Козак Елена Александровна: другие произведения.

Авантюристы, или на службе у короля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В борьбе за правое дело все средства хороши: убийство, подкуп, ложь... Главное - найти себе правое дело. Но за этим дело не станет. Ведь набить себе карманы золотыми - тоже можно считать правым делом.
    Очень хочется увидеть мнение читателей!


   Пролог

Смерть - это только начало пути...

  
   - Э, гляди-ка, мертвец! - послышался молодой звонкий голос.
   - Ну, и на что здесь глядеть-то? - во втором голосе отчетливо слышалось старческое кряхтение. - Вот если бы ты золотые нашел, тогда понимаю твою радость. А тут, виданное дело - труп! - один из стражников бесцеремонно пнул тело ногой, переворачивая его на спину. Скривился и начал орать на напарника. - И какого ты полез в этот переулок?! Говорил же, одни несчастья от него! Коли не труп, то нищенку какую, или простого вора найдем. Встречаются такие ловкачи, вмиг карманы обчистят, ты и не заметишь.
   - Такие разве что на площадях, когда народу много, - не согласился второй стражник. - Вот на этой недели хорошо парни по карманам полазили. Сколько золота стянули. А все равно нашли мы их. Так и этого найдем.
   - Ага, делать больше нечего! Посмотри на его рожу. Кровавое месиво, даже носа не видно. Кости во всем теле сломаны. Его теперь родная мать не узнает. Куда уж нам! Готов поспорить при нем ни одного, самого паршивого документика. Или ты думаешь, маги нам помогут? Трижды ха! Знаю я этот райончик. Родился здесь, как никак. Всякую шваль здесь режут: мошенников помельче, воров, взявших лишнее, неудачливых игроков в кости. Здесь же два притона!
   - "Повезло" людям. В "хорошем" месте живут, - прервал разглагольствования напарника его спутник. - Между молотом и наковальней, не иначе!
   - Им не повезло?! Да это нам с тобой не подфартило! - вскричал более опытный. - Нет, ну, на кой рожон ты сюда полез?! Сидели бы сейчас в баре, хмель пили. А теперь... - стражник махнул рукой. - Да что, теперь говорить-то, вызывай патруль. А я пока с телом побуду, чтобы не случилось чего. Только в следующий раз не лезь, куда не просят! Меня слушай!
  
   Часть первая

У всего в мире есть цена. Кто-то платит золотом, кто-то любовью, кто-то жалостью, кто-то предательством...

   Месяц спустя...
   Ритмичное постукивание копыт, еле слышные удары вожжей по лошадям. Внезапно все смолкло. Карета остановилось. Медленно распахнулась дверца. Я отряхнула юбки, расправила небольшую складку на подоле, потянула ладонь к ручке с намерением открыть дверцу... И замерла, прильнув спиной к сидению кареты.
   - У меня ничего не выйдет. Я не смогу. Они раскусят меня. И обязательно найдется человек, который что-то заподозрит! - по моему лицу от волнения покатились слезы, а я начала быстро вытирать их.
   Мишель, сидевший напротив, перехватил мою руку и заглянул в лицо.
   - Все будет хорошо. Никто не знает герцогиню в лицо. Для них она просто символ. Ты прекрасно знаешь все, что нужно говорить, как себя держать. И даже если случится что-то непредсказуемое, на тебе все равно иллюзия. Твоя настоящая внешность останется для них загадкой. Все получится! - Мишель быстро поцеловал меня. - Тебе нужно всего лишь появиться перед ними и сказать пару слов.
   - Всего ничего! - я насмешливо покачала головой.
   Но, странное дело, страх почти исчез.
   "Да уж, странное..."
   - Кстати, ты знаешь, что нельзя применять магию к своему партнеру?
   - К партнеру - можно, - глаза у Мишеля хитро прищурились.
   Я нахмурилась, не сумев скрыть свое отношение к подобному решению проблемы.
   - А к такой очаровательной партнерше, - продолжил маг, снова целуя меня. - Никак нельзя!
   Я ответила на поцелуй, шепнув при этом:
   - Не боишься, что макияж сотрется, и все сразу догадаются, чем я здесь занималась?
   - Ты же не хотела идти?
   - Так я остаюсь? - я медленно положила руки на мужские плечи, губами касаясь уголков его губ.
   - Если бы это зависело от меня... - Мишель вздохнул.
   - Помню, помню - Дирей. Я ему не понравилась с первого взгляда, - я легко оттолкнула от себя Мишеля. - Так что на счет макияжа?
   - На тебе иллюзия, - лорд нежно провел рукой по моему лицу. - Она идеальна, как и ты.
   Я прищурилась, пробормотав сквозь зубы: "Ненавижу магов!", открыла дверцу кареты и ступила на мостовую. До меня долетело лишь одно слово: "Удачи!" В ответ я тихо прошептала: "Спасибо", - и сделала несколько шагов к высокому зданию. Длинный шлейф от платья струился за моей спиной.
   На берегах Ландеского озера раскинулся великолепный замок. В родном городе Авиане - в провинции нашего королевства, где я провела большую часть жизни - я никогда не видела ничего подобного, хотя одно время и вращалась там в высшем обществе. Давно это было. В другой жизни. Сейчас все изменилось.
   Этот дворец казался высеченным из камня. Он был огромен: множество башен. Одна высокая - центральная и еще пять, если я от страха не напутала, вокруг нее. Вычурные арки, странной, изогнутой, почти гротескной формы, что по одиночке выглядели бы нелепо, но вместе смотрелись роскошно, безумно элегантно. Я заметила также несколько веранд, увитых плющом. Резыденция Аннет походила на один из замков, что я видела в детстве на старинных картинах. Я хотела бы жить здесь, стать полноправной владелицей этого сокровища. Совсем как герцогиня Аннет.
   Что ж, сегодня мне это удастся!
   Я подходила все ближе к воротам. А в мыслях мелькало: "Еще не поздно уйти, развернуться и побежать прочь". Вряд ли, меня будут преследовать, слишком удивятся. Но... Мишель, как же я все-таки тебя ненавижу! Украдкой я обернулась и взглянула на карету. А затем еще быстрее пошла вперед.
   Прямо передо мной распахнулись ворота, стражники отвесили глубокие поклоны. Навстречу уже спешил лорд* в роскошном одеянии, с тросточкой в руке. Он выглядел довольно забавно: невысокий, тучный, затянутый в узкий камзол. На коротких толстых пальцах виднелись массивные перстни с камнями. Донельзя крикливая роскошь! В другое время я бы рассмеялась, увидев его нелепую фигуру. Но сейчас мне было не до смеха.
  
   Лорд - мужчина.
  
   - Герцогиня Аннет, прошу. Мы ждали только вас, - лорд отвесил глубокий поклон.
   Я благосклонно кивнула на приветствие коротышки и подала ему руку для поцелуя. Лорд склонился над ней, бережно прикоснулся губами к нежной коже. Я одарила его еще одной улыбкой и вошла в зал.
   Отовсюду на меня смотрело множество глаз. Поначалу я слегка оторопела. Мишель мне говорил, что людей будет очень много, но я не придала его словам значения. Думала, он преувеличивает.
   Пришлось постоять несколько минут у самого входа, прищурившись, стараясь рассмотреть каждого участника этого собрания. Но спину резко обдало холодным ветром, что пронесся по всей комнате, распахнув настежь одно из окон в глубине зала. Я гордо выпрямилась, улыбнулась и пошла вперед.
   Под ногами простиралась, заблаговременно расстеленная, алая дорожка. Знали бы люди вокруг, кто воспользовался их радушием!
   Один шаг, еще один. Все расступались передо мной. Кое-кто делал легкие поклоны, другие просто вежливо кивали. Желающих припасть к моей руке, к счастью, больше не находилось.
   Все так же медленно я дошла до помоста и взошла на него, затем легко кивнула слугам, приказывая закрыть двери: посторонние слушатели излишни.
   Впрочем, я и сама посторонняя. Вот только об этом никто не знает.
   Без лишней поспешности я сняла кольцо со среднего пальца, поцеловала большой зеленый камень, усыпанный мелкими фистами, и начала говорить прекрасно выученную накануне речь:
   - Я, герцогиня Аннет, клянусь памятью своих мужа и отца, что буду достойной продолжательницей их дела. Клянусь, не выдам вас. Клянусь, буду всеми силами способствовать нашему делу. Я не ...
   Слова, как же долго я их учила...
   - Мишель, ну не смогу я это выучить. Это даже хуже, чем трактаты мыслителей древнего мира. Никакой сути!
   - А там суть была? - маг удивленно приподнял брови. - По мне рассказ о прегрешениях монарха гораздо интересней рассказа о сущности мира Бериана Копытского*.
  
   *Бериан Копытский - один из известных философов, живший несколько веков назад. Его произведения входят в обязательную программу для обучения, как с частными учителями, так и в школах.
  
  
   - Да уж, помню. Две ночи в свое время зубрила. А потом учитель мне заявил, что я... Как же это? "Недостаточно вдумчиво рассказываю", - я предалась воспоминаниям, улыбнулась, вспомнив, как разъярился учитель, когда я случайно поменяла местами две фразы в речи Копытского. Он так забавно выглядел: весь красный с капельками пота на носу и готовыми уже сейчас вылезти глазами. Но с воспоминаниями пришлось повременить. Моего присутствия требовало настоящее. - А ты его тоже проходил?
   - Да, в храмовой школе, - отмахнулся Мишель.
   - В храмовой... Но подожди, - я нахмурилась, - ты же герцог. Совсем как эта... - я поднесла к глазам одну из бумаг. - Герцогиня Аннет. А в храмовых школах учатся только бедняки. К тебе должны были пригласить преподавателя. Ко мне и то приглашали!
   - С чего ты взяла, что я герцог?
   - Ты сам говорил. Я точно помню!
   - Когда это? - Мишель сморщил лоб, пытаясь вспомнить вместе со мной.
   - В Авиане. На балу.
   Лорд нахмурился, так и не поняв, о чем толкую.
   - В замке у графини Амелии, - уточнила я во второй раз. - Не помнишь?
   - А-а, - Мишель еще раз хмыкнул. - Ты тогда тоже, помниться, представилась графиней. Или я не все о тебе знаю?
   Я закатила глаза. Мишель хмыкнул, и через несколько секунд коротко, но веско добавив:
   - Я сирота.
   Воцарилось молчание. Я сделала пометку на будущее, не доверять ни в чем Мишелю, затем вспомнила, к чему завела этот разговор.
   - Так вот, я это никогда не выучу...
   - Не предам вас. Наш общий враг должен быть наказан. Он не достоин той чести, которую мы ему оказываем. Его нужно остановить пока не будет слишком поздно.
   - Какая глупость! Все, я больше не могу. Сначала я часами учу все это, - я окинула взглядом множество свитков вокруг меня. Кажется, раньше они лежали более аккуратно... Ладно, не важно! - Затем с пафосным видом буду рассказывать надушенным павлинам в накрахмаленных рубахах, которым, готова поспорить, это надо не больше, чем мне...
   - Брось! Они бы не собирались так часто вместе.
   - До сегодняшнего дня мы действовали тайно, осторожно. Хотели переманить на свою сторону больше людей. Но настала пора для решительных поступков. Сделать все то, ради чего мы это затеяли...
   - К тому же разве тебе не хочется побывать в шкуре мятежницы, зная при этом, что тебе ничего не будет? Опасность и страх манят.
   - Только не меня! Да, об этом я тоже хотела поговорить. Ты уверен, что меня не повесят, или не знаю, что там положено за измену, сожгут, за такое пренебрежение к особе...
   - Свержение с престола Квинсента. Слишком долго он правил всеми нами. Наступает новая эра. Именно мы стоим у ее истоков!
   - Уверен!
   В первое мгновение зал окутало молчание. Люди переглядывались. Одна эмоция сменяла другую. Я не была магом и не умела читать в чужих душах, но все эмоции были на лице. Люди не знали, что делать. Конечно же, собираться здесь и перемывать косточки монарху - одно, свергнуть его с престола - совсем иное. Сейчас я перешла грань. Слово за остальными!
   И вот раздались первые, поначалу тихие и острожные хлопки. Во взглядах людей появилась решимость. Я почувствовала, что на меня смотрит сотня пар глаз. Никогда прежде мне так сильно не хотелось стать невидимой. Но нужно было продолжать.
   - Надеюсь, мои слова не стали для вас откровением. Мы ведь с самого начала знали, ради чего мы все здесь!
   - А по мне, вам не следует лезть не в свое дело! Вы ничего в этом не смыслите! - внезапно выкрикнула леди с копной неестественно рыжих волос, одетая в ярко-красное платье.
   До чего же оно вульгарно! Да еще и с ее фигурой! А ведь раньше я сама ходила в подобных туалетах и не находила в этом ничего зазорного. Еще и радовалась, что привлекаю внимание!
   - Чего же вы молчите? Правда глаз режет?! Вы же ни на что в одиночку не способны! - продолжила толстуха, пока я с насмешкой взирала на ее туалет.
   "Баронесса Вития - известная скандалистка. Любит руководить и обожает находиться в центре внимания, хотя по-настоящему ничего не смыслит. НИ В ЧЕМ!", - помню, как сейчас слова Мишеля об этой особе.
   - Как любая из нас. Я всего лишь слабая леди. Что я могу в одиночку?
   Я отвернулась, пряча слезы в глазах, собираясь броситься вон из зала, из дома. Пусть он и принадлежит мне - герцогине Аннет!
   На самом деле, не собиралась, делала вид! И весьма искусно, раз...
   - Баронесса Вития, это уже слишком! - вперед выступил молодой человек со щегольской бородкой. - Вы оскорбляете леди! - Лорд подошел ближе и обратился ко мне. - Вы наговариваете на себя, Аннет. Вы сделали то, на что не осмелился ни один из нас. Первый шаг всегда самый трудный.
   ... меня так благородно бросились защищать!
   Глупец!
   - Благодарю вас, - я надела кольцо на палец, спустилась вниз, сделала несколько шагов к двери, обернулась. - Но, возможно, я несколько поспешила, если мнение многоуважаемой Витии находит отклик в ваших сердцах, - я снова пошла к двери.
   Нужно было остановиться, сказать последнее слово. Несколько раз я в мыслях проигрывала этот вечер и...
   Последнее слово не понадобилось. Зал оглушили немного запоздалые аплодисменты. План Мишеля удался!
   А затем начался еще один кошмар.
   Люди подходили ко мне, кто группами, кто поодиночке и выражали решимость идти до конца. Они превозносили меня до небес, кое-кто целовал руку, кто-то предано смотрел в глаза.
   - Герцогиня Аннет, я бесконечно предан вам...
   - Вы можете рассчитывать на меня во всем...
   Пока наконец мне на ухо не прошептали:
   - Все то, что вы сказали... У вас есть план?
   Именно этих слов я и боялась. Я знала, что говорить. Но мне было жаль этих людей. Меня-то избавят от костра, или от плахи, что бы не полагалось за измену. Но всем им придется ответить!
   Я поискала глазами говорившего, но не нашла. Пришлось пробормотать в пустоту:
   - Есть! Я не привыкла говорить пустопорожние фразы, только чтобы угодить кому-то.
   - Что ж, возможно, нам следовало бы поговорить начистоту.
   В этом разговоре было кое-что странное. Или все вокруг в сговоре и сейчас притворяются, что ничего необычного не слышат. Или...
   Я поймала взгляд одного юноши, который как раз целовал мне руку. Его глаза светились восторгом и преданностью. Я с трудом удержалась от того, чтобы не вырвать руку. Я не заслуживала таких чувств. Предательство - скверная штука. А я не знаю, как еще назвать то, чем я занималась
   Они не могут все быть в сговоре и так мастерски играть, значит, второй вариант - мой собеседник никто иной, как маг.
   - Согласна. Когда?
   - Когда придет время, - прошептал чародей мне на ухо.
   Я обернулась и на миг ослепла. А когда вновь обрела способность видеть, никого позади меня уже не было. Маг исчез.
   - Герцогиня Аннет, я бесконечно счастлив, что сегодня я был здесь. Как вы знаете, мой отец тяжко болен. Сегодня я прибыл вместо него. Но если бы он знал, что сегодня произойдет, он был бы здесь!
   Очередные поздравления и поклоны не дали времени поразмышлять о личности мага. Впрочем, это не моя забота! Мое дело - доказать, что подозрения правдивы. Против короля готовится мятеж. Опять.
   Не знаю. Но я не понимала аристократов. Их жизнь - чреда балов и веселья. У них есть все: деньги, благоговение бедняков и торгового люда, свобода... Если она вообще существует! Роскошные туалеты у дам, коллекции не то оружия, сделанного великими мастерами прошлого, не то лучших лошадей, или еще чего - у лордов. И они рискуют всем этим, рискуют жизнью. Ради чего?
   - Я знаю, барон. Я чувствую тоже самое, но... - я резко покачнулась. И смогла удержаться, только ухватившись за дверь. - Простите. Я слишком устала. Дорога была долгой и утомительной. Давайте продолжим наш разговор завтра? - я обратила внимание на других гостей. - В моем доме найдутся покои для всех вас. Челядь ждет ваших приказаний. Ни в чем себе не отказывайте.
   Я сделала легкий реверанс присутствующим, затем медленно вышла из комнаты, пытаясь сдержать дрожь в ногах.
   В коридоре меня настигли.
   - Я бы хотел помочь вам добраться наверх, - уже обративший мое внимание на себя, барон вновь приблизился ко мне.
   - Благодарю вас, - я "благодарно" кивнула настырному собеседнику.
   Любому обществу я сейчас предпочитала одиночество. Но барон Ксавиан в отчетах Мишеля характеризовался одной фразой - очень настырный. Поскорее избавиться от него можно было, только согласившись на его предложение. Иначе неминуемые подозрения - помехи в работе.
   Мы поднялись на второй этаж. Сделали несколько шагов по коридору и остановились перед золоченой дверью. Ксавиан осторожно поцеловал мне руку, не отрывая глаз от лица. Я еле сдержалась, чтобы самой не отвести взгляд.
   Впрочем, чего стыдиться? Если кто кого и предает, так это этот юноша своего короля. Смешно, он ведь младше меня! Даже если забыть об иллюзиях на моем лице (герцогине Аннет этой весной исполнилось двадцать семь лет). Сколько ему? Семнадцать? Восемнадцать лет? Романтики не хватило в жизни?! Захотелось поиграть в героев?!
   Да только жизнь не игра. Ее нельзя начать заново. А второй шанс дается немногим!
   Я осторожно убрала руку и твердо сказала:
   - Простите, но сегодня я действительно очень устала.
   - Это вы меня простите, - юноша склонил голову. - Просто я еще раз хотел выразить вам свое восхищение. Я благоговею перед вами.
   - Не стоит. Я не святая. Такой же человек, как вы. И я действительно очень устала, - я решительно отперла дверь и зашла внутрь. Несколько минут постояла, с дрожью в сердце прислушиваясь к стихающим шагам в коридоре, потом вытащила из складок платья флакон, глотнула приторно-сладкое зелье.
   Заколотилось сердце, я глубоко вздохнула: "Ну, что ж, теперь я снова стала собой".
   Забавно, еще недавно все бы отдала, чтобы хоть на день сбросить с себя свое настоящее "я" - Селин. Даже не мечтала о том, чтобы побывать в личине герцогини. Как оказалось, и не стоило! Быть собой знамо лучше! Меньше лжи, меньше предательства!
   Хотя если вспомнить Авиан... Это не поможет! Только и выбирать, кого именно предавать: своего короля, которому присягал на верность, или друзей. Ведь среди них обязательно найдется тот, кто готовит заговор.
   Я аристократка всего день и уже предатель. Но разве у меня есть выбор?
   Я должна делать то, что должна. И плевать на чувства!
  
  
   Ксавиан медленно спускался вниз по широкой лестнице. Он все никак не мог определить свое отношение к герцогине Аннет.
   Молодая красивая вдова, чей муж потратил все состояние (все свое состояние - оно было небольшим, особенно в сравнении с состоянием Аннет, которое не сильно уменьшилось даже после выплаты двух тысяч золотых ее опекуну*, как выкуп за невесту), на собрания, подобные сегодняшнему. Сама герцогиня никогда раньше не присутствовала на них.
  
   *По законам, жених был обязан заплатить выкуп за свою невесту ее опекуну, если девушка сирота. Подобное использовалось только в том случае, если девушка была богатой наследницей.
  
  
   И вот сегодня этот выход в свет. Никто не ждал Аннет. Герцогиня не ответила на приглашение. И до последнего никто не сомневался, что она его попросту проигнорирует. Закроет глаза на то, что они собираются в одном из ее замков. Не до того.
   Ведь поговаривали, что в последнее время аристократка отчаянно нуждалась в деньгах. Совершенно не разбираясь в делах, в людях, Аннет потеряла не одну тысячу золотых из-за управляющих своих многочисленных поместий. Те ведь заботились только о своих карманах. А, когда после нескольких удачных махинаций (к слову, не самых изящных), им не дали пинка под зад, и вовсе обнаглели: земли герцогини подвергались засухе, на других урожай губил град, крестьян грабили разбойники с большой дороги...
   Так с чего бы это, герцогине тратить сотни, а то и тысячи золотых на заговор против короля?! Тем более, сейчас, когда у Аннет, по слухам, появился любовник - юноша несколькими годами младше ее. Сказывали, он такой же искатель счастья, как и ее предыдущий муженек (вот уж не везет!). И он высасывает все деньги с Аннет.
   Все это было прекрасно известно Ксавиану. Но в придачу он слышал ее сегодняшние речи, о том, что она на их стороне. И это не складывалось в картину! Выходила настоящая путаница! Слова о том, что она продолжает дело мужа, что клянется, выглядели странно. Аннет сама была вольна выбирать, на чью сторону переходить. Ее родственники давали клятвы только от своего имени.
   И все же... Ксавиан прищурился.
   Либо Аннет глупа до невозможности, что, в общем-то, согласуется с ее внешностью: красивая девушка не может быть умной, либо, что-то здесь не так!
   Барон зашел в зал, подошел ближе к пятерке спорящих людей.
   - Ну, что? Что-нибудь выяснили? - наконец-то спросил граф Кальконе, что первым заметил возвратившегося Ксавиана, - он был именно тем толстым коротышкой, который еще недавно бросился целовать руку Аннет... то бишь - Селин.
   - Нет, герцогиня молчала. Так, разговор о пустяках, - Ксавиан прищурился, стараясь понять, не проглядел ли он чего-то. Как будто все было верно.
   - Это странно. Но, быть может, вы разучились убеждать, очаровывать...
   - Не говорите ерунды, мой друг! - Ксавиан и сам не заметил, как повысил голос. - Аннет на нашей стороне!
   На миг вокруг воцарилась тишина, как это часто бывает, когда все думают об одном, но боятся в этом признаться. И голос Ксавиана достиг ушей всех собравшихся. Но продолжить, ни молодой барон, ни кто-то другой не успел - раздался женский смех. Все головы, как одна повернулись к двери. В дверном проеме стояла дама в большой белой шляпе, что закрывала все ее лицо. На хрупких плечах незнакомки лежали соболиные меха. Фигура сделала несколько шагов внутрь комнаты.
   - Простите, что вмешиваюсь, но это, право, смешно, - леди подняла голову. Присутствующие увидели совсем молодое лицо - лет двадцати, не более, раскосые зеленые глаза, насмешливую улыбку, что промелькнула на ее лице. В ней было что-то змеиное. - Если Аннет на чьей-то стороне, то только на своей собственной.
   - Что вы имеете в виду? - Ксавиан прищурился.
   - Лишь то, что герцогине ничего не стоит солгать. Ей только бы добиться своего.
   - Милочка, - на сей раз, вперед выступила баронесса Вития. - Я так рада, что хоть кто-то меня поддержал. Я с самого начала поняла, что с этой Аннет что-то не так.
   - Мне жаль вас разочаровывать, - девушка презрительно хмыкнула: и вовсе ей было не жаль. - Но я и не предполагала, что вы выступили против Аннет. Я только что приехала, поэтому кое-чего не знаю. Так что, это скорее вы меня поддерживаете.
   Баронесса нахмурилась, но не нашла, что ответить. Слишком привыкла, что ей не перечат. А сегодня, как назло, уже второе слово поперек!
   - Вы говорите, не верить Аннет. Но почему мы должны верить вам? - граф Кальконе задумчиво вертел в руках трубку, периодически бросая быстрые колючие взгляды на незнакомку.
   При первом взгляде на этого человека не только у Селин - у всех - возникали ассоциации с шутом. Однако тучный, неповоротливый с куцей бородкой Кольконе был совсем иным. Многие пострадали, запутавшись в его паутине. Внешность порой прекрасное прикрытие!
   - Вы не предоставили ни одного доказательства. Все те же пустые слова, какие мы уже слышали.
   Девушка прищурилась.
   - А вам обязательно нужны доказательства? Извольте - к примеру, вы знаете, что король отобрал несколько поместий у Аннет. Все, что нужно герцогине - вернуть их. А если в цену им будут ваши головы - она только обрадуется, что ей самой не платить.
   - Возможно, она желает мести. И она не одна, - Ксавиан не заметил (а, возможно, сделал вид, дабы не уронить свое достоинство), как люди сделали шаг в сторону от него. Не очень-то хотелось присутствующим попасть под бароновое "не одна".
   - Вы, - девушка кивнула Ксавиану, затем обвела взглядом всех присутствующих. - Можете мечтать о мести. У вас хватит сил ее свершить. Аннет лишь нужно устроиться, как можно лучше. Или вы думаете, она готова пожертвовать всем ради мести? - с минуту незнакомка помолчала, затем, мельком взглянув в окно, хмыкнула. - Впрочем, ради чего я это говорю? Мне ведь нет никакого дела до всего этого, - девушка развела руками в стороны. - Вы, господа... и дамы, - она кивнула баронессе, хотя кроме Витии, в зале присутствовали и другие леди (они явно были в меньшинстве). - Сделали свой выбор. Не буду вам мешать.
   Незнакомка кивнула на прощание и быстро вышла из комнаты, будто ее и не было там вовсе. Она медленно шла по длинному холлу, когда внезапно кто-то коснулся ее руки. Девушка обернулась.
   - Барон...
   - Ксавиан, - быстро перебил ее юноша. - Просто Ксавиан!
   - Что ж, пусть так, - с толикой безразличия в голосе отозвалась девушка.
   - Вас это совсем не волнует? - в голосе у Ксавиана звучало волнение. - Мое имя, я сам...
   Какой великий притворщик!
   - Думаю, мы больше не свидимся. К чему мне ваше имя?
   - Но ведь можно эту встречу сделать незабываемой, - тихо прошептал Ксавин, вроде бы, случайно прижимая девушку к стене. Но она легко увернулась.
   - Не думаю, что это стоящее предложение. Я не люблю доедать объедки. Или вы считаете меня неразборчивей Аннет?!
   Барон не ответил. Да его собеседница и не ждала этого. Она открыла входную дверь и вышла на веранду. Медленным шагом направилась за угол особняка. Прошла мимо темных окон, что вели в многочисленные спальни. Свернула на одну аллею, затем на другую, на поворотах подсматривая, не идет ли кто за ней. Затем в очередной раз повернула налево и вышла к небольшой карете, которую и рассмотреть-то в ночной тьме было сложно. Подошла ближе, тихо постучала в окно.
   Также неслышно отворилась дверца. Девушке помогли взобраться внутрь. Быстро поцеловали. Затем последовал приказ кучеру:
   - Трогайся!
   Постепенно карета скрылась вдали набережной. Только пыль от лошадиных подков все еще стояла в воздухе
   - Ну, как, получилось? - наконец-то заговорил лорд.
   - Конечно, ты во мне сомневался? - девушка с деланным удивлением подняла брови, затем рассмеялась. - Только одного не могу понять, - внезапно она посерьезнела, - на что тебе эта идиотка? Мы ведь противоречили друг другу.
   Мишель, а это был именно он, пожал плечами.
   - Была возможность ею воспользоваться. Она мне очень многим обязана, - лорд коротко хохотнул. - Вот для большей правдоподобности и уговорил ее.
   - И она согласилась? - девушка покачала головой. - Знаю, что согласилась. Видела. Она все еще на что-то надеется. Мечтательница... Или не мечтательница? - Девушка прищурилась и в упор посмотрела на Мишеля.
   - Брось! - лорд снова поцеловал свою собеседницу. - На что мне эта уродина?
   - Рада это слышать, - девушка улыбнулась. - На сегодня все дела закончены?
   Маг вздохнул.
   - К сожалению, нет. Мне еще нужно будет вернуться. Закончить одно дело...
  
  
   Дирей трапезничал. Именно так. Со всех слов, которые употребляют для описания процесса приема пищи, старый маг предпочитал именно это. В доме было спокойно. Более того, в огромном особняке, что преподнес монарх за раскрытие очередного заговора против его особы (много в последнее время развелось людей, жаждущих смерти - а как еще называть заговорщиков?), царила тишина. Челядь была прекрасно вышколена.
   Возможно, на улице за окном пели птицы, над чем-то весело смеялись ребятишки. Какая разница, что особняк располагался на Оливкой улице - в самом центре респектабельных кварталов и беднякам путь сюда был заказан? Дети, будь то первые сыновья баронов с герцогами, или чумазые ребятишки с трущоб, мало, чем отличаются друг от друга. Вымой последних хорошенько, переодень в шелка - перед вами аристократ!
   Внезапно неспешный ход мыслей мага прервали: за дверью послышались шаги. А еще за несколько секунд в нее постучали. Дирей с раздражением в голосе крикнул:
   - Входите!
   Тот час появился слуга.
   - Вам письмо, милорд.
   Дирей кивнул и бросил взгляд на стол. Слуга осторожно положил туда письмо, поклонился и вышел из комнаты.
   Маг задумчиво дожевал кусочек сыра и потянулся к письму. Имя Марей заставило его вздрогнуть и ускорить свои действия.
   Если письмо от помощника, которому не раз было сказано писать письма только в крайней нужде - в иной раз передавать сообщение с глазу на глаз, то в воздухе запахло паленым.
   Дирей развернул письмо. В лицо бросилась, аккуратно выведенная гусиным пером, строчка.
   Милорд, сегодня ночью недалеко от одного из своих поместий была убита герцогиня Аннет. Жду дальнейших приказаний.
  
  
   В окно заглянул маленький, но на удивительно юркий лучик солнца. Мне показалось, я даже услышала мягкий голос:
   - Вставай, соня.
   Я пробормотала что-то почти беззвучно и с головой накрылась теплым одеялом. Обычно это не спасало. Меня начинали щекотать за пятки, бесцеремонно сдергивали одеяло и открывали настежь окно. Свежий воздух бодрил. Первые пару секунд я пыталась завернуться в простыню, а потом начинала драться с Мишелем, в шутку целовала, пытаясь вырвать из его цепких пальцев одеяло...
   Но сегодня меня больше не беспокоили. Я с сожалением вздохнула: "Что не говори, а без игр жизнь довольно скучная штука!" и села на кровать. Потом вздохнула и поднялась на ноги, зашла в ванную, умыла лицо, окончательно избавляясь от утренней сонливости и начала укладывать волосы в прическу.
   Несколько раз мне делали высокие прически с обилием цветов и накладных локонов, что, по словам мастерицы, должны были подчеркнуть белизну моей кожи и хрупкость черт лица. Дирей изъявил желание со мной познакомиться. Вот для него я и старалась.
   Безусловно, прическа, как и подобранный к случаю туалет бледно-розового цвета с золотистыми цветами на широкой юбке смотрелись прелестно (впрочем, что-то мне подсказывает, нужного впечатления я не произвела, не смотря на все заверения Мишеля). Но как же нелегко было двигаться с таким произведением искусства на голове, спать в пол глаза, держать голову на специальной деревянной дощечке, да еще и под определенным углом - сорок три градуса - ни больше, ни меньше.
   Потому-то я и предпочитала простую укладку. Несколько шпилек, небольшой бутон виарды, или другой цветок, а, впрочем, можно обойтись и без него! Пару минут и все готово.
   Я вгляделась в зеркало, стараясь понять, не забыла ли я чего. Прическа была уложена. Мокрая после умывания прядь предусмотрительно спрятана. На щеках блестел легкий румянец. Правда, под глазами стояли синяки. Но, к счастью, они были малозаметными.
   Все же магия довольно опасная штука и здорово влияет на человека, лишенного оной. Она забирает силы: все эти зелья, отвары... Маги, как один, твердят, что они не опасны. На самом же деле любое использование магических штучек здорово ослабляет организм. Хотя и делает жизнь легче, подчас интереснее.
   Я коснулась зеркальной рамы. Осторожно провела пальцем по гладкой деревянной поверхности. Внезапно рука наткнулась на шероховатость, затем на еще одну. Я нахмурилась, а затем хлопнула себя по лбу: "Какая же я забывчивая!" Уже недели две собираюсь сказать Мишелю, что пора бы заменить зеркало и все забываю. А все из-за очередных заговорщиков короны*!
  
   *Заговорщики короны - люди, которые пытаются свергнуть монарха, или даже весь правящий род, с престола
  
  
   Я вышла из комнаты, плотно притворив за собой двери, и направилась в сторону столовой. Из окон доносилось нежное пение птиц, но присутствия людей не ощущалось. В столовой тоже было пусто. Я начала варить себе кофе. В столице этот напиток уже давно перестал быть привилегией избранных, как в Авиане. Так что, порой я любила порадовать себя им.
   Неповторимый аромат ударил в нос. Я сделала небольшой глоток, боясь обжечь язык, затем еще один. Внезапно послышался стук отворяемой двери. В прихожей затопали. Я улыбнулась и, отставив чашку в сторону, вышла навстречу.
   В дверном проеме мы с Мишелем столкнулись.
   - Где пропадал... - начала было я разговор, но Мишель, будто бы не замечая меня, прошел мимо, слегка оттолкнув со своей дороги.
   Мои глаза непроизвольно расширились: никогда до этого с Мишелем не происходило ничего подобного. Он не вел себя так даже во времена выполнения, невыполнимых на мой неискушенный взгляд, заданий Дирея.
   Между тем маг дошел до бара, быстро открыл его, потянув за ручку, и достал початую бутылку виски, едва не уронив при этом две соседние. К счастью, сработала магия. Лорд вытащил пробку и сделал большой глоток.
   - Мишель! - я так и осталась стоять на месте, боясь подойти к магу, но голос все же подняла. - Мишель!
   - Кое-что случилось, - маг еще раз крепко приложился к бутылке. Затем, на мгновение отстранившись от горлышка, со злостью и какой-то ненавистью к самому себе рубанул, - умерла моя сестра.
  
  
   Двадцать восемь лет назад...
   - Доктор, я так смущена. Вы лорд и...
   - Успокойтесь, моя дорогая, - эскулап потрепал слегка полноватую леди, у которой на лбу явственно выступили капельки пота, по щеке. - Прежде всего, я врач. Так что, ни о чем не волнуйтесь.
   Через несколько минут человек снял перчатки и отошел от пациентки.
   - Вот и все. А вы переживали. Нельзя вам сейчас, поймите!
   Лицо у леди враз посветлело. Она будто-то бы загорелась внутренним огнем.
   - То есть у меня действительно будет...
   - Да-да, ребенок. Первое дитя... - доктор говорил что-то еще, но будущая мать его уже не слушала.
   Герцогиня Анженская до безумия любила мужа. Их брак был устроен родителями, мечтавшими об объединении двух могущественных родов. Но за две короткие встречи до свадьбы герцогу удалось влюбить в себя молодую невесту. Девушке казалось, ее брак будет сказкой, любовь вечной - такой, какой в своих песнях ее описывают менестрели.
   И в белоснежном платье, с улыбкой стоя в храме перед священником, она искренне пообещала всегда принадлежать мужу целиком. Душой и телом, всеми своими помыслами.
   Прошло всего пять лет. Малый срок для вечности, но не для Анженской. В ее жизни многое изменилось. Герцогиня уже давно начала замечать частые отлучки мужа, его невнимательность, холодность по отношению к ней и то, как он смотрит... на ее камеристок! Возможно, в этом была ее вина. Она не достаточно любила его, раз не смогла произвести на свет дитя, наследника, о котором всегда бредил ее муж.
   И вот теперь...
   - А если это девочка? - от, внезапно нахлынувшего, волнения герцогиня произнесла свои мысли вслух.
   Доктор немного устало покачал головой.
   - С чего вы взяли? Да и если так, родите вы еще наследника. И хватит думать о таком! Вам нужно быть сильной!
   Предчувствия не обманули молодую герцогиню. В положенный срок родилась девочка...
  
   - Тужьтесь! Тужьтесь! Ну, давайте! Еще немного!
   Герцогиня тяжело дышала и во время особо сильных схваток схватывалась за деревянные поручни кровати. Казалось, боль проходила. Но затем снова...
   - Аааа...
   Ребенок появился на свет ближе к полуночи. Роженица лежала совсем без сил. По ее лицу, казавшемуся в свете десятка свеч совсем желтым, каплями стекал пот. Служанка Грея, помогавшая лекарю, раз за разом вытирала его, а затем положила на лоб герцогине влажное полотенце.
   - Госпожа, теперь все хорошо. Вы справились, - тихо сказала служанка своим еще совсем детским голосом.
   Анженская ничего не ответила. Только с зеленых глаз покатились слезы. У нее родилась девочка... Аннет...
  
   - Ребенок - это ведь в радость, - потом делилась опытом Грея с подругой с кухни. - А она в слезы. Странные все-таки господа, не такие, как мы - простые люди...
  
   Что знает шестнадцатилетняя девочка о жизни?
   Ничего!
   Роды прошли плохо. Доктор ошибся. Герцогиня больше не могла иметь детей.
   После этого муж еще больше отдалился от Анженской. Стал проводить все время на охотах и боях, от скуки вступил в тайное общество, члены которого были весьма недовольны монархом, и готовилось едва ли не свергнуть Его Величество с престола - хоть какое-то занятие! А если и заезжал в родной замок, то не на жену глядел.
   В тот день ему приглянулась служаночка...
   - Господин, как можно? Ведь госпожа... Ах перестаньте... Хватит, повеселились и...
  
   Теперь, два года спустя, Грея поняла: не всегда рождение ребенка в радость. В том же замке, только не в верхних покоях, а в полуподвале с одной свечой на столике родила и она.
   Мальчика назвали Мишелем...
   Ребенок всегда знал, кто его отец. Каким-то шестым, непонятным никому чувством даже ощущал его приближение. Но встреч не искал. А вот единокровною сестру любил. Правда, уже лет в пять относился к ней как к младшей, несмотря на два года разницы в пользу последней.
   Он был странным мальчишкой. В одни дни вел себя как все. Также весело смеялся и пытался отлынить от уроков в храмовой школе, играл в игры с другими детьми и даже первым из мальчишек смастерил рогатку.
   Но порой на ребенка что-то находило. Будь он господским сыном, враз бы послали за доктором. Но герцогу было не до ублюдка*, а мать Мишеля с утра до ночи была в работе. Скорее попадало мальцу и за игры с огнем, и за слабость в теле, и за все то, что учителя понять не могли.
  
   *Ублюдок - бастард, незаконнорожденный.
  
  
   Первой тревогу забила Аннет. Мальчик взглядом заморозил молоко, которое три раза в день ей давала выпить няня, а потом еще и на спор вызвал молнии с громом. Нет, она не побежала к матери, рассказывая про новые способности своего друга. Тем более Анженская не любила Мишеля. Она не знала, чей это сын, но совершенно не желала, чтобы ее дочь водилась с челядью. Девочка просто поделилась с подружкой историей о том, что она видела, предложила той увидеть собственными глазами умения ее друга, потом еще одной.
   Вскоре о необычных умениях Мишеля узнали слуги, та же няня. Она и рассказала обо всем господам. Тут-то герцог и "вспомнил" кто отец будущего мага.
   - Голубая кровь проявляется даже у бастардов! - с пафосным видом доказывал он своим друзьям, да и каждому, гостившему в его доме, совершенно не заботясь о чувствах жены и законной дочери (впрочем, как и о чувствах матери Мишеля, о которой позабыл с той памятной ночи, когда впервые заинтересовался ею).
   Но, когда в одно утро аристократки исчезли, герцог мгновенно вспомнил об обеих. Мишель со слугой был послан в столицу с приказом найти мальчику учителя-мага. Последним-то почти всегда хотелось передать свои знания, а одаренных магически детей было так мало. Вот и попал Мишель к Дирею - тогда еще не приближенному к монарху чародею.
   О том, что далее происходило в замке герцога - единственном доме, который знал мальчик, хоть и ютился там в маленькой комнатушке, спя с матерью в одной кровати - ребенок не знал. И вскоре единственным воспоминанием осталась письмо его сестры, которое поначалу Мишель даже не смог прочитать (грамоте не был обучен в свои семь лет). Его девочка написала перед своим скоропалительным отъездом, совершенно забывая о том, что ее друг не умеет читать.
   Мама решила, что нам следует навестить бабушку и дедушку. Я совсем их забыла, даже боюсь немного. А вдруг они посчитают, что я ребенок? Я ведь уже совсем взрослая! Девять лет через месяц исполнится.
   Но я скоро вернусь, и ты покажешь мне свой номер с огнем. Ты обещал, помнишь?! Прошлый был такой красивый. А мне еще не верили, что ты сможешь!
   Ой, мама зовет. Пока.
  
  
   - Твоя сестра? - я нахмурилась и подошла ближе к Мишелю. - Не знала, что у тебя есть сестра. Ты никогда не говорил о ней.
   Мишель зло усмехнулся.
   - Говорил. Ты не слушала.
   - Сейчас слушаю! - я осторожно вынула бутылку из рук Мишеля и посмотрела ему в глаза.
   - Прости, - Мишель отвел глаза. - Я упоминал ее имя, просто не говорил, что она моя родственница. Об этом никто не знает. Отец давно умер, а больше никто и не знал. - Мишель заправил за ухо, выбившийся из моей прически локон, и вновь усмехнулся. - Это Аннет.
   Я молчала, не зная, что ответить. Тогда Мишель продолжил:
   - Ты ее изображала вчера, - маг внезапно повысил голос. - Только понять не могу, она ведь знала о плане, так зачем там появилась?!
   - Не знаю... - я прикусила губу и опустила руки, попыталась сказать что-то еще, но вместо этого не вымолвила ни слова.
   Холодные пальцы осторожно коснулись моего теплого подбородка. Мишель заглянул мне в глаза, казалось, пронзая насквозь своим взглядом.
   - Почему же ты не говоришь, что на ее месте могла быть ты?! Не обвиняешь, что из-за меня, из-за этого плана едва не погибла?!
   - Я жива. Ты мог солгать, просто умолчать о ее смерти, а ты обо всем рассказал мне... Так же, как до этого Аннет. Она сама приняла решение. Ты ни при чем. Но винишь себя, - я провела ладонью по его щеке и сказала, как можно увереннее. - Послушай меня, ты ни при чем!
   Я поцеловала его, обвив руками за шею и шепнув:
   - Забудь!
   Я чувствовала его губы на своих губах. Чувствовала его тело сквозь тонкую одежду. Чувствовала дрожь, что, то и дело, охватывала его руки, прерывистое дыхание на своей шее и легкий запах алкоголя, разнесшейся по всей столовой.
   - Спасибо, - тихо проговорил Мишель, нежно целуя мочку моего уха.
   - Я люблю тебя. Я просто хочу помочь и... - тихо, едва слышно, шептала я магу на ухо.
   Мишель вряд ли слышал меня. Да и я говорила просто, чтобы успокоить его... себя, забыть на время, загасить воспоминания, невыносимое чувство вины, отдаться страсти, его умелым поцелуям, прикосновениям, сильному телу и желанию, сквозившему в глазах.
   Не Мишель был виновен в смерти Аннет. Я...
  
  
   - Я сейчас, - я тихо выскользнула из постели, чмокнув Мишеля в щеку.
   Затем быстро накинула халат и вышла из спальни. Дорога до столовой заняла немного времени. Я заварила плиту от магического огонька на стене и поставила на нее чайник. Затем достала из шкафчика небольшую коробочку с травами, высыпала немного в большую чашку с нарисованными на ней львами. В отличие от меня, Мишель терпеть не мог кофе. Он и в доме только для меня и стояло. Сам маг предпочитал настоянный на травах чай.
   Вскипел чайник. Я взялась за рукоятку, и тот час одернула руку.
   - Демон! Горячо!
   Я облизала обожженный палец и взяла рукавичку со шкафчика, натянула ее на руку, затем приподняла чайник и налила в чашку кипятка, добавила туда же немного сахара и вышла вместе с ней в коридор.
   - Держи, - я протянула магу чашку и легла рядом с ним. - Твой любимый.
   - Спасибо, - Мишель на мгновение зарылся в мои волосы и чмокнул в шею. - Я тебя обожаю!
   Он сделал маленький глоточек. Поморщился и провел рукой над чашкой, остужая напиток. Тотчас пар исчез, а Мишель продолжил пить. Я лежала, положив голову на его плечо, и играла со своими волосами - привычка, сохранившаяся с прошлой жизни.
   Но надолго меня не хватило. Я подняла голову. Мишель без слов дал мне чашку. Я сделала глоток. Чай был теплым, чуть сладковатым на вкус. Затем повертела в руках чашку и, наконец, отдала ее Мишелю.
   - Что будешь делать?
   - Искать убийцу. Нужно узнать, что заставило Аннет приехать на Ландеское озеро. Она ведь знала, что там опасно, но все равно появилась.
   - А ты уверен, что ее там убили? Может, только тело принесли, чтобы следы запутать? А убили совсем не там. Извини, - я почувствовала, как напрягся Мишель, и успокаивающе дотронулось до его руки.
   - Ничего. Я все равно должен разобраться в этом... деле. Нет, ее точно убили там! Если переносить тело, хоть магически, хоть с помощью обыкновенной силы, остаются следы. Их не сложно отыскать с помощью все той же магии. Там никаких следов не было.
   - Ты не мог ошибиться? Просто... я не понимаю, зачем кому-то в том замке, убивать ее? Неужели они догадались? Я плохо сыграла... я...
   - Ты сыграла великолепно! - прервал меня Мишель, осторожно поцеловав в щеку. - Возможно, после того, как ты поднялась наверх, произошло что-то еще. Что-то, что напугало их.
   - Может, появился кто-то еще? - предположила я. - Он рассказал им что-то такое обо мне, то есть, - поправилась я, - об Аннет. Они и решились на крайние меры.
   - Исключено! - Мишель решительно провел рукой. - Я следил за домом. Никто туда не въезжал, никто не выезжал. Разве что под утро, когда мы уехали... Но какой смысл Аннет быть там?! Она всегда была соней. Спала до полудня. Зачем ей приходить туда? Ее выманили. Никто из замка просто не успел бы это сделать. После того, как я увез тебя, до рассвета оставалось не так много времени.
   - Ты точно не отлучался? Мне показалось, какое-то время я не видела кареты.
   - Навел иллюзию пустоты, - отмахнулся Мишель. - Показалось, что меня кто-то заметил. Потом понял, что так и ты меня не увидишь. Подумаешь, я куда-то уехал, - маг немного помолчал. - Нет, я был там все время. А значит, Аннет, убили не из-за того, что произошло в замке, не из-за этого дела. Выбор места - просто случайность. У сестры был враг, и ты должна его найти!
   - Подожди, я?! - я кивала в такт мыслям Мишеля, пока не услышала последнее предложение. - То есть, как?
   - Я не могу этим заниматься. Раз убийство не связано с заговором, то мне просто не позволят. Дирей умеет составлять логические цепочки получше меня. Так что, выдумать что-то не выйдет. А, солгу, что отлучался, не видел чего-то, ее смерть на меня повесят, если не хуже - срыв операции против заговорщиков короны.
   - А это костер, - тихо проговорила я.
   Сразу вспомнился Авиан. Мне дважды удалось избежать костра. Можно сказать, даже трижды. Во время сожжения моего дома, когда Генрих решил предложить мне работать на него. С летальным, разумеется, для меня исходом. Во время взрыва в замке Амелии, устроенного все тем же Генрихом (после него костер перекинулся на соседние здания, кое-кто из соседей погиб так же, как гости графини, только гораздо медленнее, страшнее - их посчитали случайными жертвами: лес рубят, щепки летят), а также во время казни старого мага. За убийство "честных" жителей Авиана ему достался костер.
   На сколько "честными" были Амелия и другие убитые, я сама рассказывала суду. Лгала, попросту. Зачем говорить правду? Правду о том, что против короля устраивали заговор, и Генрих просто убил своих сообщников. Доказательств-то так и не нашли. Измены, по крайней мере. То, что именно Генрих убил столпы Авианского общества, доказать бы го гораздо проще. Так зачем вообще упоминать о предательстве? Мишель с Диреем так и посчитали.
   Моя речь была впечатляющей. Понятное дело, я не сама ее придумала. Так, выучила, как позже и заверения Аннет.
   В целом, суд над Генрихом походил на фарс. Все знали, что я лгу, но все молчали. Вот только окончание "спектакля" было далеко не комедийным. Генриха отправили на костер. А мне достался пропуск в новую жизнь. Новое имя, новый дом, новая роль, которую надлежало выучить.
   И все равно где-то в глубине души осталось чувство, будто за мной по пятам идет смерть в красном, развевающимся на ветру, одеянии - обжигающее пламя, которое когда-нибудь меня все-таки достанет.
   - Не переживай, - по-своему понял мое молчание Мишель. - Подставляться я не собираюсь: смысла нет.
   - А как ее убили? - задала я вопрос, начиная готовиться к роли детектива.
   - Удар в висок. Быстрая, легкая смерть. Она даже заметить не успела. Был бы я тогда рядом! - Мишель сжал кулаки от бессилия.
   - Спас бы ее? - предположила я.
   Но лорд лишь покачал головой.
   - Нет. Мгновенная смерть. От такой нет спасения. Никакая магия не спасет. Даже Дирей, окажись он там, не справился бы. Это он, кстати говоря, определил, что Аннет убили возле Ландеского озера. Учитель ошибиться не мог. Мне нужно еще раз сегодня с ним встретиться. Может, он разрешит мне заняться убийством Аннет, а не чем-то другим, менее важным. Но, - Мишель поднялся и начал одеваться. - Вряд ли! Так что, вся надежда в основном на тебя.
   - Но я ведь даже не знаю, с чего начать!
   - Поговори с подругами Аннет: Миолеттой, Кати. Возможно, что-то знают слуги, те же камеристки. Смотри, - Мишель достал с выдвижного ящика карту столицы. - У Аннет есть... - он запнулся, - был небольшой домик недалеко от Вишневых садов. Вот здесь, - он ткнул пальцем в карту. - Пройдешь через рынок. Еще несколько улиц, и ты на месте. Миолетта живет неподалеку - вот и ее дом, - Мишель снова уткнулся в карту. - А Кати на Оливковой улице. Найти не сложно. Удачи!
   - Тебе тоже, - я подставила щеку для поцелуя. - До вечера.
  
  
   Ксавин медленно двигался вглубь торговых рядов. Настроение у юноши было просто кошмарным. Сначала его пол утра продержали в управлении. Полицейские все выпытывали, за каким Демоном он оказался в доме Аннет. Ксавиан и сам уже не раз задавал себе этот вопрос. Зачем он туда полез?!
   Любопытство и только-то!
   Отец Ксавиана - Больчег, неожиданно занемог. Охота прошла неудачно - на дикого кабана напоролся. Лекари предрекали, что он еще с месяц ходить не сможет. Даже после магической помощи. Впрочем, двум другим охотникам пришлось и того хуже. Один глаза лишился. А второй уже встретился с Духами.
   Так что, посетить замок Аннет Больчег никак не мог. Вот Ксавиан и решился его заменить. На свою голову! Его уже давно интересовало, куда пропадает отец, рассказов родителя для полноты картины не хватало. Юноша хотел увидеть все своими глазами.
   Поначалу все шло, как рассказывал отец: неспешная беседа, в которой порой ощущалось недовольство монархом. Но ничего особенного. Так... Высокие налоги, назначение некого Бриана, по словам Витии - полного неумехи, послом в Гамбур*. Затем сожаления о том, что у монарха сменилась любовница. К той-то - предыдущей, уже нашли подход. А эта пока жеманится.
  
   *Гамбур - соседнее королевство.
  
  
   Скука. Ксавиан уже начал украдкой зевать, не понимая, зачем его отец тратит время на подобные собрания. Лучше бы с мечом поупражнялся, или в кости пару партий сыграл. А как нет, подругу б себе нашел. Мать-то Ксавиана уже давно почила. Ксавин вспомнил даму собственного сердца. Лучше бы он к ней поехал, чем здешние глупости слушать!
   Юноша почти сказал об этом Кальконе - другу своему отца, с которым вместе они и пришли сюда. Граф обещал взять сына друга под свою опеку (на кой Демон, только непонятно!). Но внезапно слуги оповестили о чьем-то приезде.
   Кальконе, не дослушав юношу, отправился узнать, "кого там еще Демон принес". И узнал на свою голову!
   С приездом Аннет все изменилось.
   Увидев, как Кальконе целует руку герцогине, Ксавиан слегка опешил. И стал с интересом следить за тем, что будет дальше. В глубине души пронеслась неожиданная и радостная мысль: "Скуки больше не будет". Скуки, и впрямь, больше не предвиделось. Аннет взошла на помост и начала говорить...
   Первое, что ощутил Ксавин, услышав ее речь, было недоумение. С каждым словом Аннет его брови все сильнее взмывались в воздух: "Что она городит?". А дальше все произошло слишком быстро. Вития заспорила с герцогиней. А лорд Нестель полез защищать Аннет.
   - Он уже давно на ножах с Витией и не может упустить шанса, поставить ее на место, - прошептал на ухо барону Кальконе. - Да и красивых леди любит.
   А затем, не успел Ксавиан как следует поразмыслить над тем, что произошло, как кто-то начал аплодировать. Зал подхватил аплодисменты. Ксавиан заметил, что и его ладони тянуться сделать хлопок.
   Глупость какая!
   Но недоумение пришлось скрыть и посмотреть на Аннет с обожанием. Когда герцогиня вышла за двери, барон, подчиняясь кивку Кальконе, да и собственным мыслям, последовал за ней.
   Высокий, темноволосый с порой опасным, режущим, как бритва, взглядом зеленных глаз, Ксавиан знал, что нравится леди, знал, что может развязывать дамам язык, и собирался этим воспользоваться! Но Аннет так просто не далась. Как и эта незнакомка. Вот уж кто заинтересовал юношу, да и всех остальных гостей. Ксавиан пообещал себе выяснить, кто такая эта девушка. Но, кем бы она ни была, изъяснялась незнакомка достаточно убедительно, а не всякими высокопарными фразами, как Аннет.
   С уходом незваной гостьи (она свернула разговор, как только увидела в саду карету с позолотой на углах - Ксавиан тоже заметил ее появление), и всякое веселье закончилось. Аристократы переглядывались и украдкой смотрели наверх - туда, куда ранее ушла Аннет. Поговорить с ней захотелось многим. А вот поговорили ли - неизвестно. Скорее всего, да, раз герцогиню нашли мертвой.
   Вот только кто отправил ее к Духам? Загадка.
   Внезапно, воспоминания юноши поблекли. Ксавиан увидел изящную фигуру, которая стояла возле одного из лотков. Сегодня на ней был другой наряд - бледно-зеленое платье до пола. Но Ксавиан все равно узнал ее. Незнакомка! Лорд поспешил за девушкой.
   Незнакомка не видела его, все болтала о чем-то с торговкой. Ксавин приближался. Осталось пройти восемь лотков. В какой-то момент девушка обернулась. Их взгляды встретились. В глазах у незнакомки пронесся страх. Больше не таясь, Ксавин двинулся к ней. Он почти схватил ее, но путь ему преградили два спорящих субъекта. Один из них резко вскинул руку и замахнулся.
   - Ну, попадись мне твой дружек, собака! Денег у него, видите ли, нет, решил за счет моей лавки поживится
   - Да не он это, - пытался возразить второй парень. - Кольст, почитай, уже месяц как мертв!
   Дальше Ксавиан не слушал. Он быстро обогнал парней и... Незнакомки и след простыл.
   Юноша кинул торговке, с которой всего несколько секунд назад (надо ж было так не успеть!) болтала девушка, монету.
   - Тут девушка была. Куда она делась?
   - Эх, милок, - скрюченные пальцы торговки вмиг схватили монету. - Да откуда ж мне знать? Старая я стала. Не вижу, как следует. Была здесь красавица, помню. Сама такой была когда-то. А сейчас... Эх! - баба махнула рукой.
   - А кто она такая? Где живет, знаете?
   - Да откуда ж мне знать, - с сожалением протянула старуха. - Рада бы тебе помочь. Меня саму-то суженный когда-то так же, как ты ее сейчас, разыскивал. Помню годы-то эти молодые. Вся из себя красавицей была. А теперь-то, куда уж мне?! Знала бы я о ней чего, я бы тебе без денег сказала, а так...
   - Кажись, я могу вам помочь, - услышал Ксавиан с соседнего прилавка. - Видела я ее пару разочков.
   Юноша быстро кивнул на прощание уже знакомой торговке, пока она еще чего со своего прошлого не вспомнила (отбирать монету, не смотря на заверения старухи, понятное дело, не стал), и подошел к ее соседке.
   - Видели, говорите? - медленно протянул он, глядя на вторую торговку, что была несколькими годами младше своей соседки.
   - Заходила она. Морковочку, петрушку, - барышница показала на прилавок. - У меня покупала. Может, и смогу вам чем-то помочь, - протянула она, косясь на кошелек Ксавиана.
   Барон достал еще одну мелкую монету и кинул глазастой торговке.
   - Продолжайте.
   - Частенько она заходит. Бывало, что и каждый денечек. А недавно с ней лорд пришел. Видный такой. Маг, не иначе.
   - С чего вы взяли, что он маг? - Похолодел Ксавиан: "Только мага им не хватало, помимо смерти Аннет!"
   - Да что я, магов от простых людей-то не отличу? - запричитала торговка. - Он расплачивался, так монету прямо с воздуха достал. Кем ему еще быть?
   - Как он выглядит?
   - Высокий. Совсем молодой, чуть постарше вас, наверно, будет, - барышница окинула Ксавиана взглядом. - И лицо похожее. Так, может, это вы и были? - закончила вопросом она, с опаской косясь на барона.
   Простые люди, а в особенности старики недолюбливали магов. Некоторые из них еще помнили то время, когда магия казалась сказкой. Вот и не доверяли людям, владеющим "пришлой" силой.
   - Нет! - Ксавиан кинул торговке еще одну монету и свернул в один из переулков: торговка, явно, больше ничего не знала. Но, возможно, незнакомка, как увидит, что его нет, то снова появится. Чем Демон не шутит! Ксавиан спешил: обещал к подружке заглянуть. Но... Незнакомка стоила потраченного времени, усилий и сорванного свидания!
  
  
   Мишель зашел к Дирею, мрачно кивнув на входе в особняк его слуге. Лорда здесь хорошо знали, поэтому без вопросов пропустили в середину. Учителя маг нашел в его кабинете. Услышав хлопок двери, Дирей поднял глаза на вошедшего.
   - А, Мишель, - медленно протянул он, окидывая внимательным взглядом бывшего ученика. - Ну что, успокоился?
   - Все в порядке, - не спрашивая разрешения, Мишель прошел в комнату и сел на стул напротив Дирея. - Простите, что не сдержал своих чувств.
   - С кем не бывает! Порой пар нужно выпустить. Но сейчас-то с тобой все в порядке?
   - Да, но я хотел бы найти убийцу Аннет. Позволите? Она ведь с самого начала просила меня помочь. А я не смог. Хуже того - ее подставил!
   - Не позволю! - отрезал Дирей. - С Аннет разберутся без тебя. Знаю! - поднял руку Дирей, видя, что Мишель собирается что-то сказать. - Она твоя сестра. Я лично прослежу, чтобы расследование провели, как следует. А ты погоди-ка. Отдохни немного. Да себя в ее смерти не вини. Пустое это. А о чем она тебе просила? - слегка сменил тему разговора Дирей.
   - Да боялась Аннет. До смерти боялась. Приходила она ко мне за несколько дней до смерти. Я до этого думал, пусть она сама к заговорщикам приедет, но, как ее увидел, понял, не выйдет. Не сыграет она, как следует. Слишком боялась. Пришлось Селин идти.
   - А боялась-то она кого? Заговорщиков? Они ей угрожали? - предположил маг.
   - Я не вслушивался, - с горечью произнес Мишель. - План тогда продумывал. Хотя... она что-то о магах говорила, или об одном маге. Может, среди заговорщиков есть человек с силой? - Дирей лишь пожал плечами, с неслабеющим вниманием слушая бывшего ученика. - Не угрожали ей. Но она боялась. Говорила этот маг человек страшный. И еще говорила... Демон, не помню! Что-то о личности этого мага. Вроде как на него и не подумаешь.
   - Понятно. Попробую выяснить, - протянул Дирей. - Если что вспомнишь, сразу ко мне. Я сам заговорщиками займусь. Нет ли у тебя человека...
   - Но, - начал Мишель. - Чем я-то не подойду?
   - Заинтересованное ты лицо. Тебе бы со столицы на время уехать, чтобы глаза не мозолил. А-то еще под раздачу попадешь. А я защитить тебя не смогу.
   - Не могу я сейчас уехать! - вскричал Мишель, теряя голову.
   - Можешь и уедешь! - отрезал маг. - А-то я за твою жизнь ни медянки не дам, не посмотрю на то, что ты маг. Бери Селин и сваливайте со столицы на время. Только найди сначала человека мне. Хорошо бы леди, но поумнее, поглазастее, чтобы помогла мне. Твоя Селин не пойдет. Уж больно сочувствует она всем. И того ей жалко и того. Только вчера связывался с ней. После того, как она в облике Аннет к себе поднялась. Так, представляешь, ей стало жаль заговорщиков этих, которые могли все наше королевство в хаос ввергнуть?! Я ей сказал, что их костер ждет, если не повезет кому одному-двоим, так она аж в лице изменилась. К тому же неизвестно, что она сама в Ландезии наделала, наговорила. Может, плохо сыграла? Досталось Аннет.
   - Не может такого быть! Ей бы и досталось, а не Аннет. Я вообще не понимаю, как герцогиня там появилась? Не то, что зачем, как! Был ведь я там все время, но не видел, чтобы гости появлялись. Вы ошибиться не могли? Может, перенесли ее?
   - Ты сомневаешься во мне? - голоса маг не поднимал, но взгляд стал острым. - Нет, я все проверил. Точно это. Проворонил ты ее приход, а, если так, мог еще чего-то не заметить. Уехал кто куда-то, а ты пропустил. Это не я говорю. Другие скажут. Так что, забирай Селин, и уезжайте. И на счет другой леди, как?
   - Да есть одна, - медленно протянул Мишель. - Вашим требования отвечает. Думается, смогу ее убедить еще на одну роль.
   - Еще на одну? - переспросил Дирей.
   - Да так... - Мишель махнул рукой. - Просил я ее кое о чем. Мелочь.
   - Ладно, пригласи ее ко мне, а сам сваливай поскорее!
   Мишель кивнул и вышел в коридор. Розговор с Диреем всколыхнул воспоминания. Сколько время прошло? Лет десять. Дирей тогда уезжал и оставил Мишеля в училище. В тот день впервые за много лет Мишель увидел Аннет...
  
  
   Десять лет назад...
   - Эй, как там тебя... Мишель? - крикнули пареньку. - К тебе пришли. Говорит, - сторож хохотнул. - Сестренка. Хороша же бестия. Знаю я ваших сестриц! Поскорее давай!
   Шестнадцатилетний мальчишка с видимым удовольствием отложил перо и поднялся на ноги. Он почти забыл о сестре. За девять лет, что они не виделись, много воды утекло. Письмо Аннет еще лет пять назад Мишель случайно облил чернилами. Да и вообще. Магия захватила мальчика. Воспоминания с каждым днем тускнели. Мишель уже почти считал Дирея своим отцом. Мать... Осталось лишь воспоминание о грубых от постоянной работы, но сильных руках. Лицо так и вовсе исчезло. Мальчику ведь было всего-то семь, когда он покинул отчий кров. А назад он так ни разу и не вернулся.
   Во дворе на скамеечке сидела миловидная девушка. Золотистая коса несколько раз обвивалась вокруг ее головы. Голубые глаза блестели на солнце. Заметив Мишеля, она поднялась.
   - А ты изменился. Вон, какой стал!
   - Мы знакомы? Возможно, вы что-то перепутали. Но, - юноша еще раз окинул ладную фигуру незнакомки. - Я рад нашему знакомству. Мишель, - представился он.
   Девушка рассмеялась.
   - Неужели не узнаешь? Детство, замок отца, замороженное молоко, молнии в саду, мой отъезд...
   У парнишки перехватило дыхание.
   - Аннет?!
   - Ну, я же сказала тому с всклокоченной бородкой, что тебя навестить сестра пришла, - удивилась девушка. - Или у тебя еще сестры-то есть?
   Мишель не стал говорить, что к некоторым его однокурсникам, к тому же Дексу "сестры" приходят почти каждый день. Им ведь почти не разрешали выходить в город. Вот и выкручивались, кто как мог.
   - Просто не ожидал тебя увидеть. Столько лет прошло!
   - И не говори! Мне столько тебе рассказать нужно. Так много всего произошло за эти годы. Я и не думала, что мы так долго не увидимся!
   - Ты тогда писала, что уезжаешь ненадолго. Но, наверно, дедушка не хотел тебя отпускать?
   - Ну, - слегка смутилась Аннет. - Наш приезд был для него неожиданностью. Приятной! Но за нами вскоре папа приехал, так что, с дедушкой и бабушкой мы быстро простились, домой обратно поехали в замок наш.
   - Но меня там уже не было, - протянул Мишель.
   - Да, нет же, - Аннет топнула каблучком по земле. - Слушай! Не доехали мы. На карету по дороге разбойники напали. Я-то спряталась под сидением. Маленькая еще была. А родители... Погибли они.
   - Мне жаль. Я даже не знал об этом. Думал, просто не хотят меня видеть, - растерянно протянул мальчик.
   - Что ты? - всплеснула руками Аннет. - Я хотела! Очень! Так скучала. Но моим опекуном дядя стал - папин брат. А он о тебе ничего не знал. Ни, где ты, ни кем стал. Так и не увидались бы, но я недавно разбирала бумаги отца. Дядя искал купчую на какую-то землю. Продать хотел. Сказал мне найти ее. Вот и пришлось все бумаги просматривать. Так я и узнала, где ты. Вот сюда-то и приехала. С дому, правда, пришлось сбежать. Дядя не отпускал. Зато тебя теперь увидела. Соскучилась сильно!
   - Ты даже не представляешь, как я счастлив! - Мишель радостно улыбался - Просто ты сильно изменилась. Такой красавицей стала. Я тебя сразу и не узнал.
   - Будто бы раньше я уродиной была! - возмутилась девушка.
   - Что ты! Просто сейчас еще лучше стала!
   - Эй, голубки, хватит вам там, - раздалось из-за распахнутого окна. - Пора заканчивать-то свидание!
   - Так быстро? - у Аннет едва не навернулись слезы на глаза, но она тут же улыбнулась. - Давай тогда в городе встретимся! Когда ты сможешь выйти из этой "тюрьмы"?
   Говорить о том, что выходить им запрещено Мишелю было стыдно. "Я же маг! - самоуверенно подумал мальчишка. - Справлюсь!"
   - Давай вечером? Часам к десяти возле ворот? Не боишься на улице так поздно появляться?
   - Нет. Да я и не одна буду, - Аннет подмигнула Мишелю. - Я тебя кое с кем познакомлю. Это замечательный человек. Только дядя почему-то так не думает. Все переживает. Ладно, - девушка махнула рукой. - До встречи.
  
  
   Я прошла через рынок. Немного заплутала, но вовремя спросила дорогу. Так что, удалось быстро дойти до Вишневых садов. Затем я свернула на небольшую улочку. Еще через пяток шагов мне открылся особняк Аннет. Да уж, только Мишель мог назвать этот дворец небольшим домиком. До Ландеского дворца ему, понятное дело, было далеко. От того прямо веяло древностью, аристократичностью. Этот вполне мог принадлежать богатому купцу, или какому-то разбогатевшему ремесленнику. Он был роскошным, но не величественным.
   Возле входа в дом стояла парочка солдат. Я быстро, пока окончательно не растеряла решимость, направилась к ним.
   - Приветствую вас. Я от советника Дирея (после раскрытия заговора в Авиане Дирей получил в подарок не только роскошный особняк, да кучу золота, но и титул советника). Мне приказано узнать, как обстоят дела.
   Один из стражников отвесил мне небольшой поклон. Но у второго взгляд оставался осторожным.
   - Милорд ведь сам недавно был здесь. Что же могло измениться?
   - Да откуда мне знать, - "простодушно" ответила я. - Мое дело небольшое - исполнять приказы, не любопытствуя. Так что, пропустите, или мне назад, не солоно хлебавши, возвращаться? Советник, знаете, человек мстительный.
   - Да нам-то что? - стражник враз потерял всю свою спесь. - Проходите, коль нужно.
   Я благодарно кивнула и зашла в дом. Вряд ли стражники побегут докладывать магу о моем самоуправстве. Не тот вес. Сами ведь в результате могут по голове получить! За излишнюю мнительность.
   В середине дом оказался каким-то... пустым, что ли. Не обжитым. Не чувствовалось тепла, каких-то приятных глазу мелочей, вроде цветов в вазе, или дров в камине. Все было каким-то безликим. Только портреты в золоченых рамах смотрели на меня с непонятным укором. Я зашла в кабинет, попыталась открыть замок на ящике в столе, даже шпильку из прически вытащила. Один раз повернула, другой. Внезапно в воздухе что-то полыхнуло. Я отскочила от ящика.
   Ненавижу магию!
   Но Аннет, по-видимому, чего-то опасалась, вот и приходилось ей доверять колдовству. К моему сожалению!
   Теперь все вокруг казалось мне опасным. Я еще раз осмотрела комнату. Отодвинула на несколько секунд картину в углу - невероятная мазня, я и то напишу лучше, в поисках еще одного тайника. Но открывшаяся мне стена была пустой. Наверно, Аннет считала, что ей хватит одного тайника.
   "Что ж, - я бросила немного затравленный взгляд на ящичек, - она была права!"
   Я уже собралась уходить (сама не понимаю, на что зашла, не на пустые же стены глядеть да на охранные заклинания натыкаться, слуг и тех нет!), но внезапно в холе появился лорд. Лет сорока. С простодушным лицом и добрыми глазами. Слегка полноватый, но, в отличие от вчерашнего графа, встретившего меня возле замка Аннет, ничуть не стыдившийся этого. Я сделала реверанс.
   - Приветствую. Меня послал советник (я решила лишний раз без особой надобности не упоминать имя Дирея, советников-то у короля много). Он хотел знать, как продвигается...
   - Да, да, - перебил меня незнакомец. - Дирей меня предупреждал о вас. Но я не думал, что вы будете так скоро. И что вы так прелестны, - он преподнес мою руку к губам. - Позвольте представиться, Ваарисиат Грат. Для вас просто Ваарис. Я капитан. Буду вести это дело.
   - Амелия, - назвала я ему имя своей погибшей знакомой, не желая раскрывать настоящее. - Мне тоже очень приятно с вами познакомиться. Как обстоят дела с убийством Аннет?
   - Мы только начали, расспросили тех, кто последний ее видел - гостей в Ландеском замке. Пришлось повозиться. Все аристократы. А с ними всегда, вы знаете, много мороки.
   - И что они говорят?
   - Говорят, она припозднилась на встречу. Но все были рады видеть ее. Жаль, поговорить особо не удалось. Герцогиня устала с дороги и почти сразу отправилась спать.
   - Это все? - с плохо скрываемой дрожью в голосе спросила я.
   - Да. Все они, как один, твердят одно и тоже. А вместе с тем, кто-то ведь отправил ее к Духам, - Ваарис мне подмигнул. - Но я то выведу их на чистую воду. Так и передайте Дирею. Да еще и мою благодарность передайте, что он это дело мне отдал. Ничего в нем сложного. Сказала эта... - капитан заглянул в бумаги, что держал в руках. - Аннет слово кому поперек, вот и порешили ее. Надо только понять, кто это сделал. Ничего, будем действовать методом исключения. Кто-нибудь проговорится!
   - А вы уверены, что убийцу следует искать среди гостей Аннет? - поинтересовалась я - Может, у герцогини враг какой был?
   - Интересная мысль, - Ваарис коснулся большим пальцем своего подбородка. - У герцогини столько гостей было. Мог и кровник затесаться, или еще какой враг. Ну, если так, мы его еще быстрее найдем! - с воодушевлением заявил он.
   - Так, может, не было убийцы среди гостей Аннет? Может, кто чужой проник, а стража недосмотрела?
   - Что вы, милочка, - начал капитан, но вовремя вспомнил, кто перед ним. Мгновенно вытянулся по струнке, ожидая наказания за свои вольности. - Не может такого быть. Это, наверняка, кто-то из гостей ее. Точно вам говорю!
   - Что ж, поверю вашему опыту, - не решилась спорить я. - А что вы скажите о самой Аннет? Какой она была?
   - Рано еще говорить, - смущенно проговорил Ваарис. - Мы пока ни родных, ни друзей ее не опросили.
   - Она сиротой была. Опекун и тот, погиб. Как, впрочем, и муж.
   - А вы-то, откуда знаете? - изумился капитан. - Мне о том не докладывали.
   Я прикусила язык. Не говорить же, что мне пришлось на всякий случай выучить биографию Аннет перед тем, как я стала ею. Только о том, что она сестра Мишеля, я узнала только после смерти герцогини.
   - Дирей говорил.
   - А они были знакомы? - изумился Ваарис. - Надо же. Тогда он прекрасно скрывает свои чувства.
   - Маг ведь. Так вы ничего не знаете об Аннет?
   - Пока нет. Но, передайте Дирею, мы уже готовимся расспросить ее подруг. Наверняка ведь были они у нее в этом городе. Осталось разыскать. Затем я собирался отправить к ним своих подчиненных. Если родственников у нее, как вы говорите, нет, дело пойдет еще быстрее!
   - Дело терпит. Вы уже многое узнали. Дирей будет вами очень доволен, - я поклонилась. - Пойду, доложу ему. Прощайте.
   - Думаю, мы еще свидимся, - крикнул мне вдогонку Ваарис. - Дирей говорил, вы будете следить за расследованием. Так что, до скорого.
   Я вышла из особняка и быстро направилась вперед. Хотелось успеть зайти к подругам Аннет до того, как это сделают люди Ваариса. Капитан уже сложил мнение об убийстве. И мне оно совершенно не нравилось. Не Аннет ведь отличала за "свои" слова. Я. А быть виновной, пусть и нечаянно, в ее убийстве, мне не хотелось. Но Ваарис принадлежал к тем людям, которые редко меняют свои решения и пытаются убедить в своей "абсолютной" правоте других. Мне хотелось встретиться с друзьями Аннет до того, как их заставят говорить то, что выгодно впишется в выдвинутую версию. Людям порой так легко что-то внушить!
   К тому же... Скоро ведь заглянет настоящий посланник Дирея. Вот капитану будет мороки, да и самому магу, если капитан проговорится обо мне.
   Миолетта жила в небольшом, но безумно красивом домике. В нем, в отличие от особняка Аннет, ощущалась Жизнь. Он был выкрашен в золотистую краску, что блестела на солнце, вызывая улыбки у прохожих. Крыша была черепичной, но не обыкновенная - красная, а голубого цвета. К тому же она была увита цветами - настоящие висячие сады! И никаких массивных колон, только узорчатые арки, витиеватые узоры, да множество цветов.
   Я подошла к дому и постучала в дверь. Ожидала увидеть дворецкого, или еще какого слугу, но на пороге показалась девушка моих лет.
   - Здравствуйте, - удивленно протянула она. - Я не ждала гостей... - она запнулась. - Не вас. А кто вы?
   - Будем выяснять это, стоя на пороге? - я приветливо улыбнулась.
   - Нет, что вы. Я совсем забыла о манерах. Проходите. Я сегодня отпустила слуг, так что не обессудьте.
   - Так даже лучше, - сказала я чистую правду: чем больше людей узнает о моем расследовании, тем хуже. Причем для меня же!
   Я прошла за девушкой в дом, подумав, что у Миолетты (если это, конечно, она: а-то, мало ли, домом я ошиблась) была удивительная способность дарить радость людям и заряжать их своим оптимизмом. Сама девушка лучилась от счастья, и у меня на лице тоже начала появляться улыбка.
   Миолетта провела меня в столовую.
   - Прошу извинить меня, что не в гостиную, но... - девушка замялась.
   - Вы кого-то ждете? - предположила я. - Не переживайте, я ненадолго. Просто нужно у вас кое о чем спросить.
   - Да... жду, в общем... - девушка окончательно смутилось. - Вы от Аннет? Скажите ей тогда, что я твердо придерживаюсь ее наставлений
   - Наставлений? Она же ваша подруга.
   - Что вы? - изумилась Миолетта. - Наставница. Ну, и подруга... старшая. Давайте... - девушка быстро подскочила на ноги. - Давайте я чай заварю. Вы любите с мелиссой? Моя матушка его обожает. Да и я... люблю...
   - С удовольствием, - я улыбкой подбодрила растерявшуюся девушку.
   Она сразу просияла.
   - Вы, наверное, от матушки. Я не думала, что вы приедете, - девушка отвернулась от меня и начала доставать чашки. - Аннет замечательный человек... Она так заботится обо мне... Так...
   - Я не от вашей матери, - перебила я ее. - Я даже не уверена, что вы ты, кого я ищу. Вы ведь Миолетта?
   - Ох, простите, я забыла представиться. Да я Миолетта. Миолетта Дебуа. Если вы не от матушки, и не от Аннет, то от кого? - девушка налила, заваренный заранее чай (ох, не меня ждали в этом доме!), и села напротив.
   - Я пришла спросить вас об Аннет, - произнесла я, тактично умолчав, от кого я. Врать этому невинному ребенку (а теперь я точно рассмотрела, что Миолетте исполнилось лет шестнадцать) было как-то подло. Но и раскрывать правду не хотелось.
   - О, она замечательная! Так печется обо мне. Я никогда не остаюсь в одиночестве. Только сегодня, но это исключение, уверяю вас...
   - Аннет мертва, - снова перебила я девушку.
   - Что? - собеседница вздрогнула и отшатнулась от меня. - Как же это случилось?
   Лицо у девушки побледнело, глаза расширились. До этого у меня мелькала мысль, что Миолетта расточает благодарности Аннет, потому что знает, что та мертва. Но ее удивление было настолько искренним, что подобные мысли сразу вылетели из моей головы.
   - Убили ее этой ночью. Сейчас расследование проводится. А я хотела бы узнать, какой она была при жизни. Может, враги у нее были? Мне сказали, она была вашей подругой. Ошиблись, вероятно. Значит, наставницей, вы говорите?
   Девушка кивнула и глотнула чай.
   - Да. Я сама с Давера. Это маленький городок на севере. Совсем маленький. Па считал, что мне будет лучше в столице. Но матушка не хотела отпускать так далеко одну. Как-то у нас проездом гостила Аннет. Она дальняя родственница матушки. И маменька отпустила меня с нею в столицу. Аннет обещала приглядывать за мной, вывести в свет. Она так и делала, не подумайте!
   - Я верю вам. К тому же я не собираюсь докладывать вашей матери, насколько хорошей наставницей была Аннет. Меня это мало волнует, - чем сильнее Миолетта начинала защищать герцогиню, тем сильнее ощущался ее страх, и тем сильнее я думала, что наставница из Аннет была отвратительной. А девушка просто не хочет возвращаться домой по причине... Ну, эта причина как раз должна была сейчас к ней заглянуть в гости вместо меня. - Какой была Аннет с другими людьми, не с вами?
   - Доброй. Она никому не делала зла...
   - А на самом деле? - прервала я рассказчицу. - Ее ведь убили. Значит, было за что!
   - Она... А вы точно ничего не расскажите... Да и дурно это, сплетничать о...
   - Мне не зачем, да и некому рассказывать. И, поверьте, это крайне важно, - как можно убедительнее произнесла я.
   - Аннет была... - девушка сделала большой глоток чая. - Я редко ее видела. И я, и Кларисса - это еще одна ее подопечная, - увидев мой непонимающий взгляд, поспешила объяснить Миолетта. - Она живет недалеко. В трех кварталах отсюда. Иногда мы целую неделю не видели нашу наставницу, а в другие разы она даже ночевала у меня. Но редко. У Клариссы и того реже.
   - А когда вы ее видели, она не казалась чем-то взволнованной, может, даже напуганной?
   - Я не замечала. Разве только в тот день, когда она ночевала здесь, - на лицо Миолетте набежала какая-то тень. - Она еле уснула. Да и ночью ее кошмары мучили. Она дышала тяжело и что-то бормотала: деньги, деньги, затем что-то о том, что она пойдет к королю. Потом еще: племянник, долг... и какое-то имя на к: Канк... Кель... Ксань... и еще какое-то имя... Нет, не вспомню, ни первое, ни второе - через минуту молчания закончила девушка.
   - Может, Ксавиан? - в каком-то непонятном предчувствии бросила я имя вчерашнего барона, смотревшего с обожанием на Аннет.
   Миолетта вздрогнула, густо покраснела.
   - Нет, определенно, не Ксавиан. Это уж точно!
   Девушка говорила будто бы уверенно, но лицо выдавало ее. Впрочем, я решила не настаивать. Вдруг спугну, она вовсе откажется разговаривать. А на Ксавиана, в любом случае, следовало обратить пристальное внимание.
   - Это все?
   - Ну, на утро я все рассказала Аннет. Она накричала на меня, сказала, что это не мое дело, что она пришла ко мне, чтобы избежать допросов. Но и я лезу не туда, куда следует. Сказала, что моя матушка должна поднять плату.
   - Плату? - заинтересовалась я.
   - Да, за то, что она приглядывает за мной, манерам учит, в свет выводит...
   - Но она ведь этим не занимается? - удивилась я.
   - Почему же, - начала Миолетта снова оправдывать свою наставницу. - Занимается. Да и домой я не хочу!
   - Вот в это верю, - я поднялась, оставив на столике нетронутый чай. Хотелось уйти до того, как сюда пожалуют люди Ваариса. Кто знает, когда он отыщет ниточку, ведущую к Миолетте. Мне совершенно не хотелось попадаться ему на глаза и объяснять, что я делаю. - Как мне найти Клариссу?
   - Ее дом - третья Печерная, - быстро проговорила Милетта, бросив короткий взгляд на часы в углу. - Здесь совсем недалеко идти. Дойдите до конца этой улицы, затем направо и два квартала вдоль золотистой ограды. Там птичье поле. Вы увидите.
   - Благодарю. А кого-то еще из подруг Аннет вы знаете? Кого-то, кто сможет рассказать о вашей наставнице хоть что-то.
   Миолетта покачала головой.
   - Простите.
   Я разочаровано вздохнула и кивнула гостеприимной хозяйке. Вскоре и весь "цветочный" дом остался позади.
   Идя до птичьей ограды, я внезапно поняла, что забыла задать Миолетте множество вопросов. К примеру, где Аннет жила? Ну, не выглядел ее дом обжитым! Откуда о Милетте знает Мишель? Но почему он не знает, кто она такая. Может, встречались они?
   Вопросов осталось море, но во второй раз тревожить девушку не хотелось. Может, как я ушла, к ней гость жданный заглянул. Спрошу у Клариссы, а нет, так у Кати, о которой сказывал Мишель.
  
  
   Дирей быстро водил пером по бумаге. Хотелось побыстрее закончить это дело, отчитаться перед королем.
   Заговор... Все так удачно складывалось. Слишком удачно, что бы под конец не развалиться, будто карточная пирамида от сильного порыва ветра (хотя, пожалуй, хватило бы простого выдоха).
   Все и развалилось! Смерть Аннет спутала все карты! На что ее смерть заговорщикам? Она ведь была за них. Рискованно думать, будто ее убил кто-то, кто не был гостем в ее замке. Значит, и заговора нет. А столько сил потрачено. И все зря!
   Честные граждане, убившие изменницу, задумавшую предать короля. Да им чего доброго медали за верность пожалуют! А ведь был составлен идеальный план. Но одно за другим все пошло прахом!
   В дверь постучали.
   - Чего?! - гаркнул маг.
   - Простите, - голос у слуги был тихим, едва слышным. - К вам какая-то дама. Говорит, она от Мишеля.
   Дирей бросил злой взгляд на недописанное письмо. Осталось добавить всего несколько строчек!
   - Попроси ее зайти.
   Мишель быстро справился с заданием. Хоть какая-то хорошая новость! Хотя... Даже, пожалуй, слишком быстро - пронеслось в мыслях у мага. - Неужели его помощник не такой романтик, каким кажется? Это нужно было взять на заметку.
   Дверь отворилась. В проеме появилась дама, одетая в платье из бледно-зеленого шелка. На голове у нее была пестрая шляпа со слишком большим количеством цветов, выдающая отсутствие вкуса у незнакомки.
   У Дирея на лоб вылезли глаза: "Какого...".
  
  
   Мишель медленно шел по правому берегу лебединого озера. Со своей знакомой он договорился, чтобы она сегодня же пришла к Дирею, раз уж тому так внезапно потребовалась помощница! Пришлось, правда, потратить приличное время на уговоры. Неожиданно даже промелькнула мысль, что уговорить Селин было бы куда как проще даже на более опасное дело.
   "Совершенно не нужное сравнение!" - Мишель поморщился.
   Жаль, учитель не объяснил, для чего ему нужна помощница, но его бывший ученик надеялся, что все пройдет удачно.
   Со вчерашней ролью дама справилась прекрасно. Ни у кого не возникло причины не верить ей. Мишель был уверен, что и с заданием Дирея она справится. Главное, чтобы случаем не проговорилась о той услуге, которую она оказала Мишелю вчера. Ни к чему это. Только подозрения у учителя вызовет ненужные.
   Внезапно кто-то окликнул мага. Мишель поднял голову и встретился взглядом с лордом весьма крепкого телосложения с небольшими усиками над верхней губой. Лет ему было под сорок.
   "Патин? - тотчас промелькнуло в мыслях у Мишеля. - Что же ему от меня понадобилось?"
   Задавать свой вопрос вслух магистр не стал, просто коротко кивнул неожиданному собеседнику.
   - Приветствую вас.
   - Взаимно, - Патин дружелюбно улыбнулся и приблизился к Мишелю.
   Впрочем, дружелюбие, явно, было простой видимостью. Учитель Мишеля и Патин уже долгое время были на ножах. С тех пор, как Дирей получил титул советника, все стало еще хуже. Патин и сам хотел возвыситься, но взять желанную "высоту" никак не удавалось. А Дирею это удалось с первого раза.
   Патина, по мнению Мишеля, сжигала банальная зависть к более удачливому конкуренту.
   - Не ожидал вас увидеть, - честно признался Мишель.
   - То, что у меня разногласия с твоим учителем, не значит, что мы с тобой не сможем стать друзьями, - спокойно заявил Патин.
   - Простите? - от неожиданного предложения, это-то было именно оно, просто в завуалированной форме (у тех, кто вращался при дворе, вырабатывался нюх на подобное), Мишель едва не упал. - Чего вы хотите?
   - Всего лишь, помочь. Слышал, у учителя-то твоего родственник погиб. Я бы помог ему справится с... - маг помолчал, подбирая слова. - С горем... За определенную плату, разумеется.
   Мишель совершенно перестал понимать, о чем толкует Патин. О смерти родственника Дирея лично он и не слышал, тем более о горе учителя.
   - Не думаю, что ваша помощь будет кстати.
   - Ты Дирею передай... - на мгновение глаза у Патина блеснули от обуреваемой его злости и раздражения на "мальчишку", но уже за секунду он пришел в себя. - Он поймет. Да и тебе как-то может моя помощь понадобиться. Невозможно ведь знать наперед. Так что, ты передай
   Не дожидаясь ответа Мишеля, Патин повернул к одному из домов и вскоре скрылся с виду.
   А маг все продолжал стоять, раздумывая над тем, что бы это значило.
  
  
   Домик Клариссы был по-настоящему роскошным, монументальным. Из тех, что строились в прошлом веке, - сказал бы мне мой авианский учитель искусства, встреть я его на извилистых улочках столицы.
   Но учителя не было и в помине. Поэтому я лишь отметила, что домик Миолетты гораздо больше пришелся мне по душе. Но меня ведь не жить сюда пригласили. Меня вообще сюда не приглашали! Я отмахнулась от своих мыслей, тревожных ощущений и постучала.
   Широкая толстая дверь, которая, наверняка, смогла бы выдержать не одну осаду, отворилась. На меня сверху вниз поглядел худой, как скелет лорд. Я не была низенькой толстушкой, но, в сравнении с этой жердей, вполне могла сойти за подобную. Я откашлялась.
   - Простите, я ищу Клариссу.
   - Вы оповещали о своем прибытии? - поинтересовался лорд. - Посылали хозяйке свою карточку?
   - Нет. Но дело весьма срочное, - пыталась настоять на своем я.
   - В таком случае я вас не пропущу, - не слушая меня, заявил обтянутый кожей скелет. - Не велено.
   Он попытался захлопнуть у меня перед носом дверью, но я оказалась шустрее и подставила ногу. Незнакомец вздохнул.
   - Что-то еще?
   Как же мне в подобные минуты не хватало магии. Одно заклятие Мишеля и этот господин не только пропустил бы меня внутрь, но и дорогу указал бы. Но, к сожалению, приходилось полагаться только на себя. Ну, почти на себя...
   - Случилось убийство. Вашей хозяйке все равно говорить. Не со мной, так с полицией. Вы уверены, что она выберет последнюю?
   - Я доложу, - буркнул дворецкий, выпихнул мою ногу наружу и захлопнул дверь прямо перед моим носом.
   Мне не осталось ничего другого, как ждать. Я спустилась на одну ступеньку ниже и стала осматривать дом более пристально (больше-то делать было нечего). Он был темного цвета, обнесенный каким-то магическим порошком, от чего казался цельным, высеченным прямо с камня. На первом этаже окон не было. По крайней мере, оттуда, откуда смотрела я, их было не видать. Второй этаж выглядел менее неприступным. Сбоку от меня виднелась изящная навесная веранда - в простонародье - балкон. Был еще трeтий этаж - три башенки. Две поменьше, одна побольше с маленьким окошком.
   Рассмотреть дом подольше мне не удалось (и слава Духам): дверь снова отворилась.
   - Проходите, - с куда большей вежливостью, чем в прошлый раз проговорил "скелет". - Вас ждут.
   Меня провели по широкой лестнице на второй этаж и показали на ближайшую дверь. Я кивнула, не обременяя себя излишней, на мой взгляд, благодарностью. И пошла в указанном направлении.
   В комнате на изящном диване сидела девушка летами, быть может, чуть старше Миолетты. Худая, под стать своему дворецкому, черноволосая со слегка заостренными чертами лица, хозяйка с прищуром смотрела на меня.
   - Ну, что, - заговорила она еще до того, как я успела присесть на кресло, стоявшее возле стены. - Бабка моя все-таки отправилась к Духам. Как бы они ею не подавились!
   - Вы Кларисса? - только и спросила я, ошарашенная вопросом собеседницы.
   - Ну, я. А вы, коль пришли сюда, неужто этого не знали?
   - Я могла ошибиться, - тактично заметила я. Меня уже третий раз принимали за кого-то другого. Пора бы и привыкнуть! - Но вы ошибаетесь, я не от вашей бабушки.
   - Тогда, зачем вы здесь? Напугали "толстяка" - дворецкого, - с улыбкой пояснила девушка. А затем и вовсе покатилась со смеху, увидав мое ошарашенное лицо. - Это я кличку ему придумала, - отсмеявшись, прояснила Кларисса.
   - Понятно, - медленно протянула я, а затем резко рубанула. - Умерла ваша наставница - Аннет.
   - Ах, эта... - протянула собеседница. - Тогда понятно. Но ко мне-то, вы чего пришли?
   - Вы вовсе не кажетесь удивленной, - пропустила я мимо ушей ее вопрос. - А ведь только что узнали о смерти хорошей знакомой, подруги...
   - А чего удивляться-то? Вы еще скажите, что я переживать должна, оплакивать ее, волосы, - Кларисса поднесла к глазам свои длинные косы. - На себе рвать. Не дождетесь!
   - Вы такая черствая? - несколько бестактно поинтересовалась я.
   За то и поплатилась.
   - Знаете-ка что, выметайтесь отсюда! - девушка поднялась с дивана. - Кто вы такая, чтобы жизни меня учить, милосердию этому вашему, никому не нужному?! К Миолетте идите. У нее сочувствия хоть отбавляй. А ко мне не суйтесь! Не рассказывайте басни о том, что за добро нам воздастся от Духов, а за зло от Демонов, не говорите о том, что мир справедлив. Что ты вообще о мире-то знаешь? Небось, и меня не старше, а все туда же - учить. Что ты в жизни-то видала?
   На мгновение наши глаза встретились. Ее метали молнии, а что она увидела в моих, не знаю, но девушка внезапно успокоилась, тихо хмыкнула что-то себе под нос и снова села.
   - Так бы сразу и сказала, - она взяла колокольчик и позвонила.
   Дверь отворилась. На пороге появился "скелет-толстяк" с вопросительным выражением лица.
   - Кофе нам принеси с пороженными, - приказала ему Кларисса. Затем, когда дверь снова захлопнулась, обратилась ко мне. - Привыкла я к этому напитку. Бабка приучила. Она сама только его и пила, хотела, знаешь ли, особенной себя чувствовать. Это здесь-то, в столице зерна эти медяки стоят, а у нас в городе на вес золота были.
   - Удел избранных, - поддакнула девушке я, вспоминая Авиан.
   - Вижу, нездешняя ты, - девушка слегка удивленно подняла брови. - Давно в столице?
   - Пару месяцев, - лаконично ответила я и попыталась перевести разговор на необычную собеседницу. - А вы?
   - Хватит на "вы"-то ко мне. Я ведь младше тебя буду, - так и не ответив на мой вопрос, предложила Кларисса.
   - Всего на пару лет, - не согласилась я, но все же перешла на простецкое "ты". - А, может, ты просто молодо выглядишь?
   - Не про возраст я говорю. Глаза твои видела. Многое ты пережила, совсем как бабка моя. У нее тоже глаза страшные. На первый взгляд, спокойные. Но, если приглядеться, многое можно увидеть - человека, дошедшего до крайнего отчаяния, когда ни Смерть, ни Жизнь не в радость. А тут уж будет видно, кто ты. Коль выберешь Смерть, значит, слаба, нету в тебе сердцевины. Сломалась. Не жилец такой человек, даже, если какой глупец спасет. Бабка моя в свое время выбрала Жизнь, да и ты как видно, тоже, - Кларисса улыбнулась одними губами, но глаза ее оставались грустными. - Умею о человеке я по глазам судить. Иной раз старуха перед тобой, а жизни-то ни видала. Такой вот Миолетта когда-нибудь будет, если чего дурного с ней не случится. А ведь может, уж больно доверчива, покладиста. Обмануть ее легко, будто несмышленого ребенка. А иной раз, как ты, еще и двадцати-то, наверно, нет, - я молча кивнула. - А жизнь видала.
   - Магия? - поинтересовалась я.
   - Врожденная способность, - не согласилась Кларисса. - Дар, хотя, скорее - проклятие. Много знаний только себе во вред.
   Отворилась дверь. Дворецкий привез столик с двумя чашками кофе и несколькими пирожными, покрытые розовым кремом. Поставил, кивнул нам: сначала Клариссе, затем и мне, и вышел наружу.
   - Бери, не стесняйся, - проговорила девушка и поднесла ко рту чашку, показывая мне пример.
   Я тоже взяла чашку, сделала несколько глотков, откусила кусочек пирожного - вкусное, воздушное, само в рот и плывет.
   - Ну, так, о чем ты хотела узнать?
   - Об Аннет. Какой она была?
   - Дрянью она была редкой, - Кларисса взяла в рот еще кусок пироженного. - Да и глупой, к тому же. Хотя это как посмотреть. Перекладывать свои проблемы на других у нее выходило виртуозно. Раз, и какой-то болван уже помогает ей. А неделя пройдет она новые проблемы на свою голову разыщет. Хороша наставница!
   - Не любила ты ее, - медленно проговорила я.
   - Было бы за что! - фыркнула Кларисса. - Из-за глупых законов, будто бы незамужняя леди жить одна не может, моей бабке платить ей приходилось. Родители-то мои умерли, - призналась девушка. - Знаешь, как это бывает род на род из-за глупости какой. Меч в руку и на дуэль. А если в поединке прикончить не получится, можно и убийц нанять. Главное, чтоб не попался убийца-то, не рассказал, кто его нанял. Хотя куда слову простолюдина-то против аристократа? Все одно ничего бы не вышло, - она вздохнула. - Но не нашли. Да и кому это надо? Мамку, отца и брата моего уже порешили. А бабка только меня уберечь и хотела. Не до мести ей было.
   - Мне жаль, - только и смогла произнести я, пытаясь хоть сейчас не вспоминать, как своих-то родителей потеряла.
   - Давнее это дело, - девушка бросила на меня понимающий взгляд. - Вижу, история-то тебе знакома. Тоже кровная месть? А тебе спастись повезло, затем дальний родственник обнаружился, что помог с бедой справиться? Как у меня бабка. Мать моей матери, а кровью брали с рода моего отца. Бабка вроде не при чем, вот и осталась жива, только меня от греха подальше отослала. В самую столицу - за тысячу миль от себя-то самой.
   - В моем случае все проще, - я еще раз укусила пироженное, пытаясь заесть горечь, возникшую в горле - не вышло! - Деньги, звон которых для некоторых дороже всего. Да и моя вина в том есть - верила не тому, кому следует. Отца не слушала, будто я умнее его. Вот и поплатилась. Если бы сама пострадала. Но нет. Навсегда я запомнила, как сама-то, почитай, веревку на шее родителей затянула. Да и после смерти их никого у меня не осталось. Не от кого помощи ждать, даже просто поговорить. Никому не пожелаю хотеть смерти, как я ее тогда хотела. Хуже этого нет.
   - Зато сейчас ты счастлива, - девушка взяла второй кусок пироженного. - Рана-то твоя уже, по глазам видно, закрывается. Не пропадает. Никогда она не исчезнет. Просто не будет так кровоточить. "Время лечит" - старая, глупая, но правдивая поговорка. Да и то, не всегда. Если сейчас предаст тебя кто близкий, а ведь кто-то есть, кому всю себя отдаешь, уже никогда боль не стихнет, не сможешь ты верить ни кому. Так и будешь спать с кинжалом под подушкой.
   - Надеюсь, в порядке у меня все будет, я попыталась улыбнуться, отмахнуться от возникшей от ее слов горечи. - Некому меня предавать. И не зачем. Да и у тебя все еще будет. Найдешь свое счастье.
   Кларисса как-то странно посмотрела на меня, улыбнулась краешком губ.
   - Давай, о чем ты еще хотела узнать?
   - Враги у Аннет были?
   - Полно, - Кларисса махнула рукой. - Родственники ее дяди - он до замужества опекуном ее был, винили герцогиню в его смерти. Дескать, напугала она его сильно, вот сердце и не выдержало. Не знаю, правда ли. Он выкуп у ее жениха получил, а затем и помер перед самой свадьбой. Потом слухи сейчас ходят, что и к смерти муженька она причастна. Совсем недавно ведь он помер. Но слухи очень осторожные. Даже не слухи, перешепки простые. Шепчут, даже маг был замешан.
   - Маг? - заинтересовалась я, вспомнив о Мишеле. - Кто?
   - Не знаю точно. Слышала так, краем уха. Наверно, любовничек-то ее.
   - Он был у Аннет? Как выглядел? Может, имя знаешь? - забросала вопросами я Клариссу.
   - Сама-то я его не видела. Миолетта рассказывала. Молодой, темноволосый, красивый, младше Аннет на несколько лет. Она рассказывала, встретили они его как-то на улице.
   - Почему же она мне об этом не рассказала? - огорчилась я. - Я ведь только от нее.
   - Видно, дружка своего ждала. У Миолетты и так голова дырявая, а перед его приходом, она вообще про все забывает. Дождется, когда пузо вырастит. Ладно, - Кларисса бросила на меня предостерегающий взгляд. - Не мое это дело.
   - И не мое, - закончила я. - А скажи, Аннет боялась чего-то, или кого-то? Миолетта говорила, о чем-то таком.
   - Не знаю. Вполне могла, хотя не из пугливых она. Но кто знает, как дело повернулось. Вот только я ее не видела уже недели с три, да и до этого только мельком. Одно слово, - Кларисса рассмеялась. - Наставница. Так что, ответить тебе не могу.
   Я съела последний кусочек пирожженого и поднялась.
   - А подруг ты ее не знаешь? Мне о Кати говорили.
   - Я в ее жизнь не особо лезла. Но, зная ее, не уверена, что Аннет, если подруги у нее и были, делилась с ними своими проблемами. Она предпочитала использовать лордов. А вот служанки ее могли что-то видеть. Особенно камеристка, которая с ней с дома приехала. Остальных-то она здесь нанимала.
   - А где найти их не знаешь? - я снова присела в кресло.
   - В доме ее они, наверное, пока что.
   - Нет там никого, если ты, конечно, имеешь в виду тот дом, который возле Вишневых садов? - уточнила я. - Просто необжитым он выглядит.
   - Думаю, у любовника Аннет жила. А дом так, для видимости. Она когда ночевала там, слуг и нанимала, чтобы с тряпкой по дому прошли. А вот камеристка... Подожди-ка, ее камеристку, вроде, Кати и звали.
   - Она на Оливковой улице живет? Мне вроде Мишель так говорил.
   - На Оливковой? - переспросила Кларисса. - Вряд ли. Там же только аристократы обитают, да другие приближенные к монарху особы. Куда уж простой камеристке?! Так что, солгал твой Мишель, кем бы он ни был.
   - А ты с ее именем точно ничего не напутала?
   - Вроде, нет, - не совсем уверенно произнесла собеседница. - Хотя, нет, - внезапно спохватилась она. - Точно! Я сама слышала. Помню, как Аннет к ней обращалась.
   - Странно, - я задумалась, но, так ничего и не придумав, снова поднялась. - Ладно, спасибо, что потратила на меня свое время. И, если полиция будет спрашивать, не упоминай обо мне. Договорились?
   - А как же твои угрозы "толстяку"? - хитро подмигнула мне девушка. - Ладно, договорились.
   Я вышла на улицу и побрела вперед. Уже второй раз я ловила Мишеля на лжи: сначала на счет Миолетты, теперь и на счет Кати. Была вероятность того, что Кларисса и Мишель говорили о разных людях (мало ли Кати в многотысячном городе!), или, что девушка что-то напутала. Но я почему-то ей верила. Кларисса казалась достаточно откровенной.
   До Оливковой улицы было недалеко. Ведь и она, и Печерная, на которой жила Кларисса, и Вишневые сады, и птичье поле считались аристократическими кварталами.
   Мне понадобилось каких-то полчаса, чтобы дойти до Оливковой улицы. Мишель не сказал мне точно, где жила Кати, поэтому я просто с любопытством прохаживалась улицей. И едва не попалась. Внезапно со светло-серого дома (хотя какого дома - настоящего дворца!) за несколько двориков от того, возле которого стояла я сама, вышла высокая полная леди - Вития. Я успела шмыгнуть за дерево до того, как она меня заметила. По крайней мере, я на это надеялась.
   Баронесса прошагала мимо меня. Я, прождав, пока она не исчезнет из виду, подошла к светло-серому строению. Возможно, в появлении этой леди здесь не было никакой тайны, и она просто здесь живет. Ее-то родословная вполне позволяет такое жилище! Но я предпочитала не рисковать. Хотела спросить у прохожих чей это дом (жаль только вокруг никого не было), но, подойдя ближе к особняку поняла: без надобности. Я и так знала, кому принадлежит роскошный дворец - учителю Мишеля - королевскому советнику Дирею.
  
  
   Дирей осторожно почесал затылок. Баронесса рассказала занятную историю. Все-таки хорошо, что она зашла. Кажется, его ученик начал собственную, непонятную никому, игру. Замечательно, что он узнал об этом до того, как отправил письмо монарху. Теперь можно было вернуться к первоначальному плану. Правда, "лошадью" - маг подошел к доске, с расставленными на ней шахматными фигурками и сдвинул одну из них - скорее всего, придется пожертвовать. Но лошадь-то, оказывается, давно не белая, переметнулась на сторону противников.
   Интересно, сколько Мишелю обещал Кальконе? Или не он это? Да, нет, точно граф! Больше некому. Маг смял так и недописанное письмо и кинул его в корзину. Королю следует написать другое.
  
  
   За несколько часов до...
   Ксавиану уже надоело ждать появления девушки. Тем более, то и дело, накатывали сожаления о пропущенном свидании. В конце концов, он не выдержал и оставил свой "пост". Идти к подруге было уже поздно. Юноша и повернул домой. Да и неплохо было бы рассказать Кальконе о том, что он видел девушку, заставившую их вчера поломать голову над тем, кто она, бездна ее забери, такая!
   Граф остановился у них в замке "пока суд да дело" - говорил он. Больчег не возражал. Замок на Чугатской горе был достаточно просторным, да и слуг имелось порядочное количество. А общению с другом он был всегда рад. Тем более, сейчас, когда Больчег был прикован к постели. Доктора разрешали ему делать всего несколько шагов в день - самую малость. И то, только по необходимости. В другой раз - "цельные сутки лежать в постели".
   Молодые ноги быстро довели Ксавиана к родному порогу. Юноша зашел внутрь, кивнул слуге, отказался от еды и поспешил наверх к гостю. В выделенной тому комнате Кальконе не оказалось. Тогда Ксавиан направился в апартаменты к отцу. И не прогадал!
   Больчег с Кальконе вели неспешную беседу, перемежевывая ее с вином, налитым в глубокие чарки, и кусками баранины.
   - А, Ксавиан, - Больчег оторвался от мяса и посмотрел на сына. - Не думал, что ты так рано вернешься. Говорил же, до вечера тебя не ждать. Не в первый ведь раз, - отец подмигнул сыну, заставив того густо покраснеть от осознания того, что родитель знает, куда именно он отлучается.
   - Не вышло в этот раз. Знакомую повстречал на рынке, - ответил Ксавиан и, обращаясь теперь только к Кальконе, добавил. - Вчерашнюю. Ту, что под конец веселья в мехах пришла.
   Кальконе насторожился, как прежде друг, отложил баранину в сторону, затем подмигнул Ксавиану.
   - Ну, дело-то молодое. Куда нам, - он показал на себя и Больчега. - В наши-то годы. Выйду я на минутку.
   Отец с сыном остались наедине. Впрочем, поговорить им не удалось. Ксавиан внезапно "вспомнил", что забыл что-то сделать внизу (что именно, юноша так и не придумал). Он быстро извинился и вышел вслед за Кальконе, которого через несколько минут нашел у себя.
   - Говоришь, с незнакомкой ты виделся. Ну, что, выяснил, кто она? Откуда столько про Аннет занимательного знает?
   - Потерял я ее, - сокрушенно ответил Ксавиан. - Как сквозь землю она провалилась.
   - Так, может, и вовсе почудилось тебе? - вкрадчиво спросил Кальконе.
   - Не один ведь я видел ее. Да и поспрашивал я людей. Она на этом рынке частый гость. Мне сказали, она как-то даже с магом захаживала к ним.
   - С магом? - заметно обеспокоился Кальконе. - А вот это уже плохо. Неужто он?
   - Кто он? - заинтересовался Ксавиан.
   - Да так, должник один. Денег он мне должен. Порядочную суму. Он и не такое мог провернуть. Но вроде ни к чему это ему. Хотя... Эх, зря я все это затеял! Маги долги не возвращают. Но... Зато сейчас есть к кому обратиться. Скажу, прощу половину долга, если вытащит нас всех из этой ямы.
   - Все так плохо?
   - Хуже не придумаешь! - буркнул Кальконе. - Я не хотел твоего отца расстраивать. К его болезни добавлять беспокойства за ваши шкуры. А-то бы он тебе объяснил. Аннет эта... - Граф покачал головой. - Просто не понимаю, что на нее нашло. Зачем же она к нам со своим планом полезла?
   - А на прошлых собраниях ничего подобного не происходило? - поинтересовался Ксавиан.
   - Да, нет же! Разговоры и только!
  
  
   Понять, по какой причине Дирей решился на разговор с Витией, я не могла. Мелькали догадки, но они меня совсем не радовали. Одна хуже другой. В любом случае, проверить их я не могла, потому решила выбросить их из головы.
   День уже давно перевалился за полдень. Еще немного и на город начнут опускаться сумерки. Я поспешила домой, кинув последний слегка недоуменный взгляд на особняк Дирея (заходить внутрь совершенно не хотелось), успела заметить, как с окна чародея вылетел голубь, неся что-то в клюве. "
   Заговоренный, видно, весточку кому-то несет", - подумала я и сразу забыла об этом. Мысли были заняты более важными вещами, чтобы еще о птице думать.
   Знала бы я тогда, насколько важна эта Демонская птица и письмо в ее клюве! Но я не знала...
   Дорога домой заняла много времени. Я снова едва не заплутала. Но на Оливковой улице я бывала чаще, чем возле Вишневых садов, потому-то быстро сориентировалась и без чужой помощи.
   Наконец, и дом. Я зашла на неприметную, на первый взгляд, улочку, подошла к третьему дому справа и открыла двери своим ключом. Первым делом зашла в ванную комнату, вымыла руки, смыла с лица усталость, накопившуюся за день. Затем заглянула в комнату.
   - Привет! - крикнула я Мишелю, заметив того, сидящим на кресле, и читающего бумаги.
   - Ты поздно, - Мишель подошел ближе и помог мне снять с плеч накидку. - Устала, наверное?
   - Да, - призналась я. - Есть немного. Зато многое узнала. Есть неясности, но начало положено! Пошли, ужин буду делать. Заодно и расскажу, что узнала.
   - Я почистил картошку и отбил мясо - признался Мишель. - Только на печку поставить и осталось.
   - Люблю тебя, - я быстро чмокнула его в щеку. - Пошли, тогда поставлю на плиту и за ужином расскажу, как продвигается расследование.
   Я быстро поставила еду на печь. Обычно она грелась несколько минут: магический огонь гораздо проворнее обыкновенного. Так что, ждать было недолго.
   - А что ты за бумаги читал, пока меня не было? Что-нибудь важное?
   Мишель помрачнел.
   - Дирей посоветовал нам съездить куда-то ненадолго. Вот и прислал бумаги, чтобы нас нигде не задерживали. Переживает, что я полезу на рожон из-за смерти Аннет, да и в целом у него плохие предчувствия.
   - Так мы едим? - я удивленно повернулась к магу, едва не рассыпав соль, которой как раз собралась посыпать греющуюся еду.
   - Нет. Я хочу узнать, кто убил Аннет. Я просто не могу уехать. Я должен все узнать! Она ведь просила меня о помощи, а я не понял. Думал, она заговорщиков боится, но, как видно, кого-то другого.
   - Не знаю. Я говорила с Миолеттой. Она подтвердила, что Аннет кого-то смертельно боялась. Но вот кого, она не знала.
   Мишель со вздохом кивнул.
   - Ладно, давай ужинать. А-то у меня какое-то предчувствие, что не поем я сегодня!
   Маг выключил огонь в печи, но положить еду в тарелку не успел. В двери кто-то постучал.
   - Я же говорил! - маг вилкой схватил одну картошку прямо из кастрюли, проживал, громко крикнул. - Сейчас! - и, скорчив мне рожу, пошел открывать.
   Я рассмеялась. Накрыла кастрюлю крышкой и последовала за Мишелем.
   - Именем короля, вы арестованы, - ровно, будто бы читая по бумаге, провозгласил один из стражников, что стояли на крыльце. - Давайте ваши руки.
   Наручники захлопнулись прежде, чем Мишель успел что-то сделать. Да и я пребывала в глубоком шоке.
   - Что происходит? - выкрикнула я, как только пришла в себя.
   Говоривший стражник бросил на меня колючий взгляд, затем слегка смягчился.
   - Не могу знать. Узнавайте в участке.
  
  
   Полночи я провела, выискивая, куда отправили Мишеля. В городе было несколько полицейских участков, пришлось посетить каждый. Они находились в разных частях города, поэтому я наняла возницу. Узнав места назначения, да и то, что меня ждать нужно, кучер заломил баснословную цену. Но мне было все равно. Я бы заплатила и больше, чтобы узнать, что произошло? Где Мишель? Почему его забрали?
   Но один час сменялся вторым, а новостей все не было. Солнце уже давно село, даже маленькой полоски света на горизонте не осталось, пока я моталась с одного конца города в другой. Наконец, далеко за полночь я отыскала Мишеля... в тюрьме.
   Да и то, мне просто повезло: я увидела карету Дирея и поняла, что он приехал к бывшему ученику. Как только так быстро узнал о происходящем, непонятно. Ну, для магов нет ничего невозможного. Он и предупреждал ведь Мишеля.
   - Что с ним? Вы его видели? - бросилась я к магу, как только он подошел к карете.
   Дирей сначала поднял руку, видно в каком-то защитном жесте, но, быстро узнав меня, успокоился.
   - Видел. Никто ему теперь не поможет. Он предал своего короля. Тебя, - маг искоса посмотрел на меня. - Кстати говоря, тоже предал. Конченный он человек.
   - Не верю, - еле слышно прошептала я, пересохшими губами.
   - А мне твоя вера не нужна, - маг вздохнул и посмотрел на свою карету. - Хочешь, до дома подвезу? Ты же падаешь от усталости.
   - Благодарю, сама доеду.
   - Ну, как знаешь, - он прощально кивнул и сел в карету.
   Лошадь заржала и повезла мага куда-то вдаль. Я смотрела ей вслед, пока она не скрылась из виду. Затем опустила голову, почувствовала, как задрожали мои губы. Но заплакать, или, наоборот, разразится проклятиями, не успела. Резко ударил дождь. Не какая-то мряка - стена.
   На негнущихся ногах я дошла до навеса и стала смотреть на бушующую стихию. Капли порой попадали на мое лицо, а через расстегнутый ворот накидки на плечи и грудь. Меня это не волновало. Где-то в глубине души умирало нечто важное. Я не знаю, что это было. Но сердце в груди с каждым ударом билось все тише. Думала, оно совсем остановится, заледенеет от холода. Но внезапно в лицо ударил ветер, а дождь исчез так же быстро, как и возник.
   Где-то на востоке вставало солнце, окрашивая мир в бледно-розовый цвет. Там же на какой-то миг мелькнула радуга. Все семь цветов. Каждый охотник*...
   Я медленно вышла из укрытия, сделала несколько шагов по мостовой и как в зеркало вгляделась в свое отражение в большой луже. С деревьев все еще капало, на воде появлялись круги. Отражение моего лика меняло форму, становилось то круглым, то почти квадратным. Я резко подняла мокрое от дождя и от собственных слез лицо вверх.
   - Я тебе не верю, Дирей! Никогда не поверю! Он не мог предать! Это все ты! Я... Я не потеряю еще и его!
   Я развернулась и пошла прочь, оставляя за спиной не только безликое солнце, но и тюремные камеры, в которые стремилась больше всего на свете. Смешно: желать попасть в тюрьму. Нелепо. Я хотела увидеть Мишеля. Но... Сейчас я не могла туда попасть.
   - Завтра, завтра, - словно молитву шептали, покусанные от долгих часов неизвестности, губы. - Завтра...
   Где-то за горизонтом зарождался новый день.
  
  
   *Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.
  
  
   Часть вторая

Кто не лгал, не предавал - тот не жил...

   - Простите, можно вас на минутку? - перед железной, укрепленной магией решеткой, которую, нечего было и думать, сломать, стояла старая сгорбившаяся бабенка в цветастом платке, скрывавшем пол лица.
   - Чего вам? - из-за решетки высунулось хмурое лицо с толстыми губами - единственное, что можно было рассмотреть при таком ужасном освещении.
   - Да, сынишке бы передать еды. Он у меня слабый, чуть что, и хворь какая прицепится. До суда-то еще далеко. Как бы чего не случилось.
   - Ишь, чего надумала, ведьма старая, почтальона из меня делать! Раз у нас сидит, значит, чего-то натворил. Это и без суда понятно-то!
   - Да что, виноват-то? - вздохнула старуха. - По молодости, да по крови горячей чего только не совершишь. Сынишка-то мой за честь-то вступился невесты своей. Да приглянулась она благородному какому. Вот он сынишку-то моего и обвинил. Да и придумал еще в чем - в измене. Ну, не смешно ли? - старуха украдкой вытерла небольшим платком влажные от слез глаза. - Куда уж нам, беднякам? Крыша над головой есть, покушать со сна есть чего. Значит, не голодаем. Значит, хорошо живем. На что нам те заговоры? Не дай междоусобица какая начнется, уличные бои: десять на одного. Еще сынишка мой и умрет. Да он и так, - старуха еще раз всхлипнула. - Теперь погибнет. И ни за что!
   - Измена, говорите? - протянул стражник одной рукой тянувшийся к замку на двери, но внезапно одернувший руку. - А не тот ли это маг, что у нас сидит? Вот уж кто "беззащитный"!
   - Да какой он маг, скажите тоже! - старуха покачала головой. - Сила-то у него была. Но кто из чародеев согласится взять к себе рвань на учебу? Ходила, просила я. Даже на порог меня не пустили. Так что, одно слово - сила. Бахвалиться, чтобы девчонки любили. Только вот сынишка-то мой все по одной сох - неприступной. И вроде все у них заладилось, но после этого всего кошмара, когда, чтобы честь ее спасти, сынишка всем пожертвовал, отвернулась она от него. За день забыла. Уже с другим ходит. Не нужен он ей больше. Вот и вся любовь. Да какая-то там любовь, честь... Срамота одна! Ну, что передашь, милый? Я ведь о многом не прошу.
   - Да не положено, пойми ты, старая! Меня за это со службы погонят. Как мне тебя ни жаль, да и парня твоего. Нашел за что заступаться! Молодой еще, перебесится... Если выживет...
   Старуха, казалось, покачнулась и вцепилась в решетку.
   - Так неужто больше не свидимся мы? Кто ж меня, голодранку-то, на суд пустит? Добрый человек, не надо посылку-то передавать. Дай хоть глазочком-то одним взглянуть, хоть словом в последний раз перемолвится! Век тебя благодарить-то буду. Молиться за тебя, да за деток твоих Духам буду.
   - С чего-то взяла, будто я человек добрый? - стражник покачал головой, но все же потянулся к ключам и отпер дверь. - Давай быстрее только. Минут пять у тебя есть. А больше никак.
   - Благодарю тебя, - прошептала старуха. - И век мой весь вспоминать буду.
   - Да, быстрее ты! Хватит-то с благодарностью. Говорю ведь времени мало! Заходи сюда, - стражник кивнул на деревянную дверь, расположенную на противоположной от выхода стороне. - В крайней клетке твой сидит.
   Старуха еще раз поклонилась, бубня себе под нос благодарности, и с неожиданной для ее возраста проворностью прошмыгнула в указанную дверь. Быстро, стараясь не вдыхать "аромат" запахов из мочи, гнили, кислоты неизвестного происхождения, легкого запаха островного курева, прошла мимо переполненных клеток. Остановилась возле последней, быстро скинула капюшон: все одно никто лица ее не увидит. Вокруг стояла такая темень, что она продвигалась, касаясь руками решеток да на звук капающей откуда-то воды. Присела на корточки и тихо прошептала:
   - Мишель...
  
  
   За день до...
   Ночь доходила конца, пока я на, до смерти уставших, ногах шла домой. Взятые с дому деньги закончились, поэтому возница была мне не по карману. Да и не было никого из них вокруг.
   Город спал. Только магические огни так и продолжали гореть, освещая мой путь. Дорога домой заняла целый час. Я и так весь день была на ногах, а тут еще такая же ночь. Кости ломило, спина сгибалась все больше. И ведь дома никто не обнимет, не прошепчет заклинание, снимающее боль, просто не приголубит. В кабинете в одном из шкафов лежали всевозможные зелья: укрепляющие, бодрящие, снимающие боль, заживляющие раны... Но пользоваться ими нужно было с осторожностью, а лучше и того, обходиться без них.
   Солнце вставало. Маленькая полоска на востоке, которую поначалу еле можно было разглядеть невооруженным глазом, все увеличивалась. Постепенно на улице начали появляться люди. Кое-кто спешил, другие медленно брели в тени деревьев, распространяя вокруг себя хмельной запах. Встречались зеваки, с интересом поглядывающие по сторонам.
   Я уже открывала свою дверь ключом, когда кто-то окликнул меня.
   - А, Селин, рано что-то ты сегодня. То, бывало, я выхожу, а у вас еще и свет не горит. Доброго тебе дня!
   Я вздрогнула, так и не зайдя в дом. Затем, не оборачиваясь, чтобы соседка (Сорью-то я по голосу узнала) не увидела моих глаз, чтоб самой не расплакаться при виде ее улыбающегося лица, крикнула:
   - Спасибо! И тебе... - хотела сказать "того же", но прикусила язык. Не нужен девушке такой же день, как намечался у меня. - И тебе удачи.
   Я зашла в дом, затем, не думая о том, что нужно еще сделать, так, как была, упала на кровать. Я слишком устала. Сон сморил мгновенно. Без сновидений, мрачных картин будущего. Я спала, как младенец, которому еще не ведомы тревоги.
   Проснулась на закате. Переоделась (а-то от предыдущего туалета уже заметно разило потом), бросила в рот, так и не доеденную вчера, уже холодную картошку и такое ж мясо. Ела я только для того, чтобы утолить голод, да набраться сил, так что, вкус еды меня волновал мало.
   Мне нужно было узнать, что случилось. В чем обвиняют Мишеля? Дирей говорил что-то о том, что его бывший ученик предал короля, но я в это не верила. Правду мог сказать только Мишель, а, значит, мне нужно было с ним увидеться, во что бы то ни стало!
   Я подошла к высокому шкафу и поглядела на платья, висящие на вешалках. Достала одно из них - вечернее, персикового цвета с легко откидывающейся в сторону юбкой. Вот уж не знаю на что такая. На аристократическом балу в столице мне побывать так и не удалось. Поэтому я понятия не имела, какие там царят нравы. И что себе позволяют господа, укрытые ночной тьмой.
   Платье было блестящим, достаточно откровенным, но на мне смотрелось изысканно. Потому-то я его и купила! Можно было применить тот же "трюк", что и в Авиане, когда хотела узнать, кто виновен в смерти моих родителей. Вряд ли стражники так уж отличаются от полицейских. Лорды и те и другие! А женское тело - весьма распространенный товар.
   Я смотрела на платье с ненавистью. Прошлое... Как могла я пыталась его забыть, доказать себе, что я стала другой, что я изменилась? И...
   - Я не могу это сделать! - громко выкрикнула я, отбрасывая платье. - Не могу!
   Так и не прикоснувшись больше к платью, оставив его лежать на своей кровати, я зашла в кабинет к Мишелю. Открыла ящик стола (хорошо хоть мне удалось убедить Мишеля не накладывать ни на что, кроме входной двери в дом, охранных заклинаний, иначе не открыла бы сейчас), достала бумаги. Медленно просмотрела их, благодаря Духов, что обучена грамоте. У Мишеля были информаторы, которые за вознаграждение доставали магу нужные сведенья. Мне хотелось бы найти кого-то из них. Деньги, чтобы заплатить - я открыла еще один, потайной ящичек и заглянула в середину - у меня были. Не много для столицы, но с пятьдесят золотых там лежало.
   Нужные имена попались почти сразу. Брон, Сержен, Вигар. Но место встречи, я нашла только одного - первого из списка - Брона - В таверне "У толстяка" на Заречной улице. Не самый хороший район, мягко говоря, но выбора не было. Я взяла сорок золотых, оставив на всякий случай десятку на месте, заперла назад ящичек и вышла сначала из комнаты, потом и со всего дома.
   Сначала я хотела попытаться поговорить с Мишелем. А уж если не выйдет, обратится к его информаторам. Вот и взяла деньги - умаслить стражников. Возница нашлась быстро. Время сегодня было не такое позднее, как вчера, когда забрали Мишеля, потому-то и цену назвали умеренную.
   На место я приехала засветло. Вот и обратила внимание на то, чего не заметила вчера. Тюрьма, в которую поместили Мишеля, была среднего звена. Аристократов здесь не держали, да и для голытьбы места не особо нашлось, но все же порой попадались и те и другие. Редко, правда. В основном купцы, лавочники, ростовщики...
   На боковой стороне на уровне моего лица виднелось небольшое окошко, которое закрывали на ночь. Да и вся стена к полуночи превращалась в решетку (в этом я могла убедить вчера ночью).
   - Простите, это тюрьма? - задала я вопрос с полностью очевидным ответом лицу в окошке.
   - Ага, - жуя что-то, а потому мало понятно подтвердил стражник. - Что вам нужно?
   - Я бы хотела узнать о судьбе одного вашего заключенного - Мишеля Висуки.
   - Пять золотых, - скучающе бросил стражник.
   Я достала требуемые монеты и отдала ему. Стражник пропал с моего поля зрения, успев произнести.
   - Повторите его имя.
   - Мишель Висуки.
   Услышал ли меня стражник, судить не берусь, но через несколько минут его лицо снова появилось передо мной.
   - Есть у нас такой. Обвиняется... В измене королю... Тогда какого к нам? - тихо буркнув последнюю фразу себе под нос, стражник поднял на меня глаза, как видно до этого что-то читая. - А вы кто такая? Сообщница? Тоже к нам хотите?
   - Нет, я просто хотела попросить...
   - Просить не о чем! - перебил меня стражник. - С такими подозрениями никаких свиданий! Катитесь вы отсюда, пока и вас к нам не замели!
   - Но, подождите, возможно, золото. Я тут гляжу, вы кое-что уронили. Как много монет!
   - Еще одно ваше слово, и вы таки попадете к нам! Только не к вашему, - он вновь поглядел вниз, быстро водя по чему-то глазами. - Мишелю. А в другой барак. Баб у нас, знаете ли, держат в другом месте. Так что, катитесь отсюда, как я уже сказал. Не то, хуже будет! Даже за сто монет я вам свидания не устрою. Так и запомните!
   Его лицо выражало угрюмую решимость, и я поняла, что проиграла. Не прощаясь, отступила. Дошла до навеса, под которым я вчера переждала дождь и задумалась. Проникнуть в середину оказалось тяжелее, чем я думала. Деньги не помогли. Нужно было искать другой путь.
   Информаторы!
   Найти таверну "У толстяка" оказалось легко. Я бросила мелкую монету человеку за стойкой и назвала имя Брона. Он кинул на меня оценивающий взгляд и проговорил:
   - Я его позову. Садитесь за столик. Закажите себе чего.
   Я присела, как он и посоветовал. За столик в углу, подальше от чужих взглядов, и принялась ждать, так и не последовав другому его совету - ничего себе не заказала. Есть не хотелось. Да и пить тоже.
   - Чем я могу помочь благородной даме? - невероятно растягивая слова, произнес высокий лорд в черном плаще с разводами непонятного происхождения на подоле, присаживаясь ко мне за столик через несколько минут.
   - Мне сказали у вас можно купить некие сведенья, - твердо произнесла я.
   - Можно-то можно, да не привык я работать с бабами. Вы же чуть что в обморок грохнитесь, - презрительно заявил Брон. - Да и вообще, не бабье это дело по трактирам с темными личностями вроде меня шастать.
   - Эта баба платит звонкой монетой! - отрезала я. - Так что, вам придется смириться с тем, кто я, если хотите подзаработать.
   - И во сколько вы оцениваете эти сведенья? Только не надо мне вешать лапши о десятке ребятишек, о которых вы поклялись заботиться!
   - Назовите свою цену, - предложила я. - Если она мне не подойдет, мы тихо разойдемся.
   - И никаких разговоров о полуголодном детстве? - информатор коротко хохотнул. - Тридцать-сорок золотых. В зависимости от того, что вам нужно.
   - Хорошо, - я благосклонно кивнула и принялась рассказывать, что именно от него хочу. - Мой друг в тюрьме. Я хочу узнать, за что конкретно он там сидит. Кто свидетели, какие улики. Все!
   - Обвинение выдвинули?
   Я кивнула.
   - Измена.
   - Вот оно что, - медленно протянул Брон. - Семьдесят злотых!
   - Но вы ведь сказали, тридцать-сорок! - оторопела я.
   - А вы не объяснили мне, что за дело. С врагами короля я за меньше связываться не буду, и не просите.
   - А за сорок пять? - уже не надеясь на положительный ответ, протянула я.
   - Я же сказал, не торгуюсь. Или вы не слышали? - насмешливо протянул собеседник. - Это все?
   Я хотела кивнуть, но вместо этого спросила:
   - А за сколько вы найдете информацию о стражниках в тюрьме, об их слабых сторонах, о том, как подступится к ним, на что нажать?
   На мгновение в глазах Брона промелькнуло уважение, но оно тут же исчезло.
   - Вы что-то говорили о сорока пяти золотых? - намекнул он.
   - О сорока. Да и то много. Вам ведь не придется связываться ни с королем, ни даже с аристократами, - возразила я.
   - Ладно, приходите завтра, - признавая поражение в маленькой схватке, заявил информатор. - В то же время, что сегодня. Скажите трактирщику, он меня и позовет. Да, нужен задаток - половина суммы - двадцать золотых. Сейчас.
   Я отдала требуемую сумму, кивнула на прощание, услышав, как Брон проговорил.
   - И осторожней там, на улице. А-то еще мои денежки потеряете!
   Ничего отвечать я не стала, даже головы не повернула. Просто вышла на улицу.
   Домой вновь пришлось идти пешком. Деньги с собой у меня были, но ведь завтра их придется отдавать информатору. После того, как я расплачусь с Броном, у меня должно было остаться монет пятнадцать (я вспомнила, как забыла десятку золотом в одном из своих платьев). Нужно экономить! Еще неизвестно, какие сведенья завтра принесет Брон. Вдруг, пустышку!
   Я ошиблась. Добытая информация стоила денег. У стражника, на которого я напоролась вчера, особых слабостей не было. Так, заморское курево, вино. Он даже в кости не играл. Да и верен был королю невероятно. А вот второй... Случилась у него в юности одна история. Девушку он любил, жениться собирался. И вот, однажды что-то там у нее случилось. Будущий стражник и заступился за нее. За то и получил десяток плетей и месяц тюрьмы. Вернулся, сразу к ней. А она за тот месяц уже замуж за другого выйти успела, а его самого-то мать - умереть.
  
  
   - Селин? - услышала я хрипловатый голос Мишеля. - Ты?!
   - Я... - я просунула руку сквозь прутья клетки, пытаясь коснуться его тела.
   Я не видела, как он приближался, но внезапно ощутила мужскую ладонь у себя на щеке, почувствовала, как и моя рука, по ту сторону клетки, больше не пытается схватить пустоту.
   - Как ты?
   Мне показалось, он улыбнулся. С горечью.
   - Нормально. Привыкнуть, понятно, к этому месту нельзя. Но могло быть и хуже. Хорошо, соседей у меня нет. Всех магия распугала. Смешно, как же я в этих кандалах, - моя рука коснулась железки на его руках. - Колдовать-то буду? Они ведь отрезают силу. Гораздо большие умельцы, чем я, их придумали. Но все одно - боятся. Как же, магия, можно начинать трястись от страха.
   - В чем тебя обвиняют? - решила я узнать то, за чем пришла. - В предательстве? Но это ведь смешно!
   - Это тебе смешно. Не... - Мишель скрипнул зубами. - Дирею. Вот уж никогда не думал, что учитель меня сюда отправит! Ему что-то рассказала Вития. Но что именно, он не говорит! Смешно, я ведь и отправил к нему баронессу. Будто сам веревку себе на шее и затянул!
   - Послушай, - быстро заговорила я. - Это я виновата. Понимаешь, когда я была в том замке, в Ландезии...
   - Молчи, - Мишель закрыл мне рот рукой. - Здесь это говорить опасно. Здесь опасно говорить, что угодно. Ты должна быть на свободе. Если ты попадешь сюда, это конец!
   - Но ты-то выйдешь!
   - Я маг. Со мной без суда не покончат. Помнишь Генриха - свого авианского знакомого? Возможно, устроят такой же фарс, как тогда. Но в любом случае, еще есть время. Для фарса-то многое нужно подготовить. Помнишь, сколько времени ты речь-то свою учила? Вот и теперь что-то похожее устроят. А тюрьма ничто в сравнении со смертью! Но, если сюда попадешь ты, они убьют тебя безо всякого суда. Селин, - он осторожно водил пальцем по моим щекам, губам. - Ты ведь не маг и даже не благородного происхождения. Поэтому и должна быть на свободе!
   - Эй, ну, хватит там! - раздался голос, впустившего меня стражника. - Ничего с твоим сынком не случится. Посидит пару недель у нас и выйдет!
   - Иди, - зашептал Мишель. - Ты должна найти убийцу Аннет. Думаю, это тот, кого она боялась. Найди его! Тогда Дирей поймет, что ее смерть не имеет к заговору никакого отношения. А ведь он говорит, Вития доказала обратное: заговорщикам был смысл ее убивать! Он поймет также, что я никуда не отлучался, не пытался сорвать операцию, будто бы переметнувшись на сторону заговорщиков. У него ведь каждый день новые идеи. Еще, чего доброго, решит, будто и Аннет я убил!
   - Старая, ты меня вообще слышишь?! Хватит тебе. Будто курица над единственным яйцом трясешься. Сильный он, выдержит! - вновь заорал стражник.
   - Сейчас, сыночек, подожди еще чуток, - прокряхтела я и снова посмотрела на Мишеля. - Я постараюсь. И... я люблю тебя.
   - И я тебя люблю!
   Глупо пытаться поцеловать человека сквозь решетку. Я почувствовала только легкое касание губ. Затем медленно, по-старушечьи поднялась и пошла к двери, снова накрыла волосы и часть лица платком, благодарно кивнула стражнику и вышла в ночь.
  
  
   Мишель прислонился спиной к решетке и вздохнул. Хорошо хоть к стене его не приковали. А ведь мелькали у его стражей подобные идеи. Но обошлось. Не думал маг, что Селин удастся к нему проникнуть. Вроде хорошо его охраняли. Но... Не только для магов нет ничего невозможного!
   За дни, проведенные в темнице, Мишель привык к, царившей здесь, темноте. Окон в длинном помещении не было. Днем-то у них, конечно, горели огни. Но они были тусклыми, к тому же, то и дело, затухали. А по ночам и вовсе царил непроглядный мрак. Разные мысли приходили магу в голову после нескольких дней здесь. Воспоминания, какие-то мелочи, на которые раньше не больно-то обращал внимание.
   Вновь и вновь Мишель вспоминал Аннет. Родственники виделись не часто. Порой короткие случайные встречи в городе, во время которых Мишель почему-то постоянно спешил. Только двумя словами перекинуться и мог. Длинные неспешные беседы выпадали не часто. Даже, пожалуй, никогда, кроме тех двух случаев...
  
  
   Десять лет назад...
   - Эй, ты куда это собрался? - донеслось до Мишеля, всего минуту назад создавшего длинную ветвь, которая уже достигла высоты в три этажа. То, что нужно!
   Юноша обернулся.
   - Декс, ты что ли? На кой же пугать так? Магия она знаешь... как крошка какая, ласку любит.
   - И ты сейчас как раз к такой крошке собираешься? - поинтересовался Декс.
   - Да нет. С сестрой договорился встретиться.
   - Ах, с "сестричкой", - насмешливо протянул однокурсник. - Это все меняет. Видел я ее сегодня. Красотка! Где подцепил такую?
   - Ты не понял, - поморщился Мишель. - Она и впрямь моя сестра. Лет десять не виделись. А за пять минут, что нам учитель дал, разве поговоришь?
   - Я и не против. Только я с тобой иду. Ты к свой "сестричке", я к своей. Перед рассветом встретимся, вместе доберемся. А-то я не совсем уверен, как ко мне твоя магия отнесется. Она выглядит не совсем безопасной.
   - Я собирался вернуться гораздо раньше. Через пару часов.
   - Ты такой быстрый? - со смесью восхищения и насмешки протянул Декс.
   - Ты снова ничего не понял! - Мишель от раздражения ударил кулаком по стене.
   - Да понял я, понял. Ладно, хватит мне и пары часиков. Давай в двенадцать возле ворот? А как не хочешь, то комендант тут рядышком. Он живо заинтересуется новым пополнением в нашем саду. Может тебе еще должность садовника доверят, - не понижая голоса захохотал Декс.
   - Ладно! Да, заткнись ты! - Мишель замахнулся на однокурсника. - Давай первым спускайся, я пока рост проконтролирую, потом я.
   - Вот это уже разговор! - Декс подошел к окну, вылез наружу и по самодельной лестнице спустился вниз, махнул Мишелю рукой и скрылся в ближайшем переулке.
   Мишель покачал головой, досадуя на себе ("будет мне, когда Декс попадется!"), но полез вслед за однокурсником.
   С Аннет Мишель встретился в переулке.
   - Ой, а вот и ты! - будто ребенок, хлопнула в ладоши сестра. - Я вечера не могла дождаться, вот и пришла пораньше. Пойдем в таверне посидим. Тут недалеко. К ней и Горин придет. Познакомитесь. Он тебе понравится!
   - Не сомневаюсь, - дружески обнимая сестру, заметил Мишель.
   До таверны "Усталый путник" было каких-то два квартала. Дорога пролетела незаметно. Аннет болтала, не замолкая, рассказывая, какой замечательный Горин и какой подозрительный дядя: мешает их встречам. Думает, ей еще рано выходить замуж. Да и вообще, он на первый бал-то ее отпустил только в шестнадцать. Не хочет, видно, потерять опеку над ней. Любит сильно.
   В таверне Аннет с Мишелем заняли красивый столик с ажурной резьбой, что стоял в небольшой нише недалеко от окна. Только успели себе напитки заказать, как появился Горин - высокий темноволосый загорелый парень лет на пять старше самого Мишеля.
   - Позвольте представиться, - изыскано начал он. - Гойреанини Гастес. Для вас можно просто Горин.
   - Мишель, - будущий маг поднялся и подал руку для рукопожатия. - Думаю, мое полное имя вам и так известно. Я брат Аннет.
   Мишель не любил называться своим полным именем. Отец ведь так и не признал его. Полное имя каждый раз напоминало об этом. Мишель Висуки - мальчик носил фамилию матери - название деревни, в которой родилась Грея. Втайне еще вчера Мишель мечтал, что его признают. Когда-нибудь, пусть не сегодня, но это произойдет. Отец, хотя юноша совсем не помнил его лица - лучше даже, теперь видя любого незнакомца, что подходил к Дирею, Мишель надеялся: это он! Он все же приехал! Но Аннет парой слов уничтожила мечты мальчишки. Оказалось, герцог погиб много лет назад.
   - Да, конечно. Мне столько о вас рассказывали. Рад, наконец, встретится.
   Разговор не клеился. Девчонка в белом переднике успела принести напитки, а кроме приветствия, да пары ничего не значащих слов ничего не было произнесено. Аннет уже несколько минут вертелась на стуле, затем подскочила на ноги.
   - Я сейчас подойду, - бросила она и пошла вглубь зала.
   Лорды остались одни. Горин быстро закурил трубку и начал разговор.
   - Я бы хотел поговорить с вами напрямик, - отрывисто бросил он. - Я люблю вашу сестру, и хочу на ней жениться.
   - Очень рад за вас. Думаю, и Аннет к вам неравнодушна. По крайней мере, ее слова свидетельствуют именно об этом. Но, зачем вы рассказываете это мне?
   - Аннет так хорошо о вас отзывалась. Да и... - Горин замаялся. - Только вы сможете убедить ее опекуна разрешить ей выйти за меня замуж.
   - Я?! - Мишель едва не подавился напитком. - Да я даже ни разу в жизни с ним не виделся! Не уверен, что он вообще подозревает о моем существовании. И как же мне это удастся?
   - Вы маг, - очень просто ответил Горин. - Ее дядя до ужаса боится магии. Аннет не солгала. Ее родственник действительно не желает нашего брака из-за любви. Но не к своей племяннице, к ее деньгам. Аннет этого не понимает. Она частенько подписывает какие-то бумаги, не пытаясь проникнуть в их суть. Все кончится тем, что она будет разорена.
   - Я еще не маг, так, недоучка, - смущенно протянул Мишель. - А когда ее дядя приедет в столицу? Если все так, как вы говорите, я бы хотел с ним потолковать.
   - Он не приедет. Мы должны ехать к нему в поместье. И как можно скорее!
   - Но я не могу. Я еще не закончил учебу. Мне запрещено покидать столицу. Я мог бы выехать, только получив разрешение своего учителя. Но его сейчас нет в городе. Он появится не раньше, чем через два месяца.
   - Тогда будет слишком поздно. А вы никак...
   - Никак! - отрезал Мишель. - Мне жаль, но именно так обстоят дела. До своего возращения Дирей приказал мне не покидать училища.
   Лорды замолчали. Как-то незаметно к столику вернулась Аннет. Впрочем, и с ее возвращением разговор не вернулся в нужное русло. Собеседники быстро простились и все трое исчезли в ночи. Аннет и Горин пошли в одну сторону, Мишель в другую.
   Долго раздумывать над судьбой Аннет, у Мишеля не было времени. Как он и предполагал, Декс попался. Единственное, на что у однокурсника хватало мозгов, так это на ухаживание за дамами. Красотки прямо вешались на него. Другие науки, даже простая смекалистость, ему не давались.
   После этого вечера о сестре Мишель не слышал еще долго. Не знал, что через месяц она вышла замуж (приглашение недоучке так и не прислали: Аннет потом говорила, письмо затерялось в пути), а за несколько дней до этого при странных обстоятельствах погиб ее опекун.
  
   Следующая встреча произошла совсем недавно, наверное, с полгода назад. Мишель случайно встретил Аннет в городе. Шел к себе домой, а вместо этого заглянул на чай к сестрице.
   - Я купила себе дом в столице и теперь частенько сюда наведываюсь, - объясняла она брату. - Ты ведь, наверно, слышал, мой муж погиб. Мне опротивел родной замок, там ведь все напоминает мне о Горине, о том, как мы были счастливы. А теперь его нет... - Аннет на мгновение замолчала, затем продолжила. - И, ты представляешь, находятся люди, которые винят меня в его смерти?! Это невыносимо... и страшно, - как испуганный ребенок, с дрожью в голосе, закончила она.
   В тот день Мишель согласился переночевать у Аннет, чтобы помочь ей перебороть страх, затем еще раз и еще. А затем Дирей дал Мишелю задание отправляться в Авиан, разбираться с тамошним заговором. Когда он вернулся, Аннет вроде успокоилась. Да и не до нее стало Мишелю.
   А потом этот заговор. Новый страх в глазах сестры.
   - Да хоть сейчас ты помоги, коль в те разы не смог! - в отчаянии кричала герцогиня.
   И Мишель согласился. В замок на Ландеском озере отправилась Селин.
  
  
   С утра я решила скомпоновать все данные, которые у меня были об Аннет. Поначалу-то я думала просто рассказать все Мишелю, а он пусть думает. Но, в итоге, пораскинуть мозгами пришлось именно мне.
   Итак, молодая вдова, только-только лишившаяся мужа, берущая деньги за то, что следит за незамужними девушками. Но делает это спустя рукава. Сразу вопрос, как у Аннет с деньгами? Возможно, это просто единственный способ подзаработать, не теряя своего достоинства? Может, пуще того, ее кто-то шантажирует? Это объяснило бы и нужду в деньгах, и страх. Но чем ее могут шантажировать? Неужели молодым любовником? Но ведь она вдова, может себе позволить...
   Да уж, вопросов было больше, чем ответов. А картинку нужно было сложить. Я немного посидела в столовой, выпила кофе и поднялась. Было только два человека, которые могли помочь мне найти ответы. Капитан - этот... Ваарис, кажется, и камеристка Кати. Возможно, была еще и подруга Кати. Но в ее существование как-то не верилось. Мишель мог ошибиться, как это произошло с Миолеттой.
   Итак, для начала Ваарис, так как, где искать обоих Кати я понятия не имела. Я подошла к зеркалу и взглянула на свое отражение. Возможно, капитан уже познакомился с настоящей посланницей Дирея и даже понял, что настоящая все-таки она! Но был шанс, что этого не произошло. Пусть и крохотный!
   Я выбрала элегантное золотистое платье, на плечи накинула накидку из черного меха - ненавижу мерзнуть. И вышла на улицу. Где сейчас находится Ваарис, я не знала. Но его найти было проще, чем знакомых Аннет.
   Начать поиски я вновь решила с особняка герцогини. Возможно, капитана там и не будет, но стражники должны были знать, где он.
   Возле дома Аннет неожиданно никого не оказалось. Несколько минут я смотрела по сторонам, затем подошла к крыльцу, поднялась по ступенькам и попыталась открыть дверь.
   - А попалась! - кто-то неожиданно схватил меня за плечи и дернул вниз.
   От неожиданности я взвизгнула и едва не упала.
   - Что вы себе позволяете?! - выкрикнула я сразу после того, как обрела твердую почву под ногами и увидела лицо схватившего меня человека. - По какому праву?!
   - Мы тебя, птичка, уже дня два разыскиваем. Ты не волнуйся: что да как, в управлении тебе все объяснят.
   Я замолчала и позволила посадить себя в карету. Кажется, к Ваарису все же наведалась посланница Дирея, и теперь меня лично ждут черные деньки.
   За окном кареты менялись пейзажи. Мы проехали рынок. Сегодня торговцев было на удивление мало. Затем Ладыжская площадь, городской парк, название которого я так и не успела запомнить, потом еще несколько улочек.
   Вскоре и управление полиции показалось. Меня вывели из кареты, к счастью, без рукоприкладства и повели к небольшому, но красивому, явно, недавно построенному зданию. Завели в одну из комнат (хорошо хоть сразу в клетку не бросили!), да велели ждать капитана. Что ж, с Ваарисом мы таки свидимся, если у него еще не забрали дело. Он не произвел на меня впечатления хорошо специалиста, так что, его вполне могли заменить.
   Ваарис появился в комнате минут через десять. Он во всю был увлечен бумагами в руках, а потому, поначалу совсем не обращал на меня внимания. Но через минуту-другую он поднял глаза.
   Никогда не видела, что бы люди так стремительно бледнели!
   - Амелия?! - прошептал он заикающимся голосом. - Что вы здесь делаете?
   - Самой интересно! Подходит ко мне один из ваших... идиотов, хватает и тащит сюда. Может, вы объясните, что произошло?! - по виду Ваариса сразу стало понятно, что меня с кем-то спутали. Это радовало, так что я решила отыграться за свой испуг.
   - Они приняли вас за камеристку Аннет... - так и не поднял голос хотя бы на полтона выше капитан.
   - Меня? За камеристку?! - я, в отличие от Ваариса, почти кричала. - Вы издеваетесь?!
   - Поверьте, это вышло случайно. Я от имени всех своих людей приношу вам искрение извинения. Такого больше никогда не повторится. А хотите, хотите... - он замолчал, придумывая, что мне предложить. - Я уволю того идиота, который сделал это с вами? Сейчас, одну минуту...
   - Оставьте! - нетерпеливо махнула я рукой. - Все равно я вас искала. Как продвигается дело?
   - О, с делом все прекрасно! - губы Ваариса от осознания того факта, что я забыла, как со мной поступили, расплылись в улыбке, а лицо посветлело. - Мы поговорили со знакомыми Аннет, с девушками, которым она оказывала свое покровительство, со слугами. У герцогини был молодой любовник. Он шантажировал ее, а вот теперь посмел ее убить.
   - Какие у вас доказательства?
   - Мы как раз занимаемся их сбором.
   - А с чего вы тогда взяли, что убил ее любовник, раз доказательств-то нету? - заинтересовалась я.
   - Большой у меня опыт в таких делах, - капитан гордо выпятил спину. - Нутром чую, это он! Слишком часто шантажисты становятся убийцами. Не одно дело такое было.
   - Ладно, оставим ваши чувства, - поморщилась я, вспоминая, что при нашей прошлой встрече капитан выдвигал совершенно другую версию. - Кто ее любовник?
   - Вы понимаете, вот здесь-то и загвоздка, - Ваарис скривился. - Пока у нас есть только словесный портрет. Мы ищем юношу по нему. Поверьте, ни один мало-мальски похожий молодец не проходит мимо нашего ока.
   - А камеристка вам зачем?
   - Именно она и даст доказательства. Один раз мы ее нашли - она пришла в дом к Аннет. Тогда ведь мы ее и поспрашивали. Это Кати ведь сказала, что ее госпожа боялась любовника своего. Мы так удивились этому обстоятельству, что... - капитан замолчал, придумывая себе оправдание.
   - Что отпустили ее, не так ли? - предположила я. - А затем поняли, что она не все вам рассказала, но было поздно? Ее жилище вы так и не нашли?
   Ваарис понуро кивнул.
   - Хорошо. А внешность-то любовника Аннет она хорошо описала? Или как водится, высокий, привлекательный, да одет прилично: широкий камзол с рюшами да широким воротником - сейчас, знаете ли, мода такая. Все так ходят.
   - А откуда вы знаете? - Ваарис еще больше расстроился. - Только не камзол она описала - плащ какой-то красииивый, - передразнил он свидетельницу. - И не Кати его описывала. Мы ж ищем ее не только, чтобы доказательства предъявила, но и чтобы портрет убийцы улучшила. Этот-то нам Миолетта дала - ученица Аннет. Давайте я вам его сейчас прочту.
   - Лишнее это, - отмахнулась я: лучше уж сама из первых рук у Миолетты все узнаю. Зайти к ней дело пяти минут. Да и с моего прошлого посещения у меня остались вопросы к девушке.
   Я поднялась.
   - Что ж, желаю успехов. Надеюсь, дело скоро будет раскрыто. А мне пора. Через пару денечков я к вам снова загляну. Вас здесь, в участке искать? - Ваарис кивнул. Я сделала шаг к двери, но внезапно обернулась, вспомнив кое о чем. - И не дай вам Демон, снова меня с кем-то спутать! Это был первый и последний раз!
   Ваарис послушно закивал.
  
  
   - Сколько? - спросил Ксавиан у торговки, глядя на роскошный букет цветов.
   - Два золотых, - бросила барышнице неопределенного возраста.
   Барон, не торгуясь, достал монеты и бросил их торговке. Та достала из воды полюбившийся аристократу букет, осторожно подправила один из цветков и отдала юноше. Он благодарно кивнул и направился дальше своей дорогой.
   За последнее время в жизни Ксавиана многое произошло. Сначала больной скучающий отец и собственная глупость поехать на Ландеское озеро, потом причитания пополам с проклятиями от Кальконе, которые приходилось выслушивать почти ежедневно. А, впрочем, одна хорошая новость все же была. Его подруга освободилась от навязчивой опеки. Правда, кое-кому это стоило жизни, а другим грозило кучей неприятностей. Но зато теперь можно было посещать девушку, не боясь, что ее наставница застанет его там, начнет кричать о запятнанной чести, о моральном падении молодого поколения, которым лишь бы удовольствия. Будто бы сама в свое время такой не была!
   А вот и знакомый, почти родной домик. Ксавиан постучал. Пару минут и на пороге появилась Миолетта.
   - Самой красивой девушке на свете! - провозгласил Ксавиан, протягивая подруге букет.
   - Спасибо, - девушка улыбнулась и уткнулась лицом в цветы. - Проходи, чего не заходишь? Я так соскучилась!
   - Только ведь вчера виделись? - удивленно протянул Ксавиан.
   - Вот видишь, аж вчера!
   В доме Миолетты у Ксавианна, как всегда, поднялось настроение. Будто бы только пару минут побыл, а уже мир светлее показался. Юноша забыл обо всех проблемах и горестях и просто наслаждался ее улыбкой.
   Внезапно в дверь снова постучали. Миолетта с Ксавианом недоуменно переглянулись. Девушка показала барону дверь в небольшую комнатушку.
   - Прячься! Туда точно никто не пойдет.
   Ксавиан исчез в комнате, а Миолетта подошла ко входной двери, с настороженностью открыла ее. Перед ней оказалась гостья, что уже заглядывала к ней несколько дней назад.
   - Здравствуйте. Кажется, мы уже встречались. Вы задавали мне вопросы. Вам еще что-то нужно? - спросила Миолетта у незнакомки, что прошлый раз так и не назвалась.
   - Снова вопросы. В прошлый раз я не успела их задать. А скорее это вы умолчали кое о чем. Разрешите пройти? - девушка оттеснила Миолетту в сторону и вторглась в дом. - Не хотите снова сделать чаю? Мы поговорим.
   Ответить Миолетта не успела. С маленькой комнатушки вышел Ксавиан и преградил госте путь из дома.
   - Вот мы снова с вами встретились. Скажите, это не судьба? - Ксавиан с первой минуты узнал голос гости (слишком часто думал о ней - незнакомка!). А затем, и ее внешность. Подумать только, она выглядела точно так, как и в тот вечер! Только без шляпы.- Теперь вы ответите на все мои вопросы. А ваши могут и подождать!
  
  
   - Ну, и что же вы хотите узнать? - я медленно водила ложкой по, приготовленному Миолеттой, чаю, пытаясь остудить его. - Так вот почему вы испугались, когда я назвала имя Ксавиана, - обратилась я к Миолетте, так и не дождавшись вопросов от барона. - Он ваш любовник. Аннет повторяла не его имя?
   - Не его имя. Другое. Я не вспомню, какое. Я уже вам говорила. Но, с чего вы взяли, будто мы...
   - Любовники? - перебила я ее, поняв, что Миолетта будет еще час подбирать подходящее слово. - Я не слепая. Но успокойтесь, - подняла я руку, видя, что у собеседницы начинают дрожать губы. - Мне все равно. Я никому не собираюсь об этом рассказывать. Как я вам уже говорила, я не посланница вашей матушки. Меня лично вопросы нравственности волнуют меньше всего!
   - А меня волнует, кто вы, Демон вас забери, такая?! - прищурившись, проговорил Ксавиан. - Вы так много говорили об Аннет тем вечером. Причем лгали! Король вовсе не отбирал у герцогини земли. К тому же, согласитесь, вы очень вовремя появились. Сразу после вашего ухода убили Аннет. Или вы не знали? Или не вы поднялись наверх и убили герцогиню?
   - Вы все еще продолжаете считать Аннет святой? - с любопытством спросила я.
   - С чего вы взяли, что я когда-то считал ее святой? - опешил Ксавиан. - Но не важно! Если это и так...
   - С чего взяла? - перебила я его. - Помню, как вы на меня смотрели. С обожанием.
   - На вас? - недоуменно переспросил барон.
   - На меня. Бросьте думать, будто я убила герцогиню, что бы вы к ней не чувствовали! - Не стала бы я убивать себя, - я сделала глоток чая, видя, как вытягивается от удивления лицо Ксавиана. - Не было в ту ночь Аннет в вашем замке. То была я. Помните: "Наш общий враг должен быть наказан. Он не достоин той чести, которую мы ему оказываем. Его нужно остановить пока не будет слишком поздно...". На мне была личина Аннет, когда я переступила порог замка. А вышла я оттуда под своим настоящим лицом.
   - Но, зачем?
   - Зачем что? Изображала Аннет? Приказ был - раскрыть заговор против короля. Или зачем я потом пыталась ее очернить? Долгая глупая история, повлекшая беды. Знала бы я то, что знаю сейчас, не поступила бы так опрометчиво. Это уж точно!
   - У нас есть время!
   - Есть время? - переспросила я. - Что-то сильно я сомневаюсь. Но слушайте, раз так любопытно...
  
  
   Несколько дней назад. Ландезия...
   Голова после принятого зелья все еще кружилась. Я сдавила виски, пытаясь привести себя в чувство. Головокружение вскоре действительно прошло, зато появились дурные мысли. Опасные мысли. Какое-то сочувствие к заговорщикам. Они ведь могли еще лет двадцать строить планы по захвату власти, а потом, так ничего не предприняв, тихо устраниться.
   Я тряхнула головой, пытаясь избавиться от навязчивых мыслей. Тот голос спросил, есть ли у меня план. Это означало, что заговорщики готовы напасть. Все остальное - не мое дело... Не мое!
   Я взглянула в окно. В тени высоких деревьев у самого конца сада Аннет стояла карета Мишеля. Через несколько часов под покровом невидимости, которую должно было обеспечить очередное зелье на сей раз в фиолетовом флаконе, чтобы не перепутала, я выйду из этого замка. И обо всем забуду. Не мое это дело! Да и аристократы все эти заговорщики. Вряд ли им достанется плаха. Наверняка, отделаются потерей поместий, да изгнанием со страны. А-то, может, и вовсе, обойдется!
   Внезапно воздух заблестел. В стороны посыпались искры, а еще через мгновение передо мной предстало лицо Дирея.
   - Приветствую! - бросил он. - Как обстоят дела? Они приняли тебя? Не освистали? Предложили обсудить план?
   - Да. Вы абсолютно правы, - я даже не стала задумываться над тем, как Дирею удалось так точно предсказать манеру поведения заговорщиков. Маг, что с него взять?
   - Ну и прекрасно. Король будет доволен, как и уличные зеваки.
   - Вы о чем? - не поняла я. - Какое отношение к этому всему имеют уличные зеваки?
   - Ну, знаешь ли, на казнь всегда приходит поглазеть куча народу. А уж костер приводит толпу просто в экстаз!
   - Костер? - недоуменно переспросила я.
   - А какое еще наказание может быть за измену королю? - удивился Дирей. - Только костер. Вот палач-то новым обновкам обрадуется! Столько жертв. У кого сапоги отберет, у кого плащ. Мертвым ведь эти вещички ни к чему. А тем более, горсткам пепла.
   - Неужели все они... - вспомнив точное количество заговорщиков, я побледнела. - Погибнут?
   - А чего тут удивляться?! Эй, да ты, кажись, им сочувствуешь? - поразился Дирей. - Это ты брось! Они знали, на что шли!
   - Но их ведь так много. Неужели всем билет на тот свет? Совсем не спасется никто?
   - Ну, может, парочка и выпросит себе помилование, если у короля будет настроение хорошее, или праздник какой во славу Духов. Но они и должны погибнуть, как изменники, чуть не ввергнувшие нашу страну в хаос, - высокопарно, будто по заранее написанной речи, продекламировал маг. - И не заслуживают ничего другого! Если бы они не стали тебя слушать, или хотя бы не предложили начать готовить операцию, а завтра пошли бы к королю с повинной, спаслись бы. А так, чего говорить-то? Смерть им только в подарок!
   Внезапно лицо мага начало блекнуть, Дирей резко повернулся ко мне спиной, а через минуту и вовсе исчез. А я все смотрела туда, где недавно виднелось его лицо. По щеке текла слеза. Мне было безумно жаль. Огонь... - самая страшная смерть. И вновь он явился не по мою душу. Вместо нее заберет десятки. Столько смертей, а все по моей милости! Не сыграла бы так убедительно, не поверили бы мне! Но разве могла я что-то изменить? Нет, не в моей это власти.
   Я бросила взгляд в окно, выискивая карету Мишеля. Хотелось убраться отсюда поскорее, не слышать смеха, веселых разговоров этих, уже приговоренных, мертвецов. Я уже потянулась за флакончиком с зельем невидимости, спрятанным в широкой юбке, но на полпути замерла. Кареты под деревьями не было. Я обшарила каждый, доступный моему взгляду, уголок сада. Ничего. Неужто Мишель уехал куда-то, оставил меня здесь, наедине с моими мыслями? Но он же не знал, что я буду так переживать! Я сжала зубы и присела на кровать, попыталась задуматься о чем-то хорошем - не вышло! Ожидание становилось невыносимым. Меня мучили мысли. Думы о том, что покарают меня Демоны за то, что без жалости, не думая, отправила я на костер столько людей.
   Кто я такая, чтобы отбирать у них жизнь?!
   И внезапно я поняла, что нужно сделать - попытаться спасти этих людей. Как там сказал Дирей, если бы они завтра пошли б к королю, то были бы спасены. Значит, нужно было очернить Аннет. Придумать что-то. Настоящей герцогине ведь не достанется. Дирей знает, что ее в этом замке не было, а я лишь выполняла приказ.
   Я подошла к зеркалу. Заговорщики моего настоящего облика не видели. Потому и не узнают во мне настоящей Аннет. Даже туалет герцогини был частью иллюзии. Я была одета менее роскошно.
   На тумбочке в углу комнаты я заметила большую белую шляпу, одела ее для полноты образа таинственной незнакомки и вышла за дверь, пока что-то не заставило меня передумать.
   В глубине души я знала: то, что я собираюсь сейчас сделать, правильно!
  
   Откуда мне было знать, как закрутится эта история? Я и предположить не могла, что в Ландезию заявится настоящая Аннет? Что за мою жалость ответит Мишель? Что Вития, которая была чем-то обязана магу и в тот вечер по его просьбе начала выступать против Аннет - для пущей убедительности попросил ее пойти против тебя - затем в карете объяснил мне свое поведение Мишель, расскажет Дирею о таинственной незнакомке. Что Дирей свяжет ее с Мишелем и во всем обвинит его.
   Правду говорят, благие поступки, жалость... Ведут в бездну!
  
  
   - Вот и вся история, - тихим, уставшим голосом произнесла я, делая глоток, уже успевшего остыть, чая.
   Но мгновение в комнате повисла тишина. Слушатели, особенно Ксавиан, были ошарашены правдой.
   - Но тогда почему... - начал барон и затих, как видно, сам найдя ответ на незаданный вопрос.
   - Все еще мне не верите? Зря!
   - А вы не боитесь, что я сейчас пойду к королю и...
   - Опоздали вы к королю. Раньше надо было думать. На следующий день и идти. А сейчас что вы ему скажите? Что я вам рассказала, как дело было, и вы решили, что на стороне Их Величиства быть удобнее?
   - Тогда зачем вы это все рассказали?!
   - Уж точно не затем, чтобы попасть за решетку. Вы ведь спросили, а без ответа вы бы не отстали. Мне нужно знать, кто убил Аннет. Вам этот тоже выгодно. После того, как Вития рассказала Дирею, как все было. Он вполне может обвинить вас не только в заговоре, но и в убийстве герцогини.
   - Одно другого глупее! - Ксавиан подошел к шкафчику, достал оттуда непочатую бутылку вина, быстро открыл ее, щедро плеснул себе в бокал и выпил. - Не было никакого заговора. Одни разговоры о каких-то налогах, монаршей любовнице, да прочей чепухе!
   - Скажите тоже. А как же маг, который спрашивал, есть у меня план? Зачем же тогда вы аплодировали мне и от нападок Витии защищали?
   - Никакого голоса лично я не слышал, - парировал Ксавиан. - Может, почудилось вам, а вы уже в заговорщики нас записали!
   - Не я, а Дирей, - отмахнулась я от обвинения. Впрочем, мне и самой еще на балу этот голос показался подозрительным.
   - Нестель полез вас защищать, потому что леди красивых любит. Витию-то уже давно никто красоткой не назовет. В ее-то годы, да с ее брюхом! А чего люди аплодировали? Кто-то начал по глупости, вот и понеслось. Лично я вам не аплодировал. Много чести!
   - И влюбленными глазами, как на саму сподвижницу Духов не смотрел?
   - Хотел выведать, что и как. Говорю же, ваше появление вызвало недоумение, как и то, что Кальконе полез целовать вам руки. А уж ваши слова... Не думаю, что в этой жизни меня что-то так удивит, как они!
   - Подождите, - внезапно затрясла головой, молчавшая и внимательно слушавшая до этого, Миолетта. - Ты сказал Кальконе... Кальконе... Точно, Кальконе! Вспомнила!
   - О чем это ты? - в успокоительном жесте дотронулся до руки девушки Ксавиан. - Что вспомнила?
   - Кальконе! Это имя Аннет повторяла во сне в тот раз, когда ночевала у меня.
   - Интересно... - задумчиво протянула я. - Так может, этот Кальконе и был любовником Аннет? Вы ведь видели его, - обратилась я к Миолетте. - Любовника-то. Как он выглядел? Невысокий, полноватый, с волосами пшеничного цвета?
   - Нет. Ничего похожего, - на смотря на всю серьезность ситуации, рассмеялась девушка. - Наоборот, высокий, стройный, привлекательный, с темными, такого, как у тебя, Ксавиан, цвета, волосами.
   Я загрустила. А ведь версия была хороша!
   - Ладно, - вернулась я к прерванному разговору. - Может, лично вы и не аплодировали, может, вы и про заговор не знали. Сами ведь сказали, что в замок приехали только потому, что ваш отец захворал. То есть, случайно там оказались.
   - Я то да, но тот же Кальконе. Он один из завсегдателей, а выглядел не менее удивленным, чем я!
   - Притворялся, - предположила я.
   - Не думаю. Да и отец сказал бы мне, если бы вправду заговор. Но вы не верите... А давайте-ка сами у него спросите! Сейчас весточку напишу графу, попрошу прийти сюда. Мальчишке какому-то дам две-три монеты. Он и донесет. Что б вы не мучались, сразу предупреждаю, я в любом случае расскажу ему, кто вы!
   - Ладно, пишите. Выбора вы мне не оставили. Заодно Миолетта на него посмотрит, может, вспомнит.
   Теперь уже и Ксавиан задумался, да и Миолетта, явно, была против.
   - Вы свидетельница. Нет ничего удивительно, что мы пригласили его к вам. Никакого подтекста, - попыталась я успокоить девушку.
   Ксавиан тем временем уже строчил письмо. На улицу мы вышли вместе, не доверяя друг другу до конца. Мимо как раз пробегал чумазый мальчишка лет двенадцати. Ксавиан окликнул мальчика.
   - Эй, хочешь пару медяков заработать? На вот, отнеси в замок на Чугатской горе. Попросишь передать графу Кальконе. Запомнил?
   - Чугатский замок. Граф Кальконе, - послушно повторил мальчишка.
   - Молодец, - барон дал мальчишке деньги. - Давай только побыстрее!
   Мы вернулись в дом. Ждать.
   Как же я ненавидела минуты ожидания, когда час тянется, будто бы целый день. Мы вздрагивали от каждого стука, переглядывались и снова утыкались взглядами в стол. Приготовленный Миолеттой чай я давно выпила. Ксавиан с Миолеттой даже опередили меня. Да и бутылку с вином барон уже давно оставил в покое. Стук в дверь, еще один? Нет, они нам только почудились.
   Наконец, кто-то и впрямь постучал в двери. Мы оживились и потянулись в прихожую. В дом заглянул Кальконе собственной персоной.
   - И чего такого срочного случилось, что ты до дому вытерпеть не мог?! - с порога начал выпытывать у Ксавиана Кальконе. - Я, знаешь ли, тоже не просто отдыхаю. Пытался вот с магом - с должником своим, поговорить. И никак, представляешь, не добраться до него! А тут еще мальчишка этот с твоим письмом. Ты же к подружке собирался! Чем она тебя не устроила, неужто надоела, что ты мои кости старые решил погонять?
   Наконец Кальконе перевел взгляд с Ксавиана на Миолетту и меня. Красная, как помидор, от его слов Миолетта удостоилась быстрого, минутного осмотра. А вот на мне взгляд графа задержался.
   - Думается, не зря ты меня позвал, - все же проговорил он. На сей раз безо всякой насмешки. - Мне уже интересно.
   - Пойдемте в столовую, поговорим, - предложил Ксавиан.
   А я украдкой кивнула Миолетте, показывая на Кальконе: "Ну, что, узнаешь?"
   Но девушка лишь покачала головой. Пришлось идти в столовую вслед за лордами и снова рассказывать свою историю. Кальконе внимательно слушал, затем, показав на Миолетту, спросил:
   - Так это и есть свидетельница? Вы капитану приметы любовника Аннет давали?
   Миолетта молча кивнула.
   - Тогда какого мы здесь рассиживаемся. Неужели вы не понимаете... Впрочем, - Кальконе постучал костяшками по столу. - Судя по вашим россказням ума в вас немного, а эти двое - неразумные дети! Так что, вы действительно не понимаете.
   - Что вы имеете в виду? - начал поднимать голос Ксавиан.
   - А то, что никто из вас не додумался, что раз, - он бросил на меня колючий взгляд. - Кстати как ваше имя? Вы так и не представились.
   - Селин.
   - Селин... - запоминая, повторил Кальконе. - Что раз Селин догадалась проверить ваши показания, - продолжил свою мысль он. - То и капитану подобное в голову может прийти. Вы ведь ничего конкретного не сказали. Так, молодой, привлекательный... Под это описание половина столицы подходит! Даже вон Ксавиан. А, значит, Ваарис, каким бы идиотом он не был - слышал я, кстати говоря, о нем - купленная должность, да и мозгов у парня не много - может зайти еще раз. Нужно найти место, где можно спокойно поговорить, - он посмотрел на меня колючим взглядом. - Я еще не все вопросы вам задал.
   - Куда же нам идти? В наш замок? Отец ведь не знает, как в Ландезии все прошло, может начать расспросы.
   - Я думаю, нас приютит наша новая знакомая, - показал на меня Кальконе. - Дом ее пустует, а нам идти некуда. Давайте быстрее собирайтесь. Времени нет.
   - Я ведь еще не согласилась! - пыталась возразить я.
   - У вас есть время, пока Миолетта будет собираться, - пожал плечами Кальконе. - Не забывайте, у нас общая цель. Проще ее достичь, не сорясь по пустякам. К тому же, я еще не забыл, что вы подставили нас.
   - Вы знали, на что шли, когда собирались устроить заговор.
   - Да поймите же вы! - взорвался граф. - Не было никакого заговора. Просто вечерами дома скучно. А на таких встречах можно какие-никакие новости услышать, новые знакомства завязать, новых клиентов в свои лавки завлечь. Не смотрите на меня так! То, что я аристократ вовсе не мешает мне камушки в лавках продавать, золото, серебро, ткани всякие.
   Единственное, что я поняла из его проповеди, это то, что я окончательно перестаю понимать аристократов!
   Долго ждать Миолетту не пришлось. Девушка собрала небольшой чемодан и поставила его у своих ног. Ксавиан без слов поднял его. Миолетта закрыла на ключ двери. Мы двинулись в путь.
   - Кстати, а где ваши слуги, - поинтересовалась я у Миолетты. - В прошлый раз вы сказали, что отпустили их. А сейчас?
   - Они приходящие. А Карл - дворецкий - к матушке с письмом, что Аннет умерла, уехал.
   - И что она вам ответит, как думаете? - чтобы поддержать разговор, спросил Кальконе.
   - Домой велит ехать, - Миолетта вздохнула. - Последние деньки мне в столице доживать и осталось.
   - А нельзя как-то изменить это? Договориться с ней, что ты здесь останешься?
   Незаметно от Ксавиана и Миолеты Кальконе поднял глаза, поглядел на парочку и еле слышно хмыкнул.
   - Нет. Если бы я хотя бы в высшем свете закрепилась, был бы шанс. Но Аннет только раз водила меня на бал. Мне и не удалось.
   - А сами вы не можете туда прийти? - поинтересовалась я, не знакомая близко с причудами аристократов.
   - Что вы, нужно приглашение.
   - Будет вам приглашение. Как справимся с этим делом, так будет! А сейчас помолчите! Я хочу подумать, - прикрикнул на девушку Кальконе.
   Дальше мы шли в молчании, но оно было недолгим. Вот и родной порог. Я открыла двери и сделала приглашающий жест. Гости разбрелись по дому. Ксавиан зашел в небольшую комнатку и поставил сумку Миолетты, Кальконе заглянул в гостиную и сразу облюбовал себе роскошное кресло, а Миолетта, явно, по ошибке забрела в спальню. Я не заметила, как она отошла, подумала, девушка просто решила осмотреть дом. Но внезапно раздался ее крик.
   - Это он!
   Мы недоуменно переглянулись и бросились к Миолетте. Девушка сидела на низеньком пуфике и во все глаза смотрела на картину на стене...
  
   Помню, гуляли мы как-то с Мишелем по городу. Я только приехала, гостьей себя в столице чувствовала. Вот Мишель и решил провести мне экскурсию, показать все памятные места, рассказать о них, что сам помнил с уроков. Исторические факты перемежевывались с воспоминаниями самого Мишеля, неизменно веселыми, порой смешными.
   На одной из улочек нам попался художник. Обложившись со всех сторон картинами, он что-то ваял на одном из холстов. Увидев "нашу красивейшую пару" - как он выразился, предложил нас написать. За деньги, разумеется. Но пару серебрушек Мишелю было не жалко.
   Картина получилась загляденье. Чуток пейзаж на заднем плане подкачал, но зато мы с Мишелем вышли очень похожими.
  
   Именно на эту картину сейчас во все глаза уставилась гостя.
   - Кто он? - в несколько голосов спросили мы у Миолетты.
   - Лорд, которого я видела - любовник Аннет. Но на картине он...
   - С Селин? - предположил Кальконе, Миолетта кивнула. - Да мне тоже интересно узнать, как это вышло. Вы, Аннет, этот незнакомец... Вы не считаете, что совпадений слишком много?
   - Это Мишель. Я рассказывала вам про него. Но, - теперь я обратилась конкретно к Миолетте. - Вы уверены, что он ее любовник? Мишель сказывал, он ее брат.
   - Лгал! - не дал девушке ответить Кальконе. - Аннет - единственный ребенок Анженской.
   - Я не говорю, что он сын Анженской, - поправилась я. - Он единокровный брат Аннет. Незаконнорожденный сын герцога. Ответьте же, Миолетта!
   - Я не знаю точно, - девушка растерялась. - Кати как-то сказала, что у Аннет есть любовник. А однажды мы гуляли с наставницей и встретили вот его, - девушка показала на портрет Мишеля. Он обнял ее при встрече. И я просто подумала... Он вполне мог быть ее братом! Я не уверена. Точно знает только Кати. Она видела любовника Аннет не раз.
   - Осталось только найти ее. Ничего сложного! - с усмешкой протянула я. - Вы ведь камеристку Аннет имеете в виду.
   - Да, ее. А что ее искать-то? Она живет у речного причала. У нее совсем маленький домик. Я там не была, но Кати рассказывала, описывала свое жилище.
   От откровений Миолетты, кажется, не только я потеряла дар речи. Люди капитана с ног сбились, выискивая таинственную Кати, я всеми силами пыталась добить хоть какую-то информацию о девушке. А Миолетта с самого начала знала, где она?
   - Вы сможете найти дорогу до ее дома? - только и спросила я.
   - Пожалуй, - с сомнением в голосе протянула девушка.
   - Я найду возницу, - сказал Кальконе и вышел за двери. - Давайте побыстрее!
   В этот раз собирать нам было нечего, поэтому мы просто последовали за графом. Он и впрямь быстро нашел нам лошадок. Ну, за пять золотых я бы сама лошадью стала, если бы могла.
   Ехали мы долго. Речных причалов в нашем городе было целых два. Сначала подъехали к правому. Но Миолета не нашла ничего похожего на, описанный Кати, домик.
   - Она говорила, он маленький, кирпичный, весь в цветах, прямо как мой, только без висячих цветов на крыше, - все тише и тише говорила она, пока причальная улица совсем не окончилась.
   Тогда мы поехали на левый причал. И снова неудача! Мы даже с кареты вышли, а вдруг чего-то из окошка не заметили. Но нет!
   - Подождите! - внезапно Миолета замерла. - Кати еще говорила, у него крыша по весне прохудилась. А я такую крышу, точнее, дом с такой крышей возле правого причала. Он один из самых последних на улице. Может, это он?
   Пришлось возвращаться. Но найти новую возницу оказалось проблемой. На этой улице их просто не было. Сколько ни стояли мы, выжидая, ни одна не проехала! Пришлось выйти на параллельную улицу. Там-то транспорт и нашли. Кальконе снова не пожадничал. Пообещал деньги за скорость, так что, домчали нас с ветерком.
   В принципе, найденный дом отвечал описанию Кати. Кирпичный, без штукатурки, даже без нормальных оконных рам. Да и "цветы" присутствовали - два наполовину засохших куста, на одном из которых все еще виднелись листочки. Даже цветок в самой середине куста обнаружился. Всего один. Но для горделивых слов: "Уу меня домик весь в цветах" по мнению Кати, годился и он.
   Миолетта постучала в двери.
   - Кати, это я, - крикнула девушка.
   - Кто я? - из-за двери донесся настороженный голос.
   - Это Кати! - радостно объяснила Миолетта. - Я ее узнала.
   - Миолетта, помнишь меня?
   - Не помню я никакой Миолетты. Убирайтесь отсюда! Нечем у меня поживится. У самой денег нет!
   - Какие деньги? - оторопела девушка. - Миолетта я, ученица Аннет. Неужели забыла?
   На мгновение дверь отворилась. Белесые пальцы ухватились за платье Миолетты и хотели затащить его владелицу в дом. Но, неудача! Ксавиан придержал двери и мы, не смотря на протесты хозяйки дома, ввалились внутрь.
   Кати оказалась девушкой среднего возраста, лет на пятнадцать старше меня самой. Она была блондинкой, если, конечно, светлая прядь показавшаяся из ее платка, кое-чем напомнивший мне тот, в котором я изображала старуху перед стражником, была частью ее волос. Глаза у девушки были голубые, насупленные. Кожа белая, почти прозрачная.
   Возможно, когда-то она и прислуживала самой герцогине, но сейчас на девушке были лохмотья - старое поношенное платье с залатанным воротником да грязные туфли.
   - Что с тобой случилось?! - с неподдельным волнением спросила Миолетта, окидывая взглядом фигуру Кати. - Тебя и не узнать! Ты ведь всегда выглядела, будто не прислуга, а, по-меньшей мере, графиня какая-то.
   - Раз ты меня узнала, значит, плохо я принарядилась, - с досадой протянула бывшая камеристка герцогини. - Что вам нужно? И кто вы вообще такие?
   - Мы ищем убийцу Аннет. Думали, вы сможете нам помочь. И знаете, - протянул Кальконе. - Увидав вас, мы полностью убедились в правоте наших мыслей.
   - Задавайте свои вопросы, - буркнула Кати.
   - Он всего один. Кто и почему убил вашу госпожу? Вы ведь наверняка, знаете ответ. Иначе не прятались бы тут.
   - Что мне за это будет? - поинтересовалась девушка.
   - Мы не отведем вас в полицию. А вас ведь уже несколько дней разыскивают. Но вы знаете, что для вас это опасно. Вот пытались не попасться им на глаза. Но прогадали. Вас жадность сгубила. Захотели поживиться золотом в доме у Аннет. Вот и попались.
   - А на что мертвецу золото? - захохотала Кати. - Когда-то Аннет должна была попасться. Жаль мне, что так вышло, но она не могла закончить по-другому!
   - Так расскажите же нам. О любовнике ее, о жизни в целом, да, главное - о смерти. Вы ведь что-то видели, не так ли?
   - О жизни, - Кати села на небольшой кривоватый стул, не предлагая присесть и нам, да и не было в ее доме, где присесть, не прямо же на грязный пол! - Ладно, расскажу, чего знаю... Меня приставили к Аннет с самого ее рождения. Сама тогда крохой была, а уже за госпожой должна была следить. Помню, как росла она, как менялась, как училась людей использовать себе во благо, как потерпала потом, так как, вечно выбирала не тех. Много грехов в ее жизни-то было. Сначала она воли захотела, от дядюшкиной опеки избавится. Ей как-то в голову пришло, что обворовывает он ее. Сказано, сделано. Нашла она себе женишка. Молодого, красивого, не сказать, что б особо богатого, но и не голытьбу какую. Не хотел отпускать ее дядя, все твердил, что женишок-то ее - охотник за приданым. Но разве ж Аннет кого послушает? Никогда! Вспомнила она, что братец единокровный в столице у нее есть. Вот и махнула к нему, думала, убедить его помочь ей уговорить дядю. Но, толи не дураком-то оказался братец, толи еще чего - не приехал он. Тогда Аннет другое придумала. По всей округе огласила, что согласен ее опекун на свадьбу, что даже жених ее выплатил за нее деньги. Что день свадьбы близиться. А потом дядя ее "внезапно" умер. Нет, сама Аннет руки не пачкала. Она завсегда-то чистенькой оставалась. Тут Горин - женишок ее, постарался. На руку ему его смерть была. Прав был герцог. Простым охотником за приданым он был, да еще и пьянчужкой! Не скоро Аннет прозрела. А уж когда прозрела, месть задумала. Только вот чьими руками ее осуществить-то не знала. Все никак человек ей не попадался. Она снова о брате и подумала. Но вот беда, не оказалось того в столице. Куда-то учитель его отправил. Ничего, другого дурачка Аннет нашла. На сей раз не одногодка какого, а лорда в летах.
   - Подождите, - от удивления я прервала рассказ бывшей камеристки. - Разве у Аннет не было молодого любовника
   - Нет. Из молодых возле нее в столице только братишка этот появлялся. А любовник лорд в летах - хуже того, маг. Не знала она об этом поначалу. Прозрела только тогда, когда он ей с муженьком помог разобраться, а она за то его любовницей стала, в столицу пришлось переехать. Поначалу-то хотела бросить его, но, как узнала, что маг он, испугалась. Пришлось слух ей пустить, что ненастья какие-то на ее землях постоянно творятся. Вот и уехала она оттуда подальше. Еще и придумала, что денег у нее совсем мало стало. Впрочем, их заметно меньше, чем при ее отце стало - муженек потратил. Вот она наставницей для молодых девушек и ставала. А родители тех ей и платили. Только братишке своему она другую историю рассказала - о скорби великой по муженьку. Встретили мы его тогда на улице, как от дома ее любовника шли. Изменился он. Помню, как он из замка мальчиком еще уезжал. Мать все надеялась, вернется он. А он не вернулся, позабыл. Все позабыл, окромя Аннет. Меня и не вспомнил. Госпожа-то меня своей подругой представила, сказала я на той улице, по которой мы шли, и живу, а он и не усомнился. Хотела она тогда, чтобы помог он ей с любовником разобраться, но не успела ни о чем толком рассказать. Его снова на какое-то задание отправили. Боялась она, что ее маг приложил к этому руку, вот больше и не пыталась натравить одного на другого. Боялась всемогущности любовника. А потом случилась эта история с долгом.
   - С каким долгом? - оживился Кальконе.
   - Да родственник какой у ее мага помер с месяц где-то назад. Племянник, кажется - Кольст. Должен он был кому-то золота много. Проигрался сильно. А в тот день, что убили его...
   - Да, да, - снова прервал Кати Кальконе. - В тот день он отыграться хотел. И крапленую колоду взял. Но подловили его на мошенничестве. Избили страшно. На лицо взглянуть было страшно - все в крови. И чуток силы не рассчитали, погиб малец. А долг стребовали у мага.
   - А вы-то откуда знаете? - удивленно протянула Кати. И мы втроем, вслед за ней с любопытством посмотрели на графа.
   - Это мой был должник, - пояснил он. - После смерти его, я по жадности решил у родственника его - у мага, долг стребовать. Что дальше-то было?
   - Деньги маг отдавать не хотел. Все ходил хмурый, кричал на всех, а Аннет от того, еще пуще его бояться стала. А потом, он вроде как успокоился. Как чувствовала, не к добру это. Так и вышло. Аннет у мага-то постоянно жила, а я навещала ее тогда каждый день. К вечеру уходила. Но в тот не ушла. Платье госпожа порвала. Надо было зашить. Я и осталась. Зря! Маг-то моего присутствие не заметил. Он ластиться к Аннет сразу начал, потом вроде отстал, разговаривать с кем-то по магическому шару начал. Что-то спрашивал: "У вас есть план?", а потом еще с кем-то говорил. Женский голос я запомнила, а о чем говорили, я не вслушивалась. Думала сейчас отложу платье-то и уйду по-тихому. Но... только лишь разговор окончился, Аннет на него налетела. Все кричала: "Избавиться от меня хочешь, потому что я знаю о твоем преступлении. Ты мужа моего убил!" Маг рассвирепел. Дал Аннет пощечину. Она и упала. Виском об угол кровати ударилась. Ни я, ни он даже не поняли сразу, что умерла она.
   - Так просто? - немного разочаровано протянул Ксавиан.
   Я его сожалений не разделяла. Чем проще, тем вернее! Да и не все мне пока понятно-то было.
   - А дальше-то что было?
   - Он думал, Аннет жива, трясти стал, звать ее по имени, даже что-то магичить пытался. Но никак не поднималась она. Тогда он за стол сел, черный весь, в раздумьях. Потом встал, подошел к ней, поднял на руки, и исчезли они в серебряном свете.
   - Перенеслись куда-то, - вспомнив, что означает серебряный свет, высказалась я.
   - Может и так, - согласилась Кати. - Я уйти поспешила. Еле ноги успела унести. Думала, сердечко с груди вырвется.
   В молчании мы вышли из дома. Кальконе бросил Кати несколько золотых монет, да и Ксавиан, посовещавшись с Миолеттой, добавил золота. Приближалась ночь. Огни в этой части города не горели, поэтому мы в потемках двинулись в путь.
   - Подождите, но ведь не получается! - внезапно высказалась я. - Учитель Мишеля сказал, что на Аннет не было и следа от магии перемещения. Как же это?
   - Вам ведь Кати говорила любовник Аннет, скорее всего, имел власть над этим учителем. Вот и воспользовался ею. Можно у него прямо и спросить, чтобы все подозрения до конца развеять. Золото и маги любят. Знаете, где он живет?
   - Конечно. Вы прямо сейчас предлагаете поехать?
   - А чего тянуть. Уже столько времени с этим делом потеряли. Сейчас поймаем возницу, домчит нас быстро!
   Кальконе оказался прав. Вот и дом Дирея. Огромный, неизменно мрачный. Карета остановилась. Граф потянулся выйти первым. Он открыл дверцу, замер и мгновенно запер ее обратно.
   - Это и есть дом вашего учителя? - тихо спросил он.
   - Не моего, Мишеля, - поправила я его. - Да, это он.
   Кальконе откинулся назад на сиденья, громко крикнул вознице:
   - Седьмая Садовая!
   - Мой дом? - удивилась я. - Но зачем вам...
   - Особняк-то мага этого я узнал, - протянул Кальконе. - Был здесь несколько раз. В последний - даже на порог не пустили. Я все гадал, что случилось-то? Это дом моего должника - советника Дирея.
  
  
   - Человек был один - Кольст, - начал рассказ Кальконе. - Как-то в лавке моей он хорошо порезвился. Много золота стянул. Я этого так не оставил - нашел его. А он уже все деньги програл, но обещал вернуть. Колоду крапленую мне показал. Сказал, что уже сегодня отыграется он. Но не вышло у него. Не знаю, что там случилось. Может, выиграл много, а, может, колоду крапленую заметили. Но убили его. В ту же ночь стража нашла с разбитой мордой в переулке каком-то.
   Я решил деньги все одно вернуть. Знаю, пожадничал. Как узнал, что дядька его советник самого короля, так все мозги отшибло. Подумал: у него-то, наверняка, золотишко имеется! Да не хотел Дирей ничего отдавать. Все тянул. А потом, как видно, и план этот придумал.
   Он знал, что я состою в одном обществе. Безобидном, в сущности. Ну, надо ж о чем-то поговорить с людьми-то! Простые балы давно наскучили. Дирей от любовницы узнал, что мы в ее замке в ту ночь соберемся. Нам еще ее муж покойный предлагал воспользоваться его радушием. Вот мы так и поступили.
   Дирей решил выставить нас настоящими заговорщиками. Вас подослал с планом по захвату власти. Мы бы не стали доносить королю. Тихо мирно устранились бы с этих собраний, но доносить не стали. Грешно благородным людям так поступать. Дирей знал об этом. А, чтобы всех еще больше убедить, что мы, и впрямь, заговор готовим, с вами тем голосом заговорил. Помните, Кати рассказывала, он сначала о плане каком-то спрашивал? Это у вас-то. Я еще на вечере удивился, с кем это вы болтаете, зачем вертеться начали, да на лампу глазеть. Мы-то никаких голосов не слышали, он только к вам обращался.
   Потом снова с вами связался, чтобы вы его предыдущей речи не забыли, чтобы потом засвидетельствовали все на суде. План был хорош, признаю. Найти заговорщиков - призраков, которых и нет вовсе, и убедить всех в их существовании. Так бы он избавился от долга, да и монарх деньжат-то подкинул. Казалось, невыполнимая задача - сделать из ничего что-то. А Дирею удалось с легкостью!
   Но внезапно все пошло наперекосяк. В вас взыграла жалость. А в Аннет страх. Она подумала, маг и ее на костер хочет отправить. Накинулась она на него, вот и погибла случайно. У Дирея весь план прогорел. Что делать? От тела герцогини так просто не избавиться. Не тот вес. Все равно расследование будет. Вот он и перенес ее в Ландезию. Бросил там. Сделал вид, что говорила с нами она настоящая.
   - А нас с Мишелем решил со столицы подальше отправить, чтобы не проговорились случаем.
   - Да. Это ему было необходимо. У Дирея ведь новый план возник - повесить на меня убийство Аннет. А коль не выйдет, думал, я за свое спасения, ему долг прощу. Потом он употребил свое немаленькое влияние, чтобы назначили капитана-неумеху, чтобы правды не нашел. А, чтобы еще за расследованием следить, хотел леди какую к Ваарису приставить.
   - Витию, наверное, - прервала я рассказ Кальконе. - Потому-то и видела я ее на Оливковой улице, выходящей из его дома.
   - Но она ему рассказала, что на самом деле произошло в Ландезии. Баронесса - человек глазастый, заметила видно, как вы в карету к Мишелю садились. Вот и рассказала обо всем Дирею.
   - Тоже решила от кредитора избавиться. Мишель говорил, она ему чем-то сильно обязана, - снова влезла я.
   - Вот-вот! Так что, следить за капитаном не понадобилось. Дирею снова улыбнулась удача. Он решил бывшим учеником пожертвовать. Мы снова стали заговорщиками, да и ваш Мишель переметнулся на нашу сторону.
   - Ответы найдены. Теперь можно не волновать! - радостно заявила Миолетта и едва не захлопала в ладоши.
   - Смеетьсь? - Кальконе высоко поднял брови. - Все это нужно еще доказать. А кому доказывать-то? К монарху нас не пустят. Это только Дирей у него в любимчиках.
   Мы задумались.
   - Нет ли у Дирея врага какого-то? - внезапно спросил Ксавиан. - Ему на руку было бы нам помочь.
   Кальконе молчал, а вот я действительно кое-что вспомнила.
   - Мишель рассказывал, есть у Дирея недоброжелатель. Некий Патин. Он и сам мечтал стать советником. А должность получил Дирей. Только ничего я о нем кроме имени не знаю, - развела я руками в стороны.
   - Я знаю, - Кальконе самодовольно улыбнулся. - Как это я сразу о нем не вспомнил?! Он часто в мои лавки наведывается. Дочь у него есть. Ей камушки, он порой покупает. Знаю, где он живет. Только поздно уже, а он рано ложиться. Завтра к нему поедем. А сейчас давайте спать.
   Мы разбрелись по комнатам моего дома. Я легла и уже собиралась уснуть, но внезапно в двери постучали.
   - Заходите! - крикнула я. - Раз пришли.
   На пороге смущенно появилась Миолетта. Девушка была боса. Видно, уже легла, но внезапно решила посетить меня.
   - Я подумала, - девушка засмущалась. - Возможно, вы станете моей наставницей? Аннет умерла, а я не хочу возвращаться домой. Это вас ни к чему особенному не обяжет, - поспешила объяснить она. - Будете наведываться ко мне порой, смотреть, как я живу. Матушка моя за это вам деньги будет присылать. Соглашайтесь!
   - Но я ведь не благородного происхождения. Вас года на три всего старше. Как же я наставницей буду?
   - И что? Я скажу, что у вас связи есть. Граф Кальконе пообещал мне приглашения на балы. Я скажу матушке, что это вы их достали.
   - Но... - я все еще пыталась найти повод отказаться от предложения Миолетты. Затем махнула рукой. - Ладно, если поверит нам Патин, а ему король, стану я вашей наставницей. А если нет... Ладно, нечего о дурном думать. Поверят нам! Идите спать. Сладких вам снов. Завтра у нас трудный день.
  
  
   Король поверил... только не Патину - Дирею. Мишеля ждал костер. Все произошло, как предрекал Дирей: толпа зевак, громко улюлюкающих что-то (им бы только зрелищ и подавай, чужие страдания - чем не развлечение?!), сам монарх, со спокойной совестью глядящий на муки невиновного. Бесконечная грязь, ни на мгновение не прекращающаяся ругань, чей-то злой смех, который будто-то бы пронзал меня насквозь и страшная горечь во рту.
   Не знаю, зачем я пришла смотреть на казнь? Чего хотела добиться? Что и кому доказать? Палач читал обвинение: предательство, заговор против своего сира, попустительство, приведшее к убийству, использование магии смерти...
   Что такое последнее, я не знала. Но всем приговоренным магам читали такое обвинение. На моей памяти сначала был Генрих, теперь и Мишель.
   - Мишель, прости меня, пожалуйста... Я, правда, пыталась сделать хоть что-то... Правда... - сквозь рыдания шептала я, закрывая рот ладонью. Соседи - две толстые торговки с цветочными корзинками в руках - теперь до смерти буду ненавидеть запах фиалок - косились на меня с подозрением, но молчали.
   - Приговор - сожжение! - внезапно закричал палач. - За все его грехи!
   Толпа затопала, заорала:
   - Ату его! Смерть отродью!
   И тотчас, подчиняясь взмаху руки палача, огромный столб пламени взмыл в воздух, охватывая тщедушную после голодных недель в камере, фигуру. Сначала затрещали поленья, потом одежда... Я закрыла глаза, как тогда, когда смерть пришла за моими родными. Как тогда хотела не видеть. Но все равно видела. Каждое движение, слышала каждый вздох, чувствовала жгучее прикосновение огня к нежной коже. И боль...
   На площади раздался звон колоколов.
   Я заорала от отчаяния.
   - Аааа...
  
   Эпилог

И воздастся каждому за грехи его...

   И проснулась.
   - Успокойся. Все хорошо, - теплые руки обхватили меня. Мягкие, так хорошо знакомые губы тихо шептали на ухо. - Все в порядке. Мы живы, на свободе. Дирея казнили, да и не на костре вовсе - отправили на простую плаху. Все хорошо.
   - Правда? - я недоверчиво после такого реально кошмара подняла на него заплаканные глаза. - Прости меня. Я, в самом деле, не знаю, почему так поступила, зачем? Тогда, в Ландезии будто что-то вселилось в меня. Мне казалось, я поступаю правильно. Но, если бы не Патин, ты бы пострадал от моей глупости! Погиб. И сейчас я будто бы ощущаю пепел на губах...
   - Конечно, простил, - Мишель нежно провел ладонью по моему лицу, осторожно поцеловал все еще подрагивающие после кошмара губы. - Ты правильно поступила. Иначе один из планов Дирея все же удался бы. Истинный убийца моей сестры так и на свободе.
   - Тогда почему мне так больно? - с глаз по щекам и подбородку катились слезы, но я даже не пыталась их остановить. Мишель провел рукой по моему мокрому лицу и еще крепче сжал в объятиях.
   - Ты столько всего пережила... Это пройдет!
   - Обещаешь?
   - Обещаю!
   А затем его губы на моем лице, на губах, поцелуи, что становились все более настойчивыми, тихий шепот: "Я люблю тебя" и животная страсть, что сметала все: мысли, воспоминания, страх...
  
  
Продолжение. История третья.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"