Ковалев Леонгард Сергеевич: другие произведения.

Незваный гость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

НЕЗВАНЫЙ ГОСТЬ



          Летним вечером того очарования, какое в Москве случается не часто, профессор Пироцкий, известный в научных кругах фундаментальными работами в области биологических проблем, принимал дома у себя коллег, столь же выдающихся и знаменитых достижениями в биологической науке.
          В комнате, где происходила встреча, было много книг - в шкафах и на полках, большую часть которых составляли энциклопедии, справочники, словари, труды самого профессора, других знаменитых учёных, российских и зарубежныж. На стенах висели портреты прославленных мужей науки. Кроме простой и обычной для домашнего обихода мебели, комнату облагораживали и освежали подобные небольшим деревцам растения, которые в своё время завела ныне покойная жена профессора.
          Пироцкий, Пётр Модестович, напоминал чем-то профессоров ещё того, девятнадцатого, века: среднего роста, сухощавый, живой и подвижный, несмотря на возраст, энергичный в логически чётких высказываниях, когда это касалось вопросов, где авторитет его не подлежал сомнению. Профессора украшали, позволим сказать, белоснежные седины, не потерявшие ещё ни единого из волос, идеально подстриженных, стоявших ёжиком надо лбом. Такими же ёжиками были тоже идеально подстриженные и тоже белые усы. Чистое, гладкое лицо имело приятный персиковый цвет. Живые, насмешливые глаза всегда были готовы к шутке и прфессорскому остроумию.
          Гостями и собеседниками профессора были люди той же научной элиты, сделавшие в биологии большие, даже великие открытия, оба тоже профессора, академики, прославившие учёными достижениями отечественную школу далеко за её пределами. Были они ещё и многолетними сподвижниками и товарищами. Карманов, Алексей Иванович, - круглолицый, полноватый, с частой проседью, с чёрными, густыми бровями; Николай Николаевич Файт - худощавый, с узким, худым лицом и остатками редких волос на голове.
          С Петром Модестовичем жила старая нянька, Мавра Калиниковна. Жена его умерла три года назад. Дети, сын и дочь, жили своими семьями. Мавра Калиниковна была того же возраста, что и Пётр Модестович, нянчила внуков профессора. Внуки выросли, самостоятельно устраивали собственную жизнь, нянька, простая старуха, была уже не нужна, и Пётр Модестович с женой взяли её к себе. Теперь она вела несложное хозяйство профессора, а сегодня ночевала у своей крестницы.
          Ужин был скромный, холостяцкий. Ели не много, пили и того меньше. Главное удовольствие вечера состояло в учёной беседе старинных друзей и единомышленников.
          Говорили о наступившем времени великих открытий.
          - Мы стоим на пороге потрясающих событий, - продолжал беседу Пётр Модестович, - уже не кажутся фантастикой даже такие понятия, как бессмертие.
          - Ваши работы в этой области впечатляют, - соглашался солидный, представительный Карманов.
          - Да, если вспомнить, - поддержал товарища Файт, - ещё недавно печатались статьи - и у нас, и в зарубежных источниках о принципиальной ошибочности существовавших подходов к этой проблеме.
          - Наши успехи, конечно, пока ещё скромны, - соглашался Пётр Модестович, - но... Мы начинали, когда генетика находилась в самом начале становления. Мы знали тогда РНК, ДНК - практически ничего о геноме, и вот стоим на пороге святая святых...
          - Если продолжительность жизни человека увеличится до ста двадцати - ста тридцати лет, это повлечёт за собой значительные последствия, - заключил Файт, поднимая к верху костлявый палец узкой, сухой руки.
          - Практически мы решили продовольственную проблему. Уже сейчас обеспечиваем производство овощей, фруктов, зерновых культур в масштабах, позволяющих в ближайшем будущем забыть навсегда о том, что такое голод. Мы научились выращивать такие сорта, которые могут храниться в течении многих лет без малейших признаков порчи, гниения, чего-либо подобного, - Пётр Модестович обвёл глазами коллег.
          - Это крупнейшее достижение, - подтвердил Карманов, - и на этой основе станет возможным вплотную подойти к решению многих серъёзнейших задач.
          - Однако, нельзя закрывать глаза на то, что существуют несогласные мнения, - вставил осторожное замечание Файт.
          - Конечно, всегда найдутся скептики, критики, Фома неверующий, да и просто зависть. Мы открываем новую страницу в науке, - с горячностью отозвался Пётр Модестович, - мы подходим к решению и таких проблем, которые позволят осуществить освоение космоса эффективно и в короткие сроки. Есть основания говорить о возможном в ближайшем будущем контакте с инопланетной цивилизацией, с братьями по разуму.
          - Да, к этому есть серьёзные предпосылки, - согласился Файт.
          - И мы очень надеемся, что это будет гуманная цивилизация, - подтвердил Пётр Модестович, - мы получим доступ к новым, возможно фантастическим, знаниям. Нам откроются... Впрочем, не будем забегать вперёд.
          Учёные долго ещё говорили о проблемах генетики, генной инженерии, о продлении жизни, об освоении человеком космических объектов.
          Час, однако, был поздний, надо было расходиться.
          Все профессора жили в одном доме, вблизи университета, идти домой было недалеко - из подъезда в подъезд. Пётр Модестович запер квартиру и вышел проводить друзей. Несколько минут постояли во дворе, очарованные бархатным небом, любуясь звёздами, наконец пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись.
          Дома Пётр Модестович вынес на кухню посуду, остатки ужина, вернулся в комнату, сел в кресло, задумался, помолчал, произнёс, как он привык разговаривать сам с собой, когда оставался один:
          - Конечно, в точном смысле бессмертие невозможно и недостижимо - это не подлежит сомнению.
          - Нет, почему же? - раздался вдруг совсем рядом чей-то голос. - Оно и возможно, и достижимо, только вовсе ненужно.
          Чей и откуда? Кто мог проникнуть сюда? Когда? Дверь всё время была заперта. Пётр Модестович остолбенел.
          - Успокойтесь, профессор, я не грабитель и не убийца, ни вреда, ни убытка вам не сделаю, - неведомый голос звучал миролюбиво, негромкой, даже дружественной интонацией.
          Поражённый неожиданным и невероятным появлением незнакомца, на несколько мгновений Пётр Модестович лишился дара речи. Изумлённый, увидел он в противоположном углу комнаты человека в хорошем костюме, в крахмальной сорочке, сидевшего в кресле спокойно, в свободой позе, так, будто это было его привычное место. Большое комнатное растение делало его малозаметным.
          - Кто вы? Как вы попали сюда? -, приходя в себя, стараясь сдерживать волнение, пробормотал Пётр Модестович.
          Незваный гость выглядел успокаивающе и вполне прилично.
          - Профессор, - сказал он, - я буду пользоваться тем языком, которым владеете вы. Ответить на ваши вопросы так же просто, как просто вы задали их, не получится сразу. Кто я, откуда - об этом мы ещё поговорим. Сначала давайте поговорим о вас, то есть не лично о вас, а вообще о людях, о человеках и об учёных, как вы, о человечестве, которое так упорно, с фанатической настойчивостью, шаг за шагом приближается к собственной гибели, не просто приближается, а делаетвсё, чтобы это произошло...
          "Он сумасшедший", - подумал Пётр Модестович, не произнося вслух этих слов.
          - О нет, профессор, - возразил незнакомец, - сумасшедший не я, а кто-то другой.
          Профессор смутился: "Он читает мои мысли!"
          - Да кто ж вы такой, чёрт возьми! - воскликнул Пётр Модестович, чувствуя, как им овладевает нервная дрожь.
          - Нет-нет, этих не упоминайте - они конечно существуют, хотя вы не верите в это. Вы ведь не верите ни во что такое, чего вы не видели. Например, не верите, что душа существует. А она всё-таки существует.
          "Ну вот ещё!", - мелькнуло в голове профессора.
          - Покажите мне её, эту душу, тогда я поверю, что она существует, - сказал он, чувствуя, что возбуждение его не проходит, а эта демагогия, давно надоевшая понимающим природу вещей, просто раздражает.
          Сколько уже было споров с невеждами на эту тему! И вот является ещё один. Кто он? Откуда? Умнее других?
          Незнакомец, между тем, ни разу не поменял позу, не возвысил голос, не изменил интонацию спокойной речи. Лицо его было странно неподвижно, несло отпечаток застывшей печали.
          - Да, - продолжал он, - вы с вашими микроскопами и телескопами забрались в такие места, чего вам вовсе не следовало делать. И вы думаете, что вы овладели миром и всеми его тайнами. Напрасно. Я являюсь свидетелем развития и гибели одиннадцати цивилизаций. Все они шли одним и тем же гибельным путём. Двенадцатый раз вы повторяете тот же опыт. Вы сказали: "Дайте мне эту душу, тогда я поверю, что она существует". Представляю, что бы вы сделали с нею, если бы она попала вам в руки. К счастью этого не произойдёт никогда.
          Петру Модестовичу показалось, что под ним закачалась земля. Кто это? Мошенник? Шарлатан?
          - Но того главного, - спокойно продолжал таинственный гость, - что вы просто обязаны знать, ни те одиннадцать, ни вы так и не узнали. Ваши исследования проходят в другой стороне.
          - Чего же это мы не узнали? - иронически усмехнулся Пётр Модестович. Вдруг успокоившись, он почувствовал себя уверено перед лицом этого сомнительного пророка.
          - Профессор, вам надо ещё многое узнать, но, главное, вы не узнали, что такое человек, и в этом вам не помогут ни микроскопы, ни телескопы, ни колайдеры, ни "базон Хикса", ни генная инженерия, ни нанотехнологии. Напротив, именно они-то и ведут вас в пропасть.
          Петру Модестовичу стало жарко. Да кто он такой?
          - Мы не знаем человека?! - воскликнул он возмущённо. - Мы, расшифровавшие геном! Мы, изучившие все процессы, происходящие в организме на клеточном уровне! Мы, делающие пересадку органов - сердца! почек! Мы, которые уже научились выращивать органы и части человеческого тела! Мы не знаем человека?! О чём вы говорите?!
          Возмущение профессора было так велико, что он уже не помнил странностей собеседника, его появления здесь и этого разговора.
          - Если бы я был человек, как вы, ваши гордыня, самоуверенность, самовлюблённость вызвали бы у меня смех, который разнёсся бы по вселенной. Но я лишён человеческих свойств. Я не испытываю ни горя, ни радости, ни любви, ни ненависти, ни холода, ни жары, ни голода, ни жажды. Это потому, что я бессмертен.
          - Ха-ха-ха! - отреагировал Пётр Модестович. - Ну уж я-то посмеюсь от души. Вы действительно и серьёзно больны... Слушайте, кто вы всё-таки? Откуда взялись? Как попали сюда?
          - Хорошо, пожалуйста, - молвил незнакомец всё в том же спокойном, ровном тоне. - Я родился таким же человеком, как все представители этого рода. Однако от рождения был я наделён острым и неукротимым любопытством ко всему, что окружало меня. В конце концов, оно привело меня сделать открытие существующего в человеке, грубо говоря, механизма, способного вырабатывать особого рода энергию, правильное, - обращаю ваше внимание, - умелое(!) использование которой даёт человеку неисчислимые блага... главное же - делает его облагороженным продуктом природы, тогда как в существующем виде человек - только дичок той же природы - горький, кислый, жёсткий - несъедобный.
          Пётр Модестович стал думать, уж не снится ли всё это ему, или, может быть, что-то произошло у него с головой?
          Гость продолжал свой рассказ.
          - После того, как я овладел феноменом, я стал применять его и увидел, что результат получается необыкновенный. Я стал повторять опыт, и каждый раз положительный результат возрастал. Я решил, что если происходит постоянное увеличение эффекта, надо продолжить эти, как я думал тогда, чудеса. Но когда я достиг некоего... Это был предел, которого я не должен был преступать, а я преступил. В результате я получил бессмертие, вместе с ним приобрёл фантастические способности и свойства. Я могу в одно мгновение переместиться из одного конца вселенной в противоположный его конец. Любое моё желание выражается действием феномена и мгновенно исполняется. Я прошёл сквозь стену вашей квартиры и присутствовал при вашей беседе с коллегами. Я слушал ваши хвастливые речи, ваши восторги по поводу ваших научных достижений, которые неумолимо приближают вас, то есть вашу цивилизацию, на край бездны. Только овладев энергетическим феноменом человека, можно предотвратить грядущую катастрофу. В этом случае человек, то есть человечество, преобразится. Исчезнут такие свойства его, как агрессивность, зависть, дух наживы, стяжательства, дух соперничества, неуёмное и опасное любопытство, возникнет духовное равенство между мужчиной и женщиной, взамен пагубного сладострастия человечество обретёт любовь. Люди приобретут способность любить и себе подобных, и всё живое в мире, и весь мир. Однако нельзя упускать из виду положенного предела, ибо, преступив его, вместе с отрицательными свойствами уйдут и положительные, и всякие другие. Вы станете бессмертны, а это большое несчастье: вы навсегда лишитесь возможности встретиться с вашими предками, которые ушли в иной мир. Вы навсегда останетесь в этом мире и вечно будете одиноки. Правда, зато вы получите такие качества, которые простому смертному не могут и присниться. Только никакие чудесные эти свойства не стоют того, чтобы оставаться простым человеком. Я поздно узнал это.
          Пётр Модестович иронически улыбался.
          - Такой красивой сказки, - произнёс он, - я ещё никогда не слышал.
          - Профессор, - всё так же, не меняя интонации, продолжал гость, - вам придётся разочароваться. Предлагаю провести небольшой эксперимент... Ваша ванна сейчас, кажется, в доступном состоянии...
          - Пять минут, и я приготовлю её для вас.
          - Прекрасно. Тогда начнём.
          Пётр Модестович пошёл в ванную, и как-то незаметно из комнаты исчез гость.
          Через две или три минуты гость возвратился. Вслед за ним вернулся в комнату и Пётр Модестович.
          В комнате вдруг сильно похолодало и очень быстро становилось всё холоднее. Незнакомец держал в руках большой кусок какой-то породы.
          - Вот одно из соединений железа с другими элементами, - сказал гость, - я только что взял его с поверхности одного крупного астероида, обломка планеты, которую взорвали своими экспериментами люди, населявшие её. Температура его ниже двухсот градусов по Цельсию, и вы чувствуете это.
          Петра Модестовича буквально парализовали эти слова. Он дёрнулся, чтобы потрогать образец породы
          - Стойте! Ни в коем случае - вы останетесь без руки!
          От волнения Пётр Модестович не мог выговорить слова.
          - Мы проведём наш эксперимент подальше от вашей квартиры, так очевиднее будут его результаты, - сказал тот, чьё имя оставалось неизвестным.
          Как только он произнёс последнее слово, произошло невероятное: и незнакомец, и профессор оказались неведомо как возле песчаного карьера. Ночь была тихая, сияли звёзды. Перед ними, на невысокой песчаной насыпи стояла ванна, наполненная водой. Пётр Модестович узнал её - это была его ванна, на ней значились две латинские буквы "RU", выведенные красной краской. Профессор отказывался верить глазам.
          - Следите за происходящим, - обратился незнакомец к профессору.
          Он подошёл к ванне и опустил в неё всё тот же кусок породы. В том месте, где порода ушла в воду, показался лёгкое облачко, вода в ванне мгновенно превратилась в лёд. В следующую секунду чугунная ванна рассыпалась мелкими осколками. Пётр Модестович едва не заплакал:
          - Ванна!.. Моя ванна! - горестно воскликнул он.
          Но уже действие продолжалось в квартире профессора. Потрясение и расстройство, что погибла любимая ванна, были так велики, что необъяснимые перемещения в пространстве и даже слова о какой-то взорванной планете как будто не задели сознания профессора.
          - Профессор, вы запачкали руки, - обратился к нему незнакомец, - ополосните их.
          В состоянии, когда сам он уже не владел собой, Пётр Модестович побрёл в ванную и, не переступив ещё порога, вскричал криком, который разнёсся среди ночи по всей округе. Несколько мгновений он оставался неподвижен, будто его парализовало - перед ним на старом своём месте стояла целёхонькая и невредимая ванна. Что это была именно его ванна, подтверждали обозначенные на ней две большие красные буквы "RU". Придя в себя Пётр Модестович начал хохотать безудержным и каким-то противоестественным смехом.
          - Ах, проказник! Ах, шутник! - захлёбываясь смехом повторял он. - Я всё понял - вы гипнотизёр! Вы обладаете необыкновенно могучей силой внушения. Мы никуда не отлучались из этой комнаты. Всё, что как будто происходило, на самом деле была внушённая вами фантасмагория. Признайтесь, что это так.
          Ночной гость Петра Модестовича оставался сидеть на прежнем месте, никак не выражая своего отношения к столь бурной реакции профессора.
          - Значит, эксперимент не удался, - сказал он всё тем же спокойным тоном.
          - Ещё бы! - воскликнул Пётр Модестович. - Как это можно было за три минуты сбегать на астероид, который находится на расстоянии триста или пятьсот миллионов километров от нас, принести оттуда обломок скалы с температурой минус двести семнадцать градусов? Вы предупредили меня, чтобы я не прикасался к нему, ибо можно потерять руку, а сами держали его в своих руках! Как это возможно?
          - Возможно, - невозмутимо произнёс незнакомец, - я объяснял, почему это возможно, но вы... вы отказываетесь верить мне. Предлагаю ещё один эксперимент. Не хотите ли, например, погрузиться на дно океана - глубина, скажем, десять тысяч метров?
          - Шутка серьёзная, но мы не имеем аппарата, который позволил бы сделать это, к тому же здесь нет никакого океана.
          - Ну что вы? Зачем аппарат? Мы спустимся с вами прямо сейчас без всяких приготовлений, и никакого снаряжения. Что касается океана, он будет как только появится в этом необходимость.
          - Да как же это может произойти? Глубина десять тысяч метров! Давление - тысяча атмосфер!
          - О давлении, либо о чём другом, не беспокойтесь. Необходимо только ваше согласие.
          - Не знаю, что это такое, но вы меня заразили.
          - Тогда?
          - Я согласен!
          - Хорошо, давайте вашу руку.
          Незнакомец шагнул к Петру Модестовичу, взял правую руку его повыше запястья, сжал её в своей руке. При этом Пётр Модестович испытал некоторые ощущения: сначала как будто в него вцепились клещами, потом чувство клещей прошло, а всё тело во всех его частях опоясало мелкое и довольно приятное дрожание.
          - Сейчас вы находитесь под защитой тех энергетических флюидов, благодаря которым я обрёл бессмертие, - сказал незнакомец в следующую минуту, когда они были уже на дне океана.
          - Где мы?! - воскликнул изумлённый Пётр Модестович.
          - На дне океана, профессор, - ответил проводник, - над нами десять тысяч метров океанской воды.
          - Невероятно! - изумился профессор. - Всего минуту назад мы находились в моей квартире, за тысячи километров от любого океана! Но я не чувствую этой толщи! Никаких тактильных ощущений!.. Воды, давления, холода... Здесь нет мрака и достаточно светло! Кроме того, мы разговариваем с вами и я дышу так, будто мы находимся на воздухе, и мы движемся так, будто нет никакого сопротивления водной среды! Какими доказательствами вы можете убедить меня, что мы на дне океана?
          - Таковы сила и свойства энергии, которую вырабатывает живой организм... А доказательства... Доказательства можно представить сию секунду. Стоит мне оставить вашу руку, и вы тотчас получите все доказательства: ощущение воды, давление, холод, мрак. Вы будете полностью удовлетворены, но длиться это будет меньше мгновения, потому что лишённого защиты вас тотчас не станет... Однако, идёмте, посмотрим, что мы тут найдём.
          Профессор и его руководитель шли ровной поверхностью, которая ощущалась как скальное основание, прикрытое каким-то осадком, по которому чуть колеблясь стелились длинные как бы стебли растений, бесцветные, как и всё другое здесь. Мимо проплывали тоже бесцветные существа, в которых невозможно было найти подобия тем, что известны биологической науке. То ли это были рыбы, то ли моллюски, то ли вообще непонятно что. Рядом плыло существо, заставившее профессора содрогнуться от неприятных ощущений - нечто, напомнившее человека: круглая голова, плечи, необыкновенно длинное, видимо, туловище и, как руки, длинные образования, колеблющиеся в воде. Проплывая, существо внезапно подняло голову - два огромных чёрных глаза уставились на профессора. Пётр Модестович похолодел.
          - Ничего не бойтесь, - заметив реакцию профессора, обратился к нему его руководитель, - вы находитесь под надёжной защитой.
          Ландшафт, если можно так сказать, представлял скалистые нагромождения, между которыми было что-то вроде довольно широкой дороги. Путники двигались необыкновенно быстро. Перед ними возникали и тотчас оставались позади каменистые выступы, глубокие провалы.
          Неожиданно впереди встала крутая гора. В самом низу отвесной кручи открылся проход в пещеру. Вначале узкий он стал расширяться, сделавшись затем высоким, обширным куполом, игравшим в вышине переливающимся радужным мерцанием, создавая подобие небесного свода, усеянного дивными звёздами. Посреди пещеры, из недр её в нескольких местах вырывались клубы хрустально прозрачной воды, растворяясь затем, они терялись в вышине. В тех местах, откуда клубились потоки, края расщелин были как бы облеплены кристаллами изумительной красоты, из которых выделялся шар размером сантиметров десять идеальной огранки, игравший внутри и на поверхности граней мерцанием, скользившим к нему из купола пещеры.
          - Возьмите его, - сказал проводник.
          Потрясённый увиденным Пётр Модестович молчал.
          - Ну, что вы скажете теперь? - спросил незнакомец, когда в следующую минуту они снова оказались в квартире профессора.
          - Невероятно, - пробормотал Пётр Модестович после продолжительного молчания, - объясните же, наконец, что происходит, кто же вы такой?
          - Но ведь я уже говорил вам: я обладаю бессмертием, я владею феноменом живой, правильнее сказать, животной энергии. Прибегнем к привычным для вас образам: частицы животной энергии в миллион раз меньше тех, что вы наблюдаете в своих лабораториях, но они обладают совершенно особенными свойствами. Направленный на какой-либо организм поток животной энергии мгновенно вытесняет из него всё инородное, чуждое. Больной сразу же выздоравливает, старик становится молодым.
          - Клетки организма получают необходимый для них энергетический заряд, а также инструкцию или приказ из центра и работают в точном соответствии с ними, но с течением времени каналы, по которым передаётся информация, изнашиваются, теряют первоначальную гибкость и упругость, расходуясь, энергетический уровень понижается, приказ доходит в искажённом виде или не доходит совсем. В результате организм начинает болеть. При воздействии импульсом животной энергии он возвращается к своему первородному состоянию. При этом, повторяю, из организма удаляется всё чуждое, в чём содержится угроза его существованию. Удаляется и то, что было искусственно вживлено в него. Однако, необходимо выдерживать дозировку. В случае превышения её, ожидаемого результата не будет. Отрицательного тоже не будет, останется то положение, которое было. Кстати, я только что воздействовал на вас обозначенным феноменом, а вы даже не заметили этого.
          - Нет, я заметил, - возразил Пётр Модестович, - вокруг вас засветилась аура... но быстро прошло. И я почувствовал... Я как будто изменился.
          - Да, а вы поглядитесь в зеркало.
          Пётр Модестович поднялся к зеркалу. Оттуда смотрел человек, похожий на него, однако с тёмными волосами и свежим, молодым лицом.
          - Завтра, когда вы проснётесь утром, вы будете на сорок лет моложе.
          - О! - в испуге воскликнул Пётр Модестович. - Нет! Не надо! Пожалуйста, верните мне мой прежний облик! Ведь если завтра Мавра Калиниковна увидит меня помолодевшим на сорок лет, с нею случится удар! А мои коллеги, друзья, сослуживцы?! Они откажутся признать, что это я. Меня посадят в сумасшедший дом!
          - Так жестоко?.. Хорошо, пусть будет по-вашему...
          На мгновение незнакомец просиял аурой, и Пётр Модестович принял прежний свой вид.
          - Что же, будете продолжать занятия генной инженерией, нанотехнологиями? - спросил незнакомец.
          - После того, что я узнал от вас, я в смятении. Но, скажите, как же нам, человекам, овладеть животной энергией?
          - Возможность такая возникнет только тогда, когда человечество осознает гибельность направления, которым оно упорно продолжает следовать.
          - Но сейчас все развитые в научном и промышленном отношении страны вкладывают большие средства в разработку технологий и технических средств, которые сделают возможным восстановить экологическое равновесие на Земле, обезопасить жизнь человека. Есть серьёзная заявка на переселение человечества на Марс.
          - Что касается восстановления экологического равновесия - это пустые слова. Если вы действительно озабочены будущим Земли и человечества, то надо вкладывать не "большие средства", а все средства, которыми вы располагаете. Для этого, прежде всего, прекратите ваши безумные игры с космосом, с генной инженерией, исключите из вашей психологии воинственный пыл, жажду доказать, что "мы" лучше, чем "вы", желание завладеть тем, что не принадлежит вам, умерьте вашу неуёмную жажду наслаждений и удовольствий.
          - Переселение на Марс?.. Если бы я не утратил этого свойства, я бы опять смеялся сейчас так, что тряслись бы земля и небо. Я поведаю вам тайну, которую во вселенной знают все. Как и откуда по-вашему на Земле появились люди?
          - Ну, это вещь известная... Эволюция... Сначала простейшие организмы... Затем усложнение органических структур. Потом происхождение видов... Возникновение предков человека. Наконец появление самого человека.
          - Так вот, профессор, той эволюции, которая засела в вашем мозгу, не было и не может быть. Изменения организмов, вызванные необходимостью приспособления к меняющимися условиями, возможны в определённых пределах, но это не эволюция. Вы знаете, что материя не возникает из ничего и не исчезает в ничто, и она имеет свои устойчивые формы. Это о так называемой "мёртвой" материи. А живая? Она ведь тоже материя, и она тоже имеет устойчивые формы. Железо всегда железо и человек тоже всегда человек, хотя под влиянием условий, вступая в различные реакции и отношения, она, животная материя, может менять свойства, сохраняя, однако, собственную коренную суть. Животная материя никогда не возникала и никогда не исчезала. Она была всегда. У вас на Земле ходит такая шутка: что появилось раньше - курица или яйцо?
          - Нет-нет, - возразил профессор, - это простонародная шутка. Мы помним, что был ещё и петух.
          - Конечно, но дело не в этом. Они - и курица, и яйцо, и петух - никогда не появлялись, они всегда были и всегда одновременно.
          - Марс был цветущей зелёной планетой, и там, кроме всех прочих обитателей, существовали люди. Они начали жить там, когда возникли необходимые для них условия. Вначале у них не было ничего. Потом стало много всего, но начались проблемы. И они придумали генную инженерию и нанотехнологии. Они вывели новые виды растений, которые быстро размножились и, обладая свойством, которого "изобретатели" не предвидели, - вытеснять или пожирать тех, кто не принадлежал их роду, уничтожили всё, что было растительного на Марсе. Вследствие этого исчезли все организмы, исчезли реки, моря, океаны, в небе не стало облаков. Всё живое ушло с поверхности Марса. С течением времени, то есть миллионов лет, исчезло и всё то, что настроили там люди. Существование их на Марсе стало невозможным, как только не стало условий для их проживания. Это произошло точно так же, как и на той планете, откуда люди пришли на Морс. И здесь я заявляю другой закон: жизнь создают условия жизни. Сначала должны возникнуть условия и только потом появляются организмы, существование которых обеспечивают эти условия. И никакой эволюции. Впрочем нет, эволюция конечно существует, она всегда существовала, но это не та эволюция, которую имеете в виду вы. Это планетарная эволюция, возникновение и развитие биосферы, её жизнь, в течение которой условия на планетах меняются, обеспечивая этим появление новых видов растений и животных. А те, которые не могут существовать в новых условиях, исчезают, чтобы появиться на других планетах, где к этому времени возникнут пригодные для них условия. Это как скарабей, навозный жук, магический символ египетских фараонов: появился навоз - появился навозный жук; исчез навоз - исчез навозный жук. Куда он делся? Умер? Но никаких трупов нет. Он просто исчез, потому что исчезли условия, при которых он мог существовать. И то же самое происходит с человеком. Всё это и произошло с человеком, когда он жил на Марсе. Как это было на самом деле? Человек болел? Вымирал от эпидемий? голода? жажды? Нет, этих ужасов не было. Условия на Марсе изменились и человека там просто не стало. Он появился на Земле, когда здесь возникли необходимые условия. Конечно, на Земле человек появился без мерседесов и небоскрёбов, без своих марсианских нанотехнологий и генной инженерии. Проще говоря, покинув загубленный ими Марс, люди появились на Земле в своём первородном виде, и отсюда началось земное человечество. И так начинается существование и разумных существ, и всего живого во всей вселенной. Точнее: оно не начинается, а продолжается, переходя с одной планеты на другую.
          - На Земле просуществовало много цивилизаций, некоторым из них я был свидетелем. Все они шли одним и тем же путём. Все, так или иначе, погибли по одной и той же причине: они хотели вкусно и красиво жить, иметь различные удобства, очень любили зрелища, плотские удовольствия и уничтожали своих мудрецов, которые учили правильно и праведно жить. Они приводили состояние планеты до непригодного и исчезали с её поверхности - так же, как исчезает скарабей, то бишь навозный жук..
          - После исчезновения каждой из цивилизаций наступал длительный период восстановления разрушенной экологии - тысячи и миллионы лет, после чего всё повторялось снова.
          Гость профессора продолжал:
          - Эти цивилизации оставили свой след на Земле. Сталкиваясь с очевидными фактами, вы приходите в ндоумение. Что это? Откуда? И не умея объяснить, стараетесь отмахнуться, забыть, будто это показалось, пригрезилось, а на самом деле ничего не было.
          - Пребывание и жизнь человека и человечества на Земле или любой другой планете схематически можно представить так.
          Пётр Модестович увидел внезапно возникшую перед ним плоскость, подобную классной доске, на которой изображают схемы и пишут формулы. В центре плоскости значилась жирная точка, над нею два схематически изображённых человечка, стоявщих спиной друг к другу. Через точку проходила горизонтальная линия. Слева линия на некотором удалении от точки сначала полого, потом всё куче опускалась вниз. Правая сторона линии также на некотором удалении от точки тоже полого, но ступенчатым образом, прерывисто поднималась вверх.
          - На этой схеме, - сказал гость профессора, - вы видете два возможных пути как для отдельного человека, так и для человечества в целом от начала их появления. Слева - это путь удовольствий, тщеславия, властолюбия, войн, бездумной траты энергии, запас которой задаётся человеку при его рождении. Вначале это лёгкий путь. Движение по нему плавное, стремительное, всё убыстряющееся. Однако оно разрушительно и приводит цивилизацию к её исчезновению, а каждого отдельного человека к печальному окончанию жизни. Движение по правому направлению пути с самого начала трудно, порой мучительно, но оно приводит к свету и счастью. Правым путём идут очень немногие, левым - всё человечество. Правым путём человечество не может идти, как это делают отдельные просветлённые, ибо этому необходимо отдать всю свою жизнь. Но, открыв в себе источник животной энергии, научившись пользоваться ею, пополнять личный энергетический запас, дорога наверх станет доступной для каждого. Ступенчатость линии на правой сиороне схемы означает раздумья, отдых на пути.
          - Я прошёлся по вашим городам и улицам и обнаружил, что во многих местах нет воробьёв, галок, ворон, нет уже такого замечательного растения, как полынь. Они, конечно, ещё существуют в других местах, но участь их решена. Вы даже не замечаете этого. А сколько загублено необходимых человеку микроорганизмов. На что же надеетесь вы, уверенные, что с вами подобного не произойдёт?
          - И вот ещё... Вырвавшись в космос, вы сразу же стали рассылать послания во все концы вселенной, оповещая "братьев по разуму" о своих великих достижениях. Уже в который раз сегодня я бы смеялся великим смехом, если бы не был лишён этой способности. О каких "братьях" вы говорите? Какого "разума"? Вы, готовые уничтожить соседа, то есть ближайшего своего "брата по разуму", если вам только покажется, что он передвинул границу своих владений хотя бы на единую пядь? Мне очень понравилось в вашей беседе с коллегами, окажутся ли гуманны "братья по разуму", те, с которыми вы ждёте встречи? А вы? Ваша цивилизация? Как вы оцениваете себя? Вы - гуманны?.. А, вы молчите, вам нечего сказать. Вам, которые с первого дня своего появления в мире беспрерывно воюете, убиваете друг друга, сживаете со света ваших близких. И не только близких, но и тех бессловесных существ и даже растений, для которых становится невозможной жизнь в условиях, создаваемых вами. Вами, погрязшими в чудовищных злодеяниях, преступный уровень которых разрастаеся до не знающего границ беспредела. Может быть в этом заключается эволюция человека?
          - Если во вселенной есть разумные существа, они постараются как можно дальше держаться от вас с вашими ракетами, бомбами и прочими произведения вашего "утончённого" разума.
          - Живая материя организована так, что при своём рождении каждое живое существо, каждое растение получают лимит на расходы такого количества животной энергии, которое обеспечивает при правильном её использовании установленую для них продолжительность жизни. Общее количество животной знергии, как и других видов энергии, во вселенной постоянно. Повысить свой жизненный предел не в состоянии ни один биологический объект. За исключением человека. Человек же не знает, что сокровище, которым он владеет тысячи лет, находится в нём самом. Научившись вырабатывать в себе животную энергию и, что является главнейшим условим, правильно пользоваться ею, человек кардинальным образом изменится, тогда он воистину станет человеком. Но об этом я уже говорил.
          - Однако, - я думаю, - люди не сойдут с проторённого пути, которым идут, не помышляя искать других решений. Самоуверенность, самовлюблённость удержат их на этом направлении.
          - И потом, сама эта идея оповещать вселенную: какой я умный! Ваши знания и ваши достижения ничтожны в сравнении с тем, чем обладает вселенная. В этом случае люди подобны лягушке из одной вашей сказки, которую распирали гордыня и тщеславие, заставившие её, забыв об опасности, возвещая, чтобы знал весь мир: "Это я придумала!.."
          - Да, мы такие... - согласился Пётр Модестович. - Это действительно так... Я вижу, вы знаете всё. Тогда, наверное, вы знаете, что такое жизнь.
          - Извольте - объясню, хотя из того, что я уже сказал, должно быть понятно это, - всё в том же спокойном тоне отозвался гость.
          - Вернёмся к началу. Существует бездуховная материя и духовная материя. Бездуховная материя - это всё то, что мы осязаем, видим, ощущаем, то, что люди и разные другие организмы используют и потребляют. Животная энергия, о которой мы тоже говорили, принимает форму животной, то есть духовной, материи. Существование животной материи незримо и бездейственно. Однако, животная материя имеет свойство, соединяясь с бездуховной материей, оживлять её, получая таким образом возможность проявлять себя зримо и в действии. Вот коротко что такое жизнь. Духовная материя уже сама по себе есть жизнь, но не получив опоры, которую обеспечивает ей бездуховная материя, она постоянно и вечно оставалась бы в одном состоянии, тогда как в ней заложена идея движения и развития, к чему она, следуя закону, стремится. Духовную материю нельзя создать в лаборатории, чего упорно добиваетесь вы, так же, как нельзя создать и бездуховную материю. И точно так же нельзя искусственно, лабораторными приёмами осуществить соединение духовной и бездуховной материй. Каждая из них существует сама по себе. Они вечны, не имеют ни начала, ни конца. Соединённое существование их - это и есть жизнь.
          - Да, - возразил Пётр Модестович, - но вы не сказали, как осуществляется их соединение, которое означает жизнь. И вы не сказали, что есть сознание и разум - важнейшие проявления жизни.
          - Как осуществляется соединение духовной и бездуховной материй, как возникают сознание и разум, - ответил гость, - всё это есть тайна, которой владеет лишь тот, кто над нами. А самая большая тайна мира и жизни - это бессмертная душа человека. Душа, сотканная животной материей, невидимая и не ощущаемая бездуховной материальностью, осуществляет жизнь организма, представляющего исключительно сложную комбинацию элементов бездуховной материи. Эта комбинация не есть результат эволюции. Она существовала и будет существовать всегда. Расходуемую духовную энергию человек может восполнять вырабатываемой им самим этой энергией. Однако, владея сокровищем, человек не знает о нём ничего.
          - На Земле, в природе, вообще во Вселенной всё устроено исключительно разумно и справедливо, - продолжал гость. - Вы же, которые называете себя разумными существами, взялись исправлять, поправлять, улучшать то, что создано не вами. И вы думаете, для вас это останется без последствий?.. Ошибаетесь...
          - О, дорогой гость! - воскликнул Пётр Модестович. - Мой разум шатается... Но после всего, что вы показали мне и что я услышал, я начинаю верить вам, а не себе. Я не знаю, как я буду с этим жить...
          - Профессор, я хотел сделать вам подарок, но вы отказались. Всё-таки я не могу уйти, оставив вас в таком состоянии. Я покажу вам ещё кое-что... Идёмте.
          Незнакомец, как в предыдущем случае, взял правую руку профессора выше запястья. Профессор вновь ощутил на себе энергетическое воздействие.
          - Сейчас мы отправимся в прошлое - ваше прошлое, - сказал этот удивительный гость, - и, может быть, вы увидите там что-нибудь такое, что успокоит вас.
          И сейчас же, после этих слов, перед профессором и его удивительным проводником возникла пирамида Хеопса. Освещённая искусным образом снизу, вершиной она упиралась в небо, усеянное звёздами, они были неправдоподобно красивы. Объятый трепетом, ведомый своим руководителем, Пётр Модестович последовал за ним низким и тесным проходом в полной темноте.
          - Здесь скрывается переход в мир прошлого, - сказал проводник.
          И тотчас впереди вспыхнуло взошедшее солнце.
          Путникам открылась удивительная страна: долины и горы, волнующиеся под ветром рощи, водопады и реки и над ними небо - всё изумительной красоты, какой не бывает на свете. Они вроде бы шли, но Пётр Модестович не чувствовал под ногами почвы.
          И стала ему открываться собственная его жизнь, только в обратной последовательности... Учёный совет... избрание его действительным членом... Друзья, поздравления... Нет, это не кино... Он слышал голоса, он видел самого себя... Но оттуда они не слышали и не видели его... И ему невозможно было перейти к ним... Вот жена - ещё совсем близкая и уже недосягаемая... внуки, дети... Вот кладбище, родные могилки... вот он студент, школьник, первая любовь... старый их дом... братья, сестра... отец, мать... Мать, которую он так любил... Ему казалось, она видит его. Забывшись, не в силах сдерживать чувств, в горестном порыве, Пётр Модестович бросился к ней. Но каждый раз, когда он делал шаг, ровно на столько же всё, что он видел там, отодвигалось от него. И каждый раз при этом между ними проходила воздушная волна, подобная той, которая колеблет театральный занавес, только прозрачная, таявшая без следа... Бедная мать... Пётр Модестович заплакал.
          Но где же он - незнакомец, проводник?!.. Его не было, он исчез...
          Пётр Модестович увидел себя на пустынном берегу. Да, это был океан - беспредельная равнина, чуть волнующаяся поверхность, играющая оптическими эффектами, и над ней заходящее солнце... Какое чувство охватило его! Если бы остаться здесь навсегда... И если умереть, то лучшего места для этого не найти...
          Профессор очнулся. Он находился в своей квартире, в кресле. В комнату скользил луч раннего солнца. Он спал? Значит, всё это приснилось? Какой удивительный сон!..
          Он открыл окно - в комнату потекли потоки утренней свежести. Глянув на часы, утирая ещё не высохшие слёзы, он вспомнил, что сегодня читает лекцию об эволюции. Нужно было собираться. Приведя в порядок себя, не переставая удивляться, что целую ночь проспал в кресле, всё думал об этом поразительном видении.
          Позавтракав яйцом, сваренным им вкрутую, чашечкой кофе, полистал новую монографию Файта с дарственным автографом, подумал о Мавре Калиниковне, которая должна была уже вернуться домой...
          Надо было идти. Пиджак почему-то висел на спинке стула, он не помнил, как оставил его здесь. Надев его, он почувствовал в левом кармане какую-то тяжесть. Сунув руку, он обомлел! Это был тот алмаз, бриллиант! Так значит!.. Невероятно!..
          Будто обработанный искусным ювелиром - многогранное это диво поражало своим совершенством и красотой. Внутри кристаллического шара шевелилось какое-то виденье. Присмотревшись, Пётр Модестович разглядел... океан, над ним заходящее солнце... Да - это тот самый берег!.. И на нём фигурка... Он! Ночной гость!.. Картина внутри волшебного кристалла стала приближаться, и вот уже поле её занимали фигура, лицо таинственного незнакомца. Скользящей, меняющейся тенью на лице его проступала вселенская скорбь. Лёгким движением руки незнакомец посылал профессору прощальный знак...
          


(C) Ковалев Леонгард Сергеевич, 28.08.2018


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "Филант" (Боевая фантастика) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (2) - Между прошлым и новым" (Научная фантастика) | | А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | Ю.Эллисон "Между льдом и пламенем 2, или Как достать ректора" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Тону в тебе. Настасья КарпинскаяТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Любовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВ объятиях змея. Адика ОлефирВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"