Ковалева Виктория Николаевна: другие произведения.

Дивные земли. Обновление

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Глава 5. "Я определенно сошел с ума"
  
  Кайе.
  
  Лунный княжич со смешанными чувствами разглядывал неподвижно лежащее перед ним тело, в котором, постепенно слабея, все еще билась искра жизни.
  "Ну что же я сделал все что мог" - подумал он отступая от умирающего человека и разворачиваясь для того чтобы уйти.
  Брухгур затаившийся в ближайших кустах удовлетворенно заворчал. Ему явно не понравились, что его прервали в самом разгаре забавы. Кайе знал, что стоит ему отойти на достаточное расстояние и дух вернется к своей трапезе, так что к утру от подростка не останется и следа.
  - О, Прародитель, кажется, я окончательно лишился рассудка! - тяжело вздохнул эльв и, вернувшись к человеку, легко подхватил его на руки.
  Кайе вгляделся в запрокинутое белое с темными кругами под глазами лицо и, ругая себя последними словами, быстрым шагом скрылся между деревьев.
  Вскоре он перешел на стремительный бег, чувствуя, как неумолимо уходит время. Молодой княжич сомневался в том, что ему удастся спасти человеческого подростка, но почему-то упрямо продолжал двигаться вперед, стремясь добраться до заветного места, прежде чем наступит рассвет. Он понимал, что ведет себя странно, и самым разумным поступком в его случае было бы бросить свою ношу и вернуться в замок, да вот только он все крепче прижимал к себе худенькое изможденное тело, чутко прислушиваясь к едва различимым ударам сердца. Шелковая домашняя рубашка Кайе давно пропиталась кровью, и он чувствовал ее резкий сладковатый запах будоражащий обоняние. В отличие от эльвов раны смертных закрывались очень медленно и княжич беспокоился о том, что если человека не убьет яд брухгура, то уж точно прикончит большая кровопотеря. Даже сквозь одежду он ощущал жар горящего в начинающейся лихорадке тела.
  Наконец он очутился на небольшой поляне укрытой от посторонних глаз густым колючим кустарником и плотно прижатыми друг к другу древесными стволами. Когда-то давно поляна эта была их с братом тайным убежищем, и они по многу часов проводили здесь в отдыхе и беспечных разговорах.
  На противоположном конце поляны росло исполинское Древо предков, чей могучий ствол был настолько широк, что его вряд ли смогли обхватить разом и восемь взрослых эльвов. Помнится в далеком детстве Лэйе и Кайе соорудили меж его толстых корней шалаш, в котором могли свободно помещаться даже в полный рост.
  Именно у этого древа княжич бережно опустил на землю свою ношу и, убедившись в том, что человек все еще дышит, негромко причудливо засвистел, воспроизводя знакомую с детства мелодию. Он очень надеялся, что Кхан все еще живет здесь и не покинула насиженного места.
  Вот с тихим шелестом раздвинулись ветки Древа предков, и на землю перед Кайе бесшумно опустилась неясная полупрозрачная тень.
  - Здравствуй Кхан. - Поздоровался эльв с дриадой, но все внимание той было приковано к лежащему в тяжелом беспамятстве человеку.
  Она угрожающе зашипела, низко наклонив плосколицую голову и обнажив острые иглы зубов.
  - Мне нужна твоя помощь, Кхан. - Обратился к ней Кайе на всякий случай, стараясь загородить собой тело смертного. - Ты можешь его спасти?
  Дриада перестала шипеть и недоверчиво склонила голову набок, словно спрашивая таким образом: "Это что, шутка?"
  Лунный княжич смотрел прямо в черные провалы глаз лесного духа и, в конце концов, дриада вынуждена была подчиниться. Еще раз, недовольно зашипев, она, тем не менее, коротко кивнула и буквально растворилась в темноте, но Кайе знал, что она не вернется, пока не исполнит его просьбу и не отыщет противоядие. Оставалось только ждать и надеяться что человек не умрет до того как подоспеет помощь.
  Сбросив с себя пропитавшуюся кровью рубашку, эльв направился к небольшому роднику, бьющему меж двух покрытых бурым мхом камней. Напившись и тщательно отмыв тело ледяной водой, он вернулся к хрипло дышащему человеку, и склонился над ним, разглядывая худое изнуренное лицо с лихорадочно горящим на щеках румянцем. Он не мог с точностью сказать: юноша лежит перед ним или же девушка, как и не сумел бы определить точный возраст.
  Люди созревают и стареют гораздо быстрее эльвов, и репродуктивный период у них обычно начинается гораздо раньше, так что может статься - перед ним вполне сформировавшаяся человеческая особь.
  Кайе с сомнением посмотрел на хрупкую фигурку, которая смотрелась еще более хрупкой из-за грязной бесформенной рубашки, оторванный рукав которой обнажал худую окровавленную руку со страшными ранами, оставшимися от укуса брухгура. Кровь уже остановилась, но края раны нехорошо потемнели, и от них во все стороны потянулась взбухшая паутина черных вен. Человеку становилось хуже с каждой истекшей минутой.
  "Что я делаю?" - спрашивал себя Кайе, мрачно глядя на смертного, - "Зачем я снова пытаюсь его спасти?"
  Лунный княжич раздраженно вздохнул и, заложив руки за голову, улегся на прохладную шелковистую траву, вслушиваясь в хриплое с присвистом дыхание человека.
  Ожидая возвращения Кхан, он и сам не заметил, как его сморил сон.
  Кайе очнулся от прикосновения сухих тонких пальцев дриады. Рывком сев он склонился к лежащему рядом телу боясь обнаружить его бездыханным. К его непонятному облегчению человек все еще дышал, правда, теперь едва слышно, да и сердце билось совсем медленно.
  - Принесла? - обратился княжич к Кхан и дриада недовольно прострекотав, вложила ему в ладонь хрустальный пузырек с алой точно кровь жидкостью.
  Эльв бережно откупорил противоядие и поднес его к приоткрытым потрескавшимся губам смертного.
  "Знал бы отец, чем я сейчас занимаюсь! - с горькой иронией подумал Кайе, тщательно следя за тем, чтобы человек проглотил все до последней капли, - Удивительно, что Верховная дриада все же решилась отдать мне бесценный эликсир! Не иначе как этот юный смертный был рожден под счастливым светом звезд"
  Княжич поднял взгляд к медленно выцветающим звездам и обратился к Кхан:
  - Ты можешь быть свободна и... благодарю тебя.
  Дриада прошипела нечто явно насмешливое и, оттолкнувшись от земли, взмыла на Древо предков, буквально растворившись в его густой кроне.
  Кайе же устроил человека меж древесных корней и, убедившись в том, что дыхание его постепенно становится все более ровно, а сердцебиение пришло в относительную норму, поспешил обратно в Лунный замок, бросив напоследок:
  - Присмотри.
  Из кроны не очень охотно, но утвердительно застрекотало.
  Кайе удалось незамеченным пробраться в свои покои до того, как первые лучи солнца позолотили горизонт. Мысли в его голове были сумбурными и постоянно возвращались к тайной поляне, где под сенью Древа предков лежал спасенный им от смерти человек.
  - Я определенно сошел с ума. - В который уже раз сказал себе Кайе и отправился умываться.
  
  Милолика.
  
  - Звезды сияют ярко
  Баю-бай моя малышка
  Месяц заглядывает в окошко
  Сладких снов моя малышка...
  Тихий нежный голос и ласковое касание теплых рук успокаивают и заставляют забыть обо всех тревогах.
  Светло-серые глаза матери смотрят на Милу с любовью и девочка прижимается к ее теплому боку стараясь впитать как можно больше ее тепла. Она чувствует от нее горьковатый, но все равно самый лучший на свете запах сушеных трав и мятного масла.
  - Почему он снова кричал? - тихо спросила Милолика, ощущая, как тут же напряженно замерли пальцы, перебирающие ее непослушные пряди.
  - Он злился вовсе не на тебя, моя хорошая. - Чуть помедлив, все же ответила мама.
  - Я знаю, он ругался на тебя. - Мила всхлипнула и, вскинув голову, посмотрела в бледное лицо матери полными слез глазами: - Я боюсь, что он сделает тебе плохо.
  Руки женщины ощутимо дрогнули, но она все же смогла выдавить из себя слабую улыбку:
  - Не волнуйся дорогая, твой отец никогда не причинит вреда тебе или мне.
  В следующее мгновение девочка и женщина услышали, как тяжело хлопнула входная дверь, а вслед за этим раздался громкий недовольный голос, заставивший обеих непроизвольно сжаться:
  - Агата! Агата, спустись вниз немедленно!
  Как бы Милолике не хотелось, чтобы мама осталась здесь, рядом с ней, но она прекрасно понимала, что ослушаться отца означало навлечь на себя очередную порцию его недовольства. Поэтому девочка лишь вздохнула тяжело и, расцепив руки, позволила матери встать с кровати.
  - Спи, мое солнышко. Сладких тебе снов.
  А Милолика еще долго лежала, глядя в полумрак комнаты, и с тревогой в сердце прислушивалась к негромким голосам, доносящимся до нее из родительской спальни, истово молясь Моране о том, чтобы эта ночь окончилась для ее мамы мирно.
  
  Мила с трудом приходила в себя, плохо осознавая, что с ней произошло и где она находиться. Память возвращалась постепенно и последним ее воспоминанием являлось размытое лицо склонившегося над ней эльва. Получается, если она жива, значит дивный зачем-то спас ее...
  Девушка попробовала пошевелиться и тут же пожалела об этом, так как правую руку прострелило болью. Мила зашипела и скосила взгляд на пострадавшую конечность. К ее удивлению рана оставленная зубами ночного чудовища вовсе не выглядела такой уж страшной и уже успела покрыться розовой корочкой.
  Сесть получилось со второй попытки - тело еще плохо слушалось, а перед глазами все плыло, не давая ей возможности сфокусировать взгляд хоть на чем-либо конкретном. Все что удалось пока разглядеть это то, что она по всей видимости все еще находится в лесу. Знать бы только, дивные ли это земли или эльв оттащил ее бессознательное тело на границу человеческих территорий.
  Когда перед глазами перестали плясать разноцветные пятна Милолика, наконец, смогла осмотреться. Первым что привлекло внимание девушки, было огромных размеров дерево с могучими выступающими из земли корнями и густой шелестящей на ветру кроной. Именно под его сенью она и очнулась и теперь с каким-то непонятным трепетом разглядывала она исполина подобных которому ей не доводилось видеть прежде. Миле отчего-то чудилось, будто из густой темно-зеленой листвы за ней наблюдает чей-то внимательный взгляд, и девушка поежилась от неприятных ощущений. Милолика представила себе хмурых эльвов затаившихся на ветках дерева-великана, и сверлящих ее недружелюбными взглядами.
  "Глупости какие" - подумала она, сдувая с лица лезущую в глаза прядь волос, - "С чего бы это дивным вздумалось на меня любоваться?"
  Тем не менее, ощущение внимательного чужого взгляда никуда не делось и это заставляло Милолику нервничать. Еще раз оглядевшись, девушка обнаружила, что небольшая поляна, на которой она очнулась со всех сторон окружена практически непролазным кустарником и плотно растущими друг к другу деревьями.
  "Словно живой стеной отгородили" - поймала себя на мысли Мила, щурясь от яркого солнечного луча скользнувшего ей на лицо.
  Руку все еще болезненно дергало, но эту боль девушка вполне могла терпеть, особенно если поменьше шевелить правой стороной тела. Хуже было ощущение слабости и легкая тошнота, которая вынуждала ее дышать медленно и глубоко, старясь не обращать внимания на горький противный привкус во рту. Да и пустой желудок, сокращающийся в довольно болезненных спазмах, тоже доставлял немало беспокойства. Одним словом, Мила чувствовала себя отвратительно и совершенно не представляла, что ей делать дальше.
  Вряд ли у нее хватит сил на то, чтобы продолжить дальнейший путь самостоятельно, но и оставаться на этой скрытой от посторонних глаз поляне вечно она не сможет - истощенный организм быстро растеряет последние силы и... о том, что будет дальше, думать не хотелось.
  Милолика вздохнула и, закрыв глаза, вновь легла на землю.
  "И зачем ты меня спасал, эльв?" - печально подумала она, - "Как это глупо - выжить в когтях чудовища для того чтобы помереть от голода"
  
   ***
  
  Милолика проснулась от того что чьи-то прохладные пальцы осторожно ощупывают раненое предплечье. Испуганно распахнув глаза, девушка увидела перед собой скрытое полумаской лицо знакомого ей эльва, который легко удержал ее на месте, едва она попыталась дернуться, чтобы подняться.
  - Не шевелись. - Приказал эльв и, убедившись, что притихшая от изумления девушка его послушалась, принялся наносить на рану какую-то зеленую кашицу остро пахнущую дикой мятой.
  Мила же никак не могла отвести взгляда от лица своего (теперь она была в этом совершенно убеждена) вчерашнего спасителя. Гладкая светлая кожа, высокие скулы, серые чуть раскосые глаза - эльв даже в этой полумаске был нечеловечески красив. Только вот взгляд - холодный и цепкий сводил на нет всю его привлекательность.
  - Что? - эльв изящно заломил темную бровь, заметив интерес девушки. В голосе его слышалось легкое раздражение.
  - Ты меня спас. Зачем?
  - Не поверишь, - хмуро отозвался эльв, - сам задаюсь этим же вопросом.
  Милолика буквально кожей чувствовала исходящую от него неприязнь, и тем более странным ей казалось его поведение. Явно ведь не по доброте душевной ей жизнь сохранил, тогда зачем? Если бы она нужна была ему в качестве заложницы, то очнулась бы она не на этой поляне, а где-нибудь в темнице.
  "Хотя, - Мила обвела взглядом непроходимый кустарник и плотно растущие друг к другу деревья, - может темницы эльвов выглядят именно так?"
  Дивный тем временем закончил обрабатывать рану, и теперь что-то искал в простой холщевой сумке, которую, по всей видимости, принес с собой. Наконец он протянул Миле небольшую ароматно пахнущую свежим хлебом лепешку.
  - Ешь. - Коротко велел он и, дождавшись, когда девушка примет от него еду, отстегнул от пояса небольшую флягу.
  Милолика сомневалась, что истощенный желудок сможет усвоить твердую пищу, и поэтому не спешила пробовать угощение, хотя рот уже наполнился голодной слюной. Эльв смотрел на ее замешательство с легкой насмешкой и наконец, видимо сжалившись, произнес:
  - Можешь есть - эти лепешки не навредят твоему желудку.
  Только после этих слов Милолика впилась зубами в тесто, и уже через несколько мгновений от лепешки не осталось даже крошки. Прожевав последний кусочек, девушка прислушалась к своим ощущениям: как ни странно, чувство голода, мучавшее ее последние дни, ушло, и даже слабость немного отступила. Вкус лепешки Мила распробовать не успела, но ей все равно казалось, что ничего вкуснее она в жизни своей не ела.
  Эльв протянул ей флягу:
  - Пей.
  Девушка сделала первый осторожный глоток и тут же поморщилась:
  - Горько!
  Дивный раздраженно дернул уголками губ:
  - Это лекарство. Тебе придется его выпить, если хочешь быстрее восстановить свои силы.
  Милолика вздохнула, зажмурилась и сделала еще несколько глотков, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Дыхание на несколько мгновений перехватило.
  "Ну и гадость же!" - подумала она, возвращая эльву фляжку на дне которого еще плескалось немного горького напитка.
  Какое-то время девушка и эльв молча разглядывали друг друга и чем дольше это продолжалось, тем более неуютно чувствовала себя Мила. Даже не смотря на то обстоятельство что этот дивный спас ей жизнь и сейчас оказывает ей помощь, она все равно чувствовала себя так, словно находилась в опасной близости от хищного зверя - спокойного внешне, но готового броситься в любую минуту. - И что теперь? - первой нарушила затянувшееся молчание Милолика.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"