Козак Елена Александровна: другие произведения.

Темная сторона любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предательство - скверная штука. Что может заставить пойти на него? Гниль в душе, или любовь к смертельному врагу?
    Обновление от 20.01.
    Буду очень рада комментариям. От них зависит скорость написания проды).


   Пролог
  
   - Капитан, мы окружены!
   - Знаю! - я бросила быстрый взгляд на монитор. - Усильте центр!
   - Но, капитан, левый фланг захлебнулся. У правого и на свою защиту нет сил.
   - Вы меня не слышали? - я опасно сузила глаза. - Мы должны прорваться! Если придется пожертвовать правым флангом, я это сделаю. Выполнять!
   Помощник исчез. Я снова посмотрела на экран. Ругнулась, когда увидела, как по одному из наших кораблей попали. Раз. Другой. Яркая вспышка и взрывная волна, качнувшая корабль вправо.
   Я повернула штурвал, выравнивая корабль.
   - Есть!
   И новый выстрел.
   Я смахнула со лба каплю пота. И опять приготовилась стрелять. Не останавливаться! Нужно прорваться!
   Где-то в мозгу промелькнула безумно далекая мысль: "Малой звезды" больше не существует, как и ее экипажа. Микар, Аверий..." Не важно! В космосе только пыль - обломки гратия*, и осталась.
   Хорошо хоть наш корабль защищал оттого, что происходило снаружи. Ни криков, ни грохота взрывов. Только сожаления: теперь меньше шансов. Не выиграть, прорваться. Но мы должны! Я должна! Груз слишком ценен. К счастью, не только нам, но и нашим противникам приходилось туго.
   Найти врага.
   Прицелиться.
   Есть!
   Корабль шатнуло. От неожиданного толчка я до крови прикусила губу. Нас все же задели. Я прошипела что-то сквозь зубы и снова заставила себя посмотреть на экран.
   Найти врага.
   - Капитан...
   - Просила же, не беспокоить! - даже не пытаясь сдержаться, выкрикнула я.
   Прицелиться.
   - Руки! - внезапно крикнул помощник. Холодное дуло бластера уткнулось мне в спину. Я обернулась, осторожно подняла руки и встретилась взглядом с... Предателем! А ведь могла предвидеть!
   - Сколько тебе заплатили, тварь?
   - Достаточно! - всегда мягкий, чуть высоковатый голос огрубел. - Вставай!
   Я начала медленно подниматься. Коснулась ногами пола. Затем, не разгибая спину, ушла в сторону и ударила его вниз живота. Зажала дуло бластера рукой на случай, если он успеет выстрелить, и активировала кольцо на пальце. С белым камнем странной формы в центре. Помню, как все восхищались подарком отца. Думали, он смирился.
   Глупцы!
   Предателя тряхнуло. Затем со рта в левом углу мясистых губ начала течь тонкая струйка крови. Глаза напротив остекленели Я оттолкнула ренегата в сторону, выхватывая из уже мертвых пальцев бластер, и снова поглядела на монитор. Нас теснили. Минутная схватка дорогого стоила. Из десяти наших кораблей осталось шесть. И в два раза больше звездолетов противников.
   Мы почти проиграли!
   - Не почти. Вы проиграли!
   Я обернулась, наводя бластер на новую цель. Но не выстрелила, отбросила оружие в сторону. На чужаках были скафандры. Для них бластер, как укус каймли**. Один из пришельцев подошел ко мне, сжал руку и снял с пальца кольцо.
   - Интересная побрякушка.
   Я попыталась вырваться, замахнулась, но добилась лишь того, что оказалась в гратийных тисках.
   - Вам помочь? - спросил один из чужаков моего противника. - Девка хорошо брыкается.
   - Справлюсь! - он еще сильнее сжал мою руку. - Прикажи вашим сдаться.
   - Никогда!
   Он отбросил меня в сторону. Кто-то из чужаков ударил по лицу.
   - Прикажи!
   - Нет!
   - Оставь ее! - бросил тот, кто забрал мое кольцо. - Сами справимся.
   Он подошел к монитору и начал что-то вводить. Я попыталась подняться, рассмотреть, что может сделать незнакомец, но его подельники мне не дали. Бластер, глядящий прямо в лицо, выглядел весьма внушительно, а других заманчивых побрякушек, помимо кольца у меня не было.
   Чужак внезапно включил громкоговоритель. Я замерла.
   - Всем сдаться. Это приказ.
   Я оторопела. Слова-то можно было предвидеть. Но не голос. Это я отдавала приказ союзникам сдаться. И корабли подчинились. Чужак повернулся ко мне. Не знаю, была ли у него на лице улыбка. План-то удался! Но скафандр скрывал все: лицо, фигуру. Я даже не была уверена, что передо мной человек. Чужак - все, что я знала.
   Он приблизился. Коснулся рукой в скафандре моего лица.
   - Вы уверены, что это безопасно? - воззвал к разуму предводителя один из чужаков. - Она опасна. Осведомителя вообще прикончила.
   - Вполне. А предателю самое место в могиле!
   Внезапно он потянулся снять с лица шлем.
   "Человек, - мелькнуло в мыслях. - Иначе здешний воздух оказался бы ему не по нраву. Попросту, сдох бы!"
   Затем мысли исчезли. Это лицо...
   - Ну, здравствуй, Архелия. Я предупреждал, мы еще свидимся...
  
   *Гратий - сверхпрочный материал.
   **Каймли - комар.
  
  
   Глава 1.
   Планета Грион. За полгода до...
   Найти врага. Прицелиться... Прицелится...
   Цель за секунду до моего выстрела сорвалась и исчезла с монитора. Я сняла наушники.
   - Не вышло.
   - Вижу, что не вышло! - Кто бы сомневался: учитель тут, как тут. Стоит позади учебного кресла и в предвкушении потирает руки. - Цель ведь была у Вас перед носом. Но Вы ее бездарно упустили!
   - Да она промчала за какую-то долю секунды, - попыталась оправдаться я.
   - В реальном бою будет и того меньше! - отрезал учитель.
   - Я ведь Вам уже сто раз говорила...
   - А Ваш отец говорит другое! - не дал мне договорить учитель. - Пробуйте еще раз. Подключайтесь к системе! Итак, перед вами противник. Найти врага. Прицелиться...
   Я заскрипела зубами, но все же послушно надела наушники. Правда мысли мои бродили далеко и от тренировки, и от сымитированных штучным интеллектом кораблей противника. В голове все чаще звучала мысль: "Отец, когда уже ты поймешь?!"
   Зовут меня Архелия де Нези. Я - аналитик и дочь сенатора Лаеской империи, что раскинулась по нескольким солнечным системам. В некоторых ее уголках я и сама не была. Впрочем, и не стремлюсь. Слишком опасны некоторые планеты, а наша власть на них чисто формальная. Мой отец один из десяти сенаторов. Выше их только сам император. Папа и привез меня на Грион тринадцать лет назад.
   Помню залитую огнями площадь, смеющихся людей и море фейерверков, что со странным грохотом взмывались в воздух, а там рассыпались на тысячи огней, таких же ярких, как звезды.
   - Пап, это подарок мне на день рождение? Я и подумать не могла! Зря няня на тебя наговаривала! Это великолепно! Лучший подарок!
   - При чем здесь ты?! - в голосе отца зазвучало удивление. - Сегодня праздник - день окончания последней войны. Ты здесь ни при чем!
   В тот день мне исполнилось семь лет. Для отца это не имело никакого значения. Лаеская империя - все, что его интересовало. Так было с моего рождения на полудикой отсталой планете. Так осталось и по сей день.
   Я не помню. Не могу помнить. Мне рассказывали. В ночь, когда я родилась (за четыре часа до рассвета) отца рядом с матерью не было...
   - Потерпите. Осталось совсем немного. Вы молодец!
   - А-а!
   Роженица не слышала ничьих заверений. Высокая, до неприличия худая для людей, с черной, как смоль, что и у всех берганцев - жителей ближайшей к солнцу планете, кожей, она была слишком слаба.
   Межрасовые браки никогда не способствовали легким родам. Во время них часто умирал, либо ребенок, либо мать.
   Я осталась жива.
   А мама... Я так и не увидела ее лица. Берганцы - отсталый народ. У них никогда не было даже фотографии, чтобы увековечивать прекрасные мгновения. От матери не осталось ничего. Могилы, и той не было. Только пепел, что согласно обычаям, развеяли по ветру.
   Отца своего я знала только по рассказам, часто выдумкам и слухам, коими полнится вселенная. Его самого не было рядом со мной первые семь лет жизни. Пока однажды, накануне очередного дня рождения он не появился. Без подарка, каких-то извинений. С приказом для собственной дочери, которую увидел впервые...
   Кроваво-красный закат - знак перемен на песчаной планете Бергане. В тот день он был именно таковым. Жаль только, я была слишком увлечена спором, чтобы заменить знаки природы, что, будто бы, кричала: "Все изменится!"
   С моим тогдашним другом Гроном мы спорили, кто знает больше названий планет.
   - Ксавия.
   - Виста.
   - Мельсения.
   - Сейчас, подожди, - я на мгновение задумалась: проигрывать никак не хотелось. Но ответить не успела. Жаркий ветер с песком ударил в лицо, заставляя не только замолчать, но и закрыть глаза. А затем фигура в длинном черном плаще, что ветер трепал в разные стороны. Она будто выросла передо мной за какой-то миг.
   Конечно, это мгновенное появление было неправдой. Через многие годы, подвергнувшись гипнозу, что создал блок против психокинетического воздействия, я вспомнила или поняла: глаз еще издали отметил высокую фигуру. Но мозг не придал ей значения.
   Незнакомец (в тот момент он еще не был моим отцом - незнакомец и только!) лишь тогда стал кем-то, когда он отрезал:
   - Таберия!
   - Да, подожди, Таберия уже была! - Грон повернулся ко мне, потом к незнакомцу. - Ой, простите. Кто Вы?
   Незнакомец не ответил, кивнул мне.
   - Архелия де Нези?
   - Да, а кто Вы? - в ответ поинтересовалась я.
   - Твой отец. Собирайся! Сегодня мы уезжаем на Грион.
   Вот так просто. Помню, я стояла и во все глаза смотрела на него, затем, расплакавшись, побежала домой. Мне не раз твердили, что отец большой человек, у него не хватает времени, чтобы приехать, даже на день рождения прислать подарок. Какую-нибудь безделушку. Я не просила многое. Но его приезд сейчас...
   Это уже слишком!
   Так я думала в тот день, поспешно собирая свои вещи, поминутно смахивая с лица слезы и слушая причитания няни - человека, что заменил мне мать.
   - Госпожа, как же вы вдали от дома? Тут все родное, а там...
   - Справлюсь, ты не волнуйся, - я осторожно погладила черное морщинистое лицо. - Я буду скучать. И приезжать буду. Обязательно...
   Тогда я еще не знала, что лгу. Я не вернусь, не приеду. Многого не знала. Прошло тринадцать лет. Я давно поняла: увиденное в тот далекий вечер далеко не самое худшее. То - просто мелочь, глупая детская обида.
   - Архелия! - учитель снова возник под боком. Я сняла наушники и вздохнула. - Если бы не Ваш отец...
   - Вы бы меня давно выгнали. Я знаю, учитель. Каждое занятие вы заканчиваете этой фразой.
   - Потому что, за те годы, что я вас учу, Вы не продвинулись ни на шаг. Если бы не ваш отец...
   Я больше не слушала учителя. В проеме комнаты возникла такая знакомая физиономия. Кудрявые волосы - редкость для грионца, вечная улыбка на лице, зеленые глаза...
   - Архелия! - учитель напомнил о своем присутствии, резко подняв голос. - Ваш отец знает...
   Я снова прервала его, не дав закончить:
   - Вы думаете, что-то может уйти из-под внимания сенатора де Нези?
   - До следующего урока, Архелия, - мэтр предпочел не отвечать на провокационный вопрос. - Надеюсь, он будет более плодотворным.
   Я схожих надежд не питала, но решила не расстраивать учителя. Просто кивнула, и поспешно выбежала за дверь.
   - Марсин?! Что ты здесь делаешь?
   - Тебя хотел увидеть, что ж еще? - он легко подхватил меня на руки и, весело смеясь, закружил по коридору. - Ты ведь проводишь здесь больше времени, чем дома!
   - Ты же знаешь, мой отец...
   - Знаю, знаю, - прервал меня Марсин, легко целуя в щеку. - Сенатор де Нези мечтает вырастить из тебя идеального солдата. У него ведь уже есть один сын. На что ему еще один?
   - Вот ты у него и спроси! - фыркнула я. - Передо мной он душу не раскрывает. Может, тебе повезет больше.
   - Ага, как же! Досажу я ему чем-то, меня из исследовательского отдела, в простые летчики переведут. Буду вон, как ты, противников сбивать. Только в реальном режиме.
   - Не переведут, - беспечно отмахнулась я. Марсин уже не первый раз говорил, что мой отец может радикально вмешаться в его жизнь. - С кем нам воевать? Последняя война произошла двадцать лет назад. Дайванцы давно смирились с поражением, а локальные конфликты решаются простым щелчком пальцев. Планету без психомоторного щита, какой был у Дайвании, разрушить легко. Это только там все наши технологии не срабатывали.
   - Помню, помню. Через три дня годовщина нашей... - Марсин закатил глаза, - прославленной победы. Хотя я никогда не мог понять, что героического в том, чтобы победить дикарей?
   Я не ответила. Сама считала, что война с дайванцами - ошибка.
   Наши взгляды с Марсином вообще были очень схожи. Мы оба ненавидели войны, считали, что дело всегда можно решить миром. Обладали расовой терпимостью. Марсин даже больше, чем я. Мне ведь приходило в голову называть мирато* и прочих ползучих** ящерицами. Во время учебы мы с ребятами не раз подкалывали этих нелюдей, иногда даже пытались их оседлать. В нашей школе, которую я окончила пять лет назад, было трое ящериц. Ух им и доставалось! Впрочем, до того, как их перевели к нам, объектом для насмешек была я. Как же, дикарка! Хоть и похожая на них внешне, не знавшая и половины того, что знали родившиеся на Грионе. Моя няня учила меня тому, что знала сама. Когда я попала на Грион, оказалось, что многие из этих будто бы знаний были ошибочны.
   С Марсином мы познакомились, когда мне исполнилось семнадцать. Он показался мне лучом света. Идеалистом, слишком добрым для нашего мира.
   - Но, если все так, зачем же ты здесь? Раз войны не будет, зачем нам воины? - снова затянул свою старую песню Марсин.
   - У моего отца паранойя, - отмахнулась я. - И только-то! Пошли домой?
   Марсин немного торжественно покачал головой.
   - Сегодня такой день... Давай лучше в наше место.
   - Какой день? - не поняла я. - Если ты о моем дне рождения, то ты снова все перепутал! До него еще три дня. Как и до годовщины победы, - понизив голос, закончила я.
   - Я знаю, - Марсин еще раз меня поцеловал. - Это сюрприз. Идем!
   Я позволила увести себя из здания, даже не думая о том, что приготовил Марсин. Как решится, скажет. Сама же смотрела, что происходит вокруг. В Центрии, столице Гриона и всей Лаеской империи, постоянно что-то происходило. В городе можно было встретить представителя едва ли не каждой Лаеской расы: летучих кравий***, шестиногих миратто, ползучих, затесалось несколько дайванцев, люди - всех и не упомнишь. Слишком далеко протянулась Лаеская империя. А атмосфера на Грионе искусственна, сделана одинаково пригодной для всей многонациональной империи.
   Мы прошли торговые ряды, предварительно зажав уши. На скольких планетах я не была, везде шумные торговцы, крикливые покупатели и... ловкие карманники. На Грионе с последним было проще. Планета ведь постоянно сканируется, поэтому вора найдут за считанные секунды. Вот карманники у нас и не прижились
   За рынком последовали две длинные улицы с висячими домами. Огромные строения застыли в воздухе, поддерживаемые электой. Особая мода - жить в одном из них. Впрочем, мне бы отец не позволил. Надежность для него ключевое слово. И хоть с самого ее создания на Центрию ни разу не нападали, и электа не начинала рябить****, сенатор не хотел рисковать даже ангстремом*****.
   Еще несколько более приземистых зданий, затем заброшенные шахты на самой окраине города. Работы на них прекратились еще задолго до моего рождения, большинство было засыпано землей. Остались только невысокие валуны. На них можно было сидеть, свесив ноги, и наслаждаясь заходом трех солнц.
   Я положила голову на плечо Марсину, вздохнула и начала смотреть на закат. Отец порой говорит, что я излишне романтична. Не знаю, прав ли он. Но на закат я смотрю не только потому, что он великолепен. Ярко красный, чуть золотистый, слепящий глаза и желто-оранжевый: три солнца преломлялись, и каждое дарило свой собственный, отличный от других оттенок.
   Я глядела на дневные звезды еще и потому, что часто вспоминала дом. А Грион, Центрия, хоть я и жила здесь тринадцать лет, не стали родным гнездом. Далекая Бергана - вот, что мне вспоминалось.
   Сегодня закат был необычен. Все три солнца, которые дарили свой свет жителям Гриона, окрасились в кроваво-красный.
   - Знаешь, этот цвет... - начала я. - На моей родине он означает перемены. Помню, в тот день закат был таким же.
   - В какой день? А, впрочем, не важно! - Марсин глубоко вздохнул. - Архелия, мы давно знаем друг друга, давно живем вместе, - он помолчал. - Архелия де Нези, не согласишься ли ты стать...
   Резкий грохот, разнесшийся вокруг, не дал Марсину договорить. Валун, на котором мы сидели, внезапно задрожал, мы скатились с него и полетели на голую землю. Все дальше вниз. Ни дерева, чтобы ухватится, ни куста. Вблизи шахт никогда ничего не росло. Не знаю, как мне удалось ухватиться за выступ. Марсин покатился дальше. Я заорала:
   - Держись! - протянула ему руку. - Быстрее!
   Неожиданно он ухватил меня за щиколотку. Земляной выступ не выдержал, посыпался во все стороны, а мы покатились еще дальше вниз.
   Грохот. Я снова попыталась замедлить падение, но нам на головы посыпалась земля, висящий до того на спине передатчик отлетел в сторону, включился, видимо, лишь только на него упал валун. Чувствуя на себе тяжесть земли, я услышала далекий тихий голос:
   - Нападение на Грион! Всем постам внимание! Нападение...
   А затем темнота.
  
   **Шестиногие миратто - холоднокровные, похожие на ящериц (их иногда называют просто ящерицами), но гораздо больше в размерах.
   ***Ползучие - родственники шестиногих миратто. Только у ползучих не шесть, а восемь ног и слизкая кожа.
   *Летучие крави - полулюди-полуптицы. Вместо рук крылья, носоглотка похожа на клюв. Родина - планета Мельсения
   ****Электа - особый вид энергии. Электа не начинает рябить - не начинаются перебои с энергией, не начинают происходить замыкания.
   *****Ангстрем - единица измерения малых длин, равная одной десятой нанометра.
  
  
   Глава 2
   "Малая звезда". Лаеский корабль...
   - Воздух! Еще раз! Есть сердечный ритм!
  
   Я очнулась в небольшой палате с трубками по всему телу. Никогда еще не чувствовала себя настолько беспомощной. Даже рукой не повернуть, только глазами моргать и могла.
   Ужасное ощущение!
   - Госпожа, Вы пришли в себя? - ко мне подошла молодая девушка в белом халате, что гармонировал с ее зеленоватой кожей. Верхняя челюсть сильно выступала вперед, отчего над нижней губой виднелись два зуба. Глаза сильно сужены, отчего казалось, что девушка чем-то недовольна. Впрочем, так показаться могло лишь тому, кто ни разу не сталкивался с лате*.
   Я кивнула.
   - Кто Вы?
   - Простите, - она улыбнулась, обнажив при этом еще несколько зубов, - забыла представиться. Я - Миона. Целитель. Ваш отец...
   - Довольно! - внезапно прозвучал резкий, слишком хорошо знакомый голос. Отец кивнул мне и поглядел на Миону. - Когда она пришла в себя?
   - Несколько минут назад.
   - Хорошо, - голос отца был холоден, безэмоционален. Будто самый настоящий лед. - А то я уже подумал, что Вы ослушались приказа и не сообщили мне об изменениях в ее состоянии.
   - Простите, - снова извинилась девушка.
   Но теперь я уже не обращала на нее внимания. Взгляд был прикован к отцу. Высокий, широкий в плечах с коротким ежиком волос. Одно из его прозвищ - "верд**" шло ему как нельзя лучше. Не это поразило меня. Гратийный обрывок в левой части лица (от подбородка к виску) - вот, что заставило вздрогнуть.
   - Что произошло?! - с волнением спросила я.
   - Чепуха! - отец закрыл за Мионой двери. - Я оказался слишком близко от эпицентра взрыва. Меня бросило к гратийной решетке, что начала плавится.
   - Какой кошмар!
   - Не смеши! - отец повел в воздухе рукой. - Будь время поспокойнее, наши хирурги бы за день решили эту проблему. Но сейчас не до того. На Грион напали.
   - Кто?
   - Думаешь, это волнует только тебя? - отец презрительно улыбнулся. - Я считаю, это дайванцы.
   - Основания? - во мне взыграл аналитик. Я забыла о боле в теле, пытаясь выудить нужную информацию. Для аналитиков любопытство никогда не было пороком. Наоборот - одним из плюсов. Безразличный человек не замечает многих мелочей, что в последствии мешает ему увидеть полную картину.
   - Предчувствие. Они не смирились с поражением. Я предупреждал об этом двадцать лет назад. Гадюку нужно было уничтожить, когда она без зубов, а не тогда, когда уже источает яд.
   - Зачем ты мне это говоришь?
   Меня действительно удивил ответ отца. Он редко удовлетворял мое любопытство.
   - Тебе придется найти тех, кто на нас напал. Рад буду, если ими окажутся дайванцы.
   - Мне?! - от удивления я приподняла голову и тотчас пожалела об этом, тихо вскрикнула, почувствовав, как внутри кожи натягиваются иглы.
   - Тебя собрали едва ли не по кусочкам, - безэмоционально сообщил отец, услышав мой стон. - Камни раздробили тело. Врачи три дня мучались, восстанавливая нервы. К тому же ты едва не задохнулась, когда атмосфера Гриона была разрушена. Скажи спасибо, тебя быстро нашли, точнее, твой передатчик. Намучились потом, разгребая тело.
   - Что с Марсином? - дрожащим голосом спросила я.
   - Отделался парочкой ушибов. Твое тело его защитило. Все удары пришлись по тебе. А Марсин... Этот всегда выкрутится!
   - Отец, я знаю, ты его терпеть не можешь, но я-то его люблю!
   - Предлагаешь, мне по этому поводу станцевать канкан? - съязвил отец. - Он выжил и точка. И нет, - добавил он, - вы пока не увидитесь.
   - Ты мне запрещаешь? - я еле слышно скрипнула зубами, надеясь, что гратий в голосе отца мне только привиделась. С него ведь станется отправить Марсина в другую галактику! Хорошо хоть обычно он не вмешивается столь радикально в мою жизнь. За последние годы ограничился лишь тем, что заставил меня заниматься космическим боем.
   - У тебя просто не будет на это времени. Ты единственный выживший аналитик с психокинетическим блоком. Ты должна узнать, кто на нас напал! Я удивлен, что ты думаешь о Марсине, когда должна о наших врагах!
   - Не доказано, что виновны дайванцы, - заспорила я. - А блок ограничивает только их силы. Да я и не уверена, что смогу воспользоваться им. У меня ведь еще нервы не все восстановлены.
   - Я не предлагаю начать работу прямо сейчас. Через два дня врачи обещают поднять тебя на ноги. Тогда и начнешь. Только помни, а чепуху нет времени. Результаты нужны как можно скорее.
   - Почему же сейчас, пока я не могу заниматься делом, я не могу увидеть Марсина?
   - Мы на "Малой звезде". Количество пассажиров корабля ограничено. Марсин в это количество не вошел.
   - Где он?
   - На "Спутнике".
   - На этом корыте?! - от удивления я подняла голос. - Оно ведь уже два раза выходило из строя! Потоки электы то и дело начинают рябить. При последнем запуске двое пассажиров не успели выбраться.
   - Слишком многих приходится вывозить. Корабли загружены. Сейчас выбирать не приходится. Считай, ему не повезло.
   - Неужели "Малая звезда" не выдержит еще одного пассажира?
   - Нет! - с толикой раздражения в голосе ответил отец, затем повернулся к двери и хотел выйти из палаты.
   Я остановила его, окликнув:
   - По-твоему, виновны дайванцы, - Я подавила далекое воспоминание, что возникло в мыслях. Сейчас не до них! - Я обращу на них пристальное внимание, если ты дашь мне увидеться с Марсином. Если нет, буду рассматривать всех одинаково. На проверку уйдет гораздо больше времени.
   - Никто не может угрожать сенатору де Нези! - спина отца окаменела.
   - Я лишь предупреждаю. Чем быстрее я увижу Марсина... Чем быстрее он окажется в безопасности... Тем быстрее начнется война, которую ты так жаждешь!
   - Они напали на нас. Уничтожили тысячи жизней. Мы должны отомстить! - отец резко сжал руку в кулак и ударил им по столу в углу палаты, отчего тот пошатнулся.
   Впрочем, на меня это не подействовало. Слишком часто я видела его в гневе. А привыкнуть можно ко всему.
   - Отомстить, говоришь... Сейчас погибли тысячи. А война заберет миллионы. Я не солдат, отец, как бы ты не хотел его из меня сделать! И никогда им не буду!
   Он ничего не ответил. Просто открыл двери и вышел наружу. Я смотрела ему вслед, ничего больше не говоря. Для отца главным была месть. Для меня кровавая бойня, в которую она превратится.
   Война. Это слово рождало слишком много горечи. Я не участвовала ни в одном сражении, но своими глазами видела страшные картины. Одна из планет на самой окраине нашей солнечной системы - Дайвания - не захотела стать частью Лаеской империи. Император нашел один возможный, по его мнению, выход - война. Казалось, победу мы одержим в два счета.
   Порой надежды обманчивы!
   Дайванцы дорого продавали свои жизни. Внешне похожие на людей: с таким же строением черепа и конечностей, дыхательной системой, смуглой, но не черной, как у жителей близлежащих к звездам планет, той же Берганы, кожей. Они отличались невероятными психокинетическими способностями. У дайванцев часто рождались дети эмпаты, предсказатели, ораторы, которым было достаточно сказать слово, чтобы убедить, что-то внушить. Имея поначалу лишь примитивное оружие, они очень быстро учились, адаптировались. И вскоре нагнали нас по развитию технологий.
   Но одной, пусть уникальной планете не выстоять против нескольких солнечных систем. Дайванцы проиграли. В конце концов, заключили договор на наших условиях... Но это было потом. А сначала...
   Проходим психомоторный щит. Не размыкайте кольцо! Будет нужно, умрите, но не размыкайте кольцо! Электа. Разряд. Десять тысяч йот***! Внимание, всем кораблям. Еще раз! Эмпатам не выдержать!
   А затем опустошенная земля, горы трупов, оторванные куски тел...
   И я видела эту чудовищную бойню своими глазами!
   После победы наши ученые пытались понять природу психокинетики дайванцев. Для этого они производили сканирование сетчатки и считывание информации с главного мозга. Но вместо того, что искали, выуживали сцены сражений, навечно врезавшиеся в память дотоле миролюбивому народу.
   Я была одной из тех людей, что пытались найти секрет дайванцев, а, возможно, мой отец просто хотел, чтобы я своими глазами увидела войну.
   Я ее увидела!
   - Сыночек! А-а, - яросный, полный боли крик, который заглушил стоны и плачи, что в тот день звучали по всей Дайвании.
   День поражения...
   А затем новый удар бластера, что прервал горестный, но такой надоедливый для захватчиков вопль.
   Жертв и так тысячи, какая разница, если к ним прибавится еще с десяток?
   На следующее утро Дайванцам... тем из них, кто остался жив, пришлось подписать договор...
   Наконец, я отвернулась от двери, глубоко вздохнула, едва не захлебнувшись от нахлынувшего в легкие воздуха, еще раз прокрутила в памяти разговор с отцом и сама себе произнесла:
   - Да, дочь, я рад, что ты осталась жива. Я сильно за тебя переживал.
   "Кровавый воин" не сказал ничего.
  
   Второй раз я пришла в себя на следующий день, когда кто-то держал меня за руку. Кто... Он прикоснулся большим пальцем к моим губам. Почувствовав немного выпуклый рубец - след, оставшийся после одного из опытов, я улыбнулась. Сразу стало как-то спокойно. Будто бы все горести ушли. Осталась лишь нежность.
   Я открыла глаза.
   - Марсин?
   Он нежно провел рукой по моему лбу.
   - Ты пришла в себя? Наконец-то! Я уже думал, что-то случилось. Приборы не в порядке, или...
   - Замолчи! - у меня на глазах появились слезы оттого, что что-то в этом мире не меняется. Марсин... Как же я была рада его видеть! - Я беспокоилась за тебя.
   - И я за тебя, - он провел рукой по моей щеке, опустился к шее и замер, заметив одну из иголок. - Столько их! Ты кажешься похожей на карса****.
   - Часть уже убрали, - я улыбнулась. - А вот еще пару часов назад... Вылитый карс!
   - Я так переживал, - он поднес мою руку к своей щеке. - Нас когда камнями накрыло, я вырубился. В себя только на "Спутнике" пришел. Тебя рядом нет. Я весь извелся. Хотел о тебе узнать. Все ходил, выспрашивал. Но никто ничего не знал. Слишком много нас таких, одиночек, осталось. Я совсем отчаялся. А через пару дней установили связь с "Малой звездой". Меня перевели. Говорят, твой отец этому способствовал. До сих пор не верю!
   - Случаются чудеса, - я попыталась улыбнуться, не желая сообщать Марсину, что за чудеса приходится платить. В данном случае мне, выискивая повод для нападения.
   - Почему загрустила? Арх,- ласково уменьшил он мое имя, - выше нос, - Марсин подмигнул мне. - Теперь все будет хорошо. Людей с Гриона переселяют на Бергану. Ты о ней столько рассказывала. Теперь я увижу твою планету собственными глазами!
   - Увидишь, - я чувствовала, что боль отступает от одного присутствия Марсина, предчувствия тускнеют, как мрак перед приходом нового дня. Зеленные глаза Марсина давали мне силы, его ласковый голос убаюкивал, уносил прочь от реальности. - Она прекрасна. Неприступные горы, отвесные скалы над глубинными пропастями и горячий золотистый песок. На Грионе ничего подобного нет!
   - Сейчас это как никогда правда, - Марсин вздохнул, отвел взгляд. - Тот взрыв повлек за собой разрушение атмосферы, дошел до ядра. Все вместе вызвало цепную реакцию. Грион уничтожен. На месте планеты один дождь из метеоритов и остался, да и тот скоро уйдет в небытие. Погибли тысячи. Хорошо хоть многих успели вывести. От взрыва до уничтожения планеты прошло шесть часов.
   - Целая планета, - я вздохнула и, подобно Марсину, отвела взгляд. - Возможно, отец и был прав, я не права. Они должны быть уничтожены!
   - Кто они? - не понял Марсин.
   - Те, кто на нас напал, уничтожил сотни, тысячи существ... Я очень хочу вернуться на Бергану, - я через силу покачала головой. - Но не могу. Я единственный выживший аналитик с психокинетическим блоком. Я должна узнать, кто на нас напал.
   - Но ты ведь пострадала, и твой отец... - Марсин на мгновение замолчал. - Это он решил поручить тебе эту работу? И ты согласилась? Из-за меня? Ты не должна была...
   - Должна! Я не могла допустить, чтобы с тобой что-то случилось. И... Я справлюсь. Подожди пару дней я приеду на Бергану. Мы будем вместе, обещаю!
   Внезапно отворилась дверь. На пороге появилась Миона.
   - Простите, но госпожа себя плохо чувствует. Визиты должны быть ограничены.
   - Иди, - я провела ладонью по щеке Марсина. - Чем быстрее я приду в себя, тем быстрее начну работу и тем быстрее приеду к тебе.
   Марсин поцеловал меня в лоб, чтобы не зацепить ни одну из иголок, затем поднялся и вышел за двери под внимательным взглядом лате. Девушка подошла ближе ко мне, поправила одеяло.
   - Вас прислал мой отец? - спросила я, когда наши взгляды встретились.
   - Простите, госпожа, - Миона низко склонила голову.
   - Все в порядке. Он выполнил свою часть обещания. Теперь я должна выполнить свою. Он не просил мне ничего передать?
   - Только одну папку. Я должна буду передать их Вам, когда Вы окончательно придете...
   - Со мной уже все в порядке! - перебила я девушку. - Давайте материалы!
   Она покачала головой, но все же подошла к одному из ящиков у стены, достала перевязанную элективной лентой папку, дала ее мне. - Надеюсь, Вы знаете, что делаете.
   - Знаю! - я преподнесла палец к элективной ленте, чувствуя, как сканируются мой отпечаток. Если бы папку попытался бы вскрыть кто-то другой, получил бы разряд в несколько йот. Смертельный разряд. Не открывая посылки, я посмотрела на Миону. - Спасибо за помощь. Можете идти.
   Лате кивнула и выскользнула за дверь. Я подождала несколько секунд и открыла папку.
   - Итак, что мы имеем...
  
   *Лате - один из народов Лаеской империи. Основные отличие от человека - наличие хвоста, и зеленоватой кожи. Лицо вытянутое, похоже на крокодилью морду. Обладают мягким характером, неконфликтны, легко подчиняемы.
   **Верд - медведь.
   ***Йот - единица измерения электы.
   ****Карс - еж.
  
   Глава 3
   Бумаги. Десятки, а то и сотни листков, отпечатанных стандартным черным шрифтом. Я начала их раскладывать. Отдельно информация о наблюдателях за Грионом, отдельно имена погибших, отдельно имена выживших, названия кораблей, на которых они находятся. Взгляд зацепился за имя Марсина Варда. Напротив его имени стояла надпись "Спутник". Я сделала себе пометку узнать, кого, кроме Марсина, перевели на другой корабль. Не то, чтобы это было так уж важно, просто не люблю ничего упускать из виду.
   Затем взялась за бумаги, посвященные возможным противникам империи. Страниц сорок о дайванцах. Я бегло просмотрела их (да уж, отец не нашел ничего лучшего, кроме как расписать во всех подробностях, кто такие дайванцы, указать на их многочисленные способности - будто бы я раньше не знала всего этого!). Затем немного данных о других Лаеских народах. Страниц двадцать о жителях галактики Сомбреро, куда Лаеская империя еще не дотянулась.
   Я работала споро, не думая о том, что последние дни провалялась в койке. Прочесть все мне, понятно, не удалось. Да я и не стремилась. Хотела только структурировать информацию, больше настроится на работу, чем, на самом деле, заняться делом. Не люблю работать с бумагами. По ним даже нормальных связей не составишь. То ли дело элективный лист! Наконец, я добралась и до него. Тонкий, шириной в простой лист бумаги, экран. Он давал доступ к любой информации, за считанные секунды выводил в сеть, а еще на нем без труда можно было составлять столь любимые мной логические цепочки.
   Всего один недостаток. Доступ двусторонний. Дайванец, сидя в сети в то же время, что и я, без труда мог прочесть мои мысли. Мог бы. Я неосознанно коснулась лба, надеясь, что врачи не обманули: все нервы в норме, психокинетический щит не поврежден. А затем нажала на элективный лист, запрашивая информацию.
   Палец на мгновение замер, а затем выбил нужные буквы: "Дайванцы". Обещала ведь!
   На экране возник длинный список ссылок: природа, основа жизнедеятельности. Я добавила в поисковик: "Нападение на Грион". Но так и не нажала: "Искать". Что я найду? Комментарии параноиков о том, что нас ожидает нападение, или пустые предположения о том, кто виновен?
   Сначала нужно узнать, что именно случилось. Я покопалась в папке и достала информационный накопитель. Не мог отец его не оставить. Маленький, длиною в половину моего мизинца, а толщиной и того меньше. Впрочем, маленьким он был только внешне. В себе же мог хранить такой объем информации, что никакой мозг не вместит.
   Я покрутила накопитель в руках. Желания его использовать не было никакого. Заранее ведь знала, что будет больно, очень больно. Хоть и не физически, морально. Наверняка ведь, ничем это не лучше, чем записи поражения Дайвании. Множество смертей, кровь... Я уже хотела смалодушничать, отложить накопитель в сторону, но в мозгу возник образ Марсина. Веселая улыбка. Радостная, немного наивная. Я обещала ему попасть на Бергану как можно скорее. А значит... Значит, и выбора у меня не было!
   Я отложила бумаги и элективный лист в сторону. Сама удобно устроилась на кровати, глубоко вздохнула и нажала неприметную кнопку на накопителе. Итак...
   - А! - огромный дом вспыхнул, будто простая бумага. Загорелся с середины, уничтожая все живое, что в нем находилось. Волосы плавились, кожа горела, языки пламени ласкали все тело разом, не ограничиваясь пятками или ногами. Одежда прилипла к телу. Казалось, это вторая кожа, которую невозможно отодрать. Только боль и удушающий дым, сводящий с ума, вызывающий странные видения.
   Лес, полный странных звуков и запахов. Только и дышать полной грудью. Как прежде, до того, как...
   Нежно-голубая, искрящаяся в солнечном свете река, стремительно уносящая вдаль свои воды. Такая чистая, что...
   Золотое поле...
   А затем новое прикосновении огня, боль, вырывающая из предсмертного забытья, и люди в скафандрах.
   По что вы здесь?
   Я и так уже мертв...
   Я резко нажала кнопку, вырываясь из сознания одной из жертв катастрофы, и перемотала назад. Пожары, взрыв... Есть!
   Черные воронки заброшенных шахт, не мигая, смотрели на меня. Они будто предупреждали о чем-то, пытались остановить. Я бросила взгляд на наши с Марсином фигуры, подавила совершенно идиотское желания проникнуть в мысли к своему спутнику. Все равно не получилось бы. Я ведь не дайванка. Даже с помощью накопителя можно было читать только самые сильные эмоции, чувства. Боль, смертельный ужас, жестокость... Но никак не то, что спрятано в глубине души!
   Резкая боль.
   Гойди*! Я снова пропустила момент взрыва. Пришлось вновь нажимать на перемотку. Кадры замелькали перед глазами, сводя с ума. По вискам скатилась капля пота. Я снова нажала паузу.
   Обыкновенное утро Центрии. Шумный, постоянно меняющийся рынок, Белые, сверкающие на солнце, будто бы снег на планете Рагон, стены управления. Мимо меня проползли шестеро ползучих, что-то увлеченно обсуждая и смеясь. Меня они не видели. Да и не могли.
   Радостный, беззаботный смех самого младшего из ящериц острым ногтем полоснул по сердцу. Совсем маленький, с не до конца еще сформировавшимися лапками, он и представить не мог, что произойдет за считанные секунды.
   Разрыв атмосферы.
   Резкий грохот.
   На этот раз мне удалось высмотреть, где прогремел первый взрыв. Я приблизила картинку. Район миратто. Первым загорелась... Библиотека?! Это было странно. Почему мишенью была выбрана именно она? Разве что взрыв был произведен вслепую, но тогда почему пострадала вся планета? Я снова включила просмотр. Несколько мгновений казалось, ничего не происходит. Только огонь и полыхал во всю (странно было бы, если б он не разгорелся среди сотни тысячей книг!). А затем новый взрыв. Почти что в центре города. Огромное стеклянное здание вспыхнуло и, будто простая пушинка, упало назем.
   Звон стекла.
   Щелчком пальцев я подключилась к сети. Что же это за здание? Исследовательский центр? Но, как так? Второго разрыва атмосферы не было. Я еще раз прокрутила события. Ничего. Спокойное ясное небо, тишина. Почему взорвался центр? Второе происшествие за тысячи километров от места первой трагедии? Непонятно. Что же произошло?
   Но поразмыслить мне не дали. Новый взрыв. Казалось, вспыхнувшее до небес, пламя, опалило мне кожу. Что уж говорить о людях внизу!
   Сказывают, кости не горят. Лгут. Все горит: ошметки одежды, кожа, белки глаз... Меня едва не стошнило от отвращения. Но закрыть глаза я не могла. Накопитель - это ведь не простая запись. Видения поступали прямо в мозг. Воспринимались всеми органами чувств. Закроешь глаза, услышишь, зажмешь уши, вдохнешь зловонный аромат. Подобное чем-то напоминало способности дайванцев. Только эмпаты могли по собственному желанию прервать контакт, мы - нет.
   Мои губы дрожали, по телу проходили постоянные судороги, с глаз котились слезы. Я крутанула перемотку, поворачивая время вспять. Гораздо с большим удовольствием, я бы выключила накопитель, но нужно было еще раз кое-что проверить.
   Взрывы, обжигающие языки пламени и снова ранее утро, когда увиденное на накопителе, показалось бы мне дурным сном, не более.
   Я еще раз засекла тот момент, когда взорвалась библиотека и вернула время немного назад. Тело дрожало, как в ознобе, пальцы не попадали на клавиши, глаза резало, но я упрямо продолжала всматриваться в причину взрыва.
   Разрыв атмосферы, затем... Хотя подождите... Этого не может быть!
   Я нажала повтор. Сейчас снова...
   Экран померк.
   Несколько секунд я смотрела перед собой, ничего не понимая. Зубы отбивали быстрый ритм. Руки дрожали. Внезапно я почувствовала прикосновение холодных пальцев к руке, что удерживала накопитель.
   Я подняла глаза. Заметив незнакомца, резко спросила:
   - Кто Вы? Что вам нужно?
   - Пытаюсь, помешать Вашему суициду, - жестко ответил гость.
   - С чего Вы решили...
   - Что Вы собрались покончить с собой? Как еще классифицировать Ваши действия? Считывание накопителя и здоровому человеку добра не принесет, что уж говорить о такой доходяге, как Вы!
   - Какое Вы имеете право меня оскорблять? Какое Вы имеете право, мешать мне что-либо делать? - мой голос был холоден, хотя с глубин сознания уже поднималась горячая волна бешенства.
   - Я спас Вам жизнь, - просто ответил незнакомец.
   - О чем это Вы? - на мгновение удивление пересилило бешенство. Но за секунду глаза снова блестели от злости.
   - Вы ведь Архелия де Нези? - я кивнула. - Мой корабль нашел вас. Я доставал вас из-под завала.
   - Вы? - только сейчас я пристально взглянула на незнакомца. Темноволосый, кареглазый, с резкими чертами лица. Лет на десять старше меня. Впрочем, какое мне дело до внешности этого спасателя! - Спасибо. Но даже это не дает вам права врываться ко мне и приказывать, что делать!
   - Это уж мне решать! - жестко парировал незнакомец.
   - Нет, мне! Как Вы прошли мимо Мионы? Что ей сказали, чтобы она впустила Вас?
   - Тоже, что и Вам.
   Я подумала, что лате не отличается сообразительностью, затем бросила случайный взгляд на пол и оторопела. Повсюду валялись бумаги, а прямо перед моим спасителем элективный лист.
   - Вы заглядывали в бумаги?
   - На что они мне? - удивился визитер, выразительно подняв брови.
   - Надеюсь, что ни к чему. Будет лучше, если Вы уйдете. Я благодарю Вас за спасение моей жизни. Но сейчас мне нужно продолжить работу.
   - Вам нужно отдохнуть, а не загонять себя в могилу! - внезапно он вырвал у меня из рук накопитель, поднялся и бросил его на одну из шкафных полок, что стоял в углу. - Вас уже сейчас трясет. Еще немного подскочит температура. Несколько дней без сознания. Вы этого хотите?
   - Раз мне передали передатчик, значит, люди умнее Вас решили, что я смогу с ним справится! - попыталась уговорить мужчину я.
   - Или им просто не важны средства. Главное - достижение цели. Как бы там ни было, передатчик я Вам не верну, - он сделал шаг к двери. - А встать самой Вам сил не хватит. Как впрочем, и продолжать себя истязать. В первом случае, Вы просто упадете. Во втором может случиться что угодно. А я не хочу, чтобы мои усилия по Вашему спасению прошли даром!
   Он уже взялся за ручку, но я остановила его.
   - Если Вы уже забрали у меня накопитель, - от досады я скрипнула зубами, - будьте добры положить его в папку. Я не хочу, чтобы им воспользовался кто-то кроме меня.
   Мужчина достал накопитель, бросил его в папку, вместе с бумагами и элективным листом, завязал лентой и вернул а полку.
   - Довольны?
   - Безусловно.
   Дверь захлопнулась. Я закрыла глаза и натянула повыше одеяло. Приходилось признать, незнакомец был не так уж и неправ. Видения, в самом деле, страшно вымотали меня. Чужие страдания подкосили. Было только одно но - то, что я заметила при последнем просмотре записи. И либо мне почудилось, либо, в самом деле, произошло нечто странное. Иррациональное, попусту. Если, конечно, мне просто не привиделось!
   Но подтвердить или опровергнуть возникшую теорию я не могла. Незнакомец выбрал самый неподходящий момент для своего появления! Ишь, заботится он обо мне, хорошо, если это не уловка, чтобы помешать узнать правду!
  
   - Как же так, госпожа?! - сокрушалась Миона, измеряя мою температуру через несколько часов после разговора с моим спасителем.
   Все это время я провела в полубессознательном состоянии. Возможно, мужчина и был прав, как ни тяжело мне это было признавать. Если бы я еще немного времени поработала бы с накопителем, могла бы не вернуться в реальность. Особенно, если бы случайно подхватила чужое сознание, как это было в первые минуты работы. Слишком большое напряжение. Болезнь, психокинетический блок и накопитель вместе могли даже убить меня.
   К счастью, старуху с косой я сегодня не встретила. Но назвать мое состояние удовлетворительным мог только полный идиот. Меня колотило от озноба, быстро поднималась температура, усиливалась лихорадка.
   Миона что-то тихо бормотала себе под нос и хмурила брови. А затем вколола мне какое-то лекарство.
   - Что это?
   - Не имеет значения, госпожа, - ласково прошептала она. - Это должно Вам помочь. А теперь спите.
   Сегодня все сговорились не считаться с моим мнением. Но мне было так плохо, что это не имело ровно никакого значения. Я закрывала глаза и погружалась в черную безликую тьму.
   Снова пришла я в себя от ужасной боли. Казалось, меня протыкают насквозь.
   - А-а!
   - Госпожа, вы пришли в себя? - голос Мионы вернул меня в реальность, отвлек от боли и заставил открыть глаза.
   - Да. Что Вы делаете?
   - Вынимаю иглы. Они восстанавливали Ваши нервы.
   - Подождите! - опешила я. - Разве нервы не восстановили еще до того, как отец передал мне папку?
   - Не все. Это долгий процесс, - внезапно Миона коснулась кожи на моей шее и резко потянула ее на себя.
   - А-а! - очередная вспышка боли затмила рассудок.
   - Эта была последней, - девушка поднялась с кровати. - Теперь точно все.
   - Я здорова?
   - Фактически. Но... - она немного помолчала. - Вам лучше вылежать еще пару дней. Вы три дня провели в беспамятстве. Разыгралась лихорадка...
   - С тех пор, как я изучала бумаги, что принес мне отец, прошло три дня? - я растерялась.
   Девушка кивнула.
   - Потерпевших уже доставили на Бергану? - задала еще один, волнующий меня вопрос.
   - Да.
   Я кивнула девушке, благодаря за информацию, и отвернулась к стене. В кончиках глаз появились слезы. Три дня... Из-за гойдского накопителя я потеряла три дня! Я так и не простилась с Марсином, не сказала, что люблю его. И теперь, возможно, не произнесу этого никогда. Кто знает, сколько мне придется провозиться с расследованием нападения!
   Неслышно отворилась дверь. Я все также лежала, коря себя за глупую неосторожность. Могла бы догадаться, что отец пойдет на все, чтобы раскрыть врага, начать новую войну.
   - Тебя убить легче легко! - внезапно раздалось над ухом.
   Я резко повернула голову, замечая отца.
   - Ты о чем?
   - О том, что ты не замечаешь, что происходит вокруг тебя. Подкрасться к тебе ничего не стоит.
   - А я думала, ты о том, что прислал мне накопитель до того, как я окончательно выздоровела. Это могло меня убить. То, что я осталась жива, - простое везение. Но, в любом случае, спешка только повредила делу. Мы потеряли три дня. Я потеряла... Я не смогла проститься... - мысли полились наружу бурным потоком. - Проститься с Марсином!
   - Так и думал, что это заботит тебя больше всего, - едко произнес отец.
   - Ты был прав, - как можно безразличней произнесла я.
   - И мне надоело, что твои мысли заняты им куда больше, чем делом! Надеюсь, то, что я сделал, направит твои мысли в нужное русло.
   - Что ты сделал? - делая все возможное, чтобы мой голос не задрожал, спросила я.
   - Марсин не остался на Бергане. Мы высадим его завтра после вашего обручения.
   - После чего? - мне показалось, что я не расслышала. - Ты ведь всегда ненавидел его. А сейчас...
   - Ничего не изменилось. Но, если, чтобы ты нашла виновных, требуется ваш брак, я на него пойду! - отец развернулся и пошел к двери, но на пороге обернулся. - Кольцо, которое он оденет тебе на палец... сохрани его. Не снимай ни днем, ни ночью.
   - Это твое кольцо? Оно значит нечто важное? - я взглянула отцу в глаза, надеясь, что сейчас мне откроется та часть его натуры, которую я прежде не видела. Эмоции, чувства, воспоминания...
   Зря надеялась!
   - Что побрякушка может для меня значить? - отец усмехнулся. - Это оружие, которое в случае чего подпитает тебя энергией. Вот и все.
   - Вот и все, - повторила я, лишь только дверь за спиною отца захлопнулась. И усмехнулась. Кажется, разговоры с самой собой после встреч с отцом входят у меня в привычку.
  
   *Гойди - демоническое существо в одной из старых религий. Используется как ругательство.
  
   Глава 4
   Три дня назад...
   - Сенатор де Нези, - Марсин отвесил поклон. - Я рад, что Вы приказали забрать меня со "Спутника". Поэтому решил лично выразить Вам благодарность. Я не преувеличу, если скажу, что Вы спасли мне жизнь. Кто знает, что могло случиться на этом старье! Мы боялись даже, что нас просто разорвет от перенапряжения. Корабль ведь был переполнен.
   - Я не стремился спасать Вас, - сенатор поморщился, в очередной раз удивляясь, как его дочь угораздило влюбиться в такое ничтожество. - Благодари Архелию. Это все?
   - Нет, - Марсин замялся, вызывая у де Нези очередную вспышку злости, которую сенатор всеми силами пытался подавить. Впрочем, как всегда, без особого успеха.
   - Вы так и будете тянуть ризину?!
   - Архелия... - под взглядом де Нези Марсин съежился и отступил на шаг в сторону. - Не смею Вас далее задерживать.
   - Прекрасно!
   Сенатор пошел прочь, не дожидаясь прощания Марсина. От вечных поклонов и без того кружилась голова. А витиеватость фраз, слабость, трусость собеседника были и того хуже! Кровавому верду это все казалось смертью, медленным увяданием в гробнице, полной цветов, как это было принято на его родной планете Таберии. Жизнь - это бой, вечные схватки с противником. Удары. Не важно чем: бластером ли или простым копьем. Только на поле боя де Нези жил. Вне его - умирал.
   Впрочем, дойдя до своих покоев, сенатор почти успокоился. Злость, отступила, перешла в привычное раздражение. Де Нези налил себе кубок вина и расположился в кресле. За день он порядком устал. Да и поврежденная после нападения на Грион щека болела. Ныла, вызывая неприятные воспоминания.
   "Что-то совсем я расклеился! - сенатор скривился от пришедшей на ум мысли, как, если бы вино, что он пил, прокисло. - Империи уже давно нужна встряска, а-то стану таким же мягкотелым, слабым, как и этот выскочка Марсин!"
   "Не бывать этому!"
   В дверь постучали.
   - Кто?
   - Джулиан, - донеслось снаружи.
   - Заходи! - де Нези еще раз пригубил вино. Затем взглянул на гостя, кивком предложил тому налить и себе. - Что у тебя?
   - Это Вы приказали вашей дочери заняться расследованием?
   - Я!
   - А Вы подумали, что это может ее убить? - Джулиан нахмурился. - Она еще слишком слаба.
   - Это мне решать! - де Нези ударил огромным кулаком по столу, втайне радуясь, что может не сдерживать свои чувства, как приходилось это делать в сенате среди расфуфыренных надушенных павлинов. Джулиан, что несколько лет служил в его команде, видел и не такие приступы ярости.
   - Вы сказали, что я буду расследовать это дело. Помощь женщины, что, к тому же, одной ногой стоит в могиле, мне ни к чему!
   - Согласен, - де Нези вынужденно кивнул. - Архелия мягкотелая, неспособная взять в руки оружие. Но она единственный выживший аналитик с защитой от психокинетики!
   - Аналитик! - Джулиан фыркнул. - На что он мне? Я знаю, на кого надавить, чтобы получить нужные ответы. Вы сами всегда говорили, что главное - сила. Она у меня есть! Помощь слабой женщины ни к чему.
   - Не тебе решать! - де Нези допил вино и отставил кубок в сторону. Поморщился. - Да и не мне. Это приказ императора. Хочешь его ослушаться?
   - Неужели и впрямь все аналитики отошли в другой мир? Еще недавно ими повсюду кишело! Пригласите того же Кирста. Я слышал, он сейчас на "Солнце". Это в четверти парсека от нас. Он один из лучших аналитиков. И, в отличие от Архелии, Кирсту не придет в голову жалеть, оправдывать врагов. Его мысли будут заняты нападением, а не этим парнем. Как его? - Джулиан на мгновение замолчал, вспоминая. - Марсин, кажется.
   - Думаешь, я не думал о Кирсте? На нем нет блока от психокинетики. Мало кто соглашался на эту операцию. Считали, что дайванцы - наши союзники. Никак не удавалось переубедить сенат!
   - Зачем аналитику общаться с дайванцами? - не понял Джулиан. - Пусть анализирует информацию. А собирать ее буду я сам. Не то ему еще мои методы будут не по душе. Да и отвлекаться на его защиту придется.
   - А выход в сеть? Его же смогут прочесть! - де Нези покачал головой. - С тобой будет работать Архелия, и точка! А на счет ее мыслей я разберусь. И на счет защиты тоже. Хотя на счет второго я надеюсь на тебя. Все! - сенатор поднял руку, видя, что Джулиан собирается возразить. - Решение принято!
  
  
  
   Помолвка. Я никогда не была излишне романтичной барышней. Мне и в голову не приходило часами рассматривать свадебные платья в витринах магазинов или клеить в альбом вырезки из журналов с фотографиями новобрачных. Я совсем не переживала, когда не поймала букет невесты на свадьбе моей подруги Коры.
   Но даже мне хотелось какого-то праздника на своем обручении. Красивого платья, толпы подружек, что говорили бы мне, как я прекрасно выгляжу, цветов... Ничего этого не было. Совсем ничего. Ни платья, ни цветов, на даже радости на лицах гостей.
   Небольшая комнатушка возле больничного покоя. Из гостей только отец, незнакомец, что отвлек меня от задания отца. Позже он представился Джулианом. Еще Миона. И несколько членов команды. Я даже имен их не знала. Да и они вполне могли видеть меня в первый раз в жизни.
   - Архелия, знаешь, перед нападением я как раз собирался сделать тебе предложения. Но не успел.
   - Может, и сейчас не стоит? - тихо фыркнул кто-то позади меня.
   Я не обратила внимания на голос и взглянула Марсину в глаза.
   - Я знаю. Девушки всегда это чувствуют, - я замолчала, не зная, что сказать. Это обручение походило больше на фарс, чем на реальность. - Надеюсь, ты не передумал?
   - Нет! - Марсин внезапно прижал меня к себе, нежно поцеловал в щеку. - Конечно, нет.
   Я слегка отстранилась, улыбнулась Марсину, а затем поцеловала его уже в губы.
   - Я люблю тебя.
   - И я тебя.
   - Кхм, - внезапно в шаге от меня раздался голос отца.
   - Да, точно, - Марсин едва не хлопнул себя по лбу. - Чуть не забыл! - он потянулся в карман и достал оттуда небольшую коробочку, открыл ее, давая мне полюбоваться на кольцо с камнем необычной формы. Почти прозрачный, неброский с острыми краями, что так и выглядывали из оправы.
   Я подала Марсину руку, и он одел мне кольцо на палец. На мгновение задержался, глядя, как смотрится кольцо, а затем отпустил руку.
   - Теперь мы всегда будем вместе!
   Будем вместе...
   "Вот оно!" - внезапно поняла я. Вот, в чем фальшь. Мы делали вид, будто все в порядке. Говорили то, что было принято. Попросту обманывали себя. Глупая, затертая до дыр фраза: "Мы всегда будем вместе". Ложь. Марсин уже через несколько часов покинет "Малую звезду". А, возможно, и того раньше. Лететь до Берганы не так далеко. Корабль отличается завидной скоростью. Для него преодолеть несколько парсеков за пару часов ничего не стоит. А Бергана гораздо ближе.
   Мое молчание затягивалось. Марсин недоуменно хмурился. Я тряхнула волосами и улыбнулась, стараясь избавиться от неприятных мыслей.
   - Конечно вместе. Всю жизнь!
   Пускай, эта фраза затерта до дыр. Все равно сказать больше нечего. Это, пожалуй, самое нелепое обручение, на котором я бы присутствовала!
   В скупости отца я не ошиблась. Не успела я надеть на палец обручальное кольцо, как скорость "Малой звезды" увеличили. Корабль приближался к Бергане. Я не всматривалась в экран, пытаясь различить силуэт знакомой с детства планеты. Наоборот, не поворачивала к нему головы, безуспешно стараясь уверить самою себя, что нам с Марсином предстоит провести вместе еще очень много времени.
   Очередной самообман!
   - Мы получали координаты для высадки, - внезапно прозвучал холодный голос автомата.
   - Приземляемся! - один из пилотов направился в рубку.
   Отец тоже куда-то исчез, как, впрочем, и Миона.
   Еще несколько секунд мы с Марсином стояли, обнявшись. А затем новый голос:
   - Коридор открыт. Высадка.
   Марсин нежно провел рукой по моему лицу.
   - Приезжай скорее! Разберись с заговором и... Я буду ждать.
   - Я приеду. Очень скоро. Обещаю!
   Я не стала смотреть, как Марсин уходит, как за его спиной захлопывается люк. Ненавижу долгие прощания! Вместо этого я отвернулась и быстрым шагом направилась в кабинет отца. Что бы я о нем не думала, он смирился с моей любовью к Марсину, разрешил мне жить так, как я этого хотела. Пора расплачиваться за столь щедрый кредит!
   - Спасибо, что устроил нашу с Марсином помолвку, - я без стука зашла в кабинет к отцу, желая поскорее покончить с благодарностью.
   - Теперь ты сможешь нормально работать?
   - Да, - мой голос стал деловым. - Как именно это будет происходить? Мне изучить информацию на накопителе, нарисовать связи на элективном листе и составить свое мнение о случившемся?
   - Тебе нужно узнать, кто на нас напал. Как ты это будешь делать, меня не интересует, - отрезал отец.
   - Договорились, - я холодно кивнула и покинула кабинет. Прошла по длинному коридору и зашла в комнату, которую мне выделили, достала заранее спрятанные в ящик материалы. Сразу взяла в руки накопитель. Несмотря на то, что несколько дней меня мучила горячка, я помнила, что показалось мне странным. Осталось проверить, не привиделась ли мне эта странность.
   Утро рокового дня. Я быстро нажала перемотку, не обращая внимания на то, что конкретно происходит передо мной. Меня интересовало только одно...
   Стоп!
   Просмотр!
   - Да что может случиться?!
   Радостный смех ползучего и...
   Вспыхнувшее пламя.
   Стоп!
   В первый раз мне не почудилось. Сначала вспыхнул пожар. А лишь затем... Я снова нажала: "Просмотр". Так и есть. Сначала пожар, затем дыра в атмосфере. Если это и было нападением, то весьма странным. Оно началось изнутри планеты, а вовсе не снаружи. Конечно, пожар мог быть простой халатностью, никак не связанным с нападением. Отдельно пожар, отдельно нападение на Грион, разрыв атмосферы и разрушение информационного центра и другие взрывы. Но...
   - Замерить угол разрыва атмосферы!
   Двадцать градусов - появилось на экране секундой позже.
   - Замерить угол до исследовательского центра!
   Шестьдесят градусов.
   Центр не загорелся непосредственно от разрыва атмосферы.
   - Окрестить поле в двадцать градусов от места разрыва!
   Красные полосы связали нужные мне здания. В основном района миратто, та же библиотека, что загорелась раньше разрыва атмосферы.
   Но попадались также места, не принадлежащие ящерицам. Я отбросила два парка: вот уж что точно не стали бы взрывать. Это глупо. Есть гораздо лучшие мишени.
   Я снова включила воспроизведение, пытаясь увидеть, какие из зданий загорятся.
   Пожар, взрыв, снова пожар. Земля задрожала. Языки пламени взвились в небо. Едкий дым попал в легкие.
   Все это я уже проходила, а потому старалась не обращать внимания на подобные неудобства.
   Есть!
   Загорелось одно из зданий, которые я выделила. Впрочем, - я обвила глазами город, - это уже не важно. Горело и так все. Куда же был направлен удар? По всему видно, в никуда. Сначала пожар в библиотеке, затем удар, который не нанес большого ущерба (прорвал в одной точке атмосферу и только) и непонятный взрыв в исследовательском центре. Что могло его вызвать? Почему потом загорелось все остальное, понятно. Пошла взрывная волна. Но почему пострадал он?
   Я выключила накопитель и потерла вики. Закрыла на несколько мгновений глаза, пытаясь избавиться от неприятных ощущений. Мозг еще не до конца осознал: то, что я видела - простая запись, не реальность.
   Чтобы прийти в себя, я прикусила губу, вызывая телесную, реальную боль. Затем, почувствовав, что дым больше не разрывает легкие, открыла глаза.
   На меня в упор смотрели пронзительные черные глаза. Я вздрогнула и едва не подавались воздухом от неожиданности. Но постаралась взять себя в руки. Пристально посмотрела на гостя. Он молча стоял, прислонившись к двери, не стараясь начать разговор. Узнав визитера, я кивнула.
   - Что ты здесь делаешь, Джулиан?
   - Твой отец не сказал, что мы работаем вместе? - удивился Джулиан.
   - Припоминаю... - осторожно начала я. Отец действительно упоминал о чем-то подобном еще до помолвки. Жаль только, мои мысли были заняты Марсином, а не будущим напарником. - Ты тоже аналитик?
   Джулиан усмехнулся.
   - Нет!
   - Я сказала что-то смешное? - вспыхнула я.
   Джулиан спас мне жизнь, и я была благодарна ему за это. Но его манера себя вести еще с нашей предыдущей встречи порядком меня раздражала. Мужчина привык приказывать, считал свою точку зрения единственно правильной и не считался с чужими доводами.
   - Я пилот "Акары", - начал Джулиан. - Это небольшой шатл, рассчитанный на нескольких человек. Некоторое время назад работал вместе с твоим отцом. Бывал на множестве планет, которые тебе и не снились!
   Я фыркнула про себя, что планеты мне не снятся. Но вслух не сказала, не желая начинать перепалку. Просто поинтересовалась:
   - Твоя неприязнь ко мне - это что-то личное? Может, я наступила на любимую мозоль? Или ты не любишь аналитиков в целом?
   - Я считаю, что место женщины дома. С детьми.
   - Забавно. Именно так думают дайванцы. А они наши возможные противники. Тебе не кажется странным подобное совпадение?
   - Врага нужно изучить.
   - Но перенимать его взгляды вовсе не обязательно!
   Джулиан впервые за разговор улыбнулся без своей привычной насмешки.
   - Возможно. Но хватит препираться? - сменил тему мой будущий напарник. - Ты что-то нашла? Откуда был произведен удар? Кто наши противники?
   - Если бы все было так легко. Я заметила кое-что странное. Либо накопитель, - я поднесла к глазам маленький предмет. - Испорчен. Намеренно или случайно - не знаю. Либо нападений было несколько. Причем весьма странных.
  
   Глава 5
   - Ты уверена, что все началось с библиотеки? - Джулиан оказался пораженным не менее меня.
   - Если не веришь, посмотри сам, - я протянула ему накопитель, что до того вертела в руке.
   - Смысла нет, - мужчина огорченно поморщился. - Я не человек.
   - А кто, ползучий? - не удержалась я от полколки.
   - Креонец, - Джулиан не обратил внимания на мою иронию. - Накопители делались исключительно для людей. Нам они не подходят. Мы просто ничего не видим. Ученные говорят, дело в отсутствии одного гена, что и блокирует наши способности.
   - Я изучала их... Вас, - поправилась я, - когда проходила практику. Просто не думала, что ты один из них. Креонцы ведь в основном светлокожи. С тонкими, почти белыми волосами. Иногда вообще без оных, - я окинула взглядом черные волосы Джулиана, его отнюдь не прозрачную кожу и насупленные брови. Отвернулась, осознав, что моя критика ему не приятна. - Прости.
   - Мой облик - последствие мутация. Я родился на Кадре*. Но меня с детства тянуло в космос. Я и сбежал с дому лет в восемь, когда на нашу планету высадился небольшой шатл. У его команды закончились запасы пресной воды. Они приземлились, чтобы пополнить ее количество. А я незаметно забрался к ним на корабль. Людям даже в голову не приходило, что кто-то из местных решит отправиться в путь вместе с ними. Меня нашли на третий день полета: обнаружили, когда я пытался стащить еду. Но возвращаться не стали. Довезли до Огрии - второй, после Центрии столицы Лаесии.
   - Знаю, планета огня. Говорят, там жарковато.
   Джулиан обнажил белоснежные зубы в улыбке.
   - Ты даже не представляешь, насколько! Ядро слишком горячее. Да еще и плотные облака создают парниковый эффект. Поговаривают, пару тысячелетий, и жизни на Огрии не будет. Одна выжженная земля и останется.
   - Неужели все так плохо? - удивилась я. Слухов об Огрии ходило много, но мне казалось, что половина из них - выдумка. - А правда, что жители Огрии за этими облаками никогда не видят солнца?
   - Если бы! Раз в месяц, приблизительно, оно показывается. Я не ученый, не знаю, почему это происходит. Вроде, в атмосфере дыры. Сами огрийцы их и создали своими бесконечными фабриками, заводами, постоянной химией. Теперь вот мучаются. В дни солнца, как они их называют, лучше вообще не выходить из дому. Не рисковать. Солнечные лучи, попадая на кожу, оставляют ожоги. Часто смертельные. Если человек и выживает, его кожа меняет цвет. Становится почти черной. На меня эти лучи подействовали специфически, я просто внешностью стал напоминать обычного человека. Тех же грионцев. Что до волос, - Джулиан хмыкнул и провел ладонью по роскошной шевелюре. - Надеюсь, в ближайшее время не облысею!
   Я не нашлась, что ответить. Да Джулан и не спрашивал. Потому я и вернула разговор к взрыву на Грионе.
   - Есть идеи, почему удар был направлен на библиотеку? Это кажется бессмысленным!
   - Не таким уж и бессмысленным, если в результате пострадала целая планета.
   - Не представляю даже, как это вышло! Смотри, - я подключила элективный лист к большому монитору, что стоял в углу. Затем нашла в сети карту Центрии. Перевела ее на монитор. - Наша таинственная библиотека вот здесь. Это окраина района Миратто. Рядом два парка, несколько небольших магазинчиков. Но они пострадали позднее. Вторым взорвался исследовательский центр. А ведь он за много километров от библиотеки. Как это вышло?
   - Ты уверена, что правильно замерила углы от места разрыва атмосферы? Может, все началось с центра?
   - Компьютер не ошибается. Либо оба пожара, разрыв атмосферы и уничтожение Гриона связаны. Пока не могу понять, как. Либо это все случайности.
   - Слишком много случайностей! - фыркнул Джулиан. - Планеты просто так не взрываются.
   - Знаю, надо бы узнать, что повлекло первый пожар.
   - В сети об этом данных нет? - Джулиан кивнул на элективный лист.
   - Нет. Мало кто вообще знает, что именно загорелось первым. На этот пожар почти никто не обратил внимания. Там и жертв всего ничего. Хотя есть. Десятеро, кажется. Двое детей. Ящериц, - я мотнула головой, отмахиваясь от принесенных накопителем воспоминаний. - Нужно поговорить с теми, кто был в библиотеке. Может, кто чего и вспомнит.
   - Они не пострадали? - удивился Джулиан.
   - На удивление, - я порылась в бумагах, затем подала одну из них Джулиану. - Я сопоставила список умерших со списком тех, кто в тот день работал в библиотеке. Одно имя оказалось лишним. Смотритель остался жив.
   - Как этот... Джакрис, - Джулиан прочел с листка имя ящерицы. - Смог выжить во время того ада, в которое превратилось, - мужчина бросил взгляд на еще одну, лежавшую на столе бумагу. - Здание двадцатых годов нашего века, выполненное в визарийском стиле. Надо же, в любимом стиле нашего императора!
   - Думаешь в этом причина? - я нахмурилась. - Кому-то пришлись не по душе купола и арки?
   - Предпочитаю не раздумывать - действовать. Где сейчас находится этот Джакрис?
   - По предварительным данным на "Каймли". - Никогда не могла понять, кому пришло в голову назвать космический корабль по имени этого мерзкого насекомого-кровопийцы!
   - Полетели навестим.
   - Через пару часов они будут недалеко от нас. Тоже летят на Бергану, чтобы высадить пасажиров. Разумней подождать.
   - Зачем? Быстрее выясним, что он знает, быстрее приблизимся к разгадке. Или ты предпочитаешь остаться на "Малой звезде"?
   - Нет, - я отключила элективный лист от монитора, выключила его, бегло осмотрела кабинет и кивнула Джулиану. - Полетели!
   Мы дошли до третьего дока, где стояла "Акара". Джулиан не преувеличил. Совсем небольшой шатл, что мог бы вместить человек пять от силы. Внешне ничего особенного. Выполненный в форме конуса с двумя дополнительными боковыми отсеками. Светло серого цвета.
   Мы зашли внутрь, прошли в рубку. Джулиан включил систему, начал запрашивать разрешение на вылет. Я слегка безразлично наблюдала за ним. Когда-то отец пытался научить меня управлять кораблем. Даже отправлял на курсы пилотов. Тогда ему ответили почти сразу: "Не пригодна".
   Не та у меня оказалась скорость реакций. Внимательность, точность расчетов были. Но, попади я в экстремальную ситуацию, ни за что не выбралась бы!
   - Разрешение на вылет, - раздалось из динамиков.
   - Получено от сенатора де Нези, - Джулиан ввел какой-то код.
   - Разрешение подтверждено. Вылет разрешен, - снова заговорил автомат.
   Открылся люк. Джулин нажал на несколько кнопок, заставляя шатл взлететь. Отлетев приблизительно на километр, корабль резко увеличил скорость. От Малой звезды на экране осталась только маленькая точка, что через несколько мгновений и вовсе исчезла.
   Я включила элекивный лист. Хотела найти информацию о Джакрисе. Заранее сделать это не удалось. Думала ведь, мы дождемся "Каймли" возле Берганы. Но нет, так нет. Я вполне могла найти то, что меня интересовало, сейчас.
   Итак, Джакрис Гаард. На экране появилась фотография миратто. Для меня они все на одно лицо. Определить, где ребенок, а где взрослая особь - могу. Но это все. Впрочем, гораздо больше чем фото, меня интересовала биография. Живому существу всегда приятнее общаться с тем, кто хоть немного знаком с его жизнью, чем с незнакомцем. К тому же, нельзя было исключать и того, что Джакрис начнет лгать. Вряд ли я уличу его во лжи, лишь изучив его биографию: где родился, где учился, но все же хоть какой-то шанс!
   Родилась ящерица на Грионе пятьдесят шесть лет назад. Учился в обыкновенной школе. Ничем особым не отличался. Ученическими успехами не блистал, но и закон не нарушал. Сразу же после совершеннолетия стал смотрителем, каким до него был его отец.
   "Ни что иное, как наследственность поколений", - мысленно я фыркнула. Казалось бы, живем в третьем веке, а до сих пор сохранили пережитки прошлого. Наверняка, Джакрису не позволили даже думать о чем-то, кроме драгоценной библиотеки!
   Пробежав глазами оставшиеся строчки, я с сожалением вздохнула. Затем отложила элективный лист в сторону и закрыла глаза. Миона советовала поберечь себя после болезни, побольше отдыхать. Почему бы не воспользоваться добрым советом!
   Впрочем, долго наслаждаться заслуженным отдыхом мне не дали. Прошло не больше получаса, как механический голос разбудил меня.
   - Разрешение на посадку.
   Я открыла глаза, несколько раз зевнула, глядя, как Джулиан вводит какой-то код. Затем перевела взгляд на монитор. "Каймли" оказался довольно большим кораблем с двумя боковыми отсеками в форме кубов. А так ничем особым не отличался от других ккосмолетов. Я еще раз подивилась странной фантазии существа, которое дало кораблю название насекомого. Может, недоброжелатель какой-то? Я поморщилась, осознав, что это не мое дело, затем спрятала элективный лист в бортовой отсек и отстегнула ремень.
   Джулиан к этому времени получил разрешение на посадку, "Акара" залетел в открытый док. Не видя необходимости в разговорах, мы быстро покинув шатл и направились в рубку. Там нас уже ждало трое. Два человека и ящерица.
   - Джикрис? - спросила у миратто. Хоть я и видела его фото, определить на глаз тот ли он, кто нам нужен, не могла.
   Ящерица кивнула. Но сказать ничего не успела. Заговорил один из людей:
   - Я пригласил его, когда Вы мне передали, кто именно вам нужен. Хотел сэкономить время.
   - Благодарю, - я с улыбкой кивнула говорившему. Затем спросила. - Не могли бы вы нам выделить место, где мы могли бы поговорить с Вашим пассажиром. У нас есть несколько вопросов к господину Джакрису.
   - Я ни в чем не виноват, - внезапно затараторила ящерица. - Ни в чем.
   - И все же мы с вами поговорим, - с нажимом произнес Джулиан.
   Я кинула на него предостерегающий взгляд и как можно мягче произнесла:
   - Мы уверены этом. Просто несколько вопросов для отчетности. Вы же понимаете, уничтожение Гриона, мы должны расспросить всех, кто мог что-то видеть.
   - Я ничего не видел, - снова заговорил Джакрис.
   - Мы это проверим, - Джулиан перевел взгляд на людей. - Так что на счет помещения. Нам бы хотелось допросить Джакриса наедине.
   Ящерица еще сильнее затряслась.
   - Я ничего...
   - Пройдите в боковой отсек, - человек, который заговорил со мной первым, прервал ящерицу и кивнул на своего напарника. - Бирт отведет вас на место. Там довольно тесновато, но сейчас, к сожалению, я не могу предложить вам ничего другого. Корабль переполнен. Даже скорость нормальную взять не можем. Тащимся с оборотом в четверть парсека за час.
   Мы с Джулианом благодарно кивнули. А вот в глазах у ящерицы застыл ужас. Но все же протестовать Джакрис не решился. Медленно поплелся за нами, то и дело тяжко вздыхая.
   Выделенная нам комнатка оказалась совсем маленькой. Несколько кресел, да множество полок над головами, тянувшиеся до потолка.
   - Вы смотритель библиотеке? - начала я расспросы, лишь только мы оказались на месте и сели в кресла.
   - Да. Вот уже больше сорока лет.
   Я кивнула, не особо вслушиваясь в ответ, затем замерла. И пристально посмотрела на Джакриса.
   - То есть как больше сорока? Вы стали смотрителем в восемнадцатилетнем возрасте. Сейчас вам пятьдесят пять.
   - В восемнадцать? - Джакрис удивленно воззрился на меня. - Да я лет с двенадцати между стеллажей бегал.
   - Но, по документам...
   - Да что те документы? - прервал он меня. - Дань имперским законам. Они ведь для людей писаны, не для нас. Хоть и мы им подчиняться должны.
   - Не понимаю, - я нахмурилась. - Законы учитывают интересы всех, не только людей.
   - Эх! - Джакрис махнул лапой. - Наши дети быстро взрослеют. А затем так же быстро стареют. Вот и заменяют родителей еще лет с двенадцати. Только не регистрируют их поначалу. А как имперское совершеннолетие наступает, тогда и...
   - Вашему отцу было сорок восемь, когда Вы заменили его, но Вам сейчас больше пятидесяти и...
   - За меня тоже работает мой сын... Работал, - поправился Джакрис. - Он ведь так и не вернулся. Я все надеюсь, но...
   - Как его имя? - сухо спросил Джулиан.
   - Биаран Гиард.
   Я машинально пожала плечами. Списка умерших у меня с собой не было. А запомнить на память все имена с него было нереально.
   - Будем надеяться, он остался жив. Как давно вы не работаете в библиотеке? - вернулась я к тому, что меня интересовало.
   - Да когда этот шум начался, так где-то через месяц и прекратил. Не мог я его больше выносить!
   - Что за шум? - одновременно с Джулианом спросили мы.
   - Откуда же мне знать. Из-под земли доносился. А почему, откуда знать не знаю.
   - И узнать не пытались? - удивилась я.
   - Эх! - Джакрис отрицательно покачал головой. - Кто ж меня послушает. Кому какое дело до... ящерицы! - с презрением выдохнул он последнее слово.
   Не думала, что это прозвище им настолько претит. Я бросила удивленный взгляд на Джакриса, но уточнять не стала. Сделала себе пометку на будущее, узнать так ли хороши взаимоотношения прочих грионцев с миратто. Мы смеялись над ящерицами в школе, но все дети порой ведут себя жестоко, не понимают тех, кто чем-то отличается от них. То, что сейчас возмущался старик, а не молодая особь - уже плохой знак. Старики, будь они людьми, ящерицами, креонцами, да гойди знает кем, жуткие консерваторы. И пытаться что-то изменить не в их правилах.
   - Насколько сильный шум? - вновь спросила я.
   - Ну, будто жужжание из-под земли доносилось. Вроде и не очень громко, а за день голова кружиться начинала. Уставал гораздо больше. Вот сын меня и заменил. Это еще лет пять назад было.
   - Понятно, - пока что разговор с Джакрисом ни на шаг не приближал нас к разгадке таинственного пожара. - А где Вы были во время взрыва?
   - В парке гулял. Мне для здоровья полезно. Болен я сильно. Врачи говорили, не долго мне осталось. Переживут меня мои родственники. А оно вон как вышло. Дом ведь, где мы жили, взорвался. Все мои и погибли. А я жив остался. Странно это все, очень странно.
   Я не стала говорить очередной глупости вроде: "Значит таковая судьба". Просто кивнула Джакрису.
   - Спасибо, что потратили на нас время. У нас больше нет вопросов, - я поднялась со своего места, затем снова посмотрела на Джакриса. - Надеюсь, с Вашим сыном все в порядке.
   - Он мертв, - безэмоционально сказал Джулиан, вставая, как и я. - Его имя было в списке погибших.
   Я застыла, недоверчивый посмотрела на Джулиана, затем повернулась к миратто. Но он бросил на меня злой взгляд.
   - Уходите, прошу. Мне нужно побыть наедине.
   Пришлось покориться. Больше ни с кем не разговаривая, мы вернулись на "Акару". Получив разрешение на вылет, покинули "кровососа". Я достала элективный лист, проверяя не ошибся ли Джулин. Нет, все было верно. Имя Биарана было в списке. И все же...
   - Зачем ты ему сказал, что его сын мертв? Пусть бы узнал как можно позже. Ты же слышал, ему и так недолго осталось. Прожил бы несколько дней счастливо.
   - Думаешь, это счастье, каждую минуту надеется, что твой сын жив? Быть уверенным, что это почти невозможно, и все равно надеется, - лицо Джулиана прорезали глубокие морщины. - Это самое худшее, что может случиться!
  
   *Кадра - одна из планет на самой окраине галактики.
  
   Глава 6
   Некоторое время мы молчали. Затем я воссоздала на элективном листе карту Центрии (бывшей Центрии - никак не могу привыкнуть, что ее не существует). Мельком просмотрела стоящие рядом с былой библиотекой здания, затем запросила тектоническую структуру земли. Очень уж меня удивил шум, про который рассказывал миратто. Ни на столько старой была ящерица, чтобы этот звук мог ей привидеться.
   У меня перед глазами возникла Центральная плита Гриона. Никаких разломов, изменений. Рядом с картинкой начал прокручиваться список имеющихся данных про плиту: древность, толщина, скорость движения. На мой взгляд, все в норме. Вот только особыми знаниями в тектонике я никогда не блистала. В особенности, что касалось Гриона. Кто знает, какие изменения были внесены в изначально безжизненную планету, именно таковой и был Грион до создания Лаеской империи. Наши ученые умеют удивлять. Да и экспериментировать любят слишком сильно.
   - Можно установить связь с "Малой звездой"? - спросила я Джулиана.
   - Без проблем, - он нажал небольшую серую кнопку, на высветившемся экране набрал короткую комбинацию. - Кто тебе нужен?
   - Отец.
   Джулиан нажал еще несколько кнопок, затем на появившемся до того дисплее высветилось лицо отца.
   - Мне нужен пропуск второго уровня, - сразу приступала я к делу, помня, что отец ненавидит бессмысленные фразы. - Необходимо поговорить с учеными о...
   - Не важно, - прервал родитель. - У тебя есть этот пропуск. Пароли у Джулиана. Постарайся быстрее понять причину взрыва. И не забудь про обещание.
   Он отключился.
   - Лаконичен, как всегда, - вставил Джулиан.
   - Я от него другого не ждала. У тебя действительно есть все коды доступа?
   - Не все. Военные объекты не доступны. Так что, к примеру, выпустить "случайно" боеголовку не удастся, - Джулиан резко сменил тему. - Зачем тебе ученые?
   - Ты же слышал миратто, под библиотекой раздавался шум. Может, в земной коре произошли какие-то реакции, потому-то и произошел взрыв. Внешне, - я показала ему элективный лист. - Все нормально, но...
   - Думаешь, ученые станут отвечать, если случившееся - их промах. Не учли что-то, вот планета и взорвалась.
   - Я не думаю, что они виновны, не собираюсь в чем-то их обвинять. Просто хочу понять причину шума. Что-то с ним не так.
   - Интуиция?
   - Логика. Это пока единственное, что не подпадало под норму до взрыва, если, конечно, не считать двенадцатилетнего мальчишку, бегающего между стилажей.
   - Ты же слышала, они не люди, - Джулиан загрузил на экран карту.
   - Зато я - человек, - веско сообщила я. - И мне это кажется странным.
   Одна из планет на экране внезапно замигала красным цветом.
   - Что произошло? - вскинулась я.
   - Никогда не осуществляла космический поиск? - удивился Джулиан.
   - Да я и летаю редко. Последние года три вообще не покидала Грион. Да и до того кораблем не управляла. Разве что в тренировочных залах.
   - Понятно. Я нашел планеты, где обитают наши великие умы.
   - Ученые? - переспросила я, удивленная пренебрежительным тоном собеседника.
   - Именно. Они на Карелие.
   - Где? - не поняла я.
   - На Карелие - окраина солнечной системы. Планета создана искусственно. Все остальные данные засекречены. Так что, увидим, когда прилетим.
  
   Добрались до Карелии мы достаточно быстро. Внешне она ничем не выделялась, если, конечно, забыть, что перед нами не потухшая звезда, а обитаемая планета. Небольшая (на глаз раза в два меньше Гриона), грязного серо-черного цвета. Ни одного зеленого, голубого или даже желтого цветов. Не просто холодный, безжизненный шар. Карелия больше напоминала корабль, чем планету. Природа редко создает что-то настолько унылое.
   Впрочем, серый цвет был отличной маскировкой: только подойдя к Карелии вплотную, мы смогли заметить ее. Вскоре пришло разрешение на посадку, которым мы с радостью воспользовались. Карелия была лишена атмосферы, а потому наш корабль быстро достиг поверхности планеты. И...
   Продолжал падать вниз.
   Планета рушилась на глазах.
   - Гойди! Что происходит?!
   - Не знаю, - Джулиан потянулся за ручник, переключая корабль с автоматики на ручное управление. - Попытаюсь взлететь!
   Он ударил по двигателям, поднимая корабль. Два двигателя, три. Разноцветные лампочки мигали, превращая мир вокруг в хаотичное буйство красок. Мы резко упали в воздушную яму.
   - Что это?
   - Магнитное поле! - Джулиан рыкнул и резко нажал на красную кнопку. - Максимальная мощность.
   Корабль зашатало. Если бы не ремень, меня бы скинуло с кресла. Новый толчок. Элективный лист выпал из рук, покатился под ноги. Корабль резко накренился. Спину прижало к сидению. Я попыталась поднять руку, дотянуться до элективного листа, но он проскользнул сквозь пальцы, падая вниз.
   - Не двигайся! Ремни не выдержат, - Джулиан нажал на что-то еще, пытаясь уйти вправо и выровнять корабль.
   Меня снова тряхнуло в сторону. Ремни врезались в плечи, причиняя боль. Я попыталась прижаться к креслу. Выровнялась и посмотрела на экран - бесконечная грязь. Планета целиком состоящая из серого гратия. Космос и то привлекательный. Я мельком бросила взгляд наверх.
   Все тот же...
   - Джулиан, хватит! Садимся.
   Он взглянул на меня, как на полоумную.
   - Нас же сейчас взорвет вместе с планетой! - в подтверждение нас снова тряхнуло. Сильнее предыдущего.
   Я едва не захлебнулась слюной. Закашлялась, хватаясь рукой за горло. Но все же проговорила:
   - Садись! Твоими стараниями нас сейчас разорвет на куски. С планетой все в порядке. Лаборатории не на поверхности, они в середине планеты. Туда нас и тянет.
   Посадку мы все же совершили. Еще минут пять я пыталась отдышаться. Джулиан тем временем встал, отстегнул ремни на своем и моем креслах.
   - Как ты догадалась? - спросил он, помогая мне подняться. Хоть дыхание и выровнялось, меня все еще трясло.
   - Что это подземный город? Если бы планета взрывалась, оставались бы просветы. Хоть какие-то. Здесь же повсюду серость, даже над нами. Как только мы проникли в середину сферы, крышка захлопнулась, - я кинула взгляд на экран. - Это не планета, это большой космический корабль.
   - Вас приветствует подземный город Карелия, - внезапно ожили динамики. Я вздрогнула от неожиданности и со злостью посмотрела на экран. - Проходите на пятый коридор. Вас ожидают.
   Джулиан двинулся к выходу, но на полпути остановился, непонимающе взглянул на меня.
   - Ты скоро?
   - Да. Успокоиться никак не могу, - я нагнулась, подняла элективный лист, проверяя, не испортился ли он при ударе, и с неудовольствием замечая, что у меня трясутся руки. Впрочем, немудрено. Я так никогда не боялась.
   Бессмысленно повертев в руках лист, я положила его на полку. Смысла прятать его я не видела. Сомневаюсь, что кто-то проникнет на корабль в наше с Джулианом отсутствие.
   Я нагнала напарника, и мы вместе подошли к выходу.
   - Неужели ты совсем не переживаешь? - удивилась я, в очередной раз поглядев на спокойную фигуру чуть впереди меня.
   - И не в таких переделках бывал. Хотя здешнему связному я бы руки поотрывал. Неужели нельзя было предупредить об особенностях здешнего городка до, а не после посадки?!
   - Я думаю, это работа автомата, не живого существа, - я начинала понемногу успокаиваться.
   - Перерезать несколько проводов у автомата не намного сложнее, - фыркнул Джулиан и открыл люк.
   Мы оказались в сером доке цылиндричной формы. Правая стена была монолитной, а с левой вглубь гратия отходило несколько коридоров. По совету автомата мы прошли в середину пятого коридора. Оказавшись перед дверью, нажали на единственную кнопку на стене. Несколько секунд ничего не происходило. Затем дверь отъехала в сторону. А на пороге показался лате. На вытянутой и грозной с виду морде пребывала учтивая улыбка.
   - Приветствую вас на Карелии.
   - Уже слышали от Вашего автомата, - невежливо перебил Джулиан лате. - Если, конечно, это не Вы приветствовали нас при посадке.
   - Я, - растеряно проговорил лате.
   - Тогда в следующий раз сообщайте все, что нужно знать для посадки!
   - Не понимаю.
   - Это подземный город.
   - Да, - лате переводил взгляд с меня на Джулиана, не понимая, что не так.
   Я вздохнула, осознав, что так говорить они могут еще долго.
   - Мы не знали, что это подземный город и очень удивились, когда начали спускаться под поверхность.
   - Так Вы поэтому так странно приземлялись? - лате весело рассмеялся, и я внезапно поняла, что перед нами мальчишка, а не серьезный и опытный ученый. - А я думал, с управлением проблемы... Ну, в смысле, с кораблем что-то не то, - поспешил исправиться он под злым взглядом Джулиана.
   - Поэтому, - веско ответил Джулиан.
   Мальчишка пожал плечами.
   - О том, что Карелия - подземный город, все знают. Приезжие у нас не часто, но пока особых проблем не было.
   Я не стала это комментировать. Просто начала излагать цель прибытия:
   - Мы расследуем взрыв на Грионе. Нам нужно поговорить с...
   Договорить мне не удалось.
   - Грион взорвался? - с непонятным радостным удивлением воскликнул лате. - Не может быть! Как это случилось?!
   - У меня такое чувство, что Вы рады этому взрыву, - высказал мою мысль Джулиан.
   - Нет, что вы, я понимаю, сколько при этом погибло разумных существ, - лате на мгновение стал серьезным. Я даже подумала, что все его предыдущее поведение - простая бравада. Но следующие слова вернули все на свои места - "мальчишка". - Просто так давно ничего не случалось. Скука. А тут раз, и взрыв!
   - Как это ничего не случается? А открытие галактики Сомбреро, туда даже отправили несколько шатлов для исследований. Только вот пока ответов не пришло. А...- глаза у мальчишки все округлялись и округлялись. Я прервала сама себе. - И давно ты здесь сидишь?
   - С рождения.
   - Как это? - не поняла я. - Мне казалось, здесь работают только лучшие ученые, которые уже проявили себя на других планетах.
   - Я не ученый, - мальчишка снова рассмеялся. - Может, когда-то стану, но нескоро. Мои родители ученые. Отец изучает земную кору, ее структуру, возможность воссоздания в лабораторных условиях. А мама - генный инженер.
   - И много здесь детей?
   - Человек двадцать моего возраста. Но с ними скучно. Они от лабораторий не отходят. А потом засыпают с книжками в обнимку. Меня вот тоже хотели обучать, - мальчишка показал на толстую книгу, лежащую на столе. Она была открыта на середине, но что-то мне подсказывало, лате и не думал ее читать, так, для вида открыл. - Это еще самая тонкая книжка, - пожаловался он. - Но никак мне все это неинтересно. Что гены, хромосомы эти. Что земля, плиты всякие. И почему они двигаются? Непонятно!
   Ответить на бесхитростный вопрос лате я не могла. Просто знала, земная кора состоит из плит, что пребывают в постоянном движении. С вопросом почему, всегда можно было обратиться к ученому-геологу. К примеру, к отцу мальчишки, что сейчас, по-видимому, направлялся к нам.
   - Приветствую вас на Карелии, - лате произнес уже порядком надоевшую фразу. - Надеюсь, мой сын не утомил Вас. Он еще такой ребенок.
   - Мне пятнадцать! - возмущенно воскликнул младший лате и, видя, что я снова смотрю на него, добавил. - Кстати, совсем забыл представиться - Криджемал. Криджемал второй, - он приосанился.
   - Архелия, - я кивнула на своего спутника. - А это...
   - Джулиан, - перебил меня креонец.
   - Очень приятно, - Криджемал обнажил огромные белоснежные клыки. Затем снова попытался развязать разговор. - А вот Вы знаете...
   Отец перебил его, кивнул нам.
   - Вы не возражаете, мы отойдем на минутку.
   Я смотрела на удаляющихся лате. Внешне совершенно не похожие, если забыть об общей принадлежности к одной расе. Сын выше на голову, широк в плечах, лицо ярко-зеленого цвета (у отца - болотного). Челюсть уже и гораздо сильнее выдается вперед. Глаза порой светились странным золотистым цветом. Руки пребывали в постоянном движении. Казалось, вообще не могут замереть на месте.
   Отец оставался гораздо спокойнее, да что там, был холодным, бесстрастным, будто ледяным. До меня внезапно долетел обиженный голос младшего лате:
   - Да, учил я. Слушай: для всех видов гипергенеза характерны коррозионные и коррозионно-гидролизные механизмы деструкции минералов...
   Как по мне, ерундистика полная, бесполезный набор слов. Но лате старший явно был со мной не согласен. Он что-то тихо сказал сыну. Тот снова взвизгнул:
   - Разве это мало?! Ну, не могу я столько выучить. Лучше послушай, - глаза у мальчишки снова блеснули золотым. - Представляешь, на Грионе взрыв! Ты только подумай...
   Мальчика прервали. Его отец снова сказал что-то так тихо, что я не расслышала, а затем подошел к нам.
   - На сколько я понял, Вы прилетели из-за взрыва на Грионе.
   - Вам уже сообщили об этом? - поинтересовалась я.
   - Криджемал только что рассказал, - он несколько раздраженно кивнул на мальчишку. - Или Вы не поэтому прибыли?
   - Поэтому. Не могла ли планета взорваться из-за просчетов ученых, допущенных при ее создании? - резко спросил Джулиан.
   Я быстро взглянула на него: не от таких ли вопросов он предостерегал меня? Вряд ли виновные так быстро признают свою вину. Но ученый не разделял моих опасений. Он лишь насмешливо улыбнулся.
   - Это невозможно. Пойдемте, я Вам докажу!
  
   Глава 7
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"