Ковалевская Александра Викентьевна: другие произведения.

Решение Задачи Века

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.11*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В основе рассказа лежат действительные события из жизни величайшего математика современности. ПОЛУФИНАЛ КОНКУРСА "НЕРЕАЛЬНАЯ НОВЕЛЛА-2019". Играет дальше

   Благодарю Елену Березину за научно-популярную статью об особенностях Антивселенной, подсказавшую идею этой новеллы.
  
  
  
   Он познакомился с Майей через день после того, как поместил на математическом интернет-форуме решение Задачи Века. Кажется, именно тогда она переехала в Питер и нанесла визит его маме. В любом случае, повод для знакомства был настолько незначительный, что вспомнить его так и не удалось. Узкий круг знакомых Григория Эльмана пополнился на одного человека, вот и всё. Изредка во время одиноких прогулок ему случалось встретить Майю и, как ни странно, находились общие темы для бесед.
   Осенним днём он заметил её в сквере возле филармонии. Точнее, разглядел не девушку в сером пальто, с небрежно закрученным на шее нежно-зелёным шёлковым шарфом, - но некий символ, заключённый в этом силуэте, считываемый подсознанием как "знакомая, с которой получается общаться".
   Григорий догнал её и пошёл рядом.
   Молчание не тяготило.
   Молчание, - спутник ментального затишья, - звучало финальной мелодией из филармонического концерта, в голове математика прокручивалось "Болеро" Равеля.
   Эту вещь Эльман любил.
   Ритм постепенно, гораздо медленнее, чем хотелось бы, ускорялся, мелодия нарастала и вела за собой... Так работает мысль в поисках правильного решения. "Болеро" был подобен аромату пряностей, но аромату лёгкому, едва уловимому, сдержанному, как и сама эта музыка - скрытная, страстная и одновременно рассудочная и контролируемая.
  В воздухе разливалась нега последних теплых дней. Потерявшие листву верхушки деревьев чётко рисовались на фоне пронзительно-синего неба с высокими пуфами белоснежных облаков. День был хорош.
  
   Майя, чьё синтепоновое пальто едва слышно шуршало при каждом шаге, заговорила первой, в задумчивости растягивая паузы между словами:
   - Вот что мне хотелось бы узнать у вас, профессионального математика... Представим, математическая задача решена. Она обрела завершенную форму. Она из мира идей и не относится к предметному миру, ведь так? Тогда задача - это привычное ЧТО, или она всё-таки - НЕКТО? Персона?
   Эльман замедлил шаг.
   Его сейчас занимала теория случайных чисел, но не настолько, чтобы не слышать, о чём фантазирует спутница. Он оторвал сосредоточенный взгляд от дорожки с намётами золотой листвы и стал смотреть перед собой, в перспективу аллеи, упиравшейся в решётку декоративной ограды.
   Майя поняла: он ждет продолжения. Развернулась, чтобы видеть лицо Григория и произнесла:
  - - Я примеряю на себя роль Задачи Эльмана, воплотившейся в человека, - заявила она. - Почему бы и нет? Это интересно! Итак, задача благодаря вам получила право на жизнь. Она просто обязана сказать: "Спасибо, Творец Эльман!".
  - Кто я? - бесцветным баритоном буркнул математик.
  - Творец. Создатель новой сущности, то есть, меня, Решенной Задачи. А для мира идей, который чаще называют Антивселенная, вы - Посредник.
  - И что мы знаем об Антивселенной? - по инерции поинтересовался Григорий, впрочем, совсем не ожидая услышать что-то действительно стоящее.
   Майя боролась с лёгким шарфом, ловившим ветер и пытавшимся закрыть ей лицо.
  - Это область сверхсветовых скоростей, обычных для анти-вещества, - ответила она и привела в порядок шарф, закрутив шёлковый отрез вокруг шеи и заправив концы под воротник мешковатого пальто. Продолжила:
   - В Антивселенной стабильность вещества и всех объектов возможна лишь при условии их разгона до невиданных значений. А снижение скорости, наоборот, противоестественно для сущностей Антивселенной.
   Эльман тут же ответил:
  - Оригинально! Подозреваю, что объекты вашей личной Антивселенной исчезнут для своего мира сразу, как только их скорость снизится до скорости света, - и впервые посмотрел на Майю.
   - Исчезнут, да.
   Майя кивнула.
  Её незапоминающееся лицо разрумянилось, глаза под стёклами очков стали ярче.
   - Исчезнут, потому что перейдут из состояния анти- в физическое вещество. Смерть в Антивселенной - это порция нового вещества-энергии в этой Вселенной.
  
   Эльману её убеждённость показалась занятной. Он подумал, что тему неплохо бы потом ещё раз обсудить в деталях с коллегой Максом.
   Он уточнил:
  - То, что сгинуло там, на самом деле появилось здесь. И наоборот. Верно?
  - Конечно!
  
   Его собеседница зашагала, переступая через каждую вторую плитку и совсем не беспокоясь, как это выглядит со стороны. Так делал Гриша в детстве: он тоже любил считать шаги.
   Она дошла до скамейки, подхватила со скамьи большой кленовый лист, вернулась и, поравнявшись с Эльманом, произнесла:
  - Гении делают возможным переход между двумя мирами. И не говорите, что антивещество при этом всегда должно аннигилировать. Часть антивещества, ответственная за сохранение информации, остаётся и существует в этой Вселенной в виде идей. И благодаря таким, как вы, Григорий, идеи со временем становятся материальными. Некоторые даже живут.
  
   Эльман размышлял над услышанным.
   В эксцентричной выдумке явно прослеживалась какая-то своя, внутренняя, логика.
  Зачем она это сказала?
  Почему она вообще говорит с ним?
  
   Он знает, что на санскрите имя Майя значит "иллюзия".
   Но эта - не иллюзия. Слишком деятельная.
   Скорее, Логос.
   Глас...
  
  Он привык мысленно строить разные диалоги перед тем, как сосредоточиться на какой-то проблеме. Рядом с ней происходит практически то же самое, но поток сознания подкрепляется ещё зрительными и звуковыми ощущениями. И, пожалуй, обонянием: едва различимый запах муската и цветочного-непонятно-чего, вплетавшийся в мелодию "Болеро" - оказывается, её аромат.
   Ну, что же.
   Логос в виде девушки с шелковым шарфом на шее, летящим от малейшего дуновения ветра...
  Не отвлекает.
   Пусть.
  
  Майя нарушила молчание и полюбопытствовала:
   - Если бы ваша Задача выбирала себе внешность для земного существования, то какая подошла бы ей лучше?
   - Гм, - кашлянул Эльман, неожиданно для себя отважившись подыграть из вежливости. - На роль Задачи...- он сделал над собой усилие, шевельнул кадыком, - ... вы подходите.
  Майя кивнула, явно не замечая нелепой надуманности их разговора, или, скорее всего, с туповатой добросовестностью отличницы старательно исполняя выдуманную роль:
  - Так и должно быть. Ведь вы родили меня в смысле гораздо большем, чем принято вкладывать в это слово.
   - Тогда породил, - уточнил Эльман.
  - Вы необыкновенный! - выдала она без перехода.
   - Исключим, что вы хотите чего-то от меня, - грубовато съязвил Григорий, рассеянно помахивая огромным кленовым листом, который Майя успела всучить ему.
  Он некстати вспомнил свои кустистые брови и нахмурился:
  - Необыкновенный... Поясните?
  - Блестящий разум! Звезда! - в её голосе была убежденность.
  - Мы говорим метафорами?
   - Думаете, метафоры недостойны того, чтобы их обсуждать?
  - Я математик. Был бы поэт - да. Но я не люблю поэзию.
   - И часто сожалеете, что человеческая речь, особенно поэзия, не информативна. Но допускаете, что иногда человеческая речь музыкальна.
   Майя улыбалась. Она забрала из пальцев Григория кленовый лист акварельной расцветки, подняла и стала смотреть сквозь пятипалые прожилки на низкое солнце.
  
   Эльмана озадачило восхищенное выражение на её лице: как будто девушке никогда раньше не приходилось рассматривать лист на просвет.
  - Человеческая речь... - сказал он, оторвавшись от подглядывания за собеседницей и возвращая дисциплинированный ум к теме разговора, - человеческая речь чаще всего рандомна и пуста. Я предпочитаю общение с математиками. Математики - немногие из тех, кто знает, о чём говорит. И то не всегда...
  
  
   Майя заторопилась. Да, ведь она предупреждала его в начале прогулки, что пробудет недолго, и теперь просто напомнила. Троллейбус увез её в сторону Васильевского.
  
  ***
  
  
   Григорий не задумывался о том, что его отказ от премии в миллион долларов, назначенной институтом Клэя за решение Задачи Века, станет сенсацией. Ещё в начале лета, когда математиков мира возмутила скандальная попытка китайских учёных втереться между Эльманом и его открытием, Гриша сделал вывод, что большая наука и большие деньги - вещи несовместимые. Отказываться от своих решений он не умел и теперь испытывал постоянное раздражение: доставали журналисты. Телефон пришлось отключить, ночевал порой у Макса, чтобы не идти домой, где его караулили бесцеремонные до омерзения люди с микрофонами и камерами.
  
  
   Снова случайно, как всегда, он встретил Майю. Но теперь подозрительно подумал, что неспроста. По крайней мере, Эльману так показалось после месяца нервотрёпки с прессой, объявившей его "мастером самопиара" и "гением, накрутившим свой рейтинг учёного с помощью скандала". Поговаривали даже, что американцы заранее купили у Эльмана его отказ от премии, чтобы привлечь интерес мировой общественности к математике и стоящим перед этой наукой задачам.
  
  - Вы помните наш последний разговор? - спросила Майя, возвращая Григория в беспечный день золотого октября.
   Насупившийся Эльман настороженно молчал. Но накопившееся раздражение в присутствии этой девушки постепенно таяло, и он позволил проводить себя до ближайшей скамейки, где они уселись, не глядя друг на друга, что его вполне устраивало, и Майя раскрыла изящный белый лэптоп и настояла, чтобы Эльман прочёл её электронку, датированную днём, когда он сообщил о решении Задачи Века. Эту дату Григорий помнил прекрасно, как помнил все цифры, сопровождавшие его по жизни. Утром того памятного дня Майя написала: "О решении гипотезы Пуанкаре заявит Григорий Эльман из С.-Петербурга. Как долго я ждала! Для меня жизненно важно то, что он искренний человек и бескорыстный учёный. Фонду Клэя задача ничего не будет стоить".
   Эльман прикинул время: запись появилась раньше, чем прозвучал его отказ. Он испытал смешанное чувство человека, которому заглянули в душу без его на это согласия. Его обычная нелюдимость напомнила о себе готовностью немедленно прервать разговор. Эльман приготовился уйти, но почему-то не ушёл. Вместо этого устало спросил Майю:
  - Вы знали, что я откажусь от премии?
  - "...я мчалась при этом сверх скорости света, и вот наказанье за это: я вновь у родного подъезда, задолго, увы, до отъезда!" Мне не надо объяснять вам, Григорий, что если двигаться быстрее скорости света, то можно видеть всё вдоль шкалы времени в обе стороны?
  
   "Спряталась за лимерик Хокинса... Умно! Не хочет выходить из роли", - уверился Эльман и решил пойти напролом:
  - Всех математиков преследуют их Задачи? - резко сказал он.
   Похоже, она не обиделась. Нет, не обиделась, потому что пустилась в разъяснения:
  - Не всех, редких. Архимед родил Эврику, Ньютон - Арабеллу...
  - Не слышал об Арабелле.
   Майя пожала плечами:
  - Обмены веществом с Антивселенной, которую на самом деле правильно называть областью Идей, случались не раз. На Земле со времен Атлантов жили великие умы: Ра и Нут, потом Ли-Ши, Коатль, Ормузд, Асуры. Знаете, Григорий, что общего у вас с этими мудрецами? Вы не являетесь проводником для двух основных, но самых грубых земных энергий: сексуальной и финансовой. Поэтому вы не совсем человек. Извините, я не так выразилась. Вы - не просто человек. Вы - космическая величина. И это не метафора.
  
   Эльмана выбила изобретательность, с которой эта особа втирается к нему в мозги, льёт елей и курит фимиам самолюбию учёного.
  
   Всё указывало на то, что его мысли не секрет для Майи, потому что она позволила себе укоризну во взгляде:
   - При чем тут лесть? Это же так просто: оплаченное всегда переходит в разряд вещественных предметов. Задача, за решение которой человек получил деньги, - даже если это веха в науке, - навсегда останется неодушевленным объектом. А одушевление требует более тонких энергий. У вас они нашлись для меня. И я существую, я - живу! Спасибо!
  
   С этим надо что-то делать. Её надо остановить. Эта женщина явно вообразила для себя какую-то особую роль.
   Эльман резко повернул голову: перехватить взгляд собеседницы.
  
   Метаморфоза совершилась мгновенно.
  
   Привычная Вселенная обнажила истинную свою суть: смехотворно, просто ирреально заторможенная область пространства, где в глубине вязкого, словно застывающего, времени зарождались, зрели и кристаллизовались события: от межличностых, социальных, до планетарных, галактических...
  Он увидел, как микронно-узкая ярчайшая игла, вращаясь вокруг оси, устремилась из его макушки точно вверх, прошила Вселенную и вырвалась за её пределы, игнорируя бесконечно сложный петлеобразный раздел между веществом и антивеществом, - эфемерную, пока недоступную для исследований, но совершенно отчётливо воспринимаемую его нынешним сознанием границу миров. И в месте прорыва возникла грандиозная световая вспышка с выбросом вещества из привычной Вселенной в Антимир.
  
   "Звезда Эльмана! - произнёс Логос голосом Майи. - Новый канал между Вселенными. Человек, отныне дом твой - в обоих мирах!"
  
  
   ...Григорий Эльман поёжился на холодном ветру и поглубже надвинул лыжную шапочку. На заметаемой ранним снегом остановке он остался один: трамвай только что тронулся с места, за стеклом мелькнул профиль Майи.
   Сознание работало чётко.
  Топографические пространственные модели всех уровней подтверждались, как того и следовало ожидать, изящными математическими решениями.
  Эльман попробовал сосредоточиться на задачах, которые не поддавались раньше, и улыбнулся: мир не так уж сложен и непознаваем...
   Но он не будет спешить.
   Здесь не будет спешить.
  
   Есть шанс многое успеть Там, и стоит попробовать!..
  
  
Оценка: 9.11*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"