Ковалев Александр Сергеевич: другие произведения.

Артем Царевич. Книга 1. Заклятье Кощея Бессмертного

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Артем Царевич - сирота при живых родителях. Его заветная мечта - чтобы родители перестали пить и снова стали Мамой и Папой. Он надеется на Чудо и не знает, что оно совсем рядом...


Александр ковалев

  

Артем царевич

книга 1

"Заклятье Кощея Бессмертного"

  

Роман

ВСЕ ПРАВА НА ДАННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЛЮБЫЕ ПОПЫТКИ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУДУТ ПРЕСЛЕДОВАТЬСЯ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оглавление

  
   ГЛАВА 1 ПЕРВЫЙ ДЕНЬ КАНИКУЛ 3
   ГЛАВА 2 САМАЯ СТАРАЯ КНИГА В БИБЛИОТЕКЕ   11
   ГЛАВА 3 ОДИННАДЦАТЫЙ СКАЗОЧНИК 19
   ГЛАВА 4 КОТ В МЕШКЕ 29
   ГЛАВА 5 ЗАЯЦ НА КРЫШЕ   40
   ГЛАВА 6 ЙОСЯ И ТОНЯ   49
   ГЛАВА 7 ЧЕМПИОНАТ ГОРОДА ПО ПЛАВАНИЮ    55
   ГЛАВА 8 АЛАТЫРЬ-ГОРА    63
   ГЛАВА 9 ЗНАХАРЬ     70
   ГЛАВА 10 ДЕД-ДА-БАБИНСК     77
   ГЛАВА 11 УЧЕНЬЕ - СВЕТ!    84
   ГЛАВА 12 ВЕРЛИОКА   93
   ГЛАВА 13 ИСПЫТАНИЕ   103
   ГЛАВА 14 ВОЗВРАЩЕНИЕ АРТЕМА 115
   ГЛАВА 15 НЕМНОГО О КЛАДАХ   121
   ГЛАВА 16 ЛОБАСТЫ И БЕРЕГИНИ 128
   ГЛАВА 17 ПОДЗЕМЕЛЬЕ ГМУРОВ 139
   ГЛАВА 18 ИОСИФ ПОДЗЕМЕЛЕЦ    150
   ГЛАВА 19 УРОКИ МУЖЕСТВА     161
   ГЛАВА 20 ЗОЛОТО И КРОВЬ     175
   ГЛАВА 21 СУДЬБА    187
   ГЛАВА 22 НАСТОЯЩИЙ ГЕРОЙ   197
  
   0x01 graphic
0x01 graphic
  

Глава 1

Первый день каникул

   Артем проснулся в семь часов утра. Он хотел уже подскочить с кровати и бежать в ванную комнату, но спохватился и вспомнил, что сегодня в школу идти не надо. Артем чуть приподнялся, и пружины его старенького диванчика протяжно запели. Мальчик посмотрел на стену напротив, где висел календарь, и грустно вздохнул - 1 июня. Начинались каникулы, но Артем затосковал не от этого. Да, как и все остальные ребята, он весь последний месяц ждал, когда же наступит долгожданная свобода от школы. Просто он ненавидел первое число каждого месяца.
   Можно было еще поваляться, родители все равно ничего не скажут, им было не до него. Но Артем был жаворонком и даже в выходные вставал рано. А еще он вспомнил, что Нин-Петровна вчера напомнила, чтобы все семиклассники сдали сегодня учебники.
   Тащиться в школу Артем не хотел. В последней четверти он, по словам Нин-Петровны, "окончательно съехал". Артем не хотел себе в этом признаваться, но внутренний голос подсказывал, что классуха права - у него теперь не осталось ни одной четверки. Правда, только у него в классе была отличная оценка по русскому языку. Это единственный предмет, который даже если бы захотел, он никогда бы не завалил.
   Русичка однажды при всех говорила что-то про его феномен, удивительное чутье, интуицию. Что-то вроде того, что есть такие люди, которые обречены писать неграмотно, а есть те, у кого это в крови. Как такое могло быть, Артем не понимал, но когда на всех остальных уроках его ругали, и он ничего не хотел делать, по русскому у него оставалась пятерка. Диктанты он писал лучше всех в школе.
   Поэтому Артем встал с постели, с грехом пополам заправил ее и отправился умываться. Но вдруг в коридоре он чуть не грохнулся - не заметил пустую пивную бутылку, которых тут было несколько десятков, пошатнулся и еле успел ухватиться за дверной косяк. Эти бутылки его бесили, он давно хотел их сдать, но родители запрещали ему это делать. Они сами раз в месяц собирали эти стекляшки и относили их в пункт приема посуды.
   В ванной Артем еще раз обнаружил, что началось лето - отключили горячую воду. Он подставил лицо под ледяную струю, наскоро почистил зубы и пошел завтракать. Обычный завтрак Артема состоял из стакана воды и кусочка засохшего хлеба. Но сегодня на столе даже не было чайника. Артем вспомнил, что отец всю последнюю неделю грозился отнести чайник в ремонт, но почему именно сегодня? Неужели из-за того, что первое число?
   Артем снова вздохнул. Придется идти на голодный желудок и сдавать эти проклятые учебники. Он нашел в коридоре большую сумку, побросал в нее учебники и посмотрел на себя в треснувшее зеркало. Какой же он все-таки худой!!! Длинный и худой - физрук все время советует ему играть в баскетбол. А еще эти дурацкие курчавые ярко-желтые волосы... Ну что это за цвет... Не зря его гоняет Дэнч со своими друзьями. Уши торчат, зубы кривые. И вообще - что за урод?
   Артем очень тяжело вздохнул и стал одеваться. Он натянул на себя старые шорты, которые ему купила тетка, футболку с логотипом "Барселона 1992" и поношенные кроссовки, которые ему вчера "пожертвовал" отец. Зашнуровывая кроссовки, Артем увидел, что они начали рваться прямо возле носка. Надо будет попросить родителей купить, то есть... заклеить, подумал он, завязал последний узелок и вышел из дома.
   - А-а-а, Царевич, - лениво протянула библиотекарь, встречая Артема. - Учебники принес?
   - Угу, - буркнул он и вывалил перед женщиной содержимое мешка.
   - А русский? - уставилась на него библиотекарша, пересчитав и переписав книги.
   - А русский я не брал. Зачем он мне?
   - А... Ну да, - закивала она. - Тебе не надо. Ну, все, давай иди отсюда. В конце августа придешь, новые дам.
   - Угу, - Артем не любил, когда его считали маленьким. Мол, если не напомню, не придет. Тринадцать лет - не тот возраст, когда что-то можешь забыть.
   Артем вышел из школы и лицом к лицу столкнулся с Дэнчем и его друзьями. Дэнч был самым старшим в их классе, ему уже было почти пятнадцать. Роста он был такого же, как и Артем, зато по комплекции напоминал хорошего боксера. В школу он пошел поздно, учиться не хотел, в своем классе бывал редко, состоял на учете в милиции за драку. Дэнч был грозой всего микрорайона, его боялись и уважали даже старшеклассники, а все потому, что отец у него сидел в тюрьме, а к мачехе, с которой жил Дэнч, часто приходили папашины дружки и про пацана не забывали - давали денег, покупали шмотки, передавали приветы от отца.
   Ничего удивительного, что вокруг него всегда собиралась компания, думал про Дэнча Артем. Он постоянно транжирил мачехины и отцовские деньги, всех во дворе угощал пивом и брал с собой гулять по городу. Чем занимался Дэнч со своими приятелями, Артем тоже знал - они "бомбили детишек" из разных школ. Сейчас почти всем родители дают с собой карманные деньги. Это Артем никогда от родителей ничего не получал, кроме старых кроссовок.
   В школу, где учился Артем, Дэнча перевели только в марте. Но за ним тянулась уже такая слава, что Леший и Гоблин - знаменитости их 7-го "Б" - сразу же уступили ему свое место главарей класса. За это Дэнч приблизил их к себе, и они, по их собственному выражению, сразу стали правой и левой рукой Дэнча.
   Тогда, в самый первый день, Дэнч позвал всех парней после уроков за спортзал и предложил выпить немного пива. Никто из одноклассников не отказался, кроме Артема.
   Артем ненавидел пиво. Он ненавидел все, что связано с выпивкой. Сколько он себя помнил, его родители всегда пили. Именно потому первое число каждого месяца было для него настоящим кошмаром. За день до первого родителям на заводе давали зарплату, и тогда в их доме начинались попойки. У них дома собирались все алкаши района, и целую неделю Артему не было житья. Домой он старался приходить как можно позднее, чтобы отец с матерью уже "приняли" и легли спать. Тогда Артем тихо проходил на кухню, готовил себе что-то на скорую руку, быстро делал уроки и тоже ложился.
   Бывало и так, что родители гудели сутки напролет. Их друзья-собутыльники постоянно менялись, дверь в квартиру никогда не закрывалась, и зайти мог кто угодно. Соседи постоянно жаловались на Царевичей, к ним регулярно наведывался участковый Толян, но сделать ничего не мог. Родители Артема драк не устраивали, по ночам не кричали, спать не мешали, вещей из квартиры не выносили, за квартиру вовремя платили, сын учился в школе. Ну, а то что пьют - а кто ж сейчас не пьет, говорил Толян и разводил руками.
   Сам Артем в такие дни только и делал, что бегал до ларька по соседству и сдавал бутылки. Сердобольных соседок-бабулек, которых показывают по телевизору, у Артема не было. Никто к себе его на эту неделю не забирал, он продолжал жить своей обычной жизнью подростка, который никому не нужен.
   И поэтому когда Дэнч предложил всем "по пиву", Артем сразу сказал "нет".
   - Ты че, девчонка? - спросил Дэнч и засмеялся. - Пацаны, у нас тут "она", девочка-припевочка.
   - Я не девочка, - сквозь зубы ответил Артем.
   - Тогда давай с нами.
   - Я не пью.
   - Эх, ты, баба. Девочка Златовласка.
   Все вокруг захохотали и стали повторять наперебой: "Златовласка, точно!", "Эй, Златовласка!", "Привет, Златовласка!".
   - Ну, чего молчишь, слабый пол? - Дэнч посмотрел на Артема и сплюнул себе под ноги.
   Артем сжал кулаки и стал надвигаться на Дэнча.
   - Ой, батюшки, - деланно всплеснул руками Дэнч, - девочка хочет меня побить. Сейчас в волосы вцепится! Смотри ноготки не поломай.
   И раньше, чем до Артема дошел смысл сказанного, здоровенный кулачище Дэнча сломал ему нос.
   - Иди в куклы играй, - усмехнулся Дэнч. - Пошли, пацаны, пиво ждет!
   С тех пор Дэнч все время докапывался до Артема. Даже если он прогуливал, то Артем получал от Лешего и Гоблина. Обычно они поджидали его после школы. Иногда ему удавалось их перехитрить, и он выбирался из школы другими ходами - через спортзал, мастерские или даже кухню, где на него всегда ругались поварихи. Правда, Дэнч с друзьями быстро его находили, и ему приходилось бежать от них.
   Бегал от своих недругов Артем часто. Порой ему приходилось обегать несколько кварталов, прежде чем он оказывался дома. Случалось, что ему удавалось от них отбиться, но что он мог сделать один против троих, а то и пятерых. Домой Артем приходил с синяками, но родителям, которые были в очередном запое, было не до него. Даже если неделя запоя заканчивалась, отец с матерью каждый вечер на пару наливались пивом, и про сына не вспоминали.
   Вот и сейчас Дэнч с дружками ждал его на выходе из школы.
   - Привет, Златовласка! - как всегда, что-то пережевывая, сказал Дэнч. - Готов?
   - К чему?
   - С тебя стольник, - Дэнч закурил.
   - За что?
   - За то, чтобы мы тебя не трогали. Ты же этого хочешь?
   - Ну, хочу. Но у меня нет денег.
   - А ты поищи. Да подумай, что лучше - "в дыню" и сто рублей или ноль рублей и здоровье.
   - Но у меня на самом деле нет ста рублей.
   - А сколько есть?
   - Ну, рублей десять.
   - На десять рублей мы не согласимся, да, парни? - повернулся Дэнч к Лешему и Гоблину. Те послушно закивали. - Десять рублей мы и так у тебя можем забрать, да еще и поучить маленько, чтобы в следующий раз с собой деньги брал. Держи его!
   Леший и Гоблин подбежали к Артему, заломили ему руки и потащили за школьный спортзал. Там Дэнч всегда разбирался с теми, кто был ему не угоден. Таких, как Артем, в школе было еще несколько человек. Это были те, кто просто ему не понравился или те, кто отказывался ему платить. Теперь наступила очередь Артема.
   Он уже смирился со своей участью, но тут Леший споткнулся, упал и выпустил руку Артема. Гоблин один Артема удержать не смог, тот выскользнул и сразу же рванул к спортзалу.
   Только бы там было открыто! Если физрук там, то должно быть открыто. Тогда он пробежит через спортзал в школу, а там они уже его не достанут.
   - Держи его! - завопил Дэнч, и они побежали за Артемом.
   Дверь оказалась закрыта. Артем понял, что сегодня опять не его день. Он повернулся лицом к троице и приготовился ждать своей участи.
   - Не повезло тебе, Царевич, - ухмыльнулся Дэнч. - Надо же... Царевич. Слышьте, пацаны, как у такого лоха может быть фамилия Царевич? Нет, мы тебя по-другому будем звать - дурак. Знаешь, как в русских сказках - есть Иван-царевич, а есть Иван-дурак.
   Все трое заржали.
   И в это самый миг дверь спортзала отворилась. Артем ожидал увидеть Максим-Иваныча-физрука, но это оказался не он. Из спортзала вышла Ника, Вероника Мастеркова. Нику в школе знали все - она была чемпионкой города по плаванию среди юниоров. Про нее рассказывали, что она просто помешана на спорте, любит абсолютно все его виды - может до вечера гонять в футбол, играет с отцом в шахматы (и побеждает), кроме плавания, занимается теннисом и конным спортом.
   Ника была старше Артема на год, училась в восьмом классе, но в нее были влюблены все пацаны в школе. К ней подкатывали с предложениями дружбы чуть ли не каждый день, но она всем отказывала. Ника была о себе очень высокого мнения, все об этом знали, и продолжали тихонько грустить о ней.
   Дэнч тоже как увидел ее в первый раз - потерял голову. Красивая, тренированная, с короткой мальчишеской прической и загадочной улыбкой - он сразу решил, что она может быть только его подругой. Но и его она отшила. И что странно, Дэнч не вспылил, не стал говорить что-то типа "ты в курсе, с кем ты говоришь, да ты знаешь, кто я такой", а просто присоединился к несчастным фанатам ее красоты.
   Сейчас, когда она вышла, Дэнч сразу забыл и про Артема, и про своих приятелей. Он смотрел только на нее.
   - А, Дэнч... Что это вы тут делаете? - спросила Ника и осмотрелась. - Так. Ты опять к маленьким пристаешь?
   - Д... д... да... да какой он маленький, - Артем первый раз видел Дэнча таким. Он заикался, он краснел, он был совсем как ребенок. - Мы только так, пошутили.
   - Знаю я твои шутки, - нахмурилась Ника. - Мне уже говорили, что ты бьешь всех почем зря, что деньги отбираешь.
   - Я... это... это неправда, - потупив взгляд, ответил Дэнч.
   - А что же это тогда такое? - она показала рукой на Артема.
   - Златовласка мне должен, - голос Дэнча стал более уверенным.
   - Златовласка? - Ника удивленно приподняла брови и обратилась к Артему. - Тебя правда так зовут?
   - Нет. Я Артем.
   - Это кличка, - объяснил Дэнч.
   - Очень смешно, - покачала головой Ника и снова обратила свое внимание на Артема. Она подошла к нему и рукой провела по его волосам, улыбнулась и посмотрела ему прямо в глаза. - Как интересно... А это у тебя от рождения такие волосы, Артем?
   - Ага, - ответил он. Теперь и Артем понял, что в ней находили другие. Она действительно очень красивой девочкой. Особенно небольшая родинка над верхней губой. А какие красивые у нее были глаза! Раньше он слышал такую фразу: он полюбил ее за ее красивые глаза, но понять не мог, как же можно любить человека из-за глаз, а теперь, кажется, стал понимать...
   С Артемом что-то происходило, он это чувствовал. Перед такой девчонкой нельзя больше быть хлюпиком. Он должен ответить Дэнчу. Но тот заговорил первым:
   - Слышь, Златовласка, вали отсюда, я сегодня добрый, долг тебе прощаю. А мы с Никой поговорим. Без тебя.
   Артем повернулся к Дэнчу и вдруг увидел его совсем по-другому. Он представил, что перед ним маленький, злобный карлик, которого и бояться-то не стоит.
   - Во-первых, я тебе не Златовласка, а во-вторых, у меня действительно есть должок.
   Артем подошел к Дэнчу. Тот продолжал ухмыляться.
   - Смотрите, какой герой. Ну-ну, давай.
   Дэнч протянул руку, ожидая, что сейчас в его ладони окажутся деньги, но произошло нечто совсем другое. Артем размахнулся и что есть мочи двинул Дэнча по физиономии. Для пятнадцатилетнего бугая этот удар, конечно, был слабоватым, но зато пришелся как раз по зубам.
   Дэнч опешил. Этого от Златовласки он никак не ожидал. Он схватился за челюсть, проверил, все ли в порядке с зубами, и только тут сообразил, что произошло.
   - Ты-ы-ы-ы... - зарычал он на Артема.
   Но Артем уже понял, что его сейчас ждет ответный удар, и сразу побежал в спортзал. Дэнч погнался было за Артемом, но его остановила Ника.
   - Послушай, Дэнч, - она взяла его за руку, - оставь его в покое.
   - Ага, щас, - скривился Дэнч. - Пусти.
   - Если ты пообещаешь, что не тронешь его, вечером, так и быть, я схожу с тобой в парк.
   - Ну... - перспектива долгожданного свидания с первой красавицей школы начинала перебарывать стремление отомстить Златовласке. В конце концов, поймаю его потом, подумал он. - Ну, хорошо, как скажешь. Пусть живет пока. Тогда в шесть жду тебя в парке. Смотри, не обмани!
   - Ну что ты, - засмеялась она.
   Дэнч с Лешим и Гоблином попрощались в Вероникой и ушли, а она снова вернулась в спортзал. Там в одиночестве на полу сидел Артем.
   - Я думал, там открыто, - пожаловался он Нике. - Хотел из спортзала через школу на улицу, а там закрыто.
   - Кончено, закрыто. Иваныча нет, он мне ключи оставил от запасной двери, чтобы я тренировалась. А я еще подумала, куда это ты побежал, - засмеялась Ника.
   Артем поднялся с пола.
   - А ты, ничего, Артем, смелый, - сказала ему Ника. - Не испугался?
   - Еще как, - тоже улыбнувшись, ответил Артем. - Я вообще первый раз человека ударил.
   - Такого не грех ударить. Ему твой удар - как слону дробина. Но все-таки людей бить не нужно. Только на спортивной арене, - сказала Ника.
   - Согласен, - кивнул Артем. - А ты точно пойдешь с ним на свидание?
   Сказал, и сам себе удивился. Откуда в нем вдруг взялась такая уверенность?
   - А что, схожу, - пожала плечами Ника. - А ты, что, тоже хотел меня пригласить?
   - Я... - Артем не знал, что ответить. Впервые ему понравилась девочка, и он боялся сказать что-нибудь не то.
   - Ладно, я пошутила, - улыбнулась Ника. - Мал ты еще на свидания ходить. Ну, все, давай выходи. Мне закрывать нужно.
   Они вышли из спортзала. Дэнча нигде не было. Вероника закрыла дверь спортзала, и они с Артемом пошли по улице.
   - Ты далеко живешь? - спросила она.
   - Нет, не очень, - ответил Артем.
   - Тогда давай зайдем ко мне, - предложила Ника.
   У Артема перехватило дыхание. Зайти к ней домой? Дэнч помрет от зависти.
   - У меня никого нет. Родители на все лето уехали на море, - объяснила она. - Знаешь, как одной скучно.
   - А почему ты с ними не поехала? - удивился Артем. Вот бы ему каникулы на море!!!
   - Да чего я там не видела, - махнула она рукой. - Они все равно там отдыхать не будут, у них там бизнес. А я, как всегда, одна бы везде ходила, на пляже одна загорала. Знаешь, как надоело. А еще я должна тренироваться. В сентябре чемпионат России, я поеду. Ты какой вид спорта предпочитаешь?
   - Да я... - Артем снова не знал, что ответить. Он вообще спорт не любил. Но разве можно признаться в этом Веронике? - Футбол.
   - Классно! Я тоже футбол люблю. А ты за кого болеешь?
   Артем не знал ни одной футбольной команды, и соображал, что бы ответить. Но Ника сама спасла положение.
   - Я за "Спартак", а ты? За ЦСКА, конечно? - она презрительно скривила губы.
   - Не, я тоже за "Спартак", - поспешил ответить Артем.
   - Да? Хорошо.
   Она снова ему улыбнулась. У нее была удивительная улыбка. Невозможно было понять, что она означает: то ли радость, то ли сомнение, то ли наивность, то ли хитрость, то ли что-то еще.
   До дома, в котором жила Вероника, было совсем недалеко. Артем знал этот дом. Тут жили "богатенькие буратины". На каждом этаже была только одна квартира, а в самой квартире - шесть комнат. На входе сидел охранник.
   - Привет, Ника, - сказал он и показал пальцем на Артема. - Этот с тобой?
   - Да, Славик, со мной, - ответила она, и ребята поднялись к Веронике.
   "Как же эта квартира отличается от того сарая, где я живу", - подумал Артем. Ника посадила его на кухне, а сама ушла переодеваться. Когда она вернулась, в чайнике уже вскипела вода, и Ника угостила Артема чаем с шоколадным рулетом.
   Артем был на седьмом небе от счастья. Так вкусно он не ел с самого нового года, когда был в гостях у троюродной тетки. У Вероники даже чай был какой-то особенный, с какими-то ароматическими добавками. А рулет - это вообще супер!
   Они долго сидели и разговаривали. Сначала поговорили про Дэнча, и Ника узнала много нового о своем очередном поклоннике. Потом перемыли косточки всем учителям, и Артем узнал, что Ника терпеть не может русский язык. А потом стали разговаривать просто обо всем. И Ника узнала, что у Артема дома нет компьютера, и что он очень редко выходит в Интернет. На самом деле, Артем только два-три раза в год бывал в Интернет-кафе, когда папа с мамой со своего родительского плеча разрешали ему забрать себе выручку от пивных бутылок.
   - Пойдем со мной, - Ника взяла Артема за руку и провела к себе в комнату.
   Комната была раза в два больше, чем квартира, в которой жил сам Артем. Обычно у девчонок повсюду расклеены фотки Бритни Спирс, Тату или Фабрики звезд, но у Ники на стенах висели постеры спортсменов - футболистов в красно-белой форме было больше всего, но были и теннисисты, и биатлонисты, и еще красивые девчонки на льду с каким-то "чайником" и метлой. Такого спорта Артем вообще не знал.
   - А это что? - спросил он, показывая на "чайник".
   - Керлинг, - ответила Вероника. - Не разу не видел, что ли?
   - Не-а, - помотал головой Артем. - А как в него играют?
   - Потом расскажу, - отмахнулась Ника. - Я тебя не за этим сюда привела.
   Она подвела Артема к компьютеру. Он был гораздо лучше, чем у них в школе. На экране монитора отображалась стартовая страничка Яндекса.
   - Ну, вот тебе и Интернет. Можешь лазить, сколько хочешь, у меня безлимитка, - сказала Ника.
   - Без чего? - не понял Артем.
   - Безлимитный тариф. Могу сколько угодно по Интернету бродить. Короче, я пойду, приберусь там, на кухне. А ты, давай, пользуйся, не стесняйся.
   Ника ушла, а Артем развалился в компьютерном кресле. Похоже, каникулы начинаются неплохо. Да и первый день месяца не такой и ужасный.
   Артем прильнул к экрану, но первое, что он увидел, заставило его отпрянуть. Это была рубрика "Новости".
  
  
   Россия пытается договориться с Грузией.
   Американцы запустили новый спутник
   "Спартак" - "ЦСКА": ничья дороже победы.
   Валерия: "Я счастливая мама".
   Мир русских сказок: сможет ли Артем Царевич найти вход?
  
  

Глава 2

самая старая книга в библиотеке

  
   Артем не поверил своим глазам и еще раз перечитал последнюю строчку Яндекса.
  
   Россия пытается договориться с Грузией.
   Американцы запустили новый спутник
   "Спартак" - "ЦСКА": ничья дороже победы.
   Валерия: "Я счастливая мама".
   "Мир русских сказок": самая старая книга в вашей библиотеке
  
   "Фу-у-у, - подумал Артем. - Теперь все нормально. Глюк, наверное, был". Он зажмурил глаза, открыл их и еще раз прочитал последнюю новостную строку. Все в порядке: опять про книгу в библиотеке. Видно, перенервничал из-за встречи с Дэнчем, вот и увидел того, чего нет. Ну, пойдем дальше.
   Он уже собирался перейти на другой сайт, но любопытство говорило: посмотри, что это за новость про русские сказки! Вообще-то, сказки Артем в детстве любил, но сейчас ему было совсем не до сказок. И он стал набирать в адресной строке название сайта с компьютерными играми.
   Адрес был правильным, но компьютер открыл другую страницу. Увидев, на каком сайте он оказался, Артем чуть не закричал. Его заглавие было написано старыми русскими буквами и гласило:
  

"МИР РУССКИХ СКАЗОК"

  
   И дальше:

"Сможет ли Артем Царевич найти"

  
   И в самом низу, как и положено на всех сайтах:
  
   ВХОД ВЫХОД
  
   Это уже было слишком. Теперь точно нужно все проверить. Сначала Артем хотел позвать Нику, чтобы та подтвердила, что у него не глюки, и что этот сайт действительно существует, но потом передумал. Мало ли что она потом про него скажет... Он решил действовать сам и нажал "ВХОД".
   К его большому разочарованию, на следующей странице его ждала только одна, уже знакомая надпись:

"Самая старая книга в вашей библиотеке".

  
   Но никакой книги изображено не было.
   "Я действительно Артем-дурак", - подумал он про себя. На душе вдруг стало как-то не по себе. Его явно разыграли, но неужели это Ника все подстроила? И зачем? Чтобы посмеяться над Златовлаской, да? Как же он сразу не понял, что она заодно с Дэнчем. Сейчас увидит, что он попался, а потом вечером в парке расскажет этому идиоту, как они ловко его надули.
   Ну, уж нет, решил Артем. Он закрыл сайт, встал из-за стола и прямиком направился вон из квартиры. Пусть не думают, что он "глупенький дурачок".
   Артем быстро спустился вниз, молча прошел мимо охранника и оказался на улице. Внутри у него все кипело: ладно, умники, я еще вам покажу, как надо мной смеяться. И сговорились же, вот что самое ужасное. Какая актриса эта Ника... Как здорово она сыграла свою роль. Да и Дэнч молодец, не стал беситься и вламываться в спортзал, дал ей доиграть роль.
   Так вот оно что, вдруг осенило Артема. Вот почему Дэнч его "отпустил"! Вот почему он не стал ждать, когда Артем выйдет, вот почему Ника позвала Артема к себе. А ведь сама пойдет в парк вместе с Дэнчем.
   Артем повернул за угол и вдруг остановился. На противоположной стороне стояли Дэнч, Леший и Гоблин. "А вдруг не заметят"? - подумал Артем. Но было поздно - троица уже показывала на него руками. Только оживленное движение мешало им перебежать и схватить Артема.
   "У меня есть время", - сообразил Артем и направился обратно. Этот район он знал отлично, не раз уже убегал от них. Правда, и Дэнч с дружками тоже знали все его ходы. Поэтому Артем решил выбрать запасной маршрут номер семнадцать. Он еще ни разу им не пользовался. Хитрость была в том, чтобы свернуть за угол, но не бежать по улице или через дворы, а нырнуть в подъезд первого дома. Там не живут, там какое-то учреждение, вспомнил Артем, тем лучше - Дэнч туда точно не заглянет.
   Так Артем и поступил - скрылся за углом, добежал до первого подъезда с огромной тяжелой и скрипучей дверью, с трудом открыл ее, вошел и затаил дыхание. Сейчас они будут здесь.
   Артем услышал топот ног.
   - Ну, и где он? - рявкнул голос Дэнча.
   - Не знаю, - почти в один голос ответили одноклассники.
   - Не мог же он всю улицу пробежать. У него бы времени не хватило, - стал рассуждать Дэнч.
   - Он, наверное, сюда забежал, - это был голос Гоблина.
   - Вот козел! - ответил голос Дэнча, и послышалась отборная ругань. - А че тут?
   - Там вывеска какая-то, - снова сообщил ему голос Гоблина.
   - Это детская библиотека, - пискнул голосок Лешего, и все трое засмеялись.
   - Понятно, - гаркнул Дэнч. - Златовласка решила книжечки почитать. Как сшить для Барби новое платье.
   Снова громкий хохот. Несколько секунд спустя их голоса затихли. Но Артем не торопился выходить. Он знал, что они ждут его. Раньше он несколько раз попадался на эту удочку. Поэтому он решил остаться в библиотеке.
   Здесь было темно, и Артем пошел по стене, на ощупь. Очень скоро он встал на первую ступеньку и поднялся на площадку, где должны были быть квартиры. Но квартир здесь не было, а была еще одна тяжелая дверь. "Как тут дети маленькие ходят"? Артем пошарил, нашел ручку этой двери и вошел.
   Тут не было никакой библиотеки. Точнее, библиотека была, то есть здесь было очень много стеллажей с книгами, но не было ни одного ребенка.
   - Эй, - позвал Артем. - Эй, тут кто-нибудь есть?
   - Есть... Есть... Есть... - отозвалось эхо.
   - Взрослые есть? - Артему почему-то показалось, что так будет лучше.
   Но ему никто не ответил.
   Странное место. Ни детей, ни библиотекаря, в подъезде лампочки нет. Что это за библиотека? "Такой, как я, от страха уже давно наложил бы в штаны, - подумалось Артему. - А я ничего".
   И тут ему неожиданно припомнилось все, что случилось с ним у Вероники. Значит, "Мир русских сказок" - самая старая книга в библиотеке. А он сейчас где - в библиотеке. Значит, эта книга может быть здесь?
   Ерунда, отвечал он сам себе. Дурацкие совпадения. Ты же уже большой. Неужели ты можешь во все это верить?
   Стоп! Если там, у Вероники был розыгрыш, то они с Дэнчем придут сюда, и будут смеяться над ним.
   Но почему тогда Дэнч сюда не вошел? Странно это все как-то.
   Ладно, успокоил сам себя Артем, все равно надо чем-то время занять, пока эти придурки не уберутся из двора. То, что они рано или поздно уйдут - факт. У Дэнча свидание с Никой. Почитаю пока что-нибудь, решил Артем, подошел к первому же стеллажу и достал книгу с самой высокой полки.
   Книга оказалась тяжелой, и была вся покрыта плесенью и паутиной. На обложке был такой слой пыли, что даже названия не было видно. Артем стряхнул паутину, сдул пыль с книги, чихнул, посмотрел на обложку и уронил книгу. На ней было написано:
  

"МИР РУССКИХ СКАЗОК"

  
   Артем поднял книгу. Буквы были точно такими же, как на том самом сайте. Автора у книги не было, что нисколько не удивило Артема - какой может быть автор у сказок? Артем осторожно открыл книгу.
   "И снова мимо", - у Артема опустились руки. Тут были старые-престарые сказки, которые ему еще бабушка в детстве на ночь рассказывала. "А ты что хотел в ней найти? - сам себя спросил Артем. - Думал, тут про тебя?"
   Но делать было все равно нечего, и Артем принялся за чтение. Читал он быстро, и за какой-то час перечитал и "Колобка", и "Репку", и "Морозко" и еще много чего. Потом он принялся читать не все подряд, а перескакивая с одной страницы на другую. Сказки его захватили, и Артем не замечал времени. Тут были не только известные сказки, но и старинные предания и легенды, странные истории, которые случались в восемнадцатом, девятнадцатом и даже якобы в двадцатом веках. Надо же, кто-то даже после войны сказки выдумывал, удивился Артем, обнаружив рассказ о том, как злой мальчик не накормил коня хлебом-солью, и из-за этого его деревня чуть не замерзла.
   Когда он, наконец, оторвался от книги, оказалось, что прошло несколько часов. Пора выходить отсюда, решил Артем. Но сказки не хотели его отпускать. Артем словно снова вернулся в то счастливое детство, когда мама с папой еще не выпивали, когда бабушка еще была жива, он ходил в детский сад и вместе со всеми читал книжки со сказками. Ладно, еще одну сказку, последнюю, подумал Артем и перелистнул увесистый том со сказками в самый конец.
   И тут ему снова пришлось удивляться. Последняя сказка в сборнике называлась "Как Артем-царевич с друзьями Кощея искал". Вот оно что! Оказывается, сказка такая есть, и героя зовут его именем. Что ж, почитаем...
  

Как Артем-царевич с друзьями Кощея искал

  
   Жил да был обыкновенный мальчик. Звали его Артем-царевич. Было ему 13 лет. И было у него одно заветное желание, но чтобы оно исполнилось, нужно было попасть ему в Мир Русских Сказок. А как же попасть туда, если уже 50 лет этого сделать не может? Наложил Сказочных Дел Мастер заклятие на Мир Русских Сказок и Легенд да сказал, что если никто в сказку из людей попадать не будет, то забудут сказки русские, и начнут пропадать герои сказочные.
   Прошло 50 лет, и никто в сказку так и не попал, потому что не каждому Сказочный мир открывается, а только тому, кто сам его увидеть сможет.
   И вот увидел один раз Артем-царевич чудо дивное - машина умная путь ему показала в сказки, да направила его в библиотеку, чтобы он подсказки в этой самой книге нашел, как в Сказочный мир ему попасть. Да вот беда - не знает Артем-царевич, где ему эти подсказки искать. А ведь большой уже, мог бы и во взрослую библиотеку сходить.
   Ну да скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается...
  
   Это что же получается - сказка про него? Но почему тогда нет продолжения? Артем закрыл книгу и задумался.
   "Значит, это не был розыгрыш. Значит, это все правда. В самом деле, ведь не может быть столько совпадений! Но почему именно я? Как такое вообще может быть, чтобы человек попал в сказочный мир? А что там в этой сказке про меня говорилось - в сказки долгое время никто не попадал, мир сказок открывается только тому, кто сам сможет его увидеть... Но разве я его увидел? Там должна быть подсказка... А я не знаю, где ее искать... А ведь уже большой...".
   Артем поднялся с пола, поставил книгу сказок на место и пошел на выход. Теперь он знал, что ему делать. Он еще раз кое-как прошел через темноту, осторожно открыл дверь, осмотрелся, убедился, что Дэнча нигде нет, и вышел. Дверь со страшным скрипом закрылась. До "взрослой" библиотеки нужно было идти минут десять, Артем уже сделал несколько шагов, но тут ему в голову пришла мысль: "Нужно забрать эту книгу со сказками с собой. Если я все буду делать правильно, она должна и дальше писать про мои похождения. Может, там найдутся еще какие-нибудь подсказки".
   Артем вернулся к подъезду, в котором прятался, потянул за ручку двери, но дверь не поддалась. "Странно", - подумал Артем. Он дернул ее еще раз, но дверь не открывалась.
   - Да что же это такое! - в сердцах Артем стукнул дверь ногой. Не могли же ее, в самом деле, запереть изнутри. В этой библиотеке уже, наверное, сто лет никого не было.
   Он снова потянул за ручку - ничего.
   - Эй, мальчик! - услышал он голос за собой. - С тобой все в порядке?
   Артем обернулся. Это была какая-то бабулька.
   - А? Чего? - не понял он.
   - Ты чего в закрытую дверь ломишься? - заворчала бабка.
   - Почему в закрытую? Я там только что был! - возмутился Артем.
   - Это как же ты, интересно, там был, когда эта библиотека полвека уже не работает?
   - Полвека? - Артем не мог поверить своим ушам.
   - Да, - утвердительно кивнула пожилая женщина. - Мне лет семь было, когда ее закрыли. Все книжки вон в ту библиотеку отвезли.
   Она показала рукой как раз в ту сторону, куда собирался идти Артем.
   - Так что нечего тут шастать, иди давай, - прикрикнула старушка, и Артему ничего не оставалось, как ее послушаться.
   Он шел по улице в сторону библиотеки, не переставая думать. Если детской библиотеки нет, если все книги перевели в Большую библиотеку, то что сейчас с ним такое было? И зачем он тогда идет в новую библиотеку?
   А что, если в этой библиотеке тоже есть книга "Мир русских сказок"? Может, в ней есть какие-то подсказки?
   В своих размышлениях Артем даже не заметил, как дошел до Большой библиотеки, но туда его не пустили.
   - Молодой еще, - сказал ему здоровенный охранник, перекрыв вход в библиотеку. - У нас только с восемнадцати лет можно. Иди в молодежный отдел, с другой стороны.
   Пришлось Артему ретироваться. Он сел на скамейку рядом с библиотекой и стал придумывать, как бы ему попасть внутрь. Через центральный вход - бесполезно. Может быть, через молодежный отдел? Но кто знает, есть ли между ними сообщение. И потом, ему было русским языком сказано - во взрослую библиотеку. Значит, эта книга есть только там, куда ему можно будет только в восемнадцать.
   Больше в голову Артему ничего не пришло, и он решил просто так пройтись вокруг здания, в котором находилась библиотека. Ничего особенного в четырехэтажном строении не было. С каждой стороны было по одному входу: центральный, уже знакомый Артему, вход в молодежный отдел, куда он точно не собирался идти, служебный и вход в отдел редких книг.
   Артем решил пробраться через служебный вход, спрятаться в библиотеке, пока все не уйдут, и ночью спокойно пошариться в библиотечном фонде, а утром выйти. Как-то раз он что-то похожее видел по телевизору. Но оказалось, что попасть туда можно только по специальной магнитной карте, которая была у сотрудников библиотеки.
   У Артема опустились руки. Последний шанс исчез так же быстро, как и появился. Ну не в отдел редких книг же ему идти. Хотя...
   Редкие книги. Та самая книга со сказками, которую читал Артем, была очень древней. Некоторые сказки там были вообще на языке с ятями и ерами. И если та бабка права, и все книги перевезли сюда, то "Мир русских сказок" должен быть именно в этом отделе, в отделе редких книг.
   Но оказалось, что с сегодняшнего дня отдел редких книг закрылся на целый месяц. Здесь проводили переучет книг. От библиотекаря Артем узнал, что раз в несколько лет библиотека списывает те книги, которые не пользуются спросом или потеряли свою былую ценность. Работники библиотеки выносили эти книги на улицу с самого утра, и возле входа в отдел редких книг библиотекари бесплатно раздавали то, что было списано.
   День уже подходил к концу, и Артем увидел, что рядом с входом осталось всего три книги.
   - А много сегодня книг было? - спросил он у дежурного библиотекаря.
   - Да, разобрали почти все. Книги очень ветхие были, даже из девятнадцатого века.
   - Из девятнадцатого? - заволновался Артем.
   - Да, сказки какие-то, - ответила библиотекарь.
   - Такая большая книга, с красивой красной обложкой? - сдавленным голосом спросил Артем.
   - Да, а ты откуда знаешь? - удивилась женщина.
   - Я ее хотел почитать, - угрюмо ответил Артем.
   - Ее мужчина какой-то лысый забрал, алкаш. Не знаю даже, зачем она ему понадобилась.
   - А зачем же вы ему ее отдали? - Артем чуть не застонал.
   - Да я отошла на минутку, возвращаюсь, а он эту книгу схватил и побежал.
   Это конец, решил Артем. Теперь точно уже эту книжку нигде не найдешь.
   - А что у вас осталось? - спросил он у библиотекаря.
   - Вот смотри, - женщина показала ему три последние книги.
   Это оказались "Толковый словарь русского языка", изданный еще в 1928 году, биография какого-то писателя, неизвестного Артему, и маленькая брошюра послевоенных лет "Первые шаги телевидения".
   Артем полистал брошюру - там рассказывалось о том, что такое телевидение, какие перспективы перед человечеством оно открывает, делались различные прогнозы о том, каким будет телевидение в двадцать первом веке.
   - А можно, я ее возьму? - спросил Артем.
   - Конечно, бери, - услышал он в ответ. - Только зачем она тебе?
   Артем знал, зачем ему понадобились "Первые шаги телевидения". Телевизор он любил. На каникулах, пока родители отсыпались после очередной попойки, забирал его к себе в комнату и мог смотреть до утра. А вот с чего все началось, ему было неизвестно. "Раз уж не получилось со сказками, почитаю про телевидение", - подумал он и пошел домой.
   Дома было все по-старому. Еще на лестничной клетке Артем услышал пьяные крики из своей квартиры. Отец с кем-то спорил о работе. Тот, другой, ему сильно возражал и пытался перекричать отца. Но это было невозможно, Артем это знал. В другой компании между спорщиками давно бы началась драка, но отец умел держать себя в руках, и кулаки в дело никогда не пускал.
   Артем тихо открыл дверь. "Пройду тихо к себе, чтоб не заметили". Он разулся и на цыпочках пошел по длинному коридору. И надо же, задел ногой сумку с пивными бутылками. Бутылки выпали и зазвенели. Дверь комнаты, в которой гуляли родители, отворилась, и Артем лицом к лицу столкнулся со своей матерью. За ее спиной он увидел отца и еще трех каких-то алкашей.
   - А-а-а, Артемка из школы пришел, - улыбнулась она и потянулась к нему, чтобы обнять.
   - Что получил, щенок? - грозно спросил отец.
   - Ничего. У нас каникулы, я учебники сдавал, - отстраняясь от объятий матери и ее пьяного дыхания, буркнул Артем.
   - Ну что ты, отец, все путаешь, - мама расплылась в улыбке. - У него каникулы.
   - Раз каникулы - пусть работать идет, - отец стукнул кулаком по столу. - Правильно я говорю, Степаныч?
   - Пр... Правильно, - икнул тот, кого отец назвал Степанычем. - Вот мы в наши годы!..
   - Ладно вам, - махнула на них рукой мать и снова обернулась к Артему. - Ты кушать хочешь, сынок?
   - Не, я потом, - Артем отвел глаза в сторону. Ему очень хотелось есть, но сидеть вместе с этими пьяницами он не хотел, а мать обязательно потащила бы его за стол.
   - Ну, как хочешь, - пожала плечами она.
   - Можно, я телевизор к себе заберу? - осторожно спросил у нее Артем.
   - Бери, - ответила она.
   - Подожди, мать, а мы что смотреть будем? - вспыхнул отец.
   - Да, ладно, тебе, пусть пацан телик посмотрит, - успокоил отца Степаныч.
   Артем юркнул в комнату, отключил телевизор, схватил его и быстро унес к себе в комнату.
   По телевизору ничего интересного не было, и Артем оставил его включенным для фона, а сам принялся читать брошюру из библиотеки. Она оказалась небольшой, но очень интересной, и Артем прочитал ее почти всю за какие-то полчаса. Оставалась последняя глава о перспективах телевидения в двадцать первом веке. Здесь автор дал волю своей фантазии. Он писал о том, что настанет день, и телевизоров не будет вообще, что человек сможет нажать в пространство на вообразимую кнопку, и картинка сама появится перед ним. А еще каждый житель планеты сам сможет создавать свои телепрограммы и размещать их на своих собственных телеканалах, которые сейчас скрыты от людей.
   "И тогда найдется какой-нибудь человек, который, прочитав эту книгу, найдет новый телеканал, и откроет новую эру телевидения, неведомую человечеству", - заканчивалась брошюра.
   Артем закрыл книжку и мечтательно откинулся на подушку: "Да-а-а, вот было бы здорово открыть новое телевидение, где ты сам - герой, и где ты сам телезвезда. Найти бы такой канал, тут тебе и почет, и уважение, и деньги. Вот бы мне его отыскать! Была бы у меня куча денег - родителей бы от пьянства вылечил, одежду бы купил новую, наелся бы до отвала".
   Артем взял в руки пульт от телевизора, нажал кнопку "Меню", нашел раздел "Настройки" и выбрал "Поиск". На экране запестрели каналы.
   "Наивный, - подумал про себя Артем. - Если бы это было возможно, его давно бы нашли".
   Но тут программа поиска закончилась, и на экране остался последний найденный канал. В правом верхнем углу отображалась незнакомая Артему эмблема "МРС-ТВ", на канале шли новости, правда, довольно странные. За столом, как и положено, сидел пожилой ведущий, но он был не в костюме, а в крестьянской рубахе с галстуком, совершенно лысый, и он не рассказывал о событиях дня, а молчал и не шевелился.
   Артем посмотрел на экран, и ему показалось, что лысый смотрит прямо на него. Это был такой взгляд, от которого нельзя было оторваться. Ведущий новостей буквально впился глазами в Артема.
   Вдруг буквы в углу ожили, переместились в центр экрана и сокращение "МРС-ТВ" развернулось в "Мир Русских Сказок - ТВ". Лысый ведущий ожил и заговорил:
   - Ну, наконец-то, Артем Царевич! Долго же пришлось тебя ждать!
  

Глава 3

Одиннадцатый Сказочник

   - Вы кто? - спросил Артем у лысого. - И что вообще происходит?
   - Я - Проводник, - ответил ведущий прямо с экрана, но уже через секунду он невероятным образом вытек из телевизора и уселся рядом с подростком.
   - Проводник куда? - не понял Артем.
   - В Мир Русских Сказок, конечно, - сказал Проводник таким голосом, как будто все на свете должны знать про этот мир и с укоризной добавил. - Я тебя уже 50 лет жду.
   - Но это невозможно,- покачал головой Артем. - Мне всего лишь тринадцать.
   - Это я неясно выразился, - извинился лысый Проводник. - Ты же прочитал в нашей секретной библиотеке историю про себя?
   - Ну и что?
   - Ты внимательно прочитал? Запомнил, что там было сказано?
   - Ну, если честно, то не совсем, - потупил взгляд Артем.
   - Тогда держи, перечитай еще раз, - сказал Проводник и передал Артему ту самую книгу с названием "Мир Русских Сказок".
   - Постойте, - ошарашено посмотрел на него Артем. - А где вы ее взяли, эту книгу?
   - У вас в библиотеке. Надо же, такими книгами разбрасываются, - нахмурил брови Проводник и ласково потер "Русские сказки".
   - А-а-а, так это вы тот лысый алкаш, который стащил книгу? - хитро посмотрел на него Артем.
   - Во-первых, мне неприятно, что ты про меня так говоришь, - сказал лысый. - Никакой я не алкаш.
   - Извините, - покраснел Артем.
   - А во-вторых, не стащил, а спас. Если бы не я, кто знает, к кому бы она попала. А вдруг кто-нибудь другой, а не ты попал к нам?
   - К вам? - опять начинались непонятки.
   - Ладно, давай объясню.
   Артем стал внимательно слушать.
   - Давным-давно славянские народы стали слагать мифы, легенды и сказки. Все это, как говорят у вас, устное народное творчество скоро стало таким живописным и правдоподобным, что его герои и антигерои стали проявляться.
   - Что делать? - смысл последнего слова не дошел до Артема.
   - Проявляться значит оживать, - объяснил лысый. - То есть придумали - ну я там не знаю - Бабу-Ягу, чтобы детишек пугать, а она из рассказа возьми да и проявись.
   - Так что, она среди нас? - ужаснулся Артем.
   - Нет, конечно! - почти рассердился на него Проводник. - После своего проявления все герои и антигерои оказывались во власти Первого Сказочника.
   - А это кто такой?
   - Когда Русь приняла христианство, и старые волшебные истории стали исчезать, появился человек, который собирал все сказки, легенды и другие истории. Он стал Первым Сказочником и настолько слился с этим сказочным миром, что вместе со своими персонажами создал Мир Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй (это он у нас так полностью называется, но мы обычно сокращаем). И повелел тогда Первый Сказочник, чтобы мир этот был сокрыт от людей, и проявлялся бы им только через посредника, нового Сказочника.
   - Тогда как же я узнал о вашем мире?
   - О, это особый случай. Ты историю России изучал?
   - Ну, так, - уклончиво ответил Артем.
   - Про татаро-монгольское иго слышал? Ну так вот, на долю Третьего Сказочника выпало серьезное испытание. Монголы-то хотели всю нашу культуру изничтожить, почти уже до сказок добрались, своих героев нам насадить хотели. А наши герои исчезать стали, и некому было Мир Русских Сказок защитить. И тогда Третий Сказочник - честь и хвала ему за это! - придумал допустить людей из вашего мира в сказочный мир, чтобы помочь ему выжить. И вот Сказочник повелел, чтобы тот из людей, которому дано будет чудо великое узреть наш мир, смог в него попасть. Илью Муромца помнишь?
   Артем кивнул.
   - Он как раз из ваших будет. Помнишь ведь - лежал тридцать три года на печи, а кваску хлебнул и такой силищей обладать стал. Разве то не чудо? Ты сейчас хоть тонну кваса выпей, а все равно богатырем не станешь.
   - А еще кто... "из наших", - Артем долго не мог подобрать нужное слово.
   - Да, там... всякие Иваны-царевичи, Иваны-дураки. Знаешь, сколько их таких там - ужас.
   - Значит, по-вашему выходит, что я тоже "чудо узрел"? - спросил Артем. - Но я ведь не Иван?
   - Иван тут совершенно не при чем. Иванами раньше всех называли, сейчас-то, небось, другие имена в почете, - рассмеялся Проводник. - А что касаемо чуда, то сам вспомни. Как ты думаешь, многие бы увидели про себя новости в вашем... этом... как его... (Проводник достал из-под рубахи какую-то бумажку) - в Ен-тер-не-те.
   - В Интернете?
   - Во-во, там. Между прочим, в моем возрасте было очень трудно освоить этот... ну, как его...
   - Ин-тер-нет, - снова подсказал Артем.
   - Ага, - кивнул Проводник. - Так вот у меня получилось. А еще пришлось в телевизор залезть... Я ж думал, ты сразу в библиотеку пойдешь, специально для тебя подсказку в книге создал, а ты бродил еще столько вокруг. Пришлось другими путями тебя на меня выводить.
   - А как это все у вас получилось?
   - Понимаешь, я в этом... Интер-нете, - в этот раз Проводник уже почти не заикался, - такую штуку придумал. Написал: "Мир Русских Сказок: сможет ли ...найти вход". Кто прочитает вместо пропусков свое имя, тот и новый герой.
   - Новый герой? Но для чего? Зачем я вам?
   - У нас катастрофа, - лысый чуть не заплакал. - Настоящие русские сказки уже пятьдесят лет никто не читает, и, что самое главное, не подновляет. Новых героев нет, и наш Одиннадцатый Сказочник, еще когда у вас война с немцами началась, повелел искать того, кто прочитает секретные слова. Кто прочитает, тот и спасет Мир Русских Сказок.
   - То есть я должен спасти ваш Мир? - недоверчиво спросил Артем.
   - Ну, конечно! - обрадовался его догадливости Проводник.
   - И как я это должен сделать?
   - Этого я не знаю, это тебе только Одиннадцатый Сказочник объяснит. Поехали к нему, все узнаем, - Проводник схватил Артема за руку и приготовился куда-то тащить.
   Артем убрал руку Проводника и остался сидеть на своей маленькой кровати.
   - Ты не хочешь идти со мной? - удивился Проводник. - Не хочешь спасти Мир сказок?
   - Нет, - просто и коротко ответил Артем.
   - Но почему? Даю голову на отсечение, тысячи таких, как ты с радостью отправились бы со мной!
   - Другие - может быть, но не я. У меня и так в жизни проблем хватает, - горестно пояснил Артем.
   - Это ты про родителей или про Дэнча? - поинтересовался Проводник.
   - И то, и другое. А откуда ты про это знаешь? - нахмурился Артем.
   - Я все время был рядом с тобой, как только ты увидел про себя сообщение. Но ты так и не объяснил мне, почему ты не хочешь отправиться со мной? Ты хочешь, чтобы я еще 50 лет искал нового героя или чтобы наши сказки совсем пропали.
   - Как это могут пропасть сказки? - рассердился Артем. - Они же все в книжках.
   - Это вы, простые люди, так думаете. А нам тоже нужно жить. Мы живем фантазией, новыми приключениями. И если не будет тех, кто напишет новую сказку, если не будет тех, о ком писать, то не будет и тех, кто новые сказки прочитает. Вот так и забудут про нас, - Проводник уже был готов зарыдать, но при Артеме сдержался.
   - Но что мне даст ваш мир, зачем мне туда идти? - продолжал кипятиться Артем.
   - Я мог бы привести тебе тысячу доводов. Ну, во-первых, что тебе делать дома с твоими вечно пьющими родителями? Во-вторых, лучше сразиться с настоящими темными силами, а не бегать от Дэнча. И, наконец, в нашем Мире у героя, который приходит со стороны, может исполниться самое заветное желание. У тебя ведь есть заветное желание?
   Артем молчал. Конечно, у него было заветное желание. Он не знал, какому Богу молиться, лишь бы оно сбылось. Но говорить о нем Проводнику не стал - есть примета, что не сбудется.
   А что, если все это правда? Ведь если это не галлюцинация, и он сейчас разговаривает с этим лысым проводником, значит, и все остальное тоже существует - и Мир Русских Сказок, и Одиннадцатый Сказочник, и исполнение заветного желания?
   В это время в соседней комнате снова заспорили. Отец кричал громче всех, мама даже не пыталась его успокоить, а что-то пищала ему в тон. И тут они вместе со своими гостями ввалились к Артему в комнату. Проводника тотчас засосало обратно в экран, и он сделал вид, будто читает новости.
   - Вот скажи мне, сына, - заискивающим голосом начал отец, - ведь у тебя на самом деле "пятерка" по русскому языку? Они мне не верят, что мой сын лучше всех знает родной язык!
   - Да, у меня "пятерка", - только и ответил Артем и полез за дневником.
   - А то вот эти, - он показал рукой на своих собутыльников, - говорят, мол нету в России сейчас такого школьника, который по-русски без ошибок пишет.
   Отец выхватил из рук Артема дневник и стал размахивать им у носа спорщиков.
   - Ну, что? Съели? - ухмылялся отец.
   - Это ничего не значит, - возразил ему один из них. Сейчас всем в школе такие "пятерки" ставят, "липовые". - А вот мы его сейчас проверим!
   - Проверяй, - мотнул головой отец. - Давай, сынок, покажи им!
   - Мы за тебя болеем, - чуть ли не со слезами на глазах добавила мама.
   Артем не знал, что ему делать. Эта история с проверками его феноменальных способностей к языку повторялась из раза в раз и уже порядком ему надоела. Он стал оглядываться в поисках хоть какого-нибудь выхода, в поисках спасения от очередного "экзамена".
   И тут он увидел, как прямо к нему из телевизора тянется рука Проводника. Артем не колебался ни секунды. Он подошел к старому "Самсунгу", крепко сжал ладонь проводника и тут же оказался вместе с ним на экране телевизора.
   Теперь он видел свою комнату, родителей и их гостей, которые вовсю таращились на голубой экран.
   - Допился! - заорал один из гостей, стукнул себя по лицу и пулей вылетел из комнаты. Вслед за ним рванули остальные. Экран погас.
   Вокруг Артема было темно. Где-то рядом с собой он почувствовал дыхание Проводника.
   - Извини, - прошептал ему в ухо голос Проводника, - но по-другому я поступить не мог.
   - Без проблем, - отозвался Артем, но на душе у него было ужасно. Его начинало трясти. Где он? Как выбраться обратно?
   - Вообще-то я противник телевизора. Читать нужно больше. Хотя, должен признаться, затаскивать человека через книгу еще неприятнее. Чего вы находите в этом ящике?
   Несколько секунд они молчали.
   - Так ты идешь со мной? - спросил Проводник.
   - Куда? - клацая зубами, тоже спросил Артем.
   - К Одиннадцатому, куда же еще.
   - Давай, - шепнул Артем.
   - Тогда для начала зажжем свет, - отозвался Проводник и стал шептать какие-то странные слова. - Свет пересвет переперепересвет.
   - А что это вы такое говорите?
   - Волшебные слова. Прикрой глаза.
   Артем только успел поднести руку к лицу, как в полнейшей темноте загорелся яркий свет.
   - Откуда этот свет? - удивился Артем.
   - Ну, я же волшебные слова сказал. Простецкие, конечно. Мы все такими фокусами слегка владеем.
   - И я?
   - Кто ж тебя знает... - развел руками Проводник.
   - Тьма перетьма перепереперетьма, - стараясь подражать Проводнику, произнес Артем.
   Ничего не произошло.
   - Э-э-э, нет, братец, - рассмеялся Проводник. - Слишком рано ты захотел волшебником стать. Да и вряд ли ты им станешь, ты же герой.
   - А почему это герой не может быть волшебником? - возмутился Артем.
   - Потому что герой не волшебством побеждает. Хотя, всякое случается... Но до этого нужно дорасти. Упражняйся чаще, вдруг однажды и у тебя получится. У нас многие хотели бы говорить на абракадабре.
   - На абракадабре?
   - Да, это язык волшебный. Иногда его еще заумью называют.
   - И что, если учиться, если упражняться, то я заговорю на абракадабре?
   - Не знаю, не факт. Даже самые умные мудрецы - и то не всегда правильные волшебные слова могут сказать. Я не знаю, как этот язык выучить, я ведь всего лишь проводник. Ты это лучше у Одиннадцатого Сказочника спроси.
   - А скоро мы у него будем? И вообще - где мы?
   - Как это где? В телевизоре у тебя.
   - И как мы попадем в телевизор к Одиннадцатому?
   - Выйдем из телевизора и поедем к нему.
   - А как-нибудь по-волшебному?
   - А как я тебе это сделаю? - и хитро улыбнулся.
   - Так это... А как же свет? И абракадабра? - Артем ничего не понимал.
   - Да это я лампу телевизорную нашел, ну и вкрутил ее на место.
   - Тогда зачем весь этот цирк?
   - Ну, хотелось на тебя впечатление произвести, показать, как настоящие волшебники умеют, - хохотнул Проводник. - Чтобы ты согласился.
   - Да уж, - покачал головой Артем. - А как же остальные чудеса? Несуществующая библиотека, втягивание в телевизор?
   - А вот тут я - самый настоящий ас. Ты разве забыл, кто я? Проводник, а это значит, что я могу кого угодно и куда угодно провести. Вот я и провел тебя в библиотеку (кстати, она настоящая, только закрытая), помог войти в телевизор, помогу выйти. Главное, чтобы объекты были рядом. А если телевизор Одиннадцатого Сказочника находится за тридевять земель, как я тебя туда перемещу.
   - А еще что-нибудь вы умеете? - поинтересовался Артем.
   - Нет, Артем, не умею, - покачал головой Проводник. - У нас в сказочном мире каждому дан только один дар, но он владеет им в совершенстве. Поэтому сейчас я проведу нас с тобой из телевизора в комнату, из комнаты - на улицу, а потом - к Сказочнику.
   - А это далеко?
   - Это в нашей библиотеке, где ты от Дэнча прятался. Там у нас нечто вроде перевалочного пункта, там вход в Мир Русских Сказок. Мы туда быстро доберемся.
   - А как же родители? Они и так в шоке, а тут еще я с вами мимо них пройду, - заволновался Артем.
   - Нет ничего проще, - пожал плечами Проводник. - Пойдем невидимыми. Только тебе придется держаться за меня, иначе тебя будет видно.
   - А как же там плащи-невидимки?
   - Прежде всего, плащ-невидимка - это из Мира Европейских Сказок, у нас - шапка-невидимка. Только она во внешнем мире не действует. Тут у вас вообще места волшебству нет. Это мне столько сил Одиннадцатый дал, потому что у меня поручение ответственное. Но все равно я сильно ослаб за сегодняшний день - столько энергии на фокусы расходовать. Вот тебя к нему отведу, и пойду на пенсию. Сил наберусь, к внукам съезжу.
   Проводник замечтался, и Артему пришлось легким покашливанием вернуть его из мира мечтаний. Они взялись за руки, и какая-то неведомая сила вытащила их из телевизора. Затем Проводник подвел Артема к зеркалу, но тот ничего в нем не увидел. Отражений не было.
   - Ну, как? - с гордостью за свою профессию спросил Проводник.
   - Здорово, - восхитился Артем. Вот это было настоящее волшебство.
   - Тогда - вперед! - и не успел Артем опомниться, как они с Проводником стояли возле того самого подъезда, где когда-то была библиотека для детей.
   - Вы еще и так умеете? - "Да, - подумал Артем, - своим делом они владеют в совершенстве".
   Проводник только улыбнулся, но Артем понял, как тому польстили его слова. Старик потянул на себя дверь, и она легко ему поддалась. Артем пошел за Проводником в подъезд, в котором было также темно, как и днем. Но, следуя за своим новым знакомым, Артем шел уверенно.
   Они прошли в читальный зал, и тут Артем заметил, что в библиотеке все изменилось. Стеллажи с книгами исчезли, их место занял огромный овальный стол, на котором лежала толстая книга размером со столешницу. Рядом с книгой, опираясь на причудливую кривую трость, стоял невысокий седой человек с морщинистым лицом, из-за которого он выглядел сильно уставшим. Артем подумал, что столько же морщин он видел у своей бабушки, когда ему было еще пять лет. Пожилой человек был одет явно не по моде - френч времен первой мировой войны (Артем видел такие, когда их класс водили в музей), застегнутый на все пуговицы, хотя на улице была невыносимая жара, "оттопыренные" брюки (кажется, экскурсовод называла их "галифе"), а на ногах вместо сапог были лапти. Зато грудь его украшал яркий золотой орден, посредине которого блестела цифра "11". Артем догадался - это был Одиннадцатый Сказочник.
   - Так это и есть Артем Царевич? - Одиннадцатый Сказочник внимательно посмотрел на подростка и улыбнулся.
   - Это он, он! - радостно подхватил Проводник. - Наш новый герой!
   Сказочник грозно посмотрел на Проводника, и тот осекся. Потом Сказочник снова обратил свой взгляд на Артема, и улыбка исчезла с его лица.
   - Похоже, твой новый герой не слишком в герои стремится? - Одиннадцатый Сказочник подошел к Артему, взял его за плечи и проницательно посмотрел ему в глаза.
   "Странно, - подумал Артем. - Такое впечатление, будто он все обо мне знает".
   И тут же Одиннадцатый Сказочник наклонился к нему и тихо прошептал:
   - Да, я действительно о тебе кое-что знаю.
   - Вы умеете читать мысли? - также тихо спросил его Артем.
   - Нет, я не умею читать чужих мыслей, у нас в Мире Русских Сказок это преступление. Просто я умею писать сказки, и очень много знаю о людях.
   - Но ведь кто-то и это умеет? Ведь у вас в Мире каждому дан какой-то дар, которым тот владеет в совершенстве?
   - Это он тебе рассказал? - Сказочник кивнул в сторону Проводника и усмехнулся.
   - Да, - ответил Артем, - я его много спрашивал.
   - Это правда. Есть и тот, у кого весь смысл жизни в том, чтобы читать чужие мысли.
   - А он злой или добрый?
   - Ты думаешь, что в сказке добро и зло как в нашем мире плюс и минус?
   - В нашем? - Артем был сильно удивлен. - Так вы из нашего мира?
   - Конечно. Просто мне дан...
   - Понятно, - перебил Артем, - дар писать сказки.
   - А ты не слишком вежлив, - попенял Артему Сказочник. - Но это даже хорошо. Это качество тебе пригодится, если ты, конечно, пойдешь в Мир Русских Сказок.
   - Но я...
   - Не думаешь, что ты тот, кто нам нужен? - прищурился Сказочник.
   - Это же невежливо - перебивать? - прищурился Артем.
   - А-а-а, тебе не понравилось? - Сказочник подмигнул Артему. Тот все понял - проучил его старик, ничего не поделаешь.
   - Так вот все свои сомнения ты можешь смело отбросить. Ведь Проводник уже сказал тебе, что только избранный может к нам попасть? Значит, именно ты нам и нужен. К тому же, Книга Мокоши уже начала писать твою сказочную судьбу.
   - Какая книга? - не понял Артем.
   - Вот эта книга, Книга Мокоши, - повторил Одиннадцатый Сказочник и показал рукой на стол. Артем подошел к столу и обнаружил, что это та самая книга, которую он читал здесь днем, только больше в несколько раз. На странице, которая была открыта, Артем прочитал уже знакомый текст:
  
   Жил да был обыкновенный мальчик. Звали его Артем-царевич. Было ему 13 лет...
  
   Дальше было что-то новенькое. Прочитав следующие строки, Артем понял, что это продолжение. Тут было и про его похождения по библиотекам, и про всасывание в телевизор, и про путешествие сюда. Даже последние слова, которые они говорил с Одиннадцатым Сказочником, тут же пропечатались на старой бумаге.
   - Потом, естественно, я кое-что поправлю, лишнее уберу, но это сказка в самом деле о тебе. Книга Мокоши не ошибается.
   - А что это за книга? - Артему становилось любопытнее. - И кто это - Мокошь?
   - Мокошь была у славянских народов богиней судьбы. После того, как она перешла в Мир Русских Сказок и Легенд, она - сама Судьба нашего Мира. Мокошь знает тайну судеб. Она требует, чтобы человек следовал предначертанному пути. Тех, кто уходит в сторону, тот губит себя и свою душу. Тех Мокошь может покарать. Тех же, кто силен духом, кто борется за свое счастье, она награждает. Именно поэтому у внешнего героя может исполниться заветное желание. Правда, сама она к герою редко является, чаще всего оставляет свою волю в этой книге.
   Артем призадумался.
   - У меня столько вопросов... - виновато посмотрел он на Одиннадцатого Сказочника.
   - Задавай, не бойся, - подбодрил его тот.
   - Мокошь - это ведь из мифов? Вы что - язычники? А как же Бог?
   - Бог - это Бог. Он над всеми, и даже над Миром Сказок. А то, что ты называешь язычеством, всего лишь одно из представлений человечества о мире. Когда-то они были такими, что люди верили в силу Мокоши. Потом люди стали видеть мир иначе. И сегодня - ты наверняка знаешь - есть те, кто вообще в судьбу не верит, а кто по-прежнему плюет через левое плечо при виде черной кошки. А Мокошь как любое представление, которое проявилось из мысли нашего народа, при Первом Сказочнике перешла в Мир Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй. Но здесь она по праву заняла свое место.
   Сказочник становился, чтобы перевести дух.
   - Когда вы говорили о Мокоши, вы сказали, что она может меня покарать. То есть если я не пойду в этот сказочный мир, меня ждет беда? - испуганно пробормотал Артем.
   - А разве если у человека не осуществится его заветная мечта - это не беда? - вскричал Сказочник. - Ведь ты хочешь, чтобы ТВОЯ ЗАВЕТНАЯ МЕЧТА ОСУЩЕСТВИЛАСЬ?!
   Артем промолчал.
   - И теперь самый главный вопрос: что я должен буду делать?
   - Значит, ты согласен? - подал голос Проводник, но Одиннадцатый Сказочник снова грозно посмотрел на него, и он умолк.
   - Что я должен буду делать? - повторил Артем.
   - Об этом нам сможет сказать только Книга Мокоши, - ответил Сказочник. - Но она ответит только в том случае, если ты согласишься стать героем.
   - Прочему вы все время повторяете "герой", "герой". Как я могу быть героем? За что мне такая награда?
   - А ты считаешь, что быть героем - это награда? - Сказочник вдруг стал очень серьезным. - Герои - это те, кто способен многое вынести, а это очень трудно. Думаешь, легко быть героем Ивам, которого все зовут дураком? Или быть героем, изрубленным родными братьями на куски, пока Серый Волк тебя не спасет? Чтобы твоя заветная мечта осуществилась, тебе придется очень много испытаний пройти. Там и победы, и потери будут. И ты будешь много страдать, пока не станешь настоящим героем.
   - Тогда я готов, - тут же, без раздумий сказал Артем. - Я только и делаю, что всю свою жизнь страдаю.
   - Ты, парень, молодец, - снова сказал из своего угла Проводник, но на этот раз Одиннадцатый Сказочник ничего ему не сказал, а он кивнул в знак согласия.
   - Давай, почитаем, - предложил он Артему.
   - А разве мне нигде не нужно подписаться кровью? - мрачно пошутил он.
   - Нет, - на полном серьезе ответил ему Сказочник. - Ты сказал: "я готов", и Книга Мокоши тебя услышала. Смотри!
   Они оба склонились над книгой, где уже стали появляться буквы:
  
   Артем Царевич должен вернуться в свой мир и отыскать еще шесть своих спутников. Трое из них - жители Мира Русских Сказок, которые перепроявились. Они должны быть обязательно возвращены. Только после этого Артем Царевич сможет войти в Мир Русских Сказок и узнать о своем пути.
  
   - Что это означает? - спросил Артем. - Что за перепроявление? И почему эти трое должны быть возвращены?
   - Перепроявление - это когда те, кто уже попал в Мир Русских Сказок, проявляются обратно в мир Яви, - принялся терпеливо объяснять Одиннадцатый Сказочник. - Явь - это мир, где живем мы, простые люди. Перепроявление - это очень плохо. Это происходит очень редко, и только тогда, когда наш Мир слабеет, когда нет нового героя. Проводник объяснил тебе, зачем нам нужен новый герой?
   Артем кивнул.
   - Как только Мир Русских Сказок стал окончательно ослабевать, - продолжил Сказочник, - некоторых из его обитателей стало выбрасывать в мир людей. Пока они еще очень слабы, не могут явить миру свои способности, для этого нужно, чтобы прошло тридцать лет и три года. Их нужно срочно вернуть, потому что через два дня 33 года истекают. Если они не вернутся, в мире Яви начнут происходить невероятные вещи, и никто не знает, к каким последствиям они могут привести.
   - А как же я их найду? Они ведь наверняка по всему миру разбежались?
   - Нет-нет, не переживай, - успокоил Артема Сказочник. - По старинному преданию, которое оставил нам Третий Сказочник, перепроявившиеся всегда обитают рядом с новым героем.
   - Значит, нам пора идти их искать, - с какой-то легкостью ответил Артем.
   - Да. Только не нам, а тебе.
   - А вы? Вы разве со мной не пойдете? - удивился Артем.
   - Нет. Я всего лишь Сказочник. А Проводник свое дело сделал, теперь его место в Мире Русских Сказок. Пора ему на пенсию.
   - Ну, наконец-то, - облегченно выдохнул Проводник.
   - А как же я попаду к вам, когда отыщу остальных?
   - Для тебя я оставлю дверь открытой. Но только для тебя и твоих спутников.
   - Но где я найду еще троих, которые не из сказочного мира? - в отчаянии спросил Артем. Друзей у него не было. Кого он потащит с собой неизвестно куда?
   - Ты их найдешь, - улыбнулся Одиннадцатый Сказочник. - Я в этом уверен.
  

Глава 4

кот в мешке

  
   Когда Артем вышел из секретной сказочной библиотеки, было уже за полночь. Он быстро добежал до своего двора, посмотрел на свои окна и тяжело вздохнул: там все еще горел свет. Значит, еще не легли, значит, все еще пьют.
   Сегодня уже поздно искать спутников, решил про себя Артем. Как там в русских сказках говорится - утро вечера мудренее? Вот с самого утра и можно начать поиски.
   Идти домой не хотелось. На улице было тепло, и Артем решил дождаться на скамейке во дворе, когда родители заснут. Он сидел и просто смотрел на окна. Он знал, что в любом состоянии мама выключит свет. Она была очень экономной.
   Во дворике было пусто. В воздухе пищали комары, от которых Артем устал отбиваться, где-то вдалеке стрекотали цикады, у кого-то на последнем этаже еле слышно пел магнитофон. Сегодня дома вокруг засыпали рано.
   И вдруг тишину прорезал дикий кошачий вопль. С соседней улицы во дворик вошел бомж. Он тянул за собой серый холщовый мешок, из которого доносилось душераздирающее жалобное мяуканье.
   Нервы у Артема были ничего, но вот чего он с детства не мог терпеть, так это когда мучают животных и маленьких детей.
   - Слышь, мужик, - обратился к бомжу Артем, - ты чего кота мучаешь?
   - А т-те, пацан, какое дело? - бомж даже не остановился и потянул мешок с котом дальше. Мяуканье стало совсем противным.
   - Отдай его мне, а? - взмолился Артем.
   - Ишь, какой хитрый, - затряс головой бомж и поставил мешок на землю. Мешок замолчал. - Купи! Кот хороший, живодерам несу, сто рублей обещали.
   - У меня нет ста рублей, - признался Артем.
   - Тю, - присвистнул бомж, скорчил страшную рожу и уставился на подростка. - Ну, так проваливай, без тебя обойдусь.
   Бомж снова схватился за мешок. И тут Артему в голову пришла интересная мысль:
   - А за бутылку?
   Бомж снова опустил мешок. Артем заметил в его глазах знакомый блеск. Он наблюдал такой же у родителей, когда они искали, чем бы похмелиться.
   - А ч-че, есть?
   - Есть. Я сбегаю, принесу. Только не уходи!
   И, не дождавшись от бомжа ответа, семимильными шагами Артем побежал к себе домой.
   Он буквально влетел в квартиру и прямиком направился в комнату к родителям. Каково же было его удивление, когда он увидел, что и мама, и отец просто сидят на кровати, обнявшись и дрожа так, словно на улице было не первое июня, а первое декабря. Похоже, вечером они вообще не пили.
   - Артем! - в один голос закричали родители. Но каким сильным ни было удивление самого Артема, он не забыл, зачем так сильно бежал домой.
   - Где она? - заорал он.
   - Кто? - переполошились родители.
   - Водка!
   - Я... она... но зачем тебе водка, сынок? - залепетала мама.
   - Потом объясню. Срочно! Где водка?
   - Там, на кухне, - небрежно махнул рукой отец и посмотрел на мать. - Ты хоть что-нибудь понимаешь?
   Артем не расслышал, что ответила мама, он уже был на кухне. Там на полу валялись разбитые бутылки, и сильно пахло алкоголем, который расплылся по всему полу.
   Артем в отчаянии запустил пальцы в волосы и чуть не выдрал целый клок своих удивительных волос. "Где же целая? Они что - разбили всю водку?". - Артем стал шарить глазами по всей кухне, как заправский алкоголик. Водки не было нигде. Тогда Артем заглянул в холодильник, и обнаружил там бутылку зеленого цвета. "Бренди", - прочитал он на этикетке. Пойдет.
   Артем схватил бренди и побежал вниз, перепрыгивая через ступеньки. К его огромному облегчению, бомж все еще был во дворе.
   - А я уж подумал - все, не придет парень, - обрадовался ему бомж. - Принес?
   - Вот, - протянул ему бутылку Артем, - бренди.
   - Не водка? - бомж потянулся за мешком.
   - Это круче.
   - Да-а-а, и цвет какой-то интересный, зеленая, не наша, видать? - бомжа заинтересовала бутылка бренди.
   - Ну, так по рукам? - Артем осторожно взял мешок с котом, но его хозяин одернул руку.
   - Погоди, проверю, - сказал бомж, зубами выдернул пробку из бутылки, сделал хороший глоток, облизнул губы и выдохнул. - А-а-а, хороша-а-а-а.
   "Что в ней может быть хорошего? Отрава - она и есть отрава", - пронеслось в голове у Артема.
   - Ладно, бери, - наконец-то решился бомж. - Забирай этого долбанного кота, и проваливай.
   Он бросил мешок прямо в руки Артему, и, снова прикладываясь к бренди, поплелся своей дорогой.
   Артем взвалил мешок на плечи и пошел домой. Открыв дверь в квартиру, он осторожно пронес кота в мешке к себе в комнату, а сам вернулся в гостиную к родителям. Те все еще жались друг к другу.
   - Где ты был, Артем? - спросила мама.
   - Да, где ты был? - поддакнул папа.
   - Гулял, - пожал плечами Артем.
   - А как же телевизор? - у мамы чуть приподнялась бровь.
   - Какой телевизор? - Артем сразу понял, чего так испугались родители, и о чем они его спрашивают, но не подал и вида.
   - Тебя же засосало в телевизор? - тихо пояснил отец.
   - Когда?
   Отец с матерью переглянулись.
   - Я тебе говорил, что это все нам приснилось! - рявкнул отец на маму, встал с дивана и принялся в ярости ходить туда-сюда по гостиной, передразнивая маму и своих бывших собутыльников. - Ой, допились до чертиков, сына в телевизор затянуло, давайте вызовем спасателей. Я ж сразу сказал - показалось нам. Всю водку разбила, дура! Что теперь, опять за ней бежать?
   - Там еще Петрович бренди приносил... - жалобно потянула мама.
   Отец сбегал на кухню, долго чем-то гремел, пока не вернулся обратно с пустыми руками.
   - Какое там бренди, нету его, - закричал он. - Бери деньги, пошли до ларька!!!
   Артем посмотрел на родителей, ничего не сказал и ушел к себе. Включив ночник, он открыл мешок и не поверил своим глазам. Из него выпрыгнул сибирский кот, только больше обыкновенного раза в три. "Неудивительно, что он так орал", - усмехнулся подросток.
   - Уф-ф-ф, как я устал тут сидеть, - сказал кот, разминая лапы, будто спортсмен перед стартом. Артем от неожиданности шлепнулся на диван. - Интересно, в какую это дыру меня опять занесло?
   - Знаешь, ты мог бы быть повежливее, это все таки моя комната, - словно забыв, что перед ним говорящий кот, отозвался Артем. Кот вдруг резко отпрыгнул в сторону и зашипел, уставившись на нового хозяина.
   Так они смотрели друг на друга нескольку секунд.
   - Фу, показалось, - в один голос выдохнули человек и кот и тут же разбежались по разным углам комнаты.
   - Ты что, понимаешь, что я говорю? - боязливо спросил Артема кот.
   Артем кивнул и тоже спросил:
   - Если ты говоришь, а я понимаю, значит, ты - из Мира Русских Сказок?
   Кот удивился. Он прыгнул к Артему на кровать и уселся на нее с таким видом, будто он всю жизнь здесь жил, и это его комната.
   - Ты знаешь про наш Мир? Ты тоже оттуда? - спросил он.
   - Нет.
   - Понимаю... - кот медленно покачал головой. - Ты - избранный! Ты - новый герой!
   И вдруг он, как сумасшедший, стал носиться по комнате и кричать: "Ура!", пока Артем не схватил его за хвост.
   - Что все это значит? - строго спросил он кота. - Что ты делаешь?
   - Да как же ты не понимаешь! Это наконец-то свершилось!!! - радостно ответил кот, высвобождая хвост из руки Артема. - Я столько лет ждал, когда это произойдет. Сколько же я намучился в вашем мире! И банки мне к хвосту привязывали, и собаками травили, и сжечь меня какие-то нехристи пытались, и к живодерам сколько раз таскали, и сухим кормом ... фу, какая гадость... кормили. А представляешь, что было бы послезавтра, если бы ты меня не нашел? Если бы я заговорил? Я и так несколько раз случайно заговорил, знаешь, что с моим хозяином стало - чуть в психушку не забрали. Все доказывал, что у него кот говорящий есть. Я поэтому и испугался, когда ты меня услышал. Подумал - все, сейчас или в обморок грохнется или со мной что-нибудь сделает.
   Кот посмотрел на Артема глазами, полными самых настоящих слез и попросил:
   - Отвези меня обратно!
   Глядеть на этого кота было самой настоящей уморой. Жалуясь на свою судьбу, он так отчаянно жестикулировал лапами, что Артем невольно улыбался. Кот порой слишком театрально изображая из себя жертву, показывая, как плохо было его хвосту с привязанными банками, как он трясся, когда его пытались принести в жертву, как его тошнило и тошнит от сухого корма. Но последнюю просьбу кота Артем выслушал уже без смеха.
   - Тебя как зовут? - спросил он у нового четвероногого друга.
   - Василий, - жеманно ответил кот и важно протянул Артему лапу. - Как еще могут звать кота?
   - Артем, - представился подросток.
   - Так ты меня отправишь домой?
   - Не сейчас, у меня есть еще кое-какие дела.
   - Ну, какие, какие дела у тебя могут быть?! - в отчаянии стал заламывать лапы кот. - У тебя должно быть одно дело - спасти наш Мир, а спасешь ты его только когда спасешь его самого главного кота.
   - Главного кота? - удивился Артем и подозрительно посмотрел на собеседника.
   - Конечно, - гордо ответил Василий. - Я же не просто кот, я К-о-о-о-т У-у-уче-е-е-е-ены-ы-ы-ы-й! - словно конферансье на боксерском ринге затянул он.
   Артем посмотрел на него и покачал головой. Кот затих и стал говорить быстро и отрывисто:
   - Да. Я кот. Я Кот Ученый. Хожу я по цепи кругом, - и вдруг продолжил, как настоящий драматический актер, протяжно и с чувством. - Иду направо - песнь пою я. Налево, - он огляделся, словно боясь, что его еще кто-то услышит, и шепнул Артему на ухо, - сказку говорю.
   - Ну, хватит, - рассердился Артем, встал с дивана, собираясь вышвырнуть кота, но посмотрел на Василия и рассмеялся. Тот встал на задние лапы и принял позу Наполеона в минуты его императорской славы.
   - Я из богатого и очень-очень-очень древнего рода. И я прошу тебя... - вдруг он опустился перед Артемом, сложил лапы так, будто собирался молиться, и продолжил... - ну, пожалуйста, ну отправь меня назад!
   - Не могу я сейчас тебя никуда отправить, - развел руками Артем.
   - Тогда я на тебя обижусь. Все! - Василий отвернулся и надулся, как обычно делали девчонки в детском саду.
   - Мы должны найти еще пятерых, - объяснил Артем коту, но тот даже ухом не пошевелил.
   Артем подсел к коту и стал его чесать за ухом.
   - Не подлизывайся, - сказал кот, но по нему было видно, что он на седьмом небе от удовольствия.
   - Пойми, - принялся объяснять ему Артем. - Я не смогу попасть в Мир Русских Сказок, если не приведу с собой еще шестерых. Так сказала Книга Мокоши.
   - Книга Мокоши? - вздрогнул кот.
   - Да. Трое волшебных существ и трое из нашего мира.
   - Трое? - кот обернулся к Артему. - То есть, кроме меня здесь еще двое проявившихся?
   - Да. И если за два дня мы их не найдем, то...
   - Спасибо, - перебил его Василий, - я знаю, что будет. Они обретут волшебную силу, а это строго запрещено "Судебником Мира Русских Сказок".
   - Мы должны найти этих двоих. И если ты действительно настоящий, если ты ученый, ты должен мне помочь.
   Артем хотел еще кое-что добавить, но тут кот взорвался:
   - Я? Если я действительно настоящий? Ну, знаете, так еще меня никто не обижал...
   - Ладно, прости, - улыбнулся Артем.
   - Конечно же, я настоящий, конечно же, ученый.
   - Я уже извинился...
   - Вот если бы ты знал, чего мне это стоило...
   - Прошу прошения, - крикнул Артему коту прямо в ухо. Василий замолчал. - Ты мне поможешь их найти?
   - Пока я могу только замечать кое-какие чудесные вещи. Вот через два дня я обрету силу, и смогу все знать.
   - Через два дня будет поздно, ты же знаешь.
   - Знаю, знаю, - кот задумался. - Но как их найти, где они могут быть? Сколько они здесь?
   - А ты как здесь оказался?
   - О-о-о, это длинная история, - махнул лапой Василий и вдруг стал очень серьезным.
   В коридоре послышался привычный звон, и Артем понял, что с улицы вернулись родители. Они сразу же прошли на кухню, словно Артема и не существовало, и Артем с котом решили ложиться спать.
   Артем забрался под старый плед, Василий примостился рядом и стал рассказывать о своей жизни.
   - Я должен тебя сразу предупредить, Артем, моя история - не из лучших. Я такого натворил в своей жизни, что расплачиваться придется очень долго. Как я уже тебе говорил, я родился в знатной семье, в знаменитой семье. У меня было еще три брата и три сестры, и все мы с самого рождения были готовы к тому, что нам предстоит продолжать славную династию ученых котов. Сразу же после рождения, как и положено, всех котят отнесли на Вещую гору, к Книге Мокоши, и каждый из нас прочитал, что ему уготовано. Ты знаешь, мне повезло. Оказалось, что из всей семьи я самый одаренный. Помнишь, я сказал, что я - главный кот нашего мира, и это могло быть действительно так. Мокошь указала мне удивительный путь. Любое знание давалось мне с такой легкостью, что уже через пару месяцев я мог заткнуть за пояс любого мудреца. А в Книге мне было предсказано, что я займу самое главное место для ученого кота - под тем самым дубом на Вещей горе. Там, кстати, и Книга Мокоши лежит.
   - А почему же я тогда видел ее у Одиннадцатого Сказочника? - поинтересовался Артем.
   - Только он может ее забирать, да и то на время. Он же самый-самый у нас, от него там все зависит.
   - Я еще хотел спросить, - Артем вдруг почему-то почувствовал себя таким глупым по сравнению с Василием, - а куда остальных ученых котов девают?
   - А-а-а, понимаю, - кивнул кот, - хочешь сказать, что нас слишком много таких умных, - его опять начинало заносить.
   - Да нет, просто я у Пушкина только про одного кота читал, - пояснил Артем.
   - Это так. Самый талантливый из нашего рода становится смотрителем при Зеленом Дубе. Его так и называют - Профессор Зеленого Дуба. А остальные - кто при Одиннадцатом Сказочнике служит, кто просто в людские семьи уходит, живет себе припеваючи, сметанку ест, мышей не ловит, разве что иногда совет какой дельный даст, а кто... - Василий на секунду замолчал, отвел глаза, но потом взял себя в лапы и продолжил. - А кто уходит на берег Нави.
   - Куда уходит? - не понял Артем.
   - А.. я и забыл что ты у нас в волшебной географии - неуч, - сказал кот и сочувственно посмотрел на Артема. - Ты и в школе, наверное, географию не любишь, а?
   Артем потупил взгляд, и пробубнил:
   - Сейчас каникулы.
   - Понятно, - продолжил кот, словно и не было этого вопроса. - Расскажу я тебе для начала про то, как устроен наш мир.
   Артем приготовился внимательно слушать.
   - Мир Русских Сказок по-другому называется Новь. Это в противовес вашему миру, миру Яви. Страна наша огромная, никто краев ее никогда не видал. Когда я учился у Одиннадцатого Сказочника, он как-то мне рассказывал, что это потому, что люди придумывают новые сказки, и наш Мир продолжается.
   Через всю страну течет Молочная река - Кисельные берега, разделяет два царства. Одно называется Тридевятым, или миром Прави. Там живут те, кто следует своему пути, кто добр и чист душой, кто умеет любить, дружить, готов тебе помочь и жизнь свою за тебя отдать. Второе царство - Тридесятое, мир Нави, в котором оказываются те, кто не следует предсказаниям Мокоши, кто жаждет власти, кто стремится к тому, чтобы управлять миром, у кого гордыня побеждает разум.
   - То есть это, попросту говоря, царство зла и царство добра?
   - Что у вас за привычка вечно все упрощать? - то ли гневно, то ли шутя посмотрел на Артема кот. - А что такое добро, что такое зло, скажи мне? Добра и зла не существует, ведь если ты кому-то желаешь сделать "добро", это может обернуться для него самым настоящим злом. И наоборот, иногда то, что кажется нам злом, оборачивается нам на пользу.
   - Да ты настоящий философ, - с уважением посмотрел на кота Артем.
   - Пустяки, - отмахнулся Василий, но ему была приятна похвала от человека из мира Яви, и он с ее большим воодушевлением стал продолжать. - Царство Прави - это страна тех, кто живет для других, а царство Нави для тех, кто живет только для себя и своих желаний. Но ведь свои желания нельзя исполнить за счет других!!!
   Кот с таким пылом сказал последнюю фразу, что Артем почему-то подумал, что для самого Василия эти слова далеко не пустой звук. И он угадал, потому что дальше Василий стал рассказывать о себе.
   - И вот сначала меня отдали в учение к Одиннадцатому Сказочнику. Надо тебе сразу сказать, что на долю этого Сказочника выпали самые тяжелые испытания.
   - Почему?
   - Видишь ли, в чем дело: когда Мир Сказок застаивается на такой долгий срок, в нем начинают происходить непонятные вещи. Все его жители живут как будто своей жизнью, не подчиняясь законам Сказочника. Новых героев нет, а события происходят. То вдруг порчу на кого наведут, то Змей Горыныч на деревню нападет, а то вдруг начинается миграция из одного царства в другое.
   - В смысле - миграция? - удивился Артем.
   - Ну, это когда люди из Прави бегут в Навь.
   - Зачем?
   - А своих там не трогают. Поэтому-то нам и нужен новый герой, чтобы вернуть все так, как было. И ты, Артем, должен нам помочь.
   - И как я смогу это сделать? - Артема все еще раздражало, когда ему говорили про "героя", им что он якобы сможет "всех спасти".
   - Всему свое время, - улыбнулся кот. - Терпение, и ты все узнаешь. А я пока продолжу рассказывать о себе. Одиннадцатый Сказочник научил меня всему, что умеет сам, я все знаю не только о Мире Русских Сказок, но и мире Яви, о вашем мире. Ты ведь знаешь, что каждый из нас в совершенстве владеет своим даром. Так вот я (поверь, это действительно так) - самый мудрый из мудрецов Нови. Точнее, был им...
   Кот грустно вздохнул и у него на глазах заблестели слезы:
   - Если бы я тогда знал... - сокрушался он. - Если бы меня кто-нибудь остановил...
   Он шмыгнул носом, взял край пледа и вытер им глаза.
   - Я столько изучил, что знание стало мне вредить. А знаешь, почему? Потому что впитывал в себя все, без разбору, какая-то жадность во мне проснулась - хочу все знать. А все знать невозможно, нужно знать только то, что пригодится тебе в жизни.
   Артем понимающе закивал. Он тоже доказывал учителям в школе, что человеку в жизни нужны только те знания, которые он может понять, которые способен применить. А те, к которым душа не лежит, но тебя заставляют их принимать и понимать, только навредят и помешают изучению того, ради чего ты учишься.
   - Однажды я решил изучить всю свою родословную, начиная от самого первого ученого кота. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что моя настоящая фамилия не Ученый, а Баюн!
   - И что?
   - Как! - даже шерсть на спине Василия задрожала, так он был возмущен. - Разве ты не знаешь, кто такой Кот Баюн? Он жил под Зеленым Дубом, песни пел и сказки рассказывал, да так рассказывал, что после его песен люди проснуться не могли. Убивал своим сладким голосом. Я долго думал об этом, не спал ни днем не ночью, все искал ответ на вопрос: как это я, потомок ТАКОГО кота, которого даже черные силы боялись, опустился до того, чтобы "ходить налево - сказки говорить". Мне не давала покоя мысль, почему Книга Мокоши, зная о моих способностях, не дала мне силы Кота Баюна. И тогда я сам решил стать Баюном. Но вот загвоздка - как избавиться от проклятого "ученого" дара? Я залез в секретный архив Одиннадцатого Сказочника, нашел записки еще самого Первого и вычитал, что каждый из нас состоит из Белой души и души Черной. И каждому из нас предначертано жить с душой Белой, жить так, как сказано в Книге Мокоши, потому что каждому из нас дается некий дар, который мы должны совершенствовать. Но есть у каждого из нас и Черный дар, который может вытеснить все наши чистые помыслы и дела. И если Черный дар или твоя Черная душа просыпаются, ты начинаешь творить такие вещи, что самому становится страшно. Чем больше хороших дел ты делаешь в своей жизни, тем белее твоя душа и твой дар, но как только ты отклоняешься от пути, который для тебя выбрала Мокошь, душа твоя начинает чернеть, и ты сам не замешаешь, как оказываешься в Тридесятом царстве.
   - Значит, если твоя душа - Белая, ты становишься жителем царства Прави, а если Черная - обитателем Нави? - спросил Артем.
   - Это точно, - вздохнул кот. - Так со мной и случилось. Я забыл, что мое место - возле Зеленого Дуба, оставил его и отправился странствовать по нашему Миру. Все мои родственники тогда удивились, отговаривали меня, предупреждали, чем может закончиться непослушание перед Мокошью, но я ничего не хотел слышать. Часто ли мы вообще прислушиваемся к своим родителям? Я пошел по Тридевятому царству и стал практиковаться в смертельном песнопении. Долгое время у меня ничего не получалось, пока я однажды не увидел, как за мной плетется какая-то бабка. Я не мог приблизиться к ней, а она не подходила ко мне, мы ни о чем не разговаривали, но я (все-таки не зря был самым мудрым котом) догадался, кто она. Это была сама Мокошь.
   - Значит Мокошь - старуха?
   - Это для меня она была старухой, она всегда в таком виде является к тем, кто отступился. Мне бы отказаться от своей идеи, вернуться на Вещую гору, так нет же. И потом уже за мной стали ходить ее посланницы - Кривая да Нелегкая. Я пошел дальше, по кривой дорожке вместе с Нелегкой. Она меня научила, как людям вредить. И чем больше я учился у нее, тем меньше было у меня знаний. Прошло какое-то время, теперь я только и мог, что убивать своим голосом. Я ходил по деревням и городам Тридевятого царства, пел и убивал. И все меня боялись, и все мне поклонялись. Но потом я оказался в тридесятом царстве. Меня вызвали к Кощею Восемнадцатому, и он запретил мне убивать.
   - Кощей запретил? - изумился Артем. - Но почему?
   - Потому что согласно нашим законам Белого и Черного в Мире Русских Сказок должно всегда быть поровну, и просто так никакая нечистая сила творить свои дела не может. Кощей и поставлен над Тридесятым царством, чтобы этот закон соблюдался.
   - А почему он - восемнадцатый? Он ведь должен быть бессмертным? - все еще недоумевал Артем.
   - Ага, это он так думает. Он ведь в каждой сказке новый, и всякий раз что-нибудь новенькое придумывает. Вот только смерть свою как-нибудь по-другому запрятать у него фантазии не хватает. Как при Царе Горохе, честное слово... "Игла - в яйце, яйцо - в утке, утка - в зайце, заяц - в сундуке, а сундук - на дубе".
   - И что дальше с тобой было? - Артем изнывал от нетерпения узнать историю своего нового друга до конца.
   - А что со мной дальше могло быть... Это в Тридевятом царстве я всех пугал да стращал, а тут никому ничего плохого не сделаешь, нельзя - в миг на Кощеевский суд попадешь, а там они не церемонятся. Стал я стареть, что называется, не по дням, а по часам. Видать, такое наказание мне от Мокоши досталось. И стал я снова думать, зачем я все это затеял. Ни силы не добился, ни славы, и дар свой настоящий чуть ли не весь растерял. И решил я прощения просить у Мокоши. Добрался до Вещей горы, а к ней у нас с любой стороны подойти можно, написал ей в Книгу покаяние. И представляешь, она мне ответила. Сказала, что обелить себя я долго не смогу, но если пожертвую собой, и отправлюсь в мир Яви, то она простит мне отступление, и половину души от черноты очистит.
   - Извини, что я тебя перебиваю, - вмешался в исповедь кота Артем, - но почему ты сказал про жертву? У нас что - так плохо?
   - Для нас, жителей Нови, конечно плохо. Во-первых, всю свою волшебную силу здесь теряешь, во-вторых, тебя никто не понимает даже среди своих. Когда я издаю кошачьи звуки, остальные коты надо мной смеются, говорят, ужасный акцент.
   - А что, у вас в Мире Русских Сказок люди могут понимать язык животных? - недоверчиво спросил Артем.
   - Конечно, нет. Это просто я на вашем языке говорить умею, а ты - наш новый герой, поэтому мы и понимаем друг друга. Только те, кому суждено попасть в Мир Русских Сказок, могут меня услышать и понять. Я ведь не на кошачьем языке с тобой общаюсь, я с самого детства привык на русском языке говорить.
   - А почему Мокошь именно тебя отправила?
   - Она же - провидица, с судьбой на "ты". Наверное, уже знала, что тяжелые времена наступают для нашего мира, что мы начнем проявляться во внешний мир, захотела кого-то спасти, кто уже был обречен на проявление, тут я и подвернулся.
   - И что было дальше?
   - Я согласился, и тут же почувствовал, как ко мне возвращается мой прежний дар, и как я становлюсь белее.
   Артем улыбнулся.
   - Нечего лыбиться, - надулся на него кот. - Я действительно это почувствовал и сразу я оказался в секретной библиотеке Одиннадцатого Сказочника, который, не говоря ни слова, вышвырнул меня на улицу вашего "замечательного", - съязвил Василий, - города. Ну, а что со мной в вашем мире было, я тебе уже рассказывал. Поэтому я прошу - возьми меня с собой, позволь мне доказать, что я искупил все грехи.
   Артем не ответил коту. Они просидели молча почти до самого утра. Даже если Василий пытался снова завести разговор, Артем жестами показывал ему, что не хочет с ним говорить. Родители долго сидели на кухне, и он ждал, пока они не заснут. Наконец, когда стало светать, Артем посмотрел на своего ночного собеседника и промолвил:
   - Нет, Вася, извини, но взять тебя с собой не могу.
   - Как? Почему? - губы кота задрожали.
   - Ты ненадежный. Вдруг что случится, а я не смогу на тебя положиться.
   - Но ведь я же совсем другим стал, я же все осознал, я уже не Баюн! - чуть не плакал Василий.
   Артем вдруг вспомнил, как несколько лет назад услышал разговор классухи со своими родителями. Она обвиняла их в том, что они не занимаются его, то есть Артема, воспитанием. И отец тогда тоже говорил, что теперь будет все по-другому, что он завязал и все осознал. Сначала все было хорошо, но прошло несколько месяцев, и отец снова запил.
   - Нет, - сказал он еще раз.
   - Артем, пожалуйста, поверь мне, верни меня обратно. Ведь я здесь уже больше тридцати лет торчу. Мокошь мне обещала, что герой из мира Яви мне поможет.
   - Как это - тридцать лет? Так тебе уже... то есть вам... - не мог же Артем, в самом деле, обращаться на "ты" с котом, который на несколько лет его старше и уже "в дедушки" годится?
   - А-а-а, много, - отмахнулся Василий и принялся за самоуничижение. - И можешь не говорить мне "Вы", хотя я давно уже Василий Васильевич. Кто я такой, чтобы уважительно ко мне относиться?
   - Но как ты смог прожить столько лет? - удивился Артем.
   - Ты когда-нибудь слышал, что у кошек - девять жизней? - посмотрел на него Василий Васильевич. - Раза четыре я умирал сам, пару раз с меня живодеры шкуру снимали, в прошлом году дикий ротвейлер меня загрыз, а однажды машина сбила.
   Артему стало жалко кота, который потерял столько жизней в этом мире ради того, чтобы искупить свою вину перед сказочными народами. Да, он искупил свои грехи сполна, он и в самом деле заслуживает того, чтобы вернуться в свой мир.
   - И потом, - продолжил кот. - Если не я, то кто тебе поможет остальных найти?
   - А чем это ты можешь мне помочь?
   - Ну, ты сам подумай, кто в вашем мире сможет услышать говорящего кота? Только те, кому суждено попасть в наш мир!
   - Да, это так, - кивнул Артем. - Но не думай, что я возьму тебя с собой только из-за этого.
   - Возьмешь? - обрадовался кот. - Правда? Нет, это точно?
   Василий Васильевич превращался в прежнего огромного и толстого кота-весельчака. Он подпрыгнул до самого потолка, зацепился за старый ковер. Ковер его не выдержал, и Василий Васильевич с громким криком "Мяу!" шлепнулся на пол.
   - Спасибо-спасибо-спасибо-спасибо-спасибо-спасибо, - не переставал благодарить он Артема, и, в конце концов, стал ласкаться к нему, как обыкновенный домашний кот.
   - Да ладно тебе, - буркнул Артем и строго добавил: - Все, давай спать. Утро вечера мудренее.
  

Глава 5

заяц на крыше

  
   Утро оказалось хуже некуда. Артему показалось, что он только-только заснул, а его уже будил Василий.
   - Вставай, Артем, - ныл под ухом у него кот, - мне не терпится вернуться домой. А нам еще кучу народа искать.
   Артем нехотя открыл глаза и заворчал:
   - Из-за тебя мы всю ночь не спали, а ты в такую рань меня разбудил!
   - По-твоему, полдень - это "рань"? - спросил удивленно кот.
   - Как, уже двенадцать? - Артем спрыгнул с кровати. - А родители?
   - Твои родители кого-то привел, сидят с ними, пьют эту вашу отраву, - поморщился Василий Васильевич.
   Артем выбежал в коридор и заглянул в комнату к родителям. Там оказались вчерашние знакомые, которые, завидев его, в страхе стали жаться друг к другу.
   - Э-э-э... Это он? - дрожа, наперебой спрашивали мужики у родителей.
   - Это? - отец бросил взгляд в сторону Артема. - Нет! Это тот самый призрак, про который я вам говорил.
   Тут он вдруг резко схватил со стола бутылку и запустил ее в Артема. Тот еле увернулся - бутылка пролетела совсем рядом с его головой и разбилась о стену.
   - Где наш сын? - к нему подбежала мать, посмотрела на него безумными глазами и стала трясти за плечи? - Куда ты дел Артемку, проклятый призрак?
   Артем ничего не понимал. Раньше такого не было, чтобы родители его не узнавали, даже если они были совсем пьяны.
   - А ну-ка, - из-за стола поднялась грозная фигура отца, - убирайся из нашего дома!
   Он схватил нож и стал надвигаться на Артема. Мальчик стал отступать по коридору, и тут перед ним появился кот и громко мяукнул. Появление в доме неизвестного животного отца не напугал, и он продолжал идти на Артема. За ним выросли фигуры его дружков.
   "Как он похож сейчас на Дэнча, - подумал Артем, - и эти двое - настоящие гоблины".
   Артем видел, что ему угрожает опасность - еще чуть-чуть, и его собственный отец пырнет его ножом, но он не верил, что такое может произойти. Вероятно, через несколько секунд Артем действительно лежал бы в крови в коридоре своей собственной квартиры, если бы не кот. Василий Васильевич не знал, из-за чего случилась вся эта заваруха, но он прекрасно понимал, что его новому хозяину несдобровать. Вот только как ему помочь? Плохо соображая, что он делает, Василий Васильевич прыгнул прямо в ноги Артему и вцепился зубами ему в пятку.
   Артем взвыл от боли, но сразу же понял, зачем кот это сделал. Не медля более не секунды, он схватил кота под мышку, выбежал из квартиры и понесся по лестничным проемам вниз. Вслед ему неслись грязные ругательства отца и крики:
   - ...и никогда больше не возвращайся, понял?
   Только на улице Артем понял, что отец за ним не побежит, остановился и отпустил Василия Васильевича.
   - Ну, ты даешь, конечно, - отдышавшись, вдруг засмеялся он и пожал коту лапу.
   - Ага, - кивнул кот, - это сейчас тебе смешно, а мне там не до смеху было. Ну и родители у тебя...
   И Василий Васильевич тоже засмеялся. Прохожие косились на них, не понимая, что за странные звуки издает кот, и почему мальчишка над ним смеется.
   Так они смеялись, пока не устали и пока из какого-то окна не высунулась какая-то бабулька и не накричала на Артема.
   - Видишь, - сказал Артему кот, - как хорошо быть котом, которого не понимают. Все шишки - тебе, а про меня даже не вспомнила.
   - Ладно-ладно, - махнул рукой Артем. - Ты лучше скажи, как нам остальных искать?
   Они пошли вниз по улице, и стали беседовать на ходу.
   - Или я ничего не понимаю в волшебстве и не разбираюсь в делах Мира Русских Сказок, но мне кажется, что они сами найдутся, - с умным видом сказал Василий Васильевич.
   - Как это?
   - Если принять за аксиому то, что провиденческие установки Книги Мокоши соответствуют траектории нашего поиска, то...
   - Что ты несешь? - схватился за голову Артем. - Ты можешь говорить простыми словами?
   - Пожалуйста, - обиделся кот и забубнил себе под нос: "Неучи, двоечники, глупцы! Не понимают они ученого кота, видите ли...", а вслух произнес. - Это значит, что если в книге Мокоши тебе дано задание найти еще шестерых, то ты их найдешь! Понятно?
   - То есть нужно просто сидеть и ждать? - разозлился на Василия Васильевича Артем. - Она что, Мокошь ваша, совсем того? - он покрутил пальцем у виска.
   - Ш-ш-ш, ты что, - зашипел на него кот. - Нельзя обижать Мокошь.
   - В книге у нее было сказано, что это я должен их найти, а не они меня. - Артем продолжал сердиться.
   - А я про это и не говорю. Это же не я тебя нашел, а просто оказался в том месте, где ты должен меня найти. Вот и нам надо ходить по городу и ждать, пока случай не сведет нас с остальными, - Василий Васильевич тоже занервничал.
   Артем не ответил, он понял, что хотел сказать ему кот, который продолжал:
   - И если в Книге Мокоши было сказано про два дня, значит, они уже очень скоро выйдут на нас, нужно только замечать все необыкновенное. Вот, может быть, тот двухметровый заяц на крыше - то, что нам нужно.
   Артем остановился, посмотрел на кота, перевел взгляд туда, куда указывал лапой Василий Васильевич, и открыл от удивления рот.
   В самом деле, на крыше многоэтажного здания поликлиники стоял большущий розовый заяц и что-то кричал людям, собравшимся внизу. Артем с котом подошел поближе. В толпе он различил милицию и спасателей и сразу понял, в чем дело.
   - Он хочет убить себя, - сообщил он коту.
   - Ах, вот в чем дело, - понимающе кивнул кот. - Тогда это точно не наш, у наших таких глупых мыслей никогда не возникает. Пойдем дальше.
   - Подожди, - остановил его Артем. - Но почему это заяц? Может, ему нужна помощь? Может, он так же, как и ты - устал от этого мира, вот и решил сброситься.
   Он взял кота на руки и пошел ближе к зевакам.
   - А я тебе говорю, - не унимался Василий Васильевич, - что у нас так не при-ня-то.
   Он попытался вырваться, но Артем крепко его держал.
   - Что там такое? - спросил он у людей в толпе.
   - Да-а-а, псих один, - ответила ему женщина в униформе официантки с надписью "Веселый кролик". - Работал у нас зазывалой.
   - Кем работал?
   - Ну, бегал тут перед нашим кафе в костюме зайца, фирму рекламировал, песни пел, с детьми на улице какие-то танцы дурацкие плясал.
   - А там-то он как очутился? - Артем вместе с официанткой посмотрел наверх.
   - Да шут его знает, - пожала она плечами. - Вроде требует, чтобы сирот бесплатно кормили.
   - Каких сирот?
   - Да, шляются тут какие-то оборванцы. А он и говорит нашему менеджеру - или вы их будете бесплатно кормить обедами, или я покончу с собой.
   - Ну, а менеджер?
   - Отказал, понятное дело, - развела руками официантка. - Этот дурак и полез на крышу.
   Артем отошел в сторону и заговорил с котом:
   - Слышал? А ты все: пойдем да пойдем. Я же говорил, что ему помощь нужна.
   - Да чем ему теперь помочь? - прошептал кот.
   - Я тут подумал: а что, если мы туда, на эту крышу заберемся и стащим его оттуда?
   - Мы? - кот аж подпрыгнул на руках у Артема. - Как же мы, по-твоему, это сделаем?
   - Он там стоит и ждет, что его будут снимать взрослые, а тут - ребенок с котом.
   - Ага, вот он от неожиданности и грохнется вниз, - угрюмо произнес Василий Васильевич.
   - Ничего не грохнется, пошли, - твердо ответил ему Артем.
   - Как ты можешь говорить "пошли" коту, которого так сильно держишь в руках, что он даже мяукнуть не смеет, - в который раз обиделся пушистый комок.
   Артем улыбнулся и стал пробираться к зданию, возле которого уже растянули полотно, чтобы спасти зайца, если тот упадет. Взрослые так суетились, что даже не заметили, как мимо них прокрался подросток с огромным серым котищем на руках. Артем и Василий Васильевич быстро поднялись на лифте на последний этаж, но тут увидели, что возле выхода на крышу уже толпятся спасатели, готовые начать операцию по вызволению кролика-неудачника.
   - И что теперь? - зашептал кот Артему. - Как ты думаешь мимо них пройти? Зря ты это затеял.
   Артем призадумался, но тут его взгляд упал на коробку с датчиками сигнализации на стене в конце коридора, и его осенило:
   - Мы устроим пожар. Они побегут его тушить, и мы сможем пробраться наверх, к этому бедняге.
   - Ты в своем уме? - ужаснулся кот. - А если нас поймают?
   - Будь что будет, - ответил Артем. - И потом, кто мне говорил, что в Книге Мокоши сказано...
   - Хорошо, хорошо, убедил, - отозвался кот.
   Все, что задумал Артем, ему удалось. Он осторожно, на цыпочках прошел по коридору так, чтобы его не было ни видно, ни слышно, и одним ударом разломал коробку с сигнализацией. Повсюду запищали датчики, и спасатели тут же побежали в сторону Артема.
   - Там пожар, в кабинете у хирурга! - закричал он спасателям, а сам что есть мочи рванул к люку, который вел на крышу. Василий Васильевич уже был там.
   На крыше Артем обнаружил тяжелую бочку и с помощью кота загородил ей люк. Теперь нужно было спасать зайца.
   Вместе с Василием Васильевичем, которому было не привыкать, Артем по-пластунски пополз к краю крыши, где на карнизе еле-еле стоял заяц-камикадзе.
   - Накормите несчастных сирот обедом, и я слезу! - кричал "заяц" вниз.
   - Хорошо! Мы согласны! - услышал Артем мегафонный голос снизу.
   - Я вам не верю! Вы меня обманете! Вы и детей обманываете! Чем вы их кормите - там же одна химия в вашем кафе!!!
   Снизу еще что-то ответили, но Артем ничего не разобрал. Зато он услышал, как "заяц" сказал сам себе:
   - Господи, не могу я больше, сейчас сорвусь. И зачем мне все это понадобилось? Ну, почему я не могу быть как все?
   - Извините, - прошептал Артем.
   - Кто здесь? - "заяц" обернулся, увидел Артема и спросил. - Ты кто?
   - Артем, - ответил подросток, - а вы?
   - Дядя Миша, - выдохнул "заяц".
   - Спускались бы вы, дядя Миша? - предложил ему Артем.
   - Не могу, Артем, не могу. Кто же еще, кроме меня, об этих ребятишках позаботится? Я и так их предал.
   - Как предали?
   - Да так... - не захотел отвечать "заяц".
   - И все-таки? - настаивал Артем.
   - Чего ты пристал к нему? Видишь, не до тебя ему сейчас.
   - А это кто еще? - удивился Дядя Миша и посмотрел вокруг.
   - Больше никого, - сразу же попытался заверить его Артем.
   - Нет, я же хорошо услышал: "Видишь, не до тебя ему сейчас".
   - Это я сказал, - громко объявил Василий Васильевич и встал в полный рост.
   При виде говорящего кота "дяде Мише" стало плохо. Он зашатался и уже был готов потерять сознание. Артем испугался, что тот сейчас упадет вниз. Мужчина в костюме зайца действительно грохнулся, но не вниз, а прямо к ногам Артема.
   - Значит, - тут же сообразил Артем, - это тот, кого мы искали?
   - Ну, раз он меня услышал... - отозвался кот.
   Артем снял с мужчины маску и стал приводить его в сознание. На вид ему было лет пятьдесят, у него были длинные волосы, собранные на затылке в узел, редкая борода и круглые очки с тонкими стеклами. Артем стал хлопать его по лицу, и делал это до тех пор, пока бывший "заяц" не очнулся. В это время по люку уже колотили снизу спасатели, и нужно было что-то делать.
   - Они меня заберут, посадят в психушку, - это были первые слова, которые сказал очнувшийся.
   Но тут Артем был бессилен. Он признался себе, что его план провалился. Теперь и его вместе с этим кроликом за компанию возьмут.
   Бочка, которой Артем и Василий Васильевич придавили люк, со скрипом отползла в сторону, а из люка появились спасатели. И тут произошло то, чего Артем никак не ожидал: Василий Васильевич запел. Артем сразу понял, что для людей это всего лишь мурлыкание, но он и Дядя Миша прекрасно разобрали слова:
  
   Серые коты, серые коты
   Из-за моря шли,
   Из-за моря шли,
   Сон да Дрему принесли.
   А Дрема говорит:
   "Я тебя задремлю",
   А Сон говорит:
   "Я тебя усыплю".
   Ай, люли, ай, люли,
   Пусть уснут спасатели.
  
   Артем и бывший заяц стали зевать, а отряд спасателей уже вовсю храпел возле люка. Когда кот допел колыбельную, у Артема и Дяди Миши тоже стали слипаться глаза. Василий Васильевич осмотрелся и легонько стукнул их хвостом по лицу:
   - Не спать!
   Артем и Дядя Миша тут же очнулись.
   - Это было бесподобно! - восхищенно сказал Василию Васильевичу Артем.
   - Ничего особенного, - ответил кот и хмуро добавил: - Просто навыки волшебные во мне уже просыпаются. Пора возвращаться, пока я тут дел не натворил.
   - Каких таких дел? - не понял Артем.
   - Ты видел - полминуты не пел, а они уже заснули. А ведь это была только одна песнь. Еще чуть-чуть, и они бы не проснулись. Теперь ты понимаешь, какой я силой обладаю? У нас в мире от этой колыбельной даже самый маленький ребенок не заснет, а тут... - Василий Васильевич отвернулся. - А представляешь, если наши силы в полной мере проявятся?
   - А почему ты песню такую выбрал? - Артем решил перевести разговор в другую сторону.
   - Про котов-то? - Василий Васильевич улыбнулся. - Ну, а про кого мне еще петь?
   - Кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит?! - услышали они за собой голос. Это окончательно пришел в себя Дядя Миша.
   Артем повернулся к нему и уже хотел начать объяснять, но тут вмешался кот:
   - Прошу прощения, но если мы не поторопимся, то не выберемся отсюда. Я не знаю, как долго они еще буду спать. Эта колыбельная вообще-то не очень сильная.
   Он помог Артему поднять нового знакомого, и все вместе они спустились вниз. Каково было их удивление, когда оказалось, что и на улице все спят - и милиционеры, и спасатели, и все те, кто стоял в толпе.
   - Невероятно! - произнес Артем.
   - Не очень сильная колыбельная... - присвистнул Дядя Миша.
   - Все, пора кончать с волшебством в этом мире, - сокрушался Василий Васильевич.
   - Ну, и куда теперь? - спросил Артем, когда они вышли из здания.
   - Знаю я тут одно местечко, - отозвался Василий Васильевич, - несколько недель там когда-то жил.
   - Что за место?
   - Недостроенный дом пионеров знаешь?
   - Ну, знаю, - кивнул Артем. - Мы там с пацанами в детстве лазали. Но ведь там почти все развалилось!
   - Почти, да не все, - улыбнулся кот. - В подвале - нормально.
   - Так там же крысы! - скривил губы Артем.
   - А я на что? - недоумевая, спросил Василий Васильевич.
   - А может, лучше к вам пойдем? - обратился Артем к мужчине.
   - У меня нет дома, - ответил тот.
   - Вы - бомж? Или алкоголик? - с подозрением спросил Артем. Не хватало ему еще одного "папаши".
   - Ни тот, ни другой, - грустно ответил Дядя Миша.
   До полуразрушенного кирпичного здания, которое еще двадцать лет назад должно было стать дворцом пионеров, они добрались быстро. Василий Васильевич знал самый короткий путь, и уже через какие-то пять минут все трое были на месте. Они спустились в подвал, Василий Васильевич сразу запрыгнул на ржавый радиатор, а Дядя Миша расстелил на полу свой костюм зайца, на который уселся вместе с Артемом.
   - Значит, ты Артем? - вспомнил Дядя Миша и обратился к Василию Васильевичу, - А это что за Кот Котофеич?
   Он сказал это не злобно, в шутку - по всему видно, подумал Артем, что Дядя Миша человек добрый. Но на кота эти слова подействовали совсем по-другому. Он спрыгнул на пол, встал на задние лапы, шерсть на нем встала дыбом, и от кота во все стороны полетели искры. Артем уже знал, что если от Василия Васильевича летят искры, значит, он чем-то очень сильно недоволен.
   - Я-я-я? - чуть ли не зарычал кот.
   - Начинается... - упавшим голосом прошептал Артем.
   - Я - Кот Котофеич? Я, потомок Кота Баюна, Вели-и-и-и-кий Ученый - Кот Котофеич? Ну, знаете ли... Да будет тебе известно, неуч и невежа, отпрыск заячьего рода, самоубийца недоделанный, что меня зовут не Котом Котофеичем, а Василием Васильевичем. Понятно тебе, волосатик?
   В своей ярости Василий Васильевич был так смешон, что больше походил просто на раздувшегося домашнего кота Ваську.
   - Понятно, понятно, - захлебываясь от смеха, ответил Дядя Миша.
   Артем тоже слегка посмеялся над котом, который такой реакции никак не ожидал, и тут же "сдулся".
   - Кто вы такие? - спросил у Артема Дядя Миша.
   Мальчик поведал свою историю и историю кота и тоже попросил:
   - Теперь расскажите нам о себе. Ведь если вы слышите Василия, значит, вы можете идти с нами. А раз так, то мы должны все о вас знать. Или вы не хотите отправиться с нами?
   - Так много вопросов сразу, - задумался Дядя Миша. - Конечно же, я хочу вместе с вами побывать в этом... Мире Русских Сказок. В нашем мире мне совершенно нечего делать.
   - Но почему?
   - Видишь ли, Артем, в чем дело, я всю свою жизнь посвятил детям. Вообще-то я - актер. Сразу после училища я попал в театр юного зрителя, и служил там десять лет без малого. Я играл великанов, волшебников, я был героем и злодеем. Но потом времена изменились, в театре стали показывать такие пьесы, что у меня кровь в жилах стыла. Однажды мне дали роль, в которой я играл "доброго" лешего, с которым дружила одна девочка. В самом конце пьесы я должен был заманить ее к Бабе-Яге, и та ее съедала. Я отказался это играть. Потом был спектакль, в котором я был папой и кричал своей дочери: "Убей себя головой об стену!". Я снова отказался, и меня уволили.
   Дядя Миша сделал паузу и посмотрел на Артема с котом. Артем слушал очень внимательно. Василий Васильевич, хотя и делал вид, что ему глубоко безразлична история "волосатика", тоже ждал продолжения.
   - После театра я стал работать простым сторожем в детском саду. Однажды я увидел, как с пищеблока повара воруют продукты, сообщил об этом заведующей, и она меня тоже уволила. Оказалось, она об этом воровстве знала и сама воровала вместе с ними. Тогда я устроился воспитателем в один детский дом. Работал несколько лет, дослужился до директора. Однажды у нас началась проверка, и всех, у кого не было педагогического образования, попросили написать заявление об уходе. А у меня таких сотрудников было больше половины, и им пришлось уволиться. А что делать, если бывают такие учителя "с образованием", которых на пушечный выстрел нельзя к детям подпускать, а есть те, кто институтов не кончал, а дети его по-настоящему любят?
   На этих словах Артем отчаянно закивал в знак согласия, а дядя Миша продолжил:
   - Меня не тронули, но я решил, что не имею права оставаться директором, если не смог уберечь тех, кто был со мной. Я тоже уволился, мой детский дом закрыли, а детей по другим приютам рассовали. И тогда я устроился "зайцем" рекламировать молодежное кафе, а ко мне стали прибегать мои воспитанники - оборванные, голодные. Я попросил менеджера, чтобы их хотя бы иногда кормили, пусть даже за мой счет, а он отказался. Тогда я решил, что должен попытаться что-нибудь сделать, и полез на крышу.
   - Вся ваша жизнь укладывается в одно слово: "Однажды", - презрительно бросил в сторону Дяди Миши кот.
   - Перестань, Василий Васильевич! - резко сказал ему Артем.
   - Беда моя в том, что я - слишком честный, - горько улыбнулся Дядя Миша. - Правда, не знаю, зачем мне эта честность, что она мне дала... Нет у меня никого и ничего, и поэтому я пойду с вами.
   - Вот тоже счастье привалило, - недовольно буркнул кот.
   Артем посмотрел на Василия Васильевича, потом на Дядю Мишу, покачал головой и сказал:
   - Нет, так дальше не пойдет. А ну-ка вы, двое, быстро подойдите друг к другу и пожмите руки.
   - Я готов, - распростер объятия Дядя Миша.
   - Ага, щас! - ответил кот.
   - Иначе мы никуда...
   Артем не договорил, а кот уже соглашался:
   - Хорошо, если ты этого хочешь, я помирюсь с этим котоненавистником.
   Он важно, на двух лапах подошел к Дяде Мише и упал в его объятия. Дядя Миша в ответ почесал Василия Васильевича за ухом.
   - Ну, знаете, что это еще за фамильярности?! - снова начал паясничать кот, но Артем так посмотрел на него, что он сразу же закрыл рот лапами и изобразил, будто застегнул его на молнию.
   - Теперь осталось найти остальных, - вздохнул мальчик.
  

Глава 6

йося и тоня

  
   - Прошел целый день, а мы нашли только одного спутника, - недовольно сказал Артем, укладываясь спать на заячий костюм. - Где нам их искать?
   Последний вопрос был явно обращен к Василию Васильевичу, но тот сделал вид, будто давно спит. Дядя Миша, по всему тоже уставший от событий, которые произошли с ним в этот день, уже клевал носом. Не прошло и двух минут, как он засопел.
   Артему же не спалось. Откуда-то к нему пришло чувство, что от того, найдет он за завтрашний день остальных спутников или нет, зависит его судьба и судьба его родителей. Поэтому вместо того, чтобы последовать примеру Василия Васильевича и Дяди Миши, Артем выбрался из подвала на свежий воздух - подумать о том, что ему делать дальше.
   Артем вылез из своего убежища и обомлел. По тропинке, которая вела от бывшего дома пионеров к жилым домам, бежал пацан лет десяти, на бегу размахивая скрипичным футляром, а за ним по пятам неслись трое подростков в черных куртках. Куртки эти были Артему хорошо известны - в таких кожанках даже летом ходили Дэнч и его друзья.
   "Сейчас они его догонят, и парню достанется", - подумал он. Первой мыслью Артема было желание спрятаться обратно в подвал. Но тут же в его душе проснулся кто-то другой - тот, кто вчера не побоялся вмазать Дэнчу. На Артема нахлынуло приятное воспоминание, и он понял, как ему поступить.
   - Эй, Дэнчик, ты теперь совсем на малышей перешел? - крикнул он в сторону убегающих, да так громко, что даже скрипач остановился.
   Дэнч обернулся.
   - Златовласка? - удивился он. - А я то думаю, куда это ты пропал? А ты, значит, здесь теперь живешь? Слышал, тебя предки из дома вышвырнули? Молодец, уважаю. Но сегодня мне не до тебя, мне вот этот жид со скрипкой нужен. Он мне сто рублей должен.
   Пока Дэнч разговаривал с Артемом, его дружки уже схватили мальчишку и тащили к нему.
   - Тебе все всегда сто рублей должны, - усмехнулся Артем и стал приближаться к месту событий. - И за что же он тебе должен?
   - Он по моей территории со своей скрипкой ходит, а за это нужно платить.
   - А как же мне по-другому ходить? - пропищал скрипач.
   - По соседней улице, - рявкнул на него Дэнч.
   Теперь Артем хорошо рассмотрел того, за кого вступился, и узнал в маленьком скрипаче Иосифа или просто Йосю Кацмана. Он учился в одной школе с Артемом и Дэнчем, ему было чуть больше десяти лет. Артем от кого-то слышал, что Йося, несмотря на свой юный возраст, уже довольно хороший музыкант, и что даже в каникулы он ходит к своему педагогу и занимается с ним.
   - Но так очень далеко, - ответил Йося. - И там Серый, а он сказал, чтобы я там не ходил, или он меня убьет.
   - Вот видишь, ты никому не нравишься, - засмеялся Дэнч. - Так что или давай плати, или давай сюда свою скрипку.
   Скрипка у Йоси была очень дорогая - родители специально выписали ее для сына из Италии.
   - Дэнч, ты подумай, что ты творишь, - снова заговорил Артем. - Ты знаешь, сколько эта скрипка стоит? Да его мамаша на тебя сегодня же заяву накатает, и тогда тебя точно посадят.
   - А тебе-то что за дело? - огрызнулся Дэнч. - Чего это ты обо мне заботиться стал? Не переживай, он никому ничего не скажет, правда?
   Йося замотал головой, что не скажет.
   - Он-то не скажет, а как домой без скрипки своей явится, так сразу родители к нему с вопросами и пристанут, а там и менты подключатся. У него ведь не такие родители, как у нас с тобой...
   Последняя фраза, видимо, возымела свое действие - Дэнч замолчал, а его дружки не знали, что дальше делать.
   - В таком случае, - развел руками Дэнч и ехидно улыбнулся Артему, - за него заплатишь ты, Златовласка.
   - Но ты же знаешь, у меня нет денег, - возразил ему Артем.
   - А мне деньги не нужны, ты мне за вчерашнее заплатишь.
   Дэнч и его приятели оттолкнули маленького скрипача и тут же схватили Артема. Он пытался отбиться, но что он мог сделать против троих? Кулаки дубасили его по спине, все тело ныло от боли, но он терпел.
   И вдруг случилось то, чего он никак не ожидал - на голову Дэнча обрушился скрипичный футляр Йоси. Дэнч пошатнулся и рухнул к ногам Артема. От удара даже скрипка вылетела из футляра, и Йося бросился к ней. Дружки Дэнча растеряно смотрели на то, что происходило, и даже не пришли на помощь своему главарю. Только когда Дэнч застонал, они поспешили к нему.
   В это время Йося быстро засунул обломки скрипки в футляр и подошел к Артему, который, не говоря ни слова, схватил мальчишку за руку и побежал вместе с ним обратно к подвалу. Убежище было недалеко, но Дэнч со своими гоблинами уже неслись за ними. Удар вырубил его только на время, он жаждал мести.
   Артем и Йося уже подбежали к входу в подвал, но спрыгнуть вниз не успели - Дэнч с друзьями догнали их и зажали в "треугольник". Теперь им оставалось только размазать беспомощных пацанов. Дэнч подал сигнал, и все трое одновременно занесли руки для удара. Но тут случилось настоящее чудо - кулаки нападавших словно ударились о какую-то невидимую стену, отскочили и ударили самих хулиганов. Этого хватило Артему и Йосе, чтобы спрыгнуть вниз и укрыться в подвале. Опешивший Дэнч тут же полез за ними, но тут ход в подвал ему снова преградил невидимый заслон. Артем и Йося отлично видели, как Дэнч в исступлении колотит воздух, тщетно пытаясь попасть внутрь. В конце концов, сплюнув и выругавшись, он оставил их в покое, что-то крикнул своим подручным и исчез.
   Артем и Йося пошли дальше по подвалу - туда, где отдыхали Дядя Миша и Василий Васильевич.
   - Не будем их будить, - прошептал Артем на ухо Йосе. Тот кивнул.
   Артем аккуратно вытащил небольшой остаток костюма зайца из-под храпящего Дяди Миши, и они с Йосей устроились на ночлег.
   - Ты уж извини, но пока тебе туда нельзя, - все так же шепотом сказал Артем своему новому знакомому. - Они еще могут быть там.
   Йося снова кивнул.
   - Родители-то, наверное, волноваться будут?
   - Не-а, - наконец-то смог сказать сам Йося. - Я им сейчас позвоню, скажу, что остался у учительницы, Людвиги Бернгардовны. Она у меня скрипку преподает.
   - А они поверят?
   - А как же, - вздохнул Йося. - Они Людвиге Бернгардовне всегда верят. Я умею говорить ее голосом.
   - Как это? - удивился Артем. - Пародируешь ее, что ли?
   - Нет, у меня такой дар, я владею им в совершенстве, - ответил не без гордости за себя Йося. Он набрал номер, быстро тонким женским голосом что-то сказал в трубку и снова вздохнул.
   - Чего это все вздыхаешь? - спросил Артем.
   - Да все из-за этих ночевок. Я ведь не в первый раз на улице ночую. Занимаюсь я со своей учительницей поздно вечером, родители меня не встречают, и я иду домой один. Раньше меня гонял Серый из соседнего района, и тогда я звонил с мобильного домой и голосом Людвиги просил, чтобы я остался у нее. Мол, поздно, мало ли что случится. Родители сначала возражали мне-Людвиге, хотели забирать меня, но я-Людвига заверил их, что все нормально, и я, то есть Йося, ее, то есть Людвигу, стеснять не буду. Мол, живу я-Людвига одиноко, и мне будет приятно. А с утра мы опять начнем заниматься.
   - Хитро придумано, - одобряюще кивнул Артем. - А у тебя и правда так здорово это получается?
   - А у тебя и правда так здорово это получается? - слово в слово, с той же интонацией повторил Йося.
   -Ух, ты, - восхитился Артем и представился Йосе. - Артем.
   - Йося, - ответил скрипач, и оба мальчика пожали друг другу руки.
   - Слушай, - вдруг сказал Артем, - ты же скрипку выронил, когда мы сюда лезли!
   - Точно! - радостно отозвался Йося.
   - Тебе ее не жалко? - удивился Артем. - Она ведь теперь Дэнчу достанется.
   - Ну и пускай, - махнул рукой Йося. - Наконец-то у меня каникулы начнутся!
   - Ты не хочешь больше заниматься? Ты же чуть ли не будущий этот... - Артем попытался вспомнить, как зовут известного скрипача, но не смог.
   - Ха, - усмехнулся Йося. - Это моя мама всем говорит, что я такой замечательный музыкант, что я там кучу премий повыигрывал, а на самом деле я эту скрипку ненавижу!
   - А чего же ты тогда занимаешься?
   - Мама так хочет, - снова вздохнул Йося. - Она говорит, что раньше в дворянских семьях дети худо-бедно играли на музыкальных инструментах, мол, чем же мы хуже. А потом, она считает, что если уж начал заниматься одним делом, так доведи его до конца. А еще говорит, что скрипка мне еще пригодится.
   - Ну и ну, - Артем был несколько удивлен. Его родители никогда бы ни о чем таком не волновались.
   - А я не согласен, - к ним повернулась голова Дяди Миши. - Нельзя ребенка заставлять делать то, что ему не нравится. Ведь это родители пытаются за счет детей реализовать то, чего они сами были лишены в детстве. Это беда любого взрослого. Взрослый заставляет ребенка по праву сильного, он думает, что раз он старше, значит, он знает, как надо. А потом оказывается, что школьник, который восемь лет играл на фортепиано, не может ни одной ноты взять и к инструменту в жизни не подходит. А бедный ребенок столько лет мучился.
   - Ваша философия, Михаил, просто удивляет, - вступил в разговор и Василий Васильевич. - Что же, прикажете детям дома сидеть, в телевизор пялиться да по подворотням курить?
   - Совсем как моя мама, - улыбнулся Йося.
   - Между прочим, кто это такой? - спросил Василий Васильевич.
   Артем быстро рассказал о том, что с ними случилось.
   - И что мы будем теперь с ним делать? - спросил Василий Васильевич у Артема, указывая на Йосю. - Возьмем с собой?
   - Почему бы и нет? - пожал плечами Артем.
   - А откуда ты знаешь, что он нам подойдет?
   - А откуда ты знаешь, что ты нам подходишь? - спросил у кота Артем.
   Василий Васильевич осекся.
   - Он хоть какой - простой или волшебный? - тихо добавил он.
   - Я - волшебный? - не понял Йося. - В каком это смысле?
   - Волшебный - значит, из Мира Русских Сказок, откуда Я, - кот специально выделил себя, - родом. Значит, у тебя должен быть какой-то дар.
   - У него есть дар, - кивнул Артем.
   - У него? - скривил губы кот. - Какой это у него может быть дар?
   - Какой это у него может быть дар? - передразнил Василия Васильевича его же голосом Йося.
   Кот так и сел.
   - Всякое видел, - признал он свое поражение, - но такое...
   - А еще он слышит тебя, - добавил Дядя Миша. - Значит, он точно из нашей компании!
   - Сам вижу! - надулся кот и вдруг сказал: - Подождите, а как вам удалось улизнуть от этих недоумков?
   Артем и Йося наперебой стали рассказывать о чудесных событиях, которые спасли их от Дэнча и его "свиты".
   - Вот видишь, - сказал кот Йосе, - мама твоя была права, скрипка тебе помогла. Стукнул ей - и помог Артему.
   - А что ты вообще обо всем этом думаешь? - спросил у кота Дядя Миша.
   - Не знаю, - ответил Василий Васильевич. - Может, это Йоська так сделал?
   - Ничего я не делал, - возразил тот.
   - Тогда кто? - спросил уже Артем.
   - Не знаю, - честно признался Василий Васильевич. - Но то, что это было волшебство, могу сказать точно. И его точно кто-то сделал.
   - Эх, был бы он сейчас здесь, - мечтательно произнес Артем.
   - Спасибо, - ответил юный девичий голос.
   - Кто это? - оглянулся кот. - Твои штучки, Йоська?
   - Не-а, - Йося недоумевал, как и остальные.
   - Кто здесь? - спросил Артем и еще раз оглянулся.
   - Не смотрите, вы меня все равно не увидите, - отозвался все тот же голос. - Вы сами предложили мне присоединиться к вам, вот я и присоединилась.
   - Но кто ты?
   - Я то - не знаю, что, - ответил голос.
   - Ничего себе, - удивился кот. - А я думал, вас уже давно уничтожили, я даже и не думал, что это может быть "сват Наум".
   - Никакой я не "сват Наум", я девушка, - обиделся голос на кота.
   - Какой еще "сват Наум"? - хором спросили остальные.
   - Вы что, не помните сказку "Пойди туда - не знаю, куда, принеси то - не знаю, что"? Там стрелец отправился за этим чудом, и оно назвало себя "сватом Наумом", - пояснил кот.
   - Да, это был мой пра-пра-пра-пра-пра-дедушка, - ответил голос.
   - А как тебя зовут? - спросил Артем.
   - У меня нет имени, я то - не знаю, что, - грустно ответил голос.
   - Как это - нет имени? - пробасил Дядя Миша. - Ты - Тоня, знаю что. Или попросту Тоня.
   - Здорово, - сказали Артем с Йосей. Василий Васильевич фыркнул, а голос Тони ответил:
   - Спасибо. Вы все, даже кот, очень добры, и поэтому я хотела бы сделать вам сюрприз.
   "Даже кот" собирался съязвить в своем стиле, но тут из пустоты стали проявляться человеческие очертания, и вот уже перед Артемом и его друзьями появилось прозрачное изображение красивой девушки с длинной косой и большими карими глазами, в легком летнем платье.
   - Это ты и есть? - дрожащим от волнения голосом спросил Артем.
   - Ну, не совсем я, - скромно улыбнулось изображение девушки. - Это голограмма. Я этому совсем недавно научилась, могу принимать любое изображение и являть его людям.
   - Невероятно, - теперь и Василий Васильевич зауважал Тоню. - Ни один из вашего рода такого не умел.
   - Это правда, - ответила Тоня. - Хотя делать волшебство я научилась только вчера.
   - Понятно, - кивнул кот и вдруг снова изменился и завопил: - Остался всего один день, и мы все в этом мире станем волшебниками, нас заметят люди, и произойдет катастрофа!!!
   Кот в театральной истерике заметался по подвалу, изображая, будто вырывает из себя клоки шерсти.
   - Что за катастрофа? - спросил Йося.
   - Представь себе, что люди узнают о нашем даре. Они начнут ходить к нам, клянчить то для себя, то для кого-нибудь еще, - начал объяснять Василий Васильевич.
   - Ну и что, разве это плохо? - недоумевал Йося.
   - Это неплохо. Ну, а если люди начнут просить тебя кому-нибудь навредить? Ведь люди недобрые, они сразу же поймут всю выгоду от волшебства. И опять начнутся войны, начнутся беды.
   Объяснением кота заинтересовались все остальные.
   - Вот посмотрите на Тоню, - продолжил Василий Васильевич. - Если обыкновенные волшебные существа в совершенстве владеют только одним даром в совершенстве, то такие, как она, обладают сразу несколькими способностями. Когда мы вернемся в Мир Русских Сказок и наберемся полных сил, вы еще увидите, на что она способна. "То - не знаю, что" - это как джинны в восточных сказках. Они умеют все, но служат только одному хозяину - тому, кто первый их приветит или позовет за собой. Их можно продать, их можно подарить, но если они нарушат клятву верности хозяину, то их ждет самое страшное наказание - их лишают всей волшебной силы и даже способности говорить. Они просто исчезают.
   Изображение Тони вдруг исчезло.
   - Ты мог бы об этом при Тоне не говорить, - с укором сказал Артем коту.
   - Да ничего страшного, - ответил голос Тони. - Просто я не могу слишком долго поддерживать голограмму. Все, что сказал Василий Васильевич - правда. Все мои предки исчезали, потому что отказывались служить новому, злому хозяину. Боюсь, что и меня рано или поздно ждет такая же участь.
   - Ладно, не расстраивайся, - сказал Артем. - Как-нибудь выпутаемся.
   - Итак, у нас пополнение, - воспрял духом и кот. - У нас осталось совсем мало времени для того, чтобы всем вместе вернуться в Мир Русских Сказок.
   - Куда вернуться? - в один голос спросили Йося и Тоня.
   - Как? - шерсть на коте снова встала дыбом и от него полетели искры. - Вы же из сказочного мира, вас специально сюда проявили, чтобы вы сами не исчезли, чтобы вас можно было вернуть. И нам нужно до завтрашнего утра вернуться обратно.
   Артем утихомирил кота и объяснил новичкам, что к чему.
   - То есть вы предлагаете нам отправиться в Мир Русских Сказок? - со страхом спросил Йося. - А надолго?
   - Не знаю. В Книге Мокоши было сказано, что только тогда, когда я вместе с тремя спутниками из своего мира и с тремя из Мира Русских Сказок вернусь в секретную библиотеку, то смогу узнать о своем дальнейшем пути.
   - Просто я переживаю, чтобы родители меня не потеряли...
   - Какие родители? - возмутился Василий Васильевич. - Ты же из нашего Мира, значит, твои родители настоящие не здесь, а там. Ну, поищут, попереживают, потом успокоятся.
   - А, ну да, - быстро согласился Йося и улыбнулся.
   - А я так очень даже рада, - ответила Тоня, и снова появилась в образе русской красавицы.
   - Отлично, - сказал Артем и добавил коту: - Теперь я начинаю тебе верить.
   - Еще бы, - хмыкнул Василий Васильевич.
  

Глава 7

чемпионат города по плаванию

  
   Артем и пятеро его новых друзей уже полдня бродили по городу. Кот без умолка болтал, рассказывая интересные случаи из своей, а еще больше из чужой жизни обитателей сказочного мира, и хотя он всем уже порядочно надоел, никто его не останавливал. Все понимали, что только тот, кто услышит Василия Васильевича, будет следующим кандидатом на путешествие с Мир Русских Сказок.
   Они обошли почти полгорода, у всех уже болели ноги, но никто не сдавался и даже не показывал вида, будто не может идти. Только Тоня, которая незримо парила по воздуху, да Василий Васильевич, который шел на четырех лапах и мог бы пройти без отдыха еще несколько часов, чувствовали себя в своей тарелке. И все же с каждой минутой компания шла медленнее и медленнее, пока, наконец, Дядя Миша не скомандовал:
   - Стоп! Нам нужно отдохнуть, иначе так мы никого не найдем.
   И все остальные, кроме кота, поспешили с ним согласиться. Василий Васильевич же, наоборот, стал ворчать и возмущаться, что времени осталось совсем немного, и что они не успеют, что проход в Мир закроется, и они с Тоней и Йосей никогда не вернутся на родину.
   Но Артем поддержал Дядю Мишу, сказав:
   - Если мы не отдохнем, у нас больше не останется сил на поиски. В конце концов, троих из Мира Русских Сказок я нашел, это самое главное. А с остальными как-нибудь разберемся.
   - Вот это правильно! - обрадовался Дядя Миша. - А раз так, то давайте отдохнем в нашем парке. Там сегодня проходит чемпионат города по плаванию.
   Оказалось, что они как раз уже дошли до городского парка, и Дядя Миша рассматривал афишу на стенде, в которой сообщалось, что сегодня городская мэрия проводит турнир по плаванию на открытой воде.
   - Пойдем, посмотрим? - предложил Дядя Миша.
   - Почему нет, - ответили остальные.
   У Артема заколотилось сердце. Ведь там, в открытом бассейне, наверняка будет соревноваться и Вероника. И он тоже с радостью согласился.
   Когда вся компания уселась на трибунах открытого бассейна в парке, как раз шел юниорский финал среди девушек. Участницы уже встали к тумбам, и диктор стал объявлять имена и фамилии финалисток.
   - Степанова Анжелика, номер 2.
   Жидкие аплодисменты на трибунах.
   - Сердюк Ирина, номер 3.
   Снова аплодисменты.
   - Мастеркова Вероника, номер 4.
   Группа поддержки у Ники была такой мощной, что все хлопки просто потонули в гуле кричалок на трибунах.
   - Она мне определенно нравится, - сказал кот.
   - Да, ничего девчонка, - поддакнул Йося.
   - Красивая, - просто сказал голос Тони.
   Дядя Миша ничего не сказал, а только улыбнулся и посмотрел на Артема. Тот залился краской. Он знал, что его лицо всегда выдает его эмоции, и сразу же отвернулся.
   Диктор заканчивал перечислять участниц заплыва на 50 метров, и когда внимание Артема снова вернулось к событиям в бассейне, голос сообщил:
   - ...Василиса, номер 8.
   - Надо же, Василиса, - удивился кот. - Кто это додумался сегодня таким именем девчонку назвать?
   - Может, она и есть та, кого мы ищем?- спросил у него Дядя Миша.
   - Может, может... - буркнул Василий Васильевич. - Откуда я знаю?
   - Ты же все знаешь? - стал подначивать его Дядя Миша.
   - В своем Мире, а не в вашем убогом мирке, - начал закипать кот.
   - Успокойтесь вы оба, - прикрикнул на них Артем. - И чего вас мир не берет?
   Судья поднял в воздух руку с пистолетом, и через пару секунд грянул выстрел. Спортсменки прыгнули в воду и понеслись к золотому кубку мэра города, сиявшего на постаменте на противоположной стороне.
   - Ира, Катя, Степа, Вася, Ника, - неслось со всех сторон.
   - Поднажми, - кричали тренеры.
   Ника и загадочная Василиса шли корпус в корпус. Сразу стало понятно, что именно эти две девчонки поведут борьбу за первое место.
   - Давай, Ника! - истошно закричал Артем. Его крик тут же подхватили друзья, и вот уже по всему парку неслось: "Ника, Ника!!!".
   На противоположной трибуне расположились немногочисленные болельщики Василисы, но что они могли против такой организованной дружины.
   До финиша оставалось каких-то десять метров, как вдруг Василий Васильевич так громко заверещал, что окружающим пришлось заткнуть уши. И только те, кто был рядом с ним, разобрали в кошачьем "мяу!" слова: "Никуля, вперед!!!".
   Артему показалось, что Ника на долю секунды повернула голову в их сторону. Этого мгновения хватило, чтобы Василиса сделала последний рывок и первой коснулась бортика. Ника пришла второй, отстав от победительницы всего на какую-то тысячную секунды.
   - О, нет! - застонали болельщики Вероники.
   - У-р-р-р-а! - веселились фанаты новой чемпионки.
   Артем и его друзья устало опустились на скамейки. Некоторое время они просидели в полной тишине, и встали со своих мест только тогда, когда началась церемония награждения. Они спустились вниз, где организаторы турнира уже соорудили пьедестал для победительниц финала.
   Первой поднялась "бронзовая" девушка, которая плыла по шестой дорожке. Помощник мэра, вручавший медали, говорил что-то про то, что этой спортсменке всего двенадцать лет, а она уже завоевала свою первую медаль.
   Потом на ступеньку пьедестала поднялась Вероника, и помощник мэра стал ее расхваливать, подчеркивая, что все знают Нику, и что она уже не в первый раз занимает призовое место, и что у нее большое будущее. Артем заметил, что лицо у Ники было заплаканным.
   И вот настал момент вручения золотой медали и кубка мэра. Помощник мэра весь раздулся от своей значимости и заявил, что такая победа случилась впервые за всю историю летних соревнований по плаванию. Оказалось, что золотую медаль взяла девушка, которая даже не занимается ни в одной спортивной секции. По правилам этого соревнования любой мог заявить себя в качестве участника, и, пройдя через несколько отборочных туров, попасть в основную сетку. Три отборочных заплыва, четвертьфинал, полуфинал и финал - таков был путь Василисы-победительницы.
   Только сейчас Артем сумел ее рассмотреть. Василиса была старше Ники, лет шестнадцати, высокая с длинными черными, чуть вьющимися волосами, большими ресницами, на щеках у нее были небольшие ямочки. Не то, чтобы она была лучше Ники, но тоже ничего, подумал Артем.
   Заиграл российский гимн, и скоро церемония закончилась. Ника тут же спустилась, увидела в толпе Артема и уверенной походкой направилась к нему. У Артема снова перехватило дыхание: неужели она видела, как он за нее болел? Он и забыл, как позавчера сбежал от нее, ничего не сказав.
   Улыбающаяся Вероника подошла к Артему и... со всех сил влепила ему пощечину.
   - Это все из-за тебя!
   - Что из-за меня? - удивился Артем, потирая больную щеку.
   - Если бы не ты, не твой дурацкий крик: "Никуля, вперед!", я бы не отвлеклась и выиграла бы у этой выскочки! - со слезами сказала Ника.
   - Но... - Артем оторопел.
   Ника услышала не его, а Василия Васильевича. И это могло значить только одно - она может идти с ними в Мир Русских Сказок. Но согласится ли она после своего поражения?
   - Но это был не я, - сказал Артем.
   - Молодец! - язвительным тоном ответила Ника. - Ничего лучше себе в оправдание ты придумать не мог! - и презрительно добавила. - И что это за компанию ты себе подобрал?
   Артем хотел ответить, но Нику уже было не остановить.
   - А еще я хотела поговорить о том, почему это ты от меня тогда сбежал, да еще ничего не сказал, а?
   - Чего она так кричит? - спросил Василий Васильевич у Артема. Тут Ника во все глаза уставилась на кота, завизжала и спряталась за Артема.
   - Это что - говорящий кот?
   - Ну и воспитание у тебя, Ника, - с укором сказал ей кот. - Разве ты не знаешь, что в русском языке животные относятся к одушевленным существительным, и поэтому правильно говорить не "это что", а "это кто".
   - Да, с русским у нее нелады, - кивнул Артем.
   - Кстати, это не Артем, а я крикнул тебе с трибуны, - добавил Василий Васильевич.
   - Что здесь происходит? - ошарашенная Ника уже не сердилась на Артема. Говорящий кот занимал ее куда больше, чем собственное серебро.
   - Да, и я хотела бы знать? - услышали они у себя за спиной. Это была Василиса.
   - А, это ты, выскочка? - сразу нахмурилась Ника.
   - Ника, - сказала ей Василиса мягким голосом, - давай не будем ссориться. Ты еще свое золото олимпийское выиграешь, а я... Я ведь только-только школу закончила, и нигде, никогда раньше не выступала. Просто я умею хорошо плавать, мне в детском доме все говорили, что я плаваю лучше всех. Вот я и решила себе доказать, что я хоть что-то могу.
   - Ты - сирота? - спросила Ника.
   - Да, всю жизнь по детским домам скитаюсь, и никто никогда со мной не занимался. Летом каждый год сбегала из интерната на пляж, и плавала целыми днями, пока уже руки не отваливались. Теперь вот приз получила, а думала - денег дадут, что уеду куда-нибудь из этого города. А кубок мне не нужен - хочешь, можешь взять их себе, - Василиса улыбнулась и протянула кубок и медаль Нике.
   - Нет уж, - сразу отрезала Ника. - Ты была лучше, а я зазевалась из-за... (она посмотрела на Артема) ...из-за вот этого кота. А ты, если сумела первое место взять, так не отказывайся от него.
   - Значит, это она из-за меня проиграла, - расстроился кот.
   Василиса "ойкнула" и чуть не выронила кубок.
   - Это он сказал? - спросила она, пятясь назад и показывая на Василия Васильевича.
   - Ага, - радостно объявила ей Ника. Хоть здесь она первой узнала о говорящем коте, здесь она сумела обойти Василису, и душа ее ликовала. - Я и сама сначала не поверила. Он мало того, что говорит, он еще и все понимает.
   - Но как такое может быть? - Василиса все еще сомневалась в реальности происходящего.
   - Это, девчонки, целая история, - улыбнулся Артем и взял обеих под руки. - Давайте куда-нибудь пойдем, я вам все объясню. Или вы куда-то торопитесь?
   - Куда я могу торопиться, - сказала Василиса. - Мы там у себя в интернате никому не нужны. За нами даже не смотрят, есть мы вообще или нет.
   - Тогда пойдем ко мне, - сказала Ника и повернулась к Артему, Дяде Мише и коту. - И вам нужно помыться. Такое ощущение, что вы только что с помойки.
   Через час, помывшись, переодевшись и перекусив, все семеро собрались в большой комнате в квартире у Ники. После того, как Артем всех перезнакомил и рассказал о своих поисках, которые, как он теперь надеется, завершились и завершились успешно. А еще он спросил, станут ли Ника и Василиса его спутницами в Мире Русских Сказок.
   - Я согласна, - сразу же ответила Василиса. - Что мне тут делать, какое будущее может быть у девочки из детсткого дома, даже если она выиграла кубок мэра по плаванию, который ничего ей не даст? Родственников у меня нет, родителей своих я вообще никогда не знала, и если там вдруг представится возможность остаться и нормально жить вдалеке от этого несовершенного мира, так почему бы нет?
   - А ты, Ника? - спросил Артем, затаив дыхание и скрестив за спиной пальцы.
   - У меня, я думаю, в жизни все будет хорошо, - это явно был камень, брошенный в Василису. - Но сейчас каникулы, родители на югах, что еще делать? А когда едем?
   - Можно прямо сейчас, - сказал Артем.
   - Нет, прямо сейчас я не могу, - возразила Василиса. - Мне нужно побывать в своем интернате. Заберу с собой свои немногочисленные пожитки.
   - Да и мне неплохо бы собраться, - сказала Ника. Тоня вызвалась ей помочь.
   - Тогда отправляемся сегодня ночью, - ответил Артем. - Встречаемся без пяти двенадцать возле старой детской библиотеки. Знаете, где это?
   Все утвердительно закивали.
   - Тогда до встречи.
   Мужская половина группы остаток дня провела все в том же парке, просто прогуливаясь. Каждый сейчас думал о себе, о том, что ждет его в новом мире, какой будет новая жизнь. За последние дни все они решили круто изменить свою судьбу, броситься навстречу испытаниям, но как встретит их Мир Русских Сказок? Василий Васильевич наверняка ждал искупления своих грехов; Йося - встречи с родиной своего необыкновенного дара, которую он никогда прежде не видел; Дядя Миша - чего-то необычайно интересного, чего еще не было в его непростой жизни, а Артем...
   Чего мог ждать Артем, который хотел только одного - чтобы сбылась его самая заветная мечта? Когда-то он был счастлив: была жива бабушка, родители каждый день забирали его из садика и вместе шли в парк, покупали ему мороженое, а потом катались на катамаранах по городскому озеру. А вчера родители выгнали его на улицу. Потом он пошел в школу, где из-за дурацких волос у него никогда не было друзей, где его гонял Дэнч и постоянно ругали учителя. И вот сегодня рядом с ним были шестеро человек, которые шли за ним, которые поверили в него.
   "Надо же, кто попал в нашу компанию, - думал Артем. - Сын алкоголиков, кот-грешник, актер-неудачник, бесталанный скрипач, чудо, которого не видно, сирота из детского дома и самая богатая девочка в школе. И все они идут со мной, потому что знают, что Мир Русских Сказок даст им то, чего у них никогда не было, и может быть, никогда и не будет".
   Так, в размышлениях Артем и его друзья не заметили, как наступила ночь. До двенадцати оставалось совсем немного, и они поспешили на место.
   - А вдруг, кто-нибудь из них передумает? - вдруг испугался Артем, когда они уже стояли возле библиотеки
   - Не хочется даже думать об этом, - поежился кот.
   Но вот скоро вдали показалась Ника, а рядом с ней голограмма Тони. Дверь в библиотеку была все еще закрыта, как Дядя Миша и Василий Васильевич не пытались ее открыть.
   - Нас должно быть ровно семь, - сказал Артем. - Иначе ничего не получится.
   Йося посмотрел на часы: уже было без пяти, а Василиса так и не появилась. Пошли последние минуты.
   - В двенадцать дверь откроется, но если Василиса не вернется, мы не попадем в Мир, - клацая зубами, сообщил кот.
   23:55.
   23:56.
   23:57.
   23:58.
   23:59.
   0:00.
   Василисы не было. Артем потянул за ручку двери, и она ему поддалась. Все шестеро тихо вошли в старинный подъезд, где, к огромному удивлению Артема было очень светло - на всех стенах в старинных канделябрах горели огромные свечи.
   - Значит, Одиннадцатый Сказочник нас ждет, - тихо шепнул он коту.
   - Угу, - буркнул Василий Васильевич.
   - Но где же Василиса? - спросил Йося.
   В зале бывшей библиотеки было просторно и так же светло, как в подъезде. Мебели не было вообще, зато посредине холла стоял, скрестив на груди руки, Одиннадцатый Сказочник и пристально смотрел на входивших в секретную библиотеку.
   - Здравствуйте, проходите, пожалуйста, дорогие гости, - тихо сказал Сказочник. - Извините, не предлагаю вам сесть, потому что, во-первых, не на что, а во-вторых, вам надлежит немедленно отправиться в Мир Русских Сказок. Однако, почему вас только шестеро?
   - Василиса опаздывает, - виновато сказал Артем.
   - Василиса - хорошее имя, - сказал Одиннадцатый Сказочник. - Но если ваша новая подруга не успеет, пока дверь в наш Мир будет открыт, она снова закроется, и нам придется ждать нового героя.
   - О, нет, - застонал кот.
   - Василий, это ты? - все также тихо и просто обратился к нему Одиннадцатый Сказочник.
   - Да, я, - склонил перед ним голову кот.
   - Если я правильно понимаю, ты заинтересован в этом больше других. Ведь уже ровно одна минута как тридцать четвертый год пошел. Боишься?
   Василий Васильевич кивнул.
   - Простите, а чего он должен бояться? - спросила Ника.
   - А разве он вам не рассказал? - улыбнулся Одиннадцатый Сказочник.
   - Ну да, он говорил про то, что наступят какие-то катастрофы... - начал Йося, но Сказочник сразу его остановил.
   - А про то, что его тогда не простят за грехи, он не сказал? Что отнимут его волшебный дар, и он станет обыкновенным котом?
   Никто не ответил, но все посмотрели на Василия Васильевича.
   - Я так и думал, - нахмурился Одиннадцатый Сказочник.
   - Он мне сказал, - вдруг громко сказал Артем. - Просто я не думал, что нужно говорить об этом остальным. Я знаю, как Василию Васильевичу было трудно все эти годы.
   - Василию Васильевичу? - приподнял брови Одиннадцатый Сказочник и снова спросил у кота. - И давно тебя так зовут?
   Кот ничего не ответил. Сказочник тоже промолчал. Он прошел вглубь комнаты и надавил рукой на стену. Стена тут же исчезла, и вместо нее собравшимся предстала красивая зеленая поляна, залитая светом. Вся компания невольно приблизилась к открывшейся панораме.
   Посредине поляны величаво возвышался огромный дуб, который никогда бы не смог обхватить ни один силач в мире. Вниз от дуба шла тропинка, которая уводила зрителя прямо к линии горизонта, где над зелеными-зелеными лесами протянулась свежая радуга.
   - Красотища! - выдохнул Дядя Миша. Остальные не смогли добавить к этим словам ничего другого и просто наслаждались открывшимся пейзажем.
   - Эта дверь будет открыта еще всего на одну минуту, - бесстрастным голосом произнес Одиннадцатый Сказочник.
   Все вокруг снова занервничали. Йося снова стал смотреть на часы, голограмма Тони снова исчезла, Дядя Миша принялся грызть ногти, Ника и Артем смотрели друг на друга, а Василий Васильевич в отчаянии бегал под ногами и причитал:
   - Ну как же так... Но почему... Когда уже нашли... И ведь она сама...
   - Осталось двадцать секунд, - страшным голосом сообщил Йося.
   И тут в библиотечный зал влетела Василиса.
   - Извините, - задыхаясь, выдавила она из себя.
   - Скорее, - схватил ее за руку Артем и потащил к сказочной стене. Остальные уже стояли возле нее.
   - Ну что же, в добрый путь, - сказал Одиннадцатый Сказочник и спросил: - Надеюсь, Артем, все условия Книги Мокоши выполнены? Трое на трое?
   - Это так важно?
   - Да, иначе вы туда не пройдете.
   - А... - вдруг начал Йося, но тут же замолчал.
   - Ты что-то хотел сказать? - спросил у него Артем.
   Тот мотнул головой, что нет.
   - Тогда добро пожаловать в Мир Русских Сказок!!! - торжественно объявил Одиннадцатый Сказочник, и Артем с друзьями сделали первый шаг навстречу таинственным и загадочным приключениям.
  

Глава 8

алатырь-гора

  
   Здесь было просто великолепно. Друзьям показалось, что это место - самый настоящий рай, настолько здесь все было совершенно. Они уже хотели упасть на мягкую траву и подставить уставшие тела жаркому солнцу, но Василий Васильевич тут же взял ситуацию под свой контроль. Стоило ему только ступить на свою землю, как он почувствовал возвращающуюся к нему прежнюю силу.
   - Ничего не делайте! - строго приказал он. - Тут для вас может быть опасно. Всем, кроме меня, Тони и Йоси.
   Его спутники тут же замерли.
   - Почему? - спросил Артем.
   - Мы с вами на Алатырской горе, - шепотом сказал кот и поднял хвост. - Или по-другому, на Вещей горе.
   - И что? - недовольным голосом спросил Дядя Миша.
   - А то, - своим любимым язвительным тоном ответил Василий Васильевич, - что Алатырская гора или по-другому горя из Белого Камня - это самое священное место в нашем мире. Алатырская гора такая большая, что никому и никогда не удастся побывать во всех ее уголках. По всей горе растет вот этот Зеленый Дуб.
   - Так мы в Лукоморье попали? - спросила Ника.
   - Не думаю, - ответил кот. - Лукоморье на западе, я там родился, а мы...
   Василий Васильевич огляделся, прошелся по краю горы, откуда и убегала вниз та сама тропинка, которую они видели из секретной библиотеки, потрогал ветви и, наконец, объявил:
   - Мы на южной части.
   - То есть на Алатырскую гору можно с разных сторон подняться? - спросил Артем.
   - Да, - ответил Василий Васильевич. - Именно с разных сторон, потому что все четыре части горы никак межу собой не связаны.
   - Но как такое может быть? - не понимал Дядя Миша.
   - Очень просто, - кот явно гордился своей ученостью перед Дядей Мишей. - В самом начале Мира Русских Сказок белые и черные силы вели между собой войну за обладание Белым Камнем, ведь Алатырь - это священный камень, средоточие Знания, посредник между человеком и Богом. И вот сначала он оказался в руках у черных сил, которые хотели править всем нашим миром. Но белым удалось придумать заклинание, которое превратило маленький камешек в могучую скалу. Он стал расти не по дням, а по часам, и стал таким огромным, что на его вершине могут поместиться еще несколько таких камней. Там, на вершине Алатырской горы произошла главная битва между белыми и черными. И была она такой долгой и такой тяжелой, что от накала треснул Алатырь-камень и разделил Мир Русских Сказок на четыре части, между которыми пропасть. Южная часть камня стала Тридевятым царством, царством Прави, северная - Тридесятым, царством Нави. Запад и Восток - царства тайн, сокрытых от простых людей. А чтобы каждый знал, в какое царство ему идти, дала Алатырь-гора Книгу Судеб.
   - Книгу Мокоши, - прошептал в каком-то благоговейном ужасе Артем.
   - Точно, - кивнул кот. - С тех пор каждый из нас знает свой путь.
   - А почему ты так уверен, что мы оказались на южном склоне горы? - спросил голос Тони.
   - Потому что я начал обретать силу, ко мне возвращаются знания, они так и роятся в моей голове. А это может означать только одно - что я искупил свои грехи, а это могло произойти только в Мире Прави.
   - Значит, и я стала сильнее? - спросила Тоня и появилась в виде голограммы.
   - А разве ты этого не чувствуешь? - спросила у нее Василиса.
   - А она и не почувствует, - возразил Василий Васильевич, - пока что-нибудь не сделает. Тогда станет ясно, что к ней вернулась сила.
   - А вот меня сейчас силы оставят, - жалобно протянул Йося.
   - Да, не мешало бы подкрепиться, - похлопал себя по пузу Дядя Миша.
   - Слабаки, - шепнула Ника Василисе, и та охотно согласилась, но призналась, что и у нее самой сосет под ложечкой.
   - Тоня, а ты можешь сделать так, чтобы мы чем-нибудь перекусили? - спросил Артем.
   - Да, давай, - подбодрил ее кот.
   - Ну, я не знаю, я никогда не пробовала, - засмущалась Тоня.
   - Пожалуйста, - попросил Йося. - Очень кушать хочется.
   Все засмеялись, Тоня исчезла, а на ее месте появился овальный стол, который тут же накрыла скатерть, и на ней стали появляться самые разнообразные кушанья и напитки.
   - Прошу к столу, - сказал голос Тони. - Извините, если кому что не понравится, я пока еще ваших кулинарных пристрастий не знаю.
   Компания уселась за столом, и каждый сразу же нашел то, что любил больше всего.
   - Мышки свеженькие!!! - в восторге закричал кот, отчего у остальных пропало всякое желание сидеть рядом с Василием Васильевичем. Но голод пересилил чувство отвращения, и скоро все наелись на целый день вперед. Артем, который всегда недоедал, от разнообразия блюд был просто в восторге и все время просил у Тони добавки того или другого. Дядя Миша был счастлив от шашлыка в томатном соусе, девчонки уплетали пирожные, от которых, как заверила их Тоня, никогда не поправишься. А Йося просто сметал со стола одно лакомство за другим.
   - А ты сама, Тоня? - спросил после ужина Василий Васильевич.
   - А мне не надо, вы ведь знаете, что я питаюсь совсем другим, - ответил ее голос.
   - Ах да, - сконфузился Артем. - Спасибо, Тоня.
   - Вот это и есть моя пища - обыкновенная благодарность от человека, - сказала Тоня и снова появилась перед друзьями.
   - А теперь - спать, - потянулся кот и изобразил, будто лежит на мягком диване.
   - Нет уж, Василий Васильевич, давай-ка сначала найдем Книгу Мокоши и узнаем, что для нас там написано, - сказал Артем.
   - Да что там ее искать, там она, возле корней, - кот нехотя поднялся и указал лапой вверх.
   Все подняли головы, но даже неба за огромными ветвями не увидели.
   - А почему ты говоришь про корни, а сам смотришь вверх? - спросил Йося.
   - Потому что Зеленый Дуб растет корнями к солнцу! - пояснил кот. - Кстати, именно поэтому иногда его еще называют Солнечным Дубом.
   - Так нам придется туда лезть? - к горлу Йося подкатил комок страха.
   - Угу, - ответил Василий Васильевич, как ни в чем не бывало.
   - Но я не умею, - запротестовал Йося.
   - Да и девочкам как-то лазить по деревьям не пристало, - сказал Дядя Миша.
   - Вот еще, - фыркнула Василиса. - Мы с Никой самые первые там будем. Правда, Ника?
   - Посоревнуемся? - предложила Вероника и посмотрела на Артема.
   - Давайте, - принял вызов Артем. - Кто со мной?
   Руку поднял только Дядя Миша. Вчетвером они подошли к части необъятного ствола, уцепились руками за ветки, после чего Ника громко скомандовала:
   - На старт - внимание - марш!
   Подсаживая друг друга, обе спортсменки стали ловко взбираться по толстым сучьям, перепрыгивая с ветки на ветку. Артем по деревьям никогда не лазил, но уступить никак не мог. И, забыв про Дядю Мишу, смело стал атаковать Зеленый дуб. Сам Дядя Миша будто всю жизнь тем только и занимался, что взбирался на такие большие деревья. Не успели подростки преодолеть и половину дистанции, как Дядя Миша уже оказался на несколько пролетов выше.
   Василий Васильевич, Тоня и Йося смотрели на них снизу и тихонько посмеивались.
   - А долго им туда ползти? - спросил Йося.
   - Тысячу лет, - невозмутимо ответил кот.
   - Как - тысячу лет? - чуть не потерял дар речи Йося.
   - Никто и никогда не подбирался к корням Зеленого Дуба. Представь себе, если он растет тысячу лет, на каком расстоянии у него корни, - засмеялся кот.
   - А чего же ты тогда... - Тоня тоже еле сдерживала смех.
   - Да я пошутил, - отмахнулся Василий Васильевич.
   - Но как же вы тогда узнаете о своей судьбе? - спросил Йося.
   - Книга Мокоши - это и есть Зеленый Дуб, - спокойно ответил кот. - Нужно написать на его коре свое имя, и она все тебе откроет.
   - А как же ребята? - возмутился Йося. - Долго им там еще ползать?
   - А пусть поползают, - хихикнул кот. - Должны же они понять, что бывают иногда в жизни и такие случаи, когда победить нельзя.
   - Но мы же теряем время! - не унимался Йося.
   - Ладно, ладно, - сдался Василий Васильевич. - Тоня, сними их, пожалуйста.
   Тоня тоже смеялась над остроумной проделкой кота, но просьбу выполнила. Спустя мгновение словно какая-то рука разом оторвала всех четверых, уже порядком уставших соперников от дерева и бросила их вниз. Послышались возмущенные крики Артема и Дяди Миши и девчоночий визг.
   Они летели с высоты пятого этажа, и точно бы разбились, но перед самым падением на земле вдруг простерся огромной толщины надувной матрац, и спорщики дружно приземлились на него. Матрац тут же исчез.
   - Что все это значит? - закричал Артем, и ему тут же стали вторить остальные упавшие.
   Когда Йося все объяснил, Василиса подошла к Василию Васильевичу и строго сказала:
   - Еще одна такая шутка - размажу!
   - Всю шерсть повыдергаю! - добавила Ника.
   - Хвост оторву! - пригрозил Дядя Миша. ("Ой-ой-ой, испугал", - шепнул себе под нос Василий Васильевич).
   - Отправлю обратно к ротвейлерам, - закончил Артем. - А теперь займемся делом.
   Убедившись, что слова кота про кору Зеленого Дуба - правда, Артем подошел к стволу дерева, подобрал маленький уголек и написал на стволе свое имя: "Артем Царевич". И тут же кора дерева будто рассохлась и обнажила ствол, на котором яркими коричневыми буквами проступила надпись:
  
   Артем Царевич и его друзья помогут народам Тридевятого царства устранить несчастья, которые причинили им лиходеи из Тридесятого царства, найти Кощея Змеевича Трипетовича Восемнадцатого и восстановить гармонию в Мире Русских Сказок. По всем вопросам обращаться к Коту-Информатору N 2730 Ученому Василию Васильевичу.
  
   - Вот это честь мне выпала - у нового героя информатором быть! - Василий Васильевич так раздулся от гордости за себя, что, казалось, коснись его, и он тут же лопнет. Но на него никто не обращал внимания, потому что все продолжали смотреть на надпись, которая вдруг так же внезапно исчезла, и кора на зеленом дубе затянулась.
   - Вот так раз, - крякнул Дядя Миша.
   - И мы должны повсюду быть с тобой? - робко спросил Йося у Артема.
   - Наверное, да, - пожал плечами Артем. - Но почему мне досталось именно это задание?
   Артем задал это вопрос сам себе, но невольно посмотрел на своих спутников. Те не знали, что ответить и перевели взгляд на кота, который развалился на траве и разговаривал сам с собой:
   - Да-а-а, я стану лучшим информатором, войду в историю как первый кот, который помог герою справиться с Навью, и меня наградят, вернут под Зеленый Дуб, будут кормить только самыми нежными мышками и птичками, буду себе петь песни на пенсии - красота... Еще медаль дадут... Или ОРДЕН!!! Кот Василий Васильевич - орденоносец. Звучит?
   - Слышь, генералиссимус, - услышал он над собой голос Артема и сразу вернулся из мира грез на землю. - Растолкуй нам, что к чему, пока тебе орденом не дали.
   - Эх, - горестно сказал кот, поднимаясь, - нету в вас никакой мечтательности. Чего вы там хотели узнать?
   - Объясни мне, - сказал Артем, - о чем говорится в этом задании, и что мы теперь должны делать?
   - Помнишь, при нашей первой встрече я тебе рассказывал, что если Мир Русских Сказок забывают, в нем происходят непонятные события? - спросил у него кот.
   - Да, - припомнил Артем, - ты еще говорил что-то про то, что никто не подчиняется законам Сказочного Мира, и что я должен буду помочь. Но при чем здесь Кощей?
   - А при том, что именно Кощей правит миром Нави.
   - А, да, - хлопнул себя по лбу Артем. - Ты об этом тоже говорил. Кощей не допускает, чтобы зла было больше.
   - Ну, это не он не допускает, а просто следит за тем, чтобы никто не самовольничал. Чтобы никто без его приказа гармонию не нарушал, - возразил Василий Васильевич.
   - И почему же мы должны его найти? - спросил Йося.
   - Судя по тому, что в Тридевятом царстве произошли какие-то несчастья, Кощей куда-то пропал, а его слуги без него распустились и стали творить черные дела безо всякой на то причины, - ответил кот.
   - Надо же, - задумчиво протянул Дядя Миша. - Никогда бы не подумал, что от Кощея столько пользы может быть.
   - Еще бы, - хмыкнул Василий Васильевич.
   - Но что нам теперь делать? - Артем все еще не мог успокоиться.
   - Пойдем по Тридевятому царству, будем смотреть, у кого какие беды случаются, а там видно будет, - развел лапами кот. - Или у вас будет другое предложение?
   Никто на этот раз возражать Василию Васильевичу не стал, и вся компания пошла по склону вниз - туда, где виднелась маленькая деревушка.
   - Кощея можно найти только в Тридесятом царстве, а туда дорога только через царство Тридевятое. Поэтому нам все равно придется пройти через всю страну, - закончил кот.
   Оказалось, что дорога с вершины Алатырь-горы очень длинная. Спускаться вниз, конечно, было легче, чем если бы надо было куда-нибудь подниматься, но друзьям показалось, что чем дольше они идут, тем еще больше им остается идти. До деревни, которую они увидели со склона горы, было совсем рукой подать, но она будто отдалялась с каждым их шагом.
   - Все, хватит! - Артему надоела эта погоня за деревней. - Я ничего не пойму. Может, ты, Василий Васильевич, объяснишь, что происходит?
   - Похоже, лесавки, - нахмурился кот и, предчувствуя вопросы, сразу пояснил. - Лесавки - это дети леших и кикимор, они сбивают с дороги путников. Хорошо еще, что мы не по лесу идем, а то еще сыпали бы на нас труху с деревьев и паутиной обматывали.
   - Ну, и что нам теперь с ними делать? - заворчал Дядя Миша. - Как с ними справиться?
   - Справиться с ними можно, но только ни к чему. Они не злые, они как маленькие дети, балуются. Поиграют, да и отпустят, - ответил кот.
   - И сколько же нам ждать нужно, пока нас отпустят? - спросила Ника.
   - Откуда же я знаю...
   - Теперь нам только Тоня помочь сможет, - сказал Йося.
   - Тоня, перенеси нас, пожалуйста, вниз, - попросил Артем.
   И, спустя всего мгновение, вся компания была уже в деревне.
   - А сразу нельзя было догадаться, что у нас есть Тоня? - спросил Йося у кота.
   - Нечего лишний раз девушку эксплуатировать, - возразил ему кот. - Ты думаешь, у нее так много сил, что стоит нам ее попросить, и она сразу все для нас сделает?
   - А почему бы и нет?
   - А потому что мы должны всегда оставаться людьми! - с пафосом произнес кот и "пустил слезу".
   - Ага, особенно ты, - засмеялся Дядя Миша, но кот ничего ему не ответил.
   - Но мне нетрудно, - попыталась остановить спор сама Тоня.
   - Это ты так думаешь, - вновь активизировался Василий Васильевич. - А если вдруг нам придется плохо, и нужны будут все твои силы? А у тебя их не останется, потому что ты все их потратила на то, чтобы переносить с места на место шестерых лентяев?
   Дядя Миша и остальные уже не подкалывали кота. Они увидели, что вечный шут сейчас говорит серьезно.
   - А разве такое может случиться? - спросил Артем. - Тоня может потерять свою силу?
   Тут же проявилось изображение самой Тони, и Василий Васильевич увидел на ее лице испуг.
   - Нет, ну конечно, всю силу свою она не потеряет, - поспешил заверить саму Тоню кот, и стал объяснять дальше. - У каждого в нашем мире появляется какой-нибудь дар, и мы можем пользоваться им сколько угодно, но с каждым разом волшебная сила уменьшается, и нужно определенное время, чтобы ее восстановить. Наша Тоня обладает особыми возможностями, а сверхъестественные возможности тоже нужно очень долго восстанавливать. И я боюсь, что если мы будем транжирить их по мелочам, то в самый нужный момент у Тони их не окажется.
   Изображение Тони исчезло, а остальным вдруг стало так стыдно, что каждый сделал вид, будто рассматривает траву у себя под ногами. И в это время Василий Васильевич услышал, как ему на ухо зашептал голос Тони:
   - Спасибо тебе, Вася! Я и не думала, что ты так обо мне беспокоишься.
   - Пустяки, - прошептал Василий Васильевич и слегка улыбнулся. - Просто я знаю, что такое терять волшебную силу и как трудно ее вернуть.
   - Уже глубокая ночь, - сказал Артем. - Неплохо было бы где-нибудь заночевать.
   - Отличная мысль! - подскочил Василий Васильевич, и все сразу же улыбнулись. Кот снова становился прежним.
   Василий Васильевич чуть приподнялся на задних лапах, посмотрел куда-то вдаль и сказал:
   - Вон там я вижу на горе одинокий дом, там вроде горит свет. Не иначе, кто-то еще не спит. Думаю, хозяева будут не против, если мы остановимся у них.
   Следуя за котом, путники стали тихо пробираться к дому, о котором говорил Василий Васильевич. До дома они добрались быстро, и Василий Васильевич робко постучал в дверь, но ему никто не ответил. Тогда он постучал еще раз, и дверь сама поддалась.
   - Странно, - прошептал кот.
   Взору путников открылась старинная русская изба, какие изображают на картинках - вся из бревен, с огромной белой печью, половицами под ногами и большим дубовым столом посредине, на котором еле-еле горела лучина. Изба была очень чистой и теплой, все стены были завешаны сушеными травами, да и сама хижина отдавала сильным запахом какой-то знакомой с самого детства травы.
   Вдруг в открытое настежь окно влетела маленькая звездочка и замаячила прямо перед Артемом. Он протянул руку, но она тут же засверкала сразу всеми цветами и превратилась в маленькую радугу. Стоило Артему еще ближе поднести руку, как она с невероятной скоростью взмыла обратно в небо и сразу исчезла.
   - Что это было? - заворожено спросил Артем. Василий Васильевич собирался что-то сказать, но тут за спиной Артема раздался голос:
   - Перелет-трава.
  

Глава 9

знахарь

   Из темноты вышел старый-престарый, совсем седой человек с лукошком в руках. Одет он был в русскую рубах, подпоясанную обыкновенной веревкой. Поверх рубахи было надето что-то вроде тонкого жилета, только из меха какого-то животного. Старик был босой, на ногах были видны кровоподтеки, но сам он, казалось, даже не подавал вида, что ему плохо без обуви.
   - Доброй ночи, - сказал старик. Артем представил себя и своих друзей.
   - Меня зовут Захар, я... - начал старик.
   - Знахарь? - опередил его кот.
   - Лекарь, - поправил тот. - Мне так больше нравится.
   - Знахарь, лекарь - не все ли равно? - буркнул Василий Васильевич.
   - Для людей - не все равно, - спокойно ответил лекарь. - К знахарям у нас в народе относятся... не совсем хорошо.
   - Что правда - то правда, - подтвердил кот.
   - Простите, что мы к вам без приглашения, - извинился Артем.
   - Ничего страшного, - заверил его Захар. - У меня всегда двери открыты.
   - Разве так можно? - спросила Василиса. - А если кто-нибудь залезет, что-нибудь возьмет?
   - Да кто ко мне залезет? Меня же все боятся, - горько улыбнулся лекарь. - Меня ведь называют знахарем, никто ко мне никогда не сунется.
   - Вы живете один? У вас дети, внуки есть? Ехали бы к ним! - заговорила Ника.
   - Всю жизнь один, - развел руками Захар. - Иначе не был бы лекарем.
   - То есть знахарем? - переспросила Василиса.
   - Я ведь попросил меня так не называть, - снова улыбнулся и спокойно ответил лекарь. - Хотя, чего скрывать, я действительно знахарь. Уже почти сто лет.
   - Сто лет? - удивились девушки. - Но как вы так долго протянули?
   - Травы надо знать, - опять улыбнулся знахарь.
   - А перелет-трава - это что? - спросил Артем.
   - О, это особая трава, - снова улыбнулся Захар. - Кто эту траву поймает, тот счастье себе отыщет.
   - Что за счастье? - спросила Василиса.
   - Трава эта волшебная. Любое желание исполняет.
   - Вот это да! - в один голос ахнули остальные.
   - Только поймать ее редко кому удается, - в глазах знахаря забегали смешинки. - Ну, а теперь рассказывайте, зачем пожаловали?
   Артем принялся рассказывать, по какому делу и куда они идут, старик внимательно его слушал, но тут Йося не вытерпел.
   - Нам бы переночевать, - робко попросил он.
   - Это можно, - кивнул старик. - Располагайтесь.
   Тоня тут же для каждого соорудила из воздуха по гамаку, и, уставшие от событий последнего дня и ночи, Артем с друзьями тут же улеглись спать. Захар снял со стены какие-то сухие стебли, растер их пальцами и сдул с ладони. И сразу стало как-то приятно, и потянуло в сон. Не прошло и минуты, как все уже тихо посапывали, ворочался один только Дядя Миша. Он не мог уснуть и, сдавшись бессоннице, принялся наблюдать за стариком-лекарем.
   Захар сел за стол, достал из устья печи большой глиняный горшок, развел огонь, и пока тот занимался, сам бережно взял со стен несколько пучков каких-то трав и аккуратно разложил их в горшке. Потом знахарь достал из-за печки темную бутылку с какой-то жидкостью, влил в горшок, тщательно все перемешал и поставил горшок в печь, где уже трещало пламя.
   Дядя Миша сделал вид, будто спит, а на самом деле, стал подглядывать за стариком. " А что, если этот добрый старичок нас всех отравить хочет"? - подумал он. - "Не зря же его тут все боятся, сам говорил".
   А старик уже плясал возле печки, тихо припевая:
   - Варись, травка, варись целебная, помоги мне одолеть раны да нарывы мои исцели.
   Так он приговаривал довольно долго, пока комната не наполнилась приятным ароматом. Тогда знахарь осторожно вынул ухватом горшок и поставил его на стол. Он подождал, пока зелье остынет, и снова стал что-то приговаривать. Но на этот раз Дядя Миша не разобрал ни слова. Старик шептал, но шептал очень тихо, совсем беззвучно. Дяде Мише показалось, будто губы старика бегают сами по себе.
   Странное поведение знахаря продолжалось минут пять, после чего старик опрокинул горшок, и из него в миску вывалилась густая зеленоватая кашица. Знахарь понюхал ее, лизнул и, к удивлению Дяди Миши, стал намазывать на свои израненные ноги. Но это еще было что - только мазь, приготовленная лекарем, попадала на раны, они тут же затягивались, и от них не оставалось ни следа.
   Вдруг Захар обернулся и пристально посмотрел на Дядю Мишу. Оказалось, что от любопытства тот уже совсем приподнялся в своем гамаке и во все глаза следил за стариком.
   - Что, мил-человек, не спится? - улыбнулся знахарь.
   - Уснешь тут, - покачал головой Дядя Миша. - Это же настоящее чудо. Нет, у нас, конечно, тоже лекари есть, тоже всякими травами лечат, но чтобы так быстро и легко - первый раз вижу.
   - Э-э-э, ничего тут особенного нет, - снова заулыбался Захар. - Никакого волшебства, это природа лечит. А я всего лишь умею пользоваться ее секретами.
   - А наши, значит, не умеют? - подивился Дядя Миша.
   - Не то, чтобы не умеют, - пожал плечами старик. - Просто в нашем мире сила заговора мощнее.
   - А что вы там шептали, что это за заговоры - таинственные заклинания? - вспомнил шептания старика Дядя Миша.
   - Да что ты, - тихо рассмеялся лекарь. - Это особый заговор, это обращение к Богу. Никто другой тут не поможет.
   - Вы верите в Бога? - еще больше удивился Дядя Миша.
   - А вы думали, что раз я знахарь, то на службе у черта состою? - снова улыбнулся Захар и тут же вздохнул. - Все так думают. Знахарей в нашем мире всегда боялись.
   Дядя Миша не знал, что ответить. И вдруг старик-знахарь спросил у него:
   - А ты, брат Михаил, не хотел бы знахарем стать?
   - Я? Знахарем? Вы хотели сказать - лекарем? - испугался Дядя Миша.
   - Давай уже называть вещи своими именами. Знахарь есть знахарь. Потому что он все знает, - опять улыбнулся старик.
   - Но я не все знаю, - возразил Дядя Миша.
   - Узнаешь, - махнул рукой старик. - Хочешь, я тебя всему научу.
   - Вы? Но почему? Почему я?
   - Я уже слишком стар, и мне нужен тот, кому я смогу передать свои знания, свою силу. К тому же, вы, как я слышал, к Кощею собираетесь? Может, и твоя помощь понадобится?
   - Но ведь нам завтра надо отправляться в путь! Разве смогу я за одну ночь всему научиться?
   - Если ты думаешь, что завтра вы куда-то пойдете, то сильно ошибаешься, - простодушно сказал Дяде Мише знахарь.
   - Что? - рассердился тот. - Ты хочешь нам помешать?
   - Когда ты сам станешь знахарем, и тебя тоже будут обвинять в том, что ты будто только и думаешь о том, как бы навредить человеку, ты поймешь, как был неправ в эту минуту, - с укором сказал ему Захар.
   - Тогда объясни, почему мы никуда не пойдем?
   - Вы сами рассказали мне, что должны победить черную силу, которая лихо творит на наших землях. У нас где-то тут в деревне есть что-то плохое, я чувствую, - старик впервые не улыбался. - Но я стар, а злой дух молод. Меня он обманывает, а ты его победишь!
   - Но почему ты выбрал меня? - не стал возражать старику Дядя Миша.
   - Ну, раз ты единственный, кто под сонную траву заснуть не смог, раз тебя боярышник не берет, значит, ты и есть тот, кого я столько лет ждал. Ты - знахарь!
   - Но почему ты так уверен в том, что у меня получится?
   - А ты разве не уверен? - старик снова стал улыбаться. - Ты ведь давно сам себя ищешь, вот только найти не можешь.
   - Точно, - вздохнул Дядя Миша.
   - А все потому, что не там ты себя ищешь, - стал наставлять Дядю Мишу знахарь. - Ты ведь для того рожден, чтобы людям помогать. Я наверняка это знаю. Я, как увидел тебя, сразу это понял.
   - Как же ты это понял? - теперь уже улыбался Дядя Миша.
   - Скажи, зачем ты сюда пришел?
   Дядя Миша задумался и долго не отвечал. Наконец, он выдавил из себя:
   - Потому что я неудачник. Потому что я хотел, чтобы всем, кого я окружаю, было хорошо, а им этого было не нужно. И я подумал, что будет лучше, если я уйду из этого мира. Я ведь и вправду бы прыгнул с той крыши...
   - С какой крыши? - не понял Захар. Дядя Миша быстро рассказал ему, как встретил Артема и кота.
   - Ну-ну, продолжай, - внимательно выслушав Дядю Мишу, попросил старик.
   - И когда я стоял на краю, я подумал: а что если грохнуться вниз - и всему конец?
   - Что же тебя остановило?
   - Артем и Василий Васильевич, - Дядя Миша не понимал, куда клонит старик.
   - То есть мальчишка и говорящий кот?
   - Да.
   - И ты до сих пор не понимаешь, почему все произошло именно так?
   - Но... - Дядя Миша не находил ответа.
   - Ты, конечно, слышал про Книгу Мокоши?
   Дядя Миша кивнул.
   - Она указала Артему, что он должен найти еще кого-то, кому нужно пойти вместе с ним.
   - Да, Артем говорил, что это так, - кивнул Дядя Миша.
   - Это так, можешь мне поверить, - улыбнулся Захар, успокоив Дядю Мишу. - И почему ты пошел вместе с ними?
   - Я тогда подумал, что все равно, где пропадать - в психушке, куда бы меня забрали с крыши, или в каком-то неизвестном мире.
   -Неизвестном, и потому - опасном? - спросил с улыбкой лекарь.
   - Как это у вас получается мысли угадывать... - поразился новой способности знахаря Дядя Миша.
   - Нет, Михаил, я не умею читать мысли, мне это не дано, - ответил Захар. - Просто я хорошо знаю людей.
   Дядя Миша кивнул в знак согласия.
   - Тебе было интересно еще раз попробовать столкнуться с миром, который ты не знаешь. Ты свой мир никогда не знал, ты не в свою эпоху жил. Так часто бывает, и не стоит этого бояться. Но мы можем сделать любой мир таким, как нам этого хочется.
   - И что мне для этого надо?
   - У тебя все есть. Ты ведь очень любишь детей, не так ли?
   - Обожаю, - радостно сказал Дядя Миша.
   - Так не потому ли именно тебя выбрала Книга Мокоши, чтобы ты сопровождал Артема и других ребят?
   - Да... Об этом я как-то не думал, - признался Дядя Миша.
   - Но ведь ты здесь не только из-за этого? Почему же ты сюда пришел? - снова спросил Дядю Мишу знахарь.
   - Чтобы найти свое время? - робко спросил Дядя Миша.
   - А еще говорил, что ничего не знаешь, - слегка улыбнулся старик. - Судьба всегда ведет нас по той дороге, которую мы заслуживаем. Ведь мы сами ее выбираем.
   Последние слова показались Дяде Мише странными, но он не стал переспрашивать. Старик тоже больше ничего не говорил. Он просто снова сорвал со стены какие-то лепестки, подбросил их вверх, бесшумно что-то прошептал, и Дядя Миша провалился в царство сна.
   - Ты станешь лучшим знахарем, - сказал старик.
   Проснувшись утром, вся компания сразу почувствовала прилив сил, и они наперебой стали делиться своими чувствами. Один только Дядя Миша ничего не говорил, даже не ссорился с котом. Он просто тихо встал, умылся, позавтракал вместе со всеми и стал ожидать, что будет дальше.
   Старик, похоже, вообще не ложился, решил Дядя Миша, но по нему это было едва заметно. Знахарь суетился возле своей печки, постоянно доставая из нее какие-то вкусности. От каждого кушанья шел приятный аромат, и сами блюда, казалось, обладали какой-то сверхъестественной силой - плотный завтрак придал приятелям решимости идти дальше.
   - А что там за деревня у вас внизу? - спросил у старика Артем.
   - Это не деревня, а город, - поправил его знахарь. - У нас теперь деревень почти не осталось, все-таки не при Царе-горохе живем.
   - И что за город? - нетерпеливо спросил кот.
   - Дед-да-Бабинск, - легко и беззаботно ответил знахарь, будто говорил о городе Москва, который каждому известен.
   - А что это за город такой? - спросил Йося. - Там живут одни старики?
   - Почти, - улыбнулся Захар. - Там действительно живут деды да бабы. Ну, знаете, как в русских сказках: "Жили-были дед да баба...". Только они не старики.
   - Как это? - удивилась Ника.
   - Они сразу рождаются пожилыми, но живут очень долго. Им при рождении сразу шестьдесят лет исполняется. Представляете, как здорово - родился, отметил юбилей и ушел на пенсию.
   - Но как такое возможно? - удивился Артем.
   - У нас здесь все возможно, - улыбнулся старик.
   - Так вот почему вы уже сто лет как знахарь! - вдруг поняла Василиса.
   - Нет, потому что травки надо знать, - снова улыбнулся знахарь.
   Все дружно рассмеялись.
   - А чем они занимаются? - спросил Артем.
   - Разным, - уклончиво ответил Захар. - Вы только когда к ним попадете, не удивляйтесь. На них кто-то недавно чару легкую навел, вот и маются.
   - А что с ними такое?
   - Да, видать, колдунишка молодой, неопытный пошутил - навесил на них чары, чтобы они вели себя, как в сказках и байках, из которых они родом.
   - В смысле?
   - Помнишь историю, как старик со старухой заспорили, кому нести соседям сковородку?
   - Это где они все время молчали? - усмехнулся кот.
   Остальные переглянулись - сказку они не помнили.
   - Эх, сразу видно - не читают сегодня дети сказки, - вздохнул Василий Васильевич и быстро рассказал им содержание старинной истории.
   - Вот и эти теперь молчат, - закончил объяснять знахарь после рассказа Василия Васильевича. - И кто к ним не придет, они ничего не говорят - боятся, что сковородку отдавать придется.
   - Так мы, пожалуй, к ним не пойдем. Другая дорога тут есть? - спросил Йося.
   - Что значит - не пойдем? - возмутился Артем. - А зачем же мы сюда пришли? Мы должны помогать всем, кто пострадал от Тридесятого царства.
   - Но как мы сможем им помочь? - пропищал Йося.
   - Тут знахарь нужен, - сказал за Артема Василий Васильевич.
   Все посмотрели на Захара, но тот сразу замахал руками, что не пойдет.
   - Но почему? - удивился Артем. - Ведь если Книга Мокоши привела нас к вам, значит, вы нам поможете одолеть злые чары!
   - Нет, не я, - улыбнулся старик и показал рукой в сторону за спину Артема, - а он!
   Все обернулись и увидели, что там, возле двери понуро сидит Дядя Миша.
   - Он? - закричал кот, и шерсть на нем встала дыбом от возмущения. - Да что он может?
   - Он все сможет, я его научу, - в который раз улыбнулся старик.
   - Но ведь я говорил вам... - начал снова сопротивляться Дядя Миша.
   - Ты забыл наш ночной разговор? - сердито спросил Дядю Мишу знахарь.
   - Я помню, - мрачно ответил Дядя Миша. - Но я должен...
   - Что?
   - Посоветоваться с ними, - Дядя Миша показал рукой на своих спутников. - С Артемом.
   - Хорошо, мы выйдем, - ответил знахарь и повел за собой к выходу остальных. Кот поплелся без явного удовольствия.
   Когда они ушли, Артем сразу же бросился к Дяде Мише.
   - Дядя Миша, почему ты не хочешь стать знахарем? Чего ты боишься?
   - Ты слышал, что он рассказывал про себя? Его никто не любит, его все боятся, он живет всю жизнь один. Разве об этом я мечтал все эти годы? - чуть ли не задыхаясь от волнения, произнес Дядя Миша.
   - А о чем ты мечтал? - спросил Артем.
   - Я мечтал, что встречу девушку, что женюсь, и у меня будут дети, пятеро детей. И я смогу им дать то, чего не дали мне в детстве мои родители.
   - А тебе тоже чего-то не додали? - удивился Артем. - Чего же?
   - Любви, - спрятав глаза от Артема, словно стесняясь свои слов, ответил Дядя Миша.
   Артему было это еще более удивительно - перед ним, тринадцатилетним подростком изливал душу взрослый человек.
   - Дядя Миша, тебя не любили родители? - спросил он.
   - Кончено, любили... - горько улыбнулся Дядя Миша. - По-своему, наверное, любили. Но мне никто - ни мама, ни отец никогда не говорили, что они меня любят. Меня никто никогда не прижимал к себе, никто не гладил по голове, не говорил, что я молодец, и что я лучше всех. Отец даже по плечу по-товарищески похлопать не мог, даже руку мне не жал. Моя мама как-то мне призналась, что она... не умеет любить.
   Артем ничего не ответил. "А моя мама призналась бы в этом?" - подумал он.
   - Ночью я говорил с Захаром. Он сказал мне, что я могу создать свой новый мир, что я отыщу здесь свое время, если стану знахарем. Но тогда я потеряю свою мечту, ведь так? Я должен буду жить один в лесу, как он. У меня будут всегда открыты двери, но никто ко мне не придет. Меня будут бояться и проклинать. Разве за этим я сюда шел? - последние слова Дядя Миша уже кричал так, что даже те, кто вышел, могли его услышать, но ему уже было все равно.
   - А ты собираешься остаться здесь? - спросил у него Артем.
   - Как - здесь?
   - Ну, если ты останешься здесь, тебя и вправду ждет такая участь. Но ведь ты пойдешь с нами, а потом вернешься обратно, в наш мир! - сказал Артем.
   - А это возможно? - шепотом спросил Дядя Миша, и ему показалось, что голос Захара еще тише - так, чтобы не услышал Артем - ответил ему: "Да".
   - Захар научит тебя всему, что знает, и ты присоединишься к нам. Нам очень сильно нужен такой человек, как ты.
   Артем смотрел прямо в глаза Дяде Мише, и тому показалось, что никогда он не видел в глазах другого человека столько искренности.
   - А что касается твоей мечты, твоей любви... - Артем запнулся. - Я думаю, у тебя еще все впереди.
   Дядя Миша наконец-то смог оторвать взгляд от Артема.
   - Знаешь, - вдруг сказал он. - Теперь я, кажется, понимаю, почему Книга Мокоши выбрала именно тебя.
   - Почему? - живо отозвался Артем.
   Он и сам давно искал ответ на этот вопрос, но Дядя Миша ответил:
   - Не скажу. Вернее, скажу, но не сейчас.
   Артем вздохнул.
   - Ну, скоро вы там? - послышался из-за двери голос Василия Васильевича.
   - Ох, этот несносный кот, - с улыбкой покачал головой Дядя Миша.
   - И говорите громче, а то мне подслушивать неудобно.
  

Глава 10

дед-да-бабинск

  
   - Значит, он остается с вами? - спросил Артем у старика-знахаря.
   - Да, - кивнул тот и посмотрел на Дядю Мишу, который уже не хмурился, а внимательно слушал Захара.
   - Что же, мы должны идти в Дед-да-Бабинск одни, без Дяди Миши?
   - Он скоро к вам присоединится, - успокоил Артема знахарь. - А вы пока в городе отдохнете, познакомитесь с его жителями. Может быть, узнаете что-нибудь интересное.
   - Хорошо, - кивнул Артем и скомандовал остальным собираться в дорогу.
   - Город недалеко, к вечеру будете там, - сообщил Захар. - Только предупреждаю: в дороге будьте внимательными, остерегайтесь встречи с черными духами, не злите лес, держитесь рядом.
   Артем поблагодарил старика, все попрощались, еще раз подбодрили Дядю Мишу и двинулись в путь. Дядя Миша вышел на крыльцо и долго махал вслед своим товарищам, пока они не скрылись из вида.
   Дорога оказалась интересной. Путникам то и дело попадались различные лесные духи. Старые знакомые лесавки продолжали шутить, завлекая в паутину, в траве шелестели листичи. Во мхах, на лужайках и на полях резвились моховики, луговики и полевые духи. О каждом из них по дороге весело рассказывал Василий Васильевич, и время прошло почти незаметно.
   - О, этих лесных жителей так много, что когда проводили последнюю перепись волшебного народа, еле-еле всех сосчитали, - воодушевленно рассказывал кот. - Главные у них, конечно, лешие с кикиморами, а мелких духов столько... Тут и ауки, и шишиги, и всякие духи растений, ветерков. Самое главное - злить их нельзя, это Захар правильно сказал. А то если они рассердятся - никакого пути не будет. Лучше просто принимать их, какие они есть. Они же не со зла это все делают, просто они веселые.
   Как и обещал старый лекарь, к вечеру компания вышла к тому самому городу, который был виден с Алатырь-горы. Тут действительно было все, как в настоящем городе - уютные домики, каменные улицы, по которым ездили автобусы и автомобили. Правда, всего этого было слишком мало, да и сам уклад жизни не напоминал современный. Только средства передвижения указывали на то, что жители Дед-да-Бабинска были знакомы с прогрессом.
   - Откуда у них все это? - удивилась Ника.
   - А вы думали, мы совсем дикари? - усмехнулся кот. - Мы ведь так же развиваемся и эволюционируем, как и вы. У нас тоже есть ученые, правда, наука у нас не в почете, занимаются ей только те, кому на роду больше ничего другого не написано. Мокошь над ними сжалилась, решила хоть такие способности им дать. Несчастные люди.
   - Василий Васильевич, а ты что-нибудь про этот город знаешь? - спросил Артем.
   - Немного, - бросил кот. - Сам город образован еще в прошлом веке, но Дед-да-Бабинском стал недавно. Населен стариками и старухами из волшебных и бытовых сказок, волшебников среди них нет, они - самые обыкновенные персонажи, как вы.
   - Старик Захар говорил, что они сразу рождаются пожилыми. Почему так происходит? - спросила Василиса.
   - Разумеется, по воле Мокоши, - развел лапами кот. - Раньше в этом городе Сказочник оставлял всех тех, кто случайно попадал в наш мир. И как только простой обыватель понадобится, он - раз, и вытащит его. Они свою миссию выполнят - и обратно. Жилось им тут хорошо - сытые, довольные, ухоженные. А потом, как вам известно, сказки русские перестали читать, так народные герои и состарились в этом городишке. И как уж так получилось, не знаю. Наверное, Мокошь рассердилась, что они ничего не делают, но только уже больше тридцати лет здесь рождаются только дедушки и бабушки.
   - Выходит, это простые люди? - возмутился Артем. - Простые, беспомощные люди, которым ваши волшебники жизнь портят?
   - А ты что думал, у нас тут только коты говорящие обитают, лягушки-царевны и другие чудесные создания вроде Тони? - удивился кот. - Нет, Артем, Мир Русских Сказок населяют обыкновенные жители.
   - Но как они тут оказались? - недоумевал уже Йося.
   - Это потомки тех, кто не пошел по пути Прави, - горестно сказал кот.
   - А можно их освободить отсюда? - спросила Ника.
   - Зачем? - удивился Василий Васильевич.
   - Раз они обыкновенные, так пусть в нашем мире живут.
   - Ну да, пойдут они к вам, - скривил губы кот. - У них тут всегда всего хватает, дети у них всегда здоровы, живут они раза в три дольше, чем вы.
   - Если им только лиходеи не мешают да Баюны всякие, - подправил кота Артем.
   - Смотри-ка, ты стал разбираться в нашем Мире? - попытался съязвить Василий Васильевич, но слова про Баюна вернули его на место.
   Как раз вовремя, потому что навстречу путешественникам уже стали выбегать из домов любопытные старики. Одежда на них была такой разной, что столько разных стилей можно было встретить только в историческом музее.
   Старики и старухи продолжали рассматривать Артема и его друзей, и никто не решался заговорить первым. Вдруг из толпы подался вперед сухонький столетний дедуля и заверещал, показывая на Василия Васильевича:
   - Смотрите, это же Кот Баюн! Он вернулся.
   Любопытствующих как ветром сдуло. С дикими криками они разбежались по домам и заперлись на несколько засовов.
   - Получил? - мстительно сказал коту Артем.
   Он ожидал, что как сейчас, как всегда, взорвется или, наоборот, начнет придуриваться, но Василий Васильевич с самым серьезным видом произнес:
   - Надо же... Столько лет прошло... Как долго люди помнят зло... Я уж думал, за тридцать лет и три года забудут все, что я тут натворил, думал, своими мучениями во внешнем мире искупил свою вину. Но разве люди простят тебе, если ты хотя бы один раз им навредил?
   - Прости, Василий Васильевич, - сконфуженно сказал Артем.
   - Ну, и что нам теперь делать? - спросила Василиса.
   - Пойдем по городу, - ответил Артем. - Уж где-нибудь нас примут.
   Они принялись бродить по немногочисленным улочкам Дед-да-Бабинска, но весть о новом пришествии Баюна уже разнеслась, и повсюду их встречали закрытые двери и занавешенные окна. Казалось, жизнь в городке замерла, на улицах не было ни одной души.
   Вдруг тишину Дед-да-Бабинска пронзил громкий женский вопль. Навстречу пришельцам неслась не слишком пожилая женщина и громко кричала:
   - Помогите! Помогите, хоть кто-нибудь!
   - Что случилось? - спросил Артем, хватая ее за руку.
   - Они... они... там... опять...
   - Да что случилось? - гневно топнул ногой Василий Васильевич.
   Только тут женщина обратила внимание на кота и запричитала уже по-другому:
   - Ба... ба... Ба-юн!
   - Ну, Баюн, ну и что такого? - пожал плечами Йося.
   Спокойствие мальчишки успокоило женщину, она пришла в себя и стала отрывисто рассказывать:
   - Мои родители. Они опять поругались. Он опять ее чуть не убил. С тех пор, как это несчастье на нас свалилось.
   - Ничего не понимаю, - раздраженно сказала Василисе Ника.
   - Да что ж тут непонятного!!! - возмутилась потерпевшая и принялась рассказывать историю, от которой слушатели сразу разулыбались:
  
   Жили-были дед да баба,
   Ели кашу с молоком,
   Рассердился дед на бабу -
   Хлоп по бабе кулаком.
   Баба не стерпела,
   В подполье улетела...
  
   - Ну и ну! - громче всех смеялся Йося.
   - Что тут смешного? - еще больше рассердилась женщина. - Я думала, мне помогут, а тут... Она ведь так и сидит там, в подполе. Замерзнет скоро.
   - Ладно, пойдемте, покажете, - захлебываясь смехом, сказал Артем. - Сто лет эту присказку не слышал.
   - Вам бы все присказки, - обиделась женщина, но все же повела Артема и его приятелей к себе домой. - А у нас каждый день это происходит. Потом всей улицей ее достаем. Еще и отец мешает, приходится его сначала запирать, а потом уж за маму браться.
   - Взрослые люди, как вам не стыдно, - упрекнула пострадавшую от родительских разборок женщину, а заодно и ее родителей Ника, но та ничего не ответила.
   Они прошли еще немного, и оказались во дворе того самого дома, где случилось несчастье. Не успели они войти, как на порог с огромным топором выбежал тот самый дед-хулиган.
   - А ну, не подходи! - зарычал он и замахнулся топором. - А то как дам!
   Артем, Йося и девчонки попятились, а Василий Васильевич шагнул к деду.
   - Ну, - просто сказал он. - Узнаешь меня?
   - Баюн, - прошептал дед-буян и выронил топор прямо себе на ногу. Но даже боли не почувствовал - так сильно было впечатление от того, что к нему во двор явился кот-убийца.
   - Все балуешь? - понимающе кивнул кот, подошел к старику вплотную, поднял топор, размахнулся и... всадил его в полено, стоявшее рядом. После чего повернулся и сказал, будто в воздух: - Тоня, помоги женщине в подвале.
   - Пожалуйста, - добавил Артем.
   Не прошло и двух секунд, как жена стояла рядом с мужем и во все глаза смотрела на Василия Васильевича.
   - Ну, успокоились? Спасибо за внимание, лениво протянул Василий Васильевич, поклонился по сторонам и сам себе добавил. - Ну и ну! Оказывается, даже плохую славу иногда можно использовать во благо.
   - Спасибо вам! - женщины стали благодарить Артема.
   - Но я здесь не при чем, - отстранился Артем. - Благодарите Василия Васильевича.
   Но женщины в страхе поспешили быстро пожать руку самому мальчику, схватили старика и тут же спрятались в доме. Тут же послышался скрип ржавого засова.
   - Вот она, людская благодарность, - вздохнул кот. - Спасибо хотя бы тебе, Тоня.
   - Спасибо, - спохватился Артем.
   - Не за что, - ответила Тоня и проявилась. - Ведь я могла бы это сделать без твоей просьбы, Артем.
   Ее голограмма подошла к Василию Васильевичу, и голос Тони сказал:
   - А ты, Василий Васильевич, просто молодец! Теперь только позови меня, и я явлюсь.
   - Ты уходишь от Артема? - спросил кот.
   - Нет, - ответила Тоня. - Просто мне очень понравилось, каким ты сегодня был.
   - Каким?
   - Настоящим. Сегодня ты был самим собой. Ты не побоялся признаться себе в сотворенном зле, ты не побоялся выйти один на один с этим стариком, ты помог этой женщине, - сказала Тоня.
   - Спасибо, только я не заслуживаю такой похвалы, - смущенно отвернулся кот, но тут же повернулся и весело и громко объявил: - Однако нам пора двигаться дальше.
   Все засмеялись. Василий Васильевич, как никто другой, умел мгновенно переходить от одного состояния к другому, и с легкостью заменял свои переживания улыбкой.
   - И что нам теперь делать? - недовольно спросила Ника. - Если Василия Васильевича все боятся, нас никто к себе не пустит. Все будут думать, что мы тоже из Тридесятого царства.
   - А что, если нам этим воспользоваться? - вдруг предложила Василиса.
   - Как это? - удивился Артем.
   - Помните, знахарь рассказывал про тех стариков, которые молчат и никак не могут решить, кому нести сковородку?
   - Ну? - нетерпеливо требовал кот.
   - Мы пойдем к ним. У них наверняка открыто, они ни с кем не разговаривают, значит, и с ними никто не разговаривает. Значит, можно надеяться на то, что они не в курсе о возвращении Василия Васильевича. Он войдет, напугает их, возразить нам они ничего не смогут. Ну и поживем у них, пока Дядя Миша не вернется, - закончила Василиса.
   - Как-то это нечестно, - засомневался Йося.
   Артем тоже кивнул, поддерживая Йосю:
   - Да, нехорошо пользоваться тем, что над стариками потешается какой-то злой дух.
   Василиса посмотрела на него так, что Артем поспешил согласиться:
   - Но, думаю, другого выхода у нас нет.
   - Молодец, - поддержал его Василий Васильевич. - А то как честного, искупившего свои грехи кота обвинять в этих же грехах, так они тут как тут, а как приютить тех, кто им поможет...
   - Ладно, хватит, - резко оборвал кота Артем. - Теперь осталось найти эту семейку молчунов.
   - Я знаю, кто это может быть, - сразу же отозвался кот. - Когда в своей прошлой жизни я был в этом Дед-да-Бабинске, я видел сварливую пару. Думаю, им от порчи и досталось.
   - Тогда давай, веди нас, - подал плечами Артем.
   По дороге к неудачливым старикам спутникам пришлось увидеть несколько таких сцен, что только сейчас им стали понятен весь смысл той трагедии, которая случилась с жителями Дед-да-Бабинска.
   Из домика на берегу реки старуха гоняла своего мужа с криками: "Воротись, поклонись рыбке!". Только деду удавалось оторваться от нее и спрятаться в доме, как они снова выбегали, и все начиналось сначала.
   В другом уютном дворике пожилые люди ковырялись в невесть откуда взявшемся посреди жаркого лета сугробе. Они лепили Снегурочку, но она таяла в считанные секунды. Старики недолго горевали и снова принимались за бесполезный труд.
   Из домика, в котором жил со своей женой булочник, каждую минуту выкатывались колобки и с невероятной скоростью убегали в лес, припевая "Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел".
   Приятели не могли без улыбки смотреть на злоключения несчастных стариков, но им стало их жалко и обманывать несчастных не хотелось. Артему, который еще не забыл бабушку, всегда было жалко одиноких пенсионеров, и жить без спроса у людей, которые из-за дурацкой порчи не могут тебе ответить, было ему неприятно. Но внутренний голос словно подсказывал ему, что он должен так поступить. И все же Артем решил действовать по-другому.
   Когда они добрались до избы, в которой, по словам Василия Васильевича, жили молчуны, то увидели перед собой открытую дверь. Для приличия Артем постучал, но ему никто не ответил. Тогда, пропустив всех перед собой и оставив на пороге только Василия Васильевича, он вошел в дом.
   Артем, Йося, Ника и Василиса увидели перед собой любопытную картину: на русской печи в углу лежал старик с редкой черной бородкой и немытыми волосами и глядел в потолок. Возле печки возилась бабка - лицо у нее от сажи было черным-черным, волосы на голове растрепались, руки слегка тряслись.
   - Здравствуйте, - сказал Артем.
   Хозяева уставились на него и всех остальных, но ни слова в ответ не произнесли.
   - Мы странники, - продолжил говорить Артем.
   Ответа снова не последовало. Старуха пожала плечами, а старик перевернулся на другой бок.
   - Мы хотели бы переночевать у вас. Можно? - попросил Артем.
   Хозяева дружно закачали головой, что они не согласны.
   - Василий Васильевич, заходи, - позвала Василиса.
   Кот осторожно вошел в дом и мяукнул. Молчуны увидели Василия Васильевича, но не издали ни звука. Только в глазах бабки можно было увидеть весь ужас, который она переживает.
   - Ну, что я говорила? - победно сказала Василиса.
   - Нет, так не пойдет, - возразил Артем и обратился в пустоту. - Тоня, сделай, пожалуйста, так, чтобы мы все замолчали, и общались друг с другом, читая мысли. Это возможно?
   Не успели остальные возразить, как уже не могли говорить. Тщетно люди и кот пытались разжать губы - у них ничего не получалось.
   "Ну, и зачем ты это сделал?" - над головой у Ники стали появляться буквы. Именно так Тоня поняла фразу "читать мысли". Не успел Артем об этом подумать, как над его головой возникли точно такие же слова.
   "Мяу-мяу! Мяу мяу мяу мяу мяу!"
   И тут же буквы выстроились в русскую речь:
   "Ну и ну! Первый раз такое чудо вижу!".
   "Не слушайте Баюна, он вас убьет", - всплыло облако из мыслей над головой старика.
   "Дурень старый!" - появились старухины мысли. - "Как же мы его услышим, если он не говорит, а думает. Да еще на кошачьем!".
   "Мяу мяу!" ("Умная женщина!") - вылезли мысли Василия Васильевича.
   "Спасибо", - ответили мысли старухи. - "А ты не такой и страшный, когда не говоришь, а думаешь".
   "Да он не страшный, он теперь уже никому вреда не причиняет", - из ничего появилось новое облако мыслей. Это была Тоня.
   "А чего это вы к нам тогда пришли?" - мысли старика.
   "Мы пришли, чтобы избавить ваш город от порчи. У нас есть знахарь..." - начал думать Артем, но тут же его перебили мысли старухи.
   "Захарка? Он еще жив? Мы его так ждали, так ждали, даже гонца к нему отправляли, а он отказался. Сказал, что слишком старый, что уже не сможет справиться с этой порчей".
   "Мяу мяу, мяу мяу мяу, мяу мяу мяу мяу мяу?" ("Может быть, он потому отказался, что вы его всегда обижали?").
   "Да кто ж их, знахарей поймет. Сегодня он за нас, а завтра с нечистыми водится", - возмутились мысли с печки.
   "Он сказал, что у него слишком мало сил. У вас тут объявился новый колдун, молодой. С ним может справиться только новый знахарь", - объяснил Артем.
   "Где ж его взять?", - простонала бабка.
   "Мы оставили у него на учение нашего друга. Как только Захар его обучит, он явится сюда и поможет вам", - сказал Йося.
   Читать мысли было интересно, осложняло это занятие только то, что помимо нужных мыслей у каждого появлялось еще несколько десятков мелких мыслишек, в которых путались главные. Кто-то оценивал дом, и мысли о нем тут же заполняли пространство над головой, кто просто думал о себе, о своих делах, и эти раздумья также вылезали на поверхность. Тогда Тоня сделала так, чтобы лишние мысли тут же пропадали.
   "А когда он придет?" - спросил дед.
   "А вот этого мы не знаем", - огорчил стариков Артем. - "Так можно мы у вас остановимся, пока не появится Дядя Миша?"
   "Оставайтесь, места всем хватит", - ответила старуха.
  

Глава 11

ученье - свет!

   Прошло несколько дней. Путники по-прежнему жили у молчаливых стариков. Они продолжали мысленно общаться друг с другом, но стоило им только выйти за порог дома, как тонины чары переставали действовать, и голос возвращался.
   К концу недели ребята стали чаще выходить в город. Там их уже не пугались. По городу разлетелась весть, что необыкновенная компания поселилась у ворчунов, что Кот Баюн уже совсем не Баюн, а обыкновенный кот, который больше тридцати лет провел во искупление своих злых дел во внешнем мире, и что сейчас он помогает неизвестному мальчику со странным именем Артем найти Кощея, чтобы тот усмирил черные силы.
   К Артему и его друзьям стали относиться гораздо лучше - их приглашали в гости, некоторые даже не побоялись позвать к себе Василия Васильевича. Их угощали самыми вкусными вкусностями, расспрашивали про их мир, иногда даже осмеливаясь говорить с котом. Когда же разговор становился более открытым и дружеским, старики начинали понимать, что бояться Василия Васильевича теперь совсем необязательно.
   Правда, самим путешественникам порой было не по себе, когда на стариков находил очередной приступ порчи, и они словно начинали жить другой жизнью. То одни старики собирали чуть ли не всю улицу, чтобы вытаскивать репку, и тогда им даже Василий Васильевич помогал. То другие дед да баба часами лили слезы над очередным разбитым золотым яичком. И вот однажды Артем не вытерпел:
   "Тоня! Слетай, пожалуйста, до знахаря, узнай, когда уже там Дядя Миша всему научится. Сил нет смотреть, как они мучаются".
   Но не успела Тоня даже исчезнуть, как в дверь постучали, и на пороге оказался сам Дядя Миша.
   "Ты насовсем?" - обрадовался ему Артем.
   "Можно сказать, что так", - грустно ответил Дядя Миша.
   "Он что, выгнал тебя?" - спросил Йося.
   "Нет, просто сказал, что я буду странствующим знахарем, и выставил", - все так же печально сказал Дядя Миша.
   "Мяу мяу мяу мяу"? (И ты еще недоволен?) - возмутился кот. - "Мяу мяу мяу мяу, мяу мяу мяу мяу? Мяу мяу мяу мяу мяу мяу мяу (Да ты хоть знаешь, что странствующих знахарей единицы? Вот и тебе уникальный дар достался!).
   Дядя Миша ничего не ответил, а только глубоко вздохнул.
   "Ты можешь снять со стариков порчу?" - спросил Артем.
   "Думаю, что могу", - наконец-то хоть тень улыбки блеснула на губах у Дяди Миши. - "Надо созвать прощальный обед".
   "Разве мы уже уезжаем?" - спросила Ника.
   "Мяу мяу мяу мяу мяу?" (А что тут еще делать?).
   "А как же порча?" - пискнул Йося.
   "Я же сказал: надо созвать большой обед. Чтобы вся деревня пришла. Только тогда может получиться", - слегка раздраженно ответил Дядя Миша.
   Ника с Василисой взяли на себя обязанность обойти все дворы и сообщить про обед. Дядя Миша заперся на чердаке у стариков и принялся читать какую-то огромную книгу. Йося стал говорить на какие-то отвлеченные темы со стариками, Тоня любовалась в зеркало на свою голограмму. Артем с Василием Васильевичем вышли во двор, чтобы нормально поговорить.
   - А что это за совместный обед? - спросил Артем у кота.
   - Обыкновенный обед в складчину, - ответил Василий Васильевич. - Каждый что-нибудь приносит с собой к столу, потом все вместе это уплетают.
   - А мы что принесем? Опять Тоню просить? - отвел глаза Артем.
   - Нет уж, хватит, - топнул ногой кот. - Ты, в конце концов, герой или кто?
   - А при чем здесь это? - состроил гримасу Артем.
   - А при том, что раз ты у нас герой, значит, должен обладать каким-то особым талантом. Ты мне как-то говорил, что отлично знаешь русский язык...
   - И что с того? - не понимал Артем.
   - Не так много людей интуитивно знают свой родной язык. Таким в нашем мире дается способность к зауми, - разъяснил Василий Васильевич.
   - Способность говорить на волшебном языке? - взволнованно переспросил Артем.
   - Да. И я так думаю, что пищу для нас должен приготовить именно ты. Волшебным словом! - поднял коготь вверх кот.
   - А что это вообще за язык?
   - Заумь - это бессмысленный набор непонятных для простых смертных слов. Бывает похожа на стихи. Правда, рифма в зауми есть, а смысла никакого. Очень похожа на иностранную речь, - стал объяснять кот.
   - А почему на ней говорят?
   - Потому что есть те, с кем нельзя говорить на понятном языке. Но доступна заумь только герою.
   - Но как проверить, обладаю я этим талантом или нет?
   - Можно палиндром составить... - принялся за объяснение Василий Васильевич.
   - Прости, что составить? - Артему показалось, что это сам ученый кот говорит на зауми.
   - Палиндром, то есть когда предложение туда и обратно читается одинаково. Ну, например, "Аргентина манит негра".
   - Детский сад, - фыркнул Артем. - А еще?
   - Можно на абракадабре поговорить, только формулу придумать сначала надо.
   - У-у-у, формулу... - со словом "формула" на Артема нахлынули неприятные воспоминания о физике.
   - А ты как хотел? - усмехнулся кот и назидательно добавил. - Тут, батенька, попыхтеть придется. Но, думаю, абракадабры хорошей у тебя не получится. Надо с чего-нибудь попроще начинать. Может, с простого повторения бессмыслицы?
   - Это типа "свет пересвет переперепересвет"? - вдруг спросил Артем.
   - Откуда ты это взял? - теперь уже удивился Василий Васильевич.
   Артем рассказал о своей беседе с Проводником в телевизоре.
   - И еще он сказал, что если упражняться, то должно получиться. Хотя герои не заумью берут, - закончил он.
   - Тут он прав. И в том, что упражняться надо, и в том, что герои не этим берут, - о чем-то размышляя, ответил кот. - Давай, придумай что-нибудь в этом духе.
   - Но Проводник мне сказал, что это шутка!
   - Он тебя обманул, - заверил Артема кот. - На случай, если бы ты не пошел в наш мир.
   Артем покачал головой в знак того, что он не ожидал такого вранья.
   - Ладно, забудь. Давай пробуй.
   - А что мне делать?
   - Для начала придумай свой стиль. Если это будет похоже на то, что уже кто-то до тебя в зауми изобрел, то твоя формула не пройдет, и никакого волшебства не получится. Ну, и русский язык надо хорошо знать.
   - Легко сказать - придумай свой стиль, - завозмущался было Артем, но кот тут же заткнул лапами уши.
   Артем вздохнул и стал бормотать всякую нелепицу:
   - Обед обед обед обед о бедо бедо бедо бедо бедоб бедоб бедоб бедоб...
   Ничего не выходило.
   - Обед. Ужин. Завтрак. Обед завтрак. Ужин.
   Ничего.
   - Еда. Да, обед и еда. Нет, еда и обед.
   Ничего.
   Василий Васильевич, наблюдая за тщетными попытками Артема, веселился от души, чем сильно злил Артема.
   - Помог бы лучше! - скрипя зубами, прошипел он коту.
   - Чем? - расплылся в улыбке чеширского кота Василий Васильевич.
   Артем махнул на кота рукой и продолжил:
   - Обед. Бед. Ед. Д.
   Вдруг из ниоткуда перед Артемом появилась тарелка, но на ней ничего не было.
   - Вот это уже на что-то похоже, - Василий Васильевич перестал смеяться и стал внимательно прислушиваться.
   - На что это похоже? - разозлился еще сильнее Артем. - Несу всякую чушь! И зачем мне тут русский язык?
   - В этом деле важно правильно произносить слова правильно. Четко каждую букву. Для этого тот, кто их произносит, должен знать, как они пишутся. Если ты правильно произносишь, но неверно пишешь, ничего не случится. Скажем, если ты говоришь "обед", а пишешь "абед", то специалиста по зауми из тебя не получится, - кот говорил быстро-быстро, и когда закончил, высунул язык.
   Артем призадумался:
   - Говоришь, русский язык важен? А что, если попробовать...
   - Ну! - Василий Васильевич не мог больше сидеть на месте.
   - Шикалат, икалат, калат, алат, лат, ат, т, - отчетливо произнес Артем.
   Ничего не произошло.
   - Что ты делаешь? - схватился руками за голову кот.
   - Потерпи, сейчас увидишь, - улыбнулся Артем и громко, быстро и отчетливо добавил: - Шоколад, околад, колад, олад, лад, ад, д.
   Он протянул руку, и тут же у него на ладони появилась целая плитка молочного шоколада.
   - Получилось! - радостно завопил кот. На его крик выбежали все, кто был в доме.
   - Что случилось? - спросил Йося.
   - Покажи! А ну, покажи им! - стал подначивать Артема Василий Васильевич.
   Во двор вошли Ника и Василиса.
   - Мороженое, ороженое, роженое, оженое, женое, еное, ное, ое, е, мороженое, ороженое, роженое, оженое, женое, еное, ное, ое, е,- смотря на Нику с Василисой быстро пробормотал Артем, и тут же у девчонок в руках сами по себе появились брикеты с клубничным мороженым.
   - Вот это да! - удивлению приятелей не было конца.
   - И давно ты так умеешь? - спросила Василиса.
   - Только сейчас научился, - не без гордости объявил Артем.
   - Это очень хорошо, - сказал Дядя Миша и отвел Артема в сторону. - Ты научился говорить на зауми, ты научился волшебству. Это должно нам помочь. У меня пока есть только первая часть плана, и вот теперь я, кажется, придумал вторую.
   Дядя Миша стал тихо рассказывать на ухо Артему о своих идеях. Йося заметил, что при этом Дядя Миша почти не шевелил губами, так что услышать его было невозможно. Артем все время кивал ему в ответ, что означало только одно - он понимает нового знахаря.
   - Как это у него получается? - спросила Ника.
   - Он теперь понимает заумь, и может ей пользоваться в тех случаях, когда кто-то говорит не так, как все, - пояснил кот.
   - Как это? - не поняла Ника.
   - Ну, например, я могу теперь разговаривать с ним на своем родном языке, и он меня поймет, а вы нет.
   Артем о чем-то договорился с Дядей Мишей и обратился к двум подругам:
   - Договорились?
   - Да, - ответила Василиса. - Главный старик сказал, что сегодня вечером все соберутся на поляне рядом с лесом.
   Оставшееся до обеда-ужина время Артем под присмотром Василия Васильевича продолжал при помощи волшебных формул создавать вкуснейшие блюда. Кот с явным удовольствием отмечал, что с каждым разом у Артема получается все лучше и лучше. Самым трудным было быстрое проговаривание зауми.
   - А ты попробуй сам! - обижался на кота Артем, когда тот начинал посмеиваться над тем, как у Артема заплетается язык.
   - Я? - театрально удивлялся Василий Васильевич. - Мне твоим даром не пользоваться, зачем я буду пробовать?
   - Нет, ты просто попробуй - увидишь, как это трудно.
   - Хорошо, - согласился кот и тут же выдал: - Мяу, яу, у.
   - Ты жулик! - рассмеялся Артем.
   - Я кот. "Мяу" - это единственное, что я могу быстро сказать.
   Наконец, наступил вечер. Все привели в себя в порядок, Тоня вызвалась в один миг доставить все Артемовы волшебные кушанья на место, друзья были готовы отправиться на ту самую поляну. Все ждали Дядю Мишу, который не так давно отправился по соседям. Что ему было нужно, никто, кроме Артема, не знал, но он уверил остальных, что можно отправляться, и Дядя Миша придет сам, когда сделает все необходимые дела.
   На поляне действительно собрались все жители Дед-да-Бабинска. Их было так много, что пришлось принести несколько длинных столов, и теперь вся поляна была уставлена в несколько рядов этими столами. Пока накрывали, пока все расселись, прошло еще около часа, а Дяди Миши все еще не было. Артем стал волноваться, не удрал ли Дядя Миша обратно к своему знахарю, но как только городской голова призвал собравшихся к тишине, чтобы произнести речь, Дядя Миша был тут как тут. В руках у него был небольшой мешок.
   - Я очень рад, - начал старец, обращаясь к гостям, - что мы познакомились с вами в это нелегкое для нас время. Мы очень рады, что бывший Кот Баюн стал другим, и что нам больше не нужно его бояться. Жаль, конечно, что ваш знахарь...
   При слове знахарь деддабибинцы стали неодобрительно перешептываться, но городской голова продолжил:
   - ... что ваш знахарь не сумел нам помочь. Наш-то совсем старый, не смог, значит, вашего-то научить.
   На этих слова Артем внимательно посмотрел на своих друзей. Василиса и Ника сделали вид, будто ничего не слышали, Йося принялся ковыряться в пустой тарелке, голограмма Тони покраснела, Василий Васильевич мстительно улыбнулся. Один Дядя Миша сидел, как ни в чем не бывало, словно и не его эти слова касались. Артем тяжело вздохнул.
   - Но мы думаем, что если вы отыщете Кощея, то он приручит всех своих слуг, и порча сама отпадет. Давайте проводим наших гостей и пожелаем им счастливого пути.
   Зазвенели кубки, и застолье началось. Первые несколько минут соседи по столу просто общались друг с другом, даже молчуны кивали в ответ. Потом стали петь русские народные песни, и оказалось, что Василий Васильевич очень неплохо поет и знает почти весь репертуар деревни. Это обстоятельство окончательно примирило его с жителями Дед-да-Бабинска.
   После песен начались танцы, и к столу сотрапезники стали подходить все реже и реже. Все веселье переместилось ближе к лесу. Начались игры, и резвые старики ни в чем не уступали свои более молодым гостям. Правда, там, где нужна была скорость или выносливость, побеждала чаще всего Ника.
   Один Дядя Миша по-прежнему словно и не замечал праздника, который сам же затеял. Он долго тихо стоял в сторонке, просто наблюдая за общей кутерьмой и состязаниями. И вдруг он сам вышел в круг и предложил:
   - А давайте сыграем в мою игру!
   Артем вздрогнул: это был знак для него. Значит, началось. Он тут же вспомнил, о чем ему говорил во дворе Дядя Миша.
   - Старая такая игра, "ножички", - улыбаясь, вытряхнул из своего мешка несколько ножей Дядя Миша.
   - Давай нам, нам, - со всех сторон потянулись руки, но Дядя Миша подобрал ножички и сказал:
   - Будем втыкать ножи с десяти шагов вон в то дерево, - и показал на осину, одиноко стоявшую вдали от леса прямо на полянке. - Артем, посмотри, подойдет нам это дерево?
   Это был второй знак. Артем подбежал к осине и, делая вид, будто осматривает его, провел рукой по стволу и прошептал:
   - Окаменей, каменей, аменей, меней, еней, ней, ей, й.
   - Ну, как? - крикнул Дядя Миша.
   - Хорошее дерево, крепкое, - кивнул Артем.
   - Отлично, - потирая руки, сказал Дядя Миша и снова обратился к обступившим его людям. - Я буду давать ножи на свое усмотрение.
   - Давай, начинай, не томи, - послышался чей-то голос из толпы.
   - У меня двенадцать ножей. Ножи, как вы видите, разные, - Дядя Миша показал участникам игры дюжину ножиков. Тут были и перочинные, и кривые с зазубринами, и столовые, и ножи для разделки мяса. - Есть и еще один нож.
   Дядя Миша вытащил из кармана тринадцатый нож. Он был весь из чистого золота.
   - Кто сумеет попасть в дерево, а потом вытащить из него свой нож, - тот получит этот приз.
   Толпа в восторге зааплодировала, и соревнование началось.
   Первым Дядя Миша предложил сыграть городскому голове. Тот, несмотря на возраст, был мужиком дюжим, но после его броска нож ударился о дерево и отлетел в сторону. От досады главный старец чуть не съел свою собственную бороду.
   Потом бросали старик из сказки про колобка, Ника, Йося, старик-молчун, бабка из сказки про золотую рыбку, два старика, которых Артем не знал, сам Артем и родители Снегурочки, но никто из них тоже не попал. Ножи отскакивали от осины, и все, как один, втыкались в землю лезвиями вверх.
   Остался последний нож. Он был такой малюсенький, что все вокруг захихикали. Таким ножом не то что в дерево не попадешь, а даже и бумагу не разрежешь.
   - Игрушечный, что ли? - засмеялся высокий старик в белой панаме.
   - А ты попробуй, - предложил ему Дядя Миша.
   - Я? - веселость старика сразу куда-то исчезла. - Но я не...
   - Нет уж, братец, давай, - подтолкнул его к Дяде Мише городской голова. - Был уговор - не отказываться.
   Дрожащими руками старик взял маленький нож и, что есть силы, бросил его в осину.
   И тут все ахнули: нож четко вошел в ствол по самую рукоять и остался в нем торчать.
   - Ух, ты! - обрадовался и сам старик в панаме. - Я победил!
   - Не радуйся раньше времени, - сказал ему Дядя Миша. - Нужно его еще вытащить, помнишь?
   - Помню, - беспечно ответил старик и пошел к дереву, но оказалось, что вытащить нож из дерева действительно было труднее, чем его туда вонзить.
   С пятой попытки старику в панаме наконец-то удалось вытащить нож, он победно поднял его над своей головой и под восторженные крики горожан пошел обратно. Но тут произошло нечто невероятное.
   Старик в панаме шел по траве, усеянной ножами участников-неудачников, и когда он проходил мимо этих ноже, Дядя Миша бросился на землю, достал свой золотой нож и тоже воткнул его лезвием вверх. Тут же Артем выкрикнул:
   - Расти, асти, сти, ти, и!
   И тут же ножи стали подниматься прямо на глазах у изумленных людей и превращаться в огромные алебарды. Старик в панаме бросил свой нож на землю и стал метаться от одной алебарды к другой, пытаясь выбраться, но у него ничего не получалось. Ножи-алебарды окружили его стеной. И вдруг вместо старика в панаме в кольце ножей появился высокий молодой парень с длинными черными волосами в такой же черной накидке.
   - Что здесь происходит? - возмутился городской голова.
   - Ничего особенного, колдуна поймали, - ответил Дядя Миша.
   - Какого еще колдуна? - спросила одна из женщин.
   - Того самого, который порчу на вас всех навел, - пояснил он.
   - Так это все было подстроено! - догадалась Вероника. - А я уж думаю, как это я вдруг проиграла.
   - Да, это было подстроено, - добавил Артем. - Дядя Миша сказал мне, что я должен буду при помощи зауми заколдовать дерево, а потом превратить ножи в магическое кольцо.
   - Гениально! - только и промолвил Василий Васильевич.
   Дядя Миша посмотрел на него и улыбнулся. Видно было, что он доволен похвалой кота.
   - Для защиты от ведьм и колдунов еще древние славянские народы втыкают ножи в землю, в стену или порог, делали вокруг себя ножом магический круг, закрещивали ножом окна и двери. Но такой способ защиты от колдуна я вижу впервые, - продолжал восхищаться кот. - Магический круг из самих ножей! Это же надо было додуматься!
   - А как вы узнали, что этот старик в панаме и есть колдун? - спросил городской голова.
   - А вы его знаете, этого старика в панаме? - переспросил сам Дядя Миша.
   - Да, признаться, что-то не припомню, кто это.
   - Правильно, он не из вашего города. Он не сразу пришел. Появился, будто из-под земли, а так на праздники являются только колдуны. Я специально весь вечер наблюдал, ждал, что он придет покуражиться над вами, посмотрит на ваши несчастья. Он и появился. Вот тогда я и предложил поиграть в ножики.
   - И что нам теперь с ним делать? - спросил городской голова у Артема.
   - Если он согласится снять с вас порчу, отпустим, а если нет, то сидеть ему в этом алебардовом кольце всю жизнь, - Артем сказал последнее слова так громко, что колдун тоже его услышал.
   - Хорошо, - прохрипел колдун. - Согласен, только опустите алебарды.
   - Опустить? - спросил Артем у Дяди Миши.
   - Да, можешь опустить, - кивнул тот. - Он все равно из кольца не выйдет.
   - Опусти, пусти, усти, сти, ти, и.
   Алебарды в одно мгновение снова стали ножами.
   - Снимай проклятье! - приказал колдуну Дядя Миша.
   Но колдун вдруг резко подпрыгнул, кувыркнулся через нож, мягко опустился на землю и тут же превратился в волка. Волк злобно посмотрел на Артема и пустился наутек к лесу.
   Опешившие Артем и Дядя Миша не знали, что и делать.
   - Вяжи! - услышал откуда-то со стороны голос кота Артем.
   Артем тут же вышел из оцепенения и, глядя в сторону убегающего волка, заорал:
   - Веревка, еревка, ревка, евка, вка, ка, а!
   Волк уже был готов нырнуть в лесную чащу, как из этого же леса на него налетели стебли каких-то растений и крепко связали все его тело.
   Свидетели побега уже бежали к нему.
   - Ну, хороши, - покачал головой Василий Васильевич и презрительно бросил в сторону Дяди Миши, - знахари!
   - Кто ж знал... - виновато сказал Артем.
   - Он должен был знать, - показал лапой на Дядю Мишу кот и обратился к нему. - Разве ты не знаешь, что если колдун перескочит через нож, он станет волком или свиньей?
   - Я не успел дочитать, времени было очень мало, - стал оправдываться Дядя Миша.
   - Что же теперь делать? - спросил городской голова, разглядывая связанного оборотня.
   - Я знаю, - вдруг сказала Василиса.
   - Ты? - удивился Артем.
   - Извини, Дядя Миша, - обратилась она к новоиспеченному знахарю. - Пока тебя не было, я залезла к тебе на чердак и читала твою книгу про колдунов. Так вот там написано, что колдун в образе волка может снова стать человеком, если перепрыгнет обратно. А если нож хотя бы один вытащить, он так и останется навсегда волком и потеряет свою силу.
   Волк, видимо, услышал эти слова, и в ужасе стал мотать головой из стороны в сторону.
   - Испугался, - усмехнулся старец, показывая на колдуна.
   - Так ему и надо, - сказал одна из женщин, в которой Артем тут же узнал их хозяйку-молчунью. Муж придерживал ее за руку и поддакивал.
   - Вы снова говорите? - удивились все вокруг.
   - Конечно, - ответили те, недоумевая. - Колдовства-то больше нет.
   - Как - нет? Почему? - спросил Артем.
   Василиса протянула ему руку, в которой лежал тот самый золотой нож.
   - Можете его отпустить, - сказала она. - Я уже вытащила нож, колдовская сила исчезла, а вместе с ней и порча.
   - Когда ты успела? - восхитился поступком девушки Йося.
   - Почти сразу, как он побежал. Я не думала, что я делаю, просто вспомнила про книгу и вытащила нож из земли, - улыбнулась Василиса.
   - Вот уж действительно Василиса премудрая, - сказал Йося.
   - А что теперь с ним будет? - городской голова показал на волка.
   - Теперь он обыкновенный оборотень, - ответил ему Василий Васильевич. - Будет в полнолуние волком, в остальное время человеком. Помните об этом, не ходите в лес при полной луне, двери и окна ножами крестите, он может вернуться.
   - Ну, спасибо, удружили, - недовольно протянул главный старец.
   - Да ладно тебе, - утешил его кто-то со стороны. - Зато от проклятья этого избавились. Спасибо.
   И все деды да бабки дружно поклонились странникам в пояс:
   - Спасибо.
  

Глава 12

верлиока

   Городской голова ни за что не хотел отпускать гостей на ночь глядя, но сами гости решили, что уже довольно злоупотреблять добротой деддабабинцев и поздно вечером отправились в путь. Сердобольные бабушки собрали путешественникам в дорогу несколько сумок с продовольствием, и очень скоро Артем с друзьями покинули Дед-да-Бабинск.
   Заночевать пришлось прямо в лесу, но они были к этому готовы. Дядя Миша совершил несколько странных обрядов и сообщил, что теперь можно ничего не бояться. Тоня на этот раз соорудила несколько туристических палаток и осталась в одной из них вместе с Никой и Василисой. Мужская половина отряда спать еще не собиралась и завела длинный разговор возле костра.
   - Значит, ты, Дядя Миша, теперь будешь всегда с нами? - спросил у нового знахаря Йося.
   - Да. Захар сказал мне, что я принесу больше пользы, если не буду оставаться на одном месте, а стану помогать вам в поисках Кощея, - подтвердил Дядя Миша.
   - А как же твоя учеба? - спросил Артем.
   - Захар сказал, что я всегда могу рассчитывать на помощь Василия Васильевича, - ответил Дядя Миша и посмотрел на кота. Тот чуть не поперхнулся какой-то травкой, которую жевал чуть ли не весь вечер.
   - Я? - Василий Васильевич, как всегда было в таких случаях, начинал "ломать комедию". Шерсть на нем встала дыбом и затрещала искрами. - Чтобы я помогал знахарю-неудачнику, из-за которого мы чуть не упустили колдуна? Ну, знаете, всему есть предел!
   - Будешь, будешь, еще как будешь, - со смехом сказал ему Артем. - Куда ты денешься, ты же "самый великий кот", твое имя "будет вписано в историю". Ты же мой информатор, или нет?
   - Твой, а не этого неуча, - скривил губы кот, но остался доволен словами Артема.
   Артем и Дядя Миша укоризненно на него посмотрели.
   - Ну, ладно, ладно, - буркнул он и недовольно зафырчал. - Так уж и быть, если что - помогу. Надо признать, что кое-что ты все-таки умеешь.
   Дядя Миша усмехнулся, а Артем потрепал кота по загривку. Василий Васильевич подобную "вольность" стерпел и растянулся у Артема на коленях.
   Йося уже клевал носом и очень скоро перебрался в свою палатку, откуда еле слышно доносилось его посапывание. Василий Васильевич на коленях у Артема под приятное почесывание тоже задремал, и Артем с Дядей Мишей продолжили свой диалог.
   - Что ты думаешь делать дальше? - спросил Дядя Миша.
   - Пойдем в следующий город, - ответил Артем. - Наверняка там тоже нечистая сила начудила.
   - Это пока мы до Кощея доберемся... - задумчиво протянул Дядя Миша. - А что мы будем делать, когда найдем его?
   - Вот этого я не знаю, - пожал плечами Артем. - Ведь в Книге Мокоши не было сказано, что будет дальше. Мы должны отыскать Кощея и восстановить гармонию, так ведь там говорилось?
   - Интересно, если мы устраним все беды, которые должен устранить сам Кощей, то тогда зачем нам его искать?
   - Чтобы закрепить гармонию, наверное. Все равно у нас другого выхода нет. Василий Васильевич говорил мне, что нужно строго исполнять все предписания Книги Мокоши, иначе нам будет уготована тяжкая судьба.
   - А я в этом, честно говоря, сомневаюсь, - покачал головой Дядя Миша.
   - Почему?
   - Вот если мне на роду написано быть актером, а я становлюсь знахарем, значит, я выбрал не тот путь, я должен быть наказан и за ослушание отправиться в Тридесятое царство. Но там знахари не в чести, их там заменяют колдуны, поэтому знахарь вынужден жить в среде своих, которые считают, что он связан с черными силами.
   - Вот в этом наказание знахарю и есть, - предположил Артем.
   - Как бы не так, - возразил Дядя Миша. - Подумай, он же всю свою жизнь занимается тем, что спасает других от порчи и болезней. Его никто не любит, но чуть что - сразу к нему.
   - Да, странно, - протянул Артем.
   - Поэтому я думаю, что вся эта история с "тем" или "не тем" путем - не совсем правда. Она годится только для тех, кто нарушил свой путь настолько, что оказался способен перейти в Тридесятое царство.
   - А к чему ты все это начал?
   - Если в Тридесятом царстве могут прижиться только те, кто изменил свою судьбу в черную сторону, то что там будет с нами? Что нам нужно будет сделать, чтобы сойти там за своих?
   Артем надолго задумался, но ответа так и не нашел.
   - А ты что думаешь? - он решил "подколоть" самого Дядю Мишу.
   - Ничего я не думаю, - не поддался тот. - Просто предполагаю, что нас там могут поджидать серьезные опасности. Захар объяснил мне, что в Тридевятом царстве, пока мы выполняем миссию, указанную нам Книгой Мокоши, мы в безопасности - ну, если только на нас черная сила не нападет, - потому что здесь все люди чисты. А что будет в Тридесятом царстве, остается только гадать.
   Артем собирался что-то сказать, уже открыл рот, но тут они с Дядей Мишей услышали, как кричит Йося. Это был такой ужасный крик, что даже Василий Васильевич подскочил в одно мгновение и вместе с Артемом и Дядей Мишей понесся на помощь Йосе.
   Они вбежали к нему в палатку, и увидели, что Йося сидит в самом углу и диком ужасе держится пальцами за траву.
   - Йося, это мы, - заговорил Артем, но тот будто не слышал. Дядя Миша попытался взять Йосю за руку, но тот только продолжал трястись от непонятного страха.
   - Что это с ним? - спросил Артем у Василия Васильевича, но тот ничего не ответил.
   - Он все еще во сне, - сказал за кота Дядя Миша. - Ему снится что-то ужасное, но сон не отпускает его.
   - И что делать?
   - Вода, мне нужна вода, - ответил Дядя Миша. - Много воды. Его нужно окатить водой из ведра!
   - Но у нас нет воды, - возразил ему Василий Васильевич. - И даже нет, куда ее налить.
   - Душ, уш, ш! - закричал Артем, показывая на Йосю.
   Из ладони пальца Артема тут же вырвался целый поток ледяной воды, и струя обдала Йосю с ног до головы.
   Йося тут же проснулся, и стал отбиваться от водяного напора, но пока Артем не сказал: "Сухо, ухо, хо, о!", его поливало, как из шланга.
   - Что здесь происходит? - на суматоху прибежали девчонки.
   - Йосе сон приснился, - ответил Артем, сам еле-еле отходя от всего случившегося.
   - Ничего себе сон, такие крики, - недовольно сказала Ника.
   - Э-э-э... эт-т... это был не сон, - клацая зубами и от холода, и от страха, сказал Йося.
   - Как это не сон? - спросила Василиса. - На тебя кто-то напал?
   - Да, - сдавленным голосом сказал Йося. - То есть, нет. Не напал, но я видел... Это... это... это чудовище!
   - Какое чудовище? Где? Во сне? - Артем стал трясти Йосю за плечи, но тот не отвечал.
   - Престань, Артем, что ты делаешь? - заступилась за Йосю Вероника. - Ты же видишь, что он не в себе.
   - Я ему помогу, - сказал Дядя Миша.
   Он подошел, посмотрел Йосе прямо в глаза и стал что-то беззвучно шептать и водить вокруг его головы руками.
   Прошло какое-то время, и Йося стал ровно дышать, перестав дрожать.
   - Ты в порядке? - наконец спросил у него Дядя Миша.
   - Да, - тихо ответил Йося.
   - Тогда давайте все успокоимся, выйдем наружу, обогреемся у огня и послушаем, что случилось.
   По просьбе Артема Тоня быстро приготовила горячие напитки. Согревшись, Йося стал рассказывать.
   - Я не знаю, что это было, но мне показалось, что все происходило на самом деле. Мы с вами долго шли по лесу, а когда вышли из него, то попали в деревню. Мы хотели найти дом, чтобы отдохнуть, но деревня была совершенно пустой. Там вообще не было признаков жизни. Василий Васильевич сказал, что в этой деревне давно уже никто не живет, и что можно остановиться в любом доме. А Артем сказал, что ты, Василий Васильевич, не прав, и что в деревне что-то произошло. Мы стали обыскивать каждый дом, но никаких следов там не нашли. А потом... потом...
   Голос у Йоси стал срываться, и Ника предложила ему выпить еще теплого чаю. Но Йося совладал с собой и продолжил:
   - Потом мы услышали какие-то ужасные звуки. Будто кто-то вырывает с корнем деревья. Потом задрожала земля, и со стороны леса донесся чей-то рев. Мы вышли на дорогу и увидели, что из леса на нас бегут люди. Их было очень много - мужчины, женщины, детей много было, кошки с собаками, коровы, свиньи, утки...
   - Всех можешь не перечислять, - вмешался Василий Васильевич. Йося послушно кивнул.
   - Они бежали, как сумасшедшие, мы тоже побежали вместе со всеми, и тут из леса выскочило это...
   - Что? - в один голос спросили Йосю остальные.
   - Это! - громко крикнул он. - Такое огромное, с одним глазом. Ручищи с ногами такие... На голове борода.
   - В смысле - борода на голове? Волосы? - спросила Ника.
   - Ну, нет, не волосы, - Йося не знал, как объяснить. - Когда не бреются.
   - Щетина? - спросил Дядя Миша.
   - Да, - закивал Йося.
   - И что было дальше? - вернулся к йосиной истории Артем.
   - Он так быстро выбежал из леса и стал хватать всех, кто попадался ему под руку. И он их... он их убил, - Йося с трудом удержался, чтобы не заплакать. - А потом стал крушить их дома, и топтал, топтал всех ногами. А мы все бежали и бежали. Он почти всех передавил, остались только мы. И он...
   Больше Йося держаться не мог. Он зарыдал, и друзьям потребовалось несколько минут, чтобы привести его в чувство.
   - Сначала он схватил Дядю Мишу и... убил. Потом Нику, потом... Он стал надвигаться на меня, а у меня за спиной - дверь. Я стал колотить по ней ногами, но она не поддавалась. И вдруг меня - водой, а он исчез. И тут вы все появились.
   Йося закончил, но никто не решался хоть что-нибудь сказать.
   - Может, это всего лишь сон? - робко предположил сам Йося.
   Все остальные облегченно вздохнули.
   - Ну, конечно, дурной сон, - улыбнулась Ника, обняла Йосю и погладила по голове.
   - Не переживай, Йося, - подбодрил мальчика Дядя Миша.
   Тоня откуда-то взяла теплое одеяло и укутала им Йосю.
   - Плохой сон, плохой сон, - вторили Артем и Василиса.
   - А еще он на клюку опирается, и губы у него кривые, и улыбка у него через всю рожу, будто бритвой по нему провели, страшная такая улыбка, - вдруг произнес Василий Васильевич.
   Все обернулись и посмотрели на кота. Кому и зачем он это сказал?
   - Да, точно, это он, - снова задрожав, закивал Йося и в ужасе вскочил на ноги. - Так это не сон?
   - Что все это значит, Василий Васильевич? - строго спросил кота Дядя Миша.
   - Ничего особенного, - хмуро ответил тот. - Верлиока.
   - Верли... что? - спросил Артем.
   - Верлиока! Точно! - за Василия Васильевича ответил Йося. - Так и они его называли. Ну, те люди из леса, которые спасались. Так это не сон?
   - Успокойся, Йося, - тихим голосом сказал ему кот. - Это был сон.
   - Но как же! А откуда ты все это знаешь? - не поверил Василию Васильевичу Йося.
   - Не забывай, я все-таки ученый кот, - все так же тихо сказал Василий Васильевич. - А еще... я лично его знаю.
   - Он из Тридесятого царства? - догадался Артем.
   - Да.
   - А почему ты все это говоришь нам таким тоном? - подозрительно посмотрела на кота Ника. - Это на тебя не похоже.
   - Потому что... - Василий Васильевич стал заикаться, как и Йося. - Потому что это одно из самых отвратительных созданий в нашем Мире. Если верлиока проснулся и вышел к людям, жди беды.
   - Но почему он приснился Йосе? - недоумевал Дядя Миша.
   - Да, интересно, почему? - обратился к коту и Артем.
   - Это трудно объяснить, - покачал головой Василий Васильевич.
   - Ты начни, а мы уж как-нибудь постараемся понять, - сказала Ника.
   - Вам когда-нибудь снились сны, в которых вам встречалось что-то такое, от чего кровь в жилах стыла? Какое-нибудь сновидение доставало так вас, что вы с криками, в холодном поту просыпались?
   Все дружно закивали.
   - Это верлиока. Он является в детских снах, но мы его видим в его настоящей "красе" очень редко. Чаще всего верлиока является во снах через наши страхи. Только когда попадается бесстрашный человек, он появляется сам.
   - Это Йоська-то бесстрашный человек? - недоверчиво посмотрела на кота Ника.
   Йося вспыхнул, но ничего не сказал.
   - Если увидел самого верлиоку, да так отчетливо, то он самый бесстрашный из нас, - тоном, не допускающим возражений, сказал Василий Васильевич.
   Артем был сильно удивлен. Никогда прежде он не видел кота таким собранным и серьезным. По всему было видно, что этот верлиока очень опасен.
   - Йося увидел этого монстра во сне, - Василий Васильевич размышлял, разговаривая сам с собой, - да еще так отчетливо... Значит, он где-то поблизости.
   Девочки вскрикнули, но тут же, словно испугавшись, что верлиока их услышит, боязливо зажали рты ладонями.
   - Я так понимаю, что нам нужно будет с ним сразиться? - мрачно спросил кота Артем.
   Василий Васильевич, не говоря ни слова, кивнул и сам стал такой же мрачный, как и Артем.
   - А ты-то чего так боишься? - спросил у кота Дядя Миша. - Тебе же с ним не драться?
   - Мне с ним, конечно, не драться, - ответил Василий Васильевич. - Вот только не думаю, что он забыл, как я его обманул.
   - Ты обманул верлиоку? - спросил голос Тони.
   - Но как? - добавил Йося.
   - Это было как раз тогда, когда я решил завязать с черными делами. Я уже собирался сбежать из тридесятого царства, но тут в одном трактире услышал, как верлиока похвалялся, что собирается навестить жителей Прави. Тогда я решил, что если сумею обезопасить это чудище, мне это зачтется, когда меня будут судить за мои грехи. Я подсел к верлиоке, разговорился с ним, предложил ему спеть. Он был настолько нетрезв, что даже не вспомнил, как это опасно - слушать пение Баюна. Я так чисто спел в тот вечер, что верлиока заснул на несколько лет, а я отправился в мир Яви.
   - А почему же ты его не убил? - спросила у Василия Васильевича Василиса. - Сейчас бы он никому не навредил!
   - Василиса, Василиса, - покачал головой кот. - Жители мира Нави, как и жители мира Прави, не могут убивать друг друга. Я сделал только то, что мог. Я максимально использовал свои возможности, я не знал, когда он проснется. Может, он проспал бы еще с десяток лет, если бы Кощей не пропал.
   - А может быть, это все-таки только сон? - еще раз выказал неубедительную надежду Йося. Но ни он сам, ни другие уже не сомневались в том, что Василий Васильевич говорил правду. В самом деле, причин не доверять учености кота не было.
   - Нам нужно подготовиться к встрече с верлиокой, - сказал он.
   - А как мы можем подготовиться? - слегка недоумевая, спросил Артем. - Как можно победить такого великана?
   - Он не великан, он верлиока, - обиделся на Артема за неуважение к сказочным персонажам Василий Васильевич. - Великаны не такие, у них...
   - Ладно-ладно, расскажешь нам про великанов в другой раз, - оборвал его Артем. - Как нам победить верлиоку?
   - Как сказано в "Книге Волшебных Сказок", год 1932-й, том 7, статья 255, пункт 1: "В борьбе с верлиокой объединяются люди, животные и волшебные предметы", - произнес кот.
   - Отлично, - потирая руки, сказал Дядя Миша. - У нас как раз есть и люди...
   Он показал на себя.
   - ... и животные...
   Теперь Дядя Миша указывал на кота.
   - ... а вот как насчет волшебных предметов?
   - Ничего у нас нет, - сверкнул на Дядю Мишу глазами Василий Васильевич. - Дальше слушайте. Статья 255, пункт 2: "Верлиоку могут победить только дед, селезень и веревочка". Понятно?
   - Ничего не понятно, - захлопала глазами Ника.
   - Где нам взять деда, селезня и волшебную - я ведь правильно понимаю? - веревку? - спросил Артем.
   - Нам не нужно нигде их брать, - возразил ему кот. - Это должны быть мы. Если нам предписано бороться с черными силами, то мы и должны его победить.
   - И кто же из нас кто? - язвительно спросил кота Артем. - Кто дед, кто утка...
   - Селезень! - поправил Йося.
   - Да, селезень, и где волшебная...
   - Я так думаю, надо превращаться, - не дал договорить Артему кот.
   - Как это - превращаться? - не понял никто.
   - Это значит, что один из нас должен стать стариком, другой - селезнем, ну а веревочка...
   - Что не так с веревочкой?
   Василий Васильевич долго думал и, наконец, изрек:
   - Я так думаю, что это не веревочка, а волшебный меч, - и с умным видом посмотрел на остальных. - Тоже превращенный.
   - Ну, тогда все понятно, - заключил Артем. - Один из нас превратится в деда...
   - Это буду я, я самый старший, - вмешался Дядя Миша.
   - А почему это ты? - шутя, возмутился Артем. - Я в нашей сказке герой, мне и сражаться с ним.
   - Но ты еще совсем маленький, а если что случится? - возразил Дядя Миша.
   - Никакой я не маленький, - буркнул Артем. - А в Мире Русских Сказок каждый должен делать только то, на что способен. Ты у нас знахарь, поэтому и с верлиокой сражаться мне.
   - А мы что - не в счет? - подняла руку Ника. Василиса, чуть помедлив, поддержала подругу.
   - Лучше я попробую, - это был голос Тони. У меня нет тела, но вдруг получится?
   - Успокойтесь вы все, - рявкнул Василий Васильевич. - Никто из вас сражаться с ним не будет.
   - Как?
   - Почему?
   - А кто?
   - Йося, конечно, - уверенно сказал кот и показал на молчавшего и испуганного мальчишку.
   - Я? - жалобно промямлил Йося.
   - Но он же... - ухмыльнулся Артем.
   - Ага, самого смелого нашел, - поддакнула Ника.
   - Не самого смелого, а самого бесстрашного, - невозмутимо продолжал Василий Васильевич. - Я ведь вам уже говорил, что верлиока лично является во снах только самым бесстрашным и тем, кого...
   Он замолчал, словно не решаясь закончить свою мысль.
   - Ну же, продолжай, - попросил кота Артем.
   - Тем, кого он сам выберет, - голос Василия Васильевича тоже начинал дрожать.
   - Но как так? - набросился на кота Артем. - Ты же мне сам говорил, что в этом приключении я - герой? Ты же меня с этим "героем" всего замучил. И вдруг оказывается, что с чудовищем-убийцей должен встречаться самый маленький?
   Но кот только развел лапами:
   - Тут я ничего не могу поделать. Раз верлиока приснился Йосе, он и будет с ним сражаться.
   - Как же он это сделает? - спросил Дядя Миша.
   - Он станет богатырем,- ответил Василий Васильевич.
   Последнее слово вряд ли относилось к щуплому и маленькому Йосе, но никто и не подумал смеяться. Друзья понимали, какую опасность для Йоси несет ему "богатырство".
   - Подожди, Василий Васильевич, - вдруг обратился к коту Дядя Миша. - А как Йося станет дедом? И кто будет селезнем? А меч?
   - Вечно ты поперед батьки в пекло лезешь, - как всегда укорил знахаря кот. - Селезнем стану я, или вы видите вокруг другого представителя фауны?
   Дядя Миша пожал плечами.
   - И я, и Йося можем превратиться, если только наденем оборотнические рубашки, - закончил Василий Васильевич.
   - А меч? - не унимался Дядя Миша.
   - А меч превратится в веревочку, - постучал его по лбу кот.
   - Тогда теперь у меня к тебе два вопроса, - начал Артем.
   - Ну?
   - Где мы возьмем меч и оборотнические рубашки?
   - И вот тут мы переходим к самому интересному! - выкрикнул кот, принимая вид заправского шоумена. - Меч, он же "меч-кладенец", выковывается специально для богатыря из драгоценных камней и из белого золота.
   - Из белого золота? А что это такое? - поинтересовался Йося.
   - Настоящее, чистое серебро, - объяснил кот.
   - И где же мы его возьмем? - снова спросил Йося.
   - Клады нужно искать, - со знанием дела ответил вместо кота Артем.
   - Точно, - удивился осведомленности Артема кот. - Откуда узнал?
   - Ну, раз меч называют "кладенец", значит, корень в слове "клад", - объяснил Артем.
   - Так просто? - удивился Василий Васильевич. - А я уж было подумал...
   - Русский язык надо знать, - улыбнулся Артем.
   - Значит, надо всего лишь найти клад, забрать его и выковать меч? - простодушно спросил Йося.
   - Ага, "всего лишь", как бы не так, - усмехнулся кот. - Ты попробуй-ка клад этот отыщи, попробуй забери, и уж тем более попробуй САМ выковать меч. Нет, друг, тут не все так просто. Люди годами клады ищут, найти не могут.
   - Так, а как же мы? - спросила Ника. - Мы не можем ждать несколько лет!
   - Я думаю, клад нам сам откроется, - почесав затылок, сказал Василий Васильевич. - Нужно только внимательно смотреть и слушать. Пойдем своей дорогой, глядишь, и наткнемся на клад.
   - Сомневаюсь я что-то, - покачал головой Дядя Миша.
   - А ты не сомневайся, - надул губы кот. - Раз я говорю, так оно и будет.
   - А как насчет оборотнических рубашек? - спросил Артем.
   - Оборотническая рубашка - дело серьезное, - сказал Василий Васильевич. - Это самая сильная из всех видов волшебных рубашек.
   - Почему?
   - Ее надо вышивать самому.
   - А кто будет шить нам эти рубашки? - спросил Йося.
   Ника и Василиса обреченно переглянулись, но произошло нечто совершенно иное.
   - Вот тут и появляется герой! - в Василии Васильевиче снова проснулся кот-шоумен, и он с торжествующим видом указал на Артема.
   - Артем? - вскрикнула Ника.
   - Да! - с еще более победным видом провозгласил кот.
   - Вот еще! - отвернулся Артем. - Не выдумывай.
   - А он и не выдумывает, - вмешался в разговор Дядя Миша, показывая свою книгу про оборотней.
   Артем прильнул к страницам, но не смог разобрать ни слова. Дядя Миша увидел это и объяснил все сам:
   - Тут описываются способы превращения в оборотней. И один подтверждает слова Василия Васильевича.
   - Еще бы! - хмыкнул кот.
   - Проблема только в том, что сам человек, который превращается при помощи рубашки, не может сам себе ее сшить. Ее должен на него набросить лучший друг, который, пройдя труднейшие испытания, сумел получить эту рубашку.
   - Какие еще испытания? - забеспокоилась за Артема Ника.
   - Ну, этого я не знаю, - развел руками Дядя Миша.
   - Зато я знаю, - подхватил эстафету знаний Василий Васильевич. - Во-первых, материал для нее особый нужен. Обычно эта крапива или что-то в этом роде. Во-вторых, надо определенные лишения перетерпеть.
   - Какие? - стал уже переживать Артем.
   - Я не знаю, какие в этот раз будут, - сказал кот. - Раньше нужно было молчать целый год или стать незрячим, или еще что-нибудь.
   - И когда я узнаю, что выпадет мне?
   - Это тебе только Баба-Яга сказать сможет.
   - А причем здесь Баба-Яга?
   - Секрет оборотнической рубашки знает только нечистая сила, а Баба-Яга находится на границе двух миров. Только она знает, как сегодня такую рубашку собственными руками сделать, - объяснил Василий Васильевич, чуть передохнул и снова принялся рассказывать. - Видишь ли, в чем дело, Артем, оборотничество считается далеко не самым благопристойным занятием в Мире Русских Сказок. Оборотни всегда связываются с чем-то нехорошим, и поэтому особым спросом оборотнические рубашки никогда не пользовались. Колдуны и так знают, как превратиться в зверя или птицу, а доброму человеку становиться другим ни к чему. Поэтому и секрет оборотничества знают только потомки старых ведьм и колдунов. Но никто из них никогда этим секретом не поделится, одна только Баба-Яга.
   - А как же она тогда мне его расскажет?
   - А она тебе и не расскажет, она только скажет, что ты должен будешь сделать для того, чтобы эту рубашку самому сшить, - пояснил кот.
   - Но ведь я вообще не умею шить! Это вон, девчонок дело, - он посмотрел на Нику и Василису.
   - Научишься, - только и сказал Василий Васильевич. - Если захочешь помочь нам победить верлиоку, захочешь помочь людям, и шить научишься, и все задания ягиные выполнишь.
   - А как же я к ней попаду? - обреченным взглядом посмотрел на окружающих Артем.
   - Тоня тебя отнесет, а я ей скажу, где Бабу-Ягу найти. Тонечка, ты не против?
  

Глава 13

испытание

   Василий Васильевич целый час инструктировал Артема и Тоню.
   - Откуда ты все знаешь про Бабу-Ягу? - удивлялся Артем.
   - Я несколько месяцев служил у нее, - нехотя, отвечал кот. - Слышал, наверное, что при Бабе-Яге всегда кот состоит? Когда я еще в Тридесятом царстве не поселился и еще дань собирал в жителей мира Прави, мне некуда было деваться, и я пошел жить к Бабе-Яге, помогал ей, заклинаниям там ее всяким учил...
   - А мне-то что делать? Ждать Артема? - спросила голограмма Тони.
   - Да, Тоня, ты останешься с ним и будешь за ним присматривать. Эти Бабы-Яги такие ненадежные. То она тебе первый друг, а то вдруг в печку норовит пристроить. Капризная очень дама.
   - А мне-то что делать? - такой же вопрос задал Артем.
   - Ты узнаешь у нее, из чего тебе нужно будет сплести оборотническую рубашку, и какое испытание тебе предстоит выполнить.
   - А это обязательно? - поморщился Артем.
   - Да, - коротко ответил кот. - Это обязательно. Ну, ладно, в путь.
   Все остальные уже давно спали. Василий Васильевич специально попросил Дядю Мишу приготовить какое-нибудь сонное снадобье, чтобы никто не переживал и не волновался. Дядя Миша так постарался, что не заметил, как и сам уснул. Поэтому только Артем, Василий Васильевич и Тоня сейчас стояли в совершенной темноте и смотрели друг другу в глаза.
   - Это нетрудно, не бойся, - подбодрил друга кот.
   - Да я и не боюсь, - не своим голосом ответил Артем. Он вдруг ясно осознал, что это будет первым настоящим испытанием для него.
   Кем ты был раньше, спрашивал он себя. Хлюпиком и трусом, который только и мог, что бегать по проторенным маршрутам от Дэнча и его компании. А что теперь? Он отправляется вместе с волшебным существом на границу мира добра и зла. Ему предстоит пройти какие-то трудные испытания, чтобы помочь своим друзьям победить страшилище, которое даже в глаза не видел. Мог ли он себе такое представить еще месяц назад?
   - Тоня присмотрит за тобой, - продолжал напутствие Василий Васильевич. - Тоня, дорогая, если вдруг увидишь какую опасность для Артема, хватай его и неси обратно.
   Голограмма Тони исчезла, но Василий Васильевич понял, что эта сказочная, неповторимая девушка все сделает для того, чтобы выручить Артема из беды.
   - Ну, с Богом, - сказал Василий Васильевич.
   Тут же невидимая сила оторвала Артема от земли, и в одно мгновение он исчез из поля зрения Василия Васильевича. Кот вздохнул и поплелся к себе в палатку.
   Из рассказов Василия Васильевича Артем знал, что до границы Тридевятого и Тридесятого царств пешком нужно было идти несколько недель, но они с Тоней пролетали города и деревушки под собой с невероятной скоростью. Артем никогда не летал на самолете, и мечта о полете была для него с самого детства одна из самых неосуществимых. И вот сейчас он летит, правда не на самолете, а на Тоне, но это же круче в сто раз! Артем подставлял ветру лицо и шептал восторженные слова. Как бы он хотел, чтобы его в этот миг увидели одноклассники. Им такое и не снилось, а он - пожалуйста, летит прямо по воздуху, без крыльев. Здорово!
   Увы, полет продолжался не слишком долго - Тоня хорошо знала свое дело, и они очень быстро добрались до нужного места.
   Место это было крайне живописным. Два крутых склона соединял широкий каменный мост. Издалека Артему показалось, что этот мост соединяется с горизонтом. Всходило солнце, и его первые лучи осветили ярким светом лагуну, которая, по словам Василия Васильевича, и была границей двух миров. Артем даже не заметил, как Молочная река - Кисельные берега превратилась в огненную реку. Молоко закипело, кисель превратился в клейстер, а сама река была похожа на раскаленную лаву. Зрелище было не из самых приятных, но очень захватывающим. Иногда река пенилась, и пузыри достигали таких огромных размеров, что лопались прямо возле самого края моста.
   Тоня вместе с Артемом подлетели прямо к мосту, но тот вдруг исчез прямо у них на глазах.
   - Ничего не пойму, - сказал Артем. - Только что ведь был мост?
   - А Вася ничего не говорил про то, что он исчезает? - спросила Тоня. Артем отметил про себя это: "Вася". - Что он вообще тебе сообщил?
   - Он сказал, что мир Прави и мир Нави разделяет огненная река Смородина, а через нее с одного берега на другой ведет Калинов мост. Но ведь мы же его и видели! - недоумевал Артем.
   Тоня продолжала кружить Артема над огненной рекой.
   - Может, просто опустить тебя на то место, где был этот мост? - спросила она.
   - Ну да, а вдруг его на самом деле нет, вдруг это мираж, - возразил Артем.
   - Что же делать?
   Артем не ответил. Он вспоминал все то, что он узнал о волшебном мире в последнее время. И тут его пришел на ум один разговор с Василием Васильевичем, когда они ждали возвращения Дяди Миши и несколько дней провели в Дед-да-Бабинске. Кот, как всегда, поучал его, рассказывая об особенностях Мира Русских Сказок.
   - Запомни, Артем, - сказал тогда Василий Васильевич, - каждое существо в нашем мире умеет чувствовать. Не каждый умеет свои чувства выражать, особенно при помощи речи, но каждая травинка, каждая капля росы поймет тебя, если ты скажешь ей доброе слово. Но берегись, если ты будешь неуважительно относиться к тому, что тебя окружает - природа отомстит тебе, причем в тот самый момент, когда ты этого не ждешь.
   "А что, если..." - в голову Артема закралась шальная мысль.
   - Тоня, - попросил он свою невидимую спутницу, - опусти меня как можно ниже к реке и держи, пока я буду говорить с ней.
   - С кем, с рекой? - изумилась Тоня.
   - Да, со Смородиной, - кивнул в пустоту Артем и засмеялся нервным смехом. - Только крепко держи.
   Артем вдруг почувствовал, как его что-то крепко сжимает вокруг пояса. Он понятия не имел, есть ли у Тони руки, бывают ли они вообще у невидимых волшебных персонажей, но у него сразу же появилась какая-то особая уверенность в том, что Тоня ни за что его не уронит.
   Неведомая волшебная сила стала спускать Артема прямо над тем местом, где еще недавно он видел Калинов мост. Все ниже и ниже, и вот уже Артем почувствовал, как вокруг стало нестерпимо горячо, как огненные пузыри готовы укусить его за пятки, что еще чуть-чуть, и он сгорит в этом пекле.
   - Смородина-речка, - начал он вкрадчивым голосом, но вокруг так бурлили огненные потоки, что Артем сам еле-еле мог расслышать свой голос.
   Он набрал в легкие побольше воздуха и выкрикнул, что есть мочи:
   - Смородина-речка! Покажи мне мост неведомый, помоги границу перейти добру-молодцу!!!
   Что вдруг ему пришло в голову сказать именно эти слова, Артем не знал. Помнится, бабушка ему в детстве какую-то сказку об огненной реке читала. Но все оказалось тщетно - на все призывы Артема речка молчала. И тут его осенило. Ведь с теми, кто не умеет говорить на человеческом языке, можно говорить на зауми. Вот только как говорить, не приказывать же, в самом деле? Это тебе не осина, которой нужно превратиться в крепкое дерево. Там он на гордость ее взял, что вот какое маленькое деревце, а послужило большому делу. А тут как говорить с дышащей огнем рекой?
   Нужно было придумать новую формулу, но Артему, как назло, ничто не приходило в голову. Только когда прямо у него под ногами взорвался самый огромный из тех, какие он когда-либо видел, огненный пузырь, и на большом пальце у Артема проступил волдырь от ожога, он пришел в себя.
   - Акчер-анидоромс! Ижакоп енм тсом йымодевен, игомоп уцинарг итйереп урдоб-уцдолом! - произнес он, слегка запинаясь, ту же самую фразу, только проговаривая слова наоборот.
   Почему-то Артем не сомневался, что это поможет, и оказался прав. Огненные пузыри перестали появляться, лавина утихла, а сам Артем услышал:
   - Обисапс, йырбод цедолом аз оволс еешорох, кев хикат волс то йедюл ен алашылс. Идохорп, атсйулажоп, ьтсог йогород. Ьсивяоп, Вонилак тсом!
   Артем тут же перевел: "Спасибо, добрый молодец за слово хорошее, век таких слов от людей не слышала. Проходи, пожалуйста, гость дорогой. Появись, Калинов мост!". Определенная трудность была с пониманием мягкого знака - как он произносится, Артем и сам до сих пор не знал, поэтому избегал его использования в своих заумных формулах. Оказалось, что при произношении мягкого знака раздавался такой звук, будто кто-то быстро шлепнул губами.
   Не успел Артем обо всем этом подумать, как под его ногами тут же возник тот самый каменный мост. Тоня осторожно опустила Артема на этот мост, но разжимать свои невидимые тиски не собиралась.
   - Обисапс! - поклонился огненной реке Артем, и только тут заметил, что твердь под его ногами совсем не из камня, а из черепов, костей и засохшей человеческой крови.
   Артем испытал такое отвращение, что хотел уже было высказать Смородине все, что он думает о ее поступке, но вовремя сдержался, вспомнив, что нельзя обижать тех, кто умеет чувствовать, особенно если это существо с волшебными способностями.
   Поэтому он еще раз поклонился, попросил Тоню разжать оковы, принять голографический облик и, взяв ее за виртуальную руку, пошел по мосту в сторону той скалы, вокруг которой кружились черные вороны. Василий Васильевич сказал, что это верный признак того, что он идет правильно, и что где-то поблизости живет Баба-Яга.
   - Она довольно странная, - предупреждал Артема кот. - То на одном берегу живет, то на другом. Только по воронам и найдешь ее.
   - А почему именно вороны? - спросил тогда Артем.
   - Ну, ты даешь, - язвил Василий Васильевич. - Сказки, что ли, в детстве не читал? Волки да вороны - посредники между двумя мирами. Баба-Яга - тоже. Так кому же еще ей служить?
   - А как же она - то там, то там живет? - любопытствовал Артем.
   - У нее же избушка на курьих ножках есть, - беспечно отвечал Василий Васильевич, - вот и летает туда-сюда.
   Артем слегка улыбнулся, вспомнив это разговор, но вообще ему было не до смеха. Оглядываясь по сторонам, он сразу же понял, чем один мир отличается от другого. Он точно был в царстве Нави, об этом ему говорили сухие, безжизненные деревья, вытоптанная и сожженная трава, здесь не пели птицы, и даже солнце, казалось, было не таким ярким, как в Тридевятом царстве.
   "А ведь это только граница между мирами, не само Тридесятое царство", - подумал Артем.
   Они с Тоней шли уже достаточно долго, но до скалы с воронами было еще очень далеко. Тоня несколько раз предлагала Артему донести его до жилища Бабы-Яги, но он каждый раз отказывался.
   - Может, Тоня меня сразу к Бабе-Яге перенесет? - спрашивал Артем у кота, когда тот снаряжал их в полет.
   - Нет. Тебе обязательно надо по мосту перейти, иначе Баба-Яга тебя не примет, - учил Артема Василий Васильевич. - Хорошо, если она на нашем берегу будет, а если нет? Тоня сможет в Мир Нави попасть, а ты нет. Грохнешься еще прямо в Смородину...
   - Ладно, ладно, - поспешил тогда согласиться с котом Артем.
   Сейчас он отказался еще и потому, что Василий Васильевич в который раз предупредил его, чтобы он берег тонину силу - кто знает, когда она ему понадобится. Поэтому оставалось медленно идти, надеясь, что в пути их не настигнет ночь.
   Ночь Артема и Тоню не настигла, но пока они добрались до скалы, прошло немало времени. Идти было трудно. Волдырь от ожога на ноге Артема никак не хотел заживать, и они еле-еле плелись. Наконец, они поднялись на небольшую опушку, и путь им преградил высоченный забор, за которым кружились те самые вороны.
   Оглядев забор, Артем обнаружил, что он тоже из человеческих костей. На кольях торчали старые, почерневшие от времени черепа, а на воротах висела куча запоров и замков. Зрелище было не для слабонервных - засовами служили человеческие руки и ноги, а самый большой замок напоминал человеческий рот с острыми зубами. Как справиться с такой защитой, Артем знал от Василия Васильевича.
   - Если ты все сделаешь правильно, Баба-Яга скажет свои заветные слова, и ворота сами тебе откроются, - говорил кот.
   Артем знал, что сделать это будет очень трудно, и уже хотел попросить тоню, чтобы она перенесла его через забор, но вовремя вспомнил еще одно наставление кота:
   - Если к ней Тоня попадет, она от тебя может уйти, у Бабы-Яги огромная сила есть, переманить Тоню легко сможет. Поэтому делай все сам.
   Артем попросил Тоню, чтобы она ждала его в выгоревшем неподалеку лесу, а сам достал из кармана перочинный нож и носовой платок. Платком он зажал себе рот, а ножом ковырнул свою рану. Так не должно было быть, Василий Васильевич советовал просто порезать палец и окропить забор своей кровью, но Артем решил, что с него и ожога хватит.
   Боль была ужасной, и Артем изо всех сил сжал платок зубами. Из раны засочилась кровь, и тут же из-за забора послушался тихий голос:
   - Чую, чую - русским духом пахнет. Раньше русского духа не дождешься, а нынче русский дух сам пришел!
   Ворота со скрипом отворились, и Артем вошел. Вороны тут же разлетелись, и его взору предстала старая бревенчатая изба без окон и дверей, возвышавшаяся на огромных столбах. Никаких "курьих ног" у нее не было. Памятуя о том, как обычно поступали герои русских сказок, Артем громко сказал:
   - Избушка-избушка, встань к лесу передом, а ко мне...
   - Да ладно тебе, отстань ты от этой развалины, она и так еле шевелится, - услышал он со стороны.
   Слева от него на поленнице лежала какая-то девчонка. Артем подошел к ней, и спросил:
   - А ты кто такая?
   - Да я-то известно кто, а вот ты кто такой? - улыбнулась девчонка и спрыгнула с поленницы.
   Она была чуть выше Артема, но сгорбленной, будто древняя старуха, хотя ей было не больше пятнадцати-шестнадцати лет. Одета она была модно, почти как Ника и Василиса, но вещи на ней были грязные, давно не стиранные. Волосы у девчонки были растрепаны и вились, как попало. На дворе уже было темно, а у нее на носу Артем увидел темные очки. Лицо у нее было не то, чтобы красивое, но приятное.
   - Артем Царевич, - сказал он.
   - Царевич? - усмехнулась горбунья. - Давно тут царевичей не было. А что ж ты делаешь тут, Артем-царевич?
   - Мне Баба-Яга нужна, - простодушно ответил Артем и снова спросил: - А ты-то кто?
   - А я - она и есть... Баба-Яга, - упавшим голосом ответила девчонка.
   - Ты? - не поверил Артем. - Но как же ты можешь быть Бабой-Ягой? Ты... ты же еще молода, какая же ты баба? Ты... это... ну...
   Он очень долго не мог подобрать нужное слово, и выпалил первое, что пришло ему в голову:
   - Ты... дева, - и покраснел.
   - Дева-Яга - это что-то новое, - засмеялась девчонка. - Хорошо сказал. Теперь и сама буду себя так называть. Дева-Яга... А что - звучит!
   Артем слегка улыбнулся.
   - Но как же ты можешь быть бабой, то есть, извини, Девой-Ягой?
   - Как, как... - только и сказала Яга. - По наследству, как же еще! Старая наша Яга, бабка моя, померла, мамка моя исчезла куда-то, вот меня сюда и поставили. Представляешь, Артем, мне всего семь лет было, когда я тут оказалась. Отправили сюда, сироту, да еще сказали: вот, мол, честь тебе какая, на границе будешь служить. А я вообще тогда ничего ни знала, и ничего делать не умела. Слышал, в Тридевятом царстве какие дела творятся, сколько колдунов да ведьм там чудят? А почему, не знаешь? Я во всем виновата. Кто ж девчонку-малолетку послушает - вот и прут все через границу, кому не лень. Правда, я им всегда говорю: вот придет новый герой, всех вас к ответу призовет.
   Яга сделала паузу и пристально посмотрела на Артема.
   - Постой-ка! А не ты ли этот герой-то будешь, а?
   Артема очень удивило то, что Яга исповедуется перед ним, но еще больше его удивило то, что они разговорились с этой горбатой девчонкой, как старые знакомые.
   - Я, - смело ответил он.
   - Ну и герои пошли, - покачала головой Дева-Яга. - Тебе сколько лет, герой?
   Артем ничего не ответил.
   - Ладно, извини, - потрепала его по плечу Яга и сняла очки. - Уф-ф-ф, наконец-то стемнело.
   - Зачем ты носишь очки? - поинтересовался Артем.
   - Это наказание нашего рода, - вздохнула Яга. - Первая Яга вообще слепая была. Ее Мокошь с Первым Сказочником ослепили за то, что она Кощею служить ушла. Наш род ведь из Мира Нави... Правда, потом многие из моих предков стали помогать кое-кому из Тридевятого царства, героям услуги оказывали, и стала их слепота пропадать. Я вот сейчас уже могу по ночам без очков видеть, а днем в очках свет различаю. Это мне как награду за мои мучения на посту дали.
   Артем по-прежнему ничего не говорил.
   - Ну! - приободрилась Дева-Яга. - А ты зачем ко мне пожаловал?
   Артем хотел ответить, но Дева-Яга его снова опередила:
   - Пойдем ко мне в дом. Там жутко грязно, не убрано, мыши с крысами везде. Зато тепло, и поспать можно.
   - Некогда мне спать, - наконец-то смог выговориться Артем. - Мне секрет нужно у тебя узнать, как оборотническую рубашку сделать.
   - Ну, ты даешь, - удивилась Дева-Яга. - А где ж я тебе этот секрет возьму?
   Артем оторопел. Что же это значит - вся зря?
   - Я же ничему никогда не училась, - стала оправдываться Дева-Яга. - Я даже писать не умею, потому что в школу не пошла, сразу работать стала. Мне бы сначала в простой школе выучиться, потом на курсы для начинающей Бабы-Яги пойти, а я тут пограничной собакой служу. И тут от меня никакого толка нет, и профессии своей колдовской я так и не научилась. Поэтому никаких секретов я не знаю. Так, от бабушки кое-что помню...
   - Так, может, и про оборотническую тайну вспомнишь? - в надежде спросил Артем.
   - Ладно, попробую, - пожала плечами Яга. - Только давай не сейчас. Утро вечера мудренее.
   Артему было крайне неуютно у этой Яги-недоучки, но ничего другого ему не оставалось. Дева-Яга пробормотала какие-то слова, и избушка с огромным трудом повернулась, как и положено, "к лесу задом". Из стены вывалилось несколько бревен, которые волшебным образом превратились в дверь и крыльцо, и Дева-Яга с Артемом вошли в дом.
   Внутри избы было еще хуже, чем у Артема дома в те дни, когда его родители запивались. Повсюду валялись нечищеные котлы, какие-то пробирки и колбы. По всем углам, как у знахаря Захара, висели разные травы, но даже сама Дева-Яга не знала, зачем они и от чего. В печи еле-еле теплился огонек пламени.
   - Ну и ну! - только и смог сказать Артем, оглядевшись.
   - Слишком грязно, да? - виноватым голосом спросила Дева-Яга.
   - Ну, не то, чтобы очень... - соврал Артем.
   - Да ладно, - махнула рукой маленькая колдунья, - сама знаю. Руки все не доходят, а так бы взяла, да и как вычистила тут все.
   - А кто тебе мешает? - не смог больше терпеть Артем. - У тебя времени нет, ты какими-нибудь серьезными делами занимаешься, что такую грязь тут развела? Сама же говоришь - не учишься, не работаешь, мимо тебя все проходят, зелий ты не варишь, лес не охраняешь, только лежишь целыми днями во дворе да загораешь. Давно бы уже порядок навела.
   - Это я не учусь? - обиженно поджала нижнюю губу Яга. - Да я каждую ночь бабкины записки читаю, тренируюсь, вот только ничего не получается. А днем во дворе я сплю, потому что за ночь от чтения и учебы этой устаю.
   - Ну, и чему ты научилась? О чем тебя не спросишь, ты ничего не знаешь.
   - А ты сам хорошо учишься? - повысила голос Дева-Яга. - Чего молчишь?
   Артему и в самом деле стало неловко. Поучает волшебницу, а сам с двойки на тройку перебивается.
   - Я... не то, чтобы очень... но я...
   - То-то, - торжествовала Яга.
   - Но зато русский язык, который мне нравится, я лучше всех в классе знаю, - оправдательно добавил Артем. - И ты бы могла своему ремеслу научиться, если бы только по-настоящему захотела. Тебе наука ваша волшебная не дается, потому что ты ее не любишь, а своим дело надо "болеть". Надо жить тем, чего ты хочешь, и тогда у тебя все получится.
   Дева-Яга ничего не ответила, а просто достала откуда-то из-за печки матрас с подушкой, чистое и свежее белье и постелила Артему на лавке рядом с печкой.
   - Ложись спать... герой, - слегка усмехнулась и добавила. - Завтра тебе тайну про рубашку расскажу.
   Артем хотел еще раз сказать Яге, что спать ему не хочется, и что если она знает секрет, то пусть лучше сейчас скажет, и он в обратный путь пустится, но Дева-Яга его опередила. Она подошла к Артему, легонько дунула на него, и от этого дуновенья все мысли его словно куда-то унеслись, ноги сделались ватными, непослушными, и ему сразу захотелось спать. Последнее, что он запомнил, как Дева-Яга помогла ему добраться до лавки, и он тут же уснул.
   - А если мне не нравится то, чем я должна заниматься? - спросила Дева-Яга то ли у сонного Артема, то ли у самой себя. Она тяжело вздохнула, подбросила в печь несколько щепок, раздула огонь, достала с печки большую книгу, открыла, еще раз вздохнула и принялась читать.
   Артем проснулся также внезапно, как и заснул. Он подскочил с лавки, стал озираться в поисках Девы-Яги, но ее нигде не было. Вдруг под ногами его что-то заскрипело, и Артем услышал снизу знакомый голос:
   - Отойди, пожалуйста, Артем-царевич и помоги мне подняться!
   Артем отошел в сторону - оказалось, что он стоял прямо на крышке подпола. Он потянул за кольцо на крышке, и она легко поддалась ему. Из подпола с целой кипой старых и ветхих книг вылезла Дева-Яга.
   - Вот, - сказала она и бросила книги на старый стол со скрюченными ножками. - Всю ночь искала, нашла.
   - Что это?
   - В одной из этих книг моя прапрабабка оставила записку про оборотнические рубашки.
   - Так давай скорее начнем читать, - заторопил Деву-Ягу Артем.
   - Во-первых, тебе умыться надо - во дворе колодец со свежей водой. А во-вторых, я уже все прочитала, но то, что там написано, тебе не поможет.
   - Почему это?
   - Там не все сохранилось, а то, что осталось, слишком обрывочно. Но я придумала, как тебе помочь, - улыбнулась Яга и снова исчезла в подполе.
   Артем выбежал во двор, быстро умылся, а когда умылся и вернулся обратно в дом Девы-Яги, она уже вылезала обратно с каким-то мешком, из которого во все стороны торчали иглы.
   - Что это? - спросил Артем.
   - Игольчатая рубашка, самая лучшая для оборотничества, - с гордостью за себя и за своих предков произнесла Дева-Яга, тряхнула мешок и в ее руках оказалась рубашка, похожая на кольчугу из учебника по истории за 6-й класс, только была она очень-очень тонкой, и из нее отовсюду торчали иголки.
   - Она уже готова? - с надеждой спросил Артем. Вот здорово - не придется никакие испытания проходить, и можно будет сразу верлиоку победить.
   Но Дева-Яга покачала головой:
   - Она-то готова, но в письме говорится, что она моей прапрабабке досталась от ее бабки. Этой рубашке уже столько лет, что срок годности ее давно истек.
   - Ну и зачем она мне тогда нужна? - расстроился Артем.
   - А я у нее в записках прочитала, что силу теряет только заговор, наложенный прежней Бабой-Ягой, - стала объяснять Дева-Яга. - Если иголки из этой рубашки еще раз заговорить и вытащить, то они сами свяжутся в новую рубашку, и можно будет использовать ее по назначению.
   - Любопытно, - пробормотал Артем. - А как же это сделать?
   - Я это уже предусмотрела, - успокоила его Дева-Яга. - Я нашла в этих книгах всяческие заклинания и заговоры, и уже переколдовала иглы. Но я предупреждаю тебя, Артем-царевич, что это будет очень серьезное испытание.
   - Я готов, - отозвался Артем.
   - Погоди, не торопись, - остановила его Яга. - Ты понимаешь, что это не просто оборотническая рубашка из крапивы, шиповника или репейника? Это рубашка из иголок. Она не только поможет тебе обратиться, в кого пожелаешь, но и защитит тебя. Игольное волшебство - одно из самых сильных. В такой рубашке тебе ничего не будет страшно, тебя никакая темная сила одолеть не сможет. Но пройти придется через нечеловеческие муки.
   - К мукам я привык, потерплю, - кивнул Артем, вспомнив все, чего натерпелся от Дэнча и его друзей. - Говори, что надо будет делать.
   - Ох, боюсь, не знаешь ты, что к чему, Артем-царевич, - сказала Яга.
   - Ладно, хватит причитать, - буркнул Артем. - Что там не так?
   - Надень эту рубашку, - предложила ему Дева-Яга.
   Артем осторожно взял рубашку, посмотрел на нее и удивился. Рубашке было почти триста лет, но она находилась в прекрасном состоянии.
   - Наверно, именно это подразумевают, когда говорят, что человек одет, "как с иголочки", - усмехнулся Артем, натягивая рубашку.
   Иголки слегка покалывали, но неприятных ощущений из-за них Артем не испытывал. Он смотрел на Деву-Ягу и безмятежно улыбался.
   - Готов? - спросила она. Артем кивнул.
   - Гали - к Туле! - выкрикнула Дева-Яга.
   И не успел до Артема дойти смысл произнесенного ведьмой, как игольчатая рубашка словно прильнула к нему, и он тут же почувствовал нестерпимую боль. Артему показалось, что иглы вылезли из рубашки и впились ему в тело. Он завопил от боли и тут же стал срывать с себя рубашку. Но оказалось, что иглы из нее и в самом деле впились ему в тело, и теперь рубашка крепко держалась на Артеме.
   - Что это такое? - сквозь слезы заорал на Деву-Ягу Артем.
   - Все нормально, - ответила девчонка. - Снимай аккуратно.
   Артем, продолжая рыдать от нестерпимой боли, слегка потянул за край рубашки, и она тут же ему поддалась.
   Дева-Яга помогла Артему стащить рубашку, и он посмотрел на свое тело. По всей груди, на животе, на руках и на плечах, по всей спине оно было усеяно впившимися в него острыми и короткими иглами. Из каждой ранки сочилась кровь.
   - Быстро вынимай их! - крикнула Дева-Яга.
   Артем послушался и принялся яростно выдергивать иглы из тела. Яга помогала ему, но с каждым рывком боль еще больше усиливалась. Артем обильно терял кровь, у него начала кружится голова.
   "Она меня убила! Вот я дурак, поверил-таки Яге..."
   - А что ты там бормотала про Галю и про Тулу? - теряя сознание, спросил Артем. Пусть хоть перед смертью, но узнает от нее, что она с ним сделала.
   - Это заумь, - ответила Яга. Артем посмотрел на нее и с удивлением обнаружил, что она тоже плачет.
   "Заумь..." - мелькнуло в голове у Артема, и он из последних сил завопил:
   - Затянись, атянись, тянись, нись, ись, сь, ь, - вместо последнего звука Артем, по примеру Смородины, еле шлепнул губами.
   И стоило только Артему произнести заумную формулу, как каждая ранка на его теле тут же исчезла, будто ее и не было, даже синяков не осталось. Но Артем все равно потерял сознание.
   Когда он очнулся, оказалось, что он снова лежит, только уже не на полу рядом с печью, а на самой печи, а рядом с ним стоит Дева-Яга. Увидев ее, Артем сразу отшатнулся, но он был очень слаб, чтобы бежать из этого дома.
   - Зачем ты хотела меня убить? - спросил он Ягу.
   - Я? Убить? - дрожащим голосом переспросила та и протянула ему чашку, из которой очень вкусно пахло.
   - Что это? Яд? - отодвинулся от чаши Артем.
   - Это не яд, Артем, это тебе силу восстановить. Это живая вода, - сказала Дева-Яга и снова протянула ему чашу.
   - Живая вода? - сглотнул комок в горле Артем. - Настоящая?
   - Не совсем, - отвела глаза Яга. - Это я по рецептам бабушкиным приготовила, пока ты спал. Цикорий дикий, шиповник коричневый, боярышник колючий, пырей ползучий, листья подорожника, листья крапивы, медуницы и...
   - Да хватит уже этой травы, - устало протянул Артем.
   - Она нормальная, как настоящая, я сама пробовала, - добавила Дева-Яга.
   Артем взял у нее чашу и посмотрел на маленькую ведьму. Та покраснела и снова отвела глаза. Артем одним залпом выпил напиток и тут же ощутил прилив сил, словно огонь разливался по его немощному телу. Прошло не больше минуты, а он уже чувствовал себя, как и прежде. Он соскочил с печи и твердо встал на ноги.
   - Вот так уже значительно лучше! - обрадовалась Яга и встала рядом с Артемом. Но он еще побаивался - а вдруг она что-нибудь не то затевает?
   - Теперь расскажи мне, что все это значило? - грозным голосом, которого и сам от себя не ожидал, спросил Артем.
   - Это и есть твое испытание, - просто и тихо ответила Дева-Яга. - Зато посмотри, что получилось.
   Дева-Яга подвела его к столу, на котором Артем увидел, как невидимые спицы вяжут из окровавленных иголок рубашку. Уже были видны манжеты.
   - Я заколдовала игольную рубашку, чтобы тот, кто осмелится ее надеть, получил от нее волшебные иглы, и они сами связались бы в рубашку, - в ответ на немой вопрос Артема сказала Тоня. - Когда ты ее надел, я на зауми приказала иглам впиться тебе в тело, потому что только так можно извлечь их из старой рубахи. Потом мы с тобой их вытащили, и вот теперь они сами вяжут тебе рубашку.
   - Вот оно что, - понимающе кивнул Артем.
   - А ты, оказывается, тоже заумь знаешь? - восхищенно сказала Яга. - Не ожидала... Я-то от страха совсем забыла, как заживлять раны, а ты - молодец, сразу сообразил. Только заумь у тебя какая-то странная.
   - Это ладно, - махнул рукой Артем. - А вот что мне дальше делать?
   - Если хочешь рубашку получить, делай то же самое каждое утро на заре. Иглы будут в тебя впиваться, ты будешь их вытаскивать, зашивать себя, а они станут рубашкой.
   - Но мне нужно три таких рубашки! - в отчаянии от грядущей перспективы вскрикнул Артем.
   - Тогда тебе придется проделать все это три раза, - покачала головой Дева-Яга.
   - А иголки не закончатся? - спросил Артем.
   - А ты посмотри на старую рубашку, - Дева-Яга показала ему прежнюю игольчатую мешковину. - Ты видишь, чтобы из нее иглы вышли?
   - Нет, - Артем посмотрел, и действительно - из рубашки не выпало ни одной иголки. - Как же тогда...
   - Они при соприкосновении с человеческим телом воспроизводят сами себя. Это я сама придумала, - снова не без гордости сказала Дева-Яга, но тут же поправилась. - Правда, пока по бабушкиным советам.
   - Значит, мне придется это делать... - начал подсчитывать Артем.
   - Ровно один месяц, - подсказала ему Дева-Яга. - На одну рубашку нужно будет потратить десять дней. Только учти, что с собой я тебе дать ее не могу. Придется тебе у меня десять дней прожить.
   - Ладно, - вздохнул Артем. - Только у меня еще один вопрос.
   - Ну?
   - Василий Васильевич говорил, что мне нужно и рубашку по-особому сшить, и испытание пройти. А что же мне делать? Иглы - это для рубашки, ведь так? А как насчет испытания?
   - А тебе этих игольчатых мучений показалось мало?
   - Ну... я не знаю...
   - А рана на ноге от ожога Смородины?
   - Так это...
   - А то, что ты чуть не погиб?
   - В-общем...
   - Чего ты все время мямлишь? - рассмеялась Дева-Яга. - Хочешь испытание?
   Артем кивнул.
   - Будешь учить меня все десять дней, пока здесь остаешься, - улыбнулась еще раз Дева-Яга.
   - Только не это, - застонал Артем.
  

Глава 14

возвращение артема

  
   Прошло десять дней. Каждое утро, как только занималась заря, Артем выходил из избушки Девы-Яги, надевал игольчатую рубашку, говорил собственную заумь, и все повторялось - в Артема вонзались иглы, он успевал вовремя остановить кровотечение и прийти в себя при помощи настоев, которых в первую же ночь наготовила молодая колдунья. Иголки послушно плели рубашку и, наконец, она была готова.
   Все это время Артем занимался с Ягой. Оказалось, что она очень плохо читает, почти не умеет считать и пишет с такими ошибками, что Артем несколько раз пожалел, что вообще согласился стать ее учителем.
   - Может, останешься еще на несколько дней? - упрашивала Артема Яга, когда он уже сложил новую игольчатую рубаху в рюкзак. - Я бы еще что-нибудь выучила...
   - Нет, не могу, - отрезал Артем. - Там мои друзья, они меня ждут. Там верлиока, мы должны его победить.
   - Ну, надо так надо, - вздыхала Дева-Яга. - Но, может быть потом, когда все закончится, ты приедешь снова?
   Артем не знал, что ответить. Его самого съедало какое-то непонятное чувство. Он тоже не хотел уезжать, и эта мысль его пугала. Потому он просто сказал:
   - Мы еще увидимся. Когда-нибудь. Я тебе обещаю.
   Дева-Яга проводила его до самых ворот.
   - До свиданья, Артем-царевич, - сказала она, и из-под ее темных очков покатилась слеза.
   - До свидания, Дева-Яга, - ответил Артем и опустил глаза.
   - Между прочим, у меня имя есть, - укорила Артема Яга.
   - Имя? - удивился Артем. - Но почему ты никогда мне его не называла?
   - А я и сейчас тебе его не назову. Нельзя. Может быть, в другой раз, - кокетливо ответила Дева-Яга. Артем больше ничего не сказал, он вышел со двора Девы-Яги и отправился в лес за Тоней.
   Тоня была на том самом месте, где Артем оставил ее десять дней назад. Ее голограмма выглядела немного потускневшей, но все равно Тоня была рада видеть Артема. Однако вид у мальчика был такой, что она просто спросила:
   - Ну, как?
   - Нормально, - ответил Артем, и они пустились в обратный путь.
   К вечеру Артем с Тоней были на том самом месте, где Йосе приснился сон про верлиоку. Но на полянке возле костра, похоже, давно уже никого не было, решил Артем. Никаких следов того, что путники провели здесь какое-то время, не было.
   - И где они, интересно? - спросил то ли у Тони, то ли у себя самого Артем.
   - Наверное, пошли дальше, - предположила Тоня.
   - Это понятно, - кивнул Артем. - Не могли же они нас столько дней дожидаться, но куда они пошли? Ни записки никакой не оставили, ни знака какого... Где теперь их искать?
   - А может... - голос у Тони срывался. - Может, их уже этот... верлиока убил?
   - Не говори глупостей, - рассердился на Тоню Артем. - Никто их не убивал. Если бы тут был верлиока, чудовище огромного роста, тут бы ни одного дерева и куста не было, а так видишь - словно и не было здесь никого. Они давно отсюда ушли.
   - Но куда они могли пойти?
   - Если предположить, что вся эта история про верлиоку - правда, а мы должны его победить, то они пошли к нему навстречу, - стал размышлять Артем. - Йося говорил про какую-то деревню, на которую этот верлиока напал. Значит, нужно найти эту деревню.
   Еще несколько дней понадобилось Артему с Тоней, чтобы найти остальную компанию. За это время Артем уже начал создавать вторую рубашку. Ранним утром Артем уходил в самую чащобу и продолжал истязать свое тело. Правда, теперь отвара для восстановления у него не было, и он просто подолгу лежал на мягкой траве, приходя в себя. Артем не был уверен в том, что Тоня не знает, что с ним, и чем он занимается по утрам. Все-таки она невидимое волшебное существо, может быть, подсматривала за ним. Но сама Тоня об этом с Артемом не говорила, да и ему было все равно.
   Уже была готова половина второй оборотнической рубашки, когда однажды глубокой ночью Артем и Тоня прибыли в деревню под названием Сметана. Еще в воздухе Артем заметил, что Молочная река возле деревни словно загустела и, в самом деле, стала похожа на сметану.
   В деревне шли народные гуляния. Все жители высыпали на улицу и кого-то поздравляли. Тоня опустилась рядом с празднующими, и Артем не поверил своим глазам. На деревенской площади возвышался огромный самодельный трон, на котором восседали Ника и Василиса, а рядом с ними за столами сидели Василий Васильевич, Дядя Миша и Йося. Сметановцы дружно восхваляли Нику и Василису, а заодно и всех остальных.
   Артем с трудом протиснулся вперед и вышел прямо к трону.
   - О, новенький! - послышалось со всех сторон. - А ну-ка, давай, Веронику-свет-Александровну поприветствуй, скажи слово хвалебное!!!
   - Да, давай! Пусть скажет! - понеслось со всех сторон. Кто-то сунул Артем в руку стакан с какой-то прозрачной жидкостью, и он почувствовал слабый запах простокваши.
   Такой злости Артем еще не испытывал никогда. Значит, пока в него полмесяца иглы впиваются, пока он рубашки эти шьет собственной кровью, они тут пируют? Он чуть ногу не потерял, пока перелетал через Смородину, они ушли, не оставив никакого знака, а теперь сидят и веселятся? Ну, знаете, хватит!
   Артем бросил стакан под ноги, и тот с оглушительным звоном разбился. Из толпы послышалось недовольство:
   - Ты что же это, паразит, делаешь?
   Но Артем словно и не обратил внимания на эти слова.
   - Ну, и как это все понимать? - заорал он.
   - Артем, - пробормотала Ника, показывая на него рукой.
   Василий Васильевич так и подскочил:
   - Артем! Ты жив?
   - Невероятно... - донеслись до Артема слова Василисы.
   - Откуда ты? - к нему подбежали Йося и Дядя Миша.
   - Что значит - откуда? - Артем был вне себя от ярости. - Вы что, забыли, куда я отправился? Василий Васильевич, что это все значит? Я там рубашки эти плету, а вы...
   Деревенские молчали. Они вообще не могли взять в толк, что происходит. Выбежал какой-то пацан, стал кричать на их героев.
   - Ты кто такой? - схватил Артема за плечо крепко сбитый молодой парень.
   - Отпусти его, Митяй, все в порядке, - сразу заступился за Артема Василий Васильевич. - Это наш друг, это Артем.
   - А чего же этот друг на вас орет? - Митяй все еще держал Артема за плечо. Хватка его была такой сильной, что если бы Артем вдруг захотел убежать, то вряд ли смог вырваться.
   - Да просто он... и мы... - Василий Васильевич не знал, что сказать, и поэтому тоже гаркнул на Митяя. - Отпусти же его, наконец!
   Плечо Артема испытало огромное облегчение, когда Митяй разжал свои пальцы.
   - Что здесь происходит? - снова спросил Артем у Василия Васильевича.
   - Мы думали, тебя нет в живых, - тихо произнесла Ника, спускаясь с "трона".
   - Как это - нет в живых? - не понял Артем. - Почему?
   - Это я виноват, - сокрушенно мотнул головой Василий Васильевич. - Я решил, что раз тебя целый месяц тебя нет, то ты, скорее всего, погиб. В Смородину упал и сварился или Баба-Яга тебя погубила.
   - Какой еще месяц? - не понял Артем. - Меня не было всего десять дней.
   - Месяц, Артем, месяц, - стали в один голос говорить Ника с Василисой, Йося и Дядя Миша.
   - Но этого не может быть, - пробормотал потрясенный Артем. - Тоня! Сколько времени прошло? Сколько ты меня ждала?
   - Месяц, - отозвался голос Тони.
   - Ничего не понимаю, - развел руками Артем. - Этого не может быть! Я пробыл у Девы-Яги только десять дней!
   - У кого? - хитро прищурился Василий Васильевич.
   - У какой еще Девы-Яги? - в один голос спросили Ника и Василиса.
   - Ну, там не Баба-Яга, а Дева-Яга живет, - ответил Артем и слегка смутился.
   - Все понятно, - сладким голосом пропел над ухом у Артема Василий Васильевич.
   Все посмотрели на него, ожидая продолжения, мол, что понятно? Василий Васильевич тоже недоуменно поднял глаза - мол, что непонятного:
   - Любовь.
   - Никакой любви там у меня не было! - рассердился на кота Артем.
   - А я и не про тебя говорю, - еще больше удивился Василий Васильевич. - Это излюбленный прием любой Яги - приворотное зелье или дурманное. Тебе кажется, что время идет медленнее, чем обычно. Ты там у нее что-нибудь пил?
   - Ну да, - стал оправдываться Артем. - Живую воду пил. Она сама ее приготовила...
   - Что? Живую воду, говоришь? - рассмеялся кот. - Ну, ты даешь.
   Его противному смеху вторил другой - смех Дяди Миши.
   - Артем, живую воду нельзя приготовить, - сказал он.
   - Но как же? Я ведь точно помню, она еще сказала мне, что это вода ненастоящая, а по бабушкиным рецептам. Цикорий, шиповник, боярышник, пырей, подорожник, крапива, еще что-то и...
   - И? - подначивал Артема кот.
   - И что-то еще, она хотела сказать, только я ее прервал.
   - И дурман, что же еще, - закончил за Артема Дядя Миша.
   - А что это за напиток был?
   - Живительный, - согласился Дядя Миша, - но не более того. Только без дурмана. С дурманом - это уже что-то другое.
   - Еще бы, по рецептам Бабушки-Яги, - покатывался со смеха кот.
   В другое время Артем тут же поставил его на место, но сейчас ему было не до этого. Что же это с ним произошло? Неужели Яга специально посыпала ему дурман? А еще просила остаться... Эх, ты, Артем, дурак дураком...
   - Но почему вы решили, что я погиб? - спросил он. - Ведь тогда Тоня вернулась бы и рассказала, что к чему.
   Василий Васильевич вдруг стал серьезным и покачал головой:
   - Ты плохо знаешь наш Мир, Артем. Если "то - не знаю, что" увидит гибель своего хозяина, оно никуда больше не отправится. Оно тут же потеряет всю свою силу, и просто исчезнет.
   - Неужели?
   - Да, Артем, это так, - отозвалась и сама Тоня.
   - Вот мы и подумали...
   - Ясно, - кивнул Артем. в нем снова начинала закипать злость. - Но вы ведь могли бы тогда отправиться на поиски меня... то есть моего тела. А вы, я смотрю, веселитесь тут.
   - О, нет, все не так, как ты думаешь, - стал заверять Артема Дядя Миша. - Когда пошел одиннадцатый день и Василий Васильевич рассказал нам обо всем, что с тобой и Тоней могло случиться, мы тут же отправились на поиски. И вот мы несколько дней шли-шли-шли...
   - Но тут случилось такое! - восторженно перебил его Йося.
   - Что же случилось? - передразнивая Йосю, спросил Артем, но тут в их разговор снова вмешались жители Сметаны.
   - Послушайте, - обратился Митяй, - нельзя же так! Мы всей деревней собрались, чтобы отпраздновать, а вы...
   - Хорошо, хорошо, - поспешил ответить ему Василий Васильевич. - Давайте, продолжайте праздник, а я сам все объясню Артему.
   - Артем, Артем, - хмыкнул кто-то из недовольных селян. - Носятся с малявкой, как с писаной торбой...
   Заиграла музыка, и праздник продолжился. Начались танцы, и Ника с Василисой оказались в самом центре внимания. Василий Васильевич отвел Артема в сторону.
   - А, по-моему, это с ними вся деревня носится, - обиженно сказал Артем.
   - Да ладно, не обращай внимания, - успокоил его кот. - Лучше расскажи, как ты. Я так понимаю, ты не с пустыми руками вернулся? Где рубашки?
   - Здесь, - ответил Артем и достал из рюкзака целую и недоделанную игольчатые рубашки.
   - Вот это да! - восхитился Василий Васильевич. - Ну, расскажи, как ты их достал.
   Артем с самого начала не хотел рассказывать правду о том, что ему приходится переживать. Поэтому он давно уже сочинил историю, будто Дева-Яга заставила его работать у себя во дворе десять дней, и за это дала одну целую рубашку и половинку другой, и сказала, что каждый день она будет прирастать, пока не станет настоящей рубахой. А потом из нее родится третья игольчатая сорочка.
   - Смотри-ка, как легко далась, - удивился Василий Васильевич. - Я, признаться, думал, что игольчатые оборотнические рубашки давно уже исчезли. А эта еще и хорошо сохранилась. А, может, она ненастоящая? Может, Яга тебя обманула?
   Артема прошиб холодный пот - ведь он ни разу не проверял ее! А что, если она действительно ненастоящая? Значит, он все это время зря мучался?
   - Давай проверим, - предложил кот, натянул на себя игольчатую рубашку и поморщился. - Колючая. Представляешь, если бы эти иголки в тело впивались?
   - Даже не представляю, - ответил Артем, не смотря на кота.
   - Ну, чего ты молчишь? Говори заклинание.
   Артем собрался с мыслями и выпалил:
   - Акшабур, акшабур, инребо аток в ьшым!
   Только Артем произнес последнее слово, как игольчатая рубашка вместе с котом ужалась, и вместо Василия Васильевича перед Артемом уже сидела серая полевая мышка. Со своим кошачьим видом Василий Васильевич утратил и способность говорить по-человечески и теперь только пищал.
   Артем вдоволь посмеялся над этим удивительным видом кота и сказал еще раз:
   - Акшабур, акшабур, инребо ьшым в аток!
   Но ничего не произошло. Василий Васильевич так и остался мышью. Артем испугался - вдруг рубашка испорчена и действует только наполовину? Что не так, почему формула не сработала?
   - Акшабур, акшабур, инребо ьшым онтарбо в аток!
   И снова - ничего.
   "Я добавил слово "обратно", но он так и остался мышью. Что же теперь делать?"
   И тут он в который раз догадался.
   - Это же оборотническая рубашка! - произнес он вслух. - Значит, и говорить надо наоборот, то есть как обычно!!!
   Мышь перед ним одобрительно запищала.
   - Рубашка, рубашка, оберни мышь обратно в кота!
   И тут же серая мышь Василий Васильевич снова стала ученым котом.
   - Балбес! - было первое, что сказал Василий Васильевич Артему, вернув себе дар речи. - Заставил ты меня понервничать, Артем. Ну, думаю, так и останусь навсегда мышью.
   Артем потупил взгляд.
   - Между прочим, ты не мог меня во что-нибудь другое обернуть? Не думай, я оценил твою шутку. Но быть тем, на кого ты охотишься, не слишком приятно, - ворчал Василий Васильевич.
   Артем все еще чувствовал себя, как двоечник перед строгим экзаменатором.
   - Ну, ладно, прощаю, - сменил гнев на милость кот, и они продолжили беседовать.
   - Как ты себя чувствовал в этой рубашке? Она не кололась, когда ты превращался? - спросил Артем у Василия Васильевича.
   - Даже если бы я захотел что-то почувствовать, то ни за что бы не смог, - возразил ему кот. - Процесс превращения занимает долю секунды. Ты просто не успеваешь понять, что с тобой происходит. Я в одно мгновение стал мышью, но осознал это только тогда, когда не смог ничего тебе сказать. Внутри ты все равно остаешься собой, но теряешь, так сказать, свою внешнюю оболочку, которая призвана компенсировать твою недостаточность в межконсистенциальном пространстве магического бытия...
   - Давай без твоих ученостей, - попросил Артем.
   - Все было нормально, - потеряв вдохновение, угрюмо выдохнул кот, - рубашка не кололась.
   - Ладно, не обижайся, - ласково бросил Артем насупившемуся коту. - Ты же знаешь, что мы все до твоей учености не дотягиваем.
   - Оно и видно, - недовольно ответил кот.
   - Вместо того чтобы дуться на меня, рассказал бы лучше, что тут у вас произошло, - сказал Артем.
   - О, - сразу оживился кот. - Это невероятная история.
  

Глава 15

немного о кладах

  
   - А я вам говорю, что он не вернется! - сердился Василий Васильевич. - Сегодня уже одиннадцатый день!
   - И что? - Ника смотрела на кота, как на самого злого врага.
   - В нашем Мире есть такая примета, что если кто после десяти дней не вернулся от Бабы-Яги, то он уже никто никогда не увидит, - ответил кот.
   - А я не верю, что Артем погиб, - тихо сказал Йося.
   - Никто и не говорит, что он погиб! - снова повысила голос Ника и с гневным лицом повернулась к Василию Васильевичу. - Ведь он не погиб?
   - И что ты хочешь, чтобы я вам ответил? - недовольно пожал плечами тот. - Я Кот Ученый, я знаю, что говорю. Десять дней прошло, а Артем не вернулся. Может, он и не погиб, может, он остался у Бабы-Яги, а может, дальше пошел.
   - Куда это - дальше? - вмешалась в спор Василиса.
   - Дальше, то есть в Мир Нави, - сказал кот и будто сам испугался своих слов, зажав лапой рот.
   - Артем? - удивилась Василиса. - Нет, этого не может быть.
   - Как ты можешь говорить о нем такое? Ты, который сам служил силам тьмы? - опять набросилась на Василия Васильевича Ника.
   - Вот именно потому, что я сам там побывал, я и говорю, - сразу же ответил кот. - Каждый из нас отправился в это путешествие, чтобы сбылась его мечта. Каждому в Книге Мокоши был указан путь к своему счастью, но, к сожалению, можно его найти, и не на своем пути. Это ПРАВИЛЬНЫЙ путь всегда труден, а ДРУГОЙ путь может привести тебя к мечте гораздо быстрее. За это придется дорого заплатить, но тот, кто в двух шагах находится от исполнения заветного желания, не думает об этом.
   - Что ты хочешь этим сказать? - нахмурил брови Дядя Миша. - Что Артем теперь идет к своей мечте по другую сторону? Что он принес в жертву нашу дружбу?
   - Я не хотел этого говорить, ты сам сказал, - спрятал глаза кот.
   - А как же мы? Что мы будем делать? - спросила Ника.
   - Мы пойдем своим путем. Мы должны сделать то, чего не сумел или не захотел сделать Артем - мы будем спасать Мир Прави, будем сражаться с верлиокой и искать Кощея. Глядишь, и нам повезет.
   - Но как мы будем сражаться с верлиокой, если у нас нет оборотнических рубашек? - спросил Йося.
   - Не знаю пока, - честно признался кот. - Ну да что-нибудь придумается.
   - И все-таки я считаю, что нам нужно ждать Артема, - продолжала настаивать на своем Ника. - А если он все-таки вернется, а нас не будет?
   - Если это произойдет, он нас отыщет. Но я думаю, что этого не будет. Десять дней - и точка, - упрямо твердил Василий Васильевич.
   - Значит, нам пора собираться? - спросила Василиса. - И куда мы пойдем?
   - Будем искать ту деревню, которую Йоська видел во сне.
   - То есть будем искать верлиоку? - горько усмехнулся Дядя Миша. - А зачем? Что мы сможем против него? У нас даже меча нет.
   - Да, тут ты прав, - в кои-то веки согласился с ним кот, - нам нужен меч. Значит, нужно искать клад.
   - Ты же говорил, что он сам нам откроется? - вспомнила Ника.
   - Да, говорил, - утвердительно кивнул кот. - Так оно и есть, мы сами увидим клады. Нужно только подождать Ивана Купалы.
   - А-а-а, понимаю, - понимающе поддакнул Дядя Миша. - День, когда клады выходят из-под земли.
   Кот с удивлением и в то же время с некоторым уважением посмотрел на Дядю Мишу.
   - Как это - "клады выходят"? - спросил Йося.
   - Раз в году, в День Ивана Купалы клады, которые люди зарыли под землей, начинают светиться синими огоньками, - начал пояснять Василий Васильевич.
   - И их можно забрать? Просто как? - загорелся Йося.
   - Ну да, как же, - ухмыльнулся кот.
   - Если "чистые" клады, тогда можно, - сказал Дядя Миша.
   - Ага, - кивнул кот. - Но это сейчас такая редкость... Все больше - нечистые.
   - Как это? - в разговор вступила Ника.
   - Чистые клады - это клады, которые просто кто-то спрятал, их можно взять безо всякого труда и вреда. А нечистые - это те, на которые колдуны наложили страшное заклятье.
   - Какое?
   - Вот, скажем, увидела ты клад, потянулась за ним, а на нем заклятье "на сорок голов". Сорок человек, которые попытаюсь взять клад, умрут, и только сорок первый возьмет его.
   - Ужас какой! - вскрикнула Ника.
   - И что делать, если такой клад обнаружил? - спросил Йося.
   - Что значит - "такой клад обнаружил"? - не понял Василий Васильевич. - А откуда же ты знаешь, чистый он или нет? Все клады - тайные, тут рисковать нельзя. Или ты знаешь все об этом кладе, или даже не пытайся его взять. Лучше вообще не рисковать.
   - И как же мы его заберем, если найдем? - недоуменно приподняла брови Ника.
   - Много способов существует, - уклончиво ответил кот. Ника посмотрела на Дядю Мишу, но тот только улыбнулся и развел руками.
   - Значит, Артема мы не ждем, а идем, неизвестно куда, неизвестно зачем... - заключила Ника. - Может, все-таки мы отправимся на поиски Артема?
   - Это можно. Вот только зачем? - последовал немой вопрос, и Василий Васильевич продолжил. - Если он ушел в Мир Нави, мы ничего сделать не сможем, если он все еще у Бабы-Яги, то она нас не пустит, а приступом мы ее не возьмем. Если же он погиб...
   - Тогда мы должны вернуть его тело родителям! - голосом, не допускающим возражений, сказала Ника.
   - Его родителям? - покачал головой кот. - Не думаю, что они расстроятся...
   Ника поняла, о чем говорил Василий Васильевич, но добавила:
   - Все равно, мы должны...
   Василий Васильевич ничего не ответил.
   - Итак, решено, - сказал Дядя Миша. - Мы идем на поиски Артема. Но куда нам идти?
   - Мы должны будем пройти все Тридевятое царство, перейти по Калинову мосту в Мир Нави и отыскать Артема. А там, глядишь, и Кощей обнаружится, - пояснил Василий Васильевич.
   Прошло еще десять дней. Вся компания во главе с Василием Васильевичем бродила по Тридевятому царству, но на их пути не встретилось ни одного населенного пункта. Вокруг были только леса и горы, горы и леса. Пробираться сквозь дремучие чащобы было трудно, но никто не жаловался. Только Ника с завидным постоянством просила почаще останавливаться на отдых и проводить его подольше, объясняя это тем, что так Артему и Тоне будет проще их найти. Василий Васильевич качал головой, но в просьбе не отказывал. Он понимал, что двадцать дней - это уже слишком много. Если он и сам недавно еще в глубине души верил в то, что Артем вернется, то теперь становился мрачнее тучи и понимал, что таких чудес даже в Мире Русских Сказок не бывает.
   Состояние кота не могло укрыться от других путешественников, и они тоже стали все больше замыкаться в себе и думать о нелегкой доле, которая выпала Артему. Одна Ника не сдавалась:
   - А если мы его найдем, пусть даже мертвого, мы же сможем его оживить, правда? Ведь у вас тут есть живая вода, да?
   Но Василий Васильевич по-прежнему качал головой:
   - Ох, Ника, Ника... Если бы это было так просто... Тогда бы все, у кого погибают или умирают близкие, воскрешали бы их в два счета.
   - А почему бы и нет?
   - Во-первых, живую воду нужно заслужить, и дается она не каждому, а только тем, кто или заслужил ее своими делами, или тем, кому очень сильно навредили обитатели Тридесятого царства, или тем, кого предали близкие люди. А во-вторых, достать ее еще труднее. Помнишь сказку про Ивана-царевича и Серого Волка, когда братья убили Ивана и забрали у него яблоки, коня и царевну?
   Вероника кивнула:
   - Тогда еще волк отправил ворона за живой и мертвой водой.
   - Да. Волки и вороны связаны с потусторонним миром, и только они могут добыть эту воду. У тебя хоть один знакомый волк или ворон есть?
   Ника не ответила.
   - То-то. И у других людей нет. Живая вода - самая большая ценность в нашем мире, и просто так никому ее потусторонний мир не отдаст.
   В ночь на Ивана Купалу друзья заночевали прямо в лесу.
   - Это, конечно, очень опасно, - предупредил Василий Васильевич, - потому что сегодня вся нечисть вылезет. Но другой возможности увидеть клады у нас не будет.
   - Ну, увидим мы их, и что? Взять ведь все равно не сможем? - возразила ему Ника.
   - Зато мы запомним, где клад лежит, и когда у нас будет достаточно сил, мы придем и вытащим его, - вместо Василия Васильевича ответил Дядя Миша.
   Ника пожала плечами, ничего не сказала и ушла к себе в палатку. Она давно уже заметила, что неприязни между котом и знахарем давно уже нет, и что по ночам они вдвоем о чем-то все время перешептываются. Вообще-то, ей было все равно, но чувство того, что от нее что-то скрывают, мучило ее все больше и больше.
   - О чем они там шепчутся, как ты думаешь? - спрашивала она у Василисы, но подруга только отшучивалась.
   - Спорят, кто из них больше знает.
   На самом деле "научные битвы" между Василием Васильевичем и Дядей Мишей теперь случались все чаще и чаще. Как и предсказал Захар, общаясь с ученым котом, Дядя Миша с каждым днем становился умнее и опытнее. Ночью, пока все спали, он бродил по лесу, собирал какие-то травы и бережливо складывал их в сумку, которую ему подарили в знак признательности в Дед-да-Бабинске.
   В купальную ночь не спал никто. Йося боялся нечистой силы, девчонки плели венки, а Дядя Миша взял кота вместе с собой за травами.
   - Остаешься за старшего, - шутливо сказал Йосе Дядя Миша и тут же услышал, как мальчик клацает зубами от страха. - Ничего, ничего, возьми вот, выпей.
   Он протянул Йосе кружку, наполненную каким-то теплым, пенистым напитком.
   - Это для бодрости духа, - улыбнулся Дядя Миша.
   Йося выпил снадобье и почувствовал себя гораздо лучше.
   - А можно, я пойду с вами?
   - А как же Ника с Василисой?
   - А они пойдут с нами, - уверенно сказал Йося.
   - Похоже, ты переборщил со своим зельем, - шепнул Дяде Мише кот.
   Знахарь рассмеялся и предложил:
   - А давайте пойдем все вместе?
   Девчонки сразу забросили свое занятие, быстро привели себя в порядок, собрались, и вот уже вся компания брела по темному лесу.
   Ровно в полночь в лесу громко заухали филины и совы, послышался чей-то визг и хихиканье, кусты и деревья стали еще больше извиваться от ветра. Но тут в чащобе появились два белых пятна, и все стихло.
   - Что это? - тихо спросил Йося, держась руками за Дядю Мишу.
   - Не знаю, - так же тихо ответил Дядя Миша.
   - А откуда в Тридевятом мире вообще взялась нечистая сила? - спросила у кота Василиса.
   - Обычно ее не бывает, - отозвался кот, - но теперь, без хозяина Тридесятого царства все возможно. Да и добрые лесные духи тоже празднуют, а они повсюду есть.
   Два белых пятна приближались, и вот уже можно было понять, что это было. Из-за дерева вдруг выскочила огромная в два человеческих роста черношерстная собака и уставилась на путников. У собаки были и два обыкновенных глаза, но над ними были еще два. Они-то и горели удивительно ярким белым светом.
   Увидев собаку, Василий Васильевич в один прыжок оказался на руках у Василисы.
   - Чую, чую силу темную, с белым перемешанную, - прорычала человеческим голосом собака и стала надвигаться на Василису с котом на руках. - Кто ты?
   - К-к-к-кот Ба... ба... ба... юн, - дрожа от страха, пролепетал Василий Васильевич.
   - А-а-а, это ты? Обелиться решил? - рычала собака. - Ладно, отпущу. Но в следующий раз - погоди у меня.
   Собака с места прыгнула выше Василисы и тут же исчезла во тьме леса.
   Василия Васильевича все еще трясло, Василису - тоже, но Дядя Миша тут же достал из своей знахарской сумки какую-то травку, размолол ее в руках и осыпал ею друзей. Страх как рукой сняло.
   - Что это было? - спросил у Василия Васильевича Йося.
   - Двоеглазка, - тихо ответил Василий Васильевич. - Умеет распознавать темные силы. Видели у нее над глазами белые пятна? Она только ими видит.
   - Так вот почему в лесу вдруг стало тихо, - догадалась Ника.
   - Еще бы, - продолжил кот. - Кому охота с ней связываться...
   - Но почему она тебя не тронула? - спросил кота Дядя Миша.
   - А ты хотел бы, чтобы она меня сожрала? - рассвирепел Василий Васильевич.
   - Нет, конечно, - сразу стал извиняться Дядя Миша.
   - Наверное, в ночь Ивана Купалы ей не разрешается черные силы трогать, все-таки праздник, - предположил Йося.
   - Очень может быть, - отозвался кот, и его снова затрясло.
   - Зато ты теперь знаешь, что ты - "сила темная, с белым перемешанная", - сказала коту Василиса.
   Эта шутка пришлась как раз. По лесу прокатился дружный смех, и тут же из-под земли стали пробиваться лучики синего цвета.
   - Это они, клады! - закричал Йося.
   - Да, это клады, - выдохнул Василий Васильевич. - Давно я такой красоты не видел.
   Синий свет повсюду усиливался, и вот уже отдельные его линии превращались в целое пятно под ногами искателей. Со всех сторон потянулись такие же длинные синие лучи - клады были повсюду.
   - Может, все-таки заберем? - робко предложил Йося и протянул руку к синему пятну на земле.
   - Жить надоело? - рявкнул на него Василий Васильевич и больно хлопнул мальчишку по руке.
   - Смотрите, что это? - послышался испуганный голос Вероники.
   Там, куда она показывала, земля, освещенная синим светом, стала вздыматься, а вся синева - выходить из этой самой земли. Прошло несколько секунд, земля успокоилась, но из нее вырастало нечто бесформенное синее.
   - Что это? - спросил Дядя Миша у Василия Васильевича.
   - Не знаю, - отозвался кот.
   Вдруг синяя масса в один миг преобразилась в старика в синем плаще, который тут же превратился в белый. Старик злобно посмотрел на компанию друзей, развернулся на месте и быстрыми шагами стал удаляться.
   - За ним! - выкрикнул Дядя Миша. Все остальные послушно повиновались этому крику.
   Бежать за стариком было очень трудно - он, похоже, умел ориентироваться в непроглядной лесной тьме. Только белый плащ позволял следить за его перемещениями.
   Когда сил уже совсем не осталось, старик, показалось, тоже замедлил ход и... исчез. Василий Васильевич и Дядя Миша тут же рванули в ту сторону, где только что был дед, но ничего там не увидели. Зато между берез мелькало красивое белое девичье платье.
   Кот и знахарь продолжили погоню. Девочки и Йося еле-еле поспевали за ними, не понимая, почему так важно преследовать что-то белое в этом лесу. Спины Василия Васильевича и Дяди Миши маячили где-то вдалеке, и очень скоро совсем пропали из виду. Зато оттуда, куда они убежали, донесся их горестный стон:
   - О, нет!
   Со стороны, куда убегали старик и девушка, вылетела маленькая белая птичка и понеслась прямо на Йосю. Тот от неожиданности схватил первое, что попалось под руку, и метнул в нее.
   Это оказалась крепкая палка, которая угодила прямо в птицу. Птичка камнем рухнула к ногам Йоси и тут же превратилась в клубок белых ниток. Оказавшись на земле, клубок сразу подскочил, будто у него были ноги, и снова понесся в сторону, где были Василий Васильевич и Дядя Миша. Они тут же преградили клубку путь, и он пулей полетел в сторону Ники и Василисы. Казалось, еще чуть-чуть, и он выскочит из окружения, в которое попал, но Ника, как настоящий футболист-профессионал ловко, щечкой ударила по клубку, и он полетел прямо в руки Дяде Мише.
   Знахарь поймал клубок, снова бросил его на землю и громко выкрикнул:
   - Рассыпься!
   Клубок снова стал птичкой, потом превратился в девушку в белом платье и в старика. Старик посинел, потом почернел и в один миг рассыпался перед любопытными кладоискателями, обратившись в груду мелких камешков.
   - Да-а-а, - протянул Дядя Миша. - А я-то думал, что он превратится в золото.
   - Это все кладовника шуточки, - сочувственно закивал головой Василий Васильевич и в ответ на немой вопрос остальных пояснил. - Дух, оберегающий клады.
   - Значит, это был ненастоящий клад? - спросил Йося.
   - Конечно, - ответил Василий Васильевич. - А я-то, дурень, сразу не сообразил. Ну, где это видано, чтобы сам клад в руки шел?
   - Так он и не шел, - возразил коту Дядя Миша. - Наоборот, убегал.
   - Ловко придумано, - похвалил кот неведомого кладовника и рассмеялся. - Сколько бы мы еще за ним бегали...
   - А чего ты смеешься? - строго спросила у него Василиса. - Мы клад упустили, а он тут смеется!
   - Вот именно! - поддержала ее Ника. - Если бы не мой фирменный удар, вы бы вообще никогда его не поймали. Уж мы бы его точно не упустили.
   - Конечно, - снова заступился за Дядю Мишу кот. - Легко говорить, особенно когда упускать нечего.
   В погоне за фальшивым кладом друзья не заметили, как начинало светать, и зашагали прочь из леса, продолжая спорить. Самым неприятным было то, что теперь они не знали, с какой стороны пришли, и где они оставили свои вещи.
   Наконец, среди деревьев можно было уже различать проблески света, и путники обнаружили тропинку. Прошло еще немного времени, и уставшие друзья вышли из леса прямо к какой-то деревне.
   - Ну, вот и люди! - радостно объявил Василий Васильевич. Все стали обниматься и поздравлять друг друга, пошучивать, вспоминая беготню за кладом. Не смеялся только Йося. Он побелел и не говорил ни слова.
   - Йося! - позвала его Ника. - Йося, что с тобой?
   Йося не отвечал.
   - Ребята! - позвала Ника остальных. - Тут с Йоськой что-то не так!
   Все тут же перестали смеяться.
   - Что с тобой? - Василий Васильевич подбежал к мальчику и схватил его за руки. - Йося!
   - Это... - наконец выдавил из себя Йося. - Это та самая деревня.
   - Какая деревня, о чем ты говоришь? - недоумевал кот.
   - Деревня, которую я видел во сне.
   - О чем он говорит? - спросила Ника.
   Йося посмотрел на нее безумными глазами и сказал:
   - Там верлиока.
  

Глава 16

лобасты и Берегини

  
   - А ты точно уверен, что именно эту деревню ты видел во сне? - спрашивал кот.
   - Да, мы с вами вышли из леса во-о-о-н к тому дому на окраине, - Йося показал в сторону деревни.
   - Мы туда пошли, и что - встретили верлиоку? - теперь уже на него напирал Дядя Миша.
   - Нет, - помотал головой Йося. - В деревне никого не было, и мы просто пошли по улице. В домах никого не было, а потом на нас выбежали люди, а потом верлиока.
   - Да, все это ты уже рассказывал, - вспомнил Василий Васильевич. - Но позволь тебе заметить, что-то в твоем рассказе не так.
   - Что? - в один голос спросили все.
   - Посмотрите, - кот показал лапой поверх голов, - ничего не замечаете?
   Друзья повернули головы в сторону деревни, но ничего особенного не увидели. Недоуменные взгляды снова уставились на кота.
   Кот глубоко вздохнул и покачал головой:
   - Дым!
   И точно - над каждым деревенским домиком поднималось облачко дыма.
   - Значит, там кто-то есть? - обрадовалась Ника.
   - Конечно, есть, - передразнил Нику кот.
   - Ну, тогда нам нечего бояться, пойдемте в деревню, - весело сказал Дядя Миша и зашагал в сторону деревни. Остальные последовали за ним.
   - А как же верлиока? - Йося остался стоять на месте и в отчаянии пытался доказать свою правоту.
   - Нет там никакого верлиоки, - к Йосе подошла Василиса, бережно взяла его за руку и ласково сказала: - Пойдем с нами, тебе ничего не угрожает.
   Йося сдался и пошел вместе со всеми.
   Деревня только начала просыпаться, и на улице еще никого не было, поэтому Дядя Миша решил постучаться в первый же дом. Дверь ему открыл красивый парень в белой рубахе ростом не меньше двух метров.
   - Доброе утро, - поздоровался Дядя Миша. - Мы странники, хотели попросить...
   - Оставайтесь, конечно, - не дал ему договорить здоровяк и расплылся в широченной улыбке. - Мы гостям всегда рады.
   Путники прошли в дом, и попали прямо к завтраку. За столом уже сидели удивительно красивая девушка и мальчик лет пяти - просто "ангел".
   - Давайте знакомиться, - сказал парень. - Меня зовут Митяй, это моя жена Фекла и сын Ванюшка.
   Дядя Миша представил себя и своих друзей и рассказал о том, кто они и чем занимаются.
   - Это значит, вы всех черных перебить хотите? - спросил за завтраком Митяй.
   - Нет, не всех, - улыбнулся Василий Васильевич. - Только тех, кто вырвался из Мира Нави.
   - А, может быть, вы и нам поможете? - спросила Фекла.
   - А что у вас случилось?
   - Озеро наше совсем загнивает, - пожаловалась женщина. - Наша деревня не зря называется Сметаной...
   - Сметаной? - Йося фыркнул, но под грозным взглядом Дяди Миши подавил смешок.
   - Да, Сметаной, - кивнула Фекла и тоже чуть-чуть улыбнулась. - Давным-давно, когда наш Мир только зарождался, и Молочная Река протекала через эти земли, тут образовалось озеро. И было оно настолько чистым, что скоро молоко превратилось в настоящую сметану. Потом здесь стали селиться люди и назвали наше озеро и нашу деревню Сметаной.
   - Да у нас тут вообще раньше "курорт" был, - кивнул Митяй. - К нам за сметанкой отовсюду приезжали. Тут ее кушали, да еще с собой забирали.
   - А она что - целебная какая-то? - спросил Йося.
   - Еще бы, - вместо супругов ответил ему Василий Васильевич. - Ты хоть знаешь, что если водами Молочной реки умываться, то можно молодость, здоровье и красоту до самой старости сохранить. А уж сметана, наверное...
   - Да-да, - кивнул коту Митяй. - Раньше нашей сметаны одной ложки хватало, чтобы целый год здоровым быть.
   - Почему раньше? - удивился Дядя Миша. - А сейчас?
   - Загнивает озеро, - снова печально сказала Фекла. - Уже почти месяц прошел, как наша Сметана в простоквашу превратилась.
   - А что случилось? - спросила Ника.
   - Никто не знает, - пожал плечами Митяй. - Но самое страшное, что с тех пор, как озеро закисло, люди пропадать стали.
   - Но как такое могло случиться? - недоумевала Ника.
   - Не нужно было в Сметане купаться, - мрачно буркнул Василий Васильевич, уткнувшись глазами в стол.
   - Что? - нахмурил брови Митяй. Голос, которым сказал последнюю фразу кот, был таким страшным, что Фекла отвернулась, а маленький Ваня заплакал.
   - Купался кто-то в вашей реке, вот что! - поднял глаза Василий Васильевич и уставился на Митяя.
   - Но в нашем озере запрещено купаться! Мы только умываемся сметаной, да и то по праздникам, - отозвалась Фекла.
   - Значит, кто-то это нарочно сделал, - тряхнул головой кот.
   - Но никто из наших не мог, - заступился за односельчан Митяй.
   - А я про "ваших" и не говорю, - резко ответил ему кот. - Колдун какой-нибудь или...
   - Верлиока, - вдруг сказал Йося.
   - Так вот почему пропадают люди! - вскрикнула Фекла.
   - Да слушайте вы его, - сердито посмотрела на Йосю Вероника. - Никакого верлиоки тут нет.
   - И что - колдун или верлиока залез в озеро, и поэтому оно прокисло? - недоверчиво посмотрел на кота Митяй.
   - Конечно, нет, - возразил тот. - Если после такого "грязного омовения" успеть почистить озеро, произнести заговор или молитву, тогда можно было бы его спасти.
   - Тут знахарь был нужен, - вмешался Дядя Миша.
   Василий Васильевич обычно не терпел, когда его перебивали, особенно, когда это делал Дядя Миша, но на этот раз он одобрительно кивнул:
   - Да, знахарь бы вам тогда не помешал. Вот, рекомендую. Если что будет не так, обращайтесь, - и показал лапой на Дядю Мишу, чем несказанно его удивил.
   - Можно я пойду, погуляю? - спросил у родителей маленький Ваня.
   - Иди, сынок, - ответила ему Фекла, и пока Митяй одевал сына, она продолжала спрашивать. - Но что же случилось с озером?
   - Если в него окунулся кто-то из черных, значит, он открыл доступ в озеро для нечистых духов. Там у вас наверняка русалки да болотники завелись. Они вашу Сметану и испортили.
   - А вы можете нам помочь? - с надеждой в голосе спросил Митяй. Он уже одел сына и выпустил его на улицу.
   - А для вас это так важно? - переспросил его Василий Васильевич.
   - Да, очень важно, - сказала Фекла. - Наверное, мы уже настолько привыкли к сметане, что наши дети без нее часто болеют, наши родители стали быстрее стареть, да и мы сами теряем свою красоту.
   Василий Васильевич даже думать не стал, а ответил сразу:
   - Чтобы очистить озеро, нужно победить всех черных духов и прогнать их из озера. Но как это сделать, я не знаю. Сначала стоит разобраться, какие духи завелись в вашем сметанном болоте, может, потом мы с Дядей Мишей что-нибудь придумаем.
   - А как в таком озере можно плавать? И как там духи живут? - вдруг спросил Йося. - Ну, в сметане? Там же ничего не видно?
   - О, это очень просто объяснить, - махнул рукой кот. - Для обыкновенных людей это озеро выглядит так: сверху течет молоко, а метра на три ниже начинается обыкновенная вода. Что же касается водяных духов - добрых ли, плохих - для них этой воды вообще вроде как не существует, они ее не замечают. Просто живут так же, как в нашем мире.
   - А какие вообще водяные духи бывают? - спросила Василиса.
   - О-о-о, много всяких разных, - сказали Василий Васильевич и Дядя Миша в один голос.
   - Ты-то откуда о них знаешь? - скептически посмотрел на знахаря кот.
   - Знаю, - уклончиво, улыбнувшись, ответил Дядя Миша.
   - Ну, тогда начинай, - предложил Василий Васильевич.
   Ника и Василиса переглянулись и вздохнули. Предстояла очередная ученая дуэль.
   - Кикимора болотная, - начал Дядя Миша. - Живет в болоте, любит наряжаться в меха, вплетает в волосы болотные растения. Людям показывается редко, предпочитает быть невидимой и только кричит из болота громким голосом.
   - Водяной дедушка или просто водяной, - продолжил кот. - Опутан тиной, имеет большую окладистую бороду, зеленые усы. Сидит на дне, пасет своих "коров" - сомов, карпов, лещей и других рыб. Владеет тайнами водного мира.
   - Берегини, - принял эстафету Дядя Миша. - Оберегают людей от злых духов, предсказывают будущее, а также спасают маленьких детей, оставшихся без присмотра и упавших в воду.
   - Караконджалы - рогатые, косматые, нападают на людей на болоте, ездят на них верхом до первых петухов, - самозабвенно произнес Василий Васильевич.
   - А болотники и болотницы - заманивают людей в трясину, - добавил Дядя Миша.
   - Криксы, хмыри и злыдни - вселяются в человека, особенно на старости лет, особенно если человек никого не любил и у него нет детей, - сказал кот и многозначительно посмотрел на знахаря.
   - Лобасты, - тихо прошептал Дядя Миша, и даже Василий Васильевич вздрогнул. - Страшные, полумертвые русалки-старухи, детей похищают. Они гораздо опытнее и сильнее, чем простые русалки, поэтому с ними лучше не сталкиваться, особенно в четверг.
   - Почему именно в четверг? - спросил Йося.
   - Четверг - русалочий день, - Василий Васильевич решил сам ответить Йосе. Ну, не отдавать же, в самом деле, все лавры Дяде Мише! - В этот день возле рек лучше не ходить, по лесам не бродить, песен русалочьих не слушать. А не то выйдут да и заманят к себе.
   - А ведь сегодня как раз четверг... - хмуро сказала Василиса.
   - А где Ваня? - вдруг забеспокоилась Фекла. - Митя, нужно найти Ваню!
   - Да не переживай ты так, - стал успокаивать ее супруг, но Фекла сорвалась с места и выбежала вон из дома. Митяй тут же понесся за женой. Странники последовали их примеру.
   Фекла бежала по улице и звала сына. Из домов выглядывали удивленные люди и на вопросы, видели ли они Ванюшу, отрицательно качали головой. Обеспокоенная мама обежала всю деревню, пока не оказалась как раз возле прокисшего озера.
   Когда Митяй с гостями настигли ее, она сидела на берегу, в отчаянии заламывала руки и кричала ужасным голосом. В руках у нее была панамка, в которой Ваня ушел гулять.
   - Он утонул! Утонул! - кричала несчастная женщина.
   - Дорогая, он не мог утонуть, - обнимал жену за плечи Митяй. - В нашем озере нельзя купаться, ты же знаешь.
   - Значит, его русалки утащили, - зарыдала еще сильнее Фекла.
   - Это ты во всем виноват, - шепнул Дяде Мише кот.
   - Почему это я? - удивился Дядя Миша.
   - А кто стал ужасы про русалок и болотников рассказывать?
   - А кто мне сказал: "Начинай"?
   - Ну, мало ли, что я там сказал, - стал оправдываться кот. - У тебя у самого головы на плечах нет, что ли?
   - Он там, это они его забрали, - услышал Василий Васильевич со стороны и, к своему огромному удивлению, обнаружил, что это говорит Ника.
   - И ты туда же! - рассердился он. - Ну, скажи, с чего ты это взяла?
   - Я не знаю,- уверенно ответила Ника. - Я чувствую, что он там, что они его забрали. Еще немного, и будет поздно!!!
   Ника вдруг рванула к озеру, хорошо оттолкнулась от засохшего кисельного берега и прыгнула в противную жижу, которая тут же накрыла ее с головой.
   - Сумасшедшая, - тихо пробормотал кот.
   - Что ты делаешь? - крикнула Василиса, но волна простокваши уже поглотила Нику.
   Митяй и Фекла с расширенными от ужаса глазами смотрели на озеро, Йося прижался к Дяде Мише, а Василиса подбежала к коту, схватила его и стала сильно трясти.
   - Что она тебе сказала? Говори! - голос Василисы стал таким страшным, что не ответить Василий Васильевич не смог.
   - Она сказала, что Ваню забрали русалки, и прыгнула, - испуганно забормотал он.
   Василиса отпустила кота и побежала к озеру, но из него уже выходила Ника с маленьким Ваней на спине. Родители тут же бросились к ним, помогли Нике и взяли сына на руки. Мальчик был без сознания, но Дядя Миша сразу успокоил маму с папой, сказав, что поможет. Он, как всегда, ловко извлек из своей знахарской сумки какие-то травы и принялся растирать ими лицо мальчика и беззвучно шептать заговоры, пока тот не пришел в себя.
   Ника тяжело дышала и отплевывалась от простокваши. Василиса хотела ей помочь, но Ника хриплым голосом сказала:
   - Помоги мне, - и снова ринулась озеро. Василиса, не раздумывая, прыгнула за ней.
   - Что они делают? - спросил Йося у Василия Васильевича, но даже самый умный кот в мире не знал, что ответить.
   Тем временем, Ванюша уже мог говорить - Дядя Миша быстро его вылечил, и теперь взрослые стали приставать к нему с вопросами.
   - Ванечка, расскажи нам, что произошло? - со слезами на глазах спрашивала его мать.
   - Я гулял по берегу, потом из воды вышли две тети и позвали меня с собой, - простодушно ответил Ваня.
   - И ты пошел? - рассердился Митяй. - Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты ни с кем никуда никогда не ходил?!
   - Я не хотел идти, папа, - жалобным голосом сказал мальчик. - Но они так красиво пели, что я сам пошел за ними. Меня ноги к ним сами несли.
   - Что за вздор ты говоришь! - продолжал кричать на Ваню отец.
   - Отстаньте от него, - бесцветным голосом сказал Дядя Миша. - Он все правильно говорит. Русалки заманивают своими песнями.
   - Взрослые - и те не всегда могут противиться этим песням, - поддержал Дядю Мишу кот, - а тут маленький ребенок.
   - А что было потом? Что было там, под водой? - спросила у сына Фекла.
   - А там... там... - мальчик не смог ничего сказать и заплакал горючими слезами.
   Дядя Миша снова взял его за руку, что-то шепнул на ухо, и Ваня успокоился.
   - Теперь ты можешь нам рассказать, что там было? - спросил у него знахарь.
   Ваня кивнул.
   - Только не мешайте ему, - предупредил родителей и кота Дядя Миша.
   - Эти тетеньки превратились в бабушек, только они такие страшные были... У них половины лица нет, в глазах пусто, одна вода, волосы как трава, только мокрая. Пальцы костлявые, и из них торчали пи... пи... - Ване снова стало трудно говорить, но он справился со своим страхом, - пиявки. Потом они меня потащили в озеро, я стал кричать и вырываться, у меня панама упала. Потом мы оказались под водой. Сначала я в этой простокваше чуть не задохнулся, но потом там появилась простая вода. Я стал захлебываться, а потом ничего не помню... А потом появились вы.
   - Ну, что вы на это скажете? - осторожно спросил Митяй.
   - Лобасты, - упавшим голосом сказал Дядя Миша.
   - Они, - кивнул кот и стал разговаривать, будто сам с собой. - Это Ваньке еще повезло-о-о... Нахлебался бы воды, утоп, стал бы болотником.
   - Ой! - вскрикнула Фекла.
   - Чего? - не понял Митяй. - Кем он стал?
   - Да не стал, а стал бы, - успокоил его Дядя Миша.
   - Хорошо еще, что Ника его вовремя вытащила, - теперь уже громко сказал Василий Васильевич.
   - А он точно не... - все еще боязливо смотрела на сына Фекла.
   - Нет-нет, - успокоил ее Дядя Миша. - Я проверил, все нормально.
   - Да и не успел бы он в болотника превратиться, - уверенным голосом добавил Василий Васильевич. - Если только... в русалку.
   Мальчик-русалка - это был явный перебор, и кот сказал эту последнюю фразу таким тоном, что вся компания дружно засмеялась, на миг позабыв и про Нику, и Василису. И тут произошло то, что заставило вспомнить счастливых родителей и странников о двух подругах.
   Простокваша в озере вдруг забурлила и стала подниматься огромным куполом, словно кто-то снизу надувал огромный шар. На берегу озера стали собираться любопытные жители, заметившие, как над их деревней нависает здоровенный ком из простокваши.
   Пузырь разрастался, и очень скоро достиг размеров трехэтажного дома, постепенно отрываясь от поверхности воды. И тут изумленные зрители увидели, как вслед за этим шаром из озера стали вылетать прозрачные духи.
   - Смотрите, русалки! - закричал кто-то из толпы.
   - А какие страшные!!!
   По своему облику духи быль точь-в-точь такими, как их описал Ваня. Были тут и существа похуже. Йося, который впервые видел подобный парад нечистой силы, вспомнил ученую дуэль между Дядей Мишей и Василием Васильевичем и сразу распознал и караконджалов, и болотниц, и криксов. Простокваша словно сама вытягивала их из озера. На глазах у сметановцев их озеро становилось чище и больше похоже на сметану, чем на простоквашу.
   Наконец, пузырь вытянул из озера всех нечистых и принялся всасывать их в себя. Болотные духи заверещали и стали упираться, но сила шара была такой, что не прошло и минуты, как все до одного духи оказались внутри пузыря. Они закувыркались там, словно шары в барабане для игры в лото, а сам пузырь стал сужаться. Несмотря на его солидную толщину, до людей доносились истошные крики духов, но пузырь неумолимо сдувался и, наконец, совсем исчез, будто простоквашного облака и не было.
   - Вот это да... - восхищенно неслось со всех сторон.
   Озеро стало совсем чистым и ослепительно белым. Кто-то из жителей подошел к озеру, зачерпнул с его поверхности сметану и попробовал на вкус и, зажмурив от удовольствия глаза, прошептал:
   - Точно, наша Сметана!!! - и друзья увидели, как на лице этого человека сами по себе разглаживаются морщины, и он снова становится молодым и свежим.
   Односельчане были готовы проделать то же самое, но в это время сметанная оболочка медленно приподнялась, и из воды вышли две молодых девушки. Это были Ника и Василиса, а вслед за ними из озера поднималось еще несколько людей.
   - Смотрите, это же Тихон! - закричала какая-то женщина.
   - А там Варвара и Прасковья!
   - Это Никодим!
   - Кто это? Что это за люди? - спросил у Феклы Василий Васильевич.
   - Это те, кто пропал на Троицкую неделю, когда у нас озеро стало загнивать, - ответила она.
   Пропавшие без вести вышли на берег, тут же подхватили Нику с Василисой и принялись их качать. Только когда бывшие "утопленники" успокоились, девчонки смогли вернуться к своим друзьям.
   - Ну, вы даете, - уважительно закивал головой кот. Дядя Миша просто поцеловал каждую из девушек в щеку, а Йоська крутился под ногами и не знал, как выразить свой восторг.
   - Это вы? Это вы, да? Вы все это устроили? Кла-а-а-а-сс!
   Односельчане про своих гостей совсем забыли, и все, даже Митяй и Фекла, побежали к своему волшебному озеру, и теперь изнывавшие от нетерпения друзья могли узнать о том, что произошло в озере.
   - Почему ты была так уверена, что это русалки утащили Ваню? - спросил Василий Васильевич у Ники.
   - Я не знаю, я это почувствовала, - ответила, пожимая плечами, Ника. - И какой-то внутренний голос сказал мне, что если я прыгну за ним, то смогу его спасти.
   - И что там произошло? - Йося был просто заворожен Никой.
   - Я нырнула - оказалось, что там все точно так, как рассказывал Василий Васильевич. Сначала еле-еле пролезла через простоквашу, потом очутилась в воде. Ну, думаю, моя стихия, и вдруг вода стала какой-то вязкой, стала твердеть, что ли... В-общем, плыть вообще невозможно. Думаю, если бы моя тренерша увидела, с какой скоростью я там плелась, она бы меня убила. И не плавать, не ходить не получалось - будто прыгаешь по воде.
   - И что дальше? - Йося был очень нетерпелив.
   - Плыву, то есть прыгаю я по воде, и вдруг вижу - Ваня в воде будто повис и последние пузыри пускает, еще чуть-чуть, и совсем захлебнется. А внизу, на самом дне, люди к камням привязаны, уже в болотников превращаются. А вокруг - охрана, здоровые такие, страшные старухи. Ну, думаю, будь что будет. Подпрыгнула к Ване, схватила его, посадила к себе на плечи, и поскакала обратно. А там еще не видно ничего - простокваша эта все застилает... Плыву-скачу и слышу за спиной, что меня кто-то догоняет. Обернулась - старухи эти одноглазые чуть ли не летят за мной. Сами, похоже давно к этой воде приспособились, а я... Нет, думаю, не успею, а потом вдруг представила себе, что я на соревнованиях, и что мне первой надо до бортика коснуться, и второе дыхание открылось, точно вам говорю. И мне сразу как-то легче стало прыгать, научилась я русалочьему стилю. Но они все равно проворные, ло...лоб... как их там?
   - Лобасты, - подсказал кот.
   - Ага, лобасты эти быстрые, - кивнула Ника. - Но даже им меня не догнать. Я же чемпионка! - она покосилась на Василису. - Ну, почти чемпионка города по плаванию. Как давай грести, смотрю - а уже на берегу.
   - А зачем ты Василису за собой позвала? - спросил Дядя Миша.
   - Надо же было как-то остальных спасать. Одна бы я никогда не справилась, - ответила Ника.
   - А как это ты думала с ними справиться? - удивился Василий Васильевич. - То хоть знаешь, как русалку одолеть?
   - Нет, я не знаю, - язвительно отозвалась Ника. - Но ведь русалки забирают тех, кто тонет, а мы с Василисой плаваем лучше всех в городе, ведь так?
   - Конечно, - улыбаясь, кивнула Василиса.
   - Я и подумала, что нас в русалок они не обернут, что мы пробудем под водой какое-то время и будем по одному человеку вытаскивать.
   - Глупо, - покачал головой Василий Васильевич. - Те, кого уже обратили, никогда не смогут снова стать людьми. Только если сам Кощей с них чары не снимет.
   - Я этого не знала, - призналась Ника.
   - Да все равно все по-другому вышло, - стала теперь рассказывать Василиса. - Мы с Никой спустились вниз, но русалок уже не было. Мы поплыли дальше...
   - Василиса - самый настоящий чемпион, - перебила ее Ника. - Вы бы видели - она сразу научилась в этой воде правильно прыгать, будто выросла там!
   - Ладно-ладно, - махнула рукой Василиса. - И вот мы плывем дальше. Доплыли до того самого места, где Ника видела людей, но и там уже ни одной души не было. Вообще никого нет. И вдруг они откуда-то как налетят!
   - Их там больше сотни, наверное, было, - вставила Ника.
   - Да, наверное, - согласилась Василиса.
   - И что вы с ними сделали? - спросил Йося.
   - Пришлось с ними подраться, - усмехнулась Василиса.
   - И вы их побили? - Йося, казалось, от восхищения девчонками, выпрыгнет из штанов.
   - Конечно, побили, - засмеялась Ника. - Я кикбоксингом с шести лет занимаюсь, а Василиса...
   - А я в детском доме выросла, - поддержала подругу Василиса. - Так что постоять за себя умею.
   - Ну, что там дальше-то было? - теперь уже ворчал кот.
   - Что-что... - развела руками Василиса. - Врезали этим лобастинам, как следует.
   - Нет, ты все расскажи, - попросила Ника.
   - Давай сама, а? - Василиса, похоже, не умела говорить о себе так же хорошо, как Ника.
   - Она одной лобасте, самой главной, так по морде съездила, что у той заколка из волос выпала и зеркало из-за пазухи, - стала рассказывать Ника. - И потом...
   - Погоди! - вдруг перебил ее кот. - Если у вас их вещи оказались, вы же могли ее заставить ее любое ваше желание исполнить!
   - Да, так и произошло! - торжественно провозгласила Ника. - Эта лобастина хватилась своей пропажи, превратилась в молодую девушку, и как давай нас умолять - верните да верните, а я любое желание ваше исполню. Ну, Василиса тут не растерялась, и говорит: "Хочешь свои вещи получить, сделай так, чтобы озеро было таким же чистым, как раньше, чтобы русалок в нем не было, и чтобы люди обратно вернулись". Она со своими русалками посовещалась, они все вместе подплыли к простоквашной кромке и стали ее приподнимать. А простокваша вдруг как забурлит, и давай вылезать из озера. Русалки попытались отплыть от нее, но простокваша их не отпускала и вытянула за собой.
   - Дальше мы знаем, - перебил Нику Йося. - Мы все своими глазами видели. Простокваша надулась, как пузырь от жвачки, всех русалок в себя втянула и исчезла.
   - Ничего себе, - удивилась Ника.
   - А те предметы? - хмурясь, спросил Василий Васильевич.
   - Какие предметы? - не поняла Ника.
   - Которые вы у русалки отобрали?
   - А... а они... - Ника не знала, что сказать.
   - Они у меня, - опустила глаза Василиса и протянула ладонь, в которой лежала красивая зеленоватая заколка для волос и небольшое зеркальце. - Они так быстро исчезли... Я не успела ей отдать...
   - Поэтому этот шар их и сожрал, - сделал умозаключение Василий Васильевич. - Вообще-то, правильно, с ними так и надо поступать, хотя, по правде сказать, они не виноваты в том, что русалками стали.
   - Как это - не виноваты? - спросил Йося.
   - Виновны те родители, которые за детьми своими не усмотрели, и дети эти утонули, - объяснил кот. - То, что они стали русалками, спасло им жизнь. Пусть даже в такой жалкой форме.
   - Ну и ладно, - вступился за Василису Йося. - Эти русалки ничего лучшего не заслужили - столько людей чуть не погубили.
   - Да если бы не Василиса, эти люди никогда бы не вернулись, и сколько бы они еще людей погубили? - возмутилась Ника.
   - И все-таки, ты их обманула, - вздохнул Василий Васильевич. - Хорошо еще, что ты не из нашего Мира, тебе ничего за обман его жителя не будет, а так у нас за это сильно наказать могут.
   - Кто? - спросил Йося.
   - Кощей, например.
   - Ну, и где он, этот твой Кощей? - продолжала негодовать Ника. - Не его ли мы ищем? Был бы он на месте, занимался, чем ему положено, никогда бы такого не произошло.
   - Друзья, почему вы ссоритесь? - путешественники и не заметили, как вокруг них собрались все жители деревни.
   - Мы бы хотели пригласить вас к нам на праздник, - вперед вышел Митяй.
   - На какой еще праздник? - удивился Василий Васильевич.
   - На праздник в честь наших спасительниц! - хором закричали остальные.
   - Нет-нет, нам нужно идти искать Артема, - поспешил ответить кот, но никто, даже Ника, его не поддержал.
  

Глава 17

подземелье гмуров

  
   - Это ты-то предложил идти меня искать? - скептически посмотрел на Василия Васильевича Артем.
   Когда кот закончил рассказывать Артему и Тоне про события минувших дней, уже начиналось утро. Гулявшие всю ночь сметановцы только-только разошлись, уставшие от празднования девчонки заснули прямо на своих "тронах", а Дядя Миша и Йося сладко посапывали в своих гамаках в доме у Митяя.
   - Да, я, - тряхнул головой Василий Васильевич. - А почему это тебя удивляет?
   - Просто я очень хорошо тебя знаю, - лукаво посмотрел на кота Артем. - Ты бы предпочел остаться и пировать в этой деревне, чем идти искать меня. Ты же сам говорил, что со мной уже все кончено?
   - Ну, говорил, - немного смутился кот. - Но я тут подумал...
   Артему показалось, что Василий Васильевич не хочет продолжать, но решил не вынуждать кота.
   - В-общем... - у Василия Васильевича все еще не хватало духу сообщить о своих предположениях. - Я тут последнее время все думаю о том сне, который видел Йося.
   - И что в этом сне такого особенного? - пожал плечами Артем. - Ты же сам сказал, что никакого верлиоки в этой деревне нет.
   - Это так, но мне все этот сон покоя не дает, - продолжал упрямствовать кот. - Понимаешь, если верлиока появился во сне, значит, так и произойдет. И все вроде сходится - и деревня, и жители, которых Йося описывал, но верлиоки здесь нет, и не было никогда. И я подумал, что ты не там где-то погиб, а что это тебя верлиока убил, поэтому сон про него и не сбылся. Вот я и хотел отправиться дальше, чтобы найти... не тебя, а верлиоку, сразиться с ним, как получится, и тебя освободить.
   - А как это ты меня бы освободил? - удивился Артем.
   - Если победить верлиоку, все, кого он убил, возвращаются к жизни, - пояснил кот. - И вот теперь я понимаю, что был не прав, но мне от этого не легче. Что все-таки означал это сон?
   - Ну, я тебе точно на этот вопрос ответить не смогу, - покачал головой Артем.
   - Ладно, - махнул лапой кот. - Давай спать.
   - Сейчас, - ответил Артем. - Только в кусты схожу...
   - Давай, - усмехнулся кот.
   Артем, на самом деле, ни в какие кусты не собирался. Наступало утро, и он должен был в очередной раз проделать неприятную процедуру создания игольчатой рубашки. Поэтому он отошел от того места, где уже растянулся на траве Василий Васильевич, на приличное расстояние, достал из рюкзака рубашку, натянул на себя и прошептал заветную заумь.
   Боль донимала так же, как и раньше. Артем каждое утро тешил себя мыслью о том, что его тело привыкнет к истязаниям, и ему будет легче справиться с обрядом, но все оставалось по-старому. Иголки впивались в него, он кричал - правда, на этот раз, чтобы его не услышал Василий Васильевич, Артем засунул в рот кулак и сильно вцепился в него зубами, - потом заговаривал раны и целый день отдыхал.
   "Сегодня отдохнуть, наверное, не получится", - подумал Артем, когда последняя ранка затянулась. Он не спал всю ночь, совсем обессилел после тяжелого испытания, но выдавать своего секрета создания рубашки не хотел.
   Артем вернулся на полянку, где вовсю дремал Василий Васильевич и улегся рядом с ним. Он попытался заснуть, но мысли заполнили его голову. Его раздирали чувство боли и чувство долга:
   "Ведь верлиоки нет, значит, и рубашки эти ни к чему?"
   "А вдруг, йоськин сон сбудется?"
   "А если это всего лишь сон? Зачем тогда все это терпеть?!"
   "А вдруг рубашки в другом деле пригодятся?"
   - Ладно, - сказал вслух Артем. - Раз уж начал, так надо дело до конца доделать.
   - Ты что-то сказал? - спросил сквозь сон Василий Васильевич.
   - Ничего, спи, - буркнул Артем, сам повернулся на другой бок и уже очень скоро погрузился в приятный мир снов.
   Разбудил его ароматный запах домашних оладий. Артем открыл глаза и с удивлением обнаружил, что он лежит уже не в чистом поле, а в своем гамаке, повешенном прямо за печью в незнакомом доме.
   Артем выпрыгнул из гамака, вылез из-за печки и обнаружил, что вся его компания давно уже сидит за столом. Оказалось, что это дом того самого громилы, которого звали Митяем. Его жена суетилась, подавая на стол новые порции вкуснейших оладий, Ника с Василисой возились с маленьким мальчиком по имени Ваня, а сам Митяй о чем-то воодушевленно беседовал с Дядей Мишей. Василий Васильевич нежился возле подоконника, подставляя бока жаркому солнцу, Йося почесывал его за ухом, отчего кот блаженно мурлыкал.
   - А-а-а, Артем, - протянул лениво Дядя Миша. - Садись к нам, сейчас завтракать будем...
   - Как я здесь оказался? - спросил Артем.
   - Митяй тебя перенес, - сказал Василий Васильевич. - Он вообще-то добрый малый.
   - Ты... это... извини за вчерашнее, - виновато протянул здоровяк руку Артему. Тот принял извинения, пожал руку Митяя, умылся и сел завтракать вместе со всеми.
   Не прошло и пяти минут, как Артем познакомился с семьей Митяя, разговорился и уже чувствовал себя, как дома. Завтрак оказался чудесным, после него в самый раз было бы снова забраться в гамак и вздремнуть пару часиков, но Василий Васильевич заторопил всех в дорогу.
   - Куда ты опять собрался? - застонал Йося.
   - И правда, отдохнули бы у нас пару деньков, - предложила Фекла.
   - Некогда, некогда, - засуетился кот. - Или вы забыли, что нам Книгой Мокоши предписано?
   - Опять эта Книга Мокоши, - недовольно заворчал Дядя Миша.
   - Вы что, забыли, что нам нужно еще Кощея найти? - продолжал давить Василий Васильевич.
   - Да не забыли мы, не забыли, - сказал Артем. - Но куда ты хочешь нас вести? Кого на этот раз спасать будем?
   На последних словах Артема Ника, казалось, вспыхнула, но ничего не сказала.
   - Тут где-то поблизости верлиока ходит, а у нас еще ни рубашек нет, ни меча, - назидательно произнес кот.
   - Рубашки у нас будут, - успокоил кота Артем, - меч мы найдем, вот только зачем нам все это? Ты все еще веришь в этот дурацкий сон?
   - Никакой он не дурацкий, - обиделся Йося.
   - Я - Василий Васильевич Ученый, кот-информатор N 2730, приставленный к вам, молодой человек, для того чтобы сообщать вам и вашим друзьям сведения, которые касаются нашего Мира. И вот я, обыкновенный кот-информатор из старинного кошачьего рода, занимающегося оказанием информационных услуг со времен Первого сказочника, сообщаю вам в сотый раз, что если верлиока приснился, он где-то рядом. Может, сон был несколько искаженным из-за эмоционального состояния проводника сновидения, но то, что это чудовище где-то поблизости, несомненно, - закончил свою тираду кот и уставился на опешивших от нее людей.
   - Ладно, убедил, - весело отозвался на эту пламенную речь Артем. - И куда ты предлагаешь отправиться?
   - Скажи, Митяй, - обратился к своему новому приятелю Василий Васильевич, - у вас тут поблизости горы есть?
   - Есть, - ответил Митяй. - Я вас провожу.
   - А что мы будем делать в горах? - спросил Йося.
   - Всему свое время, - уклончиво ответил кот.
   - Давайте я вам хоть в дорогу соберу, - предложила Фекла, и как путники не отбивались от ее заботливости, она все равно собрала целый мешок всякой еды: хлеба, колбасы, молока, сыра, печенья, конфет и, конечно, к огромному удовольствию Василия Васильевича, несколько банок свежей сметаны, которую Фекла собрала рано утром из чистого озера.
   Когда о том, что берегини Ника и Василиса вместе с друзьями покидают Сметану, стало известно в деревне, все ее жители снова высыпали на улицу.
   - Мы вас никогда не забудем, - заверяли девушек со всех сторон. - Вы нам вернули самое дорогое, что у нас есть.
   - Памятник вам поставим! - на полном серьезе сказал Митяй, и его поддержали все сметановцы.
   - Счастливого пути!!!
   Митяй, как и обещал, проводил гостей до самых гор. Оказалось, что деревню со всех сторон окружает лес, а прямо за лесом с северной стороны деревни начиналась горная цепь.
   - Осторожнее там, - предупредил Митяй. - Наши старожилы говорили, что там очень много ловушек, что можно запросто под землю провалиться.
   - Вот это нам как раз и нужно, - потирая лапы, сказал Василий Васильевич, чем неприятно удивил всех остальных.
   - Ты хочешь сказать, что ты нас завел сюда для того, чтобы мы провалились?
   - Ну, не то, чтобы провалились, но... терпение, друзья мои, и очень скоро вы все узнаете, - хитро улыбался кот.
   Они попрощались с Митяем и полезли в горы. Оказалось, что пробираться через них было не так уж и трудно, особенно если учесть, что никакого специального снаряжения с собой путники, естественно, не взяли. За много лет охотники в горах протоптали невероятное число тропинок, поставили несколько указателей, и преодоление гор больше напоминало туристический поход по запланированному маршруту.
   - Может, теперь ты объяснишь, зачем ты заманил нас сюда? - не вытерпел Артем на первой же стоянке.
   Кот вздохнул - видимо, он хотел сохранить все в тайне до самого конца, - но все же ответил:
   - Нам нужен меч, так? Мечи умеют делать только гмуры, а они живут под землей. Чтобы изготовить меч, нам нужны драгоценности, которые есть только в кладах, но клады спрятаны в земле. Мы с вами уже видели, сколько их там, в лесу. Значит, если забраться в подземелье, можно забрать клад прямо оттуда.
   - Здорово придумано, - после общего долгого молчания отозвался Дядя Миша.
   - Ну, наконец-то вы признали мой талант, Михаил, - сказал кот и театрально поклонился Дяде Мише в пояс.
   Все засмеялись, кроме Артема.
   - Да, придумано ловко, - сказал он. - Но ведь ты говорил, что клады нельзя просто так забрать, что на них заклятье лежит.
   - Прежде всего, - кот принял позу "мыслителя", - не на всех кладах лежит заклятье, а только на нечистых. Но там, конечно, никакой разницы между ними нет, потому что тот, кто делает на кладах зарок, живет наверху, а не под землей. А значит, клад можно взять себе.
   - Тогда, если все это так просто, никто не додумался эти клады забрать? - спросил Артем.
   - О-о-о, вот тут мы и переходим к самому интересному, - Василий Васильевич оседлал любимого конька и позволил себе стать прежним несносным котом. - Эти клады охраняют те самые гмуры, о которых я говорил. Гмуры, которые изготавливают из них мечи. Эту почетную обязанность возложил на них Четвертый Сказочник в... э-э-э... неважно каком году.
   - А как же мы тогда их заберем? - спросила Ника.
   - Ну, этого я пока не знаю, - сознался кот. - Но для нас самое главное - это попасть к ним в подземелье, а уж там что-нибудь придумаем.
   - Вот всегда у тебя так, - упрекнула его Василиса. - Сначала делаем, а потом придумываем. А мы потом расхлебываем.
   - И что - мы свалимся прямо к этим гмурам? - поежился Йося.
   - Ну, может быть, и свалимся, если наш замечательный знахарь, - кот указал на Дядю Мишу, - не придумает, как нам туда спуститься.
   - А ваш замечательный знахарь не должен ничего придумывать, - едко заметил Дядя Миша.
   - И что мы будем делать? - спросил Артем. - Кто-нибудь из вас знает?
   Василий Васильевич и Дядя Миша переглянулись и дружно ответили:
   - Нет!
   - Тогда пошли дальше, - вздохнул Артем.
   Но стоило им пройти всего десять метров, как земля под ними затрещала и стала разделяться на две половины. За считанные секунды под их ногами образовалась огромная расщелина, в которую друзья неминуемо бы свалились, если бы не находчивость Тони, которая безо всяких просьб подняла всех в воздух.
   Земля там, где только что стояли путники, просто разошлась, и на месте тропы, по которой они шли, теперь была пропасть, разделенная двумя скалами.
   - Тоня, спусти нас вниз, пожалуйста, - сказал кот.
   - То что - с ума сошел? - закричал Артем, но Тоня послушалась Василия Васильевича и медленно опустила всех в образовавшуюся расщелину.
   Оказавшись на дне ущелья, друзья обнаружили, что здесь ничуть не страшно - так же, как на земле, только мрачновато. Другим приятным сюрпризом стало то, что они стояли прямо перед входом в тоннель, в котором вдали слабо мерцали огоньки.
   - Ну, прямо свет в конце тоннеля, - не своим голосом сказал Йося.
   - Это и есть подземелье гмуров? - спросила Ника.
   - Оно, кажется, - отозвался кот.
   - Откуда ты узнал? - нахмурил брови Артем. - А если бы мы просто свалились в расщелину? Слов нет, конечно, повезло нам, но ты бы мог нас хотя бы предупредить.
   - Да я-то тут причем? - возмутился кот. - Это не я, это...
   - Это я, - сказ голос из пустоты и появилась голограмма Тони.
   - Тоня?
   - Но откуда ты узнала?
   - Я же уникальное волшебное существо, - слегка покраснела голограмма. - Если у меня много силы, я могу видеть то, что скрыто. А поскольку вы все дружно в последнее время мою силу берегли, не позволяя мне делать самой ничего лишнего, я смогла увидеть, где находится подземелье, смогла разверзнуть землю и даже удержать вас всех от падения.
   Голограмма исчезла.
   - Тоня, ты куда? - жалобно протянул Василий Васильевич. - Мы тебя так редко видим!
   - Извините, - ответил голос Тони, - но я себя что-то неважно чувствую, сил совсем мало. Придется мне остаться здесь, пока я не приду в норму.
   - Я останусь с тобой, - вызвался кот.
   - Не стоит, Вася, - ответил голос Тони. - Ты им там больше нужен, чем мне здесь.
   - Ну, если ты тык считаешь, - пробормотал Василий Васильевич. - Тогда давайте поскорее пойдем, чтобы поскорее вернуться.
   - А вернуться у нас не получится, - сказал голос Тони. - Как только я восстановлюсь, эта расщелина станет такой, как и была. Выходить придется в другом месте.
   - А ты?
   - Я вас догоню, не беспокойтесь.
   Прежде, чем идти в подземелье, распределились, кто за кем идет. Первыми были Артем и Василий Васильевич, за ними - Василиса, дальше Ника и Йося, и замыкал всю эту процессию Дядя Миша, на которого возложили еще и обязанность смотреть, не вернулась ли Тоня. После этого Артем несколько раз сказал: "Факел, акел, кел, ел, л!", и у каждого в руках появилась горящая лучина.
   Путь выдался неблизкий. Несмотря на то, что где-то вдалеке все еще маячили два огонька, напоминавшие горящие треугольники, Артему и его друзьям пришлось идти несколько часов. Казалось, что эти огоньки смеются над ними и нарочно убегают все дальше и дальше.
   - Знаешь, - разговаривал по пути кот с Артемом, - мне совсем не нравится, что Тоня потеряла силу.
   - А что такое?
   - Когда такие, как она, оказываются слабыми, их можно легче перетащить на свою сторону.
   - И что ты предлагаешь? Отпустить ее?
   - Ни в коем случае! Тогда ее вообще любой сможет захватить, - зашипел Василий Васильевич так, чтобы его никто не слышал. - Просто надо поменьше ее загружать работой.
   - Да мы и так ничем ее не нагружаем, - призадумался Артем.
   - А там ты с ней как обращался, у Яги? - пристально посмотрел на Артема кот.
   - Как ты и просил, - недоумевая, ответил Артем. - И до вас мы еле-еле добрались только потому, что я пешком шел.
   - Хватит трепаться, - услышали они за собой голос Василисы. - Лучше посмотрите-ка вон туда.
   Василиса указывала прямо на те огоньки, которые все время от них удалялись. Но теперь эти два светящихся треугольника застыли и вдруг стали резко приближаться к путникам.
   - Вот что значит громко разговаривать, - прошептала Василиса. - Нас, похоже, заметили.
   - Потушите факелы! - приказал Артем, и в одно мгновение в пещере стало темно. Два горящих треугольника тоже замерли, но ненадолго.
   - Ш-ш-ш, - раздалось совсем близко.
   - Змея! - испугался Йося, громко закричал, и тут же два горящих треугольника бросились прямо в его сторону.
   - М-я-я-я-у! - послышался из темноты со стороны треугольников кошачий атакующий визг.
   - Это земляная кошка! - раздался во тьме голос Василия Васильевича. - Мяу мяу мяу мяу!
   Два треугольника остановились.
   - Что ты такое сказал? - дрожа от страха, спросил у кота Артем.
   - Мы пришли с миром. Она должна понять.
   Шипение прекратилось, Йосю никто не тронул, а два треугольника подошли близко-близко, прямо к Василию Васильевичу.
   - Это у нее уши горят! - вдруг догадался Артем.
   - Да, это мои уши, - промолвил рядом приятный женский голос с легким акцентом и тут же громко добавил: - Зажгите свои жалкие спички!
   - Гори, ори, ри, и! - выпалил Артем, и тут же все факелы снова зажглись.
   Перед ними стояла обыкновенная кошка, похожая на Василия Васильевича, только поменьше размером, и голова у нее была совсем маленькая. Зато уши - больше этой головы раза в два!
   - Ну, это по моей части, - шепнул Василий Васильевич Артему.
   Он вышел вперед и, жестикулируя лапами, как заправский американский рэппер, заговорил с земляной кошкой.
   - Эй, киска, как дела? Классно выглядишь! Может, подскажешь, как...
   Но не успел он договорить, как от ушей земляной кошки его всего обдало жаром, и шерсть на нем чуть не загорелась. Кошке ухажер явно не нравился.
   - Остынь, мальчик, - сказала она снисходительным тоном. - Я тебе не киска и не домашняя кошечка. Иди там, наверху, со своими заигрывай. Я тут по делу, так что говорите поскорее, что у вас за дела под землей, да проваливайте поскорее.
   - Не слишком она гостеприимная, - шепнул коту на ухо Артем.
   - Да ладно, сама-то чего такая крутая? - спросил ее кот все тем же манером. - Ты ведь людей не трогаешь, только волки тебя боятся?
   - Не скажи, - усмехнулась она. - Кто к кладам нашим подбирается, тем тоже несдобровать.
   - А как это у вас получается так хорошо на человеческом языке разговаривать? - поинтересовался у кошки Дядя Миша.
   - Так я же с людьми сколько лет живу, вот и научилась. Ну и, к тому же, я тоже из семейства ученых котов, - ответила земляная кошка и кивнула Василию Васильевичу.
   - Неужели? - изумился тот. - А я смотрю и думаю, где это я ее видел?
   - Да нигде ты меня не видел. Это моя пра-пра-пра-прабабка спуталась с кем-то из твоих родственничков, вот теперь и я по-человечески разговаривать могу, - вспыхнули уши у кошки. - А вы, небось, за кладами?
   - Да, нам нужен клад, - сказал Артем.
   - Всем нужны клады, вот только никто еще никогда их не получал, - усмехнулась кошка. - Но если вы сумеете уговорить предводителя гмуров, сможете доказать, что вам действительно нужен клад, то вы его получите. Но предупреждаю сразу, что этого еще не удалось сделать ни одному жителю вашего Мира.
   - Мы докажем, - уверенно произнес Артем.
   - Хорошо, я вас провожу, - кивнула кошка и быстро побежала по тоннелю. Артем с друзьями поспешили за ней.
   Оказалось, что город гмуров был рядом. Путники вышли из тоннеля, и их взору предстала великолепная долина с аккуратными, ухоженными домами. В самом центре ее находилось многоэтажная круглая башня, на которой красовались огромные буквы: "Кузница".
   - Кузница? - спросил у земляной кошки Артем, пока они шли к башне.
   - Да, тут работают гмуры, это наше самое главное здание, - ответила она. - Когда гмуры спустились под землю, они выстроили эту башню. Она уходит на двадцать этажей вниз и на двадцать этажей вверх. На каждом этаже находится какой-нибудь цех - кто-то добывает руду, кто-то плавит металлы. Гмуры - признанные кузнечных дел мастера. Они могут выковать любое изделие, и оно будет самым лучшим в мире. Есть среди них ювелирные бригады, есть подразделения, в которых работают специалисты по тайнам гор, но мы с вами пойдем в службу охраны кладов.
   - А кто они такие, эти гмуры? И как они оказались под землей? - спросил Йося.
   - Гмуры, Йося, это один из самых древних волшебных родов в нашем Мире, - принялся объяснять Василий Васильевич. - Издревле они жили возле гор, и им был дан великий дар - знать тайны металлургии. Они находили золото, серебро и другие драгоценные металлы, делали из них самые лучшие украшения, и к ним шли люди со всего света. Но потом в долину гмуров пришли алчные люди, которые хотели заставить гмуров работать на них, но этот свободолюбивый и независимый народ отказался открыть пришельцам свои секреты, и за это люди их стали истреблять. Гмуров уничтожали, но ни один из них не выдал тайну рода. Тогда люди еще больше обозлились на мастеров и готовы были совсем уничтожить род гмуров, но тут прилетел к ним посланник Гамаюн, велел гмурам уйти под землю и сказал, что отныне никто их народ не побеспокоит.
   - Да, все так и было, - кивнула земляная кошка и обратилась к Василию Васильевичу. - А ты ничего, башковитый!
   - Спасибо, - шаркнул лапой Василий Васильевич и поклонился.
   - А к кому мы идем? - спросил Артем.
   - К Главному смотрителю Ильму, - ответила земляная кошка.
   Наконец, вся компания подошла к башне, земляная кошка постучала в главные ворота, двери со скрипом открылись, и к путникам вышел маленький человечек ростом чуть повыше трехлетнего ребенка, вооруженный такой же небольшой дубинкой и острым кинжалом, больше походившим на пилку для ногтей.
   - Люди? - грозным голосом спросил он у земляной кошки.
   - Да, к Ильму, - ответила та.
   - За кладами? - нахмурился охранник, но просителей пропустил.
   - Нам в службу охраны, - сказала земляная кошка.
   - С 14 до 15 часов - на семнадцатом нижнем, - ответил охранник.
   - Что значит - с 14 до 15? - не понял Артем. - Он хочет сказать, что в другое время эта служба находится на другом этаже?
   - Да, - кивнула кошка. - Это меры безопасности. Если вы задумаете что-нибудь нехорошее - скажем, возьмете Ильма в заложники, - то ровно в три часа дня он исчезнет, а вас вышвырнут вон.
   - Серьезно, - только и смог ответить Артем.
   Земляная кошка провела компаньонов к лифту, и скоро они были на месте.
   Выйдя из лифта, Артем сразу же увидел табличку:
   "17-Н, 1400-1500. Главный смотритель за сокрытыми невостребованными человеческими сбережениями".
   - Вам сюда, - сказала кошка, пропустила просителей в зал к смотрителю, а сама осталась ждать возле лифта.
   Артем с друзьями вошел в зал и внимательно осмотрелся. Это был небольшой кабинет, в котором стояло несколько стульев и маленький столик, за которым в мягком кресле сидел точно такой же маленький человек. Только одет он был в военный мундир, который украшали золотые эполеты, на которых были вышиты буквы "ГС".
   - Вы - Ильм? - робко спросил Артем.
   - Я Главный смотритель за кладами, меня зовут Ильм, в честь нашего прародителя, - недружелюбно ответил гмур. По его хмурому виду Артем понял, что Ильм не слишком любит верхних жителей. А еще он с интересом отметил, что хотя гмуры и были небольшого роста, но говорили обыкновенными голосами.
   - Итак, кто вы?
   Артем по очереди представил своих друзей и себя.
   - Ко мне не так часто приходят, - Ильм был по-прежнему хмур. - Вы - первые за последние семь лет. Итак, что привело вас сюда? Говорите, у вас есть пять минут, чтобы доказать мне, что вам нужен клад.
   - Мы пришли сюда по воле Книги Мокоши, - заговорил Артем. - Мы помогаем жителям Мира Прави избавиться от бед, которые им принесли черные силы, вышедшие из-под управления Кощея. Где-то рядом в этих землях объявился верлиока, которого мы должны победить. Чтобы это сделать, нам нужен меч, и мы хотели просить ваш народ помочь нам его сделать. Но нам нужен материал для изготовления меча-кладенца, поэтому мы просим Вас разрешить нам открыть один из кладов, чтобы взять немного для изготовления меча.
   Прошло меньше пяти минут, но Ильм не отвечал. Он словно и не заметил того, что Артем перестал говорить, а просто смотрел в одну точку поверх его головы. Наконец, пять минут закончились, и гмур вышел из оцепенения.
   - То, что вы рассказали, очень интересно, - сказал он все тем же тоном. - Вам известно, что никому еще не удавалось убедить Главного смотрителя?
   Артем кивнул.
   - Вы говорите, что помогаете людям у себя наверху. Мир Прави и Мир Нави для нас не имеют никакого значения, потому что ваши дела нас не касаются. Но никакое, даже самое благородное дело не дает основания для того, чтобы люди могли воспользоваться чужим кладом, - сказал Ильм.
   Друзья приуныли.
   - Иногда мы выдаем разрешение тем людям, которые имеют права наследования на клад, который когда-то зарыл в земле их предок, но не передал тайну клада. Ваш случай особенный. Итак, насколько я знаю из записей нашего Архива правообладателей кладов, а я знаю его досконально, ваших фамилий в списке допущенных к кладам нет.
   Друзья совсем загрустили.
   - Однако около тридцати лет назад нам на сохранение был оставлен особый клад, выписанный на имя того, кто явится к нам и скажет, что пришел по воле Книги Мокоши, - объявил Ильм. На лицах просителей появилась надежда. - Мы знаем, что Книга Мокоши никого в обход судьбы к нам не отправит, значит, вы оказались здесь для того, чтобы воспользоваться своим правом требования специального клада.
   У Артема сразу отлегло, и он услышал одобрительный ропот за своей спиной.
   - У-р-р-а! - завопил кот, но Ильм так строго посмотрел на Василия Васильевича, что тот сразу осекся.
   - Но, - поднял палец вверх главный смотритель, - есть два обстоятельства, которые осложняют получение вами клада.
   - Что за обстоятельства? - спросил Артем.
   - Одно - специально предусмотренное человеком, который оставил нам на сохранение клад, другое - непредвиденное. Первое: человек, предъявляющий право на получение клада, должен доказать свое мужество. Второе: вот уже несколько лет к нам повадилась летать Золотая змея.
   - Летать? Змея? - изумился Йося.
   - Молодой человек, не имейте привычки перебивать старших! - назидательно произнес Ильм.
   - Извините, - опустил глаза мальчик.
   - Итак, второе: Золотая змея таскает золото именно из вашего клада. Мы ничего не можем сделать, поскольку заключили договор со Змеиным царем, что гмуры не трогают змей.
   - Но ведь это же не настоящая змея! - возмутился уже Василий Васильевич.
   - Если вы позволите себе еще хотя бы раз меня перебить, мы с вами распрощаемся, - предупредил Ильм.
   Кот замолчал, а Главный смотритель продолжил:
   - Итак, если завтра на заре один из вас докажет свое мужество, то мы разрешим вам доступ к кладу, и если вы сумеете его забрать, то я дам распоряжение нашим кузнецам оказать вам содействие в изготовлении меча-кладенца.
   С этими словами Ильм громко хлопнул в ладоши, в зал вошла земляная кошка и вывела путников.
   - Ильм распорядился, чтобы вам предоставили место в гостинице. Это двадцатый верхний этаж, пойдемте, - сказала земляная кошка.
   Из комнаты, в которой поселились друзья, открывался прекрасный вид на все подземелье гмуров, но им было не до красоты. Они просидели в удрученном состоянии до самого вечера.
   - Что мы им предъявим? Как доказать этому остолопу в эполетах наше мужество? - спрашивала то и дело Ника.
   - Это должно быть что-то такое, чтобы его пробрало, - заметила Василиса.
   - Может, рассказать им о том, как вы сражались с русалками? - предложил Йося.
   - Не пойдет, - тряхнул головой Василий Васильевич. - Вы же слышали - их ничего в нашем мире не интересует.
   - А если эту змею поймать? У меня есть средства... - подал голос Дядя Миша.
   - И в чем же здесь мужество - травки разбрасывать? - съязвил Василий Васильевич.
   Артем вообще ничего не говорил, но вдруг прямо возле своего уха услышал голос:
   - Артем, покажи им то, что ты делаешь каждое утро.
   Он узнал этот голос - это была Тоня. Значит, она все-таки видела, как он себя истязал.
   - А ты думаешь, это их убедит? - ответил он так тихо, что даже такой мастер шепота, как Дядя Миша, ничего не услышал.
   - Меня лично очень убедило, - ответил так же тихо голос Тони. Артем кивнул.
   - А давайте... спать, - предложил он.
   - Спать? - удивились все.
   - Тебя что - не волнует завтрашнее утро? - негодовал Василий Васильевич.
   - Утро вечера мудренее, - ответил Артем, пожимая плечами. - Глядишь, что-нибудь и придумаем.
  

Глава 18

иосиф подземелец

  
   Еще была ночь, когда за друзьями пришли от Ильма.
   - Ну, придумал? - буркнул спросонья Василий Васильевич и посмотрел на Артема.
   - Придумал, - ответил Артем и больше не произнес ни слова.
   Вместе со своим проводником путешественники спустились на первый этаж и вышли во двор. Там возвышались огромные трибуны, на которых сидели три важных гмура. Одного Артем знал - это был Ильм, рядом с ним находились, как ему показалось, еще более вредные и противные длиннобородые старики. В их глазах он прочитал неумолимое желание "завалить" его. Да, это был настоящий экзамен, но то, что он придумал, должно их удивить.
   - Итак, - со своего места привстал Ильм. - Кто из вас готов продемонстрировать нам свое мужество?
   - Я, - подался вперед Артем.
   - Артем, не надо, это того не стоит, - попыталась его остановить Ника.
   - Что ты задумал? - хмурился Василий Васильевич.
   - Итак, вы отказываетесь? - все тем же бесстрастным голосом спросил Ильм.
   - Нет! - твердо ответил Артем.
   Он снял с плеча рюкзак, достал из него игольчатую рубашку и натянул ее на себя.
   - Что он делает? - шепотом спросила у кота Василиса.
   - Не знаю, - пробормотал кот, - превратиться во что-то хочет, наверное...
   Но Артем вышел прямо к трибуне и громко проговорил:
   - Ылги в олет!
   На глазах у изумленных друзей Артема и судей рубашка вонзилась в тело мальчика. Артем еле-еле сдержался, чтобы не закричать. Сегодня боль была еще сильнее, чем обычно. "Это из-за того, что я перенервничал", - решил он.
   Из-под "кольчуги" потекли струйки крови. Ника вскрикнула и закрыла лицо руками, Йося с любопытством продолжал смотреть, что будет. Кот нервно тряс головой, а Дядя Миша уже копался в своих травках.
   - Ылги зи алет, - слабым голосом сказал Артем и смог освободиться от рубашки.
   Все его тело было пронизано илами, которые он стал поспешно из себя вытаскивать. Василий Васильевич не выдержал и бросился было к нему, но Артем волевым жестом отстранил кота и продолжал сам совершать обряд. Он истекал кровью, а его друзья ничего не могли поделать. Наконец, последняя иголка покинула тело Артема, и он, собравшись с последними силами, выдохнул:
   - Затянись, атянись, тянись, нись, ись, сь, ь, - и рухнул к ногам комиссии.
   Василий Васильевич с надеждой смотрел на Ильма, но за все время, что Артем истязал себя, ни на лице Главного смотрителя, ни на лицах его соседей по трибуне не отразилось ни одной эмоции. Заметив это, несчастный кот совсем упал духом.
   Гмуры-судьи стали о чем-то оживленно беседовать, а Дядя Миша бросился приводить Артема в чувство. Удалось ему это довольно быстро - он обложил его листьями подорожника, которого у него было хоть отбавляй. Затем знахарь стал водить вокруг мальчика руками и беззвучно приговаривать странные слова. Не прошло и минуты, как Артем уверенно стоял на ногах и был полон сил.
   Гмуры продолжали обсуждение, и друзья воспользовались этим. Они обступили Артема и принялись его расспрашивать.
   - Так вот как ты получаешь эти рубашки! - зацокал языком Василий Васильевич, глядя на то, как иголки сами собой сшиваются в рукав новой оборотнической рубахи. - Почему ты нам ничего не сказал?
   - Зачем ты согласился на это? - на глазах у Ники выступили слезы, и у Артема защемило сердце.
   - Ты думаешь, их это проймет? - недоверчиво спросила Василиса.
   - Не знаю, - выдавил из себя с трудом Артем. - Просто ничего другого в голову не пришло, а рубашку все равно дошивать нужно.
   - И сколько тебе осталось это терпеть? - спросил Йося.
   - Дней семь-восемь, - вяло бросил Артем.
   - Я буду тебе помогать, - сказал Дядя Миша. - У меня есть хороший рецепт для заживления ран.
   - Спасибо, - смущенно поблагодарил знахаря Артем, - но я и сам могу справиться, хотя...
   Он не успел договорить, потому что в это самое время Ильм прочистил горло и дал понять, что совещание закончилось.
   - Итак, - как всегда, начал он, - мы рассмотрели ваше доказательство мужества. Должен признаться, никогда еще нам не приходилось так спорить друг с другом. То, что вы нам предъявили, заслуживает самого серьезного внимания.
   Ильм слегка поперхнулся, отпил немного воды, посмотрел на своих помощников и продолжил.
   - Мнения наши разделились. Ратибор считает, что ничего особенного в вашем поступке нет. Совершенно очевидно, что вы сделали это не по своей воле, а для какой-то корыстной цели. Изяслав, наоборот, хвалит вас за то, что вы отважились раскрыть перед друзьями тайну, о которой вообще не хотели говорить. Ведь они не знали, чем вы занимаетесь по утрам?
   Артем утвердительно кивнул.
   - Итак, голоса разделились, и поэтому, согласно нашим правилам, решающий голос принадлежит мне. Я разделяю точку зрения моего друга Ратибора, ваши игры с иголками не сильно меня впечатлили.
   Артем опустил глаза. За своей спиной он услышал тихие вздохи разочарования.
   - Да и то, что ваши друзья узнали о вашей небольшой... забаве, на мой взгляд, было делом времени.
   Все было кончено.
   - Однако,- а вот этого от Ильма не ожидал никто, - отказавшись от помощи своего друга в опасный для вашей жизни момент, вы действительно поступили смело, и поэтому я принимаю решение выдать вам грамоту о праве востребования клада, который был оставлен Одиннадцатым Сказочником для того, кто пройдет это испытание.
   Он спустился с трибуны и торжественно, под оглушительные крики остальных путников вручил Артему пергамент, удостоверявший право Артема на клад.
   - Итак, вы можете забрать клад, но я вас предупреждаю, что Золотая змея почти весь его растащила, - невозмутимо сказал Ильм и тут же вместе с остальными судьями удалился.
   Друзья стали прыгать и обниматься от радости.
   - Оказывается, это не просто бумага, - сообщил друзьям Артем, раскрыв удостоверение. - Здесь подробное описание, из чего состоит клад, и карта, как до него добраться.
   - Ну-ка, дай полюбопытствовать, - попросил кот и принял у Артема бумагу.
   В ней было записано:
  
   Белое золото - 100 слитков * - 80
   Жемчужины - 500 шт. * - 325
   Бриллиант крупный - 3 шт. * -2
   Агат - 1 шт. * нет
   Алмаз - 1 шт. * нет
   Самоцветы - 750 шт. * - 243
   Яхонт - 7 шт. * -2
  
   - А что это от руки тут дописано? - спросил Йося, показывая на "звездочки".
   - Наверное, указано то, что Золотая змея уже успела утащить, - предположил Дядя Миша.
   - А нам хватит того, что здесь есть, чтобы выковать меч? - спросил Артем у кота.
   - Ну, - задумался Василий Васильевич, - мечи обычно куются из метеоритного железа, у гмуров его полно, а для того, чтобы меч стал по-настоящему волшебным, необходимо добавить белое золото.
   - И много его нужно?
   - Да уж побольше, чем двадцать слитков, которые остались от клада, - усмехнулся Василий Васильевич. - Видимо, Золотая змея питает к нему особые чувства.
   - Что же делать?
   - Поймать ее и потребовать, чтобы она вернула клад. Только не думаю, что она согласится.
   - А что это вообще за существо? - спросила Василиса.
   - Золотая змея? - переспросил Василий Васильевич. - Обыкновенная змея, которая любит золото и таскает его Змеиному царю. Чем больше змея принесет, тем больше у нее шансов, что ее желание исполнится.
   - А какое желание может быть у змеи? - удивился Дядя Миша.
   - Мало ли... Ильм говорил, что эта змея "прилетала", значит, у нее есть крылья... Как и любой другой гад, обреченный на то, чтобы все свою жизнь пресмыкаться, змеи мечтают о крыльях! - сделал умозаключение Василий Васильевич.
   Друзья посмотрели на него с огромным уважением. Сами бы они никогда не догадались о "такой" змеиной мечте.
   - И что нам теперь делать? - спросил Йося.
   - Я думаю, нужно идти к месту, где лежит клад, - начал говорить Артем, - подождать, когда появится эта змея и потребовать у нее, чтобы она вернула нам наш клад.
   - Ха-ха, - деланно засмеялся кот. - Пока мы не востребовали клад, его может забрать кто угодно, достаточно только до него добраться и перехитрить гмуров. На наш клад позарилась Золотая змея, которую гмуры одолеть не могут, как я думаю, по двум причинам. Во-первых, они боятся, что змея их укусит, а во-вторых, даже если у них есть средство излечиться от укуса, они просто не могут поймать эту змею, она от них улетает. Подумайте сами, можно ли одолеть противника, если он летает, а ты нет? Она будет парить над вами, и вы не сможете от нее защититься, потому что она будет вас кусать и кусать, пока вы не умрете от ее яда.
   - Твои предложения? - сразу же "атаковал" кота Артем.
   - Мы должны лишить змею преимущества. Тогда она станет посговорчивее.
   - А как же мы это сделаем? - удивился уже Дядя Миша.
   - Как, как... - огрызнулся кот. - Чтобы она нас не укусила, нужно, чтобы она к нам даже не смогла подойти. А защититься от змеи помогает...
   - Шиповник, - понимающе закивал головой Дядя Миша.
   - Итак, - удачно спародировал Ильма кот, и все дружно засмеялись, - от укуса змеи Дядя Миша нас защитит. Теперь надо сделать так, чтобы она не улетела от нас, надо лишить ее крыльев.
   - Хм, легко сказать, - сказал Артем.
   - В самом деле, - снова вмешался в разговор Дядя Миша, - как это сделать?
   - Очень просто, - вдруг отозвалась Ника. - Мы подождем, когда она подползет к нашему кладу и начнет его грабить. Я думаю, она так уверена, что ей опять никто не помешает, что не слишком станет следить за тем, что творится вокруг нее. В это время мы с Василисой подбежим с разных сторон, схватим змею за крылья и оторвем их. Мы ведь сможем их оторвать?
   - Конечно, - радостно ответил кот. - Я думаю, у нее крылья такие же, как у Змеиного царя. Это ведь не настоящие крылья, а маленькие крылышки - кстати, тоже золотые, - которые также легко оторвать, как у маленькой птички.
   С последними словами в глазах Василия Васильевича блеснул огонек хищника.
   - Только одно "но"... - смущенно опустила глаза Василиса. - Я о-о-о-чень боюсь змей, Ника, я не смогу.
   - Ладно, - невозмутимо ответила ее подруга, - я сама справлюсь. Или, может, ты мне поможешь, Василий Васильевич? Ты с таким воодушевлением рассказывал о том, как легко оторвать ей крылья...
   - Извини, Никуля, - нервно засмеялся кот. - Если бы это была мышь... А со змеей...
   - Трусы, - пожала плечами Ника. - Я сама все сделаю.
   Василий Васильевич сообщил, что Золотая змея обычно прилетает к вечеру, поэтому у друзей был впереди еще целый день, чтобы обмозговать свой план, как следует. Пока Дядя Миша готовил противоядие из шиповника, Ника отдыхала перед забегом, от которого зависел успех всего предприятия, а Василиса с Йосей высматривали из окна гостиницы, не появилась ли змея, Артем, Василий Васильевич и Тоня обсуждали, что они будут делать, когда змея окажется в их руках. Они разработали несколько вариантов, но ни один из них не был до конца продуман.
   Прошло еще несколько часов, пока не стало совсем уже смеркаться, и охотники за змеей отправились к тому месту, которое было обозначено в пергаменте.
   К удивлению всех, клад оказался не подвешенным к пещерному своду, откуда он мог светиться синим светом, а лежал в глубине подземелья.
   - Очевидно, особая защита от людей, - предположил кот.
   Весь день они наблюдали за тем, как несколько гмуров висели под сводами подземелья, обрабатывая клады, свисавшие вниз, словно сосульки, но возле этого клада стояла специальная охрана, которую только сегодня убрали по личному распоряжению Ильма.
   Клад, оставленный Одиннадцатым Сказочником, еле-еле пробивался сквозь толщину камней и земли, которыми был завален, но Артем с друзьями быстро его нашли. Теперь оставалось ждать появления змеи.
   Наступила полночь, и от беспрерывного ожидания и темноты, которая была в подземелье просто беспроглядной, уже стали слипаться глаза, как вдруг над головами ожидавших стал пробиваться желтоватый свет.
   - Прячьтесь, это она, - зашипел кот. Дядя Миша заставил каждого выпить отвар из шиповника, и друзья быстро заняли места, которые им предназначались в соответствии с планом операции. До клада было далековато, зато из убежищ никого было не видно.
   Змея осторожно выбралась из своей потолочной норы, но не упала, а словно зависла в воздухе. Теперь уже можно было разобрать, что она действительно золотая: на слегка позолоченной голове у нее были небольшие золотые рожки, а тело украшали маленькие золотые крылья.
   - Совсем как у настоящего Змеиного царя, - шепнул Артему кот.
   Золотого в змее было столько, что когда она спустилась к месту клада, вокруг было так светло, будто путешественники были не под землей, а на земле в самый солнечный день.
   Змея покрутила головой по сторонам, но никого не заметила и принялась проникать под камни. Когда она уже почти наполовину забралась под камень, Ника вылезла из своего укрытия и изо всех сил побежала к змее. На мгновение показалось, что Ника не успеет, и змея скроется в камнях, а потом ей ничего не будет стоить выбраться и улететь. Но Ника тоже это понимала и вместо того, чтобы бежать быстрее, совершила тройной прыжок - невероятный, просто-таки чемпионский - плюхнулась на землю возле камня, защищавшего клад, одним рывком вытащила змею за хвост и раньше, чем до ее друзей успело дойти, что происходит, махом оторвала змее одно крыло.
   Золотая змея выскользнула из рук Ники, страшно зашипела, еле-еле приподнялась на одном крыле вверх, но улететь не смогла и в ярости набросилась на Нику, но, едва вонзив свой позолоченный зуб в шею девочки, отпрянула и беспомощно упала на землю.
   Ника победно подняла вверх руку, в которой сжимала змеиное крыло, ее друзья тут же с радостными криками выскочили из засады и подбежали к ней.
   - Ну, как? Впечатляет? - Ника горделиво вздернула нос.
   - Да уж, - закивал головой Йося.
   - Рожденный ползать - летать не может! - вспомнил Дядя Миша.
   Все вокруг обменивались впечатлениями, один только Василий Васильевич не выказывал никакой радости. Он подошел прямо к змее и стал смотреть на ее мучения.
   - Я бы на вашем месте был настроен не так оптимистично, - бросил он.
   - Почему? - Артем перестал веселиться и посмотрел на кота.
   - Змея, похоже, без крыльев долго не жить не сможет, - мрачно сказал тот. - Эти крылья, должно быть, стали ее неотъемлемой частью, посмотрите, как она извивается.
   И в самом деле - змею крутило на земле так, будто это был обыкновенный земляной червь, которого вытащили из земли в засушливый день.
   - Ну-ка, поговори с ней, - сказал Василий Васильевич Артему.
   - Почему я?
   - А кто у нас еще может на зауми разговаривать? - возмутился кот.
   - И что мне ей сказать?
   - Ну, скажи, что мы вернем ей крыло и отдадим оставшиеся в кладе сокровища, если она вернет нам все белое золото.
   - Ты с ума сошел! - возмутились Ника, Василиса и Йося.
   - Другого выхода нет, - поддержал кота Дядя Миша. - Она отравилась шиповником. Наверное, я много положил...
   - Вот вечно у тебя все не так, - съязвил Василий Васильевич. - Заставь дурака Богу молиться, он себе голову расшибет. Сейчас из-за твоего "рвения" наша змея подохнет.
   Артем быстро сложил слова в привычную для своей зауми формулу и сообщил слова кота Золотой змее. Та что-то прошипела в ответ.
   - Она говорит, что у нее нет золота, - перевел Артем.
   - Ника, оторви ей второе крыло, - рассердился Василий Васильевич.
   Ника с устрашающим видом подсела к змее и ловко ухватила ее за второе крыло. Змея, видимо, тут же сообразила, какая опасность ей угрожает, и снова что-то прошипела.
   - Она согласна, - снова перевел Артем. - Но она не знает, как ей это сделать.
   - Пусть не прикидывается, - Василий Васильевич был все так же суров. - Золотые змеи носят украденное в себе, и стоит только ей рассыпаться искрами, как мы тут же это золото увидим.
   Артем сообщил змее соображения кота, и она снова согласилась.
   И тут произошло нечто невероятное. Змея в одно мгновение превратилась в гору сокровищ.
   - Собирайте только серебро! - приказал Василий Васильевич.
   - Ты хотел сказать - золото? - переспросил его Йося.
   - Я ведь тебе уже однажды объяснял, что белое золото - это и есть настоящее серебро, - объяснил кот. - Только из него делают мечи.
   - Да я помню, но ведь тут есть и настоящее золото! - заблестели глаза у Йоси. - Представляете, какими богатыми мы будем, если все это заберем.
   - Поверь мне, Йося, не в золоте счастье, - покачал головой Василий Васильевич. - Да и змею обманывать нельзя.
   - Эх вы, - расстроился Йося, но стал вместе со всеми выискивать слитки белого золота.
   Когда все белое золото было собрано, остатки наворованного богатства снова превратились в змею.
   - Пусть лезет под камень, забирает клад, - сказал Василий Васильевич. Артем перевел его слова змее, та снова недовольно зашипела.
   - Она спрашивает, почему мы не отдаем ей крыло, - сказал Артем.
   - Как только она заберет то, что находится под камнем, у нее тут же вырастет новое крыло, - небрежно бросил Василий Васильевич.
   Как только змея поняла, что ей делать, она тут же юркнула под камни.
   - Пора отсюда убираться, иначе она наберется силы и нам придется плохо, - сказал Василий Васильевич, но слитков было так много, что унести их сразу было никак нельзя.
   - Придется просить Тоню, - шепнул коту Артем.
   - Ну, что же, давай, - вздохнул Василий Васильевич.
   Тоне не составило особого труда перенести в гостиницу и золото, и своих друзей.
   - Я уже почти совсем восстановилась, - говорила она, но Василий Васильевич все равно недовольно мотал головой.
   Как только рассвело, Артем и Василий Васильевич потащили всех на прием к Главному смотрителю. В этот раз приемная Ильма оказалась на 4-м верхнем этаже, и один из охранников проводил их в нужный кабинет.
   - Итак, я вижу, вам удалось забрать свой клад, - все с тем же невозмутимым видом произнес Ильм. - Означает ли это, что вы одолели Золотую змею?
   - Мы взяли у нее только белое золото, чтобы выковать меч, а остальное отдали ей, - ответил Артем.
   - Жаль, - сказал Ильм. - Значит, она снова сможет прилетать к нам и воровать чужие клады.
   - Я могу вас научить, как правильно варить противоядие из шиповника, - сказал Дядя Миша, - и вы сами сможете обезопасить себя от налетов змей.
   - Спасибо, - скривил губы Ильм, - но племя гмуров никогда ничего не возьмет от верхних людей.
   - Извините, - Дядя Миша сразу почувствовал себя не в своей тарелке.
   - Однако я намерен выполнить свое обещание, - сказал Ильм. - Сейчас отдам распоряжение в цех по изготовлению оружия, вечером к вам придут, чтобы забрать необходимый материал, и завтра утром в выставочном зале в вестибюле на 1-м верхнем этаже наши мастера покажут вам первый образец.
   На этом аудиенция у Ильма закончилась, и друзья вернулись обратно в гостиничный номер.
   - А почему он сказал - первый образец? - спросил Йося у Василия Васильевича. Остальные тоже повернули головы к коту.
   - Здесь вот в чем дело, - важно начал кот. Ему нравилось, когда его персоне оказывали особое внимание. - Волшебные мечи индивидуальны. Каждый меч имеет свое имя и свой характер. Поэтому к выбору меча нужно подходить со всей ответственностью, ведь возможно ты выбираешь свою жизнь или смерть. Если богатырь не полный дурак, он должен взяться за рукоять меча и просто, молча, в тишине, подержать его и послушать. Если меч откликнется - это твой меч, если нет, а ты его все равно взял, то он тебе же и отомстит потом. А как иначе, ведь ты выбираешь друга, с которым у вас в бою и в победе равный вклад. Поэтому, это будет первый образец. Если ты, Йося, выполнишь все так, как я сказал, и меч тебя услышит, то это будет твой друг. А если нет, то гмуры принесут тебе на следующий день другой меч, второй образец - и так до бесконечности...
   Йося ничего не ответил. Артем все то время, пока Василий Васильевич рассказывал про волшебные мечи, смотрел на него и заметил, как Йося становился все бледнее и бледнее. Он все еще не понимал, почему именно Йося должен сражаться с верлиокой, если этот верлиока вообще существует. Пусть бы Йоська на себе рубашки вязал, а он, Артем, сразился бы с одноглазым великаном. Но он понимал, что уже слишком поздно, и что еще несколько рассветов именно ему придется снова пытать себя иглами.
   Весь оставшийся день друзья провели в беззаботном ожидании. Даже Йося успокоился. Видимо, он решил, что первый образец - он на то и первый, чтобы быть несовершенным, а потому нечего переживать. Василий Васильевич вместе с Тоней чему-то обучали Дядю Мишу, Ника с Василисой беседовали о перспективах моды у гмуров (им очень не нравилось то, что подземный народ одевался, как в позапрошлом веке), а Артем просто рассматривал в окно подземелье.
   Наутро, сразу после завтрака очередной охранник проводил гостей в выставочный зал. Там уже было все готово. Посредине зала стоял огромный камень, в который по самую рукоять гмуры воткнули меч. Гости невольно залюбовались самой рукоятью: она была размером с отбойный молоток, вся инкрустирована серебром и украшена бриллиантом, который сиял так, что на него невозможно было смотреть.
   - Кто из вас богатырь? - строго спросил один из гмуров-кузнецов.
   Йося робко вышел вперед.
   Кузнеца хлипкий вид мальчика не смутил, и он сказал:
   - По нашей традиции для того, чтобы получить меч, богатырь должен суметь его вытащить, иначе дальше первого образца дело не пойдет.
   - Что это значит? - спросил у него Василий Васильевич, хмурясь.
   - Если богатырь не сможет вытащить меч, мы оставим вам первый образец, и дальше делайте с ним, что хотите, - ответил мастер.
   - Но... я... - Йося запаниковал.
   - Давай наденем на него игольчатую рубашку, - шепнул Артем коту. - Я скажу, чтобы она превратила его в богатыря, и он вытащит этот меч.
   - Не думаю, что это поможет, - мрачно произнес кот, - но давай попробуем.
   Йося все еще стоял в полной растерянности.
   - Господа гмуры, - подался вперед Василий Васильевич, - разрешите нам поговорить с богатырем!
   - Нельзя, - все также сдержанно ответил гмур. - Богатырь уже сделал шаг к мечу.
   - Все пропало, - в отчаянии закрыл лицо Артем.
   - Ничего не пропало, - рассердился Василий Васильевич и громко произнес. - Йося, вспомни, о чем я тебе говорил!
   Слова кота возымели свое действие. Йося словно очнулся, высоко поднял голову и твердым шагом пошел к мечу.
   - Сделай все правильно! - снова истошно завопил кот.
   Следующие несколько мгновений для друзей Йоси прошли, как во сне. Они увидели, как он подошел к камню и прильнул ухом к рукоятке. Несколько секунд Йося стоял так, не отрываясь от рукояти. Потом он стал что-то тихо говорить.
   - Молодец, молодец, - совсем распереживался за него Василий Васильевич.
   - Я готов, - вдруг сказал Йося, взялся одной рукой за рукоять меча и одним легким движением вытащил его из камня.
   Друзья Йоси так и ахнули, гмуры сохранялись спокойствие. Меч оказался ростом раза в полтора больше, чем сам Йося-богатырь.
   - Второй образец нужен? - спросил кузнец у Йоси.
   - Нет, не нужен, спасибо, - ответил Йося, рассекая воздух мечом. Клинок меча был высечен так, что в каждой его грани можно было увидеть несколько своих отражений, и каждое, казалось, наделяло человека необыкновенной силой.
   - Очень хороший меч, - цокая языком, сказал Дядя Миша.
   - Да, я таких и не видел, - поддержал его Василий Васильевич.
   - Если богатырь согласен на первый образец, то мы больше вам не нужны и, с вашего позволения, удалимся, - сказал кузнец-мастер, поклонился и со своими помощниками покинул зал.
   - Ну, рассказывай, - сразу же накинулись на Йосю с расспросами друзья.
   - Как тебе это удалось? - спросила Ника. - Я до сих пор не могу поверить!
   - Я все сделал так, как говорил Василий Васильевич, - ответил Йося и благодарно посмотрел на кота. - Я подошел к мечу и стал его слушать, и, представляете, он со мной заговорил.
   - Заговорил? Меч? - удивилась Василиса.
   - Ты же это образно сказал? - подхватил Василий Васильевич. - Ты просто почувствовал его силу? Я ведь говорил о том, что меч откликается на силу богатыря!
   - Нет! - возразил Йося. - Он мне по-настоящему ответил. По-человечески!
   - Не может быть... - растеряно замотал головой кот. - Такого не бывает.
   - Бывает, еще как бывает, - засмеялся Йося. Сейчас он был самым счастливым человеком в мире.
   - Так вот в чем твое волшебное предназначение! - вдруг заорал кот. - Я все с тех самых пор, как мы тебя повстречали, сомневался, что ты из нашего Мира. Передразнивать голоса, конечно, необычный дар, но все-таки не волшебный. А ты, оказывается, рожден богатырем, иначе как бы ты голос меча услышал!
   - Ну да, - бросил Йося.
   - Вообще-то, моя бабушка рассказывала мне, что иногда такие чудеса случаются. Илья Муромец, говорят, тоже любит со своим оружием поболтать, - добавил кот.
   - Умеет? - удивился Артем. - Ты хотел сказать, умел? Он же давно умер!
   - Кто??? - вытаращил на Артема глаза Василий Васильевич. - Илья Муромец жив, просто он в ином качестве в нашем мире живет. Надо же такое брякнуть про самого Илюшу!!!
   - Прости, не знал, - смутился Артем.
   - Да ладно, чего там, - махнул лапой кот. - У нас же теперь свой богатырь есть, Иосиф Подземелец!
   Все вокруг засмеялись, только Йося обиделся:
   - Сам ты - "Подземелец".
   - Да я шучу, - сквозь слезы смеха стал оправдываться кот. - Ты лучше рассказывай, чего там дальше было.
   - Ну, так вот, - кивнул Йося. - Я прислушался, а меч мне говорит: "Ты кто?" Я ему отвечаю, что зовут меня Йося, и что я богатырь и должен верлиоку победить, и что без меча мне никак. А меч мне таким глухим голосом говорит: "Тогда тащи меня", а я ему говорю, что силенок у меня маловато, а он мне говорит: "Ничего, я тебе помогу". Ну, я и дернул его.
   - Ну и ну! - подивился истории Василий Васильевич. - А сейчас он с тобой может говорить?
   Йося прислонился губами к самому лезвию и что-то прошептал. Потом кинул и снова обратился к друзьям:
   - Да, он говорит, что очень рад всех вас чувствовать.
   - Рад чувствовать? - удивился Артем.
   - Ну да, он же нас не видит, он может только чувствовать, - пояснил Василий Васильевич.
   - А теперь он говорит, что не хотел бы вас смущать своим видом и мешать путешествовать, и поэтому он спрячется, - сказал Йося.
   И тут же огромного роста меч словно сложился и стал размером не больше обыкновенного ножа.
   - Чудеса... - только и смог произнести Василий Васильевич.
   - А как ты говоришь с ним? - спросил Йосю Артем. - Ведь с волшебными существами можно говорить только на зауми?
   - Я просто говорю с ним на своем языке, - ответил Йося.
   - Но как такое может быть? - спросил Артем теперь уже у Василия Васильевича.
   - Может, - улыбаясь, ответил кот. - В Мире Русских Сказок все может быть.
  

Глава 19

уроки мужества

  
   После того, как Ильму стало известно, что богатырь сумел вытащить меч с первого раза, он проникся к гостям некоторой теплотой. Конечно, он был все так же сосредоточен и никак не показывал, что Артем и его друзья - единственные из верхних жителей, кто наконец-то ему понравился, но все же он согласился показать им выход из подземелья.
   Оказалось, что гмуры давно уже пользуются лифтами собственного производства, которые могли доставить их в верхний мир или в шахты без особого труда. Ильм лично проводил компанию до лифта N 310, который оказался как раз рядом с тем местом, где Ника захватила в плен Золотую змею.
   - Желаю вам успеха в вашем деле, и чтобы вы никогда больше не приходили под землю в Страну Гмуров, - сказал Ильм на прощание, закрыл двери лифта, и через мгновение друзья были на поверхности. Земля словно сама открылась перед ними, и их выбросило наружу.
   - Да, не слишком гостеприимно даже для гмуров, - пробормотал Василий Васильевич, потирая бока.
   - Узнаю эти места, - сказал Дядя Миша.
   - Где это мы? - спросил Артем.
   - Это же тот самый лес, в котором мы гонялись за кладом! - оглядевшись, хлопнул себя по лбу Василий Васильевич.
   - Да, а вот тот пень, вокруг которого вы бегали за клубком, - засмеявшись, сказала Ника.
   - Значит, все в порядке, и мы знаем, куда нам идти, - обрадовался Йося.
   - Точно, - подхватила Василиса. - Мы снова попадем в Сметану!
   - Ура! - закричали в один голос Ника, Йося, Василиса и Дядя Миша.
   Артем с Тоней промолчали - у них не было общих с друзьями воспоминаний о погоне за кладом, но еще больше всех удивил Василий Васильевич. Кот ходил кругами вокруг разрушенного пня и о усиленно думал. Он что-то бормотал себе под нос, то соглашаясь с собой, то обзывая себя последними словами за излишнюю мнительность.
   - Нет! - наконец остановился Василий Васильевич и посмотрел на остальных. - Нам нельзя туда идти!!!
   - Почему? - удивились ликовавшие.
   - Потому что там верлиока, а мы еще не готовы к встрече с ним, - огорошил кот.
   - Верлиока? Там? Но с чего ты взял? - спросил у кота Дядя Миша.
   Василий Васильевич принялся объяснять:
   - С тех пор, как мы вошли в Сметану, мне не давал покоя вопрос, почему сон про верлиоку не сбылся, ведь Йося точно описал, что и где должно было произойти. Сначала я думал, что это и в самом деле сон, думал, что это я ошибся. Но когда вновь объявился Артем и спросил меня, зачем нам нужны рубашки и меч, я снова задумался. Помните, я снова сказал вам, что верлиока где-то рядом?.. Так вот сейчас я совершенно уверен, что он - рядом со Сметаной.
   - Но почему? - все еще недоумевал Дядя Миша.
   - Я больше никаких снов про него не видел, а ведь уже столько дней прошло, - добавил Йося.
   - А ты его больше и не увидишь, - сказал ему Василий Васильевич. - Тот, кому суждено с ним встретиться, может, по преданию, увидеть его во сне только один-единственный раз, да и то если он - ребенок. А верлиока здесь, и я вам это докажу.
   Спутники Василия Васильевича принялись слушать его еще внимательнее.
   - Я спросил себя, почему Йося увидел верлиоку в этой деревне, но все обошлось? Я стал вспоминать его сон в подробностях... И нашел несоответствие! Тогда, после Ивана Купалы, мы вышли к деревне без Артема. Без Артема, понимаете? А во сне у Йоси Артем был! Ведь был?
   - Да, был, - кивнул Йося. - Он еще тебе сказал...
   - ... что я не прав, и что в деревне что-то случилось, - закончил вместо Йоси кот. - Я помню. И тогда я подумал: а что, если этот сон - правда, которая могла бы быть? То, что могло бы с нами случиться, если бы Артем был вместе с нами?
   - Что за ерунда? - сердито протянул Дядя Миша.
   Но кот не обратил на его реплику никакого внимания и продолжил говорить:
   - И тогда я понял: раз этот сон - правда, то стоит нам снова появиться в Сметане, как с нами тут же произойдет то, что приснилось Йосе. То есть нас съедят, разорвут, убьют и так далее. Так ведь?
   Йося снова кивнул, но уже боязливо, предчувствуя, что речь Василия Васильевича ничем хорошим не закончится.
   - Но тут появляется другая загвоздка, - продолжил кот. - Мы узнали, что с нами могло случиться, и приняли меры, чтобы обезопасить себя. Теперь у нас есть меч-кладенец и почти уже готовы рубашки, чтобы сразиться с верлиокой, но весь фокус в том, что если вместе с нами в город войдут селезень и дед с веревкой, то никакого верлиоки там не будет.
   - Как это? - удивилась Ника.
   - Почему не будет? - спросил Йося с надеждой в голосе.
   - А разве во сне ты видел деда с селезнем? - спросил у него кот.
   - Нет, - замотал головой Йося.
   - То-то. Чтобы верлиока был в той деревне, мы должны полностью следовать тому, что Йося видел во сне, - заключил Василий Васильевич.
   - Но ведь тогда верлиока нас с Дядей Мишей убьет! - возмутилась Ника.
   - Ничего не поделаешь, придется вами пожертвовать, - развел лапами кот и, предчувствуя весь гнев, который на него выльется, тут же добавил. - Как только мы победим верлиоку, все, кого он убил, воскреснут.
   - А я? Он же меня увидит и... и... - стал заикаться Йося.
   - Я все продумал, - успокоил его кот. - Ты рассказывал, что верлиока на тебя надвигался и припер тебя к двери. Мы были в этой деревне. Скажи, Йося, ты не видел там дверь, похожую на ту, из твоего сна?
   - Ну, я... - Йося слегка замялся.
   - Говори! - потребовал от него Василий Васильевич.
   - Мне, конечно, стыдно, но у меня тоже этот сон никак не выходил из головы, - признался Йося. - И пока мы были в деревне, я специально искал это место.
   - Нашел?! - кот уже начинал шипеть на Йосю.
   - Да, - кивнул тот. - Это в конце улицы, на которой живет Митяй.
   - Отлично! - обрадовался Василий Васильевич и на недоумевающие взгляды друзей ответил. - У Йоськи за спиной была дверь. Мы заберемся в это дом, и когда верлиока прижмет Йоську к двери, мы втащим его к себе. Артем нас переоденет, и тогда этот гад от нас не уйдет.
   - Придумано хорошо, - сказал Артем, - только что вы потом делать будете? Как ты собираешься победить это чудовище?
   - Во-первых, не я, а Йося, - ответил кот. - А во-вторых, я не знаю.
   Артем покачал головой. Кот принял это в свой адрес:
   - Да, не смотри на меня так, я не знаю, и никто не знает. Я могу только предполагать, что как только я обернусь селезнем, я подниму Йосю в воздух, а он попытается его своей веревкой задушить.
   - Я? - пролепетал Йося с отвращением. - Задушить?
   - А как еще его победить? - бросил на него негодующий взгляд Василий Васильевич.
   - Ладно, это все мы поняли, - сдался Артем. - Но почему ты нас не пускаешь в деревню?
   - А третья рубашка у тебя готова? - ответил вопросом на вопрос кот.
   - Нет, еще один рукав остался, это еще три дня работы, - ответил Артем.
   - Вот и пойдем, когда ты все доделаешь, - сказал, как отрезал Василий Васильевич.
   Пришлось друзьям ночевать в лесу еще три ночи, пока Артем не закончил третью игольчатую рубашку. После того, как все три рубашки были готовы, он испытал их на каждом из тех, кому предстояло ее надеть.
   Первым был Василий Васильевич. Артем набросил на него рубашку и сказал: "Селезень, елезень, лезень, езень, зень, ень, нь, ь!". Шерсть на Василии Васильевиче тут же превратилась в перья, передние лапы стали крыльями, а задние - настоящими гусиными лапками. Шея у кота вытянулась, усы отвалились, голова уменьшилась, а нос сам собой превратился в клюв.
   - Хорошо получилось, - засмеялся Артем, но селезень зашипел и стал щипать начинающего волшебника за ноги, поэтому Артем поспешил вернуть Василию Васильевичу его прежний образ.
   Следующим был Йося. На словах: "Дед, ед, д!" он вдруг вытянулся, стал взрослеть прямо на глазах, но так же быстро начал превращаться в старика. Йося сгорбился, кожа на нем почти вся ссохлась и покрылась морщинами, а на лице выросла длинная седая борода.
   - А тебе идет, Йося, - потешались над ним девчонки, и старик попросил Артема снова вернуть ему молодость.
   Труднее всего было с мечом. Когда Йося объяснил, что с ним будут делать, меч стал всячески упрямиться и отказываться от того, чтобы принять нормальный облик. Он так и остался ножиком, но Василий Васильевич сказал, что на метаморфозе это никак не должно сказаться. Однако после того, как Артем произнес: "Веревка, еревка, ревка, евка, вка, ка, а!", он достал из рубашки такую же маленькую по длине веревочку, каким был йосин меч.
   - Да-а-а, - констатировал Василий Васильевич. - Не зря говорят, что у меча характер хозяина.
   Йосе дали время на то, чтобы он убедил свой меч не противиться, но даже у Йоси ничего не вышло. Превращенный обратно в нож, волшебный меч ни в какую не хотел вырастать и становится веревкой.
   Артем и Василий Васильевич приняли решение выступать в деревню на заре, но оба чувствовали, что в их отряде что-то не так.
   - Похоже, что это не Йося убедил меч, а меч убедил Йосю, что они не должны участвовать в сражении с верлиокой, - сказал Василий Васильевич, когда поздним вечером все, кроме Йоси и его меча, собрались возле костра.
   - Вот уж не думал, что у богатырей бывают такие трусливые мечи, - хмыкнул Артем. - Что теперь прикажете с ними делать.
   - А что, если я с ними поговорю? - предложила Василиса.
   - Это идея, - обрадовался Дядя Миша. - У тебя неплохо получается влиять на него, Василиса. И как тебе это удается?
   - Поживите с мое в детском доме, когда тебя со всех сторон окружает страх, и ты учишь себя не бояться и быть самой лучшей, и у вас получится, - ответила Василиса. - Ну, так я иду?
   - Давай, - вздохнул Артем.
   Василиса поднялась со своего места и пошла в палатку, где Йося разговаривал со своим мечом.
   - А мне что завтра делать? - спросил у Василия Васильевича Артем. - Я вас переодену, превращу в то, что надо, и потом мне что - просто сидеть и ждать? Может, лучше я стану дедом? И буду сражаться вместе с тобой против верлиоки?
   - Вот еще удумал, - фыркнул кот. - Я ведь тебе уже объяснял, почему только Йося может быть дедом.
   - Ну, а если Василиса его не уговорит?
   - Уговорит, в этом я уверен, - улыбнулся Василий Васильевич.
   На этих словах из палатки выбежал Йося с мини-мечом в руках и закричал:
   - Нет- нет, я не хочу, не надо, - и бросился к костру.
   - Что случилось, Йося? - все тут же повскакали с мест.
   - Я... я... - Йося дрожал. Видно было, что ему трудно сказать то, что он собирался. - Я согласен, и... и меч тоже согласен. Завтра мы пойдем вместе с вами.
   - Невероятно, - пробормотал Артем. - Ей действительно удалось его убедить.
   - Садись с нами, Йося, - сказала Ника и попыталась усадить горе-богатыря рядом с собой, но Йося отказался и вернулся к себе в палатку.
   - Но как тебе удалось? - спросил Артем у Василисы, когда Йося ушел.
   - Ну, сначала я стала говорить: "Йося, как же ты не понимаешь, что подводишь нас всех, что ты подводишь жителей Сметаны. Ведь верлиока убьет всех наших друзей - Митяя, Феклу, маленького Ваню, всех тех, кого спасли мы с Вероникой".
   - А он?
   - А он все твердил: "нет" и "нет". Мол, меч знает, что это опасно, и что они могут погибнуть. Тогда я стала говорить, что в жизни каждого молодого человека наступает момент, когда он должен стать мужчиной, когда может постоять не только за себя, но и за своих друзей, и что он должен быть отважным и рискнуть.
   - И он согласился? - подхватил Дядя Миша.
   - Нет, не согласился, - покачала головой Василиса.
   - И как же ты... - удивился Артем.
   - Я его напугала. Сказала, что если он нам не поможет, то мы все вернемся по домам, и он будет все оставшееся лето скрипеть на своей скрипке, - сказала Василиса и улыбнулась.
   - Да, теперь я понимаю, почему он с такими криками выбежал из палатки, - рассмеялась Ника.
   - Ты не должна была так делать, - неожиданно произнес со своего места Василий Васильевич. - Не надо было его заставлять.
   - Вот уж не ожидала от тебя, - удивилась Василиса. - А я то, дура, думала, что доброе дело делаю, что помогаю людей от верлиоки спасти, помогаю нам свою миссию достойно выполнить.
   - Да, но можно было бы как-то по-другому это... - замялся кот.
   - Как? Как по-другому? - набросилась на него Василиса. - Что бы я не сделала, тебе, Василий Васильевич, никогда ничего не нравится. Может, ты хочешь, чтобы я пошла сейчас, извинилась перед ним, а завтра нас всех этот верлиока уничтожил?
   - Мы можем вообще в эту деревню не идти, - предложила Ника.
   - Не можем, - сказал Василий Васильевич. - Верлиока - один из тех, кто безнаказанно причиняет беды жителям Прави, пока над ним нет Кощея, а Книга Мокоши нам указала...
   - Спасибо, знаем, что там Книга Мокоши нам уготовила, - огрызнулась Василиса. - Что же это такое - в детском доме столько лет надо мной издевались, наконец-то вырвалась, даже специально в сказочную страну отправилась, думала, что здесь все по-другому будет, что здесь стану своей, друзья у меня появятся, так нет, и здесь все то же самое.
   Василиса отвернулась, и Артему показалось, что еще чуть-чуть, и она заплачет, но Василиса быстро взяла себя в руки и снова улыбалась, как ни в чем не бывало.
   - Прости, Василиса, я не хотел тебя обидеть, - начал извиняться Василий Васильевич. - Просто я хотел тебе напомнить, что мы в Мире Прави, а здесь принято к людям по-доброму относиться.
   - И чего они добились, твои добрые люди со своей добротой? - снова сорвалась Василиса и стала пуще прежнего кричать на кота. - То на них колдуны неквалифицированные нападают, то детей русалки забирают, то клады воруют.
   - Все это так, - согласился с Василисой кот, - но с Йосей ты бы могла обойтись полегче. Знаешь ведь, какой он впечатлительный.
   - Зато теперь он пойдет, и будет сражаться с верлиокой, - стояла на своем Василиса. - Но если вы не хотите, я могу пойти и сказать, что была не права, и завтра у нас ничего не получится, верлиоку победить нам не удастся, и все эти предписания из Книги Мокоши окажутся простой выдумкой. Ты этого хочешь?
   - Нет, что ты, конечно, я этого не хочу, - залепетал кот.
   Артем заметил, как уже испугался сам Василий Васильевич и улыбнулся про себя: "Да, вот это сила воли у Василисы, если даже Василий не выдержал, что уж про Йоську говорить".
   - Раз так, то давайте закончим это спор, - вмешался в разговор Дядя Миша. - Завтра рано вставать, нужно выспаться.
   По предложению Дяди Миши все разошлись по своим палаткам, но Артем еще долго не мог уснуть, размышляя над тем, какая молодец Василиса. "Вот бы мне так - всегда уметь настоять на своем, не бояться даже тогда, когда ты не прав. Василиса бы и с Дэнчем справилась, да и с родителями-алкоголиками как надо поговорила. Интересно, кем были ее родители? Тоже, наверное, какие-нибудь... вроде моих". Увлеченный мыслями, Артем не заметил, как погрузился в мир сна.
   Проснулся Артем раньше всех, попросил Тоню приготовить завтрак и побежал к лесному ручью умываться. Он наскоро сполоснул лицо и почистил зубы и пошел обратно к костру, как вдруг прямо перед ним из чащи леса выпрыгнул огромный волк и оскалил клыки.
   - Ьшеанзу янем? - прорычал волк.
   - Тен, - честно признался Артем.
   - Я - тот йымас нудлок, огороток ыт литарверп в аклов, - сказал волк. - А ьдев я адгот яслисалгос ьтянс учроп, он ыв янем илиртихереп. Ьрепет ясйащорп с юьнзиж.
   - Не двигайся, - услышал Артем откуда-то позади волка и увидел Йосю с огромным мечом в руках. - Сейчас я с ним разберусь.
   - Не надо! - крикнул ему Артем. - Я сам.
   - С мек ыт ьшировог? - зарычал волк.
   - За тобой стоит мой друг, Йося-богатырь, у него меч, он готов отрубить тебе голову. Но если ты отпустишь меня, то и он тебя не тронет.
   Волк обернулся, увидел Йосю, погрозившего ему мечом, поджал хвост и ретировался обратно в лес.
   - Фу-у-у, - облегченно выдохнул Йося. - А я уж думал, придется его прикончить. Даже меч был согласен.
   - Спасибо, Йося, ты спас мне жизнь, - Артема слегка трясло. Только сейчас он осознал, какая опасность ему угрожала. - Но что ты делаешь здесь так рано?
   - Я... - Йося опустил глаза. - Мы с мечом... Мы хотели убежать.
   - Убежать? Но почему?
   - Я не хочу воевать с верлиокой, мне страшно, - сознался Йося. - Но ты ведь знаешь, что вчера произошло, когда Василиса была у меня?
   - Да, она нам рассказала. Но ведь ты согласился!
   - Из страха, - признала Йося. - Но разве можно из страха идти на войну?
   - Нет, нельзя, - кивнул Артем.
   В нем снова проснулось гордыня. Вот он - случай, не упускай его, ты можешь стать богатырем вместо этого мальчишки-хлюзды. Скажи ему, что ты согласен сразиться с верлиокой, и пускай катится, куда хочет. Но вместо этого Артем произнес:
   - Из страха на войну идти, конечно, нельзя. Но ведь ты ничего не боишься!
   - Я? Не боюсь? - ошарашено посмотрел на него Йося.
   - Да, Йося, ты и твой меч, - кивнул Артем. - Вы ничего не боитесь. Разве не вы только что спасли меня? Если бы не вы, он точно разорвал бы меня.
   - Но ведь это же ты сам все сделал! - возразил ему Йося. - Ты что-то ему сказал, и он убежал.
   - Я только сказал ему, что если он этого не сделает, то ты лишишь его головы. Он увидел тебя с твоим мечом и дал деру.
   Йося не ответил - он прислонился к мечу и кивнул головой.
   - Меч говорит, что ты прав, - сказал Йося Артему. - И еще он говорит, что мы победим верлиоку. Он даже готов превратиться в веревку.
   - Вот и отлично, - рассмеялся Артем. - И ничего страшного в этом нет. Обыкновенный урод, которого нужно одолеть.
   - Урод, это точно, - засмеялся и Йося. - Ох, если бы ты его видел. Жуткая рожа...
   Когда они, весело болтая, вернулись в лагерь, все остальные уже были собраны и готовы к тому, чтобы отправиться в деревню.
   - Ну и где вы ходите? - нервничал Василий Васильевич. - Уже почти семь часов утра. По словам Йоси, самое то время, когда мы вышли из леса. Тропинку я запомнил, так что держитесь меня.
   Дорога из леса в деревню заняла немного времени, и очень скоро все семеро стояли на главной улице Сметаны, возле дома Митяя.
   - Похоже, в этой деревне давно уже никто не живет, - сказал Василий Васильевич по запланированному сценарию. - Можно остановиться в любом доме.
   - Василий Васильевич, ты не прав, - ответил ему Артем. - В деревне явно что-то произошло.
   - Давайте проверим, - предложил Дядя Миша.
   Они стали заглядывать в каждый дом, но в деревне не было ни одной живой души.
   Проходя мимо одного дома, Йося жестом показал на входную дверь. Артем переглянулся с Василием Васильевичем. Тот кивнул.
   - Пойдемте к горам, - предложил Артем. - Может, они спрятались там?
   И вдруг земля задрожала, со стороны гор донесся чей-то ужасный визг, и друзьям показалось, что где-то рядом валят деревья. Звук лесопилки сменился ужасным топотом - таким, что путешественники невольно подпрыгивали на своем месте.
   Йося, Ника и Дядя Миша вышли на дорогу, которая вела через лес к горам и закричали:
   - Люди!
   Но их крик Василий Васильевич, Артем и Василиса уже не слышали. Они со всех ног бежали в нужный дом. Они без труда открыли дверь и затаились в сенях. В щель между досками на двери Артем мог видеть, что происходит на улице. А там все шло так, как и рассказывал Йося.
   Сначала из леса выбежали сметановцы с криками: "Верлиока!", за ними бежал домашний скот, а над ними возвышалась зловещая тень. Наконец, из леса появился сам виновник переполоха.
   - Да, Йося был прав, ну и рожа у него, - шепнул Артем.
   Одноглазый получеловек - полуживотное семимильными прыжками бежал по пятам жителей сметаны. Под одну из его лапищ угодила целая семья, от которой даже следа на земле не осталось.
   - Не сметь в мой лес ходить! - орал верлиока. - Мой лес! Мой!
   В руках у верлиоки была палица с огромным металлическим набалдашником и торчащими во все стороны шипами. Этой палицей верлиока крушил дома направо и налево, хватал людей и бросал их оземь. Он разорил почти всю леревню и убил всех ее жителей, когда перед ним оказались беспомощные Йося, Ника и Дядя Миша.
   - Начинается, - прошептал Артем.
   Он помнил, что должно сейчас произойти, поэтому оторвал взгляд от щели в двери, быстро подготовил три рубашки, заранее набросил первую на Василия Васильевича и произнес привычную для превращения формулу.
   В это время верлиока схватил своей лапищей Дядю Мишу, поднял его выше самых высоких деревьев и с силой бросил оземь. Дядя Миша остался неподвижно лежать на деревенской мостовой. На Нику верлиока просто наступил своей огромной пяткой и стал надвигаться на Йосю. Все происходило, как в том самом страшном сне. Йося стал пятиться к двери, за которой скрывались Артем, Василиса и селезень Василий Васильевич.
   Йося прижался к двери и стал изо всех сил молотить по ней кулаками. Василиса, не мешкая, впустила Йосю и захлопнула дверь прямо перед самым носом верлиоки.
   Времени было мало. Друзья знали, что сейчас верлиока будет крушить дом, и поэтому Артем торопливо стал превращать Йосю и его меч. Едва он успел сказать последнюю заумную фразу, как дом, в котором они находились, рассыпался, словно был создан из игральных карт. Верлиоке хватило одного удара палицей, чтобы его сломать. Сам дом, видимо, был построен давно, да и силой верлиока обладал такой, что своей ручищей просто-напросто сорвал крышу, а стены от старости обвалились сами.
   Артем осмотрелся - никого не придавило, но теперь все они были перед верлиокой как на ладони.
   - Давай! - крикнул он Йосе.
   Старик Йося с длинной веревкой в руке в одно мгновение вскарабкался на селезня, и пернатый Василий Васильевич тут же взлетел.
   "Невероятно, - подумал Артем. - Хорошо, что Василий Васильевич не похож на обыкновенного кота и что из него и селезень такой же огромный получился".
   Верлиока, казалось, не обращал на все это никакого внимания. Единственным своим глазом он заметил только Артема и Василису, беспомощно лежащих посреди обломков дома. Верлиока усмехнулся и занес свою ногу прямо над несчастными. Ника и Василиса в ужасе переглянулись. Значит, сейчас он и их убьет, и останется только надеяться, что у Йоси с котом все получится.
   Нога верлиоки уже летела вниз и до того, как быть раздавленными чудовищем, у ребят оставалось всего секунда. Но тут всего в каких-то сантиметрах от их лиц нога верлиоки будто сама собой остановилась, а Артем с Василисой услышали звук, похожий на то, когда во что-нибудь врезаешься. Верлиока снова поднял ступню и снова ударил ей по подросткам, но все повторилось. Его нога натыкалась на какое-то невидимое препятствие, словно что-то ее снизу держало.
   - Тоня, - догадался Артем. Василиса понимающе кивнула. - Спасибо, Тоня!
   И тут в дело вступили дед и селезень, обрушившись на голову верлиоки. Василий Васильевич сбросил Йосю на шею верлиоки, и Йося стал обматывать веревку вокруг шеи чудовища, а сам селезень с дикими криками принялся крепким клювом щипать голову верлиоки.
   Нападение для великана было таким неожиданным, что он не сразу сообразил, что ему делать. Наконец, он понял, что людишек на земле ему раздавить не удастся и обратил свой гнев на новых противников. Одним движением он дернул за веревку, душившую его, и Йося вместе с веревкой полетел вниз.
   Василий Васильевич, похоже, это предвидел и бросился на перехват. Еще чуть-чуть, и Йося бы точно разбился, но вовремя упал на спину селезню и крепко обхватил его руками. Заметив, что верлиока в некотором замешательстве, Василий Васильевич снова взмыл в воздух.
   Верлиока поднял дубину и принялся размахивать ей вокруг себя, пытаясь сбить селезня, но тому все время удавалось увернуться. Но долго летать вокруг верлиоки кругами Василий Васильевич не мог, и Артем из своего невидимо убежища закричал ему:
   - Етител к Енидоромс!
   - Что ты ему сказал? - спросила у Артема Василиса.
   - Чтобы они летели к Смородине, - ответил Артем. - Нужно сбросить верлиоку в огненную реку.
   - А он поймет, что нужно делать? - засомневалась Василиса.
   - Не знаю, - признался Артем.
   Василий Васильевич, по всему, услышал Артема, сделал еще один кружок над головой верлиоки и полетел от него прочь. Верлиока не растерялся и тут же погнался за селезнем.
   - Он его догонит! - испугалась Василиса.
   - Не думаю, - ответил Артем. - Нам биологичка как-то на уроке рассказывала, что гуси с утками могут развивать скорость до ста километров в час.
   - Может быть, - пожала плечами Василиса. - Но верлиока тоже ведь умеет быстро бегать. Эх, вот бы и нам туда!
   - Неплохая идея, - поддержал Василису Артем. - Тоня, пожалуйста, отнеси нас к Смородине.
   Последовала небольшая пауза. Артем и Василиса почувствовали, что неведомая сила пытается оторвать их от земли, но ничего не произошло.
   - Не могу, - извинилась Тоня. - Я слишком ослабла, пока удерживала ногу верлиоки. Мне нужно время, чтобы отдохнуть.
   Артем с Василисой в отчаянии застонали. Тоня тоже где-то поблизости тяжело вздохнула.
   - Постойте! - вдруг поднялась на ноги Василиса. - Ты ведь не можешь нам помочь, потому что все это время защищала Артема, так? Все свои силы ты отдавала Артему!
   - Да, - ответил голос Тони.
   - А если ты перейдешь ко мне, ты же получишь новую силу?
   - Верно! - подскочил Артем.
   - Да, это так, - произнесла Тоня. - Если я перейду к новому хозяину, я получу новую силу.
   - Ты не против? - посмотрела Василиса на Артема.
   - Нет, конечно, - ответил Артем. - Как я могу быть против, если там сейчас Йося и Василий Васильевич...
   - А ты, Тоня, пойдешь ко мне? - обратилась к невидимой помощнице Василиса.
   - Пойду, - ответил голос.
   - Тоня, ты со мной? - спросила Василиса.
   - Да, Василиса, я с тобой, - последовал ответ.
   - Тоня, отнеси нас к Смородине, - сказала Василиса и взяла Артема за руку.
   В один миг волшебная сила оторвала их от земли, и они понеслись вслед за верлиокой. Оказалось, что за все это время Йося на Василии Васильевиче и верлиока проделали огромное расстояние. Артем обратил внимание, что от самой деревни через весь лес по направлению к Смородине тянется целая полоса сломанных деревьев, вырванных кустов и огромных кусков дерна.
   - Тоня, побыстрее, - крикнула Василиса. Артем испугался, что Тоню оставят силы, и хотел уже сказать Василисе, что надо бы пожалеть ее. Но Тоня послушалась, и Артем с Василисой полетели гораздо быстрее. Наконец, они заметили силуэт верлиоки, и Тоня еще прибавила скорость.
   Подлетев поближе, Артем с Василисой увидели потрясающее зрелище. На селезне, что есть мочи работавшем крыльями, сидел Йося с длинной седой бородой и крутил из своего меча-веревки какие-то петли. За ними огромными прыжками несся верлиока, сокрушая на бегу своей палицей все, что попадалось ему по пути.
   До Смородины было уже недалеко - Василий Васильевич полетел другим путем, не как в тот раз, когда летали Артем и Тоня. И вдруг селезень стал терять высоту. Он летел уже гораздо медленнее, опускаясь все ниже и ниже. Верлиока увидел это, воспрял духом и побежал быстрее, размахивая палицей так, что от ветра вокруг качались деревья.
   Василий Васильевич в это время совсем спустился на землю и сбросил Йосю. Тому хватило несколько секунд, чтобы спрятаться за деревьями и остаться незамеченным верлиокой.
   Зато Василию Васильевичу повезло куда меньше. Только он снова взмыл в небо, как его тут же настигла палица верлиоки, оцарапав крыло. Теперь уже просто улететь от верлиоки было нельзя, и Василий Васильевич принялся кружить вокруг великана, постепенно заманивая его к берегу Смородины.
   Вид огненной реки верлиоку нисколько не смутил, и он продолжал размахивать своей палицей, пытаясь сбить раненого селезня. Но у него ничего не получалось - даже раненый, Василий Васильевич ловко увертывался от свистящей то здесь, то там дубины. Наконец, верлиоке удалось одним из шипов палицы задеть второе крыло Василия Васильевича, и кот-селезень рухнул прямо к его ногам.
   - Ага! - обрадовался верлиока и стал пытаться затоптать птицу, как он это хотел недавно сделать с Артемом и Василисой, но кот, будучи уже не в силах лететь, побежал от верлиоки на своих перепончатых лапах.
   Верлиока зашелся диким хохотом: он увидел свое превосходство в сложившейся ситуации и решил поиграть с животным. Он стал громко топать ногами то сзади селезня, то по сторонам, не причиняя ему вреда и заставляя бежать в сторону Калинова моста.
   Артем и Василиса висели прямо над мостом и смотрели, как верлиока издевается над Василием Васильевичем.
   - Он заманит его на мост и сбросит в реку, - прошептал Артем. - То, что мы хотели сделать с ним, он сделает с нашим котом, а потом и до нас доберется.
   Верлиоке действительно удалось отрезать для Василия Васильевича все пути назад и вытащить на мост. Когда они оба оказались на середине моста, верлиока захохотал:
   - Ну, вот и все! Давай, крякалка - или сам прыгай, или я тебя с моста пну прямо в Смородину.
   Селезень жалобно запищал, но на верлиоку это не подействовало. Страшная улыбка перекосила его лицо, он занес над селезнем палицу и вдруг услышал:
   - Эй, ты, одноглазый!
   Артем и Василиса посмотрели туда, откуда доносился голос. Возле моста со стороны Мира Прави стоял Дед Йося (почему-то уже без бороды) и крутил в руках веревку.
   - Эй, одноглазый! Попробуй, поймай меня! - закричал Йося.
   - Что он делает? - Артем страшно испугался за Йосю. Он не знал, что задумал этот маленький трусоватый скрипач, но был уверен в том, что верлиока тут же на него набросится.
   Однако верлиока повернул голову, посмотрел на старика и сразу развернулся обратно к селезню. Василий Васильевич был настолько беспомощен, что даже не попытался отползти от чудовища подальше. И в этот миг Йося метнул веревку в сторону верлиоки, словно настоящий американский ковбой. Она скрутила великану обе его огромных ноги, и теперь он не мог идти дальше. Эти воспользовался кот-селезень - он бросился в ноги верлиоки, схватил свободный конец веревки и вдруг... взлетел прямо над верлиокой.
   - Что? - зарычал великан. - Обманул? Меня обманул?
   А Василий Васильевич тем временем, не обращая внимания на крики верлиоки, стал обматывать его с головы до пят.
   - Артем! - завопил Йося. - Расколдуй!!!
   Артем сразу понял, что задумали Йося и Василий Васильевич, и завопил так, что его голос эхом отозвался в горах, окружавших лагуну:
   - Расколдуй, асколдуй, сколдуй, колдуй, олдуй, лдуй, дуй, уй, й!
   Только Артем прокричал последний звук, как селезень на глазах верлиоки обернулся его старым недругом котом Василием Васильевичем, Йося снова помолодел. Но самое удивительное произошло с веревкой, обмотанной вокруг тела и по ногам верлиоки. В меч она не превратилась, а вонзилась в верлиоку колючей проволокой такой толщины, что великан издал ужасный вопль, зашатался и рухнул с Калинова моста прямо в Смородину.
   - Победа!!! - радостно закричали Артем, Василиса и Тоня.
   - Победа! - веселился на берегу реки Йося.
   - Победа, - еле произнес изможденный Василий Васильевич.
   Прошло несколько минут, и друзья воссоединились на берегу возле Смородины. И тут же рядом с ними из ниоткуда стали появляться мужчины и женщины, старики и дети, животные и духи. Каждую секунду появлялся кто-нибудь новый.
   - Что это такое? - спросил Артем у Василия Васильевича.
   - Это те, кого убил верлиока, - объяснил уставший Василий Васильевич. - По преданию, все, кого он убил, воскресают в месте его гибели сразу после смерти верлиоки.
   Через час берег был полностью заполнен людьми. Последними появились Дядя Миша и Ника.
   - Наконец-то! - обрадовались друзья и заключили их в свои объятья.
   - Что с нами было? Где верлиока? - спрашивали люди, и Василий Васильевич терпеливо объяснял каждому, что произошло.
   Повсюду были радость и веселье, воскресшие стали расходиться по домам, и только Йося молчал и ни с кем не хотел разговаривать.
   - Что с тобой? - подошла к нему Ника.
   - Ничего, - отвернулся он.
   - Ну, я же вижу, что что-то случилось, - ласково сказала Ника и погладила Йосю по голове, совсем как мама. Но мальчик отстранился.
   - Артем! Василий Васильевич! - позвала Ника, и они сразу же прибежали.
   - Что случилось? - взволнованно спросил Артем.
   - С Йосей что-то не так, - сказала Ника.
   Василий Васильевич посмотрел на мальчика и спросил:
   - Что произошло?
   И только ему Йося, наконец, ответил:
   - Меч.
   Артем и Василий Васильевич переглянулись.
   - Меч погиб вместе с верлиокой. Я думал, он его просто разорвет, а этот урод утащил его с собой.
   Йося не заплакал, как это случалось раньше, но голос его слегка дрожал.
   - Вот оно что... - протянул Василий Васильевич. - А если бы ты знал, что так случится, ты бы не крикнул Артему?
   - Я...я не знаю, просто я так долго уговаривал его сразиться с верлиокой, а теперь его нет, - ответил Йося.
   - Но ведь это он верлиоку победил! - вступил в разговор Артем. - Подумай, Йося, ведь если бы не вы, сейчас бы не было здесь ни этих людей, ни Дяди Миши с Никой. Разве ты бы этого хотел?
   Йося помотал головой.
   - Кстати, а как это вам все удалось так провернуть? - спросил Артем, обращаясь и к Йосе, и к Василию Васильевичу. - Ты же, Василий Васильевич, не мог говорить?
   - Так ведь Йося не просто в деда превратился, а в деда-знахаря, - улыбнулся кот. - Первым верлиоку победил знахарь, поэтому и все его знание к Йоське перешло, и все его умения. В том числе, умение общаться с животными. Вот мы с ним на утином языке и общались. Это он придумал, чтобы я притворился, будто меня верлиока ранил! Это он придумал из броды своей волосы в веревку вплести! Это он придумал, как его запутать.
   Йося слегка улыбнулся и тут же засмущался.
   - Только меч не вернешь, - грустно сказал он.
   - Постойте! А куда ваши рубашки оборотнические девались? - неожиданно спросил Артем.
   Василий Васильевич и Йося посмотрели друг на друга и в один голос сказали:
   - Не знаю.
   - Но они же на вас были? - недоумевал Артем. - Куда же они девались?
   - Когда я превратился в себя, рубашки на мне уже не было, - сказал Йося.
   - И на мне тоже, - подтвердил его слова Василий Васильевич.
   - А куда же они пропали?
   - Я могу только предполагать... - робко начал Василий Васильевич. - Когда Артем произнес формулу, и веревка превратилась в меч, иглы из рубашки стали его продолжением. Ведь твой меч, Йося, не мог сам в колючую проволоку превратиться, даже его роста бы на это не хватило, вот он иглы себе и забрал. А поскольку все три рубашки были добыты Артемом одним и тем же способом, они сроднились, и все иглы после превращения достались той рубашке, которая дополнила меч. А значит, наши рубашки утонули в смородине вместе с мечом.
   - Значит, я целый месяц терпел такую боль, а теперь эти рубашки просто исчезли в огненной лаве? - Артем был в шоке.
   - Все мы что-то теряем в этой жизни, - философски изрек Василий Васильевич. - Кто рубашки, а кто-то мечи...
   - А кто-то друзей... - добавил Йося.
   Василий Васильевич ничего не ответил, а Артем стал подыскивать нужные слова, но в это время Йося поднял руку и сказал:
   - Смотрите! Что это там?
   Василий Васильевич, Артем и Ника хотели посмотреть, что опять увидел Йося, но их ослепил яркий желтый свет, от которого всем пришлось зажмуриться. Только когда свет стал ослабевать, а глаза к нему привыкли, друзья смогли различить очертания величественного золотого дворца.
  

Глава 20

золото и кровь

  
   Вопрошающие взгляды уставились на Василия Васильевича. Дядя Миша, Василиса и Тоня уже были рядом, и тоже ждали ответа.
   - Что вы на меня все смотрите? - спросил он и лениво добавил. - Это дворец Золотой Бабы.
   И вдруг Василий Васильевич пришел в необычайный восторг, крикнул: "Ура!" и совершил такой кульбит через себя, что даже Ника ему позавидовала.
   - Вы понимаете, что происходит? - задыхаясь от эйфории, которая его охватила, стал спрашивать и трясти за плечи каждого кот. - Нет, вы понимаете, ЧТО произошло? А-а-а, хотя откуда вам, неучам, знать!
   - Вот и просвети нас! - недовольный непонятным поведением кота, сказал Артем.
   - Это - дворец Золотой Бабы, - принялся объяснять Василий Васильевич. - А Золотая Баба появляется только тогда, когда в Мире Прави не осталось никого из Мира Нави! Это значит, что мы освободили Тридевятое царство от черных сил! Значит, мы выполнили задание, которое нам дала Книга Мокоши.
   На лицах его собеседников стали появляться улыбки. Но Артем все же спросил:
   - А как же Кощей?
   - Кощея мы теперь в два счета найдем, - стал уверять Артема кот. - Это же Золотая Баба, добрая пророчица. Кто ей подарок хороший сделает и искусством своим удивит, тому она ответит на любой вопрос.
   - Здорово, - восхищенно произнес Йося. - А что мы можем ей подарить?
   - То, что оценит только Золотая Баба, - сразу же ответил Василий Васильевич. - Золотая Баба любит золото, значит, подарим ей то, чего она никогда не видела.
   И на немой вопрос друзей ответил:
   - Золотистые волосы Артема.
   - Что? - удивился Артем? - Мои волосы? А другое ничего ей подарить нельзя?
   - А что тебя смущает? - удивился кот. - Разве не ты жаловался на свои волосы? У тебя есть прекрасная возможность от них избавиться.
   - Ладно, - согласился Артем. В конце концов, от этих желтых волос он столько натерпелся, так почему бы ими с этой Золотой Бабой не расплатиться.
   - А искусство? - спросила Ника.
   - А искусство - это по части Йоси, - уверенно продолжил кот. - Кто у нас на скрипке играет?
   - Но я не хочу играть на скрипке! - твердым голосом возразил Йося. Артем удивился, насколько изменился Йося после сражения с верлиокой.
   - А кто тогда? - растерялся кот. - У нее там столько музыкальных инструментов, и она каждого посетителя просит сыграть.
   - Но я плохо играю, я не хочу перед ней опозориться, - снова возразил Йося.
   - Я тебе помогу, Йося, - вдруг сказала Ника.
   - Ты? - удивились все.
   - А ты умеешь играть на скрипке? - спросил Йося.
   - Да, - ответила Ника. - Я тоже училась в музыкальной школе, меня родители записали. Но потом спорт победил.
   - Невероятно, - с уважением посмотрел на нее Йося. - Тогда я пойду. Вместе с тобой, Ника, мне ничего не страшно.
   - Тогда - вперед! К Золотой Бабе! - торжественно объявил Василий Васильевич и потащил всех за собой в золотой дворец.
   Двери во дворец были открыты, возле них не было ни привратников, ни стражи, и это очень удивило Артема.
   - Она никого не боится, что ли? - спросил он у Василия Васильевича.
   - А кого ей бояться, - усмехнулся кот. - Кто к ней непочтительно отнесется, никогда больше к людям не выйдет.
   Дворец был просто великолепен, хотя такое обилие золотого, пока друзья шли по залам, скоро надоело, и от него уже болели глаза.
   - И почему у вас так любят золото? Что в нем особенного? - ворчливо спросил Артем.
   - А у вас почему так любят золото? - спросил у него кот, но Артем не ответил.
   Наконец, пройдя по длинному-предлинному залу, путники оказались перед золотым троном, на котором восседала статная пожилая женщина с золотым лицом, в золотой одежде с золотыми бумагами в руках. Возле трона играли обыкновенные дети, на подносах лежали настоящие фрукты, и здесь же Йося обнаружил целую гору самых разных музыкальных инструментов.
   За троном Золотой Бабы стоял длинный старик в длинном позолоченном плаще и очках с золотой оправой и что-то говорил на ухо самой Золотой Бабе.
   - Добро пожаловать, - сказал он, когда друзья подошли ближе. - Нам известно, как вы оказались здесь, и что вам нужно. Золотая Баба ответит на любой ваш вопрос, если ваш дар удивит ее, и если среди вас найдется тот, кто подарит ей свое музыкальное мастерство.
   - Вот наш подарок, - вперед вышел Артем и склонил голову перед Золотой Бабой. - Я дарю ей свои волосы.
   - Очень хорошо, - сказал старичок и хлопнул в ладоши. Волосы Артема сами слетели с его головы и оказались в руках у Золотой Бабы.
   - А теперь - музыка, - улыбнулся Артем и довольно провел по лысой макушке рукой.
   После слов Артема вперед вышли Йося и Ника. Они выбрали в куче инструментов две скрипки и готовы были играть.
   Золотая Баба кивнула, скрипачи подняли смычки, но когда раздался мелодичный звук скрипки, оказалось, что играет только Йося. Ника просто опустила руки и стала слушать музыку вместе с остальными.
   А Йося словно и не заметил, что стал солистом. Он играл от души, играл так, как никогда в жизни, может быть, не играл. И Артем, никогда прежде не слышавший живую скрипку, заворожено слушал, как играет Йося.
   - Я же говорил, что мамка твоя права была, - сказал Василий Васильевич Йосе, когда прозвучала последняя нота.
   Все время, пока шло выступление, Золотая Баба находилась в неподвижном состоянии, а теперь о чем-то говорила со своим помощником.
   - Ника, а ты что же? - вдруг вспомнил Йося, и по его голосу нельзя было понять, обижен он на Нику или нет. - Почему ты не стала играть?
   - Потому что я не умею, - просто ответила Ника и улыбнулась своей замечательной улыбкой.
   - Зачем же ты тогда... - недоуменно поднял брови Йося.
   - Чтобы ты в себя поверил, чтобы ты играл, - ответила Ника.
   - Здорово придумано, - шепнула ей Василиса.
   Наконец, Золотая Баба закончила общаться со стариком, он прокашлялся и звонким голосом произнес:
   - Золотая Баба слушает вас.
   - Мы хотим знать, где искать Кощея, - сказал Артем.
   Пророчица встала со своего трона и впервые заговорила:
   - Баба-Яга. Сундук. Наоборот, - и тут же села на место.
   - И все? - удивилась Ника.
   Друзья так и остались стоять возле трона.
   - Ну, и чего вы стоите? - спросил Василий Васильевич. - Она больше ничего не скажет. Она всегда только три слова говорит.
   - А дальше? - удивился Артем.
   - А дальше сам разгадывай, - ответил кот и пошел на выход. Вслед за ним потянулись остальные.
   Друзья вышли из дворца Золотой Бабы, и он тут же исчез.
   - Все, она свое дело сделала, - объяснил Василий Васильевич. - Теперь надо ее загадку разгадывать.
   - Ну, про Бабу-Ягу все понятно, - махнул рукой Артем. - А вот что за сундук, и что - наоборот?
   - Я бы не стал утверждать, что с Бабой-Ягой все понятно, - возразил ему кот. - Баба-Яга, как ты знаешь, живет на другом берегу, и чтобы до нее добраться, нужно перейти через Калинов мост. Я и Тоня, как жители Мира Русских Сказок, без проблем окажемся на той стороне. Дядя Миша как знахарь, уже применивший свою силу, тоже может рассчитывать на благосклонность Смородины. Артем уже переходил по мосту, перейдет и еще раз. Но как быть с Никой, Василисой и Йосей?
   - А если я опять попрошу Смородину? - спросил Артем.
   - Ты можешь просить Смородину только за себя и только потому, что ты - герой новой сказки. Они должны просить за себя сами, но Смородина им не ответит, они же не знают зауми.
   - Но ведь Йося стал богатырем, а девчонки спасли сметановцев от русалок! - вступился за них Дядя Миша.
   - Это ничего не значит, - тряхнул головой кот. - Я даже не уверен, пропустит ли тебя река, ты ведь тоже из мира Яви, что уж говорить о них.
   - И что же нам делать? - спросила Ника, но кот ничего ей не ответил.
   И тут слово снова взял Дядя Миша:
   - У меня есть одна травка, она нам поможет.
   Он засунул руку в свой мешок и долго там шарил. Наконец, с довольной улыбкой вынул руку, разжал ладонь, на которой... ничего не оказалось.
   - И что за травку ты хотел нам показать? - язвительно спросил Василий Васильевич.
   - Она у меня на ладони, - ответил Дядя Миша. - Ее подарил мне Захар, когда я у него учился. Он сказал, что это самая чудесная трава, она невидима, и знахарь может ее найти только один раз в жизни.
   - И он отдал ее тебе?! - удивился Артем. - Один-единственный раз увидел ее, нашел и отдал тебе?!
   Дядя Миша кивнул.
   - Но почему?
   - Захар сказал, что эта трава помогает, если только отдать ее другому, - объяснил Дядя Миша.
   - А ты что-нибудь про эту траву знаешь? - обратился Артем к Василию Васильевичу.
   - Нет, - признался кот. - Я никогда о ней не слышал.
   - Так, может быть, это все неправда?
   - Если об этой траве не знаю я, это не значит, что ее не существует, - возмутился кот. - Про травы лучше всех знают знахари. А еще я тебе скажу, Артем, что даже самый великий мудрец не может знать все. Чтобы много знать, нужно много учиться, все время учиться.
   - Ну, вот, началось, как в школе, - недовольно протянул Артем.
   - Причем здесь школа? - удивился кот. - Я тебе не про школьное знание говорю, а про то, что ты сам хочешь узнать.
   Артему нечем было крыть.
   - Нельзя научиться, нужно учиться, - философски изрек Василий Васильевич.
   Педагогический спор оборвала Ника:
   - Давайте послушаем Дядю Мишу!
   - Спасибо, Ника, - улыбнулся знахарь.
   - Как эта трава нам поможет? - спросила Василиса.
   - Захар сказал, что если выжать из нее сок и натереть им ступни, то пройдешь по любой воде, - ответил Дядя Миша.
   - По воде! - закричал кот. - Ты что, не различаешь воду и огонь? Как же мы пройдем через Смородину?
   - Я добавлю в сок немного сажи, - сказал Дядя Миша.
   - Почему именно сажи?
   - Подобное лечится подобным, сам ведь знаешь. Сажа - это то, что остается после огня, значит, огонь ей повредить не может. Ну, и будем надеяться на волшебную силу этой травы.
   - То есть ты не уверен? - продолжал пытать знахаря Василий Васильевич.
   - Да, я не уверен, - спокойно ответил Дядя Миша, - и поэтому я пойду первым.
   Последние слова вряд ли успокоили даже кота, который впервые проявил озабоченность судьбой Дяди Миши. Поэтому друзья просто сели на поляне и стали наблюдать за действиями знахаря.
   Дядя Миша достал из-за пазухи нож и полоснул по воздуху чуть выше своей ладони, но ничего не произошло.
   - Трава эта очень уж хитрая, - улыбаясь, пожаловался Дядя Миша. - Вроде и чувствуешь ее, а где резать, не видишь.
   Несколько раз он пытался разрезать стебли невидимой травы, но все было безуспешно.
   - Похоже, остается только одно, - загадочно сказал Дядя Миша. - Надо поранить руку. Тогда кровь вытечет из ранки, и стебли станут видными.
   Артем как никто другой понял, на что сам себя толкал его старший товарищ. Он сам несколько недель истязал себя, и понимал, что решится на этот шаг даже отважному человеку трудно. Но Дядя Миша, не раздумывая больше не секунды, резанул себя по ладони, и его кровь тут же окрасила невидимую траву.
   - Ну, вот, - улыбнулся Дядя Миша, убеждая и себя, и других, что ничего особого не произошло.
   Следующим движением ножа он разрезал стебель, из которого засочилась бесцветная жидкость, слегка розоватая от крови Дяди Миши. Артем еле успел подставить чашку, и она тут же доверху наполнилась. Сока в траве было так много, что посуду своих рюкзаков пришлось достать всем.
   Наконец, Дядя Миша выжал из травы последние капли, наспех сказал какой-то заговор, и рана на его руке стала затягиваться. Артем с Василием Васильевичем предложили ему немного отдохнуть, но Дядя Миша сказал, что не устал и сразу приступил к составлению отвара. Оказалась, что даже сажа у Дяди Миши была заранее припасена.
   Отвар был готов, но Дядя Миша сообщил, что зелью нужно отстояться до следующего утра - только тогда его можно будет использовать. От Смородины веяло теплом, и друзья улеглись прямо на траве. Посреди ночи Василий Васильевич разбудил Артема.
   - А-а-а, - потянулся Артем и недовольно проворчал. - Мне такой сон снился, а ты взял и разбудил!
   - Нужно поговорить, - просто ответил кот. - Какие вы, люди, беззаботные существа! Вот я, обыкновенный кот... ну, не совсем обыкновенный... нет, ну, конечно, необыкновенный...
   - Ты разбудил меня для того, чтобы рассказать о том, какой ты необыкновенный? - начинал сердиться Артем.
   - Так вот я глаз сомкнуть не могу, все думаю о загадке Золотой Бабы, а они тут, понимаешь, дрыхнут! - рявкнул кот.
   - Ты ученый, ты и думай, - решил слегка подзадорить его Артем.
   - Вот и делай после этого добро людям, - пробубнил себе под нос Василий Васильевич. - Я вот чего тебя разбудил... Ты, когда у Девы-Яги был, сундук у нее какой видел?
   - Не знаю, - стал вспоминать Артем, но его тянуло в сон. - Никакого сундука я там не видел.
   - А ты хорошенько вспомни! - наседал на него Василий Васильевич.
   - Да нет там у нее сундука, - уверенно сказал Артем. - У нее там вообще ничего нет.
   - А откуда же она рубашку игольчатую взяла?
   - Она... - Артем сова задумался. - Она ее из подпола достала.
   - Ага! - обрадовался Василий Васильевич. - Значит, вот где наш сундук находится!
   - Только она никого туда не пускает, - предупредил Артем. - Я как-то раз хотел туда спуститься, так она так на меня наорала!
   - Это понятно, - кивнул кот. - У любой Яги это сокровищница. Вход туда простому смертному строго воспрещен.
   - А как же мы туда попадем? - спросил Артем.
   - Есть у меня средство, - заверил Артема Василий Васильевич. - Давай дальше, третье слово: "наоборот". Что это может быть?
   - Да все, что угодно, - ответил Артем, зевая. - Может, лучше спать ляжем?
   - Ну и ложись, соня, - заворчал кот. - Вечно мне одному больше всех надо. Конечно, зачем загадку решать, когда есть ученый кот? Он ведь самый умный, он ведь за всех подумает, он что-нибудь придумает. Он ведь - необыкновенный кот, самый умный кот (хотя, что правда то правда), так пусть он на все вопросы нам ответы даст.
   - Ну, хватит ворчать, - взмолился Артем. - Утро вечера мудренее, сам же говорил... Завтра рано вставать, вот завтра и подумаем. Дойдем до Девы-Яги, там и разберемся, что к чему. Эй, Василий Васильевич, ты меня слышишь?
   Но кот Артему не ответил, он спал.
   Утром, едва выглянуло солнце, Дядя Миша всех разбудил.
   - Пора, - сказал он. - Захар говорил, что эта мазь лучше всего действует на заре. Я пойду первым. Если вдруг что со мной случится, сильно не переживайте. Я нашел то, что хотел. Сегодня я самый счастливый человек на свете. Спасибо тебе, Артем, что ты вытащил меня с той крыши, что привел сюда. Я точно знаю, что именно здесь мое место, я хочу тут остаться, и если вдруг я погибну, то не напрасно. Я хочу, чтобы вы нашли Кощея, и чтобы Мир Прави остался таким же чистым, каким мы его сегодня видим.
   Друзья стояли молча, не зная, что ответить, и тут вперед вышел Василий Васильевич. Он положил Дяде Мише на плечо свою лапу и просто сказал:
   - У тебя все получится, Миша.
   - Спасибо, - ответил Дядя Миша и обнял кота.
   - Ну, знаешь, это уж слишком, - как всегда, возмутился Василий Васильевич, и все вокруг засмеялись.
   Дядя Миша разулся, намазал пятки получившейся жижей и подошел прямо к краю Смородины.
   - Я пойду прямо по реке, пока она еще не такая горячая.
   Солнце поднималось все выше и выше и уже стало припекать, от чего запекшийся берег начинал плавиться.
   Дядя Миша подошел к самому краю огненной лавы и осторожно опустил в нее ногу. Смородина вытолкнула ногу на поверхность, но следа от ожога на ней не было. Тогда Дядя Миша поставил на поверхность огненной реки вторую ногу и сделал шаг вперед.
   - Пока я не перейду на ту сторону, сами не двигайтесь, - предупредил Дядя Миша и пошел по огненной реке. Солнце еще было невысоко, и Смородина еще не запузырилась, поэтому Дяде Мише удавалось идти быстро и легко. Наконец, он оказался на противоположном берегу.
   - Давайте, мажьте свои ноги и идите, как я шел, - крикнул Дядя Миша. - Скорее, пока солнце низко.
   Друзья принялись изо всех сил втирать в ступни волшебную мазь. Затем они взялись за руки и вслед за Артемом пошли по примеру Дяди Миши.
   Никакой разницы между ходьбой по земле и по огненной реке Артем для себя не обнаружил. Единственное, что беспокоило, это что ступням становилось с каждым шагом все жарче. Артем поднял голову, и увидел, что солнце нещадно поднимается все выше и выше, и вот уже то тут, то там стали появляться огненные пузыри.
   Василий Васильевич запаниковал и от страха заговорил стихами:
   - А если огонь мне на шерсть попадет? Кому будет нужен обугленный кот?
   Он принялся торопить Артема, но у того хватило хладнокровия, чтобы продолжить идти тем же размеренным шагом. И друзья шли след в след, как на болоте, пока не достигли противоположного берега.
   Последним шел Йося, и когда ему оставалось сделать последние шаги до берега, огненный поток под ним вдруг стал приподниматься и превращаться в шар.
   - Если он лопнет, Йоська сгорит! - в ужасе закричал Артем.
   Пузырь становился все больше и больше, и Йося уже еле-еле на нем держался, балансируя на поверхности огненного шара, как гимнаст в цирке.
   - Сейчас он взорвется! - испуганно закричал Йося, но тут же увидел рядом с собой голограмму Тони, которая подхватила его под руки и вместе с ним ринулась на берег. Через секунду пузырь, на котором стоял Йося, лопнул, и из него вырвался огненный столп толщиной со столетний дуб.
   - Фу-у-у, - дружно выдохнула вся компания.
   - Как у тебя ловко получилось! - сказал Дядя Миша Тоне.
   - Это потому, что у меня уже есть опыт в таких делах, - ответила тонина голограмма, и Артем поймал на себе ее взгляд.
   - Раз уж речь зашла об опыте, - как всегда, вмешался в разговор Василий Васильевич, - может быть, Артем покажет нам, как добраться до Бабы-Яги?
   - А то ты сам не знаешь? - съязвил Артем.
   - Ну, ты же у нас герой, - развел лапами кот.
   - Чуть что, сразу - герой, герой, - забубнил под нос Артем, но с предложением кота согласился и повел всех за собой к избушке на курьих ножках.
   Как и в прошлый раз, до жилища Дева-Яга пришлось идти весь день. Когда, наконец, Артем увидел знакомые отвратительные двери из человеческих костей, отряд остановился.
   - Мы пойдем все вместе, - предупредил Василий Васильевич. - Артем говорил, что она - совсем девчонка, но мало ли, чему она там научилась за прошедшее время.
   - Даже Тоня? - спросил Артем.
   - Даже Тоня, - утвердительно ответил кот. - Теперь ее сила нам пригодится, как никогда раньше.
   И на немой вопрос спутников Василий Васильевич добавил:
   - Я почти уверен, что мы отыщем здесь Кощея. Золотая Баба зря говорить не будет. Что с ним случилось, я не знаю, и почему его след отыскался у Бабы-Яги, мне тоже неведомо. Может быть, предшественница той Яги, к которой мы направляемся, чем-то насолила Кощею, наложила на него какое-нибудь заклятье, за это ее прежде времени и убрали.
   - А Баба-Яга может быть могущественнее самого Кощея? - спросила Ника.
   - Нет, - ответил кот. - Но она хитрее, чем он. Должно быть, она заманила его к себе, чем-нибудь поила - у-у-у, они, яги, на эти дела мастера - да в сундук и запрятала.
   - То есть ты думаешь, что Кощей спрятан в сундуке? - спросил Артем.
   - А где же еще? - пожал плечами Василий Васильевич.
   - А что такое - наоборот? - спросила уже Василиса.
   - А наоборот, я так думаю, это то, что мы должны сделать все в обратном порядке: открыть сундук, вытащить Кощея и посадить его на царство, - высказал свои соображения кот и добавил: - Если моя догадка верна, и это Яга посадила старика Кощея в сундук, значит, она наложила такие чары, снять которые нам не под силу. Вот тогда нам помощь Тони и пригодится.
   - Все ясно, - заключил Артем. - Все вместе идем к Деве-Яге.
   Компания подошла к страшному забору, окружавшему жилище Яги, Артем расковырял почти уже зажившую рану на ноге и несколько капель крови брызнул на засовы. Руки и ноги, торчавшие из ворот, тут же убрались, ворота отворились, и Артему предстало знакомое зрелище - на поленнице возле дома в темных очках лежала горбунья Дева-Яга. Увидев незваных гостей, она по привычке заголосила про пахнущий русский дух, но тут же осеклась, увидев, как качает головой Артем.
   - Да я знаю, что не нужно так говорить, но ничего не могу поделать - служба такая, - она виновато опустила глаза. - А ты, Артем-царевич, зачем опять ко мне пожаловал, да не один?
   - Нам нужен сундук, в котором спрятан Кощей XVIII, - выпалил Артем.
   - Нет у меня никакого сундука с Кощеем, - оторопела Яга.
   - У тебя в подполе, я видел, - соврал Артем.
   - Ты? Видел? - нахмурилась Яга. - Так ты все-таки залез в мой подвал?
   - Да, - ответил Артем и улыбнулся.
   - Ну, раз так, тогда... убирайся! И этих с собой забери! - заверещала Дева-Яга и бросилась к дому. Но Артем был тут как тут. Он догнал колдунью и преградил ей путь.
   - Ты должна отдать нам этот сундук, - сказал он. - От этого зависит судьба всего вашего мира. И твоя судьба тоже.
   - А если не отдам? - стиснула зубы Яга. - Мне нельзя его открывать, бабушка запрещала, да и эти, которые меня сюда поставили, сказали, чтобы я его берегла и никому не показывала.
   - Но если ты нам его не отдашь... - снова начал Артем.
   - Тогда - что? Что ты мне сделаешь? - кипятилась Яга.
   - Тогда мы сообщим, куда следует, что ты, Дева-Яга, незаконно удерживала пришельца из Мира Яви, предварительно опоив его приворотным зельем, - крикнул со своего места Василий Васильевич.
   - Так вот что за средство у него было... - прошептал себе под нос Артем.
   - Я... но... - залепетала Дева-Яга. - Но я... и мне... а потом...
   - Значит, ты согласна? - усмехнулся Василий Васильевич и подошел к Деве-Яге ближе.
   - А что мне остается делать? - захныкала Яга. - Теперь уж и так, и так отвечать.
   - Если Кощея поможешь освободить, мы перед ним за тебя попросим, - пообещал Яге Артем, но, посмотрев на Василия Васильевича, понял, что заступиться за Ягу они не смогут. Но обманывать - так обманывать, решил он.
   - Хорошо, - вытерла слезы Яга. - Пойдемте за мной.
   Артем и Василий Васильевич позвали остальных и вместе с Ягой попали в ее дом. Маленькая ведьма, тяжело вздыхая, подняла половицу, под которой скрывался люк в подпол, и запустила туда пришельцев.
   Артем и его друзья по очереди спустились вниз. Чего они только тут не увидели. Здесь было столько всякого разного добра - и волшебного, и нет, - что Василий Васильевич не переставал удивляться накопительству прежней хозяйки избушки на курьих ножках.
   - Седло Святовитова коня! Скатерть-самобранка!! Шкура Полкана!!! - то и дело выкрикивал он, рыская по подвалу. - Ага, а вот и наш сундук!
   Василий Васильевич подозвал остальных в самый дальний угол. Там стоял диковинный сундук со старинными узорами и тяжелым навесным замком.
   - Будьте начеку, - сказал Василий Васильевич. - Сейчас мы его откроем, и Кощей может выскочить прямо на нас. Кто знает, что у него на уме после стольких лет сидения в этом ящике.
   - А как же ты его открыть собираешься? - спросил Дядя Миша. - Ведь у нас разрыв-травы нет.
   - Без нее обойдемся, - махнул лапой кот. - У нас Артем есть, скажет свою абракадабру, замок и слетит.
   - Да ведь он не закрыт! - вдруг произнес Артем. Он уже успел осмотреть замок, легко отодвинул одну его дужку и без труда снял замок. - Помогите мне!
   Он стал приподнимать крышку, но одному ему это было сделать не под силу. На помощь ему пришли кот и Дядя Миша, но крышка по-прежнему не поддавалась.
   - Что же делать? - спросил в отчаянии Артем.
   Дядя Миша ничего не сказал, зато Василий Васильевич посмотрел на Йосю и промолвил:
   - А ну-ка, богатырь, иди сюда!
   - Йося? - в один голос спросили Артем и Дядя Миша.
   - Конечно, - ответил кот. - Он уже одного злодея победил, силы у него богатырской прибавилось, он нам и поможет. У нас так всегда с богатырями - чем больше он добрых богатырских дел совершит, тем больше силы у него будет.
   Йося подошел и вместе с друзьями стал приподнимать крышку сундука. И она тут же поддалась, но даже богатырских сил Йоси не хватило. И тогда в дело вступила Ника.
   - Никогда тяжелой атлетикой не занималась, - сказала она. - Но всегда хотела попробовать.
   И только она схватилась за крышку, как совместными усилиями друзьям удалось ее откинуть и заглянуть внутрь. И тут их ждало разочарование - внутри сундука лежало несколько мешков, какие-то шкурки, перья, десяток яиц и много-много игл самых разных размеров.
   - Ну, и где Кощей? - вопросительно уставился на Василия Васильевича Артем.
   - Ничего не понимаю, - забормотал кот. - Золотая Баба ошибиться не могла. Мы в доме Бабы-Яги, вот он сундук, но Кощей...
   Артем тем временем вытащил наружу содержимое сундука.
   - Значит, мое толкование слова "наоборот" было неверным, - признал свою ошибку Василий Васильевич. - А что там в мешке?
   Артем развязал мешок и вытряхнул из его несколько костей.
   - Ну конечно! - так и подпрыгнул кот. - Теперь все ясно!
   - Что тебе ясно? - спросил Йося.
   - Кощей - это же от слова "кость"! Вот он где, голубчик! - радостно объявил Василий Васильевич.
   - То есть ты полагаешь, что эти кости - и есть Кощей? - недоверчиво посмотрел на него Артем.
   - Не полагаю, а уверен на все сто! - ответил Василий Васильевич. - Вот, смотри!
   Кот стал ползать по полу и раскладывать на нем кости. Делал он это долго, словно собирал мозаику, и, наконец, перед друзьями на земле лежал настоящий скелет человека.
   - Ну, чем не Кощей? - усмехнулся Василий Васильевич.
   - Но как ты собираешься его оживить? - спросил Артем.
   - Очень просто! - продолжал наслаждаться собственной догадливостью Василий Васильевич. - Наоборот!
   - Наоборот? - вставил словечко Дядя Миша. - Ты разгадал смысл этого слова?
   - Конечно, мой недалекий друг, - начал язвить кот.
   Теперь Артем был спокоен: если кот ворчал на Дядю Мишу, это верный признак того, что все идет, как надо.
   - Как убить Кощея, вы знаете? - спросил Василий Васильевич окружающих.
   - Да, - кивнула Ника. - Нужно сломать иглу, это все знают.
   - Нет, вы с самого начала вспомните! - настаивал кот и, не дожидаясь, пока его собеседники напрягут свою память, продолжил сам. - В сундуке - заяц, в зайце - утка, в утке - яйцо, в яйце - игла.
   - Ну? - нетерпеливо зарычали на него остальные.
   - Чтобы Кощей ожил, нужно все проделать наоборот! - выдохнул кот и победно посмотрел на своих друзей. Однако эффекта разорвавшейся бомбы, как он того ожидал, его слова не возымели.
   - Где это, интересно, ты собираешься взять утку, засунуть в нее яйцо, а саму утку запихать в зайца? - рассмеялся Йося.
   - Какие же вы, люди, все-таки примитивные существа, - уныло протянул кот. - Раз вы ничего не хотите понимать, я все сделаю сам.
   Друзья стали внимательно наблюдать за действиями кота. Тот взял с пола меховые шкурки и показал их так, чтобы всем было видно:
   - Среди этих шкур есть заячий мех.
   Затем Василий Васильевич собрал с пола перья.
   - Вот - утиные перья.
   Теперь Василий Васильевич стал ползать по полу и перебирать яйца. Наконец, одно из них, самое грязное, ему чем-то приглянулось, и он поднял его над собой.
   - Вот оно, утиное яйцо,- сказал он. - Артем, почисти-ка его.
   Артем принялся соскабливать с яйца черный налет, и вдруг оно ослепило его ярким светом. Яйцо оказалось из чистого золота.
   - Прекрасно, - забрал кот яйцо из рук Артема. - Теперь найдем иглу, которая в этом яйце была.
   Кот поднес яйцо к горке из иголок, и одна из них словно магнитом соединилась с золотым яйцом. При ближайшем рассмотрении оказалось, что вся игла была покрыта толстым слоем запекшейся крови.
   - Вот так, - самым серьезным голосом произнес кот. - Золоту всегда сопутствует кровь. Я не буду, как всегда, уходить в длинные рассуждения об этой двойственной природе вещей, я только хочу, чтобы вы об этом всегда помнили.
   - Что ты собираешься делать дальше? - спросил его Артем.
   Кот приступил к делу и стал пояснять свои действия:
   - Сначала игла, - сказал он и приложил иглу к берцовой кости скелета.
   Игла словно ожила и стала вытягиваться по всей длине кости, соединяя части скелета между собой. Прошло немного времени, и игла словно сшила кости между собой - они окончательно срослись, и скелет встал. Из иглы вырвалась струйка крови и стала обволакивать кости. Как только скелет стал полностью красным, с него тут же упали сковавшие его оковы и снова превратились в иглу.
   - Держите, - подобрал ее кот и протянул друзьям, но никто не осмелился к ней прикоснуться. Наконец, Василиса, с трудом преодолев отвращение, взяла из лап Василия Васильевича кровяную иглу и зажала в кулаке.
   - Правильно, - одобрил ее действия кот. - Мало ли, что произойдет. Надо всегда быть начеку. Главное, чтобы игла к Кощею не попала.
   Слова кота не возымели должного действия - Василиса все равно стояла такая же бледная, дрожа не меньше остальных.
   - Так, теперь яйцо, - произнес кот и положил его прямо на череп скелета.
   Яйцо громко треснуло и раскололось пополам, словно по нему ударили ножом. Из него вытекла густая золотая жижа и стала струйками стекать по костям вниз.
   - Это будет его плоть, - пояснил Василий Васильевич. - Теперь понимаете, почему "царь Кощей над златом чахнет"?
   Как только все золото из яйца смешалось с кровью, скорлупа почернела и упала на пол, а скелет приобрел очертания человека, разве что на нем не было кожи, да и сама плоть была не слишком мясистой.
   - Перья! - выкрикнул Василий Васильевич, подобрал с пола целую горсть утиных перьев и стал осыпать ими появляющийся силуэт. Облепив позолоченные кости, перья стали превращаться в кожу и стягиваться по всему телу. На лице постепенно вырисовались черные зрачки, ястребиный нос, впалые щеки. Костлявые руки и ноги зашевелились и принялись себя ощупывать. Теперь уже можно было точно сказать - перед ними был человек.
   - И последний штрих, - радостно произнес кот, словно скульптор, заканчивающий свое творение. Он взял заячью шкурку и набросил ее на плечи "новорожденного". Шкурка в один миг вытянулась по его росту, прильнула к телу своего хозяина и превратилась в широкополый черный плащ, который с ног до головы укутал того, кто был под ним.
   - Встаньте так, чтобы он нас не достал, - пробормотал кот и сделал шаг назад. За его спиной парами встали Артем с Дядей Мишей, Йося с Никой и за их спинами - Василиса.
   - Если что - ломайте иглу, - шепнул кот себе за плечо.
   Внезапно одним резким движением человек в черном скинул с себя плащ, и друзья увидели длинного, но сильно сгорбленного старого человека. Казалось, это был тот же самый скелет, только слегка обтянутый кожей и одетый в темную одежду. Сомнений не было - перед ними стоял Кощей XVIII.
  

Глава 21

судьба

  
   Артем почему-то подумал, что Кощей сразу же на них накинется или выкрикнет какое-нибудь проклятье, но ничего подобного не произошло. Вернувшийся к жизни царь Нави только и мог, что вращать руками. Он попытался сделать хотя бы шаг в сторону незнакомцев, но у него ничего не вышло. Он попытался что-то произнести, но его челюсти едва разжались.
   - Чего это с ним? - зашептала Ника.
   - У него не осталось силы,- сказал Василий Васильевич.
   Кощей кивнул в подтверждение его слов.
   - Ему нужна вода! - догадался Василий Васильевич, и Кощей снова закивал головой.
   - Но почему вода? - спросил Артем.
   - Самый первый Кощей был рожден Мировой Уткой, поэтому его родная стихия - это стихия воды,- объяснил кот. - Артем, принеси три ведра воды.
   Артем вылез из подпола, нашел ведро и собирался уже бежать к колодцу, как его схватила за руку Дева-Яга.
   - Артем-царевич, не нужно этого делать, - взмолилась она, глядя ему в глаза. - Давай закроем их там, внизу, а сами убежим!
   - Да ты что! - разозлился на нее Артем. - Ты и в самом деле думаешь, что я могу бросить своих друзей?
   Он освободился от ее крепкой хватки и побежал к колодцу, едва услышав за собой ее голос:
   - Большая беда будет. Не надо было мне всего этого делать...
   Но Артему было все равно, что там шептала ведьма-неудачница. Он добежал до колодца, зачерпнул воды и потащил ее обратно.
   Василий Васильевич взял у него из рук ведро и захотел приблизиться к Кощею, но не смог. Как он не пытался, какая-то сила удерживала его и не давала подойти.
   - Давай, Артем, - сказал тогда кот. - Это должен сделать ты. Ты - герой!
   Артем послушно принял ведро обратно и безо всякого труда подошел к Кощею. Тот схватил слабыми руками ведро, поднес его к губам и стал жадно пить.
   Осушив ведро, он еле слышно прошипел:
   - Еще!
   Во второй раз после ведра воды Кощей уже четче еще раз попросил пить, начал двигаться, вращать головой и даже сделал пару шагов. Артем быстро сбегал за третьим ведром, но прежде, чем он протянул его Кощею, к черному царю обратился Василий Васильевич:
   - Послушай, Кощей! Мы вернули тебе жизнь, но я знаю, что как только к тебе вернется сила, ты постараешься причинить нам зло. Так вот, чтобы ты не сделал этот опрометчивый шаг, я тебя предупреждаю, что в наших руках игла с твоей смертью мы из нее тебя воскресили, и ты знаешь, что будет, если ее сломать. Кощеем Восемнадцатым ты уже к жизни не вернешься.
   - А, это ты, старый предатель, - исподлобья посмотрел на кота Кощей. Взгляд его был полон ненависти. - Думаешь, я тебя потом не найду?
   - Со мной ты потом можешь сделать, все что пожелаешь. Я не хочу, чтобы ты причинил зло моим друзьям, - ответил Василий Васильевич. - Итак, мы договорились?
   -Да, - хриплым голосом ответил Кощей. - Третье ведро!
   Артем подал Кощею ведро с водой, а сам отошел к друзьям, которые тоже невольно попятились к дальней стене.
   Кощей одним махом опрокинул в себя последнее ведро, и стал надвигаться не Артема и его друзей.
   - Ты, мальчишка, можешь не бояться, - зловеще улыбнувшись, сказал Артему Кощей. - Ты меня вернул к жизни, и я тебя не трону. А вот что до них...
   Он показал своими корявыми пальцами на тех, кто жался друг к другу за Артемовой спиной.
   - Ладно, пошутил я, - сказал Кощей и дико засмеялся. - Кто вы, и что вам от меня нужно?
   - Я Артем Царевич, - сказал Артем. - А это мои друзья. Мы пришли, чтобы освободить тебя, чтобы ты вернулся на свой престол и навел порядок в царстве Нави. Твои слуги без тебя творят беззаконие, нападают на мирных жителей, причиняют им боль и страдание. Только ты, Кощей, можешь остановить их.
   - Я? - усмехнулся Кощей. - А если я не хочу? Если я специально спрятался у этой дуры Бабы-Яги, чтобы меня никто не нашел?
   - Ты сам себя спрятал в сундук? - удивился Василий Васильевич.
   - Да, - ответил Кощей.
   - Но почему?
   - Это длинная история, - сказал Кощей. - Если вы согласитесь отдать мне иглу, я расскажу вам свою историю
   - Рассказывай, а потом мы решим, как это лучше сделать, - сказал Артем.
   - А не обманешь? - прищурился Кощей.
   - Зачем мне тебя обманывать? - ответил Артем. - Ты ведь сам сказал, что мне ты ничего не сделаешь. Я передам тебе иглу, но только когда мои друзья будут в безопасности.
   - Толково, - похвалил Артема Кощей. - Ну, что же, слушайте.
   Артем и его друзья затаили дыхание.
   - Когда я родился под именем Кощея Восемнадцатого, меня, как и других жителей нашего мира, отнесли на Алатырь-гору, чтобы Книга Мокоши определила мою судьбу. И она предсказала мне, что я стану последним из Кощеев, что мне уготовано судьбой погибнуть от руки собственной дочери. Я очень сильно этого испугался, но ведь все мы знаем, что судьбу можно обмануть, что можно пойти по другому пути. Этот путь будет нелегким, можно и с него свернуть, и тогда Кривая тебя вывезет в Мир Нави, но ведь я и так был рожден в Черном царстве, чего мне было бояться... Но я боялся. Боялся, потому что знал, что и Мокошь обмануть может. И тогда я решил спасти себя сам.
   В ту эпоху наш Мир переживал не самые лучшие времена. Самые лучшие уходили навсегда, и тогда Тридесятое и Тридевятое договорились, что они смогут отправить во внешний мир трех своих представителей, обладающих необыкновенными даже для нашего Мира способностями. И я подумал, а почему бы мне самому не отправиться в Мир Яви? Но Одиннадцатый Сказочник меня туда не пустил, сказал, что я - слишком посредственный Кощей, и предложил мне найти трех самых достойных из Мира Нави. И тогда я придумал отправить туда свою доченьку и приставить к ней самых верных своих помощников.
   Убедить Одиннадцатого Сказочника в том, что пятимесячная крошка обладает каким-то уникальным даром, оказалось нетрудно - все-таки, у меня тоже какой-никакой вес в нашем обществе есть. Они втроем перепроявились в Мир Яви, но мне все равно было неспокойно, и я стал подумывать о том, чтобы спрятаться. Сказочник предупредил меня, что через тридцать лет и три года придет новый герой, и все перепроявившиеся вернутся. Тогда я дал указание моим помощникам, чтобы они не возвращались, что я сам их верну, когда опасность минует. Конечно, я никого не собирался возвращать, просто хотел защитить самого себя. И я, царь Мира Нави, наложил заклятье, по которому меня вернет к жизни новый герой, герой из Мира Прави, и только ему откроется тайна моего местонахождения.
   - А если бы вместе с этим героем пришла твоя дочь? - спросил у Кощея Артем.
   - Моя дочь? Исключено, - ответил Кощей. - Новый герой может привести с собой только существ только из Мира Прави.
   - Но ведь теперь смогут вернуться и те, кто перепроявился из Мира Нави? - спросил Йося.
   - Нет, не смогут, - ответил Кощей и дико расхохотался. - Вторым моим заклятьем было то, что вернуть мою дочь и моих слуг сможет только тот, кто убьет меня. Но ведь вы нашли меня не для того, чтобы убивать? Не так ли? Вы ведь не хотите, чтобы я исчез, и мои подданные вредили вам без моего ведома?
   И Кощей снова захохотал. Он смеялся так, что эхо от его смеха сотрясало убогое подполье Девы-Яги.
   - Ты просчитался... папочка, - раздался чей-то голос, и Кощей сразу перестал смеяться.
   Все обернулись туда, откуда доносился голос.
   - Ты ошибся, - сказала Василиса и вышла из тени. - Ты забыл о том, что тебе еще сказала Книга Мокоши.
   Она подалась вперед, и все сразу расступились перед ней. Василиса шла к Кощею и держала перед собой ту самую иглу, которую передал ей Василий Васильевич.
   - Ты бросил меня в Мире Яви, я стала сиротой и шестнадцать лет прожила в интернате, не зная, кто я, - резко и отчетливо заговорила она. - Но вот однажды я забрела в библиотеку, где прочитала странную книгу сказок.
   - Та самая библиотека? - прошептал Артем.
   - Да, это была библиотека Одиннадцатого Сказочника, - кивнула Василиса. - Это была летопись нашего Мира, из которой я узнала, как Кощей XVIII отправил свою дочь в Мир Яви из-за пророчества Мокоши. Он все сделал правильно: приставил к ней надсмотрщиков, сам спрятался и наложил кучу заклятий, о которых я узнала из той же летописи. Но только ты забыл о том, что Мокошь оставила твоей дочери право самой в шестнадцать лет выбрать Мир для возвращения. И я выбрала Мир Прави, потому что чувствовала приближение нового героя. Я еще ты забыл, что у твоей дочери особый дар - быть лучше любого, кто находится рядом с ней. Однажды я увидела на улице кота, который очень плохо мяукал, зато прекрасно говорил на человеческом языке. Я все поняла, и стала следить за ним, я знала, что он непременно приведет меня к новому герою, и я не ошиблась.
   Кощей все еще не мог поверить в смысл происходящего. Он словно окаменел, лицо его стало белее мела, но он продолжал внимательно слушать.
   - Впервые я ощутила свой дар, когда выиграла соревнования по плаванию. Я тоже, Ника, услышала крик кота, но он мне не помешал, потому что я знала о его способностях. Ты замешкалась всего на долю секунды, и проиграла. А я поняла, что могу быть лучшей.
   - Невероятно... - единственное, что сумела произнести Ника.
   - Потом я познакомилась с остальными и решила, что пора возвращаться, - продолжила Василиса. - Но в детском доме меня дожидались твои надзиратели, папочка, и я еле-еле смогла от них сбежать.
   - Вот почему ты так поздно пришла! - догадался Йося.
   Но Василиса словно и не услышала его.
   - Когда мы прочитали послание Книги Мокоши, я уже знала, что это я наведу порядок в Мире Русских Сказок.
   - Что значит - ты? - удивился Василий Васильевич.
   - Это значит, что я неслучайно вытащила нож из круга, когда мы ловили колдуна. Что я не случайно уничтожила русалок в озере - ведь я из рода Кощеев, и я могу русалочьими судьбами распоряжаться. И даже то, что Йося стал храбрецом и смог одолеть верлиоку, - тоже моя заслуга. Если бы не тот сон, который мне удалось ему показать... - засмеялась Василиса совсем как Кощей.
   - Какой сон? - не понял Артем.
   - Ты же говорил, что Василиса все вам рассказала? - нахмурил брови Йося.
   - Она сказала, что поговорила с тобой, - пробормотал Артем и пожал плечами.
   - Я знала, что ему может присниться верлиока, - стала объяснять Василиса, - а я могу сделать все, если нахожусь рядом. Я захотела, чтобы мне приснился его сон про верлиоку, и снова показала этот сон Йосе. Он так испугался, что сразу на все согласился.
   Йося отвернулся. Ему было неприятно об этом вспоминать.
   - А теперь я сделаю то, на что вы, слабаки, никак не решитесь! - громко произнесла Василиса, сделала еще один шаг к Кощею и занесла над ним иглу.
   - Пощади! - прохрипел Кощей.
   - Василиса, стой! - закричал Артем и бросился к ней, но не успел.
   Василиса сверкнула своими черными глазами и легким движением переломила иглу пополам. Раздался треск, будто кто-то наступил на ветку в лесу, и друзья увидели, как с Кощея сначала сошла его заячья шкура, посыпались перья, стекла на пол золотая плоть, перемешавшись с кровью, а кости превратились в пыль. Кощей Бессмертный умер.
   - Василиса, что ты наделала! - закричал Артем.
   - Ничего особенного, - пожимая плечами, ответила Василиса и плюнула на останки своего отца. - Помогла Мокоши свершить судьбу.
   - Но ведь получается, что мы не выполнили ее волю, что мы не смогли вернуть Кощея на престол! - в отчаянии тараторил Артем. - Кто теперь будет править миром Нави?
   - Я! - ответила Василиса и повернулась к Артему лицом.
   В ней произошла удивительная и неприятная перемена. Она уже не была похожа на ту девушку, с которой он познакомился в начале лета. Она словно постарела на несколько лет: ее глаза излучали злобу и ненависть ко всем окружающим, она скалила зубы в страшной ухмылке, ее черные волосы растрепались, и Артему показалось, будто вместо волос у нее из головы торчат маленькие тоненькие змеи.
   - Я, Василиса Кощеевна Бессмертная, наследница рода Трипетовичей, объявляю себя властительницей Тридесятого царства, - громко провозгласила она и воздела руки. - Ан юлов!
   И спустя миг, все семеро стояли на лужайке перед домом Девы-Яги.
   - Как видишь, Артем-царевич, я тоже умею говорить на зауми, - ледяным голосом произнесла Василиса, и ее лицо исказила кривая усмешка. - А все благодаря тебе. Я ведь говорила, что я всегда лучше того, кто находится рядом со мной.
   - Ты собираешься стать правительницей Мира Нави, ты - дочь Кощея, но как тебе удалось пройти вместе с нами? - спросил у нее Артем. - Ведь я мог вернуть только троих существ, обладающих волшебными способностями!
   - А ты никогда не думал, что среди вас есть кто-то лишний? - засмеялась Василиса, отчего снова стала похожа на своего отца. - Ну-ка, вспомни, какой из талантов тебе пригодился, а какой - нет?
   - Йося... - выдохнул, почти не думая, Артем.
   - Йося, - кивнула Василиса.
   Все посмотрели на маленького скрипача. Он опустил глаза.
   - Я вас обманул, - сказал Йося. - Я самого начала знал, что я не из этого Мира, но я очень хотел вырваться из своего мирка, ограниченного скрипкой и побоями старших. Я хотел чего-то нового.
   - А твой дар - это всего лишь...
   - Всего лишь способность передразнивать людей, - вздохнул Йося. - Может пригодиться, чтобы обмануть по телефону родителей, но совсем не нужна в Мире Русских Сказок.
   - Ну и дружков ты себе завел, Артем-царевич, - засмеялась Василиса и покачала головой.
   Артем выразительно посмотрел на Йосю, тот отвернулся.
   - Однако пора переходить к делу, - снова заговорила Василиса. - Мой папаша оказался жалким предателем, у которого хватило трусости обратиться за помощью к белым силам, и за это он поплатился своей головой. Но я вижу, что здесь есть и еще один трус.
   Он повернула голову к Василию Васильевичу и стала медленно надвигаться на кота.
   - Ты... - зашипела она, словно змея. - Ты, Кот Баюн, испугался своей великой силы, силы править людьми, ты испугался своего настоящего призвания и пошел на службу в Тридевятое царство! Ты сбежал от Кощея, ты умолял о пощаде... А ты не забыл, что случается с теми, кто не подчиняется воле правителя Нави?
   И не успел Василий Васильевич произнести ни слова, как Василиса протянула к нему руку, схватила его и выкрикнула:
   - Сдохни! Дохни! Охни! Хни! Ни! И! - в каждом выкрике было столько злобы, что даже вороны, кружившиеся над избушкой Бабы-Яги, разлетелись по сторонам.
   С последним звуком Василиса убрала руку, Василий Васильевич застонал и рухнул к ногам новой владычицы Черного Мира.
   - Василий Васильевич! - крикнул Артем и бросился к коту, но Василиса остановила его властным жестом.
   - И так будет со всеми, кто осмелится пойти против меня и против моей власти, - произнесла она, перешагнула через бездыханное тело кота и двинулась к дому Девы-Яги.
   - Девчонка, иди сюда! - приказала она, и Яга, согнувшись в почтении к дочери Кощея почти до самой земли, тут же вышла из своего домика. - Ты ведь тоже помогаешь людишкам из Мира Прави...
   - Я... Нет, повелительница... Я только... чтобы глаза... - залепетала Дева-Яга.
   - Ты думала, что если станешь помогать им, то прозреешь? - Василиса бросила на ведьму уничтожающий взгляд и подняла лицо Яги к своим глазам.
   - Да, мне так говорили... - испуганно бормотала та. - Моя бабушка... она говорила...
   - Меня не интересует, что там говорила старуха, которую я видеть не видела, - рассердилась Василиса и отпустила ей звонкую оплеуху.
   - Простите меня, госпожа, - на глазах Яги заблестели слезу.
   - Мне очень жаль, но наказывать тебя - не в моих силах, - произнесла Василиса. - Но надо мной есть те, кто имеет на это право.
   Яга задрожала.
   - Пусть свершится правосудие! - громогласно произнесла Василиса и добавила: - Оп уноказ Огонреч Яемз!
   - Что она сказала? - спросила а Артема Ника.
   - По закону Черного Змея, - перевел Артем.
   - А что это значит? - снова спросила Ника, но Артем только пожал плечами.
   В это время Дева-Яга издала дикий вопль и схватилась руками за глаза.
   - Я ничего не вижу! - кричала она! - Ничего не вижу!
   Она металась на полянке возле своей избушки, пока так же внезапно не остановилась и не отняла руки от лица.
   - Я ничего не вижу, - сказала Дева-Яга и беспомощно опустилась на колени перед Василисой. - Госпожа, простите мня! Дайте мне хоть немного света!!!
   Василиса противно захихикала.
   - Признаешь мою власть над тобой? - медленно произнесла она.
   - Да, - прошептала Яга.
   - Клянешься ли ты вечно служить мне? - повысила голос Василиса.
   - Да, - еще тише произнесла Яга.
   - Азалг! - грозно сказала Василиса и закрыла глаза Яги своей ладонью.
   Мгновение спустя Дева-Яга уже восторженно потирала их и выкрикивала слова благодарности.
   - Госпожа! Я теперь за вас... да я... Вы подарили мне самое дорогое, что есть на свете! - Яга бросилась целовать ноги Василисы, но та с презрением отстранилась от нее и повернулась к Артему.
   - Теперь что касается вас! - сказала Василиса. - Все вы незаконно находитесь на территории Тридесятого царства, на моей территории! А это значит, что вы тоже должны умереть.
   - Что? - в ужасе выкрикнул Артем.
   - "Человек из Мира Прави, ступивший на землю Трипетовичей, должен быть немедленно казнен", - так гласит "Свод законов Черного Змея", нашего повелителя, - повысила голос Василиса. - Но все вы - люди из Мира Яви, вы пришли вместе со мной и помогли мне добиться власти, поэтому сама я сейчас не смогу ничего с вами сделать.
   Йося не сдержался и облегченно выдохнул.
   - Но это не значит, что у меня нет на вас управы, - ехидно засмеялась Василиса. - Тоня!!!
   И тут Артема словно ударила молния. Он совсем забыл, как сам отдал Тоню Василисе, и теперь она могла приказать ей все, что угодно.
   - Тоня!!! - еще сильнее закричала Василиса, но ей никто не отвечал.
   - То - не знаю что, повинуйся своей хозяйке!!! - приказала Василиса.
   - Слушаюсь, - наконец, последовал ответ. Голос Тони изменился до неузнаваемости.
   - Ты что это, забыла, кому служишь? - грозно выкрикнула Василиса в пустоту. - Отвечай!
   - Не забыла, - ответила Тоня.
   - Не забыла, хозяйка, - подчеркнула последнее слово Василиса. - Повтори!
   - Не забыла... хозяйка, - выдавила из себя Тоня.
   - То-то, - усмехнулась Василиса.
   - Опусти Тоню, - сквозь зубы процедил Артем.
   - Маленький мальчик и взаправду думает, что он - герой? - хохотнула Василиса. - Нет, Артемушка, такое чудо я тебе больше не отдам, ты и так им слишком долго владел. Хотя попрощаться с Тоней у каждого из вас скоро появится отличная возможность.
   Артем, Ника, Йося и Дядя Миша обменялись непонимающими взглядами.
   - То - не знаю, что, - распорядилась Василиса, - возьми этих четверых, отнеси их к Калинову Мосту и сбрось их в Смородину!
   - Ой! - испугалась Ника и прижалась к Артему.
   - За что, Василиса? - добродушно спросил Дядя Миша.
   Йося ничего не ответил. Он стоял и бесстрашно смотрел на Василису.
   Время шло, но ничего не происходило.
   - Ты что, не слышала, что я тебе приказала? - начала психовать Василиса. - А ну, покажись!
   На этот раз Тоня послушалась, и перед Василисой появилась тонина голограмма, только не прозрачная, как раньше, а серовато-грязная.
   - Ты уже однажды ослушалась меня, когда без разрешения полезла спасать этого щенка! - Василиса указала на Йосю.
   - Что? - возмутился Артем. - Ты хотела убить Йосю?
   - Нет, я просто не хотела, чтобы Тонька вытаскивала его из Смородины, - ухмыльнулась Василиса. - Он бы сам утонул, если бы не она.
   - Но ведь вы не давали мне приказа не спасать Йосю, - жалобным голосом стала оправдываться Тоня.
   - Ты должна делать только то, что тебе велят делать, - отрезал Василиса. - И если тебе не говорили, чтобы ты кого-то спасала, не нужно было проявлять инициативу.
   - Ты просто чудовище! - выпалила Ника и хотела наброситься на Василису, но Артем вовремя ее остановил.
   - Ой, какие мы нежные, - съязвила Василиса и опять захохотала. - Эй, Тонька, подойди ко мне.
   Тоня повиновалась.
   - Я приказываю тебе уничтожить моих врагов. Отнеси их и сбрось в Смородину! - казалось, Василиса была готова взорваться от злости.
   Но Тоня не пошевелилась.
   - Они мои друзья, - сказала она. - Я не могу этого сделать.
   - Молодец, Тоня! - воскликнул Йося, но Артем не разделял его радости.
   - Разве ты не знаешь, что бывает с теми из вашего рода, кто отказывается служить своему хозяину? - спросила ледяным голосом Василиса.
   Йося и Дядя Миша вздрогнули. Теперь они понимали, почему Артем хмурился. Они вспомнили слова Василия Васильевича в том подвале, где они впервые познакомились с Тоней. Если Тоня нарушит клятву верности хозяину, то ее лишат волшебной силы. Если Тоня не убьет их, она исчезнет.
   - Ты, конечно, будешь жить, - издевалась над Тоней Василиса. - Но подумай, что это будет за существование - бесплотный дух, ни на что не годный, не умеющий даже говорить, потому что духи не говорят. Да тебя даже духи к себе не примут, ты же не из их рода.
   Тоня ничего не отвечала.
   - Ты хочешь такой же судьбы, как все твои предки? - продолжала язвить Василиса. - Подумай, ведь ты - последняя в своем роде. У тебя даже потомства нет. Кто тебе поможет, кроме меня?
   Тоня посмотрела на Артема. Он давно хотел что-то ей сказать, но слова застревали у него в горле. Да и что он может сказать? Если он скажет Тоне, чтобы она не сдавалась, тогда они будут жить, но сама Тоня исчезнет. А если скажет, чтобы она спасала себя, тогда и себя, и остальных обречет на скорую гибель.
   - Тоня... - наконец, с трудом выдавил он из себя, но она остановила его.
   - Артем, я уже давно все решила, - сказала Тоня и снова повернулась к Василисе. - Они мои друзья. Они подарили мне родину, с ними я узнала, что такое дружба. У нас - тех, кого называют "то - не знаю, что", - есть одна черта, которую никто из нас никогда не сможет в себе изжить. Если мы служим доброму человеку, мы никогда не сможем его предать, не сможем причинить ему зло. Я знаю, что меня ждет, я всегда была к этому готова, но я не стану выполнять твоего приказания.
   - Ах, так! - закипела от ярости Василиса. - Тогда получай то, что заслужила! Призываю в свидетели Верховных Правителей Мира Нави и Мира Прави: "то - не знаю, что" дважды не подчинилась своей хозяйке, да постигнет ее за это должная кара!!!
   В небесах раздался грохот, набежали черные тучи, и в то место, где еще мгновение назад стояла голограмма Тони, ударила молния.
   - Тоня? - все еще не веря в то, что произошло, позвал Артем, но ему никто не ответил, зато самого Артема обдало легким приятным ветерком.
   - Она здесь, - прошептал Артем и плавно провел рукой по пустому месту перед собой.
   - Ну, вот и еще одним предателем меньше стало, - усмехнулась Василиса. - Жаль, со всеми вами в этот раз у меня посчитаться не получится - нет у меня над вами силы, пока меня официально не признают владычицей Нави. Только и смогла, что предателей наказать. Ну, да ничего, живите пока, пусть это будет мой подарок. Но в следующий раз пощады вам не будет, Василиса Премудрая свое слово сдержит.
   Она прошло мимо бывших спутников, окинула их надменным взглядом и жестом подозвала к себе Деву-Ягу.
   - Где твоя ступа, глупая девчонка?
   - Она здесь, но я не умею... - побелела от страха Яга и вызвала из избы летающую ступу Бабы-Яги.
   - Прочь, - оттолкнула ее Василиса, забралась в ступу, схватила метлу и громко выкрикнула: - Йодом в йыньлимаф комаз!
   Ступа поднялась в воздух, и Василиса помахала из нее вниз рукой:
   - Прощайте, неудачники!
   И ступа тут же унеслась с такой скоростью, что только ее и видели. Артем с друзьями так и остались стоять в оцепенении, пока их не вернул голос Девы-Яги.
   - А ну, бродяги, пошли вон! - крикнула она. Артем посмотрел на нее и покачал головой.
   - Яга, Яга... Как же ты могла... Ведь я столько для тебя сделал!
   - Я... Да ты... А ну вас... - Яга не смогла продолжить. Она зарыдала, бросилась в свою хибару, заперла дверь и уже из нее продолжала кричать. - Избушка, избушка, повернись к лесу передом, к бродягам задом.
   Избушка, кряхтя, стала отворачиваться от Артема и его друзей, пока не развернулась на девяносто градусов и не замерла.
   Повисло тягостное молчание. Никто не хотел ничего не говорить. всем было ясно, что они проиграли, что м не удалось выполнить свою миссию до конца. Да еще и Василия Васильевича и Тоней потеряли. Артем устало опустился на траву и закрыл голову руками. Йося принялся ковырять носком туфли землю. Ника се еще смотрела в ту точку, где исчезла Василиса, а Дядя Миша что-то беззвучно шептал.
   Неизвестно, сколько бы еще это продолжалось, но тут друзья услышали за спиной голос и резко обернулись.
   - Ну, наконец-то она улетела!
   Перед ними стоял Василий Васильевич.
  

Глава 22

настоящий герой

  
   Это была не галлюцинация - перед ними на самом деле стоял живой и невредимый Василий Васильевич.
   - Не может быть! - подскочил Артем и бросился к коту. - Но как? Как тебе удалось выжить? У нее не получилось тебя убить?
   К Василию Васильевичу подбежали остальные.
   - Еще как получилось, - содрогнулся от недавнего воспоминания кот. - Такая силища у девчонки...
   - Тогда почему... - недоумевал Артем.
   - Ты не рад, что я оказался жив? - кокетливо улыбнулся Василий Васильевич.
   - Конечно, рад, - спохватился Артем. - Но я не пойму...
   - Ты меня, Артем, пожалуйста, извини, - потупил взгляд Василий Васильевич. - Но я тебя тогда обманул, когда про свои девять жизней рассказывал.
   - В смысле - обманул? - не поверил своим ушам Артем.
   - Ну, я тогда тебе сказал, будто меня машина сбила, и у меня только одна жизнь осталась. А на самом деле никакой машины не было. Поэтому когда Василиса меня убила, у меня еще была одна жизнь в запасе, - виновато поднял глаза на Артема кот.
   - Ну, знаешь, - Артема раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, захотелось влепить коту такую затрещину, чтобы из него последняя жизнь вылетела. Но чем дольше он смотрел на этого несуразного и в тоже время такого родного кота, что не смог сдержаться и крепко обнял Василия Васильевича.
   - Вот только не надо этой сентиментальности, - попытался отстраниться от Артема кот, но на него с объятиями уже налетели Ника, Йося и Дядя Миша.
   И Василий Васильевич впервые в жизни заплакал. Он смущенно стал вытирать слезы, но они продолжали катиться из его глаз.
   - Ну, все, все, хватит, - надул губы кот, отстранил от себя друзей и вытер слезы кончиком хвоста. - И так уже слишком много вам позволил.
   Друзья в недоумении переглянулись.
   - Как вы позволяете себе обращаться с самым умнейшим котом этого мира? - шутливо произнес кот.
   Все засмеялись - прежний Василий Васильевич снова вернулся.
   - Значит, ты все это время просто лежал на траве? - спросил кота Йося.
   - Почему? - удивился кот. - Она меня на самом деле убила, и мне потребовалось время, чтобы сначала я ожил, потом ко мне вернулись силы, потом вернулась память. Знаешь, Йося, это очень неприятно - переживать каждый раз те моменты, когда тебя лишали жизни. Ну, а потом я, естественно, ждал, когда эта ведьма улетит. Ведь если она узнает, что я снова живой, мне несдобровать. Придется теперь на нелегальное положение переходить, буду прятаться по разным местам...
   Василий Васильевич снова начинал переигрывать. Он пустил театральную слезу и стал несчастным голосом жаловаться на свою незавидную долю.
   - ...Сошью себе котомку, буду скитаться по городам и весям, просить пропитание и ночлег, терпеть насмешки и обиды...
   - Прекрати, Василий Васильевич, - Артем смотрел на него и безудержно смеялся, заражая своим смехом всех остальных. - Ну, какую еще котомку ты сошьешь? Ты шить-то умеешь? Что ты несешь?
   - Это я фигурально выражаюсь, - стал оправдываться кот. От этого "фигурально" друзья чуть не лопнули от смеха. Василий Васильевич говорил с таким видом, будто ему на самом деле только и осталось, что с протянутой рукой ходить.
   - А где Тоня? - спросил Василий Васильевич. - Почему я ее не слышу?
   Смех тут же прекратился.
   - Что случилось? - у Василия Васильевича сразу же пропала вся веселость.
   Артем рассказал ему, что произошло.
   - Ну, как же так, Артем, как же так?! - сокрушался кот. - Ну почему ты отдал ей Тоню?
   - Но я же тогда не знал... - стал объяснять Артем, но Василий Васильевич перебил его.
   - Да, я все понимаю, но ведь я тебе говорил, чтобы ты никому - слышишь, никому ее не отдавал. Эх, Артем, Артем, что же ты наделал...
   Артему неприятно было выслушивать упреки от Василия Васильевича, но он не стал отвечать. Он понимал, что пусть невольно, но он не выполнил наказ кота. Сколько раз Василий Васильевич предупреждал его, что Тоня - настоящее чудо даже для Мира Русских Сказок, что если она попадет в недобрые руки, случится беда. Так и произошло. Если бы только он мог исправить свою ошибку...
   - А ты сам, раз такой ученый, раз ты ученый кот, почему же ты не сумел разгадать, что Василиса - на стороне зла? - бросилась на защиту Артема Ника, засыпая вопросами Василия Васильевича.
   - Я? Я не смог разгадать? - изумился Василий Васильевич. - Я ведь вас предупреждал, говорил, особенно после случая на болоте, что мне не нравится поведение Василисы. Но ведь ты, Ника, тогда первая встала на ее сторону.
   Ника закусила губу.
   - Хотя ты права, - нанес удар сам себе кот. - Я должен был догадаться. Ведь любой Кощей по традиции называет свою дочь Василисой, но я даже и подумать не мог, что наша Василиса - не наша. Но ведь я тоже думал, что она - из Мира Яви.
   - И потом, она ведь не сразу выбрала Тридесятое царство, - попытался вставить слово Йося. - Помните, она говорила, что сама имела право выбора?
   - Мне кажется, она с самого начала все продумала, - нахмурил брови Артем. - Она знала, что делала.
   - Наверное, - согласился Василий Васильевич. - Ведь получается, что это не меня тогда черно-белого Двоеглазка заметила, а черную Василису. Значит, уже тогда я был белым, и Мокошь простила мне все мои грехи!
   Видимо, кот хотел, чтобы его слова произвели сильное впечатление, но этого не случилось, и тогда он решил привлечь внимание Артема другим способом.
   - Спасибо тебе, Артем, - заискивающе начал он. - Если бы ты не поверил мне, не взял бы меня с собой, этого никогда бы не произошло. Я всегда знал, я всегда надеялся, что придет новый герой, и что...
   И вдруг кот замолчал. Он посмотрел на Артема, и ему захотелось, чтобы он даже не начинал этот разговор.
   Артем вскипел, он был в ярости. Он впервые сорвался за все те месяцы, что находился в Мире Русских Сказок.
   - Никогда не произносите этого слова! - закричал он. - Никогда не называйте меня героем!! Я ненавижу это слово!!!
   - Но, Артем... - попыталась возразить Ника, но он остановил ее.
   - Какой я герой? - дрожащим голосом продолжил он. - Я не смог выполнить того, что написано в Книге Мокоши, не смог вернуть Кощея на царство, не уберег Тоню, Василий Васильевич из-за меня чуть не погиб. Все, что мы должны были сделать, сделала за нас Василиса. Разве настоящий герой мог бы все это допустить?
   - Артем, ты не справедлив к себе, - на этот раз заговорил Дядя Миша, но Артема было уже не остановить.
   - Ради чего было все это путешествие в Мир Русских Сказок? - яростно выкрикивал он. - Все вокруг твердили, что если я стану новым героем, исполнится мое самое заветное желание. Моим самым заветным желанием всегда было...
   Он остановился, словно не зная, стоит ли ему открываться. Но те, кому сейчас он это говорил, стали его настоящими друзьями. Единственными друзьями, которые когда-либо у него были. И он продолжил.
   - Это было желание, чтобы мои родители бросили пить, чтобы у меня была нормальная семья, как у всех, - срывающимся голосом говорил Артем. - Но наша жизнь - это не сказка, и моему желанию не суждено сбыться. И дело даже не в том, что мы нарушили волю Мокоши, а в том, что это в Мире Яви не хватает волшебства.
   Артем замолчал и опустил глаза.
   - А теперь, Артем, послушай, что я тебе скажу, - подошел к нему Василий Васильевич.
   Артем поднял голову.
   - Я ничего не знаю насчет твоего желания, - быстро заговорил кот. - Но я точно знаю, что без тебя наш Мир исчез, и через пятьдесят лет никто не вспомнил бы даже старую добрую сказку про курочку Рябу. Ты - единственный, кому за последние тридцать с лишним лет удалось попасть в наш таинственный мир и познакомить с ним еще несколько человек. Каждому из нас ты дал то, зачем мы сюда пришли.
   - Что это, например? - непонимающе произнес Артем.
   - Мне ты помог обрести себя, - сказал Дядя Миша. - Помог найти свое призвание.
   - Я понял, что могу быть сильным и смелым, и что я могу защитить своих друзей и помочь чужим людям, - пламенно заявил Йося.
   - А ты, Ника? - спросил Артем, и сердце у него в груди затаилось. Ее слова были для него самыми важными.
   - Я? - задумалась Ника. - Когда-то я считала, что рождена только для того, чтобы побеждать. Я даже представить себе не могла, что не смогу достичь той цели, которую поставила. Я и с Василисой дружила потому, что мне нравилась ее решимость идти вперед. Но потом я узнала, что на пути к славе можно растерять всех своих друзей, озлобиться на людей, уничтожить своих врагов. И все это ради того, чтобы добиться признания? Нет, я так больше не хочу. Нельзя только побеждать, надо уметь проигрывать.
   - Вот видишь, - лаконично сказал Василий Васильевич. - И это только твои заслуги перед Миром Яви. А ты еще говоришь, что между вашим и нашим мирами нет никакой связи. А сколько ты сделал для жителей нашего Мира!
   - Я? - Артем удивлялся снова и снова.
   - Ну, конечно, не только ты, - поправился кот, - все мы. Но ведь это ты нас сюда привел и привел затем, чтобы мы освободили этот мир от несправедливости. И знаешь, что бы там ни говорила Василиса, что это она вершила суд, даже если это - правда, то все равно жители нашего Мира должны быть благодарны за это тебе. Потому что только благодаря тебе дочь Кощея вернулась в Мир Русских Сказок и победила своего отца.
   - Значит, ты думаешь, что мы выполнили то, что было в Книге Мокоши? - спросил у кота Артем.
   - Книга Мокоши всего лишь дает тебе путь, по которому ты должен идти, но ведь на любом пути встречаются преграды, - добродушно пояснил Василий Васильевич.
   - И что дальше? Что теперь с нами будет? - снова спросил Артем.
   Но прежде, чем Василий Васильевич ответил, раздался сильный треск, словно кто-то ломал дерево, и из поленницы, на которой обычно лежала Дева-Яга, вышел маленький человек ростом ниже Йоси. Это был не мальчик и не карлик, не гмур, а просто низкого роста человек средних лет в поношенной одежде.
   - Кто из вас Артем-царевич? - строго спросил он.
   - Я, - подался вперед Артем, ожидая самого худшего.
   Но человечек, наоборот, поклонился Артему в пояс и заговорил:
   - Я - Старший Проводник при Одиннадцатом Сказочнике. Он просил Вас и Ваших друзей проследовать за мной на Алатырь-гору.
   - А зачем? - спросил Йося.
   - Этого я не знаю, - ответил Проводник. - Моя задача только препроводить Вас на Алатырь-гору. Одиннадцатый Сказочник сам все объяснит.
   - Вы - Проводник? - удивился Артем. - А где тот, старый?
   - Ушел на пенсию, как и хотел, - пояснил человечек. - Я назначен на его место.
   Старший Проводник держался очень важно. Он посмотрел на часы, принял самый серьезный вид и обратился ко всей компании:
   - Итак, вы готовы?
   - Да, - ответил за всех Артем. - Но как мы все сможем оказаться на Алатырь-горе?
   - О, это уже моя забота, - сказал Проводник. - Полезайте в поленницу.
   - Но как? - удивились все.
   - Вот так, - улыбнулся Проводник. Он подошел, одним движением руки приподнял всю поленницу, и дрова зависли в воздухе. - Теперь проходите сюда.
   Он указал место в самом центре. Немного робея, Артем с друзьями встали под навес из дров, Проводник встал рядом с ними, и их завалило дровами. Но никаких неприятных ощущений в связи с этим не возникло. Артему показалось, что они несутся по какому-то деревянному тоннелю. Наконец, они остановились, и их выбросило на воздух точно так же, как и Проводника, когда он появился перед ними перед домом Яги.
   Место показалось знакомым. Они были здесь в тот самый день, когда попали в Мир Русских Сказок. Вот и Дуб, и то место, где они читали Книгу Мокоши.
   - А где же дрова? - спросил Йося у Проводника.
   - Никаких дров нет, - пояснил тот. - Мы выпали из ствола Зеленого Дуба.
   - Но как такое возможно? - удивился Артем.
   - У нас в Мире каждый обладает уникальным даром, - начал Проводник. Артему эта песня была уже давно знакома. - Я - бывший древесный дух, которому была дана способность перемещаться и перемещать вместе с собой других по стволу дерева. Меня заметили и направили на службу к Одиннадцатому Сказочнику.
   - Надо же, - удивился Василий Васильевич. - И такие чудеса бывают! Да, удивителен наш Мир и необычаен!
   - А где сам Одиннадцатый Сказочник? - спросил Артем у Проводника.
   - Ваша встреча с ним назначена на семь часов одиннадцать минут, - отрапортовал Проводник. - Разрешите идти?
   Артем кивнул. Проводник откланялся и нырнул в ствол одного из деревьев, которые росли на Алатырь-горе.
   - У нас осталось еще одиннадцать минут, - сказал Василий Васильевич и усмехнулся. - Интересно, он специально назначил встречу в такое время, что сам - Одиннадцатый?
   - Почему бы нам не отдохнуть? - предложил Артем и растянулся на мягкой траве Алатырь-горы. Все, кроме кота, последовали его примеру.
   - Вы что с ума сошли - спать на Алатырь-горе, когда вам предстоит встреча с Одиннадцатым Сказочником? - ужасался кот, но его никто не слушал.
   Прошло ровно одиннадцать минут, Артем с друзьями беззаботно спали, а кот нервно покусывал свои длинные усы. И вдруг тихо, спокойно горизонт превратился в комнату читального зала, из которой на Алатырь-гору медленным шагом вышел Одиннадцатый Сказочник.
   - Вставайте, вставайте!!! - завопил Василий Васильевич и стал тормошить друзей.
   И тут начался настоящий переполох. Йося спросонок вцепился в кота, от чего тот страшно заверещал и прыгнул на Дядю Мишу, вцепившись ему когтями прям в грудь. Дядя Миша был человеком мужественным, но выдержать истязания не смог. Он одной рукой схватил кота и отшвырнул его в сторону. Пролетая мимо Ники, Василий Васильевич попытался остановиться, но врезался прямо в нее, сбив с ног. Ника упала прямо на спящего Артема, которого вся эта возня, казалось, нисколько не волновала. Но тут он сразу вскочил на ноги, и, не понимая, что происходит, автоматически сжал кулаки. В правом кулаке что-то стало приятно пощипывать, и Артем почувствовал, как по его тело разливается приятное тепло.
   - Смотрите! - завороженным голосом прошептал Йося, показывая на руки Артема. Правая рука его словно стала прозрачной, и сквозь нее по всей Алатырь-горе разливался приятный розовый свет.
   - Не разжимай кулаки, Артем! - тут же нашелся Василий Васильевич. - Это Перелет-трава! Ты поймал цветок Перелет-травы, Артем! Ты понимаешь, что это значит?
   Артем понимал. Любое желание, которое он загадает, тут же исполнится. У него схватило дыхание.
   - Извините, что я вам мешаю, - послышался голос. Перед друзьями стоял Одиннадцатый Сказочник, который нисколько не изменился.
   - Здравствуйте, - поздоровался Артем.
   - Вижу, я пришел вовремя, - улыбнулся Сказочник
   - Проводник сказал, что вы нас искали, - произнес Артем.
   - Да, искал, - снова улыбнулся Сказочник. - Пришло время возвращаться.
   - Возвращаться? - опередил Артема Йося. - Но почему?
   - Ваша сказка закончилась, начинается другая, - пояснил Сказочник. - А вам пора домой, к вашим родителям, они очень волнуются.
   - Родители? Волнуются? - переспросил Артем. - Вы хотите сказать, что мои родители тоже волнуются?
   - Да, Артем, - спокойно ответил Одиннадцатый Сказочник. - Они совсем изменились. Они больше не пьют, они ищут тебя, чтобы извиниться.
   "Неужели помогло?" - пронеслась в голове у Артема мысль, и он еще крепче сжал цветок Перелет-травы.
   - А мои? - робко спросил Йося.
   - Вас двоих ищет весь город, - сказал Сказочник. - Думают, что вас похитили. Даже ко мне за помощью обращались...
   - К вам?! - удивлению Артема не было конца.
   - В Мире Яви я пользуюсь славой Белого Мага, - пояснил Сказочник. - Я уверил ваших родных, что с вами все в порядке, что вы путешествуете, и что у вас все в порядке.
   - И вам поверили? - изумился Йося.
   - Ну, кто сейчас верит магам? - рассмеялся Сказочник. - Поэтому вы должны поторопиться.
   - Мы готовы, - сказал Йося. По нему было видно, что он соскучился по своей семье.
   - Я вижу, возвращаетесь вы в другом составе, - заметил Одиннадцатый Сказочник.
   - Да, у нас тут... - начал было говорить Артем, но Сказочник его остановил.
   - Не стоит, я все знаю, - сказал он. - Не забывайте, ведь это я пишу сказки.
   - А, ну да, - кивнул Артем.
   - Итак, если вы готовы, то у нас есть всего одиннадцать минут, чтобы вернуться обратно.
   - Извините, - поджал голос Дядя Миша.
   - Да? - спросил его Одиннадцатый Сказочник.
   - Я бы хотел остаться здесь, - сказал знахарь. - Здесь я многому научился и хотел бы продолжить свое обучение. Я буду помогать людям, и я прошу у вас разрешения остаться.
   - Что же, - развел руками Сказочник, - это можно. Но вы, Михаил, должны знать, что если вы здесь останетесь, то останетесь навсегда. Вы станете полноправным жителем мира... того мира, который вы выберете. Вы не сможете больше вернуться в реальный мир, перестанете быть человеком и станете литературным персонажем. Вы готовы к этому?
   - Да, - не раздумывая, ответил Дядя Миша.
   - Тогда прошу вас подойти к Зеленому дубу и прочитать свой путь сразу после того, как мы покинем Мир Русских Сказок, - кивнул Одиннадцатый Сказочник.
   - А можно и мне сказать? - несмело попросил кот.
   - Что ты хочешь, Василий Васильевич? - спросил его Сказочник.
   - Вы слышали, как он меня назвал? - обрадовался кот. - Это значит, что я прощен!
   - Да, ты прощен, - улыбнулся Сказочник. - Что же ты хочешь?
   - Я хочу попросить за Тоню, - прошептал еле слышно Василий Васильевич. - Чтобы ей вернули силу.
   - Увы, - покачал головой Сказочник, - но это не входит в мои полномочия. Этот вопрос могут решить только Верховные Правители.
   - А другого способа нет? - с надеждой в голосе спросил Василий Васильевич.
   - Волшебство, - коротко ответил Сказочник.
   Василий Васильевич тяжело вздохнул и отошел в сторону.
   - Нам пора, - снова сказал Сказочник и показал рукой на проход в библиотеку.
   Артем, Ника и Йося попрощались с Василием Васильевичем, с Дядей Мишей и пошли вслед за Сказочником.
   - Подождите! - вдруг остановился Артем.
   - Что случилось? - спросил его старец.
   - У меня в кулаке - Перелет-трава, - заявил он.
   - Что ты говоришь... - Сказочник сделал вид, будто удивлен. - А тебе известны ее свойства?
   - Да, - кивнул Артем. - Она может выполнить любое желание.
   - У тебя есть желание? - хитро прищурился Сказочник.
   - Да, оно у меня было, - ответил Артем. - Но я хочу, чтобы исполнилось другое желание.
   Друзья уставились на него удивленными взглядами.
   - Ты не хочешь, чтобы твои родители... - начал Василий Васильевич.
   - Нет, я этого не хочу,- резко оборвал его Артем.
   - Подумай, - предупредил его Одиннадцатый Сказочник. - Твое желание должно быть ясным, четким и понятным. От этого зависит правильность его исполнения.
   Артем задумался, но совсем ненадолго. Он уже все решил.
   - Я хочу, - начал он, - чтобы вместе с нами в Мир Яви отправилась Тоня.
   И тут же рядом с Василием Васильевичем из пустоты проявились очертания Тони. Это уже была не голограмма - перед друзьями стояла настоящая девушка лет четырнадцати с огромными карими глазами и прекрасными каштановыми волосами, собранными в длинную косу.
   Только теперь до всех дошло, что загадал Артем.
   - Волшебство, - благоговейно прошептал Василий Васильевич и бросился к Артему. - Артем, что бы ты ни говорил, ты - самый настоящий герой!
   И кот склонился перед Артемом, словно средневековый рыцарь.
   - Но ведь теперь у Тони нет волшебной силы! - воскликнул Йося.
   - Это ладно, зато она - жива! - со слезами в голосе ответил Василий Васильевич. - Спасибо тебе, Артем.
   - Спасибо тебе, Артем! - повторила Тоня. - И тебе спасибо, Василий Васильевич, что ты не забывал обо мне.
   - Как же ты будешь жить там... - спросил у Тони Василий Васильевич, и его нижняя губа задрожала, но он справился с собой.
   - Как-нибудь, - улыбнулась Тоня. - Да и ребята помогут.
   - Пора, - сказал Сказочник.
   - Вы ведь знали, что так будет? - пристально посмотрел в глаза Сказочнику Артем. - Что я это желание загадаю?
   Но Одиннадцатый Сказочник только таинственно улыбнулся.
   Друзья еще раз простились, и вот уже Артем, Йося, Тоня и Ника стояли перед входом в библиотеку.
   - Осталось только придумать, где мы пропадали, - весело сказал Артем, и друзья рассмеялись. Они взялись за руки и шагнули в свой мир.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   297
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"