Кожевников Олег Анатольевич: другие произведения.

Император гл.5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глава 5
  
   Раздача приглашений на банкет, оказалась муторным делом, пришлось много улыбаться и говорить. Хорошо, что я занимался только послами союзных России государств, ну и ещё присутствующим на смотровых местах трибуны Дэвидом Френсисом. США хоть и не была в настоящее время союзником России, но мы-то с Кацем знали, что это вот-вот случится, к тому же у Михаила были очень хорошие личные отношения с Девидом. Вот Кац и включил его в число допущенных на трибуну лиц. Перед тем как заняться иностранцами, я попытался Николая 2 пригласить на этот банкет, но получил вежливый и многословный отказ. Уговаривать брата я не стал, во-первых, понимал состояние его души, а во-вторых, как уговаривать человека, у которого сын находится между жизнью и смертью, а жена и две дочки разболелись. Поэтому я вошёл в положение Николая 2 и тепло с ним попрощался. Затем занялся послами. Вот у них я нашёл полное понимание и согласие прибыть на праздничный ужин. При этом я согласился с предложением послов Франции, Англии и США на встречу с каждым из них конфиденциально. Дату и время они должны были согласовать с господином Джонсоном, которого я назвал министром двора. Подложил так сказать свинью Кацу - пусть не один я отдуваюсь за пост царя. Конечно, я и сам бы мог согласовать дату и время визитов послов, но вот ежедневник где были расписан график предстоящих дел Михаила, был у моего второго адъютанта, А Хохлова я отослал с весьма важным для меня делом - рядом с трибуной на месте для почётных гостей заметил генерала Маннергейма. Вот я и отправил ротмистра, договорится с Маннергеймом о встрече с Михаилом 2. И чем раньше, тем лучше. Так что пришлось мне поступать как истинному монарху - отсылать всех страждущих встречи с Михаилом 2 договариваться о времени и дате встречи к министру двора.
   Когда вся эта дипломатическая бодяга закончилась и последний посол, покинул трибуну, я наконец смог подозвать к себе Хохлова, который по закону подлости появился, когда я уже прощался с послами. Ротмистр доложил, что он нашёл генерала Маннергейма и договорился с ним, что тот явится на аудиенцию с Михаилом 2 послезавтра в 10 часов дня в резиденцию государя в Гатчине. Да, теперь мой загородный дом в Гатчине, назывался резиденцией. Единственное что изменилось в бытовом плане после того как я ознакомился с текстом отречения Николая 2, и по существу стал императором, это то, что Кац, признанный всеми, как самое доверенное лицо нового императора, перебазировал госпиталь занимающий больше половины дома и практически все хозяйственные постройки. Госпиталь и весь персонал был перебазирован в имение "Липки". То есть получалось, что мой друг, ещё больший авантюрист, чем я. Ведь если рассуждать формально, я ещё не настоящий император. (Осталась юридическая формальность, принятие присяги и прохождение манифеста через Сенат). Но страна была в таком состоянии, что никто уже не обращал внимания на выполнении всех формальных процедур коронации нового императора. Если прямо сказать народ устал от правления Николая 2. Даже убеждённых монархистов трясло от имени Николай 2. Вот поэтому, наверное, все препоны в деле коронации Михаила 2, так быстро преодолевались. Даже по поведению иностранных послов, чувствовалось, что они рады приходу к власти Михаила 2. Про себя я думал общаясь с иностранцами, - "радуйтесь, радуйтесь, что по вашему мнению к власти пришёл "дуболом", которого интересует только всласть повоевать и чтобы его абреки отрезали больше голов. Скоро выть начнёте от своей наивности. Кац вас сначала купит, а потом продаст, но уже дороже. И все ваши Ноу-хау и новейшие технологии высосет, не зря его в нашем НИИ Мозга, всё время приставляли к иностранным делегациям. А потом вдруг в институте появлялись прорывные методики, при этом у партнёров ничего нового не появлялось. Хотя, как правило, западные делегации приезжали с визитом, чтобы получить последние разработки нашего НИИ. Итоги экспериментов получали, а технологию как этого достигнуть, шиш.
   Когда все приглашения на завтрашний торжественный ужин были розданы, и я думал, что на сегодня все переговоры и разговоры о политике и положении в стране, наконец закончены, Кац опять меня в этом разочаровал. Наверное, этот злодей мстил за то что я его произвёл, по крайней мере на словах, в министры двора. Вот он и постарался соответствовать, этой вредоносной должности - не давать монарху спокойно посидеть в одиночестве и опрокинуть для успокоения нервов пару рюмашек пятилетнего Шустовского коньяка. Почему именно Шустовского и пятилетнего, да потому что две такие бутылки имелись в заначке Первухина, и именно о них я думал, когда дипломаты начали спускаться по ступенькам трибуны. Но вот Кац спутал весь мой план по успокоению нервов, заявив:
   - Ну что Михась, первый этап вроде бы прошёл хорошо, без срывов. Теперь требуется мягко взять реальную власть, а это будет намного труднее. Я и твой полковник Попов, определённую работу проводим, но без тебя многие вещи невозможны. Николай Павлович уже несколько дней обрабатывает начальника Петроградского охранного отделения генерала Константина Глобачева, но чтобы он стал полностью подконтрольным, нужно чтобы ты встретился с этим жандармом. Он конечно особо не мешает деятельности КНП, но и о поддержке работы представителей комитета, говорить не приходится. А допустим службе Берзиньша, охранное отделение чинит различные препятствия. Сегодня этот генерал Глобачев, вызван в Гатчину, нужно ему вставить по первое число, за то, что охранное отделение, не даёт развернуться в полную силу людям КНП.
   - Хм..., так они на то и охранное отделение, чтобы тормозить всякие там КНП и прочие общественные организации, если даже их деятельность направлена на укрепление существующей власти. Они же не прессуют и не арестовывают людей из возглавляемого Берзиньшем ЧК.?
   - Нет, но мешают его оперативным разработкам. И даже попытались направить жандармского офицера, проверить внутреннюю тюрьму в Смольном.
   - Надеюсь, охрана его туда не допустила? А то там же сидит финский лесоторговец, у которого я конфисковал довольно много денег, после нападения опекаемых им соплеменников, на санитарный поезд. Если этот лесоторговец попадёт в жандармерию, то конфискация у него денег Михаилом, наверняка выплывет наружу. К тому же этот явный и непримиримый враг России может выйти на свободу. Кстати, сколько сейчас в подвалах Смольного содержится задержанных?
   - С твоим финским лесоторговцем - пятьдесят семь человек. Скоро пригодные для содержания опасных экстремистов камеры, будут переполнены. Всё-таки подвальные помещения Смольного не приспособлены для тюрьмы. А отпускать таких фанатически настроенных людей нельзя - это чревато разрастанием революционной борьбы с самодержавием. Задержанные настоящие дрожжи для люмпенов собранных в Петрограде. Образованные, наглые и энергичные. Если передадим их охранному отделению, то эти личности уже через неделю будут на свободе, об этом позаботятся их спонсоры и адвокаты. Если хотим, чтобы революций не было, нужно этих бестий ликвидировать. Ведь даже если их засудить и отправить на каторгу, а тем более в ссылку, то беды с ними всё равно не оберёмся. А количество этих пламенных революционеров всё растёт. Ребята полковника Попова, ежедневно привозят в Смольный человека три-четыре. А тут ещё и служба Берзиньша начала работать. Они пока чистят Латышских стрелков, но всё равно, по паре человек в день арестовывают. Так, что Михась нужно думать, что делать с задержанными.
   - А что тут думать? Нужно поступать по законам военного времени и предреволюционного положения. Покажем гнилой и болтливой интеллигенции звериный оскал царизма. Я когда возвращался в Питер, всё думал, на каком примере показать говорливым политиканам, что лафа кончилась, и что Михаил это не мямля Николай 2. А ещё обещал всадникам из ингушского полка, что в столице скучать им не придётся - врагов у командира корпуса много и их нужно будет проредить. Наказать по горским обычаям. А это значит - отсечение голов, нанизывание их на шесты и установка их вдоль дорог. Последнее конечно лишнее для европейской страны, но если мы Скифы, как писал Блок, то и нужно вести себя как эти свирепые воины. Проскакать нукерам императора по улицам столицы с головами врагов владыки, нанизанными на пики. Вот это будет шоу так шоу - кровавое и соответствующее этой бессмысленной войне.
   - Так что так просто - пятьдесят семь человек под нож?
   - Конечно, нет, мы же интеллигентные люди. Гуманисты так сказать. Проведём, как положено суд, и ингуши только после его приговора начнут отрезать головы у твоих заключённых.
   - Михась да ты что белены, объелся, какой суд? Доказательств же их подрывной работы считай, что нет. Практически все эти люди задержаны на основании оперативной разработки, и даже царский суд будет вынужден их отпустить.
   - Нам царский суд не нужен и европейский тоже. Воспользуемся прецедентом - организуем такой же трибунал как над мятежниками на станции Лазаревская. Ты кстати взял на работу юристом Владимира Венедиктовича?
   - Естественно, выбирать-то было особо не из кого. И плачу ему бешеное жалование, сейчас аж 900 рублей в месяц. И кстати не жалею об этом. Он стоит этих денег. Большего прохиндея я в жизни не видел. Не еврей, но так закрутит дело, что любой Сионский мудрец себе пол бороды выщиплет, пока поймёт задумку этого бывшего адвоката.
   - Это хорошо, что ты прислушался к моему совету. Вот Владимир Венедиктович и организует суд над узниками твоей тюрьмы. Всё сделает с юридической стороны чисто и быстро. В нашей истории, наверное, он был учителем Вышинского. А в этой истории, пожалуй, я его сделаю главным судьёй империи. Можешь так ему и передать. И то, что суд над задержанными врагами императора является проверкой его годности к такому высокому званию, тоже скажи. Людей, которые станут судебными заседателями, подберёшь сам. Задание всем одно - приговоры должны быть оформлены на следующий день после утверждения Сенатом нового императора. Вот тогда и можно будет начинать наводить порядок.
   - А не боишься прослыть Михаилом - кровавым и закончить свои дни, как Николай 2 в нашей истории? Не лучше ли всё делать по-тихому, как присланный тобой полковник Попов?
   - Так и будем действовать, но сейчас нужно показать, что пришёл настоящий царь, который будет подавлять смуту самым жёстким образом. И опричники у него есть, которых только он может сдержать. Всадники Туземной дивизии весьма для этого подходят. И никаким социалистам их не распропагандировать. Общаясь с людьми этого времени, я понял - разложение идет, прежде всего, в головах. Я говорю об образованных людях начитавшихся книжек о счастливой жизни в справедливом обществе. Они видят зажравшихся чиновников. Свинское положение крестьян и рабочих. Видят и ненужную народу войну, уносящую миллионы жизней, на потребу беснующейся от крови аристократии. Естественно эти люди хотят прекратить всю эту вакханалию. А как это сделать им объясняют зачастую люди, получающие весьма неплохие дивиденды от роста бардака в стране. Как правило, основная масса солдат, вечно брюзжащих интеллигентов и квалифицированных рабочих, ещё не совсем ожесточены и инстинкт самосохранения у них ещё не атрофировался. Так как в настоящее время мы не в состоянии хоть как-то улучшить ситуацию в стране и на фронте, остаётся воздействовать на инстинкты самосохранения. Вот акция быстрого суда по упрощённой схеме и немедленной казни осуждённых и направлена к инстинкту самосохранения более-менее адекватных людей. А антураж, который обеспечат джигиты, заставит этот урок намертво врезаться в память любого подданного Российской империи. Понял Кац мою идею?
   - Хорошо всё на бумаге, а в реальной жизни сплошные овраги. И первый из них, отношение союзников к такому правосудию? Факт зверской и массовой казни врагов нового императора, не пройдёт мимо общественности таких стран как Франция и Англия. Если сейчас там отношение к Михаилу и к России хорошее, то после такой казни будут считать нового императора исчадием зла и отношение к стране будет соответствующее. Никаких новых кредитов после этого Россия не получит, а значит наш план полетит в тартарары. Продукты мы не закупим и не наладим производство нового вооружения. А вслед за ухудшением жизни простых людей, будет расти их ожесточение к власти. Тот же инстинкт самосохранения толкнёт людей уничтожить такую власть, которая ведёт их к гибели.
   - Думаешь, не стоит устраивать показное кровавое шоу? Может быть ты и прав. Если сказать прямо у меня тоже к этому душа не лежит. Хотя описанные тобой овраги можно сгладить - сослаться на дикий нрав горцев, которым поручили охранять осуждённых, а они учинили самосуд над врагами императора. Я думаю, либеральное общество Запада скушает это объяснение. Ведь если почитать их газеты, то складывается убеждение, что туземцы это неуправляемые звери, инстинкты которых может сдержать только белый человек. Так что обычный человек на Западе не будет шокирован тем что всадники Туземной дивизии таким образом расправились с осуждёнными. Для него ключевыми словами будут - осуждённые и Туземная дивизия. Простому обывателю ведь невдомёк, что Кавказцы такие же европейцы, что и он. Ну, это ладно, ты наверное прав - из цивилизованных рамок выходить не стоит. Но что же делать - как остановить разложение общества в те сжатые сроки которые нам отпущены историей.
   - Плавней надо Михась работать. Не допускать истеричных поступков. Посоветуйся с Николаем Павловичем. Полковник Попов и его люди делают такие дела, что твоим джигитам и не снились, и всё это тихо и незаметно. При этом поставленные цели они добиваются. Сегодня полковник Попов с начальником Петроградского охранного отделения генералом Глобачевым прибудут к тебе на аудиенцию в Гатчину, вот после неё ты и сможешь переговорить с Николаем Павловичем.
   - Вместе переговорим, ты тоже будешь присутствовать И кстати не с полковником Поповым, а с генерал-майором Поповым. Я ему это звание присвоил ещё в Луцке, так что есть повод распить бутылочку Шустовского. Да и на встрече с жандармским генералом, ты тоже будешь присутствовать. У меня много вопросов по обстановке в Петрограде. Снова поработаешь секретарём, хотя представлю тебя опять министром двора и называть тебя буду граф Джонсон. Можешь считать, что я даровал тебе этот титул, и ты можешь теперь парить мозг своей невесте, что задержка с венчанием связана с тем, что ты хотел, чтобы она стала графиней Джонсон. Ха-ха-ха.
  Отсмеявшись, я закончил:
   - Да, и имение Липки тебе жалую. Только юридическую чистоту этого дарения должен обеспечить Владимир Венедиктович. Думаю, с его талантами и моей поддержкой это будет сделать не трудно.
   После этого моего символичного подарка, началась наша обычная словесная перепалка. В этот раз я нападал, а Кац оборонялся, периодически выдавая едкие эпитеты в мой адрес. Эта дуэль языков продолжалась недолго, максимум минут пять, так как на трибуне появился посторонний человек - мой адъютант ротмистр Хохлов. Ещё находясь на ступеньках трибуны, он вытянулся в свой немалый рост и громким голосом доложил:
   - Ваше Величество, карета подана, можно отправляться в вашу резиденцию в Гатчину.
  Еле сдерживая смех и от этой киношной фразы и от предыдущей весёлой перепалки с Кацем. Я вспомнил свои мысли, когда разговаривал с генералом Кондзеровским и ответил:
   - Нет, ротмистр, я поеду на автомобиле с господином Джонсоном. Мы ещё не договорили, к тому же на автомобиле гораздо быстрее. А барону Штакельбергу отвечающему за церемонии, передайте, что сегодня не день коронации. Вот завтра когда направлюсь в Сенат, я буду полностью выполнять, все рекомендации мастера церемоний императорского двора. Сегодня сам прокатись на этой карете до Гатчины. Заодно проверишь, мягка ли она на ходу и поведение джигитов конвойной полусотни. Я приказал командиру Ингушского полка подобрать в мою охрану самых спокойных всадников. Вот и посмотришь, как это приказание выполнено.
   Хохлов опять вытянулся и как на строевом смотре гаркнул:
   - Слушаюсь, Ваше Величество!
  И умудрившись с гвардейским шиком развернуться на узенькой ступеньке, ротмистр спустился на мостовую. Мы тоже с Кацем спустились на брусчатку. Пока шли к старому доброму Роллс-ройсу Михаила, я сделал ещё один подарок своему другу, заявив:
   - А, пожалуй Кац, я тебе и Роллс-ройс подарю. А то ты всё-таки серый кардинал императора, а автомобиля или даже дешёвой пролётки не имеешь. Вот только водителя Гришку, заберу. Будет возить меня на Паккарде. Американский посол сегодня заявил, что народ Соединенных штатов в знак глубокого уважения к Михаилу 2, дарит этот представительский автомобиль с надеждой, что тот продолжит своё великое начинание по созданию еврейского государства. Я ему естественно подтвердил, что являюсь сторонником создания еврейского государства в Палестине. И как только мы освободим проливы, и судоходство через Дарданеллы станет безопасным, Россия начнёт направлять транспорты с еврейскими переселенцами в Палестину. Ответственным за это великое переселение я назвал тебя. Так что Кац гордись, ты становишься для евреев новым Моисеем.
   - Хм..., лишь бы эта затея не вылилась в сорокалетнее блуждание по кабинетам, ответственных и не очень чиновников.
   - А это уже парень зависит от тебя, так же как и финансирование этого переселения. Что касается преодоления бюрократических заслонов, то в этом я естественно буду тебе помогать. Ну а с финансами, думаю, помогут богатые евреи. И прежде всего, нужно пощипать еврейскую диаспору в Америке. Думаю, у них денег куры не клюют. Вон подарили же мне Паккард и это только за то, что я обозначил эту тему. А когда начнутся реальные действия по созданию еврейского государства, то за осуществление этой мечты всех сионистов, еврейские банкиры отвалят весьма солидные бабки. За них можно будет не только всех желающих пересилить в Палестину, но и построить в России несколько крупных инфраструктурных объектов. Например, мне не даёт покоя план ГОЭРЛО и такие сталинские свершения, как Беломоробалтийский канал, Турксиб или там канал Волга-Дон.
   - Ну, ты и разошелся Михась - уже лавры Сталина не дают покоя. Ещё даже трон официально не занял, а уже поднимаешь цунами. У Сталина люди были - умел он специалистов подбирать и заставлять их творить чудеса. А мы дилетанты по сравнению с ним и ориентируемся на людей, которые сами к нам летят в надежде что-нибудь урвать, для себя любимого.
   - Пускай наша интуиция и таланты управленцев, не дотягивают до "вождя народов", но зато мы жили в 21 веке и знаем, какие проекты действительно нужны. Известны нам и самые яркие представители команды Сталина. Сейчас они все живы, и нужно их привлечь в нашу команду. Да и сам Сталин жив и сейчас отбывает ссылку в Туруханском крае. Нужно его оттуда выдёргивать и сделать всё, чтобы привлечь в нашу команду. Не жалеть ни денег ни должностей, чтобы перетащить этого самородка на нашу сторону. Ленина хрен переубедишь, что царь приведёт народ к процветанию, к сожалению, он на генетическом уровне ненавидит царизм. А вот Сталина, судя по его действиям, приведшим к тому, что он сам стал "красным императором", убедить в том, что самодержавие для России хороший выбор, можно.
   Даже усевшись в кабину Роллс-ройса, мы продолжали с Кацем дискутировать по моему предложению. И только на середине пути пришли к согласию и стали вспоминать, кто же из выдающихся людей выдернувших Советскую Россию из клоаки в которую она попала после революций и гражданской войны, сейчас находится в дееспособном возрасте. Фамилии и известные нам факты биографии Кац тут же записывал в свой блокнот. Эти данные я хотел сегодня же передать Попову, чтобы его начавшаяся формироваться кадровая служба, разыскала их и постаралась нанять на работу в КНП. Если они начнут артачиться, то пригласить их в Петроград на беседу с самим императором. По мнению Каца ни один нормальный человек от такого предложения не откажется. А тут уж пользуясь методами 21 века (нейропрограмирования и прочими подобными) в которых Кац кое-что понимал, убедить клиента, что работа на императора, полностью соответствует его убеждениям.
   Добравшись до особняка в Гатчине, мы с моим другом разделились - я направился в мой старый кабинет окончательно подготовить список нужных для выполнения наших целей людей, а Кац пошёл в свою комнату. У него там были кое-какие документы, которые можно было использовать в разговоре с начальником Петроградского охранного отделения. Конечно не полный архив всех тёрок КНП с жандармами, но наиболее важные документы он хранил в доме брата Николая 2, а не в Смольном. В нижнем холле дворца находился недавно приехавший генерал Кондзеровский. Он весьма удивился моему появлению. Это я понял по выражению его лица. Меня это развеселило и я, ухмыляясь, заявил:
   - Что генерал не ожидал? Думал, что твой император такой ретроград и не воспользуется прогрессом? Да я даже на фронте больше передвигался на автомобиле, чем верхом на лошади, а уж в Петрограде сам Бог это велел. Тем более трястись тридцать вёрст в душной карете. К чёрту условности - вперёд к прогрессу! Ладно, господин Кондзеровский, пойдём обсуждать, какие условности мне предстоит выполнить завтра.
  И мы с генералом Кондзеровским, направились в мой кабинет, где довольно быстро утрясли завтрашний регламент. Видно генерал сам торопился и не влезал в церемониальные тонкости. А может быть он по натуре чёток и краток, без всякой аристократической мишуры. Мне его деловой стиль импонировал.
   В Гатчину я приехал как настоящий император, в сопровождении целой кавалькады автомобилей. Роллс-ройс сопровождал не только Форд спецгруппы, но и остальные автомобили Мехгруппы. Так как госпиталь, который раньше занимал флигель, и все подсобные помещения имения был передислоцирован в "Липки", я посчитал возможным разместить Мехгруппу рядом с собой. Времена сейчас мутные и вполне вероятно, что Германский Генштаб вновь предпримет попытку уничтожить Михаила. И проверенное подразделение под боком может спасти жизнь императору. От покушений я как мог, страховался - снайпера, агентура и прочие примочки 21 века, а вот на войсковую операцию противника можно было ответить, только имея под рукой, мобильное обстрелянное подразделение. А Мехгруппа и была именно таким. Правда, был один минус - исполняющий обязанности её командира, капитан Пригожин, был не очень решительным человеком. Как его охарактеризовал Первухин, интуитивно хорошо разбирающийся в людях - ни рыба не мясо. А мнению этого простого и не образованного человека я доверял. Пускай он деревенщина и прост как репа, но зато преданный мне лично и, несомненно, интуитивно чувствует опасность и людей, которые могут её приблизить. Так что после того как присвоил звание полковника бывшему командиру Мехгруппы Хватову, я подбирал человека на эту должность. Вернее не подбирал, а присматривался и кандидат у меня был один, это ротмистр Хохлов. Понравился мне этот бывший гвардеец. Я его специально взял вторым адъютантом, что было, в общем-то, беспрецедентным случаем, чтобы присмотреться к этому офицеру. Эти несколько дней, которые боевой офицер являлся адъютантом высокого начальника, убедили меня, что Хохлов годится быть командиром Мехгруппы. Его характер и повадки, чем-то напоминали Хватова. А значит можно надеяться, что ротмистр такой же смелый, решительный и предусмотрительный человек. Не зря именно Хохлова назначили командиром группы направленной генералом Безобразовым, для поиска, а если потребуется и спасения Михаила.
   А мысль о втором адъютанте и командире Мехгруппы возникла не на пустом месте. Именно сейчас мне бы очень пригодился грамотный человек, умеющий писать каллиграфическим почерком. У меня почерк ужасный, я же не учился в школе каллиграфии. А в этом времени, любой, кто окончил гимназию, мог писать красиво и без помарок. Нужно было переписывать список, который составлял Кац, а никого с навыками каллиграфа рядом не было. Хохлову я зачем-то поручил перегонять в Гатчину карету, а Максим в настоящий момент размещал бойцов Мехгруппы и организовывал малый круг охраны. То есть непосредственно особняк и выезд из имения.
   Слава Богу, моё раздражение с задержкой составления списка сумел погасить Первухин. И не только тем, что как только мы вошли в кабинет, он начал из своего бездонного портфеля доставать разные вкусности. А самой нелепостью ситуации, когда поручик в парадном белом мундире с загадочным видом достаёт из портфеля, в котором по законам жанра должны лежать секретные документы, сначала весь замасленный пакет с жареными пирожками, затем одну за другой несколько больших груш, а последней бутылку Шустовского коньяка. Очень колоритно это всё смотрелось на маленьком столе рядом с диваном. Уже это действо вызвало у меня внутренний смех, а когда Первухин сказал, что в кузове его броневика имеется ещё большой кофр с продуктами, я чуть не расхохотался в полный голос. Надо же, на полном серьёзе Первухин рассуждает о своём броневике, ведь негоже ему теперь офицеру, денщику, вернее порученцу самого императора, передвигаться в кузове с другими солдатами. Теперь его место в кабине, а на жёсткое кресло можно положить и подушку, имеющуюся у любого бойца десантной группы. Одним словом Первухин отжал у капитана Пригожина грузовик, где командиром десантной группы был его приятель бывший ефрейтор, а теперь унтер-офицер, Никонов. И сейчас разъезжая в кабине этой боевой машины. Дима понимал, что такое возможно только до назначения командиром Мехгруппы офицера подобного Хватову. Поэтому он в последнее время стал часто капать мне на мозг, с предложением усилить спецгруппу броневиком ефрейтора Никонова. Если прямо сказать, занудство Первухина меня достало, и только по одной причине я его не осаживал, так как сам подумывал об усилении своей охраны. А десантная группа ефрейтора Никонова ничем не хуже других отделений Мехгруппы.
   Натюрморт, который создал Первухин на круглом столе кабинета, смотрелся колоритно и снял у меня раздражение вызванное задержкой выполнения поставленной перед собой задачи, но это смотрелось нелепо в кабинете императора. Тем более вскоре сюда должен был явиться начальник Петроградского охранного отделения. Поэтому насладившись произведением Первухина, позитивно подействовавшего на мой настрой я распорядился:
   - А теперь бестолочь складывай всё обратно в свой баул. Нечего мой кабинет превращать в дешёвую харчевню. Дай тебе волю, ты ещё миску со щами на письменный стол поставишь! Давай, давай - шевели своими загребущими лапами. И не забудь стол после своих выкрутасов протереть, чтобы на нём не осталось жирных пятен от пакета с пирожками. Сейчас сюда придет жандармский генерал, а ты устраиваешь тут, чёрт знает что. Может попросить его, на сутки арестовать наглеца, пачкающего мою мебель и розгами поучить его уму-разуму?
   Пока я разглагольствовал, Первухин очистил стол, побросав всё ранее выставленное, обратно в свой портфель. И что меня снова развеселило, достал из него небольшое полотенце, поплевал на стол и стал его тщательно протирать. Ну как можно было обижаться на это рыжее чмо. Я бы так долго внутренне иронизировал по поводу рыжей деревенщины, если бы дверь кабинета не раскрылась и в проёме не возникла фигура старика дворецкого Пахома. Он голосом, отработанным за долгое время службы дворецким, объявил:
   - Ваше Величество, прибыли генерал Глобачев и полковник Попов. Пригласить их на аудиенцию?
   - Да Пахом зови. И передай господину Джонсону, чтобы он тоже шёл сюда.
  Дверь за дворецким ещё не закрылась, как я, обращаясь к Первухину, сказал:
   - Всё Дима, заканчивай! И пока не появился Максим, посидишь в приёмной, Если ты будешь нужен, в приёмной прозвенит звонок. Тогда без всякого стука и просьб, заходишь в кабинет. Понял?
   - Так точно!
  Первухин вышел, и почти сразу, дверь снова распахнулась, и в кабинет вошло два человека. Генерала жандармерии я видел в первый раз, а начинающий седеть человек, был мне очень близок. Николай Павлович был в полковничьей форме. Весть о том, что он произведён в генерал-майора, до Петрограда ещё не дошла.
   Так как я ещё не успел занять место за письменным столом, то вполне естественно шагнул к генералу и пожал ему руку, а вот Николая Павловича обнял и похлопывая его по спине, произнёс:
   - Рад, рад снова тебя видеть! Джигиты Туземной дивизии, тоже тебя часто вспоминали.
  А потом, отстранившись от полковника, заявил:
   - Ты что же Николай Павлович не по форме одет? Три дня назад тебе присвоено звание генерал-майора, а ты носишь ещё полковничьи погоны. Нехорошо! Чтобы завтра же надел генеральскую форму. Если заслужил, то и скромничать не нужно.
   Мои действия и слова о генеральском чине Попова, были не просто душевным порывом Михаила. Этим я хотел придать больший вес Николай Павловичу в глазах жандармского генерала. А когда без всякого объявления дворецким в кабинет вошел Кац, я чтобы придать значительность своему другу лично представил его жандармскому генералу. При этом знал, что они знакомы и обращаются друг к другу на ты. Но одно дело, когда ты знаешь человека как главу КНП, а другое, когда император представляет этого человека, как своего секретаря и министра Двора. После ритуала представления, я предложил генералам занимать места на стульях у стола. Это был столик для посетителей, совмещённый с письменным. Кац как обычно, занял место с левого торца письменного стола. Так же как всегда, когда в кабинете присутствовали посетители, он разложил на столе свой блокнот, готовясь фиксировать основные мысли ведущегося разговора. У меня было много вопросов, как к начальнику Петроградского охранного отделения, так и к Николаю Павловичу. И все они касались почти повсеместному недовольству населения Российской столицы. Участились случаи разграбления голодными людьми продуктовых лавок. Вот я и пытался понять причины таких можно сказать, голодных бунтов. В Малороссии на арене непосредственных боёв, откуда я приехал, с продуктами было всё хорошо, голодающих я что-то там не видел. А вот в тыловом Петрограде начал ощущаться даже дефицит хлеба. Мы с Кацем, зная историю возникновения революционной ситуации, конечно, взяли этот вопрос на контроль, но почему-то эта проблема начала обострятся раньше чем в известной нам истории. Там хлебные бунты начались в конце декабря и январе, а тут народ начал громить продуктовые лавки уже в ноябре.
   Наши знания о причинах первой революции были, конечно, дилетантскими и основывались на убеждении, что это была никакая не революция, а обычный дворцовый переворот. В ходе, которого, новая буржуазная элита потеснила старую - аристократическую. Исходя из этого, мы считали, что нехватка хлеба, была инспирирована специально, чтобы вызвать недовольство населения крупных городов центральной России и прежде всего столицы. Организаторами этой комбинации, были верхушка Думы и самые большие денежные мешки. А из объективных факторов нехватки хлеба, мы признавали два. Один выдвинул Кац, прочитавший в своё время работу Солженицына - в "Размышлениях над Февральской революцией". Он там писал, - "Установлено, что часть петроградских пекарей продавала муку в уезд, где она дороже, а немало петроградских пекарей вскоре станет большевиками", А так же упоминал об организации хлебной блокады Петрограда силами пробольшевистски настроенных железнодорожников. Я тоже кое-что читал по этому поводу и в копилку объективных причин нехватки в столице хлеба, добавил и свои сведения. А именно то, что вычитал в какой-то статье. В ней писалось, что игумен Серафим (Кузнецов) в книге "Православный Царь-Мученик" (издана в 20-е годы в Пекине) утверждал: "Зимой 1917 года сильные снежные заносы замедлили движение поездов, что создало угрозу снабжению столицы". Но всё это были наши с Кацем знания, почерпнутые из книжек, а начальник Петроградского охранного отделения, несомненно, обладал более объективными сведениями.
   На мой прямой вопрос о причинах нехватки хлеба в Петрограде? Начальник охранного отделения ответил, - муки меньше не стало, а вот население Петрограда резко выросло из-за мобилизации и беженцев. К тому же случился призыв в армию "очередного возраста хлебопеков", из-за чего "не стало хватать очагов для выпечки достаточного количества хлеба". Это заявление начальника Петроградского охранного отделения генерала Глобачева подстегнуло Каца, до этого молчащего. Видно задел тот своим заявлением, какую-то струнку души моего друга. Как же, кто-то знал больше чем великий аналитик Кац. По традиции 21 века он сразу же стал тролить представителя реальной власти империи - засыпать того вопросами, зачастую не связанными с темой нашей беседы. Тот естественно поплыл - начал путаться и повторяться. Я уже хотел прийти на помощь генералу, но троллинг прервался сам собой. Дверь кабинета внезапно распахнулась, в проёме возникла фигура Первухина и трагичным голосом, воскликнула:
   - Государь беда! Ротмистр убит, карета обстреляна из пулемётов, много погибших всадников вашей охраны!
   ***
  Пришёл договор с АСТ на издание этого романа, по которому могу выложить не более 9 глав романа. Я конечно буду исполнять этот договор, но решил поступить нелинейно - выложить 5 первых глав и 4 последние. Так что после этой главы последует 18.
  Редакция не возражает, чтобы я платно рассылал роман постоянным читателям, главное чтобы не демпинговал. Цена должна быть не ниже чем в Литресе. Так что желающие могут прочитать этот роман уже сейчас, перечислив на мой счёт не менее 180 рублей. Оплатить можно на: Яндекс - деньги; oleg.kojevnikov Номер счета: 410011037666060. Кроме этого имеется ещё Киви - кошелёк, вот его данные - +7 909-965-42 68
  Счёт на Веб-мани - z108923100853. После платежа нужно написать мне на эл. почту, и я вышлю вам роман.
   С уважением Олег Кожевников
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"