Ковалев Валентин Владимирович: другие произведения.

Игра. Странник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 4.32*9  Ваша оценка:


Игра. Странник.

Ковалев Валентин Владимирович.

Часть 1.

Фэнтези

kovalw@tut.by

1

Что наша жизнь? Игра!

Герман. М.И.Чайковский

   Все и вся играют свои роли. Гениальные - и бездарные, главные - и незаметные в общей массовке. Кто добровольно и осознанно, кто по принуждению, кто и вовсе не подозревая о представлении. Кому-то нравится играть, кому-то нет. Кто-то безразличен к своим и чужим ролям. Кто-то играет вдохновенно, а кто-то спустя рукава. Кто-то играет другими, кто-то пишет для них сценарий. Кто-то - или что-то, по большому счету, никак не может быть артистом, но играет в ролях других какую-то - когда малую, а когда и определяющую роль в пьесе.
   Вот наше дневное светило - артист экстра-класса. Одномоментно может играть множество ролей. Одна из них - "Светить, и никаких гвоздей!". По сути, громадное раскаленное небесное тело играет роли светильника и обогревателя, представая перед нами небольшим желтеньким пятнышком в небесах. Или все наоборот? Может это яркое пятно на небосклоне, выступавшее ранее в амплуа могучих божеств, изображая сегодня бытовые приборы все же играет главную роль?
   А вот его единопламенные родственники - звезды - серебряные шляпки гвоздей на темном бархатном занавесе небесной сцены. Некоторые из них в непредставимое число раз больше Солнца. Но человеку не дано охватить взглядом и разумом такие величины, и взирая на них, он видит лишь роли маленьких антуражных светильников.
   Вот еще одно относительно небольшое небесное тело в этом мегалитическом театре - Луна, Селена. Как еще на протяжении всех прошедших веков называло человечество спутник Земли и какие роли ему приписывало? Каждому свое, но пусть пока оно будет лишь тусклым зеркалом, отражающим крупицу величия Ра и слегка рассеивая ночной мрак, когда занавес облаков отдернут.
   А сама Земля? Какая роль ей ближе - колыбель человечества, мать всего что произрастает и ступает на ней, наш дом или лишь кусочек твердой материи, песчинка в непредставимых просторах Вселенной?
   Как бы то ни было, скользнув по солнечному лучу, отразившемуся от зеркала Селены в утыканных шляпками звезд темных безднах небес, обратимся к поверхности нашей планеты, где не довольствуясь этим рассеянным светом, прильнули к земле города, затмевая мягкий лунный свет тысячами электрических солнц и миллионами таких же звезд. Вроде бы их роль и однозначна, но не претендуют ли они на лавры далеких светил?
   Обычный город, привычная улица, зажатая в ущелье человеческих муравейников с квартирами-сотами. На первом этаже над прозрачным фасадом дорогого ресторана светится неон. Внутри оригинально поставленный свет выхватывает из полумрака островки, как бы отгораживая занавесью полутьмы сидящих за разными столами друг от друга. Сейчас достаточно рано, посетителей немного - до разгара веселья еще далеко. Приятная ненавязчивая музыка медленно плывет по залу. Почти у самой стеклянной стены накрыт столик на двоих. За ним мужчина и женщина. На ней бордовое платье, открывающее руки и часть спины, которое с небольшой натяжкой можно считать вечерним, скромная золотая цепочка и такие же сережки с небольшими камешками под цвет платья. Прическа явно уложена совсем недавно в салоне. Стройная фигурка, точеная шея, милое личико с почти незаметными следами профессионального макияжа, подчеркивающего чувственность губ и немного, совсем чуть-чуть, скрывающего мелкие морщинки в уголках глаз, рука, вполне ухоженная, хотя и не холеная, держит тонкими пальцами с накладными ногтями бокал, в котором играет свет на белом вине. Загадочно блестят глаза, на губах играет улыбка. Сегодня женщина играет роль светской львицы. И не важно, что она частенько фальшивит, ведь не так уж часто выпадает ей эта роль, все больше другие играются - роли бухгалтера в заштатной конторе, соседки по снимаемой на двоих с "почти" подругой квартире, просто одинокой разочарованной женщины - массовка, в общем. Но сегодня она светская дива. Хотя бы для себя. Хотя бы ненадолго. Изредка всплывает где-то на периферии мышления - а не разыграть ли перед своим кавалером (потом, когда он предложит заехать к нему на палку чая) еще и роль недотроги, ну, или хотя бы попробовать? Но тут же кто-то разочарованный в жизни и практичный в ее голове обрывает: "Не зарывайся, подруга, кому ты нужна, и так уже второе свидание". Да и естество требует своего - давно уж никого не было. И от этого требования что-то вздрагивает внизу.
   Ее партнер, лысеющий и полнеющий мужчина в хорошем костюме и с массивной золотой печаткой на толстеньком коротком пальце, сыплет остротами, возбужденно поблескивая масляными глазками, одной рукой слегка проворачивает на столешнице рюмку с коньком, второй легонько - пальцами, поглаживает протянутую к нему кисть руки подруги. Алкоголь и гормоны легко ввели его в роль неотразимого Казановы. Сейчас и здесь он сам Савва Морозов. Ну и что, если на самом деле он только мелкий предприниматель, подержанный "мерин" требует ремонта, в спальном районе в трехкомнатной квартире ждет давно надоевшая жена, любимая дочка и иногда беспокоит треклятый артрит? Сегодня "Савва" гуляет. Он сама неотразимость и щедрость, ему доступны все роли. И пусть завтра, взглянув утром на помятое лицо своей сегодняшней избранницы, он с удивлением подумает, - "и что я в ней нашел?", - и пожалеет о потраченных времени и деньгах, но сегодня еще не спущен пар и алкоголь играет в крови, и все складывается просто чудесно.
   К столику подходит официант. Внешне - суть половой в старинном русском трактире. Играет роль безупречно. Большо-ой артист. Ну если и подал вместо заказанного дорогого коньяка что подешевле, а даже если и в блюдо этому жирному борову плюнул - а шо, зажимать чаевые это по совести? - да и не одну ведь роль можно играть сразу, может он революционер, вот.
   А за стенами небеса, и так невидимые из-за искусственного освещения, совсем растворились в космической черноте. Невдалеке от входа в ресторан, втайне завидуя представительному виду швейцара у дверей, доблестно несет дежурство то ли полицейский, то ли милиционер. Он и сам еще не разобрался, что ему ближе, но роль ведь никто не отменял, а вот что играть - тут суфлера нет. Равнодушный взгляд скользит по редеющей череде прохожих, не особо задерживаясь даже на откровенно бомжеватом мужичке. Роли философов, даже для стражей порядка, вовсе не чужды.
   А играющий роль обтрепанного, слегка сгорбленного, или лучше сказать согбенного, бомжа, от одного вида которого хочется заткнуть нос, нимало не обращая внимания на окружающих, шествовал вдоль по улице, инспектируя урны, поглядывая на прохожих и что-то бормоча себе под нос. Иногда помогая своим утверждениям жестами рук, в одной из которых обреталась засаленная до такой степени матерчатая сумка, что ее легко можно было принять за кожаную. Какую роль он играл для себя - непризнанного философа, гения или бог весть кого еще, неясно, но для прочих прохожих его роль раздражающего и отталкивающего фактора была однозначной. Его взгляд, вынырнув из чрева мусорницы, ненадолго задержался внутри ресторана, наверное, даже не заметив открытой кожи девушки за столиком, он сосредоточился на содержимом стола. Неон вывески непонятным образом высветил в этом почти старике его возраст - лет сорок от силы. Выискивая следующую урну, бомж двинулся дальше, прислушавшись, можно было различить отдельные слова в его монологе: " ...деньжищи. Да за... дерьмо. Я б ни в жисть ... Пусть бы и задаром...". Исполнение достойно оваций.
   Женщина, пожилая, по виду учительница, шарахнувшись от бомжа, тоже на миг задержала взгляд внутри аквариума ресторана. Только на девушке. И заспешила дальше. Если бы кто мог подслушать ее мысли, как реплики бомжа... "Вертихвостка! Ишь, оголилась! Ни стыда, ни гордости!" Через некоторое время праведное возмущение поутихло и мысли перешли на собственные проблемы. "А может, если бы я тогда не так самозабвенно разыгрывала роль гордой девушки... Не попади мне вожжа под хвост из-за случайно подслушанного разговора его со своей матерью, когда он вместо того чтобы встать на мою защиту, просто ее успокаивал... Не хлопни я тогда дверью... Может надо было побороться? А все ждала потом, что придет, в ноги бросится... Может если бы хоть одевалась чуть пооткровеннее, а не как синий чулок... Может и сын бы при отце рос... Любил, не любил... Да сколько их - без любви... Максималистка... Я бы за двоих... Эх!"
   Из потока машин вывернул черный "членовоз", степенно подкатил и остановился у тротуара напротив входа в ресторан, напрочь игнорируя знаки и правила. Водитель не особо торопясь обошел машину и открыл дверь пассажиру. Из салона выбрался, отсвечивая обширной лысиной, явный представитель не самого низшего звена номенклатуры. Дресс-код, галстук затянут не слабее пенькового у пирата на виселице, никаких украшений кроме какого-то значка на лацкане пиджака и скромной заколки на галстуке. Стоимостью этак с десяток окладов давешней учительницы. Не спеша направился к ресторану. Ох и непроста роль руководителя и облеченного властью представителя народа! И чем меньше в тебе деловых достоинств, тем с большим апломбом приходится играть свою роль. Даже если ты только и умеешь "руками водить", а отыгрывать надо убедительно, чтобы не оказаться в другой, менее уважаемой роли. Чем выше залезешь, тем большее количество живых игрушек будет зависеть от тебя, тем интереснее ими играть.
   Еще до того, как он ступил на тротуар, страж закона вдруг заметил непорядок - копающегося в урне бомжа - и резво приступил к искоренению потенциально опасного элемента. Роль у него такая, ничего тут не попишешь. Швейцар хмыкнул, свысока взирая на это - для него все ж какое-никакое развлечение. А что до своей роли, так чем величественнее ты себя ведешь на этом месте, тем более тебя воспринимают лакеем. И просто, и не надо во исполнение своих обязанностей суетиться и унижаться, даже перед этой вот непростой шишкой. Достаточно открыть дверь и чуть склонить голову. Уж явно у того, кто сейчас прошествовал мимо, так не получится перед более высоким чином. Придется, небось, покрутиться как вот тому же менту.
   На втором этаже офисного здания напротив ресторана устало потянулся, оторвавшись от монитора с таблицами и графиками, и бросил равнодушный взгляд в окно на всю эту степенную суету средних лет человек из рода офисной плесени. Весь день он честно отыграл перед сотрудниками и начальством роль весьма занятого и делового клерка. Правда, почти в самом конце рабочего дня начальство все же нагрузило и пришлось всерьез поработать и даже немного задержаться в офисе. С куда большим удовольствием он бы сейчас занялся более интересными делами. Да вот хотя бы и погонял по экрану каких-нито чертей. Или танки. Все ж более благородная роль властителя чужой жизни, хотя и виртуальной.
   Да, роли, роли, роли...

*****

  
   Лето выдалось на редкость жаркое. Кондиционеры выкладывались по максимуму, но стоило их отключить на десять минут, чтобы впустить немного свежего воздуха, и жара наваливалась чугунной плитой, мешая дышать и даже думать.
   Виктор закрыл окно проводника и задумался. В принципе, на сегодня основная работа закончена. Если конечно не считать нового сервера, до которого за ежедневной текучкой руки никак не доходили. И браться за него сейчас совсем не хотелось. Не то что сервер был еще совсем "голый" - нет, систему Витя поставил туда уже давно, но предполагалось поднять его до контроллера домена, а тут уже начинались некоторые трудности. Не очень серьезные, но преодолевать их на рабочем домене с единственным штатным контроллером было, по меньшей мере, безответственно, если не сказать преступно. Положить всю сеть - дело пяти минут, а вот потом пару суток без сна и отдыха все это восстанавливать ну никак не светило. Имелся уже такой горький опыт и повторения оного совсем не хотелось. Поэтому он решил откатать все в виртуальной среде и только потом модернизировать рабочую сеть. Но прошел уже месяц, а воз почти не сдвигался с места. Опыта виртуализации у Виктора не было и приходилось разбираться с нуля. А тут еще напарник ушел в отпуск, и юзеры дергали каждые десять минут. Впрочем, благородное слово user давно уже трансформировалось у него в "юзверь", ибо некоторых иначе назвать язык не поворачивался из-за создаваемых ими на голом месте проблем. Только начинаешь вникать, как в бухгалтерии закончился картридж, на складе в принтере застряла бумага, у менеджеров куда-то пропало окошко или мышь заупрямилась. А в такую жару тупить начинало всё и все, включая самого несчастного админа. И после пробега по этажам или территории разбираться с каждым разом становилось все труднее - уходил интерес, и его место занимало тупое безразличие.
   Сегодня до конца работы оставалось еще минут сорок, но браться за дело не хотелось напрочь. "Ладно, пока в шею не гонят, до отпуска еще полтора месяца - успею". - решил Виктор. Еще минут через двадцать весь скромный набор нехитрых офисных развлечений успел вызвать кислый привкус во рту.
   Пара-тройка постоянно просматриваемых Виктором блогов нагло цитировала друг дружку. Ничего свеженького не было и в новостных лентах. Вернее, новостей было валом: беспорядки в Египте; переворот в где-то а Азии; в Греции протесты вылились в уличные погромы; кризис перебрасывал земной шарик из руки в руку как заправский баскетболист - экономики большинства государств все больше напоминают Тришкин кафтан; Штаты по-прежнему выступают в роли мирового жандарма, везде где им выгодно стараясь навести демократический "порядок", при этом, нисколько не считаясь ни с кем; ко всем этим созданным человеческой глупостью и алчностью проблемам добавляли жару природные катаклизмы. Такое впечатление, что кто-то до сих пор не наигрался в Цивилизацию.
   Десяток-другой кликов в браузерной игрушке запустили развитие нескольких ресурсных полей, создание пехоты и постройку необходимых зданий в разных деревнях. Все - ближайшие несколько часов в игру можно не соваться. Вообще-то большинство отдела играло в TZ, но она отбирала гораздо больше времени, хотя и была, конечно, интереснее и увлекательнее. В конце концов, Виктор ее и бросил из-за этой увлекательности - искушение заняться игрой вместо работы велико, а результат нулевой. Виртуальный во всех смыслах.
   "Может подыскать какую-нибудь другую игрушку?". Вообще-то перепробовано было их с десяток и ни одна надолго не увлекла. Но сегодня заняться было совсем нечем - дома никто не ждал. Жена с дочкой укатили к теще на недельку. Париться в прожаренной квартире перед телевизором не тянуло ни капли. Книжка привлекала больше, но жара давила искушение в зародыше. Так что пара часов на работе в кабинете с кондиционером казалась более предпочтительным выбором. Тем более что дергать никто не будет - рабочее время заканчивалось, и все должны уже угомониться.
   Поиск в гугле - и на экране длинный список разнообразных онлайн игр. Какую выбрать? Может эту? Просмотр скриншотов игры разочаровал - однообразие удручало. Нет, так не пойдет. Виктор уже как-то раньше пробовал таким образом подобрать что-нибудь интересненькое, но, в конце концов, плюнул и так ни на чем и не остановился. А, на один вечер любая подойдет. Вот хоть бы и эта - с ничего не говорящим названием Game. Игра. И так понятно, что игра. Фантазии на нормальное название не хватило? Ладно, регимся. Окно регистрации почти стандарт - очень похожее на все другие - с небольшими вариациями. Имя, пароль, емейл. Даже без подтверждения почтового ящика. Уже хорошо. Так, что там дальше? Ширины окна браузера с открытой боковой панелью ссылок немного не хватило - пришлось ее закрыть. Так, что-то типа личного кабинета. Слева панель с персонажем, пока только контур, менюшка настройки, справа панель выбора действий с какими-то индикаторами, снизу во всю ширину еще одна пока неактивная панель чата, и по центру окошко игрового поля. В данный момент в нем проявлялись слова приветствия. Довольно странное такое приветствие:
   "Вначале сотворил Бог небо и землю.
   Земля была пуста и пустынна, тьма была над пучиной, и дух Божий веял над водами".
   Хм, прямо Ветхий Завет какой-то. Только почему-то в стиле "Звездных войн" - буквы, ровные вначале, немного трансформировались и наклонились назад - прилегли, а строки начали медленно уплывать вверх и вдаль, снизу экрана появлялись новые.
   "Нет, пусть вначале будет слово. ИНЖЕНЕР. Он создал "железо". Эквивалент Вселенной. Второе слово было ПРОГРАММИСТ. Он вдохнул искру жалкого подобия жизни в "железо". Он придумал и написал ИГРУ. Третье слово было АДМИН. Если два первых слова в значении Творец, то третье - Демиург. ИНЖЕНЕР и ПРОГРАММИСТ, совершив акт творения, передали все в руки АДМИНА. А тот уже объединил железо и ИГРУ. Поставил Сервер, настроил операционную систему, протянул сеть, установил ИГРУ. Шесть дней в поте лица своего трудился АДМИН. В день седьмой завершил АДМИН труды созиданья и, все настроив, отдыхал и пил пиво. Потом пришли ИГРОКИ.
   Таково, коротенько, Евангелие от Админа, а далее идет его толкование.
   Творцам можно поклоняться и молиться, равно как и хулить их, почти без надежды быть услышанным. С Демиургом же можно порой даже и пообщаться - снисходит он иногда к рабам Игры. И хотя лик его узреть дано немногим, но в силу обязанностей своих печется он о благе играющих. Вот только ругать его не рекомендуется - обидчив и злопамятен - себе дороже. И в Игре он царь и бог. И этот бог триедин, т.к. Админ объединяет творения Инженера и Программиста, и посредством его трудов их деяния реализуются в мире Игры.
   Это коротенько об изначальных богах. Далее есть еще сонм мелких божков. Или духов. Но нам эти товарищи мало интересны. Больно незначительны. Вслед за хозяином мира сразу стоят Игроки. Напрямую воздействовать на мир Игры на уровне Админа они не могут. Для взаимодействия с Игрой они должны воплотиться в существо данного мира. В Аватара. И только посредством Аватаров Игроки могут влиять на мир Игры. По-своему они достаточно могущественны, но лишь потому, что происходят из мира изначальных богов. Только к их зову в этом мире и нисходит Админ. Порой в разных воплощениях.
   Этот мир совсем молод и потому, относительно невелик. Но ему есть куда расширяться, т.к. Ойкумена окружена Дикими Землями, в которых хозяйничают невиданные звери, орки и прочие порождения воспаленного разума ПРОГРАММИСТА. Никто во всей Ойкумене доподлинно не знает, кто и что еще скрывается в колдовском тумане, затягивающем незаселенные земли плотным никогда не исчезающим покровом. Время от времени Аватар с авантюрной жилкой собирает вокруг себя желающих рискнуть жизнью ради лучшей доли и тогда, вооруженные до зубов, эти отчаюги миновав ожерелье приграничных крепостей, гарнизонов и застав, немного углубляются в опасные земли, тесня туман, и основывают новое поселение. Если удается им сдержать натиск Диких Земель, не умереть от клыков, когтей и прочей мерзости, денно и нощно атакующей хлипкие укрепления поселенцев, не смалодушничать и не сбежать, у короля появляется новая провинция, а предводитель сего безнадежного дела становится лордом. Но трудно это, почти безнадежно и кроваво, ох как кроваво.
   На заселенной территории два периодически враждующих друг с другом государства, на границе которых происходят постоянные стычки. Война между ними перманентная, хотя и весьма вялотекущая. В основном из-за того, что границей между королевствами является естественная преграда - горный хребет, разделивший Ойкумену примерно пополам. И удобных проходов в нем, как и мест для баталий, совсем немного. К тому же хозяевами гор являются гномы. А они не больно жалуют чужаков на своей территории.
   Заселена Ойкумена людьми - это одна из рас. Селяне, мастеровые, дворяне и пр. Встречаются среди них и Маги. Правда соперничать с пришельцами им тяжело - магический дар местных не может развиться до таких высот как у Аватаров.
   Кроме людей живут здесь и гномы. Понятно, предпочитают горы. Их владения - горный хребет, разделяющий два королевства. Гномы непревзойденные кузнецы, оружейники и банкиры. Самое лучшее оружие и доспехи изготовлены в их подгорных мастерских. Все их изделия из металла дороже выкованного людьми, но они стоят того. Банки на территориях обоих королевств также принадлежат этому народу.
   Еще одна местная раса - эльфы. Лесные жители. Лес, являющийся их владениями, как бы венчает гардой клинок горного хребта, рассекающего Ойкумену. Эльфы также куют оружие, но их мастера не превосходят людских, не говоря уже о кузнецах гномов. Зато стрелковое вооружение - луки - вне конкуренции. Как и их одежда. Вещи из эльфийской ткани потрясающи, как и цены на них. Чего только стоит плащ, способный сделать почти невидимым даже простого горожанина.
   Все три расы между собой не враждуют. Торговля процветает. Но в лесу эльфов и в подземельях гномов не бывал никто кроме них самим.
   Теперь о расах, которые созданы для Игроков. Пришельцы из иного мира, Аватары - люди и оборотни. В человеческой ипостаси ничем друг от друга не отличаются. В теле зверя у оборотня в два раза больше сила и ловкость и повышена регенерация, ну и, само собой, присутствует естественное оружие - клыки и когти. Местные перевертышей не любят, поэтому не рекомендуется перекидываться на глазах у людей, а то и охоту объявить могут. В остальном - разницы нет.
   После появления в мире ИГРЫ рекомендуется добраться до ближайшей Школы и пройти обучение на владение оружием. Потом есть разные пути развития персонажа. Во-первых, поскольку все они относятся к расам Аватаров, то имеют дворянское звание и возможность поступить на службу к королю или какому-нибудь лорду, которым может быть и уже обжившийся здесь игрок. В качестве командиров отрядов местных войск или рядовым бойцом элитных групп Аватаров. Потом выслужиться до более крупных чинов. Или пойти в придворные. Обе категории в состоянии увлеченно плести интриги с целью завладеть троном самого короля или имуществом какого либо лорда. Нужна лишь ловкость в подковерной интриге да определенный авторитет. Нет склонности к мышиной возне? Ты рыцарь в душе? Тогда собирай собственный отряд наемников - так больше платят - и попытай счастье в какой-либо заварушке. Можешь вступить в чье-либо войско или совершать набеги на приграничные области соседей, а то и в дикие земли. За заслуги лорд и деревеньку или звание иногда расщедрится пожаловать, а король и замок в собственность или землю в тепленьком месте. Или удастся разбогатеть набегами.
   Реально взять ссуду у гномов под поручительство короля и пойти с отрядом и кучкой поселян осваивать пограничные земли. Тут и хозяйство с нуля, и замок свой с самого фундамента, конечно при удаче сего мероприятия. Вот только дрянные орки да монстры всякие норовят жизни лишить. А не выдержишь, сбежишь - как долг королю вернуть?
   Можно стать торговцем. Некоторые рисковые даже в соседнее королевство, несмотря на стычки, караваны водят. Товары у каждого государства свои, да и соседские из-за войны высоко ценятся. Вот только капитал первоначальный где взять? Можно конечно у гномов под залог реальных денежек, ну а если прогоришь? Не сумеешь купить-продать по достойной цене, чтоб и на накладные расходы хватило и в прибыли остаться? Опять же разбойнички, те не только кошелек с товаром приватизировать могут. Да таможня, почитай, что те же разбойники. Многие торговцы, конечно, совмещают честное ремесло с ремеслом контрабандиста, но так еще быстрее можешь товар потерять и лицензии лишиться. Хотя те же контрабандисты, вон, и без лицензии обходятся. Можно и в контрабандисты пойти. Тем более, кто их разберет - кто честный торговец, а кто контрабандист. Официально-то торговых сношений с загорным королевством нет.
   Кем еще может стать в том мире честный Аватар? Разбойником и вором конечно. Слова разные - суть одна. Грабить на лесной дороге. Воровать в городах. Прятаться от солдат и стражи. А то ведь и вздернуть могут. Романтика!
   А есть еще вариант - в маги пойти учиться. Ага. На Великого Мага. Даже если Великий и не получится, то в этом мире маги из Аватаров самые могущественные. Нет им равных среди людей. Какой герой против них с мечом устоит? Разве что тот, у которого амулеты по возможностям сопоставимы с силами и уменьями мага.
   Много чего интересного найдется на землях Ойкумены. Так что не медли, Аватар. Сожми своего ручного зверя на столе и вперед. Этот мир нужен тебе.
   Буквы поблекли, расплылись туманом и, сгустившись, образовали большую кнопку "ИГРАТЬ".
   Во завернули!
   Ну, играть, так играть. Но для начала, что тут у нас с настройками? Ага. Выбор расы. Небогат, но оно и к лучшему. Пусть будут люди. Поиграем.

*****

   Фигура на краю лесной поляны стояла здесь давно, напоминая своей недвижимостью каменную статую, что любят ваять гномы. Только рост, фигура и черты лица были человеческими. Белая рубаха и штаны светлым пятном выделялись на начавшем сереть фоне предзакатного леса. Рубаха навыпуск перетянута кожаным ремнем с широким ножом в простых деревянных ножнах. На ногах легкие кожаные сапожки. Из-за плеча выглядывала рукоять меча, который обнимали опять же простые ножны без украшений с такой же немудрящей системой ремней и пряжек для крепления за спиной. На одном плече, придерживаемый за лямки рукой, покоился тощий походный мешок.
   Еще час назад эта фигура топала по лесу, размеренно переставляя ноги и иногда сворачивая, чтобы обойти препятствие, но строго выдерживая направление. Глаза на бесстрастном, словно замороженном лице, смотрели без малейшего выражения. Более того, в них не чувствовалось даже признаков жизни - две блестящие стекляшки, не более. Да и теперь они немногим изменились - разве что отблески, проходящие бледным подобием огня по бутону странного огромного цветка посреди поляны, немного меняли впечатление.
   А посмотреть было на что. В центре поляны толстый стебель высотой метра полтора возносил вверх продолговатый бутон толщиной с пару кулаков взрослого мужчины и высотой во столько же ладоней. Три листа под бутоном создавали для него оригинальную чашечку, свернувшись кольцом и касаясь ствола заостренными кончиками. От кувшинного утолщения снизу стебля поднимались два типа листьев - одни напоминали осоку, только пошире, другие же, тонкие лианообразные с множеством колючих отростков не были похожи ни на что. Второй тип листьев немного возвышался над бутоном, словно огораживая его решеткой. Наблюдался и третий вид листьев, которые стелились по земле метра на три от растения. Эти листья были очень широкие, толстые и мясистые.
   Ничего необычного нельзя было бы усмотреть в растении, если бы не бутон и надвигающиеся сумерки. Бутон светился изнутри, по нему пробегали сполохи, словно там, за тонкими нежными стенками цветка и вправду тлели горячие угли.
   Видимо это необычное свечение привлекло внимание целенаправленно двигавшегося по лесу человека и заставило его остановиться. Причем некоторое время путник так и простоял, словно раздумывая, что же его заинтересовало и стоит ли удовлетворить этот интерес. Затем он медленно повернулся в сторону цветка. И вот уже битый час пялился на него.
   Наконец что-то слегка протаяло в глазах, неподвижная фигура шевельнулась и сделала неуверенный шаг в направлении "горящего" цветка.
   Это неуверенное движение вызвало целую лавину быстротечных событий.
   Из-под соседнего куста всполошно порскнул придремавший и вспугнутый заяц. Он кинулся прочь от напугавшего его шума. Зигзагами заяц прыгал через поляну с огненным цветком, рдевшим в центре. Когда расстояние до того сократилось метров до пяти, из травы вдруг выстрелила длинная колючая лиана и, быстро сворачиваясь сжимающимся кольцом, покатилась к цветку. Она промахнулась. Но следом за ней ожил следующий сектор такой спокойной поляны, и следующий. Лианы выстреливали и сворачивались со все возрастающей скоростью, обгоняя животное. И вот одна из них иглами задела зайца, а следующая захватила его в свое кольцо и покатила заверещавшее животное к центру. Когда бедолага оказался почти у стебля, лежавшие на земле широкие листья пришли в движение и тоже свернулись, укутывая бьющееся животное коконом. Еще некоторое время слышался слабеющий визг, а затем все стихло. Лишь возбужденно шевелились листья и лианы хищника. Свечение огненного бутона притухло почти до полного отсутствия, а затем разлилось ровным, без сполохов, цветом крови. Лианы, которым не досталось добычи, медленно и разочарованно разворачивались в обратном направлении, занимая исходное положение.
   Человек стоял недвижимо, невозмутимо глядя на происходящее. Потом резко повернулся и, потеряв всякий интерес к поляне, зашагал прежним путем в сгущавшиеся сумерки.
  

2

   Приоткрываясь минутами
   Сквозь узкую щель сознанья,
   Воспоминания смутные
   Скользят из своей тюрьмы...

Д. Андреев

   Тропинка последний раз вильнула хвостом и перед путником открылась обширная поляна, противоположной стороной выходящая к морю. Сказать, что она производила сказочное впечатление - значит, ничего не сказать. Она была сказочной. Даже махрово сказочной. Огромный дуб в центре, который и втроем не обхватить, шатром кроны накрывал большую часть поляны. Мягкий рассеянный свет под этой крышей из листьев удивительным образом сочетался с короной солнечных лучей вокруг, зеленью листвы и прочей растительности, подчеркивая золото желудей величиной с большой палец руки в изумруде травы. И все это на фоне голубого неба и немногим более темного моря.
   Представили? Теперь представьте под дубом огромного котяру почти в человеческий рост от ушей до хвоста. Рыже-золотистая шерстка, чуть более светлая на животике, плавными волнами перетекает из рыжего в золотистый. Ну как? Впрочем, цвет и величина тут же перестают удивлять, когда до вас дойдет, в какой позе находится сей субъект. Котяра привалился спинкой к стволу дуба, закинув одну заднюю лапу на другую, и увлеченно крутил сложенную вдвое цепочку, продев коготок в два колечка цепи. Коготок выглядел весьма впечатляюще. То есть соответственно размеру котика. На одном конце этой же цепочки находился дуб, на втором - кот. И не каждый с уверенностью мог сказать - кто к кому привязан. Разноцветные глаза котофеича одновременно следили и за вращающейся вокруг когтя петелькой цепочки, и за остолбеневшим путником.
   Продолжая разглядывать сие чудо, тот подошел поближе. У него вдруг всплыли в голове строки стиха, и он не замедлил их озвучить:
   У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;
   Кот перестал вращать цепочку и лениво так сказал:
   - Мужик, ты чего? Ты посмотри на эту цепь - в ней метров пять, не больше. А дуб в обхвате все шесть будет. И сколько я успею пройти до того как мой нос встретится с его корой?
   Путник продолжил декламацию, но уже в вопросительной манере:
   Идёт направо - песнь заводит,
Налево - сказку говорит.
   - Хмммур, - фыркнул кот. - И чего там дальше?
   Пришлось продолжить:
   - Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;
   Тут пришелец приостановился, вспоминая, что там дальше, а кот,
   воспользовавшись паузой, прокомментировал:
   - Леший да - бродит, но вот ты часто видел лазающих по деревьям баб? Ну а тут
   русалка - ее и на сушу-то попробуй выманить, а ты бедолагу на ветви усадил. Зверей да - хватает, а вот избушки не видел.
   Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя;
Там в облаках перед народом
Через леса, через моря
Колдун несёт богатыря.
   Царевна там в темнице тужит,
А бурый волк ей верно служит;
Там ступа с Бабою Ягой
Идёт, бредёт сама собой,
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русский дух... там Русью пахнет!
  
   - Мда. Я уж понял, что враль ты знатный. - Сказал кот, поглядев в сторону клонящегося к закату солнца. - Да только недосуг мне тут твои враки слушать. Говори, че узнать хотел, да и прощаться будем. Хотя мы вроде как и не здоровкались.
   - Ээ... Да я как-то не по этому делу здесь. Просто мимо проходил. Случайно. - Несколько сконфуженно признался путник. И добавил уже тише и задумчиво - Кто ж его разберет - где случай, а где нет?
   - Просто прохожий значит. Вот и хорошо, вот и ладненько. - Заторопился кот, отстегивая от ошейника цепочку. - Пора мне. До свиданьица, значит.
   И котяра, вопреки ожиданиям человека, думавшего, что тот так и пойдет на двух ногах, пардон - лапах, встал на все четыре и вполне себе по-кошачьи направился в сторону леса. Однако скоро остановился и, повернув голову в сторону человека, спросил:
   - А ты, стало быть, теперь обратно пойдешь? Тут ведь другой дорожки-то и нету.
   - Да я, пожалуй, тут заночую. Ночь на носу. В темноте слоняться по лесу последнее дело. А здесь и место хорошее.
   Коту сказанное явно не понравилось. Он повернулся и сделал пару шагов назад.
   - Нее, мил человек. Ты б себе другое местечко подыскал. А?
   - А что так?
   - Ага - напыжил усы кот - оставь тебя тут, а ты огонь жечь начнешь, намусоришь, убирай потом за тобой. Знаю я вас, людей. Небось уж и глаз на мою золотую цепочку положил.
   - Неужели и правда - золотая? - Чуть насмешливо спросил путник, снимая свой тощий мешок. - Не бойся, не возьму я твое золото.
   - Это для тебя золото, а для меня - необходимый реквизит. Как я смотреться буду с веревкой на шее?
   Путник, который весь день мерил своими ногами лесные тропки, присел у дуба, опершись плечом о ствол, и с удовольствием вытянул натруженные ноги.
   - Да говорю же - не трону я твое добро.
   Кот, как и положено их роду, присел на задние лапы и задумчиво уставился на прохожего. Тому даже показалось, что зеленый глаз аж засветился на миг, словно изнутри. Но он списал это на блик заходящего солнца.
   - Мрр. Не врешь. Только странный ты какой-то. Никогда таких не видал. - В интонациях, с которыми это было произнесено, внимательное ухо могло уловить некоторое удивление. - Так какой у тебя квест? Что ищешь-то?
   - Себя.
   - Вона как.
   Теперь уже оба разноцветных глаза полыхнули внутренним огнем. И опять это можно было принять за блик солнца, если бы то уже не спряталось за деревьями.
   - Мрр. Чем дальше, тем все страннее и страннее. И впрямь Вандерер.
   - А откуда ты... - встрепенулся путник - Я ведь не говорил тебе своего имени.
   - Не думаешь же ты, что я просто так здесь прохлаждаюсь? По работе мне многое знать положено.
   - Так в чем же заключается твоя работа?
   - Мрр. Как все запущено. Ладно. Пошли со мной. У нас тут междусобойчик небольшой намечается. Заморим червячка, а заодно и покалякаем.
   Кот потянулся и пошел потихоньку к лесу.
   Вандерер подумал минутку, затем не спеша поднялся, пошевелил плечами, поправляя перевязь с мечом и луком за спиной, забросил на плечо свой мешок и зашагал следом.
   Еле заметная тропка вилась между стволов деревьев, проводя идущих по мягким коврам из мха, циновкам из мелкой, словно нарисованной на холсте, изумрудно-зеленой травки, дерюжкам из уже успевшей высохнуть травы с редкими еще вышивками из опавшей листвы, мягко-колючим матам прошлогодней хвои. Несмотря на то, что лес вокруг был совсем не редким и вверху красовался на удивление пышными кронами, выглядел он почти прозрачным. Место было из тех, откуда не хочется уходить. В таких местах дышится легко и вкусно. И не только легкие принимают участие в процессе дыхания, все поры тела и все чувства вместе и по отдельности с жадным благоговением вдыхают эманации спокойной величавой красоты природы и ничем незамутненного покоя.
   Шли недолго. Лес открылся на небольшую полянку, оборванную невысоким отвесным берегом залива. От берегового среза до мелкой ряби на спокойной воде было с ладонь. Прозрачная бирюза залива почти не скрывала жителей этих неглубоких вод. На морском дне царил штиль. Справа и слева кусты орешника образовывали подрамник этой картины мариниста. Почти посередине поляны, метрах в трех от воды, лежал большой плоский камень, возвышаясь примерно на локоть над шелковистой муравой. Справа от камня, между ним и опушкой, была обложена булыжниками площадка для костра и лежала куча хвороста. Сам камень, очевидно, служил столом. На нем в туесках стояли ягоды, на листьях лопуха лежали фрукты, в большой деревянной миске красовались маринованные грибочки. Крупно напластанное сырое мясо на широкой дощечке истекало соком. В центре каменного стола, на почетном месте, расположился дубовый бочонок ведра на два в окружении нескольких деревянных же кружек. Тут же находилась пара глиняных кувшинов.
   Между всем этим изобилием и морем стоял пенек толщиной обхвата в полтора и высотой примерно по грудь человеку, весь заросший какой-то растительностью, напоминавшей свалянную разнотонную шерсть вперемешку с травой.
   Кот остановился на опушке, оглянулся на человека, и тому показалось, что кошачья мордочка ухмыльнулась. Подождав своего спутника, он вышел на полянку и заорал:
   - Леш! Глянь, кого я привел! Иди знакомиться.
   Вандерер понял, к кому обращается котяра, только когда странный пенек зашевелился и повернулся к ним передом. Вернее он понял, что обращались к пеньку, но вот кто, или что, это за пенек сообразить не смог. Даже когда тот, сделав пару шажков, вдруг оказался рядом с ними, каким-то образом сумев за два шага пересечь всю поляну. Больше всего по внешнему виду этот "пенек" напоминал небольшого медведя, вставшего на задние лапы. Только морду хотелось назвать лицом, да взгляд был человеческим. И еще глаза у него были разноцветными, как у кота. Но с зеркальной симметрией - правый глаз зеленый, а левый синий. Это неизвестное чудо-юдо постояло, выжидая пока человек выйдет из ступора, и, протянув руку (все же руку, а не лапу), низким грудным голосом молвило:
   - Леший. Просто Леший. А ты, стало быть...
   Он остановился, выдерживая паузу, и человек, поспешно пожимая протянутую руку, отозвался:
   - Вандерер.
   - Вот и познакомились шапочно. Располагайся пока. Вон камешек себе для сидения к столу подкати. Нам-то не надо. Нам так удобней. А ты не стесняйся. Вот поедим, по кружке хлебнем, так и поближе познакомимся.
   - Да я смотрю, ты уж успел, и не одну, выхлебать. То слова из тебя не выдавить, а то разговорился. - Съехидничал кот.
   - А то стал бы я тут просто так торчать. Благо и Кика моя отлучилась на время - пилить некому будет.
   - Ну да. А то я не понимаю. Хотя она у тебя все же на удивление понимающая женщина. А Руся, стало быть, еще не появлялась. Оголодаешь тут с вами. - Кот обвел взглядом стол и повернулся к морю.
   Леший довольно кивнул на комплимент жене, но порядка ради поправил:
   - Кикимора, а не женщина. Это у людей женщины, а у нас, лесовиков, - кикиморы.
   А Руська вот-вот заявится.
   Пока длился этот короткий разговор, Вандерер положил свой тощий мешок под дерево, снял перевязь с оружием и пристроил свое нехитрое вооружение рядом с ним, оставив на поясе только нож в деревянных ножнах. Потом выбрал в стороне от полянки удобный по величине и форме камень и подкатил его к столу, предусмотрительно поставив тот так, чтобы сидеть почти спиной к кострищу. В процессе заметил, что со стороны моря к столовому камню примыкает как бы наклонная лежанка, тоже поросшая мягкой травкой. К этому времени свет дня перешел в мягкий вечерний сумрак, еще ничего не скрывающий, лишь слегка маскирующий мелкие детали, но уже обещающий вот-вот задернуть все, что не рядом, пологом темноты.
   Со стороны заливчика, у самого берега послышался негромкий плеск, и вся троица повернулась на звук. И в третий раз за сегодняшний день Вандерер готов был уронить нижнюю челюсть на землю. Возможно только ограниченная эластичность кожаного и мышечного мешков, в которые была завернута эта деталь его скелета, сохранили ее на должном месте. Хотя и значительно ниже привычного уровня.
   Звук произвел большой плетеный мешок, выброшенный из воды на берег. Сквозь крупные ячейки высовывались головы и хвосты рыб. Большинство в меру фатализма своего характера высказывало протест против лишения контакта с родной стихией и невозможностью его восстановить. Вслед за мешком одним плавным легким движением взметнулась и присела с разворотом спиной к зрителям на край берега гибкая девичья фигурка. И продолжая свое движение, тут же выпростала ноги из воды на берег и поднялась на них, встав во весь рост. Перед собравшейся на полянке троицей стояла изящная обнаженная женская фигурка. Однако если пол сомнения не вызывал, то относительно принадлежности к роду человеческому возникали большие сомнения. Несколько отличная от человеческой форма головы с невысоким гребнем, похожим на плавник, который шел от макушки к лопаткам. С зеленоватым отливом короткие редкие волосы на голове. Большие, даже очень большие выпуклые глаза и широкий рот с тонкими губами. Маленькие изящные непривычной формы ушки, сильно прижатые к черепной коробке. За ними угадывались закрытые на воздухе жаберные щели. Узкие покатые плечи перетекали в тонкие руки с широкими ладонями и с перепонками между последними фалангами длинных пальцев. Небольшие упругие груди с затвердевшими сосками. Очень узкая талия и довольно широкие, но пропорциональные бедра. Стройные ноги уже с непропорционально узкими пятками и широкими носками, опять же с перепонками между пальцев. Кожа очень бледная, плотная. Удивительное существо не успело сделать и шага, а кот, подпрыгнув и встав на задние лапы, бросился к ней обниматься, вопя во все горло:
   - Рррусечкаа! Наконец-то мы тебя дождались!
   Лицо Лешего расплылось в улыбке, и он тоже заспешил навстречу гостье.
   Трое друзей, - в том, что они старинные друзья сомнений у Вандерера не оставалось, - устроили настоящий переполох. Объятия, похлопывания, восклицания, торопливые вопросы и ответы невпопад, - в общем, как всегда и у людей в таких случаях.
   Вандерер успел хорошенько рассмотреть всю троицу и пришел к выводу, что ничего страннее этих существ в жизни не встречал. Даже если память и не хотела с ним дружить, он решил, что ощущения его не подводят. А они однозначно говорили об исключительности таких встреч.
   Наконец друзья угомонились, успокоились и вспомнили о хлебе насущном. Последовало приглашение к столу и все расположились с четырех сторон камня. Предварительно Леший убрал оттуда бочонок, дабы он не мешал видеть пирующих, и заменил его свежей рыбой. Правда, вся она на стол не поместилась.
   Диспозиция образовалась такая: Руся легла на живот на примеченную Вандерером лежаночку, по правую руку от нее уселся на задние лапы кот, между котом и сидевшим по-медвежьи Лешим оказался бочонок с хмельным, ну и на своем камешке между лесовиком и морской гостьей устроился Вандерер.
   Леший на правах хозяина представил Вандерера присутствующим и наоборот. С его слов получилось, что это вот Вандерер, роду человеческого, с виду Аватар, свою историю расскажет чуть погодя. Единственная дама у нас в компании роду русалочьего, русалка стал быть, зовут Русей. Приплывает к ним редко очень, пару раз в год, повидаться. Оказалось, кота так и зовут - Кот. Просто и в самую точку. Кровей он очччень благородных, настолько, что является единственным представителем своего роду-племени во всей Ойкумене. Да еще и работает тут кем-то типа оракула. Ну и он, Леший, роду лесовиков, Хозяин здешних мест. На этом знакомство посчитали состоявшимся и перешли собственно к застолью.
   Леший налил русалке из кувшинчика ягодной наливочки, а мужскую часть стола оделил кружками с медовухой. И пир вступил в свою первую фазу. Правда, вначале больше ели, утоляя голод, изредка переговариваясь. Русалка оказалась весьма плотоядной и с видимым удовольствием уплетала сырое мясо. Да и ягоды ей очень нравились. Хотя употребляла она их понемногу, осторожно, ведь рацион-то другой у морского народа, как бы неприятность с непривычки не случилась. А еще она чередовала две кружки. Во второй была обычная родниковая вода. Выяснилось, что для жителя моря она на вкус приятнее самого изысканного питья. Ну да, откуда в море пресной воде взяться.
   Леший ел только растительные дары леса. Вегетарианцем был. Как, впрочем, и весь лесной народ. Вандерер его в этом сегодня рьяно поддерживал. А что ему еще оставалось, если на столе из скоромного только сырые мясо и рыба.
   А вот Кот все свое внимание отдал рыбе. И аж жмурился от удовольствия. А как он с ней управлялся, это целая песня. Пару движений когтей-кинжалов и рыбка оставалась в чем мать родила. Ну а затем сводила близкое знакомство с кошачьими зубками.
   Когда голод немного отступил, завязалась беседа. Кот промурлыкал:
   - Русечка, ну как ты там поживаешь?
   Голос у русалки был тихим и приятным, словно журчание ручейка.
   - Неплохо, Котя, неплохо. Сын уже подросток почти. Уже со старшими к эльфам однажды на торг плавал. На русалок начал заглядываться. Смешной такой - засмотрится на ровесницу, а подплыть пообщаться стесняется. Через пару годиков можно будет уже с собой взять, познакомить с моими вторыми родителями.
   - Это с кем же? Почему не знаем? - возмутился лесовик.
   Дева по-девчоночьи откинула назад голову и засмеялась.
   - Да с вами же, чудо ты лесное. Вы с Котей, считай, воскресили меня. Я вам как родителям благодарна. - Она, обращаясь к Вандереру, пояснила. - Они меня здесь вот - взмах рукой в сторону бухточки, - почти и не живой уже выловили. А потом два месяца выхаживали. Ох и намаялись со мной, бедолаги. Месяц без памяти была. Я уж и не знаю, как им удалось полудохлую рыбу с того света вытащить.
   Кот аж поперхнулся, рыбий хвост чуть не проглотил, вытащил его из пасти, завозмущался:
   - Ну ты выразилась! Рыба! Это ты-то и - рыба!
   Русалка снова рассмеялась. Благодарно погладила Кота по шерстке. Тот довольно и несколько смущенно муркнул. И почему-то переключился на мясо. Леший выручил товарища:
   - Тогда знатный шторм на море был. Ну, наша-то бухточка со всех сторон скалами загорожена. Хоть и не ахти какими высокими, а все ж и не маленькими. Так волны местами через них перекатывали. И вход в бухту узкий, мелкий да извилистый. А в него такие валы врывались - ого. Я такого шторма и не припомню больше. Вот ее, Руську, волны вначале потрепали, а потом они ж ее и об скалы помяли. Повезло ей, что каким-то чудом внесло ее в нашу бухточку. Мы как на утро после бури пришли сюда с Котом, посмотреть на озорство природы, да выброшенные на берег дары моря собрать, ахнули. Столько тут рыбы и прочей морской живности на бережку загорало. Смотрим - плавает что-то на большую рыбу похожее. - Тут Кот недовольно фыркнул. Не нравилось ему, когда его обожаемую Русечку с его любимой едой сравнивали. - У Кота уж глазки замаслились от такой большой добычи. Только я думаю, даже за такой большой рыбой он бы в воду не полез. Неделю бы на берегу караулил, а хвост мочить не стал бы. Да только не рыба это оказалась, когда присмотрелись. Ну, с меня пловец никакой, я и в луже утону.
   - Ага, особенно если после нескольких кружечек медовухи. - Вставил Кот.
   Леший недовольно зыркнул на товарища, но продолжил:
   - Да и вообще наш народ воду не особо жалует. Ежели она, конечно, не в кружке. Пришлось таки этому рыжему в воду лезть. Он хоть тоже воду не любит, но плавать умеет.
   На некоторое время, нужное чтобы налить, глотнуть и закусить, стало тихо.
   Потом Кот спросил:
   - Какие новости у твоего народа, Руся?
   - Рислан, сын предводителя, пару месяцев назад с десятком таких же рыбьих голов, самовольно вылазку в туман сделали. Молокососы. - Русалка нахмурилась. - Вернулись без двоих. И двоих дома уже еле выходили. Один без ноги остался. Судя по их рассказам, в воде изменений нет. Это если учесть, что у страха глаза велики. Те же твари и вроде не больше их. Да и вне тумана они нас не особо беспокоят. Тут все по-прежнему. Своеобразный паритет - мы в туман не суемся, и к нам из тумана. У эльфов по-прежнему рыба в цене. Хоть они и единственный народ Ойкумены, имеющий в своих владениях берег моря, ловить рыбу они так и не научились, да и не с нами им тягаться в этом. Еще раковины берут, кости морского дракона, китовый ус, ну и так - по мелочи. Предлагают нам в любом месте своего берега основать поселок, чтобы постоянно торговать. Наши думают пока. Если бы товары земельцев нам больше нужны были, тогда бы и думать не надо было. А так - не знаю, что решат. У самих эльфов - тишь да гладь. Хотя кто их знает - не больно откровенный народ. У них поговаривают, что гномы грозятся закрыть оба "военных" перевала. Официально якобы для "реконструкции и создания больших удобств в передвижении". На самом деле то ли тарифы поднять хотят, то ли льгот каких-то от королей людских добиваются. Те оба в очередной раз к эльфам посольство присылали с просьбами войска пропустить по бережку. Да как всегда не обломилось. Ну а у вас какие новости? Как твое семейство поживает, Леш?
   Леший не спеша отставил ополовиненную кружку и чинно приступил к рассказу:
   - Спасибо, неплохо. Старшой, Лешок, хоть и молод еще (двадцать пятый годок только разменял), а толковый лесовик. Знатный помощник мне из него получился.
   - Жениться еще не собрался? - поинтересовалась русалка.
   - Да ты что? - замахал руками Хозяин. - Молод больно еще. Это у вас да еще у людей, не успели в силу войти, ума-разума набраться, остепениться, а спешат семью создать. Какая ж семья получиться без понимания, когда кровь еще не откипела и детство в ж... в одном месте играет? Не, у нас раньше, чем пятый десяток разменяешь не принято о женитьбе задумываться. Лешок сейчас границу леса нашего стережет. Интересуется, как там за опушкой живется. Боюсь, как бы вскорости не собрался мир повидать, родичей навестить.
   - Что ж, все дети стремятся до срока из гнезда упорхнуть, - вздохнула русалка.
   - Ага. Вон младшая моя, от горшка два вершка, еще за маманин подол держится, а на месте ей не усидеть ни минутки. Вот и сейчас за Кикиморой моей увязалась. Та соседей навестить отправилась. Послезавтра возвернуться должны. Ты надолго задержишься? Свидитесь, чаю?
   - С недельку побуду. А вы с Кикой третьего ребеночка заводить еще не собрались?
   Леший как-то удивленно посмотрел на Русю:
   - А ты не знаешь, что у лесовиков больше двоих никогда не бывает?
   Всегда один мальчик и одна девочка. Только вот кто первее - не угадаешь.
   - А ведь и не знала. - Улыбнулась русалка. - А что вокруг вашего чудо-островка творится? Эльфы рассказывают, что не везде так спокойно. Создания из тумана проникают довольно глубоко внутрь обжитых земель.
   - О да. Но мы справляемся. Ты же знаешь, если Хозяин не захочет, никто не сможет попасть на его территорию. А мы тут вдвоем с сыном.
   - Но не можете же вы быть везде одновременно.
   - Да, но на этот случай у меня хватает помощников. Всяк зверь сообщит о незваных гостях. Кроме того, по границам моего леса живут стаи хищников. В основном волки. Но есть и медведи и другие. Они хорошие бойцы. Ну а если прорыв случается, так Кот выручает. Справляемся.
   Кот изобразил геройский, по его мнению, вид и выпустил пару раз "коготки".
   Получилось потешно. Все рассмеялись. Представитель кошачьих сказал:
   - Живем потихоньку. Гости иногда заглядывают со своими вопросами. Новости приносят. Ну да в последнее время без больших потрясений. Недавно, правда, заявлялся один лорд. Из Аватаров. Сейчас в доверии у короля. Нынешний правитель из людей. Так Аватар этот, звать Саурон99, интригу против него плетет - сам в короли метит. Ну я так понял. Не понравился он мне. Боюсь, если разгадает мою загадку, да правильно все исполнит, быть перевороту. Прощевай тогда спокойная жизнь по эту сторону гор. Уж больно он, как это - ам-би-ци-о-зен, вот. - Кот муркнул, довольный, что победил трудное слово. - Теперешний то король старается равновесие блюсти, хоть это у него и не всегда получается. Оно и понятно, больно много Аватаров. А что ни Аватар, то свою линию гнет, и на местных плевать хотел с высокой колокольни. Гном наведывался. - Кот как-то неодобрительно фыркнул. - Они как дети, честное слово. Все, кроме самих гномов, знают, что любой гном за вознаграждение, которое посчитает достойным, проведет контрабандистов через горы. А если его тропка в это время пересечется с дорожкой других гномов, то те дружно закроют глаза и спрячутся в самой глубокой расщелине, дабы не смущать своим видом родича. А потом так же дружно забудут, что его вообще видели. И даже их вождь, который издал закон, запрещающий проводить людей через горы "окромя мест специально для этого предназначенных", поступит так же. Хотя бы потому, что мест этих никто никогда не назначал. Но тот хитрец, что был у меня - всех переплюнул. Гномы известные перестраховщики, но чтобы настолько...
   Кот приложился к кружке. Из нее послышались булькающие звуки, видимо рыжий веселился. Пауза затягивалась.
   - Не тяни хвоста за кот. - Не выдержал Леший.
   Из кружки рассказчика выплеснулся веер брызг, смочив кошачью мордочку до ушей. Руся с Вандерером тоже засмеялись. Леший подхихикнул, но было видно, что не врубается, с чего смеются.
   - Ты сам-то понял, что сказал? - отсмеявшись, спросила Руся.
   Наконец до того дошло и он тоже заржал. Между тем Кот продолжил.
   - В общем, этот гном, перед тем как припереться ко мне, навестил моего коллегу на той стороне гор, Руся вот знает где это.
   - Ага. - Отозвалась та. - Если посмотреть на карту, то было бы абсолютно симметричное этому месту. Относительно горного хребта. Только там нет такой удобной бухточки. Просто небольшой песчаный пляжик в заливе. И крутая тропинка ведет к довольно высоко расположенной пещере. Пещера проходная и другим концом выводит на людские территории. В пещере и живет прорицатель. Он гном. С ужасным характером. Жутко нелюдим и не жалует не только чужие расы, но и гномов тоже. Может даже больше чем других. Гном в какой-то степени владеет гномьей магией, поэтому ему там одному безопасно. Но там как-то неуютно.
   Когда русалка закончила, Кот продолжил:
   - Так вот, он задал мне тот же вопрос, что и Гремки - так зовут прорицателя.
   Кот опять зафыркал в кружку. Почему-то это его сильно веселило. Или хмель был виноват? Вандерер решил, что Коту просто приятно, когда его расспрашивают, и решил подыграть:
   - И что?
   - Ну и получил на него точно такой же ответ. Гарантия железная. За двойную цену не считая сбитых ног - путь-то неблизкий. А если озвучить ответ на вопрос, вообще анекдот получается.
   - А можно услышать этот ответ?
   Кот состроил важный вид и сказал. Нет, не так. Изрек:
   - Волков бояться - в лес не ходить!
   Вслед за ним засмеялась вся компания.
   Вандерер решил прогуляться в сторону кустиков и уделить немного внимания состоянию мочевого пузыря. Уже давно стемнело и ему пришлось пробираться чуть ли не на ощупь, особенно когда вошел с полянки в лес. Тут солоноватая свежесть моря чувствовалась гораздо меньше. Зато лесные запахи преобладали. Возвращаясь, Вандерер проклял несовершенство человеческого зрения и обзавидовался Коту с Лешим. Было у него подозрение, что и Руся видит в темноте не хуже их. Он чуть не промазал мимо поляны, так как присутствие в компании женской особи, хоть и не человеческой, заставило его отойти довольно далеко. И только вспыхнувший на поляне костер вернул ему ориентацию. Почти одновременно с Вандерером в круг света костра шагнула и русалка. Ее мокрая кожа серебрилась в его свете, однозначно указывая на то, что Руся отлучалась восстановить свой водный баланс. В неверном свете пляшущих язычков огня она выглядела донельзя по-человечески. И... соблазнительно. Кот, видимо костер был его лап делом, хотя человек и не понимал, как тот мог его разжечь, обошел вокруг костра и вернулся на свое место. Когда все заняли свои места и наполнили кружки, разговор как ни в чем не бывало возобновился.
   - Местные частенько к нам забредают. - Продолжал Кот. - Ну, у них вопросы неинтересные. Все больше местного значения. Про урожай там, дождь, скотину, болячки разные. Как будто их волшебники с этим не могут справиться. Хотя недавно один советовался, наниматься ли ему в переселенцы к Аватару Алы-Верды. Тот хочет где-то в стороне Бродячего Города поселение основать. Подготовился серьезно. Но по всему выходит, что удача ему будет сопутствовать, только если поумерит пыл и удовольствуется другим местом. Иначе... - Кот отхлебнул из своей кружки и как-то задумчиво продолжил. - Вот только что всплыло в памяти. Лет с пяток назад странная парочка меня навещала. Вопросы обычные задавали. Заплатили чересчур щедро. И непонятную просьбу просили исполнить. Оставили донельзя необычный меч. С виду Админа творение. Но ни к кому не привязанный. Где взяли и как такое может быть - не признались. Передать его просили. Мол, есть у обоих их народов одно пророчество... Мррр. - Кот почти сердито муркнул. -Это у гномов то и у эльфов одно пророчество на два народа! Никогда такого не слышал. Да и знаю я все их пророчества. Кому как не мне знать. Пробовал я увидеть - то ли мешает что-то, то ли и смотреть не на что. Не поверил бы, если бы они оба у себя в роду верховными магами не числились.
   - Вот это да! - Восхитилась Руся. - А чего ж раньше не рассказывал? Покажешь меч-то? Я и просто админских артефактов не видела ни разу, а тут еще и загадка, которую сам Котя не разгадал!
   Кот как-то виновато кивнул.
   - Тебе покажу. А ежели не разгадал, значит не пришло еще время. И такое случается. И не такое тоже. Вот Вандерер такие стихи про нас всех сложил, что любой поэт обзавидуется.
   Вандерер чуть не подавился медовухой. Ручейки жидкости побежали по подбородку. Как-то сами всплыли в памяти и скользнули на язык слова:
   И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.
  
   - Во! - Восхитился Кот. - Опять брешет.
   - Это окончание. Но это не мои стихи. Где-то когда-то жил такой поэт. Пушкин. Звали его так. Это он и написал. А вот откуда я все это знаю и почему вдруг вспомнил - не спрашивайте. Не смогу ответить. Иногда накатывает что-то. Вот тогда само и всплывает. И словно не от мира сего. А эти стихи хоть и не знаю, как ко мне в голову попали, но очень уж к месту тому с дубом и прочему антуражу подошли.
   - А можно и нам с Лешим их услышать? - заинтересовалась Руся.
   - Ага, просим. - Поддержал ее лесовик.
   Пришлось Вандереру еще раз продекламировать то, что уже слышал от него Кот. Если бы он во время декламации смотрел на Кота, то наверняка бы увидел как по очереди ярко вспыхнули несколько раз у того глаза. Синий - зеленый. Синий - зеленый. Синий - зеленый.
   - Здорово. - Признала русалка. - Может, ты нам расскажешь свою историю?
   - Да собственно, и рассказывать нечего. Помню я себя где-то с неделю. Что было раньше и было ли вообще - не знаю. Что интересно, мне кажется, что мое тело старше моего "помню". В какой-то деревушке по пути один селянин очень сбивчиво мне объяснил, что я - Аватар. Что Аватары это то ли небожители, то ли демоны. И что когда в них нет духа этих сущностей, они только видимость людей. На вопрос, почему он решил, что я Аватар, тот удивленно захлопал глазами и ответил что "это же видно, одежда там и вообще". В другой деревне, в таверне, оказалось несколько Аватаров. Одеты они были не так как я, и я не смог бы отличить их от местных. Но и те и другие безошибочно узнавали друг друга. Когда я пытался расспрашивать Аватаров, они говорили много непонятных мне вещей, спрашивали, откуда я сам, почему-то смеялись над моими ответами. Я запомнил непонятное выражение "хватит выпендриваться". Потом решили что я "совсем мелкая школота", посоветовали "отвалить" и перестали обращать на меня внимание. Один пригрозил "прибить на раз" если не отстану. Так я ничего и не добился.
   - А ты действительно не отличаешь Аватаров от местных? - заинтересовался Кот?
   - Ты понимаешь, иногда у меня это получается. Я словно вижу их чужими глазами в виде фигурок, и себя тоже. Как на доске для игры в шахматы. И тогда мне кажется, что я это не совсем я, что ли. А порой бывает, что я обнаруживаю себя совсем не в том месте, где лег спать. И ничего не помню - где был и что делал. Хотя в последнее время это начинает проходить - хоть и смутно, но я уже могу восстановить в памяти события. Часто мне снятся странные сны, словно не из этого мира. Порой знания приходят словно ниоткуда. Вот как с этим стихотворением. А часто я знаю какое-то слово, но не знаю его значения. Вот вы можете мне сказать, что означает слово "комп"?
   Друзья переглянулись и молча замотали головами.
   - Ну, собственно, и все.
   - Котя, - нарушила паузу русалка, - что ты нам скажешь?
   - Мрр, мрр, все это ооочень странно. И как ни странно, это почти все, что я могу сказать. Ну, еще что он действительно Аватар, но чертовски странный Аватар Вандерер.
   - А не слишком ли часто ты повторяешься? Что-то тебя заклинило на слове "странный". Три раза за один присест.
   - Четыре. Имя Вандерер означает - странник. Но сейчас вы вообще упадете. Сейчас он пустой, то есть, не воплощен.
   - Чего? - Леший ничего не понял.
   - Поясняю. Когда в этом мире появляется новый Аватар, то вначале создается его тело. Без той сущности, которая потом вселится в эту плоть, оно ничто. Просто тупой кусок мяса. Иногда может действовать более или менее разумно и даже связать пару слов, но это и все, чего можно ожидать от невоплощенного Аватара. И то после упорной дрессировки. Такой Аватар гораздо глупее местных жителей. Он, конечно, может там спать, есть, идти или назвать свое имя, но думать или рассуждать на отвлеченные темы не способен. Не говоря уж о том, чтобы переживать из-за чего-то. По большому счету в таком состоянии это существо как бы и не живое. Вроде голема. Со временем, при помощи тренировки, или "прокачки", как говорят сами Аватары, его действия становятся более эффективными, но только если эти действия направлены на защиту тела. Эффект усиливается магическими амулетами. Я бы даже сказал, что это больше действие амулетов. Жизнь просыпается в теле Аватара только когда сущность, создавшая его, воплотится в тело. Жизнь как понятие осмысленности и осознанности. Так вот, с того момента как Вандерер ко мне пришел - он был и остается невоплощенным. Я проверял и неоднократно. Я не чувствую воплощения, а это значит что его сущности в этом мире нет.
   На некоторое время повисла тишина. Все переваривали услышанное.
   - Во загнул! - Похоже, у Лешего эта новость вызвала удивление только с точки зрения его теперешнего состояния, то есть небольших трудностей с проникновением в суть сказанного.
   - Ну, кабы я загнул, я бы и разогнуть смог. - Отреагировал Кот. - Тут загибал кто-то покруче моей скромной персоны.
   - Ты хочешь сказать, что не обошлось без Админа? - спросила Руся.
   - Ты понимаешь, Русечка, судить об этом можно, но только осторожно, а если очень осторожно, то нужно взять чуть-чуть левей.
   - Эй, заканчивай тут работой заниматься! Чай тут все свои. - Возмутился Леший.
   - Пардон. Я в смысле того, что это уровень повыше админского.
   Вандерер, и так мало что знавший об этом мире, а понимавший еще меньше, наконец вышел из ступора и отреагировал:
   - Это что же получается, я урод какой-то? Мало того что ни черта не помню, так еще выясняется что какая-то хрень может за здорово живешь и совсем без моего ведома использовать мое тело? Так?
   Кот, которого уже успело покинуть серьезное настроение, хохотнул, вернее муркотнул:
   - Ну, во-первых, где ты видишь здесь не уродов - кот-сказочник, каких и в мире больше нет, чудо лесное, да русалка с того света. Ты уж прости, Русечка. А во-вторых, посмотри на свое положение с другой точки зрения. Ты уникум. Уж не знаю, к чему это приведет, но ты только вникни - ты, Аватар, и вдруг самостоятельно думаешь и чувствуешь при отсутствии твоего духа, сущности. Ты осознаешь себя. Я знаю очень мало даже людей, с которыми это произошло.
   -Да уж, велика радость. Лучше бы я был просто человеком. По крайней мере, принадлежал бы только себе.
   - Понимаешь, друг мой, - Кот как-то незаметно перешел на фамильярный тон, - люди они такие... люди. С ними жизнь случается. Независимо от того, плывут они по ней как листок в бурном потоке или упорно борются с течением, как букашка. Они целиком погружены в поток жизни и им некогда посмотреть на себя со стороны. И даже если они считают себя хозяевами своей жизни, это только самообман. Они еще не проснулись. Не осознали себя в жизни. И подавляющее большинство к этому так и не придет. А вот у тебя есть шанс. Подарок судьбы, я бы сказал. Как еще назвать, если без году неделя живешь, а уже задаешь такие вопросы. Причем вопросы не из серии - это можно есть или даже как это устроено. Ты в начале пути, странник. Уж не знаю как сложатся у тебя отношения с твоей сущностью, но что-то мне подсказывает - тебе будет интересно. Я бы не отказался от такого приключения.
   До Вандерера мурлыканье Кота доходило как-то с трудом. Мысли плясали и совсем не из-за выпитого. Поэтому он извинился и пошел проветриться.
   Раздрай в чувствах и мыслях совсем не помешал организму функционировать в присущем ему режиме. То есть излишек выпитого исправно пытался найти себе путь наружу. Хочешь не хочешь, пришлось помочь ему в этом. Справив физиологические потребности и поплутав впотьмах, Вандерер решил, что ни ночной мрак леса, ни компания у костра его сейчас не привлекают, поэтому пошел поискать путь к заливу чуть в стороне от поляны, где пировали. Голова ломилась от обгоняющих друг дружку вопросов, ни на один из которых у него ответа не было. Более того, после разговора у костра, их количество возросло в несколько раз. Не говоря уж об их сложности. Ну, какие вопросы его мучили до знакомства с этой странной компанией? Кто я? Откуда? Зачем? Почему? Так, наверное, чуть ли не каждый второй задается ими в определенное время. Просто его ситуация по сравнению с ними была патовой. А сейчас? Вопросов стало гораздо больше. Гораздо. И, судя по всему, их количество обещало плодиться и размножаться и им (вопросам) доставлял удовольствие сам этот процесс. Причем если каждый вопрос порождал как минимум еще два, то ответов ни на один из них получить еще так и не удалось. Устав от беспрестанно множившихся вопросов и количества шишек на лбу от встреченных по пути деревьев, Вандерер решил пока плюнуть на все и выбросить все мысли из головы. Как ни странно, его решимость в этом отношении принесла почти немедленный результат. Увеличив счет поцелуев с соснами всего штуки на три, он вынырнул из объятий леса именно там, где и хотел. То есть на бережку залива, но чуть в стороне от места пиршества. Что самое интересное и на что он обратил внимание уже потом, когда возвращался, что это место наверное было единственным, кроме того где они собрались, откуда можно было увидеть залив. И в отличие от полянки, попасть туда можно было либо по чистой случайности, либо зная путь. Выбравшись по наклонной тропке (что это была именно тропинка, очень сложно было заметить) на небольшой уступ над заливом, Вандерер в очередной раз за этот богатый на события день онемел. Перед ним словно арена бродячих артистов лежала поверхность залива, которую вместо обычных факелов освещало какое-то небесное сияние, пронизывающее не только воздух над водами, но и сами воды метра на полтора в глубину. Почему-то в мозгу всплыло совершенно непонятное и безотносительное к обстановке места действа понятие - Луна. Мозг не задержался на нем, потому что представление, происходившее на арене, поистине было чудодейственным. В мягком, нереальном освещении перед ним танцевала русалка. По другому это нельзя было назвать. В полной тишине, совершенно синхронно только с переливами призрачного освещения места священнодействия, то ныряя, то выпрыгивая в воздух, выделывая замысловатые па в обеих стихиях, она ткала вязь чего-то возвышенно-непонятного. Брызги взметывались вместе с прыжками и опадали синхронно с ее погружениями совершенно бесшумно, словно звукорежиссер отключил звук. При этом ощущение звучания волшебной музыки было настолько сильным, что захватывало дух. Но эта симфония света и движения оказалась короткой, или Вандерер застал только ее концовку. Взметнувшись в последний раз над водой на высоту в два раза выше ее роста, в фонтане разноцветных, но блеклых тонов брызг, и завершив им апогей танца, русалка поплыла в сторону берега поляны. Ее приводнение "включило" звуки окружающего мира, больно ударившие по ушам, и мягко погасило необычное свечение.
   Переживая нежданно открывшееся ему священнодействие, Вандерер еще некоторое время стоял соляным столбом. Затем выдохнул, задышал ровно и размеренно, как и положено. Присел, опершись спиной о скалу. Мысль была на удивление трезвой: "Ну и чего я вдруг в негатив ударился? Что я вообще знаю, чтобы из-за этого переживать? Как говорит Кот, "без году неделя" живу, а уже навоображал себе невесть чего. Может все обстоит совсем не так уж и плохо?" Настроение, уж неизвестно от танца ли русалки или от этих мыслей, которые опять же скорее всего явились следствием нечаянно подсмотренного представления, вдруг резко пошло вверх. Захотелось есть. Вандерер поднялся на ноги, собираясь спуститься к костру. И тут выяснилось, что-то волшебное сияние, освещавшее танец, давно и бесследно пропало и искать путь предстоит опять в полной темноте.
   К его чести надо сказать, что выбрался он почти без потерь. Занозы на руках не в счет. И почти не плутал. Заметил ведь, в какую сторону поплыла русалка. Ну а что тут по бережку... Да лесом... Да по кустам...
   Застал он момент, когда Руся с Котей, который не очень уверенно переставлял все четыре лапы, удалялись в сторону леса. Леший заросшим пеньком сидел на прежнем месте. Вандереру с огромным трудом удалось убедить себя в том, что это и вправду не пень. Однако его шаги каким-то образом вернули "пень" к жизни.
   - Ааа... Гость дорогой. Ну где ж ты ходил? - Вопрос явно не требовал ответа. Хотя сам голос и не был "пьяным", но намек на это где-то в подтексте содержался.
   Вандерер и сам вдруг ощутил, что далеко не трезв. В контрасте с недавней ясностью мыслей это довольно чувствительно шибануло по ногам и пришлось сделать пару явно лишних коротких шажков. Пока он утверждался на своем месте, Леший наполнил их кружки, почти "нырнув" в бочонок.
   - Ну, давай, друг. За все хорошее.
   Не поддержать тост было бы чистым святотатством. Да и горло требовало смазки. Ополовинили кружки.
   - Уф. Ну как тебе моя медовуха?
   - Забористая. И к тому же приятная.
   - Ага. - В тоне лесовика явно чувствовалось удовлетворение. - Ты первый из человеков и первый из Ав.., Аватаров, что ее пробовали. Сам делаю. Да и вообще... все сам делаю. Не, ну правда грибочки - дочурка солила. А наливочку - женушка. Ну и по мелочам, опять же. А так - все сам. Ты пойми, всегда есть соблазн на кого-то свалить то, что сам можешь сделать. Вот только с кого потом спросить, ежли что не так? Ведь первый же в цепочке ты, как ни крути. А потому, я завсегда стараюсь сам. Ну, что умею. А ты что умеешь?
   Глазки лесовика с некоторым трудом сфокусировались на внешности человека. Того вопрос застал врасплох.
   - Да я, вообще-то, и сам не знаю. Я ведь гово...
   - Ах да. Вспомнил. Ты не обижайся. Гуляем мы сегодня. Такой праздник у нас с Котом от силы два раза в году. Не скажу какой второй, а первый - сам видишь, Руська приплыла. Она ж нам с Котом, почитай, как дочка будет. Вот ты не знаешь еще, как это, недосыпать (ну, это Кота несчастье), беспокоиться, дабы ребятенок не расшибся, и прочее. Глядишь, он падает, а у самого аж мошонка внутрь прячется. Да особенно когда болеет, да в беспамятстве. От. Ну да выходили. Слава миру. Раньше почаще приплывала. А потом любовь, дети... Ну это понятно... Однако ж все-таки скучаем. И сами не можем навестить. Не водоплавающие мы с Котом. А до их островов и сама-то Руська, русалка потомственная, со всей возможной скоростью, за трое суток доплывает. А еще уберегись от напастей. Не говорит, конечно, чего в пути пережила. Вон даже гарпуны свои костяные на берег нам не показывает. А оно так еще тревожней. Вот мы все втроем, опосля того как наобнимаемся, стресс-то спервоначалу и сымаем. Ну да, медовухой да настоечкой. Да Кот-то нестойкий к этому делу. Вон Руська его баиньки повела. Мог бы и здесь прикорнуть, ну да он как выпьет, упряяямится. Да и по пьяни на Руськино внимание претендует.
   Тут вдруг тон лесовика стал грозовым.
   - Ты, сдуру, не подумай чего. Это недалекие местные байку пустили, что мол, морским котикам и взяться больше неоткуда. Глупость это и не-до-по-ни-ма-ние.
   Очередная кружка опустела. Правда, наполнял ее уже не хозяин.
   - Внимание ее ему надо как дочери к отцу. Ко мне потому что немного ревнует. Мы ж для нее оба - папы. Только у меню..., меня... свои детки есть. А у Коти нашего... - Леший горестно вздохнул, покачал головой, хлебнул из кружки.
   - Ну нет ему пары во всем белом свете. Он, по молодости-то, весь свет этот исходил. Не нашел нигде и следа своего народа. К самому Админу попал. Тот с полной ответственностью подтвердил, что нету тут боле таких как Кот. И даже он не знает, как этот самый Кот, в его мире образовался. И дабы воду не мутил и был при деле, дал ему должность енту. Ну, ты знаешь. Хотя, может Кот немного и привирает. Про Админа.
   - Чего знаю? Не знаю я ничего. - Встрепенулся наш странник.
   - Ах, ну да. Он тут, навроде, главный над большинством квестов. И заодно местным кой-чего подсказывает - предсказывает. Ну, вот приходит Аватар, которому квест выпал, скажем, местного лорда побороть. Кот ему - загадку-условие. Поймет-разгадает-выполнит, значит сполнится квест. Хотя тут тоже не на все сто. Он-то на данный момент загадывает. А уж ежели потом что поменялось - прости-прощай. Так вот все и ходют к нему за своей выгодой.
   Тут Леший понизил голос чуть не до шепота и драматически продолжил:
   - Он говорит, ты первый, кто его цепь вниманием обошел. Как будто это безделица какая. А ить она на пару лордств потянет.
   Кружки наполнились вновь. Казалось, они уже настолько разбухли от хмельной влаги, что скоро сами собой переворачиваться станут. У обоих собоченочников (или собочечников? В общем, собутыльников по бочонку) мысли давно текли далеко не по прямой, а по пути этой самой влаги.
   - Вот только одного я не могу взять в толк. Сколько живу - не могу понять. Ну как цепь эта, переведи ее в богатства, счастью людскому поспособствовать может? Ну, положим, богатства-то она добавит, да. Но счастью-то от богатства откуда взяться? Ить оно ж не опята, дабы как те на пеньке расти. Есть пенек - опятки растут, есть богатство - счастье посетило. Грибам и тем окромя пенька условия нужны. Будут условия - и пенька не надо. Вырастут и на голой землице. А почто у людей все не так? Да что там, и не только у людей. И эльфы такие же. А гномы те вообще скопидомы.
   Выпитый и усвоенный алкоголь давал о себе знать. У Вандерера давно все плыло и кружилось перед глазами. Голос Лешего то уплывал куда-то, то возвращался. Тяжелая голова норовила прижаться к земле. И он наконец сдался, подтянул под голову свой мешок и перестал сопротивляться. Леший все бубнил что-то, но смысл перестал доходить, слова только убаюкивали. Темное небо над ним почему-то вдруг покрылось странными светлячками, словно кто шилом наколол в небесном своде дырочек и подсветил их с той стороны. Вандерер вяло удивился этому непонятному явлению, но сил совсем не осталось, и он провалился в сон.

3

   На ясное ночное небо за окном кто-то щедро выплеснул миллионы звезд. Яркие и не очень, побольше и совсем крохотные, они вязью волшебного пергамента красовались перед всеми, кто дал себе труд обратить свой взор вверх, совсем не страшась, что найдется на земле кто-то, кто сможет расшифровать эти письмена, и тогда... А что произойдет тогда? Может и ничего. А может и очень многое. И для кого - только для того кто понял смысл этих посланий, или для всех?
   Виктор опустил взгляд на огни ночного города, соперничающие с ночным небом, отвернулся от окна в полумрак комнаты. Тусклый свет монитора на письменном столе придавал нехитрой обстановке толику загадочности. Из-под стола оскалился на Виктора дракон, иногда подмигивая разноцветными глазами. Дань короткому увлечению модингом лет десять назад. Тогда он и стилизовал корпус обычного системного блока под голову дракона. В глазах индикаторные светодиоды включения питания и работы винчестера. В пасти между рядами драконьих зубов разместился DVD привод. На шее дракона на цепи висит медальон с изображением курсора, выполняя по совместительству функцию выключателя питания. Тело дракона обтягивает типично чешуйчатая драконья шкура. Корпус Виктору нравился. С тех пор в этой "голове" не один раз менялся электронный мозг.
   Присев за клавиатуру, Виктор установил соединение с интернетом и открыл страничку Game. Вошел в аккаунт игры. Быстренько прочел несколько рекламных писем, перешел по ссылкам и получил на счет в игре некоторое количество реальных денег. Теперь их можно было или обменять на игровую валюту, или вывести на свой электронный кошелек. Эта функция в игре Виктору нравилась. А еще обещались со временем сделать конвертируемыми и игровые деньги. Правда, Виктор считал это обещание просто рекламным трюком.
   Так, теперь посмотрим, что там с нашим персонажем. В прошлый раз Виктор оставил его на проселке возле дорожного камня с надписью "Лукоморье" и уводящей к опушке тропкой.
   Очень и очень условная карта показывала местонахождения юнита примерно там. Так, режим наблюдение. Накат камеры. Наплывает, детализируется игровой мир, как на карте Google "Земля". И замирает на небольшой высоте над персонажем. Надпись "Локация "Лукоморье". В панели состояния персонажа: "Спит. Пьян. Время восстановления до нормы - два часа". Камера висела над небольшой полянкой на берегу закрытой со всех сторон бухточки. Догорал костер. На большом плоском камне в творческом беспорядке лежали остатки трапезы и стоял рядом бочонок. Почти пустой. Невдалеке посапывал юнит.
   - Вот это номер! - Виктор озадаченно поскреб затылок. Он совершенно точно помнил, где последний раз оставил своего персонажа. И уж точно тот не принимал участия ни в каких попойках.
   - Блин, похоже аккаунт ломанули. Какой-то гад пользуется. Да, вроде игровых денег уменьшилось. Странно, что ненамного и что реальные никуда не ушли. Так, срочно меняем пароль.
   Вообще-то, некоторые странности Виктор заметил еще пару дней назад. Но тогда не придал этому значения. Смена пароля заняла немного времени. Поиграть сегодня, видимо, не получится. Не ожидать же, в самом деле, пока юнит "протрезвеет". А вот пополнить знания об игре можно. Ну так, слегка. Не сильно вникая. Что же, почитаем.
   Вернемся на сайт игры. Что тут у наc? Угу. Предлагают клиента установить. Что это дает? Улучшенная графика, надежность, скорость, бла-бла-бла. Ладно, уговорили. Поставим клиент на закачку Торентом. Блин, объем за два гига. Ну, черт с ним. Пока качается, почитаем. Ага, вот - "Описание игры". Так, что тут? Карта игрового мира. Не очень подробная. Мир на две части рассекает цепь горных кряжей. Гномьи горы. Упираются в море. Узкая полоска вдоль берега в торце гор и довольно значительные участки по обеим их сторонам обозначены как "Лес эльфов". А вот и "Лукоморье". С одной стороны примыкает к эльфийскому лесу, с другой зажато скалами и болотами. Такая местность тянется вдоль всего побережья до конца карты. Выход к морю только у эльфов да крошечный участочек в Лукоморье. С другой стороны гор вместо болот зыбучие пески. Выхода к морю не видно. Хотя нет, вот обозначен. Через пещеру предсказателя. Что там еще? Цепочка пограничных гарнизонов. Почти в центре большой город. Столица королевства. Называется Кив. Городки помельче, деревушки, замки, дороги. Большая река выныривает из тумана поблизости от дальнего от моря конца гор и пересекает королевство по диагонали, опять ныряя в туман. С другой стороны гор почти зеркальное отражение. Только здесь леса и болота, а там пески и оазисы. Через горы только в одном месте удобные проходы. С обеих сторон их сторожат крепости, но на некотором удалении от скалистых кряжей. Вообще, рисунок гор и двух больших рек напоминает изображение наконечника стрелы, древко которой уходит в море продолжением горной гряды - цепочкой островов. Море Крона - название этих соленых водных просторов. В лесном краю река носит имя Гадира. В королевстве за горами реку называют Танаи. Понятненько. Что там в описании игры?
   "Если Вы прочли страницу приветствия при регистрации, основное понятие об игре Вы уже получили. В соединении с приведенной здесь картой Вы имеете достаточно информации, чтобы играть. Есть так же форум и раздел "Чаво" с часто задаваемыми вопросами. Учтите только, что в отличие от других игр, модераторы форума являются такими же игроками как и вы, и к администрации не имеют никакого отношения. Если Вам мало этой инфы, тогда милости просим, читайте то, что мы здесь слегка размажем по тарелке для Вашего удовольствия.
   Перед тем как начать, хотим еще раз предупредить, так как никто обычно не читает соглашение. В форуме есть ветки для обращений к Админу. Однако отвечать на Ваши обращения он НЕ обязан. Если же это случилось, то это означает, что ему лишь захотелось почесать языком и ответы имеют частный, а не официальный характер и ни к чему не обязывают. За исключением финансовых претензий, рассматриваемых индивидуально при индивидуальном же обращении. Однако это не значит, что все Ваши словоизлияния остаются незамеченными. Форум регулярно просматривается и Ваши предложения, могущие улучшить геймплей, принимаются к сведению.
   Если же Вам позарез что-то нужно от Админа, и вы жаждете получить у него аудиенцию - милости просим в храм Админа. Естественно в самой игре. Не думайте, что это будет так просто. И берегитесь, если Админ сочтет, что вы побеспокоили его по пустякам. Он ведь демиург в этой игре, не забыли? А что вы хотели? Вы ведь играете? Так? И мы тоже.
   Пожалуй, экивоков достаточно. Поехали.
   В чем смысл игры? Как всегда - ни в чем. В самом процессе игры. Как и в жизни. Задайтесь вопросом - в чем смысл жизни? В том чтобы жить. Так или иначе, худо-бедно, хорошо или плохо, честно и не очень, но жить. К чему-то стремиться, чего-то добиваться, чего-то избегать. Воспринимайте Игру как полигон для обкатки. Чего? Своих поступков, действий, идей. Для тех свершений, которые в реальной жизни вы никогда не совершите. Больших или малых, достойных и позорных, красивых или гадких, великих и мелочных. В общем, будьте здесь такими же, как и в жизни. Но без необратимых последствий. Не об этом ли многие мечтают? Пусть это будет альтернативная жизнь, в которой можно достигнуть того, чего не достиг в настоящей. Или исправить что-то. Или выпустить на волю из запертого шкафа скелета. Ну, или хотя бы тараканов. Пусть порезвятся. Здесь можно.
   В отличие от многих, эта игра индивидуалистов. Нет, можно конечно и кучей. А иногда без кучи, малой или большой, просто никуда. Но можно и одному. Причем ничем не хуже.
   Как сразу можно заметить, этот мир пахнет средневековьем. Так уверенно им пахнет. Примерно как носки бродяги. Хотя нет. Они пахнут другим. Но вот что касается устойчивости запаха, то тут в самую точку.
   Структура общества также весьма напоминает средневековую. Дворяне и просто люди. Не переживайте, Вы во вторую категорию не попадете. Вы ведь небожители. Следовательно - дворяне по дефолту. Хоть и без шиша в кармане.
   Количество шишей в кармане Вашего персонажа прямиком зависит от Вас. Правда, пути наполнения оного кармана могут быть разными. Первый (кто бы сомневался!) - пополнение игрового счета реальными бабками. Вот кстати, почему их называют бабками, если обычно зарабатывают их реальные дедки? Второй, слава Админу, касательства к Вашей мошне не имеет. Зарабатывайте игровую валюту играя. Квесты и прочие игровые задания. Торгуйте. И даже без денег можно прожить в этом мире. Леса полны дичи и вегетарианской пищи.
   Кстати, у нас нововведение. Вы можете заработать и вполне реальные деньги. Достаточно подписаться на услугу "Клик". Это просмотр онлайн рекламы. Вам на почту в личном кабинете приходят письма, Вы их просматриваете, перейдя по ссылке, и получаете денежки на свой счет там же... Потом можете их перевести в игровую валюту. И даже вывести на кошелек Webmoney. Правда с условием, что сумма не менее 1$ и что вы ранее пополняли кошелек на N-ю сумму.
   Во главе королевства - король. Ну кто еще может править королевством?
   Далее - крупные дворяне, или лорды. Крупные не по величине, а по имуществу, деньгам, заслугам, родовитости и т.д. Как и все в мире, звания покупаются. Иногда. Кое-где. Но не у нас, а у короля. Вполне легально. Ну, или жалуются им же за особые заслуги. Кстати, земли и прочее имущество тоже может быть пожаловано. Или переходят по наследству. Лорд это не сословное звание. Это должность. Лорды правят провинциями.
   Далее дворяне помельче. Средней руки. Землевладельцы. Они в вассальном подчинении у лордов и знатных дворян, а те в свою очередь, у короля.
   Ну и мелкие дворяне. Безземельные.
   Во все эти сословия входит как местная знать, так и Аватары. Сейчас король из местных. Но кто знает, как повернутся политические реалии. Хитро закрученная интрига, тихое подковерное шебуршание или громкий бунт - и вот уже Вы у кормила власти. Да, да, Вы можете стать королем и не только определять курс государства, но и пользоваться неограниченной властью и всей казной королевства. А казна складывается из налогов, которые платят землевладельцы, торговцы, ремесленники. Землевладельцам платят крестьяне и арендаторы.
   Свергнуть можно не только короля. Можно захватить замок лорда или поместье землевладельца. Но до этого стоит позаботиться если не о поддержке вас королем, то хотя бы о его снисходительном взгляде сквозь пальцы на ваши шалости. Куда ж переть с голой пяткой против шашки, то бишь регулярной королевской армии.
   Но начнем с начала - с первого появления персонажа в этом мире. Место появления - рандомно. Одежда у всех "новорожденных" одинакова. Белый покрой отличен от прочей одежды. Прямые штаны и рубаха до середины бедра у мужчин, или такая же рубаха и юбка у женщин. Сапоги. Кожаный пояс с ножом в деревянных ножнах. За спиной "упряжь" c мечом. Лук и колчан с десятком стрел. Дорожный мешок, в котором сиротливо притаился на дне тощий кошель с десятью медяками. Последние могут запросто спереть. Все остальное - даже продать нельзя.
   После появления на этом свете рекомендуется найти ближайшую Школу и пройти курс молодого бойца. Бесплатно. Владение мечом и стрелковым оружием не раз пригодятся вам в битвах. Хотя Школа даст вам лишь начальные навыки. Если хотите совершенствоваться в мастерстве благородного смертоубийства, можете найти частную школу и продолжить свое образование там. Уже вовсе даже не бесплатно. Ну а если Вы настолько честолюбивы, что звание мечника, с которым Вы выйдете из частного заведения, вам жмет подмышками, что ж, есть еще мастера меча. Найдите такого, и если он согласится вас учить, считайте что вы - мастер. Практически все специальности имеют эти три ступени. И над всеми тремя стоит звание магистра. Оно добывается самостоятельно, потом и кровью. Без учителей. Учителя лишь укорачивают временной отрезок от ученика к мастеру. Но Вы можете пройти его и самостоятельно. Правда путь займет гораздо больше времени. Но что поделаешь, по нетореному пути всегда идти дольше и труднее.
   Не вдохновляет карьера воина? Нет желания продавать свой меч и ложить жизнь на алтарь короля, лорда, купца, шайки? Флаг Вам в руки и перо куда-нибудь еще. Идите в Академию магов. Почему Академия, а не Школа? Ну, Вы и спросили! Когда это маг ставил себя на одну доску с кем-либо еще? В чем разница? Да ни в чем. Все в точности как и у воинов. Только вместо меча машут руками. Хотя порой благородный меч да разящая стрела быстрее заклинания. Да еще, может быть, в возможности найти свое место в мирной жизни. И даже с первой ступенью вполне неплохо можно жить где-нибудь в сельской местности. Погоду там предсказать, дождик вызвать, скотину вылечить или мелкого духа приструнить. Да мало ли... Тут большой силы и не надо. Ведь ураган вместо грибного дождика никому не нужен. Да и уважение с почетом прилагаются.
   Нет? И это не по душе? Тогда торгуйте. Торговцы везде и во все времена в почете и выгоде вымазаны как оброненный сыр. Самые рисковые люди, я вам скажу. Кругом жулья, ворья, разбойников, таможенников, честных покупателей, своей же выгоды не понимающих - брр, аж мурашки по коже, - а они знай себе - торгуют.
   Жалко нескольких медяков для всей этой братии? Ну так младший брат торговца - контрабандист. И налоги, и сборы платить не надо, и за риск доплачивают. Иногда. Если стража не поймает. Романтика к тому же.
   Нет коммерческой жилки? А до "денюжек" охота есть? Тогда Вам в романтики с большой дороги подаваться надо. Разбойничники-душегубцы народ безбашенный. Зато вложений никаких и труда на копейку. А барыш-то какой! Разумеется, если повезет. Хошь - один прохожих-проезжих на "боись" бери. Хошь - шайку сколачивай да вместе торговые караваны разоряй. А охочих до такого ремесла людишек что среди местных, что среди Аватаров вдосталь наберется. Только шумное это дело. И охотников приголубить таких охотников много.
   Ну, можно и по-тихому. Есть клан "серых теней". Воров. Они тихохонько кошельки режут да дома чистят от лишнего, по их мнению, добра.
   И у контрабандистов, и у разбойников, и у воров есть свои школы. Разумеется тайные. Потому первый квест на этих карьерных путях - найти туда кривую тропинку. Ведь прямых, при их-то профессиях, не бывает. Но тут все просто. Походил, поспрошал, кривая куда-нибудь да выведет.
   Не по нраву беспокойная жизнь? Возьми в аренду землю, найми работников, да и живи себе припеваючи.
   Ой, да мало ли кем можно стать при желании!
   Для оборотней все тоже самое. Все чем они отличаются, это тем, что могут оборачиваться в зверя. При этом ловкость, сила и скорость реакции превышает людскую (имеется ввиду средний нетренированный человек) раза в полтора-два. Да еще наделены естественным оружием - клыками и когтями. Вот только вспыльчивы они больно. Но при должной тренировке и работе над собой вполне реально полностью взять под контроль звериную сущность. И тогда возможно частичное обращение - облик не меняется, а реакция, сила и ловкость в человеческом облике становятся звериными. Да, еще они могут общаться между собой телепатически.
   А вообще, не разрезав пирог, не узнаешь что у него внутри. Так что играйте, и аз воздастся вам".
   Виктор оторвался от монитора. Таак. Нового почти ничего не узнали. Ну и ладно. Время уже позднее, пора и на боковую.
  

*****

   Пробуждение было не из самых приятных. Похоже, во рту переночевало сонмище каких-то зловредных тварей, высушивших полость рта до влажности пустыни и оставивших в благодарность гадостный привкус. Хорошо хоть голова не трещала. Все же питье Лешего было отменным. Преодолев кое-как предательскую слабость членов, Вандерер поднялся на ноги. С залива тянуло приятно бодрящей прохладой. Кажется, рассвело уже давно. Вандерер повернулся к столовому камню, ожидая увидеть там беспорядок и надеясь отыскать остатки какого-либо питья - горло требовало смазки.
   Первая мысль при взгляде на стол была - "белочку поймал". Правда, смысл ее куда-то ускользал. Однако белочка там присутствовала. И не одна. С пяток этих зверюшек деловито заканчивали накрывать стол к завтраку. Постояв немного с открытым ртом и решив для себя, что это все-таки не глюки, Вандерер решил не смущать рыжехвостых официанток и потерпеть с удовлетворением жажды.
   Сходив в кустики, он отправился на берег. Кроме суетящихся у стола белок кругом не было видно никого, и человек решился искупаться. Как был, в одежде, он плюхнулся в воду, подняв фонтан брызг. Прохлада воды немного вернула ясность мыслям. Вынырнув и утвердившись ногами на песчаном дне, Вандерер стянул с себя намокшую одежду и, слегка прополоскав ее, выбрался на берег и развесил рубаху и штаны на прибрежных кустах. Затем, уже голышом, опять бултыхнулся в воду. Вдоволь наплававшись и решив, что гигиенических процедур достаточно, а также почувствовав, как разогретая купанием кровь разгоняет остатки похмелья, выбрался на сушу. Одежка была еще волглой. Но не представать же перед новыми знакомцами в чем мать родила. Тем более что среди них была женская особь. Пришлось натянуть одежду как есть. Поеживаясь, направился к столу. Белки уже завершили сервировку и удалились.
   В желудке тихонько урчало. Вчера, не рискнув есть сырое мясо и рыбу, Вандерер вынужденно изображал из себя вегетарианца. Сегодня можно было исправить это упущение. Понимая, что вся остальная компания вряд ли предпочтет сырым продуктам обжаренные на огне, он решил позаботиться о себе. Развел костер, нанизал на оструганную веточку пару ломтей мяса и пристроил их над огнем. Когда купался, он заметил у берега садок с еще живой рыбой. Выбрав рыбину по своему аппетиту, почистил и тоже насадил на ветку и воткнул рядом с костром так, чтобы рыба понемногу поджаривалась, но не сгорела. Закончив с этим, присел рядом, изредка поворачивая мясо.
   Мысли вяло ворочались в голове, все время возвращаясь к услышанному вчера о себе откровению. Как-то неуютно и неприятно было сознавать, что твое тело как бы и не совсем твое. Словно пользуешься чужой немытой ложкой. Хотелось в дорогу. Ходьба всегда его успокаивала, словно укладывая мысли в колею дороги. Вообще-то здесь его ничего не удерживало. Но было бы нехорошо уйти не попрощавшись с усадившими его за свой стол лю... Чуть не назвал их людьми. Да, по внешности это совсем не люди. Можно сказать нелюди. Но вот по внутреннему, так сказать, содержанию... Пожалуй, многим людям до них далеко. Ему почему-то так казалось.
   Вскоре начали собираться и давешние собутыльники. Свежее всех выглядела, конечно же, русалка. Кот сегодня смотрелся немного более вальяжным. Как раз это и выдавало вчерашнее излишество - ну как-то не шло ему такое поведение, выглядело каким-то "неродным". По Лешему вообще ничего нельзя было сказать, кроме того, что он сегодня был неразговорчив.
   Завтракали, перебрасываясь редкими фразами. В бочонке на дне как раз хватило на опохмел. И по мере того, как благодатная влага заставляла бродить вчерашние дрожжи и исправляла самочувствие, языки начали развязываться.
   Однако Вандерер не дал себе расслабиться, хотя и чувствовал себя в этой странной компании на удивление уютно. Закончив есть, поднялся, поблагодарил за угощение и приют, поклонился и, выразив надежду на то, что сможет когда-нибудь на деле быть полезным честной компании, попросил разрешения у хозяев покинуть их.
   - Что ж, Странник, пошли. Проводим тебя до дуба. В Лукоморье все пути там заканчиваются и оттуда же начинаются. - Глаза Кота опять странно блеснули. - Как ночевалось-то?
   Все поднялись и не спеша пошли через лес. Вандерер походя подхватил свое нехитрое имущество и ответил на ходу:
   - Спасибо, хорошо. Только какие-то светляки в небе мерещились. Да еще дракон приснился. Почти с такими же глазами как у вас. - Он мотнул головой в сторону Кота с Лешим. - Правда, один зеленый, а вот второй - красный. И с медальоном на шее.
   Человек коротко хохотнул:
   - Перебрал, видать, слегка.
   Троица коротко переглянулась. Кот, приостановившись, почесал задней лапкой у себя за ухом и принялся наставлять Вандерера:
   - Ты сейчас, я так понимаю, в Школу направляешься. И правильно. Без воинского ремесла али без магии, а лучше и того и другого и побольше, в нашем мире долго не протянешь. Правда, ты Аватар. Жизней у тебя много. Безвозвратно, в отличие от местных, не уйдешь за Предел. Однако же и проигрывать, раз за разом, радости мало. Так что умение воинское тебе пригодится. Да я вижу, ты не только этого ищешь. Так что, после того как овладеешь ремеслом воинским (поверь мне, лучше потратить время с толком на обучение, чем бестолково терять его зазря из-за неумения держать в руках эту железку) - Кот кивнул на меч, - заверни в городок Бородобур. Живет там в его окрестностях, в деревне Прамбан, зело мудрый человечек. Ауробиндо его кличут. Привет ему от меня передай. Может, что полезное для себя узнаешь.
   - Угу - пробурчал Леший, - это ж, почитай, на другом краю королевства. Сколько он добираться-то туда будет? С такой-то выучкой как опосля Школы. Вот что, мил человек. Ты как энту Школу пройдешь, особливо не спеши-то. Там недалече, в Выселках, знакомец мой проживает. Бывший солдат. Мастер меча. Не маг, но кой-чего умеет. Спросишь Варяга. Вот, шишечку ему от меня передашь, чтоб не сомневался что это я тебя прислал. На словах передай привет и скажи - пятнадцать годиков.
   С этими словами Леший сунул в руку человека на первый взгляд обычную еще не раскрывшуюся зеленую сосновую шишку. Однако Вандереру она показалась что-то излишне тяжелой.
   - Ну, Лешик, ты продолжаешь меня удивлять. - Заговорила Руся. - Я и не думала, что у тебя и среди людских воев друзья есть.
   - Ну, так это по молодости-то было. Он мне помог, я ему. Среди всякого народа встречаются нормальные. Кабы Аватары воду не мутили, глядишь, их и поболе бы было.
   В это время добрались до дуба. Кот поднял с травы цепочку, поддел когтем последнее звено. Коготь прошел сквозь металл как сквозь масло, Вандерер еле удержался чтобы головой не потрясти от удивления. Отделенное от цепи звено Кот протянул Вандереру.
   - А это вот моему знакомцу покажешь. Но не отдавай. Потом уж, коли нужда будет, продать можешь.
   Вандерер покрутил в руках тонкий золотой овал колечка. Надо будет подыскать какую веревочку, чтобы эта малость не затерялась. Словно угадав его мысли, русалка непонятно откуда извлекла и протянула ему зеленую ниточку, явно сплетенную из водорослей.
   - Вот, на нее повесь. Не смотри, что тонка, она прочная очень.
   - Ну а теперь счастливого пути. Даст мир - свидимся. - Попрощался за всех Кот.
   Вандерер еще раз низко поклонился, пробормотал что-то вроде того, что дайте мол срок, добром отплачу, понимая что слова какие-то не те, да и вообще ненужные. Развернулся и шагнул на тропу. На третьем шаге словно голова закружилась. Не сильно, слегка. И он тут же стал как вкопанный, то ли от неожиданности, то ли от удивления. Перед ним в десятке шагов красовался знакомый путевой камень с выбитой надписью Лукоморье. Оглянувшись, окинул взглядом оставшуюся позади опушку с убегающей в глубь леса тропкой. Покачал головой. Да-а, за три шага почти дневной переход - это сильно. Не иначе Леший постарался. Не просты новые знакомцы, ох не просты.

4

   Вечно то лишь, что нерукотворно.
   Смерть - права, ликуя и губя:
   Смерть есть долг несовершенной формы,
   Не сумевшей выковать себя.

Д. Андреев

   От развилки с путевым камнем дорога уходила вправо и влево. Справа осталось коротенькое и неясное и для самого Вандерера прошлое нового и какого-то непонятного, даже для волшебных существ этого мира, Аватара. Слева, где-то за никем не считанными поворотами дороги, притаилось его будущее. Поправляя дорожный мешок на плече, Вандерер только теперь заметил, что тот стал значительно тяжелее. Видимо хозяева Лукоморья позаботились о пропитании для странного Аватара. Да, приятные существа. Пусть их путь будет легок. И Вандерер продолжил свой.
   Не шибко накатанная дорога, порой совсем пропадая в низенькой жесткой траве, пересекала луг, карабкаясь на пологий косогор и оставляя позади и слева гостеприимное для путника Лукоморье. Как он понял из расспросов жителей деревеньки в полутора днях пешего перехода отсюда, примерно через такое же расстояние лежала примерно такая же деревенька. Оттуда дорога растекалась двумя рукавами. Один вел к лесу эльфов и вдоль него к горам гномов. Второй сворачивал вглубь страны и примерно через день пути должен был привести путешественника к Школе.
   Мысли лениво и размеренно, в такт дороге, покружились вокруг этого факта и Вандерер сделал вывод, что без обучения никак не обойтись. Тут знакомцы были правы. Дорога пока щадила его. Серьезных стычек еще не было. По крайней мере, за тот короткий срок, что отложился в памяти. Не считать же за бой стычку с десятком каких-то облезлых, косивших под собак, животин. И то пришлось попотеть. А мечом пользовался почти как палкой. Тут все правильно - набить руку надо. Не важно, что и морду при этом набьют. Зато потом, может статься, и не оплошаешь в нужный момент.
   Смущало только одно - надо будет часто умирать. Однажды ему уже пришлось это сделать, и процесс Аватару сильно не понравился. Ну, не то, что он сам взял и умер. Какой-то Аватар, весь с головы до ног в железе, походя прирезал его. Он даже меч не успел поднять для защиты. Нет, Вандерер не в обиде. Как сейчас понимает, сам напросился. Как? Встретил того на дороге, да возьми и спроси - "А как это - умереть и воскреснуть?" Тот и говорит: "А сейчас покажу. Защищайся". Меч-то Вандерер достал, а вот самого удара и не заметил почти. Ощущения, мягко говоря, отвратительные. Очнулся потом на месте своей предыдущей стоянки. Наутро. И долго щупал грудь, куда наискось пришелся удар меча, убеждаясь, что там все цело, кожа гладкая и без рубцов, а саднящее ощущение рассеченной плоти - плод воспоминания. Да ладно. Учителя в Школе - в основном выслужившие свой срок солдаты, ушедшие в отставку. Они-то умирают по-настоящему, если сражаются. Правда, в школе им это не грозит. Они только обучают Аватаров как убивать и не быть убитым.
   Со вчерашнего вечера Вандереру не давали покоя слова Кота. Он знал, что является Аватаром, но он также думал, что и другие Аватары такие как он. Оказалось же, что это пустые оболочки, футляры для тех сущностей, что спускаясь из неведомых верхних (а может, поднимаясь из нижних?) миров, наполняют их жизнью. Марионетки, которыми управляет кто-то, преследующий свои непонятные простым смертным цели. Просто инструмент в чьих-то руках, пускай даже руках существ из миров более высокого порядка. Существ гораздо более могущественных, чем здешние люди. У таких существ и цели, с которыми они приходят сюда, должны быть гораздо выше и весомее чем у величайших из смертных. Это пугало. Мысль о марионетках вызывала отвращение. Не хотелось быть марионеткой, пустым сосудом, инструментом. Однако он ведь не был пустым - сейчас он думал, чувствовал, действовал сам по себе, без вселившегося в него чужого духа. Хотя откуда ему знать, что случится, когда это вселение произойдет? И это уже пугало до дрожи в коленях. И в то же время хотелось побыстрее избавиться от неопределенности. Хотя бы для того, чтобы узнать, что же он представляет собой на самом деле. И останется ли этот Он таким как теперь и вообще останется ли в этом теле. Может его душа лишь временно нашла себе пристанище в пустующем пока сосуде, и при появлении хозяина будет изгнана? Он относительно хорошо помнил только последнюю неделю. Еще неделя всплывала в сознании отрывочно и туманно. А дальше стоял плотный туман, который, как ни напрягай серое вещество, не получается продавить или хотя бы немного рассеять. По словам Кота, его Аватар родился (или правильно говорить появился?) около месяца назад. И что все это может означать? Туман, такой же, как на границах этого странного мира. Ни рассеять его, ни понять его природы. Что же, остается только поступать так, как делают местные - жить и по мере возможности отвоевывать у тумана место под солнцем. Будет день - будет пища. И пища для ума тоже. Пережуем, переварим, глядишь - что-то и прояснится. А там и солнышко пробьется сквозь пелену тумана, окутывающего память и леденящего мозг.
   Таким образом расставив насущные вопросы по местам, Вандерер зашагал веселее. Яркое солнце, ласковый ветерок в лицо, трели птиц, зелень травы - все настраивало на оптимистичный лад.
   К полудню желудок начал возмущаться и недвусмысленно выказывать протест отсутствию топлива в организме. Высмотрев невдалеке от дороги одинокий кустик, путник расположился на привал. Достал завернутую в листья лопуха снедь, хорошенько заправился. Нашлась и тыквенная фляга с легкой наливкой. И жизнь стала казаться еще восхитительней. Поев и передохнув, продолжил путь.
   Через некоторое время Вандерер, оглянувшись назад, заметил плетущуюся вдалеке повозку. Через полчаса она ползла позади все на том же расстоянии. Видимо возница опасался приближаться, не зная, кто впереди. Однако еще через полчаса, очевидно решив, что одинокий путник безобиден, он стал нагонять. Заслышав близко за спиной стук копыт и шум колес повозки, Вандерер, не останавливаясь, посторонился, сойдя с твердой колеи на обочину. В поле бокового зрения вплыла вначале голова лошади, затем все остальное хозяйство, принадлежащее ей же, и наконец показался владелец животины и прилагающейся к ней повозки. Мужичок сидел спереди, держа в одной руке вожжи и кнут, являющий собой полуметровую хворостину с привязанным на конце сыромятным ремешком, как показалось Вандереру, несколько коротковатым, чтобы без напряга поддать газу лошадке. Правая рука хоронилась в сене на повозке, вроде бы небрежно опираясь на нее, но вполне возможно сжимая оружие. Лицо возницы выглядело слегка напряженным. Ни лошадка, ни мужичок, ни повозка ничем не отличались от тех, что нашему путнику уже доводилось видеть. На телеге тоже ничего особого не наблюдалось. Груз составляли четыре мешка да охапка сена. Дождавшись, когда возница окажется на одной с ним линии, Вандерер повернул к нему голову, изобразил улыбку и поздоровался. Дождавшись ответного кивка, сопровождаемого невнятным бормотанием, заговорил.
   - Да будет благосклонен к тебе дух дорог. Не подскажешь, далеко ли до деревни?
   - И к тебе, путник. - Лицо возницы осталось напряженным, но руку из сена он вынул, перехватив ею вожжи. - Если пехом, затемно доберешься, а если не побрезгуешь на моей телеге прокатиться, еще засветло будем.
   - Спасибо, не откажусь от предложения.
   Вандерер положил мешок на повозку и сам сел позади, спиной к вознице. Расстегивая крепление ножен, спросил:
   - Издалека путь держишь?
   - Из Скоромысла. Вчера поутру выехали.
   - А что ж один-то? Или спокойно тут у вас?
   - Да где там спокойно... Не, нечисти из тумана давненько не видели. Так бы и ничего, да разбойнички пошаливают. Да и не один я выехал. Всемером на пяти телегах в дороге были. - Теперь повозка споро катилась по дороге, а понукаемая мужичком лошадка рысила, недовольно прядая ушами. - Всяк по своим делам. Казимир со старшим мальцом жену хворую в Касатки вез. Сказывают там лекарь знатный. У нас-то и вовсе нету. Остатние к послезавтрашнему торгу кой-чо продать-купить. Да и я вот за ними увязался. Мне-то особо и не надо, да надоело без дела болтаться. Сейчас-то работы не много. Затишье перед уборкой. А я один живу. Вот и тюкнуло - проветрюсь, да может подработать удастся. Да и родственница вдовая у меня там проживает. Давно не навещал. Может пособить че надо.
   Мужичонка примолк, видимо увлеченный мыслями о предстоящей помощи вдовушке. Но Вандерер отвлек его очередным вопросом:
   - А где ж попутчиков потерял?
   - Да идрить твою, - послышался щелчок хлыста, лошадь всхрапнула и дернула телегу, порысила быстрее, - как спозаранку впопыхах сбирались, а то Казимировой бабе чтой-то поплохело, эта зараза - процедура экзекуции повторилась - спужалась чего-то, понесла, об дерево оглоблю сломала.
   - Что ж, тебя вот так одного и бросили?
   - Да не то чтобы... Говорю ж бабе плохо было. Спешили. Договорились, что не шибко поедут, а я быстренько управлюсь и догоню. Да и безопасно тут, вдоль Лукоморья и зайцевых лесов. Мы завсегда потому в Янковом логу и ночуем. И место там удобное, и коней напоить есть где. Он за час пути от дорожного камня. Это дальше, опосля того как дорога повернет да лес начнется, разбойничают лихие людишки. Хоть вроде и до Касаток недалече, а поди ж. Да и то - лес там, сховаться есть где. А ты часом моих попутчиков не встречал?
   - Нет, не видел. Я из Лукоморья утром вышел. А что ж ты так долго оглоблю делал? Да и звать-то тебя как? Меня Вандерером.
   Мужик чуть помедлил с ответом.
   - Стас я. Оглоблю-то я быстро заменил. Да как тронулся, колесо сломалось - сразу-то в горячке не заметил, что его об дерево хорошенько приложило и оно на ладан дышит. Вот с ним-то пришлось повозиться.
   Мужик смачно сплюнул и как-то тоскливо протянул:
   - Да где ж наши-то? Неужто бросили? Или с Матреной совсем худо? А может перед лесом дожидаются? Уж недалече осталось.
   Вандерер прилег на спину, ноги от колен свешивались с телеги и, пристроив голову на мешок, легкомысленно попытался успокоить Стаса:
   - Не переживай - найдутся. А что, Касатки - большая деревня?
   - Да где там большая. Может на пяток домов и поболе нашей будет. Только располагается удобно. Близко к зайцам - они частенько заглядывают. И ближе других к Школе. Порой и гнома встретишь. Большая ярмарка только по осени будет - вот тогда народу-то соберется-я-я... Ну а малые, домашние такие, почитай каждую неделю проходют, не считая сева да уборки, - касатковцам-то выгодно эльфов и прочих приваживать, они с этого прямой доход имеют. А особливо постоялый двор жирует. Ого! Там такая корчма - не во всяком городе найдешь лучше. А пиво там варят...
   Мужик с вожделением почмокал, демонстрируя какое там пиво.
   - Я уж, ежели доведется добраться, там не одну кружечку за духа дорог пропущу. - Мужик тяжело вздохнул.
   - Да что ты переживаешь так? У тебя, вон, и брать-то особенно нечего.
   - Да я не за добро боюсь. У меня-то жизнь одна. А эти разбойнички, они еще никого живьем не отпустили. Ограбят - и ножичком по горлу. Не иначе из местных кто озорует. Вот и боятся, чтоб не узнали. Вон он, лес-то.
   Дорога взобралась на невысокий взгорок и с него скатывалась прямиком в объятия леса. Повозка остановилась. Возчик встал на ней в рост и, приложив ладонь козырьком ко лбу, стал всматриваться в недалекую опушку. Вздохнул:
   - Никого.
   Вандерер выбрал травинку из кучи сена и, пожевав ее стебелек, сказал:
   - Если боишься, обожди кого, или возвращайся.
   - Да кого ждать-то? Если наши проехали, то теперича не раньше чем через неделю кто-нибудь соберется. А назад... Тут всей дороги часа на два осталось. Не, не поверну.
   - Ну, хочешь, я в разведку вперед пойду, а ты за мной?
   - Странный ты Аватар. Впервые такого встречаю. И поговорить не брезгуешь, и помощь предлагаешь. Только не, не надо. Одного тебя они пропустят. Ну что с тебя, со свеженького, взять? За пару медяков они с тобой связываться не будут. Поедем вместе. Все ж вдвоем не один. Может и поостерегутся.
   И решившись, Стас тронул лошадь вожжами.
   Въехали под своды крон деревьев. Пересвистывались какие-то пичуги, где-то долбил дерево дятел, поскрипывала телега, да мерно стучали копыта лошадки. Мирная тишина наполняла лес.

*****

   Виктор щелкнул по кнопке выключения телека на пульте, бросил его на диван. Потянулся, встал с четвероногого друга, и на миг задумался - чем заняться. О чтиве он заранее не побеспокоился, идти никуда не хотелось, так что единственной альтернативой надоевшему телевизору был компьютер. К нему он и направился. Вошел в игру. Так, что там у нас? Картинка игрового мира, плавно увеличиваясь, заняла весь экран монитора. Виктор успел рассмотреть сверху лесную дорогу и двигающуюся по ней одинокую повозку с впряженной лошадью. Повозкой правил мужчина в одежде селянина. На повозке, уставившись вверх, лежал игровой персонаж. Вот ведь засада, оставил того спящим, а нате вам - он уже черт те где куда-то едет. И ведь сам его никуда не отправлял. Тогда как? Не сам же он, в самом деле. Экран почернел, мигнул и отобразил проплывающие над телегой ветви деревьев - то, что якобы видел персонаж. Виктор переключился на вид со стороны, чтобы полнее видеть окружающую картину. И тут же заметил прятавшихся за деревьями людей. Ого, похоже, будут грабить. Вовремя это я подключился. Надо поднимать этого лежебоку, а то так и зарежут на телеге. Виктор потянулся к клаве и мышке.

*****

   Вандерера словно что-то толкнуло в спину, странное ощущение в смеси с предчувствием надвигающейся опасности заставило быстро сесть и ухватиться за меч. Почти одновременно с этими его движениями Стас натянул вожжи и как-то жалостливо и тоненько протянул:
   -Вли-и-ипли-и-и...
   Вандерер увидел метрах в пяти перед собой выходящих на дорогу троих людей. Бросив короткий взгляд вперед, понял, что там на дороге стоит столько же. Больше пока видно не было, что, впрочем, не означало, что их нет вообще. Одежда стоявших перед Вандерером разбойников говорила о том, что это селяне, но по крайней мере двое из них держали оружие вполне привычно, возможно бывшие солдаты. Уже плохо. У двоих лица закрывали черные мешки с прорезями для глаз и рта. Один из них держал в руках окованный железом рогач, с которым в здешних краях ходили на медведя, или бера, как его тут называли. Еще двое вооружены короткими мечами. Тех, что перегородили дорогу впереди, Вандерер не видел, но откуда-то знал, и как те выглядят, и чем вооружены. Громила справа поигрывал боевым гномьим топором. Тот, что слева, держал обычный топор, положив его на согнутую левую руку. Между ними стоял не очень высокого роста мужчина со страшным шрамом через левую щеку, перекосившим все лицо. Одет он был получше других, с претензией на дворянское звание. Этот даже меч доставать не стал. Он-то и заговорил первым.
   - Ну все, добегались, покойнички. Не будете шебуршать, клянусь, не больно зарежу.
   Остальные гыгыкнули.
   Стас прошипел перехваченным горлом:
   - Спина к спине.
   И вдруг заорал диким голосом, одновременно наклоняясь вперед и нанося лошади удар кнутом изо всей мочи. Лошадь от неожиданности и боли почти встала на дыбы и, скакнув, понеслась на стоящих впереди людей. Сам Стас ловко соскочил с телеги с топором на длинном топорище в одной руке, который здесь с успехом использовали и в бою и в хозяйстве, ладонь второй ловко обхватила неизвестно откуда извлеченный нож. Вандерер так и стоял на месте с мечом, и тоже достал нож. Лошадь, конечно, перехватили, но она отвлекла на время передних разбойников от Стаса с Вандерером, и те успели изготовиться к бою.
   Трое со стороны Вандерера и здоровый детина со стороны Стаса, пока двое других возились с лошадью, взяли их в кольцо. Мечники не спешили, отдавая инициативу мужику с рогатиной. Тот попытался с маху всадить свое оружие в грудь Аватару. Вандерер хотел просто увернуться и ударить нападавшего мечом, но почему-то вместо этого со всей дури шарахнул клинком по окованному железом оголовку. Рука тут же онемела до локтя и кисть чуть не разжалась, с трудом удержав рукоять меча, но рогатина ушла в сторону, потянув разбойника за собой, и он на миг подставил незащищенный бок, по которому Вандерер и полоснул ножом, попав по плечу. Разбойничек взвыл от боли и отскочил, на время выбыв из боя. В этот момент на Стаса бросился здоровяк с занесенным для удара топором. Вместо того, чтобы пытаться блокировать удар, что учитывая физическую силу нападавшего ни к чему хорошему не привело бы, тот неожиданно упал громиле под ноги подкатом и полоснул по ним ножом. Здоровяк не успел среагировать и, споткнувшись, перелетел через Стаса и плашмя грохнулся оземь. Воспользовавшись тем, что его противники пока не рвались в бой, Вандерер сделал шаг назад и с полуразворота вертикально всадил меч в спину поверженного врага, а затем сместился в сторону уже поднявшегося на ноги Стаса, оставив труп между собой и противниками. Но тут подоспели двое других, до этого возившихся с лошадью. Бандиты что-то кричали, но смысл их воплей проходил мимо сознания Вандерера. Вчетвером они разом бросились на товарищей по несчастью. Стасу чудом удалось парировать удар меча и увернуться от топора. Вандереру повезло меньше, его достали в левую руку и нож был потерян. Однако наскок не принес атакующим желаемого результата, и бандиты решили сменить тактику. Отскочив, они рассредоточились по кругу, выбирая момент для новой атаки и медленно двигаясь по ободу колеса, осью которого были Вандерер со Стасом. Вандерер попятился, и, упершись спиной в спину Стаса, прошептал:
   - Не выдюжим. Давай так - я сейчас брошусь на тех, что перед тобой, попробую отвлечь их на себя, а ты, если получится - беги. Так у тебя шансов все равно больше будет.
   - А ты?
   - А я - Аватар.
   Больше не теряя времени, Вандерер сделал вид, будто собирается напасть на тех, что перед ним, а сам, резко развернувшись, вынырнул из-за спины товарища и атаковал другого противника. Мечник с изуродованным лицом от неожиданности шарахнулся в сторону, уходя от удара, споткнулся и кубарем покатился в кусты. Однако бандюга с топором среагировал отменно и Вандерер получил сокрушительный удар топором в левое плечо, по счастью пришедшийся по касательной и только поэтому Аватар полетел на землю не двумя частями, а все еще одной, хотя и корчащейся от боли. А вот топорщику повезло меньше - он отвлекся на Вандерера и упустил из вида Стаса, который сработал споро и точно - голова бандита от удара топора разделилась на две половинки, пачкая своим содержимым все вокруг. Тело разбойника еще стояло, а Стас уже несся по лесу, ускользая в образовавшуюся прореху. Но метров через десять остановился и, развернувшись, метнул нож в собиравшегося добить Вандерера, который еще корчился от боли на земле, головореза. И не дожидаясь результата броска, побежал дальше. Нож большого вреда не нанес, под курткой у бандита оказался кожаный доспех, но притормозил того, что дало Вандереру время подняться. Отмахнувшись мечом, он отступил в сторону, куда убежал Стас, и оперся спиной о дерево, стараясь отрезать бандитов от беглеца. В это время второй мечник догадался подобрать рогатину раненого товарища и Вандерер понял, что скоротечный бой близится к развязке. Коротко хакнув, бандит попытался пришпилить Аватара к стволу дерева. И это ему частично удалось - слабо отмахнувшийся мечом Вандерер не смог полностью сбить с траектории тяжелое оружие, и оно одним рогом навылет прошило многострадальное левое плечо, застряв в древесине. Красный туман боли затянул зрение, хотя он по-прежнему четко видел все поле боя как бы со стороны. Чему успел удивиться до того, как меч отчаянно ругающегося атамана обрушился ему на голову.

*****

   Картинка трупа, пришпиленного к дереву двурогими вилами, заняла всю рабочую область экрана, повисела там немного и, закрутившись водоворотом, выплеснула перед Виктором "рабочий кабинет". В игровой области находилась упрощенная карта игрового мира с двумя мигающими значками. Первый, в виде красного черепа, обозначал место гибели персонажа. Изначально ярко-красный, он постепенно бледнел. Одновременно с этим процессом второй значок, бледно-зеленая косая стрелка, наливалась яркостью и увеличивала амплитуду мигания. Располагалась она на месте последнего привала персонажа.
   - Мда, поиграли. Надо качать перса. Зададим-ка мы ему точку назначения, вот когда доберется, тогда и поиграем.
   И произведя все нужные операции, Виктор переключился на только вчера установленный "Мир танков".
  

5

   - Мурр! Хотел бы я знать, что из всего этого, в конце концов, получится.
   - И это говорит лучший аналитик во всей Ойкумене? - Удивление девы морского народа было искренним.
   - Мрр-да, пойдемте, я обещал показать вам меч. - Кот направился с поляны в кусты.
   В густых зарослях орешника, сквозь который Кот ловко провел товарищей по совершенно замысловатой траектории, обнаружился своеобразный мегалит. Из земли выступала скала, напоминающая каменный зуб. Высотой метров шесть и в поперечнике около тридцати, вся заросшая мхом и местами мелким кустарником. За одним из кустиков прятался низкий и узкий вход. Кот помигал своими разноцветными глазами и двинулся внутрь. Протиснулся. За ним остальные. Они попали в небольшую, диаметром метров шесть и пару метров высотой, пещеру. В центре располагалась глыба с плоской поверхностью, которую можно было использовать вместо стола. Еще штуки три такие же, только чуть менее массивные каменюки лежали у дальней стены. На всех на них в беспорядке валялось множество каких-то предметов. Обстановку дополняли пара сундуков между этой каменной "мебелью". Свет попадал сюда сквозь шесть отверстий в своде пещеры, располагавшихся по кругу. Нет, только на первый взгляд это можно было принять за отверстия в скале. На самом деле это были жилы горного хрусталя, каждая сантиметров по двадцать пять в диаметре, пронизывающие скалу насквозь до самой вершины.
   Кот прошел к одному из камней-столов у дальней стены пещеры и, опершись передними лапами на "столешницу", кивком подозвал друзей:
   - Вот он, тот самый меч.
   В полном одиночестве на камне лежал ничем не примечательный клинок. Длинное и узкое прямое лезвие с долом по центру истончалось почти до игольной остроты на самом острие. Маленькая шестиугольная гарда отделяла лезвие от отделанной простым кожаным шнуром рукояти, которая оканчивалась многогранником балансира. При одном взгляде на этот хищный зуб хотелось спрятать руки за спину, чтобы нечаянно не порезаться. Нигде никаких надписей, знаков, клейма мастера.
   - Ну и что в нем необычного? Ну, напоминает по форме изделие Админа, и что? - спросил Леший.
   - Мрр, не только по форме, но и по содержанию он очень близок к нему. Кроме того, в этом клинке, возможно, прячется и что-то еще. Но не это главное. О нем нет никаких данных, словно меча и нет. Как и о том страннике, который в образе Аватара только что ушел отсюда.
   - Это как?
   - Понимаешь, у каждой вещи, каждой травинки и каждого существа в этом мире есть своя история. Когда я смотрю на тот или иной предмет, я могу проследить эту историю до самого ее начала. Я словно залезаю в банковские книги гномов, только там сведения не о деньгах, а обо всем сущем. Я знаю, что вот тот кинжал на полу был изготовлен мастером Рамоном десять лет назад, над ним колдовал Аватар Мерлин и его свойства такие-то и такие-то. Могу рассказать всю историю его существования. Об этом же мече нет абсолютно ничего. Ни кто, где и когда его изготовил, ни кому он принадлежал, ни какими свойствами обладает. Если бы мои глаза его не видели, а лапы не ощущали, я бы сказал, что его нет и быть не может. Да и все равно у меня остается этот соблазн - списать все на иллюзию, которой он на самом деле не является.
   Руся озадаченно покачала головой:
   - И что, ты ничего не можешь узнать?
   - Мррр, - чуть обиженно протянул Кот - кое-что могу, но это не проясняет главного. Вот ты вчера колдовала на Вандерера, ну и много ты узнала?
   Русалка неловко пожала плечами:
   - Ну, он в самом деле Аватар, около месяца от создания, практически ничего не умеет.
   - А разговаривали мы вчера с кем? Может с Аватаром?
   - Нуу...
   - Аватары почти не общаются с местными, если только это не требуется для выполнения какого-то квеста. И если это делают, то только в рамках этого квеста - коротко и по делу. Если ты даже будешь заливаться перед ними соловьем, они услышат только то, что хотят или должны услышать, и ни слова больше. Так с кем мы вчера и сегодня беседовали?
   - Да, хотелось бы и мне это знать. - Русалка выглядела несколько встревоженной.
   Леший спросил:
   - Ну а ты что обо всем этом сам думаешь.
   Кот присел на задние лапы и задумчиво почесал лапкой за правым ушком.
   - Понимаешь, я привык опираться только на факты. Твердые факты. А их здесь пока не наблюдается. Одно могу сказать с уверенностью - этот меч, без сомнения, предназначен Вандереру.
   - Так что ж ты ему его не отдал? - хмыкнул лесовик.
   - А ты бы отдал, не зная, что из этого получится? Да и рано ему еще такими цацками играться. Не дорос пока. Пускай подучится, а там видно будет. А мы понаблюдаем за ним.
   Кот встал и направился к выходу. Потом остановился и добавил:
   - Волшебство колдовством, колдовство волшебством, а неплохо бы и по обычным каналам справки про подобные игрушки да про странных существ навести. Каждому по своим. Договорились?
   Все дружно кивнули. Кот смущенно потоптался и сказал, тоже немного смущаясь:
   - И, это... Тут вон сколько диковинок валяется без дела. Так вы, это, выбирайте, что кому приглянется. Ну, это, в подарок.
   И юркнул в дыру выхода.

6

   Я умирал травой и птицей,
   В степи, в лесу -
   В великом прахе раствориться,
   Лицом в росу.

Д. Андреев

   Сознание уютно дремало в коконе забытья, наслаждаясь бесконечным ничто, нигде и никогда. Без времени и пространства. Развеянное на бесконечное множество кусков, кусочков и пылинок, и одновременно туго спрессованное в одну точку. Без бренного мира с его сиюминутными заботами. Без чувств, с их уводящими от истины миражами. Без этой самой истины, одной на всех и для каждого совсем другой. Без осознания чего бы то ни было. Это продолжалось бесконечно долго. А может, всего долю секунды. Так или иначе, это длилось, пока дракон с разноцветными глазами не начал рвать кокон на части. Его когти терзали левую руку и плечо, а зубы впились в голову.
   С болью сознание вернулось в тело из своего изгнания. И это был далеко не самый приятный момент. Как только оно окончательно утвердилось на привычном месте, боль с еще большим остервенением вонзилась в свою жертву.
   Вандерер попытался затолкать боль подальше и сел. Осмотрелся. Ага, место последнего привала. Одежда на месте, оружие тоже. Мешок. Где мешок? Вот мешок. Как и следовало ожидать, пуст. Нет, что-то там, на дне есть. Пустой кошелек и шишка лесовика. Хм, явно волшебная вещь, не теряется. Рука потянулась к шее. Нет, и здесь все в порядке, звено цепочки по-прежнему висело на шнурке.
   Судя по солнцу, с момента его смерти прошел от силы час. Или сутки. Интересно, Стасу удалось убежать? Хорошо, если бы ушел от погони. Что гнать его будут как зайца, Вандерер не сомневался. Бандитам не нужны свидетели. Сколько их там осталось? Трое и один легко ранен в руку. Да, если бы не Стас, потери этих отбросов могли бы ограничиться царапиной от ножа Вандерера.
   Что ж, до темноты еще часа три-четыре. Оставаться здесь на ночевку смысла нет, хотя тело и требовало покоя, однако скорее психологически. Но еды нет, воды нет. Значит надо идти. И денег нет. Хоть и оставалось у него их всего пару медяков, но на перекусить бы хватило. "Ну и за что же ты дрался, если все равно все потерял? Бросил бы этого Стаса, да без приключений бы и добрался. А?" - выполз откуда-то подленький голосок. "За совесть". - Отмахнулся Вандерер, и второй раз за сегодняшний день стал повторять уже пройденный путь.
   Говорят, человек снова и снова возвращается на неправильно пройденный путь, чтобы повторить его уже так, как нужно. Вот только кто устанавливает эти правила и решает, нужно это или нет? Судьба? Обстоятельства? Или сам человек? И что правильнее - пройти этот путь как требуется или достойно?
   Вандереру не давали покоя мысли о вчерашнем бое. Какой-то червячок грыз и заставлял прокручивать события раз за разом, выискивая почему-то не ошибки, а несуразности. Почему махнул мечом так, в то время как собирался сделать совсем по-другому? Откуда знал, что за спиной грохнулся оземь разбойник, а не товарищ? Ведь спиной стоял, видеть не мог. Реальна ли, наконец, та удивившая его перед смертью картинка всего происходящего на лесной дороге, сбоку и чуть сверху? Не отлетающая же душа ее видела.
   Прошагав до темноты, Вандерер, голодный и злой, устроился на ночевку под кустом чуть в стороне от дороги. Усталость быстро смежила веки и задернула мир пологом сна.
   Проснулся еще до рассвета от холода. В низинку, где путник устроил свой ночлег, заполз туман, и теперь влажная одежда вытягивала последнее тепло. Несмотря на то, что отдохнуть толком не удалось, пришлось вставать и отправляться в дорогу.
   Постепенно ходьба согрела мышцы, и они высушили волглую одежду. Просыпающаяся природа так искренне радовалась наступающему дню и встающему солнышку, что потянула за собой и настроение Вандерера. В конце концов, пустой желудок и пустой кошелек еще не повод падать духом. Деньги дело наживное. А чистую воду, горсть ягод или орехов, а то и неосторожного зайчишку, выскочившего прямо на неопытного охотника, природа вполне может ему обеспечить. Словно в подтверждение правильности мыслей человека, метрах в пятидесяти от дороги, в зарослях, что-то блеснуло. Свернув туда, путник обнаружил крохотное зеркальце родника. Если бы не встающее солнце, в другое время и не заметил бы. Наполнив про запас единственную доступную ему емкость - собственный желудок - Вандерер еще больше воспрял духом и продолжил путь.
   Наконец показалась опушка злосчастного леса. Не останавливаясь, Вандерер взял чуть левее и вошел в лес так, чтобы и дорогу видеть, и самому не светиться. Поправив на ходу меч и достав лук, наложил стрелу. Вот странное дело, эти "родильные" Аватарские луки. Тетива не растягивается и не сыреет, сам лук тоже может бесконечно долго находиться в согнутом состоянии и не потерять упругости. Заняв себя такими мыслями для успокоения, попытался идти тихо и быстро. Правда, очень скоро пришлось признать, что ни то, ни другое ему не удастся. Под ногами то и дело стреляли сухие сучки, за лук цеплялись кусты (или это лук за них цеплялся?), бурелом все время преграждал путь. В общем, шума было больше, чем от бера, а скорость вряд ли превосходила скорость бешеной черепахи.
   Все-таки добравшись таким макаром до места нападения, Вандерер уже определенно знал, что если в радиусе километра есть хоть одна живая душа, она прекрасно осведомлена обо всех его передвижениях. Лук убирать не стал, но и корчить из себя разведчика бросил, решив ограничиться удвоением бдительности. Правда решил себе не признаваться, что не знает как ее удвоить, если и так глаза на лбу, а уши вот-вот сойдутся на макушке.
   Обойдя вокруг, а затем внимательно изучив место нападения, Аватар не обнаружил ничего подозрительного. Ну, более истоптан участок дороги. Ну, местами трава и земля покрыта бурыми пятнами, похожими на кровь. Ну, вогнал кто-то в дерево что-то острое, а вытаскивая, отщепил кусок древесины. Что, в том месте кора отдает красным и древесина подозрительного цвета? И что? Да, всего лишь. А ведь воображение рисовало чуть ли не эпохальные разрушения. Убедившись в своей неспособности найти следы, по которым он, конечно же, обнаружил бы логово бандитов, Вандерер двинулся по краю дороги вглубь леса. Бдительности не ослаблял, надеясь хотя бы дичь подстрелить. Однако готовой совершить самоубийство дичи поблизости не наблюдалось. Поэтому пришлось свернуть в лес и поискать подножный корм. Этот маневр удался, и, часок попасшись, путник решил, что потворствовать собственному желудку недостойно гордого звания Аватара. А потому направился по лесу вдоль дороги дальше, набивая уже не желудок, а мешок орехами и грибами. Правда, ягоды отправлял по-прежнему в рот из-за отсутствия более подходящей тары.
   За этим занятием и лес кончился. И вот она - деревня Касатки. Дорога от опушки леса ныряла в неглубокий овражек и, выкарабкавшись из него, упиралась в тесовые ворота.
   Почему-то дороги всегда имеют четкие начало и конец. И неважно где они начинаются - за околицей, за порогом родного дома, в чистом поле - они обязательно заканчиваются. И даже если ты не прошел до конца этой дорогой, ты точно знаешь, что она где-то заканчивается. Другое дело пути. Трудно определенно сказать - где они начинаются. Еще труднее, почти невозможно, предсказать - существует ли у данного пути конец. И уж точно никто не знает, сколько времени уйдет на преодоление пути. Несколько лет? Жизнь? Или твои внуки еще будут идти по нему?
   Путник тряхнул головой и зашагал к распахнутым настежь воротам. Вандерер не собирался задерживаться в Касатках. Солнце еще не поднялось в зенит, и за оставшееся до вечера время он надеялся добраться до Школы. А в деревню шел в надежде разузнать судьбу Стаса да спросить дорогу. Хотя ему казалось, что дорогу он и так знает.
   Рассудив, что вернее всего обо всем ему расскажут в трактире, а в случае неудачи спросит там же где найти земляков Стаса, а трактир скорее всего будет где-то в центре деревни, пошел прямо по улице. Домики по обеим сторонам улицы стояли справные и ухоженные. Срубы из толстых бревен на каменных фундаментах. Крыши в большинстве тесовые, но местами встречались и черепичные. Все дома в окружении плодовых деревьев с большими палисадниками перед фасадами. За домами тянулись огороды. То здесь, то там занимались своими делами люди. У заборов и прямо посреди улицы копошилась домашняя птица. Все производило впечатление степенности и зажиточности.
   Короткая улица быстро закончилась, и Вандерер уже рассматривал местный постоялый двор, занявший центр на удивление обширной деревенской площади, когда на него неожиданно из-за угла налетела упитанная розовощекая женщина, тащившая в одной руке корзинку, а второй прижимавшая к груди штоф с чем-то. От неожиданности столкновения и спасая решивший научиться летать штоф, она выронила корзинку и прижала неудавшуюся птичку обеими руками к весьма выступающей части тела, одновременно выдав мелодичным контральто:
   - Ай! Чтоб тебя! Ты уж извини слепую бабу. То я в спешке недоглядела. Отлучилась вроде на минутку, да вдруг Стасик проснется, голодный же спать повалился.
   Она спешно принялась собирать обратно в корзину рассыпавшееся добро. Вандерер на всякий случай поинтересовался:
   - Это какой же Стас, не из Скоромысла ли?
   Баба аж подскочила. Из перевернувшейся корзинки все опять посыпалось в пыль. Женщина всплеснула руками, благо штоф аккуратно стоял на земле и они были свободны, и опять запричитала:
   - Ай, я дура набитая! Так ты, видать, и есть тот Аватар, что Стасику жизнь уберег? Ай, как я сразу не догадалась? То он же. Он Стас из Скоромысла. Что вчера с тобой от бандюков отбивался. Он сегодня уже поздно поутру ко мне ввалился. А весь же в синяках да исцарапанный жуть как. Я аж обомлела вся. Пока я на стол собирала, попросил крепенькой, от нервов, одним глотком стакан опрокинул да и заснул сразу, болезный.
   Только и успел в двух словах про напасть поведать. Да что ж мы посеред шляху стоим? Пожалуй ко мне в хату. Вот калиточка-то, в двух шагах. Прошу.
   Женщина сгребла оброненные пожитки в корзину, положила туда же штоф и потянула все еще не решившего что ему делать Аватара за руку, не прекращая тараторить на ходу:
   - Надо ж как бандюки распоясались! Людей посеред дня грабить да резать. Хорошо хоть живым Стас остался. А добро, так мир с ним, - живы будем, наживем. А я тут, пока Стасик спит, баньку растопила пораньше, грязный же весь - жуть. Все равно бы к обеду топить начали, да мы пораньше сходим - народ только к вечеру потянется мыться да париться. Так не до вечера ж ему поросенком ходить. Да к соседке заскочила, вон одежку на время одолжила. Его-то вся в тряпье превратилась. Да за шкаликом в корчму забежала. И после баньки хорошо, и такую встряску полечить надо, и за встречу полагается. Вот, проходи в хату за мной.
   Вандерер про себя ухмыльнулся: "Что называется, я к соседке на минутку, а ты через час не забудь сделать то-то и то-то. Ох, женщины!"
   Хозяйка, не переставая тараторить, отворила двери сеней и вошла. Вандерер потянулся за ней. После яркого света полумрак сеней показался почти непроницаемым. Но тут же в нем образовался яркий прямоугольник. Вошли внутрь. Светлая просторная и ухоженная комнатка с печкой у глухой стены, большим деревянным столом и лавками. Белые занавесочки на окнах. Стены из гладких бревен словно золотились оттенком светло-желтого дерева. Легкая дверь в горенку. Хозяйка заглянула на минутку туда и вернулась. Продолжила "разговор", нимало не смущаясь молчанием собеседника. Да тому и слова некуда было вставить.
   - Спит еще, даже не перевернулся. И будить жалко. Да ты присаживайся. Вот. - Смахнула с лавки несуществующую пыль. - Я сейчас на стол соберу и разбужу. Перекусите, да в баньку. А потом и нормально посидеть можно, и стаканчик пригубить.
   Женщина видимо успокоилась, и речь перестала напоминать тарахтение сороки, потекла плавно и даже мелодично. Не переставая говорить-напевать, каталась по дому колобком, занимаясь своим женским делом. Вандерер снял с себя амуницию и присел, осматриваясь и слушая хозяйку. Внутри что-то протестовало против задержки. Требовало немедленно продолжить путь. Чувство было незнакомым и тревожащим. Постоянно нужно было сдерживать себя, чтобы не вскочить и не уйти. Удивление вызвало волну протеста, Вандерер решил пересилить это чувство и остался на месте.
   - Дом мы еще с мужем моим покойным строили. Как сошлись да поженились. То, почитай, десять годков назад было. И Стас помогал строить, он плотник хороший. Муж мой Стасу в пятом колене родственником приходился. Да недолго пожили мы с ним. Уж пять годков как в город на ярмарку с обозом поехал и не вернулся. Тоже разбойники, чтоб они подохли, нелюди. Пятеро из деревни тогда не вернулись с той злосчастной ярмарки. И муж мой...
   Под носом у женщины что-то подозрительно хлюпнуло. Но через минуту слова вновь потекли плавно и напевно.
   - С тех пор одна живу. О детях-то вовремя не позаботились, молодые были, глупые. Ничего, справляюсь. Огородик держу. Да за околицей поле. Овощи ращу. У меня они хорошо удаются. Что корчмарь скупает, что на торгу продам, и себе хватает. Не бедствую. Мужик только надо. Не, по хозяйству я и сама справляюсь. Постель согреть да в постели приласкать. Я уж скольких перебрала. Кого так, в охотку, а с кем и с дальним прицелом ложилась. Не наших, не деревенских - не хватало еще мне с нашими бабами перессориться.
   У Вандерера потеплели кончики ушей. Почему-то ему казалось, что это женщин должны смущать подобные темы. А вот, поди ж ты. Или это не его убеждения? Ведь что он, в сущности, знал об этом мире и его нравах? Почти ничего. Да и почему эти жизненные вопросы должны быть табу? Почему этих физиологических потребностей организма нужно стыдиться? Так можно и есть при людях начать стесняться.
   Женщина хихикнула:
   - Много мужиков перепробовала. Когда по мужу убиваться поустала. Да с кем и не прочь бы дальше знакомство водить, те кто женат, кто еще что. Да больше по душе не пришлись. Стас так тот сразу приглянулся. Хоть и не видный он из себя, а жилистый и работящий. Да не это главное. Добрый он, душевный. Да уж четыре года как сам себя хоронит. Он в тот год, когда мы своим хозяйством зажили... Ой нет, кажись на следующий, в солдаты подался. Не сиделось ему на месте. В егерях служил. Воевал. Оттуда жену себе привез. Чернявая такая была, худенькая.
   За болтовней хозяйки Вандерер и не заметил, как стол прошел все стадии от голого деревянного, до накрытого белой скатертью и уставленного снедью. Видимо закончив с приготовлениями, хозяйка присела на краешек скамьи и подперла рукой щеку.
   - Да недолго они прожили рядком да ладком. Она ему поесть на покос несла, а тут нежить какая-то из тумана заблудила. Не часто, но и к нам их раз - два в год заносит. Ну и все, схоронили. С тех пор на себя непохож стал. Раньше веселый был, улыбчивый. Как с моим мужем несчастье то случилось, он часто ко мне и с женой, и один приезжал. Помогали мне, утешали, чем могли. Которые и родственники по мужу близкие, так и дорогу забыли. А он нет, хоть и чужой. Я его за близкого родственника и почитала. Это уж потом я, как увидела, что его тело свое просит, а душа противится, погибшую любовь забыть не может, в постель к себе уложила. И не пожалела ни разу - и по нраву и по размеру пришелся, - хозяйка хихикнула. - Потом уж и намекала чтоб сойтись нам вместе да жить. Да видать не отпускает его душу покойница. Так наездами и бывает. Побудет со мной и опять к ней.
   Женщина замолкла, задумавшись. Затем вдруг подхватилась, всплеснула руками:
   - Ой, да что ж это я, дура-баба, гостя разговорами кормлю. Сейчас я Стасика подниму.
   Она колобком прокатилась в соседнюю комнату. Оттуда долго слышался ее шепот, мужское сонное мычание. Наконец Стас, заспанный и неясно понимающий, что от него хотят, встал на пороге. Некоторое время вникал в реальность. Постепенно осмысленное выражение начало проступать на его заспанном лице. Вандерер с интересом наблюдал за сменой мимики. Вот глаза прояснились, в них проявилось узнавание, затем затеплилось что-то доброе, приподнялись в наметившейся улыбке уголки рта.
   - Ван... черт те как там тебя дальше - не разделяя слов, пробормотал Стас. - Вот не ожидал от Аватара, что он еще и моей судьбой заинтересуется. Не обижайся, но это как-то не в обычае вашего брата. Здравствуй! Ты как меня нашел? Я и не думал, что смогу тебя поблагодарить когда-нибудь.
   - За что благодарить-то собрался?
   - Ну как за что? Я ж живой только благодаря тебе.
   Вандерер повернулся к прислонившейся к косяку двери хозяйке:
   - Ты его не слушай. Он-то и есть настоящий герой. Двоих уложил - одного мне под меч, второго сам. А я их даже толком задержать не смог. - Он повернулся к Стасу и положил ему руку на плечо. - Так что благодарить меня особо не за что. Разве что только за то, что составил тебе компанию.
   - Ну так, ладно, это... По твоему так, а по моему эдак. Пошли умоемся, чтоль. А то уже в животе бер поселился и ревет, зараза. Надя, у тебя переодеться мне не во что?
   - На вот пока мою рубаху. А после бани вон - чистое оденешь.
   Стас взял протянутую вдовой женскую рубаху, хмыкнул и шагнул за порог. Вандерер последовал за ним.
   Во дворе Стас подошел к большой бадье, доверху наполненной чистой водой, поплескался. Потом как-то испытывающе посмотрел на Вандерера, взял кувшин и протянул ему:
   - Сольешь?
   Вандерер принял кувшин, наполнил его из бадьи и принялся поливать на плечи склонившемуся мужчине. Тот сквозь плеск и фырканье спросил:
   - Ты, я так понимаю, не выжил? Куда теперича пойдешь?
   Тот согласился:
   - Не выжил. Боялся и тебя догонят. Зашел по пути в Школу, узнать. Думал в таверне у кого спрошу, да вот по пути с твоей Надей столкнулся. - Он кивнул на вышедшую с рушниками в руках хозяйку. - Ну а ты как спасся? Судя по твоему виду, тебя догнали и всю ночь ногами пинали, в отместку за своих подельников.
   - Не. Не догнали.
   Отфыркиваясь, Стас выпрямился, принял от Нади рушник и стал вытираться. Торс у него был хоть и худощавый, но мускулистый и ладно сложенный, чего под одеждой и не видно было.
   - Но гоняли долго. То как заяц стрекача давал, то как уж выползал, а то как мышка в норку под корчаги забивался. Страху натерпелся-а. Насилу ушел. Топор-то бросил, чтобы не мешал. Нож еще раньше. Не заметил, он никого не задел? А то мне некогда было смотреть.
   - Задел, только там под одеждой доспех был. Так что зря задерживался.
   - Угу. - Послышалось сквозь полотенце. - Без оружия-то стремно. Заплутал. Еще до того как оторвался от погони. Был момент, думал - все, отбегался. В затылок дышали, вороги. До сих пор не могу понять, как ушел. Тут вот уже - рукой подать - нагоняют. И вдруг - раз, и в другой стороне шумят. Словно Хозяин наворожил. Ну и всю ночь, как черепаха с заячьими ушами, выползал из леса. И глаз не сомкнешь - вдруг рядом ушкуйники. И куда выйдешь неизвестно - можешь и на их логово напороться в темноте. Изгваздался весь, одежку порвал. Почти новая была. Кобылку жалко. Пропадет.
   Стас натянул Надину рубаху, которая смешно повисла на мужской фигуре. Та прыснула в кулак, сунула в руки возлюбленному второй рушник, для Вандерера, и ретировалась в дом.
   Аватар тоже слегка поплескался под струей из кувшина. Присели на ступеньки крыльца.
   - Хорошая у тебя женщина. - Кивнул Вандерер в сторону двери.
   - Да, баба справная. И работящая, и при теле. И умом мир не обидел. Болтушка только страшная. Все у нее нараспашку.
   Вандерер не понял, но подтвердил:
   - Да, душевная. Что ж не сходитесь? Или не люба?
   Стас вздохнул, провел рукой по мокрым волосам. Упер взгляд куда-то вдаль и только потом ответил:
   - Да не то чтобы... Только все не так как с моей Валюшкой. Ну, с женой покойной. Нету тех чувств. А разве честно без этого?
   Вандерер задумался. Ему понравились оба этих человека. И теперь хотелось, чтобы у них все было хорошо. Но как помочь, он не представлял.
   - Не знаю. Только мне кажется, чтобы подарить другому кусочек радости, не всегда необходимы сильные чувства. Тем более если другой на них и не рассчитывает. У вас ведь у обоих уже были сильные и высокие чувства. Я думаю, что это штучный товар, и в жизни может больше не повториться. Не надо с ним сравнивать. Ведь крепкое плечо рядом в нужный момент, вовремя сказанное теплое слово или подставленная для слез жилетка на груди бывают важнее страстных объятий и прочего. Тем более даже сильную любовь все равно разъедают время и будни. Главное в память о ней сохранить уважение и приязнь.
   Вандерер с ошеломлением подумал: "Черт, и откуда это всплыло? Я ведь нигде не мог нахвататься таких мыслей. То ни хрена не помню, то прет из меня... ". Подняв глаза на Стаса, увидел, что и тот удивленно смотрит на товарища. Смешавшись, поднялся на ноги:
   - Ладно, не обращай внимания. Сами как-нибудь разберетесь.
   - Да нет, ты вроде правильно говоришь, - Стас тоже поднялся. - Я просто никак не могу то забыть, то поверить, что ты Аватар. Ну не такие они - и все тут. Я уж сталкивался. А ты не такой. Настоящий.
   Мужчинам вдруг стало неудобно своей искренности и они молча направились в дом. Там давно уже все было готово. И не к легкому перекусу, а чтобы хорошенько заморить такого червячка, который и в избу бы не поместился.
   Хозяйка суетилась, предлагала отведать и того и этого, умудряясь говорить даже когда жевала.
   - Кушайте, кушайте. Вот квасок, запить. Или вот может пиво доморощенное. Поедите, я вас в баньку отведу. Банька у нас знатная. Всем миром строили. И пар хороший, и воды вдосталь. На бережку стоит. Попаритесь, косточки погреете, и совсем новыми людьми станете.
   Вандерер проглотил очередной кусок и помотал головой.
   - Банька, конечно, хорошо. Только я и так, сутки еще не прошли, как новый. Так что мне она без особой необходимости. А косточки на ходу погрею. Заодно и разомну. Вот отобедаю с вами, да и тронусь в дорогу.
   - Ой, как же это? Неужто не задержишься?
   - Нет.
   - Жалко как. У нас не часто такие гости бывают. Нет, бывают, конечно, но в гости не заходят. Ой, а зачем же тебе пехом-то? После обеда в Школу обоз уходит. Тамошние возчики вчерась вечерком приехали. Свой товар вчера ж оптом и сдали. А сегодня утром оптом же все закупили. Завтра на торжище-то с утра цены поднимут, в надежде на больший навар. Зачем же им ждать пока те снова упадут? Они завсегда так делают. Вот с ними и поедешь. Если, конечно, не передумаешь остаться. А то у меня в печи еще такие вареники, да борщ под чарочку. А?
   - Не передумаю. - Вандерер опять покачал головой. - С обозом бы хорошо, да у меня в кармане вошь ночевала. Придется пехом.
   - Да что ты! Чтобы школьные да с Аватара деньги брали?
   - Ну, раз так, то ладно. Спасибо за угощение. Вы мне только укажите куда идти.
   Стас собирался подать голос, но не успел открыть рот. Надя в этом вопросе была вне конкуренции. Он только ухмыльнулся и качнул головой в сторону говорливой женщины, глядя на Вандерера. Мужчины друг друга поняли. А сорока с певучим голоском все стрекотала:
   - Да мы проводим. Все едино в баню пойдем. Вот только сейчас тебе чего в дорогу соберу. На перекус. - Она принялась заворачивать в чистые тряпицы разнообразную снедь. - Давай-ка свой мешок сюда.
   Глядя на растущую гору "перекуса", Вандерер вздохнул. Похоже, отказываться было бесполезно. Хотя всего пути до школы оставалось меньше половины дня. А там, кажется, полное довольствие. Он потянулся за брошенным в угол мешком.
   - Ну, тогда и у меня для вас гостинец. - Он высыпал грибы вперемешку с орехами на лавку. Почесал репу, "залюбовавшись" получившимся натюрмортом. - Не обессудьте, сегодня собирал. Кто же знал, что на такой пир попаду.
   - Вот и ладно, а из грибочков я суп сварю.
   Мешок был быстро вытряхнут на крыльце и в него загрузили продукты.
   Надя вручила его Вандереру с напутствием хорошо питаться. Сама взяла корзинку с приготовленным чистым бельем и все вышли на улицу. Правда Стас постеснялся показываться на людях в женской рубахе и сменил ее на свою рванину.
   Шли не спеша, разговаривали. С постоялого двора вышли трое. И, увидев Стаса, бросились к ним. Два мужика и подросток.
   - Стас! Да откуда ж ты взялся?! Мы уж думали, ты домой повернул.
   Лицо у Стаса закаменело, и он процедил сквозь зубы:
   - Ну и думайте, что я дома. Раз бросить додумались. - И он собрался идти дальше.
   - Да ты чо? - Опешили мужики. - Мы ж из-за тебя вчера затемно сюда попали. Чуть уговорили ворота открыть. На дневке ждали, потом кони чуть не заснули на ходу, перед лесом до последнего стояли, а он...
   Лицо Стаса оттаяло, дрогнули уголки рта.
   - Так где ж вы от меня ховались? Я ж в лес въехал, когда солнце еще высоко стояло.
   - Как так? Мы, ить, до Родника на рысях бежали, Матрене все плохело. А в аккурат там камень и вышел. Хорошо, что малой кровью. Она, уморенная, заснула. Ну, мы и решили тебя там же дождаться. Спешить-то уже некуда было. И выехали оттель поздно.
   - Стал быть, схоронились, поснули... И откудова мне было догадаться, что вы там прячетесь, а не погоняете коней?
   Мужик, что повыше, почесал бороду, крякнул:
   - Дык, караульщика выставили. Да. Вот Еська и дежурил. - Тыкнул узловатым пальцем в пацана.
   Второй, невысокий плотный мужик, сдвинул картуз на ухо и добавил:
   - Стало быть, заснул. Вот и разминулись. А, Еська? - грозно повернулся к подростку.
   Паренек, с выгоревшими добела волосами, стоял, непонимающе моргая голубыми глазами, щеки становились пунцовыми.
   - Да я..., да не..., дядечки, я не ведаю, как так получилось. Надоело ходить, я лег на пуза, каб дорогу бачыть... Моргнул только один раз...
   - Понятно. - Протянул тот, что повыше и намерился дать Еське подзатыльник.
   Но коренастый остановил его:
   - Не трожь. Пусть с ним батька разбирается. Сами виноваты. Пацан полночи вокруг мамки бегал, не выспался. А его в караульщики.
   - Дык, сам вызвался.
   Стас уже улыбался. Вандерер подумал, что ему, наверное, тяжело бы было разочаровываться в людях, которых знал с детства и доверял. Вот и доволен теперь, что не придется этого делать. Стас положил руки мужчинам на плечи:
   - Разминулись, стало быть. Ну да ничо.
   Высокий спросил:
   - А ты что весь такой покоцаный? Одежа порванная. Как добрался-то?
   Наде уже не в мочь было молчать, и она встряла:
   - Хорошо хоть сам живой. Он чудом от бандюков ушел, да перебил поло...
   Стас не дал договорить:
   - Надежда! Помолчи. Потом расскажу. Мы в баню идем, если хотите, подгребайте. И помоетесь, и поговорим. А пока недосуг - вот, проводить товарища надобно.
   Стас с Надей провели Вандерера до готового уже отправиться обоза, сговорились с возчиками. Тепло попрощались. Напоследок Стас сказал:
   - Ван, ты это, заходи, ежели случится.
   Вандерер улыбнулся. На том и расстались.
   Вскорости обоз вытянулся по пыльной дороге к дому. Вандерер пристроился на одной из повозок поверх мешков и задремал под скрип колес.
  

7

   Как расширить то, что раньше сузил?
   Как собрать разбросанное псам?
   Как рассечь окаменевший узел?
   Как взрастить, что выкорчевал сам?

Д. Андреев

   Виктор спросонья нащупал наконец на прикроватной тумбочке что-то увлеченно исполнявший мобильник. Нажал клавишу и прижал к уху:
   - Да.
   Тишина в трубке. Взглянул на экран. Чертыхнулся. Это был не вызов, а будильник. Пора было собираться на работу. Вчера танковые бои затянулись заполночь, и спать хотелось неимоверно. Еще и сон дурацкий приснился. Он хмыкнул. Поднялся и потопал на утренние процедуры. Это надо ж такому присниться. Его игровой перс, которому он задал жесткую программу поведения, вместо ее выполнения прохлаждается в гостях. Да еще и ведет беседы, с кем бы вы думали? С ботами! С программными модулями игры. Это все равно, если бы его костюм сейчас вдруг сам собой начал ходить и беседовать на душещипательные темы с соседской кошкой. Бред.
   "Что там у нас со временем? Так, чайник сразу не поставил, значит позавтракать уже не успею. Пора одеваться, а то на автобус опоздаю."
   Позевывая и на ходу застегивая молнию сумки, Виктор вышел из подъезда, на секунду остановился, прикуривая, и двинулся к остановке автобуса. С ночи прохлады почти не ощущалось, и даже ленивый ветерок, задумчиво перебиравший измученные жарой листики на деревьях, не нес с собой свежести. Виктор затянулся сигаретой, подумал: "А мне бы теперь в спячку". Под ноги послушно ложился тротуарный пазл асфальта, уложенного лет двадцать назад, а сейчас основательно разобранный временем. Прихотливые изгибы трещин прорезали когда-то давно ровную поверхность. Местами кусочков головоломки не хватало, и сейчас уже ни за что не догадаешься, какими они были. Не догадаешься, не найдешь, не уложишь на место. Почему-то пришло сравнение - так и в жизни. В начале головоломки, открыв новенькую коробку жизни, торопишься выложить из кусочков действий, дел, поступков свою жизнь. Тебе все предельно ясно и понятно. И ты спешишь все успеть. Ну не туда вставил пазлик. Не складывается? Не беда, можно переделать или выложить другую картинку. И так плотно прилегают друг к другу кусочки-события, так красиво блестит лаком поверхность. И вот, когда тебе, по прошествии многих лет, хочется остановить бесконечное складывание и полюбоваться проделанной работой, ты оглядываешься и... Поблекли краски. Из гладкой, поверхность сделалась шершавой. На ней, некогда ровной, замечаешь бугры и ямы. Почти незаметные стыки расширились, разошлись неровной строчкой. Местами тщательно укладываемые кусочки вывались. Местами их очень много вывалилось. Не узнать картинку. Не найти потерянных кусков. Нечем любоваться.
   Блин, все недосып виноват - на философию потянуло. Виктор бросил окурок, обернулся, выглядывая автобус. Тот как раз подползал. Чем-то обиженный с раннего утра, влажно блестя глазами-окнами с извилистыми потеками капелек-слез. Возможно, тоже не выспался. Виктор втиснулся в переполненный салон, приткнулся к поручню. За заплаканным окном замелькали давно знакомые картинки предрассветного города, смазываясь и искажаясь в пупырышках и дорожках влаги на стекле. С недосыпа в глазах мельтешили мятлики. Как изображение на мониторе с неправильно выставленной частотой. Виктор прикрыл глаза.

*****

   Обоз остановился на широком хозяйственном дворе. Мужик в куцем, не по росту кафтане, указал, куда Вандереру идти. Тот поблагодарил и потопал к низкому небольшому строению. Там, в единственной комнате, за массивным канцелярским столом, обнаружился невысокий человечек с плешью на макушке, явно писарьского облика. Он молча провел прибывшего в одноэтажный вытянутый барак, оказавшийся казармой. Указал свободный деревянный топчан с набитым сеном тюфяком, жесткой комковатой подушкой и солдатским одеялом. Предупредил, что инструктаж новоприбывших (еще трое мирно спали) завтра утром, и удалился. Вандерер опустил мешок на одеяло, присел туда же сам, осмотрелся. Несколько небольших окон по обеим длинным стенам казармы давали не очень много света. Возможно, из-за мутного неровного стекла, вставленного в них. Голые каменные стены, сложенные из больших необработанных булыжников. Потолка не было, только редкие балки перекрытий и теряющаяся за ними в сумраке крыша. В помещении двумя рядами стояли узкие топчаны. Всего штук сорок. С обоих торцов - двери. Вот и вся обстановка.
   До вечера оставалось часа четыре. Вандерер отстегнул и положил рядом с мешком лук с колчаном, оставив меч, и решил осмотреться. Вышел в дверь, противоположную той, в которую входил.
   Школа представляла собой две казармы, находившиеся на противоположных сторонах просторного плаца. Еще одну сторону замыкало точно такое же здание, выполнявшее роль кормильни. С четвертой стороны располагалось уже знакомое Вандереру помещение с плешивым писарчуком. Рядом возвышался над всеми домами двухэтажный штаб, имеющий по балкону с каждой стороны. Над ним слабо трепыхался королевский флаг. Симметрично относительно штаба стоял такой же домик как конура писаря. На плацу были установлены соломенные чучела, изрубленные и выщепленные столбы, большие деревянные щиты-мишени. Под руководством нескольких человек с солдатской выправкой, десятка два Аватаров рубили и расстреливали соломенное и деревянное воинство. Вандерер немного понаблюдал за процессом обучения и двинулся дальше.
   За штабом было такое же примерно по площади поле как плац. Только обнесенное забором и разгороженное на загончики. В некоторых из них Аватары увлеченно пытались проткнуть друг дружку клинками. Причем по-настоящему. Вандерер видел, как упал пораженный лезвием меча Аватар. Победитель вскинул руки в торжествующем жесте и отправился искать следующего соперника в другой загон. Решив, что и это от него не уйдет, новоприбывший продолжил исследования. С хоздвором, лежавшим за кормильней, он успел познакомиться по прибытии, поэтому двинулся в сторону видневшихся невдалеке домов. Как выяснилось, это был поселок обслуживающего Школу персонала. Инструкторов и прочих, кто обеспечивал процесс обучения. Обычная такая деревенька. Две улицы да переулок. Каменные домики были похожи друг на друга как близнецы.
   За деревенькой лежали полоски обработанных полей. С другой стороны, между ареной для спаррингов и лесом, раскинулся луг. Вообще лес в отдалении охватывал Школу широким полукругом, упираясь в речку-переплюйку. Некоторые поселковые дома и постройки хоздвора стояли прямо на невысоком берегу. На берегу же, на полпути между поселком и казармами, стояла еще одна постройка. Она оказалась баней.
   Прямо от дверей бани были устроены мостки. На мостках стоял с удочкой пацаненок лет семи. Он так увлеченно следил за поплавком из гусиного пера, что не услышал шагов подошедшего Вандерера. Тот остановился и стал наблюдать за рыбаком.
   Мальчишка удачно подсек и вытащил мелкую рыбешку, величиной со свою ладошку. Положив удилище на мостки, высунув язык, принялся снимать рыбу с крючка. Рыбка трепыхалась, крючок выскальзывал из рук и цеплялся за рыбешку, но малец упорно делал свое дело. Язык принимал в этом деле непосредственное участие, явно помогая хозяину. При каждом напряженном моменте, он менял положение, напрягался и все дальше высовывался изо рта. Казалось, вот сейчас целиком выберется и бросится помогать рукам. Но крючок все-таки сдался, и язык удовлетворенно убрался в рот. Рыбка была насажена на кукан из тонкой веревочки, на которой уже трепыхалось с десяток ее товарок, и отправлена поплавать напоследок. Крючок снарядился наживкой, был щедро оплеван и заброшен в речку за новой добычей. Непосредственность и увлеченность малолетнего рыбака так заворожила Вандерера, что он пронаблюдал за ним почти час. Когда, наконец, рыбачёк собрался домой и гордо прошествовал мимо Вандерера со своей добычей, тот счел нужным поздороваться:
   - Привет.
   В ответ мальчонка только стрельнул глазами в сторону Автара.
   Вандерер разделся догола и с разбегу прыгнул в воду с мостков. Смыв дорожную пыль и насладившись нагревшейся за день водичкой, ласково обнимавшей тело, постоял на берегу, обсыхая и глядя на другой берег. Там терялся вдали луг с редкими купинами кустов. Изредка поблескивала вода в низинках. Солнце садилось и стал подниматься реденький вечерний туман. Обсохнув, Вандерер оделся и отправился к месту своего временного обитания.

*****

   Виктор открыл глаза и тряхнул головой, разгоняя сонный дурман. Вот же зараза, вторая серия сна. Чуть свою остановку не проспал. И он принялся проталкиваться к выходу, удивляясь.
   Ближе к обеду, слегка справившись с текучкой и авральными делами, решил потренировать боковое зрение. Как известно, ничто так его не развивает, как игра в рабочее время. Войдя в Game, осмотрелся и стал озадаченно чесать репу. Место, где теперь пребывал его перс, в точности соответствовало сну. Нет, конечно, сон уже наполовину стерся из памяти, как это обычно и бывает со снами. Но то, что помнилось, было идентично увиденному Виктором на мониторе. Объяснить это совпадение можно было, только если предположить, что он раньше смотрел скриншоты. Таким образом успокоив вскипевшее было серое вещество, попробовал вникнуть в игру.
   Пятеро Аватаров стояли в шеренгу лицом к штабу. Прямо перед ними замер бот с полковничьими знаками отличия на идеально пригнанном по фигуре мундире королевского стрелка. Типично солдафонское лицо с резкими, словно вырубленными чертами, плотная подтянутая фигура. Полковник заложил руки за спину и губы на жестком лице начали двигаться. Одновременно в поле чата побежала строка "произнесенных" слов.
   - Я рад приветствовать вас в Королевской Школе. Здесь вы пройдете начальную подготовку, достаточную для того, чтобы быть полезными королевству. Ваши основные характеристики: умение владеть оружием, меткость, ловкость, быстрота реакции, выносливость, болевой порог. Владению мечом и луком вас научат здесь. - Он указал рукой за спины Аватаров, на плац с манекенами и мишенями. - Опытные солдаты королевской армии покажут вам приемы боя с мечом и обучат основам стрельбы из лука. Чем больше вы изрубите соломы и исщепите мишеней, тем выше вырастут ваши умения и меткость. За штабом расположена арена. Там вы можете сражаться друг с другом. В этих боях вы будете прокачивать ловкость, реакцию и выносливость. При каждом ранении повышается ваш болевой порог и уменьшается время болевого шока. Кроме этого нарабатывается опыт боя. Дополнительно выносливость и силу вы можете тренировать сами ежедневными физическими упражнениями. Чем больше вы будете тренироваться и сражаться, тем выше вырастут ваши характеристики. Бои вне арены не принесут вам ничего.
   Кроме названных основных дисциплин, существуют еще и факультативные. Это - маскировка и разведка.
   Программы занятий вы составляете сами, индивидуально. Наши инструктора с утра до вечера на плацу, за исключением времени на обед. По окончанию Школы составляется рейтинг. Лучшим даются рекомендации. Денежное дорожное довольствие также зависит от рейтинга.
   Теперь о быте. На время обучения вы находитесь на полном вещевом и продовольственном довольствии по нормам солдат королевской армии. Питание три раза в день. Баня раз в неделю. Мыло выдаст интендант. И попрошу не отлынивать от помывки. Особенно тех, кому посчастливится не умереть целых семь дней. Возможно по пути сюда уже кто-то из вас заметил, что если не соблюдать гигиену неделю, на восьмой день вокруг начинают виться мухи.
   И еще. Попрошу уважительно относиться к местному населению. За нарушение порядка накладывается штраф.
   Для тех, у кого имеются деньги - в поселке есть магазин. Держит его гном, так что магазин одновременно является филиалом гномьего банка.
   На этом инструктаж закончен. Успехов в обучении.
   Полковник замер неподвижным истуканом.
   Виктор хмыкнул и принялся составлять "программу обучения", что свелось к проставлению галочек возле нужных пунктов. Имелась там и очень интересная галка "Автоматическое обучение". Касалась она всего, кроме боев. Поэтому, недолго думая, были выбраны для обучения все пункты.
   Хотелось опробовать перса в поединке, однако работа есть работа. Пришлось завершать сеанс.
  

*****

   И понеслись галопом дни изматывающих тело тренировок и изводящих душу боев. Какая-то сила давала Вандереру десять часов отдыха и снова гнала на плац. Не то, что он не мог ей противостоять - нет, при желании мог, и не сильно напрягаясь. Но их цели пока совпадали. Единственным, что он сделал, как бы для самоутверждения, это стал подниматься на два часа раньше, пока эта сила еще спала, и совершать длительные пробежки. Обычно берегом реки добегал до опушки леса и по его краю совершал марш-бросок до места, где лес опять сходился с рекой. Там он облюбовал на бережку полянку, скрытую от любопытных глаз. На этой полянке отрабатывал с мечом изученные приемы, пытался сплетать их в связки, представляя себе бой с противником. Потом опять бег по берегу и водные процедуры. Иногда еще оставалось время до завтрака. Тогда он брал лук и успевал опустошить пару колчанов по мишени.
   После завтрака появлялись инструктора, и продолжалось обучение. Разучивание приемов нападения и защиты с мечом. Отработка ударов на манекенах. Приемы и хитрости стрельбы из лука. Стрельба. Обучение азам маскировки и следопытства. Обычно для этого инструктор уводил группу в лес. Но часто группа состояла из одного Вандерера.
   Нередко, даже ночью, возникало непреодолимое желание пойти на арену. Бои проходили там и в темное время суток, при свете факелов.
   Вандерер подозревал, что это и есть вселение духа, которому он обязан своим телом. Иногда это проходило мягко, без подавления его воли. Как будто сверхсущество ставило его оболочке конечную цель и далее только наблюдало. Тогда Вандерер полностью контролировал свое тело и делал то, что подсказывали ему его ум и полученные навыки. В такие моменты как бы расширялось его поле зрения, и он точно знал, что происходит у него за спиной. Мог даже сражаться с закрытыми глазами. Это был плюс. Минусом было то, что краски мира блекли, детали размывались и исчезали, притуплялись запахи, глохли звуки - мир становился грубее и проще.
   Если же дух брал полный контроль над телом, сознание Вандерера оттеснялось куда-то на задворки. Тогда мысли с трудом ворочались в черепушке. Наполовину потеряв все ощущения мира, он попытался было бороться с этой неумолимой силой. Результатом стала ничья. Усилия их обоих приводили к непредсказуемым движениям. Поняв, что сопротивление все-таки возможно, Вандерер прекратил на время противодействие.
   Еще он заметил, что если сражался сам, то выигрывал бои чаще, чем если его брали под жесткий контроль. Видимо понял это и его Аватар, так как все реже пытался сам шевелить руками и ногами Вандерера.
   И чем чаще Вандерера убивали, тем терпимее становилась боль. Видимо происходило обещанное поднятие болевого порога. Но после того как дух слегка "отпустил" Вандерера, его убивали не часто. Из десяти боев с равными ему противниками, он выигрывал восемь. В боях с более тренированными соперниками - четыре из десяти.
   Первую неделю Вандереру еле хватало сил смыть с себя грязь и пот и доползти до своего места в казарме. Правда, присматриваться к своим товарищам по казарме он не перестал. И сделал вывод. По словам Кота и Стаса он был странным. По его же мнению странными были все другие Аватары.
   В казарму приходили пустые оболочки. Куклы. В них оставались лишь какие-то базовые навыки. Которые и доводили тела до указанного места. И даже когда в них чувствовалось присутствие духа, они вели себя не так, как местные. Порой вдруг замирали на месте посредине боя, глаза гасли. Вандерер в таких случаях ждал. Случалось, дух возвращался. Иногда тело так бессмысленно и топталось до конца боя. Убить его в такие моменты не составляло труда. Нет, оно пыталось использовать вбитые навыки, но получалось это, мягко говоря, неуклюже. Но местные не замечали этих странностей.
   Шоком оказалось увидеть собственный труп. После очередного поражения на арене, Вандерер очнулся на своем топчане в казарме. Присутствия Аватара не чувствовалось, но он все же решил пойти на арену. В том загончике, где меч противника в очередной раз прервал нить жизни, лежал его труп. С длинной кровавой раной поперек груди, неловко подвернув левую руку и откинув голову назад. Вандерер с содроганием приблизился и всмотрелся в лицо. Он хорошо помнил свое лицо, иногда разглядывая его в зеркале воды. Десяти минут смерти оказалось достаточно, чтобы стереть с него знакомый облик. Лицо, похожее и нет, на все окружающие лица. Маска посмертия? Нет. Скорее шаблон, на который еще недавно были нанесены индивидуальные черты. И их смыла смерть. Безликое лицо. Воздух над телом заколыхался, как в жару над нагретой поверхностью. И тело потекло, начало словно таять, исходя еле заметным розовым туманом. Это пристанище разума делалось все прозрачнее, пока сквозь него не стали отчетливо видны травинки. И тогда разом исчезло. Весь процесс длился около часа. И все это время Вандерер с колотящимся сердцем, дрожащий каждой частичкой тела, простоял на арене, с ужасом глядя на то, что еще недавно отождествлял с собой.
   И потом всю ночь не мог заснуть. Несмотря на дикую усталость, потому что до полуночи гонял себя на плацу, выбивая дрожь и ужас. Лежал, пялился в потолок, то и дело видя тот труп и пытаясь отогнать это видение. Что такое смерть? Где обитает все то, что составляет его сущность между смертью одного тела и рождением нового? Растворяется это, пусть будет душа, в существующем здесь мире? Или покидает его и возносится куда-то? Может быть, в тот странный мир, откуда нисходят сущности Аватаров? Или есть еще какое-то место? Вандерер был уверен, что и у местных людей есть души. Он ощущал себя гораздо более человеком, чем Аватаром. Куда деваются они, обойденные даром возрождения? Покидают этот мир навсегда? Растворяются в нем? Остается ли от них хоть что-нибудь? И вообще, в чем смысл всего этого?
   В отличие от смерти, возрождение Аватаров Вандерер воспринял совершенно спокойно. Может быть потому, что это было не его возрождение. Хотя зрелище было тоже занятное. Появлялось зеленоватое сияние, быстро разросталось, уплотнялось, становясь непрозрачным. Внутри угадывалось движение все того же зеленого света. Потом опадало, оставляя тело. Теплое, живое, дышащее тело.
   Первая неделя в заданном Вандерером темпе оказалась очень тяжелой. Но главное начать. Это уже половина дела. Постепенно втянувшись, Ван (как-то незаметно он стал называть себя придуманным Стасом сокращением) начал проявлять интерес к жизни окружающих его людей.
   В конце каждой недели обслуга натапливала баню. Баня предназначалась как для Аватаров, так и для местного населения, которое почти целиком составлял обслуживающий персонал и их семьи. Баня была общей в полном смысле этого слова. Женщины, мужчины, дети - все мылись и парились вместе. Еще раньше Вандерер заметил, что люди не стесняются своей наготы. К примеру, купаются в реке, разоблачаясь донага и не обращая внимания на находящихся рядом. Вот сам Вандерер по этому поводу почему-то комплексовал и стеснялся. И объяснения этому не находил. Хотя он каждый день купался в реке, и не ощущал необходимости в мытье, тем более что не раз умирал и возрождался девственно чистым, но решил, что парная поможет измученному телу расслабиться. Как ни странно, смерть и следовавшее за нею воскрешение не уносили без остатка усталость, и она понемногу накапливалась.
   Впервые попав голышом в помещение, заполненное такими же голышами, он забился в уголок, стараясь не смотреть на людей. Однако это как-то не получалось. Взгляд то и дело выхватывал в слабом освещении бани мокро блестящие части тел. И причем почему-то все противоположного пола. А их здесь хватало. И "поношенных", и "в самом соку", и только оформившихся. Вот довольно пышненькая молодайка провиляла широкими бедрами почти вплотную к коленям несчастного Аватара и, о ужас, поместила их на лавку рядом с деревянной шайкой Вандерера. Как тот ни старался опустить глаза в шайку, те почему-то упорно поднимались на роскошную грудь с розовыми кружками сосков, чуть ли не щупая ее взглядом. К еще большему ужасу Вандерера, он почувствовал, что в паху у него тоже стало подниматься мужское достояние. Затравленным взглядом (не замечает ли кто) он окинул баню и с некоторым облегчением заметил, что стоит не у него одного. Никто этого не стеснялся и этим делом особо не интересовался. Ну, отпустят шуточку, мужик отшутится, а то и не обратит внимания, и все. Как ни в чем не бывало, почти касаясь бедрами, женщины и мужчины сидели рядом нагие, переговаривались, шутили, не стесняясь, рассматривали друг друга. Ван не выдержал, залез в парилке на верхнюю полку и принялся остервенело охаживать себя казенным веничком. Не долго длилось облегчение. Зашли две молоденькие фигуристые девушки и тоже полезли повыше. Одна разлеглась на полке ногами к Вандереру, а вторая, колыхая тугим телом при каждом движении, стала ее парить. Наш герой чуть не взвыл от этого зрелища. Скатившись вниз, выбежал из бани и плюхнулся в реку. Остудиться.
   Само собой, ночью сны были наполнены соблазнительными красотками в чем мать родила. Он ворочался с боку на бок и не мог спать на животе.
   Поскольку маскировка и разведка не пользовались большим спросом у Аватаров, Странник порой оказывался единственным учеником у бородатого рослого солдата с намечавшимся брюшком. Как можно было с такой комплекцией неслышно двигаться по лесу, Вандерер не представлял. Однако это было так. Более того, отойдя на три шага в реденьком подлеске, тот просто исчезал из виду. Как Вандерер ни старался, получалось у него плохо. Видя огорчение Аватара, Лис - таков был псевдоним этого инструктора у егерей, и он совершенно не подходил простодушному парню в мирной жизни, утешил его тем, что все приходит с практикой и никак иначе. Понемногу они стали разговаривать на темы, не касающиеся обучения. Если в своем ремесле - разведке, маскировке и диверсиях, которыми, как выяснилось, тоже занимались егеря, он был действительно лис, то в жизни оказался простым и прямым, как стрела, деревенским парнем. Видя старания и искреннее расстройство Аватара при неудачах, Лис сам стал переживать за Вандерера. А поскольку занятия по этой необязательной дисциплине стояли в самом конце дня, а домой Лис почему-то всегда уходил с неохотой, то они порой задерживались допоздна, отрабатывая тот или иной шаг, движение или идя по следу животного. Правда, Вандерер поначалу под страхом развоплощения поклялся бы, что здесь год никто не ходил. Парень преображался из деревенского увальня в хитрого и хищного зверя, когда занимался своей работой. По всему выходило, что это занятие было по душе ему самому. И однажды Вандерер поинтересовался, почему Лис оставил службу. Тот как-то вяло махнул рукой:
   - Да... Любовь случилась. Знаешь, - он вдруг осчастливил Вандерера редкой на его лице улыбкой, - такая, что ничего не жалко.
   Улыбка медленно увяла, и лицо снова приняло свое привычное немного нахмуренное выражение. Он пожал плечами.
   - А потом она, любовь, как-то увяла. Да поздно уж. Раз женат.
   Тут Вандерер открыл еще одну грань этого человека. Он оказался человеком долга. Хотя некоторые таких долгов не признавали.
   Вандерер пробовал выяснить его отношение к Аватарам. И не только у него. Население Школы не замечало никаких странностей и несуразностей в поведении Аватаров. Они воспринимали Аватаров как естественную часть мира, такую же, как они сами, только более привилегированную. И Вандерер задумался - чем эти люди отличаются от Стаса? Ответа пока не было. Как, впрочем, и на многие другие вопросы.
   Как-то они увлеклись, и Ван пропустил ужин. Лис предложил зайти к нему домой и восполнить упущение. Ложиться голодным после напряженного дня не хотелось, и Вандерер принял предложение. Домик Лиса ничем не отличался от своих соседей. Только во дворе пустовал вольер с собачьей будкой.
   - А где же собака? - поинтересовался Аватар мимоходом.
   - Та... - Как-то расстроено махнул рукой хозяин. - Пристроил в хорошие руки. Добрый пес. Умный. Только Вальке, жене моей, действовал на нервы лаем. Вот и... Она теперь в вольере птицу держать собирается. Ты проходи. Не стесняйся.
   Внутри дом содержал кухню, столовую и две спальни. Все было чисто убрано, все на своих местах. Только как-то не по-домашнему, что ли. Вандерер присел у стола, рассматривая обстановку и пытаясь понять, что же не так. Лис на кухне гремел посудой.
   - А где жена? - спросил Ван.
   - Скоро придет. Она в Школе на кухне работает.
   Тем временем он выставлял на стол нехитрую снедь. Хлопнула входная дверь и вошла невысокая худощавая женщина. Вполне симпатичное лицо немного портило застывшее выражение раздражения, видимо давно ставшее привычным. Да болезненные круги под глазами. Она замерла на миг на пороге, потом несмело улыбнулась и поздоровалась. Вандерер ответил, поднявшись. Лис неловко попытался объяснить:
   - Вот, Валь, это Вандерер. Знакомься. Он из-за меня на ужин опоздал. Так я, это... Пригласил...
   Лис как-то увял под взглядом жены, стушевался.
   - Ну что ж, я помогу.
   Как-то слегка зловеще проговорила женщина и под локоток затолкала мужа обратно на кухню. Оттуда Вандерер расслышал ее сердитое приглушенное шипение:
   - Ты что, ирод, на стол тащишь? Я, что, вот для этого вот выготавливала? Бери сам готовь и угощай тогда кого ни попадя.
   Лис бормотал что-то невнятное.
   - Что ты бормочешь мне тут? Ни на что не способен, а туда же - рот раскрывает. Только едоков приводить горазд. Может, еще бражничать тут надумали? Ты посмотри на себя - тюха и есть тюха. Сидишь тут с тобой в этой дыре, вкалываешь как проклятая, а ты на моей шее ездишь.
   Вандереру стало жутко неудобно из-за нечаянно спровоцированного им скандала. И почему-то еще неудобно за Лиса. После услышанного кусок в горло точно не полезет. Лучше уж на голодный желудок лечь спать. А может, что на кухне удастся перехватить. Надо было уходить. Как раз из кухни появился весь красный, с какими-то и бешенными, и одновременно жалкими глазами хозяин. Он тащил уже какую-то другую посудину, не ту что не успел донести до стола.
   Вандерер заговорил с ним:
   - Лис, ты извини, но я не смогу с тобой отужинать. Совершенно забыл, что у меня на это время бой назначен. И перед хозяйкой за беспокойство извиняюсь. Ну, пока.
   Вандерер быстро вышел во двор. Отворяя калитку на улицу, услышал как в доме что-то грохнуло. Не успел далеко отойти, как за спиной стукнула калитка и слух уловил торопливые шаги за спиной. Лис быстро догнал, сунул в руки Вандереру что-то завернутое в свою куртку.
   - Ты подожди меня на бережку, я быстро. - И куда-то утопал.
   Вандерер растерянно постоял, покрутил головой и отправился на берег. Там выбрал удобное местечко, положил на траву куртку-сверток и присел рядом. Минут через десять появился Лис. Плюхнулся на пятую точку, разворошил куртку, извлек оттуда две кружки. Потом из-за пояса появилась тыквенная фляга. Откупорил ее, набулькал в кружки, одну подал Вандереру, вторую разом осушил сам. Тут же налил себе еще. Стукнул краем кружки о другую, которую Ван все еще держал в руке, выпил опять. Вандерер тоже пригубил. Во рту защипало, жидкий огонь прокатился по пищеводу и ухнул в желудок. Хватая ртом воздух, потянулся к вперемешку лежащей на куртке закуске. Схватив первое, что попалось под руку, заработал челюстями. Оказалось - лук. После огненного зелья тот показался сладким.
   Лис помолчал, отщипывая крошки хлеба и бросая их в рот. Потом заговорил. Голос был безжизненным.
   - Вот так и живем. Двух дней не проходит без скандала. А я молчу. Ты не обижайся на нее, ладно? - Просительно глянул на Вандерера. Тот молча кивнул. - Она не злая. Просто нервная и глупая. Потом и сама жалеть будет, а сдержаться не может. И признаться, что не права - тоже. Да если рассудить, и не жадная. Завистливая может немного. Ей просто хочется всего, сразу и чтобы кто-то. Другой жизни - красивой. Радости. А того понять не может, что радостной и счастливой жизнь не достаток делает. Да и живем мы по достатку далеко не хуже многих. Отношение к самой жизни должно быть радостным. Будешь благодарен миру за то, что есть он и ты, будешь радоваться солнышку и дождику - и мир к тебе доброй стороной обернется. А будешь жаловаться и злиться - то же и получишь. Я так думаю.
   Лис замолчал и принялся разливать по кружкам содержимое фляги. Потом потряс ее, на слух проверяя сколько осталось. Чокнулись, закусили. Лис уже слегка заплетающимся языком продолжил:
   - Она не сразу такой стала. Веселой была, смешливой. Пухленькая вся такая, жизнерадостная, смотришь на нее, и смотреть хочется. А как меняться стала, - он пожал плечами, - я и не заметил. Поначалу все упрекала, мол, ты со мной не разговариваешь да внимания не уделяешь. А какой из меня разговорщик? В бабьих делах я ни в зуб ногой. Пробовал про то, что знаю, да что нравится - по специальности, да про лес, зверье там. Вроде слушает, а потом про что-то про свое. Ну не интересно ей то, что мне. Да в начале и материально трудно было. Так ведь люди еще и труднее живут и не злобятся. Думал, может ребеночек нам поможет. Баба же. Так не схотела тогда. А теперь я сам не хочу. Детей надо в мире да согласии растить. А тут... Ну ты видел.
   Лис опять потянулся за флягой. Выбулькал последнее. С размаху забросил флягу в реку. Ритуал повторился. Чувствуя в голове некоторое коловращение, а в желудке тепло, Вандерер пробубнел с набитым ртом:
   - Крепкая, зараза.
   - Ага, - хохотнул Лис - гномы, они затейники. Не знаю уж, как они ее гонят, только крепче не пробовал в жизни. Наши так не умеют.
   - Так ты в лавку бегал?
   - Ну. У меня там кредит кое-какой имеется. Помог я как-то нашему лавочнику. Угнали шалые людишки пару возков из обоза. А в одном из них сундучок с выручкой нашего лавочника ехал. И маг не нашел - видать магия о магию споткнулась. А я нашел. По следам нашел. Без магии. Большие деньги гном в благодарность предлагал. Да я не взял. Ну, только своей на подарки. Там разной бабьей радости. А так, говорю, если нужда будет - то зайду. Так из всей нужды только за этой заразой и ходил. Ты не думай, я не злоупотребляю. Только когда уж совсем невмоготу становится. И что ей неймется? И бить пробовал - некоторые говорят, это вразумляет баб. Может, кого и вразумляет, только не мою. И сам потом ходишь, словно сам же себя оплевал. Противен сам себе. И ластиться пробовал. Смотрит как на идиота. У нас с нею и супружеские утехи как по принуждению. Тело требует, а удовольствия от того никакого. Хоть на сторону иди.
   - Ну, так сходи.
   Лис поковырял носком сапога землю, вздохнул:
   - Не, не могу я так. Это тебе можно - не женат, не обручен. Так что вон к Виленке и заходи. Вдова, ей можно. Только деньги не предлагай, говорят, обижается. Оно и верно, не шалашовка же, не этим на жизнь зарабатывает. А по зову естества оно дело доброе.
   - Это к какой Виленке? - заинтересовался Вандерер.
   - Да вон, - Лис с креном на корму развернулся в сторону деревни и махнул рукой в темноту - третий дом по левую руку отсюда.
   - Хорошая баба?
   - Баба как баба. Я ее не пробовал. Женат я. Да и Вилена женатых не привечает.
   - Ну, другим же женитьба не мешает?
   - То другим. - Лис опять вздохнул.
   - Так разойдись со своей.
   - Не, она без меня пропадет. Неприспособленная она. Вот если бы сама кого нашла. Чтобы не обижал. Ну ладно. Хорошо посидели. Спасибо тебе. Выговорился и полегчало. Пора на боковую.
   - Ты где ночевать думаешь? Домой пойдешь?
   - Нее. - Лис энергично замотал головой. - Я не самоубивец и еще не убивец. А вот ежели пойду домой, то и то и другое может случиться. Так что думать тут нечего - вон в баньке переночую. Пошли.
   Лис аккуратненько поднялся и потянул за ворот куртку. Остатки закуски посыпались на землю. Вандереру повезло подняться со второго раза. Слегка покачиваясь, мужчины двинулись в путь. У баньки бросили короткое "Бывай" и разошлись.
   Вандерер нетвердой походкой добрался до своего топчана, стянул одежду и забрался под одеяло. Голова кружилась. Мысли плелись, наползая друг на дружку. "Вот что определяет характер человека, его поведение? Почему один за гнутую копейку готов жизнь отнять и потом может спокойно спать? А другой заботится о человеке, который его постоянно изводит и в грош не ставит? Эгоизм, самопожертвование, доброта, презрение и прочие слова, определяющие качества человека - это ведь только слова. Постфактум. Описание качества после действия. В чистом виде к характеристикам человека отношения не имеют. Чтобы все это проявилось, нужно что-то, что даст толчок. Это так. Но ведь и до толчка все это дремлет в человеке. И никак не скажешь, что этот вот - герой, а этот - подлец. И лежит это в человеке поровну у каждого, или у одного больше хорошего, а у другого плохого? Один и тот же человек может быть и тем и тем? Или только кем-то одним? И чем, или кем это определяется? Ладно, у Аватаров не поймешь. А у людей? Может, и в них что-то вселяется?"
   Мысли все больше и быстрее кружились, запутываясь друг в дружке и в самих себе, как клубок ниток, с которым играет котенок. Кружение все убыстрялось, сплетаясь в сплошной поток омута сна, затягивающего в себя. И Вандерер, пройдя от внешнего края воронки к внутреннему жерлу, уже готов был спокойно погрузиться в забытье, как вдруг, расплескав хрупкую пленку реальности, из жерла вынырнула зубастая пасть монстра, разноцветные - зеленый и красный - глаза вспыхнули поодиночке и частокол зубов щелкнул за спиной. Странный мир открылся на миг в чреве чудовища. Множество разного облика, цвета и размера закрытых повозок без лошадей невероятно быстро катились в противоположных направлениях по очень ровной каменной дороге, с рычанием выдыхая сзади копоть. За дорогой высились высоченные многоэтажные каменные дома с невероятным количеством больших окон. Редкие деревья вдоль дороги. Большущий закрытый фургон со стеклянными окнами, за которыми виднелись сидящие и стоящие люди, с рыком остановился в метре. С шипением сама собой сложилась часть стенки фургона, открыв проход внутрь. Тут видение расплылось, подернулось пленкой белесого тумана и пропало.
  

8

   Виктор недоуменно смотрел вслед уходящему автобусу. В какой-то момент накатило что-то, вдруг привычный мир стал незнакомым и пугающим. А автобус вообще предстал железным чудищем, собиравшимся проглотить его. Ступор длился не больше минуты, что не помешало "чудищу" подло сбежать, обрекая незадачливого драконоборца на двадцатиминутный марш-бросок. Виктор сердито чертыхнулся, плюнул со злости под ноги, и потопал за автобусом, размышляя на ходу, что за незадача с ним приключилась. В голову приходил только один "афоризм", точно соответствовавший моменту: "Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша". Оптимизма это не добавило. Правда, предпосылок к "шуршанию крыши" Виктор тоже не находил. Не считать же таковыми прочитанные недавно пару книг Кастанеды. Чтиво может и увлекательное, но само по себе безобидное и никак не способствующее "движению точки сборки". Покрутив происшествие и так и этак, решил, что один случай еще ничего не значит. Мало ли - может вспышки на солнце, затмение Меркурия, землетрясение на Аляске или происки инопланетян. Или отсутствие регулярного секса. Чем не причина попсиховать? Кстати, через пару дней жена с дочуркой приехать должны. Надо бы убраться дома, а то от психов половинки не только крыша шуршать начнет.
   Перекусив чем бог послал, а послал он временно холостякующему Виктору позавчерашние, кажется, макароны, черствый батон да сало с кетчупом, принялся было за уборку. Прибрал разбросанные вещи. Помыл посуду. Вынес мусор. Покурил заодно. Бросить бы надо. Хотя, говорят, если резко бросить, то и рука оторваться может. Собрался было пропылесосить, но тут вполне рациональная мысль успела вовремя - еще целых два дня. И что, потом опять пылесосить? Не дождетесь. Хотя и на последний день откладывать не стоит. Мало ли, вдруг раньше сорвутся. Оправдывайся потом. Оптимальный вариант - пропылесосить завтра. А то опять пыли насобирается. Обмусолив эту своевременную мысль, упал на диван. Горизонтально. Четвероногий друг довольно скрипнул. Вот это я понимаю, домашний любимец. Пульт, конечно же, оказался под боком. Все же в отсутствии женского глаза и языка гораздо больше положительных сторон, чем отрицательных. К примеру, все вещи находятся там, где и должны, то есть где удобно. И вещам, и хозяину.
   По зомбоящику смотреть было абсолютно нечего. Виктор подозревал, что количество каналов прямо пропорционально связано с наличием на этих каналах чего-нибудь смотрибельного. То есть чем больше, тем меньше. Не говоря уже про возможность найти после рекламы то, что смотрел до нее. Пока все каналы по кругу перещелкаешь...
   Новостные программы вовсю смаковали катастрофы, аварии, громкие убийства. Если таковых не хватало, раздували более мелкие. Сплошная чернуха. Как будто обывателю в повседневной жизни мало бед и неприятностей.
   Аналитические проекты были или ни рыба ни мясо, или выкапывали и пытались более качественно перемешать с дерьмом прошлое великой державы. Не замечая, что пачкают заодно и будущее теперешней.
   Политики всех рангов озабочены больше имиджем и визуальным увеличением роста, чем реальными проблемами страны. А между тем "все кругом народное" давно уже работало на дядь с совсем не народными харями и далеко не в телогрейках. Делить было уже почти нечего и потому, с легкой руки тех же политиков, в распил шло уже все подряд - образование (благо своих детей и за бугром научить можно), армия (Да кому она надо! Теплых местечек на планете хватает. Главное вовремя успеть распилить, чтобы и внукам хватило) и все остальное.
   Нормальные фильмы вытеснены сериалами. Ну, хоть это немного научились делать. Иногда даже смотреть интересно. Забугорными же самая тупая скотина подавится. Прошли те времена, когда западная экзотика была в моде и плачущая вместе с богатыми рабыня Изаура собирали аншлаг у голубых экранов. Да, кстати, голубые экраны значительно поголубели. Теперь "Голубой огонек" можно называть так с полным правом.
   Виктор надавил красную кнопку на пульте и с сожалением поднялся с дивана. Друг жалобно скрипнул. Это жена постоянно может пилить, что он ничего дома не делает. А что можно делать в городской квартире? Убирать? На это даже часа много. Стирать? Чем же тогда машина-автомат занимается? Разговаривает по телефону? Можно конечно встретиться с друзьями. Но ведь опять придется пить. А печень, она не железная. Вот и остается только интернет. Там и пообщаться можно - причем без алкоголя - и развлечься. Так, что выбрать, танки или перса покачать? Ладно, глянем, как там он поживает.
   В кабинете прощелкал пришедшие рекламные письма, заработав с полцента. Всего накопилось уже чуть больше десяти. И вошел в игру. Перс махал мечом на какой-то полянке в стороне от поселка. Что за черт? По местному времени ему еще спать положено. В игре сутки втрое быстрей. Или я что-то намудрил с настройками? Нет вроде. Все по максимуму, но никаких излишеств. Может все же аккаунт взломан? Вышел в кабинет, посмотрел логи. Все подключения с моего IP, и время совпадает с тем, когда я подключался. И сейчас видно, что только что вошел. А до того все чисто. Чертовщина, блин. С админами, что-ли, связаться? Виктор указал персу цель - арену. Вообще непонятки какие-то в этой игрушке. На ручном управлении перс совсем плохо слушается. Ни один бой так не выиграл. Зато при задании цели, на автомате, большинство побед. А на форуме пишут, что автомат - туфта, никто на нем не играет, так как не эффективно против игрока пускать бота. Хотя это смотря какой бот, если у него прога поведения продвинутая, то мама не горюй. Но у моего-то перса откуда?
   Между тем перс добежал до арены и сунулся в бой. Э-э-э... Не понял. Вроде бы целью было только добраться до арены. Должен был добежать и стоять ждать следующих указаний папочки. Может интерфейс глючит? Черт, он еще и в групповой бой влез. Так на форуме никто ни на интерфейс, ни на управление не жаловался. Может у меня с компом чего? Давненько система стоит, всякого дерьма поднакопилось. Да и антивирь надо бы прогнать. На всякий случай.
   Пока Виктор чесал репу, на игровом поле разворачивалась картина боя.
  

*****

   Вселение застало врасплох. Как раз когда Вандерер отрабатывал показанную ему накануне инструктором по фехтованию новую связку. Перетекал из положения в положение, вымывая похмелье. Вроде самочувствие и не плохое, и голова не бо-бо, но все же некоторые последствия в теле и несвязность мыслей наблюдались. В последнее время он все лучше определял приход сущности. Потому что много времени анализировал свои ощущения и поведение. И сейчас, в несколько заторможенном с похмелья состоянии, почти сразу понял. С чего-то вдруг попробовал "заговорить" с "хозяином". Никакого ответа. Ну что ж, видимо опять на арену. Так и есть. Неудержимо потянуло в сторону боевых площадок.
   На арене не было ни одного боя один на один. И никто не ждал очереди на такой бой. В двух местах шли схватки команда на команду и в одном каждый против всех. С десяток человек занимались форменным самоубийством. Вдруг очень не захотелось опять умирать. И тут же, видимо виной было все то же похмелье, накатила веселая бесшабашность. А, не предавайся унынию, раз все равно ничего нельзя исправить. И Вандерер шагнул в общую кашу, обнажая клинок.
   На него почти сразу налетел боец, только ушедший из-под удара и пытающийся разорвать дистанцию. Он походя атаковал Вандерера стандартным ударом наискось сверху вниз, явно рассчитывая на такую же стандартную защиту. Тогда он проскочил бы за Вандерера, оставляя того между собой и противником - между двух огней. "Но мы пойдем другим путем. Вот и пригодилась связочка." Ван хищно улыбнулся, и это вымыло из головы все лишние мысли. Только холодный расчет. Вместо того, чтобы парировать удар, он резко ушел влево, пропуская меч противника в считанных сантиметрах от своей головы, своим же клинком нанес удар вскользь снизу справа по корпусу, так что меч, полоснув незащищенное тело, продолжил движение. На конце его траектории, на самое острие клинка налетело горло несущегося с занесенным для удара мечом преследователя. Брызги крови из трахеи окропили лицо и рукав. А Вандерер, не останавливаясь, продолжил разворот влево и оказался в двух шагах от спины теснимого на него двумя противниками детины. Не замедляясь, подпрыгнул и ударом обеих ног в спину насадил того на один из плясавших перед ним мечей. Не дожидаясь, пока меч высвободят из тела, прыгнул на оставшегося с оружием, но вынужденного отшатнуться от падавшего тела, а потому открывшегося и не готового к защите. Тот все же попытался парировать удар, но не успел. А Вандерер уже в связке колющим ударом достал только поднимающего оружие его товарища. Все поле боя, спереди, сзади с боков, было перед Ваном как на ладони, и план действий сложился. Но сражение не посиделки, тут обстановка меняется мгновенно, что сам же Вандерер и успел с блеском продемонстрировать, так эффектно ворвавшись в бой. Поэтому планы пришлось корректировать очень быстро. На него слева бросился только что уложивший противника боец, изображая перед собой клинком нечто вроде восьмерки. Этот прием показывали всем, вот только Вандерер всерьез сомневался, что методы противодействия здесь кому-нибудь из Аватаров известны. Состояние отрешенности и веселого азарта продолжалось. И Ван, несмотря на то, что со спины на него набегал с поднятым оружием боец, сделал шаг назад и, уловив когда кисть противника, вращающая меч, примет самое неестественное положение, ударил по лезвию. Клинки звякнули, руку противостоящего ему Аватара потянуло вслед за отбитым стальным жалом, вывихнутая кисть не удержала рукоять и оружие отлетело в сторону. Самое время добить, но сзади вот-вот на голову опустится смерть. Поэтому Вандерер, используя энергию движения своего клинка, ушел за ним кувырком в сторону через плечо. А уже начавший удар воин, не останавливая бег, обрел в жертву вместо Вандерера обезоруженного им противника. Тот же, еще не выйдя из кувырка и не успев встать на пятки в присяде, рубанул по ногам одного из пары фехтовальщиков. Естественная реакция на это обоих противников, привела к немедленной смерти покалеченного резвым Аватаром. Впрочем, победитель лишь на секунду пережил своего соперника. Встав на ноги из-за спины поверженного, Вандерер воткнул острие клинка в сердце не успевшего восторжествовать. Вот только выдернуть его и развернуться он уже не успевал - сзади опять с поднятым высоко над головой мечом набегал давешний неугомон. Поэтому начиная разворот, Вандерер выпустил рукоять торчащего в еще не начавшем падать теле клинка, и перехватив ее обратным хватом, связал в одно движение высвобождение клинка и удар снизу вверх. Клинок распорол плоть от паха до грудины, успев перерубить пару ребер до того как уже мертвое тело по инерции повалило Вандерера на землю. Ощутимо грохнувшись спиной и пытаясь вернуть обратно выбитый из легких воздух, Вандерер освободился от навалившегося трупа и стал искать замену застрявшему в кости и плоти мечу. И тут же остановился. На площадке больше не было живых. Ударил гонг. Вандерер вспомнил, что по правилам такого поединка, тот длится именно до момента, когда в живых остается только один. Если на площадке есть двое, вмешаться в "мясо", так называли такие бои, может любой. И длились они порой не один час, потому что кроме свежих участников возвращались и возрожденные Аватары. А возрождение занимало десять минут с момента смерти. И пару минут на дорогу от казармы. За победу в таком поединке полагалось неплохое денежное вознаграждение.
   Вандерер огляделся. Еще никто не вернулся из казармы. Сколько же прошло времени? Субъективно - и вечность и миг. Объективно, если поднапрячься, то стоило бы узнать у кого-то со стороны. "Вот это я повеселился!". Глупая и несвоевременная мысль вдруг разом вернула в действительность. В которой нет таких выплесков адреналина, работы организма на пределе, ощущения остроты жизни и смерти. "А где же второе я?". Несколько секунд самоанализа дали понять, что оно здесь. Что довольно, удивлено, даже растеряно. Затем напряжение боя окончательно сошло на нет, и осталось только ощущение присутствия на самом краешке сознания.
   Вандерер еще раз окинул поле взглядом. До сознания только сейчас начали доходить детали. Судя по наличию свежих и уже исходящих туманом трупов, бой длился не менее часа. "И что, стоило появиться мне, и все пали ниц?" Мысль пронеслась, оставив горьковатый осадок, и сделав очередной зигзаг, вопросила: "А завтракать мы сегодня будем? Или как?"
   И как понять свою сущность, если в миг самого великого триумфа, просыпается естественное желание поесть, поспать, сходить в туалет? Или может быть кто-то поклянется, что отправляя естественную надобность организма, никогда не грезил о миге триумфа? Учитывая, что каждый его понимает по-своему.
  

*****

   Сказать, что Виктор был удивлен развернувшимся перед ним сражением, значило бы... Именно это бы и значило. Удивлен. Довольно сильно. Особенно если принять во внимание, что информационные технологии были его специальностью. Заходя пару раз в день в игру, и проводя несколько боев, он никак не ожидал от своего перса такой прыти.
   "Та-а-а-к. Чего-то я не понимаю. Без бутылки не разберешься".
   В некотором ступоре он накапал себе рюмочку "лечебной". Мысли потекли ровнее. "Ну и чего всполошился? Игра такая. Рандом. Это тебе не танки, где вся физика просчитана. Правда графика все же покруче будет, чем в "Мире танков". Ну, так за чем дело встало? ". Танки они и в Африке танки. Их железной зубочисткой не проковыряешь. И сами по себе они не ездят. Поиграем.

9

   Заканчивалась третья неделя обучения в Школе. Уже давно перестали нестерпимо ныть мышцы, а единственным желанием в конце дня было добраться до своего места в казарме. Организм привык к нагрузкам и втянулся в распорядок дня. Как-то неожиданно для себя Вандерер оказался в первой десятке. Про то, что победа в "мясе" стала для него совершеннейшей неожиданностью, и говорить не стоит. Благодаря ей, у нищего Аватара в кошельке зазвенели монеты.
   Однако не все было так лучезарно. Если потребности в отдыхе и в самооценке были удовлетворены, то нашлись другие, которые постоянно о себе напоминали. Особенно остро это стало ощущаться, когда организм вошел в ритм жизни. Все ведь знают основные потребности? Пожрать, поспать, почувствовать себя сильным(умелым, умным) и - правильно - "основной инстинкт".
   Вот с ним то и были проблемы. Нет, не так. С ним как раз проблем не было. Проблемы были с его удовлетворением. Вандерер и вторую баню пропустил по его милости. Благо река выручала в плане гигиены. Но по мере приближения следующего банного дня, в организме нарастало определенное томление. А тут еще деньги появились. И Лис подкинул адресок. Вандерер даже прогулялся пару раз мимо того дома. И хозяйку видел. Очень даже аппетитная женщина. Уж прошу прощения за кулинарные пристрастия, но кому что, а голодному - хлеб. А Вандерер был очень голоден. Тем более ни про последний, ни про какой другой раз, говорить не приходилось. Даже существование какого-нибудь опыта в этой сфере подвергалось сомнению. Что не подвергалось сомнению, так это потребность в таковом и наличие знаний о данном виде жизнедеятельности человека. Откуда? Вопрос применительно к Аватару попросту некорректен. Откуда только что "родившееся" тело знало как ходить, говорить и прочее? Не понимаете? Я тоже. Но ведь незнание не освобождает от ответственности. Так? А ответственность предполагает знание? Не так.
   Короче, Вандерер для начала отправился в лавку, прихватив кошель с деньгами. Она выделялась среди таких же домов только наличием вывески над воротами, да пристройками позади дома. На вывеске довольно коряво был изображен суровый коренастый мужик с бородой.
   Сеней не было, и Вандерер попал сразу в помещение лавки. Вдоль всех стен тянулись полки, сплошь уставленные всевозможными предметами обихода, посудой, продуктами, аккуратно сложенными стопками одежды и прочим нужным и не очень барахлом. Доступ ко всему был свободным, за исключением противоположной от входа стены, отгороженной невысокой, ниже пояса среднего человека, стойкой с широкой поверхностью.
   При входе над дверью зазвенел колокольчик. И пока Вандерер осматривался, за стойкой в дверях нарисовался хозяин. Чем отличается натуральный негр от европейца? А азиат? В принципе, ничего такого в облике хозяина не было. Но спутать его с человеком можно было лишь сослепу с жестокого похмелья темной ночью.
   Чуть ниже среднего роста, чуть пошире в плечах и вообще в кости. Сильно выступающие вперед надбровные дуги создавали ложное впечатление вечной нахмуренности и даже кровожадности. Глаза - обыкновенные. Может быть в комплекте с широким, даже массивным лицом, кажущиеся маленькими. Широкий приплюснутый нос. Аккуратно подстриженная бородка, через бакенбарды плавно перетекающая в ... Гмм. Нет, не совсем чтобы в волосяной покров головы. Он, конечно, присутствовал, но в несколько ограниченном варианте. Ото лба и до макушки волосы были выбриты. Но, подчеркиваю, это касалось только конкретного индивида. Ну мало ли кто какую прическу носит. Несколько коротковатая, но широкая и вполне пропорциональная телу шея. Ну а в остальном, если принять во внимание коренастость и широкий массивный костяк, человек как... Мммм... Гном как гном.
   Гном молча изучал потенциального покупателя.
   Что-то заставило Вандерера заговорить непривычным ему слогом. (Ну а что заставляет нас говорить с разными людьми тем или иным образом?)
   - Многих дней тебе. Прости мое невежество, но я впервые имею дело с представителем горного народа, и если вдруг неловким словом нечаянно задену твои чувства, прошу не гневаться. Ты ведь гном и владелец этой лавки?
   Гном как будто несколько даже растерялся, потом молча и как-то неуверенно кивнул головой. Вандерера уже понесло, и он продолжил в том же духе.
   - Мое имя - Вандерер. Аватар. Прохожу обучение в королевской Школе. Как мне обращаться к тебе?
   Гном еще некоторое время разглядывал видимо показавшегося ему странным Аватара. Затем ответил. Голос у него не очень соответствовал фигуре. Тонковат.
   - Ты можешь называть меня Ток. Здесь все меня так называют. И не стоит церемониться. Мы, гномы, довольно грубый и прямой народ. Даже торговцы. Так что перейдем к делу. У тебя какой-то квест?
   - Нет. С чего ты так решил? - удивился Вандерер.
   - Я держу эту лавку семь лет. За все это время ни один Аватар просто так не заговорил со мной. По правде, большинство вообще молча тыкало пальцем в товар. Так что если ты не откажешься выпить со мной чашку чая, я буду рад.
   - Спасибо, не откажусь.
   Гном провел Вандерера в соседнюю комнату и оставил ненадолго. Такого количества и разнообразия оружия в одном месте ему еще не доводилось видеть. Всевозможные мечи, копья и сулицы аккуратно выстроились в стойках. Спаты, гладиусы, акинаки, фламберги, бастарды, скарамасаки - все хищно обнаженные. Ножны в таких же стойках стояли рядом. Ножи и кинжалы разложены на узких столах. На стенах висели боевые топоры, клевцы, чеканы вперемежку со щитами, булавами, кистенями и шестоперами. Отдельную стену занимали луки и арбалеты вместе с кирасами и доспехами. Все это сверкало сталью в последних лучах заходящего солнца. Какой мужчина спокойно пройдет мимо такого разнообразия? И Вандерер заворожено рассматривал все эти орудия убийства и защиты. По правде, он не чувствовал пока необходимости менять свое оружие. Привык как-то и оно его пока устраивало. Выбрал для пробы один из приглянувшихся мечей, примерился, цокнул языком. Его меч тоже был неплохо сбалансирован, но этот, длиннее и немного тяжелее, оказался намного лучше. Хозяин вынул из стойки другой меч, подал его Вандереру рукоятью:
   - Попробуй вот этот.
   Вандерер взял, осмотрел клинок с двойным долом и почти отсутствующей гардой. Рукоять лежала в руке как влитая. И балансировка - опять захотелось цокнуть языком. Кажется, он стал разочаровываться в своем мече. Вернул меч в стойку.
   - Благодарю, но пока у меня нет намерения перевооружаться.
   - Как знаешь. Прошу к столу.
   За разглядыванием оружия Вандерер не заметил, кто и когда принес дымящийся ароматный травяной чай и блюдо с булочками. Присели. Чай был приятным. Гном сделал глоток и, держа чашку в руке, заговорил:
   - Здесь лишь малая часть товара. Но все отменного качества. Выкованы весьма достойными подгорными мастерами. Хотя есть и изделия людей и эльфов. Но сам знаешь, куда им до наших кузнецов.
   Вандерер ответил:
   - К сожалению, я не очень сведущ в этих вопросах. Слишком короток срок моего пребывания в этом мире. Однако слышал, что подгорному народу нет равных в оружейном деле.
   - О да. У нас даже подмастерье может на равных поспорить с большинством людских мастеров, не говоря уже про эльфов. А изделия Великих мастеров стоят целое состояние. Где же ты странствовал?
   Вандерер решил сразу удовлетворить любопытство гнома. Хотя изливать душу и выкладывать все начистоту незнакомому гному не собирался.
   - Честно сказать, место своего появления в Ойкумене я не помню. Пришел я со стороны Лукоморья. Дух дорог был достаточно благосклонен ко мне и по пути больших приключений не случилось. Чуть больше недели остается до окончания моего обучения. Очень короткая история, правда?
   - Все когда-то стоят у начала пути. Ты уже знаешь, куда направишься дальше?
   - Нет, я еще не решил. Наверное, просто поброжу по свету. А там, кто знает, может и найдется дело по душе. - Вандерер поставил на стол свою пустую чашку.
   Гном сделал еще глоток и тоже отставил недопитую чашку.
   - Так что же привело тебя в мою скромную лавку?
   - Подарок женщине хочу выбрать. Что ты можешь посоветовать?
   Гном порылся пальцами в своей бороде:
   - Ну что же, пойдем посмотрим, что у нас есть.
   Вандерер выбрал красивый вышитый птицами и цветами женский платок. Он оказался эльфийским и обошелся в большую половину имевшихся у Аватара денег. По сравнению с ним, бутылка легкого вина и сласти стоили вообще копейки. В качестве упаковки гном "от заведения" презентовал небольшую изящную корзинку, в которой все уместилось как нельзя лучше. С ней в руке Вандерер и вышел в уже сгустившиеся сумерки.
   К дому Вилены Вандерер подошел почти в темноте. Чем ближе, тем меньше становилась решимость. Пройдя через двор, постучал в дверь. Изнутри отозвался женский голос:
   - Это кто там скребется? Входи уж.
   Вандерер вошел в освещенную свечой комнату и, смущаясь, поздоровался.
   - И тебе здравствовать. Зачем пожаловал?
   Вилена была статной женщиной, с гибким, но уже начавшим полнеть станом и крутыми бедрами. Босая, она стояла в круге света, разлитом свечой, в юбке, из-под которой виднелись упругие икры ног, и простой белой рубахе навыпуск с коротким зауженным рукавом. Разрез на рубахе был расшнурован, и в нем проглядывала ложбинка между небольших грудей. Часть каштановых волос покоились за спиной, а часть лежала на правой груди. В левой руке женщина держала гребешок. Черты лица немного резковаты, но в целом приятны.
   Вандерер окончательно смешался и принялся мямлить:
   - Я вот, это, в гости зашел. Если не прогонишь. - И протянул корзинку хозяйке.
   Вилена всплеснула руками:
   - Батюшки, никак ухажера свет послал. Вот уж вовремя. А то хоть на грядки иди - уж который месяц без мужчинки. - И женщина залилась озорным смехом. - Да ты проходи, не стой столбом в дверях. Дай посмотрю - глянешься ли мне.
   Вандерер сделал пару шажков, продолжая неловко держать в руке корзинку.
   - Да ты корзину свою на стол поставь, а то рука замлеет держать. - Продолжала свою игру озорница.
   Вандерер даже подумал - посмеется и выставит за порог. И как себя вести с женщинами, и что говорить, Вандерер решительно не знал.
   - Ой! - Хозяйка опять попыталась всплеснуть руками, но уронила гребень. Поднимать не стала. - Да ты, никак, Аватар. Вот дела. Да какой свеженький да стеснительный. Щеки закатом пылают.
   Вандерер и сам чувствовал, что щеки у него горят от смущения. Хотя в тоне Вилены и чувствовалась смешинка, слова не были насмешкой. Просто Вандерера смущала сама ситуация.
   Между тем хозяйка продолжала:
   - Да ты присаживайся. Только железку свою сними со спины да в угол поставь. Пугает она меня.
   Пока Вандерер от смущения неловко возился с мечом, Вилена забросила волосы за спину и присела на лавку у стены, сложив руки на коленях. Когда он справился со своей задачей и повернулся, игриво повела плечом и предложила:
   - Ну, что там у тебя в корзине? Показывай.
   Вандерер достал платок, развернул, хотел накинуть Вилене на плечи. Но та вскочила - глаза расширены, рот приоткрыт, руки прижаты к груди. Вандерер замер, не понимая в чем дело. Наконец женщина отвела глаза от платка, глянула на Аватара, хихикнула. Взяла платок, накинула на плечи, поправила волосы, огладила плат рукой.
   - Ну угодил, Аватар. Этим платом Ток уж год как всех женок поселка дразнит. Только ж на него и за год не накопишь. Ох уж наши бабы обзавидуются! А как языки-то почешут, да косточки мне перемоют!
   Она повертелась, пытаясь оглядеть себя в обновке. Неожиданно сделала шаг к Вандереру и, приподняв лицо, мягко коснулась его щеки губами. Засмеялась его смущению.
   - По нраву. Не плат по нраву, ты по нраву. - Вдруг голос стал серьезным.- Ты не подумай, что подарком меня расположил. Что плат - вещь она вещь и есть. Вижу что человек ты не плохой.
   Не снимая платка с ладных плеч, принялась доставать из корзинки остальное. Обернулась к так и стоящему посреди хаты Вандереру:
   - Да не стой ты как чужой. Садись за стол. Расскажи что. Ишь, стеснительный какой!
   Вандерер присел. Вилена прошлепала босыми ногами на кухню, принесла тарелки и деревянные кружки. Разложила на них сласти.
   - Это вино бы не из таких кружек пить, а из стекла гномьего. Ты не удивляйся, я ж не век здесь куковала. А и сама не из деревни. В столице родилась. Отец сапожником был, мать - швеей. Могла бы хоть сейчас туда податься. И брат там остался, и родичи. Помогли бы. Только спокойней мне здесь. Прикипела как-то.
   Вилена присела рядом с Вандерером, плечо и бедро слегка касались его.
   - Наливай, что ли. А ты откуда?
   Вандерер налил понемногу в кружки. Вздохнул в ответ на вопрос.
   - Так ты ж видишь кто я. Какое у меня прошлое? Ни родителей, ни семьи, ни памяти. И даже не понимаю - зачем я в этом мире. Ну да это я к слову. Не бери в голову. Давай выпьем за тебя. За такую красивую.
   Вилена засмеялась.
   - Ну давай. Только мама говорила, что не в красоте счастье.
   Выпили медленно. Смакуя вино. Оно и вправду оказалось очень даже неплохим. Вандерер спросил:
   - А в чем же?
   - Что? Ах, счастье в чем? Да кто ж его знает. У каждого по-своему. Кто в семье его находит, кто в ремесле своем, кто еще в чем. Я вот детишек люблю.
   У Вандерера немного прошло смущение и неловкость, но щеки по-прежнему горели от близости симпатичной женщины. Он неловко попытался приобнять ее за талию. Вилена тихонько засмеялась, на миг прильнула к нему, потом шутя толкнула рукой в плечо.
   - Пошли уж. Несмелый ты мой.
   Потом голышом лежали на кровати в спальне, отдыхали. Голова Вилены покоилась на плече приобнявшей ее руки. Пальчиком она водила по груди Аватара.
   - А я все думала - Аватары такие же, как люди - или нет?
   - Ну и как - такие же?
   Вилена тихонько прыснула сдерживаемым смехом.
   - Такие же. А у тебя и вправду никогда не было женщин?
   - Не было. А ты откуда знаешь?
   - Так ведь у меня мужиков за время вдовства сколько было. Я уж отличу, кто ни разу за сиську не держался. - Она протяжно вздохнула.
   - Тебе, наверное, бабы все завидуют. Столько мужиков.
   Вилена подняла голову и попыталась сквозь темноту всмотреться в глаза Вандереру. Потом опять опустилась щекой на его плечо.
   - Чему же тут завидовать? Вдовья доля горькая. Я вот за своего не по любви вышла. Просто время пришло. А он видный был, надежный. Любил меня. И только когда его не стало, поняла, как это - когда есть мужчина в доме. Опора и защитник. Любовь ведь не главное. Тело ублажить и без нее можно. Главнее когда мужик всегда рядом. Хоть какой да свой. И постель поделить, и по жизни. Наши бабы это хорошо понимают. Потому и не завидуют. Жалеют даже. Ну, языками-то почешут, пообсуждают. Не без этого. Которые подруги поближе и поинтересуются - как там было. Хорош ли был в постели. Даже какой уд. - Прыснула в ладошку. - Некоторые и помечтают. Особенно если мужик по этому делу не очень. Только не завидуют.
   - Тяжело, наверное, тебе живется?
   - Поначалу тяжело было. На одну-то пенсию за мужа. А потом - ничего. На службу устроилась - поварихой в вашу кормильню. Огородик держу. Прожить-то и без него можно. Жалованье хорошее положили. Да ведь руки занять чем-то надо.
   Дружок Вандерера успел отдохнуть и начал подавать признаки волнения. Вилена почувствовала это, и ее рука скользнула туда. Процесс значительно ускорился.

10

   Вандерер проспал время своего обычного подъема. После бурно проведенной ночи это было и неудивительно. Вилены рядом не было. Вскочив, принялся одеваться. На шум заглянула хозяйка. Улыбнулась.
   - Проснулся? Иди умывайся. Сейчас завтракать будем. Можешь на речку сбегать ополоснуться.
   - А как же соседи?
   Женщина весело рассмеялась:
   - И откуда ты такой странный взялся? О моей репутации заботишься? Так я не мужняя жена. С кем легла - тот и муж. Хоть и временный. Беги давай. А то пахнуть за столом постелью будешь.
   Вандерер в одних штанах выскочил за дверь и припустил к речке. Вернувшись и войдя во двор, удивленно остановился. На крылечке примостился мальчонка и, высунув кончик языка из уголка сжатого рта, видимо помогая себе этим в работе, пытался чинить леску из конского волоса. Вандерер узнал рыбачка, за которым как-то увлеченно наблюдал на речке.
   - Привет. Помочь?
   Мальчонка стрельнул глазом, предпринял еще одну попытку связать воедино расползавшуюся леску, вздохнул и молча протянул снасть Вандереру. Тот принялся более успешно укрощать строптивицу. Мальчонка понаблюдал за ним и неожиданно заговорил, пытаясь говорить "по-взрослому".
   - А я тебя знаю. Это ты один девятерых Аватаров зарубил. Я видел. А еще ты каждое утро бегаешь до Сивковой косы и там мечом машешь как оглашенный.
   - А тебе что по утрам, не спиться?
   - Да я рано встаю. На зорьке клев хороший.
   - И что, спать утром совсем не хочется?
   - Не-а. Мамка говорит, что я ранняя птичка. А вот ты сегодня проспал. Ну да с мамкой еще никто не высыпался. Она жадная до этого, как дорвется. Только не часто ей перепадает. Переборливая больно. - В тоне мальчика послышалось как будто сожаление. Только непонятно из-за чего - то ли что "переборливая", то ли что не часто.
   Снасть в руках Вандерера дрогнула, уши стала заливать краска. Он никак не ожидал, что у Вилены есть сын. И не мог привыкнуть к столь демократичным нравам этой земли. "Как будто я знал другую мораль". - Мелькнула мысль.
   Малыш заметил смущение Вандерера. Хмыкнул.
   - Да ты не боись. Я крепко сплю. Мне хоть над ухом кричи - все одно не проснусь.
   На крыльце показалась Вилена.
   - Эй, мужики, завтрак давно на столе. Марш есть.
   Малец сорвался с места и, увернувшись от руки матери, которая хотела погладить его по головке, шмыгнул в дверь. Вандерер завязал наконец узелок и тоже вошел в дом.
   За завтраком выяснилось, что сына Вилены зовут Никитой, и что он весь в отца. И лицом, и статью. И ростом вышел не по возрасту. Ему оказалось только шесть лет. На удивление и смышлен. Вот только погодков ему в поселке не нашлось. Все больше намного старше или совсем еще малые. Малыш быстро затолкал в рот свою порцию, сгреб в карман какие-то сласти и полетел к двери. На ходу из жующего рта послышалось:
   - Ма, я на речку.
   - Где хоть будешь сегодня?
   - К Сивковой косе пойду. - Донеслось со двора.
   - Чтобы к обеду дома был. - Повысила голос Вилена.
   В ответ хлопнула калитка. Вилена вздохнула:
   - Сорванец. Боюсь я за него. Так ведь и дома не удержишь. В клетке и птичка не поет. А что ж за мужчина вырастет, если в клетке. Правда, у нас здесь спокойно.
   - А ты что не на службе? Из-за меня не пошла?
   - Да у нас посменно. Сегодня после обеда пойду ужин готовить. На ваш кагал без передыху готовить - ноги протянешь. А ты опять мечом махать?
   - Да. Спасибо тебе.
   - Да не за что. Вроде оба не скучали. - Улыбка у Вилены вышла озорной.
   Вандерер опять немножко смутился, но быстро нашелся:
   - Да за завтрак.
   Хозяйка махнула рукой:
   - На здоровье. Заходи, коль соскучишься. Только, чур, без подарков. А то обижусь.
   Расстались довольные друг другом.
   Назавтра была баня и Вандерер смог уже спокойно попариться, не чувствуя томительного возбуждения в паху. Да и эстетическое удовольствие получил, рассматривая обнаженные тела местных красоток.
   На следующее утро спозаранку он как обычно тренировался на своем излюбленном месте. Уже заканчивая тренировку, заметил подходившего по берегу Никиту. Пока Вандерер проделывал последние упражнения, тот успел закинуть свою нехитрую снасть. Аватар подошел и присел рядом:
   - Здорова. Будет сегодня клев?
   - Здорова. А как же. Я без улова еще не приходил.
   - А где ты крючки берешь?
   - Так мне дядька Игнат кует. За так. Он с папкой вместе на заставе служил. А теперь кузнецом у нас. Он хороший кузнец. Только у него крючки все равно не такие выходят как гномские. Дядька Игнат говорит, их кузнецы секретов много знают.
   Мальчонка не отрывал глаз от поплавка. Но пока не клевало. Вандерер поднялся:
   - Ну ладно. Не буду тебе рыбу распугивать. Удачи.
   Но мальчонка не дал ему отойти далеко:
   - Погодь. - Сам подошел к Вандереру. Засунул руки в карманы, поковырял голым пальцем ноги землю, шморгнул носом и наконец, заговорил снова. - Ты это вот что. Ты мамке понравился, я видел. Она давно такая веселая не была. И это не из-за плата, я свою мамку знаю. Так ты б, это - пожил пока у нас. А то, говорят, из-за воздержания разные женские болезни случаются. Да и она б, хоть на время, себя мужней почувствовала. Тебе ж все равно только неделя тут осталась. Потом разбежитесь навсегда. А?
   Вандереру показалось, что последние слова были сказаны с какой-то затаенной надеждой. А еще у него чуть не навернулась слеза на глаза, из-за такой трогательной заботы этого малыша о своей матери. Он протянул Никите руку:
   - Я попробую. Только примет ли мамка?
   Никита перестал хмуриться, заулыбался:
   - Вот ты у нее и спроси. Только не говори, что это я тебе подсказал. Гордая она у меня. - И убежал удить рыбу.
   Вандерер покачал головой и в задумчивости побрел к Школе.
   Тем же вечером он переговорил с Виленой. Та согласилась. Ночевал он уже у нее. Назавтра сходил к писарю и перевел свое довольствие на Вилену, рассудив, что лишний рот кормить Вилене с Никитой не с руки. А казенные харчи лишними не будут.
   Распорядок дня остался прежним. Только завтрак, обед и ужин перенесся домой к Вилене. Да еще после ужина он оставался дома. Суетился по хозяйству, колол дрова, чинил крышу - да мало ли дел в хозяйстве, где нет мужчины в доме. Да еще старался пораньше освободиться, когда у хозяйки была первая смена и побыть вместе с ней и Никитой. Забота о чужих ему, в принципе, людях была для Вандерера внове, но не в тягость. И даже приносила какое-то удовлетворение.
   Вилене же приходилось тяжело. Смена длилась десять часов. Вставала до света, приходила поздно. А еще и приготовить, убрать. Вандерер с Никитой старались помочь как могли. Но ни одной ночи вдова не выспалась и не дала это сделать Вандереру. Только чем ближе было окончание Школы, тем неистовей становились ласки и бурнее проходили ночи. Девушка похудела, под глазами залегли темные круги. Только глаза светились и улыбка цвела на губах.
   Так незаметно пришел последний день пребывания в Школе. В рейтинге Вандерер очутился на третьем месте, и сумма на руках оказалась приличной. Просматривая на всякий случай список имевшихся квестов, Вандерер зацепился глазами за название Выселки. Доставка пакета. Почему бы и нет - все равно он туда собирался. И пару лишних монет не помешает. Забрав пакет, отправился в лавку. Гном встретил его как старого знакомого. Поинтересовался успехами и куда теперь двинется. Вандерер прикупил себе плащ и простое, но крепкое солдатское одеяло, чтобы не спать на голой земле, дорожный набор с кружкой-ложкой. Никите набрал "гномских" крючков, еще кое-каких рыбацких принадлежностей и настоящей эльфийской лески. Правда при ближайшем рассмотрении она очень сильно походила на тот тонкий шнурочек на шее у Вандерера, который дала русалка, чтобы повесить звено золотой цепочки. Только что не переливалась всеми цветами. Ну да что тут удивительного - эльфы торгуют с морским народом, про который мало кто знает на суше, почему бы и не представить хороший товар как свой. Долго перебирал женские тряпки. Ни на чем не остановился - и размера не знал, и в моде не разбирался. А ну как не глянется? Остановился на небольшом изящном медальончике на тонкой цепочке, зачарованном на оберег. Еще набрал сладостей для Никиты и бутылку того же вина что и первый раз. Половина полученных денег сказала: "Прощай". Но и оставшаяся сумма была немаленькой. Вилене не меньше года работать. Вандерер обдумал пришедшую в голову мысль и обратился к лавочнику:
   - Уважаемый Ток, а могу я положить деньги в банк на чужое имя?
   - Никаких проблем. От тебя я могу принять деньги даже под проценты в рост. Если, конечно, на большой срок.
   Обсудив все нюансы, сошлись на том, что Вандерер отдает деньги в рост на Никитино имя до достижения им совершеннолетия. После этого срока Ток информирует Никиту о наличии у него определенного капитала и ожидает решения владельца денег - Никиты. Вандерер поставил и еще одно условие - при возникновении у Вилены с Никитой материальных жизненных трудностей, сообщить им о наличии денег немедленно. Но тогда при снятии денег терялись проценты.
   Попрощавшись с лавочником, Вандерер вышел на улицу. В кармане осталось ровно столько, сколько было при первом его появлении в этом мире.
   Дома Никита пытался чинить порванную снасть. Вандерер достал свой подарок:
   - Никита, заканчивай бесполезную возню. Смотри, что я тебе принес.
   При виде такого богатства, глаза у мальчишки разгорелись, и с полчаса его невозможно было оторвать от разглядывания свалившегося ему на голову счастья.
   Вилена сегодня работала в первую смену. Еще часа два было до ее возвращения. И Ван с Никитой отправились к орешнику за новым удилищем. Вырезали штук пять - про запас. Возвращаясь, заглянули к Лису. Тот оказался дома и суетился по хозяйству. Перебросились парой слов. Ван попросил Лиса присматривать за Никитой. Тот согласно кивнул. Мужчины крепко пожали друг другу руки. С мечником Вандерер попрощался еще раньше, на плацу. Больше ни с кем сойтись он здесь не успел.
   Когда вернулись, Вилена уже ждала их с накрытым к обеду столом. После еды Никита потянул их на берег - испытывать новую удочку. Они с Виленой присели рядом на бережке, наблюдая за азартной возней пацана. Вандерер задумчиво проговорил:
   - Много ли надо мальчишке для счастья.
   Вилена кивнула:
   - Да и не только мальчишке. Люди суетятся, чего-то ищут, добиваются. А потом оказывается, что все это и не нужно для счастья. А счастье было не в дальней дали, а вот здесь, рядом. Только протяни руку, возьми да сумей сохранить. Только уже ничего не вернешь.
   В это время Никита с торжествующим криком выдернул на берег рыбину чуть больше ладони взрослого человека. То ли снасть помогла, то ли просто повезло.
   - Гляньте! Такая у меня всегда лесу рвала. А этой - хоть бы что.
   Вилена с Вандерером рассмеялись. Вилена предложила:
   - Айда купаться.
   Они отошли подальше, чтобы не распугать рыбу. Никита, конечно, отказался уходить от новой игрушки. Разделись. Вилена с разбегу нырнула с невысокого бережка, сверкнув белой спиной и ногами. Вынырнула, повернулась к берегу и встала на дно. Здесь было неглубоко, и над водой видна была небольшая аккуратная грудь с кружками торчащих сосков и прилипшими прядями мокрых волос. Прозрачная вода немного искажала перспективу, ломая правильные формы нижней части тела. Лучи клонившегося к закату солнца играли бликами на потревоженных изгибах воды, мокрых волосах и обнаженной коже. Вандерер залюбовался девушкой.
   - Догоняй! - крикнула Вилена и, звонко рассмеявшись, поплыла к противоположному берегу.
   Вандерер кинулся в погоню. Плавала она прекрасно и Вану пришлось потрудиться, гоняясь за ней. Долго брызгались и дурачились. Наконец Вандереру удалось поймать женщину. Постояли в воде по грудь, прижавшись разгоряченными телами. Ван убрал с ее лица пряди мокрых волос, нашел губами губы. Учащенное дыхание, ритм сердец, обнимающая обоих стихия воды и закатные лучи солнца слились в один на двоих финальный стон. Потом долго лежали на мягкой траве, обсыхая.
   Когда вернулись к Никите, тот гордо продемонстрировал свой улов. Вандереру показалось, что улов как всегда, разве что штуки три-четыре рыбешки покрупнее. Но Никита был уверен, что с новой снастью улов больше и лучше. Уже в сумерках вернулись домой. Клюющего носом Никиту накормили и уложили спать.
   Сами еще долго сидели и пили вино, разговаривали обо всем и ни о чем.
   Потом отправились в постель. Прощальная ночь оказалась короткой. Встали и принялись собираться: она на службу, он в дорогу. Вилена уложила в мешок запротестовавшего было Аватара продукты и они вышли из дома. Следом, как чертенок, выскочил Никита с удочкой, и, не останавливаясь, прокричал:
   - Дя Ван, ты к нам еще приезжай.
   Мать возмутилась:
   - Ты куда? А поесть?
   Никита, не оборачиваясь, поднял вверх руку, показывая зажатый в ней бутерброд.
   - Вот сорванец. Пятки на нем горят. - Вздохнула. - Ну что ж, Аватар, давай прощаться.
   Вандерер спохватился, достал припасенный медальон и надел Вилене на шею.
   - На память.
   Она, не взглянув на подарок и не отрывая глаз от его лица, кивнула:
   - У меня будет память о тебе.
   Вроде все слова сказаны, все долги розданы, все правильно, как и должно быть. Но теснит что-то в груди, и ноги медлят откликнуться на зов пути. Вандерер прижал Вилену к груди, прошептал:
   - Пусть будет с тобой удача.
   И, не оборачиваясь, двинулся в дорогу.
   Женщина еще долго провожала его глазами, сжимая в кулаке золотой медальончик на груди.
  

11

   По дороге Виктор зашел в гастроном, прикупить продуктов. А то в холодильнике уже мышь повесилась. Впереди Виктора по лестнице поднималась девушка в коротенькой курточке и светлых, плотно обтягивающих тугие бедра джинсиках. Две упругие половинки попы попеременно озорно улыбались Виктору в лицо. Завороженный этой пантомимой, он чуть не поднялся вслед за веселыми половинками на следующий этаж. Опомнившись, сердито развернулся и прошел в продуктовый отдел.
   Мало что сны эти снятся, так они последние дни и эротическими стали. И жена, как назло, еще на неделю решила задержаться. Никак законно пар не спустить. Того и гляди свихнешься на почве детских компьютерных игр с сексуально-эротическим уклоном. И будешь в дурке махать мечом наголо. А поскольку там мечей не выдают, а уклон эротический, то махать будешь... Тьфу. Куда опять понесло?
   Когда до Виктора наконец дошло, что ему с пугающей регулярностью снятся сны про "жизнь" его перса в компьютерной игре, он не на шутку перепугался. Решил, что сходит с ума. Не один раз СМИ поднимали шум вокруг очередного игромана, съехавшего с катушек и принявшегося палить из реального оружия по живым людям. Как-то не улыбалась такая перспектива. С перепугу чуть сразу к психиатру не помчался. Перерыл весь интернет по этой теме.
   Однако подумав, решил повременить с походом к врачу. Компьютерными играми он сильно не увлекался. Даже онлайн. Любая надоедала уже к концу первого месяца. Причем без ежедневного злоупотребления. Ну не получилось поиграть - и не надо. Особой тяги не испытывал даже в первый период наибольшей увлеченности. А эта так и вначале не больно увлекла. Максимум внимания, что он ей уделял, это полчаса или час раз в день, а то и в два дня. Ну не особо она ему понравилась. Он почти сразу переключился на танки. Вот те увлекли сильнее. Даже пару ночей недосыпал. Но танки не снились. Максимум, когда ложился спать сразу после "боя", в глазах до засыпания крутился зеленый кружок пунктира - заряжалось орудие.
   А вот эта игра снилась. Почти каждую ночь. И с каждым разом сны становились все ярче и запоминались лучше. Если первые, проснувшись, едва отмечало их сознание, тут же забывались, то теперь они оставались в памяти надолго. И не шли по детальности и яркости ни в какое сравнение с первыми. Да, пожалуй, раньше он в таком "качестве" снов и не припомнит. Прямо блюрей какой-то.
   Да ладно бы, как и положено, сюжет снов совпадал бы с заявленной канвой игры. То есть управление персом, бои с такими же, как он игроками и т. д. Так нет, снилась "жизнь" игры за кулисами, спрятанная от игроков. А вернее, несуществующая. Разговоры "за жизнь" с ботами, внутренняя обстановка домов. В некоторые Виктор пытался завести перса наяву - там даже двери не открывались. Обычная нефункциональная картинка для антуража. А сон про баню? Виктор даже вопрос на форуме задал - что там внутри происходит? Посмеялись, конечно. Но какой-то продвинутый старожил снизошел и объяснил, что по игре персы должны поддерживать гигиену, иначе через неделю вокруг перса начинают летать мухи, тем самым изображая неприятный запах. Указываешь на баню, т.е. заводишь туда перса, и он якобы моется. Происходящее там и не может отображаться на экране, там ведь ничего не происходит на самом деле, как нет и никакого "там". Просто в базу данных заносится информация, что перс помылся, т.е. чист. И неделю игрового времени можешь быть спокоен и свободен от мух. И посоветовал не озабочиваться. Хоть персонажи и изображаются при раздевании со всеми "причиндалами", визуализация секса в игре не предусмотрена. Хотя функция "Завести ребенка" есть. Но это означает только, что два сговорившихся разнополых игрока заводят еще одного перса для общего использования с выделением ему части своих ресурсов. Для этого необходимо "сыграть свадьбу". Что стоит нехилых игровых ресурсов. Имущество обоих игроков поступает в общее пользование. Короче, игра совершенно не сексуального характера. Мол, если уж захотелось клубнички, то поищи соответствующую игру.
   И если бы не прочие несуразицы, с которыми Виктор столкнулся в игре, наверное, он бы набрался смелости навестить эскулапа психического толка. А так решил погодить.
   Да вот хоть позавчера. Снится эротический сон. Его перс с местной, т.е. игровой, бабой занимается сексом. Да так активно и со вкусом. Виктор даже проснулся от возбуждения. Ну и решил проверить, что там на самом деле в игре происходит. И положение перса на локе оказалось вовсе не в казарме. Да, да, тот находился в каком-то доме поселка. Что означал статус "Отдыхает", Виктор мог только догадываться, но вывести перса из дома он не смог. Тот даже не реагировал. И того хлеще - Виктор прибалдел, когда увидел, что куда-то делись игровые деньги полученные за время обучения. Просмотрел куда и вообще выпал в осадок. Да еще убедившись, что никто кроме него персом не играл. Получалось, что тот САМОСТОЯТЕЛЬНО распорядился деньгами. Потратив их на подарки БОТАМ!
   А сегодня утром он наблюдал прощание "влюбленных" - бота женского рода, кажется по имени Вилена, если верить сну, и его перса. Тут уж точно никто не управлял этим сукиным сыном. Виктор сидел за монитором и контролировал это дело. Перс вел себя так, как бот. Или как человек. И ботка как человек. Хотя первый не являлся ни тем, ни другим, а вторая тем более не была человеком. Смешно даже подумать такое про картинку на мониторе. В лучшем случае пара строчек программного кода с заданными простейшими действиями и рандомом для оживления сюжета.
   У Виктора от всего этого голова трещала и шла кругом. Он не был уверен ни в том, что здоров, ни в том, что болен психически. Может это жестокая шутка админов игры? Тогда откуда сны? Уж это-то им не под силу. В Интернете, конечно, ходит много инфы про так называемые цифровые наркотики. Но, во-первых, если они действительно существовали, то требовали специальной аппаратуры для воспроизведения звука, а уж никак не дешевых пищалок что стояли у Виктора. Тем более что, по старой привычке, он их, по большей части забывал включать. А во-вторых, такое целенаправленное и ювелирное воздействие на психику... Нет это даже еще больше из области психиатрии. Тут одним шизоидным синдромом на почве сексуальной неудовлетворенности не отделаешься. Еще и манию преследования припаяют.
   Работа страдала и простаивала, скапливаясь снежным комом. Виктор был озабочен собственным психическим здоровьем и активно перетряхивал (через букву я, а не а) интернет на предмет вставших перед ним вопросов. Поиск по злосчастной игре ничего не дал. Игра уже десять лет на рынке. Не самая популярная, но и не аутсайдер, что позволяло ей не только окупаться, но и развиваться, поспевая за временем. Больше это касалось графики, но не страдал и геймплей с сюжетом. Никаких скандалов связанных со здоровьем игроков не происходило. Отзывы в зависимости от личности игроков самые разные. На всех ведь не угодишь.
   Тогда Виктор решил хотя бы понять общий принцип построения таких игр.
   Как выяснилось, при обширном материале, такой простой вопрос оказался почти совсем не освещен. Инфы было много, но все что-то не в ту степь. Подробные описания программного кода на примере создания игры были, вода с общими словами и точными определениями терминов и понятий лилась полноводным потоком, классификаторы игр, и прочее, прочее, прочее. Но вот найти понятный текст с описанием общей структуры не получалось. Если сравнить с утюгом, то было два описания. Одно - утюг включают в электрическую сеть и он работает. Второе с подробнейшим описанием физических законов, использующихся для того чтобы он работал, описанием всех деталей и техпроцессов их изготовления и сборки, начиная с чертежей. Но с полным отсутствием внятного описания общего принципа действия. Чего-то типа блок-схемы.
   Перерыв гору информации, и уже не понимая, зачем ему это надо, Виктор решил сложить из отрывочных данных и своего понимания более-менее приближенную к действительности картинку.
   Итак. Начнем сначала - с регистрации. При самой регистрации еще ничего не происходит. А вот когда пользователь выбирает, каким персонажем он будет играть, тогда вступает в работу первый блок программы игры. Выбор расы, внешнего вида, и т.д., запускает процесс создания в базе данных новой строки, где и хранятся все данные персонажа. Эти данные копируются из шаблона. Оттуда берутся первоначальные характеристики перса с учетом, скажем, расы (человек, оборотень), телосложения (более крупное дает выигрыш в силе, но проигрыш в ловкости) и пр. Все это копируется из шаблона в новую строку таблиц БД. Таблиц несколько - в одной могут храниться характеристики, во второй внешний вид, в третьей наличие игровых предметов, в четвертой характеристики этих предметов. При развитии персонажа эти характеристики изменяются. Картинка, на которой мы видим своего персонажа, всего лишь визуализация некоторых характеристик для глаз игрока. То, что нельзя показать внешним видом, отображается графиками, надписями или другими графическими методами. Все выводимые данные берутся из БД. БД - хранилище всей информации, сердце игры.
   Следующий логический блок - виртуальный мир, который предстает перед игроком на мониторе. Собственно, это всего лишь картинка, имеющая несколько опосредованное отношение к игре. Если убрать графику, то должна остаться только координатная сетка с привязанными к ней координатами предметов. А изображение их складывается из всяких там полигонов, шейдеров и прочих узкоспециальных терминов. Все эти координаты также находятся в своей таблице БД. В принципе, картинка является лишь ширмой для происходящего за кулисами. Поставил игрок клиента игры, а грубо говоря, закачал на локальный комп всю графику, чтобы не тянуть мегабайты через интернет в процессе игры, и наслаждается картинкой. И невдомек ему, что картинка нужна лишь потому, что эволюция сделала наши глаза основным датчиком. На самом деле вполне достаточно координатной сетки, привязки ее к предметам и свойств этих предметов. Сделал игрок ход, перс сделал шаг - координаты, или вектор и величина смещения перса изменились. Данные передались на сервер, обработались и, что мы видим на экране? Правильно - фигурка перса шагнула.
   Если взять за отправную точку то, что мы видим на экране монитора, весь игровой мир с его виртуальной природой, постройками, предметами, персонажами, все это находится в базе данных. Но не как изображение, картинка, а в виде каких-то данных, математических величин и формул. Если копнуть еще глубже - в виде ноликов и единиц или электрических потенциалов. Чем-то похоже на Каббалу. В ней тоже верхний, духовный мир, проецируется на реальный. И тоже в искаженном виде.
   Далее. Яблоко с настоящей яблони в реальном мире падает вниз, сквозь стену нельзя пройти, человек не летает и много чего еще. Это законы природы, законы мира в котором мы живем. И они имеют какие-то количественные и качественные значения. Это физика. Вот ее тоже надо смоделировать в игре. Еще один модуль.
   Потом модуль взаимодействия перса с миром и модуль взаимодействия между персонажами и ботами. Выстрелил. Стрела в зависимости от силы натяжения тетивы, умений перса, дальности до цели, попала другому персонажу в руку. Потекла кровь, уменьшилась подвижность руки, ухудшились другие характеристики.
   Так. Здесь вроде все понятно. Но. Чтобы перс в отсутствии хозяина, или бот, могли выполнять хотя бы элементарные действия, нужна подпрограмма, которая бы отвечала за это. Пару строк кода, диктующие боту те или иные действия. Встретил бот разбойника - бежать. Хмм. Или сражаться? Да и разбойник ли это. Пожалуй, в пару строк кода не уложишься. Необходим полноценный модуль, который в зависимости от поступающих данных и имеющихся навыков, предпочтений и чего-там-еще, плюс какой-то процент рандома, принимал бы решение о действиях и производил их. Но все боты разные - воины, торговцы, крестьяне. Одинаково реагировать не могут. Следовательно, поведенческая матрица для разных сословий должна быть разная. А для большего интереса и правдоподобия, у каждого бота должна быть своя. Некое подобие искусственного интеллекта. То есть где-то в оперативной памяти сервера работает маленькая такая подпрограммка - типа "мозга" бота. Вернее их много - для каждого бота своя. И для персонажей тоже. Только у персов ИИ послабее, ведь его поведение определяет игрок. Можно сказать, что игрок это основной подключаемый модуль модуля ИИ перса.
   И что мы получим, если один бот, пусть будет селянином, встретит другого - разбойника? Данные (забудем на время, что все это только картинка) о внешнем виде, вооружении, поведении разбойника поступают в подпрограмму ИИ. Из базы данных вытягиваются характеристики, умения бота, его вооружение на данный момент. Можно добавить рандом в качестве чувств. Испугался - скорее побежит, чем будет сражаться. Злой - наоборот. Еще бы характер сюда примешать. Но это уже будет сильно круто, замечтался. Все это обрабатывается по какому-то алгоритму и принимается решение о нужном действии. На мониторе мы видим дающего стрекача бота. Но стрела быстрее летает, чем он бегает (закон физики, хоть и смоделированный). Координаты наконечника стрелы совместились, скажем, с бедром бегуна. ИИ пришли данные о повреждении. В принципе, ИИ не в состоянии оценить степень повреждения. Ведь у него отсутствуют данные о степени остроты наконечника, силе удара и некоторые другие. Либо он должен иметь доступ к этим данным, либо информация о критичности повреждения приходит со стороны. Ну, тут работает модуль взаимодействия. Просто интересно рассмотреть работу ИИ. Получив информацию, ИИ дает команду упасть или еще чуть проковылять в зависимости от степени повреждения. У перса бы было видно на экране падение некоторых характеристик. Упавшего бота прирезал разбойник. Тут "смерть" реализовать можно по-разному. Либо сам ИИ запускает программу стирания данных из БД и удаления себя самого из области памяти, либо за него это делает другой модуль. У перса же ничего не удаляется. Происходит лишь временная блокировка ИИ. Он отрезается от БД и прочей инфы до воссоздания "тела" с другими координатами нахождения. Смысл стирать, если тут же надо опять создавать? Впрочем, при избыточных ресурсах памяти, можно и ИИ ботов не стирать. Ведь возобновляется же как-то их количество. Зачем опять затрачивать время процессора на стирание-создание? Эту бесхозную область можно и другому боту подсунуть. Новенькому. Но это уже зависит от реализации и полета мысли разработчиков.
   Ну и что нам дают эти рассуждения? Оправдывают некоторую странность в поведении ботов? На какие только ухищрения и допущения не пойдет человеческий разум, чтобы замаскировать собственную ненормальность. Ведь доподлинно и неизвестно, как там программеры это все организовали. Так или как-то по-другому. И не станет известно. Такие вещи разработчики хранят за семью замками и как зеницу ока.
   Отвлекшись от мыслей, Виктор заметил, что успел добраться до дома, чего-то пожевать и, лежа на диване, тупо пялится в телевизор, совершенно не вникая в то, что там идет.
   Вырубил ящик, подошел к включенному компу. Так, что тут поделывает наш перс? Ага, топает куда-то. Куда же ты, милай, направляешься без ведома хозяина? Вот мы тебе сейчас зададим другое направление, совсем противоположное. И посмотрим, что ты станешь делать. Куда бы тебя направить? А иди-ка ты, откуда пришел. Вот, в Лукоморье. Виктор поклацал мышом. Персонаж на мониторе замер на секунду. Вите даже показалось, что все его страхи напрасны, и перс сейчас послушно развернется и двинется туда, куда было приказано. Но нет, рисованная трехмерная фигурка, как ни в чем не бывало, продолжила свой путь дальше.
   Черт! Виктора даже передернуло. Если бы не галюники со снами, плюнул бы на эту игру, списав все на ее глюки. Кстати, не после установки ли клиента игры начались сны? Ну-ка, комцумир. Раз, два - и нету клиента. С ним, конечно, и быстрей и красивей, но здоровье дороже. Был бы уверен, что поможет, вообще бы игру удалил. Или любопытство мешает? Ладно, не шебурши в оглоблях, прорвемся. Комп шутдаун. Сам -енержисавер. На боковую. По шаблону.
   В уже засыпающий мозг протиснулась вялая мысль: "У Кастанеды тоже что-то было про человеческий шаблон. Не помню какие у того шаблона функции. Шаблон это что? Это образец. Матрица. А там? Не помню".
   И перегруженный мозг обрубил соединение с реальностью.

12

   Дорога ложилась под ноги неровной рваной лентой. Наступали и медленно проходили мимо, в сторону оставшегося позади недавнего прошлого, деревья, кусты, перелески. Птичий гомон сменялся чуть-чуть другим, не местным. Дорога стелилась, смазывая только что яркие и живые воспоминания, ощущения, чувства, покрывая их своей пылью и делая блеклыми и туманными. Только комок в груди все не хотел таять и следовать вместе с уползающей в прошлое дорогой. Такой холодный на ощупь, горьковатый на вкус. Такой нереальный, и так реально защемивший что-то внутри. Вроде все, что надо сделано, долгов не оставлено, обязательств не было, обид никому не причинено. Что ж тогда так щемит в груди?
   Вандерер так увлекся поиском причин своего странного душевного состояния, что удивленно остановился, решив, что сильнейшее желание немедленно повернуть назад, вызвано именно этим состоянием. Но в следующую секунду уже понял, кого надо благодарить за это. Сущность, формально являвшаяся хозяином этого тела, которое Вандерер все больше привыкал считать своим, отдала телу приказ. Внезапная злость на это бесцеремонное вторжение и решимость не подчиниться поднялись горячей волной и облегчили Вандереру первые шаги в прежнем направлении. Азарт и любопытство нашептывали: "Вот и посмотрим, что ты будешь делать". Словно в пику им, сущность не предприняла ровно никаких действий и через короткое время чувство ее присутствия пропало. Осталось лишь сильное ощущение необходимости повернуть назад, с которым постоянно приходилось бороться, не давая себе расслабиться. Но бороться с этим было можно, и Вандерер упорно шагал вперед. К неведомой ему самому цели.
   Дорога, порой вовсе теряющаяся в жесткой траве, вывела его на косогор, откуда и открывался вид на Выселки. Внизу, в уютной лощинке, стояло десятка два разбросанных как попало домиков. Они не сбивались в кучу, как обычно это делают деревенские хаты и домашний скот, а вольно паслись по всей лощинке, утопая в зелени деревьев. Местами за деревьями можно было и не рассмотреть высокого частокола, которым было обнесено каждое подворье. Посередке лощины поблескивала водная гладь небольшого озера, берега которого местами совсем заросли кустами и камышом, а местами желтели песчаными или зеленели поросшими травой пляжами. Правее и дальше озера, над верхушками деревьев чуть возвышалась почти плоская каменная вершина. Там местность поднималась, к подножию скалы по пологому склону карабкался отряд деревьев и замирал перед неприступной твердыней. Как раз оттуда вился дымок.
   Путник постоял, оглядывая поселок, и направился вниз к ближайшему подворью. Надо было узнать, где живет Варяг.
   Подходя к приоткрытым воротам в высоком, в два человеческих роста, частоколе из плотно пригнанных друг к другу стволов молодых деревьев, Вандерер увидел вышедшую с деревянными ведрами на коромысле женщину. Заметив путника, она настороженно замерла у ворот, разглядывая незнакомца. Подойдя, Вандерер поздоровался и спросил про Варяга.
   - И тебе здравствовать, Аватар. Вон там видишь скалу? Аккурат дымок поднимается. Вот на дым и иди. - И уже снова положив на полное плечо коромысло, добавила вслед Аватару, но скорее для себя, - Видать опять письмо принес. Только зря все это. Кожный год носют. Скорее озеро высохнет, чем он отсюда уйдет. Моему б охламону хоть капельку от его характера. Вторую неделю обещается колодец почистить.
   Женщина еще что-то бубнила себе под нос, но Вандерер уже не слушал. Прошел краем озера, где на песчаном пляже плескалась и галдела ребятня, и дорога стала все заметней подниматься в гору. Подойдя ближе, Аватар рассмотрел, что замеченная издалека скала как бы вырастает из склона высокого холма примерно на его середине. Или холм обтекает ее, заключив в объятия. Вершина холма почти равнялась по высоте со скалой противоположным своим краем. Вблизи оказалось, что деревья росли не так густо, как виделось издали. Можно сказать, даже редко, так что от подножия просматривалась вершина.
   Тропинка, ведущая вверх, туда где смыкались мягкие земляные руки холма, нежно обнявшего холодную неприступную скалу, и где просматривалась какая-то постройка, то виляла из стороны в сторону, то шла на приступ прямо в лобовую атаку, то обходила громадные, вросшие в землю валуны, видимо когда-то давно отколовшиеся от скалы и скатившиеся вниз, а потом ветер и вода зализали острые ребра, на каменной шкуре отросла короткая шерсть мха, сделав из них сказочных, прилегших отдохнуть, животных.
   Тропинка не заканчивалась у распахнутых настежь узких тяжелых тесовых ворот, а продолжала карабкаться дальше в гору, к вершине. Из ворот выкатывалась слабо наезженная колея и тянулась куда-то на одной высоте по склону. От ворот отрастали в обе стороны стены, сложенные из разного размера камней на глиняном растворе. Они огораживали довольно просторный горизонтальный участок под самой скалой. Справа, там, куда карабкалась тропинка, стена с подъемом подбиралась к скале и смыкалась с ней. Слева она закруглялась, и от ворот нельзя было рассмотреть, где заканчивалась. Но при подъеме Вандерер видел, что и этот конец забора упирается в отвесный бок скалы, перед этим пробежав над очень крутым склоном. Там ограда была пониже, примерно по грудь человеку среднего роста. Здесь же ее край и вытянутой вверх рукой не достать. Да еще заостренные колья на кромке. Настоящая крепость.
   У ворот, на приткнувшейся к стене лавочке, сидел мужчина и мастерил какой-то сельскохозяйственный инвентарь, кажется грабли. Волевое, обветренное лицо со складками морщин на лбу, резко сломанными над правым глазом старым шрамом. Широкие плечи, обтянутые рубахой без ворота и мускулистая грудь с порослью курчавых волос в разрезе без шнурка. На голове коротко подстриженные волосы тоже курчавились. Крепкие руки уверенно держали большой нож и будущее древко граблей. Почему-то сразу стало ясно, что эти руки прекрасно знают, как использовать то, что они держат, не только в мирных целях. Мужчина не прервал своей работы и тогда, когда Вандерер остановился перед ним, лишь бросая короткие взгляды на гостя.
   - Здравствуй. Ты Варяг будешь?
   Мужчина отложил гладко оструганную палку и легко согласился, кивнув головой:
   - Я буду.
   Вандерер достал из-за пазухи конверт и протянул Варягу:
   - Тебе письмо. Из школы.
   Тот свободной рукой принял, небрежно сунул к себе за пояс и ответил:
   - Письмо получил.
   Вандерер переступил с ноги на ногу и спросил:
   - Я присяду?
   - Ну, садись. - Равнодушно разрешил хозяин, убирая с лавочки только что отложенную палку.
   А сам принялся из заранее приготовленных заготовок выстругивать зубья. Чуть изогнутая готовая крестовина с дырками под них лежала рядом на траве. Вандерер снял с плеча мешок и присел, опустив его к ногам. Поинтересовался:
   - Говорят, ты хороший мастер меча.
   Варяг пожал плечами:
   - Мастер меча или хороший, или он не мастер.
   - А в обучение к себе возьмешь?
   Варяг приподнял бровь, отчего разорванные шрамом складки кожи на лбу стали походить на косые молнии. Хмыкнул:
   - Я Аватаров в ученики не беру. Бесполезная трата времени.
   - Почему бесполезная?
   Варяг опустил руки с ножом и недоделанной заготовкой на колени, внимательно вгляделся в Аватара, неспешно ответил:
   - Не слышите вы того, что говорят. Делаете все без души, равнодушно. Как вы говорите - "качаете" навык. А для этого учитель не нужен.
   - А если я не такой? И если сильно тебя попрошу?
   Теперь у Варяга обе брови взлетели вверх и он громко рассмеялся. Отсмеявшись, и вытерев тыльной стороной ладони выступившую слезу, ответил:
   - Нет, Аватар, "не таких" в твоей касте не бывает. Я уж повидал вашего брата. А если бы и согласился, у тебя никаких денег не хватит.
   - Я мог бы отработать.
   Варяга снова пробило на смех. Он покачал головой, успокоившись:
   - Нет. И не уговаривай больше.
   Вандерер вздохнул:
   - Ну а если я скажу, что меня к тебе направил твой старый знакомый?
   - Это кто ж такой? - удивление и интерес вперемешку с недоверием отразились во взгляде.
   - Леший, из Лукоморья.
   Варяг добрую минуту испытывающе глядел Аватару в глаза. Покачал головой:
   - Темнишь ты что-то. Леший и с людьми то дел иметь не любит, а Аваторов так, можно сказать, и недолюбливает. С какой это стати он вдруг с тобой якшаться стал бы?
   - Да случай свел. Он и говорил, что ты так просто не поверишь. Вот и просил посылочку в доказательство передать.
   Вандерер полез в мешок, отыскал там на дне тощий кошелек, и, достав шишечку, протянул ее Варягу на ладони.
   Что тут стало твориться со старым воином, сложно описать в двух словах. Вандерер так и вовсе испугался.
   Варяг с минуту, не меньше, тупо смотрел на лежащий на ладони предмет, потом лицо пошло пятнами, дыхание стало прерывистым и тяжелым, в глазах словно разожгли костер. Он вскочил, сжав кулаки, затем ладони разжались, выроненный нож упал на землю. Обе руки разом дернулись к зеленой шишечке, тут же прижались к животу и принялись елозить по одежке, вытирая об нее разом взмокревшие ладони. Глаза все время неотрывно держали взглядом маленькую сосновую шишечку. Кажется, убери сейчас Вандерер ладонь, она так бы и осталась висеть в воздухе, удерживаемая этим взглядом. А в нем проносились все чувства подряд, от уверенности в собственном помешательстве, до полного счастья. Перехваченным чувствами горлом пробулькал что-то невнятное, плюхнулся обратно на лавочку, вскочил, опять присел. Протянул ощутимо дрожащие руки и благоговейно взял шишку в свои мозолистые ладони. И с нею на вытянутых руках смешно потрусил через ворота во двор, пытаясь явно что-то выкрикнуть, позвать, но глотка еще не слушалась. И только со двора до пораженного Вандерера донесся набирающий понемногу силу голос:
   - Матрена! Доча! МАТРЕНА!!! ДОНЬКА!!! Смотрииии! Матрен, позови дочушку!
   Обеспокоенный женский голос отвечал:
   - Ты чего всполошился? Что случилось? Хрипишь как резаный поросенок, да ревешь как медведь. Неужели напал кто?
   - Давай Настеньку зови.
   - Да нет ее, к Святоглаве ушла.
   Голоса затихли, видимо люди вошли в дом. Вандерер озадаченно почесал затылок и снова опустился на лавочку. Что же такого он принес, что так всполошило уравновешенного Варяга?
   Во дворе хлопнуло деревянно, наверное, дверь, и дробно застучали переходящие в бег шаги. Из ворот выбежала невысокая, по плечо Варягу, полнеющая женщина в длинной юбке и белой с вышивкой рубахе, простоволосая. Вслед донесся голос Варяга:
   - Погодь! Только никому ни слова. Даже Настьке пока.
   Остановившаяся и повернувшаяся на окрик женщина махнула рукой, мол и сама не дура, и припустила вниз по склону, не заметив Аватара и одной рукой придерживая юбку, а другой притормаживая за деревья, чтобы ненароком не упасть.
   Вандерер покачал головой - вот переполоху он наделал.
   Со двора послышались шаги, и вышел все еще взъерошенный, но уже понемногу успокаивающийся хозяин. Он улыбался уголками рта и выглядел даже помолодевшим.
   - Проходи в дом, дорогим гостем будешь. Там и поговорим.
   Варяг провел гостя через двор в дом. Дом стоял в правом углу двора, приткнувшись одной стеной к скале, второй к стене ограды. И тоже был сложен из камня. Только крыша из обожженной глины, Вандерер не сразу вспомнил название - черепица. Вход через каменные же сени в дальней от ограды стороне дома. В противоположном углу просторного двора также приткнулась маленькая деревянная избушка, только на какой-то метр отступая от низкой здесь стены ограды. Слева от ворот, вплотную к высокой ограде прижимались невысокие хозяйственные постройки с плоскими наклонными крышами и настеленными по ним вдоль забора мостками - ну точно крепостная стена. Посреди двора одиноко стояла телега. Скала между домом и хаткой немного вгибалась внутрь, нависая над частью двора козырьком. Видимо что-то когда-то обрушило часть скалы, и образовалась эта площадка, позднее выровненная людьми.
   Пройдя через темные сени, оказались в просторной горнице. Через узкие высоко поднятые окна лился солнечный свет. Настоящий камин у стены с входом. Деревянные лавки вдоль стен и у стоящего посредине комнаты стола, накрытого чистой скатертью. Три двери в противоположной входу стене и одна в глухой, без окон. Гость не сразу рассмотрел, что эта стена представляет собой сплошной монолит. На камине и на многочисленных полочках какие-то салфеточки, резные фигурки, цветы. Везде чувствовалась заботливая женская рука.
   Хозяин предложил присесть за стол, сам устроился напротив. Спросил:
   - Как зовут тебя, Аватар?
   - Вандерер. - Отозвался тот.
   - Ну а меня - ты знаешь, Варягом все кличут. Сжился с армейским прозвищем. По-другому только дочка с женой. Каким же ветром тебя занесло в Лукоморье? К Оракулу ходил?
   - К кому? - не сразу понял Вандерер. - А, к Коту. Нет. Случайно. Мимо проходил, ну и что-то потянула заглянуть. Название, наверное, - лука, излучина у моря - море и решил посмотреть.
   - Вот как. И как, ответил тебе Оракул на твои вопросы?
   - Да я ж говорю - не спрашивал. Но так уж получилось, что кое-что прояснил. Если не наоборот - еще больше вопросов стало. И, похоже, искать на них ответы придется самому.
   - Ну а с Лешим как сутыкнулся?
   - Так Кот и привел. Вместе полночи и пропьянствовали.
   Варяг удивленно выпучил глаза:
   - А не брешешь? Это ж с чего тебе столько чести?
   - Да странный я Аватар какой-то. - Чуть насмешливо протянул Вандерер. - Неужели не замечаешь?
   - Да есть в тебе что-то неправильное. Вот только никак в толк не возьму - что? Сам скажешь, или гадать заставишь? - Прищурил глаз Варяг.
   Вандерер вздохнул. Напоминания о его ненормальности вовсе не доставляли ему удовольствия. Да еще и это тянущее желание идти куда-то, куда ему не хотелось и не было нужно.
   - Понимаешь, в этом теле сейчас нет высшей сущности. Нет вселения. И кто сейчас с тобой разговаривает - не знаю я сам. Кроме того, "тот, который во мне сидит" сейчас, до некоторой степени может игнорировать указания того кто вселяется - собственно Аватара.
   - Хм, никогда о таком не слышал. И что же ты хочешь?
   Вандерер пожал плечами:
   - Хочу узнать - кто я, откуда, зачем? Пока что. А там - посмотрим.
   - Угу, угу. Так Леший тебе, значит, спьяну шишечку-то всучил?
   - Да проспались мы уже после застолья. А поручение это дал после того как Кот мне к Ауробиндо посоветовал отправиться. Вот.
   И Вандерер выпростал из-за ворота золотое звено. Варяг пораженно покачал головой.
   - Что на белом свете деется? Кольцо цепи Оракула на жемчужной нитке морского народа. Если бы кто, самый достойный, рассказал - ни за что не поверил бы. Это кольцо только сам хозяин цепи и мог тебе дать. Многие зарились на цепь ту. Некоторых даже допускали ее скрасть - для смеху, наверное. Только никто даже и подержать ее не смог - рука проходит сквозь нее как сквозь туман.
   - Так что ж тогда Кот заливал, что боится за свое золото?
   Варяг хмыкнул. Продолжил:
   - А про нитку что скажешь?
   - Ничего. Повесить колечко не за что было, вот и... Не в мешке же таскать.
   - Так ты, стало быть, не знаешь, что эта нить скрывает себя и все что на ней, пока хозяин сам не захочет показать?
   Вандерер покачал головой. Теперь стало понятно, почему никто и словом не обмолвился про украшение, что висело у Аватара на шее. Даже Вилена.
   - Ну ладно. Ты не обижайся, что тебя тут вопросами замучил. Тут не только ты сам странный, а еще и странностей на тебе навешано - куда там самому продвинутому магу. - Варяг махнул рукой. - Ты вот что про шишечку эту знаешь?
   Он стянул домотканый рушник с большой глиняной миски, стоявшей в гордом одиночестве на столе. Там и лежала зеленая шишечка. Аватар пожал плечами:
   - Ничего. Тяжелая только. А так - шишка как шишка.
   - Шишка! Да смоги ты ее продать - богаче в королевстве никого бы не было. Это - "Дыхание леса"! Наверное, единственное во всей Ойкумене за последние лет сорок. Не слышал?
   - Нет.
   - Я расскажу. Ты ее принес, ты должен присутствовать при ее передаче. Только поклянись, что нигде, никому и никогда не проговоришься ни про "Дыхание леса", ни про то, кто его носит.
   - Клянусь. - Легко согласился Вандерер.
   - Хорошо. - Варяг помолчал. - Ты, может статься, замечал, что в лесу и дышится легко, и сил прибавляется, словно кто с тобой животворной энергией делится? Так оно и есть. Лес производит больше энергии, чем ему надо самому. Лишняя рассеивается. Ее мы и чувствуем. И звери, и птицы. И пользуются ею. Вроде хорошо. Да не очень. Дармовая энергия притягивает не только полезных зверушек. Всякая мелкая вредная букашка вроде короеда и прочих паразитов жирует на дармовщинку без меры. Мхи-камнеломы и другая вредная растительность, что только и может паразитировать. Злобные бесплотные существа опять же. Да много тварей поганых она привлекает. И плодятся они куда быстрей полезных да безобидных. А потом начинают тянуть уже не лишку энергии, а насущно необходимую для жизни леса часть ее. И лес, в конце концов, хиреет и превращается в гнилое болото. Вот лесные хозяева с незапамятных времен своим природным колдовством и спасали лес от такой напасти. Заколдовывали вот такую шишечку, или желудь, или еще что живое. И такая вот шишечка собирала часть излишка энергии со всего леса. Накапливала ее долгие годы. Для леших работа не трудная, только что ежедневной заботы требующая. А кроме пользы для леса, лешакам то не больно и нужная. Если только не надо быстренько лес вырастить, там где он сам ни за что не вырастет. Да людям еще такой вот накопитель может энергию отдавать. Никому более, даже лешакам. Сколько лет заряжался от леса, столько и отдает человеку. Да еще, может, маги умудрятся что с той энергией сделать. Сколько лет копила - столько и отдает. Квелый в себе силу немеряную чувствует, хворый - здоровым делается, самый задрипаный маг наравне с Аватарским встает. И жили люди с продвеку в мире с лешими, невзирая на их плохой характер. Да тут возьми и появись у Аватаров квест на добычу этого артефакта. А ваш брат головой думать не привык, все больше силой норовит взять. Да и люди есть и глупые и жадные. Началась большая охота за такими вот шишечками, желудями да орехами. На беду лесного народца, их колдовство глубоко завязано с их сущностью. Нельзя этот артефакт просто украсть, отнять и пользовать. Скоро назад возвертается, к хозяину, значит. И энергию свою, краденый да отнятый не отдает. Обязательно должен его хозяин леса по своему желанию отдать или подарить. А лешие уж так устроены, не могут даже под угрозой жизни своей от чего бы то ни было отказаться. Сущность у них такая. Да ведь глупость людская да гонор безграничны. Коль он сильнее другого, никогда на поклон не пойдет. Силой пытается взять. Вот и начали изводить лесное племя. Сейчас лесовика не в каждом лесу и встретишь. Они ж множатся не так как люди. У них на пару пара и рождается. Ну и перестал лесной народец "Дыхание леса" собирать. Себе дороже. Другими какими-то методами лес блюдут.
   Варяг покачал головой, словно сокрушаясь. Принес из сеней две кружки с водой. Одну передал Аватару, из другой отхлебнул сам.
   - Cлужил я тогда в королевском войске. До мастера еще не дорос, хоть и неплохо клинком владеть умел. Подняли нас и порталами куда-то закинули. Человек триста. С десяток магов с нами наших, пяток Аватарских и столько же их воинов. Расставили всех вокруг рощицы. Объяснили, что сейчас лешака гнать будут и что делать. Поставили какие-то там магические препоны. И давай ту рощицу магией да огнем поливать. Мне все это дело сразу не понравилось. Нельзя так. Не по-человечески. Там-то я с Лешим и повстречался. Молодой он тогда совсем был по их лешачьим меркам. Глупый еще, значит. Ему бы сразу уйти. Никакие магические кордоны его б не сдержали - не сильны наши маги в природной магии, потому колдовством и называют то, в чем не разбираются. Да он, Леший значит, оборонять свое хозяйство стал. Дооборонялся до того, что последних сил лишился. На последних крохах хотел своим тайным путем уйти. И ушел бы, кабы силенок поболе осталось. А так вывалился из своего портала, или как там у них тропа эта называется, в аккурат возле меня. Вот прям выпал из воздуха, и тут же свалился и глаза закатились. Зло меня разобрало.
   Рядом с нашей деревней большой лес был. Я мальчонкой даже с кикиморенкой лесной пытался дружбу водить. И деревенские обид от них не видели. То, что пошутят, бывало, не в счет. Не обижались. Такими уж они уродились. А если кто нашкодит в лесу, деревце там абы зря изведет или еще что, так тем за дело доставалось - не паскудь. Все понимали. А сколько раз они заплутавших людей или скотину отбившуюся выводили к дому? А тут такая травля.
   Поступился я тогда своим долгом. Хоть оцепление стояло и в видимости друг друга, да никто не заметил, как лесовик вывалился. Это потом вскорости маги набежали. Засекли волнение магического щита. Ну, я лесовика насколько мог подальше отнес и спрятал. Еле успел вернуться, а воронье уж тут. Долго рядили они - что да как, да руками водили. Потом меня давай выспрашивать. Я, не будь дурак, отпираться не стал. Говорю, видел, мол. Мигнуло что-то и опять ничего. Ох, и рисковал я тогда. Найдись среди магов кто потолковей, да поближе знакомый с природной магией - погорел бы. Повезло еще, соседи вообще ничего не засекли. Ну, посудачили они, да и пошли искать свой артефакт. Нас своим ходом отправили. Я у командира, - Варяг улыбнулся и достал забытое письмо, кивнул - да, у него самого, потом мы с ним прошли огонь и воду. До медных труб только не добрались. Так вот, отпросился якобы к знакомице неподалеку, на ночку. А сам лешаненка в охапку, да бесчувственного к родственничкам в соседний лес отволок.
   А артефактом маги так и не завладели. Весь лес сожгли - одна только орешина с ним и уцелела. Энергия, в нем накопленная, сберегла. Так и нашли. Только унести не смогли. На следующие сутки лес снова расти там стал. Прямо на глазах.
   Потом, было дело, еще встречались с Лешим. Вроде, и не должны ничего друг другу. А он - гляди, какой королевский подарок мне сделал. Как только смог утаить от всего мира?
   Варяг замолк, чему-то улыбаясь. Внимательно слушавший Вандерер решил уточнить:
   - Так ты болен, что ли?
   Варяг поднял глаза, вздохнул тяжело:
   - Не я. Дочка. Чуть более двадцати лет назад привез я сюда свою жену. Никто тогда здесь еще не жил. Сложили ту хатенку-развалюху, что во дворе видел, да принялись за строительство. Два года строились. Через два года уже и соседи появились. С большего обустроились, решились ребеночка завести. - Варяг добро улыбнулся. - Такая справная да ладная девчушка родилась - загляденье. Не могли с женой на нее нарадоваться. Только не довелось долго тешиться. Как три годика ей стукнуло - занемогла. Вроде все и хорошо, и веселая, и все, а сил нет. Десяток шажков пробежит - отдышаться не может. С лица и тела спадать начала. Мы с ней все королевство объездили да обошли. У всех мало-мальски сведущих лекарей да магов побывали. Как мастер меча и отставной гвардеец смог и к королевским целителям попасть. При дворе орочий шаман живет. И к нему пробились. Никто помочь не смог. К Оракулу ходили. Пятнадцать лет назад. Долго он вокруг ходил да головой качал. Потом мне Леший его откровения втолковывал. Не больно я тогда ему поверил, Оракулу. Да если бы не исполнял то, что сказано было, не знаю, дожила бы Настена до сегодняшнего дня... Так на травках да на тренировках через силу и жили. А последний год совсем плохо стало. Высохла совсем. Уже десять шагов не то, что пробежать, пройти без одышки не может.
   Варяг вдруг задумался на секунду и с жадным интересом уставился на Вандерера.
   - А Леший, когда подарочек передавал, больше ничего не сказал?
   Аватару показалось, что в ожидании ответа тот почти не дышит. Припомнив все, он кивнул головой:
   - Говорил. Сказал - пятнадцать.
   Вандереру показалось, что хозяин вообще перестал дышать. Затем с шумом выпустил воздух, расплываясь в счастливой улыбке. Немного успокоившись, снова заговорил с некоторой хрипотцой в голосе:
   - Ты представить себе не можешь, как это много, когда уходит последняя надежда.
   Со двора послышались шаги и голоса. Стукнула дверь и зашла вначале уже виденная Вандерером женщина, а за ней девушка. Скорее подросток. Довольно высокая, но страшно худая. Мальчишечьи бедра, тонкие детские руки, в поясе двумя ладонями обхватить можно. Изможденное лицо со впавшими щеками и огромными, на этом худом детском личике, синими глазами, казалось светившимися упрямством и волей к жизни. Тяжело дыша, она присела на скамью у входа.

13

   Откуда-то снаружи вплыла бравурная музыка, играя все громче. Под ее звуки очертания комнаты со всеми ее обитателями быстро истаяли, оставив вместо средневекового антуража вполне современную обстановку спальной комнаты. Виктор, не поворачиваясь, протянул руку, нащупал источник раздражающей мелодии и отключил. Поднес мобильник к глазам - кто бы сомневался, пора на работу. Встал, позевывая, отправился в ванную комнату. После поставил чайник, соорудил бутерброд. Пока завтракал, пролистал журнал, случайно попавший в почтовый ящик и так же случайно там обнаруженный. Привлекла внимание небольшая статейка с громким названием "Наш мир - голограмма?" Автор, ссылаясь на известного ученого-физика, пытался популярно представить эту теорию. Основывалась она на том, что при исчезновении одной элементарной частицы, другая мгновенно наследует ее свойства. Иллюстрировалось это отвлеченным примером - аквариумом с рыбками, который снимают двумя камерами с фронта и сбоку. Наблюдатель перед двумя мониторами не знает, что наблюдает одних и тех же рыбок. Ему кажется, что это разные рыбы и ведут себя по-разному. И лишь в некоторый момент он может заметить, что исчезнувшая с одного экрана рыбка мгновенно передала свои качества рыбке на другом экране. Приводились некоторые свойства голограмм. В целом, довольно путаные объяснения должны были доказать, что поскольку мы можем не знать, что наблюдаем одну и ту же частицу, то, исходя из свойств голограмм... Виктор вконец запутался и бросил читать дальше. Тем более что надо было выходить на работу. "Голограммы, иллюзии. Когда в животе бурчит от голода, это не спутаешь с иллюзией".
   Чем дольше живешь, тем с меньшим пиететом относишься к науке. В юности ты уверен, что для науки нет ничего невозможного. Становишься старше и начинаешь понимать, что статья в толстом научном журнале почти ничем не отличается от фантастического произведения. В обоих случаях полет фантазии. Только в науке теории "доказываются" экспериментами, которые при желании можно истолковать с точностью до наоборот, и расчетами, которые тоже еще надо доказывать. Как и в истории, достаточно замолчать факт или результат, и теория подтверждена или опровергнута.
   Где потрясающие достижения медицины? Даже грипп не в состоянии вылечить. Зато геном расшифровали. И толку? Где фантастические достижения техники, напрямую зависящие от науки? Освоение космоса на том же уровне что и пятьдесят лет назад. Нанотехнологии - китаец с паяльником в подвале. Что еще более-менее развивается, так это вычислительная техника. И не последнюю роль тут играют игры. Тут тебе и иллюзии и голограммы.
   Мысли опять свернули на наезженную колею. Сны продолжались. И четко коррелировались с происходящим в игровом мире.

*****

   По уже сложившейся привычке Вандерер проснулся еще до света. Вышел наружу, прихватив ножны с мечом. Вчера Варяг согласился взять его в ученики. Поселили его в старой избушке, давно используемой как чулан. Единственную комнатку освободили от хлама и отдали в полное его распоряжение. В комнате помещался двуспальный топчан, небольшой стол и в угол приткнулась миниатюрная печка. Смену постельного белья принесла хозяйка. Хозяин показал, где набрать свежего сена для тюфяка. И новоселье состоялось.
   Вандерер не стал возиться с запертыми с ночи воротами. Легко взбежал по приставной лестнице наверх сараюшек, прошел вдоль стены, потревожив шагами домашнюю скотину и выбирая место для приземления. Примерившись, перебросил тело через частокол, упруго приземлившись на ноги. Побежал между редкими деревьями вокруг горы. Вначале по дороге, пока та не стала спускаться вниз, потом просто по склону. Решив на первый раз не затягивать пробежку, сбежал пониже и стал по окружности подбираться к вершине. С тыльной стороны холм был немного более пологий. Выбрался к макушке с другой стороны. С тыла земляная насыпь не доходила до вершины скалы не больше чем метра на полтора. Там лежали пару валунов, по которым легко можно было взобраться на плоскую, чуть-чуть наклоненную в сторону тыла, скальную вершину.
   Вандерер оторвал взгляд от земли под ногами и окинул им вершину, когда глаза оказались на одном уровне с ней. И остановился. Посредине скальной площадки, диаметром метров восемь, кто-то сидел, скрестив ноги. Затем одним плавным, текучим движением, тонкая фигурка поднялась на ноги и принялась танцевать, как вначале показалось нечаянному наблюдателю. Медленные плавные движения перетекали одно в другое, постепенно ускоряясь. Когда луч встающего солнца отразился от стали во взлетевшей вверх руке, Вандерер сообразил, что фигурка вооружена и не танцует, а выполняет комплекс боевых упражнений с мечом. Между тем, темп все ускорялся, не теряя текучей плавности. Аватар завороженно смотрел на каскады выверенных законченных движений, идеальных в исполнении этого мастера. А восходящее солнце постепенно заливало арену этого танца своим ярким утренним светом, заключая танцующего в световой нимб и заставляя неотрывно глядящие на того глаза щуриться. И когда жидкий огонь светила полностью залил каменную плешь, танцор, почти смазавшись в движении толи из-за скорости, толи из-за слепящего света, провел последний каскад упражнения и застыл посредине площадки с вскинутыми вверх руками.
   Послышался счастливый девчачий смех, тонкая фигурка сорвалась с места, и, пробежав к другому краю, исчезла внизу. Послышался возбужденный голос дочки Варяга:
   - Папочка! Ты не представляешь, как это здорово! Как здорово сделать то, что тело помнит, кажется, тысячу лет и чего никогда не могло выполнить даже вполсилы!
   Что-то пробубнел в ответ довольный, если не сказать такой же счастливый, голос Варяга.
   Вандерер был поражен. Никак не ожидал он от замарашки, что встретил вчера, такой прыти. Ну ладно прыть, но такого мастерства! Если это не уровень мастера меча, тогда что?
   Аватар взобрался на вершину, только затем, чтобы убедиться в убогости своих умений по сравнению с только что увиденным. Настроения это не добавило, но утвердило в намерении работать над собой.
   За завтраком царила атмосфера почти счастья, нежданного, почти утерянного, почти смирившейся с безысходностью надежды и вдруг, разом обретенного заново. Во внешнем виде Насти почти ничего не изменилось, только чуть заметный румянец проступал сквозь бледную кожу, да глаза лучились по-новому.
   После завтрака хозяин, отложив ложку, повернулся к гостю.
   - Ну что ж, расклад у нас с тобой будет вот какой. Сейчас посмотрим, что ты умеешь, потом и определимся. Но это с учебой. Тебе, кроме умений, и про тело не стоит забывать - пригодится. Я заметил, ты ранняя пташка. Это хорошо. Так поутру, как ноги разомнешь - хватай те деревянные ведра, что под забором стоят, и шустренько к озеру. Пару раз, для начала, хватит. Потом - посмотрим. Воду либо в прудик, что за забором у скалы, либо на грядки - тут недалече, Настена покажет. Недавно дождь был, воды хватает, ну да это не для того. Тебе силушку надо поднять. Это раз. Да не просто дотащить ведра, а как можно быстрей и не расплескав. Тут координация и концентрация развиваться должны. Это два. Потом с Настеной на каменный стол залезете. Примечай за ней, что и как делает. Пробуй повторять. А ты, доча, показывай да объясняй ему. И тебе полезно будет. Когда другого учишь, по-новому смотришь на знакомые вещи. Осмысливаешь и понимаешь лучше. Далее с Настей определитесь, когда вам обоим совместную пробежку устроить - хотите с утра, хотите к вечеру. Ей форму восстановить надобно. Это три. Мои уроки тоже получишь. Тут уже без расписания. Ну и чтоб тебя червячок не грыз, что чужой хлеб ешь, помогать будешь по хозяйству. Хотя за принесенный подарок мы тебя готовы всю жизнь кормить. Это четыре. А сейчас пошли во двор, покажешь свои умения. Потом пойдем с тобой косить. Там до обеда должны управиться. Да поживей - уж и так припозднились.
   Михей, так звали Варяга, не особо остался доволен мастерством Вандерера. По дороге к лужку пытался преподать, как и что тот делает неправильно и как надо. А там уже и не до разговоров стало. Косить Вандерер не умел. Совсем. И как оказалось, Михей и не ставил себе задачу научить его этому ремеслу. В нескольких словах рассказав как держать косу, посоветовал посматривать на него и принялся за дело. Вандереру же трудненько пришлось с незнакомым инструментом. Он не слушался, норовил воткнуться в землю и наотрез отказывался срезать росистую еще травку. Пока Вандерер, весь в поту, с трудом подходил к середине покоса, Михей успел закончить второй, даже не вспотев. Со скрипом и потом, вприглядку, к середине дня у Вандерера кое-что начало получаться. К этому времени все мышцы ныли от непривычной работы, а на ладонях надулись водянистые мозоли.
   Ближе к середине дня подошли Матрена с Настей, неся на плечах грабли с узелками на рукоятках. И сразу принялись ворошить подвявшее уже сено. Вандерер как раз заканчивал свой последний покос. Михей уже отдыхал в тени раскидистого вяза на краю лужка, потягивая холодный квас. Отложив косу, Вандерер утер рукавом пот, выхлебал полжбана холодного, видимо только из погреба, кваску, и блаженно привалился спиной к стволу того же дерева.
   Женщины ловко переворачивали свежескошенное сено, иногда перебрасываясь словечками. Мать и дочь делали одну работу, движения были одни и те же, но то, как они это делали, очень сильно различалось. У дочки движения были скупыми, выверенными до миллиметра. Ни одного лишнего, ненужного. Очень экономные в плане затрат энергии.
   Передохнув немного, Михей скинул рубаху(Ван давно избавился от своей, и теперь даже жалел - солнце подпалило кожу) и предложил:
   - Пока бабы гребут, давай разомнемся. - Он выбрал ветку пальца в два толщиной, срезал ее ножом, и, очищая ее от мелких веточек, отошел на пустое место. - Бери свой меч.
   Вандерер послушался, недоверчиво глядя на "оружие" в руке Варяга. Срезав последний сучок, тот коротко, без замаха и не целясь, бросил нож в ствол дерева метрах в семи от себя. Вандерер обернулся убедиться, что тот воткнулся. Михей хмыкнул:
   - Не отвлекайся, потом покажу. Нападай. Да не бойся, во всю силу.
   Несмотря на его слова, Вандерер осторожно и с опаской нанес первый удар - ну разве палка устоит против меча? Вернее попытался ударить. Ему казалось, что меч неминуемо перерубит палку. Но неуловимое движение мастера и палка, не коснувшись острия, отбила меч по плоской стороне в бок. Продолжая движение, она не очень сильно, но болезненно ударила его по предплечью той же руки и остановилась у горла.
   - Никогда не недооценивай противника и его оружие. Никогда не наноси удара, жалея или с неуверенностью. И не рассчитывай, что твое оружие и сила удара что-то значат. Еще.
   Вторая и последующие попытки окончились с тем же результатом, добавив синяков и вконец обескуражив Аватара.
   - Не маши мечом изо всех сил - это не оглобля. Твоя задача не прибить противника в лепешку. Не получается окончить бой одним ударом - смени тактику. Несколько мелких порезов лишат уверенности и ослабят противника. Он может занервничать или начнет злиться. А любая эмоция в схватке отвлекает от дела, сбивает сосредоточенность. В идеале во время схватки ты не должен испытывать никаких чувств и эмоций, даже думать не должен. Тело обязано действовать само, без вмешательства твоего разума. Разум ошибается. Тело - нет. Защищайся.
   Казалось, палка надвое разлетится на лезвии меча. Но, легкий, почти незаметный поворот кисти и она обошла смертоносное жало и звезданула по ребрам.
   - Старайся не показать противнику, что ты собираешься делать - ни в нападении, ни в защите. Если он может тебя просчитать - ты проиграл. При атаке показать действие допустимо, только если ты собрался сделать что-то совсем иное. Для того чтобы ввести противника в заблуждение.
   - Пошли обедать. Вон бабы уже развернули "скатерть самобранку".
   По пути Михей продолжал наставления:
   - Тебе придется научиться не думать и не испытывать эмоций в бою. Остановить вообще все мысли и отключить чувства. Это подобно тому, чему в первую очередь учатся маги. Может ты слышал о берсерках с той стороны Гномьих гор? Нет? Они делают что-то близкое, но только заменяют и мысли и чувства одной эмоцией - яростью. Она вытесняет все, берсерк впадает в боевой транс, ведомый только своей разогретой яростью. В таком состоянии он сам себе кажется непобедимым, увеличивается сила и выносливость, реакция. Это вполне эффективно, но и достаточно опасно. Не всем удается удержать свою ярость в рамках. Часто она перехлестывает их и берсерк перестает отличать своих от чужих. Случается, ярость настолько захватывает, что сжигает человека изнутри, забирая все силы. Тогда берсерк умирает без видимых причин. И, кроме того, чувство неуязвимости обманчиво. В семи случаях из десяти, боец использующий технику "пустой головы" побеждает берсерка. При одинаковом уровне подготовки обоих.
   Михей подставил руки под струйку воды из кувшина, фыркнул, плеснул на плечи. Настя слила и Вандереру. Михей вытащил из дерева свой нож, принялся нарезать каравай хлеба, прижав его к рубахе на животе. Вандерер тоже натянул на красные плечи рубаху и подсел к "столу".
   - Остановка мыслей есть почти у всех школ, добившихся каких-нибудь стоящих результатов. Воин, маг, шаман орков - все в той или иной степени используют ее. Танец шамана в этом отношении схож с выполнением приемов воином. Концентрация на движениях изгоняет мысли, освобождает голову для духа. Настя тебя научит. Тут она много лучше меня. Практикуется с малолетства.
   На этом "военные", как выразилась Матрена, разговоры закончились. Обсуждались дела поселка, хозяйственные нужды. Краем уха слушая, Вандерер обдумывал полученный урок, и так и эдак прокручивая в голове.

14

   Преисполнено света и звона,
   Устремилось в простор бытия,
   Отделяясь от отчего лона,
   Мое богом творимое я.

Д. Андреев

   Утром Вандерер с пыхтением выливал ведра в небольшой прудик в углу у ограды и скалы, пытаясь успокоить дыхание, когда из ворот выпорхнула худенькая фигурка Насти. Девушка была в мешковатых серых штанах с завязками на лодыжках, простой рубахе тонкого полотна, свободно свисающей с худеньких плеч и мягких кожаных туфельках без каблуков. В руках клинок в простых потертых ножнах. Волосы схвачены тесемкой на затылке, через лоб широкая лента вокруг головы, чтобы выбившиеся пряди не лезли в глаза. Остренький носик задорно торчал на худеньком личике. Настя зябко передернула плечиками:
   - Золко. Пошли?
   Вандерер молча кивнул и зашагал рядом с девушкой, на ходу поднимая с земли ножны с мечом. Ему вовсе не казалось утро зябким - пот еще не успел остыть.
   Настя на ходу принялась объяснять:
   - Ты просто делай как я. Надо расслабить тело, каждый мускул. Затем собрать все чувства и мысли и избавиться от них. Можно представить, что они сгорают. Или - замерзли. Представь, что у тебя внутри горит огонек. Свеча к примеру. Или факел. А все чувства слетаются на свет, как мотыльки, и сгорают. И остается пустота. Папе нравилось представлять меч, поглощающий все. А я любила видеть цветок. Кувшинку. Она раскрывается, все чувства слетаются туда, увлекая за собой и мысли, и кувшинка закрывается. Вот не знаю, почему это мой любимый цветок. Простой такой, непритязательный. Не лилия, не другой какой. А обычная кувшинка. Странно, правда?
   - Почему - странно?
   Настя остановилась у ипровизированных ступенек к вершине. Пожала плечиками.
   - Ну, люди любят что-нибудь покрасивее. Или необычное. А кувшинка - это же так обыденно.
   И девушка взбежала на каменный стол, оставив ножны внизу. Когда Вандерер поднялся вслед за ней, хрупкая фигурка сидела почти посредине площадки, скрестив ноги и положив на колени клинок. Девушка кивнула:
   - Садись. Постарайся избавиться от мыслей. Следи за рассветом - он сам как огненный цветок. Настройся на него и все у тебя получится.
   Получалось туго. Попробуй запретить себе думать о чем-нибудь - и мысли будут сами собой опять возвращаться к этому предмету. И Вандерер решил пока не трогать мысли, а только успокоить чувства.
   А перед ними разворачивалось священнодействие рассвета. Голая каменная вершина господствовала над местностью, и вид отсюда открывался далеко. Но поскольку люди сидели, ближняя часть была скрыта от них обрезом площадки, зато то, что дальше, лежало во всей красе далеко внизу, создавая впечатление парения над долиной на сказочном ковре. Внизу нежился предрассветный сумрак, а здесь уже было светло. Само солнце еще не показалось из-за зубастой стены дальнего леса, но его предвестники озаряли нечаянно попавшие под луч редкие облачка. Настраивал инструменты птичий оркестр, готовясь грянуть славу солнцу. А оно как бы и не спешило, потягиваясь спросонья редкими лучиками к облачкам, прикрыв глаза веками дальних лесов и сквозь них поглядывая на такую же сонную природу. Вот вспорхнула ввысь мелкая серенькая пичуга и, зависнув в синеве неба, то ли восторженно запела "Сла-а-а-авься-а-а", то ли недовольно "Вста-а-а-ава-а-ай уже". Как часто противоположные чувства похожи. И словно отреагировав на голос солиста, показалась ярко-оранжевая макушка светила. Медленно, с неохотой, оно свесило ножки с кроватки, выпрямляя спину - макушка над краем леса подросла. В хор приветствия вплетались все новые голоса, удивительным образом вступая именно в нужный момент. Словно заинтересовавшись - кто это там так ладно музицирует, солнышко встало на ноги - оранжевый край макушки начал быстро расти, являя этой части мира свой ослепительный лик, разбрызгивая вокруг лучи, лучики, пучки лучей. Словно напуганные этими брызгами света, певцы разом взяли самую высокую ноту, и хор вдруг распался, разделился на отдельные песни и выкрики, превратился в обычный птичий гвалт.
   Вандерер обнаружил себя сидящим на прежнем месте и зачарованно пялящимся на ставшее ослепительным солнце. Мотнул головой, отгоняя наваждение и пытаясь щуриться сквозь веки ослепленными солнцем глазами. У самого края замерла с вскинутыми вверх руками тонюсенькая на фоне восходящего солнца фигура Насти.
   "E!!! Я что - заснул?!" - мысль разом вскинула Аватара на ноги. И он ошарашено застыл, пытаясь понять, как это могло произойти.
   Настя опустила руки, подошла к Аватару, подслеповато щурящемуся на нее. Сквозь слезную пелену он едва разглядел ее лукавую улыбку.
   - Что ж, Аватар, я вижу, у тебя что-то получилось. Что ты помнишь?
   Вандерер смутился и постарался припомнить свои ощущения. Пробормотал:
   - Солнце... Вставало... С постели... Лениво... Птичий оркестр... Я не понимаю...
   Задорный смех оцарапал слух.
   - Поздравляю тебя. Редко кто с первого раза окунается так глубоко. Я же говорила - восход сам тебя поведет. Только в следующий раз постарайся не растворяться полностью. Оставь ма-а-ахонький кусочек сознания на самой границе. Сторожем. Тогда и вспомнишь больше. Ты часто вспоминаешь свои сны?
   - Не очень. А есть смысл?
   - Смысл есть во всем. Другое дело, что докопаться до него человек не всегда в состоянии. Ладно, пять минут разогреть твои мышцы и - купаться. Защищайся.
   Налетевший на него вихрь мигом вытеснил все предыдущие мысли, заставив сосредоточиться на отражении атак. Получалось не очень. На одно удачное парирование приходилось с десяток пропущенных ударов. Острие меча этого худенького вихря застывало на миг, почти касаясь кожи Вандерера - фиксируя поражение, и тут же снова закручивалось в воронку атаки.
   - Теперь ты атакуй. - По голосу Насти нельзя было даже догадаться, что она энергично машет увесистым мечом, а не сидит на лавочке. Сам же Вандерер с трудом переводил дыхание.
   Несколько атак провалились куда-то в пустоту. Последняя закончилась потерянным клинком и холодной сталью под ложечкой.
   Озорной смех послужил сигналом к окончанию "избиения младенцев", как окрестил Вандерер про себя результат тренировки.
   - Побежали купаться. - Настя прыжком ушла за край площадки, подхватила при приземлении ножны и, на ходу вогнав в них меч, козой поскакала вниз. Вандереру пришлось догонять.
   Когда он затопотел позади нее, Настя оглянулась, прокричала:
   - У тебя дыхание плохо поставлено. Я скажу папе.
   Внизу, перед самым озером, она на ходу начала расставаться со своей экипировкой.
   Меч, рубаха, туфли, штаны - все пунктиром легло на траву. Влетев с разбегу в воду, девушка завизжала и плюхнулась в нее всем тщедушным тельцем, скрывшись с головой.
   Вандерер остановился у самого берега и только потом принялся раздеваться. Дойдя до штанов, на секунду задумался, но все же стянул и бултыхнулся в парную воду. Настя покачивалась на спине в нескольких метрах, выставив над водой лицо и маленькие бугорки груди. Сквозь прозрачную воду просвечивали рельефом ребра. Она совершенно не воспринималась как женщина. Скорее как ребенок, которого надо защищать. В то же время Вандерер хорошо понимал, что в случае чего, скорее она его сможет защитить, чем наоборот.
   - Настя, тебе сколько? Шестнадцать? Семнадцать? - Вдруг поинтересовался он.
   В ответ зазвучал задорный, чуть надтреснутый смех, быстро сменившийся бульканьем. Отплевываясь от попавшей в рот воды и не переставая улыбаться, девушка наконец ответила:
   - Не угадал. Мне двадцать, Аватар. Правда, не скажешь по виду? Но это не потому, что хорошо выгляжу. Ха-ха-ха. Да теперь это поправимо. Мясо нарастет. Пятнадцать лет - это целая жизнь. Многие гораздо меньше живут. Большинство погибает. Некоторые, как и я недавно - неизвестно от чего помирают.
   Девчушка с головой ушла под воду. Вынырнув, продолжила:
   - За такую прорву времени, что мне отпущено, сумею натешиться жизнью. И мужчину познать, а может, и любовь встретить. Детей завести. - Настя покачивалась на волнах, раскинув руки и глядя в небо. - Сама-то, может, и не успею вырастить. Родителям подброшу. Им за счастье будет - моя кровинка все же. Не так убиваться станут. Только здесь не найти мне суженого. Считанные подруги не отвернулись от меня в последний год. А парни - как один. Будто от прокаженной. Хоть все и знают, что не заразная, а все одно... Страшная, наверное.
   Девушка помолчала. Продолжила, задумчиво:
   - Я с пареньком одним дружила. Хороший такой, добрый. Защищал меня. Я ведь, в свои двадцать, еще и не женщина. Подружки уж замужем. И дети у многих. Я уж, как надежда таять начала, тоже схотела попробовать, как оно - с мужчиной. Заговорить с ним не успела - как от огня шарахнулся. Нет, я его не виню. В деревне у нас все почти уверены, что проклятье на мне страшное лежит. Боятся. Я понимаю. Вот только на душе все одно нехорошо.
   - А ты чего ищешь, странный Аватар? Признания? Власти? Денег? - Настя уже стояла по колено в воде у берега, выкручивала мокрые волосы. Вода ручейками и капельками стекала по бледному худому телу, чуть задерживалась в курчавых волосках внизу живота и разделялась на два потока по ногам.
   Вандерер со вздохом пожал плечами.
   - Я сам не знаю, Настя, чего я ищу. Только ничего из того что ты назвала, меня пока не притягивает. Мне бы самого себя найти. А точнее я и выразиться не умею.
   Настя нахмурилась:
   - Мерещатся мне в тебе два цвета - красный и зеленый. Оба единство и противоположность разом - кому жизнь, кому смерть от одного, кому - от другого. И оба над нашим миром горят.
   Глаза Насти стали закатываться и она пошатнулась. Вандерер бросился поддержать ее, забыв про свою наготу, но девушка быстро оправилась, твердо встав на ноги.
   На вопрос Вана, что случилось, махнула рукой:
   - Не обращай внимания. У меня иногда случается. Ведунья наша, Святогора, говорит, что это духи сказать что-то хотят. Только понять их трудно. Айда домой. Проголодалась я что-то.
   Погода стояла ясная да жаркая. Сено с ветерком сохло быстро. После полудня, собрав узелок с едой, Михей кликнул Вандерера, и они отправились вслед ушедшим много раньше ворошить сено женщинам.
   - Не знаю, стоит ли тебя наставлять в этом - ты ведь Аватар. Для тебя смерть, вроде и не смерть. Так - заноза, не больше. Однако скажу. Она следит за каждым с самого рождения. Идет у нас за левым плечом. Смотрит и оценивает, прикидывает, как кому умереть. Достойный может выбрать сам. А прочий - как придется. Это она так человеку честь оказывает. По заслугам. И нет на свете лучше нее советника. Когда встает выбор - оглянись через плечо. Спроси - как поступить? И откроется тебе твой выбор с точки зрения смерти. Только не лукавь перед собой. Помни - жизнь, она многолика. У смерти же лицо одно. Настоящее.

*****

   Виктор стоял на остановке автобуса, повернувшись спиной к проезжей части и глядя на открывавшийся с крутого берега простор пойменного луга за серебряной в свете поднимающегося над дальним лесом солнечного диска лентой реки. Островки более темной зелени кустов тонули в разнотравье и сиротливо тянули вверх тонкие ветви. Солнце взошло еще невысоко, но его не было видно из-за туч. Однако тучи были не плотные и в разрывы в них проваливались солнечные лучи, образуя перевернутую корону с расширяющимися зубцами, погруженными в воду и распугивающими сверкающие стайки серебристых солнечных рыбок.
   Народ на остановке, бросив взгляд на все это великолепие, дружно поворачивался спиной, предпочитая смотреть на серый асфальт дороги и грязно-серые бетонные стены ульев-домов с бельмами мутных оконных стекол.
   А у Виктора перед глазами стояла еще картинка другого восхода, ненастоящего. Или все же настоящего? До чего же живые краски и звуки. И запахи лета. До сих пор ему никогда не снились запахи. Он и не предполагал, что запах может сниться. В одно и то же время тот восход переживал и он и не он. Это вызывало панику. И одновременно манило. Не так ли люди сходят с ума?
   Черт! Чуть автобус не пропустил. Распереживался тут, как баба, понимаешь. Подумаешь - сны ему снятся. Они всем снятся. Вон в интернете, чего только не понаписано про это физиологическое состоянии человека. И про обычные сны, и про осознанные сновидения. В детстве, помнится, и сам нечто подобное осознанному сновидению прочувствовал. Во время болезни. Правда, потом не повторялось. Даже когда термин этот узнал и попробовал вызвать осознанно это состояние - не получилось. В лучшем случае, осознав, что спит, сразу просыпался.
   А ведь сны такие, осознанные, близко к измененным состояниям сознания стоят. Кажется. А тут - странные сны есть, а ни осознанных снов, ни этих самых состояний сознания, - нет. Или есть? Ведь что-то же с ним не так?
   И как же детально все там видится! Ладно - запахи и звуки. Это уж точно сознание коники во сне выкидывает. Графика, конечно, в игре отличная. Даже получше, чем в "Мире танков". Но на экране все равно каждую травинку и царапинку не разглядишь.
   И нравы там царят, мягко говоря, свободные. Оба пола голышом вместе моются в банях, купаются. Без всякого стеснения. А в остальной обыденной общественной жизни на голое тело - табу. Хотя наши предки тоже вместе в общественных банях мылись. Наверное, и купались. Это потом уже, когда охристианились, под давлением церковных борцов за целомудрие и моральные устои запретили совместные бани. Правда, из этого ожидаемого добра не вышло. Где еще узнать как устроен противоположный пол? Обыденно это было, а потому не возбуждало так как скрытое и запретное. Сейчас посмотри на юнцов - аж слюна как у собак капает при виде ножек из-под коротенькой юбочки. А девушки словно все поголовно страдают эксгибиционизмом - больше открыто, чем спрятано. Хотя сейчас в интернете, да и по телевидению, и эротики и порно - смотри не хочу. Вот и получается, что христианская "добродетель" обернулась пошатнувшейся моралью.
   Блин, ну что за брюзжание старческое? Еще осталось произнести сакраментальную фразу - а в наше время, и небо голубее было - или что там еще.
   И вообще - при чем здесь это к моим проблемам?
   А вообще-то интересно, чем там все закончится? Что-то типа сериала получается. Только во сне. И серий много пропускается. В игре ведь сутки в три раза короче.
   Так, похоже - приехали. Дадим стране угля - хоть мелкого, но много.

15

   Вандерер никогда бы не подумал, что обычный крестьянский труд дает мышцам большую нагрузку, чем целенаправленные тренировки. Но сейчас убедился в этом на опыте. Возможно, просто напрягались разные группы мышц. Хотя нельзя сказать, что его сильно загружали. Времени оставалось много, и он посвящал его своей промежуточной цели. Оттачивал владение клинком и прочим воинским искусством. Наставник занимался с ним как бы между делом, но эти занятия давали много больше, чем постоянная муштра на плацу Школы.
   Случалось и просто толковали. И за жизнь, и как мир устроен, и много еще про что.
   - Вот почему, как ты думаешь, Школа для Аватаров здесь устроена - в спокойном, безопасном месте? На стыке владений трех народов - людей, эльфов и гномов? Не разумнее ли поближе к туманному приграничью ее организовать? И Аватарам практика, и защита от тварей. А?
   На вопрос Михея Вандерер пожимал плечами. Тот этого и ожидал.
   - Это ведь тоже приграничьем считается. Мы здесь даже налоги лорду не платим. Чтобы население лояльнее к власти относилось. На всякий случай. А Школа как напоминание эльфам и гномам - какой грозной силой располагает королевство в лице Аватаров. Школ всего три в королевстве, да две Академии магические. Одна Академия при столице. Остальные по границе с туманом. В каждой Школе несколько магов, готовых всегда портал открыть куда надо. Вот так.
   - А что, Аватары и впрямь такая грозная сила?
   - Ну, по выучке, мне ни один не встречался, кто на равных с мастером меча потягаться мог бы. А так - да. Да ты подойди сегодня вечерком к озеру. Я как раз там местным пацанятам про вашу тактику рассказывать буду. У меня тут тоже - своя Школа. - Михей тихонько захихикал, продолжая чинить какой-то инвентарь.
   Выселки жили своей размеренной селянской жизнью. Вставал поселок со светом, и спать ложился с его угасанием. Только молодежь задерживалась с вечерними посиделками на завалинках.
   Занятия в "школе" Михея проходили на берегу озера, прямо под холмом, на котором он жил. Там собралось человек двадцать ребятишек разного возраста. Завидев учителя, они бросили свою возню и принялись строиться. Младшие с толкотней, суетясь и переругиваясь. Старшие споро и не торопясь. Получилась шеренга, разбитая на три части, по возрасту. Не то чтобы все там были одного года, но погодки. Где-то начиная с семи лет, до шестнадцати.
   Вандерер присел в сторонке на явно нарочно принесенный сюда ствол сухого дерева и принялся наблюдать.
   После обмена приветствиями Михей оглядел строй и спросил:
   - А Василь где?
   Из строя ребят постарше сделал шаг вперед невысокий паренек и звонко отрапортовал:
   - Он сегодня в ночном на дальнем выгоне.
   - Ага. Значит, твоя очередь сегодня наставником быть. Все помнишь?
   Паренек кивнул и снова стал в строй.
   - Ну добро. С младшими Евсей займется. Старшим разбиться по двое и отрабатывайте то, что прошлый раз показал. С остальными пока побеседуем. Разойдись.
   Ребятня рассыпалась и принялась занимать места перед Вандерером. Рядом присел Михей. Аватар подумал и пересел к малышне. Михей только насмешливо покосился.
   - В наши спокойные Выселки редко заглядывают Аватары. Но вот один даже поживет чуток у нас. С виду - человек как человек. И они, как и люди, все разные. Кто посильнее, кто посмышленее. Есть среди них простые воины, есть маги, нередко встречаются воины-маги. И даже купцы и прочие из них хорошо оружием владеют. Ну, про магов вам магун наш рассказывал или расскажет. А я сегодня чуток про Аватаров-воев побалакаю. Есть они и у нашего короля на службе, и у загорного. Пусть вам не доведется столкнуться с ними в бою. Молодые они немногим отличаются от простого человека. Но быстро учатся и набирают силу и умения. С хорошо обученным Аватаром и пятеро простых ратников не управятся. А если взять на ум то, что без всяких там амулетов и магических штучек они биться не любят, то и десятка мало будет. В команде, правда, работать не зело умеют - все любят сами по себе. Но если уж пришлось сутыкнуться, лучше их бить издалека - стрелами. А нет, так расступиться, пропустить. На такой случай специальные отряды в войске есть. Да и если убьешь Аватара, то недолго его опять ждать. Как известно, они после смерти своей, на предыдущем месте стоянки возрождаются. А потому стоянки такие любят устраивать неподалеку от места боя, дабы - раз - и обратно в сечу. В войске и обученные отряды есть, чтобы стоянки эти выискивать, да захватывать. Только нелегко это - и противник не дурак. Охраняет те места.
   - Некоторые из вас могут задаться вопросом - а зачем нам Аватары в войске? Плату они берут не малую за свои услуги. Но я вам отвечу - они того стоят. Почему? Во-первых, потому что у противника они есть. И Аватару больше чести сразиться с таким же, как он. Да и плата за то им больше. Во-вторых, пусть лучше они бьются до смерти, у них то жизней много, чем ваши батьки да деды. Не так уж много в обоих королевствах народу, чтобы на смерть его посылать. Особенно с ордами из тумана. Обезлюдеет земля - кто хлеб растить будет, детей рожать, налоги платить? Вот и получается, что хоть и среди Аватаров разбойники случаются, а нужны они королевству.
   Михей говорил недолго. После короткой "лекции" он отправил ребят тренироваться. Походил между ними, кому-то что-то подсказал, кому поправил, сам показал как надо.
   На обратном пути Вандерер поинтересовался:
   - Ты и вправду считаешь, что Аватары так необходимы этому миру?
   - То, что я считаю - неважно. Не след ребят с детства настраивать против того, что они изменить не в силах. А насчет необходимости их... Ну, пользы от них не больше, чем вреда.
   Обкатывая в голове ответ, Ван спросил - зачем ему это малолетнее войско.
   - Да войско то мне ни к чему. А вот пацанам в жизни, глядишь, и пригодится моя нехитрая наука. Может, кому и жизнь убережет. Я их оружному делу обучаю. Святогора письму, чтению да счету. Святогора - это наша травница, ведунья. Магик - по своей части кое-чему. Глядишь, и пригодится.
   Вандерер навестил обоих. Они оказались супругами. Подворье стояло по ту сторону озера и буквально плавало в цветочных ароматах. Вандереру даже показалось, что заостренные концы частокола, окружавшего усадьбу, расплываются в этих запахах. Хотя причиной этой иллюзии могло быть и волшебство хозяев. Цветы встречали еще за забором, обручем охватывая частокол. А внутри него занимали любое мало-мальски подходящее для этого место. И даже не подходящее.
   Магун оказался невысоким, пухленьким и розовощеким человечком. Коротышкой. Жена была его на голову выше и действительно производила впечатление горы рядом с ним. Нет, не телосложением, оно было вполне нормальным. Скорее разницей в росте и манерой держаться. Этакая неприступная горная вершина. Это не было высокомерием. Для горы ледяная шапка всего лишь данность бытию.
   Вандерера напоили ароматным цветочным чаем на открытой веранде. Большинство волнующих его вопросов так и остались вопросами. Все что он вынес из беседы, это то, что просто так магом не станешь. Если воин трудится над телом, то маг больше внимания должен уделять духу. А это всегда требовало больше усилий. Даже в Академии магов начальный курс занимал шесть недель против четырех в Школе. Мага звали Мерли. Он приглашал еще в гости и был не против посещения Вандерером занятий с детьми. Мимо внимания Святогоры не прошли изменения в здоровье Насти, и она очень хотела знать, каким образом Вандереру это удалось. Тот не стал убеждать ее, что он тут ни при чем. Просто пожал плечами. На том и расстались.

16

   Су-85 Виктор постарался укрыть в кустарнике. Пока не показалась бронетехника противника, развлекался рассматриванием окрестностей. Графика в игре была на высшем уровне. Даже трава выглядела вполне реально. Правда, слегка размыто. Детально не рассмотришь. Интересно было наблюдать сквозь оптику прицела. Как будто в натуре стоишь где-то в кустах и смотришь вдаль через листву. Перспектива кажется более четкой, чем ветви и листья - взгляд не сфокусирован на ближайших предметах. Да еще и покачиваются ветки под ветерком. Как в реале. Только невозможно сосредоточиться на ближнем предмете. До такой детализации разработчики не снизошли.
   О, вот и первые атакующие. Светляк - легкий А-20 - на полной скорости летел к позиции. Постреляем немного. Эх! Промазал! Крутится, как уж на сковородке. Разведчика сняли общими усилиями почти на базе. И тут же ухнул с небольшим недолетом снаряд гаубицы. Заработала по подсвеченным целям артиллерия противника. Надо срочно сменить позицию, а то накроют. Виктор вывел сушку из укрытия. Гусеницы должны были сминать и перемешивать с грунтом высокую траву. Тут же в куст, служивший только что укрытием, ударил тяжелый снаряд. Осколки сняли несколько процентов жизни. Вовремя убрался.
   И тут глюканула видеокарта. С какого-то перепугу из режима с максимально возможным качеством перескочила в режим ниже плинтуса. Выглядело это, надо сказать, весьма эффектно. Фантастически. Привычная картинка вдруг распалась на свои составляющие. Светло-серая, почти белая, "земля". Розового цвета плоские квадратики, в свою очередь составленные из треугольников, видимо полигоны с изображением травы, выстроились в форме цветков перпендикулярно ей. И плоская громада вырезанного из черного картона замка над этой странной неземной картиной. От самого танка, почему-то остался тоже плоский ствол и одна гусеница. Перспективу смыло вообще, как будто и не было ничего вокруг. Только маленький пятачок с фантастическими неземными цветами с лепестками из треугольников. Воистину прав Платон - поверхность состоит из треугольников.
   Ну и черт с ними, с этими танками. Настроение, и так не ахти, стремительно портилось. Виктор закрыл игрушку. Поколебавшись, вошел в другую, не дававшую покоя вторую неделю. На мониторе появилась плоская верхушка скалы с тремя фигурами тренирующихся людей. Бой, где каждый за себя и против всех. Похоже, две фигурки не испытывали больших трудностей, а вот третья... Виктор чуть ли не физически почувствовал напряжение. Трудновато приходилось его персу против мастеров.
   В дверь позвонили. Кого там еще принесло? Вроде никого не ждал. Виктор пошел открывать.
   В гости пожаловал старый друг. Уже с год он пропадал где-то. Как теперь выяснилось, ездил на заработки в одну из стран дальнего, как принято теперь говорить, зарубежья. Крепкие напитки Гена не употреблял принципиально, но пиво считал детским нектаром и любил его без меры. Вот и сейчас у него в рюкзаке оказался чуть не ящик Хенкеля. Да не в железках, а в настоящих стеклянных бутылках. Виктор потащил часть пива в холодильник, чтобы не нагрелось. А заодно и стаканы прихватить.
   Закончив выставлять пиво, Виктор потянулся за стаканами. И тут пришло какое-то беспокойство, засосало под ложечкой, словно насильно отбирали что-то нужное. Чувство протеста и растерянности, растущего бесполезного сопротивления и паники подмяло сознание. Забыв про стаканы, Виктор ломанулся назад в комнату. Влетев туда, сразу понял причину - Гена пытался "рулить" его персом. И не просто рулить - он хотел зарубить Михея. В панике Виктор заорал:
   - Ты что творишь?
   Гена дернулся от неожиданности и удивленно повернулся на офисном стуле на окрик.
   - Э? А что такое?
   От неожиданного порыва осталась только растерянность. Что это и в самом деле на него нашло?
   - А... Извини. Ты это... Ну в общем там квест у меня. Вторую неделю пройти не могу. Достало уже. Так что лучше не трогай.
   - Ааа. - Понимающе протянул Генка. - Тогда понятно. Я когда в Варкрафт резался... - Он махнул рукой. - Давай лучше пиво пить. Я тебе такого понарассказываю!

*****

   Вандерер бросил клинок в ножны и вытер тыльной стороной ладони пот с лица. Повязка помогала слабо от этого дела. Взглянул на своих учителей. Настя вроде и не участвовала в этой сумасшедшей схватке. Только дышала чуть чаще. Михей тоже дышал тяжело, но не выглядел вспотевшим. Получасовое кружение в сумасшедшем танце с боевым оружием выматывало знатно. Настя улыбнулась Вану и отцу и направилась к краю площадки. Михей стоял в паре метров от Вандерера вполоборота и протирал сталь тряпицей. Он что-то начал говорить, но Аватар вдруг "поплыл". Что-то неумолимое и жестокое заволокло сознание пеленой, вытеснило его в дальний уголок и безжалостно перехватило контроль над телом. Сквозь туман Вандерер смутно понимал, что собирается делать тот, другой. И его охватил ужас от того, что должно произойти сейчас. Изо всех сил он старался противодействовать, не дать руке сжаться на рукояти клинка, не дать мечу вспороть воздух и обрушиться на голову ничего не подозревающего Михея. И частично это ему удавалось. Отступи он чуть дальше в туманное забытье, перестань бороться сам с собой - и все окончилось бы очень быстро. Однако холодная сталь все же ползла из ножен неумолимой стальной змеей, с натугой, рывками обретая свободу. Вандереру казалось, прошло уже очень много времени в этой неравной борьбе. Но он ее проигрывал. Вот клинок уже занесен - сейчас начнет падать.
   И тут вдруг он почувствовал чье-то знакомое присутствие внутри себя. Испуганно-запрещающий вскрик "Нет!". Клинок остановился в задрожавшей руке. "Ты что творишь?" - словно смутное эхо из плотного тумана. И его разом отпустило. Меч зазвенел о камень, выпав из разжавшейся руки. Донельзя напряженные мышцы расслабились, и Вандерер упал на колени, больно ударившись ими, и застыл, упираясь дрожащими руками в площадку. Сердце гулко колотилось в груди, каждый нерв вибрировал, голова кружилась. Ему даже показалось на миг, что мир поплыл, и сквозь него проглянуло что-то чуждое и незнакомое, что и сравнить-то не с чем. Может только с драконом? Нет?
   - Эй, парень! Что с тобой? - Обеспокоенный голос Михея заставил Вандерера поднять голову.
   Похоже, тот ничего не видел и не понял. "Сказать? Да". С трудом проталкивая ставший упругим воздух сквозь голосовые связки, он прохрипел:
   - Он... Я... тебя... чуть... не... зарубил...
   Потом они сидели, опершись спинами на скальный выступ, и Вандерер пытался рассказать о том, что с ним произошло.
   - Понимаешь, это случилось вдруг. И мне кажется, та сущность, что меня посетила, не имеет никакого отношения к предыдущей. Как бы это выразится? У той оттенок, что ли, другой. Нет, просто та - своя, знакомая. Мягкая, я бы сказал. Как будто в ней есть что-то и от меня самого. Она никогда так не давила и не подавляла. При любом раскладе я осознавал все четко. А сегодня... Пришло что-то незнакомое, чужое. Я ведь как определял "вселение"? Приходят желания и мысли, которые не связаны с моими в данный момент. И насущная необходимость все это осуществить немедленно. Даже приказы немедленно прыгнуть, вначале осознавались, и лишь потом выполнялись телом. Я и сейчас успешно противодействую одному из его приказов - спешить в другом направлении. Это довольно утомительно, но выполнимо. Здесь же совсем другая история. Здесь мое сознание просто отбросили в сторону, как мешающего щенка с дороги. "Это" вырвало контроль над телом и пыталось единолично управлять им. И, похоже, мои усилия не очень ему мешали. У меня создалось впечатление, что он их просто не замечал.
   Вандерер подумал, и добавил:
   - А еще мне показалось, что кто-то все же пришел мне на помощь. И скорее всего это была та, прежняя сущность. Без нее бы...
   Аватар потер ладонью лоб:
   - В общем, ухожу я. Не хочется рисковать. В следующий раз все может сложиться не так хорошо.
   Михей все время разговора задумчиво смотрел на Аватара.
   - Ты стал моим учеником. И полную ответственность за тебя несу я. Так что расслабься.
   Вандерер отрицательно замотал головой.
   - Нет. Каждый сам отвечает за свои поступки. Даже если ему кажется, что кто-то им управляет. Так что я ухожу. Завтра.
   Михей хмыкнул.
   - Ну что же, если ты так решил, ты можешь уйти. Но вот что я тебе скажу. Там, куда ты пойдешь, тоже живут люди. Правильно ли будет подвергать их опасности? Мы хотя бы предупреждены и будем держать ухо востро. Отложи уход на неделю и научись у нашего мага заклятью Рассоединения. Это маговство на время отключает связь Аватара с его сущностью. Ненадолго, но вполне достаточно, чтобы вывести из строя тело. Освоишь его, и такие вселения тебе будут не страшны.
   Вандерер задумался. Такое решение не приходило ему в голову. Да и о заклятии этом он слышал впервые. Повертев в голове и так и этак все за и против, решил что игра стоит свеч.
   - Хорошо. Но через неделю я все же должен уйти. Даже не закончив обучения. Что-то ограничивает меня во времени.
   На том и порешили.

18

   А мы летим орбитами,
   Путями неизбитыми.
   Космическая музыка
   Вплывает в деловой
   Наш разговор.
   Мелодия популярной когда-то, лет тридцать назад - целая вечность, песни группы "Земляне", струилась из радиоточки куцым хвостиком прошедших времен. Времен, когда всем казалось, что от полетов на орбиту до большого космоса, планет, а там и звезд, остается один небольшой шаг. Времен, когда безоговорочно верили в науку и технический прогресс и не признавали существования бога и черта. Прекрасные были времена. И что изменилось с тех пор? Прогресс если и шагал по планете, то его плоды были достоянием избранных. Простым людям тоже перепадали крохи с барского стола, но экономика, как говорилось когда-то в ушедшем в небытие Советском Союзе, должна быть экономной. А потому на эти крохи не у всех хватало деньжат, особенно в странах так называемого постсоветского пространства. В основном потому, что "все кругом народное" вдруг разом стало чьим-то, и доходы с него капали в карман тому, кто вовремя подсуетился и не побрезговал удержать, а не шли на космос, оборонку и прочую "лабуду". Нет, мобильники имели почти все, и сложно было найти человека, который бы вообще никогда не пользовался компьютером и интернетом. Но все это выглядело как-то, мммм, не так, как представлялось в те далекие времена, когда телефон мог работать только по проводам, а портативный кассетный магнитофон косил под плеер. Масштаб, что ли, не тот.
   Наука, конечно, тоже на месте не стоит. Вон, геном человека расшифровали. Что самое смешное, очень уж он программу напоминает. Программу жизни человека, развития его телесной оболочки. И все там есть - каким этот человек будет внешне, когда и чем может заболеть, когда ему умереть. Грубое приближение, но где-то так. И как шариками в головушке не крути, программа работает.
   Кстати о головах. Если верить информации, человек и с гвоздем в голове неплохо себя может чувствовать. Не в желудке, или где-то еще, а именно в мозгу. Даже с половинкой мозга не теряет способности разумно мыслить. А у особо "продвинутых" после вскрытия и мозга-то не находили. Может и впрямь не мозгом единым мыслит человек? И пресловутое серое вещество нужно лишь для самоуспокоения ученых? Тем более что они и сами толком сказать не могут, как это вещество работает.
   Вот какое отношение оно имеет ко всей той чертовщине, что происходит с ним, Виктором, в последнее время? Как объяснить странную, нелогичную связь живого нормального (надеюсь) человека, с игровым персонажем компьютерной игры? А Виктор уже уверился, что она, эта связь, существует и помимо снов. Стоило глубоко задуматься, пожелать знать, что поделывает в данный момент его перс, и всплывала картинка, и даже какие-то обрывки мыслей его приходили. Подумать только - мысли у нарисованного программой человечка на экране монитора! Разве не бред? Может все же обратиться к спецу по человеческим душам? Если бы еще Виктор верил, что это может принести что-то, кроме вреда... Современная психология зиждется на Фрейде. А у того все сводится к комплексам на почве секса. Эрос и Танатос. Борьба их друг с другом и со всем окружающим. Бред больного воображения.
   Ладно, покопаем эту тему в интернете. А что ты еще можешь? Могу копать. А еще? Могу не копать. А лестницу можешь? Могу, только копать долго.

*****

   Научиться даже одному заклинанию оказалось не так просто как Вандереру представлялось. С мечом управляться было полегче. Владеть этой смертоубийственной железкой значило владеть своим телом. Владеть магией означало владеть своим сознанием. Как оказалось, это было куда тяжелее - контролировать не тело, а сознание. Да кто из людей, не причастных к магии, вообще задумывается о том, что сознанием нужно уметь владеть? Обычно это оно владеет людьми и диктует их поступки. Однако к концу отпущенной недели что-то начало получаться.
   Вернувшись после очередного занятия у Мерли, Ван увидел во дворе Настю, которая сидела на телеге и чинила одежку. Завидев Вандерера, соскочила на землю и подошла к нему с ворохом одежды в руках.
   - Примерь-ка. Одежка не новая, но еще крепкая. Тебе должна подойти.
   Вандерер удивился:
   - Зачем это? Меня вполне и эта устраивает.
   - Тебя устраивает, а меня - нет. Ты в ней как свечка - издалека видать. Да и присмотрись - латка на латке, не Аватар, а оборванец. Мне просто неприлично будет путешествовать в таком непрезентабельном обществе.
   Тут Вандерер просто опешил. Он вообще-то собирался в дорогу один.
   - Путешествовать? Ты? Со мной? Да что ты выдумала?
   - Я вовсе не выдумала. Я подумала. И очень хорошо подумала. И даже вместе с отцом. Присядь. Так чем тебе мое общество не по нраву? - Остренький носик воинственно и смешно вздернулся вверх, а огромные глазищи с вызовом и озорством смотрели в глаза Аватару.
   Тот смутился. За прошедший почитай что месяц, Настя здорово изменилась. Прибавила в теле, формы округлились и уже почти не просматривался в ней тот нескладный подросток, какого Вандерер увидел при первой встрече. Личико поправилось, щеки играли румянцем. Перед Ваном стояла просто немного худенькая молодая женщина, не лишенная женского очарования и притягательности.
   - Ну, ты же понимаешь, я могу быть опасен.
   Она фыркнула, не дав ему договорить:
   - Может, устроим дуэль? - Глаза хищно прищурились.
   - Да нет! Я понимаю, что в бою ты меня одолеешь. Но если на меня накатит неожиданно, как тогда там? - Вандерер указал на гору.
   - Аргумент не принимается. В жизни все происходит более или менее неожиданно. Продолжай.
   Вандерер выпучил глаза. Как то уж очень не по-деревенски заговорила эта девчонка. Этого он от нее не ожидал.
   Настя выгнула одну бровку дугой, насмешливо проворковала:
   - Что ты не понял? Я могу растолковать.
   - Да я-то все понял, только ты раньше так не говорила. Откуда поднабралась?
   Теперь вверх взлетела вторая бровь. Уже слегка удивленно. Но в голосе ощущалась легкая ирония:
   - Неужто понял? И откуда в тебе что берется - вроде и родился всего пару месяцев назад.
   - Ладно я, тут сам мудрец мозги сломает. Ты-то откуда словечки такие знаешь?
   - Эх, Аватар! Ты что же думаешь, тут все вокруг серая деревенщина? - Она присела рядом на телегу и продолжила уже более серьезно. - У отца целая библиотека есть. Все больше по целительству да ведовству - ну, сам понимаешь, не мог он смириться с моей немочью. Но и других книг хватает. А я-то за подружками не больно успевала. Вот и приходилось себе занятие поспокойней искать. То отец что рассказывает, а я сижу, разинув рот, слушаю. А как нет никого - сама читаю.
   Настя задумчиво погладила отполированную до блеска решетку телеги.
   Вандерер спросил:
   - А как же ты с мечом управлялась?
   Настя зябко передернула плечиками:
   - Тяжело приходилось. Особенно поначалу. Плакала. Батя где уговорами, увещеваниями, где посулами... - Она вздохнула. - Потом втянулась. И знаешь, когда вольешься в этот танец, когда он тебя закружит - и словно из него сила к тебе течь начинает. И в тело и в душу. И уже не ты заставляешь слабое тело двигаться, а оно само плывет на волнах движений.
   Девушка замолчала. Потом тряхнула головой и заговорила про другое:
   - Да не об этом речь. Я в наших Выселках всех как облупленных знаю. Была убогой - завидовала. Но все равно понимала - нет мне здесь доли. Даже и сейчас, когда видят, что выздоровела, смотрят не так. Парни уже вроде и не прочь прогуляться, только я сама забыть не могу, как они раньше на меня смотрели. Кто с жалостью, кто с брезгливостью, кто со страхом. Вот и хочу поискать своей доли. А улыбнется удача, так и внуков поняньчить. И без этой вот лешачьей магии. - Она разжала кулачок, который держала у ложбинки на груди, и Вандерер увидел маленький кожаный мешочек на тонком переливающемся шнурке, который раньше не замечал.
   Шнурок точь-в-точь как у него. В мешочке, видимо, пряталась шишка.
   - И потом, ты помнишь, что на меня иногда находит? Виделось - будет рядом дракон, будет жизнь рядом. Уйдет дракон далеко - плохо будет. Не знаю, почему ты драконом виделся. Странно, дракон ведь сказочное существо. Хотя и ты, если прав отец, из сказки пожаловал. - Она озорно засмеялась и решительно поднялась на ноги.
   - Другие причины тебе отец объяснит. Иди одежку примеряй. Покажешься потом. Может чего поправить придется.
   Вандерер неловко попытался отказаться от услуг:
   - Да я сам.
   - Знаем, знаем как вы, мужики, с иголкой управляетесь. Не перечь.
   Пришлось идти примерять обновки. Стеганая куртка оказалась впору. Две рубахи оказались лишь слегка великоваты в вороте, что было не смертельно, и признались как Вандерером так и Настей годными. Со штанами Насте пришлось повозиться - широковаты в поясе, да чуть коротковаты оказались. Но и с этим она справилась. Сапоги у Вандерера были получше свои. Плащ он купил еще в Школе. Что еще надо?
   Оказалось, еще много. По мнению Матрены. До выхода оставалось еще два дня, а она навалила на лавки такую кучу, что и на телеге все не увезти. Какие-то платки, шарфы, теплые кофты, кухонная утварь и прочие очень нужные в дороге вещи. Михей ходил мимо этой кучи тихонько посмеиваясь. Только в день предшествующий уходу, решительно отобрал из приготовленной горы совсем небольшую кучку. Плащ с курткой и одеяло приторочил к дорожному мешку снаружи. Внутри оказалась миска, ложка, кружка, несколько небольших мешочков с солью и какими-то приправами. Еще немного добавила Настя. Перетряске подвергся и мешок Вандерера. У него внутри оказался только походный набор, приобретенный в Школе, рубаха да Аватарская одежка. Кроме куртки, одеяла и плаща, снаружи добавился котелок и небольшой топорик. Мешки поставили в доме у двери, чтобы утром дополнить харчами.
   Вечером того дня, когда Настя заявила Вандереру что отправляется с ним, Михей решительно подсел к Аватару и сказал:
   - Вот что, парень. Настена свои соображения тебе уже высказала. Теперь послушай меня. Помнишь, что я тебе рассказывал о "Дыхании леса"? Так вот, думается мне, не зря хитрый Леший передал с тобой подарочек. Только под присмотром Оракула оно не растрезвонило о себе на всю Ойкумену. А у тебя на шее частица с цепи самого Оракула. Видать она-то и прикрывает "Дыхание" своей магией. Иначе давно бы воронье слетелось на запах добычи, и не протолкаться бы здесь было от Аватарской братии и людских волшебников. А нить морского народа только от глаз и укрывает. Так что сам понимаешь... Оно, конечно, есть магические способы сокрытия вещей от всех. Только чтобы прикрыть такой силы амулет, столько магической энергии надобно, что и десятерым людским магам долго эту тайну не удержать. Вот я и прошу тебя - возьми с собой Настеньку. Рядом с тобой, даже будь ты опять впадешь в подчинение, ей все одно безопаснее. Ну, так как?
   Вандерер подумал с минуту.
   - Михей, мало ли куда меня мой путь заведет. В какие передряги я встряну и где окажусь в результате. Я совсем не против компании твоей дочери. Только дело ли, молодой девушке разгуливать в компании неприкаянного Аватара? Колечко мне дадено как рекомендация к мудрецу. А потом я волен делать с ним все что угодно. Вот я его Насте и отдам. А там пусть решает, что ей дальше делать.
   Михей с непонятным чувством покачал головой:
   - Ну, Аватар... И ты так просто расстанешься с этой бесценной вещью?
   Вандерер хмыкнул:
   - А зачем бродяге богатства несметные?
   - Что же - воля твоя. Только мнится мне, не все так просто, как тебе думается.

18

   Утром после пробежки Вандерер размялся у ворот, ожидая пока Настя спустится с вершины холма, предоставив ей возможность в одиночестве совершить прощальный танец меча. В доме давно царила суета. Возможно, там не спали и всю ночь. Вандерер мельком видел Матрену с припухшими глазами.
   Обо всем переговорили еще вчера вечером. Все вопросы были прояснены и наставления получены. Так что после завтрака Михей молча принялся запрягать вола. Матрена все пыталась суетиться, стараясь не отходить надолго от дочери. Все порывалась впихнуть в и так под завязку набитый мешок еще какой-нибудь узелок или вещь.
   Но в конце концов распрощались. Женщины всплакнули друг у дружки на груди и путники тронулись в дорогу. Матрена остановилась, едва выйдя за ворота, и долго махала вслед рукой, иногда вытирая то одну, то другую щеку краем платка. Настя пристроилась лицом назад, свесив ноги с телеги. Вандерер не оглядывался, но ему казалось, что и у нее непрерывно катятся слезы. Михей, державший вожжи, выглядел спокойным. Но ведь он еще и не прощался.
   Дорога сбежала с холма и, огибая поселок, покатилась к дальнему его краю, где принялась выкарабкиваться из лощины на взгорок. Михей должен был довезти их до развилки дорог в половине дня пути и там распрощаться. Пришла пора сбора урожая и каждый погожий денек был на счету. Да и Матрену в расстроенных от разлуки с дочерью чувствах бросать одну надолго не стоило.
   Примерно в трех днях пешего пути находился городок Данаприс, из которого регулярно в направлении столицы ходили гномьи почтовые кареты. Они возили не только почту и гномьи капиталы, но брали и пассажиров. Стоила такая поездка недешево, но зато быстро и безопасно - каждую карету, если она везла деньги, сопровождал отряд стражи.
   Настя вскоре перебралась к отцу и они тихонько о чем-то беседовали. Вандерер же прилег поперек телеги, благо ее ширина позволяла, и бездумно смотрел на редкие замысловатые облачка и синь неба. Мерное покачивание начало его убаюкивать. Сквозь полудрему пробивались такие же редкие и куцые, как облака в небе, мысли. "Вот и жена с дочкой приехали". "Хорошо". "Может хоть это отвлечет от дурацкой игры". "Совсем мозги набекрень стали с этими Аватарами, гномами да эльфами". Дрема мигом слетела с Вандерера, когда он вдруг осознал, что мысли-то - НЕ ЕГО! Он уже начал было творить заклятье Рассоединения, когда внезапно сообразил, что больше нет чужих мыслей. Ушло наваждение. Пробежали мурашки по коже. На всякий случай он все же закончил заклятие. При этом оба спутника разом обернулись и посмотрели на него. Видимо что-то почувствовали.
   Страх прогнал дремоту. Да и дорога пошла не ахти какая. Небольшие сосновые перелески часто сменялись сухими сейчас низкими местами со множеством кочек и купин травы. Тряска не давала спокойно лежать и пришлось сесть.
   Вандереру показалось, что чем ближе к полудню, тем медленнее вол тащит повозку. И Михей не делает попыток его подогнать. К развилке дорог добрались, когда солнце перевалило за полдень. Михей распряг вола и отпустил его попастись. Достал припасенный узелок и разложил прямо на телеге снедь. Налил в три походных стаканчика на донышко что-то из баклажки. Оставшееся засунул в мешок Насте. Поднял свой, произнес:
   - Пусть путь ваш будет легок, и не встречаются напасти.
   Выпили. Градуса в напитке совсем не ощущалось. Словно в только что забродившем соке. Но Виктор почувствовал, а может ему просто показалось, что голова становится яснее и тело наполняется энергией. Молча поели. Пока Настя убирала остатки пиршества обратно в узелок, Михей привел и запряг вола. Затянув последний ремешок, решительно повернулся:
   - Тянуть с расставанием - множить печаль. Береги, Аватар, Настену.
   Варяг пожал руку Вандереру, повернулся к дочке. Медленно убрал ладонью выбившуюся у той на глаза прядку волос.
   - Ты у меня всегда была умницей. Не оплошай. Возвращайся к нам.
   Они крепко обнялись, и на глаза девушки снова набежала слеза. Вандерер отвернулся и, взяв оба мешка, отошел в сторонку. Через некоторое время послышалось щелканье кнута и легкие девичьи шаги. Настя нагнала Аватара, молча забрала у него свой мешок и, не оглядываясь, пошла вперед. Вандерер на ходу обернулся. Обратно по дороге удалялась повозка. Рядом с ней, глядя вперед, шел Михей.
   Почему-то с легкой грустинкой подумалось: "У каждого прожитого кусочка жизни, как у страницы книги, есть свое начало и конец. Но одна страница - это лишь часть целого. Жаль только, что не на каждой страничке есть люди, которые нам нужны и дороги".
   По плану, они должны были к вечеру добраться до старой сторожевой башни, где почти постоянно находился пост стражи, и там заночевать. Однако сумерки уже опустились на землю серой фатой, а башня еще не показалась. Решили, пока окончательно не стемнело, подыскать место для ночлега. Впереди как раз виднелась небольшая рощица. Почти дойдя до самого ее края, заметили отблеск костра. Подобрались потихоньку поближе.
   На укромной полянке, с одной стороны отгороженной от рощи огромным выворотнем с торчащими корнями упавшего дерева, мирно горел небольшой костерок. Над ним парил кипятком котелок. На толстой валежине, склонив голову к одному плечу, словно прислушиваясь, сидел человек в хламиде пилигрима. Его посох был прислонен к выворотню на расстоянии протянутой руки. В руке путник держал ложку. Рядом с ним на валежине была расстелена тряпица, на которой лежало полкаравая хлеба. Внизу, под импровизированным столом, валялся тощий мешок. В сгущающихся сумерках и пляшущих бликах от костра, на лице пилигрима залегли в глубоких складках морщин темные тени.
   Решив, что путешественник не представляет для них опасности, Вандерер с Настей вышли на полянку и поздоровались.
   - И вам здоровья, добрые люди. - Отозвался надтреснутым голосом странник. - Милости прошу к моему костру. Окажите честь, отужинайте со мной. Пир не велик, да и за то спасибо миру. Как говорится, чем богаты, тем и рады.
   - Спасибо! Мы тоже не с пустыми руками к столу. Раздели и ты с нами пищу.
   Настя опустилась на корточки и принялась доставать продукты. Вандерер подошел и присел на упавший замшелый ствол сосны, скинув с плеч мешок.
   - А что, уважаемый, родничка тут поблизости нет?
   - А как же, есть. Вот чуть в сторонку, наверное, вон туда. - Охотно отозвался путник.
   При этом он повернулся и Вандерер получше разглядел его лицо. Встречный оказался слепым. На утомленном морщинистом лице из-под давно не стриженных волос матово отсвечивали бельмы глаз. Почему-то смотреть в них было неприятно, хотя ничего отталкивающего в облике старца не было. Странное существо - человек. Видимо при первой встрече с чужим горем он прикидывает эту немочь к себе. Пугается полученного результата. Отсюда и неприятие.
   Настасья уже разложила припасы на чистом рушнике и поднялась на ноги.
   - Ну, тогда мы пойдем, умоемся с дороги, а вы зовите своего спутника к столу. Нечего ему в кустах прятаться. Мы вам зла не причиним. Пусть выходит, а то голодным останется.
   Едва живой родничок отыскался немного не там, куда указывал слепец. Умывшиеся и повеселевшие, молодые люди вернулись к костру. И застали там еще одного путника.
   Подросток лет четырнадцати, щупленький и худой, уже снял котелок с кашей с костра и теперь насуплено смотрел на пришельцев. Босые ноги торчали из-под коротковатых штанов. Косоворотка была подпоясана весьма поношенным ремешком. Но на нем гордо висели новенькие кожаные ножны с приличных размеров ножом, ощутимо оттягивая пояс вниз. Вылинявшие на солнце волосы желтой соломой торчали в разные стороны.
   Девушка весело произнесла:
   - Ну, давайте знакомиться. Меня зовут Настей. А его - она кивнула на своего спутника, - Вандерером. Добираемся из Выселок до Данаприса.
   - Меня можете звать Енохом. - Отозвался пилигрим. - А это Данька.
   Тут он несколько неопределенно повел рукой, не будучи уверенным, где именно. Тут в разговор вступил Данька:
   - Ты не могла меня видеть. Я очень хорошо прячусь. И ты не колдовала. Дед бы почувствовал. - И мальчик вопросительно уставился на Настю.
   Она засмеялась, присаживаясь напротив Еноха.
   - Я просто догадалась. Зачем одинокому путнику две ложки? Да и затруднительно было бы незрячему отыскать и полянку, и родник без посторонней помощи.
   Мальчишка с досадой потер затылок. Затем схватил злополучную ложку и принялся перемешивать кашу в котелке, буркнув:
   - Только она без соли.
   - Это не проблема. - Вандерер полез в мешок и достал туесок с солью.
   Протянул пацану. Тот посолил и опять принялся перемешивать. Когда решил что уже достаточно, вопросительно глянул на Настю. Та протянула свою миску. Наложив и Вандереру четвертую часть котелка, поставил его перед старшим, прикосновением указав, где котелок. Сам присел на коленях рядом. Вандерер приволок обломок трухлявой березы и устроился с другой стороны валежины. Настя не поскупилась, основательно облегчив свой мешок, и на столе хватило бы плотно поесть и большему числу едоков. Девушка подкладывала куски послаще Даньке, а тот уже делился с Енохом.
   После еды все расположились поудобнее. Енох кашлянул и завел разговор.
   - Что же сподвигло вас в путешествие, молодые люди?
   Настя ответила:
   - Надоело дома сидеть. Мир повидать охота, знакомых навестить. А вы куда путь держите?
   Еноха опередил Данька:
   - Мы к Оракулу идем.
   Тут же последовала недовольная реакция Еноха:
   - Молодой человек, сколько раз тебе повторять - не встревай, когда старшие разговаривают!
   Данька недовольно засопел, но примолк.
   - А ты правда ему дед? И колдун?
   Енох ответил:
   - Да, он мой внук. От младшего сына остался. Трое их у меня было. И всех троих я пережил. - Горечь явственно слышалась в голосе старика. - Но я не колдун. Не дано мне. А вот видеть - вижу.
   - Как? - Не понял Вандерер. - У тебя же...
   - Нет, не глазами. Не так как люди глазами. Это сложно объяснить словами.
   - Деда вас за четыре полета стрелы почувствовал. - Опять не удержался Данька.
   - Вижу я не облик, скорее суть, связь - не знаю, как объяснить.
   Вандереру стало интересно.
   - И что же ты видишь, скажем, во мне?
   Енох помолчал немного:
   - Ты опасный человек для мира. В тебя потоками льются две противоположные силы - разрушения и созидания. Пока ни одна из них не взяла верх. Но это рано или поздно случится. Если ты не научишься их смешивать. И если одна из сил, безразлично какая, возобладает, миру туго придется. Еще вижу второе твое лицо. Но оно где-то далеко.
   Вандерер скептически пожал плечами:
   - Ты говоришь как гадалка. Ты даже назвал меня человеком.
   - Ты и есть человек. У тебя есть душа. Это я хорошо вижу.
   - Что есть душа, старец? Как ты смог разглядеть ее, если не разглядел мою природу?
   Пилигрим вздохнул:
   - Я не знаю, как это тебе объяснить. Я не всегда понимаю то, что вижу. Ты ведь тоже на ощупь не всегда можешь определить, чего касаешься. И как с уверенностью сказать, что это такое, если никогда не видел этого, не держал в руках, а коснулся только малой части целого? Просто в моей темноте много молчания. Через него и приходят ко мне отдельные крохи понимания. Например, я вижу, что ко всему и всем идут нити. В них и энергия, и информация. Без них бы вообще ничего не было, без этих нитей. Но объяснить их природу я не берусь. Есть вещи доступные для понимания, а есть те, которые надо просто принять. В молодости к каждому существу протянуты толстые пуповины. Ребенок полон энергии. Проходят десятилетия, и пуповина истончается, словно с другой ее стороны пустеет резервуар с энергией жизни. Но все чаще мне кажется, что там бездонный колодец, который опустеть не может. Это мы сами перекрываем себе поток, делая что-то не так, чего-то не понимая, неосознанно строя защитную плотину от незнаемого, а на самом деле от бесконечного, пугающего, но жизнь дарящего мира. Я вижу, что в тебя вливается с энергией и информация. Но ты к ней не можешь прикоснуться. Потому что боишься. Боишься не смерти. У тебя ее просто нет. Ты можешь умереть только со всем миром или с частью его. Чего же ты боишься, человек?
   - Сложно тебя понять, Енох. Но я подумаю над твоими словами.
   Настя тоже подала голос:
   - Уважаемый, что ты во мне можешь рассмотреть?
   Вандереру показалось, что девушка затаила дыхание в ожидании ответа.
   Енох пожевал губами и заговорил:
   - Я не могу определить, что у тебя за амулет, но он не сможет очень долго заменять тебе усохшую пуповину. Но тут не ты выстроила плотину на пути потока. Если ты видела прогрызенную червячком дырочку в полом стебле камыша, то ты можешь сравнить и понять, что произошло с твоим потоком. У тебя словно кто-то ворует энергию.
   Настя подалась вперед, выдохнула:
   - Кто?
   Слепец пожал плечами:
   - Это мне не доступно. Но остерегайся, чтобы этот паразит не высосал и твой амулет.
   - А как можно его найти, ну, того кто это делает?
   - Не знаю, милая. Но мир изобилует и мудрецами, а не только теми, кто может только увидеть непонятное. Поищи их.
   Некоторое время все молчали. Потом Данька попросил:
   - Деда, а расскажи историю.
   - Да уж спать пора. - Возразил тот.
   - Ну пожалуйста, не жмоться. Тебе же их столько снится.
   Дед вздохнул и кряхтя уселся поудобнее.
   - Да вот, снятся. А что мне снится - другие миры или просто больное старческое воображение шалит - не пойму. За советом со всеми своими непонятками и иду к Оракулу. Ну ладно уж, расскажу. Слушайте.

Сон пилигрима.

   - И сказал создатель одного из миров: "Существовать будет этот мир, пока в нем есть хоть один праведник". Ибо население мира, где живет создатель, прирастает людьми, нашедшими дорогу туда. Но много миров, и много путей ведут в разных направлениях. И хоть встать на путь поиска ты должен сам, но помочь тебе отыскать нужную дорогу, может только знающий. В том же мире забыли исконное значение этого слова - праведник. Заменили его выгодным для поводырей, а поводырями стали считать преследующих свои корыстные цели или заплутавших. Праведник для них - ведущий жизнь правильную, заветами поводырей одобренную. Исконное же его значение - проводник, правду ведающий. И неважно для создателя, какую жизнь ведет тот в мире этом, какова его душа. Важно лишь стремление к свободе и непреклонность на пути. Коль черна душа праведника, людям в мире тяжелее лишь жить будет, но мир устоит. Коль светла - светлее и жизнь. Но все меньше становилось там таких людей, ибо каждый искал правду по своему разумению. А исконных праведников преследовали по воле поводырей как колдунов зловредных. И когда совсем не осталось их, уничтожил создатель тот мир, утопил в водах, ибо бесполезен стал он для целей его.
   - Что же он не вложил знания в головы других, не указал сам путь?
   - Каков хлеб слаще - подаянием выпрошенный, или своим трудом заработанный? Коль тебя за ручку привели, вспомнишь ли дорогу, если слеп? И не придется ли тебя и дальше за ручку в новом мире водить? Кому же ты там нужен такой - без поводыря шага не могущий сделать? Потому каждый ищет правду и свободу сам. А быть свободным ой как трудно. Последнему рабу легче быть свободным, чем величайшему из вождей. У раба нет ничего и терять ему нечего. Ничто его не держит, кроме цепи. Вождя держит власть, держат ответственность, слава, долг. И сам, по своей воле, он не так уж и много что может. Захоти повернуть по своему, а не так как нужно ближнему окружению, и долго ли сможет он править?
   - А не с первого раза утопил создатель тот мир. Посылал он пророков. И шли за ними люди. И много становилось праведников. Но поколения сменяли поколения, и уходили учителя к создателю, обретая истинную свободу. Сменяли их ученики, которым власть казалась слаще свободы. И обратили они учение истинное, в религию, в слепое поклонение создателю и служение людей представителям его, толкующим слово его - себе. И опять становилось все меньше праведников, ибо преследовались они церковью, не желающей делиться душами даже с создателем. И тайным становилось учение. И все меньше людей находило к нему дорогу, не зная путей тайных и ослепленных речами служителей религии. Есть истина в религиях. Все они изначально - суть стремление к свободе и пути исхода в мир его. Но словами запутаны, да за смыслами разными слов истина спрятана.

*****

   - Какая-то непонятная сказка у тебя сегодня получилась, дед. - Подал голос Данька, когда голос рассказчика смолк.
   - Уж какая есть. Кто захочет - поймет. Кто не захочет - тому и не надо. Все, устал я сегодня. Давай спать.
   Данька с дедом легли под выворотнем, постелив на землю одеяло и накрывшись плащом. Настя с Вандерером расположились по отдельности с другой стороны костра. Ночи стояли теплые, и Вандерер не стал отстегивать от мешка плащ, просто кинул на траву одеяло. Подбросил в костер хвороста и лег, заложив руки за голову, глядя в темное небо. Весь случившийся разговор с этим странным паломником затронул какую-то струнку в душе, мысли вертелись вокруг него, казалось, вот-вот беспокоящая выплывет вперед, но она всегда в последний момент ускользала, поддразнивая и не даваясь. "Что там говорил старик? Чего я боюсь? И в самом деле, чего? Вселения сущности? Да, боюсь. Потому что не хочу делать того, чего сам бы никогда не совершил по своей воле. Но пока это не больно-то от меня зависит. Еще чего? Дракона? Смешно. Что-то он там еще плел про какую-то информацию. Информация бы мне не помешала. Только как ее добыть, откуда? И при чем здесь страх? Страх всегда мешает. От него надо избавляться. Но как, если толком даже не знаешь, чего боишься? И боишься ли? Ведь это вполне может быть бредом больного воображения выжившего из ума старика. Надо же, мир ниточками опутан. Что же, единственная возможность, когда испугаюсь не противиться тому страшному, а пойти к нему".
   Усталые мысли становились непоследовательными и нелогичными. Однако униматься не хотели. Но сон все же пришел, смежил веки и погасил реальность мира, прогнав и мысли.
   Привычка вставать ни свет, ни заря сработала безотказно. Еще только первые ранние пташки начали пробовать голос, а Вандерер уже был на ногах. Потихоньку отошел от места ночевки и пустился бегом. Рощица оказалась невелика, и он быстренько сделал круг по ее краю. С той стороны, где дорога степенно выходила на открытое пространство, увидел в нескольких верстах верхушку сторожевой башни, высящуюся над редкими кронами деревьев. Значит, вчера совсем немного не дошли.
   Вернувшись на место стоянки, огляделся. Старик с внуком лежали, тесно прижавшись спинами, плащ целиком накрывал свернувшегося калачиком Даньку. Из-под плаща Насти торчал только нос и чуть приоткрытые губы. Вандереру вдруг захотелось похулиганить. Он тихонько приблизился к своей спутнице, присел на корточки и, сорвав травинку, принялся легонько щекотать нос товарки. Гримаски, которые та корчила, его позабавили. Но вдруг Настя чихнула и резко села. От неожиданности Вандерер дернулся назад и шлепнулся на пятую точку, едва успев выставить руки, чтобы не завалиться на спину. Некоторое время они смотрели друг на дружку. Потом до Насти дошло, что ее разбудило, и она озорно прошипела:
   - Ах, ты так! Тебе придется потрудиться, чтобы я тебя простила. Защищайся!
   С этими словами она вскочила на ноги, выдергивая меч из лежавших рядом ножен. Вандереру пришлось на четвереньках добираться до своего клинка и быстро отступать в лес, чтобы не мешать соседям по бивуаку. Там, в сторонке от полянки, они и устроили шуточную потасовку. Признаться, Вандерер был в невыгодном положении - ему еще не доводилось проводить поединок в таких стесненных условиях, когда кругом толпятся деревья, кусты, ветки норовят тыкнуть в глаз, и не больно-то размахнешься мечом без того, чтобы не задеть их или само дерево. Победила, конечно, Настя. Но повеселились и размялись славно. Пересмеиваясь и подначивая друг дружку, отправились к роднику. Прихватили по дороге котелок.
   Когда вернулись, Енох еще спал, укрытый плащом. Даньки видно не было. Вандерер развел костер. Настя принялась кашеварить. Вскорости появился и мальчишка. Подсел к костру и стал отогреваться от утренней зябкости, как-то странно поглядывая на девушку. Та заметила бросаемые на нее взгляды и, поймав очередной, коротко спросила:
   - Что?
   Данька немного сконфузился:
   - Нет, ничего. - Но все же не выдержал. - А где ты научилась так, ну, мечом махать?
   Настя засмеялась:
   - Ах, вот оно что! Подглядывал! Ишь ты - "мечом махать". Махать можно палкой. А если только и умеешь, что махать, так нечего за меч и браться. Мечом владеть надо. Понял?
   Данька уважительно кивнул. Видно было, что Настя произвела на мальца сильное впечатление своим мастерством и вознеслась в глазах парнишки на недосягаемую высоту.
   - Я еще никогда не видел, чтобы так мечом, ну это, владели. Да еще баба. Не, я видел, как стражники могут с мечами. Так они ими точно, как палками. Это я теперь понимаю. Когда на ваш бой поглядел. А тогда конечно - ого. И у него тоже очень хорошо получается. - Данька кивнул на Вандерера. - Но ты ваще!
   Настя рассмеялась и насмешливо щелкнула Даньку ложкой по лбу:
   - Эх ты, знаток и ценитель воинских искусств! - Помешав кашу, продолжила. - Отец у меня мастер меча. Понял?
   Данька восторженно закивал. А Настя не спеша облизала ложку и, будто обдумав окончательно какую-то мысль, продолжила, обращаясь уже к подсевшему к костру Еноху:
   - Вы зайдите к нему, переночуете. Вам как раз по пути. Ему интересно будет с тобой поговорить. Сколько себя помню, отец всегда интересовался такими вещами, что ты нам вчера рассказывал. В Выселках спросите Варяга. А то и так идите к дому под скалой с плоской вершиной. Она одна там такая. Не пропустите. Привет передадите от меня.
   Енох неопределенно кивнул головой, поблагодарив за предложение. Осталось непонятным, принял он его или нет.
   Пока каша дозревала над углями, а во втором котелке заваривался травяной чай, Настя произвела поверхностную ревизию обоих их мешков. И со смешком выложила на общий стол не один аккуратненький сверточек. Там обнаружилось: колечко домашней колбаски; три пирожка с требухой; вареные яйца; раздавленный помидор; завявшая зелень. Настя вздохнула:
   - Я свою маму знаю. Она, когда волнуется, всегда норовит сунуть что-нибудь, не подумав. Как еще не успело испортиться на жаре? А главное, ведь и сама не помнит, что положила. Угощайтесь.
   Кашу разделили, остальной снеди тоже не дали пропасть. И пришла пора продолжать путь. Попрощались и разошлись в разные стороны.

19

   Настя вначале шагала бодро и весело, но постепенно стала оглядываться назад и как будто занервничала. Вандерер поинтересовался:
   - Ты чего?
   - Да понимаешь, а если они не заночуют у родителей, мимо пройдут? Где мне тогда искать этого Еноха, если то, что он сказал - правда? Как без него найду вампира? Отец бы все выведал. А я, вот недотепа, на него понадеялась.
   Вандерер, разглядывая приближавшуюся башню, успокоил:
   - Не волнуйся. Он все равно не знает больше, чем сказал. И даже если они мимо Выселок и пройдут, то все равно ведь в Лукоморье попадут. А уж Кот справку надежнее выдаст, где Еноха найти. Енох же может и сам не знать, где окажется через день или месяц.
   Настя даже остановилась, разинув рот, посреди дороги. Проговорила неуверенно:
   - А и верно. Только хорошо ли будет обращаться к Оракулу по таким пустякам?
   Вандерер хмыкнул:
   - У каждого свое понятие важности. Платить деньги, чтобы узнать, будет ли здорова скотина на будущий год, это тебе важно? Нет? А кому-то еще как. Так что не парься.
   - Не что? Не парься? И откуда у тебя словечки такие. Ты меня постоянно удивляешь. То как ребенок, самых простых вещей не знаешь. То такое завернешь, и не поймешь сразу. И имя у тебя такое странное.
   - Ну, не париться, значит не переживать. Насколько у меня странное имя, судить не берусь, только Кот говорил, что в переводе с какого-то там языка оно и означает - Странник. Так что ты, можно сказать, угадала. А откуда у меня, как ты выразилась, "завороты", я не знаю. Может это осколки неприкаянной души, что в это тело незваной вселилась. Если, конечно, это так. А может это лишь отблески сущности, что была хозяином тела. Я не знаю. Но очень хочу узнать. Поэтому и иду к тому мудрецу. Надеюсь, поможет.
   - Вона как! А что за язык? У нас только орки по-свойски разговаривают. Нет, еще у гномов и эльфов есть древние наречия. Но они только магами их используются. А так и по ту сторону гор говорят на одном языке.
   - Да не знаю я. У Кота спросить не удосужился. А у самого на языке только слово "ангельский" почему-то крутится. Кто такие ангелы, не знаешь случайно?
   - Нееет. - Неуверенно протянула Настя. - Хотя есть похожее слово. По звучанию. Ан-хелы. Оно то ли эльфийское, то ли гномье. Из древних наречий. Если я правильно помню, означает оно почти то же, что и слово Аватар.
   - У. От этого не легче. Все еще больше запутывается.
   Тут их резко окликнули из кустов, широким кольцом окружавших подножие старой, очень старой, сторожевой башни.
   - Стой! Кто такие?
   Вандерер с Наташей остановились, пытаясь разглядеть в кустах окликнувшего их. Вандерер отозвался:
   - Путники.
   Из кустов показалась голова. Масляные, бегающие глазки ощупали путешественников, особенно задержавшись на девушке. Затем из кустов, путаясь и запинаясь об густые ветки, неловко выкарабкался весь человек. Выглядел он как-то помято, и не только в отношении одежды. Мешки под глазами, длинный нос, тонкие нервные губы. Форменная фуражка почти висела на оттопыренных ушах. Телосложения среднего, скорее даже тщедушного, с неприятными наглыми и все время бегающими глазками, он бы выглядел скорее дезертиром или разбойником в другом месте и при других обстоятельствах. Но форма стражи, причем из довольно хорошего сукна, хотя и порядком измятая, не оставляла место кривотолкам. Вот только впечатление он производил не очень приятное. У Вана все из того же непонятного "откуда-то" всплыло имя-определение для этого человека - Попандопуло. Утвердившись на ровном месте, тело изрекло:
   - Это мы счас поглядим, что вы за путники. - И уже повысив голос. - Ставр, Слав, ведите их.
   И стражник, неловко придерживая тесак у пояса, рысцой побежал в обход кустов. Из тех же кустов почти бесшумно показались еще двое. Высокий хмурый человек с нашивками сержанта и с ним рядовой. Выглядели они не в пример аккуратнее остановившего путников. Сержант молча указал вслед скачущему, как хромой козел, солдату.
   Обойдя кусты, выбрались на ровную площадку перед башней. Там находилось еще четверо солдат. Сама башня производила впечатление незыблемости и мощи. У основания диаметром метров двадцать, усиленная контрфорсами, она, чуть сужаясь кверху и лишь у самой верхушки расширяясь обзорной площадкой, возносилась высоко над деревьями, обеспечивая отличный обзор с верхней, открытой площадки. Сложена башня была из огромных каменных блоков, немного шероховато, но ровно обтесанных и идеально пригнанных. Если бы не небольшая выпуклость самих блоков, места стыков можно было бы и не заметить. А так башня выглядела как покрытое от холода пупырышками тело. Только почти черное от времени и местами с пятнами мха. Вход в башню создавал иллюзию мышиной норки, настолько низким и узким был сводчатый проем. Несмотря на яркое солнце, свет терялся в его глубине, выхватив у тени лишь часть толстенной стены. Двери не было. Видимо время лучше расправилось с деревом, чем с камнем, и их не стали восстанавливать. За ненадобностью.
   Из проема на свет вышел человек в офицерском мундире. В очень дорогом мундире, но и очень мятом. Рост чуть ниже среднего. С виду лет двадцати пяти, но с уже хорошо оформившимся брюшком и начавшим проявляться вторым подбородком на холеном лице. Лицо было бы даже приятным, если бы не застывшая маска высокомерия.
   Подойдя поближе, офицер остановился и, брезгливо скривив губу, принялся разглядывать путников. Рядом с ним, всем своим видом выражая готовность услужить, переминался давешний крикун. Подошел еще человек в форме стражи, но со знаками отличия мага. Сержант с солдатом отошли шагов на шесть назад. Поднявшаяся при появлении офицера тройка солдат вытянулась во фрунт под стеной башни.
   Настя скинула с плеч мешок и поставила его у ног, со скрытой усмешкой разглядывая офицера. Вандерер последовал ее примеру и тоже избавился от тяжести за плечами. Офицерик - по первому впечатлению, а оно очень часто оказывается наиболее верным, на иное название он не тянул - прогундосил:
   - Таак! Контрабандисты, значит?
   Такое начало разговора Насте явно не понравилась и она начала хмуриться.
   - Во-первых, если ты на службе, ты должен представиться, прежде чем задавать вопросы. А во-вторых - где ты видел настолько тупых контрабандистов, чтобы поперлись прямо через заставу, как будто других путей нету?
   Офицер выпучил на девушку глаза, но в следующую минуту заорал, переходя на визг:
   - Молчать! Совсем обнаглели тут без твердой руки. Я вас научу закон уважать! Сержант - обыскать мешки и этих двоих тоже. - Он тыкнул толстеньким коротким пальчиком в путешественников.
   Хмурый сержант ошарашено уставился не офицера. Настя вспылила:
   - Чего? Не много ли на себя берешь?
   - Я сказал молчать! - опять завизжал офицерик. - И заберите у них оружие.
   Вот тут Настя уже взбеленилась
   - Да ты, никак, совсем на голову больной. В приграничье по своему произволу пытаться обезоружить местную жительницу и Аватара. Ну да я тебе сейчас и голову полечу и другое место.
   Она тихо бросила Вандереру:
   - Только без оружия.
   Сама же подняла с земли валявшуюся здесь палку и шагнула к офицеру. Вандерер попытался отрезать от нее крикуна и мага.
   Офицерик уже верещал, вытаскивая меч:
   - Взяяять! Сучьи дети!
   Крикун успел выхватить меч и замахнуться, бросившись на девушку. Та легко увернулась, уйдя от удара, а подоспевший Аватар поддал такого пинка под зад незадачливому мечнику, что тот, выронив оружие, кубарем прокатился до стены башни и ровненько впечатался в нее темечком, выбыв из схватки. Удачно вышло. Видя такое дело, вмешался маг. Вандерер почувствовал характерное для заклятия Рассоединения покалывание за ушами. Он только ухмыльнулся, быстро идя на мага. Тот выпучил глаза, теряя драгоценные секунды, а затем повторил заклятие второй раз. Вандерер проговорил:
   - Спасибо, давно чесалось. - И познакомил свой кулак с переносицей мага.
   К его удивлению, довольно крепкий с виду мужчина, тут же ушел в аут. Видимо, непривычна оказалась переносица мага к близкому знакомству с чужими крепкими кулаками.
   Вандерер огляделся, одновременно услышал окрик сержанта на солдат:
   - Стоять! Назад!
   Солдаты, не очень-то шустро кинувшиеся выполнять приказ офицера "Взяяять! ", мгновенно отреагировали, вернувшись на исходную.
   Настя, перед этим выбив у офицера палкой оружие, ею же ловко свалила его ударом под колени, заставив упасть на них. Палка свистнула в воздухе, принудив того пригнуться к земле, спасая голову. Девушка тут же воспользовалась этим, и, зажав уши офицерика у себя между колен, принялась рьяно охаживать его зад своим суковатым оружием, что-то при этом приговаривая и не обращая внимания на вопли, издаваемые наказуемым. Ван опасливо окинул взглядом вдруг присмиревшее воинство. К своему удивлению, заметил, что лицо сержанта больше не было хмурым. На нем отражался почти детский восторг в смеси с полным удовлетворением жизнью. Видать крепко его допек этот хлыщ.
   Когда Настя наконец закончила экзекуцию, офицерик вначале как был на карачках, так и рванул ко входу в башню. На полпути кое-как поднялся на две конечности, и держась за пострадавшие окорочка, припустил изо всех сил, скрывшись внутри. Там хлопнуло деревом о камень и лязгнуло железо. Видимо внутреннюю дверь не поленились восстановить и запор там был.
   Сержант с сожалением вздохнул и принялся командовать:
   - Ну что встали столбом? Приведите в чувство этих двоих. - Он указал на лежавших в отключке. Затем обратился к путникам. - А вы хватайте свои манатки и за мной.
   Не дожидаясь реакции, зашагал в направлении дороги. Путешественники не заставили себя ждать. Выйдя за периметр кустов, сержант оглянулся, и, улыбнувшись, сказал:
   - Здорово ты его. Этого дурня к нам из столицы прислали. Натворил там чего-то. И не поймешь, то ли в наказание к нам, то ли от греха подальше. Сынок какой-то шишки. За неделю всех достать успел. Ну да теперь-то присмиреет. Я позабочусь.
   - А у тебя неприятностей не будет? Ну там, невыполнение приказа, или что еще? - Поинтересовался Вандерер.
   - Это у него неприятности могут быть. Надо же умудриться, за раз нарушить столько пунктов устава! Да твоя девушка, видимо, знает. Но он навряд ли докладывать решиться. Такие как он, свою мнимую "честь" высоко ставят. Не захочет позориться. Это ж если кто узнает что его девчушка за здорово живешь выпорола на виду у всей заставы - ого-го! А я еще и в цвете ему распишу, что получится, если в гарнизоне про знают. Так что теперь вот он у меня где. - Сержант сжал увесистый кулачище. - Пусть этот столичный хлыщ вино трескает со своим денщиком, и не лезет в дела службы. Где это видано, чтобы какой-то денщик сержантами помыкал?
   Дорога спустилась с вершины холма, на котором стояла черным монументом башня, и выбралась из кустов на обрывистый берег речушки. Довольно широкая здесь речка пенила на камнях мелкого русла, местами выныривающих из воды.
   Сержант остановился и указал на бурун почти на середине:
   - Видите вон тот камень? Как спуститесь по дороге к реке, на него держите. От него пойдете вон на ту, самую кудрявую, иву на другом берегу. Не доходя метров пять до берега, возьмите правее, а то там яма. А так здесь мелко. И яй... Гм. Короче, выше колена будет. Как дойдете до рощицы, огибайте ее не по дороге, а справа. Там тропка отыщется. По ней добрый кусок срежете. Счастливого пути.
   И сержант, улыбнувшись путникам, а больше Насте, развернулся и споро зашагал обратно.
   Следуя рядом с девушкой по подсказанной стражником тропке, Вандерер спросил:
   - И что это на тебя нашло, что ты в драку полезла?
   Настя пожала плечами:
   - Да где это видано, честных людей ни с того ни с сего в контрабандисты записывать? Да еще у приграничника оружие забирать. Нет, если бы он представился, как положено, и вообще соблюдал необходимые формальности, я бы еще подумала. Тогда можно было и за сопротивление страже схлопотать. А так получился чисто частный конфликт. И без применения оружия. Если бы мы хотя бы нож обнажили, можно было расценить как нападение на стражу. А это уже серьезное преступление. А розга за оружие никак не сойдет.
   - Да уж, хороша розга! Суковатая палка. У него, небось, от сучков вся задница в занозах. - Захохотал Аватар.
   Настя тоже заливисто рассмеялась.
   - Если не окончательный дурак, занозы ему про науку мою напоминать будут. А если беспросветный, то таким и помрет. Скажи лучше, чем тебя маг приложить пытался? И как случилось, что это на тебя не подействовало?
   - Ты почувствовала?
   Настя кивнула.
   - Да моим "лекарством" пробовал меня остановить. Рассоединением. Аж два раза.
   - Значит, он рыбу утопить хотел? Весело получилось.
   - Да, забавно. А как у тебя выходит чувствовать магию? Это что, у вас фамильное?
   - Нет. Меня папка научил. Если хочешь, я тебя тоже научу.
   - Хочу, конечно. А магичить ты тоже можешь?
   - Нет. Этого нет. Вернее очень немного. Это вроде и волшебством не считается. Ну, там, толкнуть на расстоянии, или костер без ничего разжечь, или силу в меч влить, чтобы доспех рассечь. Меня отец всему учил, что сам знал. Только раньше у меня сил не было, чтобы это делать. А сейчас... И правда, теперь-то должно получиться. Вот я дуреха, ведь и не задумалась раньше, пока разговор не зашел. Ну-ка.
   Девушка на миг замерла, а затем резко выбросила руку вперед, будто толкая что-то. Метрах в трех впереди стояло сухое дерево. Редкие сохранившиеся на нем ветки были толщиной с запястье Вандерера. И вот такой сук вдруг с сухим хлопком обломился и отлетел далеко в сторону.
   - Ой! - Настя испуганно спрятала руку за спину, как нашкодившая девочка.
   Вид у нее был комичный в этот момент и Вандерер рассмеялся. Настя стрельнула на него глазом.
   - Я только пошевелить его хотела. А оно...
   - Придется потренироваться, а то пришибешь кого ненароком. Оправдывайся потом, что только по головке погладить хотела. - Аватар опять заржал.
   - Да ну тебя! - Настя махнула на Вана рукой и тут же испуганно ее отдернула. Рассмеялась сама. На привале она попробовала таким способом разжечь костер. Дрова мгновенно превратились в золу. Вандерер, шутливо бубня про переделанных магичек, пошел собирать новые.
   К вечеру вышли к селу. По дороге вдалеке и раньше виднелись села и засеянные поля. Местами наблюдалась и уборочная суета. Хоть до темноты и можно было отмотать еще не одну версту, но решили, что спешить им особо некуда и попросились на ночевку в первую попавшуюся избу. Им предложили сеновал бесплатно и ужин за одну монету. Чего еще надо скромным путешественникам?
   Вандерер не сразу сообразил, чего не хватает в облике этого села. Вроде бы и домики такие же, и огороды при усадьбе. Но чего-то не хватало как будто. Когда поделился своими затруднениями с Настей, она весело сообщила ему, что он самый настоящий ротозей, потому что только ротозей мог не заметить отсутствия оборонительных сооружений вокруг села. Вернее что-то вроде оплывшего земляного вала еще просматривалось местами, но в очень плачевном состоянии. А дальше, просветила его Настя, за Гадиром, в центральных областях королевства, и этого не увидишь. Да и у них в приграничье не особо боевые укрепления. Спокойная жизнь расслабляет. Это по границе с Дикими Землями настоящие крепости стоят. Там от них жизнь зависит. А здесь давно спокойно. Вот та же сторожевая башня, у которой они так повеселились, теперь почти никакой роли и не играет. Просто служит базой для стражи, которая постоянно там не стоит, а бывает больше наездами, по какому-то там их графику. А раньше она первая встречала натиск из Диких земель. Да-да, за нею, где сейчас приграничье, были Дикие Земли. И эльфы сами отбивались от исчадий тумана. И гномы на другом краю королевства тоже. Это сейчас эти народы за спиной у людей. А раньше каждый был сам за себя. Нет, конечно, помогали друг дружке в тяжелую минуту. Как без этого. Если у соседа овин сгорит, может пожар и на твое подворье перекинуться. Да и сейчас старый договор соблюдается. А башни эти в незапамятные времена гномы строили. Вот эта очень удачно брод защищала. А всего их очень много почти правильным полукругом построено. И в те времена ограничивали они всю ойкумену от тумана. Ну а потом потихоньку отвоевали люди у Диких Земель себе место. Одомашнили эту землю. Так по кусочкам и прирастала Ойкумена. Главное в области бродячих городов не соваться. Там только жизни положишь. А если в других местах отвоюешь, да сольется это в полосу, город сам и отступит. Говорят, поколений десять тому назад, а может и больше, тогдашний король заключил перемирие с Гамером и бросил все свои войска, и даже ополчение, на Дикие земли. Очень хотелось ему разом удвоить, а то и утроить свои владения. Только все наоборот получилось. Чем сильнее давили люди на Дикие Земли, тем чувствительнее получали сдачи. В конце концов, видимо пережали пружину. И она лопнула. И отбросила их опять к древней границе, к черным сторожевым башням. Еле зверье из тумана на этом рубеже сдержали ценой многих и многих жизней. И опять затянул туман ранее возделанные поля и выстроенные городки и села. И не только здесь, но и в загорье. Поговаривают, будто при строительстве в башни колдовство древнее заложено, что не по нраву тварям из тумана. Только нынешние маги не находят в них никакой волшбы. Что за бродячие города? В другой раз расскажу. Сейчас глазки слипаются, мочи нет. Ага. И тебе спокойной ночи.

20

   Вандерер проснулся как всегда рано. Сквозь щели сеновала едва только начала проникать внутрь предрассветная серость. И тут же запутывалась в пьянящем аромате свежего сена, опьяненная, опускалась на мягкое душистое ложе и не желала больше менять оттенок. Аватар понял странное поведение утреннего света, лишь выглянув наружу. Утро зарождалось пасмурное. Небо не было сплошь затянуто тучами, но десант решительных хмурых облаков уже захватил плацдарм на доброй половине его и продолжал наступление, готовясь встречать основные силы.
   Возвращаясь с пробежки, Вандерер увидел в воротах сеновала потягивающуюся Настю с мечом под мышкой. Во дворе уже суетился хозяин, запрягая вола в телегу и озабоченно поглядывая на небо и хмурясь вместе с ним. Понятное дело - не успели начать жать, а жнивень уже и сюрприз в виде плохой погоды подготовил. Тут день год кормит, а может статься придется его потерять из-за этого нежеланного и сомнительного "подарка". Ну а вдруг прогонит ветер тучи, не даст пролиться дождю? Нечего ждать по-пустому. В поле посмотрим.
   Немного поспарринговав на виду у неодобрительно поглядывавшего на них хозяина, путники стали собираться в дорогу. Да и что им собираться? Меч в ножны да мешок за спину - и можно шагать.
   Солнце сонно проглядывало сквозь небольшие разрывы облаков. Но веки, сформированные из них, все утяжелялись, смыкаясь все чаще. Наконец, не в силах противиться дреме, они смежились окончательно. Тяжелые облака налились чернотой и переплавились в тучи. Начал накрапывать мелкий дождик. Пришлось развернуть плащи. Постепенно дорога раскисала, и идти становилось трудно. Грязь налипала на сапоги, делая их тяжелыми, ноги скользили.
   Мелкий сеющий дождь так и не перешел ни во что более серьезное, но и утихать не собирался. В толстых животах темных туч влаги было вдосталь, но они не собирались отдавать ее разом, растягивая удовольствие.
   Из-за дождя и раскисшей дороги до темноты добраться в Данаприс не успели. Пришлось заночевать в лесу. Выбрали невдалеке от дороги старый раскидистый дуб, чья густая крона почти не пропускала воду. Хотя редкие, но зато очень крупные капли проникали и сюда. Плащ Вандерера не выдержал испытания столь продолжительным дождем и промок насквозь. Зато более тонкий плащ Насти даже на ощупь казался сухим. Изделие эльфов было на высоте.
   Дрова, конечно, сухостью не отличались. Но Настя поднесла к куче сочащихся влагой хворостин ладонь, попутно пытаясь втолковать Вандереру что и как она делает, и та вначале запарила, а затем взялась веселым пламенем. Сырые сучья шипели и трещали, недовольные сменой объятий стихии воды на стихию огня. Настя занялась ужином, а Вандерер развесил сушиться плащ и наполовину мокрую рубаху, предварительно переодевшись. Благо мешки догадались в дороге укрыть под плащами и их содержимое не пострадало.
   После ужина Настя попросила Вандерера вырезать несколько колышков, два больших и четыре поменьше. А затем он стал свидетелем трансформации ее плаща в палатку. Кое что отстегнуть, завернуть, раскинуть, зафиксировать колышками и - оп-ля - под дубом стоит маленькая палатка. И не только треугольник стен защищает от дождя, но и дно от земляной сырости. Одному в ней даже роскошно, а вдвоем немного тесновато. Одно одеяло постелили на дно палатки - все же земля холодновата да и не перина по мягкости. Вторым решили накрываться. Похудевшие мешки положили вместо подушек. Заползли внутрь и Настя, проделав еще пару манипуляций, превратила капюшон в полог палатки.
   - Так что ты там вчера у меня спрашивал? Про бродячие города? Это одна из великих загадок Ойкумены. На двух ее противоположных сторонах, примерно на севере и юге, на Диких Землях, в тумане, отчаянные путешественники порой натыкаются на город. Иногда он буквально в сотне шагов от границы тумана, иногда в нескольких километрах. Сегодня здесь, завтра на полсотни верст в сторону. Те, кому посчастливилось вернуться из города, по-разному описывают его. Кто-то бродил по развалинам, кто-то по совершенно целому, но пустому городу, кому-то он предстал вообще в неописуемом образе.
   В районе города тварей всегда больше и они агрессивнее. Но большой отряд еще никогда не находил город и не возвращался без потерь. Только небольшим командам да одиночкам удавалось найти город и вернуться. И еще меньшее количество счастливчиков может похвастать вынесенным оттуда артефактом. А еще меньше знает для чего он нужен и как им воспользоваться. Но несмотря на это, люди не перестают шастать туда, в надежде найти что-то такое, что ... Ну, это, обогатит их, или сделает их могущественными, или счастливыми... Много легенд ходит про города...Только никто не знает, что в них правда... Только...
   Паузы между предложениями и словами становились все больше, пока, наконец, сонный голос не умолк на полуслове.
   Вандерер открыл глаза и испуганно отдернул руку, до этого покоившуюся на груди свернувшейся калачиком девушки. Все одеяло он стянул на себя. Черт, обниматься во сне вздумал. Наверное, приснилось что-то. Точно. Снилось, что спит в постели со своей женой. То есть не он со своей женой спит в одной постели, а тот, который хозяин. Чего хозяин-то? Тела? Ну, это мы еще посмотрим. Вандерер укрыл Настю одеялом и принялся выбираться из палатки. А все же интересно получается. Что получается? А то, что если верить своим снам, то и у этих, которые полубоги, есть семьи, дети. Может быть, даже все как у людей.
   Лес встретил его вымытым, с потрясающим запахом свежести с небольшой примесью прелой листвы. Ночью дождь перестал, неба из-за густых крон деревьев видно не было, но освещение не оставляло сомнений, что ветер угнал стадо туч на другое пастбище, очистив свод небес.
   Возвращаясь с пробежки, Ван почувствовал запах дыма. Ага, значит Настя уже тоже встала и теперь готовит завтрак. И тут из-за дерева метнулась тень и распорол упругий воздух росчерк стали. Мышцы сами бросили тело в сторону а рука попыталась извлечь меч из ножен и... И Вандерер с ужасом вспомнил, что сегодня решил не брать меч с собой, потому что сразу забыл его в палатке, а возвращаться не стал, чтобы не потревожить Настин сон. Разворачиваясь после прыжка в сторону неожиданного противника, Вандерер услышал заразительный смех девушки. Это она его напугала. Конечно, он рассердился. Вначале. Но потом решил, что сердиться, в общем-то, надо лишь на себя.
   К обеду путешественники добрались, наконец, до города Данаприс. Вандерер впервые видел настоящий город. Массивные стены, сложенные из серого камня, поднимались на высоту метров в пятнадцать. Над ними высились башни с крытыми черепицей крышами. Узкие ворота, едва проехать одной телеге, вели внутрь. Над сдвоенными надвратными башнями развевалось знамя королевства. Два стражника рядом с распахнутыми воротами сонно клевали носами, опираясь на пики. Редкие прохожие совершенно не обращали на них внимания.
   Пройдя под аркой ворот метра три, Вандерер с Настей оказались на довольно обширной площади. Направо и налево от ворот убегали вдоль стены широкие улицы. Еще две, уже более узкие, отходили от противоположных углов площади, охватывая высокое, в четыре этажа, здание на том краю привратной площади. Здание имело узкие окна-бойницы, как и два других длинных двухэтажных дома, тянущихся вдоль мощеной булыжником площади.
   По площади сновали люди, слышались выкрики лоточников. С возов кто-то продавал что-то.
   - Куда теперь? - озадачился Вандерер.
   - Нам через площадь. В любую из двух улиц. Там за этим домом они сходятся вместе. Эти вот длинные дома - казармы для солдат и стражи. Нам дальше. Гномий банк и станция, откуда кареты отправляются, находятся на круглой площади. Это в центре. Перед замком. Я здесь с отцом бывала.
   Вандерер глазел по сторонам, рассматривая высокие каменные дома. Меньше чем в два этажа строений видно не было. Архитектура изяществом не блистала, но зато построено было основательно и надежно. Местами за окнами на высоте второго и третьего этажей, на натянутых веревках сохло белье. Обе узкие улицы, едва двум повозкам разминуться, слившись в одну, значительно набрали в ширине, и теперь просторная мощеная булыжником улица прямо вела их к центру. Дальше были заметны следы переделок - на некоторых домах надстроены новые этажи. Вандерер насчитал уже пять в одном из домов. Часто попадались вывески над входами. Иногда было написано, а чаще нарисовано, кто и что может предложить. Местами прямо под вывеской сидел сам хозяин заведения. Вон как тот сапожник, обтачивающий только что прибитый каблук. Городок был небольшой, и улица быстренько вывела их к центру, раздавшись круглой маленькой площадью. Дома выстроились кружком вокруг свободного пространства с дощатой площадкой на невысоком, по колено, каменном пьедестале.
   - Это осадный колодец. - Пояснила Настя.
   Прямо за ним поднимались высокие стены твердыни этой крепости. Из ее сердца вырастал шпиль башни последней надежды, господствуя над всем городом.
   Настя свернула налево и через два дома нырнула в арку, устроенную прямо в стене. Широкий проем, пятеро человек свободно могли идти в ряд, вывел их во внутренний дворик. Подойдя к первой двери из четырех, девушка дернула за шнурок. Некоторое время ничего не происходило, потом изнутри послышались шаги, и небольшое окошко в двери открылось. В темноте помещения сложно было разглядеть лицо, но принадлежало оно гному. Низкий голос нелюбезно спросил:
   - Чо надо?
   - Здравствуй. Нам нужны билеты до Кива на ближайший рейс.
   - Ааа... - Все так же нелюбезно протянул гном. - Билеты, значить. До Кива.
   В голосе чувствовалось какое-то сомнение. Гном попытался получше рассмотреть путешественников через окошко, но потом отпер дверь и вышел наружу. Если не считать всклокоченной бороды, которой заросло почти все лицо, и из которой торчал только нос, да поблескивали глаза, ничего особенного в облике гнома не было. Гном как гном. Одетый в светлую рубаху и короткую жилетку да порты, заправленные в коротенькие сапоги. Он внимательно рассмотрел путников, спросил:
   - Только с дороги? Откуда притопали?
   - Из приграничья. С Выселок.
   - Ага. А железки за спиной так просто таскаете, или знаете, за какой конец их держать надобно? - Глазки гнома хитро сощурились.
   Настя даже встала прямее, но ответила спокойно:
   - Знаем. А тебе что за дело до наших умений?
   - Так разбойнички пошаливать стали. Неспокойно нынче на дороге. Может, погодите до другого рейса?
   - И почем ты знаешь, на какой рейс они нападать станут? Может нам тут до зимы сидеть? Нет, недосуг.
   - Так-то оно так. - Гном поскреб косматую голову. - Только охрана в энтот раз слабовата. Кабы не надобность, отложили бы поездку. Ну так что?
   Вандерер обеспокоенно потянул Настю за рукав, понизил голос:
   - Насть, может и правда, обождем? Не стал бы он, за здорово живешь отговаривать, прибыль терять.
   Девушка коротко глянула на спутника и опять повернулась к гному.
   - Нет, мы хотим ехать этим рейсом.
   Тот развел руками:
   - Ну, воля ваша. Только я вас предупредил. И попомните мое слово, сударыня, зря вы не послушались меня и этого молодого человека. Будем оформлять?
   - Чему бывать, того не миновать. У каждого свой резон спешить. Оформляйте.
   Гном посторонился, открывая проход внутрь:
   - Тогда прошу войти. Оплачивать будете наличными?
   - Нет, со счета.
   Все вошли в небольшую комнатку, перегороженную стойкой высотой со стол и крупной решеткой. Гном запер за ними дверь, прошел за стойку и закрыл проход. Указал на стулья перед стойкой и, дождавшись, когда посетители усядутся, сел сам.
   - Итак, уважаемые, кто оплачивает проезд? - он выжидательно смотрел на Вандерера.
   Но тот не отреагировал, разглядывая помещение. Отозвалась Настя.
   - Прошу снять с моего счета сумму необходимую для проезда.
   Гном протянул ей перо и бумагу:
   - Укажи необходимые сведения.
   Настя быстро что-то написала на листочке и вернула его гному.
   Тот попросил обождать и вышел. Разглядывать в комнате с голыми каменными стенами было нечего, и Вандерер обратился к Насте:
   - Это и есть банк гномов?
   - Нет. - Девушка улыбнулась. - Это лишь транспортная контора и почта. Ты не заметил вывеску рядом с аркой. Банк за той шикарной дверью прямо напротив нее. Там все роскошно. Меня отец в Данаприс три года назад привозил. Тогда и счет открыл на мое имя. Он считает, что всегда надо верить и надеяться на лучшее. Тогда и добро к тебе лицом повернется. А если даже в хорошем будешь выискивать плохое, то так и станется, как ищешь. А ты как думаешь?
   - Наверное, он прав.
   Ждать пришлось довольно долго. Но наконец гном вернулся. Присел на свое место и, доставая два бланка, пробубнил:
   - Все в порядке. Билеты оплачены. Вам сделана скидка за оплату с банковского счета и за риск. К сожалению, страховка на этот рейс не действует. Отправление кареты послезавтра утром. Не опаздывайте.
   С этими словами он шлепнул печать на каждый бланк и протянул билеты людям.
   - Счастливого пути.
   Они поблагодарили и направились к выходу, обождав там, пока им откроют дверь.

21

   Вернувшись на площадь, Настя повертела головой и указала рукой на противоположную сторону.
   - Мы с отцом вон в той гостинице останавливались. Город хоть и небольшой, однако здесь еще две гостиницы есть. Но в них нет мыльни. А тащиться сейчас через город до бани мне совсем не хочется. А вот залезть в бадейку с горячей водичкой очень даже хочется. К тому же в бане бадейки маленькие, не окунешься. Да я и не знаю, сегодня там банный день или нет. А здесь - красота.
   И она потащила Вандерера через площадь. Над входом висела большая доска, на которой цветными красками была каллиграфическим почерком выведена надпись "Жигимонт". За дверью оказалось просторное помещение, уставленное столами и тяжеленными даже на вид лавками. На столах красовались синие скатерти. Слева почти от дверей тянулась длинная стойка, отшлифованная до лакового блеска кружками, руками и рукавами. Дальше виднелась широкая лестница на второй этаж.
   Вандереру подобные заведения почему-то всегда представлялись полутемными. Но здесь света хватало с избытком, он лился из больших окон в правой стене. За несколькими столами люди обедали, Вандерер заметил даже бледное лицо эльфа. Но большая часть зала пустовала. Две девушки - официантки болтали о чем-то у дальнего конца стойки, где имелся проход на кухню, не выпуская из виду посетителей. За стойкой, на фоне разнокалиберных бутылок, красовался упитанный гладковыбритый мужчина неопределенного возраста. Он что-то аккуратно вписывал во внушительных размеров книгу.
   Вандерер с Настей подошли к стойке и поздоровались.
   - И вам здравствовать. Чем могу услужить?
   - Мы бы хотели остановиться у вас до послезавтрашнего утра. Есть у вас комнаты?
   - Как не быть. Вам номер один или предпочитаете по раздельности?
   - Эээ... Два. Нам две комнаты. Поскромнее.
   - Прекрасно. Обедать будете?
   - Да. Но сначала хотелось ополоснуться с дороги. У вас ведь еще есть мыльня?
   - Конечно! Лучшая во всем городе! А вы, видимо, не впервые у нас? Случалось бывать?
   - Было дело.
   - Рад приветствовать постоянных клиентов. Деньги попрошу вперед.
   - Разумеется. Вот, держи. - Настя отсчитала требуемую сумму.
   - Благодарю. Стол будет готов, как только вы освежитесь. - Хозяин обернулся к проходу на кухню и громко позвал:
   - Васька!
   Оттуда высунулась лохматая голова паренька лет двенадцати.
   - Покажи гостям их комнаты и отведи в мыльню. Хорошего отдыха.
   Мальчонка подхватил брошенные ему большие железные ключи с бирками на веревочках и, поигрывая ими, поскакал по лестнице наверх. За ним поднялись и наши путники. Наверху им открылся узкий длинный коридор, оканчивавшийся окном, которое сейчас служило единственным источником света. По стенам висели плошки с потушенными свечами. По бокам в коридор выходили двери номеров. Открывались они внутрь комнат, иначе по коридору было бы сложно передвигаться. Проводник открыл ключами две соседние двери и передал ключи постояльцам, а сам шустренько покатился по лестнице под окном вниз, буркнув на ходу:
   - Я вас внизу ждать буду.
   В комнате помещалась узкая деревянная койка, табурет и малюсенький столик за спинкой кровати, у окна. Окно было приоткрыто, и легкий ветерок поигрывал занавеской. У входа, на настенной полке, стоял кувшин с водой и небольшая бадейка на полу. Стены были зашиты деревом. Вот и вся обстановка.
   Вандерер снял с плеч мешок, ножны с мечом. Из мешка извлек смену чистого белья и полотенце. Подумав, решил дать девушке время и дождаться ее здесь. Но не успел подойти к окну, как в дверь просунулась Настина голова и возмущенно спросила:
   - Ты чего копаешься? Пошли.
   Мальчишка сидел на последней ступеньке лестницы и пытался жонглировать двумя камешками. Он провел их по коридору в мыльню и крикнул в открытую дверь:
   - Теть Тась! Принимай клиентов.
   Открылась другая дверь, и оттуда, в клубах пара, показалась дородная женщина в одном халате.
   - Ты сам бы зашел, помылся хоть раз в неделю. Чай не за деньги.
   - Я потом.
   - Ага, знаю я твое потом. Из речки вас не вытащить, а в мыльню не затащить, сорванцы. Вы на нас не обращайте внимания, - обратилась она к вновь прибывшим, - проходите, раздевайтесь.
   - Теть Тась, - послышался удаляющийся голос мальчишки, - ты знаешь почему бер такой здоровый? Потому что не моется!
   - Ага, здоровяк выискался. Как ты моешься, так уже должен был быть здоровее ведмедя. А тебя вошь хворостиной перешибет.
   - Неправда! - послышалось издалека.
   Женщина притворила дверь в коридор и повернулась к гостям.
   - Племянник это. Никакими силами не заставить даже голову вымыть. Ой, да что ж я... Если нужно постирать одежку, давайте. По монете с человека. У нас тут и прачечная есть. Как разденетесь, вон в ту дверцу проходите, там вас встретят.
   Вандерер быстренько разделся и, стараясь не смотреть на разоблачавшуюся девушку, открыл указанную дверь. За ней находилось довольно просторное помещение, жаркое и влажное. С одной стороны по кругу стояли на подставках около десяти больших деревянных бадей. Из другой стены торчали две трубы с какими-то хитрыми деревянными запорами. От каждой трубы отходил деревянный вращающийся лоток, по которому вода доставлялась поочередно в бадьи. В крайних бадьях нежились две упитанные женщины, о чем-то негромко беседуя. Пожилой мужчина сидел через две пустые бадьи от них, запрокинув голову и положив руки на бортики. В помещении еще находилась женщина из обслуги, в коротком халатике выше колена. Она как раз закончила наполнять водой бадью через одну от мужчины и передвинула лоток на соседнюю. Увидев Вандерера, она улыбнулась и произнесла довольно приятным низким голосом:
   - Эта - для тебя. Сейчас мыло с мочалкой подам.
   Вандерер быстренько залез в предложенную бадью. Она имела овальную форму и в сидячем положении бортики находились немного ниже подмышек. Служительница вернулась из угла за спинами моющихся, где были устроены полки, и положила на дощечку в ногах бадьи маленький кусочек душистого мыла и свежую мочалку из какой-то жесткой травы.
   - Как водичка? Может горяченькой или холодненькой добавить? Нет? Если что нужно - зови.
   И она переключилась на вошедшую Настю.
   Вандерер уже свыкся с нравами этого мира. Но смотреть прямо на свою голую спутницу все же стеснялся. Он много раз задавался вопросом - откуда у него отличные от живущих здесь людей понятия о том, что прилично, а что нет? Но, естественно, ответа не находил.
   Настя со стоном удовольствия погрузилась в свою ванну. С головой ушла в воду, выставив над поверхностью коленки. Вернулась в сидячее положение, отфыркиваясь.
   - Ух, хорошо! - сказала, убирая мокрую прядь с лица.
   В Выселках летом баню топили через две недели. Считалось, что нечего зря переводить дрова, если можно хоть каждый день в озере плескаться.
   - Ну как тебе здешняя мыльня? - спросила, обращаясь к Вандереру.
   - Здорово. Но откуда здесь берется вода? Река далеко, из колодца не натаскаешься. А ее здесь явно не экономят. Да и помои куда-то девать надо.
   - Ну, ты мастер задавать вопросы! Я здесь второй раз блаженствую, а и в голову не приходило поинтересоваться. Есть и есть. Наверное, волшебство.
   - Вы в чем-то правы, леди. - Подал голос мужчина. - Любая хорошо продуманная и выполненная мастерски технология практически неотличима, и в чем-то сродни волшебству. - Он повернул голову к нашим героям и с интересом их рассматривал. - Я прошу великодушно меня простить за то, что вмешиваюсь в ваш разговор, но если вам будет угодно, я смогу удовлетворить твое любопытство, молодой человек.
   И мужчина выжидающе замолчал. Вандерер поспешил кивнуть, а Настя благосклонно произнесла:
   - Будьте так любезны. Только вовсе я не леди. Просто деревенская девчонка.
   - О, леди, в таком месте и в таком виде все, особенно такие прелестные и молодые, безусловно - леди. Когда сбрасываются покровы, все становятся равны, хотя не все это признают. Тут уж не чины и звания правят бал. Но я начал совсем о другом. Так вот, лет семь назад появился у нас новый градоуправитель, и как повелось, лорд всех земель прилегающих. Уж как добилась эта сиятельная личность высот таких, не скажу, не знаю просто. Но проявила на этом посту она себя очень даже хорошо. В казне, как обычно, денежки лишней не водится. Так он свою мошну не пожалел напрячь. Да еще как! Приглашены были гномы! Гномы строители признанные, тут говорить нечего. Но просидели они в замке неделю целую, решая вопросы нового строительства, невиданного. А потом набежало их народу сюда - я раньше разом столько и людей-то не видел. Перерыли весь город напрочь. На реке строительство начали. Вы, видимо, от границы пришли, из других ворот не выходили. Иначе бы заметили достопримечательность нашу - большое водяное колесо. Река сама его крутит, сама ведра наполняет, сама их поднимает и выливает куда нужно. А дальше вода по трубам бежит туда, куда их проложили. Ну, замок, центр города, дома людей именитых - понятно. Хотя некоторые поостереглись, не захотели новшеств, и теперь локти кусают. Так ведь и в самых неимущих районах, пусть не в домах, так на улице, дабы каждый желающий мог воспользоваться, краны стоят. Но ведь доставить воду это полдела. С этим ранее и водовозы неплохо справлялись. А вот куда девать использованную воду? Под мостовыми вырыли канавы, обложили их камнем, сверху закрыли каменными плитами. И даже люки для чистки предусмотрели. Все честь по чести. Теперь помои сбегают по этим канавам и сбрасываются в реку ниже по течению. В каждом дворе стоит нужник над сточной канавой. Если раньше недобросовестные граждане запросто могли угостить прохожих содержимым ночного горшка, то теперь все - указом лорда за это полагается наказание. Поначалу в тюрьме неделю держали, а потом придумали использовать провинившихся для чистки канализации. Стража доставляет к месту, и ты под наблюдением лезешь туда, чистишь. Представляете аромат, который исходит от человека после путешествия в фекалиях? Разом все сознательными стали. Вот.
   Мужчина намылил мочалку и, присев на досточку, принялся тереть ей худощавое тело. Тут же подошла служительница и предложила потереть спину. Тот благосклонно согласился. И продолжил, иногда покряхтывая от удовольствия:
   - Так что у нас в городе единственный во всем королевстве, насколько я знаю, водопровод и канализация. Даже в столице такого нет. Вот так, милостивые государи.
   - И кто же этот достойный лорд? - спросил Вандерер.
   - Как, вы не знаете? - Изумился словоохотливый собеседник. - Лорд Саурон99 является представителем вашего племени, молодой человек. Аватар. Очень много для города сделал. Как в плане материальном, так и в плане культурном. Вот взять хотя бы мое ремесло. Прошу прощения, не припомню, представлялся я вам или нет? Нет?
   Собеседник встал в своей бадье и по этикету поклонился молодым людям. Выглядел он при этой церемонии в совершенно голом виде настолько потешно, что Вандерер едва сдержал улыбку. Настя же вынуждена была нырнуть, и из ее бадьи слышалось только бульканье.
   - Библиотекарь при дворе лорда Саурона99 - Лакмус. - Он опустился обратно в воду и продолжил. - Так вот он буквально вытащил меня с моей библиотекой из подвала, где книги портились от сырости и страдали от набегов грызунов. Можно сказать, спас бесценные крохи знаний и заодно мои кости от воздействия неблагоприятных условий. И жалованье неплохое положил. Да еще и деньги выделил для закупки книг! Представляете? За все время моей службы здесь книги поступали только два-три раза и то благодаря случайности. А теперь я сам должен заботиться о пополнении библиотеки регулярно. Очень достойный и образованный человек.
   - Вы с ним близко знакомы?
   - К сожалению - нет. Удалось перекинуться словом только пару раз. Да и то на ходу. Так что похвастать близким знакомством с этим достойным Аватаром не могу. К тому же он сейчас в столице. Как я слышал, обретается при дворе. Не удивлюсь, если он добьется высокой должности при короле. Он ведь даже обещал открыть школу у нас в городе. Да пока, видимо, занят более важными делами.
   Лакмус принялся выбираться из своей бадьи.
   - Приятно было с вами побеседовать, молодые люди. Но, к сожалению, мне уже пора. Если будет желание приобщиться к знаниям, да и просто поболтать, - милости прошу заходить в библиотеку. Придете?
   - Непременно воспользуемся приглашением. - Откликнулся Вандерер.
   Библиотекарь прошлепал к выходу, где из стены над головой торчала еще одна труба. Там за что-то потянул, и сверху полилась вода. Обмывшись, вышел в дверь.
   - Занятная личность. - Проговорила Настя. - Может, навестим его завтра?
   - Думаю, стоит сходить. Все равно у нас целый день свободен.
   - Договорились. Потри мне спинку. - И Настя протянула Вану намыленную мочалку, присаживаясь на бортик бадьи.
   Вандерер даже сглотнул при взгляде на округлости ее фигурки. Но делать нечего, взял мочалку. Старательно принялся тереть ею кожу спины девушки, стараясь избегать опускать взгляд ниже. Когда Настя решила что с нее достаточно, повернулась и забирая мочалку предложила:
   - Теперь давай я.
   Вандерер постарался побыстрее отвернуться от двух упругих бугорков, так неожиданно возникших перед глазами и так притягивающих взгляд. Попытался отказаться. Но Настя уже поймала его за плечо и принялась водить мочалкой по спине.
   - И откуда ты взялся такой? Стеснительный, странный, непонятный. А?
   Вандерер только пожал плечами. Когда его бросили истязать, быстренько залез в свою купель и принялся намыливать голову. Смыв, решил, что он уже достаточно чист и пора сматываться. Настя осталась еще понежиться.
   При выходе у него никак не получалось открыть кран и на помощь пришла служительница, при этом задев бедром. Вандерера опять обдало жаром и, чтобы скрыть смущение, он вдруг выдал, неожиданно даже для самого себя:
   - Если под струю подставить что-то вроде дуршлага, получится дождик.
   И быстренько вышел в предбанник.
   Ван дождался девушку в своей комнате, и они пошли обедать. К этому времени зал почти опустел. Только в дальнем углу какие-то серые личности накачивались вином, почти не закусывая. Хозяин за стойкой бара неодобрительно посматривал в ту сторону.
   Вандерера с Настей усадили за столик у окна, принесли закуску и первое. Настя попросила вина. Официантка быстро исполнила ее заказ и вместе с бутылкой на столик поставила стеклянные бокалы гномьей работы. Налила в них вино. Вандерер вдруг вспомнил Вилену, когда она сказала: "Это вино бы не из таких кружек пить, а из стекла гномьего". Непонятное чувство сжало что-то в груди, потянуло.
   - Давай выпьем за то, чтобы у нас все получилось. - Предложила Настя.
   - Только что у нас должно получиться?
   - Ну, чтобы ты нашел себя. Ты ведь этого хочешь? А я нашла то, что потеряла. Давай?
   - Давай.
   Вино оказалось терпким с небольшой горчинкой, но приятным.
   Согревая в ладони второй бокал, Настя задумчиво проговорила:
   - И почему люди не могут просто радоваться самым простым вещам? Солнышку, дождику, минутке покоя. Зачем обязательно нужно добиваться власти и богатства через страдания других? Неужели полный сундук медяшек стоит дороже одной слезинки ребенка?
   - Нет. То есть не стоит. А почему не могут просто радоваться жизни - я не знаю. В сущности, я ведь как бы и сам ребенок во взрослом теле. А что это ты вдруг? - Вандерер обеспокоенно посмотрел на погрустневшую Настю.
   - Да так, не знаю сама. Знаешь, я ведь в детстве считала, что для того, чтобы стать взрослой, обязательно нужно, чтобы подошел возраст. Вроде как ребенок, ребенок а потом - раз, и взрослый. Потом стукнуло столько-то лет - раз, и старый. Как будто возраст вообще играет какую-то роль.
   - А что, не играет?
   Настя хихикнула. Запила смешок вином.
   - Теперь мне кажется, что все мы до смерти дети. Как думаешь, взрослому так же хочется сладенького, как и малышу? Так же, только он согласен потерпеть. А старик с таким же пылом как в юности занялся бы любовью, только уже не может. Давно истратил силы. Может по делу, а может понапрасну. Но этого сладенького ему все равно хочется. И вся разница между малышом и стариком в том, что старик взял уже от жизни какой-то опыт. И порой этот опыт только мешает радоваться тому, что есть. А порой и наоборот. Бывает даже, так коверкает душу, что жутко. Но если отмыть ее, душу, отскрести от негативного опыта, я думаю, под этой коркой окажется все тот же малыш, что так радовался сладенькому. Просто по пути жизни к душе цепляется так много всего, и хорошего и плохого, что к концу пути и не узнать человека за наросшей коркой. А на смертном одре все это отваливается и вновь проглядывает тот же малыш. Ни на гран не умнее, не сильнее, не хуже, не лучше.
   Настя опять потянулась за бокалом, но локоток соскользнул со стола, и она чуть не перевернула вино. Засмеялась. До Вандерера наконец дошло, что девушка с непривычки сильно захмелела. Он решительно отобрал бокал.
   - Так, дорогая. Тебе уже хватит сладенького. Давай закусывай. А то свалишься под стол. Вот будет картинка.
   - Ну Вааан! Я не пьяна. А вино вкусненькое. Налей.
   - Вот съешь свою порцию, тогда я подумаю.
   Настя надулась и принялась нехотя ковыряться в тарелке. Потом ее потянуло в сон. Пришлось Вандереру помочь ей добраться до комнаты.
   До вечера еще оставалась масса времени, но чем заняться, Вандерер решительно не знал. И тоже решил прилечь. Приятная истома после горячей ванны и выпитое вино быстренько отправили его в сон.

22

   Вандереру снились Вилена с Настей. Они болтали как старые подружки. И еще одна женщина присутствовала во сне. Ему казалось, что он знает ее очень давно, что они были близки, и может быть даже это была его жена. Потом женщин сменил мужчина, удивительно похожий на самого Вандерера. Только в странной непривычной одежде. Он внимательно всматривался в Аватара. Затем со вздохом произнес: "И откуда ты взялся на мою голову? Что ты вообще такое?". "Я не знаю. А кто ты?". Мужчина удивленно приподнял бровь: "Теперь мы и разговариваем. Это уже что-то новенькое. Я просто человек. Жил себе, никого не трогал. Решил поиграть на свою голову. Теперь вот опасаюсь за свое душевное здоровье. Что еще скажешь?". "Мне кажется, или ты и есть та сущность, которая была хозяином моего тела?". Вандерер сомневался в этом, ведь мужчина назвал себя человеком, но кто знает, какой облик настоящий у полубога? "Тела? Хмм. Хозяином персонажа - да. А что касается тела, то какое тело может быть в компьютерной программе? Бинарный код, не более того". "Я не понимаю тебя". "Я сам ничего не понимаю. И очень бы хотел, чтобы нашелся кто-то, кто бы мне все объяснил". "Тогда мы в одинаковом положении. Почему бы тебе не оставить меня в покое?". "Мне?! Тебя?! Это почему бы тебе не оставить меня в покое?". "Разве это я хочу управлять твоим телом в твоей реальности?". "Ты в моей реальности пытаешься влезть в мое сознание. Даже несмотря на то, что я давно уже не управляю персом." "Я ничего не понимаю." "Вот и я тоже." Мужчина вздохнул и растекся туманом, окутавшим все вокруг. Сквозь туман угольками засветились две точки. Красная и зеленая. Они быстро заморгали не в такт и туман начал уплотняться, формируя чудовищную морду. Вандерер дернулся и проснулся.
   За окном еще даже не начало сереть. Стояла глубокая ночь. Вандерер поднялся, подошел к умывальнику, плеснул водой в лицо. Прилегши днем на кровать, он не удосужился раздеться. Стянув одежду и бросив ее на спинку кровати, залез под одеяло. Сон не шел. Что же ему приснилось в этот раз? Просто фантазии воображения, или в этом сне был гораздо больший смысл? Странная беседа, странные непонятные слова. Так что же это было? Попытка установить контакт? Или он выдает желаемое за действительное?
   Уснуть не удавалось. Отдохнувшее тело не желало бездействовать на мягкой постели. До времени обычного его подъема оставался еще добрый час. Промучившись и духом и телом еще с полчаса, Вандерер натянул одежду, прихватил меч в ножнах и спустился вниз. В коридоре и на лестнице горело по свече, так что спотыкаться в темноте не пришлось. Зал утопал в темноте. Только слабый колеблющийся огонек на лестнице позволял рассмотреть неясные тени столов. Вандерер в нерешительности остановился. Он еще вчера благоразумно решил не бегать по ночным улицам, дабы не проверять реакцию стражи. Но заранее не озаботился выяснить местонахождение выхода во внутренний двор, и теперь не знал что делать. Решив, что скорее всего выход должен быть через кухню, направился туда, но в темноте наткнулся на стойку и больно ударился коленом. Зашипел сквозь зубы. В глубине зала наметилось шевеление, и сонный голос спросил:
   - Кто тама?
   - Прошу прощения. Мне бы во двор.
   - А. Сейчас проведу.
   Послышался слабый шум, кряхтение, шарканье шагов. Из темноты в слабом свете нарисовалась сгорбленная тень. Она подошла к стойке и зажгла свечу. Вандерер прищурился, рассматривая колоритную фигуру. Весьма почтенного возраста старичок, согнутый временем, держал в подрагивающих руках плошку со свечным огарком. Совершенно белые, до плеч, волосы и такая же борода, лежащая поверх теплого зипуна. Ног в темноте не рассмотреть, но по звуку шагов можно сказать, что и на них что-то мягкое и теплое. Старичок производил впечатление чистоты и благообразности.
   - А ты кто? - Поинтересовался Вандерер.
   - Я-то? Ночной сторож я. Гостиница ж это, ежели что. Постояльцы шастают, да шастают. Кто по делам спозаранку, а кто ночным горшком брезгует. Ты иди за мной, иди. Да железку-то свою зазря взял. Чего с ней до ветру ходить, только мешаться будет. Во дворе у нас безопасно.
   Видать зрение старика еще нимало не подводило, несмотря на почтенный возраст. Да и разговор был отчетливый, значит и зубы целы.
   - Да я не до ветру. Не спится мне. Вчера рано лег. Решил потренироваться слегка.
   Дед остановился посреди кухни, обернулся, поднял повыше плошку и, задрав бороду, вгляделся в Аватара. У того зачесалась макушка. "А дед то - маг никак". - Подумалось Вандереру. Уроки Насти не пропали даром.
   - А я, грешным делом, думал что только старикам не спится ночами. Ну пошли, пошли.
   Дедок отпер дверь и вышел во двор. Вандерер следом. Небо начало уже светлеть, но в темном колодце двора тьма лежала густая и бестрепетная. Вандерер попытался осмотреться. Сквозь темноту проглядывала только какая-то небольшая каменная будка посредине двора, откуда слегка тянуло выгребной ямой, да более плотный мрак стен. Дедок присел на единственную ступеньку крыльца.
   - Ты попрыгай пока, а я свежего воздуха глотну. А то там все винищем да едой пропахло.
   Вандерер не заметил внутри особых запахов, но возражать не стал. Сбросил рубаху. Воздух был теплым. Покосился на тепло одетого старика.
   - Да ты не зыркай. Доживешь до моих лет, кости-то тепла и потребуют. - Словно прочел его мысли дед.
   Вандерер обнажил меч и начал свою разминку. Однако время от времени его сбивало щекотание в макушке. Дед явно что-то пытался выяснить для себя. Ван остановился и подошел к деду.
   - Слушай, ты бы не щекотался, а? Хочешь чего узнать, так спроси. А то сбиваешь.
   Дед хмыкнул.
   - Ишь, какой чувствительный. С ведуном, чтоль, знакомство водил?
   - Почему ты так решил?
   - Ну сам посуди. Амулетов колдовских на тебе нетути. Что на шее болтается не пойму, только это не то. Кабы ты с волшебством знался, заклятия на себя накладывал, я бы увидел. Не почувствовал, как ты мои, а увидел. Волшебство с колдовством они другой природы, нежели ведовство. Так кто учил-то? - Прищурился хитро дед.
   Вандерер уже открыл было рот, чтобы разом выложить свою историю, но что-то удержало и разом пришло понимание. Вандерер хохотнул.
   - Ну, отец, ты и сам-то силен не только в волшбе. А коли так, подскажи мне, вот можно с закрытыми глазами или в полной темноте видеть как днем? А еще лучше и то что за спиной?
   - Эх голубок, все можно, пока жив.
   - Так научил бы, а?
   - Каков хитрец. Не я его пытаю, а он меня. Ну, слушай. Коли поймешь. Вижу я, ты с телом един, что странно для Аватара. Отщепи от себя кусочек и пусть парит над тобой. Это раз. Однако глаз это иметь не имеет. Так что научись видеть мир таким, как он есть. Не то что глаза видят, а то, что есть на самом деле. Коли преуспеешь, то добьешься чего хочешь. Это два. Ну а три - не потеряйся по дороге. - Дед похихикал.
   - А каков он, мир который нужно увидеть?
   - Да такой же, только настоящий.
   - Ниточки силы да сгустки энергии? - Припомнил Вандерер рассказ пилигрима.
   Дед очень внимательно поглядел на Аватара.
   - Можно и так выразиться. Откуда знаешь?
   - Слышал от одного слепого странника.
   Дед покачал головой.
   - Надо же. А я думал таких просто так не встретишь. Да, Аватар, ты настолько странная личность, что будь я чуток помоложе, вцепился бы в тебя клещом, пока не развязал бы все узелки, что на тебе завязаны. Любопытство - самая большая человеческая слабость.
   И кряхтя, старец принялся подниматься на ноги.
   - Сейчас я слишком стар и, смею надеяться, мудр, чтобы пытаться укусить себя за пятку.
   - Так как же увидеть мир другим, отец? - Бросил Аватар в спину старику.
   - Не отец я тебе, нерожденный. Сам разберешься. Недосуг мне. Останови мысли.
   Тяжелая дверь хлопнула за спиной старика, ставя точку в разговоре. Вандерер вздохнул. Вот так всегда - только зацепишь паутинку, а она хрясь - и оборвалась. Аватар яростно бросил тело в плетение боевой пляски.
   Вскоре во дворе стали появляться позевывающие люди, опасливо сторонясь мечущегося с мечом Аватара. Вандерер прервал свою тренировку и отправился будить Настю. Та так и спала в одежде, так как Вандерер позволил себе только стянуть с нее сапожки. Он потряс девушку за плечо.
   Та подняла голову, чуть приоткрыв один глаз, и тут же со стоном уронила ее опять на подушку. Попыталась что-то сказать, но слипшиеся сухие губы не слушались. Вандерер принес воды, усадил морщившуюся девушку, прислонив ее спиной к стенке, и поднес воду к губам. Настя схватила кувшин обеими руками и начала жадно пить. Когда Вандерер начал уже опасаться, не уснула ли она за этим делом, вернула кувшин и открыла глаза.
   - Ну как самочувствие?
   - Это всегда так плохо после вина? И голова болит.
   - Всегда, если не знаешь свою меру. А ты, похоже, вообще впервые пила.
   - Нет. Но всегда немножко. И оно было не такое крепкое. Наверное.
   - Ну что же, будем тебя лечить. - Вандерер откупорил предусмотрительно захваченную вчера со стола чуток недопитую бутылку. - Здесь не много, но тебе хватит.
   - Ты что? - Округлила глаза Настя. - Ни за что. Я теперь вина в рот не смогу взять.
   - Пей давай. Или хочешь до обеда здесь проваляться? Яд в малых дозах является лекарством. Так что лечиться надо тем, чем отравилась. По крайней мере, в данном случае.
   Настя нерешительно поднесла горлышко к губам, зажмурилась. Потом открыла один глаз и вопросительно уставилась на Вандерера. Тот решительно кивнул. Она со вздохом обреченности закрыла глаз опять и, морщась, вылила остатки вина в рот.
   Открыла оба глаза и удивленно похлопала ресницами:
   - Мне почему-то казалось, что оно будет горьким. - Осмотрела себя. - Я что, не раздевалась? То-то все тело ноет. Только сапоги и сняла.
   - Сапоги я с тебя стащил. Ты уже спала.
   - А. А что ж тогда не раздел?
   Вандерер смущенно захлопал глазами. Настя аж пискнула от удовольствия.
   - Горе ты луковое. Это же надо так женского тела стыдиться. У нас даже мальчишки не такие стеснительные.
   Вандерер почувствовал, как загораются кончики ушей. Буркнул:
   - Похоже, лекарство подействовало. Вставай и пошли во двор. Долечиваться.
   Настя обреченно вздохнула:
   - Ладно, только давай сегодня без спарринга. А?
   Вандерер кивнул:
   - Хорошо. А потом холодный душ и плотный завтрак. И будешь как новенькая.
   - Что? Холодный что? - недоуменно переспросила Настя, натягивая сапог.
   - Душ? - Вандерер не сразу понял, что он непонятного сказал. - Ну, это обливание водой.
   - Иногда ты как будто на другом языке разговариваешь.
   На кухне и во дворе уже вовсю кипела жизнь. Скворчали сковородки, потрескивали дрова, что-то булькало, несли корзины с продуктами, в дальнем конце двора мужик рубил дрова. Настя вяло начала выполнять упражнения. Вандерер отлучился распорядиться насчет завтрака и договориться о душе. Проходя через кухню, заметил большой дуршлаг. Обдумав мысль, поговорил со стряпухой и получил в свое распоряжение дуршлаг поменьше. Отправился в мыльню и пристроил с помощью куска веревки дуршлаг под трубой. Быстренько разделся и опробовал "изобретение", заодно смыв пот. Когда вернулся во двор, застал там почти всю челядь гостиницы, с открытыми ртами глазевшую на Настю. Девушка, что называется, поймала струю. От вялости не осталось и намека. Скупой стиль Настиных движений сливался в каскады приемов, плетя кружево танца. Смертоносного танца, и от этого еще более завораживающего. Десяток пар глаз словно прикипели к безостановочно двигающейся в трансе вымышленного боя худенькой фигурке девушки. А она просто не замечала их присутствия, или, что вернее, не обращала на них внимания. Сейчас для нее было важнее заворожившее их движение.
   Когда хрупкая фигурка девушки замерла посреди двора, какой-то мужик выдохнул восхищенно:
   - Ну, девка, дает! Я пять лет солдатскую лямку тянул, а такого не видел. Чисто танец!
   Вандерер повел Настю в мыльню. Словно пытаясь доказать ей, что не такой уж он и мальчишка, дождался, правда отвернувшись, пока та разденется, поставил ее под дуршлаг и включил воду.
   - Вот это и называется - душ. - И весь гордый собой удалился.
   К столу Настя вышла уже полностью восстановившаяся. Плотно позавтракали и вышли побродить по городу. Кроме двух широких улиц, бравших начало у центральной круглой площади и оканчивавшихся на привратных площадях, город изобиловал множеством узеньких улочек и тупичков, в которых запросто можно было бы заблудиться, будь город чуток побольше. Тесные и кривые, зажатые каменными стенами домов с высоко расположенными окнами-бойницами, они как нельзя лучше были приспособлены для обороны в случае, если неприятель прорвется за стены.
   Сходили поглазеть на местную достопримечательность - огромное водяное колесо, поставлявшее в город воду. Оно производило впечатление. Чтобы полюбоваться на него, пришлось прогуляться за ворота и через подъемный мост, явно давно не поднимавшийся, выйти на основной каменный мост. Он раскинулся над рекой до естественного островка посредине реки. Потом нырял внутрь возвышавшейся над этим островком сторожевой башни и продолжался до противоположного берега. Стена города на высоком обрывистом берегу была пониже, чем в других местах. Вандерер спросил:
   - Мне почему-то кажется, что с этой стороны город больше защищен, чем оттуда, откуда мы пришли. Там даже ров практически не виден. Такое ощущение, что город строили для обороны со стороны реки, как и черную башню.
   - Отец считает, что так кажется потому, что эти укрепления строились как плацдармы. Для того чтобы захватывать, а не защищать. Это были форпосты на пути в Дикие Земли.
   - Ну, тогда их расположение вполне логично.
   Пообедали на открытом воздухе возле одной из харчевен, где прямо на улицу вынесли столы и скамейки. Еда была не настолько вкусна как в "Жигимонте", но парень с девушкой не привередничали. После обеда решили навестить Лакмуса. Стража у ворот долго не могла взять в толк, кого они разыскивают. И даже слово библиотекарь ничего им не говорило. Только после детального описания внешности, один из стражей наконец догадался:
   - Так это, наверное, Ляпсус.
   - Почему Ляпсус? Его Лакмус зовут.
   Стражник пожал плечами:
   - Как его зовут, я только от вас услышал. А кличкой такой его наградили из-за его рассеянности. Если задумался на ходу, то может со всей дури и в закрытую дверь вляпаться. И это не самый крутой его ляп. Потому и Ляпсус. Но вообще он мужичонка неплохой. Только иногда понять его сложно. Чешет как по писанному. А вход в его "резиденцию" - парень ухмыльнулся - с хозяйственного двора. Вон туда пройдите и направо.
   Вандерер ожидал увидеть солидное помещение со стеллажами до потолка, сплошь уставленное книгами. Но библиотека предстала перед ними пыльной узкой каморкой размером метра три на десять с единственным вытянутым вверх окном-бойницей. Стеллажи под потолок действительно были. Но своей неказистостью и неустойчивостью они словно давали понять, что делал их не плотник, а скорее всего сам библиотекарь. А он не производил впечатления мастера на все руки. Стеллажи тянулись вдоль обеих стен, но заняты книгами была едва ли половина. Еще в зале библиотеки находились два больших сундука, шаткий стол и пара колченогих табуреток. Приставную лестницу за мебель считать не будем.
   Лакмус-Ляпсус искренне обрадовался их приходу. Принялся усаживать на стулья. Настя осторожненько пристроилась на одном из этих инвалидов, Вандерер же предпочел не рисковать и примостился на крышке сундука.
   - Я страшно рад вас видеть, молодые люди. Знали бы вы, как редка в наше время тяга к знаниям у современной молодежи. Все больше бы мечами размахивали. А к чему мы придем с таким подходом через поколение, через два, три? Кто будет сохранять и преумножать для потомков с таким трудом добытые нашими предками знания? Кто, я вас спрашиваю? - Худой подбородок воинственно вздернулся. Похоже, Лакмус оседлал своего конька. Вандерер счел необходимым негромко кашлянуть. Как ни странно, это подействовало. - Ох, простите. Ну вот это и есть моя библиотека. То есть не моя, а замковая. Конечно не райские кущи, но поверьте, прежде мы с книгами ютились в куда худших условиях. Я надеюсь со временем переломать предубеждение управляющего, и обустроить здесь все как должно. Пока же приходится все самому. Так что вас интересует, молодые люди?
   Настя поднялась с неудобного сидения:
   - Можно, я пока посмотрю?
   - Конечно, конечно. Вот здесь... - Библиотекарь явно порывался провести подробную экскурсию по богатствам своего хранилища мудрости.
   Вандерер остановил его вопросом:
   - Уважаемый, могу я задать вопрос?
   - Безусловно. Слушаю тебя.
   - Скажи, что ты знаешь об Аватарах?
   - Ну что же, молодой человек, похвально, что вы интересуетесь историей своего племени. Как пишет в своем трактате Иоанн Высокий, Аватары были ниспосланы демиургом людям как ведущая и направляющая сила, поскольку сами люди не видели своего предназначении и все более погрязали в междуусобицах и невежестве. Аватары по божественной задумке должны нести в мир добро и давать людям знания. И они с этим прекрасно справляются, надо признать. Вот взять хотя бы в пример Данаприс. Хотя я уже вам это рассказывал. Большинство выдающихся умов сходятся в том, что предназначенье Аватаров высоко и благородно, и лишь ограниченность ума человеческого, которой к счастью лишены сами Аватары, не дает нам познать истинную цену и цель действий и поступков их. Но к стыду человеческому надо признать, что существует и иное мнение на роль Аватаров в нашем мире. Один из таких ренегатов, с которым я совершенно не согласен, но не могу ради высшей истины умолчать о его мнении, считает, что Аватары не кто иные как падшие, то есть провинившиеся помощники демиурга, таким образом наказанные им за ослушание. Надо сказать, что поведение некоторых личностей из твоего племени порой даже до некоторой степени доказывает это утверждение. Но не стоит забывать, что любое исключение создано лишь для того, чтобы подтвердить правило. А правило состоит в том, что Аватары есть жители мира высшего, того где обитает сам демиург и вся божественная триада. Следовательно, они несут нам волю создателя.
   - Обожди. Все это прекрасно, но можешь ты кроме общих слов сказать что-нибудь более конкретное?
   - Конечно! Эээ. Ну возьмем... Ммм. Я могу привести много примеров и фактов, описанных в разных источниках, но что тебя интересует больше? Ведь тема настолько обширна! Наша история просто невозможна без Аватаров.
   - А вообще в истории упоминаются времена, когда Аватаров не было вообще?
   - О, в моей библиотеке таких источников нет. Я сам встречал только редкие упоминания о том времени. Более того, найти подобную литературу очень трудно.
   - Скажи, а в чем коренное отличие человека от Аватара?
   - Сударь, вы это должны лучше моего знать!
   - И все же. С точки зрения человека.
   - Ну, во-первых, Аватары бессмертны. Их можно убить, но они всегда воскресают. При этом сущность Аватара, или его душа, если хотите, не привязана постоянно к телу, как у людей. Она имеет возможность покидать тело и посещать свой родной мир. По своему желанию. Душа же человека покидает сей мир юдоли только со смертью тела. Встречаются клинические случаи, когда тело живо, а вот наличие в нем души весьма сомнительно. Впрочем, споры о том, является ли это состояние отсутствием души в теле или отсутствием разума в голове, идут до сих пор. Хотя и принято таких болящих почитать и называть блаженными. И симптомы отсутствия души в Аватаре и состояние душевнобольного порой весьма схожи. Но Аватары существа высшего порядка. Их душа обитает в другом, горнем мире, нисходя лишь по желанию в нашу бренную юдоль. И принося с собой божественную искру той высшей вселенной. Аватаров зовут еще нерожденными, потому как их тела не являются продуктом совокупления мужчины и женщины с последующим развитием в чреве последней и формирования затем путем вскармливания.
   - Может ли душа Аватара, или его сущность, постоянно находиться в теле, не покидая этот мир?
   - Мне такие факты неизвестны.
   - Хорошо, а наоборот, что случается с телом Аватара, если душа его долгое время отсутствует?
   - О! Это напротив, очень хорошо известно. Если душа не имеет возможности долгое время посещать тело, либо эта плоть исполнила свою миссию и больше не нужна верхней сущности, оно теряет волю и проживет ровно столько, сколько и человек без пищи и воды, если его не подкармливать, либо душой не выработаны какие-то особые установки для тела на уровне рефлексов или создаваемых особых амулетов. Далее бренная оболочка возрождается еще три раза на месте предшествующих убиению мест отдыха. После этого тело перестает воссоздаваться в нашем мире до тех пор, покуда душа его опять не соизволит вновь посетить эту юдоль.
   - Может ли сущность Аватара вселяться в простых людей?
   - Нет. Такого феномена не зарегистрировано. Хотя существуют косвенные данные, что сам демиург может это проделывать. Правда, после этого реципиент теряет разум. Возможно, в частности, что именно это и стало причиной особого отношения к блаженным.
   - Могут ли души людей переселяться в другие тела или еще куда-то?
   - Душа умершего покидает тело навсегда. Хотя известны случаи реанимирования умирающих, когда душа возвращалась в тело и больной приходил в себя. Но никогда уже умерший не воскресал. Принято считать, что душа воспаряет в иные круги сущего круга миров, где ждет своей очереди на возрождение. Недолго. У нас даже говорят - если человек умер, значит, где-то родился ребенок. И наоборот - если ты слышишь крик новорожденного, значит, где-то кто-то умер. Правда, это все далеко не научные верования, но они широко распространены. И порой даже находят подтверждение в действиях, поведении, характере, способностях человека, почти полностью идентичных жившему ранее. Впрочем, доказать это научно невозможно. Даже если это и соответствует истине, память о прежних жизнях не сохраняется. Эксперименты по переселению душ между телами производились магами. Все они заканчивались неудачей и были запрещены как античеловечные. В загорном королевстве такого запрещения нет, но и положительного результата там до сих пор не добились, насколько мне известно.
   - Можно ли воспрепятствовать сущности Аватара брать тело под контроль?
   - Да, у магов существует какое-то заклятие. Но оно действует кратковременно. Да еще и тянет уйму энергии. Других способов мне не известно.
   - Есть ли другие миры, кроме этого?
   - Ну что ты такое говоришь? Конечно есть! Твоя же сущность пришла из другого мира!
   - Я имел в виду - существуют ли миры кроме этих, где живут такие же люди?
   - Науке достоверно известны только два мира. Наш и мир создателя. Это неоспоримо. Но существуют теории, утверждающие, что миров великое множество. Это вполне логично. Если божественная триада создала наш мир, что ей стоило наделать таких миров побольше? Кроме того, некоторые маги утверждают, что совершали путешествия между мирами. Я, подобно великому Даниилу, придерживаюсь мнения, что созданный демиургом мир входит в сущий круг миров. В круге насчитывается не менее четырех миров разных духовных и физических планов. Если брать за отправную точку наш мир, то следующим в круге будет чистилище, куда душа попадает после смерти тела для очищения. В том числе и от накопленного опыта и прочей информации. Потом идет мир, где она без забот дожидается воплощения. И замыкает круг мир воплощения, где душа готовиться к новому выходу в мир плотский. Это очень упрощенная интерпретация учения великого Даниила. Кроме нашего круга, его учение включает множество кругов для других миров, в том числе и для высших. Естественно с различным количеством планов и их предназначений. В двух словах растолковать это просто невозможно. Учение требует серьезного изучения. Но существуют и другие мировоззрения, уделять внимание коим я не считаю нужным в силу их полной несостоятельности с научной точки зрения. Гм... Ну или с точки зрения моей предвзятости.
   - С тобой приятно беседовать, Лакмус. Ты просто кладезь информации. - Польстил библиотекарю Вандерер.
   - Ну что ты, я лишь скромный библиотекарь. - Счел нужным поиграть в скромность тот. - Но что-то мы обошли вниманием нашу прекрасную леди.
   Лакмус порывисто повернулся и чуть не наткнулся на подошедшую к ним Настю.
   - Если ты продолжишь обзывать меня леди, я стану обзывать тебя профессором.
   - О, этот титул слишком высок для меня. И нужно говорить называть, а не обзывать. Обзывать имеет несколько уничижительный смысл, даже оскорбительный.
   - Ну а чего же ты ожидал от скромной деревенской девчонки, так неосмотрительно возведенной тобой в ранг леди? - Хитро прищурилась Настя.
   - Понял, понял. Ты надо мной смеешься. И поделом мне, старому дурню. Я все осознал и больше не буду. - Замахал руками Лакмус и чуть не подавился смешком. - Только назовите мне свое имя, если вы здесь конечно не инкогнито.
   - Я - Настя. А это - Вандерер. Надеюсь формальностей достаточно и ты удовлетворишь и мою любознательность?
   - Безусловно! Я весь к твоим услугам.
   - Я давно задавалась вопросом, откуда берется жизненная энергия?
   - Гм, девочка моя, прости за фамильярность, это очень сложный вопрос. Но если исходить из работ достопочтенного Кааба, она берется из высшего мира, из мира нашего создателя, тонкие энергии которого и насыщают наше тело жизнью.
   - А что представляет собой магическая энергия?
   - Кааб дает ответ и на этот вопрос. И его выкладки в должной степени подтверждаются исследованиями выдающихся магов. Все оттуда же - из высших сфер. Аватары черпают ее напрямую, потому в магии им и нет равных. Люди же берут ее опосредованно, так как энергия тонкого мира должна ассимилироваться в их неприспособленном к эфиру организме и переработаться в энергию жизненную, которую они уже могут потом использовать как магическую. Порой неопытный маг настолько увлекается, что зачерпывает и необходимую телу для поддержания жизнедеятельности и может этим убить себя. Но при должной тренировке и осторожности маги людей достигают больших высот, постоянными упражнениями расширяя канал поступления энергии и ускоряя механику ее переработки, сиречь ассимиляции. Тут еще важно не переусердствовать и не хватить лишку, так как можно в прямом смысле сгореть от ее избытка. Все это требует железной внутренней дисциплины и постоянной работы над собой. Но ты ведь знаешь, что маги высокой квалификации живут дольше обычных людей. Это потому, что энергетический канал, или канал силы, как порой говорят, у них гораздо лучше, ммм, тренирован, что ли. Но это не единственный возможный источник силы магов. Более того, эффективно использовать этот источник мешает необходимость поддержания жизнедеятельности бренной оболочки. Если тебе часто приходилось встречаться с магами, вернее магами определенной ступени, ты, вероятно, заметила, насколько это неуравновешенные люди. Подчеркиваю - люди. Это потому, что дополнительным источником силы для них являются эмоции и чувства. Да, да. Именно потенциал, возникающий между спокойным уравновешенным состоянием и состоянием человека в бешенстве, испуге, горе, радости и так далее. Из всего этого резервуара маги также черпают силу. Опосредованно это делают и простые люди, не смогшие или не давшие себе труда освоить премудрости магических наук. Представь - ты вдруг оказываешься в большой опасности. Резко возникает, предположим, эмоция страха. Если она не замутнит твой рассудок, и он сможет направить генерируемую и выбрасываемую в кровь энергию в требуемом направлении - ого на что становится способно твое тело. Единственный минус в этом то, что обычный человек после того, как опасность миновала, вынужден гасить неиспользованную энергию эмоции своей жизненной силой. Отсюда и упадок сил после стресса. Маги же в определенный период своей жизни, когда учатся управлять этим дополнительным эмоциональным источником, выглядят весьма неадекватными из-за необходимости тренировки для наработки опыта. Зато они прекрасно контролируют свои эмоции. Но есть еще эльфы, гномы и другие волшебные существа. Лесной народ, или лешие в просторечии, используют силу природы. Людям это недоступно, хотя попытки исследовать феномен и предпринимались. Некоторые источники даже утверждают что небезуспешно. Но ведь маги такие скрытные! В широкое пользование эти результаты так и не поступили. Эльфы, если верить исследователям этого вопроса, не могут напрямую, так как лешии, использовать силу природы. Они вынуждены, как люди энергию высшего мира, ассимилировать природную, перерабатывать. Но ведь тоже приспособились. Гномы, по расхожему мнению, используют силу земли.
   - И больше ниоткуда нельзя получить эту силу? Там занять, к примеру.
   - Ну как ты это себе представляешь, занять? Это же не деньги, которые можно одолжить. Но в одном из трактатов, который я одно время имел возможность просматривать, мне встретилось упоминание о запретной, тайной магии. Буквально несколько строк. Там мимоходом говорилось, что если человек открыт, то маг-вампир может присосаться к его каналу жизненной силы и использовать ее для своих целей. Это дает магу-ренегату дополнительный канал силы, но обрекает донора на увядание и, в конце концов, гибель. К сожалению, больше мне не попадалось про такой способ ничего. Однако утверждается, что гномы умеют запасать силу гор в камнях-кристаллах. Про эльфов по этому поводу ничего сказать не могу. А вот лесовики в свое время умели не только собирать природную силу в накопитель-амулет, но и устраивать этот амулет так, чтобы его сила безболезненно передавалась человеку.
   Вандерер, прислушиваясь к разговору, брал с полок то одну книгу, то другую. Бездумно пролистывал и ставил на место.
   Настя задумчиво сидела на шатком стуле, положив ногу на ногу и покачивая на коленке небольшую книгу. Забыв о неустойчивости этого предмета мебели, она чуть сильнее качнула ногой и едва не оказалась на полу. Ей удалось не упасть, но книга полетела на камни пола. Вандерер поспешил поднять ее. "Сонм величайших магов" - значилось на обложке. Аватар хотел положить книгу на стол, но поправляя завернувшийся лист пергамента, обратил внимание на рисунок. Ему показалось знакомым изображенное там лицо. Ну да, очень похож на встреченного сегодня утром ночного сторожа при гостинице. Те же пытливые глаза, нос, длинные седые волосы и борода. Хотя рисунок был не ахти. Он показал портрет Лакмусу:
   - Кто этот человек, заслуживший увековечивания в подобном серьезном издании?
   - О! Это весьма выдающаяся личность. В свое время он стоял у истоков современной магии. С его подачи и при непосредственном участии были организованы Академии магии. Обретался Верховным магом королевства и проректором столичной Академии. В этой книге, - библиотекарь осторожно забрал томик у Вандерера и любовно отер с нее пыль, - утверждается, что не всякий маг из Аватаров мог с ним соперничать. Такое в наши дни давно не встречается.
   - Он еще жив?
   - Да что ты, молодой человек. Эта книга переиздана без малого триста лет назад. Раритет. А оригинальное издание состоялось еще лет за двести до того. И уже тогда Великий маг Будал давно отошел от дел. Средняя же продолжительность жизни даже Великих магов не превышает двухсот пятидесяти лет.
   Настя стряхнула с себя задумчивость и предложила:
   - Уважаемый Лакмус, ты очень интересный рассказчик. Однако уже довольно поздно. Но чтобы не прерывать нашу увлекательную беседу, а заодно и отблагодарить за отнятое у тебя драгоценное время, разреши пригласить тебя на ужин. Мы будем польщены твоим обществом.
   Вандерер чуть не открыл рот от удивления. Такого напыщенного слога от Насти он не ожидал. Заразилась, наверное.
   - Ну что вы, молодые люди! Мне доставила огромное удовольствие наша беседа. Всегда приятно встретить тянущихся к мудрости людей. И чувствовать, что ты можешь быть полезен. Я не откажусь от приглашения, дабы продлить наше приятное во всех отношениях знакомство.
   В "Жигимонте" жизнь била ключом. И постояльцы, и местные поглощали блюда, запивали в разной степени крепкими и не очень напитками, разговаривали, смеялись, не слишком прислушиваясь к негромко наигрывавшему на флейте музыканту. Народу хватало, но свободный столик удалось отыскать. Оставив Настю с Лакмусом заказывать ужин, Вандерер отправился к стойке выбрать вино полегче и предупредить о том, что завтра спозаранку они съезжают. Обговорив все вопросы, спросил:
   - А как зовут вашего ночного сторожа?
   - Григорием. А что такое? Нагрубил? Я сделаю ему выволочку. Парень из деревни. Неотесанный совсем. Молодой. Родственник жены. Понятия никакого о хороших манерах. Только и достоинства что здоров как бык.
   - Нет, с чего ты взял? Он один ночью работает?
   - Один.
   - А не заходит сюда седой такой старик, с длинными волосами и бородой?
   Хозяин почесал озадаченно затылок.
   - Нет. Не видел. И среди постояльцев нет такого.
   Вандерер в задумчивости отправился к своему столику, едва не забыв прихватить вино. Вот и еще одна несуразица в копилку непоняток. Приснился ему, что ли этот старик? Да еще так похожий на помершего не одно столетие назад мага?
   Настя от вина категорически отказалась. Когда утолили первый голод, Вандерер обратился к Лакмусу:
   - Скажи, а колдовство, ведовство, магия - это все искусства одного корня?
   - Как бы это поточнее... Понимаете, сам я судить об этом не могу, не одарен. Но в литературе встречаются разные мнения. И все же большинство авторов сходится на том, что это разные направления и имеют разную природу. Даже несмотря на то, что результат часто весьма схож. Магия получила наибольшее распространение, так как более логична и ей быстрее можно обучить. Колдовство встречается, в основном, у орков. Дикий народ, что с него взять? Там все завязано на духов и длительном введении колдуна в транс. Маги работают гораздо быстрее. Но, надо отдать шаманам - так их правильнее называть - должное, некоторые вещи доступны только им. Ведовство особая статья. Одно время даже считалось, что это досужий вымысел. Часто его путают с колдовством, что в корне неверно. Само слово "ведать" дает нам понятие этого, гм, искусства. Ведать - знать, и ведать - управлять. Грубо говоря, знающий управляет и распоряжается своим знанием. Или, достаточно знать, чтобы мочь.
   - То есть ведун это тот же знахарь?
   - Нееет, мой уважаемый друг, тут ты заблуждаешься. Знахарь - это лекарь, использующий при исцелении ведовство, колдовство или магию. Причем тот, кто призвал себе в благородном деле исцеления ведовство, являются наиболее выдающимися целителями. Не владея ведовством, а используя другие искусства, знахарь может теоретически знать как, но практически не уметь это делать. Он, конечно, в состоянии научиться, путем проб и ошибок, как и все. Но если ведун знает как, то он и умеет, даже если никогда этого не делал. Но вообще ведовство принято считать слабым, достойным только помогать травникам. Хотя, в принципе, границы колдовства, магии и ведовства весьма размыты. И порой они незаметно перетекают друг в друга.
   Потихоньку беседа перешла на более обыденные темы. Просидев еще с часок, путешественники распрощались с Лакмусом, сообщив, что завтра они покидают этот гостеприимный город.

23

   Утренняя тренировка сорвалась, так как карета отправлялась очень рано, чтобы к вечеру достичь одного из городов по пути следования. Но когда Вандерер и Настя с вещами спустились вниз, их уже ожидал разогретый завтрак, о чем Аватар договаривался вчера вечером. Позевывающая официантка удалилась, но в зале у запертых дверей остался сидеть огромный детина, баюкая перевязанное предплечье и настороженно поглядывая на постояльцев.
   Присаживаясь за столик, Вандерер поинтересовался:
   - Григорий, что у тебя с рукой?
   - Та... Так. Ничо.
   - Подсаживайся к нам, перекусим. Тебе же еще часа два дежурить?
   - Да, не. Не надо.
   - Садись, садись. Не брезгуй.
   Парнище еще с минуту обкатывал в голове предложение, затем поднялся и диковато приблизился. Потоптался немного, но все же присел. Вандерер пододвинул к нему тарелку с холодным мясом. Тот осторожно выбрал кусочек поменьше и принялся неторопливо жевать, глядя в стол перед собой. Настя посматривала на парня с интересом, не понимая, что от того нужно ее спутнику.
   - Сломал, что ли? - Вандерер кивнул на покоящуюся на коленях руку.
   - Чо? - Не сразу понял Григорий. - А... Та не. То по темному какие-то бандюки сюда ломились. Пришлось выйти, а то б всех перебудили.
   Гриша (нет, все же по его росту и телосложению Григорий) замолчал.
   - И что?
   - Ну, чо. Сначала грошы сунуть хотели, каб впустил. Потом пужать начали. А потом и ножи достали.
   - И?
   - Ну, я их тихонько и стукнул. Только один все ж успел мне руку зацепить.
   - Сильно?
   - Та не. - Махнул парень здоровой рукой, за разговором забыв стесняться, и потянулся за новым куском мяса, выбрав на этот раз побольше. - Царапина.
   - А чего они хотели?
   - Ну так, в гостиницу хотели. Мололи, их друзья тут заждались. Будто на дурня нарвались.
   - А ты что, так один всегда и дежуришь?
   - Ага. Та тут мало когда буянят. И сегодня ночью, не успели они попадать, як стража набежала.
   - И не страшно? - Настя с интересом разглядывала парня.
   - А чего? Хай меня боятся. - Как о чем-то само собой разумеющемся отозвался парень, смутившись того, что заговорила девушка.
   - Ну, так скучно, наверное? - Предположил Вандерер.
   - Та не. Я приберусь, и на боковую. Вось там. - Григорий кивнул на длинный стол в углу. - А кали хто идет, я слышу. Лесвица тута скрипучая.
   - И меня вчера утром видел?
   - А то як жа. Ты крыху постоял, потом свечку запалил, видать магией. И пошел себе.
   - Один?
   - Ну а то с кем же?
   - А что же ты не подошел? Вдруг я что нехорошее задумал?
   Парень смутился.
   - Та не. Я и хотел. Только таки раптам сон навалился. Як сквозь туман тебя видел.
   - Ну да ладно. Пора нам. Бывай Григорий. - Поднялся Вандерер.
   - И вам доброй дороги. - Отозвался тот, отправляясь отпирать дверь.
   Уже выходя на улицу, Аватар обернулся:
   - А ты не встречал тут такого сухонького старичка. Седой как лунь, с длинной бородой и волосами. Летом в зипуне теплом кутается?
   Малый задумался.
   - Не, не видел.
   - Ну ладно. До встречи.
   И они направились через площадь к транспортной конторе гномов. Настя поинтересовалась:
   - Что это ты его пытал? Старичка какого-то приплел.
   - Да понимаешь, встреча у меня странная произошла вчера утром. - И Вандерер пересказал ей все, как было.
   - Вот это да! - У девушки даже глаза разгорелись. - Призрак из прошлого. Вот бы поговорить с ним.
   - Тебе мало живых магов, что ты с призраками общаться захотела? А что ему от меня надо он вряд ли сказал бы.
   Тут они подошли к нужной дворовой арке, под которой в броне и полном вооружении дежурили два гнома. Они заставили предъявить билеты и пропустили во двор. Там уже стояла большущая карета, напоминавшая короб, сплошь обшитая железом и с решетками на окнах, запряженная шестеркой лошадей. На крыше был устроен второй открытый этаж с высокими бортами, из-за которых виднелись головы и плечи сидящей четверки гномов в полном вооружении. Два таких же гнома как раз выносили, пыхтя от натуги, большой железный ящик. Они погрузили его в специальное отделение позади кареты и гном в мундире банковского служащего запер этот грузовой отсек на замок и опечатал. Один из несших ящик гномов полез наверх. Второй сел на ящик. После этого гном-кучер вскочил на облучок и крикнул, махнув рукой:
   - Посадка! Отправляемся!
   Толпившиеся во дворе мужчины, все в плащах, несмотря на теплую погоду, молча полезли внутрь кареты. За ними и Вандерер с Настей. Внутри оказались мягкие сиденья. Всего четыре скамейки. Две средних стояли спинками друг к другу. И дверей у кареты было четыре. В той половине, куда попали Настя с Аватаром, поместилось шестеро пассажиров, по трое на сидение. Они расположились довольно вольготно. А вот впереди пассажиров оказалось восемь. Там уже им пришлось тесниться. Закрыли дверцы и карета плавно тронулась. Дежурившие в арке гномы на ходу запрыгнули на денежный ящик. Карета покачивалась на железных рессорах и неровностей дороги почти не чувствовалось.
   Вандерер обратил внимание на попутчиков. Все здоровые молодые мужчины при оружии. Под плащами угадывались даже арбалеты. Впереди сидели двое мужчин постарше, в которых Вандерер заподозрил магов Довольно странная такая компания из двенадцати человек.
   Между тем карета набрала ход и быстро катила по пустой пока центральной улице города. Она остановилась только раз перед выездом, ожидая пока откроют ворота. Возница материл лениво отзывавшихся и так же сонно и медленно двигавшихся караульных. Прогрохотав копытами и оправленными в железные обода колесами по мосту, почтовая карета мягко покатила по дорожной пыли. За окнами мелькнула затянутая утренним туманом река, с выступавшим над ним непрерывно вращающимся водяным колесом. Создавалось впечатление, что оно черпает туман, выливает его обратно и снова повторяет заколдованный круг. Вандерер вздохнул: "Вот и я так - махаю руками, пытаясь разогнать туман, а получается, что гоняю его по кругу".
   Настя попыталась разговорить попутчиков, но те отвечали односложно и неохотно, уходя от ответов, и она быстро от них отстала. Все же странные спутники. Больно похожи на солдат или стражников.
   Мерное покачивание убаюкивало и навевало дремоту. Вскоре Настина голова покоилась на плече у Вандерера, а приоткрытый ротик свидетельствовал о том, что девушка спит. Укачало и Вандерера.
   Проснулся он от беспричинного чувства тревоги. Открыл глаза и осмотрелся. Лица спутников были каменно напряжены, руки нервно тискали оружие. Глаза не отрывались от пролетающей за окнами зелени. Кони во весь опор влекли карету по лесной дороге. Вандерер мягко дотронулся до руки девушки и тут же по ее реакции понял, что она не спит и в курсе произошедшей перемены.
   И тут послышался крик кучера и карета начала резко тормозить. Их бросило вперед, на спутников. Когда карета наконец почти остановилась и они смогли восстановить свое положение, один из магов сделал пас рукой и Вандерер почти почувствовал взвившееся ввысь волшебство. С крыши кареты неслись короткие выкрики команд гномов. Один из мужчин обернулся к Насте, коротко бросил:
   - Из кареты не высовывайся.
   Сами они тоже пока не бросились вон, лишь изготовили к стрельбе арбалеты.
   Метрах в десяти позади послышался треск, и по звуку удара Вандерер догадался, что упало дерево. Судя по тому, как резко остановились, по храпу напуганных лошадей и ругани гномов, впереди тоже был завал. Ловушка.
   Гномы уже ссыпались с крыши, кроме двоих, выискивающих арбалетами цель, и рванули к придорожным кустам. Оттуда ударили луки и арбалеты. Стрельба была не очень умелой и прицельной, но одному гному хватило и этого - стрела попала в лицо, и он рухнул на полушаге. Второй упал на одно колено, резко выдернул засевшее в лодыжке древко и поднял свой арбалет. Остальные двое на бегу разрядили арбалеты в кусты и, побросав их, подняли топоры, перебрасывая из-за спин щиты. Нападавшие разом вывались из кустов, человек двадцать. С крыши успели сделать по два выстрела, когда один из арбалетчиков, захрипев, схватился за древко воткнувшейся в горло стрелы и, обливаясь кровью, рухнул вниз. Второй вскинул арбалет и послал болт куда-то в кроны деревьев, затем выхватил топор и спрыгнул вниз, спеша на помощь своим уже рубящимся товарищам. Раненый в ногу продолжал остервенело крутить рычаг, натягивая тетиву и посылая металлические болты в нападавших. С противоположной стороны дороги тоже показались разбойники.
   В карете невозмутимо командовал маг с проседью на висках:
   - По команде залп в обе стороны. Потом выходим все на помощь гномам. Витас, Горень - стреляете из кареты. Глен - заряжай арбалеты. Мастер Сиг - прикрываете нас отсюда. Бей! Выходим.
   Команды исполнялись молча и без суеты. Через минуту в карете кроме Насти и Вандерера остались лишь маг и трое арбалетчиков.
   Между тем, снаружи умирали люди. Трое гномов, спина к спине, сеяли вокруг себя смерть. Уже человек шесть нападающих валялись на земле мешками тлена, рискнувши сунуться в металлические жернова этой мельницы. Казалось, восемь выскочивших из кареты парней с военной выправкой, способны переломить ход сражения в свою пользу. Однако еще человек двадцать разбойников бежало с другой стороны, из кустов продолжали постреливать, на деревьях сидело как минимум четыре стрелка и неизвестно, сколько их еще в лесу.
   Вандерер давно бы ввязался в схватку, но он боялся, что Настя последует за ним.
   Тут девушка подняла бледное лицо и тронула Аватара за руку:
   - Если мы не вмешаемся, их всех перебьют.
   - Настя, ты не можешь...
   Девушка решительно перебила:
   - Выходим на другую сторону. - И уже обращаясь к только что выпустившему в набегавших разбойников стрелу. - Посторонись.
   Поняв, что девушку не остановить, и видя нерешительность стрелка, явно не хотевшего выпускать девушку, Вандерер сам отстранил того и первым выпрыгнул из кареты. В душе бушевала буря. Еще никогда он так не боялся. Боялся он за Настю. Во что бы то ни стало, ему надо уберечь девушку. А для этого, решил он, ему надо видеть все и контролировать ситуацию. И он попробовал призвать огонь и пустоту. Попробовал раздвоить сознание, поднять кусочек его вверх. И внезапно это получилось. Теперь он видел все поле боя, как и при присутствии сущности, со стороны. Времени разбираться, сделал он это сам или хозяин решил помочь, не было. Неожиданно для себя самого неторопливо и спокойно Вандерер потянул из-за спины меч. Настя уже стояла рядом с клинком в руке.
   Тут произошло еще одно событие, избавившее обороняющихся от стреляющих сверху "кукушек". Над бортиками верхнего этажа кареты блеснули четыре гномьих шлема, щелкнули спущенные тетивы. Теперь постреливающих из крон деревьев можно было не бояться. Вандерер облегченно вздохнул и его клинок запел песню смерти.
   В это время маг, остававшийся в карете, смертельно побледнел и прохрипел наружу, придерживаясь дрожащей рукой за решетку:
   - Масмус! Там маг, сильный. По всему Аватар. Мне не удержать. Помогай. Он блокирует маяк.
   Стоявший в двух шагах Масмус, время от времени взмахом руки отводивший летевшие стрелы, шагнул назад, прислонился спиной к карете, выдохнул:
   - Не паникуй! Работаем.
   Клинок пел свою смертоносную песню. Мыслей не было вообще, и только якорьком занозилась точка в памяти - береги Настю. Аватар поднял чей-то нож с земли, умудрившись не сломать рисунка движений. Свой он, не глядя, отправил броском в грудь пытавшемуся зайти им сзади. Уроки Варяга не прошли даром. Не будь Аватар так занят, он бы залюбовался страшным и безукоризненным танцем девушки среди мертвых и еще живых. Скупые и безупречные движения даже в контексте своей цели - отнять жизнь у живого - завораживали. При этом лицо было бесстрастно и глаза абсолютно, пугающе спокойны, как будто она за вышиванием протыкала иголкой материю, а не плоть живых людей.
   На другой стороне от кареты потери были с обеих сторон. Раненый в самом начале боя гном получил еще две стрелы. Раны были не смертельны, броня выручила, но потеря крови из первой, из которой он опрометчиво вырвал стрелу, ослабила его, и теперь он просто лежал, иногда пытаясь подняться, что никак у него не получалось.
   Тройка гномов продолжала свое смертоносное движение, но их товарищ был серьезно ранен и все медленнее поднимался его топор. Одна из трех смертоносных лопастей мельницы могла в любое мгновение остановиться.
   Четверо солдат неподвижно лежало на земле. Трое отступали назад к карете. Их товарищи из кареты спешили им на помощь.
   Один из четверки гномов, так неожиданно и вовремя появившихся на крыше кареты, мешком свисал с бортика. Трое его товарищей уже выстроили внизу еще одну мельницу и готовились вступить в схватку.
   Маг с сединой медленно сползал по стенке кареты. Из уголка рта пузырилась пена, глаза закатились. Второго, в карете, Вандерер не мог видеть. Похоже, маги проиграли свою схватку. Если враждебный маг еще достаточно силен...
   Щекотка за ушами дала понять, что тот переключился на них. Замри Вандерер в этот миг на секунду и палаш бородатого дядьки пропахал бы глубокую полосу на его груди. Но случилось то, что случилось. Дядьке больше не суждено было сеять ни смерть, ни хлеб.
   Около пяти оставшихся в живых бандитов откатились назад, с неподдельным ужасом глядя издалека на тандем девушки и Аватара. Однако откуда-то из леса доносились крики и топот бегущих. Сюда явно спешила подмога.
   Девушка выдохнула:
   - Мага надо кончать.
   - Где он? - Обшаривая обоими своими взглядами окрестность, спросил Вандерер.
   И почти сразу увидел. На одном из деревьев, за завалом метрах в двадцати, в ветвях была устроена площадка. На ней и стоял человек в маске. Рядом с ограждения свешивался стрелок. Маг не успел или не захотел отвести от него стрелу.
   - Там. - Вандерер протянул руку с клинком. - Держись за мной.
   И они побежали. Кожу на груди вдруг обожгло. Вандерер обеспокоенно оглянулся на Настю. Все в порядке. На подходе их попытались остановить человек пять, видимо охрана. И как-то незаметно они оказались под деревом. Маг больше не атаковал их. Дождавшись, пока парень с девушкой остановились под ним, неспешно перевел взгляд вниз и насмешливо спросил:
   - Ну, вот вы рядом, и что? Амулеты у вас должны были разрядиться после моей атаки. Теперь я могу прищелкнуть вас одним движением. Может, будем друзьями? Мне такие бойцы нужны. Не пожалеете.
   Площадка располагалась на толстой ветке метрах в семи от земли. Вандерер спросил, обращаясь к Насте:
   - Как?
   - Помнишь как я ветку? Только мечом. Ты. Я постараюсь помочь.
   Вандерер сосредоточился, поднял меч, заведя его за спину, представил, как энергия вливается в металл, удлиняет невидимый кончик меча. Почувствовал поддержку Насти и рубанул невидимым никому мечом по ветке на высоте семи метров.
   Маг на площадке насмешливо и недоуменно наблюдал за его манипуляциями. Когда словно срезанный ножом толстенный сук под ним пришел в движение и рухнул на землю, зрачки в прорезях черной маски пораженно расширились, но предпринять ничего он уже не успел.
   Хряснувшись оземь, маг потерял сознание. Настя не промедлила и воткнула свой клинок ему в сердце. Испятнанное бурыми пятнами крови жало окутало синее сияние, и девушка выпустила рукоять из рук. Но сияние сделало бросок, словно атакующая кобра, однако какая-то сила остановила эту агрессивную субстанцию и она, вспыхнув напоследок, бессильно опала. Ван даже не успел испугаться. А клинок растаял вместе с сиянием.
   Вандерер обеспокоенно спросил:
   - С тобой все в порядке?
   Настя кивнула:
   - Да. На мне же Дыхание Леса. Меч жалко. Вообще-то я думала, ты этого - она кивнула на уже начавшее "парить" колдовским туманом тело мага, - рубить будешь, а не дрова.
   - Если бы знал, что ты так рисковать собралась, то рубил бы его. Только вполне могло статься, что теперь бы вставал с постели в "Жигимонте". А ты осталась бы здесь одна.
   - Да. Тут я не подумала. - Признала Настя, оглядываясь на продолжавшуюся схватку.
   Их товарищей прижали к карете. А из леса выбегали все новые разбойники. Вандерер заметил, как зашевелилось неподвижное с самого начала боя тело кучера, выброшенное при резком торможении. Он основательно приложился головой о поваленное поперек дороги дерево и потерял сознание. Теперь гном сел, осмотрелся, пытаясь сфокусировать взгляд. Неловко поднялся, вытаскивая из петли у пояса топор. Пошатываясь, с криком врезался в тыл разбойникам.
   - Их здесь что, целое войско? - Досадливо проговорила Настя, оглядываясь в поисках замены своему мечу.
   Они уже бежали обратно, когда недвижимо полулежавшая до этого у колеса кареты фигурка мага, с трудом приоткрыла глаза, сделала какой-то пас дрожащей рукой и тут же завалилась набок, из последних сил стараясь не потерять сознание. И почти сразу в двух метрах позади кареты открылся портал, и из него повалила стража с оружием наизготовку.
   Поняв, что их вмешательство уже не требуется, Настя с Вандерером перешли на шаг. Вандереру показалось, что здесь собралась вся приграничная стража. Вместе со штатными магами она сходу вступала в бой. Вскоре все было кончено. Но прибывшие и продолжавшие прибывать замыкали лес в кольцо и прочесывали его в поисках уцелевших бандитов. Вскоре кроме командования, лекарей и раненых, у кареты никого не было.
   Из гномов на ногах осталось четверо. Раненый в начале боя в ногу и истекающий кровью гном хоть и слабо, но дышал. Еще двое были живы, но тяжело ранены. Последним вступивший в схватку кучер погиб, возможно, отсрочив гибель товарищей.
   Из ехавших в карете стражников уцелело трое, все легко раненые, и еще один без сознания. Старший маг, Масмус кажется, был жив, но не приходил в себя.
   У Вандерера ныл локоть, щипала легкая царапина на руке и вторая на ноге. На Насте не было ни царапины.
   Боевой транс ушел, оставив после себя усталость и опустошенность. Вандерер огляделся. Настя стояла там, где они бились, и в ступоре смотрела на искромсанные тела. Он подошел к ней. Девушка закрыла ладонями лицо и прошептала:
   - Я впервые танцевала для смерти, а не для жизни. Я не хотела.
   - У них был выбор, и они его сделали. У тебя выбора не было. Это их вина, не твоя.
   Он притянул девушку к себе. Настя уткнулась лицом ему в плечо и разрыдалась. Аватар отвел ее под дерево, откуда не было видно трупов, усадил и вернулся к карете за мешком. Он прихватил с собой из трактира бутылочку вина, думая скоротать дорогу с попутчиками, да не случилось. Теперь намеревался использовать его как лекарство для Насти. Да и самому не помешает.
   Начальство уже осмотрело поле боя и теперь занималось другими неотложными делами. Только офицер в чине полковника стражи стоял с той стороны, где рубились Вандерер и Настя, отчего-то покачивая недоуменно головой. Один из стрелков, вроде даже тот, которого Вандерер оттолкнул, когда они вылезали, сидел на подножке кареты, баюкая перебинтованную руку.
   - Вдвоем?! Здесь двадцать шесть трупов, и только в шести из них арбалетные болты. На остальных колото-резанные раны. Да еще пятеро там, где таился маг. С той стороны тридцать четыре трупа. Но там рубилось в общей сложности восемнадцать бойцов. Плюс стрелковая поддержка. И ты хочешь, чтобы я этому поверил?
   Вандерер даже остановился. Это что же получается? У них с Настей теперь на совести больше двадцати человеческих жизней за раз?!
   - Это надо было видеть, мой полковник. Особенно хороша была девушка. И Аватар неплох. Но девушка - это что-то. Словно танцевала, а не сражалась.
   - Они использовали магию?
   - Я не заметил ничего такого, но я не специалист в этом деле. Хотя если посмотреть на это по-другому, то их умение сражаться само по себе магия.
   - Они должны были использовать магию, иначе как же им удалось разделаться с магом?
   - Амулеты? Впрочем, меня это не сильно волнует. С магией или без, жизнью те из нас, кто выжил, обязаны им.
   Ну хоть какой-то плюс к большущему минусу. Вандерер отправился отпаивать зареванную Настю.
   Через некоторое время полковник подошел к ним. Видя, в каком состоянии девушка, предложил Вандереру отойти в сторону.
   - Я имею честь поблагодарить вас за оказанную страже губернии Данаприса помощь. Что с твоей спутницей?
   - Она впервые сегодня убивала. Тебе, как солдату, это должно быть понятно.
   Полковник даже сбился с шага.
   - Впервые? А по отзывам моих людей она делала это с таким видом, словно шинковала капусту.
   - Зато ты сам видишь, что теперь с ней твориться.
   - А ты давно в нашем мире?
   - Не очень.
   Полковник покивал головой каким-то своим мыслям.
   - Я должен принести официальные извинения за то, что вы оба оказались втянуты в операцию стражи.
   - Пустое. Нам стоило прислушаться к предупреждению гнома, который продал нам билеты.
   - Да. Гном. Еще тот стручок. Знаешь, что он заявил, когда мы с его начальством попытались сделать ему выволочку? Что Аватар будет полезнее всех вместе взятых моих людей. Как оказалось, он был прав. И вообще, так тщательно разработанная и подготовленная операция едва не сорвалась. Уже год как время от времени совершаются нападения на почтовые кареты. И никаких следов. Ясно, что без магии не обходилось. Мы и расставили ловушку. Даже охрану под благовидным предлогом уменьшили. Чтобы клюнул наверняка. Присутствовавшие как пассажиры маги должны были зажечь магический маяк и нейтрализовать разбойничьего чародея. А бойцы продержаться минут пять. Кто же мог предположить, что маг у них - Аватар? И что он не поверит нашим ухищрениям и приведет сюда целую сотню?
   - Он не поверил, или знал о готовящейся операции?
   - Разберемся. - Полковник пожал плечами.
   - А вы не подозревали нас в связи с бандитами?
   - Подозревали, конечно. В Данаприсе за вами везде хвост ходил.
   - Что?
   - Хвост. Следили за вами. Но когда допросили воров, побитых этим боровом-сторожем из гостиницы, с пристрастием, выяснилось, что это они перед вами хотели купить два последних билета. Но гном загнул такую цену, что им пришлось отлучиться за деньгами. А тут вы появились. Гном и сбыл вам билеты. Типа, чтобы не вызывать у бандюг подозрений. А сам за ними слежку устроил, дилетант. Его сыщиков доморощенных нашли потом в канализации с перерезанными глотками. Не знаю как они вышли на вас, наверное, через воровскую гильдию, но в гостиницу ломились в надежде завладеть билетами. Хорошо, что это у них не получилось.
   - Хорошо. - Согласился Вандерер.
   - А как вам удалось разделаться с магом?
   Вандерер неопределенно пожал плечами:
   - Повезло.
   - Вы его лица не рассмотрели?
   - Он был в маске.
   - Что ж не сняли ее с мертвого, пока тело не истаяло?
   - Да не до того было. Бой шел.
   - Ну да. Что же, еще раз большое спасибо за оказанную помощь. Можно сказать, все выжившие теперь твои и девушки должники.
   - Мне так не кажется. Погибни все - и мы бы не уцелели. Так что ...
   - Ну, тебе-то... А вот девушка могла бы и погибнуть. Но это не умаляет сделанного вами обоими. Я надеюсь, ты ей передашь мою благодарность. Я же буду со своей стороны ходатайствовать за награждение вас обоих. Кроме того, после моего возвращения в Данаприс, деньги уплаченные за билет, немедленно вернуться на счет, с которого были сняты.
   - Благодарю.
   - Карета будет готова где-то через полчаса, и вы сможете продолжить свой путь. Честь имею.
   Полковник откланялся и удалился. Ван вернулся к Насте. Девушка спала, положив голову на кулачок, иногда вздрагивая во сне. Она не проснулась, и когда Вандерер переносил ее в карету.
   Через портал прибыла новая охрана. Три гнома уселись сзади на сейф, шестеро на крышу и трое в салон. В распоряжении Вандерера с Настей оказалась вся задняя половина. Аватар уложил Настю на одно из сидений, пристроив под голову одеяло. Кучер что-то прокричал и карета тронулась.
   За окном мелькали живописные пейзажи, но Вандерер смотрел и не видел. Перед глазами вновь и вновь прокручивались эпизоды схватки. Он то и дело задавался вопросом - имел ли он право лишать жизни, единственного настоящего сокровища, которое есть у этих людей? По всем раскладам выходило, что имел. Он защищал жизнь Насти, пытался помочь тем хорошим людям, которые выбрали в своей единственной жизни не насилие ради наживы, а риск служения и защиты. И все же, все же...
   Он может умереть и воскреснуть снова. Может ошибиться, умереть и воскреснуть, осознать ошибку и попытаться ее исправить. Людям же этого не дано. Что если бы, не убей он их, они бы использовали свой шанс, осознали, исправили? Смертельная ошибка, смертельный выбор. В человеческой жизни нельзя делать смертельных ошибок. Они всегда фатальны. Следовательно, неисправимы, окончательны. И задумайся Аватар о правомерности нанесенных им сегодня ударов не сейчас, а во время боя, сохрани жизнь кому-нибудь из разбойников, и возможно от руки этого разбойника погиб бы один из тех хороших людей, кто сражался рядом с ним. Нет, решил Вандерер, пусть люди слабы, глупы и живут только один раз, для каждого должна быть граница, перешагнув которую, ты не можешь рассчитывать на пощаду.
   Несмотря на бешеную скачку, время до обеда наверстать не успели. Стоянку в большой деревне, служившей одной из баз, где менялись лошади, сократили. Настя отказалась даже выходить из кареты, лишь перевернулась на другой бок и опять уснула. Вандерер сбегал в трактир и набрал снеди с собой, на случай если Настя все же проголодается. Сам тоже решил перекусить в пути. Глядя на пролетающие мимо виды и закусывая, криво усмехнулся. Почему-то кровь и собственноручные недавние убийства на его аппетит никак не повлияли. Подумалось в связи с этим: "Мда, толстокож ты, Аватар, и даже переживать по-человечески не умеешь". Вандерер перевел взгляд на девушку.
   В город успели проскочить перед самым закрытием ворот. Экипаж заехал в колодец просторного двора и остановился с тыльной стороны банка. Пассажирам объяснили, где находится ближайший постоялый двор и, сообщив время отправления, проводили к выходу.
   Настя проспала всю дорогу, однако все равно была вялая и неразговорчивая. От ужина отказалась и сразу ушла в свою комнату. Вандерер тоже не стал засиживаться и, поужинав, отправился спать.
   Выехали, как и накануне, рано. Девушка все еще не отошла от потрясения. Под глазами залегли тени, хмурилась и на все попытки Вандерера растормошить ее, натянуто улыбалась и отвечала коротко и односложно. Ван решил пока оставить ее в покое. День прошел спокойно.
   Вечером, в очередном городе, Настя наконец разрешила уговорить себя поужинать. После бокала вина, щечки слегка порозовели, прорезался голос:
   - Вот скажи, Аватар, почему людям не живется спокойно? Без дурацких войн, без погони за деньгами, славой, положением? Человеческий век так короток! И за грань не заберешь все это дерьмо, за которое здесь готов положить не только свою жизнь. Почему же они этого не понимают? А, Аватар?
   - Дежавю. - Вздохнул Вандерер. - Ты начала этот разговор еще в Данаприсе. И тоже после бокала вина. Словно предчувствовала. Настя, мне почему-то кажется, что нет большой разницы между мной и тобой. Как нет принципиальной разницы и между всеми прочими разумными в Ойкумене. Просто...
   - Нет Аватар, ты не понимаешь. Люди...
   Разговор длился долго. Вопросы затрагивались непростые. Затянулся он на всю ночь. Когда их прогнали спать, они, прихватив еще бутылочку, устроились в комнате у Насти. Бутылку не допили. Вернее не допил. Настя лишь изредка смачивала губы. Но наговорились до хрипоты. И не выспались. И едва не опоздали к отправке почтовой кареты. И спать в ней, окучивая соседей ароматом перегара, пришлось сидя, так как почти все места были заняты.
   В столицу прибыли к вечеру, похмелившись в обед и все еще с красными с недосыпу глазами. Ну какой сон сидя в несущемся по неровной дороге экипаже? Может поэтому высоченные стены Кива, сложенные из белого камня, и его широкие улицы не произвели в тот день должного впечатления.

24

   Головокруженье... омут... отпрянувшие Небеса,
   Звезды, летящие вверх... Гаснущие голоса...
   Толща холодных туч... Старый кирпич стен...
   Еще не остывшее ложе и плоти свинцовый плен.
   Наутро Вандереру удалось, наконец, спозаранку возобновить тренировки. Остановились они на постоялом дворе ближе к внешней стене города. Здесь цены были пониже, чем в центре. На дворе воняло конюшней, свиньями, похрюкивающими в загончике, и выгребной ямой, притулившейся в углу. Утреннюю разминку надо куда-то переносить, а то если не задохнешься, то провоняешь точно. Настя от спарринга отказалась, да и меча у нее не было. Подобранный палаш она выбросила там же.
   Позавтракав, отправились осматривать город. Вначале взобрались на белокаменную крепостную стену, благо она была недалеко от места, где они остановились. Толщины стена оказалась поразительной. На ней свободно могли разъехаться три телеги. Вид с нее тоже открывался замечательный. Городскую стену кольцом окружали деревенские дома, отделенные от стены дорогой и нешироким полем еще неубранного хлеба. Местами виднелись и постройки побогаче, явно загородные дома знати. Город, закованный в каменный доспех, не мог раздвинуть свои стены и прирастал пригородом.
   Дальше направились в центр. По мере приближения к сердцу города, дома становились больше и богаче. У внутренней стены, отделявшей город от кремля, еще более высокой, чем внешняя, вообще вольготно раскинулись особняки, окруженные каменными или коваными заборами и парками. Они словно соревновались друг с другом архитектурными изысками, вычурностью и ухоженностью. Между кремлевской стеной и этими особняками пролегала широкая улица, с обеих сторон обсаженная столетними деревьями. Вандереру показалось, что стена раза в два выше самого высокого из деревьев. От стены не просматривался внутренний замок, но стоя на внешней стене, они видели вздымающиеся шпили.
   Настя вроде повеселела и с интересом изучала город, его широченные улицы, переплетаемые сетью таких же улиц, улочек и переулков. Везде кипела жизнь. Люди спешили по делам, слышались крики разносчиков, вопли кучеров, стук копыт и колес по каменной мостовой.
   Людей везде было много. Город словно кипел ими. Но когда Вандерер с Настей добрались до рыночной площади, на которой было просто не протолкаться, оба поразились такому наплыву людей. Гам резал уши, непривычных к толчее Настю и Вандерера постоянно толкали, а то и обкладывали трехэтажным народным слогом.
   На широченной площади нашлось место и загонам для скота и прочей живности. И они так же вносили вклад в звуковое сопровождение базара. Был здесь и загон для лошадей. Довольно просторный, он сегодня мог похвастать только парой лошадок не самой высокой стати. Как объяснила Настя, лошади в Ойкумене по какой-то непонятной причине достаточно малочисленны, а потому весьма дороги. Естественно, лучшие достаются богачам и королевской армии. Люди попроще могут себе позволить только выбракованных нестроевых лошадок. Селяне вообще предпочитают быков. Хоть не так быстро, зато дешево и надежно.
   От базарной площади отходили улицы, по сути являвшиеся продолжением базара. Куда идти, если нужен горшок? Ну, глянуть поначалу на привозе, может качественнее или дешевле найдешь. А нет, так вот она - улица Гончарная. Там почти в каждом доме на первом этаже лавка посудная или с другими какими товарами кухонной принадлежности. Мясная, Портняжная, Хлебная и прочие улицы разбегались от рынка в разных направлениях. Потолкавшись среди покупателей базара, свернули в Оружейный переулок. Здесь было поспокойнее, все же не каждый день возникает нужда в покупке оружия.
   Обошли несколько лавок и магазинчиков. Такого обилия предметов для убийства и защиты Вандерер еще ни разу не видел. Настя внимательно присматривалась к клинкам, примеривала по руке, пробовала, но все никак не могла ни на чем остановиться. В магазинчике, который принадлежал гному, задержались подольше. Но и здесь Насте ничего не пришлось по душе. Вандерер долго крутил в руках длинный узкий кинжал. С двумя шипами по бокам гарды, как нельзя лучше приспособленный для боя против меча. Вещь была хорошая, но дорогая. Так и ушли, не солоно хлебавши. Заглянули и в лавку эльфа. Тут Насте, наконец, повезло. Узкий клинок, с изящной гардой но без лишних украшений, словно ее и ожидал. Идеальный баланс, и вес как раз для девушки. Да и выглядел он как игрушечный, с легким намеком на игрушку хищника. Отливающая зеленью вязь узора в виде веточек терновника тянулась почти по всему клинку. Настя даже проделала с ним несколько связок, значительно увеличив этим глаза продавца. Узнав цену, она заколебалась. Но все же махнула рукой и попросила подождать с продажей, пока она не сходит в банк. Продавец заверил, что клинок ее дождется. А потом предложил оставить задаток и доставить покупку в любое удобное время по указанному адресу, где и произвести окончательный расчет. Настя согласилась.
   Когда вышли из лавки, солнце стояло высоко и в животах урчало. Благо невдалеке был трактир, из которого на улицу вынесли несколько столов. Решили здесь и перекусить. За столиками расположились посетители: пяток человек что-то жевали, два гнома пили пиво и, откинувшись на спинку стула, с какой-то дощечкой на коленях, сидел эльф. Пока ели, эльф то и дело бросал взгляды на Настю, что-то помечая на своей дощечке. Когда Настя уже рассчитывалась, он подошел к их столику и кашлянул, привлекая внимание.
   - Приношу свои извинения за бесцеремонность, но другого случая может не представиться. Мое имя Ританиэль. Я восхищен твоей красотой и естественностью. Не будь ты человеком, а я эльфом, я приложил бы все силы, чтобы сделать тебя счастливой. Вот это тебе на память о нашей мимолетной встрече.
   И эльф снял с дощечки и с поклоном протянул девушке лист пергамента.
   На нем углем нарисовано изображение эльфийки. Нет, только уши острые, а лицо, лицо было Насти. Но сразу Вандерер ее не узнал. И не только из-за эльфийских ушей. Настина короткая прическа претерпела на рисунке кардинальное изменение. С одной стороны волосы приподняты, открывая острое изящное ушко, складываясь в ассиметричную, но красивую прическу. Тело девушки, также изящно присевшее на краешек стула, обтягивало длинное тонкое платье с разрезом, оканчивавшимся чуть ниже пояса. Радикально черный цвет платья оттенялся белизной внутренней отделки высокого стоячего воротника. Рукава пониже локтя расширялись и были косо срезаны. Подол тоже чуть короче спереди, чем сзади. Платье очень шло нарисованной девушке. Но главное, что притягивало взгляд, это лицо. Художник умудрился абсолютно точно передать его черты, показав ту внутреннюю боль, которая сопутствовала ей последние дни, и в то же время душевную твердость вместе с трепетной нежностью. Каким-то чудом он проявил, отразив в портрете, частичку души девушки.
   Оба долго пораженно рассматривали портрет. Когда опомнились, высокая фигура эльфа уже лавировала между прохожими вдалеке.
   - Мне никто никогда... не дарил... моих портретов. - Смущенно пробормотала девушка.
   - А еще, могу спорить, никто и никогда тебя не рисовал. И не делал таких утонченных комплиментов.
   Настя зарделась и окончательно смутилась.
   - А еще, если верно то, что говорят об эльфах, они способны как никто оценить красоту.
   Вандереру доставляло удовольствие смотреть на смущавшуюся девушку. Может быть, впервые гадкого утенка назвали прекрасным лебедем. Однако он решил не перегибать палку и прийти Насте на помощь.
   - А почему эльф так категорически признал невозможность, эээ дружбы между человеческой женщиной и эльфом?
   - Как, ты и этого не знаешь? Темнота. Между тремя расами невозможны половые отношения из-за полной несовместимости устройства их тел. Понятно? - Даже слишком агрессивно пояснила девушка.
   Она аккуратно свернула рисунок трубочкой и решительно поднялась.
   - Пошли в банк.
   Вот и помогай девушкам после этого.
   Пришлось опять пересекать базарную площадь. При выходе с нее был устроен высокий дощатый помост, и когда они поравнялись с ним, туда как раз поднялся глашатай. Протрубив в свой рог, он зачитал пергамент, держа его в руках. Если изъять всю витиеватость и прочие ненужные, по мнению Вандерера обороты, то смысл сводился к приглашению всех присутствовавших в городе Аватаров, а также знати и дворянства на прием и бал в королевский дворец. Прием должен состояться послезавтра.
   - Вот бы хоть одним глазком посмотреть. - Мечтательно протянула девушка.
   Вандерер вздохнул. Сам он не постеснялся бы заявиться во дворец и в той одежде, в которой ходил сейчас. Но девушку в таком виде на бал не поведешь. Да и не факт, что их в таких костюмах пропустят хотя бы во двор. А денег у него на обновы не было. Не разорять же Настю. Он и так у нее на шее сидит.
   Банк находился в верхней части города в одном из шикарных особняков. Гномы его строили для себя, и выделялся он чисто гномьей архитектурой. Не то чтобы она настолько уж отличалась от прочей, но при взгляде на постройку сразу чувствовалась нечеловеческая рука. И некоторая напыщенность, как официального представительства, так как здесь же располагалось и посольство. Колоннады из огромных статуй гномов в броне и при оружии поддерживали многочисленные портики в виде горных пиков. Дверь банка, величиной и массивностью могущая поспорить с городскими воротами, должна бы была сдвигаться с места парой-тройкой волов. Однако легко поддалась человеческой руке. Внутри оформление напоминало скорее грот, стены которого сплошь покрывала искусная резьба, изображая то сцены битв, то еще какие-то исторические события народа гор. И все это сплошь по камню. Три колонны, также резные, поддерживали свод, сквозь хрустальный проем которого в помещение лился солнечный свет. Больше окон не наблюдалось. Вандерер проводил Настю по мраморному мозаичному полу к одному из нескольких арок-окошек, где уже знакомая процедура повторилась, но вместо билета девушка получила мешочек с деньгами. Заодно и выяснилось, что полковник сдержал слово, и стоимость проезда вернулась на счет. Вот только Вандерер не понял, как это возможно так быстро?
   Когда ближе к вечеру ребята возвратились в гостиницу, их уже поджидал посыльный. Молодой эльф терпеливо цедил какой-то напиток за одним из столиков. Поднялись в занимаемую Настей комнату, где деньги и меч поменяли своих владельцев. На прощание эльф пожелал удачи и, скептически глянув на девушку и клинок в ее руках, откланялся.
   После ужина Настя отправилась к себе, а Вандерер пошел присматривать место для завтрашней тренировки. Ему понравилась городская стена. Просторно и свежий ветерок продувает. И никакой вони. Надо было лишь определиться с путями подхода, чтобы лишний раз не конфликтовать со стражами правопорядка, могущими истолковать безобидное дело не в том ключе.
   Поднявшись на стену, он бросил взгляд на город, вообразивший свои крыши позолоченными в последних лучах заходящего солнца. По другую сторону стены уже лежали глубокие вечерние тени. У зубцов стены, прямо напротив подъема, стоял Аватар, глядя на затягивающий пригород сумрак. Или на отступающий перед ним свет. Никогда не задумывались, есть ли разница в том, на что смотреть, на свет или на тени?
   Когда Ван проходил мимо неподвижной фигуры, та повернула голову и произнесла:
   - Привет, Вандерер.
   Тот чуть не схватился за меч от неожиданности. Но вовремя спохватился. Всматриваясь в незнакомое лицо, ответил:
   - Здравствуй и ты. Мы знакомы?
   - Как сказать. Скорее да, чем нет. И в то же время, мы гораздо большие незнакомцы, чем те, кто впервые видит друг друга.
   - Так кто же ты?
   Странный собеседник опять повернул лицо в сторону редких еще огоньков пригорода.
   - Странное дело, когда я смотрел на все это, гм, твоими глазами, красок было больше и виделось все ярче, детальней. А через этого перса вся графика обычна, детали смазаны.
   Незнакомец повернулся к Вандереру, давая рассмотреть свое лицо. Ничем не примечательное, обычное, бесстрастное, как и у прочих Аватаров. Просто недавно воплотившийся еще один Аватар, не успевший или не посчитавший нужным сменить белое одеяние на другую одежду.
   - Сейчас сравню еще раз.
   Фигура неподвижно замерла, и почти сразу Вандерер ощутил почти забытое ощущение, пригашенное восприятие реальности, некую тревожность, или может быть немотивированную напряженность. Непроизвольно напрягаясь, готовясь к борьбе и лихорадочно творя заклинание, Вандерер не ожидал того, что произошло.
   - Странно, - прошептали его губы, - судя по мессаджу на мониторе, я около трех минут, или около десяти по игровому времени, не могу управлять персом. Но зрительное восприятие не изменилось. Черт! Я ведь без микрофона и не набираю на клаве ничего. Откуда озвучка моих мыслей?!
   Вандерер вдруг почувствовал нарастающую панику. И свою, и того - другого. И разом пропало нежеланное чувство непослушности тела. Ван потянулся к клинку за спиной. Но фигура стояла неодушевленным истуканом, не делая ни малейшего движения. И Вандерер заколебался - ну не рубить же беззащитное, и не оказывающее не то что сопротивления, но даже не угрожающее ничем тело. Да и чем это поможет?
   Минут через десять пришлый Аватар шевельнулся и ничего не выражающие глаза впились в глаза Вандерера.
   - С каждым разом становится все страшнее. Я уже пытался удалить тебя. Система выдает ошибку доступа. Впрочем, мы еще поговорим и об этом тоже. Сейчас я несколько выбит из колеи. Вот. - Незнакомец протянул сложенный лист бумаги. - Это реквизиты счета в банке. Не знаю, зачем я это делаю, но ты можешь им воспользоваться. Хотя, мне иногда начинает казаться, что при некотором желании ты и сам бы их "вспомнил". Пока.
   Немного подержав протянутой руку и видя, что собеседник не собирается принимать подарок, Аватар положил клочок бумаги в бойницу между зубцами стены, прижал отколовшимся кусочком камня и решительно пошагал по стене прочь. Вандерер глядел ему вслед, пытаясь успокоить расходившиеся нервы и собраться с лихорадочно прыгающими мыслями. Затем повернулся и направился к спуску со стены. На первой ступеньке потоптался, вернулся и забрал бумагу так, словно она могла обжечь. Сунул ее в карман и направился вниз.

25

   Спалось плохо. Непонятные слова нежданного визитера никак не могли сложиться в логичную картину. Ничего из сказанного им даже не воспринималось всерьез. Брошенная на подоконник смятая бумага вызывала чувство отторжения. Не нужны ему эти деньги. Обойдемся.
   Утром соловые стражники на стену его не пустили. Тогда Вандерер забежал на постоялый двор и вытащил упиравшуюся Настю из постели. После этого подвига повел ее в примеченный накануне небольшой скверик за квартал от их местожительства. С десяток чахлых деревьев на неухоженном и замусоренном клочке земли были все же лучшим выбором, чем вонючий двор.
   Хорошенько попрыгать им все же удалось. И настроение стало выправляться. "А какого, собственно, лешего? Раз уж мы с этим полубогом оба имеем некоторые права на тело, почему бы и не попользоваться его деньгами?" Глянув на шагающую рядом девушку, Вандерер принял решение.
   После завтрака он стащил у девушки рисунок эльфа и попросил ее через пару часов встретиться с ним на рыночной площади у входа в портняжный переулок. Сам же захватил бумагу и отправился в банк. На счету оказалось значительно больше денег, чем он ожидал. На вопрос гнома, сколько клиент желает получить, он ответил вопросом:
   - А сколько бы ты взял, если тебе нужно одеть себя и даму для предстоящего послезавтра, нет, уже завтра, королевского бала?
   Средних лет гном задумчиво посмотрел на Аватара, что-то прикинул в уме и бесстрастно назвал сумму, предупредив, что это весьма приблизительно и усредненно. Сумма оказалась немаленькой. Вандерер забрал в два раза больше. Поблагодарил гнома и собрался уходить, когда тот дал ему совет, все также задумчиво и бесстрастно:
   - На твоем месте я бы пошел не в Портняжный переулок, а обратился к настоящему мастеру своего дела. Деньги он возьмет немалые, но его работа того стоит.
   - И где же мне найти такого мастера?
   Гном объяснил. Портной жил всего в квартале отсюда, там, где заканчивались шикарные особняки и начинались дома не настолько богатые. Вообще же дом портного оказался хоть и не маленьким, но довольно скромным. К тому же, как выяснилось, занимал он только первый этаж из трех. Над дверью висел стилизованный под наперсток колокольчик, со свисающим из игольного ушка язычка шнурком. Больше никакой вывески, свидетельствовавшей о ремесле, не было. Дверь открыла девушка в переднике. Гномка. Довольно симпатичная. Провела его через прихожую в комнату с ширмой и манекенами без голов, на некоторых красовались платья и костюмы, и попросила подождать. Наряды явно предназначались для знатных клиентов. Покров и качество ткани говорили сами за себя. Платья были красивы, но на вкус Вандерера, пышноваты.
   К нему вышел седенький старичок и, подслеповато щурясь, спросил:
   - Чем могу быть полезен, молодой человек?
   - Я бы хотел заказать женское платье к завтрашнему балу.
   Мастер сокрушенно покивал головой:
   - Молодость всегда тороплива. Приди ты ко мне хотя бы неделю назад, я бы, возможно взялся. Другие возьмутся и сейчас. Но мой возраст и положение позволяют мне работать в свое удовольствие и без спешки. Что помогает мне шить прекрасные вещи, которые служат украшением на любой фигуре. Извини, но я вынужден отказать.
   - Ну что же, жаль, но воля твоя. Но ты хотя бы можешь посоветовать мне мастера, который бы уложился в такой короткий срок и не испортил бы вот это платье? - Вандерер протянул портному рисунок.
   Тот подошел ближе к окну и принялся, щурясь, разглядывать рисунок. Внимательно посмотрел еще раз на Аватара.
   - Платье для эльфийки?
   - Нет, но девушка полностью соответствует изображению. За исключением ушей.
   Мастер поцокал языком. Еще раз всмотрелся в рисунок.
   - Знаешь, молодой человек, я далеко не уверен, но воспроизвести то, что здесь нарисовано, может оказаться не по силам никому в городе. Нет, платье сошьют, но это будет уже не это платье. - Старик помолчал и продолжил. - Но это интересно. Это вызов моему мастерству. Давненько я ничего этакого не делал. Вот только сроки... Ну да ладно. Приведи ко мне девушку. Или ты думаешь, что я пошью платье, только глядя на портрет? И чем быстрее, тем лучше. Рисунок я верну вместе с готовым платьем.
   И уже на пороге сказал:
   - Да, чуть не забыл, не пробуйте подобрать материал сами, положитесь на меня.
   - Вот и чудесно, мастер. Ты снял с меня огромный груз. - Отозвался Вандерер и откланялся.
   Настя недовольно топталась на назначенном месте.
   - Ну, где тебя носит? Ничего не объяснил и сбежал.
   - Пойдем. Нас ждет мастер.
   - Куда? Какой мастер? Я никуда не пойду, пока ты мне все не объяснишь.
   - Хорошо. Но только по дороге. - Вандерер взял девушку за руку и потащил за собой, пока она не поравнялась с ним.
   - Ну?
   - Ну что ну? На меня вдруг свалились деньги. И я решил, что лучшего применения, чем королевский бал, для них нельзя найти. Ну, то есть, мы идем к портному. Понятно?
   - Нет. Не понятно. Если ты ограбил кого-то, то этого все равно не хватит на костюмы для бала. Если ты ограбил кого-то очень богатого, то ты встретишь его на балу, если только ты его не убил. Если ты ограбил банк, то ты глупец. Но это навряд ли, то есть я про банк. И в любом случае я не пойду с тобой на бал за грязные деньги.
   - Настя! - Возмутился Аватар. - Ну как тебе такое вообще в голову пришло? Я вообще - белый и пушистый. А деньги... - Пришлось рассказать про вчерашнюю встречу.
   Девушка задумчиво помолчала с минуту и затем выдала совершенно неожиданную вещь:
   - И почему с тобой происходят всякие неожиданные интересности? А со мной нет? А? С привидениями он разговаривает, сам с собой встречается. Да наверное это еще и не все, о чем мне рассказываешь.
   - Ну, Настя, я даже не пойму, где тут стык между женской логикой и детской романтикой. А еще меня удивляет, почему сейчас тебе интереснее это, а не то, что мы идем на бал.
   - Бал будет интересен, когда мы там будем. Но сейчас мы не там. Как говорит мой отец, не переживай заранее, иначе может так случиться, что либо будешь переживать зря, либо два раза. Да, а почему мы не пошли в какую-либо мастерскую в Портняжном переулке? Куда ты меня ведешь? И почему мы не выбрали из готового платья? Наверное, это было бы дешевле.
   - Значит так. Я хочу сделать тебе сюрприз. А поэтому не задавай вопросов. Договорились?
   Настины глаза весело заблестели и слегка насмешливо сузились, губки притворно надулись:
   - Ну вот! Черствый бесчувственный эгоист! Как ты можешь предлагать такое девушке? - Вандерер удивленно вытаращился на нее. - Какая женщина выдержит такую пытку?
   Тут она не выдержала и расхохоталась.
   - Ладно, ладно. Потерплю. - И озорно добавила. - Но если я скончаюсь от неудовлетворенного любопытства, это будет целиком на твоей совести.
   Мастер долго и тщательно снимал мерки.
   - Значит так, молодые люди. Бал назначен на десять вечера. Явитесь ко мне не раньше, чем за час до этого срока. Что? Примерка? Молодые люди, я так давно одеваю людей, что можете мне поверить - она не понадобится. Но позаботьтесь заранее об обуви и карете. И соответствующем наряду дамы костюме кавалера. Надеюсь, он готов?
   - Нет, но мы что-нибудь купим из готового платья. Не беспокойтесь.
   Старик сокрушенно покачал головой.
   - Ах, молодой человек. Ну разве можно так легкомысленно относиться к этому вопросу? Неподходящий наряд кавалера может запросто испортить все впечатление от наряда дамы. А мне бы этого не хотелось. Так, подождите.
   Он ушел и минут через десять вернулся со свертком.
   - Попрошу теперь тебя за ширму.
   Вандерер примерил принесенное. Черная рубашка очень тонкого полотна с широкими рукавами, узкими манжетами и высоким стоячим воротом ему понравилась. Черные же штаны оказались слегка маловаты в талии. От жилетки и камзола он отказался по причине жары.
   - Так, хорошо. С этим подмастерья мигом справятся. Костюм уже два месяца лежит у меня. По слухам, заказчик вряд ли появится.
   Вандерер еще пару минут пошептался с мастером, оставил задаток, и они откланялись.
   - Всего хорошего, молодые люди, всего хорошего.
   Беготня за обувью и некоторыми другими мелочами затянулась до вечера.
   За завтраком Настя сказала:
   - Сейчас пойдем искать баню. Или ты намерен так пойти на прием?
   - Расслабься. После обеда сын хозяина проводит нас до лучших бань города. Там тебе и красоту наведут. Есть у них такие специалистки. А из бань нас заберет заказанная карета. Только по дороге назад заглянем к портному. Так что не беспокойся.
   Бани оказались просто шикарными. И дорогими. Мрамор, статуи и множество маленьких одноместных бассейнчиков, устроенных в полу. Были и побольше, для компаний. Имелась и парилка. Вот только признаков водопровода Вандерер не заметил. Вода заливалась из больших бочек на колесах. А использованная стекала потом в дыру в дне бассейнов, закрывавшихся деревянными пробками. Благо бани стояли на высоком берегу. Выходя из воды, здесь принято было заворачиваться в простыни. Что показалось Вандереру хорошим делом, учитывая его стеснительность. Но потом выяснилось, что тут дело не в морали, а в сквозняках.
   После бани Вандерер отвел Настю в соседний зал, где желающие могли постричься, а женщины сделать прически. Работало там с десяток женщин парикмахеров. Перед каждой было металлическое полированное зеркало и табурет. Вандерер пошептался с несколькими, пока не усадил Настю на один из табуретов. Договорившись с мастером, он заплатил и присел к соседке, подровнять уже изрядно отросшие волосы. Женщина, занимавшаяся Настей, хитро ему подмигнула и усадила девушку спиной к зеркалу.
   Дождавшись, когда прическа Насти будет готова и, не дав ей на себя посмотреть, отвел в следующую комнату поменьше, где ей таким же образом сделали макияж. И почти насильно увел в раздевалку. Девушка так и не увидела своего лица. А посмотреть было на что. Труды девушек не пропали даром. Теперь оставалось доставить Настю к портному так, чтобы ей не удалось себя рассмотреть свою внешность хотя бы в стекле кареты. Благо там были шторки, и Вандерер с горем пополам справился со своей задачей.
   Но едва войдя в примерочную, он понял, что вся затея висит на волоске. Он забыл о висевшем на стене за ширмой большом, во весь рост, настоящем зеркале в деревянной массивной раме. Но справились и с этим. На зеркало набросили кусок ткани. Две девушки помогли Насте одеться и ширму убрали.
   Да, девушка выглядела потрясающе. Прическа и макияж преобразили лицо. Платье, пошитое из тончайшей эльфийской ткани, с едва заметным узором веток и листвы, чуть отливающих зеленью на радикально черном фоне, довершило преображение. Вандерер хоть и представлял, что должно получиться, был почти потрясен. Но еще больше он ждал реакции девушки. И вот покров снят с зеркала.
   На спектр эмоций Насти стоило посмотреть. Девушка оглянулась, словно пытаясь увидеть ту, что стояла рядом. Опять перевела взгляд на зеркало. И без того большие глаза медленно становились просто огромными. Пальцы рук дрогнули. Она повернула голову направо, налево. Руки дернулись к лицу, но остановились на полпути. Дрогнули губы. Вандереру показалось, что его спутница сейчас выглядит испуганной. Она оглянулась на него и портного, стоявшего рядом. Опять перевела взгляд на свое отражение в зеркале. Сделала шаг назад, слегка повернулась, осматривая себя целиком.
   - Это магия? - голос дрогнул.
   - Голубушка, делать людей красивыми, это еще та магия. - Отозвался откровенно довольный портной. - Как ты находишь мою работу?
   - Потрясающе. Я такого не ожидала. Просто нет слов.
   - Да, молодые люди, без ложной скромности должен признать - это одна из моих лучших работ.
   - Мне кажется, чего-то не хватает. - Вандерер достал и надел Насте на шею небольшую безделушку на тонкой серебряной цепочке. Мелкий изумруд в вороненой оправе как нельзя лучше подошел к наряду. Вчера он приглянулся ему в одной из лавок.
   - Вот теперь полный порядок.

26

   Карета въехала в распахнутые настежь ворота кремля, прокатила по широкой аллее ухоженного парка и остановилась у ступенек, ведущих во дворец. В белокаменный замок вели черные ступени. Поднимаясь по ним, Вандерер отогнал мысль: "И как часто по дороге на самый верх человек устилает ее чернотой?".
   На верхних ступенях их встретил распорядитель, узнал имена и передал помощнику, пожелав приятно провести время. Их провели к дверям приемного зала. Здесь Вану пришлось сдать оружие. Дверь распахнулась, первым вошел маршал в пышном сюртуке и, ударив церемониальным посохом о медную дощечку в полу, отозвавшуюся громким звуком, зычно возвестил:
   - Аватар Вандерер с дамой Анастасией!
   После этого гости были предоставлены сами себе.
   Потолок смыкался аркой высоко вверху, расписанный различными сценами и невиданными зверями. По второму ярусу большого зала шел балкон. Он по периметру опоясывал зал, опираясь на тонкие каменные колоны, как и все здесь, за исключением блестящего черного пола, белые. Над головой звучала музыка, видимо где-то сверху на балконе располагались музыканты. Между колоннами и стеной стояли столы с закусками и напитками. Несмотря на то, что они опоздали минут на пятнадцать, народу было еще не очень много. Как заранее успокоил их портной, основной состав подтянется к полуночи, к выходу короля.
   Люди в одиночку, парами и группками стояли и дефилировали по всему залу, концентрируясь у столов. Аватар с девушкой остановились, осматриваясь. Настя прошептала:
   - Боязно!
   Вандерер сам чувствовал себя не очень уверенно среди всего этого великолепия и напыщенности, но улыбнулся Насте:
   - Ну, хоть чего-то ты боишься. Пойдем, попробуем королевских угощений. На голодный желудок бояться страшно.
   Прошлись вдоль столов и пристроились у одного из них. Середину стола занимали наполненные бокалы с разными напитками, на больших серебряных блюдах были разложены всевозможные закуски, сладости и фрукты. Все, что можно было сразу положить в рот, не прибегая к помощи столовых приборов. Вандерер попробовал из одного бокала. Вино было превосходным, легким. Он предложил Насте наполненный бокал. Та взяла и лишь пригубила. Голод ее если и мучил, то только голод познания. Вандерер же решил отдать должное и желудку, не забывая поглядывать по сторонам.
   Пока все было чинно и благопристойно. Вдоль колон прогуливались матроны со своими юными подопечными, демонстрируя "товар" и раскланиваясь со знакомыми. Группки молодежи довольно шумно что-то обсуждали, оккупировав несколько столов. Знать постарше прохаживалась по двое-трое, надолго задерживаясь со встречными и иногда подходя к столам. Несколько замеченных Аватаров стояли истуканами. Гости продолжали прибывать, и вскоре Вандерер перестал обращать на гонг внимание, тем более что знакомых у него среди знати не было. Да и вообще в этом мире он мало кого знал. И все они были далеко.
   Наряды дам поражали разнообразием. Много пышных, утонченных, со вкусом и стилем, и столь же много вульгарных или просто безвкусных. Большинство предпочитало яркие цвета, пышные юбки и лифы. Видимо в этом сезоне была на них мода. Но встречались и иные - легкие, обтягивающие или свободные. Однако Вандерер решил с удовлетворением, что Настино платье выделялось и стилем и хозяйкой.
   Наряды мужчин тоже имели широкий диапазон. От обтягивающего трико на нижней части тела, до широченных шаровар. Более старшее поколение, несмотря на духоту, было упаковано еще и в камзолы, из-под которых выбивались пышные жабо и кружева рукавов рубашек. Гости помоложе одевались более демократично и разнообразно. Но и здесь правили бал яркие расцветки. Черное встречалось редко.
   - Настя, мы с тобой черные вороны. - Пошутил Аватар.
   Девушка осмотрелась и улыбнулась:
   - Ничего, я привыкла. Зато ворона среди курей выделяется не только цветом.
   Вандерер не понял, к чему она это сказала, но уточнять не стал. Скорее всего хорохорилась перед самой собой. От страха. Они обошли зал, разглядывая собравшееся общество и ловя любопытные взгляды, и вернулись обратно. Тут за их спинами раздался несколько неуверенный голос:
   - Невероятно! Воплощенная мечта! Нет, этого не может быть! Кто ты, чудесная незнакомка?
   Повернувшись на голос, Вандерер с Настей встретились глазами с автором наряда девушки. При взгляде на Настино лицо, его глаза распахнулись еще шире:
   - Ты поражаешь меня в самое сердце уже второй раз. Я никак не ожидал, что встречу здесь волшебную жемчужину, лелеемую в своих мечтах. Впрочем, неважно. Позволь выразить свое искреннее восхищение. И узнать, наконец, твое имя. И твое тоже, Аватар. - Эльф был слишком хорошо воспитан, чтобы игнорировать спутника девушки, но тот ему явно был неинтересен.
   - Анастасия. - Немного смущаясь, отозвалась девушка.
   - Вандерер.
   - Я польщен нашим знакомством. Свое имя я уже называл, но посмею повториться - Ританиэль. Не люблю дворцовые приемы, но по долгу службы, я королевский садовник, обязан их посещать. И это первый раз, когда меня здесь ожидал такой приятный сюрприз.
   Тут на время музыка прервалась, и был объявлен первый танец. Пространство посредине зала очистилось от фланирующих и там принялись выстраиваться пары.
   - Окажи мне честь, позволь пригласить на танец. Если, конечно, твой спутник не против.
   Вандерер молча утвердительно кивнул. Настя смутилась, но тут же гордо подняла голову и твердо сказала:
   - Ританиэль, ты переоцениваешь мои достоинства. К сожалению, я не знаю этого танца. Тебе придется подождать, пока я его выучу. По крайней мере, до его окончания.
   Эльф недоверчиво наклонил голову:
   - О, здесь на малом приеме играют всего три танца, так что ожидание не затянется надолго.
   Настя повернулась к танцующим. Вандерер не сомневался в Настиных словах, чего нельзя было сказать об эльфе. Ван решил скрасить возникшую неловкость.
   - Ританиэль, извини, что мы без разрешения использовали твою великолепную идею. Надеюсь, ты не против?
   - Конечно, нет! - Эльф несколько удивленно смотрел на Вандерера. Так смотрят на неожиданно заговорившую статую. - Даже наоборот. Впервые моя фантазия с пергамента перекочевала в действительность. Это весьма приятно. Особенно когда твоя идея воплощена с таким тщанием. Жаль только, что деталь с ушками так и осталась на бумаге.
   - Это не в наших силах. Пока Настя учится, может ты мне поведаешь что-нибудь о присутствующих?
   - Если только в общих чертах. Я не очень разбираюсь в дворцовых интригах, да и не стремлюсь. Могу поведать только то, что невольно доходит до меня. Вон та компания, через стол от нас, что бросают такие откровенные взгляды на Анастасию, - Вандерер нахмурил брови и якобы сердито посмотрел на цветастую компашку. Молодцы временно сделали вид, что девушка их нимало не интересует. Эльф одобрительно хохотнул. - Это отпрыски мелких дворян и низших чинов, служащих при дворе. Не сказать, что самая спокойная компания, но в силу своего положения знающая место, соблюдающая приличия и не доставляющая особых хлопот. В отличие от них, кучку напыщенных юнцов почти у самого королевского выхода, ты бы нимало не смутил своим взглядом. Это чада сливок общества, верхушки знати. Самомнения выше шпиля дворца, в независимости от того, представляют ли они сами из себя хоть что-то. На мой взгляд, только вон тот, в мундире никаких войск с золотым позументом, обладает задатками ума и здравого смысла. Сын нынешнего Верховного мага. Остальные - ряска, прожигатели жизни. Но самая беспокойная компания молодежи расположилась на той стороне зала, по диагонали от нас. Это своеобразный средний дворцовый класс. Самый амбициозный и потому беспокойный. Дети нуворишей, рвущихся наверх несмотря ни на что. Топчущих без зазрения совести даже непричастных, лишь бы подняться еще на одну ступеньку. Агрессивные и беспринципные. Ну и детишки целиком в родителей. Скандалисты и дебоширы. Денег и связей уже хватает, а вот амбиции еще не удовлетворены. Вот и пытаются любыми средствами доказать, что они лучшие. Правда мозгов и прочих достоинств не хватает, чтобы сделать это хотя бы по-человечески. Вон там их папашки. Видишь, постоянно в движении. Деятельно что-то обсуждают, прощупывают почву, заводят связи, тут же предают ради более выгодного союза. В общем, пауки в банке. Их женщин мало что волнует кроме успеха мужа, дворцовых сплетен, ярких тряпок да подбора кандидатур для выгодной партии своих чад. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что и в других группировках большинство самок ведет себя также. За небольшим исключением, которое в некоторых случаях легко заткнет за пояс многих мужчин. Видите вон ту парочку в голубом и розовом, так мило прогуливающихся под ручку? Это бывшая и нынешняя фаворитки короля. Никто из присутствующих на данный момент не сможет с полной уверенностью сказать, которая из них нынешняя. Ненавидят друг дружку люто. Интриги плетут одна против другой и днем и ночью. Их бы энергию и изобретательность да в мирное русло, вот бы пользы было от этих умных женщин! Хотя у меня есть подозрение, что короля такое положение вещей устраивает, и даже что он его сам и создал. Тут и элемент интеллектуальной игры, и разнообразие в постели, и рубеж обороны. Король умен. И каким это ни покажется странным, достаточно порядочен. Он вступил в брак с нынешней королевой, когда был младше нее в два раза. Сейчас она уже не интересуется мужчинами. Но пока еще ей требовалось мужское внимание, король был ей верен. Что сейчас редкость среди людей, наделенных властью. Власть развращает. В благодарность ли, или из неперегоревших чувств, королева сейчас опекает его как сына. Это еще один рубеж обороны короля, гораздо более мощный. Собственная служба безопасности королевы едва ли не мощнее аналогичной службы короля. Королевич сейчас в отъезде. Как в этом террариуме единомышленников королевской чете удалось воспитать такого достойного во всех отношениях отпрыска - ума не приложу. Будет прекрасным королем. Пожалуй, даже более мудрым, чем его отец. Вон тот высокий тощий человек, беседующий с тучной дамой - казначей короны. Умнейший человек. Как человек просто умный, король снисходительно смотрит на его мелкие грешки. Вон тот, ведущий в танце даму со столь вызывающей прической - Аватар Саурон99. Весьма приближенная к королю личность. Его партнерша, как ты заметил, тоже Аватар. Саурон99 танцует редко, если только ему не нужно без помех и подозрений обговорить какое-то не терпящее чужих ушей дело. Ну, я так думаю. Личность весьма неоднозначная и, по моему личному мнению, темная лошадка.
   Тут закончился первый тур танцев, и после небольшого перерыва опять объявили первый танец. Настя вопросительно повернулась к эльфу. Тот не замедлил подать ей руку. Первые па были не очень уверенны с обеих сторон. Настя боялась, эльф не хотел оконфузить неопытную партнершу. Но затем они выровнялись и танец наладился. К его окончанию Вандерер не усмотрел ни единой ошибки. Хоть он и верил Насте, но она его все же удивила. По окончании танца, они не вернулись, оставшись на второй. Вандерер решил пройтись по залу. Неторопливо вышагивая, согревая в руке бокал и посматривая иногда на танцующих, Аватар прислушивался к достигавшим его ушей репликам. Остановившись без цели, услышал рядом:
   - Ученый должен быть беспристрастен, коллега. Это первая заповедь настоящего, я повторяю, настоящего ученого. Второй, по моему мнению, является доскональное следование фактам. До-ско-наль-но-е! А ты мне подсовываешь сомнительные выдержки из трудов никому неизвестного писаки. Где его чины, звания, регалии? Единственное издание, и то...
   - Позволь, позволь. Я как раз и пытаюсь быть беспристрастным и принять во внимание приведенные в труде данные и рассмотреть их как факты... - Перебил его второй голос. Но первый не дал перехватить инициативу.
   - Факты, любезный мой, зиждятся на авторитете. Какой же авторитет без ученых степеней и званий? Не станешь же ты воспринимать всерьез то, что наврет неграмотный извозчик? Тут нужен авторитет, чтобы принять высказывание за факт. Вот возьмем безусловно авторитетного Аватара и спросим у него.
   Вандерер повернулся к группке седовласых солидных людей. Трое были безусловно авторитетны. Они и вели научный диспут. Четвертый, помоложе слегка, стоял чуть позади и соглашался, видимо со своим напористым учителем.
   - Уважаемый Аватар, у нас с коллегами возник спор по поводу того, нужно ли признать леших животными, обладающими ограниченным разумом, или отнести их к категории не имеющих такового. Что вы можете поведать уважаемому консилиуму из своего опыта? Вы ведь в своих странствиях сталкивались с этими тварями?
   Вандерер слегка охренел, прошу прощения за такое выражение, но именно оно ближе всего к истине.
   - Да, я встречался с представителями лесного народа. Вы, видимо, тоже, если беретесь судить об этом?
   В разговор вступил третий голос:
   - О, поверьте, настоящему ученому нет никакой необходимости изучать предмет в полевых условиях. Он силой своего тренированного ума способен извлечь зерна истины из трудов предшественников, в изобилии имеющихся у него на столе. Это гораздо более верно и непредвзято, чем полагаться на субъективную оценку собственного "я". Авторитет и прошедшие проверку временем труды маститых ученых не позволят совершить непоправимую ошибку и уронить честь настоящего ученого.
   - Вот как. И у вас у всех есть ученые труды и звания, заслуженные этими трудами?
   - Безусловно! У меня пятнадцать ученых трудов. У коллег не менее десяти.
   - Тринадцать у меня!
   - Я написал одиннадцать и заканчиваю двенадцатый!
   - Даже мой ученик, хоть и не достиг еще ступени настоящей мудрости, имеет два труда. В соавторстве.
   - Не могли бы вы, уважаемые, - это слово Вандерер выделил особо, - назвать мне свои имена?
   Надувшись от важности, каждый назвал свое имя и длинный список титулов. Вандерер покивал головой.
   - Так что же господин Аватар может поведать нам по вопросу спора?
   - Безусловно авторитетный господин Аватар имел честь узнать ваши имена для того, чтобы встретив когда либо ваши труды, не терять время на их изучение, ибо обладающий весьма ограниченным разумом, вне зависимости от титула и звания, не может считаться даже грамотным. Прощайте.
   Вандерер не стал дожидаться реакции "ученого консилиума" и направился к закончившим третий тур и возвращавшимся эльфу и девушке. Однако ухо успело уловить позади себя торжествующее: "Вот, а я что говорил?". Видимо до смысла сказанного они не дали себе труда добраться. Или не смогли? Или им вообще неважно было, что ответит Аватар?
   Раскрасневшаяся Настя с улыбкой подошла к Вандереру:
   - Ван, представляешь, это здорово. Почти как с мечом.
   Эльф на секунду впал в ступор.
   - Э, так ты и в самом деле танцевала в первый раз?
   - Ну да. Раньше у меня не было возможности. Я же говорила.
   - Да, извини. Я принял это за ... Неважно. А что ты про меч сказала? Ты владеешь клинком? Насколько хорошо?
   Вандерер вставил слово:
   - На уровне мастера меча.
   - Ого! В который раз ты меня удивляешь? Я уже сбился со счета. Красавица, умница, начитана, учится новому на лету, да еще и мастер меча! Если сейчас ты скажешь, что являешься принцессой, я совсем не удивлюсь. Где же мне найти такую эльфийку?
   - Спасибо за комплимент, Ританиэль, и за танец. Но я думаю тебя все же удивить еще раз. - Лицо Насти стало жестким и решительным. - Я не принцесса. Я дочь солдата в отставке. Всего лишь. - Настя испытывающее смотрела на эльфа.
   Тот покачал головой и улыбнулся:
   - Действительно, удивила. Но для меня это не играет никакой роли. Я эльф, и куда больше сожалею о том, что и ты не эльфийка. К сожалению, я вынужден покинуть вас. Скоро выход короля, а я еще даже не поприветствовал своих сородичей из посольства. Но я лелею себя надеждой, что мы еще встретимся. Если у вас будет время, навестите меня в моей берлоге в глубине этого чудесного парка. Честь имею.
   Эльф церемонно поклонился и поцеловал даме ручку.
   Выход короля не произвел на Вандерера, в отличие от Насти, должного впечатления. Стихла музыка, все как-то зашевелились и после длительной паузы грянули трубы. Распахнулась высокая дверь королевского выхода и из нее важно прошествовал королевский глашатай. Перечислив титулы короля, он скрылся из глаз, и еще через минуту появился король. Среднего роста мужчина, плотный, с наметившимся брюшком, без особых физиономических примет. Только внимательный взгляд серых глаз выдавал недюжинную силу воли. Присев в кресло, он махнул рукой, и снова зазвучала музыка. К нему стали по очереди подходить какие-то вельможи.
   Танцы возобновились. Настю пригласил молодой офицер. Вандерер заметил его в первой компании молодежи, которую описывал эльф. Молодые люди кружились в танце, о чем-то мило беседуя. Вандерер продолжил свое путешествие по залу, то тут, то там ловя обрывки разговоров и пытаясь составить мнение обо всех этих людях. В своем турне он неожиданно наткнулся на компанию, увлеченно внимавшую расфранченному, всему в рюшках и кружевах, человеку, в котором с трудом узнал пытавшегося их арестовать на заставе офицера. Подойдя поближе, уловил суть рассказа, в котором сей кавалер оказался героем пограничной операции стражи по задержанию и обезвреживанию целой армии бандитов, житья не дававшей всему приграничью. Что-то Аватар не помнил, чтобы видел его даже в числе прибывшей через портал подмоги. Но тот хвастал напропалую, и такие себе подвиги приписывал... Вандерер только головой покачал.
   Его кто-то тронул за рукав. Повернувшись, Вандерер увидел рядом с собой Аватара.
   - Привет! Я Саурон99. А ты?
   - Мое имя Вандерер.
   - Я слышал о тебе. Вступай в мой клан.
   - Я тоже о тебе наслышан. В Данаприсе ты провел большую работу. Даже в столице нет водопровода и канализации.
   - А, ерунда. Так что насчет вступления в клан?
   - К сожалению, я должен пока решить кое-какие свои неотложные дела.
   - Одно другому не мешает. Даже наоборот, подсобим. У меня большие возможности.
   - Спасибо. Я подумаю. Но попозже, когда освобожусь.
   - А ты гордец. Ну, смотри, я дважды не предлагаю.
   И Саурон99 ушел. Правильное мужественное и благородное лицо располагало.
   Вандерер пошел дальше. У королевского подиума толпились вельможи и он повернул назад. Настя уже танцевала с другим кавалером. Было похоже, что она произвела впечатление при дворе. То и дело мимолетные слова и бросаемые окружающими взгляды свидетельствовали о том, что ее выход в свет не остался без внимания. Не успели отзвучать последние аккорды, а к ней уже направился развязной походкой следующий молодой человек. С этим не обошлось без инцидента. Видимо он позволил себе что-то лишнее, причем явно затронувшее честь девушки. Ибо Вандерер видел, как тот согнулся, хватаясь за пах. Настя поспешила сгладить конфликт:
   - Тут человеку плохо! Помогите!
   Слуги тут же поспешили к пострадавшему. Вандерер направился к девушке, но не успел. Ее опять ангажировал первый парень. Если Вандерер не ошибся, тому удалось потанцевать с Настей раза три-четыре. Наконец она решила отдохнуть и потянула Вандерера наружу, из душного зала в сад.
   Дворец цвел огнями. Ближайшее пространство сада тоже было ярко освещено фонарями. Дальше освещение шло по убывающей, постепенно сходя на нет. Обмениваясь впечатлениями с разгоряченной Настей, они зашли довольно далеко, где фонари стояли на приличном расстоянии друг от друга и то только на главных аллеях. Сад был прекрасно ухожен, что заметно было и в окутывающей его едва развеиваемой светом фонарей тьме. Повернули назад. Проходя под одним из фонарей, они услышали треск ломаемых ветвей кустарника. Рука Вандерера непроизвольно дернулась к месту, где над плечом должна была располагаться рукоять меча. Но он одернул себя - ну что может случиться в королевском саду? Расслабился. И как оказалось, зря.
   Через несколько шагов им перекрыла дорогу компания подвыпившей молодежи. С возгласами: "О! Какая встреча!", они окружили пару.
   Вандерер спокойно и не ожидая подвоха, шагнул вперед:
   - Молодые люди, дайте про...
   Что-то тяжелое обрушилось сзади на голову и погасило сознание. С панической мыслью "Настя! Одна! Защитить!", он рухнул наземь. Девушку толкнули в сторону и с гоготом схватили за руки двое. В окружении еще двоих великовозрастных недорослей перед ней из темноты вышел давешний кавалер, с которым она так неласково обошлась. Остановившись метрах в двух от нее, на безопасном, как он решил, расстоянии, бывший в этой компании за старшего, издевательски произнес:
   - Ну что, лярва? Защитничек твой в отключке, а с тобой мы поговорим. Пока. Не захотела со мной по-хорошему, будешь теперь со всеми по-плохому. - Гогот подельников послужил подтверждением их намерений.
   Бледная растерянная Настя пролепетала:
   - Вы не можете. Это...
   Заводила бесцеремонно прервал:
   - Мы все можем, лапочка. Ты ведь даже не дворянка, сама призналась. И влиятельных покровителей у тебя нет, я знаю.
   - Макс, а с этим что делать? - Донеслось от распластанного тела Аватара.
   Двое все еще стояли над ним. Макс обернулся на голос и небрежно бросил:
   - Да пырни его ножичком, чтобы не помешал в самый интересный момент.
   Спрашивавший послушно извлек откуда-то нож и уже стал наклоняться над жертвой, как произошло сразу несколько событий.
   Настя вскрикнула: "Нет!". Ей зажали рот ладонью. Словно в ответ донеслось из темноты:
   - Эй! Что там происходит? - И торопливые шаги.
   Парень с ножом от окрика испуганно дернулся и выпрямился. Главарь сердито бросил еще троим, стоявшим позади девушки:
   - Задержите его, пока мы девчонку не оттащим подальше.
   Аватар вдруг открыл глаза и ударил ногой под коленку "мокрых дел мастера". Тот выронил нож и грохнулся рядом. Локоть Вандерера впечатался ему в переносицу и вывел на некоторое время из игры. Аватар принялся как-то неуклюже и дергано подниматься на ноги. Второй занес ногу для пинка. Одновременно запястья Насти, играючи преодолев хватку парней, развернулись ладонями наружу и на детинах вдруг вспыхнули штаны. Те в панике оставили девушку и с воплями бросились тушить их. Трое посланных на перехват неизвестного уже столкнулись с ним. Молодой охламон, стоявший справа от Макса с кривой гаденькой улыбочкой на губах, разом потерял ее и попытался выдохнуть:
   - Колду...
   Но не успел договорить. Настя резко выбросила ладонями вперед освобожденные руки и трое парней кеглями улетели спинами вперед метров на пять, сшибив по дороге и пытавшегося помешать подняться Аватару товарища и самого Аватара. Ноги Макса в полете пнули Вандерера, заставив того упасть, и развернули тело горизонтально, в результате чего его макушка встретилась с древесным стволом.
   Настя бросилась к Вану. Помогла ему встать. Тот огляделся мутным взором вокруг, увидел подбегающего и напрягся, готовясь к схватке. Настя тоже резко развернулась, но услышав "Держитесь, иду на помощь", узнала голос человека, которого трое должны были остановить и слегка расслабилась. Видимо, ему удалось как-то отделаться от них. Подбежав ближе, тот обеспокоенно спросил:
   - Анастасия?! C тобой все в порядке?
   Настя огляделась вокруг. Те из нападавших, кто был в состоянии двигаться, уже ретировались, оставив на поле бесславной брани в бессознательном состоянии главаря и еще одно недвижное тело. Опять послышался топот двоих бегущих. Все напряглись, Вандерер шагнул вперед. Двое из тех, кто перехватывал знакомца Насти, резко затормозили и, видя, что бранное поле не в их руках, развернулись и помчались пуще прежнего. Вандерер рухнул наземь.
   - Что здесь произошло?
   - Они на нас напали. Надо помочь Вану.
   - Да, надо поскорее его куда-то унести. Скоро здесь будет охрана. Потом не отмажешься.
   - Но ведь это они на нас напали. Вана даже зарезать хотели.
   - Они все представят так, что виноватыми окажемся мы. С их извращенными понятиями морали, деньгами и связями так и будет. Поверь мне. Черт, как назло в этой части парка только флигель садовника. Туда не сунешься. Что же делать?
   - Эльфа?
   - Ну да.
   - Берем Вана и тащим к нему.
   - Но он нас прогонит, даже не выслушав.
   - Спокойно, Ританиэль нас приглашал. Так что все в порядке.
   Небольшой флигель в глубине сада и днем-то не просматривался из-за увивших его лоз, и если бы не фонарь над входом, они бы его могли и не найти. На требовательный стук Насти долго никто не открывал. Потом послышались шаги и из-за двери недовольный голос вопросил:
   - Кто?
   - Ританиэль, это Настя. Нам нужна твоя помощь.
   - Минуточку, я оденусь.
   Эльф помог внести тело Вандерера в дом и уложить на кушетку.
   - Что с ним?
   - Огрели чем-то тяжелым по голове. Помогите мне его осмотреть.
   Пока длился осмотр, Настя коротко рассказала о стычке, умолчав о своей роли в ней.
   - Ничего страшного, череп цел, только кожа рассечена. Сейчас сделаем повязочку с кое-какими травками, и все будет хорошо. Только голова пару дней поболит. Придется потерпеть. Впрочем, как Аватару, ему можно укоротить ее до нескольких секунд, достаточно умереть и возродиться.
   - Он не любит умирать. И мне почему-то кажется, что среди присутствующих нет любителя резать людей направо и налево.
   - Ну, положим, не людей, а Аватаров. Но все равно ты права, я бы не взялся. А ты, офицер? Профессия не располагает?
   - Одно дело в бою. А так - увольте. Я воин, а не убийца.
   - Ну что же, придется ему потерпеть. Но вся эта история как-то дурно попахивает. До сих пор эта группировка не решалась на столь дерзкие шаги, да еще чуть ли не в королевском дворце. Что же их толкнуло?
   - Их заводила, кажется, его называли Макс, а представился он мне графом Гильери, оскорбил меня во время танца. И мне пришлось поучить его манерам. Вероятно в этом причина.
   Собеседники расположились в удобных креслах у низенького столика. Эльф принес пару кувшинов с прохладительным напитком и вином. На столике стояли фрукты. От вина Настя отказалась, предпочтя сок. Мужчины налили себе вина.
   - Отец этого Макса совсем недавно купил дворянство и титул. Крупный купец. Это, конечно, причина. Однако решиться на такое без посторонней подсказки и прикрытия... Слишком серьезными для них могут быть последствия. Они не могли этого не понимать. Да и трусоваты, чтобы решиться. Впрочем, завтра все прояснится. А ты, молодой человек, как там оказался? Извини, не припомню твоего имени.
   Лейтенант поставил бокал и встал, вытянувшись. Наклонил и поднял голову.
   - Граф Николай Романов. - Представившись по этикету, он вернулся в кресло. - Я редко бываю во дворце. Служба. Я возвращался домой, когда услышал крик. Ну и поспешил выяснить, что стряслось.
   - Ты вовремя пришел нам на помощь. А я еще даже не поблагодарила. Прости и прими мою искреннюю благодарность.
   - Любой благородный человек поступил бы так же. Это не стоит благодарности.
   - Ну как же не стоит, из-за меня ты ввязался в драку. Вон и мундир попортили, рукав на живой нитке держится. К тому же, напавшие тоже считают себя благородными. Но почему-то это не мешает им творить грязные дела.
   - Граф, на тебе ведь мундир гвардейца. А ты говоришь, что редко бываешь во дворце. Что тому причиной?
   - Это долгая история. Но если вам интересно, я расскажу.
   Николай вызывающе посмотрел почему-то на Настю, и начал рассказ.
   История рода дворян Романовых началась во времена великого похода на Дикие земли. Служил тогда в пехоте рядовым предок Николая пра- пра- пра-, в общем, предок, призванный из деревни. В лихие те времена проявил мужество и смекалку, за что был произведен в сержанты. За чужие спины не прятался, служил верно и честно. В одной из стычек с тварями, со своими людьми сдерживал натиск до тех пор, пока король, вздумавший не вовремя проинспектировать войска, не оказался в безопасности. Из сотни, бывшей под его началом, уцелел едва десяток. За этот подвиг и был пожалован дворянством и титулом графа, переходящими по наследству, и переведен в гвардию. Однако спокойная придворная жизнь с ее вечными интригами не глянулась деревенскому парню, и он запросился обратно в войска. В те неспокойные времена продвижение по службе происходило более за заслуги, нежели по знакомству и знатности. И дослужился он до чина полковника. Собственной головой и отвагой. Единожды пожалованное звание гвардейца сохранялось пожизненно, вне зависимости от места службы, давая солидный довесок к жалованью. А гвардейцы, служащие в столице при дворе, могли рассчитывать на поступление своих наследников в гвардию. Озаботившись будущим уже родившегося сына, переехал с женой, графиней селянского происхождения, в столицу. Благо запросы по жизни у семьи были небольшие, и сэкономленных денег хватило на покупку приличного дома в престижном районе столицы. Выжив в бесконечных схватках с тварями тумана, погиб от удара в спину при неудачном дворцовом перевороте, защищая королевские покои, в которых никого не было. Монарх с семьей тайно покинул столицу, получив известие о готовящемся бунте. Мать воспитывала сына на пеньсион, полагавшийся при гибели кормильца. С трудом ей удалось пристроить сына в гвардию. Далее шла череда судеб людей, так или иначе связанных с армией. В основном жили на жалованье. Жизнь в столице дорога. И не больно разгонишься на него. Но чести никто не ронял, служили честно и верно. Случалось и всю жизнь в лейтенантах кому-то проходить. Дед Николая дослужился до майора, предпочитая дворцу простор полей сражений. Бабушка сумела насобирать деньжат и открыть свою маленькую белошвейную мастерскую, которая сейчас принадлежит матери. Отец Николая погиб в пограничной стычке, защищая королевство от загорян. Каждый гвардеец обязан год отслужить в действующих войсках. Только начальство сквозь пальцы смотрит на подмену. Те у кого есть деньги и нет охоты рисковать собственным животом, платят тем кто победнее. Николай отслужил. Потом пришла очередь друга. У того недавно скончался отец и мать была больна. Она бы просто не вынесла тревоги за сына. Тот не знал что делать. Денег-то нет. Николай добровольно пошел вместо него. Во второй раз служба в боевой обстановке уже не показалась такой страшной. Отслужил. Вернулся. С другом отношения стали портиться. Видимо тот чувствовал себя в долгу. Да и пресной какой-то жизнь без опасностей показалась. И вечные дворцовые интриги на нервы стали действовать. И потому, когда ему предложили деньги за замену столичного "героя", Николай почти без раздумий согласился. Потому и при дворе не примелькался, что нечасто в столице бывает. Вот такая история в общих чертах. В общем, вроде и графы, да только таких, как они, более богатые кличут нищебродами.
   Окончил рассказ Николай с лихорадочным румянцем на щеках, не смея поднять взгляд на девушку. Видимо, она ему была не безразлична. На что же тогда рассчитывал этот прямой парень, выкладывая все обстоятельства своей жизни этой шикарной даме?
   Настя тронула его за рукав:
   - Если ты позволишь, и если найдется иголка, я починю твой мундир. Не идти же тебе в таком виде.
   Удивлению Николая не было предела. Он даже забыл о вежливости.
   - А ты разве умеешь?!
   Та засмеялась:
   - Еще бы деревенская девушка не умела иголку в руках держать.

*****

   Виктор с трудом открыл глаза. Голова трещала, перед глазами плясали разноцветные искры, контуры людей и предметов расплывались туманом. Темно. Над ним медленно наклонялся человек в странной одежде с ножом в руке, явно с недобрыми намерениями. Страх липкой волной пробежал по телу, напрягая такие непослушные, словно деревянные мышцы. Будто сквозь вату послышались крики, слов не разобрать, как будто магнитофон на большой скорости проигрывает ленту. Человек над Виктором так же медленно выпрямился, оборачиваясь на крик. Виктору наконец удалось побороть упрямые мускулы и заставить ноги согнуться в коленях а затем ударить ими по голени стоящего над ним с ножом парня. Тот плавно повалился рядом, выронив нож и едва не придавив Виктора. Стараясь подняться, Виктор махнул рукой и локоть больно впечатался во что-то твердое, хрустнувшее под ним. Однако ему удалось встать на четыре кости. Ни один мускул не хотел подчиняться, тело словно было чужим. Он едва оторвал руки от земли, как что-то опять сшибло его наземь. В дополнение к полному непониманию что происходит, растерянности и страху, добавилась злость. Опять шевелить налитыми чугуном мышцами. Подбежала какая-то женщина, помогла подняться. Лицо словно отдельно плавает в темноте над кустом. Но его не рассмотреть. Мало того, что темно, так еще все плывет и голова кружиться, хоть бы на ногах удержаться. Что с ним произошло? Где он? Из темноты кто-то вывалился. Черт, кто? Друг или враг? Вроде, по интонациям и поведению женщины, друг. Слова по-прежнему не доходят до сознания. Кажется, сквозь темноту опять кто-то ломиться. Злость опережает благоразумие и тело, скрипя, делает шаг навстречу. Однако смутные тени уже удаляются. Что же, черт возьми, происходит? Темнота сгущается и сквозь нее проступает экран компьютера с открытой консолью виртуальной машины, клавиатура на столе под монитором, наконец, весь рабочий кабинет, залитый солнечным светом. {Непечатные выражения}Понимание произошедшего окатывает горячей волной и тут же примораживает к стулу.
   - Ты чего матюгаешься?
   - Ничего. Дай сигарету.
   Нет, все, в сад. Сегодня же заявление на отпуск и в лес, в пустыню, в тайгу, в тьмутаракань, где ни компов ни даже телефонов.

31

   К утру, вспомнив о вежливости, но с явным сожалением, Николай откланялся, пообещав вернуться с каретой. Чуть позже засобирался и эльф, сославшись на срочное дело. Настя, измученная прошедшей ночью, так богатой самыми разноречивыми впечатлениями, задремала в кресле. Беспокойный сон прервали легкие шаги и скрип двери. Она вскинулась и встала навстречу вошедшему эльфу. Тот положил на столик бряцнувшее оружие Вандерера.
   - Во дворце все спокойно. Шума наши недотепы поднимать не стали. Разбежались как крысы по домам. Даже о своих товарищах не позаботились. Макса под утро подобрала стража и отправила домой. Он все еще без сознания. Еще одному лекарь пытался починить сломанный нос. Кое-кого видели с синяками и ссадинами да с недостатками в одежде. Больше ничего серьезного. Но примерный контингент участников я представляю. Зная об их злопамятности и неразборчивости в средствах достижения цели, я бы посоветовал вам поскорее покинуть Кив. Но сейчас мы с тобой позавтракаем. И чтобы не портить пищеварение, поговорим о более приятных вещах.
   Вандерер очнулся примерно через час после завтрака. С дикой головной болью и тошнотворным привкусом крови во рту. А также с полным отсутствием представления, где он находится и что случилось накануне. Грязная и порванная одежда не внушала оптимизма. Отвар, приготовленный Ританиэлем, несколько успокоил боль и позволил осмыслить рассказ об их злоключении. Правда, настроение совсем упало. В отличие от Аватара, Настин наряд совсем не пострадал. Только перчатки где-то потерялись да пропало украшение с шеи. То что подарил Вандерер.
   Вскоре явился и Николай, доложив, что карета ждет у северной калитки. Они поблагодарили эльфа и вместе с вызвавшимся их проводить Николаем, сели в карету.
   Вандерер переваривал произошедшее, рассеянно глядя в окно. Народу на улицах в верхнем городе встречалось не очень много по случаю раннего утра. В основном прислуга. В небогатых, хотя и приличных одеждах. И потому яркие цвета привлекли внимание. Молодой человек вышел из ворот особняка и направился куда-то по своим делам. Взгляд не задержался бы на нем, не покажись он чем-то знакомым. Ну точно! Вандерер попросил остановиться и подождать его. Спрыгнул на булыжник мостовой. Боль в затылке отозвалась барабанной дробью. Он поморщился и быстрым шагом нагнал франта. Метров за пять окликнул: "Эй!". Тот безразлично оглянулся, но тут же глаза забегали, от щек отлила кровь. Он повернулся к Вандереру и попятился. Тот, не сбавляя шага, толкнул его в грудь, прижал к стене. Испуганный мальчишка попытался что-то сказать:
   - Ты не можешь... Мы не хотели! Это Макс! Он сказал, что его попросили тебя проучить. Но я... Я не думал... Не хотел...
   - А ну, поподробней. Кто?
   - Я не знаю! Это Макс! Он нам не сказал. А сейчас сам без сознания валяется. Эта ведьма его...
   - Слушай меня внимательно, щенок. - Сдавившая горло ярость рвалась наружу, и это заставляло говорить медленно и почти равнодушно, что казалось парню еще страшнее. - Я - Аватар, как ты мог заметить. И даю слово, если ты, или кто-то еще из вашей шакальей стаи, приблизится к девушке на расстояние выстрела из лука, или бросит в ее направлении косой взгляд, или попытается навредить окольными путями ей и ее друзьям, я своими руками каждому сверну шею. У тебя ведь жизнь одна, дружок. Ты уж позаботься, чтобы она безвременно не прервалась. И до остальных донеси со всей убедительностью. А если кто не поймет, я все равно начну с тебя.
   Вандерер хорошенько приложил перепуганного балбеса о стенку и отпустил его. Развернулся, сделал пару шагов, остановился, став вполоборота, и улыбнулся. Выстрелившая в затылок боль перекосила лицо и сделала улыбку похожей на оскал.
   - Не огорчай меня.
   В гостинице Вандерер попросил Настю выяснить, во сколько обойдется им переброска порталом в нужное место. Ее тут же вызвался сопровождать Николай. Сам Аватар отправился в свою конуру зализывать раны. Кому же он умудрился перейти дорогу, впервые появившись в этом городе и не успев даже завести знакомств?
   Вечером, морщась от простреливающей боли в голове на каждой ступеньке, Вандерер спустился поужинать. Окинув взглядом зал, заметил за одним из столиков Настю с Николаем. Медленно направился к ним. "Да, парень определенно запал на девчонку. А что же она?"
   - О! Ван! - обрадовалась Настя. - Как твоя голова?
   - Спасибо, полегче. - Соврал Вандерер. Комок пульсирующей боли прочно обосновался в шишке на его голове и с каждым резким движением напоминал о себе миллионами иголок. - Что вы узнали?
   - Портал нам смогут организовать только послезавтра в первой половине дня. Но стоит он... - Названная сумма заставила и Вандерера покачать головой.
   - Ну и ладно. Не были богатыми, нечего и начинать. Как деньги пришли, так и уйдут. Без наших усилий. Зато доберемся быстро и без приключений.
   - Как знаешь. Завтра у нас целый день свободен. Николай приглашает отобедать у него дома. - Настя вопросительно уставилась на Аватара.
   - Может без меня? Я сильно подозреваю, что я не очень-то интересен ни Николаю, ни его семье.
   - Понимаешь, Ван, в чем дело. - Настя озорно стрельнула глазами в сидящего с деланно невозмутимым видом молодого офицера. - Здесь не принято, чтобы молодые особы вроде меня, являлись на прием без сопровождения своей дуэньи.
   - Ага. Дай догадаюсь - дуэнья у тебя мужского пола? Да?
   Настя засмеялась и хлопнула в ладоши:
   - Ой, какая ты умничка, Ван! Так что же?
   - Боюсь, - Вандерер пододвинул к себе принесенную тарелку, краем глаза наблюдая за реакцией присутствующих. Невозмутимость Николая медленно стала сменяться разочарованием. У Насти же лишь слегка поблекла улыбка, - что уважаемым хозяевам придется - Аватар отхлебнул из кружки - смирится и потерпеть мое присутствие рядом с прекрасной дамой.
   Обед Вандереру почти не запомнился. Жутко болела голова. А когда что-то настолько сильно отвлекает, концентрируешься не на внешнем, а внутри себя. Небольшой двухэтажный домик, со всех сторон зажатый другими домами, встретил их приветливо ненавязчивой тишиной. Сухонькая женщина преклонных лет, с когда-то красивым лицом и нервными беспокойными руками, не привыкшими скучать без дела, встретила их в прихожей и после знакомства провела на второй этаж в столовую. За обедом прислуживала того же возраста женщина, как понял Вандерер, являвшаяся скорее старинной компаньонкой матери Николая, чем прислугой. Вначале несколько напряженная обстановка, частично вызванная шикарным видом Насти, наряженной все в то же эльфийское платье, потому что ничего другого у нее не было, потихоньку разрядилась, и за столом, а потом и в гостиной за бокалом вина потекла непринужденная беседа. Кажется, Настя рассказывала о себе, своей семье. Вандерер не вслушивался - мешала головная боль. С трудом он дотерпел до финала и, оставив Николая с Настей гулять по городу, отправился в гостиницу.

28

   Портал туманил воздух внутри каменной арки, застыв неподвижной молочно-серой поверхностью. Еще минуту назад арка вела в небольшую стенную нишу. Потом по воле мага пространство между ее стоек быстро затянуло серой волнующейся пеленой, быстро достигшей теперешнего состояния.
   Маг кивнул, давая знать, что переход готов. Вандерер сделал три шага и оказался в створе арки.
   Считалось, что переход через портал мгновенен и безболезнен, что его вообще невозможно ощутить. Шаг в портал является и шагом из него на другой стороне перехода. Но Вандерер почувствовал, а может это ему только показалось, переход. В голове все ускоряясь забили по наковальне боли разнокалиберные молоточки, молотки, молоты, кувалды. Сознание затуманилось, одновременно ярко высвечивая какие-то странные и совершенно не запоминающиеся образы, остающиеся тенью только на уровне чувств. Они наплывали друг на дружку, накладывались, разбегались в стороны, исчезали, уступая место другим, то совершенно незнакомым и невразумительным, то смутно что-то напоминающим. Мыслей не было. И это самым странным образом привело к пониманию, вспышкой осветившей и разогнавшей туман светом непреложной и неоспоримой истины. И... И Вандерер вышел с другой стороны портала с чувством неведомой потери и постепенно стихающей канонадой в голове.
   За ним следом появилась Настя, с любопытством оглядываясь. Они оказались в центре довольно большой комнаты, на невысоком дощатом возвышении, огороженном толстым шнуром. Широкий проход отделял возвышение от полутора десятков столов с работавшими за ними писцами в форменной одежде, которые с интересом изучали прибывших. Один из них, видимо старший, на рысях приблизился, отвесил поклон и произнес какие-то слова приветствия, скользнувшие мимо сознания Вандерера, которое медленно отпускала дикая головная боль. Затем их провели к выходу из помещения.
   Бородобур стоял на вытянутом холме, господствовавшем над всей прилегающей местностью. И с высшей точки открывалась потрясающая панорама. Город лежал подробной схемой у ног. Пожалуй, это было самым ярким и едва ли не единственным впечатлением от этого города. Полноценно жить мешала все та же непроходящая головная боль, заставляющая осознавать только ее, концентрировать внимание на ней, делая все остальное мелким и неважным, скользящим мимо.
   Задерживаться в городе не стали, и сразу же вышли в направлении поселка Прамбан, в окрестностях которого и жил Ауробиндо. До заката оставалось около двух часов, когда усталые путники добрались до места.
   Ауробиндо жил на восток от селения, затянутого в скорлупку земляного вала с частоколом по его гребню. Минут сорок пешего хода. Тропинка вилась по склону довольно крутого холма, изредка огибая осыпи и редкие заросли колючего кустарника. У самого гребня она терялась на голом камне, и путникам наугад пришлось обогнуть россыпь огромных валунов, в пару человеческих ростов.
   С противоположной стороны, зажатое между этими валунами, обнаружилось жилище мудреца. Оно представляло собой нечто среднее между пещерой и постройкой из дикого камня и дерева. Промежутки между тесно стоящих больших камней заложили камнями поменьше без всякого скрепляющего раствора, а сверху покрыли накатом из нетолстых стволов и дерном. Дверной проем был занавешен одеялом, сейчас сдвинутым в сторону. Но внутри все равно было темно. Голая площадка перед входом резко обрывалась уступом примерно в человеческий рост и затем переходила в каменную осыпь и дальше в поросший куцей травкой склон. Глубокие тени уже прочно залегли внизу, в распадках между невысокими холмами, и лишь местами самые верхушки еще золотились багровым закатом. На площадке перед входом ярко пылал костер, сгущая в тени заслонивших солнце скал сумерки. Над огнем на трех камнях стоял ведерный котел, булькая варевом и распространяя аппетитный запах.
   - Ау! Есть кто дома? - Подала голос Настя.
   Почти сразу темнота у входа сгустилась и преобразовалась в человеческую фигуру - хозяин шагнул изнутри на свет. Ничего особо примечательного в нем не было. Немного сутулые узкие плечи под серой рубахой на выпуск, такого же цвета шаровары, заправленные в мягкие голенища невысоких сапог, на почти белых волосах странный головной убор, морщинистое лицо с аккуратно подстриженной редкой седой бородкой но без усов. Только глаза выделялись чем-то, несмотря на опускавшуюся все ниже (или поднимавшуюся все выше?) ночь, привлекали внимание.
   - Как не быть, есть. - Глубоким, чуть надтреснутым голосом отозвался человек.
   - Здравия тебе и достатка в доме. - Поздоровалась Настя, а вслед за нею и Вандерер. - Разреши обогреться у твоего очага.
   - И вам здоровья. Коль с добром - милости прошу к моему шалашу. Сейчас ужинать будем. Умойтесь с дороги. Вон там. - Старик махнул рукой в сторону противоположную от тропинки, по которой они сюда пришли.
   Там обнаружились две каменные чаши, одна выше другой, видимо естественного происхождения, вплотную примыкавшие к скальной поверхности, служившей частью стены дома. Быстро темнело. Когда путники, ополоснув руки и лица из нижней чаши и напившись из верхней, вернулись, внутри жилища горели две сальные плошки, одна у входа, а вторая на плоском камне посередине, служившем так же и столом. На нем же стояли и три миски, наполненные из котла и маняще щекочущие обоняние проголодавшихся людей. Там были еще глиняный кувшин, три глиняные же кружки, и блюдо с какими-то фруктами. Хозяин сидел, скрестив ноги, за столом напротив входа и кромсал ножом краюху хлеба, прижимая ее к груди.
   - Пожитки можете там сложить, - неопределенно махнул рукой хозяин, отложив нож и недорезанный каравай, - и присаживайтесь.
   Гости подошли и расположились на толстых циновках у стола. Единственная комната оказалась довольно просторной. Метров семи в длину и около пяти в ширину, с неровными каменными стенами, придававшими ей неестественный вид декорации. В нескольких стенных нишах кухонная утварь. У входа посох и плащ. С другой стороны двери плоский камень. Еще один в противоположном углу, справа от хозяина. На нем, насколько позволял рассмотреть неверный свет плошек, аккуратная стопка то ли книг, то ли тетрадей. За спиной Ауробиндо угадывалась темным пятном низкая широкая ниша, наверное, что-то вроде алькова, так как спального места нигде больше видно не было. Если только хозяин не предавался сну прямо здесь же где и сидел.
   Варево оказалось густым овощным супом, а может жидкой кашей, на диво ароматной и вкусной. В кувшине была чистая вода.
   Когда миски опустели, хозяин отложил ложку и поинтересовался:
   - Куда путь держите и за какой надобностью ко мне завернули?
   Настя искоса стрельнула глазами в Вандерера. Тот тыльной стороной ладони вытер губы и заговорил, расстегивая ворот рубахи:
   - К тебе мы и шли, уважаемый. А привела нас нужда в ответах на непростые вопросы да совет одного общего знакомого. - И Вандерер протянул Ауробиндо снятый с шеи шнурок с колечком цепи.
   Тот принял его, повертел, наклонившись к свету, рассматривая, чему-то похмыкал себе под нос и вернул обратно. Только Вану показалось, что интерес к его персоне в глазах у мудреца разгорается все пуще.
   - Как же поживает наш хвостатый друг?
   - Я бы сказал - неплохо. Привет тебе передает.
   - Спасибо. Но что же за вопросы тебя гложут, если сам ...
   Шум на входе и последовавшие за ним события прервали его.
   Вандерер обернулся вовремя, чтобы увидеть, как отлетела в сторону служившая дверью занавесь из одеяла и в жилище слаженно ворвались два человека с арбалетами наизготовку, расходясь по стенам и беря на прицел сидевших. На их лицах промелькнула досада - видимо они не ожидали застать здесь гостей. Следом за этими людьми, явно знающими свое дело, вбежал, запнувшись за упавшее одеяло и едва не упав, невысокий толстенький человечек, с редкой козлиной бородкой на болезненном бледном лице и обильно потеющей лысиной. Арбалет в его руках казался случайной вещью и обращался он с ним, мягко говоря, неумело. Наемники определились с целями, и теперь болты их арбалетов слегка покачивались между хозяином палатки и гостями - у каждого со своей стороны.
   Вандерер непроизвольно потянулся к оружию. Жало болта тут же нацелилось на него. Он замер.
   Ауробиндо попытался заговорить:
   - Изе...
   Но человечек его прервал, топнув ногой и заверещав тонко:
   - Молчать!! Никому не двигаться! - На последнем слоге голос сорвался на хрип и он закашлялся.
   И через несколько секунд Вандерер умер в очередной раз.
   Почти неуловимый взмах Настиной кисти руки отправил в короткий полет нож, пропоровший куртку на плече стоявшего перед ней наемника и застрявший там. Тот рефлекторно дернулся, сбивая прицел и одновременно нажимая на курок. Второй стрелок среагировал почти мгновенно, переводя прицел на Настю и спуская тетиву. Вандерер начал действовать одновременно с ним. Понимая, что стрелка он достать не успеет до того, как болт уйдет в свой смертоносный полет, он сделал единственно возможное с его точки зрения в данной ситуации - попытался прервать неумолимый полет железной смерти до того, как она доберется до тела Насти, предоставив для этой цели свое. И уже в точке невозврата понял, что ошибся во всем - он все равно не успел, болт прошел сквозь то место, где сидела девушка, но Насти там уже не было - она ушла перекатом через плечо в сторону раненого ее ножом противника раньше. Вряд ли и умелый хладнокровный стрелок, если бы и хотел, сумел бы всадить Вандереру точно в сердце болт. А вот нервному крикливому недотепе это удалось. Правда, не нарочно. Глядящий куда угодно, только не в направлении цели, арбалет в его руках испуганно дернулся, палец на спуске нервно дрогнул, и болт отправился в полет независимо от воли еще ничего не успевшего понять хозяина.
   Вандереру повезло - видимо в этом месте он успел провести достаточно времени, чтобы вернуться к жизни здесь же. Еще не открыв глаза, он услышал виноватый Настин голос и недовольный Ауробиндо:
   - Понимаешь, я испугалась. Ужасно страшно было просто сидеть и ничего не делать под прицелом арбалетов. И потом, мне показалось, что Ван собрался что-то предпринять.
   - И это все причины, по которым ты решила учинить тут бойню?
   Девушка замялась:
   - Да... Нет. - Она вздохнула и неохотно продолжила. - Мне показалось, что если я немедленно ничего не сделаю, то все может закончиться гораздо хуже.
   Настя опять вздохнула и в ее голосе послышались словно просительные нотки, как у нашкодившей девочки, пытающейся оправдаться перед мамой и уговорить ее, что этот вред сделала не она а, скажем, дворовая Жучка.
   - Но я ведь никого не убила. Я ненавижу убивать. Это ... Мерзко.
   - Мдаа. Это же надо - сидеть страшно, а кидаться на вооруженных до зубов головорезов, значит, успокаивает. А это твое предчувствие - ты вот так сразу ему и поверила?
   - У меня иногда бывает. Отец всегда говорил, что надо полагаться на внутренний голос. Но у меня это больше образами. Ну, я не знаю, как объяснить.
   - Теперь понятно, что я видел - смерть, что не совсем смерть, перекресток-выбор с двумя дорогами - одна вниз, вторая вверх. Да, девочка, у тебя редкий дар. Возможно, я смогу быть полезен тебе.
   Вандерер наконец разлепил веки и неуклюже сел, осматриваясь. Слева от выхода, опираясь спинами о стену, сидели четверо связанных по рукам и ногам людей. Троих Аватар уже видел, один из наемников был без сознания. Четвертый выглядел не менее опасным, чем эти двое. Непонятно, как среди них затесался лысый. Их оружие горкой лежало у другой стены. Ауробиндо сидел на том же месте, что и до схватки, словно и не вставал, и с интересом следил за Вандерером.
   - А вот и Нерожденный вернулся. - Произнес он. - Как ты себя чувствуешь?
   - Спасибо, хорошо. Во всей этой неприятности есть и один положительный момент - у меня перестала болеть голова.
   Настя мельком глянула на него и отвернулась. Только тут до Вандерера дошло, что знакомая кучка тряпок - его одежда, а сам он обнажен. Ну, все верно. На нем ведь была обычная одежда, не зачарованная даже. Он принялся торопливо одеваться. Натягивая сапоги, спросил, кивнув в направлении пленников:
   - Это разбойники?
   Ауробиндо оживился:
   - Ну что ты, друг мой! Эти трое просто честные наемники. Подрядились подработать у почтенного торговца. Да, да, у этого вот самого, с такой интересной бородкой. Весьма посредственный, надо сказать, торговец из Бородобура. Вот, решил навестить старого знакомого.
   Ауробиндо поднялся и прошел к пленникам, присев на корточки напротив скрежечущего зубами, бросающего на него злобные взгляды и неистово крутящего головой, словно связанные руки не давали ему возможности почесать за ухом, торговца.
   - Знакомьтесь - торговец средней руки, Изен. В меру плутоват, вороват и хамоват, если уверен, что это сойдет ему с рук. Весьма и весьма трусоват. На сегодняшний героизм его сподвигли отчаяние и твердая убежденность в том, что во всех его бедах виновен я.
   Старик присел на выступающий из стены камень и продолжил, глядя в глаза Изену.
   - Несколько лет назад я купил у него какую-то мелочь. Я даже не помню что, и пока он меня не навестил во второй раз, не мог вспомнить, где его самого видел. Пребывал тогда в сильной задумчивости и сосредоточенности, выполняя простые действия лишь какой-то малой частью своей личности. А в такие моменты у меня бывают, как бы это выразиться, видения людских немочей. Кто тогда меня дернул за язык после совершения покупки предупредить этого недалекого человека, что из-за пристрастия к потреблению им крепких веселящих напитков и неумеренности в жирной пище, у него в скором будущем возникнут серьезные проблемы со здоровьем? Я думаю, даже деревенский знахарь это ему бы сказал, без всяких видений. Нездоровая полнота и запах перегара вкупе с мешками под глазами вполне достаточный повод для такого вывода. И надо же было ему решить, что я заметил, как он меня слегка обсчитал и в отместку я якобы навел на него порчу. Ну, вначале он понадеялся на свой амулет от сглаза, имеющийся у каждого торговца. Тем более что печень еще не начинала разлагаться и пока не беспокоила, а от неумеренности в еде и раньше случались несварения. Но через полгодика все стало меняться в худшую сторону. И тогда он вспомнил о нашей встрече и моем предупреждении. Секрета из своего местопребывания я не делаю, да и известен довольно широко. Нашел он меня легко. Приехал с "откупным". Из его путаных объяснений и извинений я толком ничего не понял, кроме того что он хочет снять какую-то порчу. Ко мне частенько с этим обращаются местные. Но на нем порчи не оказалось, я вернул ему его деньги и тут же забыл о визите. Уехал он вроде успокоенный. Но в дороге, скорее всего, опять пришли сомнения. Такие субъекты не в состоянии представить, как другие люди могут быть не похожими на них. Не взял денег??! Ну, значит и порчу не снял, видно злопамятен или сумма показалась маленькой. Так что вскоре он пожаловал опять. Как уверял, почти со всем своим имуществом, переведенным в золото. Валялся в ногах, умолял не губить. Пришлось долго его расспрашивать и вспоминать что к чему. Сами понимаете, вспоминать-то особо и нечего было. Попытка объяснить, что порча является плодом его фантазии, и ему надо не ко мне, а к целителям везти свой сундучок с золотом, вызвала лишь бурный всплеск истерики, где мольбы перемешивались с боязливыми угрозами. Вероятно, он обращался к какой-либо псевдоведунье, которые только и умеют, что закатывать глаза да запугивать клиентов сглазами да порчами, так как от этих простаков зависит их выручка. Ну, вот теперь я увидел его в очередной раз в компании с этими милыми людьми, всех увешанных амулетами, вероятно приобретенными у той же самой аферистки, потому что самый сильный из этих, с позволения сказать, "амулетов", способен только светиться при взаимодействии с магией.
   Изен задергался, лицо исказила еще большая ненависть:
   - Ыыыы! Врешь ты все, колдун проклятый! Тебе бы только извести человека - чтобы все тебя боялись. Оттого тебе мои страдания дороже честного золота. И амулетов боишься - вот и охрану себе нанял. И про амулеты врешь. Я сам видел, как они работают. И все видели. Она специально показ с испытаниями устроила - чтобы никто не усомнился. Тут все по-честному. И про тебя сказала. Все сказала. И что подлый ты и коварный, и что злобный и злопамятный, только в овечью шкуру рядиться горазд.
   Брызжущему слюной торговцу не хватало воздуха, и он притих, загнанно дыша ртом.
   Ауробиндо спокойно почесал бороду и спросил:
   - Да кто же она такая, что так хорошо - тут он скептически хмыкнул - меня знает? Опиши, что ли.
   - Да не прикидывайся. Меня не проведешь. - Одышка мешала Изену кричать в том же темпе, и ему пришлось волей неволей снизить громкость и накал. Теперь он говорил несколько спокойней и с небольшими паузами между фразами. - Лисео ее имя. Магичка из академии королевской.
   Далее Изен кое-как обрисовал внешность этой Лисео. Внимательно слушавший отшельник задумался ненадолго, почесывая свою бороду. Потом покачал головой и сказал:
   - Имя мне неизвестно, а вот по описанию напоминает одну старую знакомицу. Сильная была магичка. Большие надежды подавала. Только больно амбициозная. Перегорела она. Вот теперь, значит, как на жизнь зарабатывает - мошенничеством. Только за что она меня-то так невзлюбила?
   Он прошелся по комнате.
   - И как все рассчитала! - Ауробиндо осмотрелся, присел и выковырял застрявший в камнях болт. - Я был слегка неправ - все-таки один настоящий и очень дорогой амулет она тебе продала, Изен. Вот только если бы он сработал, от всех нас мало бы что осталось. А сработать он был должен при одном условии - применение магии. Отвратительная вещь. И очень редкая. Вытягивает из ненарочно активировавшего ее мага все силы, заряжаясь, и потом взрывается. Если мне не изменяет память, кто-то придумал этой мерзости поэтичное название - Выдох Дракона. Тьфу.
   Он проделал какие-то пассы над болтом и небрежно бросил его в общую кучу. Нашел второй, осмотрел и тоже швырнул к остальному оружию.
   Все время разговора Настя хлопотала над ранеными.
   - Что же мне с вами делать? - вслух подумал маг. - Оставлять вас до утра здесь у меня нет никакого желания, да и негде. Вот что. - Теперь он обращался к наемникам. - Забирайте своего раненого и этого - он кивнул на торговца - больного на голову, и топайте в Прамбан. Я вам светильник магический зажгу, чтобы не заблудили, и стража вас признала да впустила. Скажете от меня и попросите отвести к лекарю. Лады?
   Один из наемников кивнул и спросил несмело:
   - А оружие?
   Ауробиндо развел руками:
   - Оружие является призом победителя. А вам лишний раз не вредно будет вспомнить, что думать надо перед тем, как ввязываться в разные сомнительные мероприятия, а то после может не оказаться на месте то, чем обычно этот процесс производят.
   - Так ведь ночь, нечисти да зверья время.
   Ауробиндо небрежно махнул рукой:
   - Светильник мой отпугнет. Все, отправляйтесь.
   Всех развязали, вручили кривую палку с вдруг вспыхнувшим на конце голубым неярким светляком, и выставили за дверь.
   Когда приняли все меры предосторожности и навели порядок, Настя спросила:
   - Ты теперь, наверное, постараешься найти эту Лисео?
   - Зачем?
   - Но ведь она хотела тебя убить!
   - Ну и где тут логика? Хотела убить она - при чем же здесь я? Или ты предлагаешь мне доставить себя к ней на блюдечке? - Отшельник хитро прищурился.
   - Нет! Но... - Настя сконфузилась. - Но она поступила плохо. Она - зло.
   Ауробиндо поджал под себя ноги.
   - Вот скажи, если крестьянин убил волчицу, зарезавшую в суровую голодную зиму его овцу, - он поступил правильно?
   - Ну... Да.
   - Значит, волчица зло. Но она пошла на риск, чтобы накормить своего волчонка. До этого критического момента она даже не охотилась вблизи своего логова. Мать убил крестьянин. Волчонок погиб без нее. Кто прав и кто - зло?
   Настя пожала плечами. Звереныша, конечно жалко, но с другой стороны - человек в своем праве.
   - Волков в округе не стало. Эти были последними. Через год пришли навьи. Они не переносят волчьего духа. А волки с этой нечистью расправляются быстро и жестоко. Есть у их рода такая способность. Нелюбовь у них обоюдная. И вскоре пропал сын того крестьянина. Навьи заманили его в болото. Страшная смерть. Так кто прав и кто зло?
   Настя молча катала носком сапога камешек.
   - Я бы не оценивал все категорично, противопоставляя добро злу. Мир многоцветен и у каждого цвета есть оттенки и полутона. Нельзя темные цвета объявить злом, а светлые добром и на этом основании преследовать тех, кто носит темные одежды, а тех, кто обряжен во все белое объявить праведниками.
   Девушка пристально посмотрела на Ауробиндо:
   - Ей есть за что тебя ненавидеть?
   Тот поморщился:
   - Давай не будем трогать скелеты в чужих шкафах. Меня гораздо больше интересует произошедшее здесь и сейчас. Это место - Ауробиндо повел рукой вокруг - место стазиса. Здесь почти не происходит никаких событий. За всю историю его существования тут не случалось ни битв, ни природных катаклизмов. Они как бы обходят его стороной или затухают при приближении. Даже на людей оно действует благотворно - они спокойнее и рассудительнее. В деревне, которая стоит на самой границе этого чудесного места, никогда не было убийств и других страшных трагедий. Основывая свои поселения, люди никогда не заглядывают далеко вперед. Они чем-то похожи на муравьев. Вот прекрасное, красивое, удобное место - пищи вдоволь, благодать. Ставим муравейник здесь. Муравьи просто не могут знать, что завтра придет садовник и взроет это место под клумбу. Или что в прошлый ливень здесь шумел бурный поток. А в таком месте как это город бы стоял вечно, без войн и катаклизмов. Но вот пришли вы, оставляя за собой в этой тихой заводи шлейф поднятого со дна ила. И по этому шлейфу прошел за вами Изен. Не пройди вы перед этим, в лучшем случае он добрался бы сюда один. Я не знаю в чем тут дело. До этого момента я считал, что такое вообще невозможно - воздействовать на место стазиса. Это место само по себе одна из причин, по которой я здесь нахожусь. Изучение аномалии. И теперь здесь сошлись две аномалии. Очень интересно.
   Настя закрыла рот и посмотрела на Вандерера. Выражение ее лица было примерно таким: "Вот ведь жук! Он еще и аномалия!"
   Вандерер осторожно кашлянул, привлекая внимание задумавшегося отшельника:
   - Может мне не стоит здесь оставаться?
   - Что? А. Нет, нет. Наоборот. Мне это даст очень хороший материал. Но давайте сегодня отдохнем, уже поздно и мое тело требует заслуженных часов сна. Обо всем поговорим завтра.

29

   Колокольчик фидера вывел Виктора из утренней полудремы. Выхватив взглядом побеспокоивший его спиннинг, он кинулся к нему, едва не споткнувшись и не свалившись в воду. Подсек и резво завертел ручку катушки. Сопротивления не ощущалось, и Виктор решил, что на конце лески кроме снасти ничего нет. Сход. Но вот у поверхности воды мелькнул плавник и тут же рыба забилась, пытаясь сойти с крючка и вернуться в уютную мглу на дне. Попытка провалилась, и то ли от болевого шока, то ли от психологического, лещ еще метра три путешествовал за счет мускульных усилий рыбака, не пытаясь сопротивляться. Однако у самого берега, испугавшись, предпринял очередную попытку бегства, нагло наплевав на желания и планы человека. И это бы ему удалось, не исхитрись Виктор в последний момент одной рукой подвести под него подсак. И рыба забилась уже на берегу, сверкая чешуей в первых лучах рассвета. Гаме овер.
   Вот и людям, как и этой рыбе, не видно лески, за которую их куда-то тянут. И то ли удивление от самого факта произвольного движения, то ли невнимательность к направлению течения, то ли боязнь боли, а может любопытство или страх, вопреки здравому смыслу противодействуют решительным мерам по освобождению. Или это эффект "слепого пятна", когда воспринимаешь только то, что вписывается в твою сложившуюся картину мира, напрочь игнорируя даже очевидные странности и неувязки? Как лягушка, видящая только движущиеся предметы. И лишь увидев то, что их испугает, они начинают сопротивляться. Порой поздно. Порой уже бессмысленно - на берегу. Да и извечное человеческое любопытство зудит над ухом комаром - а что там, дальше, выше, больше? А вдруг там - цель всех и каждого? Так сопротивляться или нет? Или стоит трезво посмотреть на ситуацию? Может ты уже так глубоко заглотил крючок, что даже если сорвешься, то полученные раны окажутся несовместимыми с жизнью?
   Впрочем, не только ведь бренная оболочка поймана, пойман дух, разум. Душа. Недаром у ранних последователей Иеговы символом была рыба. Ловцы душ. Уловители и радетели об их (душ) бессмертии и спасении. И неважно, чьи последователи. Все они - рыбаки. Вот только где же ты видел рыбака, пекущегося о благе своего улова, а не о полноте собственного желудка? В крайнем случае, о маленьком глотке адреналина, о собственном удовольствии, как популярные ныне зажравшиеся рэксы ханты.
   Ну ладно культы - всякая устоявшаяся религия становиться институтом власти. Этим приобретая многое, она теряет еще больше. Прежде всего, власть это принуждение. А человек уж так устроен, что терпеть не может насилие над собой. Хотя правда и то, что ответственность за свою свободу брать на себя тоже не спешит. Можно быть неверующим и тем избежать уловления души. Наверное. Хотя атеизм есть тоже своеобразный культ. Культ отрицания религиозных догматов и таинств, призванный отгородить, уберечь своего сторонника от того сверхъестественного и необъяснимого, что порой прорывается сквозь плотный полог неверия и отрицания в жизни самого закоренелого атеиста.
   Но на какой крючок подцепили его?
   Получив отпускные, Виктор, естественно, не сорвался ни в тайгу, ни на северный полюс. Откладывать деньги он не умел, поэтому сбережений за ним не водилось. А одних отпускных хватило бы разве что на билеты. Так что три дня авральных работ, проведенных в гараже под давно и, казалось, окончательно заброшенным по причине ветхости жигуленком, обеспечили его транспортом и придали некоторую мобильность. Жена была поставлена в известность, что он сыт по горло всем окружающим его обществом, и что если не провести срочную и глубокую терапию, заключающуюся в полном отсутствии всяческого общения, то он скоро на всех кидаться будет, и, вероятнее всего, этих "всех" перекусает, что чревато всеобщим бешенством и вымиранием человечества. А посему, он завтра же уезжает на дачу. Жена сочувственно покивала, и, против ожидания, заявила, что она заметила его странное поведение, только поговорить об этом с ним никак не могла собраться, а потому ни капельки не возражает против его добровольного заточения в скит. И даже согласна сходить за покупками в дорогу. Если часть отпускных будет ей выделена на это благое дело. Виктор, ожидавший несколько другой реакции и настроившийся на долгие уговоры, опешил и даже слегка обиделся.
   Назавтра спозаранку, чмокнув в щеку спящую дочку и побросав в видавшую виды машину вещи, тронулся в дорогу.
   Говоря про скит, жена шутила лишь отчасти. Скитом они прозвали свою дачу.
   Придя в конце эпохи "застоя" по распределению молодым зеленым специалистом вместе с молодой же женой на свое первое место трудовых подвигов, Виктор жаждал обзавестись всеми признаками "нормальной" обеспеченной жизни. В те времена дача входила в этот список непременным атрибутом. Вот только сложностей с этим было... И выделялись под садово-огородные кооперативы самые бросовые и неудобные земли. Но подвернулся cлучай. Час дизелем и километров пять пехом. В межсезонье только на тракторе или с помощью какой-то матери, если уж сильно приспичило. Сгоряча ухватили заветные пресловутые шесть соток. Свет, вода и дорога - в планах и розовых мечтах. Справедливости ради надо сказать, что все бы со временем и устроилось, да вдруг ударила набатом перестройка. Только и успел Виктор перевезти и поставить старенький, по дешевке купленный в какой-то деревушке сруб. Да еще печку сложить. И даже мечтать стал о баньке. Ну да перестройка вам это не хухры-мухры. Тянуть в такие времена да в такую глухомань линию электропередачи ради полутора десятков робинзонов никому уже в голову не приходило, не говоря даже про артезианскую скважину и водопровод с дорогой. А у самих дачников средств на это - сами понимаете. В прежние бы времена потянули, а вот когда все рушится и не угадаешь, что будет завтра... Водоснабжение ограничилось выкопанным всем дачным миром глубоченным колодцем, а цивилизация в виде электричества - фонариками. Попытки вырастить хоть какой-то урожай, кроме бурьяна, с треском провалились, чему в немалой мере способствовала богатейшая на удивительно бесплодный песок почва. Второй приступ дачного энтузиазма семья испытала после покупки подержанного жигуленка в период постперестроечной ремиссии. Ненадолго. По карте-то всего ничего получалось. А по дороге, вернее по бездорожью, два часа при хорошей погоде. Третий краткий период оживления интереса к уже носившему неофициальное название Скит дачному кооперативу наблюдался во время жестокого кризиса, заставившего потуже затянуть пояса и взяться за лопату в целях выполнения семейной продовольственной программы. Но затраты были на порядок выше стоимости полученных с грядок чахлых витаминов. "Дары" огорода оказались данайскими. С тех пор наведывались на дачу при случае не чаще раза в год. Продать-то такое счастье, сами понимаете. Там даже мобильник не брал.
   Зато природа была - закачаешься. И река километрах в трех. С прямо таки волшебной рыбалкой. Не сказать, что рыбаки там совсем не появлялись - такого места днем с огнем не найдешь, разве что в той же тайге - но бездорожье сильно сдерживало их паломничество. Вот на этом диком островке в стороне от цивилизации Виктор и решил подлечить нервишки.
   Лещ отправился в место предварительного заключения - садок - дожидаться приведения в исполнение дефолтного приговора и, попутно, осмысливать на досуге ошибки, явившиеся причиной такого конца жизненного пути. Снасть снова приведена в боевую готовность и с плеском ушла на дно дожидаться очередного неудачника.
   Виктор закурил и присел на брошенную на траву куртку. Тишина. Птицы только начали просыпаться, изредка подавая голоса. Ни малейшего дуновения ветерка. Все замерло. Небо в разрывах облаков светлело. Восток наливался багрецом. На его фоне крепостной стеной с возвышающимися над ней сторожевыми башнями деревьев стояли кусты на противоположном берегу. И все это великолепие отражалось в спокойной глади темной воды. Если бы не небольшая размытость нижней картинки - поди, разбери, где настоящий мир, а где его отражение. И настоящий ли мир отражается в зеркале реки, или это тоже отражение? И живем мы в одном из бесконечной череды отражений или все же...
   Тьфу, черт! Куда только не свернет мысль, только дай ей волю. Да и не давай так все равно куда-нибудь вляпается. Или в дерьмо, или в партию, как говорили на закате Советского Союза. Вот и сейчас соскользнула в запретную область, на этого Странника, будь он неладен. Стоило только вспомнить его, и пожалуйста - известно, где он и что делает. Нет, образ не проступает сквозь реальность и не накладывается на нее. Просто как просмотренный только что фильм вспоминается. Но стоит только увлечься... Да ну его.
   Вот что интересно, болезни в том игровом мире не программировались. Вообще. Кроме ран. То есть их там быть просто не может. Стерилен игровой мир. Но то, что приходило от перса, свидетельствовало об обратном. Статисты, т. е. население игрового мира, страдает от каких-то болезней. А что такое, это "население"? Модуль изображения, да поведенческая подпрограмма, которую назовем "мозгом", с большой натяжкой, конечно. Изображение - это картинка, грубо говоря. Она не может болеть. Она не может даже выглядеть по-другому, типа стариться со временем, если разработчики не предусмотрели и не нарисовали бота постаревшим. А они не предусмотрели. Ну ладно. Так откуда же болезни? Может сам "мозг" их "выдумывает"? Типа как фантомные боли в отсутствующей конечности человека? Ну да, сравнил человека с программой! Хотя, ДНК - чем не программа? Ну, ну, не увлекайся. А может с "мозгом" бота так взаимодействуют компьютерные вирусы, которые гуляют в операционной системе? Или это какие-то излучения реальности, так воздействующие на железо, на котором запущена программа? Сколько усилий приложено человечеством, чтобы даже не искоренить болезни, нет, просто слегка их отодвинуть. И по большому счету почти безрезультатно. Если, конечно, не считать хирургию. Ну да, картинку перерисовать легче. Может не "картинку" надо лечить, а мозги?
   Ну вот, опять в дебри какие-то мысль упорхнула, да еще смешала все в кучу - и реальность и компьютерную программу. Но интересно получилось. А? Клюет!
   Возвращаясь вечером с уловом на дачу, в которую он накануне только заглянул и не стал даже наводить порядок, Виктор издалека заметил топчущуюся у машины фигуру. Под ложечкой неприятно похолодело. Фигура была значительно крупнее Виктора, и, что характерно, совсем не в области пояса. Мысли заметались потревоженными рыбками. "Откуда он здесь взялся? А один ли он? Глушь кругом. Вот же зараза. А может кто из дачников? Да что-то не припомню, с такими габаритами не в земле ковыряются, а в братки идут." Уже было решив поиграть в партизана, благо нырнуть за куст дело секунд, Виктор увидел, что его тоже заметили. Настороженно он приблизился.
   Мужик, на голову его выше и значительно шире в плечах, сутулый, худой, с жесткой щеткой на небритых щеках и давно не стриженными, выгоревшими на солнце волосами, спокойно стоял у калитки, опершись одной рукой на столбик забора, и пытался дружелюбно, как надеялся Виктор, улыбаться. Непонятных цветов рубашка в крупную клетку (солнце нивелировало все цвета) с отсутствующими двумя верхними пуговицами, серые вытертые брюки, знававшие утюг только в ранней молодости, да сланцы на босу ногу украшали визитера.
   - Здорова, сосед. - Продолжая лыбиться, прогудел мужик. - А я, вот, засек тебя, да дай, думаю, хоть поздороваюсь да парой слов перекинусь. А то скоро забуду, как голос человеческий звучит.
   Он сделал шаг вперед, протягивая для рукопожатия ладонь. Виктору пришлось опустить в траву пакет с уловом, чтобы освободить руку.
   - Меня Евгением зовут. Я вон в той халупе, что через дом наискосок от твоего, ючусь.
   Халупа, на которую показывал Евгений, была лучшим домом во всем Ските.
   Правда, ее хозяина Виктор до сих пор ни разу не встречал. Всех остальных знал в лицо и по именам. Поговаривали, что хозяин этого, хоть и не шикарного, но аккуратного и вполне достойного домика даже и не для такого задрипанного дачного поселка как Скит, довольно крутой предприниматель. Правда, никто в толк взять не мог, зачем ему дом в этой глуши. Разве что если есть что скрывать из темных делишек. И теперь Виктор решал - настоящий это хозяин, или захватчик. И что лучше - скрывающийся от властей предприниматель, погоревший на чем-то незаконном, или залетный непоймикто.
   - Ты это, надолго? Или уже и отчаливаешь?
   - Да думал побыть некоторое время. А что?
   - Ну вот и здорово! Ты тут со своей рыбой разбирайся по-быстрому и айда ко мне. Поужинаем, по стопочке тяпнем, побалакаем не торопясь. Лады?
   Виктор неуверенно кивнул.
   - Ну и добро. Я пошел на стол накрывать. Не задерживайся. - И Евгений энергично зашагал по направлению к своему дому.
   Виктор еще с минуту потоптался, глядя ему вслед, и неохотно потянулся во двор, решая по пути - задать все же стрекача или повременить. Пока возился с рыбой, опять вернулась сопутствующая с утра апатия, и он на все махнул рукой. Отобрал пару рыбин покрупнее, достал из багажника припасенную на всякий случай бутылку водки и банку тушенки, и направился в гости.
   Евгений и вправду оказался хозяином участка. Только скрывался он здесь не от закона и не от подельников, а от себя самого.
   В свое время он был конструктором чего-то там, работал в одном из КБ оборонки. Молодой, подающий большие надежды специалист. И получалось, вроде, неплохо. А потом пришли трудные времена вместе с перестройкой. Вот только нового ничего на месте старого никто строить не собирался. Все только ломали. И как-то разом КБ вдруг стал никому не нужен. Несмотря на не доведенные до конца проекты, только начатые и уже на стадии завершения, невзирая на огромные вложенные деньги и уж совсем не глядя на квалифицированные кадры и тех людей, что стояли за этим коротким словом. Помыкавшись и не найдя применения своим мозгам по специальности, Евгений окунулся в челночный бизнес. Различные регионы распадавшегося Союза, Турция, Польша и прочие места, где челноки меняли-скупали весь дешевый товар. Таможня, рэкет, инфляция с одной стороны, и маленький человек со своим скромным желанием обеспечить семью. Были и прогары, и подъемы, и прочее всякое. Кое-как сколотил деньжат, создал на паях с другом торгово-производственную фирму. Магазинчик открыл. Туго, со скрипом о плохо смазывавшиеся колесики-шестеренки контролирующих структур, но дело пошло. Правда толкать его приходилось постоянно, недосыпая и не выпуская масленку из рук. Но ничего, раскрутились и даже стали расширяться. И деньжата появились. Вот тогда, по просьбе тещи, чисто городской жительницы, мечтавшей на склоне лет проводить лето в "деревенской глуши", он и прикупил по случаю участок и на домик не поскупился. Нет, слова "деревенская глушь" не были поняты буквально. Просто окунувшись в дела бизнеса с головой, будущую земельную собственность он видел только на карте. Да еще потом, когда принимал уже готовый дом. Теща его так и не увидела. Заболела, слегла, да так уже и не оклемалась. Денег на лечение он старался не жалеть, но дела в фирме что-то пошли не очень ладно, и дома он стал появляться редко. Начались проблемы с женой. После смерти тещи та и вовсе объявила его бездушным и жадным эгоистом и потребовала развода. Жену он любил. Сильно любил. После развода запил. По черному. В квартиру бывшая жена перестала его пускать в таком состоянии. Тогда он бросил все, нанял такси, и с двумя ящиками спиртного в багажнике прикатил сюда. Компания нашлась даже здесь. В один из дней "просветления" от алкогольных паров приехал в город. Надо было пополнить запасы. В квартире с его бывшей обосновался партнер по бизнесу. Встреча оказалась неожиданной для обоих. Потому до выяснения отношений не дошло, а алкашу Евгению удалось даже разжиться некоторой суммой в "долг". От растерянности. По дороге к ближайшей пивнушке встретил одного из работников своей фирмы, как выяснилось бывшего. Оказывается, после его внезапного исчезновении, фирма вскоре заработала как ни в чем не бывало. За исключением тех, кто был у Евгения правой рукой. Обида, злость, желание поквитаться и водка рекой. Благо собутыльники не допустили. В основном из-за наличия халявного пойла. Очнулся в подворотне в собственной блевотине.
   - И вот представляешь, шкандыбаю я, в голове куранты бьют, и самочувствие и настроение мерзопакостнейшие, перед глазами все дрожит и расплывается, а вдруг так ясно-ясно вижу свою жизнь. Ну трепыхался, суетился чего-то, чего-то имел, к чему-то стремился, ну теперь вот как последний алконавт. Конечно, между этими состояниями знак равенства никак не поставишь, но разве в конце результат не один и тот же - последнее общежитие? Один за суетой и погоней за сытой жизнью, которую и считает искренне счастьем, не обращает ни на что вокруг внимания, шагает порой по головам к кажущейся ему такой большой цели, а на самом деле транжирит единственную свою жизнь блуждая в этом мираже только для того, чтобы в лучшем случае в конце задаться вопросом - а оно мне надо было? И второй, ищущий забвения от всех забот и проблем на дне стакана - он даже этого сам у себя спросить может не успеть. И таким мне все показалось вдруг далеким и не нужным, все обиды такими мелочными... Словами того состояния и не передашь. Откровение, что ли. В общем, махнул я на все рукой, и вернулся в Скит. Пить бросил. Не, ну вот так как с тобой иногда случается, не скрою, просто по-другому наш народ не привык. Хозяйствовать помалу начал. Здесь-то у нас ничего кроме морковки не растет, сам знаешь, так я решил попробовать сад разбить. А огород у меня в нескольких километрах отсюда на небольшом заброшенном колхозном поле среди леса. Вот это все оттуда. В лесу грибов, ягод полно, в реке рыба опять же. Ну, картошку пока приворовываю в колхозе. Что? Хлеб? Да разобрался я со своей бывшей фирмой и бывшими... гмм. Мирно. Хитрый договор заключили. Капает мне небольшой процент. Немного, ну да что отшельнику надо? Я и того не трачу. В общем уж больше года как я заделался крестьянином. И знаешь что интересно? Самая простая и рутинная работа доставляет удовольствие. Раньше, еще в той жизни, необходимость просто пропылесосить вызывала глухое раздражение. Все мы почему-то любим только сладенькое, забывая, что самые простые повседневные действия и составляют большую часть нашей жизни. Собственно они и есть жизнь. В результате бытовуха нас заедает, и мы копим и копим раздражение на весь белый свет. Перестаем радоваться простым вещам. Уже то, что мы живем, не вызывает никакой радости, ведь мы априори уверены, что весь мир нам что-то должен. Но зажал, сволочь. Поэтому ожесточенно боремся или сразу сдаемся. Вместо того, чтобы просто жить. Жить и радоваться самой жизни.
   Евгений притормозил поток слов:
   - Погоди, там твой лещ уже готов, наверное. Я сейчас. Да кури тут.
   Виктор размял сигарету и прикурил. Интересный мужик. И как он запросто вышел из запоя. Другие лечатся, кодируются, а все не помогает. Вот бы самому так курить бросить. Решил и раз - все. Никотин, как и алкоголь, считают слабым наркотиком, кажется. А их производные на человека - болезнями. Только тут больше болезнь духа или мозгов. Физиологически отсутствие никотина в крови почти не ощущается. Скорее морально. Словно где-то в базе данных записано, что ты куришь, и твое осознанное решение вкупе с волевым усилием не играет никакой роли из-за отсутствия прав на запись в эту базу. Вернее, усилия эти должны быть больше какого-то порогового значения, чтобы получить право записи. Примерно как и с учебой. Зубришь, или там отрабатываешь какое-то движение, а оно все забывается да не получается. Пока не докажешь кому-то там что имеешь право из-за своей упертости вписать в БД строчку. А еще ситуация с учебой походит на узкий перегруженный канал к серверу. Количество пользователей так велико, что достучаться можно с трудом. А кэш, в котором вызубренное временно хранится, маленький, событий и данных много, он быстро переполняется и старые данные вытесняются новыми, так и не успев сохраниться в долговременной памяти.
   Виктор хмыкнул: "Интересно, так и задумано создателем, или бог не такой уж и великий программист?"
   Оказалось, Виктор произнес последнюю фразу вслух и вернувшийся с рыбой Евгений ее услышал.
   - Бога хаешь? Ну, ну. Где-то я слышал высказывание, дай тот же бог мне памяти: "Бог и дьявол не являются противоположностью один другого, - они просто
   находятся по разные стороны от знака равенства в уравнении данной
   реальности". Не помню, кто сказал. И в самом деле, почему это мы рисуем себе его эдаким добрым дедушкой? Впрочем, даже избитое "если бог существует, то почему вокруг так много зла?" не подтверждает, и не опровергает сей перл чьей-то мысли. Просто у богов другие мерила добра и зла, которые возможно, знай мы их, привели бы нас в ужас. Хотя мне лично кажется, что ему до нас так же мало дела, как нам до муравьев. И той и другой части уравнения. Вероятно, есть какая-то цель существования человека, вот только нам забыли сказать о ней, либо мы не поняли. Как не может понять трехлетний малыш квантовую физику. А когда вырастет и поймет, не сможет объяснить ее такому же малышу. Не согласен? Тогда наливай. А то рыба остынет.
   Рыба оказалась очень вкусной. Виктор, вытаскивая из зубов мелкую косточку, промычал:
   - И что, тебя таки не тянет в общество?
   - Ну как тебе сказать... Общество-то обществу рознь. Вот ты не заметил, как люди себе друзей подбирают? Иной раз просто достаточно пары слов, и ты готов записать человека в категорию тех, с кем приятно общаться и проводить время. А другого вроде и ни за что невзлюбить готов. Словно флюиды какие-то излучаются. Вот ты больше молчишь, а я тебе за битый час знакомства за бутылкой уже столько выболтал про себя, что другим знакомцам со стажем не рассказывал. И не надо ссылаться на выпитое. Если помнишь, это я уже проходил.
   Евгений прервался, чтобы налить очередную стопку:
   - Бывает, что и тянет. Человек-то скотина стадная. Но не до волчьего воя. Так. Я тогда собираюсь и пошел ближайшие деревни обходить. Там словцо, там половинка, тут раззнакомишься, там людей послушаешь - так зуд и проходит. Не поверишь, каких интересных людей можно нечаянно встретить. Вот тут в одной деревне женщина живет, одна дочку воспитывает, десятый девчонке пошел. Муж несколько лет назад помер. Что-то там со здоровьем у него неладно было. Приехал он в деревню по распределению учительствовать в школе. И она с ним как жена. Оба только после института. Она библиотечный заканчивала, вот под ее начало библиотеку местную и сдали. Да какая там библиотека была - так, одно название. Правдами и неправдами выбивала фонды, по округе книги собирала у населения, кому что не жалко. Ну, за десятилетие солидную библиотеку подняла. Не скажу, что литература там собрана отличная, но кое-что неплохое встречается.
   - Ну, давай, вздрогнем. Уф-гххх. Вот. Так уже после тех достославных политических перипетий, когда все устаканилось вроде, какая-то умная голова в районе решила, что нечего сельским башибузукам книжные страницы на самокрутки переводить, мол, ни на что другое они ж не способны. Да и на "зряплате" библиотекаря сэкономить можно. Ну, единицу сократили, помещение отдали какому-то кооператору, сейчас пирожки там продает. А что с книжным фондом делать? Слабо догадаться? Нее. Куда проще. Списать. Во. И не ипет умную голову, что там книжек на половину районной библиотеки, да еще несколько томов таких раритетов, собранных у населения, что и коллекционер позавидовать может. Ну, Софья бумажку о списании по инстанции, а книги домой. Благо дом им колхоз по приезде на работу неплохой выделил, почти все поместилось на полках под самый потолок. Теперь только угол с иконой свободен. Да самые ценные экземпляры под кровать распихала. Так что библиотека теперь у нее на дому, причем действующая. Пользуются сельчане. Вот только зарплату Софья не получает за свой труд на этом поприще. Пришлось ей учителем пойти. Благо про школу умная голова подумать еще не удосужилась. Но и учителей там большой дефицит. А умница какая! Не, не районная голова. Софья. С ней же на любую тему интересно разговаривать. Она свои книги не только по корешкам знает. Беседуешь с ней, и душа радуется. И облико морале высочайший. Мне там местное сарафанное радио так и доложило: "Ты, милай, зазря время теряешь. Она окромя мужа своего покойного, еще никого не приголубила, а иные мужики и пострадали от своего интересу". А женщина она очень даже ничего из себя.
   - Запал, значит?
   Евгений неопределенно дернул плечами, покосился на Виктора, попытался уйти от вопроса:
   - Да не про то разговор. Ты вот бога помянул. Бог есмь любовь. В смысле только возлюбив ближнего своего, придешь к нему. И тогда у тебя все тип-топ будет. Может быть сейчас, а может, что вернее, после смерти. И еще, заметь, важный момент, почему-то к нему приходят через страдания. То есть ты возлюби, а тебе за это в репу. Ну, я про приход к богу не в том смысле, чтобы просто верить в него и молиться там, а чтобы понять какую-то там высшую истину, подняться над собой, сделать себя лучше и тэ дэ и тэ пэ. А теперь объясни мне, тупорылому, если на все воля божья, то зачем заставлять страдать таких вот людей как Софья? Почему не открыть достойным эту истину сразу, если уж так неймется - они ведь сами не просят? Их же на миллион единицы. Они и так выше нас. И верят в бога. Сподвижники и бессребряники. А всеведущий и благой то ли глаза закрыл, то ли запустил у себя на компе программу, которая всех под одну гребенку, причем тех, кто позубастее, она вообще не трогает, а сам отдыхает. А?
   - Да не знаю я. Может люди просто забыли сам интерфейс общения с ним, возложив это на плечи служителей церкви. А в экстремальных ситуациях, через страдание, как ты говоришь, он всплывает откуда-то.
   - Э-э-й. Туфта все это. За какие такие заслуги алкашу без всяких страданий после веселой ночки открыли опухшие глазки и не позволили дойти до душегубства или допиться до белой горячки? И почему не удостоился праведник истины без предварительных садистских издевательств?
   - Про садистские издевательства я что-то не понял, но может тебя утешит вот это - Виктор напряг уже норовящий прилечь в уголочке разум и продекламировал:
   ...И обратился я, и видел под солнцем,
   Что не проворным достается успешный бег,
   Не храбрым - победа,
   Не мудрым - хлеб,
   И не у разумных богатство,
   И не искусным - благорасположение,
   Но время и случай для всех их.
   - Это откуда? Библия?
   - Экклезиаст. Как я понимаю, здесь говорится о том, что можешь из кожи вылезть, но если кости выпали не тебе, то - увы... Рандом.
   - Знаешь, что меня восхищает в религии? На любой случай жизни там есть цитата из священных писаний. Вот только конкретного ответа на конкретный вопрос не дождешься. Потому как одну и ту же цитату можно трактовать десятком разных способов. В зависимости от необходимости. Такое впечатление, что все, кто приложил перо к бумаге при их написании - политики.
   Евгений заржал.

30

   Посиделки затянулись допоздна. А может, закончились рано. Это как посмотреть. Может, дотянули бы и до света, но отуманенные алкоголем и усталостью прошедшего дня мысли переставали шевелиться, а веки стремились занять подобающее данному времени суток положение. Евгений предлагал заночевать у него, но Виктор, сославшись на то, что завтра рано на рыбалку и ему хочется проветриться, отчалил. В полной уверенности, что кемарнув пару часиков в машине (дачу в порядок вчера так и не привел), поднимется и спозаранку отправится на утренний клев.
   Конечно, проснулся, когда солнце стояло уже высоко. Полость рта вполне могла посоперничать с наждаком. Как говорится "агульная млявасьць и абыякавасьць да жыцця". Решил было доспать, но организм настоятельно требовал влаги. Пришлось вставать и тащиться к колодцу. Слегка пригасив пожар внутри, поплелся внутрь дома. Не спеша, морщась от головной боли, принялся наводить порядок. Захотелось есть. Было решено, что уха - самое то. За домом нашлись остатки уже трухлявых дров. Хотелось развести огонь во дворе, на свежем воздухе, но надо было протопить печурку, чтобы прогнать устоявшийся нежилой дух в домишке. Когда в котелке уже начало побулькивать, в окошко пару раз стукнули и ввалился Евгений. Комната разом перешла в разряд комнатушки. Для его габаритов и более просторное жилье не казалось большим.
   - Привет! Похмеляться будешь?
   Виктор прислушался к внутренним ощущениям и кивнул:
   - Давай.
   - Держи. - Евгений протянул заткнутую газетной пробкой недопитую вчера бутылку.
   - Сейчас стаканы найду.
   Евгений махнул рукой:
   - Я не буду. Не похмеляюсь принципиально.
   Виктор глянул на здоровяка. Пробурчал завистливо:
   - Да по твоему виду и не скажешь, что ты потреблял.
   Тот хохотнул:
   - Ну, ты поправляйся. А мне недосуг. Вечером на чай заходи. Без горячительного. Хорошего - понемногу. - И он бодро пошагал по своим делам.
   После ста грамм "лекарства", мысли слегка прояснились, жизнь из разряда паршивой была переведена в не такую уж и плохую штуку. Быстренько закончив наводить порядок, Виктор в ожидании доспевавшего завтрака, принялся листать кипу чудом сохранившихся здесь старых газет.
   Привлекла внимание одна статейка:
   " Тайные клады Земли.
   Наука говорит, что наши предки появились на Земле не более 100 000 лет назад, а на американском континенте и вовсе недавно - всего 12 000 лет. Однако в кладовых музеев и научных организаций хранится множество находок, которые, как бомбы замедленного действия, ждут своего часа. Это так называемые неопознанные ископаемые объекты (НИО). Под этим названием объединены предметы искусственного происхождения, найденные в нетронутых прежде пластах горных пород.
   Вы спросите: почему же мы не знаем об этих находках? Почему о них не пишут как о сенсационных открытиях во всех журналах и газетах? Писали, но натолкнулись на плотную стену молчания со стороны официальной науки. Во-первых, трудно отказаться от сложившихся взглядов. Во-вторых, наука - это не только храм знаний, но и ассигнования на разработки и исследования, зарплата, это - степени и звания... Кто откажется от всего этого добровольно? В итоге и получается, что есть история официальная и есть история тайная.
   Как показывают данные археологии, уже 50 миллионов лет назад на Земле жили люди. Они умели обрабатывать дерево, камень, имели письменность. Но и 50 миллионов лет не предел. Что там 50 миллионов? Пустяк! Выяснилось, что еще в 1891 году в штате Иллинойс (США) была найдена золотая цепь, вросшая в кусок угля. В XX веке, когда появились методы достаточно точной оценки возраста палеонтологических и археологических находок, геологическая служба дала официальное заключение, что возраст пласта угля, в котором найдена цепь, составляет 260-320 миллионов лет! В штате Оклахома найден железный сосуд, похожий на чайник; возраст пород, в которых он найден, составляет 312 миллионов лет! А в Англии раскопали сосуд, похожий на колокол, которому, как оказалось, и вовсе более 600 миллионов лет! Вот дела-то! Еще и динозавров не было, а разумные существа были. И весьма искусные. А мы все пытаемся понять: существовала ли на самом деле Атлантида? Да этих "атлантид" за 600 миллионов лет могло быть сотни и тысячи!
   Пока разговор шел лишь о тех находках, которые доказывают, что человек появился на планете много раньше, чем твердят нам ученые. Но есть и иные, говорящие о том, что наши предки очень сильно отличались от нас. Когда оковы дарвинской теории спали, появилось множество разных идей, объясняющих происхождение человечества. Самым простым и в духе нашего времени было взять себе в прародители инопланетян. Потерпели ли они аварию, заселили ли Землю искусственно созданной расой - неважно. Важно, что такой подход позволял объяснить, как наши предки оказались в этом мире раньше гигантских ящеров.
   Рассуждать легко, доказывать - трудно. Тем более что раскопки преподносят такие сюрпризы, что глаза на лоб лезут. Все живое оставляет следы. Человек - не исключение. В Туркмении отечественными учеными был обнаружен окаменевший отпечаток человеческой ноги, возраст которого - 150 миллионов лет. Рядом с туркменским отпечатком обнаружены трехпалые следы динозавра! Советские ученые заявили, что недостаточно доказательств, чтобы утверждать, будто это действительно след человеческой ноги (хотя в следе динозавра они не сомневались). Конечно, недостаточно, ведь они не могли и предполагать, что наши предки охотились на динозавров! Но упрямым ученым не переупрямить жизнь: близ города Карсон-Сити (штат Невада, США) в песчанике найден не просто отпечаток босой ноги, а целая цепочка следов. Эти отпечатки совершенно четкие и не оставляют никакого сомнения, что это человеческие следы. Но длина стопы - 51 сантиметр! Возраст находки определен в 213-248 миллионов лет. Эти гигантские следы явно не вписываются в систему существующих представлений. В них не вписываются также огромные "следы бога" в Африке и на Шри-Ланке, гигантские каменные и медные топоры из Огайо и Висконсина (США), многие другие находки. Зато вполне вписываются в представления наших далеких предков, создавших Библию, где можно прочитать такие строки: "Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь (Бог): не вечно Духу моему быть пренебрегаемым человеками (сими), потому что они плоть; пусть будут с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди" (Бытие, б, 1-4).
   Каменные изваяния, оставленные древними культурами, показывают нам гигантов, чей рост намного превышает человеческий. Огромные изображения богов в Древнем Египте, Индии, Шумере, на острове Пасхи, в Америке намного превышают нормальный человеческий рост. Традиция воздвигать величественные памятники героям прошлого издревле присутствует у всех народов, так же как и вести от них свою родословную. Огромные потолки храмов тоже наталкивают на мысль, что в древности они были рассчитаны не на наш с вами средний рост. Об этом же говорят оставленные предыдущей цивилизацией (или цивилизациями) гигантские постройки, остатки которых есть в Америке, Европе, на Ближнем Востоке, в Египте, Полинезии, Индии... Отличает все эти постройки то, что сложены они из огромных камней, весящих сотни тонн. Такие камни поднять на большую высоту под силу только людям "выдающегося" роста и недюжинной силы, какими и были, по преданию, великаны прошлого.
   Обращает на себя внимание и другой факт: многие подобные сооружения находятся на небольшой глубине близ океанских берегов. Это говорит о том, что эти постройки раньше были на берегу, а с поднятием уровня Мирового океана в результате природной катастрофы, о которой свидетельствуют данные геологии, ушли под воду. Многие историки полагают, что в результате этой катастрофы погибла древняя цивилизация гигантов. Легенда о Всемирном потопе, сохранившаяся у многих народов, красноречиво свидетельствует о реальной катастрофе произошедшей в древности. "Обетованные земли" погибли и остались лишь в смутных воспоминаниях о золотом веке человечества. Лемурия помещалась в центре Индийского океана, Пацифида - на месте нынешних островов Полинезии, Гиперборея - в Тихом или Ледовитом океане. Люди, спасшиеся во время потопа, дали начало современному человечеству."
   "Хм, чего только не понапишут. Хотя, конечно, дыма без огня не бывает. Но насколько бы проще было объяснить все эти неукладывающиеся в рамки официальной науки артефакты и прочие странности на компьютерный манер. Ну взяли разрабы игры кусок из другой и забыли стереть ту злосчастную цепочку или след из фрагмента. Легенды? Есть способы восстановить информацию на диске даже после форматирования. Почему бы предыдущей игре, записанной ранее на том же месте где теперешняя, не просочиться в нее в качестве легенд? Может вообще, вся история лишь смена игр на не таком уж и большом винчестере или не очень мощном сервере под именем Земля. НЛО, привидения и прочие "несуществующие" вещи? Ну, так ведь процессор один, в соседних секторах диска, а то и вперемешку из-за фрагментации, записаны куски разных игр, оперативка одна на всех, библиотеки и кэш программы используют одни и те же. Аномальные зоны? "Битые" сектора диска или ошибки и недоработки кода. Что? Ну, неадекватное поведение людей ни с того ни с сего и вообще проще простого объясняется - надоело вдруг игроку играть по правилам, вот он и оторвался. Ну а как еще логически объяснить массовые сумасшествия во время бунтов, революций и прочих беспорядков? Ну, можно припрячь пресловутый стадный инстинкт. Ладно. Но если человек вне толпы в спокойной обстановке вдруг такое делает, что всегда искренне осуждал? ".
   Что-то эти мысли вызвали смутное нарастающее беспокойство, которое Виктор быстренько постарался перебить остатками водки под уху и, дабы мозги не ерепенились, задал работу рукам.

31

   Оказалось, Ауробиндо тоже не любит долго спать. Не успел Вандерер толком размяться у подножия холма, как на тропке показалась фигура хозяина этого места с посохом в руке. Проходя мимо Аватара, тот кивнул на пожелание доброго утра и предложил прогуляться с ним до деревни.
   - Хочу убедиться, что с нашими "гостями" все в порядке. - Пояснил он.
   Вандерер только хмыкнул, на ходу натягивая рубашку:
   - Тебе не кажется странным беспокоиться о благополучии людей, которые напали на тебя и могли убить?
   - Мне кажется это правильным, беспокоиться о благополучии тех, кто сам не в состоянии обеспокоиться этим. Я эгоист.
   Вандерер озадаченно почесал макушку:
   - Но ведь эгоисты заботятся только о себе.
   - Я и забочусь о себе. Мне вовсе не улыбается быть загрызенным собственной совестью.
   Некоторое время шли молча. Поскольку Ауробиндо не проявлял желания продолжать разговор, Вандерер попробовал сам завести его:
   - Ты бы не мог мне растолковать, как устроен мир?
   - Видишь вооон тот камень впереди у края тропы? - Указал посохом мудрец.
   - Да.
   - На что он похож?
   - На... на гнома.
   - А мне он напоминает медведя.
   Некоторое время шли молча. Когда они уже миновали камень и Ван решил, что таким образом Ауробиндо ушел от разговора, тот повернулся и спросил:
   - А отсюда?
   Вандерер тоже повернулся к камню.
   - Отсюда - пирамиду.
   - Пожалуй. Но больше верхушку горы. Птице сверху видится тоже что-то свое, маленькое. Крот, который уткнется в этот камень, слеп, но на ощупь он все же сможет решить, что тот твердый, неровный и очень большой. Мох-камнеед, что поселился на его боках, абсолютно уверен, что камень вкусный. Каждый прав, но приемлема ли правда мха для тебя? Думаю, тебе камень не покажется даже съедобным. Так и с твоим вопросом. Для одних мир - это то, что видишь, ощущаешь, можешь потрогать. И для них этого достаточно. Они никогда не поверят, что другой может увидеть и ощутить другими органами чувств больше, чем они. Или что с другой точки это выглядит по-другому. Те же, кто может "попробовать на зуб" мироустройство, видят лишь малую часть и все с разных точек. Если мы с тобой не можем сойтись во мнении насчет камня даже с одной точки, как ты думаешь, согласятся ли они друг с другом? Поэтому у каждого свое понимание строения мира. И что больше всего поражает, они в большинстве своем все правильные.
   - Ну а как ты видишь?
   - Это большая тема. Как-нибудь потом.
   - Хорошо, но почему ты не проповедуешь свою точку зрения?
   - Зачем перестраивать мир под себя? Каждый, кто пытается навязать другим свое ограниченное видение мира, лишает сам мир гораздо большего, чем способен дать. Это не невозможно, но это неправильно.
   - А есть ли другие миры?
   - Множество. Аватару ли этого не знать?
   - Их можно посетить? И как?
   - Проще всего во сне. Правда обычный сон чаще всего микс из нескольких отражений и нашего воображения вкупе с интерпретацией неизвестного сознанием. В осознанном сновидении все несколько по-другому. Есть и некоторые другие способы. Возможно, ты видел картины, изображающие нечто, что сознание не хочет относить к существующему здесь. Или читал что-то. Это не всегда просто фантазия художника или писателя. Они действительно подсмотрели что-то в другом мире. И теперь эта картина является как бы окном в тот мир, ослабляя границу.
   Вандерер обдумывал услышанное и они некоторое время молчали. Показались ворота деревни. Он вздохнул и задал очередной вопрос:
   - Ты широко известен. Почему ты ютишься в этой пещере в забытой всеми деревеньке, а не требуешь причитающееся тебе по праву?
   Ауробиндо хмыкнул:
   - По праву чего? А вообще один умный человек сказал: "Истинное достоинство подобно реке: чем она глубже, тем меньше издает шума". (Мишель де Монтень)
   Вчерашние "гости" изволили благополучно почивать на любезно предоставленном лекарем в их полное распоряжение сеновале. Пребывавший вчера в бессознательном состоянии их товарищ очнулся еще по дороге в дрожках, оставленных у подножия владений Ауробиндо, и после примочек чувствовал себя вполне сносно.
   После этого визита Ауробиндо отправился по своим делам, а Вандерер, побродив по деревне, пошел к воротам поджидать, когда тот освободится. Деревенька оказалась немаленькой. Правда из-за необходимости вместиться в жестко заданное пространство, домишки теснились весьма кучно и основные огороды были вынесены за околицу. А так наблюдалась даже небольшая корчма, по раннему времени еще закрытая. Условно. Просто к входной двери был прислонен ухват. Тот самый, которым хозяйки горшки из печи таскают. Проходя мимо, Вандерер слышал звонкий женский голос внутри:
   - Мирон! Мирооон! Чтоб тебе хорошо жилось! Ты куда ухват опять задевал? Что, мне в печь теперь самой лезть?
   Сонный голос добродушно гудел в ответ:
   - Нужен мне твой ухват больно. Не брал я. - Звучный зевок чуть не заразил и Аватара. - Глянь за дверью. Вчерась Никитка корчму закрывал.
   - Вот я ж доберусь до этого проходимца, попадись он мне под горячую руку. Ужо отхожу тем ухватом - мало не покажется.
   Дружно дымили трубы над домами. Местами, по случаю летней жары, готовка шла прямо во дворе. Типичные звуки просыпающейся деревни наполняли воздух. Выходящие или выезжающие за околицу здоровались с Вандерером, с любопытством его разглядывая.
   Ауробиндо долго не заставил себя ждать. Сунул Аватару увесистую корзину, прикрытую сверху дерюжкой, с выбившимся из-под нее хвостом зеленого лука, и зашагал обратно.
   По дороге Вандерер предпочел не приставать к мудрецу с вопросами, а просто пересказал свою историю, прихватив и часть Настиной - что знал. Как раз уложился.
   У пещерки отшельника смачно пахло стряпней. Настя успела приготовить завтрак, томившийся сейчас на остывающих углях и исходящий ароматным паром.
   За едой Вандерер вспомнил о золотом звене цепи, которую он перед самой стычкой передал Ауробиндо. Как и ожидалось, оно обнаружилось на привычном уже месте - на груди. Он снова снял его и протянул вместе со шнурком Насте, сопроводив принятыми здесь при дарении словами. Девушка как-то несмело приняла его. Вандереру даже показалось, что она посмотрела на него чуть испуганно и слегка жалобно.
   Ауробиндо как-то скептически похмыкал, глядя на эту сцену. И его скепсис себя оправдал. Через некоторое время нитка с колечком вновь объявилась на шее Аватара. Последующие попытки закончились с тем же результатом. Вандерер вздохнул, почесал репу и предложил, погостив у Ауробиндо, вернуться в Лукоморье вдвоем, где с помощью Кота и уладить этот вопрос. На том и порешили.
   Атмосфера этого места была успокаивающей, настраивая на созерцательные размышления. А в некоторые моменты и вовсе убаюкивающей, расслабляющей. И в целом очень спокойной. С утра, сразу после спарринга с девушкой, Вандерер сопровождал Ауробиндо в деревню за продуктами. Отшельник предпочитал растительную пищу, мотивируя это состоянием своего желудка и жалостью к "бедным зверушкам". В принципе, они с Настей не имели ничего против такой диеты, тем более что и девушка и отшельник готовили из всех этих листочков и корешков потрясающие блюда, как будто соревнуясь в мастерстве. И не допуская к готовке Аватара, против чего тот и не возражал. Он просто изредка добавлял к содержимому корзины солидный кусок мяса.
   После завтрака они предпринимали длительные прогулки, сопровождающиеся беседами, иногда возвращаясь только к вечеру. Настя предпочитала оставаться "дома" или посещала деревню, где успела сойтись с местной травницей, женщиной еще незамужней и ненамного старше себя.
   В один из вечеров Ауробиндо изложил свой взгляд на строение мира.
   - Существующих миров огромное множество. От совсем крошечных, до огромнейших, имеющих поразительную протяженность в пространстве. Миры, в которые проще всего попасть из нашего, находятся в одной зоне, носящей название Диск. Диски тоже объединены в своеобразные структуры, названия которых я не знаю, но назовем их Хранами. Между мирами на дисках одного Храна перемещаться проще, чем между дисками разных. Такие перемещения требуют огромных затрат сил и очень опасны. Между мирами тоже существует своеобразная жизнь. Там обитают бесстрастные, холодные и смертоносные Сторожа Границ.
   - Есть очень похожие между собой миры. Есть абсолютно ни на что не похожие. Встречаются миры-близнецы. В такой мир очень трудно попасть, особенно из мира-близнеца, так как формула перемещения при абсолютном подобии по умолчанию подразумевает текущий мир. Есть безжизненные миры, миры погибшие или только зарождающиеся. И далеко не во всех человек может жить. Чтобы попасть в некоторые, необходимо претерпеть трансформу.
   - Мне самому удалось посетить только два иных мира. Для путешествий между мирами недостаточно просто желания, нужно обладать определенными качествами. К моему глубочайшему сожалению, у меня они отсутствуют. Но мне довелось ассистировать путешественникам. И почерпнуть из их рассказов многое.
   Вандерер не удержался от вопроса, давно вертевшегося на языке:
- В каждом мире свой демиург, или все миры созданы одним?
   Ауробиндо пожевал сорванную травинку, задумчиво глядя в догорающий костер:
   - Миры полны разнообразных существ, в том числе и множеством богов в некоторых из них. Вот только сказать определенно, несмотря на все их сверхспособности, что они полные хозяева этого мира - не представляется возможным. Тут наше положение ничем не лучше положения карася в пруду. Он должен знать свой пруд вдоль и поперек, и даже видеть берег, а иногда и его обитателей. Но может ли он судить о жизни вне водной среды? Лично я не уверен даже в том, что слывущее ныне демиургом нашего мира существо им и является. Нельзя отрицать, что оно безусловно владычествует среди Нерожденных. Но дальше его власть многократно ослабевает. И кроме того, некоторые исторические источники... Хотя на основание этого делать далекоидущие выводы не стоит - кто скажет определенно, демиург самоустранился по каким-то причинам, или это вовсе другая сущность, которая и не может владеть данным создателю? Уж явно не карась, который и щуку готов богом окрестить.
   - Но существует у меня подспудная уверенность, которую и обосновать-то сложно, что над всей описанной мною выше структурой стоит настоящий и единый создатель всего. Только вот он и его цели настолько высоки и не понятны нам... Мне бы было очень интересно поизучать приход и действия твоей, эммм, сущности, Нерожденный.
   Заявление было неожиданным, и Вандерер только поморщился и передернул плечами, ничего не ответив.
   - Возможно, тогда бы я смог составить мнение, из высшего слоя или из нашего приходят сущности Аватаров.
   Вандерер задумался. Ему бы тоже хотелось это знать. Вот только он давно не чувствовал на себе внимание "хозяина". А как вызвать его - не знал. Однако кивнул:
   - Если я почувствую, то постараюсь дать знать.
   - Да уж будь любезен. Чувствую я в тебе страх перед ним. Тебе не раз придется с ним столкнуться, ведь ваши души завязаны через это тело. А лучшее лекарство против страха - сознательно пойти на контакт и узнать - враг он тебе или друг.
  

*****

   Виктор уже было решил, что рыбаки сюда вовсе забыли дорогу, что его ни капли бы не расстроило, когда придя поутру на свое облюбованное место, застал там уже забросившего удочки рыбака. На вид лет семидесяти, с хорошо заметной проседью в волосах, но еще крепкий мужчина расположился на берегу. К таким пока стесняются обращаться "дед", предпочитая нейтральное "отец". Рядом стоял потрепанный мотоцикл неопределенного роду-племени. Виктору пришлось чуть сдвинуться по течению. Раскинув снасти, полез за сигаретой. Тут его поджидала засада - несмотря на просвечивающийся газ в зажигалке, та отказалась производить огонь. Впустую почиркав колесиком и убедившись в тщетности попыток, Виктор чертыхнулся и направился к соседу по берегу.
   - Доброе утро. У вас огонька не найдется?
   - Как не найтись, найдется, слава богу. - Отозвался тот и, порывшись в кармане ветровки, протянул коробок спичек.
   Виктор прикурил и, возвращая спички, спросил:
   - Верите в бога?
   - Ну, можно сказать и так. - Отозвался тот, опускаясь на расстеленный на траве плащ. - А ты нет? Все еще веришь в Дарвина с его обезьянами?
   Виктор пожал плечами.
   - Я вот тоже, - мужчина покряхтел, устраиваясь поудобнее, - по молодости не верил ни в бога, ни в черта. Только чем дольше живешь, тем сомнительнее кажутся все эти эволюции. И многие так, даже из тех же ученых. Только не распространяются особо - должности не позволяют. И ежели уж даже в бога не уверуют, то от этого самого материализма отходят. Да.
   - А вы почему веруете? Суд божий страшен или еще что?
   Мужичок похмыкал под нос:
   - Да нет. Я в поповские сказки не шибко верю. Хоть дыма без огня и не бывает, да только ведь люди они. И не все годятся на должность поводырей человечьих. Теперешние и вовсе больше о насущном пекутся, чем о душе своей, а тем более прихожан. Обряд это внешнее, наносное, придуманное людьми. Церковь людьми создана, богу от нее ни холодно, ни жарко. Вон, у каждой конфессии свои обряды, да еще и попрекают друг дружку, что не так богу служат как тому угодно. А череда боровов с золотыми цепями на шеях да на крутых мерсах в дни церковных праздников у церкви? Да он у той же церкви на тебя наедет, не поморщившись, а туда же - к богу. Неужто и впрямь надеется, что коль перекрестился в праздник, так бог ему все грехи отпустит? Как прикидываешь?
   Нееее, бог не для того, чтоб следить, праведно ли Васька там, али Ивашка, живет. Его дело больше. Вон глянь вокруг. Думаешь, что все это само по себе могло так разумно устроиться, без божьего промысла? Не знаю уж, насколько ему с чертом нужны души человеческие, а вот в то, что потрудился он над созданием всего сущего в поте лица, в то - верю.
   - А в материализм, значит, ни капли? И в эволюцию? И даже достижения науки и техники ни капли не смущают?
   - Эх, мил человек, да чего ж такого грандиозного твоя наука достигла? Человеку как хотелось с продвеку жрать, спать, да сношаться, так и по сей день хочется. Ничего не поменялось. Окромя того, что задницу мягкой бумажкой заместо зеленого лопуха вытирать стал. Да вместо дела на диване бока пролеживает, пялясь на голых баб в телевизоре. Это твой прогресс?
   - Но ведь и много хорошего придумали.
   - Я не буду тебя пытать о том хорошем, чего придумали, только погляди в тот же телевизор - там война, там голодают. Где ж оно, то хорошее? Совесть бы лучше себе придумали. Это-то в силах человеческих, жить по совести. А про открытия и науку вашу, ваш же ученый сказал, что человек сам не в состоянии ничего нового открыть и придумать. Откель же тогда эти самые "открытия" берутся? Кто их внушает людям? Бог али черт?
   Дедок махнул рукой в сторону:
   - Беги, вон, клюет у тебя.

*****

   За мелкими хозяйственными делами, обязательными тренировками, разговорами с отшельником, который стал уделять Насте гораздо больше внимания, чем Вандереру, время летело незаметно. Ауробиндо и Аватара пытался научить кое-каким премудростям магии. Вернее только показывал кое-что, оставляя Вандереру самому продвигаться дальше. Вообще же Вандерер не понимал, с чего им тут особо задерживаться и как пребывание рядом с мудрецом поможет решению его проблемы. Тем более что тот, казалось, и не особо стремился чем-то помочь. Когда он попробовал поговорить об этом с Ауробиндо, тот ответил так:
   - Молодой человек, не дави на мир. Он не любит этого. Отпусти вожжи и попробуй плыть по течению, но в нужном тебе направлении. И решение придет само. Главное не ставить самому преграды своим страхом или нетерпением. Расслабься.
   Насте отгородили в пещере одеялами уголок. Вандерер предпочитал спать на свежем воздухе, устроив себе навес между камнями от капризов погоды. Будни проходили спокойно. Единственная предосторожность заключалась в том, чтобы с наступлением темноты не покидать холма. До порубежья было не так уж далеко, и твари тумана нет,
   нет, да и забредали сюда. Да и дикие звери водились. Вандерер даже изредка охотился с луком, разнообразя свежим мясом свой с девушкой рацион.
   Как-то после занятия с Ауробиндо Настя до вечера проходила задумчивая, то и дело бросая взгляды на дорогу. Но до заката ничего не произошло, и она успокоилась. А утром, когда они уже закончили тренировочный спарринг, со стороны деревни показался всадник. Вандереру почудилось, что на раскрасневшихся от физических упражнений щечках девушки зарозовел не только от них румянец. Пожаловал в гости Николай. Романов объяснил свое появление тем, что в среде столичной молодежи ему стало нестерпимо скучно и, дабы развеяться, он решил отправиться к месту службы не через служебный портал, а на положенном гвардейцу коне, сделав "небольшой" крюк и завернув к ним. Тем более что отпуск у него только начался, а по мирному времени его присутствие на службе не особо и требовалось. Молодой дворянин остановился в деревне, но с утра до вечера хвостом ходил за Настей, с неохотой уступая ее на время Ауробиндо.
   На второй день вечером он решил научить Настю премудростям владения мечом.
   - У тебя хороший меч, но один его вид не отпугнет злоумышленников. Я думаю, тебе было бы неплохо научиться хотя бы основам мечевого боя. Я готов в этом посодействовать.
   Парень явно даже подумать не мог, кому он предлагает поучиться держать меч. Настю такой поворот дел застал врасплох, она явно не знала, как сообщить бравому вояке, что она в этом не нуждается, а более того, может и его кое-чему научить. Девушка растерянно глянула на прячущего ухмылку Аватара. Тот заговорщицки ей подмигнул. Настя нахмурилась и попыталась мягко отказаться. Однако Николай горел желанием быть полезен девушке и ничего не хотел слушать.
   - Для начала я покажу тебе пару защитных приемов. Попробуй ударить меня мечом. Не бойся, ты не причинишь мне вреда. Давай.
   Парень расслабленно опустил руку с мечом к ноге. Настя вздохнула и нехотя обозначила удар. Тот его парировал.
   - Вот так. Запоминай мои действия. Теперь быстрее.
   Зря он это сказал. Эльфийский клинок словно телепортировался, оставив внимание "учителя" на прежнем месте, а сам замерев в волоске от его кожи на шее.
   - Ну, - Николай хотел сказать "давай", но лезвие, бросившее ему в глаза солнечный зайчик, наконец привлекло внимание парня, - ты молодец. У тебя хорошая реакция.
   Он отступил и попытался отодвинуть своим клинком Настин. Девушка уже начала злиться от глупости происходящего, и невинное движение парня включило годами наработанные моторные реакции, не нуждающиеся в контроле мозга. Незадачливый и ничего не понимающий учитель вмиг лишился меча, звонко подпрыгнувшего на камнях, а сердитая Настя, не глядя вогнав меч в ножны, скрылась в пещере, сердито пожелав спокойной ночи.
   Вандерер откровенно рассмеялся. Потом подошел, поднял меч и протянул Николаю:
   - Знаешь, тебе следовало вначале спросить, нуждается ли она в обучении. Если ты не мастер меча, то... Впрочем, коли не лень подняться с рассветом, приходи сразу сюда. Думаю, нас двоих она не так быстро одолеет.
   И хлопнув все еще озадаченного парня по плечу, ушел посмеиваясь.
   Утром он с некоторым удовлетворением обнаружил, что его владение мечом все же повыше того, что смог показать Николай. Тренировки не прошли даром.

32

   Но были еще несказаннее
   Другие блужданья духа, -
   Медлительные созревания
   Меж двух воплощений здесь...
   Д. Андреев
   Безлюдье, природа успокаивающе действовали на Виктора. Нет, по-прежнему, стоило мысли затронуть больную тему, и он определенно знал - где и чем занимается его мятежный перс. Но острота ощущения неправильности происходящего притупилась. Кроме того, усилием воли он научился быстро прогонять видения, отстраняясь от происходящего "там".
   Ну существовал каким-то образом в недрах вычислительной машины созданный программистами мир. Запрограммированный так, что события там не особо и зависели от игроков и даже самих создателей. В том смысле, что юниты мыслили и действовали самостоятельно, события шли своим чередом, не испрашивая разрешения. Маленький программный мир жил по своим законам. Так что в этом удивительного? Или люди сами не рассуждали об искусственном интеллекте, возможно когда-нибудь зародящемся в недрах хитросплетений умной аппаратуры и связующих все эти коммутаторы, маршрутизаторы и прочие железки проводов? По крайней мере, Виктору избыточность кода игры, так полно описывающая все законы игрового мира, что позволяла тому вплотную приблизиться к реальному, казалась более приемлемым вариантом, чем рассуждения о проклевывающемся монстре в интернете.
   Единственное что смущало - кажущаяся разумность существующего там населения. Виктор привык верить в исключительность человеческого разума, в его неимоверную сложность. А тут какие-то человечки из компьютерной игры. Как, ну как это можно реализовать программно? Нет, ну есть программы, с которыми ты можешь поговорить в сети, даже до определенного момента не догадываясь, что общаешься с ботом. Но здесь ведь несколько иное. Или все тот же принцип? И как ему относиться к своему ожившему персонажу в игре? Как к бесчувственной ограниченной компьютерной программе, или все же как к разумному существу? Весь опыт жизни протестовал против второго. Но ведь раньше он и в такие ситуации не попадал.
   Поломав голову, Виктор решил попробовать пока воспринимать Вандерера как живого человека. Ну а там, дай бог, все прояснится, устаканится, и если он ошибется, то можно будет и посмеяться над собой.
   В голову пришла мысль, что следовало бы найти способ пообщаться со своим двойником в игре. Если и не удастся ничего выяснить, то попробовать договориться о джентльменском отношении друг к другу и постараться исключить внезапные провалы из реальности.
   За всеми этими рассуждениями как-то мимолетно проскочила мысль, что самое-то странное во всей этой истории, что ему и компьютер не нужен для того, чтобы знать обо всех злоключениях своего перса. А вот получится ли без компа установить контакт?
   Зачем откладывать в долгий ящик то, что можно сразу же попробовать?
   Виктор откинулся на спину и прикрыл глаза. Странное впечатление раздвоенности накатило, поколебалось немного, как качели, и медленно тот странный мир потеснил реальность, как сон, отодвинув ее на время в сторону. Виктор ощутил себя как-то стесненно. Словно в чужой непривычной одежде, только роль одежды здесь исполняло тело. Причем в эту "одежду" они влезли вдвоем. Явственно чувствовалось присутствие этого то ли второго, то ли первого. И его нежелание уступать контроль, настороженность, сопротивление. Впрочем, Виктор и не собирался вступать в борьбу за контроль, наоборот, он хотел диалога. Как мог, стремился показать желание контакта. И даже пропустил момент, когда тело расстегнуло ремни с оружием, отложило всю упряжь в сторону и отошло подальше, присев под большим камнем. Кажется, тот тоже был настроен на диалог. По крайней мере, враждебности не ощущалось. Вот только как начать разговор с самим собой? Игра эмоций ощущалась довольно явственно - настороженность, даже легкий страх, опасения чего-то, надежда, любопытство и еще много всего. Но ничего похожего на обмен мыслями. Мысли ходили где-то на периферии сознания, и некоторые определенно можно было назвать не его мыслями, но такие неотчетливые и обрывочные, что вычленить их и понять не представлялось возможным.
   Виктор вначале пытался внимательно отслеживать и препарировать каждую мысль, достигшую сознания, но это ничего ему не дало. Тогда он решил, что его собственные мысли ему мешают, и попытался от них избавиться. К его удивлению, это оказалось чрезвычайно трудно, почти невозможно. Ну да, если тебя попросят не думать про слона, о чем же ты еще в первую очередь будешь думать, как не об этом злосчастном животном? А тут вообще не думать. Никак не получалось.
   Наконец, устав "не думать", он решил передохнуть и попытался расслабиться. Не очень-то сразу удавалось, но все же получилось. Он даже чуть не уснул.
   И тут словно прогремел выстрел, но беззвучный. Виктор мгновенно насторожился и...
   И ничего не произошло.
   Виктор открыл глаза. Нет, тело, в котором сейчас Виктор соседствовал с Вандерером, открыло глаза. Виктор, явственно чувствуя сопротивление того, второго, поднял с земли осколок камня, расчистил движением ноги место от камней и вывел на твердой каменистой почве: "С миром". И, так сказать, отбыл. Правда это потребовало некоторого напряжения, словно он прилип к патоке и ему пришлось себя отдирать от клейкой массы.
   Мда. Неудача. А так хотелось пообщаться с этим... А результат? Свою мысль от чужой не мог отличить. Если они есть вообще, эти чужие мысли. Может и вправду, письмо ему написать? Гм. Нет, это не то. Ладно, пора бы и рыбку почистить.
   Виктор вытряхнул улов из садка на траву возле крыльца и принялся за дело.
   Вечерело. Не так заметный при звуках дня неумолчный стрекот кузнечиков набирал силу. Оттенки смягчались, становились резче детали, чтобы через короткое время расплыться и потом уже утонуть в сумерках.
   В какой-то момент, потянувшись за очередной рыбиной, Виктор заметил средних размеров крысу, усевшуюся метрах в четырех от него и нагло рассматривавшую человека. В следующее мгновение лезвие ножа пришпилило дергающуюся и истекающую кровью тушку к стоявшей за ней колоде. Виктор ошарашено оглянулся, высматривая метателя ножа, и только тут осознал отсутствие в руке собственного. Перевел взгляд на труп крысы. Да, вот он торчит. Черт! Никогда не умел бросать ножи.
   Похороны крысы не отняли много времени. После отдания последних почестей безвременно усопшей, Виктор попробовал просто так метнуть нож. Получилось. И еще как получилось! Руки сами знали, где и как взять нож и как его бросить, чтобы он нашел острием свою цель. Девять раз из десяти в яблочко. Одну неудачу Виктор списал на дрянное оружие. Во как! Он теперь и в холодном оружии разбираться стал?
   Что же произошло?
   Быстрая "инвентаризация" особых "излишков" не приобретаемых ранее знаний и умений не выявила. Так, всплывало кое-что, да и то смутно и неотчетливо. И человек успокоился, списав все на закономерное продолжение своих злоключений. Да и вправду, чего беспокоиться по пустякам? Потеряв голову, по шапке не плачут.

*****

   Вандерер поднял глаза от сделанной только что его рукой но совсем не им самим надписи на земле и посмотрел на Ауробиндо, который сидел в паре метров перед ним, скрестив ноги и задумчиво так оглядывая Аватара. Ван расслабился и опустился обратно.
   - Ты был напряжен. Между тем, в пришельце не было агрессии. Воин просто обязан чувствовать такие нюансы. - Заговорил мудрец.
   - Ты прав. Мне кажется, он только хотел поговорить. Но я не смог вычленить чужих мыслей.
   - Немудрено не заметить в темной комнате тень. А сейчас ты отличаешь свои мысли от других?
   - Но сейчас в моей голове только мои.
   - Самоуверенно. Между тем, большая часть мимолетных мыслей, проносящихся через головы, не является произведением мозгов этих голов. Они чужие. Они просто пролетают мимо. И цепляются за наше сознание. Но их много, фрагментов разговоров, мыслей, событий. Мозг постоянно трудится, анализируя попавшую к нему обрывочную информацию и пытаясь откопать в куче рванья какой-то смысл. Даже не какой-то, а тот, который устроит его, совпадет с его видением мира. Даже весьма здравая с точки зрения одного информация будет отброшена другим как хлам и не достигнет сознания вообще. В то же время, если мысль достаточно четко оформлена и сильна энергетически, она запросто воспринимается сознанием как своя собственная, даже если противоречит всем твоим убеждениям. Это связано с тем, что мозг, проводя анализ, как бы проигрывает ее, примеряет, поэтому, мысль воспринимается как своя, чему способствует ее потенциальная сила. Разум привык к тому, что наиболее сильные мысли являются руководством к действию. Как сделать мысль "сильной", даже если она неимоверно глупа? Для этого не надо быть магом. Я не раз наблюдал, как при стечении народа, кто-то бросал в толпу какой-то лозунг. Затем грамотно муссировал его. Мысль цепляется людьми, проигрывается ими и уходит уже усиленная. Почему усиленная? Пришла от одного, ретранслирована десятком, потом сотней, и при этом все усиливаясь, так как излучается уже не одним человеком а множеством. И вот уже толпа послушный инструмент в руках кукловода. Хотя каждый в ней уверен, что действует по собственной воле. Это завтра он будет ужасаться содеянному и, заламывая руки стенать - что это на меня нашло? Поэтому первый шаг на пути к себе - освободить ресурсы своего мозга от этой пустой работы, перестав "думать чужие мысли". Тебе эта техника известна как "техника пустой головы". Логичное продолжение - это та способность, которую я пытаюсь отточить у Анастасии. Заставить разум плясать под свою дудку, вытащить из кучи перепутанного рванья куски одного кафтана, правильно их сложить, дабы получился кафтан, а не штаны, и заставить его принять это за реальность, иначе мозг просто не отдаст информацию сознанию. Да, предвидение, прорицание, всего лишь копание в чужих пролетающих мимо мыслях и прочей информации о происходящем где-то. Однако нет ничего труднее, чем получить даже неоднозначные видения, не говоря уже об осознанном результате. К Оракулу сказанное никак не относится - его откровения основаны совершенно на иных принципах.
   Ауробиндо вздохнул и покачал головой:
   - К сожалению, наш мозг с раннего детства привыкает выражать все в словах. Речь - великий дар и, в то же время, проклятие человека. Слова жужжат, словно мухи, отвлекая от смысла сказанного, порой подменяя его другим смыслом. Все мухи на вид одинаковы, только жужжат по-разному. Жужжание одной так легко спутать с жужжанием другой. А если их много, мух-слов? Поменяй их местами, выдели одно, поставь запятую и - смысл сказанного совершенно меняется. Человек говорит одни слова, а те, кто их слушает, слышат совсем другое. Слова путают, уводят от истинных смыслов, вслед за ними ты сам попадаешь в паутину.
   Ауробиндо встал, опираясь на посох.
   - Остерегайся мух.
   - Ты про это? - Вандерер указал подбородком на слова на земле.
   Тот покачал головой:
   - Нет. С этим разобраться можешь только ты.
   Вандерер вздохнул. "Чертов старик. Голова и так пухнет, а он знай себе - нанизывает слова, словно девушка бусины на нитку, да еще призывает им же и не верить. Хоть бы раз на вопрос прямо и однозначно ответил. Всей и пользы от него - в магии немного поднатаскал. Так ведь не затем я в такую даль перся".
   Аватар подобрал брошенное оружие и стал спускаться с холма.
   "Нельзя сказать, что пользы от бесед с ним нет, но и дальше оставаться здесь особого смысла не вижу. Как говорится - пора и честь знать. Не то чтобы здесь мне не нравилось - место ничем не хуже любого другого. Да и компания приятная. Но ведь надо как-то определяться в этом мире".
   Вандерер остановился, окинул взглядом лежащую чуть ниже равнину. У подножия холма, в высокой траве Николай с Настей о чем-то беседовали, стоя по обе стороны морды лошади и держа ее за узду. Видимо гвардеец давал ей урок верховой езды.
   "И что он нашел в этой девчонке? Худющая, с длинным носом. Далеко не красавица. Хотя и не без определенного шарма. Вон, даже эльф в ней что-то эдакое разглядел. Да и некоторыми талантами не обделена. По правде сказать, по части талантов девчонка даст сто очков вперед большей части особ женского рода. Да, пожалуй, и мужского тоже. Только ведь Николай запал на нее даже не подозревая о них. Но не в моем вкусе. Вот Вилена..."
   Вандерер вздохнул.
   " Пожалуй, пару дней еще. Потом проводить ее в Лукоморье. Пусть котяра своей властью колечко ей передаст. А там... Там посмотрим. Далековато только до Лукоморья. И деньжат на портал уже не хватит. Ауробиндо научил перемещению. Мне даже пару раз удалось на сотню метров перенестись. Но это пока так зыбко. Вот бы самолетом махнуть. Что?! Самолет?"
   При этом слове воображение нарисовало железную птицу среди облаков, несущую внутри себя людей. Вандерер даже невольно поднял глаза к почти безоблачному небу. И, главное, он в общих чертах понимал ее устройство и принцип действия. И никакого волшебства. Аватар даже поскреб затылок. Надо же. Раньше хоть и всплывали кое-какие заковыристые словечки, явно иномирные, но сами по себе, без представления об их значении. Что же изменилось?
   Мда. Хоть и противится все, но как-то надо "пообщаться" с "хозяином". Расставить, так сказать, все точки над i. Вот только как? Может во сне попробовать? Эй, ты, слышишь? Приснись. Три раза ха-ха.

*****

   "Слова, говоришь. Верно подмечено про слова. На игре словами построена вся идеология, и политика, и черте что еще. Хоть ты всего лишь фигурка в компьютерной игре, а соображаешь".
   Виктор замер на полушаге. Вот ведь не было печали - черти накачали. Мало ему проблем, мало того что уже было, так теперь он еще и "вспомнил" разговор компьютерных персонажей, при котором не присутствовал, и вообще ближайший комп не ближе десятка километров отсюда. Да, жизнь становится все веселее. Только почему так страшно?
   Виктор усилием воли подавил страх, отогнал мысли по проблемной теме и закончил сгребать в кучу подсохшую траву, давеча скошенную во дворе. Кучка получилась совсем небольшая. Отправился на улицу и принес оттуда еще. Копешка была маленькая, но устроиться на ней с комфортом, как на перине, очень даже можно. Погода прекрасная, ночи теплые, запах от свежего сена потрясающий. А то из дома никак не удавалось выгнать застарелый нежилой запах. Да и матрац, несмотря на просушку, мозолил бока сбившейся "что там у него внутри есть".
   Так, ежевечернее чаепитие с Женькой сегодня не состоится, тот еще вчера предупредил, что появится только завтра. Виктор не стал расспрашивать, куда тот отправился. Следовательно, пора на боковую. Тем более что синева сумерек уже переходила в ночную черноту.
   Виктор расстелил поверх сена покрывало, вынес плед, разделся и завалился в импровизированную постель.
   Мягко. Удобно. Ни дуновения или даже шевеления воздуха. Хор кузнечиков, или цикад, кто знает - пусть поправит. Хор пел колыбельную, вплетая далекое соло лягушек, вскрики ночной птицы, редкие скрипы и еще какие-то, почти угадываемые звуки, создавая неповторимую сонату. Полное отсутствие зарева, характерного для городов и даже деревень, создаваемое искусственным освещением, погружало мир в чернь безлунной ночи. И только пуговки звезд не давали окончательно утонуть в ней, изредка перемигиваясь между собой. Да еще летящий на такой высоте самолет, что звук так и не добрался до земли, а может просто проигнорировал маленькое затерянное и почти заброшенное людское селение, помигал издали Виктору красным и зеленым огоньками.
   Веки смежились, отсекая привычный мир от теней подступающего сна. Чьи-то лица, фигуры, выглядывали из-за занавеса еще не успевшей растаять реальности, то ли приглашая к себе, то ли оценивая, стоит ли с тобой связываться. Реальность растворялась в забытьи, протаивая все большим количеством лунок-окошек, сквозь которые проглядывало все больше, предположительно, снов. Весь их спектр, от чудесных до ужасных, присутствовал здесь, в преддверии. В какой из них попадешь, и кто это решает?
   С мыслью: "Хорошо бы хоть во сне избавиться от части своих проблем", Виктор уснул.

*****

   Сон не спешил к Вандереру. Из-под среза своего навеса он смотрел на безоблачное небо. Совершенно пустое, темное, и в то же время словно светящееся. Как туман или облака, подсвеченные изнутри солнцем. Только очень густые, и оттого свет лишь ощущался.
   Вандерер так и не уловил момента перехода от яви ко сну. Просто засыпающее сознание уже не отделяло то, что есть, от иного. А оно, иное, неспешно проткнуло темный небосклон игольными проколами, впустив в мир немного больше света. Чуть помедлило, затем вдруг расправило и взмахнуло огромными невидимыми крыльями, ощущаемыми только слухом да далеким движением воздуха. И громадный дракон повернул в вышине свою голову, приковав разноцветными глазами к себе волю Аватара. Глаза несколько раз моргнули, с каждым разом становясь все больше, и двухцветный водоворот окончательно втянул Вандерера в себя.

*****

   Вандерер смотрел на монитор компьютера. Он знал, что это такое, и в данный момент это его не интересовало. На экране, словно в соседней комнате, окно которой и было монитором, сидел чем-то очень знакомый человек. Да, определенно, это лицо всплывало несколько раз в его снах. И Вандерер интуитивно знал, кто это. Вот только выражение лица... Вандереру оно было очень хорошо знакомо. Выражение пустой оболочки. Никого нет дома. Так не интересно. Четкие очертания монитора исказились, он приобрел форму ромба. Но изображение знакомого незнакомца не изменилось. Ван немного рассердился. Этого оказалось достаточно, чтобы вползла мысль. "Ну, ты же сам хотел встретиться во сне с ним". И тут же пришло отчетливое понимание. Это сон. Резко изменилось восприятие, все сразу стало четче, ярче, реальней. И все это вместе заставило сновидение зашататься, начать меркнуть, терять реальность. И только каким-то чудом, вернее неосознанным усилием, Вандереру удалось удержаться, не проснуться и не провалиться обратно в обычный сон.

*****

   Виктору снилось, что он играет за компьютером. Толпа монстров полукругом нападает. Патронов для дробовика достаточно, гремят выстрелы, монстры с ревом падают под копыта и прочие конечности своих товарищей. Еще немного, и враг будет повержен. И тут новая волна тварей захлестывает экран. Виктор увлеченно переводит ствол с одного упыря на другого, не забывая спускать курок. В какой-то момент он замечает, что картинка перед ним не ограничена рамками монитора, его вообще нет, и Виктор прижимается спиной к холодному голому камню серой стены, а перед ним вал из трупов, многие из которых еще шевелятся, заливая кровью и слизью из ран и ртов свои тела и остывающие трупы. За ними еще живые монстры девятым валом накатываются на мертвецов, чтобы или перебравшись через них впиться клыками и когтями в одинокого воина, или получить свою порцию свинца.
   Где он? Монитор... Игра... Что происходит?
   В растерянности замешкавшись, Виктор не успевает перезарядить дробовик, и громадный волосатый монстр, с клыками вепря на вполне человеческом лице, одним прыжком преодолев препятствие из своих менее удачливых товарищей, взмахивает громадной ручищей, отправляя Виктора в полет сквозь стену. Стена оказывается экраном монитора, но только снаружи. Вылетев от мощного удара сквозь дисплей, Виктор удачно приземляется на стул в паре метрах от стола. Сердце бешено колотится, глаза не отрываются от монитора, на котором беснуется монстр, пытаясь вслед за человеком пробиться сквозь стену. Его морда с клыками и капающей с них слизью занимает большую часть экрана. Вот она искажается в приступе ярости и... И превращается в лицо человека. Знакомого человека. Или совсем не человека? Тот немного недовольно смотрит в упор на Виктора.
   Почему-то он пугает Виктора еще больше чем монстр. Возникает желание проснуться. Проснуться? Так он спит? Ну точно! Разве такая белиберда может происходить в реальности? Нет. Но, тем не менее, там происходят не менее странные вещи. К примеру, непосредственно связанные вот с этим человеком на экране. Может хоть в сновидении удастся с ним пообщаться? Немного успокоившись, Виктор с интересом настороженно рассматривает своего визави.
   Экран монитора начинает расти, раздвигая свои рамки, пока не занимает всю стену. Два человека сидят в одной комнате друг против друга.
   - Привет. - Спугивает напряженную тишину один из них. Кажется, его зовут Виктор.
   - Здравствуй. - Вторит ему другой.
   - Мы ведь во сне?
   - Да. Это - сон.
   После паузы тот, которого зовут Виктором, продолжает:
   - Странно. Я давно хотел с тобой поговорить. А вот теперь, когда представилась такая возможность, пусть даже и в сновидении, не знаю с чего начать.
   Тот, который называет себя Вандерером, молча кивает. Затем произносит:
   - Я тоже не против прояснить некоторые вопросы. Только у меня такое чувство, будто разговор уже произошел. Словно я уже знаю твои ответы на все свои вопросы. Вернее знаю, что ты мне на них ответишь.
   Он вопросительно смотрит на Виктора. Тот на секунду задумывается и поднимает удивленный взгляд:
   - Дда. Но, может это потому что мы спим? Так бывает во сне. Кристальная ясность и предельное понимание. А проснешься и, то ли не было ничего, то ли не можешь вспомнить.
   Вандерер отрицательно мотает головой:
   - Не думаю. У меня и раньше всплывали в памяти некоторые знания из твоего мира. И я знаю, что ты знаешь то, что знаю я.
   - Угу. Словно твои и мои мозги сложили в одну корзинку. Что будет, если ее потрясут? Два блаженных?
   Вандерер пожал плечами:
   - Не разгрызя орех, не узнаешь, пуст он или содержит плод.
   Виктор скривился:
   - На диво разумные слова для программы, которой ты являешься. А может, ты все-таки только плод моего больного воображения?
   - Я знаю, что ты обо мне думаешь. Но мой мир мне кажется ничуть не менее реальным, чем твой тебе. И потом, сумасшедший никогда не будет сомневаться в своем рассудке. Это ведь из набора твоих знаний?
   Виктор удрученно кивнул:
   - И что же нам делать?
   - Жить. И постараться не путать один мир с другим.
   - А ты ведь не так спокоен, как кажешься внешне. Все-таки существовать лишь в виде сигналов в электронной начинке машины, да еще и в виде игры, больше предназначенной детям, не так уж и приятно? Да?
   - Ты знаешь. - Пожатие плечами.
   Неуверенный кивок:
   - Ты начинаешь просвечивать. Просыпаешься?
   - Да... Время у нас... быстрее.
   - Я пошлю к тебе перса. Запрограммирую на подчинение тебе. Захочешь пообщаться - дай знать. Как только доберусь до компьютера.
   Тот, который привык к имени Вандерер, кивнул и исчез из комнаты. Второй вздохнул и тоже пропал. В пустой комнате прозвучал короткий стариковский смешок:
   - Совсем дети!

*****

   Виктор долго лежал с открытыми глазами, вновь и вновь проигрывая сон. Вне его оказалось не так просто вытаскивать на поверхность сознания чужие знания и тем более мысли. Приходилось сильно напрягаться. А некоторое волевое усилие совсем отгораживало от них. Ну что же, это не так уж и плохо. Главное, не расклеиваться и не ослаблять барьер воли. Может и получиться окончательно не шизануться?
  

33

   В паре километров от их стоянки находилось небольшое озерцо. Даже не озерцо - прудик. Почти круглая лужа метров десяти в диаметре и в самом глубоком месте по грудь взрослому человеку. Но вода была холодная и чистая, благодаря лениво бьющим со дна ключам и вытекающему из озерца ручью. После утренней тренировки они втроем повадились бегать сюда, чтобы смыть пот и освежиться. Видимо из-за инвольтации того, второго мира, где демонстрация обнаженного тела даже при отправлении таких естественных надобностей как мытье считалось неприличным, Вандерер до сих пор немного стеснялся находиться рядом с обнаженной особой противоположного пола. Наверное, поэтому он быстренько смывал с себя пот, натягивал штаны и возвращался обратно, оставляя Насте с Николаем вволю поплескаться и обсохнуть.
   Медленно шагая в направлении холма, он размышлял. Каковы же итоги предпринятого им по совету странных жителей Лукоморья путешествия? Вандерер склонялся к тому, чтобы оценить их положительно. Главное, чего он достиг, это примирился с самим собой. Нет, не с тем вторым "Я", с которым вел беседу сегодня во сне и знания вкупе с восприятием мира которого маячили у него где-то на заднем плане сознания, а именно с собственным самим собой. Ну, или, по крайней мере, признал, что он как личность есть. И признал за собой право на это тело. Зачем он такой появился в этом мире - покажет будущее. А пока что достигнута некоторая определенность. Не последуй он советам лукоморцев, возможно и сейчас бы метался по свету в раздраенных чувствах.
   Во "дворе усадьбы" суетился вокруг очага за приготовлением травяного чая Ауробиндо.
   - Доброе утро. - Поздоровался Аватар.
   - Доброе, доброе. - Отозвался тот. - Чаю попьешь?
   - Не откажусь. Обычно ты в это время отправляешься на прогулку.
   - Иногда полезно позлить свои привычки, чтобы они не стали болотом.
   Слово за слово, Вандерер поведал о сегодняшнем сне.
   - Насколько этот сон отражает реальность?
   Ауробиндо пожал плечами, задумчиво теребя бороду:
   - Сны всегда отражают реальность. Вопрос только какую. Иллюзорную или нет. Если судить по достигнутому тобой самоконтролю, скорее всего он был реален. Но судить тут тебе.
   - А что ты сказал про самоконтроль?
   - Понимаешь, у меня давно не было учеников. Но еще никто так быстро не смог освоить перемещение. Для него, кроме большой силы, как раз и необходим самоконтроль и концентрация. Несмотря на то, что я с раннего детства учился магии, я освоил его только когда пряди на моей голове стали наполовину седы. Большинство же магов и на пике своей мощи не достигают этого. И я никогда не слышал, чтобы перемещением владел Нерожденный. Не говоря уже про то, что он всегда здесь.
   Ауробиндо налил чай в кружки и жестом пригласил Вандерера. Они присели на камни у очага.
   - От талантов же Анастасии я в полном восторге. За такой короткий срок она сама, подчеркиваю - сама, выжала из меня практически все, что я знаю о предвидении. Теперь ей остается только применять эти знания. Поразительная девушка. Я был бы рад, если бы вы оба присоединились ко мне как ученики.
   Он вопросительно взглянул на Вана. Тот отрицательно покачал головой.
   - Может быть как-нибудь потом. Сейчас же я чувствую, что мне пора в путь. В том мире есть что-то вроде легенды о проклятом богами и обреченном на вечные скитания человеке. На данном этапе моей жизни я себя ощущаю этим несчастным.
   Появились Настя с Николаем, о чем-то оживленно переговариваясь и, о чудо, держась за ручки. Правда они тут же разошлись и подсели, взяв по кружке чая, к очагу.
   - Настя, ты не хотела бы стать ученицей Ауробиндо?
   Девушка вздернула ниточки бровей, чуть виновато глянула на мудреца и отрицательно покачала головой.
   - Я чувствую, что нам пора уходить. Но я очень тебе благодарна и никогда не забуду того, что ты для меня сделал.
   Ауробиндо удивленно в свою очередь приподнял брови:
   - И что же такого особенного я успел для тебя сделать, красавица?
   - Понимаете, - Настя обвела всех взглядом.- Я никогда никому не рассказывала, даже родителям... Вскоре после того как я заболела, мне стало сниться, а порой мерещиться и наяву лицо. Женское лицо. Всегда одно и то же, с разными выражениями, порой почти неузнаваемое в тенях, но одинаковое в одном - я всегда чувствовала исходящий от нее холод могилы. Постепенно я решила для себя, что это моя смерть глядит на меня, решая - сейчас, или еще повременить.
   Кружка в руках девушки подрагивала, и она поставила ее на землю, зажав ладони между колен. Так она напоминала Вану нахохлившегося беспомощного воробышка. Николай даже невольно сделал движение, словно собирался ее утешить.
   - Встреча с пилигримом, библиотекарь, потом твои уроки... В общем, я начала думать, вспоминать. Воспоминания маленькой девочки. Мне кажется, я помню это лицо. Я впервые увидела тогда такую шикарную женщину. Не удивительно, что мне больше помнился ее наряд, чем лицо. Она что-то говорила мне, гладила по головке. Мне было лестно ее внимание, а подружки тихо завидовали в сторонке. А я-то, - Настя всплеснула руками и хихикнула, - так пыжилась перед ними. Она уехала в тот же день. А вскоре началось то, что длилось столько лет. Просто слабость, упадок сил. Ну, я рассказывала.
   - Но, ты ведь можешь ошибаться.
   - Нет. - Настя решительно покачала головой. - Не могу. После твоих уроков - не могу. Я уверена в том, что говорю. Эта женщина, воспользовавшись темными запретными знаниями, до сих пор ворует мою энергию. И я почти уверена, что не только у меня. А еще мне кажется, что не всем повезло прожить так долго.
   - Значит, ты хочешь ее найти. С чего же начнешь?
   - Вернусь домой, потом в Лукоморье. Надо постараться узнать, где ее можно найти.
   - А ты, Нерожденный?
   - Если Настя не будет против, я поучаствую в этом приключении.
   - Спасибо. - Девушка улыбнулась и положила ладонь на рукав Вана.
   - Ну а ты, молодой человек? Продолжишь путь к месту службы?
   Николай слегка покраснел, заерзал на месте и просительно уставился на Настю.
   - У меня отпуск. И я бы хотел... Я был бы рад... Да, я буду рад предложить свою скромную помощь и..., и счастлив, если ты ее примешь.
   - Думаю, она молчит от избытка чувств, а не потому что не желает принять твою помощь. - Ауробиндо успокаивающе поднял руку, останавливая уже возмущенно открывшую рот девушку. - Впрочем, это вы сами решите. А пока что я тоже могу поспособствовать на данном этапе вашего пути. У меня образовались некоторые дела в Лукоморье, так что я намерен завтра навестить Оракула. Путешествовать мне в мои годы не сильно улыбается, так что я думаю воспользоваться перемещением. Всех четверых я в состоянии переместить. Только твою лошадь...
   - Коня.
   - Эээ, да, придется оставить. Если согласны - выходим завтра на рассвете.
   - Выходим?
   - Молодой человек, у меня нет такой прорвы лишней энергии, как у тебя, для того чтобы перебороть поле стазиса. Так что несколько километров нам придется пройти пешком. У вас есть сутки на подготовку.

34

   - Пожалуй, достаточно. - Ауробиндо остановился. - Сейчас прижмитесь вплотную ко мне. Последний урок для тебя, Нерожденный: ты просто смотрел перед собой и оказывался на несколько десятков метров дальше. Теперь я буду представлять то место, куда хочу попасть. Формулу ты помнишь. По большому счету, чтобы оказаться в другом мире, нужно то же самое, только "окно"- картинка из того мира, да железная уверенность в том, что это в самом деле другой мир. В общем, ты знаешь. Так, я отдышался. Теперь делайте, как я сказал, и постарайтесь не шевелиться.
   Ауробиндо оперся двумя руками на посох, наклонил голову и прикрыл глаза. Некоторое время ничего не происходило, если не считать того, что Вандерер чувствовал "мурашки" на коже головы, как всегда, когда в непосредственной близости творились чары. Затем повеял ветерок, который не шевельнул ни единую травинку, ни один волос, но каждый был готов поклясться, что он был. Он все усиливался, пока не достиг силы урагана, но вместо грохота в уши словно вставили беруши из абсолютной тишины. Мир перед глазами затянуло туманом до молочной белизны и... и все в обратном порядке. Только вместо расстилавшейся перед ними степи проступил другой пейзаж. Метрах в трех впереди стоял камень с надписью Лукоморье, и вилась тропинка к недалекому лесу.
   Ауробиндо медленно выдохнул воздух и устало опустился в траву.
   - Отдохнем немного. Все же стар я для таких упражнений.
   Однако через полчаса он уже бодро шагал по тропинке впереди вытянувшихся гуськом путников. За ним шла Настя, потом ее "хвостик" - Николай, и замыкал шествие Вандерер. Чуть углубившись в лес, Ауробиндо кивнул на спрятавшуюся за кустами полянку со следами кострища:
   - Здесь, скорее всего, вы переночуете.
   С самого момента прибытия Вандерер чувствовал необыкновенную легкость, словно вынули досаждавшую ему все это время занозу. Или сняли с плеч большой груз. Он не сразу осознал, что наконец исчезла так долго его изнурявшая необходимость бороться с самим собой - он выполнил установку и пришел в указанное место.
   Извилистая тропинка вся извертелась среди кустов, стараясь ради прохожих. Спины спутников исчезали за очередным поворотом, чтобы через минуту появиться и снова скрыться за следующим. В какой-то момент Вандерер вместо серого сукна кафтана Николая увидел впереди черную блузу Насти. Подумав, что они поменялись местами или гвардеец решил "привязать коня", Аватар захлопнул рот.

*****

   - Мрр-мяу! Ну, кого первого прриммем? - Кот опустил заднюю лапу, которой только что чесал себя за ухом и посмотрел на Лешего.
   - Давай этого, солдата. Как его - Николай?
   - Ну, давай. - Кот прицепил конец золотой цепочки к ошейнику и степенно уселся под дубом. - Запускай.
   Через минуту на край поляны вышел крепкий молодой парень с военной выправкой. Остановился, осмотрелся, словно оценивая позицию противника, и четким размеренным шагом подошел ближе. Встав перед Котом по стойке смирно, выверенным наклоном головы отдал честь. Опустил золотую монету в отполированную выемку пенька рядом и сделал еще шаг вперед.
   - Что мне надо сделать, чтобы завоевать сердце Анастасии и получить ее руку?
   Кот аж замурчал после этих слов, что сторонний наблюдатель, немного знавший его, вполне мог квалифицировать как смех.
   - Нет, ты посмотри на этого вояку, - обратился Кот к замшелому пеньку, - ни тебе здрасьте, ни тебе объяснений, что за тетка ему приглянулась - с марша и сразу в атаку.
   Кот повернул голову обратно к побагровевшему парню и продолжил:
   - Ты, часом, меня со своей дамой сердца не спутал? Нет? Не пробовал, прежде чем золотом тут разбрасываться, купить ей на него какую безделушку, да у самой и спросить? А? - Кот попытался сымитировать женский тембр голоса. - А то я за тебя иттить не согласный.
   Николай уже пылал до самых ушей.
   - Да я... Это... Думал... Ну, чтобы... Это... Наверняка. Вот.
   - Вооон оно че. - Протянул Кот чуть смягчившись. - Наверняка. Да разве сердце девичье наверняка поймешь? Ты лучше скажи, на кой она тебе сдалась?
   - Люблю я ее. - Почти прошептал повесивший голову парень.
   Но у кота слух оказался отменный.
   - Ага. Любишь, значит. У ней же ни кожи ни рожи - че там любить-то?
   - Неправда! - Возмущенный взгляд уперся в усы Кота. - Настя красивая!
   - Да пусть и по-твоему будет. Мне с ее красы воду не пить. Тока на кой тебе, молодому подающему надежды гвардейскому офицеру, вся эта бадяга с женитьбой? Коль баба появилась - считай конец карьере. А у тебя она ох какая удачная может быть. Это я тебе говорю. Да и что с нее, с деревенской-то девки, взять? Голытьба. Все приданое - петух да ухват. Хочешь, я тебе богатенькую посоветую, да подскажу как подкатиться? Верное дело.
   На лице молодого солдата отразилось крайнее возмущение вперемешку с брезгливостью. Словно и не пылали только что уши от смущения, а голос не прерывался, он отчеканил:
   - Нет! Меня не интересует карьера. И богатство тоже. Я...
   - Ну, ну, ну. Я ж так - ради словца. Не серчай. Ну, сурьезные у тебя намерения. Тока видишь ли, не долгий ей срок отмерян. Годков пятнадцать, не более. Да и до тех может не дожить, мечом-то махая. Кому как не тебе знать? Что ж, ты с детями останешься, коли они у вас случатся?
   - Я сделаю все, чтобы эти годы были для нее счастливыми.
   - Эх, мил человек, как же ты это сделаешь, при твоем-то ремесле да при твоих-то доходах. Ну, да это не мое дело. Только ведь ты ее почитай и не знаешь совсем. Вдруг она человек вздорный да нехороший?
   - Нет, я сердцем чувствую - хорошая она.
   - Ну да, хорошая, когда спит зубами к стенке. А она, между прочим, человек пятнадцать зарубила. Хоть и разбойники, а все ж люди.
   - Ккак зарубила? Пятнадцать?!
   Кот дернул правым ухом.
   - Ну как, как. Так. В бою. - Кот сощурился.
   Николай облегченно выпустил воздух сквозь зубы.
   - Значит защищалась. Но одна, пятнадцать? Это точно?
   - Точнее не бывает. А может и поболе. Да Аватар штук десять. Да еще несколько они ранили вместе. Ну, еще гномы со стражей разбойников за тридцать положили. Только они кучей бились, а эти - вдвоем.
   - Это та история в приграничье, что во дворце столько шуму наделала. И Аватар там был, и про ведьму говорили. - Задумчиво пробормотал гвардеец.
   - Вот, вот. Истинная ведьма. - Покивал Кот.
   - Я могу только гордиться ею. - Вскинул голову с твердым взглядом парень.
   - Ну, можешь, так гордись. Никто ж не против. Только каково кадровому военному будет осознавать, что жена и в военном деле не слабее, а пожалуй что и посильнее будет?
   - Значит, у меня будет стимул совершенствоваться.
   Кот опять уставился на пень и сказал:
   - Нет, ну ты видал? Ничем его не проймешь. - И уже обращаясь к Николаю. - Ладно, иди себе. Что? Да ответил я тебе. Коль не дурак, догадаешься.
   Кот демонстративно отвернулся. Николай секунду поколебался, развернулся и сделал пару шагов по направлению к тропинке. И тут же оказался на другой полянке, которую признал по кострищу да вьющейся рядом тропинке. Он тут же вышел на тропинку и пошел догонять товарищей. И опять оказался на полянке.
   - Понятно. Аудиенция окончена. Ожидайте в приемной.
   Парень сбросил на траву походный мешок и принялся собирать хворост.

*****

   - Ну что скажешь, Леша? - Кот вылизал лапу и принялся умываться. - Мр. Вроде неплохой парень. Как тебе?
   Замшелый пень шевельнулся и как-то разом стал больше похож на старичка.
   - Ну, может и не плохой. Кто их, людей, разберет. Сегодня не плохой, а завтра - не угадаешь. Пускай себе.
   Кот перестал умываться и внимательно посмотрел на лесовика.
   - И что ты так за эту девчонку переживаешь?
   Из зарослей на теле лешего высунулась рука и поскребла макушку.
   - Мы добро всю жизнь помним. А она еще и с одного лета с моей младшенькой. Зеленая совсем.
   - Ну ладно. Давай тогда сюда свою протеже.

*****

   Девушка вышла на поляну и резко остановилась, испуганно оглянулась в поисках своих спутников. Никого не обнаружив, вздохнула, скинула с плеч мешок, отстегнула оружие и несмело направилась к сидевшему истуканом Коту. Не дойдя, поклонилась:
   - Здравствуйте, уважаемый. Мои спутники где-то затерялись...
   - И тебе здравствовать, красна девица. Все в порядке с твоими спутниками. Идут себе сюда. К вечеру доберутся, коль ничего не случится. Что привело тебя ко мне?
   - Мне бы узнать... - Девушка спохватилась, порылась в кармане и положила на пенек монетку. - Вот. Только это долгая история.
   - Ну, так и мы никуда не спешим. Я люблю истории.
   Девушка приободрилась и приступила к рассказу. Когда она закончила, кот промурлыкал:
   - Занимательно, занимательно. Твой отец навещал меня вместе с пилигримом. Только ему я мало чем смог помочь. Если отбросить всю шелуху, то совет заключался в том, чтобы вспомнить. Тебя не буду утруждать поисками ответов на загадку, так как область твоих поисков и так будет обширна. В моих возможностях лишь указать примерное место поисков, и оно велико. Это Загорное королевство. Скорее всего, центральная его часть.
   При этих словах девушка поникла.
   - Не расстраивайся так. Это иголку в стоге сена сложно найти. Человека проще. Поверь. Только отправляться придется прямо завтра. На Привальной поляне встретите контрабандиста. Он через Каменный лес пойдет. Так уж получается, что ему без вас удачи не видать, и вам без него в ближайшие полгода через горы не перебраться.
   Девушка потерянно вздохнула:
   - А я только думала домой заскочить. Спасибо.
   Девушка направилась к своим вещам, но на полпути остановилась.
   - Ой! А можно мне Лешего увидеть?
   - А зачем он тебе?
   - Поблагодарить его хочу.
   - Так поблагодари.
   Настя проследила взглядом за направлением глаз Кота и опять ойкнула. Вместо пня опять наблюдался дедок. Только гораздо более благообразный.
   Настя стрелой метнулась к своему мешку, заставив обоих выпучить глаза и переглянуться, порылась в нем и извлекла на свет сверток. Вернувшись к Лешему, низко поклонилась ему:
   - Ты подарил мне жизнь. Я теперь всегда буду считать тебя вторым отцом.
   Тут она сбилась и засмущалась.
   - Только я не знала, что можно тебе подарить. Вот. Я вот вышила. Вчера. На память. Не побрезгуй. - И она с поклоном положила сверток к ногам Лешего.
   - Спасибо на добром слове и за подарок. Удачи тебе. - Степенно отозвался лесовик.
   Настя еще раз поклонилась ему до земли, немного повыше Коту, подхватила свои пожитки, сделала шаг и перед ней открылась поляна с двумя вооруженными людьми, с обнаженным оружием стоящими в боевых стойках друг перед другом.
   Тот, что с мечом, был Николаем. А вот второй - внушительных размеров громила с бритым черепом и двумя огромными ножами, скорее даже короткими мечами, в руках, был ей незнаком. Но разбойничья внешность наводила на мысль, что это обещанный контрабандист. Насте очень хотелось домой, до которого было рукой подать, и посещение которого откладывалось на неопределенное время. Настроение по этой причине испортилось окончательно и она, бросив пожитки на траву и уперев руки в бока, рявкнула на весь лес (ну, вы понимаете, субъективное мнение отдельного индивида), заставив стоявшего к ней почти спиной громилу отпрыгнуть назад и в сторону, стараясь удержать в поле зрения обоих противников:
   - Стоять!!! - И уже чуть потише. - Ну и что вы успели не поделить? Едва встретились, а уже ссорятся. Так мы с вами далеко не уйдем.
   Громила растерянно захлопал глазами, впрочем, не забывая пятиться к кустам. Николай тоже слегка растерялся.
   - Настя, это же разбойник. Мы обязаны его задержать.
   - Ты что, его с поличным поймал? Или он лично признался тебе во всех своих грехах? Нет? Тогда заканчивай солдафонствовать, спрячь оружие и постарайся таки развести костер. И тебя, господин контрабандист, я попросила бы задержаться на некоторое время.
   Готовый уже юркнуть в кусты, совершенно сбитый с толку, громила заколебался.
   - Ну что ты там замер в позе - вот-вот штаны потеряю? Или это не ты в Каменный лес собрался? Если нет - можешь проваливать. Если да - отправляйся за хворостом. Скорее всего, нам придется здесь заночевать.

*****

   Кот переступил с лапы на лапу и принюхался в направлении свертка.
   - Не хочешь развернуть?
   Леший последовал совету. Квадратный кусок полотна с вышитыми листиками, веточками и цветочками.
   - А я-то уж думал... - Разочарованно протянул Кот.
   - Что ты понимаешь! - Возмутился лесовик. - В подарке главное душа - ежели с душой дарят, то и желудь дорог будет.
   Платок исчез в лешачьих зарослях.
   - Кого теперь?
   - Давай Странника.

35

   Вандерер, в очередной раз повернув, увидел впереди только спину Ауробиндо. Забеспокоившись, он ускорил шаг и тут же вылетел на знакомую поляну с дубом. Кот прогуливался перед ним. В замшелом пеньке, отсутствовавшем в прошлое его посещение этого места, Вандерер заподозрил Лешего.
   - Так это ваши шуточки. А то я уже запереживал - куда это мои спутники пропадают. Ну, здравствуйте, что ли.
   - И тебе не болеть. - Отозвался кот, присаживаясь на задние лапы.
   - А что Леший молчит? Типа его тут нету?
   - Здорово. - Шевельнулся "пень", стразу приобретя более узнаваемый вид.
   - И что на сей раз привело тебя к нам? Или опять "мимо проходил"?
   Вандерер скинул с плеч мешок:
   - Вроде того. Слушайте, давайте перекусим слегка. А то уже за полдень, а у меня с утра во рту маковой росинки не было. Лады?
   Не дожидаясь согласия, он расстелил на траве тряпицу и принялся доставать из мешка припасы. Закончив, приглашающе повел рукой:
   - Прошу. Заморить червяка здесь хватит.
   Кот, отстегивая цепочку от ошейника и принюхиваясь, притворно недовольно ворчал:
   - Ну вот что ты за человек такой, Странник? Никакого уважения ни к месту, ни к должности, ни к усам и хвосту. Я ж на работе!
   Леший непонятливо возмутился, выбирая угощение:
   - Не, ты ишо скажи что на работе не пьешь, не ешь и в кусты не ходишь.
   - А что, ходит?
   - Ходит. - Согласился лесовик.
   Кот только лапой на них махнул да фыркнул в усы - рот был занят.
   В ходе трапезы Вандерер коротенько пересказал свои приключения.
   - И это - как бы передать твое колечко Насте?
   - А что, тяжелое - шею оттягивает? Али бесполезное совсем? - Хитренько прищурился хвостатый.
   - Не, не в том дело. Михей, ну, Варяг, беспокоится, что без прикрытия колечка Дыхание леса отсвечивать станет, а это - сами понимаете - грозит девушке немалыми неприятностями. Так пусть лучше у нее будет.
   Кот фыркнул. Леший отозвался:
   - Не станет. Там все по уму.
   - Мы с этим пеньком - Кот кивнул на лешака - давненько вожжаемся вместе. Уж кой чему друг у дружки научились. Так что не переживай. Хотя я вот все же не пойму, ты что же - сам не мог этот вопрос решить, или за моим разрешением сюда перся?
   - Да пробовал я и так и этак ей отдарить. А все не получается.
   - Стало быть, память у тебя девичья?
   - Чего это?
   - Я тебе тогда на прощание что говорил?
   - Что могу делать с ним все что хочу.
   - Вот лось! Продать ты его можешь, а не "все что хочу". - Передразнил Кот.
   - Так ведь...
   - Что "так ведь"? Хоть бы за ломаный грош продал - и никаких проблем. Только не советую. Такого амулета ты нигде днем с огнем не найдешь. Защищает от магии и, что тоже немаловажно, в подзарядке не нуждается. Еще и маскируется под простенький амулет. Мощнее его по защите только Дыхание леса. Так что твоей Насте он вроде как и ни к чему. Понятно излагаю?
   - Угу. - Вандерер догрызал птичью ножку. - Понятно.
   Он достал флягу с водой.
   - Можно я у вас водичкой разживусь? Помнится вкусная она здесь.
   - Ага, особенно с похмелья. - Съязвил Кот.
   - Вон туда иди. - Показал Леший направление.
   Вандерер поднялся и отправился за водой. Найдя родник и наполнив флягу, пошел назад. Выйдя обратно к дубу, на самом краю поляны наткнулся на целый арсенал мечей. Десятка два клинков были выложены в ряд на зеленой сочной траве. Разных размеров и форм, простые и с целым состоянием на витых гардах, в ножнах и без. Вандерер рассматривал этот арсенал, когда подошел Кот.
   - Вы что, на войну собрались?
   - Мурр! В своем уме? Понатаскали мне тут... Не знаю что с ними делать. Хочешь - выбирай. Небось, надоело со своим консервным ножом ходить?
   Вандерер еще раз окинул взглядом весь арсенал, протянул руку и поднял простые кожаные ножны с выглядывающей из них такой же простой рукоятью. Когда он взялся за рукоять, странное ощущение изучающего присутствия появилось у него и тут же растаяло. Он тряхнул головой, отгоняя наваждение, и выдернул меч из ножен. Словно в глаза бросили пригоршню солнечного сияния. Аватар даже зажмурился. Открыл глаза в тот момент, когда солнечный зайчик коснулся острия, пробежал по долу клинка и словно разлился по ладони, впитался в нее. Чувство обретения давнего друга появилось на секунду и растворилось в будничности. Он посмотрел на кота:
   - Можно этот?
   Кот выпученными глазами с отвисшей челюстью смотрел на него, глаза безостановочно перемигивались разноцветным.
   - Ууухх тыы! - Донеслось от Лешего.
   - Вы чего?
   - Мы ничего, а ты чего?
   - Не понял?
   - Ладно. Проехали. - Пришел в себя кот. - Забирай свою железяку.
   Он, активно работая хвостом, направился к дубу, где улегся на живот.
   - Расскажи лучше про мир Аватаров.
   - Мир как мир. - Ван был занят подгонкой ремней под новый, чуть более длинный клинок. - Живут одни люди. Только с разным цветом кожи. Других разумных нет и в помине. Разве что в сказках. Считается, что живут они на шарике, который несется между солнц. Магии как таковой нет. Но сильно развита наука и технология. Правда, наука какая-то односторонняя - изучает преимущественно то, что можно пощупать руками. И еще то, до чего никогда эти руки не дотянутся. В результате теории о строении космоса очень сильно похожи на сказки, а на то, что под рукой, зачастую вообще не обращают внимания. Особенно если это не сулит никакой прибыли. Сильно развитые технологии способствуют перепроизводству. Стольких ненужных безделушек не найдется, пожалуй, и у нашего короля, сколько их имеется у рядового благополучного жителя того мира. И в то же время много нищих, бездомных, голодающих. На планете, как они называют свой шарик, несколько континентов и множество островов. Всем этим владеет не один десяток стран. Планета громадна по сравнению с нашим миром, но они могут быстрее обогнуть ее, чем мы свои территории благодаря рукотворной технике - самодвижущимся тележкам, железным птицам, поднимающим неимоверные тяжести. Существуют устройства, позволяющие разговаривать и даже видеть того кто находится на другом краю Земли - так они называют свою планету. Есть умные машины, в которых хранится прорва информации и которые могут произвести в мгновение ока самый сложный расчет. И несмотря на все это, там часто вспыхивают войны, страшные по своей разрушительности, так как ведутся средствами, специально придуманными для уничтожения. Самое ужасное из этих устройств способно в мгновение ока превратить в пепел весь наш мир. В общем, глупость правит бал.
   Вандерер наконец закончил возиться с подгонкой "упряжи".
   - Скажите-ка вы мне лучше - как мне помочь Насте?
   - Мррр! - В мурчании Кота явно слышалось ребячье недовольство из-за прерванной сказки. - Трррудная у вас задача. Не в том трудная, чтобы найти, а в том... А что вы вообще будете делать, когда найдете эту... эээ... ну, когда ее найдете?
   Вандерер пожал плечами:
   - Ты не поверишь - не знаю.
   - Так я и думал! Лёш, ты глянь на него - он НЕ знает! Ну ладно эта пигалица или солдафон-ухажер. Один голову из-за нее потерял и кроме своих сердечных дел ни о чем другом думать не в состоянии. Ладно. Вторая дальше своего носа ничего не видит. Ну тоже понятно. Девушка же. Волос длинен - ум короток. Но ты-то!
   - Ну а за каким лядом я к тебе тащился? Ты если уже проморгался и извлек информацию из базы данных, то говори.
   - Чегооо?
   Вандерер немного сконфузился и даже почесал пятерней затылок:
   - Ну, в той стране-стороне, где обретается мой двойник, умные машины, когда обращаются за информацией к этим самым хранилищам, где у них она находится, очень похоже разноцветными огоньками моргают. Он как раз специалист по общению с ними. Вот в моей дурной головенке что-то и щелкнуло.
   - Вон оно как! Не, надо тебя поболе про тот мир попытать.
   - Что там пытать! Я ж вроде сказал - они создали наш мир в этих самых машинах и используют его как игрушку для детей.
   Леший даже закашлялся. Реакцию кота можно было бы определить как хихиканье.
   - Про то я тебе напоследок скажу. А теперь по предыдущему вопросу. Как победить это темное колдовство. Хотя темным знание делают те, кто его использует. Само по себе знание нейтрально. Так вот. Если вы просто убьете колдунью, умрет и девица твоя. Та будет тянуть из нее силы даже мертвая. До смерти обоих. Есть одно средство. Лет триста назад ходил за ним молодец из королевства, что за горами. Похожая беда с его сыном случилась. Нашел, но вот вынести не смог. Догадываешься куда ходил? Нет? В бродячий город. Их два. Ну и естественно ходил в тот, что на их стороне. Там и искать надо. Что за вещь - не знаю - не вынесли ее из тумана, значит, не объявлялась она в нашем мире. Пойдешь? Или пусть жених ищет?
   Вандерер задумчиво погладил висок:
   - Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Гм. Пожалуй, пойду. У меня, чай, шансов побольше будет.
   Леший подкинул вопросик:
   - Может, ты не знаешь, только даже Аватар, если умирает в черте запретного города - умирает насовсем. Как простой человек. Без возрождения.
   - Слышал. Пусть его. Я свободен как птица. Ни к чему не привязан. Не велика потеря. А у этих ребят - родители, любовь. Пропаду - у Николая шанс будет.
   Леший аж крякнул:
   - Я так и думал.
   Кот перевел взгляд с одного на другого и обратно.
   - Поглядите на них! Они думают! Один я тут непонятно чем занимаюсь. - Он недовольно помурлыкал. - Дело твое. Только знай - идти туда надо с одной целью. Будет за душой еще что-то, пусть и малюсенькое - пропадешь.
   - Учту. Что еще?
   - Ну а теперь про того Аватара, что тебя иногда посещает. Да, он из мира теперешнего демиурга. Но! Вот одно это "Но" тут и играет роль. Но - этот демиург не совсем настоящий. Уж не знаю, куда настоящий подевался - погулять вышел, отпуск взял, никак с похмелья не отоспится, или еще какая напасть случилась, только нет его сейчас в нашем мире. У богов есть такое противное свойство - ни перед кем не отчитываться. А тот, что есть - липовый. Узурпатор. Видать, он из своего мира с помощью своих умных машин окно и проковырял. А пока настоящий где-то гуляет, пользуется его положением. А мир его лежит по соседству с нашим. Так что если мы игрушки, так и он тоже. И хозяин он, по большому счету, только над Аватарами. Поэтому, если была у тебя мысль пообщаться с Админом, десять раз подумай - стоит ли. Вот такие пироги.
   Вандерер покачал головой.
   - Вот Виктору-то удар будет. Он и так-то не в своей тарелке.
  

36

   Сквозь каплю-искру брызнет луч владычества
   В замолкший ум -
   Слоев верховных знанье и наитчество.
   Как смерч, самум.

Д. Андреев

   Сегодня не клевало. Ни на какую наживку. Пара сходов - и все. Виктор уютно устроился на травке так, чтобы видеть все свои снасти. Клонило в сон. От нечего делать поинтересовался, чем занимается его двойник в том странном мире. После общения во сне его уже не пугала сложившаяся ситуация. Тот беседовал со старыми знакомцами - Котом и Лешим. Вот же персонажи для вполне себе серьезной компьютерной игры!
   И о чем же у них беседа? Немного ослабить блок, и вот уже мы все слышим.
   Угу, значит наши игровые админы в этой самой игре вовсе и не боги? Более того, не они создали тот мир, и даже отношения к его созданию никакого не имеют. Всего лишь смогли каким-то образом попасть туда через виртульное "окошко". А тот, кто является настоящим создателем, куда-то отлучился. И, судя по всему, этот кто-то создал и наш мир на своем иномирном "компьютере". И эти вселенные созданы для игры. Не для какой-то там высшей цели произведено человечество - вообще без всякой цели. Для развлечения. Всего лишь.
   Услышанное медленно вползало в отчаянно сопротивляющееся сознание. Разум упирался, но откуда-то изнутри поднималось осознание того, что сказанное - правда. И он сдавал рубеж за рубежом. Покуда в Виктора не хлынул ничем не сдерживаемый уже первобытный ужас. Ужас перед такой жестокой реальностью, от которого сознание пряталось за всеми этими вымышленными картинками мира. Он заледенил тело, заставил замереть, нет, просто заморозил и разбил в дребезги все мысли, напрочь опустошив сознание. И от этой пустоты, от того что замерший в ужасе мозг вновь и вновь не обновлял защитные картинки, мир вдруг поплыл, побледнел и стал стекать сверху вниз клочьями краски, как тушь со стекла под дождем. Из-под оплывающей цветной мозаики медленно проступал реальный, ничем не приукрашенный мир. Нити энергоинформационных связей, потоки данных, смутно сознаваемые структуры переплетались между собой, взаимодействовали, уничтожались одни и порождались другие... Почти каждая структура имело свое энергетическое наполнение, свой вид "ауры". Все такое... далекое от знакомого привычного мира, воспринимаемого обычным зрением. Совсем другой мир. Искусственный. И страшный.
  
   Когда закончишь ты вот этот крошечный
   Отрезок вьющейся в мирах дороги,
   Не жди кромешной тьмы заокошечной:
   Миры - бесчисленны
   И тропы многи.
   Одни - замедливают в благополучинах,
   А те - затериваются в круговерти;
   Лишь одного бы ты на всех излучинах
   Искал напрасно:
   Последней смерти.
  

Конец первой книги.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  

Оценка: 4.32*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"