая сумочка, с которой женщины обычно ходят на работу.
   - А почему вы с собой не взяли... - Артем думал, что вещей у Эс-Е будет больше.
   - Я же отправляюсь туда не на год и не на два, - улыбнулась Эс-Е. - А все самое необходимое я взяла с собой. К тому же, я не представляю, как бы я полезла с большой сумкой в холодильник. Честно говоря, я вообще не представляю, как мы пойдем туда.
   - Я тоже, - буркнул себе под нос Артем, и вдруг в его голове зазвучал голос радуги: "Просто брось луч по ветру в солнечный день, он сам покажет тебе дорогу". - Придется все же подождать до утра. Будем надеяться, что завтра будет солнце.
   Эс-Е успокоила Артема, постелила ему в комнате и уложила спать. Засыпая, Артем признался себе, что ужасно устал, и отдых ему действительно необходим. И все же, перед тем как заснуть, он позвал Эс-Е и попросил разбудить его с первыми лучами солнца.
   Когда он проснулся, солнце за окном уже вовсю сияло. Артем вскочил с кровати и посмотрел на часы. Они показывали шесть утра. Артем выскочил в коридор и увидел Эс-Е, которая разговаривала по телефону.
   - Да-да, только скорее, - поспешила закончить она.
   - Почему ты меня не разбудила вовремя? Кому ты звонила? - набросился на нее Артем. - Ты звонила моей матери? Что ты ей сказала?
   - Я хотела узнать... - стала оправдываться Эс-Е. - Она думала, что ты в Лондоне.
   - И она сейчас придет сюда? - догадался Артем. Он был в бешенстве - Эс-Е в своей заботе о его благополучии допустила самую большую ошибку. Теперь придется объяснять маме, что к чему. - Мы должны сейчас же уходить.
   - Но Артем... - попыталась остановить его Эс-Е. - Будет лучше, если...
   - Не будет, - отрезал Артем, распахнул дверь и побежал на улицу. Эс-Е рванула за ним.
   - Артем, остановись! - кричала она, но он ее не слышал.
   Они оба оказались на улице, но Артем не знал, что делать дальше. Со стороны соседнего дома к ним уже бежала его мама. И тут он почувствовал слабый ветерок.
   Артем вытащил из кармана волос радуги и бросил его по направлению ветра. Перед ним сразу же открылось пятно Иномирья.
   - Идем! - крикнул он Эс-Е, но та стояла, как завороженная. - Ну же!
   - Артем! Сынок! - услышал он. - Артем, где ты?
   Артем догадался, что пятно Иномирья преградило его маме путь, и ужасно обрадовался этому факту. Он схватил Эс-Е за руку и потащил ее за собой по дорожке из красного луча в черную дыру.
   - Артем!!! - истошно закричала мама.
   Он стиснул зубы и толкнул упиравшуюся Эс-Е вперед и произнес:
   - Мама, со мной все в порядке, ты не бойся. Просто я должен доделать одно дело. Ты меня слышишь?
   - Я тебя слышу, - ответила ему мама из-за невидимой стены. - Но почему ты не сказал мне...
   - Если бы ты думала, что я в Лондоне, ты бы сейчас не переживала, - отозвался Артем. - Если бы не этот звонок...
   - Когда ты вернешься?! - прокричала с обратной стороны черного пятна мама. Но Артем не ответил - пятно начинало сужаться, и у него почти не осталось времени. Из Иномирья его звала Эс-Е, и он, больше не раздумывая ни секунды, бросился в темную пропасть. Пятно Иномирья мгновенно исчезло, и мама Артема осталась стоять одна посреди пустого двора.
   А в это время волос радуги уже уносил Артема и визжащую от страха Эс-Е в бесконечную пустоту Иномирья. Для Артема тоже было новостью, что по красному лучу можно не только идти, но и он может нести по себе человека, да еще со скоростью сверхзвукового самолета. Единственный вопрос, который он задавал себе, это куда их вынесет. Наверное, при падении будет так же больно, думал Артем. А ведь им еще предстоит выбираться из кристаллического зала, идти через Врата Междумирья, искать дверь в Мир Русских Сказок и еще неизвестно сколько пилить до дома знахаря.
   Но ничего этого не было. Артем и Эс-Е летели не больше пяти минут, а когда над ними рассеялась темнота, они увидели сквозь волос радуги прекрасную, живописную поляну, с которой приветственно махал лапами Василий Васильевич, и спустя некоторое время с криками грохнулись рядом с домом Дяди Миши.
   - Спасибо, Артем, за приятную поездку, - прокряхтела Эс-Е.
   - Не за что, - отозвался он, лежа на спине и рассматривая плывущие над собой облака.
   - Ну, где вы так долго пропадали?! - раздался над ними голос Василия Васильевича.
   - В смысле - долго? - удивился Артем. Он даже не пытался встать - он решил, что лучше какое-то время переждать, пока боль от путешествия пройдет сама. Но после слов Василия Васильевича он подумал, что не время разлеживаться. Эс-Е при помощи кота уже поднялась, но у нее это было в первый раз, а Артем словно вообще не чувствовал своего тела. Тем не менее, схватив Василия Васильевича за лапу, он вскарабкался прямо по самому коту и теперь ждал от него объяснений.
   - А, по-твоему, месяц - это мало? - накинулся на него Василий Васильевич.
   - Месяц? - завопил Артем и вытаращился на кота. - Но я ведь было здесь только вчера!
   - Месяц, Артем, тридцать дней, - покачал головой Василий Васильевич.
   - Должно быть, время между Мирами растягивается, - предположил Артем. - Но я надеюсь, мы успели?
   - Простите, я вам не мешаю? - вступила в разговор Эс-Е. - Я так понимаю, Артем, никаких детей тут нет. Зачем же ты притащил меня сюда? Ты обманул меня?
   - Как, она не помнит Михаила? - повернулся к Артему Василий Васильевич.
   - Нет, - ответил он и стал оправдываться. - Но я думал, что когда Эс-Е попадет сюда, то вспомнит...
   - Она не вспомнила? - Василий Васильевич был удивлен не меньше Артема. - Это очень странно... Может быть, дочь домового так сильна, что способна убивать любовь не только в человеке, с которым живет рядом, но и в тех, кого он когда-то любил?
   - Так я жду ответа! - потребовала Эс-Е.
   - Что делать? - шепнул Артему на ухо Василий Васильевич.
   - Светлана Евгеньевна, вы не узнаете это место? - громко спросил у Эс-Е Артем.
   - Я здесь никогда не была, - с презрением в голосе ответила она. - Ты меня обманул, Артем, и я хочу, чтобы ты вернул меня домой.
   - Хорошо, я отправлю вас обратно, - ответил Артем.
   Но тут снова оживился Василий Васильевич.
   - Нет уж, - с ехидной улыбкой подскочил он к Эс-Е. - Ничего у вас не получится. Вы выйдете отсюда только тогда, когда Артем решит покинуть Мир Русских Сказок. А если он этого не захочет, вы застрянете здесь навсегда!
   Артем смотрел на кота и не понимал: то ли он говорит правду, то ли просто запугивает Эс-Е. но на всякий случай решил поддержать Василия Васильевича.
   - А я как раз никуда и не собираюсь, - спокойно произнес он. - Василий Васильевич, пойдем пить чай!
   Кот схватил Артема за руку, и они оба вошли в дом Дяди Миши.
   - Зачем ты все это затеял? - через губу спросил у кота Артем.
   - Сам не знаю, но лучше задержать ее здесь, чем потерять, - ответил тот. - Никуда она не денется, все равно зайдет сюда.
   Артем увидел Дядю Мишу - он неподвижно лежал в кровати, и только губы его слегка шевелились.
   - Что с ним? - Артем почувствовал, как к горлу подкатывает комок - у знахаря был чуть ли не предсмертный вид.
   - Столько всего прошло с тех пор, как ты ушел, - тихо ответил Василий Васильевич. Артем понял, что коту тоже пришлось нелегко. - По ночам он вообще не спит, мечется в кровати - сны ему такие снятся, что я тебе даже пересказывать и не буду, очень страшно.
   - Ты опять использовал дурман? - подозрительно посмотрел на него Артем.
   - Нет, что ты, - замахал на него лапами Василий Васильевич. - Просто он их по утрам рассказывал. И ты знаешь, я чуть сам в обморок не падал от его рассказов.
   Кота передернуло от воспоминаний, но он продолжил:
   - А днем что он творил... То решил весь дом портретами свой невидимки увешать. Вон, посмотри!
   Артем обернулся и увидел, что по всей комнате висят пустые рамки.
   - А то убить себя пытался по нескольку раз на дню. Не поверишь, я за эти тридцать дней так ни разу толком и не поспал. А еще он ей стихи писал, романсы пел, жениться обещал... - тут Василий Васильевич встал из-за стола и решительно сказал. - Короче, давай уже что-нибудь предпримем, иначе не сегодня - завтра мы его потеряем!
   - А что мы можем? - в отчаянии стиснул зубы Артем. - Ты ведь видишь - она его не узнает. Как же она сможет ему помочь?
   - Как, как... - надулся кот. - Как Елисей свою любимую спасал?
   - По... поцеловал, - припомнил Артем и пристально посмотрел на кота. - Ты хочешь сказать, что она должна его поцеловать? Но ведь она его не узнает?
   - Вот и придумай, как заставить ее поцеловать Михаила!
   - А почему я?
   - А кто тут герой Прави?
   - Ох, и трудно с этими взрослыми...
   - Тоже мне мальчик нашелся...
   Перепалка с Василием Васильевичем заставила Артема задуматься. Он ненавидел, когда кто-то кого-то заставлял. Он всегда считал, что взрослые заставляют детей по праву сильного, по праву взрослого. Заставить же взрослого уважать ребенка невозможно, а подростка - тем более. Но, похоже, другого выхода у него не было.
   Эс-Е ворвалась в дом и напала на Артема:
   - Ты - гнусный обманщик, мерзавец, негодяй, подонок...
   Артем никогда не слышал, чтобы Эс-Е использовала такие слова.
   - Возвращай меня обратно или я... или я... Я ВСЕ РАССКАЖУ ТВОЕЙ МАТЕРИ!
   И тут Артема осенило.
   - Что расскажешь?
   - Все расскажу! - кипела Эс-Е. - Как ты убегал, как ты воровал, как ты...
   - Ненавидишь меня? - противно усмехнулся Артем.
   - Что? - опешила Эс-Е. - Я... ненавижу?..
   Артем почувствовал, что попал в точку.
   - Я не узнаю тебя, Эс-Е! - снова улыбнулся Артем. - Неужели тебя могут сломить какие-то черные силы? Неужели из заступника детей ты сможешь превратиться в предателя? В УЧИЛКУ! - Артем вспомнил, как однажды Василий Васильевич так назвал Эс-Е.
   Эс-Е стояла, ничего не понимая.
   - Я... ты... я... нет, но...
   - Зачем ты сюда пришла? - продолжал хитрить Артем.
   - Ты сказал, что очень хорошего человека взяли в плен трудные подростки, - стала припоминать Эс-Е.
   - И ты пришла сюда из-за этого человека? - наседал Артем.
   - Нет, из-за этих подростков, - ответила Эс-Е. - Я не хочу, чтобы они стали преступниками, не хочу, чтобы они стали убийцами.
   - Значит, ты готова сделать все для того, чтобы спасти такого ребенка?
   - Да, я готова, - кивнула Эс-Е. - Но к чему все эти вопросы?
   - А вот к чему, - осклабился Артем, взял Эс-Е за руку и подвел к кровати Дяди Миши. - Видишь этого человека?
   Эс-Е еще раз кивнула.
   - А теперь я его убью! - завопил Артем.
   А потом все произошло очень быстро. Артем схватил со стола кухонный нож и занес его над Дядей Мишей. Василий Васильевич кинулся к нему, но Артем криком: "Стой, где стоишь, а не то я его прикончу", остановил его.
   - Ну же, Эс-Е, - засмеялся Артем, - попробуй, спаси меня!
   - Артем, что ты творишь? - кричал кот.
   - Артема, - не на шутку испугалась сама Эс-Е, - подожди...
   - Чего ждать? - кричал Артем. - Ты ведь не собиралась спасать этого человека? Тебе детишки важнее? Вот и спасай меня, я ведь маленький мальчик, вдруг еще убийство совершу? Представляешь, какой камень на душе всю жизнь будет висеть? И ты себе никогда е простишь! А когда мы вернемся, я ведь всем расскажу, что убил своего друга, а Светлана Евгеньевна ничего не сделала!
   Эс-Е упала перед Артемом и зарыдала.
   - Пожалуйста, Артем, убери нож! Чего ты хочешь? Что мне сделать, чтобы ты не убивал этого человека?
   - Поцелуй его! - властно произнес Артем.
   - Что? - в один голос заорали Эс-Е и Василий Васильевич.
   - Ну же, давай! - бесился Артем. - Считаю до трех, а потом...
   - Хорошо, хорошо, - стала успокаивать его Эс-Е, подползла к почти бездыханному телу знахаря и крепко его поцеловала.
   В тот же миг раздался оглушительный вопль, и все трое увидели, как с постели Дяди Миши, корчась в судорогах, сползла черная тень и превратилась красивую девушку.
   - Ну же, еще! - крикнул Артем, и Эс-Е еще раз прильнула к губам Дяди Миши.
   Дочь домового совсем проявилась и с диким криком выбежала вон из дома. Дядя Миша открыл глаза и уставился на Эс-Е.
   - Света... - слабым голосом протянул он. - Откуда ты здесь?
   - Миша, - заливаясь слезами, обнимала и целовала его Эс-Е.
   - Артем, мы здесь лишние, - шепнул Василий Васильевич, и вывел подростка из дома.
   Они вышли вдвоем на крыльцо и увидели, как в безумии вниз, к лесу бежит дочь домового.
   - Теперь пойдет своего суженого среди леших искать, - сказал Василий Васильевич, и только тут обнаружил, что с его другом творится что-то неладное.
   Ноги Артема подкосились, и он упал на траву. Его душили слезы, но ни одна из них не выкатилась из глаз. Зато из горла вырывались стоны, больше похожие на кашель. Его тошнило, а в глазах потемнело так, что Артем не видел, как вокруг него бегает беспокойный Василий Васильевич. Он обмахивал его хвостом, подносил ему воду, бил по щекам. Наконец, Артем пришел в себя.
   - Мне так плохо, - шепотом произнес он. - Я стоял над Дядей Мишей с ножом, я заставил Эс-Е... Эс-Е...
   Больше он ничего не смог сказать. Он не плакал, не кричал - у него просто не было сил.
   - Артем, - так же тихо сказал Василий Васильевич. - Ты очень смелый парень. Пойти против своих друзей... Знаешь, решиться на такое не каждому под силу. Сегодня ты не просто проявил себя, сегодня ты стал...
   - Только не говори, что я стал героем, - попросил его Артем. - Противно и фальшиво.
   - Я хотел сказать, что сегодня ты стал мужчиной.
  

Глава 6

оберег

  
   Следующие два дня Артем и Василий Васильевич отсыпались. Дядя Миша, окуривая помещение, добавил к сон-траве немного майского ландыша и весеннего горицвета, смешал с сердечной травой - пустырником, чтобы сон друзей был спокойным, здоровым и восстанавливающим. Дядя Миша объяснял Эс-Е, что теперь Артему и Василию Васильевичу будут сниться только хорошие, добрые, цветные сны. Они еще ничего не успели рассказать знахарю про миссию, возложенную Двенадцатым Сказочником на Артема. Но Дядя Миша и сам понял, что друзья пришли не просто так. Он даже не успел толком поблагодарить Артема и Василия Васильевича за спасение - они так устали, что решили отложить любые разговоры. Зато у Дяди Миши и Эс-Е, которые вспомнили свою любовь, появилась отличная возможность сказать друг другу то, что они не успели сказать, расставаясь в августе.
   Но поговорить толком не получилось - со всех ближайших городов и деревень к Дяде Мише повалили люди с просьбами излечить их самих или их детей или родственников от болезней. Лекарю пришлось круглыми сутками принимать просителей и снимать порчу. Эс-Е тем временем взяла на себя дом знахаря. Она вымыла и вычистила до блеска всю посуду, навела порядок в комнатах, покормила скот, убралась в стайках. А вечером Дядю Мишу, Артема и Василия Васильевича ждал вкусный ужин.
   - Ничего не пойму, - пожаловался за ужином Дядя Миша. - У меня с марта вообще ни одного клиента не было, а тут всего за пару дней чуть ли не вся моя деревня обратилась, да еще соседей сколько. Словно за последние два дня все черные силы и злые духи решили бросить мне одному вызов. Порча на порче, изурочье вообще стало обыкновенным делом. А сглазу сколько, оговоров, притки, клади... А я то уж привык, что ко мне никто не ходит. Может, от того и дочь домового ко мне привязалась.
   - Так вот оно в чем дело... - выронил ложку Артем. - Привык... Помнишь, Василий Васильевич, я все никак не мог понять, как так получилось, что ты поддался идеям Лжекощея, что люди живут своей размеренной жизнью и черные силы их не беспокоят, и почему Дядя Миша оказался слабее дочери домового. Ты мне тогда сказал, что люди привыкли, а я спрашивал, к чему они привыкли. Сейчас я знаю ответ на этот вопрос.
   Дядя Миша и Василий Васильевич переглянулись.
   - Просто вы все здесь привыкли к злу, - объяснил Артем. - Если раньше черные силы вредили, то человек сразу же понимал: что-то не так и пытался избавиться от несчастья. А теперь вампир пьет кровь, а человек не замечает, порча пристала, а человек ее не чувствует. Так Мир Нави медленно убивает Мир Прави.
   - Вот это да! Даже я не смог бы так точно и так правильно все объяснить! - восхищенно произнес кот.
   - Почему же теперь люди побежали ко мне? - удивленно спросил Дядя Миша.
   - О, это же и так понятно! - воскликнул Василий Васильевич. - Артем, можно я объясню?
   Артем улыбнулся - это было так необычно, что ученый кот спрашивает у него разрешения что-то объяснить.
   - Артем и Эс-Е разрушили чары, и началась цепная реакция, - сказал Василий Васильевич. - Зло обнаружило себя, и привычка пропала. Люди уже заметили свои болезни, свои несчастья и беды. После того, как Артем силой героя Прави вызвал в Мир Русских Сказок Светлану... э-э-э...
   - Евгеньевну, - впервые за вечер подала голос Эс-Е.
   - Да, Евгеньевну, - кивнул Василий Васильевич. - Он ее провел в наш Мир, и сила ее любви оказалась мощнее, чем черная сила домового. И как только колдовство исчезло, пропала и защита, которую дал черным силам Кощей XIX. Он объединил оба Мира, и поэтому люди не видели разницы между добром и злом. Теперь же Мир Прави и Мир Нави снова существуют отдельно. И то, что мы называем добром и злом снова окажется по разные стороны.
   - И все это сделал Артем, - добавил Дядя Миша. - Если бы не он, наш Мир погрузился бы во тьму, а мы бы погибли, и Тридевятое царство перестало бы существовать.
   - Это не я, это Двенадцатый Сказочник, - смущенно опустил глаза Артем.
   - Нет, Артем, это ты, - погладила его по руке Эс-Е. - Я ведь тоже Мишу не узнала, а ты помог мне. Спасибо!
   - Да, спасибо, Артем, - всполошился Дядя Миша и стал трясти Артема за руку. - Если тебе будет нужна моя помощь, я готов отдать жизнь за тебя и твоих друзей.
   Все это оказалось Артему слишком патетичным. Даже Василий Васильевич встал и поклонился.
   - Да ладно, чего вы... - от скромности или от удовольствия, но Артем покраснел еще больше.
   На закате, когда хозяин дома и его гости вместе вышли на крыльцо, Артем и Василий Васильевич рассказали Дяде Мише и Эс-Е о своих планах. Выслушав все до конца, Дядя Миша покачал головой:
   - То, что Артем собирается пойти против Лжекощея - это понятно. И я готов пойти вместе с ним. Но прежде, чем мы отправимся в Мир Нави, я бы хотел, чтобы Артем отправил Эс-Е домой.
   - Что же, я... хоть сейчас... - пожал плечами Артем.
   - Но почему... - хотела возразить Светлана Евгеньевна, но Дядя Миша не дал ей сказать.
   - Я не хочу, чтобы ты подвергалась опасности, - сказал он. - Это будет очень трудный путь, и для тебя будет лучше, если ты вернешься обратно в реальный Мир. Это вообще неправильно... Зачем вы притащили ее сюда...
   - Миша, о чем ты говоришь? - глаза Эс-Е заблестели.
   - Ты знаешь, что я люблю тебя, - обнял ее за плечи Дядя Миша. - И я хочу, чтобы ты была в безопасности.
   - А почему ты не спросишь, чего хочу я? - стряхнула его руки Эс-Е. - Разве у меня нет права голоса?
   - Есть, но...
   - Так вот я тоже хочу сказать, - подняла голову Эс-Е. - Я пришла сюда не по своей воле, но по своей воле хочу здесь остаться. Если ты меня гонишь, тогда я, конечно же, уйду. Но больше я не вернусь, так и знай!
   - Ох, не пойму я, о чем вы спорите, - вмешался в беседу Василий Васильевич, который уютно разместился в кресле-качалке на веранде и мирно покачивался в ней. - У вас все равно ничего не выйдет - Мир Русских Сказок не выпустит никого, кто пришел в него, пока тот, кто привел с собой гостя, сам не вернется обратно.
   - Откуда тебе это известно? - спросил Дядя Миша.
   - Значит, ты говорил правду... тогда? - удивился Артем.
   - Конечно, правду, - отозвался кот из кресла. - Я прочитал это в азбуке. Не верите, может сами ее спросить. Если Артем вернется вместе с Эс-Е, то свое дело он так и не завершит - Мир Русских Сказок не пустит его обратно.
   В воздухе повисло неловкое молчание.
   - Хорошо, - наконец сказал Дядя Миша. - Если нет возможности отправить Лану... то есть Светлану Евгеньевну к ней домой, тогда пусть остается здесь, в моем доме.
   - Отличное решение! - обрадовался Артем. Тащить за собой Эс-Е ему совершенно не хотелось.
   - Ужасное решение, - пробурчал со своего места Василий Васильевич. - Давайте оставим ее здесь, среди домовых, дворовых и других "любезных" домашних духов.
   Дядя Миша и Артем молчали.
   - Мне кажется, будет самым правильным, если я пойду вместе с вами, - сказала сама Эс-Е. - Мало ли, что случится в дороге... Мешаться под ногами я не буду, а может быть, еще и пригожусь вам.
   - Ладно, сдаюсь, - ответил Дядя Миша.
   - Я тоже, - добавил Артем.
   - Тогда нужно заняться делом, - нехотя вылез из кресла Василий Васильевич. - Артему нужен оберег. Особый оберег, понимаешь, Михаил? Не просто булавка или репей, а настоящий, мощный, заговоренный оберег против самого Кощея.
   - Кованый? - спросил Дядя Миша.
   - Да, - кивнул Василий Васильевич.
   - Но ведь я не кузнец, - стушевался знахарь.
   - Ты живешь в доме кузнеца, значит, у тебя все для этого есть. Нужны только ингредиенты, а тут уже тебе решать, из чего ты будешь оберег делать.
   - Ладно, я все понял, - согласился Дядя Миша. - Но тогда мне нужно подготовить Артема, а вам принести то, что я скажу.
   - Мы готовы, - ответила за кота Эс-Е.
   Дядя Миша сказал Артему, чтобы он шел в баню, с Василием Васильевичем о чем-то долго шептался, а своей Лане просто улыбнулся на дорогу. После этого Дядя Миша отправился вслед за Артемом, а Василий Васильевич и Эс-Е пошли в сторону деревни. Дорогой она забрасывала кота вопросами, на которые тот любезно отвечал.
   - Почему они пошли в баню?
   - Тот, для кого будет коваться оберег, должен быть чист и душой, и телом. О душе Артема, мне кажется, беспокоиться не стоит - даже самая грязная душа в подвигах очищается, а он в свои пятнадцать столько сделал... Ну а тело... Баня - самое лучшее средство, к тому же оберег обычно выковывается именно в бане. Для этого обнаженный кузнец или знахарь встает...
   - Ой, нет, про это мне не надо, - засмущалась Эс-Е и тут же задала другой вопрос. - А почему оберег для Артема должен быть обязательно кованым?
   - Лучше говорить "искусственным", - поправил ее Василий Васильевич. - Все обереги делятся на естественные или природные и на искусственные. Первые - самые обычные, ими пользуются каждый день. Это может быть любой острый предмет, потому что нечистая сила боится иголки, ножа, ножниц... Это может быть растение - крапива, репейник, чеснок, лук. Или, скажем, волчий зуб, кусок волчьей шкуры или медвежья шерсть. А бывают специальные, сделанные из железа или серебра, обереги-действия и словесные обереги. Но все это - для обычных людей. Богатырю или герою такого оберега мало - он ведь не просто от нечистой силы защищает - она к ним и не сунется, не тот статус, - а охраняет от высшего зла, с которым крапива никогда не справится.
   - А что это за зло?
   - Ну, например, когда на людей нападают навии - духи враждебных мертвецов. Ты тогда хоть весь чесноком обвешайся, а они посмотрят и одним взглядом убьют. Тут и кованый оберег вряд ли поможет. Зато он внезапного нападения точно убережет, предупредит.
   - Как это?
   - Ну, кто ж знает, - развел лапами Василий Васильевич. - Оберег - это еще одна душа человека. Когда он почувствует опасность, беспокойство предастся и человеческой душе.
   - А какой оберег самый сильный? - продолжала интересоваться Эс-Е.
   - Трудно сказать, - почесал подбородок Василий Васильевич. - Смысл Оберега состоит в том, чтобы создать преграду между человеком и опасностью, закрыть его чудом, и тут уж кто во что верит. Язычники используют специальные ритуальные предметы, христиане верят в молитву, крест или святую воду. Вообще, любой текст может стать оберегом - заговор, приговор, песня, рассказы о растениях и животных, загадки и даже нецензурные слова. Можно попытаться "запереть" опасность, тогда нужен ключ или замок... А среди обывателей, конечно, чаще всего используется чеснок.
   - Почему?
   - Чеснок - это так называемый универсальный оберег, - Василий Васильевич снова превращался в профессора. - Его защитная сила обусловлена острым вкусом и специфическим запахом. Нечистая сила не выносит запах чеснока, поэтому он оберегает от дурного глаза, от урока, порчи, от бесов всех мастей. Говорят даже - ха-ха! - что в чесноке заключены девять собак, которые прогоняют злые силы. Часто чеснок используют беременные женщины (носят его постоянно за пазухой или зашитым в одежде) и роженицы (носят в течение семи или сорока дней после родов). Новорожденного ребенка раньше на Руси натирали чесноком, зашивали чеснок в пеленки, клали под голову от ночниц или ведьм. Что еще... новобрачным чеснок вплетают вместе с цветами в свадебный венок. Чтобы предотвратить превращение покойника в вампира, и чтобы не было новой смерти в семье, на могиле сажали чеснок.
   Василий Васильевич остановился, чтобы перевести дух.
   - Еще чеснок защищает от змей, во время Купальских и Страшных вечеров щели в окнах, стенах, дверях, замочные скважины затыкали чесноком. Христиане чесноком чертят кресты на стенах, дверях дома, конюшни, хлева, амбара. Да и вообще каждый человек должен при себе носить хотя бы зубчик чеснока и обязательно съедать хотя бы один зубчик за ужином. Ну, а в народной медицине - при заговаривании, при лечении это вообще незаменимое средство. Даже пословица такая русская есть: "чеснок семь недугов изведет".
   Под впечатлением от рассказа Эс-Е высказала такую мысль:
   - Может, сказать Мише, чтобы он для Артема оберег в виде чеснока сделал?
   - Нет, это ни к чему, - покачал головой Василий Васильевич. - Кованый чеснок вряд ли защитит - это же природный оберег, да и поосторожнее с ним надо. Читал я в одной умной книге, что чеснок вырос из зубов Иуды после его смерти, поэтому есть его нельзя. Нарушившего этот запрет ангел-хранитель покидает на двенадцать дней. По одной легенде, чеснок вообще сотворен сатаной.
   - Как же такое может быть? - удивилась Эс-Е. - И полезен, и опасен?
   - Как и все в нашем Мире, - улыбнулся кот. - Как, впрочем, в любом мире.
   - А внешне как оберег выглядит? - вернулась к теме разговора Светлана Евгеньевна.
   - О, тут множество вариантов может быть, - закивал кот. - Гребень с изображением солнечного конька... Конь - символ добра и счастья... Ложка - символ сытости, благосостояния и довольства... Ключ - символ богатства и сохранности домашнего имущества, чести и накопленного опыта. И, как я уже говорил, оберег, запирающий счастье человека от лихих людей. Солнце как знак плодородия... Утка - символ продолжения рода, счастливой семьи. Но это все бытовые обереги. А если говорить о защитных, то это может быть челюсть хищника - отпугивает опасных зверей и упырей. Череп животного дает мудрость и оберегает от злых сил. Да, еще зуб зверя - кости хищников вообще много функций имеют - служат для ограждения от зла, удачи на охоте, увеличения силы и мастерства. Кстати, о костях!
   Василий Васильевич вдруг сорвался с места и кинулся в речку неподалеку. Он прыгал, плескался и нырял, как заправский пловец, пока не вышел обратно на берег с длинной рыбиной в зубах.
   - Что это было? - смеялась Эс-Е. - Ты проголодался?
   - Угу, - Василий Васильевич выплюнул рыбу и шваркнул ее о дерево с такой слой, что от несчастной рыбы остался только скелет. - Это - для дела. Возьми, положи себе в сумку. Щучий хребет нам еще пригодится.
   И на немой вопрос Эс-Е тут же добавил:
   - Щука - она из самых удивительных рыб. Взять хотя бы сказку: "По Щучьему веленью"... Это мудрая и волшебная рыба, исполняющая желания по первому слову Емели-дурака. А еще в ней сила скрыта, способная уберечь от злых чар.
   Эс-Е тихо ойкнула.
   - Что такое? - заволновался Василий Васильевич.
   - Может, не стоило убивать такую замечательную рыбу?
   - Эту? - расхохотался кот. - Нет, это не та щуку, не емелина, просто рыба. Если б это она была, она бы еще в воде меня так бы обругала, что я больше никогда бы на рыбалку не пошел.
   У Светланы Евгеньевны отлегло от сердца.
   - Ладно, хватит болтать, давай лучше остальные компоненты для оберега искать.
   Василий Васильевич и Эс-Е пробродили по лесу до самого вечера. Когда, уставшие, они вернулись в дом Дяди Миши, в сумке у Эс-Е был не только щучий хребет, а еще крапива, репейник, шиповник, чертополох, несколько еловых веток. Василий Васильевич пошарил у Дяди Миши в комоде и обнаружил несколько иголок, булавку и шило. Эс-Е тем временем нарвала в огороде у знахаря лука и чеснока, разыскала среди сорняков конопляную траву, срезала несколько головок мака.
   Наконец, все было готово. Василий Васильевич пробрался в баню и заглянул внутрь. Там Дядя Миша окуривал обнаженного Артема какими-то травами. Закончив очередной круг, он грозно посмотрел на Василия Васильевича и тот кивнул: "Принесли!".
   - Тащите сюда.
   Василий Васильевич скрылся, но уже через минуту снова появился на пороге вместе с Эс-Е. Заметив, что на Артеме нет одежды, Эс-Е вскрикнула, закрыла глаза, обругала кота и выбежала прочь. Артем же и ухом не повел. Его как-то раз уже выставили раздетого к девчонкам. На него накатили воспоминания. Тогда Илга тоже закрыла глаза. Он в который раз вспомнил про нее, вспомнил про то, что сейчас должен быть вместе с ней в Англии и учить английский язык. Дядя Миша сказал, что после очищения водой и травами прежние мысли оставят его, но этого не произошло. Все было совсем наоборот - по мере приближения к оберегу каждая жилка в нем требовала лучших воспоминаний.
   - Ну, Артем, - Дядя Миша уже все приготовил, - сейчас начнем. Не забудь - во время всего процесса изготовления оберега мы не должны произнести ни звука. Когда я закончу, дам тебе знак, и ты скажешь на зауми слово, которым хочешь запечатать оберег.
   Артем оглянулся. В печи полыхал страшный огонь, Дядя Миша принес меха и раздувал жар, чуть поодаль лежали найденные в сарае кузнечные инструменты - кувалду, ручник, обжимки, зубило и другие предметы. Все эти названия Дядя Миша нашел в азбуке, которая подробно объяснила кузнецу-знахарю, как ими пользоваться.
   Знахарь тоже разделся и приступил к работе. Он безмолвно стучал инструментами по железу, что-то обтачивал и подгонял. Артем все это время стоял в сторонке и истекал потом. Дядя Миша выковал две одинаковых детали, но Артем все еще не мог понять, какую форму они имеют. А Дядя Миша уже приступал к следующей фазе. Он разложил перед собой все, что принесли Василий Васильевич и Эс-Е, легким движением головы подозвал к себе Артема и жестами показал, чтобы он брал каждый ингредиент, растирал и полученным порошком посыпал изготовленные детали. Через некоторое время обе детали были усыпаны составом из разных растений, после чего Дядя Миша взял в руки большую головку чеснока, пронзил ее вдоль булавкой, а поперек - иголкой, положил зубчик между деталями и соединил их. А потом снова принялся за кузнечное дело. Артем помогал ему и держал заготовку щипцами, пока знахарь обрабатывал железо. Наконец, оберег был почти готов, и Дядя Миша кивком показал Артему, чтобы он говорил.
   Артем приблизился к раскаленному металлу, наклонился и тихо прошептал:
   - Цето!
   Дядя Миша сразу же остудил оберег и протянул его Артему. Это был маленький, с пятирублевую монету, топорик. С одной стороны на нем был изображен крест, а на другой странное животное с конскими копытами и утиным клювом. По всему периметру топорика из него торчали небольшие железные ростки. Они были такими острыми, что Артем слегка поранился, когда рассматривал его.
   - Ну, теперь можно одеваться, - вытер пот со лба Дядя Миша.
   Они вышли в предбанник, и Дядя Миша рассмеялся.
   - А мак-то они зачем принесли? Это наверняка Света. Не думаю, что Василий додумался бы до этого.
   - А что не так с маком? - спросил Артем.
   - Нет, с маком все хорошо. Просто он сам по себе является сильным средством, но его обычно против ведьм используют. А тебе ведь не только от ведьм защищаться нужно.
   Они оба оделись и пошли в дом.
   - То слово... - вдруг произнес Дядя Миша. - Это было слово "отец"... Почему ты выбрал его?
   - Ну... - немного замялся Артем. - Просто... в этом Мире... ты... как отец...
   По виду Дяди Миши можно было увидеть, как он был тронут. Но Артем солгал. Сначала он думал о маме, но потом решил, что теперь должен помочь отцу. Он твердо решил, что после того, как все закончится, он заберет этот оберег с собой в реальный мир и отдаст его отцу.
   - Ну, наконец-то! - Василий Васильевич и Эс-Е уже заждались. - Получилось?
   - Да, - ответил Артем и протянул оберег. Эс-Е хотела взять его, но Василий Васильевич резко ее остановил:
   - Нельзя! Оберег должен носить только его хозяин, и брать его в руки другим людям строго запрещается.
   - Ничего, его и так можно рассмотреть, - улыбнулся Дядя Миша.
   Эс-Е оберег показался странным, но Василий Васильевич сразу понял весь его смысл. Он изучал его и тут же комментировал.
   - Т-а-а-а-к... Конечно же, крест... Самый мощный оберег сил жизни против сил зла... Уткоконь - соединение двух Миров... Ростки... А, это защитные рубежи... Чтобы у зла, растворенного по всем сторонам света, не было ни одной лазейки... Внутри чеснок - запах специфический... Да, Артем, не целоваться тебе с девчонками с таким оберегом на шее... Но почему топор?
   - Да, почему топор? - в один голос спросили у знахаря Эс-Е и Артем.
   - Ну, потому что топор - отменное средство против нечистой силы и болезней, от хищных животных, от духов леса... - стал объяснять Дядя Миша. - Он дает силу и смелость, здоровье... Топор - это символ труда, строительства, созидания...
   - Но это еще и оружие, - закончила вместо него Эс-Е.
   - Да, оружие, - кивнул Дядя Миша. - Но я выбрал топор не только поэтому.
   Он специально сделал паузу, чтобы слушатели приготовились к тому, что он скажет.
   - Топором лесоруб расчищает лес, прорубается сквозь чащу, чтобы проложить новую тропу. Ты, Артем, был призван Миром Русских Сказок, чтобы спасти его от власти Лжекощея. Тебе предстоит пройти трудный путь, прорубиться сквозь чащу лжи, ненависти и зла. Но я хочу, чтобы ты с этим топором не только воевал, но еще и строил. Ты должен помочь нам построить этот Мир заново, и пусть этот оберег придаст тебе силы. Да будет так!
   - Да будет так!!! - торжественно повторили за Дядей Мишей остальные.
   - Отлично, - улыбнулся Дядя Миша, - теперь мы окончательно закрепили силу оберега.
   - Может, уже пора в дорогу? - проворчал рядом Василий Васильевич.
  

Глава 7

переполог

  
   Всю ночь друзья собирались в дорогу. Василий Васильевич о чем-то беседовал с азбукой, Артем играл с оберегом, а Дядя Миша и Эс-Е складывали вещи в походные сумки. Знахарь перебирал свой многочисленный гербарий, сортировал какие-то книги с непонятными символами, отправляя одни в сумку, а другие - в печь. Неиспользованные составляющие для оберега тоже перебрались в сумку к Дяде Мише.
   Эс-Е взяла на себя задачу обеспечить экспедицию провиантом. Она до самого утра простояла за плитой, и хотя Артем предлагал ей отправиться спать, обещая, что добудет еду при помощи зауми, Светлана Евгеньевна отказалась, заявив, что "заумная еда не такая вкусная". Зато утром Артема, Василия Васильевича и Дядю Мишу ждал сытный завтрак, а в рюкзак Эс-Е были упакованы котлеты, куриные ножки, сосиски, голова сыра, овощи, фрукты и даже немного сладкого.
   Василий Васильевич первым делом поинтересовался:
   - А молоко там есть?
   - Есть, Василий Васильевич, есть, - улыбнулась Эс-Е и села завтракать вместе с мужчинами. - Я даже несколько мышек для тебя закоптила.
   - Откуда ты знаешь? - удивился Василий Васильевич. - Это же мое любимое...
   - Это я рассказал, - засмеялся Артем.
   Утро начиналось весело и непринужденно, но вдруг входная дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ввалилась куча народу - старики в лаптях, ломающие шапку перед Дядей Мишей, причитающие бабы с грудными детьми на руках, просто любопытствующие крестьяне с окрестных деревень.
   - Б-а-а-а-т-ю-у-у-у-ш-к-а-а-а-а-а-а!!! - завопили бабы, пока мужики продолжали кланяться Дяде Мише в пояс. - Батюшка-знахарь, спаси-помоги! Горе-то какое приключилось... Ой, беда, беда... Что ты, что ты...
   Дядя Миша подошел к просителям и властно поднял руку. Вокруг сразу стало тихо.
   - Проходите, - пригласил нежданных гостей Дядя Миша, усадил всех на лавки и на стулья, а сам встал по центру комнаты. Артем и все остальные, вытаращив глаза, смотрели на эту странную церемонию. - Что случилось?
   Немного смущаясь, от толпы отделился старичок и, беспрестанно вращая в руках шапку, заговорил:
   - Свадьба тут у нас сегодня с утра намечалась, дочь тетки Авдотьи за племянника моего отдавали. Уже и выкуп отдали, уже в церковь молодые пошли, а тут как выскочит собака здоровенная...
   И с разных сторон тут же раздались возгласы:
   - Да, зубы огромные!..
   - Шерсть дыбом!..
   - Хвостище-то, хвостище какой!..
   - Цыц, вы! - прикрикнул на односельчан старик и продолжил. - Она пасть оскалила, как зарычит на них... ну, они... это... испугались оба... Так на улице и сидят, а собака на нас чуть не кинулась. Ну, свадьбы, ясно дело, никакой, мы к тебе и побежали. Бабы в страхе детишек похватали, в пеленки закутали, боятся... Знахарь Михаил, только ты можешь помочь.
   В доме Дяди Миши стало тихо.
   - Ну да, собака это, как же... - в полной тишине утробным голосом произнес Василий Васильевич.
   - Колдун у нас объявился, я вам точно говорю! - выскочила немолодая женщина.
   - Вряд ли это колдун, - успокоил ее Дядя Миша, - я бы почувствовал. Но горю вашему помочь постараюсь. Только я не один пойду, с друзьями.
   - А они не... - испугалась женщина.
   - Нет, не беспокойтесь. Это моя невеста, ученый кот и герой Тридевятого царства.
   В толпе пронесся благоговейный шепот.
   - Ал... Алтем Цалевич? - пропищала из-за маминой юбки маленькая девочка.
   - Да, - удивился Дядя Миша и взял малышку на руки. Знахарь пощекотал ее своей бородой, девочка засмеялась, и от этого звонкого смеха на душе у всех сразу стало легко. - А ты откуда про Артема знаешь?
   - А мне мама пло него книжку читала, - ответила девочка.
   - Вот видишь, Артем, про тебя уже книжки пишут, - шепнул другу Василий Васильевич.
   Дядя Миша отдал девочку маме, схватил свою сумку и поспешил в деревню, на бегу показывая знаками Артему, Василию Васильевичу и Эс-Е, чтобы они поспешили за ним. Но вслед за знахарем побежали сразу все жители деревеньки, устроив настоящий затор в дверях, и поэтому друзья смогли выйти последними.
   - Идите к Мише, - сказала Артему Эс-Е. - Я закрою дом, захвачу вещи и тоже приду.
   - Подожди запирать, - остановил ее Василий Васильевич. - Нужно еще слова сказать...
   Василий Васильевич встал по центру комнаты, перекрестился сам, затем перекрестил каждый угол в доме и произнес:
   - Домовой, охраняй этот дом как свой! Дворовой, следи за двором, как за собой!
   Затем кот вместе с Артемом и Эс-Е вышел из дома и сказал:
   - Теперь можно запирать.
   - А зачем все это было? - спросила Эс-Е.
   - Мы уходим, и еще неизвестно, насколько, а у Михаила - хозяйство. Кто же за скотом ухаживать будет, кормить телят да поросят? Да и от воров дом сохранить нужно.
   Они втроем побежали вниз к деревне. Оказавшись на месте, они увидели, что посреди главной улице, обнявшись, в грязных свадебных костюмах сидят двое молодых людей, над которыми шептал какие-то заговоры Дядя Миша, а зрители в страхе стоят чуть поодаль. Эс-Е тоже не решилась подойти ближе, но Артем и Василий Васильевич сразу поспешили на помощь к знахарю.
   Когда Артем увидел лица молодоженов, по его спине пробежал холодок - такое зрелище вряд ли могло кого-то оставить равнодушным. Жених и невеста ничего не понимали, их глаза были огромными от ужаса, который они увидели, они просто сидели, сжав ладони, их губы тряслись, а по лицу катились потоки слез. Дядя Миша пытался что-то у них спросить, но они только мычали, еле ворочая заплетающимся языком.
   - Это на самом деле испуг, - кивнул Дядя Миша. - Но тут еще и порча. Очень сильное колдовство, та крестьянка была права.
   - Ты можешь им помочь? - спросил Артем.
   - Э-э-э... - почесал голову Дядя Миша. - Есть способы... Можно им кипятком головы полить...
   Артем живо представил себе эту картину - как испуганные молодожены воют от кипятка.
   - ...Или 3 пучка ржаных колосьев на больное место...
   - Какое больное место? - возмутился Василий Васильевич. - Где это место?
   - Щелочью можно...
   - Облить?! - испугался за бедолаг Артем.
   - Ты еще волосатиков вызови, ага, - съязвил Василий Васильевич.
   - Каких еще волосатиков? - удивился Артем.
   - Считается, что от испуга могут спасти невидимые червячки-волосатики, которых нужно запустить под кожу, - продолжал с сарказмом кот. - Ну откуда под кожей червяки, а?
   - Можно выпивкой попробовать, - робко предложил Дядя Миша.
   - Нет, - сказал, как отрезал, Артем.
   - Это все басни, - махнул лапой Василий Васильевич. - Ну какой современный человек может верить в эти россказни?
   - Значит, нет никакого средства?
   - Есть, но... - снова осекся Дядя Миша.
   - Ну, говори же!
   - Есть один обряд, но он применяется в черном колдовстве, - ответил Дядя Миша. - Я не знаю, имею ли я право...
   - А ты знаком с черным колдовством? - удивился Василий Васильевич.
   - Я думаю, что если речь идет о спасении двух молодых людей, которые только начали жить, средства не имеют значения, - ответил Артем.
   - Сильно сказано, - присвистнул кот. - Принцип революционера: цель оправдывает средства.
   - Нет, средства ради цели, - парировал Артем и снова обратился к Дяде Мише. - Что это за обряд?
   - Его называют...
   - Переполог, - закончил за знахаря Василий Васильевич.
   - Ты тоже знаешь его? - теперь удивился уже Дядя Миша.
   - Конечно, - нахмурился кот. - Я все-таки какое-то время в Мире Нави прожил, разве не помнишь?
   - Он помогает? - снова спросил Артем.
   - Да нет, конечно же, это обман чистой воды! - воскликнул Василий Васильевич.
   - Он помогает, - сказал Дядя Миша.
   - Тогда приступай, - распорядился Артем.
   Дядя Миша уже что-то собирался искать в своей сумке, но тут Василий Васильевич снова завопил:
   - Стой! - Артем заметил, что кота немного трясло. Василий Васильевич подошел вплотную к Михаилу. - Ты можешь повредить свою душу!
   - Что? - забеспокоился Артем. Он не хотел рисковать Дядей Мишей.
   - Да не слушай ты его, Артем, - улыбнулся знахарь. - Ничего со мной не случится. Ну, начнем?
   Василий Васильевич покачал головой, но вдруг встрепенулся и закричал:
   - Светлана, иди сюда!
   Эс-Е, услышав крик, сразу
   - Зачем ты это сделал? - процедил сквозь зубы со злостью Дядя Миша.
   - Я должен тебя остановить, - глядя ему прямо в глаза, ответил Василий Васильевич.
   - Кто меня звал? - подбежала Эс-Е.
   - Я, - все тем же тоном произнес Василий Васильевич. - Михаил собирается навредить... себе.
   Эс-Е тоже встревожилась не на шутку, когда Василий Васильевич высказал свои опасения. Перепалка между ней, Василием Васильевичем и Дядей Мишей продолжалась несколько минут, и Артему стало уже неудобно перед жителями деревни.
   - А ну, тихо! - гаркнул он изо всех сил. - Люди ждут. Они пришли за тобой, знахарь Михаил, и они ждут чуда! Ты должен им помочь, даже если это будет опасно для тебя!
   Василий Васильевич и Эс-Е стояли, разинув рты.
   - Я с тобой согласен, Артем! - ответил ему Дядя Миша.
   Василий Васильевич ничего не сказал и отошел в сторону. Эс-Е снова попыталась начать атаку на Дядю Мишу, но он не дал ей произнести ни слова.
   - Лана, - мягко сказал он и взял ее за руку. - Представь себе, что это мы с тобой пошли венчаться в церковь, а по дороге на нас напали черные силы. Неужели я не защитил бы тебя? А этот парень просто не смог спасти свою невесту, и сам заодно чуть не погиб. Если я не помогу этим ребятам, они останутся такими на всю жизнь. Я не смогу жить с таким камнем на душе, никогда себе не прощу. Бог дал мне талант и велел лечить людей... Я должен выполнить свой долг.
   По лицу Эс-Е катились слезы, и она прошептала:
   - Делай то, что ты должен делать. За это я тебя и люблю.
   Дядя Миша поцеловал ее и снова повернулся к Артему:
   - Через пять минут все будет готово.
   Артем кивнул и подошел к Василию Васильевичу. Кот стоял на краю обочину, его губы беззвучно шевелились, а взгляд был устремлен в одну точку за линией горизонта. Артем похлопал его по спине, но Василий Васильевич не шелохнулся.
   - А ты изменился... - сказал он.
   - Я стал жестоким? - Артем тоже уставился в одну точку.
   - Ты повзрослел, только и всего. Знаешь, у нашего Мира еще не было такого героя. Раньше всякие там Иваны хитростью да обманом врагов побеждали. А ты... пошел против своего друга, ты готов принести его в жертву, лишь бы спасти невинных людей.
   - Я не пойму, ты дуешься на меня или хвалишь?
   - Ни то, ни другое... Просто мысли вслух...
   - У меня все готово, - послышался голос Дяди Миши.
   - Ладно, пойдем, - "ожил" Василий Васильевич. - Посмотришь хоть, как это делается.
   Они вернулись на место трагедии, где Дядя Миша стоял с двумя мисками воды.
   - Вы должны мне помочь, - сказал он. - Будете держать воду, пока я совершаю обряд.
   Василий Васильевич взял из его рук обе миски, одну передал Артему и показал, что он должен держать ее прямо над головой невесты. Сам кот встал над женихом.
   Тем временем Дядя Миша достал из своей сумки алюминиевую ложку, положил в нее два оловянных шарика и крикнул в толпу зевак:
   - Священник среди вас есть?
   Из толпы вышел большой грузный человек в черной рясе с огромной бородой и крестом на груди. Артем увидел в его глазах всю ненависть, которую тот испытывал к лекарю. Но когда Дядя Миша что-то шепнул батюшке на ухо, то сразу закивал и побежал к церкви. Минут через пять он вернулся, неся перед собой две церковных свечи.
   - Это обручальные свечи, - пояснил Артему Василий Васильевич. - Они должны усилить обряд.
   Дядя Миша поблагодарил святого отца и принялся нагревать ложку.
   - Что он делает? - шепотом спросил Артем у кота.
   - Хочет расплавить олово, - ответил Василий Васильевич. - Когда оно станет жидким, оно покажет ненавистника.
   - Почему - ненавистника?
   - Ненавистника или завистника - здесь это не имеет значения. Испуг или переполог случается только от людской ненависти. Позавидовал счастью молодых кто-то, а может...
   Кот запнулся и замолчал.
   - Ну?! Договаривай! - начинал сердиться Артем.
   - Может, это кто-то специально зло сотворил. Понимаешь?
   - Это потому, что мы открыли это самое зло, когда спасли Дядю Мишу от дочери домового?
   Василий Васильевич кивнул.
   - Это расплата. Черные силы все равно не оставят его в покое.
   Артем отвернулся. Ему стало больно за Дядю Мишу, слезы наворачивались на глаза, и он не хотел, чтобы Василий Васильевич это видел.
   - Так, - весело произнес рядом с ними знахарь. - Олово я растопил, теперь держите крепко. Когда я налью его к вам в миски, от вас потребуются силы, чтобы удержать тарелку.
   Артем и Василий Васильевич кивнули.
   - Ну, с Богом! - промолвил Дядя Миша и стал медленно вливать олово в миску Артема.
   Ничего не произошло - Артем так и остался стоять с миской над головой невесты, в которой теперь перемешивались вода и олово. Дядя Миша в это время проделал ту же операцию над женихом.
   И вдруг Артем увидел, как олово закипело, и миска затряслась у него в руках. Он посмотрел на Василия Васильевича - у него было то же самое.
   - Сейчас начнется самое главное! - прокричал Дядя Миша, вытащил из сумки маленький молоток и встал с ним наготове возле Артема.
   "Самым главным" оказалось то, что олово стало подниматься из миски, будто невидимая рука лепила причудливую фигуру. Над тарелкой Василия Васильевича Артем увидел точь-в-точь такую же картину.
   - Теперь держите крепче! - заорал Дядя Миша.
   И в тот же миг Артем увидел, как фигура пытается выпрыгнуть из миски, но вода держала ее, и фигура стала метаться по миске, превращаясь во что-то еще более уродливое.
   - Артем, держи! - услышал он возле уха голос Дяди Миши, чувствуя, что на самом деле теряет хватку.
   Теперь он мог различить в оловянной массе очертания человека. Этот человек ему кого-то напомнил, будто он уже где-то встречался с ним, но фигурка над миской трясущегося вместе с ней Василия Васильевича совершенно не походила на то, что он видел у себя. Это был не человек, а животное - собака или волк, поднимающийся на задних лапах над миской.
   Все закончилось так же быстро, как началось. В одно мгновение фигурки затихли и окаменели. Артем уже протянул руку, чтобы взять своего сгорбленного человечка, но его вовремя остановил Дядя Миша:
   - Не трогай! Это должен сделать я.
   Он встал рядом с Артемом и так сильно хватанул по статуэтке из олова своим молотком, что фигурка разлетелась на сотни кусочков. Потом тоже самое знахарь проделал с фигурой лохматого пса из миски Василия Васильевича.
   - Вылейте остатки на землю! - приказал Дядя Миша. Артем и Василий Васильевич не посмели ослушаться.
   Как только содержимое обеих мисок оказалось на земле, Дядя Миша подошел к жениху с невестой и прочитал над ними какую-то молитву.
   Когда он закончил, молодые люди пришли в себя и, совершенно не понимая, что происходит, и почему вокруг них собралась такая странная компания, в страхе побежали к церкви. А навстречу им уже бежали счастливые родственники, гости и просто жители деревни.
   - Все хорошо? - спросил у Дяди Миши Артем, которого уже трясла за плечи Эс-Е.
   - Нормально, - отмахнулся он и попытался улыбнуться.
   - Но ведь все обошлось, не так ли? - спрашивала Эс-Е то ли у Дяди Миши, то ли у Василия Васильевича, то ли у себя самой. - Ничего же страшного не произошло?
   - Вообще-то... - Василий Васильевич сомневался, говорить или нет. - Завершение этого обряда должно быть другим. Родственники просто пытаются распознать в оловянной фигуре знакомого им человека, который оказался ненавистником, и ели его узнают, то болезнь проходит, а если нет, то испуг остается с человеком навсегда.
   - И что у вас получилось?
   - Я разбил фигуры и уничтожил испуг, но ненавистник остался неизвестен, и он сможет вредить и дальше, - ответил Дядя Миша.
   - То есть ты помог только наполовину? - спросил Артем, и ему сразу же стало все ясно. - Так вот почему Василий Васильевич говорил про повреждение души! Ты хотел помочь, а в результате дал черным силам еще один шанс навредить этим людям...
   Дядя Миша сделал попытку улыбнуться.
   - И ты это знал? - поразила Артема еще одна догадка.
   - Да, - кивнул знахарь.
   - Но почему тогда ты согласился?
   - Я лекарь, я должен помогать людям, - снова улыбнулся Дядя Миша. - к тому же, ты сам так сказал: люди ждут чуда, они пришли, потому что верят, и я должен им помочь, даже если это для меня опасно.
   Артем был в гневе.
   - Но почему вы, двое таких умных, ничего не сказали об этом мне? - обрушился он на Василия Васильевича и Дядю Мишу.
   - Потому что тогда ты бы не нашел в себе мужества и не заставил бы меня сделать это, - ответил Дядя Миша.
   Артем понял, что спорить с ним бесполезно.
   - А ты? - еще оставался Василий Васильевич.
   - А мне никогда не нравился Михаил, ты же знаешь, - буркнул кот и отвернулся от Артема.
   - Клоун! - бросил ему в спину Артем.
   Но кот, как всегда, сделал вид, что ничего не услышал, и, как всегда, перевел разговор на другое:
   - А вы видели, у меня над тарелкой был не человек!
   И тут в один голос загалдели и Артем, и Эс-Е, и Дядя Миша, и сам Василий Васильевич.
   - Да! Это был пес!
   - Нет, Миша, это был волк!
   - Это была собака, уж я то разбираюсь в собаках!
   - Он был дикий, это волк!
   - Это оборотень, - тихо произнес Артем.
   Спор мгновенно прекратился, и все остальные посмотрели на Артема.
   - Теперь я вспомнил, на кого похожа эта фигура, - продолжил он. - Помните про того колдуна, который напал на Дед-да-Бабинск?
   - Не может быть... - Василий Васильевич был шокирован.
   Дядя Миша совсем перестал улыбаться и закачал головой.
   - Только этого нам не хватало. Оборотень-колдун - дикарь, не имеющий никакого представления о правилах приличия в Мире Русских Сказок.
   - Значит, это он напугал молодоженов? - спросила Эс-Е. - То есть он еще может кого-нибудь испугать?
   - Этот колдун может все, что угодно, - ответил Дядя Миша. - К тому же, у него есть могущественный покровитель.
   В это время со стороны деревни подул ветер и донес до путников остатки фразы:
   - ...гите! ...гите!
   - Что это? Кто-то просит о помощи? - всполошилась Эс-Е.
   - Я ничего не слышу, - покачал головой Артем.
   - Вон там! - сказал Василий Васильевич и показал в сторону деревни.
   К ним бежал высокий мужчина в разорванной одежде.
   - Помогите! - теперь его уже было ясно слышно.
   Он добежал до Дяди Миши и, тяжело дыша, упал перед ним на колени:
   - Помогите! Бешеная собака покусала моего сына!
  

Глава 8

песий язык

  
   На дороге, кроме четверых странников, никого не осталось - деревня уже вовсю гуляла на свадьбе. И поэтому Артем резонно задал крестьянину вопрос:
   - А почему вы не в церкви?
   - Мы с женой остались дома, - стал объяснять мужчина. - Мы решили, что не стоит поддаваться всеобщей панике, и вот теперь... теперь... поплатились. Умоляю: помогите моему сыну.
   - Тебя ведь зовут Радислав? - спросил у него Дядя Миша. Мужчина кивнул. - Расскажи, что произошло?
   - Мы с женой не пошли к тебе, знахарь - моя жена в вас не верит - мы пошли все втроем гулять в поле, - волнуясь, заговорил Радислав. - Мы провели там все утро, а когда вернулись, прямо на улице на нас напала злая собака. Я попытался защитить жену и сына, но собака перепрыгнула через меня и вцепилась сыну в ногу. Я схватил с земли палку, хотел ударить, но собака выпустила его и убежала. И еще...
   - Ну?
   - Это была огромная собака, но мне показалось, что это не зверь... Что это... человек... - произнес мужчина и умолк.
   - Плохи ваши дела, Радислав, - покачал головой Василий Васильевич. - Если это был оборотень...
   - Нет!!! - завопил Радислав. - Нет, не говорите мне только, что мой сын сам станет оборотнем.
   - Если мы успеем... - вдруг засуетился Дядя Миша, сорвался с места и побежал в поле.
   - Дядя Миша, ты куда? - закричал ему вслед Артем и побежал за ним, увлекая за собой всех остальных.
   - Нужно найти, найти эту траву... - Дядя Миша ползал на коленях среди полевых растений, то и дело поглядывая на часы. - Осталось совсем немного. Если мы не успеем, мальчик превратится в волка...
   - Миша, что ты ищешь? - к нему подбежала Эс-Е.
   - Растение это... как его там... - продолжал шарить по полю Дядя Миша. - Против укусов...
   - Песий язык! - выпалил Василий Васильевич, тяжело дыша. Оказалось, что Радислав упал в обморок, и коту пришлось тащить его на себе.
   - Да, песий язык! - вспомнил Дядя Миша. - Лана, найди в моей сумке три стебля синего цвета, дай ему понюхать, чтобы он пришел в себя.
   Эс-Е кивнула и полезла в сумку, брошенную ей знахарем.
   - Василий Васильевич, - обратился Дядя Миша к коту, - ты можешь мне помочь найти хотя бы один корень. Мы должны успеть до полудня, иначе...
   - Я знаю! - подскочил кот и бросился на помощь Дяде Мише. Потом обернулся и крикнул Эс-Е. - Приведи его в себя, бегите к нему домой, заведите тесто для хлеба!
   Эс-Е кивнула. Очень скоро она отыскала нужные стебли в кармашке, подписанном "Синий зверобой", привела в чувство несчастного отца и повела его обратно в деревню.
   - А мне что делать? - спросил Артем, оставшийся без дела.
   - Найди лягушку! - не глядя, через плечо бросил знахарь.
   Артем пожал плечами и пошел искать болото. Уходя, он видел, как Дядя Миша и Василий Васильевич ползают на четвереньках по полю и бормочут странные слова:
   - ...противный запах...
   - ...наркотический...
   - ...корень черный...
   - ...сладкий...
   Он вернулся через пять минут с живой лягушкой в кармане, но знахаря и кота уже не было. Похоже, они нашли то, что искали и сейчас огромными прыжками неслись обратно в деревню, размахивая руками и, как всегда, что-то доказывая друг другу.
   Артем поспешил за ними. Глядя на эту картину, он вспомнил слова, недавно сказанные Василием Васильевичем, когда он упрекал их с Дядей Мишей, что они подвергали себя опасности: "...мне никогда не нравился Михаил, ты же знаешь". Василий Васильевич нередко действительно делал вид, будто на дух не переносит Дядю Мишу, а сам восхищался его выдержкой, его талантом и знаниями. Еще час назад они ругались друг с другом, а теперь вместе бегут спасать очередную жертву черных сил.
   Артем думал, что нужно будет при случае их помирить, а они помирились сами, будто вовсе не ссорились. Будто не пытался Василий Васильевич защитить знахаря от необходимого шага, а Дядя Миша, зная об опасности, не спорил с котом. "Наверное, это и называют дружбой", - подумал Артем, улыбнулся своим мыслям и припустил к деревне.
   Эс-Е уже встречала их на дороге.
   - Нашли?
   - О, да! - закивал Василий Васильевич. - И сколько! То ни одного кустика не было, то вдруг стали расти, как грибы после дождя. Что думаешь, знахарь? Не многовато?
   - Должно хватить, - ответил Дядя Миша. - Тесто замесили?
   - Да, да, - спохватилась Эс-Е и потащила всех троих за собой в дом на соседней улице, где в лихорадке метался на кровати десятилетний мальчик, возле которого рыдала обезумевшая от горя мать.
   - Пока я буду возиться с травой, начинай выпекать хлеб! - распорядился Дядя Миша и предупредил. - У нас очень мало времени. До полудня всего пятнадцать минут!
   - Но, Миша, мы не успеем за пятнадцать минут испечь хлеб! - возразила ему Эс-Е.
   - Найди у меня в сумке гвоздику, кориандр, корицу, табак, укроп и чеснок и брось в печь! - ответил он. - Эти травы усиливают способности огня.
   Эс-Е поспешила выполнять совет Дяди Миши, а он уже вместе с котом отдирал от растения все лишнее, оставляя только корни, которые измельчали Артем и Радислав. Когда до двенадцати осталось всего пять минут, Дядя Миша скомандовал:
   - Все, хватит! Используем то, что уже есть.
   Он схватил весь порезанный корень песьего языка и стал запихивать его в начавший подрумяниваться хлеб. Эс-Е сделала все, как ей сказали, и теперь в печи полыхал настоящий костер, но, к удивлению собравшихся, он не сжигал булку, а придавал ей форму, и через пять минут горячий хлеб был готов.
   - Теперь нужно быстро накормить этим хлебом вашего сына, - доставая хлеб и вытирая пот, сказал Дядя Миша. - Даже если он будет отказываться, вы должны сделать так, чтобы он его съел. Понятно?
   Но Радислав, услышав, что он должен сделать, снова грохнулся в обморок. От мамы мальчика помощи было ждать бессмысленно - она в исступлении билась головой о пол. Ситуация выходила из-под контроля.
   - Артем, хватай мальчишку и корми его, а я открою ему рот! - закричала Эс-Е.
   Она схватила со стола нож и при помощи его стала разжимать челюсти мальчика. Как и предсказывал Дядя Миша, укушенный отказывался есть хлеб. Неизвестно, что было тому причиной - лихорадка или черная сила внутри мальчика, но он даже не пытался укусить краюху, а снова сжимал челюсти. И пока Эс-Е на какое-то время снова удавалось растянуть их, Артем силой заталкивал мальчишке в рот куски хлеба.
   Артему показалось, что прошла целая вечность, пока ребенок проглотил последние крошки, но оказалось, что вся процедура заняла не больше минуты.
   - И что теперь? - спросил Артем у знахаря.
   - Остается ждать, - ответил Дядя Миша и стал приводить в чувство Радислава и его жену.
   - А ты, Светка, молодец, - почтительно поклонился Эс-Е Василий Васильевич. - Как это у тебя так здорово вышло...
   - Просто в молодости я работала в детской больнице, - улыбнулась она. - Там детки с эпилепсией были, такого насмотрелась... Там меня и научили, как с ними работать, если вдруг припадок. А сейчас вдруг вспомнила.
   Дядя Миша подбросил в огонь каких-то трав с благовониями, и воздух наполнился приятным успокаивающим запахом. Радислав очнулся, его жена больше не билась в истерике, а сын тихо лежал на кровати.
   - П-получилось? - заикаясь, спросил Радислав. - Успели?
   Дядя Миша утвердительно кивнул.
   - П-помогло?
   Дядя Миша не ответил.
   - Радислав, что происходит? Кто это? - пришла в себя его жена. - Что с нашим сыном? Богдан!
   Она снова бросилась к мальчику и стала трясти его за плечи.
   - Богдан? - вдруг спросил Дядя Миша у Радислава. - Твоего сына зовут Богданом?
   - Да, а что? - непонимающе замигал Радислав.
   Но в этот миг мальчик открыл глаза и улыбнулся матери. Еще через несколько секунд он смог самостоятельно встать, а через пять минут уже бегал во дворе.
   - Спасибо вам! - заливаясь слезами, благодарила Дядю Мишу его мама. - Я раньше знахарям не верила, я думала это шарлатанство. Не знаю, как вас благодарить.
   - Да ладно, чего там... - засмущался Дядя Миша. - Ничего не надо, я же от души...
   Радислав тряс знахарю руку, раз за разом обещая выполнить все, что он попросит, а Дядя Миша опять и опять отказывался. Но Артем, нисколько не смущаясь, подошел к счастливому отцу и сказал:
   - Если нам понадобится ваша помощь, вы придете к нам?
   - Я? Да, конечно, но куда?.. - запереживал Радислав.
   - Тогда нам пора, - ответил Артем.
   - Вы уже уходите? - спросила супруга Радислава. - А что, если оборотень вернется? А если он еще на кого-то нападет? У нас в деревне очень много маленьких ребятишек...
   - Да, об этом я не подумал, - почесал затылок Артем. - Но мы ведь можем помочь?
   Этот вопрос был адресован уже Дяде Мише. Тот кивнул.
   - Тогда мы не уйдем, пока не выгони оборотня из вашей деревни, - решил Артем. - К тому же, сдается мне, это наш старый знакомый.
   Он не стал объяснять хозяевам, что связывает его самого и его друзей с человеком-волком. Вместе с Дядей Мишей, Эс-Е и Василий Васильевич он вышел на веранду и, сидя под зеленью свесившихся ветвей яблони, прежде всего спросил у знахаря:
   - Дядя Миша, а почему ты спросил про имя ребенка? Это имеет какое-то значение?
   - А ты сам подумай, - улыбнулся Дядя Миша. - Его зовут Богдан. Что может означать это имя?
   - Богдан... - задумался Артем. - Бог... Бог дал?
   - Почти, - засмеялся Дядя Миша. - Богдан - "Богом данный", у него защита с самого детства. Если бы я заранее это знал, можно было бы без всей этой обрядности обойтись. Прочитал бы над ним молитву православную, все бы и прошло.
   - А так?
   - И так все прошло, - ответил знахарь. - Но его не только песий язык, его имя защитило.
   - А как ты собираешься с оборотнем бороться? - неожиданно вернул Дядю Мишу и Артема в реальность Василий Васильевич.
   - Очень просто, - спокойно ответил коту Дядя Миша, как будто ждал этого вопроса. - Песий язык.
   - Опять? - удивилась Эс-Е.
   - Ну, раз уж мы столько его набрали, - ответил вместо Дяди Миши сам Василий Васильевич. - Что ты собираешься делать?
   - Призвать его, - сказал Дядя Миша. - Артем, ты лягушку принес?
   - Да, но зачем? - спросил Артем, доставая из-за пазухи найденную лягушку и протягивая ее Дяде Мише.
   - Если смешать песий язык с сердцем лягушки и сделать
   - Ты собираешься убить лягушку? - ужаснулась Эс-Е.
   - Да, но что поделаешь? - развел руками Дядя Миша. - Мои запасы сухих ингредиентов закончились, а медлить нельзя.
   - Но ведь ты станешь убийцей! - вступился за лягушку Василий Васильевич. - Она тоже часть живой природы.
   - Я понимаю, - согласился Дядя Миша. - Но когда встает вопрос о спасении всей деревни - а может, и не одной деревни - от оборотня, нужно выбирать. Артем, ты со мной согласен?
   Но Артем не ответил. Ему тоже препарирование лягушки было не по душе, но и слова Дяди Миши имели свою правоту.
   - Представьте, если бы он также обошелся со мной, - буркнул Василий Васильевич.
   - Ну, ты сравнил! - возмутился Дядя Миша.
   - А когда врачи испытывают новые лекарства на подопытных мышах или кроликах, чтобы потом спасти от болезни людей, вы так же возмущаетесь? - спросил Дядя Миша.
   И снова никто ему ничего не ответил.
   - Ты все больше становишься похожим на черного колдуна, а не на знахаря, - проворчал Василий Васильевич.
   - Вот поэтому люди нас и недолюбливают, - парировал Дядя Миша.
   - И не только люди, - еле слышно произнес кот.
   - Когда ты собираешься это сделать? - спросил у Дядя Миша Артем.
   - Как можно быстрее, - ответил Дядя Миша и стал собираться. - Мы можем потерять его. Он уйдет, и тогда мы не сможем его поймать.
   - Что делать нам?
   - Мы отправимся все вместе на большую дорогу, и там я призову собак. Вы должны просто стоять рядом со мной и не делать резких движений, - ответил Дядя Миша.
   - Но ведь это волк, это не собака! - попробовал пустить в ход последний аргумент Василий Васильевич.
   - Я думаю, на него это тоже должно подействовать, - немного неуверенно сказал Дядя Миша.
   Через час все четверо стояли на выходе из города - как раз в том месте, где Дядя Миша разбил оловянные фигурки оборотня. Благодаря стараниям Эс-Е и гостеприимству жены Радислава, все они, кроме Дяди Миши, сытно пообедали и были готовы встретиться с оборотнем. Знахарь же за это время успел сделать все приготовления. Чтобы никого не пугать, он заперся в бане у Радислава и долго не выходил оттуда. Закончив, он вымыл руки, и вышел с маленьким мешочком в руках.
   Теперь Дядя Миша стоял по ветру и ждал очередного порыва. Наконец, он поймал поток, развязал свой мешочек и с силой вытряхнул из него содержимое.
   Словно красновато-черные мухи полетели по ветру. Ветер подхватывал маленькие частицы и разносил их по разным сторонам. Эти песчинки кружились в воздухе, стелились по земле или просто растворялись, устремляясь в деревню.
   - Я думаю, что он все еще там, засел в каком-нибудь доме в своем человеческом обличье и думает, что его никто не достанет, - заговорил Дядя Миша. - Ну, ничего, мы тебя достанем!
   - А что вообще должно произойти? - спросила Эс-Е.
   - Лучше тебе этого не знать, - ответил Василий Васильевич, клацая зубами от страха.
   И тут Эс-Е поняла, чего так боялся Василий Васильевич: из деревни в их направлении бежала свора собак.
   - Нет, я этого не выдержу! - завопил Василий Васильевич и в одно мгновение запрыгнул на дерево неподалеку - на самую высокую ветку, с которой теперь с ужасом наблюдал за тем, что происходило внизу.
   У Артема и Эс-Е появилось желание последовать за котом - к ним приближались собаки самых разных мастей и пород - маленькие, почти карликовые болонки, статные, благородные борзые и доги, дворняги, не отличающиеся чистоплотностью. Их было больше сотни, и они надвигались на людей под деревом.
   - Спасайтесь, пока не поздно! - прокричал Василий Васильевич. - О, знахарь, это была не самая луч...
   И вдруг он замолчал, будто поперхнулся. Артем видел, как кот продолжал шевелить губами, но не мог произнести ни слова. Собаки, которые с воем и лаем неслись вперед, тоже замолчали и перешли на медленный шаг, покорно склонив головы.
   - Что с ними случилось? - спросила Эс-Е.
   - Ничего особенного, - улыбаясь, ответил Дядя Миша. - Просто я положил себе под левую пятку песий язык, и теперь в моем присутствии все собаки удерживаются от лая и готовы мне служить.
   - Ну, и чего ты этим добился? - недоверчиво посмотрел на знахаря Артем. Он припомнил, что однажды он сам воспользовался этой травой. Тогда они с Дядей Мишей украли у племени псиглавцев богатырского коня, заставив сторожей молчать и слушаться. - Здесь столько собак, и все молчат. Как ты собираешься найти среди них оборотня?
   - Да-а-а-а, - слегка оторопев, пробормотал Дядя Миша. - Об этом я как-то не подумал. Но я уверен, что он здесь.
   - Почему?
   - Интуиция знахаря, - ответил Дядя Миша и подмигнул Артему.
   - А Василий Васильевич чего тогда молчит? Он же не собака?
   - Ну, наверное, песий язык и на кошек действует, - растерялся Дядя Миша.
   Они оба посмотрели на ветку, где лежал недовольный Василий Васильевич. Кот не мог говорить, но активно жестикулировал. Он призывал знахаря и Артема подумать, доля чего с силой бил по собственному лбу, показывал в сторону леса, а лапами - то на свои глаза, то снова на лоб.
   - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил у Артема Дядя Миша.
   - Мы должны пойти в лес и посмотреть на голову? - предположил Артем.
   Василий Васильевич покрутил пальцем у виска и снова принялся что-то изображать. Он встал на ветку всеми лапами, стал вилять хвостом и скалиться.
   - Собака, - догадалась Эс-Е.
   Все трое посмотрели вокруг. Но собаки смирно сидели вокруг дерева, изредка косясь на Василия Васильевича. А сам кот положил лапу на грудь и поклонился женщине. И опять стал тыкать себя лапами в глаза и показывать, что эти глаза у него на лбу.
   - Собака с четырьмя глазами? - спросил Дядя Миша.
   Василий Васильевич покачал головой так, как если бы говорил: "и да, и нет".
   - Два глаза у Василия Васильевича, еще два глаза на лбу... - стал рассуждать Артем. - Два... Два... Двоеглазка!
  
  

Глава 9

интуиция знахаря и чутье героя

  
   Василий Васильевич ликовал у себя на ветке так, что едва не свалился вниз.
   - Мы должны призвать Двоеглазку, - сказал Артем Дяде Мише.
   - Это будет сложно, - признался знахарь. У меня, конечно, осталось еще несколько капель зелья, но тебе придется идти в лес одному - я должен остаться здесь, чтобы собаки не разбежались. Вдруг оборотень тоже успеет скрыться.
   - Хорошо, - согласился Артем. - Что я должен делать?
   - Ты видел, как я развеял зелье? Ты должен зайти в лес и сделать то же самое.
   Василий Васильевич на ветке отчаянно замотал головой. Он снова оскалился и показал лапой в сторону леса.
   - Он говорит, что там могут быть волки! - догадалась Эс-Е. Василий Васильевич утвердительно кивнул.
   - Да, это рискованно, но другого выхода у нас нет, - ответил Дядя Миша.
   Артем согласился со знахарем.
   - Не глупи, Артем! - нахмурилась Эс-Е. - Ты же не собираешься отправляться к волкам на съедение?
   - Я буду осторожен, - заверил ее Артем.
   - Тогда... - она явно что-то придумывала. - Если Миша не может, я пойду с тобой.
   - Вот еще здрастье, - произнес сам знахарь.
   - Ну, может... пусть Василий Васильевич пойдет, - предложила Эс-Е.
   Кот театрально закатил глаза.
   - Ага, кот - к волкам, - рассмеялся Артем, взял у Дяди Миши другой кулек с зельем и уверенно зашагал к лесу.
   Оказавшись на месте, Артем решил, что далеко не пойдет. Он, как и Дядя Миша, дождался, пока ветер подует в нужную для него сторону и высыпал по ветру содержимое мешочка.
   Долго ждать не пришлось. По лесу прокатился волчий вой, и Артем услышал, как к нему быстрым темпом приближается стая волков. В голове уже возник план: бежать было нельзя - они его догонят, оставалось только повторить путь Василия Васильевича.
   Артем ловко взобрался на первую же сосну и стал всматриваться вдаль. Через лесные заросли отовсюду к нему бежали волки. Артем затаил дыхание и прижался к стволу. Вожак стаи, оказавшись на границе леса и деревни, остановился и осторожно понюхал воздух.
   - Ьседз нежлод ьтыб кеволеч! - зарычал он. - Авонс икчутш оготэ анудлок-янторобо!
   - Нов но! - просипел другой волк, поднимая голову. - Ан еверед!
   Волки дружно посмотрели туда, где сидел Артем.
   - Отк тотэ акшичьлам? - прорычал вожак.
   - Я йорег Иварп! - прокричал сверху Артем.
   - Отч ыт лыбаз в усел, йорег Иварп? Отэ ыт сан лавз?
   - Нем анжун Акзалгеовд.
   - В мешан усел ее тен, - прохрипел вожак. - Отаз ыт ьтсе. Иджодоп, тов ым од ябет ясмеребод!
   - Етйуборпоп! - засмеялся Артем.
   Несколько волков попытались прыгнуть так высоко, чтобы достать Артема, но у них ничего не вышло. Сам вожак попробовал забраться на дерево, но тоже не смог.
   - Ыт сан лавзоп, и ым ен ясмеарибос ьтидоху зеб ичыбод! - по интонации волка Артем понял, что тот смеется. - Илшоп в юнверед, атябер!
   Теперь Артем понял, какую ошибку они с Дядей Мишей совершили. Волки собираются напасть на людей, и никто не сможет их защитить.
   - Етйотс! - крикнул он. - Я ьсюаксупс!
   Он понимал, что жжет его внизу - волки разорвут его сразу же, как он окажется на земле, но по-другому Артем поступить не мог. Он приготовился к последнему мгновению и пожалел только о том, что так и не попрощался с друзьями... с Илгой... И что не сможет спасти Мир Русских Сказок.
   Он спускался медленно, будто надеясь, что произойдет чудо, но на самом деле Артем просто оттягивал время. Просто он вдруг понял, что, расправившись с ним, волки все равно нападут на деревню, и в его голове созрел новый план. Ему нужно было всего лишь увести волков за собой к Дяде Мише, а там у него под пяткой песий язык, там он с ними справится.
   Артем был уже на последней ветке, он уже видел перед собой облизывающегося вожака. И тогда вместо того, чтобы скользнуть на землю, он ухватился за сосновую лапу, раскачался и сделал такой прыжок, что пулей вылетел из леса и уже был готов бежать к Дяде Мише, но произошло то, чего он никак не мог предвидеть.
   Вожак прыгнул за ним и перелетел через Артема. Теперь он стоял, обнажив зубы прямо перед Артемом, а сзади на него надвигалась остальная стая.
   Волк приготовился к прыжку и стремительно напал на человека. Артем закрыл глаза, но тут же почувствовал, что какая-то огромная сила налетела на него сзади и повалила на землю. Вожак врезался в стаю сородичей.
   Артем открыл глаза и увидел, что волки, поджав хвосты, убираются восвояси, а над ним свисала густая черная шерсть. Он поднялся и увидел перед собой собаку, которая была выше него самого. Над глазами у нее ярко горели два белых пятна.
   - Кто ты такой? - строго спросила собака человеческим голосом.
   Артем с Двоеглазкой никогда не виделся, он знал о ней только по рассказам Василия Васильевича. В первое путешествие Артема в Мир Русских Сказок эта собака, способная распознавать нечисть, ошибочно приняла Василия Васильевича за черного колдуна. Тогда оказалось, что этим черным колдуном была Василиса, наследница Кощея XVIII.
   - Меня зовут Артем Царевич, - без боязни ответил он.
   - Зачем ты позвал нас? - спросила Двоеглазка.
   - Вас? Здесь кто-то еще?
   - Мой друг Ярчук сейчас разбирается с волками, - пояснила собака.
   - А кто это? - заинтересовался Артем. Из леса до него донеслись жалобные стоны серых разбойников.
   - Ярчук - тоже сын Собачьего рода, - ответила Двоеглазка. - У него во рту волчий зуб, а под шкурой спрятаны две змеи. Если рядом находятся бесы, она наносит им неисцелимые раны.
   - А волки? Или это нечистые?
   - Он просто пугает их, - простодушно пробасила Двоеглазка. - Думаю, сейчас он будет здесь.
   Как подтверждение словам волшебной собаки, из леса, мощно работая лапами, выскочил пес, размерами еще больше Двоеглазки. Теперь они стояли рядом и внушали настоящий страх.
   - Ты так и не сказал, зачем ты позвал нас? - спросила Двоеглазка.
   - Я и мои друзья отыскали оборотня, который вредит жителям этой деревни, - сказал Артем. - Нам кажется, он среди тех собак, которых мы призвали при помощи песьего языка, но мы не можем обнаружить его. Нам нужна ваша помощь.
   - Мы не служим людям, и не вмешиваемся в ваши дела, - у Ярчука оказался приятный баритон. - Скажи спасибо, что тебя спасли.
   - Отправляйся обратно и скажи своим людям, чтобы сами искали оборотня, - добавила Двоеглазка.
   - Значит, вы отказываетесь выполнить свой долг? - повысил голос Артем. - Вы должны помочь нам!
   - Послушай мальчик, мы - собаки из древнего волшебного рода, и мы никому ничего не должны, - пробасила Двоеглазка. - По какому праву ты вообще посмел призвать нас. Ты знахарь? Колдун?
   - Я герой Прави! - голос Артема стал еще выше.
   - Да уж, - оскалилась Двоеглазка. - Я вижу, в тебе еще и правитель Нави. Что же ты, не можешь призвать к ответу своего подданного, что ли?
   Артем промолчал. Он не знал ответа на этот вопрос.
   - Как это - герой Прави и царь Нави? - удивился Ярчук.
   - Да, странно, - согласилась Двоеглазка.
   Ярчук наклонил голову и что-то прошептал Двоеглазке.
   - Ты думаешь? - спросила она. Ярчук кивнул. - Хорошо, странный мальчик, мы поможем тебе. Ярчук говорит, нужно помочь. Веди нас!
   Когда Артем вместе с волшебными собаками появился перед друзьями, всех вокруг охватило огромное волнение. Эс-Е спряталась за Дядю Мишу. Сам Дядя Миша, поклонился борцам с нечистью, а Василий Васильевич на дереве совсем затих. Собаки, принужденные Дядей Мишей оставаться на месте, почтительно прижались к земле.
   -Так-так, - заговорила Двоеглазка. - Что тут у нас... Белый лекарь с чернеющей душой. Женщина без статуса. Белый кот на дереве. О, Василий, я вижу, ты совсем обелил себя?
   Василий Васильевич затряс головой.
   - Чего молчишь? А, песий язык...
   - А почему на вас он не действует? - задал невинный, на первый взгляд, вопрос Артем.
   - Потому что мы не домашние собачки и не глупые волки, - чванливо ответила Двоеглазка. - Ну что - вот и ваш оборотень. Тоже молчит, потому что волк в нем уже победил человека. Эх, братец, ну и грехов же у тебя...
   Двоеглазка одним движением головы показала Ярчуку, где находится оборотень, и пес прыгнул на спину беспородной дворняге рядом с Дядей Мишей.
   - Отпусти собак, знахарь, - сказала Двоеглазка. - Он уже никуда не денется.
   Дядя Миша выполнил совет, вынул песий язык из-под пятки, и собаки вмиг разбежались? А на земле вместо бесхвостой дворняги распластался сгорбленный колдун. Артем посмотрел ему в лицо и увидел то, что и ожидал. Это и в самом деле был его старый знакомый, который навел порчу на пенсионеров из Дед-да-Бабинска, который чуть не прикончил его в лесу, если бы не внезапное появление Йоси.
   Но как же он теперь отличался от того молодого - пусть злобного, но все-таки красивого колдуна. Он совсем превратился в гнома-старикашку: у него были густые, сросшиеся на переносице брови, длинные ногти красноватого цвета, маленькие уши, как у собаки, а на руках и ногах было так много волос, что они были больше похожи на шерсть.
   - Пришло время держать ответ за все твои преступления, - сказал ему Артем.
   Колдун лежал на спине, пригвожденный лапой Ярчука и с ненавистью смотрел на собравшихся вокруг него. Эс-Е прижалась к Дяде Мише и с любопытством рассматривала оборотня, Василий Васильевич тоже спустился и подошел к месту происшествия, не забыв встать подальше от собак. Двоеглазка внимательно изучала колдуна.
   - Ничего особенного, обыкновенный колдун-оборотень, - лениво протянула она. - Интересно только, что он тут делает.
   - Слышал? - спросил у оборотня Артем. - Что ты тут делаешь?
   Но колдун только засмеялся и отвернулся от Артема.
   - Если ты не скажешь, мы... мы... - Артем не мог придумать, что они сделают с ним.
   На помощь пришел Ярчук, он вдруг зарычал - да так, что Василий Васильевич отпрыгнул на несколько метров, шерсть на собаке встала дыбом, и из-под нее вползли две гадюки. Это было так отвратительно и страшно, что все отвернулись, а у колдуна на лице отразился весь ужас от своей судьбы. И он заорал:
   - Хорошо, хорошо, только не надо этих змей! Я все расскажу.
   Вся компания приготовилась внимательно его слушать.
   - У меня есть право работать на этой территории, мне дал его Кощей XIX! Я не виноват, у меня есть разрешение. Теперь всем можно работать в Тридевятом царстве. Это приказ Всемирного Царя! Я не понимаю, в чем я виноват, я работаю уже два месяца, претензий не было. Кощей разрешил...
   - Кощей? - удивились в один голос Двоеглазка и Ярчук. - Но ведь Восемнадцатый был последним?
   - Это самозванец, - объяснил Артем.
   - Но ведь это меняет дело, - заговорил Ярчук и на немой вопрос друзей добавил. - Мы не помогали людям, потому что в этом не было необходимости. Но если черные силы снова вернулись в Мир Прави, мы готовы к вам присоединиться.
   - Да? - Артем осмотрел на Двоеглазку. Собака кивнула лохматой головой.
   - Спасибо, - поблагодарил собак Артем. - Но сейчас нам нужно решить, что делать с этим... человеком.
   Колдун задрожал, готовясь к самому плохому.
   - Я предлагаю дать Ярчуку завершить начатое, - сказал Василий Васильевич. Дядя Миша поддержал его.
   - Его нужно лечить, он же совсем обезумел, - робко предложила Эс-Е.
   - А я считаю, нужно просто лишить его силы, - выслушав друзей, произнес Артем. - Это возможно?
   - Есть, конечно, средства... - задумался Дядя Миша. - Если песий язык...
   - Ах, ну да, опять песий язык... - съязвил Василий Васильевич.
   - Если песий язык повесить собаке на шею, она будет кружиться на месте, пока не умрет, - невозмутимо закончил Дядя Миша.
   - Но это же жестоко! - воскликнула Эс-Е.
   - Не становись черным, - бросила Дяде Мише Двоеглазка. - Не бери грех...
   - Можно и по-другому, - сказал Василий Васильевич. - Назвать его три раза по имени - тогда он перестанет быть оборотнем.
   - А разве мы знаем, как его зовут? - спросил Дядя Миша.
   - Он нам сам скажет, - Артем нагнулся к колдуну. - Ты ведь скажешь, как тебя зовут?
   Но оборотень замотал головой:
   - Нет, не скажу!
   - Давайте будем его пытать! - снова вошел в раж Дядя Миша. - Повесим ему песью траву! Тогда он все расскажет!
   Двоеглазка снова сочувственно посмотрела на знахаря. Он уже тянулся к оборотню с песьем языком, но его вовремя остановила Эс-Е.
   - Другие способы есть? - начинал злиться Артем.
   Но ни Дядя Миша, ни Василий Васильевич больше ничего не смогли вспомнить.
   - Василий Васильевич, дай мне твою азбуку! - потребовал Артем.
   Кот, ничего не понимая, вытащил из-под шерсти волшебную книгу.
   - Мне нужно знать, как лишить колдуна-оборотня силы, - сказал Артем, раскрывая азбуку.
   - Вода, - произнесла волшебная азбука и закрылась.
   - Вода? - удивился Дядя Миша и посмотрел на Василия Васильевича, но кот тоже пожимал плечами. - Но причем здесь вода? И как она поможет?
   - Сейчас узнаем, - ответил Артем, схватил оборотня за воротник и потащил в деревню.
   - Артем, что ты делаешь? - он даже не понял, кто это крикнул. Рядом с ним бежал Ярчук на случай, если пойманный вырвется, остальные семенили сзади.
   - Хочу показать ему, кем он стал, - ответил, не глядя, Артем.
   Он вошел в первый же двор и потащил оборотня к водяному насосу. Колдун по-прежнему прижимался к земле, как больной зверек, а Артем качал воду в ведро. Во двор вбежали остальные и с любопытством смотрели, что задумал Артем.
   Наполнив ведро до краев ледяной водой, Артем схватил оборотня и подтащил к воде.
   - Смотри! - прокричал он, но оборотень зажмурил глаза и закрыл их ладонями.
   - Помогите мне! - закричал Артем. Василий Васильевич и Дядя Миша поняли и встали рядом с Артемом. - Мне нужно, чтобы этот негодяй увидел себя!
   Василий Васильевич что есть силы укусил колдуна за запястье. Тот вскрикнул от боли и убрал руки, но глаза так и не открыл. Тогда Дядя Миша схватил его за волосы и силой опустил голову колдуна в ведро. Какое-то время он держался, но потом послышалось бульканье, захлебывающиеся звуки, и знахарь вытащил колдуна из воды. Как он не старался, ему пришлось открыть глаза, и Артем мгновенно подсунул ему ведро.
   Увидев свое отражение, колдун страшно закричал и стал метаться по земле, как если бы у него начался припадок. Его трясло так, что Эс-Е была готова прекратить истязание, но Артем оттолкнул ее и продолжил невозмутимо смотреть на мучения колдуна.
   - Почему-то считается, что герои не должны себе такого позволять, - не своим голосом произнес он. - Я не верю, что зло можно победить только добром, не прибегая к другим способам. Зло должно обязательно испытать на себе то, чем он тешилось. Зло должно быть наказано злом.
   Эс-Е покачала головой, но ничего не сказала. Дядя Миша выглядел поседевшим, Василий Васильевич что-то беззвучно бормотал. Двоеглазка и Ярчук невозмутимо смотрели, как страдает оборотень.
   - Думаешь, он видел в воде настоящего себя? - спросил, наконец, у Артема Василий Васильевич.
   - Не знаю, - ответил Артем. - Мне хочется думать, что он увидел мир своих жертв чужими глазами, как моя мама.
   Больше Василий Васильевич ничего не стал спрашивать у друга. Колдун еще несколько раз дернулся и затих. Убедившись, что колдун безопасен, друзья уселись на лавочку перед домом.
   - Все, - произнес Артем все тем же неестественным голосом. - Думаю, способность к оборотничеству он потерял навсегда.
   - А способности колдуна? - поинтересовался Дядя Миша.
   - Этого я не знаю, в азбуке про это ничего не было. Мне все равно, остался он колдуном или нет.
   - Но что нам теперь с ним делать? - спросила Эс-Е.
   - Нужно запереть его или посадить в тюрьму, - предложил кот.
   - Уничтожить его надо было, - отозвался Дядя Миша. - Что ему тюрьма... Его не перевоспитать...
   - Пусть уходит, - тихо сказал Артем.
   Василий Васильевич и Дядя Миша переглянулись.
   - Да ты что, Артем! - набросился на него Дядя Миша. - Нельзя его отпускать. Он же сообщит своему хозяину...
   - Пусть делает, что хочет, - ответил Артем. - С него хватит, он свое получил.
   - Артем, если ты не хочешь, чтобы мы поссорились... - угрожающим тоном заговорил Дядя Миша. - У нас столько сил ушло, чтобы исправить то, что он натворил, а ты просто хочешь его отпустить?
   - Мы не поссоримся, - твердо ответил Артем. - Мы пойдем дальше, а этот человек пойдет туда, куда захочет.
   Колдун открыл глаза и уставился на Артема.
   - Ты свободен, - сказал Артем. - Я не хочу, чтобы тебя наказали, ты искупил свою вину. Уходи!..
   Колдун поднялся и медленно пошел к воротам. Увидев, что за ним действительно не собираются пускать погоню, он выбежал на улицу, и так припустил, что только его и видели.
   - Нет, не понимаю я, зачем ты это сделал, - покачал головой Дядя Миша. - Весь мой труд насмарку...
   - И правда, Артем, почему? - спросила Эс-Е.
   Василий Васильевич ничего спрашивать не стал.
   - Мне показалось... - Артему было трудно говорить. - Я почувствовал, что мы должны его отпустить. Просто почувствовал. Вы можете мне поверить? Чутье...
   - Чутье героя... - пространно сказал Василий Васильевич.
   - Нет, не понимаю, - развел руками Дядя Миша, поднялся с лавки, взял Эс-Е за руку и вместе с ней вышел вон. Двоеглазка и Ярчук засеменили за ними.
   Василий Васильевич и Артем остались наедине, и кот, наконец, заговорил:
   - А теперь мне объясни. Только правду.
   Артем вздохнул. Он не хотел об этом говорить, особенно в присутствии Двоеглазки. Но в себе он этого тоже больше держать не мог.
   - Во мне еще остались силы правителя Нави, - произнес он. - Я не мог позволить вам наказать моего подданного.
   - Ага, - присвистнул Василий Васильевич. - А пытать его ты смог?
   - Я его не пытал, - стал оправдываться Артем. - Я его... наказал, за то, что он признал власть самозванца. Я не давал ему разрешения на промысел в Тридевятом царстве, за это он и получил. А дальше моих полномочий не хватило... Ну, что ты об этом думаешь?
   - Я думаю... этот колдун... - Василий Васильевич сделал серьезное лицо. - Я ведь его укусил... Как ты считаешь, от моего укуса он превратится в кота?
  

Глава 10

трудный выбор

  
   Когда Артем и Василий Васильевич догнали спутников, они были уже на конце деревни.
   - Почему вы остановились? - спросил Артем.
   - А куда дальше? - спросила Эс-Е. - Ты же не сказал, куда мы идем.
   - Я и сам не знаю, - признался Артем. - Мы собирались освободить Мир Русских Сказок от Лжекощея.
   - Но азбука направила нас к Михаилу, - добавил кот. - Он выковал оберег для Артема, и теперь мы можем идти дальше.
   - Но куда? - теперь уже спросил Дядя Миша.
   - Нам нужен какой-нибудь проводник! - после небольшой паузы сказал Василий Васильевич. - Ну, клубок там или что-нибудь еще... Или живой Проводник...
   - А зачем? - спросил Артем. - Мы ведь должны победить Кощея, значит, нам надо идти к его замку, в Мир Нави.
   - И ты думаешь, он тебя так просто туда пустит? - рассмеялся Василий Васильевич. - А как же люди, которые уже пострадали от него? Нет, Артем, сначала мы должны вернуть к жизни Мир Прави, а потом уже тащиться к Кощею.
   - Ты предлагаешь обойти все Тридевятое царство? - съязвил Артем.
   - Зачем - все? Я потому и говорю о проводнике, что нам нужно знать направление.
   - Но почему бы просто не воспользоваться географическими картами? - недоумевал Артем. - У тебя же есть? Или у Дяди Миши? Или в азбуке?
   - У меня нет, - буркнул знахарь. По нему было видно, что он все еще дуется на Артема.
   - Да потому что это твой путь, Артем, - ответил Василий Васильевич. - Ты герой, и ты должен идти там, где людям нужна твоя помощь. Помнишь, как в старой сказке, когда Иван-царевич сжег лягушечью кожу, а потом отправился за Василисой к Кощею? Он ведь сначала по лесу прошел, потом к Бабе-Яге попал, и только потом у Кощея оказался. А в лесу он что делал, помнишь? Одному зверю помог, другому, третьему - вот они и пришли к нему на помощь в трудную минуту. Ты собрался победить Кощея, но ты не сможешь этого сделать, пока у тебя не будет помощников, которых ты освободил от Кощея. Это путь героя, Артем Царевич, и ты должен знать, куда идти.
   Артем выслушал тираду ученого кота, но она так и не дала ему ответа, что делать дальше.
   - Клубок... - задумался он. - Клубок пропал, когда я заточил Василису в лягушку. Живой Проводник... Не думаю, что Двенадцатый Сказочник одолжит мне его. Что еще может быть?
   - Волшебное перышко, - подала голос Двоеглазка.
   - Точно! - оживился Василий Васильевич. - А где его взять?
   - Этого я не знаю, - ответила собака.
   - А волшебная стрела? - к всеобщему удивлению, это была Эс-Е.
   - Что еще за стрела? - удивился кот.
   - Ну, помните, из той же сказки, - немного смущаясь, стала объяснять Эс-Е. - Велел отец сыновьям выйти в чисто поле и стрелять из лука. Куда чья стрела упадает, там того и невеста!
   - Так то ж не простые стрелы были, - покачал головой Василий Васильевич. - Это так называемая "громовая стрела". Такие сейчас на вес золота.
   - Но ведь это правда? - спросил Артем. - Эта стрела указывает путь?
   - О да! - закивал Василий Васильевич. - Но что толку? Разве у нас есть громовая стрела?
   - У нас нет, - хитро улыбнулся Артем. - А вот у Дяди Миши есть.
   Эс-Е и Василий Васильевич перевели взгляд с Артема на знахаря.
   - У меня? - удивился и Дядя Миша. - Ах, да... Но это не просто стрела, это символ посвящения! Она дается знахарю, чтобы укреплять его силы!
   - А что это вообще за стрела? - спросила у кота Эс-Е. - Для чего она нужна?
   - Для всего. Она подобна первому солнечному лучу, поэтому иногда ее еще называют огненной стрелой, а с огнем можно все что хочешь сделать. Можно поразить сердце (в переносном смысле, конечно), можно в любую болезнь или мелкого беса попасть, - дал краткую справку Василий Васильевич.
   - Вот именно! - снова возмутился Дядя Миша. - Это целебное средство, а никак не "перышко" или "клубок". Громовая стрела используется в заговорах. И вообще это метафора!
   - Я думаю, сейчас, когда Мир Русских Сказок в опасности, не время рядиться, что это за стрела, и для чего она нужна! - разозлился Артем. - Какая метафора, когда я видел ее у тебя в руках?
   Дядя Миша собирался что-то ответить, но Артем властным жестом остановил его.
   - Выбирай, знахарь, с нами ты или нет, - Артем так резко еще ни с кем в своей жизни не говорил. - Если с нами, то доставай стрелу, а если нет, то можешь возвращаться к себе в хижину, больше мы тебя не потревожим.
   - Пацан! - буркнул в сторону Дядя Миша, а вслух сказал. - Хорошо, Артем. Если ты так ставишь вопрос, то я иду с вами.
   Дядя Миша достал из своей сумки стрелу и протянул ее Артему. Он взял ее в руки и внимательно изучил. Ничем особенным от любой другой стрелы она не отличалась, разве что была красного цвета.
   - Ну, ты получил стрелу, что ты будешь с ней делать? - съехидничал знахарь.
   - Нужен лук, - сказала за Артема Эс-Е.
   - Попробую при помощи зауми, - сказал Артем и громко произнес. - Псуть ояпвистя кул!
   Он протянул руку, ожидая, что сейчас на ней материализуется лук, но ничего не произошло.
   - неужели заумь опять не работает? - испугался Артем.
   - Нет-нет, - успокоил его Василий Васильевич. - Просто Мир Русских Сказок дает человеку только то, что принесет добро. Но только не оружие, из которого можно убить другого человека.
   - Но ведь я никого не собираюсь убивать из этого лука! - возмутился Артем.
   - Все равно, - ответил кот и предположил. - А вдруг кто-нибудь заберет его у тебя и станет использовать, как оружие?
   Артем покачал головой:
   - Ну, и где теперь его взять?
   - Я тебе помогу, Артем!
   Вот уж от кого он не ждал помощи!
   - Эс-Е? Ты?.. То есть... вы?
   - А что тут такого? - засмеялась она. - В детстве я жила во дворе с одними мальчишками, вот и играла вместе с ними в футбол, в войнушку, в индейцев!
   Эс-Е взяла Дядю Мишу с собой, и они отправились в лес. Собаки нежились на траве, наблюдая за закатом, а Василий Васильевич снова завел беседу с Артемом.
   - Ну что, опять поссорились на голом месте? - спросил кот.
   - Я с ним не ссорился, - буркнул Артем. - Просто я не понимаю, что с ним происходит. Мы спасли его от дочери домового, он должен быть нам хотя бы благодарен!
   - Вот ты какой, герой Прави? - усмехнулся Василий Васильевич. - Добро за благодарности делаешь?
   - Я... - Артем опустил глаза и сделал вид, что рассматривает муравьев, - я не за благодарности... Но Дядя Миша какой-то странный. Чтобы я не говорил, он все время пытается переубедить меня. Как будто я маленький мальчик!
   - В нем заговорили отцовские чувства, и для него ты действительно маленький мальчик, - ответил Василий Васильевич.
   - В смысле? - не понял Артем.
   - У него никогда не было детей, а он всегда о них мечтал. А когда в его жизни появился ты, то сразу стал для него сыном.
   - Но у меня есть отец! - резко ответил Артем.
   - Да, там, в твоем мире, - кивнул в знак согласия Василий Васильевич. - Но здесь он заменил тебе отца, а ты заменил ему сына. И сейчас между вами происходит то, что бывает, когда подростки начинают мнить себя слишком взрослыми, а взрослые забывают, что они сами когда-то были молодыми.
   - Ничего не понимаю, - признался Артем.
   - Ученые называют это "переходный период", - Василий Васильевич явно не был расположен читать лекцию по психологии. - Ну, еще говорят "конфликт отцов и детей".
   - Причем здесь это... - отвернулся Артем. - Он же сам вызвался идти с нами?
   - Да, но теперь он переживает... ну... что ли... заботится о тебе... Поэтому и берет все на себя, предлагает отказаться от опасного пути, - из Василия Васильевича вышел бы неплохой психолог.
   - Но разве он не понимает, что кроме меня никто не справится с Кощеем? - недовольно дернул головой Артем.
   - А ты сам в это веришь? - неожиданно изменил тему беседы кот.
   - Я? Э-э-э... - Артем оказался не готов к этому вопросу.
   - Просто ты стал так уверенно говорить об этом, - сказал Василий Васильевич. - Раньше я не замечал за тобой склонностей называть себя героем и самому стремиться сделать то, что от тебя требует Мир Русских Сказок.
   - Да я и не особо рвусь... - с деланной небрежностью ответил Артем. - Я возвращаю долг...
   - А-а-а... - понимающе закивал Василий Васильевич.
   Когда они закончили разговор, солнце уже село за горизонт, и Артем на абракадабре наколдовал большую палатку на десятерых человек. Он забрался туда сам и заманил Василия Васильевича. Важные собаки остались снаружи, заявив, что "настоящий сын Собачьего рода никогда не опустится до того, чтобы жить в доме у людей". Впрочем, ученого кота это решение только обрадовало.
   На деревню спускались сумерки. Где-то вдалеке были слышны пьяные голоса - деревня продолжала праздновать свадьбу, в лесу протяжно выли голодные волки, а Эс-Е и Дядя Миша до сих пор не вернулись.
   Артем несколько раз выходил из палатки, всматриваясь в темноту ночи, тщетно пытаясь разглядеть знакомые силуэты, и возвращался обратно. Василий Васильевич притворялся, будто спит, а на самом деле внимательно наблюдал за Артемом. После очередной его прогулки на свежий воздух, Василий Васильевич сел на кровати и сказал:
   - Значит, ты все-таки за него переживаешь?
   - Ничего не переживаю, - огрызнулся Артем. - Я за Эс-Е боюсь - одна, в темном лесу, а там волки...
   - Ну-ну, рассказывай... - ухмыльнулся кот и снова отправился на боковую.
   Когда он проснулся, было раннее утро. Василий Васильевич посмотрел вокруг, но Артема не было. Кот вышел из палатки. В деревне закричал петух, и первый, робкий луч солнца выглянул из-за горы над деревней.
   Артем стоял на дороге и смотрел вдаль. Похоже, он провел на ногах несколько часов. Василий Васильевич подошел к нему и встал рядом. Артем посмотрел на него и покачал головой.
   - Нужно идти за ними, - сказал Василий Васильевич. - Берем с собой Двоеглазку и Ярчука и идем в лес.
   Но Артем снова покачал головой.
   - Мы не найдем их. Они ушли, чтобы не вернуться. Я же сказал Дяде Мише: или ты с нами, или уходи. Думаю, он сделал выбор.
   - Ты прав, - согласился с Артемом кот. - Но думаю, тебе стоит поставить перед этим словом другой знак.
   - Я не буду напрасно тешить себя надеждой на то, что они вернутся, - возразил ему Артем. - Они ушли, и мы больше не можем их ждать. Если нам нужен, мы должны подумать о том, где его взять, а не ждать Дя...
   Артем не мог договорить - неприятный комок застрял у него в горле. Он снова солгал. Он всю ночь простоял здесь на холодном ветру, и единственным, что согревало его, была надежда, что он увидит Дядю Мишу и Эс-Е.
   - Собираемся! - после затянувшегося молчания провозгласил Артем и зашагал к палатке.
   - Хорошо, - спокойно ответил кот. - А как же они?
   Артем резко обернулся и увидел, что Василий Васильевич показывает в другую сторону. Со стороны деревни к ним приближались Эс-Е и Дядя Миша. Артем не выдержал и сам побежал к ним.
   В руках у Эс-Е был настоящий лук, только без тетивы, который заговаривал Дядя Миша. Он нашептывал странные слова на неизвестной Артему зауми, периодически пытаясь сломать лук, но он не поддавался.
   - Готово! - наконец, сказал Дядя Миша, и Светлана Евгеньевна отдала лук Артему.
   - Где вы так долго были? - спросил он.
   - По лесу бродили, - улыбнулась Эс-Е. - Пока нужное дерево нашли, пока Миша от боли его защищал, пока сделали... Нам хотелось подарить тебе уже готовый лук.
   - Я... мы... с Василием Васильевичем... переживали... - тихо пробормотал Артем, а вслух обратился к Дяде Мише. - Я думал, ты выбрал второй вариант. Я думал, вы ушли.
   - Как же я могу бросить тебя, да еще в самый ответственный момент? - потрепал его по голове знахарь и засмеялся. - И не надейся даже! В случае чего, я тебя и из-под земли достану!
   Все трое засмеялись и еще раз поприветствовали Василия Васильевича, который, не спеша, шел к ним и напевал какую-то песню.
   - Ну и чего вы тут встали? - спросил он. - Вы как из лука стрелять собираетесь? Без тетивы?
   - Дядя Миша, давай больше не будем с тобой ругаться! - проигнорировал слова кота Артем.
   - Конечно, не будем, - ответил ему знахарь, и Артем даже через очки увидел, как заблестели его глаза.
   - Э-э-э-эй! - картинно помахал лапой у них перед глазами Василий Васильевич. - Я с вами говорю! Тетиву где будем брать?
   - Вызову заумью! - бросил Артем.
   Сейчас ему меньше всего хотелось думать о своей миссии. Он впервые ощутил, что Дядя Миша действительно мог бы стать ему отцом. Если бы тогда они не пошли в Мир Русских Сказок, а остались бы в реальности, он сумел бы заменить ему отца. Но ведь тогда бы и мама никогда не стала бы снова мамой. Да и был бы Дядя Миша таким же, как сейчас?
   Артем испугался своих мыслей. Он почувствовал, будто сейчас предает отца, окончательно теряет его. Но ведь врач в их последний с мамой приход предупредил, что навряд ли отец вернется к ним. "Ему поможет только чудо!" - сказали им. Но Артем знал, что даже в сказочном мире не найдется такого чуда. В свой позапрошлый приход в Мир Русских Сказок ему удалось получить рубашку с заговором от пьянства, но она не подействовала, она была бессильна в настоящем мире.
   - Заумь тебе не поможет, сам же видел, - предупредил его кот.
   - Поможет! - заверил кота Артем. - Ветита!
   И, как всегда, на его протянутой руке, появилась длинная нить.
   - Это тетива? - удивился Василий Васильевич.
   - Да, - кивнула Эс-Е, убедившись в прочности и эластичности материала.
   - Но почему Мир Русских Сказок лук Артему не дал, а тетиву - пожалуйста? - недоумевал Василий Васильевич.
   - Потому что тетива без лука не является оружием, Василий Васильевич! - ответил ему Артем. - Откуда Мир Русских Сказок знает, что у меня есть лук? Он ведь мне его, как ты говоришь, "не дал"!
   - Обманул, значит? - поджал губы Василий Васильевич. - Так-то ты, Артем Царевич, свой путь начинаешь...
   - Да чего ты него взъелся? - заступился за Артема Дядя Миша. - Он правильно поступил. А как еще в нашем Мире герою себя проявить?
   - Ой, тоже мне, поглядите, защитничек нашелся... - ерничал Василий Васильевич. - "В нашем Мире..." Давно он "вашим" стал? Это мой Мир, и в нем есть свои законы. Если ты его обманул, того и жди, как бы он не ответил тебе тем же.
   Василий Васильевич обиделся, словно его азбука, и больше ничего не сказал. Но у Артема были другие заботы, нежели пытаться разговорить кота. Эс-Е помогла ему натянуть тетиву, но Артем никогда в жизни не стрелял, а Светлана Евгеньевна тоже разучилась. Поэтому кот нехотя достал азбуку и передал ее Артему. На раскрывшейся странице были даны советы, как правильно сделать выстрел из лука.
   Правило первое гласило, что "стреляющий должен отвлечься от всего постороннего и мысленно представить себе, как он сделает выстрел".
   Артем закрывал глаза, вокруг не было ни звука, он видел, как попадает в цель? Но ничего не помогало. У него была проблема не с попаданием, а с тем, как правильно натянуть тетиву и как отпустить ее. Тетива била по плечу, по рукам, а стрела выпадала из гнезда еще при предварительном растягивании лука. Пальцам так доставалось отдачей, что они покраснели и опухли от боли. Хорошо еще, что Дядя Миша своевременно приготовил отвар для снятия боли. Стоило Артему опустить руку в варево всего на пять минут, как боль проходила, пальцы становились прежними, и Артем снова принимался за дело.
   Правило второе советовало "овладеть двигательными навыками, развивать физические качества". Азбука, где были описаны типичные ошибки начинающего стрелка, указала, что у Артема "проблемы с напряжением мышц, неправильная поза и неверная амплитуда движений".
   Для него все эти слова ничего не значили. Он не собирался заниматься стрелковым спортом, ему нужно всего лишь научиться худо-бедно стрелять. Но он продолжал изучать "положение стопы относительно плоскости стрельбы", пытался правильно определить "положение туловища со смешением центра массы на носки или на пятки". Но самым страшным оказалось держать голову и разрабатывать как следует плечевой сустав. Да еще стрела непроизвольно срывалась и либо падала под ноги, либо улетала так далеко в лес, что Артему вместе с Эс-Е и Дядей Мишей приходилось часами искать ее. Василий Васильевич ни в этих упражнениях, ни в поисках пропавшей стрелы никакого участия не принимал.
   На обучение Артема ушло несколько дней. Тренировался он пока на обыкновенных стрелах производства Дяди Миши, и только к концу недели справился с луком. Плечевой сустав был верно отведен от тетивы, хват лука был твердым, не слишком напряженным и не слишком слабым, кисть руки, тянущей тетиву, плавно разгибалась, и стрела летела точно туда, куда хотел Артем.
   Наконец, краткосрочный курс молодого стрелка был закончен. Артем научился довольно сносно стрелять, а вместе с ним этим мастерством неплохо овладели и Эс-Е с Дядей Мишей. Все было готово к тому, чтобы использовать громовую стрелу знахаря, но что нужно делать и как ее использовать, знал только Василий Васильевич, который от семидневного безделья одичал до такой степени, что вообще перестал говорить с людьми. По ночам он куда-то уходил и возвращался под утро совсем разбитым. Потом целый день валялся в палатке? А ночью опять уходил. И когда однажды утром Артем попросил кота объяснить, как действует громовая стрела, он просто ответил, что не знает.
   Целый день потребовался для того, чтобы разговорить Василия Васильевича. Оказалось, что он выходит на охоту вместе с Двоеглазкой и Ярчуком. Его осенила очередная идея о написании диссертации, он даже тему придумал: "Самообразование ученых котов в контексте совместных походов с волшебными собаками против нечистой силы". Каждую ночь Василий Васильевич бродил вместе с собаками по лесу, но они так и не смогли найти ни одного злого духа, даже самого маленького. Разочарованный Василий Васильевич сделал вывод. Что тему нужно в очередной раз менять, и, будучи не в настроении, отказывался говорить о громовой стреле.
   Выход из ситуации нашла Эс-Е:
   - А я думаю, вы потому не смогли найти черные илы, что они все по деревням, да по городам спрятались. Что им в лесу делать, если им все можно. А выгнать их обратно в лес некому?
   Хитрый прием сработал, и вот уже Василий Васильевич, беспрестанно ругая Лжекощея и его порядки, рвался в бой и горел желанием отомстить. Путники собрали вещи и поспешили за Василием Васильевичем, который снова тащил его в поле.
   - Ты должен почувствовать, - сказал он Артему и поставил его с завязанными глазами посреди пшеничного поля. - Сначала нужно выбрать сторону. Ты знаешь, что за твоей спиной Мир Нави, значит, стрела должна полететь вперед, направо или налево. Помнишь про три пути? Направо пойдешь, налево пойдешь... Ты должен выбрать ту сторону, которая тебе ответит, и ты услышишь, туда ли ты стреляешь. Вспомни, какой выбор делали русские герои!
   Артем ничего не понял из того, что тараторил Василий Васильевич, но послушно исполнял его советы.
   - Так, сначала возьми лук, натяни тетиву, но не отпускай стрелу, пока не услышишь... - говорил ему в ухо кот.
   - Да что я должен услышать? - раздраженно спросил Артем.
   Но Василий Васильевич превратился в само спокойствие.
   - О, ты услышишь! - сказал он. - Повернись направо!
   Артем повернулся, как ему было сказано, и тут же услышал еле различимый шепот:
   - Направо пойдешь - друзей потеряешь.
   - Ну? Слышал? - тут же засопел Артему в ухо Василий Васильевич.
   - Да, - ответил Артем и уже сам повернулся налево.
   - Налево пойдешь - друзей потеряешь.
   Артем вздрогнул.
   - Что? - подскочил кот. - Что ты слышал.
   Но Артем уже снова разворачивался.
   - Прямо пойдешь - друзей потеряешь.
   Артем опустил лук и снял темную повязку.
   - Что ты слышал? - снова спросил его кот.
   Теперь к нему присоединились Дядя Миша, Эс-Е и собаки. Все смотрели на Артема и ждали, что он скажет.
   А он молчал. В третий раз он надеялся услышать, что он потеряет себя, и уже был готов идти прямо, но голос перевернул его, сломал его. Ему предстоял нелегкий выбор. Когда-то в книгах он читал про то, как герой жертвует собой ради других, а потом автор воздавал ему за смелость и мужество. Ему такой возможности не дали.
   - Все нормально, - сказал он и выстрелил вверх.
   - Нет! - закричал Василий Васильевич. - Что ты сделал!
   - А что? - удивился Артем.
   - Ты выстрелил в небо! - запричитал кот. - Ты пошел против воли небес, против судьбы! Что тебе сказали стороны?
   - Чтобы мы шли за стрелой, - улыбнулся Артем.
   Стрела улетела в облака, и назад не возвращалась.
   - Ну, и как нам теперь ее найти? - закатил глаза Василий Васильевич.
   - Позови ее, - вдруг сказал обычно немногословный Ярчук.
   - Как? - удивился Артем, но теперь уже вместо собаки заговорил кот.
   - Заклинание! - прокричал он. - Дядя Миша, ты ведь должен знать, как вернуть стрелу?
   - Да, - кивнул знахарь и прошептал на ухо Артему нужные слова. - Запомнил?
   Артем кивнул и громко произнес:
   - Встану я на запад спиной, на восток лицом. Посмотрю на ясное небо, куда полетела огненная стрела. Той стреле помолюсь, той стреле покорюсь, да спрошу стрелу: "Куда полетела, огненная стрела"?
   Проговаривая слова, Артем в точности выполнил все предписания, разворачиваясь, как избушка Бабы-Яги, молясь и крестясь на каждом слове, и сразу же услышал ответ - тем же тихим голосом.
   - Улетела я в город маленький, между болотами да трясинами спрятанный. Кто налево пойдет, до меня дойдет.
   - Спасибо, - произнес Артем и ощутил, как неведомая сила тянет его за собой. Он посмотрел на своих спутников и произнес. - Идем налево!
  

Глава 11

налево пойдешь...

  
   Экспедиция во главе с Артемом шла уже целый месяц. На пути они не встретили ни одного населенного пункта, а идти по дорогам Артем отказывался. Он говорил, что чувствует правильный маршрут, и в эти минуты был очень похож на Ниткина - волшебный клубок, который когда-то вел его в сокровищницу Кудеяра. Василий Васильевич одобрительно качал головой и утверждал, что это верный признак того, что стрела сработала.
   Двоеглазке путешествие по лесам и болотам особых неприятностей не доставляло - наоборот, они чувствовали себя в своей стихии. А вот людям порой приходилось нелегко, пробираясь через густые чащи, болота и преодолевая огромные расстояния по бесконечной равнине. Во второй половине августа на Мир Прави обрушились ужасные дожди, и путешественники промокли до нитки. Хорошо еще, что на ночь Дядя Миша высушивал землю, прогревал ее при помощи костра и странноватых заговоров - так, что можно было поставить палатку и не опасаться, что к утру в ней будет воды по колено. За свою безопасность Артем и его друзья не переживали - никто из врагов или нечисти не посмел бы к ним приблизиться, пока с ними были Двоеглазка и Ярчук.
   Наконец, утром тридцать первого августа шестеро уставших, измотанных путников увидели золотые купола. Впереди замаячил город, и странники направились к нему. Они шли быстро, думая о том, что совсем скоро смогут нормально вымыться и отдохнуть в теплых гостиничных номерах. На пути к городу они заметили обветшавшую табличку, на которой прочитали его название: "Дивноборск", и подумали о том, как дивно должно быть в этом городе. До городских ворот оставалось совсем немного, но в этот момент прямо на гостей вылетел перепуганный монах с безумными глазами и, не добежав метров пятьдесят, закричал:
   - Уходите! Уходите немедленно! Наш город проклят!
   Василий Васильевич толкнул Артема в бок и кивнул головой на старика-монаха. Артем увидел у него в руках громовую стрелу и произнес:
   - Мы пришли по адресу.
   - Что случилось? - спросил Дядя Миша у монаха
   - Дивноборск захватили бесы! - прокричал в ответ старик.
   - Мы можем помочь! - теперь уже крикнул Артем. - Я Артем Царевич, Герой Прави.
   Видя сомнение на лице монаха, Артем добавил:
   - Нас привела сюда стрела, которую вы держите в руках.
   Эти слова подействовали на старика успокаивающе, он взял себя в руки и сделал несколько шагов навстречу пришельцам. Увидев Двоеглазку и Ярчука, он окончательно отбросил всякий страх и поклонился путникам.
   - Меня зовут старец Арсений, - представился монах.
   Артем представил себя и всех остальных.
   - Я живу в келье неподалеку, - сказал Арсений. - Пойдемте ко мне, у меня мы будем в безопасности, и я расскажу, что у нас произошло.
   Келья монаха находилась на одиноком пустыре на самой окраине города. Она была небольшой, но в ней сумели разместиться все шестеро гостей и сам хозяин. Собаки по привычке хотели остаться на улице, но монах упросил, чтобы они тоже вошли.
   После того, как друзья привели себя в порядок, Арсений усадил их за стол и выставил перед ними тарелки с самыми разными кушаньями, но все они были далеко не первой свежести.
   - Это все, что у меня осталось, - признался старик. - Мы боимся выходить на улицу, опасаемся бесов.
   - Я вижу, вы необычный священник, - проговорил за обедом Дядя Миша. - Вы узнали собак-праведников, приютили у себя знахаря...
   - Я самый обыкновенный, - ответил Арсений. - Разве что считаю, что Вера должна быть одна, и ничего из того, что ее олицетворяет, не должно быть отвергнуто. Про Двоеглазку и Ярчука я читал, когда еще был маленьким, а что касается знахаря, то мне бы хотелось называть вас лекарем, Михаил, ведь я вижу, что вы добрый и хороший человек. К тому же, насколько я знаю, лекари и в православии неплохо разбираются.
   Дядя Миша кивнул.
   - Расскажите, что произошло в Дивноборске? - попросил Артем.
   Монах тяжело вздохнул.
   - Мне показалось, что это началось еще весной, - сказал он. - Люди перестали верить, и стали совсем непохожими на себя. Они перестали ходить в церковь, перестали отмечать великие праздники. На Пасху мне удалось собрать всего пятерых мирян. Мои коллеги духовного звания перестали опасаться за души паствы и превратились в обывателей. Тогда я ушел из монастыря и стал жить один. А горожане становились все хуже и хуже. Они стали убивать, обманывать, изменять друг другу. Люди потеряли нравственность, духовный стержень. Дивноборск превратился в город грешников, и был наказан - появились страшные болезни, мор, люди превратились в безумцев. Сначала я осуждал их, призывал опомниться, но они меня не слушали, а когда я заглянул в глаза этих людей, понял, что в них сидят бесы.
   - И вы не пытались им помочь? - спросила Эс-Е.
   - Пытался... - снова вздохнул старец. - Но я не умею изгонять бесов, да и как их изгнать, если люди не приходят в церковь. Обычно одержимые сами являются в храм и просят избавить их от злого духа, но горожане словно не знают, что внутри них сидят бесы.
   - Они и не знают, - буркнул в тарелку Василий Васильевич.
   - А вы слышали когда-нибудь о Лжекощее? - спросил у Арсения Артем.
   - Нет, - затряс головой старец.
   - Ну, а про Кощея XIX или Всемирного Царя?
   - Нет, - снова ответил монах. - Хотя градоначальник что-то говорил про нового правителя; что не будет разделения Миров, что теперь все будут жить в справедливости и равенстве; но я, признаться, не слишком внимательно его слушал, я думал, это неважно.
   - Мы должны освятить воду, - встал из-за стола Дядя Миша и на немой вопрос друзей ответил. - Нельзя терять время. Бес овладевает душой человека, и если вовремя не выгнать его, то этот человек может навсегда потерять свою душу. Он больше никогда не будет собой и не вспомнит про свою прошлую жизнь. Неизвестно, сколько людей уже погубили себя, и если мы будем дальше сидеть и распивать здесь чаи, то можно сказать, мы зря сюда явились.
   - Ни минуты покоя, - вздохнул Василий Васильевич совсем как Арсений.
   - Что мы должны будем сделать? - спросила у Дяди Миши Эс-Е.
   - Сначала мы просто освятим воду и пойдем с ней по городу, - сказал Дядя Миша. - Арсений будет освящать улицы и дома, а мы посмотрим, с какой степень одержимости мы имеем дело.
   Пока Артем и Эс-Е таскали воду из колодца во дворе монашеской кельи, Василий Васильевич нашел в азбуке кучу сведений об изгнании черных духов, Арсений отыскал старые молитвословы и вместе с Дядей Мишей принялся нашептывать заговоры на воду.
   После того, как все заговоры были произнесены, Арсений освятил воду по всем православным канонам, ее перелили в водосвятную чашу, и все вместе вышли из кельи. Со стороны это напоминало торжественную процессию, которую возглавлял святой отец. За ним шли Дядя Миша и Артем, в третьем ряду - Василий Васильевич и Эс-Е, замыкали колонну Двоеглазка и Ярчук.
   - Начинайте! - шепнул монаху Дядя Миша.
   Старец Арсений достал кропило, погрузил его в чашу и стал разбрызгивать перед собой освященную воду на дорогу, по сторонам, окропляя здания до тех пор, пока из них не стали выбегать одинокие люди.
   Такого страшного зрелища Артем не видел никогда. Из домов вылетали обезумевшие дети, обнаженные женщины и дикие мужики с пустыми глазницами, которые натыкались друг на друга, будто на дворе была ночь, и они ничего не видели вокруг. Дядя Миша поманил за собой Артема и подошел к крошечному ребенку, который сидел на крыльце и заливался ревом. Но стоило знахарю приблизиться, как малыш поднялся на ноги и заревел басом:
   - Уйди! Уходи!!! Не трогай меня!!!!!!!!
   Дядя Миша даже не пытался взять его за руку, но ребенок отшатнулся от него, словно испуганная кошка.
   - Вижу беса, - услышал Артем рядом с собой. Это была Двоеглазка. - Бес опасный, нужно очистить немедленно!
   Но малыш вбежал в дом и плотно закрыл за собой дверь, а из соседнего подъезда прямо на Дядю Мишу выскочила женщина в разорванной одежде с кровоподтеками на лице, посмотрела на Двоеглазку и стала по-собачьи махать перед собой лапами. Но только возле Дяди Миши появился старец Арсений с водосвятной чашей, как одержимая плюнула в него, перебежала на другую сторону улицы и скрылась в соседнем доме.
   - Нет, так мы ничего не сделаем! - остановил Дядя Миша монаха, готового броситься за одержимой. - Они не откроют, особенно сейчас, когда знают, что мы рядом.
   Арсений кивнул в знак согласия.
   - Я удивлена... - сказала Эс-Е, когда неудачный обряд закончился. - Неужели кроме вас не осталось ни одного праведника?
   - Я тоже не праведник, - ответил Арсений. - Не знаю, есть ли в Дивноборске люди, которых еще не нашла нечистая сила. Дивноборцы боятся выходить на улицу. Я и сам боюсь, поэтому редко появляюсь снаружи.
   - Это бессмысленно, - в тон монаху сказал Василий Васильевич. - Думаете, от беса можно спрятаться? Поверьте тому, кто долгое время сам общался с нечистыми, они как мыши - проползут в самую тонкую щель.
   - Значит, мы должны как-то от них защититься... - испуганно сказала Эс-Е.
   - Нательный крестик - вот лучшая защита, - сказал Василий Васильевич и его сразу поддержал старец Арсений.
   - Да, крест - лучшее средство. Жители нашего города снимали с себя крестики и втаптывали их в грязь, выбрасывали вместе с мусором, переплавляли... И были наказаны.
   - Но я не крещен... - засмущался Артем.
   - И я, - боязливо поежилась Эс-Е.
   - Тогда будет лучше, если мы немедленно вернемся в келью к Арсению. - предложил Дядя Миша.
   - Мы останемся, - произнес Ярчук.
   - Что? - удивилась Эс-Е. - Вы не боитесь?
   - Бесы ничего нам не сделают, мы же не обыкновенные домашние собачки, - усмехнулась Двоеглазка. - Мы отправимся на охоту...
   Артем увидел, как загорелись глаза Василия Васильевича.
   - ...вдруг кого-нибудь увидим, - продолжала Двоеглазка. - Будем ждать вас утром на этом же месте.
   Дядя Миша кивнул и потащил в келью Арсения своих друзей и старца-монаха.
   - Я переживаю, как бы чего с ними не случилось, - снова обеспокоено заговорила за ужином Эс-Е.
   - Ничего им не будет, - заверил ее Дядя Миша. - Они же специально воспитаны так, чтобы сражаться с нечистой силой.
   - Я бы не был столько самоуверенным, - неожиданно сказал Василий Васильевич. Он только что закончил разговаривать с азбукой и, видимо, что-то нашел. - Если бес уже подпитался человеческой силой, его очень трудно убить. Это Ярчук действует не один, а Двоеглазке куда хуже - она может "видеть", но не всегда способна бороться с проявлением черных сил.
   - Значит, их могут поймать и убить? - "благодаря" коту, Эс-Е снова не находила себе места.
   - Бесы не могут никого поймать, Лана, - улыбнулся Дядя Миша. - Они могут только вселиться в другого...
   - ...и выпить из него душу, - закончил вместо знахаря Василий Васильевич. - Они будут жить в человеке месяц, год или несколько лет, пока не насытятся и не оставят бесполезное тело.
   Артем вздрогнул. Он вдруг отчетливо представил себе малыша, которого сейчас убивают изнутри проклятые бесы. Ему стало не по себе, и он обратился к Дяде Мише:
   - Утром мы должны выступить против них. Второго шанса у нас не будет. Поэтому мы должны придумать план и действовать строго по нему.
   - Я согласна с Артемом! - поддержала своего воспитанника Светлана Евгеньевна. - Мы должны продумать свои действия до мелочей.
   После ужина все пятеро снова собрались за столом. Первым заговорил знахарь, и речь его была обращена к Артему, Эс-Е и Василию Васильевичу.
   - Прежде всего, каждому из нас нужен нательный крестик, даже если вы не были крещены, - заявил Дядя Миша. - Все равно он должен защитить. Вообще-то бесы невидимы, но если увидите, что из человека вырвалась черная бесформенная масса и надвигается на вас, не креститесь, а просто притроньтесь к бесу, он исчезнет сам.
   - Когда мы их получим? - спросил Артем.
   - Утром все будет готово, - ответил вместо знахаря монах. - Я помогу Михаилу.
   - У вас будет крест не только для того, чтобы защититься, - продолжил Дядя Миша. - Если вы увидите бегущих бесов, старайтесь остановить их тем же способом - прикоснитесь крестами.
   - Ваши крестики будут освящены святой водой, - сказал Арсений. - И еще я дам вам небольшой запас воды. Если вы почувствуете, что ваш крестик теряет силу, снова ополосните его водой.
   - Дальше, - тряхнул головой знахарь, когда убедился, что все трое поняли, что они должны сделать. - Одержимые прячутся в домах, потому что туда мы войти не можем, и окропить помещение у нас не получится. Нужно выманить людей на улицу, сделать так, чтобы светлая сила сама вытащила на улицу.
   - и как же это сделать? - спросил Артем.
   - Я знаю! - придумал Василий Васильевич. - Нам нужен колокольный звон - бесы его услышат даже в домах. Они не выдержат и бросятся спасаться, тут мы их и возьмем!
   - Да, это хорошая идея! - поддержал кота Дядя Миша. - А самое главное достоинство этого метода в том, что все они бросятся к нам. Колокольный звон подчиняет себе бесов, манит их к церкви, а здесь уже будем ждать их мы с Артемом.
   - Тогда я сам поднимусь на колокольню и буду звонить, пока вы не закончите, - готов был ринуться в бой хоть сейчас Василий Васильевич.
   - Двоеглазка и Ярчук тоже нам помогут, я в этом уверен, - сказал Дядя Миша. - И еще...
   Он поймал на себе все внимание.
   - Мы не должны останавливаться, даже если увидим что-то такое, чего не ожидаем встретить, - предостерег Дядя Миша. - Бесы всегда будут готовы броситься на вас, и если вы не сумеете себя защитить, следующей их жертвой будете вы!
   - Разве крестик не защитит нас? - робко спросила Эс-Е.
   - Если вас не крестили, он не сможет вас спасти, - покачал головой знахарь. - Для вас он всего лишь оружие против нечистой силы. Поэтому если ты, Лана, решишь остаться...
   - Я не останусь, - отрезала Светлана Евгеньевна. - Я пойду с вами.
   Дядя Миша тяжело вздохнул. Он все меньше мог сопротивляться воле близких ему людей.
   - А мой оберег? - спросил Артем.
   - Он должен защитить, - согласился Дядя Миша, и снова стал рассуждать. - Монах крещен, у меня много знахарской силы, я справлюсь, Василий Васильевич будет на колокольне, к нему они не подойдут. Я боюсь только за Лану...
   - Я выучу какую-нибудь молитву, - не сдавалась Эс-Е. - Вам нужна помощь, так почему бы мне не помочь?
   Ночь прошла в приготовлениях. Старец Арсений и Дядя Миша занимались освящением нательных крестиков, Василий Васильевич до утра просидел за азбукой, а Эс-Е - за молитвенником монаха. И только Артем, надев на шею оберег, отправился спать. Василию Васильевичу такая беспечность героя показалась чуть ли не преступлением, он то и дело порывался разбудить Артема, но его останавливала Эс-Е:
   - Ему завтра сражаться с бесами, ему нужны силы. Что толку, что он не будет спать вместе с нами? Лишь бы мучался?
   Но чуть свет кот все равно бесцеремонно поднял Артема, но не для того, чтобы он что-то начал делать, а чтобы сказать:
   - Береги Светлану! Будет возможность взять борьбу на себя - бери! Она нам еще будет нужна.
   - Эс-Е? - поразился Артем. - Но зачем?
   - А ты сам разве не видишь? - Василий Васильевич был удивлен не меньше его. - Она создает... атмосферу, что ли... Мы непобедимы, пока она с нами. Вместе с ней - любовь.
   Артем мало, что понял из косноязычно-пламенной речи ученого кота, но пообещал ему, что присмотрит за Эс-Е.
   В семь утра в келью постучали. Из-за двери донесся звучный рык - это вернулись священные собаки.
   - Ночью на улицах не было ни одного человека, - поделилась новостями Двоеглазка. - Мы обошли весь город, но никого не нашли.
   - Они выжидают, - тихо сказал Василий Васильевич. - Они поняли, кто мы, и зачем мы пришли.
   - Пора действовать, - решительно сказал Дядя Миша. - Встречаемся у церкви.
   По мысли знахаря, к восьми утра все уже должны были быть на местах. Кот выбежал первым и огромными прыжками понесся к колокольне. Дядя Миша и Арсений поспешили к церкви, священные собаки заняли главную улицу. Артем и Светлана Евгеньевна укрылись в темном переулке. Василию Васильевичу с колокольни был виден весь город, и когда он обнаружил, что друзья готовы, ударил в большой колокол.
   Глухие удары разнеслись по пустому городу и наполнили его ощущением жизни. Сначала Василий Васильевич издавал только одиночные удары, но ни один человек не покинул своего жилища. Тогда кот перешел на трезвон, а затем на перезвон.
   Раздался ужасный, дикий рев, будто кричал огромный великан или раненый зверь. Не сразу в этом крике можно было различить отдельные голоса, но Артем понял, что произошло - как и предсказывал Василий Васильевич, черные духи не выдержали звука колокола и теперь бесновались в людях, разрывая их своим криком.
   А потом случилось то, к чему все они были готовы. Двери домов с грохотом открывались, и на улицы стали высыпать одержимые дивноборцы. Их ломало и крутило так, что на это нельзя было смотреть без слез. Одни люди разрывали на себе одежду, другие хватались за все, что попадалось под руки, лишь бы не идти на звук колокола, третьи причиняли себе нестерпимую боль, заламывая руки, кусая до крови губы и царапая лицо.
   Но колокольный звон был сильнее, и потоки бесноватых со всех улиц послушно сплетались в один ручей и, как загипнотизированные, шли прямо к церкви.
   - Двоеглазка! Ярчук! - закричал Дядя Миша, когда первая партия одержимых оказалась возле него. Собаки поняли знахаря и принялись за работу.
   Началось настоящее столпотворение. Арсений принялся читать молитву и люди стали разбегаться по сторонам, натыкаясь друг на друга, но не смея вернуться обратно в дома. Звон все еще притягивал их, и бесы внутри людей не могли противиться силе колоколов.
   Двоеглазка выискивала в толпе наиболее уязвимые объекты и набрасывалась, прижимая человека к земле своими мощными лапами. Одержимый не мог оторвать взгляда от белых глаз-пятен Двоеглазки, начинал биться в конвульсиях, словно в приступе эпилепсии, покрывая собаку отборной руганью, а потом с ужасным воплем затихал.
   Сразу за Двоеглазкой эстафету принимал Ярчук. Шерсть его вздымалась, и из-под нее плавно поднимались две гадюки, которые, как пеленг, определяли местонахождение беса. В следующую секунду Ярчук кидался на незримого злого духа и вонзал в него волчий зуб, а гадюки довершали остальное.
   Битва продолжалась несколько часов. Некоторым бесам удалось найти брешь в защитном кругу, который создали молитвой и заговорами знахарь и монах-отшельник, и теперь даже колокол не мог удержать их. Они оставили людей и бросились бежать. Но, вырываясь за предел действия церковной силы, невидимые духи немедленно проявлялись и мгновенно чернели. Из пустоты неожиданно возникала та самая черная бесформенная масса, о которой говорил Дядя Миша.
   Но на улицах незваных гостей уже ждали Артем и Эс-Е. Они не зря выбрали самый темный переулок, который заканчивался бетонной стеной. Артем был уверен, что изгнанные бесы побегут именно сюда, и не ошибся. Это было ближайшее убежище, здесь даже колокол был слышен не так хорошо, и бесы устремились к ним.
   В переулке было так темно, что бесам было трудно что-либо разглядеть. Они понимали, что попали в тупик и бежали назад, неизменно натыкаясь на Артема и Светлану Евгеньевну, пытались пролезть в них, но люди прикасались к бесам нательными крестиками и черные демоны с криком растворялись.
   Прошло еще несколько часов, но еще не все бесы были пойманы и уничтожены. Пока Дядя Миша и Арсений оказывали помощь пострадавшим, Двоеглазка и Ярчук рыскали по Дивноборску. Иногда им удавалось обнаружить прячущегося беса, и они снова принимались за дело. У Василия Васильевича онемели лапы от беспрестанной работы на звоннице, а у Артема и Эс-Е почти закончилась святая вода, которой они кропили свои крестики.
   Наконец, наступил вечер, и все демоноборцы собрались вместе. Арсений помог коту оторваться от колокольных нитей, Артем и Эс-Е суетились возле освобожденных горожан, которые были еще слишком слабы, чтобы идти по домам, к тому же, их не отпускал Дядя Миша, опасавшийся, что в городе еще могут быть черные духи. Но скоро вернулись Двоеглазка и Ярчук и доложили, что они несколько раз обежали весь город, и присутствия бесов не обнаружили.
   - Но это не значит, что их нет, - предупредила Двоеглазка. - У меня чутье, и я точно знаю, что они могли спрятаться, затаиться. Может, даже в тех людях, которые сейчас находятся перед вами.
   - Как это? - удивился Артем.
   - Самые сильные бесы могут притвориться, будто покинули тело, - объяснила собака. - А потом, когда обряд изгнания завершается, снова начинают точить душу.
   - А ты не видишь таких? - спросил Дядя Миша.
   - Их трудно увидеть, - покачала головой Двоеглазка. - Они так ловко маскируются, что ничто не выдает их присутствия. Но я чувствую их...
   - Нужно держать ухо востро! - нахмурился Василий Васильевич.
   - Что-то нужно делать с людьми, - промолвил Арсений. - Можно ли уже отпустить их домой?
   - Даже не знаю... - растерянно ответил Дядя Миша. - Если бесы могут все еще быть здесь...
   - Не станем же мы проверять каждого, - буркнул Василий Васильевич. - Тут их тысяч пятьдесят, не меньше...
   - Но и сделать с ними мы ничего не можем, - расстроился Дядя Миша.
   - А если я попробую, - пождал голос Артем, и сразу же поймал на себе удивленные взгляды друзей. - Во мне еще есть небольшая сила царя Нави...
   Он заметил, как недовольно покачал головой на эти слова Дядя Миша, но все равно продолжил.
   - ...и если я прикажу им появиться...
   - Сомневаюсь, что у тебя получится, - усмехнулся Василий Васильевич. - Ты только раззадоришь бесов, и они...
   - Бросятся на меня! - весло подхватил Артем.
   - Не понимаю, чему ты радуешься? - с упреком посмотрела на него Эс-Е.
   - У меня оберег, меня они не тронут, зато Двоеглазка увидит их, а Ярчук уничтожит!
   - Мысль неплохая, конечно... - задумался Василий Васильевич. Арсений тоже закивал. Собаки были готовы ко всему. Дядя Миша молчал.
   - Да вы что! - рассердилась Эс-Е. - Собираетесь принести в жертву Артема?
   - Ничего со мной не будет! - поспешил заверить ее сам Артем. - Пусть у меня мало черной силы, но ведь они не посмеют вселиться в меня?
   Последний вопрос был уже задан Василию Васильевичу.
   - Не знаю, не знаю... - протянул кот. - Тут может быть два варианта. Либо оберег отпугнет их, и тогда они будут беззащитны, либо они попытаются проникнуть в тебя, но не для того, чтобы завладеть твоей душой, а чтобы твоя черная сторона защитила их от нас.
   - Да... Приятная перспектива, ничего не скажешь... - съязвил Артем. - Но мне кажется, стоит попробовать. Даже если события пойдут по второму варианту, мы освободим людей, а потом Дядя Миша попробует достать их из меня. На худой конец...
   Его фраза повисла в полном молчании.
   - На худой конец пусть Ярчук... добьет меня, - тихо сказал Артем.
   - Ну, уж нет, этого я не позволю! - наконец-то очнулся Дядя Миша.
   Он встал по правую руку от Артема, а Эс-Е невольно шагнула на левую сторону. Сам Артем поднялся на небольшое возвышение, все еще держа в руках бутылку со святой водой на самом донышке, достал наружу спрятанный на груди оберег и громко проговорил:
   - Черные силы, отвечайте временному правителю Нави!
   Ничего не произошло.
   - Именем Нави приказываю вам подойти ко мне!!
   Снова впустую.
   - Волей брата моего Кощея Бессмертного, выйдите вон, черные силы, из жителей Дивноборска!!!
   Последнее обращение Артем уже не говорил, а кричал, и оно возымело силу. Из толпы обессиленных, лежащих на холодной мостовой людей поднялись две женщины и сразу же свалились обратно, а на их месте стояли точно такие же женские фигуры с черной шерстью на лице, с грязными руками и ногами, оскалившись беззубым ртом на Артема.
   В следующий миг оба беса ринулись к Артему, но, увидев у него на груди оберег, отпрянули и одновременно напали на тех, кто стоял по сторонам от Артема. Первый бес завладел телом Эс-Е, а другой слился с Дядей Мишей.
   Священные собаки и Арсений поспешили на помощь знахарю, но он знаком показал, что справится сам. Артем в то же время налетел на Эс-Е и, сам себя не помня, принялся заливать ей в рот остатки святой воды. Женщина захлебывалась от воды и хотела ее выплюнуть, но Артем уже один раз видел, как сама Эс-Е запихивала в рот укушенному оборотнем мальчику куски целебного хлеба, и сейчас в точности повторял ее действия. Он заставил Эс-Е проглотить воду, а затем для верности еще и прикоснулся к ее лбу своим крестиком.
   Бес отпустил Эс-Е и вылетел из ее тела. Ярчук был начеку, одним прыжком сорвался со свого места, набросился на злого духа и освободил двух змей. С одним бесом было покончено. Но оставался еще один, который вселился в Дядю Мишу.
   По виду знахаря нельзя было понять, как он сражается с бесом внутри себя. Дядя Миша не кричал, не кидался на других, не рвал на себе одежду, его не скрючило, как несчастных дивноборцев. Он просто стоял и смотрел в одну точку.
   - Они сражаются на духовном уровне, - прошептал рядом с Артемом Василий Васильевич. - Бес не может зацепить за грехи знахаря, он ошибся, когда проник в него.
   - А ведь Двоеглазка говорила, что он стал чернеть... - прошептал Артем и закрыл руками рот, будто сказал что-то неприличное.
   - Он справится, - уверенно тряхнул головой Василий Васильевич и прокричал: - Михаил, вспомни про Светлану!!!
   Слова кота, видимо, подействовали, потому что спустя всего минуту, не больше, Дядя Миша вздохнул свободно, полной грудью.
   - Опять любовь... - радостно пробормотал Василий Васильевич, и Артем увидел, как у кота заблестели глаза.
   Но бес, покину его тело знахаря, не собирался сдаваться. Он уже не был поход на женщину, чьим телом он владел раньше, и не был поход на Дядю Мишу, а приобрел те же неясные очертания, что и его собратья, которых удалось выгнать раньше. Бес немного огляделся и набросился на Двоеглазку. Священная собака никак не ожидала от злого духа такого шага и просто замерла, как вкопанная, когда ею овладел бес.
   - Дядя Миша, помоги ей! - взмолился Артем. Василий Васильевич стал протягивать к Двоеглазке беспомощные лапы, и даже Эс-Е сделала слабое движение навстречу священной собаке.
   Арсений начал отчитку, но его усилия были тщетными, и он тоже звал знахаря на помощь. Но Дядя Миша тоже ослабел после схватки с бесом. Он попытался собраться с силами, но, сделав к Двоеглазке всего один шаг, упал, как подкошенный.
   - Я не могу, - прохрипел он. - Вода...
   Артем понял, что Дядя Миша требует святой воды. Он не знал, для кого он ее просит - для себя или для Двоеглазки, но последние капли он выдавил из бутылки, когда спасал от беса Эс-Е. Арсений уже побежал колодцу, но события шли не так, как того хотели участники спасательной экспедиции.
   Бес, подпитавшись силой Дяди Миши, отыгрался за свои неудачи на Двоеглазке. Все началось с того, что два белых пятна над ее глазами потемнели. А сама собака зашаталась и захрипела, свалившись к ногам испуганных Артема и Василия Васильевича.
   - Двоеглазка, держись! - прошептал Артем, поднимая собаку за морду и глядя в ее умные черные глаза.
   Двоеглазка слабела с каждой секундой, но ей удалось привлечь к себе внимание друзей.
   - Нет сил, - простонала Двоеглазка. Бес мучил ее изнутри, и она вцепилась зубами себе в лапу, чтобы не закричать. - Ярчук!
   Собака-демоноборец мгновенно возникла рядом.
   - Ярчук, друг! Прикончи меня! - умоляющим голосом пробасила Двоеглазка.
   - Я не могу, - ответил немногословный Ярчук. - Это не в наших правилах. Я не смогу убить собрата!
   - Найди в себе силы... - снова простонала Двоеглазка. - Ты убьешь не меня, ты убьешь беса! Он слишком силен... Если ты не выполнишь мою просьбу, он овладеет мной, и тогда я буду опасна для них. Тебе все равно придется меня уничтожить. Поэтому прошу тебя, не причиняй мне больших страданий, чем те, которые я испытываю сейчас. Освободи меня, убей беса!
   Ярчук не плакал, не выражал сожалений, он только встал на задние лапы и поклонился Двоеглазке. Шерсть на нем снова встала дыбом, из-под нее вылезли две гадюки, их ядовитые зубы впились в Двоеглазку, и через несколько мгновений все было кончено. Двоеглазка лежала на земле и больше не шевелилась. Ярчук сделал свое дело.
  

Глава 12

ведьмино селение

  
   Прошло несколько дней. Все грустили по Двоеглазке. Ее похоронили на городском кладбище с настоящими почестями. Говорилось много речей, жители Дивноборска даже пообещали, что поставят собаке памятник прямо на городской площади. Но все это не давало никакого утешения Артему и его друзьям. Они все еще гостили в келье монаха Арсения, и для них не было ни одного вечера, когда бы они не вспоминали про подвиг Двоеглазки. Порой на Артема снова находило сомнение, и он начинал упрекать Ярчука:
   - Зачем ты все-таки ее послушался? Ведь можно было избавить Двоеглазку от этого беса!
   - Даже если бы нам это удалось, бес мог убежать и вернуться обратно, - отвечал Ярчук. - А из тела священной собаки ему ни за что не выбраться. Двоеглазка знала это, и еще она знала, что никто из вас на это не решится. Только сыновьям великого Собачьего рода дано принять правильное решение, даже если для этого нужно расправиться со своими собратьями.
   Наверное, это была самая длинная речь Ярчука, но от объяснений на душе не становилось легче. Артем сильно переживал из-за того, что они только недавно познакомились с Двоеглазкой, и что она могла бы стать надежным спутником в их нелегком деле, а вместо этого священная собака погибла в первом же бою. Он вспоминал, о чем ему говорил Василий Васильевич. Он не справится с Лжекощеем без помощников, а они одного из них уже потеряли.
   Он пытался поговорить об этом с Василием Васильевичем, но кот тоже был до того расстроен, что отказывался говорить о Двоеглазке, и только периодически напоминал о том, что они не могут долго задерживаться на одном месте, а должны идти дальше. Но стоило Артему взять в руки лук и громовую стрелу, как руки сами опускались.
   Дядя Миша приходил в себя. Он очень ослаб, пока лечил бесноватых, а внутренняя битва с бесами, казалось, окончательно опустошила его. Правда, рядом с ним все время находилась Эс-Е, и в ее обществе знахарь поправлялся гораздо быстрее.
   Наконец, Артем не выдержал и сам предложил:
   - Все, хватит! Мы должны идти дальше. Можно сколько угодно сидеть здесь и жалеть Двоеглазку или же себя, несчастных, но делу это никак не поможет. Мы освободили от черных сил только один город, а сколько еще таких городов впереди... Утром выходим!
   С рассветом путешественники попрощались с Арсением, и Артем уже был готов выпустить стрелу из лука, но его остановил Дядя Миша. Дивноборск был освобожден от бесов, но у знахаря, по его словам, оставалось одно незавершенное дело. Он попросил Василий Васильевич снова подняться на звонницу и собрать горожан. Кот недоуменно посмотрел на знахаря, но отказать не решился и выполнил просьбу Дяди Миши. Через час на площади возле церкви снова собрался весь город. Дядя Миша поднялся вслед за Василием Васильевичем и сверху прокричал:
   - Дивноборцы! Мы покидаем ваш город, зная, что бесы покинули его. Но если вы не задумаетесь над своей жизнью, не начнете по-настоящему верить, то бесы снова поселяться в ваших душах. Молитесь и будьте добродетельными во всех своих начинаниях, во всех поступках. Если вы ослушаетесь меня, через неделю бесы вернутся в ваш город, но тогда уже мы не сможем вам помочь. У вас есть дети, подумайте о них, о вашем будущем! И если услышите про Всемирного Царя или Великого Кощея, помните, что это самозванец, который хочет завладеть вашими душами! Не верьте в нового, доброго царя! Верьте в себя, в добро, в Бога, как вы его понимаете, но не будьте легковерными!
   Дядя Миша закончил проповедь и, не говоря больше ни слова, спустился вместе с котом вниз и встал рядом с друзьями.
   - Зачем ты их обманул? - спросил у знахаря Василий Васильевич. - Ты ведь знаешь, что бесы больше не придут в этот город.
   - Да, но они этого не знают, - ответил Дядя Миша. - А я не хочу, чтобы наши усилия прошли даром.
   Артем не обращал на спорщиков никакого внимания. Он натянул тетиву и снова услышал:
   - Направо пойдешь - ничего не найдешь.
   Он повернулся в другую сторону.
   - Налево пойдешь - друзей потеряешь.
   "Нет уж, хватит!" - подумал Артем. - "Лучше тогда направо..."
   Повернувшись в третий раз, он, наконец, услышал то, что хотел.
   - Прямо пойдешь - деревню спасешь.
   И выстрелил прямо перед собой. Стрела устремилась в лесную чащу, и путники последовали за ней. Как и в прошлый раз, чутье вело Артема в правильном направлении. На этот раз переход занял всего две недели и был не таким трудным. В Мире Русских Сказок наступило бабье лето, было сухо и тепло, к тому же стрела вела Артема и его друзей по мощеным булыжником дорогам. Несколько раз им попадались поселения и города, но в них ничего особенного не было. Стрелу никто не видел и в помощи не нуждался. Зато участники экспедиции могли переночевать у дружелюбных жителей Тридевятого царства или остановиться в гостинице. Путешествие не доставляло особых хлопот, но Артем все равно успел поссориться с Дядей Мишей и Василием Васильевичем.
   Все началось с того, что знахарь вспомнил про школу. Он заявил, что Артем снова пропускает учебу, и что он займется его образованием. На все протесты Артема, которому перспектива снова сесть за парту могла присниться разве что в страшном сне, Дядя Миша подключил Василия Васильевича. Кот поддержал знахаря и произнес длинную горячую речь о важности образования, завершив ее словами о том, что он, как ученый кот, не простит себе, если Артем останется неучем.
   С тех пор каждое утро знахарь и Василий Васильевич занимались с Артемом по два часа каждый. Оказалось, что в Дяде Мише дремал талантливый педагог. Он неплохо знал естественные науки и, к удивлению Артема, учиться у него оказалось очень интересно. Иногда к ним присоединялась Эс-Е, которая когда-то преподавала в школе математику, прекрасно знала школьную программу и вместе с Артемом решала нелегкие задачки.
   Что же касается Василия Васильевича, то учитель из него вышел никудышный. Артем на самом деле убедился, что кот не зря носит звание ученого - он был сведущ в гуманитарных науках, разбирался в русской литературе, истории и географии и рассказывал на своих занятиях удивительные вещи, но если Артем чего-то не понимал, Василий Васильевич выходил из себя и ничего не мог толком объяснить. Он ругал Артема почем зря и чуть ли не бил его за любую леность, поэтому по ночам, когда Василий Васильевич набирался сил перед новыми уроками, Артем потихоньку вытаскивал у него из-под головы волшебную азбуку и занимался с ней. Азбука говорила редко, но с Артемом она трещала без остановки, показывая нужные ему материалы не только по школьному курсу, но и рассказывая о Мире Русских Сказок.
   Сентябрь подходил к концу, и только в поселке под названием "Малая Репка" в пришельцах узнали обладателей громовой стрелы, да и то не сразу поняли, кто они такие.
   Артем сразу понял, что здесь было явно что-то не так. Люди, которых они встречали на улицах, старались не встречаться с ними глазами. По пути им попадался самый разный народ - калеки, изуродованные страшной болезнью; нищие, просящие подаяние, взамен рассказывающие душещипательные истории про то, что у них было богатство, а потом в раз все исчезло; крестьяне, оплакивающие урожай, побитый градом или пострадавший от засухи, или смерть любимой коровы, дававшей лучшее молоко в округе.
   - Скажите, к вам огненная стрела не попадала? - то и дело спрашивали друзья у встречных прохожих, но все они отвечали что-то невнятное, и только одна девочка рассказала, что ее соседка Марья-Художница недавно обнаружила у себя во дворе как раз огненную стрелу.
   - А у вас жених? - поинтересовалась у Артема любопытная девочка.
   - Жених? - удивился Артем.
   - Ну, стрелой же обычно за себя сватают. Марья уже все приготовила. Она давно вас дожидается! - рассмеялась она и убежала.
   - Вот это история... - пробормотал Артем. - Как же мы к ней такие пойдем?..
   - Как-как... - пожал плечами кот. - Так и пойдем, все ей объясним, она поймет.
   - Интересно, это прозвище такое: "Художница"? - спросила Эс-Е.
   - Фамилия, - съязвил Артем. Ему совсем не нравилось появиться на пороге незнакомой девушки, ожидающей жениха, а вместо этого встречающей незваных гостей.
   - Эх, вы, знатоки! - презрительно бросил Василий Васильевич. - Марья-Художница наверняка происходит от Марьи-Искусницы, просто со временем некоторые имена меняются.
   - Ладно, неважно, как ее зовут, - отмахнулся от него Артем. - Где нам ее искать, вот в чем вопрос!
   - А не надо ее искать, Артем, - услышал он голос знахаря. - Она сама нас нашла.
   Артем обернулся и увидел, что к ним и вправду бежит молодая девушка. Даже издалека Артем заметил, какая она красавица - как в сказке, чем-то похожа на Ил... просто красивая, с длинной косой, в ярком сарафане. Но меньше всего было похоже, что она бежит с намерением увидеть своего жениха.
   - Это вы! - выпалила она, когда добежала. - Это вы - Артем Царевич?
   Дядя Миша, которому был задан вопрос, несколько смутился.
   - Я не... Артем - это он, но...
   Но Марья-Художница его не слышала, она уже переключилась на Артема.
   - Вы правда можете нам помочь?
   Артем не знал, что ответить. Он совершенно не понимал, что происходит.
   - Откуда вы про меня знаете? - спросил он.
   - Ну, как же! - восхищенно закричала она. - Сначала - стрела, потом еще эта газета...
   - Стрела у вас? - перебил ее Василий Васильевич.
   - Да, - закивала Марья и слегка покраснела. - Они все думали, что это от жениха... А я сразу поняла, что к нам спешит настоящий царевич. Нам сильно нужна ваша помощь.
   - А что за газета? - удивилась Эс-Е.
   - "Ведомости Тридевятого царства", конечно, - теперь уже удивилась Марья. - У нас тут другой газеты нет... Там заметка, подписанная жителями города Дивноборска, и слова благодарности Артему Царевичу и его друзьям.
   Марья-Художница пригласила уставших странников к себе. У нее оказался просторный, светлый дом с тремя комнатами, большой кухней и верандой, где гости смогли разместиться и отдохнуть. Марья предложила затопить баню, но Артем попросил ее подождать.
   - Не будем терять времени, - сказал он. - Что у вас происходит?
   - Что у нас только не происходит... - на глазах у девушки выступили слезы, но она справилась с собой и стала рассказывать дальше. - Ужасные болезни, неурожай, скотина гибнет, мужики спиваются, семьи распадаются, прежде сильные становятся слабыми. А сколько людей умирает, сколько людей скорбит...
   Марья все-таки не смогла удержаться, и слезы потекли маленькими струйками по ее лицу.
   - Простите... - захлюпала она носом и стала размазывать слезы по лицу, от чего оно из приятного стало безобразным. - Просто у меня тоже случилось несчастье. Отец совсем допился - пошел купаться и утонул, а мама с ума от горя сошла. А я сама... Собиралась замуж, уже все приготовила, а жених мой с другой сбежал. У меня, видишь ли, две коровы сдохли, птицу украли, зачем я ему такая нищая нужна!
   Артем как сумел, успокоил Марью. Но уже вечером, после баньки, которую хозяйка все-таки устроила для гостей, пока женщины решили посплетничать, мужчины обсуждали то, что Артем услышал от нее. Воздух был напоен спокойствием, вокруг керосиновой лампы кружили ночные мотыльки, тишина располагала к раздумью.
   - Снова бесы? - предположил Артем.
   - Вряд ли, - покачал головой знахарь. - Когда человек одержим, он не помнит себя, не помнит, что с ним происходило в это время, а в этой Малой Репке люди как люди, разве что сильно побитые горем.
   - Ты думаешь, это колдун? - спросил его Василий Васильевич.
   - Или ведьма, - ответил знахарь. - Нужно будет завтра на заре обойти деревню. Может, что и увидим.
   На следующий день, только пропел петух, знахарь разбудил Артема и Василия Васильевича. Они наспех умылись, сложили в рюкзаки бутерброды, захватили воды и отправились изучать местность.
   - Я вот что думаю, - сказал Дядя Миша. - Если это колдун или ведьма, среди простых жителей их будет найти трудно. Поэтому будет лучше, если мы попытаемся найти их следы за пределами Малой Репки.
   Василий Васильевич предложил разделиться, но Артем и Дядя Миша не поддержали его, считая, что если им придется повстречаться с колдуном или ведьмой, то лучше сражаться втроем.
   - А ты сам как? - поинтересовался Артем у Дяди Миши. - Силы к тебе вернулись?
   - Да-да, - поспешил ответить знахарь.
   Они обошли всю округу, побывали на самых отдаленных хозяйствах, прочесали лес, но никаких следов не нашли. Лишь, возвращаясь обратно в село через поле, на котором еще остались не убранные подсолнухи, Артем заметил странные большие, будто выжженные круги желтого и зеленого цвета.
   - Что это? - спросил он, оглядываясь по сторонам. Все трое как раз стояли в центре такого круга.
   - Оно! - радостно провозгласил Дядя Миша. - Ведьмино селение!
   - Что? - расхохотался Василий Васильевич. - Ведьмино селение? Ты веришь в эти сказки?
   - Люди, сведущие в приметах, люди, умеющие растолковывать знаки, знают признаки, указывающие на присутствие ведьмы, - Дядя Миша был непреклонен. - Заметь, они указывают не на самих людей, а на землю!
   - Ты еще скажи, что хозяин этого поля и есть колдун или ведьма! - Василий Васильевич тоже не собирался сдаваться без боя.
   Дядя Миша промолчал, а кот уже перетягивал на свою сторону Артема.
   - Знаем мы про эти круги... Так часто бывает, что поселяне, выходя на работу, замечают на лугах или зеленые, или желтые круги. Потом распускают молву, что сам хозяин стал колдуном или его жена или дочь стала кумой ведьме или колдуну, и это место для ведьминой пляски. И смотришь - уже бегут люди к знахарю: спаси-помоги! А знахарь соберет с поселян дань подарками да приносами, потом идет в поле и сам же эти круги и закапывает.
   - Хочешь сказать, что это я ночью эти круги выкопал?! - взорвался знахарь.
   - Нет, конечно, - смутился Василий Васильевич. Похоже, он и сам понял, что перегнул палку. - Но все это имеет вполне научное объяснение. Это обыкновенные явления в природе, которые происходят по определенным физическим законам. Земля, на которой появляются зеленые круги, имеет подземные источники. От отделения влажности земля покрывается зеленою травою, совершенно не похожей на местную. Утром, до восхода солнечного, пары, отделяясь от влажной земли, сгущаются и оставляют после себя на траве круги. А после восхода, когда лучи разрежают атмосферу, эти круги исчезают.
   - Смотри-ка, - удивился Дядя Миша. - А я, признаться, думал, что ты, Василий, в физике полный профан...
   - Я ученый, - гордо вскинул голову Василий Васильевич, - и в физике я тоже соображаю.
   - Ты только одно забыл упомянуть, - неожиданно для обоих умников произнес Артем.
   - Что? - спросили они в один голос.
   - Ты забыл сказать, что обычно так бывает в летнее время, но никак не в конце сентября!
   Василий Васильевич и Дядя Миша сконфуженно посмотрели друг на друга.
   - А ты откуда про это знаешь? - первым вышел из транса Василий Васильевич.
   - Читал у тебя в азбуке... - когда-то, - соврал Артем, когда увидел на себе проницательный взгляд ученого кота.
   - Ну-ну, - только и сказал Василий Васильевич.
   - Но ведь это еще раз доказывает, что я прав! - обрадовался опешивший поначалу знахарь. - Это ведьмина пляска! Это точно ведьма!
   Василий Васильевич не стал ничего отвечать. Он проиграл, но не хотел признавать себя побежденным. Для него это был не просто проигранный спор, а поражение науки, а в науку Василий Васильевич верил, как ни во что другое.
   - Значит, если ведьмино селение здесь, ведьма точно в Малой Репке, - привычка делать правильные умозаключения все-таки взял верх. - Нужно только решить, как ее распознать.
   - Была бы Двоеглазка... - уныло произнес Артем.
   Дядя Миша и Василий Васильевич кивнули в знак солидарности, но это никак не решало проблему.
   - Можно попробовать осину, - предложил знахарь.
   - Или с долькой чеснока в шапке, - оживился Василий Васильевич.
   - Или муравьи, - вмешался в ученый спор Артем.
   Дядя Миша и Василий Васильевич снова переглянулись.
   - Слушай, Артем, - обратился к нему Василий Васильевич, - чем это ты ночами занимаешься?

Глава 13

душа ведьмы

  
   Вернувшись к Марье-Художнице, друзья обнаружили, что завтрак уже готов, а сама хозяйка и Эс-Е нисколько не волнуются из-за их отсутствия.
   - Мы так и поняли, что у вас уже созрел какой-то план, - улыбнулась Эс-Е. - К тому же Ярчук сказал, что видел, как вы уходили.
   - Что-нибудь удалось выяснить? - с тревогой спросила Марья.
   - У вас в селе ведьма, - бесстрастным голосом сообщил Дядя Миша.
   Марья-Художница как будто ждала этого ответа.
   - Я так и говорила, но мне никто не верит, - сокрушенно покачала она головой. - Но ведь у вас уже есть мысль, как с ней бороться?
   - О да, мы нашли много способов, - ответил Артем.
   Сразу после завтрака было решено испробовать рецепт Дяди Миши. Еще в лесу он срубил осину, теперь же сделал из нее кол, вбил его в землю и состругал с него щепки. Василий Васильевич подобрал эти щепки, поджег их и принялся кипятить на огне марлевую тряпицу.
   - Это самый известный способ, - по привычке стал просвещать собравшихся Василий Васильевич. - Считается, что ведьма непременно придет просить не жечь ее огнем. Она связана с осиной, и прячет в ней свою темную душу.
   - А почему именно осина? - спросила Марья.
   - У славян осину всегда считали "чертовым" деревом, - отвечал кот. - Существует легенда, что осина позволила мучителям Иисуса Христа сделать из своей древесины крест, на котором его распяли, за что осина была проклята Богом. По другой версии осина не проявила почтения: в момент рождения Христа и при его кончине не затихла и не склонилась, а продолжала шелестеть листвой и трепетать. Наконец, говорят, что мучимый страхом и раскаянием Иуда долго не мог найти дерево, которое согласилось бы "принять" его, и лишь осина сжалилась и позволила ему повеситься на ней, за что опять же и была проклята.
   Речь Василия Васильевича, как всегда, заинтересовала, но она, к сожалению, не давала ответ, как долго придется ждать появления ведьмы. Друзья просидели возле огня до самой ночи, то и дело подбрасывая новые щепки, но все было впустую. Осиновый кол лишился своего одеяния, а ведьма так и не пришла. Впрочем, знахаря и Василия Васильевича это обстоятельство нисколько не огорчило.
   - Я, собственно, и не рассчитывал на то, что осина поможет, - заверил друзей знахарь. - Сильная ведьма на такой трюк не клюнет.
   Следующим утром Артем и Дядя Миша отправились в лес собирать муравьев. Марья-Художница выдала им рабочие рукавицы и ведра, но знахарь попросил еще одну маленькую плошку.
   На этот раз они не стали заходить далеко в лес, а остановились у первой же муравьиной кучи. Артем хотел уже зачерпнуть ведром из муравейника, но знахарь остановил его.
   - Сначала соберем муравьиное масло, - сказал Дядя Миша.
   - Что - муравьиное? - Артему показалось, что он ослышался.
   - Смотри! - показал знахарь на самую вершину муравейника.
   Артем не верил своим глазам - на поверхности муравьиной кучи выступил небольшой комок, и в самом деле похожий на масло.
   - Вот для чего я захватил с собой это, - улыбнулся Дядя Миша и вынул плошку. Он аккуратно собрал муравьиное масло и плотно закрыл его. - Чтобы не растаяло!
   - И зачем нам это масло?
   - Вообще-то этим маслом мажут волосы, чтобы они лучше росли, - засмеялся знахарь. - Так что нам оно, в общем-то, без надобности. Но Захар, мой учитель, рассказывал, что им натирают больные руки и ноги, лечат другие недуги, и что оно вроде бы даже приносит счастье.
   Он еще раз проверил, надежно ли упаковал масло, и сказал:
   - Ну вот, теперь можно заняться муравьями.
   Они с Артемом зачерпнули каждый по два ведра из муравейники. Муравьи, конечно, были недовольны бесцеремонным вмешательством в свою жизнь, и пытались выбраться, но из-за скользкой поверхности ведра, вдобавок обильно смазанной знахарем жиром, не могли этого сделать и продолжали возиться друг с другом в куче песка.
   В поселке их уже ждали Василий Васильевич и Эс-Е. Марья решила на этот раз не участвовать, опасаясь, что если ее увидят за сомнительным делом, то саму примут за ведьму.
   Теперь у каждого было по ведру с муравьями. Дядя Миша раздал указания, и работа закипела. Четверка друзей обежала все улицы Малой Репки, на каждой оставляя не большую кучку с муравьями, затем спряталась в потайном месте и стала наблюдать за репчанами.
   - Муравьи лучше всего умеют распознавать ведьму, - шептал на ухо Эс-Е Василий Васильевич. - Ведьма через улицу с муравьями пойдет в обход и таким образом можно будет ее определить. Мы расположили кучки, что ведьме придется все время сворачивать, и он волей-неволей выйдет к нам.
   Но и на этот раз ничего не вышло. Улицы были оживленными, и за день по ним прошла чуть ли не вся деревня, но ни одного муравьи не спугнули. К тому же, насекомым не терпелось попасть домой, и они очень скоро разбежались.
   - Слушайте, - вдруг произнес Василий Васильевич, - а вдруг это сама Марья-Художница?
   Это предположение заставило задуматься. Конечно, у Марьи была причина, по которой она не пошла вместе с ними, но подозревать ее в том, что она ведьма... Да и зачем ей тогда нужно было приглашать к себе тех, кто пришел по ее душу?
   - Нет, - после небольшой паузы сказал Дядя Миша. - Вчера она стояла рядом с осиной, и даже если ожоги на нее не подействовали, не думаю, чтобы она бесстрастно приняла гибель осины.
   Несолоно хлебавши, друзья вернулись обратно, и весь вечер невольно наблюдали за хозяйкой дома, все больше убеждаясь, что Марья-Художница меньше всего похожа на ведьму. Оставался вариант Василия Васильевича, но чтобы его реализовать, пришлось дожидаться воскресенья, когда селяне отправятся в церковь.
   Несколько вечеров пришлось провести Василию Васильевичу для того, чтобы продумать свой план. Чтобы никто ему не мешал, он выходил на веранду, разваливался в плетеном кресле и под мягкий шелест мотыльков, роящихся возле лампы, начинал разговаривать сам с собой. Наконец, в субботу он вошел в гостиную и сообщил, что все продумал.
   План ученого кота был прост - тот, у кого при себе будет чеснок, сможет войти в церковь, оставаясь невидимым. Во время службы он тоже никого не увидит, кроме ведьмы или колдуна. Поэтому Дядя Миша пошел в церковь, заткнув за небольшую дольку чеснока за шапку, Эс-Е чеснок зашили в пояс, а Василий Васильевич, ненавидевший этот острый овощ всеми фибрами души, набрался решимости и положил зубчик себе под язык. Артему кот объяснил, что у него в обереге чеснока достаточно, чтобы увидеть любую ведьму. Марью посвящать в детали плана все-таки не стали, тем более что она ушла в церковь раньше.
   Но и на этот раз вылазка окончилась неудачей. Все четверо простояли в церкви до конца службы, никого не замечая, только слыша голос диакона, но никто в толпе верующих не проявился.
   - Я вообще думаю, зачем бы это ведьме приходить в церковь, - сказал Артем, когда они возвращались к Марье-Художнице. - Вы бы пошли туда, если бы заключили союз с черными силами?
   - Не все так просто, Артем, - медленно процедил Василий Васильевич. - Ведьма, какая бы она ни была, никогда не решится пропустить воскресную службу. Любого, кто не придет, сразу начнут подозревать в лояльности к нечистой силе. Да, ей там будет плохо. Да, она будет думать о том, как бы ей оттуда поскорее уйти. Но не прийти она не сможет.
   - Тем не менее, мы никого не увидели, - возразил коту Артем.
   - Это еще не значит, что ее там не было, - парировал Василий Васильевич.
   - Да, просто это может быть ОЧЕНЬ сильная ведьма, - поддержал его Дядя Миша.
   - Хуже всего, что больше нет ни одного средства, которое помогло бы найти ее, - грустно произнесла Эс-Е, и Артем с Дядей Мишей закивали в знак согласия.
   Василий Васильевич остановился.
   - Есть, - произнес он. - Точнее, я не знаю, есть ли оно, но если спросить у азбуки.
   Артем разочарованно махнул рукой:
   - Ну-у-у... Я-то думал...
   - ТЫ ДУМАЛ, Я ВСЕ ЗНАЮ? - прорычал Василий Васильевич, мгновенно затих и спокойно проговорил. - Нет, Артем, как ни странно это покажется, но я много не знаю, хоть и именуюсь ученым. Потому что любой человек (или кот) должен постоянно самообразовываться. Знание - это единственное оружие, которое никогда не подведет, и поэтому я каждый день оттачиваю его. Для чего, ты думаешь, я, такой ученый котище, читаю азбуку? Она содержит в себе миллионы тайн, и я не боюсь спросить у нее, если чего-то не знаю. Не знать не стыдно, стыдно - не познавать!
   Василий Васильевич не в первый раз говорил о важности познания, но Артем впервые видел его таким. У кота бешено горели глаза, он был возбужден до такой степени, что, казалось, может разорвать любого несогласного с ним. Артем раньше не сильно задумывался о том, в чем разница между знанием и познанием, но сейчас он понял, о чем хотел сказать Василий Васильевич. Множество из того, чему его учили в школе, сейчас было ни к чему. Зато тех знаний, которые помогли бы ему помочь Миру Русских Сказок освободиться от чар Лжекощея, явно не хватало. И Василий Васильевич своим примером показывал, что учиться нужно всегда и везде. Артем не был прилежным учеником у себя в школе, но он не хотел прослыть неучем в этом Мире.
   Поэтому, когда они вернулись в Марье, он первым напомнил Василию Васильевичу про азбуку. Но кот не торопился спрашивать у волшебной книги про ведьму. Он еще раз обсудил с Дядей Мишей возможность открыть ведьму, но знахарь тоже не мог припомнить общеизвестных способов борьбы с ведьмами. Только тогда Василий Васильевич раскрыл азбуку и попросил ее рассказать, как одолеть ведьму.
   Волшебная азбука сразу же выдала десять страниц про ведьму, про ведьминский образ жизни, про осину, муравьев и чеснок.
   - Ничего нового, - разочарованно произнес Василий Васильевич и снова обратился к азбуке. - А есть такие способы, о которых никто не слышал?
   - Я не понимаю, - ответила азбука. - Что конкретно вы хотите?
   Василий Васильевич молчал, он не знал, как правильно задать вопрос.
   - Я знаю! - вдруг завопил Артем.
   Он положил перед собой азбуку и четко произнес:
   - Нам нужны сведения из Мира Нави.
   Артем подождал, пока азбука перейдет в нужный раздел, и продолжил:
   - Как ведьме защититься от отгада?
   - Ждите! - ответила азбука и погасла.
   - Вот это да! - восхищенно посмотрел на Артема Василий Васильевич. - Отличная идея!!!
   - Согласен с Василием, - потрепал Артема по голове Дядя Миша. - Как ты до этого додумался?
   - Это все из-за того экзамена, в прошлом году, - скромно ответил Артем. - Ну, помните, меня пригласили в школу для колдунов? Со мной в комиссии сидели вурдалак и ведьма... кажется, ее звали Янина...
   В комнату вошли Эс-Е и Марья-Художница. Они хотели что-то сказать, но Дядя Миша знаком показал им, что сейчас не время.
   - Она тогда в перерыве рассказывала нам, что ей всегда удается оставаться незамеченной, и что ее этому научили в той самой школе. Ну, я и подумал, почему бы не получить сведения из первых рук. Там ведь тоже по книгам учат?
   - Да, по книгам, - кивнул Дядя Миша. - Захар рассказывал, что в школах кудесничества есть очень старые рукописи. Наверняка, они по этим рукописям учатся.
   - Что это вы задумали? - спросила с подозрением Светлана Евгеньевна. - Какие еще рукописи?
   - Да это мы так, прошлое вспоминаем, - ушел от ответа Дядя Миша и мастерски развернул разговор на саму Эс-Е. - Что ты хотела нам сказать?
   - Представляете, - поддалась она, - я нашла у себя несколько головок мака. Это еще с тех пор, как мы для оберега собирали.
   - И что - разве он нам пригодится? - скривил губы Артем.
   - Конечно! - ответил вместо Эс-Е Василий Васильевич. - Мак - лучшее средство против ведьмы.
   Эс-Е отдала найденный мак Дяде Мише.
   - Если рассыпать перед ведьмой маковые зерна, она не сдвинется с места, пока их не соберет! - сказал знахарь, складывая маковые головки к себе в сумку.
   - И что, вы собираетесь рассыпать три головки мака перед всеми жительницами Малой Репки? - язвительно заметил Артем.
   - Да-а-а... - почесал затылок Василий Васильевич. - Рано мы обрадовались... Ну, ничего, зато нам азбука даст совет.
   - Что-то я в этом сильно сомневаюсь... - покачал головой Артем, показывая на азбуку, которая не подавала никаких признаков жизни.
   Но Василий Васильевич не переставал надеяться. День подошел к концу, и друзья снова собрались на веранде, чтобы обсудить положение дел. Кот не преминул взять с собой волшебную книгу и ждал, когда ее страницы снова оживут, но азбука молчала.
   Легко поужинав, друзья зажгли лампу и начали разговор. Марья приоткрыла окошко, и помещение наполнилось теплым осенним воздухом. Керосинку снова облепили бабочки и мотыльки, где-то вдалеке стрекотали цикады и светляки, может быть, последние перед наступлением настоящей осени.
   Беседа текла медленно - решалась судьба Малой Репки. Что делать - идти дальше за стрелой или остаться здесь. Василий Васильевич предлагал ждать, пока не ответит азбука. Дядя Миша и Эс-Е настаивали на том, чтобы двигаться вперед, доказывая, что если им удастся в конце пути одолеть Лжекощея, то напасти отступят сами собой.
   Эту идею резко критиковал Василий Васильевич. Он был убежден, что победа над Кощеем не поможет, потому что ведьма затаится на время, а потом снова будет вредить людям.
   Артем не принимал ни одну из сторон. Он понимал, что они зашли в тупик, но в то же время помнил, что ему ответила громовая стрела: "Прямо пойдешь - деревню спасешь". Но тут произошло непредвиденное событие.
   В самый разгар спора азбука вспыхнула, засветилась красным светом и распахнулась. Все четверо прильнули к книге и удивленно отпрянули. На развороте была изображена бабочка. Василий Васильевич поднял голову вверх, и увидел над собой кружение мотыльков.
   - Марья! - заорал он. - Немедленно закрой все окна в доме!
   Хозяйка дома ринулась исполнять приказание, а Василий Васильевич схватил книгу и стал читать:
   - Выписка из "Чаровника", издание 1236 года. Глава сто шестьдесят шестая, "Душа ведьмы", - Василий Васильевич перевел дыхание и продолжил читать. - Душа ведьмы во время сна покидает ее тело в облике бабочки. В ряде случаев ведьма может сама принять облик бабочки, чтобы оставаться незаметной для простых смертных"... Так, здесь что-то еще... "Ведьме, обратившейся в бабочку, стоит подумать о том, чтобы не попасть в руки к людям. Если ночной бабочке подпалить крылья, утром люди опознают ведьму по ожогам и ранам на теле. Ночной бабочке, залетевшей в дом, обжигают крылья и отпускают со словами: "Приди завтра, дам тебе соли". Если на следующий день кто-нибудь придет попросить соли, то его отождествляют с той злой душой, которая в виде бабочки прилетала в дом.
   - Хватайте мотыльков! - закричал Дядя Миша.
   Началось настоящее безумие. В погоне за бабочками друзья натыкались друг на друга и падали на пол, разбивая носы и ломая кости, но дело было сделано, и через час все бабочки и мотыльки, облюбовавшие старую лампу, трепыхались в плотно закупоренной банке.
   - Вот почему мы не могли с ней справиться, - тяжело дыша, произнес Артем. - Она с самого начала была здесь и слышала все наши разговоры.
   - Значит, теперь мы должны поджечь крылья всем этим бабочкам? - спросила Эс-Е. - Но ведь им же будет больно!
   - Придется ими пожертвовать, ничего не поделаешь, - ответил Дядя Миша.
   - Но ведь из них всего одна - ведьма. За что же пострадают другие?
   - Знаешь, Эс-Е, сейчас не время думать о каких-то бабочках, когда люди (и не только люди) в опасности, - рявкнул Василий Васильевич.
   Он подозвал к себе Артема, у которого оказалась рассечена бровь и вместе с ним приступил к сложному обряду. С ловкостью дикого кота он доставал из банки одну за другой самых разных бабочек и передавал их Артему, который уже держал наготове свечу, чтобы опалить крылья каждой из них. После того, как бабочка получала свою порцию неприятных ощущений, Артем выпускал ее на улицу.
   Когда все было кончено, он поделился своими сомнениями с остальными:
   - А вдруг среди них не было ведьмы? Или она сможет преодолеть и этот барьер?
   Но ему никто не смог ответить, даже азбука оставила его вопрос без внимания. Погрузившись в тяжелые размышления, друзья отправились спать.
   Утро должно было принести надежду, и сразу после легкого завтрака вся компания снова собралась во дворе Марьи-Художницы. Они ожидали ведьму. Согласно азбуке, к ним должна была прийти за солью женщина со следами ожогов. Но к Марье то прибегали дети, которых она учила рисовании, то подружки, с удивлением рассматривающие ее гостей, сельский староста, предупредивший, что Марья должна заплатить за дрова. Друзья совсем отчаялись и заскучали. Василий Васильевич и о чем-то болтал с Ярчуком, Дядя Миша что-то шептал на ухо Эс-Е, от чего она смущенно смеялась, Артем рисовал на земле палочкой смешные рожи...
   - Марьюшка, ты дома? - послышалось из-за калитки. - Это я, тетя Зина!
   Марья-Художница выбежала из дома и открыла калитку. Во двор вошла женщина средних лет в разноцветном переднике.
   - Здравствуй, Маня. Соли хотела у тебя попросить, - сказала тетя Зина, и сразу привлекла к себе внимание. - Мужику своему суп сварила, хватилась - а соли-то и нет. Вот я монетку тебе принесла, чтобы не поссорились...
   - Хватай ее! - завопил Василий Васильевич.
   Артем бросился вперед и навалился на гостью, прижав ее к земле.
   - Помогите, убивают! - заверещала она, а Василий Васильевич уже летел на помощь Артему.
   - Да вы что! - опомнилась Марья. - Пустите ее, это соседка моя!
   - А-а-а, пустите, ироды! - орала тетя Зина.
   - Ведьма!!! - не слышал Марью Василий Васильевич.
   - Уби-и-и-и-ва-а-а-а-ю-у-у-у-т!!! - ревела соседка.
   Дядя Миша, Эс-Е и Марья бросились к Артему и с трудом оттащили его. А тетя Зина, заехав Василию Васильевичу коленом по причинному месту, махом освободилась и бросилась бежать.
   - Люди, люди! Что же это делается! Ведь чуть же не убили меня! - голосила она на всю ивановскую. - Ну, Манька, я тебе еще покажу, щас старосту приведу!!!
   - Так это не она, что ли? - корчась от боли, просипел Василий Васильевич.
   - Конечно, нет, - рассмеялась Марья. - Я же говорю - соседка.
   Теперь уже хохотали все, даже Артем и Василий Васильевич.
   - Представляю, что она подумала! - закатывался кот.
   - Ничего смешного, - сквозь слезы смеялась Марья. - Она ведь и в самом деле за старостой побежала, сейчас еще и полицию приведет!
   - Это надо было видеть, - утирал слезы Дядя Миша. - Василий Васильевич так и впился в бедную женщину, да ее кричит: "Ведьма! Ведьма!"
   - Конечно, она приведет сюда всю округу, - заливалась Эс-Е. - Какой женщине понравится, что ее ведьмой назвали?
   Однако веселье скоро снова сменилось унынием. Если тетя Зина не была ведьмой, тогда кто? В бессмысленном ожидании Дядя Миша вызвался починить у Марьи обветшавший забор, Эс-Е согласилась помочь девушке по дому, а Артема и Василия Васильевича отправили в огород убирать ботву. Каждый оказался при деле и не заметил, как пришел вечер.
   Погода выдалась сухая и теплая, и хозяйка предложила накрыть ужин прямо во дворе. Мужчины обрадовались этому предложению, помогли Марье вынести большой стол и вместе с Эс-Е накрыли его. Порядком приунывшие, друзья как будто вновь начинали радоваться жизни.
   Но, едва приступили к еде, за воротами раздался какой-то шум.
   - Наверняка, это Зинка притащилась, - покачала головой Марья и пошла открывать.
   Во двор ввалилась толпа репчан во главе со старостой и урядником. Тетя Зина кричала и требовала привлечь Артема и его кота к ответу, староста что-то невнятно отвечал, вокруг него кудахтали Зинины подруги, а урядник просто стоял в стороне и крутил ус.
   - Вы только послушайте, как он меня назвал! - кипятилась тетя Зина. - Сказал, что я ведьма! Это мне, самой добродетельной в этой деревне!
   И тут же в ее адрес полетело:
   - Да тоже мне нашлась праведница!
   - Ведьма и есть!
   - Ах ты...
   - Правильно она говорит!
   - Тихо! - прогремел урядник, которому эта свора порядком надоела.
   Вокруг сразу стало тихо. Полицейский собирался что-то сказать, но тут из-за его спины послышался слабый голосок:
   - Добрые люди, подайте хлебушка бедной старушке, калике перехожей.
   Урядник обернулся и вытащил вперед сгорбленную старуху с протянутой рукой.
   - Подайте хлебушка, - еще раз попросила старуха.
   Эс-Е взяла со стола краюху.
   - Спасибо, дочка, спасибо, - принялась кидать поклоны бабка. - Еще бы соли мне, чтобы не совсем пресно было. Соли, дочка...
   При виде этой с цены даже у Артема защемило сердце, что уж говорить про сострадательную Светлану Евгеньевну. Она вернулась к столу, и услышала, как Василий Васильевич прошептал:
   - Она просит соли! Она тоже просит соли! Нужно схватить ее!
   - Перестань, - зашипела на него Марья и передала Эс-Е солонку. - Совсем меня опозорить хочешь?
   Она пошла обратно к старушке, но Василий Васильевич не сводил с нее глаз. Нищенка посолила хлеб, вернула солонку и снова принялась благодарить:
   - Дай Бог тебе здоровья, дай тебе Бог... - она подняла руку и принялась крестить Эс-Е, но то ли она страдала сухорукостью, то ли у нее не было сил, но крестного знамения у нее получилось. Рука у бабки резко дернулась и на глазах у изумленных зевак превратилась в почерневшую культю.
   - Это она! - выкрикнул Василий Васильевич.
   - Ярчук! - отдал приказ Артем.
   Собака совершила умопомрачительный прыжок и в одну секунду оказалась рядом со старухой, распугав толпу. Василий Васильевич подобрал с земли камень и бросил в ведьму, но старуха резко развернулась на месте, растворилась в длинных фалдах своего плаща, вылетела из-под него уже черной галкой и рванула прочь. Зеваки ахнули и выбежали вслед за птицей на улицу, а впереди них, перемахнув через забор, летел Дядя Миша, на ходу роясь в сумке.
   Черная птица не могла быстро лететь - как и у старухи, у нее оказалось обожженное крыло. Дядя Миша быстро настиг ее, вынул из сумки маковые головки, резко растер их на ладони и бросил прямо в птицу. Ведьма тут же приняла человеческий облик, распласталась на земле, и мгновенно принялась собирать рассыпанные зерна.
   - Это она, - выдохнул рядом с Дядей Мишей Артем. - Янина, та самая ведьма. Я узнал ее.
   За Артемом прибежали все остальные. Репчане не понимали, что происходит, но внимательно следили за незнакомцами.
   - Люди, - громко произнес Дядя Миша. - Это ведьма, из-за которой на вашу деревню свалились беды и несчастья. Вам решать, что с ней делать.
   - А это точно ведьма? - спросил испуганный голос из толпы. - Может, как и с Зиной?
   - Разве вы не видели? - от толпы отделилась сама тетя Зина. - Вы не видели, как она превратилась в эту ворону?
   - Зина явно не разбирается в птицах, - шепнул Артему Василий Васильевич.
   - Точно вам говорю - это ведьма! - визжала она.
   Сельский староста вместе с урядником несколькими уважаемыми в малой Репке людьми на месте посовещались и вынесли свой вердикт.
   - Пусть сама исправит то, что натворила. Пусть вернет людям богатство, здоровье, счастье или...
   - Что - или? - зашипела на них Янина, продолжая собирать зерна. - Думаете, меня можно убить? Ничего у вас не выйдет! Мой хозяин, Всемирный Царь Кощей Бессмертный, отомстит за меня. Горе тому, кто причинит мне вред!
   Селяне в страхе отпрянули. Перед ведьмой остались только Артем и его друзья.
   - Отвечай, - потребовал от ведьмы Артем, - обязуешься ли ты вернуть людям то, что ты отняла у них?
   - Подлый предатель, - снова зашипела ведьма. - Я всегда знала, что ты ненастоящий царь Нави. Ничего, Кощей еще доберется до тебя, он всех вас найдет и воздаст вам по заслугам.
   - Ты не ответила... - настаивал на своем Артем.
   - Я не буду ничего переделывать, - засмеялась ведьма. - Я отдала душу моему повелителю, Всемирному Царю Кощею Трипетовичу, и я буду верна ему до конца. Да здравствует Кощ...
   - Ярчук, - Артем уже не слушал ведьму. - Ты знаешь, что нужно делать.
   Собака молча кивнула и медленно подошла к ведьме.
   - Нет! Нет!!! НЕТ!!! - завопила Янина. Над ней уж шипели две гадюки, а Ярчук занес над ней свой волчий клык.
   - Артем, останови его! - схватила его за рукав Эс-Е. - Это же ужасно! Артем, пощади ее!!! Вы ведь разрываете ей душу!!!
   - У ведьмы нет души... - Артем одернул руку Эс-Е и продолжал бесстрастно смотреть, как Ярчук расправляется с ведьмой. Репчане струхнули и уже давно разбежались - казнь ведьмы не показалась для них интересным зрелищем.
   Ярчук сделал последнее движение, и ведьма затихла. Эс-Е и Марья рыдали друг у друга на плече, кот вытирал пот со лба, Дядя Миша нервно жевал губы.
   - Так будет с каждым, кто захочет погубить Мир Прави, - сказал хрипловатым голосом Артем, но тут же снова обрел голос и громко произнес. - Василий Васильевич! Дядя Миша! Нужно убрать тело.
   Кот и знахарь переглянулись и посмотрели на Артема глазами, полными страха и уважения. Василий Васильевич поклонился Артему, Дядя Миша едва кивнул, и оба поспешили выполнять приказ героя Прави.

Глава 14

в тупике

   Артем решил не задерживаться в Малой Репке больше, чем на три дня. Видимых изменений после разоблачения ведьмы не произошло, о чем, впрочем, Артема сразу предупредил Василий Васильевич. Но он хотел поскорее продолжить путь не из-за этого. Ему было тяжело переживать свой собственный приказ.
   Артем не спал уже две ночи, многократно прокручивая в голове последние минуты ведьмы. Он спрашивал себя, был ли у него выбор, и не находил ответа. То ему казалось, что он поторопился, когда натравил Ярчука на ведьму. То убеждал себя, что иначе поступить было нельзя. Хуже всего было то, что он не увидел, чем вредила ведьма, он только знал о последствиях и разговоров жителей поселка. Вдобавок ко всему на третье утро к нему подошел сам Ярчук и попросил отпустить его.
   - Ты больше не нуждаешься в моей силе, Артем Царевич, - сказала собака. - Ты теперь сам обладаешь такой силой, что даже мне страшно становится.
   - Но как же мы без тебя... - растеряно пробормотал Артем. - Почему ты бросаешь нас?
   - Я не бросаю, просто иду своей дорогой, - ответил Ярчук. - Теперь, когда в Мире Прави столько нечисти, я должен сам выйти на тропу войны. Мне нужно найти новую Двоеглазку, чтобы вместе с ней начать свой поход против Кощея. Но ты не переживай - когда понадобится моя помощь, только свистни, и я являюсь. А пока - прощай! - и, не говоря больше ни слова, волшебная собака исчезла в неизвестном направлении.
   Все это время Артем почти не разговаривал с друзьями. Он узнал, что Дядя Миша и Василий Васильевич оттащили тело ведьмы в лес и там закопали его под осиной, что Марья-Художница вместе с односельчанами каждый день отмечает освобождение Малой Репки от злой колдуньи. Но эти и другие новости он воспринимал бесстрастно, надеясь, что путь до следующего пункта назначения освободит его от неприятных мыслей. Поэтому еще с вечера он сообщил друзьям, что с рассветом он пустит стрелу дальше.
   По правде говоря, идти было некуда. Как-то ночью он уже выходил во двор, натягивал тетиву, но ни с одной стороны не услышал ответа. Теперь он решил бить наугад, но ночью Эс-Е внезапно стало плохо. У нее поднялась температура, ее тошнило и трясло, как осиновый лист, кожа на лице потеряла цвет и приобрела крайне бледный оттенок, язык во рту распух, и Эс-Е едва могла произнести членораздельные звуки.
   Дядя Миша так никогда не волновался. До самого утра он читал над своей любимой заговоры, окуривал ее комнату травами, лечил от тысячи болезней, но Эс-Е не становилось лучше.
   - Может, она отравилась? - спросила Марья.
   Но Эс-Е отвечала, что не ела ничего такого, что могло бы вызвать отравление, она питалась вместе со всеми. Тогда Артем, который понял, что путешествие откладывается, предположил:
   - Может, это не просто болезнь, а порча?
   Но Дядя Миша, как ни старался, нее мог вспомнить, какая порча вызывает столько симптомов. Василий Васильевич спрашивал у азбуки, но волшебная книга тоже не смогла ответить на его вопросы.
   - Светлана Евгеньевна, когда это почувствовали? - взял ее за руку Артем.
   - Я н-не по... мню... - еле ворочала языком больная. - Ка... же... т... ся... ког... да... п-пос... мо... т... ре... ла... н-на в-ве... дь...му... У н-нее... б... был... та... так... кой... вз... вз... так она см... мот... ре...ла...
   - Все ясно! - вскричал Дядя Миша, не дав ей договорить. - Порча сглазу. Эта ведьма напоследок ее сглазила.
   - Так это правда? - удивился Артем. Сколько раз он слышал, как человек оправдывает свои неудачи в делах тем, что его сглазили, но чтобы это дошло до такой степени!
   - Теперь я точно знаю, как ее нужно лечить, это просто, - немного успокоился Дядя Миша. - От сглаза спасти проще всего.
   Он попросил оставить его с Эс-Е один на один, запер дверь, и только через час вышел обратно и сказал:
   - Артем, Василий и ты, Марья! Мне нужен ковш чистой воды, стакан, ложку соли и уголь!
   Развернулся и снова исчез в комнате Эс-Е. Марья тут же сбагала в чулан за солью, приготовила ковш и маленький стакан.
   - Что он собирается делать? - спросил у Василия Васильевича Артем, вернувшись с ведром чистой колодезной воды.
   - Обряд очищения от сглаза, - шепнул кот, вытаскивая щипцами три уголька.
   Они перелили воду в ковш, в стакан Василий Васильевич сам насыпал соли и угля и передал Дяде Мише за дверь, а сам стал рассказывать Артему про обряд:
   - Знахарь берет ковш воды и омывает больного, потом наливает воду в стакан с солью и углем, и когда смесь эта растворится, дует над ней три раза. Потом плюет три раза в сторону, снова сбрызгивает больного, дает ему попить, потом оставшейся водой обтирает грудь, а рубахой - лицо, говорит заговор, а воду выливает.
   - С лесу пришло, на лес пойди, с ветру пришло, на ветер поди, с народу пришло, на народ поди! - донесся до них крик души Дяди Миши.
   - Во! - поднял палец Василий Васильевич. - Слышал?
   Прошло несколько минут, и из-за двери снова послышался бас знахаря:
   - Белая березка, кудрявая березка росла в чистом поле, широком раздолье. Всякий шел, ей завидовал. Не боялась она ни ветра, ни погоды, ни людского оговора. Так и ты, раба Божья Светлана, не бойся ни людского, ни ведьминого оговора!!!
   - Наверное, первое не помогло, - вздохнул кот.
   Прошло еще несколько минут, и Дядя Миша вышел из комнаты больной.
   - Ну? помогло? - бросились к нему Марья, Артем и Василий Васильевич.
   Но знахарь только покачал головой.
   - Попробуй добавить мох, - посоветовал Василий Васильевич.
   - Уже пробовал, - тяжело вздохну Дядя Миша и потер глаза.
   - Ты устал, тебе нужно отдохнуть, - Артем попытался взять Дядю Мишу за руки, но знахарь отстранился.
   - Нет! Я должен продолжать, - упрямо сказал он.
   - Ты ведь уже почти всех сил лишился! - снова попытался увещевать его Артем.
   - Может, ты и герой, Артем, но уж никак не знахарь! - рассердился на него Дядя Миша. - Я сам знаю, что мне делать!
   Артему нечего было ответить, тогда ему на смену заступил Василий Васильевич:
   - Но ведь у тебя больше нет заговоров против сглаза. Что ты собираешься делать?
   Дядя Миша сделал еще несколько шагов назад, к комнате Эс-Е:
   - Буду молиться, - прошептал он и закрыл за собой дверь.
   - Что-то я не понял, - обратился к Василию Васильевичу Артем. - Ты сказал, что у него не осталось заговоров, а он снова собрался молиться. Разве это не одно и то же?
   - Нет, - резко ответил кот. - Между молитвой и заговором есть существенное различие. Заговор - это такое обращение к Богу или Духу, которое основывается на убеждении в возможности внушить им то или другое пожелание так, чтобы Бог или Дух не в силах был не выполнить его. Молитва же есть выражение такого желания, которое только Бог может удовлетворить, если сам того захочет.
   Артем смутно понял, в чем отличие, но вместе с Василием Васильевичем и Марьей-Художницей просидел, не сомкнув глаз, до самого полудня. Наконец, знахарь снова появился из-за двери. Он едва держался на ногах, и Артем с Василием Васильевичем поспешили к нему, чтобы усадить на кровать.
   - Все, я сдаюсь, - сокрушенно покачал головой знахарь. - Мои молитвы не помогают. Видимо, Господь за мои грехи отвернулся от меня.
   Он упал на кровать и закрыл голову подушкой, из-под которой доносились звуки, похожие на всхлипы. Артем укрыл его одеялом, а сам отошел в сторону. Василий Васильевич, наоборот, подсел ближе к знахарю и тихо произнес:
   - Когда я служил Кощею Восемнадцатому, он рассказывал, будто некоторые ведьмы обладают особым даром. У них в глазах содержится настоящий змеиный яд!
   Дядя Миша убрал подушку и уставился на кота. Артем и Марья сели рядом. А Василий Васильевич словно сомневался,
   - Стоит им посмотреть на человека, и в скором времени он умирает от неизвестной болезни, и ни один лекарь не знает, что причиной этому является яд в глазах человека.
   Артем и Марья вскрикнули, но на Дядю Мишу слова Василия Васильевича повлияли по-другому. Он вскочил и принялся трясти Василию Васильевичу руку.
   - Ее нужно лечить от змеиного яда! - закричал он и собирался уже бежать к Эс-Е, но Василий Васильевич остановил его.
   - Нет, Михаил, средства от змеиного яда тут не помогут, - покачал он головой. - Это сглаз, сдобренный ядом, значит от сглаза, только от сверхсильного, и нужно лечить. И здесь поможет только одно...
   - Усиление заговора, - тяжело опустился обратно на кровать знахарь и закрыл лицо руками. - Но у меня нет ни одного подходящего компонента... У меня нет противоядия.
   - Что за усиление? - спросил Артем у кота.
   - Против сильного сглаза может помочь обряд или заговор, когда ведущим выступает один из обязательных элементов простого заклинания.
   Заметив, что Артем и Марья не понимают, о чем идет речь, Василий Васильевич пояснил.
   - То есть, попросту говоря, нам нужна живая вода или сверхмощная соль, или уголь с двойной апотропейной силой, или рубашка, наделяющая человека силой... Любой из этих компонентов заговора удвоит силу заговора и снимет порчу.
   Услышав Василия Васильевича, Дядя Миша снова оторвал руки от лица и посмотрел на Василия Васильевича.
   - Огненная сорочка... - еле слышно прошептал он.
   - Да, огненная сорочка помогла бы, - кивнул кот.
   Артем не успел даже задать вопрос, а Василий Васильевич уже на него отвечал.
   - Огненная рубашка - это волшебная рубашка, наделяющая того, кто ее носит, необычайной силой. В нашем случае тот, кто ее наденет, пройдет очищение огнем от любой скверны, от любой беды, от любого несчастья.
   - А где ее взять? - спросил Артем.
   - Обычно она приобретается героем от змея или птиц, - сразу отозвался Василий Васильевич, но тут же огорчил. - Правда, она была утеряна еще в эпоху Седьмого Сказочника, и с тех пор никто не знает о ее местонахождении.
   - В таком случае, я знаю, где она, - стукнул кулаком по подлокотнику кровати Артем.
   - Ты? - оживился Дядя Миша. - Но откуда?
   - Вспомните, где можно найти волшебные предметы, которые многие считают утерянными? Конечно же, в Хранилище Кудеяра! - радостно выпалил Артем.
   Но друзья не поддержали его, а только разочарованно переглядывались.
   - Что? Почему вы молчите?
   - Ты забыл, Артем, - покачал головой Василий Васильевич. - Тебе запрещено связываться с сокровищами Кудеяра!
   - А вот и нет! - возразил Артем. - Меня обвинили только в том, что из-за меня были утрачены важные артефакты волшебного мира, но мне не запрещали искать их!
   - Искать - нет, но притрагиваться к ним не должен, - в вопросах волшебного права Василий Васильевич был сведущ. - Это называется "рецидив", когда преступник совершает повторное преступление.
   - Разве я еще преступник? - удивился Артем.
   - А разве нет? Вместо тебя срок отбывал Дядя Миша, но так как его помиловали, а ты стал героем Прави и ушел в Мир Яви, тебе заменили наказание на условное. Это означает, что если ты попадешься на этом же преступлении, тебя снова осудят за кражу и уничтожение волшебных артефактов, и ты получишь уже не шесть месяцев, а гораздо худшее наказание.
   - Ну, так в чем проблема? - не унимался Артем. - Пойдемте к Хранилищу вместе, и вы заберете у Кудеяра огненную рубашку.
   - Ты меня не слушаешь Артем, - цокнул языком Василий Васильевич. - Огненная рубашка дается только герою, никто из нас не сможет получить ее.
   Беседа закончилась тем, с чего началась - вариантов не было. Эс-Е находилась на пороге гибели, с каждым днем ее состояние ухудшалось, и никто не мог ей помочь.
   - Сколько ей осталось? - однажды спросил Дядя Миша у кота. - Ты говорил, что в глазах у ведьмы заключен змеиный яд, но от этого яда она бы уже умерла, а Лана еще борется. Сколько это будет продолжаться?
   - Я думаю, сроки затягиваются из-за того, что мы убили ведьму, - поразмыслив, сказал Василий Васильевич. - Думаю, твоя подруга продержится еще месяц.
   Узнав о том, что смерть ведьмы затормозила гибель Светланы Евгеньевны, Артем воспрянул духом, и в его голове появился дерзкий план. Он решил пробраться к сокровищам Кудеяра в одиночку. Что значит для него тюрьма, если в опасности находился человек, который столько сделал для него и его семьи? Артем был готов понести самое суровое наказание, но достать огненную рубашку.
   Он решил не делиться с этой мыслью ни с Василием Васильевичем, который наверняка придумал бы миллион причин, по которым ему нельзя было бы идти, ни с Дядей Мишей, который в своем горе тоже решился бы на какой-нибудь необдуманный шаг.
   Он знал, как добраться до Хранилища самому. У него была волшебная стрела, которая укажет любой путь, у него был волос радуги на тот случай, если бы ему пришлось незаметно перейти в Мир Нави. В чем он не был уверен, так это в том, успеет ли он обратно. И еще, не схватят ли его прямо в самом Хранилище, будет ли у него случай передать огненную рубашку Дяде Мише. Он также смутно себе представлял, как будет выпрашивать у Черного Кудеяра нужный артефакт, памятуя о том, что злой призрак требует жертву. Он был готов сам стать жертвой, лишь бы огненная рубашка была рядом с Эс-Е, но втайне Артем надеялся на свой оберег, что он поможет защититься от Черного Кудеяра.
   Артем решился уйти, когда на дворе была глубокая ночь. Он осторожно выбрался из постели, оделся, собрал свои вещи, взял лук и громовую стрелу, стащил с кухни Марьи-Художницы пару бутербродов, тихо открыл замки и вышел на улицу. Убедившись, что Малая репка спит, и его никто не видит, он натянул тетиву и произнес:
   - Лети, громовая стрела! Приведи меня к сокровищам Кудеяра! - он выпустил стрелу и сразу почувствовал, как его потянуло за ней.
   Артем шел за стрелой недолго. Ему повезло, когда он вышел на железнодорожные пути. От Василия Васильевича он знал, что некоторые технические достижения из Мира Яви встречаются и в сказочном Мире, и теперь мог сам в этом убедиться. Он пересек Тридевятое царство всего за сутки, и все время, пока шел поезд, чувствовал, что не потерял связи со стрелой, будто это она хотела, чтобы он не утруждал себя бесконечными переходами, а доехал до места с комфортом.
   Конечной станцией оказалась деревня Сметана. На Артема нахлынули воспоминания. Здесь он и его друзья помогли жителям избавиться от русалок, которые захватили чудесное молочное озеро, обладающее омолаживающим эффектом. Здесь его были рады приютить и дать одежду, когда они искали тем самые сокровища Кудеяра.
   Артем обнаружил, что Сметана разрослась до города, но название осталось прежнее, а значит, и люди в нем были те же самые. Митяй и Фекла, с которыми его связала судьба, жили совсем недалеко, и Артема охватило большое искушение заглянуть к ним. Но стрела неумолимо тянула его за собой, и он уже знал, что она ведет его к Калинову мосту.
   Он понятия, не имел, что все это значит. Сокровищница Кудеяра находилась на правом берегу Мира Русских Сказок, и почему стрела тащит его в Тридесятое царство, было для Артема загадкой. Еще большим стало его удивление, когда он обнаружил, что идет к дому Бабы-Яги.
   В этом доме давно уже жила Радимира, внучка Бабы-Яги, которую Артем однажды прозвал Девой-Ягой, потому что она меньше всего походила на старуху. Тогда ей было лет шестнадцать, она плохо видела и была тощая-тощая. Артем выпросил у нее оборотническую рубашку, а она влюбилась в него и даже поила приворотным зельем, но ему удалось вырваться из ее плена. Потом в подвале этой самой Яги он и его друзья нашли сундук, в котором спрятал себя Кощей Восемнадцатый. Артем и Василий Васильевич освободили Кощея, но ему на роду было написано погибнуть от руки собственной дочери, и Василиса исполнила пророчество.
   Василиса определила Деву-Ягу к себе на службу и даже помогла ей вернуть зрение, но когда Артем и Дева-Яга, убегая от половайников и псиглавцев, пытались спасти от гибели Святовитова коня, ее ошпарил пузырь из Огненной реки, и она ослепла. У Артема был изумруд, от которого даже слепые прозревали, и к Яге стало возвращаться зрение, но из-за преследователей, прорвавшихся на Калинов мост, Артем неосторожно дернул ее за руку, и камень утонул в Смородине. Дева-Яга так и осталась полуслепой, и обвиняла в этом Артема.
   Ее чувства к нему остыли, все хорошее, все доброе, что могло в ней быть, потеряло для Яги всякий смысл, и она обратилась на сторону Нави. Яга отправилась учиться в школу кудесничества, и так случилось, что Артем, как временный правитель Нави, попал к ней на экзамен. Она готовила оборотническое зелье, и все сделала правильно, но Артем поставил ей самую низшую оценку, и Деву-Ягу отправили на переэкзаменовку.
   По этим причинам Артем шел к Яге, обуреваемый противоречивыми чувствами. Он совершенно не понимал, какое отношение к артефактам имеет Дева-Яга, но внутренний голос ему подсказывал, что он идет верно. И он думал только об одном - как встретит его Радимира. При их последней встрече она прокричала ему на прощанье: "Ты еще пожалеешь", но он надеялся, что по старой дружбе она не станет сердиться, и расскажет ему все, что знает об артефактах.
   Он подошел прямо к поместью Девы-Яги, и приготовился к обычному обряду распознавания. Этот обряд заключался в том, что пришедший должен был капнуть собственной крови на замки и запоры из человеческих костей, которыми запирался вход к Яге. Но на сей раз двери сами открылись перед ним. И он смог свободно войти.
   "Это потому, что во мне еще есть часть правителя Нави", - догадался Артем. Он прошел мимо знакомой ему поленницы, на которой обычно отдыхала Дева-Яга, пересек двор и встал прямо перед избушкой. Ему даже не пришлось говорить "Встань ко мне передом". Избушка, как чувствовала, сама вовремя развернулась и открыла дверь. Артем поднялся по ступенькам внутрь.
   Возле черной от копоти печки стояла согбенная старуха с трясущимися руками и колдовала над горшком с варевом, от которого исходил тошнотворный аромат. Услышав скрип ступеней под ногами пришельца, она на мгновение отвлеклась и посмотрела в сторону Артема.
   - Ты? - удивился он. Это была Дева-Яга, но девичьего в ней осталось мало. Только лицо, над которым оказалось не властно время или колдовство, выдавало в этой старухе Радимиру. Во всем остальном это была настоящая Баба-Яга.
   - А, Артем Царевич, - улыбнулась она. - Проходи, садись, рассказывай, зачем ко мне пожаловал.
   "Сама любезность... С чего бы это?" - насторожился Артем, а вслух спросил:
   - Что с тобой произошло? Когда мы виделись с тобой последний раз, ты была довольно хороша, но сейчас...
   Он тут же пожалел о своем вопросе. Сам же разбередит рану, о которой так недавно вспоминал. Но Дева-Яга, казалось, и не думала ни о чем плохом.
   - А какой же мне еще быть, Артем Царевич? Я ведь Баба-Яга, мне положено старой быть, - ответила она. - Я не хотел в старуху превращаться, мой организм сам за меня все решил. Проснулась в одно прекрасное утро, ан уже состарилась.
   Артем с сожалением покачал головой.
   - Ну, так зачем же ты ко мне пожаловал? - снова спросила она.
   - Я ищу артефакты из сокровищницы Кудеяра, - честно ответил он.
   - Но у меня нет никаких артефактов, - развела руками Дева-Яга. - Почему ты пришел ко мне?
   - Меня привела сюда стрела.
   - А, вот эта вот, - засмеялась Дева-Баба-Яга, и Артем обнаружил, что у нее во рту почти не осталось зубов. Она выдернула впившуюся прямо в чучело старого ворона громовую стрелу и отдала ее Артему.
   - Ты меня прости, но помочь я тебе ничем не могу, нет у меня никаких сокровищ, - сказала она извиняющимся тоном. - Придется тебе обратно ни с чем возвращаться.
   - Как же я пойду, - уныло протянул Артем. - Ночь ведь на дворе...
   Он решил ее проверить.
   - А ты ложись у меня, - с радостью откликнулась Яга. - Выспишься хорошенько, а утром, глядишь, чего и придумаем. Утро вечера мудренее...
   Она предложила Артему поесть, но он, побоявшись, что она может что-нибудь добавить ему в пищу, под предлогом того, что сильно устал, сразу попросился спать. Тогда Яга дала ему воды, чтобы умыться, и белоснежное мягкое полотенце, а сама постелила на полатях.
   - Не буду тебе мешать, - промурлыкала она беззубым ртом, спустилась в подпол и прикрыла крышку.
   "Нет, она явно что-то недоброе замышляет", - думал Артем. - Притворяется, будто между нами ничего не произошло... Добренькую из себя строит... Нет, бабуля, меня не проведешь, я тебя насквозь вижу, как Двоеглазка".
   Он тихо встал, на цыпочках пробрался к крышке подпола и лег на пол, прислонив ухо к старым доскам.
   - Да, господин, он здесь, я вам про него говорила, - послышался голос яги снизу. - Если хотите, повелитель, я могу прямо сейчас...
   - Да, сделай это сейчас! - прошипел ей в ответ ужасный, леденящий душу голос. - Если расправишься с мальчишкой, верну тебе твой облик!
   Яга зашевелилась, и Артем быстро вернулся обратно. Он притворился спящим, а сам повернул голову так, чтобы ему была видна вся изба. Это оказалось как раз, потому что старуха Радимира, заскрипев подвальной крышкой, лезла обратно. В одной руке у нее была свеча, в другой - длинный нож для разделки мяса с запекшейся кровью. Яга аккуратно прикрыла вход в подпол, тихонько подошла к печке и воткнула в подсвечник свой огарок, покрепче взяла нож и бросилась на Артема.
   Он все видел, но ее внезапность испугала его, и он не успел среагировать на ее выпад. Артем наверняка получил бы ножом прямо в сердце, но нож замер в каких-то миллиметрах от него, будто ударившись о какую-то непреодолимую, невидимую стену. Артем открыл глаза и увидел, как оберег на его груди стал разрастаться до размеров огромного щита, и как не старалась Яга, но каждый ее удар приходился по этому щиту и отскакивал от него.
   - Проклятый Царевич!!! - завопила Яга своим привычным, девчоночьим голоском, отбросила нож и сама налетела на Артема. - Повелитель, дай мне сил!!!
   Оберег тут же уменьшился до привычной формы, и Яга вцепилась своими пальцами в шею Артему. Но занятия в спортивной секции в Центре у Эс-Е не прошли для него даром. И хотя Артем никогда не занимался борьбой, но паре приемов его один знакомый из того же Центра научил.
   Он ловко освободился от цепких пальцев Яги, ударив по ним ладонями, оттолкнул ее, поднялся на ноги и, когда она снова налетела на него, скрутил так, что она могла только болтать ногами. Артем придавил ее к земле и, крепко надавив коленом на грудь, спросил:
   - Говори! Кто приказа тебе убить меня? Кощей? Это Кощей? Он твой повелитель
   - Я ничего не скажу тебе, мерзкий предатель! - завопила Яга.
   - Где сокровища Кудеяра? Ну? - Артем усилил нажим.
   - У меня ничего нет!!! - продолжала брыкаться Яга.
   Артем схватил Ягу и одним движением подтащил к печи и сдернул с устья заслонку.
   - Говори, иначе изжарю тебя в твоей же печи! - пригрозил он, но Яга ответила молчанием.
   - Как там твой Ягиный род добрых молодцов в печь насаживал? - совсем разъярился Артем, схватил Ягу и уже был готов затолкать ее. - Сама, небось, тоже уже кровавое дело освоила, а?!
   Яга упиралась руками и ногами, но Артем был сильнее, и ему не хватало только решимости, чтобы довершить начатое. Его опять одолело сомнение, может ли он наказывать зло злом. Но Яга вдруг упала перед Артемом на колени и запричитала:
   - Пощади меня! Все расскажу, все!!! - а потом стала заламывать руки и кричать. - Прости меня, повелитель, прости!!! Я не хотела. Он меня заставил! Прости!!!
   - Ну же, говори! - снова прикрикнул на Ягу Артем, закрывая заслонку.
   - У меня сокровища Кудеяра, - призналась Яга. - Мой повелитель помог мне забрать у черного разбойника все артефакты. И он наделил меня силой, чтобы никто не мог забрать их без моей на то воли.
   - Ты отдашь их мне, ясно? - полный уверенности, сказал Артем.
   - Ха-ха-ха, - засмеялась Яга. - Нет у тебя власти над моей волей, твои же и постарались!
   - Мои? - не понял Артем.
   - Воля Яги безгранична - так повелел мой господин. Но белые силы сумели навязать одно условие, - объяснила ведьма. - Если сумеешь отгадать мои загадки, тогда получишь все, что пожелаешь, все тебе отдам. Только учти, один раз ошибешься, больше отгадывать не будешь и меня в покое оставишь? Готов?
   Артем задумался. Он никогда не был слишком умным и не был силен в знании волшебного Мира - тут бы больше подошел Василий Васильевич, но все-таки решил попробовать.
   - Хорошо, - махнул он головой. - Я согласен, загадывай свои загадки. Если я отвечу, ты отдашь мне огненную рубашку.
   - А если нет? - хитро посмотрела на него Яга.
   - Тогда я освобожу тебя и уйду, - поставил точку Артем.
   - Хорошо, - ехидно засмеялась Яга. - Вот тебе первая загадка.
  
   Взят от земли, как Адам,
   Ввержен в печь, как три отрока,
   Посажен на колесницу, как фараон,
   Повезен на торги, как раб,
   Продан за две лепты, как хворост,
   Пострадал от братии, как Иосиф,
   Вывезен на дорогу, как зелье,
   Повержен в ров на посмеяние.
   Шла некая вдовица, зело убогая,
   Подняла его и принесла в дом,
   Облекла в пеструю одежду,
   Дала пить, и стал он жить.
  
   "Ну и ерунда", - подумал Артем. - "Совершенно не за что уцепиться... Что она тут наговорила... Адам, Иосиф... Иисус Христос, что ли?.."
   - Это... Христос... Иисус Христос, - робко ответил Артем.
   - Ха-ха-ха, - расхохоталась Яга. - Поделом тебе!!! Неправильный ответ. Давай-ка, развязывай меня да проваливай!
   Артем сжал кулаки. Ему хотелось силой выбить артефакты из Яги, но какая-то сила удерживала его. В конце концов, он ведь дал слово. Задыхаясь от злобы на Ягу, Артем развязал ей руки, плюнул под ноги и покинул ее избушку.
   - Скатертью дорога! - заливалась ему вслед Яга. - Передавай привет своему противному коту!!!
   Артем шагал вниз, к Смородине и ругал себя, на чем свет стоит. Столько времени потратил впустую! Нужно было сразу догадаться, что артефакты у нее в подвале. Василий Васильевич когда еще говорил, что это привычка Яги - все хранить у себя в подвале, в сундуке.
   И тут он остановился - его в очередной раз осенило. Раз он не может взять артефакты, но знает, где они лежат, значит, нужно завладеть сундуком. Правда, он обещался Яге, что больше не вернется, но он и не собирался взять его честно. Остается только украсть, а в воровском деле и посильнее него некоторые будут.
   Более он не сомневался. Он дошел до Смородины, поднялся на Калинов мост и бросил перед собой волос радуги. К удивлению Артема, на этот раз волос не вытянулся в длинную дорогу, а сразу открыл ему дверь из Иномирья. Дверь была прозрачная, и он уже видел за ней Илгу.
  

Глава 15

загадки яги

  
   Артем ожидал, что перед ним откроется Лондон, совсем забыв о том, что из Мира Русских Сказок можно было выйти только в русский Мир Яви, и что оказаться можно только там, где ты однажды был. И поэтому, когда за дверью оказалась комната Илги, в которой она жила у своей тетки, он не сразу сообразил, что произошло.
   - А-а-а-а-а! - завизжала Илга, увидев, как из пустоты прямо перед ней возник Артем.
   Она была в пижаме, но Артем все равно сразу же зажмурил глаза, и тут же получил оплеуху. От боли он открыл глаза и увидел, как ему в лицо летит кулак. Он вовремя увернулся, но Илга дубасила его так, что у Артема заныло все тело.
   - Ах ты, скотина, козел, сволочь... - и дальше посыпалась такая отборная ругань, что у последнего сапожника свернулись бы уши
   Артем пытался что-то ответить, но не мог - одним ударом Илга рассекла ему губу, и он понял, что лучше молчать. Неизвестно, чем бы это закончилось, но снизу уже бежала взволнованная Ольга Петровна.
   - Быстро под кровать! - скомандовала Илга, и пока Артем прятался, скользнула обратно в кровать и притворилась, будто только проснулась.
   Ольга Петровна ворвалась к Илге в комнату с бешеными глазами и запричитала:
   - Илга, дорогая моя, что случилось? Почему ты кричала?
   - Н-нет, тетя, в-все нормально, - имитируя заикание, ответила Илга. - П-просто п-плохой сон п-приснился.
   - А я уже испугалась... - с облегчением вздохнула Ольга Петровна. - Ты так кричала...
   - Не волнуйся, тетя, - успокоила ее Илга. - Это все из-за Артема...
   Артем под кроватью боялся даже вздохнуть.
   - Из-за Артема? Про него что-то слышно?
   - Да, он уехал в Лондон, - соврала Илга.
   - Все-таки в Лондон? - удивилась тетка. - Но почему мы его не нашли?
   - Не знаю, - сказала Илга со злостью. - Но мне бы очень хотелось узнать.
   Тетка окончательно успокоилась, пожелала Илге спокойной ночи и ушла к себе. Но Артем не торопился выбираться. Он знал, какой Илга бывает в гневе. То, что было до этого, это еще цветочки...
   - Ну? Чего ты там сидишь? - послышался ее голос. - Боишься? Это правильно... Тебе за твои штучки еще не такое полагается. Ладно, вылезай, я больше не буду.
   Артем выполз из-под кровати и сел рядом с Илгой.
   - А ты почему не в Лондоне? - спросил он.
   - Нет, и он меня еще спрашивает! - снова замахнулась на него Илга, и Артем вжал голову в плечи. - Мы с твоей мамой и с моей теткой весь город на уши подняли, когда ты пропал. Когда ты не приехал в аэропорт, я поехала к твоей маме. Она думала, что ты уехал со мной. К ней пришел какой-то мужик и сказал, что ты уехал. Мы позвонили в школу в Англии, но нам сказали, что ты не приезжал. Потом мы стали искать тебя, и потом уже решили, что этот мужик украл тебя.
   - Украл? - удивился Артем и улыбнулся. - Но зачем?
   - Ничего смешного! - зашипела на него Илга. - Сейчас людей и в рабство продают, и на органы, а детей всякие маньяки конфетами заманивают, а потом их мертвыми находят!!!
   Артем ничего не ответил, а Илга продолжала кипятиться дальше.
   - Потом вдруг прибежала твоя мама, рассказала, что ей звонила эта женщина, ну из Центра...
   - Эс-Е, - напомнил Артем.
   - Да, она, - кивнула Илга. - сказала, что видела тебя, но ты вдруг исчез прямо у нее на глазах. А потом и сама эта женщина пропала. Мы подумали, что ей отомстили, что вас обоих где-то держат...
   - Но я ведь сказал ей, что со мной все хорошо! - попытался оправдаться Артем.
   - Ты исчезаешь на полгода и хочешь, чтобы все думали, будто что с тобой ничего не случилось? - если бы не ночь, она бы так заорала, подумал Артем. - Но теперь ты мне все расскажешь!
   - Если ты этого хочешь... - пожал плечами Артем.
   И он стал рассказывать Илге про Мир Русских Сказок. Про то, что год назад она тоже была с ним, что попалась на воровстве, потому что к ней пристал дух-обогатитель и воровал для нее у жителей Новограда.
   Про то, как Артем с Василием Васильевичем искали средство, чтобы спасти ее от чар злого духа, как у покровительницы дождя Додолы выпросили живой воды, открыли духа и доказали ее невиновность.
   Про то, что он герой Прави, и что должен спасти сказочный Мир от Лжекощея, что пришел за ней, потому что только она может ему помочь выполнить свою миссию.
   Пока он рассказывал, Илга не проронила ни слова. Но когда Артем закончил, сказала:
   - Значит, это был не сон...
   - Что - не сон? - не понял Артем.
   - Все, о чем ты мне рассказал - я уже это видела в своих снах, - ответила Илга. - Как мы с тобой оказались на Кудыкиной горе, и как гора согласилась исполнить мое желание, чтобы мы с сестрами всегда были вместе.
   - И оно исполнилось, - тихо прошептал Артем. Он понял, что Илга оттаяла. - И поэтому теперь я пришел за тобой, чтобы...
   - Ты пришел за мной... оттуда? - поразилась Илга. - Но как тебе это удается?
   Артем вкратце рассказал об известных ему способах связи с Миром Русских Сказок. Илга открыла рот от изумления, а Артем снова перешел к делу, ради которого пришел.
   - Ты должна пойти вместе со мной и помочь мне украсть у Яги сундук! - сказал он.
   Илга резко встала с кровати.
   - Я не могу, - покачала она головой.
   - Не можешь пойти со мной? - переспросил Артем.
   - Нет, я не стану ничего воровать! - рассердилась Илга. - Разве ты забыл про мое втрое желание? Я навсегда избавилась от обогатителя, и больше не пойду воровать!
   - Но, Илга, ты - лучшая! - попытался склонить ее на свою сторону Артем, хотя уже понял, что это бесполезно. О чем он только думал, когда пошел за ней? Как он мог забыть, что она изменилась? Хотя в тот момент ты ни о чем не думал, сказал сам себе Артем. Ты просто очень сильно захотел оказаться рядом с ней. - Без тебя у меня нет никаких шансов спасти Эс-Е.
   - А что с ней случилось? - встрепенулась Илга, но и после того, как Артем все объяснил, она упрямо мотала головой. - Нет-нет-нет, даже не проси, никакие сундуки я воровать не буду. Если я нарушу данное себе же обещание, если опять вернусь на старый путь, мое первое желание тоже не сбудется!
   Он был готов к этому ответу, но предпринял последнюю атаку.
   - Ты не понимаешь, - принялся убеждать ее Артем. - Я должен победить Лжекощея, и мне нужна твоя помощь. Если я этого не сделаю, самозванец изменит не только Мир Русских Сказок, но и наш мир.
   - Неправда, - возразила Илга. - Никто не сможет изменить наш мир, если мы сами не поддадимся. Я не знаю про остальных, но я точно не вернусь к прежней жизни, и мне никакой Кощей не страшен.
   Артем еще раз посмотрел на Илгу и увидел, что в пижаме она еще красивее, чем раньше. Теперь он понял, что влюбился в нее еще тогда, когда они жили в подвале. И еще понял, что никогда не сделает ничего, что причинило бы ей боль. Наверное, это и называют любовью, подумалось ему.
   - Хорошо, - наконец, вымолвил он, - я вернусь один.
   - Вернешься? Но зачем?
   - У меня остались там друзья, которым нужна моя помощь. Там остались люди, которые могут погибнуть, если не победить Кощея, - ответил Артем.
   - И что ты будешь делать? - Артем почувствовал, что Илга колеблется.
   - Попробую стащить сундук сам, - ответил он. - Когда-то у меня это неплохо получалось. Это не труднее, чем обдурить Петровича.
   - Когда ты вернешься? - у всегда сильной Илги в голосе послышались непривычно высокие нотки.
   - Не знаю, - честно признался Артем. - Пока не одолею его, или он не одолеет меня.
   Он вытащил из кармана волос радуги и распрямил его перед собой. В оконном проеме снова появилась стеклянная дверь. Артем повернулся к Илге.
   - Прощай, - коротко сказал он и шагнул в Иномирье. Ему не хотелось произносить длинных фраз, потому что он чувствовал, что если скажет еще хоть что-нибудь, а Илга ему ответит, он не сможет найти в себе силы вернуться обратно, и останется с ней.
   Он прошел сквозь темное пятно, но дверь за ним не закрылась. Это было что-то новое, но Артем не обратил внимания на это обстоятельство. Он шагал по черной дороге в пустоту, не зная, куда идет, и где выход в Мир Русских Сказок.
   Внезапно он услышал, как за ним кто-то бежит. Он обернулся и увидел, что дверь в Мир Яви закрылась, а по Иномирью к нему летит Илга. Как только она оказалась рядом с Артемом, черная пустота открыла дверь в Тридесятое царство, и Илга с Артемом вывалились прямо к Калинову мосту.
   - Зачем ты это сделала? - закричал Артем, потирая ушибленные бока. - Ты же не сможешь вернуться обратно, пока все это не закончится!
   - Ну и что? - весело смеясь, ответила Илга. - Может, я не хочу возвращаться и оставаться там без тебя?
   - Но здесь опасно! - продолжал гнуть свое Артем, хотя знал, что ничего уже не изменишь. - И я не хочу, чтобы ты воровала!
   - А я и не собираюсь, - возразила ему Илга. - Я просто подумала, что тебе будет легче выполнить свою миссию, если рядом с тобой будет... буду... я... Ты же понимаешь?
   - И что мне с тобой делать... - вздохнул Артем.
   - Мы же в Мире сказок? - лукаво улыбнулась Илга. - Вот я тебе по-сказочному и отвечу: "Не печалься, Артем Царевич, я тебе еще пригожусь".
   - Тебе бы все шутки шутить, - угрюмо протянул Артем. - А ведь тут на самом деле опасно. Даже там, где неопасно, как зададут какой-нибудь вопрос... А от ответа на него, может быть, судьба всего Мира зависит...
   - Что за вопрос? - еще больше оживилась Илга.
   - Что-то вроде... "Взяли от земли, сожгли в печи, продали на рынке, вываляли в грязи... Нищая шла, подобрала его, принесла в дом, дала одежду, еду и питье..."
   - Ну, и чего тут непонятного? - спросила Илга. - Это же горшок!
   - Как - горшок? - удивился Артем. - С чего ты взяла?
   - Раз взяли от земли, значит, либо из камня, либо из глины. Камень как ты подожжешь? Значит, это глина, а что из глины в печках делают? Правильно, горшки. На рынок повезли, содержимое продали, горшок стал не нужен, вот его и выбросили. А женщина бедная увидела горшок, забрала его себе, покрасила и стала хранить в нем свои припасы.
   После Илгиного объяснения Артем мог только подивиться, как он сам до этого не дошел.
   - Интересно, как долго меня не было? - неожиданно спросил он и на немой вопрос Илги ответил. - Мой прошлый переход между мирами занял месяц, но сейчас все было гораздо быстрее, вот я и думаю. Вроде бы снега еще нет, значит, здесь все еще октябрь.
   - Ну, ко мне ты пришел в октябре, - подтвердила Илга. - Значит, скоро зима.
   - Да, - вскочил на ноги Артем, схватил Илгу за руку и потащил за собой. - Мы должны торопиться, Илга. Эс-Е умирает от яда, а у меня все еще нет огненной рубашки.
   - Подожди, Артем, куда мы идем? - спросила она.
   - Обратно, к Яге, - на ходу отвечал Артем. - Мне нельзя больше у нее ничего спрашивать, так пусть она тебе загадки эти загадает, раз ты знаешь, как на них отвечать.
   - Но почему ты уверен, что я смогу ответить? - снова спросила Илга.
   - Я уверен, - ответил Артем. - Просто знаю, и все!
   Вдруг он остановился и отпустил Илгину руку.
   - А как же твои? Сестры, тетка?.. Ведь они тебя потеряют!
   Илга не ответила. Похоже, она об этом даже не думала. Но сразу же улыбнулась и произнесла:
   - Нет, не потеряют. Кудыкина гора не может обмануть, мы с сестрами не разлучимся. А если даже и выгонят нас, тогда... пойду жить к тебе.
   - Ага, мама моя так взяла нас с тобой и пустила... - буркнул Артем.
   Через час они были на месте. Ворота снова были открыты, но когда Артем и Илга проходили мимо них, замки зашевелились, засовы из человеческих конечностей задвигались, и ворота стали сами закрываться. Причем, они были готовы пропустить Артема, но Илге пришлось бы остаться снаружи.
   - Яге нужна новая жертва, - сквозь зубы процедил Артем. - Илга, ты должна окропить забор и ворота своей кровью. Без этого они тебя не пропу...
   Но Илга не дослушала, он полоснула себя ногтями по запястью, и кровь фонтаном брызнула на ворота. Насытившись, ворота снова заскрипели и пропустили пришельцев к Яге, которая уже выскочила на крыльцо и кричала благим матом:
   - Это опять ты, Артем Царевич? Зачем вернулся? Думаешь, я отдам тебе сундук? Ты свой шанс упустил, загадку не отгадал. Или у кого-то ответ узнал?
   - Это горшок, - ответил Артем и сделал шаг вперед. Илга немного струхнула перед старой ведьмой и робко жалась за плечом Артема.
   - Голова твоя - горшок! - захохотала Яга. - Поздно спохватился. Пусть теперь мои загадки другие герои угадывают!
   - Так я и привел нового героя! - выкрикнул в ответ Артем и подтолкнул Илгу вперед.
   - Она?! - заорала Яга и снова захохотала. - Что, Артем, твоя подружка? Да ладно ты, не тушуйся, я ж все понимаю, сама когда-то молодой, красивой была, пока меня кое-кто зрения не лишил. Али забыл?
   - Нет, Яга, я ничего не забыл, - ответил Артем. - Не забыл и про то, что каждая отгаданная загадка - это артефакт. А ты помнишь?
   - Помню, помню, не бойся, - скривила Яга в ухмылке свой беззубый рот. Что ж, проходите, гости дорогие, незваные.
   Она принялась кривляться, изображая из себя добрую старушку-Ягу, как в старых советских фильмах.
   Артем пропустил Илгу вперед, а сам встал у нее за спиной.
   - Ну что, девица-красавица, загадку отгадать хочешь? - юлила Яга. - Ну, что же, вот тебе первая загадка. Но прежде запомни - не отгадаешь, второй попытки не будет.
   - Я готова, - кивнула Илга.
   Яга приготовилась, встала в позу, как древний мыслитель и выдала:
   - Без крыл летит, без ног бежит, без огня горит, без ран болит. Ну, девица-красавица, чего тебе кажется? Дай четыре ответа иль спроси их у прошлого лета!
   "Время, жизнь, любовь, душа", - подумал Артем.
   - Это просто, - махнула на нее Илга. - Ветер, туча, солнце и сердце.
   Яга мгновенно изменилась в лице, помрачнела, осклабилась и прошипела:
   - Верно, верно, получай первый артефакт. - Глаза ее забегали, она пыталась вспомнить загадку потруднее.
   - Как ты угадала? - шепнул ей Артем.
   - Потом, потом, - шепнула в ответ Илга.
   - Вот тебе вторая загадка, - теперь уже Яга не потешалась над Илгой, а спрашивала всерьез. - На широком дворе, на гладком поле, стоят четыре попа под одною шляпою.
   - Ну, это еще проще, - засмеялась Илга. - Это стол!
   У Артема был точно такой же ответ.
   Яга заскрипела зубами:
   - Молодец, снова угадала. Еще одну Кудеярову вещицу получишь. Но если следующую не отгадаешь, на себя попеняешь!
   - Давай, говори! - вошла в раж Илга.
   - Третья загадка, сложная-невозможная, может, не станешь рисковать, а те два предмета решишь забрать? - подначивала Илгу Яга.
   - Говори загадку! - потребовала Илга.
   - Хорошо, хорошо, - снова попыталась улыбнуться Яга. - В воде не тонет, в огне не горит, в земле не гниет. Что это?
   На этот раз у Артема вообще не было ни одного варианта, но Илга, недолго подумав, слегка неуверенно промолвила:
   - Имя!
   Яга была вне себя от ярости, и уже не пыталась этого скрыть. Она чуть не билась головой о свою печь и кричала:
   - Но как?! Как ты это смогла узнать!!!
   Артему тоже сильно хотелось это узнать, но Илга снова остановила его, когда он попытался пристать к ней с вопросами. И потребовала у ведьмы:
   - Ну? Это все, что у тебя есть? Давай еще!
   - Еще? Получай! Эту ты никогда не отгадаешь!!! - Ягу тоже охватил азарт, и она стала выкрикивать отдельные фразы. - На море, на Океане! На острове-Буяне! Сидит птица, похваляется! Все видала, много едала! Видала царя в Москве, короля в Литве, старца в келье, дитя в колыбели. Ну?! Что это?!
   "Все", - подумал Артем. - "Эту точно не отгадает".
   Илга долго молчала, а потом вдруг посмотрела на Артема, и он увидел, как ее глаза наполнились слезами.
   - Ну и ладно, - шепнул он и сжал ее ладонь своими руками. - Обойдемся без этих дурацких артефактов...
   - Ты не понимаешь, Артем, - затрясла головой Илга. - Я знаю ответ, просто мне стало жалко тех, про кого она - ребенок, старик...
   Яга тоже напряглась, а Илга вытерла второй ладонью набежавшие слезы, совсем тихо произнесла:
   - Это смерть.
   Яга издала такой ужасный крик, будто ударило этим словом.
   - Она победила! Она ответила! О, повелитель, я не хотела!!! Я снова тебя опозорила!!! Прости меня, дуру.
   Яга рвала на себе волосы. Причитая и проклиная саму себя, она нырнула в подпол и стала чем-то греметь, пытаясь найти сундук.
   - Ты... угадала? Но как? - Артем был удивлен еще больше, чем Яга.
   - Все просто, - силясь улыбнуться, ответила Илга. - Когда я сидела в тюрьме в Новограде, я нашла у себя в камере книгу и прочитала ее. Она называлась: "Загадки русского народа". Мне сказали, что очень давно ее оставила Баба-Яга, которую судили за вредительство. Наверное, потом эта книга перешла по наследству, и когда Яга стала задавать мне вопросы, я сразу поняла, откуда они. Оставалось только вспомнить правильные ответы.
   - Невероятно... - пробормотал Артем. - Так вот почему Кудыкина гора отправила тебя в девятнадцатый век. Помню, Василий Васильевич еще удивлялся, как это нас туда занесло.
   Илга ни о чем таком не думала, но в знак солидарности кивнула.
   - Сейчас бы он наверняка сказал: "В Мире Русских Сказок все закономерно", - удачно спародировал ученого кота Артем. - Эй, Яга! Где артефакты? Илга все отгадала!
   - Сейчас, сейчас, только сундук, вытащу! - прохрипела ведьма снизу.
   - Не ожидала, что Илга отгадает? - не удержался, чтобы не съязвить, Артем. - Не все ты, Радимира-Яга, предусмотрела. Тебе подучиться бы не мешало. Ах да, я и забыл, что ты у нас на второй год осталась. Чего молчишь?
   Но вместо ответа доски под Артемом и Илгой затрещали, из подпола вылетела на ступе Яга и, ловко управляя метлой, вылетела вон. Артем и Илга бросились за ней. Ступа висела высоко в воздухе, а в ней жутким смехом хохотала Яга.
   - Нет, Артем Царевич, я многому научилась. И как простаков да дураков обманывать - тоже. Артефакты им подавай, на загадки они ответили.... Сокровища в сундуке моей бабки, забирайте! Только вот незадача - сундук-то на замке. Попробуйте, отоприте!!!
   Вдоволь насмеявшись, Яга взяла курс на север и улетела. А в воздухе еще долго висело эхо от ее хохота.
   Артем и Илга переглянулись.
   - Теперь ты поняла, куда попала? - недобро спросил ее Артем.
   - Не надо, Артем, не срывай на мне зло, - ответила Илга. - Давай лучше сундук найдем.
   Они спустились в подвал, где Яга хранила все свои секреты, однако ничего, кроме сундука, про который она говорила, в нем не было - Яга постаралась заколдовать все свои предметы и сделать их невидимыми. Артем с Илгой долго мучились, пока тащили тяжеленный сундук наверх, а когда достали, обнаружили, что на нем нет ни одного замка, просто крышку невозможно было оторвать от сундука.
   - Ну, и что мы будем с ним делать? - спросила Илга.
   - То, что нам нужно, наверняка там, - ответил Артем, усаживаясь прямо на сундук. - Значит... Значит, мы должны его доставить в Малую Репку. А там Василий Васильевич и Дядя Миша что-нибудь придумают.
   - Но как ты собираешься тащить его? Он ведь не на колесах, и у него нет ни одной ручки, за которые можно схватиться, - печально произнесла Илга. - У нас совсем мало времени, сколько мы потратим на то, чтобы привезти его в эту деревню. Это, как, далеко отсюда?
   - Очень далеко, - совсем загрустил Артем.
   - Вот если был бы у нас какой-нибудь ковер-самолет, сказали бы ему: "Лети!", и понес бы он нас прямо в Малую Репку, - мечтательно сказала Илга.
   Стоило ей произнести эти слова, как сундук вдруг задрожал, приподнялся и вместе с Артемом медленно полетел к выходу.
   - Прыгай ко мне! - крикнул Артем и протянул руку Илге.
   Но она сумела забраться на сундук и без его помощи. И вот они уже плавно летели, как Яга, по воздуху прямо к Смородине.
   - Артем, как это произошло? - спрашивала Илга, крепко прижимаясь к нему (она боялась высоты, но не хотела, чтобы он об этом знал). - Ты что-нибудь знаешь о летающих сундуках?
   - Наверное, внутри этого сундука лежит тот самый ковер-самолет, - ответил Артем. - И поскольку ты выиграла его у Яги, он послушался тебя и заработал даже сквозь сундук.
   - А почему мы так медленно летим? Из-за того, что ковер внутри, а не снаружи? - догадалась Илга.
   - Наверное, - ответил Артем.
   Путешествие на сундуке оказалось приятным. Артем и Илга оседлали его, словно мотоцикл, и наслаждались полетом. Сундук постепенно набрал высоту, и они без труда пересекли Смородину. Под ними простирались бескрайние просторы Мира Русских Сказок, одетого в осеннюю листву, мелькали дороги и тропинки, и к концу дня Артем и Илга прибыли в Малую репку, где их уже встречали Василий Васильевич, Дядя Миша и Марья-Художница.
   - Ну, сколько можно ждать, - нетерпеливо выкрикнул кот, когда сундук приземлился во дворе у Марьи. - Мы и так тут переволновались, а тут еще эта азбука отказывается вести прямые трансляции!
  

Глава 16

секрет старого сундука

  
  
   Первым делом Артем познакомил Илгу с Дядей Мишей и Марьей-Художницей. Василия Васильевича она сама вспомнила, чему кот оказался несказанно рад, и пока хозяйка дома накрывала на стол, рассказал Илге и Артему про волшебную азбуку.
   - Когда ты сбежал, мы сильно испугались. Дядя Миша даже предлагал идти за тобой, но я его оговорил - какой смысл преследовать человека, если ты не знаешь, куда он идет. Мы подумали, что ты отправился к Хранилищу Кудеяра, и попросили азбуку, чтобы она показала нам твой путь на карте Мира Русских Сказок. А она вместо этого открыла картинку - прямо, как в телевизоре, - на которой мы увидели тебя. Мы наблюдали за тобой до тех, пока ты не отправился в Мир Яви. А потом мучительно ждали, когда и с кем ты вернешься. Мы очень удивились, когда увидели с тобой Илгу. Я рассказал Дяде Мише про тот случай, в прошлом году, и мы решили, что вы собираетесь украсть сундук. Но твои отгадки, Илга, были лучше всякого воровства и выше всяких похвал! Как самый умный кот этого Мира, не могу не выразить свое восхищение!
   Василий Васильевич поклонился Илге и даже поцеловал ей руку и продолжил говорить.
   - Подожди-ка, Василий Васильевич! - Артему пришла в голову невероятная мысль. - Если ты говоришь, что азбука показывала меня, может быть, мы сможем увидеть Лжекощея?!
   Но Василий Васильевич покачал головой.
   - Мы тоже так думали, - вздохнул он. - Когда Яга была внизу, мы хотели посмотреть, что она там делает, но азбука отказалась следить за ней. Видимо, у нас права вмешиваться в жизнь черных сил. Даже когда вы летели на ее сундуке, картинка была нечеткая, как помехи в телевизоре, а потом и вовсе пропала.
   В комнату вошли Дядя Миша и Марья.
   - У меня все на столе, - сказала она.
   - Как Эс-Е? - спросил за ужином Артем у Дяди Миши, и увидел, как сразу помрачнели знахарь и Василий Васильевич.
   - Я попытался... - начал было Дядя Миша, но не смог продолжить. Он встал из-за стола и вышел.
   - Он тормозит болезнь, как может, не дает сглазу развиваться, - буркнул Василий Васильевич.
   - Каждый день сидит возле нее по нескольку часов, что-то нашептывает, чем-то поит... - вставила Марья.
   - Но долго она не протянет, поэтому нужно срочно придумать, как открыть сундук и забрать огненную рубашку, - предупредил Василий Васильевич.
   - Как же это сделать, если там даже нет замков... - загрустил уже Артем.
   - А я читала, что лучшее средство против любых запоров и замков - это разрыв-трава, - неожиданно для вех сказала Илга.
   Василий Васильевич не переставал восхищаться Илгой.
   - УМНИЦА! - завопил он, схватил ее за руки и пустился с ней в пляс по кухне. - Конечно же, разрыв-трава!
   - Но откуда ты... - удивился Артем.
   - Все из той же книги, которую я читала в тюрьме, - ответила Илга.
   Она вкратце рассказала Василию Васильевичу про книгу "Загадки русского народа", и кот пришел в совершенный восторг:
   - Еще раз убеждаюсь, что в Мире Русских Сказок все закономерно!
   Они оба засмеялись.
   - Я не понимаю, чему вы радуетесь, - все еще хмурился Артем. - Как эта трава нам поможет, если на сундуке нет ни одного замка?
   Василия Васильевича это вопрос нисколько не смутил:
   - Потому, Артем, она и называется "разрыв-травой", что может отпереть ЛЮБОЙ замок - даже тот, которого нет.
   Но Артем снова подлил ложку дегтя в бочку меда Василия Васильевича:
   - И где же мы ее возьмем?
   Тут задумался и сам Василий Васильевич. Он долго что-то вспоминал, прикидывал в уме и, наконец, произнес:
   - Где она растет, никому неизвестно. Да и достать ее трудно - отыскивается она в ночь на Ивана Купалу, и это очень опасно, потому что всякого, кто найдет ее, черти стараются лишить жизни.
   - Чего ты мне про чертей рассказываешь! - рассердился на кота Артем. - Ты сам себя слышишь - "в ночь на Ивана Купалу"? Василий Васильевич, ноябрь скоро!
   - Спросим у азбуки, может, есть другие способы, - не моргнув глазом, ответил Василий Васильевич и отправился за волшебной книгой.
   Он принес ее обратно в кухню, раскрыл перед собой и спросил, как достать разрыв-траву. Азбука, не долго думая, ответила:
   - Еж! - и сразу закрылась.
   - Еж? - удивились Артем и Илга.
   - Ага, еж... - протянул Василий Васильевич, пожимая плечами, и вдруг хлопнул себя по лбу. - Конечно же, еж!!!
   Он выскочил из-за стола и бросился во двор. Артем и Илга побежали за ним, но Василий Васильевич разом вскочил на забор, перепрыгнул его и побежал в лес.
   - Что это с ним? - спросила Илга.
   - Пойдем, посмотрим! - ответил Артем и повел ее обратно в дом. Он положил перед собой азбуку и попросил. - Азбука, покажи нам Василия Васильевича.
   - А волшебное слово? - послышалось в ответ.
   - Какое еще волшебное слово?.. - растерялся Артем. - Василий Васильевич не говорил ни про какие волшебные слова...
   - Это слово "пожалуйста", Артем, - буркнула азбука.
   - Ох, прости... - догадался он. - Покажи, пожалуйста, Василия Васильевича!
   - То-то, - ответила азбука и распахнула перед ними страницу, на которой ребята увидели Василия Васильевича
   Ученый кот творил что-то невероятное. Он нашел чью-то нору и теперь усердно заваливал ее камнями, ветками, трухой и землей.
   - Что он делает? - теперь уже недоумевал Артем.
   - Еж знает, где достать разрыв-траву, - вдруг стала объяснять голосом Василия Васильевича азбука. - Если загородить гнездо с детенышами, еж принесет разрыв-траву и освободит свое потомство.
   Артем и Илга стали с любопытством смотреть, что произойдет дальше. Вместе с Василием Васильевичем они провели не один час, пока не увидели то, чего так ждали. Рано утром с обратной стороны ежиной норы донесся глухой стук и царапанье. Даже из книги Артем с Илгой услышали, как еж пытается выбраться на волю. Но кот, который, как показалось Артему, безмятежно спал, мгновенно открыл глаза и навалился всем телом на возведенную им баррикаду. Через некоторое время еж, похоже, отказался от безуспешных попыток освободиться из ловушки, и на экране азбуки стало совсем тихо. Прошло еще несколько минут, и вдруг в норе раздался глухой взрыв, и все то, чем Василий Васильевич так долго загораживал вход, вылетело из нее, как пушечное ядро. Кот едва успел укрыться между деревьев.
   Разрушив преграду, из огромного зияющего отверстия в холме важно вышел еж со своим многочисленным семейством и, что-то ворча себе под нос, повел жену и детей за собой в лесную чащу. Василий Васильевич дождался, когда они исчезнут из вида, и бросился внутрь норы. Что он там делал, книга не стала показывать, тем более что Василий Васильевич очень быстро вернулся обратно, и в лапах у него были длинные желтые стебли. Кот торжествующе закричал и побежал обратно в Малую Репку, а азбука сразу перестала его показывать.
   Артем и Илга радостно переглянулись, а Василий Васильевич уже вбегал на кухню.
   - Ну? - игриво спросил он. - Вы, конечно, все видели? Как я вам? Не слишком полный на экране, нет? А то на тебя, Артем, было страшно смотреть, ты там такой тощий... Что?
   Последний вопрос был задан совсем другим тоном. Василий Васильевич был встревожен, и он обращался уже не к ребятам, а к кому-то позади их голов. Илга с Артемом резко развернулись и увидели Дядю Мишу, по щекам которого текли крупные слезы.
   - Я больше ничего не мог сделать, она умирает, у нее уже предсмертная агония, - сказал знахарь. Ноги его больше не держали, и он устало упал прямо на пол. Марья и Илга бросились к нему, Артем закричал: "Но ведь мы достали разрыв-траву!", и только один Василий Васильевич был, как всегда, предельно собран.
   - Приведите его в чувство! - распорядился он, и как только Дядя Миша снова оказался на ногах, кот подскочил к нему и сунул в руку разрыв-траву. - Быстро! Завари чай и дай его Эс-Е! Она остановит время!
   Дядя Миша схватил траву и бросился обратно.
   - Что значит - остановит время? - спросила Илга.
   - Это средство из знахарской практики, - объяснил Василий Васильевич. - Если выпить чая из разрыв-травы, жизнь идёт, а время в тебе останавливается, и поэтому ты живешь дольше.
   - Но как такое может быть? - удивилась она. - Это же не может быть правдой!
   - Тем не менее, это так, - ответил кот.
   - Но почему же Дядя Миша не вспомнил об этом средстве раньше? - это уже спрашивал Артем.
   - Просто он не в себе, вот у него знания и перемешались, - растолковал кот. - По себе знаю, у самого так бывает.
   И вновь потянулись минуты томительного ожидания. Марья-Художница взялась мыть посуду, Василий Васильевич что-то пытался найти в азбуке, а Артем и Илга просто молча сидели, взявшись за руки. Наконец, дверь в комнату, где лежала Эс-Е, открылась, и из нее вышел абсолютно седой Дядя Миша.
   Илга и Марья вскрикнули, а у Артема просто перекрыло дыханье. Василий Васильевич едва оторвал взгляд от азбуки и снова уткнулся в нее.
   - Вижу, получилось? - пробормотал он. - Яд был сильный, время отыгралось на тебе. Но ведь она жива?
   - Да, - хриплым шепотом сказал Дядя Миша.
   - Но что будет дальше? - оживилась Илга. - Она так и останется...
   - В одном времени, ты хотела сказать? - закончил за нее Василий Васильевич. - Если не найти средство для усиления заговора, то - да.
   - Огненная рубашка... - снова прохрипел Дядя Миша и медленными. тяжелыми шагами подошел к сундуку. - Она там?
   - Не знаю, - честно признался Артем. - Яга только сказала, что артефакты там...
   - Сейчас я его открою, - прошипел Дядя Миша, вытащил из-за печки топор и принялся дубасить им, что есть силы, по крышке сундука.
   - Дядя Миша, остановись! - попытался сдержать его безумие Артем, хватая знахаря за руки.
   Топор просто отскакивал от сундука, не причиняя ему никакого вреда, а знахарь продолжал колотить по нему слабыми руками. Илга и Марья сжались в уголке, не вмешиваясь и не понимая, что происходит. И тогда из-за стола поднялся Василий Васильевич. Он подошел к Дяде Мише и отвесил ему такую тяжелую оплеуху, что знахарь не удержался и просто рухнул к его лапам.
   - Успокойся и ответь, осталась еще разрыв-трава? - приподнял Василий Васильевич побледневшее лицо знахаря.
   Дядя Миша с обреченным видом кивнул и протянул коту тонкий стебелек с продолговатой коробочкой, закрученной в спираль. Василий Васильевич бережно принял разрыв-траву из его рук и потряс возле уха.
   - Семена есть, - улыбнулся он, разогнал всех от сундука, сам лег подальше и произнес. - Теперь смотрите.
   Кот осторожно надавил на коробочку с семенами подушечкой правой лапы, и она выстрелила. Из нее вылетели пять семян и ударили по сундуку. Раздался такой оглушительный грохот, что вся посуда, которую так бережно мыла хозяйка дома, разлетелась на кусочки, стекла в буфете разбились вдребезги, шерсть на Василии Васильевиче задымилась, а остальные зрители просто вылетели с кухни в соседнюю комнату.
   Когда дым рассеялся, друзья бросились к сундуку, от которого отлетела крышка, заглянули внутрь и отпрянули с горестными стонами - внутри ничего не было.
   - Обманула! - проревел Артем.
   Дядя Миша плюнул в сундук, пнул его и пошел во двор. Илга и Марья принялись собирать осколки и черепки. И только Василий Васильевич продолжал растерянно смотреть на сундук.
   - Но ведь они на нем летели, - бормотал он. - Илга сказала: "Лети!", и он полетел, как ковер-самолет.
   - Значит, в нем был только ковер-самолет, а когда ты взорвал сундук, он сгорел, - сказал не без укора коту Артем.
   - Этого не может быть, - отрезал Василий Васильевич. - Здесь нет никаких следов сгоревшей ткани, и уж точно нет следов магического уничтожения!
   - Чего? - не понял Артем.
   - Если уничтожить артефакт, от него остается след, который могут ощущать только уникальные создания в нашем Мире, а я ничего не ощущаю.
   - Может, потому что ты не уникальный, а самый обыкновенный? - это вернулся Дядя Миша. Он отпихнул сундук и прошел в комнату к Эс-Е.
   Василий Васильевич уже сбирался вспыхнуть, но только покачал головой и сел обратно на пол.
   - Значит, все без толку, - констатировал Артем. - Может, где-то еще можно достать огненную рубашку?
   - Где? - задал риторический вопрос Василий Васильевич.
   - А ничего, кроме этой огненной рубашки, не подойдет? - задала наивный вопрос Илга.
   Василий Васильевич уже собирался ответить Илге по поводу, как он ошибался в ее интеллектуальных способностях, но в этот миг из сундука вырвался луч ослепительного желтого цвета, наполнив комнату невероятным сиянием. Василий Васильевич сделал над собой усилие и заглянул внутрь сундука.
   - Там огненная рубашка! - завопил он и запустил пальцы в сундук. - Странно, она мне не поддается!
   - Потому что не ты получил этот сундук, - сказал над его ухом Артем.
   - Ну, тогда сам попробуй, - скривил губы кот и отошел в сторону.
   - Нет, не я, - покачал головой Артем, - а Илга!
   Он взял подругу за руку и подвел ее к сундуку.
   - Ты отгадала загадки Яги, тебе и владеть этим артефактом, - сказал Артем.
   Илга склонилась над сундуком и без труда вытащила оттуда огненную рубашку. Свет ее тут же померк, и теперь она уже вовсе не слепила глаза, не обжигала, но от нее исходило приятное тепло. И она пусть тусклым светом, но все еще светилась. С виду это была обыкновенная рубашка, только вытканная из удивительного материала, которому не было износа, хотя она и выглядела несколько поношенной.
   - Удивительное чувство, - волнуясь, произнесла Илга. - Я ощущаю, как она наполняет меня силой! Я держу ее в руках и понимаю, что мне все по плечу.
   - Это самый удивительный из артефактов, - хотел уже начать рассказывать Василий Васильевич, но его остановил Артем.
   - И все-таки я не пойму, - сказал он. - Почему в сундуке больше ничего нет?
   - Хм... - задумался Василий Васильевич. - Я попробую объяснить, хотя я не уверен...
   - Давайте, вы потом объяснять будете! - сердито прикрикнула на них Илга и зашагала к комнате Эс-Е. - Дяде Мише нужна эта рубашка, а вы только и думаете, как бы разгадать секрет этого дурацкого сундука.
   Она исчезла за дверью, и осталась там помогать Дяде Мише.
   - Никаких артефактов у Яги не было, - сказал Василий Васильевич. - У нее был всего один артефакт - сундук ее бабки. А его, как сказала твоя подружка, секрет в том, что он воспроизводит другие артефакты, которые называет обладатель этого сундука.
   - Значит, когда Илга сказала про рубашку, она появилась? - недоверчиво посмотрел на кота Артем.
   - Да, она - новая хозяйка этого старья, - кивнул Василий Васильевич.
   - Но ведь тогда только она сможет воспользоваться этими артефактами! И Эс-Е она не поможет! - сказал Артем.
   - А вот тут ты не прав, - возразил ему кот. - Артефакт принадлежал ей только в сундуке, а вне его им может воспользоваться любой. Вы ведь вместе летели на сундуке, и он тебя по дороге не сбросил. Значит, совместное пользование разрешается!
   - Значит, ты думаешь, что рубашка поможет? - с надеждой спросил Артем.
   Ждать ответа пришлось до утра. Дядя Миша и Илга провели у постели Эс-Е всю ночь, а за завтраком друзья сидели уже все вместе. Светлана Евгеньевна сидела за столом в огненной сорочке, сияющая, как волшебный артефакт. От болезни не осталось и следа, будто ее вообще никогда не было. Она только улыбалась и беспрестанно благодарила всех вокруг. Но больше всего похвалы досталось Илге, которая смущенно отвечала, что она не при чем, и Дяде Мише, который сам теперь занял место больной Эс-Е. Василий Васильевич силком заставил его лечь в кровать сразу же после выздоровления дорогой ему Эс-Е.
   - У знахаря всегда должны быть силы, - говорил кот. - Кто знает, что может произойти в следующее мгновение? Вдруг тебе опять придется кого-то спасать или шептать заговоры, а ты окажешься не в состоянии?
   Наконец, под давлением Эс-Е знахарь согласился пройти небольшой курс реабилитации под присмотром Василия Васильевича. Сама Светлана Евгеньевна проявила себя как настоящий повар. Она целую неделю готовила такие вкусные супы, что Дядя Миша оказался на ногах быстрее, чем того ожидал Василий Васильевич. И хотя "доктор" оказался не в меру несносным и придирчивым, он все-таки разрешил знахарю встать с постели и даже "прописал" ежедневные прогулки вместе с Эс-Е, но только во дворе у Марьи-Художницы.
   Прошло еще несколько дней. Дядя Миша окончательно окреп, и Артем стал все чаще настаивать на том, что они должны продолжать свой путь. Василий Васильевич и Илга поддерживали его, но Эс-Е все еще опасалась за здоровье знахаря. Сам Дядя Миша тоже был готов следовать дальше за стрелой, но попросил друзей остаться еще на один вечер. Марья согласилась приготовить вместе с Эс-Е прощальный ужин, а Дядя Миша испросил у своего "надзирателя" разрешения сходить в город. Василий Васильевич отнесся к этой идее с подозрением, но все-таки отпустил знахаря. Куда и зачем ходил Дядя Миша, никто не знал, но когда он вернулся, на его лице было выражение самого счастливого человека на земле.
   Когда солнце опустилось за гору, друзья собрались за праздничным столом. Первой слово взяла Марья-Художница:
   - Я знаю, какую трудную миссию возложил на вас Мир Русских Сказок, и я верю, что вы сумеете выполнить ее. Вы спасли нашу деревню от ведьмы, остановили гибнущих людей. И поэтому я хочу, чтобы вы знали: я не ручаюсь за моих односельчан, но сама я всегда буду рада прийти вам на помощь.
   Следующим стал Василий Васильевич, который поблагодарил хозяйку за то, что она приютила их у себя в ломе и терпела, пока они занимались лечением Эс-Е и Дяди Миши. Артем и Илга просто выразили надежду, что они еще когда-нибудь встретятся, только не при таких обстоятельствах. Последним был Дядя Миша.
   Он встал, откашлялся и громко произнес:
   - Друзья, все вы оказали мне и Светлане огромные услуги, и я уже отблагодарил вас. Вы знаете, что я отдам свою жизнь за любого из вас, если придется, и я пойду с вами до конца. Но сейчас я хочу говорить совсем о другом. Последние события окончательно убедили меня в том, что мне нужна защита, которая будет сильнее любого заклинания. На нашем нелегком пути нам могут повстречаться самые ужасные создания, мы можем попасть в такой переплет, что у меня просто не будет возможности сделать это раньше. А я бы хотел, чтобы все вы присутствовали при этом моменте.
   Слушатели затаили дыхание.
   - Светлана, - произнес Дядя Миша, обращаясь к своей возлюбленной, - я не знаю силы больше, чем любовь, но только законная любовь может защитить тебя и меня. Любовь, которая скрепляет двух людей и становится самым сильным оберегом для них.
   Он остановился, чтобы немного передохнуть - все-таки слабость еще сказывалась, - а потом заговорил быстро-быстро.
   - Света, я уже не молод, и не уверен, что тебе нужен такой, как я , но я хочу сделать тебе предложение.
   Дядя Миша достал из кармана красивую коробочку и открыл ее. Внутри оказалось кольцо - но не такое, как обычно дарят в Мире Яви, а сделанное, видимо, местным кузнецом по заказу Дяди Миши. Кольцо украшала великолепно сделанная позолоченная роза, на каждом лепестке которой была выгравировано маленькое сердце.
   - Лана, ты будешь моей женой? - спросил он и посмотрел на Эс-Е.
   У Эс-Е набежали слезы, он взяла колечко, надела на палец, обвила шею Дяди Миши руками и, прижимаясь к его щеке, прошептала:
   - Конечно, да!
   - У-Р-Р-Р-Р-Р-Р-А!!! - завопил Василий Васильевич, запрыгнул на стол, успев перебить половину посуды, которую недавно купила Марья взамен старой, и принялся танцевать, напевая родно и то же слово. - Свадьба-свадьба-свадьба-свадьба-свадьба-свадьба-свадьба-свадьба...
   Артем и Илга от души поздравили теперь уже жениха и невесту, а Марья даже подарила на память какую-то безделушку.
   - А когда вы хотите пожениться? - спросил Василий Васильевич.
   - Как можно скорее, - ответил Дядя Миша. - Может, даже завтра.
   - Но ведь сейчас не время... - возразил кот, но Дядя Миша перебил его. - Свадьба - это же целый обряд!
   - Как раз самое время, - сказал он. - Никто из нас не может предугадать, с чем мы столкнемся уже завтра. Может, у нас не будет другой возможности.
   - Что ж, ты прав, - развел лапами Василий Васильевич, прекращая танцевать, и немного грустно добавил. - Только жаль что без обряда... свадебные обряды - они такие интересные...
   - Василий Васильевич, не расстраивайся, - потрепала его Эс-Е и обратилась к знахарю. - Миша, а может, и вправду, подождем немного?
   - Да, - подхватил кот, - подождите немного! А я все для вас подготовлю. Настоящая свадьба будет, я про это много знаю, сколько раз меня на свадьбы приглашали, сколько раз я этим... как его... такое грузинское слово... а, тамада... тамадой был!
   Он посмотрел на Эс-Е, она - на Дядю Мишу, и знахарь сдался.
   - Ладно, можно и подождать, - махнул он рукой.
   - Все, тогда я немедленно начинаю готовиться, - провозгласил Василий Васильевич, сунул подмышку азбуку и важно удалился.
   - А вот это ждать не может, - произнес Дядя Миша и крепко поцеловал невесту.
  

Глава 17

птица скоп

  
   Наступило утро, и друзья двинулись дальше. На выходе из Малой Репки Артем по привычке обратился к трем сторонам света, чтобы узнать, куда идти дальше.
   - Направо пойдешь - друзей потеряешь, - ответила стрела в первый раз.
   Артем изменил направление.
   - Прямо пойдешь - друзей потеряешь, - вновь бесстрастно отозвалась стрела.
   Артем повернулся влево.
   - Налево пойдешь - друга найдешь, - услышал он в ответ.
   "Неужели? - с иронией подумал Артем. - Что-то новенькое... Неужели я еще могу услышать что-нибудь хорошее?"
   - За мной, - произнес он, выпустил стрелу и зашагал налево.
   - Подожди, Артем! - окликнул его Дядя Миша. - Мы ведь там уже были, ты ведешь нас обратно?
   - Я иду туда, куда указывает стрела, - ответил Артем. - Это лучший вариант, поверьте мне.
   Дядя Миша пожал плечами и покорно пошел за Артемом.
   - Он правильно идет, - шепнул знахарю Василий Васильевич. - Даже если нам придется ходить вокруг да около, значит, так нужно.
   На второй день пути выпал первый снег, идти было неудобно, к тому же становилось все холоднее, и путников не спасали даже те теплые вещи, которыми с ними поделилась Марья-Художница. На пути им опять не встретилось ни одной деревни и поэтому приходилось ночевать в поле в палатках, где от мороза зуб на зуб не попадал. Тепло было только тому, на ком была огненная рубашка. Первой на это обратила внимание Эс-Е, которая не снимала ее с момента излечения. И когда она увидела, что остальные изнывают от холода, то предложила носить ее по очереди. У огненной рубашки было удивительное свойство - каждый, кто надевал ее, сохранял в себе тепло еще несколько часов. А еще она уменьшалась или растягивалась до размеров своего владельца, поэтому даже Василию Васильевичу пришлась в пору.
   Очередной переход осложняло еще и то, что теперь нужно было тащить за собой сундук Яги. Когда решали, что с ним делать, Артем предложил воспользоваться им так же, как они с Илгой. Они полностью повторили свои действия, но сундук отказывался лететь.
   - Да что с ним такое? - не выдержал Артем.
   - Все просто, - объяснил Василий Васильевич. - Сундук может выдавать только по одному артефакту, и если ты его уже использовал, то во второй раз он не появится.
   - Но ведь мы его даже не видели! - возмутился Артем.
   - Но использовали! - посмеиваясь, ответил Василий Васильевич. - А потом достали рубашку.
   Пришлось купить у соседа Марьи тележку, на которую водрузили сундук и сами удобно на нем расположились. Но из-за того, что стрела вела не по прямой, от услуг тележки очень скоро пришлось отказаться и тащить сундук по очереди.
   - Нет, где это видано, чтобы коты такие тяжести таскали? - ежедневно, ежечасно, ежеминутно жаловался на свою нелегкую долю Василий Васильевич. - Вот бы на вас в какой-нибудь комитет по защите животных обратиться - сразу бы поняли, что кошачьих, а особенно таких уникальных, как ваш говорящий друг, нужно холить и лелеять, а не загружать работой. Артем, ты можешь немного ниже руку опустить - я же не дотягиваюсь!!! Вымахал, тоже мне... Тебе-то, понятно, тепло, с самого утра рубашку носишь, а я как же?
   - Смотрите, как здесь красиво! - прервала причитания ученого кота Эс-Е.
   Они остановились посреди заснеженной поляны, а в сотне метров от них простирался огромный хвойный лес. Деревьев там было так много, что они будто громоздились друг на друга. Огромные ели, кедры, сосны, пихты наваливались друг на друга, скрывая свои секреты в гутой чаще, пробраться в которую было бы очень трудно. Лапы у них были покрыты толстым слоем снега, и снежинки переливались на солнце так, словно хвоя была усеяна россыпью драгоценных камней.
   Путники решили подойти ближе, но в это время их внимание привлекла огромная точка на горизонте, которая становилась все больше и больше.
   - Что это? - первой таинственную точку на небе заметила Илга.
   - Может, затмение? - предположил Артем. - В самом деле, огромное черное пятно почти закрыла от друзей солнце.
   - Нет, это не затмение! - Василий Васильевич бросил сундук и стал пристально всматриваться вдаль. - Это птица!
   - Птица? - в один голос переспросили его друзья.
   - Разве птица может быть такой огромной? - с недоверием спросила Илга.
   - Конечно, может, - уверенно ответил Василий Васильевич. - В Мире Русских Сказок вы еще не такое увидите. Тут всяких разных птиц хватает, но самые известные - это, конечно же, Алконост, Сирин и Гамаюн - вечные птицы из Ирия.
   - Откуда? - не понял Артем.
   - Из Ирия - райского сада, - небрежно бросил Василий Васильевич, и сразу же стал рассказывать про волшебных птиц. - Про них во всех сказках говориться, они во всех легендах присутствуют, нет такого человека, кто не знал бы про эту троицу.
   Дядя Миша и Эс-Е кивнули, Илга все еще с любопытством смотрела на черную точку, а Артем потупил глаза - он, к своему стыду, про этих птиц ничего не слышал. Уже не в первый раз он страдал от того, что был не слишком образованным.
   - Алконост - удивительная птица с человеческим лицом, - с упоением стал рассказывать Василий Васильевич. - Она несёт яйца на берегу моря и, погружая их в глубину моря, делает его спокойным на шесть дней. Пение алконоста так прекрасно, что услышавший его забывает о своей грусти, печали, и к нему возвращаются силы.
   Илга отвлеклась от своего наблюдения и также стала слушать Василия Васильевича.
   - Сирин (тоже полуптица-получеловек) через свое пение приносит людям забвение, но это пение не целебное, как у Алконоста, а смертельное. Услышав сирина, человек теряет память, забывая даже о том, что нужно жить. И пение это такое божественное, что никто не в силах ему противиться.
   Артем вздрогнул. А если птица, о которой говорит Василий Васильевич, сейчас как раз летит к ним?
   - Гамаюн - птица вещая, пророчит счастье, дает надежду. Тем, кто умеет слышать тайное, открывает будущее, - и, заметив, как загорелись у его слушателей лаза, Василий Васильевич добавил. - Но и Гамаюн, и остальные птицы прилетают только тогда, когда их отправляют на землю боги. Простому смертному с ними встретиться практически не...
   И вдруг глаза кота расширились от ужаса, губы задрожали, лапы затряслись, и он завопил, как резаный:
   - Бежим!!!
   Участники экспедиции не заставили себя просить дважды и, побросав все свои вещи, припустили вслед за Василием Васильевичем к хвойному лесу. Им нужно было преодолеть всего сто метров, но бежать по скользкому, заснеженному склону было крайне трудно. Кот работал всеми четырьмя лапами и оказался возле леса первым, Артем то и дело спотыкался, но все же бежал вперед. Дядя Миша подхватил Эс-Е на руки и вместе с ней огромными прыжками помчался к лесу. Отставала только Илга - у нее на ногах были кроссовки, которые она взяла из дома, а они были меньше всего приспособлены к тому, чтобы бегать по снегу. Она не падала, но бежала так медленно, что черная птица наверняка настигла бы ее.
   Очертания опасного преследователя уже были отчетливо видны. Птица была метров десять ростом, а размах крыльев еще больше. У нее были очень длинные и острые когти, а клюв был таким мощным, что Артему показалось, она может запросто перекусить им любую преграду. И все-таки он развернулся и побежал за Илгой. Он схватил ее за руку и просто потащил за собой, как санки.
   У птицы были явно недобрые намерения. Увидев, что от нее бегут, она перестала парить в воздухе на почтительном расстоянии, а камнем ринулась вниз прямо на Артема и Илгу.
   - Берегитесь! - закричал из своего убежища Василий Васильевич.
   Птица громко закричала, выпустила когти и прицелилась прямо Илге в спину, но перед ней неожиданно возник Артем. Он закрыл собой Илгу и оказался лицом к лицу с ужасным существом.
   Дядя Миша был готов оставить свою невесту вместе с котом и бежать на выручку, но Эс-Е и Василий Васильевич удержали его.
   - Ты ему не поможешь! - вскричал кот, и они с ужасом продолжали смотреть, что будет дальше.
   Птица, не долго думая, набросилась на Артема, но едва ее когти дотронулись до огненной рубашки, как она немедленно с диким криком отпрянула от подростка, снова поднялась высоко в небо и стала хаотично кружиться.
   - Беги! - заорал на Илгу Артем.
   Девушка опомнилась и рванула к лесу. Птица заметила это и стремительно полетела к ней. Артем вскочил на ноги, но тут же понял, что не успеет. Птица была уже совсем близко с Илгой, которой оставалось сделать всего пару шагов, но она поскользнулась и упала. Илга развернулась и увидела, как на нее несется чудовищная птица.
   - На, получай! - она сорвала с себя кроссовки и бросила их птице в пасть.
   Это был единственный шанс защититься, и Илге это удалось. Кроссовки на мгновение задержали птицу, и этого времени хватило Илге, чтобы нырнуть в лес к Василию Васильевичу, Дяде Мише и Эс-Е.
   Птица врезалась своим огромным туловищем в преграду из деревьев, но продолжала шарить черным клювом, пытаясь достать жертву. Но друзья были надежно защищены живым непроходимым забором.
   - Эй, ты! - услышали они снаружи.
   - Это Артем! Он жив! - закричала Илга.
   Птица тоже услышала Артема и развернулась к нему. Он стоял прямо переел ней, готовый наброситься первым.
   - Чего тебе здесь нужно? Проваливай! - кричал Артем.
   Но птица его не понимала - она приняла боевую стойку и не сводила с Артема своих маленьких глаз.
   - Ясйарибу! - прокричал Артем на зауми.
   - Окьлот адгок учнокоп с йобот! - прошипела она в ответ и снова ринулась на него.
   Артем не стал защищаться, а тоже сделал выпад вперед и с размаху налетел на птицу. И вдруг рубашка на нем вспыхнула, оберег на груди запылал, из него одна за другой вырвались наружу девять огромных собак и принялись рвать птицу. Но летающая тварь оказалась куда как более проворной. Она отшвырнула всех девятерых собак одним взмахом крыла и взмыла под облака.
   Псы залаяли, подняв морды к небесам, но птицу было уже не достать, и все девять ринулась обратно в оберег на груди Артема. Они так ловко вернулись домой, словно сам оберег всасывал их в себя. Рубашка перестала пылать и снова потускнела, и Артем снова смог подняться и посмотреть наверх. Похоже, птица сдалась и улетела, поскольку ее нигде не было видно. Артем выдохнул и присоединился к друзьям, все еще прятавшимся в хвойном лесу.
   - Что? Кто это? Это сирин? - первым делом схватил Василия Васильевича Артем.
   - Да какой там сирин, - отдернул его руку кот. - Был бы это сирин, мы бы от него в лесу не спаслись. Это птица Скоп.
   - Обыкновенная скопа? - удивился Артем. - Мы таких на биологии видели!
   - "Обыкновенная скопа"... - передразнил Артема Василий Васильевич. - На какой это биологии, скажи на милость, вам десятиметровых скоп показывали? Хочешь сказать, что она на вас с Илгой набросилась, потому что вы рыбой пропахли?
   - Но тогда кто она? - спросила Эс-Е.
   - Ты что же это не объяснил, знахарь? - удивился Василий Васильевич.
   - Но я тоже ничего не знаю про Скоп, - развел руками Дядя Миша.
   - А, я и забыл, что вы бездарны в истории, - усмехнулся Василий Васильевич. - История - великая наука, запомните это. История, конечно, не математика, но наука в достаточной степени важная и точная!
   - Так ты расскажешь нам? - разъярился Артем. - При чем здесь история?
   - А при том! - обиделся Василий Васильевич. - Это самая опасная птица. В средние века она была заточена в тюрьму на третьем ярусе за уничтожение целых городов. Помните про эпидемии в XVI веке? Это ее рук дело. В Мире Яви она становится невидимой, носится по городам и деревням и наносит людям неизлечимые раны своими ядовитыми когтями и клювом. И это не такой яд, которым ведьма пыталась убить Эс-Е...
   Светлана Евгеньевна вздрогнула.
   - ... этот мгновенно подействует.
   - Но откуда она взялась? - спросил Дядя Миша.
   - Хотел бы и я знать, кто это ее выпустил, - хмыкнул Василий Васильевич.
   - А вы не догадываетесь? - произнес Артем. - Это Лжекощей, я более чем уверен.
   - Но откуда он знает про нас? - удивились все.
   - Яга с ним разговаривала у себя в подвале, я слышал, - Артем рассказа, как все было. - Видимо, у нее там какая-то связь с ним была...
   - Зеркальце, наверное, - махнул рукой Василий Васильевич. - Старье... Азбука куда как лучше!
   Друзья рассмеялись, а потом принялись вспоминать про битву Артема и птицы Скоп.
   - Нет, вы видели, как он ее! - восхищался Артемом Василий Васильевич. - А оберег? Оказалось, про чеснок-то - не выдумки! Девять собак - кто бы мог подумать...
   - А все волшебная рубашка! - поддакнула Эс-Е. - Без нее...
   - Не, рубашка здесь не причем, - перебил ее Василий Васильевич. - Она просто усилила оберег. Эта птичка и так ничего бы не сделала Артему.
   - И все-таки, я считаю... - Эс-Е вступила в перепалку с ученым котом, и это было надолго.
   - Ты защитил меня, - шепнула Илга на ухо Артему и погладила его по щеке. - Ты готов был погибнуть за меня...
   - Да ладно... это не я... это же все оберег... - покраснел Артем.
   - Оберег здесь не причем, - улыбнулась ему Илга. - Ты ведь не думал про него, когда заслонил меня от этой птицы. Ты просто бросился на нее, хотя не был уверен, что она тебя не убьет.
   - Ну... просто я подумал, что ты... что у тебя на ногах эти кроссовки... что ты не можешь бежать... - замялся Артем.
   - Да, я ведь потеряла кроссовки! - засмеялась Илга, и к ней присоединились все, кроме Дяди Миши.
   Знахарь не разделял общей радости. Он долгое время не проронил ни слова, а только ходил туда-сюда перед завесой из еловых лап.
   - Как вы думаете выбираться отсюда? - наконец, подал голос Дядя Миша.
   В убежище сразу стало тихо.
   - Эта птица, - продолжил он, - все еще там?
   - Я ее не видел, - ответил Артем. - Она исчезла.
   - Не думаю, что она просто так сдалась, - стал рассуждать знахарь. - Тот, кто ее послал, был уверен, что она сделает свое дело. Если предположить, что ее действительно послал Кощей, чтобы уничтожить Артема, то ей не удалось и вряд ли удастся. Мне кажется, это далеко не глупая птица, она понимает, что у нее против тебя никаких шансов. Но вернуться к своему хозяину ни с чем она не сможет... Что тогда она будет делать?
   - То же, что и раньше, - с самым мрачным видом предположил Василий Васильевич. - Будет летать по городам и убивать людей!
   - И зачем ей это? - возразил Дядя Миша. - Здесь-то ее всякий увидеть сможет. Люди просто спрячутся по своим домам...
   - Тогда, может, она все-таки улетела? - высказала мысль Эс-Е.
   - Нужно посмотреть, проверить, - вызвался Артем и снова полез наружу, но в это же время у них прямо над головой раздался треск, вверху что-то зашумело, и на друзей посыпались обломки веток и хвои.
   Артем выбрался на поляну, но никого не увидел. Он поднял глаза и понял, что птица Скоп придумала, как до них добраться. Она с огромной скоростью работала клювом и когтями, разрушая кроны деревьев, вгрызаясь в чащу. Она молотила по верхушкам деревьев с такой силой, что они разлетались во все стороны, словно какая-то деревообрабатывающая машина уничтожала лес.
   Артем вернулся и рассказал о том, что увидел.
   - Теперь все ясно, - закивал Дядя Миша. - Ей нужен не Артем, ей нужны мы!
   - Кощей послал птицу против вас? - удивился Артем. - Но зачем?
   - Ну, во-первых, еще неизвестно, он это или нет...
   - Это он! - сказал, как отрезал, Артем.
   - Ну, хорошо, - согласился Дядя Миша. - А во-вторых, разве ты сам не понимаешь? Как и все злодеи, он полагает, что ты будешь более уязвимым, когда останешься в одиночестве, когда у тебя не будет друзей.
   - Не будет друзей... - повторил за Дядей Мишей Артем и задумался. "Но ведь мы пошли за стрелой туда, где моим друзьям ничего не угрожает. Наоборот, я должен найти друга. Не птица же эта, в самом деле, станет моим другом!".
   - Плохо наше дело, - пробормотал Василий Васильевич. - Артема защищает рубашка, на крайний случай его спасет оберег. Значит, мы можем спасти всего двоих.
   - Может, есть еще какие-нибудь средства? Артефакты? - предложила Илга.
   - Против птицы Скоп? - спросил Василий Васильевич таким тоном, что ответа не понадобилось. - Ее можно только победить, и победить мечом, но ни один меч не является артефактом. К тому же, не каждый из нас сможет им овладеть. Для этого нужно быть богатырем, а не ученым котом, знахарем или случайно оказавшимся в Мире Русских Сказок человеком. Даже Артем, как герой, не имеет право владеть мечом. Только богатырь!
   - Спасибо, Василий Васильевич. Кажется, я понял, что должен делать, - вышел из задумчивости Артем. - Я отправляюсь в Мир Яви.
   - Что? Опять? - подскочили Эс-Е и Илга.
   - Нам нужен еще один друг, - продолжил Артем. - И я знаю, что он придет.
   - Но почему ты в этом так уверен? - не понимал Василий Васильевич.
   - А вот этого я тебе не скажу, - хитро улыбнулся Артем.
   - Ну и не надо, подумаешь, - обидевшись, отвернулся Василий Васильевич. - Правильно! Давай, бросай нас на произвол судьбы! Иди, спасайся, ищи новых друзей, а нас в это время прикончит эта милая птичка.
   - Ничего с вами не случится, - нахмурился Артем.
   - Ага, конечно, - все еще не оборачивался Василий Васильевич. - Первый переход туда и обратно занял у тебя месяц, второй - две недели, третий... ну, пусть даже неделю - хочешь сказать, за это время она до нас не доберется?
   - Не доберется, я уверен! - ответил Артем.
   - Но почему?! - заорал, развернувшись на хвосте, Василий Васильевич, но Артем уже ушел.
   Он и сам не знал, а в нем взялась такая уверенность. Из-за того, что все предсказания стрелы сбывались, или из-за того, что другого выхода не было, или потому что в трудных ситуациях ему все время приходилось принимать решение самостоятельно. Но он кое-чему все-таки научился в Мире Русских Сказок. Об этом постоянно твердил Василий Васильевич - здесь ничего не происходит просто так, и если судьбе было угодно заманить его друзей в смертельно опасную ловушку, а помочь выбраться из нее может только богатырь, он должен отправиться за Йосей.
   Артем пошарил у себя по карманам и отыскал волос радуги. На дворе была почти зима, но он ничуть не изменился. Артем расправил волос и пустил его перед собой. Вокруг не было даже малейшего намека на воду, но вокруг него было полным-полно снега, и он верил, что радуга ему поможет.
   Волос привычно вытянулся в дорожку, в конце которой Артем увидел дверь в Мир Яви. Он быстро пробежал по волосу, распахнул прозрачную дверь и в ту же секунду оказался на пустой, темной улице, освещаемой одним-единственным фонарем. Артем огляделся и улыбнулся - он узнал это место. Он так часто убегал по этой улице от своего недруга по прозвищу Дэнч, что знал здесь каждый закоулок. Справа от него был магазин электротоваров, слева - сквер, за которым находилось полуразрушенное здание дворца пионеров.

Глава 18

молодые таланты

  
   Артема охватило странное чувство - он сильно захотел побывать на развалинах. Он совсем забыл про Йосю, и про то, зачем он явился сюда - ему нужен был подвал недостроенного дворца пионеров. С этим подвалом было связано столько воспоминаний.
   Здесь он прятался от Дэнча, когда он со своими дружками Лешим и Гоблином гонял его по городу за то, что он был не похож на других - а все потому, что у Артема были желтые волосы, и он не употреблял спиртного, как многие из его сверстников.
   Здесь они с Василием Васильевичем и Дядей Мишей прятались, когда вытащили будущего знахаря с крыши, где он имитировал самоубийство. Тогда они познакомились с Йосей и Тоней - "то, не знаю, что", самым могущественным волшебным существом в Мире Русских Сказок.
   Здесь Артем прятался вместе с Илгой и кучей других беспризорных пацанов и девчонок, которые не знали, где им пережить зиму. Здесь их тогда и взяли работники из социальной службы, отсюда началось путешествие, которое привело его обратно, и ноги сами несли его сюда.
   - Эй, скрипуля! - услышал он рядом чей-то голос и насторожился. Кто-то явно хотел обидеть его и получить в нос. - Мы тебе сколько раз говорили - не ходить здесь!
   Артем вгляделся в ночь - трое подростков в спортивных куртках обступили тощего пацана со скрипкой. Конечно, это был Йося - Артем узнал его, хотя за последний год он сильно вытянулся и если уступал Артему, то всего каких-то пару сантиметров.
   Он не торопился прийти на помощь Йосе, а решил испытать богатыря. Если уж Йося не сможет справиться с этими балбесами, то как он сможет спасти друзей от птицы Скоп? Артем спрятался за дерево и стал наблюдать.
   - Ну, че ты молчишь, слабак? Я ж тебе говорил, что скрипочку мы твою покоцаем! - обратился к Йосе один из хулиганов. "Наверное, главарь", - прыснул в кулак Артем. - Мы тебе сколько раз говорили, чтобы ты не ходил здесь со своей скрипкой?
   Йося аккуратно положил футляр со скрипкой в сторону, снял куртку, свернул ее и положил рядом с футляром, а потом сам бросился на главаря.
   "Где он этому научился?" - подумал Артем, глядя, как Йося с разбегу налетел на обидчиков и головой разбил одному из них нос. Недруги скрипача явно этого не ожидали, и пока их главарь вытирал нос, его дружки схватили Йосю и стали выкручивать ему руки. Но Йося ловко вывернулся от одного из них и прыгнул на второго, крепко прижав его к земле. Он уже занес кулак, чтобы врезать ему, но главарь, который пришел в себя, оторвал Йосю от своего приятеля и отбросил в сторону. Теперь все трое угрожающе надвигались на Йосю:
   - Ну, все, скрипач, копец тебе!
   Силы явно были не равны, и Артем вышел из своего укрытия.
   - Эй, вы! - громко крикнул он. - А ну отпустите его!
   У Артема, особенно в темноте, был угрожающий вид. Недаром он в тренажерку ходил - все трое испугались и бросились бежать. Йося поднялся с земли, отряхнулся и пошел к своим вещичкам.
   - Спасибо, - буркнул он через плечо, надевая кутку и проверяя футляр.
   - Да, Йося, раньше ты был более приветливым, - полушутя сказал Артем.
   Йося резко развернулся и уставился на Артема.
   - Это ты, Артем! - заорал он и бросился обниматься. - А я слышу, будто голос знакомый. А ты откуда здесь?
   - Мимо проходил, - Артем старался придать своему голосу беспечный тон. - У тебя, я вижу, опять проблемы?
   - Да ну их... - махнул рукой Йося. - Придурки из моей школы, из параллельного класса. Решили "этот район своим сделать".
   Йося так здорово спародировал гангстерские интонации нападавших, что Артем рассмеялся.
   - И часто они тебя достают? - спросил он.
   - Да сегодня только второй раз был, - смущенно произнес Йося, но сразу же стал храбриться. - Ты видел, я тоже им вмазал!
   - Видел, видел, - улыбнулся Артем. - Поэтому и пришел тебе на помощь.
   - Ну... это... я и сам бы мог... - снова притих Йося.
   - Ладно, проехали, - утешающим тоном ответил Артем, помог Йосе одеться и пошел вместе с ним по улице. - Как у тебя дела?
   - Нормально, - пожал плечами Йося. - Занимаюсь у Семена Яковлевича, скоро международный конкурс... Что еще?.. В школу хожу... Родители...
   Йося сглотнул подступивший к горлу комок.
   - Что? Что-то не так с родителями? - спросил Артем.
   - Мама сильно болеет, - выдавил из себя Йося. - Все время в больнице. папа каждый день у нее пропадает, меня не пускает.
   - И как ты - один живешь?
   - Почти, - ответил Йося. - За мной соседка присматривает. Ну, папа иногда из больницы приходит.
   Артем замолчал. Пока они шли к йосиному дому, он размышлял о том, может ли он в такой трудный для его друга момент требовать от него пойти вместе с ним. Если Йося окажется в Мире Русских Сказок, он не сможет выйти оттуда, пока они не покончат с Кощеем. Родители снова его потеряют, и мама Йоси может никогда не оправиться от своей болезни. Нет, он не может так поступить. Только не за счет Йоси.
   - А помнишь, как мы в Мире Русских Сказок последний раз были? - вдруг заговорил сам Йося. - Кудыкина гора сказала мне, что я вернусь, что спасу Тридевятое царство. Представляешь, я этой мыслью уже целый год живу.
   У Артема защемило сердце. Он понимал друга - долгие месяцы приключений в Мире Русских Сказок спасали его самого от суровой реальности. И хотя каждый раз он с трудом уходил в другой Мир, он тоже мечтал вернуться обратно.
   - А я слышал, ты в Англию учиться уехал, - продолжал болтать Йося. - Это что - неправда?
   - Правда, - соврал Артем. - У нас каникулы, и завтра я уже возвращаюсь обратно.
   - Странно, - удивился Йося. - Каникулы в конце ноября?
   "Значит, уже неделя прошла", - подумал Артем. - "Нужно быстрее возвращаться обратно".
   - Ну, такие у них правила, - снова соврал он Йосе.
   Наконец, они дошли до его подъезда.
   - Поднимешься? - спросил у Артема Йося.
   - Н... нет, наверное, - Артем решил, что пойдет обратно один.
   - Да ладно, тебе же только завтра обратно ехать, давай посидим-поболтаем, а потом такси тебе вызовем, поедешь домой, - предложил Йося. - Дома у тебя все нормально? Как ты вообще в Англию попал?
   Йосю интересовало буквально все из жизни Артема, а сам Артем был озадачен лишь одной мыслью - как спасти друзей от птицы Скоп.
   - Ну, если только ненадолго, - сдался он и пошел вслед за Йосей.
   Кацманы жили на девятом этаже, но лифт не работал, и Артему с Йосей пришлось тащиться пешком. Дорогой Артем рассказывал любопытному другу о том, что с ним стало, когда он в третий раз вернулся из Мира Русских Сказок.
   - Да, повезло тебе, - грустно сказал Йося, когда они поднялись, и стал поворачивать ключ в замке.
   Дверь со скрипом отворилась, и они уже хотели войти внутрь, но в это время раздался еще один щелчок открываемой двери, и из квартиры напротив показалась соседка Йоси.
   - Точно, он, - сказала она кому-то и вывела на площадку высокого молодого человека в длинном черном пальто с ослепительно белым шарфом на шее.
   - Здрастье, теть Оль, - улыбнулся соседке Йося.
   - Привет, привет, - кивнула она. - Откуда это ты так поздно? Со скрипки, что ли?
   - Ага, - отозвался Йося. - Папа не приходил?
   - Был, был, а как же, - тетка была сама доброта. - Да не один, а вот... - она подтолкнула молодого человека вперед, - вот с этим... э-э-э... как вас?
   - Владимир Анатольевич, - представился мужчина.
   - Да, с Владимиром Анатольевичем, - расплылась в улыбке соседка. - Йоська, тебе повезло! Ты едешь в Англию!
   - Я? - удивился Йося и выронил скрипку. - Но...
   - Вас зовут Иосиф Кацман? - взял дело в свои руки незнакомец.
   - Да, - кивнул Йося, - но я не понима...
   - Я представитель фонда "Молодые таланты России", - продолжил Владимир Анатольевич. - Мы отбираем участников для международного проекта "Музыка без границ", и вы, молодой человек, как победитель прошлогоднего фестиваля имени Вивальди, получили место в специальной школе для одаренных скрипачей в пригороде Йоркшира. Так что поздравляю - вы будете жить и учиться до конца этого учебного года в Великобритании.
   - Но я... - Йося был растерян. - А как же папа... мама?
   - С вашими родителями я договорился, - улыбнулся представитель фонда.
   - Да, Йося, там все в порядке, - снова закивала соседка. - Твой папа пришел вместе с этим мужчиной, они уже все оформили.
   - Так что завтра вы должны лететь в Англию, - закончил человек в пальто. - Все необходимые документы я подготовил, ваш отец оставил их вам на кухне вместе с запиской.
   Йося с воплями радости бросился в квартиру.
   - Ну, вот и славно, - соседка была довольна собой, что завершила возложенную на нее миссию, и немедленно удалилась к себе.
   Артем остался стоять посреди лестничной клетки рядом с вполне известным ему человеком. Он сразу его узнал - это был Двенадцатый Сказочник, с которым они недолюбливали друг друга.
   - И что все это значит? - резко спросил у него Артем. - Я так понимаю, никакого Йоркшира нет? Это вы все подстроили, чтобы он пошел вместе со мной?
   - Я ничего, как ты изволил выразиться, не подстраивал, - в столь же грубой манере отозвался Двенадцатый Сказочник. - Если бы ты хоть немного научился разбираться в особенностях Мира Русских Сказок, то давно бы понял, что ничего подстроить здесь нельзя. Что тебе ответила стрела, когда ты пустил ее влево?
   - Что я найду друга, - ответил Артем.
   - Значит, так оно и будет. Ты сам пришел за Йосей, но засомневался в правильности своего поступка. Я должен был тебе помочь не совершить необдуманный поступок.
   - И поэтому вы обманули Йосю? - Артем даже не смотрел на Сказочника. - У него болеет мама, отец не вылезает из больницы, а вы хотите, чтобы он прохлаждался в Мире Русских Сказок?
   - А ты сильно там прохлаждаешься? - язвительно заметил Двенадцатый Сказочник. Артем молчал. - Йосю ждут еще более суровые испытания. Что же касается родителей, то могу тебя заверить - до лета с ними ничего не случится, и они будут только рады, когда узнают, что их сын с успехом гастролирует по Соединенному Королевству.
   - Как это они узнают, если его там даже не будет?
   - А кто сказал, что его там не будет? - усмехнулся Двенадцатый Сказочник. - Среди участников проекта уже есть Йося Кацман, точно так же, как в частной школе в Лондоне учатся некто Артем Царевич и Илга Ивановская.
   Артем был потрясен.
   - Но откуда...
   - Ты не представляешь, сколько одаренных детей пропадает в Мире Русских Сказок, - продолжал улыбаться Сказочник. - Я даю им шанс пусть под чужой фамилией, но все же проявить себя в неизвестном для них Мире Яви.
   - Ловко придумано, - невольно похвалил его Артем.
   - Поэтому и твоя мама, и родители Илги, и родители Йоси будут уверены, что с вами все в порядке.
   В это время Йося вернулся обратно на площадку с какими-то бумагами в руках.
   - Извините, но я не смогу поехать, - рассматривая свою обувь, произнес он. - У меня мама и...
   - Познакомься, Йося, - сразу оживился Артем и втолкнул обоих в квартиру, - это Двенадцатый Сказочник. Он обманывает тебя - никакой Англии нет, просто он хочет, чтобы ты пошел вместе со мной в Мир Русских Сказок.
   - Как - в Мир Русских Сказок? - вскричал Йося, и бумажки выпали у него из рук. - Но ты же сам говорил, что учишься в Лондоне, и что...
   - Я тоже тебе наврал, - признался Артем. - Просто я не хотел, чтобы ты бросал свою семью из-за меня и моих проблем.
   - Но я... - Йося переводил взгляд с Артема на Сказочника, и не мог решиться.
   - Подумай, стоит ли это того? - Артем окончательно разрушал перспективу спасти друзей от птицы Скоп, но иначе он поступить не мог.
   Но Йося все так же стоял в нерешительности.
   - Йося, ты внимательно читал, что написал тебе твой отец? - неожиданно перехватил инициативу Двенадцатый Сказочник. Он поднял с пола бумаги и сунул их под нос Йосе. - Ты читал, что тут написано?
   - "Иди туда, куда ты должен идти!" - прочитал Йося. - Ну и что?
   - Твой отец, конечно, не знает про Мир Русских Сказок, - мягким голосом заговорил Сказочник, - он уверен, что ты поедешь в Лондон, потому что это важно для тебя. Но он написал эти слова, чтобы ты понял, ЧТО важно для тебя. Артем прав, я - Двенадцатый Сказочник, а не антрепренер, и я обещаю тебе, что с твоими родителями, с твоей мамой все будет хорошо. Когда ты вернешься, то сможешь сам в этом убедиться.
   В прихожей воцарилось полное молчание. Артем чувствовал, что он не в праве давать Йосе советы. Йося еще и еще перечитывал записку отца. Двенадцатый Сказочник бесстрастно смотрел в одну точку на потолке.
   - Артем, я действительно там нужен? - спросил Йося тихим голосом.
   Больше Артем не колебался. Впервые в жизни он поверил Двенадцатому Сказочнику и произнес:
   - Да, очень нужен.
   Йося ничего не ответил и ушел на кухню.
   - Он пойдет с тобой, - сказал Сказочник. - Введи его в курс дела, и скорее отправляйтесь - птица Скоп ждать не будет.
   Он поднял воротник и собрался уйти, но Артем остановил его.
   - Спасибо, - сказал он сказочнику, но тот только улыбнулся и закрыл за собой дверь.
   Артем повернул ключ в замке и прошел на кухню, где Йося разогревал ужин.
   - Нам нужно подкрепиться, - сказал он сквозь слезы. - Тебе котлету или курицу?
   - Все равно, - ответил Артем. Он подошел к Йосе, который что-то соскребал со сковороды, и потрепал его по плечу. - С ними все будет хорошо, Йося. Я верю этому человеку.
   Йося ничего не ответил, а только несколько раз кивнул.
   - Мы должны отправляться как можно скорее, - промолвил Артем и принялся рассказывать Йосе про последние события в Мире Русских Сказок.
   Они ужинали, и Йося все больше и больше узнавал о новой миссии, которую возложил на Артема Двенадцатый Сказочник. О том, что их общим друзьям угрожает опасность от смертоносной птицы, и что только богатырь может спасти их от гибели. Артем специально рассказывал о своих приключениях крайне эмоционально, потому что знал - это вернет Йосю к жизни, он загорится и сам побежит впереди него в Мир Русских Сказок. Так и случилось - после ужина воодушевленный и оказавшийся таким нужным Йося уже спрашивал о тому, куда они пойдут. И этим вопросом поставил Артема в тупик.
   - В самом деле, - пробормотал он, - мы же не можем явиться туда с пустыми руками?
   - Ну почему? - отозвался Йося из комнаты, где он собирал вещи. - В прошлый раз я же схватил аспида безо всякого оружия. Помнишь, он еще в меч превратился.
   - Точно! - осенило Артема. - Меч! Нам нужен твой богатырский меч. Где ты его оставил?
   - На той горе, - ответил Йося. - Она мне еще сказала, что я вернусь и спасу Мир Русских Сказок. Значит, он должен быть на том же самом месте.
   - Тогда, - Артем вышел с кухни и присоединился к Йосе, - нам нужно сказать...
   Йося кивнул.
   - На Кудыкину гору! - прокричали они вместе, и темный тоннель моментально засосал их в себя и потащил в Мир Русских Сказок.
   Материализовавшись на Кудыкиной горе, Артем и Йося обнаружили настоящее лето. Здесь было тихо и умиротворенно, дул приятный теплый ветерок, а волны с нежным шепотом ласкали одинокий утес.
   В центре горы гордо возвышался богатырский меч, который Йося оставил в прошлом году. Он подошел к нему и легонько погладил по рукояти. Меч отозвался - земля задрожала так, будто начиналось землетрясение.
   - Богатырь из Мира Яви? - послышался глухой, приятный женский голос. Это заговорила Кудыкина гора. - Предчувствие меня не обмануло - ты действительно вернулся за своим мечом. Значит, ты готов сразиться с теми, кто угрожает существованию Мира Русских Сказок?
   - Да, - немного робко ответил Йося.
   - Не стесняйся своего страха, - произнесла гора. - Ты идешь на большую битву, и это вполне естественно, что ты немного...
   "Трусишь", - подумал Артем.
   - ...волнуешься, - не угадал он.
   Йося кивнул, хотя понимал, что гора его не видит.
   - Не боится только тот, кто не видел страха, - продолжила гора. - Тот, кому не написано на роду стать великим богатырем.
   - Великим, Йося, слышал? - шепнул Артем.
   - А, это ты, Артем Царевич, - узнала его гора. - Ты тоже вовремя пришел, я тебе должна кое-что вернуть.
   С этими словами из земли поднялся огромный ларец, в котором Артем увидел волшебный перстень, который мог перемещать его обладателя туда, где в нем больше всего нуждались.
   - Возьмите вещи, принадлежащие вам по праву, - произнесла гора.
   Йося обхватил руками меч и одним рывком вытащил его из затвердевшей земли. Артем открыл крышку ларца и надел кольцо себе на палец.
   - Торопитесь! - сказала гора, и мир вокруг Артема и Йоси завертела с такой скоростью, что гора в один миг пропала, и в следующее мгновение они уже стояли на том самом месте, откуда Артем отправился за Йосей.
   Артем посмотрел на хвойный лес, в котором прятались его друзья, и невольно вскрикнул. От леса почти ничего не осталось. Он не знал, сколько дней он потратил, но птица Скоп явно не теряла времени. Лес был массивным, а ей удалось его уничтожить почти до конца. Оставался всего один маленький островок из самых старых, крепких сосен, которые прятали от Скопы ее жертв. Птица по-прежнему ловко орудовала клювом и когтями и разносила кроны деревьев в щепки.
   - Похоже, когда она добиралась до них, они перебегали в другое место, - предположил Артем, но Йося его не слышал. Птица внезапно замерла, бросила свое занятие, издала пронзительный крик и полетела на Йосю.
   Увидев надвигающуюся на него уродину, Йося запаниковал. Вместо того чтобы вступить в бой с птицей, он упал на землю и закрыл голову руками.
   - Йося! - закричал Артем и бросился к нему на помощь. Птица была уже совсем близко и была готова вонзить в спину несчастного свои когти. Артем, как и в случае с Илгой, снова встал у нее на пути, но птица оказалась хитрее. В этот раз она просто ударила Артема своими мощными лапами прямо в грудь, и он отлетел назад, а птица еще раз набрав высоту, снова бросилась на Йосю.
   - Йося, хватай меч!!! - завопил Артем и, превозмогая ужаснейшую боль, пополз к нему. - ЙОСЯ!!!
   Артем орал во все горло, и его крики были страшнее, чем визг птицы Скоп. Они привели Йосю в чувство - он опомнился, приподнялся, схватил меч и направил его в воздух. Но птица Скоп ловко увернулась от него и следующим движением выбила меч из рук богатыря, но сил для того, чтобы прикончить мальчишку, у нее не осталось, и ей пришлось пойти еще на один круг. Она не стала взлетать слишком высоко, только так, чтобы оказаться лицом к лицу с безоружным Йосей и снова бросилась в бой. До меча было далеко, и Йося наверняка бы погиб, но когда птица Скоп была уже рядом с ним, откуда-то сзади на нее неожиданно выпрыгнул Артем и схватил птицу за ноги.
   Несмотря на свои габариты, птица Скоп была подвижной, но на этот раз мобильности ей не хватило, и она рухнула на снег. Обернувшись к Артему, птица Скоп принялась бить Артема по лицу крыльями, но он не отпускал ее и не давал приблизиться к Йосе, которого она хотела долбануть клювом.
   - Йося, хватай меч! - заорал Артем, снова и снова получая новые ссадины от птицы-великанши.
   Йося не заставил себе долго ждать. Он рванулся к мечу, и как только ощутил его в своих руках, меч засиял и стал переливаться на ярком зимнем солнце.
   - Артем, я иду! - прокричал Йося, вскочил на ноги и пошел на птицу Скоп.
   Но птица разгадала замысел людей. Она перестала хлестать Артема своими крыльями, сильно дернулась и сумела вырваться из Артемовой хватки, напоследок расцарапав ему руки.
   Убедившись, что один противник повержен, и вряд ли причинит ей беспокойство, птица полностью переключилась на богатыря. Сначала она зависла над Йосей, будто изучая его слабые места, а потом принялась кидаться на него то справа, то слева, то сзади, пытаясь ущипнуть за уязвимые части тела, но Йося ловко отражал каждое нападение, оставляя на теле Скопы глубокие порезы.
   Сражение продолжалось больше часа, пока, наконец, птица не совершила роковую ошибку. Заметив, что Йося наиболее незащищен сверху, она избрала тактику внезапного нападения. Несколько минут она просто висела в воздухе, выжидая, когда Йося устанет ловить ее взглядом, и как только он на мгновение отвернулся, она ринулась на него камнем. Но Йося оказался проворнее, и вместо того, чтобы, орудуя мечом, обороняться от Скопы, просто швырнул меч в птицу клинком вперед. Птица Скоп на огромной скорости наскочила на него, и меч пронзил ее насквозь. Она рухнула к ногам Йоси и захрипела. Артем восторженно закричал, а из леса к ним уже бежали ликующие пленники.
  

Глава 19

в поисках храма

  
   Йося дрожал. Вокруг все праздновали избавление от птицы Скоп - Василий Васильевич вальсировал с Илгой, Дядя Миша и Эс-Е весело смеялись, Артем, хоть и не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, кричал: "Ура!". И только Йося дрожал. Он хотел вытащить меч из тела убитой птицы, но потом передумал, резко одернул руку и теперь просто тупо смотрел на всеобщее веселье.
   Наконец, когда приступ счастья закончился, Василий Васильевич и Дядя Миша поспешили на помощь Артему, а Эс-Е и Илга познакомились с Йосей.
   - Ну, ты молодец, Йося! - восторгалась его поступком Илга.
   - Такой маленький, а такой храбрый! - вторила ей Эс-Е.
   Но для Йоси эти подбадривания ничего не значили. Он все кивал и кивал на каждую похвалу, произнесенную в его адрес, но так и сказал ни слова в ответ. Тогда Эс-Е решила позвать Дядю Мишу:
   - Мне кажется, у него проблемы, - сказала она. - Похоже, не может пережить то, что он убил эту гадкую птицу. Может быть, у тебя найдется какое-нибудь снадобье, чтобы привести его в порядок?
   - Снадобье здесь не поможет. Тут нужно другое средство, более... человеческое, - ответил Дядя Миша и попросил Илгу и Эс-Е присоединиться к коту и оставить их наедине.
   Девушки понимающе кивнули и отошли в сторону, где Артем "допрашивал" Василия Васильевича.
   - Но почему я все-таки остался жив? - недоумевал Артем.
   - А ты бы хотел умереть? - изумился Василий Васильевич.
   - Нет, конечно, - поправился Артем, - но ты ведь говорил, что против ее когтей нет противоядия, а она расцарапала мне все руки!
   - Все очень просто, - мазнул лапой кот. - Она же не нападала на тебя, а оборонялась, и в этом случае, мне кажется, она чувствовала себя не могущественной птицей Скоп, а просто скопой. К тому же, не забывай, на тебе все еще был оберег, и он защищал тебя от опасности.
   Артем лежал на снегу, обмотанный какими-то длинными листьями, которые нашел у себя в сумке Дядя Миша, и чувствовал, что боль в руках и ногах постепенно проходит, но Василий Васильевич постарался испортить ему настроение, добавив:
   - Только, боюсь, что шрамы на твоем теле останутся с тобой навсегда. Все-таки это была не простая птичка...
   Артем отвернулся и стал смотреть туда, где Дядя Миша разговаривал с Йосей. Скрипач-богатырь что-то доказывал, отчаянно жестикулируя, а Дядя Миша со своей привычно-доброй улыбкой выслушивал его и давал какие-то советы.
   - Что они там делают? - спросил Артем у Илги, заботливо перевязывавшей ему раны.
   - Похоже, твой друг не в себе из-за того, что сделал, - усмехнулась Илга. - А Дядя Миша помогает ему. Что-то вроде сеанса у психиатра.
   Но Артему было совсем не до смеха. Он сам стоял лицом к лицу со страшным созданием, и прекрасно понимал, что чувствует Йося. К тому же, собственноручно разделаться со свирепой тварью означало совсем не то же, что отдать приказ уничтожить ведьму.
   Наконец, Дядя Миша и Йося встали и направились к остальным. Йося сверкал и совсем не был похож на человека, который переживает из-за своего поступка.
   - Представляете, что мне сказал Дядя Миша! - не вытерпел маленький богатырь. - Он сказал, что я могу быть другом у него на свадьбе.
   Все переглянулись. Василий Васильевич от удивления разинул рот, Эс-Е одобрительно кивнула головой, Илга пожала плечами, и только у Артема был такой вид, будто у него отобрали любимую игрушку.
   - Ты согласился? - спросил он Йосю.
   - Конечно! - воскликнул тот. - Это как раз то, что мне сейчас нужно...
   Артем улыбнулся: похоже, эти слова несколько минут назад сказал ему сам Дядя Миша.
   - ...и поскольку свадьба состоится совсем скоро, мне нужно будет подготовиться, ведь это гораздо более важно, чем грустить из-за какой-то уродины, - закончил Йося.
   И это явно была фраза Дяди Миши, но толком поразмыслить над ними Артем не смог из-за криков Василия Васильевича.
   - К-а-а-а-а-к? - вопил он. - Что это значит - "совсем скоро"? Ты что же, решил не дожидаться, пока я...
   - Мы со Светой подумали, что в таких опасных условиях мы больше не можем ждать, - перебил его Дядя Миша. - И в первом же городе или деревне, где будет церковь или священник, мы обвенчаемся. Прости, Василий Васильевич, но иначе мы поступить не можем. Вдруг судьба не предоставит нам больше такого шанса...
   - Ну... что же... - притих Василий Васильевич. - Если вы так решили...
   Кот был сильно расстроен, и целый день не проронил ни слова. Не лучше были дела и у Артема. Он весь день цапался с Йосей. Когда они решили разбить палатку, и Йося вызвался помочь, Артем то и дело указывал ему, что делать, а когда у того не получалось, начинал кричать и причитать, совсем как Василий Васильевич. Вторая стычка произошла за обедом, когда Йося имел неосторожность заявить, что не ест рыбу.
   - Я не ресторан, Йося! - кричал Артем, который полдня ломал язык, чтобы наколдовать еды. - Если тебе не нравится, можешь пойти и найти что-нибудь сам!
   - Я... - закусил губу Йося, - я только хотел попросить, чтобы мне не накладывали рыбу, я просто одной картошки поем.
   А перед сном, когда Дядя Миша и Эс-Е завели разговор о том, куда они отправятся дальше, будет ли там церковь, Йося предложил сразу отправиться туда, где можно будет сыграть свадьбу. И Артем снова взорвался:
   - Значит, я должен сейчас выйти и всю ночь стоять с натянутым луком и ждать, пока стрела мне скажет, где свадьба?!
   - Но я же... - снова попытался возразить Йося.
   Но Артема уже было не остановить.
   - Ты тут самый умный, что ли? - громыхал он. - Тогда вот тебе лук и стрела, иди в поле и стреляй, куда тебе вздумается! Что, больше не о чем поговорить, как о свадьбе этой? Меня эта птица чуть не убила, а они только о свадьбе, о свадьбе... о свадьбе, о свадьбе...
   - Заметь, не тебя одного, Артем, - спокойно ответил Дядя Миша.
   Но Артем его не услышал, как обычно не слышат те, кто не хочет услышать.
   - Если у вас теперь новый герой, тогда идите за ним, пусть он вас ведет - Туда, где не нужно воевать с Кощеем, где можно наслаждаться своим счастьем!!!
   Василий Васильевич все еще хранил свой странный обет молчания, но здесь даже он не выдержал и покачал головой.
   Наконец, страсти улеглись, свет в палатке погасили, каждый поуютнее устроился в своем спальном мешке, и наступило полное молчание.
   - Эй! - вдруг услышал Артем над самым ухом.
   Он резко развернулся и увидел, что к нему приползла Илга.
   - Ты чего?
   - Ничего, - зашептала она. - Ты что это творишь, Артем?
   - Я? - ответил он совсем-совсем тихо. - Что я творю? Ты о чем?
   - Ты чего к Йоське пристаешь? - зашипела Илга.
   - Ничего я не пристаю, все по делу, - буркнул Артем.
   - Думаешь, я не вижу, из-за чего это? - сощурила она глаза. - Ты просто не можешь простить ему, что Дядя Миша не тебя другом сделал, а его.
   - Ничего не "не могу", - продолжал бормотать Артем, но после небольшой паузы добавил. - Просто я думал, что больше этого заслуживаю.
   - Какой же ты эгоист, Артем Царевич, - состроила гримасу Илга. - ты такой противный, когда не похож сам на себя. Сначала сам привел Йосю, чтобы спасти нас, а теперь дуешься из-за того, что он оказался не слишком храбрым. Дядя Миша всего-то помог пацану справиться с переживаниями...
   - А чего они... - начал было Артем.
   Но Илга властным жестом остановила его:
   - Хватит тут из себя героя корчить!
   - Ничего я не корчу, - обиделся Артем и отвернулся.
   - Эх ты, а я думала, ты - лучше, - услышал он за своей спиной.
   Так Артем лежал несколько минут, пока не отлежал бок. Потом, думая, что Илга наверняка уже ушла, перевернулся на другую сторону, но она была на том же самом месте и тоже не спала.
   - Скажи, Артем, - вдруг совсем тихо прошептала Илга, - а если бы у нас с тобой была свадьба, ты бы так же поступил?
   - В смысле? - удивился Артем.
   - Ну, стал бы с другом рамсить из-за какой-то мелочи?
   Только сейчас Артем понял, что хотела сказать ему Илга. И ему стало противно от самого себя - он провел Йосю через такое страшное испытание, а потом из-за какого пустяка устроил и себе, и ему невыносимую жизнь.
   Он вспомнил, как Йося попал в Мир Русских Сказок. Он притворился, будто он родом из Тридевятого царства и прошел вместе с Артемом в Мир Нови. несмотря на свой возраст, Йося всегда был верным спутником, раз за разом преодолевая свой страх и вступая в битву с самыми ужасными созданиями Мира Русских Сказок. Это Йося спас одну деревню от одноглазого чудища верлиоки, другую от аспида, а теперь еще и спас друзей Артема от птицы Скоп. Если хорошенько разобраться, Йося сделал для волшебного Мира больше тебя, говорил сам себе Артем. Ты только герой, и по сути все, что ты делаешь, это только ведешь своих друзей дорогой опасности. Когда вам, наконец, предстоит сразиться с Кощеем, это они пойдут вперед и станут с ним биться, и Йося окажется в первых рядах.
   Неожиданно в его голове родилась еще одна мысль. Вряд ли Дядя Миша знал об этом, когда говорил с Йосей и предлагал ему стать другом на своей свадьбе, но Йося пришел спасти их из мира, где осталась больная мама и высохший от переживаний отец. А когда спас, то вместо благодарности получил от Артема "пощечину".
   - Ты права... - теперь мог признаться Илге Артем. - Я настоящий осел!
   - Рада, что ты сам понял это, - в ответ улыбнулась ему Илга. - спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, - на душе у Артема стало легко, и он решился задать Илге вопрос, который его мучил. - Илга, а ты всерьез могла бы выйти за меня замуж?
   Илга захлебнулась смехом-шепотом.
   - Тебе, Артем, еще рано об этом думать.
   Утром все было, как раньше. Артем больше не ругался с Йосей, и за завтраком даже любезно согласился сделать ему бутерброд. Василий Васильевич больше не молчал, но за столом все равно напомнил жениху и невесте, что первым делом они должны найти храм.
   - Причем, любой - языческий, христианский - в нашем Мире это не имеет особого значения, - объяснял кот, уплетая за обе щеки запеканку. - В Мире Русских Сказок есть даже объединенные храмы - для тех, кто понимает, что вера не может быть разной, что дорога к Богу одна.
   - Значит, мы должны идти туда, где есть храм? - спросил Артем и взялся за лук.
   - Да, - кивнул Василий Васильевич. - Подойдет любая церковь в любом населенном пункте. Ты даже можешь не использовать стрелу, мы просто пойдем вперед и отыщем храм.
   Артем пожал плечами, делая вид, будто ему все равно. Но в душе он ликовал - наконец-то не нужно было спрашивать у стрелы дорогу и слышать в ответ, что твои друзья погибнут. Но, с другой стороны, перспектива идти туда - не знаю, куда, когда у тебя над головой летают птицы Скоп, не очень радовала. Дорогой он поделился своими мыслями с Василием Васильевичем.
   - То, что это Лжекощей выпустил птицу Скоп - никакого сомнения, - говорил Артем. - Но как он узнал, где мы? Как она узнала, где мы?
   - Не знаю даже, что и сказать тебе, Артем... - почесал затылок Василий Васильевич. - Кощей на разные хитрости горазд, перед ним открыты знания из самых разных сфер жизни, он умнее любого из живущих на земле. Возможно, он может следить за нашими перемещениями или же просто у него есть осведомитель, который знает, с какой целью мы путешествуем.
   - Откуда у него может быть такой человек? - удивился Артем.
   - Ну... - замялся кот. - Я думал... ты, конечно, не поверишь...
   - Чего ты тянешь кота за хвост? - шикнул на него Артем.
   Василий Васильевич замер и уставился на Артема.
   - Кого я тяну? КОТА?! - заорал он. - И после этого ты называешь себя моим другом? Нет, вы слышали что-нибудь подобное?
   Он взывал к остальным путешественникам о справедливости, но его попытки были такими комичными, а стенания такими театральными, что единственным желанием было не лопнуть от смеха. Когда Василий Васильевич обнаружил, что никто не собирается выступить в его защиту, он не придумал ничего лучше, как снова изобразить вселенскую обиду.
   - Все, Артем! - напустил на себя злобный вид ученый кот. - Больше ты от меня ничего никогда не услышишь!
   - Хорошо, хорошо, - смеялся Артем. - Но все-таки, кто тот человек, который выдал нас Лжекощею?
   - Я с тобой не говорю, - отвернулся Василий Васильевич.
   - Хорошо, не говори, - согласился Артем. - Скажи только, на кого думаешь, и молчи хоть до самой свадьбы.
   - Чего тут непонятного?! - взорвался кот. - Это оборотень, которого ты отпустил!
   Артем хотел что-то возразить, но осекся. Признаваться, что он отпустил оборотня, потому что не смог перебороть в себе силы соправителя Нави, ему не хотелось. Об этом знал только Василий Васильевич, но было непохоже, чтобы он собирался выдать тайну Артема. Поэтому дальше друзья просто пошли в молчании, как того и хотел Василий Васильевич.
   Всего через пару часов перед путниками открылся древний город. Первое знакомство с ним оказалось печальны. По городу словно пронесся ураган или в нем только что закончились боевые действия. Одни дома были полностью разрушены, в других зияли огромные дыры, повсюду валялись вывороченные с корнем деревья.
   - Что здесь произошло? - спросил Артем у первого встречного.
   - Всемирный царь Кощей XIX наказал нас за то, что мы проповедовали истинную веру, - ответил горожанин. - Пройдите чуть дальше, и вы увидите, что он сделал с нашей церковью.
   - Как называется ваш город? - спросил Василий Васильевич, но прохожий ничего не ответил и пошел по своим делам.
   Друзья последовали его совету и отправились в центр города, где их взору предстало ужасное зрелище - от храма не осталось ничего, кроме разбитых куполов, сожженной церковной утвари и мелкой бетонной щебенки, которая когда-то была стенами храма.
   - Здесь нам делать нечего, - махнул лапой Василий Васильевич, - нужно идти дальше.
   - Но зачем разрушать храмы? - спросила негодующая Эс-Е.
   - Кощей не признает веру, не признает Бога, он считает себя бессмертным, он отрицает смерть как воздаяние за жизнь, как веру в жизнь после жизни, он отрицает даже сам себя, так зачем же ему храмы? - стал объяснять Василий Васильевич. - В храмах люди укрепляют свою веру - и не только в Бога или другие высшие силы, но и веру в справедливость, веру в себя, веру друг в друга. А зачем все это нужно Кощею? Самый большой грех - это отнять у человека надежду, но что это значит для того, кто не верит даже в себя?
   До следующего населенного пункта пришлось идти еще один день. Это оказалась маленькая деревня, в которой если и была одна-единственная достопримечательность, то теперь ее не стало - убогая деревянная церквушка была сожжена дотла. Самым ужасным было то, что крестьяне даже не собирались ее восстанавливать. На вопрос Василия Васильевича, почему, они ответили, что уже неоднократно пытались это сделать, но как только появляется новая церквушка, прилетает Змей Горыныч и уничтожает постройку.
   - И что вы теперь делаете? - заинтересовался Артем. - Молиться в другую деревню ходите?
   - Нет, - ответил ему сельский староста. - Это бессмысленно - обойдите хоть все вокруг, здесь не осталось ни одного храма, ни одной церкви.
   Друзья молча переглянулись, и Артем принял решение, что они останутся в деревне, пока не придумают, что делать дальше. Староста, узнав, кто такие Артем и его друзья, любезно разрешил им поселиться у себя в домике для гостей, но надолго остаться не пришлось, потому что Василий Васильевич провел всего за одну ночь наедине с азбукой, и утром у него был готов ответ.
   - Мы можем сколько угодно искать храм, чтобы обвенчать там Михаила и Светлану, - сообщил он, - но мы не найдем ни одного.
   - Но почему? - спросил Дядя Миша. - Неужели Кощей разрушил все храмы?
   - Это мне неизвестно, - пожал плечами Василий Васильевич. - Но все дело в том, что мы просто не сможем найти ни одного храма, даже если они еще остались. Мы должны выполнить свой долг!
   - Какой еще долг? - спросила Илга.
   - Миссия, которую возложил на Артема Двенадцатый Сказочник, заключается в том, чтобы противостоять Кощею, - стал объяснять кот. - Он должен исправлять все то, что успел натворить правитель Нави. Поэтому наш долг - восстановить храмы в Тридевятом царстве.
   - Ты сошел с ума! - воскликнул Артем. - На это же уйдут годы! К тому же, что толку их восстанавливать, если потом все равно прилетит Змей Горыныч и все разрушит?
   - Значит, нужно еще и Змея победить, - бесстрастно добавил Василий Васильевич.
   - Но отстроить храм... Да еще и не один... - покачал головой Йося.
   - Не забывайте о том, что мы с вами находимся в Мире Русских Сказок, - ответил Василий Васильевич. - Здесь всегда найдутся те, кто способен выстроить храм не просто быстро, а очень быстро.
   - Да... - почесал лоб Артем и вдруг припомнил слова, которые ему когда-то сказал Проводник из Мира Русских Сказок. - "У каждого в нашем Мире свой талант..."
   - Ты это к чему? - спросил его Йося, но Артем не удостоил его ответом.
   - Мы должны найти того, кто способен мгновенно построить, - сказал он. - Кто это может быть?
   - Лучше всех с эти справилась бы Тоня, - вдруг брякнул Василий Васильевич и сам же помрачнел.
   Артему, Йосе и Дяде Мише стало неловко. Они знали, что случилось с самым необыкновенным чудом этого Мира - "то - не знаю, что", которую Дядя Миша назвал Тоней. Давным-давно она была отправлена Одиннадцатым Сказочником в Мир Яви, чтобы уцелеть от разрушения Мира Русских Сказок. Потом вместе с Артемом вернулась обратно и помогла ему и его друзьям отыскать Кощея и вернуть его к жизни, но по трагической случайности Тоня попала во владение к Василисе, которая убила своего отца и приказала ей убить Артема, Дядю Мишу и Йосю. Тоня отказалась выполнить приказ, и за неповиновение была наказана высшими силами Мира Русских Сказок - ее лишили волшебной силы, и она превратилась в бесплотный дух. Артем помог ей обрести тело и спрятал от гнева Василисы в своем Мире, но оказалось, что Тоня не может жить в Мире Яви без своих особых способностей. Она потеряла разум и пропала в неизвестном направлении.
   Ничего этого не знали Эс-Е и Илга, поэтому они решили предложить свой вариант:
   - А если двое из ларца?
   Василий Васильевич искренне удивился просвещенности Эс-Е:
   - Да, есть такие, но никому не известно, где их искать, - стал прикидывать кот. - Но я бы не советовал к ним обращаться. Они ни одного дела толком сделать не могут, работают "тяп-ляп", да и не по силам им будет храм возвести. Это же целая наука, мастерство! Но как ты про них узнала?
   - Сказки в детстве читала, - рассмеялась Эс-Е.
   - А я, между прочим, тоже сказки читала, - вмешалась в их разговор Илга. - Помните про волшебное кольцо? Ну, там еще было "что, новый хозяин, надо?", и появлялись...
   - Двенадцать молодцов! - не удержался Василий Васильевич. - Илга, какая же ты умная! Слышь, Артем, как тебе повезло?
   Артем так открыл рот от удивления. Ладно бы еще, если бы Василий Васильевич сказал это шепотом и только ему, а то при всех! Илга тоже покраснела и отвернулась, и только Эс-Е и Дядя Миша весело смеялись.
   - Но где нам взять это волшебное кольцо? - продолжил, как ни в чем не бывало, Василий Васильевич.
   - А разве мое не подойдет? - спросил Артем и протянул Василию Васильевичу руку, на которой красовался перстень Кудыкиной горы.
   - А-а-а... - протянул со значением Василий Васильевич и стал разговаривать сам с собой. - Так вот как их вызывают... значит, это нужно сначала благословение Кудыкиной горы получить. А, ну, правильно... Скарапея - дочь подземного царя, получила перстень от папеньки, а тот взял у Кудыкиной горы...
   - Василий Васильевич, может, ученый в тебе уступит место искателю приключений? - вернул его обратно Артем.
   - Что? А, да, - кивнул Василий Васильевич. - Давай, Артем, вращай перстень!
   Но Артем не торопился. Одна мысль не давала ему покоя:
   - Ведь перстень действует только тогда, когда я иду на помощь тому, кого я знаю, разве не так? Если я его сейчас поверну, то где я окажусь?
   Но у Василия Васильевича уже был готов ответ.
   - В данном случае тебе самому нужна помощь. Поэтому я имею все основания полагать, что кольцо и на этот раз сработает.
   - Ну, смотри, Василий Васильевич, - покачал головой Артем. - Если я вдруг попаду куда-нибудь не туда, вернусь и такое тебе устрою...
   Но на кота угрозы никоим образом не подействовали, и он продолжал его подзуживать, пока Артем не согласился повернуть перстень. Зато, как только он это сделал, из пустоты мгновенно возникли двенадцать маленьких мужичков ростом не больше двадцати-тридцати сантиметров и дружно прокричали:
   - Что - новый - хозяин - надо?
   - Я вам не хозяин, - поморщился Артем. - Я Артем Царевич, герой Прави, а это мои друзья. Нам нужно, чтобы вы помогли нам восстановить разрушенные Кощеем XIX храмы.
   Слово взял старший из молодцов:
   - Дело это трудное, Артем-царевич, но мы справимся. Мы построим такой храм, что его никто никогда не сможет разрушить.
   Друзья переглянулись. У каждого на лице мелькнула улыбка, однако мастер-мужичок не закончил.
   - Но есть небольшая проблема, - добавил он. - По правилам Мира Русских Сказок, чтобы построить храм, сначала нужно получить разрешение от покровителя храмов Китовраса.
   - Это еще зачем? - недовольным тоном спросил Артем.
   - Затем, что Нерушимый храм в нашем Мире можно вытесать только из Алатырь-камня, а к нему запрещено прикасаться, - ответил вместо мужичка Василий Васильевич. - А у Китовраса есть волшебный камень Шамир или по-другому "волшебный червь", с помощью которого можно тесать камни без использования железных орудий.
   - Это так, - кивнул мастер. - Ступайте, заручитесь поддержкой Китовраса, а потом снова позовите нас.
   Он глубоко поклонился и исчез вместе со своими братьями.
   - Кто это такой - Китоврас? - спросил Артем у Василия Васильевича.
   - Получеловек-полуконь, - ответил кот. - Днем в виде человека правит людьми, а ночью в виде коня является царем зверей. Покровитель строителей, очень умен, мудр и коварен.
   - Как его найти? - перебил Василия Васильевича Артем. - Я поговорю с ним - думаю, он не откажет мне помочь.
   - Кто? Китоврас? - удивился кот и расхохотался. - Поговорит он с тобой, как же. Да ежели есть на свете существо, которое невозможно уговорить, которому невозможно что-то доказать, так это он! С ним нельзя просто поговорить, его только обмануть можно. К Китоврасу идти он собрался... Да ты хоть знаешь, куда?
   - Нет, - удрученно покачал головой Артем.
   - Он живит в Ирие, земном раю, - ответил Василий Васильевич, - Это третий ярус,
   - И что, туда нет никаких путей?
   - Ну, есть, наверное, надо в азбуке посмотреть, - предположил Василий Васильевич.
   - Так посмотри! - рявкнул на него Артем.
   Василий Васильевич вздрогнул и побежал за азбукой.
   - Так-так-так... - заговорил он, раскрывая азбуку и читая проступивший на ее страницах текст. - Конец ноября - начало декабря, все птицы, звери и змеи уходят на зимовку в Ирий. Ну, и что нам это дает? Ага, последними в Ирий поднимаются змеи. Сегодня - последний день.
   Артем и все остальные ни слова не понимали из его бормотания, но вдруг кот захлопнул книгу и заорал:
   - Последний день!!! Вы понимаете, всего один день!
   И он принялся бегать туда-сюда.
   - Что такое, что случилось? - не с первого раза остановил его Дядя Миша. - Какой последний день?
   - Сегодня все змеи окончательно уходят в Ирий, это единственный шанс попасть туда, - ответил Василий Васильевич.
   - Ну, значит, все хорошо, - успокаивающе стал говорить знахарь.
   Но Василия Васильевича было уже не остановить.
   - Ничего не хорошо, - раздухарился он. - Как Артем туда попадет? Как?
   - А как можно туда попасть? - спросил у него сам Артем. - Идти вслед за змеями?
   - Куда идти, куда? - в истерике спрашивал его Василий Васильевич. - Это надо ползти за змеями по Зеленому Дубу - только так можно попасть в Ирий. Как ты собираешься за ними ползти? Сам станешь змеей, что ли?
   И вдруг кот осекся и сам зажал себе рот руками, будто сказал какую-нибудь непристойность, а следующую секунду уже восторженно голосил:
   - Ну, конечно! Именно - стать змеей! Артем, мы должны превратить тебя в змею, чтобы ты мог проползти за ними в Ирий!
   - Но как это сделать? - спросил у него Дядя Миша.
   - Оборотническая рубашка, - догадался Артем.
   - Да, оборотническая рубашка, - снова закричал кот. - Она в сундуке, я в этом уверен. Илга, достань нам из сундука оборотническую рубашку.
   Илга все поняла, и через минуту у нее в руках была знакомая Артему игольчатая рубашка. Когда-то он надевал ее на себя, чтобы иглы впивались ему в тело. Потом из этих игл он шил точно такие же рубашки, чтобы Йося и Василий Васильевич смогли победить ужасного великана верлиоку.
   - Ты должен будешь переместиться на Вещую гору и превратиться в змею, - инструктировал Артема Василий Васильевич. - Ты должен увидеть, куда ползут змеи и присоединиться к ним. Смотри, чтобы они не распознали в тебе чужака, а то сбросят тебя вниз. Ну да ты вроде на зауми неплохо говоришь.
   Артем кивнул. Он надел на себя оборотническую рубашку и уже был готов повернуть перстень на пальце, но Василий Васильевич остановил его и сунул Артему в руки волшебную азбуку.
   - Когда окажешься в Ирие, прочитай про Китовраса, - сказал кот. - Действуй так, как там сказано, иначе ничего не получится.
   Артем снова кивнул, поблагодарил Василия Васильевича, попрощался с Илгой и остальными и повернул волшебный перстень. Он ощутил знакомое чувство всасывания в неизвестность, и в следующее мгновение был возле Зеленого дуба - как раз там, где обычно занимался наукой Василий Васильевич. На Алатырь-горе, как всегда, царило вечное лето, и Артем с удовольствием погрелся бы на палящем солнце, но перед ним стояла важная задача, и он стал искать змей.
   Поиски оказались ненапрасными - очень скоро Артем увидел, как целое семейство ужей облепило ствол и устремилось по нему вверх. "Это очень хорошо, что ужи, а не гадюки какие-нибудь", - подумал Артем, быстро произнес формулу для превращения, сжался в змею и поспешил за ужиным семейством.
   Он впервые превратился в другое существо, и ему было ужасно интересно в новом теле. Оказалось, что привыкать к повадкам змеи совершенно необязательно - видимо, рубашка сама приспосабливала своего владельца к новым обстоятельствам его существования. Поэтому Артем легко передвигался, но, следуя совету Василия Васильевича, держался чуть поодаль от основной массы змей.
   Они поднимались несколько часов, и с каждой новой веткой к ним присоединялись другие змеи, в толпе которых Артему вдалось быстро затеряться и просто ползти по течению. Наконец, нескончаемый поток пресмыкающихся стал редеть - Артем увидел, как змеи дружно проваливаются в небольшое дупло на теле Зеленого Дуба. Он набрался смелости и прыгнул вслед за ними.
  

Глава 20

на ирийском плато

  
   Лететь вниз по желобу дупла пришлось недолго. Артем и глазом моргнуть не успел, как вылетел и мягко приземлился на ослепительно зеленую траву. Он огляделся и увидел, что попал в самое удивительное, самое лучшее и волшебное место в своей жизни. Он оказался на сверкающем зеленью и самыми разными цветами обширном плато, на котором возвышался огромный храм посреди чудесного сада, окруженного оградой из чистого серебра.
   Артем увидел, что змеи не направляются к саду, а расползаются по плато в поисках укромных уголков и убежищ. Птицы, прилетевшие сюда на зимовку, тоже расположились на ветвях деревьев в зарослях подальше от красивого замка. Артем подумал, что это неспроста и решил не бросаться сразу к храму, а узнать у азбуки, что к чему.
   Он принял свой обычный облик, вытащил из-за пазухи волшебную книгу и попросил ее рассказать про Ирий, но азбука предложила только план райского сада и размещение храма и остальных объектов.
   - Больше ничего показать не могу, - ответила азбука. - Я не знаю этот ярус. Могу только сказать, что про Ирий говорят, что он стоит на семи верстах, то есть, по-вашему, ярусов. Так что мы только на первом, самом простом.
   - Тогда расскажи мне про Китовраса, - следуя совету Василия Васильевича, попросил Артем.
   Книга тут же любезно распахнула страницы, и Артем стал читать проступивший текст. Статья была обрывочна и фрагментарна. Он узнал только о том, что Китоврас - большой пьяница, и что если наполнить все колодцы вокруг Ирия вином, то он непременно выпьет все вино и станет беспомощным, с ним может справиться даже ребенок.
   "Прямо, как мой отец", - горько усмехнулся Артем и продолжил читать. Когда Китоврас станет слабым, его нужно связать, и когда он придет в себя, дать ему свободу в обмен на помощь.
   Артем задумался. С одной стороны, ему припоминались слова кота о том, что если действовать не по азбуке, у него не получится. С другой, рассчитывать на беспомощность существа, у которого была небольшая слабость... Слабость? В Артеме начинал кипеть другой человек, который еще не забыл, что это такое, когда из-за алкоголя человек забывает обо всем на свете и готов пожертвовать самыми близкими и дорогими ради выпивки.
   Но год в больнице рядом с мамой, которая боролась и поборола свой недуг, не прошел для Артема даром. Там он понял, что пагубная привычка - это болезнь, от которой трудно избавиться и которая обрекает человека на вечные мучения. И теперь пользоваться склонностью Китовраса к алкоголю не хотел.
   Он закрыл азбуку и решил пойти туда, куда не решались проникнуть другие обитатели Мира Русских Сказок. Он решил зайти в Ирийский сад. К огромному удивлению Артема, чем ближе он был к храму, тем быстрее он отдалялся от него. Он шел больше часа, а Ирийский сад не приблизился к нему ни на шаг. Тогда он решил зайти с другой стороны, потратил еще больше времени, но сад стал еще дальше. В отчаянии Артем просто сел на траву, зеленее и мягче которой не было на всем белом свете.
   И тут произошло чудо - храм будто сам приблизился к нему. Артем вскочил на ноги и подбежал к серебряным воротам. Они сами открылись для него, и он вошел внутрь. В самом лучшем в мире парке флоры и фауны никогда Артем не увидел бы того, что обнаружил в Ирийском саду. Здесь была ослепительно зеленая трава -травинка к травинке, к небу поднимались причудливо выросшие деревья, на которых гнездились яркие, красочные птицы, повсюду распускались и благоухали цветы.
   На самом деле сад стоит на семи верстах или нет, Артем так и не понял, но зато он увидел, что к небу вздымаются огромные столбы, за которыми прячется таинственный храм. Артем обошел вокруг храма несколько раз и насчитал около восьмидесяти столбов. Каждые десять столбов вели на верхний ярус Ирийского сада, но для Артема вход туда был закрыт. Он понял это, когда обнаружил, что у каждого яруса свой цвет. И если он пытался проникнуть за столбы, цвета мгновенно тускнели, а дорогу преграждала невидимая завеса. Только возле столбов с синими и желтыми колокольчиками цветы остались такими же яркими. Артем подался вперед и успешно проник за преграду.
   Трава под его ногами сразу же... запела. Оказалось, что на каждом стебельке, на каждом листике висела жемчужина, и стоило даже слегка наступить на землю, как жемчужины взлетали вверх, лопались и издавали музыкальные звуки. Артем сделал несколько шагов и услышал в ответ фрагмент "Вальса цветов" Чайковского. Он еще раз огляделся - столбы вокруг исчезли, и Артем стоял прямо перед храмом. Стены храма украшали золото и самоцветы. Створки двенадцати дверей и двенадцати окон были покрыты узорами из топазов, изумрудов и других драгоценных камней. А когда солнечные лучи попадали на мозаичные витражи храма, на них оживали птицы и звери, журчали прозрачные ручейки, легкий ветерок качал кроны деревьев. Картинки оживали одна за другой и вели Артема за собой. Он шел за ними вокруг храма, пока ему на пути не попались три огромных колодца. Артем подошел к одному из них и хотел зачерпнуть воды, но тут же с отвращением отпрянул, почувствовав устойчивый запах протухшего яйца.
   - Фу! - зажимая нос, отпрыгнул от колодца Артем. - Ну и вонища! Откуда в таком прекрасном месте такие запахи.
   - Прекрасное место еще не означает, что в нем не должно быть гармонии, - ответила ему из-за пазухи азбука.
   - Но что произошло? - удивился Артем. - Почему вода протухла?
   - Она не протухла, Артем, - ответила волшебная книга. - Это так называемая "живая" вода. Если она пахнет сероводородом и имеет слегка кисловатый вкус, значит, это настоящий святой напиток.
   - Да уж, святой напиток, - буркнул недовольный Артем.
   - Святой напиток употребляют в пищу все обитатели Ирия, - продолжала объяснять азбука. - Она дает не только здоровье, но и богатырскую силу. Поэтому тебе не одолеть Китовраса, если только он не выпьет вина.
   Итак, еще один аргумент в пользу обмана, подумал Артем.
   - Ну и где я возьму вина? - спросил он у азбуки.
   - Ирий даст человеку все, что он попросит, - отозвалась книга. - На Тузулуке ты отыщешь даже то, чего представить себе не можешь.
   - Что это - Тузулук? - не понял Артем.
   - Колокол-гора, - ответила азбука. - Находится на другом краю Ирийского плато и называется Сокровищницей Солнца.
   - А где это? - спросил Артем, но азбука ничего не ответила. - Вот еще теперь эту гору дурацкую ищи!
   В другой раз у него наверняка бы опустились руки, но теперь он знал о Мире Русских Сказок немало, и что точно знал, что сидя ничего не сделаешь. А еще точно знал, что "на краю Ирия" не означает буквального поиска конца Ирия.
   И Артем решил рискнуть. Он повернулся к солнцу и громко произнес:
   - Кулузут!
   Пейзаж вокруг Артема поменялся с такой быстротой, что он даже опомниться не успел. Последняя мысль, которая пришла ему в голову, была "а если рай обернется адом", но глаза и разум уже успели отвергнуть эту мысль. Глаза - потому что вокруг ничего не поменялось, но Артем словно оказался в черно-белом телевизоре. На краю Ирия не было вообще никаких цветов, кроме серого. Разум же подсказывал, что это не может быть ад, это была какая-то граница между двумя мирами. В витражах храма застыли бесцветные картинки, цветы и трава словно покрылись сажей, а колодцы, серебром искрившиеся на солнце, мрачно возвышались рядом с безжизненным храмом.
   - В Сокровищнице Солнца этого самого солнца вообще нет, - пробубнил себе под нос Артем. - Не понимаю, как я здесь вино найду!
   И вдруг отцовский голос у него в голове отчетливо произнес: "По запаху!". Отец, когда сильно хмелел, на спор с друзьями искал по запаху открытую бутылку вина и всегда находил. Артему этот запах был тоже знаком с самого детства, он его ненавидел больше всего в жизни.
   Артем принюхался, но ничего не почувствовал. Он усмехнулся - раз уж здесь нет цвета, откуда здесь взяться запаху... Даже этим противным сероводородом не пахнет...
   Стоп! Если сероводородом не пахнет, значит, живая вода... стала мертвой? Артем бросился к колодцам, но тут же остановился. Это не ад, сказал он сам себе, здесь не может быть минус на плюс. Но что тогда? Он все-таки решился нагнуться к ближайшему колодцу и зачерпнуть из него горсть воды.
   Вкуса не было, а жидкость не была прозрачной. Она, как и все вокруг, приобрела сероватый оттенок. Но Артем был убежден: в колодцах - вино. Какое бы это отвратное место ни было, думал он, вода все равно не потеряла бы своего вкуса, вода должна быть сильнее любой внешней силы. Значит, это точно красное вино. Если здесь что-то и может быть, то это то, ради чего он пришел.
   Теперь дело было за малым - определиться, как наполнить колодцы вином. Если попытаться вынести обратно, то в чем, и не станет ли опять вино противно пахнущей водой? Артем решил еще раз рискнуть и произнес прямо над колодцем:
   - Ад яститарверп онив в удов!
   Ничего не произошло, даже голос Артема прозвучал глухо и уныло. Но Артем не сдавался и снова зачерпнул из колодца. Запах нисколько не изменился, но вода как будто стала газированной, в ней появились пузырьки.
   - Это что же, живая вода - минеральная? - удивился Артем. - Нужно скорее выбираться обратно. Йири!
   И снова картина вокруг него мгновенно изменилась - он снова был в ирийском саду, солнечном и вечно цветущем. Артем веселился, как маленький ребенок. Он упал на траву и принялся кататься по ней, вдыхая чудесные ароматы и благословляя Ирий. Он даже представить себе не мог, что будет так радоваться солнцу, ветру, пению птиц. Но что особенно радовало - может, первый раз в жизни, - что вместо запаха сероводорода в Ирийском саду теперь витал устойчивый запах винища.
   Оставалось ждать, когда в Ирий прибудет сам Китоврас. Артем спрятался за одним из монументальных колодцев и не заметил, как заснул. Разбудило его тихое, довольное ржание. Он понял, что получеловек - полуконь уже здесь, но побоялся показаться ему на глаза. Зато он отчетливо слышал, как Китоврас ходит между колодцами и жадно пьет то из одного, то из другого. Наконец, звуки затихли, и Артем вылез из своего убежища, но никого не увидел. Он обежал вокруг храма, но Китовраса нигде не было.
   - Болван! - ругнулся Артем сам на себя. - Это, наверное, даже не он был!
   Но, присмотревшись к земле, Артем обнаружил следы конских копыт. Все-таки, Китоврас был здесь, но куда он пропал?
   - Может, он ушел домой? - вслух подумал Артем.
   - Да, ищи его дома, - ответила книга. - Иди по его следу.
   - Как я смогу выйти по его следу, я же не собака?
   - Так стань собакой и иди по следу! - ответила азбука.
   Артем не сразу понял, о чем говорит азбука. Но потом поправил на себе оборотническую рубашку, произнес на зауми обращение, превратился в собаку и сразу взял след Китовраса. Сначала он вышел с одного яруса, потом попал на другой, а за ним - на третий. Когда Артем добрался до нужной хижины, уже стемнело, но Артем без труда различал места, где находился. Он уже был здесь, на Блаженных Макарийских островах, и знал, что это за место. Грешники приходили сюда каяться, а праведники просветлялись. И как здесь мог оказаться Китоврас, покровитель храмов и горький пьяница, Артем прекрасно понимал.
   Он добрался до дома Китовраса, увидел его спящего глубоким нетрезвым сном в окне и затаился до утра. Только здесь, на третьем ярусе он понял, как должен поступить. С первым лучом солнца Артем принял свой обычный облик и постучал в дверь Китовраса.
   - Кто там еще? - послышался хриплый бас хозяина. - Кого принесло в такую рань?
   Артем ничего не ответил. Он специально выжидал, когда Китоврас откроет сам. Наконец, дверь со скрипом отворилась, и на пороге появилось чудесное существо Мира Русских Сказок собственной персоной.
   - Т-а-а-а-а-к, - протянул Китоврас, неприятно улыбаясь. До пояса он был человеком, но улыбка больше смахивала на лошадиную усмешку. - Значит, это ты меня напоил? Что ж, не в первой... Проходи!
   Артем не заставил просить себя дважды и прошел вслед за Китоврасом.
   - Ну? - спросил его хозяин дома, усаживаясь в причудливой формы кресло, где могло нормально поместиться только существо с копытами. - Что я должен сделать для того, кто меня сумел опоить? Да, а почему ты меня не связал?
   - Передумал, - во рту у Артема пересохло, но он сумел выдавить из себя эти слова. - Мне кажется, я не имею права вас обманывать.
   - Вот как? - удивился Китоврас. Похмелье у него, похоже, сразу же прошло. - Так чего же ты тогда пришел? Разве ты не знаешь, что меня можно принудить к чему-либо только обманом?
   - Мне так не кажется, - ответил уже более смело Артем. - Я пришел поговорить с вами, рассказать о нашей проблеме. И я думаю, вы мне не откажете.
   - Ха-ха-ха, - расхохотался Китоврас. - У тебя нет никаких шансов, парень. Впрочем, я охотно послушаю.
   Артем уселся в соседнее кресло, любезно предложенное ему Китоврасом, а сам он тем временем поменял свой внешний вид. Теперь выше пояса он был скакуном чистых кровей. Когда Китоврас изобразил внимание, Артем стал рассказывать ему про себя и про свою миссию в Мире Русских Сказок. О том, насколько затронул его рассказ Китовраса, невозможно было судить, видимо для этого он и поменял лицо. Но когда Артем закончил, Китоврас приобрел свой старый облик и промолвил:
   - А ты на самом деле веришь в то, что тебе уготована эта миссия? Ты веришь, что ты герой?
   Артем задумался. Впервые в этом Мире кто-то заставил его усомниться в себе и в том, что он делает в Мире Русских Сказок. Но показывать свои сомнения Китоврасу он не хотел и поэтому решительно ответил:
   - Да, я в этом уверен!
   - Сильно... - только и сказал Китоврас. - И что же привело тебя ко мне? Мудрости я тебе не дам, да и не за чем она тебе, когда рядом с тобой ученый кот. Тогда что же?
   - В Мире Русских Сказок не осталось ни одного храма, мы должны восстановить хотя бы один. И чтобы никто не смог его разрушить.
   Китоврас немного помолчал и, покачав головой, ответил:
   - Да-а-а-а... С такой просьбой ко мне еще никто не приходил.
   - Так вы поможете? - с надеждой спросил Артем.
   - Помогу, - ответил Китоврас и поднялся с кресла. Он кивком показал Артему, чтобы он следовал за ним, и они вместе вышли из дома. - Мы пойдем к птице Гамаюн. Вам нужен ее коготь, чтобы тесать Алатырь-камень - когти Гамаюна сильнее стали. Когда построите первый храм, напиши на его дверях мое имя - я приду и помогу построить остальные.
   Артем следовал за Китоврасом, и мир вокруг него менялся. Покровитель храмов с легкостью преодолевал один ярус за другим, Артем и счет им потерял, но друг Китоврас остановился и сказал:
   - Дальше тебе нельзя. В Ирие обитает не только Гамаюн. Здесь есть и такие птицы, от которых тебе лучше держаться подальше.
   И Китоврас мгновенно растворился. Артем обычно сам переходил с яруса на ярус и не видел, как это бывает, когда человек был перед тобой и вдруг исчезал. Это было немного неприятно, но Китоврас очень скоро вернулся обратно. В зубах у него был коготь размером с человеческую руку.
   - Бери, это и есть Шамир, - выплюнул коготь Китоврас. - Скажи, что желаешь попасть на первый ярус, и окажешься рядом со своими друзьями.
   И он развернулся, чтобы уйти.
   - Постой, - остановил его Артем. - Почему ты все-таки решил мне помочь?
   - "Слышал я с небес, что добродетелен тот человек и следует ему послужить...", - процитировал неизвестно что или неизвестно кого Китоврас и исчез, оставив Артема посреди таинственных зарослей Ирийского сада.
   - Хочу вернуться на первый ярус, - произнес Артем и в следующую секунду был на месте.
   От него в ужасе отпрянули друзья, а сам Артем не удержался на ногах и плюхнулся прямо перед Илгой.
   - Достал? - спросила она.
   - Ага, - ответил, улыбаясь, Артем и протянул Илге коготь Гамаюна.
   - Тогда давай - вращай перстень, вызывай мужичков, - не дал поговорить Артему с Илгой Василий Васильевич.
   Артем вздохнул и поспешил выполнить просьбу Василия Васильевича. Двенадцать мастеров сразу появились перед ним:
   - Что - старый хозяин - надо?
   - Храм построить, - напомнил Артем. - Шамир я достал.
   - Ложись спать, хозяин, - ответил старшина. - Утро вечера мудренее.
   И исчез вместе с когтем Гамаюна.
   - Куда это он? - запереживал Артем.
   - Не беспокойся, - утешил его Василий Васильевич. - Утром храм будет. Не при тебе же они его делать будут.
   - И что теперь? - все равно нервничал Артем.
   - Спать ложиться, - усмехнулся кот.
   - Ну вот, - недовольно протянул Йося. - а я надеялся посмотреть, как они строить будут.
   Но Василий Васильевич силком заставил всех вернуться в домик для гостей. И, чтобы легче было заснуть, принялся рассказывать о том, как в Мире Русских Сказок принято строить храмы.
   - Поскольку здесь нет разных религий, а есть только одна вера на всех - вера в Единого Бога, при строительстве храма учитываются все культурные традиции нашей страны. Сначала выбирают место для закладки храма, и избранное место очищают водой. Это, кстати, уже сделал Дядя Миша, пока ты, Артем отсутствовал. Потом в основание храма Священный Символ Матери Сырой Земли. Точно над этим местом должна быть звонница и главный купол. Сам храм делится на три части: алтарь, средняя часть храма - или по-другому "корабль", поскольку храм ведет ха собой к Богу - и притвор. Храм обязательно строится алтарем на восток - в сторону света, где восходит солнце, и откуда идет Божественный Свет. Над входом в храм строится колокольня, то есть башня, на которой висят колокола.
   Василий Васильевич мог бы продолжать рассказывать и дальше, но от его монотонной речи все уже давно спали, да и у самого кота слипались глаза. Поэтому он оставил свою затею и погрузился в дрему.
   Проснулся Василий Васильевич с первыми петухами и сразу разбудил всех остальных, а за окном уже раздавались восторженные крики селян.
   - Вот это да!
   - Откуда?
   - Неужели это пришлые храм построили?
   - Не может быть!
   Артем первым выскочи на улицу, а вслед за ним высыпали его друзья. Их глазам предстал необыкновенная грандиозная постройка. Храм по своим размерам превосходил современные высотки. Он не просто появился на пустом месте, он еще и стоял так величественно, будто ему насчитывалась не одна сотня лет.
   Купола были отлиты из чистейшего золота и слепили глаза. От креста исходило такое сияние, что собравшимся не нужно было солнца. На паперти уже толпились нищие и юродивые в ожидании еще одного чуда. Но вместо чуда на горизонте появилась грозная точка, с огромной скоростью приближавшаяся к деревне.
   - Змей! Это змей! - в ужасе закричали люди и бросились в рассыпную.
   - Это Змей Горыныч! - крикнул Артему Василий Васильевич. - Нужно что-то делать!
   - Я готов с ним сразиться! - вышел вперед Йося.
   - Не глупи, - остановил его Дядя Миша. - Это Горыныч, он тебе не ровня - махом изжарит. Ему нужен противник с его яруса.
   - Кажется, я знаю, кто это может быть, - тихо произнес Артем.
   Он бросился ко входу в храм, сильно полосонул себя перочинным ножом по руке и кровью прямо на дверях написал: "Китоврас".
   Ничего не произошло, только Змей Горыныч, самый настоящий, каким его обычно изображали в сказках - о трех головах, каждая из которых дышала жаром, - был уже совсем рядом с Артемом.
   - Беги! - неизвестно откуда рядом с Артемом оказался Дядя Миша, отпихнул его, а сам сунул руку в свой мешок знахаря, достал оттуда какую-то траву и бросил прямо змею в пасть.
   Горыныч поперхнулся, зашелся кашлем, а Дядя Миша тем временем медленно отползал к своим. Змей был готов испепелить его, но у него из пасти вырывались только редкие слабоватые вспышки. Одной из них вполне хватило, чтобы опалить знахаря.
   Становилось ясно, что как только Горыныч прокашляется, худо придется не только Дяде Мише, но и всей деревне. Но как только Змей собрался с силой, перед ним из ниоткуда появился Китоврас и с силой ударил его копытами в грудь. Вступать в схватку с покровителем храма, видимо, не входило в планы Горыныча, он ретировался и с криком исчез.
   - Ты звал меня, Артем Царевич, - пробасил Китоврас. - Вижу, я пришел вовремя?
   Китоврас на глазах у любопытных трижды постучал в двери храма и продолжил:
   - Всего через двадцать четыре часа этот Нерушимый Храм даст силу другим храмам Тридевятого царства. Кощей больше их не потревожит.
   И исчез так же внезапно, как появился. Эс-Е и Илга поспешили к Дяде Мише, правая часть тела которого было сильно повреждена ожогом. На коже вздулись волдыри, и знахарь тихо страдал.
   - Ему нужно помочь! - слезы бежали по лицу Эс-Е.
   - Не трогайте! - закричал Василий Васильевич. - Он сам знает, как справиться с ожогами. Ведь ты знаешь, знахарь Михаил?
   Дядя Миша кивнул.
   - Ничего с тобой не случится, - вставил реплику Артем. - До свадьбы заживет!
   Все вкруг невольно улыбнулись, а через несколько минут уже стояли, разинув рты от удивления - знахарь ничего не сделал, а волдыри сами пропали, а с кожи стали исчезать страшные ожоги.
   - Ну, что я говорил, - засмеялся Артем, помог Дяде Мише подняться и пошел вместе со всеми обратно в дом.
   - Ну, теперь - свадьба! - торжественно провозгласил знахарь.
   Они завтракали в домике для гостей вкусными сдобными булочками и молоком, и только кот по-прежнему стоял на улице.
   - Интересно, очень интересно, - пробормотал себе под нос Василий Васильевич. - Значит, Артем, ты еще и пословицы оживлять можешь?
  

Глава 21

Свадебный переполох

  
   Жители деревушки под странным названием "Ломка", где отныне стоял Нерушимый Храм, были рады приютить у себя Артема и его друзей. А когда они узнали, что знахарь Михаил собирается обвенчаться со своей возлюбленной у них в деревне, то вызвались помочь всем, чем только могут. А местный батюшка был так горд, что дни и ночи проводил с Василием Васильевичем, обсуждая вопросы предстоящего торжества.
   Василий Васильевич взял на себя все предсвадебные хлопоты. Он проводил все время за азбукой, составляя тщательный план каждого мероприятия. Он ежедневно повторял, что любая неточность грозит несметными бедами, и стал таким суеверным, что своим беспокойством заразил всех окружающих. Теперь все вокруг знали, что затевать сватовство и свадьбу в среду и пятницу не следует; что сватовство, как и день свадьбы, не должно выпадать на тринадцатое число, зато третье, пятое, седьмое, девятое числа считались счастливыми.
   Наконец, когда все приготовления были завершены, кот разрешил начать длительный процесс. Первым делом Василий Васильевич затеял святочные игрища, в которых участвовала вся деревня. В первую же субботу в избу к деду Некрасу, у которого жили гости, собиралась вся деревенская молодежь. Василий Васильевич согласно традиции выкупил у Некраса его дом на весь вечер, закупил лучины и дрова, чтобы осветить и обогреть избу, и весь день зазывал гостей.
   - На игрища крестьяне надевают свои лучшие одежды, а особенно украшают вечеринку наряды молодежи, - рассказывал Василий Васильевич. - Девушки готовят новые модные и богатые наряды, и даже бедные девушки стараются занять хоть какие-нибудь наряды у подруг и знакомых, а если у них этого не получится, считают, что лучше вовсе не приходить на святочные посиделки. Некоторые на протяжении одного вечера могут менять наряды несколько раз.
   Услышав это, Эс-Е и Илга озаботились тем, чтобы найти себе подходящие туалеты. И поскольку после восстановления храма ломчане в спасителях души не чаяли, почти из каждого дома им приносили по целой дюжине платьев.
   Для Артема и других пришельцев из Мира Яви впервые пришлось побывать на святочном вечере, и они с любопытством смотрели, что это такое. Первыми пришли сельские девушки. Они расположились на кухне и занялись готовкой, хихикая и обсуждая предстоящие игрища. Чуть позже пришли парни, с которых Василий Васильевич на полном основании взял небольшую плату и проводил в дом. Девушки угощали гостей чаем, пирогами и сладостями. После угощения девушки поставили на стол решето, куда парни стали складывать карамель, пряники, орехи и другие лакомства. Когда решето было уже с горкой, девушки поделили подарки между собой.
   Потом начались хороводы, песни и разные игры, в которых гости приняли самое активное участи. Взрослые женатые и замужние ломчане в игрищах не участвовали, но женщины оценивали наряды парней и девушек, следили за их развлечениями, а мужики играли в карты, рассказывали анекдоты, сказки и обсуждали житейские вопросы.
   В самый разгар вечерки в избе вдруг появилась толпа ряженых и стала устраивать свои игры. Здесь лучше всех показал себя Артем, который однажды сам был ряженым, очень хорошо знал этот обряд и во всем помогал Василию Васильевичу, который был хозяином вечера.
   После ухода ряженых молодежь снова запела и заплясала. Особенностью их исполнения было то, что все они разыгрывались и сопровождались различными движениями: девушки, одни или с парнями, ходили рядами, кругами, завивались цепочкой, кланялись друг другу, целовались. И тогда даже лирические и свадебные песни становились игровыми и хороводными.
   Из танцев Артема особенно удивил "ручеек", когда участники проходили под аркой, составляемой из множества пар рук. Точно так он и сам водил хоровод, когда был в лагере. Смысл был в выборе пары - один или двое водящих ходили под песню внутри или снаружи круга и выбирали себе пару, которая становилась заменой водящего, либо парни, стоявшие в одной шеренге, вызывали к себе девушек из другой.
   В самый разгар веселья местные заводилы устроили настоящее представление. Главными персонажами были муж и жена, прожившие вместе не один десяток лет.
   - Муженек, пошел бы, пашню вспахал, - просила баба.
   - Не, жена, тяжко мне... - отвечал ей муж.
   - Пошел бы хоть сеять!
   - Нет, жена, тяжко мне...
   - Пошел бы хоть косить!
   - Нет, тяжко...
   - Пошел бы хоть жать!
   - Нет, тяжело мне, тяжело...
   - Ну, пойдем хоть пиво пить!
   - О, пойдем, матушка, пойдем!!!
   Завершающим элементом игрищ была "женитьба", когда парни выбирали себе невест. Василий Васильевич предупредил Артема, что Дядя Миша должен будет выкрасть на глазах у всех свою будущую невесту.
   Все прошло, как по нотам. Когда невыбранной осталась одна Светлана Евгеньевна, в избу ворвался человек в маске, схватил ее и пропал вместе с ней. Гости сделали вид, что произошло что-то ужасное, стали охать и причитать, а потом просто продолжили веселье. Одни приходили, другие уходили, но шум и веселье продолжались почти до самого утра.
   На следующий день Василий Васильевич приказал Дяде Мише поймать петуха и отправить его в дом племянницы Некраса, где жила Эс-Е.
   - Это ей знак будет, что ты придешь, - объяснил Василий Васильевич.
   - Да как же она это поймет? - удивился Дядя Миша. - она ведь в этих твоих церемониях не разбирается!
   - Это не мои церемонии, - обиделся кот. - Раз решили свадьбу сыграть, нужно все, как положено, делать.
   Дядя Миша улыбнулся, но просьбу кота выполнил. Артем помог ему поймать петуха, которого Йося отнес Эс-Е. Вечером явился и сам жених со своей свитой.
   Перед выходом Василий Васильевич проинструктировал каждого.
   - Во-первых, мы не должны по дороге ни с кем встречаться и ни с кем не говорить. Йося, ты подойди к дому и незаметно прикоснись плечом к дверному косяку, а потом только стучи в дверь. Когда нам откроют, нужно перекреститься и только потом говорить. Ты, Михаил, во время разговора должен незаметно для окружающих дотронуться до ножки стола, за которым мы будем вести беседу.
   Дядя Миша усмехнулся в бороду.
   - Поскольку символ домашнего благополучия - это печь, - неуклонно продолжал кот, - каждый из нас должен прикоснуться рукой к очагу в доме невесты, чтобы сговор удался.
  
   - Проходите, гости дорогие, - приветствовала их хозяйка дома. - С чем пожаловали?
   - У вас товар, у нас купец, - отвечал Йося.
   - Какой такой товар?
   - Да вот, люди говорят, телка у вас продается, - продолжил за Йосю Артем, потому что сам Йося чуть не зашелся хохотом от того, какую роль ему выпало играть. Да и сам Артем от слова "телка" применительно к Эс-Е во весь рот разулыбался.
   - А-а-а, проходите, проходите, - впустила мужчин племянница Некраса. - Что в обмен принесли?
   - Хлеба белого, - отвесив глубокий поклон, ответил Василий Васильевич.
   Хозяйка взяла у кота каравай и положила его по центру стола.
   - За невестой, чай, пришли? - хитро сощурилась она.
   - За невестой, - кивнул наученный Йося. - А что, есть ли у вас девка на выданье?
   - Есть, как нету, - кивнула она. В хате раздался дружный хохот. Помимо племянницы Некраса, здесь было несколько уважаемых в деревне матрон. - А ну, бабоньки, выведите невестушку!
   Дядя Миша и его друзья чинно встали возле стола, а в это время две женщины тащили за руки ряженую в свадебное платье невесту.
   - Что, подходит она вам? - спросили они у Дяди Миши.
   - Нет, это не моя невеста, - ответил знахарь и сорвал с невесты фату, под которой оказалась набитая соломой кукла. - А ну, давай другую! Настоящую!!!
   Тетки похихикали и уволокли чучело обратно, а спустя время вывели Эс-Е. Она не была в свадебном наряде, она была одета просто, ничего лишнего, и от этого становилась еще краше.
   Потом начался, по мнению Артема, самый скучный момент сватовства. Все сели вокруг самовара, и Йося рассказывал про то, какой Дядя Миша молодец, а Илга - какая замечательная хозяйка Светлана Евгеньевна. Затем последовали испытания для невесты вроде того, умеет ли она шить и готовить, пока Дядя Миша, наконец, не испросил изволения выйти в сени. Это тоже было частью обряда. Здесь жених и его друзья должны были обменяться мнениями о невесте. Но Артему, Дяде Мише и Йосе совсем не нужно было тратить на это время, хотя Василий Васильевич и пытался заставить их "пообсуждать" Эс-Е.
   После того, как они вернулись, хозяйка дома поднесла Дяде Мише стакан меда. Еще на крыльце Василий Васильевич объяснил жениху, что он должен выпить весь мед до дна - это будет означать, что невеста ему понравилась. После этого Дядя Миша вручил всем дамам небольшие подарки, затем взял Эс-Е за руку и трижды обошел вместе с ней вокруг стола. На этом помолвка закончилась.
   По правилам до свадьбы должно было пройти не меньше месяца, но Дядя Миша и Эс-Е стремились обвенчаться до Нового года. На смену святым вечерам приближались страшные вечера, от которых в условиях возрождения Кощея не приходилось ожидать ничего хорошего, и поэтому даже Василий Васильевич был не против того, чтобы свадьба состоялась как можно скорее.
   Утром тридцатого декабря Артем чуть свет побежал к Эс-Е, чтобы известить ее о том, что сегодня к ней явится жених. Когда он вернулся, то рассказал, что в доме невесты расстелили на скамье шубу.
   - Это специально для невесты, - ответил Василий Васильевич.- Это значит, что сейчас ее одевают в свадебный наряд.
   Видимо, ученый кот подсел на любимую тему, и в доме Некраса начался "час просвещения", как его однажды назвал Йося.
   - А знаете ли вы, что свадебный костюм имеет огромное значение во всем процессе венчания? Невеста расстается со своим внешним обликом, подруги как бы отделяют ее от своего круга, вроде как отпевают.
   Артем и Йося уставились на кота в немом молчании.
   - А что вы хотите, - не моргнув глазом, продолжил Василий Васильевич, - невеста прощается с предыдущей жизнью, костюм ее в семейной жизни будет совершенно иным, чем в девичестве. Он будет носить обереговый характер. Даже волосы невесты должны быть убраны в прическу, выходить замуж с распущенными волосами нельзя, иначе силы четырех стихий не дадут жить спокойно и счастливо.
   Дядя Миша хоть и делал вид, что ему все это не интересно, но тоже прислушивался к тому, что говорил кот.
   - Поэтому, как я говорил, свадебный наряд невесты очень похож на погребальный, хотя и является одним из самых ярких свадебных символов. Он должен быть ярким, праздничным. В нем должен преобладать красный цвет - цвет радости, жизнелюбия, земного благополучия и любви. Он может сочетаться с белым цветом как цветом чистоты и даже с черным - цветом земли, очерчивающим земные горизонты происходящих событий, хотя сейчас этого практически нигде не встретишь. Синего же и желтого в свадебном костюме вообще быть не должно, потому что это небесные цвета, а не земные.
   Неизвестно, сколько бы еще продолжался этот ликбез, но в это время в дверь постучали - это была одна из подружек невесты, которая сообщила, что невеста готова и уже ждет.
   Через несколько минут свадебные сани подъехали к дому невесты. Подученный Василием Васильевичем, первым выпрыгнул Йося, трижды стукнул в ворота и прокричал:
   - Эй, хозяева, открывайте!
   - Чего вам? - послышался грубый голос деревенской матроны.
   - Да вот, мы на зайцев охотимся, а один заяц к тебе забежал, отыскать надобно! - весело ответил Йося.
   - Ладно, сейчас открою, - пробормотала бабка и стала поворачивать засов.
   Дядя Миша, Йося и Артем чинно вошли во двор и поклонились хозяевам, и Дядя Миша начал усердно "искать" зайца. Прошло немало времени, пока он ничего не нашел и не обратился к старухе:
   - Не нашел я зайца, мать. Может, что другое у тебя найдется?
   - Может, и найдется, - хитро улыбалась она в ответ. - Пойди, в доме поищи.
   Дядя Миша обошел одну за другой несколько комнат, пока не нашел одиноко сидящую, закрытую фатой фигуру в самом отдаленном месте хаты. Он подошел, приподнял фату и оторопел - вместо невесты перед ним сидел маленький пацан лет шести.
   - А ну, дядька, - запищал он, - сказывай, зачем пришел?
   - За невестой своей пришел, - ответил знахарь. - Где она?
   - Выкуп давай, тогда отдам тебе невесту, - потребовал мальчишка.
   Артем видел, что Дядя Миша был готов закипеть от возмущения - ни о чем подобном Василий Васильевич не говорил.
   - Ладно, чего ты хочешь? - спросил знахарь.
   - Конфет хочу, - задрал нос вымогатель.
   - Артем, у меня ничего нет, - шепнул Дядя Миша.
   - Сейчас будет, - шепнул в ответ Артем и вышел в сени. Там он вызвал на зауми целый мешок шоколадных конфет и притащил их жениху.
   Пацан как увидел, сколько конфет принес ему жених, совсем забыл про свою миссию и жадно посматривал на содержимое мешка.
   - Эй, парень, а невеста моя где? - попытался вернуть его в реальность Дядя Миша, но тот был как завороженный.
   - Слышь, мы сейчас сами эти конфеты съедим, - подмигнул Дяде Мише Артем.
   - Нет! - ожил мальчишка, - во дворе она, тебя дожидается.
   Артем и Дядя Миша оставили шантажиста наедине с конфетами и вышли во двор. На крыльце в белоснежном свадебном платье с розовыми оборками и красными лентами, в тонкой, нежной фате сверкала на солнце Эс-Е.
   - Ты прекрасна! - восхищенно сказал ей Дядя Миша, протянул ей руку и они чинно пошли вдвоем по полотенцу прямо на улицу.
   - Это лучший день в моей жизни, - тихо произнесла в ответ Эс-Е.
   Они направились к храму, а за ними шла чуть ли не вся Ломка. Свадьба знахаря превратилась в настоящее событие для ее жителей. Они сопровождали церемонию до самых ворот храма, где новобрачных уже ждал Василий Васильевич. Он вручил Дяде Мише и Эс-Е зажженные свечи и проводил их к алтарю, к улыбающемуся священнику в парадной рясе.
   Церемония бракосочетания оказалась очень длительной, и Артем откровенно скучал на ней, проснувшись только к самому финалу, когда батюшка отчитал очередную молитву, взял невесту за руку, соединил ее с женихом и разрешил им поцеловаться.
   Илга была в восторге, Йося постоянно крутился под ногами, Василий Васильевич переживал, будто сам вступал в брак. И только Артему было все равно, что происходит. Он остался с мыслью о том, что сейчас не самое лучшее время для женитьбы, и еще больше раздражался, когда думал о том, сколько времени еще предстоит потерять с этой свадьбой.
   Тем временем, Дядя Миша закрыл Эс-Е от постороннего глаза полой своего сюртука - Василий Васильевич неподалеку объяснял Илге, что он должен это сделать в знак защиты и любви, - после чего священник объявил Дядю Мишу и Эс-Е мужем и женой и дал выпить из большой чаши с медом или вином.
   Как только молодые сделали последний глоток, священник принял у них чашу, а рядом грянул хор с прославляющей новую семью песней. Дядя Миша и Эс-Е под восторженные крики вышли из церкви, где их тут же принялись обсыпать со всех сторон зерном и деньгами, которые заранее раздал Василий Васильевич. Счастливые супруги поблагодарили всех собравшихся и позвали с собой кататься на санях. Артем хотел было отказаться, но Йося и Илга буквально силой запихнули его в сани, и процессия двинулась вперед. Согласно традиции, молодые должны были объехать всю деревню.
   Не поехал только Василий Васильевич, который остался, чтобы подготовить свадебный вечер в доме у Некраса. Через час, когда все было готово, он лично встречал молодоженов у крыльца.
   Дядя Миша и Эс-Е шли в дом рука об руку, а гости со всех сторон попеременно дергали их за рукава, пытаясь разлучить. Об этой традиции Василий Васильевич тоже прочитал в азбуке, и теперь получалось очень смешно, будто у Дяди Миши и в самом деле хотят отобрать красавицу-жену.
   После этого испытания Василий Васильевич пригласил гостей в дом. К огромному удивлению всех собравшихся, на почетном месте за свадебным столом уже сидел седой как лунь старик, которого узнали только сам Дядя Миша, Артем и Йося. Это был Захар - лекарь, который когда-то взял к себе в обучение Дядю Мишу.
   - А он что тут делает? - спросил Артем у Василия Васильевича, пока гости рассаживались.
   - Это тоже традиция, - ответил кот. - На свадьбе обязательно должен быть знахарь, иначе объявится какой-нибудь непрошеный колдун да и превратит всех нас в волков.
   - Василий Васильевич, ты хоть сам-то в это веришь? - рассмеялся Артем.
   - Верю - не верю, а соблюдать надо, - обиделся Василий Васильевич. - Ты лучше расскажи, как покатались?
   - нормально, - пожал плечами Артем. - Вот только Дядя Миша одну штуку выкинул.
   - Что за штуку? - насторожился кот.
   - Ну, - замялся Артем, будто передумав рассказывать. Он знал мнительность Василия Васильевича. - Нам дорогу перегородили, давай требовать выкуп, а Дядя Миша вдруг как закричит: "Я и так для вашей деревни вон сколько сделал, а вы тут со своим выкупом!".
   - И что, так и не дал? - Артем увидел настоящий страх в глазах у Василия Васильевича.
   - Нет, - покачал головой Артем. - Эс-Е его тоже уговаривала, но он - ни в какую.
   - Это плохо, это очень плохо... - суетливо затараторил Василий Васильевич.
   Но что было плохо, кот так не объяснил. Гости уже расселись и ждали начала свадьбы, поэтому Василий Васильевич, забыв обо всем, начал свадебный вечер.
   Чего он только не придумал! Артем еще раз с уважением отметил, насколько талантлив Василий Васильевич. На свадьбе было все - и песни, и пляски, и разные игры. То он сначала вдоволь поиздевался над молодыми, не давая им ни пить, ни есть, пока гости расправлялись с праздничными кушаньями. То потом заставил всех молодых людей, которые хотят в скором времени жениться, ловить куриные крылышки и бедрышки, которые бросал из-за плеча Дядя Миша. А Эс-Е делила между девушками каравай, на котором Василий Васильевич вызвался погадать и нагадал, будто каждая, кто его откусит, родит богатыря.
   В самом конце вечера Василий Васильевич провел несколько шуточных игр, на которых Дяде Мише и Эс-Е пришлось побывать в ролях многих сказочных персонажей, после чего он объявил о том, что чужие маски они могут сбросить, и стать самими собой.
   Эс-Е сняла свадебный покров, в котором приехала из церкви, и Василий Васильевич объявил, что теперь они с Дядей Мишей стали настоящими мужем и женой. Затем Василий Васильевич выпроводил из дома всех гостей и сам отправился гулять вместе с ними. Артем дождался, когда они останутся наедине, и задал вопрос, который мучил его весь вечер.
   - Скажи, Василий Васильевич, почему ты сказал, что это плохо - не давать выкупа?
   Василий Васильевич остановился и посмотрел на Артема. Все его веселье как рукой сняло.
   - И ты весь вечер с этой мыслью проходил?
   - Я беспокоюсь за него. За них.
   Василий Васильевич снова покачал головой и ответил:
   - Перегораживание дороги считается дурным предзнаменованием. Но от него можно защититься, если расплатиться с теми, кто остановил свадебный поезд. А кто там был?
   - Какая-то бабка с внуком, - пожал плечами Артем. - Но от нее какая может быть беда? Тем более, знахарю?
   - Эх, Артем, Артем, ничему-то ты не научился в нашем Мире, - сокрушался Василий Васильевич. - Здесь любой может причинить вред, навести порчу или похуже того, особенно сейчас, когда Миром Русских Сказок правит Кощей. особенно знахарю. Не делом, так словом можно человека так изурочить, что и средства не найдется. Даже у знахаря.
   - Так что, у них нет никаких шансов? - ужаснулся Артем.
   - Ну, почему, - Василий Васильевич понял, что перегнул палку. - Сходить в церковь, покаяться, исповедаться - глядишь, и даст Всевышний защиту. А может, это всего лишь пустая бабкина болтовня была. В конце концов, сейчас святые вечера, темные силы ничего не могут.
   Но Артема не покидали тревожные мысли, и тогда Василий Васильевич снова превратился в добряка и добавил:
   - Не переживай, Артем! Давай веселиться! А что будет, то будет! Справимся!
   Артем посмотрел на кота, который столько сил отдал этой свадьбе и не захотел больше портить настроение ни ему, ни себе.
   - Давай повеселимся!!! - прокричал он, и они побежали догонять Илгу и Йосю.
  

Глава 22

четыре минуты

  
  
   Новый год друзья провели в Ломке, стараясь вовсе не появляться на улице. Василий Васильевич предупредил, что пережить Страшные вечера лучше в Нерушимом Храме. Местный батюшка сам предложил друзьям убежище, и Василий Васильевич, убежденный, что защита Китовраса сможет противостоять любой темной силе и даже самому Кощею, вместе с друзьями разместился на территории церкви.
   Страшные вечера прошли без неприятных сюрпризом, что всерьез обеспокоило Василия Васильевича - он был уверен, что Кощей в эти дни захочет себя проявить. Но в округе был так тихо, что можно было подумать, будто Кощей и вовсе исчез. Впрочем, правильный ответ нашел Артем:
   - Я не думаю, что сейчас, когда ему будет нужна поддержка, он осмелится вредить людям. Наверное, он специально присмирил своих, чтобы люди не отвернулись от него. Он же "САМЫЙ БЛАГОРОДНЫЙ", "САМЫЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ", "САМЫЙ-САМЫЙ".
   Версию Артема поддержали все, кроме Василия Васильевича. Он упрямо стоял на своем - Кощей что-то затевает, и их в пути наверняка ждут новые неприятности.
   - Он не просто так взял паузу, это отвлекающие маневр, - мотал головой кот на все доводы Артема. - Он заманивает нас в ловушку, я в этом уверен. Пока мы здесь сидим, его слуги уже все давно подготовили, они только и ждут, когда мы появимся и начнем кого-нибудь спасать.
   - Ты хочешь сказать, он знает, где мы? - ужаснулась Илга.
   - Не исключаю такой возможности, - ответил Василий Васильевич.
   Идти дальше было опасно, но накануне Крещения Артем принял решение отправляться в путь. Друзья собрались вместе, закутались в шубы, которые на прощание принесли им сердобольные ломчане, и Артем в очередной раз встал по ветру с луком и стрелами.
   - Направо пойдешь - ничего не найдешь. Налево пойдешь - друзей потеряешь. Прямо пойдешь - счастье найдешь.
   "Да, стрела, ты не перестаешь меня удивлять", - подумал Артем. - "То угрожаешь потерями, то счастьем манишь..."
   Он выпустил стрелу вперед, и странники, попрощавшись со своими новыми друзьями, двинулись в путь. Несколько дней они шли по заснеженным дорогам, изредка сворачивая в чистое поле и преодолевая недюжинные расстояния. Тащиться по колено в снегу было еще ничего, но надвигались крещенские морозы, и с каждым днем становилось холоднее. Палатка уже не спасала, а конечной цели их перехода все еще не было видно.
   А на третий день разразилась настоящая снежная буря. Ветер пробирал до костей, снег огромными хлопьями налипал на глаза - так, что вокруг ничего не было видно, метель не прекращалась несколько часов. Хорошо еще, что светопреставление началось днем, и друзья все равно могли продолжать свой путь. Труднее всего приходилось Василию Васильевичу, который на дух не переносил мокрой шерсти, и Йосе, который мужественно тащил на плече меч, под которым сам же сгибался.
   Вокруг не было ничего, только бесконечная белая пустыня. Ни одного деревца, ни одного камня, ни одного укрытия, бескрайняя слепящая равнина. И среди этого белого безмолвия особенно странным показался Йосин крик:
   - Молния!!! Смотрите - молния! Шаровая!!!
   Артем подумал, что Йося уже бредит от холода, но он показывал рукой за линию горизонта, откуда на самом деле приближался огненный шар. Среди роя белых снежных мух-хлопьев было совершенно невозможно рассмотреть уникальное явление природы. Даже страх, что это на самом деле может быть самая опасная из молний, померк перед желанием узнать, что это.
   А шар тем временем приближался, и что самое удивительное, зима перед ним словно сама расступалась. Снежная завеса таяла с невероятной скоростью, и всего через минуту вокруг совсем не осталось снега - наступила настоящая весна. Молния все приближалась, и от нее исходило приятное и ужасное тепло. Артем вспомнил, как однажды по телевизору рассказывали про шаровые молнии. Главное - это замереть и переждать, когда молния проследует мимо. Если дернуться - молния среагирует на движение и ударит прямо по движущемуся объекту.
   - Замрите! - еле прошипел он.
   Но вдруг огненный шар превратился в огромную, красивую птицу с ярким хвостовым оперением, блестевшим россыпью золота и серебра, и от этой россыпи щипало в глазах. Крылья птицы были словно языки пламени, а глаза светились ярким солнечным светом.
   Это казалось совсем невероятным, но вдруг с небес стали спускаться другие птицы - самые обыкновенные лесные птицы и на чистом человеческом языке закричали:
   - Жар-птица, Жар-птица!!!
   - Это жар-птица! - вторил птицам Василий Васильевич. - Это жар-птица!
   Но вдруг резкий порыв ледяного ветра поднял вверх непонятно откуда взявшийся снежный вихрь, которых охватил птицу и принялся бросать ее в разные стороны. Жар-птица потускнела, другие птицы, заледенев, рухнули замертво, а Василий Васильевич онемел. Артем стоял в полной растерянности, и не знал, что делать. Но Василий Васильевич, потеряв дар человеческой речи, не разучился жестикулировать, и теперь самыми фантасмагорическими знаками показывал Артему, что птицу нужно спасать.
   Артем, совершенно не понимая, что делает, бросился вперед и оказался в самом эпицентре бурана. И в тот же миг огненная рубашка прожгла шубу, в которой он был, и из нее вырвался огненный поток, полностью разрушивший снежную воронку. Жар-птица рухнула к ногам Артема. Она совсем обессилела, но была жива. Артем спас уникальное существо Мира Русских Сказок.
   Василий Васильевич тут же заговорил и вместе с остальными бросился к Артему и Жар-птице.
   - Молодец, Артем, - выдохнул кот.
   - Что это все значит? - спросил Йося. - Почему ты вдруг замолчал.
   - Если ты обратил внимание, сначала я славил Жар-птицу, и только потом замолчал, - поправил его Василий Васильевич. - Она - покровитель всего животного мира, мы очень почитаем ее, и - вы видели? - даже из Ирия птицы прилетели воспеть хвалу этой мужественной птице.
   - И погибли... - протянула, поежившись, Илга.
   - Да, - склонил голову в знак скорби Василий Васильевич.
   Жар-птица пришла в себя, расправила крылья и стала петь. Это была самая красивая песня из тех, которые слышал Артем, и пока она пела, из ее клюва сыпались жемчужины, которые Йося и Илга еле успевали собирать в сундук.
   - Это она благодарит тебя, - шепнул Артему Василий Васильевич. - Покажи, что ты был рад оказать ей эту ничтожную услугу.
   Артем не знал, что и сказать, и поэтому просто поклонился Жар-птице. Тогда она пропела последнюю ноту и... сгорела. Прямо на глазах у изумленных людей она вспыхнула, и огненный столп взмыл в небеса и мгновенно растворился.
   - Что... Василий Васильевич, как же так? Мы же ее спасли... - недоумевал Артем.
   Но кот был спокоен, как никогда.
   - Ей давно пора было вернуться в Ирий, - улыбаясь, сказал он.
   - То есть это нормально, что она сгорела? - закричал Йося.
   - Да, Йося, это нормально, - добродушно ответил кот.
   - Как феникс... - протянул Дядя Миша.
   - Нет, Дядя Миша, не как феникс, - возразил ему Василий Васильевич. - Феникс превращается в горстку пепла и возрождается из него, а Жар-птица живет вечно, живет в Ирие и на наш ярус спускается крайне редко.
   - Но раз она все равно сгорела бы, зачем нужно было ее спасать? - не понимала Илга.
   - Если Жар-птица погибнет от руки антагонистов... - принялся объяснять кот, но его перебил Артем.
   - Прости, Василий Васильевич, от руки кого?
   - Антагонисты - это те, кто противостоит друг другу, - методично стал объяснять кот. - Для нас Кощей и все его слуги являются антагонистами, так же, как и мы для них.
   Артем понимающе кивнул.
   - Так вот, - вернулся к теме разговора Василий Васильевич. - Если бы ее убили антагонисты, она бы сгорела, как феникс, но ее уже не воскресить из пепла, и тогда Мир Русских Сказок надолго потерял бы Жар-птицу, пока высшие силы решатся новую послать...
   - Но что она здесь делала? - спросила Эс-Е.
   Василий Васильевич не сразу нашелся, что ответить. Он долго прикидывал в голове разные варианты, несколько раз обращался к азбуке и, наконец, придумал.
   - Помните, мы с вами все думали, почему это Страшные вечера в эту темную эпоху не наступили? Мне кажется, что это как раз из-за Жар-птицы.
   - Как?
   - Не может быть!
   - С чего ты взял?
   - Миссия Жар-птицы - нести огонь любви, а любовь, как вам известно, самая могучая сила, она может победить любое зло, - терпеливо стал объяснять Василий Васильевич. - Думаю, она была послана с небес, чтобы в страшные вечера защитить Тридевятое царство от Кощея.
   - Но почему только в Страшные вечера? - не понимал Артем.
   - Сейчас на нашем ярусе зима, и ей нечего здесь делать, - ответил кот. - Она и так сделала то, на что была способна.
   - Значит, у нас есть союзники в Ирие? - с надеждой спросила Илга.
   - Не думаю, что можно назвать их союзниками, - покачал головой Василий Васильевич. - Скорее, независимые наблюдатели, третейские судьи. В Мире Русских Сказок всегда должна быть гармония и равновесие. Эти наблюдатели не позволяют перевесить чашу весов в одну сторону.
   - Но тогда получается, что Кощей пытался уничтожить Жар-птицу? Разве он может вмешиваться в дела... свыше? - спросил Артем.
   - Мы не знаем, кто такой Кощей, но он должен быть очень силен, если позволил себе преследовать Жар-птицу, - уверенно ответил кот. - Она для него очень опасна.
   - Смотрите, что творится впереди! - отвлек друзей от разговора Дядя Миша.
   Он показывал в том направлении, куда они шли за стрелой - на них надвигалась настоящая лавина. В это невозможно было бы поверить, если бы они не видели этого собственными глазами - лавина в чистом поле!
   - У Кощея, похоже, есть "друзья", - саркастически заметил Василий Васильевич. - И эти друзья нам с вами хорошо известны?
   - Трескуны? - спросил Артем. Василий Васильевич кивнул.
   - Бежим! - крикнул было Йося, но Василий Васильевич остановил его.
   - Бесполезно, лавина все равно всегда догоняет убегающего.
   - И что нам делать? - запаниковала Эс-Е.
   - Принять ее и постараться выжить, - ответил Василий Васильевич. - Артем в огненной рубашке, она придает ему тепло. Нам остается только держаться за него и надеяться, что тепла рубашки хватит на всех.
   Так они и сделали. Артем встал прямо, а к нему тесно прижались все остальные. Он был уже готов противостоять надвигающейся стихии, но снежная стена, едва докатившись до несчастных странников, вдруг так же внезапно растаяла, как и появилась.
   - Что это было?- опешив, спросил Василий Васильевич. Он был в крайнем недоумении, таким Артем его никогда не видел. - Первый раз такое...
   - Это из-за пера, - вдруг тихо произнесла у него за спиной Илга.
   Все резко обернулись и увидели, что она держит в руках перо Жар-птицы.
   - Откуда оно у тебя, Илга? - спросил Артем.
   - Она его потеряла, когда упала, а я подобрала, я не могла устоять, я не смогла устоять, - стала лепетать Илга, оправдываясь, как маленький ребенок. - Я решила его взять, ей же оно все равно больше не понадобится... О, Боже!
   Она вдруг изменилась в лице и бросила перо из рук.
   - Мой путь, - заплакала она. - Что я наделала... Я сошла с пути, мои сестры, теперь они...
   Василий Васильевич уже что-то собирался ей сказать, но вдруг волшебный перстень Кудыкиной горы на пальце у Артема запылал так сильно, что должен был оставить ожог на руке у владельца. Артем попытался стащить его или сбросить, но вместо этого вдруг замер и голосом Кудыкиной горы произнес:
   - Илга, ты не украла это перо. Ты взяла его, чтобы помочь друзьям и еще поможешь Миру Русских Сказок. Ты идешь правильной дорогой!
   И в следующую секунду все стало, как раньше.
   - Вы это видели? Вы это слышали? - ошалело спрашивал у всех Йося.
   Артем подошел к Илге и погладил ее по плечу:
   - Видишь, Кудыкина гора разбирается, что к чему.
   - Но я так испугалась, - призналась она. - Мне показалось, будто я никогда больше не увижу своих сес...
   - Илга, спрячь перо в сундук! Быстро! - перебил ее Василий Васильевич.
   Илга поспешила выполнить приказ кота, пока он объяснял, почему.
   - Перо может превратиться из огненного в золотое, и тогда оно потеряет свои свойства. А в волшебном сундуке Яги, как мы знаем, любой артефакт сохраняет свою силу годами.
   - Но перо отгоняет от нас холод, - предупредил его Артем. - Если мы оставим его в сундуке, трескуны убьют нас!
   - Ничего с нами не случится, - успокоил его Василий Васильевич. - Это ведь перо самой жар-птицы - оно нас и из сундука защитит.
   Друзьям пришлось поверить Василию Васильевичу на слово. Они привели себя в порядок, собрали разбросанные вещи и двинулись дальше, вслед за стрелой и интуицией Артема. Всю дорогу Василий Васильевич нервничал и поминутно обращался к азбуке с какими-то вопросами, но о чем они переговариваются, понять было трудно. Василий Васильевич старался говорить как можно тише, а азбука отвечала только на страницах. Наконец, Артем не выдержал и позвал Василий Васильевич идти рядом.
   - Тебя что-то беспокоит, я вижу, - сказал ему тихо-тихо Артем. - Что-то не так?
   - Не то, чтобы беспокоит... - ответил кот. - Просто встреча с жар-птицей случайной быть не может. В нашем Мире за сотню веков увидеть ее довелось единицам. Вот я и ищу, чтобы это значило. Азбука тоже уже весь Мир перевернула, все последние новости просмотрел, но пока ничего нет.
   - В очередной раз твоя теория о том, что в Мире Русских Сказок все закономерно и случайностей нет? - скептически посмотрел на него Артем.
   - Ты можешь мне не верить, но это - знак! - ответил ему кот. - И очень скоро он проявит себя.
   И, словно вторя Василию Васильевичу, азбука распахнулась прямо в руках у кота и громко произнесла:
   - Ледяные души!
   - Что? - переспросил у нее Василий Васильевич, но она больше ничего не сказала.
   - Что это значит - "ледяные души"? - тоже не понял Артем.
   - Может, если бы не она, это у нас были бы ледяные души? - предположила Илга.
   - Или она прилетела оттуда, где у людей ледяные души, - вмешался Дядя Миша. Друзья нашли в его словах много резона, и знахарь продолжил развивать свою мысль. - Ведь птица прилетела оттуда, куда мы сейчас направляемся, вам не кажется? Может, этот таинственный кто-то посла ее к нам, чтобы мы спасли жителей этого города от холода?
   - Но нас ведет не перо, а стрела, - возразил ему Артем, но Дядю Мишу поддержал Василий Васильевич.
   - Одно другому не мешает, - сказал он. - Может, твоя стрела долетела до самого неба, до жар-птицы.
   - Но как такое может быть? Это невероятно! - покачал головой Артем.
   - Не забывай, пожалуйста, что мы находимся в Мире...
   - ...Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй! - дружно закончили за Василия Васильевича все остальные.
   - Да, - театрально поклонился Василий Васильевич. - И поэтому все невероятное здесь очевидно!
   Все засмеялись, но в это время на горизонте показался новый город, и веселье снова сменилось тягостным ожиданием. Каждый почувствовал, что в этом городе их снова ждут серьезные испытания. На подходах к нему друзьям показалось, что они попали в американский фильм-катастрофу, где из-за экологического кризиса наступило обледенение. Табличка с надписью "Бабаев Холм" давно превратилась в огромную сосульку, растущую из земли. Над городом возвышались покрытые ледяной коркой крыши домов, над которыми не было ни одной струйки дыма.
   - Что-то я не пойму, - почесал затылок Дядя Миша. - Они покинули город?
   Ответа пришлось ждать недолго - на улицах им стали встречаться безжизненные, замерзшие фигуры горожан. Люди замерли в самых разных, самых неудобных позах. Кто-то примерз к скамейке, на которой сидел, другие окоченели во время разговора. Третий выходил из магазина, и тут его, прямо в движении, настиг ужасающий холод.
   - Похоже, тут Жар-птица не помогла, - у Артема зуб на зуб не попадал, хотя он был огненной рубашке. Остальным было еще хуже - перо источало из сундука слабо тепло, но воздух едва ли от этого становился теплее.
   - Г-г-г... - Йося еле-еле ворочал челюстями. - Градусов пятьдесят, наверное.
   Дядя Миша, прижимая себе жену, пытаясь согреть ее своим собственным теплом, стучался то в одну, то в другую дверь, но ему никто не мог открыть.
   - Здесь нет жизни, - промолвил он после очередной неудачно попытки. - Город замерз. Тут не минус пятьдесят, тут все минус сто будет.
   - Но бы уже замерзли, - пробормотала Эс-Е.
   - Нас спасает перо, - ответил Василий Васильевич, который, похоже страдал от холода не так сильно. Его шерсть тоже топорщилась сосульками, но выглядел он лучше, чем остальные. - Но лучше было бы, если водрузить его вон на том холме.
   Сделав серьезное усилие, чтобы обернуться, путники увидели, что кот показывает на огромную насыпь в центре города.
   - Наверное, поэтому и назвали этот город Холмом, - пролепетал Йося.
   - Ага, а Бабаевым почему? - сыронизировала Илга.
   - Потому что когда-то он был основан вокруг этого холма самым первым Бабаем, - ответил Василий Васильевич. - Поэтому и нужно, чтобы перо оказалось на самой вершине.
   - Ничего не понимаю, - признался Артем.
   Василий Васильевич посмотрел на него с выражением: "Как же такое можно не понять?", но и остальные во главе с умным знахарем не понимали, о чем говорит кот.
   Василий Васильевич собирался уже растолковать, что почем, но вдруг земля затряслась, и друзья увидели, как с южной стороны к ним приближаются три огромных фигуры. Их можно было принять за призраков - прозрачные, одетые в длинные белые балахоны. Лица у этих существ не было, их заменял бесформенный снежный ком. Во все стороны от них разносилась метель, и поднялся страшный, обжигающий ветер. Это были трескуны, которые так грохотали своими ногами, что здания и люди, обращенные в ледышки, разлетались на куски. Вокруг вдруг стало совсем невыносимо от холода, даже земля под ногами стала разламываться.
   - Мы должны укрыться, нас не спасет даже перо! - прокричал Василий Васильевич и потащил всех за собой. Он добежал до первого же дома, поднял с земли огромный ледяной камень и бросил его в окно.
   Створки были хорошо приморожены, но у Василия Васильевича хватило сил еще и еще забрасывать его камнями, пока они не распахнулись. Стекло с грохотом разбилось, и Василий Васильевич первым прыгнул внутрь. Он помог Йосе затащить внутрь богатырский меч, а Илге и Артему - сундук Яги. Дядя Миша вместе с Эс-Е влезли последними, после чего Василий Васильевич снова прикрыл ставни и скомандовал Артему:
   - Быстро на зауми что-нибудь - одеяла или ковры или шубы...
   Но Артем, дрожа от холода, никак не мог произнести ни одного слова правильно.
   - Ладно, садитесь тогда друг к дружке спинами и попытайтесь не замерзнуть, - сказал он, а сам собрался обратно на улицу.
   - Куда это ты? - удивились все.
   - Возьму перо и попытаюсь подняться на холм, - ответил он.
   - Но ты же замерзнешь! - с ужасом произнесла Илга.
   - Оставайся, переждем вместе! - попросил Артем. - Или... если уж замерзать, то замерзать вместе...
   - Дурак ты, Артем, - не на шутку рассердился на него кот. - Мне ничего не будет. Разве ты не знаешь, что коты могут выдерживать минус сто двадцать? Правда, всего четыре минуты, но все же... Но вам придется потерпеть эти четыре минуты. Я заберу перо, и вы почувствуете холод во всей его силе. Готовы?
   Артем восхищенно смотрел на кота. Василий Васильевич никогда не был особо смелым, но сейчас его готовность пойти на верную смерть ради спасения друзей, города и всего Мира Русских Сказок вызывала неподдельное уважение. Он оглянулся и увидел в глазах у остальных те же самые чувства. От Василия Васильевича сейчас зависела не только их судьба, но и судьба всей их миссии.
   - Удачи! - сказал Артем и похлопал Василия Васильевича по плечу.
   - Вот только давай без этих телячьих нежностей, - скривил рожу Василий Васильевич.
   - Нет, ты никогда не изменишься, - усмехнулся Артем.
   - Возвращайся, Василий! - сказал Дядя Миша.
   - Да, Василий Васильевич, возвращайся, - поддакнул Йося.
   Эс-Е по-доброму подмигнула коту, а Илга протянула ему перо Жар-птицы.
   - И не надейся, что я не вернусь, - прикинулся дурачком кот, взял перо и воткнул его себе в голову. - ну, как я смотрюсь?
   Раздался такой хохот, что от холода не осталось и следа. Впрочем, Артем отнес это на счет действия пера, которое пылало, как никогда.
   - Ладно, пошел я, - сказал Василий Васильевич, напустил на себя "рыцарский" вид и приоткрыл ставни. - Артем!
   Артем поспешил проводить кота, но Василий Васильевич показал, что не нуждается в помощи.
   - Возможно, когда все это закончится, пройдет больше четырех минут, и я не вернусь...
   - Нет, не говори так... - Артему была страшна сам мысль о том, что он может потерять друга.
   - Не надо истерик, просто послушай, - остановил его кот. - Когда перо будет на вершине холма, оно освободит город от обледенения.
   - Но почему ты в это так уверен? - снова перебил его Артем.
   - Это город Бабая, а черные силы, как ты знаешь, не могут до конца навредить своим. Когда перо засияет, оно привлечет и злую силу трескунов, и злую силу Бабая, а потом как с магнитами - они оттолкнутся друг от друга, и останется только светлая сила жар-птицы, сила любви. Любовь растопит лед!
   Артем понимающе кивнул.
   - Но я не об этом хотел с тобой поговорить, - вернулся к изначальной теме разговора Василий Васильевич. - Даже если со мной что-то случится, ты не должен спасать меня. Ты должен спасти их!
   Кот еле различимым кивком головы показал на жмущихся друг к другу людей.
   - Когда перо покинет этот дом вместе со мной, они испытают на себе настоящий холод, и станут такими же, как и те, кого мы видели в этом городе. Силы останутся только у тебя, потому что ты в огненной рубашке, и ты должен будешь сделать следующее...
   Дальше кот совсем уткнулся своими губами Артему в ухо, и услышать его мог только он.
   - Понял? - спросил он.
   - Да, но... - засомневался Артем.
   - Понял??? - прошипел Василий Васильевич. - Поклянись, что сделаешь так, как я сказал!
   Артем не отвечал.
   - Клянись!!! - Василий Васильевич говорил очень тихо, но по интонации Артем понял, как он взбешен.
   - Хорошо, я клянусь, - ответил он.
   - Сейчас не время для сопляков и слюнтяев, - успокоился кот. - Ты герой, а герой всегда должен следовать своему пути. Твоя миссия - спасти Мир Русских Сказок, а не вредного ученого зануду.
   Артем еще раз кивнул. Василий Васильевич полез в окно и прокряхтел:
   - Эх, если бы тогда я с этим ротвейлером не поцапался... Еще бы одна жизнь в запасе была...
   Он вылез на улицу, и Артем сразу же закрыл за ним ставни, но уже почувствовал, как без пера комнату сковало тисками холода. Он обернулся и увидел, как мороз добивает его друзей. Они становились похожими на тех горожан-болванчиков, которых встретили на входе в город. Артем закусил губу и прильнул к окну. В ставнях была щель, через которую он мог наблюдать за перемещениями Василия Васильевича. Но единственным, что он увидел, было то, как кот в исчез в густом тумане.
   Четыре минуты.... Часов у Артема не было, и он стал отсчитывать секунды. Он думал о том, что будет потом, когда четыре минуты пройдут. Василий Васильевич об этом не сказал, он только хотел, чтобы Артем выполнил его просьбу. Возможно, последнюю просьбу... Артем снова посмотрел в щель, но туман покрыл весь холм целиком, и из укрытия совершенно не было видно, где Василий Васильевич.
   Заканчивалась четвертая минута... Началась пятая... Мороз пробирал до нитки, и Артем уже не чувствовал своих ног. Было похоже на то, что и у огненной рубашки есть предел возможностей... Шестая минута...
   И вдруг словно яркий солнечный луч пронзил комнату. Артем подполз к подоконнику и посмотрел в щель. Туман рассеялся, а на самой вершине холма горело перо Жар-птицы. От него исходил такой свет и такое сияние, что город оттаивал на глазах. Это была уже седьмая минута...
   Артем распахнул ставни, и приятное тепло ворвалось в дом, ослепив и обогрев Артема. Ноги оттаяли, и теперь он смог встать. Он бросился к друзьям, чтобы привести их в чувство, и тут же отпрянул. Они тоже оттаяли, но глаза их были пусты, в них не было жизни. Василий Васильевич спас город, но перо не смогло вдохнуть жизнь в замерзших людей. Только теперь Артем понял, чего хотел от него Василий Васильевич.
   Он бросился к сундуку и достал оттуда банку с жемчугом, которым пела Жар-птица. Памятуя о том, что сказал ему кот, Артем выбрался на улицу и открыл банку. Жемчужины вылетели, стали лопаться и превращаться в маленьких жар-птиц, которые разлетались по всему городу и наполняли его песней.
   - Только песня Жар-птицы сможет дать жизнь жителям этого города, - об это шептал ему Василий Васильевич.
   При мысли о Василии Васильевиче у Артема на глаза навернулись слезы. Он хотел бежать на самую вершину холма и помочь самоотверженному коту, но он должен был сдержать обещание. И он стоял с банкой в руках до тех пор, пока последняя жемчужина не спела ему веселую частушку и не улетела прочь.
   Из домов стали выходить люди. Замерзшие и окоченевшие горожане оживали и вновь принимались за свои дела, будто ничего не случилось. Им было вовсе не до того, что самый лучший, самый ученый в Мире кот отдал за них свою жизнь.
   - Артем? - услышал он за спиной. - Это была Илга. Она бросилась к нему на шею и крепко обняла.
   Йося деликатно отвернулся, а Дядя Миша сам обнимал и целовал свою жену и радовался вместе с ней спасению.
   - А где Василий Васильевич? - вдруг спросил Йося.
   Артем тяжело вздохнул и рассказал друзьям про четыре минуты.
   - Прошло семь минут, а он сказал, что в самый жуткий холод кошка может продержаться всего четыре.
   - Но ведь у него получилось! - плакала Илга. - Он спас город! Он спас нас всех!
   - Он не спускался? - спросил Дядя Миша. Артем отрицательно покачал головой. - Мы должны подняться и забрать его.
   Артем кивнул.
   - Но почему на него не подействовали эти жемчужины?! - в отчаянии закричал Йося. Но Артем не знал, что ответить.
   Восхождение заняло десять минут. "Он бы все равно не выжил", - подумал Артем. - "Он и так сделал больше, чем мог". С тяжелым сердцем он поднимался на гору, думая о том, что Василий Васильевич был его лучшим другом. Он не был готов к тому, чтобы увидеть кота, он не хотел идти вверх. Но Артем заставил себя подняться и уже на самой вершине услышал:
   - Нет, все-таки скажу я вам, други, мне больше по вкусу мирная жизнь философа, а не охотника за приключениями! Мне бы поэтом стать... Вот послушайте, что я сочинил:
  
   Я лучший в мире ученый кот.
   И надо бы дать мне медаль,
   Ведь я спас этот город от мороза
   И я заслужил миску молока, пару мышек и...
  
   Что? Что значит - "рифмы нет"? Ну и что? Зато, каков смысл! Да меня надо в Книгу рекордов занести - я первый кот, которому удалось выжить на морозе целых семь минут, а они... Друзья, называется... Йося, ну зачем в меня снежками-то кидаться! Илга, Эс-Е, вы что, совсем обезумели?! Дядя Миша, хватит меня бить! Артем, не души меня! Эй! Кто-нибудь! Люди!!! По-мо-ги-те!!!

Глава 23

женское дело

  
   Перо Жар-птицы сотворило настоящее чудо. Само оно из огненного совсем потускнело, превратилось в золото и окаменело, оставшись символом победы Василия Васильевича над ледяной стихией. Но самым неожиданным стало то, что в Мире Русских Сказок наступила настоящая весна, и в первые февральские дни все вокруг растаяло.
   Природа просыпалась и благоухала, и только Василию Васильевичу это время показалось настоящим адом. Не было ни одного дня, когда бы друзья не упрекали его за историю с восхождением на Бабаев Холм. Он то и дело оправдывался:
   - Ну, даже если бы со мной что-нибудь случилось, разве вас бы это остановило в вашем стремлении помочь Миру Русских Сказок? Вам что, не нравится, что я выжил? Между прочим, я себе кончик хвоста отморозил и лапы... А если бы у меня гангрена началась, а? Ты-то, Артем, чего переживал? Разве ты пошел бы за стрелой, если бы она сулила смерть одному из твоих друзей?
   На последнее замечание Артем честно ответить не мог. Да, он сказал коту, что "конечно же, нет", но на самом деле" он так никому и не признался, что почти каждый раз стрела предлагает ему это в качестве выбора. И поэтому он немного нервничал, когда они отгостили у бабаевцев и пошли дальше. Однако его ожидал сюрприз.
   Рано на заре Артем натянул тетиву, но не услышал в ответ ни слова. Он повернулся в другую сторону, потом в третью, но стрела по-прежнему не отвечала. При этом она буквально рвалась из пальцев, и Артем решился просто отпустить ее. Для чистоты эксперимента он даже специально стрелял не вверх, а вниз, но стрелу и не думала вонзаться в землю. Она чудесным образом изогнулась и полетела вперед, маня за собой Артема и его друзей.
   На этот раз переход занял десять дней. Но если раньше путники уходили все дальше, в глубь Тридевятого царства, то теперь они, сделав большой крюк, шли обратно в сторону Зеленого Дуба. Они прошли мимо длинной горной завесы, за которой, наконец, нашли стрелу. Она вонзилась аккурат между двух деревьев, которые словно служили границей деревни, куда она их привела, соединив их между собой.
   Артем посмеялся и протянул руку, чтобы вытащить стрелу, но она ему не поддалась. Тогда ему стали помогать Василий Васильевич, Дядя Миша и Йося, но у них тоже ничего не вышло.
   - Ладно, чего силы попусту тратить, - разозлился Артем. - На обратном пути заберем. Все равно она никому больше не дастся.
   Он нагнулся, чтобы пройти под стрелой, но не тут-то было. Раздалось характерное "бац", и Артем упал на землю, потирая шишку на лбу.
   - Что такое? - недоумевал он. - Я будто о каменную стену головой ударился.
   - Давай я попробую, - предложил Йося, но и его ожидала неудача.
   - А почему бы просто не обойти эти деревья? - спросила Илга.
   Она пожала плечами, взяла за руку Эс-Е, и они вместе просто обогнули препятствие с правой стороны.
   - Ох уж... эти мужчины, - покачала головой Эс-Е, слегка улыбаясь. - Вечно вы все усложняете.
   Артем и Йося помогли друг другу встать, а Дядя Миша с Василием Васильевичем тем временем последовали примеру женщин, но снова наткнулись на невидимую преграду.
   - Нет, похоже, нам просто запрещено входить на эту территорию, - Василий Васильевич остановил Йосю, который мечом собирался бороться с невидимой преградой.
   - Может, и мы туда не пойдем? - заволновались Илга и Эс-Е. но когда они попытались вернуться, преграда уже не пустила их обратно.
   - Да-а-а-а... - протянул Василий Васильевич. - Все куда серьезнее...
   - Что? Что серьезнее? - недовольно проворчал Артем. - Ты когда-нибудь начнешь говорить по-человечески? В какое еще... ну... вы понимаете... мы опять вляпались?
   - Стрела привела нас правильно, - констатировал кот. - Она же постаралась, чтобы лишние из нас туда не попали, а попали бы только Илга и Эс-Е.
   - Ты хочешь сказать, что стрела создала этот невидимый забор, и что вход в деревню только для женщин? - взвился Дядя Миша.
   - Точно, именно это я и хотел сказать, - щелкнул пальцами Василий Васильевич.
   - Перестань паясничать! - прикрикнул на него Дядя Миша. - Отвечай, зачем все это?
   - Проблема, которой столкнулись жители в этой деревне, имеет женскую сущность, - ответил Василий Васильевич. - Ну, понимаете, э-это женское дело, не мужское, в Мире Русских Сказок такое бывает. Значит, и помочь могут только женщины, вот нам туда дорогу и закрыли.
   - Что они смогут без нас? - сурово покачал головой знахарь.
   - Ой-ой-ой, конечно, мы-то без вас куда, - в тон супругу ответила Эс-Е.
   - Но ведь у вас ни знаний, ни квалификации! - по голосу Дяди Миши Артем понял, что он нисколько не пытается оскорбить Эс-Е или Илгу. Он на самом деле сильно переживает, что стрела возложила на них трудную, если не опасную миссию.
   Но женщины заботу не оценили.
   - Да мы сами все сделаем, и без вас! - горделиво вскинула голову Илга.
   Они с Эс-Е засмеялись и весело зашагали к деревне.
   - Стойте! Остановитесь!!! - попытался задержать их Дядя Миша, но снова наткнулся на незримый заслон.
   - Придется нам подождать, - усмехнулся Артем, но у Василия Васильевича было другое мнение.
   - У нас есть азбука, - заметил он. - Мы можем следить за тем, что они будут делать.
   Друзьям не понравилась идея следить за женщинами, но Василий Васильевич сумел убедить своих спутников, что в таком опасном путешествии лучше знать, чем оставаться в неведении. Получив согласие, Василий Васильевич открыл азбуку и попросил показать Эс-Е и Илгу. Книга сразу же показала картинку.
   Они приближались к деревне, а им навстречу бежали ее разгневанные жительницы и кричали на разные голоса.
   - Убирайтесь!
   - Что вам здесь нужно?
   - Как вы прошли в деревню?
   - Кто вы?
   - Это ведьмы!!! Это они!!!
   Разъяренная толпа была готова вцепиться в волосы пришельцам, но их вовремя остановила огромная, страшная и властная старуха. Оно отделилась от толпы и подняла руку.
   - Тихо, бабы! - прогремела она. - Держите свои эмоции при себе. Сейчас все выясним. Итак, кто вы такие и как здесь оказались.
   Эс-Е стала рассказывать, что к чему. Что они пришли не одни, но мужчины не смогли пройти через заговор ("Ха, еще бы!" - присвистнула какая-то молодая девчонка), что они борются со злом, и что их сюда привела волшебная стрела. Но женщины не спешили ей верить, и тогда Эс-Е рассказала, что она замужем за лекарем, и он мог бы помочь, если тут случилась какая-то беда, но не может пройти.
   - Лекарь? - подозрительно спросила старуха. - Уж не колдун ли?
   - Я вам еще раз говорю... - попыталась объяснить Эс-Е, но тут ее перебила Илга.
   - Послушайте! - звонким голосом произнесла она. - Если вы хотите, чтобы мы ушли - мы уйдем, но вы так и останетесь со своей бедой. С нами герой вашего Мира, Артем Царевич, ученый кот Василий Васильевич, Йося-богатырь и знахарь Михаил. Они могут вам помочь, но только если вы будете доверять нам.
   Женщины стали тихо перешептываться.
   - Я что-то слышала про этого Артема... - заговорила старуха. - Говорят, он герой... Но мы не сможем их впустить. Таково заклятье - никто из мужчин не войдет к нам в деревню, пока не сгинет порча.
   - А что за порча? - спросила Илга.
   Женщины еще раз переглянулись, и страху стала рассказывать:
   - Дети у нас сильно болеют, мучаются, по ночам не спят, кричат, будто их режут, никакого сладу с ними нет. Матери совсем извелись, не знают, что делать. Отродясь у нас такого в деревне не было. Мы сначала с горя подумали, что мужики это наши виноваты, вот и выгнали их, а потом смотрим - ничего не помогает, ну тогда к бабке местной пошли, она деревню и заперла, да сказала, чтобы никого не впускали.
   - И что, не помогло?
   - Куды там, пуще прежнего орут,- махнула рукой старуха. - так что, вы нам поможете?
   - Я не знахарь, и не знаю, что к чему, - развела руками Эс-Е. - Миша мой знает, но он войти не может. Только если пойти обратно и с ним посоветоваться.
   - Да, мы сбегаем, - взяла инициативу на себя Илга. - Василий Васильевич и Дядя Миша что-нибудь придумают!
   Старуха дала добро, и они пообедали обратно к невидимой границе, а Василий Васильевич с Дядей Мишей уже вовсю обсуждали сложившуюся ситуацию.
   - Это ночницы, даю сто процентов гарантии, - говорил Дядя Миша.
   - Почему ты в этом так уверен? - спрашивал Василий Васильевич.
   - Я уже имел с ними дело. Три раза из разных мест выгонял, правда, это еще до Кощея было.
   - Ну, это ты выгонял, а сейчас кто их выгонит?
   - Илга и Эс-Е, - вмешался Артем. - Раз стрела нас всех сюда привела, а пропустила только их, они и должны помочь.
   - Но ведь у них ни опыта, ни знаний, - покачал головой Дядя Миша.
   - А мы с тобой на что? - приободрил его кот. - Сейчас придут, мы все и расскажем. Эх, была бы у местной знахарки какая-нибудь старая книга, чтобы они сами прочитали...
   - Если есть знахарская книга, я могу установить с ней связь, - вдруг подала голос азбука.
   - Ну и ну, - удивился даже Василий Васильевич. - Не знал, что ты на такое способна!
   - О, вы, люди... прости, и коты ученые, даже не догадываетесь, какими свойствами я обладаю, - ответила книга.
   В это время прибежали Эс-Е и Илга. Дядя Миша и Василий Васильевич рассказали, что все знают и попросили найти у бабки-знахарки какую-нибудь древнюю книгу.
   - Если есть, скажете... Что там сказать? - спросил у азбуки кот.
   - Просто постучать по обложке три раза, я все сделаю, - ответила книга.
   - Тогда мы будем вас видеть и подсказывать, - закончил Василий Васильевич.
   - А пока попробуйте воспользоваться старым традиционным способом, - добавил Дядя Миша. - Обычно он помогает.
   Он принялся объяснять жене, что к чему, а кот тем временем разговаривал с Илгой.
   - Я боюсь, что у Эс-Е не получится... - он немного замялся, увидев, что Илга категорически мотает головой. - Я не в том смысле. Обряд изгнания очень трудный, обычно этим занимается опытный знахарь, да и не женское это дело. Там, бывает, такое увидишь, что проснутся в тебе чувства и эмоции, и не доделаешь ты своего дела до конца. Так вот я надеюсь на тебя. Ты человек проверенный, закаленный...
   - С чего это ты взял? - удивилась Илга. - Артем наболтал?
   - Ну, - уклончиво ответил Василий Васильевич, - кое-что рассказывал...
   - Ну, Артем!.. - стиснула кулаки Илга.
   - Ладно, не о нем сейчас речь, - вернул ее в тему кот. - Пообещай мне, что ты, как бы там тебе самой не пришлось трудно, не отступишься!
   - Но я...
   - Обещай! - требовал кот.
   - Но как я могу тебе пообещать, если я не знаю, что меня ждет? - возражала ему Илга.
   - А как я пошел на Бабаев Холм? И не отступил, хотя знал, что могло случиться?! - наседал на нее Василий Васильевич. - Это наша судьба, мы должны пройти этот путь вместе.
   - Какой путь? - не поняла Илга. - ты опять говоришь про путь героя? Но ведь мы не герои!
   - Ты самый настоящий герой, Илга, - мягко и ласково сказал Василий Васильевич, а потом снова гаркнул. - Обещай мне!
   - Хорошо, я обещаю, - сдалась Илга.
   - Ну вот, так-то лучше, - успокоился кот.
   Дядя Миша тоже закончил свой инструктаж, и женщины пошли обратно в деревню. Первым делом они попросили познакомить их с местной лекаркой. Ей оказалась девяностолетняя бабка Аграфена, которая выглядела моложе некоторых своих односельчан. Она прекрасно соображала, хорошо и понятно говорила, и на вопрос про книгу ответила:
   - Как же, есть у меня такая книга. А вам зачем? Связаться с другой книгой? Интересно, первый раз про такое слышу. Но давайте попробуем!
   Она вынесла из дома книгу, Эс-Е постучала по обложке три раза, и книга сама раскрылась перед ними, еле-еле показывая поляну, на которой остались мужчины.
   - Смотри-ка, и вправду работает! - всплеснула руками Аграфена.
   - Света, ты меня слышишь?- раздался слабый голос со страниц. - Приступайте немедленно!
   - А что, бабка Аграфена, - протянула Эс-Е, - в последнее время бездетная никакая у вас тут не помирала?
   - Как же, помирала, - ответила знахарка. - Сама же я за ней и присматривала, только в толк не возьму, куда она на следующее утро девалась.
   - Это она у вас по очам блуждает, - сказала Эс-Е. - Она ночницей стала, вот на ваших детей и нападает.
   - Ночницей? - заволновалась Аграфена. - А я... ни разу с такими не сталкивалась... Бабка моя хорошо свое дело знала, в те то поры тут много всякой нечисти было, а я, вишь, в последние годы совсем расслабилась.
   - Мой муж объяснил мне, что нужно делать, - успокоила ее Эс-Е. - Но сперва нужно собрать всех женщин.
   Аграфена поняла, что от нее требуется, и через час вся деревня была возле ее дома. Когда все подошли, Эс-Е рассказала все, что ей успел передать про ночниц Дядя Миша.
   - Ну что, найдется среди вас какая храбрая? - спросила она у испуганных крестьянок. - Коли найдется, так покажу вам ночницу.
   Долгое время никто не решался поднять руку. Наконец, вперед вышла совсем юная мамаша с грудным ребенком.
   - Я... я согласна, - тихо сказала она. - Моя Дашутка совсем спать перестала. Я готова на все, чтобы ей помочь.
   - Только дай мне слово, что будешь делать все так, как я скажу! - предупредила ее Илга.
   Такой заход был сюрпризом даже для Эс-Е. но и мама, и Эс-Е, и даже Аграфена дали ей такое слово. После этого Илга, которая взяла руководство в свои руки, скомандовала всем разойтись и вместе с молодой мамой пошла к ней домой.
   Они все вместе поужинали, мама покормила свою дочурку и уложила ее спать. Когда до полуночи осталось всего пять минут, Эс-Е потащила хозяйку, илгу и бабку-знахарку вместе с собой за печку, откуда их не было видно, а им открывался отличный обзор. Ровно в полночь заскрипела оконная рама, окошко в доме тихо отворилось, и в хату вплыла черная тень, и в следующий миг обернулась высокой молодой женщиной с длинными волосами. Женщины еде удержались, чтобы не вскрикнуть. А ночница тем временем начала делать то, зачем пришла. Она встал около детской колыбели и принялась подталкивать и пощипывать ребенка, от чего Дашутка стала хныкать и ворочаться. Зато ведьма становилась все краше и все сильнее.
   - Нет, я больше не могу, - зашептала мама девочки. - Я должна ее защитить.
   У нее по щекам бежали слезы, и Эс-Е тоже была готова сдаться. Материнское горе разрывало ее сердце, и только теперь Илга поняла, о чем ее предупреждал Василий Васильевич. Она должна помешать им. Она зажала рот матери и рывком припечатал ее к земле так, что та даже пошевелиться не могла, а Эс-Е от увиденного сама стала белее белого и только с ужасом смотрела, как Илга удерживает молодую маму, которая билась у нее под руками и пыталась вырваться, но Илга была сильнее. Она проклинала себя за то, что сейчас делала, но обещание, данное ученому коту, пересилило и ее страх, и ее ненависть к себе. Она тоже рыдала, и слезы душили ее, пока она наблюдала, как ночница мучает ребенка, но не дрогнула и выдержала всю сцену до конца.
   Наконец, ночница успокоилась и вылетела прочь из дома. Илга отпустила бедную мать и сама рухнула обессилевшая на пол. Эс-Е бросилась им помогать, но помощь не понадобилась. Мама бросилась к дочери, совсем забыв о том, что е только что силой удерживали от расправы над ведьмой, а Илга сама отказалась от услуг Эс-Е. ей достаточно было выпить немного воды, и вода подняла ее на ноги.
   Пока мать успокаивала Дашутку, Эс-Е заговорила с ней:
   - Хорошо, что Илга не дала тебе ее прогнать. Иначе мы никогда бы с ней не справились.
   Но матери было все равно. Она слабо понимала, что происходит, она только хотела, чтобы ее девочке не было больно. Эс-Е решила отложить дело до утра, но с первыми же лучами солнца она разбудила хозяйку дома, заперлась вместе с ней на кухне и долго наставляла. Когда проснулась Илга, она увидела весьма необычную картину.
   Эс-Е ходила по дому и делала ножом зарубки на стены, потом взяла у хозяйки грешок и стала лить на него кипяток, потом, к вящему ужасу матери, срезала у ребенка прядь волос и бросила в котел кипятить.
   - Что ты делаешь? - кричала молодая хозяйка.
   - Режу, парю, варю, изгоняю бабу криксу-ночницу! Если еще раз придете, то же самое и с ней будет.
   - Тогда гони, парь, вари, режь! - поддержала ее мать. - Чтоб ее никогда тут не было, чтоб она никогда не возвращалась.
   - Во веки веков, аминь! - произнесла Эс-Е и завершила действие.
   - Что тут происходит? - спросонья спросила Илга.
   - Это обряд, - ответила Эс-Е. - Мне Миша про него говорил, и я про него у бабки в книге прочитала, пока ты спала. Это и есть традиционный способ, он должен помочь.
   - А когда станет ясно, помогло или нет? - с надеждой спросила молодая мама.
   - Ночью проверим. Если еще раз явится, значит, не помогло, - развела руками Эс-Е.
   - И что тогда? - забеспокоилась за девочку мать.
   - Попробуем другое, - сказала Илга. Но по глазам девушки она поняла, что больше она свою дочь в обиду не даст.
   В ожидании полуночи все три женщины сидели, как на иголках. Наконец, часы пробили двенадцать, прошло пяти минут, десять, пятнадцать, но ночница не приходила. Женщины, не смыкая глаз, посидели до самого утра, и ребенок впервые спал без проблем. А днем у колодца счастливая мамаша рассказывала соседкам, как Эс-Е и Илга помогли ей справиться с бедой. Но из другой избы уже бежала другая заполошная селянка.
   - Это у тебя она ушла, а ко мне пришла! Забирай ее обратно к себе.
   Женщины готовы были сцепиться, но вовремя подоспевшая знахарка разняла их.
   - Тише вы! - прикрикнула она. - Быть такого не может, чтобы из одного дома ведьму выгнали, а она в другой пошла. Отродясь такого не бывало. Видать, не одна она здесь была.
   Вместе с Аграфеной Эс-Е через ее книгу спросила совета у Дяди Миши. Знахарь был в растерянности, но посоветовал поискать в книге другие средства. Азбука тоже вовсю старалась, но в ней знахарских секретов была мало. Только на четвертый день Аграфена отыскала новый заговор.
   За пару часов до наступления темноты бабка пришла в дом, где объявилась новая ночница, и громко произнесла:
   - Вот тебе, проклятая ночница, злая мученица, воды захлебнуться, вострый нож заколоться, петля задавиться. Заря-заряница, возьми свою ночницу на сие время, на сей час, на сию минуту!
   Бабка трижды сплюнула и окропила помещение водой с какими-то травами, а затем спряталась вместе с остальными за шкафом. Ровно в полночь ставни заскрипели, но бабка была начеку. Она выскочила из своего убежища и прокричала:
   - Получай свое заслуженное!
   Ночница с визгом отпрянула от окна, выхватила из-за пазухи нож и ударила себя в грудь, и прямо с ножом в груди побежала по улице. Женщины выскочили из дома и поспешили за ней.
   Ночница бежала сквозь ночную тьму навстречу своей гибели. Она остановилась возле растаявшего от нежданной весны озера, взобралась на дерево, скрутила веревку, накинула себе на шею и бросилась вниз. Ветка не выдержала ведьму, ночница плюхнулась в воду и пошла ко дну. Женщины с ужасом и с облегчением вздохнули. Но очередной акт пьесы был еще впереди. Небо над озером вдруг разверзлось. Из него на водную гладь упал тонкий, яркий луч, который вытащил ночницу из озера и утащил за собой обратно вверх.
   - Что это было? - дрожа от страха, спросила Эс-Е.
   - Заря забрала ее, - ответила Аграфена.
   - Ночью? - удивилась Илга.
   Но когда они оглянулись, оказалось, что уже было почти утро.
   - Но почему Заря? Это же светлая сила? - спрашивала после завтрака у мужчин Эс-Е.
   - Сила света против силы ночи, все просто, - объяснил Василий Васильевич. - Та - ночница, эта - заряница, в Мире должна быть гармония.
   - В мире гармония, может, и наступила, а вот в деревне нет, - пожаловалась коту супруга знахаря на следующее утро.
   - Что, опять появились? - удивились мужчины.
   - Странно... - в один голос протянули Василий Васильевич и Дядя Миша.
   - Что нам делать? - спросила Эс-Е. - Может, просто поговорить с ночницами, убедить, чтобы они оставили деревню?
   - Не вздумайте даже! - предостерег женщин Дядя Миша. - Это очень опасно. Ночница не должна видеть человека, иначе она станет приходить тайно, и больше вы никогда не сможете ее поймать.
   - А что тогда? - спросила Илга.
   - Попробуйте проследить за ночницей, - посоветовал Василий Васильевич. - Утром они всегда прячутся, вы должны увидеть, куда они уходят.
   Трем отважным женщинам долго ждать не пришлось. Они спрятались возле дома, где в последний раз видели ночницу, с трудом перенесли крики ребенка и отчаянные вопли матери, и получили по заслугам. Ночница вылетела из окна, обернулась летучей мышью и полетела прочь из деревни - в сторону границы для мужчин. Илга бегала быстрее всех, но даже она не смогла догнать быстрокрылую тварь.
   Илга запыхалась и остановилась, чтобы подождать Эс-Е, но раньше нее прибежала бабка Аграфена.
   - Вот это номер! - восхищенно сказал Василий Васильевич, когда все трое подошли к границе. - Бабуля у нас - что надо! Бабка Аграфена, ты где так быстро ходить научилась?
   - От матушки-природы все силы, - смеясь, отвечала знахарка.
   Илга рассказала про ночницу, и вдруг хлопнула себя по лбу.
   - Ну, конечно! А я то всю неделю думаю, где я про ночниц слышала! Это же летучие мыши. Живут они в темных пещерах, ночью свободно летают, днем не появляются.
   - Откуда ты знаешь? - спросил Василий Васильевич.
   - Биологию в школе сильно любила, - кокетливо ответила Илга.
   - Говорил я, Артем, повезло тебе, - в очередной раз вогнал их обоих в краску Василий Васильевич.
   - Но ведь ночью нам этих тварей не одолеть, - наконец-то подал голос Йося. - А днем в какой пещере их искать, тут повсюду горы да пещеры.
   - Нужно их выманить, - сказала Илга. - Я по ящику видела, что их заманивают на сладкое или на спиртное...
   "Да уж, даже мыши на спиртное летят", - подумал Артем. - "А я все родителей обвиняю... Но ведь они же - люди! Мой отец - он же человек, а не мышь!"
   - Тогда давайте варить медовуху!!! - радостно воскликнул Василий Васильевич.
   На изготовление хмельного и сладкого напитка, который дала азбука, ушел весь следующий день. Артем безумно устал, потому что Василий Васильевич то и дело заставлял его призывать на абракадабре разные ингредиенты. Зато когда варево было готово, от него исходил такой приятный аромат, что кот и Дядя Миша не удержались и сами попробовали. Все тело сразу обвила приятная теплота, ноги перестали слушаться, и заканчивать процесс пришлось Артему и Йосе. Они сняли медовуху с огня и открыли крышку.
   Прошло не больше минуты, как на место между двух дубов слетелось несколько сотен летучих мышей. Запах манил их, они сослепу натыкались друг на друга, ничего и никого не различая и не замечая, и попадали прямо в котел с медовухой. Что с ними делать дальше, Василий Васильевич и сам не знал, не знали ответа и Дядя Миша с Аграфеной. И тогда действовать решил Артем. он стал хватать ночниц и отрывать им крылья. Йося был в шоке от его поступка, но потом присоединился к нему. Через какое-то время со стаей летучих мышей-ночниц было покончено. Они валялись беспомощные возле котла и жалобно пищали.
   - Артем, зачем ты это сделал?! - в ужасе прокричала Илга. Эс-Е с самого начала не смогла смотреть на издевательства над ночницами, а Аграфена только тихо всхлипывала. - Ты живодер!
   - Пусть так, - мрачно ответил Артем. - Но это возмездие. Каждому - по делам его. Они должны получить по заслугам. Они нападали на беззащитных детей, которые не могли им ответить. Теперь они сами стали беспомощными. А так я не думаю, что с ними что-то случится. Просто больше не смогут быть ночницами, летать и причинять вред. Они это заслужили - жить и знать, почему они калеки.
   Расправа над ночницами была безжалостной, но в словах Артема была горькая истина, и его спутники это поняли и не осуждали его поступок. Вдруг в тишине раздался крик Йоси.
   - Смотрите! Еще одна!
   К ним, не спеша, летела еще одна летучая мышь. Она не стал приближаться к котлу, просто покружилась вдалеке и улетела прочь.
   - Что же это получается? - спросила Илга. - Значит, еще одна осталась?
   - Вы должны ее найти! - тряхнул нетрезвой головой Василий Васильевич. - Если вы ее не поймаете, она приведет с собой новых ночниц.
   Илга, Эс-Е и Аграфена вернулись обратно в деревню. Они рассказали, как Артем расправился с ночницами и предупредил, что осталась еще одна.
   - Как только услышите плач, бегите за нами! - приказала Эс-Е, и все трое отправились отдыхать к бабке Аграфене.
   Две ночи было спокойно, но на третью в доме у знахарки раздался стук, на порог вбежала ее соседка и зашептала:
   - Скорее, она у меня!
   Не одеваясь, все трое выскочили вслед за женщиной. Они тихонько пробрались в дом и увидели, как над кроваткой девочки склонилась старая карга с беззубым ртом.
   - Это же наша... - вырвалась у Аграфены, но Илга мгновенно зажала ей рот.
   - Но ребенок не плачет! - прошептала Эс-Е. Илга знаками показала ей, чтобы она молчала. - Я поговорю с ней!
   Она так быстро вышла из своего укрытия, что Илга не успела ее остановить.
   "Нет, света, не делай этого!!!" - послышался крик Дяди Миши из книги Аграфены, но ее уже было не остановить.
   - Эй! - похвала Эс-Е. - Ты меня слышишь, ночница?
   Старуха резко обернулась.
   - Я тебя слышу, - прошипела она. - Это вы убили вех моих подруг?
   - Не убили, а только заставили почувствовать, какую боль они несут, - ответила Эс-Е.
   - Это все равно что убили, - покачала головой ведьма.
   - Я хочу, чтобы ты ушла, - сказала Эс-Е. - Навсегда ушла.
   Старуха ничего не ответила.
   - Разве ты не понимаешь, что вы не можете, не должны распоряжаться чужими жизнями. Вы становитесь моложе, а дети становятся несчастнее. Матери сходят с ума, дети захлебываются плачем, деревня гибнет, - горячо убеждала ее Эс-Е.
   - Я знаю, это моя деревня, - хрипло ответила ночница. - Это моя внучка. Об этом никто не знал, но я стала ведьмой и отдала свою душу Черному Змею. Я не хотела, чтобы она стала изгоем, и добровольно оставила деревню. Но у нее на роду было написано повторить мой путь. И тогда я пообещала Кощею, что сделаю для него все, но чтобы Черный Змей отпустил ее душу. Он согласился и потребовал, чтобы я собрала армию ночниц, чтобы вредить жителям Тридевятого царства. Но сегодня я поняла, что он меня обманул. Он обещал защиту и не дал мне ее, он обещал отпустить внучку и не отпустил. Я пришла, чтобы попрощаться с ней. Я знаю, как освободить ее от злой судьбы. Утром я отдам себя заряницам, принесу себя в жертву. Это будет искупление.
   С этими словами она поцеловала девочку, которая хихикнула во сне, и вышла вон. Илга, Аграфена и ее соседка выбежали на улицу и, разинув рты, смотрели, как исчезает последняя ночница.
   - Все кончено, она больше не вернется, - произнесла за их спиной Эс-Е.
   Женщина поблагодарила Эс-Е и вернулась к дочери, а три подруги отправились спать к Аграфене, но так и не сумели этого сделать, потому что через пять минут к ним уже стучались Артем, Василий Васильевич, Дядя Миша и Йося.
   - Светлана Евгеньевна, это было здорово! - восхищался Йося. - Вы заставили ее отступить.
   - Да, Эс-Е, не ожидал от тебя такого, - признался Артем.
   - Но как у тебя это получилось? - больше всех суетился вокруг жены Дядя Миша. - Ты знала, что так будет? Да нет, откуда же тебе знать!
   Эс-Е только улыбалась и качала головой.
   - Но почему? Ты знаешь какой-нибудь секрет? - не унимался знахарь. - Аграфена, ты, что ли ей посоветовала?
   Но бабка даже не успела ответить, как из-за ее спины выпрыгнул Василий Васильевич и объявил:
   - Я знаю, почему Светлана победила ночницу. Ее отпугнула новая жизнь.
   - Что? Новая жизнь? - наперебой закричали все остальные.
   - Какая еще новая жизнь? - спросил Дядя Миша.
   - Какой ты, Михаил, недогадливый, - с укором посмотрел на него кот. - Все очень просто. У твоей жены будет ребенок!
   Повисла пауза, в тишине которой Аграфена тихо произнесла:
   - Вот это и есть настоящее чудо!
  

Глава 24

хайль Кощей!

  
   На следующий день друзья, вытащив стрелу из деревьев, отправились дальше. Пока все прощались с Аграфеной, которую Василий Васильевич даже предлагал взять с собой, а Дядя Миша высказывал восхищение ее работой, Артем натянул тетиву, и со всех сторон услышал один и тот же голос:
   - Куда ни пойдешь - правду найдешь!
   Артему не терпелось скорее отправиться в путь, но он с уважением отнесся к тому, что Аграфена заслужила те почести, которые оказывали.
   - Нет, ребята, спасибо вам, но я с вами не пойду, - смеялась знахарка. - Мне уже девяносто, мне дома сидеть, да век доживать, а не с Кощеем сражаться.
   Она благословила всю компанию на дорогу и отправилась домой, а Артем уже звал путников идти дальше.
   - Нас ждет что-то удивительное, мы должны узнать что-то такое, чего еще не знаем, - говорил он.
   - Откуда тебе это известно? - удивлялись Василий Васильевич, Дядя Миша и Йося.
   - Не спрашивайте, - отмахивался Артем, - просто поверьте, мы должны как можно скорее прийти в пункт назначения.
   Им пришлось забраться высоко в горы. Несколько дней ушло на то, чтобы преодолеть бесконечный серпантин, несколько раз путники чуть не погибли под обвалами - все закончилось хорошо, благодаря тому, что Артем проговаривал на зауми скороговорку, и над друзьями появлялся щит, о который камни разбивались вдребезги. А в конце недели их ждало самое серьезное испытание.
   Субботним утром поднялся ужасный ветер - такой силы, что когда друзья совершали очередной переход, он чуть не сбросил их в ущелье. Ветер издевался - он пронизывал до костей, обжигал лицо и не давал вздохнуть. Люди жались друг к другу, боясь сделать шаг вперед, и только Василий Васильевич продолжал, цепляясь своими острыми когтями за уступы, взбираться по извилистой горной тропе. Становилось ясно, что природную стихию не победить, и что нужно остановиться. И когда сил совсем уже не осталось, раздался удивленный возглас Илги:
   - Смотрите! Кто это?
   Если бы Артем не увидел этого своими глазами, то никогда не поверил, что такое может быть. Над ними плыло прозрачное зимнее облако, в котором явно различались черты человека. Это был юноша с недобрыми глазами, длинными волосами и противной улыбкой. Это был бесплотный дух, который не произнес ни звука, но Артем был уверен - он смеется над странниками, попавшими в беду.
   - Это Босоркун! - прокричал Василий Васильевич. - Горный дух, управляет ветром.
   И как в подтверждение слов Василия Васильевича, Босоркун протянул из облака туманные руки и на глазах у изумленных людей эти руки выплеснули на них очередную порцию ледяного ветра.
   - Я разрублю его! - закричал Йося, взобрался на спину к Артему и уже был готов нанести удар своим мечом прямо по центру облака, которое спустилось совсем близко.
   - Йося, не смей!!! - вовремя остановил его Василий Васильевич. - Кто попытается остановить ветрянника, того он немедленно убьет! Всю силу ветра на тебя направит!
   - Что же делать? - в отчаянии спросила Илга. - Такой холодный ветер! Мы ведь замерзнем!
   - Просто перетерпеть, - ответил кот. - Пойдем вперед, глядишь, он и отстанет. Это же дух-мальчишка, поиграет, порезвится, да и перестанет.
   И Василий Васильевич продолжил восхождение по извилистой дороге, но ветер отбросил его назад.
   - Ага, перестанет, как же, - язвительно заметил рядом с ним Артем. Василий Васильевич не стал ничего ему отвечать, а только подсел поближе, чтобы своим теплом и своим мехом согреть людей.
   Ветер не унимался, а Босоркун принялся строить рожи, то и дело показывая свой беззубый рот и поднимая в воздух все новые и новые потоки ветра. Начинался настоящий ураган.
   - Мы не должны просто так сидеть, - снова поднялся на ноги Василий Васильевич. - Мы должны найти какое-нибудь убежище!
   - Где ты его найдешь? - бросила в его сторону Эс-Е.
   - Не знаю, но мы не можем оставаться здесь, иначе мы замерзнем, - ответил кот. - Артем, ты должен вызвать на зауми длинную веревку и какую-нибудь крику.
   - Зачем тебе это? Ты собираешься лезть по горам, как альпинист? - спросил его Йося.
   - Нет, мы обвяжемся веревкой и пойдем вперед, а я, как самый устойчивый, буду цепляться киркой за отвесы скал, - объяснил Василий Васильевич.
   - Что-то мне с трудом верится в эту идею, - буркнул Артем, но пожелание кота все-таки выполнил.
   Артему стоило огромного труда удержать в руках сначала веревку, а потом еще и огромную кирку, но он сумел побороть ветер. Василий Васильевич обмотал каждого вокруг туловища, обвязался веревкой сам, схватил в свои слабые руки кирку, но не сумел удержать ее и выронил при первом же сильном порыве ветра.
   - Эх, Василий Васильевич, - покачал головой Артем.
   Но кот был не намерен сдаваться и упрямо пошел вперед, еще сильнее цепляясь когтями за скалы. Босоркун усилил ветер вдвое, но Василий Васильевич мелкими шагами, но все же продвигался вперед.
   - Если уж погибать, так всем вместе, - шепнул он на ухо Артему, который шел за ним, но Артем его не слушал. Ему показалось, будто он увидел в отвесной стене расщелину.
   - Василий Васильевич, - похлопал он по плечу кота. - Ну-ка, посмотри, что это? Там ведь проход?
   Кота словно ударили током. Увидев спасительную расщелину, он в два счета оказался рядом с ней, нырнул внутрь и дернул за веревку два раза. Один за другим к нему присоединились Артем, Дядя Миша, Эс-Е, Илга и Йося. Трещина в скале оказалась входом в большую, но довольно мрачную пещеру. Это было немного странно, но ветер сюда совсем не проникал.
   - И что, долго мы будем здесь сидеть? - спросила Илга после того, как пауза слишком затянулась.
   - Пока ветер не стихнет, - предположил Йося.
   - Он не стихнет, - пробормотал Артем. - Это дело рук Кощея, Босоркун по его указке действует.
   - Этого не может быть, Артем, - возразил ему Василий Васильевич. - Босоркун - нейтральный дух.
   - Нейтральный - значит, может в любое время поддержать любую из сторон, - заметил Артем. - Босоркун на стороне Кощея, это очевидно.
   - Нужно искать другой выход, - произнес Дядя Миша.
   Глаза быстро привыкли к темноте, и Артем пошел вглубь пещеры.
   - Сомневаюсь я, что тут вообще выход есть, - бубнил он себе под нос, но оказался не прав.
   Пещера оказалась не слишком большой, и всего через пару минут Артем вышел наружу. Перед ним открылась небольшая долина, внизу которой уютно расположились маленькие хижины и палатки. С этой стороны было настоящее лето, ветра не было, и светило яркое, согревающее солнце. Артем позвал остальных.
   - Я знаю, что это за место, - сказал он.
   - О, и я узнаю его, - кивнул Василий Васильевич. - Долина Счастья.
   - Она, - сказал Артем. На него нахлынули воспоминания. Здесь в прошлом году он нашел свою маму, и теперь судьбы было угодно, чтобы он и его друзья нашли здесь приют.
   - Давайте спустимся, - предложил кот.
   От выхода из пещеры в долину вела аккуратная тропинка, и пока друзья спускались, Василий Васильевич рассказывал им про Долину Счастья.
   - Здесь живут так называемые "свободные художники", - говорил он. - Писатели, поэты, художники опять же, музыканты, садоводы... В общем, люди творческие. Живут они как попало и где попало. У них нет домов, они строят себе шалаши или просто спят в палатках. Это люди не от мира сего, у них даже нет нормального управления, и в бытовом плане они совсем не приспособлены. Такие тихие, смирные людишки, не опасные, простые в общении. Хотя нас с Артемом они тогда встретили не очень...
   Артем усмехнулся. Конечно, подумал он, вреда счастливцы не принесут, но и помочь, если что, не смогут. Он сам становился фаталистом, и уже верил в то, что стрела привела их в горы, а оттуда в Долину Счастья не просто так. Наверняка им теперь придется защищать свободных художников от Кощея.
   Дорога в Долину заняла не больше часа. Природа вокруг благоухала, и повсюду было такое умиротворение, что трудно было представить, будто что-то могло угрожать жителям Долины. Но на самых подходах идиллия исчезла. То есть внешне ничего не изменилось - здесь не было разрушенных храмов или людей с пустыми глазами, но было такое, отчего путникам стало не по себе.
   Справа и слева на них глядели возвышающиеся на огромных столбах портреты сухого, уродливого старика с крючковатым носом, острым подбородком и впалыми щеками. В лице его проступали змеиные черты, но пронизывающий насквозь взгляд, скрещенные на груди руки и надменная улыбка выдавали знакомые очертания. Старик был одет в черный плащ, а его голову украшала великолепная царская корона. Каждый портрет был украшен витиеватой подписью: "Всемирный Царь Кощей Трипетович".
   Друзья хмуро переглянулись.
   - Что это? - спросил Йося. - Это и есть Кощей XIX?
   - Лжекощей, - процедил сквозь зубы Артем.
   - По крайней мере, теперь мы знаем, как он выглядит, - сказала Эс-Е.
   - Как это ты верно сказала... - бросил пространную фразу Василий Васильевич и стал что-то бормотать себе под нос.
   - Но откуда он здесь? И, самое главное, что МЫ здесь делаем? - спросила Илга.
   - Идем дальше, - мрачно сказал Артем.
   Они вошли в Долину и наткнулись прямо на памятник Кощею. Он был сделан из чистого золота, и это делало его фигуру еще более величественной. А дальше оказалось, что на каждом углу или стоит статуя Кощея или висят плакаты с его изображением. Возле каждого из них толпились люди и возносили славу Всемирному Царю. Даже садовники занимались тем, что выпиливали из деревьев изображения Кощея.
   Такое Артем раньше видел только в фильмах про Великую Отечественную войну, когда показывали документальные кадры, где немцы поклонялись сумасшедшему фюреру Адольфу Гитлеру. Не хватало только свастики и криков: "Хайль Кощей!". Впрочем, и это не заставило себя ждать. На деревянной сцене для публичных выступлений, сооруженной для прямо в центре Долины, выступал оратор, который кричал про Великого Кощея, Защитника и Покровителя, Героя-Освободителя. Каждое слово трибуна вызывало восторг у слушателей, которые приветствовали его возгласами: "Великий Кощей!".
   - Восславим Всемирного Царя! - закончил свое выступление вступающий, и толпа внизу трибун дружно затянула:
  
   Великий Кощей,
   Великий Кощей!!!
   Мы славим тебя
   И сейчас, и вообще.
  
   - Ну и чушь! - удивился Артем. - Как эти люди могли опуститься до того, чтобы поклоняться извергу, убийце, который ненавидит все хорошее, что есть на земле?!
   - Люди искусства в первую очередь подвержены оболваниванию, - философски изрек Василий Васильевич. - Вспомни, как Кощею удалось одурачить меня...
   - Вот почему сюда не проник Босоркун, - осенило Йосю. - И вот почему здесь дето. Эта Долина Счастья на стороне Нави!
   - Но что мы здесь делаем? - снова спросила Илга.
   - Я думаю, мы должны отсюда убраться, и сделать это как можно скорее, - поежился Василий Васильевич.
   - Уйти? - переспросил Артем. - Василий Васильевич, а как же наша миссия? Мы должны помочь этим людям!
   - Помочь? Им? - покачал головой кот. - Эти люди сами выбрали Навь, мы не можем им помочь.
   - "Они выбрали Навь", - передразнил его Артем. - Ты всегда говоришь, что мы не можем противостоять судьбе. А я докажу тебе, что свою судьбу человек делает сам. Мы не можем им помочь, но Я - могу.
   С этими слова Артем бросился к сцене и закричал:
   - Я тоже хочу сказать! Дайте мне слово!
   - Чужестранец... - расплылся в улыбке оратор. - Люди Долины Кощея! К нам явился чужестранец, он тоже хочет восславить Всемирного Царя!
   - Слово! Дайте ему слово! - закричал толпа.
   - Проходи, чужестранец, - пригласил его за трибуну оратор.
   Артем поднялся и встал рядом с ним.
   - Как тебя зовут?
   - Меня зовут... Артем Царевич!!! - громко объявил Артем, и его слова эхом разлетелись по всей Долине.
   Казалось, жизнь вокруг замерла. Со всех уголков города к сцене стали стекаться люди.
   - Я пришел, чтобы помочь вам! Вы должны узнать правду о Кощее. Вы должны знать, кому поклоняетесь.
   Оратор попытался остановить его, но Артем ловко увернулся и так двинул ему локтем, что противник вылетел с трибуны и упал в толпу.
   - Слушайте, люди Долины Счастья! - провозгласил Артем.
   Он говорил о том, как победил Кощея, как появился самозванец, который захотел подчинить себе весь Мир, как Лжекощей обманул жителей Тридесятого царства и как жестоко наказал тех, кто осмелился восстать против него. Он говорил про то, как пострадали от слуг Лжекощея невинные люди, через что пришлось пройти ему самому и его друзьям.
   Жители Долины все прибывали и прибывали. Они молча слушали Артема, а когда он закончил, на него обрушился поток брани. Счастливцы улюлюкали и недовольно гудели, они принялись забрасывать его землей и мусором из0-под ног, они были готовы броситься на него. Но вместе них это сделала полиция.
   Артем даже представить себе не мог что-то подобное - чтобы в Долине Счастья орудовали полицейские! Три человека забрались на возвышение, скрутили Артему руки и повалили его на старые, грязные доски. Спустя какое-то время к ним поднялся важный толстый человек в шикарном мундире и громко произнес:
   - Властью, данной мне Всемирным Царем Кощеем Трипетовичем, обвиняю этого человека в клевете на нашего Покровителя! Согласно Кодексу Нави он будет казнен немедленно, без суда и следствия. Эй, палач!
   Раньше Артем видел картинки, на которых изображались палачи. Обычно это были люди в масках - они прятали свое лицо, потому что им было стыдно за свое ремесло. Но палач Долины Кощея не боялся быть узнанным. Он криво усмехался и тащил на трибуну плаху и огромный топор.
   - Артем Царевич, тебе отрубят голову, - обратился к приговоренному человек в мундире. - Хочешь ли ты что-нибудь сказать перед своей смертью? Последнее желание никто не отменял.
   - Остановитесь, что вы делаете! - послышался женский крик.
   - Отпустите его! - прогремел мужской бас.
   Через толпу к Артему спешили на помощь его друзья. Йося шел вперед, угрожающе размахивая перед собой мечом. Василий Васильевич злобно шипел и был готов вцепиться в любого, кто ему помешает. Илга и Эс-Е прижимались к Дяде Мише, а знахарь вытащил из своей сумки двух живых змей и отгонял от себя недовольных.
   - Палач, руби! - завизжал мундир.
   - Но я не могу без последнего желания, - возразил тот. - Меня проклянут, если я отрублю ему голову просто так!
   - Ладно, - раздраженно ответил мундир. - Давай, говори свою последнюю волю, только быстрее!
   Артем видел, что друзья не успевали. Толпа была слишком огромной, чтобы быстро пропустить их. Он стал придумывать последнее желание, но вдруг услышал истошный книг Василия Васильевича.
   - Азбуку! Проси азбуку!!! - верещал кот.
   - Я хочу, чтобы мне принесли мою азбуку. Она у моего друга Василия Васильевича, - произнес Артем и посмотрел в глаза судьи.
   - Пропустите его, - распорядился мундир.
   Толпа расступилась и пропустила Василия Васильевича к плахе. Он боязливо дернулся от палача, смерил взглядом судью и подошел к Артему.
   - Что ты задумал? - шепотом спросил Артем.
   - Просто открой азбуку, - шепнул в ответ Василий Васильевич и передал ему книгу.
   - Люди Долины Кощея! - прокричал с усмешкой судья. - Посмотрите на этого "героя". Он даже грамоте выучиться не успел!
   Грянул дружный смех.
   - Или это он нас хочет научить читать? - продолжал издеваться мундир.
   - Я не буду учить вас читать, - ответил оскорбленный Артем, - и не собираюсь учиться сам, я русский язык знаю лучше, чем вы все вместе взятые.
   Толпа насторожилась.
   - Я просто хочу вам показать картинки из этой азбуки, - закончил Артем и открыл книгу.
   На глазах у изумленных жителей Долины, к удивлению самого Артема и его друзей азбука стала расти, пока не достигла размеров экрана в кинотеатре.
   - Смотрите! - произнесла глухим голосом азбука, и на ее страницах появилось изображение.
  
   Худой подросток, покрывая все вокруг самыми грязными ругательствами, шел по черному от весенней грязи лесу. По нему было видно, что он прошел очень долгий путь, который наверняка закончился неудачей. Сжимая кулаки, он проклинал все на свете и обещал кому-то, обидевшему его, воздать по заслугам. Он хотел, чтобы наступила зима, и Мороз снова сковал Мир Русских Сказок льдами. Но это было невозможно, и у него оставался только один способ узнать, как можно вернуть жизнь самому любимому, самому дорогому, единственно близкому для него человеку. Он знал, что ему сможет помочь черная магия.
   Несколько месяцев он бродил в поисках того, кто расскажет ему, что нужно делать, пока не пришел в трактир под странным названием "Попелюха". Там собрались самые странные люди, животные, духи, призраки. Парень прислушался к разговору за столиками.
   - Слышали, что с выскочкой стало?
   - С Василисой-то? Как же, слышал. Говорят, победил ее какой-то царевич, в жабу на три года превратил, сам царем Нави стал.
   - Царевич? Из Прави? Нашим Царем? Не может быть...
   - Точно, точно. У меня братец-упырь при дворе Кощея служил. Все рассказал, как было. Стала наша красавица жабой и ускакала, а царевич этот со своим дурацким котом тоже сбежал.
   Подросток нахмурился и подсел за столик.
   - Чего тебе, пацан? - спросил вурдалак.
   - Хочу спросить, где можно выучиться на колдуна.
   - На колдуна? - удивились друзья-собутыльники. - А тебе годков-то сколько?
   - Не ваше дело. Я хочу стать колдуном. Как мне это сделать?
   - Недоброе ты время выбрал, парень, - сказал вурдалак. - Мир Нави рушится, колдуны скоро не в чести будут. Правитель наш новый в Тридевятое царство сбежал, а без черной власти скоро совсем наше дело пропадет.
   - Как? Мне? Стать? Колдуном? - продолжал гнуть свое подросток.
   - Как тебя зовут, парень? - спросил сосед слева.
   - Дэнч, - ответил подросток.
   - Вот что, Дэнч, - положил ему руку или то, что от нее осталось, бесплотный дух, - тебе в школу кудесничества надо. Я там в прошлом году экзамены принимал, могу тебя проводить. Но могу я спросить, зачем тебе это надо?
   - Я хочу вернуть к жизни девушку, которую любил, - ответил Дэнч.
   Вурдалак чуть не поперхнулся. Друзья переглянулись.
   - В этом Мире тебе лучше забыть, что такое любовь, парень, - сказал дух. - Тут это не в чести. К тому же, получить черную силу, чтобы соединить ее с любовью - это практически невозможно. У тебя ничего не выйдет.
   - У меня все получится, - резко ответил подросток, встал из-за стола и громко добавил. - Веди меня.
  
   Экран на мгновение потемнел, но тут же показал следующий эпизод.
  
   Дэнч сильно изменился. Он еще больше вытянулся, но больше всего изменилось его лицо. Оно было безжизненным и холодным. Он снова шел, но теперь его путь лежал на границу Миров, к избушке Бабы-Яги.
   Он полосонул себя ножом в руке, кровь брызнула на замки из человеческих костей, и ворота отворились. Привычной присказки про "добра молодца" не было, и Дэнч прошел прямо к дому Яги. По мере его приближения избушка стала сама поворачиваться к нему передом. Дэнч взобрался по ступеньками и постучал в дверь.
   - Кого там черт несет? - послышался голос Девы-Яги.
   - Это я, Дэнч, - ответил он.
   Яга открыла дверь.
   - Пустишь? - спросил Дэнч.
   Яга молча пропустила его вперед и закрыла за ним дверь.
   - Не видела тебя с самого лета. Ты что, провалился? - спросила она, усаживая его за стол.
   Дэнч кивнул.
   - Из-за него?
   Дэнч еще раз кивнул.
   - Проклятье! О, Артем Царевич!!! Погоди, ты еще узнаешь, что такое месть Яги! - злобно выкрикнула она и плюхнула на стол тарелку какого-то варева.
   - Ешь, тебе нужны силы!
   - Я не хочу есть, я хочу, чтобы ты показала мне дневники своей бабки, - с отвращением отодвинул миску Дэнч.
   - Что ты затеял? - всполошилась Яга. - Ты задумал убить Артема?
   - А что, ты все еще в него влюблена? - с ненавистью бросил на нее взгляд Дэнч. - Не хочешь, чтобы я его убивал?
   - Клянусь, если я первой доберусь до него, то убью!!! - взвизгнула Яга.
   - Успокойся! - приказа ей Дэнч. - Мне нужно знать, как вернуть Снежку.
   - А-а-а, - с ехидной улыбкой зашипела Яга, - так это ты у нас влюбленный дурачок...
   Но Дэнч так посмотрел на нее, что Яга тут же замолчала.
   - Почему ты просто не пришел к Морозу? Она ведь наверняка переродилась? - спросила она.
   - Я был у них, она не помнит меня. И я не могу пробудить в ней старое чувство, - в отчаянии ответил Дэнч. Сейчас он был больше всего похож на маленького мальчика Илью Денисова, который не знал, что делать.
   - А что же ты хотел... - язвительно заметила Яга. - Она только потому в тебя тогда влюбилась, что ты был на другой стороне. А теперь ты стал нашим, теперь ты из Мира Нави.
   - Спасибо, что причиняешь боль, - стиснул зубы Дэнч. - Это у вас у всех в роду так: уколоть еще сильнее?
   Яга ничего не ответила.
   - Неси записки своей бабки, - сказал Дэнч.
   Яга не могла понять, почему, но она подчинилась Дэнчу. Впрочем, она знала, что из него выйдет сильный колдун.
  
   Азбука перевернула страницу, и на экране снова появился Дэнч.
  
   Он стоял один глубокой ночью посреди пустого поля, возле только что проснувшейся после зимы речки, разжигал костер и говорил какой-то заговор:
   - Да придет День Нави, да воскреснут мертвые, воскреснут силы черные. Да вернутся души тех, кто не вернулся, да отроются врата пекельные, да отпустят того, кого я жду.
   Он разбил яйцо, бросил его содержимое в костер, а скорлупки пустил по воде.
   - Вий Вострозоркий, верни мне Снежку. Река Радуница, приведи ко мне одинокую душу.
   Прогремел гром, небо озарила яркая вспышка, и на поляне стало светло, как днем. Ветер подул в другую сторону, луна изогнулась своим месяцем наоборот, а вода в реке потекла прямо к Дэнчу. Скорлупки, которые он бросил, приплыли обратно, и в одной из них теплилась маленькая душа.
   - Снежка... - прошептал Дэнч. - Получилось... Я воскрешу тебя.
   Но душа внезапно почернела, выползла из скорлупы на берег и стала расти. Она превращалась в огромную змею с человеческими очертаниями, но плоти у этой змеи не было, она словно была завернута в длинную черную пеленку
   Дэнч замер. Черная фигура достигла размеров двухэтажного дома и надвигалась на него.
   - Кто ты такой? - прошипела черная душа.
   - Меня зовут Дэнч, - пролепетал кудесник-неудачник, отползая дальше. - Я хотел воскресить...
   - Ты хотел воскресить меня! - продолжала шипеть змея. - И у тебя получилось. В Навий день немногие могут вернуться, и горе той душе, которая осмелится на это. Но для меня нет преград!
   - Кто вы? - трясясь от страха, спросил Дэнч.
   - Я Черный Змей, повелитель Мира Нави. - ответила черная масса. - Я твой повелитель! Служи мне, раб!
   Дэнч упал на колени.
   - Ты сильный кудесник, мальчишка, - Черный Змей стал кружиться вокруг него, и его змеиные глаза всматривались в каждую точку на его лице. - Ты мне подходишь. Ты поможешь мне вернуть силу, вернуть власть сначала в этом Мире, а потом в Мире Русских Сказок, а потом и во всем Мире!!!
   - Готов служить тебе, повелитель, - склонил голову вконец струсивший Дэнч.
   - Прекрасно, - ответил Черный Змей. - Тогда отдай мне свое тело!!!
   С этими словами Черный Змей бросился на Дэнча и буквально вошел в него, слился с ним, впился в него. Дэнч закричал и попытался вырваться из власти Черного Змея, но черный повелитель был сильнее него. Он полностью подчинил себе тело Дэнча, и черты подростка резко изменились. Он постарел, стал похож на дряхлого деда со змееподобным лицом.
   - Ты слышишь меня, мой раб? - спросил Черный Змей-Дэнч.
   - Да, повелитель, - ответил Дэнч-Черный Змей.
   - Отлично, - прошипели они вместе. - Да прибудет в Мир Русских Сказок Всемирный Царь Кощей Девятнадцатый!
  
   А затем азбука стали листать страницы с огромной скоростью - так, что один сюжет сразу сменялся другим, как будто это была быстрая реклама по телевизору.
  
   Черный Змей в облике Артема является людям. Он обещает им Век процветания, благодетели и праведности. Ему верят, его превозносят.
  
   Черный Змей лечит больных, возвращает любимых, отгоняет старость.
  
   Всемирный Царь требует поклонения. Всемирный Царь казнит непокорных. Сжигает села, разрушает города, уничтожает храмы. Убивает детей, пытает стариков.
  
   Кощей XIX сжигает книги, уничтожает произведения искусства, превращает в пыль статуи.
  
   Черный Змей освобождает духов Нави и отправляет их в Тридевятое царство. Порча, голод, болезни, ненависть, холод...
  
   Правитель Нави превращает людей в безумцев, отнимает жизни, забирает души.
  
   Ведьмы и колдуны уничтожают посевы и убивают скот. Волкодлаки пожирают людей.
  
   Кощей Бессмертный превращает людей в камень, в кости, стирает их в пыль.
  
   Азбука резко остановила показ и с силой захлопнулась. Раздался сильный грохот. Статуи Кощея по всей Долине треснули и разбились на тысячи кусков. Портреты почернели, вспыхнули, и от них осталась только кучка пепла. Деревья, изуродованные изображениями Кощея, сбросили кору и снова зацвели.
   Свободные художники стали озираться по сторонам, не понимая, что происходит.
   - Что здесь происходит?
   - Что мы здесь делаем?
   - Кто вы?
   Человек в мундире оглядывал себя с неподдельным удивлением. Последний вопрос он адресовал Артему.
   - Я Артем Царевич, герой Прави, - ответил он. - Вы только что собирались меня казнить.
   Толпа ахнула.
   - Я? Казнить? - удивился бывший мундир. - Но я музыкант, а не палач!
   - Да, палач, это он! - выкрикнул из толпы Василий Васильевич и показал на человека с топором.
   Тот от ужаса выронил орудие казни и спрыгнул с помоста под хохот и свит окружающих.
   - Я староста Долины, - обратился к нему музыкант, сдиравший с себя мундир. - Простите нас, Артем. Мы были одурачены Кощеем, он околдовал нас, он стер нашу память и сделал своими рабами. Мы были не правы.
   - Я принимаю ваши извинения, - ответил Артем. - Вы не знали, что творите, вы не понимали, вы находились под властью Кощея. Но теперь, я думаю, все уладилось?
   - Да, конечно, - ответил музыкант-староста и обратился к вольным художникам. - Друзья мои! Возрадуемся нашему освобождению, поблагодарим этого юношу, который открыл нам глаза, и устроим пир - такой, какого еще не зенала наша Долина.
   Художники встретили речь старосты торжественными криками. Они собирались подхватить Артема и нести его на руках, но он отказался, и вместо этого пошел вместе со своими друзьями.
   - Что, Артем, получил сегодня? - смеялась Илга.
   - Да уж, - ответил Артем. - В минуте от плахи...
   - Она не про то, - хохотнул Василий Васильевич. - Столько почестей... "Артем, мы вам благодарны, Артем, простите нас, мы прозрели... Возблагодарим этого юношу... ой-ой-ешеньки вы мои..."
   - Ты чего, завидуешь? - спросил Артем, глядя, как кривляется кот. = Постаял бы на плахе...
   - Мог бы и поблагодарить, - ответил Василий Васильевич.
   - Спасибо, - огрызнулся Артем.
   - Не мне, а азбуке, - возразил кот. - Это она тебя спасла.
   Артем опешил.
   - Но как?
   - Это все Эс-Е, - стал объяснять Василий Васильевич.
   - Я? - удивилась жена знахаря.
   - Да, - кивнул Василий Васильевич. - Помнишь, ты сказала, что теперь мы знаем, как выглядит Кощей?
   Эс-Е кивнула, все еще не понимая, к чему клонит кот.
   - все, что мы когда-либо видели, нам может показать азбука. Она ответила мне, что узнала историю того, кто был изображен на портрете. Настоящую историю.
   - И поэтому ты крикнул про азбуку! - догадался Артем. - Ты знал, что она скажет правду!
   - Да, - ответил Василий Васильевич. - Только истинным знанием можно победить ложь. И только азбука знала про то, кто такой Кощей.
   Артем бережно принял из рук Василия Васильевича волшебную книгу и тихо произнес:
   - Спасибо.
   - Не за что, - скромно ответила азбука.
   - Ну, и мне мог бы "спасибо" сказать, - вмешался Василий Васильевич. - Спасаешь вас, спасаешь, и никакой благодарности...
   Все засмеялись, а Василий Васильевич театрально надулся, сунул азбуку под мышку и быстро зашагал вперед под дружный хохот.
   - Подождите, - вдруг раздался взволнованный голос Дяди Миши.
   Все обернулись и посмотрели на знахаря.
   - Выходит... Кощей... то есть Черный Змей... это... Дэнч?
  

Глава 25

двойная осада

  
   Весь праздничный вечер, во время пира друзья тихо переговаривались. Они обсуждали судьбу Дэнча.
   - Если нам придется довести свою миссию до конца, Артем должен будет сразиться с Черным Змеем, - нервничал Дядя Миша. - Тогда ему придется убить и Дэнча, ведь они связаны одним телом!
   - Ну и что? - Илга была настроена против. - Он сам призвал Кощея, встал на его сторону, значит, он сам виноват.
   - Да он подчинил себе Денисова, это же ясно! - вступился за бывшего одноклассника Артем. - Илга, неужели ты думаешь, что Дэнч мог бы противиться Черному Змею?
   - Артем прав, - поддержал его Василий Васильевич. - Дэнч просто оказался не в то время не в том месте. Да, он виноват, что вызвал Черного Змея, но не думаю, что он заслуживает того, чтобы погибнуть вместе с Черным Змеем.
   Спор так ничем и не закончился. Каждый остался при своем мнении. Эс-Е и Йося еще не определились со своим отношением к Дэнчу, Черному Змею, и занимали выжидательную позицию.
   Пир затянулся до глубокой ночи, и по домам-палаткам люди расходились, держась друг за друга. Гостей-освободителей разместили в единственном выстроенном в Долине Счастья двухэтажном доме-гостинице. После тяжелых событий прошедшего дня Артем и его друзья валились с ног и мгновенно заснули.
   Разбудили их громкие удары в дверь и крики с улицы. Артем поднялся первым и пошел, чтобы открыть дверь. Но услышав: "Отворяйте, нехристи!", поспешил разбудить остальных. Едва путешественники успели одеться, как входная дверь слетела с петель, и в дом ворвались возбужденные, перекрикивающие друг друга и размахивающие кулаками жители Долины.
   - Это все из-за вас!
   - Все после вашего прихода!
   - Убирайтесь из нашей Долины!
   - Казнить их!
   Артем подумал: "Как - опять казнить?", Йося воинственно поднял меч, Дядя Миша и Илга приготовились к кулачному бою, а Эс-Е и Василий Васильевич метались между ними и недовольными художниками, пытаясь увещевать стороны и не довести дело до драки.
   - Вы можете, наконец, объяснить, что случилось? - не выдержав, прогремел Василий Васильевич.
   - А то, что мертвецы прямо на улицах лежат, вот что! - заорал из толпы подвыпивший мужичок.
   - Кого не убили, того ранили, - подхватила другая женщина. - лучших людей наших извели!
   - Кроме вас, больше некому! - снова заревела толпа и стала надвигаться на чужаков.
   - Тихо! Стойте! - снова вмешался Василий Васильевич. - Подумайте сами, для чего нам это надо? Мы пришли сюда, чтобы освободить вас от Кощея, так зачем же нам вас убивать?
   Толпа пришла в замешательство.
   - Так всегда бывает - когда встречаешься с чем-то непонятным, лучше всего обвинить того, кого плохо знаешь - любого чужака, будь он из другого города, или говори он на другом языке или у него другой цвет кожи, - мудро изрек Василий Васильевич. - Нужно сначала разобраться, что к чему, а потом уже казнить.
   Художники согласились со словами Василия Васильевича и проводили странников туда, где произошла трагедия.
   Зрелище и впрямь было ужасным - на каждой улице тот тут, то там лежали мертвые, будто растерзанные страшными птицами жители Долины. Среди них были писатели, поэты, музыканты, которые ночью искали вдохновения, а вместо этого получили смертельные раны. Из них были вырваны целые куски, а некоторые раны опасный убийца нанес так, что тела были пронзены насквозь.
   - Сколько их таких? - сглотнув комок отвращения, спросил Артем.
   - Больше сотни, - ответили ему из толпы.
   - И вы хотите сказать, что это могли сделать мы? Зверски убить сто человек, искромсать их и оставить раненых? - спросил в гневе Артем, но ему никто не ответил.
   - Кстати, а где раненые? - оживился кот. - Давайте их спросим, что они видели!
   Но толпа вновь промолчала. Потом вперед робко вышел человечек, перемазанный красками, и произнес:
   - Все, кто выжил, все равно умерли от ран. Не уцелел никто.
   - Это не мы, и мы вам это докажем! - сказал Дядя Миша.
   На том и порешили. К утру иногородцы должны были представить доказательства, что они непричастны к убийству. Дядя Миша согласился, но попросил, чтобы следующую ночь вместе в домике для гостей с ними провел неаккуратный художник из толпы.
   - Что ты задумал? - спросили у Дяди Миши Артем и Василий Васильевич.
   - Мы будем наблюдать за улицей из окна, и если убийца появится, выбежим и схватим его, - ответил знахарь.
   - А зачем нам этот художник? - спросил Йося.
   - А чтобы подтвердил. И чтобы вместе с нами поймал того, кто это делает.
   - Это не может быть никто из жителей Долины, - услышав разговор, вставил сам свидетель. - У нас никогда не было преступлений, мы мирные люди.
   - Ага, такие мирные, что чуть меня не казнили, - парировал Артем. Художник не стал отвечать.
   В домике на первом этаже было всего три окошка, к которым прильнули гости и их свидетель из Долины.
   - Как вы видите, ни один из нас даже не собирается выходить, - язвительно заметил художнику Василий Васильевич, но тот снова никак не отреагировал.
   Время давно перевалило за полночь, а на улицах было тихо. Странники молча переглядывались и качали головами.
   - Так можно просидеть до утра, а мы так ничего и не увидим, - стали потирать глаза Йося.
   - Да, никого... - зевнул художник. - Может, это как раз потому, что никто из вас не собирается отсюда выходить?
   Удар был нанесен точно по Василию Васильевичу, и он уже собирался возразить, но тут с улицы донесся шум, который с каждой секундой приближался к гостинице.
   - Тихо! - остановил Василия Васильевича Дядя Миша. - Что-то происходит...
   Все обитатели домика снова припали к окнам. До них стали доноситься чьи-то крики, где-то вдалеке начиналась какая-то суета.
   - Похоже, начинается... - прошептал Артем.
   Они отчетливо услышали, как по улице прямо в их сторону бегут люди. Зрители в гостинице приготовились к самому худшему. Но вместо этого мимо гостиницы пробежала группа бродячих музыкантов, которые были явно навеселе, пели песни и плясали с друг с другом.
   - Они с ума сошли... - прошептал Василий Васильевич. - Выйти из дома, когда такое ночью происходит...
   - Эй, выходите! - кричали им ночные гуляки и махали руками, зазывая принять участие в общем веселье.
   - Они что - не понимают, в какой опасности находятся? - набросился кот на жителя Долины.
   - Они - свободные художники, - ответил тот. - Для них самая свобода начинается ночью. Только в это время они мо... мо... мо...
   Художник не договорил, его горло сковал ужас, и, шлепая губами, он принялся тыкать пальцем в стекло. Василий Васильевич обернулся и сразу же закричал:
   - Смотрите!
   На улице мелькали черные тени. Они проносились такой быстротой, что невозможно было понять, что происходит. Но после каждого такого налета один из художников-выпивох падал замертво, истекая кровью от неизлечимых ран. когда глаза привыкли, друзья смогли разглядеть всадников на лошадях, но эти всадники не скакали по земле, они проносились в воздухе и были больше похожи на призраков, нежели на людей.
   - Мы должны им помочь! - завопил горожанин и побежал к двери.
   - Стой! - заорали в один голос Дядя Миша и Василий Васильевич и бросились за ним. Они не дали художнику открыть дверь и повалили его на пол.
   - Каждый, кто выйдет или откроет двери, погибнет так же, как и те несчастные на улице, - сказал Василий Васильевич.
   - Так и случилось, - угрюмо пробормотал Артем. Василий Васильевич оставил Дядю Мишу с художником, а сам подсел к окну рядом с Артемом.
   Он выглянул в окно и увидел, что из палаток стали выбегать жители Долины. Они искренне хотели помочь своим друзьям и коллегам по искусству, но стоило им оказаться лицом к лицу с черным призраком, как тот пронзал его невидимым копьем или набрасывался и выгрызал у него из тела целые куски.
   - Что это? - в ужасе прошептала Эс-Е.
   - Навии, - не глядя, ответил ей муж.
   - Самые опасные существа в Мире Русских Сказок, - пояснил Василий Васильевич.
   - Но кто они? - спросил Йося.
   - Духи враждебных мертвецов, ожившие упыри, духи смерти, духи умерших иноплеменников. Насылают болезни на людей и домашнюю скотину, вызывают стихийные бедствия, - ответил кот.
   - Какое-то неожиданное для них воплощение, - пробормотал Дядя Миша, обращаясь к Василию Васильевичу.
   - Хочешь сказать, почему они не птицы? - понял кот. - Думаю, Кощей призвал их к себе. Они служат ему как воины, поэтому похожи на всадников.
   - Но почему они так равно явились? - спросила Илга. - Я читала в той книге... Навии являются только в навий день, они приходят к своим потомкам на поминальную трапезу.
   - Ты их путаешь с дзядами, Илга, с духами предков, - покачал головой Василий Васильевич. - Да, для них потомки готовят специальное угощение, открывают окна, чтобы они могли прийти, и тогда умершие покровительствуют живым. Но навии - это враждебные духи, они могут принести только смерть. Да, они тоже встают из могил или приходят с того света в навий день, но для них готовят специальные блюда, их зазывают в баню, чтобы умилостивить, и тогда они не трогают людей. Да и дзяды не дают навиям проникнуть к живым.
   - Но почему они вышли до навьего дня? - встал на ноги Дядя Миша. - Ведь еще не март!
   - Спроси чего полегче, - вздохнул кот.
   Кое-как они досидели в своем убежище до утра. Художник-очевидец всю ночь проплакал, приговаривая: "Там были мои братья, там были мои друзья...". Илга и Эс-Е сидели, прижавшись друг к другу, в самом дальнем углу гостиницы, Артем и Йося, не отрываясь, смотрели в окно, готовые предупредить остальных, если навии решатся напасть на гостиницу. Дядя Миша и Василий Васильевич обсуждали, как можно защитить Долину.
   - Почему бы мне просто не выйти и не сразиться с ними, - спросил Йося. - Я, конечно, не такой уж большой герой и вовсе не богатырь, но я чувствую, что мой меч так и рвется в бой. Ну и я с ним... Я уверен, что у меня получится.
   - В том, что у тебя получится, мы не сомневаемся, - отвечал Василий Васильевич. - Но навий, а уж тем более, Кощея, это не остановит. Они бесконечны, разве ты не понимаешь? Черный Змей призовет к себе всех грешников, всех убийцу и негодяев из ада за тысячу лет. Ты просто не сможешь победить их всех.
   - А как тогда защитить художников? - спросила из угла Эс-Е.
   - Когда взойдет солнце, я пройду по всей долине, прочитаю заговоры, дам им обереги, - ответил Дядя Миша. - Василий Васильевич поможет мне с обрядом защиты. Но самое главное, будем надеяться, что больше ночью никто бродить по Долине не станет.
   Утром в гостиницу ворвались староста и его помощники. Они были готовы растерзать пришельцев, но свидетель все объяснил и посоветовал прислушаться к знахарю. Вместе со старейшинами Долины знахарь и Василий Васильевич обошли каждую палатку, где Дядя Миша подробно объяснял, что нужно крепко защищать свои палатки, какие знаки-обереги они должны нарисовать снаружи, какие молитвы читать перед отходом ко сну. Дядя Миша умолял каждого жителя не выходить из дома после захода солнца и еще посоветовал людям нашить на одежду разные символы - стрелы, иглы, колючки, звезды, которые имели защитную функцию.
   Весь день ушел у знахаря на чтение заговоров и молитв, и только к вечеру он возвратился в гостиницу. Она оказалась переполнена детьми самых разных возрастов. С грудными младенцами сюда же пришли их матери, престарелых и дряхлых жителей Долины тоже попросили оставить свое жилище и перебраться в каменный дом.
   - Кто это все устроил? - спросил знахарь.
   - Это Илга, - с гордостью за подругу ответил Артем. - Она потребовала от старосты, чтобы он разметил здесь тех, кто наиболее уязвим.
   - Молодец, Илга, - в который раз похвалил девушку Василий Васильевич. - Странно, но этот дом в Долине - единственное место, куда навиям точно не пробраться. Придется нам здесь потесниться.
   Прошло несколько дней, убийства прекратились, но жители все еще боялись. Они не выходили по ночам, они защитили себя самыми возможными оберегами, но навии каждую ночь продолжали носиться по Долине в надежде найти хоть одну живую душу. Старейшины Долины вместе с Василием Васильевичем и Дядей Мишей решили, что будет лучше, если дети и старики останутся в убежище до тех пор, пока безжалостные убийцы не покинут город.
   Проблема с размещением оказалась самым легким из того, что обрушилось на гостей Долины. Всех мамаш, которые притащили своих детей в этот "детский сад", гостиница вместить не смогла, и роль нянек и воспитателей выпала гостям. Эс-Е посмеивалась над Артемом, Йосей и Илгой, которым пришлось присматривать за малышами. Они не успевали поиграть с одной группой детей. Как другую нужно было вести в туалет, да еще смотреть, чтобы самые маленькие не выбежали во двор. Сама она так легко управлялась со своими подопечными, что будто и не замечала, что в ее группе было чуть меньше сотни человек.
   - Все-таки педагогика - великая профессия! - изрекла она в конце дня, когда детей наконец удалось уложить спать.
   - Все запасы кончились, повара отказываются работать ночью. Как представлю, что завтра их всех нужно будет кормить... - покачал головой Артем.
   - А еще потом родители сумасшедшие прибегут, возмущаться будут, что за его ребеночком не так присматривают, - добавила Илга.
   - Все будет нормально, - улыбнулась Эс-Е. - У вас уже получается...
   - Нет, уж лучше мечом махать, - покачал головой Йося.
   - Где-то нужно продукты искать, сколько дней тут еще сидеть придется, - снова посетовал Артем.
   - А давайте, я вам помогу, - услышали они голос откуда-то снизу. Из-под кровати вылез веснушчатый паренек лет семи.
   - Ты? - удивился Артем.
   - Я, - ответил он. - Я тут все ходы-выходы знаю, я следопыт. Могу вам показать, как проникнуть прямо в столовую из этого дома, здесь выход есть.
   Артем и Йося переглянулись.
   - Как тебя зовут? - спросил Артем у мальчишки.
   - Рюрик, - поморщился рыжий. - Но мне не нравится, я люблю, когда меня по батьке называют, Петровичем.
   - Петрович, - засмеялся Йося, - семи лет от роду.
   - Знавал я одного Петровича, - ухмыльнулся Артем. - Ладно, Рюрик Петрович, пошли, покажешь, где продуктов набрать.
   Пацан и в самом деле знал все потайные входы и выходы из гостиницы. через подвал они попали в картинную галерею, оттуда перебежали прямо под носом у навий в палатку для музыкальных инструментов. Там Рюрик отыскал проход прямо в огромном барабане, и Артему с Йосей пришлось ползти несколько метров под землей по длинному тоннелю, пока они не оказались в столовой. Набрав самых разных продуктов, нагрузив рюкзаки, друзья двинулись в обратный путь и без труда по другому маршруту добрались до гостиницы.
   - А где твои родители, Петрович? - спросил у Рюрика Артем, когда они вернулись.
   - Их убил... тот, которого вы показывали, - сглотнув комок, ответил маленький Петрович.
   - Прости, - почувствовал неловкость Артем. - Они тоже были свободными художниками?
   - Нет, - ответил Рюрик. - Я нездешний, я сюда попал, когда от Кощея сбежал.
   - Ты был в плену? - ужаснулся Йося.
   - Не, ну в плену я не был, меня мамка с папкой уберегли, вовремя спрятали, и он их за это убил. Я... я сам... видел.
   Рюрик заплакал и отвернулся. Артем потрепал его по плечу, и он продолжил.
   - Мы жили неподалеку отсюда. Однажды в наш город явился Кощей XIX и потребовал, чтобы все жители пошли к нему в армию. Многие отказались, тогда он убил каждого, кто отказался подчиниться. Мои родители притворились, что будут служить ему, а сами в это время спрятали меня. А потом отец пробрался, чтобы убить его, но он же Бессмертный...
   Повисло тяжелое молчание. Артема одолели тяжелые мысли. Впервые в жизни он встретил человека, которому было еще хуже, чем в свое время ему самому. Мальчишке было всего семь, а он уже сал сиротой.
   - Как же я ненавижу Кощея! - стиснул зубы Артем. - Клянусь, что сделаю все, чтобы освободить от него Мир Русских Сказок. Я обещаю тебе, Рюрик, я отомщу ему за твоих родителей. Отомщу за всех, кому он причинил боль и страдание.
   Петрович ничего не ответил. Он устал и лег спать. А Артем еще долго сидел один, размышляя о своей судьбе и сравнивая ее с судьбой смелого и храброго пацана.
   А на следующее утро случилась новая трагедия. Днем в гостиницу прибежала женщина точь-в-точь с такими же ранами, что и у убитых навиями.
   - На меня напали прямо из воздуха, - с трудом рассказала она. Ей было трудно говорить - кровь хлестала у нее прямо изо рта. - Меня будто подняли на копьях и бросили на землю, а потом стали топтать. Я с трудом убежала, но я уверена, что это они. Теперь они невидимы!
   Дядя Миша весь день провел у постели раненой, но не смог спасти ее. На втором этаже гостиницы созвали срочное заседание.
   - Я даже представить себе такого не мог, - признался Василий Васильевич. - Я читал, что такое уже было однажды, еще во времена Первого Сказочника, но с тех пор у навий не было силы, чтобы нападать днем.
   - Это Черный Змей... Кто он? - спросил у кота староста Долины. - Он очень силен?
   - Это антихрист. Это самый главный антагонист. Это самый великий черный повелитель, - ответил Василий Васильевич. - Мы не с ним имеем дело, сам он слаб, он может жить только благодаря телу Дэнча. Но душа его обладает сверхзнанием, сверхсилой, которую он передал своему носителю. Мы не сможем его победить.
   - Ты предлагаешь сдаться? - грозно спросил кота Артем.
   - А что еще остается?
   - Мы будем сражаться! - ответил Артем.
   - Мальчишка... - презрительно бросил староста. - Что ты можешь?
   - Йося - наш богатырь, он пойдет в бой против навий. Я приму у него меч, когда у него кончатся силы.
   - Ты не богатырь, ты герой... - начал было Василий Васильевич, но Артем его снова резко прервал.
   - Значит, пришло время герою стать богатырем!
   Василий Васильевич покачал головой, но Артем проигнорировал этот жест.
   - Дядя Миша будет врачевать нас, пока мы не победим или не погибнем. Лучше так, чем просто ждать своего конца.
   - А что делать с людьми? - спросил староста.
   - Кто может держать хоть какое-нибудь оружие, пусть присоединится к нам, - ответил Артем. - Остальные пусть уходят.
   - Куда? - закричал на него один из художников. - Мы из домов теперь даже выйти не сможем, а уж из Долины и подавно.
   - У вас будет проводник, - ответил Артем. - Йося, позови Петровича.
   Когда Йося привел Рюрика, Артема подняли на смех.
   - Это он? Это наш проводник? - смеялись отцы Долины. - Ты, верно, издеваешься над нами?
   - Нет, - твердо стоял на своем Артем. - Рюрик знает, как выбраться из Долины.
   - Да? - ехидно удивился староста. - Даже я этого не знаю.
   - Потому что вы большой и старый, - ответил ему сам Рюрик. - А взрослые обычно не доверяют детям. А я знаю, как отсюда выйти.
   Староста только развел руками. Эту битву он явно проиграл.
   - Сдать Кощею Долину... Уйти оттуда, где жили наши предки...
   - Или дать бой, - продолжал давить Артем.
   - Мне нужно подумать, - ответил староста. - Такой трудный выбор.
   Но внезапно проблему выбора вместо старосты решил другой человек.
   - Люди Долины Кощея! - раздался громкий голос, будто кто-то кричал в большой мегафон. - С вами говорю я, Всемирный Царь. Вы предали своего повелителя, но я не виню вас, вы были обмануты. И поэтому я прощу вас, но только если вы отдадите мне Артема Царевича и его рабов.
   - Рабов? - удивился Артем, но Василий Васильевич цыкнул на него, показывая, чтобы он не мешал слушать.
   - Я приказал своим солдатам отойти, но если к концу дня вы не отдадите его, я войду в город со своим войском и уничтожу всех его жителей. Выбор - за вами.
   Кощей еще не закончил, а к гостинице уже бежали взволнованная, взбудораженная толпа. Внизу тоже поднялся невероятный гул. Дверь в гостиницу разлетелась с первого же удара, и внутрь хлынули разгневанные художники.
   - Отдай его, староста!
   - Отдадим их всех!
   - Спаси Долину, староста!
   Люди кричали, махали руками, угрожали кулаками. Но староста потому и был старостой, что мог успокоить своих соплеменников.
   - Тихо, люди! - поднял он руку. Шум смолк. - Вы думаете, что если мы отдадим Кощею Артема Царевича, Кощей и вправду пощадит нас? Разве вы не видели, что показывала азбука? Он не помилует никого, он уничтожит наш чудесный край в любом случае. И у нас есть только один выход - мы должны дать отпор Черному Змею и его армии. Пришельцы пойдут первыми, у них всего один меч, огненная рубашка и знахарь, но они сразятся с ним.
   - Нет! - крикнула из толпы Эс-Е, но староста неумолимо продолжал.
   - Но им нужна наша помощь! И поэтому, братья-художники, я призываю вас последовать за ними и защитить землю наших предков.
   - А чем мы будем сражаться, староста? Против навий - голыми руками? - насмешливо спросил кто-то из молодых.
   - Я научу вас, как сделать оружие из оберегов, они помогут вам противостоять даже навиям, - ответил Дядя Миша. - Нам даже не нужно, чтобы вы сражались с ними, просто задержите их.
   Горожане молчали. Противостоять, зная, что победа все равно будет на стороне противника - для этого требовалось не просто мужество. Нужно было точно знать, ради чего приносить себя в жертву.
   - А он... Он тоже будет сражаться? - спросил один из собравшихся, садовник в старом плаще. - Артем Царевич, ты будешь сражаться?
   - Да, я буду сражаться, - ответил Артем. - Я буду сражаться рядом с вами.
   - Тогда ради чего все это? Он погибнет так же, как и мы, - сказал все тот же человек, выдержал паузу и добавил. - Он должен уйти.
   Все обернулись и посмотрели на говорившего.
   - Чего вы на меня уставились? - спросил он. - Единственный, кто может победить Кощея, это Артем Царевич. Он должен отступить, чтобы потом одолеть его.
   - Нет, я не согласен, - попытался возразить Артем, но странный горожанин не дал ему договорить.
   - Разве ты не герой? - закричал садовник. - Герой должен спасать людей. Вот и спаси наших детей, наших женщин и стариков. Выведи их, если знаешь, куда!
   - Он знает, - пропищал из-за плеча Артема рыжий Рюрик.
   - Люди, мы должны пойти против Кощея. Мы должны защитить тех, кто будет спасаться бегством, - продолжал говорить человек в плаще.
   - Кто пойдет с нами, - взял инициативу в свои руки Дядя Миша, - те вставайте по правую сторону. Остальные, кто пойдет с Артемом, налево.
   - Дядя Миша, но я не хочу бежать, я хочу биться вместе с вами. - шепнул знахарю Артем.
   - Ты слышал, что сказал садовник? - Дядя Миша даже не смотрел на Артема. - Еще вопросы есть?
   - Нет, - опустив голову, ответил Артем.
   - Василий Васильевич пойдет с тобой и еще наши женщины, - распорядился Дядя Миша.
   Через несколько минут люди в гостинице поделились на две части. Тех, кто стоял справа, было немного меньше тех, кто выбрал левую сторону, но Дядя Миша не стал больше никого агитировать. Он стал показывать ополченцам, как изготовить самозащитное оружие из подручных средств-оберегов. В то же время Артем пошел за Рюриком и повел за собой беженцев. Эс-Е ненадолго задержалась, чтобы проститься с мужем, но потом быстро догнала Артема, Илгу и Василия Васильевича.
   - Как ты думаешь, у них получится? - шепнула она Илге на ухо, но Илга ничего не ответила. Ей вдруг пришло на ум, а если бы ей пришлось вот так же провожать Артема на неравный бой, смогла бы она держаться с таким достоинством, как Светлана Евгеньевна. "Что это со мной"? - думала она. - "Неужели, я и вправду влюбилась в него"?
   Рюрик довольно быстро нашел тайный ход из Долины счастья. Дорогой он рассказывал Артему, что через него он попал в первый раз в поселение свободных художников, и что этот ход приведет их в другой город.
   - Сам я там не бывал, он огромной стеной защищен, туда никого не пускают, но нас они примут, там живут добрые люди. Представляешь, они единственные Кощею не поддались.
   - И что, он оставил их в покое? - удивился Артем.
   - А он ничего не смог с ними сделать. У этого города такая сильная защита, что Кощею туда вообще не попасть, - ответил Рюрик.
   Наконец, переход кончился, и люди, которые несколько километров вереницей шли друг за другом, смогли выйти на свет. Снаружи была зима, и люди без одежды наверняка бы замерзли, но вдалеке уже была видна крепостная стена, и Артем попросил Рюрика, чтобы он довел людей до безопасного города. Рыжий кивнул и повел людей за собой. Глядя, как изгнанники бредут за семилетним мальчишкой, доверив ему свою жизнь, Артем невольно улыбнулся, вспомнив, как Рюрик сцепился со старостой, доказывая ему право ребенка на уважение взрослого.
   - А вы почему не пошли? - Артем услышал рядом с собой голос Василия Васильевича.
   - А вы? - это ответили Илга и Эс-Е. Похоже, Василий Васильевич обращался к ним.
   - Мы думаем вернуться, - сказал Артем. - Мы вывели людей, спасли их от Кощея, теперь должны помочь Дяде Мише и Йосе.
   - Мы пойдем с вами, - тут же произнесла Илга, а Эс-Е так выразительно посмотрела на Артема, что он даже не сразу нашелся, что ответить.
   - Даже не думайте, это очень опасно, - ответил за него Василий Васильевич.
   - Сначала нужно узнать, что к чему, - остановил спор Артем. - Василий Васильевич, открывай азбуку, мы должны видеть, что там происходит.
   По его расчетам выходило, что Черный Змей как раз сейчас должен начать наступление. Но он ошибся, он не принял во внимание вероломство Кощея. Когда азбука показала картинку, сражение было в самом разгаре.
   Кощею как-то удалось пробить отверстие в горах, которые окружали Долину Счастья, и в нее устремилась многотысячная армия навий, упырей, вампиров, волкодлаков, крикс, ведьм и колдунов.
   Ополченцы противостояли им, как могли. В руках у жителей Долины были разные острые предметы, увешанные разными оберегами. Повсюду самобытная армия сражалась с черными силами. Навии достались Йосе, и хотя он их не видел, но размахивал мечом направо и налево, то и дело попадая по ним, словно меч сам знал, куда бить. Поверженные навии проявлялись, превращались в черные, высохшие скелеты, и тут же снова шли в бой, но теперь они были видимы, и бороться с ними стало легче. Между сражавшимися метался Дядя Миша, читая заговоры и заклинания, окуривая войско разными травами, которые придавали им силы.
   Но силы были неравны. Большая часть ополченцев погибла в первые часы сражения, некоторым удалось продержаться дольше, но потом силы их оставили, и они сдались на милость победителя. Солдаты Кощея не спешили убивать их, они просто окружили повстанцев плотным кольцом и не выпускали их. Они ждали приказа Черного Змея, а он стоял на самой высокой скале горной цепи и с надменным видом наблюдал за ходом битвы. Сейчас Артем явно видел в нем Дэнча. Он был таким же, когда издевался над ним, когда издевался в школе над малышами, отбирая у них деньги на обед, когда угрожал Йосе разбить его дорогую скрипку.
   Сражение длилось несколько часов, и в этой битве уцелели только Йося и Дядя Миша. Они отбивались от навий и отходили к гостинице. Непонятно, что они собирались предпринять, у Йоси и его меча силы были на исходе, у знахаря почти закончились травы и заговоры, он тоже заметно ослаб. Они не знали, что в это время друзья уже бежали к ним по тайному проходу Рюрика, на бегу наблюдая за тем, как Йося и Дядя Миша героически отступают.
   - Только бы они поняли, что там есть выход, - в отчаянии причитала Эс-Е.
   Но герои, похоже, не знали, куда им отступать. Навии оттеснили их в гостиницу, но двери не закрывались, и духи смерти могли свободно идти за ними дальше. Только сейчас Йося и Дядя Миша поняли, что слуги Кощея заманили их в ловушку. И хотя сзади у сражавшихся была потайная дверь, дальше отступать было некуда. Они не знали, как туда попасть, и были обречены.
   - Остановитесь! - вдруг произнес за спиной у полчища навий голос Кощея. Мертвецы расступились, расчистив дорогу Черному Змею. Он медленно вошел в дом и произнес:
   - Прежде, чем я отдам приказ убить вас, я хочу, чтобы вы знали, что произойдет с теми, кто осмелился пойти против меня. Они будут... А ты кто такой? Что ты тут делаешь?
   Черный Змей был удивлен, но не меньше его были удивлены Йося и Дядя Миша, и те, кто смотрел азбуку. Они не успевали прийти на помощь, и теперь смотрели за финальным актом трагедии в Долине Счастья, не в силах что-либо сделать.
   - Черт, как ему удалось пробраться?! - в отчаянии Артем прикусил губу.
   Из-за спины Дяди Миши на Кощея смотрел Рюрик.
   - Я пришел, чтобы спасти друзей Артема Царевича, - тихо сказал мальчик.
   - Ты? Спасти? - Кощей захохотал, и стены в гостинице от его смеха заходили ходуном. - Как же ты собираешься их спасти, маленький мальчик?
   - Сейчас увидишь, - ответил Рюрик.
   А дальше все произошло так быстро, что ни Кощей, ни его жертвы, ни зрители в тайном тоннеле не сразу сообразили, что случилось. Рюрик выскочил вперед, двумя руками толкнул Дядю Мишу и Йосю назад, и они провалились в потайную дверь, которая сразу же закрылась за ними. Кощей был в бешенстве. Он заорал: "Нет!", властным жестом выбросил вперед руку, из нее вылетел огонь, ударил в дверь, но она не поддалась. Вместо этого огненный вихрь обрушил потолок, и вход теперь был похоронен под бетонной плитой.
   - Проклятье! - прокричал Кощей. - Хватайте мальчишку, я хочу, чтобы он тоже ЭТО увидел. Чтобы он знал, ЧТО я с ним сделаю!
   Артем и другие услышали, как к ним бегут Дядя Миша и Йося, но сейчас им было не до них. Азбука продолжала трансляцию из Долины Счастья.
   Навии-скелеты схватили Рюрика и потащили за собой туда, где в плену кощеева войска томились ополченцы. Черный Змей схватил за руку Рюрика и потащил за собой на сцену, где художники собирались казнить Артема. Он встал за трибуну и проревел:
   - Люди Долины Кощея! Вы предали меня, вы отступились от меня, вы пошли за этим лживым царем Нави, за этим ненастоящим героем Прави, вы ослушались меня, вы пошли против меня. За это вы будете наказаны. Я не стану вас убивать, я заточу ваши души туда, откуда им не выбраться. Дети мои, навии! Приказываю вам превратить этих людей в камень!
   Солдаты Кощея расступились, и люди бросились врассыпную. Но навии настигали их и обращали в каменные статуи, которые замирали в самых причудливых позах.
   - Видишь, мальчик, - противно улыбнулся Кощей и заглянул Рюрику в глаза, - души этих людей я заточил в каменную плоть, и теперь они будут молить только о том, чтобы кто-нибудь разбил эти статуи. Но тогда эти люди потеряют и свою бессмертную душу. Они будут мучиться вечно, но ты не будешь мучиться вместе с ними!
   Он приковал Рюрика своим взглядом, словно загипнотизировав его, а когда отпустил, мальчик тоже стал каменной статуей. Кощей зловеще посмеялся, а потом толкнул каменное изваяние вниз со сцены. Хрупкая статуя Рюрика упала на мостовую и раскололась.
   - И так будет со всеми, кто осмелится пойти против меня! - цинично сказал Кощей и растаял в ночной мгле.
  

Глава 26

синий камень

  
   Последнюю трагическую сцену друзья смотрели уже все вместе. Илга и Эс-Е рыдали навзрыд. У Василия Васильевича дрожали лапы. Артем хрустел костяшками пальцев, чтобы самому не разреветься. Дядя Миша испытал настоящий шок и тупо смотрел на погасший экран азбуки. Йося негодовал - он клялся отомстить за мальчика, он готов был разнести своим мечом всю пещеру, он снова рвался в бой, а потом сел прямо на холодную землю пещеры и ушел в себя.
   По дороге из пещеры никто не разговаривал. Каждый думал о своем и не хотел делиться своими печальными мыслями. И даже когда ход в пещере разделился на три части, и нужно было решать, где правильный, никого это не обеспокоило. Артем нырнул в один из проходов, и все остальные просто пошли за ним.
   Ход оказался неправильным. Друзья вышли не к городу с крепостными стенами, а на окраину разрушенного Кощеем поселения, которое теперь можно было называть Долиной Несчастья. Они забрались на уцелевшую городу, откуда открывался ужасный вид на всю долину, еще раз почтили память погибших и, преодолев очередной серпантин, спустились вниз.
   - Только Рюрик знал, как правильно идти, - хриплым голосом произнес Василий Васильевич. - А где мы теперь, кто скажет?
   - Это неважно, Василий Васильевич, - ответил ему Артем. - Важно то, что мы должны победить этого нечеловека.
   Все внимательно посмотрели на Артема и прислушались к тому, что он говорил.
   - Нам нужна помощь, о которой ты мне говорил в первый день нашей встречи у тебя на Алатырь-горе. - Ни я, ни ты, ни Йося, ни Дядя Миша, даже если мы объединим свои силы, не сможем противостоять такой армии, как у Кощея.
   - Ты хочешь сказать... - понимающе закивал Василий Васильевич.
   - Что нам нужны богатыри, - опередил его Артем. - Йося один не справиться.
   - Но в Мире Русских Сказок сейчас нет богатырей, Йося - единственный, - возразил кот.
   - Значит, мы должны найти тех, которые были раньше, - ответил Артем.
   - Но они давно уже отправились в другие миры... - покачал головой Дядя Миша.
   - Если Кощею удалось вытащить мертвецов из ада, мы должны отыскать богатырей, где бы они не были, - неумолимо продолжал Артем. - Только светлые духи смогут одолеть навий. Как мы еще сможем противостоять окаменению?
   - А причем здесь окаменение? - не поняли слушатели, но Василий Васильевич как-то сразу оживился.
   - Артем, ты только что говорил про богатырей, и вдруг стал говорить про окаменение, - обратился к нему кот. - Ты хочешь найти средство, чтобы оживить людей или ты хочешь найти богатырей, чтобы они помогли нам одолеть Кощея.
   - Это по сути одно и то же, - мрачно ответил Артем. - Это возможно?
   - Ты даже не представляешь себе, насколько близко находятся эти вещи.
   Артем пристально вгляделся в лицо Василия Васильевича.
   -Ты что-то знаешь, верно?
   - Конечно, я же ученый кот, - скривил губы Василий Васильевич. - Может, это всего лишь ирония судьбы, но оба твоих вопроса лежат в одной плоскости решения.
   - Ты не мог бы говорить понятнее? - недовольно подернула плечом Илга.
   - Истории известен всего один случай избавления от окаменения, - сказал Василий Васильевич. - Но это всего лишь миф...
   - А разве мы сейчас не в Мире Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй? - невольно спародировал кота Артем. - Давай, рассказывай!
   - Это история о том, что стало с тремя богатырями после их славных подвигов, - начал рассказ Василий Васильевич. - Называется "Как перевелись богатыри на Святой Руси".
   Было холодно, но странники были готовы услышать легенду. И Василий Васильевич псевдопрофессорским тоном стал рассказывать:
   - Однажды три великих богатыря - Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович - пошли на татар. Они остановились у старого дуба и разбили шатер, чтобы переночевать. А наутро обнаружили, что их окружили татарские войска. Добрыня первым вызвал татарского хана на поединок, но проиграл в бою -поскользнувшись на правую ногу, он погиб от руки татарина. Вслед за Добрыней на бой явился Алеша Попович и одолел татарского воина. Хотел уже было богатырь добить его, но в этот момент прилетел от повелителя Черного Мира Велеса черный ворон, заговорил человеческим голосом и попросил оставить жизнь татарину, а взамен пообещал оживить Добрыню. Согласился Алеша, отпустил хана, принес ворон живой и мертвой воды, и вернул богатыря к жизни. Как узнал об этом Илья Муромец, рассердился на братьев по оружию, пошел и сам всех татар порубал, да наказал братьям, чтобы больше они с "Силой нездешней" не якшались. Но не послушались братья. Стал Алешка бахвалиться, что если уж они татар одолели, то и нездешнюю силу победить смогут. Явились им тут два воина войска Велесова, и стал Алеша Попович с ними биться. Но только разрубает он одного воина, как появляются на месте разрубленного еще двое. Пришлось Добрыне с Ильей на помощь младшему богатырю прийти. Да только и втроем не смогли они одолеть воинов, но стояли день, да еще день да еще много-много дней, а войско все увеличивалось и увеличивалось. Не могли богатыри одолеть солдат Велеса, но и воины не могли одолеть богатырей. Обратил тогда Велес трех богатырей в камень за то, что посмели они бросить вызов навьей силе. Но покровитель богатырей, Перун за подвиг богатырский освободил души богатырей из каменных тел и забрал их с собой в Ирий.
   - И как ему удалось их оживить? - спросил Артем.
   - Откуда я знаю, меня там не было - пожал плечами кот. - Но человека можно вернуть к жизни только живой водой.
   - Но ты сказал, что воду принес ворон из Нави. Как же Перун из Мира Прави мог использовать ее?
   - Значит, он оживил их как-то по-другому, - предположил Йося.
   - Но как?
   - Вот это нам и нужно узнать, Артем, - сказал Василий Васильевич.
   - Подождите, - вдруг оборвала его Эс-Е. - Что с того, что Перун вернул богатырям души? Ведь они от этого не смогли ожить?
   - Могли, - ответил вместо кота Дядя Миша. - Дело в том, Лана, что мы один раз видели Илью Муромца.
   - Но как такое может быть? - удивилась и Илга. - И что, он был действительно живой?
   - Он судил меня, - сказал Артем. - Я видел его своими глазами...
   На это ни Эс-Е, ни Илга ничего не смогли сказать.
   - Но как мы сможем узнать правду об освобождении души? - спросил Йося.
   - Нужно идти к богатырям и спросить их про это, - ответил Василий Васильевич.
   - И как это сделать? - спросил Артем. - Ведь они наверняка на другом ярусе, куда нам доступ наверняка закрыт.
   - Я не думаю, что все так сложно. Мир Русских Сказок хочет, чтобы мы ему помогли, а раз он этого хочет, он поможет нам найти выход.
   - Может, ты даже знаешь, какой? - язвительно заметил Артем.
   - Конечно, знаю, - спокойно ответил кот. - Я же все-таки ученый...
   Артем только развел руками. Что еще мог ответить этот ужасный кот...
   - Ну и как нам его найти? - потребовал он.
   - Нужно спросить у самих каменей, - все так же спокойно ответил Василий Васильевич.
   - Ты, наверное, сбрендил, - покрутил пальцем у виска Артем. - Да, давайте спросим у камней.
   Он нагнулся, поднял камень и с издевкой протянул его Василию Васильевичу:
   - Спроси его: "Эй, камень, ты не знаешь, как нам найти трех богатырей?"
   - Этот камень нам, конечно, не ответит, - Василий Васильевич был сама уравновешенность. - Хотя не думай, будто он тебя не слышит.
   Артем махнул рукой и отвернулся от Артема.
   - Разве я тебе еще в первый твой приход в наш Мир не говорил, что в этом Мире все умеют говорить, нужно только научиться с ними говорить, - повысил тон Василий Васильевич.
   - Но я... - повернулся Артем.
   - И если я говорю, что мы должны спросить у камней, - голос кота зазвучал еще выше и обрушился на Артема, - ТО ТАК ОНО И ЕСТЬ!!!
   - Успокойся, Василий Васильевич, - положил ему руку на плечо Дядя Миша, но кт сбросил ее и снова напустился на Артема.
   - Ты герой, но тебе не дано знать то, чего ты знать не можешь. Да, я тоже не знаю, как с ними говорить, и как они отвечают. Я даже не уверен, поможет ли тебе твоя абракадабра, но точно знаю, что азбука нам поможет ответить на этот вопрос.
   Артем ничего не сказал, а Василий Васильевич открыл азбуку и спросил, знает ли она, как можно поговорить с камнями. На это азбука выдала всего два слова: "Синий камень".
   - А, вот оно что, - хлопнул себя по лбу Василий Васильевич. - Теперь я знаю, куда надо идти.
   Друзья одарили его немыми взглядами.
   - Синий Камень - это повелитель камней, - объяснил Василий Васильевич. - Это самый сильный камень, он может...
   - А что, у камней есть какая-то особая сила? - удивилась Илга.
   - А как же! - загорелся Василий Васильевич. - Есть камни, контакт с которыми благотворен для человека, а есть те, контакт с которыми целебен, от болезней лечат объекты, контактирующие с камнем. Вода из-под лунок камней самое лучшее оздоровительное средство. А камни следовики вообще могут выступать как маркеры перехода из одного Мира в другой.
   Артем, который сначала делал вид, что все это ему неинтересно, тоже повернул голову и стал внимать Василию Васильевичу.
   - А Синий камень - это один из священных Камней, это самый древний камень на Руси. Представляете, это настоящий валун ледникового происхождения.
   - И где его можно найти? - спросила Эс-Е.
   - По легенде, он лежит посредине Берендейского болота...
   И, сами того не ожидая, Василий Васильевич и Артем повернули друг к другу голову.
   - Что же ты раньше молчал? - вскричал Артем.
   - Ну... забыл, - Василий Васильевич напустил на себя виноватый вид и мимически заплакал.
   Все рассмеялись - так легко коту удавалось перейти от одного состояния к другому.
   - Значит, я иду к берендеям, - сказал Артем.
   - а почему это ты? - напустились на него друзья.
   - Чуть что, везде ты, - обиженно протянул Йося.
   - Мы тоже можем пойти к берендеям, - выпятил грудь Василий Васильевич.
   - И мы тоже, - подтвердили Дядя Миша и Эс-Е.
   - Да, вы тоже можете, - растерялся Артем, - но пойду я. Это моя судьба. Берендейск в третий раз призывает меня.
   Василий Васильевич понимающе кивнул:
   - Твой путь будет очень труден. Ты пойдешь дальше Берендейска, ты пойдешь на другой ярус, но я бы не хотел, чтобы ты был в неведении про нас. Возьми азбуку, она будет показывать тебе, где мы, и что с нами происходит.
   Артем принял у него из лап книгу, но тут вмешался Йося.
   - Но я тоже хочу пойти к берендеям! Я богатырь, и Артему может понадобиться моя помощь!
   - Ты нужен здесь, Йося, - ответил ему Артем. - В страшную минуту только ты сможешь их защитить. Разве ты хочешь, чтобы Василий Васильевич, Дядя Миша или Эс-Е остались без богатыря?
   Йося вздохнул и отошел в сторону.
   - Тогда с Артемом пойду я, - неожиданно заявила Илга.
   - Чего это вдруг? - удивился Артем.
   - Ну, во-первых, ты меня не назвал, а во-вторых, я так хочу, - просто ответила Илга.
   - Тоже мне придумала, - хмыкнул Артем. - Никуда ты не пойдешь.
   - Это ты что ли мне запретишь? - усмехнулась Илга. - Я старше тебя, и буду делать то, что считаю нужным. Если я сказала тебе, что пойду с тобой, значит, пойду.
   - Не перечь женщине, - услышал он возле своего уха насмешливый голос Василия Васильевича.
   - Подожди, Василий Васильевич, - обернулся Артем. - Ты что, тоже думаешь, что она может пойти со мной?
   - Почему нет? - ответил, посмеиваясь, Василий Васильевич. - Так тебе хоть не скучно будет.
   Дядя Миша, Эс-Е и Йося дружно поддержали Василия Васильевича.
   - Идите, дети мои, - Василий Васильевич изобразил благословение и сложил руки так, будто собирался молиться.
   - Подождите! - вдруг закричал Йося. - Артем, а ты помнишь, что у тебя проблемы с Ильей Муромцем? Ведь он тебя тогда судил, а ты сбежал из-под стражи!
   Василий Васильевич побледнел. Артем нахмурился, но быстро взял себя в руки и ответил:
   - Значит, так тому и быть. Если мне придется снова оказаться в тюрьме, я приму кару. Но все равно я узнаю, как оживить этих людей, да и богатыри придут, а за меня не беспокойтесь.
   Василий Васильевич только покачал головой.
   - Жаль только, что клубка нет, - посетовал Артем, когда они с Илгой собрались. - Не помню я, в какой стороне Берендейск.
   - А стрела? - спросил его Василий Васильевич.
   - А разве она может указать нужно е направление? - изумился Артем. - Чего ж ты раньше не сказал?
   Он натянул тетиву, и услышал от стрелы типичную тираду про то, куда пойдешь, и что найдешь.
   - Она не указывает нужное направление, - сказал Артем.
   - А ты попроси ее, - посоветовал кот.
   - Мне нужен Берендейск, - сказал Артем. - Пожалуйста.
   Стрела сама вылетела из лука и понеслась вперед. Артем почувствовал, как его тянет за ней.
   - Ну, все, мы побежали, - попрощались они с Илгой и рванули вслед за стрелой.
   - Берегите себя, - еле слышно произнес Василий Васильевич.
   Дорога до Берендейска и в самом деле оказалась очень трудной. И хотя стрела вела Артема и Илгу по дорогам, а мимо даже проезжали кареты и коляски, а один раз даже протарахтел автомобиль, никто не остановился и подбросил их. Путникам встречались одинокие деревни и небольшие городки, но нигде они не смогли найти себе ночлег. Вести о навиях и о разгроме Долины Счастья быстро долетели, и люди опасались пускать к себе постояльцев. Артему с Илгой пришлось ночевать прямо на улице. Артем ставил палатку, на зауми призывал самые теплые одеяла, и так они спасались от жуткого февральского холода.
   Труднее всего пришлось на седьмой день пути, когда разыгралась ужасная буря, а стрела свернула с проложенной дороги и повела подростков через лесную чащу. Они шли, подняв воротники, закутавшись в шарфы и прижимая к себе обмороженные руки, но ветер все равно пронизывал их до костей. Приближалась ночь, а Артем с Илгой не видели поблизости ни одного населенного пункта. Тогда Артем принял решение ночевать прямо в лесу.
   - Ты с ума сошел! - удивилась Илга.
   - Найдем какую-нибудь пустую нору или берлогу, заберемся туда и переждем до утра, - ответил ей Артем.
   Искать берлогу долго не пришлось. После слов Артема она словно сама появилась за следующим же деревом. Берлога была как раз таких размеров, чтобы в нее могли пролезть два человека. Но прежде, чем заночевать в берлоге, Артем внимательно осмотрел ее, бросил в нее несколько снежков и оледеневших веток, потом сам пролез в берлогу, застелил ее еловыми ветками и только после этого позвал Илгу.
   В берлоге было тесновато, и Артем с Илгой тесно прижались друг к другу, чтобы согреться. Глаза слипались, безумно хотелось спать после трудного перехода, но Илга настояла, чтобы Артем посмотрел азбуку. Артем нехотя достал книгу, попросил ее показать друзей, и перед ними возник город за крепостной стеной.
   По самой городской стене с важным видом прогуливался Василий Васильевич и раздавал указания. Город готовился защищаться, а кот оказался единственным сведущим в фортификации. Под его пристальным вниманием горожане, среди которых Илга и Артем узнали несколько свободных художников из Долины Счастья, укрепляли стены, подвозили котлы со смолой, учились стрелять.
   После того, как все его указания были выполнены, Василий Васильевич собрал вокруг себя ближний круг и выступил с пламенной речью. Он говорил о том, что пока Артем и Илга будут искать средство против Кощея, а горожане укрепляют стену, они тоже должны заняться делом.
   - Нам нужны союзники, - говорил кот, - и чем больше их будет, тем сильнее будем мы. У Кощея огромная армия, но в Тридевятом царстве жителей больше, потому что света и добра всегда больше, хотя бы в нашем Мире. Поэтому вы, Михаил и Светлана, должны отправиться к знахарям, убедить их прийти на помощь. Битва будет не на жизнь, а на смерть, и умение врачевать нам пригодится. Йося, ты пойдешь в Сметану, ты спас их от верлиоки, они тебя помнят. У этих людей есть родственники, знакомые, друзья, приведи их тоже. Сам я отправлюсь на Совет в Мир животных, постараюсь убедить Хозяина Леса помочь нам в битве.
   Друзья согласились выполнить возложенную на них миссию, но Василий Васильевич все равно предупредил, какой сложной она может оказаться.
   - Многие из тех, к кому мы пойдем, откажутся. Они думают, что добро само победит зло. Они не знают, свет должен одолеть тьму, что без нашего единства Кощей сможет разбить любую нашу армию. Вы должны донести до тех, кто живет в Тридевятом царстве, что если они не помогут, то их мирной жизни наступит конец. Они должны прийти на помощь основной ударной силе, которая сосредоточена в этом городе. Однажды наших сил не хватит для того, чтобы сдерживать армию Черного Змея, и тогда город падет, а Кощей станет полноправным властителем нашего Мира. Не допустить это - в наших силах!
   Артем и Илга досмотрели до того момента, как через городские ворота все четверо разошлись по разным сторонам, и закрыли азбуку. Спать расхотелось, и они принялись обсуждать поручения Василия Васильевича. Илга говорила, что вряд ли получится привлечь на свою сторону мирное население. Артем же, наоборот, был убежден, что Тридевятое царство даст отпор Кощею. Они спорили несколько часов, хоть и не могли толком друг друга видеть, и даже повернуться на другой бок было очень сложно. Ни Артем, ни Илга не хотели уступать, ведь пытаться убедить человека, когда ты его не видишь, очень сложно, и тогда они повернулись так, что оказались лицом друг к другу.
   Спор сразу же стал каким-то неважным, ненужным и детским. У Артема перед глазами поплыл туман, сердце бешено заколотилось и упало куда-то в область живота. Ему захотелось поцеловать Илгу. Она смотрела ему прямо в глаза, и словно требовала: ну, давай же, будь смелее, Артем. Он тоже смотрел на нее, не отводя глаза. Его словно уносило вдаль неизвестное течение. Он упирался, но волна эмоций окатила его с головой. Артем расслабился и поддался течению. Он осторожно прикоснулся к губам Илги, и она ответила ему. Они слились в едином поцелуе, и Артем впервые почувствовал себя словно на другой планете. Воображение уносило его все дальше и дальше, к звездам, которых он никогда не видел, он словно снова бежал по радуге в бездну, и ему так хотелось, чтобы это чувство никогда не заканчивалось. Он обнял Илгу, а она просунула свою руку ему под голову, и так они заснули, думая о том, что только любовь способна победить Черного Змея.
   Проснулись они из-за того, что кто-то силой выдернул их из берлоги. Первой оказалась снаружи Илга, и почти сразу за ней - Артем. Их окружили четыре медведя в человеческой одежде. Артем сразу понял, кто это, и в душе был рад, что они наконец-то добрались. Илга же смотрела на хозяев здешних владений, вытаращив глаза. Они прижалась к Артему, и ее страх на мгновение передался ему. И у него были на это свои причины.
   В Берендейскую республику он попал случайно, и узнал, что ее жители умеют произвольно менять облик с человеческого на медвежий. Но однажды Карачун, покровитель медвежьего государства, исчез, и некоторые люди перестали контролировать свои превращения. В республике начались гонения на медведей. Противостояние дошло до того, что медведей выгнали в лес и объявили на них охоту. В ответ медведи задумали объявить революцию и вернуть себе права. Обе стороны были так напряжены, что стояние под Берендейском могло бы закончиться катастрофой, в которой погибли бы и люди, и медведи. Но Артему, который до самопровозглашения Черного Змея был правителем Нави, удалось остановить зло. Ни одно ядро не долетело до назначенной цели, а причина конфликта, мелкий бес Переруг, поселившийся в Берендейске, был изгнан из Мира Прави, и революция потерпела поражение.
   Тогда Артем так и не узнал, что было в Берендейске после того, как он остановил время. Кудыкина гора сказала ему, что берендейцы забыли вражду и разошлись по домам. А потом добавила, что однажды он придет, чтобы освободить их от незаслуженной порчи. Теперь он вспомнил эти слова, но не был готов завершить свою миссию в этом городе.
   - Кто вы? - спросил его один из медведей. - Как вы очутились здесь?
   - Меня зовут Артем Царевич, я герой Прави, - представился Артем. - А это...
   Медведи, не дослушав, склонились перед ним в почтении.
   - Простите, господин, что не узнали вас, - сказал все тот же медведь. - Мы проводим вас к воеводе.
   Берендейск оказался совсем близко, и по дороге Артем даже толком не успел рассказать Илге, что к чему. Единственное, о чем он сообщил, что берендейцы - отличные воины, и неплохо было бы привлечь их на свою сторону.
   Артема и Илгу провели в министерство. Артем прежде не бывал в Берендейске - его и остальных спутников провели через город с завязанными глазами, - и теперь, как и его подруга, был очарован столицей медвежьей республики. Здесь были выстроены огромные дома, больше напоминающие берлоги, повсюду маленькие детишки играли с маленькими медвежатами, взрослые медведи не испытывали никакой антипатии к людям, и те отвечали им взаимностью. На каждой улице развевался флаг Берендейской республики - светло-коричневое полотнище с гербом посредине. Это была голова, одна половина которой принадлежала человеку, а другая - медведю, но выполненная столь искусно, что между ними вовсе не было разницы.
   Стражники почтенно расступились, когда из берлоги-министерства вышла высокая медведица в голубой накидке. Артем сразу ее узнал - это была Лада - медведица, которая когда-то приютила самого Артема и его друзей у себя в сторожке. Она была одной из первых, кто потерял человеческий облик. Она же была одной из первых, кто помог медведям выжить в лесу.
   - Приветствуя тебя, Артем Царевич, в столице Берендеи, и твою спутницу, - поклонилась Лада.
   - Здравствуй, Лада, - поклонился ей в ответ Артем. - Ты проводишь меня к вашему новому воеводе?
   - Воевода перед тобой, Артем, - улыбнулась Лада.
   - Как? - удивился Артем.
   - Пойдемте со мной, - пригласила гостей Лада, - за обедом я все тебе расскажу.
   Оказалось, что сразу после исчезновения Артема люди и медведи бросились друг к другу и стали брататься. Они вместе вернулись в Берендейск, и очень скоро там прошли настоящие выборы. Участвовали и люди, и медведи, было очень много кандидатов в воеводы, но выбрали с огромным перевесом именно Ладу. За год она провела серьезные реформы - было объявлено о восстановлении равноправия между всеми жителями Берендеи - так теперь стала называться республика. Охота на медведей и их отстрел были прекращены. Вход в столицу был открыт, берендейцы познакомились со многими соседями, возобновили торговлю. И хотя находились еще недовольные как среди людей, так и среди медведей, но в целом изменениями жители Берендеи остались довольны.
   - А тебя, Артем, у нас все помнят, любят и уважают, - заметила Лада. - Некоторые мамаши в честь тебя даже детей своих называть стали Артемами. А другие - Василиями Васильевичами.
   Все трое дружно захохотали.
   - Однако я вижу, что тебя что-то беспокоит, - сказала Лада. - Ты что-то ищешь в наших краях? Иначе ты не стал бы ночевать в лесу, зная, что мы рядом.
   - Мне нужен Синий Камень, - ответил Артем.
   Лада нисколько не удивилась.
   - Я знаю, где он лежит, и я могу проводить тебя к нему хоть сейчас, - сказала она.
   - Ты даже не спросишь, зачем он мне нужен? - изумился Артем.
   - А зачем мне это знать? - пожала плечами Лада. - Камень все равно никуда не денется, и раз ты за ним пришел, то, наверное, неспроста.
   Артем улыбнулся.
   - Но ты должен что-то дать взамен, - добавила Лада.
   - А тебе не кажется, Лада, что я и так немало дал вашему краю? - нахмурился Артем.
   - Прости меня, Артем Царевич, - снова склонила перед ним голову Лада. Она немного смутилась и выглядела сконфуженной. - Это так, мы многим обязаны тебе и твоим друзьям, но таково требование камня. Каждый, кому берендей откроет секрет местонахождения Синего Камня, должен быть заранее вознагражден.
   - Но я не могу ничего вам дать заранее, - возразил Артем. - Я могу только пообещать, что...
   - Если ты обещаешь сдержать свое слово, это тоже может быть вознаграждением, - не дала договорить ему Лада.
   - Артем, подумай, - попыталась остановить его Илга, но Артем не услышал ее. Он вспомнил слова Кудыкиной горы, и решился.
   - Я обещаю, что я освобожу ваш род от медвежьего облика, - сказал Артем.
   Лада вздрогнула:
   - Сильно сказано... А ты знаешь, что если ты не выполнишь своего обещания, то оно ударит по тебе?
   Этого Артем не знал. Василий Васильевич никогда об этом ему не рассказывал, но сейчас он должен был быть полон решимости, и он с некоторым хвастовством ответил:
   - Конечно, знаю. Я могу обещать только то, в чем уверен.
   Лада вздохнула и произнесла:
   - Хорошо, пойдемте, я отведу вас к камню.
   Воевода привела Артем и Илгу в болото, а сама отошла на почтительное расстояние.
   - И что ты теперь будешь ждать? - шепнула на ухо Артему Илга.
   - Василий Васильевич сказал, любой предмет может ответить, нужно только правильно с ним заговорить, - сказал Артем. - Попробую заумь.
   Илга стала внимательно смотреть, что он будет делать. Артем подошел к огромному, покрытому льдом валуну, лежавшему в самом центре болота.
   - Йинис Ьнемак! - позвал он.
   Но Камень не ответил.
   - Нисий Канемь! - попробовал другую формулу Артем.
   Снова ничего.
   - Что это за Синий Камень! - в сердцах воскликнул Артем.
   - Я слушаю тебя, человек, - послышался тихий баритон.
   - Артем, чего это ты губами шлепаешь? Ты будешь говорить? - спросила его Илга.
   - Я и говорю, - возразил он, и сам услышал, что вместо слов из его рта вылетели невнятные звуки.
   - Так кто ты такой, и что тебе нужно? - повторил голос.
   - У тебя такой странный язык, Синий Камень, - сказал Артем. - Вроде бы по-русски говорю, а меня никто не понимает, кроме тебя.
   - Это потому, что кроме тебя никто не верит, что с камнями можно разговаривать, - отозвался Камень.
   - Меня зовут Артем Царевич, я герой Прави... - начал было Артем.
   - Короче! - перебил его Камень.
   - Мне нужно знать, как попасть на ярус, где вышли из каменной статуи три богатыря, - сказал Артем.
   - Иди по следовикам - придешь, - ответил Синий Камень.
   - По чему идти? - не понял Артем. Кажется, Василий Васильевич тоже что-то говорил про следовики, а он не слушал.
   - Следовики - это камни, которые прикрывают след человека, героя, богатыря или богатырского коня, - объяснил Камень-батюшка.
   Больше с Артемом он не говорил.
   - Ты говорил, но я не поняла ни слова, - пожаловалась ему Илга.
   - Это такая заумь, - ответил Артем.
   - Он сказа тебе, что делать?
   - Да. Я должен найти...
   И тут его осенило. Ну, конечно же, он знает, где искать нужный камень.
   - Илга, - повернулся он к своей девушке. - Дальше я пойду один.
   - Я тебе не отпущу, - схватила его за руку Илга.
   - Я иду в Мир Нави, а там опасно, - отстранился Артем. - Я не хочу, чтобы ты там оказалась, чтобы с тобой что-то случилось. Ты останешься здесь.
   - Но я...
   - ТЫ ОСТАНЕШЬСЯ ЗДЕСЬ! - сурово сказал он. - Может, когда-нибудь, в нашем Мире, мы с тобой будем вместе, и ты будешь командовать мной, а пока что я здесь герой, и я буду решать, кто и что должен делать.
   Илга смирилась и даже не стала протестовать.
   - Илга, ты должна остаться и убедить Ладу и ее соплеменников, чтобы они пришли к нам на помощь. Возьми азбуку, по ней вы найдете дорогу к той крепости. А я пойду дальше.
   Илга поцеловала его на прощанье.
   - Но куда ты идешь, Артем? - спросила она.
   - Туда, где погиб мой друг, Святовитов конь, - громко произнес Артем и повернул на пальце перстень Кудыкиной горы.
  

Глава 27

три богатыря

  
   Через секунду Артем стоял на берегу Смородины со стороны Прави. Здесь Святовитов конь, который спасал Артем и Деву-Ягу от мести половайников, сделал последний шаг перед тем, как ступить в горячую лаву огненной реки. На берегу валялось несколько камней, но взять их было очень трудно - все они плавали в прибрежной гуще Смородины. Камней было всего пять, и Артему предстояло узнать, под каким находится след Святовитова коня. Единственной возможностью проверить было поднять каждый камень. Не просто отпихнуть ногой - так можно было повредить след, а именно взять в руки.
   Артем стиснул зубы и обеими руками схватил первый камень и сразу же отбросил его в сторону. Ладони покрылись волдырями, а следа под камнем не оказалось. Артем подул на руки и потащил из лавы второй камень, еще больше первого. От боли у него на глазах выступили слезы, но он сумел оторвать его от земли и отбросить в другую сторону. И здесь под камнем был просто его отпечаток. Руки жгло с сумасшедшей силой, но Артем в третий раз полез за обжигающим камнем. Все его естество противилось, руки сами отодвигались от опасного предмета, но Артем силой воли заставил себя схватить камень. Он закричал - боль пронзила его руки насквозь, еле-еле приподнял камень, отполз на безопасное расстояние и потерял сознание.
   Когда Артем пришел в себя, то обнаружил, что боль в руках нисколько не утихла, а камень дымится рядом с ним. Он нашел в себе силы подняться и посмотрел туда, откуда вытащил камень и увидел четкий, хорошо отпечатавшийся след от подковы.
   - И что теперь делать? - пробормотал Артем. От злости на самого себя он схватил камень и зашвырнул его в Смородину. Огненная лава мгновенно поглотила его, и Артем хлопнул себя по лбу. Он с таким трудом получил этот следовик, а теперь просто выбросил его. Следовик!!! Артема осенило - ведь от камня остался след, по которому можно идти. "Иди по следовикам", - сказал Синий Камень, значит, если пойти по следу, он приведет туда, куда нужно. Но как это сделать?
   Артем еще немного почесал затылок, но не придумал ничего лучше, чем просто наступить в выемку, оставшуюся после камня. Ему показалось правильным совместить свой собственный след со следом Святовитова коня. Он осторожно наступил на впечатавшуюся подкову, и в следующее мгновение его глазам предстало удивительное зрелище - Смородина успокоилась, перестала бурлить, ее огненные воды стали медленно раздвигаться, обнажая дно. А со дна величавой поступью на берег вышел Святовитов конь.
   Артем так и остался стоять с раскрытым ртом. Меньше всего он ожидал увидеть Святовитова коня. Но он подошел прямо к Артему и уткнулся мордой ему в плечо. Артем очнулся и забрался на спину коня. Он слабо понимал, что делает, но чувствовал, что поступает правильно. Но тут его вере пришлось пройти серьезное испытание - Святовитов конь развернулся и пошел обратно в реку. Артем струхнул и вцепился в гриву кон, но тот закивал головой, словно давая понять, что все будет хорошо.
   Они опустились на дно, и Артем ужасом увидел, как волны Смородины поглощают их. Стало невыносимо жарко, и Артем во второй раз испытал дыхание ада. В прошлый раз это были всего пять секунд с Василисой, но Артему они показались вечностью. В этот раз все было также, разве что вечность растянулась до семи секунд. Когда Артем снова почувствовал запах жизни и смог открыть глаза, то обнаружил, что Святовитова коня уже и след простыл, а сам он стоит на ослепительной зеленой лужайке перед статуей трех богатырей.
   - Ничего не понимаю... - задумался вслух Артем. - А где богатыри?
   - Кто куда смотрит, там тот богатырь и живет, - услышал он в ответ.
   - Кто это сказал? - оглянулся по сторонам Артем, но никого не увидел. - Кто ты?
   Но ответом ему было молчание.
   - Наверное, это камень сказал, - предположил Артем.
   - Ну, наконец-то, догадался, - снова произнес голос. - Ты разве не знаешь, что мы можем говорить только с теми, кто верит, что с нами можно разговаривать?
   - Знаю, знаю, спасибо, - ответил Артем и посмотрел на памятник богатырям.
   Они были точь-в-точь, как на картине Васнецова, разве что здесь Добрыня смотрел направо, Илья Муромец прямо, а Алеша Попович - налево. Самым простым решением было бы сразу пойти к Муромцу, но Артем забоялся. Он все еще переживал из-за того, что старший богатырь судил его, и он сбежал прямо у него из-под носа. Поэтому первый визит он решил нанести Алеше Поповичу.
   Дорога до него заняла пару дней, пока Артем не добрался до маленькой избы, окруженной хилым забором. Во дворе почти ничего не росло, и сам дом тоже не отличался большим убранством.
   Богатырь встретил Артема равнодушно и даже не предложил напиться с дороги. Выслушав, что привело юношу, Алеша ответил, что не знает никакого секрета, и не ведает, как им с богатырями удалось вернуться к жизни. Зато когда расстроенный Артем попросил его прийти на помощь и сразиться с Кощеем, богатырь охотно согласился.
   - Приду, приду, - тряс он руку Артема, похлопывая другой по плечу. - Как только нужда во мне будет, крикнешь: "Алеша Попович, богатырь земли Русской, явись на защиту", и я тут как тут.
   Хозяин так быстро выпроводил Артема, что он даже не заметил, что уже стоит на улице, за калиткой, а сам богатырь запирал свою избу изнутри.
   Артем пожал плечами и пошел обратно. На душе было тяжело, к тому же он не знал, как напрямик попасть к Добрыне, а у первого богатыря он дорогу так и не спросил. Пришлось возвращаться обратно к памятнику, и уже от него идти в сторону Добрыни.
   Второй богатырь жил совсем недалеко, и Артем уже к концу следующего дня был у него. Он застал Добрыню Никитича за его любимым делом - он пахал землю и что-то напевал себе под нос.
   Поклонившись богатырю, Артем рассказал о своем деле. Но оказалось, что Добрыня тоже ничего не знает о чудесном воскрешении.
   - Если кто и знает, так это только Илья, - разводил руками Добрыня.
   - Понятно, - со вздохом ответил Артем. - А на помощь к нам придешь?
   Услышав, что кому-то нужная его сила, Добрыня ожил, распрямился, глаза его загорелись, и он уже был готов выкрикнуть: "Да!!!", но в это время на пороге богатырского дома появилась жена Добрыни.
   - Куда это ты собираешься, муженек? - крикнула она.
   - Никуда, Забавушка, - растаял богатырь и шепнул на ухо Артему. - Видишь, какая супруга у меня - чувствует, когда что-то не так. Нет, парень, извини, не смогу я тебе помочь, не пустит меня жена.
   Артем распрощался с Добрыней Подкаблучником, как он его про себя прозвал, и зашагал к Илье Муромцу. Дорога до памятника и далее к третьему богатырю заняла еще три дня. Чем ближе Артем подходил к дому старшего богатыря, тем тревожнее билось его сердце. Встреча с тем, кто осудил его, и кого они с Дядей Мишей обманули, не сулила ему ничего хорошего. Но ради того дела, которое он затеял вместе со своими друзьями, стоило рискнуть.
   Илья Муромец сидел на крыльце и шлифовал палицу, напевая себе под нос какую-то старинную былину. Увидев Артема, растерянно жмущегося возле калитки, богатырь сильно обрадовался, улыбнулся и сам пошел к нему с распростертыми объятьями.
   - Ба-а-а! - заревел он и сгреб Артема в охапку, да так сильно, что у того захрустели ребра. - Да это же сам Артем Царевич к нам пожаловал!
   - А... вы меня помните? - испугался Артем.
   - Конечно, помню, - засмеялся Илья. - Мало кому удавалось так меня провести! Да, ловко вы тогда эту подмену провернули!
   - Так... а разве я не нарушил закон? - удивился Артем.
   - В обычном Мире мне, безусловно, тебя следовало бы отправить обратно в яму, - продолжал добродушно улыбаться Муромец. - Но в Мире Русских Сказок хитрость неподсудна даже закону. И тут уже моя вина, что я не доглядел. Тут меня впору было бы судить.
   У Артема отлегло от сердца. Богатырь явно не собирался чинить над ним расправу, а значит, можно было сразу же переходить к делу. Но Илья Муромец не хотел ни о чем слушать, прежде чем Артем не позавтракает вместе с ним. Пришлось герою пройти в богатырскую хату, сидеть на огромном стуле, есть суп из миски, которую он не осилил бы и за неделю, пить из бокала, который он едва ли оторвал от стола. Наконец, когда трапеза закончилась, старший богатырь согласился поговорить с Артемом.
   - Как вам удалось снова стать живыми? Как вы вышли из камня? - сразу же выпалил Артем.
   Илья Муромец сильно удивился и даже слегка нахмурился.
   - Не думал, что кто-то знает об этой истории, - почесал он бороду. - Ну да ладно, раз тебе об этом известно, ничего скрывать не стану.
   Богатырь еще раз пересказал Артему историю превращения его самого и его друзей в камень, тяжело вздохнул, и закончил свое повествование словами:
   - А секрет нашего возрождения прост: Перун стукнул своим молотом по камню, в который мы были обращены, и из него потекла живая вода. Она растопила камень и вернула нас к жизни.
   - Но раз это возможно, - удивленно смотрел на богатыря Артем, - значит, нам просто нужен молот Перуна?
   - Наверное, - пожал плечами Илья Муромец. - Я в этом не слишком силен.
   - А где можно достать этот молот?
   - Этого я тебе точно не скажу, - пожал плечами богатырь. Да и вряд ли у тебя получится его найти. Это же молот самого Перуна!!! Ты и так зашел слишком далеко, а к Перуну идти еще несколько ярусов. Тебя туда просто не пропустят.
   - Но ведь мне средство, чтобы победить Кощея, чтобы исправить то, что он сделал! - подскочил Артем. - Неужели в вашем Мире всем на это наплевать?!
   Но Илья Муромец только развел руками. Артем совсем упал духом.
   - А если нам понадобится ваша помощь в битве с Кощеем, вы придете? - бесцветным голосом спросил Артем.
   Но Илья Муромец только покачал головой.
   - Мы не можем участвовать в событиях, которые происходят на нижнем ярусе, это строго запрещено. Мы вступим в битву только в том случае, если она переместится на наш ярус.
   Артем был готов заплакать как маленький. И тут промах.
   - Значит, - срывающимся голосом спросил он, - Алеша попович меня обманул? Он сказал, что сразу явится, когда...
   - Обманул, как всегда, - рассмеялся Илья Муромец. - Но каждый из нас может дать часть своей силы богатырю, который будет сражаться от нашего имени на вашем уровне с черными силами. Мы можем воплощать свою силу в других людях. Если у вас есть богатырь, то стоит ему вступить в бой под моим именем, как я сразу же дам ему силу. Но только если ему достанет мужества и веры в себя!
   - Этого у него хоть отбавляй, - мрачно пробубнил себе под нос Артем. - Но что же мне теперь делать?
   - Этого я не знаю, извини, - развел руками богатырь.
   - А как мне вернуться обратно, на свой ярус?
   - О, это просто, - снова обрадовался, что может помочь, Илья Муромец. - Иди обратно к памятнику, просто возьми меня за руку и сразу же вернешься.
   Артем попрощался с богатырем и отправился в обратный путь. Вернувшись к памятнику, он сделал все точно так, как ему было сказано, и через несколько мгновений очутился возле незнакомого города.
   Город окружала огромная крепостная стена, и Артему пришлось несколько часов идти к главным воротам. Он сразу понял, что это тот самый город, куда они с друзьями отправили изгнанников из Долины Счастья. Наконец, он постучал в ворота, но с другой стороны не было слышно ни звука. Он колотил по двери так яростно, что сбил себе кулаки в кровь, но горожане не хотели ему открывать. Он начал бояться, как бы та же самая беда не случилась с беглецами из Долины - может, их тоже не пустили, и сейчас они скитаются или вовсе стали жертвами Кощея. Но вдруг на башне показалась одинокая фигура мужчины в военном мундире.
   - Эй! - заорал Артем. - Эй, впустите меня!
   Солдат, который, вероятнее всего, был выставленным горожанами дозорным, похоже, услышал его, скрылся за городской стеной, но уже через минуту появился снова, но теперь с городской башни на Артема смотрели уже четыре головы.
   - Кто ты такой? - крикнули сверху.
   - Я Артем Царевич, герой Пра... - в ответ прокричал он. Но не успел он договорить, как глашатай на башне заорал: "Внимание! Внимание! К нам в город пришел Артем Царевич!!!". Ворота со скрипом отворились, и на Артема хлынула волна радостных и ликующих горожан. Артем не успел опомниться, как его уже подхватили на руки, и он поплыл по волне людского потока в город. Со всех окон выглядывали люди от мала до велика. Они пели песни и кидали цветы, ленты, а толпа восторженно скандировала: "Ар-тем!", "Ар-тем!", "Ар-тем!", "Ар-тем!".
   Артем словно попал в восточную сказку - его будто несли на паланкине, вот только вместо носилок были живые руки, готовые поддержать его, что бы ни случилось. Но самый настоящий шок Артем испытал, когда оказался на городской площади. В центре ее стоял огромный памятник красивой, юной женщине, а рядом с памятником возвышался огромный, в три или даже четыре человеческих роста портрет его самого. Он был изображен в светлой мантии, на голове у него была корона, а под изображением витиеватыми золотистыми буквами было написано: "Герой Мира Прави, Артем Царевич, покровитель Додолии".
   Артем нахмурился и приказал людям вокруг себя:
   - Опустите меня на землю!
   Горожане с почетом поставили Артема на ноги и склонились перед ним. От толпы отделилась маленькая девочка, одетая в традиционный русский костюм, в руках у которой был пышный каравай, украшенный небольшой солонкой в стиле гжель.
   - Прими хлеб-соль, батюшка Артем Царевич! - поклонилась ему девочка, а вслед за ней все остальные.
   - Да вы что тут, совсем рехнулись? - после небольшой паузы спросил оторопевший Артем. - Что здесь происходит?
   - Додолия рада приветствовать своего основателя и покровителя, Артема Царевича!!! - выкрикнул кто-то из толпы, и люди повалились на землю в почтительном поклоне.
   Артему стало так неловко, что он даже отшатнулся. Но люди, заметив это, ничуть не смутились и продолжали напирать:
   - Батюшка Артем Царевич, благослови! Защити нас от Кощея проклятого!
   К нему тянули руки дети и старики, женщины и мужчины, и даже кошки с собаками почтительно ворчали рядом.
   Неизвестно, сколько продолжалась бы вся эта бессмысленная церемония, если бы внимание Артема и горожан не привлекли события более важные, чем встреча основателя и покровителя. С разных сторон города, через разные его ворота стали появляться новые пришельцы. С севера шли Дядя Миша и Эс-Е, а вместе с ними седые старцы-знахари с длинными бородами, с востока - Илга, Лада и армия берендейцев, с запада - звери и птицы рядом с Василием Васильевичем, с южной стороны - Йося и добрая половина жителей Сметаны.
   - Мой генерал, - отрапортовал Артему с самым комичным видом Василий Васильевич, - добровольческая армия в полном составе явилась в Додолию, чтобы выступить против Кощеева войска!
   Теперь на площади и вовсе было яблоку негде упасть. Жители Додолии с почтением встречали тех, кто решили отстоять свободу Мира Прави, а добровольцы кланялись в знак признательности.
   - Но что это за место? Почему именно здесь? - спроси Артем.
   - Разве ты не помнишь? - удивился Василий Васильевич. - Ведь мы же с тобой в прошлом году на этом самом месте основали город. Тогда сама Додола пришла и наполнила пустынную землю жизнью.
   - А причем здесь я? - все еще не понимал Артем. - Почему это я основатель, да еще и покровитель этого города?
   - Такова была воля Додолы, - вмешался в их беседу один из горожан. - Но Додолия - это не просто город, это государство, единственное во всем Мире Русских Сказок, которое защищено самой Додолой и именем Артема Царевича.
   - Так вот почему Кощей не смог сюда проникнуть! - догадался Василий Васильевич. - Он не в силах распространить свою власть на тех, кто уже освящен властью другого повелителя Нави. Я уже говорил - это как магнит, одна сила отталкивается от другой. Этот город Кощею не победить.
   - Светлейший Артем Царевич... - снова послышался голос по правую руку от Артема.
   - Хватит! - рявкнул Артем, и на площади сразу стало тихо. - Сейчас же перестаньте поклоняться мне! Выдумали тоже... Если это мой город, я согласен, отсюда лучше сражаться с Кощеем, но я требую, чтобы вы оставили все эти почести и хвалебные песни в мою честь. И снимите немедленно этот дурацкий портрет!
   Додоляне послушно поспешили выполнять просьбу Артема Царевича, и всего через пять минут полотнище с его изображением было убрано. Больше никто не прославлял героя Прави, никто не падал ниц - жителям Додолии не нужно было объяснять два раза.
   - Артем, - к нему подошли остальные друзья. - Мы привели с собой друзей. Они готовы выступить на нашей стороне, и они готовы остаться с нами до конца.
   - Хорошо, - кивнул Артем. - Жаль только, что я не могу похвастаться своими успехами.
   Друзья были готовы забросать его вопросами, но в это время с городской башни раздался истошный крик дозорного: "Кощей!".
  
  

Глава 28

молот перуна

  
   Позабыв обо всем, защитники города побежали закрывать ворота, а Артем и его друзья устремились на городскую стену. Черная армия приближалась с каждой секундой, во главе ее шел сам Кощей XIX. Если на пути армии возникало какое-нибудь препятствие, Царь Нави убирал его одним взмахом руки. Он убивал животное, которое посмело перебежать ему дорогу, мгновенно выжигал лес, вставший на пути, или осушал реку, которая тормозила его войско.
   - Похоже, Черный Змей притащил сюда всех обитателей своего Мира, - покачал головой Василий Васильевич. - И уж поверьте, это еще не все, на что он способен.
   И тут же, словно в подтверждение слов ученого кота, всего в нескольких верстах от Додолии, в одно мгновение возник черный замок - точь-в-точь копия замка Кощея в сердце Нави. Еще один взмах рукой - и Кощей окружил его непроходимым забором из железа и человеческих костей.
   - Основательно готовится, - заметил Дядя Миша. - Что мы сможем ему противопоставить? Артем, почему ты сказал, что у тебя ничего не вышло?
   Артем потупил взгляд и рассказал о своем походе, закончившемся полной неудачей.
   - Чтобы снять с людей окаменение, нужен молот Перуна, о местонахождении которого не знает даже азбука, а сами богатыри не придут, они могут лишь дать часть своей силы, - закончил Артем.
   - Что-то я никаких особых сил в себе не ощущаю, - признался Йося. - Только те, которые мне дает меч.
   - И я, признаться, ничего про молот Перуна не знаю, - протянул Василий Васильевич.
   В это время со стороны вражеского замка до Додолии донесся громкий голос Кощея:
   - Люди Додолии! К вам обращается единственный и настоящий правитель Мира Русских Сказок, Царь Нави, а в скором времени и Повелитель Прави, Кощей XIX Трипетович. Я не хочу разрушить ваш прекрасный город, но я буду вынужден уничтожить и его, и всех его жителей, если вы немедленно не отдадите мне мятежников во главе с самозваным царем Артемом Царевичем, а сами не сложите оружие. Даю вам время до утра. В противном случае с первыми лучами солнца я направлю против вас свое войско, и тогда уже никому пощады не будет.
   Голос умолк, и вокруг стало ужасно тихо. Встревоженные горожане перешептывались и бросали недобрые взгляды на Артема и его компанию.
   - Не бойся, в этом городе никто не пойдет против тебя, - успокоил его кот. - Для них это не просто предательство, а святотатство. Им запрещено самой Додолой идти против тебя. И даже если кто-то решится восстать против твоего имени, он тут же окажется у своего нового хозяина в замке напротив, и не будет прощения ни ему, ни его потомству до конца...
   - Да что ты мне тут втираешь! - перебил его Артем. - Можно подумать, я здесь из-за того, чтобы кто-то мне повиновался! Я совсем не этим обеспокоен!
   Друзья повернулись к нему.
   - Имеем ли мы право подвергать этих людей опасности? Я имею в виду, почему эти люди должны страдать из-за наших с Кощеем дел?
   - Вообще-то, Артем, это и их дело тоже, - ответил ему Дядя Миша. - Это наше дело - всех тех, кто живет в Мире Прави, кто стоит на правильном пути, и даже если ему придется сложить свою голову в этой битве, пойдет за тебя. Разве ты не видел, что для этих людей ты уже стал знаменем? Они за тебя, потому что ты помог им понять, что в жизни есть что-то более важное, чем просто быть персонажами сказки.
   - Это все - пустые слова... - покачал головой Артем. - Эти люди - всего лишь пушечное мясо. Не нужно на меня так смотреть, мне Василий Васильевич уже как-то раз говорил об этом. Эти люди - всего лишь те персонажи сказки про Артема Царевича, которым надлежит погибнуть, чтобы сказка написалась.
   - Ты собираешься сдаться? - спросили в один голос Илга и Йося.
   Артем повернулся к ним лицом, и увидел в их глазах глубокое презрение к герою, который сомневается. Они верили только тому Артему Царевичу, который разрешил убить ведьму; который ничего не сделал для того, чтобы спасти Двоеглазку; который принес в жертву маленького мальчика Рюрика.
   - Хорошо, - сдался Артем. Ладно, получайте вашего героя. - Мы должны опередить Кощея. Мы пойдем в атаку первыми. Пойдут только взрослые мужчины, которые умеют владеть оружием.
   - Что за оружие? - спросила Эс-Е.
   - То же самое, которое Дядя Миша делал для защитников Долины счастья. Оружие-оберег, которое способно справиться с нечистой силой. Дядя Миша, отправляйся вниз, объяви город на осадном положении, и начинайте делать оружие.
   Знахарь кивнул и вместе с женой поспешил вниз.
   - А почему только люди? - спросил Василий Васильевич. - А как же те, кто пришел со мной?
   - Да что вы можете? - усмехнулся Артем.
   - Попомни мое слово, Артем, незнание сильных сторон Мира Прави когда-нибудь сыграет с тобой злую шутку, - пожурил его Василий Васильевич. - Я ведь привел не только обитателей животного Мира. Со мной пришли добрые лесные духи - лесавки, ауки, листины, шишиги, духи растений, ветерков. А из моих собратьев явились все ученые коты, которые сейчас наставляют людей; целая армия ежей, иглы которых являются неплохим апотропейным средством; пришел Ярчук и привел с собой стаю священных собак; прилетела даже лебединая стая...
   - А лебеди нам зачем? - недоверчиво покачал головой Артем.
   - Подожди, еще увидишь, - усмехнулся Василий Васильевич.
   - Да и медведи свое слово еще скажут, - послышался из-за плеча Илги голос воеводы берендеев. - Мы пойдем впереди, Артем. Наш род многим обязан тебе, и поэтому мы примем первый удар на себя.
   Лада похлопала Артема по плечу и отправилась отдавать приказы.
   - Что делать нам? - это был уже Митяй из Сметаны. - Мы тоже готовы прийти на помощь.
   - Вы - нет, - отрезал Артем. - Вы останетесь здесь. Это будет резерв, на тот случай, если мы потеряем наш авангард.
   До утра оставалось пять часов, и за это время Артем, Илга, Йося и представители от каждой армии организовали штаб, обсуждая, как лучше пойти против Кощея. К неудовольствию Йоси было решено, что войско Додолии поведет вперед не он, а Лада.
   - У нее больше военного опыта, она воевода, - доказывал свою правоту Артем, и все поспешили с ним согласиться. Пускать в первый бой единственного богатыря, не зная, какие сюрпризы уготовил неприятель, было бы слишком рискованно.
   За час до выхода армия построилась перед главными городскими воротами. Всего насчиталось десять тысяч солдат, включая духов и животных, которых привел Василий Васильевич. Дядя Миша обошел каждого, над каждым прочитал заговор, каждому надел на шею маленький оберег, каждого благословил и сам встал в ряды ополченцев.
   - Миша, а ты куда это? - удивилась Эс-Е и бросилась оттаскивать мужа. - Я тебя не пущу.
   - Перестань, Лана, - сурово посмотрел на нее Дядя Миша. - Мое место здесь, рядом со старцами, у которых я учился, рядом с животными, которые давали мне силу, рядом с теми, кто в нас верит.
   Эс-Е покачала головой, поцеловала супруга и со слезами отошла в сторону, а ополченческая армия выступила вперед. Тяжелые засовы отворились, двери со скрипом подались наружу, и добровольцы дружными рядами пошли навстречу рассвету. Первый луч доложен был появиться с минуты на минуту, и по расчетам лады, армия Кощея должна была только-только выступить. Это давало добровольцам возможность успеть пересечь открытую местность и спрятаться в лесу. Но вдруг произошло самое неожиданное из того, что могло бы произойти в этой битве.
   Когда ополченцы оказались на самом незащищенном участке, разделявшим оба лагеря, из леса выдвинулось многочисленное войско правителя Нави. Несколько тысяч оборотней и упырей зашли с тыла, впереди выросла настоящая стена из навий, а по флангам добровольцев обступали самые ужасные создания Мира Русских Сказок - псиглавцы и половайники. Бесы-невидимки приобрели очертания и были готовы беспрепятственно наброситься на людей.
   - Братцы, вперед! - крикнул Дядя Миша. Он отлично понимал, что перевес будет на стороне Кощеева войска, но сдаваться без боя не собирался.
   - За Правь! За Додолию! За Берендею! - послышались крики ополченцев, и добровольцы понесли в разные стороны.
   В ту же самую минуту Артем и его друзья взобрались на крепостную стену, чтобы увидеть битву собственными глазами. Их взору предстало невероятно захватывающее и ужасно трагичное зрелище. Силы были неравны, и в первые же минуты боя все, кто шел впереди, погибли от ударов навий. Упыри набросились на задние ряды, и были готовы выпить кровь из солдат с вилами, если бы вовремя не подоспели знахари во главе с Дядей Мишей. Они беспрестанно твердили заговоры и молитвы, поминутно осеняя себя то крестом, то другим знамением, окропляли раненых святой водой, разбрасывали сухие травы, которые сиюминутно прорастали и отпугивали злых духов. Легче всего пришлось той части добровольческой армии, которая сражалась с псиглавцами и половайниками. С первыми ополченцы расправлялись, как с бродячими собаками, вторых избивали топорами, вилами, цепями, и, повалив на землю, забрасывали снегом. Шансов на то, что железные люди мгновенно заржавеют, не было, но снег на некоторое время сдерживал атакующие железяки.
   Хуже всего было то, что когда на поле боя для добровольцев случались маленькие победы, в битву включались бесы. Они овладевали душами тех, кто потерял во время боя свой крестик или другой оберег, начинали разрывать своих жертв изнутри, и если знахарь не успевал вовремя увидеть одержимого и прийти ему на помощь, то вскоре бесноватый переключался на своих же соплеменников. Они нападали исподтишка, и от удара в спину погибло несколько медведей. Слабые лесные духи не могли сопротивляться и почти все приняли сторону Кощея, нападая на тех, кто только что был рядом. Стало ясно, что внезапное нападение провалилось, и нужно было отступать, но неприятельские войска отрезали все пути. И тут в дело вступила лебединая стая.
   По приказу своей предводительницы лебеди, которые ужасно страдали от зимы, бросились в толпу дерущихся и принялись яростно махать крыльями. Да так сильно, что снег с земли поднялся до небес, превратился в смерч и из-за снежной завесы противники уже не могли различить друг друга.
   - Отступаем! - закричала Лада, и пока войско Кощея в замешательстве пыталось добраться до добровольцев, армия Додолии постепенно стала отходить назад. А лебединая стая продолжала кружить над неприятельскими тысячами. Снежный смерч рвал нежные лебединые перья, на них налипал снег, и смелые птицы падали вниз, где их уже поджидали псиглавцы. Добровольческие войска с тоской наблюдали за тем, как погибает лебединая эскадрилья, ценой своей жизни спасшая неудачливых пехотинцев. Из белокрылой дружины не уцелел никто.
   Додоляне отступили и успели укрыться за городскими воротами. Но когда снежный туман рассеялся, обнаружилось, что около сотни человек не услышали приказа об отступлении и продолжают сражаться. Но войска Нави уже не нападали на них, а только сдерживали напор. И скоро стало ясно почему - на поле брани появился сам Кощей XIX, и по его приказу все пленные были обращены в камень.
   - Даю вам еще сутки, - насмешливо прокричал он в сторону крепости и в окружении своей свиты зашагал к своему замку.
   - Еще одна битва с Кощеем закончилась неудачей, - подвел неутешительный итог побоищу Артем. - Мы потеряли почти половину нашей армии. Если мы отважимся еще раз встретится лицом к лицу с Кощеем, он нас одолеет.
   - Но ведь город находится под защитой Додолы и имени Артема? - спросил Йося.
   - Они будут осаждать город, и рано или поздно нам придется или сдаться, или погибнуть от голода и жажды, - ответил Василий Васильевич.
   - Но ведь Артем на зауми сможет наколдовать сколько угодно еды и воды! - возразила Илга.
   - На стотысячный город? - усмехнулся Василий Васильевич. - Это ж сколько ему колдовать придется? К тому же силы зауми может просто не хватить...
   Горожане осознали горькую истину, но сдаваться не собирались. Городской голова Ерофей Додолинский ежеминутно уверял защитников города, что ополченцы будут драться до конца. Но Артем качал головой:
   - Если Кощей будет каждый день нападать, мы все равно будем терять людей, терять животных, терять силы. А мы не сможем их восстановить. А если пойдем в открытую, его войско нас легко одолеет.
   - И все же стоит выждать хотя бы несколько дней осады, - заявила окровавленная Лада, которой оказывал первую помощь Дядя Миша.
   Но следующий день явил защитникам Прави новое коварство Кощея. Он не стал атаковать крепость, прекрасно зная, что у Додолии есть защита. Но вокруг крепости по приказу Всемирного Царя цепью встали трескуны и ледянники, и напустили такой мороз на город, что ни один защитник не смог бы защищать крепость, если бы Кощей начал наступление. Холод был ужасным, и в течение дня больше сотни додолян замерзли прямо на улице. Некоторые заболели лихорадкой, и только своевременное вмешательство Дяди Миши и его друзей-лекарей спасло жизнь защитникам Прави.
   Опаснее всего оказалось то, что самые маленькие жители Додолии, которые никогда не знали, что такое мороз, оказались совсем не восприимчивыми к холоду. Они часами просиживали возле каминов, грелись у костров, но они не спасали от холода.
   Ледяная осада продолжалась три дня. За это время додоляне сожгли весь запас дров, в ход пошла мебель и - к огромному неудовольствию Василия Васильевича - книги, но все усилия были тщетны. Город замерзал, и помощи было ждать неоткуда. В последние дни февраля стояли такие морозы, что весна, казалось, не придет никогда.
   На четвертое утро Артем собрал экстренное заседание штаба.
   - Да... Погода сегодня ужасная, - поежился городской голова. - Холодно, солнца нет, ветер свищет, небо серое, как камень.
   - Нам пора принимать решение, - кашляя от простуды, прохрипел Артем. - Выбор у нас небольшой. Вчера Кощей прислал нам очередной ультиматум, где предлагает либо унизительную смерть от холода, либо почетную казнь всем защитникам города. Мы с Ерофеем отправили ему ответное послание с просьбой пощадить хотя бы детей, но он ничего не ответил. Итак, что будем делать?
   Артему никто не ответил.
   - Вы что, - взорвался он и зашелся кашлем, - хотите на меня всю ответственность повесить?
   - Артем, успокойтесь, - попытался смягчить ситуацию городской голова. - Мы, конечно, разделим нашу печальную участь все вместе, но пока у нас есть силы бороться...
   - Нет у нас сил, - ответил, ежась, Василий Васильевич. - Из всех вас только я один останусь в живых, да и то, если повезет. Нужно искать средство, чтобы растопить этот лед, или чтобы у нас появилась сила, готовая в одиночку расправиться с кощеевым войском.
   - Я готов, но я не уверен, что моей силы хватит, - поднялся со своего места Йося, но его тут же усадили обратно.
   - Мы, со своей стороны, готовы дать вам что угодно, лишь бы это помогло общему делу, - заверил Артема Ерофей Додолинский. - Но Кощея способно одолеть только волшебство или божество, а нам, смертным...
   - Подождите! - вдруг вскочил Артем и остановил городского голову. - Как вы сказали: вы все мне сможете дать?
   - Да, но... - растерянно стал озираться Ерофей, не понимая, что происходит.
   - Ничего не говорите! - радостно завопил Артем. - Я вспомнил!!!
   Все головы теперь были обращены к нему.
   - Василий Васильевич, ты помнишь, Додола мне сказала: "Ты всегда будешь желанным гостем в этой стране. Тебе здесь всегда дадут то, что ты попросишь".
   - Ну, помню, - пожал плечами кот. - Но причем здесь это?
   - Да как же вы все не понимаете! - Артему было не по себе, что никто не понимает его мысли. - Мне дадут все, что я попрошу. Так вот я прошу: мне нужен молот Перуна!
   На Артема смотрели, как на сумасшедшего.
   - Но у нас нет молота Перуна... - развел руками городской голова.
   - А храм в честь Додолы у вас есть? - вдруг поддержал друга Василий Васильевич.
   - Есть, но он сейчас закрыт, служения из-за холода отменили... - ответил Ерофей.
   - Но это не значит, что там нет духа Додолы! - воскликнул Артем. - Бежим в храм!
   Он сорвался с места и потащил за собой Ерофея. За ним подскочил Василий Васильевич, а потом и все остальные. Одной большой колонной члены штаба побежали за Артемом в храм Додолы.
   С трудом открыв замерзшие двери, Артем с мэром вбежали внутрь и устремились к алтарю. На нем лежал огромный черный меч на толстенной цепи.
   - Вот он! - выдохнул Артем, взял его в руки и поднял над собой.
   Но никакого эффекта находка не возымела.
   - Ну, и что теперь? - скептически посмотрел на Артема Дядя Миша.
   - А то, что им можно разбить любой камень, и из него пойдет живая вода. - ответил Артем. - А с живой водой мы продержимся. Выходим раненых, напоим больных, оживим умерших.
   Теперь лица собравших окрасились улыбками и радостью. Вслед за друзьями Артема в храм прибежала чуть ли не половина города, и, услышав слова Артема Царевича, снова принялась неосторожно его прославлять.
   Но он уже не обращал на это никакого внимания. Вместе с Ерофеем, Василием Васильевичем, Йосей и Илгой он вышел на улицу, нашел первый же огромный булыжник и затаил дыхание.
   - Ну, только бы получилось, - прошептал он.
   - Артем, я сомневаюсь... - услышал он голос Дяди Миши, который вместе с женой встал чуть поодаль.
   Но Артем уже никого и ничего не слышал. Он размахнулся и со всей дури стукнул по камню. Камень крякнул и раскололся. Но никакой воды из него не потекло.
   Артем принялся дубасить по нему еще и еще, но только раскрошил булыжник на мелкие кусочки.
   - Ошибся... - с ненавистью к самому себе сказал он и сел прямо на землю.
   - Должно быть, нужно знать, по какому камню бить, - съехидничал рядом Дядя Миша.
   - И кому, - добавила чуть насмешливо Эс-Е.
   Они прошли мимо, даже не посочувствовав Артему. Зато к нему тут же подсела Илга.
   - Не переживай так, Артем, - сказала она и погладила его по ладони. - Со всеми бывает. Ну, подумаешь, не получилось. Хуже ведь не стало?
   Но Артем вдруг выдернул у нее руку и завопил:
   - Ну, конечно!!!
   Все, кто был на площади, снова обернулись и уставились на Артема.
   - Дядя Миша, ты прав, как никогда! - кричал он. - Ты и Йося, идите сюда!
   Любопытные зеваки снова стали собираться вокруг него. Когда Дядя Миша и Йося встали рядом, Артем вручил знахарю молот и сказал:
   - Ему нужна сила. Ты должен наполнить молот силой!
   - Ха, а как я это сделаю, - все еще сомневался Дядя Миша.
   - Очень легко вдохнуть жизнь, - ответил Артем. Он поднес ладонь к своим губам, легонько дунул, и легкий ветерок чуть покачнул молот.
   - Почему же у тебя не получилось? - снова спросил Дядя Миша.
   - Потому что ты лекарь, и это твоя профессия - дарить людям жизнь, - ответил Артем.
   Дядя Миша скептически пожал плечами, но выполнил то, о чем его просил Артем. Он легко дунул на молот, и от того вдруг пошли искры.
   - Ну! - торжествовал Артем. - Что я вам говорил?!
   - Невероятно... - выдохнул Дядя Миша.
   - Никогда ничего подобного не видел... - восхищенно тряс руку Артему Василий Васильевич.
   И тут на площади начались такие пляски, что согревали и без всякого волшебства. Из общей эйфории горожан вывел голос Эс-Е.
   - И что дальше? - спросила она, и ликование прекратилось. Все снова повернулись к Артему, ожидая от него очередного прозрения.
   И у Артема уже был готов ответ.
   - Посмотрите вверх, - попросил он, улыбаясь. - Вот куда нужно бросать молот. Йося, давай!
   Но Йося не торопился следовать совету Артема. Как и все остальные, он всерьез стал опасаться за душевное здоровье друга.
   - Ну, чего вы так на меня смотрите, - разулыбался Артем. - Ерофей сегодня утром сказал: небо серое, как камень. Вот туда и нужно закинуть молот. надеюсь, никто не сомневается, что из тучи может пойти дождь?
   - Зимой? - закричал кто-то из толпы.
   - Уже давно пришла бы весна, если бы не Кощей, - отмахнулся Артем. - Давай, Йося, поверь мне, у тебя все получится!
   Йося подумал про себя и решил, что хуже вряд ли будет. Он схватил молот, и тут же изменился в лице. Люди вокруг ахнули.
   - Ты смотри-ка, как на Илью Муромца похож.
   - Я? - удивился Йося.
   - Что чувствуешь? - спросил Артем.
   - Столько силы чувствую! - с воодушевлением ответил Йося.
   - Главное, чтобы ты поверил в себя, и в то, что сила Ильи Муромца тебе поможет, - сказал Артем.
   - Я верю, - кивнул Йося, раскрутил молот и одним броском зашвырнул его так высоко, что он мгновенно исчез из поля видения.
   - Сейчас как он кому-нибудь на голову свалится, - вдруг шепнул на ухо Дяде Мише Василий Васильевич. Но шепнул так громко, что люди запаниковали и бросились бежать, кто куда. И в эту самую минуту над их головами раздался сильный треск, будто кто-то ломал дом, бабахнул гром, и на головы измученных осадой людей стали падать капли дождя.
   - Люди, это чудо! - заверещали горожане. - Капли теплые!
   И в самом деле - на Додолию пролился горячий дождь. В небе снова загремело, и на осажденный город обрушился настоящий ливень из кипятка. Додоляне не успели и глазом моргнуть, как в городе растаяли льды, сугробы, а от земли пошло такое испарение, что сразу же согрело всех, кто был в городе.
   Но самым удивительным было то, что трескуны с ледянниками не успели увернуться от обжигающей капели, не успели отступить, и сейчас таяли на глазах у радостных людей.
   - Ура! Победа! - завопил какой-то мальчишка, и ему вторил хор мужских и женских голосов.
   - Смотрите! - закричала Илга, указывая рукой туда, где недавно остатки добровольческой армии были погребены под снегом или превращены в камень.
   Горячий дождь падал на землю и оживлял всех убитых и окаменевших. Из погибших вылетали души и поднимались высоко к небу, исчезая между капель дождя, а живые выходили из камня и бежали к своим родным в Додолию.
   Похоже, чудесный эффект заметили и в замке Кощея, и Всемирный Царь отправил в погоню целый отряд. Но, оказавшись под дождем, нечистая сила начинала шипеть и плавиться, и была вынуждена отступить.
   - Ха-ха! - ликовала Додолия. - Так-то! Получите!
   - Жаль, что этот дождь нельзя пролить над Долиной Счастья, - вдруг произнесла за спинами торжествующих Эс-Е.
   Все сразу замолчали. Среди защитников города было много родственников тех, кто пал, спасая своих родных, спасая Артема, Дядю Мишу и Йосю.
   - Почему - нельзя? - вдруг послышался голос Василия Васильевича. Он стоял с важным видом, а в руке у него была азбука. - Вы еще не все свойства моей удивительной книги знаете!
   Василий Васильевич раскрыл азбуку и попросил ее показать долину Счастья. Азбука распахнула страницы, и на них появилась картинка, на которой зрители увидели все те же окаменевшие статуи людей. Кот подставил азбуку под дождь, и теплые капли стали расплываться на страницах, а потом просто впитываться в изображение, и вот уже над Долиной Счастья шел точно такой же дождь из живой воды. Статуи снова превращались в людей, и только одно каменное изваяние, разбитое на кусочки, не могло снова стать человеком, маленьким Рюриком. Но чудесные свойства живой воды показали себя и здесь. Тому, чем хотел наказать маленького героя Кощей, не суждено было сбыться. Из разрушенного тела мальчика отделилась ярко-рыжая душа и вознеслась к небу. Она не знала, что в эту минуту там, где нашли приют спасенные им люди, несколько человек машут ей рукой и плачут.
   Дождь потихоньку закончился. Молот, расколов тучи, не вернулся, оставив после себя чистое небо, и воздух наполнился свежестью и теплотой. Наступала весна...
  

Глава 29

опасная весна

  
   Следующее утро началось с того, что на завтрак к друзьям спустился чистый, гладкий, сияющий, блестящий Василий Васильевич. Усы у него топорщились от гордости за самого себя, он был прилизан шерстинка к шерстинке и даже втянул свой огромный живот.
   - Что это все значит? - со смехом спросил Артем.
   - Сегодня - 1 марта, - ответил Василий Васильевич, чинно усаживаясь за стол и повязывая себе салфетку. - В этот день прогрессивная общественность отмечает Всемирный день кошек.
   Люди за столом разразились бурными аплодисментами.
   - Василий Васильевич, - поднялся со своего места городской голова, - от всех жителей Додолии и всего Мира Прави поздравляем вас с вашим профессиональным праздником.
   Еще раз бурные аплодисменты, во время которых Василий Васильевич встал и поклонился во все стороны.
   - В этот день, - подхватил речь Ерофея Дядя Миша, - мы призываем людей заботиться о котах и кошках, кормить их пять раз в день свежими сосисками и молоком.
   - Мы призываем людей создать каждой кошке свой дом, - подхватила Илга.
   - И изгнать всех собак, которые непочтительно относятся к представителям кошачьего рода! - закончил Артем.
   - Да вы что, издеваетесь надо мной? - вскочил под дружный хохот Василий Васильевич. - Да будет вам известно, что кошки - самые умные животные. Да, мы, в отличие от собак, не приносим брошенную хозяином палку, потому что кот или кошка не считают себя обязанными выполнять глупые приказы человека. Мы столько лет живем рядом с человеком, что можем считать себя равными людям. Поэтому с кошачьими нужно обращаться уважительно. Да, и ни в коем случае не приказывать им, а поощрять хорошее поведение.
   Когда кот закончил свою очередную пламенную речь, друзья все еще хихикали, и тогда Василий Васильевич окончательно их "добил":
   - И, между прочим, более ласковые и более общительные - это коты, а кошки более капризны.
   После этих слов уже некто не смог сдержаться. Городская ратуша, в которой завтракали защитники Прави, наполнилась таким смехом, что в ней задрожали стекла. Обиженный Василий Васильевич вылетел из-за стола и убежал к себе в комнату, а друзья еще долго смеялись над комичным котом и поднимали тосты за кошачье племя.
   Весь день было тихо. Черная армия не атаковала, Кощей не присылал ультиматумов, а горожане, довольные приходом весны, грелись на солнце. Артем и все остальные члены штаба прохаживались по периметру городской стены, размышляя, как лучше обезопасить город от внезапной атаки Кощея. Ерофей и Дядя Миша постоянно сыпали какими-то военными терминами, Йося о чем-то говорил с Эс-Е, а Илга просто наслаждалась чудесной погодой. И только Артему было не по себе. Его мучила совесть за то, что они посмеялись над Василием Васильевичем. Долгое время кот был другом Артема, и он корил себя за то, что позволил втянуть себя в злую шутку. Сославшись на недомогание, он вернулся в гостиницу рядом с ратушей, где все они проживали, и поднялся к Василию Васильевичу.
   Он постучался в номер, но ответа не последовало. Тогда Артем ударил в дверь более настойчиво, и услышал, как ее пошли медленно открывать. Ключ в замке повернулся, и перед Артемом возник Василий Васильевич - такой печальный, каким он еще ни разу его не видел.
   - А, это ты, Артем... - махнул лапой кот и вернулся обратно в комнату.
   - Прости нас, - сразу же извинился Артем, закрывая за собой дверь и проходя в номер. - Я не думал, что тебе будет так неприятно, в твой праздник...
   Но Василий Васильевич будто его и не слушал. Он сел на кровать и уткнулся в волшебную азбуку.
   - Я говорю, что хотел бы извиниться, - снова начал Артем, но Василий Васильевич остановил его.
   - Если ты думаешь, что мне больше нечем заняться, кроме как выслушивать от тебя всякую чепуху, то могу тебя заверить - у меня есть дела поважнее, - ответил кот. - Не переживай, я оценил ваш юмор, и я в полном порядке.
   - Что-то мне так не кажется, - сказал Артем и сел рядом с котом. - ты мрачнее тучи.
   - Уж не из-за ваших острот, это точно, - язвительно скривил губы Василий Васильевич. - Сегодня - 1 марта, навий день.
   - И что? - не понял Артем.
   - Сегодня по первому зову Кощея мертвецы встанут из своих могил и придут к нему на помощь. Армия Кощея станет еще сильнее, - упавшим голосом сказал Василий Васильевич.
   - Ты в этом уверен? - говоря это, Артем и сам не верил, что Василий Васильевич неправ.
   - Хотел бы я, чтобы я ошибался, - покачал головой кот. - Но вот посмотри, что мне показала азбука.
   Он подсунул Артему книгу, на которой тот увидел очертания тронного зала Кощеева замка. Яга за последнее время совсем потеряла свои девичьи очертания, и теперь действительно была похожа на старую Бабу-Ягу из советских фильмов.
   Она стояла возле печи, говорила какие-то заклинания на непонятной Артему тарабарщине, подсыпала какие-то сушеные травки и грибы, потом засовывала в устье печи огромную деревянную лопату, и через какое-то время вынимала ее обратно вместе... с живым человеком!
   - Что это такое? - с ужасом в голосе спросил Артем.
   - Обряд Яги наоборот, - бесстрастно ответил кот.
   - Но... - Артем не верил свои глазам. - Ведь ты сказал, что в навий день возвращаются мертвецы, а этот - живой!
   И в самом деле человек, которого Яга вынула из печи, меньше всего был похож на мертвого.
   - Помнишь, обычно Баба-Яга сажает доброго молодца в печь? Это чтобы он прошел в Мир Мертвых, а здесь наоборот - из Мира Мертвых она призывает тех, кто когда-то служил Кощею.
   - И что, они действительно оживают? - снова спросил Артем.
   - Никакая сила, кроме живой воды, не вернет человека обратно, - потряс головой Василий Васильевич. - Они только выглядят как живые, и как только они выполнят свою миссию...
   - ...Кощей вернет их обратно, - уже догадался Артем. - Но раз они уже мертвы, значит, их будет невозможно убить?
   Василий Васильевич кивнул.
   - Тогда как с ними сражаться?
   Василий Васильевич пожал плечами.
   - Василий Васильевич! - в комнату влетела Илга. - Артем, и ты здесь? Скорее, они снова наступают!
   Все трое пулей вылетели из гостиницы и поспешили на городскую стену, где Ерофей и Дядя Миша уже готовились к обороне Додолии.
   - Что происходит? - запыхавшись, выпалил Артем.
   - Они решили идти против нас самым обычным способом, - ответил знахарь. - Среди них нет ни навий, ни бесов, ни злых духов - просто люди. Думаю, мы легко с ними справимся.
   - Мы с ними не справимся, Михаил, - покачал головой Василий Васильевич.
   - Это мертвецы, - добавил Артем и быстро рассказал о том, что им показала азбука.
   Дядя Миша мрачнел с каждой секундой. Он смотрел в сторону Кощеева замка, откуда ровными рядами шла черная толпа, и щелкал костяшками пальцев.
   - Но разве они могут пробраться в город? - спросила Илга. - Ведь этот город защищен именем Додолы!
   - Эта защита распространяется только на живых, - объяснил Василий Васильевич. - А эти люди умерли задолго до того, как Додола закрепила этот город.
   - Все равно, мы должны защитить город, - наконец, произнес Дядя Миша. - Мы будем лить на них смолу, будем сбрасывать их вниз, если они попытаются забраться наверх, будем отбиваться от них стрелами.
   - Но это все не поможет! - выкрикнула Илга.
   - Это их задержит, - ответил Дядя Миша. - А вы...
   Теперь он обратился к Артему и Василию Васильевичу.
   - Вы с вашими геройскими и умными мозгами должны за это время придумать, как победить Кощея.
   Артем и кот кивнули и удалились.
   - Я пойду с вами, - сказала Илга. Герой и ученый не возражали.
   - А я? - спросил Йося.
   - Ты будешь сражаться, - сказал Дядя Миша, который неожиданно для себя принял командование войсками осажденного города. - Пойдем со мной, я объясню, что тебе предстоит сделать. Ерофей, крикни, когда они подойдут.
   Все разошлись, оставив Эс-Е одну, но она нисколько не расстроилась, и, совершенно забыв о своем особом положении, принялась таскать вместе с остальными горожанами камни для незваных гостей.
   Артем и Василий Васильевич уединились возле смотровой башни, и кот сразу же поделился с героем своими мыслями.
   - Знаешь, Артем, - тихо заговорил он, - мне кажется, что мы не сможем остановить армию Нави. Нельзя убить тех, кто уже мертв. Зато они смогут утащить за собой любого, до кого дотронутся.
   - Значит, Кощей, просто отправит своих солдат обратно на тот свет, но уже вместе с их жертвами? - перспектива ужасной гибели защитников Прави испугала Артема не на шутку.
   - Да, - подтвердил Василий Васильевич. - Единственный, кто сейчас управляет ситуацией, это Кощей, поэтому мы должны с тобой думать не о том, как победить мертвецов, а как отправить их вместе с Черным Змеем обратно в Пекельное царство.
   - Значит, если мы не можем уничтожить армию мертвецов, мы должны убить Кощея?
   Но Василий Васильевич в ответ покачал головой:
   - Ты забыл, что Кощей - это Черный Змей, который завладел телом Дэнча. Черного Змея убить нельзя, он вечен, как вечно зло, но без тела он не сможет остаться на нашем ярусе.
   - Ты хочешь сказать, что нужно убить Дэнча?! - вскрикнул Артем.
   Василий Васильевич ничего не ответил.
   - Нет, - замотал головой Артем, - я не хочу этого. Он, конечно, много гадостей мне сделал, но убивать его я не хочу. Он не виноват!
   - Но если мы этого не сделаем, Артем, погибнут все, кто защищает этот город, - тихо произнес Василий Васильевич. - Погибнет Додолия, а вместе с ней и Мир Прави, а может, и Мир Русских Сказок!
   - Нет, Василий Васильевич, мы не должны так поступать с Дэнчем, - не сдавался Артем. - Может, есть средство, как освободить его от власти Черного Змея?
   Василий Васильевич что-то хотел ответить, но его прервал крик Дяди Миши:
   - Они наступают!
   Артем и Василий Васильевич прильнули к бойницам и увидели, как со всех сторон город обступила черная армия. Мертвецы были одеты в лохмотья, но в остальном выглядели, как живые, хотя в их глазах не было жизни, и они просто двигались вперед, выполняя приказ Кощея. Они стали взбираться друг другу на плечи, и таким манером быстро соорудили из своих тел живую лестницу, по которой в два счета поднялись на городскую стену.
   - Смола! - закричал Дядя Миша, и ополченцы дружно окатили осаждавших из огромных чанов.
   Этот ход оказался малоэффективным: смола всего лишь утянула нападавших вниз и разрушила живые лестницы, но не причинила мертвецам большого вреда. У них ушло совсем немного времени, чтобы очиститься и снова идти наверх. Тогда из всех бойниц в них полетели стрелы. И хотя горожане знали, что убить врага невозможно, они не жалели сил, снова и снова паля из луков. Стрелы попадали в неживые тела целыми десятками, но лишь для того, чтобы в очередной раз ненадолго остановить черную армию.
   - У нас еще осталась живая вода? - закричал Артем, когда кощеево войско начало третий штурм.
   - Да, мы наполнили несколько баков, - отозвался Ерофей.
   - Тащите воду сюда, - распорядился Артем.
   - Но зачем? - непонимающим взором уставился на него Василий Васильевич. - Я ведь тебе говорил, что оживить их уже нельзя!
   - Я и не собираюсь их оживлять, - ответил Артем. - Тащите шланги и включайте на полную, когда они заползут снова.
   Каждый подъем давался атакующим все труднее и труднее. Артем решил про себя, что они все равно тратят какую-то энергию, чтобы жить, в тут еще вдобавок им оказывают сопротивление. Сейчас они уже не проявляли столько прыти, как в первый раз, и взбирались гораздо медленнее.
   По приказу Артема ополченцы притворились, будто у них нет сил, и они готовы сдаться, отпрянув от бойниц. Но как только первые головы неприятеля появились на башнях, раздался громкий голос Артема: "Пли!", и струи живой воды окатили нападавших и сбросили их вниз.
   - О, Артем, теперь я понимаю, зачем ты все это затеял! - радостно закричал Василий Васильевич, когда увидел, что происходит внизу, у городских ворот.
   Живая вода нанесла мертвецам Кощея ужасающие раны, они словно снова ожили, и в их хрупких телах зияли настоящие дыры. И в это же время открылись городские ворота, и на противника с мечом в руках и с криком: "За Илью Муромца!" выскочил Йося и принялся рубить направо и налево.
   Его удары разрубали черные от смолы, стрел и живой воды тела, меч обжигал их, оставлял страшные язвы, и ни один из мертвецов не отважился вступить с богатырем в схватку. С криками и стонами многотысячная черная армия отступила обратно к замку Кощея. Но Всемирный Царь, который явно был не готов в очередной раз потерпеть поражение, встретил беглецов яростными воплями, и только они вернулись, как над замком поднялся Змей Горыныч и мгновенно уничтожил всю армию, с таким трудом возвращенную к жизни.
   Додоляне ликовали. Они были готовы носить Артема и Дядю Мишу на руках, они пели и плясали, отмечая победу. Когда вернулся Йося, в его честь было поднято несколько тостов, и больше всего радовался Василий Васильевич.
   - Слушайте, - ежеминутно спрашивал он. - Но как такое могло случиться? Ведь никому в Мире еще ни разу не удалось победить неживую армию! Дядя Миша, что такое ты сделал с мечом, что он стал бить мертвых?
   - Да не с мечом, а с Йосей, - усмехнулся Дядя Миша. - В очередной раз придал ему уверенности в своих силах.
   - Да у меня и так их было немало, - заметил Йося.
   - Уж что верно, то верно, - рассмеялся Дядя Миша. - Он так рвался в бой, что даже не хотел меня выслушать.
   - Но почему ты был так уверен, что Йося их победит? - спросила Эс-Е мужа.
   - Он совсем забыл, что его меч - это по своей сути аспид, то есть змей, в котором содержится очень сильный яд, - объяснил Дядя Миша. - Таким мечом можно кого угодно победить, потому он и называется богатырским.
   - Ой, я дурень, - хлопнул себя по лбу Василий Васильевич. - Как же я-то мог про это забыть! Нет, я опозорен!
   И кот принялся стенать и убиваться по поводу того, что светлая догадка пришла не ему в голову, а знахарю. И смогли утешить Василия Васильевича только его ученые собратья, которые заверили самого умного и самого смешного кота, что он им нравится и таким.
   Торжество по поводу еще одной победы над Кощеем продолжалось до глубокой ночи, и только двое отсутствовали на нем. Артем и Василий Васильевич сразу после ужина вернулись к своему разговору.
   - Я хочу знать, есть ли средство, чтобы освободить Дэнча от власти Черного Змея, - обратился Артем к волшебной азбуке, поскольку Василий Васильевич не знал ответа на это вопрос.
   Азбука выдала всего одно слово: "Магнит", но наотрез отказалась сообщить, как его использовать. Василий Васильевич тоже не мог вспомнить, чтобы магнит имел какое-либо волшебное действие. Тогда на помощь позвали Дядю Мишу.
   Знахарь сильно удивился, узнав, что задумали Артем и Василий Васильевич, но еще большее его удивление вызвало сообщение о магните.
   - Я про магнит знаю только, что мне говорил Захар, - почесал он голову. - Если его истереть помельче и посыпать на огонь, то человеку покажутся как наяву все дела его - и добрые, и страшные - да так, что человеку невозможно станет их видеть.
   - Вот оно, - выдохнул Артем. - Мы покажем Кощею его дела, и если все это правда, Дэнч не сможет выдержать, он вытолкнет из себя Черного Змея!
   Но Дядя Миша и Василий Васильевич скептически покачали головой.
   - Во-первых, как мы это сделаем? - спросил Василий Васильевич. - Встать лицом к лицу с Кощеем сможешь только, а для этого нужно сначала проникнуть в его замок.
   - Во-вторых, - поддержал кота знахарь, - где мы возьмем магнит?
   - И, наконец, почему ты так уверен, что Дэнч осознает свои страшные деяния? - закончил Василий Васильевич.
   - Во-первых, если нужно будет встретиться с Кощеем лично, я сам сдамся ему, - стал отвечать Артем. - Он будет думать, что победил, потеряет контроль над ситуацией, и я смогу рассыпать перед ним магнит.
   Василий Васильевич и Дядя Миша не сказали ни слова.
   - Во-вторых, магнит мы возьмем в сундуке Яги. Как вы знаете, в нем все есть.
   Друзья одобрительно переглянулись.
   - А что насчет Дэнча... - здесь Артем взял паузу. - Вы ведь помните, что он вызвал Черного Змея по незнанию, ему была нужна его Снежка. Значит, первопричиной его поступка все равно была любовь. А это чувство неведомо Черному Змею. На него я и рассчитываю. Ну, а если я окажусь неправ...
   Он не договорил, но и без этих слов все было понятно. В первом часу ночи Артем, Василий Васильевич и Дядя Миша постучались к Илге, у которой стоял сундук Яги. Вкратце объяснив, что им нужно, они вытащили его во двор гостиницы, и Илга открыла крышку.
   И вдруг сундук вспыхнул, едва не задев руку Илги, и превратился в огромную черную ворону. Ворона громко каркнула, взлетела ввысь и исчезла во мраке ночи.
   - Что это было? - в страхе спросила Илга, которую сжимал в своих объятьях Артем.
   - Это сундук Яги, - клацая зубами, ответил Василий Васильевич. - Он принадлежит ее роду, и поскольку она рядом, да еще Кощей ей дал сил, ее колдовства хватило, чтобы вернуть его себе.
   Все остальные понимающе закивали. Теперь, когда единственный способ завладеть магнитом был утрачен, Дядя Миша решил, что всем неплохо было бы выспаться перед следующим наступлением Кощея, и все вместе пошли обратно в гостиницу.
   Артем и его друзья шли по коридору, стараясь никого не разбудить, но тут их внимание привлекло бормотание из-за двери, за которой жил Йося.
   - ... Да, я тебя помню... И мои друзья... Артем здесь, Дядя Миша, его жена... Мы не собираемся сдаваться... А ты хочешь помочь?
   - Что это он, во сне? - тихо спросила Илга.
   Артем и Василий Васильевич растерянно переглянулись, зато Дядя Миша без всяких церемоний открыл дверь в комнату Йоси, и ворвавшись в нее, друзья увидели, что Йося сидит на полу и разговаривает с какой-то бесформенной массой, похожей на тень.
   - Кто это? - сурово спросил знахарь.
   - Это мой друг, барабашка, - обиженно ответил Йося. - Мы с ним в прошлом году познакомились.
   Он протянул руку, чтобы показать барабашку, но тень исчезла.
   - Не бойся, они хорошие, - закричал Йося и полез под кровать. - Ну, иди же сюда, не прячься! Пойдем!
   Он вылез из-под кровати, и вслед за ним несмело вылезла все та же бесформенная тень.
   - Привет, - поздоровался с тенью Артем.
   Кот выгнул спину и отошел к стене.
   - Кто ты такой? - снова грозно спросил Дядя Миша. - Ты и в самом деле барабашка?
   "Да", - выложилась в буквы тень.
   - Ты на нашей стороне? - спросил Артем.
   "Да", - снова ответила тень.
   - Барабашка не может быть на нашей стороне, он всегда служит силам зла, - нахмурил брови Дядя Миша.
   Тень ничего не ответила.
   - Если бы он был за Кощея, то не проник бы в Додолию, разве не так?- заступился за друга Йося и посмотрел на Василия Васильевича.
   - Да, - ответил кот. - Теоретически...
   - Я просил его помочь нам, он согласен, - сказал Йося.
   - Это же здорово! - воскликнула Илга. - Но что он может?
   - Он может провести нас к сундуку Яги, - ответил за Йосю Артем.
   Василий Васильевич и Дядя Миша переглянулись, знахарь что-то хотел сказать, но Артем продолжил:
   - Помните, как мы отделили тень от Василисы? Она пробралась к половайникам и утащила у них тени волшебных камней. Потом эти тени материализовались, и у нас оказались настоящие камни!
   - Идея неплоха, - признал Дядя Миша.
   - Но кто пойдет в замок Кощея вместе с барабашкой? - спросил Василий Васильевич.
   - Я, конечно, - сразу же ответил Дядя Миша, и на него сразу посыпались со всех сторон реплики недовольных друзей.
   - А почему это ты?
   - Да, почему не я?
   - И я бы мог!
   - И вообще, барабашка - мой друг!
   Дядя Миша всех успокоил и своим обычным, добрым голосом сказал:
   - Должен идти я, потому что, если вы не забыли, отделиться от своего тела способен только очень сильный колдун. Мне, конечно, до колдуна еще далеко, но знахарь - это, по сути, оборотная сторона черного кудесника. Но я думаю, у меня должно получиться.
   - А ты помнишь, сколько сил отнимает эта процедура? - предупредил Дядю Мишу Василий Васильевич.
   - Хм, Василий, с каких это пор ты стал таким заботливым? - усмехнулся Дядя Миша. - Мне казалось, ты меня всегда недолюбливал.
   Кот ничего не ответил, а только отвернулся и лапой смахнул набежавшую слезу.
   - Но с тобой все равно должен будет пойти кто-то еще, чтобы проделать весь обряд, - сказал Артем.
   - Со мной пойдет Илга, - решительным тоном ответил Дядя Миша.
   - Почему она? И я бы мог! - недовольно дернул головой Артем.
   - Да, почему не я?
   - И вообще, барабашка - мой друг!
   Дядя Миша снова всех успокоил и объяснил, почему он сделал такой выбор.
   - Ты, Артем, нужен здесь, ты - символ этого города, и если с тобой что-нибудь случится, никто не защитит этот город. Ты, Йося, единственный среди всех богатырь. Не дай Бог, мы попадемся Кощею, Правь потеряет последнюю защиту. А ты, Василий Васильевич... Твоя умная голова гораздо важнее для Додолии, чем мои скромные знахарские способности.
   - Ты так говоришь, Дядя Миша, будто не собираешься вернуться, - с упреком сказала знахарю Илга. - "Если что случится... не дай Бог попадемся...". ты не веришь в успех?
   - Верю, - улыбнулся знахарь. - Просто это очень опасное предприятие.
   - Но я не знаю, как правильно совершать такие обряды, - снова замялась Илга.
   - Василий Васильевич тебя научит, это совсем не трудно - вытащить из человека душу, - отмахнулся Дядя Миша.
   - Да, гораздо труднее вернуться в нее, - шепнул на ухо Артему Василий Васильевич.
   Весь следующий день Василий Васильевич обучал Илгу, как правильно отделять тень от человека.
   - Запомни, - говорил он, - сегодня будет полнолуние, поэтому можно будет получить хорошую тень. Будет хорошо, если Дядя Миша сразу сумеет установить со своей тенью контакт. В противном случае, нужно будет дождаться, когда он заснет. Он должен видеть мир глазами тени. Когда он вернется, ты снимешь с его тени иголки и нитки, и сразу же возвращайтесь, слышишь?
   Илга все слышала, но сердце у нее в груди все равно колотилось, как бешеное, и Василию Васильевичу даже пришлось выделить ей немного валерьянки из своих запасов. И еще дал ей маленькую бутылочку, о секрете которой рассказал только Илге.
   - Ты только никому про это не говори, особенно Артему, - попросил ее кот, когда девушка успокоилась.
   За час до полуночи Дядя Миша, Илга и барабашка стояли перед городскими воротами, в которых специально по приказу Артема днем прорубили что-то вроде калитки.
   - Чтобы вам было проще вернуться, - объяснил он, не желая слушать никаких возражений от Дяди Миши, который говорил, что калитка ослабит городские ворота. - Мало ли, что произойдет, сам же говорил...
   Наконец, все трое выдвинулись в сторону замка Кощея. По сведениям разведчиков-берендеев, которые каждое утро под видом обычных медведей обходили леса, дозорных Кощей не выставлял, разве что замок охраняло огромное чудовище - собака со змеиной головой, из пасти которой торчал острый ядовитый зуб.
   - Они называют его "Злезмей", - рассказывали разведчики, но даже Василий Васильевич не знал, кто это или что это, и даже не смог найти ответ в азбуке.
   Дядя Миша тоже никогда не слышал о таком создании, но сейчас ему было не до него. Они с Илгой расположились прямо под большой елью, из-за которой со стороны Кощеева замка трудно было кого-либо различить, но зато с другой стороны оно отлично освещалось полной луной. Тень было очень хорошо видно, и Илга, ползая на коленях, очерчивала силуэт Дяди Миши, закрепляя его нитками и иголками, которые Василий Васильевич любезно выпросил у ежиного племени.
   Дядя Миша легко отсоединился от тени, и сразу же сообщил, что прекрасно видит мир и своими глазами, и глазами души. Илга облегченно вздохнула и проводила тень Дяди Миши вместе с тенью барабашки.
   Два темных пятна поплыли к замку.
   - Ты знаешь, куда идти? - спросил у знахаря барабашка.
   - Фу, напугал, - зашипел на него Дядя Миша. - Ты что же, можешь разговаривать?
   - В виде тени - могу, - ответил барабашка. - Так ты знаешь?
   - Нет, - признался знахарь. - А ты можешь показать, где сундук Яги?
   - Могу, - ответил барабашка. - Я вчера тайком от вас проник в замок, прямо в подвал, он прямо там стоит.
   - Мог бы и предупредить, что уходил! - упрекнул барабашку Дядя Миша. - А если бы за тобой еще кто пришел?
   - Да я же смотрел по сторонам... - стала оправдываться тень духа.
   Но Дядя Миша снова зашипел:
   - Тихо! А то еще этот Злезмей услышит!
   Обиженный барабашка покатился дальше. Через пять минут они были на месте. Нырнув в подвал замка, Дядя Миша и барабашка без труда нашли старый сундук Яги. Открывать его было не нужно, и Дядя Миша просто юркнул внутрь.
   - Магнит! - призывно прошептал он, и сразу нащупал рядом с собой новую тень.
   Тень Дяди Миши вылезла из сундука и позвала:
   - Барабашка!
   Но никто не ответил.
   - Барабашка!!! - еще раз позвал Дядя Миша, но подвал снова ответил молчанием.
   - Так и думал, что он удерет, - буркнул Дядя Миша, вылез наружу и увидел перед собой страшную морду Злезмея, из-за которой выглядывал барабашка.
   - Это тебе за то, что не признал во мне равного; за то, что ты унижал и оскорблял меня; за то, что ты не поверил в мою дружбу и преданность. Теперь я ухожу на другую сторону. Держи его, Злезмей!
   Дядя Миша запаниковал, и даже не сообразил, что собака со змеиной головой была не тенью, а настоящей тварью из плоти и мяса, и вряд ли могла причинить ему вред. Он рванул туда, где его ждала Илга, а за ним в погоню устремились барабашка и Злезмей.
   Знахарь летел обратно, что есть силы, и уже почти возле старой ели понял, что совершил ошибку. Он вывел врага прямо на Илгу, и теперь единственным их преимуществом было то, что его собственная тень скользила быстрее барабашки и живого Злезмея, которому было трудно ориентироваться ночью в множестве теней, отбрасываемых лесом и его жителями.
   Дядя Миша докатился до совей тени и соединился с телом. У него совсем не осталось сил, и он не мог идти.
   - Илга, за нами погоня, - единственное, что он мог сказать.
   Девушка сразу сообразила, что к чему, вытащила ту самую бутылочку, которую ей дал Василий Васильевич, и заставила Дядю Мишу ее выпить.
   - Это коньяк, - сказала она. - Он вернет силы!
   Знахарь осушил бутылочку и сразу ощутил прилив сил.
   - Мы должны бежать! - закричал он, схватил Илгу и понесся вместе с ней к городу Додолы.
   В это же мгновение из-за дерева выскочил Злезмей и зарычал так громко и так призывно, что разбудил всех вокруг и в замке Кощея, и в Додолии. Он помчался вслед за Дядей Мишей и Илгой, и наверняка настиг бы их, но знахарь был начеку. Он остановился прямо перед ужасным созданием и бросил прямо перед ним гребешок, которым обычно по утрам делала себе прическу его жена. Гребень тут же вырос в частокол до самого неба. Преграда остановила Злезмея и дала людям еще один шанс убежать.
   - Пока он расчистит эти дебри, - крикнул Илге на бегу Дядя Миша.
   Но Злезмей легко перемахнул препятствие и снова бросился в погоню. До города оставалось совсем немного, но Злезмей в три прыжка настиг беглецов и раскрыл над ними свою ужасную пасть.
   В это время все горожане, разбуженные рыком чудовища, высыпали на городскую стену, и раньше всех - Артем, Эс-Е и Василий Васильевич. Они внимательно следили за внезапно разыгравшейся драмой, кричали, советуя, куда лучше бежать, но ветер доносил до Дяди Миши и Илги только отдельные звуки.
   - У нас еще есть время, - крикнул на бегу знахарь, выбрасывая из-за пазухи небольшой пузырек с голубоватой жидкостью.
   Склянка разбилась о небольшой камушек, и позади беглецов распростерлось озеро, в которое угодил Злезмей. Увидев, как волны накрывают чудовище, Дядя Миша и Илга остановились, чтобы перевести дух, но озеро снова забурлило, и из него в полный рост снова поднялся Злезмей.
   Дядя Миша и Илга еще сильнее припустили к городу. Они уже были совсем близко, и стражники уде открыли калитку, которую так предусмотрительно сделали днем, но в самый последний миг, когда смельчакам оставалось только нырнуть в нее, Злезмей сделал еще один прыжок, всей своей массой налетел на людей и прижал их к городским воротам. Теперь Дядя Миша и Илга были полностью беззащитны. Тогда Злезмей зашипел, раскрыл пасть, обнажил свой единственный зуб и вонзил его в тело беззащитной жертвы, но тут же сам пал замертво от богатырского меча. Это был Йося, который спрыгнул прямо с башни на голову зверя и с силой проткнул ее.
   Злезмей рухнул к ногам богатыря, но его победу никто не поддержал овациями. Горожане бежали к городским воротам, где один отважный солдат Прави оплакивал другого.
  

Глава 30

дар

   - Миша! - дикий крик Эс-Е разлетелся по всему городу.
   Она быстрее всех сбежала вниз, а вслед за ней спешили Артем и Василий Васильевич - туда, где городские стражники уже успели втащить Дядю Мишу и Илгу в город и запереть за ними калитку.
   - Почему вы мне ничего не сказали?! - на бегу набросилась на Артема Эс-Е, но он и сам корил себя больше всех. Из-за него погиб Дядя Миша - тот, кто столько раз рисковал собственным здоровьем и жизнью ради Артема. Он не сможет простить себе...
   Все трое добежали до ворот и остановились, как вкопанные. Им показалось, что Злезмей вонзил свой зуб в Дядю Мишу, но сейчас они увидели, перед ними лежало бездыханное тело шестнадцатилетней девушки, из плеча которой струилась кровь, смешанная с черным ядом Злезмея.
   - Илга... - прошептал Артем и упал на колени. - Не может быть...
   Эс-Е, которая уже готовилась рыдать над убитым мужем, отшатнулась, в неверии замотала головой, закрыла лицо руками и отступила к стене.
   - Что случилось? - с надрывом в голосе спросил у знахаря Василий Васильевич. - Она же целилась в тебя, мы же видели!
   - Да, - хриплым голосом ответил Дядя Миша. - Но Илга в последний момент защитила меня собой.
   - Но зачем?! - закричал Артем, склоняясь над подругой. Он подложил ей руку под голову и прижал ее к себе.
   В это время в городские ворота вошел Йося. В руке у него был меч, а лицо было суровым, как у старого вояки, и по этому мужественному лицу катились огромные слезы.
   - Прости, Илга, - шепотом сказал он. - Прости, что не успел...
   - Илга!!! - взревел Артем.
   - Артем... - услышал он слабый девичий голос.
   На мгновенье вокруг стало тихо. Даже люди, которые со всех концов города прибежали, чтобы выразить свое почтение павшему, перестали шушукаться и с удивлением смотрели на ожившую девушку.
   - Она жива... - прошептал Артем и бросился к Дяде Мише. - Она жива, помоги ей! Пожалуйста!!!
   Дядя Миша вместе с Василием Васильевичем аккуратно подняли Илгу и перенесли ее в ближайший дом, который хозяева любезно уступили под больницу. Знахарю удалось быстро привести Илгу в чувство. Увидев вокруг себя знакомые лица, она даже немного улыбнулась, но из-за слабости не могла сказать ни слова. Она только смотрела на Артема, и из ее глаз текли слезы. Он сел ближе и взял ее за руку, но Илга была парализована ядом Злезмея и почти не шевелилась.
   - Ей нужно отдохнуть, Артем, - знахарь взял его за плечи, поднял с кровати и отвел в сторону. Любопытных и зевак Дядя Миша уже отправил по домам, и теперь хотел переговорить с друзьями наедине.
   Они оставили Илгу под присмотром медсестры из ополченцев, а сами перешли в соседнюю комнату.
   - Что там произошло? - сразу же спросил Василий Васильевич. Дядя Миша подробно рассказал о том, как он пробрался в замок Кощея, как получил магнит и как его предал барабашка.
   - Не может быть! - воскликнул Йося, но тут же сел. - Значит, он с самого начала был подослан к нам...
   - Нет, Йося, - вмешался в разговор Василий Васильевич. - Если бы он изначально был на стороне Кощея, он не проник бы в город.
   - Но ведь это тень, - возразила Эс-Е. - Тень могла бы проникнуть в город. Если мы стоим перед забором, наша тень ведь может быть за забором?
   - Тут другой случай, - покачал головой кот. - Барабашка - это не тень, которую отбрасывает человек. Это тень сама по себе, это дух в виде тени, поэтому на нее распространяются те же правила.
   - Но что заставило его предать нас? - удивился Йося.
   - Не что, - тихо произнес Дядя Миша, - а кто... Это я виноват. Я не доверял ему, я оскорблял его, и он мне отомстил.
   - Этого не может быть, - не верила своим ушам Эс-Е.
   - Может, - спокойно ответил Дядя Миша. - Я столько общался с темными силами, что многому научился у них. Да и последний обряд больше подходит колдуну, чем светлому лекарю. Я становлюсь опасен для вас...
   - Не говори чепухи, - рассердился на него Василий Васильевич.
   Артем все это время молчал. Ему было неинтересно все, что происходило, что происходит, и что будет потом. Он потерял Илгу. Он затащил ее в этот проклятый мир, он говорил, что все будет хорошо, а сам погубил ее. Это не Дядя Миша, это он один виноват во всем, что случилось. Он должен был беречь ее как зеницу ока, а он отправил ее на опасное задание. Василий Васильевич сейчас наверняка сказал бы что-нибудь про путь героя, про то, что он должен быть к этому готов. И он сейчас не стал бы спорить с котом, он просто врезал бы ему от души. Но Василий Васильевич и не думал ничего такого говорить. И от этого Артему становилось еще хуже... Он думал только о том, если бы можно было бы спасти Илгу. Больше никогда, никогда бы он не стал жертвовать ей. А что, если...
   - Василий Васильевич,- наконец, выдавил он из себя, - у нас осталась еще живая вода?
   И он уже знал ответ.
   - Нет, Артем, - покачал головой кот. - Вся ушла на мертвецов...
   - Нужно было оставить хотя бы небольшой запас, - сокрушался Артем.
   - Она не помогла бы, Артем, - еще тише сказал Василий Васильевич. - Это неизвестный яд, от него нет противоядия. Да и у воды сила все равно бы пропала.
   - Скорее сюда! - послышался голос медсестры из соседней комнаты.
   Друзья подскочили, как ошпаренные, и понеслись обратно. Они вбежали в палату к больной, и увидели, что Илга мечется на кровати в лихорадке. Она слабела все больше и больше, начинала бредить, выкрикивая какие-то странные слова на непонятном языке. Увидев это, Дядя Миша выпроводил всех вон, а сам остался наедине с Илгой. Он разложил весь свой знахарский арсенал, и несколько часов прикладывал разные примочки, окуривал Илгу травами, читал заклинания, заговоры и молитвы, но все было тщетно. Девушка медленно умирала.
   К вечеру бессильный знахарь вернулся к друзьям.
   - Ну, что? - схватил его за руки Артем.
   - Ей уже лучше, - соврал знахарь. - Но нужно, чтобы за ней кто-то постоянно присматривал.
   - Я пойду, - вызвался Артем, и никто ему не возражал. Он собрал с собой кое-какие пожитки и перебрался в палату к Илге.
   Как только за Артемом закрылась дверь, знахарь обратился к остальным:
   - Я специально отправил его к Илге, чтобы он не слышал.
   - У нее нет шансов на спасение? - догадался кот.
   Дядя Миша кивнул:
   - Я испробовал все, но этот яд неизвестен в современном лекарстве. Что это вообще за существо? Откуда Кощей его привел?
   - Похоже, это его собственное изобретение, - предположил Василий Васильевич. - Хотя я нашел в азбуке упоминание о похожем существе, которое давным-давно проживало в Пекельном царстве.
   - Но существо с другого яруса не может вмешиваться во внутренние дела нашего Мира!- удивился Дядя Миша. - Значит, Кощей нарушил правила перехода ярусов?
   - Похоже на то, - грустно подтвердил догадку знахаря Василий Васильевич.
   - И что будет с Илгой? - спросила заплаканная Эс-Е.
   - Если не произойдет чуда, к утру ее не станет, - с горечью в голосе ответил Дядя Миша. - У меня сил не осталось. За то время, что мы ведем борьбу с Кощеем, я почти полностью использовал весь свой дар. Последнее отделение от тела окончательно подорвало мои способности. Я не могу ей помочь.
   Эс-Е залилась пуще прежнего, Йося отвернулся к окну и стал тупо смотреть в одну точку. Василий Васильевич стал ходить туда-сюда по комнате. Так прошло еще несколько часов. Эс-Е беспрестанно плакала, Йося о чем-то говорило сам с собой, Василий Васильевич искал в азбуке ответ, как спасти Илгу.
   - Вы должны отдохнуть, - вдруг сказал Дядя Миша. - Он достал из своей сумки сон-траву и принялся окуривать помещение. Сила дурмана оказалась такой, что все трое не успели опомниться и повалились кто где.
   - Вы не должны знать об этом, - сказал он и вышел из комнаты. Он закрыл за собой дверь и на цыпочках подошел к палате, в которой лежала Илга.
   Артем просидел у ее постели так долго, что скоро сам стал забывать, где он, и что он делает. Он помнил, что Илга ненадолго пришла в себя, но не смогла сказать ему ни слова. Она только еле-еле подняла слабую руку и провела ей по щеке Артема. А потом ей стало совсем худо. Нос, уши и пальцы резко побледнели, у девушки начался озноб, пульс был ужасно слабый, появилась сильная жажда. Потом это состояние сменилось жаром. Кожа покраснела, пульс участился, Илга снова металась в бреду, и пыталась даже соскочить с кровати, а потом просто впала в забытье. Иногда приходя в себя, Илга уже не узнавала Артема и корчилась в предсмертных судорогах. Артем уже собрался бежать за Дядей Мишей, но вдруг почувствовал, что от усталости и переживаний он просто не может идти. Ноги его подкосились, и он свалился прямо возле кровати больной.
   В ту же секунду дверь в палату открылась, и на пороге появился Дядя Миша. У него оставалось еще немного сонной травы, и он всю ее потратил на то, чтобы погрузить Артема в безмятежный сон. Услышав, как Артем упал, знахарь сразу же зашел в палату и плотно закрыл за собой дверь.
   - Я не дам тебе умереть, девочка, - прошептал он. - Это я один во всем виноват, мне и ответ держать.
   Артема разбудил дикий крик Илги. Он вскочил на ноги и стал озираться по сторонам. На кровати вместо Илги лежал бледный и худой Дядя Миша, лицо которого покрыли ужасные язвы, руки свисали с кровати, а сам он еле слышно стонал. Илга, живая и невредимая, жалась к окну и боязливо показывала рукой на умирающего знахаря.
   - Эй, откройте! - забарабанили в дверь с другой стороны. Йося одним махом снес ее с петель, и вбежал в палату вместе с Эс-Е и Василием Васильевичем.
   - Что это?! - завопила Эс-Е и бросилась к мужу. - Нет! О, Боже! Что вы с ним сделали?! Миша! Миша!!!
   От криков Эс-Е знахарь открыл глаза, улыбнулся ей и тихо прошептал.
   - Я совершил обряд обмена душами и отдал Илге свою силу. Я виноват в том, что нас заметили, что барабашка нас предал, да и старый я уже стал. А ей еще жить и жить...
   - Но кто тебя просил?! Как ты мог? Почему ты не подумал обо мне? О нашем ребенке?! Миша, что ты натворил!!! - Эс-Е билась в истерике, бросаясь на тело мужа и прощаясь с ним.
   - Так было нужно, - снова еле-еле проговорил Дядя Миша. - Все к тому и шло. Я слишком щедро тратил свои силы, и сделал много того, чего лекарь не может себе позволить. Душа моя почернела, и только смерть очистит ее. Иначе я окончательно превратился бы в черного колдуна, и мог бы причинить вред тем, кого я люблю.
   Эс-Е уже не плакала. Ей было очень больно, но сейчас она гордилась своим мужем.
   - Если бы ты не был таким, я бы не любила тебя, - она поцеловала Дяде Мише руку и прижала ее к себе.
   - Позаботься о нашем ребенке, - еле слышно сказал Дядя Миша и позвал к себе Илгу и Артема. - Вся моя сила знахаря теперь в тебе, Илга. Теперь ты стала знахаркой, и ты должна будешь научить моего сына или мою дочь тому, что умеешь сама. А ты, Артем, возьми магнит и сделай то, что должен.
   Дядя Миша протянул Артему руку и бережно переложил черный камешек ему в ладонь.
   - Странно, правда? - прошептал он Артему. - Из актера-неудачника получился неплохой человек, а?
   Артем крепко сжал Дяде Мише руку:
   - Спасибо за Илгу.
   Знахарь тихо кивнул головой.
   - Оставьте нас, - попросил знахарь, и друзья вышли за дверь, чтобы не мешать Дяде Мише и Эс-Е.
   Он посмотрел в ее глаза, погладил ее волосы, послал воздушный поцелуй и сказал последние в жизни слова:
   - Я люблю тебя...
  

Глава 31

незапланированный подвиг

   - Они снова наступают! Его армия стала еще больше!!! - в больницу ворвался городской голова.
   Артем и Василий Васильевич остановили Ерофея и дали ему понять, что сейчас не время громко кричать. Узнав о смерти Дяди Миши, он сильно опечалился, но взял себя в руки и снова стал говорить о предстоящей битве с Кощеем.
   - Мы должны возвращаться, Артем, - положил руку на плечу герою Василий Васильевич. - Ты, я, Илга и Йося должны быть вместе с защитниками. оставим Эс-Е здесь, а сами пойдем.
   - Только не Илга, - сухим голос сказал Артем.
   - Но я... - попыталась было возразить она.
   - Я СКАЗАЛ - НЕТ!!! - рявкнул на нее Артем. - Не за тем он отдавал тебе свою жизнь, чтобы ты ей так беспечно распоряжалась.
   - Прости, конечно, Артем, - оказалось, Илга тоже умеет повышать голос, - но не ты мне отдал свою жизнь, и не тебе говорить мне, что я должна делать, а что нет. Дядя Миша передал мне всю свою силу знахаря, и я буду использовать ее так, как он хотел. Кто, скажи на милость, будет врачевать?
   Артем ничего не ответил, махнул на Илгу рукой и пошел вслед за Ерофеем. Спорить с ней всегда было самым бессмысленным делом. Разве она поймет, что в городе полно знахарей, которых привел Дядя Миша, и что он намеренно хочет оградить ее от опасности, потому что она для него столько значит...
   Артем поднялся на главную смотровую башню вместе с остальными членами штаба, и увидел, что возле замка Кощея собирается армия в сотню раз больше, мощнее и сильнее армии Прави.
   - Где он их столько набрал? - невольно позавидовал Кощею Артем.
   - Похоже, наша догадка про то, что Кощей играет не по правилам, была верной, - ответил ему Василий Васильевич. - Если мои глаза меня не обманывают, там кого только нет. Лешие и кикиморы, которые проснулись с приходом весны, домовые, дворовые, водяные и мавки, криксы, злыдни, навии, оборотни, колдуны и ведьмы, упыри и опойцы... Псиглавцы, половайники, даже чудь вместе с ними - помнят, наверное, кто у них яблочко-то молодильное украл... Так, а это кто? Ламии, дасуни, двоедушники, лихорадки-трясавицы - это понятно... Кривая, Нелегкая, Неделя, Несреча, Карна с Желею - все старухи в гости к нам пожаловали. О, смотрите, Вия ведут, а с ним Черный Аист, Мага и Мазата, Черная Кали - все Кощеево семейство... бесы, конечно, как без них... Ага, а вот и изгнанники с других ярусов. Знаменитые товарищи, нечего сказать - Лихо Одноглазое, Соловей-разбойник, Горыныч, Идолище Поганое, Бабай, Баба-Яга (целых четыре вместе с нашей), Ягушки... А вон того красавца узнаете? Йося, ну-ка, вспоминай!
   - Это же верлиока! - воскликнул богатырь.
   - Точно! - усмехнулся Василий Васильевич. - А вот и еще одна твоя знакомая!
   - Он их всех их воскресил... - прошептал Йося, заметивший в рядах кощеева войска птицу Скоп.
   - Ну, братцы, как мы будем с такой силой сражаться? - по тону Василия Васильевича было непонятно, то ли он обеспокоен, то ли он всего лишь язвит. - Здесь защиты Додолы на всех не хватит. Когда столько темноты на нас пойдет, защита сломается в два счета. Придется воевать, а воевать не с чем. Тут нужно не просто чудо, как живая вода, не просто волшебство, а СВЕРХВОЛШЕБСТВО!!! И где мы его возьмем?
   Василий Васильевич начинал паниковать, но его вовремя остановил Йося.
   - Я не знаю, как мы будем сражаться, Василий Васильевич, - сказал он. - Но я буду держаться до конца. Со мной мой меч, и если нам суждено вместе с ним остаться на поле брани, мы с ним останемся вместе. А пока мы живы, пойдем драться под именем Артема Царевича, Додолы и Ильи Муромца против нечистой силы.
   - Ой, только не надо этой патетики, Йося, - усмехнулся Василий Васильевич. - Ты заговорил, как настоящий богатырь. Одни слова...
   - Думаешь, это просто слова, трусливый кот? - раздался на площади чей-то знакомый голос.
   Друзья вышли из башни и увидели, что на площади на могучих скакунах восседали три богатыря, которых обступили ликующие додоляне.
   - Откуда вы взялись? - радостно помахал им рукой Артем. - Ведь вам тоже запрещено вмешиваться в дела нашего яруса?
   - Сейчас опасность угрожает не только вашему ярусу, но и всему Миру Прави. - ответил старший богатырь. - И раз такое дело, там наверху решили, что должно быть равновесие. Ваш богатырь, Йося Скрипач позвал нас, и мы пришли. С нами еще наши братья придут: Микула Селянинович, Кузьмадемьян, Никита Кожемяка, Вечорка, Зорька и Полуночка, Иван Быкович, сам Святогор и с ним еще целая дружина, уже возле ворот нас ждут.
   Артем перегнулся через крепостную стену и поприветствовал богатырей. А в это время три богатыря уже выезжали через центральные ворота.
   - Ну что, братья, покажем силе кощеевой нашу силушку? - закричал Илья Муромец.
   - Покажем, Илюша! - загудели всадники.
   - Ровно тридцать три, - посчитал Василий Васильевич и обратился к Йосе, - вместе с тобой! Только вот коня у тебя нет.
   - Есть! - завопил Ерофей.
   Он показывал рукой куда-то в толпу богатырей. Оказалось, что кто-то из них и в самом деле привел с собой еще одного коня. И его Артем узнал бы из тысячи - это был Святовитов конь, с которым Артема так много связывало.
   - Иди, Йося, пусть этот конь будет твоим, - сказал он богатырю. - С ним тебе никакая сила нипочем!
   Йося все понял и побежал вниз, чтобы оседлать богатырского коня, а Артем обратился к Василию Васильевичу:
   - Но как такое возможно? Я, конечно, всякое повидал в этом Мире, но чтобы погибшие или давно исчезнувшие люди и животные возвращались...
   - Просто мы присутствуем при событии, которое бывает очень редко, - ответил Василий Васильевич. - Скоро начнется большая битва - так обычно бывает, когда за Мир Русских Сказок выходят сражаться все сказочные персонажи, потому что от того, кто победит в этой битве, зависит, какие сказки и их персонажи будут жить в людской памяти, а какие нет. Ты ведь помнишь, с чего началась твоя встреча с Двенадцатым Сказочником?
   - Да, - кивнул Артем. - Он что-то говорил о том, что сказки - это историческая память народа, и Кощей стремится поменять сказочные финалы, и что тогда изменится Мир Яви.
   - Это так, - подтвердил Василий Васильевич. - И после битве, которая нам предстоит, станет ясно, останется Мир Русских Сказок и ваш Мир прежним, если снова погрузится во тьму.
   - То есть, мы должны обязательно победить? - пристально посмотрел на кота Артем.
   - Ну... - замялся Василий Васильевич. - Теоретически... Добро должно победить... Но это в сказках, а на самом деле...
   - Но ведь мы и есть в сказке! - не понял Артем.
   - Это для тебя, Илги, Йоси и Эс-Е - сказка, а для нас сказка - это то, что происходит в вашем Мире, а здесь для нас настоящая правда. И эта правда заключается в том, что если мы не найдем суперволшебство, о котором я говорил, то плохо нам придется.
   - Но ведь богатыри уже явились!
   - Они с другого яруса, и смогут победить только тех, кто сам явился оттуда по приказу Кощея, - снова стал объяснять кот. - А колдуны и ведьмы, которых он призвал под свои знамена - они сильнее любого нашего знахаря, и уж конечно сумеют уничтожить любого ополченца. Вот поэтому я и говорю, что нам нужно средство, которое заставит обратиться армию Кощея в бегство.
   - А как же магнит? - Артем совершенно терял нить разговора. - Зачем он тогда был нужен.
   - Магнит - против самого Кощея, чтобы освободить Дэнча, разве ты не помнишь? Но пока ты будешь разбираться с Кощеем, его войска могут уничтожить город и всех тех, кто его обороняет.
   - Но разве, если я не одолею Кощея, все не встанет на свои места?
   - Ты не сможешь его одолеть, - возразил Артему Василий Васильевич. - По странной прихоти нашего Мира вы с Кощеем оказались равными друг другу, потому что вы оба - правители Нави. Ты можешь только помочь Дэнчу и отдать Черному Змею то, ради чего он пришел в этот Мир.
   Артем понимающе кивнул.
   - Но я еще раз тебя предупреждаю, что нам нужна особая сила, чтобы одолеть армию Кощея, - Василий Васильевич подвел Артема к бойнице. - Смотри, битва уже началась, и пока перевес не на нашей стороне.
   И в самом деле - на поле боя уже вовсю рубились всадники с той и с другой стороны, бросались проклятьями и заклинаниями колдуны, сошлись в схватке чудесные сказочные персонажи. Соловей-разбойник свистел так, что от его свиста звенело в ушах, но Йося отражал звук своим мечом, возвращал его обратно к Соловью, чем на время отбил у него всякую охоту атаковать. Остальные богатыри бились со змеем Горынычем, Лихом и Идолищем, но темной силы было так много, что тридцать три героя не могли с ними справиться, и по одному стали исчезать с поля боя.
   - Почему они исчезают? - спросил у Василия Васильевича Артем.
   - Они не могут причинить друг другу боль, их ведь уже нет на свете, - ответил кот. - Но если кто-то из них сильнее, то противник просто отправляется туда, откуда пришел.
   В этот момент Илья Муромец, будто в подтверждение этих слов, схватил Бабу-Ягу, с силой бросил ее на землю, и она просто растворилась, впитавшись в землю. Но тут же сразу несколько черных колдунов ударили в богатыря заклинанием, и его отбросило на несколько метров назад.
   - А почему Илья не исчез? - спросил Артем.
   - Ха, знаешь, какой силой нужно обладать, чтобы старшего богатыря повалить, - усмехнулся Василий Васильевич. - Нет, Артем, с такими богатырями, как эти, да еще со Святогором можно долго осаду держать. Чего не скажешь про наших ополченцев.
   Они посмотрели в сторону центральных ворот, где половайники и псиглавцы штурмовали крепость. Додоляне сдерживали атаку, как могли, но люди с песьими головами буквально прогрызали защиту, а получеловеки долбились собственными головами в стену и медленно ее разрушали. Тогда по приказу Ерофея было решено начать атаку, чтобы смести авангард черной армии и защитить крепостную стену.
   На пятачке перед городскими воротами собралась чем попало вооруженная армия. Илга была уже там, и вместе с остальными знахарями крестила каждого воина, окуривала травами оружие, заговаривала наскоро сшитые доспехи. Сюда же подоспели ежи, которые щедро делились своими иглами, а Илга втыкала их в одежду защитников, благословляла и отправляла в строй. Чуть позже подоспели священники из самых разных церквей, которые творили новые и новые молитвы. По их расчетам, такая защита должна была сохранить жизнь людям, готовым до последней капли крови защищать Мир Прави.
   - Ты видишь эту армию, Артем? - снова стал наседать скептически настроенный Василий Васильевич. - У этих людей практически не будет шансов выстоять, если мы не найдем ЧУДО!
   В эту минуту раздался барабанный бой, центральные ворота резко открылись, в город ворвались псиглавцы и половайники, но тут же были сметены обратно додолянами. Ополченцы выдавили из города чужеземцев всех до одного и перешли в атаку, пока строители восстанавливали крепостную стену и городские ворота. Но, как и предупреждал Василий Васильевич, армия Кощея намного превосходила кучку неопытных защитников. Стоя на башне, Артем и кот с болью и тоской наблюдали, как один за другим от зубов псиглавцев, от стальной хватки половайников, от чародейства темных колдунов погибают полки армии Прави. Среди павших оказались и хорошие знакомые Артема и его друзей. Митяй из Сметаны, на которого напал десяток навий; старец Захар, погибший от зубов колдунов-оборотней; и даже городской голова Ерофей, который оказался в первых рядах, принял на себя первый удар и упал замертво, когда с флангов на него одного набросились упыри и вурдалаки.
   - У нас будет суперволшебство, - произнес Артем уверенным голосом. - Василий Васильевич, как я могу увидеть Двенадцатого Сказочника?
   - Сказочника? - удивился кот. - Но он нам не поможет, он держит нейтралитет...
   - Мне нужен Двенадцатый Сказочник! - процедил сквозь зубы рассерженный Артем.
   - Хорошо, Артем, - кивнул головой испуганный решительностью Артема Дядя Миша. - Нет ничего проще. У меня есть право один раз в году вызвать Сказочника, я еще им не пользовался.
   Кот вытащил откуда-то из-под шерсти позолоченный свисток, на котором было выгравировано число "12", и дунул в него. Спустя некоторое время перед ним с Артемом из пустоты возник высокий импозантный мужчина в черном плаще и черной шляпе.
   - Зачем ты вызвал меня, кот? - недовольно спросил он. - Ты выбрал неподходящий момент, не находишь?
   "А я-то думал, это он только со мной так "мило" общается", - подумал про себя Артем, а вслух произнес:
   - Это не он тебя вызывал, а я! Нам нужна твоя помощь.
   - А ты, Артем Царевич, совсем обнаглел! - ухмыльнулся Двенадцатый Сказочник. - Вызывать меня, используя кота...
   - Я знаю, что ты испытываешь ко мне, - перебил его Артем. - Но нам действительно нужна твоя помощь.
   - Я никогда не стану помогать таким, как ты. Я вообще никому сейчас не вправе помогать, я не могу нарушить равновесие, - скривил гримасу Сказочник и развернулся к Артему спиной. По нему было видно, что он собирается уйти.
   - Какой же ты трус! - презрительно бросил ему в спину Артем.
   Двенадцатый Сказочник обернулся и внимательно посмотрел на Артема.
   - Значит, ты решил, что ты вправе держать сторону? - продолжил Артем. - А то, что эти люди погибают за Мир Русских Сказок; то, что Дядя Миша, пусть он и остался здесь, но ведь он все равно был пришельцем из другого Мира, отдал свою жизнь за народ Прави; то, что он спас Илгу, чтобы она продолжила его дело; то, что мы каждую минуту теряем друзей - это все как?
   Двенадцатый Сказочник все еще смотрел на Артема и уходить явно не собирался.
   - Это ведь ты позвал меня сюда! И я делал все, что мог, чтобы помочь людям избавиться от Кощея. Разве ты меня не за этим позвал? Я у тебя ничего и никогда не просил, я прошу только сейчас! Прошу дать мне всего один совет! Но если ты не хочешь помочь, тогда - убирайся! Мы напишем свою сказку!!!
   И теперь уже Артем отвернулся от Сказочника, но он чувствовал затылком, что его слова произвели на Хранителя сказок впечатление. Тот долго думал, что-то прикидывал, и, наконец, решился.
   - Хорошо, - сказал Двенадцатый Сказочник, - я помогу тебе. Что ты хочешь узнать?
   - Когда я пришел сюда в первый раз, я привел с собой то - не знаю, что, - начал Артем. Василий Васильевич, услышав про Тоню, встрепенулся и подошел ближе. - Василиса убила Тоню, но я помог ей снова обрести свое тело, и Тоня отправилась за нами в Мир Яви и пропала.
   Двенадцатый Сказочник понимающе кивал.
   - Василий Васильевич потом объяснил мне, что ее можно вернуть, и она даже получит обратно свою силу, но только если это сделает сама Василиса, если она простит ее, ведь последний раз Тоня служила ей.
   Сказочник внимательно слушал и не перебивал. Наконец, Артем перешел к самому главному.
   - Я победил Василису и занял ее место, я стал царем Нави. Могу ли я теперь вернуть Тоню?
   - Так вот что ты задумал? - ахнул Василий Васильевич. - Вот что за суперволшебство.
   - Да, ты можешь, - не обращая внимания на реплику кота, ответил Двенадцатый Сказочник. - Это очень просто - ты должен просто призвать ее под свою власть. Но у Кощея тоже есть такое право. Весь вопрос в том, кто из вас раньше это сделает.
   - Я должен сделать это раньше! - выпалил Артем.
   - Есть и еще одно обстоятельство, - остановил его Сказочник. - Ты сможешь это сделать только в том случае, если по праву преемника кощеевой власти вернешь всех, кого он отправил в реальный Мир.
   - А есть еще кто-то? - удивился Артем.
   - Двое слуг Кощея, которых он приставил к своей дочери, - ответил за Сказочника Василий Васильевич.
   - Эти слуги - Безымень и Карачун, очень опасные создания, и, поверь, без них в Мире Русских Сказок гораздо лучше (кроме, может быть, берендеев, у которых из-за их покровителя Карачуна проблемы с превращениями). Если ты дашь свободу и силу Тоне, ты дашь силу и этим двум созданиям. И если они вернутся, они не будут служить тебе, они из Мира Нави и поэтому пойдут туда, куда их позовет их природа. Так что лучше тебе сразу отпустить их к Кощею. Впрочем, выбор за тобой, - закончил Двенадцатый Сказочник.
   - Спасибо, - поблагодарил сказочника Артем. - Я уже сделал свой выбор.
   Двенадцатый Сказочник откланялся и исчез.
   - Это опасно, Артем, - сразу же бросился к нему Василий Васильевич. - А вдруг Тоня тоже попадет к Кощею, если ты должен призвать их троих, значит, они связаны одной властью. А Тоня в руках к Кощея - сам понимаешь...
   - Успокойся, Василий Васильевич, - оборвал его Артем. - Я не собираюсь отпускать ни Безыменя, ни Карачуна. Мы возьмем их под стражу до тех пор, пока Тоня не поможет нам одолеть Кощея. А потом мы придумаем, что с ними сделать. Азбука нам подскажет.
   И вдруг на этих словах азбука вырвалась из рук, сама раскрылась и громко закричала. На ее страницах Артем и Василий Васильевич увидели Двенадцатого Сказочника. Он находился в тронном зале Кощеева замка, и перед ним величаво восседал сам Кощей XIX. Сказочник был связан и окружен со всех сторон слугами Кощея - опойцами.
   - Как ты посмел нарушить равновесие, Сказочник? - допрашивал его Кощей.
   - Я ничего не нарушал, - отвечал тот. - Я всего лишь дал совет.
   - Ты выдал какую-то тайну, я видел в волшебном зеркале, как ты что-то рассказывал этому самозванцу, - закричал Кощей. Он соскочил с трона, подошел к Сказочнику и взял его за подбородок. - Говори, что за секрет ты ему выдал?
   - Я ничего не стану тебе говорить, - ответил Сказочник.
   - Отвечай немедленно! - Кощей ударил Сказочника по лицу. - Знаешь, я уже подал жалобу на верхний ярус, и тебя лишили твоего неприкосновенного статуса за то, что ты не соблюдаешь равновесие. Если ты не скажешь, о чем ты шептался с моими врагами, я прикажу убить тебя!
   Двенадцатый Сказочник гордо поднял голову и усмехнулся:
   - Не знаю, о чем ты. Я просто рассказывал ему анекдот.
   - Ах, ты еще и смеешься надо мной! - рассвирепел Кощей и повернулся к опойцам. - Вы знаете, что делать!
   Опойцы отвратительно захихикали и набросились на Двенадцатого Сказочника.
   - Что они с ним сделают?! - повернулся к Василию Васильевичу Артем.
   - Они... - Василий Васильевич сглотнул комок, подступивший к горлу. - Они выпьют из него кровь, Артем. Он принес себя в жертву, чтобы ты успел. Призови же Тоню!
   Артем еще раз посмотрел на картинку в азбуке. Распростертое бездыханное и опустошенное тело Сказочника лежало перед Кощеем.
   - Уберите этот мусор! - приказал он и вышел вон.
   В этот миг из книги вырвался горестный стон, он вспыхнула и в одночасье сгорела.
   - Что произошло? - отпрянул Артем.
   - Это была личная книга Двенадцатого Сказочника, - покачал головой Василий Васильевич. - Он мне ее дал, а теперь она последовала за ним. Светлая им память...
   Артем и Василий Васильевич застыли в торжественном молчании. Но вдруг кот снова завопил:
   - Двенадцатый Сказочник погиб, азбука сгорела! Это ужасно, Артем! Теперь сказка стала неуправляемой! Кощей добился, чего хотел - сейчас граница между Миром Яви и Миром Русских Сказок открыта, любой может сделать переход. Артем, призови же, наконец, Тоню! Мы должны отомстить Кощею!
  

Глава 32

равновесие

  
   - Силой Царя Нави призываю в этот Мир всех, кто был изгнан из Мира Русских Сказок в Мир Яви, - проревел Артем.
   Прошло не больше минуты, и из ниоткуда прямо на смотровой площадке сторожевой башни стали проявляться три контура. Первый так и остался всего лишь контуром, слабой тенью. Второй проявился и оказался невысоким мужичком, одетым в деревянное платье. Последней проявилась Тоня. Она предстала все той же хрупкой девушкой, которой ее последний раз видел Артем. Те же большие карие глаза, та же длинная коса каштановых волос.
   - Артем? Василий Васильевич? - удивилась она.
   - Кто вы? - прохрипел деревянный.
   - Это Карачун, - шепнул Артему кот.
   - Я повелитель Нави, - громко произнес Артем. - И я приказываю вам обоим не двигаться с места, пока я вам не разрешу.
   - Ты что-то перепутал, мальчик, - прошипел контур, Безымень. - Мы не подчиняемся самозванцу. Наш повелитель - Кощей, и если не хочешь принять смерть лютую, смерть внезапную, отпусти нас к нашему господину.
   Артем испугался и посмотрел на Василия Васильевича. Тот отчаянно закивал.
   - Уходите, - произнес Артем. - И больше не возвращайтесь в этот город.
   Оба духа замерцали и в следующую секунду исчезли.
   - Что у вас происходит? Как вам удалось вытащить нас обьратно7 - спросила Тоня.
   Артем и Василий Васильевич наперебой быстро рассказали о том, как Артем победил Василису, как стал царем Нави, и что сейчас они пытаются одолеть Кощея XIX. Рассказали и про Двенадцатого Сказочника, который ценой своей жизни открыл Артему тайну перепроявления.
   - Но почему вы их отпустили? - удивилась Тоня, выслушав друзей. - Они очень опасны.
   - Но он сказал... - растерялся Артем.
   - Он просто напугал тебя, - ответила Тоня. - Они очень слабы, как и я. Мы ведь только что сбежали из психушки в Мире Яви, и нам потребуется очень много времени, чтобы восстановиться.
   - То есть, ты не сможешь помочь? - вскрикнул Василий Васильевич.
   - В какой психушке? - вскрикнул Артем.
   - В твоем городе, Артем, - ответила Тоня. - Знаешь, ты очень похожд на своего отца...
   - Ты его видела? - сердце Артема заколотилось в два раза быстрее. - ты была в той самой лечебнице!
   - Я тогда плохо что понимала, - потупила глаза Тоня. - Я была словно без души, я просто ходила, просто ела, просто спала, но не понимала, кто я и что там делаю. Но иногда ко мне вдруг возвращался разум, и даже сила, я могла лечить людей, я помогала им. Наверное, это было, когда ты уходил в Мир Русских Сказок. Ты ведь возвращался сюда? Я это чувствовала, особенно в последнее время. Меня так сильно тянуло обратно. Но рядом всегда были они, Безымень и карачун. Они всегда знали, кто я, они следили за мной. а в последнее время они тоже стали сильнее, и из-за них...
   Голос у Тони сорвался, но она сглотнула комок и продолжила:
   - В больнице из-за них стали погибать люди. Кто выпрыгнет из окна, кто пойдет в туалет и больше не вернется, кто таблетками отравится. Врачи списывали это на весеннее обострение, но я точно знаю, что это были они. Карачун - это внезапная, неожиданная гибель. А Безымень - это душа-двойник, кто его увидит, может навсегда забыть себя или вообще лишиться жизни. Мне приходилось тоже следить за ними, я противостояла, как могла. Это была настоящая война!
   - У нас здесь тоже война, - сказал Артем. - И я призвал тебя, чтобы ты помогла нам справиться с войском Кощея. Наша армия не в силах одна справится с его людьми и нелюдями.
   - Я поняла, Артем, - кивнула Тоня. - Чем смогу, я, конечно, помогу. Я ведь до сих пор не поблагодарила тебя за свое спасение. И хотя я еще очень слаба, я готова сразиться с вашими врагами.
   Артем и Василию Васильевич недолго объясняли Тоне диспозицию, но они все еще не понимали, как она будет действовать.
   - Ведь сейчас Тоня уже не дух, а человек, - спрашивал у Василия Васильевича Артем. - Ведь все, что она раньше умела, она делала, будучи невидимкой!
   Тоне и самой было интересно послушать умного кота.
   - Я думаю, человеческий облик не помешает Тоне обладать ее прежней силой, - немного подумав, ответил Василий Васильевич.
   - Но если к ней вернется сила, она не потеряет снова плоть?
   - Давайте проверим, - предложил кот, который всегда любил эксперименты. - Тоня, накрой нам стол.
   И шепнул Артему:
   - Это самое простое задание для "то - не знаю, что".
   Неизвестно, чего ожидал Артем - что Тоня как заправский чародей начнет говорить какие-то заклинания или водить руками, вызывая стол. Но Тоня не сделала ни одного движения, не произнесла ни звука, а только отошла в сторону, и на месте, где она только что стояла, появился маленький столик со скатертью, уставленный самыми изысканными блюдами.
   - Вот это да! - прошептал Василий Васильевич. - Да, Тоня, ты не потеряла вкус к подобным вещам!
   - Спасибо, Василий Васильевич, - слегка покраснела Тоня. - Это было совсем нетрудно. Но получится ли у меня сражаться?..
   - Тебе не нужно сражаться, - сказал кот. - Ты можешь их просто сдержать, пока Артем не закончит свои дела с Кощеем?
   - Думаю, да, - кивнула Тоня. - Можно сделать невидимый купол, и тогда враги просто не смогут атаковать, или просто защитить каждого, чтобы чужое оружие или заговоры не причиняли вреда.
   Через несколько минут Тоня уже выходила из города. Она была безоружна, на ней было только тоненькое летнее платьице явно не по сезону, и в руках она несла всего лишь маленький цветок, который первым распустился в городе Додолы. Она прошла в самую гущу дерущихся, но ее совсем не задело - все удары пролетали мимо, заклятья оказывались слабыми, а половайники и псиглавцы просто шарахались от нее в сторону. Оказавшись в самой толчее, Тоня подняла ладонь, тихонько дунула, и вмиг всех солдат кощеевой армии разметало по сторонам. Тоня повернулась один раз вокруг себя, и перед ней возникла невидимая, непреодолимая преграда, на которую раз за разом налетали черные силы кощеевой армиизаклятья оказывались слабыми, а порловайники и псиглавцы просто шарахались от нее в сторону. . Они пытались пробить защиту, которую сотворила Тоня, и иногда у них это получалось, но Тоня сразу воздвигала новый купол, и все повторялось сначала.
   В это же время Артем и Василий Васильевич разрабатывали новый план действий.
   - Запомни, Артем, - наставлял друга кот, - если ты победишь Кощея, ты навсегда останешься Царем Нави. Ты не Иван-Царевич и не Иван-дурак - они на его власть не покушались. Ты не богатырь, который защищает землю. Ты герой нового типа, который, по сути, вступил в противостояние с самим собой и должен грамотно из него выйти.
   - Что я должен сделать? - спросил Артем.
   - Ты должен отдать власть Кощею, - ответил Василий Васильевич. - ты понимаешь, почему?
   Артем кивнул.
   - Но сначала ты освободишь Дэнча, заберешь его тело, вернешься обратно, понял?
   Артем все это понимал. Времени не оставалось, и он, под предлогом, что ему нужно отлучиться по нужде, оставил Василия Васильевича одного. Кот остался наедине со своими мыслями и стал наблюдать за тем, как черная армия тщетно пытается проникнуть за невидимый заслон. Но тут его вывел из раздумий ужасный крик снизу.
   Василий Васильевич сразу узнал, кто кричит - этот голос принадлежал Артему. Сломя голову, кот понесся вниз, а крики становились все сильнее и сильнее.
   - Это там, он вон там, - показал Василию Васильевичу мальчишка, который играл под лестницей. - Он пошел к кузнецу и заперся там.
   Василий Васильевич побежал в домик кузнеца неподалеку от крепостной стены. Оттуда доносились отчаянные вопли Артема.
   - Я больше не буду! Я все понял! Нет, пожалуйста! Больше не надо! Аааааааа!
   Дверь в кузницу была заперта, и Василий Васильевич позвал на помощь несколько крепких додолян, но дверь не поддалась, даже когда они применили стенобитное орудие.
   И вдруг Артем затих и через минуту вышел сам. Вся одежда на нем была разорванной, волосы стояли дыбом, и из ярко-желтых стали седыми.
   - Артем, что с тобой случилось? что ты там делал? - бросился к нему Василий Васильевич.
   - Пробовал магнит, - тихо ответил Артем, вытирая крупные капли пота со лба. - Дядя Миша был прав - это очень сильное средство. Я вспомнил все свои плохие поступки, и на своей шкуре прочувствовал, что бывает, когда тебе причиняют боль. Я испытал боль всех тех, кого я когда-либо обозвал, обманул или обидел, даже если это были нехорошие люди. Я думал, меня разорвет от этой боли... Дэнчу придется очень плохо...
   С этими словами он сжал магнит в руке и зашагал к выходу из города.
   - Артем, куда ты? А план? - закричал Василий Васильевич и бросился, чтобы остановить его. Но Артем шел напролом, ему было все равно.
   - У меня есть свой план, - ответил он.
   - Но ведь если ты приблизишься к замку, они тебя схватят и убьют!
   - Ничего они мне не сделают, я ведь пока что повелитель Нави! - усмехнулся Артем. - Я пойду к самому Кощею!
   Он выдернул руку из лап Василия Васильевича и направился прямиком через городские ворота туда, где войска Додолии отдыхали, пока Тоня сдерживала неприятеля.
   - Ты куда, Артем? - удивились Йося и Илга, увидев его рядом.
   - К Кощею, - просто ответил он и зашагал дальше.
   Он подошел к Тоне, и она одарила его лучезарной улыбкой.
   - Пока получается, сил хватает, - сказала она. - Но тебе стоит поторопиться. Я все равно слабею, и если ты не успеешь, твоя армия будет снова в опасности, пока я буду восстанавливать силы.
   Артем все понял и пошел дальше. Специально для него Тоня открыла проход, невидимый купол исчез, и черная армия снова бросилась в атаку. Артема, как он и ожидал, тронуть побоялись - видимо, от него еще исходила какая-то власть, - и решили выплеснуть всю свою злобу на защитников города. Но Тоня оказалась к этому готова. На пути к замку Артем несколько раз оборачивался и видел, что она придумала. Тоня внимательно следила за ходом боя, и словно радар, чувствовала, в каком месте и кому нужна ее помощь. Тогда она быстро перемещалась к попавшему в беду, становилась рядом с ним. Сил у последнего заметно прибавлялось, будто теперь он защищался не какой-то заговоренной знахарем косой, а настоящим мечом.
   Артем дошел до замка. Вход был открыт, да и к чему было его закрывать, подумал Артем, ведь никто по доброй воле туда пойти не отважится.
   Замок был ему хорошо знаком - он уже бывал здесь, когда приходил, чтобы наказать Василису. Он не знал всех потайных комнат в этом замке, но где находился тронный зал, Артему было известно.
   Он поднялся по винтовой лестнице из человеческих тел и ударил кулаком в дверь из человеческой кожи. Дверь отворилась и открыла Артему тронный зал замка Кощея. В глубине зала на троне сидел довольный Кощей XIX.
   - А-а-а, - смеясь, прошипел он, - Артем Царевич... Молодец, что сам пришел, твоя смерть будет легкой. Хотя, признаться, не думал я, что ты придешь. Что ты и в самом деле герой. Что, надоело смотреть, как за тебя погибают твои друзья?
   - Нет, - ответил Артем, оглядываясь по сторонам. То, что он искал находилось прямо за троном Кощея. - Они сами выбрали свой путь, как и мы с тобой. С чего бы это мне жалеть этих людей?
   Кощей был явно удивлен.
   - Ты не похож на обычных героев, с которыми я встречался раньше, - он смерил Артема взглядом. - Но если я не прав, тогда зачем ты здесь?
   - Чтобы ты увидел то, что сделал! - крикнул ему в лицо Артем, подскочил к трону, выбросил кулак и зашвырнул магнит за спину Кощея, где вовсю полыхал камин.
   Кощей пинком оттолкнул Артема, и он упал на скользкий паркет тронного зала. Настоящий Царь Нави стал надвигаться на него. Артем заметил, как Кощей вытащил из-за пазухи тонкую лучину.
   - Знаешь, что это? - с усмешкой спросил он. Артем помотал головой. - Это курилка, основа человеческой жизни - маленький такой прутик, который стоит сломать - и все, нету человека. слышал, небось, "жил курилка, да помер"?
   - Где ты ее взял? - спросил Артем. Теперь ему стало по-настоящему страшно.
   - Я ведь повелитель не только в Мире Нави, но и в Занавье, - Кощей играл курилкой Артема. - Я отправился на Тот Свет, и - ах, какая неожиданность! - случайно раздобыл курилку своего злейшего врага.
   - Тогда почему ты ее раньше не сломал? - Артем подумал, что Кощей мог блефовать.
   - Потому что ты был мне нужен, - остановился Кощей. - Я знал, что ты придешь - вам, героям, свойственны жертвенные поступки. Так вот, я хочу, чтобы ты открыл мне, как пройти в Мир Яви! Скажешь - сломаю твою лучину, и отправляйся ты в Мир Иной. Не скажешь - буду отламывать от нее по кусочку, и ты будешь погибать долго и мучительно.
   - И ты думаешь, что я расскажу тебе? - рассмеялся Артем.
   Он увидел, как за спиной Кощея начинает подниматься огромное облако серого дыма. Он его видел всего несколько часов назад, когда испытывал магнит на себе. Сейчас все случится, подумал Артем.
   Но от Кощея не ускользнул взгляд Артема. Он обернулся, заметил дым, надвигающийся на него, но придал ему никакого значения.
   - Что, хочешь испугать меня каким-то дымом? А, так это ты магнит туда кинул... - догадался он, но тут же состроил гримасу. - Это зря, меня ведь этим не возьмешь. Для меня каждое из моих деяний - это моя судьба, я рожден для того, чтобы совершать поступки, которые вам кажутся неправильными.
   - А Дэнча?! - спросил Артем, отползая назад. Неужели у него ничего не выйдет? Неужели Двенадцатый Сказочник его обманул?
   - Этот мальчишка? - усмехнулся Черный Змей. - У меня всего лишь его тело, он не осознавал, что делал. Поэтому твой магнит его не достанет. Ты ведь хочешь показать ему злые дела его? Он про них и так знает! Ведь твой Дэнч уже давно не тот, о ком ты думаешь, он - часть меня!
   Артем молчал. Он не знал, что еще сказать.
   - Итак, - Кощей занес руку над лучиной, - ты скажешь мне, как пройти в Мир Яви?
   Артем не успел ответить. Серый дым охватил Кощея с ног до головы, и черный царь пошатнулся. Дым ударил его в спину и повалил на пол. Лучина выпала из рук Кощея, и Артем мгновенно подобрал ее, сунув во внутренний карман своей куртки.
   - Если он часть тебя, тогда пусть увидит то, что прикончит тебя! - крикнул Артем.
   Он смотрел на Кощея, который корчился в объятьях дыма. Артем не знал, что он сейчас видел, но он не зря сказал про Дэнча. Он надеялся, что магнит покажет Дэнчу в теле Кощея не только его злодеяния, но и те редкие минуты, когда Дэнч был сами собой. Когда он помогал Артему в приюте с его больной ногой, когда он прыгнул в колодец, чтобы спасти друзей от трескунов, когда они со Снежкой. И самое главное, на что надеялся Артем, это Снежка - любовь к ней должна разорвать связь Дэнча и Черного Змея.
   - Нет, забудь это! - шипел Кощей. - Этого не было! Это было не с тобой! Кто она? Это призрак! Забудь ее! Ты ненавидишь его! Он наш враг! Это он разлучил вас! Она тебя не любит! Любви нет! Это вымысел!
   Кощей катался в клубах дыма, он задыхался, но не мог его пересилить. Наконец, издав ужасающий вопль, он затих. Дым рассеялся, оставив Кощея лежать на холодном полу, и тогда Артем увидел, как от тела Царя Нави медленно отделилась черная фигура. Она поднялась во весь рост и приняла очертания все того же тела, которое теперь опять стало Дэнчем. Черная душа обернулась к Артему и стала высоченным человеком со змеиной головой. Теперь Черный Змей был больше похож на...
   - Твое тело мне пригодилась, Сказочник, - прошипел Черный Змей. - Славно я тогда тобой закусил!
   Змеиная голова была так похожа на человеческую, что у Артема скрутило в желудке. Черный Змей стал еще более жутким и отвратительным.
   Артем стал отходить к окну. Черный Змей внимательно смотрел на него, а потом резко бросился и перегородил дорогу. Теперь они стояли друг перед другом, словно два боксера, готовые броситься в бой по зову гонга.
   - Ты думал, я тебя просто так отпущу? - от его шипения мороз шел по коже, но Артем почему-то вдруг перестал его бояться. - Я убью тебя, мальчишка!
   Но Артем рассмеялся ему в лицо:
   - Ты теперь слаб, что ты можешь?!
   - Я слаб? - удивился Лжекощей. - Да ты знаешь, кто я? Я - Великий Черный Змей, истинный повелитель Нави! Сильнее меня нет в никого в этом Мире!
   - Да? - откуда-то к Артему пришла невероятная уверенность. - Тогда попробуй убить меня.
   Черный Змей набросился на Артема, но его тут же словно отбросило назад.
   - Мы с тобой две равных силы, мы отталкиваемся друг от друга, - сказал Артем. Ему шепнул это однажды Василий Васильевич, и теперь он точно знал, что делает. - И ты ничего не сделаешь, ты был сильнее меня, только когда был в теле того, кто ненавидел меня. Теперь мы равны!
   - Мы никогда не будем равны! - снова прошипел Черный Змей. - Мне больше тысячи лет, я - это сама Навь! А кто ты такой?
   - Я тоже Царь Нави, неужели ты не знаешь? - простодушно ответил Артем.
   - Но тогда ты тоже не сможешь победить меня, самозванец! - если змеи могут смеяться, то Черный Змей сейчас смеялся. - Что же мы будем делать?
   - Я смогу тебя победить, - все тем же тоном ответил Артем. - Потому что ты всего лишь Царь Нави, а я еще и герой Прави, и правда - на моей стороне.
   - Да? - Черный Змей сделал вид, что сильно удивлен. - Так чего же ты медлишь? Давай, порази меня, стань мной!
   - Нет, - покачал головой Артем. - Я просто отдам тебе власть.
   - Просто отдашь власть? - Черный Змей не верил своим ушам. - Но ведь власть - это самое главное, что может быть в жизни, что может быть в Мире! Те, у кого нет власти - всего лишь жалкие людишки, пресмыкающиеся перед сильными. Только власть дает удовлетворение собой, только упоение властью помогает жить!
   - Ты и вправду в это веришь? - хмыкнул Артем. - Тогда оставь свою власть себе, мне она не нужна. Мне жаль тебя, Черный Змей. Ты прожил уже тысячу лет, и так и не понял, что дружба и любовь сильнее власти. Только любовь и дружба дают настоящую силу.
   - Глупый мальчишка, - захохотал Черный Змей. - Ты наивен, как и все в вашем мире. Однажды ты поймешь, что только власть помогает твоим мечтам сбыться, и ни любовь, ни дружба не помогут.
   Они немного постояли, не говоря ни слова.
   - Чего же ты ждешь? - спросил Черный Змей.
   - У меня есть несколько условий, - сказал Артем. - Если они будут выполнены, я отдам тебе власть.
   - Чего ты хочешь, говори! - потребовал Черный Змей.
   - Я отдам тебе власть, если ты оставишь Мир Прави в покое. Ты ведь все это затеял только из-за того, чтобы вернуть власть в Тридесятом царстве, я возвращаю ее тебе. Ты уйдешь обратно в Мир Нави, и в Мире Русских Сказок восстановится равновесие.
   Черный Змей кивнул.
   - Я останусь хозяином "То - не знаю, что".
   - Только если ты отдашь мне полную власть над Безыменем и Карачуном, - ответил Черный Змей.
   - Я согласен, - ответил Артем.
   - Что еще?
   - Дэнч тоже вернется со мной, - сказал Артем.
   - Забирай, он больше мне не нужен, теперь у меня будет настоящая сила.
   - Значит, как только мы с Дэнчем вернемся в Додолию, и Илья Муромец подтвердит мое отречение, наш договор вступит в силу.
   - Это все? - надменно спросил Черный Змей. - Тогда поспеши домой, пока не случилось что-нибудь непредвиденное.
   Артем не понял последних слов, взвалил на себя Дэнча, в котором еле-еле бился пульс, и поспешил прочь из замка. Дорога до Додолии с таким спутником была бы просто ужасной, но когда Артем вышел из замка Кощея и поднял голову, то увидел, что битва уже закончилась и без его с Кощеем договора. Тоня помогла ополченцам захватить остатки кощеевой армии в плен. Она создала точно такой же купол, как раньше, но теперь в нем томились псиглавцы, половайники, колдуны и ведьмы, которым посчастливилось выжить. Те, кого Черный Змей вызвал из небытия, бесследно исчезли.
   - Тоня, - слабым голосом позвал Артем, и она мгновенно появилась перед ним.
   - Что пожелаешь, хозяин? - спросила она.
   - Не называй меня так, - попросил он. - Отнеси нас с Дэнчем в город, ему нужна помощь.
   Тоня подхватила обоих юношей и в считанные секунды все они были в больнице Додолии. А потом события полетели друг за другом.
   Тоня перенесла Илгу в палату к Дэнчу, и она, вместе со своими новыми друзьями-лекарями принялась за его исцеление.
   Артем в присутствии Ильи Муромца и его друзей-богатырей официально отрекся от своего титула временного Царя Нави, и, подписав соответствующую грамоту, почувствовал, как на душе у него стало гораздо легче.
   От Черного Змея прискакала кикимора с сообщением, что война закончилась, и Царь Нави со своим войском возвращается домой. Артем распорядился, чтобы Илга отпустила пленных, и когда купол-страж исчез, черные воины растворились вместе с замком Кощея. Вслед за ними попрощались и гости с других ярусов.
   Город праздновал победу. На площади началось спонтанное веселье. Люди приносили из дома столы, стулья, скатерти, тащили свои немногочисленные запасы, чего не хватало, помогла Тоня. В Додолии начался настоящий Пир Победы. Старейшины города то и дело поднимали бокалы за защитников Додолии, за гостей из других мест, за Артема и его друзей, произносили поминальные тосты в честь павших в битве с Кощеем.
   Но Артема народные гуляния трогали меньше всего. Он совсем немного посидел для приличия. Потом узнал от Илги, что Дэнч выкарабкается, но ему нужно будет очень много времени, чтобы вспомнить себя (что это и как это, Артем так толком и не понял). Он усадил Илгу за стол, а сам удалился в гостиницу, чтобы остаться с самим собой. Ему было неважно, что подумают про него остальные, но его мучили мысли вовсе не о победе.
   С тех пор, как вернулась Тоня, ему не давало покоя, что она была рядом с отцом, что она видела, что она могла помочь. Они толком так и не поговорили, а что если Безымень и Карачун покушались на жизнь отца? У него, конечно, осталось много негативных воспоминаний о нем, но он бы не хотел, чтобы отец покончил с собой или провел свою оставшуюся жизнь в клинике для душевнобольных.
   Артем хотел, чтобы он наконец-то получил заслуженную награду. Ведь он герой Прави, он помог этому Миру избавиться от Лжекощея, он вернул в Мир Русских Сказок равновесие, он принес мир в этот Мир. Так неужели же он не заслужил хотя бы одного маленького чуда для себя самого? Ведь так не бывает в сказках, чтобы герой не получил того, к чему стремился. А Мир Русских Сказок только обманывал его. Почти три года назад он пришел сюда впервые, потому что ему пообещали, будто его самое заветное желание сбудется. Отчасти, Мир Русских Сказок выполнил перед Артемом свой долг - его мама вернулась домой, они были счастливы. Но, быть может, и отцу можно помочь?
   Ему в Горлову вдруг пришла фраза, брошенная в минуты отчаяния Василием Васильевичем: "...сейчас граница между Миром Яви и Миром Русских Сказок открыта, любой может сделать переход". Когда-то кот говорил, что создания из Мира Русских Сказок не могут творить свои чудеса в реальном Мире. Но ведь он слышал собственными ушами от Тони, что она могла быть собой даже в психушке. Если Сказочника нет, значит, он сам может дописать эту сказку так, чтобы не только жителям Тридевятого царства сегодня было хорошо, но и ему тоже.
   - Тоня! - позвал он, и тут же услышал ее голос.
   - Я здесь, - теперь она могла переноситься с места на место, совершенно не меняя свой облик. Она осталась человеком, и к ней вернулась ее сила. Артем даже Тоне сумел помочь.
   - Мне нужна твоя помощь, - сказал Артем. - Не как человека, который тобой управляет, а просто как друга.
   - Друг у "то - не знаю, что", - произнесла Тоня. - Мой дед гордился бы мной, если бы это услышал. Ты правда считаешь меня своим другом?
   - Ты мой друг, Тоня, - подтвердил Артем. - И мне нужна от тебя одна услуга.
   - Все, что будет в моих силах, - поклонилась Тоня.
   - Я хочу, чтобы ты провела меня в больницу, где лежит мой отец, - сказал немного робко Артем. - Я хочу, чтобы ты вылечила его.
   Он вдруг замолчал, будто испугавшись своих слов. Он не был готов к тому, что она сейчас вдруг скажет: "нет".
   - Это очень трудно, Артем, - ответила Тоня. - Я не знаю, сможем ли мы вернуться обратно. Я не знаю, хватит ли у меня сил... Граница сейчас открыта, но ее могут закрыть в любое время. Но если ты действительно этого хочешь...
   - Я этого ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хочу! - с жаром сказал Артем.
   - Что ж, тогда мы отправляемся прямо сейчас, - кивнула она.
   - Тонька, как же я тебя люблю, - сказа Артем, обнял ее за шею, и они вместе стали исчезать.
   - Артем, представляешь, берендеи куда-то пропали... - в это самое мгновение в комнату к Артему вбежала Илга.
   Она только услышала, что они вместе куда-то отправляются, и особенно хорошо поняла последнюю фразу Артема. У Илги опустились руки, и улыбка сползла с лица: на ее глазах Артем обнимался с другой девчонкой и признавался ей в любви.
   Предатель! Илга стиснула зубы, захлопнула дверь и бросилась обратно на улицу. Как же она его ненавидела! Это после того, что между ними было, после того, что он говорил ей. Что он нашел в этой тощей?! Конечно, она может все, а Илга только и отметилась тем, что ей отдал жизнь Дядя Миша. Он не смог простить ей Дядю Мишу, поняла Илга. От этой горько истины у нее стало так погано на душе, что она, всегда сильная и железная, не смогла удержаться и, прислонившись к холодной и безликой стене гостиницы, заплакала.
   - Илга? Ты здесь? Вы куда все ушли? - это был Василий Васильевич. Он взял Илгу за руку и развернул ее лицом к себе. - Что случилось?
   Илга наспех вытерла слезы. Она не хотела, чтобы об этом кто-то знал.
   - Вы что, поссорились с Артемом? - предположил кот.
   И тут ей захотелось впервые в жизни с кем-нибудь поделиться своей болью. И она выплеснула на Василия Васильевича все, что томилось сейчас в нее в груди. Она рассказала, как побежала искать Артема, как нашла его в гостинице. Еще из-за дверей она услышала, что он не один в номере, и что она стала подслушивать их, но половины не разобрала, и что поняла только одно - Артем и Тоня вместе отправляются обратно в Мир Яви, и что он любит ее.
   - Думаю, ты все неправильно поняла, Илга, - утешил ее Василий Васильевич и взял ее руку в свои мягкие лапы.
   - Я все правильно поняла, Василий Васильевич, - выдернула ладонь Илга. - Он бросил меня ради нее, и они вместе отправились к его родителям в больницу.
   - КУДА?! - подскочил Василий Васильевич.
   Илга еще никогда не видела его таким встревоженным.
   - В больницу? К его родителям?
   И кот опустился прямо на бетонную мостовую.
   - Только не это... - прошептал он.
   А в это время Артем и Тоня уже стояли в палате рядом с отцом Артема. когда они появились из пустоты, несчастные больные соседи отца шарахнулись во все стороны, а сам спрятался под одеяло.
   - Артем? - услышал он такой близкий и такой родной голос.
   Он обернулся и увидел в дверном проеме свою маму.
   - Мама... - прошептал он и бросился к ней в объятия.
   - Артемка, ты вернулся! - мама целовала его и осыпала слезами и словами. - Наконец-то1 как давно я тебя не видела! Почему ты тогда убежал? Где ты был? Знаешь, я ведь ни капли не пила! Ни разу!!! Я молодец?
   - Ты молодец, мама, - поцеловал Артем маму. - Но сейчас не время для объяснений. Познакомьтесь, это Тоня, она поможет папе.
   Артем подтолкнул Тоню к матери, и они, предварительно изучив друг друга, пожали руки.
   - Артем, но как... - не понимала мама, она отошла в сторону, чтобы не мешать сыну и его подруге.
   - Сейчас увидишь! - радостно сказал Артем. - Тоня, давай!
   Тоня подошла к кровати, на которой под одеялом трясся от страха отец Артема, и просто положила руки поверх одеяла.
   Под одеялом стало тихо, из-за него осторожно выглянул небритый мужчина в порванной больничной рубашке и тонким спросил:
   - Артем? Вера?
   Мама первой бросилась к отцу, и Артем был готов последовать ее примеру, но в этот момент больничную палату осветила радуга, из ее луча внезапно появилась чья-то рука, схватила маму Артема, которая находилась ближе всех, затянула ее за собой обратно в луч и сразу же исчезла.
   - Что это? - закричал отец Артема.
   - Что это, Тоня? - Артем был потрясен не меньше папы.
   - Это Карачун, - чуть не плача, сказала Тоня. Он выследил нас.
   Но Артем ничего не понял.
   - Я совсем забыла про закон перемещения, Артем... - стала оправдываться Тоня. - Я тебя не предупредила... Если кто-то побывал рядом с тобой в Мире Яви, тот сможет неоднократно туда вернуться и забрать с собой любого человека в Мир Русских Сказок.
   Артем вдруг вспомнил, как за ним пришла в приют дочь Кощея Василиса. Она сама выросла там, и когда стала править Навью, она точно также забрала его с собой.
   - Карачун знал это место, - понял Артем и обратился к Тоне. - Он был здесь вместе с тобой, он почувствовал, что я в Мире Яви, и пошел за мной. Но зачем?
   Воображение сразу нарисовало ему самую плохую картинку, и Артем завопил:
   - Тоня, мы должны немедленно вернуться!
   - Кто-нибудь мне скажет, что здесь происходит? - спросил отец Артема, но его сын вместе с худощавой девушкой уже исчез так же внезапно, как появился.
   Через мгновенье они снова были на площади, и, казалось, не прошло и пяти минут, как они ушли отсюда. Но что-то изменилось - это Артем понял сразу.
   В городе не было слышно ни песен, ни плясок. Люди, пировавшие за столами, сбились в кучу и прижались к стенам близлежащих домов. Посреди площади во весь свой рост стоял дух в деревянных одеждах Карачун, а у него в руках была мама Артема.
   - Сынок! - позвала она.
   - Мама! - бросился к ней Артем.
   - Остановись, или она умрет! - услышал он голос за собой.
   Артем и Тоня обернулись и увидели перед собой Черного Змея. Он уже окончательно приобрел черты Двенадцатого Сказочника, и из-за высокого роста своей последней жертвы казался еще ужаснее.
   - Что ты здесь делаешь? - крикнул ему Артем. - Мы ведь заключили договор! Ты будешь отвечать перед...
   - Все по закону, Артем Царевич, - громогласно ответил Черный Змей. - Я здесь не как главнокомандующий войсками Нави, а только как исполнитель Высшей Воли. Ты, Артем Царевич, нарушил обещание, а если человек не держит своего слова, то это уже предательство, и тут наступает моя воля.
   - Какое же слово я нарушил? - сказал с вызовом Артем. - Я обещал избавить Мир Прави от тебя, я это сделал!
   - А не ты ли говорил, что поможешь берендеям сбросить шкуру? - усмехнулся Кощей. - Не ты призывал на себя проклятье, если не исполнишь свое слово?
   Артема прошиб холодный пот. Он и в самом деле забыл о берендеях.
   - Но как я мог исполнить свою клятву, ведь я сражался с Навью, - возразил он. - Я думал, что у меня будет время, что я успею...
   - Не лги мне, Артем, - снова засмеялся Черный Змей. - Сердце твое как на ладони... Разве у тебя не было власти над их покровителем, Карачуном? Ты мог бы приказать ему прийти на помощь к берендеям. Но ты отдал их мне, помнишь? Берендейцы помогли тебе одолеть мои войска, а ты, вместо того, чтобы сдержать обещание, использовал то - не знаю, что.
   Артем молчал.
   - Да, Артем Царевич, - продолжил Черный Змей, - в тебе, как и в любом другом человеке, победил эгоизм. Ты ведь сразу после победы подумал о том, что то - не знаю, что спасет твоего отца от недуга, а про медведей и забыл. Разве не так?
   Артем опустил глаза. Слова Черного Змея были правдой.
   - Пока вы праздновали победу, я отпустил Карачуна. Он навел порядок в своем племени, и тогда берендейцы прокляли того, кто не сдержал своего слова. Ну-ка, посмотри, где племя берендеев?
   Артем поднял голову, посмотрел по сторонам, но не увидел ни ладу, ни ее соплеменников.
   - Они ушли прямо с пира, - продолжал насмехаться над Артемом Черный Змей. - ..уться и вернуть того..еменного царя власти в пользу Черного Змея. здесь же, в Иномирье пояИ возмездие не заставит себя долго ждать. Карачун, исполни свой долг!!!
   Артем посмотрел на Черного Змея, потом перевел взгляд на карачуна, и увидел, как тот, словно вихрь, поднялся вместе с мамой в небо и оттуда сбросил ее вниз прямо к ногам сына.
   - Мама! - закричал Артем и бросился к ней. Но Вера Борисовна была уже мертва.
   Карачун растворился в воздухе вместе с Черным Змеем, а к Артему уже бежали друзья - Василий Васильевич, Илга и Эс-Е.
   - Помогите же! - закричал Артем в слезах. - Тоня, помоги!
   Но Тоня только покачала головой.
   - Я не могу оживлять убитых, Артем...
   - А вода? - орал он. - Живая вода?
   - Артем, ей уже не поможешь, - тихо сказал Василий Васильевич за его плечом.
   - Нет, - мотал в отчаянии головой Артем. - Я не верю! Я спасу ее! Да, я виноват перед берендеями, но ведь я помог Миру Прави, неужели я не заслужил пощады? Мне говорили, что этот город даст мне все, что я захочу! Я ничего не хочу, дайте только жизнь моей маме! Если бы я мог остановить время...
   Он упал на тело матери и зарыдал, а когда поднял голову, то испытал настоящий шок. Все вокруг него замерли. Он на самом деле остановил время.
   - Ты помнишь, Артем Царевич, как просто вдохнуть жизнь? - вдруг услышал он голос над собой. С небес к нему спускалась Додола. - Ты звал меня, Артем Царевич, и я пришла, чтобы дать тебе то, что ты попросишь.
   - Я хочу спасти маму... - попросил Артем.
   - Хорошо, у тебя будет шанс. Ты снова остановил время, ты снова можешь путешествовать во времени. И я остановлю время в моем городе ровно на 40 дней, чтобы ты вернул ее к жизни.
   Додола подняла Артема с колен и посмотрела ему в глаза.
   - Тебе придется пройти сквозь потусторонний мир, и если за эти 40 дней ты сумеешь отыскать ее душу, и снова зажечь ее курилку, я верну вас в эту же секунду.
   - Но где возьму мамину лучину? - спросил Артем.
   - Она у тебя в кармане, - улыбнулась ему Додола.
   Артем достал курилку, которую хотел сломать Черный Змей.
   - Но ведь это моя лучина? - удивился он.
   - Черный Змей обманул тебя, - покачала головой Додола. - Он не смог бы взять твою лучину, ведь ты был равным ему.
   - Значит, он уже тогда задумал убить мою маму? - глаза Артема снова наполнились слезами, но больше он не плакал.
   - Да, он очень хитрый, - подтвердила догадку Артема Додола. - Все это время он тоже поддерживал связь с вашим Миром, это он дал своим слугам столько силы.
   - Он и про магнит знал... - понял Артем. - Он убил Двенадцатого Сказочника за то, что он выдал нам ЕГО тайну!
   - Да, - снова сказала Додола.
   - Но как же мама? - снова посмотрел на покровительницу города Артем. - Как зажечь курилку?
   - Этого я не могу тебе сказать, ты все должен будешь сделать сам, - ласково сказала Додола.
   - Я готов, - Артем был готов прямо сейчас бежать куда угодно, лишь бы спасти маму. - Я пойду хоть на край света.
   - Один ты не справишься, - покачала головой Додола. - Только тот сможет стать проводником другой мир, кто по-настоящему любит твою маму.
   - Но это я!
   - Нет, Артем, это сыновняя любовь, и это прекрасная любовь. Но нужен тот, кто любил ее всегда. Даже тогда, когда не было тебя, даже тогда, когда они были не вместе.
   - Мой отец... - выдохнул Артем.
   - Да, - мягко обняла Артема Додола.
   - Но ведь он остался в Мире Яви, - возразил ей Артем.
   - Ты отправишься за ним, и приведешь его сюда, - снова улыбнулась она. - Но только сам. Ни Тоня, ни Василий Васильевич, никто из твоих друзей не смогут тебе помочь. Ты готов?
   - Я готов, - сказал Артем.
   - Тогда доставай свой луч и иди за отцом, - сказала Додола, вознеслась обратно к облакам и исчезла.
   Артем проводил ее печальным взглядом, сунул руку в карман джинсов, достал тонкий луч радуги, бросил его перед собой, и перед ним сразу открылась дверь в Иномирье. Артем бережно переложил мамину лучину из одной руки в другую, поцеловал ее и прошептал:
   - Мама, ты будешь жить!
   И шагнул в неизвестность...
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"