Ковтун Дмитрий: другие произведения.

[1 том] Миры, связанные сном

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.07*72  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда каждый твой сон превращается в самый ужасный кошмар, что станет с тобой, никогда неунывающий молодой человек? Наруто в Дарк соулс.

  
  Пролог
  — Какой же я идиот, — пробормотал парень, одиноко бредущий по тёмной улице. Одна рука висела плетью, а второй он держался за бок. Он прекрасно знал, что в этот день — день его рождения — на улицу лучше вообще не выходить, но он забыл заранее купить еды и к вечеру сильный голод выгнал его в магазин. Из-за угла послышался шум и паренек вжался в стену, стараясь слиться с тенью. Подвыпившая компания, разодетая в праздничные наряды, весело прошла мимо. Наруто выдохнул и сильно вдохнул… попытался вдохнуть, так как бок прострелило болью. Дотронувшись до болезненного места, паренёк с ужасом понял, что ребра как-то слишком свободно ходят. Чертыхнувшись, он отлип от стены и похромал дальше, поминутно оглядываясь, выискивая взглядом хоть кого-то.
  Сегодня был общегородской праздник, совмещенный с трауром. Ровно девять лет назад на этот город, «Деревню Скрытую в Листве», напало одно из самых могущественных созданий в мире — Девятихвостый демон-лис. Ценой невероятных потерь и личной жертвы четвертого Хокаге — правителя этого города — монстра удалось победить. И именно в тот день родился он — Наруто Узумаки.
  В очередной раз таясь в неверной тени от праздношатающихся прохожих, Наруто думал — почему его все ненавидят? Сколько он сам себя помнил, всегда, все окружающие его люди относились к нему иначе, чем ко всем остальным детям. Может, он что-то сделал, когда был маленьким? Еще тогда, когда он ничего не помнил? Чем он заслужил такое отношение? Ведь он старался быть как можно лучше… А от переизбытка хорошего плохое же не может получиться? Наруто всхлипнул. Плакать он уже не мог — все слезы остались там, на полянке городского парка.
  Туда он завернул после магазина — с башни Хокаге стали пускать красивые огненные техники и невероятные салюты, привезенные из самой Страны Ветра, до которой, говорят, месяц пути от Страны Огня, где, собственно, и находится «Лист». Засмотревшись на завораживающие представление, парень не заметил мужчину, пока не стало поздно.
  — О, и демон тут! — прозвучало у парня из-за спины, заставив его вздрогнуть и покрыться холодным потом. Демоном его тоже называли, редко, правда, но ничего хорошего это ему не светило.
  — Какой хороший вечер, и бабло поднял, и бухло качественное, — на этих словах незнакомец присосался к бутылке, до парня донесся запах спиртного, — так и это отродье тут. Спасибо, Ками-сама!
  Наруто стал потихоньку отступать за дерево.
  — Э, нет, малявка, никуда ты не уйдешь!
  Парень вздохнул. Дальнейшее вспоминать было больно. Немногочисленные свидетели быстро разошлись, а на его крики о помощи никто не приходил. Проплакавшись, сжавшись в комочек, Наруто тогда кое-как встал и поплёлся домой, больше не обращая внимания на праздник.
  Преодолев последние метры до своего дома, к счастью так и не нарвавшись на неприятности, пацан стал подниматься по лестнице. Жилище у него было не ахти - после поступления в академию, ему дали квартирку в общежитии на краю города, недалеко от высоченной стены, опоясывающей город. Но своя комната была гораздо лучше приюта.
  Повозившись с ключом и с трудом открыв дверь непослушными руками, Наруто ввалился домой и, едва успев закрыть дверь, прислонился к ней и съехал вниз. Его всего трясло, а комната ходила ходуном. При резких движениях головой, там взрывался комочек ослепительной боли. Обняв себя руками, чтобы согреться, Наруто попытался собраться и хотя бы дойти до кровати. Но внезапно стены словно поменялись с полом местами, и паренек завалился на бок.
  «Ками, я же просто хотел быть, как всё… Может, если бы я не рождался, всем было бы лучше? Как же мне фигово… Пусть это прекратится побыстрее...»
  ***
  В себя парень пришел внезапно. Раз и всё. Открыв глаза, Наруто удивлённо огляделся: маленькая комната, где-то два на два метра, и высотой под пять метров, сложенная из больших, необработанных камней. В Конохе так не строили. Сверху, из зарешеченной дырки в комнату проникал солнечный свет, освещая все, что в ней было - Наруто и какую-то кучу тряпья у стены. Мальчик дернулся, но, вспомнив вчерашние приключения, замер, ожидая вспышки боли… однако ничего не произошло — боли не было, да и вообще, тело ощущалось гораздо легче, чем когда-либо.
  Осторожно встав, прислушиваясь к себе, Наруто обнаружил перед собой железную решетку. Подойдя к ней, парень подергал ее (та не открылась) и задумчиво спросил у воздуха.
  — И что дальше? - в ответ из-за спины Узумаки раздался тихий шорох, отчего по спине мальчика продрало морозом, и он медленно обернулся. Из-под мусора на него глядели два мертвых глаза. Наруто медленно развернулся и сделал шаг назад, упершись спиной в решетку, убеждая себя, что ему все почудилось, но...
  Из старых тряпок высунулось две покрытых струпьями руки, заставившие Узумаки побледнеть, и на нечеловеческой скорости к нему метнулось чудовище. Миг - и мальчик завопил от боли, почувствовав, как его пробило насквозь. Последнее, что Наруто увидел и почувствовал - обезображенное лицо и челюсти, сомкнувшиеся у него на шее...
  ***
  В тот день все соседи Узумаки Наруто, которого часто называли "демоном", впервые проснулись от его леденящего душу крика, а сам мальчик ронял слезы, прижав руки к животу и шее и тихо шепча себе под нос "Это был сон... Всего лишь сон... Это не правда..."
  Примечание к части
  Открыт прием идей, названий, описаний и причинно-следственных причин и следствий :3
  1
  — Ну и ну, — протянул Наруто глядя в зеркало на здоровенный синяк с боку от задницы до плеч, — такого у меня еще не было, - повертевшись и насчитав еще с дюжину синяков разных размеров, парень тяжело вздохнул и тут же поморщился — дышать полной грудью он пока не сможет. Сегодняшнее пробуждение было, пожалуй, самым худшим во всей его недолгой жизни. Уснул… точнее, вырубился он на полу возле двери и за ночь в неудобной позе у него затекло все, что можно и, кажется, даже пару мест, существование которых раньше было ему неизвестно. Вдобавок сломанные ребра мешали ему нормально дышать и наклонятся, а голова звенела от неосторожных движений и паренька от них мутило. Лицо саднило и в зеркале светился шикарный «фонарь» под левым глазом. Ощупав языком и приподняв губу, Наруто убедился, что и пары зубов нет. Хорошо хоть, что молочных. Тяжело, но аккуратно вздохнув, парень поплелся на кухню.
  В окно било послеобеденное яркое солнце, а это означало, что академию он сегодня пропустил. Да и не стал бы он с такими синяками туда идти. Наруто пожал плечами — не в первый и, очевидно, не в последний раз он прогуливал. Щелкнув чайник, Наруто с отвращением посмотрел на помятую быстрорастворимую лапшу, доставшаяся ему столь высокой ценой. Хорошо хоть тот му… мужик не заметил ее.
  Медленно залив лапшу кипятком, парень, как говорится, «залип» в одну точку. Двигаться совершенно не хотелось — тело ломило, саднило и покалывало, а мысли лениво перекатывались где-то внутри.
  — Ками, ну и приснится такая фигня, — выдохнул он, когда подумал про сегодняшнюю ночь. Такое, конечно, не очень хотелось вспоминать, но мысли упорно возвращались по кругу к недавним событиям. Раньше ему иногда снилась… м-м-м… какая-то канализация, что ли? В общем, там было темно и воды местами по колено, но таких… приключений там не было. Выкинув из головы ночную муть, Наруто погрузился в сладкие мечты, где он выбивал дурь из того мужика. С каждым разом способы становились все брутальней и брутальней.
  На автомате съев лапшу и запив водой из дождевой бочки на балконе, Наруто тоскливо посмотрел на свой любимый комплект: светлые шорты и черная майка. Весь покрытый грязью и потёками крови, он представлял собой жалкое зрелище. Просунув палец в дырку, пацан нахмурился. Так как этот костюм был единственным относительно чистым комплектом одежды, Наруто никуда выйти не мог. В очередной раз тяжело вздохнув, паренёк залил в тазик воды из бочки, насыпал тертого мыла — на порошок у него не хватало денег — и кинул свою одежду отмокать.
  Сидя на балконе в одних трусах и затасканной майке, парень смотрел на свой город. По крышам невысоких, максимум в пять этажей, утопающих в зелени, домов носились размытые фигуры — ниндзя. Передвижения «верхними путями», сиречь, по крышам — признак любого более-менее взрослого шиноби. Обычно, старше тринадцати лет. Завистливо проводив взглядом такую фигуру, Наруто представил, как будет так же прыгать, когда подрастет. Сейчас же в младшей академии ниндзя, где он и учился, преподавали всякий отстой, вместо по-настоящему нужных вещей или мощных техник. Зачем, спрашивается, приклеить чакрой и гонять листок по телу? Или по сто раз повторять одни и те же бессмысленные движения?
  Легкий летний ветерок обдувал его, а жаркий воздух разморил паренька, и тот уснул.
  ***
  Очнулся он резко. Открыв глаза и наткнувшись на подозрительно знакомую обстановку, Наруто перепугался, вскочил и прижался спиной к решетке, выставив вперед руки. Страшный незнакомец сидел в углу, судя по всему, камеры и, кажется, не обращал на него внимания. Из-под мусора неясного происхождения, трупиков крыс и обрывков тряпок, поблескивала металлом броня, сейчас покрытая ржавчиной. Обломанный меч с прямой крестовиной лежал на полу возле руки… человека ли? Рядом валялся разрубленный шлем и в щепки разбитый щит.
  Наруто шумно сглотнул и тут случилось то, чего он боялся больше всего — незнакомец вздрогнул и поднял на него взгляд. Из непроглядной бездны на него взглянули два тлеющих уголька. Не проронив ни слова, воин подхватил обломок меча и одним плавным движением поднялся. Чтобы преодолеть разделяющее их расстояние, монстру понадобилось всего два шага. Наруто дернулся в сторону в самый последний момент и обломок меча высек искры из металлической решетки.
  Отскочив к стене и немного поскользнувшись на чем-то, Наруто лихорадочно вспоминал всё то, чему его учили на уроках тайдзюцу в академии. Приняв стойку, парень поднял руки на уровень лица и с ужасом уставился на знакомые руки, покрытые струпьями и синюшными пятнами. Не в силах осознать открывшийся вид, Наруто не увидел, как противник прыгнул с места, только почувствовал, как тупой обломок меча обрушился ему на ключицу...
  ***
  Глубоко вздохнув, парень задохнулся от вспыхнувшей в боку боли. Свалившись с подоконника, пацан замер на полу, пытаясь различить, где реальная боль в ребрах, а где фантомная от разломанной ключицы, отбитого тяжелого сапогом живота и им же разломанной головы.
  2-3
  Осторожно выдохнув, Наруто опёрся о стену и уперся невидящим взглядом куда-то вглубь комнаты. То, что страшный сон приснился во второй раз, не особо волновало паренька. «Лист не падает в одно место… трижды. Он и дважды не должен был упасть, правда», - улыбнулся про себя мальчик. Впрочем, Наруто больше волновали ощущения, полученные в ходе, будем честными сами с собой, избиения. Очень уж они были похожи на реальные - ему было… с чем сравнивать. И повторять подобное совсем не хотелось, а учитывая его потенциальную карьеру наёмного убийцы…
  — Я буду тренироваться еще больше, даттебайо! И никто, не сможет меня побить! — проорал Узумаки на всю квартиру.
  — Да заткнись ты! — приглушенно донеслось из-за стены.
  — Сам заткнись, — пробурчал себе под нос парень. Он, конечно, станет непобедимым, но сейчас злить своих соседей — себе дороже.
  Гото Судзуки — именно его голос был слышен из-за стены — двадцатидвухлетний генин на какой-то государственной службе. Женат на обычной женщине, детей не имеет. Постоянно бухает, из-за чего его выперли из команды. Наруто искренне считал его неудачником: мало того, что Гото едва смог сдать выпускные экзамены академии на генина и трижды завалил тест на чуунина, так и едва не помер в последней войне, о чем успел трижды рассказать всем желающим и всяким случайным собутыльникам, что, впрочем, одно и то же. Благодаря тонким стенам Наруто знал все его истории на зубок, со всеми выдуманными подробностями, слушал его семейные ссоры почти изо дня в день, и тихонько проклинал их, и еще несколько подобных «семейных пар» в округе, мешающих ему спать… по разным причинам.
  Общежитие, в которое его выкинули из приюта, было, по сути, одним из многих подобных строений в этом районе, отведенным под неудачников. Все бесклановые шиноби, которые не смогли выслужится либо до нормального ранга, либо по другим причинам не берущих высокооплачиваемых миссий, собираются в этом районе. Тут быдла и прочих асоциальных элементов больше, чем во всей Конохе. Правда, постоянные патрули полиции, с которыми не связываются даже самые отмороженные из кланов, и, особенно, патрули АНБУ — спецслужбы деревни наёмных убийц — сводят на нет все «плохие» ситуации. Так жить, конечно, тут можно, но у городских этот квартал справедливо считался «отстойником» всея Конохи. Так что маленькому мальчику злить «больших дяденек» было... чревато. Что иногда ему и высказывали. До более «увесистых» аргументов дело доходило, к счатью, редко.
  Наруто, кряхтя и постанывая, осторожно поднялся с пола, аккуратно похрустел спиной и шеей и, скривившись от непередаваемых ощущений от ноющих ребер и затекшей спины, поплелся обратно в кухню. Выходить на улицу он пока не хотел, а подобные повреждения пройдут через неделю максимум. Был опыт. Всё-таки тренировки в боевых искусствах в академии даются без особых скидок на возраст учащихся. Но самое неприятное, что Наруто заметил, так это невероятный голод во время подобных травм. Паренёк и так обычно ест, как не в себя, а тут живот превращается чуть ли не в бездонную пропасть. Узумаки тяжело вздохнул — это значит, что недельный запас лапшы уйдет за пару дней, а денег до получки осталось совсем чуть-чуть.
  Ежемесячно парню выплачивалось сиротское пособие, но большая часть уходила на учёбу в академии и материалы к ней, а вот на себя ему остается не так много. Правда, это гораздо лучше, чем ничего. Вот такой Наруто оптимист.
  Поев, парень прошел в спальню. Осторожно, словно хрустальный, он улегся на кровать.
  Надо признать, такая жизнь ему по душе: полная свобода действий, интересная жизнь, полная приколов и развлечений с друзьями в академии. Да-да, его товарищи - ленивец Шикамару, толстяк Чоуджи и задира Киба - постоянно вместе что-то придумывали, сбегали с уроков или срывали их своими выходками (особенно усердствовали Узумаки с Инузукой). Но главное — будущее. Наруто мечтательно улыбнулся. Потрясающие миссии, путешествия на край мира, могучие техники… почёт, уважение… дружная команда настоящих друзей… все это грело душу мальчика. Конечно, неплохо было бы иметь на пару сотен рьё больше до конца недели, но, право слово, жизнь стоит того, чтобы ее прожить. Так с счастливой улыбкой Наруто провалился в сон.
  ***
  Легко вскочив на ноги, Наруто раздраженно дернул уголком рта - опять этот глупый сон. Думалось немного легче, да и тело не было одной сплошной гематомой… пока что. Заняв позицию возле решетки, Наруто посмотрел на свои руки - синюшные пятна, какая-то подозрительно желтая кожа. Подвигав руками, парень убедился в их подвижности и пожал плечами, - «работают как и в реальном мире. И приснится же такая фигня».
  Незнакомец в углу камеры снова зашевелился. Готовый к такому повороту событий Наруто во все глаза смотрел на него. И теперь, на более-менее спокойную голову стали очевидны множество незамеченных деталей: выглядел монстр еще хуже, чем казалось. Это раз. Броня у него была в ужасном состоянии, оказывая достойную конкуренцию роже: проржавевшая, в хлам разрубленная кираса, державшаяся на честном слове, щитков на руках нет вообще, один из поножей отсутствовал, а второй немного заклинило, от чего оно ходило, немного хромая.
  Увернувшись от первого косого удара, Наруто попытался ударить, но кулак бессильно скользнул по такому, казалось, хрупкому металлу. Монстр развернулся, нанеся резкий горизонтальный удар своим обломком. Парню не хватило каких-то сантиметров отшатнутся — глубокий порез через всё лицо ощущался огненной пульсирующей нитью. Вскрикнув и отпрыгнув спиной назад, Наруто врезался в стену, и спустя секунду в него врезалась туша твари.
  ***
  Проснулся Наруто от звона утреннего будильника. И ощущал он себя паршиво.
  Парень сел в кровати и тупо уставился на него. Звон механизма странным образом гармонировал со звоном в голове паренька, усиливая друг друга. Столь резкий переход с изрубленного фарша в более-менее сносное состояние требовал времени на осознание. Первым же делом Узумаки заткнул воющий будильник и с сомнением покосился сначала за окно, затем на подушку.
  Спать хотелось страшно - по утрам паренька из кровати могли вытащить только высшие силы. Но сам Наруто испытывал сильные сомнения по поводу целесообразности дальнейшего времяпрепровождения в кровати... это если расшифровать его невнятное бормотания по пути в ванну.
  Заценив новые оттенки гематом и почистив зубы с холодной водой, парень остановился возле шкафа, задумчиво скребя затылок – вчерашний комплект он таки забыл постирать и, положа руку на сердце, сильно сомневался в возможности оттереть кровь. Футболка-то все-равно черная, а вот шорты - белые и их, наверное, придется выкидывать. Теперь же юный ниндзя размышлял что одеть – грязный комплект или очень грязный комплект. Понюхав оба и выбрав самый «проветрившийся», парень вышел наружу.
  Уроки в академии начинались ни свет ни заря – в восемь утра – но даже в такой ранний час на улицах было людно. Восходящее солнце косыми лучами освещало земляную улицу, которую как раз подметал дворник. Поднятая им пыль было четко видна в лучах солнца. Владелец мясной лавки поднимал ставки с окон и, покосившись на Наруто, продолжил колдовать над замком.
  Встречные люди, иногда даже знакомые в лицо, предпочитали отводить взгляд от паренька, якобы увидев что-то интересное и «не замечая» его. Наруто уже привык к такому обращению и к шепоткам за спиной. Он докажет им всем, что он на самом деле хороший!
  Путь от дома до академии был не близок. Сама Коноха имела вид круга, опоясанного высоченной стеной, и одной стороной примыкала к горе. Именно у ее подножия располагались все самые важные учреждения деревни – башня Хокаге (она же деревенская администрация), академия, архивы и так далее. На самой же скале были высечены лица предыдущих правителей: с первого по четвертого Хокаге. Почему сейчас правит третий Хокаге и куда делся четвертый, Наруто особо не заморачивался, но лелеял мечту когда-нибудь разрисовать эти высокомерные постные рожи.
  Прямо на противоположной от башни Хокаге стороне деревни были единственные городские ворота и недалеко от них, собственно, квартал, где жил Наруто. Так что ему предстояло пересечь всю деревню, впрочем пускай Коноха и называется деревней, но является вторым по численности и третьим по территории городом в Стране Огня, сразу после столицы и крупнейшего порта.
  Дорога была скучна и уныла – она ему надоела еще два года назад: сначала переулками выйти к территории клана Хатаке – жлобы, столько земли и все одному человеку, а ему, Наруто, ютиться в маленькой квартирушке – потом либо выйти на центральную улицу, либо через парки и кварталы со зданиями невнятного назначения, мимо деревенского госпиталя, где Узумаки был частым гостем, на площадь перед башней Хокаге, оттуда свернуть направо и зайти, собственно, в академию.
  Представляла она собой пятиэтажное здание весьма нетривиальной архитектуры и вмещала учеников семи курсов обучения. Этажи были поделены на классы по успеваемости. Сам Наруто был в самом лучшем – А-классе, в основном, благодаря феноменально высоким физическим показаниям, чем сам Наруто безумно гордился.
  Зайдя в класс, мальчик словил на себе несколько удивленных взглядов от одноклассников – парня точно нельзя было назвать пунктуальным, да и появлялся он через раз. Проигнорировав взгляды и шепотки, Наруто прошел на галёрку – к своим друзьям. Сейчас на месте был только Чоуджи – парень весьма упитанных комплекций, и не дай Ками ему об этом намекнуть. Обладатель мягкого характера, доброго лица, светлых волос и странной привычкой носить нечто, вроде труселей, на голове (он почему-то называл это банданой).
  - Привет, Наруто, с прошедшим, - поздоровался с ним мальчик, запуская руку в открытую пачку чипсов, - чего это ты так рано?
  - Здоров, Чоуджи, спасибо. Да вот, - парень развел руками, - не спится что-то. А где ребята?
  - Да как всегда, - теперь пришла очередь Акимичи пожать плечами, - Киба скоро придет, если снова до старшаков не докопался, а Шикамару, - Чоуджи улыбнулся, - сам знаешь, напря-я-я-жно, - он, явно пародируя их общего знакомого, протянул гласную.
  - Да, Киба, конечно, может. Нам же потом его вытаскивать, - покачал головой Наруто.
  - Это ты ему не говори, - сделал «большие глаза» Чоуджи, - он же «мужчина», - Акимичи показал руками кавычки, - и должен со всем справляться сам, - снова кого-то пародируя, протянул парень.
  - Да-да, знаем, - отмахнулся Наруто, - толку-то, все равно потом всей компанией отхватим.
  - Ну, не факт. Пару раз и мы им наваляли, - Чоуджи ухмыльнулся.
  - Это когда я на того дылду мусорный бак опрокинул, а там была кошка сдохшая? - развеселился Наруто.
  - Точно-точно, было клёво! - рассмеялся собеседник.
  Наруто уселся за парту.
  - Что у нас сегодня? - Чоуджи не донес чипсину до рта и покосился на блондина.
  - Хм... - он закинул чипсу в рот, прожевал и выдал, - география, теория чакры, история, общефизическая подготовка и рукопашный бой (оно же тайдзюцу).
  Лицо Наруто сначала становилось все мрачнее и мрачнее, но на последних двух предметах посветлело:
  - Действительно, чего это я так рано? Надо было на четвертый урок приходить. - тоскливо протянул он.
  - Да, я бы вообще не пошел, так заставили, - не менее грустно ответил друг.
  - Ха, вот за это я люблю общагу – ни тебе мозгоклюйства, ни напоминаний. Свобода!
  - Вот только жрать у тебя дома нечего, - он скосил на Наруто взгляд.
  - Всё-то тебе пожрать, есть вещи и поважнее, - блондин, не евший со вчерашнего вечера и только сейчас понявший это, поднял палец вверх.
  - Не-е, - мальчик обнял пачку чипсов, - я свои идеалы не брошу!
  - Идеал это быть шире, чем выше? – подколол его Наруто.
  - Это наша клановая техника, - гордо ответил тот.
  - Ага-ага, конечно, - хмыкнул Наруто, - тогда поделись древней силой клана, дай чипсу.
  - Держи, - в ответ был протянут пакет.
  3.5
  Инузука пришел подозрительно довольным, а Нара успел перед самым звонком. Как всегда с волосами, завязанными в недоделанную прическу самурая. По традиции, все волосы собираются на затылке, а затем перегибаются вниз, создавая эдакую «шишечку». Шикамару же не заморачивался и оставил волосы торчать в разные стороны. Он говорил, что ему «напря-я-яжно», но Наруто был уверен, что Нара - выпендрёжник, каких поискать. Хотя лени в нем больше...
  ***
  Следующие три часа превратились для Наруто в медленную, но отчаянную борьбу со сном. Преподаватели будто задались целью усыпить парня — монотонно рассказывали какие-то малопонятные вещи… особенно тяжко пришлось на теории чакры. Вот откуда Наруто знает, что такое кейракукей, танкецу и как они влияют на сенсорику, свою и чужую? Шикомару-то уснул сразу, как прозвенел первый звонок, но сам Наруто вынужденно изображал из себя прилежного ученика, не решаясь уснуть в людном классе.
  Наконец-то наступил обеденный перерыв, а затем уже нормальные, по мнению самого Наруто, уроки. Хоть смысла в них он все равно не видел, но всегда был в числе первых по успеваемости, составляя достойную конкуренцию Кибе, Хинате и этому придурку Саске. О, Саске — это отдельный разговор: младший сын главы сильнейшего в деревне скрытого листа клана, Учиха. Всеми почему-то считается гением во всем, где только можно, и образцом крутости и брутальности в одном флаконе. Отношения у них как-то не сложились — как только Наруто узнал, что Саске бешено популярен не только в академии, но и за ее пределами, у него сразу родился план — побить этого выскочку и прославиться. Оказалось, что Учиха пусть и не гений, но весьма силен в рукопашной схватке, что доказал… и доказывает по сей день. Саске единственный, кого Наруто так и не смог побить за эти два года, что, естественно, не добавило в их отношения ни грамма теплоты.
  Плюс, сам Наруто считал Саске зазнавшимся козлом, а уж ненависть в его глазах при каждом их спарринге надо было видеть. «Как ты, такая козявка, можешь бросать мне вызов?» — такой посыл читал Наруто в глазах Учихи. Сам же Саске считал Наруто придурком, неудачником и болваном, выезжающим на личной силе.
  В общем, сперва пара спаррингов, затем обмен розыгрышами, и Саске превратился в эдакую цель номер один для Наруто, которую надо превзойти. Вообще, надо отдать Учихе должное: за все это время Наруто только изредка получалось его в чем-то обогнать.
  Урок начался со стандартной разминки, а продолжился ненавистными Наруто упражнениями Кхи-Конг или «замучай себя на ровном месте», как сам Наруто их называл. Кхи-Конг — комплекс упражнений на разработку каких-то сухожилий, каждое упражнение которого надо было повторить по сто восемь раз. Мальчик не знал, как и почему, но учителя даже не выглядели усталыми и, наоборот, говорили, что эти упражнения помогают отдохнуть и набраться энергии. Самого же Наруто можно было выжимать уже после первого комплекса, а их на уроке было три.
  «Ну и зачем это все?» — думал Наруто, ощущая себя болваном, раз за разом с максимальным напряжением водя руками по замысловатой траектории, — «как это мне поможет в будущем? Например, тот монстр из сна. Я к нему, конечно, вряд ли когда-нибудь попаду, но все же. Что я ему сделаю? Полтора часа буду руками махать?»
  Стоило вспомнить эти странные сны и как будто лавина воспоминаний накрыла мальчика: эти три смерти были очень весомым стимулом продолжать тренировку и не сачковать втихаря от учителя. Резко выдыхая воздух сквозь сжатые зубы, Наруто раз за разом делал упражнения, а тело будто наливалось свинцом, становилось все тяжелее и тяжелее. «Не понял», — промелькнула мысль у Наруто. Там, во сне, все движения были гораздо легче и, как бы это сказать, проще, что ли? А сейчас Наруто ощущал, что, несмотря на то, что он водит только руками, у него почему-то напряжена спина и шея. Постаравшись расслабить все «ненужные» в данный момент мышцы Наруто услышал насмешливый голос Мизуки-сенсея: «Наруто наконец-то понял смысл техники. Не прошло и двух лет!». Со всех сторон послышали тихие смешки, но Наруто их проигнорировал, полностью сосредоточившись на двойственном ощущении легкости из сна и непослушными руками тут.
  Мизуки-сенсей, пепельноволосый мужчина с ехидным лицом был одним из двух учителей, закрепленных за их потоком. Остальные преподаватели были общими для всех групп. Вторым же был Ирука-сенсей — молодой мужчина, с вечно собранными в высокий хвост волосами и с запоминающимся шрамом поперек переносицы. Сколько небылиц Наруто наслушался про эту отметину, словами не передать — Ирука и принцессу спасал, и от Каге другой страны отбивался… Каждый раз противников становилось больше, а силы их возрастали. Узумаки любил проводить время с ним, несмотря на то, что Ирука был учителем.
  Вообще, начало их отношений сложно назвать нормальным — Ирука спас ему жизнь. Полгода назад Наруто попёрся в лес за стеной в надежде добыть немного учебного материала с трупов вражеских шиноби. Ну, кунаи там, сюрикены, может свитки с супер-техниками... Мальчик и сам не знал, что тогда им двигало, то-ли мысль о том, что родная деревня постоянно подвергается атакам, то-ли еще что. Но искать дорогое обмундирование он решил именно вне деревни.
  Как ни странно, вражеских шиноби он тогда-таки нашел. Живых. Наверное, их прошляпила разведка, или еще что, но факт остается фактом — Ирука, втайне следовавший за Узумаки от самой деревни ввязался в драку, пока на помощь не подоспел какой-то пепельноволосый придурок с тканевой маской на пол лица и протектором, закрывающим один глаз. Тогда, сорвавшись, Ирука наорал на бедного Наруто, что стало первым случаем за всю его жизнь, когда кому-то было не все равно, что с ним случится, не считая пожеланий скорейшей смерти на улице, конечно.
  — Неплохо получается, Наруто, — похвалил его из-за спины вышеупомянутый учитель, — наконец-то ты понял, о чем мы говорили.
  — Эм, да, — замялся парень, — но я все равно не понимаю, зачем оно нуж… — начал он, но был прерван учителем.
  — Давай я тебе после урока объясню, — вздохнул он.
  — Толку-то, все-равно не поймет, — хохотнул кто-то из класса.
  — Эй, а в морду? — среагировал Наруто.
  — Замолчали, — обрубил Ирука, — пятьдесят отжиманий, оба!
  Наруто фыркнул. Для него эти отжимания сгодятся только на отдых от Кхи-Конга, и Ирука это прекрасно знал. В темпе сделав приказанное, парень встал и продолжил натужно вращать руками, в то время, как его незадачливый одноклассник-юморист едва доделывал пятый десяток. До конца урока Наруто пытался поймать то ощущение легкости, но особых результатов не достиг.
  Следующим уроком шел рукопашный бой. Разогретые ученики сразу приступили к отработке ударов и перемещений «на воздухе», а затем и в парах. И тогда юный Узумаки снова ощутил эту разницу. Тут, в реальном мире, его тело походило скорее на мешок с костями: неповоротливый, с замедленной реакцией, непонятными и мешающими рефлексами и странным поведением тех частей тел, которые он, Наруто, не контролировал осознанно. Во сне же, помимо кристально-чистого мышления, все то, что задумал мальчик, тело выполняло без всякой отсебятины и вообще вело себя как-то по-другому. Пытаясь понять эту разницу парень провел весь урок в раздумьях и непривычно тихо. От мыслей его отвлек громкий голос учителя.
  — Хватит! Теперь контратака. Поменяйтесь партнерами и начнем.
  Против него вышел бесклановый пацан. Они с ним почти не общались, так что Наруто даже забыл, как того зовут.
  — Начали!
  Смысл упражнения был прост — атакующий наносит три удара как хочет и куда хочет, а защищающийся должен перейти в контратаку, либо разорвать дистанцию. И вот тут юный ниндзя с поражающей ясностью увидел разницу между сном и явью. Противник двигался гораздо медленней монстра, но и сам Наруто не успевал за ним. Все происходило слишком быстро, тело просто не успевало реагировать так, как во сне. Парню казалось, что оно скованно цепями, а мозги не работают — так велика была разница. Хотя он все равно оставался одним из самых сильных и выносливых бойцов класса.
  Он так глубоко погрузился в свои мысли, пытаясь достигнуть той легкости из сна, что очнулся только когда его противник (уже другой) внезапно скрючился и осел на землю, держась за живот.
  — Аккуратнее, Наруто, — строго сказал ему Мизуки, проходя мимо к пострадавшему.
  — Э… я... — парень был изрядно обескуражен. Это куда он ему так попал?
  Его партнера подняли с земли и немного подлечили. Всё-таки такие травмы были в порядке вещей, особенно в спаррингах в полный контакт, и оба учителя умели оказывать медицинскую помощь. В следующем бою Наруто поставили против его самого нелюбимого противника — Хинаты Хьюга. Эта маленькая, скромная девочка с тихим голоском и короткими синими волосами была настоящим ужасом в ближнем бою: у Наруто складывалось впечатление, что он дерется с каким-то тестом или чем-то, схожим по липкости - каждый удар почему-то не достигал цели, а вот обратно рука «притаскивала» очередную плюху, обязательно куда-то в болезненное место: в глаза или горло например… И при этом она не использовала клановую технику, о которой Узумаки слышал краем уха.
  — Привет, Наруто-кун, — тихо произнесла она.
  — Привет, Хината-тян, — парень улыбнулся самой широкой улыбкой, на которую был способен и посмотрел прямо в глаза девочке. Характерные такие глаза. Додзюцу. Бьякуган. Наруто точно не знал, что означают эти слова, но радужка и зрачок девочки были одного, лавандового, цвета, отчего взгляд у нее был, как у аякаси какого-нибудь. Но в целом, она была очень милой, если бы еще не была столь неприятным спарринг партнером...
  ***
  — Ирука-сенсей, объясните мне наконец! — мальчик подбежал к учителю после того, как закончилось занятие.
  — Что тебе объяснить, Наруто? — Умино устало вздохнул и сказал уже другому ученику: — до завтра, Немэгуро-чан.
  — Я сильный и выносливый, зачем мне эти Кхи-Конги, сухожилья и прочее?
  — Упрись, — внезапно сказал учитель.
  — Че? — парень пару раз глупо хлопнул глазами.
  Ученики проходили мимо и хмыкали, косясь на Наруто.
  — Упрись, чтобы я тебя сдвинуть не мог, — ответил Ирука, нахмурившись.
  — Э, готово, — Наруто послушно выставил ногу вперед и присел в стандартную стойку.
  — Смотри, — Ирука положил ему руку на плечо и попытался сдвинуть. Маленький мальчик, едва достающий ему до пояса почти не пошевелился.
  — А теперь вот так, — одним слитным движением, словно волна прибоя, Ирука немного зашел в сторону и шагнул обратно, сбивая ранее непоколебимого мальчугана. Правда, результат немного обескуражил молодого учителя: ученик упал на землю и зашипел, держась за бок.
  — Что случилось, Наруто? — обеспокоенно спросил он.
  — Да так, ничего, — неумело солгал парень сквозь навернувшиеся слёзы.
  — А ну покажи, — строго ответил учитель и спустя секунду оторопело смотрел на шикарный синяк на всем боку своего ученика.
  — Это как ты так? — осторожно надавив на ребра, Ирука убедился, что они сломаны.
  — Да, на тренировке, — заюлил Наруто.
  — Когда?
  — Три дня назад, с Чоуджи.
  — Три дня назад ты не стоял с Чоуджи, а дрался с Кибой и победил, — машинально ответил сенсей, оказывая посильную помощь — его руки немного светились зеленой лечащей чакрой. Без этого умения его бы учителем в академию не взяли абсолютно точно.
  — Идем в госпиталь, — поднявшись, Ирука отряхнул штаны и с сомнением посмотрел на ученика.
  — Зачем в госпиталь? — удивился парень, — оно через пару дней пройдет. Не в первой же.
  — Ну да, — хмыкнул шиноби, про себя удивляясь нечеловеческой регенерации и выносливости пацана, — конечно.
  Тут живот Наруто издал звук умирающего кита, отчего мальчик сильно смутился.
  — Тогда давай в Ичираку, — улыбнулся учитель.
  — Конечно, даттебайо! — Наруто на радостях аккуратно подпрыгнул, — чур ты угощаешь!
  — Да-да, — помахал рукой Ирука, — как же иначе? Идем уже. Только расскажи, что случилось.
  ***
  Сидя в их любимой забегаловке, где подавали воистину лучший рамен во всей Конохе, Ирука вполуха слушал Наруто, а сам думал про передрягу, в которую тот попал. Сам паренек наворачивал третью порцию двойного рамена (между прочим ту, которой самому Ируке за глаза хватает) и щебетал о каких-то своих делах и проказах.
  А ситуация складывалась нехорошая и самому Ируке она не нравилась категорично.
  «Надо будет доложить об этом лично Хокаге. Он высоко сидит, ему виднее», — решил для себя молодой мужчина и включился в разговор.
  — Ирука-сенсей, так зачем все эти тренировки? — снова завел свою шарманку Наруто.
  — Я несколько раз это объяснял и пару раз лично тебе, — прищурился Ирука.
  — Ну да, сухожилья сильнее мышц, и всё такое. Но почему я могу сделать пятьдесят отжиманий, а тот дурак Исида, нет? Смотри, какой у меня бицепс, — мальчик напряг руку показывая мышцы сенсею.
  — Наруто, — тяжело вздохнул парень, — Гая знаешь?
  — Кого? — не ожидавший такой резкой смены темы, мальчик растерялся.
  — Не знаешь? — Ирука хохотнул, — ну, будет тебе сюрприз. Кхм. Итак. Этот самый Майто Гай является сильнейшим рукапашником Конохи и входит в десятку сильнейших шиноби во всем мире.
  — Ого, а он крут, — уважительно протянул Наруто и тут же поинтересовался, — а какое место он занимает?
  — Тут сложно сказать, — задумался Ирука, — сражения такого уровня всегда заканчиваются либо ничьей, либо смертью одного из бойцов. Просто известно, что никто в чистой рукопашной схватке не победил Гая, да и... - учитель сбился, — да и просто так его сложно победить.
  — А ты его побить сможешь? — с детской непосредственностью спросил парень.
  — Нет, конечно, что ты! — рассмеялся Ирука, — я всего лишь учитель в академии, а он — элитный джоунин нашей деревни!
  — И все равно ты его побьешь, я уверен в этом! — Ирука улыбнулся на эти слова и взъерошил мальчику волосы.
  — Спасибо. К чему это я? — Учитель потер подбородок, — ах да! Обычный подход Гая в отжиманиях начинается в районе пяти тысяч.
  Слева послышался хрип, а потом надсадный кашель — Наруто как раз набрал супа за обе щеки. Самому Наруто показалось, что огромный знак вопроса надулся у него над головой, грозя побить потолок, — это как так? — с трудом справившись со взбунтовавшимся организмом выпалил он, — это ж… невозможно!
  — На мышцах ты, конечно, вряд ли столько сделаешь, — покачал головой Ирука, — но сухожилия тем и отличаются от мышц, что при правильном подходе ты можешь почти не уставать. Например, видел, как мы бегаем?
  — Согнувшись, руки расслаблены и отведены назад, — скосив глаза вверх, ответил Наруто и, посмотрев на Ируку, добавил: — никогда этого не понимал, мне всегда было удобней держать руки перед собой и махать ими.
  — Да, — кивнул учитель, — когда ты так бегаешь у тебя работает чуть ли не все тело, так?
  — Ну да, — кивнул паренек.
  — И ты не сможешь бежать пару дней подряд.
  — К-конечно, нет, — возмущенно ответил Наруто.
  — А придется, — криво улыбнулся Ирука, — когда ты будешь бежать, используя только сухожилия, ты будешь работать лишь ногами, а тело будет отдыхать…
  ***
  Домой Наруто пришел только под вечер. Импровизированная лекция затянулась, так что после Ичираку они еще погуляли по деревне, и, только когда совсем стемнело и начал накрапывать дождь, Ирука спохватился, что у него еще куча непроверенных работ и ускакал по крышам. «Классный он», — подумал Наруто, — «хоть и учитель». Сенсеев он еще с приюта считал заумными и напыщенными, таким был его самый первый учитель, которого Наруто, наверное, запомнил на всю жизнь.
  Открыв холодильник и с сомнением посмотрев на лапшу быстрого приготовления, Наруто вздохнул. Удивившись своей прожорливости, он щелкнул кнопку чайника и пошел в комнату. Парень глянул на школьный портфель, вспомнил про домашку и скривился. «Биджу под хвост эти задания!» — пришел Узумаки к привычному консенсусу и успокоился.
  Мальчик упал на кровать и раскинул руки. Уставившись в потолок, он вслушивался в шум дождя за окном и бульканье чайника. Достав свой кошелек в виде лягушки, который Наруто ласково называл Гама-чан, он высыпал содержимое на кровать. Несколько мятых купюр и горстка монеток — вот и всё его богатство. Как всегда, под конец месяца хотелось, чтобы денег было больше.
  Грустно вздохнув, Наруто подсчитал деньги и засыпал их обратно, как только услышал щелчок чайника.
  ***
  Привычно рывком очнувшись в замызганной камере, Наруто подскочил и огляделся: бардак — на месте, монстр — на месте, дыра в потолке — на месте, решетка — тоже. Снова этот поганый сон. Наруто потихоньку начал закипать, ему нравилось иногда смотреть теплые и радостные сны, засыпать, гадая что приснится в этот раз… А теперь все это заменил этот хмырь в этой замызганной камере.
  Незнакомец знакомым плавным движением поднялся. «Даже как-то более плавно, чем раньше», — зацепило внимание мальчика. В этот раз Наруто решил применить то, в чем был лучше всего — борьбу. Кинувшись вперед, пропустив косой выпад обломком меча над головой, пацан с разгону попал монстру в колено, сбивая того с ног. Пытаясь закрепить свой успех, Наруто попытался взять руку монстра в захват, несмотря на то, что прикасаться к ним у него не было ни малейшего желания… а вот дальше все пошло не так. Получив локтем другой руки в голову, Наруто на секунду потерялся, но этого хватило, чтобы противник развернулся и другой рукой с зажатым в нем мечом попытался снести ему голову. Не получилось у него только потому, что выщербленный и затупленный меч не смог перерубить шею за один раз...
  ***
  Вздрогнув, Наруто проснулся от звука грома за окном. «Вот фигня приснится», — подумал он, перед тем как перевернутся на другой бок и уснуть снова.
  ***
  Снова камера. Снова этот биджев монстр, снова. «Как же меня это бесит!». Наруто разозлился и заорал на встающего незнакомца:
  — Да иди ты в задницу! Ты мне надоел! — запросто увернувшись от выпада, мальчик отскочил в сторону, — снишься мне и снишься, тебе что, делать нечего?
  Монстр в ответ молча прыгнул на Наруто, нанося удар сверху вниз. Наруто же, как по учебнику, провел классический «кайтен наги», он же «вихревой бросок», и впечатал того в стену. Все получилось, потому что противник полностью вложился в удар и согнулся, отчего парень вообще смог дотянутся до шеи оппонента.
  Победно улыбнувшись Наруто прикрикнул на него:
   — Что, и это всё на что ты способен? Проваливай из моего сна, иначе я разозлюсь! - однако монстр, не впечатлённый гневной тирадой, всё так же молча поднялся и бросился на Наруто. Парень отступил на пару шагов, и, чуть не дойдя до стены, решил провести трюк: дернувшись вправо, он обошел Монстра слева, по пути оттолкнувшись от него. «Ха, получилось!» - обрадовался Узумаки, не позволяя себе расслабиться. Противник восстановил равновесие, развернулся и бросился на паренька, подняв обломок над головой. Ничего умнее не придумав, Наруто просто дождался начала удара и бросился в сторону. И снова монстр, не проронив ни слова, развернулся к нему и понесся на всех парах, а Наруто всё так же уклонился. «Да он же тупой, как пробка!» - восхитился мальчик. Еще пару раз увернувшись от ударов противника, Наруто поскользнулся на чем-то и монстр таки достал его...
  4
  — Дважды за ночь? — удивился Наруто, как только проснулся. И тут же обиженно протянул: — так не честно!
  Видать, правильно он делал, что не засыпал на уроках. Помотав головой из стороны в сторону, стараясь отогнать остатки сна, Наруто потёр глаза, зевнул и потихоньку стал выбираться из-под одеяла. Октябрьская погода была, как всегда, непредсказуема: еще ночью шел ливень, а сейчас на небе — ни тучки и жара стоит одуряющая, несмотря на утро.
  Его хмурое лицо смотрело на него из зеркала, пока он чистил зубы, а в голове крутила одна мысль «поскорей бы каникулы». Второй триместр начался всего два месяца назад, а до зимних каникул было еще далековато, что наводило на парня тоску.
  Закончив с утренним моционом, позавтракав лапшой и, как сам Наруто надеялся, не испорченным молоком, парень остановился возле шкафа, ожесточенно скребя затылок и проклиная себя за то, что он снова не поставил стирку. Плюнув на всё, юный шиноби решил сегодня сторониться людей и надел завалявшийся комплект.
  Снова осточертевшая дорога, одни и те же хмурые, равнодушные лица, разнообразия в утренний пейзаж вносят только ниндзя, стайками и поодиночке проносящиеся по крышам. Так, позёвывая, Узумаки пришел в академию.
  — Наруто, что-то сдохло, раз ты так рано приходишь? — спросила его одноклассница с розовыми волосами и принюхавшись, добавила, — кажется, ты даже знаешь, что.
  Покраснев, Наруто пробурчал что-то и проскочил мимо девочки. Дойдя до задних рядов, парень уселся рядом с открытым окном и уставился наружу.
  — Здорово, Наруто! — раздался голос сбоку, отчего ушедший в свои мысли мальчик вздрогнул и повернулся. Напротив него стоял улыбающийся коротко стриженый шатен с характерными красными стрелками на щеках.
  — Привет, Киба, — Наруто в ответ улыбнулся, — как сам?
  — Знаешь, неплохо, — Киба упал в соседнее кресло и хотел было закинуть ноги на парту, но, принюхавшись, покосился на снова покрасневшего Наруто, и немного отодвинулся. Всё-таки у Инузук с рождения был обостренный нюх, не даром их называли кланом собачников.
  — Ты знаешь, что у нас сегодня будет? — прервал неловкую паузу Наруто.
  — Ага, — Киба внезапно зевнул, — теория чакры, природоведение, письмо, а затем сдвоенный тайдзюцу — у нас будут спарринги.
  — Письмо? Отсто-ой, — протянул раздосадованный Наруто.
  — И не говори, — Киба скорчил унылую гримасу, — оно наводит на меня тоску.
  — Может, свалим до спаррингов? — предложил Узумаки.
  — Хм, а это мысль, — усмехнулся Киба.
  — Это не мысль, это предложение, — хмыкнул Наруто, — только надо наших дождаться.
  — Ага, давай. А то мне лени-и-иво тут сидеть, — характерно растянув гласную согласился Киба.
  Ребята пришли под самый урок, поэтому компании пришлось дожидаться пока учитель отвернется к доске, а затем сначала постарались тихо уйти, а потом, когда Ирука их всё-таки заметил, с шумом и смехом под гневные выкрики учителя выпрыгнули в окно — благо всего лишь второй этаж.
  Вскоре парни стояли в парке, недалеко от академии, и старались отдышатся и отсмеяться
  — Ну что, куда пойдем? — поинтересовался Наруто.
  — Можно в ту заброшенную котельную, — предложил Киба.
  — Не-е, мне лени-и-иво, — протянул уже успевший улечься на траву Шика, — туда идти через весь город, а потом мне от мамы влетит за грязную одежду.
  — Можно в барбекю, — предложил хрустящий чипсами Чоуджи.
  — Какое барбекю, окстись, — фыркнул Шика, — утро же.
  — Я б сходил, — пожал плечами Киба, — только денег у меня маловато.
  — Я свои вообще дома забыл, — с широкой улыбкой почесал затылок Наруто.
  Шикамару посмотрел на неестественное лицо друга и улыбнулся про себя, но промолчал. Сам же Наруто вспомнил одного из владельцев лавки, который отказался ему недавно овощи продать.
  — А давайте одного мужика разыграем?
  — М-м? — ленивый гений скосил на парня взгляд, да и остальные заинтересовались — шутки они любили.
  ***
  Весело хохоча они подходили обратно к воротам академии. Розыгрыш удался на славу: Шика, их главный стратег, как всегда придумал просто гениальный план. Сначала он понаблюдал за будущей жертвой, а затем они положили жаб из соседнего озера к нему в шкафы. Так что когда лавочкик открыл их, был изрядно напуган прыгнувшими прямо на него земноводными.
  — Где вы были? — строго спросил их Ирука, когда они подошли к спортивной площадке.
  — Гуляли, — ответили они чуть ли не хором и еще шире заулыбались.
  Учитель тяжело вздохнул и, помассировав переносицу, сказал:
  — Двадцать кругов. Каждому.
  — Сенсей, а можно, как всегда, пробежать вместо них? — Наруто переглянулся с Кибой и кивнул в сторону Шикамару и Чоуджи.
  — Не-ет, — хищно улыбнулся Ирука, — вы пропустили важный материал, так что отрабатывать будут всё.
  — Учитель, вы монстр! — надув щеки, пробурчал Чоуджи, который терпеть не мог физические нагрузки.
  — Я всё слышу, — повысил голос Ирука, чтобы докричатся до уже вышедших на дистанцию парней.
  — Я знаю, — фыркнул парень.
  Ирука смотрел, как ребята нарезают круги, каждый в своей неподражаемой манере: Наруто и Киба на ровном месте устроили соревнование и уже почти пробежали дистанцию, Чоуджи держал ровный темп, пыхтя, как дизель. Ирука знал, что это упитанный мальчик может, если захочет, в таком темпе бежать даже дольше, чем все остальные, не считая Наруто, но тот был вообще монстром выносливости. Шикамару же, хе-хе, неторопливо бежал, засунув руки в карманы, и считая облака. Лень клана Нара просто идеальный стимул для правильного изучения упражнений шиноби — Ирука не увидел у Шикомару за всё время ни одного лишнего движения, всё только на сухожильях и, скорее всего, он даже не устанет, пробежав эти двадцать кругов.
  ***
  — Следующий спарринг — Наруто против Саске, — объявил учитель.
  — Давай, Наруто, покажи ему! — хлопнул парня по плечу Киба.
  Сдвоенный урок тайдзюцу подходил к концу и спарринги учеников, разделенные по турнирной таблице привели двоих в финал. Узумаки и Учиху. После четырех боев Наруто как раз разогрелся, а за перерыв поднабрался сил. Посмотрев в сторону своего оппонента, он увидел, как друзья Саске хлопали того по плечам и насмешливо что-то ему говорили. Поднялся невообразимый шум: каждый что-то кричал, подбадривая того или другого претендента.
  — Тишина! Бойцы, в круг.
  Наруто стал напротив Саске. Брюнет был на удивление спокоен и, выглядел… предвкушающе? Очевидно, он не считал Наруто опасным. Традиционный поклон и…
  — Начали, — учитель махнул рукой и отскочил в сторону.
  Саске сходу ударил ногой с разворота, Наруто пригнулся, на что Саске подпрыгнул и в воздухе извернулся и таки достал блондина ногой. Толпа взорвалась восторженными возгласами. «Чертов акробат!» — подумал Наруто. Саске был еще худшим противником, чем Хината - та хотя бы не прыгала вокруг, как ужаленная.
  Удар был не слишком сильный, поэтому Наруто поднырнул под удар локтя и со всей силы ударил в бок… но промахнулся, потому что Саске ушел перекатом в сторону и тут же сделал сальто назад, сокращая дистанцию.
  «Ха», — Наруто ударил в лицо приземлившегося прямо рядом с ним парня, но тот прогнулся, пропуская удар над собой, сделал мостик и ударил ногами блондину в подбородок, отчего тот сделал несколько шагов назад, тряся головой.
  Не теряя времени, Саске понесся к Наруто, но был встречен сильнейшим ударом в живот, от только прикидывавшимся растерянным мальчика. Развить полученный успех Наруто не успел, так как Саске успел заблокировать атаку и переместился вбок, атакуя рукой в ухо.
  Развернувшись к противнику лицом, Узумаки сбил удар и этой же рукой заблокировал удар ноги в бок одновременно другой рукой достал-таки по лицу Саске и тут же ударил другой рукой в печень. Брюнет отскочил, попытавшись разорвать дистанцию, но Наруто всё-равно сблизился и нанёс удар. Учиха схватил его за руку и попытался провести бросок, но Узумаки вовремя вывернулся.
  Саске был раздражен. «Этот ублюдок Наруто. Как он может вообще стоять после сдвоенного удара ногами в подбородок? Неужели я такой слабый, что не могу вырубить этого сопляка? Сейчас посмотрим». Лицо Саске пересекла улыбка и он увидел, как Наруто отразил ее. Лицо блондина просто источало азарт и удовольствие схваткой, а вот у Саске оно выражало скорее раздражение и досаду.
  Учиха занял низкую стойку и Наруто рванул к нему. Как блондин и предполагал, Саске подпрыгнул и невероятно раскрутившись попытался достать его ного… и тут Наруто в лицо прилетело колено.
  ***
  — Биджева задница, — от души выругался Наруто, поднимаясь в знакомой камере. Чувствовал он себя немного скованней, чем раньше, но не придал этому особого значения. Всё, на чем было сосредоточено его внимание был страшный незнакомец в углу.
  — Ей, мужик, чё те надо? Я ж тебя по стенке размажу… — Наруто запнулся, глядя на обломок меча в руках противника, — когда-нибудь. Я ж…
  Его речь оборвали самым грубым образом — страшный мужик шагнул самым настоящим фехтовальным шагом и сделал выпад в сторону Наруто. Тот, не долго думая, провел прием против такого удара, благо его он изучал уже второй год. Шаг в сторону, удар снизу по кисти и одновременно сверху по предплечью. Это привело к тому, что обломок меча вылетел из руки нападавшего и Наруто его подобрал с пола.
  — Офигеть, — выдохнул паренек, вблизи рассматривая убитый клинок: весь покрытый царапинами, выщербленный и немного закрученный вдоль своей оси он не мог хорошо послужить, но Наруто уже пять раз убеждался, что эта железяка может быть очень… убийственна. Обломок меча смотрелся маленьким в руках владельца, но для Наруто был полноценным мечом.
  Отскочив от шагнувшего к нему монстра, мальчик проорал ему:
  — Что, уже не такой крутой без меча, да? — монстр проигнорировал его слова, ровно как и факт потери, так что просто прыгнул вперед, — Наруто увернулся и полоснул того обломком по боку. Раздался металлический звон.
  — Это будет труднее, чем я думал, — нахмурился парень.
  ***
  — Наруто, очнись, — от запаха чего-то резкого мальчик пришел в сознание. Он лежал на утрамбованной земле тренировочной площадки, а над ним склонился Ирука и водил над его лицом зелеными руками.
  — Ты как себя чувствуешь? — участливо спросил учитель.
  — Нормально, — он пожал плечами. С учетом того, что буквально только что его буквально заживо съели, то ноющее лицо было незначительной проблемой.
  Ирука подал ему руку и поднял мальчика с земли. Толпа сгрудилась вокруг Саске и вовсю того восхваляла, на что немного порозовевший Учиха отвечал, — это всё мелочи, это вы моего брата Итачи не знаете, вот он действительно крут. А этот так, рабочий момент, — но даже Наруто видел, что похвала ему приятна. Кто этот Итачи Наруто не знал, но чтобы этот козёл так открыто кого-то превозносил надо быть реально сильным.
  — Ты как? — спросил его подошедший Шикамару с компанией.
  — Нормально, — парень действительно не знал, что отвечать. Его понятие «больно» сместилось куда-то до уровня «смертельно».
  Глаза Шикамару расширились:
  — Ну ты даешь! — а Киба добавил:
  — Ты на себя в зеркало посмотрел бы, прямо непобедимый шиноби из сказок!
  Наруто посмотрел вниз и чертыхнулся — еще одна майка, на этот раз зеленая, вся была в крови.
  — Ребята, у вас есть чем кровь отстирать? — без задней мысли выдохнул Наруто.
  — Я могу тебе дать, — кивнул Чоуджи.
  — Офигеть! Это было бы круто, — блондин улыбнулся своей самой широкой улыбкой.
  5
  Ирука оторвался от проверки тестов и посмотрел на часы. "Время". Учитель поднялся, потянулся и поискал взглядом необходимую папку. Сегодня, в пятницу, был день его еженедельных докладов самому Хокаге.
  Ирука выбрался из окна и спрыгнул вниз — благо академия и башня Хокаге находились буквально через дорогу. Вечернее солнце всё еще озаряло гору Хокаге, но день уже уступал ночи. Обычно, в это время даже шиноби предпочитают идти на заслуженный отдых, но только не Хокаге. Ирука еще по своей службе знал, что доклады Тень Огня принимает как поздно вечером, так и рано утром и учитель затруднялся ответить, спит ли главное начальство вообще, а если спит, то когда?
  Запрыгивать Хирузену в кабинет, как делают это более отмороженные товарищи, через окно, Ирука не стал, а чинно вошел через парадный вход. Несмотря на поздний час, в башне кипела жизнь. Первые два этажа были отданы исключительно под «общение с массами»: тут были и пункты приема и выдачи миссий, отдельный «уголок» в круглой башне занимал городской магистрат, где решались все вопросы, начиная от рассмотрения жалоб разного рода, заканчивая земельными претензиями и частной собственностью вообще.
  Бывший оперативник, а ныне простой преподаватель задней частью… эм... черепа прямо-таки чувствовал присутствие затаившихся шиноби. И защита, и контроль в одном лице. Не то, чтобы было много умников, желающих обокрасть деревню, но они иногда появлялись… и так же пропадали. Скрытый Лист, конечно, не Скрытый Туман, но свои специалисты по тихой ликвидации у него, безусловно, есть.
  Поднявшись на третий этаж, Ирука ощутил прохладу и почувствовал запах пыли. "Архив". Еще пара, для которых хватало его допуска, находились на первом подземном этаже и, с не настолько секретными материалами, в отдельном здании во дворе. За дверями и барьерами перед Ирукой же находились самые секретные свитки и документы, это подтверждало явное и неявное присутствие оперативников в масках — АНБУ — и чуть ли не тихое гудение сторожевых фуин — подарка клана Узумаки, улучшенных Третьим и Четвертым Хокаге.
  Кивнув бойцам перед лестницей на последний этаж, Ирука начал подниматься. Если бы АНБУ не знали цели его визита, или его появление сейчас было нежелательно, учителя просто бы не пустили дальше. Последний этаж совмещал в себе приемную, кабинет Хокаге и хранилище совсем уж чего-то забубенно секретного. Говорят, что там лежат техники, созданные предыдущими Хокаге в свитках километровой длинны. Врут, скорее всего.
  Зажав папку под мышкой и тяжело вздохнув, Ирука постучал в дверь. «Войдите» — донеслось изнутри. Внутренне поежившись, учитель вошел. «Параноик» — пронеслось у него в голове, когда Ирука оказался в прокуренной комнате. На другом конце кабинета, за столом, заваленным бумагами, сидел сильнейший боец в деревни и один из пяти самых влиятельных людей в известном мире. Человек, способный послать лесом Дайме и умыть кровью любое количество врагов… что он уже успел доказать во Вторую Мировую Войну шиноби. Сам же правитель выглядел не настолько эпично: невысокий худощавый старик, со старческими пятнами, вечной трубой и убийственно тяжелым взглядом.
  В мире его больше знали под кличкой «профессор», за то, что он был весьма умен вообще и в создании техник в частности. Стихией Хирузена был воздух и большинство созданных техник были основаны на работе с дымом. Проще говоря, одной затяжкой из свой любимой трубки, Хокаге мог взорвать пол башни, а если бы постарался, то и всю башню с окружающим кварталом на воздух поднять. Ну, а дыма в комнате хватило бы защититься и от более убийственных техник. А с лучшим в мире госпиталем, Сарутоби мог позволить себе курить трубку хоть круглосуточно.
  — Здравствуйте, Хокаге-доно, — Ирука поклонился максимально низко. Перед таким не грех и спину согнуть.
  — Здравствуй, Ирука-кун, — кивнул в ответ Хирузен.
  — Начну с самого важного. Инцидент с Наруто три дня назад… — начал было Ирука, но был мягко перебит:
  — Я осведомлен, — прохладно сказал Хокаге, — и виновник уже… раскаялся в содеянном.
  У Ируки ледяные мурашки пробежались от копчика до макушки и обратно. Видать, тот мужик попал в застенки Морино Ибики, начальника заплечных дел мастеров… палачей, проще говоря. Или чего похуже. Да и поделом, правду сказать.
  — Но с чего такая жестокость? Это же просто ребенок! Может, ему охрану приста… — Ирука осекся от пронизывающего взгляда Хокаге.
  — Такого больше не повторится, — сказал Сарутоби и после паузы добавил, — я гарантирую это.
  Учитель внутренне вздохнул с облегчением. Непонятно почему этого раньше нельзя было сделать, да и не его это дело, но слово этого человека было крепче щитовой техники земли.
  — Тогда я перейду к остальному…
  ***
  — Никого не впускать, — сказал Хокаге в пустоту, когда за Ирукой закрылась дверь. Уже очень пожилой мужчина уперся лицом в переплетенные между собой ладони. Очень долго он при власти, очень долго он жил. Ценой невероятных усилий и острого ума он и двое его самых верных помощников, в прошлом боевых товарищей, а ныне советников, он удерживал власть в своих руках вот уже, без малого, пятьдесят лет. Он повергал своих политических врагов в словесных баталиях и кровных врагов силой своих техник, но больше всего Хирузен не любил моменты бессилия: гибель учителя, потеря ученика, нападения Кьюби, а теперь и это. Он, на равных соревнующийся с Цучикаге за звание самого влиятельного (и пожилого) человека, не может обеспечить нормальной жизнью сына своего друга и погибшего преемника из-за внутренних политических проблем.
  Будь его воля, он бы взял Наруто к себе, как сына, но другие кланы были против, особенно Учихи. Да, проклятый клан сейчас силен, как никогда: полиция за ними, численность больше, чем у альянса Яманака, Нара и Акимичи, сильнейшие родовые и индивидуальные способности, которые стали проявляться спустя столько лет. Взять тех же Шисуи и Итачи… нет, он не может позволить им воспитывать парня. Не когда в глазах напавшего на деревню лиса светился дьявольский Шаринган — родовая способность этого клана.
  — Грядет буря, — про себя пробормотал Хирузен и в голос добавил, — запускайте следующего.
  ***
  — Фух, — Наруто встал и с удовольствием разогнулся. Утерев пот со лба, мальчик с гордостью обвел глазами результат последних трёх часов — чистая и благоухающая одежда, покачивающаяся на бельевых веревках от ветра, блестящий, без единой пылинки, пол и, как венец его усилий — отремонтированный стол и прибитая полочка.
  — Я молодец, — в голос сказал Наруто и пошел в кухню, где его ждал прекрасный ужин из салата, извечной лапши и куска запеченного мяса. Парень умел готовить, немного, чисто «холостяцкий» набор, но ему было та-ак лени-иво готовить, что обычно он довольствовался только лапшой.
  Парень уминал вкуснющий ужин и не мог нарадоваться подаренным мамой Чоуджи химикатам: там была целая корзинка всего, начиная от ядрёного порошка, от которого кровь отошла, как миленькая, заканчивая баночкой с разными специями, которые очень кстати пришлись к мясу. Баночку ту, как и всю остальную корзину, Наруто спрятал подальше — он постарается растянуть ее как можно дольше.
  Довольно отрыгнув, блондин встал, перемыл гору посуды и придирчиво осмотрел кухню, затем ванную и только после этого зашел в спальню. Взгляд упал на кровать и настроение у Наруто тут же испортилось. Весь сегодняшний день он трудился, гоня от себя мысли о предстоящей ночи и так преуспел, что действительно забыл о предстоящем кошмаре.
  Мальчик сел на кровать и уставился в стену. Все эти три дня он успешно отгонял мысли о ночных боях с монстром, но, кажется они просто так не закончатся. Воспоминание о всех прошедших поединках с ночным незнакомцем пролетели перед глазами и Наруто в страхе забрался с ногами на кровать и обнял себя руками.
  — Ну почему я, а? Чем я это заслужил? Что мне, хорошо жилось, что ли? — тихо хныкал мальчик. Он развернулся и уткнулся носом в подушку.
  — Это всё тот мужик виноват, точно. Именно из-за него всё началось. Ух я ему наподдам, когда встречу. А затем побью того монстра и снова найду того мужика. Ксо, почему там так больно? Может, это Саске виноват? Да, точно он. У него, говорят, в клане могут кошмары насылать. Темээ, я ему отомщу.
  Уже было далеко за полночь, когда Наруто наревелся и незаметно для себя уснул.
  ***
  Мгновенное осознание имеет свои плюсы. Узумаки подскочил с места и встал в стойку. Тот факт, что обломок меча, отобранный в прошлый раз, был в его руке, вызвал только азартную улыбку и мысль в духе «а всё не так плохо». Противник не поумнел с прошлого раза и всё так же ожидаемо бросался вперед, так что Наруто не составляло труда увернутся и нанести удар обломком в незащищенное место. Особо расхрабрившись парень сам нанес удар, не дожидаясь противника, но тупой до этого монстр неожиданно технично сбил удар в сторону и подошел вплотную к не успевшему среагировать мальчику.
  6
  Проснулся Наруто весьма разозленным. И на монстра и на себя и на эти сны дурацкие и весь мир в целом. Сегодня была суббота, а потому проснулся мальчик без будильника и уже после полудня. С ненавистью покосившись на ни в чем не виноватый будильник, Наруто потопал в ванную. Мрачно посмотрев на остатки зубного порошка, парень вспомнил, что это именно Ирука настоял на ежедневных умываниях и прочим. «Ну спасибо ему, ксо» — Узумаки посмотрел в зеркало и отражение уставилось на него в ответ. «Фиг ли ты пялишься?» — буркнул Наруто и случайно заляпал зеркало.
  Постаравшись аккуратно оттереть пену, мальчик наконец то обратил внимание на себя — мешки под глазами, ввалившиеся глаза, затравленный вид в целом.
  — Мда уж, выгляжу я отстойно, — честно признал он, — надо бы отдохнуть от всего этого…
  С усилием растерев лицо ладонями Наруто натянул свежо постиранные вещи и вышел на улицу — дома жрать было нечего, что, естественно, не придало ему хорошего настроения.
  По дороге он смотрел на довольные лица прохожих и тихонько их проклинал — у них-то не было однообразных кошмаров каждый день и они не боялись проснутся и обнаружить себя запертыми в клетке с монстром, который хочет их буквально растерзать.
  — Добрый день, Наруто-кун, — услышал он приятный женский голос.
  — Добрый, Аяме-чан, — парень обнаружил, что успел дойти до Ичираку и попытался улыбнутся.
  — Что-то случилось, Наруто-кун? — девушка взволнованно заглянула ему в глаза.
  — Кошмар приснился, — буркнул в ответ парень, отведя взгляд.
  — Хороший стресс надо заедать, да, парень? — донеслось из-за плиты в глубине ресторанчика.
  — Как-то так, Теучи-сан, — вяло ответил Наруто.
  — Оу, как-то ты сегодня совсем неважно выглядишь, — обеспокоенно отозвался Теучи, — так что держи порцию за счет магазина, — он поставил перед Наруто порцию его самого любимого рамена, — думаю это поднимет тебе настроение, — мужчина подмигнул обрадованному мальчику.
  — Спасибо, Теучи-сан, вы просто спасаете меня от смерти, Итадакимас!
  ***
  Потирая надувшийся, как барабан, живот, Наруто думал, чем занять себя на целый день. Теучи оказался прав и несколько порций рамена действительно оживили мальчика, вытеснив на время мрачные мысли. Немного подумав, Наруто нашел выход — просто не спать. Решение оказалось настолько простым, что Узумаки аж оторвался от очередной порции супа на осознание своей гениальности.
  Теперь надо придумать что делать до сна… и вместо сна. Какими бы выходные и каникулы классными не были, но если его друзья была заняты какой-то отстойной фигней, вместо того, чтобы тусить с тобой, то вынужденное безделье оборачивалось не такой уж клёвой штукой.
  Особенно как сегодня: его шайка, по настоянию Чоуджи, таки попёрлась в то барбекю, где тамошние цены не вызывали у Наруто ничего, кроме зубовного скрежета и зависти к людям, способным столько денег выкинуть. Так что, отмазавшись от похода под каким-то надуманным предлогом, как и всегда, Наруто столкнулся с проблемой, что ему нечем себя занять.
  Гулять по не такому уж большому городу — скучно, так как он все равно его облазил вдоль и поперёк. Ну, а в клановые территории его все-равно бы не пустили. Пойти купаться? Погода, хоть с натяжкой, но позволяла пойти окунутся в речушке, что текла на территории города, но купание было чревато тем, что парень обязательно уснет позднее, а Наруто дал себе зарок не спать вообще. Учеба? Пф-ф-ф. Даже не смешно. Лучше снотворного Наруто не мог себе представить. Тренировки?
  — Отличная идея, даттебайо, — Наруто ударил кулаком в открытую ладонь, — пока я буду тренироваться я точно не усну и тогда никакой монстр меня точно не достанет.
  Первым делом Наруто пошел на территорию академии — там во дворе были вкопаны «деревянные люди» — специальные манекены с торчащими деревяшками для отработки ударов. Для начала разминка в виде простого бега, затем через полосу препятствий. Затем комплекс Кхи-конг, от которого у Наруто возрастает количество отжиманий, после него несколько видов отжиманий, удары «на воздух» и только потом работа с «деревянным человеком».
  Через пару часов мальчик стоял напротив снаряда с привычно сбитыми костяшками, локтями, коленями и голенями. «Деревянный человек» же невозмутимо был на том же месте без единой царапины. Тяжело дыша, парень с ненавистью наносил удар за ударом, представляя вместо бесчувственного дерева всех, начиная от ночного монстра, заканчивая Саске, торговцами и чинушами. Выплескивая таким образом весь негатив, Узумаки понемногу успокаивался. Удары становились резче и точнее.
  ***
  Снова эта биджева клетка и этот угрюмый хмырь, чтоб его аякаси съели!!! После тренировки, Наруто решил таки освежится в речке, а затем сделать пару кругов вокруг деревни. Но, судя по всему, всё-таки сомлел на солнце. Тело ощущалось как-то странно. Привычная легкость не то, чтобы совсем покинула Наруто, но двигался он определенно медленней «почти как в реальности». Плюс добавилась какая-то сосущая пустота внутри него, будто там было что-то… чего ему очень не хватает…
  Не давая противнику подняться, Наруто бросился к нему и горизонтальным ударом заехал бывшим мечом тому прямо по глазам и, провернувшись по инерции, влетел в монстра плечом, отчего оба упали: не успевший подняться незнакомец на задницу, приложившись затылком об стену, и Наруто сверху.
  Вдохнув полной грудью амбре, что источало это тело, Наруто в отвращении нанес несколько быстрых ударов кулаком и яблоком меча противнику по лицу и отпрыгнул отдышатся. Монстр начал по чуть-чуть подниматься, абсолютно не обращая внимания на страшную рваную рану поперек лица, из которой вяленько текла вязкая черная субстанция. «Эдак, он не скоро от кровопотери умрет» — как-то отстраненно подумал Наруто и бросил себя вперед с прямо-таки звериным боевым воплем.
  Поднырнув под рукой монстра, Наруто полоснул его с внутренней стороны колена, отчего нога, больше похожая на узловатый корень, ожидаемо подломилась. Противник резко развернулся, с силой ударив тыльной стороной руки… в полуметре над головой мальчика — тупой противник до сих пор не может понять, что Наруто едва тому по пояс достает. Чем юный шиноби и воспользовался, всадив клинок куда-то под доспехи. Противник открылся прекрасно и доспехи держались на честном слове, так что отыскать прореху не составило труда. Вот только обломок меча был совершенно непригоден для колющих ударов, поэтому вместо того, что выйти из спины монстра, этот «меч» срезал одно из кожаных креплений и оставил длинную царапину на теле противника.
  «Ха, в этот раз я его точно уделаю», — подумал Наруто. Стрёмный хрен дернулся в его сторону в попытке схватить, но подрезанная ранее нога предательски подогнулась и он упал на колено. Не упустив такой возможности, мальчик нанес сокрушительный удар ногой тому в лицо и тут же попытался подскочить вплотную, но едва разминулся со страшными руками.
  Страшный незнакомец встал и сделал шаг назад, здорово обескуражив Наруто, и полез за куда-то за спину за пояс. Мальчик напрягся — там обычно шиноби носили метательные принадлежности, а в академии их пока не учили уклонятся от них и, тем более, отбивать клинком подобное… У них даже кендзюцу (бои на мечах) не было! Но противник снова удивил его: из-за спины он достал какую-то светящуюся бутылку и просто отхлебнул из нее. «Это он типа перерыв сделал?» — промелькнуло у Наруто в голове. Мальчик в смятении смотрел на молчаливого врага, наклонив голову. Внезапно этот… аякаси… засветился изнутри приятным оранжевым светом, которое разливалось по всему его телу. Продолжалось это секунды две, а затем Наруто увидел картину, от которой у него отнялись ноги: абсолютно целый противник, без единой царапины, убирал бутылку обратно за спину, смотря прямо на него.
  — Так нечестно! — Наруто в отчаянии заплакал, — Нет, не подходи, — он взмахнул мечом, — не подходи-и-а-А-АААА!!!
  ***
  Очнулся мальчик от болезненного удара по голове. Недоуменно посмотрев на маячившие над ним кроны деревьев, мальчик тут же ощутил боль в ударных поверхностях и общую усталость. Тихонько взвыв, Наруто потряс руками и неуклюже запрыгал на месте. Боль напомнила мальчику про недавний сон. Слезы навернулись как бы сами собой.
  — Ну как же так? Так же просто нечестно. Нечестно, нечестно, — так, всхлипывая, мальчик поплелся домой.
  — Наруто? Что случилось? — знакомый голос оторвал его от круга риторических вопросов о вселенской несправедливости. Мальчик поднял глаза и увидел Ируку-сенсея. Всхлипнув, он бросился к нему и заревел в голос:
  — Так нечестно, так просто нечестно!
  — Что не честно, ты про что? — изрядно сконфуженный и обескураженный учитель посмотрел по сторонам, прохожие косились на них и ускоряли шаг.
  — Он постоянно убивает меня, — выкрикнул Наруто, а у учителя всё тело вымерзло. Шустро оценив обстановку и скапливающихся «незаметных» зевак, бывший оперативник разрядил обстановку, — ну, это же игра. Да, Саске лучше тебя играет и постоянно выигрывает, но не надо реветь, — неся какую-то чушь, Ирука с облегчением смотрел, как толпа теряет интерес.
  — Что, при чем тут этот ублюдок? — от удивления Наруто спросил это нормальным голосом.
  — Ни при чем, так, фигню морожу, — отмахнулся от него Ирука и потащил в сторону. Немного отойдя от оживленной улицы, учитель сел на корточки перед Наруто и заглянул тому в глаза и нахмурился, увидев там страх и отчаяние — совсем нехарактерные черты для Наруто.
  — Что случилось? — серьезно спросил Ирука.
  — Это всё тот сон, — начал мальчик.
  — Сон? — от облегчения учитель хотел засмеяться, но решил, что это непедагогично и напустив на себя самый серьезный вид продолжил слушать.
  — Да, сон, — мальчик убийственно серьезно кивнул, — он повторяется каждый раз, когда я засыпаю и в нем я оказываюсь закрытый в камере с каким-то страшным маньяком, который, — мальчик всхлипнул, — который… который, — его голос сбился на шепот.
  — Что он делает? — переспросил учитель.
  — Он убивает меня… каждый раз, каждый раз когда я засыпаю или теряю сознание… он убивает меня, разрывает на куски… прекратите это Ирука-сенсей.
  — Ого, — вырвалось у мужчины. «Это его тот инцидент в День Нападения так зацепил? Надо будет сводить его к Яманака, либо к Учиха, они умеют такие проблемы лечить», — Хорошо, я помогу тебе, — Ирука тепло улыбнулся.
  — Правда-правда? — радость в глазах ребенка была просто безгранична.
  — Ага. Точнее не я, а Хокаге. Вот он уж точно что-нибудь придумает.
  — Старик что ли? — с сомнением спросил Наруто. У Ируки дернулся глаз.
  — Да, он самый, пойдем.
  — А, может, ну его? — заюлил мальчик, — это всего лишь сон. Зачем еще кому-то знать? Они же будут думать, что я кошмаров боюсь. Может, оно само пройдет?
  — Наруто, — учитель тяжело вздохнул, — в нашем мире есть много необъяснимых вещей, но повторяющиеся изо дня в день сны это точно не нормально.
  — Ну-у, раз вы так говорите, — с сомнением протянул мальчик, — и если не будут смеяться, то пойдем.
  — Ох уж эти дети, идем. Точнее, давай лучше сделаем так, — он подхватил поникшего ребенка и посадил его на плечи.
  — Готов? — и не дожидаясь ответа прыгнул максимально высоко и далеко под восторженный детский вопль.
  ***
  — Хокаге-сама, к Вам Ирука и Наруто. Говорят, что срочно. — бестелесный голос раздался в кабинете. Пожилой правитель удивленно выпустил облако дыма, заодно определяя местоположение скрытого за перегородками шиноби и сканируя комнату, — ну, пусть заходят.
  — Привет, старик, — с порога помахал ему блондин.
  — Здравствуйте, Хокаге-доно, — низко-низко поклонился Ирука, по его лицу было видно, что он разрывается между желанием приструнить ребёнка, извинится перед ним и провалится под землю. Буквально.
  — Привет, Наруто. Здравствуй, Ирука, что привело вас сюда?
  — У нас тут неприятность, — Ирука скосил глаза на мальчика.
  — Что, натворил что-то? — Хирузен с улыбкой смотрел, как обменялись взглядами главный хулиган и главный же сторож.
  — Нет, Хокаге-доно, тут другое, — Ирука взял паузу скомпоновать мысль, — Наруто каждый раз, когда он засыпает, снится один и тот же сон, как его убивают.
  Пожилой мужчина, проживший в политике раза в два дольше, чем некоторые живут, ничем не выдал своего настоящего лица. Только выпустил неожиданно много дыма.
  — Ну, страшные сны иногда бывают весьма назойливы, да, Наруто? — правитель подмигнул стушевавшемуся мальчику, — сейчас сюда подойдет мой знакомый, Яманака Иноичи, — и мы вместе поможем тебе.
  Хирузен вел беседу с блондином, игнорируя ошарашенный взгляд Ируки и думал, что наконец-то нашел себе идеального секретаря — не надо даже отдавать прямых приказов. Эх, таких бы роту, да на каждое проблемное место, ух, как бы он зажил тогда.
  — Добрый день, Хокаге-сама, — в кабинет зашел высокий мужчина в стандартном обмундировании военнослужащих Конохи. Глава одноименного клана и лучших специалист по части чтения чужих мозгов в деревне.
  — У нашего общего знакомого, — Хокаге кивнул на мальчика, — осталось плохое впечатление об еще одном нашем общем знакомом, — Сарутоби позволил себе кривую улыбку, — поможешь юноше?
  — Да, Хокаге-сама, — у мужчины не дернулся ни один мускул, но Хокаге знал, что тот почти в бешенстве из-за столь пустякового вызова. Но были подозрения, что не всё так просто.
  — Скажи-ка, Наруто, а твои сны… в них есть что-то необычное? — плавно перевел разговор на интересующую его тему Хокаге.
  — Пф, скажешь еще. Помимо того, что снится мне каждый раз одно и тоже, а именно тот биджев аякаси, так еще и ощущения полностью совпадают с реальностью.
  В комнате воцарилась тишина и все трое с откровенным любопытством посмотрели на мальчика.
  — Не отличаются, Наруто, ты мне ничего про это не говорил, — Ирука чувствовал себя… странно… мальчик не доверился ему полностью, или что?
  — А. ээ… — красноречиво начал Наруто, — ну это, как бы… само собой.
  — Понятно, — учитель помассировал переносицу. Его ученик просто забыл.
  — Скажи-ка мне, Наруто, — проникновенно сказал Хокаге, выдохнув еще дыма, — а почему ты назвал его аякаси?
  Мальчика ощутимо передернуло, — ну, он точно не может быть человеком, — страшная кожа, вся в ранах, пузырях и облазившая, какое-то рванье вместо одежды и ужасный запах, ты даже не представляешь, как от него воняет, будто кошка сдохла и три дня лежала…
  — Мы поняли, Наруто, — мягко прервал его Хокаге, — ты мне вот что скажи. Какие у него глаза?
  — О, — Наруто кивнул, — будто из бездны на тебе смотрят два уголька.
  «Вот оно»
  — Что ж, спасибо Наруто, ты можешь идти, а мы решим, как тебе помогать.
  — А? — мальчик посмотрел на Иноичи.
  — Я уже закончил, Наруто, — мягко улыбнулся мужчина.
  — Э, окей, — обескураженно встал Наруто.
  — Ирука, проводи его до дому, — кивнул Хокаге.
  — Так точно, — учитель поклонился и вывел мальчика за дверь.
  — И что это значит? — Хокаге посмотрел на Иноичи. Тот выглядел немного пришибленным.
  — Парень определенно не видел снов последние дни. Да и внутренний мир — канализация и вода. Видать, очень уж закомплексованный малый. Но это мог бы понять и дежурный Яманака.
  — Да, — просто кивнул Хокаге, — но ты понял больше.
  — Красные глаза у монстра из кошмара — очень бледный намёк, — пожал плечами мужчина.
  — А что если я тебе скажу, что знаю технику полностью контролированных сновидений, принадлежащую именно обладателям «угольков в глазах».
  — Быть не может, — выдохнул Иноичи, — неужто Учихи?
  7
  — И это всё? — обескураженно спросил Наруто, когда они вдвоем с Ирукой шли по коридорам башни Хокаге на выход, — тот мужик хотел посмотреть… что-то…
  — А он уже всё увидел, — пожал плечами Ирука и добавил, — и не «тот мужик», а Яманака-доно. Отец твоей одноклассницы Ино и глава одноименного клана, к слову.
  — Да? Тогда он крутой, — уважительно покачал головой мальчик, — а… что он увидел?
  — Без понятия. — Ирука пожал плечами, — Раз не сказали, значит, не нужно. У Хокаге голова большая, он точно что-нибудь придумает.
  Наруто улыбнулся и приложил руку козырьком к голове, прикрываясь от солнца — они как раз вышли на улицу.
  — Идём перекусим? — спросил учитель, — ты не голоден?
  — Голодный, как стая биджу! — горячо заверил мальчик.
  — Ладно, пойдем. — молодой мужчина кивнул и посмотрел на сбитые в характерных местах руки, — Я вижу ты тренировался. С чего это вдруг в выходные?
  — А, это я хотел вместо сна чем-то себя занять, — пожал плечами мальчик, — но не получилось… — тут его глаза вспыхнули изнутри, — Ирука-сенсей, Вы ведь знаете способ долго не спать, да? Ну скажите, правда ведь?
  — Ну, допустим, да, — осторожно ответил Ирука.
  — Расскажите! — мальчик принялся прыгать вокруг учителя, дергая его за рукава, — расскажите — расскажите! — прохожие оглядывались на шумящего пацана и расходились в стороны, бросая на Ируку сочувствующие взгляды.
  — Дза-дзен, — просто ответил преподаватель.
  — Чего? — мальчик хлопнул глазами и замер.
  — Лучший способ долго не спать это дза-дзен, которой вас учат уже второй год, — спокойно сказал Ирука, внутренне прекрасно осознавая реакцию подопечного.
  — Сидячая медитация? Этот отстой, что ли? — нахмурился Наруто, — я же не могу там и пары минут высидеть, тело начинает чесаться и вообще… чем она вообще может мне помочь?
  — Наруто, ты знаешь, что я был в корпусе джонинов? — со вздохом спросил Ирука.
  — Ага, Ирука-сенсей был там самым крутым, я знаю! — поддакнул мальчик.
  — Если бы, — хмыкнул наставник, — в общем, я гарантирую тебе, что эта техника поможет тебе не спать.
  Ирука решил надавить авторитетом, так как Дзен действительно не та вещь, которую просто объяснить, да и в этом возрасте тело требует совсем другого…
  — Да она скучная!
  — Значит, ты ее неправильно делаешь, — привёл свой главный аргумент учитель и закруглил разговор, — я много часов провел в засадах именно благодаря ей, так что учись.
  — Ну ладно, — буркнул мальчик, — с какой-то медитацией я точно справлюсь.
  — Ну-ну, — хмыкнул в ответ Ирука, — что будешь заказывать?
  ***
  Наруто сидел на диване в позе лотоса и пытался делать эту самую сидячую медитацию. Упражнение простое, как прямой угол: сесть и ни о чем не думать. Всё. Никаких сверхъестественных откровений, путешествий во внутренние миры и прочее. Просто сидеть с закрытыми глазами «не раскручивать мысленную цепочку», как любят говорить сенсеи и всё, ну, а «лотос» — это просто самое удобное положение тела по мнению этих старых пердунов. По словам наставников такое естественное состояние, которое и есть пресловутый Дзен, в последствии позволяет сидеть в засадах невообразимое количество времени без усталости и потери боеспособности.
  Сам же мальчик ненавидел это упражнение. В среднем, в неделю на уроках он проводил часа три в таком неподвижном состоянии и это время растягивалось в мучительную пытку. Единственный, кому были в кайф такие упражнения — был Нара. Но он, по мнению самого Наруто, просто бессовестно дрых всё это время. От «Самой удобной позы» у мальчика уже через минуту затекали сначала ноги, потом спина и шея. В очередной раз не вытерпев и десяти минут, он вскочил с кровати и начал вышагивать вдоль стен. На часах была только половина двенадцатого, всё дела по хозяйству были уже сделаны, ужин съеден, как и второй ужин, как и «легкий перекус перед сном». Комплекс Кхи-Конг Наруто решил не трогать, так как моментально уснёт после него. В общем, заняться было решительно нечем.
  Наруто забрался обратно на кровать и сел медитировать. Чуть-чуть изменил позу, потом еще чуть-чуть. Подпер спину подушкой. Замер… «Я ни о чем не думаю, ни о чем, ни о-о-о ч-е-ем. Ксо, я думаю о том, что я ни о чем не думаю». Мальчик почесал подбородок. «Тот рамен был вкусный». Через минуту он уже представлял, как будет мутузить Саске и все будут восхищаться его силой, а еще через минут десять уже полностью лежал на кровати и почти отрубался.
  ***
  Очнувшись в очередной раз в ненавистной камере, Наруто, не раздумывая, подлетел к противнику и размаху ударил того ногой в голову, отчего она стукнулась о стену с хорошо слышимым «бум». Монстр, похоже, не растерял остатки мозгов и от удара рухнул обратно на землю, так и не успев подняться. Воспользовавшись минутной слабостью противника Наруто стал рыться в старых вонючих лохмотьях в поисках самого настоящего сокровища — той самой светящейся бутылочки. Монстр держал ее за поясом и, к сожалению мальчика, оперся спиной на стену, так что сходу достать заветный сосуд не получилось.
  Отпрыгнув от пришедшего в себя незнакомца, мальчик тут же ударил ногой в выставленное противником колено. Наруто взвыл от боли, когда нога попала по одному из оставшихся металлических поножей, но своего добился — монстр развернулся ровно на столько, чтобы юный шиноби подбежал к нему за спину и ухватился руками за остатки кожаной сбруи, висевшей поверх лат. В одном из немногочисленных уцелевших карманов лежала ОНА — слабо светящаяся мягким желтым цветом бутылочка. Мальчик выхватил ее и отпрыгнул подальше.
  Неверяще уставившись на добычу, Наруто замер, а потом его лицо пересекла самая широкая улыбка, на которую он был способен. Подняв взгляд на монстра и увидел, что тот пристально на него смотрит. Крепче сжав спасительную бутылочку, Наруто заорал на него, стараясь заглушить страх, — Ха, да ее у тебя отобрать было проще, чем у ребенка конфету! Какой же ты слабак! — монстр промолчал и сделал шаг вперед.
  Мальчик заметушился, пытаясь придумать куда же деть красивую бутылку и только сейчас обратил внимания во что же он был всё-таки одет: какая-то рванина кое-как намотанная на бедрах держалась на честном слове и на куске ткани, переброшенным через одно плечо. Наруто был бос, кожа ужасно напоминала его «сокамерника», а еще сосущее чувство внутри него. Будто чего не хватает… будто он… пуст внутри. Встряхнувшись, мальчик поднырнул под руки атакующего монстра и спрятал драгоценную бутылочку в складках одежды. Наруто выставил меч перед собой и приготовился драться не на жизнь, а на смерть, благо у него теперь есть грандиозное преимущество. «Главное, не торопится. Умереть я всегда успею».
  Шаг. Противник дернулся в его сторону. Сбить руки в сторону и со всей силы ударить мечом по внутренней части ноги. Подскочить и ударить косым в шею. Монстр, не обращая внимания ни на что, развернулся и схватил мальчика за руку, тут же подтянул его к себе и попытался впиться зубами в шею. Заорав от ужаса, Наруто упёр обломок между челюстей противнику и попытался отбросить его. Боролись они не долго — Наруто пропустил его и поднырнул под руку, вырываясь из захвата. Сделав пару шагов назад, мальчик шокировано уставился на почти отрубленную кисть руки — видать, держать меч, даже такой тупой, за лезвие было не самой лучшей идеей. Дрожащими руками, Наруто достал флягу и сделал глоток из нее. Это был самый лучший момент его жизни — прохладный и одновременно теплый ветерок пронесся вниз по пищеводу, а потом от живота по всему телу, прогоняя усталость, страх и, как показала практика, увечья рук: левая рука была как новенькая.
  — Ну что, подеремся, Тикусё?
  Монстр опять не ответил и прыгнул на мальчика. Бросившись вперед, Наруто пропустил опрометчивого противника над собой, подбивая ему ноги. Развернувшись, мальчик успел нанести два удара по спине незнакомцу, пока тот не поднялся, но оба раза пришлись на кирасу.
  — Да сдохни ты уже наконец, — закричал Наруто, — я хочу, чтобы ты сдох!
  Оборвал себя, мальчик понял, что да, действительно, хочет, чтобы обладатель этой страшной хари поскорей умер, потому что… Наруто с ужасом понял, что у противника есть что-то, чего так отчаянно не хватает ему. На том месте, где у него ощущается это противная пустота, должно быть что-то, что есть у этого монстра.
  — Ну всё, передавай привет Шинигами! — с криком, Наруто прыгнул вперед и ударил монстра мечом в голову. Ни уклонятся ни защищаться тот даже не подумал, только ударил кулаком в латной перчатке мальчику в голову и когда тот отлетел к стене, добавил кованным сапогом.
   — Э не-ет, ты меня не убьёшь, мне нельзя умирать. Ты забрал мое, отдай!
  Движения Наруто стали более резкими, полными жажды крови.
  — Отдай!
  Наруто ожесточенно махал мечом, стараясь достать противника, время от времени пропуская удары и отпивая из фляги. Мир сузился только до жажды получить это самое «что-то». Мальчик сбился со счету, но на четвертый, либо на пятый глоток фляга опустела и перестала светится. И тут он очнулся — лечения больше не было, его противник в измочаленных латах и многочисленными порезами упрямо ковылял в его сторону, сверля мальчика только одним оставшимся глазом.
  «Вот и всё. Либо я, либо он» — Узумаки покрепче взял меч и внезапно успокоился. Сейчас он впервые ставит абсолютно всё, что у него есть — еще одной смерти он, похоже, уже не переживет — эта странная пустота пока он не обращал на нее внимания всё это время, кажется, заняла все место в его душе. «Это он у меня всё забрал».
  — Отдай! — прорычал мальчик и мотнулся в сторону.
  Удар. Последнее крепление кирасы рвется и она рассыпается по полу. Уворот, еще удар — страшное лицо пересекает еще одна глубока царапина. Мальчик не успевает до конца увернутся и получает скользящий удар латной перчаткой в бровь, в ответ Наруто бьет мечом по руке и отпрыгивает в сторону, вытирая кровь из разбитой брови, которая залила правый глаз. Из-за этого он не видит еще один удар в голову, который бросает его на землю, а меч отлетает в сторону.
  Узумаки с рычанием поднялся и попытался оббежать монстра, как он это уже раньше делал, но нарвался на удар коленом в грудь — монстр стал явно умней, а вот он — Наруто — наоборот стал каким-то вялым. Отлетел мальчик удачно — прямо к обломку меча. Пришел в себя он как раз в момент, когда монстр попытался ударить его ногой в лицо. Вовремя увернувшись, мальчик сбил израненного противника с ног, перепрыгнул тому за спину и перерезал горло.
  — Да-а-а-а! — звонкий мальчишеский крик разнесся по коридорам, когда белесая дымка начала перетекать от монстра к Наруто, заполняя терзавшую мальчика пустоту.
  8
  Наруто стоял, раскинув руки, упиваясь своей победой над ненавистным противником. Белесая дымка от монстра втягивалась в мальчика, принося умиротворяющее ощущение… сытости? Наполненности? Полноценности? Никогда раньше ничего подобного Наруто не ощущал и подобрать аналогов не мог. Внезапно, поток живительной белизны прекратился, а мальчик еще не ощущал себя хорошо.
  — Ей, так не честно, куда ты? — мальчик пнул труп, — отдавай мое, слышишь ты! — он еще раз пнул глухо зазвеневшее тело. — Что это всё? — мальчик разочарованно сплюнул на пол и обвел комнату взглядом.
  — И что теперь? — он вернулся вопросу с которого начал, — ну? И почему я не просыпаюсь? Где выход? — шиноби подошел и подергал решетку, — оно же должно было закончится, так что я тут делаю? — Наруто спросил у дыры в потолке. Та ожидаемо не ответила.
  — Хм? — Узумаки увидел что-то странное периферийным зрением и обернулся. Его противник засветился белым светом, — Ей-ей, ты тут оживать не собираешься, да? — взволнованно спросил мальчик, принимая стойку. В следующий момент будто подул неосязаемый сквозняк и бывший труп рассыпался на множество маленьких белых искорок, «сдуваемых» этим невидимым ветром куда-то в стену.
  — Вау, — выдохнул мальчик, — и что это было? — проследив взглядом за последними искорками, Наруто увидел шар белого… пламени, что ли? Которое висело на месте поверженного врага.
  — А ты что такое? — вслух спросил Узумаки, не решаюсь подходить к непонятному объекту, — твои друзья уже улетели во-он туда, — он махнул рукой куда-то в сторону исчезнувших искорок, — ты за ними не полетишь? — шар не ответил, — ну ладно… — Наруто пожал плечами и не поворачиваясь спиной к странному шару, вернулся к решетке и подергал ее. Еще раз. Сильнее. Со всей силы подергал, отчего во все стороны разнесся пронзительный металлический скрип.
  — Да открывайся же, — проорал мальчик и эхо вернуло его слова. Вздрогнув от неожиданности, Наруто посмотрел сквозь решетку — впереди была открытая решетка камеры подозрительно похожей на его собственную и каменный коридор, расходящийся влево и в право. Попытавшись высунуть голову за прутья, Узумаки увидел только продолжение коридора, еще решетки и факел на стене.
  — Биджу, — мальчик выругался и пнул решетку, — и что мне делать? — он обвел глазами камеру. Привычный хлам под ногами, дырень в потолке, через которою проникал лучами свет, подсвечивая летающую пыль и мелкий мусор. Картину оживляла белая сфера белого огня, размером с голову взрослого человека, парившая на уровне его пояса, оранжевые каракули на стена и едва тлеющие угольки в углу комнаты.
  — Ух ты, — Наруто удивился своей феноменальной невнимательности и обойдя подозрительную сферу пламени, подошел к странным углям. Мальчик поднес руки к едва различимому пламени, чтобы согреться и засмотрелся на завораживающие переливы пламени, они так завораживали, хотелось смотреть на них вечн… Узумаки встряхнулся и с сомнением посмотрел на едва горящее пламя.
   — Какое тут всё странное, — пробормотал мальчик и хлопнул себя по лбу, — так это же сон! Ей, я хочу проснутся, я тут уже всё сделал, ау! — прокричал он вверх, в дырку и помахал руками над головой.
  — Ничего, — Наруто констатировал очевидное и посмотрел в стену перед собой. Оранжевые каракули внезапно сложились в знакомое кандзи: «…искать себе прибежище…». По спине мальчика пробежала стайка ледяных муравьев и он присмотрелся еще раз, фраза снова стала понятна. Остальные каракули тоже несли в себе какие-то слова и через некоторое время до Наруто дошло, что на стенах написан слитный текст. Шустро найдя начало (там была пририсована стрелка), мальчик стал жадно читать.
  «Я Оскар из Асторы, приветствую тебя. Не знаю кто ты и зачем пришел сюда, к сожалению, я не смогу поприветствовать лично — болезнь зашла слишком далеко и я почти не отдаю отчёт своим действиям»
  — Болезнь? — испуганно переспросил Наруто, вытянул вперед руки и с ужасом уставился на страшные, покрытые язвами конечности. Быстрый осмотр показал удручающее состояние абсолютно всего тела. К сожалению, лезвие меча не позволяло осмотреть лицо, но пропавший куда-то нос наводил на самые худшие мысли, — эта болезнь, хоть не сифилис называется? — хмыкнул изрядно струхнувший мальчик и прислушался к себе — удивительно, но никакого недомогания он не чувствовал, кроме той самой сосущей пустоты внутри. Пожав плечами он продолжил читать.
  «Я чудом нашел костёр в одной из дальних комнат и закрыл двери, чтобы не навредить никому, когда я окончательно сойду с ума»
  — Вот засранец, — выдохнул Наруто, — закрыл-то он, а помирать мне? Так что ли? — быстрый осмотр камеры с переворачиванием мусора не дал результата — ключа от замка нигде не было.
  «Я пришел сюда из-за пророчества об Избранном Немертвом…»
  — Немертвый? — в голос удивился мальчик, — это как? Ты либо мертв, либо нет. Аякаси какой-то, что ли?
  «Моя семья была достаточно влиятельна в Асторе, поэтому когда я заболел и превратился в немертвого, то мы посчитали, что я и есть тот самый Избранный Немертвый. Пламя, как же мы были наивны»
  — Я ничего не понял, — мальчик озадаченно почесал затылок, — болезнь превращающая в аякаси? Они же поголовно тупые все, нет? И что значит избранный?
  «Легенда гласит, что тот, кто прозвенит в Колокол Пробуждения узнает свою судьбу и судьбу всего мира».
  — Просто позвонив в колокол? — хмыкнул Наруто, — конечно он узнает свою судьбу — добродушные местные точно расскажут придурку, трезвонившему в колокола, его ближайшую судьбу, судьбу его детей, родителей и подскажут какой маршрут выбрать, чтобы эту судьбу найти. Хе-хе.
  «Я хороший воин и мне купили один из лучших комплектов лат, но даже так я не смог пробиться к колоколу. Раз за разом я пытался, каждый раз терпя поражение и постепенно сходя с ума»
  — Кхм, — мальчик нахмурился.
  «Спустя вечность, я понял, что не мне суждено позвонить в колокола, и я решил найти того, кому это суждено и помочь исполнить предначертанное. Вот поэтому я пришел сюда»
  — Сюда, это куда? Биджу твоя мама…
  «Я освобождал немертвых одних за другим. Тех, кто сохранил остатки разума. Сражаясь с демонами-стражами и обезумевшими пустыми, я понемногу терял самого себя, забывал свою цель. И вот однажды, после очередной смерти, я понял, что превращаюсь в пустого»
  — В кого? — воскликнул мальчик, внутри холодея от догадки…
  «И начал искать себе прибежище, чтобы не навредить никому. Судя по всему, я не смог найти Избранного и вся моя жизнь была бесполезна, я провалил свою миссию. Мы оба нежить, поэтому я молю тебя, путник, поддержи огонь моей цели. Может, это слишком самонадеянно, но можешь ли ты исполнить судьбу Избранного и прозвонить в колокол? Теперь я могу умереть с верой в сердце».
  Рваный рассказ, начертанный нетвердой рукой на стенах камеры мелким почерком, в судорожных попытках вписать путанные мысли очень впечатлил мальчика. Он покосился на белый шар огня — всё, что осталось от доблестного воина. Даже как-то не верилось, что та тварь когда-то была человеком, со своими мечтами, целями и даже семьей. Именно это больше всего зацепило доброго сироту — что где-то там были мама с папой этого чудовища, которые отправили своего сына на самоубийственную миссию.
  — Я конечно, скоро проснусь, — как бы извиняясь сказал Наруто в сторону шара белого огня, — да и не нежить я, но если вдруг мне попадется на глаза этот колокол, то я в него обязательно стукну.
  9
  — Это всё, конечно, здорово, но мне-то что делать? — мальчик упёр руки в бока и в очередной раз пристально обвел взглядом проклятую камеру. Как и ожидалось, ни намека на ключ от двери. Единственным странным предметом был шар белого огня, но к нему Наруто благоразумно не приближался.
  Прошло уже минут двадцать, Узумаки успел проверить дверь на крепость, щели вокруг нее на проходимость и стены на наличие тайников. Безрезультатно. Единственным неисследованным предметом оставался тот самый подозрительный пылающий шар. Зажмурившись, Наруто вытянул руку и кончиком указательного пальца дотронулся до загадочного пламени.
  — Хм? — Мальчик удивленно поднял брови, когда ничего не почувствовал. Рука запросто прошла сквозь огонь. Не долго думая, ниндзя-недоучка сунул руку в шар и наткнулся на что-то внутри. Испугаться Наруто не успел, так как загадочное явление быстро растворилось без следа, оставив у него в руке… ржавый ключ с несколькими зубцами.
  Обалдело вытаращившись на находку, мальчик повертел ее и, не веря своему счастью, медленно, словно опасаясь спугнуть удачу, подошел к двери и вставил ключ в замок. Наруто с усилием провернул его в замочной скважине до сухого щелчка и налег на дверь. Раздался душераздирающий скрип, решетка по чуть-чуть открывалась… пока не застряла.
  — Фух, — мальчик вытер несуществующий пот со лба и посмотрел на щель между стеной и решеткой, — должно получится, — он кивнул сам себе и обернулся посмотреть на то место, где висел шар.
  — Чудеса какие-то, — пробормотал Узумаки, так и не обнаружив никаких следов загадочного явления, — ключ, как ключ, — он перевел свое внимания на добычу, — медный… или нет? А, к биджу, я выхожу отсюда и тогда этот сон точно закончится, даттебайо!
  Преодолев внутреннее сопротивление (не страх, он не боится… просто… просто…) мальчик едва протиснулся мимо решетки и огляделся. Он стоял в мрачноватом каменном коридоре метра три в ширину, освещенным редкими факелами без единого проблеска солнечного света. Облицовка большей частью обвалилась на землю, открывая крупные камни и серый раствор. Где-то капала вода.
  — Так. Я выбрался оттуда. Ну и почему я не просыпаюсь? — Наруто вслух спросил у мироздания. Оно безмолвствовало. Вздохнув, мальчик посмотрел в одну сторону, в другую, выбрал наугад и поплелся прямо, боязно не подходя к решеткам. Там, за металлом, сидело… всякое. Такие же страшные аякаси, как и его «сокамерник». Кто-то кидался на решетку, кто-то безучастно проводил его взглядом пустых, слабо святящихся красных глаз, но самые страшные для Наруто были те, кто разговаривал, с ним или сами с собой, мальчик так и не понял. Речь некоторых пленников была вполне разборчивая, но целиком состоящая из хаотичного нагромождения слов и глупого хихиканья, некоторые говорили осмысленные фразы… повторяя их по кругу, кто-то что-то шептал, рыдал, заливался смехом (иногда одновременно) …
  Уже минут через десять мальчик не знал куда себя деть от ужаса. Он шел, крепко сжав обломок меча, поминутно оглядываясь назад и вглядываюсь в каждую подозрительную тень. Все эти… аякаси за решетками были абсолютно, совершенно и не двузначно безумны. Раньше ребенок не встречал настолько запущенные случаи и наивно верил, что рассказами о сошедших с ума на поле боя шиноби взрослые только пугали его. Оказывается, нет. И что, он, Наруто, сейчас в месте для подобных людей? Мальчик присмотрелся к очередному обитателю клетки, вглядываясь через сумрак коридора и покачал головой. «Определенно аякаси, они точно не люди. Но я-то что тут делаю? Я определенно здоров» — он вытянул вперед руку и с сомнением посмотрел на нее, — «ну ладно, но я точно не безумен».
  На очередном повороте стало так темно, что Узумаки пришлось выкрутить один из настенных факелов и понести его с собой. В принципе, мальчик не расстроился от источника освещения и, будь у него больше рук, набрал бы целую охапку этих странных факелов. Тут у него мороз пробежался от пяток до макушки, когда до него наконец дошло, что тут есть кто-то, кто эти факелы регулярно обновляет. Дальше идти стало совсем-совсем страшно. Метров триста подряд не было не единого факела и коридор был поглощен темнотой. Наруто казался себе самой лучшей мишенью, вдобавок обитатели клеток будто взбесились от света факела. Кто-то восславлял солнце, что пришло к нему, кто-то звал маму, иные кричали угрозы или хихикали. Узумаки шел медленно и беззвучно, из последних сил сдерживая себя, чтобы не заорать и не пустится бегом.
  Из следующего поворота виднелись отблески света и мальчик упорно тащился туда. Метров за десять до спасительного света, из-за поворота на пол перед ним упала чья-то тень и послышались шаркающие шаги. Сердце Наруто ушло в пятки, в ушах зашумело, а в горле пересохло. Облизнув сухие губы, Наруто осмотрелся, воткнул факел в ближайший держатель и подкрался к краю поворота, следя за тенью — своей и незнакомца.
  В нужный момент, как и подобает настоящему ниндзя, без единого звука, мальчик кинулся за поворот и в прыжке обрушил «меч» на голову очередному аякаси. Меч неожиданно, почти не встречая сопротивления, разрубил ее до самой шеи. Из поверженного противника к Наруто потянулся тоненький ручеек знакомой дымки, принося ощущения легкого ветерка в знойный полдень. Правда, очень быстро закончившийся.
  Мальчик осмотрел дальнейший коридор и быстро нашел причину появления незнакомца — стена одной из камер не выдержала напора времени и упала вовне вместе с решеткой и куском камня, вероятно, со следующего этажа. Узумаки подошел к дырке в потолке и заглянул в нее. Оттуда на него уже смотрели: два красных глаза и матово блестящий наконечник стрелы.
  ***
  — Биджу, — мальчик сел в кровати, потирая глаз, куда стрелок умудрился вогнать стрелу — теперь точно буду носить очки.
  10
  Хорошо потянувшись и широко зевнув, Наруто с улыбкой на пол-лица поскакал в ванную.
  — Закончилось, закончилось, за-кон-чи-ло-сь! Закончилось, даттебайо! — прикрикивал он на каждом прыжке этого странного танца, — эти отстойные сны наконец-то закончились. Ура! Слава Воле Огня, Мудрецу Шести путей и, конечно, мне! Я вышел из той камеры и теперь снов больше не будет!
  Мальчик посмотрел на свою сияющую физиономию в зеркале и озорно подмигнул. Отражение послушно повторило. Развеселившись еще больше, Наруто приступил к утренним процедурам. Почистил зубы, ополоснулся в холодной воде и вышел в комнату, вытирая волосы полотенцем.
  — Итак, чем бы сегодня заняться? — остановившись посреди комнаты, Наруто спросил в голос, уперев руки в боки.
  ***
  — Шикомару-сама сегодня занят уроками и не сможет с тобой поиграть, Наруто-кун, — покачал головой постовой на входе в клановый квартал Нара.
  — Обло-ом, — расстроился блондин, — а под вечер он освободится?
  — Не думаю, — сказал молодой шиноби и, скосив глаза куда-то вбок, тихонько добавил, — Ёшино-сама изволит сердится на него.
  — Оу, — мальчик сделал «большие глаза» и так же тихонько добавил, — тогда я пойду поскорее. Передавай мою поддержку Шике, хорошо?
  — Договорились, — Нара слегка улыбнулся и кивнул, — она ему понадобится.
  — До свидания, постовой-кун!
  — Пока, Наруто-кун.
  «И тут облом», — раздосадовано подумал юный шиноби перебирая ногами куда-то в центр. Клан Нара славился не только ленью своей «сильной» половины, но и вспыльчивым и, можно сказать (только очень тихо), весьма скандальным нравом их женщин. Причем, что удивительно, даже принятые в клан женщины вели себя так. Специально подбирают, что ли? В общем, связываться с ними не хотели не только внутри клана, но и за его пределами. Правда, учитывая, что рулили в клане именно женщины, совсем не пересекаться с ними не выходило. Наруто они не обижали, но пару раз услышав, как разносят бедолагу Шику и, тем более, его отца, мальчик зарёкся с ними конфликтовать.
  Похожая ситуация была в клане еще одного его друга — Кибы. Цуна Инузука — его мать, по мнению большей части селения, в конец отмороженная и безбашенная баба. Приняла власть над кланом в тринадцать лет в весьма непростой период — в разгар третьей мировой войны шиноби и весьма жестоко навела порядок сначала внутри клана, затем во внешней политике. Успела лично поучаствовать в войне, пока Желтая молния Конохи — четвертый Хокаге — в одно лицо не перебил всю нападавшую армию. А пару лет назад от нее сбежал муж, после чего, по мнению тех шиноби, чьи разговоры и подслушивал Наруто, Цуна совершенно слетела с резьбы. В общем, сегодня она тоже почему-то осерчала на своего отпрыска и не отпускала его с Наруто. А у Чоуджи — какие-то клановые тренировки и он тоже не может пойти погулять. Приунывший Наруто пришел в парк рядом с академией и уселся на качели.
  — Блин, и что делать?
  Он частенько наведывался к своим друзьям домой, как и они к нему (гораздо реже, потому что их родители сильно не одобряли этого), так что Наруто постоянно пересекался с шиноби оттуда и они относились к нему вполне… нейтрально. Мальчик знал несколько имен, запомнил пару лиц, зачастую вот таких вот постовых, но внутрь старался не заходить: там всегда чисто и вылизано, а вот сам Наруто частенько был грязнулей, отчего жутко стеснялся. Да и от присутствия посторонних и, особенно, высокопоставленных лиц, мальчик сильно тушевался, отчего начинал вести себя… неадекватно громко. Пару раз его звали на обед, но потом просто давали компании с собой бенто, рассчитанное еще и на Наруто.
  Часто, вот как сегодня, ребят на выходные забирали к себе родственники по каким-то скучным поводам: прием какой-то важной шишки, уроки, наказание… парни потом плевались от всего этого и жутко завидовали счастливчикам, которых «пронесло». Совсем другая ситуация была с клановыми тренировками: тут никто не отлынивал и уже Наруто завидовал парням. Несколько раз он придумывал «супер секретные дзюцу» своего «клана», иногда даже с помощью друзей.
  — Классно было бы иметь свои клановые техники… — Наруто грустно вздохнул, — да и свой клан тоже… Вот вырасту и создам свой клан. С секретными техниками и нинкенами.
  Нинкены, они же собаки-ниндзя — козырная карта клана Инузука и их же основная ударная мощь. По сути, это матёрые волчары, размером с лошадь, обладающие невероятным умом и сообразительностью, способные перекусить взрослого человека пополам. Буквально. Киба, по его словам, скоро получит такого, чему сам Наруто чрезвычайно завидовал. Кстати, это еще одна причина почему он не заходит на территорию клана Инузука — в его присутствии эти четвероногие машины смерти начинают себя вести неадекватно агрессивно. Единственное, что спасает мальчика от участи стать собачьим кормом — железное подчинение нинкенов приказам. Поэтому мальчик старается обходить их квартал десятой дорогой.
  — Ну хоть кошмары прекратились, — выдохнул мальчик и тут же ему на голову упала первая капля дождя. Он посмотрел на затянутое свинцовыми тучами небо и поспешил домой.
  ***
  Наруто не успел буквально на несколько минут и теперь чертыхаясь бежал в промокшей насквозь одежде по лужам. Более благоразумные граждане успели попрятаться, но Наруто как всегда «повезло» и он попал под самую сильную часть дождя, ту самую, когда «три секунды и мокрый до трусов». Так что прятаться смысла уже не было. Добежав до дома, мальчик шустро скинул вещи, переоделся в сухое и залез под одеяло с чашкой горячего чая.
  Слушая шум дождя, мальчик читал детскую книгу, подаренную Нара на его день рождения, пил чай и хлюпал носом, с тревогой ощущая поднимающуюся температуру. Через пару часов, книга наскучила ему и мальчик уснул.
  ***
  — Нее-е-е-ет! — стон полный отчаяния разнесся по замкнутому помещению — Наруто снова оказался в той самой проклятой богами камере. Или это может быть он, Наруто, был ими проклят? По привычке оглянувшись, мальчик неожиданно увидел своего ненавистного противника, которого он, вроде как, убил в прошлый раз. Незнакомец знакомо встал и стал приближаться к обескураженному парню.
  Мельком глянув на решетку, Наруто обрадовался, что она была открыта и шустро протиснулся в щель между решеткой и стеной. Вовремя. Сзади раздался звук удара и скрежет металла по камню. Посмотрев себе за спину, мальчик увидел две протянутые к нему руки и ужасного аякаси за решеткой. Он был слишком туп, чтобы протиснутся вслед за Узумаки и просто тянул к нему руки. Пожав плечами, ниндзя принялся рубить их обломком меча. Когда мальчик отбил ему половину пальцев и сильно изуродовал обе руки, до него дошла бесперспективность этого занятия. Наруто схватился одной рукой за рукоятку меча, а другой осторожно взял за сломанный край. Хорошенько прицелившись, ниндзя подшагнул к противнику и аккуратно воткнул обломок в глаз его бывшему владельцу. Аякаси обвис на решетке и от него к Наруто потекла та самая живительная дымка. Она насыщала его, дарила ощущение невероятной легкости и блаженства. К слову, этой дымки было гораздо больше, чем из того доходяги.
  Узумаки дождался окончания «живительного сквозняка», посмотрел, как противник распадается на белые искорки и потопал в этот раз направо. Какого-либо отличия от предыдущего направления Наруто не увидел — всё те же решетки с полоумными аякаси, такое же плохое освещение и обвалившийся камень. Где-то постоянно капала вода.
  Шиноби шел с высоко поднятым факелом и с некоторым болезненным интересом вглядывался в камеры. В некоторых на стенах были надписи, судя по всему кровью заключенных… или что там ее заменяет в их проклятых всеми Ками телах. Еще пару раз на Наруто бросались из глубин камер. Но больше всего было безучастных аякаси, которые просто сидели на месте и иногда проводили его взглядом.
  За очередным поворотом, в свете факела стояла одинокая фигура в порванных обносках. Сморщенная кожа, нездорового синюшного цвета, буквально натянутая на кости, вся в каких-то узловатых разводах: то ли вены, то ли еще какая гадость. Фигура повернулась к нему, уставилась парой горящих красным глаз и вытянув вперед руки поплелась к нему. И тут до мальчика наконец-то дошло, кого же он перед собой видит — Ракшас. Возможно, Бусо. Ёкай, один из персонажей страшных кайданов, которые они с ребятами ночами рассказывали друг другу. Эти «голодные духи» любят пожирать людей… по разным причинам. Говорят, что молитва по-настоящему праведного монаха сможет прекратить его страдания, но Наруто был далек от подобного, поэтому он отбросил факел в сторону и побежал к противнику. Поднырнув под неуклюжий широкий замах, Узумаки ударил железякой по ноге и развернувшись, без усилий снес монстру голову.
  Наруто удивленно посмотрел на меч, вымазанный чем-то черным, затем на обезглавленного ёкая, который по плотности был похож на какое-то масло. Это окончательно убедило, что он встретил именно духа. Не может человек быть таким… неплотным…
  — Так, допустим, Бусо я встретил, что будет дальше? Нюси-онна, с ее удлиняющейся шеей? Кидзё? Или, не дай ками, госадокуро — тридцатиметровый скелет из павших воинов — Брр. Надеюсь, я ни с чем подобным не встречусь, — мальчик еще раз осмотрел свой меч и вздохнул, — против него это будет точно бесполезно. Разве что та самая искренняя молитва. Или техники. Да, техники должны сработать… если бы я знал хоть одну… — Наруто вздохнул, — в академии учат фигне.
  Открывшееся перспективы не испугали шиноби, наоборот, теперь-то он точно знал, с чем имеет дело и что ожидать от противников. Узумаки подобрал факел и насвистывая какую-то мелодию пошел дальше.
  11
  Наруто осторожно шел вдоль коридора, подняв высоко факел. Мальчик крутил головой по сторонам, пытаясь увидеть возможную угрозу, но мрачный чёрный коридор оставался пустынным и молчаливым. Минут пять назад в камерах перестали попадаться заключенные и, что больше всего напрягло шиноби — половина камер были открыты. Вообще, приснившееся помещение назвать иначе как «жуткое» было сложно: дрожащий свет редких факелов выхватывал помимо запустения и пыли еще и очень подозрительные разводы и, однажды, чей-то скелет.
  Мальчик ступал босыми ногами по каменному крошеву, удивляясь про себя тому, что это не приносит особого дискомфорта, стараясь производить как можно меньше шума. Время от времени откуда-то доносилось рычание, несвязные выкрики и, иногда, звон металла, будто от битвы. И, что самое поганое, Наруто медленно плелся именно к источнику этих звуков.
  — А-а-а! — вскрикнул он, когда за очередным поворотом уперся прямо в знакомого узловатого аякаси, — хм? — Узумаки нахмурился и посмотрел на монстра — тот упёрся лбом в стену и не реагировал на мальчика. Выглядел, ёкай, к слову, хуже, чем все встреченные до этого: кожа вся в язвах натянута на тонкий скелет без признаков мышц, волос нет, а из одежды какая-то тряпка на бедрах.
  — Оу, аякаси-сама, — Наруто помахал рукой, — Вы меня слышите?
  Монстр даже не отреагировал, даже не взглянул на него — всё так же таращился в стену. Шиноби нахмурился — всё странное вызывало опаску, хотелось пройти мимо, но здравый смысл не хотел оставлять врага за спиной и, главное… у этого монстра была та белая штука, которой так не хватало мальчику. Ее было немного, он знал… он чувствовал это. Решившись, Наруто посмотрел на свой верный обломок меча, сжал его покрепче и совершенно не по профессиональному просто подпрыгнул повыше и с усилием опустил меч на голову так и не среагировавшему противнику. В этот раз аякаси плотностью походил скорее на желе, чем на «живое существо», так что Наруто убил его с одного этого удара, разрубив череп надвое.
  Поток живительного ветерка был почти неощутим в этот раз, что здорово разочаровало Наруто. Пожав плечами и сплюнув на место, где лежало тело, мальчик пошел дальше. Больше ему скучно не было: стали попадаться вот такие «пни», как их называл Узумаки, которые просто стояли/лежали/сидели и вдуплялись в одну точку, пару раз их более активные товарищи пытались напасть на мальчика, но они были столь медлительны и столь хрупкие, что победить их не составило труда.
  Уже не скрываясь и насвистывая что-то веселое, мальчик шел по коридору, потихоньку шалея от своей храбрости и спокойствия. Как бы он не храбрился, но в его жизни часто были моменты, когда он боялся до дрожи в коленках, но ни одно приключение не дотягивало до уровня «темный коридор, залитый кровью с безумными аякаси-людоедами в нем», а сейчас он просто идет вперед навстречу очередной схватке, а не сидит, забившись в темный уголок.
  — О, еще один пенёк, — обрадованно сказал Наруто в голос, — интересно, сколько у тебя той штуки? — мальчик на автомате прыгнул на замершего лицом к стенке противника, но тот преподнес сюрприз: развернувшись он успел всадить в живот шиноби нож до того, как меч снес ему половину черепа.
  — Хны-ы-ыы-ть, — Узумаки согнулся и упал на землю, сворачиваясь в позу эмбриона, — чёртов аякаси, можно было бы, еще раз бы убил. Биджу в задницу всех местных ёкаев, их родителей и детей на три колена. — боль была какой-то странной. Будто не его. Приходящей из какого-то другого источника. — тю, так я же сплю, — через силу мальчик протолкнул слова сквозь сжатые зубы и начал медленно тащить нож. Биджев засранец всадил его по самую рукоять.
  — А-а-а-ы-ы-биджу-твоя-мама, — медленно тянуть из себя пятнадцать сантиметров стали при всей странности ситуации было всё равно больно, поэтому Наруто не придумал ничего умней, как рывком выдернуть его. Мгновением спустя он присосался к живительной желтой бутылочке, которую берег пуще зеницы ока.
  — О-а-а, хорошо-то как, — не удержав вздоха облегчения, мальчик похлопал себя по целому животу, — мощная какая штука, — Узумаки посмотрел на бутылочку в своей руке, — круче даже чем лечащее дзюцу Ируки-сенсея. Интересно, ее как-то можно обратно пронести? Она бы мне понадобилась.
  Наруто подобрал отлетевший факел и посмотрел на бутылочку на просвет и, естественно, ничего не увидел — непрозрачный сосуд все так же светился мягким желтым светом, — на сколько же тебя хватает? — мальчик спросил у сияющего предмета и легонько его потряс, — и как тебя перезарядить? Я пока, слава Ками, ни у кого таких не видел.
  Не дождавшись ответа, Узумаки поднял факел повыше и нашел окровавленный нож. Что можно сказать о нём? Нож как нож: деревянная рукоять, перемотанная истертой тканью, прямое лезвие сантиметров пятнадцать в длину, заточенное с одной стороны и сужающееся к концу, без гарды. У Наруто такой на кухне лежит. Но этот нож был гораздо удобнее для восьмилетнего пацана, чем металлическая оглобля сломанного меча. Да он же ею даже нормально помахать не может! И тем более, она не предназначена для колющих ударов. Держа в руке нож и факел, мальчик посмотрел на лежащий на полу обломок и пробормотав «пока», пошел дальше.
  — Та-а-ак, приплыли, — севшим голосом протянул Наруто, когда коридор внезапно вывел его в прямоугольный зал. В дрожащем свете факелов мальчик увидел картину, навсегда впившеюся в его подсознание: на фоне костра один аякаси в броне со щитом и мечом остервенело рубил в лоскуты почти не защищающегося еще одного ёкая. Пол вокруг костра был усеян мёртвыми ёкаями и некоторые уже рассеивались белесой дымкой. Очередным замахом, экипированный монстр добил своего противника и с металлическим лязгом доспехов повернулся к Наруто.
  — Здравствуйте, аякаси-сама, — Узумаки хрустнул шеей, — потанцуем?
  ***
  Проснулся мальчик под звон будильника и весьма скверном расположении духа. Этот противник был сильнее всех, с кем он дрался всё это время. Сильнее даже его «сокамерника». И дело не в физическое силе, сколько в мозгах — они у противника были, хоть и чуть-чуть. Этих остатков хватало, чтобы применять несколько нормальных связок с мечом и грамотно защищаться щитом. И Наруто не мог сделать ничего. То-есть вообще ничего. Тот маленький ножик не мог пробить кожаную броню, не говоря уже о щите, а вся скорость молодого шиноби нивелировалась длинной клинка у противника и его щитом. Превозмогая боль и каждый раз прикладываясь к фляжке, мальчик менял тактики, но все они упирались в его — Наруто — несостоятельность как бойца.
  Битва шиноби — невероятный калейдоскоп меняющихся позиций, тактик и положений. Поэтому у каждого уважающего себя бойца есть план на любой возможный случай. Ну, в теории. Так, противника-элементалиста связать ближнем боем, сильного — заманить в ловушку, а по окопавшемуся — вжарить чем-то убойным. И вот тут-то и был главный затык: блондину просто не было чем «жарить». В его арсенале не было ни техник, ни ударов, способных пробивать стены. Голое тайдзюцу, как показала практика, было абсолютно неэффективно против тяжело бронированного противника. Поэтому такое сокрушительное поражение сильно подорвало уверенность Наруто, чьи лучшие показатели были именно по «рукопашке». С тяжелыми мыслями мальчик позавтракал и поплёлся в академию.
  — Ого, Наруто-кун, ты чего такой тихий? — раздался голос у него за спиной, когда он уже вошел в класс и был на полпути к парте, — Что, уже стал Хокаге? Ха-ха, или, может, рамен испортился?
  Весьма стандартное приветствие. Обычно блондин отвечал той самой широкой улыбкой и какой-нибудь банальной шуткой, потому что не хотел портить отношения со своими одногрупниками. Друзьями ведь не разбрасываются. Но сейчас из мальчика рвалась обида за уязвленное во сне самолюбие.
  — Сейчас лицо твое испортиться, — Наруто хмуро посмотрел себя за спину и пошел дальше.
  — Ей, ты чего? Не выспался что ли?
  В ответ Узумаки что-то промычал и кивая знакомым, прошел к своему месту. Впереди был долгий и скучный день.
  ***
  — Ей, Наруто-кун, постой! — он в числе первых выходил из класса, когда его окликнули.
  — Да? — устало спросил мальчик. Его мозги плавились после целого дня гуманитарных предметов.
  — Подежуришь сегодня? — напротив Наруто стоял Бэй Кумумура. Нетрудно догадаться, очередной одногрупник блондина.
  — Это с чего это вдруг? — нахмурился Узумаки, — я убирал класс в прошлый четверг.
  — Ну Наруто-кун, пожалуйста, помоги! — мальчик заглянул в глаза обычно отзывчивому парню, — мне сегодня позарез нужно пораньше дома быть.
  Уборка территории академии лежала целиком на плечах учащихся и даже принцы и принцессы кланов не могли отвертеться. Правда, справедливо говоря, их классу за хорошую успеваемость значительно снизили территорию уборки, что вызывало серьёзную зависть менее элитарных групп.
  — Я тебя уже трижды подменял, — ответил Наруто, — когда твоя очередь?
  — В следующий раз обязательно, — кивнул мальчик, — так что, поможешь?
  Узумаки нахмурился. Меньше всего ему сейчас хотелось оставаться убираться, но и отказывать другу, пусть и не очень близкому, не хотелось.
  — Ты же мне друг, правда? — Бэй положил ему руку на плечо.
  Внутри мальчика схватились две противоборствующие силы: он не хотел подводить друга, но с другой стороны он жутко не хотел ввязываться в грязную работу, да и вообще ему не нравилась вся эта ситуация.
  — И-извини, — блондин выдавил из себя, — у меня… дела.
  — Да какие у тебя могут быть дела? — изумился мальчик, что сильно вывело из себя Наруто.
  — Я… к Ируке иду, — выдохнул Узумаки, после того как перевел дыхание.
  — Врёшь. Ты просто не хочешь мне помочь… а еще друг…
  — Знаешь, что? — сорвалось с языка мальчика, пока тот его не прикусил.
  — Что?
  — Попроси кого-то другого. Я сейчас действительно занят, — и не дожидаясь ответа Узумаки развернулся и пошагал на выход из класса, ощущая себя весьма гадко. Он не заметил оценивающего взгляда Шикомару из-под полуприкрытых век. Никто не заметил.
  ***
  Внутренне кипя от гнева и одновременно ощущая себя предателем, Наруто шел на выход из академии, прокручивая диалог раз за разом, разыгрывая сцены, каких не было и дополняя свои ответы новыми колкостями. И только выйдя за пределы академии, мальчик остановился и хлопнул себя по лбу — он действительно собирался зайти к Ируке спросить что ему делать против монстра.
  — А он уже ушел, — удивленно покачал головой Мизуки. Гадкий день и не думал заканчиваться — Ирука уже куда-то смылся из академии, но Наруто узнал это только когда обошел половину здания и случайно наткнулся на сенсея. А когда мальчик вышел на улицу, то начался дождь, похоронив его надежду потусить с приятелями. Так, бормоча себе под нос нехорошие слова, Узумаки поплёлся домой.
  ***
  Снова камера. Снова тупой «сокамерник», который второй раз застрял в решетке камеры и дал себя убить. Снова стрёмный коридор и безумные аякаси за решетками. Снова уже знакомый путь. В этот раз шиноби повернул налево, как и в первый раз — лезть к тому мечнику второй раз не хотелось.
  Узумаки медленно шел по коридору, потихоньку вырезая встретившихся по пути «пеньков». За очередным поворотом, он увидел знакомую дыру в потолке и пригнувшись пробежал дальше. Когда дыра со стрелком осталась позади, мальчик выдохнул, поднял факел и зашагал дальше… прямиком в темную комнату… откуда на свет вышли два аякаси в броне, со щитами и мечами. Не раздумывая, Наруто развернулся и побежал прочь.
  12-13
  Двое тяжело вооруженных аякаси прекратили преследование уже после второго поворота, и Наруто смог отдышаться. Не то, чтобы это было ему так необходимо, скорее, чисто психологически. Мальчик с удивлением прислушивался к своему телу — оно было будто частично онемевшее: усталость, боль, дискомфорт от каменного пола… всё это ощущалось будто через слой ваты, что позволяло, в принципе, игнорировать физическое состояние тела. Да и с мозгами было не всё в порядке — таким… безэмоциональным мальчик ощущал себя только в этом странном сне. Сейчас ситуация хуже некуда — все выходы перекрыты, идти некуда, а он сидит на камнях, прислонившись спиной к решетке, и отрешенно изучает собственное состояние.
  Раздавшийся металлический скрежет заставил Узумаки вздрогнуть и резко обернутся — слава Ками, рядом угрозы не было, но шиноби все равно решил немного отойти. Наруто встал на ноги и в том же медленном темпе побрел обратно к «своей» камере, по пути чуть снова не схлопотав стрелу от засевшего этажом выше лучника.
  — Не может же это продолжатся вечно, правда? — вслух рассуждал Наруто, — я отсижусь в камере, пока не проснусь. Интересно, почему я до этого раньше не додумался?
  Путь обратно ничем особым не запомнился — всё те же безумные узники и дрожащие тени от неверного света факелов на обвалившихся со стен камнях. Мальчик зашел обратно в камеру, задумчиво посмотрел на дверь, затем покосился в то место, где обычно появлялся монстр и передумывал закрывать ее. Суеверно выбрав место подальше от «насиженного монстром», Наруто сел на землю, прислонился спиной к стене и обвел глазами полутемную камеру. Дырка в потолке давала достаточно света, чтобы разглядеть детали, в отличии от тёмного коридора. В воздухе плавали пылинки, подсвеченные солнцем, где-то раздражающе капала вода.
  ***
  Солнечное пятно на полу успело заползти на стену перед тем, как начало исчезать — вечерело. Наруто со скуки места себе не находил, а странный факел и не думал затухать. «Интересно, может, он на печатях сделан?» — подумал мальчик. За всю свою жизнь он сталкивался либо с электрическим освещением, либо построенным на иероглифах — кандзи — вписанных в странные рисунки, что назывались печатями и делали разные невообразимо крутые штуки. Ни к чему не придя в своих размышлениях, Узумаки вернулся к вопросу, чем же себя занять: в голове уже минут пятнадцать крутились слова Ируки про медитацию и мальчик решил попробовать.
  На удивление, во сне всё было по-другому: тело не чесалось, не затекало и благодаря «онемению» Наруто мог сидеть задницей на неровном каменном полу, полностью игнорируя неудобности. Тело было весьма нечувствительным к внешним раздражителям, будто… неживое. Узумаки поспешно прогнал подобные мысли из головы и попытался «очистить» ее и «остановить мысленную цепочку», что получилось просто ненормально легко. Тут, во сне, как шиноби уже заметил, тело и мозг делали ровно то, что он от них хотел — никакой дрожи или оцепенения от страха, от скорости не смазываются движения, а остаются именно такими, как ему показывали в академии, а боль можно было просто проигнорировать, хотя наяву он бы давно скулил где-то на земле и даже не думал продолжать сражение и мысли… ни одной посторонней мысли.
  Поэтому Наруто просто сидел на земле в позе лотоса с закрытыми глазами и ни о чем не думал, даже вдохи/выдохи считать не пришлось, чтобы достигнуть такого состояния. Сколько он сидел, мальчик понятия не имел, но достаточно долго, чтобы заскучать даже в таком «огрубевшем» состоянии. Когда ты сидишь на одном месте без движения, без единой мысли и с закрытыми глазами, то единственной точкой приложения твоих мыслей может стать только твое тело. Так что скоро Узумаки начал просто ощущать свое тело: как он дышит, как сглатывается отсутствующая слюна (этот факт даже не удивил паренька), как расслабляются/напрягаются мышцы по его желанию и…
  — Ваа-а-у, — от нахлынувшего возбуждения, Наруто мигом вылетел из созерцательного состояния и ошалело обвел глазами уже погрузившуюся во мрак камеру, — что это было? — на секунду, ему показалось, что все его тело от пяток до ушей пронизано какими-то каналами. Естественно, мальчик захотел повторить опыт и погрузился обратно в медитацию уже с конкретной целью. Правда, поиски особым успехом не увенчались: пока Наруто целенаправленно искал в себе это что-то, оно не находилось, зато позднее, когда Узумаки надоело искать черную кошку в темной комнате и он снова перестал думать ни о чем, а стал просто созерцать свое тело, это странное ощущение вернулось: странное, непередаваемое ощущение сети каналов, пронизывающих всё тело, по которым текло что-то.
  — Ва-а-ау, — от переизбытка чувств, мальчик смог только выдавить просто возглас — вся сеть загадочно пульсировала, а что-то внутри нее циклично «бегало» от живота к голове в ритм дыхания…
  — Та-ак, и что это такое? — задумчиво спросил Наруто в голос, — оно такое… сложное… и напряжное… — действительно, эта сеть изнутри выглядела запутанной до изумления, — приснится же такой отстой. Или, может, это я в медитации засиделся? — это, к слову, был абсолютный рекорд мальчика по продолжительности медитации и, признаться, пребывания на одном месте вообще.
  Чем дольше он сидел и любовался переливами этой лазурно-голубой сети, тем лучше ее ощущал. Эти каналы становились будто родными ему, будто он всю жизнь видел внутри себя эту мешанину. Вскоре, мальчик чувствовал эту сеть чем-то сродни еще одной руки или, скорее, еще одной кожей. На каких-то подсознательных побуждениях, Наруто с выдохом направил это нечто через удар пальцами правой руки наружу. А когда мальчик открыл глаза, то с изумлением заметил тающее облачко синего пара.
  — Ух ты-ы-ы! Как красиво! — юный шиноби подорвался с пола и возбужденно запрыгал по комнате, мгновенно потеряв концентрацию. Чертыхнувшись, Наруто встал посреди комнаты и еще минут пять искал сеть внутри себя, пока, наконец, не сообразил в чем «прикол»: эта штука, чем бы она ни была, является частью самого Наруто и искать в себе ее тоже самое, что искать свои руки — вот же они!
  Мгновенно поймав нужное состояние, Узумаки с очередным ударом выпустил облачко синего пара:
  — Крутя-я-як! — следом посыпался град ударов руками, окутанными синем паром. Выпускать его получалось только из кончиков пальцев и ладоней, из других ударных поверхностей, таких так ребра ладоней, локти, костяшки пальцев, колени, голени и ступни такой фокус почему-то не получался.
  Минут через пять пар перестал выходить вообще. Обидевшись, Наруто попытался еще несколько раз, пока не сообразил проверить эту сеть, а с ней не всё было в порядке: ранее в представлении паренька она светилась каким-то потусторонним синим цветом, равномерно пульсировала, перетекала, как вода, а сейчас же полностью потухшая сеть выглядела мертвой.
  До ужаса испугавшись, что что-то поломал, мальчик начал лихорадочно пытаться интуитивно «починить» ее, но не добившись особых успехов расстроился еще больше и уныло уселся возле стены. Ему хотелось расплакаться.
  — Какой же я всё-таки неумеха. Сломал такую крутую штуку. Вон Саске наверняка нашел бы ей нормальное применение — тех бронированных гадов бы побил. — осознав, что упустил свой единственный шанс выбраться отсюда и закончить сон, мальчик загрустил еще больше.
  От самобичевания его отвлек внезапный шорох рядом с ним. Очнувшись от мрачный мыслей, мальчик с невероятным изумлением увидел знакомого аякаси преспокойно сидящего возле тех странных угольков. Вот он очнулся и медленно повернул голову, встретившись глазами с Наруто, они выглядели более тускло с прошлого раза, что ли? И тут всё завертелось.
  Поражающее изумление, наверняка губительное наяву, во сне было лишь фоном для активных боевых действий: противники сорвались одновременно, ниндзя привычно поднырнул под ударную руку и воткнул нож в спину монстру, всем своим весом сдвигая его в сторону и освобождая себе путь к выходу. Ну, а дальше всё прошло как и раньше, Узумаки протиснулся между решеткой, а противник — нет, что стало фатальным для него. Наруто вернулся обратно в камеру, смотря на искры, оставшиеся от противника и качая головой.
  — Как он тут оказался? Прошел мимо? И просто сидел ждал меня, пока я его замечу? Не настолько же он тупой? Или настолько? — мальчик подошел к подозрительным уголькам в углу, — те надписи упоминали какой-то костер, — размышлял он вслух. — и сидел тот хмырь возле них. Интересно что с… ними… не… т, — чем дольше мальчик смотрел в угли, тем сильнее его затягивало куда-то. Куда-то, где тепло и нет той щемящей пустоты в груди. А когда мальчик очнулся от странной полудрёмы, то обнаружил, что солнце уже давно встало, а его сокамерник сидит рядом и внимательно смотрит ему в глаза.
  Не думая, Наруто зарядил ему кулаком в глаз и помчался на выход, но в этот раз всё пошло наперекосяк: аякаси привычно с разбегу врезался в решетку и, вместо того, чтобы застрять в ней и дать себя спокойно убить, он своим весом открыл решетку и вылетел в коридор. Не давая противнику опомниться, мальчик принялся всаживать нож во все уязвимые точки на теле, которые знал, благо без кирасы это делать гораздо проще. Монстр попытался встать и отмахнутся, но шиноби ударил того под колено, сбивая обратно на землю, поднырнул под руку и всадил нож аякаси в глаз.
  — Эй, ёкай-кун, — насмехаясь над поверженным противником, мальчик пнул того под ребра, пока он не развеялся, — какой-то ты стал вялый. С чего это вдруг, а? — Белесая дымка в очередной раз втянулась в Наруто и противник рассыпался на белые искры, — спасибо за завтрак, козлина, — Узумаки сплюнул на то место, где был противник и вернулся в камеру.
  — Ура-а-а-а! — это мальчик проверил свое вчерашнее приобретение — ту странную синеватую сеть, и она была полна! В этот раз он сделает всё, чтобы понять, что это и не упустит такой шанс!
  ***
  Это оказалось не так просто. Свечение сети быстро прекратилось, а ничего более толкового, чем синеватый туман вокруг ладоней мальчик не добился. Удары не становились сильнее или быстрее. Просто бесполезный туман.
  Приунывший Наруто решил, что с него хватит мозговой активности и отправился драться с одним бронированным аякаси.
  ***
  Проснулся мальчик в смешанных чувствах. Победить того противника он не смог, даже исполнив лучший бросок ножа за всю свою жизнь и воткнув его в глаз аякаси. Но это даже не убило того! Монстр просто вытащил нож и глазницы и отбросил в сторону, благодаря чему Наруто смог его подобрать. Это было последнее, что он успел сделать.
  — Ненавижу броню, — пробурчал Узумаки себе под нос по пути в ванную, — ненавижу мечи и ненавижу живучих противников.
  Помывшись, мальчик вышел в комнату, на ходу вытирая волосы полотенцем. Остановившись посреди комнаты он обвел взглядом разбросанные ровным слоем по полу и мебели одежду вперемешку со школьными принадлежностями.
  — Ну на фиг, — это мальчик решил не идти сегодня в академию. Какие бы там уроки не были, он заслужил выходной. Плюс, что-то ему подсказывало, что сегодня ночью за тот бросок он заслужил, как минимум, зачёт по сюрикендзюцу, — так, с этим разобрались. Остался вопрос: что делать? — спросил Наруто в голос и задумчиво покосился на покрапывающий дождик за окном, а затем на уютную кровать, — нет, спать не вариант, — и тут он вспомнил, про ту странную сеть из сна и решил попробовать найти ее и наяву.
  ***
  Это оказалось гораздо, гораздо труднее, чем во сне. Наяву тело молодого пацана просто не могло физически сидеть долго на одном месте, отвлекая хозяина, то зачесавшись в самом неожиданном месте, то затекшей частью, а главное — мысли. Такой водоворот всякой хрени — обычное состояние мозга, наверное, любого подрастающего организма, — просто не может помочь сосредоточится на чем-либо дольше десяти секунд.
  Мальчик успел еще раз поесть, погулять, чтобы проветрить мозги, зайти в Ичираку и еще раз поесть, сделать комплекс упражнений, чтобы размять онемевшее тело и несколько раз чуть не уснуть, пока, спустя часов шесть он не почувствовал это. К этому времени он вспомнил, всё чему его обучали в академии на эту тему: печать концентрации, правильный режим дыхания и целый список других мелочей сомнительной эффективности. Да и то, мальчик сомневался, что смог бы найти что-то, вроде этого, не зная, что толком искать. Да, он нашел ту странную синеватую сеть, но это принесло только больше вопросов.
  Начать надо с того, что теперь эта сеть светилась, как прожектор в ночи. Та странная штука, которая медленно бегала по ней, теперь носилась как ужаленная, да и цвет был не небесно-голубой, а, скорее, чернильно-синий. Так Наруто еще и не чувствовал того всепронизывающего родства с ней. Теперь сеть ощущалась, будто онемевшая за ночь рука — ты знаешь, что рука есть, но ничего ею не чувствуешь и с трудом управляешься. Ну, а тот фокус с голубым туманом ему вообще не получилось повторить. Поэтому, сгорая от гордости, мальчик помчался вприпрыжку к академии.
  ***
  — Погоди, — Ирука выставил руку вперед, прерывая словесный понос своего подопечного, — ты почувствовал систему циркуляции чакры?
  — Чё? — переспросил сбитый с толку мальчик. Учитель вздохнул. Они находились перед школьными воротами, где юный ниндзя буквально чудом поймал своего старшего коллегу. Точнее, учитель на свою голову решил сделать очередную выволочку своему нерадивому ученику за пропущенные занятия.
  — Ты увидел голубоватую сеть внутри себя, по которой течет что-то и оно всё пульсирует, так? — переспросил Ирука словами, более близкими его ученику.
  — Ага! — Наруто изнутри светился, а его широкая улыбка, казалось, разъезжается шире его лица, — я молодец, правда?
  — Яре-яре, — бывший оперативник помассировал переносицу, — ты, безусловно, молодец, Наруто. — он перевел дыхание, выдерживая паузу, — но ты в курсе, что почувствовать систему циркуляции чакры — ключевая цель первого года обучения, слышишь меня, первого! Без этого тебя просто нечему обучать дальше. Как ты вообще сдал экзамены в прошлом году?
  — Ну, — здорово раскисший мальчик промямлил.
  — Что-что? — переспросил Ирука.
  — На часть я не пришел, часть сорвал, а в остальных нес всякую околесицу, — на последних словах голос мальчика был похож на дуновение ветра — такой же тихий и безжизненный.
  — Так это ты сорвал половину экзаменов той фальшивой взрывной печатью? — изумился Ирука. Мальчик кивнул, — это… это гениально, Наруто! — учитель понимал, что это непедагогично, но, — разрази меня гром, мы думали, что это нам АНБУ проверку устроили. Печати были заложены в самых ответственных местах. Ками-сама. Идём, Наруто я тебя раменом угощу, а ты мне всё расскажешь.
  На самом деле Ирука врал. Столь бездарно нарисованные обычными чернилами рисунки были ни капли не похожи на взрывные печати, а спрятаны они были хуже некуда и тогда экзамен перенесли для того, чтобы найти этого «умника», благо Наруто был не единственный хулиган-приколист, который мог бы догадаться «заминировать» школу, чтобы не писать экзамен. Это всё-таки школа будущих убийц-диверсантов, а не буддийский монастырь. Но Наруто был настолько раздавлен и, вдобавок, очень высоко ценил доверие Ируки, раз признался в таком «подвиге», за который любого другого мигом бы выперли из академии, хотя бы из-за не профпригодности, поэтому учитель просто не мог подвести своего ученика.
  — Скажи, Наруто, как ты ее почувствовал?
  — Мне во сне было нечего делать и я вспомнил Ваши слова, Ирука-сенсей, по поводу медитации и сидел в ней где-то сутки.
  Сбившийся с шага шиноби едва удержал булькающий звук от услышанного. Всё ему в этой фразе не нравится — и сон и то, что этот мальчик-шило-в-заднице-таки сел в медитацию, что просидел в ней так долго и, главное, что во сне он почувствовал систему циркуляции чакры.
  — Та-ак, что дальше? — как хороший разведчик, Ирука решил выслушать всю информацию.
  — Ну, я научился выпускать облачка синего тумана, но у меня быстро закончилась эта синяя штука.
  — Хе-хе, синяя штука, — хохотнул Ирука, — это называется чакра.
  — Чакра? — ни на шутку удивился Наруто, — хочешь сказать, что тот бесполезный предмет был именно об этом, — он неопределенным жестом обвел свое тело.
  — Это ты про что?
  — Про теорию чакры, — наивно ответил Наруто и тут же почувствовал, как вокруг его учителя сгущаются тучи.
  Ирука крякнул и постарался спокойно ответить:
  — В Академии нет бесполезных, как ты говоришь, предметов. Вся программа обучения рассчитана на то, чтобы сделать из тебя за семь лет более-менее образованного боевого шиноби Листа, а теория чакры вообще основополагающий предмет. Как ты вообще сейчас учишься, если не знаешь таких вещей. Например, лист приклеиваешь к себе. Ты же только сегодня обнаружил СЦЧ?
  — Никак, — пожал плечами мальчик, — я думал это очередные басни того старичка.
  Ладонь учителя смачно врезалась в лицо.
  — Окей, Наруто, сейчас я тебе вкратце перескажу всю программу первого курса теории чакры.
  — Бли-ин, — простонал мальчик.
  — Я хорошо рассказываю, вот увидишь, — улыбнулся мужчина.
  — Хорошо, — убито кивнул он, предвкушая мозгомойку.
  — Итак, скажи мне, Наруто, что отличает шиноби от обычных людей?
  — А? — вопрос ошеломил мальчика, но он быстро сориентировался, — одни могут делать крутые техники, а другие — не, -Ирука вздохнул.
  — Проблема немного глубже. Чакра есть у всех людей.
  — Да ладно, — недоверчиво воскликнул Наруто.
  — Ага, — кивнул учитель, — и научится ею манипулировать проще простого, — он покосился на Наруто, — это может сделать даже обычный селянин. Другой вопрос в ее количестве и скорости регенерации.
  — Не понял я последнего, — честно признался мальчик. Обычно, он скрывал свое невежество, но с Ирукой все было гораздо проще, чем с другими взрослыми.
  — Смотри, как бы не старался селянин постичь науку шиноби, всё, чего он достигнет — это кратковременное укрепление тела, потому что чакр… — учитель прервал сам себя, — короче, у тебя лично чакры больше, чем у половины населения Страны Огня вместе взятых.
  — Да? Кру-уто!
  — И поэтому ты сможешь делать крутые техники, а обычные люди — нет.
  — Ага. И чё?
  — И ничего. Это вам рассказывали в первом семестре. Идем дальше. Как ты думаешь из чего состоит чакра?
  — Э-э-э, — ошарашено протянул Наруто, — а она из чего-то состоит?
  — Ага, из Инь и Янь…
  — Как и всё вокруг, — монотонно протянул мальчик заученную речевку.
  — Правильно, — учитель подумал и оценив практичность молодого человека немного изменил дальнейшее объяснение, — телесная часть чакры позволяет тебе быть сильней, выносливей и быстрее, а духовная — лучше мыслить, понимать происходящее и накладывать иллюзии.
  — Телесная часть рулит, — кивнул мальчик.
  — Да. — согласился учитель, — они обе, как ты говоришь, рулят.
  — Совмещая телесную и духовную составляющую и используя печати, которые ты будешь учить позднее ты сможешь использовать техники.
  — Даттебайо! Почему нам в академии так не объясняют. Теперь-то всё понятно!
  — Ты просто не слушаешь, Наруто, — тяжело вздохнул учитель. Всё новое основывается на предыдущем, поэтому пропустив основы ты не поймешь дальнейшего.
  — Ага, ясно. Раз я всё уяснил и могу контролировать чакру, давай техники учить, да, Ирука-сенсей?
  — Ты чем меня слушал, пацан? — немного раздраженно переспросил учитель, — говорю же тебе, для техник пока рано. Ты сейчас не сможешь ничего сделать, как если бы я попросил тебя поднять вон тот дом, — мужчина кивнул на трёхэтажный торговый особняк, — ты надорвешься. Всё дзюцу требуют большого количества чакры и если ты будешь гонять такие объемы по своей системе циркуляции чакры, то ты просто спалишь ее.
  — Ого, — выдавил немного пришибленный мальчик, — и что делать?
  — Ты помнишь упражнения, которые тебе давали в самом начале?
  — Ускорять ток чакры в организме?
  — Ага, вот и займись этим. Только без фанатизма. К слову, мы уже пришли. Что будешь заказывать?
  — Три двойных рамена со свининой, Теучи-сан! Здравствуйте! И тебе привет, Аяме-чан!
  14
  Снова камера. В этот раз схватка с противником пошла немного не по плану — тот успел отхватить зубами половину шеи мальчика, прежде чем Наруто успел убить его ножом, но глоток из волшебной бутылочки убрал все негативные последствия. Сам шиноби стоял над телом поверженного врага и задумчиво крутил нож в руках — первый встреченный аякаси становился объективно слабее. Хоть самомнение Узумаки было неоправданно высоко, но даже он признавал, что сначала его противник был чрезвычайно силён и опасен и это не его, Наруто, основная заслуга в дальнейших легких победах.
  Подставив руку под белую дымку, которая передавалась к нему от аякаси, мальчик размышлял о ее значении. Каждый раз после смерти его противник терял эту странную штуку и вместе с ней, свою скорость силу и, как ни странно, ум. Интеллектом он не блистал и раньше, но сейчас он забыл даже основные связки и приемы и теперь размахивал кулаками, как мельница, не создавая почти необученному мальчику никаких проблем.
  Сжав и разжав кулак, Наруто без проблем почувствовал в нем ту самую систему циркуляции чакры. «Подумать только, она всё время была тут. Во сне нет ничего хорошего, но всё-таки здорово, что я ее нашел сейчас, а не пару лет спустя» — перед глазами Узумаки стала картина, где даже самые последние неудачники справляются с задачами, а его, не понимающего ничего, передвигают из одного класса в класс и потом выгоняют из академии. Вздрогнув, Наруто отогнал от себя такие мысли.
  - Я стану лучшим в этой чакре, даттебайо! — тихо, но отчетливо прошептал он — кричать в этом сне совершенно не хотелось.
  У мальчика слово с делом редко расходилось, поэтому он сел на землю и принялся выполнять задание Ируки, а именно задать чакре определенное направление. Надо сказать, что у этой странной системы были свои представления куда и зачем доставлять чакру, мальчик даже минут на десять засмотрелся на естественный бег синей энергии и решил его немного поменять. И это получилось с обескураживающей легкостью. Наруто мог гонять чакру так, как ему вздумается хоть кругами, хоть зигзагами, хоть…
  Идея разделить всю чакру на две части и столкнуть вместе оказалась очень плохой — система, на вид весьма прочная, оказалась на самом деле очень хрупкой — от столкновения двух объемов чакры, главный сосуд просто лопнул моментально выпустив всю оставшуюся чакру куда-то внутрь его тела. Мальчик ощущал, как внутри его груди, на предполагаемом месте прорыва будто зажглось маленькое солнце… не доброе и греющее, а злое и обжигающее. Застонав, Наруто приложился к бутылке и она не подвела даже в этот раз — чакроканалы оказались целыми, но сама чакра в них не вернулась, так что система была серой и безжизненной.
  Запоздалый страх пробрался под кожу и мальчик с ужасом уставился на место несостоявшейся трагедии. Инвалидов в квартале хватало, а так же хватало и тех, у кого была повреждена эта пресловутая система циркуляции чакры (или Цзин-ло, как ее называют более традиционные люди), так что реальная перспектива внезапно стать небоеспособным пугала мальчика до дрожи. Быстро поднявшись, парень сделал всё возможное, чтобы убедится, что с ним всё в порядке.
  — Фух, — Наруто вытер пот со лба и задумчиво посмотрел «внутрь себя». Чакры у него уже не было. Грустно вздохнув, Узумаки поплёлся в сторону бронированного противника.
  ***
  Ожидаемо мальчик пришел в себя лежа на кровати, рядом противно пиликал будильник. Наруто нашарил его рукой и выключил, не открывая глаз. Последний бой даже схваткой назвать сложно, это было просто уничтожение: мальчик вообще ничего не смог сделать дылде в доспехах. Кое-как сев на кровати, юный шиноби сел в медитацию — ему срочно надо было проверить не сломал ли он ничего в том странном сне. Вздох облегчения вырвался у него, когда Узумаки обнаружил свою энергетическую систему в целости и сохранности, но он тут же нахмурился, когда попытался повторить хоть какое-то упражнение — разница между сном и явью была не только в цвете и скорости чакры. Система была… словно полноводная бурная река — такая же быстрая и столь же неконтролируемая. Чакра текла по своим, непонятным маршрутам, совершенно игнорируя все попытки юного ниндзя как-то изменить ее направление. Только когда Наруто окончательно взбесился от постоянных неудач и от души махнул рукой, часть чакры через ладонь вылетела наружу жиденьким синим туманом.
  ***
  День как начался паршиво, так и продолжился. На теории чакры Наруто чуть не уснул, а на практике управления чакрой задачи были такие сложные, что у Узумаки просто руки опускались — как приклеить листок к себе, если он не может даже осознанно подвести туда чакру, да и как это вообще возможно? И самое паршивое было в том, что затруднение это упражнение вызывало лишь у самого Наруто. Даже у Кибы… да что там говорить, даже у Нара, которого блондин искренне считал своим братом по успеваемости, упражнение получалось, казалось, проще простого, в то время, как сам «будущий Хокаге» не мог даже делать простейшие. Вдобавок, сегодня из силовых занятий было метание всякого железа, где Наруто был традиционно хуже некуда. Результаты из сна всё так же не переносились и полностью раздавленный своими неудачами, блондин поплёлся домой, совершенно не горя желанием общаться с кем бы то ни было.
  ***
  Наруто сидел на кровати в пижаме, обхватив колени руками. За окном была глубокая ночь и свет луны на безоблачном небе освещал маленькую комнату паренька. Узумаки боялся засыпать. Если раньше он думал, что во сне будет только то, с чем он справится так или иначе и что всё будет справедливо, то теперь Наруто окончательно убедился, что это не так — полный тупик со всех сторон и он, как бы хорошо ни дрался, совершенно не мог ничего сделать. Вон, Саске бы обязательно справился с теми придурками, еще бы фыркнул в своем непревзойденном стиле. К его несостоятельности в драке добавлялось полное поражение во всех остальных направлениях шиноби — в чакре, в метании железа, в скрытности… Наруто ощущал себя полным бездарем во всём. Так прошло несколько дней и мальчик скатывался в пучину депрессии.
  — Я неудачник, — тихо проплакал Наруто.
  ***
  Рассвет он встретил, сидя на голове третьего Хокаге. Буквально выражаясь. Он сидел на скале и печально смотрел на рассвет.
  — Привет Наруто, — раздался сзади голос, отчего мальчик вздрогнул и пришел в себя.
  Обернувшись, Узумаки увидел человека, на голове чьего монумента сидел.
  — А, это ты. Привет, старик, — мальчик махнул рукой и снова посмотрел на деревню, — чего в такую рань не спишь?
  — Рабочий день кончился, — вздохнул пожилой мужчина, а Наруто сел бы на задницу от удивления, если бы уже не сидел.
  — Ты всю ночь работал? — искренне удивился мальчик, — ну ты силён.
  — Спасибо, — кивнул Хирузен, — у тебя тут не занято? — он обвел рукой каменную поверхность.
  — Та не, присаживайтесь. — Наруто слабо улыбнулся, — это же Ваша голова.
  Хокаге улыбнулся и придержал головной убор рукой от ветра, а когда ветер утих, не заморачиваясь, просто сел на камень и подставил лицо под солнечные лучи. Некоторое время они сидели молча.
  — До меня дошли слухи, что у тебя не всё в порядке, — прервал тишину Сарутоби, — это из-за того сна?
  Наруто долго молчал и Хирузен уже думал, что парень его проигнорирует, но тот наконец то подал голос.
  — Скажи, старик, зачем мы живём?
  Вопрос был неожиданным и весьма выбил из колеи Хирузена, поэтому, чтобы скрыть паузу, Хокаге вытащил свою трубку и начал набивать ее. Сарутоби выдохнул дым.
  — Ты знаешь, на этот вопрос нет однозначного ответа. У каждого своя цель, свой путь и свой смысл.
  — Ясно, — мальчик горько улыбнулся, — тогда скажи мне, почему мы живём?
  — М? — старик вопросительно приподнял бровь, — что ты имеешь ввиду?
  — Зачем мы живём, если все-равно итог один — смерть? Зачем бороться, зачем куда-то стремится, если всё, чего ты добьешься станет абсолютно бесполезно?
  Хокаге молчал, давая ребёнку выговорится.
  — Зачем прилагать усилия, если когда-нибудь ты в погоне за своими целями упрёшься в непреодолимую преграду, на которую у тебя никогда не хватит сил преодолеть, потому что у человека мало сил и он всё равно смертен? Как можно хотеть большего, если я уже не могу справиться?
  В воздухе повисла тишина.
  — Наруто, идём я тебе кое-что покажу, — Хокаге, не вынимая трубку изо рта, подхватил не ожидавшего такого поворота событий ребёнка за пояс и, особо не заморачиваясь, подбежал к обрыву, откуда спрыгнул вниз. В это утро деревню разбудил звонкий мальчишеский крик, полный ужаса и восторга. На половине пути, Хокаге скорректировал свой полёт, казалось, дымом из своей трубки и просто побежал по отвесной стене, затем спрыгнул и поскакал по крышам вглубь деревни.
  ***
  — Узнаешь это место?
  — А? — ошалелый от такого обращения мальчик еще три секунды ошарашено смотрел на правителя деревни, переводил дыхание и приходил в себя пока не ответил, — а, да… это… городской парк.
  — А вот это узнаешь? — Хокаге указал жестом на обелиски из черного камня.
  — Это мемориал погибшим героям и памятные плиты, — вытерев рукавом нос выдал мальчик.
  — Именно, Наруто. Ты тут бывал раньше?
  — Нет, — покачал головой Узумаки и пожал плечами, — тут собирается толпа народу в мой день рождения
  — Ясно, — нахмурился правитель, которого ситуация с ребёнком сильно ранила, — что высечено на этих камнях?
  — Имена погибших героев Конохи, — после паузы выдал Узумаки.
  — Правильно, — кивнул Хокаге, — а за что они погибли?
  Вопрос поставил молодого шиноби в глубокий тупик, откуда он вынырнул спустя минуту размышлений.
  — За Коноху?
  — В том числе, — улыбнулся Сарутоби, — а теперь скажи, почему взрослые люди, у которых есть семья, дом, дети и клан шли умирать за Коноху? -Наруто думал, и чем больше он размышлял, тем меньше понимал.
  — Потому что таков приказ?
  Сарутоби грустно улыбнулся, немного не туда он вёл.
  — Не только. Скажи, почему мы считаем этих людей героями?
  — Я… я не знаю, — вот на этот вопрос он не нашел ответа.
  — Почему считают героями Хокаге, отряд девяти и всех прочих?
  — Ну, — Наруто почесал затылок, — они убили многих плохих парней и спасли много наших.
  — Именно, — тепло улыбнулся старик, — они погибли, чтобы ты мог жить.
  Мальчик вздрогнул.
  — Они погибли, чтобы защитить жизнь будущего поколения и сохранить идеалы прошлого. Именно это и есть Воля огня, Наруто. Их смерти были совсем не бесполезными, смотри, — он подошел к обелиску и указал пальцем на выбитое имя, — Джомей Инузука, — погибла при внезапной атаке на лагерь на северо-восточном фронте с Песком, она была часовой и успела поднять тревогу ценой собственной жизни, тем самым спасла жизни своим друзьям. Или вот он, — Катсуро Яманака, — погиб при проникновении во вражескую штаб-квартиру, но успел украсть ценные разведданные, благодаря которым мы обрушили фронт Водопада и досрочно закончили войну с ними. Я могу назвать всех погибших, высеченных на этих камнях, ведь это я их посылал на смерть, — от горечи и холода в голосе обычно дружелюбного старикана, Наруто поёжился, — но, как видишь смерть не означает конец. Вокруг всегда остаются близкие тебе люди, ради которых ты готов на всё. Это ответ на твой вопрос, — он присел напротив Наруто и положил руку ему на плечо, — живи так, как хочешь, люби деревню и сражайся за нее и твоя смерть не будет напрасной для твоих друзей и односельчан.
  Мальчик молча смотрел в глаза Хокаге.
  — И знаешь у кого больше всего друзей? — Сарутоби подмигнул и сам же и ответил, — у Хокаге. Меня признали не потому, что я стал Хокаге, а я стал Хокаге потому что меня признали, видишь разницу? Запомни, Наруто, ты не один, никогда не был и никогда не будешь в одиночестве. Встретил трудности - вставай и иди, ведь ты идешь не один! Мы тебя поддержим, — Хокаге, сжал руку на плече мальчика, — ты готов оправдать наше доверие?
  — Да, даттебайо!
  — Отлично, а теперь расскажи какие у тебя проблемы.
  15
  Наруто в очередной раз очнулся в клетке, сегодня у него впервые было боевое настроение. Кивнув монстру, как старому знакомому, мальчик уже без особых усилий победил отупевшего донельзя противника и, уперев руки в бока, посмотрел наверх. Идея Хокаге была проста, как угол дома: Наруто — шиноби, а поэтому может просто избежать схватки с сильным противником и обойти его. Отличную возможность давала дыра в потолке, но сейчас мальчик видел, что не всё так просто: до потолка было добрых метров восемь. Нахмурившись, полный энтузиазма парень поплевал на ладони и, цепляясь за неровную стену, пополз наверх.
  ***
  Солнце успело зайти и снова начать освещать комнату, когда Узумаки наконец-то сдался — стены комнаты были гладкими, а до дыры еще надо было допрыгнуть. Вот была бы у него веревка с крюком, тогда совсем другое дело! Нападавшись с высоты по самое не хочу, шиноби решил передохнуть и решил не спускать весь резерв на манипуляции с чакрой — он решил, попробовать использовать их в бою. А то что, Саске бы справился, а он — нет? Затем еще пытался забраться в дырку аж до самого рассвета!
  — Блин, — Наруто сидел под стеной и напряженно всматривался в стены и потолок в поисках незамеченного маршрута, но всё было тщетным — он успел попробовать абсолютно все способы, даже с решетки прыгал.
  — Даттебайо, — мальчик резко подскочил от пронзившей его идеи, — а дырка-ведь тут не одна! Прав был старик, не бывает безвыходных ситуаций, бывают ограниченные люди. — он нахмурился, — я что, ограниченный тогда? Не-а, я же всё-таки додумался! — мальчик улыбнулся и пошлёпал босыми ногами к еще одной возможности выбраться.
  ***
  — Проклятие, — ругнулся шиноби, едва не поймав стрелу — он совсем забыл, почему не лез туда раньше и окрыленный предполагаемым успехом, был убит затаившимся на верхнем этаже лучником. Сейчас это была очередная попытка и Наруто вел ожесточенную дуэль «стрелы против камней». Пока со счетом «три ноль» не в его пользу.
  Дальше произошло удивительное — обстрел со стороны противника прекратился, послышалась какая-то возня, металлический лязг и бесивший Наруто стрелок выпал из дырки и кулем рухнул мальчику под ноги. Эмоции не помешали Узумаки отреагировать, поэтому он сбил не успевшего подняться монстра с ног и воткнул нож ему сначала под ребро, наткнувшись на кольчугу, а затем в светящийся красным глаз.
  И только убедившись в неподвижности монстра, шиноби позволил себе удивленно вытаращится на неудачника и перевести взгляд на дырку, где, признаться, была отличная стрелковая точка. Пока противник не успел развеяться, Наруто перевернул его и криво улыбнулся, заметив пустой колчан. В это мгновение, монстра охватило знакомое белое сияние и он «растаял» прямо на руках у мальчика, наполняя его так необходимой белесой дымкой — слишком много он потерял ее в схватках с «боевыми аякаси». Мальчик встал, брезгливо отряхивая руки и оценивающе посмотрел на предстоящий альпинистский подвиг. В этот раз дыра хоть и была весьма высоко, но выщербленная кладка с отсутствующими через один камнями представляла собой чуть ли не идеальную лестницу, так что мальчик буквально взлетел наверх, мысленно отдавая себе отчет, что с засевшим наверху лучником это было бы невозможно сделать.
  Взобравшись наверх, Узумаки воодушевленно огляделся и тут же немного приуныл — этот коридор ничем не отличался от своего собрата снизу — такая же каменная кишка с камерами и кое-где горящими факелами. Пожав плечами, Наруто стал красться в случайно выбранную сторону, сжав в руке нож.
  ***
  То, что выбор стороны был неправильным, мальчик понял по участившим появлениям аякаси. Как всегда, тупых, как пробки и, спасибо Ками, без доспехов. Так что Наруто без проблем с ними разбирался.
  Завернув за угол, мальчик остолбенел — в небольшой комнате, вокруг ярко пылающего костра находилась целая толпа монстров: кто лежал, кто стоял, кто просто смотрел на огонь. Они все, как по команде, повернули головы и уставились на мальчика, отчего тот вздрогнул и поежился. И тут один из красноглазых монстров зарычал. Наруто заорал дурным голосом, развернулся и пустился наутёк, с содроганием слыша за собой приближающееся шлепанье множества босых ног.
  За очередным поворотом, шиноби едва разминулся с мечом «боевого аякаси» и не сбавляя бега понесся дальше, с удовольствием расслышав оглушительный звон доспехов, когда орда сбила с ног и, видимо, начала жрать бронированного противника. Спустя пару поворотов, которые мальчик пробежал буквально по стене из-за набранной скорости, Наруто решил обернутся, но тут его за шею царапнули чьи-то пальцы. Совершенно не по-мужски завизжав, Узумаки еще ускорился и на полном ходу вылетел в широкий зал и навернулся с балкона вниз.
  Полностью ощущая себя в полете, шиноби на одних инстинктах сгруппировался и поражаясь невероятному кульбиту помчался дальше, уже слыша, как шлёпаются на землю его преследователи… А затем из того зала послышался рёв, от которого задрожали стены и начала сыпаться пыль с потолка. Чуть не обделавшись, мальчик развил совсем уж сумасшедшую скорость и понесся вперед, не особенно разбирая, куда он бежит. Закончился бег ожидаемо — Наруто на всех парах приобнял вышедшего за поворот аякаси. Столкновение с одоспешеным противником и, особенно, с его оббитым железом щитом выбило весь дух даже из не очень чувствительного тела мальчика, монстра же сбило с ног, но он быстро сориентировался.
  Не успел Наруто собрать двоящуюся картинку вместе, как противник больно пнул окованным железом сапогом его в живот. От удара Узумаки подбросило и воспользовавшись моментом, шиноби подобрался, отпрыгнул в сторону и глотнул из драгоценной бутылочки. В этот же момент он обнаружил пропажу своего верного кинжала и с отчаянием посмотрел на вооруженного мечом противника.
  От души плюнув, шиноби помчался на выход, по пути получив длинную рану на плече. Так, зажимая сочащиеся какой-то черной дрянью плечо и от души матерясь, мальчик побежал дальше, чтобы буквально на следующем повороте нарваться на удар металлической перчаткой в живот. От удара мальчик отлетел в стену и тут же выпил еще один глоток из фляги, чтобы унять раздирающую живот боль, а затем взглянул на противника. И вот тут Наруто со всей очевидностью понял, что ему конец. Высокий, раза в четыре выше Узумаки, воин, закованный в глухие чёрные латы по самую макушку, из которой торчали два загнутых вперед рога. Вооруженный мечом, как два Наруто, и щитом, наводящим на мысли о железном дверном проеме или сейфовой двери.
  Исполин сделал шаг вперед, и Узумаки, вновь закричав от душераздирающего ужаса, развернулся и помчался в противоположную сторону, но подставлять спину было очень опрометчиво — наконечник черного меча вышел из груди мальчика, но он, к своему ужасу, не умер сразу, а прекрасно чувствовал, как меч пробивает органы и ломает ребра. Тут рыцарь начал поднимать меч и насажанного, как бабочка на иголку, мальчика. Сделав полукруг, воин стряхнул мальчика на землю, где тот мгновенно вылакал оставшееся капли чудодейственного зелья и побежал так, как никогда раньше.
  Прикладывая все силы, все свое желание оказаться как можно дальше, бежать как можно быстрее, Наруто перебирал ногами, всей своей сущностью ощущая прикосновение смерти. Спустя, наверное, вечность, случилось страшное — он подвернул ногу. Да так неудачно, что лодыжка теперь смотрела в сторону и чуть-чуть назад. Вскрикнув от боли и ужаса, мальчик сквозь слезы начал прыгать вперед на одной ноге, уже прекрасно слыша могучие шаги преследователя. Не в силах сдерживаться, Узумаки обернулся и увидел уже занесенный исполинский меч. Наруто кое-как прыгнул вперед, спасаясь от неминуемой смерти, но полностью избежать удара не вышло — меч, не встречая препятствий с легкостью отсек мальчику ноги. Одну по колено, другую только по лодыжку.
  Мальчик перевернулся на спину и в отчаянии взглянул на свои культи и расплывающуюся лужу черной крови под ним, а затем перевел взгляд на возвышающегося над ним черного воина, как раз в тот момент, когда тот пнул его в грудь. Силы в этот удар мерзкий вояка вложил предостаточно — Шиноби, словно пушинку, просто сдуло с того места. Но полет был недолгий и неожиданно закончился каменными ограждениями очередного балкона. Наруто был маленький, поэтому его протащило между ними и он полетел вниз.
  Упал он неудачно — спиной на какой-то камень. Внизу как-то нехорошо хрустнуло и Узумаки с ужасом понял, что не ощущает ничего, ниже груди. В отчаянии он посмотрел наверх, где бывшая ограда взорвалась каменной шрапнелью, когда черный демон ударил ее щитом, а затем, окруженный поднятой пылью, казалось, с любопытством взглянул на лежащего внизу мальчика и перекинул меч на плечо.
  Прекрасно осознавая свою смерть и приняв ее, Наруто расслабился и повернул голову, не в силах смотреть на неизбежное. Рядом, буквально за разваленной стеной горел тусклый огонек, мгновенно приковавший внимание мальчика.
  «Какой же он красивый», — пронеслось в голове у Наруто, — «кажется, я могу смотреть на него веч...» — его мысли были грубо прерваны — огромный рыцарь упал на него с высоты третьего этажа, пронзив ему голову аккуратно наведенным мечом.
  16
  Проснувшись, Наруто рывком сел и, тяжело дыша, уставился в стену перед собой. Нашел руками колени и осторожно подвигал ногами, убедившись, что с ними всё в порядке.
  — Да уж, это было жестко, — пробормотал мальчик, помотал головой, прогоняя остатки сна, и пошел умываться. Из зеркала смотрело знакомое блондинистое лицо, в последнее время приобретшее постоянно хмурое выражение.
  Сегодня в академии были сплошь скучные предметы и Наруто решил в очередной раз забить на учёбу, поэтому он встал посреди комнаты, задумчиво разглядывая пейзаж за окном и прикидывая чем бы ему заняться. Готовить завтрак ему было вломак, плюс в холодильнике было шаром покати. Это и определило дальнейшие планы. Шустро собравшись, Узумаки дал себе зарок снова постираться и пулей побежал в Ичираку.
  ***
  Вкусный рамен немного поднял настроение, но самочувствия не улучшил — на душе было тяжко после ночного уничтожения. Таким беспомощным Наруто себя еще не чувствовал и впредь чувствовать не хотел. С больной головой, забитой всякими важными глупостями он гулял по городу, пока ноги не вынесли его к монументу. Парень подошел к центральной скульптуре в виде ромба из черного гладкого камня и провел рукой по выбитым именам.
  — Как же Вас много, — прошептал он и сразу вспомнил слова Хокаге. Каждое из этих имён несет за собой личность, героя, отдавшего свою жизнь за Коноху, за то, чтобы он, Наруто, смог жить. Ему вдруг стало очень стыдно, казалось, все обитатели парка скорби осуждающе смотрели на размазню, который испугался каких-то снов, в то время, как они отдали свою жизнь наяву.
  «Вот еще, дурацкие сны. Было бы из-за чего ныть. Слабак», — говорили они, — «какой же ты шиноби, если от ужастиков писаешься в штаны»? — Наруто вспомнил одну из первых кошмарных ночей и мучительно покраснел, — «как ты можешь тут стоять? Беги в свою комнатушку, малыш»
  Этот-то мысленный аргумент окончательно доконал парня и он, сжав кулаки, тихонько сказал камню перед собой:
  — Я не подведу. Чтобы меня не ждало впереди, я преодолею это. Клянусь всем, что у меня есть. Я не подведу вас, я докажу, что достоин вашего уважения. Что достоин вашей жертвы.
  ***
  Постояв еще немного, мальчик развернулся и пошел гулять дальше, с мыслями в более конструктивном ключе. Что ему действительно необходимо было сделать, это предотвратить исход кошмаров в реальном мире. Как показала практика смерть весьма реальна и Наруто она очень не понравилась. Буквально только что до него дошло, средний возраст шиноби деревни составляет двадцать-двадцать пять лет, а уровень смертности в профессии наёмного убийцы зашкаливает за все разумные пределы. Хотя бы взять общеизвестную статистику, что из потока в шестьдесят человек выходят пять генинов, десять чуунинов и два джонина. Остальные отсеиваются… со смертельным исходом.
  Раньше Наруто был уверен, что он запросто попадёт в число джонинов, да и сейчас, в принципе, тоже. Но вот риск сдохнуть в процессе каким-нибудь неприглядным образом неприятно маячил перед глазами блондина. И с этим надо было что-то делать. Практика показала, самым лучшим способом не умереть был… быстрый бег. Рожденный бегать, кунай не получит. Конечно, Наруто не видел ничего постыдного, чтобы просто убежать от превосходящего противника, но он отдавал себе отчет, что вечно бегать не получится, да и хотелось иметь в арсенале что-то посущественней спешной ретирады.
  Что вообще есть в арсенале шиноби? Его боевые искусства, его оружие, вроде кунаев, сюрикенов или клинков, техники и ловушки. Пока в академии им преподавали только первые два… Надо было придумать что смогло бы ему помочь уже сейчас, так как даже мысль о том черном воине вызывает у Наруто только животный страх.
  Узумаки сжал свои кулаки и посмотрел на них со скепсисом — у того черного ублюдка палец в перчатке был шире. Следовательно, тайдзюцу отпадает. Мальчик слабо себе представлял, что он может противопоставить закованному по брови воину, в четверо выше него самого и, вдобавок, вооруженному щитом и мечом.
  Оружие? То же самое. Говорят, мастера сюрикендзюцу могут навылет пробивать несколько зданий палочками для еды, но сам Наруто пока так не умеет, а обращение с клинком им даже преподавать не будут. Тоже отпадает.
  Ловушки? Бесперспективно — шиноби не ставят ловушки в голых коридорах, Скрытый Лист давно специализируется на естественных ловушках в лесу. Так что без дополнительных материалов и без знаний печатей Наруто и тут ничего не светило, особенно с печатями — по каллиграфии у него железная двойка, а ставить печати касанием… не с его контролем. Так что тоже голяк.
  Остаются только техники — самая разрушительная, разнообразная способность шиноби и самая перспективная для Узумаки. Вот только есть одна проблема — они нужны ему уже сейчас, а не лет через восемь. И что ему делать? Самому тренироваться? Так у него до сих пор перед глазами стоит развороченная система циркуляции после одного эксперимента во сне и что-то подсказывает мальчику, что такое без последствий проходит только там, в то время как школьные упражнения кажутся Наруто чем-то безгранично далёким от техник. Так что, и тут тупик?
  Узумаки скривился: сидеть сложа руки было невыносимо, но ведь что-то он может делать? Может прислушаться к словам Ируки-сенсея и поверить, что вся та чепуха в академии на самом деле полезна и, главное, принесет ему результат? «Хорошо, я не смогу победить его в лоб», — со вздохом признал Узумаки, — «не в ближайшие лет пять». Или, может, зайти с другой стороны? Почему должно быть это или-или? Ведь можно победить и не будучи объективно сильнее, так? «Зачем меряться грубой силой, если можно схитрить? Козырей и крапленых карт у меня нет, да и удивить тех монстров я вряд ли смогу… зато я без проблем смогу стать быстрее их. Это будет мой путь ниндзя. Мгновенный Наруто, быстрый шиноби… молния, миг. О да, мне это нравится» — мальчик расплылся в улыбке. И задумался.
  В академии их и учили быть быстрыми. Медленный шиноби — мёртвый шиноби. Полоса препятствий на скорость, рукопашный бой на скорость, метание железа на скорость… и всего этого было бесконечно недостаточно для чего-то реального. Так что, безвыходное положение? Но Хокаге ведь говорил, что безвыходных ситуаций не бывает, так что решение обязательно есть. Попросить себе крутые техники? Так Наруто уже год этим и занимается, как только познакомился с Ирукой.
  От пришедшей догадки, мальчик остановился и ткнул кулаком по открытой ладони, — даттебайо, я же могу преодолеть программу. Стать настолько крутым, что текущие упражнения мне уже будут не нужны и Ирука даст мне новые! Йо-ошь, так и сделаю.
  Не откладывая в долгий ящик, мальчик пустился бежать к своему дому, на ходу составляя план дополнительных тренировок по учебной программе. И почти сразу почувствовал отсутствия чего-то важного, чего-то привычного… мальчик просто бежал, как бегал всю жизнь… и чуть не споткнулся, когда понял — там, во сне, он бежал за свою жизнь, выкладывался на всю мощь, до последней капли. А сейчас… он просто бежал.
  Пробегая возле очередной дворняги, Узумаки улыбнулся пришедшей мысли и дёрнул псину за хвост. Та взвизгнула и подпрыгнула, развернувшись в воздухе, собака с громким лаем побежала вслед за хохотавшим мальчиком. Наконец-то, адреналин, опасность и, главное, какой-то смысл в беге.
  ***
  Дома тяжело дышащий Наруто стоял посреди комнаты с улыбкой пытался отдышатся. На редкость злопамятная псина гнала его через весь город с весьма хорошей скоростью, но это все равно было немного не то. Мальчик пошел умываться, а затем вернулся в спальню. Ему предстоял самый неприятный, в первую очередь для самолюбия, урок — тренировка с чакрой. Она давалась Наруто чуть хуже, чем никак. Убив на нее часа три без особых результатов, Узумаки осатанел от тупой неподвижности и выпустил пар в силовой подготовке — пресс, отжимания и комплекс Кхи-Конг.
  Что действительно удивило мальчика, так это количество его чакры наяву. Сейчас, после трех часов откровенно расточительного использования, шиноби не чувствовал даже намёка на недостачу, а эта странная система светилась всё тем же тусклым тёмно-синим цветом, а во сне его чакры при таком подходе хватит минут на десять.
  ***
  В тот день парень успел еще позаниматься и вдоволь побегать и погулять по городу, но всему приходит конец и вот, Наруто сидел в абсолютно незнакомой комнате и задумчиво смотрел в огонь. Встряхнувшись, Узумаки поднялся и осмотрелся — комната была раза в три больше его камеры, но не в пример в худшем состоянии — кирпичи из кладки выпали и местами в просветы был виден зал, тускловато освещенный факелами. Казалось, стена держится буквально чудом.
  Из комнаты вела еще дверь, но шиноби она пока не интересовала, Наруто подошел к стене и попытался рассмотреть место своей вчерашней гибели. На земле осталась внушительная зазубрина от меча. Мальчик вздрогнул и толкнул один из кирпичей… из-за этого вся стена с жутким грохотом упала наружу. Эхо заметалась по огромному залу, высотой в трёхэтажный дом, с красивыми, полукруглыми потолками.
  От громкого звука, мальчик съежился и зажмурился, пока не затихнет эхо. Приоткрыв один глаз, он увидел оседающее пылевое облако.
  «Фух. Вроде пронесло».
  БУХ — тяжелый звук волной прокатился откуда-то со стороны — БУХ. Узумаки медленно повернул голову, словно та была на давно не смазанных шарнирах, — БУХ. Даже в таком, мало эмоциональном состоянии, у него подогнулись колени: из глубин зала, скрываясь в полумраке, на него двигалось нечто. БУХ. Света факелов едва хватало, чтобы разглядеть детали — огромный живот обжоры-толстяка, размерами, наверное, с Ичираку, пара коротеньких ножек, бугрящийся мышцами торс, без намёка на шею и безгубый широкий оскал на усеянной рогами роже. БУХ. Высотой это существо было под самый потолок, а самому Наруто пришлось бы подпрыгнуть, чтобы хотя бы достать до низа его живота. БУХ. В руке монстр из самых глубин кошмаров держал то ли монструозную алебарду, то ли погнутый фонарный столб.
  Даже не раздумывая, не мешкая и не сомневаясь, мальчик развернулся и побежал обратно в комнатку, к той двери… и с размаху налетел на решетку. Жалобный звон железа о камень разнесся во все стороны и вернулся эхом.
  — Ну давай же, — Наруто стал дергать решетку, — ну пожалуйста, милая, открывайся.
  БУХ.
  — Давай же, хорошая, — мальчик налег всем своим весом.
  БУХ.
  — Биджу тебя дери, открывайся ты, ржавый выкидыш смеси жабы и быка, ну же! — вне себя от ужаса и гнева проорал он. Эхо послушно вернуло отдельные слова.
  БУХ.
  И только сейчас Узумаки заметил, что почти носом упёрся в замочную скважину и понял, что тяжелая металлическая решетка наглухо закрыта.
  БУХ.
  Обернувшись, Наруто увидел, как поднялась пыль от последнего шага образины. Шумно сглотнув несуществующую слюну, шиноби собрал всё свое мужество и на всей доступной скорости вылетел из комнаты. Не смотря на неожиданность, гигант успел среагировать — мощный вертикальный удар в пол, хоть и не задел самого мальчика, но вызвал сильнейший взрыв просто-напросто сбивший его с ног.
  Пол оказался прямо-таки усеян обломками камней и мальчик в полете успел пересчитать несколько из них своими рёбрами. Взвившись на ноги, Узумаки лихорадочно заметался по не такому уж большому залу в поисках выхода, на ходу отхлебывая от бутылочки. Подбежав к одной из стен, где он заметил возможный путь побега, мальчик застонал — все проемы были надёжно зарешечены.
  БУХ.
  Обернувшись на звук, он увидел, как увалень медленно заносит свое гигантское оружие. Немедленно сориентировавшись, Наруто побежал навстречу противнику, но тот внезапно с поразительной ловкостью отпрыгнул назад и ударил своей палкой так, что мальчика просто сдуло в сторону.
  Полет закончился быстро и чрезвычайно болезненно. Кажется, он даже потерял сознание на несколько мгновений, так как очнулся он уже, когда гигант стоял рядом и снова заносил свою дубину. Отхлебнув в очередной раз из фляги, Узумаки ласточкой прыгнул в сторону, избежав удара, но взрывная волна подхватила его и кинула еще дальше.
  Кое-как перекатившись и погасив инерцию, шиноби стал свидетелем захватывающего зрелища — монстр махая какими-то узловатыми конечностями поднялся в воздух, несмотря на огромное пузо, немалый рост и полную непригодность тех конечностей к полёту. У Наруто отвисла челюсть. Правда, ее пришлось быстро закрывать, когда мальчик понял, что туша летит к нему.
  Узумаки применил уже пригодившийся сегодня ночью приём — бежать в сторону изо всех сил и прыгать ласточкой. В этот раз образина не разменивалась на «мелочи», вроде своего оружия, а с размаху упала задницей на пол, породив просто чудовищный взрыв и целый дождь из шрапнели — камней, что лежали вокруг.
  ***
  С визгом камни бились о стены и рикошетили с металлическим звуком от решеток, вокруг оседала пыль, а Наруто непонимающе водил головой в стороны. Между ушами было будто сено, а перед глазами всё плыло.
  БУХ.
  Тупо посмотрев вперед Узумаки увидел показавшееся из-за пыли очертания гигантской фигуры. Это-то и привело его в чувство. Оглядевшись, шиноби понял, что сидит на земле, в какой-то нише и вырубился приложившись головой об железную перекладину… лестницы?
  Как он взлетел наверх Наруто сказать не мог, но пришел в себя в каком-то очередном каменном коридоре, глотнул последние капли из фляги, успокоился и огляделся.
  — Так, и что дальше?
  17
  «Странное место, этот сон» — думал Наруто, привалившись плечом к стене. Только что он был в смертельной опасности, перепуган до мокрых штанов, но стоило только вовремя удрать, как он тут же успокоился и начал совершенно трезво смотреть на окружающее. К слову, о нём. Снова коридор и снова выбор пути. Пожав плечами, юный Узумаки свернул налево.
  «Тот здоровый монстр. Я даже не боюсь его. Честно я сейчас, скорее, восхищен и впечатлен, чем напуган» — мальчик покачал головой, столь сильным хладнокровием он редко мог похвастаться — «сколько бы у той громадины дури бы ни было, но удары не могут создавать такую волну чисто на голой силе, а, значит, та страхолюдина использует чакру» — от пришедшей догадки шиноби резко затормозил — «а ведь тут могут быть и шиноби с других деревень. Говорят, что ниндзя камня могут плавать в твердой скале, как в воде и надёжно там прятаться!» — Наруто с подозрением обвел каменный коридор, а затем вздохнул и пошел дальше — у него уже было слишком много противников, чтобы боятся каких-то гипотетических опасностей.
  «Жаль кинжал» — парень бестолково сжимал кулаки всякий раз, когда слышал подозрительные звуки или замечал что-то в темноте — «пусть даже он против того гиганта бы и не помог» — Узумаки чертыхнулся, когда коридор внезапно закончился тупиком и очередной камерой с дырой в потолке, а на полу лежал, без сомнений, труп обычного «буси». Мальчик постоял немного под лучами солнца, бьющими из дыры, а затем потопал обратно в душный мрак коридоров.
  «…разве что воткнуть нож в глаз тому монстру» — продолжал прикидывать он — «если бы не чакра, то он бы был не опасен. Хотя я бы всё равно не смог бы с ним ничего сделать» — Наруто вздохнул — «но вот убежать от него вообще проблемой бы не было, а так уж больно он шустрый и летает. Как, Ками, он это делает? Или чакра может позволить и такое?».
  Размышление прервал чей-то давящий взгляд, мальчик скосил взгляд и немного ускорил шаг — справа от него была решетка, открывающая вид на зал с тем монстром и сейчас эта образина немигающими пылающими глазами смотрела прямо на него. Сам мальчик и коридор, по которому он шел был вне зоны досягаемости крылатого жиробаса, но шиноби здраво решил не драконить столь здоровое существо.
  Кстати, про здоровых существ. Там, наяву, ему частенько рассказывали страшилки про, так называемых, хвостатых зверей. Эти воплощения ужаса были размером с гору и один такой, девятихвостый демон лис в день рождения Наруто даже разнес половину Конохи, пока его не остановили. Как-то тут, во сне, все вещи, которые сам парень считал незыблемыми, кажутся не более, чем страшными сказками. «Интересно, а эти звери, если они существуют, больше того верзилы? И что он тут забыл? Он такой же заключенный или же надзиратель? Если надзиратель, то всё очень плохо — я пока не могу сражаться с подобными тварями. Интересно, Ирука бы смог его победить? Да, конечно смог бы. А Саске?» — Наруто хрюкнул, представив, как обделавшегося со страху Саске размазывает по стене огромным фонарным столбом.
  «О, еще лестница» — Узумаки начал подниматься по вертикальной металлической лестнице, близнец спасшей ему жизнь в зале с толстяком. Мальчик поднялся в маленькую комнатку, заставленную всяким хламом и с одним выходом… он сначала не поверил своим глазам, но затем вышел во двор этого замка: со всех сторон он был окружен высокими каменными стенами, а сверху… сверху было небо, а ветерок приятно обдувал лицо и шевелил траву под ногами.
  Мальчик вздохнул свежий воздух полной грудью и почувствовал, словно у него распускается тугой узел в животе. На улице оказалось весьма зябко, даже несмотря на то, что и под землей было не жарко. Полностью проигнорировав такую «незначительную мелочь», как собачий холод, Наруто потопал к горящему посреди дворика костру и ожидаемо «залип» на него.
  Очнувшись, Узумаки с подозрением стряхнул с плеч неизвестно откуда насыпавшийся белый порошок и с удивлением осмотрел побелевший дворик.
  — Чудеса, — пробормотал вслух шиноби, всю жизнь проживший в южных широтах, немного поиграл с «порошком», а затем начал изучать костерок. То, что он непрост, парень догадался еще давно, когда впервые «воскрес» возле тех странных угольков. Во-первых, огонь не обжигал. Вообще. Во-вторых, из этого костра торчал какой-то совсем уж странный меч: рукоять, гарда были нормальными, но лезвие… будто какой-то безумный кузнец разделил его на две части и завил одно вокруг другого. Толку от такого оружия в бою было маловато, вот только Узумаки сильно сомневался, что он воткнут сюда просто так. Плюс, оглядываясь назад, Наруто казалось, что даже в тех угольках можно было разглядеть металлические остатки, если бы железо могло плавится, как воск.
  Ну, и в-третьих. Наруто воскрешался после очередной «смерти» возле вот таких вот костров полностью исцеленный от ран и с полной «бутылочкой». К слову, о ней. С приятным удивлением, мальчик достал из-за пазухи светящуюся мягким золотым светом драгоценную бутылочку.
  — Ага, значит, не обязательно умирать каждый раз, — кивнул шиноби, про себя удивляясь как спокойно он рассуждает про свою собственную смерть. Мальчик откинулся на спину и посмотрел в хмурое свинцовое небо. Оттуда сыпался этот странный белый порошок, Наруто вытянул руку вперед и поймал пару, — холодные, — удивился он и опустил руку на траву под собой. Впервые ему было так спокойно: нет давящей пустоты мрачных коридоров, нет опасности за каждым углом. Узумаки впился руками в траву и вздохнул полной грудью, глядя как с неба сыпется порошок. Более умиротворяющего зрелища он еще не видел.
  БУХ.
  Моментально оказавшись на ногах шиноби заозирался в поиска источника звука.
  БУХ.
  Глухие и очень знакомые удары доносились как раз из-за высокой, метра четыре, двухстворчатой двери в стене, противоположной той, откуда вышел Наруто. Прищурившись, мальчик посмотрел на нее и зарёкся туда соваться даже за весь рамен в мире. «Интересно, а в этом мире рамен есть»? — пронеслась мельком мысль и Узумаки посмотрел вокруг в поисках еще выхода. К счастью, сбоку обнаружилась маленькая дверь, некогда зарешеченная, а сейчас решетку кто-то с мясом вырвал и она лежала недалеко от входа. Мальчик осторожно зашел в дверь и стал подниматься по лестнице.
  ***
  — Биджу, — ругнулся парень в смешном колпаке в своей спальне. Рядом звонил на ладан дышащий будильник, который Наруто завел чисто на автомате. Аккуратно выключив его, шиноби свесил ноги с кровати — оставаться на «пять минуток» в постели теперь было чревато.
  — Ну и какого биджу я так рано проснулся? — спросил он у потолка, вздохнул и пошел приводить себя в порядок, так уж и быть, сходит он в академию. «Надеюсь, сегодня не выходные».
  ***
  В академии все на него таращились — в принципе, посещение весьма жестко отслеживалось и просто так на недельку пропасть никто не мог, благо, без шуток, лучшая медицина в мире могла помочь вылечить буквально что угодно.
  — Ого, привет, Наруто, — повернулся к нему Чоджи, когда будущий шиноби подошел к «галёрке», — мы уже волноваться начали, хотели к тебе сходить. Что у тебя случилось?
  — Да, всё вместе, — признался Наруто, — живот скрутило, кошмары замучали и, знаешь что?
  — Что?
  Узумаки поманил парня пальцем. Чоджи приблизился и блондин прошептал ему на ухо:
  — А еще мне ужасно лен-и-иво! — Акимичи хихикнул, а греющие вокруг уши одноклассники разошлись.
  — Эх, — Наруто взгромоздился на свое место и закинул ноги на парту, — что у нас сегодня?
  — Тактика, сдвоенное тайдзюцу и физуха, — ответил мальчик, открывая пачку с чипсами, и пробурчал, — когда ты уже выучишь расписание?
  — Весь день боёвка… — нахмурился Узумаки, — сегодня что, четверг, что ли?
  Чоджи чуть не совершил кощунство — не подавился едой. Героически прожевав очередную порцию и богатырски сглотнув, мальчик позволил себе один раз слабо кашлянуть, а затем перевел ошалелый взгляд на безмятежно пялящегося в потолок друга.
  — Ты не знаешь день недели? Ты чем занимался всё это время?
  — Гулял, спал, снова гулял, — пожал плечами блондин.
  — Смотри, отведет тебя Ирука к Хокаге, — пригрозил ему Чоджи.
  — А он меня сам нашел, — равнодушно пожал плечами Наруто и немного оживился, — а вовремя я пришел. Ни одного скучного предмета.
  — А-га, — заторможено кивнул его друг, — стоп. Ты общался с Хокаге?
  — Да.
  — И? — с болезненным любопытством спросил он.
  — И ничё, — Наруто посмотрел на друга, — поболтали. Клёвый он, этот старик.
  Чоджи-таки поперхнулся и закашлялся.
  ***
  — Следующий спарринг Узумаки Наруто против Инузука Кибы, — объявил Ирука сенсей.
  «Вот так, сразу?» — удивился блондин. Они только-только размялись, а сенсей ставит в пару одних из лучших бойцов потока. Парни вышли в круг, традиционно поклонились и учитель дал отмашку. Узумаки сходу пропустил несколько ударов и Инузука тут же притормозил.
  — Эй, ты чего? Не недооценивай меня! Соберись, — и снова ринулся в атаку. Их отношение с потомком клана Инузук можно описать, как «дружественное соперничество» — везде и во всем они с Кибой соперничали и пытались превзойти друг друга. Точнее, Киба пытался навязать всем свое превосходство, а Наруто был с этим не согласен. А вот сам Узумаки отстраненно анализировал бой, в очередной раз подмечая различия между «сном и явью». Во сне не было рефлексов. Вообще. Каждый удар, каждой движение было продумано и выполнено с высочайшей точностью вне зависимости от ситуации или состояния организма. А тут…
  Начать надо с того, что наяву их учили «не мешать» своему телу. То-есть, чем меньше ты задумываешься над боем, тем лучше у тебя получается сражаться. Тело реагирует правильней и в разы быстрей, чем под руководством «осознанного» мозга. За бой и за «мысли» отвечают разные отделы мозга и тот, что «мыслит» работает гораздо медленней, так как задумывается и подбирает лучшую альтернативу, в то время, как тело без участия осознанной части мозга лупит как захочет. Это было чуть ли не единственное, что Наруто запомнил с уроков о строении тела.
  Поэтому стоило «отпустить» свое тело и просто пойти в атаку, как всё вернулось в свою колею — особого успеха в сражениях Наруто за эти две недели не достиг, поэтому дрался с Кибой наравне, а в конце даже проиграл ему поединок.
  18
  — Что, Наруто-кун, расслабился за эту неделю? — с оскалом спросил Киба, помогая другу подняться с земли.
  — Тебе просто повезло, — буркнул в ответ блондин, скосив глаза на Саске.
  — Ага, ага, — еще шире заулыбался Инузука, — хочешь реванш?
  — Позднее, — рассеяно ответил он, во все глаза рассматривая незнакомого парня в форме АНБУ, легкой походкой подходящий к классу. Казалось, его глаза отсвечивают красным.
  — Кто это? — почему-то приглушенным голосом спросил Наруто у Кибы.
  — Без понятия, — так же тихо ответил тот.
  Незнакомец был весьма молод, но уже почти вровень с Ирукой, у него были черные волосы, завязанные в хвост и весьма утомленное выражение лица.
  — Ита-а-ачи ни-и-сан! — раздался сбоку вопль и Саске побежал навстречу, очевидно, своему брату. Попытался в прыжке его обнять, но был как-то по-особому изящно поставлен на ноги и старший Учиха ткнул двумя пальцами в лоб младшему.
  Наруто и Киба переглянулись.
  — Брат, почему ты тут? — донесся до них звонки голос Саске.
  — Тебе еще долго осталось? — в ответ спросил Итачи. Голос у него ломался, поэтому говорил он с хрипотцой.
  — Не-а, всего один спарринг, это не займет много, — отмахнулся Саске, а Инузука скрипнул зубами — это с ним должен был драться брюнет.
  — Хорошо. Помнишь, сегодня день рождения дедушки. Мама попросила забрать тебя из академии. Давай поскорее, не задерживайся.
  — Хорошо-о! Ирука-сенсей, давайте начнем! — громко крикнул Саске и Ирука улыбнулся:
  — Ну раз ты настаиваешь. Инузука, Учиха, в круг.
  Бойцы стали напротив друг друга, а Саске был необычно возбужден. Не то, чтобы он был образцом хладнокровия, просто раньше он не подпрыгивал от нетерпения.
  — Начали, — сенсей дал отмашку и отскочил в сторону. Противники понеслись навстречу и завязалась драка. Наруто сразу же забыл обо всём, во все глаза рассматривая спарринг: для него как-то резко стало очевидно, что ни Саске ни Киба не используют академический стиль боя, а что-то свое, скорее, клановый стиль боя. Точнее, использовал Саске, а вот Киба вплетал только некоторые незнакомые элементы. «И как я раньше этого не замечал?»
  Саске отскочил от Кибы с раздраженным выражением лица, Инузука оскалился и принял нижнюю стойку, а вот дальше Узумаки как-то не понял: младший Учиха как-то по-особому напрягся и неожиданно гораздо быстрее полетел драться. Буквально три удара, от которых Киба сотрясался всем телом и обычно весьма крепкий парень падает на землю без сознания. «Это вот что сейчас было?»
  Саске обернулся посмотреть на брата, но тот как раз общался с учителем.
  — Итачи ни-и са-ан, я закончил!
  Старший Учиха договорил с Ирукой, раскланялся с ним и неспешно пошел к брату. Не удостоив лежащего на земле Кибу даже взгляда, он так же никак не прокомментировал спарринг Саске, будто тот не победил только что, а, скажем, помыл посуду.
  — Идём, — Итачи взял Саске за руку их скрыл водоворот из налетевших из ниоткуда листьев, хотя ветра не было вообще. А когда вихрь прекратился, то Учих уже не было. У Наруто отвисла челюсть.
  — Кто это был? — ученики окружили Ируку и загомонили. Учитель не спеша в два движения привел в чувство Кибу, прошелся святящейся зеленым рукой по всему его телу, параллельно рассказывая:
  — Это Итачи Учиха. Старший брат Саске. Закончил академию в семь лет, в десять стал чуунином и недавно вступил в АНБУ.
  И вот тут Наруто понял, что значит выражение «Мир рушится». Этот Итачи был… запредельно крут. Гораздо круче его самого — он-то в свои девять до сих пор в академии. Да что там Наруто, даже Саске смотрелся весьма блёкло на фона своего брата.
  — Итачи крут, — тихонько протянула Сакура — девочка с дивными волосами розового цвета.
  ***
  В остальном день прошел как обычно: после занятий Наруто с ребятами пошарился по городу и под вечер вернулся домой. Привычно забив на уроки, парень заморочился и приготовил вкусный ужин. Уже ночью, ложась в кровать Узумаки поймал мысль, которую с успехом отгонял от себя: «Тот жопастый аякаси. Ками, какой же он страшный. Да он же вровень с башней Каге! И я сражался с ЭТИМ? И думал, как в следующий раз победить? Да я на полёт куная не подойду к подобным образинам, клянусь Ками! Удар у него видите ли медленный. О чем я вообще во сне думаю?»
  ***
  Очнувшись возле костра в знакомом дворике, мальчик встал и задумчиво посмотрел на высокую двухстворчатую дверь, за которой был очередной «жопастый» аякаси.
  — И чего я так нервничал? — Наруто пожал плечами, — сейчас туда действительно идти рановато, но ничего особо страшного я в этом не вижу. Ну умру. В первый раз, что ли?
  Шиноби поднялся, стряхнул с себя белый порошок и пошел к узкой двери сбоку. Сразу за ней дорога круто поворачивала вправо и за углом переходила в крутую узкую лестницу. Помня сегодняшнее внезапное пробуждение, Узумаки осторожно двинулся вперед и посмотрел наверх. До потолка было метров десять, и сверху на Узумаки смотрел очередной «простой» аякаси, вот он шагнул вперед и полетел вниз. Наруто отпрыгнул назад и неудачник разбился о ступеньки.
  Хохотнув над тупым противником, мальчик, пройдясь прямо по нему, продолжил подниматься. Ступеньки кончились и он вышел на очередной узкий коридор, с трёх сторон охватывавший «дворик» и огороженный от него решеткой. Стена сразу перед Узумаки была чем-то разбита и повсюду на полу лежали кирпичи. Заглянув во внушительную дыру, мальчик присвистнул — рядом с ним, врезавшись в стену, лежала огромная каменная сфера в два его роста. Наруто посмотрел себе за спину, на еще одну лестницу, ведущую еще на уровень выше, откуда и прыгал на него тот неудачник и поёжился. Этот громадный булыжник скатился по ней метра четыре и, без сомнений, проделал эту дыру. В остальном, помещение было неинтересным — если бы оно и вело куда-то раньше, то теперь все выходы были перекрыты кучами битых кирпичей и щебенки.
  С этой «террасы» вело две лестницы вверх и темная лестница вниз. Мальчик решил, что он уже набегался по подземельям и внизу ему делать нечего, отчего решил подняться выше… чтобы тут же наткнутся на запертую дверь. Шиноби чертыхнулся и потопал ко второй лестнице, где ему повезло больше — очередная решетка была не заперта и вела на открытое пространство. Маленький пятачок, с двух сторон окруженный стенами, открывал вид на окружающий пейзаж. Впервые во сне мальчик смог нормально оглядеться: огромные горы, покрытые этим белым порошком и больше ничего. Только пронзительны холодный ветер завывал над развалинами. Блондин подошел к краю и посмотрел вниз — высоты во сне Наруто не боялся вообще. Да, он умрёт, если навернется с такой высоты, но нет ни единого шанса, что он оступится: пусть он учится только второй год, но он — тренированный ниндзя. Узумаки мог ровно стоять на качающемся бревне, не говоря уже о твердой земле.
  — Мда, спустится отсюда не получится никак, — нахмурился мальчик, — я тут скорее убьюсь, чем слезу, — камень кладки можно было доставать руками при желании. Тут же оказалось, что на пятачке он не один — буквально в двух шагах, за каменной аркой сидели трое «простых» аякаси и, что самое фиговое, один из них был с луком. Стоило только посмотреть на них, как мальчик отпрыгнул обратно и стрела, выпущенная мгновением раньше, со звоном срикошетила от камней и улетела в пропасть.
  На пятачок выбежали, отпихивая друг друга, двое аякаси, оба в, видавших лучшие времена, доспехах, один с щитом и топором, второй с длинным ножом. Тот, что со щитом неожиданно прыгнул вперед, замахиваясь своим оружием. Наруто поднырнул под его удар, затем увернулся от косого удара, подбежавшего «мечника» и обошел его со стороны, выстраивая противников в линию, как его учили в академии. Следующие несколько секунд слились в непрерывную череду уворотов и подныриваний — оружия-то у него не было. Но и сказать, что это было тяжелая задача тоже трудно — тупые монстры не отличались ни разнообразием ударов, ни знанием тактики, так еще и мешали друг-друг в попытках первыми добраться до Наруто. К тому же, в отличии от узких коридоров и тесной камеры, места для ребенка тут было достаточно, а равномерно усеянный обломками пол доставлял сильные неудобства всем, кроме Узумаки.
  Аякаси с ножом сделал глубокий колющий выпад и шиноби не мог не воспользоваться шансом. Со всей дури ударив локтем по, хм, незащищенному локтю противника, он выбил кинжал у него из рук и, подхватив в воздухе, отскочил назад, оценивая добычу. Длинным ножом эта железяка была для рослого аякаси, для самого же Узумаки это был полноценный меч. Наруто взмахнул им пару раз и с руганью выпрыгнул из зоны видимости лучника, поднырнул под замах топора и с разворота ударил мечом по противнику. Раздался металлический звон, шиноби ругнулся и оценивающе посмотрел на рваную кожаную кирасу и зияющую прорехами кольчугу. Нечто подобное носили в стране самураев.
  Криво улыбнувшись своей догадке, мальчик аккуратно взял второй рукой кончик длинного ножа и поднял меч на уровень глаз, выжидая. Тупые аякаси не приняли во внимание ни потерю оружия, ни стойку Наруто: тот, что остался без оружия, вытянул руки вперед и побежал навстречу шиноби. Узумаки ждал. Противник приближался весьма шустро. Он все еще ждал. Вот до него донесся отвратный запах давно немытого тела, оставалось чуть больше метра. Шиноби выжидал. И только когда руки монстра были готовы сомкнутся у него на шее, Наруто бросил себя вправо и вниз. Второй рукой, которой он держал кончик меча, Узумаки навел на дыру в доспехе, и со все силы всадил туда клинок по самую рукоять. Меч ожидаемо легко прошел внутрь и так же без проблем вышел, весь покрытый черной жижей. У аякаси подломились колени и он рухнул на землю, но шиноби сосредоточил внимание на лучника, наконец то, вышедшим из арки.
  Мальчик сорвался с места, оббежал щитоносца по дуге и поймал стрелу в плечо, банально не успев увернутся. Приятная белая дымка быстро привела его в чувство и Наруто продолжил бег, на ходу обламывая стрелу. Когда он подбегал к лучнику, то стрелок не придумал ничего умней, как развернутся и, хромая, побежать прочь. Удивляясь про себя непроходимой тупости местных духов, Узумаки уже опробованным способом всадил клинок куда-то в район предполагаемой печени. Дух захрипел и упал на колени, а Наруто уже повернулся к последнему врагу.
  От косого удара топором он без труда увернулся, удар торцом щита прошелся выше головы, а вот неожиданный пинок в грудь мальчик пропустил. Недолгий полет закончился в остатках ограды и у шиноби зашевелились волосы на голове от вида камней, улетающих в пропасть в каком-то шаге от него. Удивление не помешало откатится от вертикального удара топором, который высек искры на камне.
  — И почему мы не учим кендзюцу? — с чувством спросил он в голос. Наруто не имел никакого понятия как драться с этим мечом, как парировать или еще какие финты, а рукопашный бой тут был бесполезен. Еще секунд тридцать Узумаки без проблем уклонялся от удар, постепенно входя во вкус. Ему нравилось это ощущение… азарт, чуть-чуть страха, собранность, этот танец со смертью на острие клинка. Эти тридцать секунд были самой лучшей тренировкой, какая у него раньше была. Затем неуклюжий противник так сильно запнулся о камень, что потерял равновесие и рухнул плашмя на землю. Подкараулив момент, Наруто с разбегу влетел на пытающегося встать аякаси, дотолкал до обрыва и скинул оттуда нафиг.
  Шиноби стоял в полный рост, отряхивал руки и смотрел на окружающий пейзаж:
  — Как же тут красиво.
  Вздохнув полной грудью, мальчик поёжился от порыва особо колюче-холодного ветра. Неодобрительно осмотрев свой скудный гардероб, состоящий из потрепанного мотка ткани непонятно как державшегося на бёдрах и пообещал себе найти что-то стоящее, хоть с трупа снять. Но те ходят иногда в еще более худших вещах.
  За каменной аркой площадка вела прямо в какое-то полутёмное помещение, справа был обрыв и вид на какие-то руины метрах в десяти снизу, а слева были короткие ступеньки наверх, где за еще одной аркой, с балкончика, открывался вид на зал, за той двойной дверью в дворике. Войдя туда, Узумаки пожал плечами — зал как зал: два ряда колонн и куча мусора на полу. «Жопастого» аякаси на месте не было. Мальчик свесился с балкона: из зала вели такие же двойные высокие двери и крохотный, в сравнении, проход, перегороженный решеткой. Пожав плечами, мальчик развернулся и спустился обратно на площадку, посмотреть куда ведут вторые двери из зала.
  А вели они за пределы укреплений на полянку, основательно поросшую травой и заваленную каменным мусором. Места там было маловато — уже метров через пятнадцать-двадцать земля резко обрывалась, похоже, в такой же головокружительный обрыв. Только на самом краю возвышалось полуразвалившееся нечто с обрушившимися ступенями.
  Не успел Наруто толком осмотреться, как на землю с грацией техники земли с неба упала здоровая туша «жопастого» аякаси. Этот был какой-то попроще, чем встреченный в подземелье: задница не такая широкая, в руках он держал монструозную дубину, а рожа была не такая противная, но Узумаки все равно поспешил убраться с глаз образины и скатился по лестнице обратно в свой дворик к костру. Паренёк лег на траву и уставился в свинцовое небо:
  — И что дальше?
  19
  Мысли о будущем пришлось отложить — мальчик обнаружил, что оставляет следы на порошке, а посему стал выводить похабные силуэты и скабрезные надписи. Вдоволь навеселившись, Наруто сел возле костра, чтобы согреться, и быстро пробежался по вариантам, коих насчитывалось немного: путь обратно был отрезан — каким бы хладнокровным не был Узумаки во сне, шансы пережить встречу с тем «жопастым» аякаси он всё равно оценивал, как около нулевые, да и делать в тех катакомбах нечего. Наверху же был миниатюрный комплекс, который шиноби уже успел обойти, без особых результатов. Еще был спуск… куда-то, но опять отправляться под землю мальчику совершенно не хотелось. По своей старой привычке, Наруто отложил решение важного вопроса на потом, а сейчас он потренируется.
  Сначала Кхи-Конг, следом Цигун, растяжка, силовая, затем комплексы ударов, связок и вообще всё, что мог вспомнить Наруто, включая акробатику, которую он ненавидел всеми фибрами своей души, и упражнения с чакрой. Весьма интересный факт мальчик открыл во время этой затянувшейся на целый день тренировке: стоит немного посидеть, как любая усталость проходит. Раны сами заживать не хотят, а всё остальное как рукой снимает. С неограниченными возможностями Узумаки тренировался и тренировался: пот не тёк, тело не ломило, но на второй тысяче простых прямых ударов в стену, мальчик понял, что с него хватит. Пусть он не был таким активным, как наяву, на монотонные однообразные движения доконали его даже тут.
  Поэтому, собравшись, блондин пошагал к тому тёмному коридору, а дойдя до него… медленно, на цыпочках, стараясь не дышать, осторожно убрался как можно дальше: в неверном свете можно было разглядеть фигуру… высокую фигуру… закованную в черную броню с весьма характерными рогами на шлеме. Встречи с черным воином Наруто опасался даже больше, чем с «жопастым» аякаси.
  Стоило отойти на безопасную дистанцию, как Узумаки тут же успокоился и побрел на балкон — там можно было придумать что делать дальше, плюс таких красивых мест он еще не видел. Громадина уже успела убраться внутрь того зала и теперь перебирала ногами, вызывая вибрацию всего здания.
  — Ведь как-то сюда люди приходили? — справедливо спросил Наруто у ближайшей колонны, — значит, должна быть дорога.
  Перегнувшись через парапет балкона, шиноби не увидел ничего, кроме пустоты. Падать туда мальчик очень не хотел, поэтому поспешил отойти от края. Высоты он не боялся, но древней, как дерьмо Хирузена, кладке не доверял. Единственным возможным дальнейшим путём было то пространство за воротами из зала. Надеясь на глухоту верзилы, мальчик аккуратно слез вниз и огляделся: небольшой пятачок, поросший травой и присыпанный этим порошком был завален обломками колонн, блоками побольше и камнями поменьше.
  Вот только зря он надеялся на избирательный слух монстра: стоило ему только заценить монументальность укрепления (у замков пологие крыши и вообще, там живут самураи, а не духи), как из разнесенного здоровенного стекла над двойными воротами буквально выпрыгнул «жопастый» аякаси и тут всё завертелось…
  От первого косого удара здоровенной дубиной Наруто увернулся, просто прыгнув поближе к туше: у монстра была непропорционально здоровая задница и слишком маленькие руки… зато, как убедился мальчик, аякаси совсем не тупой, а в коротеньких ногах была сила сваебоя. В спешном порядке шиноби ушел перекатом подальше от отплясывающего здоровяка и спрятался за камнем, но это слабо помогло: от нечеловеческого горизонтального удара монструозной дубины и камень, и Наруто, и остатки какого-то здания были подняты в воздух…
  ***
  Резко вздохнув, Мальчик сел на кровати. «Какого биджу меня туда понесло? Чем я вообще думал? Там же это… этот… МОНСТР! Да он же может… он же размазал меня. Не-ет, больше я туда не сунусь!» Узумаки скинул ноги с кровати и поплёлся в душ, на ходу бубня себе под нос:
  — И к воину не сунусь ни за что, а к здоровенному монстру тем более. Думаю, я тихонько заберусь на крышу и оттуда осмотрюсь. Да, так и сделаю…
  ***
  — Да это же снег, Наруто, — хлопнул себя по лбу Ирука после нескольких минут попыток отгадать шараду своего ученика, — хорошая загадка «порошок в горах», хе-хе, подловил меня.
  — А-ага, — кисло кивнул мальчик слабо представляя себе что такое этот «снег», но решив не заострять на этом внимание.
  — У тебя еще что-то? — спросил Ирука, выразительно посмотрев на стопку контрольных их класса.
  — Да, — кивнул мальчик и склонился в низком поклоне, — научите меня искусству меча, — и тут же выпрямился и замахал руками, — нет, не очередная «крутая» техника. Я действительно хочу научится драться на мечах. Вы же знаете кендзюцу, да, Ирука-сенсей?
  — Да-а, — кивнул немного оторопевший учитель, — но тут есть один нюанс…
  — Вы снова про свое? — расстроился Наруто, — тренировки академии, личный рост бла-бла-бла.
  — Это важные вещи, — нахмурился преподаватель, — но в этот раз дело действительно в другом. У нас просто нет боевого стиля, основанного на мечах.
  — Это как так? — удивился мальчик.
  — Исторически сложилось, что у нас на территории чаще рождаются люди с огненной стихией, собственно, поэтому мы и называемся страной огня, — знакомым менторским тоном начал Ирука, а у Узумаки чуть приоткрылся рот — над такими очевидными вещами он как-то до этого не задумывался, — вы пока этого не проходили, но техники стихии огня создаются быстрее всех остальных, буквально, за один выдох. А теперь представь каково это сражаться в ближнем бою с противником, который в любой момент может окатить тебя струёй пламени. — Наруто представил и проникся.
  — Вот поэтому самыми распространёнными тактиками у нас является либо работа техниками на средней дистанции, либо связывание противника в тайдзюцу на сверх близкой дистанции, — учитель выразительно посмотрел на ученика, — что вы и тренируете.
  — Но, Вы же сказали, что владеете мечом, Ирука-сенсей.
  — Э, да, — почесал затылок мужчина, — дело в том, что помимо огня я владею еще и водой для которой как раз наиболее характерен стиль боя на мечах. Еще, я знаю, что для обладателей стихии воздуха очень удобно оружие, но известные мне обладатели воздуха… либо не горят желанием тебя учить, либо… лучше к ним не соваться. И очень маловероятно, что у тебя, Наруто, воздух или вода — у нас в деревне это самые малораспространенные элементы, да. Так что обучать тебя кендзюцу, значит уменьшать твою потенциальную боевую мощь.
  — А если у меня эта… вода или воздух? — не унимался юноша.
  — То тогда тебе сначала стоит освоить академические знания, набраться контроля, выучить элементное высвобождение и только тогда изучать кендзюцу. Раньше оно будет просто бесполезным — ты не сможешь ранить ни одного серьезного противника — уж больно специфическое это оружие, катана.
  — А чего это ты так вдруг спросил? — задал очевидный вопрос Ирука, — раньше ты весьма пренебрежительно относился к холодному оружию. Это что, тот сон, да?
  Наруто убито кивнул.
  — Там все аякаси ходят в броне, с оружием и щитами и я ничего не могу им сделать руками.
  Ирука сначала нахмурился, а затем спросил:
  — Так уж ничего? — прищурился учитель.
  — Ну, я их убиваю, — медленно кивнул мальчик, — но только самых обычных. А вот громадных и закованных в броню — совсем никак. Они запросто убивают меня. — на этих словах Ирука совсем помрачнел.
  — С этим тебе кендзюцу не поможет никак. Слишком долго — несколько лет, не меньше, а результат нужен уже сейчас — он начал рассуждать вслух, — тебе бы очень пригодилось укрепление и усиление чакрой своего тела, но это ты и так знаешь. А я попробую поднять снова твой вопрос у Хокаге.
  — Да ничего старик не сможет сделать, — безнадёжно пробубнил Наруто.
  — Не скажи, — покачал головой Ирука, — он всё же является одним из самых влиятельных людей мира и сильнейшим (а так же мудрейшим) человеком во всей стране огня.
  Узумаки только расстроено махнул рукой.
  ***
  Мрачный маленький шиноби сидел на своей кровати и качался из стороны в сторону.
  — Ирука-сенсей не хочет мне помогать, — вполголоса ныл он, — ну и биджу с ним, я сам со всем справлюсь, сам всё выучу и стану Хокаге. Я тогда смогу помочь любому, а не как этот тупой старик!
  Вот уже три часа он ускорял ток чакры в своем организме и теперь под кожей у Узумаки поселились огненные змейки, которые невообразимо чесались. Это упражнение нужно было для укрепления системы циркуляции чакры — самый начальный этап работы в этом направлении. «Это только начало, а я уже устал, будто армию перебил». В этом была самое неприятное отличие от сна: Наруто не мог спокойно сидеть и тренироваться, ему хотелось бегать, прыгать и кричать от скуки, поэтому каждые полчаса унылого сидения на заднице прерывались активными физическими упражнениями.
  С отвращением покосившись на подушку, мальчик понял, что теперь не сможет по-прежнему относиться ко сну.
  ***
  В очередной раз шиноби очнулся возле костра. Его теплое пламя успокаивало и навевало чувство домашнего уюта и защищенности. Сначала пламя было всем, что видел и о чем думал Узумаки, затем «появлялся» источник пламени и странный закрученный меч, торчащий из светящихся углей. Затем в поле зрения попадал этот самый «снег», чем бы он ни был, и только потом проступали очертания окружающего.
  Наруто встряхнулся и огляделся. Тот же двор колодцем, костёр, дверь и прикольный снег. Мальчик встал и начал разминаться, хотя особо смысла в этом не видел. Тут мышцы работали как-то по-другому. Наяву он придумал отличную идею — забраться на крышу, хотя того всепоглощающего ужаса перед «жопастым» он сейчас не понимал.
  После разминки, он выполнил все известные ему связки и серии ударов и отправился на балкон. У него была отличная идея для тренировки, но сначала надо было убить лучника, чтобы не мешал. Наруто поднялся наверх и вдохнул полной грудью морозный воздух.
  — Да, здорово же тут, — негромко сказал он и пошел вперед реализовывать свой «хитрый план».
  Стоило только выглянуть за полуразрушенный угол, как двое аякаси сорвались с места и, отпихивая друг друга, побежали к Наруто, в то время как третий начал натягивать свой лук. Те двое пробежали мимо затаившегося Узумаки, не успев затормозить, а сам мальчик бросился к лучнику и едва не схлопотал стрелу, на этот раз оперенный снаряд рассек кожу у него над глазом и оторвал бы ухо, будь оно на месте.
  Сам мальчик был по пояс этим дылдам, но в прыжке прекрасно мог дотянутся куда надо. Оперевшись на руку аякаси, он взлетел вверх и нанес один прекрасный укол мечом под челюсть лучнику, вогнав лезвие на всю возможную длину, что моментально убило его. Шиноби успел выдернуть клинок из падающего духа и развернутся к подбегающей двойке. Он еще успел поразится их отвратительности: сморщенная синеватая кожа, впалые глаза, худющие руки и одежда, которую постеснялся бы одеть беднейший из бедняков. С запахами было сложнее — Наруто не мог сказать точно нужно ли ему дыхание вообще, но запахи он почти не ощущал.
  Снова поднырнул под атакующую руку. Единственный плюс его слишком маленького роста в том, что уклоняться от ударов этих тупых созданий проще простого, увернуться от протянутых рук второго монстра было еще проще. Итак, он оказался за спиной этой двойки и использовал фору, чтобы вернуться на более широкое место и приготовится к самой реальной тренировке, которая была в его жизни.
  Двое тупых аякаси, отпихивая друг друга, налетели одновременно. Наруто использовал все свои знания, чтобы запутать противников, выстроить их в одну линию, заставить их мешать друг-другу и бил, бил и еще раз бил. Отводил удары, бил сам, колол мечом, кидался камнями, отпивал из фляги и чувствовал себя… по-настоящему живым. О, эта опасность… это ощущение смерти, проносящиеся мимо его лица на зазубренном лезвии топора. Руки выводили идеальные связки, а удары попадали в уязвимые места. И пусть весь результат нивелировался броней монстров и их общей нечувствительностью к боли, но мальчик был рад до умопомрачения.
  Зайти за спину, ударить ногой под колено и перерезать горло. Увернутся от удара второго, уколоть под мышку, качнутся в одну сторону, вытягивая меч и качнутся обратно, в развороте разрезая мышцы на ноге косым ударом. Воткнуть меч в спину упавшего на колено противнику, отчего аякаси вздрогнул всем телом и упал лицом вниз.
  — Спасибо за тренировку, — мальчик поклонился двум трупам, которые начинали развеиваться светлыми искорками. Наслаждаясь каждой новой искоркой, которая влетала в него, Наруто подошел и поднял свой меч с земли.
  — Это была самая лучшая моя тренировка, — с чувством признался он, — никогда раньше я не чувствовал себя… так хорошо. — Шиноби с гордостью посмотрел на то место, где только что лежали двое страшных аякаси которые он, Наруто, одолел в бою. И не просто одолел с максимальным напряжением сил, как раньше, а чуть ли не играючи. Собственно, он и игрался с ними, если это так можно назвать: мальчик перепробовал на безмолвных противниках все удары и контрудары, которые мог вспомнить и выбрал самые, на его взгляд, эффективные… и отточил уже их. Да, было жутко неудобно из-за того, что ростом Узумаки едва достигал им до пояса, но и так вышло неплохо.
  — Так, что я там хотел делать дальше? — довольный собой мальчик упёр положил руки на пояс и посмотрел по сторонам, — а, залезть повыше, — сказав это, шиноби скептически посмотрел наверх — старая кладка была просто идеальной лестницей наверх, но так же была не менее идеальным способом самоубийства. «Впервой, что ли?» — пронеслось у него в голове и мальчик, поплевав воображаемой слюной на руки, полез наверх.
  Наверх лезлось легко и уже почти на самой верхней точке, мальчик заметил чёрную птицу, летящую в его сторону. Скоро, слишком скоро, Наруто смог рассмотреть ее детальней — это оказалась огромнейшая ворона, которая только увеличивалась в размерах по мере приближения к тюрьме. Мальчик вжался в стену и постарался слиться с ней, чтобы не дай Ками этот крылатый ужас не заметил его. В конце концов, громадина, высотой в несколько человеческих ростов, мирно уселась на одной из башенок украшающих крышу и принялась чистить пёрышки. Узумаки моментально расхотелось лезть дальше и знакомится с птичкой поближе, поэтому он осторожно спустился вниз. Точнее, попытался, так как треклятая кладка-таки подвела и он феерично разбил голову о какой-то выступ.
  ***
  Сегодняшний день обещал быть весьма насыщенным: в основном «боевые» предметы. И хоть с метанием железа у Наруто традиционно было паршиво, а у Саске, наоборот, шикарно, то на спаррингах он отыгрался — сегодня Ирука заставил отрабатывать ситуации «один против толпы». Против Наруто вышли трое парней из конца списка успеваемости и Узумаки предвкушающе оскалился.
  — Начали, — дал отмашку учитель и пока парни нерешительно переглядывались, блондин подлетел к ним и начал раздавать удары. Ночью ему больше всего понравился невообразимо жесткий стиль боя, никакого «плавного, как вода» блока ударов. О, не-ет. Такая фигня даже с самыми слабыми монстрами не прокатывала. Поэтому на каждый удар, Наруто отвечал ударом локтя, невероятно жестоко блокируя всё входящее и молниеносно наносил один-два невероятно эффективных ударов (глаза/горло/пах/печень… на выбор) и моментально летел к следующему противнику, пока предыдущая жертва обтекала на земле.
  — Достаточно, — остановил спарринг, а, точнее, избиение, Ирука, — зачем же так жестоко, Наруто. Это же спарринг, тут главная задача научится самому и помочь партнёру, а не убивать его, — на мальчика неодобрительно смотрел весь класс и сам Ирука в темпе приводящий в нормальное состояние постанывающих парней.
  — Вот я и тренируюсь, — недоуменно пожал плечами мальчик, — так как бы я дрался с реальным противником.
  — Раз ты так хочешь подраться, пожалуйста. Инузука Киба, Акамичи Чоуджи. В круг. Работать максимально жестко. Начали.
  Не успел Узумаки опомнится, как него летели два весьма опасных противника. Чоуджи был вообще одним из самых сильных рукопашников их группы и пусть вас не обманет ни его вес, ни комплекция, ни добродушный вид: у Чоуджи общая слабая чувствительность к ударам из-за… комплекции, а так же самые сильные и, внимание, самые быстрые удары на потоке. Его клан славится как раз быстротой ударов и перемещений, чем любят до смерти удивлять своих противников. Единственный минус у них — они слишком быстро выдыхаются и нуждаются в передышке. И Инузука — жилистая машина смерти, способная вести бой на истощения сколь угодно долго, пусть даже впившись зубами. Бойцы действовали слажено и пытались помогать друг другу.
  Работали все трое весьма жестко и рожи уже «светились» сразу после начала спарринга, Наруто поймал себя на желании отпить из чудо фляжки. Несмотря на все ночные достижения, побили Узумаки знатно, правда, не «в сухую», благо чудо-ручки Ируки-сенсея быстро привели пострадавших в чувство.
  ***
  Наруто стоял на краю ограды, раскачиваясь на цыпочках и смотрел вниз, на засыпанный снегом двор. Идти было больше некуда — повсюду обрыв либо сильные противники, а во дворике жопастый. Собравшись, шиноби сделал сальто вперед и отбежал в сторону. Гигант не заставил себя долго ждать: с рёвом, от которого закладывает уши, туша невозможно легко вылетела из окна и снова с грохотом приземлилась на землю.
  — Ну привет, — криво кивнул монстру Узумаки и помчался вперед. В подкате, он проскользнул под дубиной, вскочил, подпрыгнул и полоснул мечом куда дотянулся. В этот же момент ушел перекатом как можно дальше — на то место, где он только что стоял упала дубина. Встретившись взглядом с монстром, мальчик ощутимо вздрогнул — маленькие глазки на здоровенной морде святились от первобытной ярости.
  «Ну, я бы тоже взбесился, если бы у меня мечом в заднице поковырялись» — отрешенно подумал Наруто в полете, куда его отправил через чур быстрый удар дубиной. Случилось то, чего он боялся больше всего — он вылетел за пределы укрепления и под ним раскинулась огромная белая пропасть. Кувыркаясь, мальчик летел вниз всё быстрее и быстрее, пока его не подхватили мощные когти черного ворона.
  20
  Первой реакцией парня, когда вокруг него сомкнулись могучие когти — это начать вырываться и махать мечом, но в следующее мгновение огромный ворон взмахнул крыльями и Наруто пришлось сосредоточиться на том, чтобы удержать внутренности и глаза на своих местах. Стоило ему прийти в себя, как желание что-то сделать громадной птице куда-то резко пропало: они успели влететь достаточно высоко, чтобы то укрепление выглядело почти игрушечным, и с такой высоты падать мальчик не хотел категорически, а поэтому замер и старался даже не дышать.
  Через некоторое время страх стал уступать любопытству, а затем восторгу: Узумаки только раз выходил в лес за пределами деревни и, тем более, не видел землю «с высоты птичьего полёта». Горы сменялись предгорьями, поросшими кустами и одинокими деревьями, затем равнинами и лесами. Несколько раз они пролетали мимо вьющихся зеркальных лент рек и нескольких крупных озёр. Пролетали они так же и над населенными пунктами: над селами, городами, портами, но каким бы хорошим зрение у Наруто не было, с такой высоты разглядеть что-либо он был не в силах. Затем они влетели в облако (что стало шоком для мальчика) и разглядывать стало нечего.
  Летели они весьма долго и мальчик успел заскучать, и, когда они вынырнули из молочного океана облаков, юный шиноби потерял дар речи: под ним лежал огромнейший город, наверное, даже больше Конохи. Множество домов равномерно расходились от центра, образуя интересные узоры улиц. В самом центре стояло какое-то большое здание, которому Наруто не мог подобрать название: высокие бесполезные шпили, нефункциональные узкие, но такие же высокие окна, стрёмные барельефы и прочее. Город напополам делила могучая и высокая стена, опоясывающая центр города по центру.
  Больше мальчик не успел разглядеть, так как птица стала резко снижаться и буквально выкинула его рядом с костром в каких-то руинах. Наруто тут же взлетел на ноги, готовый продать свою жизнь подороже, но не быть съеденным ни вороной, ни ее птенцами, но ворона сделала круг и уселась на вершину развалин и принялась спокойно чистить перья.
  — И что тут у нас? — раздался тихий голос сбоку, отчего Наруто отпрыгнул и обернулся, — Еще один немёртвый, да расслабься ты, никто тут тебя не тронет… если ты никого не тронешь. —
  Рядом с мальчиком на каменных ступеньках, заросших травой сидел мужчина в кольчужной броне. Его лицо не выражало ничего, кроме скуки и какой-то безнадеги. Даже смотрел он на Наруто без особого интереса. Говорил он на незнакомом Наруто языке, но смысл чудесным образом улавливался.
  — Хм, ребёнок? — на его лице мелькнуло удивление, — не часто тут бывают столь юные нежити. Сколько тебе лет?
  — Девять, — оторопело ответил мальчик, не сводя глаз с мужчины — он был нормальным! Он говорил и он не был монстром! Но тот почему-то рассмеялся. Хохотал он долго и так заразительно, что и Узумаки пару раз хихикнул, еще сильнее сжимая меч в руке.
  — Ха-ха, девять. Парень, ты же прибыл из убежища нежити, верно?
  — Ээ, — протянул Наруто, — там была какая-то тюрьма.
  — Во-от, верно, — кивнул незнакомец, — это одно из, так называемых убежищ нежити, что ты мне голову морочишь. Откуда эта при***женая птица, — он кивнул куда-то в сторону руин, — таскает таких, как ты, немёртвых.
  — Немёртвых? — переспросил мальчик, — это как? Я либо могу быть мертвым, либо нет. И вообще, — он очнулся, — как отсюда выбраться? Как это всё прекратить?
  Воин, кажется, всерьез удивился. По крайней мере скука ушла с его лица.
  — Что ты имеешь ввиду? — переспросил он.
  — Каждый раз когда я засыпаю, я просыпаюсь тут. Как мне это прекратить?
  — Ха-ха, — тихонько хохотнул воин и вкрадчиво спросил, — а где ты засыпаешь?
  — У себя дома, — уверенно ответил мальчик, — на улице командира Танака.
  — Ух-ху-ху, — совсем тихо рассмеялся мужчина, — а где эта улица находится?
  — Коноха. Деревня, скрытая в листве. Страна Огня.
  И вот тут его прорвало. Тихий голос, который он, кажется, не повышал никогда, перерос в здоровый хохот и резко оборвался, когда он посмотрел на Наруто с каким-то болезненным интересом.
  — Да ты самый большой безумец, которого я когда-либо видел.
  — Я не безумен! — обиделся мальчик.
  — Ага-ага, а вокруг это всё твой сон, да? — с издёвкой ответил он.
  — Ну да, — кивнул шиноби.
  — Хи-хи-хи, — он подпёр рукой подбородок и заинтересовано посмотрел на Наруто, — продолжай, я тебя слушаю.
  — Эй, это я тебя слушаю. Скажи как отсюда выбраться, пожалуйста.
  — Это и есть реальный мир, — покачал головой мужчина, к которому начала возвращаться апатия, — а ты — безумец, который мечтает о том, чего нет. Прими это. Твои попытки бесполезны, как и всё вокруг.
  Наруто задохнулся от возмущения:
  — Это я мечтаю о том чего нет? Хочешь сказать, что ни Ируки, ни старика Хирузена, ни того придурка Саске нету и я всё выдумываю?
  — Ага, — кивнул воин.
  — Тогда слушай, — Наруто начал основательно, вспоминая все подробности, пересказывать свою жизнь известные факты, мужчина слушал молча, с выражением легкой заинтересованности.
  — Хочешь сказать, что я всё это выдумал? — закончив свой рассказ, Узумаки вызывающе уставился на мужика.
  — Ага. Отдаю должное твоей фантазии, но спешу тебя разочаровать, ты просто бредишь. Плюс у твоей истории слишком много пробелов.
  — Это каких же? — прищурился мальчик.
  — Начнём с того, что ты не знаешь ничего за пределами своей деревни, раз, слабо разбираешься в ее устройстве и, честно говоря, я никогда не слышал ни о элементных странах, ни о деревнях, скрытых в непойми-чем и, главное, я никогда не слышал ни о шиноби ни о, как ты говорил… чакре.
  Это стало настоящим шоком для мальчика:
  — Но, как же так? Все же знают…
  — Это только у тебя в воображении.
  — Да? Смотри, — Наруто выпустил облачко синей чакры из руки, что вызвало только грустный смешок у воина.
  — Такой маленький и такой безумный. Я ничего не увидел, твоя чакра есть только у тебя в воображении.
  — Ты просто не можешь ее видеть, — осенило шиноби.
  — Ага-ага, — воин резко потерял интерес, — за сказочку, конечно, спасибо. Не часто тут такие развлечения попадаются, но спорить я с тобой не буду — разбирайся со своим безумием сам.
  — Но… а как же язык? — нашелся мальчик, — ты говоришь на какой-то белиберде, а я тебя понимаю.
  — Это ты говоришь на какой-то певучей белиберде, а я на чистом лордийском, — обиделся воин, — но на это можешь не обращать внимания, тут почти каждый разговаривает на какой-то ахинее.
  — То-есть, ты не скажешь мне как отсюда выбраться?
  Воин только раздраженно посмотрел на него.
  — Тогда скажи хоть что это за место, где я, какого биджу на меня лезут эти аякаси?
  — Кто?
  — Ну, такие… сморщенные все с горящими глазами, — попытался объяснить Наруто, активно жестикулируя.
  — Не знаю я ни о каких аякаси, но ты весьма точно описал пустых. Они такая же нежить, как и ты.
  Мысли в голове у мальчика столкнулись и завертелись.
  — Я не нежить. И что это вообще за бессмыслица?
  — Ага, не нежить он. Ты себя видел? Если ты не нежить, то я — сиськи Гвиневер.
  — Не нежить я, — повторил Наруто, — объясни, что ты имеешь ввиду.
  — Эх, как же с вами, безумцами, тяжко. Скажи, сколько раз ты умирал?
  — Двадцать восемь. — без запинки ответил Узумаки.
  — Во-от, — поднял палец собеседник, — а должно было хватить одного. Так что ты ни живой ни мёртвый. Нежить. В зеркало посмотри на свою рожу. Если будешь часто умирать и у тебя закончатся души, то ты превратишься в пустого — безмозглое тело с одним желанием убить всё вокруг и некоторыми навыками. Будь осторожен, тут никто не хочет, чтобы ты превратился в пустого.
  Из водоворота мыслей вылетел вопрос.
  — Души?
  — Ага, — снова кивнул он, — та белая дымка, видал такую?
  Наруто утвердительно угумкнул.
  — После смерти часть твоих душ передается убившему тебя, либо просто ближайшему противнику. Если повезет и никого рядом не будет, то сможешь забрать их после возрождения, но я бы не сильно засчитывал на это.
  — А их, что, несколько может быть, душ этих? — в ответ воин только хмыкнул и спросил:
  — А у тебя их сколько?
  Шиноби хотел только возмутится, но тут же ответил:
  — 468.
  — Во-от. После смерти ты будешь терять по десятой части от этого числа.
  Наруто нахмурился, пытаясь сосчитать, но не преуспел.
  — А… а что тут делать? — мальчик обвел рукой руины. Воин снова развеселился.
  — Да что хочешь: убивай, грабь, сколачивай банды, вступай в ковенанты, снова убивай, насилуй. Ты не найдешь тут спасения, лучше бы ты остался гнить в прибежище, но что сейчас говорить. А вот если ты «очень оригинальный», — он выделил слова кавычками, — то можешь попробовать выполнить судьбу нежити. Тебя ведь это привело в эти проклятые земли нежити, верно?
  — Меня привела вот эта ворона, — буркнул мальчик, кивая на заинтересованно косящуюся на него черной бусинкой глаза, птице, — а про судьбу нежити я знать не знаю. Только про какой-то колокол и всё.
  — Колоколов пробуждения на самом деле два. — монотонно забубнил собеседник, — Один — наверху, в церкви Нежити, во-он там, — он указал пальцем себе за спину, где на вершине высоченной годы виднелся город, — но подъемник сломан и придётся карабкаться по лестнице в развалинах и попасть в Город Нежити через водоспуск, — он кивнул на какой-то странный арочный мост через глубокую расселину, ведущую к громадной стене из грубо обтесанных блоков. — второй же колокол глубоко внизу, на развалинах чумного города, но я скорее умру, чем сунусь в эту помойку. Ударь в оба и что-то произойдет. Гениально, правда?
  — А что, никто не пытался в них ударить? — простой вопрос вызвал целую бурю эмоций.
  — Каждый, кто становился нежитью пытался ударить в колокола, но ни у кого не получилось. И у меня в том числе. Это попросту невозможно.
  — Ты нежить? — удивился мальчик, — но… ты выглядишь нормально!
  — Это человечность. Стоит ее сжечь в этом костре, — воин выразительно посмотрел на огонь, — как ты превращаешься обратно в человека до первой же смерти. Можно собирать ее по частичкам с трупов, либо умаслить клирика, чтобы он тебя призвал, но самый простой способ, хоть я его и не использую: убить здорового мертвеца и забрать у него, — после чего он пристально посмотрел в глаза мальчику, — такого, как я например, — Наруто сделал шаг назад и поднял руки:
  — Не буду я на тебя нападать.
  — Разумно. Что ж, я все сказал, но тебя это, похоже не остановит.
  — Ей-ей-ей, стой, — замахал руками Узумаки, — куда идти, что это за место, что тут вообще есть?
  — Только этого нам не хватало, очередная любопытная душа. Там, — он ткнул в стену, куда вел водоспуск, — Город Нежити. Там водиться демон-Телец, демон-Капра и красный дракон…
  — Дракон? — восторженно воскликнул Наруто, — так они существуют? Они и вправду летают и действительно знают всё на свете?
  — Хм, эта тварь действительно летает и выдыхает огонь. Но чтобы знать всё? Не думаю, что эта тупая тварь знает хоть что-то. Хм. о чём это я. Да, окрестности. Там, — он кивнул в обрыв, — затопленные руины, в которых полно призраков.
  Тут Узумаки почувствовал, как у него встают дыбом оставшиеся волосы, а по телу расползается панический ужас.
  — П-п-приз-раки? — заикаясь переспросил он, — призраки? Они, что, действительно существуют?
  — Странный ты парень, — удивился воин, — огромный неубиваемый дракон и демоны тебя не пугают, а призраки, которых в теории, убить можно — до мокрых штанов. Но, в общем, да. Там обитает несметная туча призраков, которых обычное оружие не берет.
  Наруто дал себе зарок никогда туда не соваться и задал следующий вопрос:
  — Демоны? А что это? Очередные аякаси?
  — Аякаси? Что это? — передразнил мальчика мужчина.
  — Это духи мест, — уверенно ответил мальчик, — частенько хотят убить.
  — Ха-ха-аа, такими духами тут всё заполнено и все хотят тебя убить, да. А вот демоны — это совсе-ем другое. Огромные, уродливые, безгранично сильные и, зараза, умные. Они — пришельцы из другого мира. И, говорят, они не воскресают после смерти. Ты встречался уже с ними, не так ли?
  — Тот жопастый аякаси, — осенило мальчика, — он тоже демон?
  — Очевидно, да. Эти твари обитают в местах скопления нежити и питаются ими. Ты как своего повстречал?
  — Ну, в последний раз я засунул ему этот меч в задницу, после чего он сбил меня в пропасть. А как это, питаются?
  Нечто похожее на уважение промелькнуло в глазах мужчины.
  — Точно так же, как и ты. Чем больше у тебя душ, тем ты сильнее, не замечал ни разу?
  — Не-а.
  — Ну вот. Именно поэтому там, — он кивнул в направлении города, — такая мясорубка. Каждое убийство делает тебя сильней, быстрей и выносливей. Самое выгодное это либо толпой охотится на сильнейших, как это делают шакалы из «Воинов Света», — последнее название он просто выплюнул, — либо устраивать жатву среди низших из пустых в местах их наибольшего сосредоточения. Признаться честно, на моей памяти, ни один из пошедших по последнему пути, долго не прожил. Уж больно в гадкие места надо забираться. Есть так же безумцы, выпускающие нежить из тюрем. Они верят, что этим помогут выполнить судьбу нежити, но всё это бесполезно.
  — А почему нежить вообще в тюрьмах?
  — Так, ты меня уже утомил, — раздраженно откинулся назад воин, — иди пошарся по окрестностям, только на кладбище не ходи — там скелеты из катакомб прут, убьют тебя запросто.
  21
  — Биджева задница, — вполголоса ругался Наруто, отходя от первого живого собеседника во сне. Ему до дрожи в ногах хотелось еще поговорить с ним, благо количество вопросов перевалило за его способность запоминать, и теперь в голове творилась просто каша. В любом случае, идти таращится на руины у мальчика желания не было, пока он не осмотрелся: гигантская птица, взмахнув огромными крыльями, взлетела и, перемахнув через стену, скрылась из глаз. Прикрыв глаза ладонью козырьком, мальчик осмотрел стену. Признаться честно, парня эта стена впечатлила, высотой она была с гору Хокаге. Узумаки осторожно подошел к обрыву и глянул в затянутую туманом пропасть — исполинская стена уходила вниз, сколько мальчик мог разглядеть. «От каких же гигантов должна защищать эта стена? От тех демонов? Но тот жопастый был гораздо меньше…»
  
  Сами руины не впечатлили юного шиноби. Возможно, когда это было величественное здание, но сейчас, кроме кое-как сохранившихся обломков, Наруто ничего не увидел, зато нашел подъемники вверх и вниз. От последнего, мальчик шарахнулся, как от зачумленного. Из достопримечательностей еще была девушка в каком-то меховом халате, сидящая, буквально за решеткой. Когда движимый лучшими побуждениями Наруто попытался ее освободить, то она замахала руками и жестами попыталась что-то объяснить. Покрутив пальцем у виска, шиноби поспешил подальше от немой безумной бабы.
  
  — Держись подальше от меня, нежить.
  
  Это ему сказал второй встретившийся в этом сне нормальный человек. Он был весьма упитанный (что по меркам Наруто подпадало под «жиробас»), а так же одет в весьма добротную броню и держал большую шипованную булаву и железный щит, чего было достаточно, чтобы не шутить над ним.
  — Я не имею ничего против тебя, но, будь добр, держи дистанцию.
  Не справившись с чувствами, мальчик показал мужчине язык, чем невероятно того шокировал, и поспешил обратно к костру.
  — Это снова ты, — скосил на него глаза мужчина и перевел взгляд обратно на костер. Мальчик немного помялся из-за повисшей тишины.
  — Меня зовут Узумаки Наруто, а тебя?
  — Хм. Мое имя тебе ничего не скажет, — вяло ответил ему мужчина.
  — Тогда буду звать тебя «скучный воин», да. — решил подколоть его мальчик, чтобы хоть как-то расшевелить.
  — Как хочешь, — равнодушно пожал плечами он.
  — Ей-ей, скучный воин, расскажи мне что это за место.
  — Снова ты за свое? — вздохнул мужчина, — это храм Огня, — и замолк.
  — Ну чего ты, — расстроился мальчик, — ну расскажи мне, пожалуйста.
  — Эх, умом понимаю, что тебе не меньше сотни лет, но сердце видит десятилетнего пацанёнка. Хорошо, что ж, сказку за сказку. — воин принял более удобную позу и хлопнул ладонью по земле, — присаживайся. Итак, сначала была… нет, не так. Говорят, раньше мир был темным и бесформенным, в нём были только скалы, огромные деревья да бессмертные драконы.
  — Те самые? — восторженно спросил Наруто.
  — Ага, похоже, что те самые, — кивнул воин, посмотрел на какого-то незнакомца, закутанного в плащ с капюшоном, подошедшего к костру и продолжил, — в один прекрасный день появилось пламя, которое разделило мир. Тепло и холод, жизнь и смерть, и, конечно же, Свет и Тьма, ну и всё такое.
  — Это как это? — озадаченно переспросил мальчик.
  — Не перебивай, — нахмурился воин. И Наруто, чтобы не потерять столь ценного собеседника, «запер» рот на замок и «выбросил ключ». Воин хмыкнул.
  — Произошло это разделение, чем бы оно ни было, и из огня вышли три великих души: Гвина, лорда света, Ведьмы Изалиты и Нито, первого из мёртвых.
  Наруто очень хотел спросил целую гору вопросов, но не решился прерывать рассказчика.
  — К ним примкнул один из драконов, у него то ли не было бессмертия, как у других, то ли еще что, но вместе со своими армиями они взяли и перебили всех драконов.
  — Как это? И откуда армии?
  — Ну, вот так. А откуда армии… ну, наверное, из того же пламени… это всего лишь легенда…
  — Точнее, одна из версий. — вмешался незнакомец. Говорил он на какой-то странной смеси шипящих и акающих звуков, но Наруто его прекрасно понимал.
  — Угу, — кивнул воин, — тут у каждого своя альтернатива произошедшего. Даже про нынешние события. О чем это я? Ах да, отмудохали они драконов и перебрались сюда, в Лордран. Это так окрестности этого города называются, — он кивнул на высоченную стену, — аналог твоих элементных стран, а сам же город называется Анор Лондо, точнее только его центральная часть. Как называется всё, что между внутренней и внешней, — он красноречиво снова посмотрел на стену, — не знает никто, но все сошлись на названии Город Нежити.
  — Или Анал родео, — хмыкнул незнакомец. Наруто юмора не понял, а воин проигнорировал.
  — По всей территории начали закладывать города, народ плодился и размножался и так далее, пока не наступил… э-э-э… В общем, непонятно как, но в мир пришли демоны. Тогда, чтоб ты понимал, никто про нежить и слышать не слышал и множество воинов пали в борьбе с ними. В том числе и серебряные рыцари. Бездна знает, что с ними случилось, но теперь они черные рыцари. Не дай пламя ты их встретишь.
  — Это точно, — хмыкнул незнакомец, а Узумаки мелко задрожал.
  — Я, кажется встречал.
  — Больше не хочешь, правда? — хохотнул подошедший толстяк в доспехах, — я слышу у вас тут вечер охрененных историй, — он грузно уселся на землю рядом с костром, подальше от мальчика.
  — Говорят, их опалило пламя…
  — П*здёжь, — махнул рукой незнакомец, — я был знаком с одним из воинов до того штурма. Его будто подменили, это всё демоны, я вам говорю.
  — Так это, вроде, было давным-давно, нет? — удивился мальчик и тут же стушевался, — ну, мне так показалось.
  — Привыкай, пацан. Тут всегда так. Непонятно кто перед тобой: безумец или реальный очевидец. Тут со временем твориться что-то совсем безумное. Как и со всем этим грешным миром.
   — Пламенем клянусь, что видел его…
   — Да-да, — отмахнулся от него толстяк и расхохотался от выражения лица Наруто, — просто думай, что тут всё сумасшедшие. Так гораздо проще, чем принять факт, что события тысячелетней давности для кого-то могли произойти буквально вчера или, например, завтра. — и снова расхохотался каким-то противным, отдающим этим самым сумасшествием, смехом. Отдельно стоит упомянуть голоса собеседников: они все говорили приглушенным тоном или вообще шепотом и постоянно вздрагивали от звонкого мальчишеского голоса Наруто. Даже смеялись они вполголоса, будто боялись поднимать голос.
  — Ага, не забивай голову, — посоветовал скучный воин, — слушай что было дальше.
  — А дальше хуже, — хихикнул незнакомец, отчего у Наруто пошли мурашки по спине.
  — Это точно.
  — Демонов-то худо-бедно победили, хоть и остатки их армии до сих пор разгуливают по миру, но однажды пришло что-то совсем жуткое. Мы это называем бездной. Первый раз она появилась в городе Олачиль, я даже без понятия где это. Мне довелось раз столкнутся с человеком, которого поглотила бездна. До сих пор это остается самым страшным воспоминанием в моей жизни. Толком бороться с ней никто не умел и города превращались в места, пострашней ада. И однажды это случилось с Новым Лондо. Вон он, за обрывом.
  — И что с ним случилось? — затаив дыхание, спросил мальчик.
  — Затопили его на**й, — злорадно ответил толстяк, — что бы оттуда не вылезло, оно благополучно сдохло под водой.
  — Вместе со всем населением. Именно их призраки рассекают там, внизу. Препоганейшее местечко, скажу я Вам.
  — Это точно.
  — Будто этого мало, лет сто назад на эту грешную землю упало проклятие нежити, позволяющее воскресать после смерти. Сначала все приняли это за дар богов — еще бы, воскрешение даже в том вот прискорбном виде, — он кивнул на Наруто, — все равно того стоит, но потом нежить стала сходить с ума, превращаться в полых и нападать на живых. Поэтому, от греха подальше, их всех собрали и заточили в так называемых убежищах нежити далеко на севере. Где-то тогда же и появилась эта байка про судьбу нежити и колокола в самых труднодоступных частях города. Так что тебе, парень, никак не меньше пятидесяти лет, которые ты провел в заточении и капитально там сошел с ума.
  — Быть не может, — помотал головой Наруто, — та тюрьма была в таком же виде, как и этот храм: сплошные развалины. Такое впечатление, что ту тюрьму строил я в прошлой жизни, а не пятьдесят лет назад. Либо ваши строители не умеют ничего.
  
  — Храм был возведен еще Великой троицей после победы над драконами, ему гораздо больше лет, чем прибежищу.
  Узумаки пожал плечами:
  — Я только что оттуда и там всё рассыпается.
  — Правильно, — кивнул незнакомец, — проклятие нежити упало вместе с появлением бездны.
  — Вот поэтому я не люблю обсуждать историю, — покачал головой воин, — она редко когда сходится у всех собеседников.
  Над костром повисла тишина. Солнце скрылось за стеной и ночь быстро сменила день. Как-то даже ненормально быстро.
  — А сейчас что творится? — спросил мальчик, чтобы разрушить тягучую тишину. Вопрос вызвал серию смешков от всех присутствующих.
  — Если коротко, то все друг друга режут. Кто ради личной силы, кто прикрываясь какими-то идеями, вроде ковенантов. Толпы баранов прут к колоколам и еще большие толпы прут со всего Лордрана сюда. Медом им тут намазано, что ли? Тут же, в Храме огня, нечто вроде безопасной зоны, потому что ковенант клинков темной луны — это такие местные фанатики от справедливости — отчего-то возомнили себе, что убийство в пределах храма огня — смертный грех и убивают всех желающих тут помахать мечом. Так как с ними никто связываться не хочет, то и драк тут почти не бывает. В остальном мире почти то же самое: некоторые ковенанты стерегут какие-то места, вроде Сада тёмных корней, так что туда соваться категорически не рекомендуется и еще стоит держаться как можно дальше от Архивов Герцога, не знаю, что там твориться, но успел наслушаться ужасных историй про это место.
  — У меня знакомый там пропал. Говорят, нагой Сит сошел с ума…
  — Как-как? Голый Сит? — расхохотался Наруто.
  — Да. Это тот самый дракон, предавший своих. И я бы на твоем месте не смеялся над ним, — убийственно серьезно прошептал незнакомец. Сам же Наруто ощутил какое-то напряжение, сгустившееся над костром, собеседники время от времени оглядывались и непроизвольно сжимали руки на рукоятях мечей.
  — Ладно-ладно, больше не буду, — надулся ребёнок и атмосфера перестала напоминать взведенную пружину.
  — Я бы посоветовал тебе вообще не покидать территории Храма Огня, — с какой-то странной заботой сказал воин, — но ты же не послушаешься. Вы, дети, никогда не слушаетесь.
  Узумаки стало немного неловко:
  — Мне все-равно нужно будет выйти.
  — Я же говорил, — своим обычным, безжизненным голосом прошептал воин.
  — Да, дети… они такие, — задумчиво произнес толстяк, — я их, к слову, уже лет пятьдесят не видел.
  — Естественно, — хмыкнул незнакомец, — в этих проклятых местах дети не водятся… закончились, — он странновато хихикнул, отчего у Наруто снова пробежали мурашки по спине.
  — А что тебе-то нужно за пределами храма огня? — спросил толстяк, — чего ты хочешь добиться?
  — Я? Я хочу проснутся, — честно ответил мальчик и в ответ на пораженные лица рассказал свою историю, потом отвечал на вопросы и просто рассказывал байки. Оказалось, что с развлечениями тут всё очень грустно — нет тут ничего. Вообще. Ни книг, ни, тем более, кинотеатров, ярмарок или фестивалей, поэтому хоть все и сошлись на мысли, что Наруто — окончательно поехал крышей, но все его байки слушали с огромным интересом, включая и фольклор элементных стран. Узумаки, хоть и коробила их полная уверенность в его сумасшествии, но, тем не менее, он с охотой рассказывал всё, что мог вспомнить, потому что таких благодарных слушателей среди взрослых он никогда раньше не находил.
  Солнце уже успело взойти, когда Наруто закончил рассказ. Незнакомец поблагодарил за «сказки» и ушел к водоспуску в город Нежити, толстяк сказал, что пойдет искать своих компаньонов и тоже куда-то пропал. Наруто и воин остались вдвоем.
  — Это самый мой долгий сон тут, — поделился шиноби.
  — Да? — удивился тот, — и что ты делал раньше? — но тут же заметил выражение лица мальчика и поторопился сказать, — ладно-ладно, я догадался. Глупый вопрос с моей стороны, оно и так видно.
  Мальчик вздохнул. Он уже успел посмотреться в начищенные латы и имел представление о своей внешности, так что имел поверхностное представление, как ужасно сейчас выглядит и теперь не винил того толстяка.
  — Кстати, а кто у вас главный? — решил сменить тему он.
  — Что ты имеешь ввиду?
  — У нас в деревне главный — старик Хирузен. А у вас?
  — Ну-у-у, — протянул воин, серьезно задумавшись, — спроси что-то попроще. Чисто формально, в Анор Лондо сейчас должен жить Гвиндолин, сын того самого Гвина, который куда-то пропал вместе с остальными богами, а так же его сестра Гвеневер, но их за пределами самого Анор Лондо ни их самих, ни их указов никто не видел очень долгое время. В Городе Нежити нет власти как таковой, некоторые ковенанты держат свою территорию и, в принципе, всё. В городе целые полчища безумных и совершенно неуправляемых пустых, как ты представляешь управление такой толпой? Какая-то власть есть у глав ковенантов, либо у просто сильных и не сумасшедших личностей, но они прилагают все усилия только на убийство и добычу душ и человечности. Так что, тут, можно сказать анархия.
  — Как это? А законы? А полиция? — не понял мальчик. Для него такая свобода была дикостью. Воин же расхохотался:
  — Ты, пацан, так и не понял куда попал, — он внезапно серьёзно посмотрел на Наруто, — тут нет никаких законов и прав, кроме права сильного. Вся эта бюрократическая чушь закончилась вместе с Лордраном. С тобой могут сделать всё, что угодно и никому за это ничего не будет, пока ты сам не сможешь что-то сделать. Поэтому я тебе еще раз советую не покидать пределов Храма Огня.
  — Но ведь я не смогу проснуться! — воскликнул мальчик.
  — А, катись куда хочешь. Ты все-равно сдохнешь под ближайшим кустом, — отмахнулся от него воин.
  — А вот и пойду, — надулся мальчик и потопал к водоспуску — это был единственный путь, где не было совсем уж забубенно жуткой нежити, плюс Наруто хотел посмотреть на дракона.
  Ушедший ранее незнакомец изрядно проредил пустых на ступеньках к водоспуску, но их все-равно было несколько. Выглядели они в разы лучше тех заморышей из убежища, да и броня не была похожа на мусор. Первым же знаком того, что что-то тут не так стало поведение первых двух встреченных пустых: вместо того, чтобы отталкивая друг друга тупо бросится вперед, один из них крутанул меч в руке, а второй сделал несколько разогревающих мышцы движений и они оба синхронно, не сговариваясь, стали обходить Наруто с двух сторон, зажимая в клещи.
  ***
  — Биджу, это будет сложнее, чем казалось, — ругнулся мальчик, выключая будильник. Бой против тех двоих он слил буквально под чистую, в очередной раз доказав себе свою полную неэффективность против бронированного противника со щитом и мечом.
  22
  Наруто подскочил к окну и попытался вычислить сколько он провел времени во сне: солнце только-только начало подниматься над крышами домов, освещая облака в нежно-розовый цвет. Горожане, недовольные утренней побудкой прыгали по крышам, а кто более приземленно — шли по земле по своим делам.
  «Я провел где-то день во сне. Так что сегодня либо вторник, либо, если всё плохо, среда». Изначально Наруто не хотел сегодня идти в академию — там был сплошной унылый отстой, вроде каллиграфии и математики и так рано он завел будильник с одной целью — посвятить день более важным, с его точки зрения, вещам — тренировкам, но сейчас мальчик хотел убедится, что не проспал целый день.
  Шустро позавтракав, Узумаки вылетел в академию — он уже опаздывал. Настроение у него было заоблачное — сон наконец-то начал развиваться, Наруто познакомился со столькими интересными людьми и главное — он летал! Ками, это было просто волшебно! Если он найдет способ, еще раз прокатится.
  ***
  — Наруто, ты снова опоздал! — возмутился Ирука, — ты же только научился приходить вовремя. Что скажешь в свое оправдание?
  «Так, он меня не отчитывает за вчерашний прогул. Уже хорошо».
  — Чего молчишь? Эх, давай дуй к своему месту.
  Под смешки из класса, паренёк прошел к своей парте и грузно упал на стул.
  — Привет, Наруто, — поздоровался с ним Чоуджи. Слева донесся приветственный храп Шикомару.
  — Здорова, парни. Какой сегодня день недели?
  — Хо-хо, Наруто, — обернулся спереди сидящий Киба, — ну ты даешь, вторник сегодня. Ты что, себе все мозги отлежа…
  — ТИШИНА! — рявкнул Ирука, резким движением отправляя в полёт кусочки мела, которые финишировали на лбах всей компании. Парни похватались за головы, побурчали, но затихли и принялись конспектировать лекцию.
  «Значит, сегодня вторник» — выдохнул Узумаки, — «что же это получается, я могу провести сколько угодно времени во сне и проснутся, как ни в чём не бывало? Надо будет поэкспериментировать»
  ***
  — Наруто, подойдешь ко мне после уроков, — бросил ему Ирука, выходя из класса. Мальчик выдохнул, улыбнулся и ответил:
  — Да, Ирука-сенсей! — и уже про себя, — «биджева задница, а я только сваливать отсюда хотел. Не хватало еще заснуть от скуки. Но тогда Ирука точно взбесится». Поникший пацан вернулся за свое место и приготовился терпеть очередную порцию всякого отстоя. «Везёт же Шикамару».
  — Наруто, а что это на тебя вчера нашло? — спросил у него Киба.
  — Да, — кивнул Чоуджи, — обычно, ты более адекватно работаешь.
  — Ха-ха, я хотел вас проверить в реальной схватке, — фальшиво улыбнулся блондин.
  — Ха, и как, проверил? — задрал нос Инузука.
  — Ага. Справились… нормально.
  — Эй, что значит нормально? Мы же тебя побили!
  — Да-да, — отмахнулся Узумаки, — если что, то мы вместе кого угодно раскатаем.
  «Вот дураки», — думал про себя мальчик, — «это же лучшая тренировка из всех возможных, как вообще можно отказываться от подобного? Нас же лечат после спаррингов. Болваны. Нет, с ними каши не сваришь».
  ***
  — Что вы хотели, Ирука-сенсей? — спросил подошедший Наруто, на ходу растирая лицо и стараясь прогнать остатки сонливости.
  — Мы сейчас пойдём к Хокаге, он хотел тебя видеть, — рассеяно ответил учитель, сортируя стопки каких-то листов.
  — Ух ты, — обрадовался мальчик, — он что, нашел способ убрать эти плохие сны?
  — Сейчас и узнаем, — пожал плечами Ирука, — пойдем, — он критически осмотрел учительский стол, кивнул и пошел на выход. Идти было недалеко.
  ***
  — Здравству…
  — Привет старик! — крикнул Наруто, заходя в кабинет, — Здрасте, — кивнул он, заметив зеленоглазого блондина с прошлого раза… имя которого он успел уже забыть, — ну что, ты придумал, как убрать эти дурацкие сны?
  Хирузен выдохнул облачко густого дыма.
  — Мы почти закончили, Наруто, подожди еще немного.
  — Здорово! А зачем меня позвали тогда?
  — Спросить парочку вопросов. Ирука, можешь, пожалуйста, подождать за дверью?
  Учитель кивнул и вышел из кабинета.
  — А? Ирука-сенсей? — растерялся мальчик.
  — Он тебя дождется, не переживай, — впервые подал голос блондин. «Он, вроде, отец той блондинки… Яно? Ино? Ино! Точно, Ино».
  — Мы зададим тебе пару вопросов и отпустим, ладно?
  — Хорошо, — пожал плечами Наруто, он был любителем почесать языком.
  — Кем ты хочешь стать, когда вырастешь? — спросил блондин.
  — Сильным шиноби, — не задумываясь ответил Наруто, — а лучше Хокаге.
  Мужчины улыбнулись.
  — А зачем тебе это?
  — Я буду сильный, следовательно никто мне и моим друзьям ничего не сделает, — как само собой разумеющееся сказал он.
  Дальше последовало несколько вопросов от Хирузена про успеваемость, друзей и его быт.
  — А как ты относишься к смерти? — внезапно спросил Иноичи. «Вот как его зовут!»
  Наруто хмыкнул, — рано или поздно смерть все равно придет. Это только очередной опыт.
  — Буддист? — спросил Хирузен, — веришь в реинкарнацию?
  — Э, — мальчик похлопал глазами.
  — Согласен, это не те понятия, которые можно сформулировать словами. А скажи, как ты относишься к смерти друга?
  — Плохо, — буркнул мальчик.
  — А если друг окажется предателем и я прикажу его убить? — взгляд Хирузена внезапно стал весить, как хорошая гиря.
  — Ну, — до Наруто вдруг дошло, что этот старик на самом деле может отдать такой приказ, — тебе видней, дедуля. Думаю, если прикажешь, то он окажется действительно предателем.
  Мужчины переглянулись и еще немного позадавали вопросов, потом отпустили мальчика.
  ***
  — Что скажешь? — спросил Каге у своего начальника разведки.
  — Удивительно зрелый ребёнок. Не знаю, если это и Учихи, то добились они впечатляющих результатов: у него сейчас взгляд на нашу работу, как у полевого бойца, получше даже, чем у большинства наших оперативников. В целом, парень просто светится от переизбытка хорошего настроения, в отличии от прошлого раза. По поводу самого гендзюцу — эта здоровая ворона, конечно наводит подозрение, но мы так ничего и не нашли. У меня есть три варианта: первый, пацан всё выдумал. Этот вариант подтверждает то, что мы не нашли в его мозгу ничего ни наяву, ни когда он спал. Второй — влияние его «соседа».
  — Каковы вероятности? — напрягся Хирузен.
  — Низкие, — пришлось признаться главе разведки. Ни Кушина, ни Мито Узумаки никогда не упоминали ни о чем подобном. Про подобные случаи из других деревень мы тоже не знаем. Сейчас же информации от наших «соседей» нет совсем: мы знаем, что Скрытый песок обладает человеком, с похожими… способностями, но песок всегда умел хранить свои тайны. Мы не знаем ни имени ни возраста «сосуда». Говорят, их «оружие» совершенно неконтролируемое и убивает местных налево-направо, но мои аналитики уверены, что это просто слухи.
  Хокаге выдохнул дым, — а третий?
  — А третий, он же самый плохой, что мы имеем дело с неизвестным феноменом, либо гендзюцу принципиально неизвестного и не обнаружимого типа, что нам не дает ровным счетом ничего.
  — Ясно, — кивнул Хирузен, — надо проработать след Учих и Песка… придётся подключать «корень». Режим наблюдения за ребёнком не менять. Вы свободны, Иноичи-доно. - «А мне тут еще с горой волокиты разгребаться».
  ***
  Узумаки брёл о улице в приподнятом настроении — Ирука снова накормил его раменом до отвала — как он задел плечом какого-то паренька.
  — Смотри куда прёшь, — процедил тот, а у Наруто созрела идея.
  — Пусть мать твоя смотрит, — огрызнулся он.
  — Чё сказал? — неизвестный пацан, может, чуть младше самого Наруто, попытался толкнуть его в грудь. Узумаки, давно заученным приемом развел руки атакующего в стороны, пихнул в ответ и не дожидаясь, пока обидчик и несколько его друзей опомнятся, развернулся и дал деру. Ничто так не окрыляет, как толпа злобных парней у тебя на хвосте.
  Ожидаемого эффекта идея не принесла — не тренированные преследователи быстро выдохлись и отстали, тогда Наруто стал нарезать вокруг них круги, обзываясь, чтобы расшевелить, но и это не особо помогло. Бить младших ребят, которые даже в академии-то не были, особенно в состоянии «сушеного кальмара» Узумаки было совсем не интересно, поэтому наслушавшись оскорблений и угроз про гипотетического старшего брата, расстроенный неудачной тренировкой он ушел домой.
  ***
  Пламя, искры… всполохи огня… меч?
  Наруто очнулся и огляделся: Храм огня, вечер, костёр и скучный воин рядом.
  — Привет, — брякнул мальчик.
  — Здравствуй, — без особо энтузиазма кивнул ему рыцарь, — снова пойдешь умирать?
  — Скорее да, — кивнул Наруто, принимаясь за разминку — он должен быть в самой лучшей форме.
  — Смотри сам, — покачал головой воин, — ты всё равно умрёшь.
  — Не умру, — упрямо возразил Узумаки.
  — Умрёшь. А, судя по виду, скоро ты совсем пустым станешь.
  — А… сколько мне осталось?
  — Сколько у тебя душ? — вместо ответа спросил воин.
  — 422, — мальчик попытался сосчитать сколько же душ он потерял, но не преуспел: такие большие числа они пока не вычитали.
  — Ну, смертей десять тебе хватит с головой.
  — И что дальше? — с замиранием сердца спросил мальчик.
  — Ты станешь пустым, — равнодушно пожал плечами мужчина, — но тебя же это не остановит, да?
  — Конечно нет, — возмутился он, — мне нужно проснуться.
  — Как скажешь, — помрачневший мужчина уставился в огонь.
  Сначала разминка, несколько техник, закончить Наруто решил комплексом Тиеу луин дао: наставники говорят, что этот комплекс позволяет лучше контролировать тело — именно то, что ему надо и «Плавающий дракон играет в воде» для разгона чакры.
  — Что это у тебя такое? — не выдержал мужчина, глядя как мальчик, то сильно, то расслабленно выполняет какой-то странный танец.
  — Разминка, — буркнул он всё еще обиженный на мужчину из-за мрачных прогнозов.
  — Расскажешь?
  ***
  — Как интересно, — покачал головой воин. — Снова ничего не сходится, но фантазия у тебя будь здоров: вены дракона, линия жизни, чакра, вот это всё.
  По-настоящему обидевшийся Наруто отошел от него, на границу света от костра.
  — Ей, ну ты чего, обиделся что ли? — чуть ли не впервые что-то человеческое прорезалось в голосе мужчины, — я же пошутил, возвращайся. Тебе лучше не выходить наружу ночью.
  — А почему? — мальчик не смог пересилить свое любопытство.
  — Там слишком опасно — ты же ничего не увидишь, — ответил немного успокоившийся воин.
  — А они, эти пустые, видят? — спросил мальчик, озаренной идеей.
  — Нет, конечно. Никто ничего не видит, поэтому никто почти не высовывается в такие тёмные ночи, — небо было затянуто тяжелыми тучами, — неужели ты что-то придумал? - Наруто расплылся в улыбке.
  — Я — шиноби. Ночь и тень — наши союзники. Скрытое перемещение и мгновенное убийство — наша работа.
  И пусть сам мальчик ничего из это не умел, но это была слишком хорошая идея, чтобы ею пренебрегать. Сражаться с вооруженными до зубов и бронированных до бровей мужиками он не умеет тем более.
  — Смотри сам, — прошелестел воин и отвернулся к огню.
  Мальчик посмотрел на предстоящий путь: водоспуск представлял собой несколько ярусов арок, нагроможденных друг на друга. Наверх вела узкая лестница, на которой светились тусклые угольки глаз пустых. «Я могу залезть наверх по горе»
  — Слу-ушай, скучный воин. Там же наверху тот колокол, верно?
  — Что, собрался пророчество исполнять? Ну, он там, и что?
  — Я же могу туда залезть по горе… — протянул мальчик.
  — Думаешь ты один такой умный? — хихикнул воин, — проблема не в том, как туда добраться, а в том, кто там дежурит.
  — Демоны? — выдохнул мальчик.
  — Нет, — хмыкнул он, — немного лучше, но тебе все равно ничего не светит. Представь себе, туда ломятся большинство нежити в этом городе и, соответственно, там дохнет. Кто-то эту нежить убивает и получает за это души. А теперь представь нежить с тысячами, а то и десятками тысяч душ и вспомни, что твоя сила прямо зависит от их количества.
  — То-есть, несколько реально сильных уродов, так?
  — Да.
  — Фигово, — мальчик повернулся обратно, — махаться с ними мне пока не с руки.
  — Пока?
  Наруто проигнорировал его.
  — А по стене забраться я смогу?
  — Ну, раз по горе то по стене тем более. Смотри сам, тут метров сто, — с сомнением протянул воин.
  — Я выносливый, — доверительно сказал мальчик.
  — Проще перебить всё, что шевелится, — буркнул мужчина.
  — У меня только десять смертей, — напомнил мальчик, — и мне девять лет.
  — Ну да. Я бы и сам туда меньше совался, — неожиданно признался мужчина.
  — Почему?
  — Это же канализация, — как само собой разумеющееся ответил воин, — я не знаю, кто еще срёт в этом немёртвом городе, но воняет оттуда будь здоров… а, у тебя же носа нет, забудь.
  ***
  Наруто осторожно полз по траве к водоспуску, оставалось еще метров двадцать до обрыва и ближайшей арки. На узких ступеньках левее стоял пустой и рассеянно таращился вдаль. Стараясь не выдать себя в густом полумраке, мальчик полз вперед, отчаянно проклиная остатки блондинистой шевелюры и бликующий не пойми от чего клинок. Метр следовал за метром, а мальчик ощущал себя улиткой и прикидывал, сколько осталось до рассвета. Тупой боец на ступеньках так и не заметил ползущего на протяжении минут пятнадцати мальчика.
  Когда до заветного обрыва осталось метров пять, Узумаки осторожно поднялся и замер, как кролик перед удавом, уставившись на два горящих глаза, внезапно появившихся из густой тени водоспуска. Звеня железом перед мальчиком вырос могучий воин, прошелестел вынимаемый из ножен клинок, зашевелились воины на ступеньках. Пустой сделал шаг вперед. В тишине звон его доспехов звучал, как набат.
  Сорвавшись с места, мальчик оббежал противника и прыгнул вперед и перепрыгнул на один из ярусов водоспуска. Пустой развернулся, прозвенел вперед и свалился в пропасть. Наруто выдохнул с облегчением и пошел к противоположному краю расселины.
  Там, где начиналась очередная арка места оставалось буквально сантиметров двадцать между каменной кладкой и пропастью, но мальчик совершенно равнодушно проходил по узкому месту, не смотря на высоту, ориентировочно, метров в сто и журчащую снизу реку.
  Мальчик дошел до конца яруса водоспуска и обдумывал как будет забираться наверх, когда увидел, что в метре от него сидит пустой и смотрит на него. Чуть не родив от испуга, Наруто пригляделся к странно неподвижному противнику и понял, что видит труп.
  «Странно». Это был первый раз, когда он видит настоящий труп, который почему-то не развеялся. «Видимо, вот так и заканчивают пустые», — с грустью подумал Наруто, осмотрев тело. К сожалению, труп был полностью голым, кроме одного кольца на пальце, а ведь мальчику очень надоело ходить в одной повязке, из которой чудом не выпадает фляга.
  Поплевав на руки, мальчик начал восхождение.
  ***
  «Интересно, кто так фигово строит?» — лениво размышлял Наруто ползя вверх. Стена была сложена из плохо подогнанных огромных блоков, в половину роста мальчика. Раствор давным-давно вымыло и теперь щели между камнями создавали просто рай для альпинизма.
  ***
  «Будь проклят тот, кто строил эту стену. Ну почему она такая высокая?». Узумаки успел сбить пальцы в кровь, но это ему не мешало, скорее ему просто надоело ползти вверх.
  ***
  «Не могу больше. Может, ну его? Попробую через водоспуск» — мальчик обернулся посмотреть вниз, впечатлился высотой и отхлебнул от фляги. В этот же момент, Наруто почувствовал себя заново родившимся и будто у него открылось три дополнительных дыхания одновременно.
  ***
  — Фу-ух, — тяжело выдохнул мальчик, перевалившись за бойницы. Этот подъем он запомнит надолго. Разжав челюсти, мальчик взял меч, до их пор удерживаемый там и подумал, что неплохо было бы найти ножны.
  На стенах было многовато пустых, но мальчик соблюдал осторожность и без проблем спустился вниз, в город. Справедливо решив не соваться на улицы, юный шиноби забрался на крышу одного из домов, благо в альпинизме он за сегодня поднабрался опыта.
  Двухскатная, не очень острая крыша, крытая черепицей, была не очень удобная — мальчик чуть не улетел вниз, когда одна из секций черепицы под его весом треснула и покатилась к краю, но в последний момент он будто прилип к ровному участку, поэтому всё обошлось. На другом доме, куда он перепрыгнул из-за близкой застройки, он чуть не рухнул в дырку, откуда на него смотрели горящие угольки. «Ну хоть кошмары мне снится не будут. А тут я и сдачи могу дать».
  Очередная гениальная идея, посетившая Наруто, была проста, как прямой угол: зачем махать мечом с неравными противниками, если можно скинуть камень им на голову? Проблема, как всегда, в мелочах: мальчик не мог разглядеть никого во тьме, поэтому и скакал с крыши на крышу, прячась за дымоходами и осторожно выглядывая вниз.
  На следующем доме ему повезло. В небольшом дворе-колодце собралось по крайней мере, пятеро пустых. Аккуратно прицелившись, Узумаки осколком камня из развороченного дымохода выполнил один из лучших своих бросков и разбил голову первому пустому, затем второму. Тупые создания так и не поняли, что их убивает, пока двор не обезлюдел. За каждого убитого пустого, мальчику прилетало, буквально выражаясь, по двадцать душ. Шиноби выдохнул — риск оправдался.
  Наруто заозирался — луна была в зените, а, значит, времени было еще много «сколько же тут ночь длится?». В этом же доме, крыша была проломлена чем-то. Остатки деревянной кровли закоптились, а дымоход вообще разнесло. Снизу стояли двое пустых, но в соседней комнате отблескивали глазами еще несколько. Поймавший нехилый азарт шиноби, полез вниз. Аккуратно, что не вспугнуть, мальчик спустился на подстропильную балку, собрался и упал вниз на одного из пустых, втыкая меч куда получится. Разогнувшись как пружина, он вытащил клинок и вонзил его под подбородок второму. Мгновенно сориентировавшись, Узумаки в три прыжка забрался обратно на балку. В комнату на шум влетело еще трое пустых и среди них один в тяжелой броне. С ним мальчик решил не связываться. И тут убитые трупы распались на отдельные искорки.
  «Нет. Нет-нет-нет! Они же меня сейчас выдадут!»
  Искорки, как и раньше полетели к Наруто, но пустые и то ли проигнорировали, то ли попросту не видели. Мальчик осторожно вылез обратно на крышу и лег на краю, тихонько посмеиваясь над тупыми пустыми.
  Внезапно чья-то рука схватила его за плечо и перевернула.
  — Оп-па, привет пацанёнок! — раздался знакомый голос незнакомца. Над ним зависла фигура в капюшоне, и, не успел мальчик облегченно выдохнуть, как блеснувшее лезвие топора влетело ему между глаз.
  23
  Наруто проснулся вне себя от возмущения и… аккуратно выключил будильник. «Как он… зачем он?» Мальчик встал с кровати и поплёлся в ванную. «Может, он меня не узнал? Нет, он точно меня узнал, даже поздоровался». Эмоции парня были непередаваемы: горечь, грусть, непонимание, обида и еще много всего, чего не выразишь словами.
  Мальчик подошел к настенному календарю и увидел, что сегодняшняя дата обведена в кружок. Настроение рывками полезло вверх и замерло на отметке «отлично» — сегодня ему выдавали пособие. Наруто решил и сегодня забить на учёбу, хотя раньше он такого себе не позволял — за этим реально строго смотрели, но он уже дважды был у Хокаге (самая распространенная угроза преподавателей) и дедуля ни разу не упомянул его пропуски, а значит можно кутить. Окрыленный, Узумаки вылетел на улицу, у него были большие планы на эти деньги.
  Казначейство находилось на втором ярусе башни Хокаге, а, точнее, полностью его занимало. Когда Узумаки пришел туда, народу уже было многовато. Второй этаж отвечал не только за выплату всех пособий, на так же и за оплату миссий и государственных подрядов, из-за чего тут вечно не протолкнуться. Местные чиновники стараются разнести дни выплат разным категориям граждан, но в Конохе уже живет слишком много народу.
  Попетляв по знакомому маршруту, мальчик заметил толпу ребят и несколько взрослых, ожидающих возле нужного ему кабинета. Пристроившись за крайним, Наруто прислонился к стенке и начал оглядываться. «Знакомые все лица». За столько лет он уже успел выучить почти всех сирот в Листе. Вот так, ожидая в очереди, они и знакомились друг с другом, но не общались, особенно с Наруто. С ним вообще люди не очень дружили, но он привык.
  Уже давным-давно ходили слухи, что собираются реформировать систему выплаты пособий. Сначала хотели доставлять ее на дом курьерами, затем указывать точное время каждому нуждающемуся, но текущая система была, сколько мальчик себя помнил.
  В самом кабинете сидела затрапезного вида куноичи, скорее всего в ранге генина, в стандартной форме Скрытого Листа. В отличии от всей остальной страны огня, всеми чиновниками были именно шиноби, а не кугэ. Про последних мальчик слышал очень много и очень нецензурных упоминаний. Со скучающим лицом, девушка отсчитала положенную сумму, флегматично отдала ее мальчику и он, счастливый, как никто другой, утопал на улицу. Планов на сегодня у Наруто была уйма и начиналась она с уже ставшего ритуалом грандиозного обеда в Ичираку
  ***
  С трудом открыв дверь, Наруто ввалился внутрь. Львиная доля получки привычно разлетелась по всяким бытовым мелочам, а так же новой майке и полному холодильнику. Вид забитого вкусностями холодильника был одним из лучших в его жизни.
  Обычно, в дни получки он собирался с друзьями, но снова начавшийся ливень поставил крест на всех планах, поэтому пришлось сидеть дома.
  «Я как раз хотел помучаться с чакрой»
  Воодушевленный мальчик принялся за тренировку. Система циркуляции чакры, если проводить аналогию с мышцами, была совершенно не разработана и для работы с ней ее следовало «разогреть и размять». Для начала Наруто сделал разминочный комплекс, чтобы не повредить тело настоящее, так сказать, а затем приступил к энергетической гимнастике, смысла в которой раньше не видел.
  Комплексы упражнений кхи-конг (или ки-кунг или цигун, зависит от транскрипции и личности говорящего) делятся на три ветви: тело, разум, дух. Последние два для мальчика были абсолютно абстрактными понятиями, до того момента когда он впервые почувствовал чакру, как часть самого себя, во сне. Если первая ветвь закаляет тело до могущественнейших и быстрейших ударов, невосприимчивости к боли и фантастической выносливости, то другие два имели не столь очевидные плюсы. «Разум» помимо улучшения реакции и работы мозга в целом был направлен на объединение работы «тела» и «духа» и был полностью посвящен дыханию и работе с ки. Что такое ки, почему их несколько и чем оно отличается от чакры для Наруто до сих пор является тёмным лесом. Только во сне мальчик понял, что дыханием и позицией тела он может управлять потоками чакры и только тогда у него в голове сложилась вся та «философская муть», что им читали в академии. Если перевести с «возвышенно-заумного» и не используя бессмысленные по своей природе буддистские термины, то получалось следующее:
  Каждый человек состоит из физического тела и духовного — всего того, что позволяет шиноби использовать чакру и крутые техники на ее основе. Вместе эти две абсолютно никак не связанных понятия объединяет разум, а теперь ключевой момент, внимание — человек, состоящий из мяса и прочей требухи не может влиять на свою духовную часть только телом. Как бы не вскрывали тело, ни следа системы циркуляции чакры никто бы ни нашел.
  Всем рулит разум, но от рождения человек не имеет связи со своей «духовной» частью и именно ветвью «разум» кхи-конга наставники пытаются расшевелить ранее недоступное. Да, человек состоит одновременно и из тела, и из духа, но рождаются-то они именно телом, затем развивая «разум», а только потом «дух». Во сне же дела обстоят совершенно по-другому. Как именно, Наруто понять не может до сих пор, но там управлять чакрой так же просто, как дышать. Именно поэтому для него упражнение с чакрой наяву теперь так понятны — он видит конечный результат там, во сне, пока тут, наяву, он не видит ничего, кроме одного маленького дурачка, размахивающего руками и смешно пыхтящего каждый раз. Возвращаясь к вопросу «и зачем оно надо», Наруто теперь может просто и незамысловато ответить: чтобы почувствовать чакру и начать укрепление системы циркуляции чакры.
  «Поднятие неба», затем «Лохань обнимает будду» при абсолютно правильном «брюшном дыхании», смысл: красиво водить руками, в то же время дыша будто через живот, центр дянь тянь. А в результате получается следующее: в этом центре расположено место, где и генерируется чакра и, в итоге, мальчик чуть-чуть насыщает СЦЧ чакрой и немного гоняет ее, укрепляя систему. В конце «разминки» он чувствовал знакомое необъяснимое чувство внизу живота, нечто среднее между жжением и онемением.
  Всё это, конечно, круто, но не отменяет того факта, что вся ветвь «разум» это ни что иное, как «смотри, это рука. Она может подниматься и опускаться, а может сжиматься в кулак». А Наруто надо научится этой «рукой» драться, а прямо сейчас хотя бы поднимать ее. Даже несмотря на феноменальный контроль во сне, он не мог сделать чакрой там вообще ничего.
  Более экстремальные тренировки из ветви «дух» на начальном этапе, если проводить аналогию, что-то вроде качалки для СЦЧ. Ускорение циркуляции, увеличение общего объема, попытки протолкнуть больше чакры в канал, который на это не рассчитан. А что бывает после тренировки с большим весом? Правильно: огромная усталость, нерабочие мышцы и дикая крепатура.
  Из-за всего этого Наруто просто возненавидел тренировки с чакрой, мало того, что тут не получается и десятой доли его подвигов во сне, так еще всё невыносимо жжется и болит прямо под кожей и каналы чакры никак не «почесать», чтобы унять боль. Приходится терпеть. Вдобавок его чакра наяву больше похожа на жидкий метал — такая же тяжелая, неповоротливая и дико обжигающая, стоит какому-то каналу порваться и выпустить чакру куда-то наружу. Почему во сне его чакра больше похожа на голубой ветер, мальчик понять не мог, но, как всегда в таких ситуациях, решил не забивать себе голову.
  Полностью вымотанный и разбитый, Наруто заснул на кровати.
  ***
  Чтобы очнутся уже у знакомого костра.
  — Ты снова тут.
  — Привет, унылый рыцарь, — кивнул мальчик и тут же вспомнил события прошлой ночи, — ты прикинь, меня тот мужик в капюшоне убил! — вне себя от возмущения проорал он.
  — Ну, я же говорил, — спокойно развел руками мужчина, — тут каждый делает то, что может и хочет.
  — То-есть, тебя совсем не волнует, что он меня убил? — удивился Наруто.
  — Не он, так кто-нибудь другой, — пожал плечами тот.
  — Но… мы же с ним подружились… — промямлил мальчик, что вызвало серию глухих смешков от воина.
  — Запомни, мальчик. Тут нет друзей. У тебя никогда не будет близких. Ты всегда будешь один. И сдохнешь ты в одиночестве.
  Узумаки вздрогнул.
  — Неправда, — надувшись ответил он.
  — Иначе ты умрешь гораздо быстрее с ножом в спине от так называемого друга. Согласен, не в одиночестве, но от такой компании не легче, правда?
  — Может тут есть хорошие люди? — с надеждой поинтересовался мальчик, — вот ты например.
  Воин рассмеялся:
  — Людей тут нет точно, а я пока хороший, но никто не гарантирует, что я буду хорошим в следующий момент. БУ! — он дернулся в сторону Наруто, отчего тот вздрогнул. Это снова рассмешило воина.
  — Давно мне не было так весело, — доверительно сообщил он, — только ради этого тебя можно не убивать.
  — А что ты будешь делать, если встретишь того парня?
  — В капюшоне-то? Ничего.
  — Но ведь он может и тебя убить, — Наруто осёкся от внезапно потяжелевшего взгляда воина.
  — Во-первых, тут нейтральная зона, во-вторых он слишком слаб и я буду рад, если он попытается. Лишние души, знаешь ли, на дороге не валяются.
  — То-есть ты поможешь мне его отделать? — с надеждой спросил шиноби.
  — Нет, — отрезал он.
  — Но почему?
  — Меня это не касается. Разбирайся с ним сам.
  — Бука, — надувшийся ребенок отошел на другой конец поляны.
  Воин хмыкнул и продолжил таращится в огонь. Посидев еще немного и вдоволь насмотревшись на стену и туман в пропасти, Наруто не вытерпел и подсел обратно к мужчине.
  — Ну чего тебе? — буркнул тот.
  — Расскажи что-нибудь, — мальчик обнял себя за колени, положив меч на ступеньки рядом.
  — Предлагаю бартер. Ты мне про свой выдуманный мир, а тебе про настоящий, идёт?
  Наруто кивнул — время до ночи еще было много.
  ***
  В этот раз ночная прогулка не задалась с самого начала. После очередного превозмогания высоченной стены, мальчика заметили пустые наверху. Небо было безоблачно, поэтому особых преимуществ перед толпой монстров у мальчика не было и пришлось спасаться бегством, собирая на спину арбалетные болты.
  Перепрыгивая по три ступеньки, мальчик собрался свернуть во вчерашний поворот, но встретился только с еще большей толпой пустых. Ухватившись за деревянный дверной косяк, мальчик развернулся и побежал в неизвестном направлении — принимать бой было самоубийственной идеей.
  Внезапно у него под ногами что-то разбилось и вокруг взвилось пламя. От самого огня, Наруто увернулся и быстро увидел того умника, который швырялся зажигательными горшочками — он стоял на один лестничный пролет выше на выступе. В три изящных прыжка шиноби добрался до места, подтянулся на руках, увернулся от очередного «гостинца» и в прыжке воткнул меч по подбородок не успевшему вооружится пустому. Не глядя подхватив сумку у поверженного противника, мальчик поспешил убраться подальше, так как звуки погони были уже слишком близко. При каждом шаге из сумки раздавался глиняный звон, отчего у мальчика уходило сердце в пятки.
  Пологая дорога вдоль стены привела его к близко расположенной крыше одноэтажного здания, куда мальчик поспешил забраться, проигнорировав дверь. Успел он вовремя и толпа преследователей вынырнула из поворота как раз в тот момент, когда он перелез на крышу. Пустые добежали до стены дома и принялись прыгать и пытаться залезть наверх. Оглядевшись, мальчик принял решение использовать добытые снаряды — в сумке лежали два глиняных горшочка с торчащей тряпкой и маленькая металлическая сфера с пропитанным маслом шнуром, торчащим изнутри, а так же странное огниво в виде слабо светящейся палки и металлической пластинкой на шнурке. То, что это именно огниво мальчик понял, когда пластинка стукнулась о стержень и высекла искры в опасной близости от зажигательных сосудов, отчего у Наруто встали дыбом волосы.
  Шиноби поджёг тряпку одного из зарядов и кинул вниз, на головы пустым. Керамический сосуд разбился, выпуская наружу какое-то масло, которое мгновенно вспыхнуло пламенем и подпалило нескольких пустых. Монстры, замычали и постарались сбить пламя, только подпаливая окружающих.
  Как только знакомая белая дымка принесла несколько десятков душ, Наруто решил кинуть еще один сосуд. Смотреть, как сгорают заживо пустые, неестественно быстро загораясь, словно бумага, было… необычно. Мальчик прекрасно отдавал себе отчёт, что если у него — Катон, то такое зрелище скоро станет абсолютно естественным для него.
  ***
  Юный шиноби прыгал с крышу на крышу, благо плотная застройка позволяла, в поисках жертвы. Луна ярко светила с неба, освещая всё до мельчайших деталей. К слову, ночь в городе Нежити была весьма жуткой: постоянные шорохи, рычание снизу, с улиц, чьи-то крики, звуки сражения, мольбы вспыхивали то с одной стороны, то с другой.
  Пару раз, шиноби замечал неясные силуэты на крышах и прятался за дымоходами. В тени мальчик старался не вглядываться — уж больно они были живыми, неестественно шевелились в не зависимости от источника света и казалось, смотрели в ответ. Свет в окнах не горел и несколько раз мальчик слышал шорохи внизу, под крышей, в ответ на его шаги шорохи раздавались с новых мест. Осторожно идя по крыше, мальчик вздрогнул, когда увидел, что из окна напротив на него смотрит силуэт, а стоило отвести взгляд, как силуэт пропал, что напугало мальчика еще сильнее.
  Яркий свет давал рассмотреть плачевное состояние города: множество пепелищ и обугленных стен, выбитые окна, горы мусора… и трупы. Много трупов. То тут то там лежали мертвые тела в разных степенях разложения и обглоданности. Тела лежали в подворотнях, на улицах, торчали из окон, но больше всего «тел» ходило внизу и отсвечивало красными глазами. Особенно сильный шорох заставил мальчика спрятаться за дымоходом и прислушаться.
  — Мальчо-онка, — тихо, но отчетливо раздался знакомый голос, — ты где-е?
  И вот тут-то Наруто понял, что гулять по крышам в безоблачную погоду было глупой затеей. Шаги раздавались всё ближе в ближе.
  — Раз, два, три, четыре, пять, я иду иска-ать, — протянул невидимый противник. Наруто мог различить шорох его одежды, хруст мусора под ногами и тяжелое дыхание незнакомца. Мужчина в плаще остановился в шаге от дымохода, за которым прятался мальчик. Он был слишком близко и ему пришлось немного сдвинутся, чтобы не быть замеченным. Вместе с каждым шагом мужчины, шиноби сдвигался чуть в сторону и тут он понял что всё, еще момент и урод его заметит.
  Подхватив камень из-под ног, он кинул его в сторону. Монстр в капюшоне тут же развернулся в сторону звука, поймав блик луны на свой топор, а шиноби сорвался в противоположную сторону и побежал, что есть силы по косой крыше.
  — Стой, сучёнышь, от меня не скроешься. Стой, кому говорят!
  Не теряя темпа, Наруто перемахнул на соседнюю крышу, подобрал осколок черепицы и, обернувшись, кинул ее точно в голову подбегающего противника. Он успел защитится свободной рукой, но закрыл себе поле зрения, отчего неправильно рассчитал расстояние для прыжка, приложился грудью о край крыши и рожей о черепицу.
  Еще секунды две монстр карабкался, пытаясь ухватится за что-то, но рухнул вниз. Раздался оглушительный хруст ломающегося дерева. Наруто заглянул вниз, но едва успел разминутся с пламенным шариком, который упал за его спиной и растёкся лужицей огня. Незнакомца внизу уже не было.
  ***
  С этого момента, Наруто стал вдвое осторожнее, старался прятаться за всеми возможными выступами и скрываться в тени более высоких зданий. Несколько раз удалось скинуть черепицу на неосторожных пустых и разжиться парой десятков душ.
  Мальчик осторожно крался по крыше — в соседнем доме, буквально в нескольких метрах, в окне горел неяркий свет и Узумаки слышал голоса. Последнее особенно пугало мальчика: что ждать от разумных обитателей этого города он уже знал. Крыша весьма длинного дома шла полукругом и выходила на открытое пространство, отчего мальчик скривился, но пошел дальше, так как альтернатив не было.
  Мальчик вышел из тени более высокой башни и пригибаясь побежал вперед. Оббегая здоровую дыру, он услышал свист и мгновением позже ощутил боль между лопаток. От удара, он не удержал равновесие и свалился прямо в дыру, пролетев этаж, мальчик своим весом пробил гнилое деревянное перекрытие и полетел дальше. Приземление вышло жёстким, но не смертельным. Хлебнув из фляги, Наруто встал и огляделся, рядом в хламе лежал злополучный топор незнакомца, с окрашенный чёрной кровью лезвием. Передернув плечами, мальчик продолжил осматриваться: какие-то странные инструменты были развешаны по стенам, посреди комнаты стояла наковальня, в углу находился очаг со здоровыми мехами.
  «Биджу, да я же в кузнице!» — удивился Наруто. Как-то не ожидал он встретить такие обыденные вещи. А вот следующее наблюдение наоборот, сильно расстроило юного ниндзя — его верный клинок не пережил падения и сломался по середине. Юноша уже собрался подобрать «трофейный» топор, как его взгляд запнулся об что-то.
  Выпрямившись, мальчик удивленно взял в руки четырехгранный заостренный кусок металла в его ладонь длинной. «Это что, гвозди такие здоровые?». Раздавшийся удар в дверь, оборвали размышления и шиноби, набрав здоровых гвоздей поспешил спрятаться.
  В помещение вошел давешний незнакомец, освещая себе путь сгустком огня в ладони.
  — Где же ты мальчик, где? Куда же ты спрятался? Выходи хороший, дядя тебя не обидит… сильно. О, ты даже не забрал мой топор! Большое тебе спас… — договорить он не успел, так как острый гвоздь, запущенный как сенбон, вошел ему в основание шеи.
  Уже праздновавший победу шиноби был очень неприятно удивлен, когда запнувшийся на полуслове противник вместо того, чтобы падать замертво, медленно поднял руку и вытащил снаряд.
  — Гвоздь? — удивился он и расхохотался, — ты будешь сражаться со мной гвоздями?
  Всё еще смеясь он кинул огонь из руки в мальчика, отчего он ушел перекатом. Вскочив, мальчик метнул еще два гвоздя, но они бессильно отскочили от брони. «Биджева задница. Их бы заточить»
  Из-под капюшона раздалось безумное хихиканье:
  — Ты такой смешной! - «да, мне это говорили» — молодой ниндзя поудобней схватил гвоздь, наблюдая как противник подбирает топор.
  — Ну что, сопляк, поиграем? — так и не представившийся противник недобро сверкнул глазами и крутанул восьмёрку топором.
  «Надо было его спрятать» — огорченно подумал мальчик. Тем временем в углу разгорался пожар, освещая захламленную комнату.
  — Иди сюда, — выдохнул мужчина и размахивая топором побежал вперед. Шиноби рванул навстречу. Поднырнув под косой удар сверху-вниз, Наруто постарался уколоть противника в бок, благо шляпка гигантского гвоздя делала это весьма удобным, но он не смог пробить броню. В следующее мгновение, ему пришлось разрывать дистанцию из-за очередного удара топором. В полёте он кинул гвоздь в район капюшона. Мужик же в ответ кинул еще один шар, от которого Узумаки увернулся с трудом. Огня стало еще больше, густой дым начал наполнять комнату.
  — Сс-сучены-ыш, — монстр отнял руку от лица, она была в чёрной крови, — ты за это заплатишь! Где ты, засранец мелкий?
  Пользуясь дымом, ниндзя на четвереньках добрался до залежей гвоздей, прицелился и попал очередным снарядом в коленный сгиб, отчего монстр упал на колено. Проклиная всё на свете, мужчина порылся у себя за пазухой, достал знакомую Наруто светящуюся бутылочку и поспешил отхлебнуть. Не мешкая ни секунды, мальчик метнул очередной гвоздь и разбил бутылку. Святящаяся янтарная жидкость разлетелась во все стороны и превратилась в желтый туман. К сожалению, часть попала и в рот незнакомцу.
  — Великое пламя, нет! Что ты наделал, моя фляга с эстусом! Я убью тебя! Я порежу тебя на маленькие кусочки и, знаешь что, я отберу твою флягу, маленький говнюк!
  — Поцелуй меня в задницу, хер в капюшоне, — впервые подал голос Наруто.
  — А я ведь знаю где твой костёр, — внезапно успокоился капюшон, — в Храме Огня, верно? Ха-ха-аха, я просто дождусь тебя там и буду убивать-убивать-убивать и еще раз убивать.
  — Это нейтральная зона, — дрогнувшим голосом ответил мальчик.
  — Это нейтральная зона, — передразнил его капюшон, — зато всё вокруг — нет! И ты точно оттуда выйдешь почему знаешь?
  Наруто промолчал.
  — Потому что ты не сможешь попасть в свой выдуманный мир пока не сдохнешь! И я, уж поверь обеспечу тебе это!
  Комната уже вовсю горела, а из-за дыма было трудно дышать, но двое и не думали прекращать смертоносный танец. Шиноби против варвара. Тренировки против неистовства. Опыт против мастерства. И финальный удар топором, поставивший кровавую точку.
  Прода 24
  Мальчик открыл глаза в темной комнате и некоторое время потратил на то, чтобы прийти в себя после схватки. «Наверное, я никогда к такому не привыкну». Еще секунду назад он дрался не на жизнь, а на смерть в огненном аду, а сейчас уже лежит в теплой постельке целый и невредимый.
  Помотав головой, Наруто свесил ноги с кровати, потер глаза и хмуро уставился на будильник. Гадская машинка хладнокровно показывала начало пятого… ночи? Или уже утра? Застонав, Узумаки откинулся на кровать. «И какого я так рано проснулся? И что мне теперь делать?»
  За окном раздался раскат грома и ответ на первый вопрос стал очевиден. Проклиная себя за столь чуткий сон, юный ниндзя стал собираться под звуки дождя за окном.
  «Надеюсь та упавшая балка прихватила и того хмыря в капюшоне. Жалко бутылочку» Бутылочка с, как капюшон ее назвал, с эстусом была единственным светлым местом в тех мрачных снах. Ну, и костры, конечно… и рыцарь тот тоже…
  ***
  Еще затемно, Наруто вышел в академию в разглаженной одежде, с полным брюхом вкусного завтрака и даже подготовленной домашкой - теми вещи, на которые обычно времени не находилось. Из-за утренней разминки спать ему не хотелось, только немного резало глаза. «А круто так рано просыпаться. Я столько всего успел и даже не опаздываю»
  Настречу брели взъерошенные и хмурые гражданские, которые проводили прыгающих по крышам свеженьких шиноби завистливым взглядом. Они были настолько сонные, что даже забывали коситься на него, что мальчику определенно нравилось.
  ***
  Когда мальчик зашел в клас, там сидела только розоволосая девочка — Сакура — на своем любомом месте у окна и что-то читала.
  — Привет, Наруто-кун, — удивленно поздоровалась она, — ты чего так рано?
  — Доброе утро, Сакура-чан, да вот, не спится, — улыбнулся мальчик, — а ты часто так рано приходишь?
  — Да, меня родители отводят, а они встают очень рано. Так что мне тоже, «не спится», — она улыбнулась.
  О чем дальше говорить с девочкой Узумаки не знал и неловкая пауза затягивалась. Пробормотав что-то, мальчик поплелся к своей парте на галёрке.
  ***
  — Нет, Саске сядет со мной! — женский вопль вывел Наруто из состояния оцепенения, в котором он таращился в окно всё утро.
  — Чего это они? — спросил мальчик у Чоджи.
  — А Ками их знает, — флегматично пожал плечами он, — они недавно такими стали.
  Узумаки перевёл взгляд на источник раздражающе-громкого звука. Сакура сцепилась со своей лучшей подругой — длинноволосой блондинкой, Яманака Ино. Именно с ее отцом общался Наруто. Воспоминания заставили его нахмурится и присмотреться. Ну, как сцепились, каждая держала руку вышеупомянутого Саске и слегка тянула в свою сторону. Видимо, сильно досаждать сыну главы клана они не хотели, но легко уступать тоже не собирались. Саске же глупо улыбался.
  — Странно, они же лучшие подруги, — пробормотал Узумаки.
  — И чего они в нём нашли? — пробурчал Киба из-под накинутого капюшона.
  ***
  В очередной раз очнувшись у костра, мальчик быстро проверил свое имущество и счастливо рассмеялся: и сумка и сфера и, главное, бутылочка были на месте!
  — Ты чего? — удивленно спросил воин.
  — Тот мужик в капюшоне, — Наруто сделал неопределенный знак руками, — мы с ним снова подрались и он обещал забрать мою флягу, так как я разбил его.
  — Это ты, конечно, молодец, — похвалил его мужчина, — а он совсем дурак. Сам знаешь, что флягу невозможно забрать… что, не знаешь?
  — Да откуда мне знать?
  — Охохо, — выдохнул воин, — это же все знают… В общем, слушай. Никогда не замечал, как бы сильно тебя не помяли, воскрешаешься ты с целой шкурой и, главное, целой экипировкой.
  — Э-э, да?
  — Хм, ну вот и всё. У тебя могут забрать после смерти всё, что пожелают, но возродишься ты со своим оружием, а у неудачника оно исчезнет. Правда, тут есть одно но: насколько ты уверен в том, что вещь — твоя. Чисто в теории, даже потеряв предмет ты его получишь после возрождения, но лично я о таких случаях не слышал. Обычно, после смерти у тебя может выпасть один предмет, о котором ты забыл, либо тебя убедили, что он уже не твой. Сложнее такой трюк провести с флягой.
  — А я забирал оружие и ничего не пропало, — пробормотал мальчик.
  — Так то у пустых, — отмахнулся воин, — они же тупые, как угол дома. Другое дело у вменяемых противников или, тем более, фантомов.
  — Фантомов?
  — Ой, в следующий раз расскажу, мне сейчас лень. И вообще, отстань от меня, нежить мелкая. — махнул на него рукой мужчина.
  — Ей, я не нежить и не мелкая. Мне уже девять лет! — надулся Узумаки
  Воин хмыкнул.
  — Последний вопрос можно?
  — Валяй.
  — Что это? — мальчик достал из сумки железную сферу, отчего воин дернулся в сторону и опасливо покосился на нее.
  — Это… бомба. И она не игрушка, не вздумай подпалить фитиль.
  — Бомба? — Наруто покосился на предмет в руке и деловито спросил, — какие поражающие факторы?
  — Факторы? — растерялся мужчина, — ну, взрыв.
  — Ага, взрывная декомпрессия и, как следствие, волна, осколки и прочее. Так?
  — Мгу, — обескураженный воин мотнул головой.
  — Как у взрывной печати, — у тут на лице ребенка расцвела хищная улыбка, — а меня учили как с ними обращаться. А сейчас мне надо подумать, — развернувшись, мальчик умчался в руины.
  Воин посмотрел ему вслед и повел плечами. «Чертов мир, тут даже под личиной маленьких детей прячутся монстры. Надо не сводить с него взгляд».
  ***
  Вернулся мальчик через пару часов и выглядел он… будто сделал грандиозную шкоду. Воин не выдержал и спросил:
  — Что ты придумал?
  — Сюрприз, — улыбнулся мальчик, а воин напрягся, — тому мудиле в капюшоне.
  — А он придет сюда? — усомнился мужчина.
  — Ага, — безмятежно кивнул Наруто, — он сказал, что знает, где мой костер и пообещал не выпускать из Храма Огня.
  У мужчины табун мурашек пробежался по спине.
  — Это очень плохо, что он знает где твой костёр, — осторожно начал он, — тебе бы сматываться отсюда надо.
  — Куда? — внезапно вся веселость слетела с мальчика, — днем мне в городе делать нечего. — Он подошел к обломку камня и сел под ним, — так что сидеть мне тут до ночи.
  Покопавшись в сумке, Узумаки достал, — воин не поверил своим глазам, — гвозди.
  — У тебя случайно точильного камня не найдется? — поинтересовался мальчик.
  — Случайно есть, а тебе зачем? — такого любопытства воин не испытывал уже давно.
  — Помнишь я рассказывал про метательные ножи моего мира? — вместо ответа спросил Наруто, — Так вот это — нечто похожее на кунай.
  — Я даже приплачу, чтобы увидеть как ты собираешься драться гвоздями, — мужчина расхохотался, — ты такой смешной.
  Наруто насупился.
  — Ну, не обижайся, — скупо улыбнулся воин, — хочешь фокус?
  — Фокус? — в глазах паренька появилась искорка интереса.
  — Ага. Смотри, — мужчина подошел к костру и красивым жестом достал оттуда точильный камень.
  — Ва-ау, — Узумаки держал камень, как величайшее чудо, — а как ты это сделал?
  — Безразмерная шкатулка в огне, — пожал плечами мужчина, будто для него это было обыденностью.
  — А где…? Как ты…? А как?
  — Без понятия, — развел руками мужчина.
  — Врешь. — констатировал ребенок.
  — Не вру, честно-честно.
  Нежить в виде маленького мальчика всмотрелась в его лицо, вздохнула и села под камень, — не хочешь, не говори.
  — Купишь себе такую же, тоже сможешь так делать.
  — Ку-упишь, — как-то уныло протянул он и принялся затачивать гвозди.
  Посмотрев на эту сюрреалистическую картину, воин потерял интерес к Наруто и продолжил таращится в огонь.
  
  ***
  — Ку-ку!
  Наруто пригнулся и топор просвистел у него над головой.
  — Куда это ты собрался, малыш?
  Солнце уже давно скрылось за стеной и вокруг царила ночь. Мужчина освещал себя сгустком огня в руке. Отблески огня плясали на его страшном неживом лице и дьявольскими искорками плясали в глазах. Наруто развернулся и перепрыгнул на водоспуск. Перекатившись через плечо, мальчик шустро побежал к стене.
  Слишком знакомый незнакомец насмешливо смотрел за неуклюжими попытками жертвы пройти по слишком узкому месту между очередной основой арки и пустотой. Он не прицельно кинул огненный шар и расхохотался от суматошных действий Узумаки.
  — И куда ты собрался бежать, пацан? Неужели от страха мозги отказали? Доставай свои гвозди, малыш, и встреть свою смерть достойно!
  Взяв легкий разбег, мужчина постарался перепрыгнуть на водоспуск, но мальчик только этого и ждал. Ловко запущенный гвоздь настиг неприятеля как раз над пропастью… только затем, чтобы быть с легкостью отбитым.
  — Ха-ха, — ты жалок, малыш. Не вздумай прыгать вниз, я хочу с тобой поиграть!
  Закусив губу, Наруто отступал все дальше, а «капюшон» встал на узкое место, предусмотрительно закрывшись щитом. Злорадно улыбнувшись, шиноби кинул заточенный гвоздь прямо в открытую стопу, что вызвало только несколько сдавленных ругательств.
  Мальчик перебрался через второе узкое место, затем через третье. Последнее.
  — Что, пацан, закончились гвозди? Ха, а мой счет к тебе только увеличился!
  — Не подходи! — дрожащим голосом крикнул шиноби, — хочешь, забирай флягу, на! — он положил кувшинчик возле парапета, а сам отошел к противоположной стене.
  Незнакомец на секунду остановился, — Хорошо, — расслабленной походкой он преодолел последнее узкое место, ощущая свое полное превосходство, он нагнулся за кувшином.
  БУБУХ!
  Взрыв бомбы, спрятанной за стеной просто сдул неудачника в пропасть вместе с фальшивым кувшином и неслабо приложил мальчика об стену и посек его осколками, но не смертельно. Так что отклеившись от стены Наруто глотнул из настоящей фляги и сплюнул в пропасть.
  — Пусть твою душу аякаси сожрут. — и начал цитировать главу учебника, — ловушки с приманкой. Первое: положить приманку на видное место. Сделано. Взвести скрытый механизм. Сделал когда клал кувшин. Поджарить врага. Сделано. Учи учебники, мудила.
  И мальчик расхохотался самым злорадным смехом, на какой был способен.
  25
  Отсмеявшись, Наруто снова заглянул в пропасть и в него втянулась живительная дымка, принесшая ему целых две сотни душ! На секунду пустота, терзавшая его изнутри, заполнилась, но через мгновение всё вернулось на круги своя.
  — Да, ради такого можно убить, — блаженно выдохнул Узумаки и отвернулся. Бегло осмотрев стену и поцокав языком при виде трещин от бомбы, юный ниндзя шустро вернулся к костру.
  — Я его сделал! — Наруто влетел в освещенный круг, — я таки сделал его!
  — Неплохо провернул, — кивнул головой рыцарь.
  — Так что, мне уже пора уходить? — неуверенно спросил мальчик.
  — Да, твой костер стал известен, сам знаешь. Ты помнишь о чем мы говорили?
  — Торговец и кузнец… как там его, — мальчик пощелкал пальцами в безуспешной попытке вспомнить имя.
  — Андэ из Асторы, — нахмурился мужчина, — будь с ним повежливей.
  — Ага, он, — кивнул мальчик, — находится на северо-востоке от колокола?
  — Всё правильно, что делаешь в первую очередь?
  — Нахожу костер в укромном месте, осторожно выбиваю души из всего, что под руку подвернется и ни в коем случае не говорю, где мой костер. А потом… скажи, в какой колокол лучше бить первым? — воин скривился, словно съел что-то кислое.
  — Забудь про эти сказки. В эти колокола не зря до сих пор никто не ударил. Вокруг этого, — он кивнул себе за спину, — вечно летает всякая дрянь и дракон. А тот, что внизу находится во владениях Квилег — получеловека-полупаука громадных размеров, повелевающей хаосом, одного касания которого хватит, чтобы свести с ума. Забудь, тебе говорю, это невозможно.
  — Ладно-ладно, — примирительно поднял руки мальчик, — буду сидеть тихо, — мужчина присмотрелся к нему и скептически хмыкнул:
  — Ну-ну. Ты пока тихо сидеть будешь, главное к демонам не суйся.
  — Понял я, понял, — пробурчал мальчик, — ты уже в сотый раз это повторяешь.
  — Не ерунди, — воин потрепал паренька по голове, будто пытался растрепать несуществующие волосы на сморщенной голове, и сам испугался своего действия. — Иди уже, — неловко буркнул мужчина и ошалевший от такого сирота кивнул и поплелся в город.
  ***
  Пацан уже давно ушел, а мужчина продолжал грустно смотреть в огонь. Он был уверен в том, что этого солнечного мальчика он больше не увидит, по крайней мере не в своем уме. Слишком уж недружелюбное это место для детей, коих мужчина не видел уже целую вечность… с тех пор, как потерял свою… дочь? Сына? В отчаянии воин схватился за голову, пытаясь хоть что-то вспомнить, хоть образ, хоть имя… хотя бы свое. Мальчик разбередил старую рану, которая не хотела заживать несмотря на бесчисленное восстановление у костра. Поэтому воин раз за разом пялился в огонь в надежде, что его исцеление вернет утраченное… хотя бы память, ну хоть чуть-чуть…
  ***
  Была уже глубокая ночь, когда мальчик нашел костер на чердаке одного из домов: в крыше была весьма удобная дыра, а главное - внизу, возле костра, никого не было. Воин рекомендовал еще посторожить костер день-два, чтобы убедится, что к нему никто не привязан, но Наруто не смог утерпеть и, забравшись внутрь, сел погреться рядом с небольшим огоньком. Почему-то этот костер был совсем маленьким.
  Очнулся он когда уже было светло. Первым делом, по совету воина, мальчик обшарил весь дом в поисках затаившихся врагов и разных полезностей, но ничего, кроме обломков мебели и плесени не нашел. Затем подручными средствами завалил дверь и закрыл окна чем получится. Стучать молотком воин настоятельно не рекомендовал.
  В помещении сразу стало очень темно, а лучики солнца выхватывали настоящие столбы пыли, но немертвому шиноби было откровенно наплевать - у него был свой дом, своя база! Три этажа, восемь квартир, и все его! Наруто немного побегал по этажам, попрыгал на кровати, пока та не развалилась и, наконец, выбрался на крышу.
  Из дыры падал свет полуденного солнца, а костерок уютно тлел в темном углу. «Надо как-то замаскировать, чтобы никто на «огонек» не заглянул».
  Единственной идеей, которая пришла Наруто в голову, было подвинуть здоровый шкаф с антресолями, чтобы он закрывал костер от дыры, что он, с невероятными усилиями и матюгами, таки провернул.
  Главным положительным качеством этого дома было то, что костер можно заметить только сверху — с крыши — что давало надежду на некоторую скрытность.
  «Запомни, малыш, главная твоя сила — анонимность. Пока никто не знает кто ты и как тебя найти после смерти, ты свободен. Никто не должен знать, где находится твой костер и никто не должен видеть, как ты к нему подходишь. Благо есть костры про которые никто не знает, либо которые существуют только для тебя».
  Ну, а для шиноби, скрытность и аккуратность — это вторая личина. Так думал Наруто, вылезая на крышу. Перспектива открывалась просто завораживающая — синее небо, затянутое рваными тучками и ярко светящее солнце, от которого шиноби прикрылся ладонью. Город раскинулся во все стороны до высоченной стены, опоясывающей его, и монструозных мостов-акведуков невнятного назначения, ведущих от стены в центр города.
  Сам город при дневном свете выглядел еще хуже: столбы дыма поднимались из нескольких точек — что-то где-то вдумчиво чадило, отовсюду слышался звон оружия, крики, визги, рычание.
  Поведя плечами, мальчик в быстром темпе побежал по крышам, иногда ныряя в тень и осматривая округу взглядом на предмет преследователей.
  — Окружайте его! — далекий крик откуда-то снизу заставил Наруто вздрогнуть, но потом мальчик понял, что это не по его душу. Разбираемый любопытством, шиноби пробежал еще пару домов и с высоты четвертого этажа смог наблюдать картину: по улице шли двое мечников и и один тип в капюшоне. При чем мечник и странный мужик буквально светились белым. «Фантомы» — понял Наруто. Унылый воин таки рассказал ему про них, но мальчик мало что понял. Это обычные мертвецы, которых можно позвать на помощь, и они будут вот так круто светится. Это хорошие фантомы, а плохие будут красными. Есть еще золотые, но к каким они относятся Узумаки не понял из-за весьма мрачного тона расказчика. Интересно, что призванные не светились в обычном понимании этого слова, а, скорее, это было что-то внутри них… мальчик запутался. Этот мир такой странный: вроде обычный парень с мечом, а вроде сделан из чистого света… а с другой стороны нет… хм.
  Самое интересное шиноби чуть не проглядел: из-за угла вышла огромная фигура метров четырех ростом с двумя монструозными мечами ему под стать и рогатой башкой с четырьмя горящими глазами. По пояс он был голый, и мальчик видел огромные мышцы, перекатывающиеся по кожей, а бедра были обмотаны какой-то рваниной.
  Тот, что в балахоне, поднял палку и, Узумаки не поверил своим глазам: из нее вылетел синий снаряд и ударил образину в грудь!
  «Ух ты! Это похоже на то самое колдовство!» В этом странном сне было всего две стихии: огонь и вот это самое волшебство в виде синих снарядов, а местные «шиноби» не нуждались в печатях, но не могли без посохов. Чудные какие-то!
  Мечники, прикрывшись щитами, начали обходить монстра с двух сторон, но он приложил мечи друг к другу и резко отвёл их за спину. Невероятный удар разрубил первого неудачника пополам, в щепки сломав его щит, а второго, одетого во внушительные металлическими латы, приложило об стену (мальчик готов был поклясться, что слышал, как мнутся доспехи!) и он больше не шевелился.
  Странный заклинатель тут же развернулся и со всех сил припустил по улице. Образина медленно зашагала вслед за ним, но из подворотни на мужчину вылетела стая собак. Судьба незадачливого колдуна была решена.
  И как бы мальчик не хотел себе волшебный посох, выпавший из ослабших рук, но спускаться туда он не будет. Да и вообще, как-то резко расхотелось покидать такие уютные крыши!
  Осторожно покинув злополучную улицу и проскакав по крышам где-то квартал, мальчик остановился и огляделся. Свобода! Таким свободным и легким, как ветер, Наруто не ощущал себя никогда: он не был обязан что-либо делать, ему не нужно было никуда идти, он мог делать всё, что ему вздумается и про него никто ничего не подумает… только захотят убить. Никто не говорит ему, что делать, никто не говорит, куда идти и как себя вести! За себя теперь отвечает он сам! Узумаки, правда, догадывался, что с развлечениями тут будет туго, что уменьшало тот счастливый ореол, который придумал мальчик вокруг свободы, вот только тут, в немертвом городе, населенным тварями из кошмаров и маньяками, мальчик хотел бы взвалить ответственность за решение на мудрых (как теперь кажется) Ируку и прочих взрослых. «И как они справляются?»
  Сраженный новым открытием, Наруто посидел немного в теньке, приводя себя в порядок, а затем встряхнулся и отправился на поиски торговца — первого в списке «Сделать, чтобы не сдохнуть окончательно».
  ***
  Найти торгаша оказалось не так просто, как думал Узумаки. Воин упоминал некую параноидальность меркантильного нежитя, но чтобы вот так... Юный ниндзя битый час кружил по забитому нежитью кварталу в попытках отыскать хоть какую-то зацепку. Несколько раз чуть не сорвался вниз из-за хлипкости конструкций, скользкой черепицы или совершенно дурацкой манеры строить лестницы над пропастью без перил или других ограждающих элементов! И, словно того было мало, он увидел Его: огромная красная тварь, распахнув крылья, пролетела высоко над головой и скрылась за зданиями вдалеке!
  Как Наруто стоял, так он и сел. С такого расстояния оценить размеры было проблематично, но этот дракон (а чем он может быть еще?) подавлял. Если учесть, что и другие байки могут оказаться правдой, то встречаться с огнедышащей тварью размером с крыло Академии без техник S-ранга Наруто точно не хотел.
  Видимо от страха, Узумаки заметил что-то странное в груде ящиков на площадке под ним: они, кажется, закрывали лестницу вниз. А вокруг стояли пустые, закованные в броню с копьями очень-приочень грозного вида в руках, и связываться с ними Наруто тоже не горел желанием.
  Усугубляла положение местная застройка с целой кучей уровней и замысловатыми улочками, когда первый этаж на возвышенности может вдруг оказаться четвертым с другой стороны дома, а Наруто сидел на крыше через улицу от необходимого дома как раз с высокой стороны. И теперь перед ним стоял вопрос: идти разбираться с толпой шатающихся мертвецов в броне, обойти по крыше и попасть под огонь арбалетчиков, которые пока, слава Ками, его не заметили или перепрыгнуть четырехметровую улицу.
  Кстати про них. Несмотря на близкую застройку, позволяющую Наруто без проблем перепрыгивать с крыши на крышу, некоторые улицы были настолько широкими, что перескочить их было невозможно. Почти как сейчас. Единственное, что давало шансы на успех — мальчик был метров на десять выше необходимого здания.
  Целью молодой шиноби назначил балюстраду дома напротив — она была гораздо ниже «крыши» дома и давала неплохие шансы долететь до нее. Попасть, правда, в узкие арочные проемы было бы сложновато, но Наруто поймал кураж. «Живем один раз. Ха-ха-ха!»
  Взяв разбег, мальчик выложился на полную, всего себя вложил в скорость и сам удивился, как разогнался. Так, что чуть не забыл прыгнуть.
  ***
  Наруто крепко приложился лицом о каменный проем, но, невзирая на слабую боль, заполз внутрь.
  — Кто ты? — грозно раздалось чуть в стороне.
  Мальчик поднял голову и увидел на другом конце захламленной комнаты воинственно настроенного немертвого с утигатаной в руке.
  — Прошу прощения за вторжения, Торговец-доно, — шиноби поклонился в пояс, — я Узумаки Наруто.
  — Узумаки? Музуки, — передразнил его торговец, — откуда ты такой взялся? С востока что ли?
  Наруто неопределенно мотнул головой.
  — Грёбанные пилигримы. Что вам тут, медом намазано? Давай, проходи. Чего тебе надо-то?
  26
  Торговец уселся на ближайший мешок, положив меч себе на колено.
  — Так зачем пришел? — поинтересовался он.
  Скосив взгляд на утигатану немертвого, Наруто начал перечислять:
  — Одежду на меня, меч, желательно танто, набор сюрикенов и кунаев… — но был прерван заливистым странным смехом торговца.
  — Запомни, карлик, тут тебе не восток, тут всех этих ваших штучек днем с огнем не сыщешь!
  Узумаки хотел было возмутится, что он не карлик, но вовремя прикусил язык, вспомнив что унылый воин настоятельно рекомендовал не делится этой информацией с каждым встречным, так как детей, обычно за угрозу не воспринимают.
  — И на тебя, — он скептически оглядел Наруто с ног до головы, — вряд ли найдется размеры. Проходи, смотри, — он обвел рукой комнату и дверной проем в следующую.
  Мальчик сделал шаг и замер, так как через его ногу будто пропустили кипятка. Присмотревшись, Наруто с ужасом понял, что его чакросистема в ногах размочалена в хлам. Осторожно сделав еще шаг, мальчик понял, что, в принципе пока ходить может и не обязательно тратить бутылочки с эстусом. А дальше… Узумаки попал в магазин игрушек для взрослых: в навал, по отдельности и на кривых манекенах лежала одежда, детали доспехов, полные комплекты доспехов из самой твердой кожи, которую он встречал или металлически отблескивающих в полумраке «магазина». Все товары были далеко не первой свежести, в одежде зияли дыры и прорехи, металлические части были местами помяты и со следами ржавчины. Кое-где были сколы и следы от мечей, а в одной кожаной куртке мальчик с ужасом угадал отпечаток чье-то пасти.
  — А из какой кожи сделаны эти доспехи? — поинтересовался мальчик, стараясь хотя бы согнуть кирасу.
  — Ну уж точно не из говяжьей, — расхохотался нежить, — вот эта сделана из собачьей, а там как попадется — что поймают из того и сделают. В основном, из пустых. Таких, как ты. Хи-хи-хи-хи.
  От этого смеха у Наруто поползли мурашки и он снова усомнился в адекватности торговца.
  Брезгливо отойдя от доспехов, он сосредоточился на самом главном — на оружии. На собственноручно сколоченных подставках или на ящиках лежало столько разнообразного добра, что у шиноби разбегались глаза: и кинжалы и короткие прямые мечи и более длинные и загнутые клинки и пики и копья, а так же куча другого оружия, названий которых мальчик не знал и вообще впервые видел. Ни одной катаны он, правда, не увидел, что стало большим сюрпризом, особенно при взгляде на утигатану хозяина «лавки».
  «А почему это я, собственно, не хочу драться мечом?» — подумал Наруто, держа перед собой весьма неплохой прямой клинок, — «ну и что, что Ирука сказал, что мне это не надо. Это может, там не надо, а тут очень даже… И вообще» — мальчик поймал свое отражение на отполированном клинке и чуть не отшатнулся. Оттуда на него смотрела не привычная блондинистая мордашка, а угрюмое, сморщенное, как кожа после ванны, лицо с двумя горящими угольками вместо глаз. За милого ребенка он точно больше не сойдет. Да и наяву, увидь нечто такое сам Наруто поспешил бы убраться подальше. «Что ж, теперь я действительно монстр, а монстру требуется оружие» — и немного нелогично продолжил, — «Надо было унылого попросить показать пару приемов».
  Потеряв счет времени мальчик примерял на себя всё подряд. Сгибал железные рукавицы, перебирал кольчугу (какой-то странный аналог чакропроводящей сетки), крутил восьмерки клинками и только когда он попытался поднять здоровенный меч и опрокинул стопку чего-то, что с металлическим звоном рассыпалось по полу у нежитя лопнуло терпение:
  — Баран, хочешь, чтобы сюда все пустые сбежались? И вообще, ты что-то покупать планируешь? Или только тратишь мое время?
  — Сколько стоит этот клинок? — Наруто поднял понравившийся ему меч.
  — Хм. Короткий меч? Шестьсот душ.
  — Сколько? — мальчик не поверил своим ушам, — да у меня всего девятьсот с небольшим!
  — Хочешь сказать, — немёртвый торговец нахмурился, — ты припёрся в мою лавку, битый час тут торчал, разбросал всё,и у тебя нет душ, чтобы рассчитаться? А ну-ка выметайся отсюдова!
  — Стой-стой-стой, — замахал руками мальчик, — где же мне взять эти души?
  — Хи-хи, заработай, — и нежить разразился тихоньким жутковатым хихиканьем, — а вообще, тебе что, мозги отбило? Вокруг же полно мешков с костями и душами, подходи, — он протянул руку, — и бери, — нежить сделал жест, будто срывает что-то, — а потом приноси мне, — он разжал кулак и сдул «урожай», — всё просто.
  И вот тут на Наруто снизошло озарение. Обычно такое называют сатори. Деньги оказывается можно зарабатывать. Причём не когда-то в будущем, а прямо сейчас!
  — Хорошо, — заторможенно кивнул он, — сколько мне нужно на экипировку, клинок и это, у тебя есть бездонная шкатулка?
  — Есть, как не быть. Дай прикинуть. Кольчужный сет тебе обойдется в тысячу восемьсот, а кожаный в две с половиной, ничего другого ты не поднимешь. Короткий меч — восемьсот, щит шестьсот…
  — Без щита, — сразу открестился мальчик.
  — Да? — удивился нежить, — как скажешь Без щита, так без щита. Шкатулка — тысячу и расходников еще на штуку. В общем, будет семь тысяч душ — приходи. А теперь выметайся.
  Немного придавленный суммой мальчик поплелся к лестнице.
  — Та не туда, великое пламя, какой ты тупой!
  — А как?
  — Как пришел, так и уходи, — нежить поднялся с ящика и угрожающе завис над ним с клинком в руке.
  — Но ведь там высоко… — проблеял Наруто.
  — Живо я сказал!
  Поколебавшись, мальчик неуверенно вылез в окно. Сейчас он был на уровне четвертого-пятого этажа благодаря странной застройке. Неуверенно посмотрев на воинственного торговца, мальчик вылез наружу, повис на руках и разжал пальцы.
  Ветер засвистел в ушах и в самый последний момент мальчик оттолкнулся от стены и перекатился по улице… попытался это сделать. Приложился он, конечно, изрядно, но не смертельно, поэтому шиноби глотнул из фляги и умиротворенно выдохнул.
  — Р-р-р, — раздалось рычание из переулка сбоку.
  — Привет, собачка, — севшим голосом поздоровался Узумаки с мордоворотом ростом с него самого.
  — Рыр-р-р, — ответила «собачка». Выглядела она, не очень: тонкая кожа буквально облипала ребра, клочки меха торчали то тут, то там, а из многочисленных ран и противных наростов сочилось что-то мерзкое. И рожа… рожа была просто неописуемо уродлива.
  — Ками, ну мерзость, — содрогнулся мальчик и сделал шаг назад. Это послужило сигналом для псины, и она сорвалась вперед. Не придумав ничего умнее, шиноби развернулся и помчался прочь, звеня гвоздями в сумке и пытаясь вложится полностью, как он это сделал на крыше. Удивительно, но у него снова получилось — некоторое время он действительно бежал быстрее собаки, но потом начал замедлятся из-за вновь размочаленных чакроканалов.
  На бегу Наруто достал гвоздь, развернулся и с размаху всадил его в глаз псине, но, не рассчитав силу, наполовину вогнал его в череп. Собака кувыркнулась через себя, упала и замерла.
  Не успел мальчик перевести дух, как с лязгающим звуком из-за поворота вышел пустой в ободранных доспехах. Ругнувшись, Узумаки потянулся за гвоздем, но он был уже вымазан Ками знает в чем и стал слишком скользким, чтобы его вытащить.
  Поднырнув под медленный удар, Наруто ударил локтем, куда дотянулся — в колено, постаравшись выложится, как при беге. Руку обожгло кипятком, но удар вышел просто на загляденье: пустой упал на выбитое колено, попытался встать, но завалился на бок, где и был добит гвоздём в глаз.
  — Р-р-р-р, — из-за поворота вышли еще две псины.
  — Да что же это такое?! — взвыл мальчик и протянул руку к шарику белого света, который остался после собачки. В руку ему упал его гвоздь. Чистый. Не думая, мальчик выпил еще из фляги и припустил вдоль улицы под заливистый собачий лай, вокруг него начали взрываться огненные и пороховые бомбы, заставляя прихлебывать из фляги, а через пару поворотов он поймал арбалетный болт в грудь, из-за чего споткнулся, кувыркнулся и проехал на заднице несколько метров, в ужасе остановившись как раз на краю очередного резкого обрыва.
  Обломив торчащее из груди древко, Наруто забежал в очередной переулок и снова отхлебнул эстуса. Приятная золотистая волна прочистила мозги и сняла боль и усталость, а сама бутылочка потускнела к вящему ужасу мальчика — живительного напитка больше не осталось, хотя он сделал только пять глотков.
  «Надо бы забраться на крышу» — пронеслось в голове у него, когда он увидел, как одна из преследовавших его собак с визгом улетела в пропасть, а вторая вовремя затормозила и теперь медленно подбиралась к нему. И тут у него на шее сомкнулись чьи-то челюсти.
  ***
  — Ненавижу собак, — пробурчал Наруто выключая будильник. Подумав, он добавил, — арбалеты и бомбы я тоже ненавижу.
  Быстро собравшись, мальчик выбежал на улицу — у него были грандиозные планы на сегодня. Но сначала нужно было дождаться окончания уроков.
  ***
  Снова спарринг. Без особого волнения или предвкушения мальчик вышел в круг и принял стойку. Против него был Саске. Противники стали друг против друга и поклонились, глядя в глаза. «Снова этот взгляд, будто на букашку. До чего же ты мне противен, ублюдок». Отмашка. Противники сошлись, обмениваясь ударами… а Наруто не ощущал ничего, кроме скуки. Этот, с позволения сказать, поединок, не идет ни в какое сравнение с настоящим боем. Он помогает только отточить технику, без вопросов, но он не учит сражаться.
  Поддев носком песок с земли, Наруто махом ноги кинул его в лицо Саске, отчего тот отшатнулся и раскрылся. Воспользовавшись случаем, блондин нанес три удара в одну точку на груди Саске, отчего тот согнулся и попытался отскочить. Узумаки не стал терять инициативу, сбил брюнета с ног и взял на болевой, но получил кулаком в глаз и ногой по темечку и пришлось отступить.
  — Трус, — прошипел Саске.
  Наруто спокойно пожал плечами. По сравнению с реальным боем — это всего-лишь игры в песочнице. Там кто победил, тот и прав. Правда, даже так он не смог побить Саске.
  ***
  — Ирука-сенсей, Ирука-сенсей, подожди! — мальчик догнал куда-то спешившего наставника.
  — Чего тебе, Наруто? — немного раздраженно отозвался учитель.
  — У меня к тебе просьба… — начал было мальчик.
  — Снова крутые техники? — простонал Ирука.
  — Нет-нет-нет, — замахал руками мальчик. Он уже понял, что так просто Ирука крутыми техниками не поделится, — тут другое… я, — он замялся.
  — Да? — подбодрил его учитель.
  — Я хочу зарабатывать деньги. Кого надо убивать? — выпалил Наруто. Умино расхохотался.
  — Миссии на ликвидацию — это уровень С, и дают их минимум генинам. Так что подрасти сначала, великий убийца, — он взъерошил ему волосы, — признаться, ты меня приятно удивил, парень. Редко встретишь такую сознательность в твоем возрасте. Я постараюсь тебе помочь. Ладно, мне действительно пора! — он развернулся и не оборачиваясь помахал мальчику.
  — Отлично, — кивнул сам себе мальчик, — я не знаю, что я могу делать еще, кроме убийств, но, надеюсь, Ирука что-нибудь придумает. Этот вопрос я решил. Дальше идут эксперименты!
  Мальчик радостно поскакал куда-то в парк — ему надо было подумать. Пристроившись у мемориала павшим героям, Наруто думал. Его как-то резко взбесило то, что он ничего не знает ни о сне, ни как явь влияет на сон, ни наоборот, а точнее, больше всего его раздражало то, что он полтора месяца мучается этими кошмарами, а задумался только сейчас.
  «Что бы сказали духи этих героев? Да, я дурак. Но, как кто-то говорил, признавший свою тупость, не совсем тупой. Или как-то так.
  Итак. Что я знаю? Раны из сна никак не отражаются наяву. В этом-то я точно уверен. Как, впрочем, и наоборот. Стоит мне уснуть, так я проведу во сне ровно столько времени, пока не умру, вне зависимости, сколько пройдет времени в реальности… но это надо проверить. Главный вопрос такой: приносят ли результат тренировки во сне и наяву? Даже не так, как мне тренироваться, чтобы результаты были?» — Мальчик почесал голову, — «Во сне я точно ускорялся и усиливал тело чакрой. Повторять наяву я, конечно, не собираюсь — хватило вида размочаленных чакраканалов. Эх, если бы я мог видеть чакру внутри себя, как во сне». Наруто выпустил чакру и кончики пальцев слегка засветились синим. «Время тренировок». блондин подсочил и с улыбкой на лице потрусил в сторону дома.
  ***
  — Смотри куда прешь! — его кто-то специально толкнул плечом. Наруто развернулся и наткнулся на прищуренный взгляд парня на две головы выше его самого.
  — Так-так-так, кто же это у нас? — спросил он, — неужели тот самый малый, который тебя доставал? — он спросил у более мелкого пацана, которого Наруто только заметил. Этот был один из той мелкоты, которую он использовал в импровизированной тренировке.
  — Да, он! Он над нами издевался! Братишка, отомсти ему.
  — Ну что, допрыгался? — парень размял костяшки, а Наруто почувствовал знакомое чувство, когда всё твое естество от страха забирается в задницу, а ноги подгибаются. «О да, это то, что нужно».
  — Слышь ты, — начал Узумаки, наклонив голову, — считаю до трех и ты отсюда сваливаешь. Раз. Два, — и Наруто сорвался с места, уносясь проч. Вслед ему полетели ругательства, а затем замешкавшийся «мститель» поспешил вдогонку.
  «Ха-ха, вот это я понимаю тренировка! Ты действительно выкладываешься на полною, а не филонишь! И, судя по всему, этот пацан не ходит в академию ниндзя, иначе бы уже давно догнал. Что ж, это действительно надо было проверить прежде, чем соваться в бой. В следующую нашу встречу ситуация будет другой!»
  27
  Солнце поднималось всё выше и выше и, казалось, уже перевалило за зенит. Высокие золотые шпили Анор-Лондо — города на огромной горе — отчаянно бликовали и не давали по ним сориентироваться. Наруто давным-давно пора уже было спрятаться в своем убежище и переждать день, но он заблудился. Началось все более-менее неплохо: ночью он скрытно устраивал «камнепад» на неосторожных прохожих, пока от очередной жертвы камень просто не отскочил, а сама жертва начала кидаться самонаводящимися синими зарядами. И как он только что-то видел из-под своей большой шляпы?
  Этот инцидент был скорее забавным, чем по-настоящему опасным. Да, атаки разворотили половину крыши, но мальчику даже понравилось уклонятся от чего-то столь смертоносного. Вот только одно, но — сияющие синенькие огоньки слишком заметны в ночи и привлекли какую-то летучую тварь, от которой ниндзя уносил ноги по крышам пока какая-то добрая душа не подстрелила гадину… Узумаки уже хотел было поблагодарить неизвестного, так он перенес огонь на неосторожно вышедшего на свет мальчика… дальше стая собак… какой-то придурок в здоровых доспехах и как апогей — взбесившиеся тени в одной слишком темной подворотне. Именно они стали последней каплей и ребенок решил выждать дня. Он, конечно, будет, как на ладони, но и всякая жуть тоже не будет внезапно вылетать. Или он хоть бы её заметит.
  Сжатый, как пружина, Наруто сидел на козырьке крыши и пытался по бесчисленным шпилям сориентироваться.
  — Привет, мал…
  Нервы немертвого не выдержали и шиноби метнул предпоследний гвоздик на звук, который тут же оборвался. Мгновенно развернувшись, ребенок удивленно смотрел на лежащего давнего знакомца — того паршивца в капюшоне, едва не стоивший ему бутылочки. Выглядел он словно высушенный скелет — видимо, это на него так потеря фляги сказалась. Еще одна деталь портила его внешний блик — торчащая из того, что раньше было глазом, шляпка гвоздя. Тело засветилось белым и разлетелась роем искорок, оставив после себя так полюбившийся Наруто белый шарик с гвоздиком.
  Переждав радость притока душ, Узумаки усмехнулся, подкинув снаряд на руке:
  — Оказывается метательное оружие — это офигеть, как круто!
  Шиноби с превосходством посмотрел на несколько капелек крови, оставшихся после «незнакомца» и перевел взгляд на город. Тяжело вздохнув, парень признался сам себе, что крепко заблудился. Гигантский мост был гораздо ближе, чем он помнил, солнце ещё чуть-чуть сдвинется, и мальчик окажется в его тени. Уже знакомая арочная архитектура и общая громадность (он бы сказал «хтоничность», если бы знал такое слово) сооружений подавляла. Для кого или против кого надо строить такое? Стены в сотни метров высотой, мосты поверх города, на которых можно проводить ярмарки или вынесенный на вершину горы, размером с три горы Хокаге, замок. И снова стены, везде стены. Осененный неплохой идеей, Наруто встал — как на счет забраться на мост или на стену? Оттуда должно быть видно многое!
  ***
  Чертыхаясь, мальчик ковылял по крыше. Стиснув зубы, он выдрал арбалетный болт из плеча и кинул его в сторону. Подумал и наплевал на рану — слишком мало глотков в бутылочке осталось. С такими мыслями он пошел дальше, оставляя след из капель крови.
  Когда шиноби подошел к краю крыши, то замер от удивления. И было отчего. Перед ним был огромный провал метров сто шириной и почти полкилометра в длину, проходящий сквозь мощеную булыжником площадь. И совсем рядом возвышалась одна из огромных опор моста.
  Повернув голову, Узумаки вздрогнул — через улицу, на вершине башни стоял черный воин. Один в один как тот парень в убежище.
  — Преследует он меня, что ли? — поежился мальчик и вне себя от любопытства начал спускаться к дыре.
  Стоило подойти ближе, как сразу стало ясно — это рукотворный пролом и сделан он был, похоже, еще во времена расцвета этого города. Сейчас от былого великолепия остался красивый замок, да каменные гигантские постройки.
  «Что же могло погубить столь могучий город?» — думал Наруто, — «Мы такого и близко построить не можем».
  Дырень ограничивал внушительный такой каменный забор, испещренный выбоинами, сколами и представлял собой почти идеальную лестницу. А сверху открывался просто завораживающий вид: пропасть уходила все ниже и ниже туда, куда уже не достигал солнечный свет, а главное — ярусы по периметру дыры. Знакомые колоннады и балюстрады шли один за другим, этаж за этажом все ниже и ниже. Наруто насчитал пятнадцать этажей вниз, пока не сбился, отвлекшись на другое. По красивым мостам и галереям летали огоньки. Много огоньков. Очень много огоньков. У Узумаки встали дыбом волосы, когда он понял, что все эти огоньки — это факелы, а все эти бесчисленные этажи просто забиты теми, кто эти факелы носит, а учитывая, что творится на поверхности…
  — Так вот в какие подземелья он советовал не соваться, — прошептал Наруто.
  Рассматривая вычурную архитектуру и огромные колонны, поддерживающие края этого отвесного города — Узумаки не мог найти подходящих слов, чтобы описать это великолепие — мальчик обратил внимание, что туда, вниз, падает свет и из других источников, — ага, кажется таких вот «дыр» хватает по городу. Когда шиноби пригляделся в самый низ у него зашевелились отсутствующие волосы — там, на самом дне, светились мирриады беленьких точек, как звезды на небе. И все они были теми прикольными шариками, которые остаются от трупов.
  Удар стрелой был весьма силен и просто скинул Наруто прямиком в пропасть. Летя вниз, он успел заметить бесчисленные ярусы каменных арок и горы деревянных лесов на той стороне, откуда он рассматривал дыру. «Плюх»
  Странно, откуда там снизу вода?
  
  Интерлюдия
  
  — Здравствуй, Ирука-кун, — обрадовался пожилой мужчина, — не часто тебя можно увидеть тут.
  — Здравствуйте, Акияма-сан, — поклонился Ирука, — эти мелкие кровопийцы не дают так просто гулять по хорошим знакомым, сами знаете.
  — А вот в мои времена, — завел привычную шарманку пожилой преподаватель, — они у меня строем ходили!
  — Ага, не забывайте, что тогда была война и вы были полевым генералом, — привычно ответил Ирука.
  — Стар я стал, забываются такие мелкие детали, — хитро улыбнулся дед, — ладно. Ни за что не поверю, что ты забрел в эти забытые всеми богами архивы просто чтобы почесать языком со старым смотрителем. Рассказывай, а я чай сделаю.
  — Мы друг друга знаем уже долгое время, поэтому не буду ходить вокруг да около, — отхлебнув чая из маленькой пиалы, сказал Ирука, — Вы так и не нашли себе помощника?
  — Нет, — расстроился дед, — за такие деньги сюда и силой никого не затащишь. У грузчиков в торговом квартале и то больше зарплата. Не говоря уже про шиноби. Чертов Хирузен, при Тобираме таких проблем не возникало.
  — Что если я скажу тебе, что я нашел кандидатуру? — скучающе перебил его Ирука.
  — Да ладно, — прищурился дед, — шиноби с минимальным допуском, согласным таскать тонны ненужных записей из одного архива в другой за мизерную зарплату? Ну-ну, удиви меня.
  — Это один из моих учеников, — начал учитель.
  — Ха-ха, возвращаем старые добрые времена, — рассмеялся дед, — и кто он?
  — Узумаки Наруто.
  В кабинете повисла тишина.
  — А он мне свитки не испортит? — подозрительно поинтересовался дед.
  — Акияма-сан, ну вы же взрослый человек, — всплеснул руками Ирука, — неужели Вы верите во все эти байки, которые рассказывают бабки на рынке?
  — А что я, я ничего. Но ведь не бывает дыма без огня?
  — Я лично за него ручаюсь, — вздохнул Ирука, — пацан, как пацан. Тем более, где ты еще найдешь помощника?
  — Сколько ему сейчас? — поинтересовался старик.
  — Девять.
  — И что, он справится с тяжестями? — удивился смотритель.
  — Да, — кивнул Ирука, — он очень сильный для своего возраста.
  — Ну-у, ладно, — протянул Акияма, — а как на счет, — он закатил глаза, безмолвно указывая наверх.
  — Я всё улажу, — уверенно ответил учитель.
  — Хорошо, — вздохнул пожилой смотритель, — помощь мне действительно не помешает.
  
  Конец интерлюдии
  
  Наруто сидел на крыше академии, опершись на стену, и с восхищением смотрел на Коноху - сегодня был первый за последний месяц солнечный день. Насыщенно-зеленая листва красиво гармонировала с синевой неба. Приятный зябкий ветерок обдувал мальчика и он ощущал себя живым, как никогда. По сравнению с убийственно серьезным сном, реальность казалась яркой детской сказкой: никаких угроз, ответственности. Живи себе и наслаждайся.
  Тот Наруто, который был во сне, скорее всего сейчас бы летел тренироваться или что-то делать, но нынешний Наруто хотел полежать и потаращиться в голубое небо.
  — О, вот ты где, — знакомый голос отвлек его от созерцания. Мальчик повернул голову и наткнулся на улыбающегося Ируку.
  — Я нашел тебе работу, -поделился учитель.
  — Да? — на волне энтузиазма Узумаки вскочил, — и что же это? Охрана караванов? Нет, патрулирование? Что, что?
  — Тут… немного попроще, — замялся Ирука, — помощник смотрителя архивов.
  — Отсто-ой, — протянул маленький убийца, — а ничего покруче не нашлось?
  — Эй! — обиделся мужчина, — это отличное место!
  — Ага, и меня засмеют все, кто про это «отличное место» узнают, — хмуро выдал причину своего недовольства Наруто.
  — Тебя-то? — развеселился Ирука, — да у тебя половина однокурсников работает в похожих условиях.
  — Да ладно! — не поверил мальчик.
  — Ино временами стоит у прилавка их цветочного магазина, даром, что принцесса. Чоджи — за младшего повара в их ресторанчике, Киба точно чистит вольеры — это любимое дисциплинарное наказания клана Инузук. Кто еще? — Ирука задумался, — Хьюги точно мимо, Учихи все поголовно в полиции.
  — Что, Саске тоже? — обалдел Наруто.
  — Нет, такими темпами он только через где-то через год-два в первый раз выйдет на дежурство, — хмыкнул Ирука, — в отличии от его брата. Сам знаешь.
  — Биджу. Саске будет полицейским, а я? В архивах сидеть? — надулся Наруто.
  — Ты можешь сдать экзамены, как и он, — заметил в пространство учитель.
  — Да? — загорелся Наруто, — правда? И что там за экзамены?
  — Ты сначала учебную программу, сдай, — нахмурился Умино.
  — Та ладно, — отмахнулся Узумаки, — сдам я ее. Так что там с работой?
  — После уроков зайдем, познакомлю и все расскажу.
  — Ей! Так нечестно, я же умру от любопытства! — запротестовал мальчик.
  — Зато точно не уснешь не лекции, — хмыкнул учитель и исчез в вихре листьев.
  — Ксо, я тоже так хочу.
  ***
   — Познакомьтесь, Акияма-сан, это Ваш будущий помощник. Наруто, это твой будущий начальник.
  — З-здравствуйте, — заикнулся отчаянно нервничающий пацан.
  — Привет, — буркнул мужчина, с интересом разглядывая парня.
  — Твои обязанности простые, как я не знаю что. Временами некоторые секретные свитки перестают быть такими секретными — из-за прошедшего времени, либо по другим причинам — и их надо перенести из закрытых архивов в башне Хокаге вот сюда, в обычных архивы рядом с Академией. Ничего особо важного — отчеты по миссиях, личные дела. Вот это всё. Твоя задача перенести всё, что есть и можешь быть свободен. Зарплата — две с половиной тысячи Рё.
  — Ух ты-ы, — обрадовался Наруто, — это как моя получка!
  — Так что, ты берешься за работу?
  — Да, конечно, да!
  — Ну, тогда идем, я познакомлю тебя с смотрителем секретного архива, — кряхтя поднялся старик.
  ***
  Наруто смотрел на огонь костерка.
  — И чем это я наяву занимаюсь? Ишь, в сказку попал, тоже мне. Нет, чтобы тренироваться, искать методы и средства, помогающие против врагов во сне так не-ет, я лежал на крыше и таращился в небо. Как… ребенок, какой-то. Решил, раз я не сплю, то и проблем никаких нет? Спрятал голову между ног и все, типа меня нет?
  — Работа — крутая. И безопасная и деньги дают и доступ к знаниям. А я разнылся, что одноклассники засмеют. Тоже мне, будто мне на них не пофиг.
  — Эх, была бы возможность вправить мозги мне-настоящему, обязательно бы воспользовался!
  — Ладно, что у нас на сегодня? — мальчик встал и подошел к окну. Отодвинув импровизированную шторку он выглянул в щель и зажмурился от солнца, бьющего прямо в глаза.
  — Сейчас вечер, надо будет подождать до ночи. Хоть там и жутиков всяких прибавится, но и выхлоп по душам выйдет больше. А жутики… что они мне… максимум убьют. Переживу как-нибудь, хе-хе-хе!
  28
  Наруто сидел на земле по-турецки и задумчиво сверлил взглядом стену в своем убежище. В последние несколько дней он экспериментировал со сном и явью и результаты оказались очень интересные. Самое главное — он не переносит из сна ни повреждений, ни увечий. Это касается и переноса из яви в сон. Та же история с предметами, он не смог взять с собой вообще ничего. Единственная вещь, которая была общая между мирами — СЦЧ и только в одностороннем порядке. Узумаки обнаружил, что после интенсивных тренировок с чакрой наяву, во сне эти изменения не пропадают, но наоборот, слава Ками, не работает. То-есть, результаты тренировок наяву отображаются и во сне. Проверить как влияют физические упражнения было весьма затруднительно и мальчик решил забить на это. Поэтому он выработал следующую систему тренировок: во сне он ставит себе удары, изучает приемы чакры и учится сражаться, а наяву вкалывает до седьмого пота.
  
  До заката было еще далеко, скорее всего — время тут течет очень странно — и мальчику надо было придумать чем себя занять. Бесполезность разминок он уже доказал, а естественных потребностей он тут не испытывал. Лучше всего было придумать новую тактику, так как теряя десять процентов от всех душ после каждой смерти Наруто едва-едва выходил в ноль, а надо было набрать фантастическую сумму в семь тысяч душ! Да еще гвоздей поискать надо бы…
  ***
  Ночь выдалась облачной и ветреной, поэтому ничто не мешало шиноби в его нелегком деле. Неосторожные прохожие послушно гибли от рукотворного точечного камнепада и никакая гадость не лезла познакомится с ним поближе. Соблюдая максимальную осторожность, Узумаки крался от одной тени к другой, стараясь слиться с поверхностью. Этой ночью он даже рискнул сунуться в незнакомый дом и навел там «порядок» поубивав ничего не ожидающих пустых. Это оказалось гораздо проще сделать, так как пустые, видимо, плохо видят в темноте, а Наруто учили этому в академии первым делом.
  
  Сейчас мальчик крался по скату крыши, подбираясь к стоящему впереди силуэту. Бесшумно ступая, шиноби подбирался все ближе и ближе к жертве, чтобы привычным движением либо воткнуть гвоздь в почки, либо в шею, но тут черепица предательски хрустнула под ногами и Наруто, выругавшись про себя, кинул гвоздь в голову противника. Сама же предполагаемая жертва мгновенно развернулась и кинула в мальчика чем-то круглым. Гвоздь с металлическим звоном отлетел от шлема, а вражеский снаряд попал в растерявшегося парня и облил его чем-то белым.
  — Бе-е, — содрогнулся Наруто и поднырнул под диагональный взмах очень тонкого прямого меча. Противник из-под шлема внимательно осмотрел Наруто, поднес меч к лицу и зачем-то его облизнул.
  Сбитый с толку мальчик наклонил голову на бок и это спасло ему жизнь, так как после внезапного прямого выпада клинок оказался возле его уха. По спине у Узумаки пронесся табун мурашек и он шагнул вперед, ударив в бок кулаком. Разумеется, под рваным плащом звякнула кираса. Наруто присел, пропуская удар локтем в лицо и сам ударил в пах. Опять же железно звякнули доспехи. «Даже там?».
  
  Прямой удар в челюсть невооруженной рукой застал его врасплох и дал время странному любителю тонких мечей, чтобы проткнуть Наруто в сантиметре от сердца. Сглотнув, мальчик снял себя с клинка. Сталь неприятно царапала ребра. Разорвав дистанцию сальто назад, Наруто отхлебнул из бутылочки… и ничего не произошло. Всё, что он увидел — стремительно приближающееся острие четырехгранного клинка к его глазу.
  
  ***
  — Биджу, надеюсь тот засранец не испортил мне флягу. И я ненавижу доспехи. Да, доспехи, арбалеты и собак.
  ***
  — Держи, парень, это все тебе, — похлопал по стопке ящиков высотой в два Наруто дежурный шиноби архивов, — распишись тут и тут, — он протянул мальчику ведомость на деревянном планшете.
  — Спасибо, — с сомнением протянул мальчик и ухватился за верхний ящик. Его работа заключалась в том, чтобы время от времени таскать вот такие ящики рассекреченных документов из первого подземного этажа башни Хокаге в отдельное здание никому не нужных архивов буквально в пятидесяти метрах отсюда. Акияма-сан был уже слишком стар, чтобы таскать эту груду макулатуры, а должность помощника была… не настолько привлекательна, чтобы туда устраиваться. Только не для Наруто. Мальчику работа, в принципе, нравилась, таская тяжести он немного тренируется, да и нечасто требовалось что-то перенести, плюс денюжка капала. Он работает всего третий день, а уже с нетерпением ждет первой получки.
  
  Перетаскав все три ящика туда, куда скажет старик, наступала вторая, не самая веселая, часть его обязанностей: списанные данные необходимо было достать из ящиков из рассортировать по какому-то принципу. Выглядело это так: Наруто доставал очередной свиток из ящика, старик смотрел его и говорил куда отнести.
  
  — Да не туда, а в В-25, бака! Это на три ячейки правее! — это был обычный «диалог поколений», мальчик каждый раз вздрагивал и старался выполнить всё в точности, но старика вечно чего-то не устраивало и Узумаки его побаивался.
  
  Покончив и с сортировкой Наруто остался один на один с кучей стеллажей каких-то свитков, а «Пердучий старик», как он его обозвал, уперся к себе в подсобку хлебать свой любимый чай. Узумаки с любопытством посмотрел на свитки. «Интересно, что в них?». Поглощаемый любопытством, юный ниндзя воровато огляделся и достал один свиток.
  — От-чет. За пер-вой… вое декабря какого-то там года, — запинаясь тихонько читал мальчик вязь иероглифов, — толпа… или группа? Наверное, группа. Группа генинов — этот символ я точно знаю — под управлением? Под управлением Чунина Сэбса была внимание, нет, атака. Была атакована группой из дерев-ни песка.
  — Что это ты тут делаешь? — внезапно спросили сзади. Наруто дернулся, попытался подскочить и приложился головой об полку из-за чего на него посыпались свитки и он в них запутался. Вот так, сидя на полу, обмотанный бумагой он смотрел на старика.
  — Ничего, — хлопнул он глазами.
  — Ага, ничего, — проворчал старик, — давай поднимайся, — да не рви же ты их, — в сердцах прикрикнул он, осторожней.
  
  Опасаясь очередной вспышки гнева, мальчик аккуратно сматывал свитки и расставлял их по местам.
  — Справился? — отвлекся старик от чашки с чаем.
  — Да, — понуро кивнул Наруто.
  — Ты можешь читать эти свитки, ты же знаешь? — спросил хранитель архивов.
  — Правда? — обрадовался мальчик.
  — Ну да, — пожал плечами старик, — ты же работаешь с ними, значит, имеешь доступ. Правда, кому эта макулатура нужна.
  — Воодушевленный мальчик взял еще один свиток и начал его читать. С детства он знал только разные сказки и красивые легенды, обычно, устно рассказываемые детворой или воспитателями из детского сада. А тут, настоящие сражения, засады, погони.
  — А ты что, читать не умеешь? — спросил вдруг дед.
  — Ну… — замялся Наруто, — умею. Немножко.
  — Ага-ага, умеет он, — проворчал он, — ты, если что-то не знаешь, можешь меня спрашивать, вот. — он отвел взгляд, — только не часто, — добавил он сварливым голосом.
  — Правда? — невероятно обрадовался, — Спасибо большое. А что это за иероглиф?
  — Началось, — притворно вздохнул дед.
  ***
  Пожевывая кислую травинку, Наруто позволял ветру трепать свои волосы. Прислонившись спиной к мемориалу героев, он смотрел на небо и отдыхал душой. Нет, не на скучные облака, как Шика, а в даль, считая птиц, выглядящих черными точками.
  
  «Они так свободны! Жаль, у людей нет крыльев. — думал мальчик, перекинув травинку из одного уголка рта в другой ловким движением губ. — Да, завидую им. Я бы тогда показал всем этим монстрам из сна. Впрочем, и так справлюсь.»
  
  После академии, его друзья пошли куда-то играть, а он — на свою отстойную работу. А когда он отлип от свитков его друганов позабирали родители. Поэтому он пришел сюда. Полежать, отдохнуть и подумать. Правда, скоро ему надоело, и он собрался уйти тренироваться, как заметил стоящего в паре шагов от него мужчину в одежде шиноби, задумчиво смотрящего на черный камень, исписанный именами.
  
  Раздраженно дернув щекой, блондин посетовал про себя, что проморгал появление джоунина, судя по жилету. Тем временем, высокий мужчина с пепельными волосами перевел взгляд на мальчика. Его единственный темно-серый глаз ничего не выражал, а прочитать что-то по лицу было невозможно, так как все остальное, включая второй глаз, было укрыто тканевой маской и протектором.
  
  — Шиноби-сан, — уже собираясь уйти сирота решил удовлетворить любопытство. Или ему не хватало живого общения, кто знает. — А зачем вам маска? Настоящие боевые шрамы, да?
  
  — М-ва… — встрепенувшись, задумался мужчина, почесывая затылок. — Нет, не шрамы. Ну, частично.
  
  — Тогда почему? — спросил Наруто.
  
  — Она скрывает мое лицо от врагов, это действительно помогает. Кроме того, специальная ткань может защитить от пары вдохов пыли, или даже яда. Лучше исказить голос. У нее море достоинств, и никаких минусов.
  
  — Ага, — обескураженно кивнул блондин, почесывая подбородок. — Но сейчас вы ведь не среди врагов, почему не снимите?
  
  — М-ва, — зевнул джоунин. Кажется, мальчик начал ему надоедать. — Привычка.
  
  Наруто задумался, не стоит ли ему начать носить похожую, из соображений пользы. Разумеется, не круглосуточно.
  
  — Спасибо, — поблагодарил мальчик, улыбнувшись. — Простите, что отвлек.
  
  Он уже отошел на пару шагов, как его разобрало любопытство — это же первый настоящий шиноби, не считая учителей и Хокаге, с которым он общается:
  — А можно еще вопрос?
  — М-ма, — неохотно протянул пепельноволосый, но отводя взгляда от мемориала, — ну, спрашивай.
  Наруто серьезно задумался. Первым его порывом было узнать, не слюнявит ли он свою маску, когда разговаривает, но за последнее время он немного изменился. Стал просчитывать дальше своего носа, грубо говоря. И именно этот вопрос был совсем не тем, что ему нужно. Задумавшись на пяток секунд о том, что его гнетет, он решился:
  
  — Вы настоящий джоунин! Подскажите, что для шиноби важнее всего? — со смущением спросил мальчик, и сразу же поспешил добавить. — Кроме Воли Огня, конечно.
  Джоунин-таки оторвался от камня и удивленно осмотрел Наруто:
  — Хороший вопрос для шиноби, но правильного ответа на него нет.
  — Как нет? А мощные техники?
  Мужчина лишь хмыкнул.
  — Этот вопрос из разряда «что главное в жизни?» или «что лучше красное или теплое?». У каждого ответ свой.
  — Хорошо, — кивнул Наруто изрядно озадаченный мастерством ухода от ответа его собеседника, — спрошу по-другому.
  — Валяй, — в голосе шиноби послышалась усмешка.
  — Что ставите Вы во главу угла?
  — Опять же хороший вопрос, — кивнул мужчина, — и опять же на него нет правильного ответа.
  — Ну-уу, — расстроился Наруто.
  — Путь шиноби не в том, чтобы набрать техник или быть самым быстрым, а в том, что быть эффективным. В зависимости от ситуации я могу прикинутся слабым, могу быть быстрым или использовать техники или иллюзии. Как, например, сейчас, — и мужчина просто исчез.
  — Вот засранец, — восхитился мальчик и перевел взгляд на мемориал погибших и улыбка увяла на его лице, — а, биджу, наверное, не стоило его тут тормошить. Теперь он меня считает придурком. Молодец, Наруто, так держать.
  Придавленный этим, и еще разговором, мальчик было побрел к себе домой, но решил что еще не поздно потренироваться и отправился на полигон академии.
  
  Пепельноволосый с грустью смотрел вслед единственному сыну его покойного учителя и впервые усомнился в правильности такой изоляции. «Молодец, Какаши, ты смалодушничал даже поговорить с ним, так держать» — скопировал он интонации пацаненка.
  
  ***
  На входе в полигон его окатил ведром презрения какой-то хрен в светлых одеждах и с глазами, как у Хинаты. Они шли встречными курсами и Наруто не удержался и показал ему язык вслед, на что парень, не оборачиваясь, покачал пальцем. Поежившись, Наруто пошел дальше. У класса, на год старше как раз должны были закончится занятия и он не ожидал встретить никаких энтузиастов тренировки, но оглянувшись, он заметил еще кое-кого на пустом плацу.
  Девочка со смешными, хоть и милыми, хвостиками цвета коры дерева с чувством удовлетворения метала железо в цели. У нее отлично выходило.
  
  — Привет! — обратился он к ней, когда подошел поближе. — Меня зовут Наруто Узумаки, и я стану Хокаге!
  
  Девочка посмотрела на него и сдула челку на бок.
  
  — Привет, Наруто, — сказала она. — Меня зовут Тен-Тен. Ты что-то хотел?
  
  — Ага. Давай потренируемся вместе, как на это смотришь?
  
  — В чем именно? Метание у меня и одной выходит, если честно. — улыбнулась Тен-Тен.
  
  — О, так ты еще точно не тренировалась, поверь! — важно надулся блондин. — Я лично придумал эту тренировку.
  
  — Расскажи, — заинтересовалась девочка.
  
  — О, всё предельно просто, — улыбнулся Наруто, — ты кидаешь в меня всё, что под руку подвернется, а я пытаюсь увернутся.
  — Ты серьезно? — с сомнением переспросила девочка, — это же опасно!
  — Пустяки, — отмахнулся блондин, — если что, в госпитале подлатают.
  — Ну, давай, — девочка с энтузиазмом подбросила сюрикен и зажала его между пальцами, — я всегда хотела покидать в живые мишени, но сенсеи не разрешали. Лови!
  Наруто едва-едва увернулся.
  — Ха, неплохо! Лови еще!
  За пару часов они изрядно набили друг-другу шишек в самых разных местах. Узумаки значительно хуже метал, настолько хуже, что каждый бросок заставлял Тен-Тен морщиться, зато его реакция в разы превосходила скорость снарядов. Девушка же, наоборот, метала просто превосходно, у уворачиваться получалось с трудом.
  Под конец тренировки он поймал кунай специально брошенный тупой стороной вперед тем самым «уязвимым местом» и свернулся калачиком.
  — Ой, хи-хи, — развеселилась девочка, — это и правда работает.
  — Ты даже не представляешь насколько, — просипел мальчик и подумал «где же моя фляга, когда она так нужна?»
  29
  Наруто бежал изо всех сил по одной из улиц Конохи, а за ним гналась шайка детей постарше — его обычные тренировки. Преследователей стало больше, когда он однажды побил одного из них. С тех пор у него были самые эффективные тренировки в беге, особенно когда подключались ученики из академии старших классов.
  Завернув в переулок, Узумаки затормозил и выругался — тупик. А за поворот уже забежала шайка.
  — Что тут у нас? — насмешливо поинтересовался их главарь, — неужели отбегался?
  — Ага. Один — тридцать два в мою пользу, — рассеяно кивнул мальчик осматривая окружающие дома в поисках пути спасения.
  — Ах ты ублюдок! — не очень креативно ответил он и выхватил увесистую палку.
  — Вау, — спокойно выдохнул Наруто, а внутренности сжимались в холодный ком.
  — Что, зассал? — глумливо спросил парень.
  — Есть немного, — тихонько ответил мальчик. Носком он подбросил пустую бутылку, схватил за горлышко и разбил об стену. Получилась «розочка».
  — Вы посмотрите, карапуз показал зубки! — рассмеялся главарь и с размаху ударил дубиной, а Наруто постарался воткнуть ему стекло под руку, чтобы перерезать артерию.
  В следующий момент оба парня разлетелись в разные стороны и воткнулись в стены.
  — Вечер добрый, — произнес холодный голос, — старший патрульный Конохи Учиха Такеджи. Что вы себе позволяете?
  Наруто, крепко приложившийся об стену, потряс головой, сел на землю и опёрся о злополучную стену. Преследователей уже след простыл, остался только он и главарь с дубиной, а между ними стоял высокий парень в форме полиции Конохи и сверкал красными глазами. Узумаки поежился под этим взглядом.
  — Что же тебе навесить? Вооруженное нападение? Разбой? Или, может, нападение на госслужащего при исполнении?
  — Но! — постарался возразить главарь.
  — А что? Тот малыш, — он кивнул в сторону Наруто, — учится в академии под патронажем деревни. Значит, он госслужащий. А ты на него напал.
  Узумаки хотел добавить, что он еще и в архивах работает, но вспомнил наставление унылого рыцаря и решил не раскрывать ничего.
  — Давай, вали отсюда. И, чтобы такого больше не повторялось! — прикрикнул на него полицейский.
  — Но ведь он первый начал! — прохныкал тот.
  — А с ним я сейчас разберусь, — грозно ответил полицейский и развернулся в сторону блондина. Мальчик сглотнул.
  — Так-так-так. Узумаки, хех, Наруто. Хе-хе. Ну и имечко. Смотри, пацан, — он присел на корточки, чтобы быть на одном уровне с сидящим на земле мальчиком, — я давно уже наблюдаю за тобой и знаю все твои выходки. Скажи, зачем ты к ним пристаешь? Только честно, понял меня?
  — Я так тренируюсь, - пожал плечами мальчик.
  — Да? — удивился Учиха, — это как ты себе представляешь? — он покосился на «розочку», которую Наруто все еще сжимал в руке и тот отбросил ее, будто она была ядовитой.
  — Ну, они гонятся за мной и я могу бежать на пределе своих сил, а не филоню. А это… это было непредвиденно, я не хотел ни с кем драться.
  — Ага, — рассеянно кивнул полицейский, — и поэтому ты решил его убить бутылкой. Ладно, вижу вас там в академии хорошо учат, — он кивнул, — и на первый раз я тебя отпускаю, но запомни, мальчик, — страшный красный глаз и… три запятых завертелись вокруг зрачка («это как так?»):
  — Убьёшь кого-то и мы убьём тебя, понял?
  — Д-да, — едва выдавил из себя мальчик.
  — Вот и славно, — как ни в чем не бывало поднялся мужчина, — на первый раз я тебя отпускаю. Тем более, что на тебе я не плохо поднял, — он улыбнулся.
  — На меня делали ставки? — удивился мальчик, — в полиции?
  — Тс-с, — шиноби приложил палец к губам и подмигнул.
  — Круто, а можете поставить на меня в следующий раз? — он протянул полицейскому несколько мятых купюр.
  — Так, — он показательно нахмурился, — никаких «в следующий раз».
  — А за двадцать процентов? — лукаво посмотрел на него мальчик.
  — Вали отсюда, — полицейский сделал жест «кыш», — не то я арестую тебя за подкуп должностного лица.
  — Хо-орошо! — преувеличенно бодро прокричал мальчик и зашагал к выходу из подворотни. Уже на углу остановился, будто что-то вспомнил и обернулся к полицейскому:
  — Ладно, уговорили, половину мне, половину вам за выигрыш, — и с хохотом умчался в толпу.
  «А эти Учихи, оказывается, не все зазнавшиеся козлы. Есть среди них и нормальные ребята»
  ***
  Изо дня в день Наруто занимался, сражался убивал и умирал. Иногда это было весело, даже забавно, иногда страшно до мокрых штанов — есть вещи, к которым просто невозможно привыкнуть и спокойно относится. Где-то через неделю до мальчика дошло, что копить всю сумму — слишком расточительно из-за постоянных потерь при смерти, поэтому он покупал вещи по одной. Убил пятерых, купил курточку, еще троих — отрез ткани на лицо и так далее. Маленький шиноби так и не отказался от идеи спрятать свое страшное лицо, вот только не как тот придурок — под капюшоном, который постоянно сползает и закрывает всё периферийное зрение — а как ниндзя в древности — замотаться куском черной ткани так, чтобы видны были только глаза.
  Самой большой проблемой были размеры. На мелкого пацана, естественно, ничего не было, а соваться к таинственному производителю кожи для индивидуального заказа торговец откровенно не советовал. Поэтому прикупив до кучи большую иглу и толстые нитки мальчик кое-как обрезал лишнее и тяп-ляп подогнал по себя. Получилось, честно признаться, убого: одна сторона больше другой, швы, торчащие нитки, дырки то там, то тут, но во сне Наруто мог ходить голым вообще не заморачиваясь такой мелочью, как мнение окружающих. Одежда была в первую очередь защитой от умников, метающих ножи и кидающихся разнообразной взрывающейся дрянью. От всего остального мальчик предпочитал уклонятся или уносить ноги, как, например, от стаи собак или из квартала местных шиноби — несколько десятков быстрых и ловких фигур с кривыми ножами шустро догнали и зарезали своего юного типа-коллегу на раз два.
  Тактику парень тоже сменил. Вместо того, чтобы вылавливать одиноких сумасшедших, шатающихся ночью по этому городу, он теперь стал пробираться через чердак в дома и убивать всех внутри, так как в ночном бою в ограниченном пространстве он мог дать фору неповоротливым громилам. Его даже узнавать стали, что безмерно льстило Узумаки. Прозвали его чем-то, вроде, «ночного ветра» и время от времени устраивали засады.
  Вот как сейчас. Услышав слишком подозрительный шум, вроде того, как человек в стальных доспехах переминается с ноги на ногу, мальчик «взвел ловушку» — натянул веревку поперек дверного прохода и пошел дальше. К сожалению, в академии преподавали ловушки в лесу, а в закрытых помещениях рекомендовали использовать взрывчатку или самострелы. И где он найдет то или другое? А ловушки на фитилевых бомбах у него не получались.
  В этот раз их было трое. Обычный мужик с кривым ковырялом и два серебряных фантома, один с копьем (во дебил) и закованный по самые брови в тяжелую броню рыцарь. Наруто понял, что драться ночью с фантомами — это точно его стихия. Мало того, что этот сияющий серебряный ореол с головой выдавал носителя, так еще и не освещал предметы вокруг, делая носителя просто идеальным соперником шиноби, который в темноте может видеть.
  Рыцарь храбро стоял впереди с поднятым щитом. Узумаки всегда улыбала наивная вера этих крепышей в свою стальную скорлупку, в которой так много дыр. Бесшумно разбежавшись, Наруто на скорости взбежал на стену и вогнал гвоздь прямо в прорезь шлема. «Минус один». Дернуться в сторону, пропустив копье мимо, ухватиться за древко и ударить горе копьеносца по яйцам.
  В эту ночь мальчик узнал еще одну неписанную истину этого мира. Серебряные фантомы неуязвимы для атак своих союзников. Точнее, пропускают все атаки буквально, через себя. Поэтому шиноби был ОЧЕНЬ удивлен, когда струя огня прошла через фантома и знатно его подпалила.
  Развернувшись, Наруто пустился наутек, а за ним двое мужиков с матюгами топали по деревянному полу. Копейщик, лидировавший в забеге, запнулся о веревку и упал на пол. Бегущий за ним пироман словил плечом отравленный гвоздь и фаербол ударил в стену, мгновенно подпалив ее от пола до потолка. Лежащий на полу копейщик получил сокрушающий удар пяткой вниз из вертикального шпагата в основание черепа. Что-то хрустнуло.
  Стоящий сзади пироман схватил лежащего собрата за ноги, с неожиданной силой дернул на себя и рывком поднял на ноги. Мужчина выронил копье и с немного остекленевшими глазами достал знакомую флягу из кармана.
  «Она что, у каждого встречного есть?» — с раздражением подумал Наруто и кинул сферу, заполненную белым туманом ему прямо в лицо. Сфера разбилась об его лоб ровно за мгновение до того, как он отпил из фляги. Мужчину обвил белый туман… и ничего. «Талисман Ллойда — препаршивейшая вещица. Она блокирует действие фляги с Эстусом в некотором радиусе от попадания».
  Поэтому сам Наруто постарался не соваться в облако белого тумана, что дало парочке время, чтобы убежать.
  «А теперь поиграем в мою любимую игру», — лицо парня пересекла кривая улыбка, — «мышка убегает от кошки»
  ***
  Проснулся он засветло с чувством выполненного долга и преотличнейшим настроении. Хоть он и сгорел в конце, но всё-таки убил тех двоих. Всё в таком же радужном состоянии мальчик сделал разминку, поел и вышел на улицу. Вот только что-то было не так.
  Лица прохожих рано утром никогда не были образцом жизнерадостности, но даже по меркам хмурого и дождливого утра это было через чур. Всё были какие-то взволнованные и очень печальные. Прохожие постоянно смотрели по сторонам, будто выискивая опасность и самое главное — аномальное количество патрулей носились по крышам.
  — Что произошло? — мальчик подошел к молодой паре. Те вздрогнули и посмотрели на него.
  — Ничего, — соврал мужчина, — иди к себе домой. Не стоит бродить по улице.
  И парочка торопливо ушла, оставив задумчивого Наруто посреди улицы. И только оглянувшись он заметил тоненький столб дыма на юго-востоке. Естественно, он поспешил туда. Никто из прохожих не хотел просвещать мальчика: много кто сами ничего не знали, это, в основном, гражданские, и те, кто не хотели говорить, это были шиноби.
  Детей на улице не было, да и вообще над городом зависла какая-то нехорошая аура. Ребенку даже пришлось сложить печать концентрации, чтобы развеять эту давящую атмосферу. И это ему очень не нравилось. Сейчас он, как никогда раньше, пожалел, что до сих пор не купил себе хотя бы кунай.
  — Что ты тут делаешь, отродье, вали отсюда! — сорвался какой-то мужик, когда Наруто подошел спросить у него в чем дело. Мальчик обвел его взглядом с ног до головы, а мужик постоянно косился на дым. «Не шиноби».
  — ***ло замажь, — рассеянно отбрил он его и пошел дальше, оставив мужика обтекать сзади.
  Чем он ближе подходил к источнику дыма, тем больше становилось патрулей АНБУ и все меньше гражданских. Патрулей полиции было вообще не видать. И тут он прошел мимо их штаб квартиры: выбитые окна, порванные бамбуковые перегородки, копоть и кровь… везде кровь. На полу перед входом, стекающая их окна и, главное, потеки крови на фасадной витрине с четвертого до первого этажа. Что-то было очень не в порядке.
  — Мужики, введите меня в курс дела, — постаравшись придать своему голосу грубости он подошел сзади к двум чунинам без масок и использовал кое-что, чему их только начали обучать в академии, а именно вот такой вот приказной тон. Пока человек не сообразил, что к чему, он может на секунду даже повиноваться.
  — Нападение на Учих, эй, ты кто? — нервничающий чунин развернулся и чуть не выхватил оружие при виде Наруто, — чего ты тут делаешь?
  — Мне никто не говорит, что произошло, — расстроенно поделился мальчик.
  — Чеши отсюда, мальчик, — посоветовал ему чунин, пока его напарник внимательно осматривал окрестности, — опасно пока по улицам ходить.
  — Опасно? Нападение? На Учих-то? — хмыкнул мальчик, — потерь нету, да?
  Чунины переглянулись.
  — Э…
  — Значит есть, — нахмурился Наруто, — у меня там друг есть, — он кивнул в сторону дыма. Зовут Такеджи. Что с ним?
  Чунины снова переглянулись и снова попытались что-то промямлить.
  — А Саске? Учиха Саске? — не дал им ответить мальчик, — с ним что?
  — Жив он, — выдохнул напарник, — это единственное, что мы точно знаем. А теперь вали отсюда, пока мы тебя к Ибики не сдали.
  Понятливо кивнув, мальчик побрел в академию, на ходу обдумывая сложившиеся. Кажется, у Учих потери неплохие.
  — Наруто? Ты чего тут делаешь? — удивленно спросил Ирука, когда мальчик пришел на учебу, — беги скорей домой, сегодня уроков не будет.
  — А что случилось?
  — Извини, не могу сказать. Пока Хокаге не обнародует, это секретная информация.
  — Я видел штаб-квартиру полиции.
  Ирука грустно вздохнул.
  — Не стоило туда ходить. Давай я тебя проведу до дому.
  ***
  Наруто с друзьями собрались в заведении Акамичи, которое Узумаки наконец-то смог себе позволить. Сидели там их компания и почему-то Ино. Настроение у всех было очень хмурое.
  — Как это так произошло? — тихо спросила Ино.
  — Предательство, — ответил Шика, которые в кои-то веки не делал вид, что ему всё скучно и что он спит.
  — Ага, — кивнул Киба, — ты, очевидно, знаешь больше. Что произошло?
  — Это пока секрет, который знает вся деревня, — улыбнулся Шикамару, — Итачи Учиха сошел с ума и напал на свой клан.
  — И… и как? — выдохнул Наруто и обнаружил, что на него смотрят все собравшиеся, — э, в смысле, его быстро убили, да?
  — А вот это не так очевидно, — ответил Шика, — скорее всего он ушел.
  — ЧТО-О!? — проорал Узумаки.
  — Тише, биджев рупор, — шикнула на него Ино и посмотрела на Шику, — продолжай.
  — Итак, сейчас нет достоверной информации пойман Итачи или нет. Я лично склоняюсь к варианту, что он смог уйти.
  — Это почему еще? — буркнул Киба, — от дуэта Инузук и Хьюга никто еще не уходил.
  — Сейчас объясню, — ответил Шика и тихо сказал, — нет достоверной информации и по выжившим. Пока единственный человек точно переживший бой — это Саске, но он в коме.
  — ОН ГДЕ? — на ультразвуке проорала Ино и начала тормошить Шику, — скажи, что с ним? С ним все будет в порядке?
  Шикамару мотылялся из стороны в сторону со спокойным лицом и прочищал пальцем ухо. Ино затем успокоили и все начали обсуждать произошедшее, и Шика сделал вид, что уснул.
  — Знаете, что меня беспокоит? — дождавшись тишины спросил он и выдержав паузу сказал, — не было тревожного колокола.
  — Точно-о, — Наруто ударил кулаком в открытую ладонь, — и это значит… э…, а что это значит?
  — Что бить в колокол было либо некому, либо они не успели, — спокойно просветил собравшихся Шика.
  — Но ведь колокол находится в штаб квартире АНБУ, — воскликнула Ино.
  — Правильно, поэтому остается один вариант — они не успели в него прозвенеть.
  За столом воцарилось молчание.
  — Допустим бой заметили через две минуты. Еще минуту гонец бежал до АНБУ. Еще минуты две согласовывали и отдавали приказы. Накинем еще минуту и получается, что Итачи хватило до шести минут максимум, чтобы убить триста восемь подтвержденных человек, из которых сто восемьдесят было шиноби, из них семьдесят шесть было джоунинами и пять из них входили в элиту наших воинов, а так же главу клана. Убить их всех и успеть отбежать минимум на десять километров, заметьте.
  — О, Ками...
  30
  **Интерлюдия**
  Саске шел по улице, опустив голову. «Почему вы все на меня смотрите? Не смотрите! Хватит смотреть на меня! Почему они все знают? Ну почему каждая собака теперь знает? Почему Хокаге рассказал им всем? Почему нельзя просто забыть? Вот бы они все забыли и не смотрели на меня ТАК»
  Как оказалось, прошла неделя. Неделя, полная ужаса повторяющегося видения, как Итачи, это больной ублюдок, раз за разом убивает его папу и маму. «Как это вообще могло произойти?». Стоило Саске очнутся в госпитале, он тут же оттуда сбежал к себе домой. Подальше от этой заботы, этих взглядов. Будто он ничего не может, будто он бессилен. Идти домой была совершенно плохая идея — он потерял сознание от ужаса, когда увидел квартал в таком состоянии. Квартал его клана, его квартал, его дом… был весь в потёках крови, стекла везде были разбиты и хрустели под ногами, несколько домов сгорело и кучи вещей лежали просто вдоль улиц.
  Часовые не решились останавливать его на входе и он запретил им входить. Он просто хотел побыть одному. Спрятаться от этого мира, чтобы его никто не видел, чтобы никто не знал о его существовании. Одному, правда, в вымершем квартале было невыносимо жутко: остатки иллюзии наложились на ужасы реальности и Саске снова потерял сознания, а потом он всю ночь проплакал в шкафу с мамиными одеждами, пока голод под утро не выгнал его оттуда.
  Как готовить он не знал, а все подходящие для закусок продукты либо протухли, либо пропали. Кое-как насобирав мелочь из своей копилки, мальчик приоделся и в первый раз пошел в город за покупками. Он раньше ходил с мамой… мамо-ой! Саске всхлипнул, но дал себе приказ не плакать — он идет в город, надо держать марку. Итак, он раньше ходил в один магазин за мясом и на рынок за овощами. Вот так он и пойдет.
  Возле выхода из квартала его уже ждала целая делегация. Медики, шиноби, АНБУ, чиновники.
  — Саске, вот ты где, мы уже думали… — чиновник оборвал сам себя, получив тычок локтем в бок от главного медика.
  — Не стоило убегать из госпиталя, — мягко добавила главврач, — там ты в безопасности
  У последнего Учихи навернулись слезы и он скинул челку на лицо, чтобы это скрыть. О, он многое хотел сказать, что и Учихи были в безопасности и что в гробу он видал тот госпиталь. Хотелось наорать на них всех, хотелось плакать, проклинать их всех. «Аристократ должен всегда быть аристократом» — набатом звучали у него в голове слова его матери. Никогда не хамить, не кричать, всегда хранить свое достоинство.
  — Хм, — единственное, что придумал в ответ Саске, так как говорить в голос он опасался — еще не дай Ками услышать плаксивые нотки в его голосе.
  — Ой, ты куда? — всплеснула руками женщина.
  — Пфф, — фыркнул Учиха и пошел прямо, не обращая внимания на толпу, будто ее тут и не было.
  — Тебе стоит вернутся в госпиталь, — начала врач, но какой-то АНБУ легонько взял ее за руку.
  — Хрпф, — Саске начинало нравится так отвечать.
  Толпа за спиной мгновенно растворилась и мальчик вздохнул с облегчением. «Теперь дело за малым — вспомнить дорогу». И Саске уверенно зашагал куда-то в центр города.
  И вот он шел по городу, в очередной раз проклиная всё на свете: и себя, за то, что вышел на улицу, прохожих, за то что смеют смотреть на него с такой… жалостью, Ками, за то что допустили такую несправедливость и главное… ИТАЧИ!!! Этого ублюдка он хотел… он даже слов таких не знал. Чистая, незамутненная ненависть. На весь мир.
  «Еще эти… вокруг. Всё у него нормально, ничего не произошло, харе таращится. Будто вам нечем заняться, кроме как на меня смотреть? Я что, похож на юродивого в цирке, а? Почему у меня нет до сих пор невидимости? Или иллюзии какой, чтобы раз и никто меня не видел? О нет. Нет-нет-нет»
  Навстречу ему маячила знакомая блондинистая шевелюра главного неудачника этой деревни. Узумаки Наруто. «Нет-нет-нет, я не хочу его видеть. Не так, не сейчас. О нет, этот урод специально меня нашел, чтобы постебаться? Будет стоять тут и шутить свои глупые шуточки, о нет. Я его поджарю, и заставлю его подавится своими словами!». Черная злость поднялась рывком и грозила вот-вот выплеснутся наружу под таким давлением, что аж глаза защипало.
  И тут, посреди океана сочувствующих, печальных, оценивающих, а то и откровенно злорадных и презрительных взглядов его ненависть столкнулась с такой же ненавистью. Это немного отрезвило Саске, собиравшегося на полном серьезе сжечь одноклассника. «Этот ублюдок» — пронеслось у него в голове. Наруто смотрел на него с настоящей первобытной злостью. Такой, что пространство между ними, казалось, вот-вот заискрит. «Не-ет, он идет не чтобы смеяться надо мной. Тогда зачем? И за что он меня так ненавидит?». Парни подходили все ближе, сверля друг к друга ненавистными взглядами. Жажду убийства почувствовали даже простые люди и убрались с их пути.
  Мальчики подошли совсем вплотную и не сбавляя шаг прошли мимо. Только Наруто успел шепнуть. «Убей его». И в этом шепоте было столько гнева, что Саске замер и едва поборол желание обернутся.
  — Хм, — он громко хмыкнул и впервые кривовато улыбнулся. Постоял так немного и не оборачиваясь пошел дальше. «У него действительно были глаза зверя? Не, показалось»
  ***
  Наруто шел вперед и глаза ему застилала кровавое полотно. Он только что увидел Саске. Нет, не того высокомерного ублюдка, на которого он равнялся. А выжатую тряпку, оборванца с надетым навыворот кимоно, забитого звереныша. Сейчас он может признаться себе, что дико завидовал Саске. У того было все, что не было у Наруто. Уважение, почет, куча друзей, внимание девочек, сила, красота и главное… семья. То, чему так завидовал сирота. То, чему ему так не хватало. И что Саске имел просто по праву рождения.
  И теперь они оба сироты. Никто. Ноль без палочки. Дырка от куная. Раньше, может, он бы даже позлорадствовал, но теперь он изменился. Как бы Узумаки не любил Саске, но семья… у Учихи отобрали самое главное в этой жизни и лично Наруто бы на его месте пошел бы резать всех и ровнять города с землей, лишь бы достать того Итачи. Умирал бы раз за разом, но стал бы самым сильным ублюдком в этом паршивом мире, чтобы ни одна сволочь никогда бы не посмела провернуть подобное вновь.
  И всё, что сам мальчик чувствовал по отношению к Итачи была ненависть. Всепоглощающая ненависть сироты к тому, кто убивает семьи. Узумаки решил себе, что убьет Итачи как только выпадет шанс.
  — Наруто?
  Из своеобразного транса ненависти его вывел знакомый голос.
  — Ты меня напугал, — улыбнулась Аяме из Ичираку-рамена, — ты та-ак на меня посмотрел, у меня аж мурашки по коже побежали. Будто ты хотел меня съесть, — она лукаво улыбнулась, — что будешь заказывать?
  — Двойной рамен, — и подумав добавил, — два.
  Ему есть что заесть. Хм.
  ***
  Бумажная волокита еще нескольких дней прошла, будто в тумане. Он что-то подписывал, что-то кому-то говорил и вскоре его оставили. День спустя Саске нашел в себе силы прийти в академию. Там все обо всем, естественно, знали. Они видели его раньше, знали, каким он был и теперь видят во что он превратился сейчас. Саске было невыносимо стыдно появляться на глазах у тех, кого раньше знал. Стыдно за то, что он превратился из наследника клана в вот это. Стыдно, что потерял весь клан, стыдно за полицию. Но он настоящий аристократ. Абсолютно ровная осанка, каменное лицо и ничего не выражающий взгляд. Саске заходит в класс. Проигнорировав мгновенно замолчавший класс и немного сбившись с шага при виде настоящего пожара в глазах Наруто «ему-то какое дело?» наследник клана Учих в полной тишине прошел к своему месту.
  — Саске-кун, ты как? — заботливо полезла к нему Сакура.
  — Отстань от меня, — тихо, но злобно ответил ей мальчик.
  — А? — та хлопнула глазами, — Саске-кун!
  — Идем-идем, — Ино взяла вою подругу под руку и попыталась отволочь ее прочь, — видишь, ты ему не нравишься.
  — АХ ТЫ!!! — завелась с пол-оборота розоволосая, — ДА ОН НА ТАКУЮ КАК ТЫ!!!
  — От****тесь. Обе. — прорычал Саске, у которого от их крика разболелась голова. Девочек, как ветром сдуло и из коридора донеслось:
  — Видишь, ты во всем виновата.
  — ЭТО ВСЁ ТЫ!!! — дальнейший шум отрезала закрывшаяся за девочками дверь.
  В этот день уроки прошли в полнейшей тишине и Саске так никто и не трогал. Его друзья попытались подойти к нему, но столкнулись с ледяной стеной.
  С тех пор не было больше светлого мальчика Саске. Теперь остался только Учиха Саске, наследный принц почти несуществующего клана. Он перестал общаться с кем бы то ни было, а на любые вопросы отвечал максимально лаконично, либо разнообразными хмыками и прочими звуками. На спаррингах он, обычно, никого не щадил, поэтому скоро его стали ставить только с лучшими рукопашниками, а Наруто, казалось, даже тащился от столь грубых спаррингов, несмотря на то, что раз за разом проигрывал их. Учителя вообще старались Саске не трогать и не спрашивать, хотя он оставался лучшим учеником по всем предметам.
  Ино с Сакурой после того раза разругались в пух и прах и больше не разговаривали друг с другом. Сначала пытались общаться «через посредников», вроде «Шика, скажи этой корове…» пока мальчиков это не достало, а потом просто молчаливое соревнование за место возле Саске переросло в настоящее поле боя.
  А Наруто понял, что в этом мире может происходить всё, что угодно и надо быть гораздо сильнее, чтобы избежать судьбы Учих. Поэтому он решил попробовать прозвенеть в колокола. Ему надо стать сильней, а это действительно хорошая цель.
  ***
  С четко видимой целью бродить по тому отчаянному миру стало гораздо проще. Наруто при любой возможности старался отрабатывать какие-то приемы и на ходу придумывал тренировки, например, забег с препятствиями на скорость со стаей собак или встать напротив слабого пустого и отрабатывать на нем технику уклонений и ударов, как на живом манекене. Пустой размахивал своей железкой, а шиноби технично уходил в стороны, а потом начинал контратаковать руками. Затем, когда монстр начинал хрипло дышать и уже не мог поднять свое оружие, шиноби добивал его.
  С ростом его чакросистемы значительно росли и его боевые возможности. Наруто был быстрее и сильнее большинства обычных противников, хоть и на время, пока не прогорят каналы. Сам он искренне считал себя весьма сильным противником, хоть и не зазнавался — всегда работал из тени и из засад.
  После очередного боя, мальчик достал из так полюбившегося ему белого шарика маленькую черную штуковину. Выглядела она, как абсолютно черный огонек, обрамленный белой каймой. Стоило только взять его в руки, как это нечто тут же всосалось в мальчика. Замерев на секунду, Наруто понял, что это именно то, чего ему так не хватало — то, что может заполнить ту внутреннюю пустоту, что гложет его каждый раз во сне. И теперь он откуда-то знал, что надо делать — надо эту штуку сжечь в одном из костров.
  ***
  Судорожно вдохнув в экстазе, Наруто раскрыл глаза и огляделся. Он все еще был во сне, но его обычная жесткость куда-то делась и теперь он обводил комнату в своей базе своими глазами. Глазами Узумаки Наруто, а не нежити. Не веря своему счастью, мальчик потрогал нос — он был на месте, ущипнул себя за щеку — больно, втянул носом воздух. «фу-уу» — скривился он. Пахнуло в его «базе» затхлостью, чем-то гнилым и чем-то сдохшим. Когда он был пустым такие мелочи его попросту не волновали. Как человек, он видел больше цветов, ощущал гораздо больше запахов и вообще, мир стал гораздо более ярким.
  Мальчик осторожно забрался на крышу. Солнце грело кожу на лице, а прохладный ветерок обдувал тело. Узумаки снова вздохнул полной грудью. «Как же здорово». Наконец-то, наконец-то, его не терзал этот страшный голод. Он наконец-то почувствовал себя полным. Прямо как в реальности. Еще этот город пах смертью, кровью и разложением. Гнетущая аура этого места была еще сильнее ощутима в человеческой форме.
  Вдруг какая-то струна в его мозгу дернулась и он понял, что в его мир вторгся некий «Большой Д». Немного шокированный такими экстрасенсорными способностями, мальчик перескочил на несколько крыш подальше, чтобы не выдать свой костер и лихорадочно заозирался. Спокойствие нежити куда-то делось вместе со всем остальным.
  «А если я сейчас человек, то, может, и умирать буду как человек?» -подумал он и взвыл «Биджу-уу, я не хочу умирать», — мальчик оборвал себя, — «так, соберись, ты отличный боец, ты со всем справишься».
  Сотрясая крышу своими шагами, по лестнице наверх поднялся гигант. Ростом он был под два с половиной метра и носил самые большие доспехи, которые Наруто видел. Оценив взглядом обстановку на чердаке, он поднял взгляд выше и через дырку в крыше увидел Наруто. Лицо его закрывала маска бородатого дядьки, тоже желтая, как и вся остальная броня. Незнакомец, отливающий красным в его внутреннем зрении, приветственно развел руки в стороны, и случайно сбил шкаф зажатым в одной руке двухметровым мечом.
  «Ого, это сколько же дури у него?»
  Не особо напрягаясь или как-то беспокоясь о внушительном весе своей экипировки, фантом подпрыгнул высоко вверх, схватился одной рукой за крышу и просто подтянулся. Завороженный такими чудесами силы, Узумаки только моргал. Противник выбрался на крышу и запросто прокрутил «восьмерку» своим огромным мечом.
  — Подготовится к первой стадии, — сказал фантом рокочущим басом.
  — Потанцуем? — спросил его мальчик, до дрожи боявшийся этой дуэли. Маска ответила:
  — Начали, — и тут же с нечеловеческой силой и скоростью сверху-вниз ударила по мальчику и с оглушительным хрустом воткнулась в крышу. Внутренне похолодев от такого «вступления», шиноби запросто увернулся и постарался сократить дистанцию, но противник без проблем выдернул свое громадное оружие и снизу вверх по диагонали махнул им. Наруто поднырнул под клинок, а гигант сделал шаг назад, не подпуская Узумаки к себе провернул меч над головой и снова нанес диагональный удар. Мальчик снова без проблем увернулся и, получив момент, кинул зажигательную бомбу тому прямо в лицо.
  На мгновение над полем боя наступила тишина. Все замерло. Наруто смотрел на горящую голову неподвижного противника, а тот… смотрел на него. Издав какой-то гулкий звук, он помотал головой и закинул меч себе на плечо. Видимо, зажигательная бомба его не впечатлила. Противник начал серию режущих ударов, от которых стало очень тяжело уклонятся. Каждый удар следовал за предыдущим, как волна за волной и как вода перетекал к следующему. Гигант словно танцевал: грациозно шагал в такт ударам, проворачивался, вкладывая еще больше нечеловеческой силы в удары и отчаянно бликовал на солнце. Меч его был тоже не простой: во время каждого удара он оставлял ярко-оранжевый след и поэтому соваться под него Наруто не хотелось совершенно. Поднырнув по очередной смертельно опасный замах, мальчик подскочил вплотную к гиганту и тут… Фантом взял меч в одну руку (и так же без усилий его провернул в воздухе), а свободной рукой ладонью вроде как постарался схватить Наруто за лицо, но в последнее мгновение из ладони вырвался столб пламени. Шиноби заорал от невыносимой боли и отскочил на пару шагов назад, вслепую нашаривая бутылочку с эстусом, ощущая, как лицо буквально плавится. Не успел он достать свое заветное сокровище, как его что-то проткнуло чуть ниже ребер и начало поднимать. Раздираемый нечеловеческой болью, Узумаки таки отхлебнул из фляги и когда его глаза восстановились он обнаружил себя проткнутым этим гигантским мечом, который фантом держал вертикально вверх. Стоило только это осознать, как мальчик стал очень быстро двигаться к земле. В месте с мечом, на который он был насажен, естественно. И при столкновении с землей его полностью разрубило на две половинки.
Оценка: 8.07*72  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ж.Штиль "Стервами не рождаются. Падь" (Любовные романы) | | Н.Кофф "Свет утренней звезды " (Современный любовный роман) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | А.Кувайкова "Ришик или Личная собственность медведя" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | | В.Ларионова "Во власти будущего. МАЭ. Книга III" (Попаданцы в другие миры) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | Н.Кофф "Огненное сердце дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Ларионова "Во власти прошлого. МАЭ. Книга II" (Попаданцы в другие миры) | | К.Марго "Мужская принципиальность или как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"