Козак Елена Александровна: другие произведения.

Закулисные игры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На что вы пойдете ради победы? На предательство, на убийство? Наталья, к примеру, согласилась поучаствовать в хитрой махинации. А теперь у нее на руках труп, мужчина мечты - под подозрением. А игра затягивает все глубже.


   "В нашей стране давно начали экономить. Говоря научным языком: кризис проник во все отрасли, как экономики, так и социальной сферы. Не пощадил никого. А больше всего досталось старикам, инвалидам и детям - самым беспомощным.
   И каким лучом надежды среди всего этого была киевская детская больница N3. Но не прошло и двух месяцев с момента широкой рекламной компании ее открытия, как разразился скандал. Европейское оборудование наивысшего класса оказалось китайской подделкой, лучшие специалисты страны - обычными шарлатанами. Народ вновь обманули. За красивыми словами скрывалась ужасающая ложь. Кто виноват, в том, что наши дети..."
   Я сидела за небольшим столом, потягивая красное вино из бокала. Причин для бурной радости не было, скорее наоборот. Я попалась! Скоро мной заинтересуются люди в форме, если они не сделали этого до сих пор. А денег, по крайней мере, в таких количествах, чтобы заплатить всем и каждому, у меня просто нет. Черт! Вот же влипла!
   Под ногами шелестел "любимый индийский ковер двух столетней давности". Он был подарен нашей семье послом этой замечательной страны за одну деликатную услугу еще во время царствования Романовых. Это в некотором роде семейная реликвия. Я усмехнулась: и кого я сейчас обманываю?
   Этот коврик, который, кстати, мне совсем не нравится, был найден месяца три назад на нашей даче. Никто уже и не помнил, откуда он взялся. Тогда я сочинила душещипательную историю о его приобретении. Родственники мне даже аплодировали, поражаясь бурной фантазии. И я поверила в свои силы, рассказав парочке знакомых журналистов эту же историю. С амбициями-то все в порядке!
   Как ни странно, большинство поверило. И даже пересказало выдумку определенным людям. Помнится, я чуть не расхохоталась, когда друзья попросили меня повторить историю про коврик. Вот же смешные люди! А еще журналисты! Впрочем, история пошла впрок. Я сделала важный вывод - не верить никому и ничему. Он еще не раз пригодился мне в жизни.
   Я усмехнулась, окинув взглядом множество нереальных цветов под ногами: "красивые". И снова загрустила: наверняка, вскоре коврику предстоит такая же проверка на вшивость, как и мне. А все из-за... Нет, не хочу вспоминать! Потом отпила еще один глоток: лучше подумать о хорошем.
   Я преуспевающая журналистка, примелькавшаяся на телевиденье. Слышали о программе "Без шкуры"? Перед вами ее ведущая. Да-да, та самая хрупкая блондинка, превращающаяся в монстра на блиц-дуэтах. Знали б вы, чего мне это стоит! Задавать каверзные вопросы, парировать, льстить, добиваясь правды, не скатываться на грубость, слушая угрозы - это адский труд. А ведь как я раньше мечтала стать журналисткой! Уроки в школе, потом курсы, бесконечные конкурсы, интервью... Я неделями не видела друзей, ездя с одного конца города в другой. Эх!
   Я мечтала о том, как буду отдыхать после окончания школы и университета, с улыбкой отказываться от непонравившейся работы. Ха-ха, так все и произошло!
   Снова приходилось улыбаться, костеря про себя собеседника на все лады, и соглашаться во всем. Работа на неделю, на две, на месяц. Как-то я продержалась целых полгода и все! Ведь таких, согласных на все, студентов все равно оставалось слишком много. И каждый верил, что он уникален.
   А потом новая проба, презрительное: "фе" от сценариста или от режиссера, и ты либо соглашаешься на то, что бы подносить кофе звезде, или мечтаешь о суициде. Впрочем, одно не исключает второго. Мы как-то месяц плакали с однокурсницами друг у друга на плечах, попутно выясняя: что лучше выброситься из окна или повеситься? Я голосовала за первый вариант. Аргументируя, желанием хоть на миг стать птицей и взлететь.
   - Вы только представьте: воспарить в небеса, почувствовать дыхание ветра на коже, а затем еще один взмах крылом!
   - Каким крылом? - заглянувший в аудиторию Толик покрутил пальцем у виска. - Ты ведь не птица, человек! А рожденный ползать...
   - Иди отсюда! - прикрикнула на Толика Юля. - Мы тут с жизнью собираемся покончить, а ему лишь бы смеяться!
   Уже тогда и мне, и Юльке, и, молчавшей до этого Тоне, было понятно, что ни одна из нас не решится на подобное. Смелости не хватит, или же наоборот хватит на то, что бы посмотреть в глаза своим страхам и выкрутится!
   - Да я что, против? - тоже не усмотрел в нашем разговоре ничего серьезного Толя. - Чего я зашел, хотел вас на шашлыки пригласить. До третьего-то экзамена еще долго! Может, вы подождете с самоубийством? Или наоборот, - внезапно задумался он. - Мяса придется меньше покупать.
   - Жадина ты, - проворчала Тоня. - Когда собираемся...
   Однажды я почти смирилась с ролью невидимки в теле мире: что ж, подносить кофе не так уж плохо. Но мне повезло! Прорваться помог случай: знакомство с сыном автора программы "Без шкуры". Отец Олега как раз искал кандидатуру на роль ведущей. Сначала планировалось взять опытную журналистку. Но ни одна из предложенных кандидаток не устроила канал: гонорары просили заоблачные.
   А потом подвернулась я. Типаж удачный - еще одна дурочка-блондинка, которыми пестрит наш бомонд. Ну, кто поверит, что у меня зубки остренькие, и я способна ими кусаться? Да и с сыном автора я тогда закрутила роман. Он мной заинтересовался по той же причине.
   "Кто такая блондинка? О, так значит, я на ее фоне буду выглядеть гением", - примерно так думал парень. Весь сам-то он умом не блистал. И на первых порах так я себя и вела. А потом сказала ему:
   - Мы слишком разные, прости, - и не дожидаясь ответной реплики, хлопнула дверью, оставив Олега в прострации: он ведь как раз собирался сам меня кинуть, а тут я его опередила. Впрочем, это случилось уже после того, как мою кандидатуру утвердили, после того, как моя мордашка появилась в "ящике" и даже завоевала кое-какую популярность.
   А по началу...
   Больше всего я волновалась за решение канала. Но у того прямо как поется в песне "финансы пели романсы", и рассчитывать на что-то лучше меня, он не мог. Пришлось довольствоваться вороной, вместо жар-птицы.
   Первые дни в телемире прошли кошмарно. Мы со стилистом говорили на разных языках. Андрей говорил мне придти в малиновой комбинации, а я являлась в ярко красной, демонстрируя плохой вкус. Парень топал ногами, ругался и на меня, и на того, кто утверждал эту "курицу", и делал яркий макияж, что бы хоть что-то, по его словам, исправить. Андрей с первых минут предвидел рейтинг ниже нуля.
   Он ошибался. Зрители были в восторге от дерзкой порочной куклы, от легкомысленной открытой дурочки и стервы в одной упаковке. Программу перекупил другой, более успешный телеканал, а вместе с ним и меня. От издевательств над писателями и певцами мы перешли на политиков и даже сменили запись на формат прямого эфира. И он побил все возможные рейтинги.
   На первую программу нового прямого эфира явились малоизвестные деятели. "Без шкуры" ведь не была в то время сильно раскручена. Но в этом был свой плюс. И Гришков и Варлацкий и Сухая, надо же я до сих пор помню их фамилии, не были приучены к выступлениям в реальном времени, и я вдоволь над ними поиздевалась.
   Ндам... Наверное, даже переборщила немного, заигравшись в безнаказанность. Иначе мне бы не позвонили с предложением, от которого нельзя отказаться. Остальные программы проходили более спокойно, но запоминают всегда первый выход. Так что я стала борцом за правду и "наши идеалы".
   Знали б люди, насколько мне безразличны все их, возлагаемые на меня, надежды! Я желала популярности, денег, хотела купить машину и поехать в отпуск во Францию - есть у меня с детства такая мечта. А, спрашивая, когда, наконец, поднимут пенсии и материальную помощь малоимущим, я лишь рисуюсь.
   В целом дела шли прекрасно: ночные клубы, дискотеки, съемка... и снова гулянка. Потом мне пришла в голову "замечательная" идея. В нашей стране как раз проводился набор в американо-украинскую программу, и я записалась в ней на участие. "Границы" - как называлась эта программа, предлагали поистине уникальную возможность - поездку и работу по специальности в Америку (в рамках "сближения наших народов" - в общем, как обычно была замешана политика, но какое мне до этого дело, главное результат!).
   Стать на месяц телеведущей, пусть и на маленьком, малоизвестном канале за океаном - это ведь просто мечта! Набраться опыта, пообщаться с заокеанскими коллегами, поднять себе популярность, и просто попутешествовать почти задаром - это фантастика. Да и потом, может выпасть шанс вовсе не возвращаться на родину. Остаться там, за океаном... Эх, мечты-мечты!
   Что говорить, наживка была хороша, и многие заглотнули ее вместе с крючком. Наивные... Впрочем, я и сама не лучше!
   Программа должна была проходить в несколько этапов. Вначале традиционный набор конкурсантов. Он был, пожалуй, самым долгим. Весь за кажущейся простой и невинными лицами организаторов:
   - Мы принимаем всех желающих.
   Ага, как же!
   Скрывалась нечто иное. Для начала человек должен был быть журналистом, при чем не молодым студентом, согласным на любую работу, а довольно успешным и даже в какой-то мере известным. Нет, конечно, в условиях отбора этого не было, но неужели вы не умеете читать между строк?
   Далее, владение языками: украинский, русский, английский и... хорошо бы, французский или немецкий. Я два месяца бегала на курсы, улучшая французский (хорошо, он хотя бы в школе у меня был). А как долго пришлось бороться за правильный английский... ну да, правильный - с американским акцентом! Даже вспоминать страшно!
   Следующий пункт, даю дословно, чтобы избежать непонимания: "претендент должен иметь типичную украинскую внешность, но при этом в нем должна быть загадка". И знаете, что самое забавное? Под этими патриотическими высказываниями подразумевались (для девушек, по крайней мере) параметры девяносто - шестьдесят - девяносто и высокий рост, ну или хотя бы умение ходить на шпильках в десять сантиметров.
   Для парней было меньше ограничений, но об исторической правде организаторы и тут имели весьма отдаленное представление. Так что, никаких усов, черных, как смоль глаз и других признаков казацкой нации у претендентов не наблюдалось и в помине. В чем, в таком случае, заключалась "типичная украинская внешность" мне выяснить так и не удалось, разве что в графе национальность в паспорте.
   Ладно, в конце концов, многие выполнили и это условие, и стали готовиться к следующему этапу - умению появляться на публике.
   Небольшая сцена в бывшем доме кино, пару десятков человек массовки, оператор, ведущая, и несколько членов жури - это все, кто присутствовал на первых съемках. Ну и, конечно, американские партнеры, опоздавшие на час. Казалось бы, все будет просто, с таким-то отношением к работе! Но я ошибалась.
   Из тридцати претендентов нужно было выбрать пять, а это о чем-то все-таки говорит. За час ожиданий мы неплохо пообщались с ребятами, так, что к началу съемок, знали сильные и слабые стороны большинства конкурентов. И пытались продумать стратегии поведения. Ведь изначально, мы должны были общаться перед камерой не только с ведущей, но и друг с другом. По крайней мере, именно об этом говорилось в программке. Вот только в последний момент все переиграли. Было сильно урезано время: остался какой-то час. И это на тридцать человек. Смешно!
   Так что хватило времени только на то, что бы задать каждой участнице по два вопроса. Но каких!
   Первой к Марго - американке с украинскими корнями подошла Валя. На лице девушки играла улыбка: "Я готова ко всему". Она ошибалась, но кто мог предвидеть, что ответ на каждый вопрос должен будет занимать не более десяти секунд (нас банально забыли об этом предупредить, а переснимать никто ничего не собирался).
   - Почему вы решили участвовать в программе "Границы"? Неужели так ненавидите Украину, что мечтаете покинуть ее?
   - Нет, конечно, нет, - короткая пауза, ставшая роковой, - на самом деле я.... Гонг. Время вышло.
   - Почему вы думаете, выберут вас?
   - Вера и надежда (второй раз Валя решила не искушать судьбу).
   Ведущая как-то вяло кивнула и пригласила следующего конкурсанта. Один из продюсеров покачал головой, второй просто сделал пометку в блокноте. Издалека мне показалось - прочерк, но я могла и ошибаться.
   Вряд ли!
   Следующий участник. Те же вопросы - в ответ улыбка и множество патриотических слов - вода, говоря профессиональным языком.
   Я была двадцать второй в очереди к мечте. И с каждой минутой она отдалялась от меня еще на шаг. Чего ж вы хотите от нас, судьи?!
   Мой выход!
   На лице ведущей уже давно написана скука. В эфире это не будет заметно: освещение, съемка с разных углов (уж я-то знаю!), но сейчас очевидно.
   Внезапно меня взяла злость: "Неужто и здесь все куплено?!" А как же лозунги: Америка - демократическая страна. Ладно, если умирать - то с музыкой!
   ...Неужели вы так ненавидите Украину, что мечтаете покинуть ее?
   - Не судите о всех по себе, - я улыбнулась: ограничение во времени - это не так уж плохо - тебе не могут возразить. У женщины напротив были немного другие мысли, и она заметно помрачнела, бросила на меня короткий злой взгляд и задала новый вопрос:
   - Почему вы думаете, выберут вас?
   - А вы предлагаете мне место в жури? - я на миг удивленно приподняла брови. - Договорились...
   Я отошла от микрофона вглубь сцены. Меня определенно заметили!
  
   25 апреля прошел первый отборочный тур "Границ". В финал попали: Александр Загорный, Мария Неческая, Наталья Калина, Сергей Мысля и Анна Дацюк. Именно они продолжат борьбу 15 мая в финале...
   - Наташ...
   - Андрей, сколько раз я говорила: Натали, не Наташа или Наталья.
   - Да неужели, а кто вчера представился Натальей - древним славянским именем? Ты вообще в курсе, что Наталья - это латинские имя, а вовсе не славянское?
   - Я-то в курсе, - проворчала я. - Но большинство телезрителей нет. К тому же я про славян ничего не говорила, только о том, что Натальи еще на Руси были. А от Натали веет заграничностью. - Наталья, Натали - надо же прослыть патриоткой! - Судя по твоей ремарке, программу ты смотрел.
   - А куда я денусь с подводной лодки? Моя бабушка смотрит все передачи с твоим участием. Как же, ты ведь подняла вопрос о поднятии пенсии, а то, что это был простой треп, который ничего не изменит, ее не волнует, - эх, не любит он меня. Нет бы, поздравить с очередным успехом.
   - Ладно, - Андрей внезапно сменил тему разговора, - дуй в студию!
   - Зачем? - Я посмотрела на часы, - до эфира еще далеко. А мой образ мы обсудили еще неделю назад.
   - Натали, не напомнишь, как выглядела вчера на этом своем конкурсе? - я почти воочию увидела Андрея, качающего головой в разные стороны от моего непонимания.
   - Запросто, - несколько раз ведь пересматривала запись: все выискивала ошибки. Сама съемка была проведена еще неделю назад, так что я успела половину забыть. - Голубая маечка от "Стефани", весьма консервативная юбка от "Диор", фальшивый, но все равно дорогой, кулон-изумруд на груди... Черт! - Я замолчала. Это была именно та одежда, которую согласно плану я должна была одеть сегодня. А придти два дня подряд в одном и том же - признак плохого вкуса.
   - Дошло? Молодец, не безнадежна. Жду тебя через полчаса, - Андрей быстро повесил трубку, пока я не начала увиливать, или качать права, по настроению.
   Придется ехать.
   Мы подобрали новую одежду - скромное черное платье от Дорожкиной, с совсем не скромной ценой и аккуратные туфельки на десятисантиметровых каблуках. Потом был уже привычный эфир, на котором я вновь играла правдоборца, и дом, где я осталась одна, и смогла снять маску.
   В привычном ритме прошла неделя, вторая. В моем мире ничего не изменилось, да и "Границы" не подавали голос. Если не считать криков некоторых молодых людей о том, что они не успели подать заявки на участие, из-за ... как же там говорилось... чрезмерной занятости.
   Кого это волнует? Я, помнится, даже расхохоталась, читая в Интернете подобные восклицания.
   Эх, знала бы я тогда, насколько сильно ошибаюсь...
   Пятого мая нас, участников "Границ", собрали на срочную встречу, естественно, снимаемую на камеру. Признаю, я была к ней не готова. Майские праздники, бабушкино день рождение, выискивание подарков папе и двум подругам - богатый май на события и вечеринки, я закрутилась, завертелась и настолько уверилась в себе, что посчитала, что победа у меня в кармане. Впрочем, это ничуть не оправдывает меня.
   Одежда была подобрана великолепно, огромное спасибо Андрюшке, как и макияж, а вот мысли мои бродили далеко от происходящего. Я как раз вспоминала о том, что только вчера рассталась с парнем, и раздумывала над тем, нужно ли мне искать нового, если я где-то через месяц покидаю Украину. Привет Штатам!
   - Наталья, а что вы скажете по этому поводу? - спросила ведущая (все та же Марго, что и в предыдущей программе). В ее словах слышалось: вы так "хорошо" проявили себя в прошлый раз, что было бы неплохо дать вам слово и сегодня.
   Если бы я только знала, по какому поводу, но...
   - Знаете, в данном случае я полностью вас поддерживаю.
   - Вы так сразу, априорно соглашаетесь со мной? - удивилась ведущая. - Я ведь еще не высказала свое мнение.
   Черт!
   - О, вы правы. Но ваш вопрос показался мне риторическим. Конечно же, если вы настаиваете, мой ответ - да.
   Интересно, я не прогадала? Но тут как карта ляжет!
   - А вы, Александр? - Марго перенесла свое внимание на другого финалиста.
   - Знаете, я с большой строгостью отношусь к правилам, - парень лет тридцати начал отвечать, бросая на меня косые взгляды: "И что я такого сказала?". - Без них была бы анархия. Мой ответ - нет.
   Ведущая по очереди обращалась к каждому из нас. Ответы были: "да" и "нет". Но "да" все-таки больше. И я не могу отделаться от чувства, что именно мой голос был решающим. Я кляла себя за невнимательность, за то, что отвлеклась и положилась на удачу. А она показала мне зубки. Мы голосовали за то, примет ли участие в программе Анжела Войская - одна из тех, кто вот уже на протяжении недели жаловалась в Интернете на чрезмерную занятость.
   - Да, примет!
   Именно с этого эфира началась полоса моих неудач...
   Анжела делала пожертвования в детские дома и больницы. Не знаю, делала ли она их на самом деле, или просто снимала факт передачи денег. В газетах ничего по этому поводу не было, а выяснить самой (я все-таки по образованию журналист) не удалось. Двери закрывались прямо перед моим носом. А из ртов тех деятелей, с которыми мне удалось повстречать вне работы, лилось: "Без комментариев".
   Впрочем, даже если пожертвования на самом деле совершались... Отец Анжелы мог себе это позволить. Как никак не маленькое состояние заработал себе в девяностые. А сейчас, по слухам, лезет в политику.
   Девушка мелькала в телевизоре, Интернете. Собирала поклонников. У нее даже ВКонтакте появилась группа. Там Анжелу называли "милым ангелом". Хотя, понятное дело, находились и ее противники. Но их было значительно меньше. А ведь мнение людей было куда как важно! Судьи должны были отобрать только троих главных претендентов на поездку, главный же призер конкурса выбирался голосованием телезрителей.
   Я могла только зло сжимать зубы и лелеять планы мести. Отыграться на конкурентке было сложно. В словесных дуэлях во время эфиров побеждала я, но популярности это прибавляло мало. Скорее наоборот. На меня кричали со всех сторон и обзывали стервой. Вспомнили мою любовь к ночным клубам и развлечением и называли, чуть ли не алкоголичкой со стажем.
   А вот в "Без шкуры" я развлекалась по полной. Работала на уровне первой программы и критики говорили, что у меня открылось второе дыхание. Забавные!
   - Натали, у меня к тебе есть предложение, - как-то мне позвонила одна приятельница матери (бывшая одноклассница, что ли), - мы можем встретиться?
   До эфира оставалось еще довольно много времени, и я согласилась. Тем более, что Татьяна Ивановна никогда не доставала меня попусту. Более того, наверное, вообще впервые сама со мной связалась. Это было любопытным.
   Кафе "Жар-птица" было полупустым, когда я заглянула в него. Впрочем, сейчас время такое. Для ужина еще рано, а для обеда уже поздно.
   Татьяну Ивановну я заметила сразу же. Видная женщина. Ей уже под пятьдесят, а выглядит неплохо. Высокая стройная блондинка (причем, в отличие от меня, натуральная). Слишком холодные и пронзительные глаза предусмотрительно были закрыты линзами - но я запомнила их другими. Лет пятнадцать, или, возможно, шестнадцать-семнадцать назад, когда Татьяна Ивановна в очередной пришла к нам домой и весело болтала с моей мамой, сидя на кухне за чашкой чая (я от нечего делать, подглядывала за ними в щелку двери). Тогда она и бросила на меня свой коронный взгляд, я даже вздрогнула от ужаса и кинулась к себе в комнату...
   Мы заказали себе по кофе и подождали, пока официантка отойдет к другому столику.
   - Зачем вы меня пригласили? - я все же не сдержала свое любопытство.
   - У меня к тебе деловое предложение. Слышала ты учувствуешь в "Границах"?
   Я кивнула, перенеся все свое внимание на собеседницу. Что же она может мне предложить?
   - Наш фонд "Здоровье" открывает новую детскую больницу. Деньги у нас есть, а вот рекламы маловато. К тому же главный спонсор не хочет афишировать всю сумму своего вклада. Почему бы тебе этого не сделать?
   - Хотите сказать, - медленно проговорила я, - от вашего спонсора деньги, от меня - имя?
   - Именно!
   Я задумалась, ненавязчиво попивая кофе. Вся эта авантюра может плохо закончиться. Спонсор отмоет деньги, Татьяна Ивановна положит часть суммы себе в карман, как гонорар. Я же... Хм. Меня перестанут за глаза называть стервой. Возможно, появится парочка поклонников, охотно голосующих за меня. Близкие друзья, скорее всего, отвернутся. Они-то приблизительно знают, какого мое материальное положение. Хотя, кого можно назвать моими близкими друзьями? Бывших однокурсников? Так после окончания университета наши отношения оборвались. Осталось парочка знакомых с ночных клубов. Они, конечно, веселые ребята, но особых подробностей касательно моей жизни не знают. Остается один Андрей. Но он и так не обольщается на мой счет.
   - Я согласна.
   - Погоди, - Татьяна Ивановна закурила. - Будешь? - я покачала головой. Нет уж, спасибо. Мне хватило курения в Университете. Потом полгода бросала.
   - Эта сделка принесет тебе прибыль. И не маленькую. Мне же она почти не нужна. Окажи услугу. Сегодня у тебя в гостях среди прочих будет Виктор Остапенко. Он мой нынешний муж, если ты не в курсе, - уточнила она. - Я составила ряд вопросов, которые ты должна задать. Остальные на твой выбор.
   - Какая щедрость с вашей стороны, - я побарабанила коготками о стол, - можно взглянуть на ваши вопросы?
   Женщина полезла в сумку. Я сидела и думала-гадала: пиар, или компра, пиар, или...
   - Держи, - собеседница протянула мне листы А4. Я бегло просмотрела их. Все-таки пиар!
   Это может быть конец моей карьеры в "Без шкуры", а, может быть, и нет. А вот в "Границах" по рейтингам я поднимусь на несколько ступеней...
   - Договорились. Когда обсудим все детали?
   Детали мы обсудили вечером. Все оказалось до неприличия просто, хотя я все время ожидала какого-то подвоха. Но его не последовало.
   Последние вопросы решались прямо перед эфиром за очередной чашкой кофе. И дело пошло...
  
   - Привет! Мне кажется, я где-то тебя видел.
   - В аду! - мы с подружками переглянулись и расхохотались. Близился первый час ночи. Мы сидели в баре в ночном клубе и наслаждались жизнью. Я выпила уже около пяти коктейлей. Первым была "Кровавая Мэри", вторым тоже. Третьим тоже, кажется, что-то было. Четвертым... Дам, пить, однозначно, надо меньше! Особенно, если учесть, что и повода особого не было. Просто, "жизнь прекрасна, так, почему бы и не...".
   В разгар пирушки к нашему столику подошел симпатичный парень. Высокий (если бы не каблуки я бы ему только до плеч и доставала) брюнет, в очках, за которыми скрывались почти черные глаза. Впрочем, думаю, в очках не было диоптрий, и носил их парень для солидности. Это говорю я - очкарик со стажем. Хотя, какой там стаж, если с четырнадцати лет хожу в линзах.
   В общем, я предавалась размышлением, глядя на незнакомца и ненавязчиво покачивая бокалом с коктейлем в руке. Интерес, как оказалось, у нас был взаимным.
   - Не хотите потанцевать? - предложил парень.
   Я пожала плечами и поднялась.
   - Почему бы и нет.
   В последствии оказалось, что это была не самая лучшая идея. Я раскачивалась из стороны в сторону вовсе не в такт мелодии. Хорошо хоть партнер оказался трезвее, и мы не упали на танцпол во время одного из моих раскованных па.
   Разговаривать под шум музыки было невозможно, хотя спутник, то и дело, пытался что-то мне сказать, я кивала в ответ и глупо улыбалась. Потом тоже начинала что-то шептать, в глупой надежде, что буду услышана.
   К бару мы подошли, чтобы хоть немного отдохнуть (моих подруг там почему-то уже не было), да и музыка тут звучала приглушеннее. А вот напитков мы заказывать не стали. Мне так точно хватит! Я и так сегодня немного (много!) переборщила, завтра будет раскалываться голова, а я начну себя казнить.
   Неожиданно завязался разговор, правда, я, хоть убей, не помню, о чем. Я даже решила поплакаться на жизнь, припав к мужественной груди собеседника и стараясь втолковать, что "жизнь - ужасная штука".
   Дружественные объятия постепенно переросли в страстные. Потом бармен подал голос. Хотя, что его больше возмутило: то, чем мы занимаемся, или то, что мы ничего не заказываем, судить не берусь. Впрочем, вполне возможно мы все-таки заказали что-то еще. Слишком сильно меня развезло. После слов бармена пришлось возвращаться на танцпол. Хотя и там мы надолго не задержались.
   Через пару... э-э... в общем, мне сложно судить о времени, мы оказались в машине, страстно целуясь и стаскивая с себя некоторые лишние предметы туалетов. А потом раздался звонок.
   - Алло! Да, да! Слушай, тебе делать нечего? Третий час ночи. Нет, еще не ложился. А тебе какое дело?! Ладно. Давай завтра все решим!
   Телефон полетел в сторону. Но нужное настроение начало проходить. У меня так точно. В голове все еще шумело, но какие-то здравые мысли начали появляться. Например, где я? С кем? Ну, и так по мелочи.
   - Ладно, я пойду, - я попыталась открыть дверцу в машине, раздумывая, дойду ли я до клуба и удастся ли вызвать такси (свою машину я предусмотрительно оставила дома: куда мне сейчас за руль?!), а также, радуясь тому обстоятельству, что некоторые, особенно дорогие для меня части туалета остались на мне. Что ни говори, а звонок прозвучал очень кстати.
   - Давай я отвезу тебя домой, - предложил парень, - если не боишься на ментов нарваться.
   - Не боюсь, хуже все равно не будет, да и... - я начала рыться в своей сумочке. Где-то здесь оно было, - сейчас, сейчас, - бормотала я.
   Спутник не стал обращать внимание на мои выкрутасы и завел машину. А потом я и сама начала забывать, что искала... Что-то важное... Ах, да! Удостоверение журналиста. Оно обычно помогает в некоторых пикантных ситуациях.
   Впрочем, удостоверение не понадобилось. Мы доехали без происшествий.
   - Пока, - буркнула я, едва завидев свой подъезд. Мне все меньше нравилось сегодняшнее приключение. И продолжения не хотелось. "Все - решила я. - С завтрашнего дня бросаю пить, гулять по клубам, учусь вязать и вышивать крестиком".
   Почему в подобные моменты жизни меня тянет именно на вышивку и вязание, судить не берусь. Но вспоминаются всегда именно они.
   - Не пригласишь к себе? - незнакомец хмыкнул, - на чашку чая, хотя я больше люблю кофе.
   Я подавила, рвущееся наружу: "Я тоже", и проговорила:
   - Нет. Родители строгие, - ну и что, что мои родители живут в совершенно другом районе?! - да и я девушка скромная, кофе варить не умею, да и вообще... - преодолеть неожиданную говорливость удалось с трудом. Но все же победа была за мной. Я открыла дверцу машины и медленно пошла к подъезду, отягощенная мрачными думами: "Боже, как мне завтра будет фигово!".
  
   Шел с улыбкой здоровяк по ночному парку
   И у тихого пруда повстречал гадалку...
   Раздалось над ухом. Я застонала и потянулась к мобильному. Не думаю, чтобы эти звуки производил кто-то другой. Хотя... Так, кого я вчера приглашала к себе? Не Горшнева с Князевым? Нет.
   Голова казалась очень тяжелой, как чугунная (или что там есть потяжелее - химию-то я в школе не учила), точно не легче. К тому же в ней постоянно что-то взрывалось.
   Телефон почему-то не находился, хотя я обшарила всю полку. Мелькнула даже мысль, что его украли. Потом я вспомнила о музыке, которая не забывала про меня ни на секунду, продолжая горланить:
   Обратился парень к ней: "Вот что знать хочу я -
   Сколько мне осталось дней? Как, скажи, умру я?"
   И упали карты на снег, и старуха парню сказала...
   Пришлось совершить подвиг: открыть глаза. Ударил свет. Эх! И как это я не закрыла шторы?! В голове снова что-то взорвалось, а в ушах зазвенело.
   - Вот ты где! - прослезилась я, увидев любимого. - Да иди ты сюда! - охота за телефоном продолжалась несколько минут. За это время он допел:
   На тело ведьма покосилась,
   И в неизвестном направленье
   Скрылась!
   И заглох на несколько минут. Я даже в ладоши начала хлопать от радости. Охота-то проходила с переменным успехом. Пока счет был два-три в пользу телефона.
   Радость оказалась преждевременной. Через несколько секунд мобильный снова начал выводить заунывный мотивчик.
   "Ну, все, - мрачно подумала я, вставая на четвереньки, но таки дотягиваясь до нахала. - Теперь ты мой!".
   Осталось нажать на зеленую кнопочку и произнести: "Алло".
   - Алло, алло... - я развлекалась так несколько секунд, пока не решила, что голос звучит нормально. Кто бы это ни был: на экране мне никак не удавалось разглядеть номера звонившего, лучше порадовать его звонким голосом, а не охрипшим, звучащим как из подвала.
   Итак, время икс.
   - Алло, - телефон затих - первая победа. Других не предвиделось. Это был не звонок. Будильник!
   Я отшвырнула телефон в сторону и бросила взгляд на часы - девять утра. Жуть, какая рань! Я ведь легла хорошо после трех (в это время только в последний раз взглянула на часы в клубе, а это было еще до встречи с незнакомым парнем). И зачем мне вообще был нужен этот будильник, спрашивается?!
   Я тяжело вздохнула и поплелась в ванную, к зеркалу. Сегодня вечером нужно выглядеть прекрасно (впрочем, как всегда: прямой эфир - это прямой эфир), а у меня большие сомнения, что у меня получится. Из зеркала на меня смотрела опухшая физиономия с неестественно яркими глазами. Впрочем, были и плюсы: синяков не наблюдалось.
   Я еще раз вздохнула и стала под душ. Холодная вода быстро привела меня в чувство, а горячий чай улучшил настроение. Правда, то и дело, накатывала тошнота, но я пыталась уговорить себя, что и это сейчас пройдет, выпила ведь половину содержания своей аптечки!
   Еще с часик я провела в горизонтальном положении. Спешить было некуда (ума не приложу, зачем я поставила этот будильник!). Потом побродила по квартире, включила ноутбук, полазила по нету, с удовлетворением заметив, что новых фоток с моим участием нет. "Порадовалась" за Анжелу: она пожертвовала еще деньги в какую-то больницу, и ей отовсюду кричали ура. Кое-кто даже намекал, что "наш милый ангел" не хотела афишировать свой вклад, но "наглые" журналисты все-таки что-то заметили.
   Я поморщилась, поражаясь уму некоторых юзеров, или наглости пиарагента. Кому именно пришла в голову новая фишка, оставалось непонятным. Я с компьютером и Интернетом была на "ты", но все же знаний мне не хватало. Эх! Не вышла из меня журналистка. Помниться, наша преподавательница в университете говорила, что журналист должен добывать информацию отовсюду, а не разводить руками в стороны в знак полного фиаско, как я сейчас, например.
   Я еще почитала новости, написала несколько писем по мылу, прогнала ноут на вирусы, а потом зазвонил телефон. Пользуясь случаем, я взглянула на дисплей. Номер был незнаком. Несколько секунд я тупо смотрела на экран, потом все же ответила:
   - Да.
   - Привет! Это Костя, - в ответ на это я промычала нечто бессвязное. Знакомых Кость у меня было довольно много (профессия обязывает), и определить, с кем именно я разговариваю, не представлялось возможным. Хотя парочку кандидатур я отбросила сразу: голос не тот. - Мы вчера познакомились.
   - А-а, - так вот оказывается, как звали моего вчерашнего знакомца, - сразу тебя не узнала. Откуда номер? - да уж, нашла, что спросить. Но интересно ведь. Как давала, не помню (если бы только это!), а найти его сложно. Иногда ведь находятся психи, трезвонящие мне. Кто-то выражает восхищение, кто-то угрожает. А находятся отдельные оригиналы, предпочитающие игру в молчанку.
   - Ты же мне сама оставляла, - смутился Костя.
   - Ах да, извини, вылетело из головы, - и так и не влетело назад, так что поверим на слово. Людям надо верить. Ха-ха-ха.
   - Не хочешь встретиться?
   - Давай, как-нибудь... - вяло произнесла я, потом бросила взгляд на монитор и, решив, что дома мне делать совершенно нечего, как и где-то еще, - сегодня, например?
   - Идет. Часов в шесть?
   - Лучше в пять, - проговорила я. На пол восьмого мне было на студию, и опаздывать совершенно нельзя. Уволят, чего доброго. А кто знает, насколько затянется наша встреча. Да и домой после нее нужно заехать.
   - Договорились. Я за тобой заеду.
   - До встречи.
   Я положила трубку и еще несколько минут смотрела в монитор. Потом пошла к себе наводить марафет. Выглядеть хотелось ослепительно, хотя я совершенно не помнила, как выглядит этот Костя.
  
   Фигура в зеркале мне нравилось. В ней был шик. А еще утонченность и раскованность, как бы мне не доказывали, что совместить эти два качества невозможно (получишь что-то вроде глямурной киски). Просто нужны дорогие тряпки (тряпочки), парочка оригинальных аксессуаров и фирменная косметика, а не все это из палатки за углом.
   Под окнами припарковалась мазда цвета темный асфальт. Я бросила взгляд на часы: без трех пять. За мной, или нет? Память отказывалась воспроизводить детали вчерашней ночи, так что, вопрос оставался открытым.
   Я прождала еще семь минут, но больше никто не появился. Разве что сосед заехал на своем стареньком БМВ. Но он меня не заинтересовал. Я еще раз взглянула в зеркало, скорчила себе рожицу, взяла сумочку и вышла во двор. Никаких предчувствий беды, или радости не было и в помине. Но я всегда отличалась завидной толстокожестью, так что, это ничего не означало.
   Когда я вышла из подъезда, дверца мазды распахнулась, и с нее вышла моя мечта. Высокий красавец с безумно красивой улыбкой. Неужели Костя?! Так, кажется, вчера он был в очках... Ладно, к черту детали!
   - Привет, - я хотела перещеголять его улыбку, но не преуспела. Представляю, как глупо выгляжу.
   - Привет. Прекрасно выглядишь. Ты вчера забыла у меня в машине свое удостоверение, - Костя порылся в карманах, - держи.
   - Надо же, - моя улыбка окончательно померкла, - спасибо, что заехал. Я без него, как без рук.
   - Все равно ведь к тебе ехал, почему бы не отдать. Хотя... - парень засомневался, - был бы повод встретиться еще раз.
   - Ну, мы пока еще не расстались, - сердце гулко застучало, а на губах снова появилась улыбка, - куда поедим?
   - Давай где-то посидим? Я знаю чудесное место. Здесь недалеко.
   - Идет!
   Мы сели в машину. Костя включил радио (кайф, наши музыкальные вкусы совпадают!). Авто мягко двинулось с места. А я откинулась на сидение, наблюдая за водителем. Предстоящий вечер представлялся заманчивым.
   Чудесное место, и впрямь, находилось довольно близко. Мы расположились у столика в нише, заказали по чашечке кофе с пирожными и начали с улыбками поглядывать друг на друга.
   - Значит, тебя зовут Костя, - проговорила я, когда игра в молчанку немного затянулась, - а что еще про себя расскажешь?
   - Тебе паспортные данные? - насмешливо спросил Костя.
   - А ты их наизусть помнишь? - проявила любопытство я.
   Парень улыбнулся:
   - Возможно...
   - Начинай, - я сложила руки в замок и с любопытством посмотрела на спутника. Что-что, а в словесных дуэлях я почти всегда выхожу победительницей. Среди телевизионных акул по-другому просто нельзя.
   - Я тебе не доверяю, - с улыбкой сообщил Костя, прищурив глаза, - может, начнем с тебе?
   - Представь, какое совпадение, я тоже предпочитаю амплуа загадочности.
   Так мы и сидели, заказывая одну чашку за другой. Хорошо мне, на меня кофе не действует, я пью его только ради вкуса, а вот Костя теперь может пол ночи не спать. Разговор продолжался, набирал новые обороты. Я, то и дело, начинала вертеть в руках небольшой кулон на шее, улыбалась, порой насмешливо, порой искренне, а затем снова пускалась в рассуждения.
   - Не хочешь сегодня снова в ночник? - как-то мимо делом предложил Костя.
   Я вздохнула с искренним огорчением, даже не пытаясь намекнуть на то, чем это все закончится. Мы все-таки взрослые люди:
   - Не могу. Работа.
   Костя удивленно приподнял брови. На его лице начал проявляться вопрос.
   Я хмыкнула, покачала головой и полезла в сумку.
   - Снова покажешь свое удостоверение?
   - Нет, не удостоверение, - я, наконец, добралась до одного из карманов и достала кипу визиток (достать только одну из них было гораздо труднее). Подцепила ногтем верхнюю и наклонилась над столом, чтобы подать ее Косте.
   Парень взял картонку двумя пальцами.
   "Характерный жест, если подумать", - промелькнуло в мозгу, но я отбросила эту мысль. Она была мимолетней. Просто меня довольно часто посещало нечто подобное после того, как я взяла интервью у четверых представителей нашей доблестной милиции, еще учась в Университете. Тогда мне почему-то показалось, что это очень увлекательная работа. А на деле пока я добралась хоть до кого-то, кроме таких же студентов (точнее, курсантов - не важно), как и я, уже тысячу раз пожалела о том, что вообще взялась за эту статью. Было же еще множество других тем!
   - Наталья Ивановна Калина - прочел Костя.
   - Лучше, Натали, - поспешно вставила я.
   - Телеведущая "Без шкуры" - название программы значилось чуть ниже. - Так ты знаменитость?
   Я пожала плечами.
   - Возможно, вот только персональным бодигардом как-то не обзавелась, - несколько секунд я сохраняла серьезное выражение лица, а потом рассмеялась.
   Костя поддержал мой смех.
   - Странно, что я тебя не видел в телевизоре.
   - Подумаешь, - я как можно безразличнее повела плечами. Задетой за живое я не была. Вчера, да и сегодня несколько часов назад Костя ведь не узнал меня. И все равно где-то в глубине души я жаждала популярности, но... - Я бы тоже не смотрела подобные программы, если бы сама не вела одну из них. Там ведь все время одно и тоже. Скука.
   Зазвонил телефон. Я со вздохом полезла в карман. На экране значилось: "Андрей". Я еще сильнее скривилась. Что ему в этот раз не нравится в моем образе? К черту! Главное, он снова покушается на мой законный отдых!
   - Извини, - я кивнула Косте и пространно ответила: "Да".
   - Привет. Мне Гоша звонил, - сразу перешел к делу собеседник, не уточняя, могу ли я разговаривать, и чем собственно сейчас занимаюсь, - там какой-то казус. В общем, черный пиджак не пойдет, нужно что-то менее консервативное. Так что...
   - Так что, дуй в студию, думаешь, я еще не запомнила? - я снова поморщилась. - Как же ты меня достал.
   - Как будто это моя прихоть?! - возмутился Андрей, - наши как обычно в последний момент все переиграли, ни с кем не считаясь. Я в таком же положении. А ведь это мне голову морочат. А тебе стоит только приехать и все.
   Я рассердилась ни на шутку. Андрею всегда доплачивают за внеурочные часы, а вот мне... Не подумайте, что я жалуюсь на зарплату, просто обидно. Да еще и со свидания вырывают. А я ведь уже давно ни с кем не сидела так просто в кафе. Обидно.
   - Когда мне приехать?
   - Сейчас, а, когда еще? - произнес Андрей и резко бросил трубку. Впрочем, я к его выкрутасам давно привыкла, так же, как и он к моим.
   - Прости, мне надо ехать, - я бросила ненавистный взгляд на телефон, потом посмотрела на Костю, заметила на его лице насмешливую улыбку, которая, справедливости ради, отмечу, сразу же пропала.
   - Давай я тебя довезу, - предложил Костя, вставая. - Куда тебе?
   - На Институтскую. Там меня будет стилист ждать.
   - Договорились, - проговорил Костя, отдал деньги, быстро подошедшей официантке, испугавшейся, видимо, что мы уйдем не заплатив. Я тоже достала кошелек, не сомневаясь, впрочем, что через минуту-другую спрячу его обратно, не открывая. Так и вышло, но нарушать правила игры мне не хотелось.
   Наши с Костей отношения развивались, куда уж стремительно. Еще вчера мы пили кофе маленьком ресторанчике недалеко от центра, а сегодня нежились в кровати и болтали всякие глупости (впрочем, знакомство обязывало).
   Встречи едва ли не каждый день, долгие прогулки, смех. Костя оказался программистом и часто работал на дому, только изредка наведываясь на фирму. Как и я, он предпочитал ночную жизнь, а по утрам отсыпался до двенадцати. Программистом... когда я только узнала об этом в моей голове уже начала крутиться некая идея. Она еще не оформилась, как следует, но по прошествии нескольких дней...
   - Слушай, а ты правда можешь найти в Интернете все, что угодно.
   - А что такого ты хочешь найти? - спросил Костя, попивая с большой кружки чай.
   - Хочу выяснить побольше об одном человеке.
   - Давай попробую, - Костя подошел к моему ноутбуку и вошел в Интернет. - Кого ищем?
   - Анжелу Войскую, или ее отца - Ивана Валентиновича Войского, - Костя тихо хмыкнул, но все же пробил нужных людей в поисковике.
   Я осторожно подошла и примостилась рядом, надеясь узнать что-то новое. Я ведь и сама большая любительница паутины, а здесь такая прекрасная возможность понаблюдать за работой профи.
   Костя не возражал, только улыбнулся мне, а затем снова уставился в монитор. Одна вкладка сменяла другую, а глаза постепенно начинало резать от такого огромного потока инфы, при чем одинаковой на всех сайтах, да к тому же бесполезной.
   Но ты ведь до конца надеешься, что среди всей этой шелухи таки отыщется какой-никакой бриллиант, пускай и не в пять каратов, но все же. И снова неудача!
   Я устало положила голову на стол. Если спать по четыре-пять часов в сутки. А большую часть ночи заниматься более увлекательными вещами (это не считая очередного выпуска "Без шкуры", с которого я вернулась ближе к двенадцати: все никак не получалось заткнуть "наших любителей пообщаться с народом", хорошо хоть пробок в такое время на дорогах уже нет).
   - А ты, оказывается, не менее популярна, чем эта Анжела, - голос Кости вывел меня из дремы, и я снова посмотрела на монитор.
   Прямо на меня смотрела моя фотография. Черт! Ну, я и красавица! Куда уж краше?! Припухшее лицо, глаза с неестественным блеском, какая-то совершенно идиотская ухмылка... Да еще и синяк в фотошопе нарисовать не забыли. Ну, и умельцы!
   - ... - я выдала незамысловатый мат. И когда только успели, точнее, когда они меня подловили?! После того, как я познакомилась с Костей - недели полторы назад, то не особенно много гуляла по ночам (а выйти днем с такой физиономией просто страшно), разве что на романтической прогулке под звездами:
  
   - Какая красота!
   - Я вообще люблю ночь.
   - "Темнота - друг молодежи, в темноте не видно рожи", - продекламировала я известный слоган.
   - Нет бы, чего-то романтичного вспомнить, - со смехом пожурил меня Костя.
   - Хочешь, в нете гляну? Тебе что-то из эпохи трубадуров подойдет? - я покрутила перед Костиным лицом мобильником.
   - Ага, просто мечтаю, - Костя слегка поморщился, а потом мы слились в поцелуе.
  
   - Эй, ты еще здесь? - Костя провел перед моим лицом рукой.
   - Да, - без энтузиазма ответила я, - пытаюсь вспомнить, когда меня этот гад-фотограф подловил. Ну, и удивляюсь заодно, что снимки так долго пылились где-то. Оперативнее надо быть. Сегодня это еще новость, а завтра - пустой треп. Неужели гонорар просили заоблачный? Но ведь здесь явный монтаж. У меня уж никак не может быть подобного синего глаза! Как бы я перед камерой появилась?
   Внезапно под фотографией я заметила еще несколько строк. Быстро пробежала их глазами. Меня сравнили со "слугами народа", сказали, что я стою по ту сторону баррикад и ужасно далека от народа. Америку, блин, открыли! А где же еще мне быть? Я скривилась.
   - Когда это появилось, не скажешь? - спросила я Костю.
   - На этом сайте? - уточнил парень.
   - А ты это где-то еще видел? - какая же я однако популярная!
   - Вроде нет, но я специально не искал. Так, глазами зацепился. Это стояло новинкой. Сейчас точно гляну, - Костины пальцы быстро (что значит профессионал!) забегали по кнопкам, - пять минут назад.
   - Забавно, - я провела рукой по волосам, пытаясь вспомнить, что такого произошло в последние дни, и что планируется на следующие. Ничего ведь не должно было происходить! Бред какой-то! - Ладно, может, еще что-нибудь посмотришь, а я пока на телеканал звякну?
   Костя кивнул, с любопытством глядя на меня. Неужели не поверил, что эта фотография неожиданность для меня? Но ведь это глупо!
   Я взяла трубку и отправилась на балкон. Так уж получается, что это единственное место во всей моей квартире, где он нормально ловит, в остальных комнатах связь периодически пропадает. А сейчас не тот случай, когда это будет мне на руку.
   Я смотрела на трубку в руках и думала, что говорить, потом плюнула на все и позвонила Андрею.
   - Привет! Это ты?! - раздался донельзя удивленный голос коллеги. - Честно, не ожидал! Ты же постоянно мне талдычишь, что я тебя достал.
   - Не достал, просто немного надоел, - попыталась немного смягчить я.
   - Пытаешься меня задобрить? К чему бы это? - еще сильнее удивился Андрей.
   - Да так, - я немного смутилась, - как думаешь, мне подойдет амплуа... Ну, скажем, "девчонки с соседнего двора"?
   - Переведи на нормальный язык, - забеспокоился Андрей.
   - Синяк под глазом...
   Послышался грохот, мне показалось даже, что я услышала несколько выражений из лексикона грузчиков (и это от представителя богемы!), но собеседник все же взял себя в руки.
   - У тебя что?! Ты вообще соображаешь?!
   - Не у меня. Я в нете свою фотку с таким подарочком заметила. Монтаж.
   - Уже легче, - Андрей вздохнул с заметным облегчением. - Только чего ты мне звонишь?
   - А я готовлюсь к решающему скачку.
   - Понятно. Ладно, я попрошу завтра девчонок сделать тебе минимальный макияж, чтобы стало понятно, что это трюк.
   - Спасибо.
   Я нажала отбой и набрала второй номер. Надеюсь, все получится
   - Здравствуйте, Борис Григорьевич...
   Надежды не оказались бесплотными, разговор прошел на высшем уровне.
   - Кость, ты еще что-то нашел? - прокричала я с балкона.
   - Нет, больше никаких сюрпризов.
   - Это радует!
   Сюрпризов действительно не было. В относительном покое я прожила три дня, потом Костя уехал в командировку, а на пятый день - в субботу - я прочла прелестную статью в "Зеркале событий", автор которой раскопал информацию о киевской детской больнице N 3, а о моем участии в этом деле знали слишком многие. Татьяна Ивановна меня обманула. Так и верь после этого людям!
  
   В квартире стояла абсолютная тишина, или мне это только казалось после двух выпитых бокалов вина - нервы лечила? А то, по началу, когда в девять утра меня разбудил телефонный звонок - я еще подумала: "Вот нет в людях сострадания, как же можно так рано звонить?!". Отъезд Кости, и то, что сегодня я проспала не семь-восемь часов, как всегда, а все десять, ничуть не повлиял на мои внутренние часы. Девять утра казалось ранью, в которую спят даже соловьи.
   - Натали? - номер на телефоне высветлился незнакомый, а вот голос наоборот навевал воспоминания. Оставалось только выяснить, какие.
   - Да, это я.
   - Вы уже читали "Зеркало событий"? - не пожелав представиться, сразу же взял быка за рога собеседник.
   - Нет, - в раздумьях я положила ладонь на лоб, чувствуя, как он начинает морщиться.
   - Советую прочесть, - человек бросил трубку.
   Минуту я посидела, задумчиво глядя на телефон. Позвонить мне мог кто угодно. Но, при чем здесь "Зеркало"?
   "Чушь какая-то!", - я вновь с наслаждением разлеглась на кровати, закрыв глаза и переключив телефон в режим вибро. На случай, если еще кто-то с чужими номерами не позвонит. Жаль, совсем выключить звук нельзя. Некоторые люди, из тех, что могут мне позвонить, не терпят задержек ни в чем.
   Я лежала с закрытыми глазами, а сон не возвращался. Я накрыла глаза рукой, защищаясь от солнца, пробивавшегося в маленькую щелочку между окном и шторой, снова и снова призывая к себе сон. А его все не было! Я вздохнула и села. Снова посмотрела на телефон. Экран был чист. Нет, конечно, привычные окошки: календарь, режимы, Интернет... присутствовали, но больше никто не звонил.
   В задумчивости я прикусила губу, затем встала.
   Почему б на самом деле не купить газетку? "Зеркало" не худший выбор из печатных СМИ. Я и сама без подсказок его порой читаю.
   Ближайшая раскладка находилась недалеко от дома. Я прикупила газетку. И, не выдержав, начала ее читать, так и не дойдя до квартиры. На первый взгляд ничего особенного. А вот на второй...
   Какой больницы я стала спонсором по совету Татьяны Ивановны? Третьей...
   Завибрировал телефон. Я автоматически сняла трубку.
   - Прочла? - до меня донесся чей-то предвкушающий голос, - а теперь...
   - А что я буду делать теперь, вас не касается! - резко отрезала я, напугав при этом, пробегающего мимо, ребенка и резко нажала отбой. Потом зашла в дом и отперла квартиру. И теперь зашлась от гнева.
   ...! ... ... - а матов я знаю много, - ...!
   К счастью, меня никто не слышал. Разве что телефону досталось: нужно же было на ком-то согнать свою злость. Вот он и ударился о стенку, а потом полетел в соседнюю комнату. Я была в бешенстве.
   Только несколько бокалов вина вернули в мою жизнь отголоски оптимизма. Я снова посмотрела на газету в руках. Итак, по привычке, сохранившейся с Университетских времен, я начала раздумывать над плюсами и минусами данного опуса. Язык живой, прям за душу берет. И главное, сразу же становится понятно, кого винить в наших проблемах (причем во всех, а не только в тех, что связаны с конкретной больницей) - жадную дирекцию, фонд "Здоровье", которые собрали уйму денег у простых людей и засунули себе в карман, и меня, жаждущую рекламы в преддверии очередного конкурса!
   Я сделала еще один глоток вина, постепенно начиная себя казнить, особенно, когда дошла до рубрики: "жертвы жадности". Чьей? Да, нашей общей, и моей в том числе.
   Одна смерть, вторая, третья... - Черт! - я бросила газету на пол. Где-то рядом с ней валялся и телефон.
   "Откуда же я могла знать?! - я сжала зубы. - Думала, просто неизвестный мне спонсор отмоет деньги. И всем будет хорошо. А вышло... Стоп!"
   Я снова подняла газету, в очередной раз пробежала ее глазами - ни слова о спонсоре. А существовал ли он вообще? Я задумалась, потом отставила бокал в сторону и пошла на кухню, налила себе кофе, чтобы лучше думалось, и, чего греха таить, чтобы изгнать остатки алкоголя с крови.
   Существовал ли спонсор?
   "Зеркало" о нем не упоминало. Но причин могло быть множество. От банальной взятки, до шантажа, или угроз, ну, или еще до чего-то. Мало ли причин.
   Я подошла к ноуту, а затем вошла и в нет.
   "Жаль, Кости нет, - пронеслось в мыслях, - его бы загрузила, да и пить в одиночестве не пришлось бы!".
   Ладно, не о том. Как же того спонсора звали? Я быстро полезла в сумку, но единственное, что там нашла - визитку самой Татьяны Ивановны Куприной... нет, она уже успела снова выйти замуж - значит, Остапенко, да еще визитку ее фонда "Здоровье".
   Я начала смотреть новости месячной давности. Наконец, нашлось мое фото.
   Так и есть.
   Известная журналистка стала одним из спонсоров новой больницы. "Я считаю, что дети - самое важное в нашей жизни. Поэтому и пожертвовала часть денег на приборы и..."
   Черт! И зачем я тогда произнесла такое множество помпезных слов?! Я глотнула горячий кофе. ... Сахар забыла положить. Я раздумывала еще минуту, не сходить ли на кухню за "сладким ядом", но, в конце концов, махнула рукой и начала пить так: поберегу фигуру.
   Я пролистала статью до конца, ища весь список спонсоров. Так:
   Фонд "Здоровье".
   Известная журналистка Наталья Калина - я едва не пропустила свое имя, забыв, что сама настаивала на Наталье, а не Натали, что была гораздо привычней. Тогда-то я старалась для "Границ".
   Известный Народный писатель Виктор Матрушин.
   Известная Народная актриса Миранда Лихачева - дамс... Интересно, кто ей придумывал такой псевдоним?
   Известная... - да-да, все мы известные, народные ... еще какие-нибудь.
   Политик Виктор Остапенко...
   Есть! - от нахлынувших чувств я едва не сломала мышку. Но "животному" повезло. Бизнесмен все-таки попался... и еще один, и еще... Их было четверо. Кто же из них? Или все такие же подсадные утки, как и я?
   От большого количества информации пухла голова. Безумно захотелось закурить (не доверяйте тем, кто говорит, что бросил). Я подошла к буфету. Костя, уезжая, забыл свою пачку. Я достала одну сигаретку, потом, подумав, положила всю пачку перед собой на стол. Только зажигалки не было. Пришлось брать спички. Никогда от них не подкуривала. Все бывает в первый раз. Сигарета запылала. Я затянулась. Затем начала сравнивать инфу с нета с инфой с газеты. "Зеркало" упомянуло только два имени: мое и этого фонда. Куда делись еще десять? Я курила одну сигарету за другой и пересматривала с десяток сайтов одновременно.
   Почему именно мое имя? "Здоровье", понятно, больше всего денег вложило, да и не своих. Но я?
   Внезапно пронзила мысль. Неведомый журналист (то имя, которое стоит в конце статьи, явно, ведь не принадлежит ее автору) знал о моей роли в деле больнице. Не о мнимой роли, о которой трезвонили по всем углам. А о настоящей - о том, что я была ширмой, которая решила попиариться. Откуда же он узнал?
   Об этом знала Куприна - по старой памяти я называла ее так, бизнесмен, отмывавший деньги (если он вообще существовал), да парочка известных народных. Они ведь, скорее всего, выполняли ту же роль, что и я. И могли догадаться.
   Я облизала губы и быстро переписала имена спонсоров себе в еженедельник. Мало ли, вдруг пригодится. А ведь завтра этой странички может уже и не быть. Информация часто исчезает. Нужно быть готовой к этому, готовой ко всему!
   Я еще раз пробежала по перечню фамилий, на всякий случай, пытаясь их выучить. На память-то я никогда не жаловалась. Ранний склероз, или, как его еще называли мои однокурсницы - девичья память, худшее из зол. Для журналиста, по крайней мере. Итак, Матрушин, Лихачева, Остапенко... Ни с одним из этих людей я обычно не контактировала. Наверное, считали меня мелкой сошкой. Действительно, куда мне до этих крупных рыб?!
   Я снова прилипла к "Зеркалу". Это не они проговорились. Для того чтобы так написать, нужно знать точно. Да и не нужно это им! От моего разоблачения ведь прямая дорожка к ихнему. Кто же? Может, кто-то один случайно проговорился. Но тогда почему мишень именно я?! Сначала эта фотка в нете с синяком. Ко мне на официальное мыло даже пришло несколько писем с вопросами, да и в студии люди на что-то такое намекали.
   Я загрузила календарик. Ничего особенного не планировалось. Ежедневное "Без шкуры". "Кто у нас следующий раз? - я перевела взгляд в блокнот - маленькие партии, не вошедшие в этот раз даже в Верховную Раду". И что им понадобилось? Мне, понятное дело, говорили, в чем тут дело. Но я как-то забыла (привыкла, что каждый день одно и тоже). Слуги народа выучили с десяток фраз и теперь ими усиленно жонглируют.
   Часы пробили двенадцать дня. Странно, что еще никто не позвонил, не принес "соболезнования" на счет статьи, сочувственно не повздыхал в трубку, а потом не разнес по белому свету все, что я ему сказала. Я бы поступила именно так. Ладно, не хотят звонить мне, позвоню сама.
   Я взяла в руки телефон и поднесла его к уху, готовая набирать номер. Что-то было странное. Я нахмурилась, отодвинула трубку от уха, потом вернула назад. Гудка не было. В первое мгновение я опешила, затем заметила, что вилка выткнута из розетки. Как долго она находится в таком положении, я сказать не могла. В последнее время-то почти полностью перешла на мобильный и Интернет. Вот и не пользовалась стационарником.
   Пришлось вставать со стула и втыкать телефон обратно. Несколько минут я простояла, глядя на аппарат, потом хотела набрать номер, порылась, в блокноте выискивая нужный номер, вспомнила, что забыла его туда занести, и пошла, вылавливать из-под стола мобильный.
   Дам... И я еще удивляюсь, что никто мне не трезвонит! Стационар не в сети, а мобильный от удара отключился. Я включила последний, набрала пароль. Так и есть - шесть пропущенных вызовов. Я поискала место, где палочки сети пропали совсем (а таких мест в моей квартире много). Болтать не хотелось. Все же большинство знает мой мобильный номер, а не стационарник.
   Наконец, я залезла в телефонную книгу. Там-то нужные циферки и обнаружились. Я закусила губу, выдумывая, что говорить. И с чего собственно начинать разговор: с сочувствия (вполне искреннего, кстати, я ведь тоже пострадала), или с угроз, обвинений. Я так и не успела ничего решить, когда зазвонил телефон.
   К счастью, на экране появился нужный номер - Татьяна Ивановна.
   - Да.
   - Это вы?
   Я поморщилась. Некоторые люди во время телефонных разговоров проявляют большую оригинальность.
   - Конечно, я. А вы кому звоните?
   - Дрянь! Думаешь, все так просто пройдет? И тебе ничего не будет из-за твоего развязанного языка?! Как бы не так! Ты не представляешь, какого джина выпустила из бутылки. И угораздило же меня обратиться к тебе?! Обыкновенной алкоголичке!
   Я повесила трубку и снова высунула вилку из розетки, не желая слушать угрозы и обвинения в свой адрес. Истеричка, вот она кто! К тому же что-то подсказывало, что Татьяна Ивановна, не смотря на довольно ранее-таки утро, уже успела изрядно надраться.
   Несколько минут я просидела в тишине, затем решила, что так всю жизнь можно просидеть. Пришлось возвращать телефон на место и набирать номер.
   Кто-то поднял трубку.
   - Вы успокоились?
   - Возможно, - женщина помолчала, - так это были вы, или не вы?
   - Разговаривали вы со мной. А, если вы о "Зеркале", то мне это не выгодно. Там ведь и меня облили грязью.
   - Тогда кто?
   - Откуда я могу знать? - я машинально пожала плечами, - хотела у вас спросить. Вы в курсе?
   - Ты... - женщина тихо выругалась: до меня долетел только обрывок фразы. - Кому ты могла проговориться.
   - Почему именно я? - я возмутилась, - порасспрашивайте своих друзей.
   - Я спрошу, но сейчас я спрашиваю тебя!
   - Никому. Я вообще молчала. Мне это не выгодно. Такая информация не делает честь.
   - О чести заговорила! - женщина пьяно расхохоталась, - ладно, давай вечером встретимся, обсудим. Приезжай, часам к девяти. И попытайся вспомнить, кому ты проговорилась...
   - Думаю, это вам стоит улучшить свою память, - самым ехидным голосом проворковала я и снова бросила трубку. Обмен взаимными колкостями не был пределом моих мечтаний.
   Я допила остатки вина в бокале, потом сварила себе еще кофе и закурила еще одну сигарету, мельком подумав, что к приезду Кости надо бы купить ему новую пачку, или блок лучше?
   Я как раз откусывала кусочек печенья и запивала его кофе, когда снова раздался звонок - от неожиданности я едва не пролила жидкость на футболку, но обошлось.
   - Да!
   - Привет! Это Андрей. Не мог тебе на мобилу дозвониться.
   - Да, - я слегка приподняла мобильный, заметив, что на нем все еще отсутствует сеть, - она вне зоны.
   - Ты же дома? - Андрей удивился, потом вспомнил особенности моей квартиры, - ах, да... Как на счет того, чтобы сегодня собраться, подобрать одежду на следующую неделю?
   - То есть, все остается в силе? Статья шуму не наделала? - я повеселела и даже начала поднимать голову от стола.
   - Какая еще статья? Ты о чем? - в голосе у Андрея снова звучало удивление.
   - Возьми сегодняшнее "Зеркало". Первая полоса.
   - Неужели про тебя статейка? - собеседник хмыкнул. - А где банкет? "Зеркало" - это уже успех.
   - Андрей! - я почти сорвалась на крик, но вовремя пожалела барабанные перепонки соседей. Я и говорю-то обычно громко, а уж когда орать начинаю... - Ты прочти вначале.
   - Ладно, пробегу глазами и звякну, - мужчина повесил трубку.
   Прошло еще минут десять. Пару раз раздавались звонки, но номера были незнакомые. Я их попросту игнорировать. Вот если бы кто-то из хороших знакомцев, или родственников... В первый раз в жизни я порадовалась тому, что мои родители не читают "Зеркала", а то пришлось бы и им все объяснять. А пока они узнают, успею придумать, как выбраться из этого капкана.
   Андрей не звонил. Я уже начала изнывать от нетерпения: несколько раз прошлась по квартире, сыграла партию в боулинг на мобильном, мимо делом вспомнив, что уже давно собиралась пойти с друзьями настоящие шары покидать
   Под конец я решила сама ему позвонить - поторопить. Я здесь жду, понимаешь, а он, возможно, уже обо всем забыл. Пришлось набирать номер. Но это не помогло: в ухо полились короткие гудки. Я быстро положила трубку, надеясь, что это он мне названивает. И принялась ждать дальше.
   Через несколько минут телефон действительно ожил. Более того, на нем высветился нужный номер.
   - Ну, что, я прочел. Мерзкая статейка. Как это ты проглядела?
   - Ее выход? - я удивилась. - Ну, я же не занимаюсь обзором СМИ. Откуда могла узнать?
   - А про больницу, правда? Или это очередная утка?
   - Частично, - покривила душей я, - не думала, что эта такая авантюра.
   - Так ты деньги все-таки вкладывала? Тогда в суд в газету подай. Сейчас это модно. Заодно себе рейтинг поднимешь.
   - Если бы я вложила хоть копейку, то уже подала бы иск, но сначала позвонила бы в редакцию, высказала бы им свое мнение. Ну, и на своей страничке в нете подписалась бы.
   - Понятно, - протянул Андрей, - и что будешь теперь делать?
   - Пообщаюсь с тем, кто меня втянул во все это. Вот вечером и поеду.
   - Сама, или Костю захватишь?
   - Он в командировке, придется самой.
   - Странно, мне казалось, что я его видел вчера, - голос Андрея казался удивленным.
   - Может, ошибся, или ты его раньше видел? - предположила я. - Он только позавчера уехал.
   - Может, - в голосе собеседника послышалось безразличие. - Ладно, справимся, если что, ко мне обращайся, помогу, - собеседник прервался на пару секунд. - И, знаешь, думаю, лучше не тянуть с поездкой. Езжай к Остапенко сейчас. Уже к вечеру будешь знать, как выкручиваться. Хорошо, что эфир только в понедельник... Нет, во вторник, - поправился Андрей. - Праздничный же день. Успеешь со всем разобраться
   - Это да. Или успею, или мне, вообще, еще лет пять будут это вспоминать. Спасибо за совет.
   - Всегда, пожалуйста, - Андрей повесил трубку.
   Я же еще пару минут подержала ее в руках, затем тоже опустила ее на рычаг. Хорошо, что есть друзья. От разговора с Андреем мне даже как-то легче стало. Хоть мы и цапаемся по нескольку раз на день, но друг он хороший. Жаль, только Кости в городе нет. Хотя, если Андрей не ошибся...
   Внезапно меня, как громом поразила одна мысль. Кое-кому я действительно рассказывала об этой больнице. И, если Андрей его и вправду видел... Черт! Не верю!
   Пришлось взять мобильный и набрать номер. Гудки. Ответить мне не пожелали. А ведь еще вчера мы болтали полвечера. Я с силой ударила головой о стол, выбивая из нее очередную глупость, затем вставила в телефон наушники и включила на полную громкость плеер. Может, музыке удастся заглушить то, что не получается у меня?
   Я подхватила ключи от машины и вышла во двор. Гараж находился недалеко. Мы с Татьяной Ивановной обе жили в одном районе - в центре, но идти к ней на своих двоих у меня желания не было - час, не меньше, потрачу, как и томиться в душной маршрутке.
   Так что, здравствуй, железный друг... К несчастью, скоро пришлось пожалеть о своем решении. На проспекте образовалась пробка - авария какая-то - вот мне и пришлось проторчать в ней не меньше часа. Только к двум часам из нее вырваться и удалось. Эх!
   Остапенко жила в исторической части города. Дом у них был старый, но из тех, что недавно отреставрировали. Я завистливым видом окинула небольшую пятиэтажку - вторую из пяти на этой улице. Внутрь кто-то заносил вещи, поэтому дверь была открыта, я без проблем прошмыгнула внутрь вслед за грузчиками: "Сделаем Татьяне Ивановне сюрприз".
   Нужная квартира располагалась на четвертом этаже. Я поднялась туда и нажала на звонок. За дверью раздалась трель, а затем мне показалось, что внутри что-то упало. Я поморщилась, успев подумать, что, возможно, зря сюда приехала. А вдруг Остапенко с нашего разговора успела еще сильнее надраться?
   Не смотря на недавний грохот в квартире, открывать мне никто не спешил. Пришлось даже пару раз побарабанить в дверь кулаком, и начать вертеть ручкой туда-сюда. Дверь резко отворилась. От неожиданности я отпрянула, затем зашла внутрь.
   - Татьяна Ивановна?! Мы договаривались с вами встретиться вечером, но я подумала, - говоря все это, приходилось постепенно внедряться в квартиру. Я даже разулась возле вешалки, а затем прошла в комнату. - Что это лучше сделать сейчас!
   Женщина с закрытым глазами сидела в кресле.
   "Ну, вот, напилась до того, что заснула", - я поморщилась.
   Я подходила все ближе
   - Татьяна Ивановна... - хотела начать я разговор, но внезапно заметила кровоподтек у нее на виске - маленькую красную точечку...
   Сумка выпала из моих рук, а глаза округлились. Я нервно сглотнула и собралась заорать:
   - А-а, - начала я, но мне помешали. Кто-то резко закрыл рот огромной лапищей, второй едва не задушив меня.
   - Заткнись!
   В первый момент мне показалось, что у меня остановится сердце. Так все это было неожиданно, затем я попыталась вырваться, ударить мучителя правой ногой в живот, издать хотя бы маленький звук: а вдруг соседи услышат, увидят дверь приоткрытой, заглянут в квартиру... Черт! Я же заперла ее!
   - Сейчас я отпущу тебя, только попробуй крикнуть! - приглушенным голосом сообщил мне незнакомец.
   У меня в мозгу промелькнуло: "Так я тебе и поверила. Сейчас услышишь, как я умею кричать!".
   Но, противореча своим мыслям, я не закричала: просто не успела. Незнакомец отпустил меня и резко повернул к себе. Слова застряли в горле, глаза округлились.
   - Костя?! - прохрипела я, хватаясь за горло.
   Ничего ответить он не успел. Только бросил взгляд куда-то в сторону, вздрогнул и потащил меня прочь из комнаты, из квартиры.
   - Стой! Это не я ее.... - дверь была открыта, потом закрыта... - Это ты ее?! Ты ведь был здесь, когда я пришла?!
   - Потом поговорим! - Костя еще быстрее начал продвигаться к двери.
   - Да, подожди ты! - я дернула его назад. - Дай хотя бы обуться.
   От напряжения защелка на босоножках никак не захлопывалась. Я дергала ее, а становилось только хуже. Костя быстро выхватил у меня из-под носа обувь и потянул к двери.
   - Давай быстрее, менты приехали. В окно их увидел. Очень хочешь с ними пообщаться?!
   Я оторопела и послушно позволила увести себя из квартиры. К счастью, замок на двери был английским. Дверь захлопнулась за нашими спинами. Может, правоохранительные органы вообще решат, что над ними подшутили, когда о трупе сообщили. Если они вообще к Куприной приехали.
   Мы поднялись вверх на полтора пролета. Потом Костя заметил лестницу, ведущую на чердак. Хотел уже полезть по ней.
   - Подожди! - я перехватила его за край футболки. - Мы даже не знаем, что они к Куприной.
   - Хочешь проверить? - ехидно спросил Костя, затем без разговоров начал подталкивать меня наверх. Больше я не протестовала. Только с облегчением заметила, что чердак открыт и по нему можно пролезть в соседнюю пятиэтажку.
   Интересно, это такой специальный дизайн, или те, кто модернизировал здание, просто забыл о крыше?
   Как бы там ни было, а нам повезло. Мы по одному вышли из дома и подошли к моей машине. Хорошо, что возле домов стоял знак "стоянка запрещена". Мне и пришлось оставить машину метрах в двадцати от группы старинных зданий, за углом (хотя, когда я ставила там машину, не думала, что это так уж хорошо). Значит, менты моих номеров точно не запомнили, не заметили даже. А-то мало ли случайностей на свете!
   Костя первый подошел к машине и сел за руль. Мне пришлось довольствоваться пассажирским местом. Взревел мотор. Мы покатили по улице вниз, надеясь, что там не будет тупика. Ехать мимо патрульной машины хотелось меньше всего.
   На предельной скорости (и как это нас никто не остановил?) Костя выехал из города. Затем заглушил мотор и посмотрел на меня нехорошим взглядом.
   - Это ты ее?
   - С ума сошел?! - в первое мгновение я не поняла сути его вопроса, зато потом... - Ты уже был там, когда я вошла. Так что, если кто и застрелил ее. Ее ведь застрелили? - уточнила я.
   Костя кивнул.
   - То это ты!
   - Ошибаешься, я пришел вторым. Дверь была открыта. Я удивился и...
   - Ты еще скажи, что в этот дом случайно зашел, - я со злостью расхохоталась. - Я помню, как закрывала дверь!
   - Твое слово против моего. И тебе вообще лучше рта не раскрывать.
   - Я и не собиралась. Меня в той квартире и в помине не было.
   - А как же отпечатки? - Костя задумчиво прищурился.
   - Никогда не привлекалась. И, надеюсь, не буду. У них нет их в картотеке. А брать отпечатки у всех, кто с Куприной когда-либо пересекался, никто не будет. Да и если поймут, что это мои. Я никогда не скрывала, что знакома с ней, что бывала у нее дома. Пусть докажут, что я их сегодня оставила.
   - А как же дверная ручка?
   - Ты касался ее последним. Вспомни, ты просто вытолкал меня за дверь.
   Костя прищурился и потянулся в карман за пачкой сигарет.
   - Дай и мне одну, - попросила я.
   - Ты же не куришь?
   - С этого дня начала, - я вытащила две сигареты. Одну положила на выдвижную полочку. Вторую поднесла ко рту.
   Щелкнула зажигалка. Костя дал мне прикурить, затем сам затянулся.
   - Значит, говоришь, нас там не было. Интересно.
   - Я говорила только про себя, - я презрительно посмотрела на Костю, потом повернулась к двери и открыла пошире окно. Не хотелось бы задохнуться в сигаретном смоге. - Ты же не был знаком с Куприной. Или был?
   - Ну, не был. И что? Кстати, это она была?
   - Она, кто ж еще? - я затянулась. - А то, что там твои отпечатки. Если обнаружат, чьи они, как будешь выкручиваться?
   - Отпечатки - не проблема. Их уже сегодня к вечеру не будет, - Костя выбросил окурок за окно. И затянулся новой сигаретой.
   Я с интересом наблюдала за ним.
   - Даже так? Забавный ты человек. Все у тебя так слаженно получается.
   - Не сомневайся!
   - Значит, с Натальей Ивановной ты не знаком. А что тогда у нее дома делал?
   - Что делал? - Костя задумчиво прищурился. - Все, как в классическом детективе. Возвращался от друга. Заметил открытую дверь, проявил любопытство. А там уже ты была.
   - Дам, - я тихо хихикнула. - А ведь считала, что это я люблю лгать. Я закрывала дверь. Замок там английский. От ветра открыться не могла. Из нас двоих ты зашел туда первым.
   - Я уже сказал, что бы ты об этом забыла! - со злостью произнес Костя. - Я зашел, увидел там тебя. Придерживайся этой версии. Иначе хуже будет. Известная ведущая - это хорошо, но есть люди и пострашнее.
   - Не сомневаюсь, - я снова сделала презрительное выражение лица, - но и лезть вместо кого-то в петлю не буду!
   - Мы еще посмотрим! - мрачно пророчествовал собеседник.
   - Ага, обязательно, - я едва не отмахнулась от него. - Кстати, ты уверен, что сможешь отыскать в том доме друга? Там ведь квартир всего ничего.
   - Значит, не веришь?
   - Ни слову, - я стряхнула пепел с сигареты и прищурила глаза, - это все?
   - Если ты все поняла?
   - Не глупее тебя, - я поморщилась. - А теперь выметайся из моей машины и не забудь вернуть ключи.
   Костя хмыкнул, покрутил в руке колечко с ключом зажигания, подкинул пару раз в воздух, наблюдая за моей реакцией (я старалась сделать вид, что меня не волнует, чем он занимается, и я во всю увлечена курением).
   - Не подвезешь до города? Мне же тут вечность придется такси дожидаться.
   - Вот еще! - фыркнула я. - Как это я, простая телеведущая, буду оказывать помощь такому крутому парню, как ты, со связями? Кстати, что у тебя за связи?
   Он не ответил. Бросил ключи на полку и вышел из машины, хлопнув дверью. Я перелезла на соседнее сидение, вставила ключи и надавила на газ. Развернула машину и снова остановилась, пошире открыв окно.
   - Не забудь зайти, забрать одежду.
   - Выброси, - безразлично сказал Костя, поднося к глазам телефон и набирая номер. - Или оставь на память.
   - Делать мне больше нечего! - я потянулась прикрыть окно. - А ты все-таки редкая сволочь!
   - Какой есть, - Костя отсалютировал мне мобильным на прощание и поднес его к уху. Я надавила на газ.
   Дорога домой заняла немного времени. На этот раз мне повезло не нарваться на пробку. Через какой-то час я уже ставила машину в гараж, а сама шла в дом.
   Родное гнездо (впрочем, какое это гнездо - родилась-то я совсем в другом месте, а сюда переехала только после окончания университета) встретило меня тишиной. Но это меня только обрадовало. В общество сейчас совершенно не тянуло. Хотелось подумать.
   Итак, Остапенко, она же Куприна - основатель фонда "Здоровья"... Или нет? Я сделала пометку в блокноте, выяснить, кто основатель этого фонда. Обратилась ко мне с предложением поучаствовать в одной простенькой афере. Зачем ей это было нужно. Вариант один, она сказала правду - был неизвестный спонсор с грязными деньгами, но чистой совестью (а как еще объяснить то, что он решил заняться филантропией?). Верю? Не очень.
   Вариант второй. Спонсор был, грязные деньги тоже, но с больницей была договоренность. Может, плата за что-то, а, может, деньги должны были вернуться обратно к щедрому дарителю. Но тогда это не было бы отмыванием денег. Значит, остается плата.
   Или третий вариант - Татьяна Ивановна лгала с самого начала. Зачем? Хотели подставить меня? Но выбрасывать на это такие большие деньги просто глупо. Нанять киллера и-то проще (если верить фильмам и книгам, сама-то я с подобной публикой не связывалась). Да и кому я могла настолько мешать? В "Без шкуры" я снова начала развлекаться после того, как согласилась помочь Куприной. А до этого никому не переходила дороги. Да и если бы перешла... Проще - припугнуть! Я девушка молодая, умная, своей внешностью дорожу. Если бы зажали в тиски, рыпаться особо не стала.
   Тогда зачем это все? Теперь еще и убийство! Я закурила, вспомнив, что едва не попалась. Но времени на то, чтобы впадать в ступор и ведрами пить валерьянку (тем более, что, по словам моей школьной учительницы по биологии, от нее только больше нервничать начинаешь) просто не было.
   Ладно, статейка - дрянь, как и то фото. Главное - убийство. Надо бы найти душегуба. Если он связан со статье, то хотят подставить меня, если нет - это случайность. Мало ли, что в жизни бывает. Вторая версия мне, понятное дело, нравилась больше. Я получалась не причем.
   Но была еще третья версия. Статья, убийство - это все вершина айсберга. У преступников далеко идущие планы. А я - мелкая рыбешка. Все вроде выходило логично.
   Теперь осталось найти доказательства. И узнать, какая из версий ближе к истине. Прежде всего поговорить с друзьями Куприной. А для начала узнать их имена!
   Внезапно в дверь позвонили. Я вздрогнула, спрятала в ящик свои записи и пошла к входной двери.
   - Кто там?
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"