Ковалев Александр Сергеевич: другие произведения.

Артем Царевич. Книга 2. Сокровища Кудеяра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений Артема Царевича. На этот раз подростку-беспризорнику снова предстоит оказаться в Мире Русских Сказок, но теперь на стороне Зла.


Александр Ковалев

Артем царевич

книга 2

"сокровища кудеяра"

  

Роман-сказка для семейного чтения

ВСЕ ПРАВА НА ДАННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЛЮБЫЕ ПОПЫТКИ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУДУТ ПРЕСЛЕДОВАТЬСЯ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 1

охотники

  
   - Желтый, ну что там?
   - Пока ничего, жди.
   Пять минут назад два подростка проникли на территорию рынка через только им известный вход. Одеты пацаны были явно не по погоде - температура давно перевалила за минус двадцать, а на них были тонкие-тонкие рваные куртки, больше напоминавшие дождевики, повидавшие виды грязные джинсы и кроссовки с дырявыми пятками.
   Мороз стоял такой, что мальчишечьи уши, которые выглядывали из-под задубевших летних кепок, были совсем посиневшими. Один из подростков, ниже ростом, похоже, давно почувствовал это и, приплясывая на месте от холода, стал растирать уши руками. Но пальцы его не слушались - они замерзли не меньше, и парень принялся сначала отогревать их своим дыханием, а потом уже снова возвращался к ушам. Он так увлекся своим занятием, что совсем забыл о том, что стоит "на стреме". Наконец, кое-как согревшись, он сообразил, что старший давно уже шныряет по рынку, и крикнул в темноту рыночных рядов:
   - Желтый, ну че?
   Но Желтый не отвечал. Тогда он еще раз позвал, уже по имени:
   - Артем?
   Но ему снова никто не ответил. Тогда низкий решил идти сам. Он огляделся по сторонам, убедился, что все тихо, подошел к металлическим воротам, через которые Желтый каждый раз пробирался на рынок, и проверил, хорошо ли закреплена ржавая канистра. При помощи этой канистры они с Артемом слегка отогнули прутья и сделали себе узкий проход, в который в случае чего мог нырнуть только маленький или худой человек. Если вдруг охранник обнаружит Желтого, то Желтый сразу побежит сюда, а тут все готово. Артем выберется, и они сразу свалят. Охранник со своей жирной тушей через прутья не проползет, но если даже ему это удастся, то он потратит немало времени, и за это время они с Желтым сумеют убежать.
   Артем предупредил его, чтобы он оставался на месте и караулил выход, но ему было так холодно и так не терпелось поскорее пожрать, что он все-таки решился и бросился со своего поста вглубь рынка. Клацая зубами от холода, он на ощупь стал пробираться по ближайшему рыночному ряду. Пацаны, с которыми раньше ходил Желтый, рассказывали, что глаза быстро привыкают к темноте, но он почему-то этого не чувствовал. Наоборот, с каждым следующим шагом ночь становилась еще более черной.
   Он уже хотело повернуть обратно, но вдруг почувствовал, как ему на плечо опускается чья-то рука.
   - Дяденька, отпусти! - заверещал он, и тут же таинственная рука оторвалась от его плеча и зажала ему рот.
   - Что ты орешь, придурок?! - зашипел ему в ухо голос Желтого. - Я тебе где сказал стоять?
   Желтый убрал, и низкий смог еле-еле проговорить:
   - Я... это...
   - Чего - это? - на него уставились бешеные глаза Желтого. - Дух - ты и есть Дух.
   - Я не дух, это у меня фамилия - Духов, - обиженно забормотал он.
   - Так и я не Желтый, - снова зашипел на Духа старший.
   - Знаем, знаем, - захихикал Дух, - Царевич....
   - Да, Царевич, - заскрипел зубами Желтый. - Артем Царевич, меня так зовут. И если ты, Дух, еще раз пикнешь, я тебе...
   Артем не успел договорить, что он сделает с Духом. Он вдруг замер и прижал к губам палец, показывая Духу, чтобы тот тоже замолчал. Но он его не понял.
   - Что за фамилия такая - Царевич? Таких не бывает, - продолжал в полный голос говорить он. - Ты - Желтый, Желтым и оста...
   - Где-то здесь, - совсем рядом прогремел чей-то бас. Дух тут же прикусил язык и подал Желтому какой-то непонятный знак. Артем пожал плечами, схватил Духа за плечи, притянул его к себе и вместе с ним упал на землю.
   - Может, тебе показалось, Петрович? - с соседнего ряда донесся еще один голос.
   - Ничего не "может", - огрызнулся бас Петровича. - Я тебе говорю, кто-то тут есть. Орал кто-то, не слышал, что ли? Опять эти бандиты мелкие залезли, я тебе точно говорю.
   - Да кто в такую холодину полезет, - засомневался второй охранник. - Пойдем лучше обратно в вагончик, еще по пятьдесят выпьем.
   - Сейчас последний ряд проверю, и пойдем, - продолжал настырный Петрович.
   - Доорался! - цыкнул на Духа Артем.
   - И че нам теперь делать? - в голосе Духа чувствовалась паника.
   - Ничего, главное - не вставать, - бросил Артем и тут же замолчал. В самом начале последнего ряда уже появился Петрович с фонариком.
   Артем краем глаза заметил, как луч заскользил по закрытым будкам торговцев. Вот он становился все ближе и ближе, и Артем уже приготовился к тому, что сейчас их обнаружат, но луч прошел намного выше их спин.
   - Ну, нашел? - иронично спросил второй охранник.
   - Нет, не нашел, - ответил Петрович. - Наверное, они на другой ряд перебежали.
   - Ну и что делать-то будем?
   - Каждый ряд обходить будем, пока не найдем.
   - Ну и нудный ты, Петрович, - вздохнул второй.
   - Станешь тут нудным, - забубнил Петрович. - Знаешь, как они на прошлой неделе колбасную лавку обчистили... У меня брат в другой смене работает, так с их из-за этой кражи премии лишили. А они юркие такие, особенно такой длинный, с желтыми волосами. Сколько раз от нас уже уходил.
   - С желтыми волосами? - удивился второй. - Крашеные, что ли?
   - Да нет, натуральные, сам видел, - ответил Петрович. - Я его в сентябре чуть не поймал - за волосы только и успел схватить, так он все равно вырвался.
   Наступила небольшая пауза, и Петрович продолжил:
   - Ладно. Давай ты по этому ряду пойдешь, а я по соседнему. Чуть что увидишь - зови.
   Фигура Петровича исчезла, а его напарник пошел прямо навстречу Артему и Духу.
   - Пора сваливать, - шепнул Артем. Он в одно мгновение поднялся с земли, рывком поднял Духа и толкнул его в противоположную от охранника сторону. Но тот его сразу заметил и завопил:
   - Стой! Петрович, они здесь!
   - Давай, беги! - завопил Артем, и Дух со всех ног полетел в конец ряда. За своей спиной он услышал, как грохают сапоги охранника. И тогда Артем решил все переиграть. Пусть Дух убегает через их выход, а сам он попробует по-другому.
   Артем развернулся и побежал прямо на охранника. Тот, похоже, совсем не ожидал, что жертва сама пойдет на него. Он замер, достал дубинку и растопырил руки и ноги так, чтобы у подростка не возникло даже мысли о том, чтобы проскользнуть мимо него.
   Артем все это видел. Он несся к охраннику на всех парах. Казалось, у него нет ни одного шанса, разве что сдаться, но он еще в прошлом месяце придумал такой трюк, что его даже Петрович не сможет разгадать, не говоря уже об этом клоуне.
   Охранник так и не понял, что произошло. Пацан со всего ходу налетел на него, снял с головы кепку и надел ему на лицо, и пока охранник пытался освободиться, подросток выхватил из его рук дубинку и побежал дальше.
   Но тут прямо перед Артемом возник новый силуэт.
   - А-а-а, Желтый, - расплылся в улыбке Петрович. - Вот ты мне и попался. Обманул я тебя. Дружок твой убег, а вот тебе сбежать не дам...
   С другой стороны уже бежал его разъяренный напарник.
   "Попался", - подумал Артем. - "Надо быстро соображать, что делать".
   И, почти не раздумывая, он бросился в ноги Петровичу.
   Здесь было скользко, он обнаружил это сразу, как только проник на рынок. Расчет оказался правильным - Петрович, конечно же, не удержался и растянулся на земле. Артем быстро поднялся и побежал дальше. Он быстро оглянулся и заметил, как второй охранник перепрыгнул через Петровича и уже бежал вслед за ним. Артем остановился, обернулся и бросил во второго охранника его же дубинку. Охранник успел увернуться, и дубинка попала аккурат по лысине самого Петровича. Артем улыбнулся про себя и побежал дальше.
   Ряды на рынке были расположены параллельно друг другу, но их соединяли между собой множественные переходы. Если не знать, куда бежать, можно было сразу же заблудиться или попасть в руки охранников. Но Артем бывал здесь не раз, и ему были известны даже те ходы, о которых два бугая с дубинками даже понятия не имели. Поэтому, перебежав в следующий ряд, он тут же нашел контейнеры под номерами "24" и "25" и втиснулся в ужасно узкий проем между ними. Он полагался на ночь - в темноте никто не должен увидеть эту щель. Артем затаил дыхание и тут же услышал, как по ряду несутся, топая сапогами, Петрович и его помощник.
   Все прошло, как нельзя лучше - они не заметили Артема, зато он услышал, как они пробежали мимо него. Поэтому, подождав пару секунд, Артем вылез из своего убежища и побежал вслед за охранниками. "Нужно добраться до 105-го места, там переход", - пульсировала мысль.
   Но тут охранники остановились и резко обернулись. Артем не успел ни упасть, ни отойти к стенке контейнера - предательский луч фонаря настиг его.
   - Вон он, хватай его! - проревел Петрович, и охранники побежали обратно, в сторону Артема.
   "Теперь уже между контейнерами не спрячешься. Придется бежать до конца ряда и повернуть в третий", - пронеслась следующая идея.
   Сил уже почти не осталось. Артем чувствовал, что теряет скорость, зато охранники, словно охотники, почувствовав усталость добычи, заметно прибавили. Между ними оставалось каких-то десять метров, и Артем подумал, что пора уже падать на землю и закрывать голову руками, как вдруг перед ним откуда ни возьмись появилась веревка. Артем поднял голову и увидел стоящего на последнем контейнере Духа.
   - Давай, Желтый, я держу! - вопил он.
   Артем собрал все оставшиеся силы и сделал последний рывок. Его хватило, чтобы он оказался возле последнего контейнера и схватился за спасительную веревку. Тут же он почувствовал, как Дух что есть мочи тащит его наверх. Но охранники были уже тут как тут, и когда Артем был уже почти на крыше контейнера, Петрович успел уцепиться за его ногу.
   - Все, гаденыш, попался! - победно закричал он. Но Дух продолжал тянуть веревку, а Артем продолжал карабкаться на крышу.
   "Только бы залезть. А там по крышам от них убежим", - подумалось Артему.
   Он закричал и изо всех сил потянулся к крыше контейнера. И только тут увидел, как к нему тянется рука Духа. С трудом ухватившись за нее, Артем, наконец, забрался на крышу и обнаружил, что остался без обуви - он выскользнул из рук Петровича, но оставил у него свои кроссовки.
   - Бежим по крышам, - крикнул он срывающимся голосом Духу, и они понеслись по контейнерам туда, где был их секретный проход.
   - А ты помнишь, где это? - спросил на бегу Дух.
   - Между третьим и четвертым, - ответил Артем. Ногам было ужасно холодно, ведь на них не было даже носков. И его желание поскорее добраться до выхода стало еще нестерпимее.
   Но, добежав по крышам до конца третьего ряда, Артем и Дух обнаружили, что перепрыгнуть на контейнеры из четвертого ряда будет очень сложно.
   - Нужно с разбега, - сказал Дух.
   - Я не смогу, я же босиком, - возразил ему Артем.
   - Вот и хорошо, - заверил его Дух. - Как раз вон на той крыше снега нет. Ты первый пойдешь, а я за тобой.
   - Нет, надо не так, - покачал головой Артем. - Давай по-другому. Сначала ты прыгнешь и бросишь мне свои кроссовки, а потом я в твоих кроссовках прыгну.
   - А почему это я первый, - Дух всем своим видом показывал, что он не согласен с этим предложением. - Ты придумал, ты первым и прыгай.
   "Трус", - хотел уже бросить с презрением Артем, но вовремя сдержался, вспомнив, что если бы не Дух со своей веревкой, он бы уже давал показания Петровичу.
   - Ладно, давай я, - кивнул он.
   Дух быстро снял кроссовки, и Артем с трудом напялил их на себя.
   - У тебя женская нога, - бросил он мстительно и увидел, как Дух обижено надул губы.
   Артем поднялся на ноги, отошел на другой край крыши и разбежался. Уже в воздухе он понял всю глупость принятого решения.
   До крыши напротив было очень далеко. Теперь он понял, почему Дух не захотел прыгать первым. Ну да, это ведь ему, Артему, знакомо чувство азарта, когда ты убегаешь от Петровича, когда ты изобретаешь все новые и новые способы, чтобы одурачить его. Дух оказался большим реалистом.
   Все эти мысли пришли к нему уже на земле. Когда он упал, в колене что-то сильно хрустнуло, и теперь Артем испытывал сильнейшую боль. Он попытался встать, но не смог, и с диким криком завалился обратно.
   Артем посмотреть наверх, ожидая увидеть сопереживающее лицо Духа, но того на крыше уже не было. Зато вместо Духа на него сверху смотрел Петрович.
   - Все, Желтый, финиш, - охранник расплылся в своей омерзительной улыбке.
   - А где... - превозмогая боль, заговорил Артем.
   - Дружбан твой? - заржал сверху голос второго охранника. Он вышел из-за спины Петровича, держа под мышкой Духа.
   - Беги, Желтый! - крикнул Дух.
   - Ага, щас! Побежит твой Желтый, как же, - сказал Петрович, и оба охранника захохотали.
   - А как вы... - снова начал спрашивать Артем.
   - Как на крыше оказались? - Петрович, издеваясь, был сама доброта. - А это ты дружку своему спасибо скажи. Он ведь тебя на крышу поднял, а веревку убрать забыл.
   Второй охранник снова заржал. Вволю насмеявшись, Петрович снова заговорил с напарником:
   - Ладно, давай этого вязать, - и показал на Артема. - Спускаемся... Где веревка?
   - Так я думал, ты взял, - развел руками второй.
   - Я же за ними побежал! - рассердился Петрович. - Я думал, ты возьмешь. Я же первым бежал!!!
   - Ну, значит, она там осталась.
   - Идиот, - покачал головой старший охранник. - Ну, и как нам теперь спускаться?
   Второй на мгновение задумался.
   - Может, прыгнем?
   - Ага, - скептически посмотрел на него Петрович. - Чтобы потом как этот валяться? Беги, давай, обратно, тащи веревку, а я пока мелкого покараулю, да за Желтым присмотрю.
   Второй охранник кивнул и пробежал обратно. Артем услышал, как заскрипели крыши под его ногами.
   - Все, парень, твоя песенка спета, - снова обратился к Артему Петрович. - Сейчас мы вас обоих в ментовку сдадим, отправят вас в колонию, вот там-то вы и узнаете, что такое доброта Петровича. Там вас быстро...
   - А за что, Петрович? - превозмогая боль, Артем сумел подняться и теперь стоял, впиваясь своим взглядом в полные злобы глаза Петровича. - Ну, были мы тут, ну, поймал ты нас. Вещички мы не взяли, ты нас спугнул.
   - Не переживай, Желтый, я все предусмотрел, - ухмыльнулся Петрович. - Я давно вас поджидаю... Пока вы тут бегали, Петрович уже мешочек с ворованным добром для вас припас. Как раз в том месте, где вы вылезаете. Возле канистры, помнишь?
   - Ну, и что дальше?
   - Что дальше, говоришь? А ничего - придут менты, обнаружат дырочку вашу, да и вещички краденые. Вот тебе и все доказательства налицо.
   - Ну, и что? Да, своровали мы эти вещички... Только нам еще четырнадцати нет, ни в какую колонию нас не отправят, - боль как будто стала проходить, и у Артема уже вызревал новый план. - А вот за вещички тебе спасибо. Пока твой приятель за веревкой бегает, я как раз выберусь да и прихвачу их с собой. Буду зимой греться, тебя вспоминать.
   И он, волоча за собой больную ногу, зашагал прямо к тому выходу, который оставил для них Дух.
   - Эй, парень, а ну, стой! - услышал он с крыши крики Петровича и его отборную брань.
   Но Артему было уже все равно. Он знал, где выход, и знал, что у него есть совсем немного времени, чтобы добраться до него. Духа придется оставить. Он новичок, первый раз пришел. Его они не тронут, он ничего не знает. Подумаешь, отправят в приют. Есть такой закон: поймали одного - убегай, не жди и не помогай. Каждый сам за себя.
   Ноги, казалось, совсем уже ничего не чувствовали. Колено ныло, но эта боль как раз ему помогала не потерять сознание и не рухнуть посредине рынка. Где-то вдалеке послышались матюги Петровича и визг его помощника, Дух тоже что-то кричал, но Артему было уже все равно. Ему оставалось пройти всего каких-то пару метров, и он, вцепившись зубами в рукав куртки, пошел к выходу. На глазах у него от боли выступили слезы, но он сумел и увидеть мешок, который спрятал тут Петрович, чтобы подставить их с Духом, и перелезть через прутья, впервые показавшиеся ему такими толстыми, и даже вытащить канистру.
   Прутья со скрипом сжались за его спиной, и Артем облегченно выдохнул. Но тут прямо за забором появилась рожа Петровича, который попытался схватить Артема за руку, но он с такой силой вырвался из его лап, что в руках у охранника остался только клочок его куртки. Артем злобно посмотрел в глаза того, кого в эту минуту ненавидел сильнее всего на свете, демонстративно плюнул в него, водрузил мешок с вещами и, хромая, поплелся прочь от рынка.
   Он шел, не спеша, хотя и подозревал, что за ним, наверное, уже снарядили погоню, что Петрович и тот, другой уже вызвали ментов, но быстрее идти он не мог. А до подвала, в котором они прячутся, оставалось еще очень долго. И тут его осенило - он нырнул в первую подворотню и развязал мешок.
   Петрович не соврал. Он действительно собрал здесь все самое лучшее, хотя Артем впервые залез не на продуктовый рынок, а на вещевой. Первое, что вызвало в нем бурю ликования, это были кроссовки - новые, белые, такие мягкие и такие теплые. Затем Артем стал натягивать на себя все то, что можно было надеть - какие-то свитера, шарфы, несколько вязаных шапок ("ха, на меховые поскупился Петрович!"), потом залез в теплую кожаную куртку, все остальное запихнул обратно в мешок и побрел к подвалу.
   Только тут он заметил, что двор, в котором он оказался, это его двор. Здесь он прожил почти четырнадцать лет. Вон там, на пятом этаже во втором подъезде он жил со своими родителями. Еще осенью там каждую ночь горел свет - родители Артема гуляли со своими друзьями-собутыльниками. Тогда, в сентябре, он перестал верить в своих родителей. Тогда он впервые в жизни захотел, чтобы они умерли, и чтобы он никогда их больше не видел. Тогда он ушел из дома. Навсегда.
   На Артема нахлынули воспоминания, и чтобы освободиться от них, он пошел дальше. Старый двор не вызывал в нем теперь ничего, кроме отвращения. Подвал недостроенного дворца пионеров - вот теперь был его настоящий дом. Еще осенью он привел туда своих новых друзей, и за это получил от Илги право делать набеги на рынок.
   Илга была старше Артема всего на полгода, но она была главной у восемнадцати бродяг, таких же, как Артем - без родителей, без школы, без хавчика, без одежды. Они встретились, когда он в первый раз отправился на рынок за продуктами. Тогда он жил в развалинах один, питался кое-как, в мусорных баках копался, чтобы прокормиться. А потом решил, что те люди, у кого все есть, должны ему. Должны за то, что у него не было детства, за то, что у него нет родителей, за то, что он никому не нужен. И он пошел на рынок.
   В первый раз его чуть не поймал Петрович. То, что он рассказывал своему напарнику, было не совсем правдой. Да, он его поймал, и даже вырвал у него целый пучок ярко-желтых волос, но потом пожалел, дал каких-то овощей и отпустил, взяв с Артема слово, что больше его никогда на рынке не увидит. Но тут на него, откуда ни возьмись, налетела чумазая девчонка, да так дала охраннику по зубам, что Артему только и оставалось, что по-тихому смыться. Он, наверное, тогда подумал, что они заодно.
   Они и в самом деле стали заодно. Девчонка догнала его и потребовала свою долю:
   - Меня зовут Илга, мне надо кормить еще десять человек, поэтому или присоединяйся к нам, или давай половину.
   Артем пошел вместе с ней, и она привела его в наполовину вросший в землю деревянный дом, где жили бездомные дети - четыре девчонки разного возраста и пацаны, такие же, как Артем. Дом собирались сносить под новую застройку, и у его обитателей оставалось не больше двух дней, чтобы подыскать себе новое жилье. Тогда-то Артем и вспомнил о недостроенном дворце пионеров.
   Илге новое место понравилось, и она сказала Артему:
   - Ты молодец, желтый! Будешь у нас главным охотником.
   - Почему - желтый? - спросил Артем, но остальные уже со смехом согласились на прозвище нового жильца.
   Так он стал Желтым. И хотя он говорил, что он на самом деле Артем Царевич, ему никто не верил. Все думали, что это он понтуется, вот и придумал себе такую фамилию. И продолжали звать его Желтым.
   - А кто такой - охотник? - спросил у Илги Артем.
   - Тот, кто бомбит рынки, чтобы мы питались. Как я сегодня, - объяснила Илга. - Будешь сначала со мной ходить. Научишься - дам тебе других.
   Так у Артема началась новая жизнь. День за днем он постигал новое мастерство, мастерство охотника - вора и беглеца, мастерство жертвы, за которой тоже охотятся, и ты должен сделать все, чтобы им не попасться.
   Сегодня он сыграл обе роли сразу, и его чуть не поймали. "Надо будет передохнуть пару дней", - подумал Артем, ощущая, как снова начинает ныть колено. Но дело того стоило, столько классных вещей им бы никогда самим не найти даже в помойках. На дворе был декабрь, и две девчонки, сестры Илги, которым не было еще семи лет, начинали замерзать. И он решился на эту вылазку, и в этой охоте он победил!!!
   Наконец, кое-как, хромая с каждой минутой все сильнее, он добрался до развалин и спустился по полуразрушенной лестнице вниз. Он тихо прошел вдоль стены, распугав ошалевших крыс, и попал в подвал. Здесь слабо горела свечка-ночник (они с Илгой на прошлой неделе стащили на рынке дюжину свечей прямо из-под носа у какой-то бабки), но никто не спал.
   - Принес? - обитатели подвала так и кинулись к Артему, но никто не посмел дотронуться до мешка, пока к нему не подошла сама Илга.
   - Почему так долго? - спросила она.
   - Поймали, - коротко ответил Артем. - Духа взяли.
   - Жаль, - только и ответила Илга, развязала мешок и вытряхнула из него кучу вещей. - Что это? Что это такое?
   - А где еда? - спросила ее сестра и захныкала.
   - Еды нет, я ходил за вещами, - сказал Артем и, предчувствуя надвигающуюся бурю, сразу объяснил. - Иначе мы все замерзнем. Смотри, мелкие почти уже окоченели.
   Илга что-то хотела сказать, но вместо этого просто ударила Артема кулаком прямо под правый глаз.
   - За что? - возмутился Артем, сжимая кулаки.
   - Ты должен был принести еды, - сплевывая сквозь зубы, ответила Илга. - Думать о вещах - моя забота, ты отвечаешь за еду.
   - Что мы будем жрать сегодня? - поднялся со своего места на полу Грек. Он прибился к ним совсем недавно, вместе с Духом.
   - Ничего, - просто ответил Артем.
   - Что ж, нам не привыкать, - не смотря на Артема, произнесла Илга. - Позавчера - ничего, вчера - ничего, сегодня - ничего.
   - Завтра я обязательно что-нибудь принесу, - стал оправдываться Артем.
   - Завтра будет минус тридцать, - в ее голосе начинала сквозить злоба. - Куда ты пойдешь?
   - Но я...
   - Ладно, - махнула рукой Илга. - Давай, снимай с себя тряпье... Кроссы можешь оставить. Свои потерял? Так я и думала. Ребята, разбирайте вещи, кому что подойдет. Куртка мне!!!
   Вся орава налетела на гору из вещей, а Илга отвела Артема в сторону и спросила:
   - Хвоста не было?
   - Нет, - ответил он.
   - Что с ногой?
   - Сломал, кажется, - лицо Артема перекосила гримаса боли.
   - Ну, и куда ты завтра такой собрался?
   Артем ничего не сказал.
   - Извини меня, - сказала Илга и опустила глаза. А потом вдруг взяла и поцеловала Артема. - Ты молодец, твои вещи - что надо. Я бы столько никогда не нашла. Ну ничего, завтра за жратвой я пойду. Присмотришь за моими, если что?
   Артем кивнул.
   - А теперь - спать! - приказала Илга, и все разбежались по своим углам.
  

Глава 2

воспоминания о прошлой жизни

  
   Илга всех заставляла спать - во сне не так хотелось есть, хотя некоторые признавались, что им каждую ночь снится еда. Поэтому совсем скоро в подвале стало тихо, и можно было услышать тихое посапывание.
   Не спалось только Артему. Он задумался над тем, что ждет обитателей подвала, когда ударят настоящие морозы. Где Илга собирается искать еду? Что станет с теми, у кого уже сейчас течет из-под носа, и что будет, если они всерьез заболеют? Нужно было что-то делать, чтобы не замерзнуть, и чтобы прокормиться.
   Конечно, Илга рассказывала, что это уже ее третья бездомная зима, и что в прошлые годы они нормально дожили до тепла, но раньше в городе была бесплатная столовая для бродяг, которую на прошлой неделе тоже закрыли, а всех бомжей, который пришли на обед, собрали и куда-то отвезли. Говорили, что якобы для них нашли какой-то приют, но знатоки подвальной жизни утверждали, что по распоряжению мэра на бездомных начали облаву, и что скоро их всех выселят на городскую свалку. Если это так, то и до них тоже доберутся, а на взрослой свалке им точно не выжить, там свои законы, там нет места для детей.
   Артем вздохнул, перевернулся на другой бок и попытался заснуть, но сон никак не шел, и Артем принялся разглядывать подвальный потолок, с которого уже свисали длинные сосульки. Он вспомнил, как всего полгода назад он впервые побывал здесь. Тогда этот подвал стал прибежищем не только для него, но и еще для нескольких... Артем вдруг отчетливо увидел все, что произошло с ним этим летом.
   Это произошло первого июня. Он убегал от своего старого недруга Дэнча и познакомился с первой красавицей школы, Никой Мастерковой. У нее дома он забрался в Интернет и там узнал о Мире Русских Сказок. Он должен был стать героем, который вернет жизнь этому почти забытому Миру. Для этого ему пришлось найти трех волшебных существ, попавших в реальный мир из Мира Сказок и еще троих спутников.
   Первым оказался говорящий кот Василий Васильевич. Он был самым знаменитым и самым умным котом Мира Русских Сказок, но из-за тщеславия совершил множество грехов, за что был изгнан в реальный мир. Василий Васильевич упросил Артема взять его с собой, чтобы доказать, что он искупил свою вину перед жителями своего Мира.
   Следующим стал Дядя Миша - неудачник с чистыми помыслами о службе человечеству, который из-за этих самых помыслов чуть не покончил с собой. Артем и Василий Васильевич помогли Дяде Мише спуститься с крыши и избежать наказания. В благодарность за это он согласился пойти вместе с ними.
   Тогда они и забрели в этот подвал, и вечером того же дня Артем при помощи какой-то неведомой и таинственной силы спас от Дэнча и его дружков маленького скрипача Йосю, у которого обнаружился необычный дар - он с абсолютной точностью мог воспроизвести любой голос.
   А потом открылась и неведомая сила, которая помогла Артему. Это было "то - не знаю, что" - самое могущественное волшебное существо из Мира Русских Сказок. Это чудо оказалось девушкой, которую Дядя Миша окрестил "Тоня - знаю, что" или просто Тоня. Узнав, откуда она, Тоня тоже решила вернуться на свою родину.
   На следующий день они случайно попали на чемпионат города по плаванию среди школ города. В финале этого чемпионата сошлись та самая Вероника, спортсменка "на все руки", помешанная на первом месте, и девчонка из детского дома Василиса. Они тоже присоединились к компании Артема, потому что у Ники родители куда-то уехали, а Василиса просто решила сбежать из детского дома.
   Потом смотритель Мира Русских Сказок, Одиннадцатый Сказочник, проводил их в волшебную страну. Они оказались на Вещей горе и прочитали в Книгу Судеб, что им нужно спасти Тридесятое царство, царство правильного пути, Мир Прави от несчастий, которые принесли его жителям силы из Черного, Тридесятого царства, оставшись без присмотра исчезнувшего Царя Мира Нави Кощея Восемнадцатого. Книга указала Артему, что он должен отыскать Кощея, чтобы тот восстановил гармонию в Мире Русских Сказок.
   Так они отправились в путешествие по Миру Прави. Сначала друзья познакомились со знахарем по имени Захар, которому приглянулся Дядя Миша, и он взял его себе в ученики, и очень скоро Дядя Миша помог Артему спасти от злой порчи жителей города Дед-да-Бабинска и наказать злого колдуна.
   Прошло несколько дней, и однажды ночью маленькому Йосе приснился сон, в котором на неизвестную деревню нападал верлиока - одноглазое чудовище, убивающее всех и разрушающее все вокруг. Василий Васильевич разгадал сон и объяснил друзьям, что их ждет встреча с этим верлиокой, поэтому нужно хорошо к ней приготовиться, но победить великана смогут только превращенные в деда, селезня и веревочку Йося, Василий Васильевич и волшебный меч. Для превращения нужна была оборотническая рубашка, и Артем вместе с Тоней отправились за ней к Бабе-Яге.
   Вместо Бабы-Яги Артем нашел свою ровесницу, которой он стал называть Девой-Ягой. Молодая ведьма дала ему оборотническую игольчатую рубашку, но чтобы добыть из нее еще три, Артему пришлось каждое утро втыкать в себя иглы и вышивать из них рубашку.
   Через несколько дней Артем с Тоней вернулись и обнаружили остальную компанию в деревне Сметана. Оказалось, что это та самая деревня, которую видел во сне верлиока, но никакого верлиоки там не оказалось. Зато там было озеро, в котором пропадали люди. Василий Васильевич и Дядя Миша сразу же определили, что в озере завелись русалки. Ника с Василисой помогли жителям Сметаны очистить озеро и освободить заложников.
   Спустя какое-то время они продолжили свой путь. Василий Васильевич привел их в горы, а Тоня помогла попасть под землю, где жили хранители секретов изготовления волшебных мечей, древний сказочный народ - гмуры, которые с огромной неохотой, но все-таки разрешили Артему овладеть кладом для изготовления волшебного меча для нового богатыря. Этим богатырем оказался Йося, который сумел с первого раза овладеть мечом-кладенцом. Но меч оказался таким же трусливым, как и его хозяин, и только когда друзья вернулись обратно в Сметану, и стало ясно, что боя с верлиокой не избежать, Артему и Василисе удалось вдохнуть в Йосю и его меч храбрость. Все вместе они победили верлиоку, но в сражении волшебный меч погиб.
   После этой битвы стало ясно, что они освободили Мир Прави и узнали, где найти Кощея. Артем снова отправился к Деве-Яге и нашел сундук, в котором обнаружил останки Кощея. Времени, чтобы разгадать загадку, ушло немало, Василий Васильевич все же сумел воскресить Кощея. Как только Царь Нави пришел в себя, он рассказал, что сам спрятал себя в сундук Бабы-Яги, скрываясь от своей дочери, которой написано на роду уничтожить последнего из Кощеев. А еще он наложил заклятье, по которому убить его сможет только тот, кто придет из Тридевятого царства.
   И тут произошло что-то невероятное - Василиса оказалась дочерью Кощея, и поскольку она пришла вместе с Артемом из Мира Прави, то сломала иглу смерти и убила Кощея. После этого Василиса рассказала, что она с самого начала продумала план мести, чтобы свергнуть своего отца и занять его место на престоле. Тридесятого царства. Судьба дала ей необыкновенный дар - быть лучше любого, кто находится рядом с ней. Чтобы доказать свою силу, она сначала уничтожила Тоню, за то, что та отказалась убить Артема и его друзей, а потом Василия Васильевича из-за того, что он отказался вернуться в Мир Нави. С Артемом, Дядей Мишей, Никой и Йосей Василиса ничего сделать не смогла, потому что постоянно питалась их талантами, и просто улетела к себе во дворец.
   И вдруг ожил Василий Васильевич, у которого было девять жизней. Когда Василиса убила его, он использовал свою последнюю запасную жизнь и смог вернуться к друзьям. Все вместе они вернулись на Вещую гору, откуда жители Яви должны были вернуться обратно домой, но уже перед самым моментом расставания Дядя Миша решил остаться в Мире Русских Сказок, а Артем поймал перелет-траву, которая может исполнить любое желание. Артем пожелал, чтобы Тоня отправилась вместе с ними. Тоня смогла вернуться, но потеряла свою волшебную силу. Затем они взялись за руки и дружно перешагнули границу в свой мир.
   Артем проснулся. Свеча догорела, и вокруг было совсем темно. Значит, это всего лишь сон? Да нет же, это все было на самом деле, Артем это знал наверняка. Жаль только, что никому об этом не расскажешь - не поверят. Хуже всего, что еще и смеяться будут. Поэтому лучше всего забыть о том, что с ним было, и начать новую жизнь.
   В животе крутило от голода, и заснуть во второй раз оказалось куда труднее, чем в первый, и мысли снова поглотили Артема. Он вспомнил, как они вернулись обратно.
   Как только они очутились на городской улице, Тоня стала как будто не своя. Она заметалась по сторонам, словно пытаясь кого-то отыскать, и когда поняла, что не может найти, повернулась и посмотрела на Артема совершенно безумными глазами. Этот взгляд он никогда не забудет - это был взгляд, полный ненависти ко всему, что находится рядом с тобой. Она ничего не сказала, просто развернулась и побежала прочь от тех, с кем еще недавно проводила все свое время. Артем переглянулся с Йосей и Никой, но они только пожимали плечами. Василий Васильевич - тот, у кого в любую минуту можно было узнать то, о чем не знаешь, остался в Мире Русских Сказок.
   - Нужно придумать, что с нами произошло, - повторил Артем фразу, которую сказал на Вещей горе. - Одиннадцатый Сказочник говорил, будто все думают, что мы потерялись. Давайте придерживаться этой идеи, скажем, что нас похитили, долго держали взаперти, а сегодня ночью вывезли куда-то за город и почему-то отпустили.
   - Не проверят, - пожала плечами Ника. - Во-первых, не такой у вас вид. Если бы вас действительно похитили, вас бы наверняка избивали и не кормили, а вы выглядите так, будто только что со дня рождения. Во-вторых, кто и зачем вас похитил? Ну, ладно еще, Йоська, с его родителей можно деньги потребовать - и за него, и за скрипку. Ну, а твои?
   - Но Сказочник сказал, что они одумались, что они ищут меня, - возразил Артем.
   Но Ника будто и не слышала его слов:
   - Если вас похитили, то почему за три месяца никто не обратился к вашим родителям с требованием выкупа?
   На это Артему нечего было сказать.
   - И, наконец, - продолжила Ника, - если вас похитили, если не потребовали выкуп, то вас должны были... убить... маньяки какие-нибудь...
   Ника хотя и запиналась, но слова эти произносила, нисколько не смущаясь.
   - Ваша версия никуда не годится.
   - И что? - набросился на нее Йося. - У тебя есть другая?
   - У меня? - Ника удивленно приподняла брови. - У меня - нет. Впрочем, меня ваши проблемы не интересуют.
   Она встретилась взглядом с глазами Артема и тут же ответила на немой вопрос:
   - Меня никто не искал. Тренерше я оставила записку, что уехала к родителям, а родителям я соврала, что буду жить на спортивной базе, и что там нет телефонной связи. Так что я все продумала.
   - Но почему ты сказала, что наши проблемы... - начал Артем, но Ника его тут же перебила.
   - Потому что в этом мире каждый отвечает сам за себя.
   - А наше путешествие? Неужели, оно для тебя ничего не значит? - спросил уже Йося.
   Ника снова пожала плечами:
   - Да, это было занятно, но не более того. Обыкновенное приключение, чтобы было, чем себя занять во время каникул.
   - Но ведь ты... там... - Йося не знал, что сказать. - Ты ведь спасла столько людей, ты была так... так нужна нам.
   - Людей спасала не я, а Василиса, - от одного упоминания ее имени Веронику передернуло. - К тому же, вы не хуже меня знаете, что она это сделала только для того, чтобы доказать свою силу и добиться власти над черными силами.
   - Так значит, это все? - спросил у нее Артем.
   - Все, - беспечно ответила Ника.
   - Но ты ведь никому не расскажешь, где мы были? - почему-то испугался Йося.
   - Что я - дура, что ли? - надменно ответила она. - Да на меня потом все пальцами тыкать будут, идиоткой считать.
   Артем больше ничего не стал ей говорить. Йося тоже молчал. А Ника просто развернулась к ним спиной и ушла.
   - Еще одна, - тяжело вздохнул Артем.
   - Да, - вторил ему Йося.
   - Самое ужасное, что она права, - грустно сказал Артем. - Вся наша история никуда не годится. Будет лучше, если ты вернешься домой один.
   - Я? Один? - в голосе Йосю зазвучал страх. - Но что я скажу?
   - Скажешь, что тебя поймали хулиганы, ты отбивался от них и разбил свою дорогую скрипку. Ты испугался, что тебя накажут, и ушел искать точно такую же взамен. Скрипку ты не нашел и решил вернуться домой, покаяться.
   - Но ведь прошло почти три месяца, - попытался возмутиться Йося, но Артем его успокоил.
   - Они будут так рады тебя видеть, что про это даже не вспомнят. Вот увидишь, еще и скрипку новую тебе подарят, такую же дорогую.
   Несколько мгновений они стояли молча.
   - А как же ты? - робко спросил Йося.
   - Не думаю, чтобы моих родителей сильно волновала моя судьба, - ответил Артем. - Даже если это правда, что ОНИ изменились, в МОЕЙ жизни не изменится ничего.
   Последнюю фразу Йося, похоже, не понял, но переспрашивать не стал. Он просто пожал Артему руку и зашагал к своему дому.
   "Вот ты и остался снова один", - подумал про себя Артем. - "Три месяца счастья... и пустота".
   Он не хотел идти домой. У него все еще не было дома. Он хотел, чтобы родители сами нашли его. Чтобы они привели его домой.
   "Они ищут тебя, чтобы извиниться", - сказал ему на прощание. Одиннадцатый Сказочник.
   Но Артем не верил. И поэтому он решил вернуться туда, где для него закончилась одна жизнь и началась другая. Он сразу вспомнил про заброшенный дворец пионеров. Но ноги сами понесли его домой.
   Он бежал по городу. Бежал так, что одинокие ночные прохожие расступались перед ним, словно открывая дорогу к новому счастью. К тому счастью, которое он так хотел заслужить в Мире Русских Сказок своими подвигами, своей болью и своей надеждой, своей верой в то, что родители могут быть другими, что все будет по-другому.
   Он буквально влетел в свой подъезд, поднялся на свой этаж и осторожно постучал в дверь.
   Дверь открыла мама. Артем никогда ее такой не видел. Даже спросонья она была самой красивой, самой лучшей, самой замечательной. За ее плечом появился папа - как всегда, строгий, но какой-то особенный, как будто с другой планеты. Они кинулись к нему на шею, стали его обнимать и целовать. У мамы по щекам потекли слезы, а папа суетился вокруг него так, словно это он был мамой, он плакал, как ребенок.
   И Артем тоже не выдержал. Он хватал родителей за руки, он что-то им говорил, но им было все равно, что он бормочет. Они все время просили у него прощения, папа даже упал на колени и ползал перед Артемом, обзывая себя самыми нехорошими словами, а мама не переставала его целовать.
   На площадку выглянули соседи по этажу, но, увидев, что происходит, поспешили закрыть двери. Скорее всего, подумал Артем, сейчас они брюзжат из-за того, что Царевичи опять мешают им спать, но ему хотелось думать, что это они специально оставили его наедине с такими родными, такими замечательными родителями и закрыли двери, чтобы не мешать маленькому семейному счастью.
   Артем снова проснулся. Что это - тоже был сон? Неужели он на самом деле сразу же вернулся сюда, неужели он не был дома? Удивительным образом его сегодняшние сны переплетались с реальностью... В который раз закрывая глаза, Артем уже знал, что будет дальше.
   Все рухнуло в одно мгновение. Сентябрьская зарплата снова вернула все на свои места. Игра в счастливую семью закончилась так же быстро, как и началась. Родители смогли выдержать только две недели. Первое сентября стало первым и последним днем, когда Артем был в школе. Второго он ушел из дома навсегда. Он ничего не стал говорить родителям. Он рано проснулся, собрал кое-какие пожитки в старый школьный рюкзак, нашел на кухне бутерброды вышел и закрыл за собой дверь. "Навсегда", - решил он.
  

Глава 3

неожиданная встреча

  
   Теперь он уже точно не спал. Глаза совсем привыкли к темноте, и Артем уже мог различить спящие силуэты других ребят. Илга крепко прижимала к себе обеих сестер. Пацаны в углу спали, набросив на себя, казалось, все вещи, которые принес Артем. Не спалось только Артему. Он нехотя вылез из-под своего старого одеяла и чуть не вскрикнул - боль в колене снова напомнила о себе. Сжав зубы, Артем еле-еле доковылял до столика, на котором лежали свечи, и зажег одну из них.
   И тут же в отблеске света перед ним возникли две огромные тени. Артем обернулся и увидел двух взрослых - мужчину и женщину, которые только что спустились в подвал. Артем сразу понял, что происходит. "Или менты, или социалы", - пронеслось у него в голове.
   Мужчина знаком показал Артему, чтобы он не шумел, но Артем сам знал, что делать. Вообще-то, у них был уговор, что если в подвале появятся непрошенные гости, нужно кричать: "Тревога!", но сейчас он вдруг подумал о том, что только эти люди, кто бы они ни были, смогут спасти мелюзгу от голода и холода подвальной жизни. И поэтому промолчал.
   Но тут свет от свечи упал на лицо Грека. Он сразу же вскочил на ноги и, увидев, что к чему, громко закричал:
   - Менты!!!
   Все, кто был в подвале, проснулись и, не разбирая, что происходит, бросились к выходу. Но было слишком поздно - из проема, ведущего наверх, появлялись все новые и новые взрослые, прорваться через которых было уже невозможно.
   - Ребята, мы не причиним вам вреда, - улыбнулась одна из женщин и сделала шаг вперед. Ей навстречу тут же вышла сама Илга и с размаху попыталась заехать тетке прямо в левый глаз, но женщина оказалась очень проворной и поймала ее руку. После этого она еще раз мило улыбнулась, выпустила руку Илги из своих пальцев и сказала сальным голосом. - Если вы, конечно, не станете делать глупостей...
   - Это ты их навел, урод, - повернулась Илга к Артему и сплюнула себе под ноги.
   - Почему это - я? - обозлился на нее Артем.
   - Конечно, ты, кто же еще, - влез Грек. - Кто вчера из города возвращался?
   Он выскочил из группы пацанов и набросился на Артема.
   - Бей его! - закричал он и сбил Артема с ног. Остальные ринулись его добивать. Только Илга стояла, как ни в чем не бывало, и с презрительной усмешкой продолжала смотреть на все происходящее.
   Взрослые тут же вмешались в драку и быстро ее разняли. У Артема оказалось расцарапано лицо - это постаралась младшая сестричка Илги, а у Грека была рассечена бровь.
   - Ну-ка, успокойтесь немедленно, - кричала все та же женщина, пока чьи-то огромные лапищи поднимали дерущихся с земли. Когда все закончилось, она скомандовала. - Давайте их всех в машину.
   По очереди всех обитателей подвала стали выводить наружу. Еще была ночь, и подходы к заброшенному дворцу пионеров освещала только холодная луна. Весь процесс изгнания занял меньше пяти минут. Машина оказалась маленькой "Газелью", в которую посадили всех бездомных и приставили молодого парня в кожаной куртке. Остальные залезли в милицейский "уазик", и оба автомобиля тронулись.
   В "Газели" оказался еще один пленник. Сначала он трусовато жался к смотрителю, не показывая своего лица, но потом не выдержал и раскрылся. Каково же было удивление Артема и особенно Илги, когда из-под огромного милицейского бушлата вылез Дух, собственной персоной.
   - Так вот кто на нас ментов навел! - воскликнула Илга.
   - Я не... я не виноват... - залепетал Дух. - Они меня заставили. Это все Петрович-гад.
   - Ах, ты... - замахнулся на него Артем, но молодой надсмотрщик не дал ему ударить Духа. Артем снова развернулся к Илге. - Говорил тебе, не надо было мне с собой брать, один бы справился.
   Илга не ответила, но по ее лицу Артем догадался, что теперь она сожалеет и о том, что дала ему в помощники Духа, и о том, что напрасно винила его.
   - Куда мы едем? - спросил Артем у молодого парня в кожанке.
   - Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, - абсолютно без эмоций ответил тот. - Отделение временного пребывания.
   - А потом? - спросил Грек.
   - Кого куда. Одних - к родителям, других - домой.
   - Ага, как же, поеду я к родителям, как же, - буркнул все тот же Грек.
   - А там... страшно? - спросила у Илги сестра.
   - Нет, там ничего, - ответила та. - Я один раз ночевала в таком приюте, вы тогда еще совсем маленькие были. Правда, утром я уже сбежала.
   Последние слова Илга сказала очень громко и с вызовом посмотрела на парня в кожаной куртке, но он ничего не сказал.
   Машина остановилась перед каким-то зданием, и Артем увидел, как из "уазика" вышла та самая главная женщина и громко постучала в дверь. Ей открыл какой-то бородатый мужик, с которым она перебросилась парой фраз, затем подошла к "Газели" и сказала кожаному:
   - Трех пацанов!
   Парень в кожанке тут же вытащил из автомобиля Грека и тех, кто сидел рядом с ним. Артем проводил их взглядом человека, который знает, что его ждет такая же участь. Они упирались, они что-то кричали, но их все равно запихали в страшное серое здание и закрыли за ними дверь.
   Эта процедура повторилась еще несколько раз, пока большие люди не раздали в разные приюты и центры всех обитателей подвала. Оставались только Артем, Илга и ее сестры.
   - Ну, и куда мы этих девать будем? - спросил кожаный у начальницы. - Я все обзвонил, нигде мест нет.
   Начальница, казалось, была в раздумье.
   - Давай в "Звездочку", они всегда принимают, - сказала она, и "Газель" понесла их дальше.
   Ехали они не меньше часа. Водитель постоянно ругался, что незачем в такую даль везти четырех бродяг, что могли бы они и в милиции переночевать, а кожаный начинал уже клевать носом, пока где-то совсем на окраине города не замаячила многоэтажка.
   - Теперь понятно, почему туда всех берут, - сказала Илга, когда они, наконец, вышли из машины.
   Артем поднял голову и увидел высокое здание, совсем не похожее на те низенькие домики, где оказались остальные дети. Это был настоящий многоэтажный дом, в котором жили люди - об этом говорили балконы, заставленные всякой всячиной, но как этот дом мог оказаться приютом, Артем не понимал.
   - Ну, чего стоишь? - женщина подтолкнула его вперед, и он зашагал с ней рядом.
   Только когда они вошли в подъезд, Артем понял, что к чему. Вывеска "Социально-реабилитационный центр "Звездочка". Транзитное отделение" висела прямо на двери подвала. Этот приют занимал столько же места, сколько и остальные.
   - Это и есть самый большой приют? - вырвалось у Артема.
   - "Звездочка" занимает три первых этажа, - объяснил ему кожаный. - А в подвале находится только приемное отделение.
   Дверь долго не открывали, но начальница так долго и так яростно молотила по ней, что, в конце концов, к ним вышел заспанный сторож и, не говоря ни слова, проводил вниз.
   Этот подвал заметно отличался от того, в котором они жили последние месяцы. Здесь пахло свежей краской, все стены были облицованы панелями, а в самом подвальном помещении был сделан холл, где на полу лежали ковры, на стенах висели детские рисунки, а потолок украшала красивая и большая люстра.
   Холл по всему периметру соединялся с несколькими кабинетами, отчего все помещение очень сильно походило на больницу. Пока Артем с девчонками рассматривали интерьер приемного отделения, в кабинете под названием "дежурная" началась какая-то возня, зажегся свет и послышалось недовольное ворчание. Спустя несколько секунд из него вышла грузная, не выспавшаяся женщина в белом халате, посмотрела на людей, которые привезли новичков, ничего не сказала и прошла в другой кабинет.
   Прошло еще какое-то время. Из-за двери этого кабинета снова послышался громкий и недовольный голос женщины. Видимо, она с кем-то говорила по телефону.
   - И что мне делать, Алексей Арнольдович? У нас нет мест, вы же прекрасно знаете!.. Да, я знаю, что директриса в курсе, я знаю, что она всегда всех берет... Но у нас нет мест для мальчиков... А куда?.. Учтите, это будет на вашей совести... Вы же знаете, что это запрещено... Хорошо, я поняла.
   Наконец, дежурная вышла из кабинета и сказала женщине-инспектору:
   - Оставляйте, заведующий в курсе. Приедете завтра к десяти часам, будем оформлять документы, сейчас все равно никого нет.
   - Тогда до завтра, - улыбнулась в ответ начальница кожаного. Они распрощались, и Артем с девчонками остались наедине со сторожем и неприятной теткой.
   - Так, - рявкнула дежурная. - Сидите здесь. Степан, присмотри за ними, а я пойду, народ найду.
   Степан кивнул, и женщина удалилась в один из кабинетов. Прошло несколько минут, и она вернулась, но уже не одна, а с врачом и медсестрой.
   - Я врач, будете заходить ко мне по одному, - сказала одна из них и прошла в один из кабинетов.
   - Давай, Артем, ты первый, - толкнула его в бок Илга.
   Артем послушно встал и направился к двери кабинета. Он уже хотел войти, как из-за двери послышался голос врача:
   - Тома, сначала на форму-20 его проверь!
   Самая молодая из женщин тут же подбежала к Артему и стала рыться у него в волосах.
   - Что, вшей, что ли, ищите? - презрительно засмеялась Илга. - Не трудитесь, их там нет. Мы хоть и в подвале жили, но головы мыли.
   - Все в порядке, - громко сказала медсестра, проверив Артема, и буквально втолкнула его в кабинет врача.
   - Как тебя зовут? - бросила ему врач, что-то записывая и не глядя на самого Артема.
   - Артем Царевич, - ответил он.
   - Я серьезно спрашиваю, - нахмурила брови врач. - Как фамилия?
   - Ца-ре-вич, - со злостью на все, что с ним происходит, произнес он.
   - Раздевайся, - приказала ему врач.
   Артем быстро сбросил с себя всю верхнюю одежду. Но когда он стал снимать джинсы, то еле-еле стерпел, чтобы не закричать от боли в колене, которая снова начинала его мучить. Освободиться от брюк, не причиняя самому себе боли, оказалось невозможно, и Артем так и остался стоять в джинсах.
   - Ты что, не понял? - злобно посмотрела на него врач, оторвавшись от своих бумаг.
   - У меня не получается, - сказал Артем. - У меня разбито колено, и я не могу снять джинсы.
   - Ерунда, - сказала врач. - Иди сюда.
   Артем подошел к женщине вплотную, думая, что сейчас она поможет снять ему штаны, но она просто достала из ящика ножницы и разрезала их так, что теперь Артему оставалось только расстегнуть пуговицы. Когда он справился, то наконец-то смог увидеть свое колено. Оно было совсем синим.
   - А что с ногой, Артем? - спросила врач.
   - С крыши упал, - ответил Артем.
   - Сильно болит? - снова спросила врач.
   Артем удивился. Ему показалось, что в ее голосе нет ни капли сострадания, и поэтому он состроил ужасную гримасу, которая должна была, как он подумал, вызвать большее к нему сочувствие, и с трудом проговорил:
   - Да, очень болит.
   Но врач так и осталась неприступной:
   - Ну, извини, в больницу мы тебя сейчас не повезем, машин нет, да и холодно, а хирург у нас только во второй половине дня подрабатывает. Поэтому потерпишь еще, понятно?
   Артему было уже все равно, и весь оставшийся медосмотр он просто подчинялся доктору, выполняя все ее указания.
   - Так, вроде все нормально, - сказала, наконец, она, снова что-то записывая. И снова, не поднимая глаз, бросила Артему. - Завтра после обеда пройдешь полное обследование, потом решим, нужно тебе в больницу, или нет. Понял, Артем Царевич?
   Артем кивнул. Врач закончила писать и сказала ему:
   - Теперь, царевич ты наш, пошли со мной, - и они направились к выходу.
   - Подождите! - остановил ее Артем. - Я же в одних трусах!
   - Точно, - кивнула врач. - Твое старое белье нужно обработать. Давай-ка, снимай трусы, и пойдем.
   - Что, совсем голым? - возмутился Артем. - Я не пойду, там же девчонки!
   - Они отвернутся, - улыбнулась врач, силком стащила с него трусы и выставила в холл.
   Кое-как Артему удалось прикрыть свою наготу руками. Илга тут же зажмурила глаза, а ее сестры противно захихикали.
   - Куда его? - спросила та самая женщина, которая их встречала.
   - Сначала в душ, потом - в четвертую, - сказала врач.
   - В четвертой все занято, - возразила ей дежурная.
   - Тогда - на третий этаж.
   - Но там совсем взрослые!
   - Ничего, один раз переночует, - махнула рукой докторша. - Завтра все равно его в больницу отвезем.
   Дежурная послушно кивнула и уже сбиралась увести Артема, как он, переборов в себе, снова обернулся девчонкам и сказал:
   - Может, увидимся еще?
   - Конечно, увидитесь, - пропела над его ухом медсестра. - На завтраке утром и увидитесь.
   Артема почему-то охватило такое чувство, что завтра они с Илгой уже не встретятся. Но ни Илга, ни ее сестры ничего не ответили, и Артем послушно поплелся за дежурной в следующий кабинет.
   Кабинет оказался длинным коридором, по которому Артем добрался до душевой комнаты.
   - Помоешься - возьмешь там, на полке чистое белье, - сказала тетка, дождалась, пока Артем кивнет, и уселась возле входа в душевую.
   Душ - для Артема это было единственное светлое пятно во всем сегодняшнем длинном дне. О душе он мечтал уже три месяца, и поэтому, отключившись от всего - от всех проблем, от боли в колене, от мыслей о своем будущем, - он просто подставил свое уставшее тело таким теплым и таким долгожданным каплям и наслаждался, представляя себя где-то далеко, на берегу Тихого океана.
   Ему показалось, что прошло совсем немного времени, он еще не успел как следует вымыться, а тетка снаружи уже кричала:
   - Ну, скоро ты там?
   Артем вытерся чистым белоснежным полотенцем, нашел новые вещи, переоделся и подумал о том, что здесь, может быть, не так уж и плохо.
   Только он вышел из душевой, как дежурная схватила его за руку и тут же потащила куда-то дальше по длинным и изогнутым коридорам и лестницам, пока они не оказались на третьем этаже.
   Только сейчас Артем увидел, как изменилась планировка обыкновенного многоэтажного дома. Здесь не было разделения на квартиры, зато был один длинный коридор на этаже, от которого направо и налево разбегались комнаты. В самом начале коридора был расположен стол, за которым возле таблички "Дежурный" спала ночная воспитательница.
   - Света, проснись! - зашипела на нее первая.
   Дежурная по этажу сразу же очнулась, потянулась и стала потирать глаза.
   - Что случилось? Опять побег? - заволновалась она.
   - Никакого побега, - нахмурила брови старшая дежурная. - Вот, новенького принимай.
   Света, которая очень напомнила Артему Василису, посмотрела на него и тут же покачала головой:
   - Он же слишком маленький!
   - А куда я его дену? - заскрипела старшая. - Менты привезли, сказали, чтобы забирали. Арнольд в курсе. Только в транзитке мест нет.
   - Его хоть покормили? - спросила Света.
   - Нет, ночная кухня сегодня не работает. Дай ему сухой паек и посели где-нибудь.
   - Они же старше его года на три! - не сдавалась Света и перешла на шепот, но Артем все равно услышал. - Представляешь, что они с ним сделают?
   - Представляю, - кивнула старшая. - А кто у тебя в резервной?
   - Денисов, - не моргнув глазом, ответила Света. - Но он тоже не мелкий.
   - Ну и что? Там есть место?
   - Есть, - подтвердила Света и пустила в ход последний аргумент. - Но мы же не имеем право допускать контакты вновь поступивших с теми, кто проживает в стационаре!
   - Это ты Арнольду скажи! - грозно сказала старшая и тоном, не допускающим возражений, добавила: - Все, давай его в резервную! - и зашагала прочь.
   - Ну что, парень, - вздохнула Света, - давай знакомиться. Меня зовут Светлана Евгеньевна, а тебя?
   Артем сперва замешкался, но потом сказал:
   - Артем... Артем Царевич.
   - Любопытная фамилия, - улыбнулась Светлана Евгеньевна. Она достала из тумбочки какой-то пакет и вручила ему. - Ну, Артем Царевич, пойдем, покажу тебе твое новое место жительства.
   Она взяла его за руку, которую Артем сразу выдернул из ее ладони, но Светлана Евгеньевна не обратила на это никакого внимания.
   - Мы на третьем этаже, в социальной гостинице, - сказала она. - Здесь постоянно живут старшие подростки, кому от пятнадцати до восемнадцати. Сейчас у нас есть одна резервная комната, мы позавчера туда уже одного новичка пристроили, пока будете жить с ним вместе.
   Она проводила Артема до его комнаты, и тут из соседней комнаты вышел парень, который был выше его головы на две.
   - Доброй ночи, Антон, - сказала воспитатель. - Не спится?
   - Вроде того, - ответил Антон и посмотрел на Артема. - Новенький? Еще один?
   - Да, внизу не хватает мест. Зима, сам понимаешь, - улыбнулась Светлана Евгеньевна, но Антон на ее улыбку не ответил. Он достал из кармана сигарету и пошел в сторону туалета.
   Воспитатель ничего не сказала, достала ключи и открыла дверь.
   - У вас запирают? - удивился Артем.
   - Вообще-то нет, - опустив глаза, сказала Светлана Евгеньевна, - но так надежнее.
   Она впустила Артема в комнату, и он увидел, что здесь было всего две кровати, одна тумбочка и маленький журнальный столик. На одной из кроватей лицом к стене лежал новый сосед Артема.
   - Да, скромно, - словно пожаловалась на обстановку Светлана Евгеньевна, - но вы здесь все равно ненадолго.
   Артем сел на свободную кровать. Он хотел спросить, что с ним будет после, но воспитатель уже выходила из комнаты.
   - Спокойной ночи, - сказала она, улыбнулась, громко захлопнула дверь, и вскоре Артем услышал скрип ключей в замке.
   Стук от двери был такой сильный, что парень на соседней койке вздрогнул и проснулся. Он повернулся, поморгал глазами и отпрянул, будто перед ним было что-то невероятное. Артем тоже поднял глаза и увидел знакомое лицо. Это было лицо из его прошлой жизни. Это был...
   - Дэнч?
  

Глава 4

записки бабы-яги

  
   - Златовласка? - Дэнч был удивлен не меньше Артема. - А ты как тут очутился?
   Артем сразу поймал себя на мысли, что в голосе Дэнча совсем не было презрительных ноток, с которыми он обычно произносил это прозвище. И сам он словно стал каким-то другим.
   - Я уже не Златовласка, - усмехнулся Артем. - Теперь меня зовут Желтым.
   - Очень смешно, - совершенно без эмоций произнес Дэнч. - И все-таки, что ты здесь делаешь? Тебя выгнали твои родители-алкоголики?
   - Сам ушел, - сказал Артем. - А ты? Ты ведь, кажется, с мачехой жил?
   - Посадили мою мачеху, наркотой торговала, - ответил Дэнч и снова отвернулся к стене.
   Артем как минимум ожидал, что Дэнч будет по старой привычке задираться, но такой реакции от своего недруга никак не ожидал. Он посмотрел на закутавшегося в одеяло Дэнча, и ему почему-то стало его жалко. Он подумал о том, что его судьба во многом схожа с судьбой Дэнча, но не прекращавшееся чувство голода отвлекло его от раздумий. В животе так заурчало, что Артем сразу обратился к содержимому своего пакета. Он заглянул в него и достал несколько пирожков, завернутых в газету, бутылку легкого питьевого йогурта и пару бананов.
   Артем смотрел на это богатство завороженными глазами. Фруктами они иногда питались, когда Илге удавалось их стащить, но о домашних пирожках последние месяцы, да что там месяцы - годы! - он мог только мечтать, не говоря уже о йогурте.
   Он уже был готов отправить все это добро к себе в желудок, как его взгляд снова упал на соседнюю кровать.
   - Дэнч! - позвал Артем.
   Дэнч сразу обернулся и впился в него глазами.
   - Давай, присоединяйся, - сказал Артем и разложил на тумбочке сухой паек.
   - Ты... мне? - Дэнч не поверил собственным ушам. - После всего?..
   Артем ничего не ответил. Он просто взял один из бананов и стал его чистить. Дэнч схватил другой и шепотом сказал:
   - Нужно быстрее все это заточить, пока эти не пришли!
   Артем не понял, о ком он говорит, но тут в замке снова заскрипели ключи. Дэнч тут же бросил свой банан обратно на тумбочку, снова залез под одеяло и накрылся им с головой.
   "Чего он так боится?" - удивился Артем, и ответ тут же появился.
   Дверь отворилась, и на пороге комнаты оказались три здоровенных парня. Одного из них Артем сразу же узнал - это был Антон, двое других были еще выше, чем он, у одного, улыбавшегося почти беззубым ртом, в руках блестела заточка, другой, толстый держал бейсбольную биту.
   - Ну что, новичок, - ухмыльнулся Антон, - пожрать решил?
   Артем встал с кровати, и все трое подошли к нему вплотную.
   - Эй, ты, - ткнул битой в Дэнча толстяк. - Ты что, не сказал, кому здесь принадлежит еда?
   Дэнч не ответил. Тогда толстый размахнулся и со всей дури ударил по нему своей битой.
   - А-а-а, - тихо застонал Дэнч и выбрался из-под одеяла, потирая правый бок.
   - Что вы делаете? - закричал Артем, но беззубый тут же закрыл ему рот рукой и приставил к горлу нож.
   - Попробуй еще только пикнуть, понял? - шепнул он в ухо. Артем моргнул глазами, что понял.
   Антон закрыл дверь и запер ее на ключ.
   - Отпусти его, - сказал он беззубому. Тот послушался и убрал заточку. Антон одобрительно кивнул и приказал Артему. - Садись!
   Артем послушно уселся на краешек кровати.
   - Теперь слушай, - сказал Антон и сел напротив него. - Все, что вам будут приносить, вы будете отдавать нам, ясно?
   - Почему это? - нахмурил брови Артем.
   - Потому что мы хозяева третьего этажа, - сказал беззубый и переглянулся с толстяком. Тот кивнул. - А вы здесь всего лишь гости.
   - Вот отправят вас в детские дома, там казенные харчи жрите, сколько угодно, - снова заговорил Антон. - А пока вас будут кормить усиленным питанием, ты будешь делиться с нами.
   - А если... - Артем уже понял, что зря он заикнулся, но поздно. - А если я не захочу?
   - Царевич, не надо, - простонал из своего угла Дэнч.
   Все трое старшаков громко засмеялись, а Антон сказал толстому:
   - Гарик, покажи ему...
   Толстый, постукивая битой по ладони, противно усмехаясь, подошел к Артему.
   - Не надо, - попытался вступиться за него Дэнч, как тут же получил по зубам от Антона.
   - Тихо!
   А в это время бита Гарика уже крошила и без того больное колено Артема. На его глазах выступили слезы, и он уже захотел громко закричать от невыносимой боли, но вовремя одумался и впился зубами в подушку. Хоть бы завтра его отвезли в больницу.
   - Что ты наделал, придурок! - вдруг зарычал на толстого Антон. - Посмотри!
   Артем оторвался от подушки и увидел, как Антон тычет Гарика носом в больное колено, которое от удара стало так сильно кровоточить, что теперь вся пижамная штанина была залита кровью.
   - Что он завтра скажет Светлане? - продолжал отчитывать толстого Антон. - Где мы возьмем для него другие штаны?
   - Пусть свои снимает, - сказал беззубый. - А эти мы завтра девчонкам отдадим, они постирают.
   Антон кивнул и снова посмотрел в лицо Артема:
   - Ну что, баклан, теперь ты все понял?
   Артем кивнул.
   - Давай, снимай штаны, отдашь Гарику. Ногу перемотаешь простыней, и никому ни звука, а то...
   Антон забрал с собой все продукты и вместе со своими дружками вернулся в свою комнату. Как только дверь за ними закрылась, Дэнч бросился к Артему и принялся помогать ему, чтобы остановить кровь. Они сорвали с его кровати простынь и крепко обмотали вокруг больного колена Артема. Кровотечение прекратилось, но боль теперь вообще не утихала.
   Дэнч помог Артему лечь на кровать и сам сел рядом. Какое-то время они оба молчали.
   - С ними лучше не шутить, - наконец, выдавил из себя Дэнч.
   - Они тебя тоже били? - спросил у него Артем.
   - Еще как, - Дэнч спрятал глаза. - Они каждый день бьют.
   - Но почему?
   - Потому что я ничего им не отдаю, - стиснул зубы Дэнч.
   - И я не буду, - посмотрел на него Артем, и их взгляды встретились.
   - Тебе... тебе нельзя, - сказал Дэнч с некой неловкостью. - У тебя нога. Если ты не отдашь им свой паек, они тебя калекой сделают. Ты еще слишком слаб.
   Как этот новый Дэнч сейчас был не похож на себя старого. Если бы еще недавно Артему кто-то сказал, что Дэнч будет так о нем заботиться, он бы не поверил.
   - Может, меня завтра отвезут в больницу, - сказал Артем.
   - Никто тебя никуда не повезет, - резко ответил Дэнч и пересел к себе на кровать. - Из ЭТОГО приюта тебя никто никуда не повезет.
   - Но почему? - снова удивился Артем.
   - Потому что это самое ужасное место, какое только может быть, - сплюнул Дэнч. - Здесь нет никакого закона. Здесь все делают так, чтобы никто ничего не узнал. Тебя менты привезли? Вспомни, на тебя документы оформляли? А должны были кучу бумаг заполнить... А то, что нас не в транзитку, а в гостиницу засунули, думаешь, это правильно? Если они тебя с твоей ногой завтра в больницу отвезут, их там обязательно спросят, почему они не отвезли тебя сразу. Поэтому им лучше тебя здесь оставить. Местный хирург тебе обезболивающие будет колоть, пока ты калекой не станешь, а потом в детдом для инвалидов сплавят.
   Дэнч говорил так убедительно, что Артем сразу поверил его словам.
   - А долго мы здесь будем? - спросил он.
   - По закону не более семи дней, а сколько на самом деле... - развел руками Дэнч. - Расскажи лучше, где ты летом пропадал.
   Артему не хотелось открывать свою тайну, и он стал лихорадочно соображать, в надежде что-нибудь быстро придумать, но, как назло, ничего не придумывалось. И он решил рассказать всю правду. "Дэнч поймет", - почему-то подумалось Артему. Но в это самое время случилось то, что никак не могло случиться в этой комнате.
   Дверь внезапно исчезла - она будто растворилась и потянула за собой всю стену, на месте ее образовалась пелена, за которой уже вырастала другая стена, огненная.
   - Что происходит? - взволнованно спросил Дэнч.
   Артем не ответил, но он знал, что это. Он уже видел, как один мир сменяет другой. Это был вход в Мир Русских Сказок, он был в этом убежден. Но кто и зачем открыл этот вход?
   И тут завеса спала, и прямо из огня вышла высокая черноволосая девушка, одетая в длинный, широкополый черный плащ, на котором золотистой нитью были вышиты буквы: "В.Б.".
   - Василиса? - Артем не мог поверить своим глазам. - Откуда ты?
   - Ты ее знаешь? - выпалил Дэнч. Артем кивнул.
   - Здравствуй, Артем, - улыбнулась Василиса. - Я вижу, ты меня еще не забыл?
   - Откуда ты? Что ты здесь делаешь? - сурово спросил Артем.
   - Мне нужна помощь. Я пришла за тобой, - ответила Василиса.
   - За мной? - изумился Артем. - Но зачем?
   - Нет времени объяснять, - сверкнула глазами она. - Просто мне нужна твоя помощь, и я хочу, чтобы ты пошел со мной в Мир Русских Сказок.
   - Почему ты думаешь, что я пойду? - Артем подозрительно посмотрел на Василису.
   - Потому что у тебя есть желание, и ты очень хочешь, чтобы оно исполнилось, - с легкой улыбкой ответила Василиса.
   - Ты думаешь, я все еще этого хочу? - засмеялся Артем. - В таком случае, ты просчиталась, Василиса. Ни в какие желания, которые якобы исполняет ваш Мир, я больше не верю.
   - Да? - Василиса сделала вид, будто сильно удивлена. - Ну, а другое желание, которое тебя мучает с сентября?
   Артем вздрогнул. Это было страшное желание. Он хотел стать настоящим сиротой, хотел, чтобы его родители умерли. Но откуда об этом узнала Василиса, и откуда она знает, что он... все еще этого хочет?
   - Только Тридесятое царство может помочь тебе в этом, - сказала она. - Тебе, отступнику и вору, предателю мечты, сможет помочь только Царица Мира Нави.
   Артем на какое-то мгновение задумался. Он вспомнил все, что произошло с ним за последние несколько часов, и более не колебался.
   - Что я должен буду сделать, чтобы мое желание исполнилось? - с ненавистью глядя на нее, спросил Артем.
   - В свое время ты все узнаешь, - уклончиво ответила Василиса. - Вход будет открыт еще одну минуту, нам нужно поторопиться.
   - Я готов, - сказал Артем.
   - Что все это значит? - вдруг прокричал Дэнч.
   - Кто это? - кивком показала на него Василиса.
   - Это Дэнч, мой... друг, - сглотнув, ответил Артем. Он посмотрел на Дэнча и подумал о том, что будет с ним, если он сейчас уйдет один, и что сделают с ним Антон и его приятели. - Он должен пойти с нами.
   - Хорошо, но у нас мало времени, - согласилась Василиса.
   - Дэнч, ты уходишь или остаешься? - спросил Артем.
   - Я иду с вами, - твердо решил Дэнч.
   - Тогда возьмитесь за полы моего плаща и, что бы не случилось, ни за что его не отпускайте, - сказала Василиса.
   Артем и Дэнч послушно выполнили ее приказание, и все вместе они ринулись прямо в горящую лаву.
   Артему показалось, что прошла целая вечность, но все, что было потом, заняло не больше пяти секунд.
   Первая секунда - Артем почувствовал, что он сейчас сгорит заживо.
   Вторая секунда - неведомая сила его куда-то уносит по горящему тоннелю.
   Третья секунда - их с Дэнчем выбросило вверх из горящего тоннеля, и они увидели, как под ними взрываются огромные огненные пузыри. Полы плаща Василисы развевались на ветру, и они качались на них, как на батутах.
   Четвертая секунда - Василиса громко крикнула: "Апутс, ьсивяоп!", и тут же очутилась в ступе Девы-Яги.
   Пятая секунда - Василиса крикнула: "Ан гереб!", и все трое тотчас оказались на берегу.
   Артема с Дэнчем спасло от гибели в огненной реке только то, что они все время держались за плащ. Ступа вытянула Василису, а Василиса - их. На берегу припекало, и она отдала ступе приказ отнести всех в избушку Девы-Яги. Наконец, Артем и Дэнч смогли ступить на землю.
   - Избушка, избушка, повернись к лесу передом, ко мне задом! - распорядилась Василиса, и хижина девы-Яги закачалась на своих деревянных столбах.
   Из избушки выбежала Дева-Яга. Она увидела Артема и тут же покраснела, что не ушло от проницательного взгляда Дэнча.
   - Ого, Златовласка! - съязвил он. - Да у тебя тут полно знакомых...
   Артем отвернулся.
   - Не хочешь мне ничего рассказать? - спросил Дэнч.
   - Не сейчас, - сказала Василиса таким голосом, что Артем увидел, как Дэнч вздрогнул. - Сначала поговорим о деле. Яга, где наш пленник?
   - Сейчас приведу, моя госпожа, - засуетилась Дева-Яга и побежала обратно в дом.
   - Значит, пришло время поговорить о деле? - спросил Артем.
   - Да, - ответила Василиса, перевернула ступу, села на нее, словно на бочку, и продолжила. - Ты, конечно же, помнишь, при каких обстоятельствах мы с тобой расстались?
   Артем кивнул.
   - Я бы тоже хотел узна... - снова подал голос Дэнч.
   Но тут же Артем и Василиса в один голос рявкнули на него:
   - Заткнись!
   Дэнч замолчал и больше рта не открывал.
   - Ты знаешь, я провозгласила себя Правительницей Мира Нави вместо своего трусливого папаши. Я отправилась туда, где никогда не была - во дворец Кощея, из которого опять же мой трусливый папаша выгнал меня, когда я была ее совсем крохой. Я созвала Высший Совет Нави, но все пошло не так, как я ожидала.
   Артем внимательно слушал.
   - Я честно рассказала о том, что произошло. Я даже привлекла на свою сторону судениц - духов судьбы, чтобы они подтвердили, как жестоко обошелся со мной отец, и что мне на роду было написано уничтожить его. Члены совета все это внимательно выслушали и даже признали за мной право занять место Кощея, но тут появился Соловей и все испортил.
   Артем увидел, как Василиса сжала кулаки.
   - Он сказал, что в предсказании нет ни слова о том, что именно я должна занять место своего отца. Это оказалось правдой - ведь мне на роду было написано самой выбрать себе Мир, и если бы я выбрала Тридевятое царство, престол Кощея занял бы кто-нибудь другой. Получилось, что я по праву крови могу наследовать трон, но наследовать власть Кощея не могу. Мне дали время доказать, что я достойна быть Правительницей Тридесятого царства. Для этого я должна найти символ власти, который убедит членов Высшего Совета в моей силе.
   Василиса остановилась, и Артем уже хотел ей ответил, но она сделала знак, что еще не все сказала.
   - И я стала искать. Я перечитала все книги, которые смогла найти в отцовской библиотеке, чтобы они подсказали мне про "символ власти", но я ничего не смогла найти. Тогда я перебралась сюда, к Яге и стала искать в записках ее бабки, про нее говорили, что она знала много тайн. И вот вчера я нашла! Символом власти может стать любая фамильная ценность, которая принадлежала правителю. В нашей семье это "Корона Кощея", но оказалось, что эта реликвия давно утеряна. Поскольку уже несколько веков власть в Мире Нави передавалась от одного Кощея к другому, то и особой потребности в том, чтобы носить корону, ни у одного из них не было. Никто не знает, ни куда она пропала, ни когда, ни где она сейчас. Но старая Яга в своих записках мелким почерком пометила, что все пропавшие волшебные вещи рано или поздно оказываются в Хранилище Кудеяра.
   - Кого? - спросил Артем.
   - Ты ничего о нем не знаешь? - в отчаянии выкрикнула Василиса и разочарованно протянула: - А я думала, ты мне скажешь...
   Они снова замолчали, пока Артем не спросил:
   - Ты так и не сказала, зачем тебе понадобился я.
   - Ты мне нужен для того, - оживилась Василиса, - чтобы найти Василия Васильевича.
   - Василия Васильевича? - Артему эта идея совсем не нравилась. - Ты же его убила!
   - Брось, Артем, - холодным голосом произнесла Василиса. - Я прекрасно знаю, что он жив. Я знаю даже то, чего ты не знаешь. Его простили и снова позволили работать на Алатырь-горе, под Зеленым Дубом.
   - Надо же... - только и смог ответить Артем.
   - Но он меня боится и, понятное дело, прячется от меня, - усмехнулась Василиса. - Как ему это удается, я не знаю, но как только я перед ним появляюсь, он сразу же исчезает. Поэтому ты приведешь его ко мне!
   - Я? - рассмеялся Артем. - Привести к тебе Василия Васильевича, чтобы ты его прикончила?
   - Не волнуйся, я ничего с ним не сделаю, просто только он сможет сказать, как найти Хранилище этого Кудеяра.
   - Он к тебе не пойдет, - уверенно сказал Артем. - И я ничем не смогу тебе помочь.
   - Сможешь, сможешь, - хитро сощурила лаза Василиса. - У меня есть один козырь. Эй, девчонка, где ты там?
   На крик Василисы из избушки снова выбежала Яга. На этот раз она была не одна - впереди себя она вела связанного по рукам и ногам Дядю Мишу.
   - Привет, Артем, - слабым голосом поздоровался он.
   - Дядя Миша... Но как? - Артем перевел взгляд на Василису. - За что ты его?
   - Это всего лишь напоминание тебе, что я могу сделать с твоими друзьями, если ты откажешься мне помочь, - развела руками Василиса.
   - Какая же ты все-таки... - выругался Дядя Миша.
   - Это все, что ты хочешь от меня? - спросил у Василисы Артем.
   - Нет, не только, - ответила она. - Ты возьмешь с собой кота, вот этого своего друга, и все мы отправимся за Короной Кощея. После того, как мы ее найдем, я верну вас обратно. Если захотите, конечно.
   Она многозначительно посмотрела на Артема и Дэнча.
   - Мне показалось, вас там не очень любят? - и захохотала противным диким смехом.
   - А как же насчет... - Артем запнулся, и было от чего. Он ни разу не произносил этого вслух. - Как насчет моего желания, того самого?
   - Ты и в самом деле хочешь, чтобы оно осуществилось? - подняла глаза Василиса. - Обсудим это, когда я стану Царицей Мира Нави. Еще вопросы есть?
   - Да, - кивнул Артем. - Как мы оказались здесь?
   - Баба-Яга в своих записках рассказала, что любой, кто хотя бы раз перепроявился в Мир Яви, сможет ненадолго вернуться в те места, где он был. Но для этого нужно пройти через Смородину.
   - Потому что она соединяет наши миры, - вставил словечко Дядя Миша.
   - Я знала, что ты рано или поздно окажешься там же, где когда-то была я, - невозмутимо продолжила Василиса. - Когда мне было лет десять, меня тоже держали в "Звездочке", и я пожелала, чтобы Смородина открыла мне место в комнате, где мы с тобой могли бы встретиться.
   Артем ничего не сказал. Какая-то неведомая сила притягивала их друг к другу вот уже второй раз. Повисла тягостная тишина.
   - Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит?! - зарычал Дэнч.
  

Глава 5

железные рукавицы

  
   Всю ночь Артем рассказывал Дэнчу о своих летних приключениях. Василиса заперла их вместе с Дядей Мишей в подполе Девы-Яги. Артем помог Дяде Мише избавиться от веревок, и он принялся шептать разные заговоры, пытаясь исцелить его колено. Боль удалось успокоить, но ненадолго.
   - Извини, Артем, - знахарь опустил глаза. - У меня ни трав с собой нет, ни настоев. Я могу попробовать узелок завязать, чтобы болезнь от тебя отстала, но я не знаю, получится ли у меня... Я только недавно стал этому учиться.
   Артем кивнул в знак согласия, и пока Дядя Миша суетился вокруг него, он продолжал свою историю.
   - Ну, Златовласка, ты меня сильно удивил, - сказал Дэнч, когда Артем закончил. - Вот, оказывается, где ты был летом. А мы тебя тогда искали, искали... Я еще подумал, что ты вообще из города сбежал.
   - Могу я попросить, чтобы ты не называл меня "Златовлаской", - попросил Артем. - Уж лучше Желтым...
   - Каким еще Желтым? - возмутился Дядя Миша. - Пусть только попробует тебя кто-нибудь еще раз обозвать - такую порчу нашлю!.. А ну-ка говори: "Артем!".
   Дэнч в испуге закивал, но по имени Артема так и не назвал, а Дядя Миша не стал настаивать. Но Артем все прекрасно понимал - еще недавно они были чужими друг для друга людьми, стояли по разные стороны, а сегодня вместе пережили столько, что этого им хватило для того, чтобы посмотреть на себя и своего соседа иначе. И для Артема это было вполне естественно, что Дэнч пока еще не смог себя перебороть и назвать его по имени.
   Наконец, Дядя Миша завершил все свои обряды, обмотав колено Артема разноцветными тряпочками, связанными в узелки, которые так стянули ногу, что он почувствовал, как у него кружится голова. Перед глазами все странным образом завертелось, и Артем провалился в черную пустоту.
   Когда он очнулся, было уже утро.
   - Что ты со мной сделал? - спросил Артем у Дяди Миши.
   - Ничего особенного, - расплылся тот в широченной улыбке. - Просто вытащил из тебя болезнь. Если бы ты был в сознании, у меня ничего бы не получилось.
   - Да, это было здорово, - подскочил со своего места Дэнч. - Представляешь, ты вдруг стал весь корчиться, как будто из тебя беса выгоняли, а твое колено извивалось, словно в нем вообще нет костей.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил у Артема Дядя Миша.
   Артем не ответил - он встал на ноги и сделал пару шагов. Он прихрамывал, но боли в колене больше не было.
   - Это пока все, что я могу для тебя сделать, - скромно сказал Дядя Миша.
   - Спасибо, - ответил Артем и крепко пожал ему руку.
   - Эй, вы, - послышался сверху голос Василисы, - выходите по одному.
   Она открыла крышку подпола и спустила им лестницу. Подчиняясь Василисе, пленники стали выходить на свободу. Здесь их встречала Яга и сразу провожала на поляну перед избушкой. Артем шел последним. Яга подала ему руку, но он вылез сам, даже не посмотрел на нее, и когда она взяла его за руку, одернул ее и сам пошел на воздух.
   На поляне был накрыт стол, во главе которого с важным видом восседала Василиса.
   - Нужно хорошенько подкрепиться, прежде чем отправляться на Вещую гору, - сказала она.
   - Как мы туда доберемся? - спросил Артем, когда все уселись за стол и принялись завтракать.
   - Почему - мы? - подняла брови Василиса. - Ты сделаешь это один. Мы подождем тебя здесь.
   - Но как?
   - Я дам тебе ступу.
   В воздухе повисло напряжение.
   - А если у меня не получится? - снова спросил Артем. - Если Василий откажется?
   - На этот случай у меня есть особое средство, - ответила Василиса и подала Яге новый знак. Та снова убежала в дом, но сразу вернулась с огромным свертком, в котором оказались железный колпак и железные рукавицы.
   - Что это? - спросил Артем.
   - То, при помощи чего давным-давно Иван-царевич сумел поймать первого Кота Баюна, - ответила Василиса.
   - Где ты их взяла? - нахмурил брови Артем.
   - В одном очень надежном месте, - уклонилась от ответа Василиса.
   - Но почему из железа? - удивился Дядя Миша.
   - Не знаю, наверное, колпак защищал голову от смертоносного кошачьего пения, - предположила Василиса, - а рукавицы...
   - Но ведь Василий Васильевич больше не Баюн! - возмутился Артем. - Зачем мне все это нужно?
   - Это на случай, если он не захочет пойти с тобой по-хорошему, - в Василисе снова погасло все, что могло показаться в ней человечным. - Он из рода Баюнов, тебе это прекрасно известно, и эти железяки должны против него сработать.
   - Значит, он должен будет пойти с нами против своей воли?
   - Только если тебе не удастся его убедить, - улыбнулась Василиса.
   Артем уткнулся в свою тарелку, и остаток завтрака прошел в полной тишине. Но он не удержался и все-таки задал еще один вопрос.
   - Скажи, Василиса, а кто сейчас управляет Тридесятым царством, если тебя до сих пор не признали?
   - Никто, - ответила она, пожав плечами, будто ее это и не касалось.
   - Значит, черные силы снова могут напасть на Мир Прави?
   Артем начинал негодовать - неужели все, что они сделали летом, было напрасно?
   - Да, могут, - снова беспечно ответила Василиса, доедая бутерброд. - Так что если ты обеспокоен судьбой жителей Тридесятого царства, ты постараешься выполнить возложенную на тебя миссию как можно быстрее.
   Все четверо встали из-за стола, и Василиса подвела Артема к ступе Девы-Яги.
   - Знаешь, как ей пользоваться? - спросила она. - Просто говоришь ей на зауми, куда лететь, и она все сделает сама.
   Артем при помощи Дэнча и Дяди Миши забрался в ступу и громко произнес:
   - Апутс, ител ан Юущев урог!
   Но ничего не произошло - ступа так и осталась стоять на земле.
   - Что такое? - в один голос спросили Артем и Василиса.
   - Попробую другую, - сказал Артем и, собравшись с мыслями, выпалил. - Ступа, тупа, упа, па, а! Лети, ети, ти, и!
   Но и после этой зауми ступа не шелохнулась.
   - Ничего не понимаю! - разозлился Артем и ударил по ступе рукой.
   - Поосторожнее, Артем, - предупредил его Дядя Миша. - Помнишь, что тебе говорил кот? Нельзя обижать тех, с кем говоришь на зауми!
   - Помнишь, помнишь, - буркнул Артем. И вспомнил другие слова Василия Васильевича.
   "Для начала придумай свой стиль", - сказал кот, когда Артем в первый раз осваивал заумь.
   - Нужна новая заумь, - сказал Артем и принялся изобретать новый способ общения.
   "Заумь - это абракадабра, значит, это должна быть такая формула, чтобы она была понятна только мне. Вообще, все мои беды от того, что моей заумью пользуются другие. Нужен свой стиль, свой стиль! Только тогда получится!" - подумал Артем и принялся перебирать саамы разные варианты, но у него ничего не складывалось, пока он просто не начал дурачиться и переставлять буквы, как попало:
   - Спута, тели ан Веющу рогу к уночему току!
   И ступа подчинилась. Она нехотя оторвалась от земли, но Артем почувствовал, что она не особо хочет исполнить его приказание. Он решил загладить свою вину и сказал:
   - Псорти немя, плойжасута, - и ступа понесла его в сторону Алатырь-горы.
   Артем уже в третий раз пересекал по небу Мир Русских Сказок. С Тоней, конечно, было быстрее, зато теперь он смог действительно насладиться пейзажами. К своему удивлению, он обнаружил, что, несмотря на декабрь, в Мире Нави было настоящее лето, зато Мир Прави был покрыт огромной снежной шапкой, и даже берега Смородины со стороны Тридевятого царства остыли.
   Как только они пересекли границу Мира Прави, поднялся сильнейший ветер, и началась вьюга. Артем, который все еще был одет в приютскую пижаму, стал замерзать, но ступа сама изменила высоту, и дальше они полетели совсем низко, почти задевая верхушки деревьев. Мелькали маленькие городки, и хотя Артем знал, что снизу его не видно, он махал рукой всем жителям Тридевятого царства, особенно тем, кто жил в Сметане и Дед-да-Бабинске.
   Наконец, показалась Алатырь-гора, и зима снова превратилась в лето. На Вещей горе было так же жарко, как в середине июля, и Артем быстро согрелся. Но его мысли сейчас были заняты совершенно не капризами сказочной природы. Он уже подыскивал слова для Василия Васильевича. Когда он сказал Василисе, что кот не согласился, он знал, о чем говорит. Тот, кто столько страдал от Мира Нави, кто нашел в себе силы отказаться от черного прошлого, вряд ли по своей воле отправится обратно. Артем вдруг почувствовал, что сегодня потеряет друга. Но на кону стояла жизнь еще одного друга, и поэтому он не колебался.
   Недалеко от Зеленого Дуба Артем попросил ступу остановиться, и к Дубу пошел сам. Он хотел появиться неожиданно, но Василий Васильевич увидел его раньше и с воплем: "Артем!" бросился с объятьями.
   Артем неловко улыбнулся и тепло обнял кота. Вид у него был, как всегда, шутовской. С тех пор, как они расстались, Василий Васильевич набрал еще несколько лишних килограммов, стал более ухоженным, а еще раздобыл себе где-то вязаную шапочку и напялил себе на голову.
   - Ты здесь откуда? - спросил радостный Василий Васильевич и жестом предложил Артему пройти к Зеленому Дубу.
   - Я пришел за тобой, - сразу сказал Артем. - Мы должны... с тобой... должны оправиться к Василисе.
   Василий Васильевич сразу изменился в лице и отвернулся от Артема.
   - Значит, и ты с ней заодно? - бросил он через плечо.
   - Пойми, Василий... - начал объяснять Артем, но кот ничего не хотел слушать.
   - Она меня убила, ты помнишь? - резко обернулся он. - Она чуть не погубила Тоню. Или ты уже все забыл?
   - Я все прекрасно помню, - разозлился на кота Артем. - Но у нас нет другого выхода. У нее в плену Дядя Миша.
   - Вот удивил, - сказал кот и пожал плечами. - Она мне об этом уже говорила. Он сам виноват - нечего было в знахари идти.
   - Почему это? - не понял Артем.
   - Знахарь всегда находится на стыке миров, поэтому он легко поддается и на уговоры Прави, и на угрозы Нави. Не знаю, чем ей удалось его взять, но в любом случае, я не ответчик за его поведение, - ответил Василий Васильевич и высокомерно сложил лапы на груди.
   - Василий Васильевич, ты же не такой, - Артем решил попробовать уговорить кота. - Ты же не бросишь Дядю Мишу в беде!
   - Знаешь, мне пока еще своя шкура дорога, - ответил кот. - Меня простили, мне вернули должность, я начал новую жизнь, а вы опять толкаете меня на преступление против своего народа.
   - Но ты не понимаешь...
   - Это ты не понимаешь, - перебил Артема кот, - что если я еще раз встану на сторону Нави, мою душу уже ничто не спасет, и я навсегда останусь черным.
   - Но если ты нам не поможешь, погибнет Дядя Миша! - настаивал на своем Артем.
   - Какое мне дело до этого неудачника, - промолвил Василий Васильевич, поправил на голове шапку и... исчез.
   - Василий Васильевич, ты где? - испугался Артем, но ему никто не ответил.
   Артем пришел в себя и выпалил:
   - Василий Васильевич, ты не оставляешь мне выбора!
   Но кот молчал. Тогда Артем вернулся к ступе, достал из нее железные рукавицы и колпак, тяжело вздохнул и надел их на себя.
   И сразу все вокруг изменилось. В одно мгновение земля вокруг Артема покрылась ледяной коркой, птицы на Зеленом Дубе умолкли, ветви самого Дуба покрылись снегом, а под ногами закружила поземка.
   Теперь Артем мог видеть Василия Васильевича - он прижался к Зеленому Дубу, обхватил его всеми лапами и дрожал всем телом. Артем приблизился и увидел панический ужас в глазах кота. Ему захотелось немедленно сбросить с себя проклятое железо, но Артем, стараясь не думать о том, кто сейчас находится перед ним, схватил трясущегося кота и крепко сжал его в своих руках.
   Зима тут же снова сменилась летом. Артем по-прежнему стоял возле Зеленого Дуба. Он отпустил Василия Васильевича, и тот послушно улегся возле корней. Артем снял с себя рукавицы и колпак и посмотрел на кота. Поймав этот взгляд, Василий Васильевич вскочил и тотчас бухнулся лбом в землю, отвешивая Артему один поклон за другим.
   - Прекрати сейчас же! - Артем был недоволен кривлянием кота.
   - Слово хозяина - закон, - ответил Василий Васильевич и перестал кланяться.
   - Какой еще "хозяин", что ты несешь? - прикрикнул на него Артем, но кот невозмутимо продолжил.
   - Ты - хозяин. Ты поймал Кота Баюна, теперь он навсегда станет твоим послушным рабом, - и Василий Васильевич снова поклонился Артему в пояс.
   - Перестань, слышишь! - при слове "раб" у Артема защемило сердце. - Я... я приказываю тебе стать Василием Васильевичем и не называть меня больше "хозяином".
   Он сам не знал, почему у него вырвалось слово "приказываю", но Василий Васильевич поспешил выполнить его волю. Он перестал гнуть спину, встал в полный рост и отряхнулся. Потом посмотрел на Артема и, качая головой, сказал:
   - Эх, Артем, Артем! Что же ты натворил? Почему ты не попытался убедить меня? Теперь никто не сможет освободить меня!
   - Но почему? Что я такого сделал? - недоумевал Артем.
   - Давным-давно, в самом начале нашего мира первый Иван-царевич поймал первого Кота Баюна...
   - Это я знаю, - перебил его Артем. Кот послушно склонил голову.
   - После этого Баюн перешел к нему на службу, и за это получил от Ивана-царевича свободу. Прошло несколько веков, и один из потомков Баюна пошел против Мира Прави. Чтобы утихомирить его, очередной Иван-царевич снова воспользовался железными рукавицами. Но его потомки снова отпустили Баюна на волю. Прошло еще несколько веков, и вот уже прапрапрадед небезызвестного тебе Василия Васильевича использовал свои знания во вред жителям Мира Нави. Кощей XVI поймал его теми самыми рукавицами, но за кота заступился Илья Муромец и заставил Кощея вернуть ему свободу. Тогда разозлившийся Кощей наложил на рукавицы проклятье, по которому их следующий хозяин навсегда сделает кота из рода Баюнов своим рабом.
   - Интересно, Василиса это знала? - спросил сам у себя Артем.
   - Так это она их тебе дала?! - воскликнул Василий Васильевич и стал размышлять вслух. - То есть это мне еще повезло, что ты ими воспользовался? Но как они у нее оказались? И почему она сама не воспользовалась ими? Очень странно...
   - Может быть, это всего лишь легенда? - предположил Артем.
   - Это не легенда, - ответил Василий Васильевич и снова отвернулся от Артема.
   - Я все-таки попробую, - сказал Артем и властным голосом произнес. - Я хочу, чтобы ты был свободен!
   Артем ожидал какого-нибудь очередного катаклизма, он даже прикрыл один глаз, но ничего не произошло.
   - Нужно проверить, - дошло до него. - А ну-ка, Василий Васильевич, подпрыгни три раза.
   Кот незамедлительно совершил три прыжка.
   - Я же говорил, - сказал он самым грустным голосом, на какой только был способен.
   - Да, ты был прав, - кивнул Артем.
   Он виновато опустил глаза.
   - Василий Васильевич, прости меня. Я бы хотел, чтобы было все, как раньше, чтобы мы с тобой остались друзьями.
   - Как раньше - не получится. Ты променял дружбу на право быть моим хозяином, - ответил Василий Васильевич и сразу же зажал себе рот руками.
   "Если бы я был его настоящим хозяином, наверняка выпорол за дерзость", - подумал Артем. - "Хотя чего на правду обижаться".
   - Прости, хозя... - снова заговорил кот и опять зажал рот руками.
   - Нам пора отправляться обратно, - сказал Артем, не обращая внимания на его ужимки. - Полезай в ступу!
   Всю дорогу обратно ни Артем, ни Василий Васильевич не проронили ни слова. Артем очень хотел узнать, о чем в это время думал Василий Васильевич. Сам он терзался сомнениями, правильно ли он поступил. К нему снова начинала возвращаться совесть, о которой он совсем позабыл, когда стал безнадзорником. Ему хотелось, чтобы ничего этого не было, чтобы он закрыл глаза, а когда открыл, то снова проснулся бы в приюте. Но противный голос внутри возразил, что он сам виноват в том, что оказался заложником Василисы, и если бы не его желание отомстить родителям, если бы не его гордыня, ничего бы этого не случилось.
   Тем временем ступа начала снижение, и через несколько минут оба ее пассажира были на земле. Артем поклонился ступе и сказал: "Спабисо!", и ему показалось, что ступа тоже слегка качнулась. Впрочем, это могло быть всего лишь головокружение.
   - Добро пожаловать, Василий Васильевич, - едва завидев кота, прокричала Василиса и ехидно добавила. - Ты не рад меня видеть?
   - Здравствуй, Василиса, - сухо ответил кот. - Да, ты права. Я совсем не рад видеть ведьму, которая убила мое тело и теперь пытается убить мою душу.
   Василиса кое-как выдавила из себя какую-то нелепую улыбку и пригласила всех за стол - наступало время обеда. Дева-Яга сбегала в избушку и принесла чистую белую скатерть.
   - Вот, - сказала она и расстелила ее на столе, - скатерть-самобранка.
   - Акретакс, ьсинревзар! - произнесла Василиса, и на скатерти один за другим стали появляться обеденные блюда.
   - Да-а-а... - протянул Василий Васильевич. - А у Тони лучше получалось!
   Он метнул в Василису мстительный взгляд, но та не обратила никакого внимания.
   Обед снова начался в полной тишине, но Василий Васильевич не смог перебороть в себе привычку к учености, и ни с того, ни с сего заговорил:
   - Вообще-то, если мы говорим скатерти "развернись", то более правильно с точки зрения волшебного русского языка называть ее не "самобранка", а "самовертка".
   В это время Артем безо всякой задней мысли посмотрел на кота, и тот почтительно произнес:
   - Извини, Артем, что позволил себе заговорить без твоего разрешения, - и опустил глаза.
   - Что это с ним? - удивились Василиса и Дядя Миша.
   Артем рассказал им историю о железных рукавицах.
   - И теперь он повинуется только мне, - закончил свой рассказ Артем.
   - Да, я повинуюсь только своему господину, - кивнул кот и склонил голову перед Артемом в знак глубокого почтения.
   - Я тебе говорил, чтобы ты не называл меня... - нахмурился Артем.
   - Хозяином, не господином, - поспешил закончить за него Василий Васильевич.
   - Тогда я приказываю не называть меня больше господином! - стукнул Артем кулаком по столу.
   - Слушаюсь, повелитель, - ответил кот.
   - Ты издеваешься? - гаркнул Артем.
   - Что ты, властелин, ни в коем случае, - отозвался Василий Васильевич.
   Дядя Миша и Василиса засмеялись и захлопали в ладоши. Артем посмотрел на них, со злостью бросил ложку и буркнул в сторону кота:
   - А-а-а, ну тебя, шут гороховый, делай, что хочешь.
   Василий Васильевич снова поклонился, оставаясь при этом сосредоточенным и серьезным.
   Обед закончился, и Василиса громко произнесла:
   - Итак, перейдем к делу. Кот, что ты знаешь о Хранилище Кудеяра?
   Но Василий Васильевич оставил ее вопрос без внимания.
   - Чего ты молчишь? - грозно посмотрела на него Василиса.
   - У тебя нет надо мной власти, Василиса, - ответил кот. - Мне может приказывать только Артем, потому что он мой...
   У Василия Васильевича уже было готово сорваться слово, которое привело бы в Артема в ярость, поэтому сам Артем, не теряя ни минуты, поторопился спросить:
   - Василий Васильевич, что ты знаешь о Кудеяре?
   - О Кудеяре я знаю немного, - ответил кот. - Это самая таинственная личность вашего Мира.
   - Нашего? - переспросил Артем.
   - Да, - кивнул Василий Васильевич. - Сюда он попал только после того, как русский народ начал слагать о нем легенды. Некоторые из этих легенд дошли до наших дней.
  

Глава 6

легенда об атамане кудеяре

  
   - О том, кем был атаман Кудеяр, доподлинно не известно. Существует версия, что Великий Князь Московский Василий III - мой тезка, между прочим - после двадцати лет брака с бездетной Соломонией Сабуровой дал развод супруге и отправил ее в монастырь. Соломония, как могла, противилась постригу, слезы горькие лила и обещала государю наследника. Но венценосный супруг уже посватался к другой, и бывшую жену в монахини все же постриг.
   Вскоре разошлась молва, что Соломония не случайно так противилась пострижению. Родила она сына и назвала его Кудеяром. Прошло несколько лет, явился Кудеяр в Москву и стал требовать от отца справедливости. Василий сына не признал, но посчитал его за опасного бунтаря, велел Кудеяра разыскать и заточить в темницу. Кудеяр об этом узнал и, опасаясь за собственную жизнь, ушел из Москвы. Но княжеские войска повсюду преследовали его, и тогда Кудеяр решил стать разбойником.
   По другой версии, во время осады Москвы в мае 1571 года сын московского боярина Григорий Тишенков открыл ворота крымским татарам. Москва была изрядно разграблена и сожжена, в плен попали 150 тысяч горожан. О предательстве Григория очень быстро узнали и решили его казнить, но ему удалось бежать в казацкие земли. Там он принял имя Кудеяра и с тех пор грабил купеческие караваны.
   Согласно третьей версии, Кудеяр был братом самого царя Ивана Грозного, что будто родились они в один день, и по достижении совершеннолетия захотел Кудеяр отобрать у своего брата престол. Прознал про это сам Иван Грозный и приказал своим слугам казнить брата, но слуги не захотели брать на себя грех и убежали вместе с ним к турецкому султану. Там Кудеяр принял мусульманскую веру, собрал целое войско и на корабле отправился обратно на Русь. Но корабль затонул, и спасся только сам Кудеяр. Выйдя на берег, он узнал, что на него уже идет с походом сам царь, и чтобы избежать встречи с венценосным братом, ушел Кудеяр в леса и стал промышлять разбоем.
   Говорят, был он необыкновенного роста и силы, зверовидной наружности, лицом пригож и телом статен, ум имел обширный и силу богатырскую, честным и справедливым был, во пиру ласков, во хмелю весел, красным девкам проходу не давал.
   Так или иначе, но собрал Кудеяр двенадцать верных помощников и стал творить лихой разбой на всех дорогах Руси. Самое страшное в том разбое было то, что не щадили разбойники никого, и даже если у человека ничего не было, даже если это был последний бедняк, и у него нечего было взять, разбойники все равно его убивали.
   Прошло несколько лет. Разбойники кочевали по Дремучим Лесам и накопили такие несметные богатства, что прятать их у себя больше не было никакой силы. И тогда решил Кудеяр отыскать такое место, чтобы никто не смог найти ни его самого, ни его дружину, ни их сокровища.
   Несколько лет рыскал Кудеяр со своими молодцами по лесам, а в ту пору Великий Князь отправил по его следу погоню, и как ни старались уйти от нее разбойники, войско нагоняло их, и, наконец, зашли они в такие дебри, что уже не смогли найти дорогу назад. Решил Кудеяр воздвигнуть холм и поставить на нем свое городище. Но кто мог проделать такую огромную работу? Сами разбойники отродясь не трудились, и тогда воззвал Кудеяр о помощи к небесным силам. Мир Прави отказался пойти ему навстречу - слишком уж много бед причинил он людям. Зато нечистая сила с радостью согласилась ему помочь в обмен на его душу. Кудеяру уже было нечего терять, кроме своей души, и он согласился.
   Всего за одну ночь бесы построили для него и его братии "замок" - на площадке Городища появился двухэтажный каменный дом, ворота, был выкопан пруд. Однако постройку закончить до рассвета не успели - прокричал петух, и нечистая сила разбежалась. На следующую ночь явился к Кудеяру Главный Черт...
   - Извини, - перебил Василия Васильевича Артем. - Ты сказал - Главный Черт? Разве такой есть?
   - Это всего лишь легенда, Артем, - ответил вместо кота Дядя Миша.
   - Да, это легенда, - подтвердил Василий Васильевич, - но в каждой легенде есть немного правды. Я не знаю, кем был этот Главный Черт - темные силы могут являть себя человеку в любом обличии. Но то, что он был, это факт.
   Так вот, Главный Черт предложил достроить Кудеярово Городище, но вместо души потребовал отдать ему то, что ему самому понравится. Кудеяр, не раздумывая, согласился и предложил Черту все свои сокровища. Но Черт рассмеялся и сказал, что наступит день, и он сам заберет вознаграждение за свой труд.
   В один миг Городище было построено, и Главный Черт со свистом улетел прочь. И началась у Кудеяра самая разгульная жизнь. Стал он снова набеги творить, да с такой дерзостью, что бывало, целые города после себя оставлял разграбленными.
   Однажды задумался Кудеяр о продлении своего рода, захотел сына-наследника, и из очередного своего похода привез девицу-красавицу. Полюбил он ее, все сокровища к ее ногам бросила, лишь бы стала она его женой. Подельники Кудеяра, понятное дело, были против такого решения своего атамана, но перечить ему не решились, а попросили отпустить их на волю, чтобы каждый из них мог стать атаманом. Кудеяр согласился и отпустил своих разбойничков на все четыре стороны, но приказал перед этим поставить в самом центре Городища огромный колокол, по зову которого все братья-разбойники должны были снова собраться вместе.
   Стал Кудеяр жить-поживать со своей супругой, и родилась у них дочь, назвали ее Любушкой. Но Кудеяр был так зол, что жена не родила ему сына, что в сердцах воскликнул, когда увидел малышку: "Чтоб тебя черти взяли!"
   Прошло семнадцать лет, и стала Любушка настоящей красавицей. Но жили они по-прежнему в лесу, отец никому свою дочь не показывал, и только в купальскую ночь разрешалось ей выйти за пределы Городища. Вот тут-то ее Главный Черт и подкараулил. Явился он к Любушке во всей своей красе и соблазнил бедную девушку. Не смогла Любушка противиться страсти и пошла за Главным Чертом.
   Как узнал об этом Кудеяр, вызвал Главного Черта на Всемирный суд, но судьи признали право Черта оставить у себя Любушку. Тогда Кудеяр вернулся к себе в замок и двенадцать раз ударил в колокол. Прошло двенадцать дней, и собралась по зову атамана вся лихая дружина. Объявил тогда Кудеяр войну самому Главному Черту, но куда ему было справиться с такой темной силой. Сражалось войско бесовское с кудеяровой дюжиной несколько дней и ночей, и погибли в той битве все друзья-товарищи Кудеяра и его жена-красавица, но самого атамана бесы одолеть не сумели, и только Главный Черт смог сделать так, что Кудеяр отступил.
   Он вернул атаману его дочь с ее больной и израненной душой, и что-то в Кудеяре сломалось. Дочь свою он проклял и навеки заточил в подвалах Чертова Городища, а сам стал праведником. Все свое золото и серебро, которое он со своими дружками-разбойниками не успел спрятать, раздал Кудеяр на церковное строительство и отправился в странствие замаливать свои грехи. Но сколько не ходил, сколько не молился, сколько не каялся, легче на душе ему не становилось.
   И вот настало Кудеяру время умирать. Душу свою он бесам продал, и поэтому надлежало ему отправиться вместе с ними. Но годы, которые провел Кудеяр в очищении, не прошли даром - сумел он отвоевать часть души у нечистой силы. Однако с половиной души человек попасть в рай не может, и поэтому черная душа Кудеяра осталась сторожить несметные богатства, а что стало с белой душой, никто не знает. Но как только стали о Кудеяре слагать легенды, в самых разных местах стали появляться спрятанные им клады. Были среди них такие, что были зарыты на лесных урочищах, до сих пор стережет строившая замок нечистая сила. А были и другие, которые Кудеяр спрятал на дне самых глубоких озер. Но самые большие свои сокровища разбойничий атаман спрятал в пещерах Кудеяровой горы, на которой стоит его замок.
   Лесные и водные клады люди нередко находили. Так, один мужик в купальскую ночь увидел светящийся из-под земли клад и начал копать, вдруг нашел место, которое надо, и начал копать. Вдруг из земли выскочила серебряная свинья и набросилась на него.
   - Прости, Василий Васильевич, - засмеялся Артем. - Но как это свинья могла напасть на человека? Она дикая, что ли, была?
   - Не любо - не слушай, - заворчала на него Василиса.
   - Да, - снова кивнул Василий Васильевич, - а правду рассказывать не мешай.
   Дядя Миша хмыкнул.
   - Напала на мужика свинья, - снова вернулся к рассказу Василий Васильевич. - Но мужик тот не дурак был - сообразил помолиться и ударить свинью лопатой. Свинья распалась на мелкие монеты, и мужик унес их домой.
   - Ты забыл сказать, что дома этот мужик помер, - мрачно сказал Дядя Миша.
   - Так говорят те, кто не верит в сокровища Кудеяра, - возразил ему кот. - А я вам говорю, что все с этим мужиком было нормально. Он разбогател и даже еще ходил за кладами, но больше ни один ему не открылся.
   - А я знаю еще один случай, - вдруг сказала Дева-Яга. - Я в записках у бабки читала. Можно?
   Она умоляюще посмотрела на Василису.
   - Давай, рассказывай! - приказала та.
   - Пошел один старик умирать в лес...
   - Зачем пошел? - спросил удивленно Дэнч.
   - Раньше старики сами уходили умирать в лес, когда понимали, что не нужны своим детям, - сказал Дядя Миша и внимательно посмотрел на Артема. Тот прятал глаза в ладонях.
   - Да, это правда, - сказал кот. - Ну, и что было дальше?
   Дева-Яга собралась с духом и продолжила.
   - Забрался он в самую чащобу, и тут открылся ему дивный замок на огромной горе. Все ворота были открыты, и старик спокойно прошел внутрь. Несколько дней ходил он по дому, нашел все тайные ходы и попал в глубокую пещеру, а там золота - видимо-невидимо. Овладела стариком жадность и решил он все золото забрать с собой. Распихал он золото по карманам, с собой взял, сколько смог и вынес наружу. Пересыпал он золото, и набралось целых два ведра. Пошел старик во второй раз, но золотой пещеры нигде не нашел. Зато попал он в другую пещеру, доверху набитую серебром. Тогда он снова решил забрать столько серебра, сколько сможет. Оказалось, что старик вынес из пещеры еще два ведра денег. У него было уже очень много золота и серебра, но он снова отправился в пещеру. Ни первой, ни второй пещеры там уже не было, зато появилась третья пещера, в которой хранились самые разные вещи. Старику ничего из этих вещей не приглянулось, и он уже было собрался возвращаться, как появился перед ним сам Кудеяр и потребовал у него душу. Испугался старик, да тут же и помер, а душу разбойник себе забрал.
   - Я эту историю тоже слышал, - сказал Василий Васильевич. - В Первой пещере Кудеяр оставил золото, во Второй пещере - серебро, а Третья пещера (ее еще называют Хранилищем Кудеяра) - это наказание, которое определили для него правители Мира Русских Сказок. В этой пещере Кудеяр должен был охранять волшебные артефакты, имеющие самую большую ценность.
   - А что такое волшебные артефакты? - спросил Дэнч.
   - Это предметы, которые обязаны своим появлением великим героям, чародеям и богатырям. Они существуют с начала времен и обладают невероятной волшебной силой. Те, кому удается стать обладателем хотя бы одного из них, может считать себя самым богатым в нашем мире, поскольку сила такого предмета делает сильным и своего хозяина, - объяснил Василий Васильевич.
   - А мне Захар рассказывал случай, когда обыкновенный человек отправился в лес и просто нашел двенадцать ведер медных монет, - вставил словечко Дядя Миша.
   - А я читала, что одна крестьянка нашла огромный золотой перстень, - добавила Василиса.
   - Да, таких историй много, - закивал Василий Васильевич. - Но что из этого - правда, а что - выдумка, уже не разберешь.
   Он немного помолчал и спросил:
   - А зачем это вам понадобилось Хранилище?
   Артем с разрешения Василисы объяснил коту, что к чему, но когда рассказ подошел к концу, Василий Васильевич закачал головой.
   - Никогда про Корону Кощея не слышал, - сказал он. - Впрочем, еще столько тайн Нави не открыто... Если об этом Баба-Яга знала, наверное, так оно и есть.
   - А где находится эта гора Кудеяра? - спросил Дэнч, и Артем увидел жадный блеск в его глазах. - Ведь если там столько золота...
   - Никто не знает точное местонахождение Чертова Городища, - ответил ему Василий Васильевич. - Известно только, что оно по-прежнему находится в Дремучих Лесах.
   - А леса эти где? - не унимался Дэнч.
   - Где-то в Мире Русских Сказок, - улыбнулся кот.
   - И мы туда пойдем? - глаза у Дэнча горели, как никогда.
   - Ну, я не знаю, куда вы пойдете, - бесцветным голосом произнес Василий Васильевич. - Я вам все рассказал, и я полагаю, что могу быть свободен?
   Вопрос был обращен явно к Артему, но ответила Василиса.
   - Нет, ты отправишься вместе с нами, - сказала она. - Тем более, ты теперь - слуга Артема, а он пойдет со мной.
   - Да-а-а, - печально произнес кот. - Когда-то я был его другом, а теперь всего лишь слуга...
   - Не надо, Василий Васильевич, - умоляюще попросил Артем, и кот умолк.
   - Когда выходим? - это снова был Дэнч.
   - Немедленно, - властно сказала Василиса.
   - Но как мы отыщем Дремучие Леса? - спросил Дэнч.
   Немые взгляды уставились на Василия Васильевича.
   - Что вы на меня смотрите? Я не знаю, где находятся Дремучие Леса, - раздраженно буркнул он и снова нанес удар по Василисе. - Вот если бы у нас была Тоня...
   - Хватит со своей Тоней! - подскочила Василиса. - Если не ты, то кто еще нам скажет, как туда попасть?
   - Я... - послышалось откуда-то со стороны.
   Все обернулись и увидели Деву-Ягу. В руках у нее была шкатулка, перевязанная цепью и закрытая на старинный замок.
   - Ты, девчонка? - удивилась Василиса и захохотала. - Да что ты можешь?
   - Это бабушкина шкатулка, - сказала Дева-Яга. - Там лежит волшебный клубок.
   - Волшебный клубок, ну да... - сказал Василий Васильевич без особого энтузиазма.
   Артем посмотрел на несчастного кота и понял, как он изменился. Раньше бы Василий Васильевич подпрыгнул, совершил какой-нибудь сумасшедший кульбит в воздухе, радовался бы как младенец. Но теперь ничего этого не было, а было только угрюмое восклицание:
   - Волшебный клубок может показать дорогу куда угодно.
   - А почему он под замком? - спросил Дэнч.
   - Этого я не знаю, - пожала плечами Яга. - На шкатулке просто написано, что внутри клубок, а почему он там - не сказано.
   - Давайте откроем шкатулку! - нетерпеливо переминался с ноги на ногу Дэнч.
   - Подождите! - вдруг закричал Дядя Миша. - О чем вы говорите? Вы что, серьезно собираетесь искать эти Дремучие Леса? Ведь это легенда!!!
   - Вот именно, что легенда, - ответил ему Василий Васильевич. - Разве ты забыл, что наш Мир называется Миром Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй? Любая легенда здесь - это не просто история, а руководство к действию. Дремучие Леса существуют, и ты, Михаил, можешь найти их и на любой географической карте нашего Мира.
   - Так чего же мы тогда не посмотрим, где они находятся? - недоумевал Дэнч.
   - Потому что у нас нет географической карты нашего Мира, - развел лапами кот.
   - Тогда открывай шкатулку! - приказала Деве-Яге Василиса.
   Маленькая ведьма шепнула замку что-то на зауми, и он тут же освободил шкатулку от сковавших ее цепей. Крышка шкатулки открылась, и из нее выпрыгнул самый обыкновенный маленький клубок ниток. Дэнч взял его в руки и разочарованно произнес:
   - Это и есть волшебный клубок? - и бросил его на землю.
   - Но-но, осторожнее! - раздался писклявый голосок. - Все бока мне так отшибете, умники!
   - Что это? - Дэнч отпрыгнул в сторону. Он вдруг увидел, как на него из клубка таращатся два крошечных глаза. - Кто это сказал?
   - Это я, - пропищал волшебный клубок.
   - Говорящий клубок? - удивился Василий Васильевич. - Невероятно...
   - Позвольте представиться, Кузьма Степанович Ниткин, - сказал клубок и, выдержав паузу, во время которой вся компания таращилась на него, спросил. - Ну, умники, куда собираемся идти?
  

Глава 7

костяная нога

  
   Наступил вечер.
   - Итак, завтра отправляемся, - сказала Василиса. - Пойдем все.
   - Госпожа, и я тоже? - робко спросила Дева-Яга.
   - Да, ты тоже пойдешь с нами, - кивнула Василиса. - Здесь полным-полно тех, кто при первой же возможности постарается удрать, поэтому мне нужен тот, кто будет присматривать за ними. Но смотри - если кого не убережешь, не сносить тебе головы.
   - Но, госпожа, а как же моя работа на границе? - снова осмелилась спросить Дева-Яга.
   - Брось, - отмахнулась Василиса. - Ты не хуже меня знаешь, что мимо тебя все равно кто хочешь пройдет. Пользы от тебя на границе никакой. Пойдешь с нами, я тебе сказала.
   - Хорошо, - поклонилась Дева-Яга и побежала собирать вещи.
   - Я бы на вашем месте, умники, не стал бы так торопиться, - заговорил клубок.
   - Это почему? - удивился Василий Васильевич.
   - А посмотри на Чигирь-звезду - она против дороги стоит, - ответил клубок.
   - О чем он говорит? - нахмурилась Василиса.
   Кот, как всегда, не удостоил ее ответом, а повернулся к Артему. Он, Дядя Миша и Дэнч уже подняли глазу к небу.
   - Вон там горит Чигирь, - указал Василий Васильевич на самую яркую звезду. - Вы когда-нибудь слышали фразу "путеводная звезда"? Вот это она и есть, предсказывает путникам дорогу, счастливую или несчастливую. Если собрался ехать куда, смотри на Чигирь - если она против твоей дороги стоит, лучше никуда не ехать.
   - А когда ехать? - спросил Дэнч.
   - Когда я скажу, умник, - ответил клубок. - Только я знаю, какой дорогой к Кудеяровой горе идти. Пока туда дороги нет, пока не будет чистого пути, я с места не тронусь.
   - И что же нам теперь делать? - спросил Артем.
   - Ну, могли бы, например, подумать, как будете через Смородину перебираться, - предложил клубок.
   - А что, с этим есть какие-то проблемы? - насторожился Артем. - Перейдем по Калинову мосту.
   - Ну да, - усмехнулся Ниткин. - Я же по земле бегу, умник, и чтобы правильно найти дорогу, я бегу только прямо или почти прямо, а до Калинова моста слишком далеко, можно потерять след.
   - Ну, и как мы напрямик пойдем? - спросил Артем у окружающих, но ему никто не ответил.
   - А что, нам нужно перейти в другой мир? - удивилась Василиса. - Я думала, Хранилище Кудеяра находится в Тридесятом царстве!
   - Я не знаю, что ты там думала, моя дорогая, - съязвил клубок. - Но если хочешь, можешь проводить нас.
   Василиса не нашлась, что ответить на вызов Ниткина.
   - Предоставьте решение этого вопроса настоящему мастеру, хорошо? - самоуверенно произнес он.
   Вся компания надолго задумалась. Наконец, Артем снова обратился к Ниткину:
   - А другой дороги туда никакой нет?
   - Дорог может быть сколько угодно, умник, - снова съехидничал клубок. - Какая тебе нужна?
   - Чтобы не идти через Смородину, - разозлился на "умника" Артем. - Можно как-то попасть в Мир Прави по-другому?
   - Сначала реши, как ты пойдешь, а потом уже обращайся за услугами к Ниткину, умник, - ответил клубок.
   - Что-то я вообще не пойму, о чем он говорит, - схватился за голову Артем и посмотрел на Василия Васильевича.
   - Он волшебный клубок, - стал объяснять кот. - Он точно знает, куда нужно идти, но это путь - по прямой линии. А как ты пойдешь прямо, если на твоем пути будут встречаться реки, горы, леса, здания? Поэтому он и спросил, как мы перейдем через Смородину. Предположим, что мы перешли реку и пошли дальше. И вдруг он остановится перед домом какого-нибудь крестьянина и спросит тебя, как пройти сквозь этот дом. Ну, что ты будешь делать?
   - А что я могу сделать? - развел руками Артем.
   - Ты можешь предложить ему свой маршрут, - ответил Василий Васильевич.
   - Если я знаю маршрут, зачем мне тогда волшебный клубок? - окончательно рассвирепел Артем.
   - Ну, это только так говорится, - успокоил его кот. - Ты должен знать, как обойти препятствия, это и будет твой маршрут. То есть, если ты не можешь перейти Смородину, придумай, как ее обойти, но чтобы клубок не потерял след. То же самое ты сделаешь с домом. Ты просто скажешь клубку, обойти его, правильно?
   До Артема наконец-то дошло, что он должен делать.
   - Но дом - это самое простое, а вот когда перед тобой огромная гора или лесная чащоба, через которую не продраться - тут нужен точный путь, - закончил Василий Васильевич.
   - Смотри-ка, - удивился Ниткин. - В этой компании у кого-то еще есть мозги.
   Артем снова всерьез задумался. Им нужно было перейти на другую сторону прямо по Огненной реке, но как это сделать?
   - Дядя Миша, - вдруг вспомнил он. - Помнишь, как летом мы перебрались через Смородину?
   Дядя Миша грустно покачал головой:
   - Да, Артем, я помню, - сказал он. - Но невидимой травы у меня больше нет. Разве ты не помнишь, что каждому знахарю она дается только один раз?
   - Да, я совсем забыл, - кивнул Артем.
   В этот день так ничего и не придумалось, и сразу после ужина все легли спать. Василиса приказала Яге запереть Дядю Мишу и Василия Васильевича в подвале и хорошо смотреть за ними, а сама осталась ночевать во дворе, присматривая за Артемом и Дэнчем. Волшебный клубок устроился на ночлег в своей шкатулке.
   Артем быстро заснул, ему не помешали даже мысли о маршруте. И впервые за несколько месяцев ему приснился цветной сон. Сновидения были тревожные и в то же время очень приятные, потому что он увидел знакомые лица.
   Сначала ему приснилась Тоня - такая, какой она была раньше. Но потом из нее словно снова высосали жизнь, и она смотрела на Артема безжизненными глазами. После Тони перед Артемом возник Йося, которого обнимают родители и обещают купить ему новую скрипку. И вдруг Йося повернулся к Артему и сказал: "Если бы я мог поменять эту скрипку на то, чтобы снова быть с вами".
   Йосю сменила Илга. Над ней в "Звездочке" издевались Антон, толстый и беззубый, превратившиеся в девчонок огромного роста и такой же злобы. Артем словно стоял рядом, он хотел протянуть ей руку и забрать с собой, как мучители исчезли, а вслед за ними исчезла и Илга, на прощание шепнув Артему: "Я знаю, ты меня спасешь".
   Потом приснилась Дева-Яга. Они стояли друг к другу так близко, словно собирались целоваться, но вместо этого Дева-Яга схватила его за плечо, стала трясти и приговаривать: "Артем-царевич, проснись, проснись!".
   Артем открыл глаза - над ним стояла Яга и тормошила его за плечо.
   - Проснись, Артем-царевич, - прошептала она. - Ты должен пойти со мной.
   Артем встал и огляделся вокруг. Дэнч мирно сопел рядом, Василиса дремала в плетеном кресле. Дева-Яга, не говоря ни слова, поманила Артема в избушку, где еле-еле теплился огонек свечи.
   - Что за... - хотел спросить Артем, но Яга знаками показала ему, чтобы он ничего не говорил.
   Артем послушно прошел внутрь.
   - Теперь мы сможем спокойно поговорить, - сказала Яга, закрывая за ним дверь. - Я долго думала, Артем, и решила тебе помочь.
   Артем насторожился.
   - Сейчас я открою подпол, выпущу твоих друзей, вы возьмете ступу и улетите, ясно? - выпалила она.
   - Нет, - сразу же ответил Артем. - Если ты это сделаешь, она тебя никогда не простит. Может, она даже... убьет тебя. Я этого не хочу, и мои друзья... я в этом уверен... тоже.
   - Но я думала... - по ее лицу катились огромные слезы, и она ничего не могла с собой поделать. - Я хотела помочь... Я и так виновата... Если бы тогда я не... Я ведь тогда говорила, чтобы ты не трогал Кощея...
   - Ты действительно хочешь мне помочь? - сердце Артема начинало оттаивать, в нем снова просыпались добрые чувства. Он ласково посмотрел на Ягу - она отчаянно кивала. - Тогда помоги нам перейти через Смородину.
   - Но как я смогу... - залепетала она. - Если только как бабушка учила...
   - Что? - разум Артема снова выместил все его чувства на второй план. - Твоя бабушка знала, как перебраться через огненную реку?
   - Да, - ответила Яга. - Когда я была совсем маленькой, она рассказывала мне сказку, как одна Баба-Яга собиралась помочь одному царевичу перейти Смородину, но тот подумал, что она хочет его сжечь.
   - А что она делала? - взволнованно спросил Артем.
   - Она запихала его в печь, - беспечно ответила Дева-Яга, словно речь шла о чем-то повседневном.
   - Что она сделала? - ужаснулся Артем. Понятно теперь, чего царевич так испугался.
   - Да нет же, - засмеялась Яга. - Это на самом деле очень просто. Я сама сколько раз это проделывала. Ты, наверное, в детстве читал в сказках, как Баба-Яга собиралась сжарить добра молодца? Она ведь на самом деле собиралась ему огнеупорные чары передать.
   - Какие чары? - засмеялся уже Артем.
   - Ну, это я так выражаюсь, - смутилась Яга. - Я не знаю, как там по науке надо, это ты у кота своего спроси. Но только надо сначала заговор прочитать, а потом уже в печь залезать.
   Артем призадумался. Слишком похожа была вся эта история на сказку, но ведь он и был сейчас в сказке!
   - Да, - наконец, сказал он, - надо на самом деле Василия Васильевича спросить. Ты можешь открыть...
   Он не успел договорить, а Яга уже тащила за кольцо крышку подпола. Артем спустился вниз и разбудил кота.
   - Ну что там опять такое, - заворчал Василий Васильевич. - Опять мне спать мешают... А, это ты, повелитель.
   Он подскочил и тут же принялся кланяться и просить прощения:
   - Извини, извини, я помню, что не должен так тебя называть, это спросонья. Пожалуйста, не наказывай меня!
   - Я и не собираюсь тебя наказывать, - насупился Артем. - Просто мне нужна твоя консультация.
   - Да, я к твоим услугам, хозя... - Василий Васильевич снова зажал себе рот руками и склонился перед Артемом в смиренном почтении.
   Артем пересказал ему историю старой Яги.
   - Хм, - задумался кот. - Вообще-то, я слышал о том, что через печь Яги можно пройти в мир мертвых... С другой стороны, в начале времен Баба-Яга совершала обряд посвящения детей во взрослую жизнь, забрасывая их в печь, и они возвращались вполне здоровыми. Хотя это может быть просто из области Невероятных Историй, так пишет в своих мемуарах Второй Сказочник. Но вот что я могу вам точно сказать, это что в русских сказках Баба Яга служит проводником не только между мирами Прави и Нави, но и между мирами живых и мертвых. Чтобы герой мог попасть в мир мёртвых, он должен был пройти ряд определенных ритуалов, которые предлагала ему Яга. Зато, пройдя испытания в избе Бабы Яги, человек оказывался принадлежащим одновременно к обоим мирам и наделялся некоторыми волшебными качествами.
   Артем и Дева-Яга с огромным интересом прослушали все, о чем сказал кот, но так и не поняли, можно ли Артему отправляться в печь.
   - Не знаю, - признался Василий Васильевич.
   - Но ведь ты так здорово обо всем этом рассказывал! - воскликнула Дева-Яга.
   - В этом вся ирония моей учености, - горько усмехнулся кот. - Я очень хорошо теорию, но очень редко применял ее на практике. Это Артему спасибо нужно сказать, что он меня заставляет проверять свои знания.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил Артем.
   - То, что я не знаю, как этот обряд погружения в печь на самом деле происходит, - в отчаянии Василий Васильевич запустил лапы в шерсть и едва не выдрал из него огромный клок.
   Его вовремя остановила Дева-Яга:
   - Нам нужно посмотреть бабушкины записки. Может, мы там узнаем, как пройти через эту огнедышащую лаву.
   Кот вдруг замер на месте, прекратил себя истязать и внимательно посмотрел на молодую ведьму.
   - Как ты сказала? - неожиданно спросил он.
   - Я сказала, что нам нужно узнать у бабушки, как пройти через лаву, - недоумевая, ответила Яга.
   - Да нет же, - замахал лапами Василий Васильевич. - Ты про лаву сказала, какая она?
   - Огнедышащая... - все еще не поимая, чего от нее хочет кот, ответила Дева-Яга.
   - Ну, конечно! - хлопнул себя ладонью по лбу кот. - Огонь дышит!
   Артем и Дева-Яга переглянулись: не сошел ли Василий Васильевич с ума?
   - Разве вы не понимаете? - кот посмотрел на них с таким выражением лица, будто он говорил какую-то совершенно простую истину. - Огонь - живой, он дышит, он слышит, он может говорить...
   - Как это огонь может гово... - спросил Артем, и тут же осекся. Он ведь и сам летом разговаривал со Смородиной.
   - Вспомнил, Артем? - заглянул ему в глаза Василий Васильевич.
   - Но что нам это дает? О чем я буду говорить с огнем?
   - Ты спросишь, как перейти через Смородину. Огонь в нашем мире очень силен, в нем очень много плохого, но очень много и хорошего. И если тебе удастся убедить его, что нам нужна помощь, то мне кажется, он даст тебе дельный совет.
   - Но как я полезу в печь? - не сдавался Артем. - Я же сгорю!
   - А я заговор против ожогов скажу, - подал голос Дядя Миша, который, похоже, давно уже не спал, а внимательно слушал. - Правда, я не знаю, насколько он силен, и я не знаю, смогу ли я...
   - Ой, да ты, знахарь Михаил, всегда сомневаешься, зато у потом тебя все получается, - вдруг произнес Василий Васильевич. Артем не поверил своим ушам: неужели это сказал Дяде Мише кот, которые никогда друг с другом ладить не умели? - Давай смелее!
   - Что, мы прямо сейчас весь этот... обряд будем совершать? - немного струхнул Артем.
   - А когда же? - удивился кот. - Если и идти по Смородине, то только утром. У нас осталось не так много времени, чтобы все успеть. Давай, знахарь, читай скорее заговор! Яга, топи печь пожарче!
   Дядя Миша был связан по рукам и ногам, но ему удалось встать, и тогда Артем спросил:
   - Дядя Миша, а как же твои руки?
   Дядя Миша улыбнулся:
   - Они мне не понадобятся, - и заговорил: - Утренняя заря до полудня, а вечерняя до полуночи, а Артем без ожога после моего слова.
   Дядя Миша произнес заговор и просто подул на Артема. Затем он проделал то же самое еще два раза.
   - Все, теперь можешь полезать в печь, - напутствовал его Дядя Миша и снова сел на пол.
   Василий Васильевич и Артем поднялись наверх. В печи вовсю полыхало пламя, и Артему захотелось обратно в подвал. Но Дева-Яга уже доставала лопату, и он понял, что испытание огнем неизбежно.
   - Давай, садись, - слегка улыбаясь, сказала Яга Артему.
   Он кое-как забрался на лопату, и Яга с ловкостью настоящего пекаря засунула его в устье печи и закрыла заслонкой.
   Только Артем оказался в печи, как почувствовал, что ему так же жарко, как во время подъема со дна Смородины, но огонь его не трогал, а равномерно растекся по стенкам.
   - Оногь, я хучо роговотипь с ботой! - забормотал Артем, и тут же услышал ответ.
   - Кто ты, человек? Можешь говорить со мной нормально, я понимаю ваш язык, - прошептал ему прямо в ухо глухой мужской голос.
   - Меня зовут Артем Царевич, мне нужна твоя помощь!
   - Что ты хочешь? - голос стал чуть мягче, и перед Артемом всплыло огненное лицо. Оно было не совсем отчетливым, но Артему удалось разглядеть большие глаза, крючковатый нос и огненную бороду, от которой в разные стороны разлетались искры.
   - Нам нужно перейти через твою сестру Смородину. Ты можешь мне сказать, как это сделать?
   - Разве ты не знаешь, царевич, что Огонь может все? - спросил неведомый голос. - Я скажу тебе, все, что ты хочешь знать, но ты должен принести мне жертву.
   - Жертву? - испугался Артем. С него рекой стекал пот, но сам он не чувствовал, чтобы его тело обжигало.
   - Да, - ответил Огонь. - Чтобы что-то получить от огня, он должен что-либо получить от тебя.
   - Что тебе нужно взамен? - Артем начал задыхаться - Огонь стал просто невыносимым.
   - Я сам возьму свою плату, - ответил он, и Артему показалось, что искорки вокруг него засмеялись по-человечески.
   Вволю насмеявшись, Огонь произнес:
   - Смородина - это река, которая работает, не зная отдыха. Накорми ее, напои да спать уложи. Как заснет - ступай смело, - и погас сам собой.
   Артем забарабанил рукой в заслонку и надавил на нее всем телом. Заслонка поддалась, и Артем вывалился из устья на пол. Дева-Яга помогла ему встать, и вдруг Артем почувствовал, что совершенно не ощущает своей ноги - не той, которая болела, а другой, здоровой. Он приподнял штанину, и чуть не упал в обморок - ниже колена осталась одна голая кость, на которой не было ни кожи, ни крови, ни мяса.
   Артем, почувствовал, что его сейчас стошнит. Он посмотрел на Василия Васильевича и увидел, что кот уже лежит без сознания. Зато Дева-Яга даже глазом не моргнула. Она опустила штанину артемовских брюк, подошла к коту и привела его в чувство, после чего достала из погреба какой-то бесцветный напиток и заставила их обоих выпить.
   - Что... что... что это такое? - заикаясь, ошарашено посматривая на Артема, спросил у Девы-Яги кот.
   - Ничего особенного, - пожала плечами ведьма. - Это и называется "костяная нога".
   Она чуть приподняла свою юбку, из-под которой тоже показалась кость.
   - А ну-ка, давай, объясняй! - прикрикнул на Ягу Василий Васильевич.
   - Ну... я прочитала... там в записках... бабушка... и я ... Артему... - залепетала Дева-Яга.
   - Перестань мямлить! - рассердился на нее Василий Васильевич.
   - Не кричи на нее! - приказал ему Артем.
   - Как скажешь, - замолчал кот. - Твой верный раб всегда послушен.
   Артем укоризненно покачал головой и сам обратился к Деве-Яге:
   - Расскажи, пожалуйста, что все это значит?
   - С тех пор, как я с тобой познакомилась, Артем-царевич, я стала каждую ночь читать, - заговорила Яга. - Сегодня я вспомнила про бабушкину сказку и попыталась найти ее в записках. Я очень долго искала, пока не прочитала про обряд посвящения.
   - Ты об этом уже говорила! - нетерпеливо перебил ее Артем.
   - Я решила сначала проверить на себе, - потупила взгляд Дева-Яга. - Тем более, там было написано, что каждая Яга должна пройти огонь. Я все делала так же, как ты - залезла в печь и закрыла за собой заслонку. Там я увидела Огонь, и он сказал, что отныне я стану настоящей Бабой-Ягой, и мне передадутся все секреты моего рода.
   Артем и Василий Васильевич слушали, затаив дыхание.
   - Потом он сказал, что я должна принести ему жертву. Я спросила, что я должна сделать, но он засмеялся, и ответил, что со временем сама узнаю.
   Артем нахмурился и проговорил:
   - Мне он тоже сказал про жертву.
   - Я вылезла обратно, - продолжила Дева-Яга, - и обнаружила, что моя правая нога стала костяной.
   - И после этого ты отправила туда Артема! - возмутился Василий Васильевич.
   - Все правильно, - вступился за Ягу Артем. - Она знала, что делала. Правда?
   Дева-Яга отчаянно закивала.
   - Как ты поняла, что мне тоже нужно пойти в печь? - спросил Артем.
   - Я просто это знала, - ответила Дева-Яга.
   - И я теперь знаю, что ты все сделала правильно. И еще я знаю, как нам пройти за клубком, - уверенно произнес Артем.
   - Значит, Огонь держит свое слово, - заключил Василий Васильевич.
   - Что это значит? - беззаботно спросил Артем, но увидел кота, который стал мрачнее тучи, и тоже нахмурился.
   - Это значит, что он потребует свою жертву, - совершенно упавшим голосом ответил Василий Васильевич.
   - Но разве костяная нога - это не жертва? - ужаснулась словам кота Дева-Яга.
   - Не думаю, - покачал головой кот. - Это всего лишь элемент волшебного обмена. Когда духовная субстанция переходит из одной стихии в другую, она замещает собой материальную субстанцию, которая в свою очередь теряет принадлежность...
   - Подожди, - остановил его Артем. - Ты опять начинаешь говорить своим непонятным научным языком. Я ничего не понял.
   - Чего тут понимать, - развела руками Дева-Яга. - Он говорит о том, что вместо ноги Огонь тебе дал знание, как перейти через Смородину, а мне - секреты рода Бабы-Яги. Но жертву он потребует потом.
   Артем кивнул в знак того, что он все понял, а Василий Васильевич уважительно посмотрел на Деву-Ягу.
   - Мне почему-то кажется, что теперь ты ничуть мне не уступаешь, - сказал он ей. Дева-Яга улыбнулась, а кот отвернулся в сторону и буркнул себе под нос. - Вот только цену вам придется заплатить страшную.
  

Глава 8

огонь, вода и медные трубы

1. огонь

  
   За завтраком Артем и Яга рассказали, что произошло ночью. Василий Васильевич ничего есть не стал и просто заснул на поленнице.
   - Значит, - заговорила Василиса, обращаясь к Артему, - ты должен накормить и напоить Смородину, так? Она заснет, и мы все сможем пройти по ней? Что-то не очень верится...
   - Да, Артем, - согласился с ней Дядя Миша, - не совсем понятно, что должно произойти, чтобы мы могли спокойно пройти по огню.
   - Я и сам не знаю, как, - ответил Артем. - Но я чувствую, что Огонь в сказал правду. Первым пойду я, вы - за мной. Если что случится, то сгорю только я, вы сможете вернуться.
   - А если огонь нас прихватит где-нибудь на полпути? - робко спросил Дэнч.
   Артем не ответил. Он и сам с трудом верил в то, что говорил. Но какое-то неведомое чувство пылало в нем, убеждая, что он говорит правильно.
   - Я только знаю, что нам нужно попробовать, - сказал он. - Все сделать так, как сказал Огонь.
   - Позвольте, а как же я? - возмутился клубок. - Ну, вы-то пойдете, это понятно, но ведь я-то сразу сгорю, умники! Куда вы потом пойдете?
   - А мы... - начал вдруг говорить Артем, совершенно не представляя, что он собирается сказать. Ответ пришел к нему сам, неизвестно откуда он просто возник в его голове. - Мы сделаем тебя огненным!
   - Ха, нашли дурака, - хмыкнул Ниткин.
   - Тогда убирайся обратно в свою шкатулку, умник!!! - проорал Артем. - Яга, принеси!
   - Ладно, ладно, я пошутил, - тут же ответил клубок.
   - Очень хорошо! - Артем был настроен самым решительным образом. - И давайте сразу договоримся: или вы делаете то, что я вам говорю, или убирайтесь на все четыре стороны!!!
   Он не хотел, чтобы эти слова слышали Василий Васильевич и Дядя Миша, но по-другому поступить не мог.
   - Поняли?
   Все дружно закивали, даже Василиса.
   - Что мы теперь будем делать? - осторожно спросила Яга.
   - Надо подумать, чем может питаться огненная река, - сказал Артем, успокоившись.
   - Чего тут думать, - подал голос Василий Васильевич, открывая глаза. - Дровами, конечно... И молоком.
   Артем рассмеялся:
   - Ну, дровами - это понятно. Но при чем здесь молоко?
   - При том, что Смородина - это та же Молочная река, или ты забыл? - спросил Василий Васильевич.
   И тут у Артема словно спала какая-то пелена. Он вдруг ясно понял, что нужно делать. Слова кота все расставили по своим местам.
   - Тогда - за работу! - громко приказал он. - Дядя Миша и Дэнч идут рубить дрова, мы с Ягой будем превращать клубок, а Василиса и Василий Васильевич позаботятся о молоке.
   - Интересно ты все распределил, - съязвил Дэнч, но под взглядом Дяди Миши тут же умолк.
   - Кот мне не нужен, - горделиво вскинула голову Василиса. - Я сама все сделаю.
   Василий Васильевич поднял на нее глаза, аккуратно разгладил свои усы, пожал плечами и снова улегся спать. Василиса залезла в ступу, приказала ей подняться в воздух и вскоре исчезла из виду.
   Артем шепнул пару слов Деве-Яге, она сбегала в избушку и вернулась со старой игольчатой рубашкой. Артем посмотрел на нее, и в нем ожили воспоминания лета. Тогда он впервые познакомился с Ягой, и она помогла ему открыть секрет этой рубашки. Он по слову хозяина превращала любого, кто ее надевал, во что он захочет.
   Артем завернул клубок в рубашку и услышал недовольное ворчание Ниткина:
   - Ой, что ж тут так все колется...
   - Ничего, потерпишь, - ответил ему Артем и стал произносить формулу зауми. - Бушарка, реправти луккоб в ноннегую тинь!
   Он тут же почувствовал, как ладони обдало жаром. Артем аккуратно развернул рубашку, и из нее выпал на землю тот же Ниткин, который теперь был больше похож на комету, от которой по траве тянулся длинный хвост.
   - Ну, и что мне теперь делать? - недовольным голосом спросил клубок.
   - Иди к Смородине, привыкай, - распорядился Артем, и Ниткин покатился к реке, выжигая вокруг себя траву.
   Следующей была Василиса, которая неизвестно откуда привезла целую бочку молока. Ступа от тяжести не летела, а почти плелась по земле. Но Василису, казалось, это вовсе не смущало.
   - Где ты взяла молоко? - спросил Артем, но Василиса ничего не ответила.
   Прошло еще немного времени, и из леса вернулись Дядя Миша и Дэнч, которые тащили за собой несколько вязанок с дровами.
   - Отлично, можем отправляться, - потирая руки, сказал Артем и кивком головы показал на выжженную колею. - Это Ниткин, пойдем по его следу.
   К концу дня путники добрались до берега Смородины.
   - Наконец-то, сколько можно ждать? - яростно полыхал клубок.
   Артем подошел ближе к реке. Он стоял возле запекшегося берега и смотрел на то, как над Смородиной лопаются огненные пузыри. Артем невольно залюбовался величием и яростью реки. Мысль о том, что ему сейчас придется идти через эту реку и вести за собой еще несколько человек и одного кота, который значил для него больше, чем любой человек, отчаянно пульсировала в его мозгу и наполняла душу страхом.
   - Ты... как? - услышал он за спиной.
   Артем обернулся и увидел Василия Васильевича. На мгновение ему показалось, что все по-старому, что он и кот словно и не расставались никогда, и не было этого ужасного похищения с Алатырь-горы. Но тут Василий Васильевич склонил перед ним голову и все испортил.
   - Все нормально, - ответил он, стараясь не смотреть на кота.
   - Что ты будешь делать? - вмешалась Василиса. - Как ты проведешь нас?
   - Ниткин, иди вперед, - скомандовал Артем, и клубок покатился прямо в Смородину.
   Как только он слился с огненной рекой, ее будто разрезало на две части, между которыми образовался проход, достаточный для того, чтобы по нему можно было перебраться на Мир Прави.
   - Вот это да! - обрадовался Дэнч. - Теперь мы сможем добраться до нашего золота!
   - Дэнч, дело не в золоте... - попытался объяснить ем Артем, но Дэнч его словно и не слышал.
   - Заберемся в пещеру к этому Кудеяру, возьмем столько золота, чтобы уехать отсюда в Америку, - размечтался он. - Ты со мной?
   - Но, Дэнч, золото...
   - Если бы ты знал, как мне надоело бродить по притонам, жить, где попало, от ментов бегать, - сокрушенно качал головой Дэнч. - Я всю свою жизнь мечтал, что у меня будет много денег, и что я уеду в Америку. И теперь ты хочешь сказать мне, что мы туда идем не из-за денег?
   Артем ничего не смог ответить.
   - Ты притащил меня сюда вместе со своей чокнутой подружкой и теперь хочешь, чтобы я помог решить ваши проблемы? Я знаю, что у тебя с этой... как ее... с Василисой какие-то терки, но я-то здесь причем? Мне на ваши короны наплевать, я просто хочу забрать то, что там будет, и начать нормальную жизнь. Разве я так много прошу?
   Дэнч кипятился и размахивал руками, но Артему было уже все равно. Он понимал Дэнча, но еще больше понимал, что Ниткин ждать не будет. Поэтому он повернулся к Василисе и сказал:
   - Выливай молоко в траншею.
   Василиса не заставила себя ждать. Она знаком подозвала к себе Дядю Мишу и вместе с ним опрокинула бочку в проход, сделанный Ниткиным. Молоко ринулось вдаль и скоро исчезло из виду, оставив за собой длинный белый шлейф, который сразу же застыл и больше напоминал пешеходную дорожку, вымощенную белым кирпичом.
   Артем попробовал наступить на получившуюся белоснежную тропу, и его нога провалилась почти до колена вниз. Молоко уже начинало закипать, и Артем поспешил вытащить ногу, чтобы ее не постигла судьба другой.
   - Да-а-а... - протянул он. - Идти по ней нельзя...
   - Зато по дровам можно! - пришла на выручку Дева-Яга и стала забрасывать поленья, которые уже успел нарубить Дядя Миша, прямо в молочный ручей.
   К всеобщему удивлению, деревяшки поплыли так ровно, что казалось, они сами собой выстраиваются в некое подобие лестницы, по которой можно было перебраться на другой берег. Как только дрова закончились, Дева-Яга подошла к проходу и проделала то же, что и Артем, но ступая не в молоко, а прямо по поленьям.
   - Бежим! - догадался Артем, прыгнул на другое полено и оказался впереди Яги. Сделав еще один прыжок на следующее бревно, он оставил за своей спиной и Деву-Ягу, и всех остальных.
   Артем обернулся и увидел, что они все еще стояли в недоумении на берегу.
   - Ну, чего же вы? - крикнул он и снова прыгнул вперед.
   Дева-Яга осторожно прыгнула за Артемом, и за ней след в след стали прыгать остальные. Переправа пошла так быстро, что Артем даже не поворачивал головы. Он уверенно перескакивал с одного полена на другое и уже почти видел перед собой берег Прави, как вдруг услышал крик Дяди Миши.
   - Артем!
   Он обернулся и увидел то, чего никак не ожидал увидеть. Со стороны Мира Нави, там, где еще недавно начинался проход, Смородина стала одно за другим пожирать бревна, а молоко само собой превращалось в огненную лаву, которая бросилась в погоню за путниками.
   Артему хватило всего несколько секунд, чтобы понять, что делать. Он пропустил вперед себя Деву-Ягу, Василису, Василия Васильевича, Дэнча и Дядю Мишу, несмотря на возражения последнего, подождал, пока они уйдут на безопасное расстояние, выхватил из молочной пены поленце и швырнул его как можно дальше в сторону Тридесятого царства. Лава поддалась и ринулась вслед за бревном. Артем перескочил на следующее и сделал то же самое. Каждый раз он кидал полено в разные стороны с разной силой - так, чтобы Смородине приходилось долго его искать.
   Артем обернулся и посмотрел в сторону другого берега, на который уже благополучно ступили все участники процессии. И в это самый момент он увидел, как Смородина одним махом проглотила оставшиеся до спасительной суши шесть поленьев. Теперь он стоял один двумя ногами на уцелевших бревнышках и еле-еле держался на них, балансируя руками, чтобы не свалиться в кипящее молоко, которое уже горело ярким пламенем.
   "Вот и все, Артем, - подумал он. - Вот и конец твоей сказке".
   - Йувтсвардз, йырбод цедолом, - услышал он тихий шепот. - Ыт ежу лыб у янем?
   - Ад, я Метра Чиверац, мотел я лидохорп зереч ябет оп Увонилак Утсом, - вспомнил Артем старую заумь, которой он научился от Смородины, и тут же пожалел об этом - ведь она теперь не действовала.
   Но к его удивлению, Смородина его услышала.
   - Как еж, юнмоп, - сказала она. - Он отч ыт тут ьшеалед?
   - Ым ынжлод итйорп оп укбулк ан тот гереб, йогурд игород тен, - кое-как пробормотал Артем.
   - А-а-а, отэ ат актин, яароток тижел ан меом енд и теамуд, отч ано йынненго раш, - Артему показалось, что при этих словах Смородина засмеялась.
   - Идащоп сан, Онидоромс, - взмолился Артем. Он уже был готов сгореть, но в эту самую минуту огненная лава подхватила доску, на которой он стоял, и в одно мгновение доставила на берег.
   - Ен юанз, умечоп, он ыт енм ясьшиварн, акшичьлам, - услышал он. - Он в йищюуделс зар ыдащоп ен идж!
   Василий Васильевич и Дядя Миша бросились к Артему - после всего случившегося у него отказала единственная нога, и он просто свалился на землю.
   - Что произошло? - бросилась к нему Дева-Яга. - Мы так за тебя испугались!
   - Ты говорил с ней? - перебил ее Василий Васильевич.
   Артем кивнул.
   - И она тебя отпустила?
   Артем кивнул еще раз.
   - Невероятно...
   - А... а... г-где к-клубок, - слегка заикаясь, спросил он.
   - Здесь он, - произнес дрожащим голосом Дэнч и протянул Артему игольчатую рубашку, на которой лежал почерневший и уже превращенный обратно Ниткин.
   - А кто...
   - Это я его расколдовала, - ответила Дева-Яга.
   - Ты говорила на моей зауми?! - возмутился Артем. Неужели у него снова отобрали заветную формулу?
   - Нет, я на своем языке говорила, - обиделась Яга. - Я все-таки потомственная Яга, Артем, тоже кое-что умею.
   Артем наконец-то смог приподняться. Он бросил взгляд на клубок.
   - Он... погиб? - выдавил из себя Артем.
   - Ага, щас, не дождетесь, умники, - послышался слабый голос Ниткина.
   И тут сразу всем стало хорошо, даже Василиса немного улыбнулась. И со всех сторон на Артема посыпались целые потоки слов.
   - А мы-то уже подумали, что зажарит тебя река, - сокрушенно качал головой Дядя Миша.
   - Мой хозяин непобедим! - провозгласил Василий Васильевич и на немой упрек Артема ответил: - А это я не тебе, это я им говорю!
   Артем махнул на кота рукой. Разве можно было сегодня на кого-то дуться, когда он, можно сказать, во второй раз родился, прошел крещение огнем.
   - Знаешь, Артем, - к нему подошел Дэнч и сказал очень тихо - так, чтобы никто не услышал, - ты прости меня за все, что я тогда... ну, ты понимаешь... Ты сейчас... это... подвиг... я бы никогда не подумал... когда ты в этой реке... я бы сам никогда...
   - Да ладно, чего там, - смутился Артем. Он не привык к тому, чтобы его хвалили, и не любил этого, но в глубине души был очень доволен.
   Василиса ничего не сказала, а просто подошла и похлопала Артема по плечу. Зато Дева-Яга после того, как все отошли от Артема, влепила ему такую оплеуху, что он потом еще долго потирал пылавшую щеку.
   - Дурак! - выкрикнула она и залилась слезами. - Ты же мог погибнуть!!!
   Сказала - и тут же убежала.
   Прошло несколько минут. Василиса разложила прямо на земле скатерть-самобранку и накормила уставшую компанию.
   - Что мы будем делать дальше? - спросил за столом Дядя Миша.
   - Может, отдохнем? - предложил Дэнч.
   - Некогда отдыхать, идти надо, умник! - возмутился Ниткин.
   - Но ведь ты же совсем обгорел, - обернулся к нему Артем.
   - Это ничего не меняет, - упрямо ответил клубок. - Это моя работа, и я должен выполнить ее, в каком бы состоянии не находился. Время не ждет, и если вы не хотите потерять то, к чему стремились, то должны поспешить. Иначе я с снова потеряю правильную дорогу.
   - Но доесть мы хотя бы можем? - рассердилась на него Дева-Яга.
   Остаток ужина никто не проронил ни звука.
  

2. вода

  
   Наступала ночь, и нужно было решать, что делать дальше.
   - Куда мы сейчас пойдем? - спрашивал у порывавшегося идти вперед Ниткина Артем. - Это тебе ничего, а ведь на нас никакой теплой одежды нет, а в Мире Прави сейчас зима. Это здесь от Смородины теплом веет, а что с нами будет, когда мы окажемся посредине декабря в холодном лесу?
   - Этого я не знаю, это вы сами решайте, - отстранялся от ответа клубок. - Мое дело маленькое - вести вас туда, куда вы пожелаете. Хотите, отведу вас к костру, хотите - туда, где вас оденут, только скажите. Но про Кудеяровы пещеры тогда забудьте.
   - Но что же нам тогда делать?
   В отчаянии Артем посмотрел на Василия Васильевича.
   - Маршрут, - только и сказал кот.
   "Ты должен знать, как обойти препятствия, это и будет твой маршрут", - вспомнил Артем слова ученого кота, и до него дошло, что он хотел сказать.
   - Мы не можем идти дальше, потому что у нас нет теплой одежды, - начал он размышлять вслух. - Это препятствие, которое мы должны обойти, чтобы добраться до Кудеяровой пещеры. А ну-ка, Ниткин, катись к пещерам так, чтобы мы смогли обойти это препятствие.
   - Ишь ты, догадался-таки, - недовольно пробубнил клубок, но повиновался и медленно побежал через лес в том же направлении, что и раньше, совсем ненамного изменив курс. - Деревня Сметана вам подойдет? Она здесь совсем рядом, даже замерзнуть не успеете.
   Когда клубок покатился через Сметану, было уже так темно, что все в деревне спали. Артем, дрожа от невыносимого холода, робко стучал в каждую дверь, но никто не открывал. Наконец, остался последний дом, в котором жила семья Митяя, которому летом Ника и Василиса помогли спасти маленького сына, вытащив его из русалочьего плена.
   - Давай, Василиса, - подтолкнул ее вперед Артем, - к тебе там лучше относятся.
   Василиса что есть мочи забарабанила в дверь, и спустя некоторое время, ей открыл заспанный Митяй.
   - Василиса, это вы? - удивился он. - Здесь, так поздно? И ваши друзья с вами?
   - Друзья... - шепнул в ухо Артему Василий Васильевич. - Если бы они знали, кто она...
   Митяй предложил замерзшим путникам пройти в дом, и Василиса уже хотела ступить на порог, как из-под ног раздался противный голос Ниткина:
   - Если вы собрались отдыхать, умники, то дальше пойдете без меня!
   - Нет, Митяй, мы должны идти дальше, у нас очень мало времени, - сказал Артем. - Нам нужна теплая одежда.
   - Батюшки! - на порог выбежала жена Митяя, Фекла. - Да где же это видано, чтобы люди голышом зимой ходили! А ну-ка, заходите в дом!
   Артем и Василий Васильевич снова стали наперебой объяснять, что они должны идти, и что им нужна зимняя одежда. Наконец, Митяй и Фекла сдались.
   - У меня осталось кое-что от моего отца, - сказал Митяй. - Могу свое дать.
   - А у меня для Василисы пальто найдется, - кивнула Фекла.
   Пока они искали вещи, Артему удалось уговорить клубок, чтобы он позволил им зайти внутрь и хотя бы немного согреться. Митяй и Фекла старались специально затянуть время, но непрекращающееся брюзжание Ниткина вынудило старых знакомых очень скоро распрощаться.
   Всю ночь Ниткин водил уставшую и озябшую компанию по лесу, то петляя между деревьями, то подпрыгивая на каждой кочке и выбирая новый путь. Только рано утром все семеро вышли из заснеженных дебрей, и перед ними раскинулось круглое, заледеневшее и запорошенное снегом озеро.
   - Все, привал, - сказал Артем и устало упал в сугроб.
   - Вставай сейчас же, заболеешь! - услышал он у себя над ухом голос Яги.
   Артем послушался и поднялся, но, оглядевшись, он понял, что привал нужен, как воздух.
   - Дядя Миша, где твои очки? - спросил он, глядя, как тот щурит глаза.
   - Потерял где-то, - виновато сказал Дядя Миша.
   - Василий Васильевич, а ты как себя чувствуешь?
   Вид у кота был довольно жалким: от снега шерсть на нем стала совершенно мокрой, на усах висели маленькие сосульки, а сам Василий Васильевич дрожал так, что Артему самому стало холодно.
   - Я нормально, - тихо ответил кот.
   - Зато у меня в сапогах один снег, - пожаловался Дэнч. - Ноги так замерзли, что я уже пальцев не чувствую.
   - Это хорошо еще, что метели сегодня не было, и ночь выдалась теплая, - клацая зубами, сказала Дева-Яга.
   - Что вы за нытики такие? - презрительно окинула всех взглядом Василиса. - Подумаешь, немного холодно стало. Как будто вы зиму никогда не видели...
   - Тебе-то, конечно, ничего, - стиснул от злобы на нее Артем. Василиса была одета в длинную черную шубу из соболиного меха, голову ее украшала роскошная шапка, а руки были спрятаны в толстые рукавицы. - Ты с собой все заранее взяла.
   - Эх, вот если бы сейчас здесь была Тоня... - мечтательно произнес Дядя Миша.
   - Хватит! - рявкнула на него Василиса. - Надоели вы уже со своей Тонькой! Я не виновата, что эта глупая девчонка отказалась мне служить. Нет ее - и точка! И если я еще раз от кого-нибудь услышу про нее, то он об этом сильно пожалеет!!! Лучше бы костер развели...
   - А как? - спросил Дэнч. - Я бы развел, я умею, но у меня спичек нет, да и ни одной палки сухой сейчас не наедешь.
   - Может, Ниткина подожжем? - заговорщицки подмигнул ему Василий Васильевич.
   - Очень смешно, умный кот, - скривил губы клубок.
   Василий Васильевич засмеялся и долго не мог остановиться.
   - Чем хохотать, лучше бы подсказал, как нам согреться, - нахмурил брови Артем, и кот тут же стал серьезен.
   - Слово Артема-царевича для меня закон, - не забыл отвесить очередной поклон Артему Василий Васильевич.
   - Ну, так как нам развести костер? - нетерпеливо спросил Артем.
   - Хм, дайте подумать, - Василий Васильевич принял самую серьезную позу. - Если я не ошибаюсь, то среди нас есть три человека, которые знают заумь и еще один, у которого полная сумка трав, и он знает, какие травы могут усилить костер. Может, лучше спросить у них?
   Артем, Дева-Яга, Василиса и Дядя Миша переглянулись.
   - Давайте все на счет "три" скажем такую формулу, чтобы появился огонь, - предложил Артем.
   - Лучше, чтобы сразу появился костер, - поежилась Дева-Яга.
   - Тогда сначала нужно расчистить для него место, - вмешался Дэнч и принялся руками разгребать снег.
   Когда он добрался до земли, и в центре снежной поляны появилась черная ямка, его сменил Дядя Миша. Ин достал из своей сумки несколько засушенных пучков самых разных трав и засыпал ими всю землю.
   Артем встал рядом с место для костра, произнес: "Раз, два, три!", и после этого три голоса прокричали:
   - Ретсок!
   - Теркос!!
   - Котрес!!!
   В ямке тут же одно за другим стали появляться аккуратные дровишки, и сразу же занялось яркое пламя. Не прошло и минуты, как усталые путники уже грелись у костра, от которого с каждой секундой становилось все теплее.
   Дядя Миша и шепотом произнес над костром какой-то заговор и сообщил:
   - Можете смело сушить свои вещи, даже не снимая их.
   Все дружно подвинулись ближе к огню и сразу почувствовали, будто тепло проникает им внутрь, словно выгоняя мороз из каждой складки одежды и из каждой поры на теле.
   - Эй, друг Ниткин, давай к нам! - позвал клубок Дядя Миша, но Ниткин после перехода через Смородину предпочитал держаться от огня подальше. К тому же, он был явно недоволен вынужденной остановкой и уже был готов идти вперед.
   - А что это за озеро? - спросил у Василия Васильевича Артем, указывая туда, куда рвался Ниткин.
   - Не знаю, просто озеро, - пожал плечами кот.
   - Мы пойдем дальше через него? - спросил Артем теперь уже у Ниткина.
   - Конечно, через него, - буркнул, как всегда, клубок. - Кстати, предлагаю поторопиться, пока трескуны не проснулись.
   - Кто не проснулся? - переспросил Дэнч.
   - Трескуны, злые зимние духи, - пояснил Василий Васильевич. - Бегают по полям, по лесам, по озерам, дуют в кулаки, нагоняют стужу и свирепый ветер. От одного их присутствия все вокруг замерзает.
   - А нам долго еще идти? - снова спросил Артем у Ниткина.
   - Через озеро, потом два дня до Берендейской республики, после Берендейска два дня на запад, и мы на месте, - ответил клубок.
   - А что будет, если эти трескуны нападут на нас? - Дэнч выглядел слишком взволнованно.
   - Не знаю, - признался Василий Васильевич. - Обычно они людей и животных не трогают, и для нас, как и любые духи, незаметны, но если почувствуешь, что стало холодать, то это они.
   - Мне уже не по себе, - вздрогнул Дэнч. - Что-то меня знобит.
   Дядя Миша пересел к Дэнчу и принялся водить вокруг него руками.
   - Чего это он? - удивился Дэнч.
   - Работает, не мешай, - шепнул Артем.
   - Никакой болезни я в нем не вижу, - сказал Дядя Миша спустя какое-то время. - Лечить мне тут нечего. Конечно, если бы я мог видеть, то по лицу прочитал бы...
   Не успел Дядя Миша договорить, как Артем выкрикнул: "Окчи!", и у него на вытянутой ладони появились очки в новенькой оправе.
   - На, Дядя Миша, держи! - радостно объявил он.
   Знахарь осторожно взял из рук друга очки и с важным видом напялил их себе на переносицу.
   - Ну вот, совсем другое дело! - обрадовался он.
   - Однако пора идти, - с видом мрачнее тучи промолвила Василиса.
   Дядя Миша закидал костер снегом, поклонился месту, на котором они отдыхали, чем сильно удивил остальных.
   - А это зачем? - спросил у него Дэнч.
   - Мы потревожили землю, пока она спит, нужно было ее поблагодарить, - сказал он. - Мир Русских Сказок не прощает невоспитанных людей. И котов.
   Он подмигнул Василию Васильевичу, но кот ничего не ответил.
   Клубок покатился дальше, и путники поспешили за ним. Озеро оказалось небольшим. Артем прикинул, что примерно через час они уже будут на другом берегу.
   Ниткин резво бежал по льду, иногда поворачивая то направо, то налево, но на вопросы, почему это нельзя идти все время прямо, ничего не отвечал. Вдруг он остановился, и все остальные тоже.
   - Что случилось? - спросил Артем.
   - Вы чувствуете? - тихо проговорил клубок.
   - Нет, ничего не чувствую, - покачал головой Артем.
   - Лед, - коротко сказал Ниткин. - Там что-то внизу. Что-то стучится подо льдом.
   - Что там может быть? - удивился Василий Васильевич. Он принялся расчищать лапами снег и вдруг отпрянул от ледяной корки.
   - Что? - прозвучало в один голос.
   - Русалки и водяники, - ответил кот.
   Артем посмотрел на Василия Васильевича - глаза того были полны страха.
   - Ну и что? Ты что, русалок не видел? - спросила, усмехнувшись, Яга.
   - А где это ТЫ видела, чтобы русалки зимой не спали, а? - вскочил Василий Васильевич и зашипел на Деву-Ягу.
   Яга оторопела. Кот был уже готов броситься на нее, а Артем защищать бедовую ведьму, но Василий Васильевич взял себя в лапы и успокоился.
   - Если подводные жители не спят, значит, Коледник их не усыпил.
   Люди стояли, ничего не понимая.
   - Коледник - это зимний водяной. От его прикосновения все реки, ручьи, озера покрываются коркой льда, поэтому вся летняя водная нечисть вынуждена сидеть на самом дне до весны. С водяным они в давней исторической ссоре, и если Коледник разозлится, он может любую речку до самого дна проморозить - так, чтобы все болотники, хмыри и русалки спали. Но такого, чтобы в декабре они пытались выбраться, никогда не было.
   - Значит... - начал Артем.
   - Значит, что-то произошло, - нервно закончил Василий Васильевич.
   - Смотрите! - вдруг завопила Дева-Яга, указывая направо.
   И тут они увидели, как прямо на них из утреннего тумана выходят призраки. Их было всего трое, но они были раз в десять больше человеческого роста.
   - Призраки!!! - завопила Дева-Яга и бросилась бежать, куда глаза глядят.
   - Это не призраки, это трескуны! - закричал ей вслед Василий Васильевич, но она уже его не слышала.
   Артем внимательно смотрел на приближающихся духов. Они не были прозрачными, они имели четкие человеческие очертания. Одеты были трескуны в длинные белые балахоны, от которых во все стороны разносилась метель. Артем увидел, что у них совсем нет лица. Вместо него над балахонами возвышалась бесформенная прозрачная снежная масса. И они не плыли по воздуху, как другие духи, о которых рассказывал Василий Васильевич, а твердой поступью шли прямо по льду. Все сразу почувствовали, как вокруг вдруг стало невыносимо холодно. Поднялся обжигающий ветер, и от мороза лед под ногами затрещал.
   - Они нас затопчут! - заорал Артем и приготовился бежать вслед за Девой-Ягой.
   Но Василий Васильевич выкрикнул:
   - Стойте на месте!!! Все стойте на месте! Они ничего нам не сделают.
   Артем подумал, что это неправильно - просто стоять и ждать, когда на тебя надвигается десятиметровая ледяная глыба, но как только трескуны подошли совсем близко, они тут же исчезли.
   - Что произошло? - спросил Артем. - Куда они девались?
   - Они не выносят тепла, - объяснил Василий Васильевич. - Человеческого тепла - тоже.
   - Ха! Так-то! - заартачился Дэнч. - Будут знать!
   - Тихо! Ни слова больше! - зашипел на него Василий Васильевич.
   Но Дэнча было уже не остановить.
   - Эй вы, холодильники недоделанные! Попробуйте, возьмите нас!
   - Что ты наделал... - в ужасе прошептал кот.
   В один миг трескуны появились снова. Оказалось, что они уже отошли на порядочное расстояние, но вопли Дэнча заставили их повернуть обратно. Все трое быстрым шагом направились обратно, и путники почувствовали, как под их ногами задрожал лед, и по нему во все стороны побежали трещинки.
   - Они специально так сильно топают? - спросил Артем у кота.
   - Да, - ответил тот.
   - Но зачем? - это уже был не на шутку испугавшийся Дэнч.
   - Хотят, чтобы мы провалились под воду, - прокричал кот. Но его слова из-за усиливавшегося шума смог разобрать только Артем. - Тогда мы потеряем тепло, и они смогут забрать нас.
   И тут Артем увидел, как трещина прямо под его ногами становится все шире.
   - Вот теперь - бежим! - скомандовал Ниткин и устремился к дальнему берегу, увлекая за собой остальных.
   Но трещина оказалась уже такой большой, что разделила их. По одну сторону оказались Дядя Миша и Василиса, которые рванули по следу Ниткина, а по другую - Артем, Дэнч и Василий Васильевич, возле которых уже образовалась настоящая полынья.
   Артем увидел, как лед разошелся прямо под Дэнчем, и он точно бы свалился в воду, если бы Артем не протянул ему руку и не потащил за собой.
   - Чего вы стоите? - прокричал прямо в ухо Артему Василий Васильевич. - Они уже здесь!
   Артем поднял голову и увидел в нескольких шагах от себя одного из трескунов. Снежный ком, который служил ему головой, вращался на триста шестьдесят градусов в поисках человека.
   Василий Васильевич медленно пополз в ту сторону, куда уже убежали Дядя Миша и Василиса по другой стороне трещины. Артем знаками показал Дэнчу ползти за котом, а сам стал на руках пятиться задом вслед за ним.
   Но в этот самый миг трескун, стоявший рядом, с такой силой топнул по ледяной кромке, что волна от удара пошла прямо на них. Всех троих подбросило в воздух. Падая и крича от боли, Артем увидел, как прямо из ледяной толщи там, где он только что полз, в воздух, словно пробка из бутылки, вылетел огромный, круглый пласт льда диаметром не меньше пяти метров - такой, как если бы великан решил продолбить в озере лунку для зимней рыбалки.
   Ледяная глыба поднялась на порядочную высоту, и в это же самое время Артем, упавший рядом с этой "лункой", почувствовал, как его хватают чьи-то липкие руки. Он обернулся и увидел, как прямо из воды на берег лезут водяные и русалки с отмороженными лицами.
   Артем что есть силы рванулся из их лап, и в тот самый момент глыба льда рухнула прямо на водяных. Артем еле-еле отдышался, посмотрел по сторонам и обнаружил, что в воде уже было несколько таких же "лунок". Ледяные "пробки" взмывали в морозное утреннее небо и камнем падали вниз, оставляя после себя новые отверстия.
   Артем заметил, что у Василия Васильевича и Дэнча та же проблема. Они отчаянно боролись с водными духами, которые друг за другом вылезали из воды и цеплялись за одежду и за тело живых.
   Хотя Артем никогда не бывал на войне и видел ее только в кино, все происходящее вокруг него сильно напоминало боевые действия. То там, то здесь взлетали и падали ледяные "пробки", водяные тянули в воду, а полынья, образованная самой первой расщелиной, становилась все больше и больше.
   И в это время Артем увидел, как Василий Васильевич освободился от цепких пальцев русалок и бросился к нему.
   - Что ты делаешь? - закричал Артем. - Спасайся!
   - Я не могу бросить своего господина! - закричал кот, пробираясь к нему.
   - Я ведь тебе... - хотел возмутиться Артем, но вдруг решил, что сейчас самое время использовать раболепие кота на нужное дело. - Раз я хозяин, я приказываю тебе помочь Дэнчу.
   Кот послушался и бросился к Дэнчу. Тот тоже сумел справиться с незваными гостями, но на него сверху летала огромная глыба. Василий Васильевич в один прыжок оказался рядом с ним и вместе с Дэнчем кубарем выкатился из-под почти рухнувшей ледяной плиты.
   Они тут же поднялись и побежали к берегу, а вслед за ними на больной и костяной ногах заковылял Артем, который попал под настоящий артиллерийский обстрел. "Пробки" вылетали то справа, то слева, то спереди, то сзади. Артему приходилось все время уворачиваться от них, поэтому пока Василий Васильевич и Дэнч убегали, он перепрыгивал с одного места на другое, почти не делая шагов вперед. Так продолжалось несколько минут, в течение которых все трое трескунов собрались вместе и преследовали Артема.
   Он уже совсем ослабел и был готов сдаться, но вдруг рядом с ним оказался Дэнч. "Не надо, Дэнч, уходи с котом", - хотел сказать ему Артем, ожидая, что тот станет помогать ему, но Дэнч только посмотрел на него, еле слышно пробормотал: "Это я им нужен!", и бросился вперед, прямо на трескунов. Добежав до них, он неожиданно остановился и плюхнулся прямо в полынью.
   И тут же Артем увидел, как в снежной голове трескунов прорезались глаза, которые так и впились в Дэнча. У одного из них из-под балахона вылезла заиндевевшая рука, вытащила из воды мокрого Дэнча и поставила в круг между тремя трескунами. Последнее, что увидел Артем - все трое стали кружиться вокруг Дэнча, и по мере того, как они совершали полный круг, он превращался в ледяную статую.
   У Артема от холода, который исходил от трескунов, даже перехватило дыхание. Он представил, что сейчас испытывал Дэнч. Ему захотелось броситься к нему на помощь, но его уже оттаскивал к берегу Василий Васильевич.
   - Мы ему все равно уже ничем не поможем, - шептал он.
   В это время Дэнч окончательно замерз, трескуны подхватили его и быстро зашагали прочь.
   - Что они с ним сделают? - смог, наконец, выговорить Артем.
   - Отведут к своему царю, Морозу, на суд, - сказал Василий Васильевич.
   - А что Мороз?
   Василий Васильевич тяжело вздохнул:
   - Никто из тех, кого забирал Мороз, не вернулся обратно.
   Артему стало очень плохо. Боль в колене, которую вроде бы прогнал Дядя Миша, снова вернулась, а костяная нога замерзла настолько, что любое неосторожное движение могло закончиться для него плохо - нога просто бы раскрошилась. Но еще хуже было у него на душе. Это он вовлек Дэнча в это опасное путешествие, и вот чем оно для него закончилось. А ведь он хотел уехать в Америку... И Артем впервые по-настоящему заплакал. Он ревел навзрыд, и Василий Васильевич деликатно отошел в сторону, чтобы не мешать ему.
   Когда Артем успокоился, он заметил, что к ним возвращаются остальные. Первой с повинным видом пришла Яга, с которой Артему почему-то даже не захотелось говорить. С противоположной стороны прикатился клубок, за которым буквально ползком, еле держась на ногах, тащился Дядя Миша, поддерживавший Василису. Дяде Мише он просто кивнул, а Василисе была так слаба, что потеряла сознание, и Дядя Миша стал приводить ее в чувство при помощи своих целебных трав и заговоров.
   Клубок тоже двигался с большим трудом - нитки его намокли, покрылись изморозью, и он даже не мог говорить.
   - А я потерял шапку-невидимку, - пожаловался Василий Васильевич Артему. - Наверное, русалки стащили.
   Артем ничего не сказал.
   - Нам снова нужен костер, - сказал кот.
   - Нам нужно прийти в себя, - ответил Артем.
  

3. медные трубы

  
   Артем и Дева-Яга кое-как соорудили слабенький костер. Дядя Миша даже не стал усиливать его травками, он постоянно ухаживал за Василисой, которая была так слаба, что не могла говорить. Василий Васильевич сушил у костра Ниткина, разматывая его и собирая снова, и слушал рассказ клубка.
   Оказалось, что на другой половине произошло то же самое. Двое трескунов устроили бомбардировку ледяными плитами, а русалкам чуть не удалось утащить Василису к себе. Но она, собравшись с последними силами, смогла их одолеть. И в это время на нее рухнула одна из "пробок".
   - Это еще хорошо, что у этой сосульки толщина была небольшая, но я все равно никак в толк не возьму, как ей удалось выжить, - удивлялся Ниткин.
   - Это потому что она может быть сильнее любого, кто находится рядом с ней, - мрачно объяснил Артем.
   - В ту минуту она была сильнее любого из трескунов, поэтому их сила разбилась о ее силу, но и ей, конечно, досталось, - добавил Василий Васильевич.
   Потом наступила очередь Артема рассказывать о том, что случилось с Дэнчем. Он с горечью в сердце сообщил о том, как Дэнч пожертвовал собой, чтобы спасти их с Василием Васильевичем.
   - Да ты не расстраивайся так, Артем, - старалась подбодрить его Дева-Яга, но он даже не хотел ее видеть. Ему почему-то казалось, что это она своим бегством погубила Дэнча.
   Когда наступил вечер и Артем остался наедине с котом, он рассказал ему о своем предположении, но Василий Васильевич закачал головой.
   - Нет, Артем, ты не прав, - сказал он. - Это ведь Дэнч стал задирать их, когда они уже прошли мимо нас. И Яга убежала раньше. Она никак не смогла бы нам помочь. Ты просто злишься, потому что ей одной удалось избежать трескунов, но это говорит только о том, что она поступила правильно.
   - Но почему же ты нам сказал, чтобы мы оставались на месте? - удивился Артем.
   - Потому что когда по льду бежит один человек, трескуны его не слышат, а когда станут топотать шестеро, они бросятся в погоню.
   - Но почему они напали на нас? Неужели Дэнч их так сильно оскорбил?
   - Помнишь, я еще летом говорил, что обижать природу ни в коем случае нельзя, особенно духов. А Дядя Миша что про костер и про землю говорил?
   Артему нечем было возразить, но спать он лег с тяжелым осадком от прошедшего дня.
   Первой утром встала Василиса и разбудила всех. Она, казалось, будто и помнила о том, что произошло. Она была свежа и полна сил, словно вчерашнее приключение, забрав у нее столько энергии, вернуло ее сторицей.
   - А ну, лежебоки, просыпайтесь, - ходила она между спящими и трясла каждого до тех пор, пока он не поднимался.
   - Василиса, - обратился к ней кот. - Ты бы хоть Михаила пощадила, он же всю ночь за тобой присматривал.
   Но Василиса только криво улыбнулась и принялась будить Дядю Мишу.
   Когда все умылись и расселись вокруг костра, уже усиленного Василисой, за скатертью-самобранкой, она первой взяла слово.
   - Для начала я бы хотела прояснить несколько моментов, - заговорила она. - Во-первых, нужно наказать девчонку - за то, что она позорно бежала с поля битвы и не помогала своей госпоже.
   Дева-Яга хотела что-то возразить, но поймав на себе мстительный взгляд Артема, тут же села обратно.
   - Я лишаю тебя право голоса до тех пор, пока мы не дойдем до пещер! - провозгласила приговор Василиса.
   Дева-Яга закрыла лицо руками и беззвучно зарыдала.
   - Во-вторых, я хочу отблагодарить Дядю Мишу, - продолжила Василиса и повернулась к знахарю. - Я дарю тебе свободу, но не думай, что ты можешь от нас сбежать.
   - Я и не собираюсь, - усмехнулся тот.
   - Ладно, тогда заберу ее себе обратно, - пожала плечами Василиса.
   Дядя Миша усмехнулся.
   - И самое главное, - она повысила тон. - Куда нам идти дальше? Ниткин, ты сможешь найти курс?
   - Поскольку мы находились на открытой местности, мы могли выйти в любой место, которое свяжет нас с нашей прямой дорогой, - важно заявил клубок. - Поэтому курс я не потерял, а значит, легко смогу продолжить путь.
   - Это хорошо, но я хотела бы знать, какие еще неприятности ты собираешься нам приготовить.
   - Я? - возмутился Ниткин, но Василиса не дала его праведному гневу выйти наружу.
   - С тех пор, как ты нас ведешь, мы то и дело попадаем в переделки! - закричала она.
   - Но причем тут я?- обиделся на нее клубок. - И кто вам сказал, что дорога будет легкой?
   - Ладно, - махнула рукой Василиса. - Я так понимаю, что одного из нас они все-таки забрали? Ну и поделом ему - не будет в следующий раз язык распускать!
   Артем вскочил со своего места и сжал кулаки, но Василиса была права, и он должен был это признать.
   - Итак, следующий населенный пункт - Берендейская республика? - снова повысила голос Василиса. - Что мы о ней знаем?
   Она уже привыкла не обращать на Василия Васильевича внимание, но на этот раз он ответил сам, без переадресации вопроса к Артему.
   - Там живут берендеи - полулюди, полумедведи. Самый нейтральный народ: зла не причиняют, чужих не трогают. Но если кто против них пойдет, тогда - берегись!
   - А нам чего от них ожидать? - спросила Василиса.
   - Ничего, - пожал плечами кот. - Зимой они, как и все медведи, спят. Поэтому я думаю, что мы придем в абсолютно пустой город, и что он, скорее всего, будет закрыт.
   - Но нам нужно пройти именно через столицу! - выкрикнул Ниткин.
   - Ну, я думаю, наш дорогой Артемка что-нибудь и на этот раз придумает, - масленым голосом пропела Василиса.
   Артем ничего не ответил. Он посмотрел на Деву-Ягу и вдруг почувствовал себя так, будто и его тоже наказали. Василиса умела окончательно испортить настроение.
   Собрав свои немногочисленные пожитки, путешественники двинулись дальше. Дорога выдалась легкая - шли по вымощенной камнем дороге, выглянуло холодное зимнее солнце, от которого просто стало теплее на душе, мимо проносились старинные автомобили, в небе пролетали одинокие птицы, и переход стал больше напоминать туристический поход.
   Ниткин был неумолим, и поэтому за два дня, которые странники провели в пути, они останавливались на отдых только ночью. Клубок заставлял их плотно завтракать - так, чтобы хватало до обеда, разрешал на минутку остановиться днем, чтобы легко перекусить, и снова бежал вперед.
   К концу второго дня, как и он и обещал, компания оказалась в Берендейской республике. Как объяснил Василий Васильевич, вся республика состояла из столичного города Берендейска, нескольких деревушек, которые скрывались за высокими, укрепленными крепостными стенами, и окрестных лесов, простиравшихся по всему периметру крепости.
   К удивлению Василия Васильевича, ворота Берендейска оказались открыты. В самом городе, похоже, тоже никто не спал, потому что еще издалека Артем заметил поднимающийся над городом дым.
   - Ничего не понимаю, - ломал голову Василий Васильевич. - Медведи должны спать до конца марта. Наверное, тут тоже что-то случилось.
   - Что тут могло произойти? - недовольно произнесла Василиса. - Просто зима теплая, вот и не спят.
   - Много ты понимаешь... - буркнул кот, но так тихо, что его услышал только Артем.
   Вход в крепость охраняли два огромных стражника в накидках из медвежьих шкур. На голове у каждого из них красовалась медвежья голова, и могло показаться, что это голова охранника. За спиной у них был колчан со стрелами, а в руках - лук, какого Артем в жизни не видал. Он был оснащен какими-то техническими приспособлениями, на нем мигало несколько датчиков, а тетива периодически натягивалась сама и издавала призывные звуки, на которые дружно откликались все стрелы в колчане.
   - Стойте, чужеземцы! - проревел один из стражников. - Кто вы и зачем идете в Берендейскую республику?
   - Мы туристы, - соврал Артем.
   Но Василий Васильевич поспешил исправить положение:
   - В том смысле, что мы путешествуем по Миру Прави, и нам нужно пройти через ваш город.
   - Никто не может пройти через Берендейск зимой, - замотал головой второй стражник. - Зимой мы принимаем сонные ванны.
   - Но ведь город не спит! - возразил Артем.
   - Да, и это большая беда для нашего рода, - ответил первый стражник. - Мы уже тридцать лет не можем заснуть ночью. Но это не дает права чужестранцам посещать наш город.
   - А что случилось? - поинтересовался Дядя Миша.
   - Этого никто не знает, - промолвил второй стражник. - Но сколько я себя помню, зимой мы не можем заснуть, и поэтому вынуждены отгонять медведей-шатунов.
   - На берендеев нападают шатуны? - удивился Василий Васильевич. - Но как медведи могут нападать на медведей?
   - Во-первых, - нахмурился один из стражников, - мы не медведи, а люди из медвежьего рода. А во-вторых, простые медведи на нас не нападают. Это шатуны-бураны, духи Карачуна. Они налетают на нашу крепость и оставляют нам одни болезни и несчастья.
   - О каких несчастьях вы говорите? - спросил Василий Васильевич.
   - Издревле наш род обладает способностью к мирному оборотничеству, - принялся объяснять первый стражник. - Любой из нас мог обернуться в медведя и снова принять человеческий облик. Но с тех пор, как на нас стали нападать шатуны, многие из нас потеряли этот дар.
   - Да, и одни не могут принять облик медведя, а другие не могут снова стать людьми, - пожаловался второй стражник. - Особенно тяжко приходится детям, ведь они еще не могут контролировать превращения. Мы-то, взрослые, давно уже приучили себя к тому, чтобы не пользоваться оборотническими чарами, у нас хватает медвежьей силы, и нам совсем не обязательно становиться медведями, чтобы прокормить или защитить себя. А вот дети наши до четырнадцати лет могут произвольно по несколько раз на дню становиться то медведями, то людьми. Одни могут вернуться, а другие - нет.
   - Но почему вы не можете нас пропустить? - удивился Артем.
   - Скажу по секрету, - зашептал первый, - у нашего Первого Министра от этой странной болезни страдает младшая дочь. А случилось это как раз в ту пору, когда в город из далекой страны приезжали псиглавцы. Наш Министр решил, что все беды от иностранцев, и распорядился никого в город не впускать, если только не появится у ворот лекарь.
   Василий Васильевич многозначительно посмотрел на Дядю Мишу, и тот все понял.
   - Я лекарь, - вышел он вперед. - Если вы позволите моим друзьям пройти через ваш город, я постараюсь вам помочь.
   - Это серьезное заявление, - распрямился второй стражник. - Мы должны сообщить о нем в Министерство.
   Он что-то шепнул своему напарнику, тот кивнул и отправился в город.
   - Ожидайте! - сказал второй.
   Ответа из Министерства пришлось ждать до самого утра. На ночь стражник закрыл городские ворота, и Артему с Василисой пришлось наколдовать палатку, чтобы нормально провести ночь.
   Только когда над крепостью появились первые проблески солнца, ворота снова открылись, и к просящим вышли оба охранника и низенький, полный человек в строгом деловом сюртуке, какие носили еще в девятнадцатом веке, с длинной перевязью через плечо. На ленте были вышиты ордена Берендейской республики - восьмиконечная звезда, которую украшала медвежья голова с вензелями, обозначавшими степень ордена.
   - Первый Министр Берендейской Республики Михаил Михайлович Топтыгин! - представился он. - Мне сказали, что вы можете помочь моей дочери.
   Василий Васильевич подтолкнул вперед Артема.
   - Да... - немного испугавшись того, что сейчас он будет разговаривать с министром, начал Артем. - Наш друг, Дядя Миша... в смысле Михаил... он лекарь... и если вы позволите нам пройти через вашу столицу - только пройти, мы не станем никуда заходить, - то он поможет вашему горю.
   Министр ненадолго задумался.
   - Почему это для вас так важно - пройти через Берендейск? - спросил он.
   - Мы идем по клубку, а он не может сворачивать с дороги, - объяснил Артем и протянул клубок.
   Министр внимательно посмотрел на Ниткина:
   - Никогда ничего подобного не видел.
   Он повертел клубок в руках и бережно опустил его на землю.
   - Почему я должен верить вам? - сурово спросил он. - Среди вас один хромой, другая молчит, и вы говорите, что у вас есть лекарь?
   Артем ничего не смог ответить на этот вопрос. Сейчас он чувствовал себя, как в кабинете директора, куда его неоднократно вызывали.
   - Скажите, - обратился Министр к Дяде Мише. - У вас есть диплом лекаря или какое-нибудь звание?
   - Нет, я лекарь-самоучка, - ответил Дядя Миша.
   - Вас принимали в Содружество Народных Целителей?
   - Нет.
   - У вас есть постоянная практика?
   - Нет, я странствующий лекарь, - объяснил Дядя Миша.
   - То есть вы, попросту говоря, шарлатан? - сдвинул брови Министр. - Темный знахарь?
   - Я не знаю, какой я знахарь, я просто лечу людей. В свободное от работы время прохожу обучение у старца Захара, - произнес Дядя Миша.
   - А-а-а... - протянул Министр. - Это который в Дед-да-Бабинске? Как же, знаю...
   Он снова задумался.
   - Хорошо, - наконец, поднял он голову. - Захар один раз помог мне лично, и я думаю, что его ученик окажется не хуже своего учителя.
   Дядя Миша просиял.
   - Мои помощники, - обратился к Артему Министр и показал на стражников, - проводят вас до задних дверей и оставят там вас, пока ваш друг будет лечить мою дочь.
   После этих слов он взял Дядю Мишу под локоть и повел с собой в город.
   - Мне придется всем вам завязать глаза, - сказал Артему стражник. - Наш правитель боится, что вы можете сглазить жителей Берендейска.
   - Хорошо, мы согласны, - кивнул Артем.
   Несколько часов Артему и остальной братии пришлось идти в полной темноте, повинуясь только голосу клубка, за которым пристально наблюдали оба стражника. К концу дня, когда охранники вывели их из города, никто уже не мог держаться на ногах. Сил у Артема и Василисы не хватило даже на то, чтобы вызвать своей абракадаброй хоть какие-нибудь стулья. Уставшие, они повалились прямо на землю, и только Дева-Яга, которая испугалась, как бы они не простудилась, не говоря ни слова, поднимала с промерзшего грунта то Артема, то Василису.
   Потом Яга куда-то исчезла и, к ужасу своих компаньонов, вернулась с медведицей, одетой как обыкновенный человек.
   - Кто это? - в страхе прижавшись к Артему, спросила Василиса, но Дева-Яга могла объясняться только на языке жестов.
   - Ладно, я прощаю тебя, - сменила гнев на милость ее хозяйка. - Можешь говорить!
   - Это Лада, - обрадовалась избавлению от немоты Дева-Яга. - Она живет здесь неподалеку.
   - Пойдемте со мной, - заговорила медведица человеческим языком и протянула лапу Василисе. Но она замотала головой и отпрянула. Тогда Лада подала лапу Артему, и он, хоть в душе и испугался, тоже подал ей свою руку. - Будем знакомы, Лада.
   - Артем,- сказал он и представил спутницу. - А это Василиса.
   Василиса слегка кивнула головой.
   - Василий Васильевич, - представился кот.
   - Радимира мне сказала, что вам негде переночевать? - спросила Лада.
   - Кто? - в один голос спросили все.
   Лада показала на Деву-Ягу. Та зарделась.
   - Так вот как твое настоящее имя! - выпалил Артем.
   - Да, но так меня никто никогда не называет.
   - Я буду тебя так называть, - шаркнул задней лапой Василий Васильевич.
   - И я! - поспешил добавить Артем.
   Василиса ничего не сказала.
   - Так вот, - продолжила Лада. - У меня вы сможете отдохнуть, пока ваш лекарь будет в крепости.
   - Откуда ты знаешь про Дядю Мишу? - спросил Артем. - Это Дева... то есть Радимира тебе рассказала?
   - Нет, - ответила Лада. - Об этом сказали по радио. У меня, правда, плохо ловит, но новости я каждый вечер слушаю. Пойдемте!
   Они пошли в сторону леса, и по дороге Артем спросил Ладу:
   - А откуда у вас здесь радио?
   - А почему у нас его не должно быть? - засмеялась она. - Уже лет двадцать у любого порядочного берендейца есть радиоточка и тарелка.
   - Жители Берендейской республики - признанные мастера, - шепнул Артему на ухо Василий Васильевич.
   - У нас даже в некоторых богатых семьях эти... те-ле-ви-зо-ры есть, - с гордостью за свою страну сказала Лада.
   - А откуда ваши мастера знают, как их делать? - удивился Артем.
   - У них договор с Одиннадцатым сказочником, - пояснила Лада. - Он им раз в несколько лет новые чертежи приносит из внешнего мира.
   Артем понимающе закивал головой.
   - Ну, вот мы и пришли, - сказала Лада.
   Перед путниками возник маленький домик, какие бывают у лесничих, аккуратно сложенный из бревен и покрытый черепицей.
   - Вот здесь я и живу, - сказала медведица, провожая гостей внутрь. - Я здесь вроде местного лесничего.
   Василиса расстелила на столе скатерть-самобранку, сказала нужные слова, и начался ужин.
   - Скажите, - обратился к Ладе Артем. - Ведь вы не всегда были... ну... медведицей?
   - Конечно, нет, - улыбаясь, ответила она. - Постоянно в шкуре я хожу только последние десять лет.
   - Десять лет? - ужаснулся Василий Васильевич. - И вы все это время живете вдали от людей?
   - Нет, в лесу мы живем четыре, когда был принят закон об отделении, - с грустью в глазах сказала Лада.
   - Закон об отделении? - переспросила Дева-Яга.
   - Это закон, по которому люди, навсегда оставшиеся медведями, не мог проживать в крепости. Они боятся, что наша звериная сущность вырвется наружу, и мы причиним вред людям.
   - Вы говорите "мы"? - снова заговорил Артем. - Значит, вас много?
   - Да, - вздохнула Лада. - По данным последней переписи, почти половина берендейцев живет в лесной зоне.
   - А как же... У вас ведь наверняка есть дети? - спросил Артем.
   - Да, есть, - опустила глаза Лада. - Но они остались со своим отцом в крепости. Сейчас им уже четырнадцать, они уже могут себя контролировать.
   Глаза медведицы наполнились слезами.
   - И они... даже не навещают вас? - снова робко спросил Артем.
   - Нет, нам запрещено общаться с горожанами, - ответила Лада. - Нас лишили почти всех прав. Мы даже работать можем только в лесу, но здесь такая безработица... Мне повезло - я была одной из первых, кого сослали в лес, мне нашли работу лесничего. Очень выгодно, знаете ли - кто будет в лесу беспорядки творить, если в нем за главного медведь?
   Она горько усмехнулась и вытерла передником влажные от слез глаза.
   - Но это же несправедливо! - возмутился Артем. - Что это за разделение на "нужных" и "ненужных"? И почему никто из горожан не выступает против? Ведь с их детьми может случиться то же самое?
   - О-о-о, уже случается, - подтвердила Лада. - Но родители таких детей прячут и даже боятся говорить о равноправии, потому что если от кого про это услышат, сразу заподозрят, обыщут, найдут ребенка-медведя и в миг в лес вытурят.
   - Но ведь у Министра... - вмешался Василий Васильевич.
   - Он Министр, - вздохнула Лада. - Для него закон сделал исключение. К тому же, все надеются, что как только его дочь выздоровеет, начнется всеобщее исцеление. Дочь нашего Министра для многих символ веры и надежды.
   - Но Василий Васильевич говорил мне, что ваш народ отличается своим непокорным нравом, так почему же никто не борется за свои права?
   - Некоторые пытались бороться, даже партизанские отряды создавали и нападали на стражников из крепости, взывали к горожанам, но оказалось, что берендейцы не увидели за медвежьей шкурой людей, а медведей так легко уничтожить, если представить, что перед тобой всего лишь звери, - ответила Лада. - После этого некоторые из изгнанников стали создавать свою собственную республику, но их быстро разгромили.
   На этой невеселой ноте ужин закончился, и Лада предложила гостям укладываться спать. Она постелила несколько медвежьих шкур прямо на полу, и уставшие странники быстро заснули.
   Наутро Артема разбудил громкий звук радиоприемника.
   - Доброе утро! - сказала Лада, прибавляя громкость. - Сейчас будут передавать экстренное сообщение.
   Артем разбудил остальных, и они все вместе уселись перед черной тарелкой.
   - Здравствуйте, уважаемые граждане и медведи Берендейской республики! - раздалось из приемника. - В эфире экстренный выпуск новостей. Вчера в наш город прибыл свободный лекарь Михаил, который дал обещание Первому Министру исцелить его дочь.
   Слушатели затаили дыхание.
   - Лекарь провел у несчастной всю ночь, - продолжил диктор, - но состояние дочери нашего Министра не изменилось, она по-прежнему остается медведем. Утром самозваному лекарю был устроен допрос, на котором он признался, что не сможет исцелить девочку. Первый Министр потребовал немедленной казни лекаря, но созванное в срочном порядке Республиканское вече проявило милосердие и постановило: "Изгнать с позором шарлатана из Берендейской республики и объявить его самого и его друзей-лжецов врагами государства пожизненно. За укрывательство мошенников и связь с ними граждане и медведи республики будут приговорены к смертной казни".
   На последних словах Лада резко вскочила из-за стола и закричала:
   - Убирайтесь, немедленно!
   - Но Лада, ты же знаешь... - попытался заговорить с ней Артем.
   - Я ничего не знаю и не хочу знать, - зарычала она и закрыла лапами уши. - Из-за вас у меня будут неприятности!
   Артем хотел еще что-то сказать, но Василий Васильевич знаками дал понять ему, что это бесполезно.
   - До свидания, Лада, - сказал он.
   - Прощайте! - крикнула она.
   - Нет, до свидания, - улыбнулся кот, пропуская перед собой остальных. - Почему-то мне кажется, что мы еще встретимся.
   Новоиспеченные "враги берендеев" вышли из домика Лады, через лес по тропинке вернулись к задним воротам Берендейской крепости и попали как раз на экзекуцию Дяди Миши. Они спрятались за широкими ветвями деревьев и смотрели, как горемычного знахаря выталкивали из города. Вслед ему летели палки и камни, тухлые и гнилые овощи, от которых он даже не пытался увернуться. Горожане выкрикивали обидные ругательства, а стражники подталкивали его острыми стрелами и приговаривали:
   - Чтобы мы тебя больше здесь не видели, проклятый обманщик!
   Наконец, ворота за Дядей Мишей закрылись, и Артем с товарищами по несчастью бросились к нему. Артем подумал, что Дяде Мише станет легче, когда он увидит знакомые лица, но знахарь, наоборот, отстранился от них и даже хотел убежать, если бы его вовремя не остановила Василиса.
   - Уйдите! - умолял Дядя Миша. - Или лучше оставьте меня, забудьте про лекаря-неудачника!
   - Да что ты, - возразил ему Артем. - Что бы там ни случилось, мы всегда будем с тобой!
   - Не расстраивайся так, Дядя Миша, - улыбнулась ему Дева-Яга.
   - Михаил, будь мужчиной, - сказала Василиса.
   Все старались как-то успокоить знахаря, говорили ему хорошие слова, даже Ниткин сказал, что не станет торопиться идти дальше, только Василий Васильевич стоял в стороне. Когда же все вокруг успокоились, и Дядя Миша понял, что его никуда не отпустят, кот подошел к нему и громко сказал:
   - Молодец, Михаил, ты выдержал это нелегкое испытание!
   На него тут же уставились недоуменные взгляды.
   - Теперь, так сказать, мы с вами прошли огонь, воду и медные трубы, - сказал Василий Васильевич. - Это одно из требований, чтобы добраться до пещер Кудеяра.
   - Объясни! - потребовал Артем.
   Кот отвесил ему самый глубокий поклон, на который был способен и произнес:
   - Когда Дядя Миша пошел "спасать" дочь Министра, я уже знал, что дело обречено на провал, - на хмурый взгляд Дяди Миши в свою сторону он совершенно не отреагировал. - Я знал, что ему не по силам справиться с чарами шатунов-буранов. Ведь если это слуги самого Карачуна, повелителя декабря, одного из самых сильных существ Мира Нави, то это уже совершенно другой уровень знания, не доступный простому знахарю. Ты, наверное, опять своими травками да заговорами ей помочь хотел? Нет, друг, тут только молитвами поможешь, но тебе до этого еще расти и расти.
   - Так почему же ты не сказал этого раньше? - возмутился Дядя Миша.
   Он был спокоен, но Артему показалось, что знахарь готов наброситься на своего обидчика.
   - Прежде всего, потому что нам нужно было как-то пройти через город. Ну, а потом я хотел, чтобы ты прошел это испытание как можно раньше, - ответил Василий Васильевич.
   - О каком испытании ты все время говоришь? - вступился за Дядю Мишу Артем.
   Василий Васильевич вдруг стал серьезнее, чем никогда.
   - Быть знахарем - это не только уметь лечить людей. Это еще и готовность к тому, что бывают такие случаи, когда ты ничего не можешь сделать или у тебя не получается, потому что сила, с которой ты борешься, мощнее, чем твоя собственная. И тогда знахарь - первый, против кого пойдут люди. Помнишь, о чем говорил тебе Захар: быть знахарем - это быть изгоем, заслужить "медную славу" и принять ее.
   Дядя Миша понимающе закивал.
   - А что такое "медная слава"? - спросила Дева-Яга.
   - Раньше на Руси победителей встречали оркестром, и музыканты дули в серебряные трубы, а если ты потерпел неудачу, тебя все забывали, вроде как встречали "медными трубами", - объяснил кот. - Вот поэтому я и сказал, что мы прошли огонь, - он посмотрел на Артема, - воду, - посмотрел на Василису, - и медные трубы, - Василий Васильевич подошел к Дяде Мише и пожал ему руку.
   - Ну? Теперь, когда всем все стало понятно, мы можем идти дальше? - послышался противный голос снизу.
  

Глава 8

ночной разговор

  
   Как и обещал Ниткин, после Берендейска путники направились на запад. По словам Василия Васильевича, впереди их ждали сплошные непроходимые леса. Но на следующий день, пока они шли, им то и дело встречались маленькие деревушки, в которых Артем не нашел в них ничего особенного - ничего, что могло бы сказать о том, что он находится в Мире Сказок.
   Василий Васильевич объяснял, что в таких местах обычно живут простые люди, которыми основатели Мира заселили его, чтобы использовать их в качестве вспомогательных персонажей для сказок.
   - Что это значит? - не понял Артем.
   - Ты когда-нибудь читал, что налетел на деревню змей и все пожег, или напустили на людей колдуны злые чары? Вот для этого они и нужны - чтобы быть фоном для самой сказки.
   - То есть, чтобы было, над кем издеваться и кого спасать, - язвительно заметила Василиса.
   - Ну и мирок у вас, - покачал головой Артем. - Что говорить о несправедливости у берендейцев, если в вашем Мире столько людей страдает зазря.
   - Ничего не зазря, - возразил ему кот. - Это их работа, они служат в сказках и получают за это жалование. А в свободное от своей основной работы время они вольны заниматься, чем пожелают. И поверь, Артем, нет так часто, особенно в последнее время, Мир Русских Сказок оживает, чтобы его обыкновенные жители могли пожаловаться на свою тяжелую судьбу.
   - Все равно это несправедливо, - упрямо стоял на своем Артем.
   - Смотри-ка, какой правильный нашелся, - усмехнулась Василиса. - А разве ты сам не пользуешься услугами этих людей?
   - Я? - удивился Артем.
   - Конечно, - утвердительно кивнула Василиса. - Вспомни Дед-да-Бабинск, Сметану, тот же Берендейск - их жители страдали только потому, что в Мире Русских Сказок появился новый герой, и этот герой - ты!!!
   - Ты хочешь сказать, все их несчастья произошли не потому, что твой отец сбежал со своего престола, а из-за того, что мне удалось открыть дорогу в ваш Мир? - повысил голос Артем.
   Василиса ничего не ответила - скорее всего, она просто не знает, решил Артем и обратил свой взгляд на кота.
   - Это действительно так? - грозно спросил он.
   - Даже не знаю, что тебе ответить, Артем, - задумчиво ответил Василий Васильевич. - Постичь все законы Мира Русских Сказок не надо даже самому мудрому... Не уверен, что ты поймешь...
   - А ты попробуй, объясни, - взорвался Артем, - а уж я постараюсь понять!
   Василий Васильевич вздохнул и, приняв покорный вид, принялся объяснять.
   - Все события, которые происходят в нашем Мире, взаимосвязаны между собой временем и пространством. Когда исчез Кощей, его подданные стали свободными и принялись вершить свои недобрые дела. Независимо от того, кто стал бы новым героем, ему пришлось бы столкнуться с теми же людскими бедами, что и тебе. Когда ты, Артем, открыл дверь в Мир Русских Сказок, Книга Мокоши указала тебе такой путь, чтобы ты избавил Мир Прави от нечисти, и когда ты это сделал, твоя сказка закончилась. Наш Мир снова стал жить своей обычной жизнь, но когда Василиса снова затащила тебя к нам, началась новая сказка, а это значит, что отдельные жители нашего Мира уже обречены на то, чтобы встретиться с тобой. Но теперь все зависит от тебя - куда ты пойдешь, там и ждать людям... неприятностей.
   - Но почему именно неприятностей? - недоумевал Артем. - Почему я не могу принести людям счастье?
   - О, ты принесешь! - заверил его кот. - Но чтобы освободить кого-то от несчастья нужно, чтобы сначала оно свершилось, не так ли?
   - Значит, если я правильно понял, мне с местным населением лучше вообще не сталкиваться? - спросил Артем.
   - Почему? - теперь уже удивился Василий Васильевич.
   - Потому что если я, предположим, войду вот в эту деревню, на ее жителей сразу обрушатся напасти!
   - Если ты зайдешь в эту деревню, но она для твоего пути не имеет никакого значения, ничего там не случится.
   - А если мне нужно зайти туда по делу, то в этой деревне обязательно что-нибудь произойдет?
   - Там в любом случае что-то должно произойти, и это что-то произойдет, - философски произнес кот.
   - Ничего не понимаю... - честно признался Артем. - То, что произойдет - это хорошо или плохо?
   - Это как посмотреть на то, что хорошо, а что плохо, - снова непонятно ответил Василий Васильевич.
   - Для тех, кто живет в деревне - это плохо?
   - Появление героя всегда связано с тем, что там, куда он пришел, что-то случается, значит, он там нужен. Если герой не войдет в деревню или в город, то особой нужды в нем нет.
   - А если я просто хочу зайти и попросить воды?
   - Заходи и проси, но не удивляйся, если тебе придется задержаться надолго.
   - И я обязательно должен буду задержаться? - нахмурился Артем.
   - Конечно, нет, - развел лапами кот. - Но потом про тебя по Миру пойдет нехорошая слава. Будут говорить, что вот был такой герой Артем-царевич, в котором ничего героического не было, который мог людям помочь, но не хотел. Конечно, если тебя это не трогает, можешь об этом забыть.
   - Вот я и хочу об этом забыть, - буркнул Артем.
   Надвигалась ночь, и путникам нужно найти место для ночлега. С каждым днем воздух становился холоднее, и спать на улице стало совсем невозможно. Поэтому когда на их пути возникла еще одна деревушка, Артем без размышлений постучался в один из домиков.
   Дверь открыл немолодой человек, закутанный в одеяло.
   - Доброй ночи! - сказал Артем. - Мы хотели попроситься к вам на ночлег.
   - Кто вы такие? - спросил хозяин.
   - Путешественники, - по привычке ответил Артем.
   - Ну да, рассказывайте! Станет кто-то путешествовать в такую погоду, да и что у нас тут смотреть? - дверь перед их носом была готова закрыться.
   - Мы идем к пещерам Кудеяра! - поспешил сказать Артем.
   Хозяин замер и широко раскрыл глаза.
   - Что ж, входите, - после некоторого замешательства сказал он и впустил компанию в дом.
   Мужчину звали Федором, вместе с ним в доме жили жена Алена и сын, которого назвали в честь отца. Поужинав вместе со своими гостями, Федор спросил у Артема:
   - Вы сказали, что идете к пещерам Кудеяра?
   Артем кивнул.
   - То есть вы знаете, как туда добраться?
   Артем кивнул еще раз.
   - Но ведь это всего лишь легенда! - покачал головой Федор. - У нас в деревне все эту историю знают, будто знаменитый разбойник где-то рядом несметные богатства оставил. Но я здесь все места знаю, и никаких следов Кудеяра не находил.
   - А может, кто-то другой знает, где находятся эти пещеры? - спросила Яга.
   - Да ну, - замахал руками Федор. - У нас любой лоховчанин вам скажет, что все это выдумки.
   - Кто, простите? - не понял Артем.
   - Лоховчанин, - еще раз сказал Федор. - Мы с вами сейчас находимся в деревне Лох, а его жители зовутся лоховчанами.
   Артем едва сдержался, чтобы не фыркнуть от смеха. Теперь понятно, подумал он, почему вы дорогу в пещеры найти не можете.
   - Значит, мы правильно идем, - вдруг произнес Василий Васильевич. - По преданию, последним пристанищем Кудеяра было село Лох.
   Он еще что-то беззвучно прошептал, после чего обратился к Федору:
   - Скажите, уважаемый, а названия "Кудеярова гора" или "Караульная гора" вам о чем-нибудь говорят?
   - Конечно, - ответил Федор. - Как из нашей деревни выйдете, еще километров десять через лес - как раз выйдете и к Кудеяровой, и к Караульной горе.
   - А что за Караульная гора? - спросил Артем у кота. - Про Кудеярову гору ты говорил, что на ней находится разбойничий замок. А Караульная?
   - Согласно легенде, перед Кудеяровой горой стоит еще одна, - объяснил Василий Васильевич. - Раньше на ней сиживали его дозорные, которые никого не подпускали к Кудеяру. Только пройдя Караульную гору можно пройти к замку.
   - Да-да,- подтвердил Федор, - в легенде так и говорится. Но мы поднимались и на ту гору, и на другую, но никакого замка там не видели.
   Артем заметил, как изменилась в лице Василиса. Неужели Василий Васильевич все это время ее обманывал? Он знал, что она может сделать с котом, если окажется, что он лжет. В прошлый раз коту повезло, у него осталась еще одна жизнь, но в этот раз он будет совершенно беспомощен.
   - Давайте спать, - предложил Артем, и Федор стал помогать гостям как следует расположиться на полу.
   Прошло совсем немного времени, и все уже спали. Не мог заснуть только Дядя Миша. Он ворочался с одного бока на другой, тяжело вздыхая, пока, в конце концов, не разбудил своими толканиями Василия Васильевича.
   - Слушай, ну чего тебе не спится? - заворчал кот. - Завтра будет нелегкий день.
   - Мысли одолевают, - ответил Дядя Миша. - Поговоришь со мной?
   - В час ночи? Самое подходящее время, - съязвил Василий Васильевич.
   - Ну, пожалуйста, - умоляюще попросил знахарь.
   - Без разрешения Артема - не могу, - зашептал кот.
   - А мы ему не скажем, - также шепотом произнес Дядя Миша.
   - Ну... ладно, - сдался Василий Васильевич. - Только пойдем в сени, чтобы никому не мешать.
   Они тихо встали и вышли на веранду. Кот уселся напротив собеседника с самым несчастным видом и широко зевнул.
   - Разве ты не знаешь, Михаил, что коты проводят половину своей жизни в состоянии полудремы? - спросил он. - А вы меня днями и ночами за собой повсюду таскаете.
   - Извини, что мне пришлось тебя потревожить, - немного смутился Дядя Миша. - Но со мной что-то происходит, и я не знаю, к кому мне обратиться за помощью.
   - Тогда выкладывай, - смирился с вынужденной бессонницей кот.
   - Тебе известно, Василий, с каким трудом мне удалось уговорить самого себя стать лекарем, - начал Дядя Миша. - Последние три месяца я все делал так, как говорил мне Захар. То я скитался по Прави и лечил людей травами, то смиренно учился у него. Но с тех пор, как я оказался у Василисы, я чувствую, будто силы покидают меня. Я хотел помочь Артему, но он снова стал хромать. Я пытался помочь несчастной девочке, которая превратилась в медведя, но ты сказал мне, что у меня недостаточно опыта. Понимаешь, я теряю веру в себя, и даже когда ты говоришь, что это испытание, я не верю. Я знаю, что не смогу помочь, когда от меня это потребуется. Я нужен только Василисе, и только как заложник.
   Дядя Миша замолчал и пристально посмотрел в глаза коту. Но Василий Васильевич не торопился с ответом. Он поглаживал усы и шевелил ушами, над чем-то размышляя, и Дяде Мише пришлось долго ждать, пока кот не заговорил.
   - Мне кажется - хотя я не могу быть в этом уверен - что это происходит из-за того, что вы с Артемом в настоящий момент времени находитесь на разных полюсах, - наконец, произнес Василий Васильевич.
   - В смысле? - Дядя Миша поднял на кота недоуменный взгляд.
   - Ты не хуже меня знаешь, что в Мир Русских Сказок добро притягивается к добру, а зло выступает на стороне зла.
   Дядя Миша согласился.
   - Согласись, наша компания довольно странная. Дочь Кощея, которая стремиться захватить власть над Миром Нави, молодая Яга, лекарь, ученый кот, клубок и герой, который пришел из Мира Яви. Когда он пришел, он выбрал путь Прави, и сказочная нить связала всех тех, кто был вместе с ним. Никто из нас не сможет перейти в другой мир, даже если сильно этого захочет. Наши способности в Мире Нави сразу же исчезнут или деформируются.
   - А как же Василиса? Ведь она смогла уйти в Тридесятое царство?
   - А это потому что она сама могла выбрать, на какую сторону встать - помнишь предсказание Мокоши? Вот она и выбрала другой Мир, и это, я думаю, изменило все. Мы потеряли связь с Василисой, но с Артемом их объединило то, что это он помог ей вернуться домой. Похоже, именно поэтому ей удалось проникнуть к нему в приют и забрать его с собой.
   - И что дальше?
   - Артем, по своей ли воле, против ли - мне это неизвестно - оказался на стороне Василисы. Тем самым мы с тобой получили противника. И как бы он не хотел вернуть наше расположение, как бы мы не хотели ему помочь, между нами будет пропасть до тех пор, пока он окончательно не сделает выбор между Тридевятым и Тридесятом царствами. Ты не смог вылечить его больное колено, потому что ты - лекарь из Мира Прави, и ты не можешь помогать тем, кто из Мира Нави.
   - Но Артем...
   - Сейчас он на той стороне, и мы можем быть только рядом с ним, пока не наступит время его выбора.
   - И поэтому я не смог помочь в Берендейске?
   - Да, - сказал кот и замолчал, словно думая, стоит ли ему продолжать. - Перед тобой тоже стоит непростая задача.
   Он снова замолчал, но Дядя Миша так внимательно на него смотрел, что Василий Васильевич не выдержал и договорил.
   - У тебя нет силы, потому что ты все еще не посвящен в знахари. Чтобы пройти посвящение, ты должен окончательно определиться, кем ты будешь. Сейчас ты обладаешь самыми разными знаниями. И мне кажется, не все они смогут пойти на пользу людям. В знахаре всегда борются стремление быть лекарем и желание стать колдуном...
   - Но ведь я никогда даже и не думал о том, чтобы уйти в Тридесятое царство, и никогда не подумаю! - возмутился Дядя Миша.
   - А если Артем позовет? - подковырнул его Василий Васильевич.
   Дядя Миша ничего не ответил.
   - Ты ведь чувствуешь к нему благодарность за то, что он помог тебе тогда, на крыше?
   Дядя Миша молча кивнул.
   - И если Артему понадобится твоя помощь, ты последуешь за ним, когда он выберет Мир Нави?
   - Что ты такое говоришь? - вскочил со своего места Дядя Миша. - Почему это Артем выберет Мир Нави?
   - Я всего лишь предположил, - стал защищаться кот. - Ну, и что ты тогда сделаешь?
   Дядя Миша надолго молчал.
   - Пойду за ним, - наконец, выдохнул он.
   - Тогда тебе придется пройти обряд посвящения в колдуны, после которого ты сможешь наслать любую порчу и станешь таким сильным, что снять или наслать проклятье будет для тебя парой пустяков, - объяснил Василий Васильевич.
   - А если Артем выберет Тридевятое царство? - спросил Дядя Миша.
   - Тогда ты пройдешь обряд посвящения в знахари, у тебя опять же будет невероятная сила, и ты сможешь лечить от любых болезней.
   - Значит, - решил подытожить Дядя Миша, - только так, и никак по-другому?
   - Есть, конечно, и еще один путь, но я тебе о нем рассказывать не стану.
   - Говори! - потребовал знахарь.
   - Ты мне не хозяин, - ответил Василий Васильевич, - и приказывать не можешь.
   Дядя Миша от досады стукнул кулаком по столу. В это самое время в сени вышел заспанный Артем. Заметив его, Дядя Миша расплылся в широкой улыбке, а Василий Васильевич, приподнявшись на стуле, важно поклонился.
   - Кто такие колодезники? - спросил Артем, словно не замечая суетливости знахаря и кота.
   - Колодезники - это мастера рыть и распознавать колодцы, - выпалил Василий Васильевич. - А зачем тебе это?
   - Мне только что приснился сон, - Артем сел рядом. - Мы шли с вами к Караульной горе, но когда дошли до нее, то ничего не обнаружили. И вдруг прямо из горы ко мне подошел человек. Вы его не видели, он говорил только со мной. Он сказал, что нам нужен колодезник, и сразу исчез. Я проснулся, услышал ваши голоса и пошел к вам. Василий Васильевич, ты не знаешь, что может означать этот сон?
   - Наверное, просто сон.
   Это сказал не Василий Васильевич, а Дядя Миша, но кот, услышав его догадку, отрицательно покачал головой.
   - Все, что человек может во сне, в нашем мире обязательно сбывается. Если этот человек сказал, что нам нужен колодезник, мы должны его обязательно найти, - сказал он.
   - Но где мы будем его искать? - поинтересовался Артем, зевая. Ему очень хотелось спать.
   - Спросим у Федора, может у них здесь кто есть, - ответил кот.
   - Иди спать, Артем, - посоветовал ему Дядя Миша. - Колодезника будем искать утром.
  

Глава 9

три колодца

  
   За завтраком Артем сразу же спросил у добродушного хозяина:
   - Скажите, Федор, а у вас в деревне есть колодезники?
   Жена Федора от этого вопроса словно потеряла дар речи и уставилась на мужа. Сам Федор резко изменился в лице и мрачно посмотрел на Артема.
   - Откуда вы знаете? - спросил он.
   - Знаю что? - не понял Артем.
   - Откуда вы знаете, что я колодезник? - сквозь зубы ответил Федор.
   - Вы? - Артем не верил своим ушам. - Вы - колодезник?
   - Что вам нужно от моего мужа? - набросилась на него Алена. - Он никуда не пойдет!
   - Погоди, мать, - бросил Федор.
   - А чего - погоди, - разорялась его жена. - Или ты забыл, что в прошлый раз случилось?
   - А что случилось? - спросил Дядя Миша.
   - Тоже такие вот, как вы, пришли, попросили моего дурака колодец им найти, а сами ограбили по дороге, - гремела Алена.
   - Но мы не собираемся грабить Федора! - сказал Артем.
   - А тогда зачем вам нужен колодезник посреди зимы? Почто вам колодец?
   - Я не знаю, - растерянно ответил Артем.
   Федор и его жена переглянулись.
   - Это уже совсем неожиданно, - пробормотал Федор. - Вы ищите колодезника, но не знаете, зачем он вам?
   - Мне приснился сон, - стал объяснять Артем. - Мы должны найти колодезника и вместе с ним идти к Караульной горе.
   - Федя, я тебя не пущу! - вцепилась в мужа Алена. - Мало ли что им от тебя надо! А вдруг они тебя в рабство заберут?
   - В рабство? - засмеялась Василиса, и это был такой противный смех, что даже у Артема, привыкшего к нему, по спине побежали мурашки. - Зачем?
   - Федя - последний известный колодезник. Найдется немало тех, кто захочет, чтобы он работал на них.
   - Разве мы похожи на тех, кто может сделать вашего мужа рабом? - спросил Дядя Миша.
   - Да, похожи! - вдруг выпалил Федор. - Вы думаете, я ничего не понимаю?
   Он развернулся к Василию Васильевичу.
   - Я узнал тебя, Кот Баюн. Когда я был совсем маленьким, ты приходил в нашу деревню. Я знаю, какой страшной силой ты обладаешь, поэтому не посмел отказать вам в ночлеге. И уж, конечно, я пойду с вами, только бы вы не трогали мою семью. А я знаю, что вы можете сделать с Аленой и с маленьким Федькой, если не пойду.
   Он посмотрел на жену и прижал ее к себе. По щекам у обоих текли слезы.
   Артем хотел встать и объяснить, как обстоит дело, но его опередила Василиса.
   - Отлично! - громко произнесла она. - Раз ты все понимаешь, нам будет легче сговориться. Смотри, если что не так, Баюн споет для тебя свою песню!
   Василий Васильевич вскочил, собираясь возразить, но Василиса властным жестом показала, что не даст никому говорить.
   - Ниткин, мы отправляемся! - приказала клубку Василиса.
   Федор собрался в дорогу, попрощался с женой и вместе с остальными отправился в путь. Они шли вслед за Ниткиным по улочкам Лоха, и люди, которые встречались им, провожали Федора сочувствующими взглядами.
   Клубок все катился и катился вперед, и хотя казалось, что до Караульной горы, видневшейся вдали, было рукой подать, Ниткин плутал по лесу целый день.
   - Ты же говорил, что тут всего десять километров! - ткнула Федора в спину Василиса.
   - Да, я говорил, - огрызнулся Федор. - Но ваш клубок водит нас вокруг да около.
   - Ниткин, что происходит?! - Василиса почти вышла из себя.
   - Я иду правильно, - отвечал клубок. - Если кому-то не нравится, можете идти сами, умники.
   - Но почему мы ходим вокруг горы кругами? - удивился Артем.
   - Потому что только так можно выйти к настоящей Кудеяровой горе, - сказал Ниткин. - Простым людям не дано найти истинный путь, которым шел Кудеяр. Но поскольку я волшебный клубок, и мне дано указание вывести вас к конкретному месту, я знаю, как правильно идти.
   Клубок оставили в покое, и он покатился дальше. Наконец, когда сапоги и валенки людей были полны снега, а Василия Васильевича можно было выжимать, странники вышли из леса и оказались лицом к лицу перед высоченной горой, обойти которую было невозможно - даже самый искусный скалолаз никогда бы не добрался до ее вершины. За ней поднималась еще одна такая же гора, на которой виднелись развалины старой крепости.
   - Невероятно... - первым подал голос колодезник Федор. - Так значит, это все-таки правда...
   - Но как мы попадем туда? - спросила Василиса. - Ниткин, почему ты не ведешь нас дальше?
   - Я привел! - грубо ответил клубок. - Место, на котором я сейчас стою - конец маршрута.
   Все дружно посмотрели туда, откуда доносился голос Ниткина, но ничего не увидели. Он просто крутился на одном месте.
   - Дальше надо идти под землю, - сказал клубок.
   - Как это? - удивились все.
   - Я не знаю, но продолжение маршрута - под землей.
   - Ну и что мы теперь будем делать? - разочарованно спросила Василиса. С нее махом пропала вся спесь, и сейчас она была похожа не на будущую правительницу Нави, а на обыкновенного подростка.
   - Как - что? - вдруг промолвил Федор. - Колодец искать, конечно!!!
   Артем посмотрел на колодезника: Федора как будто подменили. У него в глазах появился живой блеск, как у Дэнча, когда он собирался забрать из пещер золото. Он словно забыл, как еще утром отказывался идти с незнакомцами, теперь он был готов работать.
   - Вы хотите сказать, что мы пойдем через колодец? - догадался Артем.
   - Ну да, - весело ответил Федор. - Нужно только отыскать его, а это непросто. Здесь три колодца.
   - Три?
   - Да, - продолжил говорить Федор, словно с самим собой, - два с водой и один совершенно пустой.
   - Откуда вы это знаете? - поинтересовался Дядя Миша.
   - Это мой дар - видеть места, где могут быть колодцы, - ответил Федор. - Обычно меня нанимают для того, чтобы я указал место, где можно поставить новый, но я могу видеть и старые колодцы.
   - Но где они? - спросила Василиса.
   - Они все под клубком, - беззаботно сказал колодезник.
   - Как это - все?
   - Один на другом, - объяснил он. - Если сумеешь открыть один, на его месте появится другой.
   - Но почему мы не видим ни один из них? - спросил Артем.
   - Потому что зима, умник, - вместо Федора ответил клубок.
   - А-а-а! - осенило Василису. - Значит, надо просто расчистить снег?
   - Ага, - кивнул Федор.
   Вместе с Артемом и Дядей Мишей он принялся руками разгребать снежный покров под Ниткиным, но это оказалось не так-то просто сделать. Под снегом образовалась настоящая ледяная корка, по словам Федора, из-за того, что внизу была чистая родниковая вода. Лед был такой толщины, что без специальных приспособлений пробить его было невозможно.
   - Попробую заумь, - предложил Артем.
   Дядя Миша кивнул.
   - Томолок! Вукадла! - выкрикнул Артем, но ни молотка, ни кувалды не появилось.
   На помощь пришли Василиса и Дева-Яга, но даже утроенной зауми не хватило - руки Артема остались такими же пустыми.
   - Наверное, заклинание прежнего хозяина сильнее, - предположил Василий Васильевич.
   - И что? - недовольно спросил его Артем.
   - Придется долбить руками и отогревать собственным дыханием, - предложил кот.
   - А если костер?
   - Ты же видишь, что заумь не работает, - пожал плечами Василий Васильевич.
   - Тогда помогайте! - сказал Артем, и все, кроме клубка, прильнули к ледяной поверхности.
   Чтобы лед дал первую трещину, пришлось дышать до самого утра, сменяя друг друга. Зато, как только корка поддалась, все шестеро стали что есть силы долбить по ней руками и ногами, пока вся она не покрылась трещинами и не стала распадаться на маленькие кусочки. Разгребая их, Артем увидел, как из-подо льда появилась дощатая крышка.
   Очистив крышку от снега и наледи, Артем даже в темноте смог разглядеть на ее поверхности изображение красивой девушки в легкой прозрачной накидке.
   - Федор!- позвал он колодезника. - Что это?
   - Это Параскева-Пятница, - ответил он. - Покровительница колодезной воды.
   - Подождите! - вдруг завопил Василий Васильевич. - На крышке изображение Параскевы-Пятницы... она покровительница колодцев... что-то припоминаю... Ну, конечно! Там, где колодец с ее изображением, там вода целебная!
   Артем, Федор и Дядя Миша принялись сдвигать крышку, и пока они это делали, Василий Васильевич суетился вокруг, делясь своими догадками.
   - Теперь понятно, почему Кудеяр именно здесь свой замок поставил. Когда он сюда пришел, то обнаружил этот колодец, а поскольку человеком он был грамотным, то наверняка про силу его знал. А может, и не знал, а просто воды испил и силу в себе почувствовал. Помнится, читал я в одной старинной книге, что никто и никогда не видел разбойников Кудеяра больными и старыми. И даже если они были сильно ранены, то уже на следующий день снова совершали набеги, и выглядели еще лучше, чем раньше.
   Наконец, крышку удалось отодвинуть, и под ней действительно оказался колодец с ледяной родниковой водой.
   - Пробуй, Артем, - предложил Дядя Миша.
   - Но почему я? - спросил тот.
   - Если все то, о чем рассказал Василий Васильевич - правда, эта вода исцелит твое колено.
   - Давай-давай, - подбодрил Артема кот.
   Артем опустил и без того замерзшие ладони в колодец, зачерпнул воды и медленно выпил.
   - Ну, как? - спросила его Дева-Яга.
   - Ничего не ощущаю, - сказал Артем. - Он пощупал под штаниной костяную ногу - она была на месте, но боль в другом колене стала потихоньку спадать. - Да-а-а, теперь чувствую...
   Не прошло и пяти минут, как Артем почувствовал такой прилив сил, что был готов идти без остановки или работать еще несколько часов. Несмотря на то, что вода в колодце была невыносимо ледяной, он согрелся и выглядел совсем здоровым.
   Боль в колене прошла окончательно, но с костяной ногой так ничего и не произошло. Василий Васильевич объяснил, что чародейство огня оказалось сильнее заговора Параскевы.
   Вслед за Артемом каждый сделал по одному глотку из колодца, и как только рука последнего коснулась воды, она в одно мгновение ушла на дно, словно ее и не было. Стенки колодца покрылись льдом, а сам колодец выдохнул облако пара.
   - Что это значит? - спросил Артем у Федора.
   - Это второй колодец, - объяснил колодезник.
   - Но почему он пустой?
   - Наверное, мы должны спуститься вниз, - предположил Федор.
   Василий Васильевич заглянул в колодец и в ужасе отпрянул:
   - Но там же нет дна!
   - Значит, этот колодец куда-то ведет, - сказал Федор. - Так бывает, когда вместо колодца прорывают тоннель на другую сторону.
   - Так вот как мы попадем в замок! - воскликнула Василиса.
   - И что мы должны будем сделать? - снова спросил Артем у колодезника.
   - Ну, раз у него нет дна, тогда прыгнуть! - ответил, улыбаясь, Федор.
   - Кто первый? - робко спросила Дева-Яга.
   - Я, кто же еще, умники! - проворчал Ниткин. - Я четко вижу новый маршрут... Федор прав - этот колодец выводит наружу!
   Клубок прыгнул на край колодца и с криком: "За мной!" ринулся вниз и исчез в бездонной темноте.
   - Ну, я следующий, - сказал Дядя Миша и уже приготовился прыгнуть за Ниткиным, но тут его остановил дикий вопль Василия Васильевича.
   - Подождите!
   Все посмотрели на него.
   - Вы забыли, что есть еще третий колодец, не так ли? - и кот посмотрел на Федора.
   - Да, - растеряно ответил тот.
   - Когда он появится?
   - Я... я не знаю... - заколебался Федор. - Может, когда мы все выберемся...
   - А если он откроется, когда кто-то из нас будет перемещаться по нему?
   - И что делать? - правда Василия Васильевича стерла все эмоции с человеческих лиц.
   - Придется прыгать всем вместе, - уверенно сказал Артем. - Возьмемся за руки, встанем на край колодца и друг за другом, не расцепляя пальцы, прыгнем внутрь.
   - Ты об этом так спокойно говоришь, будто уже проделывал это, - скривила губы Василиса. - Откуда ты знаешь, что так правильно?
   - А у тебя есть другие варианты? - спросил у нее Артем. - Нет? Тогда делаем, как я сказал!
   В конце ноября они с пацанами залезли в один торговый павильон. Когда их заметил сторож, они выбрались на крышу. Артем предложил скатиться с нее всем вместе, и задуманный трюк превосходно получился. Охранник только успел подняться наверх, а они уже скатились вниз и удирали, что есть силы.
   Артем каждому указал его место и сказал, в каком порядке они будут прыгать. Получилось, что последним оказался он сам, но никто не стал возражать. Перспектива лететь в пустоту не слишком обнадеживала, и Артем почувствовал, как у него самого дрожат поджилки.
   - Ну, с Богом! - перекрестился он и скомандовал. - Давай!
   Первым вниз полетел Дядя Миша, за ним - Василий Васильевич, Дева-Яга, Василиса, Федор и сам Артем.
   Они понеслись вниз, словно по длинному желобу, и Артем тут же услышал, как за его спиной забулькала вода. Кое-как повернув голову, он обернулся и увидел, что за ними несется волны холодной воды. Она уже неприятно обжигала ему пятки, и он хотел крикнуть Дяде Мише, чтобы он поторопился, но тут увидел, как с другой стороны на них надвигается точно такая же волна.
   Видать по всему, это и был третий колодец. Артем понял, что сейчас они просто захлебнутся в нем. Он почувствовал, как какая-то неведомая сила словно сжимает его с головы до пят. В уши, рот и глаза хлынула вода, и Артем потерял сознание.
   Когда он очнулся, то обнаружил, что лежит на спине, весь мокрый на холодном снегу.
   - Ну что, умник, жив? - услышал он рядом с собой каркающий голос. - А ведь я говорил - сразу же прыгать за мной.
   Повернув голову направо, Артем увидел перед лицом вытаращенные глаза Ниткина. Он с трудом поднялся на ноги и огляделся.
   Картина, которую он увидел, напоминала побоище из учебника истории. Вокруг него лежали почти безжизненные людские тела. Василий Васильевич на заплетающихся ногах ходил между ними и пытался привести хоть кого-нибудь в чувство.
   - Они мертвы? - со страхом в голосе спросил он у кота.
   - Нет, без сознания, - успокоил его Василий Васильевич.
   Артем принялся помогать коту, и спустя какое-то время им вдвоем удалось вернуть спутников к жизни.
   - Третий... - были первые слова Федора. - Третий колодец.
   - Да, я понял, - кивнул Артем.
   - "Отличная" была идея, - съязвила Василиса.
   - А, по-моему, было здорово, - улыбнулась Дева-Яга.
   - Ага, только воды наглотались и продрогли до костей, - заметил Дядя Миша.
   - Что с нами произошло? - спросила Василиса непонятно у кого.
   - Из колодца поднялся поток воды, и вас выбросило из него вместе с водой, - ответил Ниткин.
   Все вместе они подошли к краю колодца и заглянули в него. Колодец был заполнен только наполовину. Теперь он был неглубоким, и в нем мог легко поместиться стоя взрослый человек. А вода была настолько чистой и прозрачной, что было видно даже дно колодца, на котором, к огромному изумлению собравшихся, лежал ключ.
   - Что это за ключ? - спросил у Федора Артем.
   Но колодезник покачал головой:
   - Первый раз с таким колодцем сталкиваюсь. Наверное, он какой-то заколдованный.
   - А мы вообще где? - вдруг спросила Василиса. - Кому понадобился колодец в чистом поле?
   Странники огляделись - только сейчас они обнаружили, что стоят посреди белоснежной голой равнины, на которой ничего, кроме колодца не было.
   - Где мы? - снова спросила Василиса. - Где Кудеярова гора, где разбойничий замок?
   - Может, мы умерли? - предположил Дядя Миша.
   - Ага, и все попали в рай? - съехидничал Василий Васильевич, посматривая на Василису.
   - Что ты хочешь этим сказать, кошачья твоя морда? - рассвирепела Василиса.
   Дело грозило дойти до драки, но в это время послышался голос Девы-Яги:
   - Смотрите, здесь еще и ложка есть!
   И на самом деле - цепью к колодцу была привязана старинная деревянная ложка.
   - Зачем она тут? - удивился Федор.
   - Теперь я точно ничего не понимаю, - в отчаянии сказал Артем и обратился к Ниткину. - Может, ты скажешь, где мы?
   - Конечный пункт, Кудеярова гора, - бесстрастно, словно диктор по радио, объявил клубок.
   - И где же эта гора? - спросила Василиса.
   - Вы стоите перед ней, - ответил Ниткин.
   - Ты издеваешься? - оскалилась Василиса. - Почему же я тогда ее не вижу?
   - Потому что прежде, чем куда-то идти, нужно досконально все выяснить о том месте, куда идешь, - важно изрек клубок.
   - Давайте рассуждать логически, - предложил Василий Васильевич. Все остальные усмехнулись. - Среди нас есть один ученый, двое прошедших обряд освящения огнем, один знахарь, колодезник, волшебный клубок и...
   Он посмотрел на Василису, не зная, что сказать.
   - ...И самая сильная колдунья Нави...
   При этих словах Федор вздрогнул и покосился на Василису.
   - ...Так неужели мы не отгадаем загадку Кудеяра? - спросил кот.
   Люди дружно закивали головами.
   - Итак, у нас есть невидимый замок, колодец, деревянная ложка и ключ на дне колодца, - с видом настоящего институтского профессора начал Василий Васильевич. - Ничего на ум не приходит?
   - Это было бы слишком просто, - ответил Артем. - Чтобы замок стал видимым, нужно ложкой достать ключ из колодца?
   - Давайте, попробуем, - кивнул кот.
   Вся компания собралась вокруг колодца. Артем взял ложку и нагнулся вместе с ней в колодец.
   - Цепь короткая! - прокричал он и поднял голову. - Ее хватает только до поверхности воды.
   - Может, просто руками ключ взять? - предложила Яга.
   Самым высоким из всех был Дядя Миша, только он мог дотянуться до дна. Но когда он при помощи Артема и Федора, которые держали его за ноги, опустил руку в воду, произошло нечто невероятное - колодец ушел вниз. Дно опустилось на несколько метров, и теперь потребовалось бы еще два человека, чтобы достать ключ. Как только Дядя Миша снова оказался на земле, колодец вернулся в свое прежнее состояние.
   - Вот это чудеса... - восхищенно произнес Василий Васильевич. - Никогда ни о чем таком не слышал...
   - Ты бы лучше подумал, как ключ достать, - прикрикнул на него Артем. - Не время сейчас восхищаться чужим мастерством.
   - А я, кажется, поняла, что нужно делать, - произнесла Василиса.
   На нее уставились выжидающие взгляды.
   - Если нельзя дотронуться до воды рукой, то может быть, ложкой получится?
   Артем снова опустил ложку в колодец, и ему удалось зачерпнуть воды. Он вылил воду из ложки и обнаружил, что поверхность воды в колодце стала к нему ближе.
   - Вот оно в чем дело! - догадался Артем. - Если вычерпать воду из колодца по одной ложке, дно приблизится, и мы сможем достать ключ.
   - Но сколько времени на это уйдет! - воскликнул Федор.
   - Боюсь, другого выхода у нас нет, - развел руками Василий Васильевич.
   Пока Артем доставал ложкой воду из колодца, Дядя Миша провел небольшую профилактику. За последние сутки путники изрядно промокли, от холодной одежды зуб на зуб не попадал. По словам лекаря, всем им грозило воспаление легких. Обсушиться у огня не было никакой возможности, поскольку сила зауми все еще не действовала, и Дядя Миша стал читать над каждым заговор.
   - Встану я, лекарь Михаил, чистой водой умоюсь, пойду в чистое поле под чистые звезды, чтобы унесли они хворь всякую, да сгорит она, как в печи огонь горит да дрова тлеют. Помогите, ясные звезды, сойдите на землю, снимите боль, защитите от недугов. Замыкаю слова свои замками, бросаю ключи под Алатырь-камень, чтобы были они крепки - тверже камня, липче клея, острей меча и крепче булата.
   После прочтения заговора все, кроме Василисы, признались, что им стало лучше, но Дядя Миша понимал, что если в самое ближайшее время он и его спутники не сменят одежду и не обогреются, то все его старания станут напрасны.
   - Вот он! - послышалось со стороны.
   Артем отбросил ложку, схватил ключ и поднял высоко над собой. И в то же мгновение прямо из-под земли вырос высокий бугор, на вершине которого появились громадная глыба сероватого песчаника - три отвесных стены, изборожденных трещинами и поросших мхом. Четвертый холм показался в виде огромной плиты прямо под ногами, и путники поняли, что находятся на площадке посредине вершины бугра.
   Артем посмотрел вниз. Городище Кудеяра было отгорожено от всего остального мира огромным земляным валом и рвом, через который можно было перебросить подъемный мост.
   - Теперь ясно, почему никто раньше не мог найти замок Кудеяра, - услышал он рядом голос Василия Васильевича. - Это и есть тот самый, знаменитый разбойничий "двор".
   Артем огляделся и увидел, что на "дворе" расположен тот самый двухэтажный дом, по легенде построенный нечистой силой. Время его не пощадило, и теперь в нем вряд ли было можно жить - в стенах дома зияли дыры, в окнах давно сгнили рамы, а крыше не было совсем.
   Вслед за Артемом вся компания дружно принялась рассматривать владения разбойника. Они различили чуть поодаль от дома остатки пруда, нашли несколько заброшенных мастерских, в которых плененные умельцы когда-то ковали сбрую и подковы для атамана и его дружков. Они обошли все поместье, пока не наткнулись на железные двери, навешенные прямо на земляной холм, возвышавшийся в самом центре городища.
   - Вот и пещеры Кудеяра! - торжественно провозгласил Василий Васильевич.
  

Глава 10

хранилище

  
   Прямо перед входом в пещеры стояла статуя лошади. Василий Васильевич объяснил любознательным спутникам, что по преданию Кудеяр закопал в пещерах драгоценности, а лошадь свою обратил в камень и поставил ее сторожить вход.
   - Ты говоришь, что это Кудеяр превратил лошадь в камень? - спросил у кота Артем. - Разве он был волшебником?
   - Кто знает, - пожал плечами Василий Васильевич. - В одном древнем издании приводится такое происхождение самого имени Кудеяр: "сильнейший из чародеев". Но так это было на самом деле, наверное, никто, кроме самого Кудеяра не знает.
   - И как же эта лошадь сторожит вход? - недоверчиво посмотрела в сторону статуи.
   - Скорее всего, здесь мы как раз имеем дело с легендой, - словно экскурсовод, продолжил Василий Васильевич. - Сам Кудеяр ее и выдумал, похоже.
   - Но до сих пор все, о чем ты говорил, тоже было легендой, однако эта легенда очень похожа на правду, - заметил Дядя Миша.
   - Просто есть легенды, которые в Мире Русских Сказок, Легенд и так далее самая настоящая правда, а есть и такие истории, которые, так сказать, "легенда в квадрате", то есть их придумывают уже жители нашего Мира, а поскольку дальше нашего мира легенды уйти не могут, они так и остаются выдумкой.
   - Например? - поинтересовался Федор.
   - Например, согласно легенде, Кудеяр запер входы в подземелье на огромные замки, величиной с поросенка, - стал отвечать кот. - Но если вы подойдете поближе...
   Он пригласил слушателей подойти к самым воротам, и они невольно стали их рассматривать. На дверях висели большие металлические кольца, которые были связаны друг с другом обыкновенными навесными замками.
   - ...то вы увидите, что все это - выдумка.
   - А ведь на них что-то нарисовано! - произнесла Дева-Яга и показала на один из замков, на котором красовалась небольшая свинка.
   - Вот тебе и поросенок... - пропела над ухом у кота Василиса.
   - Но все равно, - упрямился Василий Васильевич. - Это рисунок, а сами они не ростом с поросенка. Посмотрите, какие они слабые!
   Он взял в руки один из замков, и замок... хрюкнул. Василий Васильевич оторопел и дернулся в сторону, но замок его не отпускал. Артем бросился на помощь коту, но едва он попытался оторвать лапы Василия Васильевича, как замок стал расти и визжать, как настоящая свинья.
   Замок так верещал, что остальные замки будто услышали его и тоже стали недовольно похрюкивать и повизгивать.
   - Что происходит? - кричал в ухо коту Артем, у которого после прикосновения к замку онемели руки.
   Василий Васильевич что-то орал в ответ, но из-за визга Артем ничего не мог разобрать. Наконец, ему удалось разобрать по губам: "Ключ!", и он кивком показал Деве-Яге на правый карман брюк, но Василий Васильевич отчаянно замотал головой.
   Артем понял, что как только Яга дотронется до него, то сразу же станет пленницей, и остановил ее. Ключ мог достать только он сам, и Артем принялся подскакивать и извиваться, чтобы ключ выпал из его кармана.
   Визг замков становился все громче, от него уже приходилось закрывать уши, когда Артему, наконец, удалось вытряхнуть тот самый ключ, который он достал из колодца.
   Дева-Яга подобрала его и захотела вставить в замок, который держал Артема и кота, но Василий Васильевич отрицательно покачал головой.
   "Ловушка!" - прочитала она по губам и стала пробовать открыть ключом другие замки, но они не поддавались.
   - Он не подходит!!! - крикнула Яга изо всех сил, и Василий Васильевич кивнул в знак того, что услышал ее.
   Кот посмотрел на Артема и тоже крикнул:
   - Это наш замок, и открыть его сможем только мы с тобой!!!
   Артем едва ли мог расслышать слова Василий Васильевич, ему казалось, что он уже совсем оглох от поросячьего визга, но по мимике кота понял, что нужно сделать.
   Артем раскрыл рот и поднял голову. В это же самое время Василий Васильевич из последних сил крикнул Деве-Яге:
   - Кидай!!!
   Яга подбросила ключ над ними так, что он попал четко Артему в рот. Он чуть не подавился ключом, но вовремя сжал зубы. Повертев ключ в зубах, Артем добился того, чтобы он встал прямо, кое-как изогнулся и поднес его к замку. Как только ключ оказался внутри, онемение исчезло, и визг прекратился.
   - Фу-у-у, - одновременно выдохнули Артем и Василий Васильевич.
   - Открывай! - нервно улыбаясь, сказал коту Артем.
   - Нет уж, лучше ты, - замотал головой Василий Васильевич.
   Они оба рассмеялись, и Артем повернул ключ в замке три раза. И в эту же секунду все замки упали на землю, превратились в настоящих поросят и побежали прочь.
   - Вот тебе и легенда, - поучительным тоном сказал коту Дядя Миша.
   Федор и Артем потянули за кольца, и двери со скрипом отворились. За ними сразу же начинался ход в пещеру. Она была очень темной, но самым удивительным было то, что на стенах висели факелы, и когда путники вошли внутрь подземелье и прошли вглубь, факелы стали сами по себе зажигаться.
   - Как такое может быть? Кто их зажигает? - спрашивал у Василия Васильевича Артем, но кот не мог ему ответить.
   - Может, Кудеяр и в самом деле был великим чародеем? - предположил Дядя Миша. - Посмотрите, сколько его секретов мы сегодня узнали, сколько тайн открыли!
   - Угу, - буркнул кот. - Как бы нам не поплатиться за эти тайны собственной жизнью. Говорил я, не стоит сюда идти.
   - Чего ты все причитаешь? - набросилась на него Василиса. - С нами пока ничего не случилось, мы идем к своей цели и добьемся ее. Если тебе что-то не нравится, оставим тебя здесь!
   Василий Васильевич ничего не ответил, но про себя подумал о том, что будет делать Василиса, если она его здесь оставит, а ей понадобится его совет?
   Прошло пару минут, и перед путниками появилось три отдельных хода.
   - Ну, и в какой пойдем? - спросил Артем.
   - В любой, - небрежно бросил Василий Васильевич. - Все равно Хранилище откроется нам только с третьего раза.
   Артем выбрал правый ход, и всего через несколько секунд пути его взору открылась огромная пещера, сверху донизу забитая золотом.
   Это было необыкновенное зрелище! Столько золота Артем не видел даже по телевизору. Здесь были золотые слитки и монеты, кубки и подносы, ювелирные изделия, часы и многое-многое другое. От яркого блеска заболели глаза, но Артем стоял, как завороженный, и благоговейно смотрел на все это великолепие, пока не услышал радостный вопль Федора.
   - Золото!!!
   Колодезник бросился внутрь пещеры и принялся набивать карманы деньгами. Вслед за ним ринулись Артем, Дева-Яга и Василиса. Только Василий Васильевич и Дядя Миша оставались безучастными к золотой лихорадке.
   Теперь Артем понял, почему сюда так рвался Дэнч. Бедный, несчастный Дэнч, которого заморозили трескуны, и мечте которого не суждено было сбыться... Артем решил, что унесет отсюда столько золота, сколько захватил бы с собой Дэнч. Он вдруг тоже понял, что золото - это и его шанс вырваться из своей серой, бессмысленной жизни беспризорника, и стал с усиленной энергией загребать золото.
   - Что вы делаете! - пытался остановить безумцев Дядя Миша, но его никто не слышал. - Золото не сделает вас счастливыми!
   Василий Васильевич просто подошел к Артему и сказал:
   - И что - ты будешь таскаться с этим золотом по всей стране?
   - Почему? - удивился Артем. - В третьей пещере мы отыщем Василисе корону, и она отправит меня обратно...
   - Куда? - перебил его Василий Васильевич. - В приют? Там тебе, конечно, золото пригодится...
   Артем перестал собирать монеты, посмотрел на кота, понял, что тот прав, но быстро нашел выход.
   - Ну, ничего, попрошу, чтобы на меня с Алатырь-горы домой вывела, - улыбнулся он своему секундному порыву и принялся с удвоенной силой загребать золото.
   Наконец, у Федора, Василисы, Яги и Артема в руках и в карманах было столько золота, что они еле-еле могли его держать. Дядя Миша тяжело вздохнул и скомандовал:
   - Ну, на выход!
   Дядя Миша шел последним, и как только он покинул золотую пещеру, она прямо на его глазах исчезла, и в проеме осталось только два хода.
   Идти обратно было очень тяжело - золото давало о себе знать, но выход бы недалеко, и все четверо охотников за золотом успешно добрались до него. На площадке каждый аккуратно разложил свою добычу и предупредил остальных, чтобы никто даже не смел подходить к его месту.
   - Давайте обратно! - опьяненный богатством, предложил Артем, и все четверо побежали назад в пещеру.
   Дядя Миша тоже поднялся со своего места, кот же даже не шелохнулся.
   - Ты не пойдешь? - спросил его Дядя Миша.
   - Нет, - лениво ответил Василий Васильевич. - Чего я там не видел... Сейчас они попадут в другую пещеру, притащат с собой серебро.
   - А откуда ты знаешь, что это будет другая пещера? Что, если они сразу попадут в Хранилище?
   - Исключено. Хранилище откроется с третьего раза. Вот тут нам с тобой нужно будет бежать впереди всех.
   - Почему это? - удивился Дядя Миша.
   - Если нам удастся завладеть Короной Кощея, мы сможем потребовать от Василисы свободу для каждого из вас! - в глазах Василия Васильевича зажглись хитрые огоньки.
   - А как же ты? - Дядя Миша был растроган словами кота. А ведь еще недавно между ними было столько непонимания! - Что с твоей свободой?
   - Я - вечный раб Артема, обо мне и речи нет, - махнул лапой кот. - А вот ты себя спасай.
   - А как же Артем? За него ты не боишься? - обеспокоено спросил Дядя Миша. - Ведь если корона окажется не у него, то...
   - Она ему ничего не сделает, - успокоил его кот. - Он же сейчас на ее стороне, а житель Нави не имеет права навредить другому жителю Нави.
   - Но это значит, что как только Василиса получит от нас корону, она может убить Артема!
   - Об этом я не подумал... - признался Василий Васильевич. - Да, нужно просить свободу для всех. Правитель Нави свое слово нарушить не может!
   Прошло несколько минут, и рядом с кучами золота выросли точно такие же кучи серебра. И в тот самый момент, пока богачи разбирали свои состояния, Василий Васильевич и Дядя Миша побежали в пещеру.
   Первой их отсутствие заметила Василиса. Сообразив, что к чему, она, забыв про свои богатства, побежала обратно в пещеру. Артем окликнул Деву-Ягу и Федора, и они устремились за Василисой.
   В подземелье осталась всего одна пещера, из которой послышались горестные стоны кота и Дяди Миши, к которым чуть позже присоединился вопль отчаяния Василисы.
   Когда Артем вбежал в пещеру, то увидел, что она совершенно пуста, только к одной из стен старым, ржавым гвоздем был прикреплен старинный пергамент.
   - Что это? - спросил у Василия Васильевича Артем.
   - Просто бумага, - ответил кот.
   Артем подошел к стене и удивленно поднял глаза:
   - Так ведь на ней ничего не написано, это чистая бумага!
   Василий Васильевич подошел ближе, долго изучал пергамент, водил по ней лапами, чуть ли не лизал старый лист и, наконец, сказал:
   - Нет, на этой бумаге определенно что-то было написано. Но с годами чернила высохли и исчезли.
   - Как они могли высохнуть в такой сырости? - возразил ему Дядя Миша. - Столько веков прошло - тут вообще никакой бумаги не должно было остаться. Должно быть, кто-то был здесь не так давно и оставил эту бумагу.
   - Кто это, интересно, мог оставить здесь старый пергамент, на котором ничего не написано? - язвительно спросил Василий Васильевич.
   - Тот, кому были нужны сокровища Кудеяра, - сказала Василиса.
   Только она произнесла имя разбойника, как вдруг, словно из воздуха перед ней появился самый настоящий призрак. Но в отличие от тех, которых Артем видел на картинках, он не был прозрачным, не носил белых одеяний, а наоборот, был закутан в плотную, черную ткань, над которой возвышалась безобразная косматая голова с длинной бородой, тянувшейся до самой земли. То, что это был призрак, было понятно по глазам, на месте которых зияли две черных дыры.
   - Кто произнес мое имя? - грозно спросил призрак.
   - Я, Василиса Кощеевна, наследница престола Нави, - со страхом в голосе произнесла колдунья.
   - Не Кощея ли Пятнадцатого дочь? - спросил призрак.
   - Нет, Восемнадцатого, - ответила Василиса.
   - Как быстро тянется вечность... - изрек призрак, и из его пустой глазницы выкатилась слеза. - Зачем вы явились в мой дом?
   - Мне нужен символ власти моего отца! - уже смелее ответила Василиса. - Он может быть только у тебя в Хранилище.
   - В Хранилище уже много веков ничего нет! - прогремел призрак Кудеяра. - Я не справился, не уберег сокровища, и меня навечно оставили в этой пещере.
   - Но что произошло? - спросил Артем.
   - Много людей приходило ко мне за сокровищами, - начал призрак. - Все они попадали в золотую пещеру, потом - в серебряную, а затем оказывались в Хранилище. И все они хотели что-то забрать с собой, но не знали, что только сказочным существам дано выйти отсюда. Они просили у меня еще золота, еще серебра, и я, Черный Кудеяр, с радостью давал им то, что они просили, но только в обмен на их душу. Чтобы выжить, мне были нужны души грешников, для которых богатство дороже жизни, чьей алчностью я все еще жив. Но потом стали появляться настоящие хозяева сокровищ, у которых я и мои братья-разбойники отобрали самое ценное. Они по праву возвращали себе то, что я хранил столько лет, и у меня не было сил противостоять им. Чтобы спастись заслужить прощение, я должен был стеречь эти сокровища, но я подумал, что надо мной посмеялись и обманули, и что в услугах сторожа больше никто не нуждается. Я перестал следить за Хранилищем.
   Прежде, чем продолжить, Черный Кудеяр сделал большую паузу.
   - Но я ошибся. Вслед за истинными владельцами в пещеру стали наведываться случайные странники, такие же любители чужого, как и я сам. Они разграбили Хранилище, а я не захотел помешать им. За это Высший Суд Мира Русских Сказок приговорил меня к вечному заточению в этой пещере.
   Призрак замолчал, и Артем переглянулся с остальными. Никто не проронил ни звука. Наступила полная тишина, и вдруг снизу раздался знакомый скрипучий голос.
   - Ну, и долго мне вас ждать?
   И в тот же миг Артем увидел, как на пергаменте, в самом центре листа стали одна за другой проступать буквы. Но это были вовсе не чернила - буквы словно кто-то выжигал. Пергамент затрещал, и это сразу привлекло внимание Черного Кудеяра.
   - Что это? - спросил он. - Неужели там появилась надпись? Что произошло?
   - Да, там надпись, - ответил Артем и прочитал. - Лккбуорвпокдино.
   - Ерунда какая-то, - произнес Федор.
   - Заумь, что ли? - спросил у Василия Васильевича Артем.
   Но кот ничего не ответил - он внимательно изучал надпись.
   - Что это за бумага? - спросила у призрака Дева-Яга.
   - Когда-то это был список всех сокровищ, которые здесь хранились, - ответил Черный Кудеяр. - Когда какой-то предмет пропадал, надпись о нем исчезала с пергамента.
   - Значит, сейчас здесь находится один из тех самых артефактов? - спросила Василиса.
   Призрак утвердительно кивнул.
   - А ведь это по твоей части, Артем, - наконец, сказал Василий Васильевич. - Посмотри, заумь очень напоминает твою. Попробуй прочитать!
   Артем принялся переставлять буквы и после долгих мучений шепотом произнес:
   - Клубок-проводник. Это же Ниткин...
   Как только он это произнес, буквы в надписи сами собой поменялись местами, и на пергаменте можно было прочитать: "Клубок-проводник".
   - Ты прав, Артем! - подпрыгнула от радости Дева-Яга.
   - Смотрите, там еще что-то появилось! - закричал Дядя Миша.
   Взгляды всех, кто был в пещере, даже пустых глаз Черного Кудеяра, обратились к листу бумаги, на котором еле-еле проступило еще несколько надписей.
   - Ево...сако...Соявнд...толивтя, ткрр...оамнм...баьактп...се, яолик...ыдьмне...лоблои, - прочитал некоторые из них Артем. - Да-а-а, это потруднее будет.
   - Но почему именно эти слова появилось на пергаменте? - спросил Дядя Миша.
   - Вы нашли один из артефактов, и пергамент открыл вам список других, которые вы сможете найти, - глухим голосом произнес призрак атамана.
   - И что мы будем делать? - спросила Дева-Яга.
   - Заберем пергамент с собой и будем искать! - громко ответила Василиса.
   - Что? - черные глазницы призрака уставились на нее, но Василиса даже не шелохнулась.
   Тогда призрак тихо засмеялся, и на его лице появилась отвратительная улыбка, больше похожая на черную дыру из космоса, в которой все исчезает.
   - Чтобы забрать что-то из этой пещеры, вам придется отдать мне взамен ваши души, - проскрипел он.
   - Ты не сможешь взять ни одну! - выступил вперед Василий Васильевич. - Мы не трогали твоих сокровищ!
   - Да? - ехидно засмеялся Черный Кудеяр. - А 10 ведер золота и 11 ведер серебра, которые вы забрали из моих землянок? Это что, по вашему, не считается? Или ваши души, или пергамент останется у меня.
   - Это мы еще посмотрим! - выкрикнула Василиса, в один прыжок оказалась возле противоположной стены и сорвала бумагу.
   Кудеяр бросился в ее сторону, но, приблизившись к дочери Кощея, отпрянул в сторону и исчез.
   - Видели? - победно воскликнула Василиса. - Даже Кудеяр меня боится!
   Но в это время Кудеяр появился из-под земли, схватил Федора и в одно мгновение снова провалился вместе с ним под землю.
   - Федор! - в один голос закричали Артем, Дева-Яга и Дядя Миша.
   Они услышали крик колодезника, но уже ничем не могли ему помочь.
   - Нам пора убираться отсюда! - прозвучал словно откуда-то со стороны голос Василия Васильевича. - Иначе мы станем следующими.
   - Бежим! - завопила Василиса и рванула к выходу. Вслед за ней поспешили остальные.
   Артем был в шоке от произошедшего в пещере. Он бежал, и ему казалось, что вот сейчас снизу вылезет Кудеяр и схватит его за ногу.
   Они уже почти выбежали из пещеры, как случилось то, о чем он подумал. Возле самых ворот из-под земли вылезла черная рука, но все, кроме самого Артема, смогли перепрыгнуть через нее и оказаться снаружи.
   Артем стоял, словно вкопанный, и смотрел, как рука медленно приближается к нему. У него по спине пробежал холодок - что будет с ним, когда он окажется внизу?
   Рука призрака сделала бросок, впилась в костяную ногу Артема, и перед ним появился Кудеяр. Но в тот же миг из костяной ноги вырвался столп огня и обжег призрак атамана.
   Артем не понимал, как призрак мог гореть, но факт был налицо - Кудеяр вспыхнул, как спичка, и с воем стал кататься на земле, чтобы затушить огонь. Этого хватило Артему, чтобы вырваться из пещеры.
  

Глава 11

подземная река

  
   - Валим отсюда! - не своим голосом крикнул он и, забыв про золото и серебро, побежал к колодцу.
   - Подожди, Артем! - попытался остановить его Василий Васильевич, но он и слушать не хотел. Ему хотелось поскорее убежать как можно дальше от этого места. По команде Василия Васильевича остальные побежали вслед за ним, и когда они уже все вместе стояли возле колодца, и Артем был готов положить ключ обратно, рядом с ними прямо из земли поднялся огромных размеров колокол и зазвонил сам по себе.
   Колокольный звон ударил по ушам, и путникам отчего-то стало не по себе. Артем, больше не раздумывая, бросил ключ в колодец и, не дожидаясь, пока в нем появится вода, прыгнул сам. Остальные последовали его примеру.
   Артем ожидал, что теперь все должно произойти наоборот, и они вернутся на то же самое место, но вместо этого он просто плюхнулся на дно колодца и увидел, как сверху на него летят Василий Васильевич и клубок. Ниткина он поймал в руку, а кот упал прямо в воду, быстро встал, встряхнулся и недовольно произнес:
   - За эти путешествия с вами по колодцам мне нужно медаль давать. Терпеть не могу воду!!!
   - Послушай, Василий Васильевич, - обратился к нему Артем. - А где остальные? И что нам теперь делать?
   - Не знаю, - удивился кот. - Мы с Ниткиным последними прыгали.
   Артему вдруг стало очень страшно. Куда могли подеваться три человека, пока летели на дно колодца?
   - И что - мы так и будем здесь стоять, по колено в воде? - спросил он.
   - А ты заметил, что вода не холодная? - в свою очередь спросил Василий Васильевич.
   - Между прочим, отсюда есть путь, - невзначай сказал клубок. Артем и кот так и уставились на него.
   - Путь?
   - Но куда?
   - И где он?
   - Я не знаю, куда, - ответил Ниткин. - Но за этой стеной находится путь.
   Артем осмотрел стену, на которую указал клубок, но ничего особенного не заметил. Тогда он просто надавил на нее рукой, и к его и Василия Васильевича удивлению, стена медленно отъехала в сторону, словно в лифте, и перед ними открылся подземный тоннель с двумя берегами, между которых текла река. В ту же минуту воды из колодца вытекла внутрь этого тоннеля и соединилась с рекой, а к месту, на котором остались стоять Артем, Василий Васильевич и Ниткин неизвестно откуда выплыла лодка. Все трое быстро забрались в нее, и лодка сама понесла их по течению.
   Артему сильно захотелось узнать, куда они плывут, но тихий и размеренный ход лодки, плеск воды за бортом заставили его забыть о своем вопросе и просто наслаждаться минутами покоя.
   - Скажи, Артем, что произошло в пещере? Почему ты был там так долго? - спросил у него Василий Васильевич.
   Артем и сам хотел поскорее сообщить коту о том, что случилось. Он рассказал о том, как на него напал Кудеяр, и как его нога обдала призрак огнем. Василий Васильевич был удивлен не меньше самого Артема.
   - Я думал, ты мне объяснишь, что произошло, - сказал Артем, но кот покачал головой.
   - Ни о чем подобном я никогда не слышал, - пробормотал Василий Васильевич после некоторого раздумья. - Могу только предположить, что это связано с той волшебной силой, которую тебе передал Огонь в печи у Девы-Яги.
   - Значит, у меня теперь тоже есть волшебная сила? - обрадовался Артем.
   - Не факт, - покачал головой Василий Васильевич. - Попробуй, повтори тот же самый фокус?
   - Но как?
   - Выпусти из ноги струю огня... ну, вот... хотя бы в потолок, - предложил кот.
   Но Артема ничего не получилось. Он направил костяную ногу в потолок, долго тряс ее, но огонь так и не появился.
   - Этого и следовало ожидать, - успокоил Артема кот, но сам стал мрачнее тучи. - Я думаю, что ты находишься под защитой огненных чар. Когда призрак схватил тебя за ногу, чары огня столкнулись с чарами призрака, и между ними произошло нечто вроде битвы - кто сильнее. И поскольку сильнее, конечно же, чары огня, они придали тебе силу, и ты смог дать отпор Кудеяру.
   - Но почему ты говоришь это таким грустным тоном? - спросил у кота Артем. - По-моему, это здорово, что все так случилось?
   - Не скажи, - снова покачал головой Василий Васильевич. - Ты не забыл, что ты должник Огня? Он всегда требует жертву, и мне бы очень не хотелось, чтобы этой жертвой стал кто-нибудь из нас.
   - Из вас? - изумился Артем. - Не я буду жертвой?
   - Нет, - ответил кот. - Огонь всегда забирает только то, что дорого человеку.
   Какое-то время они плыли, молча.
   - То, что произошло с Федором - это ужасно, - вдруг сказал Артем.
   - Да, - только и ответил кот.
   - Это я виноват, не нужно было нам колодезника искать, - продолжил Артем, явно ожидая услышать от кота его мнение.
   Но Василий Васильевич только пожал плечами.
   - То есть ты тоже считаешь, что виновен я? - провоцировал его Артем.
   - Ничего я не считаю, - ответил тот. - Я уже говорил о том, что героям вроде тебя всегда открывается что-то неожиданное. И если с тобой что-то происходит, значит, Миру Русских Сказок, так надо. Или ты думаешь, мы просто так остановились в деревне Федора?
   - Ну, я не знаю, - замямлил Артем.
   - Вспомни, тебе приснилось, что нам нужен колодезник, и он оказался рядом, потому что без него мы бы не попали на Кудеярову гору. И мы не зря остановились в деревне, где живет... то есть, жил последний колодезник, - разгорячился Василий Васильевич.
   - А то, что Кудеяр утащил именно Федора, это тоже - не зря?
   - Тоже, - кивнул кот. - Вспомни, кто пошел против него? Василиса, а она, если ты не забыл, сильнее любого из тех, кто находится рядом с ней. И поэтому когда призрак атамана заговорил о душе, у нее сразу возник план, кого отдать. Себя, меня или Ягу она отдать не могла, потому что мы принадлежим Миру Русских Сказок. Ты - посредник между двумя Мирами, Дядю Мишу отдавать рискованно, от него больше пользы в качестве заложника. Оставался Федор, и Василиса более не раздумывала. Она заставила Черного Кудеяра забрать того, кто ей уже не нужен.
   - А почему же он попытался догнать нас и забрать еще одного? - поинтересовался Артем.
   - Я тебе уже объяснял, - недовольно протянул кот, - что жертвой может быть только тот, кто дорог.
   - А кто дорог Василисе? - робко спросил Артем, уже зная ответ.
   - Ну, раз он тебя схватил, значит... - улыбнулся кот.
   - Да перестань ты, - рассердился на него Артем. - Она никогда...
   - Ну, "дорог" том смысле, что ей было бы слишком дорого тебя потерять. Тогда ни я, ни Дядя Миша не стали бы продолжать поход.
   Они снова замолчали. Кот делал вид, будто рассматривает своды пещеры, а Артем продолжал размышлять о превратностях судьбы. И вдруг в полной тишине раздался голос Ниткина:
   - Что-то я ничего не пойму.
   Артем и Василий Васильевич обернулись в его сторону.
   - Тут как будто один путь, а на самом деле... три.
   - Как это - три? - спросил кот.
   - Будто они идут параллельно друг другу, - теряясь в догадках, ответил клубок. - У них один путь и одна конченая цель, и они идут... по одной дороге с нами.
   - Ты хочешь сказать, что рядом еще две таких же подводных пещеры? - спросил Артем.
   - Да нет же, - раздраженно сказал клубок. - Одна пещера, одна дорога и три пути.
   Теперь даже Василий Васильевич признался, что ничего не понимает.
   - Представьте себе, что мы находимся не в трехмерном, а четырехмерном мире, и вот в этом четвертом измерении находятся еще два пространства, - как настоящий ученый, объяснил Ниткин.
   - Тихо! - вдруг поднял лапу вверх Василий Васильевич. - Вы слышите?
   Артем и клубок затаили дыхание, но ничего не услышали.
   - Голоса, - сказал кот и стал вслушиваться еще сильнее. - Ну, вот, женский и мужской.
   Теперь и Артем услышал:
   - ... и если бы не твоя идея с короной, они были бы сейчас живы!
   - Это же Дядя Миша! - завопил он от радости.
   - А она - это Василиса, - подтвердил Василий Васильевич.
   - Он сам виноват, нечего было так быстро убегать, нам ничего не угрожало, - оправдывалась Василиса.
   - Эй, кто здесь? Кто там говорит? - совсем рядом произнес новый голос, в котором Артем и Василий Васильевич сразу же признали Деву-Ягу.
   - Это мы! - завопил Артем.
   - Чьи-то голоса, ты слышала? - спросил у Василисы Дядя Миша.
   - Эй, кто здесь? - крикнула она.
   - Хозяйка, это вы? - послышался голос Яги.
   - Да это же Яга! Ты где, девчонка?
   - Госпожа, почему вы не отвечаете?
   - Мы слышим друг друга, но что нам отвечают - нет, - догадался Василий Васильевич. - Значит, мы действительно плывем по одной реке.
   - Да, и мы можем в любое время столкнуться! - с ужасом в голосе прокричал клубок.
   Но не успел он это сказать, как лодка, в которой они плыли, словно села на мель. А на самом деле столкнулась нос в нос с двумя точно такими же лодками. Удар был такой силы, что все, кто был в лодках, полетели вверх тормашками прямо в воду.
   Наконец, они увидели друг друга, забрались в одну лодку и поплыли дальше.
   - А куда мы плывем? - вдруг спросила Яга.
   - Лучше так спроси: а куда кто из нас плыл? - съязвил Дядя Миша.
   - Мы... - запнулся Артем и обратился к Ниткину. - А куда мы плыли?
   - Мы плыли обратно - ты же хотел, чтобы мы оказались возле Караульной горы? - переспросил его клубок.
   - Да, и я думал, что мы туда плыли, - сказал кот.
   - А я хотела попасть домой, - призналась Дева-Яга.
   - Я думала спасти Артема, - вдруг сказал Василиса.
   - Мы думали, - поправил ее Дядя Миша.
   - А, ну тогда понятно, как Кудеяру удалось уходить от погони, и почему при выходе никто не попадался, - произнес Василий Васильевич, который хоть и был недоволен очередным купанием, но перебороть в себе желание все объяснить не смог. - Разбойники уходили партиями, и поскольку каждый из атаманов желал оказаться в определенном месте, река туда его и выносила. Когда мы прыгнули в колодец, каждый из нас пожелал быть в определенном месте, и наши желания разделили нас.
   - Но почему тогда мы снова оказались вместе? - спросил Дядя Миша.
   - А вы сами подумайте, - улыбнулся кот. - Все мы могли исполнить свои желания, только пройдя обратно через Караульную гору. Мы с Артемом и Ниткиным так и так туда бы попали, Василиса с Дядей Мишей в поисках Артема также явились бы туда, а Яга просто не смогла бы по-другому выбраться из подземелья и отправиться домой.
   - И теперь мы едем к Караульной горе? - спросил Артем.
   - Выходит, что так, - развел лапами кот.
   Но, кроме Артема, его уже никто не слушал. Внимание всех было приковано к Яге, которая снова к чему-то прислушивалась.
   - Вы слышите? - шепотом спросила она. - Какой-то стук.
   Теперь уже все напрягли слух и услышали глухие равномерные удары.
   - Будто кто-то в стенку кулаком долбит, - совсем тихо сказал Дядя Миша.
   - Кто-то пытается пробить вход в пещеру? - спросил Артем.
   - Это колокол, - вдруг сказал Василий Васильевич.
   Все посмотрели на него, как на сумасшедшего.
   - Разве вы забыли, что в самый последний момент из земли вылез колокол? - спросил кот.
   - А почему он до сих пор звонит? - спросила Василиса.
   - Помните легенду? Когда Кудеяр отпустил своих разбойников, он стал собирать их на Большой совет по зову колокола, - стал говорить Василий Васильевич. - Если верить преданиям, то разбойники закопали его сразу после смерти Кудеяра. Но раз он все еще жив в нашем Мире, то и колокол остался. Мы его с вами видели, и это означает, что он...
   - Это означает, что он собирает разбойников, - закончила за него Дева-Яга.
   - Тогда нам лучше действительно плыть домой, - сказала Василиса.
   - А это возможно? - спросила Яга у кота.
   - Если мы все дружно этого пожелаем, - ответил Василий Васильевич. - Но будет лучше, если мы захотим оказаться подальше от разбойников.
   Все дружно закивали.
   - Хотя это вряд ли нам поможет, - сказал кот в сторону.
   - Но как это может быть? - громко спросил Артем.
   - Что? - не понял Василий Васильевич.
   - Эти разбойники - они ведь давно мертвы?
   - В вашем мире - да, - кивнул он. - А в нашем Мире Русских Сказок и Легенд они являют собой живое воплощение легенды, и поэтому обречены на то, чтобы существовать вечно.
   - Неплохо, - вставил слово Дядя Миша. - Вечная жизнь...
   - Плохо, - отрицательно покачал головой кот. - Для того, кто так и не получил прощение за свои прегрешения в Мире Яви, кто справедливому суду предпочел наш Мир, пожизненно служить легендой - настоящее мучение.
   - Почему? - спросили Артем и Дядя Миша.
   - Если человек становится легендой из-за своих хороших и добрых дел, то его душа остается с ним, и в нашем Мире этот человек продолжает оставаться таким же, как и в Мире Яви. Любое его дело здесь приносит ему такую же радость, как и прошлые заслуги, - Василий Васильевич приобрел важную позу лектора, встал на корму лодки и продолжил. - Теперь представьте, что ожидает черного, нехорошего человека, вора и убийцу - каждый день он осознает, что ему нет прощения, и что он проклят всеми, кто его знал, и проклятье это - на века. Его черная душа не может обрести покой, потому что знает, что только черные дела смогут снова воскресить ее, и человек оживает только ради того, чтобы снова совершить преступление, за которое снова будет страдать его душа. Ведь не зря говорят: каждому - по делам его!
   Этой моралью Василий Васильевич закончил свою речь, и в лодке снова воцарилась тишина. Течение несло их по подземной реке, и под размеренный плеск волн уставшие путешественники быстро заснули.
   Их сон рано утром потревожил Ниткин, который никогда не спал.
   - Эй, умники, просыпайтесь, кажется, мы приехали! - запищал он во всю глотку.
   Оказалось, что лодка заплыла в точно такой же колодец, из которого они убегали.
   - Неужели мы вернулись назад? - в отчаянии спросил Артем.
   Но колодец оказался просторнее, он был глубоким, и со дна можно было еле-еле разглядеть яркое небо.
   - Нет, похоже, это другое место, - произнес Василий Васильевич.
   - А как же мы поднимемся? - спросила Дева-Яга.
   Но не успела она закончить фразу, как вода в колодце стала подниматься - и подниматься с такой быстротой, что лодка пулей вылетела наверх, и из нее едва успели выбраться Артем сотоварищи.
   Придя в себя, они обнаружили, что оказались на дворе у Яги. Здесь было так же светло и тепло, как и в тот день, когда они отправились в поход к Кудеяровым пещерам. Со времени похищения Артема и Дэнча из приюта прошло почти три недели, и в Мире Нави наступило настоящее лето. Солнце обжигало так, что путешественникам показалось, будто они в считанные минуты не только высушились, но и согрелись за все то время, пока страдали от декабрьского холода в Тридевятом царстве.
   - Вы слышите - колокол все еще звонит! - с ужасом проговорила Дева-Яга.
   - Что ты несешь? - презрительно посмотрела на нее Василиса.
   - Я слышу его!!! - обиделась Яга.
   - Вы что-нибудь слышите? - повернулась Василиса к Артему и Дяде Мише.
   Но они в ответ только пожимали плечами.
   - Мы далеко от Кудеяровой пещеры, это не колокол, - сказала Василиса.
   - Но я слышу... - чуть ли не плакала Яга. - Звон, конечно, не такой сильный, как раньше, он похож на колокольчики, но это точно тот самый звук.
   Теперь все уставились на Василия Васильевича.
   - Чего вы на меня смотрите? - надул губы кот. - Да, я знаю, как это объяснить. Вопрос в том, хотите ли вы это знать.
   - Я хочу! - властно произнесла Василиса.
   Но кот никак не отреагировал.
   - Я хочу, - мягко сказал Артем.
   - Баба-Яга... - начал было кот, но Артем поправил его.
   - Дева-Яга! Радимира!
   - Я говорю про род Бабы-Яги, - объяснил Василий Васильевич. - Так вот поскольку Баба или, если угодно, Дева-Яга стоит на перекрестке двух миров, то она может запросто слышать то, что происходит и там, и там. Как такое может быть, спросите вы? Отвечаю: очень просто. Как вам известно, когда-то Дева-Яга была слепой, и, как у всех слепых, у нее обострено обоняние, осязание и слух. Вот поэтому она на самом деле может слышать отдаленные звуки кудеяровского колокола. И это очень хорошо, потому что как только звон прекратится, все двенадцать разбойников соберутся и отправятся за нами в погоню. Поэтому нам надо поспешить, и как можно быстрее убраться отсюда.
   - А пока лучше пройти в дом, - мрачно закончила Василиса и зашагала к избе. Остальные последовали за ней.
   Плотно закрыв дверь, Василиса расстелила на столе скатерть-самобранку, произнесла нужные слова и позвала всех на обед. Но только они уселись за стол, как сама Василиса вдруг вскочила и стала лихорадочно бить себя по карману плаща, в котором что-то искрилось.
   Она запустила руку в карман и вытащила оттуда тот самый пергамент из пещеры Кудеяра. На нем ярко горела надпись: "ЕвосакоСоявндтоливтя".
   - Что это - в избушке находится еще один артефакт? - заинтересовался Василий Васильевич. - Но где он может быть? Что это?
   Позабыв про голод, все дружно принялись лазить по избушке и искать что-нибудь, похожее на волшебный предмет.
   - Просто найти какую-то вещь не имеет смысла, - сказал Василий Васильевич. - Нужно назвать ее, чтобы буквы сами переставились в пергаменте.
   И тут же по избушке стали разноситься голоса: "Кочерга", "Ухват", "Бочка", "Ведро".
   - Что мы делаем! - вдруг хлопнул себя по лбу кот. - Ну как это может быть бочка или ведро? Если в избушке Яги и есть этот самый артефакт, то самое подходящее для него место - в подвале.
   Яга кивнула, открыла подпол, и искатели спустились вниз. От подвала веяло не только холодом, но и неприятными воспоминаниями. Здесь летом они нашли останки Кощея, здесь Василиса предала их, убив своего отца, здесь совсем недавно томился в плену Дядя Миша.
   - Да-а-а... - восхищенно произнес Василий Васильевич. - Чего тут только нет...
   - Это все от бабушки? - спросил у Яги Артем.
   - Не только, - улыбнулась та. - Тут и от бабушки, и от ее прабабушки, и от ее прапрапрабабушки, и еще со времен первой Яги.
   - Ну, конечно! - так и подпрыгнул кот. - От первой Яги! А я еще думал, что это я тут в прошлый раз такое видел!
   На него посмотрели так, будто кот был не в себе.
   - Где седло Святовитова коня? - обратился Василий Васильевич к Деве-Яге.
  

Глава 12

трактир "попелюха"

  
   Пергамент в руках Василисы снова затрещал, заискрился, и все увидели, как буквы проявившегося слова сам собой перетасовались и образовали "седло Святовитова коня".
   - Точно! Так я и знал! - завопил кот. - Ищите седло!
   Но ничего искать больше не пришлось. Дева-Яга знала, где оно лежит, и сразу же его принесла.
   Это было обыкновенное конское седло, и на людей оно не произвело никакого впечатления.
   - Это и есть волшебный артефакт? - подозрительно посмотрела на находку Василиса. - И что в нем такого особенного?
   - Это седло из-под самого могучего за всю историю человечества коня - коня Святовита, - принялся рассказывать Василий Васильевич. - Святовит был повелителем времени года и великим богатырем. У него четыре бородатых головы на отдельных шеях, которые смотрят по четырем сторонам и управляют временем года. Восток и юг обозначали царство дня, весны, лета, а запад и север - царство ночи и зимы. Борода - это эмблема облаков, застилающих небо, меч, которым он владел, поражал врагов славянской земли, словно молния. По ночам Святовит садился на своего белого коня и объезжал все четыре стороны света, высматривал врагов земли русской и если замечал вражеские полчища, то вступал с ними в бой и завсегда их побеждал. Прошло время, и конь вместе со своим хозяином стал частью нашего Мира, а седло и удила оказались в Хранилище Кудеяра. Святовит дал зарок, чтобы никто не смел трогать реликвии, но кто-то прознал, что они обладают волшебной силой - любой скакун, на спине которого окажется это седло, станет настоящим богатырским конем. И вот однажды седло Святовитова коня пропало, но долгое время никто не слышал о богатырском коне, обладающем сверхъестественной силой.
   Василий Васильевич остановился, чтобы передохнуть. Он читал самую настоящую лекцию по истории Мира Русских Сказок, и слушатели внимали ему, разинув рты.
   - Прошло несколько десятилетий, и на Мир Прави напала стая оборотней. Люди защищались, как могли, и жителям Тридевятого царства удалось остановить неприятеля. Несколько племен заняли оборону в самом большом и хорошо укрепленном городе. Но осада продолжалась несколько недель, и в городе начались перебои с питанием и питьевой водой. Тогда хозяева города открыли своим союзникам из других племен секрет и показали тайный выход из города. Каждую ночь воины отправлялись за провизией и успешно возвращались обратно. Осада затянулась на долгие месяцы. Предводители оборотней, конечно же, догадались, почему город не сдается, и решили захватить его обманом. Их вождь принялся раскатывать по небу на белом коне и кричать...
   - Василий Васильевич, как ты сказал - "на коне по небу"? - удивился Артем. - Разве такое возможно?
   - На нем было то самое седло, и конь этот словно сам стал конем Святовита. Вот только победить осажденную крепость на нем было нельзя, потому что против своих он бессилен, - объяснил кот. - И вот главный оборотень принялся разъезжать на этом коне по небу вокруг города и кричать: "Кто секретный ход откроет, получит от меня этого коня!". Искушение было так велико, что одно племя не выдержало и показало оборотням, как пройти в город. За свое предательство, как и обещали оборотни, племя получило белого коня, но откуда им было знать, что без седла это самый обыкновенный конь, а седло оборотни не отдали. Племени пришлось бежать из города, чтобы не стать жертвами и победителей, и побежденных. Чтобы не быть замеченными, они обрядились в собачьи шкуры и через тот же потайной ход сбежали. Откуда им было знать, что Бог заступился за осажденный город и остановил оборотней. Город выстоял, а племя предателей получило за свою измену по заслугам - собачья шерсть приросла к ним навеки, а место головы заняла псиная морда. С тех пор так их и прозвали - псиглавцами, и не было во всем Мире Русских Сказок такого народа, который согласился бы стать соседями проклятого народа. И тогда осталось псиглавцам только отправиться в Мир Нави.
   - А седло? - спросил Дядя Миша.
   - А про седло больше никто ничего не слышал, - закончил свой рассказ Василий Васильевич. - В какой-то мере нам с вами повезло - мы узнали, что с ним стало.
   - Но как оно оказалось у Бабы-Яги? - спросил Артем.
   - Ну, этого я не знаю, - пожал плечами кот. - Может, украла...
   - Не смей наговаривать на моих предков! - возмутилась Дева-Яга и влепила коту затрещину.
   - Да я ведь только предположил, - жалобно мяукнул кот, потирая больную щеку.
   - Итак, у нас появился еще один артефакт, - вернулась к делу Василиса. - Что мы должны с ним сделать?
   - То же, что и со всеми другими, - ответил усатый мудрец. - Использовать!
   - Но как? - удивилась она.
   - И главное, зачем? - добавил Артем.
   - Обладание одним волшебным предметом открывает дорогу к другому, но для этого необходимо его использовать, то есть придать ему волшебную силу, иначе он так и останется обыкновенной бессмысленной вещью, - объяснил Василий Васильевич.
   - Значит, теперь мы должны отыскать белого коня псиглавцев? - спросил Артем.
   - Да, - ответил Василий Васильевич. - И не только отыскать, но и оседлать его.
   - Но это же абсурд! - подал голос Дядя Миша. - Сколько с той поры веков прошло! Того коня давно уже нет!
   - Ошибаешься, мой друг, - покачал головой кот. - Псиглавцы до сих пор поклоняются белому коню. Конечно, это уже не тот конь, это его далекий потомок, но псиглавцы уверены, что белый конь был послан им в наказание вместе с собачьим обликом, и что он утратил свой волшебный дар только потому, что их племя совершило тяжкий грех предательства. Псиглавцы верят, что однажды они получат прощение, снимут с себя звериный лик и смогут на своем белом коне улететь в страну, где будут по-настоящему счастливы.
   - А что, разве им плохо в Тридесятом царстве? - недовольным голосом спросила Василиса.
   - Они никогда не были своими в Мире Нави. Они стали настоящими отшельниками, и даже место, где они живут, найти непросто.
   - Откуда ты все это знаешь, Василий Васильевич? - в который раз подивился учености кота Артем.
   - Чтение книг и личный опыт, - с гордостью за себя ответил кот. - Один раз я был у них, но у меня на глазах всегда была повязка, чтобы я не смог ни увидеть их поселение, ни рассказать о нем.
   - А что ты там делал? - подозрительно посмотрел на него Дядя Миша, но кот промолчал.
   - Ниткин, а ты знаешь дорогу к псиглавцам? - спросила у клубка Василиса.
   - Конечно, знаю, - хмыкнул тот.
   - Значит, на рассвете выходим, - распорядилась колдунья.
   - А почему это ты здесь распоряжаешься? - вдруг набросился на Василису Артем. - Мы только и делаем последнее время, что куда-то идем, бежим, от кого-то спасаемся. Вся наша жизнь превратилась в постоянную гонку, у нас даже нет времени отдохнуть. Почему мы опять должны куда-то бежать?
   - Потому что у нас нет времени, - ответила вместо Василисы Дева-Яга. - Колокол больше не звонит.
   Все заволновались и засуетились.
   - Когда они будут здесь? - спросил у Василия Васильевича Артем.
   - Откуда я знаю, - нервно ответил кот.
   - Лучше уходить прямо сейчас, - сказала Василиса.
   - Но ведь они все равно нас догонят! - в отчаянии сказала Дева-Яга.
   - Не думаю, - вдруг сказал Дядя Миша. - Ведь разбойники не пешими отправятся, а поскачут на своих конях, так?
   - Ну, допустим, - кивнул Василий Васильевич.
   - Двенадцать лошадей в колодец вряд ли удастся запихнуть, значит, разбойникам придется идти в обход, да еще через Мир Прави, так?
   Василий Васильевич снова согласился.
   - И потом, как они узнают, где мы? - продолжил Дядя Миша. - Думаю, время у нас есть, но Василиса права - надо собираться в дорогу прямо сейчас.
   Слова Дяди Миши успокоили и убедили всех. Начались приготовления, во время которых сам знахарь принялся ползать по подвалу Яги и собирать какие-то травы.
   - Дядя Миша, ты чем там занимаешься? - крикнул ему сверху Артем.
   - Думаю, чем нам помочь, - уклончиво ответил тот.
   Когда все уже были готовы отправиться в путь, и клубок нетерпеливо переминался на пороге с нитки на нитку, Дядя Миша наконец-то вылез из подпола. На плечах у него был такой толстый мешок, что Дева-Яга с улыбкой спросила:
   - Ты что, Дядя Миша, все мое наследство оттуда вытащил?
   - Только травы, - тоже с улыбкой ответил он. - Почему-то мне кажется, что мы здесь долго не появимся, а у тебя в подвале есть очень редкие экземпляры.
   Дева-Яга погасила свечи, закрыла избу, дала наказ повернуться к лесу задом, и все вместе они отправились в новое путешествие.
   - Долго нам придется идти? - спросил Артем у Ниткина.
   - Четыре часа, - бесстрастным голосом ответил клубок.
   На него так и уставились пять пар глаз.
   - Что? Это так близко?
   - И не близко, и не далеко, - произнес Ниткин. - До первой точки, связанной с псиглавцами, всего четыре часа ходу. Вы же не сказали, куда вам конкретно надо.
   - Какой ты противный! - поджала губы Василиса и четко произнесла. - Мы хотим попасть туда, где псиглавцы держат своего белого коня!
   - Значит, вам нужен храм, - заключил клубок. - Четыре часа.
   - Расскажи маршрут, - потребовал от него Артем.
   - Не волнуйся, дорога прямая, чистая, - заверил его Ниткин. - Выходим со двора, идем через лес, потом поворот на мостовую Горыныча, потом все время прямо, остановка в трактире "Попелюха" и... Там ждать!
   Артем хотел что-то еще спросить, но его опередил Василий Васильевич:
   - Ждать? Но чего?
   - Или когда туда явится один из псиглавцев, или когда откроется вход в храм.
   - Ты хочешь сказать, что вход в храм находится в этом трактире? - наконец задал свой вопрос Артем.
   - Я не знаю, - клубок казался немного раздраженным. - Путь к храму заканчивается там. Что дальше, я смогу сказать только когда мы будем в этом трактире. Так вы идете?
   Тяжело вздохнув, Артем пошел вслед за клубком и повел за собой остальных.
   Дорога на самом деле оказалась легкой, даже по лесу, который летом навевал на Артема страх, было идти приятно. В пути никаких неприятностей не было, и через пару часов вся компания под жарким солнцем бодро зашагала по мощеной улице старинного города. Только по его внешним признакам Артем понял, что они идут по Миру Нави. Дома здесь были мрачные, выкрашенные в черные тона, окон в них почти не было, каждый двор был обнесен высокими заборами, запертыми на огромные замки и запоры.
   По улице бродили одинокие тощие собаки, на чужеземцев смотрели с опаской, рычали на Василия Васильевича, но подходить боялись. Людей было очень мало, и те немногие их них, кто встречались путникам, старались избежать взглядов и поскорее убраться. С Василисой тоже творилось что-то неладное - она надвинула капюшон своего плаща прямо на глаза, ссутулилась и совсем перестала говорить.
   - Василий Васильевич, - обратился к коту Артем. - Ведь это тоже самые обыкновенные люди?
   Кот кивнул.
   - Но кто они? Что они здесь делают? Они тоже служат персонажами сказок?
   - О, нет, - покачал головой Василий Васильевич. - Это те, чья сказка давно уже закончилась, и они в ней сыграли далеко не самую приятную роль.
   - В смысле?
   - Это те, кто обманывал, воровал, убивал, предавал, - с презрением в голосе ответил Василий Васильевич. - Жадные попы, цари и воеводы, старшие братья-убийцы - их так много, что не сосчитаешь. За свои поступки они и их потомки обречены влачить жалкое существование в Тридесятом царстве. Да и колдунов с ведьмами, злых духов и всякой нечисти в Мире Нави немало.
   - Ну, сами они - ладно, а дети их за что страдают? - удивился несправедливости Артем.
   - Это наказание, - сказал, как отрезал кот. - Да, согласен, суровое наказание. Но те, кому оно назначено, тоже далеко не ангелы. К тому же, все решения принимает Высший Суд Мира Русских Сказок - он может покарать, он может и простить. Если потомки преступников находят в себе силы исправиться в Мире Нави, то они могут рассчитывать на то, что их помилуют и вернут в Тридевятое царство.
   - А такие случаи вообще были?
   - Ну... - замялся Василий Васильевич. - Вообще-то нет. За долгие годы люди привыкают и смиряются со своей судьбой. Среди жителей этого Мира много тех, кто даже не знает, почему оказался здесь. Они не знают, что совершили их предки, и они не знают другой жизни, кроме как в Тридесятом царстве. Не было еще такого случая, чтобы жители Нави обращались с прошением о помиловании к Высшему Суду.
   Артем задумался. По его вине Василий Васильевич и Дядя Миша тоже оказались в Мире Нави, и кто знает - не придется ли им отвечать на Высшем Суде за его ошибки? Сейчас они вместе идут к псиглавцам, чтобы...
   - Василий Васильевич, - снова заговорил Артем. - А как мы этого коня у псиглавцев возьмем? Украдем, что ли?
   - Ты бы это лучше не у меня, а у Василисы спросил, - буркнул кот, но на вопрос Артема ответил. - Конечно, украдем, или ты думаешь, что псиглавцы вот так взяли и отдали тебе своего бога? Ты еще про седло им расскажи и предложи этим седлом воспользоваться!
   - Но я так и хотел сделать, - возразил ему Артем.
   - Ну-ну, давай, - иронически произнес Василий Васильевич. - Ты не знаешь, что это за народ, какие у них обычаи. Это не люди, это дикие псы, готовые разорвать тебя при первой же встрече. Нам очень сильно повезет, если мы не встретимся с ними.
   Василий Васильевич что-то вспомнил, и его передернуло.
   - Я уже говорил, что однажды был у них, - задрожал его голос. - Когда я стал Баюном, несколько псиглавцев отыскали меня, чтобы я... убил их вождя. Они... приказали мне... если бы я не сделал... то... убили бы... они хотели... эти зубы...
   - И ты сделал это? - спросил Артем.
   Кот не ответил.
   - Ты сделал то, о чем они тебя просили?
   Василий Васильевич кивнул и отвернулся. Артем испытал огромное отвращение к ученому убийце.
   - Ведь ты же мог отказаться, - сказал он. - Если бы они тебя убили, ты бы потерял одну из своих жизней, но сохранил бы душу.
   - Да? - резко обернулся кот. - Об этом хорошо говорить, когда ты не в чужой шкуре, когда ты моешь упрекнуть того, кто сам себя не раз упрекал, и кто пытается искупить свою вину. Тридцать лет в вашем противном мирке - разве я не заслужил прощения?
   Василий Васильевич говорил уже достаточно громко, чтобы на него стали коситься случайные прохожие. Спутники же Артема и Василия Васильевича, казалось, вообще не обращают на них внимание.
   Артему захотелось извиниться перед котом и успокоить его. Но в это самое время клубок остановился перед старым, покосившимся от времени деревянным срубом, на котором на ветхой дощечке было намазано черной краской: "Попелюха".
   - А что это вообще такое - "попелюха"? - спросил Артем.
   - Не что, а кто, - ответил Василий Васильевич. - Попелюха - нечисть, рождается из пепла, который из печи вымели, из дома выбросили, а землей присыпать забыли. Наверное, хозяйка этой забегаловки.
   - Ну, так мы идем? - спросила из-под капюшона Василиса.
   - Прежде, чем войти туда, - остановил спутников Василий Васильевич, - запомните, что вы должны вести себя как можно осторожнее. Особенно это касается тебя, Артем, и тебя, Дядя Миша. На все вопросы отвечайте, что вы...
   Он остановился, чтобы выдумать легенду для своих друзей.
   - ... Что вы новички, и вас приговорили к вечному поселению в Тридесятом царстве за оскорбление трескунов. Скажете, что из-за вас они заморозили другого человека, а вы позорно сбежали.
   Артем и Дядя Миша кивнули. Легенда оказалась слишком похожа на правду, и у Артема снова стало тяжело на сердце.
   - Ну, если все понятно, тогда пойдем, - вздохнул Василий Васильевич и открыл дверь в трактир.
   Артем вошел сразу после Василия Васильевича и огляделся. Посетителей было немного - занятыми оказались только три столика. За одним три старика попивали какую-то жидкость мерзкого коричневого цвета, за другим что-то бурно обсуждали два карлика, сильно напомнивших Артему гмуров. Зато за столиком возле барной стойки скучала огромная, в два человеческих роста живая змея, одетая в длинное вечернее платье.
   Артему от одного вида змеи стало не по себе, и он замер на месте. Но Василиса его тут же подтолкнула:
   - Чего встал, иди давай! - зашипела она, и Артем побрел к барной стойке, над которой возвышалась тощая старуха с синим лицом и очень длинными руками с костлявыми пальцами. Вся одежда на ней была пепельного цвета.
   - Чего изволите? - прокаркала она глухим голосом, но, вглядевшись в лицо Василия Васильевича, раскрыла рот в беззубой улыбке. - А-а-а, Кот Баюн... давненько тебя не было видно. Где пропадал?
   - Да так, мотался там да сям... - уклончиво ответил кот, тоже улыбаясь.
   - Все своим ремеслом промышляешь? - сверкнула глазами попелюха.
   - М-м-м... ну... не без этого, - еле выдавил из себя Василий Васильевич.
   - Ясно, - цокнула языком старуха. - А это с тобой кто? Странная какая-то компания...
   - Это? - удивился Василий Васильевич, оборачиваясь к Артему. - Это свои. Баба-Яга, служанка ее...
   На словах про служанку Артем заметил, как передернуло Василису.
   - ... да вот еще двоих ссыльных сегодня подобрал, - закончил кот.
   - Ссыльные - это хорошо, - снова растянула губы попелюха. - А ко мне-то по какой надобности зашел?
   - Да как тебе сказать... - замялся кот, придумывая, что бы ответить.
   И вдруг в это самое время Артем почувствовал, будто кто-то сжимает пальцы у него на шее. Вот они скользят ниже и уже обхватывают горло, и ему нечем дышать. Он попытался обернуться, но не смог пошевелить и одним мускулом. Его кто-то душил, он задыхался и не мог оторвать невидимые руки от своего горла.
   - Василий! - это Дядя Миша увидел, что Артему стало плохо, и его бездыханное тело сейчас свалится на землю.
   Артем слабел, он уже слабо соображал, что происходит, но он успел различить перед собой кота, который в один прыжок оказался рядом с ним, схватил горсть земли и бросил ее в Артема.
   Невидимые руки сразу же исчезли, и Артем смог свободно дышать. Дядя Миша помог ему крепко встать на ноги, и только тут Артем смог оглядеться и понять, что произошло. Позади него корчился от боли какой-то человек, сильно похожий на старуху, и он был весь из пепла. Василий Васильевич снова зачерпнул горсть земли и бросил на этот раз уже прямо в этого пепельного человека. Человек этот почернел и стал рассыпаться прямо на глазах у посетителей трактира. Сначала у него подкосились ноги, затем отвалились руки, стало осыпаться тело, пока на земли не осталась небольшая кучка золы, украшенная пепельной головой, из которой на кота смотрели два глаза, полных злобы и ненависти.
   Самого Василия Васильевича это нисколько не смутило, он держал в лапах еще одну горсть земли и явно собирался в третий раз засыпать обидчика Артема. Но в тот же миг к Василию Васильевичу подскочила хозяйка трактира и упала на колени, все время причитая:
   - Пощади, батюшка Баюн, не убивай единственного внука!
   Василий Васильевич разжал лапы и вытряхнул землю.
   - Так это твой внук? - спросил он у старухи.
   - Да, внучок, любимый мой попеленок, несмышленый, молодой еще, - продолжала кудахтать над кучкой пепла трактирщица. - Пожалейте его, не со зла он...
   - Ничего себе - не со зла, - простонал Артем, которому до сих пор казалось, что тощие пальцы сжимают его шею.
   - Ладно, не тронем мы твоего ребеночка, - проворчал Василий Васильевич.
   - Спасибо, батюшка, спасибо, родной, - залилась слезами попелюха. - Что хошь для тебя сделаю, только попроси.
   Артем шепнул на ухо коту пару слов, но Василий Васильевич властно ответил:
   - Сам знаю.
   Он помог попелюхе вернуть внуку прежний облик, подождал, пока она его отругает за невежественное обращение с посетителем, и когда она снова вернулась на рабочее место, тихо произнес:
   - Я хочу знать, как попасть в храм к псиглавцам.
   Попелюха посмотрела на кота, как на помешанного, нервно затрясла головой и пробормотала:
   - Ты в своем уме? Я не смогу...
   - Ты обещала! - сверкнул глазами кот.
   - Да, я обещала, но это...
   - Скажи для начала - это здесь? В твоем трактире?
   - Да, но если я покажу, то псиглавцы... они меня... - залепетала попелюха.
   - Все будет хорошо, - заверил ее кот. - Ты только покажи нам вход, все остальное мы сделаем сами.
   Попелюха еще немного поколебалась и, наконец, сдалась.
   - Храм находится у меня на заднем дворе, он замаскирован под баню. Каждую ночь, ровно в двенадцать они выходят из своего храма и выводят на прогулку белого коня. С первыми петухами они возвращаются обратно.
   - Но как туда попасть? Ведь они заметят нас! - шепнул на ухо Василию Васильевичу Артем. - Может, мы их лучше снаружи подождем?
   - А много их? - словно не обращая на слова Артема никакого внимания, продолжил расспрашивать попелюху кот.
   - Которые на прогулке - двое, - ответила старуха. - Один держит коня за узду и ведет его за собой, а второй следует за ними и молится. А так еще в самом храме стражники есть, но много ли их там, я не знаю.
   - Да, Артем, - теперь Василий Васильевич повернулся к своему хозяину, - ты прав. Надо брать его на улице.
   - Почему на улице? - спросила попелюха. - Они с ним только во дворе гуляют.
   - Это сложнее, - нахмурился кот. - А сами эти... монахи - они тоже в твоей бане живут?
   - Нет, они приходят якобы в трактир, а потом я их провожаю на задний двор.
   - Отлично, - произнес Василий Васильевич. - У меня есть план.
  

Глава 13

белый конь псиглавцев

  
   За полчаса до полуночи в трактире появились два псиглавца. Роста они были высокого, но сильно от людей не отличались, разве что вместо человеческой головы была собачья. Василий Васильевич, Яга и Василиса, сидевшие в самом дальнем углу, совсем не освещенном лучинами, увидели, как они подошли к стойке, и один из них громко произнес:
   - Дай-ка нам пару бутылок вина, старуха!
   Попелюха покорно склонила голову и вышла во двор.
   - Они просят вина, - шепнула она в сторону двери, за которой прятались Артем и Дядя Миша.
   - Хорошо, - шепнул Дядя Миша.
   Попелюха забрала бутылки и вернулась обратно. Потекли долгие минуты ожидания, но Дядя Миша не терял времени. Он достал из своего маленького мешочка, который всегда носил в кармане, еще какую-то траву, растер ее ладонями, немного оставил себе и столько же дал Артему.
   - Положи себе под левую ногу, - сказал Дядя Миша.
   - А что это? - спросил Артем.
   - Песий язык, - ответил знахарь. - Любая собака рядом с тобой не сможет сдвинуться с места и не произнесет ни звука.
   - А ты думаешь, на них эта трава подействует? - засомневался Артем.
   - Уверен, что подействует, - кивнул Дядя Миша. - Судя по тому, что нам успел рассказать о них Василий Васильевич, эти псиглавцы уже больше собаки, чем люди.
   Наконец, попелюха снова заскрипела замками потаенной двери, и во двор вышли двое псиглавцев-жрецов. Артем и Дядя Миша дали им немного пройти вперед, дождались, пока жрецы постучат в двери храма, и только услышав звук поворачивающихся засовов, они выскочили из своего убежища и побежали к храму.
   Псиглавцы услышали за своей спиной топот и обернулись. Увидев чужаков, они страшно разозлились, обнажили клыки и уже были готовы наброситься на непрошенных гостей. Артем зажмурил глаза, уже представляя себе, как сейчас собачьи зубы вонзятся ему в шею, но Дядя Миша потащил его за собой вперед и... ничего не произошло. Как и предсказывал знахарь, как только люди и псиглавцы сблизились, жрецы остановились, как вкопанные. Они пытались залаять, чтобы привлечь внимание стражников, но у них ничего не получалось.
   - Артем, иди вперед, - сказал Дядя Миша. - Я должен остаться здесь, иначе они придут в себя и побегут за помощью.
   Артем хотел получше рассмотреть удивительных людей-собак, но послушался Дядю Мишу и пошел вперед. Он оказался перед воротами храма как раз в тот момент, когда охранники, наконец, сумели их открыть. Артем едва сумел заметить удивление на лицах часовых, как те сразу окаменели. Протиснувшись между ними, Артем вошел внутрь и увидел ослепительно белого коня.
   Он стоял, закованный цепью из чистого золота, в гордом одиночестве на постаменте из хрусталя, окруженный собственными изображениями из драгоценных камней. Чуть поодаль на стене висело несколько картин неизвестного художника. На одной из них была запечатлена, по-видимому, первая встреча псиглавцев со своим будущим идолом. На первом плане был нарисован парящий по воздуху белый конь, а вокруг него на коленях, воздев руки к небу, стояли пораженные зрелищем люди с собачьими головами. На другой картине мальчик-псиглавец обнимал белого коня за шею, а третье полотно рассказывало о знаменитой прогулке белого коня.
   Артем, казалось, совсем позабыл о своем задании. И вдруг белый конь громко стукнул копытом, вернув Артема обратно в реальность. Он подошел к коню совсем близко и осторожно погладил его. Раньше Артем никогда не имел дела с лошадьми, но он не боялся. Ему показалось, будто они давно знакомы, и он еще раз погладил коня. Тот одобрительно затряс гривой и нетерпеливо застучал копытом. Артем словно понял, чего хочет его новый друг, и потянулся к золотой цепи. К его удивлению, она легко поддалась, и конь смог сделать несколько шагов. Теперь Артему оставалось сделать самое главное - оседлать его. Он никогда этого не делал, и даже не знал, как правильно приладить седло, поэтому он просто снял его со своей спины и опустил его на спину белого коня.
   В то же мгновение седло будто прилипло к спине животного, ремни обхватили туловище, конь мотнул головой и одним движением освободился от золотой узды. Артем попятился и назад, и как раз вовремя, потому что конь вдруг поднял заднюю ногу и попытался лягнуть Артема, но тот уже стоял далеко от коня, и удар копыта пришелся в пустоту.
   Поведение лошади сильно удивило Артема. Идол псиглавцев резко развернулся к нему и громко заржал, после чего поскакал прямо на Артема, и тому пришлось проявить настоящие чудеса ловкости, чтобы увернуться от его копыт. Артем сделал прыжок в сторону и отошел подальше, но конь словно преследовал его. Он поднялся на дыбы, и Артем увидел перед собой массивные передние ноги, готовые припечатать его к стене. От страха у Артема скрутило желудок, и он кое-как сумел увернуться от удара. Он прильнул к полу и услышал, как прямо над ним от сотрясения копытами из стены посыпались бревна, из-под которых ему чудом удалось выбраться. На какое-то время Артему показалось, что конь успокоился, но уже через минуту тот снова наскочил на него. Артему пришлось перекатываться с одного бока на другой, чтобы не попасть под удар. Наконец, он оказался зажатым в угол и понял, что сейчас конь с одного маху размажет его.
   И тут в голове Артема запульсировала совершенно безумная и оттого правильная мысль. Он поднялся на ноги и громко крикнул:
   - Ен увибай, немя, готабыскрий нокь!
   Это было спасение. Конь уже встал своими передними ногами ему на плечи. Но, услышав абракадабру, замер и медленно опустил ноги на землю. Он стоял, великолепный в своем величии - конь-воин, готовый растерзать любого, кто окажется ему не по нраву.
   И в этот миг храм начал складываться, как карточный домик. Дом не выдержал удара, и бревна полетели со всех сторон. Оставалось совсем немного времени, чтобы выбраться до того, как рухнет крыша, но от пережитого страха у Артема отказали ноги. Были обречены и стражники-псиглавцы,
   - Мопоги! - попросил Артем, и белый конь услышал его. Он схватил Артема зубами за куртку, одним движением головы подбросил его вверх и усадил к себе на спину. Как только Артем очутился верхом на коне, стражники ожили и бросились на них, но конь легко перемахнул через головы псиглавцев и выскочил вон из храма. Артем крепко схватился руками за гриву, и они поскакали по двору, в центре которого Дядя Миша отбивался, как мог от оживших жрецов. И, словно поняв желание своего всадника, конь стал надвигаться на псиглавцев, в то же время помогая Дяде Мише залезть наверх, к Артему.
   - Врепед! - скомандовал сам Артем, и конь, оттолкнувшись от земли, перелетел здание трактира и оказался на каменной мостовой. Приземление было таким громким, что все посетители трактира выбежали на улицу.
   - Вот это да! - восхищенно произнесла Яга, увидев на спине белого коня Артема и Дядю Мишу.
   - Как вам это удалось? - закричала Василиса.
   - Ура! - завопил Василий Васильевич.
   - Забирайтесь к нам! - помахал им рукой Артем, и все трое не заставили себя долго ждать.
   Белый конь важно гарцевал по мостовой в свете полной и холодной луны. На его спине восседали шестеро разных, не похожих друг на друга людей, которым аплодировали и кричали: "Ура!" посетители старого трактира. Это было так необыкновенно - слышать эти крики и видеть эмоции у людей, которые давно уже перестали чему-либо удивляться, что Артем вдруг нечаянно подумал о том, что не такой уж плохо они поступили, утащив коня у псиглавцев. Впрочем, поймал он себя на другой мысли, кража давно уже обрела для него совсем иной смысл. Совсем недавно он научился этому ремеслу, и получал истинное наслаждение от занятия воровством. Сегодня он четко осознал, что если раньше он брал чужое только для того, чтобы прокормиться или одеться, то теперь он это сделал потому, что ему было в радость оставить с носом псиглавцев. Сейчас он даже представить себе не мог, что прекрасный белый конь - настоящее чудо волшебного мира - мог бы остаться на заднем дворе попелюхи.
   Артем подумал о том, как было бы здорово сейчас полететь вперед, да с такой скоростью, чтобы дух захватывало. И конь будто понял его мысли. В одно мгновение он разогнался и плавно оторвался от земли. Он не летел, он просто быстро бежал, но бежал так, что Артему вспомнились слова из старой сказки, которую он читал, когда был совсем маленьким: "богатырский конь поскакивает, мхи-болота перескакивает, реки да озера хвостом заметает".
   Как ни прекрасно было парить на белом коне, но уже давно наступила ночь, и у людей стали слипаться глаза. И стоило только Артему подумать о привале, как тут же конь остановился возле одинокой пещеры, в которой могли укрыться на ночь путники.
   В пещере Артем, Дева-Яга и Василиса при помощи заумных формул развели костер, при помощи скатерти-самобранки слегка перекусили, при помощи заговоров Дяди Миши смогли быстро заснуть крепким и сладким сном.
   Не спалось одному Василию Васильевичу. Он вызвался поддерживать костер и принялся расхаживать возле пещеры, присматривая за спящими. Засыпая, Артем заметил, что кота явно что-то беспокоит, но он не хочет говорить. Конечно, проще всего было приказать ему рассказать о своих переживаниях, но Артем уже давно решил, что он уже достаточно побыл и "хозяином", и "господином". Поэтому, когда он проснулся и увидел Василия Васильевича в том же расположении духа, что и ночью, то просто спросил:
   - Что-то не так, Василий Васильевич?
   - Удивляюсь, почему псиглавцы не отправились за нами в погоню, - бесцветным голосом отозвался кот.
   - А ты бы хотел, чтобы они нас догнали? - поразился словам Василия Васильевича Артем. - Но зачем?
   - Нет, конечно, - так же вяло продолжил кот. - Просто зная этот народ, я могу точно сказать, что сразу же после нашего бегства из трактира жрецы и стражники все рассказали своим вождям, и поскольку по законам псиглавцев мы совершили святотатство, их вожди уже вынесли нам смертный приговор. Лучшие из лучших должны были отправиться по нашему следу. А след они находить умеют, уж ты мне поверь... Они, как-никак, собаки...
   - Да как же они смогут взять наш след, если мы ехали... даже не ехали, а летели верхом? - снова удивился Артем.
   - Вот именно, - кивнул Василий Васильевич. - Наших следов они там не учуют, зато след белого коня им очень хорошо известен. К тому же, ты сам сказал, что конь почти летел по воздуху, а это значит, что и след его в воздухе остался. Этот след поведет псиглавцев за нами.
   - Да... - согласился с его доводами Артем, - но такое расстояние...
   - А-а-а, - махнул лапой Василий Васильевич. - Для них такое расстояние пустяки. Псиглавцы очень выносливы, и силы у них больше, чем у обыкновенных людей.
   - Это почему?
   - Представь себе возможности, которыми обладает собака, - принялся объяснять кот. - Тонкий нюх, крепкие зубы, быстрые ноги... Представил? А теперь вообрази, что собака достигла уровня развития человека, и все ее преимущества перешли к этому человеку. Или наоборот - что способности человеческого рода стали доступны для собак?
   - Да, теперь, кажется, я понимаю... - затряс головой Артем.
   - Все говорит о том, что они уже должны быть здесь, - в голосе кота проскользнули едва уловимые нервные нотки. - Всю ночь я просидел здесь, не смыкая глаз, чтобы в случае чего предупредить, но...
   Артем не знал, что на это ответить.
   - Наверное, что-то пошло не так, что-то заставило их поменять свои планы... - задумался Василий Васильевич.
   Даже когда все проснулись и сели за "стол", Василия Васильевича пришлось долго упрашивать присоединиться к завтраку. Он продолжал пристально всматриваться вдаль - на дорогу, по которой их принес в пещеру белый конь.
   После завтрака Василиса озадачила всю компанию вопросом, что они будут делать дальше, и где искать следующий артефакт. Но Артему было все равно, куда идти, Дядя Миша молчал, а Василий Васильевич продолжал гнуть свою линию.
   - Нам нужно подумать о том, как спасти свою шкуру, - бубнил он. - Неровен час, появятся псиглавцы, и тогда нам всем худо будет.
   - Да ладно тебе паниковать, - отмахнулась от него Василиса. - Даже если эти собачки отыщут нас, с нами им не справиться. У нас есть богатырский конь, с ним нам нечего бояться.
   Артем подивился беспечности и самоуверенности Василисы.
   - Эти, как ты сказала, "собачки", - Василий Васильевич специально сделал акцент, - в два счета расправятся и с нами, и богатырским конем.
   - Как - с конем? - удивился Артем. - Ведь это же их...
   Он долго не мог подобрать подходящее слово.
   - ... это же их божество! - наконец, сказал он.
   - Этот конь для них теперь такой же нечистый, как и мы с вами, - возразил ему кот. - Они найдут себе другую священную лошадь, а с этого красавца снимут седло, а самого изрубят на куски.
   Конь неодобрительно фыркнул в своем углу.
   - Тогда зачем же они погонятся за нами? - удивился Артем.
   - Чтобы отмстить, - мрачно ответил Василий Васильевич.
   - Да, умеешь ты всем настроение испортить, - процедила сквозь зубы Василиса. И, чтобы сорвать свою злость, набросилась на Деву-Ягу. - Ну? А ты, девчонка, чего молчишь? Что - тоже думаешь о том, как бы мне напакостить?
   - Нет, - уверенным голосом ответила Яга. - Я думаю о том, что нам нужно как следует провести Новый год. Сегодня уже двадцать пятое...
   И она весело взглянула на остальных. Новость о том, что до праздника осталось всего ничего, подействовала самым лучшим образом. В повседневной суете люди совсем забыли о том, что уже конец месяца, и скоро наступит долгожданное торжество. Как ни странно, Василий Васильевич тоже пришел в неописуемый восторг.
   - Ну, ко-неч-но! - хлопнул он себя по лбу. - Двадцать пятое декабря - начало Святых вечеров!!!
   - И что? - удивились Артем, Дядя Миша и Василиса.
   - Как, вы не знаете? - переглянулись Василий Васильевич и Дева-Яга.
   - Нет, ну ладно еще Артем, он из другого мира... Ладно Дядя Миша, который в Мире Русских Сказок недавно... Но ты, Василиса! - сердито посмотрел на нее кот. - Да-а-а... Видно, тебе еще учиться и учиться...
   Василиса ничего не ответила и отвернулась, а Василий Васильевич увлек Артема и Дядю Мишу новым рассказом.
   - Двадцать пятого декабря начинается народный зимний праздник, зимний солнцеворот. Семь дней в декабре старое солнце умирает, семь дней в январе новое нарождается. Поэтому праздник поделен на два периода. В декабре наступают Святые вечера или Рождество по старому стилю, когда празднуют белые силы, а черным запрещается чинить любые бесчинства. Зато после нового года приходят Страшные вечера, когда все меняется, и нечисть приобретает особую власть и может безнаказанно вредить людям. Раньше в миру даже ходила такая легенда, что с новогодней ночи и до нового Рождества Всевышний отпирает ворота ада и позволяет черным силам гулять по белому свету.
   - Значит, ты думаешь, что псиглавцы оставили нас в покое только из-за того, что пришел этот самый солнцеворот? - спросил у кота Артем.
   - Ничего себе - "только"! - возмутился Василий Васильевич. - Да если Высший Суд узнает, что кто-то посмел нарушить Правила Семи Дней...
   - Получается, у нас есть всего неделя, чтобы... - начал говорить Артем, но не смог продолжить.
   - Чтобы - что? - вдруг набросился на него Василий Васильевич. - Правильно - ты не знаешь. И никто не знает.
   - Ты знаешь! - выпалила Василиса.
   - Что я знаю? - не сдержался кот и вступил с ней в спор.
   - Ты прекрасно знаешь, что нам нужно делать, - сверкнула глазами молодая колдунья. - Мы должны продолжать свой путь, чтобы найти следующий артефакт, а за ним еще один и еще, и еще, пока не отыщем Корону моего отца. Тогда я смогу всех поставить на свое место.
   Кот ничего не ответил, но Артем по его виду понял, что Василиса оказалась права.
   - Подождите! - неожиданно вперед вышел Дядя Миша. Все взгляды устремились на него. - Ты, Василий, сказал, что в течение семи дней псиглавцы не смогут напасть на нас, потому что они не нападают на людей из Мира Прави, так?
   - Ну да, - пожал плечами кот, не понимая, куда клонит знахарь.
   - Но ведь мы сейчас находимся в Мире Нави, и на нас эти правила не распространяются!
   Артем вздрогнул. Но кот был спокоен, как никогда.
   - Ничего подобного, - возразил он. - Артем вообще не принадлежит ни к одному из наших Миров. Я - его пленник, ты - пленник Василисы, но мы оба - из Тридевятого царства. Дева-Яга вообще особняком стоит, а Василиса хоть и непризнанная, но все-таки царица Мира Нави, ее они тронуть не посмеют.
   - Но ведь они этого не знают! - продолжал гнуть свое Дядя Миша.
   - Уже знают, - заверил его Василий Васильевич. - Законы Семи Дней действуют независимо от воли того, кто им подчиняется. Единственное, о чем они не могут знать, так это кто из нас кто. Я думаю, что с первыми секундами Нового года они бросятся за нами, и в безопасности останется только Василиса, хотя они этого и не знают. Поэтому...
   Артем догадался, что Василий Васильевич хочет сказать что-то очень важное и правильное, но сомневается. И тогда он воспользовался своим правом "хозяина". Он так убедительно посмотрел на кота, что тот сразу же продолжил.
   - Поэтому, когда они появятся, мы должны будем ... сдать им Василису.
   Василиса смотрела на кота, не моргая и не говоря ни слова.
   - Но ведь и жрецы, и стражники видели, что коня стащили я и Дядя Миша! - возразил ему Артем.
   - Это так, - согласился кот. - Но мы создадим иллюзию, будто мы - местные жители, а Василиса пришла из Мира Прави. Пока они будут разбираться, что к чему, мы успеем спрятаться.
   - А почему ты уверен, что они просто не растерзают меня прямо на месте? - робко спросила Василиса. Сейчас она была сама на себя не похожа.
   - Псиглавцы не такие, - заверил ее Василий Васильевич. - Они устроят показательный суд, и когда выяснится, кто ты, они не посмеют тебя тронуть.
   - Но ведь я еще не коронована!
   - Да, - кивнул Василий Васильевич. - Но об этом знает только Совет Нави, не так ли? Как ты думаешь, псиглавцы - этот темный и невежественный народ - в курсе ваших дел?
   Вопрос не требовал ответа, и поэтому Василий Васильевич продолжил.
   - Как только появятся псиглавцы, мы оставим Василису одну и дадим ей Ниткина, а сами на богатырском коне скачем дальше. Когда все закончится, клубок приведет к нам Василису.
   - Не нравится мне твой план, - нахмурилась она.
   - Мне тоже, - вторил ей Ниткин.
   - Значит, меня поймают, будут пытать, допрашивать, судить, а вы тем временем смоетесь под шумок?
   - У вас есть другое предложение? - спросил Артем. Перспектива избавиться от Василисы его обрадовала, и теперь он мечтал только о том, чтобы она не отказалась.
   Он хотел еще что-то сказать, но Василиса набросилась на него:
   - А зачем я вам буду нужна? Вы ведь только потому мне еще помогаете, что я каждого из вас по-своему с собой связала! Как только вы останетесь одни, вы ведь тут же сбежите, и больше мне вас вместе уже никогда собрать не удастся. Вы ведь все меня... НЕНАВИДИТЕ!!! - последнее слово Василиса выкрикнула так громко, что птицы в лесу неподалеку сорвались с деревьев и улетели прочь.
   Артем не верил своим глазам - Василиса плакала! По ее щекам потекли настоящие слезы, и она спешно закрыла лицо руками. Она всхлипывала, и по тому, как судорожно дергались ее плечи, Артем понял, насколько для нее это важно - найти Корону Кощея.
   Он подошел к Василисе и положил свою руку ей на плечо:
   - Я тебе обещаю, что я пойду с тобой до конца. Василий Васильевич...
   - Куда хозяин, туда и я, - поспешил высказаться кот.
   - Дева-Яга служит тебе, - продолжил Артем, - а Дядя Миша... Я думаю, если после всего, что ты сделала, он уйдет, это будет правильно.
   Дядя Миша не сказал ничего.
   - Правильно? - поднялась Василиса и улыбнулась, хотя эта улыбка больше походила на оскал. - Нет, Артемушка, это неправильно. Я Царица Нави, и я не позволю на своей земле указывать другим, что мне делать. Если ты, кот, говоришь, что псиглавцам все равно, кто им достанется, то для этого дела сгодится девчонка.
   Она показала на Деву-Ягу. Теперь это была прежняя Василиса. Минута слабости прошла, и она уже сама всех ненавидела.
   - Бросим им Ягу, - процедила Василиса.
   - Но ведь они могут... - попытался вступиться за Деву-Ягу кот.
   - Да, они могут ее казнить, - Василиса схватила его и уставилась своими ледяными глазами. - Или ты против? Тогда я могу отдать псиглавцам тебя, и никакой Артем тебе не поможет! Представляю, как позабавятся с тобой эти милые песики!
   Никто не смел сказать ни слова против. В гневе Василиса была непредсказуема, и Артем всерьез стал опасаться за свою жизнь и жизнь своих друзей. Он вдруг поймал себя на том, что ему пришло в голову именно это слово - "друзья". Действительно, все они, кроме Василисы, все еще были его друзьями. В который раз они вместе переживали такие опасные приключения, что не быть друзьями просто не могли. Но сказать об этом вслух Артем стеснялся.
   - Лучше нам отправиться дальше, за следующим артефактом, - он постарался сказать это как можно более жизнерадостно, чтобы снять атмосферу напряженности. Яга была обижена на Василису, но ничего ответить ей по понятным причинам не могла. Василий Васильевич тоже был немного напуган, а Дядя Миша так ни слова и не произнес.
   Все уселись на спину белого коня и покинули пещеру. В быстрой скачке не было никакой нужды, и Артем попросил коня не торопиться. Сидя на его спине и наслаждаясь свежим утренним воздухом, он сам завел разговор о том, где может быть следующий артефакт.
   - Василий Васильевич, ты же сказал, что когда мы используем один предмет, он откроет нам дорогу к другому? - спросил он у кота.
   - Да, так оно и должно быть, - согласился тот.
   - Что значит - должно быть? - удивилась Василиса. - Куда же мы тогда едем?
   - Туда, куда нужно, - огрызнулся Василий Васильевич. - Если вы думаете, что с минуты на минуту нам откроется местонахождение следующего артефакта, то глубоко ошибаетесь. Придет время, и мы будем там, где находится то, что мы ищем.
   - Но когда оно придет? - спросил Артем.
   - Я ведь уже говорил, что герой всегда оказывается там, где хочет оказаться, - покачал головой Василий Васильевич. - Когда вы научитесь меня слушать и слышать?
   - Значит, мы правильно едем? - снова спросила Василиса.
   - Ну и вопрос, - буркнул себе под нос кот, а вслух сказал: - Это ты у Артема спроси, куда он нас за собой ведет.
   - Я веду? - Артем был в шоке.
   - А кто? - съязвил кот. - Кто отдает приказы богатырскому коню?
   - Но я же не приказываю! - рассердился Артем.
   - Богатырскому коню достаточно желания, которое исходит от того, кто на нем верхом, - пояснил Василий Васильевич.
   - То есть он что - читает мои мысли? - спросил Артем.
   - Ха-ха-ха! - рассмеялся кот. - Конь читает мысли человека... Ничего смешнее не мог придумать?
   - Так объяснил бы, вместо того, чтобы смеяться! - обиделся на него Артем.
   - Я не могу тебе этого объяснить, - снисходительно продолжал улыбаться Василий Васильевич. - Это одна из тайн нашего Мира, настоящая загадка! Что-то вроде того, что когда герой должен оказаться в нужном месте, конь несет его в это место.
   - Фу, какая сложная философия, - поморщился Артем.
   - Самая обыкновенная, - развел лапами кот.
   - Дядя Миша, а ты чего все время молчишь? - перевел разговор в другое русло Артем.
   - Думаю о том, как это я, знахарь, докатился до того, что причинил вред людям - помог украсть то, что было для них так дорого, - упавшим голосом произнес Дядя Миша.
   Артем обернулся к нему, чтобы ответить, и вдруг его внимание привлекло огромное облако пыли вдали за горизонтом.
   - Что это? - спросил он, сам не понимая, у кого.
   Все разом обернулись и посмотрели в сторону, куда указывал Артем.
   - Псиглавцы? - еле слышно произнес Василий Васильевич, но его услышали.
   В ту же секунду послышался нарастающий гул, будто кто-то быстро стучит в дверь.
   - Это копыта! Наверное, за нами скачет какое-то стадо, - предположила Дева-Яга.
   - Может, это... - в ужасе заговорил Василий Васильевич, но не успел.
   Его опередил Артем. Он слегка пришпорил белого коня, и они понеслись быстрее ветра. Но облако пыли не отставало, а наоборот, казалось, стало еще ближе. Артем, еле перекрикивая шум ветра, выпалил:
   - Трыбсее!!!
   Но конь, похоже, все свои силы исчерпал, и быстрее бежать уже не мог, зато облако постепенно рассеивалось, и среди пыли стали проявляться силуэты всадников.
   Очень скоро преследователи подобрались совсем близко, и теперь можно было различить, что конники были высокими людьми с хмурыми лицами, которые украшали густые черные брови и длинная косматая борода. На них были надеты длинные кафтаны, подпоясанные широкими кожаными ремнями, а головным убором служила меховая шапка, больше напоминавшая колпак. Они совсем не держались руками за узду, одной пришпоривая коня, а другой - размахивая саблей.
   - Разбойники! - завопил Василий Васильевич. - Войско Кудеяра!!!
   И тут же ему в спину прилетел камень. Удар был такой силы, что кот тут же свалился с коня.
   - Василий!!! - закричал Артем, но было уже поздно. Лишившись одного наездника, конь почувствовал прилив сил и поскакал быстрее. Прошло всего несколько секунд, а они уже сделали несколько километров, и Василий Васильевич остался лежать где-то совсем далеко от них.
   Разбойники не отставали - их лошади ни в чем не уступали по силе белому богатырскому коню. Краем глаза Артем увидел, как двое разбойников поравнялись с ним с правой стороны, и двое - с левой. В следующее мгновение единственное, что он смог разглядеть, как один из разбойников прыгнул на него, но не достал и рухнул за его спиной на Василису и упал вместе с ней на землю.
   Конь стал еще сильнее и попытался оторваться, но разбойники не сдавались, и в следующий заход один из них так удачно бросил аркан, что поймал в петлю Дядю Мишу и одним рывком выдернул его из седла.
   Теперь на коне остались только Дева-Яга и Артем. Еще один рывок - и они были бы спасены. Сил у белого коня прибавилось, но Артем чувствовал, что конь уже устал. Разбойники немного отстали, но вскоре стук копыт послышался снова, и когда Артем увидел, что их снова окружают, в отчаянии крикнул коню:
   - Спаси нас!
   Он совсем забыл про заумь, и понял, что ошибся. Конь услышал обыкновенную человеческую речь и резко остановился. Артем с Девой-Ягой перелетели через его голову и грохнулись на траву. Артем еле-еле мог пошевелиться, его тело изнывало от боли, но усилием воли он заставил себя подняться. Дева-Яга лежала без сознания рядом, а белый конь мирно стоял рядом.
   Разбойники не успели так же резко затормозить и пролетели несколько километров вперед. Теперь они поняли, что произошло, и, не торопясь, возвращались обратно. Подъехав совсем близко, разбойники окружили своих жертв плотным кольцом, и в это время белый конь снова "ожил". Он сорвался с места, в один прыжок оказался возле двух разбойников, поднялся на дыбы и ударил их копытами. Оба разбойника, глухо вскрикнув, повалились наземь, а другие набросились на белого коня. Но каждый, кто к нему приближался, тут же падал. Богатырский конь так виртуозно расправлялся с ними при помощи своих крепких ног, что скоро все двенадцать разбойников были повержены и не могли двинуться с места. Теперь Артема, который все это время пытался привести в чувство Деву-Ягу, окружали только лошади разбойников, но они даже не пытались противостоять богатырскому коню и просто расступились перед ним.
   Дева-Яга пришла в себя, Артем помог ей встать на ноги, и они снова поднялись на спину белого коня.
   - Спасибо, - сказал Артем, и конь одобрительно закивал головой.
   - И что мы будем делать дальше? - жалобным голосом спросила Дева-Яга. - Где остальные?
   - Этого я не знаю, но нам лучше убраться отсюда, - ответил Артем.
   Конь еще раз одобрительно фыркнул и, вздымая под ногами землю, полетел вперед.
  

Глава 14

тамбовские волки

  
   Они отъехали на порядочное расстояние, когда Артем сказал:
   - Стоп! Мы должны вернуться!
   Конь замер на месте, и Артем сошел на землю.
   - Они должны быть живы, - сказал Артем Яге.
   - Ты думаешь, разбойники их не тронули?
   - Я в этом уверен. Василий Васильевич не зря говорил про Святые вечера. Разбойники тоже должны подчиняться этим правилам... как их там...
   - Правила Семи Дней, - напомнила Яга.
   - Если все так, как говорил Василий Васильевич, у нас еще есть шесть дней, чтобы спасти наших друзей.
   - И Василису?
   Этого от Яги Артем никак не ожидал, но твердо ответил:
   - И Василису!
   - Но как мы это сделаем? Мы ведь даже не знаем место, где прячутся разбойники.
   Артем призадумался, но быстро нашел ответ на этот вопрос. Он повернулся к коню, посмотрел ему прямо в глаза и спросил его:
   - Ты можешь нам помочь?
   Конь моргнул и закивал головой. Он помог Артему снова забраться на спину и пошел в обратном направлении.
   - И что мы будем делать, когда их найдем? - не унималась Яга.
   - Я не знаю, надо будет для начала осмотреться. Мне вообще кажется, что для начала надо узнать, кто они, чем они живут, чего они боятся.
   - Жалко, что с нами нет Василия Васильевича, он бы рассказал, - посетовала Яга. - Или Дядя Миша...
   - Да, без них трудно, - на глаза Артема навернулись слезы. - Но мы справимся. Ты мне веришь, Радимира?
   Дева-Яга была у Артема за спиной, и он разговаривал с ней, не видя ее лица. Но он почувствовал, как в этот момент она была счастлива, что именно он назвал ее по имени.
   - Я тебе верю, Артем-Царевич, - сказала она и обняла его за пояс.
   - Ну, это лишнее, - буркнул Артем, но ему было приятно.
   Они медленно проплывали над зелеными мрачными лесами, над глубокими черными пещерами и залитыми солнцем, но бесцветными лугами Мира Нави, пока белый конь не начал спускаться вниз. Какое-то расстояние он пробежал по земле, и вдруг Артем сам остановил его:
   - Стой! Подожди!
   Конь послушался, и Артем спрыгнул на лужайку, где заметил знакомую черную сумку.
   - Это его сумка, Дяди Миши! - крикнул он Яге, поднимая трофей.
   И они снова поскакали назад - неизвестно, куда, пока белый конь не принес их к той самой пещере, которую они покинули сегодня утром. Каково же было их удивление, когда внутри они обнаружили...
   - Вот уж не думал вас больше увидеть, умники!
   Это был Ниткин. И Артем с Девой-Ягой как никогда радовались вредному и ворчливому клубку.
   - Но ведь ты был с Василисой?! - обратился к Ниткину Артем, когда ему вместе с Ягой удалось разжечь маленький костер и слегка обогреться.
   - Да, - согласился клубок. - Она сама меня выпустила, когда оказалась на разбойничьей лошади. Она мне шепнула, чтобы я возвращался сюда, и вот я здесь.
   - А Дядю Мишу ты видел? - спросила Дева-Яга.
   - Нет, а что с ним? - спросил Ниткин.
   - Они тоже его забрали. От него осталась только сумка, - ответила Яга.
   - Может, откроем и посмотрим, что там? - предложил Артем.
   - Что-то мне страшно, - поежилась Яга. - Сумка знахаря...
   - Да ладно, ничего страшного в этом нет, - спокойно сказал Артем и открыл сумку.
   Оказалось, что Дядя Миша оборудовал в ней несколько кармашков, в каждом из которых лежала какая-нибудь травка, и на каждом кармашке стоял какой-нибудь особый знак. Истинную суть этих знаков наверняка знал только сам Дядя Миша, но значение одного из них Артем, хорошо рассмотрев, понял. На кармашке был изображен восклицательный знак и огонь.
   - Помнится, когда мы обычно сидели у огня, Дядя Миша добавлял какую-то траву, - сказал он, вынимая из кармашка небольшой пучок. - Может, бросим в огонь?
   - Лично я не рекомендовал бы вам заниматься тем, чего вы не знаете, - назидательно произнес Ниткин.
   - В самом деле, Артем, - попыталась остановить его Яга, - а вдруг это какая-нибудь опасная трава?
   - Да откуда у Дяди Миши опасная трава? - пожал плечами Артем, опустил пучок на ладонь, растер его пальцами, как это обычно делал Дядя Миша, и дунул получившийся порошок с ладони прямо в костер.
   Пламя сразу засияло ярче, угли затрещали так, будто кто-то рядом завел мотор, и над костром стал подниматься сизый дымок. Едва вдохнув пары травы, Артем, Дева-Яга и белый конь упали в безмятежном сне на холодный пол пещеры. Только клубок, у которого не было легких, сокрушенно смотрел на это сонное царство.
   - Говорил я вам... - заворчал он. Проще всего сейчас было затоптать этот костер, чтобы сонные пары не завладели ими навсегда. Но клубок сильно жалел свои нитки, которые и без того совсем недавно пострадали, и поэтому он принял решение, из-за которого ему пришлось не спать всю ночь.
   Он принялся обматывать своими нитями каждого из уснувших и вытаскивать из пещеры. Самым простым оказалось вытащить Деву-Ягу. Ниткин обмотал ее волосы и в несколько заходов сумел извлечь несчастную ведьму на воздух.
   С Артемом оказалось куда сложнее. Мало того, что он был гораздо крупнее Яги, во сне он постоянно переворачивался с родного бока на другой. И Ниткину стоило немалых усилий сначала обмотать Артема, а затем, перекатываясь самому, собирая воедино отдельные нити, которыми он обмотал все туловище подростка, толкать его к выходу из пещеры.
   Оставался только белый конь. Ниткин уже был готов отказаться от своей идеи, потому как никаких его ниток и узелков не хватило бы на то, чтобы выпихнуть его наружу - они бы просто лопнули от напряжения, и тогда самому клубку пришел бы конец. Но тут ему пришла в голову мысль, которая показалась ему такой простой и одновременно удачной, что он в глубине души отругал себя за то, что не додумался до этого раньше.
   Он нырнул в сумку Дяди Миши и стал искать противницу сонной травы. То ли по чистой случайности, то ли так задумал сам знахарь, но нужная травка оказалась рядом с той, которую применил Артем. На соседнем кармашке тоже были нарисованы восклицательный знак и огонь, но перечеркнутые.
   Зацепив ниткой один из стеблей неизвестного растения, он вытащил его из сумки и принялся кататься по нему с такой силой, что побег лопнул, и из него вытекла какая-то жидкость. Думая о том, что ему теперь нужно сделать, Ниткин поморщился - все-таки ему придется пожертвовать собой. Одну из своих нитей он подложил под копыто белого коня и резко дернулся в сторону. Нитка оторвалась, и клубок завопил от боли. Проклиная самого себя за излишнее человеколюбие, он смочил нить в соке растения и бросил в огонь. Через несколько секунд костер погас, и Ниткин, удостоверившись, что с белым конем все в порядке, вздохнул спокойно. Он подкатился к белому коню, забрался ему под гриву и там мирно заснул.
   Разбудило Ниткина громкое ржание. Белый конь, выспавшись, встречал рассвет и будил всех вокруг. Клубок так и подскочил от неожиданности, в ужасе выкатился из пещеры и наткнулся на очнувшихся от сна Артема и Деву-Ягу.
   - А-а-а! - завопил клубок, на которого они чуть не наступили. - Мало того, что я спасаю их жизни, так они еще меня погубить хотят!
   - Ты спасал наши жизни? - недоверчиво посмотрел на него Артем.
   Ниткин рассказал о том, что произошло ночью.
   - А почему ты так уверен в том, что ты спасал нас? - спросил Артем. - Не знаю, как остальные, а я отлично выспался. Мне снился потрясающий сон...
   - Ты хочешь спросить, почему я решил, что эта трава убьет вас? - Ниткин начинал злиться.
   -Да, - кивнул Артем.
   - Потому что если эта травка свалила даже богатырского коня, можешь представить, умник, что бы стало с вами, останься вы там, - рассвирепел Ниткин.
   - Да-а-а... - протянул Артем. - Жаль, что так все вышло... Но сон мне приснился классный! Будто мы с вами спасли наших друзей.
   - Да? - удивилась Дева-Яга. - И мне что-то похожее снилось!
   На немой вопрос Артема она ответила:
   - Я, конечно, не все помню... Но во сне ты пришел ко мне и сказал, что знаешь, как попасть к разбойникам. А еще сказал, что мы должны колядовать, потому что тех, кто колядует, никто не имеет право трогать, - Дева-Яга посмотрела на Артема, и ей показалось, что его ударила молния, так он был поражен. - Потом мы обрядились в какие-то костюмы, пришли к разбойникам и стали петь песни.
   - А потом они захотели, чтобы я погадал им, а я сказал, что взамен они должны мне отдать кота, ведьму и знахаря.
   Теперь сама Дева-Яга была удивлена не меньше Артема.
   - Они обозлились и стали спрашивать, кто мы такие, потом один из них сорвал с меня маску и...
   - ... И узнал! - не сдержалась Яга. - Но мне снилось то же самое!!!
   - Но как такое может быть?
   В очередной раз Артем и Дева-Яга пожалели, что с ними нет Василия Васильевича, уж тот бы точно объяснил.
   - Ну, и что было потом? - нетерпеливо спросил Ниткин.
   - Разбойник узнал во мне всадника на белом коне, но притронуться ко мне не смог. Тогда я потребовал, чтобы они отпустили Василия Васильевича, Дядю Мишу и Василису. Но разбойники ответили, что их обвиняют в воровстве, и что они должны будут пройти проверку огнем.
   - И тогда ты сказал, что вместо них проверку пройдем мы! - радостно закончила Дева-Яга.
   - Но что все это значит? - терялся в догадках Артем. - Это наверняка из-за травы.
   - Может, это вещий сон? - предположила Яга.
   - Но ведь вещий сон - это выдумки! - поморщился Артем.
   - В вашем мире - может быть, а у нас это вполне в порядке вещей, - возразила ему Дева-Яга. - Ты не знаешь, но у нас даже такие колдуны есть - вещуны. Они могут предсказывать будущее.
   - Но ведь рядом с нами не было такого человека?
   - Наверное, ты прав, что это произошло из-за травы.
   - Ну, хорошо, - согласился Артем. - Но если это был вещий сон, мы должны делать точно так, как нам приснилось?
   - Этого я не знаю, - призналась Яга. - Но ты сказал, что знаешь, как попасть к разбойникам.
   - Я помню, - кивнул Артем. - Но где это было?
   - Об этом лучше спросить у Ниткина, - ответила Яга.
   - Ты знаешь, где найти разбойников? - обратился к клубку Артем.
   - Я только знаю, по какой дороге нужно идти, - ответил Ниткин.
   - Но где находятся двенадцать разбойников, ты знаешь?
   - Я только знаю, по какой дороге нужно идти, - упрямо повторил Ниткин.
   - Что это значит? - спросил у Яги Артем. - Он знает дорогу, но не знает, где они?
   - А если спросить у коня?
   Артем подошел к белому красавцу и шепнул ему что-то на ухо, но конь в ответ недовольно фыркнул.
   - Похоже, что он тоже не знает, - заключил Артем.
   - Тогда нам нужно идти за Ниткиным, - вздохнула Дева-Яга.
   Они снова забрались на спину белого коня, Артем не забыл взять с собой сумку Дяди Миши, и они отправились вслед за Ниткиным.
   Путешествие оказалось недолгим. Уже через час клубок привел их в ближайший лес и неожиданно замер.
   - Это здесь, Ниткин? - удивился Артем.
   - Я не знаю, - ответил клубок. - Но здесь теряются все следы Мира Русских Сказок.
   - Как это?
   - Ну, дальше след идет во второй ярус, меня туда никто никогда не пустит, - ответил клубок. - Если у вас получится - идите, а я останусь здесь.
   - Что еще за второй ярус? - посмотрел на Ягу Артем в надежде увидеть такое же озадаченное лицо, но Дева-Яга совсем не выглядела удивленной.
   - Разве ты не знаешь, что наш мир называется... - начала она, но Артем сразу перебил ее.
   - ...Миром Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и Невероятных Историй. Это я помню, но причем здесь ярусы?
   - Каждый из Миров находится на своем ярусе, - пояснила Яга. - Но верхние ярусы обычно закрыты, и доступ к нему имеют немногие.
   - И как же мы попадем на второй ярус? - спросил Артем.
   - Как всегда - незаконно, - улыбнулась Дева-Яга. - Сейчас как раз самое время.
   - Почему?
   - Сейчас идет солнцеворот или, как его еще называют, Коляда, - Дева-Яга начала говорить таким тоном, что напомнила Артему Василия Васильевича. - А во время Коляды разные миры пересекаются. Понимаешь, что это значит?
   - Не совсем, - признался Артем.
   - Это значит, умник, что сегодня на этом самом месте сошлись разные ярусы. Это даже я понимаю, - отозвался Ниткин.
   - Мы должны начать колядовать, - сказала Яга. - Тогда Мир Русских Сказок откроется нам полностью, все его ярусы, и мы сможем подняться.
   - Куда подняться?
   - На следующий ярус, - пояснила Яга.
   - И как мы туда поднимемся?
   - Ну, это образно говоря - поднимемся, а на самом деле просто Мир вокруг нас поменяется, но мы этого даже не заметим.
   - Откуда ты это знаешь? - удивился Артем.
   - Я все-таки принадлежу к роду Бабы-Яги, и у меня есть доступ к некоторым ярусам, - улыбнулась она.
   - Только я предупреждаю, что как только второй ярус откроется, там окажутся ваши "друзья", разбойники, - усмехнулся Ниткин.
   - Точно, - с досадой сказала Яга. - Что же делать?
   - Колядовать, - сам того не ожидая, сказал Артем. - Василий говорил, что сейчас действуют эти... Правила Семи Дней. Если мы будем колядовать, нас не тронут.
   - Как будто я это уже где-то слышала, - сказала Яга, и они оба рассмеялись.
   Остаток дня Артем и Дева-Яга потратили на подготовку. Используя заумь, они сначала вызвали костюмы и обрядились в них. На каждом был вывернутый наизнанку тулуп и длинная льняная борода, они надели разноцветные маски, после чего Дева-Яга стала учить Артема разным колядкам. У Артема никогда не было слуха, и поэтому он диким голосом горланил на весь лес песни, от которых белый конь неодобрительно ржал, а Ниткин забрался на самое высокое дерево в лесу.
   - Как-то странно, - проговорил он, когда все было готово. - Мы с тобой стоим в меховых пальто и шапках посреди лета в декабре.
   - Это у вас там странно, а у нас это в порядке вещей, - ответила Дева-Яга. - Итак, ты все запомнил? Мы должны следовать нашему сну, делать все так, как там было.
   - Я помню, - кивнул Артем.
   - Тогда начинай, - Яга немного волновалась.
   Ниткин и конь отошли чуть в сторону.
   - Береги Ниткина, - сказал Артем белому богатырю.
   - Это еще кто кого беречь будет, - буркнул клубок покосился на коня.
   Артем и Дева-Яга взялись за руки, и Артем громко пропел:
  
   Коляда, коляда!
   Пришла коляда
   На канун Рождества.
   Мы ходили, мы искали
   Коляду святую.
   По всем городам,
   Да по всем дворам -
   Нашли коляду!
  
   Казалось, ничего не произошло. Но когда Артем оглянулся, то увидел, как прямо на его глазах растворились белый конь и клубок. Они с Ягой стояли на том же самом месте, это был тот же самый лес, но с каждой секундой он менялся, и в нем проявлялись новые очертания.
   Прошло еще немного времени, и вокруг них проявился разбойничий стан. На поляне стояло несколько шалашей, собранных на скорую руку, в центре возвышался небольшой деревянный дом, возле которого тлел костер.
   По всему было видать, что разбойники отдыхали после ужина. Трое из них, лежа на траве, играли в карты, еще трое возились с пищалями, два разбойники охраняли вход в деревянный дом, один был мертвецки пьян, остальных было не видно.
   Заметив непрошенных гостей, разбойники побросали свои дела, один из них громко свистнул, и из дома выбежали еще четверо. Протрезвел даже пьянчуга, и теперь все двенадцать разбойников медленным шагом направлялись к ряженым.
   - Давай! - шепнула Яга Артему.
   И он начал:
  
   Пришла Коляда
   Накануне Рождества
   Коляда-моляда,
   Отворяй ворота,
   Коляда бежит,
   Новый год ворожит
   А вы люди знайте,
   Столы застилайте,
   Гостей принимайте,
   Рождество встречайте.
   Здравствуй, Новый год,
   Выходи, народ,
   Солнышко встречать,
   Мороз прогонять!
   Ну-ка, двери открывай,
   Все по полной подавай.
   Открывайте сундучки,
   Доставайте пятачки!
   Кто копейку не найдет -
   Рубль тоже подойдет!
  
   Разбойники, смеясь, подошли к колядующим и встали вокруг них, подпевая и пританцовывая. Когда Артем закончил свою песню, разбойники полезли в карманы и принялись осыпать ряженых монетами.
   Вперед вышел самый высокий разбойник. Он был лучше всех одет, но на его кафтане совсем не было свободного от заплаток места. На поясе у него висела внушительных размеров булава, и по его виду Артем сделал заключение, что он у разбойников был главарем.
   - Ну, проходите, проходите, - пробасил он. - Что привело вас сюда, как вы здесь оказались?
   Артем вздрогнул - что ему на это ответить? Но разбойник сам же и ответил на свой вопрос.
   - А, впрочем, и так ясно, - и он расплылся в улыбке. - Коляда пришла, миры меняются местами.
   - А м-может, вы нам п-погадаете, ре... бятки, раз... у... уж к нам п-попали? - икая и запинаясь, из толпы разбойников вышел пьяница.
   - А что - и погадаем! - веселым голосом ответил Артем. - Но гадание наше до-о-о-о-рого стоит...
   - Не, ну, это понятно, - снова заулыбался главарь и потянул руку к карману. - Сколько хотите?
   - Деньги нам не нужны, - наконец-то заговорила Яга.
   - А чего тогда? - удивились разбойники, - блинов, пирогов у нас нет.
   - А отдайте нам за гадание своих пленников, - сказал Артем и сам испугался своих слов.
   Атаман разбойников нахмурился, подошел вплотную к Артему и резким движением сорвал с него маску. Но за разрисованным красками лицом Артема не узнал.
   - Кто ты такой, мальчишка? - строго спросил он, глядя Артему в глаза.
   - Это ж... это же он! Т-тот парень, кото... который на к-коне! - заплетающимся языком проговорил разбойник-пьяница.
   Атаман резко выхватил из-за пазухи нож и уже сделал движение, чтобы вонзить его Артему в живот, но нож словно ударился в какую-то незримую стену и поранил самого разбойника.
   - Правила Семи Дней! - сквозь зубы со злостью процедил атаман, вытирая кровь.
   - Да, Правила, - Артем сбросил с себя тулуп и стер краску с лица. Дева-Яга проделала то же самое. - Вы должны отпустить пленников, так говорят Правила.
   - Правила говорят о том, что нельзя причинять вред, но про плен в них ничего не сказано, - возразил ему атаман. - Вас мы тронуть не можем, потому что вы находитесь под защитой Коляды, но ваши дружки останутся у нас.
   - А что с ними будет? - подала голос Дева-Яга.
   - Вы и ваши друзья посмели обокрасть Кудеяра, нашего великого предводителя, - ответил атаман. Когда прозвучало имя знаменитого разбойника, все двенадцать сняли шапки и склонили головы. - Если мы докажем их вину, они понесут наказание.
   - Что значит - если докажете? - удивился Артем.
   - Каждый вор имеет право на проверку огнем. Если он ее выдержит, значит, он имел право взять чужое.
   - Старинный обычай, - шепнула на ухо Артему Дева-Яга. - На воре и шапка горит.
   Артем недоуменно посмотрел на нее. Но, вспомнив, что было во сне, он произнес:
   - Отпустите их. В том, что произошло, наши друзья не виноваты, пергамент у Кудеяра взяли мы, поэтому проверяйте нас.
   Атаман ничего не ответил. Он отозвал остальных разбойников в сторону, и они долго совещались. Наконец, атаман снова вышел вперед и сказал:
   - Хорошо. Раз вы сами признали свою вину, мы испытаем вас.
   - А пленники?
   - Как только состоится проверка, мы их сразу же отпустим.
   - Почему мы должны вам верить? - с подозрением спросил Артем у атамана.
   - Именем Кудеяра разбойник разбойнику говорит только правду! - добавил тот.
   - Значит, я уже разбойник... - покачал головой Артем. - А когда состоится проверка?
   - По Правилам Семи Дней только первого января, - отозвался атаман. - Но если вы откажетесь от защиты, то хоть сейчас.
   Артем не стал долго размышлять.
   - Приведите их! - распорядился он. - Мы согласны.
   - Но Артем... - попыталась остановить его Дева-Яга.
   - Все нормально, я знаю, что делаю, - успокоил он ее.
   Двое разбойников, которые охраняли дом, сбегали в него и спустя какое-то время привели Василису, Дядю Мишу и Василия Васильевича. Увидев Артема и Деву-Ягу, они огорчились, подумав, что те тоже стали пленниками разбойников.
   Все это время Артем перешептывался с Девой-Ягой.
   - При чем здесь шапка, которая горит? - спросил он.
   - Разве ты не слышал этой поговорки? - удивилась Яга.
   - Ну, слышал, - кивнул Артем.
   - Когда-то давно человеку, который обвинялся в преступлении, надевали на голову шапку и поджигали. Если после этого он оставался целым и невредимым, его освобождали, - ответила Яга.
   - И много таких было? - спросил Артем.
   - Ни одного, - ответила Яга.
   Артем не испугался. Он кивнул словно самому себе в знак того, что все делает правильно. Может, он был слишком самоуверен, но он считал, что кое в чем уже разбирается в этом таинственно Мире. У него все еще была костяная нога, и он помнил о том, что еще не отдал жертву огню, а значит, все еще обладал его силой. Он был уверен, что огонь, который будет гореть на его шапке, не причинит вреда ни ему, ни Яге.
   Разбойники все приготовили для проверки и вывели Артема и Деву-Ягу в центр площадки. Один из разбойников вынес из дома две шапки и напялил на них по самые глаза.
   - Стойте смирно и не шевелитесь! - приказал атаман, который уже зажег факел.
   Артем почувствовал, как ему на голову опускается горящая пакля. Макушку стало нестерпимо жечь, но боль словно прошла через него и исчезла в костяной ноге. Прошло несколько минут, и из толпы разбойников послышались недовольные голоса.
   - Они невиновны?
   - Атаман, что скажешь?
   - Они не сгорели!
   - Но такого не может быть!!! - в ярости вскричал атаман. - Еще никому не удавалось пройти это испытание.
   Он подбежал к Артему, сорвал с него горящую шапку и стал трясти его за плечи.
   - Признавайся, ты колдун? - кричал он.
   Но Артем ответил:
   - Мы прошли проверку?
   Он посмотрел в сторону, и увидел, как на Деве-Яге полыхает шапка, но она стояла, как ни в чем не бывало.
   Атаман молчал. Он перестал трясти Артема и промолвил:
   - Я поклялся именем Кудеяра, и я отпускаю вас.
   Его подельники подошли и сняли шапку с головы Девы-Яги.
   - А как же наши друзья? - спросила она.
   - Они останутся здесь! - прогремел атаман.
   - Но ты же обещал! - возмутился Артем.
   - Тут что-то нечисто, - ответил он. - Ни одному из смертных не удавалось пройти этого и испытания. Тебе, наверное, дьявол ворожит... Нни тебя, ни твою подругу мы не тронем, но эти трое тоже должны будут пройти обряд.
   - Но... - попробовал еще раз возразить Артем, но атаман его не хотел слушать.
   - Проваливайте! - крикнул он и знаком показал остальным разбойникам, чтобы они вышвырнули Артема и Деву-Ягу вон.
   - Но позвольте хотя бы попрощаться с ними! - взмолился Артем и упал перед разбойником на колени.
   Атаман долго думал, но все-таки разрешил прощание.
   - Но только по одному, - предупредил он. - Давайте кота!
   Разбойники развязали Василия Васильевича, вынули у него изо рта кляп и подвели к Артему. Но стоило тому открыть рот, как кот сам заговорил громким протяжным голосом.
   - Разбойники! Племя Кудеяра! Неужели вы забыли, какая кара ждет тех, кто нарушит клятву?
   - Заткните его! - закричал атаман, но стоило разбойникам снова подойти к Василию Васильевичу, как он принялся выкрикивать незнакомые имена.
   - Федор Михайлов! Степан Любомирский! Григорий Баженов! Петр Крестьянин! Никодим Белобоков!
   С первым же произнесенным именем разбойники замерли и на месте и словно окаменели. Каждое следующее слово Василия Васильевича действовало на них еще хуже. Их стало ломать - руки и ноги скрючились, глаза почти вылезали из орбит, одежда от резких движений порвалась, и из-под нее показалась настоящая шерсть.
   - Вспомните тысяча пятьсот восьмидесятый год! Тамбов, который вы разграбили! - продолжал греметь Василий Васильевич. - Вспомните, за что вас наказали! Вспомните, как вы пообещали не трогать женщин, стариков и детей, и что вы с ними потом сделали! Вспомните, за что вас превратили!!!
   В чем Василий Васильевич обвинял разбойников, ни Артем, ни кто другой не знал, но разбойники уже совсем потеряли человеческий облик и превратились в зверей. Вместо двенадцати злодеев на поляне, поджав хвосты, стояли двенадцать волков.
   - Проклятие Тамбовского волка! - в последний раз выкрикнул Василий Васильевич, и волки, жалобно заскулив, разбежались в разные стороны.
   Артем и Дева-Яга сразу же освободили Дядю Мишу и Василису.
   - Фу-у-у, - устало опустился на землю Василий Васильевич. - Думал, не сработает...
   - А что это вообще было? - набросились на него с расспросами бывшие пленники.
   Василий Васильевич стал объяснять:
   - Когда-то давно, уже после того, как Кудеяр начал праведную жизнь и распустил свою шайку, двенадцать разбойников поклялись ему, что больше не тронут ни одного человека, но, как и сегодня, они нарушили свою клятву. Кудеяр, узнав об этом, проклял своих бывших подельников и обратил их в волков.
   - Наверное, он все-таки на самом деле был великим чародеем, - вмешался в рассказ кота Артем.
   - Когда Кудеяр умер, и его душа разделилась на черную и белую, проклятие сбылось, и отныне разбойники подчиняются только призраку, которого мы видели с вами в городище, но ведь они сами давно стали легендой и попали на второй ярус, а там действуют совсем другие законы.
   - Что за второй ярус? - спросили в один голос Дядя Миша и Василиса.
   Теперь уже Василию Васильевичу пришлось рассказывать непосвященным про устройство Мира Русских Сказок.
   - Значит, сейчас мы на втором ярусе, а как нам попасть обратно на первый? - спросила Василиса.
   - О, это очень просто, - махнул лапой Василий Васильевич. - Нужно просто этого пожелать. Это на верхний ярус проникнуть трудно, а спуститься - пара пустяков.
   - Просто пожелать? - засомневался Артем.
   - Да, - кивнул Василий Васильевич. - Я желаю перейти на первый ярус.
   И тут же Василий Васильевич стал растворяться. Вслед за ним те же самые слова проговорили все остальные и оказались на том же самом месте, но в компании белого коня и Ниткина.
   - О! Наконец-то явились, умники, - услышали они знакомое ворчание и засмеялись.
  

Глава 15

выгодная сделка

  
   Заночевать решили в ставшей родной пещере, где Артем рассказал Дяде Мише о том, как он использовал траву из его сумки, рассказал о вещем сне, а Ниткин добавил пару слов о том, как он вытаскивал горе-знахарей из пещеры.
   - Это сон-трава, - объяснил Дядя Миша. - Она действительно обладает пророческой силой, но очень коварна. Вам повезло, что рядом был Ниткин. Ты, Артем, явно переборщил с дозой.
   Артем сидел с понурым видом.
   - Впрочем, я тебя не виню, ты же не знал, - развел руками Дядя Миша и улыбнулся.
   - А может, ты еще раз испытаешь действие этой травы? - спросила Василиса. - Только теперь уже на нас, чтобы мы узнали, где нам искать следующий артефакт?
   Дядя Миша покачал головой и прижал к себе сумку с травами.
   - Нельзя, - сказал он. - Нужно очень осторожно пользоваться этой сон-травой, иначе потом не сможешь отличить реальный мир от сонного царства.
   - Да ладно, ну чего тебе стоит, - попыталась настоять на своем Василиса, но Дядя Миша был непреклонен.
   - Я же сказал - это очень опасно, - ответил он.
   - К тому же - бессмысленно, - поддержал его кот.
   - Почему? - спросила Василиса.
   - Даже если мы узнаем, где следующий артефакт, мы не сможем приблизиться к нему, потому что Святые вечера еще не закончились, а причинять беспокойство какому-нибудь племени - это тоже грех, - ответил Василий Васильевич.
   - И что, нам придется ждать Нового года? - поморщилась Василиса.
   - Боюсь, у нас нет другого выхода, - кивнул кот.
   Потянулись долгие дни ожидания. Василий Васильевич предлагал переждать их в другом месте, а лучше всего в Мире Прави, потому что сейчас там было весело и шли народные гулянья, но Василиса наотрез отказалась от этого предложения. Потом Дева-Яга попыталась пригласить гостей в свою избушку, но и эта идея была отвергнута.
   Василиса была твердо настроена на то, чтобы с первой секундой Нового года они отправились искать следующий артефакт. Даже увещевания Василия Васильевича, который советовал переждать Страшные вечера, не возымели никакого действия.
   - Пока у нас есть время, чтобы выяснить, где он находится, - отвечала она коту. - Ты вообще говорил, что как только мы используем один артефакт, он укажет нам дорогу к другому, но почему ничего не происходит?
   - А кто тебе сказал, что ничего не происходит? - спросил ее Василий Васильевич. - В Мире Русских Сказок всегда что-то случается, даже если кажется, будто ничего не происходит.
   - Что-то я ничего не поняла, - передернула лицом Василиса.
   - Если мы все время остаемся на одном месте и никуда не идем, значит, так надо сказке, которая пишется в настоящее время. Я же столько раз объяснял, что в нашем Мире для каждого героя уже уготованы события, ему остается ждать, когда он в них попадет.
   Разговором Василия Васильевича и Василисы увлеклись все остальные. Они подсели ближе к огню, который постоянно поддерживала Яга, и стали внимательно слушать.
   - Вот ты думаешь, это случайно, что некоторые из нас уже третий раз оказались в этой пещере? - продолжил кот. - Я думаю, что в этом наверняка что-то есть. Значит, судьбе так надо, чтобы мы снова были в этом месте.
   - Судьба, судьба, - недовольно фыркнула Василиса. - Не верю я в эту твою судьбу. Мне на роду было написано победить отца и занять его место, так почему же я до сих пор не коронована?
   - Придет время, и ты станешь правительницей Нави, уж поверь, - ответил Василий Васильевич. - И это может случиться завтра, а может быть, через десять лет. Никто не знает своей судьбы до конца.
   - Что значит, никто не знает своей судьбы? - удивился Артем. - Разве свою судьбу можно узнать?
   - Судьба всегда сама нас ведет, то и дело предоставляя нам разные выборы, а уж что мы там выберем, это от нас самих зависит, - философски изрек кот. - Хотя бывает и наоборот. Ты сам идешь к своей судьбе, и она рано или поздно встречает тебя. Такова закономерность бытия...
   Кот снова заумничал, и Василиса перевела разговор на другие темы. Но Артем, казалось, был чем-то обеспокоен. Василий Васильевич поманил его за собой, и они вышли из пещеры, чтобы поговорить один на один.
   - Тебя что-то беспокоит, хозя... - начал кот, но тут же осекся, увидев лицо Артема.
   - Ты сказал про судьбу... - заговорил Артем. - Я давно хотел с тобой поговорить о...
   - О чем?
   - Об одной девушке, которой я навязал судьбу, и она оказалась ужасной.
   Василий Васильевич нахмурился:
   - Тоня?
   - Как ты догадался? - удивился Артем.
   - Почувствовал, - ответил кот. - Что с ней случилось?
   Артем рассказал о безумии, с которым Тоня встретила новый для нее мир.
   - Она просто убежала? - Василий Васильевич был не на шутку взволнован.
   - Да, и она посмотрела на меня, как на врага, - с горечью в голосе ответил Артем. - Это тоже судьба?
   - Судьба, - кивнул Василий Васильевич.
   - Это я во всем виноват, - корил себя Артем.
   - Вины твоей здесь нет, - успокоил его Василий Васильевич. - Ты поступал из благородных целей, ты хотел вернуть ей силу. Но тут вот какая штука произошла: она лишилась своей волшебной силы из-за того, что не подчинилась новому хозяину, хотя все ее могущество зависело от подчинения. Она осталась жива, и ее бестелесная оболочка наверняка следовала за нами, но все ее содержимое пропало, у нее была опустошена душа, если можно так сказать о таком существе, как "то - не знаю, что". Когда ты вызвал ее из небытия, ты подарил ей тело, но не душу. И если в нашем Мире она смогла бы нормально существовать в своем полунормальном виде, то у вас, в Мире Яви она сразу ощутила себя уязвимой и одинокой. Ты для нее стал никем, но она почувствовала, что именно ты виноват в ее унизительном положении.
   - Сомневаюсь, что я все понял, - признался Артем, - но главное уяснил. А скажи, можно как-то ей помочь?
   - Можно, - шепотом ответил ему Василий Васильевич. - Для этого надо пересилить действие заклинания, которое лишило Тоню ее силы.
   - Но ведь это было заклинание Василисы! - Артем чуть не вскрикнул.
   - Тише, - предупредил его Василий Васильевич.
   - Но как это сделать? - зашептал Артем.
   - Можно, конечно, перебить ее формулу своей, но тебе не хуже меня известно, что Василиса сильнее любого, кто находится рядом с ней.
   Артем кивнул.
   - Значит, надо лишить силы саму Василису, - самым тихим шепотом, который только может быть, произнес Василий Васильевич и, предвидя вопрос Артема, продолжил. - Но как, я не знаю.
   Но оказалось, что Артем думал о другом.
   - Это невозможно, - сказал он. - Я понимаю, что Василиса каждому из нас доставила массу неприятностей, но пока мы вместе, мы не должны вынашивать планы мести друг против друга. Да, я очень хотел бы помочь Тоне, но внутренний голос мне подсказывает, что делать этого пока не нужно, что все мы оказались рядом с Василисой не просто так.
   Слова Артема сильно удивили Василия Васильевича.
   - Ты начинаешь проникать в тайны нашего Мира? - улыбнулся кот.
   Артем посмотрел на Василия Васильевича, тоже улыбнулся, и они замолчали. Они стояли и просто глядели вдаль, куда убегал горизонт, и просто наслаждались хмурыми облаками, нависшими над Миром Нави.
   Начался дождь, но Артем с Василием Васильевичем не спешили возвращаться. Их внимание привлекла внезапно выскочившая из леса черная точка. Сейчас она бежала по тропинке прямо к пещере, и по мере ее приближения можно было различить фигуру высокого человека, прикрывающегося своим плащом от дождя.
   Дождь становился все сильнее, заблестели молнии, небо загромыхало, и на неудачливого путника обрушился настоящий ливень. Он совсем промок, но, казалось, совсем не замечал того, что рядом есть пещера, в которой можно переждать стихию. Он вдруг свернул с тропинки и побежал наискосок к дальнему лесу.
   - Эй! - закричал Артем.
   - Эй, дружище! - вторил ему Василий Васильевич. - Давай сюда!
   Путник услышал их, замер на месте, пригляделся и припустил в сторону пещеры так, будто его гнал не дождь, а хищный зверь.
   - Вай-вай-вай! - запричитал с явным южным акцентом гость, отряхиваясь от капель дождя и в то же время протягивая руку Артему. - Спасибо, дорогой! Если бы не твой крик, совсем бы меня этим дождем смыло.
   - Да это не я... - скромно ответил Артем. - Это все Василий Васильевич.
   Он показал на кота.
   - К вашим услугам, - поклонился тот.
   - О! Говорящий кот? - удивился восточный гость. - Как же, как же, слышал. Ну, а ты?
   - Я Артем, а вас как зовут?
   - Амир мое имя, - гость скинул свой плащ, и оказался приятным человеком с черными горящими глазами и такими же черными густыми бровями, длинным носом, под которым топорщились маленькие усики. Улыбаясь, Амир показывал все свои белоснежные зубы.
   - А как вы здесь-то оказались? - спросил Артем.
   - Я торговец, - ответил Амир. - Продаю антиквариат, драгоценные камни, редкие вещи. Иду к половайникам, хочу успеть до нового года, а то сами знаете - Святые вечера кончатся и...
   - Да? - оживился Василий Васильевич. - К половайникам идете? И что они хотят у вас купить?
   - А-а-а, хитрый кот, сам купить хочешь? - засмеялся Амир.
   Василий Васильевич ничего не ответил, и Артем проводил гостя внутрь пещеры. Познакомив его со всей компанией, он усадил его возле костра и сам сел рядом. Но только он коснулся земли, как тут же подпрыгнул, дико закричав от боли.
   - Что случилось? - кинулся к нему Дядя Миша и увидел на земле змею, готовую к новому броску. Но Василий Васильевич так ловко ее схватил, будто это была не змея, а мышь. Он выпустил когти и одним ударом снес ей голову.
   - Ты сел прямо на гадюку! - сказал Дядя Миша Артему.
   Но Артем уже плохо соображал. Перед глазами у него все поплыло, он почувствовал, что сейчас потеряет сознание, но Дядя Миша резко встряхнул его за плечи и ударил по щекам. На какое-то время Артем пришел в себя, но скоро опять провалился в пустоту.
   - Ты можешь его спасти? - рыдала на плече у Дяди Миши Дева-Яга.
   - У меня нет ни одного средства от укуса змеи, весь мой запас мы израсходовали летом, а нового урожая еще не было, - в отчаянии ответил Дядя Миша.
   - А другие средства? - это был уже Василий Васильевич.
   - Если только изумруд... - неуверенно произнес знахарь. - Но где его взять?
   - Э, слушай, у меня есть, - вмешался Амир и достал драгоценный зеленый камень.
   Дядя Миша дрожащими руками схватил его, закричал: "Несите воды!", а сам принялся долбить изумруд о пещерный камень. Все произошло так быстро, что Амир даже не успел сообразить, какая судьба ждет его камешек.
   - Э-э-э, - попытался он остановить Дядю Мишу. - Ты что делаешь, он же совсем дорогой!!!
   Василий Васильевич и Дева-Яга оттащили торговца и позволили Дяде Мише доделать начатое, но оказалось, что изумруду ничего не угрожало. Знахарь отколол от него совсем немного кусочков, по размеру напоминавших семь зернышек и при помощи простого булыжника превратил их в изумрудную пыль.
   Василиса принесла воды, в которую Дядя Миша бросил получившуюся от растолченных изумрудов крошку, тщательно перемешал и насильно влил Артему в глотку.
   - Поможет? - робко спросил Василий Васильевич.
   Но Дядя Миша только пожал плечами:
   - Вообще-то этот состав нужно сразу после укуса змеи давать, а у нас столько времени прошло... Будем надеяться...
   Через пять минут Артем очнулся и даже смог сам встать. Правда, оставалось еще небольшое головокружение, и Артема слега подташнивало, но от самого укуса не осталось и следа.
   Артему сильно захотелось чего-нибудь съесть, и Василиса разложила скатерть-самобранку, усадив за нее всех обитателей пещеры и торговца Амира, который не переставал сокрушаться по поводу изумруда.
   - Ну, зачем сломал, а? - спрашивал он у Дяди Миши. - Что я теперь продавать стану? Кто такой не целый изумруд купит? Половайники - они, знаешь, какие? Им нужно, чтобы все было идеально, иначе они покупать не будут. Изумруд сегодня совсем не достанешь, у гмуров не купишь, не поменяешь.
   - А что, кроме как половайники, никто другой его не купит? - поинтересовался Василий Васильевич.
   - Такие вещи не продают и не покупают, их меняют, - покачал головой Амир. - Если бы я принес им изумруд, они собрали бы, наконец, свой ларец и отдали бы мне амулет из одолень-травы, а это самая нужная вещь перед Страшными вечерами.
   - Одолень-трава одолевает любую нечистую силу, - по привычке пояснил Василий Васильевич.
   - А поменяйся с нами! - вдруг предложила Василиса. Все остальные удивленно посмотрели на нее.
   - С вами?
   - Ну, это ведь мы виноваты, что изумруд пострадал, вот мы его у тебя и купим.
   - И что вы мне дадите? - спросил Амир.
   - Хочешь нашу скатерку? - предложила Василиса.
   Амиру очень понравились блюда, которые он попробовал, и он стал придирчиво рассматривать самобранку.
   - А сколько ей лет? - спросил он.
   - Лет? - засмеялась Василиса. - Лучше спроси, сколько веков.
   - Она еще самой первой Яге принадлежала, - вступилась за бабушкино наследство Дева-Яга.
   - И вы хотите за нее мой изумруд? - подозрительно посмотрел на них Амир.
   - Да, - кивнула Василиса. - Неплохая цена? За один камешек - скатерть-самобранка? Будешь всегда сыт и пьян, я уже не говорю об ее исторической ценности. Если сам вздумаешь ее продать, любую цену получишь!
   - По рукам! - воскликнул Амир и передал Василисе изумруд. Она свернула скатерть и отдала ее торговцу.
   - Что же, дождь закончился, я могу идти дальше, - улыбнулся белоснежными зубами Амир. - Спасибо за приют, да поможет вам Аллах.
   С этими словами Амир покинул пещеру и отправился своей дорогой. Когда в пещере остались только свои, Артем не выдержал и спросил у Василия Васильевича:
   - Откуда взялся этот Амир? Ведь в русских сказках его нет и быть не могло? "Да поможет вам Аллах..."
   - Что мне тебе на это ответить, Артем? Мир Русских Сказок давно уже стал частью огромной российской культуры, а разные культуры имеют обыкновение перемешиваться, дополнять друг друга, объединяться. А может, этот торговец не случайно появился в нашем Мире? Ведь не случайно же он появился здесь...
   - Василиса, а ты зачем променяла самобранку на этот изумруд? - спросил Дядя Миша.
   - Потому что это следующий артефакт, - просто ответила Василиса.
   - Что? Как? Откуда ты знаешь? - посыпались вопросы.
   - Когда Дядя Миша стал дробить камень, я почувствовала жжение в кармане, - ответила Василиса с улыбкой. - Я достала пергамент и увидела вот это.
   Она протянула лист с названиями артефактов. Ниже надписи "Седло Святовитова коня" четко проступили новые буквы. Василий Васильевич, у которого было острое зрение, прочитал:
   - Япкемьйант. Про изумруд здесь ничего не сказано...
   - Но почему тогда проявилась эта надпись? - Василиса начинала злиться.
   - Наверное, изумруд - это только часть артефакта. Может, он когда-то входил в него... - размышлял Василий Васильевич. - А может, пергамент дает нам понять, чтобы мы нашли остальные...
   - А если этот изумруд - из Короны Кощея? - предположила Яга.
   - Дура! - набросилась на нее Василиса. - Здесь же нет буквы "щ"!
   - Пять камней, - вдруг произнес Артем.
   Василий Васильевич внимательно посмотрел на пергамент и закивал головой:
   - Получается! Но как ты смог?
   - Заумь, - пожав плечами, ответил Артем. - Слишком простое слово.
   - Ага, так вот почему половайникам был нужен изумруд... - протянул Василий Васильевич и стал что-то прикидывать в уме.
   - Ну и почему? - скривила губы Василиса.
   - Одиннадцатый Сказочник давным-давно рассказывал мне легенду о золотом ларце, - начал кот.
   - Что? Еще одна легенда? - удивился Артем. - Не слишком ли много их на этот раз?
   Но Василий Васильевич просто продолжил свой рассказ.
   - Вы слышали, как Амир сказал, что половайникам не хватает камня, чтобы собрать ларец? - он подождал, пока все дружно кивнут. - Так вот, ларец этот непростой. Если в него положить пять камней, обладающих магической силой, то ларец делают обладателя почти неуязвимым и открывает дорогу к могуществу.
   - А кто они такие, эти половайники? - спросил Артем.
   - Один из самых древних народов нашего Мира. Их еще называют получеловеками, потому что у них один глаз, одна рука, родна нога, и чтобы сдвинуться с места, они вынуждены складываться по двое, и тогда бегают с изумительной быстротой. А знаете, как они продолжают свой род? Выковывают себе подобных из железа! Дым и смрад, исходящие из их кузниц, разносят по белому свету страшные болезни... Рождаются они уже взрослыми и сразу становятся воинами. Это одно из самых жестоких и воинственных племен, и связываться с ними я бы не советовал.
   - Так они - железные? - удивился Артем.
   - Да, - кивнул Василий Васильевич. - И поэтому их очень сложно победить. Половайники - отменные кузнецы, и когда они идут на врага, то всего за несколько дней создают целую армию послушных железных витязей, которым может быть страшен только дождь.
   - Да, но зачем половайникам понадобился этот ларец? - спросила Василиса.
   - Разве не понятно? - горько усмехнулся Василий Васильевич. - Чтобы стать настоящими людьми.
   - Искупить свои грехи? - спросил Артем.
   - Искупить? - снова ухмыльнулся Василий Васильевич. - Нет, Артем, такие, как они, никогда свои грехи искупать не станут. Они - порождение Мира Нави, настоящая армия черных сил. Их всегда привлекали, когда хотели кому-нибудь навредить.
   - Тогда зачем...
   - Мне кажется, им надоело мириться с ролью простых солдат, и они готовы устроить бунт, если только к ним попадет последний камень.
   - Бунт? А как же власть моего отца, моя власть? - разгневалась Василиса. - Или они не обязаны хранить верность своему царю?
   - Обязаны, конечно, - продолжал улыбаться кот. - Но свои обязанности обычно выполняют только люди честные и праведные, а таких в Тридесятом царстве нет. Поэтому не удивляйся, если тот, кто сегодня идет с тобой бок о бок, завтра предаст тебя.
   - Это ты про себя?! - вскипела Василиса.
   - Это я вообще, - усмехнулся Василий Васильевич.
   - А что это за камни, которые должны лежать в ларце? - поинтересовался у кота Дядя Миша. - В чем их сила?
   Василий Васильевич охотно согласился просветить своего друга.
   - Первый камень - гранат. Кто камень этот при себе носит, людям всегда приятен. Когда половайники захватят власть, он им пригодится, чтобы подчинить себе других. Второй камень - алмаз, который днем от противников охраняет, а ночью отгоняет прегрешения и страшные ночные видения. Да и отраву выдаст, если рядом будет. Третий, аметист, наделяет своего владельца необыкновенной храбростью, а кто четвертый, бирюзовый камень при себе носит, тот никогда убит не будет. Ну, а про свойства изумруда вы уже знаете... Между прочим, если на изумруд долго смотреть, он может человека со слабым зрением исцелить. Говорят, иногда даже слепые прозревают.
   - Да-а-а, с таким набором любой бунт удачным будет, - сказал Дядя Миша.
   - Особенно во время безвластья, - подытожил кот.
  

Глава 16

невеселый новый год

  

1. василий и василиса

   Весь следующий день прошел в обсуждениях.
   - Идея ограбить половайников мне, честно говоря, не по душе, - говорил Василий Васильевич. - Да и вообще связываться с этими камнями не больно хочется.
   - Но ведь пергамент открыл нам именно этот артефакт! - возражала ему Василиса. - И пока мы его не используем, следующий нам не откроется!
   - Это так, - соглашался с ней кот. - Но вы не знаете половайников, вы не представляете себе, что это за народ. Это вам не псиглавцы и не разбойники, которые боятся Правил Семи Дней. Этим ничего не страшно, они - полулюди, которые живут только потому, что в них нет ничего человеческого. У них нет души, поэтому их нельзя запугать Высшим Судом или чем-нибудь в этом роде. У них нет чувства самосохранения, потому что это всего лишь железяки. Даже дождь для них опасен только с технической точки зрения - они могут заржаветь. Но если это вдруг случится, то никто переживать и лить слезы о ржавом половайнике не станет.
   - Ты говоришь, что у них нет чувств, - обратился к нему Дядя Миша. - Но зачем же тогда им нужна власть? Как они смогут ей насладиться?
   - Она им нужна не для этого, - ответил Василий Васильевич. - Своими железными мозгами они могут додуматься лишь до того, что весь мир должен быть железным, все люди должны быть похожи на них.
   На какое-то мгновение все замолчали.
   - Когда половайники обнаружат, что у них украли ларец с камнями, они сразу подумают на нас и пустятся в погоню. А они очень быстро бегают, - продолжил кот.
   - У нас есть белый конь, - сказал Артем.
   - Конь, конь... - недовольно пробубнил себе под нос Василий Васильевич. - Между прочим, ты давно мог бы придумать ему имя. Он так много для нас сделал, а ты его до сих пор называешь его "белый конь".
   - Да, ты прав, - согласился с ним Артем. И как он сам не додумался до этого?
   - Может, назовем его Быстрым? - предложил Дядя Миша.
   - Или Храбрым? - включилась Яга.
   - Ветер, - пискнул снизу Ниткин.
   - Это все не то, - покачал головой Артем. - Я знаю, что у него должно быть имя, но сейчас ничего на ум не приходит. Мне кажется, у него должно быть какое-то особое имя.
   Все с ним согласились, и разговор вернулся в прежнее русло.
   - Значит, ты снова хочешь всю грязную работу поручить этому коню? - обратился к Артему Василий Васильевич.
   - Но я... - Артем не знал, что ответить.
   - А почему ты сказал, что они сразу подумают на нас? - спросила у кота Василиса. - Ты думаешь, мы пойдем вместе?
   - А разве нет? - огрызнулся Василий Васильевич. - Ты же нас одних ни в жизнь не отпустишь. Ты же боишься, как бы мы не убежали от тебя!
   - Ничего я не боюсь, - глаза Василисы наливались злобой. - Просто ты не хуже меня знаешь, что вам до моих дел нет никакого дела, и что вы меня только терпите, пока все от меня зависите. Конечно, зачем рисковать своей жизнью ради какой-то особы, которая только и думает о том, как бы причинить вред всем людям на земле!
   - О, да, - вдруг вмешался в их спор Артем. - Мы никогда не рисковали собой из-за тебя. Ни когда по Смородине вброд шли, ни когда с трескунами бились, ни когда от разбойников вас спасали - никогда.
   Василиса хотела что-то сказать, но Артем властным жестом остановил ее.
   - Пойми же ты, наконец, Василиса, - продолжил он. - Мы до сих пор с тобой потому, что когда-то вместе пришли в этот Мир, и когда-то ты не была такой, как сейчас. И потому что надеемся, что ты еще станешь такой же, как раньше.
   - Ну-ну, надейся, - бросил еле слышно в его сторону Василий Васильевич.
   - Вся эта лирика, которую ты несешь - полная чушь, - смеясь Артему в лицо, ответила Василиса. - Да ни один из вас мне не верит и не доверяет. Ну, что же, я докажу вам, что и одна могу справиться, без вас. Я сама пойду к половайникам!
   Она и в самом деле встала со своего места, отряхнулась и была готова покинуть пещеру, но ее вовремя остановил Дядя Миша.
   - Постой, Василиса! - произнес он. - Что ты собираешься делать? У тебя ведь даже плана никакого нет!
   - А зачем мне твой план? - раздухарилась Василиса. - Я просто приду и скажу им, что я дочь Кощея, и что я по праву требую отдать мне ларец с камнями!
   - Ага, вот они тебя первую на куски и разорвут, - сказал Василий Васильевич.
   - Не глупи, Василиса, - добавил Артем. - Одной тебе, без нашей помощи, не справиться.
   Василиса успокоилась и вернулась обратно к костру.
   - Что ты предлагаешь? - спросила она у Артема.
   - Пока еще не знаю, - ответил он. - Но у нас есть Василий Васильевич, а он наверняка что-нибудь придумает.
   - Уже придумал, - отозвался кот. - Правда, я не уверен, что это сработает, и не уверен, что у Василисы хватит сил осуществить мой план.
   - Что? - снова подскочила колдунья. - Ты думаешь, что я...
   - Успокойся, Василиса, - Василий Васильевич, казалось, совершенно не обратил внимания на ее выходку. - Просто то, что я хочу предложить, потребует от тебя настоящего мастерства.
   Все внимательно стали слушать ученого кота.
   - Вообще-то я против этого, - он почесал нос, - но у нас есть только один шанс заполучить ларец с камнями. Нужно стащить его у половайников. А для этого мы сначала должны узнать, где они его прячут. Поэтому первое, что нам нужно сделать, это продать изумруд половайникам, как это собирался сделать Амир. Неважно, что они предложат нам взамен, важно то, куда они положат камень.
   - Торговцем буду я? - спросила Василиса.
   - Да, - ответил Василий Васильевич. - И ты под каким-нибудь предлогом должна увидеть, куда унесут этот ларец. После чего ты должна будешь тихо и спокойно уйти, поблагодарив своих новых "друзей".
   - Не так уж это и трудно, - ухмыльнулась Василиса. - Не понимаю, почему ты во мне сомневаешься.
   - Это не все, что ты должна будешь сделать, - ответил кот. - Ты вернешься к нам, чтобы отправить за камнями свою тень.
   Слова Василия Васильевича произвели на слушателей разное впечатление. Артем и Дядя Миша переглянулись, вероятно, подумав, что Василий Васильевич сошел с ума. Зато сама Василиса и Дева-Яга побледнели и стали нервно грызть ногти.
   - Ты хочешь отделить от меня тень? - со страхом в голосе спросила Василиса. - Но ведь это очень опасно!
   - Это только опытной ведьме под силу, - вторила ей шепотом Дева-Яга.
   - Я тебя не заставляю, ни в коем случае, - сказал Василий Васильевич. - Я вижу, ты понимаешь, как это рискованно. Но по-другому не получится.
   - Я... я попробую... - робко кивнула Василиса, но тут же приняла привычный облик. - Но сначала испытаем на Яге.
   Хотя Деве-Яге это было явно не по нутру, возразить своей хозяйке она не посмела. Но за нее вступился сам Василий Васильевич.
   - У нее точно не получится, - возразил он. - Не тот уровень, она только все испортит. Тут нужна ведьма с особым талантом, старшая ведьма.
   - Ну... хорошо, я рискну, - после некоторого раздумья ответила Василиса. - Но ты ведь знаешь, что надо делать?
   - Я знаю, - заверил ее Василий Васильевич. - Правда, сам я этого никогда не делал, но тут и не во мне дело. Внешняя сторона меня не сильно беспокоит, это сможет сделать любой из нас. Вот только управлять тенью ты должна будешь сама.
   - Может, вы все-таки объясните, о чем идет речь? - возмутился Артем. - Как это можно управлять своей тенью, и для чего это надо?
   - Тень в нашем Мире - это особая субстанция, - принялся объяснять Василий Васильевич. - Это заместитель, двойник человека, его душа. Ее можно отделить от человека, и если у тебя окажется достаточно магической силы, перенести на нее все свои физические ощущения.
   - Это вроде как поменять свое настоящее тело и тень местами? - спросил Дядя Миша.
   - Да, - кивнул кот. - Но если отделить тень от человека легко, то справиться с ней может только настоящий колдун или ведьма. Ведь душа человека всегда сильнее его плоти, и если что-нибудь придется ей не по нраву, она может жестоко своему телу отомстить. Если человек потеряет свою тень, то его душа будет блуждать по свету самостоятельно, а в него самого может вселиться чья-нибудь другая тень и помутить разум человека. Особенно это опасно для Василисы, потому что по известным вам причинам ее душа - двойственна, и я не берусь предугадать, какая из сил - темная или светлая возьмет верх.
   - И что же мне делать? - в отчаянии спросила Василиса.
   - Ты должна управлять своей тенью так, чтобы у нее не возникло сомнений, стоит ли ей возвращаться в твое тело, - ответил Василий Васильевич. - Я помогу тебе отделить тень, но дальше все будет зависеть от тебя.
   - Но как все это поможет Василисе одолеть половайников? - спросил у него Артем.
   - У предметов тоже есть тень, - повернулся к нему кот. - И если тень Василисы заберет тень камешков из ларца с собой, то после ее возвращения мы сможем получить сами камни.
   - Но как? - спросил уже Дядя Миша.
   - Увидишь, - хитро улыбнулся Василий Васильевич.
   - Но почему именно тень? - спросила Василиса.
   - Потому что половайники - не люди, и у них нет тени, и твоя тень без труда проникнет в любой тайник.
   - Тогда не будем медлить, - властным голосом произнесла Василиса. - Мне нужно отправляться к половайникам. Где изумруд?
   - Подождите, хозяйка! - вдруг остановила ее Дева-Яга.
   - Что? - бросила на нее гневный взгляд колдунья.
   - Ведь если мы отдадим изумруд, то этот артефакт будет для нас недоступен, и нам придется искать другой!
   - Это так? - спросила Василиса у кота.
   - Не думаю, - ответил тот. - Ведь мы уже применили его, а значит, должны будем использовать силу только четырех камней.
   Василиса с довольным видом кивнула головой и посмотрела на клубок:
   - Ниткин, ты знаешь дорогу к половайникам?
   - Я только знаю, по какой дороге нужно идти, - ответил Ниткин. - Вы должны иметь точный маршрут, чтобы...
   И тут Василиса снова стала сама собой. Она подняла ногу и со всей силы пнула по Ниткину, словно по футбольному мячу.
   - Василиса! - возмущенно закричал Артем.
   - Ниткин! - вскрикнула Дева-Яга.
   Клубок ударился о противоположную стену пещеры и застонал от боли и обиды на Василису. Некоторые из его нитей лопнули, и он потерял свою былую округлость.
   - Больше я этого не потерплю, - стиснула зубы Василиса, пока Дева-Яга помогала Ниткину, сматывая его в новый клубок. - Какой-то безмозглый моток будет мне указывать! Если ты не хочешь снова оказаться на сто лет взаперти, будешь делать то, что я тебе говорю, понял, ты?
   Ниткин что-то невнятно буркнул, но Василисе было достаточно того впечатления, которое она произвела на окружавших ее людей.
   - Итак, я еще раз тебя спрашиваю: ты знаешь, где живут половайники?
   Ниткин молчал. Дева-Яга незаметно ущипнула его за бок, и он покорно произнес:
   - Да, я знаю.
   - Собирайтесь в дорогу, живо! - продолжала распоряжаться Василиса.
   Артем подошел к Ниткину и шепнул ему:
   - Прости ее, Кузьма Степанович. И нас прости, что не можем защитить тебя, сами беззащитные.
   Клубку явно польстило то, что Артем назвал его по имени-отчеству, он понимающе моргнул в ответ. Но поход к месту обитания половайников показал, что он все-таки затаил обиду на обидевших его людей и отомстил им.
   До пристанища получеловеков путники добирались четыре дня. Ниткин не торопился. Он то останавливался, делая вид, будто выбирает дорогу, то возвращался на несколько километров назад и начинал новый путь. Чтобы сберечь силы, странники пытались ехать верхом, но клубок будто специально петлял по лесу, выматывая и себя, и тех, кто шел по его следу. От поездки на спине белого коня пришлось отказаться, к тому же Артему пришлось присматривать за ним, поскольку нрав у коня был суровым, и он уже несколько раз порывался сбежать.
   Наконец, утром тридцать первого декабря они были на месте. Ниткин сообщил, что до столицы государства половайников осталось меньше часа, и компаньоны разбили неподалеку свой лагерь.
   Василиса к тому времени уже перевоплотилась в настоящую торговку, при помощи абракадабры наколдовав для себя настоящий цыганский девичий наряд. Спрятав в многочисленных юбках и кофточках изумруд, она оглядела себя в зеркало, одобрительно кивнула и зашагала в сторону главного города половайников - Железной Станицы.
   В ожидании Василисы Артем задремал, Дева-Яга о чем-то разговаривала с Ниткиным, а Дядя Миша предложил коту по старой традиции посоревноваться, кто больше знает. Василий Васильевич согласился и даже дал знахарю небольшую фору, но в итоге все равно победил.
   Прошло несколько часов. Проснувшись, Артем первым делом поинтересовался, где Василиса, но Дядя Миша ответил ему, что ее все еще нет.
   - Может, они разгадали ее? - предположил он. - Что тогда мы будем делать?
   - То, о чем она беспокоилась больше всего, - ответил кот и на немой вопрос Артема пояснил. - Сбежим от нее, если ты, конечно, не против.
   Кот, как всегда, произнес эти слова с почтением и склонил перед Артемом голову, но сам Артем догадался, что дело здесь совсем в почете. Он вдруг подумал о том, что Василий Васильевич специально отправил непризнанную правительницу Нави к половайникам, чтобы избавиться от нее. Но в то же время он даже представить себе не мог, что Василий Васильевич способен на это. Во-первых, совершить такой поступок без его, Артема, разрешения, кот не мог, а во-вторых, он был уверен, что Василию Васильевичу не захочется возвращаться к черным делам.
   Он поделился своими мыслями с котом, но тот даже задрожал от возмущения.
   - Да как ты мог обо мне такое подумать?
   - Ну, ладно, ладно... - сразу же признал свою ошибку Артем.
   - Я, прошедший такие испытания!
   - Ладно, прости.
   - Ты мог подумать, что я нарушу свою преданность хозяину!
   - Я же извинился...
   - Нет, я просто подавлен твоим недоверием!
   - Василий Васильевич!
   - Впрочем, ты - хозяин, и если я, скромный слуга, заслужил твою немилость...
   - Перестань, прошу тебя!
   - О, а вот и Василиса!!!
   Артем оглянулся и увидел, как к ним медленным шагом приближается молодая колдунья.
   - Не вздумай ей сказать о своих сомнениях! - предупредил Артема кот.
   Василиса была в прекрасном расположении духа. Она даже что-то напевала себе под нос и очень обрадовалась тому, что Артем и Василий Васильевич встречают ее.
   - Привет! - расплылась Василиса в улыбке.
   Артем впервые видел ее такой. Даже когда они познакомились, Василиса казалась ему слишком мрачной. Даже когда он был уверен в том, что она на его стороне, Василиса редко улыбалась такой приятной и открытой улыбкой.
   - Ну, получилось? - Артем почувствовал, как бьется его сердце.
   - Да, - все с той же легкостью ответила Василиса.
   Теперь Артем понял, что с ней случилось. Она впервые сделала что-то сама и сделала это для себя. Ей не пришлось кого-то запугивать или что-то обещать, она просто сама поняла, как это здорово, когда у тебя получается. А еще он вдруг подумал о том, что она довольна, что от нее никто не сбежал.
   - Рассказывай, - Артем тоже улыбнулся. К нему присоединились все остальные.
   И Василиса завела длинную речь:
   - Сначала я шла по их деревням, но там никто со мной даже не заговорил, все были заняты своим делом. Эти половайники действительно страшные. У них есть только одна половина тела, но они искусно управляют ей - кто правой, кто левой, и при передвижении легко могут обходиться без подручных средств. У них совсем нет одежды, но нельзя сказать, что они просто люди из железа. Они сильно похожи на человечков из конструктора, но на них будто надеты латы. Представляете, они все занимаются кузнечными работами! Но входы в свои кузницы они закрывают, чтобы никто не видел, что они там делают. Живут они тоже в кузницах. А Ниткин, между прочим, мне наврал - до столицы мне пришлось идти еще два часа!
   Все посмотрели на клубок, который не проронил ни звука и не повел ни одной нитью. Но когда Василиса отвернулась, Артем заметил в складках Ниткина едва заметную улыбку.
   - Железная Станица совсем не охраняется. Я без труда смогла узнать, куда мне нужно идти, и очень скоро нашла их главного. У них совсем нет имен, и они называют друг друга порядковыми номерами. Первый - это их вождь, и от него уже идут остальные цифры, которые они выковывают у себя на груди. Когда кто-то ломается или ржавеет, новорожденному, которого они выковывают ему взамен, передают старый номер.
   - Как это все интересно, - заметил Артем.
   - Первый спросил меня, кто я такая, и я ответила, что помогаю Амиру. Услышав знакомое имя, он успокоился, и мы обсудили с ним сделку. Он предложил мне взамен на изумруд приворотное зелье, я согласилась. Тогда он приказал Тридцать Шестому достать ларец. Оказалось, что он был здесь же, в кузнице Первого, только замаскирован под ящик для инструмента. Первый взял у меня из рук камень и положил его в ларец. Тридцать Шестой отдал мне мак, и мы распрощались.
   - Отлично, - сказал Василий Васильевич. - Теперь можно действовать. День сегодня солнечный, подходящий, так что на закате приступим.
   - А... - Артем не знал, стоит ли ему об этом говорить, но все обернулись, и ему ничего не оставалось, как продолжить. - Завтра же Новый год. Мы не будем праздновать?
   - Не до праздников, - ответила Василиса и отвернулась.
   - А я бы хотела, - грустно сказала Яга, но Василиса схватила ее и потащила за собой.
   - Да... С елкой и игрушками... - мечтательно произнес Дядя Миша.
   - В Мире Нави Новый год - плохой праздник, - сказал Василий Васильевич. - Здесь каждый Новый год - это еще один год твоего искупления, поэтому первое января здесь не в чести. Именно поэтому все так ждут Страшных вечеров - чтобы оторваться по полной за все свои мучения. Если где-то идут народные гуляния, там черная сила появляется в первую очередь - знает, где позабавиться можно.
   Артем понял, что никто его не поддержит, и закрыл тему. До вечера все разошлись по разным углам, и каждый был занят своим делом. Артем отправился в лес, чтобы найти елку, и когда нашел ее, то в одиночку принялся водить вокруг нее хоровод и напевать песни из далекого, как ему казалось, детства.
   Когда солнце стало садиться, Василий Васильевич громким мяуканьем подозвал всех к себе.
   - Василиса, - распорядился он, - вставай так, чтобы мы видели твою тень.
   Она повернулась спиной к солнцу, и ее тень сразу же появилась на земле.
   - Так, - довольно кивнул Василий Васильевич и обратился к клубку. - Друг Ниткин, одолжи несколько своих нитей?
   Ниткин, не понимая, что задумал кот, согласился и вытряхнул из себя маленькую катушку. Василий Васильевич принялся ползать по земле и обводить клубковыми нитками тень Василисы, приминая их при помощи травы и земли. закончив, он поднялся с колен и, словно художник, посмотрел на свое творение.
   - Ай да я, ай да молодец! - воскликнул он.
   - Ну? И что дальше? - занервничала Василиса.
   - А дальше все от тебя зависит, голубушка, - слегка посмеиваясь и потирая лапы от удовольствия, сказал Василий Васильевич. - Сможешь из тени выйти?
   Василиса сглотнула комок, подкативший к горлу. Артем посмотрел на нее и подумал, что вот еще одно испытание для нее. Снова Василисе придется все делать самой.
   Василий Васильевич специально отошел назад и позвал за собой других. Василиса закрыла глаза и что-то тихо прошептала. Еще несколько мгновений она просто стояла, не шевелясь, а потом вдруг резко отпрыгнула в сторону. К всеобщему изумлению, тень, очерченная нитками, осталась лежать на траве. Сама Василиса устало опустилась под стоявший рядом дуб.
   Василий Васильевич подошел к ней и пристально посмотрел в глаза.
   - Пустые, - после небольшой паузы сказал он. - Получилось! В ней нет души, только тело. Душа осталась на траве.
   - Василиса, ты как? - спросил у нее Артем.
   - Нормально, - серым, сухим голосом ответила она.
   - С ней все будет в порядке? - обратился Артем уже к Василию Васильевичу.
   - Как только тень сделает свое дело и вернется обратно, она станет такой, как раньше, - заверил его кот. - Однако пора действовать.
   Василий Васильевич освободил тень от сковавших ее нитей, и она медленно заскользила по земле в сторону Железной Станицы.
   - Она знает, что ей нужно сделать? - поинтересовался Дядя Миша.
   - Да, - все тем же бесцветным голосом сказала Василиса.
   - Ты держишь с ней связь? - спросил ее кот.
   - Как это?
   - Если все было сделано правильно, ты должна видеть мир ее глазами.
   - Я не вижу, - устало призналась Василиса.
   - Постарайся вызвать ее, - сказал Василий Васильевич. - Твоя тень и ты должны быть одним целым.
   Прошло больше пяти минут - никто не проронил ни слова. Василий Васильевич предупредил, чтобы Василисе не мешали.
   - У меня ничего не получается, - промямлила она.
   - Тогда тебе нужно заснуть, - решил Василий Васильевич. - Сможешь?
   - А почему это она не сможет заснуть? - спросил Артем.
   - Без души? - удивленно посмотрел на него Василий Васильевич и снова обратился к Василисе. - Если не получится - обратись к Михаилу.
   - Нет-нет, я постараюсь, - поспешила заверить кота колдунья.
   Артем представил себе, как это трудно - пытаться заснуть, когда не хочется и не получается, но Василиса справилась даже без помощи Дяди Миши, и уже через двадцать минут сопела, лежа на бугорке под деревом. Друзья собирались отойти, чтобы не мешать, но Василий Васильевич опередил всех и громко спросил:
   - Василиса, ты слышишь мой голос?
   - Да, - тихо ответила Василиса.
   - Ты можешь видеть глазами души?
   - Да.
   - Что ты видишь? Рассказывай, только не молчи.
   - Я иду к городу, но иду быстрее, чем в прошлый раз. Это здорово - скользить по земле, будто ты змея. Думаю, минут через десять буду в Станице.
   Потекли минуты ожидания. Наконец, Василиса снова заговорила.
   - Подхожу к кузнице. Охраны нет, но внутри есть люди. Это половайники, они что-то куют. Ларец на том же месте, но как мне его открыть, у меня же нет рук?
   - Просочись в него, - посоветовал Василий Васильевич. - Найди тень, которую он отбрасывает, и вместе с ней пройди в внутрь ларца.
   - Сделала, - после небольшой паузы ответила Василиса. - Что дальше?
   - Прикажи своей тени забрать с собой тени камней.
   Василиса что-то неслышно зашептала и словно сама себе кивнула.
   - Тени камней у меня, что теперь? - спросила Василиса.
   - Возвращайся, - устало произнес кот.
   Артем посмотрел на него и оторопел - у Василия Васильевича был такой вид, будто он целый день выполнял тяжелую работу. Он был настолько измотан, что тоже завалился рядом с Василисой, и она - то ли случайно во сне, то ли просто не понимая, кто с ней рядом, - обняла его и прижала к себе.
   - Пока черная душа Василисы творит злые дела, белая пытается сделать ее такой, какой она была раньше, - нравоучительно шепнул на ухо Артему Дядя Миша и многозначительно посмотрел на него.
   Прошло около часа, а уже все было сделано. Тень Василисы вернулась и, как объяснил потом Василий Васильевич, пока она спала, душа воссоединилась с ней. Он разбудил Василису и проделал ту же самую процедуру, что и в начале, но только наоборот. Тень Василисы снова воссоединилась с ней, хотя в последних лучах декабрьского солнца ее было почти не видно. Но самым главным было то, что как только Василиса снова обрела свою тень, у нее в руке будто сами по себе появились пять ярких камешков. Каждый из них был не больше перепелиного яйца, но зато стоил целого состояния.
   - А теперь нам лучше убраться отсюда, и как можно поскорее, - посоветовал Василий Васильевич.
  

2. погоня

  
   До Нового года оставалось чуть больше двух часов, и путешественники медленно ехали в сторону своей пещеры, восседая на спине белого коня. Никто не говорил - каждый погрузился в мир собственных раздумий о том, что его ждет в следующем году.
   Василиса думала о том, сколько ей еще придется пройти, чтобы отыскать отцовскую корону.
   Дядя Миша встречал новый год с некоторой боязнью - он знал, что ему очень скоро придется держать экзамен на настоящего знахаря.
   Дева-Яга размышляла о том, зачем в Мире Русских Сказок вообще нужна Баба-Яга, и подумывала о том, что неплохо было бы отправиться с Артемом в его Мир, да только кто ее туда пустит.
   Василий Васильевич мечтал о хорошем, полноценном кошачьем завтраке, которого он был лишен последний месяц.
   Артем вовсе старался не думать о будущем, потому что знал, что за пределами таинственного сказочного Мира его снова ждет разочарование. И он предпочел направить свои мысли на поиск имени для белого коня. Новый год приближался с каждой секундой, и Артем хотел во что бы то ни стало подарить четвероногому богатырю имя, но как назло, ничего не придумывалось.
   И вдруг со стороны леса послышался ужасающий скрежет и скрип. С каждой минутой он становился ближе, и треск падающих деревьев заполонил  все в округе. На них надвигалось что-то ужасное, издававшее противные пронзительные звуки, будто издалека катилось огромное старое ржавое колесо.
   Василий Васильевич поднял голову вверх и закричал:
   - Смотрите!
   Над ними проплывало грязное, черное облако пыли, в котором едва можно было разглядеть стенающие от боли и страха лица неизвестных людей. Туча сжирала эти лица, и они беззвучно кричали, проклиная все на свете.
   - Половайники нашли нас! - сокрушенно покачал головой кот. - Скорее! Мы должны спрятаться.
   Но было уже слишком поздно. Половайники выскочили из леса, и Артем своими глазами увидел, как быстро они умеют бегать. Как и рассказывал Василий Васильевич, они сложились по двое, и теперь за один прыжок преодолевали по то с лишним метров. В руках у них не было никакого оружия, но Артем заметил, что кулаки у них были такими здоровенными, что таким кулачищем можно было смело уложить наповал несколько человек.
   - Выручай! - крикнул он коню и слегка пришпорил его.
   Белый конь сорвался с места и поскакал прочь от половайников, обдавая их огромными кусками земли, вылетавшими из-под его копыт. Но железным людям было все нипочем - если они и не могли приблизиться к убегавшим, то, во всяком случае, не отставали.
   Погоня продолжалась больше часа. Артем все время подгонял коня: "Быстрее!", но тот не мог выжать из себя больше того, на что был способен. Артем рассчитывал, что они смогут уйти от преследователей, поднявшись в воздух, как это обычно бывало, но только коню удалось оторваться от земли, как половайники тоже поднялись наверх. Они стали складываться между собой, вставая друг другу на плечи и цепляясь за голову при помощи каких-то шарниров. Пока нижняя пара половайников продолжала бежать, другие забирались по их телам, образовывая следующий этаж невиданного железного небоскреба.
   - Василиса, раздай каждому по камню! - прокричал кот. - Срочно!
   Даже сквозь порыв ветра Василиса расслышала Василия Васильевича и передала Дяде Мише гранат, а Яге - изумруд. Василию Васильевичу досталась бирюза, Артем получил алмаз. Себе Василиса оставила аметист.
   Белый конь стал ослабевать как раз в тот самый момент, когда образование, получившееся из половайников стало напоминать падающую башню, которая, в конце концов, не выдержала и рухнула прямо на всадников.
   Удар был такой силы, что конь потерял равновесие и упал вниз, завалившись на бок. Башня из половайников тоже рассыпалась, некоторые из них при падении растеряли свои части, но никто из соплеменников не бросился к ним на помощь. Наоборот, сплотившись в одну сильную армию, оставшиеся в живых получеловеки затоптали своих собратьев и уже были готовы ринуться на врага.
   Ни Артем, ни те, кто был рядом с ним, не знали, что сейчас произойдет, и что с ними сделают жестокие железные люди, но они отряхнулись и встали лицом к половайникам, ожидая схватки не на жизнь, а на смерть.
   Белый конь после падения чуть прихрамывал, но именно он первым издал воинственный клич, оповестив все живое вокруг своим диким ржанием о том, что готов к бою. Он поднялся на дыбы и бросился в толпу половайников.
   Но получеловеки оказались хитрее - они бросились в рассыпную, и белый конь пронесся мимо них. Обманув таким образом одного противника, половайники сами кинулись на людей. Но в этот миг енное ржание помощь. башню.. лицатавалосьВасилиса выбежала вперед, ко всеобщему удивлению просто выставила вперед руки, и когда половайники налетели на нее, принялась ловко орудовать кулаками, словно она была чемпионом мира по боксу среди профессионалов. Каждый ее удар разламывал железных людей пополам, и всего за несколько минут боя армия половайников потеряла чуть ли не треть своего состава.
   Но они и не думали отступать. Сообразив, что Василису им не одолеть, они бросились к Дяде Мише, но стоило ему своим мягким голосом сказать: "Друзья мои, давайте решим наше дело миром!", как половайники начинали кивать ему в ответ, и пока они были под этим необыкновенным гипнозом, Василиса довершала начатое ей дело, жестоко расправляясь с непрошенными гостями.
   Как только началось сражение, Василий Васильевич многозначительно посмотрел на Артема, и тот понял, что это работают волшебные камни. Но когда основные силы половайников переметнулись на них, он вдруг почувствовал, что его камень никак защитить своего владельца не сможет. Ему, Василию Васильевичу и Деве-Яге оставалось только бежать, но что они могли сделать против такой быстроногой пехоты.
   И тогда в дело снова вступил белый конь. Несмотря на боль, он собрал все свои силы, прыгнул с места, перемахнув толпу половайников, и в считанные секунды снова поднял к себе на спину всех троих.
   И снова началась бешеная погоня. Но теперь половайников было слишком мало для того, чтобы строить новую башню. Правда, из-за боли в задней ноге, белый конь тоже не мог взять новую высоту, и поэтому он просто побежал по земле.
   Половайники оказались проворнее, и скоро их войска окружили беглецов, но, в отличие от двенадцати разбойников, которые проделали такой же трюк, нападать они почему-то не торопились, но в то же время не давали белому коню свернуть ни вправо, ни влево. И только когда на горизонте забрезжила яркая рыжая полоска света, Артем догадался, в какую ловушку их заманили.
   Все это время получеловеки неутомимо гнали их к Смородине. И хотя Артем, уже мало-мальски знакомый с географией Мира Русских Сказок сразу заметил, что путь, по которому их гонят, приведет их прямо к Калинову мосту, на деле оказалось, что дорогу к этому самому мосту уже перерезала другая армия половайников.
   Теперь друзьям стало понятно, что затеяли преследователи. Их специально не трогали, а только вынуждали следовать нужным курсом. Их не окружали, а всего лишь вели к гибели. "В самом деле, что нам остается", - промелькнула мысль у Артема. - "Или мы сгорим в Смородине, или сдадимся им, хотя они тоже вряд ли нас пощадят". Он уже был готов остановить белого коня, но вдруг с его спины сорвался Василий Васильевич. Артем огляделся и с радостью увидел, что кот остался цел. Мало того, на него сразу набросилось целая рота половайничьей армии, и стал дубасить Василия Васильевича. Но ни один удар не причинил ему никакого вреда, хотя он даже не сопротивлялся. Половайники в недоумении продолжали избивать кота, но он только стоял и улыбался.
   Артем вспомнил о волшебных свойствах бирюзы и понял, что Василию Васильевичу ничего не угрожает. Чего нельзя было сказать о нем самом и о Деве-Яге. До Смородины оставалось совсем ничего, когда белый конь замедлил бег и остановился.
   Артем поднял голову и огляделся. До Калинова моста было рукой подать, всего каких-то двести метров, но пусть к нему преграждали тысячи половайников. Бежать было также невозможно - неприятель был повсюду. И Артем решил сдаться. Он уже был готов спуститься со спины свого белого друга, но в это самое мгновение белый конь вдруг снова зашагал вперед.
   - Остановись, что ты делаешь? - закричал Артем, но конь пошел прямо по огненной глади.
   Половайники в ужасе закричали и бросились ниц, вообразив, что к ним явилось настоящее божество. Может, в это самое время и нужно было бы повернуть назад, но белый конь и Артем закричал коню прямо в ухо:
   - Ну, пожалуйста, вернись, слышишь! Ты же убьешь себя! Ну, пожалуйста!!!
   Но было уже слишком поздно.
   Конь медленно ступал по огненной лаве и с каждым шагом плавно погружался в Смородину. Калинов мост был совсем близко, и Артем понял, что конь везет их с Ягой на самую его середину, что он спасал их жизни ценой своей собственной, и у Артема от полнейшего бессилия в два ручья потекли из глаз слезы. За его спиной заливалась Дева-Яга, и от этого становилось совсем невмоготу.
   А конь продолжал идти. Огонь уже обхватил его всего, и теперь Артему с Ягой тоже угрожала опасность, но белый конь из последних сил рванулся вперед и оказался возле моста.
   - Торопитесь... - услышал Артем его глухой и приятный баритон.
   Он встал на седло ногами, подхватил Ягу и помог ей перебраться на мост, после чего сам шагнул вперед и оказался в ее объятьях.
   - Заберите седло... Пригодится... - прошептал конь, но Артем яростно замотал головой.
   Сквозь пелену слез он смотрел, как погибает его друг, его спаситель, и проклинал себя в душе за то, что не может ему помочь.
   Седло пока еще можно было снять, и Дева-Яга потянулась за ним, неосторожно опустив голову прямо к самой огненной кромке. И когда она уже почти отцепила лямки, Смородина выплюнула из себя прямо ей в лицо огромный пузырь пламени. Дева-Яга закричала, выпустила из рук седло и, закрыв лицо, стала корчиться от боли.
   Артем хотел сразу поспешить к ней на помощь, но он должен был проститься с тем, у кого не было даже имени. Он провожал его, как провожают настоящих героев, которые ради других не щадят самих себя, и которые умирают ради того, чтобы выжил ты.
   Белый конь погружался в огненные воды Смородины, словно корабль, выстоявший в неравной битве с более сильным врагом и отдавший себя до конца своему капитану и своей команде. Артем в последний раз посмотрел в умные и добрые глаза белого коня, упал на колени и продолжал стоять так до тех пор, пока Смородина не поглотила друга полностью.
   Наступило первое января.
  

Глава 17

страшные вечера Артема царевича

  
   Артем проснулся от того, что у него ныло от боли все тело. На затылке он нащупал огромную шишку, облизал губы, на которых совсем недавно засохла кровь, и попытался приподняться, него у него ничего не получилось. С трудом открыв глаза, он обнаружил, что находится в какой-то палатке и крепко прикован толстой цепью к холодному камню.
   Сначала Артем даже не смог понять, где находится. Голову разрывало от боли, и только сделав над собой усилие, Артем вспомнил все, что с ним произошло...
  

Понедельник

  
   ...Когда погиб белый конь, Артем помог Деве-Яге подняться и увидел, что Смородина сожгла ей все лицо. Ужаснее всего было то, что огонь попал ей прямо на глаза, и Яга снова лишилась зрения. Она могла открыть веки, но на Артема смотрели пустые глазные яблоки, которые ничего вокруг не различали.
   - Это жертва, - рыдая, причитала Яга.
   - Какая жертва? О чем ты? - не понимал Артем.
   - Которую требовал Огонь в моей печи. У меня он отобрал зрение, а у тебя...
   - Друга, - сдавленно прошептал Артем. - Думаю, теперь мы заплатили сполна. Он отобрал у нас то, чем мы дорожили больше всего.
   В нем кипела злость. Он подошел к краю Калинова моста и во все горло закричал:
   - Ну что? Теперь ты довольна?
   - Артем, не надо! - остановила его Дева-Яга. - Смородина может обидеться!
   - Да плевать я хотел на твою Смородину! - в отчаянии Артем слабо понимал, что происходит. Он бессильно опустился на колени. Слез у него самого не осталось, и он мог только молча сидеть и слушать, как за себя и за него плачет Дева-Яга.
   - У тебя снова выросла нога, - глядя на Артема, сквозь рыдания пробормотала Дева-Яга. - Ты прав, мы заплатили сполна.
   Но Артем будто не заметил этого.
   - Тебе можно помочь, - бездушным голосом произнес он. - У тебя остался изумруд. Ты должна посмотреть на него.
   - Но я ведь ничего не вижу! - Яга зарыдала еще громче.
   - Василий Васильевич говорил, что от изумруда даже слепые прозревают! - вспомнил Артем. - Я не знаю, как это должно быть на самом деле, но почему не попробовать?
   Яга послушалась, достала из-за пазухи изумруд и уставилась на него невидящими глазами. Артем поднял голову и посмотрел на Ягу. Сначала как будто ничего не произошло, но чем дольше она смотрела на изумруд, даже не видя его, тем больше Артем понимал правоту Василия Васильевича.
   Ожоги на лице Девы-Яги исчезли сами собой, раны затянулись, а в глаза из изумруда хлынул поток светло-зеленого цвета.
   - Я вижу, - радостно заговорила Дева-Яга. - Артем, я вижу!!! Правда, пока смутно и пока только твои очертания, но они становятся четче.
   Артем был рад за нее, но на душе у него все еще было плохо, и он даже не улыбнулся в ответ. Дева-Яга что-то еще затараторила, но внимание Артема уже привлекало не ее чудесное исцеление, а то, что происходило на берегу Нави. Там скопилась целая армия половайников, но что-то их не пускало на мост. Они выкрикивали грязные ругательства в адрес Артема и Девы-Яги, угрожали расправиться с ними, но не могли сделать ни шага. И вдруг в толпе половайников появились другие, но тоже знакомые лица - точнее, собачьи морды.
   Это были псиглавцы. Они о чем-то долго говорили с вождями половайников, потом обменялись рукопожатиями и ступили на Калинов мост. Их было не меньше сотни, и они были готовы броситься в погоню.
   - Бежим! - закричал Артем и схватил Деву-Ягу за запястье, но так неуклюже дернул ее вслед за собой, что Дева-Яга пошатнулась и выронила из пальцев изумруд. Камень покатился прямо к краю моста, и Яга не успела даже вскрикнуть, как он упал в кипящую лаву.
   - Что ты наделал! - горько застонала она.
   - Прости, я не хотел, - стал извиняться Артем, но Ягу было уже не остановить. Ее досада была такой сильной, что она вырвалась из его рук и стала выкрикивать отдельные фразы.
   - Ты не смел этого делать! Я не успела! Как ты мог! Я почти ничего не вижу, у меня еще было время!
   - Там псиглавцы, нам нужно бежать, - попытался переубедить ее Артем, но ничего не вышло.
   - Я никуда не пойду, - резко ответила Яга и села прямо на череп, торчавший из перегородки Калинова моста. - Пусть лучше они... чем слепота...
   Тем временем псиглавцы уже бежали по мосту. Артем снова схватил Деву-Ягу за руку, но она снова ее одернула.
   - Беги, спасай свою шкуру! - сказала она сквозь зубы.
   И Артем побежал. Какое-то внутреннее чувство подсказало, что с Ягой ничего страшного не случится, а ему надо уносить ноги.
   Он бежал, не оглядываясь, но чувствовал, что уйти ему не удастся. Псиглавцы были сильнее и выносливее его. Они бежали на четырех лапах, и скоро Артем почувствовал за своей спиной тяжелое дыхание преследователей. Он развернулся и увидел, как прямо на него прыгнул один из псиглавцев. Артем не успел отпрянуть в сторону, и псиглавец рухнул прямо на него, придавив своим огромным телом. Над ним нависла огромная собачья пасть, и острые зубы уже были готовы вонзиться в горло Артема, но он чувствовал, что человек-пес сдерживает себя.
   Когда подоспели остальные, Артема подняли на ноги, и к нему подошел самый высокий из псиглавцев.
   - Ты оскорбил нашу веру, осквернил храм белого коня, ты заслуживаешь смерти! Кто ты такой? - похоже, что он был старшим.
   Артем ничего не ответил. А что он должен был им сказать? Историю про седло Святовитова коня или про то, как он помогает Василисе стать правительницей их Мира?
   - Почему ты молчишь? - псиглавец уставился ему в глаза. - Говори, кто ты такой?
   Но Артем не отвечал. Рассказать все с самого начала? Вряд ли это ему поможет.
   - Убейте его! - зарычал старший.
   Псиглавцы-воины ощетинились.
   - Не смейте его трогать! - из толпы людей-собак вышел старый, сгорбленный человек. - Вы же знаете, что никто из Мира Нави не имеет права на убийство, пока не будет ясно происхождение жертвы.
   - Но ведь он и его дружки похитили белого коня! - возмутился старший.
   - Мы должны выяснить, из какого Мира он пришел, - упрямо продолжал старик. - У нас есть семь дней. После этого мы вернемся к себе.
   - Ладно, будь по-твоему, - махнул рукой командир псиглавцев. - Ты советник, тебе лучше знать.
   - Никогда я твое племя не любил, - оскалился на старика другой. - Не должен псиглавцам советовать человек.
   Старик в ответ на этот выпад только подмигнул Артему. Артем улыбнулся. Заметив это, псиглавец развернулся к нему и заревел:
   - Чего скалишься, щенок? - и так двинул ему в зубы, что Артем зашатался и упал без чувств.
  

Вторник

  
   Артем очнулся, когда на него плеснули ведро ледяной воды. Он совсем забыл, что в Мире Прави январь на самом деле был январем, и что здесь зима.
   Вокруг него стояли десять псиглавцев. Один из них, одетый в военный мундир с полковничьими звездами на погонах, украшенных собачьей головой, вплотную подошел к Артему и резким, отрывистым голосом произнес:
   - Кто? Ты? Такой?
   - Говори, или мы предадим тебя пытке! - закрчал тот самый псиглавец, который врезал Артему.
   - Не вмешивайся! - прикрикнул на него полковник. - Право допроса есть только у меня!!!
   И он снова повернулся к Артему.
   - Говори, мальчишка, или тебя ждут такие мучения, которые ты даже представить себе не мог.
   Но Артем продолжал молчать. Он упорствовал не потому, что не боялся псиглавцев. Наоборот, у него давно уже душа ушла в пятки. Просто он не знал, что ответить. Он молчал, и тогда полковник приказал избивать его, пока он не признается.
   Артема мучили целый день. Псиглавцы умели наносить удары так, чтобы человек не терял сознания, но всем телом чувствовал боль. Но он по-прежнему ничего не говорил, потому что не мог ничего сказать.
   Старик, который заступился за него прошлым вечером, куда-то исчез, и псиглавцам никто не смог бы помешать прикончить Артема. Но они не хуже его понимали, чем им попытка убийства неизвестного, поэтому время от времени палачи прекращали пытку, переживая, как бы Артем не испустил дух. Несколько раз он был близок к тому, чтобы снова провалиться в темную, приятную бездну, где не было боли, но его снова одним ведром холодной воды приводили в себя.
   Наконец, полковник распорядился, чтобы псиглавцы разбивали палаточный лагерь и садились ужинать. Одну из палаток отвели Артему и приставили возле нее стражников. Но прежде, чем приниматься за трапезу, псиглавцы еще раз от души накостыляли ему, да так сильно, что Артем провалялся в палатке без сознания до следующего вечера, и даже ледяные ванны не могли его поднять на ноги.
   - Эх, вы! Предупреждал же вас, чтобы не переусердствовали! - единственное, что он помнил, это как полковник ругал своих солдат.
  

Среда

  
   В тот вечер его не трогали. Хотя псиглавцы жаждали мести и расправы над похитителем, полковник приказал поберечь силы и "дать ему возможность хорошенько подумать".
   В тот вечер Артем понял, что от него хотят. Он должен признаться, что он не из Мира Нави. Тогда они с чистой совестью смогут его убить. И он решил, что признается. Пытки действительно были невыносимыми, у Артема болела каждая частичка его тщедушного тела, особенно ныла чудесным образом вернувшаяся к нему нога. Артем понял, что сдался.
   В тот вечер к нему в палатку неожиданно зашел старик.
   - Кто вы? - спросил Артем. - Что вы здесь делаете?
   - Меня зовут Илларион, - улыбнулся тот. - Я служу советником у псиглавцев.
   - Как это? - даже дикая боль не победила в Артеме стремление узнать что-то новое.
   - Давным-давно, когда псиглавцы были наказаны и превратились в собак, чтобы дать им надежду на исправление, верховные правители обоих Миров приняли решение приставить к ним одного-единственного человека, который мог бы давать им правильные советы, чтобы помочь вернуть себе человеческий облик.
   - Но почему тогда... - сплевывая кровь, прошамкал Артем.
   - Они очень редко слушаются советника, - горько усмехнулся Илларион. - К тому же - только это секрет - они никогда не станут людьми.
   - Почему? - снова удивился Артем.
   - Потому что на них наложено вечное наказание. Они всегда останутся песьими людьми, даже если раскаются и станут творить добрые дела. Они всего лишь спасут свою душу, но судьбу своего племени - никогда.
   - Так вы с ними с самого начала?
   - Нет, конечно, - улыбнулся старик. - Эта обязанность передается по наследству. Мой род тоже обречен на то, чтобы вечно служить псиглавцам.
   - А зачем вы пришли ко мне? - с подозрением спросил Артем.
   - Хочу защитить тебя, - доброжелательно ответил советник. - Ты ведь знаешь, что сейчас Страшные вечера?
   Артем кивнул.
   - Что тебя вынудило выйти из своего дома в это время?
   - Я... из Мира Нави, - выдавил из себя Артем.
   - Не лги мне, - покачал головой Илларион. - Я вижу, откуда ты. Ты вообще не местный. Ни один ребенок твоего возраста...
   - Я не ребенок! - сквозь зубы прошипел Артем.
   - Ладно-ладно, - похлопал его по плечу старик. - Ни один нормальный человек твоего возраста никогда не пойдет в чужой мир. Что ты здесь делаешь? Ты из внешнего Мира?
   Но Артем и на этот раз не ответил. Он вдруг подумал о том, что все это старик выдумал только для того, чтобы выведать у него правду. Артем сильно разозлился, и если еще недавно он был готов к тому, чтобы все о себе рассказать, то теперь решил молчать до самого конца.
   - Ты не доверяешь мне, - догадался старик. - Хорошо, я докажу тебе, что меня можно не бояться.
   Он встал и медленным шагом направился к выходу.
   - Смотри, - сказал советник и что-то достал из кармана. - Это уголь от сегодняшнего костра. Сейчас я поставлю крест на входе в палатку, и завтра никто из них не сможет к тебе войти. Так обычно делают люди из Мира Прави.
   Старик проделал нужный ритуал и перед тем, как уйти, снова сказал:
   - Я зайду к тебе в пятницу.
  

Четверг

  
   Он и в самом деле отдыхал. За весь день к нему в палатку не вошел ни один псиглавец. Артем даже попытался встать, но у него совсем не было сил. Уже четвертый день он не ел, ему почти не давали пить, и с каждым днем Артему становился хуже.
   Похоже, старик не лжет, подумал тогда Артем. Но вдруг словно откуда-то извне к нему в голову закралась правильная мысль. Если крест на самом деле действует, то псиглавцы точно догадаются, что он из Мира Прави, и разговор с ним будет коротким. Если это произойдет, с ужасом думал Артем, значит, завтра все будет кончено. Если старик хочет ему помочь, то неужели он не подумал об этом?
   Все эти "если" подсказали Артему нужный ответ - это ловушка, старик его обманывает. Но как ему удалось уговорить псиглавцев потерять целый день? Наверное, он абсолютно уверен в том, что Артем признается. Нет, советник, ничего у тебя не получится...
  

Пятница

  
   - Ну, теперь ты мне веришь? - с порога спросил Илларион.
   - Да, верю, - кивнул Артем.
   - Итак, ты из... того Мира? - старик волновался.
   - Нет, - уверенно ответил Артем. - Я из Тридесятого царства, помогаю Кощею Бессмертному.
   - Ты? - лицо советника исказилось. - Но... кто ты такой?
   - Я его племянник, - продолжал, как ни в чем не бывало, лгать Артем.
   - Но зачем ты тогда похитил у нас белого коня?
   - По приказу Кощея! - с вызовом ответил Артем.
   - А как тебя зовут?
   - Василий Кощеев, - добил советника Артем.
   Старика прошиб пот. Артем заметил, как у него забегали глаза.
   - Но ведь Кощей исчез почти тридцать лет назад! - воскликнул Илларион. - Говорили, что он давно умер!
   - Воскрес, - пожал плечами Артем. - Как Кощей Бессмертный может умереть?
   - То есть ты хочешь сказать, что находишься под защитой Кощея? - задрожали губы у советника. - Но почему ты раньше этого не говорил? Они ведь могли убить тебя, и тогда Кощей отомстил бы им...
   Советник закачал головой и побежал наружу. Прошло сколько-то времени, и он вернулся вместе с полковником псиглавцев. Тот был не на шутку встревожен.
   - Ты и в самом деле племянник Кощея? - спросил он.
   Артем утвердительно кивнул.
   - Значит, Кощей вернулся... - задумался полковник. - Давно это произошло?
   - С месяц назад, - придумывал Артем на ходу.
   - А-а-а, тогда понятно, почему мы еще не были приглашены на прием, - заключил псиглавец и вышел.
   Артем снова остался наедине со стариком.
   - Вы говорили, что хотите мне помочь, - заговорил Артем.
   - Да... но... я говорил... но сейчас... - бормотал себе под нос Илларион.
   - Хотел меня обмануть? - Артем перешел в нападение. - Думал, я поверю тебе и все про себя расскажу? Ну, я рассказал... И что ты теперь делать будешь?
   Старик ничего не ответил. Он вышел из палатки и больше в нее не возвращался, а Артем уже сожалел о том, что раскрыл себя. Эх, думал он про себя, не смог удержаться...
  

Суббота

  
   Артем понятия не имел, что происходило снаружи. Весь день он был один, и его не тревожили ни псиглавцы, ни старик. Может быть, они ему поверили? Но почему тогда не отпустили?
   Пришел вечер, и Артем сполна получил ответы на все свои вопросы. Сначала его развязали и вывели на свежий воздух. Как здорово было снова вдохнуть морозную свежесть после нескольких дней плена. Но псиглавцы не дали ему насладиться запахами зимы. Полковник подвел к нему тщедушного маленького человека, который трясся и клацал зубами от страха и холода, и с издевательской улыбкой сказал:
   - Сегодня шестой Страшный вечер, и у тебя есть отличная возможность доказать, что ты племянник Кощея. Твой дядя ни за что не упустил бы такой шанс.
   Артем все еще не понимал, что ему предстоит сделать.
   - Этого труса, - полковник ткнул пальцем в дрожавшего, - мы схватили в ближайшей деревне. Он уже всю неделю празднует новый год, и поэтому забыл защитить себя и свой дом от гостей из нашего Мира. Если ты действительно из Тридесятого царства, ты поможешь нам расправиться с ним.
   Артем вздрогнул.
   - Что... я должен буду сделать? - сглотнув комок ужаса, спросил он у полковника.
   - Ничего особенного, - пожал плечами псиглавец. - Мы разденем его, привяжем к дереву, и будем изгонять из него дух Прави.
   - Как это?
   - Сейчас увидишь, - рассмеялись вокруг него псиглавцы.
   Они и в самом деле раздели несчастного и крепко привязали его к березе неподалеку. На все мольбы и просьбы отпустить его, псиглавцы только недовольно рычали. Закончив все приготовления, полковник достал из своей палатки огромный бич, обвалял его в снегу и, оскалившись, крикнул Артему:
   - Смотри!
   Бич в его руках ожил и засвистел над головами. Совершив несколько кругов в воздухе, он резко обрушился на привязанного мужчину. Тот взвыл от боли и стал еще громче просить о пощаде, чем еще больше разозлил полковника. Он наносил удары один за другим, и они оставляли на теле бедняги длинные порезы.
   - Ну, а теперь ты! - полковник вдруг остановился и передал бич Артему.
   - Я... - теперь уже не на шутку испугался Артем. - Но почему... зачем... Нет, я не могу...
   - Можешь! - рыкнул на него старший псиглавец. - Или ты не племянник Великого Кощея?
   - Я... племянник... - Артем был в растерянности. Он смотрел, как мучается и корчится от боли невиновный крестьянин, и понимал, что еще один удар просто убьет его. Конечно, силенок у Артема не хватит, чтобы добить жертву, но ведь псиглавцы закончат за него. Все, что от него требовалось, это нанести несколько ударов, пусть даже совсем слабых, чтобы доказать свою принадлежность к Миру Нави.
   А к какому Миру он на самом деле принадлежит? Если бы у него было время подумать, он бы наверняка ответил правильно, но полковник больше не мог ждать. И он выпалил первое, что пришло ему в голову.
   - Я не буду избивать этого человека, - твердо сказал Артем и бросил бич на землю.
   Он ожидал, что как только он скажет эти слова, псиглавцы набросятся на него и растерзают, но они так и остались стоять вокруг него. Полковник тихо посмеивался.
   - Эй, развяжите Иллариона, - крикнул он своим помощникам и засмеялся еще громче, глядя, как Артем меняется в лице.
   Артем не верил своим глазам. С человека, привязанного к дереву, содрали парик, ополоснули водой, и вот уже перед ним стоял не несчастный пьяница из деревушки, а советник псиглавцев.
   - Ваш эксперимент удался на славу, мэтр! - полковник поклонился старцу. - Как убедительно вы кричали... Это было прелюбопытное зрелище!!!
   Псиглавцы вокруг Артема захохотали.
   - Ну, здорово мы тебя разыграли? - улыбнулся Артему старик-советник, натягивая на себя военную форму псиглавцев. - Я знал, что ты никакой не племянник, и что ты не из Мира Нави. Но теперь я знаю и то, что ты не из Мира Прави, потому что природное чутье Тридевятого царства тебя бы не подвело. Ты бы понял, что перед тобой переодетый житель Мира Нави, и, не колеблясь, ударил бы меня. Ты - из Мира Яви, теперь я это знаю наверняка, и это нам очень кстати. Давно уже племени псиглавцев пора покинуть этот несносный Мир, и ты нам в этом поможешь. Если не хочешь, чтобы на моем месте у позорного столбы оказался ты, если не хочешь, чтобы завтра от тебя остался кровавый кусок мяса, то ты расскажешь нам, как проникнуть в твой Мир.
   - Ничего я вам не скажу, - ответил Артем и отвернулся.
   И тогда его привязали к тому самому дереву, где недавно так хорошо сыграл свою роль Илларион, и избили до полусмерти. Ему хватило всего пяти ударов, чтобы он отключился. В полузабытьи он уже почти не чувствовал боли, пока она не вернулась к нему ранним воскресным утром.
  

Воскресенье

  
   И теперь у него ныло от боли все тело. Он лежал раздетый, прикованный к холодному камню, голову разрывало, а на губах запеклась кровь.
   Артем подумал, что сегодня наступит его последний день. Он был не готов к этому, и ему было страшно. Захотелось убежать, куда-то далеко-далеко, но он был не в силах даже подняться. Единственное, что он мог - это думать.
   И тогда он подумал о своем выборе. Он выбрал Мир Прави, хотя служил Миру Нави, а на самом деле старик Илларион сказал правду - он просто пришелец из другого Мира. Когда-то на уроке истории училка рассказывала о том, что чужаку никогда не стать своим в незнакомом ему обществе. Сейчас Артем ощущал себя чужаком. Он понял, что это расплата за вторжение. Когда он в первый раз оказался в Мире Русских Сказок, ему часто говорили, какой он молодец, и сколько хорошего и полезного он сделал для Мира Прави. И хотя он всегда возражал, в душе он был доволен собой. За свои тринадцать с половиной лет он никогда не был так счастлив. Но в этот раз он решил, что может стать еще счастливее. Он снова поверил в сказку, а она оказалась не такой доброй, как первая. Он поверил, что он может встать на другой путь и безнаказанно пройти его. А на самом деле он был никому не нужен ни в Тридевятом царстве, ни в Тридесятом, и за это поплатится своей жизнью.
   - Эй, щенок! - услышал он над собой знакомый голос. Это был полковник. - Пойдешь со мной!
   Он снял с Артема оковы, схватил его под мышку, вынес из палатки и бросил на землю. Артем застонал.
   - Зачем ты его сюда притащил? - набросились на него остальные. - Думаешь, он расскажет?
   - Нет, не думаю, - ощетинился полковник. - Но зато я знаю, что вечером мы словно позабавимся.
   Псиглавцы неодобрительно зашептали.
   - Охота!!! - провозгласил полковник.
   - А, ну это другое дело, - согласились с ним соплеменники. - А мы успеем? Неделя заканчивается!
   - Успеем, - усмехнулся полковник. - До шести у нас еще есть время.
   Он поднял Артема на ноги, отвел к бочке с водой и несколько раз макнул его в нее головой.
   - Ну, как ты себя чувствуешь, герой? Не задубел еще? - засмеялся он. - Ничего, сейчас согреешься.
   Он кликнул кого-то из своих помощников, и Артему принесли его немногочисленные пожитки.
   - Одевайся и беги! - приказа Артему полковник.
   - Куда бежать? - недоверчиво посмотрел на него Артем, натягивая штаны.
   - Куда хочешь. Мы тебя отпускаем.
   Артем продолжал одеваться.
   - А-а-а, понимаю, - кивнул он. - Вот что значит "охота"... Вы будете охотиться на меня... Почему бы вам просто не прикончить меня здесь?
   - Мы не убийцы, мы воины! - возмутился полковник. - По старинному обычаю нашего рода мы должны дать пленнику шанс на спасение. Тебе мы даем два шанса. Либо ты рассказываешь нам, как пройти в твой мир, и тогда вместе с нами возвращаешься домой. Либо пытаешься сбежать от нас, но если мы догоним тебя, то песенка твоя будет спета. У тебя есть время - решай.
   - Я уже решил, - ответил Артем и медленно поплелся прочь от лагеря псиглавцев. Полковник молча проводил его взглядом.
   Артем не знал, куда ему идти, он просто шел и шел. Он подумал, что должен найти остальных, но возвращаться в Мир Нави не имело смысла. Там его наверняка поджидают половайники, туда за ним отправятся псиглавцы. Сколько же врагов он себе нажил...
   Началась метель, и идти по зимнему лесу стало совсем невозможно. У Артема совсем не было сил, он еле-еле перебирал ногами, но все-таки сумел выбраться на какую-то дорогу, по которой пошел в сторону видневшегося вдали городка.
   Через час его нагнали псиглавцы - было уже шесть часов вечера. Он услышал их издалека, когда они только-только выскочили из леса. Первым желанием было броситься в сторону городка, до которого было уже совсем рукой подать, но Артем сразу же отогнал от себя эту мысль. "Все равно не успею, да еще на жителей беду навлеку", - решил он и пошел навстречу псиглавцам. Расстояние между ними сокращалось, и Артем уже подумал о том, что он согласится рассказать всю правду о себе и своем Мире. Он застыл на месте и смиренно поднял руки вверх. И в это самое мгновение он услышал рядом с собой знакомый голос:
   - Артем, не бойся, мы тебе поможем!
   Артем вздрогнул. Это был голос Дэнча, он не смог бы спутать его ни с чем другим. Он оглянулся по сторонам - рядом с ним никого не было.
   - Свихнулся, - негромко проговорил он.
   - Ты чего, Златовласка, это же я, Дэнч! - зашипел голос прямо ему в ухо.
   Теперь сомнений не было. Он спасся, он жив, и сейчас был где-то рядом. И вдруг прямо перед его глазами из ничего появился Дэнч, поправляя на себе вязаную шапочку. Рядом с ним стояла и держала Дэнча за руку красивая девчонка с длинной косой, одетая в голубую узорчатую шубу и белоснежные сапожки.
   - Это Снежка, снегурочка, - объявил Артему Дэнч.
   - О-ч-ч-ень приятно, - кивнул головой Артем. У него зуб на зуб не попадал, а Дэнч решил познакомить его со своей подружкой.
   - Мы за тобой, - сказал Дэнч и протянул ему руку. - Хватайся скорее, пока собаки далеко.
   - Откуда ты знаешь про собак? - спросил Артем, но Дэнч не ответил. - Что ты вообще собираешься делать?
   - Мы исчезнем, - сказал ему Дэнч. - Видишь, что у меня на голове - это шапка-невидимка Василия Васильевича. Достаточно повернуть ее швом вперед, и ты исчезнешь, а если держать другого человека за руку, то и он тоже.
   И, не говоря больше ни слова, он сам схватил Артема и собирался уже перевернуть шапку. Но Артему даже в его болезненном состоянии пришла в голову мысль о том, как навсегда избавиться от псиглавцев и еще раз обмануть их.
   - Подождем, пока они приблизятся, - подмигнул он Дэнчу. Тот послушно кивнул, хотя ему эта идея была явно не по душе.
   Псиглавцы на полном скаку неслись к ребятам.
   - По моему сигналу, - предупредил Артем и протянул руку Дэнчу. Снегурочка взяла за руку Артема.
   Псиглавцы были уже совсем близко. Артем увидел, как впереди несутся старик-советник и полковник, у которого с клыков уже свисали слюни. Когда они оказались на расстоянии не больше ста метров, Артем прокричал:
   - Прощайте! Я отправляюсь в свой мир, куда вам никогда не попасть! Давай!
   Последнее слово относилось к Дэнчу. Он повернул шапку, как надо, и на глазах изумленных псиглавцев все трое исчезли.
   - Ушел! - полковник издал крик отчаяния. - Он ушел! В свой мир!!!
   Псиглавцы остановились и стали рыскать вокруг. Илларион приказал им обнюхать все вокруг, но все их усилия оказались тщетными.
   - Это ты во всем виноват! - набросились на полковника подчиненные. - Не нужно было отпускать. Все ты со своей дурацкой охотой!
   - Если бы вы были порасторопнее, мы бы их нагнали! - возражал им полковник. - Кто собирался два часа, у кого палатка не складывалась?
   - Это все старик, - набросился кто-то из них на Иллариона. - Я сразу предлагал его убить!
   Перебранка продолжалась еще несколько минут, после чего не солоно хлебавши псиглавцы поплелись обратно.
   В это время Артем, Дэнч и Снегурочка уже были в городе.
   - Почему они нас не обнаружили, ведь у них очень тонкое обоняние? - удивился Артем.
   - Потому что шапка-невидимка может спрятать не только человека, но и его запах, и даже его след, - просветила его Снежка. - Это один из самых необыкновенных волшебных артефактов.
   - Как ты сказала - "артефактов"? - изумился Артем. Но больше ничего сказать не смог. Он так ослаб, что как только они оказались в городе, он рухнул прямо на улице. Дэнчу и Снегурочке пришлось тащить его до гостиницы, где их встретили Дядя Миша, Василий Васильевич и Василиса.
   Лекарь выставил всех за дверь, аккуратно положил Артема к себе на кровать и начал долгий процесс врачевания.
  

Глава 18

история дэнча

  
   Дэнч оттаивал, как мороженое, которое достали из холодильника. С него прямо на пол стекала вода, но на полу снова застывала. Когда Дэнч смог наконец-то пошевелить головой, то увидел, что оказался в каком-то ледяном дворце. Его и еще несколько таких же "статуй" расположили в глухом коридоре из чистого снега. Как тут можно было отогреться, Дэнч не понимал - было также холодно, как на улице, разве что температура была чуть выше.
   Процесс размораживания растянулся на несколько дней. За это время Дэнч успел познакомиться с товарищами по несчастью, среди которых были любители зимней рыбалки, вовремя не ушедшие домой, подвыпившие гуляки, по дороге домой заснувшие в сугробах и даже бродячие собаки. В некоторых ледяных сосудах вообще никого не было, но Дэнчу объяснили, что трескуны поймали туда несколько неосторожных духов, которые оказались слабее, чем слуги Мороза.
   - И что с нами теперь будет? - спрашивал Дэнч, но ни один пленник не мог ему ответить.
   - Из царства Мороза еще никто не возвращался, - шепнул ему сосед по коридору.
   - И что, отсюда даже сбежать нельзя? - недоверчиво посмотрел на него Дэнч.
   Сосед отчаянно замотал головой. Сама мысль побега казалась ему невозможной.
   - Ничего, мы еще посмотрим, - подмигнул ему Дэнч. - И не из таких тюрем выбирались... Видел бы ты, как мы с Царевичем слиняли из приюта!
   Но сосед не понимал, и Дэнч оставил его в покое. Ноги его совсем уже оттаяли, и, сделав небольшое усилие, он освободился из ледяного кокона. В коридоре было холодно, и самым лучшим сейчас, по мнению Дэнча, было бы закутаться в одеяло, а лучше всего залезть под горячий душ, но ни того, и другого и близко не было. Поэтому Дэнч просто снял с себя одежду, отжал ее и снова напялил на себя. Понимая, что рискует заболеть, он решил действовать.
   Дэнч пошел по коридору, отмахал полкилометра и был страшно разочарован, когда обнаружил, что путешествовал по кругу. Он снова вернулся к пленникам, которые уже вылезли из ледяной "шубы" и теперь жались друг к другу спинами, чтобы как-то согреться.
   - Отсюда нет выхода, - сообщил он, но никто на него даже не посмотрел.
   Прошло еще несколько часов. Наконец, прямо из стены напротив Дэнча выплыли трескуны, крепко взяли каждого человека за руку и повели за собой обратно в стену. К удивлению людей, проходить сквозь лед у них получилось не хуже, чем у самих трескунов. Всего через несколько мгновений все пленники оказались в огромном вестибюле. Он был полукруглым, и Дэнч сразу догадался, что коридор опоясывает именно этот вестибюль.
   Тут не было никакой мебели, только один огромный трон, на котором восседал настоящий карлик. Но от него исходил такой холод, что у людей застучали зубы, заслезились глаза, а из-под носа потекли настоящие ручьи, которые сразу превращались в сосульки.
   Дэнч внимательно рассмотрел хозяина тронного зала. Карлик оказался древним стариком с длинной седой бородой, волочащейся по полу. Если бы не его рост и отвращение, которое он вызывал, можно было бы подумать, что это обыкновенный Дед Мороз, который приходит под Новый год. Но этот лилипут, как прозвал его про себя Дэнч, собрал их явно не для того, чтобы раздавать подарки.
   Их стали выводить к нему по одному. Он слегка привставал, разглядывал человека, что-то ему говорил, после чего трескуны забирали его и уводили с собой направо, налево или за трон.
   Дэнч был последним. Его подвели к старику, и он чуть не задубел снова. Повелитель холода смотрел на него исподлобья, и от этого взгляда Дэнчу стало не по себе. Взгляд словно сковывал льдом не только его тело, но и душу.
   - Что? - обратился старик к трескуну.
   На удивление, голос его оказался чистым и звонким. Трескун что-то зашептал в ответ. Выслушав его, старик стал деланно добрым.
   - А-а-а, оскорбление... Значит, юноша, мороз не любите? Обижаете моих подданных, холодильниками называете...
   - Да я не то, чтобы... - забормотал Дэнч.
   - Придется вам побыть у нас недолго, вину свою искупить, - покачал головой старик и распорядился. - В третью!
   - Но... - хотел возразить старику Дэнч. Однако трескун сразу же схватил его и потащил за трон.
   Они снова оказались в коридоре и сразу же из него перешли по ледяным перекрытиям дальше. Трескун тащил Дэнча вниз через какие-то снежные тоннели и не менее снежные комнаты, в которых он не успевал хоть что-нибудь разглядеть. Наконец, они спустились в самый настоящий погреб, в котором томились еще двенадцать человек. Страж передал Дэнча другому надсмотрщику, тот резко наклонился вниз, дунул Дэнчу в ноги, и на каждой появились ледяные колодки, резко сковавшие движения подростка. Проверив качество выполненной работы, трескун удалился, а Дэнча обступили новые знакомые.
   - Добро пожаловать, - громко сказал ему косматый, как настоящий лев, дядька и протянул руку. - Владимир-кузнец. Будешь работать со мной в паре.
   Перезнакомившись со всеми, Дэнч узнал, что карлик, который его отчитывал, это никто иной, как Мороз - властелин зимы. Всех, кого забирают трескуны, отдают ему на суд. Каждый получает по мере того, какое преступление он совершил и можно ли его простить.
   Если это был замерзший в сугробе, то его отправляют налево, в первую дверь, откуда снова возвращают на места захвата. Пьянчугу снова замораживают, да так сильно, что через несколько минут он умирает от переохлаждения.
   Заспавших рыбаков, заблудившихся в горах лыжников или туристов отправляют во вторую дверь, где им замораживают память. Они напрочь забывают о том, что встречались с трескунами и были в Царстве Мороза, и трескуны возвращают их домой, будто ничего и не было.
   Но если ты выказал непочтение к Морозу или его посланникам, то тебя запрут за третьей дверью, пока ты не отработаешь наказание. А срок этому наказанию - вечность, и отработать его невозможно. Человека освобождают только после его смерти, да и то сразу отдают на Высший Суд.
   - И что, никому не удавалось убежать? - снова спрашивал Дэнч.
   - Были смельчаки, - улыбался кузнец, поглаживая бороду. - Но всех их поймали и вернули обратно. В дороге они так промерзли, что через несколько дней скончались. Это же надо через столько ледяных коридоров пройти - уму непостижимо, и в каждом северный ветер гуляет.
   - Ну-ну, - только и ответил Дэнч.
   Ночью их вывели на работу. Трескуны в считанные минуты перенесли их на какое-то озеро, окружили плотным кольцом, и заключенные приступили к "исправлению".
   Владимир объяснил Дэнчу, что теперь он тоже станет кузнецом, и они будут вместе ковать лед.
   - Как это? - удивился Дэнч.
   - А ты думаешь, вода на реках-озерах сама собой замерзает? - посмеивался Владимир. - Нет, братец, это мы ее куем. Я вот уже десять лет на этих кузнечных работах. Каждую зиму с ребятами работаем.
   - А летом? - допытывался Дэнч. - Ведь летом не нужно ничего ковать? Вас не отпускают домой? Что вы делаете летом?
   - Эх, парень, - горько усмехнулся Владимир. - Ты забыл, что ты находишься в Мире Русских Сказок. В Тридесятом царстве зима наступает летом!
   Дэнч этого не знал, но догадался, что его ждет. Вместе с Владимиром и другими "преступниками" он сначала доставал ведрами воду из заранее выдолбленной полыньи, затем наливал ее в большую круглую форму, в которой всего за несколько минут образовывалась ледяная заглушка. Ее аккуратно вынимали, стараясь не разбить и не допустить трещин. Как объяснил Дэнчу напарник, если с тонкой оболочкой что-нибудь случится, трескуны заставят переделывать.
   - Это такие педанты, - пожаловался ему Владимир за работой. - Всегда требуют, чтобы все было идеально. Один раз мы покрывали льдом берега Смородины - можешь себе представить, что это было, когда то здесь, то там лопаются эти дурацкие пузыри. Мы себе все руки посожгли, но сумели кромкой льда все как следует обделать, только одна трещинка осталась. Трескуны ее увидели, приказали все сломать и поставить заново.
   Когда материал был готов, трескуны раздали кузнецам ледяные, прозрачные инструменты. В руках мастеров замелькали молотки, кувалды, зубила для рубки льда, щипцы, пробойники, обжимки для придания заготовке правильной формы, подбойки, предназначенные для аккуратного расплющивания льда. Все они, как объяснил Дэнчу Владимир, нужны для того, чтобы "калить мороз".
   - Поэтому их и называют калинниками, - объяснял он. - В основе каждого такого инструмента - волосы из бороды Мороза.
   Работа закипела. Сначала Дэнч только присматривался, и даже трескуны не понукали его, как остальных. Но по мере того, как озеро обрастало прочной коркой льда, Дэнчу самому захотелось помочь кузнецам. Владимир давал ему небольшие задания - или инструмент передать, или поддержать заготовку, чтобы она не выскальзывала.
   Ледяное кузнечное дело так увлекло Дэнча, что когда объявили перерыв, то он отказался отдыхать. Но когда увидел, что Владимир сильно устал и едва держится на ногах, помог ему добраться до ближайшего бревна и сел рядом с ним.
   Только сейчас Дэнч увидел, что за три часа бригада кузнецов сделала очень мало, лишь треть озера была подо льдом. Над ним парили трескуны и дули на лед в кулаки, делая лед более прочным.
   - Теперь по нему можно будет ходить без опаски, - сказал Владимир.
   Но Дэнч был удручен.
   - И так вы работаете каждую ночь? - спросил он. - Но зачем? Ведь трескуны могут сделать все за вас, и любое озеро замерзнет всего за пару ночей!
   - Это так, - кивнул Владимир. - Но, во-первых, им просто нравится заставлять нас выполнять чужую работу, а во-вторых, мы ведь только часть работы делаем. Все равно лед становится прочным только после их дыхания.
   Но Дэнч уже не слушал кузнеца, его внимание привлекло видение. По крайней мере, так ему показалось.
   Он увидел, как между трескунов прямо по льду идет девчонка. На вид она была ровесницей Дэнча, раньше в школе он со многими встречался, поэтому без труда смог это определить. Но такой красивой подруги у него никогда не было.
   - Что, на Снежинку засмотрелся? - усмехнулся Владимир. - Брось, парень, она не для тебя.
   - На Снежинку? - переспросил Дэнч. - Так ты ее тоже видишь?
   - Конечно, вижу, - рассмеялся кузнец и дружески хлопнул его по плечу. - А-а-а, ты думал, что тебе кажется? Так со всеми в первый раз бывает.
   - А кто она?
   - Это внучка нашего Мороза.
   - Снегурочка, что ли? - удивился Дэнч.
   - Да, - тоже удивился Владимир. - А откуда ты знаешь, что она родилась из снега?
   Дэнч оставил его вопрос без ответа и задал другой:
   - А что она здесь делает?
   - Помогает нам, - ответил Владимир. - У нее не такой крутой нрав, как у ее старика. В сильные морозы она приходит на выручку к тем, кто замерзает. Белкам, зайцам помогает. Иногда даже спасает людей от трескунов. Все у нее защиты ищут.
   - А как она вам, то есть нам помогает? - спросил Дэнч.
   - А вот сейчас увидишь, - улыбнулся Владимир.
   Снегурочка подошла прямо к пленникам, хлопнула в ладоши, и тут же перед кузнецами появились чайники с горячими напитками, подносы с закусками и теплая одежда.
   Со всех сторон послышались крики одобрения.
   - Ай, спасибо, дочка!
   - Вот это здорово!
   - Спасибо, Снежинка!
   - Снежка! - нахмурилась снегурочка. - Знаете же, что я не люблю, когда меня называют Снежинкой.
   - Прости, прости, - извинился один из кузнецов.
   И тут Снежка заметила новенького. Она подошла к Дэнчу и тихим голосом сказала:
   - Привет. Я Снежка.
   - Дэнч, - ответил он.
   - Как ты здесь оказался? Не помню, чтобы таких молодых трескуны ловили.
   Дэнч сразу рассказал ей про себя всю правду. Про то, откуда он, как попал в Мир Русских Сказок, и почему трескуны взяли его в плен. Снежка слушала его, не перебивая. Даже когда перерыв закончился, и трескуны погнали его на озеро, она остановила их властным жестом, и пока он не рассказал про себя до конца, не отпустила его.
   - Мне бы хотелось помочь тебе вернуться к людям, - сказала она на прощанье. - Ты не должен быть здесь, я поговорю с отцом.
   - С отцом? - удивленно переспросил Дэнч. - Разве Мороз тебе не дед?
   - Он мой отец, но на эту тему я говорить не хочу, - ответила Снежка.
   Они попрощались, и Дэнч вернулся к работе.
   - Повезло тебе, парень, - шепнул ему на ухо Владимир.
   Дэнч ничего не ответил, и до самого утра, пока их не отправили обратно, они не разговаривали. Только там на него набросились с расспросами все заключенные.
   - Ну, выкладывай, о чем вы там с ней говорили!
   - Небось, понравился ей, а?
   - Да тихо вы, пусть сам расскажет.
   Но Дэнчу не о чем было рассказывать. Он сказал, что он все время говорил о себе, и что она пообещала помочь ему выйти на волю.
   - Оно и понятно - увидела мальчишку, потеряла голову, - сказал один. - Совсем взрослая стала...
   - Хочешь сказать, что она в него влюбилась? - спросил у него другой.
   - Бросьте, - вмешался третий. - У нее такое же холодное сердце, как у ее деда.
   - Да? А почему же она столько всем помогает? - возразил Владимир.
   - Потому что если не будет помогать, то станет похожа на своего деда, а вот она никак не хочет.
   Спор между заключенными прервали внезапно появившиеся трескуны. Ни говоря ни слова, они схватили Дэнча и потащили за собой.
   - Успели уже Морозу брякнуть, - стиснул зубы Владимир. - Ну, держись, парень.
   Дэнча снова потащили теми же переходами, что и вчера. Через несколько минут он снова предстал перед грозным взглядом Мороза. Рядом с ним стояла Снежка.
   - Это он? - проскрипел Мороз.
   - Да, - ответила она. - Я хочу, чтобы ты его отпустил. Он еще слишком молод, чтобы работать на тебя.
   - Ничего не молод, - возразил ей отец. - Он оскорбил наш великий род и должен понести наказание.
   - Может, хватит уже с этим "оскорбил наш род"? - разозлилась на него Снежка. - Сколько людей ты загубил из-за этого дурацкого оскорбления?
   - Не сметь так говорить! - взорвался Мороз. Он даже подпрыгнул на своем троне. - Мы поставлены сюда, чтобы выполнять особую, зимнюю миссию, с самого основания Мира! И я требую, чтобы ко мне относились с почтением!!!
   Чем сильнее сердился Мороз, тем холоднее становилось вокруг. Дэнч почувствовал, что еще немного, и он совсем околеет.
   - Верните мальчишку обратно! - приказал Мороз трескунам, но только они его схватили, как из-подо льда прямо под ногами у Дэнча послышался глухой удар, и во все стороны побежали трещины.
   Дэнч едва успел отпрыгнуть в сторону, как на месте, где он стоял, лед провалился, и из черной дыры поднялся силуэт водяного, покрытого мелкими прозрачными чешуйками. Он был очень похож на Мороза, его борода была такой же седой, но волосы и в бороде, и на голове были завиты в косички, на которых образовались сосульки и которые при соприкосновении громко звенели.
   - Мороз!!! - прогремел он.
   - А-а-а, заходи, заходи, друг Коледник! - прикинулся радостным Мороз.
   Дэнч вспомнил, что где-то уже слышал это имя. Ах, да, Василий Васильевич рассказывал, что коледники - это зимние водяные.
   - Ты опять обманул меня, Мороз! - борода-сосулька Коледника издала пронзительный звон. - Ты каждый раз нарушаешь наше соглашение! О чем мы с тобой договаривались? Что твои люди будут ковать лед на всех реках и озерах Мира Русских Сказок, так? Ты обещал мне высокое качество, так? Почему же мне каждый день приходится за вами все переделывать? Если не можете справиться, уходите обратно в лес, оставьте воду мне!
   - Не кипятись, друг Коледник, - расплылся в улыбке Мороз. - Ты не хуже меня знаешь, что в лесу я не смогу так развернуться, как в твоих владениях. А мне нужно перевоспитывать невеж, оскорбляющих наш с тобой великий промысел!
   - Ты все еще веришь в идею нашем "особом" предназначении? - засмеялся Коледник.
   - Я бы на твоем месте не смеялся, - нахмурился Мороз. - Люди перестали бояться зимы, перестали бояться мороза, холода, они портят природу своими машинами, зима превращается в лето. Вот увидишь, если мы их не остановим, они вообще уничтожат зиму!
   Коледник снова рассмеялся:
   - Да ты просто не в своем уме! Но я не об этом, - он снова стал серьезен. - Твои рабы плохо выполняют свою работу, из-за плохого качества льда водяные духи все время просыпаются и пытаются выйти наружу. Водяной жалуется, что ему холодно, войной на меня собирается. Я пришел, чтобы разорвать договор!
   - Подожди! Ну зачем так торопиться, - Мороз слез со своего трона, подошел прямо к Коледнику и взял его за руку. - Любой вопрос можно решить, не стоит так переживать. Дай мне время и...
   - Время? - выдернул руку Коледник. - Десять лет ты просишь у меня время, десять лет я тебе его даю, но ничего не меняется! Довольно я натерпелся! Если раньше твои слуги хотя бы лед делали прочный, то в этом году он все время ломается, подводные духи не спят, буянят и нарушают покой моего сонного ледяного царства. А ты ведь знаешь, как я люблю покой!!!
   Коледник произнес последние слова так громко, что сосульки в его бороде, ударившись друг о друга, вызвали резонанс в тронном зале Мороза, и стены его задрожали.
   - Хорошо, хорошо, - поспешил заверить зимнего водяного Мороз. - Но я тебя прошу по старой дружбе подождать еще немного. Я обещаю тебе, что если к первому января ты все еще будешь недоволен тем, как мы выполняем свою работу, я сам разорву договор.
   Коледник ничего не ответил. Он принялся ходить взад-вперед по залу, разговаривая сам с собой. Ледышки на его бороде тихо стучали в такт его шагам и зазвенели в полную силу лишь тогда, когда он резко повернул голову в сторону Мороза и произнес:
   - Ладно, уговорил! Но если первого числа хотя бы один самый маленький хмырь или болотник не будет спать, пеняй на себя! Больше ты меня не надуешь!
   Мороз снова протянул Коледнику руку, и при их рукопожатии Дэнч почувствовал такой сильный холод, что у него даже закружилась голова.
   - Вот и славно, - снова улыбнулся Мороз. - Я очень ценю твою дружбу, Коледник! И чтобы доказать тебе это, позволь подарить тебе одну безделушку.
   Он вызвал придворного трескуна, что-то ему шепнул, и через несколько минут у Мороза в руках была обыкновенная вязаная шапочка, которую он протянул Коледнику.
   - Что это? - недоверчиво посмотрел тот.
   - Шапка-невидимка, - ответил Мороз. - Мои молодцы по случаю принесли.
   - Но зачем она мне? - рассмеялся Коледник.
   - Мало ли, - пожал плечами Мороз. - Обменяешь на что-нибудь. Это же один из предметов Наследства Кудеяра. Слышал, какие на них сегодня на черном рынке расценки?
   - Да, про это мне что-то говорили... - пробормотал Коледник, взял у Мороза шапку-невидимку, повертел в руках и убрал за пазуху. Затем повернулся на одном месте и рассыпался на тысячи крошечных кусочков, которые в одно мгновение впитались в ледяной пол тронного зала, и от присутствия Коледника не осталось и следа.
   - Фу, наконец-то он ушел, - облегченно вздохнул Мороз. - Надо признать, в этот раз он был по-настоящему сердит. Старый дурень, небось, думает, что напугал меня. Ничего, мы еще посмотрим, кто кого!
   - Что ты собираешься делать? - спросила у него Снежка.
   - Во-первых, прикажу трескунам выводить людей на работу круглые сутки. Пусть днем толстые формы делают, а ночью закрепляют.
   - А если их увидят?
   - Ничего страшного, - махнул рукой Мороз. - Кто увидит, пополнит ряды кузнецов.
   - А во-вторых?
   - Когда дело будет сделано, заморожу людишек, превращу в трескунов, создам армию и сам пойду войной на эту подводную сосульку! - злобно сощурил глаза Мороз.
   - Апчхи! - обнаружил себя Дэнч. - Ты хочешь сказать, что трескуны тоже когда-то были людьми?
   - Он все еще здесь? - удивился Мороз и легонько дунул в сторону Дэнча. Дыхание Мороза было слабым, но его хватило, чтобы заморозить Дэнча. Он стал неподвижен, и трескуны без труда отнесли его обратно в камеру.
   Увидев, что стало с мальчишкой, взрослые бросились к нему на помощь. Они принялись его растирать, напоили горячим чаем, сняли с себя все теплые вещи и закутали в них Дэнча. Под шумок и суету, которые возникли из-за него, Дэнч быстро уснул, а когда проснулся, оказалось, что он совсем один.
   "Значит, Мороз уже начал свою игру, - подумал он. - Меня оставили, потому что я слаб, а остальные уже на озере".
   Он поднялся и, к огромному облегчению, обнаружил, что может нормально ходить. Правда, ноги все еще были в колодках, но то, чего боялся Дэнч - что совсем отморозит себе пальцы, не произошло.
   Он принялся ходить туда-сюда по камере, чтобы снова не замерзнуть, а через час за ним снова явился трескун-надсмотрщик и, как всегда, не говоря ни слова, повел его за собой. Но пошли они по другой дороге - длинными коридорами, один холоднее другого. Дэнч снова почувствовал сильный озноб, когда вдруг из ледяного коридора они оказались на свежем воздухе.
   Дэнч не верил своим глазам. Вместо однообразия морозного царства он увидел живую природу во всем ее великолепии. Перед ним простиралось широкая равнина, окруженная заснеженными деревьями, глаза ослепляло зимнее солнце, а вдали виднелся дымок от печной трубы.
   Он обернулся и посмотрел на своего стражника, но перед ним уже стоял не трескун, а улыбающаяся Снежка.
   - Это ты? - удивился Дэнч. - Но почему ты здесь? Почему я здесь?
   - Наверное, уместнее спросить, почему МЫ здесь? - сказала Снежка и засмеялась.
   Дэнч поймал себя на мысли, что ему не понравилось, как смеется снегурочка. Это был неестественный смех, в нем будто совсем не было души, будто ее что-то заставляет смеяться.
   - Я же сказала, что помогу тебе, - продолжила Снежка.
   - Но как тебе это удалось? Почему ты стала трескуном?
   - Да-а-а, - протянула она. - Кое-чего у тебя явно не хватает...
   - Вместо того чтобы оскорблять... - начал было Дэнч, но Снежка не дала ему высказаться.
   - Я говорю о твоих знаниях, - сказала она. - Я не стала трескуном, а только приняла его форму. Ты ведь слышал, что трескунами обычно становятся люди, которых заморозили. Некоторые думают, что после двери справа их отпускают домой, а на самом деле они становятся верными слугами моего отца. Я же могу принимать облик любого существа в нашем царстве, даже самого Мороза. Если бы нам по пути встретились другие трескуны, они бы даже не заподозрили, что я ненастоящая.
   - Но ведь твой отец отправится за нами в погоню! - выпалил Дэнч.
   - Да, - кивнула она. - Поэтому нам нужно поспешить. У нас не так много времени, чтобы добраться до Коледника.
   - Ты хочешь отправиться к этому?.. - Дэнч повертел рукой возле бороды, пальцами изображая сосульки. - Но для чего?
   - Я должна спрятать от отца и тебя, и себя, - стала объяснять снегурочка. - Сама я могу запросто превратиться хоть в морозный туман, и меня ни один трескун не обнаружит, а вот что касается тебя, то тебе нужна невидимая защита.
   - Понял, - кивнул Дэнч. - Ты хочешь выкрасть у Коледника шапку-невидимку?
   - Почему сразу выкрасть? - скривила губы Снежка. - Я предложу ему обмен. Мы расскажем Коледнику о планах моего отца, а взамен он даст нам шапку-невидимку.
   - Хорошая мысль, - кивнул Дэнч. - А если он не согласится или обманет?
   - Сначала я попрошу у него шапку, потом мы ее используем, и когда исчезнем, расскажем Коледнику, что приготовил ему мой папаша.
   Она горделиво подняла голову и зашагала вперед.
   - Ну, ты идешь? - бросила она Дэнчу через плечо.
   - Да, - кивнул Дэнч. - Но можно задать тебе один вопрос? Почему ты так не любишь своего отца?
   - А ты своего любишь? - резко обернулась Снежка.
   - Мой отец сидит в тюрьме, - угрюмо ответил Дэнч. - Я его почти совсем не помню. Я не знаю, люблю ли я его. Но я бы хотел, чтобы он был рядом.
   - А я не хочу, - сказала, как отрезала Снежка. - Ты идешь?
   До Коледника добрались быстро, и у зимнего водяного все прошло так, как они и предполагали. Сначала Коледник сомневался в равноценности обмена, но когда, получив шапку-невидимку, Снежка и Дэнч рассказали ему о планах Мороза, он понял, что не прогадал.
   Уже на следующий день беглецы ощутили на себе последствия своего поступка. Наступила такая стужа, что порой у Дэнча зуб на зуб не попадал, но Снежка умела управлять морозами. Она просто втягивала холод в себя, и когда становилось тепло, выдыхала. Он превращался в облако, которое тут же растворялось в воздухе.
   - Они воюют каждый год, - рассказывала Снежка Дэнчу. - Напускают друг на друга армии морозцев, трескунов, ледянников и прочей нечисти. Бьются-бьются, но победить друг друга никогда не смогут. А в Мире в это время самая суровая зима наступает.
   Как они и думали, по их следу Мороз пустил трескунов. Но как только они появлялись, Дэнч надевал шапку-невидимку, брал за руку снегурочку, и они исчезали. Трескуны в растерянности бродили вокруг какое-то время, после чего отправлялись обратно во Дворец Мороза.
   Несколько дней они бродили по Миру Прави, пока не оказались в городке Пограничный, где когда-то устраивали заставы древнерусские богатыри. От него было рукой подать до Смородины, и Дэнч уже собирался отправиться на поиски своих новых друзей в Мир Нави, но Снежка наотрез отказалось пойти вместе с ним.
   - Я ведь к холоду привыкла, а там сейчас настоящее лето, - говорила она. - Да и через Калинов мост мне не перейти - вмиг растаю.
   И тогда они остались жить в Пограничном. Поселились в единственной в городе гостинице и стали помогать горожанам готовиться к Новому году. Праздник прошел весело, но после него наступили Страшные вечера и самые сильные морозы, которые когда-либо видел Дэнч. Снегурочке было хоть бы что, но он старался вовсе не выходить из дома. К тому же, узнав, в чем смысл страшных вечеров, Дэнч каждый день стал закрещивать окна и двери и бояться набегов злых духов.
   Снежка не разделяла его опасений. Она говорила, что духи из Тридесятого царства могут причинить вред только тем, кто этого заслуживает. Дэнч кивал головой в знак согласия с тем, что ему они не страшны, в душе переживая за то, что он за все свои прежние дела точно заслужил разных напастей.
   Все время они проводили вместе, и горожане думали, что это брат и сестра. Дэнч и Снежка на самом деле были просто друзьями, которых объединила одна большая беда. Иногда по ночам она, не объясняя, куда идет, исчезала из гостиницы, и только первого числа рассказала Дэнчу о том, что тайно посещает его товарищей по камере. Из ее рассказов Дэнч узнал, что Мороз обратил несколько человек в трескунов, попался ему и Владимир, что сейчас война в самом разгаре, и что ее отец, по выражению самой Снежки, вконец обезумел и объявил награду за поимку своей внучки Снегурочки, ну и Дэнча тоже.
   А седьмого января, когда Дэнч и Снежка завтракали в полупустом кафе гостиницы, в двери постучали, и на пороге появились Василий Васильевич, Дядя Миша и Василиса, у которой из-за пазухи выглядывал Ниткин. К огромному разочарованию Дэнча, Артема с ними не было.
  

Глава 19

обман

  
   Артем провел в постели почти неделю. Все это время от него не отходили Дядя Миша и Дэнч. Один врачевал, другой рассказывал. Артем был очень слаб, и знахарь настаивал на том, чтобы Дэнч подождал со своими рассказами, но Артем упросил Дядю Мишу оставить его. У него с души упал огромный камень - Дэнч был жив, и не просто жив, а еще и спас ему жизнь. И теперь он хотел слушать, слушать и слушать. Дэнч в эти дни неожиданно стал для Артема самым близким человеком.
   Лечение уже подходило к концу, Артем уже мог вставать и ходить, и Дэнч вызвался сопровождать его на ежедневных прогулках. Снежка явно была явно недовольна, что Дэнч уделяет больше внимания не ей, а незнакомому пацану, поэтому демонстративно отказалась составить им компанию.
   А вот Дядя Миша принимал участие в каждой прогулке и тоже рассказывал Артему немало интересного. Он наконец-то узнал, что произошло с его друзьями после того, как на них напали половайники. При помощи волшебного действия камней им удалось отбиться от противника, и возле Калинова моста они снова встретились. Там им пришлось наблюдать героическую гибель белого коня и снова повстречаться с псиглавцами, которые сперва тоже хотели броситься на них, но увидев, что половайники повержены, не рискнули вступить в бой. Они только оттеснили Василия Васильевича, Василису и Дядю Мишу подальше от моста, а сами поскакали за Артемом и Девой-Ягой.
   Когда половайники поняли, что проиграли, то дружными рядами отправились домой. Псиглавцы почему-то не тронули Деву-Ягу, но поскакали за Артемом, да так быстро, что сразу стало ясно - они его схватят.
   Дядя Миша предлагал сразу же отправиться на помощь Артему, но ни Василий Васильевич, ни Василиса его не поддержали. Они помогли Деве-Яге, все вместе добрались до избушки на курьих ножках, и остались там на несколько дней. Василий Васильевич убедили их не спешить спасать Артема, пока длятся страшные вечера. Дева-Яга стала видеть только наполовину. После случившегося она замкнулась и практически перестала разоваривать. Как Василиса не старалась при помощи разных заумных форм вернуть ей зрение, магия огня была сильнее ее.
   До самого Рождества поместье Яги было закрыто, и его обитатели могли только слышать, как мимо пробегали или пролетали темные духи. Снаружи было явно нечего делать, и гости избушки на курьих ножках были готовы выйти из нее только восьмого числа. Но в воскресенье рано утром Василий Васильевич разбудил всех диким воплем и сказал, что нужно немедленно спасать Артема.
   - Ему вроде бы как приснился страшный сон, будто тебе осталось жить всего сутки, - рассказывал Артему Дядя Миша. - Говорил, что нужно срочно отправляться в Мир Прави, найти городок Пограничный, и что в гостинице живет снегурочка, которая поможет нам тебя найти.
   - Удивительно, - произнес сам Артем, услышав про сон Василия Васильевича. - В который раз мы уже видим вещие сны...
   - Да, это был самый настоящий вещий сон, - подтвердил Дэнч. - Когда мы завтракали, Снежка мне рассказала, что видела во сне, как к ней придут за помощью, и что она должна вместе со мной спрятаться под шапку-невидимку и выйти на большую дорогу, которая ведет к Пограничному.
   - Утром мы все встретились за завтраком в гостинице, - продолжил Дядя Миша. - А уже вечером все произошло так, как было в вещих снах Василия Васильевича и снегурочки.
   - Вы хотите сказать, что им приснился один и тот же сон? - удивился Артем. - Но как такое может быть?
   - Это тебе лучше всего сможет Василий Васильевич рассказать, - усмехнулся Дядя Миша, заметив, как к ним медленной походкой приближается кот.
   Когда Василий Васильевич присоединился к прогулке, Артем повторил свой вопрос.
   - Вещие сны - явление необыкновенное даже для Мира Русских Сказок, - принялся объяснять Василий Васильевич. - Чаще всего они бывают иносказательными, приходится обращаться к толкователям, чтобы понять, что к чему. Но мы имеем дело с самым настоящим чудом даже в нашем Мире. Раньше я никогда не слышал о том, чтобы сны открыто говорили человеку о том, что он должен сделать. На такое только вещуны способны, но они обычно действуют не сами, а по приказу. И я теряюсь в догадках, кто бы это мог им приказать...
   - А почему именно Снежка увидела этот сон? Почему не Дэнч? - спросил у кота Артем.
   - Вот на этот счет у меня есть кое-какие соображения, - радостно потирая лапы, ответил Василий Васильевич. - Представь, если бы во сне я узнал, что мне нужно найти в гостинице не снегурочку, а Дэнча. Поверил бы я этому, когда собственными глазами видел, как трескуны заморозили его?
   - Конечно, нет, - согласился с Василием Васильевичем Артем.
   - Вот поэтому сон приснился мне и снегурочке. Тот, кто его нам показал, отлично знал, что делает.
   - Но кто этот "он"? - спросили в один голос Артем, Дэнч и Дядя Миша.
   - На этот вопрос я пока не смогу вам ответить, - развел лапами Василий Васильевич. - Но не сомневайтесь, придет день, и в конце нашего маленького приключения мы узнаем ответы на все наши вопросы.
   - Между прочим, по поводу нашего "приключения", - съязвил Артем. - Вы уже думали о том, что будете делать дальше?
   - Мы? - удивились Дядя Миша и Василий Васильевич.
   - Вы, - резко ответил Артем. - Я больше во всем этом участия не принимаю!
   Дядя Миша хотел что-то возразить, но его опередил Василий Васильевич.
   - Ничего у тебя не выйдет, - пропел он под ухом Артема.
   - Почему это? - рассердился Артем. - Хочешь сказать, Василиса меня остановит? Так я тебе скажу, что мне плевать и на ее, и на ее угрозы! Мне никакого дела нет до вашего мира, верните меня обратно в приют!!!
   Они остановились, и Артем поймал на себе недоуменные взгляды Дяди Миши и Дэнча. Лишь Василий Васильевич оставался спокойным.
   - Артем, ты не выйдешь из нашего мира, пока не закончишь начатое тобой дело, - просто и тихо промолвил он.
   - Теперь и ты мне угрожаешь? - взвился Артем.
   - Не угрожаю, а просто предупреждаю, - спокойно продолжил кот. - Ты в сказке, у которой есть начало и есть конец.
   - Так я сам поставлю точку в этой сказке! - горячился Артем.
   - Не ты ее начинал, не тебе и заканчивать, - в этот раз Василий Васильевич слегка нахмурился. - У тебя был шанс отказаться на этот раз от главной роли, но ты согласился сотрудничать с Василисой, и сказка началась.
   - Так я же не по своей воле! - возмутился Артем. - У нее же в плену Дядя Миша!
   - А это в нашем Мире никого не волнует. Если у тебя есть претензии, ты можешь высказать их Высшему Суду Мира Русских Сказок, но я бы на твоем месте не стал бы обращаться туда со своими претензиями. Тебя и так уже полицейские разыскивают.
   - Меня? - изумился Артем.
   - Ну, не тебя, а всех нас, - поправился Василий Васильевич. - Ну, не нас, а нелегальных охотников за артефактами.
   - О чем ты говоришь? - все еще не понимал Артем.
   - Вот, - произнес кот и достал откуда-то газету под названием "Вестник Нови". - Сегодня утром в кафе взял.
   - Здесь что, еще и газеты есть? - удивились все.
   - До каких пор вы еще будете думать, что наш Мир древний и отсталый? - обиделся за свою родину Василий Васильевич и протянул номер "Вестника". - Читайте, свежий выпуск.
   - "По-прежнему ничего не известно о банде "черных охотников за артефактами", - стал читать Дядя Миша. - Последнее дерзкое преступление было совершено ими в Железной Станице. По сведениям наших тайных корреспондентов, у псиглавцев была украдена шкатулка с драгоценными камнями. Попытки догнать "черных охотников" успеха не принесли. В связи с наступлением Страшных вечеров погоня была прекращена. Ходят слухи, что мошенники спрятались в Тридевято царстве. Будьте бдительны!"
   - Ну, как? - посмеивался Василий Васильевич.
   - Тут нет наших имен, - сказал Дэнч.
   - Кончено, - кивнул кот. - По правилам нашего Мира журналисты не имеют права никого называть по имени, даже если знают, кого как зовут.
   - А почему эти корреспонденты - тайные? - удивился Артем.
   - А что, разве бывают другие? - в свою очередь удивился кот.
   - Ну, есть там специальные, штатные... - вспомнил Артем занятия по русскому языку. Нин-Петровна что-то такое рассказывала.
   - У нас все корреспонденты тайные, - заверил его Василий Васильевич. - А все потому, что занятие журналистикой в нашем Мире не в чести.
   - А почему здесь говорится про шкатулку и драгоценные камни, а не про ларец с волшебными камнями? - поинтересовался Дядя Миша.
   - А что, по-твоему, они должны были написать? Правду, чтобы простые обыватели ринулись искать сокровища?
   - Но они ведь пишут про то, что мы ищем артефакты?
   - Да, и нигде ни слова, что мы именно артефакты украли. Жителей Мира Русских Сказок предостерегают от обыкновенных воров! - засмеялся Василий Васильевич.
   - Но это может сыграть нам на руку, - раздался за их спиной голос Василисы.
   - И ты здесь, - сквозь зубы процедил Артем. - Пришла, чтобы вовлечь нас в очередную авантюру?
   - Совсем наоборот, - сказала Василиса.
   На нее уставилось несколько пар удивленных глаз.
   - Думаю, пора прекратить наши поиски, - тихо произнесла Василиса. - Мы только теряем. Даже то, что нам удается найти, мы приносим в жертву. Я освобождаю всех вас от обязанности идти со мной дальше. Это мой крест, и я понесу его одна.
   Она еще помолчала и добавила:
   - Артем и Дэнч! Если хотите, мы сейчас же отправимся на Смородину, и я отпущу вас в ваш Мир. Василий Васильевич может возвращаться к себе на Вещую гору, а Дядя Миша и так недалеко от нужного ему места.
   Друзья переглянулись. Если бы они не увидели этого собственными глазами, то никогда бы не поверили, что это произнесла Василиса. Но никто не спешил с ответом.
   - Мы... можем подумать? - сказал не своим голосом Артем.
   - Конечно, - ответила Василиса и отошла в сторону.
   - Ну, что скажете? - спросил Артем, обращаясь, в первую очередь, к Василию Васильевичу.
   - Не ожидал от нее, - качая головой, ответил кот.
   - Я не вернусь, - вдруг резко ответил Дэнч. - Даже когда все это кончится, я не вернусь! Никогда!
   Артем его понимал. Ему тоже было лучше здесь, чем в городе без родителей. И он сказал:
   - Я тоже не вернусь. Я пойду до конца.
   - Куда - до конца, Артем? Ты ведь сам только что говорил, что хочешь поставить точку! Вам с Дэнчем бежать отсюда нужно, иначе она вас в такие истории впутает - век не распутаетесь. Дядя Миша, ну хоть ты им скажи! - закипел Василий Васильевич и вдруг поменял тему. - Кстати, а про какое это она место говорила?
   Дядя Миша ответил не сразу. Он стоял, опустив глаза, мял в руках какую-то травку из своего мешочка и никак не решался заговорить. Наконец, собравшись с духом, он сказал:
   - Мне очень неприятно, что я вас обманул, - Дядя Миша по-прежнему смотрел в землю. - Что тебя обманули с моей помощью, Артем!
   - Что значит - обманули? - не понял Артем.
   - На самом деле я никогда не был в плену у Василисы, - сказал Дядя Миша и закашлялся.
   - Что???
   Артем, Дэнч и Василий Васильевич переглянулись.
   - Перед тем, как отправиться за вами, Василиса нашла меня и пригласила в гости. Я сначала отказался, но она убеждала меня, что хочет тебе помочь. Говорила, что у тебя есть заветное желание, и она готова выполнить его, если ты поможешь ей получить власть.
   - Да, она обещала, что поможет осуществить одно мое желание... - вздрогнул Артем, вспомнив о своем желании.
   - Она говорила, что ты согласишься только в том случае, если тебе придется кого-то спасать, такая уж у тебя натура, - иронично улыбнулся Дядя Миша. - Я согласился сыграть роль пленника. Взамен Василиса сказала, что укажет мне место, где я смогу пройти обряд посвящения.
   - Ну и ну... - протянул Василий Васильевич. - Я был о тебе лучшего мнения, знахарь.
   - Значит, это место где-то здесь? - спросил Дэнч.
   - Так говорит Василиса, - замялся Дядя Миша.
   Артем не произнес ни слова, хотя и был вне себя. Оказывается, все это время его водили, как козла на поводке! Его предали, и - кто бы мог подумать - предателем оказался Дядя Миша. Человек, ради которого он пошел в огонь и в воду, из-за которого погиб белый конь, за которого он сам был готов отдать свою жизнь псиглавцам.
   Артем посмотрел на Дядю Мишу глазами, полными ненависти и отвращения и позвал:
   - Василиса! Я иду с тобой. А он пусть остается.
   Василиса подошла ближе.
   - Но я не хочу... - начала она.
   - Я хочу!!! Начала дело, так доведи его до конца!- прокричал Артем и пошел обратно в гостиницу. Василий Васильевич поспешил за ним.
   - Но зачем, Артем? - в отчаянии голосил он. - Что кому ты хочешь доказать? Это все из-за Дяди Миши? Да ладно, нашел из-за чего расстраиваться.
   Артем вдруг резко остановился, повернул голову к Василию Васильевичу, и кот увидел, как у его хозяина заблестели глаза.
   - Он был мне как отец, - смахнув набежавшие слезы, сказал Артем. - Я же думал, он мне моего отца заменит. А он как был эгоистом, так им и остался. Правильно ты ему тогда в подвале говорил, он и тех детей из детского дома также бросил. Предал, как и меня!
   Он еще раз оглянулся туда, где остались стоять Дэнч, Василиса и Дядя Миша.
   - Никогда ему не прощу, - стиснул зубы Артем и зашагал дальше.
   Василий Васильевич ничего сказал и молча поплелся за Артемом. Он хотел остаться с ним в комнате, но Артем выставил его за дверь.
   - Ты с нами? - спросил он напоследок.
   - Ты мой хозяин, я не могу действовать по своей воле, - почтительно склонил голову Василий Васильевич и ушел к себе в номер.
   Поздно вечером к нему постучали. На пороге стоял Дядя Миша, всего за несколько часов опустошенный, выцветший и постаревший.
   - Пустишь? - спросил Дядя Миша у кота.
   - Заходи, - впустил он знахаря.
   Они прошли в комнату, Василий Васильевич расположился в корзине для белья возле камина и предложил Дяде Мише занять место в кресле.
   - Не могу привыкнуть спать на перине, - пожаловался, улыбаясь, кот. - Вот и перебрался в корзинку.
   - Он сердится на меня? - спросил Дядя Миша.
   - Не только на тебя, на всех, - ответил Василий Васильевич. - Ты тоже хорош, не мог ему правду потом открыть.
   - Не мог, - закрыл глаза Дядя Миша и продолжил говорить с закрытыми глазами. - Я почувствовал, что наступил тот самый момент, когда нужно выбирать, на какой я стороне.
   - Да? - оживился кот. - И ты выбрал сторону...
   - Я остаюсь в Мире Прави, - ответил Дядя Миша. - А он должен идти дальше.
   - Давно ты это понял?
   - С самого начала. В этот раз он идет не по тому пути. И он должен пройти по нему до конца, чтобы понять, что этот путь - не его.
   Дядя Миша открыл глаза. На него внимательно смотрел Василий Васильевич.
   - А ты, оказывается, не так прост, каким кажешься на первый взгляд, знахарь Михаил, - подмигнул кот.
   - Лекарь, - поправил его Дядя Миша. - Пришло время вылечить душу Артема, а то он со своим "желанием" добром не кончит.
   - А что это за желание, ты знаешь? - спросил кот. Он на самом деле не знал, чего хочет Артем.
   - Да, Василиса мне сразу сказала, - кивнул Дядя Миша. - Он хочет убить своих родителей.
   - Он? Убить? - подпрыгнул в своей корзинке кот.
   - А почему тебя это удивляет? Он ведь всего лишь подросток, у него трудный период в жизни. В этом возрасте все дети этого хотят...
   - Да, но если он связался с Василисой... - впал в раздумье Василий Васильевич. - Наверное, у него серьезные намерения... Я видел его родителей. Конечно, не ангелы, но убивать...
   - Я думаю, я перегнул палку, когда сказал слово "убить", - поспешил успокоить кота Дядя Миша. - Мне кажется, Артем просто пожелает, чтобы он ничего не знал о своих родителях или вообще не знал, что они есть.
   - Ты думаешь, он на это способен? - испугался Василий Васильевич.
   - Василиса подскажет, - горько усмехнулся Дядя Миша.
   - И в такой момент ты хочешь остаться здесь! - застонал кот. - Ведь Артему будет нужна наша помощь...
   - У него есть ты, - перебил его Дядя Миша.
   Василий Васильевич ничего не ответил. Раньше бы ему польстило подобное отношение к его персоне, но сейчас он только сидел на краю бельевой корзины и, покачиваясь, размышлял вслух.
   - И не только ему будет нужна помощь, - пробормотал он.
   - Что ты хочешь сказать? - нахмурил брови Дядя Миша.
   - Эта парочка... - заволновался Василий Васильевич. - Дэнч и снегурочка... Это тоже будет испытанием для Артема.
   - Почему для Артема? - удивился Дядя Миша. - Думаешь, "третий лишний"?
   - Не в этом дело, - возразил ему Василий Васильевич. - Ты видел, как она на Дэнча смотрит? Она влюбилась!
   - И что, это так страшно?
   - У снегурочки холодное сердце, - покачал головой Василий Васильевич. - Когда кому-то удается разжечь в нем любовь, оно начинает таять, и снегурочка растает вместе с ним. Придет весна, и однажды Снежка растает, а Дэнч во всем обвинит Артема.
   - Но почему Артема?
   - А кого? Мы же всегда обвиняем невиновных...
   - Когда это ты стал таким специалистом в любовных отношениях? - съехидничал Дядя Миша, но Василий Васильевич в ответ только загадочно улыбнулся.
   - А твое посвящение? - спросил спустя некоторое время кот. - Когда уже ты станешь знахарем?
   - Я не стану посвящаться, пока Артем не вернется, - ответил Дядя Миша тоном, не требующим возражений. Но Василий Васильевич и не собирался возражать.
   - Ты смелый человек, Дядя Миша, - сказал он. - Знал, что тебя ожидает, и все равно признался.
   Дядя Миша только махнул ладонью.
   - Или не знал? - заинтересовался кот. - Мы ведь как-то с тобой говорили, я тебя предупреждал...
   - Да, ты еще тогда не захотел со мной про третий путь говорить, - кивнул Дядя Миша. - Это он и есть?
   - Ты же сам знаешь, - только и сказал Василий Васильевич.

Глава 20

черный рынок

  
   Наутро вся компания собралась у Василисы. Не было только Дяди Миши. Он исчез из номера Василия Васильевича еще ночью, и больше его никто не видел.
   - Итак, вы все решили идти со мной дальше, - заговорила Василиса. - Про Артема я знаю, Василий Васильевич служит ему, с ним все понятно, Дядя Миша сбежал, но почему идете вы?
   Вопрос был адресован Дэнчу и Снежке.
   - Мне это интересно, - ответил Дэнч.
   - А я просто иду вместе с ним, - добавила Снежка.
   - Но наш пусть опасен, - предупредила Василиса. - Мы уже столько раз рисковали своими жизнями...
   - Могла бы не напоминать, - хмуро произнес Артем.
   - Прости, - извинилась Василиса. - Просто я не знаю, сколько еще нам придется искать корону моего отца. Есть какие-нибудь мысли по этому поводу?
   - Я думал, мысли есть у тебя, - снова сказал Артем. - Ты же сама что-то говорила про то, что наша дурная слава нам поможет...
   - Да, - кивнула Василиса. - Я тогда сказала, что нам может помочь то, что нас считают черными охотниками за артефактами. Что, если мы отправимся на черный рынок?
   Ее слова не произвели никакого впечатления. Только Василий Васильевич вздрогнул.
   - Ты предлагаешь нам на самом деле превратиться в разбойников?
   - Нет, конечно, - возразила ему Василиса. - Но ты ведь знаешь, что на черном рынке можно получить любую информацию! Мы можем обменять один артефакт на другой. Вдруг Корона будет там?
   - Ха, - усмехнулся Артем. - И что из артефактов у нас еще осталось? Седло сгорело, камни...
   - Камни больше не действуют, мы же их использовали, - подхватил Василий Васильевич.
   - Даже скатерть-самобранку мы отдали Амиру, - закончил Артем. - Остается только Ниткин...
   Клубок недовольно заворчал в кармане плаща Василисы.
   - Что у нас еще есть? - спросил Артем.
   - Шапка-невидимка, конечно, - не моргнув глазом, ответила Василиса.
   Дэнч и Снежка переглянулись.
   - Может, ты сначала спросишь наше мнение? - недовольным тоном спросила снегурочка.
   - Но ведь мы же договорились идти все вместе, - посмотрела на нее невинными глазами Василиса. - И потом, ведь шапка-невидимка изначально принадлежала Василию Васильевичу!
   - Тут ты не права, Василиса, - вмешался кот, не дав ответить Снежке. - Шапка-невидимка всегда принадлежит своему последнему владельцу, то есть тому, кто ей пользуется сейчас, то есть...
   - Мне! - опередил его Дэнч.
   - Не совсем, - покачал головой кот. - Да, она была на тебе, но тебя держали за руки Снежка и Артем. А это означает, что услугами шапки воспользовались трое человек. Без согласия хотя бы одного шапка перейти новому владельцу не сможет.
   - Я отдаю свое право Дэнчу, - сказала Снежка.
   - И я, - кивнул Артем.
   - Тогда Дэнч должен немедленно использовать ее, - сказал Василий Васильевич.
   Дэнч повернул шапку-невидимку швом вперед и исчез. Через мгновение он появился снова.
   - Отлично, - одобрил кот. - Теперь Дэнч имеет полное, единственное право распоряжаться шапкой-невидимкой.
   - Но я не хочу ее отдавать, - замотал головой Дэнч и спрятал шапку в рукав.
   - Но только шапка-невидимка может привести нас на черный рынок! - воскликнула Василиса.
   - Почему это? - удивились все.
   - После того, как вы использовали ее против псиглавцев, ее название проступило у меня на пергаменте, - Василиса достала список, на котором были едва видны буквы: "Акшкпианавд-меи". - Разве это не она? Разве дефис в слове не указывает на то, что у нас в руках еще один артефакт из сокровищницы Кудеяра?
   - Да-а-а... - задумчиво протянул Василий Васильевич. - Но если артефакт был использован, то почему буквы не поменялись местами?
   - Разве не понятно? - немного нервозно ответила Василиса. - Мы должны обменять ее на другой артефакт. Может, это и будет Корона Кощея?
   Артем, Дэнч и Снежка внимательно наблюдали за их спором.
   - Простой обмен не является основанием для использования. Видимо, мы должны еще раз использовать шапку-невидимку, - Василий Васильевич снова задумался. - И, может быть, как раз для того, чтобы попасть на черный рынок.
   - В смысле? - удивилась сама Василиса.
   - Как ты думаешь, Василиса, почему этот рынок называют "черным"? - язвительно спросил кот.
   - Ну, потому что... - задумчиво начала Василиса, но Василий Васильевич не стал ее слушать, а ответил сам.
   - Потому что попасть на него не так-то просто, туда нужно знать особый путь.
   - У нас есть Ниткин, - предположила Василиса.
   - Ага, - послышался смешок из ее кармана.
   - Ниткина туда не пустят, - покачал головой Василий Васильевич.
   - Тогда что... - Василиса от непонимания начинала злиться.
   - Мы можем пройти на рынок незаметно, используя шапку-невидимку. Тогда нам не придется ничего менять, мы просто сделаем нужный нам артефакт невидимым и заберем его с собой.
   - Неплохо придумано, - согласился с Василием Васильевичем Дэнч.
   - Опасно, - засомневалась Снежка.
   - А ты, Василий Васильевич, оказывается, еще и вор, - равнодушно ко всему происходящему произнес Артем.
   - С вами станешь, - парировал кот.
   - Идея неплохая, но получится ли у нас? И как мы узнаем, что нам нужно? - спросила Василиса.
   - Это уж ты сама смотри, - удивился Василий Васильевич. - Для кого мы все это делаем?
   Наконец, после недолгого обсуждения искатели сокровищ двинулись в путь. Ниткин согласился довести их до границы, за которую ему нельзя идти, и всего через сутки они были на месте. Как объяснил клубок, вход на черный рынок может появиться в любом месте, и им просто повезло, что он вовремя наткнулся на него, потому что чаще всего на поиски входа уходит не один день.
   - Дальше нужно выходить на второй ярус, - сообщил он.
   - Как? Опять? - удивились Артем и Василиса.
   - Что за второй ярус? - спросил Дэнч. Снежка ему растолковала, но по ее виду было заметно, что сама она тоже не любит переходы между ярусами.
   - Но как мы на этот раз войдем? - спросил Артем.
   - А шапка-невидимка нам на что? - парировал Василий Васильевич. - Возьмите друг друга за руки, сейчас будем совершать переход.
   Люди послушно исполнили приказание кота, но прежде, чем Дэнч повернул шапку швом вперед, Василиса спросила:
   - А что будет, если нас заметят?
   - Ничего не будет, - успокоил ее Василий Васильевич. - Скажем, что мы черные охотники, покажем газетную вырезку (я захватил ее с собой), и нас примут с распростертыми объятиями. Правда, вести себя придется уже по-другому.
   Как именно, Василий Васильевич не стал распространяться. Тогда Дэнч перевернул шапку, и все пятеро оказались на втором ярусе.
   Переход получился неудачным. Когда вокруг них стали проявляться торговцы с черного рынка, один из них наткнулся на Артема. От удара он разжал все еще слабевшую руку, а Василиса не смогла удержать его ладонь своими пальцами.
   Как только это произошло, все, кроме Дэнча, на котором была шапка, стали видимыми и тут же собрали вокруг себя толпу любопытных.
   - Э-э-э, да у нас тут невидимки! - гаркнул один из торговцев.
   - Как вы здесь оказались? - их со всех сторон стали обступать грозные охранники рынка.
   - Мы черные охотники, про нас писали, - тут же выскочил вперед Василий Васильевич и стал размахивать перед лицами зевак газетную заметку. Он что-то кричал про то, что они скрываются от закона, и что полицейские дружины Высшего Суда загнали их в тупик, но ему все равно никто не верил.
   - Их нужно казнить, это шпионы, - неслось со всех сторон.
   Но вдруг из толпы послышался еще один голос:
   - Подождите, братья! Я их знаю! Они говорят правду!
   - Кто это там? - неодобрительно заворчали торговцы.
   - А-а-а, это ты, Амир, - успокаивались другие.
   Друзья вздохнули с облегчением. На поляну и в самом деле вышел их знакомый торговец Амир. С момента их последней встречи он ни капли не изменился, и сейчас улыбался им своей белоснежной улыбкой.
   После того, как Амир поздоровался с незнакомцами, сомнений в "честности" гостей у черных торговцев не осталось, и они разошлись по своим делам.
   Амир позвал Артема и всех остальных к себе в гости. У него на черном рынке был свой собственный дом, в котором, как рассказал Амир по дороге, он и живет, и торгует.
   - Скатерку вашу я у себя пока сохранил, - смеялся Амир, угощая гостей отменными кушаньями.
   За обедом Артем познакомил торговца с Дэнчем и Снежкой и, к ужасу Василисы, напрямик рассказал, что их привело на черный рынок. Внимательно выслушав Артема, Амир покачал головой.
   - Вай-вай, вы и сами не знаете, что вам нужно, - проговорил он. - Вы только знаете, что вам нужен еще один артефакт, который откроет вам дорогу к следующему. Но у нас в братстве никто не пойдет с вами на такую сделку.
   Василиса в гневе из-за услышанного, а особенно из-за того, что Артем сдал их, сильно стукнула ложкой по столу. В ответ скатерть-самобранка облила ее с ног до головы из сифона.
   Под дружный хохот она выскочила из дома Амира, а когда вернулась, хозяин уже заканчивал свой рассказ.
   - ... Так что единственное, что я могу для вас сделать, это предложить купить у Шибарши Шибаршевича карту возможного расположения артефактов.
   - Возможного расположения? - удивился Василий Васильевич. - Откуда у вас такие сведения? И если вы все знаете об артефактах, то почему до сих пор их не забрали?
   - У нас есть свои люди, они поставляют нам информацию, - уклончиво ответил Амир. - Что же касается самих артефактов, то, во-первых, это их возможное расположение, может, это и не артефакты вовсе. А во-вторых, думаю, вам не хуже меня известно, что для многих народов артефакты священны, и покушение на них карается смертью. Немногие отважатся рисковать своей жизнью ради волшебных безделушек.
   - Безделушек? - подал голос Дэнч. - Вы хотите сказать, что Сокровища Кудеяра - это безделушки?
   - Слушай, простому человеку они не нужны, - снова заулыбался Амир. - Только настоящие искатели приключений, которые не боятся ни мести племен, ни Высшего Суда, охотятся за артефактами. А то, что у Кудеяра якобы были какие-то волшебные вещи - это вообще выдумка. Волшебные артефакты потому и называются артефактами, что они были искусственно созданы великими чародеями, кудесниками и знахарями своих племен. Кому они нужны без старинного знания этих племен...
   Гости все еще не понимали, к чему клонит Амир. Видя это, хозяин дома на несколько минут вышел во двор и вернулся с булкой хлеба в руках.
   - Вот, смотрите, это типичный артефакт, - сказал он. - "Каравай" по-русски называется.
   - И он - волшебный? - недоверчиво посмотрели на него гости.
   - Да, он тоже якобы из Сокровищницы Кудеяра, - съязвил Амир. - Ну, и какая от него польза? Только и годится, чтобы съесть.
   Он положил каравай на стол и принялся резать его ножом.
   - А вот если бы здесь был тот, кто придал этому обыкновенному калачу волшебную силу, он бы объяснил нам, как правильно пользоваться караваем.
   Поступок Амира подействовал на друзей удручающе. Тогда торговец, чтобы поднять им настроение, предложил прогуляться по рынку.
   - Заодно и к Шибарше зайдем. Раз уж вы решили стать настоящими охотниками за артефактами, я помогу вам.
   Черный рынок показался неискушенным гостям самым интересным из того, что они видели в Мире Русских Сказок. Повсюду торговцы рекламировали разные чудесные вещи. Здесь были туфли-самоходы, волшебная кисточка, которая всего в несколько мазков могла нарисовать портрет любого человека, говорящие часы, зеркало, которое показывало прошлое, настоящее и будущее человека и множество других предметов, особенно поражавших воображение Артема и Дэнча. Они шли мимо торговых рядов, заваленных книгами с загадочными и непонятными вензелями, подносами, на которых разговаривали друг с другом дождевые черви, аптекарских весов, за которыми стоял внушительных размеров старец и отвешивал покупателю какие-то травы, и внимательно слушали Амира.
   - Большинство этих артефактов не имеют исторической ценности, - говорил он. - Настоящие артефакты, якобы кудеяровские, тут почти не встретишь, зато барахла всякого...
   Путешественники подошли к палатке, увешанной рубахами разного размера. Если бы они не были в Мире Русских Сказок, Артем подумал бы, что он оказался на своем родном рынке, где он столько раз надувал Петровича.
   - Вот, например, эти рубашки, - с презрением произнес Амир. - В них нет ничего особенного, но продавец утверждает, что все они заговоренные. Эй, дорогой, почему твои рубашки никто не берет? Может, они никому не помогают?
   - Ничего я не утверждаю, это чистая правда, - злобно посмотрел на Амира торговец рубашками. - Просто одной рубашки мало, тут еще нужен сам заговор.
   И он принялся расхваливать свой товар, показывая одну рубаху за другой.
   - Вот оборотническая, но она вам ни к чему, если вы не колдун и не знаете заклятья, чтобы превратиться в зверя. А вот летная рубашка, из тополиного пуха. В ней можно безнаказанно красть невест, но только если ты знаешь секрет, как ей пользоваться и сумеешь заговорить ее. А рядом с ней рубашка с заговором от ножа или меча. Такую даже жена или сестра заговорить сможет, но только если она тебя по-настоящему любит.
   Друзья с интересом слушали продавца, и он показал им еще несколько образцов.
   - А вот это вообще редкостная рубашка, - зашептал он. - От пьянства заговаривает, чтобы муж в пивнушку не ходил. Наденет такую рубашку, только захочет выпить, а рубашка мала станет - грудную клетку сдавит и человеку сразу домой захочется, скорее раздеться и спать.
   Услышав про рубашку от пьянства, Артем по-настоящему ожил, впервые после плена псиглавцев. Он принялся расспрашивать продавца, как она действует, но тот в ответ покачал головой.
   - Нет, юноша, как работает эта рубашка, я не знаю, и никто тебе этого не скажет. Тут сила большая нужна, чтобы заговор работал. Конечно, ее тоже могут и мать, и любимая жена заговорить, но действие такого заговора будет кратковременным, и отучить выпивоху от пьянства рубашка все равно не сможет.
   - Да чего вы его слушаете! - снова вмешался Амир. - Не верь ему, Артем, друг! Еще никому его рубашки не помогли!
   - А ты не знаешь, так и не говори! - набросился на Амира с кулаками продавец рубашек.
   Дэнч Василий Васильевич и Снежка бросились их разнимать. В это время Артем подошел к Василисе так близко, чтобы только она могла его услышать.
   - Василиса! - заговорил он. - Мне нужна эта рубашка, и мне нужен настоящий заговор. Если я помогу тебе добыть корону твоего отца, ты поможешь мне?
   - Вот ты как заговорил, Артем? Старое желание по боку, да? - удивилась Василиса и после некоторого раздумья кивнула. - Хорошо, я согласна. Я даже куплю ее для тебя. Когда все закончится, ты получишь от меня эту рубашку.
   Она протянула Артему руку, и он быстро пожал ее.
   - Успокойтесь, вы оба! - прикрикнула Василиса на торговцев таким тоном, что драка тут же прекратилась.
   Василиса обратилась к продавцу:
   - Я покупаю у тебя рубашку от пьянства. Что ты хочешь?
   - На черном рынке ничего не продается, - ответил тот. - Только обмен.
   - Приворотное зелье пойдет? - спросила она и достала из внутреннего кармана плаща небольшую склянку с прозрачной жидкостью
   Спутники Василисы с удивлением посмотрели на нее.
   - А оно действует? - с сомнением посмотрел на Василису продавец.
   - Хочешь попробовать? - засмеялась она. - Давай, рискни. Вдруг в кого из нас влюбишься. Например, в Амира?
   Оба торговца бросили друг на друга ненавистные взгляды.
   - Ладно, верю, - согласился продавец рубашек. - Забирай рубашку, отдавай зелье.
   Получив рубаху, Василиса надела ее на себя и снова запахнулась в свой плащ. Для чего Василисе понадобилась эта сделка, никто спрашивать не стал, но в следующие несколько секунд Артем поймал на себе взгляд каждого из тех, кто шел с ним рядом. Он сделал вид, будто ему все равно.
   Наконец, на самой окраине черного рынка показался одинокий шалаш, возле которого сидел молодой парень и играл сам с собой в карты.
   - Это Шибарша Шибаршевич, - шепотом произнес над самым ухом у Артема Амир.
   - А почему вы называете его по отечеству? - удивился Артем. - Он ведь не старый?
   - Ты что, - прошипел Амир, - ему знаешь, сколько лет... Говорят, он знает секрет молодости, как был пацаном триста лет назад, так им и остался.
   - А кто он вообще такой?
   - Самый известный обманщик Мира Русских Сказок, - ответил за Амира Василий Васильевич.
   - Еще в прошлом веке его назначили хранителем карты возможного расположения артефактов, - продолжал рассказывать Амир, пока они подходили к шалашу. - Но доступна она будет только тому, кто нашел хотя бы один артефакт и присвоил его себе.
   Артем и Василий Васильевич недовольно переглянулись: артефакты были у них в руках, но они сполна ими воспользовались, и теперь им нечего было предъявить.
   - Что, за картой? - завидел их Шибарша. - Ну-ну, идите...
   Когда друзья подошли к шалашу, Шибарша поднялся, осмотрел каждого с ног до головы, цокнул языком и весело спросил:
   - Черные охотники, я полагаю? Сколько артефактов нашли?
   - Много, - ответила Василиса.
   - Но ни одного не сохранили, - добавил Василий Васильевич.
   Василиса шикнула на кота, но он знал, что все делает правильно.
   - Это плохо, - покачал головой Шибарша. - Ну, а кто-нибудь из вас воровством промышлял?
   Путники замотали головой. Все, кроме Артема.
   - Да, я, - вышел он вперед.
   - Был пойман? - заинтересовался Шибарша.
   - Нет. Хотя один раз чуть не попался, но сбежал, - честно ответил Артем. - Но это было в Мире Яви.
   Услышав про Мир Яви, Шибарша вздрогнул, а Амир за спиной Артема запричитал какую-то мусульманскую молитву.
   - Что привело вас сюда? - Шибарша уже казался не таким жизнерадостным. - Почему вы стали охотниками за артефактами?
   - Мне нужна Корона моего отца, Кощея Бессмертного! - с вызовом сказала Василиса.
   - Дочь Кощея? - снова удивился Шибарша. Амир стал молиться еще сильнее. - Неужели пророчество сбылось?
   - Сбылось, - просто ответила Василиса. - Я наследовала трон моего отца и мне нужна его Корона. Ты знаешь, как ее найти?
   - Но ведь Корона - это выдумки... - вся уверенность в себе у Шибарши куда-то исчезла. - Никто не знает, где ее искать...
   - У тебя есть карта, - голос Василисы изменился, - и ты мне ее покажешь, если не хочешь, чтобы на тебя обрушился весь гнев Мира Нави.
   - Да, конечно, непременно, - засуетился Шибарша. Он вбежал к себе в палатку и уже через пару секунд появился обратно с огромной картой всего Мира Русских Сказок.
   Шибарша расстелил карту прямо на земле, и друзья сразу же склонились над ней. По всей карте замаячили маленькие золотистые буквы "К".
   - Вот, - принялся объяснять Шибарша. - Это все известные места, где можно найти оставшиеся Сокровища Кудеяра. Но где именно может быть корна, я не знаю...
   - Ты лжешь, Шибарша, - посмотрев в испуганные глаза хранителя карты, сказала Василиса. - Ты чего-то недоговариваешь, я это чувствую.
   - Я больше ничего не знаю, - залепетал Шибарша. - Если хотите - можете проверить мой шалаш, но кроме этой карты у меня ничего нет!
   Но Василиса была не намерена сдаваться.
   - Тогда ты расскажешь мне, как тебе удается столько веков оставаться молодым. Ведь молодость - это путь к бессмертию, а мой отец тоже был бессмертным. Может, открыв этот секрет, я смогу отыскать его Корону?
   Шибарша пробубнил под нос что-то вроде: "...нет никакой короны...", но вслух сказал:
   - Хорошо, я скажу. Но только тебе одной. Непосвященные не должны знать.
   Он пригласил Василису пройти к нему в шалаш. Они долго о чем-то спорили - Артем слышал, как Шибарша все время оправдывался. Наконец, из шалаша, сияя от радости, вышла Василиса с точно такой же картой, какая лежала сейчас на земле.
   - Вот настоящая карта! - крикнула она. - Даже не понадобилось шапку отдавать... Здесь отмечено, куда мы должны идти. Можем отправляться!
   Друзья снова взялись за руки, и Дэнч уже приготовился повернуть шапку швом вперед, но тут Амир попросил Артема отойти с ним в сторону.
   Несмотря на возражения Василисы, Артем согласился, и когда они остались наедине, Амир вынул из кармана обыкновенную свечу, разломал ее напополам и одну часть вручил Артему.
   - Если тебе понадобится моя помощь, и нужно будет попасть на второй ярус, просто зажги эту свечу.
   Амир похлопал Артема по спине и зашагал прочь. Артем долго провожал его взглядом, после чего присоединился к цепочке из рук. Дэнч перевернул шапку, и они снова оказались на первом ярусе.
  

Глава 21

тайна чуди

  
   - Ниткин, иди сюда! - сразу же после возвращения громко крикнула Василиса. Они далеко ушли от того места, где остался клубок, и теперь ему понадобится время, чтобы вернуться.
   - Ты можешь объяснить, что происходит? - не выдержал Василий Васильевич. - О чем вы там с ним говорили?
   - Он хотел обмануть меня! - стиснула зубы Василиса, но тут же к ней вернулось прекрасное расположение духа. - Он подсунул нам карту первого яруса, на которой, конечно же, нет никакой Короны.
   - А где она - на втором? - спросил Артем.
   - Может, даже на третьем? - предположил Василий Васильевич.
   - Нет, на нулевом, - ответила Василиса, и по ее тону нельзя было понять, шутит она или говорит правду.
   - А есть еще и нулевой уровень? - удивился Василий Васильевич.
   - Что, переживаешь, что в Мире Русских Сказок оказался кто-то умнее тебя? - съязвила Василиса. - На самом деле не существует. Просто одно племя ушло под землю, и на нижнем уровне находится то, что мы ищем.
   Она развернула карту, на которой всегда в одном месте маячил тусклый знак "К".
   - Это совсем рядом, - пропищал снизу подоспевший Ниткин. - В Мире Нави.
   - Как это так? - удивились все. - Рядом, но в Мире Нави?
   - Да, Перевертыш находится в Мире Нави, это я точно помню, - ответил клубок. - Но придется идти под землей.
   - А Перевертыш - это...
   - Место поселения дивьих людей, или по-другому, чуди, - закончил Ниткин.
   - Ты что-нибудь про это знаешь? - спросила у кота Василиса.
   - Знаю, - ответил Василий Васильевич. - Рассказать?
   Василиса, Артем и Дэнч кивнули, но Снежка запротестовала.
   - Меня больше волнует то, что мы попадем в Мир Нави. Если вы не забыли, я сделана из снега, и я растаю, когда окажусь в Тридесятом царстве!
   Дэнч, который в последнее время уделял своей подруге меньше времени, чем раньше, тут же принял ее сторону.
   - Может, оставите нас здесь? - предложил он.
   - Вот еще, - недовольно посмотрела на него Василиса. - А вдруг нам потребуется помощь?
   - Я думаю, ничего страшного со Снежкой не случится, - задумчиво протянул Василий Васильевич. - Если я не ошибаюсь, чудь живет в подводном мире, а там нет ни лета, ни зимы. Там одно время года - искусственное.
   Василий Васильевич не стал отвечать на посыпавшиеся от каждого участника похода вопросы, а просто рассказал историю чуди.
   - Это произошло много веков назад, когда на далеком севере на Руси жило племя людей, которых за сверхъестественные способности прозвали дивными, чудными людьми или просто чудью. Много столетий жили они одним могучим племенем, пока не провозгласили себя самым лучшим, самым одаренным, самым талантливым народом. Когда к ним приходили за помощью и просили явить чудо, они отвечали отказом или просили самую высокую плату за свои услуги. Прошло еще несколько лет, и дивьи люди стали самым богатым народом. Они погрязли в роскоши, и больше не помогали простым смертным. Но им показалось этого мало, и они отказались жить по общим законам, даже не чтили Святые и Страшные вечера. Они даже идола себе сделали и поклонялись ему, как покровителю роскоши и богатства.
   И вот однажды под Рождество провалились вместе со своим прекрасным городом под землю. Но даже после этого город продолжал быть видимым сквозь образовавшееся на месте расщелины озеро. Тут бы и опомниться чуди, попросить прощения, ведь это был всего лишь намек. Но дивьи люди не вняли предупреждению. И тогда в наказание за гордыню их город был забыт. Сначала город был погребен под лавиной. Потом лед растаял, и на месте, где жили дивьи люди, появилось озеро - такое глубокое, что никто никогда не сможет достичь его дна, за которым под огромной толщей земли скрывается чудь.
   Потом про них ходило множество легенд. Говорили, что они нашли способ выбраться из своей могилы, что от прежней чуди не осталось и следа, что племя дивьих людей одичало и стало промышлять грабежом. По другим сведениям, они спелись с великанами и сами стали людоедами. Но большинство ученых нашего мира, и ваш покорный слуга в том числе, считает, что чудь по-прежнему живет в подземном, подводном мире, который не принадлежит ни к Тридевятому, ни к Тридесятому царствам. По преданию, за неделю до Святых вечеров и неделю после Страшных дивьи люди могут выходить наружу, и тогда они прячут в лесах свои многочисленные клады. Но даже в это время увидеть их очень трудно, потому что они скрываются в искусно выкопанных и прятанных ямах. Некоторые даже думают, что любой бугор, любой курган - это "чудские могилы", в которых лежат заклятые клады.
   - И как мы сможем войти в подводный город? - спросил у кота Дэнч, после того, как Василий Васильевич закончил рассказ.
   - Это ты лучше у Ниткина спроси, - пожал плечами кот.
   - Я пойду по следу чудского человека, - тут же сказал клубок.
   - А это возможно? - спросила Василиса.
   - Конечно, - уверенно ответил Ниткин. - Завтра как раз заканчивается неделя, в которую они могут входить и выходить из Перевертыша.
   - Ну да, - хлопнул себя по лбу кот. - Сегодня же тринадцатое января! Между прочим, в Мире Русских Сказок ночью все будут отмечать Новый год.
   - А, старый новый год, - махнул рукой Артем, и они с Дэнчем засмеялись.
   Снежка и Василий Васильевич недоуменно переглянулись.
   - Это у вас, в вашем убогом мирке, - в который раз оскорбляя Мир Яви, сказал Василий Васильевич. - А у нас испокон веков два новых года отмечается.
   - Так это же здорово! - вмешалась Василиса. - Скажи, Василий Васильевич, а этот второй новый год празднуют так же, как и первый?
   - Что ты имеешь в виду? - не понял кот.
   - Ну, празднуют там, веселятся, ночью не спят... - объяснила Василиса.
   - Ах, да, - помрачнел Василий Васильевич. - Они же не будут спать...
   - Наоборот, - оживилась Василиса. - Они будут праздновать, а в это время мы заберем у них то, что нам нужно.
   - А что нам нужно? - спросил Артем.
   Василиса сразу же замолчала. Потом посмотрела на каждого и сказала:
   - Шибарша сказал, что у них есть молодильные яблоки.
   Услышав это, Артем и Дэнч дико захохотали. Даже Снежка улыбнулась краешком рта.
   - Василиса, тебе-то зачем молодильные яблоки? - ржал Артем.
   - Что, детство кое-где заиграло? - подхватил Дэнч.
   - Не обращай на них внимания, - мягко сказала Василисе Снежка.
   Но обычно вспыльчивая и обидчивая Василиса и не думала горевать. Она и сама улыбалась. Только Василий Васильевич был серьезен, как никогда.
   - Так вот почему чудь выжила, - прошептал он. - У них были молодильные яблоки, и поэтому они не старели.
   Когда веселье стихло, Василий Васильевич сказал:
   - Знаете, а ведь Василиса права... - Артем так и уставился на него. Чтобы кот похвалил Василису? - Этот артефакт откроет нам дорогу к настоящим сокровищам...
   - И что ты предлагаешь делать? - спросила она.
   - То же, что и ты - пойдем за Ниткиным, он приведет нас в Перевертыш, - уверенно ответил кот. - Но вот что нас там ожидает... Где находятся эти яблоки, как мы сможем их забрать - кто-нибудь знает?
   - А ты сам... разве не знаешь? - удивились все.
   - Я там никогда не был. И никому еще не удавалось там побывать, - и вдруг его осенило. - Потому что никто и не должен был там оказаться... Но ведь это все меняет!
   Он стал ходить взад-вперед, о чем-то усиленно размышляя. Никто не отважился обратиться к нему, прервать ход его мыслей, и пока кот бормотал что-то себе под нос, люди смотрели на него, как на сумасшедшего.
   - Все! Я придумал!!! - наконец, завопил Василий Васильевич.
   - Ну, говори! - потребовала Василиса.
   Словно забыв о том, что он должен подчиняться только приказам Артема, Василий Васильевич стал быстро-быстро говорить.
   - Чудь ушла под землю очень давно. С тех пор ни один человек не был у них в городе. Они выходят - это правда, но вряд ли кто-то спускался к ним. Помните, я говорил, что когда-то дивьи люди сделали себе идола? Он был весь из серебра и стоял в огромной золотой чаше. Простым чудинам запрещалось даже близко подходить к золотому истукану. Они могли только приносить ему свои пожертвования и оставлять их в чаше. Мне кажется, молодильные яблоки должны быть именно там.
   Он перевел дух и снова затараторил.
   - Когда мы с вами войдем в Перевертыш, то должны будем затеряться среди коренных чудинов. Поэтому нужно прямо сейчас загримироваться. Конечно, дивьи люди очень красивы, у них приятный голос...
   - Что ты хочешь этим сказать? - подозрительно посмотрела на него Василиса. - Что это мы со Снежкой не красавицы?
   - Или что у меня голос плохой? - прохрипел Дэнч.
   - Да нет, совсем не то, - отмахнулся от них кот. - У чуди темная кожа, они наделены необычайной физической силой, хотя и небольшого роста.
   Василий Васильевич явно был взволнован.
   - Посмотрите на себя, - нервничал он. - Артем - дылда, ты - страшный, девчонок с такими холодными лицами у них никогда не было, не говоря уже про кота. Котов они вообще терпеть не могут!
   - Это кто страшный? - полез на кота кулаками Дэнч, но Артем вовремя оттащил его назад.
   - Не обращай внимания, - успокоил он Дэнча. - Он когда не в себе, всегда несет, что попало.
   - Нам нужна маскировка, да такая, чтобы никто из чудинов даже подумать не мог, что мы не из их племени, - горячился Василий Васильевич. - Жаль, Ягу с собой не взяли, хотя бы одного ее рубашкой в настоящего чудина превратили.
   - Ну и ладно, - бросил Артем. - Тем более она нам не нужна, если может превратить только одного. Ты говоришь, что у них темная кожа? Значит, вымажемся сажей или еще чем-нибудь. Раз я не похож на ребенка-чудина, приделаем мне усы и бороду, буду стариком. Дэнч будет немым, Василису в гриме вообще никто не узнает, а Снежке косу распустим, будет похожа на ведьму. Ну, а тебя мы будто взяли в плен, потому что ты говорящий.
   Крыть было нечем, и Василий Васильевич сдался и занялся подготовкой к походу. Сначала он попросил Артема вызвать для него книгу из библиотеки Одиннадцатого Сказочника под названием: "Коренные народы Мира Русских Сказок", нашел в ней картинку с изображением чуди и занялся гримом.
   Чтобы добиться такой же смуглой кожи, как у дивьих людей, Василий Васильевич потребовал от Артема и Василису наколдовать свежего шоколада, ваксы, пузырек черной гуаши, затем смешал все это и принялся разукрашивать лица своих спутников. Больше всех была недовольна Снежка, которая пострадала больше всех. Теперь даже собственный отец не признал бы в ней снегурочку. Это была маленькая дикая лесная ведьмочка, случайно проснувшаяся посреди зимы.
   Прозвучала еще одна заумная формула от Василисы, и на лицах Артема и Дэнча появились густые усы и борода.
   - Только учтите, - предупредила она, - что силы зауми в отношении людей надолго не хватает, и весь этот ваш маскарад может отвалиться в любую минуту.
   - Именно поэтому для превращений обычно используются оборотнические рубашки, - не удержался от комментария Василий Васильевич. - Их волшебная сила исчезает только с обратной формулой.
   Наконец, все было готово, и Ниткин повел ряженых по следу. Никогда еще клубок не выказывал такой прыти. Он бежал по следу, словно гончая, да так быстро, что ведомые за ним не поспевали.
   Около полуночи Ниткин привел их в горы и стал метаться от одной скалы к другой.
   - Что ты делаешь? - спросил его Артем.
   - Ищу расщелину, - ответил Ниткин. - Здесь след теряется, а это значит, что он прошел внутрь.
   Ниткин осматривал скалы еще несколько минут, но все было тщетно. Никаких признаков того, что где-то здесь был проход, по которому ушел чудин, не было.
   Вдруг вдалеке показался силуэт маленького, сгорбленного, как Артем, человека. Он шел быстрым шагом и все время оглядывался, словно опасаясь, что кто-то идет за ним.
   - Прячьтесь! - шепнул Василий Васильевич, и увлек всех за собой за огромный валун.
   Когда человечек подошел к самой скале, друзьям стало ясно, что это и есть настоящий чудин. Артем подивился, насколько правильно Василию Васильевичу удалось подобрать цвет кожи, хотя сам он дивьих людей вряд ли видел.
   - Ого! - красивым мелодичным голосом произнес старик-чудин. - Сколько тут наших было! Интересно, куда это они девались?
   - А мы тут! - выскочил Артем, которому Василий Васильевич отвесил солидный пинок. Вслед за ним потянулись и все остальные.
   - О-о-о! Братья! - расплылся в улыбке старик. - А чего спрятались?
   - Боялись, вдруг кто чужой, - Артем старался подражать голосу чудина, но у него плохо получалось. "Вот бы Йоську сюда", - подумал он.
   - Каницар, - представился старик.
   - Гондыр, - ответил Артем и показал на Дэнча. - А это Юберь, Юся и Жакыя.
   Эти имена вычитал в своей книге Василий Васильевич.
   - О, да вы из древнего рода, - уважительно произнес Каницар. - Сейчас таких имен почти уже не осталось.
   - Ага, редкие имена, - поспешил согласиться Артем.
   - А чегой-то у тебя с голосом? - прищурил глаза чудин.
   - Да простыл, - покашлял Артем. - Чего только в этом Мире не подцепишь...
   - Да-а-а, - удивленно крякнул чудин. - Видать, ты совсем старый... Это где же видано, чтобы чудины болели?
   Артем в ответ только слабо улыбнулся.
   - А этот чего молчит? - ткнул пальцем в Дэнча старик.
   - Да он вообще себе язык отморозил, - придумывал на ходу Артем.
   - Где это вы были, что так замерзли? - не переставал удивляться чудин.
   - Нас трескуны поймали, - заговорила Снежка-Юся, и Артем поразился, насколько она владела чудской манерой изъясняться. - Продержали у себя в ледяном замке целых три дня, а мы же не привыкшие, вот и заболели.
   - Ну и ну! - покачал головой Каницар. - Да, здесь наверху стало совсем опасно. Хорошо еще, что нас люди не видят.
   И тут его взгляд упал на Василия Васильевича.
   - А это что? - спросил он, тараща глаза.
   - Он нами в плену был, и мы помогли ему сбежать, - снова соврал Артем. - Между прочим, он говорящий!
   - Но это же кот! - с видом человека, у которого всю жизнь была аллергия на шерсть, произнес Каницар.
   - Ну и ладно, пригодится где-нибудь, - пожал плечами Гондыр-Артем.
   - Это точно, пригодится, - засмеялся чудин. - Принесем его сегодня в жертву нашему Богу!
   Василий Васильевич жалобно мяукнул.
   - Ты же сказал, что он говорящий? - разочарованно протянул Каницар.
   - А о чем мне говорить, когда меня изжарить собираются? - жалобно ответил кот.
   - Ишь ты, - присвистнул чудин и похвалил Гондыра. - Молодец! За него тебе Абубексарь точно больше всех яблок отвалит.
   Артем не знал, кто такой Абубексарь, и поэтому просто тупо ухмылялся.
   - Ну, пора возвращаться, да? - весело пропел Каницар. - Самое время, без пяти двенадцать. Да здравствует Кунигардия!
   Только он произнес эти слова, как в одной из скала появилась расщелина. Каницар шагнул внутрь и позвал Гондыра.
   - Ну, вы идете?
   Последней в расщелину вошла Василиса-Жакыя, и вход в подземный мир закрылся.
   - А что такое "Кунигардия", и кто такой Абубексарь? - спросил шепотом у Василия Васильевича Артем.
   - Кунигардия - так они называют свое поселение. На наш язык переводится как "славный город", - объяснил Василий Васильевич. - А кто такой Абубексарь, я и сам не знаю.
   По мере того, как Каницар увлекал их за собой, друзьям открывался удивительный мир Кунигардии. Город и в самом деле находился под водой, от которой был защищен огромным куполом. Внутреннее убранство города тоже сильно поразило воображение незваных гостей. Улиц здесь не было, и город больше смахивал на деревню, зато каждый домик был аккуратно выкрашен, в заборах не было видно ни одной сломанной штакетины, а во дворе зеленели яркие, ухоженные лужайки.
   - Как же здесь красиво... - восторженно произнесла Снежка. - Не то, что зимой...
   - Что, красавица, всего неделю дома не была, а уже забыла, как выглядит наш прекрасный город? - хихикал Каницар.
   Наконец, путники вступили на городскую площадь. Как и рассказывал Василий Васильевич, в центре ее находился бассейн из золота, посредине которого возвышался пятиметровый идол, изображавший обыкновенного чудина вроде Каницара. Друзья подошли ближе и обнаружили, что чаша была заполнена старинными монетами, украшениями и драгоценностями. Никаких яблок здесь не было, разве что в левой руке у идола красовался большой золотой шар, который отдаленно напоминал яблоко.
   Рядом с золотой чашей стояла наряженная елка, вокруг которой водил хоровод весь город. Возле самого праздничного дерева весело прыгали скоморохи, наряженные лесными зверями и птицами, и разыгрывали сцены из новогодней жизни. Ни Деда Мороза, ни Снегурочки не было, зато в самый разгар праздника появился высокий, широкоплечий мужчина с огромным мешком за плечами. Он поднялся на постамент, выстроенный рядом с идолом, и заговорил:
   - Братья чудины! - начал он. - Сегодня настоящий Новый Год! Мы с вами знаем, что люди над нами давно уже отмечают его на тринадцать дней раньше, но мы верны нашим традициям.
   Толпа одобрительно загудела.
   - И наша традиция велит нам в последний день уходящего года раздать всем кунигардианам частицу нашего золотого яблока!
   - Да!
   - Правильно, Абубексарь!
   - Да здравствует Верховный Жрец!
   Василий Васильевич шепнул на ухо Артему:
   - Вот кто такой, слышал?
   - Я напомню вам, почему мы обязаны хранить эту традицию, - когда успокоилась толпа, продолжил жрец. - Давным-давно нашим предкам досталось вот это Золотое Яблоко...
   Он протянул руку и указал на идола, в руках которого блестел золотой шар. Чудины сняли шапки и бросились на землю с поклонами. Пришельцы последовали их примеру.
   - Наш великий ученый, мой предок Удешко открыл чудскому народу его замечательные свойства. Если положить рядом с ним обыкновенные яблоки, то они наполняются невиданной силой. Благодаря этой силе мы живем в три, в четыре раза дольше, мы способны жить даже под водой Чудского озера. Так давайте же восславим наше Чудо!!!
   Со всех сторон чудины затянули:
   - Я-бло-ко! Я-бло-ко! Я-бло-ко! Я-бло-ко!
   Пришельцы вторили своим новым знакомым.
   - Так вот, оказывается, чему они поклоняются! - удивился Василий Васильевич. - Идол тут не при чем, да и яблок молодильных у них нет.
   - Значит, Золотое Яблоко и есть артефакт, который мы ищем? - зашептал ему в ухо Артем.
   Василий Васильевич кивнул и знаком показал своим, чтобы они отошли вместе с ним в сторону.
   - У нас совсем мало времени, - зашептал он. - Расщелина может закрыться в любое время, поэтому нужно действовать. Как увидите меня в воздухе, бегите туда, откуда мы пришли.
   - Что ты задумал? - подозрительно посмотрела на него Василиса. - Как это ты будешь в воздухе?
   - Скоро увидите, - хитро улыбнулся кот и заговорил с Артемом. - Судя по разговорам Каницара, сейчас Абубексарь будет раздавать яблоки за то особенное, что чудины принесли из верхнего мира. Каницар говорил, что за говорящего кота ты получишь больше всех. У меня есть план...
   И Василий Васильевич принялся что-то быстро-быстро шептать на ухо Артему. Каждую секунду Артем кивал ему в ответ, и его губы расплывались в улыбке.
   - Это такой секрет, что об этом нельзя сказать вслух? - обиделся на Артема Дэнч.
   - Чем меньше ушей это услышат, тем лучше, - резко ответил кот. - Вы должны помнить только то, что вам нужно вовремя сделать ноги!
   В это время возле елки уже началась раздача яблок. Оказалось, что получить приз мог любой житель Кунигардии, даже ребенок, пусть даже он принес из верхнего мира игрушку. Но если вещь имела особую ценность, то Абубексарь единолично принимал решение выделить везунчику еще столько-то яблок.
   Из толпы выскочил Каницар и подбежал к Артему. Он уже откусил хорошую часть от своего яблока и одним махом сбросил лет пятьдесят. Артем даже не сразу его узнал.
   - Гондыр, чего ты ждешь? - заторопил он Артема. - У тебя говорящий кот, иди скорее.
   И Каницар стал проталкивать Артема с Василий Васильевич вперед. Завидев кота, чудины сторонились, и Гондыр с Каницаром быстро добрались до вождя чудского племени.
   - Абубексарь! - прокричал Каницар. - Смотри, что у нас есть!
   Любопытные чудины окружили Артема-Гондыра плотным кольцом, но, обнаружив, что тот привел кота, тут же отпрянули.
   Вождь тоже выглядел разочарованным.
   - Если бы не наш обычай каждому в новый год давать яблоко... - горько начал он. - Ну и какая польза от этого кота? Ну, зажарим мы его, и что?
   - Это говорящий кот, - заступился за Василия Васильевича Каницар.
   - Это правда? - обратился к Гондыру Абубексарь, но Артем покачал головой. Каницар смотрел на него непонимающими глазами.
   - Но я же сам слышал... - залепетал он.
   - Тебе, наверное, показалось, - засмеялся кто-то из толпы. - Тебе же еще десять минут назад было двести тридцать шесть лет!
   Каницар ничего не ответил. Абубексарь махнул на него рукой и протянул Гондыру самое маленькое яблоко.
   - Зато этот кот умеет летать! - взяв яблоко, сказал Артем.
   - Летать? Кот? - чудины подумали, что им тоже послышалось.
   - Как это? - спросил Абубексарь.
   - А вот сейчас покажу, - улыбнулся Артем.
   Василий Васильевич подмигнул ему, и Артем кивнул в ответ. Он съел яблоко целиком, не оставив даже косточки, схватил Василия Васильевича за хвост и принялся раскручивать над своей головой. Несмотря на то, что кот по своим размерам был не меньше порядочного дога, Артему не составляло никакого труда вращать его над своей головой, словно обыкновенную веревку.
   Наконец, он выпустил хвост Василия Васильевича, а сам ринулся туда, куда уже убегали Василиса, Дэнч и Снежка. Краем глаза он увидел, как, разинув рты, смотрят на полет Василия Васильевича чудины.
   Прошло всего несколько мгновений, а кот уже висел на левой руке серебряного идола. В следующую секунду он уже вытаскивал у него из пальцев Золотое Яблоко. Чудины были настолько удивлены летающим животным, что не сразу поняли, что происходит. Василий Васильевич вместе с Золотым Яблоком перебежал по левой руке на правую, растопырив лапы, прыгнул вниз и оказался вместе со своим хозяином по другую сторону бассейна. Только теперь чудины догадались, что их обманули.
   - Воры! Чужаки! - закричал Абубексарь. - Хватайте их! Хватайте чужаков!
   Вождь высыпал их мешка оставшиеся яблоки, чудины схватили их и бросились в погоню, на ходу кусая яблоки. Но им предстояла обогнуть огромную золотую чашу, а пройти через нее напрямик им не позволяла вера.
   Пришельцы тем временем уже ушли в отрыв. Василий Васильевич привычно спланировал прямо на Артема, и они побежали к расщелине. Впереди маячила спина Дэнча, и Артем с Василием Васильевичем без труда ориентировались, куда бежать. Но, видимо, на местности ни сам Дэнч, ни его подруга Снежка, ни Василиса ориентироваться не умели. И когда все вместе друзья оказались на открытой поляне, через которую они не проходили, когда их вел Каницар, то просто замерли на одном месте, не зная, куда идти дальше.
   Зато чудины, подкрепившись волшебными яблоками, заметно прибавили в скорости и уже почти догнали чужаков.
   - Ну, и что мы теперь будем делать? - в отчаянии закричала Василиса. - Куда дальше?
   - Я попробую их остановить, - вызвалась помочь Снежка.
   - Ты? - только и успел вымолвить Дэнч, а она уже бежала навстречу чудинам. Дождавшись, пока они подойдут поближе, она набрала побольше воздуха и медленно выдохнула огромное ледяное облако, которое встало стеной перед дивьими людьми и отгородило их от Снежки и всех остальных.
   Но в Кунигардии царило настоящее лето, и ледяная завеса уже через пять минут растаяла. За это время беглецы успели лишь пересечь поле, так и не зная, куда они бегут. И вдруг Василия Васильевича осенило.
   - Стойте! - закричал он. - У меня в лапах Золотое Яблоко, оно дает его обладателю небывалую силу.
   - Откуда ты знаешь? - спросила Василиса, и Артем заметил в ее взгляде едва уловимую, непонятно из-за чего возникшую ненависть к Василию Васильевичу.
   - Оно само мне сказало! - ответил Василий Васильевич тоном, не терпящим возражений. После этого он обернулся к снежке и передал ей Золотое Яблоко. - Попробуй еще раз!
   Снежка не стала возражать. Она схватила Яблоко и снова ринулась к чудинам.
   - Вот это да... - восхитился Дэнч, когда Снежка повторила ледяную завесу.
   Второй раз сильно отличался от первого. От одного дыхания Снежки повеяло таким холодом, что трава и цветы вокруг тотчас замерзли, птицы в лесу замолчали и улетели прочь, а прямо перед чудью выросла ледяная глыба толщиной в несколько метров, растянувшаяся по всей поляне и совершенно закрывшая чужеземцев от взгляда преследователей.
   - Ух, ты, - слегка улыбнулась сама Снежка. - Наконец-то у меня получилось, как у трескунов.
   - Да, этот забор надолго их остановит, - уверенно постучал по ледяной стене Дэнч.
   - Не думаю, - покачал головой Василий Васильевич. - Рано или поздно, но они преодолеют и эту стену, и если мы не сможем выйти, то нам придется все время отгораживаться о них ледяным валом.
   - Я не смогу, - призналась Снежка. - Даже с этим камнем.
   - Но почему? - удивился Дэнч.
   - Чтобы заморозить воздух, нужна огромная энергия, - объяснила Снежка. - С каждым вздохом, оборачивающимся в лед, я теряю почти всю свою силу.
   - Тогда я хочу, чтобы ты больше этого никогда не делала, - рассердился Дэнч и выхватил из рук Снежки Золотое Яблоко.
   И сразу понял, что нужно делать.
   - На, Артем, - сказал Дэнч и протянул Золотое Яблоко. - Теперь ты должен его взять.
   - Я? - удивился Артем.
   - Только ты сможешь нас вывести отсюда, - уверенно сказал Дэнч.
   - Тебе это тоже Яблоко сказало? - усмехнулась Василиса.
   - Оно, - утвердительно кивнул Дэнч.
   - Но почему ты уверен, что я смогу найти расщелину? - снова стал пытать Дэнча Артем.
   - Потому что... - Дэнч запнулся. Было заметно, что он не решается сказать. Он опустил глаза в землю и все-таки, немного заикаясь, продолжил. - В общем... это... мы тогда тебя... ну, гоняли... ну, ты помнишь... и ты тогда убегал... и ты прятался... Ну, короче, ты лучше всех умеешь убегать, и если Яблоко действительно дает силу, оно поможет тебе вывести нас.
   - А что, это должно сработать, - согласился с Дэнчем Василий Васильевич.
   Артем взял у Дэнча Яблоко и просто побежал вместе с ним вдоль выстроенной Снежкой ледяной стены. Остальные припустили за ним.
   - Выход в конце этой стены, - кричал он на бегу. Сейчас ему было легко, как никогда. Он не бежал - летел.
   "А ведь Дэнч прав, - думал про себя Артем. - За то время, пока я удирал от него, я научился неплохо бегать". А может, это просто Яблоко помогает, вдруг решил он, и ему захотелось во что бы то ни стало оставить его у себя. И Яблоко словно само ответило ему: "Только не отдавай меня..."
   - Кому не отдавать? - спросил у Яблока Артем, но не услышал, что оно ответило, потому что ледяная стена вдруг кончилась, и перед ним и его спутниками возникла стена настоящая.
   - Ну? - рявкнула на Артема Василиса. - И где расщелина?
   - Я... я не знаю... - растеряно стал озираться по сторонам Артем, но расщелины не было видно.
   Василиса еще что-то хотела сказать, как вдруг Василий Васильевич завопил:
   - Прощай, Кунигардия!
   Едва ли до людей дошел смысл этой фразы, а в гранитной стене возникла трещина, и скалы стали сами собой расходиться.
   - Вперед! - скомандовал кот, и через минуту пришельцы снова были в верхнем мире.
   Здесь их снова встретила зима, от которой они всего за несколько часов успели отвыкнуть. Только Снежка радовалась медленно падавшим с хмурого неба белым хлопьям.
   - Лучше бы нам убраться отсюда, - поспешил сообщить друзьям кот, но сил бежать куда-то дальше уже ни у кого не осталось.
   Дэнч и Снежка, весело смеясь, барахтались в сугробе и забрасывали друг друга молодым снегом. Артем, прислонился спиной к скале, закрывшей от них Кунигардию, и рассматривал Золотое Яблоко. Василий Васильевич и сам признался, что за последний час устал так, что мечтал только о мягкой корзинке.
   Зато Василиса была сама не своя. Она пристально смотрела на Артема и что-то тихо шептала. Потом неожиданно сорвалась с места, подошла к нему вплотную и прошипела:
   - Отдай... Отдай его мне...
   И Артем впервые в жизни по-настоящему испугался. В глазах Василисы он словно увидел все зло, на которое только был способен человек. Ее взгляд испепелял, сокрушал и убивал, и Артем снова услышал голос Золотого Яблока: "Не отдавай меня... Не отдавай меня... Василисе".
   Теперь он расслышал, но противиться воле словно гипнотизировавшего его взгляда не мог. Он послушно разжал пальцы, Яблоко выкатилось из рук Артема, и его тут же подхватила Василиса.
   - Все! - выдохнула она, крепко сжала Золотое Яблоко и поцеловала его. - Теперь я настоящая правительница Тридесятого царства!!!
   Артем тут же очнулся. Василий Васильевич, Дэнч и Снежка уже вовсю смотрели на Василису и требовали объяснений.
   - Что вы на меня уставились? - Василиса спрятала Золотое Яблоко Василий Васильевич в многочисленных карманах своего плаща. - Думаете, что я ненормальная?
   И она зашлась диким хохотом. Вволю насмеявшись, она снова стала прежней Василисой, но Артем почувствовал, что в ней что-то изменилось. Одним щелчком пальцев она собрала растрепавшиеся волосы, и они будто сами собой расчесались и уложились в прическу. Затем Василиса закрыла лицо ладонями, а когда убрала их, то совсем стала на себя не похожа. Она была настоящей красавицей: лицо ее стало чистым и гладким, губы заалели, на чеках появился румянец - просто картинка с глянцевого журнала. Правда, было в этой красоте что-то неестественное.
   - Удивлены? - спросила она. - Ну, еще бы, вы ведь все еще думаете, что мы искали Корону Кощея... Вынуждена вас разочаровать, никакой короны нет.
   Она специально сделала паузу, чтобы насладиться эффектом, который произвели ее слова.
   - В записках старой Яги ничего не было сказано ни про какую корону, - продолжала она. - Символом власти в нашем Мире всегда были Золотые Яблоки. Простому смертному они помогают лишь проявить свои таланты. Но истинному правителю дают вечную молодость и власть над миром. Когда мы начинали поиски, я уже знала, что Золотого Яблока в Хранилище Кудеяра нет, что оно пропало задолго до появления легендарного разбойника. Но я знала, что путь к нему может быть только из его пещер. Тогда я придумала всю эту историю про корону.
   - То есть ты опять нас надула? - сокрушенно произнес Артем.
   - Да, - снова заулыбалась Василиса. - Такова уж моя природа...
   Она еще хотела что-то сказать, но в это время в скале снова появилась трещина, и едва Артем успел отскочить, как из нее вывалились разъяренные чудины, но они даже не успели пошевелить ни рукой, ни ногой - Василиса всего лишь подняла руку, сделала небольшой жест, и дивьи люди попятились обратно к расщелине.
   - Чувствуете мою силу? Признаете меня своей царицей? - зарычала она, и чудины послушно закивали головами. - Хорошо, тогда ступайте домой.
   Дивьи люди прокричали: "Да здравствует Кунигардия!", и скрылись в скале.
   - Ну, - снова повернулась Василиса к своим бывшим спутникам. - Теперь вам все понятно?
   Артем рванулся к Василисе, чтобы отобрать у нее Яблоко, но Василий Васильевич остановил его.
   - Не стоит, Артем, - покачал он головой. - Ты не сможешь ее одолеть.
   - Одолеть - нет, а присоединиться - да, - кокетливо улыбаясь, произнесла Василиса. - Конечно, я бы могла всех вас уничтожить, но мы, победители, люди щедрые, и поэтому я не просто сохраняю вам жизни, но и предлагаю перейти на мою сторону. Скоро все узнают, кто такая Василиса! Я собираюсь править Миром Нави, и мне будут нужны помощники. Вы поможете мне наказать те, кто отказал мне в праве наследовать власть своего отца, я уж я вас не оставлю. Ну, что вы решаете?
   - Я не пойду, - ответил первым Василий Васильевич. - Ты знаешь, почему.
   - Да, я знаю, что ты трус, - презрительно скривила губы Василиса.
   - Нам хорошо вдвоем, - сказала за Дэнча и за себя Снежка.
   - Совет да любовь, - рассмеялась Василиса. - Смотри только, не сгори!
   Артем молчал.
   - Что, сомневаешься? - с издевкой спросила Василиса.
   - Нет, не сомневаюсь, - спокойно ответил Артем. - Просто хочу напомнить, что ты мне должна.
   - Должна? - удивилась Василиса.
   - У нас был договор: я помогаю тебе обрести власть, ты заговариваешь рубашку от пьянства. Или забыла?
   Василиса нахмурилась.
   - Что, Василиса, - вдруг оживился Василий Васильевич, - не думала, что власть так тяготит?
   Василиса не ответила.
   - О чем это ты? - спросил у кота Артем.
   - У нее в руках вселенская власть, которая требует от нее, чтобы она выполняла свои обещания, - ответил Василий Васильевич.
   - Он прав, - поджав губы, произнесла Василиса. Она быстро сняла с себя рубашку, которую купила на рынке, и, что-то прошептав над ней, отдала Артему.
   - А она точно заговоренная? - Артем недоверчиво посмотрел на Василису.
   - Хочешь проверить? - злобно ответила она.
   Артем промолчал. Он надел на себя рубашку и почувствовал, как его ненависть к спиртному и к пьяницам, которая кипела в нем уже несколько лет, усилилась в миллионы раз.
   - Значит, никто из вас со мной не пойдет? - процедила Василиса сквозь зубы. - Ну и ладно... Прощайте!
   И, щелкнув один раз пальцами, Василиса исчезла. Какое-то время Артем, Василий Васильевич, Дэнч и Снежка просто молча стояли.
   - Что это? - первым заговорил Дэнч и поднял руку.
   Артем посмотрел в ту сторону, куда он показывал, и увидел, как к ним несется целый отряд всадников.
   - Псиглавцы! - упавшим голосом прошептал он.
   - Не могут они быть псиглавцами, - возразил ему Василий Васильевич. - Мы же не в Мире Нави?
   Это и в самом деле оказались не псиглавцы. Всадников было всего пятеро, они были вооружены крепкими дубинками, острыми копьями и бердышами. Впереди скакал настоящий богатырь - с густыми огненными бровями, в кольчуге и шлеме, из-под которого развевались кудрявые, белокурые с золотистым отливом волосы. В руках у богатыря блестел огромный меч.
   Оказавшись рядом с Артемом, богатырь резко затормозил, слез с коня и, взяв под козырек, громко спросил:
   - Артем Царевич?
   - Да, - пролепетал Артем.
   - Вы обвиняетесь в нарушении "Уложения о гармонии между Тридевятом и Тридесятым царствами", - объявил ему богатырь. - Прошу следовать за мной!
  

Глава 22

суд

1

  
   Артем сидел в холодной яме, которая служила в Мире Русских Сказок тюремной камерой, больше месяца. Сегодня должна решиться его судьба, члены Малого Высшего Суда соберутся на последнее заседание. Вчера охранник, Микула Селянинович, по секрету сообщил, что постановление уже принято, и на рассвете Артему вынесут приговор.
   Всю ночь Артем не сомкнул глаз. Он вспоминал и неоднократно прокручивал в голове каждый день, что провел в заточении, пытался оправдать себя, но всякий раз приходил к выводу, который должен услышать завтра: "Виновен!"
  
   От входа в мир чуди до Зеленого Дуба богатырский дозор доставил Артема и его спутников всего за один день. Василий Васильевич сразу определил, что дружинники доставили их на южный склон Вещей горы.
   - Между прочим, с Алатырь-горы открывается путь на любой ярус, - как всегда проинформировал Артема кот, когда богатыри поставили их на землю и повели к огромному столу, возвышавшемуся рядом с Вечнозеленым Дубом.
   Посреди холодного января он выглядел неестественно и страшно. Но длинный черный стол на огромных ножках, каждая в три обхвата, накрытый старинным темно-зеленым сукном, и три кресла, в любом из которых запросто могло поместиться пять-шесть взрослых, здоровых мужчин, казались Артему еще более ужасными.
   По обеим сторонам от стола располагались три ряда лавок, два огромных котла, а прямо на возвышенности перед ним стоял пустой деревянный стул.
   - Здесь проходят заседания Малого Высшего Суда, - шепнул Артему на ухо Василий Васильевич, когда они остановились.
   - Но почему тут никого нет? - спросил Артем. Он тоже хотел спросить тихо, но из-за волнения не справился с голосом, и дал такого "петуха", что его услышал главный богатырь.
   - Первое слушание состоится через час, - грозным басом произнес он.
   - Правосудие у нас вершится быстро, - пожаловался Василий Васильевич. - Никакого тебе следствия, ни дознания... Раз - и все, тебя уже осудили.
   - Скажите.... э-э-э... как вас... - обратился к богатырю Артем.
   - Микула Селянинович, - уже не так сурово ответил тот.
   - Вы взяли меня, но что вам сделали мои друзья? Ведь их ни в чем не обвиняют? - спросил Артем.
   - Таков порядок, - ответил Микула. - Все, кто находится рядом с обвиняемым, должны быть доставлены на первое слушание вместе с ним. Судьи определят, в качестве кого они будут выступать на процессе. Если они заодно с преступником, их тоже будут судить. Если они ни в чем не виноваты, то пойдут в свидетели. Если же они совсем посторонние, то их отпустят.
   - Но кто это определит? - Артем старался не терять присутствие духа, но голос его заметно дрожал.
   Микула Селянинович ничего не ответил. Вместо него промолвил Василий Васильевич:
   - Обычно их трое: один судья из Мира Прави, другой из Мира Нави, третий нейтральный.
   - А разве здесь такой может быть? - удивился Дэнч.
   - Да, - ответил кот. - Это представитель тех сил, от которых зависит существование всего Мира Русских Сказок.
   - Например, Мокошь? - вздрогнул Артем.
   Василий Васильевич молча кивнул. Несколько минут было очень тихо. По лицу Артема было видно, что он о чем-то усиленно думает. Наконец, он присел на корточки и, глядя в глаза Василию Васильевичу, сказал:
   - Я не хочу, чтобы из-за меня снова наказали тебя. Я скажу, что ты не при чем.
   Дэнч и Снежка внимательно посмотрели на кота. Тот не стал думать и почти сразу же ответил:
   - Нет, Артем, ничего у тебя не выйдет. Ты мой друг, а я друзей не предаю.
   - Но ведь они могут приговорить тебя к смерти! - в отчаянии крикнул Артем. - Ведь у тебя это повторное нарушение!!!
   - Ну и пусть, - махнул лапой Василий Васильевич. - Я все равно буду на твоей стороне.
   - Нет! - распрямился Артем. - Я твой хозяин, и ты должен мне подчиняться! Я приказываю тебе отказаться от меня!
   - Вот как ты заговорил, - криво усмехнулся Василий Васильевич. - Ничего у тебя не получится. Ты мне не хозяин, и я тебе не раб!
   Артем оторопел. Теперь Василий Васильевич по-настоящему улыбался.
   - Ты... не... но как?.. Ты же говорил...
   - Я притворялся, - лениво протянул кот.
   - Ты... все это время... Ты опять меня провел... - покачал головой Артем. - Но зачем?
   - Ну, сначала мне захотелось, чтобы ты стал переживать, будто обратил меня в рабство, - признался кот. - Согласись, у меня это неплохо получилось?
   Артем фыркнул.
   - А потом опять же Василиса, - добавил Василий Васильевич. - Даже она, несмотря на всю свою "премудрость", не поверила, что не сможет меня тронуть, пока я служу тебе. Я спасал себе жизнь. Ты сердишься на меня?
   Но Артем нисколько не сердился на своего пушистого друга. Наоборот, он был рад, что все так обернулось. Василий Васильевич был прав, что проучил его за неразборчивость в отношениях, за гордыню и за то, что он, Артем, использовал их дружбу в корыстных целях. И он понял, что должен сказать.
   - Я не могу тебе приказывать, Василий Васильевич, - произнес он. - Но ради... нашей дружбы я прошу, чтобы ты... отказался от нее. Ты не должен брать мою вину на себя!
   Василий Васильевич промолчал.
   - Но почему твою вину? - вмешался в их разговор Дэнч. - Ведь это Василиса заставила тебя?
   Вместо Артема ответил Василий Васильевич.
   - Василиса теперь недосягаема. Она стала Царицей Нави, а значит, неподсудна, "Уложение о гармонии между Тридевятом и Тридесятым царствами", параграф 1, - сказал он сдавленным голосом. - Что же касается меня...
   Артем пристально смотрел на Василия Васильевича.
   - Если ты этого хочешь... ради дружбы... - буркнул кот и отвернулся.
   - А как же Дэнч и Снежка? - заволновался Артем уже по другому поводу.
   - Я тоже неподсудна, - ответила она. - Я дочь одного из независимых судей.
   - И у тебя есть право спасти одного из обвиняемых! - завопил кот. - Параграф 17, пункт 8!
   - И я знаю, кого я спасу, - тихо произнесла она и опустила глаза.
   Артем посмотрел на Дэнча и понимающе кивнул.
   - Что ж, - сказал он и широко улыбнулся, - буду отдуваться за всех!
   И в это время раздался булькающий звук, будто кого-то или что-то вытягивают при помощи насоса. К огромному удивлению Дэнча, прямо из ствола Зеленого Дуба на поляну вышло трое судей в длинных расшитых золотом мундирах.
   Первый оказался страшным низкорослым стариком, который опирался на палку и смотрел вокруг глазами, которые с такой скоростью вращались в орбитах, что можно было только удивляться, как старик вообще что-то видит. Внезапно его глаза перестали крутиться и остановились на Артеме. В ту же секунду Артем испытал огромную тревогу, и ему вдруг сильно захотелось вернуться домой, к маме, и забраться с головой под одеяло.
   - Это Бабай, - сообщил Василий Васильевич. - Особенно опасен для несовершеннолетних.
   Бабай прошел к столу и занял место по левую сторону от Артема. Кресло справа занял высокий и очень красивый молодой человек с вьющимися волосами золотистого оттенка, совсем как у Артема, одетый в широкополую белую шубу. Заметив Артема, щеголь приветливо помахал рукой.
   - А это кто? - спросил Артем.
   - Это Ладник, судья из Мира Прави. Покровитель дружбы, - ответил ему кот. - Всегда ко всем со своими рукопожатиями пристает...
   Третьим судьей оказался тощий козлоногий мужчина средних лет. Артему сначала показалось, что на нем надет старый кафтан. Но когда пригляделся, обнаружил, что на нем вообще не было никакой одежды - просто он был покрыт толстым слоем густой черной шерсти.
   - Волчий пастырь, - прошептал Василий Васильевич.
   - А кто он? - задрожал Артем.
   - Оборотень, повелитель волков, - объяснил кот. - Бережет людей от волков, а волков от людей, поэтому считается нейтральным.
   Волчий пастырь занял центральное место и знаком показал богатырям, чтобы они подвели Артема ближе и усадили на стул.
   - Слушается дело о нарушении гармонии между Тридевятым и тридесятым царствами, - утробным голосом начал Волчий пастырь. - Обвиняемый: Артем Царевич. Основание: жалоба советника племени псиглавцев Иллариона, жалоба вождя племени половайников Первого, жалоба Верховного Жреца чудского племени Абубексаря...
   - А этот-то когда успел пожаловаться?.. - удивленно прошипел кот.
   ... о причинении ущерба племенам Мира Русских Сказок в сроки, запрещенные Правилами Семи Дней. Руководствуясь параграфом 3 "Уложения о гармонии между Тридевятом и Тридесятым царствами" "О соблюдении Правил Семи Дней" Председатель Малого Высшего Суда богатырь земли Русской Илья Муромец постановил провести расследование по поводу обоснованности жалоб. Для расследования был созван четвертый состав Малого Высшего Суда в составе представителя от Тридевятого царства Ладника, представителя от Тридесятого царства Бабая и независимого судьи Волчьего пастыря. Судьями был вызван в качестве свидетеля Одиннадцатый Сказочник, который представил хронологию событий Мира Русских Сказок за последний месяц. Из содержания сказочного тома стало известно, что ущерб вышеназванным народам причинила группа так называемых "черных охотников за артефактами" в составе на момент последнего преступления: Василиса Кощеевна Бессмертная, статус: "Царица Нави, полномочия подтверждены Золотым Яблоком", Артем Царевич, статус: "неизвестен", Василий Васильевич Ученый, статус: "смотритель Зеленого Дуба, Мир Прави", Илья Денисов, статус: "неизвестен", Снежинка Морозовна Стужевая, статус: "нейтральный".
   - Как они успели так быстро собрать информацию? - шепнул Артем Василию Васильевичу.
   - О-о-о, они все могут, - так же тихо ответил ему кот.
   - Поскольку на основании параграфа 1 о неподсудности представителей власти Василиса Кощеевна Бессмертная не может быть привлечена к ответственности, основным обвиняемым считать Артема Царевича. По причине того, что статус обвиняемого неизвестен, целью первого слушания считать выяснение обстоятельств преступления и участия в совершенных Артемом Царевичем деяниях последующих участников группы.
   Волчий пастырь сел на свое место и жестом показал Артему, чтобы тот поднялся со стула.
   - Артем Царевич, - обратился к нему Волчий пастырь. - Признаете ли вы себя виновным в нанесении ущерба племенам Мира Русских Сказок?
   - Нет, не признаю, - тихо ответил Артем, но судьи его услышали.
   - В таком случае вы препровождаетесь для временного заключения в холодную яму при Алатырь-горе впредь до выяснения обстоятельств дела! - объявил Волчий пастырь.
   В тот же миг под ногами Артема разверзлась земля, и Артем провалился в глубокую яму. Он упал и увидел, как над ним нависла голова Микулы Селяниновича, который накрыл яму огромной решеткой с толстыми прутьями и тщательно закрепил ее.
   Было плохо слышно, но Артем смог разобрать речь Волчьего пастыря. Вслед за ним судья допрашивал Василия Васильевича. У Артема заколотилось сердце, когда он услышал вопрос о том, участвовал ли Василий Васильевич в преступлении. После долгого молчания кот ответил: "Да, но я был похищен с Алатырь-горы при помощи железных рукавиц и принужден служить черным охотникам". Волчий пастырь тут же его отпустил, взяв с кота слово явиться на следующее слушание по первому требованию. "Я и так отсюда никуда не уйду", - буркнул в ответ Василий Васильевич. Артем с облегчением выдохнул.
   Дэнч признался в соучастии при похищении Золотого Яблока, и его взяли под стражу до конца слушания. Но после того, как перед судьями выступила Снежка, и Волчий пастырь объявил ее неподсудной, по требованию дочери Мороза Дэнча тоже освободили.
   Затем председательствующий сказал, что следующее заседание состоится через неделю, и только сейчас Артем понял, что его ждет - сидеть в холодной яме целых семь дней казалось ему просто невыносимым.
   Когда Волчий пастырь объявил заседание закрытым, и судьи отправились по своим Мирам, друзья бросились к решетке и стали звать Артема. Но яма была такой глубокой, что ни он, ни они не смогли разглядеть друг друга. Зато голоса было прекрасно слышно. Василий Васильевич сообщил Артему, что он пригласил Дэнча и Снежку пожить у себя, и что они собираются свидетельствовать в его пользу. Артем поблагодарил друзей и сам не заметил, как остался один.
  

2

  
   - Ну что, Артем, скучаешь? - услышал он сверху. Это был Микула, который в последнее время сильно проникся к Артему. Он даже осмелился выступить в его защиту, сказав, что по его глубокому убеждению судить детей нельзя, за что получил выговор от Волчьего пастыря.
   - Скучаю, - ответил Артем.
   - Ну, это ничего, - подбодрил его богатырь. - Конечно, шансов на оправдательный приговор у тебя маловато, зато у тебя такой защитник...
   - Да, защитник, - сглотнув комок, выдавил из себя Артем.
  
   Ровно через неделю, секунда в секунду, Микула Селянинович вытащил Артема из ямы. Как это было здорово - снова вздохнуть полной грудью, наслаждаться морозным воздухом и неярким солнцем.
   На лавках одиноко сидели Василий Васильевич, Дэнч и Снежка, горячо приветствуя появление узника. Богатырь-сторож снова усадил его на стул напротив судей, которые были уже в полном составе. Артем сильно замерз ночью, он был очень слаб и поэтому с трудом понимал, что говорил главный судья. До его сознания доходили только отдельные фразы. Сегодня судьи выступали по очереди, но у Артема перед глазами словно была какая-то пелена, и он не мог разобрать, кто что говорил.
   - ...следствие постановило, что Артем Царевич, как не принадлежащий ни к одному из Миров, в период Святых вечеров причинил вред племени псиглавцев и племени половайников...
   - ...что касается дивьих людей, то поскольку Золотое Яблоко было похищено после уже после Страшных вечеров, то жалоба Абубексаря рассмотрению не подлежит...
   - ...однако поскольку седло Святовитова коня и магические камни являются огромной утратой для Мира Русских Сказок, поэтому Малый Высший Суд выдвигает против Артема Царевича еще одно обвинение - в уничтожении предметов, обладающих повышенной исторической и сказочной ценностью.
   - ...поскольку в "Уложении" ничего не сказано о возможности нанесения вреда обитателям Тридесятого царства, судопроизводство должно быть приостановлено, чтобы провести тщательное изучение законодательства Мира Нови.
   Артем с трудом соображал, что происходит, но даже в полузабытьи все-таки сумел произнести фразу, которую часто слышал по телевизору:
   - Мне нужен адвокат, предоставьте мне адвоката.
   - Прошу зафиксировать, что обвиняемый отказался от самозащиты и хочет перепоручить свое дело защитнику. Согласно "Судебнику Мира Русских Сказок" защитником может быть назначен...
   - Василий Васильевич! - прокричал Артем и с трудом разобрал сквозь слезящиеся от солнца глаза, как Бабай качает головой.
   - Согласно "Судебнику" защитником обвиняемого может выступить только тот, кто сам изъявит желание вести дело преступника. Никто из свидетелей в качестве защитника привлечен быть не может, - прошамкал судья из Мира Нави.
   - Следующее заседание состоится через неделю, - объявил Волчий пастырь. - За это время судейская коллегия должна получить согласие на защиту обвиняемого от любого жителя Мира Русских Сказок, занимающегося магической деятельностью. В противном случае обвиняемый останется без права голоса.
   Заседание закончилось, и Артема снова бросили в яму. Вечером к нему пришел Василий Васильевич.
   - Ты сегодня один? - спросил его Артем.
   - Да, - тяжело вздохнул кот.
   - А Дэнч? Снежка?
   - Да они там... в общем... ну, как бы это сказать...
   - Чего ты тянешь? - крикнул Артем и закашлялся. В яме было ужасно холодно, особенно последние три дня, и он чувствовал, что уже серьезно болен. Он и на суде был сегодня таким вялым потому, что ночью почти не спал. Он так кашлял, что ему казалось, будто он сейчас выплюнет собственные легкие. Микула каждый час давал ему горячий чай, но он не помогал.
   - У них там любовь... - каким-то совершенно противоестественным голосом сказал Василий Васильевич. - Все время друг с другом проводят. Да-а-а... там все серьезно...
   - Завидуешь? - сам не понимая, зачем, спросил Артем.
   - Нет! - отрезал кот. - Любовь эта... одни только выдумки.
   - Ладно-ладно, - сказал Артем. - Ты что-то хотел мне сказать, я видел, как ты показывал мне какие-то знаки. Но ты знаешь, я совсем ослеп на свету, я ничего не понял.
   - Да я показывал тебе, чтобы ты сам себя оправдывал! - неожиданно взорвался Василий Васильевич. - Это же надо было придумать - попросить защитника!
   - А что, это плохо? - недоумевал Артем.
   - Плохо? - продолжал разоряться кот. - Это ужасно! Ты сам подумай, кто тебя сможет защитить?
   - Может, Митяй? Или его жена? - предположил Артем.
   - У них нет магической силы, - возразил ему кот. - Тут нужен за-ре-ги-стри-ро-ван-ный кудесник или колдун. Ты таких знаешь?
   - Только Василиса...
   - Да, теперь только она, - согласился Василий Васильевич. - Но я не думаю, что она станет тебя защищать. Хотя, если ты хочешь, я попробую ее уговорить.
   - Так до нее же столько идти! - изумился Артем. - Ты не успеешь туда и обратно за неделю!
   - Ага, скажи еще - месяц, - засмеялся Василий Васильевич. - Если мне удастся получить доступ, я смогу за час обернуться.
   - Как это? - не понял Артем.
   - Мы же на Алатырь-горе, - стал объяснять Василий Васильевич. - Отсюда, как я тебе уже говорил, есть ход в любую часть Мира Русских Сказок. Но нужно специальное разрешение и Проводник, чтобы пройти через Зеленый Дуб.
   - Тогда не стоит, - сказал Артем. - Она не поможет.
   - Ну, тогда сиди, - обиделся на него Василий Васильевич и ушел домой.
   Всю следующую неделю было тепло, и поэтому болезнь ненадолго отступила от Артема. Его неплохо кормили, Микула где-то раздобыл для него несколько одеял, и теперь Артему было не так холодно по ночам. Семь дней пролетели незаметно, и третье заседание уже не так пугало Артема. Василий Васильевич приходил к нему каждый вечер, Дэнч со Снежкой появились только один раз. Артем их не видел, но по голосу Дэнча он чувствовал, каким счастливым сейчас был его друг. В то же время, отметил для себя Артем, Василий Васильевич явно не разделял этой радости. И поэтому в ночь перед заседанием, когда кот пришел подбодрить Артема, он прямо спросил Василия Васильевича, чем он озабочен, но кот наотрез отказался что-либо говорить.
   Заседание, как всегда, началось с точностью до мгновения. Артем окинул взглядом место, где его судили, и обнаружил, что на этот раз кроме Василия Васильевича, Дэнча и Снежки появилось еще три новых зрителя. Правда, они были одеты в балахоны с длинными капюшонами, из-под которых не было видно лица. А еще перед носом у самого Артема постоянно бегал какой-то маленький дух и все время и беспрестанно его фотографировал. "Пресса", - прочитал он по губам Василия Васильевича.
   - Итак, заседание N 3 по делу считается открытым, - пробасил Волчий пастырь. - Прежде всего, суд находит необходимым сразу отметить, что в течение недели ни одного заявления и предложения защищать обвиняемого не поступило, то обвиняемый лишается...
   - У него есть защитник! - услышал Артем знакомый голос и обернулся. За спиной стоял Дядя Миша.
   - Вы готовы стать защитником обвиняемого? - нахмурил брови Волчий пастырь.
   - Да, я готов, - ответил Дядя Миша и прошел вперед.
   - Я против! - закричал Артем, но Микула успокоил его и усадил на стул.
   - По законам Мира Русских Сказок обвиняемый не может отказаться от своего защитника, - назидательно произнес Ладник.
   - Кто вы такой? - сурово спросил Дядю Мишу судья-председатель.
   - Знахарь Михаил, статус: "нейтральный", - ответил Дядя Миша.
   - Нейтральный? - прохрипел Бабай. - Не посвящались еще?
   - Нет, я народный лекарь, - ответил Дядя Миша.
   - Все вы так говорите, - недовольно потряс головой Ладник.
   - Вы знахарь, но не принадлежите ни к одному из Миров и не посвящены, - снова взял слово Волчий пастырь. - Известно ли вам об особенностях защиты в этом случае?
   - Нет, - честно признался Дядя Миша.
   - Если знахарь не имеет ни статуса, ни посвящения, он должен предоставить суду залог. Если вам не удастся выиграть дело, вы не сможете заниматься своей деятельностью в течение одного года, и ваше посвящение придется отложить. Вы согласны с этими условиями?
   - Да, - не раздумывая, ответил Дядя Миша.
   - Тогда просим вас расписаться в пергаменте и ознакомиться с материалами дела, - уже более любезным тоном сказал Волчий пастырь.
   Артем провел на свободе несколько часов, пока Дядя Миша разбирался в тонкостях своей новой профессии, и пока судьи объясняли ему суть претензий. Наконец, совещание защитника и судей закончилось, и Волчий пастырь объявил:
   - Слово предоставляется защитнику обвиняемого!
   Дядя Миша вышел вперед и заговорил.
   - Ваше превосходительство председательствующий независимый судья Волчий пастырь! Уважаемые члены судейской коллегии! Как вы только что сами мне сказали, в "Уложении" ничего не сказано о том, можно ли во время Святых вечеров причинять вред племенам Тридесятого царства. Тогда логично было бы предположить, что если в Страшные вечера жители Нави наносят ущерб своим более мирным соседям, то и те, в свою очередь, во время Святых вечеров могут это делать. Разве нет?
   - Нет, - не согласился с выводом Дяди Миши Бабай. - В отличие от коренных обитателей Мира Нави простые жители Тридесятого царства уже обречены на муки за то, что выбрали неверный путь.
   - Да и вообще было бы наивно предполагать, что честное, скромное и доброе население Мира Прави способно действовать во зло жителям Тридесятого царства! - возмутился Ладник и обратился к Бабаю. - Скажите, часто вы видите там у себя тридевятовцев? Да они даже носа туда не покажут!
   - Значит, обвиняемый - из Мира Нави? - спросил Волчий пастырь.
   - Нет, не может быть, - скривил губы Бабай. - Обитатели Нави не имеют права причинять вред друг другу.
   - Но ведь такое случается? - вдруг спросил Дядя Миша.
   - Иногда бывает, - Бабай сделал акцент на первом слове. - Но в этом случае действуют правила кровной мести.
   - Почему же тогда племена псиглавцев и половайников сами не отомстили "черным охотникам"? - спросил его Волчий пастырь, но Бабай ничего не смог ответить.
   - Они попытались, - сказал со своего места Василий Васильевич. - Но у них ничего не получилось.
   - Потому что они пользовались похищенными артефактами! - завопил Бабай. - А это, согласно параграфу 58 "Уложения", незаконно - использовать артефакты против их хозяев.
   - А что, разве седло Святовитова коня и магические камни по праву принадлежали этим племенам? - спросил Дядя Миша.
   - Конечно же, нет! - крикнул со своего места Василий Васильевич. - Молодец, знахарь!
   - Защитник прав, - произнес после некоторого раздумья Волчий пастырь. - Этот параграф в нашем случае не действует. Если у вас в Мире Нави действуют законы мести, но потерпевшим не удалось отомстить, то это не повод обращаться в суд с жалобами. Исторические ценности Мира Русских Сказок принадлежат только Миру Русских Сказок и не имеют постоянного владельца.
   - Ну, а если он не из нашего Мира? - продолжал настаивать Бабай. - Если он все-таки из Тридевятого царства?
   - Согласно нашим данным, у него еще нет постоянного статуса, он не определился, - ответил ему Волчий пастырь.
   - Тогда, я думаю, сейчас самое время присвоить обвиняемому статус, - предложил Ладник.
   - Это можно, - согласился Волчий пастырь. - Но тут есть один маленький вопрос.
   Бабай и Ладник внимательно посмотрели на председателя суда.
   - Если у него вообще нет статуса, если он не "нейтральный", то откуда он? - спросил Волчий пастырь, вперив взгляд в Артема.
   Но Артем ничего не сказал.
   - У меня есть свидетель, - поднялся Бабай.- Свидетель N 1!
   Отбросив капюшон, со скамьи поднялся старый знакомый Артема.
   - Представьтесь! - велел Волчий пастырь.
   - Советник псиглавцев Илларион.
   - Вы говорили, что знаете, к какому миру он принадлежит?
   - Я, конечно, не уверен, - залепетал Илларион. Сейчас он был совсем не похож на того, сильного духом старика. - Я его допрашивал, и мне показалось, что он вообще не из Мира Русских Сказок.
   - Хотите сказать, что он из внешнего Мира? - в один голос спросили Ладник и Волчий пастырь.
   - Я не знаю, - пожал плечами Илларион. - Он так и не сказал.
   - Тогда, может быть, пригласим другого свидетеля? - предложил Дядя Миша.
   Артем еще не простил Дядю Мишу, но ему нравилось, как тот держится.
   - Свидетель N 2! - объявил Волчий пастырь.
   Из-под капюшона появилась красивая женщина, которая сильно напомнила Артему его маму, когда она была... другой. Он даже не мог понять, что такого красивого в ней было, но то, что это была самая лучшая женщина на свете - в этом не могло быть сомнения.
   - Представьтесь, пожалуйста! - попросил ее судья.
   - Мокошь, повелительница Судьбы, - просто и коротко ответила она.
   Артем краем глаза заметил, как сжался на этих словах Василий Васильевич.
   - Скажите, какой путь вы предназначили обвиняемому?
   - О, это уникальный случай, - улыбнулась Мокошь. - Когда этот юноша оказался здесь впервые, он пришел с одной целью, и я указала ему нужный путь. Но в этот раз он идет по тому пути, который выбрал сам, и я не могу сказать, куда по этому пути он должен прийти.
   Волчий пастырь поблагодарил Мокошь и почтительно поклонился ей. Артем подумал, что будь это другой свидетель, вряд ли судья был бы так же учтив.
   - Тогда - третий свидетель, - вмешался Дядя Миша.
   На лицах всех троих судей мелькнуло удивление.
   - Но мы никого не приглашали... - растеряно пробормотал Бабай.
   - Я пригласил, - ответил Дядя Миша. - Свидетель N 3!
   Под третьим капюшоном оказался человек, с которым Артем познакомился в самом начале, когда он только узнал о существовании Мира Русских Сказок. Тогда он был во френче и лаптях, сейчас на нем была только накидка.
   - Представьтесь, - бесцветным голосом сказал Волчий пастырь.
   - Одиннадцатый Сказочник, - низким, глухим голосом ответил свидетель.
   - Расскажите, что вы знаете об обвиняемом, - попросил его Дядя Миша.
   Одиннадцатый Сказочник рассказал судьям всю историю приключений Артема с самого начала. Про то, как ему открылся Мир Русских Сказок, про то, как он помог вернуться трем существам из Мира Прави на родину, как он и его друзья помогли жителям Дед-да-Бабинска, как победили верлиоку - страшного великана-убийцу, как вернули гармонию в Мир Русских Сказок, когда нашли Кощея.
   - Правда, его убила собственная дочь, но так случилось, что Мир Нави не признал ее законной наследницей, - заканчивал свою речь Одиннадцатый Сказочник. - Василиса решила действовать сама. Она жаждала власти, но ей не на кого было опереться. Единственными, кто мог ей помочь, были Василий Васильевич и Дядя Миша, но ей был нужен тот, благодаря кому она вернулась и получила власть. Ей был нужен Артем Царевич.
   - Конечно, тогда мы не признали ее наследницей Кощея, - хмыкнул Бабай. - Чтобы какая-то малолетка была нашей царицей...
   - Но сейчас же вы ей подчиняетесь? - спросил у него Дядя Миша, подавив смешок. Бабай ничего не ответил, только беззвучно прошлепал губами, по движению которых Артем понял, что судья из Мира Нави произнес: "Ненадолго..."
   - Значит, Артем Царевич на самом деле из внешнего Мира... - резюмировал Волчий пастырь. - Ну, хорошо, а почему же вы, Одиннадцатый Сказочник, допустили, чтобы парень снова вернулся? Почему вы допустили, чтобы он, не имея статуса, вершил такие дела в Мире Русских Сказок? Почему, наконец, вы допустили, чтобы он шел по своему пути, а не по пути, который определила бы ему Мокошь?
   - Потому что я - Сказочник, - ответил тот с улыбкой. - Это я придумываю сюжеты, я выбираю героев, и я слежу за их судьбой. Мокошь здесь не при чем.
   - Что? - поднялась со своего места сама Мокошь. Из прекрасной дамы она в одно мгновение превратилась в гневную пожилую женщину. - Что это значит - я не при чем? Вы хотите сказать, что у него нет судьбы? Вы отдаете себе отчет в том, что вы говорите, Сказочник?
   - Конечно, - улыбнулся он. - Судьбы нет в том понимании, как вам это кажется. Мы сами выбираем свой путь и идем по нему до самого конца. В этом и заключается наша судьба.
   - Вы сошли с ума, - резко сказала Мокошь, будто выплевывая слова в Одиннадцатого Сказочника. - Вы подвергаете сомнению всю систему, веками сложившуюся в нашем Мире.
   Она повернула свое недовольное лицо к Волчьему пастырю.
   - Я хотела бы немедленно переговорить с Высшим Советом Мира Русских Сказок! Я вам покажу, что такое судьба!!! - гремела она.
   - Вы можете покинуть заседание, - сухо сказал судья, и Мокошь тут же растворилась в воздухе, оставив от себя только балахон.
   - Ну, сейчас такое начнется, - услышал Артем сбоку. Это Василий Васильевич качал головой и уже что-то шепотом объяснял Дэнчу и Снежке.
   - Итак, нам ничего не остается, как немедленно присвоить статус обвиняемому, - проговорил со знанием дела Волчий пастырь. - Сразу нужно оговорить одно обстоятельство: поскольку обвиняемый находится на территории Мира Русских Сказок временно, в его собственном мире статус действовать не будет. Но в здесь статус сохранится за ним постоянно.
   Бабай и Ладник понимающе закивали.
   - Как независимый судья, я принимаю на себя обязанность произвести присвоение статуса, - объявил Волчий пастырь и обратился к Артему. - Обвиняемый, в целях повышения эффективности правосудия и определения правильности выносимых в вашем отношении определений вам предлагается пройти процедуру присвоения статуса. Для этого вы просто должны сказать, к какому Миру вы себя причисляете. Предупреждаю, что это можно сделать всего один раз. Ваше первое слово останется с вами навсегда.
   Артема охватило огромное искушение. Ведь если он сейчас отнесет себя к Мира Нави, с него сразу снимут все обвинения, потому что кровная месть псиглавцев и половайников потерпела неудачу. А если он причислит себя к Миру Прави? Тогда еще неизвестно, у них нет такой статьи.
   - А можно остаться нейтральным, как Дядя Миша? - спросил он.
   - Нет, - ответил председатель суда. - Согласно показаниям Одиннадцатого Сказочника, вы являетесь главным героем последних сказок, поэтому вы должны сделать выбор.
   - Тогда я готов, - сразу же сказал Артем. - Я выбираю...
   - Подумай, Артем! - крикнул со своего места Василий Васильевич.
   - Я выбираю Мир Прави!
   - Ой! - снова крикнул кот и закрыл лицо лапами.
   - Артем Царевич, - самым официальным тоном, какой только мог быть, произнес Волчий пастырь. - Отныне ваш статус: "герой Мира Прави". Поздравляю.
   Ладник зааплодировал Артему, а Дядя Миша одобрительно осмотрел на него.
   - Мы должны продолжать, - сказал Волчий пастырь. - Итак, поскольку мы имеем дело с представителем Мира Прави, законы кровной мести отпадают. Но мы так и не узнали, может ли житель Тридевятого царства наносить ущерб обитателям Тридесятого царства. Для этого необходимо...
   Но Волчий пастырь не договорил. Кора Зеленого Дуба треснула, и из него с важным видом, с папкой в руках вышел человек маленького роста и направился прямо к столу, за которым сидели судьи. Он наклонился к председателю, и что-то ему зашептал. Волчий пастырь закивал головой и громко произнес.
   - Заседание переносится на определенный срок. Обвиняемого отправить обратно яму.
  

3

  
   - Эй, Артем, - позвал его Микула. - Ужинать будешь? Я тебе тут принес кое-чего...
   - Спасибо, Микула, - отозвался Артем. - Бросай!
   Вниз полетел большой кулек. Артем поймал его, развернул и обнаружил небольшой копченый окорок, пару запеченных картофелин, кусочек сыра и маленькую бутылку молока.
   - Извини, все холодное, - услышал он голос сверху. - Просто долго пришлось собираться...
   - Да ты что, в самый раз! - успокоил его Артем. В самом деле, не в его положении жаловаться. И так Микула подкармливал его, как мог.
   - Это мне Мишка помог, - сообщил богатырь.
   При упоминании о Дяде Мише внутренности Артема снова сжались, и даже пропал аппетит. Он все еще на него дулся, а ведь знахарь делал для него все возможное.
  
   Спустя пару часов после заседания Микула Селянинович снова поднял Артема наверх.
   - Что, уже? - удивился он.
   - Нет, это по требованию твоего защитника.
   Перед Артемом стоял Дядя Миша. В Артеме сразу же принялись бороться два чувства: конечно же, он все еще был зол на знахаря за то, что тот водил его за нос, но в то же время после стольких дней разлуки Артем был рад снова увидеть Дядю Мишу. Но победила все же неприязнь.
   Артем специально старался держаться с Дядей Мишей как можно более холодно. Он отвернулся от знахаря и через плечо спросил:
   - Зачем ты пришел?
   - Артем, - Дядя Миша сделал несколько шагов в его сторону, но Артем тоже отошел. - Я понимаю, что после своего обмана не вправе рассчитывать на твое доверие, но сейчас я твой защитник, и ты должен мне поверить.
   Артем повернулся к Дяде Мише лицом и сделал небольшой шаг навстречу.
   - Мне нужно рассказать тебе, что было после заседания.
   Артем кивнул.
   - Нас вызвали на самый другой ярус, на заседание Высшего Совета. Мокошь пожаловалась, что Одиннадцатый Сказочник оскорбил ее, усомнившись в силе судьбы. Высший Совет постановил в срочном порядке рассмотреть эту жалобу, поэтому все судебные дела будут отложены на время, пока судьи будут работать над новым делом. Про тебя, можно сказать, они сразу же забыли и переметнули копья на Одиннадцатого Сказочника.
   - И что, это так важно? - удивился Артем.
   - Да, для нас это очень важно, - ответил Дядя Миша. - Я тут узнал, что по правилам судопроизводства в Мире Русских Сказок если в течение месяца дело не рассматривается, то оно закрывается, и обвиняемого отпускают на свободу. У них и так для тебя статьи подходящей нет, а тут еще такая пауза. И знаешь, что еще...
   Дядя Миша огляделся по сторонам, словно боясь, как бы его не подслушали.
   - Если бы ты видел, как себя вел на Высшем Совете Одиннадцатый Сказочник! У меня такое впечатление, будто он и не собирается перед ними оправдываться. Он сказал, что может пользоваться своим правом писать новые сказки без согласования с Высшим Советом, и если он решил, что в нашей сказке судьбы нет, то так оно и будет.
   - В нашей сказке? - не понял Артем.
   - Ну да, - кивнул Дядя Миша. - Он сказал, что всегда дает своим героям право самим выбирать судьбу, и что Мокошь может вмешиваться только в том случае, когда об этом ее уведомит Одиннадцатый Сказочник.
   - Что-то я совсем запутался, - признался Артем. - Получается, что он "подчиняет" себе Мокошь?
   - Да, - подтвердил догадку Артема Дядя Миша. - Он сказал, что Мокошь может определять судьбу только тех, кто постоянно живет в Мире Русских Сказок, а на тебя, как пришельца, ее сила не распространяется.
   - А что Мокошь? - Артему становилось уже интересно.
   - А она кричала, что ей подвластны все, кто находится в настоящее время в Мире Русских Сказок, и что она может это доказать, - продолжал Дядя Миша. - Но Высший Совет не разрешил ей ничего делать, пока дело не будет рассмотрено.
   - Но какое отношение вся это возня имеет ко мне? - спросил Артем.
   - Как, ты не понимаешь? - удивился Дядя Миша. - Это же очевидно, что, во-первых, Одиннадцатый Сказочник специально затеял тяжбу с Мокошью, чтобы отвлечь внимание от тебя. Во-вторых, он прекрасно понимает, что проиграет, потому что у Мокоши в этом Мире гораздо больше прав, чем у него. А, в-третьих...
   Дядя Миша не успел договорить, потому что вернулся Микула Селянинович и сказал, что время свидания окончено, и что следующее посещение может быть не раньше, чем через неделю.
   Всю следующую неделю Артем думал о том, что же ему не успел сказать Дядя Миша. Ударили февральские морозы, да такие крепкие, что Артему, приходилось каждый час вставать и прыгать на одном месте, чтобы не замерзнуть. Микула принес ему еще одно одеяло и даже сумел где-то раздобыть старый тулуп, но они все равно не спасали. Артем снова заболел, и его захватила мысль о том, что Дядя Миша специально не захотел сказать ему, что там было "в-третьих". Ночью, в самую стужу его и вовсе одолевали сомнения, что Дядя Миша на самом деле собирается его защищать, и что он специально подговорил Одиннадцатого Сказочника вмешаться в расследование, чтобы за этот месяц Артем совершенно околел. Правда, в минуты просветления, когда лихорадка отступала, он вспоминал о том, что Дядя Миша готов пожертвовать своим посвящением, если ему не удастся спасти Артема. Или он настолько уверен в том, что Артема оправдают, что даже не боится потерять право быть знахарем? Ему все время казалось, будто вокруг него сплели хитроумный заговор, но забыли посвятить в него его самого. Словно самым главным было не спасение Артема, а какая-то совсем другая цель. Просто большая игра, в которой он был обыкновенной пешкой.
   Но прошла неделя, и Дядя Миша снова появился перед Артемом. Первым делом он выпросил у Микулы разрешения "поколдовать" над Артемом, чтобы поправить его здоровье. Богатырь сначала долго возражал, но потом сделал вид, что совершенно не интересуется, чем занимается знахарь и его подзащитный. Дядя Миша заставил выпить Артема какой-то отвар, нашептывая при этом какие-то слова, и совсем скоро Артему стало гораздо лучше. В голове прояснилось, по телу разлилось приятное тепло, и теперь он был готов узнать новости свободного мира. Новости оказались не из приятных.
   - Плохи наши дела, Артем, - покачал головой Дядя Миша. - Верховный Совет передал дело Илье Муромцу, а тот распорядился рассмотреть оба дела вместе. Одиннадцатый Сказочник просчитался, следующее заседание состоится завтра, поэтому мы должны быть ко всему готовы.
   Артем уже даже не надеялся на положительный исход.
  

4

  
   - Ну, как, Артемка, не замерз? - снова послышалось сверху, когда Артем разразился ужасным кашлем.
   Артем ничего не ответил.
   - Что-то ты опять сдал, - грустно произнес Микула. - Как все это закончится, обязательно отправляйся на Блаженные Макарийские острова. Верное дело, там лихорадки от тебя враз отстанут. Чего молчишь?
   Артем хотел ответить Микуле, но не мог. В его яме было так холодно, что он боялся лишний раз открыть рот. Поев, он почувствовал себя немного лучше, его потянуло в сон. И хотя за целый месяц сидения он научился бороться с гибельным сном, который завлекал его к себе всякий раз, когда пустота в желудке исчезала, в этот раз он не смог перебороть в себе желание сомкнуть набухшие веки и заснул, зная, что мороз прикончит его. Засыпая, он увидел четвертое заседание...
  
   На следующий день Артема, как и раньше, вытащили из ямы на поверхность, где уже все было готово для очередного слушания. На скамейках сидели те же самые свидетели, чуть поодаль - Дядя Миша. К удивлению Артема, его самого Микула поместил не на привычный холодный стул, а посадил рядом с Дядей Мишей.
   - Привет, Артем, - поздоровался знахарь. Артем ответил коротким кивком головы. - Сначала разберут дело Мокоши и Одиннадцатого Сказочника, потом перейдут к твоему.
   В судейской коллегии тоже произошло изменение. Место Ладника занял человек весьма внушительных размеров. На вид ему было лет пятьдесят пять, но он был на голову выше человека своего возраста. На левой руке у судьи Артем увидел глубокую рану и еще заметил, что большой человек все время держит правую руку в области груди, словно опасается за свое сердце.
   - Это сам Илья Муромец, - шепнул на ухо Артему Дядя Миша.
   У Артема перехватило дыхание. Хотя про знаменитого богатыря, который обосновался в Мире Русских Сказок, он слышал неоднократно, но увидеть его своими глазами - это было совсем другое. Артем не мог поверить: Илья Муромец будто сошел с известной картинки Васнецова "Три богатыря" и сейчас, сидя в судейском кресле, медленно поглаживал свою роскошную бороду.
   Прошло еще немного времени, и Волчий пастырь начал заседание. Сначала он долго и непонятно говорил о том, что в ходе дела Артема Царевича одному из свидетелей было нанесено оскорбление, и что это стоит выше насущных дел, и что нужно сначала восстановить справедливость в общих вопросах гармонии Мира Русских Сказок. Затем Илья Муромец потребовал выйти на середину площадки Мокошь и Одиннадцатого Сказочника, долго их о чем-то спрашивал, и, наконец, объявил:
   - Суду нужно доказательство того, что судьба в отношении героев Мира Русских Сказок вершиться по воле Мокоши.
   - Я готова вам это доказать, я ведь уже говорила, - недовольно дернула бровью Мокошь.
   - Но для этого нам нужно точно знать случай, который можно проверить. - добавил Муромец. - Иначе вы оба можете сказать, что "так и должно было быть". Нам нужен случай, где каждый из вас видит разную судьбу.
   - Я могу судьбу любого героя сделать не такой, какой ее ожидает увидеть уважаемый Одиннадцатый Сказочник, - высокомерно посмотрела на своего соперника повелительница судьбы.
   - Пожалуйста, - с вызовом ответил Одиннадцатый Сказочник. - Давайте возьмем дело Артема Царевича. По моему сценарию Артема осудят, и он проведет шесть месяцев в тюремной яме.
   Артем вздрогнул, но Дядя Миша посмотрел на него глазами, говорившими: "Так надо!"
   - Хорошо, - невозмутимо ответила Мокошь. - Тогда я говорю, что мальчика из внешнего мира осудят, но он будет на свободе.
   - Хм, - недовольно покачал головой Илья Муромец. - Вы хотите сказать, что он сбежит?
   - Я Мокошь, и я не обязана никому объяснять, какой будет линия судьбы, - горделиво произнесла она.
   - Но как мы сможем проверить? - вмешался Волчий пастырь.
   - Только после того, как судьбы свершится! - гневно посмотрела на него Мокошь.
   - Это значит, что приговор по делу об оскорблении суд сможет вынести только через... - начал Илья Муромец.
   - По закону - через месяц, - подсказал ему Волчий пастырь. - Да, еще залог...
   - Я помню, - кивнул богатырь и снова обратился к Мокоши и Одиннадцатому Сказочнику. - По правилам судебных разбирательств в Мире Русских Сказок, если нельзя вынести решение прямо в ходе заседания, соперничающие стороны должны совершить "залог чести".
   - Что это такое? - спросил у Дяди Миши Артем, но знахарь только пожал плечами.
   - Кто первый? - спросил Илья Муромец.
   - Я, - вышел вперед Одиннадцатый Сказочник. - Если я окажусь не прав, то обещаю оставить свою должность.
   - Сильно, - крякнул Бабай.
   - Если я не права, обещаю в течение года предоставить всем жителям Мира Русских Сказок свободу от судьбы, - провозгласила Мокошь.
   - Ого! - не выдержал Василий Васильевич.
   - В таком случае, можете присаживаться на свои места, - объявил Волчий пастырь и повернулся к Микуле. - Пригласите обвиняемого!
   Когда Артем прошел на свое привычное место, судья-председатель снова поднялся со своего места и сказал:
   - Обвиняемый Артем Царевич! Рассмотрев жалобы представителей племени псиглавцев и представителей племени половайников, а также, имея в виду то обстоятельство, что вы принадлежите к Миру Прави, а наше законодательство не запрещает возможность противоправных деяний со стороны жителей Тридевятого царства, вы признаетесь невиновным в нанесении ущерба вышеуказанным племенам.
   - Ура!!! - загремели голоса Василия Васильевича, Дэнча и Снежки.
   Дядя Миша слегка улыбнулся.
   - Однако, - повысил голос Волчий пастырь, и друзья замолчали, потому что это "однако" было сказано таким тоном, который не предвещал ничего хорошего. - Однако, принимая во внимание тот факт, что по вине Артема Царевича и его сообщников навсегда утрачены ценнейшие исторические артефакты Мира Русских Сказок, Малый Высший Суд Мира Русских Сказок приговаривает Артема Царевича к заключению сроком на шесть месяцев.
  
   Оказывается, это был не сон. Только сейчас Артем вспомнил, что утром его кое-как откачали, привели в чувство и отправили на решающее заседание. Несколько раз он терял сознание, и Дядя Миша, с позволения судей помогал ему. Как только заседание закончилось, Артем снова провалился в приятную и ужасную пустоту.
   - Ар-те-е-е-е-м! - услышал он далекий и тихий голос. - Ар-те-е-е-е-м!
   Он проснулся, и голос стал четче.
   - Артем! - голос принадлежал Микуле.
   - Артем! - а другой голос был голосом Дяди Миши.
   Он с трудом повернул голову и посмотрел наверх. И тут же увидел, как Микула и Дяди Миши приподнимают решетку и спускают ему веревку.
   - Нет, не надо, - слабым голосом протянул он. - Я не хочу. Еще одно заседание... Я не перенесу...
   - Спускайся за ним, - это Микула сказал Дяде Мише. Что они задумали? - Быстрее!
   Артем полуслепыми глазами увидел, как в яму спустился Дядя Миша, обвязал его вокруг пояса и сильно ударил по лицу. От удара к Артему ненадолго вернулось ощущение реальности.
   - Дядя Миша? - удивился он. - Что ты делаешь? Что ты ЗДЕСЬ делаешь?
   - Помогаю тебе выбраться, - ответил Дядя Миша.
   - Но ведь это незаконно? - попытался отстраниться от него Артем, но Дядя Миша держал его крепкой хваткой.
   - Шесть месяцев тюрьмы убьют тебя, - сказал он. - Тебе нужно бежать, а я останусь вместо тебя. Никто не заметит, Микула обещал помочь.
   - Микула? - изумился Артем. - Он заодно с тобой?
   - Да, - кивнул Дядя Миша. - Видать, ты ему понравился, потому что обычно он заключенным не помогает.
   - Но как же... - Артем не сразу сообразил, что сказать. - Что будет с тобой? Твое посвящение...
   - Посвящения не будет, - улыбнулся Дядя Миша. - Я проиграл, и теперь не могу даже помочь тебе поправить здоровье. Микула говорит, что тебе нужно на Блаженные Макарийские острова, я с ним согласен. Это на втором ярусе, Василий и Снежка тебе помогут.
   - А как же ты? - не унимался Артем.
   - Я взрослый, и я сильный, полгода как-нибудь потерплю, - снова улыбнулся Дядя Миша самой лучшей улыбкой на свете и громко крикнул. - Давай, Микула!
   В одно мгновение веревка, обматывавшая его торс, напряглась, и сильная рука вытащила Артема наружу. Микула Селянинович освободил Артема от пут, которые его связывали, положил решетку обратно и закрыл ее на замок.
   - Беги, парень, - бросил он Артему. - Беги в Дед-да-Бабинск, ты знаешь, где это?
   Артема трясло от холода, но он нашел в себе силы, чтобы ответить: "Да". Микула достал из-за пазухи пузырек, какие обычно носил с собой Дядя Миша и насильно затолкал его содержимое Артему в глотку.
   - Василий Васильевич будет ждать тебя у городского головы. И помни, что тебе нужно попасть на Макарийские острова. Слышишь?
   Но Артем уже не слышал богатыря. Ноги сами понесли его прочь от Зеленого Дуба. Он знал, куда он бежит, но не представлял, что ждет его впереди. В голове пульсировала всего одна мысль: "Мокошь была права".
  

Глава 23

блаженные острова макарийские

  
   Артем кое-как добрался до Дед-да-Бабинска, но дом городского головы нашел без труда. Всю дорогу он думал о том, что если бы не жидкость, которую влил в него Микула Селянинович, и которая грела его всю ночь, в такой лихорадке он вряд ли бы дошел.
   Когда в четыре утра он постучал в знакомые ворота, оказалось, что его обитатели даже не ложились. На пороге стояли сам городской голова, его жена и Василий Васильевич, чуть позже подоспели Снежка и Дэнч. Они подхватили обессилевшего Артема под руки и занесли в дом. Увидев кровать, Артем, не раздеваясь, бухнулся в нее и мгновенно уснул.
   Следующие несколько дней для Артема прошли в бессмысленном лихорадочном бреду, из которого до него доходили только обрывки фраз и расплывчатые образы тех, кто был рядом с ним.
   - ...очевидно, что это пневмония, - кажется, это был сухой, седой старик-доктор. Он посоветовал городскому голове найти знахаря, потому что болезнь находится в такой стадии, что он не берется ее лечить.
   - ...хорошо еще, что он дошел, - это причитала Снежка. - Удивительно, как ему вообще удалось дойти.
   - Дядя Миша передал Микуле немного экстракта живой воды, - отвечал ей Василий Васильевич. - А еще он передал мне настойку вербы, она может на время остановить лихорадку.
   - ... знахарь Михаил передал мне, чтобы мы отнесли его на Блаженные острова Макарийские, - вмешался городской голова.
   - ...лихорадки - это демоны, - неужели они позвали Захара, учителя Дяди Миши? - Но я уже слишком стар, я не могу их разглядеть. Можно, конечно, попробовать одно средство...
   Артем помнил, что его вывели куда-то в лес. Городской голова срубил какое-то дерево и по совету Захара усадил его на свежий пень.
   - Еще мой дед лихорадку ольхой лечил, - донесся до Артема голос Захара. - Лихорадка должна уйти в дерево, а Артем будет здоров.
   Потом еще несколько дней Василий Васильевич неустанно следил за тем, чтобы Артем принимал отвар из вербы. И хотя Артем почувствовал себя значительно лучше, и даже старый доктор признал, что болезнь ушла, но он был так слаб, что не мог даже встать без посторонней помощи. Ноги совсем его не слушались, и даже по нужде Артему приходилось выходить в сопровождении Дэнча. Про себя он не переставал в который раз удивляться, какие перемены произошли в том неотесанном парне, каким он раньше знал Дэнча. Он, казалось, никогда не был ни жестоким, ни грубым - любовь к Снежке, первая любовь не оставила и следа от бывшего первого хулигана школы.
   Прошла еще неделя, и Артему внезапно стало хуже. Артем едва мог произнести хотя бы несколько слов. Несколько суток он находился в полузабытье, он то сильно дрожал, то озноб сменялся жаром. Артем чувствовал себя совершенно разбитым и совсем не понимал, что происходит. В те немногие минуты, когда ему становилось лучше, он видел, как Василий Васильевич в отчаянии метался по комнате, как Снежка и Дэнч, забыв о своих чувствах, спешат по первому зову больного, как недовольно качает головой хозяин дома. Захар, похоже, жил где-то рядом, потому что Артем видел его возле своей кровати всякий раз, когда приходил в себя.
   - Да, вы правы, - однажды сказал он городскому голове, поднимаясь со стула. - Нужно делать то, о чем говорил Михаил. Его нужно отнести на Макарийские острова.
   - Да какая от них может быть польза?! - вскричал Василий Васильевич. - Дорога его убьет!
   - И ты еще называешь себя ученым котом? - упрекнул Василия Васильевича старый знахарь. - Да ведь это рай на земле!
   - Рай? - удивилась Снежка. - Никогда не слышала...
   Артему тоже захотелось послушать, и он попросил Захара рассказать про острова.
   - Блаженные острова Макарийские - это круглая равнина земли, омываемая со всех сторон океаном, - поэтично начал Захар. - На восточной стороне, под самым восходом солнца, совсем рядом с райскими кущами, лежит эта Блаженная земля. А называют ее так потому, что там зимы вовсе нет, и залетают туда птицы райские, Гамаюн да Финист, и такое благоухание разносят, что любой человек от всякой болезни своей навеки излечится.
   - Какая-то невероятная история, - недоверчиво покачал головой Дэнч.
   - Вот именно! Невероятная История!!! - прокричал Василий Васильевич. - Вы представляете себе, где это?
   Но ответом ему были только недоуменные взгляды.
   - Это третий ярус Мира Русских Сказок, Легенд, Мифов, Небылиц, Чудес и... Невероятных Историй!!! - с ожесточением в голосе ответил кот. - Как мы туда попадем?!
   Друзья промолчали и опустили глаза в пол.
   - У меня есть свеча, - подал голос Артем. - Та, которую Амир подарил.
   - Да, но ведь он нас только на второй ярус вывести сможет! - возразил ему Василий Васильевич и набросился на Артема, словно забыв о том, что тот болен. - А дальше? Знаешь, какая тут сила нужна? Где мы ее возьмем? Кто нас со второго яруса на третий выведет?
   - Я, - послышался робкий голос из дальнего угла комнаты.
   Все резко обернулись и увидели, как со своего места встает Снежка.
   - Т-ты? - от удивления стал заикаться Василий Васильевич.
   - Но ты... Но тебе нельзя... - забормотал Дэнч. - Там же вечное лето!
   - Ну и что, - улыбнулась Снежка. Артем даже в полубреду заметил, какие перемены произошли в этой холодной девочке. Она улыбалась открытой, широкой улыбкой, в ее глазах будто тоже зажглись огоньки, и она совсем не походила на дочь сурового Мороза. - Это ведь ненадолго. Тем более никто из вас даже на второй ярус теперь не попадет.
   - Почему это? - удивился кот.
   - Вы были соучастниками преступления, и даже если вас не отправили в тюрьму, путь наверх для вас теперь закрыт до особого распоряжения Высшего Суда, - объяснила Снежка.
   - Точно, - упавшим голосом подтвердил Василий Васильевич.
   - Но... - Дэнч не собирался так просто сдаваться. - Если с тобой что-нибудь случится?
   - О, можешь не переживать, - рассмеялась Снежка. - На Блаженных Макарийских островах нет ничего такого, что могло бы причинить вред.
   - Я не... - снова начал было Дэнч, но Снежка знаком велела ему замолчать.
   - Итак, решено, - твердым голосом сказала она. - Артем, вызывай Амира!
   Артему было хуже некуда, но он успел поймать на себе злобный взгляд Дэнча. Он вовсе не сбирался ждать, когда появится Амир, и просто вышел из комнаты.
   Артем достал из-за пазухи половину свечки, которую дал ему на прощание Амир и аккуратно зажег фитиль. По мере того, как свеча догорала, комната наполнялась приятными ароматами восточных цветов, пока в сизо-сиреневой дымке не появился старый знакомый торговец.
   - Артем, дорогой, что случилось? - сразу спросил с обеспокоенным видом Амир.
   Василий Васильевич и Снежка вместо Артема, перебивая друг друга на каждом слове, рассказали Амиру, в чем дело.
   - Да-а-а, - протянул Амир, выслушав историю, и обратился к Снежке.- Но я смогу вывести вас только на второй ярус.
   - Дальше я пойду сама, - уверенно произнесла она. - У меня есть средство...
   Но Амир не дал договорить Снежке. Он снова зажег свою свечу, зажег свечу Артема и сказал:
   - Вставайте, нам пора идти!
   Но Артем по-прежнему не мог самостоятельно передвигаться. Тогда снежка взяла его на руки. Во время болезни он сильно исхудал, поэтому ей было совсем не тяжело, по красней мере, так она сказала самому Артему. И улыбнулась.
   Амир взял Снежку за руку, наклонился к Артему и сказал:
   - На счет "три" задуваем свечи. Раз. Два. Три!
   Артем и Амир одновременно задули свечи и тут же растворились.
   - Они уже ушли? - в комнату вернулся Дэнч.
   - Да, - тихо ответил Василий Васильевич.
   - Она ведь не вернется? - еще тише спросил Дэнч у кота.
   Василий Васильевич вздрогнул. В ту же самую минуту Артем и Снежка уже прощались с Амиром. Торговец раскланялся и исчез. Снежка, все еще держа на руках Артема, еле слышно произнесла:
   - Прости меня, Илья, - и громко добавила: - От зимы - к весне! Блаженные острова Макарийские!
   В один миг все вокруг ребят поменялось. Дом, посреди которого они стояли, рассыпался, словно карточный домик, и их самих понесло куда-то вдаль по огромному тоннелю приятного золотистого цвета. Все путешествие заняло не больше десяти секунд, и вот уже Артем со Снежкой стояли на бескрайнем пшеничном поле.
   Здесь царило настоящее лето. Светило такое яркое солнце, что с непривычки Артем и Снежка зажмурились. В воздухе носились стаи удивительных птиц, колоски пшеницы легко шелестели в такт летнему ветерку, игравшему с ними. Удивительно, но стоило Артему всего один раз вдохнуть свежий воздух, и он сразу почувствовал, как этот самый воздух наполняет его легкие теплом.
   - Опусти меня, - попросил он Снежку, заметив, что ее покидают силы. Он почему-то уже верил, что сможет пойти сам.
   Сначала у него ничего не вышло. Как ни пытался Артем подняться, железные оковы лихорадки, сковавшие его ноги, не отпускали. Тогда он просто легко прямо между пшеничных рядов и принялся так учащенно дышать, как если бы делал ингаляцию. Он закрыл глаза и представил, что вокруг него сейчас вообще ничего нет, и только ветер шепчет ему в ухо свои секреты.
   Не прошло и пяти минут, а Артем был уже полон сил. Он смог самостоятельно встать, сбросил с себя одежду и остался в одной футболке. Еще раз втянув в себя очередную порцию летнего воздуха, Артем огляделся вокруг. Единственной, кого он увидел, была Снежка. Он сразу увидел, что она стала другой. Ее улыбка исчезла, ее живые глаза, которые он видел еще недавно, потускнели, и в них не было ничего, кроме пустоты. Сама Снежка сгорбилась, будто за эти пять минут она постарела на пятьдесят лет.
   - Снежка? - испуганно позвал он ее.
   - Что? Не нравлюсь? - усмехнулась она. - Ладно, не бери в голову, я же знала, что делаю.
   Артема вдруг осенило:
   - Эти слова... Про зиму и лето...
   - И весну, - поправила его Снежка.
   - Ну да, весну, - кивнул Артем. - Что это было?
   - Третий ярус открывается мне только тогда, когда я решаю пожертвовать собой, когда осознанно иду на гибель.
   Губы ее все еще улыбались, но сама улыбка была безжизненной. Видя, что Артем не понимает, о чем она говорит, Снежка продолжила.
   - Помнишь сказку про Снегурочку? Тогда я пришла к бедным старикам, зная, что придет лето, придет праздник Ивана Купалы, и я снова превращусь в облако.
   - Сколько же тебе лет? - удивился Артем.
   - О, ты себе и представить не можешь, - сделала попытку рассмеяться Снежка. - Одно хорошо - каждую зиму я возвращаюсь. Правда, ничего о том, что было со мной в предыдущей жизни, не помню. Поэтому, когда я вернусь, я даже не буду знать, что был такой мальчик Илья, в которого я влюбилась.
   - Значит, ты... ты скоро растаешь? - осознал горькую правду Артем.
   - Ну, не скоро, - пожала плечами Снежка. - Ты увидишь, какой я стану, когда мне придет пора растаять. Я превращусь в столетнюю старуху, и однажды просто испарюсь. Это совсем не больно.
   Она снова улыбалась своей неестественной улыбкой.
   - Но если ты знала, что растаешь, почему ты помогла мне? - не переставал удивляться Артем.
   - Этого и мой отец понять не может, поэтому каждый раз возвращает меня к жизни. Признаться, иногда я побаиваюсь, что однажды он забудет воскресить меня.
   Снежка засмеялась, но этот смех был больше похож на воронье карканье.
   - Просто я слишком люблю людей, - добавила она. - Потому что всегда мечтала стать человеком, мечтала полюбить и прожить свою жизнь ради другого человека.
   - Но ведь я не Дэнч... - забормотал Артем, но Снежка не обратила на это никакого внимания.
   - Ты его друг, - сказала она. - Знаешь, как-то раз Илья признался мне, что хочет поблагодарить тебя за то, что ты открыл ему... другой мир. Только ты же знаешь, какой он стеснительный...
   - Дэнч? Стеснительный? - вытаращил глаза Артем.
   - Да, - снова улыбнулась Снежка, и Артему показалось, что в этот раз от ее улыбки даже ему стало лучше. - Просто он не всегда может выражать свои чувства, как я. Просто он... ты ведь знаешь, что ему пришлось пережить...
   Артем кивнул.
   - Сейчас ему кажется, что он самый счастливый человек на свете, - продолжила Снежка. - И дело не в том, что мы с ним... ну, что мы с ним... целовались... а что Мир Русских Сказок стал ему таким же родным, как и для тебя.
   Артем почувствовал себя немного неловко, будто Снежка рассказывала ему то, что не должна была говорить. Но следующие ее слова быстро вывели его из оцепенения.
   - Когда все закончится, и ты вернешься обратно, Дэнч не сможет понять... Но я прошу тебя, чтобы ты сказал ему, как сильно я люблю его. И что я любила его до последнего облачка...
   Артем не понял, про какое облачко она говорит, но почувствовал, как к горлу подкатывает комок.
   - Ну, - расправила плечи Снежка, - нам пора идти дальше.
   - Дальше? - удивился Артем. - Но я думал, этого хватит. Я уже полон сил, могу ходить, у меня ничего не болит. Зачем же нам идти дальше?
   - Вот, - Снежка достала из кармана клочок бумаги. - Прочитай! Это оставил мне Дядя Миша.
   Артем взял записку и прочел:
  
   "Снежка! Я знаю, что только ты можешь помочь Артему попасть на острова. Пожалуйста, сделай так, чтобы он там остался хотя бы на неделю. Только так он сможет излечиться от своей болезни..."
  
   - Я не хочу, - не дочитав до конца, произнес Артем. - Мы должны вернуться. Ты растаешь, а я не хочу такой жертвы.
   - А мне кажется, ты как раз не можешь оценить моей жертвы, - мягко возразила ему Снежка.
   Артем уставился на нее непонимающими глазами.
   - Скоро весна, и я все равно растаю. Но тогда мне придется объясняться с Ильей, и мне придется или растаять у него на глазах, или расстаться с ним, чтобы до зимы вернуться к отцу.
  
   "...Скажи ему, что он должен просто гулять. Пусть путешествует по островам и возвращается только тогда, когда встретит..."
  
   - Кого встретит? - спросил у Снежки Артем, но она в ответ только пожала плечами.
   - Он не успел дописать, - сказала она. - Так ты выполнишь его пожелание?
   Артем задыхался от бессилия. Из-за него Дядя Миша сейчас сидел в тюрьме, Снежка тает на глазах, а в доме городского головы его ждет Дэнч, которому придется объяснять, почему он погубил его подругу...
   - Хорошо, я выполню то, что он мне написал, - Артем с яростью скомкал бумажку. - Я выполню ВСЕ, что вы мне говорите...
   И он зашагал через пшеничное поле в ту сторону, где виднелись белые церковные купола. Снежка ковыляла за ним. Поле было длинным, но Артем шагал семимильными шагами и очень скоро вышел прямо к церкви. И сразу же понял, что, скорее всего, здесь живут одни монахи. Вслед за самым высоким куполом, рядом с которым он сейчас стоял, он заметил еще несколько куполов, поменьше этого. Артем по привычке втянул в себя воздух и зашагал по лавной улице.
   Церкви были повсюду, и первое, что пришло в голову Артему, что вряд ли его, вора и мошенника, захотят здесь увидеть. Но Снежка, едва поспевавшая за ним, словно прочитала его мысли и успокоила Артема:
   - Если ты думаешь, что тебе здесь не место, то ты ошибаешься. На Блаженных Макарийских островах давно уже обосновались не только праведники, но и самые великие грешники. Здесь всегда рады принять того, кто решил порвать со своим темным прошлым. Может быть, тебе придется искупить свои грехи, и на это может уйти вся твоя жизнь, но зато твоя душа очистится и станет белой.
   - У меня... нет никаких грехов, - буркнул себе под нос Артем, прекрасно зная, что соврал. Снежка промолчала.
   Целый день он бродил по странному городу. На улицах, кроме них со Снежкой, никого не было, и только когда с колокольни главной церкви послышался мелодичный перезвон, двери монастырей и церквей стали открываться, и из них медленно стали выходить люди. К удивлению Артема, это были не монахи и не священники, а самые обыкновенные люди. Но еще более удивительным было то, что они словно не видели друг друга. Они просто дышали свежим воздухом, вдыхая его полной грудью, как Артем.
   - Это и есть грешники? - спросил он у Снежки. Она кивнула и показала ему рукой в сторону одного из храмов.
   - Нам сюда, - сказала она. - Это храм Николая Чудотворца, покровителя путешественников, здесь принимают усталых путников. Только не удивляйся, если с тобой не станут говорить. Тут вообще не любят разговаривать.
   Перезвон закончился, обитатели разошлись по домам. Артем заметил, что несколько человек ушли к самому горизонту, где не было монастырей, где равнина заканчивалась, и возвышались огромные скалы.
   - А что там? - спросил Артем у Снежки.
   - Там пещеры, - мрачно ответила она. - Для тех, кто сам приговорил себя к вечному покаянию и никогда не сможет вернуться к людям. Тебе лучше туда не ходить.
   Снежка схватила Артема за руку и потащила к храму для путников. Когда они вошли, к ним навстречу уже спешил высокий молодой монах. Он знаком показал, чтобы Снежка осталась, а Артем последовал за ним. Они проскользнули за алтарь и оказались в длинном коридоре, по обе стороны которого убегали вдали покосившиеся черные двери. Монашек снова поманил Артема за собой, открыл одну из дверей и пригласил его войти.
   Перед Артемом открылась комнатка, в которой не было ничего, кроме маленького столика, стула и кровати. Комната была похожа на небольшой номер в дешевой гостинице или общежитии.
   - Эта келья, - наконец-то заговорил провожатый. - Вы можете здесь оставаться ровно столько, сколько вам потребуется. Согласно внутреннему уставу монастыря, в келью нельзя заходить посторонним людям, поэтому вам никто не помешает.
   С этими словами монах поклонился и вышел. Артем посмотрел на аккуратно заправленную кровать, и его тут же сморил сон. В этот раз он успел раздеться и, почти утонув в мягком постельном белье, накрывшись одеялом, погрузился в сон.
   Стоило ему закрыть глаза, как он снова проснулся. Непреодолимая сила заставила его выбраться из постели и, словно по велению какого-то голоса, выйти из храма обратно на улицу. Снежки нигде не было видно, и Артем уже было подумал, что она растаяла, но сейчас его мысли были заняты только тем, что он должен найти глубокую пещеру с низкими сводами и человека, который скрывается в ней.
   "Там пещеры...- вспоминал он дорогой. - ...кто сам приговорил себя... не сможет вернуться к людям... тебе лучше туда не ходить". Но он точно знал, что должен найти эту пещеру, знал даже дорогу к ней.
   Пусть был неблизким, но Артем проделал его с необычайной легкостью. Он продолжал наслаждаться волшебными ароматами Макарийских островов и с каждой минутой чувствовал себя лучше. Когда Артем нужную пещеру, было уже далеко за полночь.
   Место, где его должен был ждать таинственный незнакомец, было совсем не страшным. Своды пещеры и в самом деле были такими низкими, что Артему пришлось нагнуться, чтобы пролезть внутрь. Когда ему это удалось, он увидел сидевшего возле тлеющего костра немолодого человека с ясным и открытым взглядом, улыбавшегося белоснежной улыбкой, приглашающего его сесть рядом с собой.
   - Кто вы? - спросил Артем, усаживаясь рядом с хозяином пещеры.
   - Меня зовут Олег, - поклонился тот. - Я вещун.
   - Кто вы? - переспросил Артем.
   - Я вещун, - повторил Олег. - Колдун, которому открыты прошлые и будущие события. Колдун, который может управлять вещими снами, которому ведомо все, что было и будет на земле. Колдун, который пригласил тебя сюда.
   - Так это ваш голос я будто слышу в голове, - испугался Артем. - Я что - сумасшедший?
   - Нет-нет, ты в полном порядке, - успокоил его вещун. - Просто ты сейчас спишь, и я позволил привнести свой голос в твой сон.
   - Что значит - я сплю? - не понял Артем. - Вы хотите сказать, что я сейчас...
   - Ты все еще лежишь в келье, в храме Николая Угодника, - закончил за него Олег. - А я тебе просто снюсь.
   - Но как такое может быть? - Артем никак не мог поверить, что он находится во сне. - И зачем я вам понадобился?
   - Не волнуйся, Артем, сейчас ты все узнаешь, - загадочно улыбнулся вещун. - Просто это наша последняя встреча, и мне бы хотелось объяснить тебе кое-какие вещи, которое происходили с тобой.
   - Вам и имя мое известно? - скривил губы Артем.
   - Да, - не замечая этого, ответил вещун. - Но если ты действительно хочешь понять, что к чему, то тебе придется набраться терпения и выслушать меня.
   Артем всем своим видом показал, что готов к беседе.
   - Несколько месяцев назад ко мне обратился Одиннадцатый Сказочник, - начал вещун. - Он сообщил мне, что некто знахарь Михаил хочет со мной связаться, но мы не можем с ним встретиться, потому что у него нет доступа на наш ярус. Тогда мы познакомились с ним через сны. У нас, колдунов, знахарей и кудесников, всегда было в чести помогать друг другу, поэтому когда Михаил попросил меня о помощи, я сразу же согласился. Он рассказал, что хочет помочь одному своему ругу, который когда-то помог ему найти себя и понять смысл жизни, и что этот друг из внешнего Мира. Мне стало интересно, и Михаил рассказал мне о тебе, Артем. Я узнал, что у тебя есть заветное желание, ради исполнения которого ты готов ввязаться в самую ужасную авантюру, и что он, Михаил, уже сделал шаг, чтобы помочь тебе в этом. Он купился на помощь Василисы Премудрой и помог ей обмануть тебя.
   - Это я знаю, - перебил вещуна Артем. Ему было неприятно снова про это воспоминать.
   Другой рассказчик на месте Олега обиделся и не стал бы продолжать, но вещун сделал вид, будто даже не заметил этого выпада Артема.
   - Ему было очень стыдно за свой поступок, он даже просил меня наказать его кошмарами, но как бы это помогло делу? И тогда они вместе с Одиннадцатым Сказочником попросили меня, чтобы я помогал тебе. Незримо, неясно и не всегда, но чтобы ты, Артем Царевич, в самые трудные времена мог видеть вещие сны. И я согласился.
   Он сделал паузу и подбросил в костер немного дров.
   - Помнишь, сначала ты увидел сон про колодезника, потом я показал вам с Ягой, как спасти ваших друзей от разбойников, помог Василию Васильевичу найти снегурочку и Дэнча?
   Он снова пошевелил поленья в костре.
   - Конечно, с самого первого дня, как только ты оказался в Мире Русских Сказок, я уже все знал про тебя. Я знал, для чего ты пришел, но я знал и то, что вся затея Василисы с "Короной Кощея" нужна только для того, чтобы она могла отыскать Золотое Яблоко.
   Артем был поражен:
   - Вы знали, и все равно помогли ей завладеть Яблоком?
   Вещун проигнорировал его вопрос.
   - И вы знали, что погибнет белый конь, и что Яга станет слепой? И что Снежка растает?
   - Да, я все это знал. Но еще я знаю, чем должная закончиться эта история. Тебе, конечно, я об этом ничего говорить не стану, но могу тебя заверить, что все будет хорошо.
   - Если вы не собираетесь открывать мне мое будущее, зачем же вы меня сюда позвали? - удивился Артем.
   - Я обещал Михаилу помогать тебе до конца. И я сдержу слово, - надменно поднял брови вещун. - Ты должен знать только то, что тебе положено, чтобы поставить в этой сказке точку. Об это мне совсем недавно и Одиннадцатый Сказочник говорил...
   - Что же это... - у Артема перехватило дыхание. Он жаждал услышать от вещуна только одно, что могло бы навсегда поставить точку в сказке и открыть новую страницу его реальной жизни. Он ждал, что вещун расскажет ему о родителях.
   - Когда ты шел сюда, ты видел рядом с моей пещерой землянку? - спросил его Олег.
   - Да, - пробормотал Артем, не понимая, к чему клонит вещун.
   - Она видна только ночью,- продолжил тот. - Запомни это место, и приходи сюда на заре. Землянку уже не будет видно, но ты смело ступай туда, где она была. Когда ты окажешься внутри, ты увидишь знакомого тебе человека. Если же ты его не узнаешь, скажи ему про Корону Кощея...
   - И это... все? - Артем смотрел на вещуна недоумевающим взглядом.
   - Все, - сказал, как отрезал Олег и замолчал.
   Артем не решился нарушить тишину, и первым это сделал сам вещун.
   - Я знаю, о чем ты думаешь,- шепотом произнес он. - Кончено, я могу рассказать тебе о твоих родителях, но...
   Артем почувствовал легкое головокружение.
   - Но тебе это знать ни к чему, - сказал вещун и принялся ворошить угли, оставшиеся от костра.
   В душе Артема все клокотало.
   - Но ведь вы же вещун! Неужели вы не можете открыть мне хотя бы этот секрет? Ведь это так просто!!!
   Лицо Олега резко исказилось и помрачнело.
   - Ты думаешь, это так просто - знать будущее? Думаешь, что это просто - знать, что, когда и с кем случится? И быть не в силах что-либо изменить... - устало бросил он.
   Артем ничего не ответил.
   - Когда-то я мог менять настоящее, - через мгновение снова заговорил вещун, и по его тону Артем понял, что Олег давно уже хочет выговориться, а он - первый, кому он может сказать это сказать. - Тогда я был молод, и люди часто обращались ко мне с просьбой объяснить им то или другое. Еще мальчишкой я обнаружил в себе это дар. Ты ведь знаешь, что в нашем Мире каждый умеет что-либо делать лучше всех? Так вот мне выпало стать вещуном, но тогда я не понимал, какую опасность таит в себе мой дар...
   Вещун закрыл глаза, что-то тщательно вспоминая.
   - Однажды на берегу реки я увидел прекрасную девушку, которая полоскала белье. Но не успел я подойти к ней, а мне уже открылось, что завтра она снова пойдет полоскать это дурацкое белье, и что она утонет. Я отшатнулся и побежал к ней домой. Я рассказал ее родителям о своем видении, но они не верили мне. Я советовал им не отпускать свою дочь на следующий день на реку, но они не послушались, они смеялись надо мной и даже выгнали меня из дома. "Что может случиться с молодой, здоровой девушкой на берегу реки?" - говорили они.
   Вещун открыл глаза.
   - На следующее утро она отправилась на реку, захватив с собой огромный таз с бельем. Я снова был там, я уговаривал ее бросить свое занятие, но она тоже подняла меня на смех. Она так громко смеялась, что сбежались соседи, и стали прогонять меня. А потом... Никто так и не понял, что случилось. Она вдруг схватилась за сердце и упала прямо в воду. Соседи, которые были заняты мной, на мои крики никак не реагировали, и даже когда я увидел, что девушку уносит от берега, и показывал туда рукой, они мне не верили. В отчаянии я убежал домой, а через час ко мне ворвались ее родители, а вместе с ними вся деревня. Я уже знал, что они пришли, чтобы устроить самосуд, и вовремя бежал через задний двор.
   Вещун стал белее мела.
   - Сначала я хотел пойти и все объяснить, но будущее открыло мне, что если я это сделаю, то меня обвинят в колдовстве, в убийстве и сожгут на костре. Тогда я решил все отомстить, и стал менять будущее по своему усмотрению. Я стал бродить по свету и везде, где только мог изменить чье-то будущее, менял его. Если я видел счастье, любовь, радость, я делал так, что на смену им приходили страх, горе и ненависть. Я вступил в борьбу с самой Мокошью, и она мне жестоко отомстила.
   Вещун учащенно дышал, но быстро успокоился и продолжил.
   - Когда я совсем уже состарился, я влюбился. Во второй раз в жизни. Я строил планы, я сделал предложение моей возлюбленной, но когда все уже было готово, и в будущем я видел нашу свадьбу, и троих ребятишек, весело прыгающих у меня на коленках, она вдруг исчезла. Напрасно я пытался высмотреть ее в своем будущем, ее словно там никогда и не было, она исчезла и из прошлого. И из будущего.
   - Это была Мокошь... - выдохнул Артем.
   - Да, это была она, - устало ответил Олег. - Прошло несколько дней, и она снова объявилась, но уже во всем своем обличии. Она сказала, что приняла мой вызов, и что дар, который она же мне и дала, станет другим.
   - Как это? - спросил Артем.
   - Теперь я уже не мог изменять будущее, я могу только его созерцать, и даже когда вижу что-то ужасно, что я хотел бы поправить, я не могу этого сделать.
   По щекам вещуна потекли крупные слезы.
   - Только тогда я понял, что натворил. Я отправился к Мокоши и попытался вымолить у нее прощение, но повелительница судьбы была непреклонна. Тогда я попросил отправить меня сюда, на остров вечно кающихся. Мокошь долго думала, но потом согласилась, и с тех пор вот уже несколько веков я живу в этой пещере, скрытой от всякого постороннего глаза и, чем могу, помогаю простым жителям Мира Русских Сказок.
   Вещун закончил исповедь, затоптал костер и снова повернулся к Артему.
   - Я вижу твое будущее, мальчик из внешнего Мира. Я не знаю, что будет с тобой там, в Мире Яви, но знаю, что ты еще вернешься в Мир Русских Сказок. Когда ты дойдешь до конца, ты поймешь, почему я тебе ничего не рассказал о твоих родителях. А пока прошу тебя только об одном - приди на заре к землянке. Хорошо?
   Артем ничего не успел ответить. Вещун хлопнул в ладоши, и он тут же проснулся у себя в келье. Вскочив на ноги, Артем посмотрел на часы, которые висели на противоположной стене. Они показывали полтретьего. До рассвета оставалось совсем ничего, а идти нужно было долго.
   В спешке натянув на себя штаны и футболку, Артем выбежал из кельи, промчался по коридору, выскочил из храма, где чуть не сбил с ног какую-то древнюю старуху.
   - Ну и силен ты спать, Артем, - прошамкала она.
   - Простите... - изумился Артем. - Я вас знаю?
   - Неужели за семь дней я так сильно изменилась? - знакомым голосом ответила старуха.
   - Снежка? - волосы на голове Артема встали дыбом. - Но как?.. Почему?.. Семь дней? Я проспал семь дней?
   - Ну, не то, чтобы проспал, - заметила Снежка. - Ты всю эту неделю ходил по городу, как в бреду. Ты был совсем как те люди... Когда начинался перезвон, ты выскакивал из кельи и бродил то тут, то там. Потом даже зачем-то в пещеры пошел... Я хотела с тобой, но меня монахи не пустили.
   - Мне надо идти, - не стал дослушивать ее Артем. - Я должен вернуться к пещерам.
   - Понятно... - вздохнула Снежка.
   - Мне кажется, теперь ты можешь пойти со мной, - сказал он не своим голосом. Он узнал этот голос, вместо него будто говорил вещун. - Я должен тебя увидеть, когда выйду из землянки.
   Снежка не стала спрашивать его про землянку, а просто засеменила за ним. Артем старался идти как можно быстрее, но, заметив, что пожилая снегурочка не успевает за ним, взял ее на руки, совсем как она его, когда несла сюда, и побежал к пещерам. Ровно в четыре они были на месте, и как только из-за горы показался первый рассветный луч, землянка, которую он видел еще несколько секунд назад, исчезла.
   - Я скоро, - сообщил Снежке Артем и прыгнул на то место, где только что в земле зияла дыра.
   Его понесло вниз со страшной скоростью. Всего один раз в жизни Артем был на аттракционе "Русские горки", когда машина сначала поднимает тебя до небес, а потом бросает вниз, и все внутри сжимается. Сегодня он испытал точно такое же чувство, но даже не успел об этом подумать, потому что грохнулся на землю.
   Застонав от боли, Артем все же смог подняться на ноги и обнаружил, что снова попал в пещеру, но теперь эта пещера была такой просторной, что больше походила на тронный зал какого-нибудь государя. Но в этом "тронном зале" не было ни трона, ни символов власти, ни самого государя - вообще ничего. Зато в самом дальнем углу Артем заметил, как оживает тряпичный мешок. Приглядевшись повнимательней, он понял, что это был вовсе не мешок, а человек.
   Это был низкий, сгорбленный старик с длинной-предлинной бородой. Несмотря на свой возраст, а ему явно за сто, подумал Артем, старик быстро передвигался и очень скоро они оказались лицом к лицу. Лицо деда было вдоль и поперек испещрено морщинами, а на голове почти совсем не осталось волос. Только глаза выдавали в нем существо разумное, во всем остальном это был настоящий дикарь.
   - Кто ты такой? - спросил старик. Голос у него оказался звонким.- Как ты попал сюда, и что тебе от меня надо?
   - Меня отправил вещун, - ответил. Немного робея, Артем. - Он сказал, что я вас знаю, и что вы поможете мне...
   - И ты хочешь сказать, что узнал меня? - усмехнулся старик. В нем совершенно не было злобы, Артему на миг показалось, что перед ним стоит его собственный дедушка, которого он никогда не знал.
   - Если честно - нет, - признался Артем. - Но вещун предупредил меня, что если я вас не узнаю, то должен рассказать вам про Корону Кощея.
   Старик вздрогнул. Но затем еле заметно улыбнулся, погладил бороду и громко произнес:
   - Тогда разреши представиться, - незнакомец протянул руку Артему. - Атаман Кудеяр.
  

Глава 24

новый повелитель нави

  
   Артем вылез из землянки, плотно сжимая в руках небольшой мешок, завязанный крепким узлом. Его глаза выражали огромную радость, которой он немедленно захотел поделиться со Снежкой. Но когда он, отряхнувшись от земли, встал в полный рост, то обнаружил, что старухи, в которую превратилась снегурочка, больше нет. Перед ним снова стояла пятнадцатилетняя девчонка с холодным взглядом и ледяной улыбкой.
   - Вот и все, - произнесла она совершенно без эмоций, - мне пора.
   И не успел Артем подойти к ней, как в один миг солнце, прятавшееся за маленьким облачком, осветило пещеры, и Снежка растаяла. Это произошло так быстро, что когда Артем подбежал к тому месту, где она только что была, то увидел только плавающие в небольшой лужице сапожки и шубу снегурочки. Он опустился на колени, зачерпнул в ладонь немного воды, оставшейся после Снежки, и прошептал:
   - Прости. И спасибо, что спасла меня.
   Вода медленно просочилась у него между пальцев, Артем поднялся и прямой уверенной походкой пошел обратно в город. На одно мгновение он забежал в церковь Николая Чудотворца, тут же выскочил обратно и понял, что больше ему на Блаженных Макарийских островах делать нечего. Помня о том, что ему предстоит серьезное объяснение с Дэнчем, он мысленно пожелал переместиться на второй, а затем на первый ярус. От предстоящей встречи он не ждал ничего хорошего и поэтому закрыл глаза, а когда открыл, то обнаружил, что вернулся не в Дед-да-Бабинск, а что он стоит посредине Калинова моста.
   - Странно, - подумал он. Куда он должен был идти? Почему он оказался здесь, и где сейчас Дэнч и Василий Васильевич? Он посмотрел в сторону Тридевятого царства, но вдруг резко развернулся и пошел в Мир Нави. Оттуда в декабре начался его поход за сокровищами Кудеяра, там он и должен был закончиться.
   Удивительно, но, ступив на землю Тридесятого царства, он испытал новое для себя чувство. Теперь все здесь казалось ему таким гадким и противным, что захотелось поскорее перебраться по мосту на другую сторону. Но он чувствовал, что должен пройти свой путь в Мире Нави до конца. Он знал, куда идет, избушка Девы-Яги не могла никуда исчезнуть. Там он переждет какое-то время, чтобы затем сделать то, ради чего он вернулся сюда.
   Дорога до владений Яги в этот заняла больше времени, чем обычно. Артем впервые шел сюда один, без друзей и провожатых. Шел, изредка путаясь в ориентирах, но все же не сбиваясь с нужного курса. К концу дня он был на месте. По привычке оглядев забор из человеческих костей и черепов, закрытый засовами из рук и ног и замком с огромными зубами, он ударил сам себя по носу, из которого хлынула струя крови.
   - Чую, чую - русским духом пахнет. Раньше русского духа не дождешься, а нынче русский дух сам пришел! - заскрипел знакомый голос.
   - Это Артем! - ему показалось, будто это был Василий Васильевич.
   Так оно и было. Когда Яга отрыла ему, на него с дружескими объятиями тут же бросился Василий Васильевич. Обнявшись с котом, Артем увидел, что из-за его спины на него злобно таращится Дэнч. Дева-Яга сразу же ушла к себе в избушку.
   Пока Артем, присев на пенек, служивший Яге стулом, успокаивал кровотечение, Василий Васильевич все время прыгал вокруг него, рассказывая, как они оказались у Девы-Яги.
   - Представляешь, мы шли сюда целую неделю, - захлебываясь от восторга, рассказывал кот. - Ночью мне приснилось, что мы должны вернуться сюда, что вы со Снежкой тоже будете здесь. Я сначала не хотел идти, думал ловушка, но это сон снился мне все время, и мы с Дэнчем пошли к Деве-Яге.
   - Это вещун, - бесцветным голосом произнес Артем.
   - Где Снежка? - услышал он над собой, и в душе у него все похолодело.
   Он встал, вытер лицо платком, и посмотрел в глаза Дэнчу.
   - Она... она...
   - Ну? - сквозь зубы буркнул Дэнч, и Артем заметил, как глаза Дэнча наливаются яростью, а сам он сжимает кулаки.
   - Она растаяла, Дэнч. Мне очень жаль, - сказал Артем и зажмурил глаза, приготовившись к удару.
   Но удара не последовало. Артем боязливо приоткрыл сначала правый глаз, потом левый, но Дэнча перед ним уже не было. Затем он повернул голову и увидел, как Дэнч выходит со двора.
   - Илья! - позвал он.
   Дэнч вздрогнул и обернулся.
   - Она любила тебя до последнего облачка, - передал Артем слова Снежки.
   - Я знаю, - ответил Дэнч и быстрым шагом вернулся обратно.
   Они стояли, глядя друг другу в глаза. Дэнч занес руку для удара, но тут же бессильно опустил.
   - Ненавижу тебя, - процедил он. - Это ты во всем виноват. Ты заставил поверить меня, что жизнь может превратиться в сказку. Я думал, хотя бы здесь будет по-другому, хотя бы здесь мне не придется никого... терять.
   - Дэнч, я не... - тронул его за плечо Артем.
   - Не прикасайся ко мне, - отдернул руку Дэнч. - Знать тебя не желаю... Раньше бы отдубасил бы тебя, как следует... Только не думаю, что ей бы это понравилось... Прощай, и знай, что у тебя теперь ей настоящий враг!
   Он развернулся и пошел прочь. Артем кинулся за ним, но Василий Васильевич удержал его.
   - Оставь его, Артем, - сказал он. - Ты его уже все равно не вернешь. Он сам сделал свой выбор.
   - Выбор? - удивился Артем и заорал на Василия Васильевича. - О каком выборе ты говоришь? Что ты вообще понимаешь? Мы же с ним только-только ладить начали, у нас судьбы с ним одинаковые, мы...
   - Нечего не меня кричать, - перебил его спокойным тоном Василий Васильевич. - Судьбы у вас одинаковые, это верно. Только выбор разный. Ты выбрал Мир Прави, а Дэнч - Мир Нави.
   Артем так и остался стоять, разинув рот.
   - Закрой, - засмеялся Василий Васильевич.
   - Но п-почему М-мир Нави? - заикаясь от удивления, спросил у него Артем.
   - Так уж сложилось, что когда человек оказывается один или когда на его давят обстоятельства, он делает выбор в сторону добра или зла, - ответил Василий Васильевич. - И тогда одни оказываются в Тридевятом царстве, а другие - в Тридесятом.
   Артем собирался задать ему еще один вопрос, но Василий Васильевич опередил его.
   - Если ты хочешь спросить про себя и про Дэнча, то я тебе отвечу, - кивнул он. - Ты ведь пришел сюда во второй раз только затем, чтобы убить своих родителей?
   Артем отвернулся.
   - Кто тебе сказал? Дядя Миша?
   - Да, но я и сам догадался, - ответил кот. - Но речь не об этом.
   Артем вздохнул и снова стал слушать Василия Васильевича.
   - Перед тобой стоял выбор - последовать своему желанию, или самому изменить свою судьбу. Вместо смерти своих родителей ты выбрал для них заговоренную от пьянства рубашку. Ты хочешь вернуться к ним, хочешь спасти их, и поэтому когда тебе присваивали статус, ты выбрал наш Мир.
   - А Дэнч... - Артем уже знал, что ему ответит кот.
   - А Дэнч даже не попытался найти выход. Он привык к тому, что судьба несправедлива к нему и поэтому пошел по той дороге, которую она ему указала.
   - Ты хочешь сказать, что Мокошь уготовила ему неверный путь? - ужаснулся Артем.
   - Нет, - покачал головой Василий Васильевич. - Судьба - это всего лишь узкая дорога, которая ведет нас от наших желаний к нашей мечте.
   Желания... мечта... Артему всегда казалось, что это синонимы, но Василий Васильевич думал иначе.
   - Желания - это отражение чужой мечты, а своя мечта - это смысл жизни, - философски изрек он. - Человек живет ради того, чтобы воплотить свою мечту в жизнь, и даже когда ему это удается, он ищет новую, и снова пытается ее достичь. Ты ВЫБРАЛ свою судьбу, какой бы тяжелой она для тебя ни была, потому что у тебя есть мечта, и она наполняет твою душу светом. А Дэнч ПОДЧИНИЛ себя своей судьбе, и поэтому он выбрал Мир, в котором в обмен на исполнение желания человек теряет свою душу.
   Артем задумался, но Василий Васильевич постарался ободрить его:
   - Хватит киснуть и винить себя в том, в чем ты совершенно не виноват. Давай лучше вместе пойдем к мечте!
   Артем посмотрел на него и ответил:
   - Ты прав, пойдем к мечте!
   Василий Васильевич улыбнулся.
   - А пока давай отправимся спать. Завтра у нас важное дело, - подмигнул ему Артем.
   - Важное дело? - навострил уши Василий Васильевич.
   - Да, - кивнул Артем.
   Больше он ничего не стал говорить, и как ни просил Василий Васильевич, но Артем не произнес ни звука. Зато с первыми лучами солнца растолкал беднягу-кота, заставил принять душ и потащил за собой.
   Они разбудили Деву-Ягу, у которой Артем спросил:
   - Радимира! Ты можешь одолжить мне свою ступу?
   Дева-Яга была удивлена не меньше Василия Васильевича, и хотя ее чувства к Артему давно уже остыли, легонько свистнула, и ступа выскочила из подпола.
   - Можешь забрать ее хоть насовсем, - сухо сказала она, выпроводила Артема и Василия Васильевича во двор и развернула избушку к лесу передом.
   Оказалось, что управлять ступой несложно. Артем и Василий Васильевич забрались в нее, и после очередной абракадабры: "Спута, сени немя к Валисисе!" ступа взмыла в воздух и понесла своих пассажиров на север.
   В Мире Русских Сказок наступала весна, и Тридесятое царство начинало увядать. Конец февраля в Мире Нави напоминал начало осени в обычном мире, когда деревья покрывались разными красками, а небо затягивалось серыми тучами. Но здесь листья желтели и сразу же падали, не переставая, лил дождь, а тучи были такими мрачными, что день напоминал поздний вечер.
   - Мы летим на Вещую гору? - спросил Артем у Василия Васильевича.
   - Ну, если ты захотел попасть в замок Кощея, то мы действительно летим на Вещую гору, - ответил кот.
   Меньше, чем через их взору открылась северная сторона Алатырь-горы. В тумане Артем и Василий Васильевич разглядели очертания огромного черного дворца с золотыми окнами. Артем приказал ступе влететь прямо к Василисе.
   Ступа выполнила приказ и ринулась в самое большое окно. Артем и Василий Васильевич спрятались внутри и прижались друг к другу, когда послышался звон разбитого стекла. Ступа несколько раз перевернулась и выплюнула из себя пассажиров прямо к трону Василисы.
   Артем быстро поднялся на ноги и помог прийти в себя Василию Васильевичу. В тронном зале никого не было, и друзьям показалось, что на их прибытие вообще никто не обратил внимания. Артем принялся рассматривать дворец Кощея. Повсюду стояли раскрытые сундуки, доверху набитые несметными богатствами - золотом, серебром, драгоценными камнями, жемчугом... Но Артема все это мало занимало, он хотел поскорее увидеть Василису. И его желание тут же исполнилось.
   По бокам тронного зала вдруг разом открылись шесть или восемь дверей, и из каждой на Артема и Василия Васильевича налетела нечистая сила, но ни один из злых духов не посмел притронуться к незваным гостям, услышав высокий женский голос:
   - Оставьте их!!!
   Нечисть послушно разбрелась по углам, освобождая место для Царицы Нави. Василиса степенно прошла мимо рядов своих подданных, свысока посмотрела на Василия Васильевича и поманила Артема за собой к трону.
   Величественно усевшись в глубокое, обитое красивым черным бархатом кресло, она заговорила властным голосом:
   - Я вижу, ты все-таки решил вернуться. Вижу, ты понял, что только я могу дать тебе то, чего смог дать тебе Мир Прави? Что же, я очень рада.
   Она подалась вперед и протянула Артему руку для поцелуя. Он и в самом деле подошел ближе, но руку целовать не стал, а вместо этого собрался с силами и, развязывая мешок, который он добыл в землянке у Кудеяра, заговорил:
   - Василиса! Я пришел сюда не затем, чтобы служить тебе. Мы знакомы с тобой всего полгода, но ты успела причинить столько боли мне и моим друзьям, что я должен сказать тебе то, что скажу. Ты убила собственного отца, нарушила равновесие в Мире Русских Сказок. Ты обманула нас, заставив искать для тебя Золотое Яблоко. Из-за тебя и твоих необдуманных желаний мы погубили волшебные артефакты. Из-за тебя погиб белый конь, мой друг, и ослепла Радимира. Из-за тебя меня осудили и бросили в тюрьму, где я чуть не погиб. Ты добилась своего, ты стала повелительницей Тридесятого царства, а я растерял всех своих друзей. Сначала Тоня, потом конь, потом Дядя Миша, Дэнч и, наконец, Снежка. У меня остался только Василий Васильевич. А ты... заслуживаешь наказания!
   Слушая Артема, Василиса усмехалась. Когда она закончил, она даже не потрудилась встать, а лениво произнесла со своего места:
   - Ты думаешь, у тебя есть средство победить меня? - она расхохоталась, и ее смех загромыхал по всему залу, отражаясь от стен и зеркал, висевших в нем. - Ты думаешь, есть что-то, что окажется сильнее Золотого Яблока, дающего власть над Вселенной?
   - Да, есть, - хладнокровно ответил Артем. - Это Корона твоего отца.
   - Что? - удивилась Василиса и стала хохотать еще сильнее. - Ты все еще веришь в эту сказку про Корону Кощея?
   - Ну, может быть, я неправильно выразился, - смех Василисы придавал Артему еще больше самообладания. - Корона Кощея - это то, что может заставить его потомков отказаться от власти. То, при помощи чего твой отец накажет тебя за гордыню и непослушание, даже будучи мертвым. Он не мог умереть, не оставив тебе кое-что на память о себе. Поэтому его и назвали Кощеем Бессмертным!
   С этими словами Артем рванул на мешочке последний узел, резким движением выхватил из него какую-то тряпку и бросил в руки растерянной Василисе.
   - Что это? - закричала она.
   Как только тряпка коснулась ее пальцев, она словно приросла к ним. Василиса попыталась отодрать ее, но только причинила себе ужасную боль. Коричневого цвета гадость растекалась по телу Василисы и словно сжимала ее.
   - Что это? - снова завопила она.
   - Это лягушачья кожа, - все также спокойно ответил Артем. - Та самая, в которую Кощей всегда мог заточить непослушную дочь.
   Лягушачья кожа покрыла уже все тело Василисы, коснулась лица и расползалась по нему, пряча красоту под пупырчатой шкуркой.
   - Три года, - произнес Артем. - Три года тебе придется находиться в этом обличии. Может быть, когда пройдет этот срок, ты поймешь, сколько зла ты причинила и сумеешь измениться.
   - Н-е-е-е-е-е-т! - завыла Василиса. Кожа выворачивала ей руки, сгибала ее пополам, давила ей на шею, сковывала движения и морщила лицо.
   - На три года, именем Кощея Бессмертного! - прокричал Артем, и Василиса уменьшилась до размеров лягушки.
   Василий Васильевич смотрел на все это с ужасом и одновременно с нескрываемым восторгом. Когда Артем произнес последнее слово, у него под ногами раздалось громкое кваканье. Лягушка-Василиса уже спрыгнула с трона и поскакала прочь из зала.
   - И куда она теперь? - робко спросил Василий Васильевич.
   - Не знаю, - с явным безразличием ответил Артем. - Мне все равно.
   - Когда-нибудь она вернется... - сказала кот. - Ты уверен, что она изменится?
   - Нет, не уверен, - честно ответил Артем. - Но ведь ты сам говорил мне, что никто кроме нас не может изменить свою судьбу?
   Василий Васильевич только вздохнул.
   - Хм, - послышалось у друзей из-за спины.
   Артем и Василий Васильевич резко обернулись и увидели перед собой духов, смиренно преклонивших головы перед победителями. Один из них, явный мертвец, налитый кровью ("Упырь", - шепнул кот), обратился к Артему.
   - Какие будут приказания, новый повелитель? - поклонился он.
   - Что? - удивился Артем. - Новый повелитель? Я?
   Василий Васильевич замотал головой.
   - Конечно, - ответил упырь. - Тот, кто победил прежнего владыку Тридесятого царства, сам должен сесть на трон.
   - Но я не могу, - сказал Артем. - Я из Мира Прави.
   - Богатырь? - исподлобья посмотрел на него упырь.
   - Герой, - впервые произнес это слово Артем. Нечистые отпрянули. Перед Артемом остался только один упырь.
   - Если ты герой, мы тебя не тронем, - сказал мертвец. - Но тогда ты должен передать свою власть другому. Потому что без власти Мир Нави существовать не может.
   - Но ведь жили же вы как-то тридцать три года, пока не было Кощея? - удивился Артем.
   - Разве то была жизнь... - оскалился упырь. - Только и делали, что друг с дружкой воевали, половину Тридесятого царства уничтожили...
   - Но кому я могу отдать свою власть? - спросил Артем.
   И тут вмешался Василий Васильевич.
   - Ты что, Артем! Даже не вздумай свою власть никому отдавать!
   Упырь с ожесточением посмотрел на кота. Он был готов наброситься на него, если бы тот не держал за руку нового повелителя Нави.
   - Ты даже не представляешь, какую пользу ты принес Миру Русских Сказок, - сказал Василий Васильевич.
   - Я? Пользу? Всему Миру? - Артем не верил своим ушам.
   - Ну да, - кивнул Василий Васильевич. - Ты сам подумай - ведь даже в лягушачьей коже Василиса остается их царицей, и никто без ее приказа не сможет нападать на людей, не станет убивать их или превращать в себе подобных. Три года мира, согласия и спокойствия - вот что ты подарил Миру Русских Сказок!
   - А как же они? - спросил Артем, показывая на рукой на нечистых.
   - Пусть живут себе, только никого не трогают, - ответил Василий Васильевич и, заметив, как к нему уже побираются со всех сторон, рявкнул. - Иначе их ждет Высший Суд!!!
   Духи Нави разбежались, а Артем и Василий Васильевич забрались обратно в ступу и вылетели на свежий воздух, поближе к Зеленому Дубу.
   - Ты посмотри, как тут все изменилось! - восхищенно произнес Василий Васильевич и показал Артему на горизонт.
   И в самом деле, в Мире Нави поднялось солнце и осветило мрачный замок Кощея. Где-то рядом защебетали птицы, а деревья зашумели листьями.
   - Такого здесь еще никогда не было, - затаив дыхание, пробормотал кот.
   Еще несколько минут они с Артемом наслаждались переменами, которые произошли в Тридесятом царстве, после чего оба завалились под Зеленый Дуб и Василий Васильевич спросил Артема:
   - Может быть, ты уже расскажешь, что произошло с тобой на третьем ярусе?
   Артем рассказывал ему все от начала до конца. Особенно удивило Василия Васильевича то, что произошло в землянке.
   - Он назвал себя Кудеяром? - поразился Василий Васильевич.
   - Да, - ответил Артем. - Он пригласил меня побеседовать, но только он хотел заговорить со мной, как в землянку влетела огромная птица и принялась долбить его клювом по голове. Я захотел отогнать ее, но он попросил, чтобы я не мешал.
   - Так значит, это правда... - прошептал Василий Васильевич.
   - Что - правда? - не понял Артем.
   - Легенда гласит о том, что так был наказан Кудеяр за свой разбой. Что питается он одной краюхой хлеба, которая не убывает, а по ночам его истязает Птица Нагай. То ли гриф, то ли орел, да? А туловище, как у льва...
   - Все точно так, как ты описал, - согласился Артем. - Знаешь, я не думаю, что он заслужил такой кары. Ему было очень больно, он все время причитал, повторял: "Господи, прости, Господи, прости....", но птица не унималась. Только когда у Кудеяра заструилась кровь, она оставила его в покое и улетела.
   - Ну-ну, - кивнул Василий Васильевич. - И что было дальше?
   - Я помог ему вытереть кровь, и он заговорил со мной, - продолжил Артем. - Он рассказал мне, что сокровища, которые охраняет его призрак, давно уже бродят по свету, переходят от одного владельца к другому, а какие-то и во все пропали...
   Артем и Василий Васильевич подумали об одном и том же и переглянулись.
   - Но оказалось, что самые редкие экземпляры Кудеяр оставил себе, - стал рассказывать Артем дальше. - Эти артефакты он сам отдает только тем, кто смог попасть к нему в землянку. Тогда я рассказал ему всю свою историю, начиная с моего знакомства с тобой, и Белый Кудеяр согласился помочь мне. Он сказал, что вообще никому не отказывает, потому что если человек оказался на Блаженных островах Макарийских, у него есть серьезные причины быть там. Он достал откуда-то из потайного угла лягушачью кожу, отдал мне и рассказал, как ей пользоваться. Я поблагодарил его, а он попросил поставить за него свечу. Потом дунул на меня какой-то пылью, и меня вынесло наверх. Там я встретил Снежку...
   - Дальше можешь не продолжать, - остановил его Василий Васильевич. - Она растаяла, я понял.
   В это время Зеленый Дуб затрещал, и Артем и Василий Васильевич отпрянули в сторону. Из дерева вышел Одиннадцатый Сказочник.
   - Добрый вечер, - сказал он. - Не помешаю?
   - Как вы нас нашли? - хмуря брови, спросил Артем.
   Он подумал, что Одиннадцатый Сказочник пришел для того, чтобы вернуть его в тюрьму, дабы не проигрывать Мокоши пари. Но старик во френче развел руками и коротко ответил:
   - Вещун. Мне приснился сон, в котором я получил конкретные рекомендации о том, что мне предстоит делать. Должен вас предупредить, что у нас мало времени.
   - Мы готовы, - вместо Артема сказал Василий Васильевич.
   - Тогда следуете за мной, - Одиннадцатый Сказочник направился к Зеленому Дубу и пригласил их последовать за собой.
   Артем отдал приказ ступе возвращаться домой, и вместе с Одиннадцатым Сказочником и Василием Васильевичем шагнул в дерево. На этот раз они не понеслись по тоннелю, а просто вышли с другой стороны. Здесь стояла настоящая июльская жара.
   - Я все хотел спросить, почему тут было так холодно, когда меня судили? - спросил Артем.
   - Холодно? - удивился Василий Васильевич. - Мы изнемогали от жары. Я думал, у меня будет тепловой удар.
   - Зима была только для тебя, - пояснил Одиннадцатый Сказочник. - Это тоже что-то вроде наказания. Но ты же знаешь, что сейчас вместо тебя срок отбывает Дядя Миша, поэтому холодно ему.
   Артем опустил глаза в землю. Ему все еще было не по себе из-за того, что Дядя Миша его спас, а он так и не сказал ему самых главных слов.
   - Что вы намереваетесь сделать? - спросил он у Одиннадцатого Сказочника.
   - Верну тебя домой, пока не поздно, - ответил тот.
   - Но как же Дядя Миша? И почему "пока не поздно"? - снова спросил Артем.
   - Видишь ли, Артем,- ответил Одиннадцатый Сказочник, - я проиграл пари, и хочу официально об этом заявить. После того, как вместо тебя мы найдем в яме Михаила, я подам в отставку, как и обещал. И я не уверен, что Двенадцатый Сказочник будет к тебе также снисходителен, как твой покорный слуга.
   И тут Артема захватила одна важная мысль.
   - Скажите, - обратился он к Сказочнику. - Ведь вы с самого начала знали, что проиграете? Вы специально поспорили с Мокошью? Все так и должно было случиться?
   - Да, - ответил Одиннадцатый Сказочник.
   - Но зачем? - изумился Артем.
   - Слишком сложную сказку в этот раз я написал, - горько усмехнулся Сказочник. - Персонажи стали жить своей жизнью, стали поступать лучше, чем я задумывал, стали думать глубже, чем я. Так часто бывает со Сказочниками, когда им пора уходить на покой.
   - И тогда вы поняли, что вам тоже пора на пенсию? - догадался Артем.
   Одиннадцатый Сказочник широко улыбнулся.
   - А теперь тебе пора, - ласково сказал он и положил Артему руку на плечо. - Ты помнишь, у тебя всего одна минута...
   Он "постучал" по воздуху, из которого тут же выплыла знакомая библиотечная комната, и отошел в сторону и сделал вид, будто наслаждается закатом. Артем подошел к Василию Васильевичу, схватил его и крепко прижал к себе.
   - Ну-ну-ну, - отстранился кот. - Что за телячьи нежности...
   - Узнаю старого Василия Васильевича, - рассмеялся Артем, пока кот с деланным отвращением вылавливал у себя блох после объятий. - Ну, ладно, мне пора. Прости, если что-то было не так... Может быть, еще увидимся...
   - Конечно, увидимся, - тряхнул головой Василий Васильевич. - Ты же помнишь, что тебе сказал вещун.
   - А ты откуда про это знаешь? Я ведь тебе не говорил? - подозрительно посмотрел на него Артем.
   - Не один ты вещие сны видишь, - ответил кот, деловито поправил усы и пошел важной походкой на свое рабочее место.
   - Ну что за противный кот, - прошептал себе под нос Артем и шагнул за порог библиотеки.
   - Я все слы-ы-ы-ш-у-у-у... - прокричал Василий Васильевич.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"