Ковалева Виктория Николаевна: другие произведения.

Репортаж из другого мира

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.02*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новое! Аннотация: Жизнь репортера Кристины полна самых разнообразных впечатлений. Авантюристка по натуре, она с головой бросается в любое приключение, но однажды, судьба подкидывает ей совсем уж неожиданный сюрприз... Дорогие друзья! По договору с издательством здесь оставляю только ознакомительный фрагмент. Позже, целиком книгу можно будет увидеть на ЛитРесе.

  

Пролог.

  
  Мы уже третий час упрямо продвигались по узкой тропинке, со всех сторон окруженной джунглями. Где-то вдалеке виднелись величественные и прекрасные горы, которые словно оберегая, окружили долину Балиен.
  Однако, мне уже давно было не до красот Новой Гвинеи, чему активно способствовал едкий пот, раздражающий глаза, и обилие разномастных гнусов, которые несмотря на использованные репелленты, то и дело пытались забиться в нос и рот.
  Впереди всех, уверенно шагал наш проводник, - низкорослый темнокожий мужчина по имени Соха.
  Следом за ним, стараясь не показывать усталость, шел оператор Вадик, - два метра концентрированного тестостерона, и как следствие, непревзойденной самоуверенности.
  Следом, тихо матерясь под нос, едва переставляя ноги, плелась я, а замыкал нашу небольшую процессию, звуковик Сережа, - субтильный молодой человек с извечно красными, чуть оттопыренными ушами.
  Путь наш лежал в поселение племени Лани, которые проживали в окрестностях долины реки Балиен. Бывшие людоеды, которые до сих пор жили охотой и земледелием, крайне редко общались с цивилизацией, сохранив тем самым неповторимый, экологически чистый колорит.
  Хотя, папуасы охотно принимали от туристов подарки в виде спичек, ложек, и других бытовых мелочей.
  Одним словом, репортаж обещал получиться увлекательным.
  За годы моей репортерской работы, мне довелось побывать в самых разных местах: от горячих точек, до покрытых вечными снегами полярных станций.
  Свою работу я любила безумно, и отдавала саму себя без остатка, что впрочем не помешало мне к моим тридцати двум годам, четыре раза побывать замужем.
  В конце концов, я поняла, что семья это не для меня, и после развода с четвертым мужем, больше не вступала в продолжительные отношения с мужчинами.
  Авантюристка по натуре, я всегда радовалась новым приключениям.
  Сделать сюжет о празднике смерти в Мексике? Не вопрос! Забраться в пещеры Тибета? Да без проблем! Прийти в гости к племени бывших людоедов? Однозначно, да!
  Жить именно так, Жить с большой буквы, - это ли не счастье?
  Увидеть наш мир, не прилизанно-туристический, а первозданный, полный тайн и опасностей, от которых замирает дух! Вот она, моя Жизнь с большой буквы, и другой мне не надо.
  Не сказать, что родители одобряют мою работу, но с нравоучениями не лезут, - и то хлеб. Хотя, когда бы им лезть, если мы с ними видимся раз в два месяца и то по видеосвязи.
  Нет, я конечно скучаю по ним, но сердце мое радуется зная, что Ма и Па счастливы в своем уютном домике на берегу Средиземного моря, с непременными пятничными играми в бридж, и золотистым ретривером, по кличке Шерлок.
  Одним словом, судьбой своей я была довольна, и менять в ней я ничего не собиралась. Но, как говориться, - хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах...
  
  Деревня Лани мне понравилась сразу. Маленькие, деревянные, круглые хижины-хонаи, - вполне себе симпатичные. Пестрые, взъерошенные куры, оголтело кидающиеся прямо под ноги, худые чумазые свиньи, пасущиеся прямо возле ничем не огороженных домов, - местный колорит во всей своей красе.
  Нашу съемочную группу, во главе с проводником, вышло встречать все население небольшой деревеньки. Впереди всех вылез старый, болезненно худой вождь, одетый лишь в котеки, едва прикрывающую пах. Были здесь правда мужчины и женщины одетые в старые, поношенные футболки и платья, но даже такой, относительно современный их вид разбавляли цветные перья и ожерелья из свинных клыков.
  Папуасы оживленно гомонили, на режущем слух, стрекочущем языке, не стесняясь тыкать в нас пальцем, но в прочем, не спеша при этом приближаться к нам на расстояние меньше десяти шагов. Только дети, то и дело порывались выбежать к странным белокожим людям, но бдительные женщины успевали вовремя перехватывать сорванцов.
  Вождь, перебивая общий шум, пророкотал что-то на своем наречии, и Соха тут же ему ответил, активно жестикулируя и показывая какие-то совсем уж невообразимые пантомимы. Видимо, объяснял старику кто мы такие, и какого хрена нам здесь собственно, надо.
  Обернувшись к нам, проводник произнес на ломанном английском:
  - Преподнесите вождю дары.
  Даров для исправившихся людоедов мы набрали целый рюкзак. Все по списку, который нам выдали еще в городе: спички, ложки, сигареты без фильтра, моток лески, и прочая копеечная дребедень, которая теперь гордо именовалась: "дары".
  Папуасы радостно расхватали подарки, а вождь удовлетворенно кивнув, обнажил крупные желтые губы в какой-то обезьяньей улыбке.
  - Местных руками не трогать, еду есть только свою, громко не разговаривать, в хонаи не заходить. - В который раз проинструктировала нас Соха, и мы, заверив что все прекрасно поняли и осознали, принялись разбивать лагерь, прямо на окраине деревни.
  - Ну что, - Вадик прищурился на клонящееся к горизонту солнце, - завтра можно начать съемки.
  - Не по себе мне что-то. - Тоскливо вздохнул Сережа, для которому подобная экзотика была в новинку. - Скорей бы уже отснять и убраться отсюда подальше.
  - Ну, быстрее чем за два дня мы вряд ли управимся. - Я почесала кончик носа, и принялась перетряхивать рюкзак, в поиске заветной бутылки с минералкой. Услышав душераздирающий вздох звуковика, насмешливо поинтересовалась: - Неужели так боишься что тебя схарчат?
  - Тут и без этого есть чего бояться. - Буркнул явно обидевшийся Сергей. - Дизентерия, малярия и прочая дрянь, которой тут до жопы.
  - Тебе, дурья башка, для этого и объяснили, как себя вести. - Вадик закончил устанавливать палатку, и теперь сидел на корточках, попыхивая электронной сигаретой. - И как тебя сюда занесло, такого неженку?
  - Разнообразия захотелось. - Буркнул звуковик, чьи уши теперь буквально пылали алым, как революционное знамя.
  - Ну, так наслаждайся, приключенец! - усмехнулся оператор, и кивнул в мою сторону, - Вон, бери пример с нашей Крис, - само олицетворение невозмутимости!
  Я изобразила шутливый реверанс, который наверное выглядел еще комичнее, учитывая то, что на мне были одеты брюки-карго, с множеством удобных кармашков и тяжелые ботинки на шнуровке.
  Парни дружно улыбнулись, а Вадик даже попытался кокетливо подмигнуть, хотя прекрасно знает, гаденыш, что меня этим не пронять, - сказывалась привычка не заводить интрижки на работе.
  
  Вылезла из палатки когда на деревню уже опустилась глубокая ночь. Зябко поежившись, обулась, и стала осматриваться на предмет подходящих кустиков. Таковые нашлись шагах в пятнадцати от нашего лагеря, и я, сделав все свои дела, сонно зевая, поплелась обратно.
  Внезапно, внимание мое привлекли рыжеватые отблески огня. Как говорили умные люди: любопытство не порок, а способ качественно вляпаться в неприятности. Но что поделаешь, если дух авантюризма так и подталкивает пойти и посмотреть, чего это там такое интересное горит. Короче, глупый мотылек ринулся на свет.
  У потрескивающего костра, обложенного крупными почерневшими от гари булыжниками, курил трубку вождь. Трубка была что надо, - длинная, причудливо изогнутая вверх, цвета жженой глины, со странным красноватым дымом, выходящим из ее нутра. Чего это он интересно такое ядреное курит?
  Вождь вдруг посмотрел прямо на меня, и широко улыбнувшись, поманил к себе рукой. Мне бы наверное, как нормальному адекватному человеку, следовало испугаться, и скорее возвращаться к лагерю, но... где вы тут видите нормального и адекватного?
  Пожав плечами, я не спеша подошла к костру, и скрестив ноги, уселась прямо напротив старика. О том, что поговорить с ним я не смогу при всем желании, как-то даже не подумалось. Просто было жутко интересно: звездная ночь, деревня бывших людоедов, завораживающий огонь костра, и почти что голый вождь, пускающий кольца красного дыма. Вот бы сюда камеру! Какая интересная сцена бы получилась!
  Вождь что-то произнес на своем языке, и хитро прищурился.
  - Ага, хорошо сидим! - беззаботно отозвалась я, улыбаясь.
  Вновь набор непонятных звуков, и следом громкий хохот. Я аж подпрыгнула от неожиданности. Ага, табачок-то в трубке забористый похоже.
  - Эк тебя торкнуло, старче. - Пробормотала я, резко засобиравшись уходить. Ну его нафиг, буйного...
  Но не успела я подняться на ноги, как в лицо мне прилетело едкое облако красного дыма, отчего я отчаянно закашлялась и почувствовала, как перед глазами начинают мелькать алые всполохи.
  - Ах ты падла! - непослушным языком успела возмутиться я, прежде чем провалиться в темноту.
  
  
  

Глава первая. Кое что из жизни орков, или как я попала в гарем.

  
  
  Красный дым клубился под ногами, так что не видно было, куда ступаешь. Меня мутило и шатало из стороны в сторону, будто до этого я покаталась в центрифуге. Пространство вокруг напоминало бензиновую лужу, - цвета постоянно менялись, перетекая из одного в другой, от чего голова кружилась еще сильнее. То и дело, из багряных клубов странного дыма, появлялись искаженные, будто изломанные фигуры. Одним словом, - полный сюр и вынос мозга.
  Сколько я блуждала в этом странном месте, сказать точно не могла, - время здесь словно остановилось, отчего я чувствовала себя мухой, застывшей в янтаре. Вроде бы и бреду куда-то, едва переставляя ватные ноги, а ощущение такое, что так и остаюсь на одном и том же месте.
  Чертов вождь! Чем он меня накачал? А ведь вполне может статься, что пока я тут глюки ловлю, меня папуасы уже к вертелу привязывают...
  И где это интересно Вадика с Сережей носит? У них тут подругу, понимаешь, всякой дрянью надышали, а они ни ухом, ни рылом! Тоже мне, соратнички, называется! Хотя, с другой стороны на дворе ночь, я о том, что до ветру собралась, никого не предупредила, так что, как говорится, - сама себе дура.
  Вопрос в том, - что мне теперь делать? Как вырваться из этих бредовых видений? Пока я в этой "стране чудес" прохлаждаюсь, меня успеют торжественно зажарить и съесть. Все-таки, племя людоедское, пусть и с приставкой "экс".
  Мое блуждание в этой сюрреалистической неизвестности закончились очень резко и неожиданно. Внезапно, опора под ногами пропала, и я испуганно ухнув, полетела вниз. Внутренности тут же скрутило тугим узлом, а из горла, вместо закономерного визга, вырывались лишь невнятные отчаянные крики. Меня вертело и мотало в разные стороны, а сквозь плотно зажмуренные веки пробивался резкий алый свет. С нарастающим ужасом, я ожидала момента удара о землю. То, что не выживу в любом случае, было очевидно, - летела я долго, а упасть с такой высоты и не переломать себе все кости было не возможно. Воздух тугими струями бил в лицо, мешая нормально вздохнуть, отчего начали гореть легкие и меркнуть сознание. Может оно и к лучшему, - не почувствую финала.
  
  

***

  
  Первое, что я ощутила, придя в сознание, это тошнота. Мутило так, что хотелось вырубиться снова. Пошевелиться, казалось подвигом достойным быть воспетым в легендах, - тело словно придавила многотонная плита. Внутри черепа, монотонно и раздражающе, работала бригада асфальтоукладчиков, - по крайней мере, шум стоял соответствующий.
  Не знаю, сколько я так лежала, борясь со спазмами и болью в мышцах, но постепенно становилось понемногу легче, так, что я даже сумела открыть глаза, чтобы увидеть звездное небо. Либо я пробыла без сознания меньше чем мне показалось, либо, проспала целые сутки.
  Слух уловил далекий, но постепенно приближающийся шум. Повернуть голову, и посмотреть на его источник оказалось невозможно, - каждая попытка движения причиняла острую боль, словно тело не просто затекло, а успело основательно закостенеть. Вскоре, я начала распознавать какие-то невнятные выкрики и перестук конских копыт. Это еще что за новости? Откуда в деревне дикарей взяться всадникам? Может это на мне так последствия отравления сказываются? Ну, галлюцинации там всякие слуховые, мало ли...
  Наконец, голоса приблизились настолько, что я смогла различить членораздельную речь, правда толку от этого не было, - язык оказался мне не незнаком. Хотя, если подумать, ничего удивительного, - в долине проживало множество диких племен и у каждого из них имелось свое наречие.
  Мне оставалось только беспомощно лежать, и слезящимися глазами разглядывать звездную россыпь, отчаянно надеясь что мне все-таки окажут помощь, а не добьют из жалости.
  Когда небо заслонил чей-то массивный силуэт, я хрипло прошептала:
  - Помогите...
  В ответ услышала несколько отрывистых, непонятных фраз и меня одним рывком вздернули вверх, отчего успокоившаяся было тошнота, вновь подкатила к горлу. Перед глазами вновь заплясали цветные круги, а внутренности словно обожгло кипятком, - я не удержала болезненный стон.
  Взвалив меня на плечо, словно куль с мукой, незнакомец куда-то быстро зашагал, предоставив мне возможность любоваться крепким, поджарым задом, затянутым в плотную, темно-коричневую ткань. Сознание то и дело стремилось ускользнуть, но я боялась впадать в беспамятство, особенно сейчас, когда совершенно не понимала что происходит и чем мне это грозит.
  Послышалось еще несколько мужских голосов, чей-то веселый хохот, а потом... потом меня ощутимо приложили по заду, так удобно оттопыренному в зенит! Что за беспредел?! Хотела возмутиться, но новый приступ желудочных спазмов заставил живо захлопнуть рот, так что мне осталось только гневно сопеть и мечтать о лютой мести. Собственная беспомощность порождала в душе что-то близкое к панике но сил на истерику к счастью не хватало, - мало ли что со мной сделают, если начну визжать и вырываться. А так вишу себе в полубессознательном состоянии, никому не мешаю, - может пока и не тронут.
  Поток моих вялотекущих мыслей прервало внезапное перемещение с широкого мужского плеча на лошадиное седло. Почувствовала себя кавказской пленницей. Что интересно, связывать меня не стали, - так, перекинули поперек лошади и все. Мой пленитель-похититель устроился сзади, властно придерживая меня за поясницу широкой мужской ладонью.
  Смогла чуть повернуть голову и разглядеть еще нескольких всадников, - огромных, смуглых до черноты, с длинными темными волосами, заплетенными в толстые косы. Все с голыми мускулистыми торсами, густо покрытыми татуировками и огромным количеством странных украшений, чем-то напоминающих индейские. Кстати, ребята до ужаса напоминали персонажей из старых фильмов про Чингачгука, только было в их облике что-то такое... неправильное, но что именно, я в таком положении определить не могла. Шея быстро затекла, и я вновь опустила голову, размышляя над сложившейся ситуацией. Размышлять было трудно, - мысли разбегались в разные стороны, не давая возможности ухватиться хоть за одну конкретную. Вот например, какого хрена индейцы делают в Новой Гвинее? А вообще... судя по тому, что я увидела во время короткого осмотра, окружающая местность больше всего напоминала поросшую бледно лиловой, словно выцветшей травой, степь. Но как такое возможно? Переместиться из джунглей долины Балиан в место, где даже климат совершенно другой, да еще и за такой короткий промежуток времени!
  Все эти странности, вкупе с пережитыми потрясениями заставили голову заболеть с новой силой. В ушах зазвенело, и я почувствовала, как сознание вновь ускользает в темноту.
  
  

***

  
  Второй раз, в себя я пришла на каких-то облезлых шкурах, которые, мягко говоря, сильно попахивали. Тошнота и ломота в теле так никуда и не делись, но заметно притупились, давая мне возможность чуть привстать на локтях и осмотреться. Больше всего, место в котором я находилась, напоминало большую юрту, наподобие тех, в которых живут монгольские кочевники. Такие я видела, когда снимала репортаж о соколиной охоте. А вот грязные, испуганно сжавшиеся девушки, глядящие на меня с настороженностью, были полнейшей неожиданностью. Приглядевшись, я заметила, что у девчонок связаны ноги, и грубые толстые веревки тянуться к крепко вбитому клину, расположенному как раз посередине юрты. Опустив взгляд на свои конечности, с неудовольствием отметила, что стреножили и меня. Та-а-ак... это уже попахивает историями о рабстве, и я стало быть, вляпалась в эту историю по самые уши. О том, как вообще такое могло случиться, можно будет подумать потом, - все равно сейчас информации для того, чтобы делать хоть какие-нибудь предположения, слишком мало. Но что прикажете делать сейчас? Наверное, стоит попытаться наладить контакт с моими соседками по несчастью.
  - Эй! - полушепотом (вдруг у входа в шатер кто-то есть), позвала я. Девушки как по команде, синхронно вздрогнули и сжались еще больше. - Эй, вы знаете, где мы находимся? Кто нас похитил?
  Одна из пленниц, видимо, самая смелая, что-то маловразумительно пролепетала, и я поняла, что ни черта не понимаю. В смысле язык, на котором она говорила, был мне абсолютно незнаком. Какое-то певучее наречие, отдаленно напоминающее французский. Что за хренотень?!
  - Вы понимаете меня? - на этот раз мой вопрос прозвучал на языке Шарля де Голля. Ну, а вдруг?
  Еще несколько девушек осмелились вступить в эту странную беседу, но толку от этого было ноль целых хрен десятых, - понимали мы друг друга примерно так же, как чукчи эфиопа.
  В висках снова заныла, а на глаза словно кто-то с силой надавил пальцами. Передо мной снова замелькали красные пятна, постепенно превращающиеся в завихрения печально знакомого алого тумана. В ушах зашумело, и я машинально тряхнула головой, пытаясь прогнать это странное ощущение. В мозг словно кто-то вонзил раскаленную спицу, и я не выдержав, с глухим стоном опустилась обратно на землю, чувствуя, как тело покрывает липкий холодный пот. Что со мной происходит?! Неужели это последствия той дряни, которой отравил меня вождь племени Лани? Когда же она из меня уже выйдет? И выйдет ли вообще?
  Постепенно, алый туман начал испаряться, и сквозь гул в голове, я начала различать отдельные испуганные голоса:
  - ... в порядке?...
  - ... если помрет...
  - ... разозлятся...
  Как только ко мне вновь вернулась способность двигаться, я приподнялась на дрожащих руках и приняла сидячее положение. Девушки дружно замолчали и с нечитаемыми лицами посмотрели на меня. Почувствовав на себе пристальные взгляды, я прокашлялась и раздраженно прохрипела:
  - Ну, чего уставились? Не сдохну, можете не дождетесь!
  - Что Вы, что Вы! - громким полушепотом затараторила та самая смелая девушка, которая первой взяла на себя обязанности парламентера, - Если ты умрешь, Тандр очень разозлиться, и тогда плохо будет всем нам! Мы слышали, как Тандр говорил Груну, что заберет тебя к себе в гарем.
  - Куда?! - выпучила глаза я, а потом осеклась и в ступоре воззрилась на своих соседок по несчастью. Когда это я начала понимать их речь? И каким, интересно, образом? Неужели мой приступ и вездесущий алый туман как-то поспособствовали? Бред конечно, но другого варианта у меня все равно нет.
  Что ж, думать странностях будем после, а сейчас, раз уж такое дело, нужно попытаться получить как можно больше информации.
  - Кто-нибудь знает, где мы находимся?
  - В орчьем стойбище. - Боязливо передернув плечами, ответила все та же разговорчивая девушка, с длинными грязными волосами, невнятного русого цвета. - Нас всех захватили в плен во время последнего набега на приграничное поселение. Тебя привезли через несколько дней.
  Я нахмурилась, переваривая полученную информацию. Орки?! Серьезно?! Вспомнила фильм "Властелин колец", вздрогнула, - нет, эти которые меня подобрали, не такие жуткие были. Ладно, замнем пока и будем спрашивать дальше:
  - Кто такой этот Тандр?
  - Вождь племени. - Подала голос другая пленница, с растрепанной темно-рыжей косой.
  С трудом удержалась от того, чтобы грязно не выругаться,- что-то не везет мне в последнее время на вождей племени, ой как не везет!
  - И этот Тандр значит, решил забрать меня в свой гарем, так? - от собственных слов внутри неприятно похолодело.
  - После налетов, воины делят добычу между собой, - пояснила самая разговорчивая девушка, - и... живую в том числе.
  - То есть, в ближайшей перспективе я стану какой-нибудь младшей женой этого вашего Тандра? - от подобных перспектив мне ощутимо поплохело.
  - Не женой, нет. - Покачала головой рыженькая, - Женой мужчины орка может стать только женщина орк. А нас возьмут как наложниц.
  Со стороны остальных девушек послышались дружные всхлипывания.
  - Наложница, это типа бесправная сексуальная игрушка, да? - решила уточнить я.
  Всхлипывания перешли в тихие подвывания. Ох, что-то совсем девчонок запугала, - они вон и так все на нервах, а тут я еще масла в огонь подвываю. Стало немного стыдно. Ладно, не будем ковыряться в открытой ране, а лучше подумаем как выбираться из этого щекотливого положения:
  - Кто-нибудь пытался сбежать? Это вообще возможно?
  - Бесполезно. - Отрицательно покачала взлохмаченной головой смелая девушка. - Степь большая, бежать некуда. Орки на лошадях быстро догонят, и тогда засекут до смерти, или к коню привяжут и пустят его в галоп, или...
  - Стоп! Хватит! - подняла руки в защитном жесте, - С беглецами тут не церемонятся, поняла! Лучше скажите, почему за эти несколько дней что вы тут сидите, вас еще не разобрали по гаремам?
  - Мы слышали, что через три ночи, когда будет новорожденная луна, должен состояться ритуал очищения. - Вновь подала голос рыженькая. - Шаман должен будет изгнать из нас злых духов, а до этого момента мы считаемся для них грязными, так что взять нас как женщин, для орков будет считаться бесчестьем.
  Мне не удалось удержать облегченного вздоха, - хоть какая-то отсрочка! Нет, я прекрасно осознаю что три ночи это слишком мало, и вряд ли хоть как-то исправят ситуацию, но надежда, - штука упрямая, - уже пустила в душе первые ростки. Наверное, все дело в нашей, исконно русской привычке даже в самой казалось бы безвыходной ситуации верить в чудо, - каждый утопающий всегда хватается за свою соломинку. Моей соломинкой были эти три ночи до так называемого, ритуала очищения.
  
  

***

  
  Тех двух девушек, которые со мной общались звали Тиа и Оника. Остальные пленницы решили не вступать с нами в разговоры, и самозабвенно предавались унынию, периодически всхлипывая и жалобно поскуливая.
  Не знаю, сколько прошло времени с тех пор как я очнулась, но когда в юрту зашло двое рослых мужчин, за откинутым пологом я успела разглядеть густую темноту, рабавляемую дрожащими, неверными отблесками огня. От резко вспыхнувшего света факела, который один из них принес собой, мы с девочками подслеповато сощурились, - шутка ли, некоторое время просидеть в кромешной темноте, которую нарушали лишь тихие всхлипы и прерывистое дыхание.
  Надо признаться, мужчины выглядели внушительно, - высоченные, больше двух метров точно, с довольно развитой мускулатурой, черными косами, доходящими практически до поясницы, и монголоидным разрезом темных глаз. Слишком широкая переносица и тяжелая челюсть немного портили общее впечатление. Вот они какие, значит, орки. Вон тот наверное, - повыше и помощнее, наверное и есть тот самый пресловутый Тандр, пяткой чую, - слишком уж властная рожа говорящая о том, что чувак привык раздавать команды.
  Поймав мой пристальный взгляд, вождь хищно осклабился, обнажая выступающие из нижней челюсти клыки, и двинулся в мою сторону. С трудом подавила в себе желание сжаться в маленький неприметный комочек. Нет уж, я прекрасно знаю, что жертва по возможности не должна показывать своего страха, - хищник всегда почует свою добычу. Поэтому, когда Тандр приблизился вплотную, нависнув надо мной всей своей немаленькой массой, я упрямо вздернула подбородок, не разрывая зрительного контакта. Правда, грубые мозолистые пальцы тут же ухватили меня за этот самый подбородок, заставляя сильнее запрокинуть голову, и я услышала низкий, до противных мурашек, голос:
  - Да, Грун, я не ошибся, это хорошая человеческая самка. Выносливая.
  - На дольше хватит. - Согласно отозвался второй орк. - Не зря боги послали тебе этот подарок, мой вождь. Они признают тебя достойным.
  Пока эти двое общались между собой, я с трудом боролась с непреодолимым желанием стряхнуть с себя чужую руку. Нет, не стоит сейчас делать глупостей, одно дело, игра в гляделки, а другое, - явная агрессия. Еще неизвестно как в таком случае поведут себя орки, - рассказ Тиа явно дал понять, что особым человеколюбием эти мужчины не отличаются.
  Наконец Тандр соизволил убрать от меня свою лапищу, и я смогла хоть немного расслабиться. Я вообще не терплю прикосновений посторонних, а тут меня щупает тип, который собрался пользоваться моим телом до тех пор, пока оно не придет в негодность. А судя по разговору этих двоих, надолго наложницы у орков не задерживаются, - видимо, очень уж темпераментные представители этой народности.
  - Через три ночи, ты будешь принадлежать мне. - С жутковатой ухмылкой пообещал мне Тандр, прежде чем покинуть шатер вместе с тем, кого он назвал Грумом.
  Мы с девочками снова оказались в кромешной темноте.
  
  
  
  

Глава вторая. Всякие внезапности, или из огня да в полымя.

  
  
  Время, оставшееся до так называемого ритуала очищения, пролетело на мой взгляд слишком быстро, хотя особым разнообразием не отличалось. Иногда в нашу юрту заходили орки, бесцеремонно рассматривая нас и негромко переговариваясь, отчего я чувствовала себя не слишком ценной вещью, выставленной на продажу где-нибудь на блошином рынке. Мерзкое такое чувство, пробуждающее где-то в потаенных уголках души нечто сокровенное, темное, - то, что в цивилизованном обществе принято скрывать под налетом морали и культурного воспитания. Здесь же, где шелуха цивилизованности сползает с тебя быстрее, чем кожа с обгоревшего на солнце тела, убийство, даже особенно хладнокровное и безжалостное, уже не кажется чем-то неприемлемым.
  Честное слово, проведя несколько дней в этой вонючей юрте, и справляя нужду в вырытой в углу ямке, я пришла к выводу, что вполне способна раскроить орчью черепушку тяжелым булыжником и при этом не терзаться впоследствии угрызениями совести. Дополнительным стимулом для этих кровожадных мыслей были обреченные, опухшие от постоянных слез лица девчонок, - моих подруг по несчастью. Мы все знали, какая судьба уготована нам сразу после ритуала, и ждали наступления этого события с затаенным ужасом.
  От былой, иррациональной надежды на пресловутое чудо не осталось и следа. Это только в книжках избавление приходит в самый последний момент, в образе какого-нибудь рыцаря в сверкающих доспехах, или принца на набившем оскомину, белом коне. Увы, на прекрасную принцессу я не тяну, да и жизнь, - это далеко не красивая сказка с обязательным хэппи эндом. Реальность, как правило, гораздо более сурова и неприглядна, и в ней нет места чудесам и добрым волшебникам на голубом вертолете.
  О том, как меня вообще угораздило вляпаться в эту странную историю я думала часто, но единственное, что я могла сказать практически со стопроцентной уверенностью, это то, что случившееся как-то связано с вождем племени Лани и его алым дымом.
  В своей жизни я слышала немало историй о порталах, местах силы, временных петлях, и прочих мистических теориях, которые, несмотря на мудреные фразы чудаков, изучающих подобные явления, всегда считала откровенным бредом. Не то, чтобы я являлась таким уж скептиком, но все эти Бермудские треугольники и НЛО никогда не интересовали меня настолько, чтобы я всерьез считала их достойными внимания. Зря, как выяснилось, потому как на планете Земля, никаких орков отродясь не водилось, а значит, практически наверняка я нахожусь в другом мире, или измерении, или на другой планете... в общем, в эдаком Неверлэнде только в стиле Тима Бёртона.
  Невероятно, сколько странных мыслей приходит в голову человеку, вынужденному томиться в ожидании неизбежного, сидя на свалявшихся, засаленных шкурах, и слушая тихие всхлипы молоденьких девчонок, вынужденных в скором времени разделить твою участь.
  Как ни странно, закономерной в этом случае истерики так и не наступило. Вместо нее была злость, - ярость даже, глухое отчаяние, неверие, липкий, вымораживающий нутро страх, - но не истерика, нет. Хотя, тут пожалуй дело в устойчивой психике и крепких нервах, ведь истеричку вряд ли отправили бы снимать репортаж куда-нибудь в горячую точку или в самое сердце диких джунглей где получить укус какой-нибудь ядовитой гадости проще, чем рекламную листовку от назойливого промоутера.
  Так что, сидела я в этой вонючей дыре без лишнего шума и слезоразлива, размышляя о нерадостных, но неотвратимо приближающихся перспективах, и шансы на то, что все для меня закончится удачно, таяли обратно пропорционально оставшемуся до ритуала времени.
  
  
  

***

  
  К тому моменту как в юрту вошли двое хмурых орков, мы с девочками уже несколько часов сидели в полной темноте, погруженные каждая в свои невеселые мысли. Мои подруги по несчастью давно перестали всхлипывать, и в воздухе повисла такая безнадега, что казалось, ее можно было ощутить физически. Стало понятно, что пленницы смирились со своей участью, и будто выгорели от постоянного ужаса и переживаний. Они покорно ждали, пока их отвяжут и грубо вздернут на ноги, глядя перед собой пустым, ничего не выражающим взглядом. Возможно, так для них даже лучше, - спрятаться за глухую броню безразличия, отгородившись тем самым от неприглядной действительности. Жаль только, мне такое недоступно, - сейчас, я четко осознавала, что происходит и что должно произойти дальше, да вот только поделать с этим ничего не могла.
  Когда очередь дошла до меня, и чужая рука бесцеремонно вздернула мое затекшее от неудобной позы тело за шкирку, ноги едва не покосились от внезапно нахлынувшей слабости. Голова закружилась, а перед глазами замельтешил рой разноцветных мушек, - крайне скудное питание в последние несколько дней, дало о себе знать. Веревку на ногах, орк небрежным движением разрезал огромным ножом, больше похожим на зазубренный мясницкий тесак, и одним мощным толчком пихнул меня по направлению в сторону откинутого полога, так, что я не удержав равновесия, больно ударилась о землю, ободрав подставленные ладони. Очередной рывок и ткань спортивной, некогда белой майки, затрещала, а я вновь приняла вертикальное положение. Да уж, нас не только за людей, - за разумных существ похоже не считают. Со скотом и то лучше обращаются, так что страшно подумать, что нас ожидает в роли наложниц. Остается только мрачно порадоваться тому, что похоже роль эта будет непродолжительной, хотя и крайне неприятной.
  Нас с девочками повяли через все стойбище, прямиком к довольно большой площадке, очищенной от растительности и мусора. Неровный прямоугольник, в центре которого стоял закопченный треножник с объемной, судя по виду, медной чашей. У треножника нас ожидал седовласый орк, в толстой косе которого виднелись разноцветные птичьи перья. Он был одет лишь темно-коричневые штаны из плотной ткани, да многочисленные ожерелья из каких-то камушков и клыков. Босые ступни, руки и торс, покрывала плотная вязь татуировок, смысл которых остался для меня совершенно неясным, но присудствовал наверняка.
  - Шаман! - услышала я сдавленный, полный ужаса шепот Оники. Девчонка тут же получила весьма ощутимый тычок между лопатками и испуганно сжавшись, втянула голову в плечи.
  Площадку, где как я поняла, будет проводиться ритуал, мало помалу окружали зрители, среди которых я заметила Тандра и его помощника Грума. Они стояли в первых рядах, а от улыбки вождя, больше похожей на голодный оскал, мне стало совсем тоскливо. "Мля, да он же меня на части порвет!" - пронеслась в голове паническая мысль, от которой захотелось совершить какую-нибудь глупость: пнуть треножник, напороться на узкое волнообразное лезвие орчьей сабли, смачно плюнуть шаману в лицо... Да вот только я, как это ни глупо или трусливо прозвучит, все еще слишком хочу жить, даже не смотря на то, какая именно жизнь мне уготована. Я не герой, и никогда им не бла. Вот мой муж за номером два, тот как раз относился к той категории людей которые раз в месяц сдают кровь в донорском центре, жертвуют часть зарплаты в различные благотворительные фонды, бросаются в горящий дом чтобы вытащить оттуда орущего котенка... Мое терпение лопнуло когда этот добрый самаритянин привел в наш дом бомжа, заявив, что почтенный Валерий Павлович пока что поживет у нас. Опухший от постоянного пьянства Валерий Павлович выразил свое почтение тем, что тут же заблевал в прихожей новый дорогущий ковер, чем запустил процесс превращения милой интеллигентной женщины в разъяренного Халка. Ночевал в ту ночь мой муженек в гостиничном номере, а уж на пару с Валерием Павловичем или в гордом одиночестве, - не знаю и знать не хочу.
  Так что, глупых поступков пока делать не буду, - все-таки умереть можно только один раз и навсегда, а это друзья мои, очень страшно.
  Шаман тем временем воздел руки к звездному небу, и речитативом заголосил какую-то тарабарщину, - то ли молился, то ли матерился, - непонятно.
  Нас с девчонками заставили опустится на колени, и я могла лишь в бессильной ярости скрипнуть зубами. Почему-то вспомнился слоган из "Спартака", - лучше умереть стоя чем жить на коленях! Тряхнула головой, отгоняя неуместные мысли. Нет уж, мы еще побарахтаемся! Может конечно я сейчас совершаю самую большую ошибку, и после нескольких дней в наложницах у Тандра я буду мечтать о смерти как о величайшем благе, но в данный момент, желание жизни вдруг стало еще острее, так что идею самоубийства пожалуй, отложу до худших времен.
  Задумавшись, я н сразу заметила, что речь шамана стихла, и повелительно махнул рукой кому-то в толпе. Народ тут же расступился, освобождая дорогу двум дюжим оркам, тащащих под руки обессиленного, давно не бритого мужчину, в одних лишь грязнющих подштанниках некогда белого цвета. Мужчина так низко опустил голову, что невозможно было определить, находится ли он без сознания, или просто ослаб настолько, что не может держаться прямо. Босые ноги волочились по земле, оставляя за собой неглубокую бороздку.
  Мужчину подтащили к треножнику, и один из конвоиров дернул его за волосы на затылке, вынуждая поднять голову. Тогда я смогла увидеть его глаза: пустые, ничего не выражающие, словно у искусно сделанной, но бездушной куклы.
  Шаман вновь бросил несколько непонятных, отрывистых фраз, и отстегнув от пояса штанов длинный нож, одним быстрым уверенным движением перерезал пленнику горло. Кто-то из девочек закричал, причем так отчаянно, словно это именно их шею только что рассекла заточенная сталь.
  Кровь обильно стекала прямо в стоящую на треножнике чашу, а я все смотрела на это как завороженная, не в силах отвести глаз. Вот и жертва для ритуала. Именно сейчас, в этот момент, глядя на то, как все медленней и неохотней льется алая струйка из распоротого горла, я окончательно убедилась в том, что все это не сказка. Все происходит по-настоящему, и пользовать меня тоже будут по-настоящему. И если я умру в этом долбанном Неверлэнде, это тоже мать его, будет по-настоящему!
  Вот теперь я начала жалеть о том, что не решилась на самоубийство, ведь вместо легкой и быстрой смерти, меня ожидает смерть долгая и мучительная, и это приводило в настоящий ужас.
  Вот только что я могла сделать сейчас? Орчьи лапы держат крепко, не давая даже намека на шанс вырваться. Откусить себе язык, как какой-нибудь заправский ниндзя? Помилуйте, я даже не представляю, как это правильно сделать! Спровоцировать кого-нибудь из орков на нападение? Тут вообще не факт, что я удостоюсь быстрой смерти. Девчонки очень подробно описывали что эти ублюдки делают с провинившимися.
  Так что пока мне только и остается, что смиренно ожидать дальнейшего развития событий.
  Как только последняя капля крови упала в миску, тело мужчины утащили с площадки, а шаман помахав перед треножником чем-то, очень похожим на церковное кадило, вновь завел свою монотонную хренотень, отчего нестерпимо захотелось кинуть в него тухлым помидором.
  Закончив нести тарабарщину, шаман обмакнул пальцы в кровь и начал по очереди подходить к девушкам, нанося на их лица какие-то заковыристые символы. Когда очередь дошла до меня, я едва удержалась от того, чтоб брезгливо не поморщиться: все-таки эта кровь совсем недавно вытекла из рассеченного горла человека! Пальцы у орчего шамана оказались неприятно шершавыми, словно были покрыты не кожей, а наждачной бумагой. Символ нарисованные кровью быстро подсыхали и начинали ощутимо стягивать лицо, покрывая его темно-бордовой коркой.
  Завершив процесс нанесения символов, шаман вновь поднял руки к небу, и заголосил пуще прежнего так, словно в серьез надеялся докричаться до местного Бога. Стрела с ядовито-краснм оперением, вошедшая ему прямо между глаз, послужила своеобразным ответом из высшей инстанции.
  Где-то невдалеке послышался звук, отдаленно напоминающий пастуший рожок-лур, который я запомнила еще путешествуя по скандинавии.
  Орки заволновались, повыхватывали оружие, и дружной гурьбой кинулись по направлению к внезапно появившемуся неприятелю.
  Интересно, кто это там такой пожаловал и очень надо сказать вовремя подгадил ритуал? Девочки вон, смотрю, оживились, по сторонам теперь озираются даже не испуганно, а с какой-то дикой надеждой как будто. Может, я одна тут н и хрена не понимаю? Шамана пристрелили, - лежит рядом с треножником со стрелой во лбешнике. Там, где-то за границами орчьего стойбища, неведомые мне благодетели, очень надеюсь, рубят орков в капусту. А вдруг это какой-нибудь конкурирующий клан? Перебьют тут всех на фиг, а нас с девчонками с собой уведут? Хорошо, если опять ждать будут подходящей для ритуала ночи, а если сразу решат попользовать?
  Эх, и что за упаднические мысли, Кристина Викторовна? Заказвали чудо, так получите и распишитесь! А еще полюйте через плечо, чтобы не сглазить внезапную удачу.
  Повернула голову к левому плечу, и едва не подавилась слюной, вытаращив глаза на объятые пламенем юрты. Видимо нападающие решили оставить от стойбище одно пепелище! Главное, чтобы нас с девочками не накрыло, - площадь хоть и расчищенная, но все-таки не очень большая.
  - Надо бежать! - озвучила мои мысли Тиа, неловко пытаясь подняться с колен. Оника уже помогала встать остальным девочкам, и я не замедлила последовать их примеру.
  Коленки противно дрожали от слабости, так что я едва не клюнула носом землю, но одна из девушек успела вовремя подставить свое плечо, так что болезненной встречи моего бренного тела с землей так и не состоялось. Спасибо тебе, добрая девочка!
  К сожалению, уйти с площадки мы так и не успели, - послышался топот конских копыт, чьи-то громкие выкрики, и из-за завесы густого дыма от сгоревших юрт, к нам выехало несколько всадников.
  Доспехи с металлическими наклепками, длинные плащи, и обнаженные мечи в темных разводах крови е оставило сомнений, - перед нами воины. Причем, воины которые быстро и качественно разбили орчье стойбище.
  Мы с девочками замерли испуганными сусликами, во все глаза разглядывая мужчин, а те в свою очередь не сводили глаз с нас.
  Первой то ли от страха, то ли от радости, всхлипнула невысокая, чуть полноватая девушка с очаровательными ямочками на щеках, меньше чем через минуту рыдали практически все. Я поморщилась и пожалела об отсутствии берушей. Терпеть не могу звук плача, будь то женщины, деть, или чем черт не шутит, мужчины.
  Наши спасители видимо в чем-то были со мной солидарны, так как вперед, на сером в яблоках коне, выехал интересный брюнет, с щегольскими усиками над верхней губой.
  - Милые дамы, уверяю вас, теперь вы в безопасности! Орки разбиты и больше не причинят вам вреда!
  - Правда? - неестественно тоненьким голоском пропищала девушка, нет, совсем еще девчонка лет тринадцати-четырнадцати, с длинной ссадиной на лбу.
  - Правда. - Снисходительно кивнул брюнет, почему-то напомнивший мне Гомеса Адамса из известного фильма.
  - И что теперь с нами будет? - опасливо поинтересовалась Тиа, и я мысленно поблагодарила ее за правильный вопрос.
  Вряд ли эти ребята явились сюда чтоб героически спасти совершенно незнакомых девиц. Но раз уж спасли, то что собираются с нами делать? Внутренний голос нашептывал мне что-то ехидное и не очень приличное, но я отмахнулась от него, продолжая сверлить внимательным взглядом незнакомцев.
  - В поедите с нами в город. - Добавив мягких ноток в голос, ответил предводитель отряда. - Вы же понимаете, что ваше село полностью уничтожено, и ваших домов больше нет. Но вам несказанно повезло!
  Не знаю, на какую реакцию рассчитывал брюнет, но мы с девочками напряглись еще больше. Вот примерно таким тоном, и с таким выражением лица, мошенники впаривают лохам очередную туфту. Подозрительность в моей душе воинственно застучала в тамтамы.
  - Вы удостоитесь великой чести поучаствовать в Ройванском аукционе! - словно профессиональный конферансье объявляющий смертельный номер, воскликнул мужчина, - В сможете устроить свою судьбу и обрести счастье!
  Ага... счастье... обрести... Познать нирвану, постигнуть дзен, окунуться в эйфорию... Он это серьезно, что ли? Еще и аукцион какой-то! Уж ни в качестве ли лотов нам предлагают поучаствовать? То есть, мы счастливо избежали участи орчьих наложниц чтобы уйти с молотка в руки какому-нибудь похотливому извращенцу?
  Я чуть наклонилась в сторону ближайшей девчонки, по лицу которой блуждала странная мечтательная улыбка, и тихо прошептала:
  - Ты не в курсе, что это за аукцион такой?
  - Ройванский. - Так же тихо произнесла она в ответ. - Его еще называют аукционом невест. Хороший шанс для девушек из небогатых семей найти себе мужа среди холостых мужчин с постоянным доходом. Здорово, да?
  - Умереть не встать! - пробурчала я, лихорадочно соображая, что делать дальше. Насильно может меня с собой и не потащат, но остаться одной в степи, посреди уничтоженного орчьего стойбища что-то совершенно не хочется.
  Решено, пока поеду с ними, а потом посмотрю по обстоятельствам, - может удастся улизнуть. О том что я буду делать в совершенно незнакомом мире, не зная его законов и обычаев, убедила себя подумать позже. Возможно, по пути получится разжиться какой-нибудь полезной информацией.
  Воинов оказалось где-то около сорока десятков. Нам с девчонками позволили умыться, и хоть немного привести себя в порядок, а потом рассадили по лошадям, прямо перед всадниками.
  Опыт езды на лошади у меня имелся, так что особо неприятных ощущений я не испытывала, разве что, неприемлемая для меня близость совершенно незнакомого человека. Молодой человек, которому досталось ехать вместе со мной, очень походил на принца Чарльза в молодости, - такой же смешной и нескладный, с чуть вытянутым лицом и близко посаженными темными глазами. Парень явно нервничал и шумно дышал мне в затылок, чем раздражал неимоверно. Не удивлюсь,если окажется что я единственная представительница женского пола которая позволила ему находиться рядом с собой настолько близко, ну, кроме мамы разумеется.
  Мы покинули сожжённое орчье стойбище и двинулись на восток, где в стремительно выцветающем небе, едва начинала розоветь полоска горизонта.
  Погрузившись в невеселые думы я практически не смотрела по сторонам. Основная мысль конечно была о том, почему же мне так не везет? Вечно у меня все через одно место! Как выразился бы Па, - то в говно, то в партию...
  Ладно уж, доберусь до города, осмотрюсь хорошенько, а там уж буду решать, что мне делать дальше.
  Лошадь на которой я ехала неожиданно громко всхрапнула, я вздрогнула и рефлекторно подалась назад, упершись спиной в грудь моему сопровождающему, отчего тот судорожно вздохнул и пробурчал что-то нечленораздельное.
  М-да... веселенькая чувствую будет поездочка.
  
  
  

Глава третья. Сбежавшая невеста, или экстремальное преображение.

  
  
  Несколько дней верхом на лошади оказались для меня настоящей пыткой. Одно дело, двухчасовая прогулка в благоустроенной парковой зоне, а другое, - с утра до вечера трястись в жестком седле, слушая как сопит в затылок совершенно посторонний человек.
  Другие девчонки тоже выглядели усталыми, но в отличии от меня, на их лицах не было и тени уныния, даже наоборот, все чаще и чаще я стала замечать их сперва робкие, а потом уже более уверенные улыбки.
  На одном из привалов я подсела с расспросами к Тиа и Онике, в первую очередь для того, чтобы как можно больше выяснить о предстоящем аукционе. По словам девушек, нам просто несказанно повезло что благородные господа везут нас именно туда, ведь участие в Ройванском аукционе дает замечательную возможность удачно устроится в жизни, став женой какого-нибудь успешного дельца или мелкого дворянчика. Для девчонок из небогатого села это действительно было пределом мечтаний, тем более, что от родного дома после орчьего налета, ничего не осталось.
  Я разумеется подобных восторгов не разделяла. Судя по тому, что мне довелось наблюдать во время поездки, - к девушкам здесь относились достаточно вежливо, но при этом с изрядной долей снисходительности, демонстрируя этим, что ровней себе их вообще не считают. На меня и подавно посматривали крайне неодобрительно. Я долго гадала в чем причина столь строгих взглядов в мою сторону, пока не сообразила, что мужчинам не нравятся мои штаны и массивные ботинки на шнуровке и толстой подошве. Скорее всего, для представительницы прекрасной половины человечества, носить мужскую одежду считалось дурным тоном. Ну да и фиг с ними! Все равно переодеться мне не во что, хотя, я бы с радостью избавилась от пришедших в негодность майки и штанов.
  Кстати, из разговоров в отряде, мне удалось выяснить для себя кое что интересное. С того момента, как нас с девочками спасли, я не переставала гадать: было ли целью воинов наше освобождение, или же они целенаправленно ехали уничтожать орчье стойбище, а мы как говориться, случайно под руку попались. Оказывается, второй вариант. После того как в город Ройван сообщили о нападении на приграничное село, тамошний градоначальник отправил в орчью степь лучших своих воинов с карательной экспедицией, - остальные кочевые орчьи кланы устрашить, и народу показать, мол, зло не уйдет безнаказанным. А тут еще мы, все такие несчастные в качестве дополнительного бонуса. А в этом году как раз девушек подходящего возраста на аукционе недобор получается, так что, командир отряда, которого кстати звали смешным именем Айрик, быстро определил нашу дальнейшую судьбу. Подозреваю, что движет этим мужчиной отнюдь не бескорыстное желание помочь, - за нас с девочками ему наверняка выдадут свою порцию пряников и медальку на грудь.
  Не сказать, чтобы я была в восторге от грядущих перспектив, но как не противно это признавать, пока что участие в аукционе выглядит гораздо заманчивей роли наложницы у Тандра. Можно конечно попробовать сбежать, как я и хотела раньше, но как прикажете выживать в незнакомом городе, без гроша в кармане? Меня же запросто могут арестовать, ограбить, изнасиловать, убить, продать в какой-нибудь притон... да мало ли вариантов, в самом деле? Я здесь никто, и звать меня никак. За меня некому заступиться, мне не к кому пойти за помощью, - вся надежда только на собственные силы, которых в сложившейся ситуации не так уж и много.
  В общем, в конечном итоге я решила не ломать понапрасну голову, а добраться до Ройвана и там уже решить, как поступить дальше. Убежать в неизвестность я всегда успею, - тут ума много не надо. А вдруг мне удастся отмазаться от аукциона? Устроюсь куда-нибудь на полставки, узнаю побольше об этом мире, а там, глядишь, и выясню, как мне обратно домой попасть. Ведь если есть вход, значит обязательно должен быть вход, правильно?
  
  

***

  
  На четвертый день нашего путешествия по степи, однообразный ландшафт наконец начал хоть как-то меняться, - вдалеке потянулись цепи невысоких холмов, густо покрытых темно-зеленой растительностью, все чаще стали попадаться высокие, примерно с человеческий рост, заросли какого-то незнакомого мне кустарника, со стрельчатыми бордовыми листьями угрожающе топорщащимися на покрытых небольшими шипами, ветках. Да и блекло-лиловая трава, постепенно уступила место самой обычной, с солнечно-желтыми вкраплениями одуванчиков.
  Когда день перевалил за середину, мы выехали на довольно-таки широкую дорогу, на которой вполне свободно могли бы разъехаться две легковые автомашины. Всадники перестроились так, что теперь ехали по трое в ряд, причем те, что везли нас с девочками, оказались как раз посередине кавалькады.
  - Что это там? - заметив впереди непонятные черные пятна, обратилась я к своему соседу по лошади, имени которого за все это время так и не узнала. Парень оказался на удивление необщителен, и даже с остальными воинами ограничивался лишь короткими, односложными фразами, и то, если его что-то спрашивали напрямую.
  - Остатки разорённого поселения. - Помедлив, все-таки снизошел до ответа молодой человек. Причем отвечал он так нехотя, словно обязан был платить мне за каждое вытянутое из него слово по золотому слитку.
  Я раздраженно фыркнула, - подумаешь, цаца какая! Не хочет разговаривать, и не надо, в своем мире¸ между прочим, я бы на такого как он даже не взглянула лишний раз, а тут он из себя не пойми что изображает. Нет, если судить объективно, видок у меня сейчас наверняка, - краше в гроб кладут, но ведь это не повод забывать об элементарной вежливости, так ведь?
  Разоренное поселение мы объехали стороной. Послышались тоскливые всхлипы девушек, - наверняка именно отсюда их и забрали орки. Да уж, представляю какой раздрай сейчас творится в их душе, - смотреть на то, что осталось от твоего дома, в который ты больше никогда не сможешь вернуться, а ведь у девочек там были семьи, друзья, женихи... Я конечно сейчас тоже нахожусь не в самом лучшем положении, но мои близкие живы-здоровы, - а все остальное можно пережить.
  Ближе к вечеру, когда горизонт начал стремительно окрашиваться в кроваво-красный цвет, мы подъехали к довольно большому, по крайней мере на первый взгляд, поселению, обнесенному массивной стеной, сложенной из толстых цельных бревен.
  Двустворчатые ворота распахнулись так стремительно, как будто только нас и ждали.
  Несколько мужчин, в однотонных косоворотках, и широких темных штанах, напомнивших мне казачьи шаровары, низко поклонились въезжающим в селение всадникам. На нас с девочками кидали любопытные взгляды, но особо пристально рассматривать опасались.
  Первое, что меня удивило это чистые аккуратные улочки с ровными рядами домов, словно сошедших с картинок древнерусских сказок. Этакие теремки, с резными коньками на крышах, и расписными ставнями. На плетнях, в лучших традициях жанра, то ли сушились, то ли служили оригинальным украшением, пузатые глиняные горшки и глубокие плошки. В воздухе разливался нежный аромат цветущей черемухи, - если сравнивать с земным календарем, это означало что здесь где-то середина мая.
  Второе, что вызвало удивление, это то, что местные жители при виде нашего отряда спешили низко поклониться, и тут же укрыться в своих домах.
  Наверняка сопровождающие нас воины, - жутко крутые мужики, которых безусловно уважают, но на глаза стараются лишний раз не попадаться. Вспомнить хотя бы, как живо они разделались с орками, - я тогда даже понять толком ничего не успела, а все уже закончилось.
  Как выяснилось, ночевать нам выпало в трех достаточно просторных домах, находящихся как раз на самой окраине поселения. Непонятно было, то ли их специально держали пустующими для таких вот серьезных гостей, то ли кому-то пришлось временно уступить свое жилище и проситься на ночлег к соседям.
  Мне, и еще четырем девочкам, в числе которых очень удачно оказались Тиа и Оника, достался очень миленький двухэтажный дом, с аккуратным крылечком, веселенькими занавесками на окнах, и колодезным срубом во дворе.
  Две немолодые уже, но очень активные женщины, которых по всей видимости отрядили нам в помощь, растопили баню и приготовили для нас поношенную, но чистенькую одежду.
  Из бани я вышла распаренная, и почти счастливая. Мокрые волосы, до скрипа отмытые каким-то жутко пахучим, но хорошо пенящимся средством, я с помощью выданной мне ленты стянула в низкий хвост. Остальные девочки предпочитали носить косы. Подол длинной, темно синей юбки оказался крайне неудобным, но тем не менее, это было гораздо лучше, чем моя рваная и грязная одежда, которую я без особого сожаления разрешила выкинуть. Наверх, мне предлагалось надеть белую льняную рубашку с вышивкой, и плотную темно синюю жилетку, с растительным орнаментом по оторочке. Так как матерчатые тапочки, которые мне принесли, размерами подошли бы разве что двенадцатилетнему ребенку, ботинки пришлось оставить свои, - благо из-за длинной юбки их не очень-то и видно.
  Ужин тоже оставил массу положительных эмоций, - ни каких разносолов, конечно, но после пресных лепешек и кусков вяленого мяса, больше напоминающих жесткую обувную стельку, отварная картошка с зеленью и хрустящий малосольный огурец были для меня сродни изысканному деликатесу.
  Спать нас положили в одной из боковых комнат на первом этаже. Две крепко сколоченные, достаточно широкие, чтобы на них можно было уместиться вдвоем, кровати, внушительных размеров сундук на массивном замке, старенькие половицы, - вот и все небогатое убранство, но я была рада и этому. Все-таки, в первый раз за долгое время проведу ночь на нормальной кровати.
  Быстро переодевшись в ночную рубашку, больше похожую на погребальный саван, я залезла под тонкое шерстяное одеяло. Рядом со мной устроилась Оника. Мы почти не разговаривали, - слишком устали от переживаний и долгой дороги.
  Я еще некоторое время лежала в темноте, прислушиваясь к тихим шагам за стенкой, где разместились несколько воинов, едва различимым голосам, которые сливались в невнятный бубнеж, и отдаленному бреханию собаки, а потом провалилась в царство невнятных, сумбурных сновидений.
  
  

***

  
  Селение мы покинули с рассветом. Из-за длиной, неудобной юбки, ехать теперь приходилось по-дамски, боком, что совершенно не добавляло комфорта передвижению. То и дело приходилось давить в себе порывы клещом вцепиться в моего соседа по лошади, но я стоически держала себя в руках, памятуя о неадекватной реакции парня на мои, пусть даже случайные, прикосновения.
  Еще почти целый день, вплоть до самого вечера, наш отряд продвигался по хорошо наезженной дороге, иногда разминаясь со следующими навстречу телегами и повозками.
  Я с интересом вертела головой, рассматривая вспаханные поля, зеленые пастбища, далекие стены лесных массивов. Один раз мы проезжали по мосту через довольно-таки широкую речку, вдоль берега которой росли потрясающе красивые нежно-розовые цветы, очень похожие на гигантские орхидеи.
  К городским стенам мы подъехали уже к сумеркам. Ворота к счастью были еще открыты, и вскоре наш отряд двигался по широким мощенным улочкам, вдоль которых размещались трех-четырех этажные каменные дома. Через каждые несколько метров, на равноудаленном расстоянии друг от друга, ярко светили фонари. Тут и там мимо нас проезжали крытые экипажи и небольшие двуколки.
  Кстати, я вообще заметила, что уровень жизни в этом мире, вопреки моим опасениям весьма отличается от уровня жизни, к примеру, нашего средневековья. Никаких неприятных запахов, никакой грязи, словно находишься где-нибудь в старой части небольшого европейского города, разве что редкие прохожие одеты не совсем обычно, да вывески перед (застекленными!) витринами были написаны на совершенно незнакомом языке.
  - Это и есть, Ройван? - осторожно, чтобы не сверзиться с лошади, обернулась я к своему молчаливому спутнику.
  Тот нервно дернул бровью, но не без затаенной гордости ответил:
  - Да. Это город где сбываются мечты!
  Ага, напоминает слоган какой-нибудь туристической компании. Хотя, чего я вредничаю, - парень искренне любит свой город, и отзывается о нем соответственно.
  Я покосилась на девочек и понимающе хмыкнула, - восторг на их лицах, можно было сравнить разве что с восторгом ребенка впервые посетившего Диснейленд. Наверняка многие из них никогда раньше не выбирались за пределы своего поселения, а тут вон, цивилизация, однако!
  Проехав довольно широкую площадь с какой-то непонятной скульптурной композицией в самом центре, наш отряд разделился. Основная часть воинов, не обремененная обязанностью везти нас с девочками, свернула в ближайший проулок, а наша заметно поредевшая процессия продолжила ехать прямо.
  Еще немного поплутав по извилистым улочкам славного города Ройвана, мы выехали к кованным воротам, за которыми можно было разглядеть ровный, идеально подстриженный газон, и настоящий дворец в английском стиле.
  - Что это за место? - вновь пристала я с вопросами к своему молчаливому спутнику.
  - Адаланон. Ройванская резиденция Двух Королей. - Сухо отозвался молодой человек, заставив меня озадаченно нахмуриться. Из всего сказанного я поняла разве что "резиденция".
  Хотелось бы выспросить подробнее, например о том, что это за два короля такие, и зачем им резиденция в Ройване, но вдруг это общеизвестные факты, о которых даже селянин из самой отдаленной провинции знает. Как-то не хочется пока афишировать своим иномирным происхождением. Вдруг тут таких как я на кострах жгут, или в жертву приносят, - ну на фиг.
  Поэтому я промолчала, продолжая рассматривать дворец и его окрестности, благо мы уже проехали в ворота и теперь двигались по мощенной декоративным камнем, дорожке, вдоль которой росли деревья очень напоминающие наши туи, только шикарного серебристого оттенка.
  Сам дворец был выложен из светло серого камня, и был построен буквой "П". Причем правое крыло и левое крыло имели высоту в три этажа, а в центральной части здания я насчитала целых шесть этажей, плюс к этому какую-то статую на крыше, из далека напоминающую двух слившихся в объятиях ангелов.
  Айрик, ехавший впереди нашей кавалькады, первым спешился с лошади и передал поводья возникшему будто из под земли, мужчине в коричнево-желтом сюртуке и потертой кожаной кепи.
  - Распорядись чтобы лошадей накормили и почистили. - Повелительным тоном отдал распоряжение Айрик, и дождавшись, когда мы с девочками окажемся на земле, с вежливой, но как мне показалось, не совсем искренней улыбкой, произнес, - Прошу вас, милые дамы, следуйте за мной. Вас разместят в комнатах и подберут соответствующий гардероб.
  Девушки оживленно зашептались, видимо так до конца не в силах поверить в собственную удачу, а я нахмурившись разглядывала Айрика, который сейчас почему-то показался мне вовсе не тем уверенным, обходительным мужчиной, который предстал перед нами в орчьем стойбище. Откуда-то прорезалась холодная надменность, тщательно скрываемая до поры до времени за маской вежливого благодушия, да вот только его выдавали глаза, - читалось в них что-то такое, отчего по спине бежали липкие противные мурашки. И почему интересно, я не замечала этого раньше? Хотя, за все то время, что мы добирались до Ройвана, у меня не представлялось возможности разглядеть этого мужчину достаточно близко, а жаль.
  Передернув плечами, я отвела взгляд. Не хватало еще чтоб Айрик заметил с каким выражением лица я его разглядываю.
  Полюбоваться на дворец изнутри нам не дали, - едва мы оказались в парадном зале, как нас через какие-то закутки развели по довольно-таки просторным комнатам, которые находились здесь же, на самом первом этаже. Мне досталась довольно милая спаленка, с кроватью под балдахином, зеркалом-трюмо и пушистым ковром. Две неприметные двери вели в ванную комнату и гардеробную. А неплохо они тут невест устраивают! И ведь каждой по отдельной комнате выделили... с чего бы такая щедрость?
  Чем дальше, тем больше мне не нравилось все происходящее. Одежда, которой располагал гардероб, оказалась излишне яркой и вызывающей, а обилие местной косметики и всевозможных притирок навевало совсем на совсем уж нерадостные мысли. Больше всего, обстановка походила на какой-нибудь элитный бордель для особо взыскательных клиентов. Не хватает только "мамочки" со списком правил поведения, и типов с бандитскими рожами, сторожащих выходы и выходы. Хотя, если подумать, Айрик и его орлята отлично подошли бы на роль последних.
  Словно в ответ на мои мысли, дверь без предварительного стука распахнулась и в комнату не вошла, - буквально ворвалась незнакомая женщина. Выглядела мадам эффектно, - алое платье с таким декольте, что казалось при желании можно разглядеть пупок, ярко-рыжие кудри собраны в высокую прическу, темные глаза с поволокой и пошлая мушка над верхней губой. От обилия золотых украшений рябило в глазах, создавалось впечатление, что данная представительница прекрасной половины человечества живет по принципу: "все свое ношу с собой".
  Замерев напротив меня, дамочка недовольно поморщилась и заявила:
  - Мда... придется над тобой хорошенько поработать, ну ничего, я еще и не таких куколок превращала в прекрасных бабочек!
  - Судя по вам, скорее уж в волнистых попугайчиков. - Недобро сощурилась я, складывая руки на груди. - Вы кто, и что Вам здесь нужно?
  - Плебс, - с нотками брезгливости фыркнула женщина, - никакого воспитания!
  Я удивленно выгнула бровь. Интересное кино! Она значит без стука врывается в мою комнату, хамит с порога, между прочим совершенно незнакомому человеку, а я после этого еще и невоспитанная! Охренеть можно!
  - Мне повторить свой вопрос? - холодно осведомилась я, из последних сил сдерживаясь чтобы не вытолкать нежданную визитершу за дверь.
  - Я обязана подготовить тебя к аукциону. - Попробовав взглядом просверлить во мне дырку, но не добившись успеха, все-таки снизошла до ответа эта ренкарнация мадам Помпадур. - Думаешь, кто-нибудь заплатит за такое недоразумение как ты? Запомни девочка, ты должна блистать как редкий бриллиант, чтобы при одном только взгляде на тебя, мужчины теряли разум и раскрывали кошельки!
  Черт, чем дальше тем гаже...
  - А если я захочу отказаться от участия в аукционе? - ну их на фиг, продадут еще в какое-нибудь рабство, кукуй потом до конца жизни на цепи в ошейнике.
  Рыжеволосая недобро прищурилась, сразу сделавшись похожей на рассерженную кошку, и угрожающе прошипела:
  - Советую выкинуть из головы подобные мысли, девочка, - из Адаланона ты выйдешь либо со своим покупателем, либо не выйдешь вовсе, уяснила?
  - Вполне. - Сквозь зубы процедила я, чувствуя, как в душе поднимается холодная ярость.
  - Вот и отлично! - улыбке, которой меня одарила женщина, могла бы позавидовать тигровая акула, - Скоро я пришлю кого-нибудь, чтобы помог привести тебя в порядок. Отдыхай!
  Едва за неприятной посетительницей закрылась дверь, я обессилено опустилась на кровать, лихорадочно соображая о том, что мне теперь делать. Сама ведь, дура такая, позволила привести себя в ловушку. Сдается мне, что Адалалнон, - тот же притон, только огромных масштабов. И аукцион этот, лишь прикрытие для куда более неблаговидных делишек. Что ожидает девочек, после того как их приобретут так называемые "женихи"? Нет, нужно бежать самой, и девчонок как-нибудь предупредить!
  Высунула нос за дверь, и убедившись, что тускло освещенный коридор пуст, тихонечко поскреблась в соседнюю комнату. На счастье, это оказалась комната Тиа. Вкратце объяснив ей свои подозрения, я неожиданно напоролась на стену глухого непонимания, - девушка не желала меня слушать, убежденная что аукцион невест ее последний шанс устроиться в жизни. Чуть не зарычав от бессилия, я наведалась еще к нескольким подругам по орчьему плену, но везде получала один и тот же ответ, - никуда уходить из Адаланона барышни не собираются.
  Вернувшись к себе в комнату, я со злости пнула табуретку перед трюмо, и та ударившись о стенку, лишилась одной из ножек. Может им тут вообще все разворошить к чертям собачьим? Как говорится, - помирать, так с музыкой, верно?
  Осуществиться моему нездоровому желанию помешало появление в моих покоях очередного действующего лица, - нескладный молодой человек, с вьющимися светло-русыми волосами, в белоснежной рубашке с широкими рукавами и в узких штанах, походил на гардемарина.
  Нарочисто медленно, осмотрев меня с головы до пят, сделал лицо куриной гузкой и выдал:
  - Да, Марго как всегда оказалась права, - с этим еще работать и работать!
  План собственного спасения созрел моментально, я вот честное слово, главную жертву этого плана было ни сколько не жалко
  
  

***

  
  Уже через полчаса я стояла перед зеркалом и придирчиво рассматривала свое отражение. Хм... рубашка конечно великовата, но это даже хорошо, - хоть грудь пришлось перебинтовать, - перестраховаться никогда не помешает. А вот штаны сели как раз, - мы с моим неудавшимся стилистом оказались примерно одного роста, ботинки я решила свои оставить, вроде как и удобные и память какая-никакая о родном мире.
  Волосы жалко, - пришлось коротко остричь, оставив длинную челку, - но это здесь, насколько я поняла, женщины никогда не стригутся коротко, а вот я например, когда жила с первым мужем, носила прическу и того короче, так что особого дискомфорта мне это не доставляло.
  В ванной комнате раздался тихий стон. Блин, надо было ему кляп в рот запихнуть, что ли... Ну да ладно, - связала крепко, - далеко не уползет.
  Тэк-с, что там дальше? Брови потолще нарисовать, скулы темной пудрой подправить, делая черты лица более резкими, теперь сложить необходимые в дальнейшем средства маскировки в местный аналог барсетки, которую я безвозмездно позаимствовала у местного стилиста и вуаля, - Адаланон сегодня вечером покинет молодой, вполне себе симпатичный парень. Главное беспрепятственно выбраться наружу, а там, бежать куда подальше, благо хоть кое-какой мелочью у моего сегодняшнего недобровольного спонсора разжилась.
  Перед тем, как покинуть комнату, заглянула в ванную. Моя жертва, перевязанная как батон докторской колбасы, неподвижно лежала на светло-бежевых мраморных плитах. Поразмыслив немного, все-таки использовала кляп, в качестве которого прекрасно подошло маленькое махровое полотенце. Если я правильно помню, то после тех точек, на которые я нажала, парень очнется часа через полтора. К этому моменту, я надеюсь, меня здесь уже не будет.
  Перед тем, как переступить порог, слегка подрагивающими пальцами взялась за медную дверную ручку, и глубоко выдохнула, - ну, поехали!
  
  
  

Глава четвертая. Как я стала криминальным элементом, или предложение от которого невозможно отказаться.

  
  Знаете, в очередной раз убеждаюсь, что если жизнь раз за разом дает тебе смачного пенделя, рано или поздно, по закону вселенского равновесия, она просто обязана погладить тебя по голове.
  Мне повезло, - из Адаланона удалось выбраться без особых проблем. Не то, чтобы по пути никто не попался, или дворец совсем не охранялся, но в полумраке коридоров, меня видимо приняли за паренька-стилиста, поэтому особого внимания не обращали. Один раз правда за спиной окликнули:
  - Жак!
  Но я притворилась что не слышала, и быстрым шагом скрылась за одним из поворотов.
  Ворота как и следовало ожидать, на ночь запирались. Пришлось искать место по укромней и карабкаться через забор. Не то чтобы я была записной паркурщицей, но через ограду высотой около двух метров перемахнуть вполне способна, - благо за физической формой всегда следила исправно.
  Раздавшийся вой сирены стал для меня неприятной неожиданностью. Наивно было думать что Адаланон охраняют исключительно люди, - оказывается этому миру не чужда сигнализация.
  Неудачно приземлившись и ободрав ладонь, со всех ног кинулась бежать прочь. Нырнула в первый попавшийся проулок, потом в другой, затем выскочила на какую-то широкую улицу, чуть не попав под колеса припозднившегося экипажа, и понеслась дальше.
  Нормально отдышаться смогла в какой-то темной подворотне, спиной прислонившись к холодной каменной стене и упершись руками в колени. Меня потряхивало от накопившегося адреналина, а слух казалось, обострился до предела, пытаясь различить звуки погони. Пока все было тихо, лишь где-то неподалеку тоненько заливалась мелкая шавка, да раздавалось нестройное пьяное пенье. Вряд ли, если за мной отправилась погоня, преследователи знают кого именно стоит искать. До камер видеонаблюдения тут вряд ли додумались, а сработавшую сигнализацию мог активировать кто угодно. По крайней мере, я очень на это надеюсь.
  Рассвет я встречала все с той же подворотне, сидя на корочках и печально размышляя о том, что делать дальше. Желудок уже начинало сводить от голода, но как исправить ситуацию идей пока не было. Во-первых, в столь ранний час заведения общепита наверняка еще закрыты, а во-вторых, местной валютой я пользоваться не умею.
  Вытащила из барсетки небольшой бархатный мешочек, высыпала на грязную ладонь монеты. С первого взгляда, все одинаковые, - медные, круглые, размером с наши пять рублей. Но если присмотреться, гравировки на некоторых монетках разные, а значит, и наминал у них скорее всего различается.
  Наверное, как рассветет окончательно, стоит найти местный рынок и послушать-посмотреть чем расплачиваются за покупки горожане.
  Сказано-сделано. Выждав для верности еще где-то с полчаса, выползла, что называется на свет божий. Улицы уже были запружены спешащими по делам людьми, и на подродяжку в моем лице, никто особого внимания не обратил, - косились иногда безразлично, и тут же забывали о худом невзрачном пареньке со взъерошенными светлыми волосами.
  На местный рынок набрела еще минут через сорок, и то чисто случайно, когда поспешила укрыться с глаз местных представителей охранопорядка и нырнула в один из многочисленных проулков.
  Местный рынок по сути ничем не отличался от своих аналогов в моем родном мире, так что я достаточно быстро сориентировалась в людской толчее, ловко лавируя между покупателями и тесно расположенными прилавками с товаром.
  От запахов еды желудок сжался в болезненном спазме и выдал тоскливую руладу. Эх. Мне бы сейчас хоть пирожок какой-нибудь завалящий, или курочки жареной, или... Так, стоп! Такими темпами я сейчас голодной слюной захлебнусь!
  Ненавязчиво притерлась к лотку со сдобой и стала наблюдать, какими монетами чаще всего расплачиваются горожане. Тут и выяснился основной недостаток моего плана: с такого расстояния невозможно было разглядеть, что именно изображено на монетах и все они выглядели одинаково. Название "медник" мне ни о чем не говорило, - на мой взгляд, медными они были все без исключения.
  Отчаявшись, я уже решилась было действовать наобум, но меня опередила торговка:
  - А ты чего тут ошиваешься, а? - недобро посмотрела на меня женщина, уперев руки в бока, - Думаешь, я не вижу, как ты руки к булочкам тянешь? А ну пошел отсюда, оборванец!
  От такого поклепа я возмущенно вскинулась, но ответить что либо не успела. Прямо за спиной раздался строгий голос:
  - Какие-то проблемы?
  Я замерла испуганным сусликом, предчувствуя неотвратимо надвигающиеся неприятности. Ну сколько можно? Тебя спрашиваю, мироздание.
  - Да вот, трется тут какой-то подозрительный. - Охотно заявила женщина, обличающе ткнув в меня пальцем. - Может воришка какой, Вы уж проверьте, господин охранитель!
  Под лопаткой буквально засвербело от чужого пристального взгляда. Не хватало еще загреметь в местную жандармерию, - чую, местное КПЗ мне не понравится. Ладно, для начала попытаемся уладить дело миром. Обернувшись, столкнулась с цепким взглядом средних лет мужчины, одетого в темно-синюю униформу, и попыталась изобразить вежливую улыбку:
  - Простите, но я совершенно не понимаю, о чем идет речь. Я не собирался воровать, у меня есть деньги, вот, смотрите!
  Залезла в барсетку и с ужасом обнаружила что кошелек бесследно исчез.
  - Ну? - требовательно поторопил охранитель, причем весь его вид выражал абсолютный скепсис.
  - У меня украли кошелек! - честно заявила я, кипя от праведного негодования.
  - Ага, как же! - злорадно усмехнулась торговка, - Ты на себя посмотри, оборванец, откуда у тебя могут быть деньги?
  Я раздраженно передернула плечами. Ну да, выгляжу не фонтан, - рубашка грязная, да и сама наверняка чумазая как поросенок, волосы разлохмачены и торчат в разные стороны, неровная челка падает на красные от недосыпа глаза... Мда, на месте охранителя я бы тоже подозревала себя в чем-то неблаговидном.
  - Тебе придется пройти со мной. - Не терпящим возражения тоном произнес мужчина, делая шаг вперед.
  Я не стала дожидаться дальнейшего развития событий, и с силой оттолкнув охранителя с дороги, кинулась сквозь толпу. Возможно на моей стороне сыграл эффект неожиданности, так как кинулись за мной в погоню не сразу.
  - Стой! Ловите его! Стоять!
  Неслись мне в след возмущенные крики представителя местного правопорядка, которые подстегивали меня не хуже плети.
  Наперерез мне кинулось еще двое охранителей, так что пришлось вспомнить юность, тренировки с Па, и провести несколько быстрых приемов, расчищая себе дорогу. Мужчины явно не ожидали от субтильного паренька такой подлянки, поэтому даже понять не успели, как оказались лежащими на земле. Спасибо папочка за то, что шпытнял дочу в свое время, заставляя ее заниматься вместе с его учениками! Со мной он правда обращался помягче чем со своими оболтусами, но режим соблюдать заставлял, и филонить не позволял.
  Покинув территорию рынка, хотела было привычно укрыться в спасительном проулке, но со всех сторон ко мне уже неслись злые как черти, охранители. Да сколько же их! План-перехват что ли объявили? Почувствовала себя как минимум злостным террористом, хорошо еще что огонь на поражение не открыли, - тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не накаркать!
  Вырваться из окружения мне не светило, но я все равно, словно в каком-то тумане уворачивалась от коротких мечей, периодически нанося точечные, болезненные удары по противнику.
  Острая боль пронзила левую руку, и я запнувшись от неожиданности, плашмя упала под ноги разъяренным охранителям. Кто-то, видимо не удержавшись, сильно пнул меня по почкам, а затем, меня грубо вздернули за шкирку.
  - Ну что, добегался, щенок?! - с гаденькой усмешкой обратился ко мне тот самый охранитель, который первым подошел ко мне на рынке, - Проводите этого героя в тюрьму. Я позже с ним пообщаюсь.
  Вокруг уже начала собираться любопытная толпа. Шутка ли, - такое представление посреди улицы устроили. Все в лучших традициях голливудского боевика. Я сплюнула кровь из прокушенной губы и мрачно покосилась по сторонам, - тихо и незаметно убраться из Ройвана не получилось.
  Подхватив меня под белы рученьки, охранители двинулись в сторону местной тюрьмы.
  
  

***

  
  Камера мне досталась как и положено, - сырая и темная, с узкой, жесткой лежанкой и разбухшим от влаги деревянным ведром.
  Несколько часов в этом чудесном месте наедине со своими мыслями окончательно лишили меня последних душевных сил.
  С тех самых пор, как я попала в этот идиотский мирок, неприятности преследуют меня буквально на каждом шагу, не давая возможности хоть немного передохнуть. Чем интересно я успела провиниться перед высшими силами, что они раз за разом посылают мне такие подлянки? Я конечно люблю приключения, но это уже по-моему переходит всякие границы! Все, решено! Если когда-нибудь вернусь домой, перееду жить к родителям и займусь чем-нибудь умиротворяющим, - начну бегонии разводить, например...
  Посторонние звуки, раздавшиеся за стенами камеры, заставили меня вздрогнуть. Какое наказание полагается за сопротивление оказанное охранителям я не знала, но в том, что ничего хорошего мне не светит, была убеждена почти на сто процентов.
  - Вы не мете права! - послышался чей-то возмущенный голос, - Я ни в чем не виноват! Осторожнее юноша, это адаланский шелк! Уберите свои руки!
  - Куда его? - не обращая внимания на стенания новоиспеченного арестанта, спросил, видимо, один из охранителей.
  - Давай в предпоследнюю слева, там только пацан сидит, думаю вдвоем с этим как-нибудь разместятся.
  Раздался лязг засова, и дверь в мою темницу отворилась, пропуская внутрь нечто в ярко-голубой шелковой мантии и разметавшимися по плечам золотистыми волосами. Моим сокамерником оказался миловидный, полноватый мужчина на вид мой ровесник или чуть постарше.
  Оглядев крохотную камеру, он страдальчески поморщился и с тяжким вздохом присел рядом со мной на топчане. На ухоженных руках звякнули какие-то массивные браслеты. Проследив за моим взглядом, мужчина зачем-то пояснил:
  - Блокируют магию.
  - Ясно. - Пожала плечами я, не особенно удивившись тому, что в этом мире оказывается присутствует магия. Подсознательно я уже была готова к чему-то подобному.
  Посидели. Помолчали.
  - Надеюсь, здесь крысы не водятся? - нервно поежившись, подал голос мой сокамерник, - Ненавижу крыс!
  - Пока еще ни одной не видел. - Честно призналась я, и подпустив в голос зловещих ноток, добавила. - Но это не значит, что их здесь нет. Ночью наверняка приползут.
  - Ужас какой! - вздрогнул мужчина, и даже кажется попытался поджать ноги, - А я даже элементарный светлячок сотворить не могу!
  Какой нервный сосед мне однако попался. Интересно, за что упекли эту истеричку? Подрался с какой-нибудь дамочкой в очереди на маникюр?
  Не удержавшись, хихикнула, а затем не выдержав тихо рассмеялась, выпуская скопившееся напряжение.
  - Что это Вас так развеселило, молодой человек? - обиженным тоном поинтересовался мужчина.
  - Извините, просто день выдался сложный. - Успокоившись, повинилась я. - У Вас, я смотрю, тоже.
  - Они еще за это поплатятся! - неизвестно кому погрозил пухлым кулаком сосед по камере, - Я между прочим один из самых уважаемых магов Ройвана!
  Я скептически покосилась на уважаемого мага. Как-то не так представляла себе могущественных волшебников, но что я собственно о них знаю? Может, они тут все такие... ванильные...
  - А Вы, молодой человек, если не секрет, за что задержаны? - неожиданно поинтересовался сокамерник.
  Решила особенно не откровенничать и ограничилась сухим:
  - Ни за что.
  - Ну, ни хотите не отвечайте! - махнул рукой маг, - Это я так, чтобы разговор поддержать, пока за нами не пришли.
  - Не пришли? - тут же насторожилась я.
  - Разумеется. - Важно кивнул мужчина. - Сначала допросят, потом на суд.
  - Допросят?! - выдохнула почти с ужасом. Почему-то сразу представился какой-нибудь пыточный подвал в стиле средневековой инквизиции и палач в красном колпаке с прорезями для глаз. Ой, как не хочу!
  Словно прочитав что-то по моему перекосившемуся лицу, маг тихонько фыркнул:
  - Не переживайте так, молодой человек. Пытки дозволено применять только к шпионам и государственным преступникам. Вы же, я так полагаю, ни то ни другое?
  Отрицательно замотала головой.
  - Ну вот видите? - мягко улыбнулся маг, - С Вами просто проведут беседу, а там уж, если преступное деяние не столь значительное, может быть отделаетесь денежным штрафом или общественными работами.
  - Спасибо, Вы меня успокоили! - немного переведя дух, поблагодарила я, - Кстати, мы до сих пор не познакомились, меня зовут Крисс.
  Хорошо, что мое имя так удобно сокращается. Даже выдумывать ничего эдакого не нужно.
   - В таком случае, Крисс, можете называть меня Эльяр.
  
  

***

  
  На допрос меня повели когда в камере стало совсем темно. Естественно об освещении для заключенных никто не позаботился, так что я могла в полной мере насладиться кромешной тьмой и раздражающе громким шуршанием предсказанных мною крыс. Наверное хорошо, что Эльяра забрали из камеры раньше, а то он наверняка устроил бы настоящую истерику.
  В помещение где проходил допрос, я отправилась под конвоем из двух сурового вида охранителей. Не знаю, предупредили ли их о моей повышенной агрессивности, но держались они так, что становилось понятно, - одно неверное движение, и до пункта назначения я уже не дойду.
  Дознавателем оказался мой старый знакомый с рынка. Посверлив меня некоторое время изучающим взглядом, он откинулся на спинку неудобного, даже на вид, стула, и сложив руки на столе, сухо произнес:
  - Итак, молодой человек, как Вы понимаете, у вас большие неприятности.
  - В чем меня обвиняют? - вот сейчас я и узнаю, в какой глубокой заднице оказалась.
  Дознаватель оправдал мои ожидания:
  - Воровство, сопротивление при аресте, нанесение телесных повреждений представителям правопорядка. Этого уже достаточно для того, чтобы отправить Вас на каторжные работы.
  Я громко сглотнула. Охренеть, я влипла!
  - Но, - цепкий взгляд мужчины уперся мне прямо в переносицу, - я готов предложить Вам другую перспективу.
  Ага, конечно, и кого придется за это убить? В доброго дядюшку полицейского я не верю, так что сейчас мне подложат очередную подлянку, которая может оказаться ничем не лучше каторги.
  - Я Вас слушаю.
  Дознаватель позволил себе легкую улыбку, которая впрочем, не смогла сделать его лицо ни мягче, ни приятней:
  - Как тебя зовут? - неожиданно отбросил политес, мужчина.
  - Крисс. - Не слишком охотно, представилась я.
  - Так вот, Крисс, - вернулся к серьезному тону дознаватель, - я наблюдал за тем, как ты дрался с охранителями. Кто научил тебя этим приемам?
  - Отец.
  Дознаватель хмыкнул, но больше уточнять ничего не стал.
  - Как я уже говорил, выбор у тебя невелик. Либо, ты отправляешь на каторгу, либо примешь участие в ежегодной игре.
  Видимо заметив, как округлились мои глаза, мужчина уточнил:
  - Ты парень молодой, энергичный, умеешь за себя постоять, тем более, если на кону стоит твоя свобода. Последняя команда почти сформирована, ей не хватает пятого игрока. И я предлагаю тебе им стать.
  Сказать, что я ни хрена не поняла, - это не сказать ничего. Что за игра такая? Я ведь даже правил не знаю, а вдруг это местный аналог гладиаторских боев? А что, он же сказал что главный приз это свобода, так что очень похоже на то. Только вот я ни разу не Спартак, и против опытного воина с мечом не выдержу и минуты.
  С другой стороны, альтернатива моим участием в играх это каторга, и как скоро я на ней загнусь лишь вопрос времени.
  Да... куда ни кинь - всюду клин...
  - Ну? Что скажешь, парень? - поторопил меня с ответом дознаватель.
  - Я... принимаю Ваше предложение.
  - В таком случае, - по лицу мужчины скользнула очередная неприятная ухмылка, - сейчас тебя проводят в Адаланон, где ты сможешь встретиться с остальными членами своей команды.
  Как он сказал, Адаланон?
  Звиздец! Мироздание, ты издеваешься, да?
  
  
  

Глава пятая. (не)Нужные люди, или как я познакомилась со своей командой.

  
  В этот раз, до Адаланона я добиралась в тесной тюремной повозке с единственным крошечным зарешеченным окном. Повозку раскачивало и трясло с такой силой, что можно было представить, будто огромный ребенок-великан использует ее вместо погремушки. Я сидела на жесткой лавке, вцепившись в барсетку, которую мне после длительных уговоров, все-таки вернул дознаватель, предварительно убедившись, что никаких ценных или опасных вещей в ней не содержится. Надо было видеть его лицо, когда он высыпал на стол баночки с косметикой! Пришлось смущенно пояснить, что это мол, единственная память оставшаяся у меня от сестры. И пусть смотрел он на меня как на придурочную, - главное, барсетка снова была со мной.
  Больше всего меня беспокоил порез на руке, который с каждым разом дергало все болезненнее. Надеюсь, в Адаланоне мне позволят чем-нибудь обработать рану, а то подхватить заражение крови мне как-то не улыбается, тем более, как мне показалось, во мне заинтересованы как в игроке. Неплохо было бы еще переодеться, а еще лучше, принять горячую ванну, но это увы, не первостепенно.
  Всю дорогу до дворца я размышляла о том, во что меня угораздило вляпаться. В том, что под словом "игра" подразумевается нечто опасное, вполне возможно, заканчивающееся для участников летальным исходом, я даже не сомневалась. Наверняка и игроков выбирают таких, чтоб не жалко было, - помер в процессе какой-нибудь никому не нужный воришка или побродяжка, - ну и пусть с ним. Правда, судя по всему, отбирают тех, кто сможет за себя постоять и не загнется в самом начале игры, испортив тем самым всю интригу и зрелищность. И пусть, это всего лишь мои предположения, но пока они казались мне наиболее правдоподобными из всех мысленно перечисленных в голове вариантов.
  К воротам Адаланона мы подъехали уже в густых вечерних сумерках, наполненных ароматами мокрой листвы и недавно прошедшего дождя. Под рубаху, один рукав которой промок от крови и еще не успел качественно задубеть, покрывшись корочкой, тут же пробрался влажный прохладный ветер, заставив меня вздрогнуть и поежиться.
  Под конвоем из двух угрюмых охранителей, я шагала по декоративной дорожке прямиком ко дворцу. Кстати, в этот раз, внутрь мы попали через неприметный вход расположенный в левом крыле, за которым скрывался длинный узкий коридор, скудно освещенный единственным, и то непрерывно мигающим светильником. Сразу почувствовала себя героем из тех компьютерных игр-бродилок в жанре хоррор, которыми так увлекался мой первый муж. Там помнится, тоже нужно было передвигаться по таким мрачным, темным закуткам, и лампочки мигали точно так же тревожно, а потом из-за очередного поворота непременно выпрыгивала какая-нибудь жуткая харя...
  Как раз в этот момент, из-за неприметной, почти полностью сливающейся со стенами двери, нам на встречу вышел невысокий лысеющий субъект с оплывшей свечой в руке. Не заорала я от неожиданности только потому, что от скачка адреналина полностью утратила контроль над голосовыми связками.
  - Почему так долго? - недовольным тоном поинтересовался субъект, буравя всех нас по очереди неприязненным взглядом глубоко посаженных темных глаз, - Письмо от господина Рендаса прибыло еще с полчаса назад!
  - Так, дождь прошел, господин Оскис, - извиняющимся тоном ответил один из охранителей, - дороги скользкие - гнать никак нельзя.
  - Ладно, можете возвращаться. - Не меняя выражения лица, махнул свободной от подсвечника рукой мужчина, а потом переключил свое внимание на меня: - А Вы, юноша, проследуйте за мной. И кстати, предупреждаю Вас не делать глупостей, - дворец хорошо охраняется, так что сбежать отсюда невозможно.
  "Ну, я бы с этим поспорила" - отстраненно подумалось мне, не далее как сутки назад совершившей дерзкий побег из Адаланона, но вслух лишь пробурчала нечто невнятно-утвердительное.
  Господин Оскис, как назвали его мои конвоиры, еще раз окинул меня цепким прищуренным взглядом, который кстати мог составить нехилую конкуренцию взгляду дознавателя, и кивнул по направлению к той самой неприметной дверце, через которую он собственно и появился, напугав меня до колик.
  За дверцей обнаружилось небольшое квадратное помещение, которое привело нас в очередной, на этот раз более просторный и более извилистый коридор. Спустя примерно десять минут и двадцать поворотов, возникающих бессистемно и в самых неожиданных местах, в мою голову закралось подозрение, что эту часть дворца проектировал архитектор, в прошлой жизни бывший муравьем или бешеной землеройкой. Как господин Оскис мог передвигаться по этому лабиринту без подробной карты, так и осталось для меня загадкой, - вздумай он оставить меня здесь одну, и я бы несомненно окончила свои дни в этих мрачных стенах, отчаявшись найти выход.
  Наконец, мой сопровождающий остановился около очередной неприметной дверцы, отличающейся от прочих лишь наличием тяжелого засова снаружи, который он изрядно поднапрягшись, все-таки сдвинул в сторону, позволяя двери немного приоткрыться.
  - Заходи. - Сухо велел мне господин Оскис, и нетерпеливо подтолкнул меня довольно ощутимым толчком между лопаток.
  Заходить мне совершенно не хотелось, но особого выбора у меня к сожалению не было. Покрепче прижав к себе барсетку, я переступила порог и тут же сощурилась от яркого света.
  За спиной раздался стук закрывающейся двери и лязг засова.
  Проморгавшись, я огляделась и тут же неприлично вытаращила глаза, мягко говоря, обалдев от неожиданности. Нет, впечатлила меня вовсе не роскошно обставленная комната, и даже не стол, который буквально ломился от всевозможных яств...
  - О, Крисс, какая удивительная встреча!
  Эльяр с комфортом расположившийся в одном из мягких кресел, просиял радушной улыбкой, все еще продолжая держать в пухлых пальцах надкусанное пирожное с невообразимым количеством крема. За время с нашей последней встречи, маг успел привести себя в порядок и собрать волосы в аккуратную косу, перекинув ее через плечо.
  - Что ты здесь делаешь? - наконец смогла придать сумбурно мечущимся мыслям вербальное воплощение.
  - Увы, я так же как и ты всего лишь заложник обстоятельств. - Вздох вышел настолько искренним и печальным, что мне непроизвольно захотелось погладить его по голове и заверить в том, что все обязательно будет хорошо. - Когда перед тобой стоит выбор: казнь, или участие в ежегодных играх, вряд ли ты выберешь первое. Хотя, откровенно говоря, шансы на благополучный исход этого мероприятия настолько малы, что возможно, разумней было бы предпочесть быструю смерть...
  Эльяр совсем загрустил и замолчал, задумчиво откусывая от пирожного. Я в нерешительности потопталась на месте, а затем, уловив дурманящие запахи идущие от стола, вспомнила что вообще-то очень давно не ела, и поспешила к угощениям.
  - Не отравлено, надеюсь? - подозрительно уточнила я, прежде чем цапнуть со стола приглянувшуюся мне куриную ножку.
  - Нет, конечно! - Даже удивился моему вопросу Эльяр, на время вынырнув из тягостных дум, - Но я все же настоятельно рекомендовал бы тебе вымыть руки перед тем как приступить к трапезе.
  Почувствовала себя варваром, непонятно как угодившим на великосветский прием. В этом мире, я настолько отвыкла от того, что благами цивилизации можно воспользоваться в любое удобное время, что как-то даже не подумала о том, что здесь предусмотрена такая возможность.
  - А... где это можно сделать? - растерянно заозиралась я, насчитав в огромной комнате аж семь идентичных дверей.
  - Крайняя слева. - Охотно подсказал маг, доедая-таки свое пирожное и вытирая испачканные в креме пальцы о белоснежный платок. - Долго не задерживайся, я познакомлю тебя с остальными членами команды.
  - Остальными? - замерев на полпути к заветной дверце, переспросила я.
  - Разве ты не знаешь, что команда комплектуется из пяти игроков? - удивленно заломил изящные брови Эльяр.
  Я действительно припомнила что-то такое из разговора с дознавателем, и что по всей видимости являлось общеизвестной информацией. Пришлось выкручиваться:
  - Знаю, конечно. Просто я не думал что все уже в сборе.
  - Ты последний. - Утвердительно кивнул Эльяр, а затем задумчиво оглядел меня с ног до головы, и поинтересовался: - Расскажешь потом, чем ты так впечатлил господина Рендаса, что он отправил тебя на игру?
  "Ага, - подумала я, - господин Рендос, это наверное тот самый дознаватель, что прицепился ко мне на рынке"
  Я неопределенно пожала плечами, и наконец скрылась за вожделенной дверью. Ванная комната оказалась просто огромной! Что ж, надо признать, игроков тут содержат с комфортом!
  Перво-наперво, посетила одну из пяти кабинок известного назначения, затем наскоро приняла душ, с сожалением покосившись на внушительных размеров ванную, сделанную из чего-то похожего на розовый с прожилками мрамор.
  Счастью моему не было предела, когда в одном из шкафчиков я нашла сложенные стопкой, светло-бежевые, накрахмаленные рубашки. Немного огорчало, что чистых штанов к ним не прилагалось.
  Переодевшись и заново туго перебинтовав грудь, я переместилась к круглому зеркалу, и достав из драгоценной барсетки баночки с косметикой, подправила смывшуюся маскировку.
  Влажные светлые волосы встопорщились в разные стороны и стали слегка завиваться на концах, сделав мой мальчишеский образ каким-то, по-милому хулиганским. Вряд ли кто-нибудь смог бы опознать в этом невысоком изящном юноше тридцатилетнюю женщину, четыре раза побывавшую замужем. Что тут скажешь, - повезло мне с генами. Ма вон тоже в свои пятьдесят пять выглядит ненормально молодо, чем вызывает приступы острой зависти у своих подруг-ровесниц, и влюбленный блеск в глазах у Па. Я вот тоже на свой возраст не выглядела, да и не ощущала, честно говоря. Своим сумасбродством и авантюризмом запросто могла сравниться с каким-нибудь обезбашенным подростком-экстремалом.
  Закончив приводить себя в порядок, я не без внутренней опаски вернулась обратно в общую комнату. За время моего отсутствия, народу заметно прибавилось. Первым в глаза бросился темнокожий мужчина с контрастно белыми волосами, собранными на затылке в высокий хвост. То, что передо мной находился не человек, было понятно сразу, а большие, чуть раскосые глаза насыщенного фиолетового оттенка и удлиненные, заостренные уши, служили неопровержимым доказательством правильности моих выводов. Темнокожий стоял, небрежно прислонившись к одной из стен, и смотрел в мою сторону так равнодушно, что я почувствовала себя не живым разумным существом, а предметом мебели.
  - А вот и пятый! - звонкий голос отвлек меня от разглядывания нелюдя. Повернув голову на звук, я с легким удивлением обнаружила в одном из соседних с Эльяром кресел, совсем еще молодую девушку, на вид едва ли отметившую четырнадцатилетие. Девушку нельзя было назвать писаной красавицей, но что-то в ее внешности заставляло задерживать на ней взгляд. Смуглая кожа, чуть резковатые черты лица, волосы кудрявые, как у Киркорова в конце девяностых, и глаза... странные такие глаза, - но определить, что именно мне кажется в них странным, я так и не смогла.
  - Они издеваются?! - неожиданно подал голос темнокожий нелюдь, заставив меня непроизвольно вздрогнуть, - Подсунуть к нам в команду человеческого мальчишку-сопляка! Проще прибить его на начальном этапе, чтобы избавиться от балласта.
  Под ложечкой нехорошо засосало.
  Эльяр нервно икнул. Кудрявая девчонка тихо фыркнула. Взгляд нелюдя из безразличного сделался откровенно зловещим.
  - Если его выбрали, значит он на что-то способен. - Новый действующий персонаж обнаружился в одном из кресел в самом темном углу комнаты и оставался мной незамеченным ровно до этого момента.
  Высокий черноволосый мужчина в темных рубашке и брюках, своей болезненно бледной кожей и мрачным видом, походил на какого-нибудь вампира или свежеоткопавшегося покойника, что в прочем, по сути одно и тоже.
  Нелюдь раздраженно передернул плечом, но дальше настаивать на идее избавиться от меня, не стал. Дышать стало сразу как-то легче.
  - Что ж, вот все и в сборе! - преувеличенно бодрым голосом воскликнул Эльяр, - Предлагаю всем нам познакомиться получше и выпить вина!
  Темнокожий молча развернулся, и скрылся за одной из дверей, хлопнув ей с такой силой, что я всерьез обеспокоилась целостностью косяка. Следом за ним, из общей комнаты удалился "вампир", правда сделал он это менее импульсивно.
  Наконец, я смогла перевести дух и немного расслабиться. Взгляд мой невольно вновь сфокусировался на столе, а желудок оглушительным урчанием сообщил о том, что еще немного, и он окончательно прилипнет к позвоночнику.
  - Ах да! Ты ведь голоден! - тоном заботливой наседки произнес маг. Всплеснул пухлыми руками и удивительно легко для своей комплекции поднялся из кресла, - Я пожалуй тоже составлю тебе компанию за ужином. Признаться, когда я нервничаю, у меня просыпается зверский аппетит!
  - Я бы тоже не отказалась от куска мяса с кровью! - весело заявила "кудряшка", подсаживаясь к нам за стол.
  Отдав должное ужину и утолив первый голод, я рискнула спросить:
  - Слушай, Эльяр, почему этот... - тут я замялась, не зная как в этом мире называется раса к которой принадлежал темнокожий нелюдь, - ... почему он на меня так взъелся?
  К счастью маг меня понял и беззаботно махнул рукой с очередным пирожным:
  - Не обращай внимания! Дроу известны своей агрессивностью, но не стоит делать такие глаза, - по правилам игры он не сможет причинить тебе вред... по крайней мере на начальных этапах.
  - Зато потом не погнушается всадить тебе отравленный клинок в спину. - Добавила девушка, для наглядности воткнув нож в нереальных размеров кусок мяса, лежащий на ее тарелке. - Кстати, меня зовут Юника!
  - Крисс. - Отстраненно представилась я, размышляя над полученной информацией.
  Странно что я сразу не сообразила что темнокожий нелюдь никто иной как представитель этой фэнтезийной расы. Не то, чтобы я сильно увлекалась подобной тематикой, но в свое время мне довелось собирать материалы про ролевиков, так что, полным профаном в этом вопросе я не была. Правда, одно дело читать о том, как гипотетически выглядит дроу, и совсем другое увидеть его воочию, - лучше бы для меня все это и дальше оставалось всего лишь сказкой.
  Вторая тревожная новость заключалась в том, что судя по всему, после прохождения определенного этапа, игрокам одной команды не возбранялось убивать друг друга. От подобной перспективы становилось совсем скверно. Никому из них мне противопоставить нечего, разве что "кудряшке"... Кстати, а ее-то за каким Макаром сюда приписали?
  - Юника, - я немедленно решила прояснить этот вопрос, - а у тебя какие... э... способности?
  Кто ее знает конечно, вдруг она юная, подающая надежды магичка, или уже полноценный архимаг, скрывающийся под личиной молодой девушки...
  Юника посмотрела на меня удивленно, и в этот момент я поняла, чем меня так привлекли ее глаза: они были разного цвета! Один ярко-голубой, второй изумрудно-зеленый, что выглядело очень странно и одновременно с этим, завораживающе.
  - Ты что, оборотней никогда не видел, что ли? - наконец прозрела "кудряшка".
  - Нет, никогда. - Теперь я посмотрела на девчонку по-новому. Почему-то мне казалось, что даже столь молодой оборотень может стать довольно опасным противником.
   - Откуда ты такой взялся, дремучий? - с любопытством поинтересовалась Юника, продолжая методично резать ножом мясо, от которого осталось чуть меньше половины.
  - Из села на границе. - Ответила заранее заготовленную версию. - Когда на нас напали орки, я только чудом уцелел, а потом, когда понял что остался совсем один, решил отправиться в Ройван.
  - Какая печальная история! - сочувственно изрек Эльяр, принимаясь за очередное пирожное. Теперь мне становились понятны причины его полноты, - Но прийти в Ройван, накануне ежегодных игр было не самой лучшей идеей с твоей стороны.
  - Это я уже понял. - Вздохнула я, наливая в высокий бокал что-то напоминающее ягодный морс. Немного поколебавшись, все же решилась спросить: - Эльяр, не напомнишь мне правила игры?
  Маг и девушка-оборотень вновь обменялись удивленными взглядами. Но ответ на свой вопрос я все же получила. И не сказать, чтобы он меня сильно обрадовал.
  В этой части мира, уже несколько сотен лет власть безоговорочно принадлежала Двум Королям. Их резиденции, которые по сути являлись чем-то средним между игорными домами и притонами, находились во всех крупных городах Королевства (названия королевства мне выяснить так и не удалось). Всего таких городов насчитывалось пять. К ежегодным играм каждый город обязан был предоставить свою команду из пяти участников, но так как до финала живым не добирался почти никто, игроков предпочитали набирать из преступников, за свои деяния приговоренных к смерти. Правда, чтобы игра получилась более увлекательной и не закончилась едва начавшись, участники набирались одаренные каким либо воинским или магическим талантом. Правило у игры было всего одно: выжить любой ценой, и дойти до места назначения. Маршрут следования и конечная точка каждый раз выбирались новые, так что заранее угадать, что ожидает участников на этот раз, было практически невозможно. Два Короля лично создавали игровой полигон, который по словам Эльяра находился в какой-то пространственной завихрени, не уступающей по размеру небольшой стране, а уж всяческих ловушек и опасностей там было столько, что шансы преодолеть их без потерь сводились к нулю. Все пять команд начинали свой маршрут с разных точек полигона, но рано или поздно, непременно сталкивались где-нибудь на полпути к цели, если конечно доживали до этого момента. В этой игре, смысл слова "команда" был весьма условен, так как в конечном итоге, каждый сражался сам за себя. С победившего игрока, (если таковой конечно будет) снимались все обвинения и его отпускали на все четыре стороны.
  В общем, когда я поняла, на что подвизалась, мне стало дурно. Какова вероятность того, что мне удастся дойти до конца? Ноль целых, хрен десятых. Не стоит тешить себя иллюзиями, - даже против членов своей команды, я безнадежно слаба, ведь оборотень, дроу маг и.... кстати, а кто тот бледный тип, так неожиданно вступившийся за меня перед темнокожим? Может и правда вампир какой-нибудь? А что, в этом идиотском мире я уже готова ко всему...
  Озвучила свой вопрос Эльяру и Юнике. Мои предположения о вампире их почему-то очень развеселили, но услышав мое мрачное сопение, они постарались скроить лица посерьезней.
  - Крисс, поверить не могу что ты не узнал Одена Канфрия! - как-то даже осуждающе посмотрел на меня Эльяр, - Хотя, после того как его отстранили от должности и арестовали он сильно сдал... Да, громкая была история, гремела на весь Ройван! Моя теперь наверное тоже гремит, ведь я был не последним магом в этом городе...
  Эльяр вновь погрузился в тоскливую задумчивость, а я обратила свое внимание на Юнику:
  - А тебя за что? Ты как-то не очень тянешь на преступницу.
  Девушка отреагировала неожиданно:
  - Отстань! Это не твое дело, ясно?
  Затем, вскочила из-за стола и почти бегом скрылась за одной из дверей, по примеру дроу, громко хлопнув ей об косяк.
  Я обалдело проводила ее взглядом.
  - И... что это было?
  - У каждого из нас есть то, что мы не хотим будоражить, Крисс. - Мрачно отозвался непривычно серьезный Эльяр. - Уверен, у тебя тоже имеется что-то, чем бы ты не хотел делиться с посторонними.
  Я пристыжено промолчала. Нашла что выспрашивать у девчонки, дура! Юника, хоть и держится молодцом, наверняка находится от всей этой ситуации в не меньшем ужасе, чем я, или тот же Эльяр. Да и с чего я взяла, что люди (условно выражаясь), которым возможно вскоре предстоит меня прикончить, будут делиться своими волнениями? Я вот например, никому не собиралась сообщать ни свой истинный пол, ни свое происхождение, так что с моей стороны будет честно больше не приставать с расспросами к членам команды. Хотя расспрашивать о чем-то дроу я рискнула бы, только окончательно повредившись рассудком.
  - Ну что же, - вновь вклинился в мои мысли голос Эльяра, - время уже позднее, пойдем-ка спать, Крисс.
  Мой организм словно только и ждал слов мага, - едва не отключился прямо за столом. Но перспектива провести эту ночь в мягкой удобной постели, заставила меня мобилизировать скрытые резервы и датащиться-таки до комнаты.
  На разглядывание окружающей обстановки сил уже не осталось. Отыскав взглядом кровать, я раздеваясь на ходу, и чуть не навернувшись, запутавшись в штанине, зачарованным сусликом побрела в ее сторону.
  Как только голова коснулась подушки, я блаженно вздохнула и закрыла глаза.
  Еще какое-то время в утомленном сознании мелькали обрывки моих злоключений в этом мире, но потом сумбурные воспоминания перешли в крепкий, без сновидений, сон.
  
  
  

Глава шестая. Игра начинается.

  
  Первый раз за все то время, что я провела в этом мире, пробуждение мое было приятным. Организм чувствовал себя выспавшимся и отдохнувшим, а в теле ощущалась непривычная легкость, какая обычно бывает после посещения хорошего спа-салона.
  Сев в кровати и свесив ноги на мягкий ворсистый ковер, недоверчиво осмотрела раненое предплечье. Вместо ожидаемой глубокой раны, которая так беспокоила накануне, обнаружилась только тонкая полоска новой розовой кожи, заставившая меня неприлично вытаращить глаза. Ну ничего себе сервис! Накормили, подлечили... да что это такое зудит?! Ага, заклеймили...
  На запястье левой руки теперь красовался какой-то непонятный символ, состоящий из переплетающихся между собой белого и черного полумесяцев. Отлично просто! Что эта оригинальная татушка означает, интересно? Специальная метка для участников игры? Скорее всего. Значит, по логике вещей, у остальных членов команды должны быть такие же, и уж они то наверняка по более моего осведомлены о назначении этой татуировки. Чувствую, опять придется донимать расспросами Эльяра, или на худой конец, Юнику. К дроу или "вампиру" я с подобными разговорами уж точно не полезу, - их в нашей недружной компании опасаюсь больше всего.
  Одевшись, подхватила барсетку и робко выглянула за дверь отведенной мне комнаты. На меня тут же воззрились четыре пары глаз, одна из которых глядела весьма недружелюбно.
  Смущенно хмыкнув, пробормотала: "всем с добрым утром" и поспешила скрыться в ванной комнате.
  Закончив приводить себя в порядок, несколько минут просто стояла, опершись ладонями о край раковины и собиралась с духом, чтобы выйти в общую гостиную, где за накрытым столом сидели совершенно чужие для меня люди (и нелюди) с которыми меня по какому-то безумному стечению обстоятельств, связала судьба.
  Посмотрела на свое отражение: бледная, испуганная, с плотно поджатыми губами. Упрямо тряхнула головой, - ну уж нет! В конце концов, я ведь на самом деле не сопливый пацан, который боится собственной тени! Я в таких переделках побывала, и столько раз оказывалась на грани жизни и смерти, что просто не имею права бояться именно сейчас! Да и кого?! Ведь Эльяр говорил о том, что до определенного этапа игры, никто из членов моей команды не сможет причинить мне вреда. А потом... мне ведь не обязательно держаться с ними до самого конца, верно?
  Протяжно выдохнув, криво усмехнулась и вышла в общую гостиную. Молча села за свободный стул, который очень удачно оказался рядом с Юникой, и придвинула к себе тарелку с яичницей.
  Некоторое время, слышался только тихий перестук столовых приборов и я рискнула украдкой осмотреться: Эльяр с задумчивым видом поедал очередное свое пирожное, даже не притронувшись к остальному завтраку, девушка-оборотень беззаботно болтала ногой и время от времени хитро поглядывала на присутствующих из-под кудрявой челки. Встретившись со мной взглядом, она лукаво подмигнула и тут же как ни в чем не бывало, отвернулась. Дроу жевал с настолько зверским выражением лица, словно яичница с хрустящими полосками бекона нанесли ему личное оскорбление и теперь он свершал свою законную вендетту. "Вампир", по-прежнему болезненно бледный, восседал за столом с таким видом, будто находился как минимум на приеме у английской королевы. Для полноты картины не хватало только фарфоровой чашечки чая с молоком и аристократически оттопыренного мизинца. Яичницу он разрезал на такие микроскопические кусочки, словно надеялся расщепить ее на атомы.
  Пока подглядывала за остальными, как-то незаметно для себя, опустошила собственную тарелку. Эх, мне бы еще чашечку кофе! Утро без него не утро...
  Едва в моей голове пронеслась эта мысль, как передо мной тут же возникла крошечная чашка с ароматным, дымящимся напитком. Ошалело принюхавшись, убедилась, - натуральный кофе!
  - Охренеть, скатерть-самобранка! - пробормотала я, недоверчиво сверля взглядом "дар небес".
  Юника заинтересованно потянула носом и скривилась:
  - Что это такое?
  Вновь почувствовала на себе любопытные чужие взгляды.
  - Напиток. - Все еще растерянно отозвалась я. - Тонизирующий. Кофе называется.
  - Такой пили в твоей деревне? - прожевав очередное пирожное, поинтересовался Эльяр.
  Молча кивнув, я все же решилась пригубить напиток. Кайф! Сварен как раз так, как я больше всего люблю! Даже блаженно зажмурилась от удовольствия.
  - Фу! Он же горький!
  Приоткрыв один глаз, покосилась на Юнику, которая видимо решилась повторить мой "заказ" и теперь забавно наморщив нос, отплевывалась в салфетку.
  Не смогла удержаться от короткого смешка:
  - К нему просто привыкнуть надо.
  - Вот еще! - девушку аж передернуло, - Извращение какое-то - добровольно глотать эту бурду.
  В ответ лишь безразлично пожала плечами. На вкус и цвет, как говориться...
  
  

***

  
  Закончив с завтраком, дроу и "вампир" все так же сохраняя полное молчание, разошлись по своим комнатам. Что ж, пожалуй пришла пора задать магу парочку насущных вопросов:
  - Эльяр, а Эльяр...
  Маг, блаженно откинувшийся на спинку стула и сыто поглаживающий полный живот, лениво приоткрыл один глаз и приглашающее махнул рукой, - говори, мол.
  - Слушай, а что это за штука такая у меня с утра выскочила? - закатала рукав и продемонстрировала ему татуировку.
  Юника заинтересованно подалась вперед, но разглядев, что именно я показываю, лишь тихо фыркнула.
  - Метка Игрока. - С добродушной усмешкой пояснил Эльяр, показывая точно такую же татуировку на своем запястье. - С ее помощью устроители ежегодной игры будут отслеживать наши перемещения, а если кому-нибудь взбредет в голову сбежать... в общем, не советую даже пытаться.
  Ага, то есть, это своего рода маячок и... детонатор? Супер, просто! Хотя, чего я ожидала, собственно? Раз они в этих самых играх магов и воинов задействуют, значит, нужно какое-нибудь надежное средство для того, чтобы их контролировать. А тут метка, - шаг влево, шаг вправо, - расстрел.
  - А еще ограничения на трансформацию. - Проворчала Юника, скривив крайне недовольную физиономию. - Оставят только частичную, а с ней я стану гораздо слабее.
  - Что ты имеешь в виду? - заинтересовалась я.
  - А это значит, - вместо девушки решил ответить Эльяр, - что она не сможет принять вторую ипостась. А я, не смогу обращаться к внутреннему резерву в полную силу. Это якобы уравнивает шансы всех игроков. Бред! Сначала антимагические наручники, теперь это... никогда еще не чувствовал себя более беспомощным!
  Во время своего пламенного монолога, маг так импульсивно размахивал руками, что смахнул со стола тарелку. На звон разбитого фарфора, из комнаты выглянула хмурая голова дроу. Увидев причину шума, нелюдь недовольно рыкнул и скрылся обратно.
  Я передернула плечами:
  - И как с таким работать в одной команде?
  - С максимальной осторожностью. - Серьезно заявил Эльяр. - Предательство и подлость у этого народа в крови, так что мой вам совет - не подставляйте ему спину.
  - Мог бы и не предупреждать - отравленный клинок между лопаток это последнее, о чем я мечтаю в этой жизни. - Хмыкнула Юника, неприязненно покосившись на дверь, за которой скрылся дроу.
  - А этот, второй, как там его?... - раз уж собеседники сейчас настроены немного посплетничать, нужно этим воспользоваться. В конце концов, потенциальных врагов нужно знать, как говориться, в лицо.
  - Оден Канфрий? - теперь на закрытую дверь покосился Эльяр, - Темная лошадка. Работал начальником службы безопасности Двух Королей. О нем отзываются как а жестком, расчетливом карьеристе, способном ради достижения своей цели пойти по головам. В общем, с ним тоже нужно быть настороже, особенно после того, как его отстранили от должности и отдали под трибунал. Поговаривают, - тут маг понизил голос до шепота, - что после этого он ожесточился еще больше.
  Я лишь недоуменно покачала головой. Как-то не вязалось все вышесказанное с той бледной молью, которая присутствовала за завтраком. Хотя, внешность бывает очень обманчива, - мне ли не знать. Ладно, - отставим лирику и перейдем к более насущным вопросам:
  - А как долго нам еще здесь находиться? Когда за нами придут?
  - Как по мне, я бы отсюда вообще никуда не выходила! - с мечтательной грустью протянула Юника.
  - Боюсь, выбора у нас нет. - Вздохнул Эльяр, цапая с тарелки очередное пирожное. - Как только к ежегодной игре все будет готово, нас отправят прямиком ко входу в полигон. Так что, наслаждайтесь спокойной жизнью, пока можете.
  Я решила последовать дельному совету, и мысленно заказала у скатерти-самобранки еще чашечку кофе. Что ж, раз участия в игре никак не избежать, значит буду стараться выжить во что бы то ни стало. Я конечно не оборотень, не маг, не дроу и даже не загадочный Оден Канфрий, но человек который любит и хочет жить в критической ситуации способен на многое. Сколько подобных случаев я наблюдала, работая на горячих точках, - даже тяжелораненые из последних сил упрямо добирались до своих, буквально зубами выгрызая у смерти право на существование.
  Еще немного посидев в общей гостиной, я решила немного побыть в одиночестве, поэтому извинившись перед Эльяром и Юникой, удалилась в свою комнату. Настроение было, прямо скажем, не важное.
  
  

***

  
  На общий обед решила не выходить, - не хотелось лишний раз видится с агрессивно настроенным по отношению ко мне, дроу. Нормально поесть, когда тебя злобно сверлят два нечеловеческих фиолетовых глаза, все равно не получится. Да и "вампир" этот, который Оден Канфрий, тоже положительных эмоций совершенно не вызывает, - мутный тип, судя по характеристике данной Эльяром. Да уж, - повезло с командой, ничего не скажешь! И маг с оборотнем, несмотря на то, что пока относятся ко мне лояльно, союзниками могут считаться только до определенного момента. Как не противно это осознавать, слово "друг" или "товарищ" можно смело вычеркнуть из лексикона на время игры.
  На смену этим мыслям, пришли другие. Со всей этой суматохой я совсем забыла об аукционе невест. Интересно, он уже состоялся? И где сейчас девчонки? Надеюсь, в конечном итоге у них все не так плохо, как я себе напридумывала. Эх, увидеть бы Онику и Тиа, убедиться что они в порядке... Надо же, привязалась как к этим девчонкам! Не зря говорят, - общие неприятности сближают. А тут даже не неприятности, - пережитый один на всех ужас, и радость неожиданного спасения.
  Странно получается, - в своем мире, иногда хотелось иметь верную, надежную подругу, с которой могла бы поделиться какими-то насущными темами, да только из-за любимой работы времени совсем не оставалось, а если уж на то пошло, и не умела я как-то подруг заводить... А надо было всего лишь в плен к оркам попасть, и на тебе, - вместо того чтобы о собственной шкуре думать, за этих дурех переживаю.
  В дверь постучались, положив тем самым конец моим невеселым размышлениям. Пришлось вставать и идти открывать. На пороге обнаружилась Юника, которая держала в руках исходящую паром тарелку с чем-то похожим на мясное рагу.
  - Привет, а я тебе поесть принесла! - оттерев меня плечом, девушка просочилась в комнату, - Ты ведь из-за дроу обед пропустил, да?
  - Угум. - Хмыкнула, закрывая за неожиданной гостьей. - Не нравится он мне.
  - Уверяю, ты ему тоже. - Весело отозвалась Юника, пристраивая свою ношу на прикроватный столик, и с размаху плюхаясь на кровать так, что та едва ли не затрещала. - Наверное, это потому, что ты обычный человек.
  - Ну, этот ваш Оден Канфрий тоже вроде как обычный человек. - Заметила я, с аппетитом принюхиваясь к содержимому тарелки. Надо же, до этого момента даже не чувствовала, что проголодалась.
  - С чего ты взял? - удивленно приподняла брови Юника, - Он же при Двух Королях состоял, а туда только с магическими способностями берут. Хотя, Канфрий в первую очередь воин, по внутреннему резерву, он значительно уступает тому же Эльяру.
  - О, стало быть я действительно тут самое слабое звено... - уныло заключила я, отставляя опустевшую тарелку.
  - Но ведь за что-то же тебя выбрали для участия в играх? - разноцветные глаза посмотрели на меня с лукавым любопытством.
  Я замялась. Стоит ли просвещать ее о своих, путь сомнительных, но достоинствах? Хотя, чего я теряю?
  - Ну... вроде как дерусь неплохо. - Смущенно призналась, решив тем не менее не вдаваться в тонкости искусства восточных единоборств.
  - Хм... действительно сомнительный талант. - Задумчиво почесала бровь, Юника. - Это плохо. Наверное, у Рендаса не хватило времени найти кого-нибудь получше, вот он и выдвинул на игру тебя.
  Как не противно было себе в этом признаваться, но, кажется Юника права. Похоже, охранителю пришлось добрать состав команды, взяв лучшее из худших.
  - Единственное, чего я не понимаю, - хмуро покосилась на девушку, - ваша какая печаль? Ну, предположим, выйду с самого начала игры, - вам же легче будет.
  Юника вздохнула, и закатила глаза к потолку:
  - Крисс, ну сам посуди! Против нас будет сражаться еще четыре полностью укомплектованные команды. В этом случае, пять сильных игроков, намного лучше чем четыре, не находишь?
  - Нахожу. - Мрачно призналась, начиная наконец понимать, почему зловредный дроу так категорично настроен против моей персоны. - Только легче мне от этого не становится.
  Юника лишь пожала плечами. Правильно конечно, что еще тут скажешь. Чем дальше, тем "веселее".
  У меня складывается такое впечатление, что мое перемещение в этот мир сопровождалось характерным звуком сливаемой в унитаз воды. Да и оказалась я по итогу, в соответствующем месте и соответствующей ситуации.
  - Ну ладно, - Юника поднялась с кровати и направилась к двери, - вижу, тебе нужно побыть одному. Надеюсь, к ужину хотя бы выйдешь?
  Молча кивнула, не утруждая себя ответом.
  Как только Юника покинула комнату, обессилено сгорбилась и обхватила голову руками. Вспомнились Ма и Па, их домик на берегу моря, шарлотка с хрустящей корочкой по воскресениям, радость родителей, когда я приезжала их навестить.
  Провела ладонью по щеке и с удивлением уставилась на влагу. Черт, даже вспомнить не могу, когда я плакала в последний раз! Говорят, если поплакать, становиться легче. Как по мне, так чушь полная! Голова трещит, нос пухнет, а на душе как было гадостно, так и осталось. Короче, бесполезное это занятие, в чем я убедилась полтора часа спустя.
  
  

***

  
  Вопреки обещанию, которое я дала Юнике, на ужин идти совершенно не хотелось. Конечно, я и раньше прекрасно осознавала то, что значительно уступаю остальным членам команды практически по всем параметрам, но после разговора с оборотницей, чувство собственной бесполезности многократно обострилось. Мерзко и обидно ощущать себя никчемным балластом, который вряд ли кто-то серьезно берет в расчет.
  "А вот и зря!" - зло подумала я, непроизвольно сжимая руки в кулаки. Пусть думают обо мне что хотят, и если они считают меня заведомо слабее их, это существенно облегчит мне задачу. Парнишку Крисса уже списали со счетов, а значит, в первую очередь, один сильный игрок постарается устранить своего более сильного конкурента, не видя во мне серьезного соперника. А подобный расклад, существенно повысит мои шансы выжить, - пока титаны будут биться, смертный воспользовавшись поднятой ими шумихой, спокойно пойдет дальше.
  Хандра постепенно отступила, а на смену ей пришла задорная злость, - еще посмотрим кто кого!
  На ужин я все-таки вышла, и даже почти не обращала внимания на ставший уже привычным, ненавидящий взгляд дроу. Ну и пусть себе зыркает, жалко что ли? Все равно, по условиям игры, до определенного этапа ни один член команды не может причинить вред другому. Это конечно вовсе не значит, что мне стоит расслабляться в его присутствии, но все же внушает некий оптимизм.
  Эльяр во время трапезы как всегда был вежлив и благодушен. Уплетал пирожные, щурясь как сытый кот. У меня кстати вообще закралось подозрение что маг питается исключительно этими кондитерскими изделиями и ничем больше. Что ж, сдается мне, во время игры ему предстоит значительно пересмотреть взгляды на свой рацион, - вряд ли там, куда нас отправят, представится возможность регулярно лакомиться сладостями.
  Чуть не подавилась, поймав на себе чей-то пристальный взгляд. Оден Канфрий. Смотрит так внимательно, задумчиво, словно препарировать пытается без подручных средств. Захотелось поежится, а еще лучше выбежать из комнаты и запереться с другой стороны. Вместо этого, вопросительно приподняла брови, - мол, чего надо? Тот криво усмехнулся, и переключил внимание на содержимое своей тарелки. Вот и славненько, а то мне злобных фиолетовых буркал дроу вполне хватает для того, чтобы кусок в горло не лез.
  Вообще, странная у нас команда подобралась. Нам же вместе придется держаться, по крайней мере на начальных этапах игры, а мы за все то время, что находимся вместе, едва ли парой слов друг с другом перекинулись. И если с Юникой и Эльяром я еще хоть как-то общаюсь, то с остальными в этом плане полный швах. Я вот к примеру, даже имени своего главного врага не знаю, да и по остальным, кроме расовой принадлежности, -информации ноль целых, хрен десятых. Утешает что и они про меня практически ничего не знают, да и то что знают, мало соответствует действительности.
  Наш ужин, который по своей атмосфере больше напоминал поминки, прервал скрежет отворяемого засова. Воздух над столом тут же как будто сгустился. Все, как по команде, напряженно уставились на дверь. Мне для этого пришлось развернуться на стуле, так как я сидела спиной к выходу.
  "Ну, вот и все" - подумалось мне, и я даже какое-то странное облегчение испытала. Ожидание закончилось, а впереди зловещая неизвестность.
  Первыми в общую гостиную организованно, по двое, вошли воины, в черной, с алыми нашивками форме. Это уже не охранители, - что-то посерьезней будет. Следом, исполненный собственной значимостью, с подсвечником в руке, заявился Оскис. Побуравил нас неприязненным взглядом и скомандовал:
  - Игроки, пять минут на сборы и на выход.
  Видимо, всем кроме меня, собирать было особо нечего, так что в свою комнату понеслась я одна, в то время как остальные просто встали из-за стола и подошли к воинам. Прихватив свою любимую барсетку, пристегнула ее к поясу и чуть прикрыла подолом рубашки.
  На меня посмотрели странно, но к счастью высказываться не стали.
  - Следуйте за мной. - Велел Оскис, хмуро добавив: - Предупреждаю сразу, кто вздумает дурить, метка тут же среагирует, так что, без глупостей!
  Краем глаза заметила как презрительно скривился дроу, и как тяжело вздохнул Эльяр. Юника, которая сейчас выглядела немного бледнее обычного лишь нервно отбросила со лба кудрявую челку, в то время как Оден Канфрий, внешне остался совершенно невозмутим, - словно происходящее его не касается ни каким боком. Даже зависть взяла, - вот это выдержка у мужика! Себя я со стороны не видела, но подозреваю, отважным героем я в этот момент уж точно не выглядела.
  И снова наш путь лежал по кажущимся бесконечным, лабиринтам узких коридоров. Суровые воины замыкали нашу процессию, бдительно следя за каждым движением любого из членов команды. Я благоразумно пристроилась между Юникой и Эльяром, так что воины дышали в затылок хищно сверкающему фиолетовыми глазами, дроу. Даже нашла в себе силы мстительно порадоваться этому факту.
  Наконец, коридор постепенно начал раздаваться вширь, и вскоре мы остановились у массивных двустворчатых дверей, с тяжелыми железными кольцами вместо ручек. Интересно, куда это нас принесло?
  Оскис дал знак одному из сопровождающих, и тот не без усилий, распахнул створки. При виде помещения, стены которого были увешаны невероятным количеством самого разнообразного оружия, у меня округлились глаза. Охренеть можно! Нас что, еще и вооружат?
  - Каждый может выбрать только один вид оружия. - Деловым тоном сообщил Оскис, и чуть посторонился, пропуская нас внутрь.
  Дроу и Оден Канфрий тут же уверено направились в разных направлениях, видимо сразу приметив то, что им необходимо. Следом двинулась Юника, а за ней, Эльяр. Я же не знала куда себя деть. Ничем из всего этого многообразия я владеть не умею. Если не считать того раза, как я во время репортажа о ролевиках, взяла подержать тяжеленный меч, под весом которого дрожали руки и подгибались колени. Ну и Па как-то дал пару уроков с нунчаками, правда я быстро осознала, что это совсем не мое. Разбитая губа и шишка на лбу были тому верным доказательством.
  - А ты какое оружие предпочитаешь? - поинтересовался Эльяр, практически с нежностью разглядывая тонкий изящный стилет, который он вертел в руках.
  "Автомат Калашникова, - мрачно подумала я, - или парочку ручных гранат"
  Пожала плечами, и пригляделась к предлагаемому ассортименту. Оставаться совсем без средства самозащиты как-то не хотелось.
  В процессе мучительных раздумий, мой выбор пал на охотничий нож с довольно удобной рукоятью и широким лезвием. Пожалуй, при необходимости смогу с ним справиться. Сразу почувствовала себя как-то более уверенно. Прикрепила потертые ножны к поясу, с другой стороны от ставшей уже родной, барсетки. Осмотрелась.
  Юника выбрала для себя набор метательных ножей. Дроу с пугающим оскалом рассматривая парные клинки из какого-то темного металла. Оден Канфрий оказался не оригинален, вооружившись обычным с виду мечом. Хотя, что я понимаю в мечах? Может покруче всего нашего оружия будет...
  - Готовы? - с легкой ноткой нетерпения в голосе, поинтересовался Оскис, - Тогда прошу следовать за мной.
  И вновь череда бесконечных коридоров, которые внезапно, словно резко обрубившись, окончились огромным залом, в центре которого будто кто-то натянул покрывало состоящее из плотного черного тумана. Туман клубился так многозначительно и зловеще, что у меня засосало под ложечкой. Почувствовала, как мои пальцы с силой сжали чья-то ледяная рука. С трудом удержалась от позорного визга. Оказалось, это Юника. Бледная, с испуганными глазами и поджатыми губами. Вырывать руку не стала, лишь поморщилась, потому как силушки у девчонки оказалось немерено.
  Тут мое внимание привлекли собравшиеся в зале люди, которые расположились неподалеку от пугающего тумана.
  Первым я узнала Айрика, рядом с которым бесцветной тенью застыла Тиа, облаченная в яркое, вызывающе откровенное платье. Айрик с торжествующим злорадством смотрел куда-то поверх моего плеча. Обернулась. Позади стоял Оден Канфрий. Взгляду, которым он буравил предводителя воинского отряда Ройвана, мог позавидовать даже разъяренный василиск. Похоже между этими двумя не очень теплые отношения...
  Следующий знакомец, которого я обнаружила в зале, - Рендос. Тот самый дознаватель который и решил мою участь, отправив меня на ежегодную игру. Рядом с ним я заметила еще одну из тех девушек, которые должны были участвовать в аукционе невест. Даже не помню как ее зовут, да и какая разница? Эта хоть одета поскромней, да и взгляд не такой затравленный как у Тиа.
  Еще несколько незнакомых лиц, и Оника. Та опустив взгляд в пол, стояла рядом с высоким облаченным в дорогие одежды, мужчиной, с вьющейся копной густых каштановых волос. Его можно было бы назвать привлекательным, если бы не жесткий взгляд темных глаз и недовольные складки у тонковатых губ. На груди незнакомца блестел украшенный камнями массивный медальон. Дорого-богато.
  - Кто это? - шепотом поинтересовалась я у Юники.
  - Господин Невин. - Так же тихо отозвалась девушка, странно на меня покосившись. - Градоначальник Ройвана.
  О как! Какая важная птица пришла проводить нас в последний путь. То есть, на игру. Хотя, какая к черту разница?
  Господин Невин тем временем величественно поднял руку, и толпа зевак, собравшаяся в зале благоговейно притихла, готовая внимать его речам. Тот не заставил себя ждать. Развернув любезно протянутый ему свиток, градоначальник хорошо поставленным голосом зачитал:
  - Подданные великого королевства Двиер (вот значит, как оно называется!) В этот торжественный день имею честь открыть в славном городе Ройван, ежегодные игры Двух Королей!
  Толпа зашумела, зааплодировала, а я поразилась лаконичности речи. Думала он на полчаса затянет, а оно вон как быстро получилось. Мог бы и без бумажки прочитать, но по бумажке наверное все-таки солиднее. Ан нет, кажется еще не все! Градоначальник продолжил:
  - Оден Канфрий, Эльярис Аутролийский, Юнианна из рода Шантай, Дха из дома Серебряных клинков, отрок Крисс... - тут господин Невин застопорился и удивленно приподнял бровь, но быстро справился с удивлением, - ... кхм... отрок Крисс! Пройдите же в портал и да начнется игра!
  Я не удержавшись, метнула взгляд на дроу. Дха, значит? Не удивительно, что он не захотел представляться. Ну и имечко! Как будто кто-то прокашлялся...
  В себя я пришла от того, что Юника вырвавшись вперед, больно дернула за руку. Пришлось покорно следовать за ней к завесе из плотного черного дыма. Ой, что-то мне не по себе!
  Первым в портал бестрепетно шагнул Оден, следом за ним, дроу, который обернувшись напоследок, показал всем присутствующим непонятный жест из замысловато скрученных пальцев. Почему-то, я даже не сомневалась, что жест этот был крайне неприличным.
  Эльяр трусливо застопорился у самой кромки клубящегося черного марева, но получил напутственный толчок меж лопаток, которым с ним щедро поделилась Юника, и ласточкой влетел в портал.
  - Ну что, готов? - с кривой улыбкой поинтересовалась у меня оборотница.
  - Нет. - Честно призналась я, и зажмурившись сделала два шага вперед.
  Мир закружился и пропал.
  
  
Оценка: 7.02*17  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"