Кожевников Олег Анатольевич: другие произведения.

Командарм Гл. 1-8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.87*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Июль 1941 года, идёт вторая неделя великой войны. Несмотря на то, что несколько подразделений 7-го ПТАБРа и 6-го Мехкорпуса остановили, а затем обратили в бегство, седьмую танковую дивизию Вермахта, положение дел в Белостокском выступе не улучшилось. Наоборот, из выступа он превратился в Белостокский котёл. И такое положение было не только на этом, отдельно взятом участке фронта. Весь запад СССР горел огнём, и по существу происходило уничтожение Красной Армии. Вот в таких условиях комкор Юрий Черкасов был назначен командующим 10-й армии и взял всю ответственность за катастрофическое положение дел в Белостокском выступе на себя. Что из этого получилось, читайте в романе ·КомандармЋ.

   E-mail: oleg.cojevnikov@yandex.ru
  
   Олег Кожевников
   Командарм
  
   Глава 1
  
   Ставшее уже привычным, басовитое урчание двигателя "хеншеля" начало убаюкивать мой мозг. Этот трофейный трёхосник, стал настоящим домом, штабом, да много чем, не только для меня, но и для Шерхана, Якута, красноармейца Лисицына и ещё трёх бойцов. Иногда вся эта наша гоп-компания вызывала у меня, внутренний гомерический хохот. Ещё бы - формально, старший сержант Асаенов (боевой позывной - Шерхан) персональный водитель командира шестого мехкорпуса генерал-майора Черкасова, то есть меня, а на самом деле этот хитрющий татарин обучил водительскому ремеслу молодого красноармейца Лисицына и спихнув на салагу свою обязанность. После чего спокойно дрых в кузове во время перемещений по фронтовым дорогам Белостокского выступа. И не просто отсыпался после напряжённой боевой работы, а наверняка потреблял в тёплой компании генеральские харчи - вернее то, что раздобыл у штабных интендантов, прикрываясь моим именем. А тёплая компания у него была знатная: во-первых, это его старый друг, ещё с финской войны, сержант Кирюшкин (боевой позывной Якут) по внешнему виду которого и не подумаешь что этот скромный тихий человек, может сделать кому-нибудь плохо. Однако Якут уничтожил столько врагов, что их могилами можно было заполнить довольно большое кладбище. Снайпер и следопыт Кирюшкин был великолепный, и я верил его словам, что до призыва в армию, он был лучший охотник-промысловик в своём районе. А район, в котором сержант проживал до призыва в армию по площади, побольше, чем какая-нибудь Швейцария. Правда, расположен был в восточной Сибири, а население имел меньше, чем проживало в одном кантоне, этой не маленькой европейской страны. И почти тридцать процентов жителей Сибирской Швейцарии, принадлежало к той же малой народности, что и Якут. Оленевод, как его в шутку обзывал Шерхан, всё грозился пулями произвести маникюр пальцам своего приятеля. Как бы намекая этим, что тому пора не зубоскалить, а заняться своим внешним видом - хотя бы постричь свои ногти, напоминающие когти хищника.
   Вот примерно так, эти мои боевые братья ещё со времён Финской войны, пикировались в свободное от боёв, сна, перекусов и передачи опыта другим бойцам, время. А если прямо сказать, такого свободного времени после 22 июня практически не было. Вот и сейчас, несмотря на мои предположения о том, что подальше от глаз командира в кузове, ребята сладко дрыхнут (объевшись трофейными продуктами), присутствует и мысль, что может быть всё это и не так. Что они настолько правильные бойцы, что более опытные Шерхан и Якут, обучают молодёжь, как сподручнее давить фашистов, а трое из ларца всё это внимают, становясь всё опытнее и опытнее. Не зря же трое земляков-Рязанцев буквально на моих глазах превратились из беспомощных щенков в настоящих волкодавов - бойцов способных сразиться с самыми подготовленными немецкими диверсантами. Конечно, чувствуется подготовка в роте, теперь уже капитана Курочкина (боевой позывной Ряба). Это ещё один мой боевой брат по Финской войне, ставший там комвзвода в роте которой я командовал. После призыва Рязанцы проходили обучение, в батальоне Рябы, однако и то, что умеют Шерхан или Якут в их боевых навыках тоже присутствует. Хорошие бойцы получились из этих парней - вполне можно доверить им свою спину в любой заварушке.
   "Хм..., трое из ларца"- внутренне усмехнулся я. Хоть и в полусне, но характеризовал я этих ребят верно. Похожие друг на друга, они появлялись неожиданно из крытого брезентом кузова "хеншеля" и быстро решали возникшие проблемы. Кого нужно арестовывали (это когда требовалось навести порядок в дивизиях 6-го мехкорпуса), а при встречах с немцами раздавали тем тумаки, и весьма неслабые (как это было при захвате участка железной дороги на польской территории вблизи города Сокулки). Этим они для меня и ассоциировались со сказочными персонажами, а ещё тем, что были земляками и все призывались из Рязанской области, пускай из разных районов, но повадки и характеры у них были похожие. По этим ребятам становилось понятно, почему Россия стала независимой, и никто её не мог покорить. Попробуй, покори таких орлов - их можно только убить, но заставить, чтобы чужеземец диктовал свою волю, это было невозможно. Свой, да - свой мог гнуть их в бараний рог и они это терпели, правда, матеря его между собой. Вот, например, как Рябу - как он их только не дрючил, воспитывая из парней настоящих бойцов, а ненависти у ребят к нему не было, только уважение заработал своей требовательностью. А я это знаю - сам как-то случайно подслушал их разговор о жизни в армии и о дальнейших планах. Если бы это слышал какой-нибудь комиссар, то мотать ребятам срок за антисоветчину, где-нибудь за полярным кругом. Ну а для меня главное был патриотизм ребят, а на идеологию мне было глубоко наплевать. Не любят коммунистов, ну и чёрт с ними. Главное, жизни готовы отдать за свою большую и малую родину.
   Мысль о комиссарах резко изменило настрой. Благодушные и слегка ироничные мысли о ребятах располагающихся сейчас в кузове сменились тоской о погибшем друге, бывшем как раз комиссаром 681-го артполка Осипе Шапиро. Да мой старый дружище погиб. И не банально, как сейчас погибало масса людей - шальная пуля, осколок бомбы или снаряда, а героически, пожертвовав собой, ради нашей победы. Вызвал огонь артиллерии на себя, когда держать позиции не было никакой возможности. Он лично упросил меня отдать приказ перенести артиллерийский огонь по позициям дивизиона, которым в тот момент командовал. А последствия огня целого полка 152 мм. гаубиц ужасны - всё живое и не живое тоже, в районе падения тяжёлого снаряда, переставало существовать. А по позициям дивизиона, над которым взял командование Ося, гвоздило 48 гаубиц. После боя я лично посетил позиции героического артдивизиона - была робкая надежда, что Ося, пускай раненый или контуженый, но всё-таки найдётся. Но после нескольких минут карабканья по многочисленным воронкам, на дне которых всё ещё присутствовали лужицы крови, а в вырванной земле проглядывали фрагменты человеческих тел одетых не в нашу форму, все мои надежды умерли.
   Невозможно было уцелеть в такой мясорубке. И отозвав ребят также занятых бесполезными поисками, направился на позиции штабной батареи. Вот там усилия оказались не напрасны - удалось отыскать троих наших тяжелораненых и одного контуженного. Про немцев я и не говорю, их было гораздо больше. Но с ними было проще - пнул тело в чужой форме, и если оно начинало подавать признаки жизни, то оттащил на ровную площадку недалеко от сгоревших КВ под присмотр радистов, один из которых исполнял роль санитара, а второй охранника и одновременно занимался рацией - был, как говорится на связи. А причина грубого обращения с ранеными немцами была очень проста - эти сволочи, в упор добивали наших раненых. Вот и причина, почему их было найдено так мало, хотя позиции штабной батареи никто не забрасывал крупнокалиберными снарядами. С нашими ребятами мы обращались совсем по-другому. Если повезло, и прощупывался пульс в районе сонной артерии, то тут же к найденному герою подбегали минимум двое и конечно Шерхан, который обрабатывал обнаруженное ранение, а затем со всевозможными предосторожностями бойца переносили на носилках к "хеншелю". Вот там раненым начинал заниматься Якут, который что-то приговаривая, разматывал наложенную Шерханом лёгкую повязку, а затем посыпал открытую рану каким-то зеленоватым порошком из своих запасов. Шаманил, одним словом. Что интересно, после его манипуляций, тяжелораненый спокойно засыпал.
   Только один раз Якуту не удалось использовать свой чудо-порошок - открытых ран на пациенте не было. Да и пришёл он к "хеншелю" на своих ногах, только поддерживаемый красноармейцем Тюриным (одним из Рязанцев). Хотя на человеке была командирская форма, но сразу я его не узнал. Ещё бы - вся форма, да и лицо были измазаны землёй, а глаза стали красные от лопнувших в белках кровеносных сосудов. Но, даже не узнав, я всё равно обнял этого парня, а затем, собственноручно смочив носовой платок, начал обтирать лицо герою. Лучше бы я этого не делал, измазанное землёй оно гляделось менее страшным, а когда вода смыла землю, то такое лицо мало видели даже опытные врачи травматологи. Сплошной вздувшийся кровоточащий синяк, а не лицо человека. От открывшегося зрелища, меня передёрнуло, и от неожиданности я выронил фляжку.
   Наверное, действия по поднятию фляжки с земли, очистили мозг от шелухи связанной с внешностью командира добравшегося до "хеншеля". Наконец-то я его узнал, это был старший лейтенант Сытин. Практически перед самой атакой немцев назначенный мною формировать миномётный дивизион из трофейной матчасти. Он был опытный миномётчик, до войны служил в учебном миномётном дивизионе. После начала немецких бомбардировок и гибели всего руководства учебного дивизиона, не поддался паники, сумел навести порядок среди выживших курсантов и преподавателей и во главе получившегося подразделения, начал выдвигаться к Белостоку. Цель Сытина была добраться до штаба 10-й армии и уже от старших командиров, получить приказ на дальнейшие действия. Вот во время этого движения подразделение сохранившее дисциплину было встречено моим комиссаром, который согласно приказу направлялся в Сокулки. Надо знать моего комиссара, чтобы понять, что мимо такого подарка как бесхозная боеспособная часть, он не проедет. Объяснив Сытину, что штаба 10-й армии в Белостоке уже давно нет, и вообще чёрт знает, где этот штаб сейчас находится, Фролов переподчинил это подразделение штабу 7-го ПТАБРа. Сначала хотел использовать этот подарок судьбы как пехотное прикрытие штабной батареи, но потом появился я с целой кучей трофейных миномётов и боеприпасов к ним. И естественно после доклада Фролова я посчитал неразумным использовать обученных специалистов, как пехоту. И приказал начинать формировать отдельный миномётный дивизион, подчиняющийся непосредственно штабу 6-го Мехкорпуса. Идея-то была правильная, но вот немцы не дали её исполнить, впрочем, как и много других нужных вещей. О силе и стремительности их удара я даже и помыслить не мог. Да никто не мог! Вот Сытин и попал под эту раздачу больших звездюлей. Ещё повезло парню, что жив остался.
   Я попытался ободрить старшего лейтенанта. Начал говорить, что ребята погибли не зря, что мы всё-таки накостыляли немчуре. Но Сытин, всё так же продолжал стоять с выпученными глазами, не понимая, что я говорю. Только когда я обнял его, он что-то невнятное промычал, а из глаз начали ручейками течь слёзы. Я в сердцах схватил его за руку и почему-то шёпотом произнёс:
   - Да всё я понимаю старлей! Но не боись - прорвемся! А что тяжело контузило, то это не беда - теперь нас двое таких!
   После этих слов, я подвёл Сытина к Якуту, который, видя во что превратилось лицо старшего лейтенанта, отложил баночку с порошком и достал их своего сидора большую банку с уже знакомой мне мазью. Сегодня утром, я у него спрашивал: - какие такие чудодейственные вещества входят в ту замечательную мазь, после применения которой, сильно обожженный в ночном бою Шерхан, утром был как огурчик. Из объяснений, для меня были знакомы только слова - медвежий жир, тёртый корень женьшеня, мумиё, остальные названия могли понять только его земляки, да и то не все.
   Оставив Сытина на попечение Якута, я направился к радистам - наступало время связи с капитаном Рекуновым, мотострелковый батальон которого, вместе с Ханомагами лейтенанта Костина и танками КВ, преследовал отступающих гитлеровцев.
   Вот именно..., мои ребята, преследовали хвалёную 7-ю танковую дивизию вермахта. Как шавок гнали лучших солдат Германии. Наверное, первый раз в славной истории этой дивизии, она была остановлена более слабым противником и потом, получив по носу, её солдаты запаниковали и бросились удирать, спасая свои никчёмные жизни. Элемент неожиданности сработал - никак не думали гитлеровцы, что их будут убивать с воздуха. Черных сработал на отлично - даже меня ошеломил. А ещё конечно майор Половцев. Он и его ребята вообще совершили немыслимое - дерзкий рейд по тылам гитлеровцев был как удар грома в тихую январскую ночь. И целью этого рейда были аэродромы люфтваффе. Житья совсем не стало от немецкой авиации, даже походную кухню невозможно было перевезти, чтобы не попасть под удар какой-нибудь летающей нечести.
   Шерхан ругался страшно, и как то в запале грозя кулаком пролетающему мессеру, выкрикнул:
   - Сука ну подожди, доберусь до тебя! Какой-нибудь брошенный броневик раздобуду и прокачусь до твоего аэродрома. Вот там уж повеселюсь, покатаюсь по вашим жопам, пока говно не начнёт бить из хлебальников долбанных арийских ассов!
  Я был с ним полностью солидарен, но у меня кроме эмоций, была голова на плечах, петлички подполковника и самое главное мой новый резерв - остатки двадцать пятой танковой дивизии под командованием майора Половцева. В момент эмоционального взрыва Шерхана, в моей голове всё сложилось. А когда добрался до базового аэродрома 11-й САД и её командир генерал Черных начал сокрушаться о громадных потерях истребительной авиации, меня тоже понесло. Но не с точки зрения летуна, а жертвы, которую уже заклевали, воздушные сволочи. На его стенания, я проорал в ответ:
   - Тебе тяжело, а нас скоро будут уже дерьмом забрасывать, пока доблестные ВВС, не имея самолётов, сидят на гигантских запасах, топлива и боеприпасов. Вон у меня семнадцать танков и больше двадцати броневиков стоят, не имея бензина снарядов и патрон к пулемётам. Да если их этим снабдить, то они раскатают аэродромы люфтваффе за милую душу. Сам знаешь, какой сейчас фронт рыхлый - кати куда хочешь, если конечно ты на броне и пушка заряжена. У немцев сплошного фронта нет и бардак не хуже чем у нас. Пока до командования вермахта дойдёт, что русские проникли на их территорию, мы уже несколько аэродромов превратим в склады металлолома. И всё, нет на нашем участке немецкого воздушного господства.
   Почувствовав, что Черных начинает прогибаться, я усилил нажим, сделав основной упор на том, что сама его дивизия начнёт летать. Перед этим генерал говорил, что многие лётчики со сбитых самолётов выжили, воспользовавшись парашютами и дивизии, чтобы снова стать боеспособной, просто нужна новая техника. Сдуру, как человек уже несколько раз, использующий трофейные автомобили, я заявил:
   - Если поможешь организовать этот рейд, то с захваченных аэродромов, твои летуны перегонят хорошие немецкие самолёты, и не нужно будет ждать милости Госплана, который сейчас вряд ли выделит тебе новую технику. Сам знаешь, какое сейчас положение с самолётами в ВВС, если даже у тебя округ вытребовал эскадрилью истребителей, для защиты Минска.
   Когда я это говорил, то понял, что несу чушь. Самолёты-то это не автомобили и без дополнительного обучения лётчик, привыкший к нашим самолётам, на иностранных летать не сможет, по крайней мере, хорошо. Я же слышал, что лётчикам приходится переучиваться, если они получают самолёт того же типа, но разработанный в другом КБ. И это техника, произведённая в одной стране, в одном министерстве.
   Как ни странно Черных, не обозвал меня дилетантом, ничего не понимающим в самолётах. Наоборот, он ухватился за моё безумное предложение. Это уже потом я узнал, что оказывается все его лётчики-истребители, прошли курсы по управлению Мессершмитом 109 и даже налетали на них по несколько часов. Были в дивизии два учебных самолёта этого типа. А всё почему? Да потому что дружили мы раньше с Германией и какому-то деятелю из министерства обороны, очень захотелось закупить эти истребители. Вот в 9-й САД и начали изучать эти машины. Конечно, Германия не продала нам самолёты, но знания-то у людей остались.
   Можно сказать, этот разговор и стал первопричиной рейда Половцева. Черных выделил ресурсы и людей, Половцев вложил в это дело душу и свой опыт, ну а я, вернее мой корпус, получается, явился благоприобретателем усилий этих людей. Надо смотреть на вещи реально - если бы не было воздушного налёта на почти размазавших нас немцев, то никакой победы бы не было. После такого вывода, на меня накатило самобичевание. Как обычно, когда долго размышлял, начинал чувствовать себя человеком не на своём месте. Который делает всё не так, непродуманно и, в общем-то, дилетантски. И мой внутренний голос, вернее сущность моего деда, начало вещать, и ощущение было, как будто я веду беседу с каким-то сторонним, очень ехидным собеседником:
   - Слушай парень, поумерь свои амбиции, никакой Черкасов не великий стратег и как бы, не пыжился, но историю делаешь не ты, а люди этой реальности. А то ишь возомнил, что всевышний наделил тебя сверх талантами, чтобы именно ты изменил историю. Вспомни, какое чмо ты был в своей реальности Паршивый экс и то ваша компания исполнить чисто не смогла. Обычные бюргеры вас вычислили и, в общем-то, прикончили. Только тебя дурака, почему-то перебросило в эту реальность, И что, от этого ты стал умней? Злей может быть, но умней вряд ли. Прислушиваться надо к словам умных людей, а не считать себя святее Папы Римского. Что ты везде лезешь, пытаешься всюду успеть. Вспомни, что тебе говорили Черных, Пителин, и даже твой друг Шапиро.
   Я сразу же попытался вспомнить, что же такое умное и полезное, для моего развития говорили эти люди. Но память начала выдавать столько информации, что я практически сразу же и запутался. Можно считать большинство высказываний таких людей как Черных или Пителин, умными и полезными для меня. Что касается Оси, то не могу признать любую его мысль умной. Поэтому нужно порыться в его грамотных в моём понимании суждениях и как они совпадают с высказываниями Пителина и Черных. Думай голова, думай! Так все-таки, на какое же из высказываний нужно обратить особое внимание? Ничего не получалось, не шла разгадка этого ребуса. Но на самом деле, все загадки и поиски ответа на них, происходили в одной голове. Пускай в ней и присутствовала какая-то частичка сущности деда, но главная всё-таки была моя, перенесённая туда из кошмарной реальности, где эту войну выиграли немцы. В моей реальности, деда убил финский снайпер, а в этой он за мгновение до попадания пули потерял сознание, пошатнулся, и смерть миновала, теперь наше общее тело. Вернее моё, ведь от деда остались только некоторые воспоминания, навыки и мерзкое брюзжание, достающее иногда до самой печёнки.
   Вот и сейчас, вместо того чтобы дать поспать после тяжелейшего боя, затеял свои любимые психологические игрища. Я мысленно выругался матом и уже спокойнее обратился к внутреннему зануде:
   - Не буду решать твои долбаные шарады, говори, давай к каким таким словам мне нужно прислушиваться.
  Как обычно, на прямой приказ основной сущности, моя занудная часть, как бы горестно вздохнула, а затем выдала:
   - Помнишь, когда последний раз видел Осю, чуть ли не половину этой встречи, проржали как два Дауна?
   - Это когда он заметил, что у меня штаны не генеральские?
   - Да вот именно перед самым боем.
   - Ну и что такого? Может быть мы этим смехом, тревогу успокаивали. Или, по-твоему, идти умирать нужно с постными, трагическими лицами?
   - Не в смехе дело, а в том, что тогда тебе Ося сказал одну очень правильную вещь.
   - Какую? Что я на генерала не похож?
   - Да, когда объяснял, почему ты не похож на крупного военачальника. Ведёшь себя как ротный - лично ставишь задачи сержантам и мелким подразделениям. Бегаешь, практически по передовой с автоматом и гранатами, как будто бравируешь готовностью умереть за родину. Об этом же тебе твердит Пителин, да и Черных намекает, что генерал, прежде всего, должен думать головой. Ты же много воевал, прошёл разные ступени командования, в военной академии учился, и за все эти этапы жизненного пути, должен понять, что командир твоего ранга, не имеет права подвергать свою жизнь опасности.
   - Ты что же тоже думаешь, что я должен сидеть в штабе, а войсками руководить посредством делегатов связи? По другому-то связаться с подразделениями не получится - проводная связь повсеместно повреждена, радиоэфир засорён до такой степени, что мощнейшая радиостанция РАТ (которая установлена на бронепоезде), не всегда может его пробить, не говоря уже о менее мощных станциях.
   - Ну, в общем-то, да. Считаю, что нужно прекратить вести себя как сосунок и плакаться, что военный гений Пителин, находится далеко от тебя.
   - Да дедуль... - туп ты до невообразимости! Мы же видим всё одними глазами, слышим одинаково, информацию ты имеешь такую же что и я, и всё никак в ситуацию не въехал! Тебе пример Болдина, или Командарма-10 Виноградова ни о чём не говорит? Они опытные и грамотные военачальники, действовали ровно, так как ты предлагаешь и каков результат? Да никакого - всё просрали! А причина проста - люди! Во всех задумках этих генералов да, в общем-то, многих других, подчиненные это просто функция, ходячие носители своих должностных инструкций. Все их планы и действия выполнимы только в идеальных условиях, которые описываются в изученных ими книгах. В реальных условиях люди боятся, паникуют, теряются от быстро меняющихся ситуаций. Соответственно ведут себя не так как им предписано свыше. К тому же, многие фигуры выбывают (просто напросто их убивают) и это ещё больше вносит путаницу в разработанные планы действий. К тому же враг не дремлет и всячески способствует, чтобы бумагу, на которых увековечены эти планы, можно было использовать только в сортирах, вытирая грязные жопы победителей. Вот мои, казалось бы, малоответственные действия и направлены на то, чтобы сбить у наших бойцов чувства мизерности своей персоны.
   - Что разве твоё шатание по передовой, повышает боевую выучку красноармейцев и командиров?
   - Ещё как повышает! Сам посуди - если твой генерал находится в окопах чуть позади, то ты всё сделаешь чтобы не допустить врага до его окопа. Знаешь, тебе доверяют и надеются, что ты выстоишь. Даже плохо обученные бойцы мобилизуются и показывают чудеса стойкости. Сейчас, когда всё валится такое поведение просто необходимо. Люди всё понимают и чувствуют, что в любой момент может произойти обвал, но генерал-то не паникует, не бежит в тыл и, не прикрываясь охраной, толкает речь о патриотизме, а обвешавшись оружием сам готов напрямую вступить в бой с фашистами. Болдин, или допустим, Виноградов это не прочувствовали, не стали вести себя как простые русские мужики, вот поэтому мы в такой заднице. Ну, они ладно, всё-таки всю жизнь находились, можно сказать в академической среде, а вот маршал Кулик непонятно себя повёл. Всё-таки он прошёл горнило Испанской войны и вполне по своим данным, мог объединить и повести за собой народ, но позорно спрятал свои маршальские причиндалы в лесу и бежал подальше от начинающегося образовываться Белостокского котла. Наверное, следуя твоей логике, посчитал, что в штабе он сделает больше, чем непосредственно в боевых порядках, организовывая оборону против захватчиков. Но думаю, что эта логика ущербна и порочна, следуя ей, мы точно окажемся в районе Уральского хребта. Правда пока есть ещё в Москве Сталин, который думаю, тоже эту логику не приемлет. Накрутит хвосты таким генералам и маршалам и они насмерть станут вокруг Москвы. Как в гражданскую поступали настоящие коммунисты. Лично поднимать в атаку полки и дивизии. А то не дай Бог попадут за своё бездействие на зуб хозяину. Но это страшный сценарий, чреват миллионами жизней, так что лучше здесь под Белостоком, генерал Черкасов немного покуролесит. Ты же знаешь, в той реальности меня готовили к борьбе с немцами в самой безнадёжной ситуации - школа сопротивления (эскадрон) это тебе не хухры-мухры.
   - Эскадрон, это считай диверсионная школа, а тут нужно вести широкомасштабные боевые действия с регулярными частями вермахта. А единичными диверсиями и нападениями из-за угла, территорию не удержишь и немцев не остановишь. Нужны войсковые операции, а значит штабная работа, снабжение и грамотное планирование.
   - Правильно, но на это есть Пителин (гений штабной работы), Бульба (снабженец от Бога) и Бедин (самородок по организации службы тыла). А если привлечь ещё для разведки Рябу и его ребят, а в службу контрразведки и противодействия диверсиям Лыкова, то такому управлению корпуса цены не будет. Представляешь, какая гремучая смесь получится - скороспелый генерал с авантюрными замашками во главе и такие уникальные специалисты на подтанцовке? Да мы всю группу армий Центр, на уши поставим.
   В ответ в моём подсознании раздалось только хмыканье, и наступила тишина. Просто какое-то блаженное спокойствие, когда не грызут мозг и сознание спокойно баюкается равномерным покачиванием мягкого сидения "хеншеля". После недавней окопной нервотрёпки как в люльке, ей Богу. Уставший мозг, начал постепенно отключаться, дольше всех в воспалённом сознании продержалась сцена разговора с героями дня - капитаном Рекуновым и лейтенантом Костиным. С ними я разбирал перипетии и самое главное итоги нашего столь стремительного и неожиданного контрудара по немцам. А ещё память анализировала последний разговор по рации с командиром 7-й танковой дивизии генералом Борзиловым. Всё пытался доказать себе, что я отдал верный приказ, после того как мы сначала тормознули а затем отбросили немцев. Железную необходимость этого моего, в общем-то, авантюрного замысла и соответственно приказа, я так для себя и не доказал. Не успел - мозг всё-таки не выдержал запредельной нагрузки и просто отключился, уйдя в нирвану довоенной жизни. И опять рядом была Ниночка и воспоминания о том, как мы в магазине загружали большой мешок из под сахара, разными вкусностями. И какое счастье я испытывал, глядя в её сияющие глаза.
  
   Глава 2
  
   Прекращение басовитого урчания двигателя "хеншеля" - вот что прервало мой беспокойный сон. Открыв глаза, я не увидел в кабине Лисицына, а только приоткрытая дверь со стороны водителя говорила о том, что он не загадочным образом бесследно исчез, а просто выбрался из кабины на улицу, предварительно заглушив автомобиль. Гадать, зачем он это сделал, мне не пришлось - матерные выражения, донёсшиеся со стороны открытой двери, всё объясняли. Пробило переднее колесо. И ругался не Синицын, а Языков (самый скандальный из Рязанской тройки) и винил во всём водителя. Мол, тот нарушил приказание самого генерала - двигаться след в след за Ханамагом на расстоянии 7-10 метров. А долбанный Синицын, съехал с колеи бронетранспортёра на целых тридцать сантиметров. До этого я внутренне усмехался, но услышав про сантиметры, чуть не расхохотался в полное горло. Только силой воли себя сдержал. Если бы рассмеялся, то пришлось бы вступать в диалог с ребятами и не дай Бог покинуть своё мягкое, ставшее уже родным сидение. Вместо этого с интересом стал вслушиваться в базар подчиненных, а их рядом со злополучным колесом собралось уже довольно много и не только из кузова "хеншеля". Я услышал и вопросительный возглас лейтенанта Костина. Ему что-то ответил Шерхан и после этого базар как-то утих, зато стали слышны звуки работ по замене пробитого колеса.
   На улице было ещё темно, а значит, можно особо не беспокоиться из-за незапланированной задержки в движении нашей колонны. Да, в общем-то, после такой встряски люфтваффе несколько дней вряд ли будет особо надоедать. Пока подтянут резервы, залижут нанесённые ребятами Черных и Половцева раны, можно двигаться и в светлое время. Так говорила моя логика, но очко-то не железное, поэтому от греха подальше и тронулись в 22-30. Я глянул на свои часы - ага сейчас 1-43, похоже, окраины Белостока уже проехали, и до места назначения осталось совсем немного.
   Пункт назначения был хорошо известен большинству бойцов и командиров нашего сводного отряда. Ещё бы, ведь это был городок Хорощ, в окрестностях которого, совсем недавно (до войны) дислоцировались подразделения 7 танковой дивизии. Такая рокировка и есть пример превратности жизни военного - испытав массу трудностей и пролив море крови, сделать круг и вернуться обратно в то место где всё началось, чтобы снова кинуться в омут неизвестности. А это сделать придётся, успокаиваться и расслабляться нельзя - только наступление даёт шанс выжить. Вот согласно моей наглой и сумасшедшей идеи о наступлении на Варшаву, между Хорощём и Сурожём по западному берегу реки Нарев и происходило сосредоточение ударного кулака. Безумной эта идея могла показаться только фонам и Герам, а значит по моемому мнению, немцы не ожидают этого и мы имеем хоть небольшой, но шанс добиться успеха.
   Конечно, как человек, закончивший военную академию, я понимал нелепость любого плана наступления - армия находилась в плачевном состоянии. Инфраструктура разрушена, людские потери кошмарные, убыль техники колоссальна, централизованного снабжения просто нет, о связи или там, воздушном прикрытии, даже говорить не приходится. Но делать-то нечего, спасать Россию надо и кто кроме нас это сможет сделать. Половцев показал, что можно добиться нетривиальными действиями. Его пример укрепил моё решение наступать несмотря ни на что. Пусть неимоверно трудно, пускай красноармейцы, и командиры плохо подготовлены, но ждать манны небесной в виде свежих дивизий и сталинских соколов, нельзя. И моя прежняя реальность, подтверждение этого. Там после первых немецких ударов, армия тоже была дезорганизована и понесла большие потери. И надежда у людей оставалась только на получение ресурсов и пополнение в тылу. А значит отступать до воссоединения с основными силами Красной Армии. Что из этого получилось, я знаю. И не хочу многомиллионных жертв моего народа. "Безумству храбрых поём мы песню" - так писал Горький. Вот и я хотел, чтобы Русский народ спел о нас, о своих героях.
   Но героями мы могли стать, только если задуманная мной авантюра закончится хотя бы частичным успехом. Если будет провал, то никакие мы не герои, а неудачники - люди у которых снесло крышу от отчаянья и бессилья перед военной мощью Германии. Так будут говорить историки, через много лет после начала этой войны. А теперь я думаю, историки в России будут - для Германии действия моей бригады и шестого Мехкорпуса, не прошли даром. Шутка ли - уничтожили 47-й моторизованный корпус немцев и 3-ю танковую дивизию Моделя, а так же весьма сильно надрали хвост 7-й танковой дивизии. Да так надрали, что эта мощнейшая дивизия вермахта, теперь длительное время будет небоеспособна и в дальнейшем вряд ли наберёт прежнюю силу - таких обученных, храбрых и опытных солдат, которых мы уничтожили, немцам взять будет больше негде.
   Это я себя так успокаивал, чтобы хоть немного унять тревогу и боязнь перед немцами. Вояки они хорошие и вполне могли нам устроить "козью морду". Отыграться за предыдущие свои неудачи. Я всё гадал, какую тактику выберут немецкие генералы после нашего удара - тактику прямой или непрямой защиты. Прямая, означает занятие границы области обороны для защиты всей ее территории. Такого рода защита предполагает отказ от построения шверпунктов, ведет к равномерному распределению сил и дает нам возможность прорвать оборону в любой точке и особо не беспокоясь двигаться на Варшаву. Непрямая защита, предполагает в глубине позиции накопить "массу", которая может быть оперативно использована, чтобы нейтрализовать прорыв. Правда, в таком случае немцам нужно считаться с временной потерей территории. Вот эта тактика будет для нас весьма опасна, так как резервов нет и выставить достойные силы, для ликвидации или блокировки этих опорных пунктов не представляется возможным.
   Вот если бы в немецких штабах сидели наши генералы, то я не сомневаюсь, они проводили бы в жизнь тактику прямой защиты, а вот как немецкие штабисты обучены, даже и не знаю. Ну ладно, будем предполагать худшее, что немцы хорошо обучены и будут действовать тактикой непрямой защиты. Соответственно нужно действовать нестандартно - нелинейно так сказать. Обтекать опорные пункты противника и двигаться вперёд, не обращать внимания на тылы. Да, в общем-то, что на это обращать внимание, как сообщил Пителин в последнем сеансе связи, к позициям Осипова вышли немцы, так что мы и так в "котле" А большой он или маленький, какая к чёрту разница. Так что нет у нас тылов и теперь нужно жить по принципу - всё своё ношу с собой. Вот и нужно везти с собой, сколько удастся топлива и боеприпасов. И вообще переходить на немецкое снабжение - думаю в районе Варшавы, перебоев с ним не будет. Единственная во всём этом проблема это раненые. Их, конечно, не бросишь, значит нужно предусмотреть транспорт, чтобы везти их с собой. В районе Варшавы думаю, с их обустройством и лечением будет легче - помогут польские союзники.
   А ещё меня очень беспокоила разведка. Конечно, разведчики обоих дивизий сосредоточенных в районе Хороща проводили положенные мероприятия, но я всем предоставляемым ими данным мало доверял. Предубеждение у меня было к корпусным структурам разведки, к её командирам, впрочем, как и службе контрразведки. И в этом было две причины: во-первых, это данные поступающие от разведчиков в начале вторжения немцев - надо же, как они искали несуществующую вражескую танковую дивизию, разгуливающую по Белостокской области. Что самое смешное, находили признаки этого; а второе это результаты нашей контратаки на 7-ю танковую дивизию немцев. Да, кроме сотен уничтоженных врагов, массы трофеев, включая десятки автотранспортных средств, пять артиллерийских тягачей и три автоцистерны с топливом, были захвачены и пленные, обладающие очень ценной информацией.
   При допросе, один из пленных, занимавший большую должность в штабе, а именно заместитель начальника штаба, дал показания об эффективности немецкой пропаганды. В качестве примера он рассказал, как сдался советский командир, предъявив пропуск миллионами экземпляров разбрасываемых с немецких самолётов. И таких людей было много. Поэтому у командного состава дивизии было полное убеждение, что Красная Армия совсем разложилась, и они никак не ожидали встретить такое организованное сопротивление. Яростно сражающиеся фанатики, конечно, встречались, но это было эпизодично и никогда они не взаимодействовали с артиллерией и авиацией. Но дело не в этом, а в том, что этот добровольно сдавшийся русский, который сообщил ценную информацию, сейчас очень довольный смеётся в компании нескольких командиров. К тому же ему вернули личное оружие.
   Немецкий офицер, несколько замялся, потом глянув мне в глаза, всё-таки решился и спросил:
   - Господин генерал, так эти перебежчики специально были к нам направлены? Это операция Советской разведки чтобы ввести в заблуждение командование вермахта? А мы наивные, для пленных добровольно сдавшихся и предъявивших пропуск, создавали льготные условия. Вон этого капитана и ещё двоих, сдавшихся офицеров, содержали при штабе в хороших условиях с минимальной охраной. Нужные сведения они давали для дивизии, поэтому пока и не отправляли в тыл. А оказывается все эти сведения, умно подобранная дезинформация. А как играли эти люди - натурально, чуть ли не со слезами в глазах. Презент вашей разведке, господин генерал!
   Для меня его вопрос и выводы, которые сделал немец, были как гром среди ясного неба. Но информация о перебежчиках очень заинтересовала. Следовало поддержать вывод немца о хитрости и предусмотрительности советской разведки. Ни в коем случае нельзя показать, что это для меня новость, и я жажду узнать кто эти предатели. Мало ли, что может произойти, вдруг этот немец окажется у своих и там расскажет о своих выводах - вот тогда перебежчикам будет тёплый приём у фашистов, да и гестапо будет перегружено. Вот я и заявил оберсту:
   - А вы что думаете, мы простаки? Беспомощнее чем французы или там поляки? Думаете просто так, Россия собрала гигантскую территорию вокруг себя? Так знайте, мы вам подсунем перебежчиков столько, что вы удивитесь, а ещё больше удивитесь, когда отправив их к себе в тыл, у вас вдруг начнутся перебои со снабжением с производством, да и вообще с жизнью в самой Германии.
  Выдав этот маразм, я совершенно нейтральным голосом спросил:
   - И всё же, когда и в каком месте к вам попал этот капитан? И какая, кстати, у него фамилия?
  Оберст, глядя на меня оловянными глазами, механически ответил:
   - Фамилия такая же, как у вашего главного бунтаря - Пугачёв. Когда и где он сдался, я не интересовался, а к нам в штаб его привезли вчера.
   - Понятно! А чего он вам там насочинял? Какую дезинформацию в него вложили мои смежники?
   - Все протоколы я естественно не читал, но один из моих подчиненных принимавших участие в допросе доложил, что Пугачёв рассказал о следующем: "По предвоенным планам 3-я и 10-я армии были не готовы к нападению. Армии должны были только в августе стоять в полной готовности. Так же мне была интересна информация, которую Пугачёв услышал от своих товарищей, офицеров штаба - с 18 по 21 марта состоялась командная игра в ЗапВО, в которой принимали участие командующие армий и корпусов. В ее ходе отрабатывались задачи 3,4 и 10А. Из оперативной карты, которую он видел, Пугачёв заключил, что 3А имела задачу удара в направлении Сувалки через Августов. 4 и 10А имела задачу наступления на Варшаву и Лицманнстадт. Военная группировка в Литве должна была прикрыть границу в восточной Пруссии.
   " Да, информация не из разряда рядовых", - подумал я, - "где же служил, этот долбанный Пугачёв, если имел доступ к таким секретам. Срочно найти этого гада, допросить и ликвидировать. А этому полковнику нельзя показывать моего интереса к этим сведениям. Думает, что перебежчик специально подослан нашими чекистами, ну и пускай думает. И вообще хорошо было бы, чтобы он эти мысли довёл до немецкого руководства. Нужно организовать ему побег из русского плена. Всё что он знал про планы немецкой армии, мы уже из него выдоили, теперь пускай поработает у своих генералов в наших интересах".
   Демонстративно, взяв какую-то бумажку со стола, посмотрел на неё, а потом на пленного полковника, я заявил:
   - Ладно, господин оберст, у меня дела и некогда дальше вести беседу. Напоследок, могу посоветовать - постарайтесь раздобыть где-нибудь тёплую одежду. Она вам месяца через два-три очень пригодится - в Сибири холодно, а вас теперь обязательно отправят туда. Нужно валить лес, а рабочих рук в стране не хватает - очень вовремя ваша армия к нам пожаловала. В народном хозяйстве Сибири, пленные очень пригодятся, а то наши буржуи, которые раньше там лес валили, вымерзли как мамонты, но тут как по заказу немцы нарисовались.
   Выдав эту порцию чёрного юмора, я усмехнулся и уставился на оберста, как бы оценивая его физические данные, и сколько он сможет протянуть на лесоповале. Немец начал ёжится под моим взглядом, заметно побледнел, а потом попытался расположить русского генерала к себе он, немного заикаясь, произнёс:
   - Господин генерал, вы прекрасно говорите по-немецки, даже чище чем некоторые уроженцы Германии.
  Ничего не ответив, я приказал конвоиру:
   - Тюрин, отведи немца к остальным пленным и по пути крикни Шерхану и Якуту, чтобы зашли ко мне. Да ещё скажи дежурному, чтобы срочно вызвал к генералу лейтенанта Костина.
  Наблюдая, как красноармеец выводит пленного, я думал:
   "Ну что, немец вроде поплыл. Сейчас ещё больших ужасов о жизни в Сибири, себе в голове нарисует, и часа через два будет готов подвергнуться любому риску, лишь бы убежать от этих страшных русских. А Шерхан и Якут исполнят роли растяп конвоиров. Надо будет для достоверности подобрать этому оберсту компанию для побега".
   В голове сразу же возникли кандидаты на эту роль: во-первых, это рохля обер-лейтенант, которого мы захватили на границе во время рейда на Сувалки, подойдёт и обожженный лейтенант, плененный во время ночного боя. Но это всё слабаки, которые могут и не решиться на побег. Нужно их разбавить настоящими бойцами. Пожалуй, подойдут гауптман и танкист обер-лейтенант - эти настоящие волки, при первой возможности постараются убежать. И в плен-то попали, потому что контузило во время бомбардировки ребятами Черных. А так бы хрен они сдались - бились бы до конца. Конечно, таких нельзя освобождать, это настоящие враги, но кто говорит, что их нужно отпустить. Подстрелить при попытке к бегству, вот и все дела. А Якут это легко может сделать.
   Только я подумал про Якута, как в открытых дверях появилась его щуплая фигура, а за ней возвышалась голова Шерхана. Как обычно в свободное время он что-то жевал. В голове сразу же возникло, - "У-у-у, рыжий чёрт и где ты находишь что пожрать, ведь интенданты на этом хуторе всё подчистили, чтобы кормить людей, наверняка же ещё утром, когда кулака прессовали заныкал часть того, что этот куркуль приготовил для встречи немцев". Естественно я не стал упрекать или стыдить жующего Шерхана, всё равно это было бесполезно, да и, в общем-то, вредно. Вдруг прекратит набивать свою утробу, тогда беда будет - станет злой и раздражительный. Он мне сам говорил, что у голодного у него начинает болеть голова и возникает желание кого-нибудь убить. Так что ограничивать Шерхана в поисках еды, полезно только в одном случае - перед боем. Тогда кроме ярости, в нём просыпается адская предприимчивость и хитрость. Да он десятки врагов в пыль превратит, чтобы добраться до их запасов.
   Внутренне посмеиваясь, внешне я был сама серьёзность и голос, которым начал отдавать распоряжения был строг и деловит. Даже не дождавшись, когда мои боевые братья подойдут, я начал приказывать:
   - Отдых отменяется! Сейчас дожидаемся Костина и вы с ним, захватив на подмогу наших Рязанцев, идёте арестовывать трёх субчиков. Они вооружены, поэтому нужно это сделать неожиданно и тихо. Костин знает этих людей в лицо и поможет нейтрализовать их. Якут, ты особо там не лезь, Рязанцы их техничнее скрутят, твоя задача охранять задержанных, если их возьмут не всех сразу, а будут крутить поодиночке. Ну, это ладно, с задержанием и одни Рязанцы бы справились, первое задание просто вам разминка, перед более заковыристым. Нужно будет организовать побег нескольким пленным, при этом требуется, чтобы ушли только трое нужных нам немца. Всё это должно пройти натурально и убежавшие не догадались, что побег подстроен. Будете изображать нерадивых конвоиров. Петлицы и нагрудные знаки снимите, чтобы фашисты не догадались, что вы младшие командиры и имеете награды. Нет, лучше переоденьтесь в старую грязную форму, пусть немцы подумают, что вы салаги первогодки.
   До самого прихода Костина я подробно инструктировал Шерхана с Якутом, а когда лейтенант открыл дверь и зашёл в комнату, резко прекратил свой инструктаж и набросился на вновь прибывшего:
   - Ты что же лейтенант творишь? Зачем всякую мразь привечаешь?
   - А что такое товарищ генерал? В чём я виноват?
   - Это твоя группа захватила штабные машины 7-й танковой дивизии немцев?
   - Так точно товарищ генерал!
   - Там в этой колоне, перевозились и три пленных командира Красной Армии. Тебя не насторожил тот факт, что немцы как бар, на автомобиле перевозят наших пленных, да ещё в штабной колонне?
   - Никак нет! Ведь наши же ребята, тем более командиры. К тому же я узнал одного из них - это капитан Пугачёв Михаил Львович. Он был начальником разведотдела в 11 Мехкорпусе. Вот, в разведке и напоролся на фашистов. Говорит, что оглушило его близким взрывом, а когда очнулся, вокруг немцы. Но он настоящий коммунист, не растерялся и спрятал партбилет в сапог. Показывал мне свой партбилет. Остальные документы гитлеровцы изъяли.
   - Партбилет говоришь, показывал? Ну-ну! Предусмотрительная сука - и фашистам подлизал и документ оставил, чтобы оправдаться, если маятник качнётся. Предатель он - сдался немцам добровольно и все секреты, какие знал, рассказал. А знал он много - разведкой целого корпуса командовал. Теперь тысячи наших братьев из-за этой гниды погибнут.
   - Как добровольно? Не мог он это сделать - он же наш советский, к тому же коммунист, его нам даже в пример ставили, когда я в Барановичах на миномётных курсах учился. Он у нас несколько занятий по разведке проводил. Да и семья у него в Барановичах живёт, а сам он родом из Житковического района Полесской области. Я тоже в этом районе родился, он в Беленском сельсовете, а я в соседнем.
   - Вот на том, что вы земляки, он тебя и провёл, а ещё на авторитете партии. А на самом деле, душа его чёрная и подлая. И, к сожалению, не только у него одного. Вот из-за таких затаившихся мразей многие наши части разбиты и тысячи пацанов никогда не попадут домой. А, что Пугачёв предатель, я знаю точно - немецкий полковник всё рассказал про Пугачёва и он не врал. Тот передал такие секретные сведения, про которые немецкое командование не могло знать. Да что там немцы, многие наши полковники и генералы не знали - круг допущенных до этих сведений был очень невелик. Я как командир бригады РГК, был допущен до этих секретов. А теперь после сдачи в плен начальника разведотдела 11 Мехкорпуса, о них знают и немцы. Вот и делай выводы лейтенант!
   После этих слов, лицо Костина как-то погрустнело, глаза обычно задорные, сияющие молодецкой удалью, стали пустыми. Одним словом у парня рушилось представление о светлом и чистом. Тот, которого он считал примером для себя, путеводной звездой к счастливому коммунистическому завтра, оказался предателем, а сидящий перед ним человек, которого по всей 10-й армии считали "мясником" ненавидящим любое проявление человечности, тупым солдафоном и прочее, прочее, оказался настоящим человеком - несгибаемым, мужественным и умным. По крайней мере, умнее немецких генералов, которых он разбивал одним за другим.
   Посчитав, что лейтенанту надо время чтобы прийти в себя, я не стал приказывать, немедленно бежать и арестовывать предателей, допущенных им Костиным в наши ряды. Вместо этого я опять принялся давать ЦУ Шерхану и Якуту. Основной упор делал на том, что конвоиры должны выглядеть полными чмо, которых не обманет и не убежит от них, только ленивый. Шерхан не упустил свой шанс, получить от сложившейся ситуации, хоть какое-то удовольствие для своего организма, он предложил:
   - Юрий Филиппович, может быть нам в процессе конвоирования, где-нибудь присесть, чтобы перекусить, ну и бутылочку достать. Если сразу не побегут, то мы с Якутом можем, и песни начать петь. Тогда уж точно побегут, недоноски фашистские!
   - Ну что же, здравая мысль. Ты Наиль тогда перед тем как пойдёте на задание, зайди к старшине Мякину, возьми у него нужные для операции продукты, при этом сошлись на мой приказ о выдачи тебе двух порций сухого пайка и бутылки сливовицы, их больше сотни конфисковали на этом хуторе.
   - Так точно товарищ генерал, передам ваш приказ!
  При этом глаза Шерхана удовлетворённо заблестели, а язык непроизвольно лизнул верхнюю губу. Но я тут же сбавил его гастрономический восторг, произнеся:
   - Но сливовица пойдёт в счет вашего с Якутом водочного довольствия. Понял Наиль! Так что губы не раскатывай на халявную выпивку.
  Чтобы это указание не нарушило душевного равновесия моего водителя, а если более ёмко сказать боевого брата, я добавил:
   - Но ты не расстраивайся, полученный сухой паёк, не будет учитываться при выдаче продуктового довольствия.
   Не глядя больше на Шерхана, я всё внимание сосредоточил на Якуте - начал объяснять необходимость участия снайпера в этом задании. Зная крайнюю обязательность нашего "зоркого сокола" (так я иногда называл Якута ещё с финской войны), доводил поручение лично до него, так до парня лучше доходило, и он скрупулезно выполнял поставленную задачу. А говорил я ему следующее:
   - Знаешь сержант, конвоировать вы будете пятерых, а убежать должно только трое. Двоих ты видел это: обер-лейтенант захваченный разведчиками на границе когда происходил рейд дивизии генерала Борзилова, а второго немецкого лейтенанта ты сам лечил от ожогов полученных им в ночном бою. Третий, который должен убежать, фигура заметная, не перепутаешь ни с кем из этих пятерых - это толстый полковник. Он должен убежать обязательно. А немецкий капитан и лейтенант танкист станут твоей целью. Сможешь их подстрелить, когда они будут бежать при этом лавировать, чтобы сбить прицел. Ведь они могут даже на карачках двигаться или перебежками. Враги матёрые, под пулями не раз бывали. Попадёшь в такие разбегающиеся мишени?
  Якут решил блеснуть, подцепленным где-то выражением и ответил:
   - Да как два пальца об асфальт!
   - Ну, коль ты такие модные выражения знаешь, то тогда я спокоен за судьбу этой операции!
   Усмехнувшись, я, обращаясь уже к Костину, который вроде бы уже пришёл в себя, спросил:
   - Слушай лейтенант, я вот всё никак не пойму, почему ты сам начал заниматься освобождёнными из плена военнослужащими, почему не передал их особисту? Он бы таких ляпов вряд ли бы допустил!
   - Так в моём вновь сформированном дивизионе, вообще нет такой службы, а в батальоне Рекунова особиста и его помощника убило - прямое попадание снаряда самоходки в их броневик. Вот и пришлось самому решать судьбу отбитых военнопленных. А тут один из них знакомый, к тому же у него партбилет при себе имелся, ну я и поверил ему. Ещё ему трофейный Вальтер дал, чтобы не был безоружен, когда вокруг идёт бой. Лично видел, как он из этого Вальтера фашиста застрелил. Я ещё удивился, что немец вроде руки поднял, а Пугачёв в него половину обоймы разрядил. Ну, думаю, - "совсем фашисты мужика довели в плену".
   - Понятно, Серёжа! Теперь будешь исправлять свою ошибку. А так как в твоём подразделении нет особиста, сам побудешь им. Допрашивать Пугачёва не прошу, это сделает старший сержант Асаенов - он специалист. Ты будешь вести протокол, и формулировать вопросы. Двух остальных перебежчиков допросишь сам, у Шерхана задание и он после допроса Пугачёва, направится на его выполнение. Понял лейтенант?
   - Так точно, товарищ генерал!
   - Да и ещё, после допросов пригласишь Рекунова и его замполита и вместе на основании протоколов допросов решите, что делать с этими тремя уродами. Моё предложение расстрелять - нет у нас тюрьмы и зон, где эти гады могли бы работать на пользу трудового народа. Так и запишешь моё мнение в протокол решения вашей тройки. И постарайся закончить всё быстрее, максимум до 18-00. Сам знаешь, как только начнёт темнеть, а значит, в 22-20 наша сводная колонна выступает, а до этого нужно ещё массу дел сделать. Всё лейтенант, время пошло, бери ребят и иди, арестовывай мерзавцев. Самых лучших бойцов выделяю тебе на проведение этого мероприятия. Кроме Шерхана и Якута, ещё три красноармейца ожидают вас возле моего "хеншеля". И сам к перебежчикам не приближайся, можешь их насторожить - покажешь моим ребятам, а сам вместе с Якутом просто страхуете процесс задержания.
  Обращаясь уже к Шерхану, я спросил:
   - Ты понял Наиль - будешь допрашивать Пугачёва! Время дорого, поэтому особо с ним не миндальничай. Да и пускай лейтенант посмотрит и поучится, как нужно обращаться с предателями. Больше чем уверен, что Пугачёв сначала будет всё отрицать, ведь он уверен, что подчистил концы, застрелив немца, фиксировавшего все секретные данные, которые сообщил капитан. Но ты не верь ему, если после первых вопросов не расколется, то сразу применяй средство устрашения номер три. Рязанцы пускай помогают тебе, набираются опыта. Шпионов, диверсантов, предателей много, а бороться с ними, практически никто не обучен.
   Я кивнул Шерхану и он без всяких слов сразу же меня понял, козырнул и гаркнул, как всегда на публике:
   - Разрешите выполнять!
   - Да ребята, давайте действуйте! И смотрите там без всякой театральности и геройств. Тихо взяли этих орёликов и сюда в баню, где будете их допрашивать.
   Дальше воспоминания стали какие-то сумбурные и отрывочные - так мозг отреагировал на изменение обстановки. Двигатель снова гудел, автомобиль тронулся а, в общем-то, неудобное сидение опять стало превращаться в мягкую люльку. Организм, конечно, захотел провалиться в нирвану, но мозг не дал ему такой возможности. Нужно было до прибытия в Хорощ, продумать все свои дальнейшие действия.
  
   Глава 3
  
   Прежде всего, хотелось ещё раз проанализировать саму идею наступления на Варшаву. Ведь родилась она спонтанно от безысходности и невозможности обычными методами остановить развал фронта. Вот тогда и возникла мысль, что нужно предложить людям нечто невероятное, чтобы они забыли про трудности, лишения и, в конце концов, про смерть. Идея должна была эмоционально захватить человека и в то же время она не может быть эфемерна и недостижима. Вот тогда в голове и возник призыв овеянный романтикой ещё гражданской войны - "Даёшь Варшаву!"
   Конечно, такой лозунг, любой нормальный военный специалист, может охарактеризовать только одним словом бред. Не бывает наступлений в момент, когда практически все армейские структуры развалились, а большинство красноармейцев и командиров думают только о том, как бы вырваться из-под катящегося прямо на них адского молоха фашистского вторжения. Не то что ужас вызывали сами немцы, нет и ещё раз нет, но легкость, с которой разваливались, казалось бы, незыблемые советские государственные структуры, просто поражал. А пропаганда шёпотом, действовала сверх эффективно. А как ей не поверишь? Если о положении дел рассказывает такой же солдат как ты. Ну а если это гражданский беженец, то непременно потерявший своих близких во время жутких бомбардировок. Вот и ходят среди красноармейцев невероятные слухи и сплетни о жутких бомбардировках, армадах немецких танков и нескончаемых вереницах грузовиков с пехотой. Которая вооружена ни чета нам - сплошь автоматами, а в каждом грузовике обязательно есть несколько пулемётов и миномётов. От этой силищи можно спрятаться только в лесах и болотах, а иначе намотают твои кишки на гусеницы германского танка и немцы даже этого не заметят. Большие командиры об этой силище знают, поэтому и не видно их нигде. Наверняка под защитой полнокровных дивизий попивают чаёк в своих уютных штабах где-нибудь под Минском. Вот и нам нужно туда, где можно передохнуть, получить новое оружие и уже под воздушным прикрытием Сталинских соколов навалять фашистской сволочи, по самое не могу. И так думали, лучшие, самые смелые бойцы, остальные были просто в панике. Не знали куда податься, что делать и где найти спасение.
   То есть положение было аховое, но именно в таком, я и был обучен действовать. Конечно не в академии, а в прошлой реальности, в единственной военной школе Русского сопротивления - Эскадроне. И главное что я там усвоил для подобных ситуаций - если люди достигли крайней степени усталости, разочарования и неверия в свои силы, то их нужно ошеломить. Предложить нечто фантастическое по своей дерзости. А наступление на Варшаву, только звучало фантастически, а на самом деле было достижимым. При всей нехватке материальных ресурсов, прыжок на Варшаву (по шоссе от Хороща менее 100 километров), можно было обеспечить как топливом, так и боеприпасами. Конечно, возникал вопрос, что будет потом? Но такой вопрос возникал только в той части меня, которую занимала сущность деда. Это у него было обострённое чувство самосохранения. А для основной части нашей общей сущности (та есть меня), этот вопрос занимал вторичное положение. Главное было не допустить сползания России в клоаку моей прошлой реальности. А значит, нужно было нанести Германии как можно больший вред. В идеале, обескровить её вермахт. Удар на Варшаву, весьма способствовал бы этому. И не только в плане материальных потерь немецкой армии, но это был бы колоссальный удар по самой идее Блицкрига. Пускай наш корпус бы раздавили, но потери вермахта были бы фатальны. Да ещё Гитлер наверняка начал бы трясти свой генералитет, а это никогда во время боевых действий к добру не приводит. Немцы бы забуксовали, а наши, в конце концов, пришли в себя, закончили мобилизацию, навели порядок среди своих генералов и тогда можно повоевать. Давно наши солдаты не печатали шаг по брусчатке Берлина. А так будет точно, только нужно сейчас выдержать этот страшный натиск. Пощипать немцев, понюхать пороху и будут наши ребята драть хвосты, этих долбаных арийцев.
   Проведя с собой, такой своеобразный аутотренинг - мне тоже нужна была уверенность в правильности своих размышлений, да и действий тоже. Я же не железный и только благодаря таким вот накачкам, сбиваю в себе пессимизм и неверие в собственные силы. Вот не зря же ещё раз прокручивал в своих мозгах действия против капитана Пугачёва, бывшего начальником разведотдела 11-го Мехкорпуса. А всё почему - да просто я не уверен в разведслужбе 6-го Мехкорпуса. И готовлю себя морально, чтобы разогнать разведотдел, своего корпуса. Хотя казалось бы, можно успокоится я ведь уже провёл чистку разведслужб дивизий корпуса. Ещё в самом начале своего вступления в должность командира 6-го Мехкорпуса, прямо на совещании командного состава проведённой в каждой дивизии, я отстранил и временно до проведения суда, посадил на гауптвахту начальников дивизионных разведотделов, впрочем, как и снабженцев ГСМ. Впрочем, сейчас осознаю, что последних арестовал совершенно зря. Не было их вины в том, что корпус оказался без ГСМ. По всем бумагам было видно, что на 22 июня Мехкорпус был обеспечен топливом, на две заправки (а это весьма хороший показатель) и не вина снабженцев, что корпус гоняли по Белостокской области в поисках мифической танковой дивизии немцев. И не от этих интендантов зависело техническое состояние танков. А как мне поведал помощник по технической части четвёртой танковой дивизии, военинженер 2-го ранга Чирин, танки у которых моторесурс выработан более чем на пятьдесят процентов, потребляют гораздо больше топлива и моторного масла, чем положено по паспортным данным. Когда я это узнал, то, как часто бывало начал ругать себя за поспешные решения. Конечно, я его исправил, но люди-то получили стресс, и теперь будут опасаться проявлять инициативу.
   Вот не совершу ли я ту же ошибку, разгоняя весь разведывательный отдел корпуса. Ну, замена его начальника - Байлиса на Курочкина, вопрос уже решённый. У меня в планшетке лежит приказ на это, подписанный Болдиным, но остальных-то может не трогать?
   - Не-е-т, - завопил внутренний голос сущности, прошедшей воспитание в Эскадроне, - ты, что хочешь завалить всё дело? В этом долбанном разведотделе, ни одна сволочь не предприняла мер, чтобы узнать истинное положение дел. Нахрен нужны такие разведчики? Своими высосанными из пальца данными, запросто подведут под монастырь. Люди-то они может быть и хорошие, но нельзя их держать на таких ответственных местах. Вон, например, сейчас нужно куча делегатов связи, вот пускай ими и послужат.
   Так как главная сущность, конкретно высказала, своё отношение к этой проблеме, то естественно более мягкой и человечной половине, оставалось только взять под козырёк и мою душу опять окутало единство и согласие. Это позволило мыслям снова вернуться к стратегическим задумкам. И главное о чём я подумал - правильно ли поступил в последней своей авантюрной затее. Ещё раз начал анализировать разговор с комдивом 7, Борзиловым. Ну не устраивало меня то, что практически два полка этой дивизии сидели в заслоне, перекрывая железную дорогу на Сувалки. Конечно, я понимал как это важно перерезать артерию, снабжающую 3-ю танковую группу Гота, всеми материальными ресурсами. Без постоянной подпитки топливом и боеприпасами, она физически не сможет идти вперёд. А значит, северный фланг нашей армии имеет возможность отдышаться, прекратить паническое отступление и встать в стабильную оборону. Вот что такое на самом деле заслон Борзилова.
   Всё это так, но я сам участвовал в организации заслона и считаю, что намертво закупорить железную дорогу в этом месте можно гораздо меньшими силами. К тому же полк Тяпкина весьма успешно ведёт бои в самом городе Сокулки. Пытающаяся его сбить 6-я танковая дивизия немцев, завязла в уличных боях. Майор Тяпкин молодец, удержал ситуацию под контролем, не поддался азарту преследовать разбегающихся из города паникующих немцев, а основные силы бросил на создание опорных пунктов. Пока рота мотострелков из приданного 13-му танковому полку батальона, наводила шорох в захваченном городе, остальные занимались оборудованием оборонительных позиций. Конечно кроме некоторых сапёров, которые взрывали захваченные рядом со станцией, склады боеприпасов и ГСМ. Об этом мне доложил, сам майор Тяпкин ещё позавчера вечером. К сожалению это был последний раз, когда удалось наладить радиосвязь. Но с Борзиловым я говорил последний раз как раз перед отъездом в 21-40. Связь на удивление была хорошая и это несмотря на то, что сеанс несколько раз прерывали, чтобы поменять частоты. Я уже скоро всех приучу, чтобы сеанс связи продолжался не более 5 минут, после чего связь прерывалась, и контакт возобновлялся на новой частоте и в идеале на новой рации. Конечно, если именно нас прослушивают, то для профессионалов это не очень большое препятствие. Но я надеялся, что у немцев сейчас тоже бардак и им не до тотальной прослушки. Хотя Борзилова наверняка слушают - слишком его дивизия большая кость в горле вермахта. Но постоянно слушают, скорее всего, дивизионную рацию, работающую на привычных частотах. Поэтому мы меняли не только частоту, но и рации. Условия для связи были отличные, и не только дивизионная радиостанция могла поддерживать связь, но даже менее мощные полковые.
   По дивизионной рации Борзилов докладывал только об успехах - о боях в Сувалках и отражении атаки немцев, поддерживаемых бронепоездом с юго-запада. Во время этого боя, бронепоезд, огнём танковых пушек был сильно повреждён и фашисты еле смогли его утащить назад. Авиация противника, попыталась провести массированную бомбардировку наших позиций в районе лесного склада, но огнём вновь сформированного зенитного дивизиона (его основа, трофейные 88 мм. зенитные орудия), было сбито семь юнкерсов и уцелевшие немецкие самолёты, побросав куда попало бомбы позорно ретировались. Несколько другие доклады и разговоры велись по полковым рациям - о трудностях, потерях, нехватке некоторых видов боеприпасов и конечно о дальнейших действиях подразделений дивизии. И больше всего мы обсуждали вопрос о ходе подготовки к наступлению в сторону Варшавы некоторых частей дивизии Борзилова.
   Да, вот именно о наступлении! А если конкретнее, то вдоль железнодорожных путей в направлении Варшавы. Первоначально в мой авантюрный план наступления на Варшаву не входила 7-я танковая дивизия. Подразделения Борзилова должны были выполнять Сталинскую Директиву Љ 3. И не тот суррогат, который поставили перед КМГ Болдина, а истинную директиву, где главной целью удара были Сувалки, а ни как не Гродно. Штаб фронта переиначил директиву вышестоящего командования, изменил цели и сами направления контрудара. Вопреки воинской дисциплине. Вопреки стратегии, вопреки здравому смыслу. Изменили при этом подчиненность войск. Командующий Западным фронтом вывел 6-й Мехкорпус 10-ой армии из подчинения этой самой 10-ой армии. Похоже на работу того самого злого гения, о котором говорил Черных. Но эта гнида сильно просчиталась, мы выдюжим и победим всю нечисть, навалившуюся на мою страну. И уже побеждаем коли эта Директива, пускай не стандартными методами, но выполнена. Город Сувалки взят, железная дорога перерезана и 6-й Мехкорпус находится в предбрюшье 3-й танковой группы немцев. По крайней мере, гитлеровцы, да и наши так думают. Информация о бое у Сокулок и данные о взятии Сувалок наверняка уже в Москве. Об этом должен позаботится Пителин (в его распоряжении сверхмощная радиостанция), а так же Черных. Не зря же его самолёты-разведчики кружили над Сувалками (об этом по рации сообщил майор Тяпкин), а над полем боя у Сокулок я видел их лично. Зная любовь Черных к аэрофотосъемкам, можно предположить, что разгром немцев заснят в лучшем виде и все материалы уже отправлены в Москву.
   То есть и наши и немцы сейчас думают, что 6-мехкорпус начнёт вспарывать брюхо Третьей танковой группе немцев. Пускай думают, а мы пойдём другим путём. Как говорится, сделаем ход конём. Сил у нас мало, и бодаться с дивизиями первого эшелона немцев, дураков нет. Лучше мы пойдём на Варшаву - там сподручнее буянить. Максимум кого на этом направлении мы сможем встретить, это обычные пехотные части. А ближе к Варшаве, вообще лафа - тыловики, снабженцы и прочая шваль. Там наши ветераны сойдут за демонов, беспощадных и неуязвимых. Опять же польза от этого больше, чем лоб в лоб сражаться с танковыми дивизиями вермахта. Боевые качества их солдат я сам видел и если бы не неожиданный удар с воздуха самолётами Черных, смяли бы нас однозначно. Хорошие вояки немцы, ну а мы недостаточно ещё подготовлены и обстреляны. Поэтому и пойдём другим путём. Озадачим фонов и герров, рисующих сейчас стрелки на картах немецкого Генштаба. Они планируют отражать наши танковые атаки на правом фланге и тылу 3-й танковой группы, а мы ударим на стыке 7-го и 9-го пехотных корпусов немцев. Если доверять карте изъятой у Гудериана (оснований не верить ей, нет) там действуют, подразделения 2-го эшелона. А эти Гаврики обучены не лучше наших солдат. Когда допрашивал Гудериана, он вообще отзывался о многих дивизиях 7-го и 9-го корпусов весьма нелестно. Называл эти дивизии скопищем непуганых ослов. Вот мы их и попугаем.
   Вообще-то недооценивать немецкую армию нельзя, тем более в районе, где отличная сеть автомобильных дорог. С их-то организованностью и господством в воздухе они в два счета перебросят в нужное место необходимые резервы. И столкнёмся мы уже не с желторотыми Гавриками, а с подразделениями первого эшелона, укомплектованными опытными солдатами и напичканными противотанковыми пушками. Вот что меня больше всего беспокоило в предстоящей операции. Нужно было как-то отвлечь немцев на другой участок фронта. Выбор был невелик. Под моим командованием было три дивизии, две из них (4-я танковая и 29-я моторизованная) должны были участвовать в операции прорыва немецкой линии обороны и наступлении на Варшаву. Значит, ложную операцию по наступлению должна была провести 7-я танковая дивизия. А как это сделать, если у неё сверхзадача, перекрыть снабжение 3-й танковой группы немцев. И вообще именно на ней и на 7 ПТАБРе, висело выполнение Директивы самого Сталина. А это не хухры-мухры. Принципы организации армии не допускают невыполнения директивы вышестоящего командования. Даже если тебе кажется, что ты лучше понимаешь обстановку. Даже если ты считаешь решение вышестоящего начальства глупым. Оно - начальство. И, кто знает, может, глупый приказ на самом деле не глуп. Тобой жертвуют во имя замысла, который тебе неизвестен. Люди должны гибнуть, выполняя заведомо неисполнимый приказ потому, что за тысячу километров от них реализуется операция, ради успеха которой и вправду имеет смысл погибать в кажущейся бессмысленной отвлекающей операции. Война - жестока. То есть нарушить Директиву Љ3, я не мог, как бы мне не казалось выгодным использовать силы 7-й танковой дивизии в другом месте.
   Казалось бы безвыходная ситуация - для того чтобы немцы не перебрасывали сильные и боеспособные подразделения на направление нашего наступления к Варшаве, нужен был мощный отвлекающий удар в другом месте. Который, немецкое командование посчитало бы более опасным для себя. Такое место было и это конечно район Сокулок, где оперировала наша 7-я танковая дивизия. Но у Борзилова можно было отвлечь, без ущерба для основного дела, максимум батальона два. Ну что это за удар такими силами? Немцы посмеются и заткнут такую дырку одним полком резервистов.
   Решение этой задачи навалилась на мой мозг ещё во время знаменательного боя с 7-й танковой дивизией противника. Конечно не в самый драматический момент, когда немцы начали нас одолевать, а после бомбардировки их самолётами 9-й САД. Когда батальон Рекунова и Ханомаги Костина преследующие драпающих немцев, скрылись из вида. Только по пыли и отдалённой стрельбе можно было понять, где они сейчас находятся. В общем-то, я сам вызвал эти размышления, чтобы чем-то занять свой мозг, мучающийся неизвестностью и гадающий о том, что предпримут немцы в ответ на нашу безумную атаку. Боялся я, что попадут ребята в хитроумный капкан, устроенный съевших собаку на войне фашистов. Легче было размышлять о чём-то важном, чем грызть себя за непредусмотрительность и мальчишество.
   Наверное, в это напряжённое и драматическое время организм использовал все свои резервы и снабжал голову гигантским количеством кислорода и адреналина, так как мозг посетила весьма оригинальная идея. Даже вернее сказать сумасшедшая, не менее авантюрная, чем решение провести контратаку на дезорганизованных после бомбёжки немцев - бронепоездами будем давить фашистов. Чтобы они бежали, как сейчас бегут от ребят Рекунова и Костина. Мысль, где взять эти бронепоезда у меня сформировалась за мгновение до безумной идеи атаки теми небольшими силами, которые можно было изъять у дивизии Борзилова. Вернее эта идея родилась после возникновения мысли о создании бронепоездов. А появилась она из-за моего взгляда на Шерхана, который только что появился в окопе НП с донесением от Фролова. Слова донесения обходили мой мозг стороной, всё внимание было приковано к физиономии моего боевого брата. Его чуть ощутимая ухмылка вызвала у меня ассоциацию с более откровенной усмешкой, когда он хвастался, какой он за двадцать минут сгоношил бронеавтомобиль из нашей эмки. Взял из Депо станции толстые листы железа и набил их гвоздями прямо на двери и капот моего персонального автомобиля. После такого варварства, красавица эмка представляла собой, нелепое и убогое зрелище, эту конструкцию я в сердцах обозвал недоразумением на колёсах. Но каким бы странным этот новоявленный броневик не казался, он полностью выполнил свою миссию. И если бы не эта конструкция, то и война могла пойти по другому сценарию. Ведь только благодаря этим железным листам, которые защитили эмку от пуль, мы смогли прорваться сквозь бандитскую засаду в штаб 9-й САД. Где я убедил Черных, объявить тревогу по всем авиаполкам и поднять истребители в воздух. А это произошло перед самым вторжением фашистов.
   Вот и сейчас я представил себе большое, рукотворное недоразумение на железных колёсах, от которого отскакивают пули и снаряды фашистов. В страхе те бегут от него, тем более это чудовище не одно - на железнодорожных путях они следуют одно за другим и при этом исторгают из себя струи свинцовой смерти. Паника у немцев гарантирована, а значит, их генералы в авральном порядке погонят для локализации этой разрастающейся угрозы все свои оперативные резервы. А нам это и нужно! Что немаловажно, эти поезда смерти, можно укомплектовать небольшим количеством бойцов - лишь бы пулемётов и орудий у них было в избытке. А сейчас после захвата немецких складов на станции Сувалки, этого добра хватает. И ещё, кроме захваченных вооружений и боеприпасов к ним, ребята рейдовой группы обнаружили на станции целый эшелон с 30 и 20 мм. бронелистами. Немцы продолжали усовершенствовать свои танки, усиливая их бронезащиту - они наваривали эти листы поверх заводских. Об этом я знал, да и Гудериан хвастался, что даже в полевых условиях его подчиненные повышают бронезащиту танков. Русские противотанковые пушки не в состоянии пробить усиленную броню у модернизированного панцера. Как рассказал немецкий генерал в его танковой группе в полевых условиях модернизировано почти 30 процентов танков Т-3 и 50 процентов Т-4. Наверное, такой же процесс шёл и в 3-й танковой группе. Так что майор Тяпкин не только лишил группу Гота стратегических запасов топлива и боеприпасов, но и сорвал план модернизации танков.
   Об этих бронелистах мне рассказал сам майор Тяпкин, когда утром я с ним связывался ещё до организации НП. Тогда я ему посоветовал использовать эту броню для оборудования опорных пунктов. А после идеи об организации железнодорожного бронеотряда, решил оставшиеся листы пустить на оборудование бронепоездов. Эта идея так мной овладела, что спросив Шерхана о его личных ощущениях, об положении дел в перелеске у высоты 212, куда отбыл Фролов для организации обороны, успокоился, отправил Наиля отдыхать. После чего приказал бригадному радисту установить связь сначала с 13 танковым полком майора Тяпкина, а затем с 7-й танковой дивизией генерала Борзилова. Со связью нам в этот раз не везло, с 13 танковым полком её установить так и не удалось. С дивизией Борзилова удача улыбнулась, где-то через минут сорок мучений бригадного радиста. Чтобы уложится в установленный мною в 5 минут срок разового общения по рации, я сразу же взял, как говорится "быка за рога". Огорошил генерала словами:
   - Ну что Семён Васильевич, сидеть в обороне не надоело? Не пора ли тряхнуть стариной и пощипать удачу за хвост!
   - Так мы щипаем, вон тринадцатый полк в Сувалках у немцев уже все волосы из жопы вырвал!
   - Да ребята Тяпкина молодцы, крепко фашистов прищучили. Как кстати там они - не могу никак связаться с майором?
   - Со связью и у нас беда! Радиостанции никак не могут пробить завесу помех в эфире, да и проводную связь пока не получается восстановить. Связисты работают над этим, но слишком много обрывов - видно поработали вредители. Какая-то группа поляков продавшихся фашистам, действует вдоль железной дороги - только мои ребята восстановят линию связи, как её через полчаса нарушают. Пока выследить этих гадов не удаётся, но ничего, особисты и разведчики начали работать по этому вопросу, и думаю скоро они этим приспешникам гитлеровцев, уши-то оборвут. А пока приходится в Сувалки дрезину направлять, чтобы получать информацию о положении дел в полку. Слава Богу, расстояние небольшое и за час мотодрезина успевает туда и обратно.
   - Понятно Семён Васильевич, тогда по своим каналам передай приказ майору Тяпкину организовать на базе захваченного в Сувалках танкоремонтного завода сверление обнаруженных на станции бронелистов. Задача - просверлить в этих листах несколько отверстий, чтобы их можно было прибить обычными гвоздями к деревянной поверхности. Уже обработанные бронелисты, отправлять в ваше расположение на лесной склад. И это нужно делать, быстро не раскачиваясь. Пусть майор берет, кого угодно за жабры, угрожает полякам и пленным немцам хоть расстрелом, но первая партия бронелистов сегодня вечером должна быть у вас.
   - А на кой чёрт мне нужны эти бронелисты? Или вы думаете оббивать ими подготовленные для обороны дзоты, превращая их в доты? В общем-то, это хорошая мысль - можно любую землянку в мощный дот превратить.
   - Да нет Семён Васильевич - используя эти бронелисты, твои мастера, да и находящиеся на лесном складе поляки, будут клепать бронепоезда.
   - Ч-ч-чего...? Юрий Филиппович что-то, наверное, связь барахлит, я не понял, что вы сказали!
   - Бронепоезда будешь делать! А если точнее Блиндобронепоезда! На платформы тебе поляки ставят срубы, которые потом обшивают бронелистами. Затем твои оружейники в получившиеся доты на колёсах, устанавливают трофейные пушки и пулемёты и всё, блиндоброневагон готов. Формируешь из них бронепоезд и вперёд - долбить фашистов. Экипаж такого блиндопроепоезда делаешь не больше чем в сто человек, а значит твоя дивизия, без потери боеспособности сможет штук десять таких блиндобронепоездов сформировать.
   - Да что это такое получится, хрень какая-то, а не боевые единицы! Эти срубы на колёсах немцы в два счёта спалят! Только людей, за зря погубим! Да если я и сделаю эти блиндажи на колёсах, то где мы возьмём столько машинистов на паровозы? Ну, самих-то тягловых лошадок на станции Сувалки полно, но где к ним взять бригады?
   - В тех же самых Сувалках и возьмёшь. И помогут тебе в этом поляки, которых мы освободили на лесном складе. Тадеуша, который был у нас переводчиком, озадачь этим. Он парень деловой и шустрый, к тому же немцев не любит, вот и пошли его в Сувалки с заданием, подобрать десять локомотивных бригад. Пускай хорошие деньги обещает за эту работу. Ты ему все деньги, которые мы захватили в конторе лесного склада, отдай - пусть из них выплачивает аванс подобранным людям. Больше чем уверен, что специалистов мы найдём, если конечно жадничать не будем. В Польше же капитализм и за деньги эти люди что угодно сделают. Пусть и подчиненные Тяпкина пошарят по конторам активно сотрудничавших с фашистами, а так же по филиалам немецких банков и потрясут финчасти немецких контор. Обнаруженные средства оприходовать и направить на оплату железнодорожникам, которые будут управлять паровозами, а так же тем, кто будет их готовить к рейсу. Пусть финслужба 13 полка из этих средств оплатит и людям занятых бронелистами. С немцами будем действовать методами "кнута и пряника" - если будут саботировать и затягивать сверление бронелистов, то разрешаю расстреливать саботажников, а немцам, которые выполняют задания, следует выплачивать вознаграждение. Не забудь оплатить и полякам, которые будут собирать срубы на платформах. Хорошо заплати, чтобы они довольные были. А что касается твоего неверия в прочности блиндоброни, то ты испытай её. Пускай поляки набьют на брёвна бронелисты а твои люди постреляют по ним из пушки и пулемёта. А для борьбы с пожарами, придётся возить в блиндоброневагоне и несколько бочек с водой.
   - Чудно это всё - танкистов превратить в блиндажных крыс!
   - Да ладно тебе генерал! Ты самые боеспособные подразделения не трогай - пусть дальше укрепляют оборону. В формируемый железнодорожный бронедивизион направь регулировщиков движения, оставшихся людей из пулемётных и артиллерийских курсов, ну и тыловиков своих прошерсти. Они у тебя боевые - вон с каким азартом брали штурмом остановленные немецкие эшелоны. Да и ещё - сколько у тебя осталось трёхбашенных Т-28 ?
   - Семь танков, остальные немцы подбили. Неудобные они, сильно заметные и к тому же броня слабовата. Но хотя танки уничтожены, а из экипажей многие уцелели.
   - Вот и хорошо! Всех танкистов оставшихся без танков, зачисляй в экипажи создаваемых гибридных бронепоездов. А Т-28, грузи на платформы - они будут входить в бронепоезда, как отдельные артиллерийско-пулемётные вагоны. И ещё, если у нас получается гибридный бронепоезд, то давай в этом ключе и подумаем - какие новшества мы можем туда воткнуть?
   - Даже и не знаю! Может быть ещё и КВ на платформы поставить, для усиления огневой мощи этого блиндо, прости меня Господи, бронепоезда.
   - Нет КВ нельзя, они тебе необходимы, для надёжной закупорки железной дороги. Вдруг немцы нагонят для взятия Сувалок мощные силы и сковырнут группу Тяпкина - тогда железную дорогу можно будет удержать только при помощи тяжёлых танков. И распылять основные силы тебе тоже нельзя, нужно держать тяжёлое вооружение в кулаке, в районе лесного склада. Там шикарное место для обороны и немцы хрен вкопанные КВ смогут поразить. Не смогут они в те места подтянуть тяжёлое вооружение и авиацией нас там трудно достать, тем более сейчас, когда у дивизии начал возрождаться зенитный дивизион. Так что про КВ забудем, а вот танкетки или там лёгкие танки, вполне можно использовать в нашем гибридном бронепоезде.
   - Да у танкеток броня тьфу - пулей прошибить можно! На поле боя-то они маневрируют и в них попасть сложно, а на поезде будут стоять стационарно и в них любой юнец-наводчик попадёт. Закрывать их брёвнами и бронёй, не имеет смысла - они же сами должны вести огонь по противнику.
   - Логично говоришь, Семён Васильевич, но у нас же гибридный бронепоезд, а значит способный вести борьбу с противником, не только в пределах видимости с железнодорожного полотна. А представляешь если в составе нашего блиндобронепоезда, будет пару платформ с загруженными на них лёгкими танками и допустим с БА-20, и вот когда немцы начинают серьёзное сопротивление и ведут артиллерийский огонь с дальних позиций, мы выгружаем танки и бронеавтомобили и зачищаем их узел обороны. А если у них там танки, то выманиваем их под орудийный огонь бронепоезда. Артиллерийских систем и пулемётов ребята Тяпкина в Сувалках захватили достаточно, даже новейшие 50 мм. противотанковые пушки, немцы там бросили. Вот их и будем устанавливать, для бокового артиллерийского огня. Фланги нашего гибрида эти пушки защитят хорошо. Они на километровой дистанции любой немецкий танк сожгут.
   - А снарядов-то к ним хватит?
   - Тебе что Тяпкин не докладывал? На станции целый эшелон с ними стоит. Наверное, недавно пришёл, и немцы не успели его разгрузить. Взрывать его я Тяпкину разрешил только в том случае, если немцы так усилят натиск, что начнут захватывать станцию.
   - Да говорил он про эшелон со снарядами, только там не только 50 мм, а и выстрелы к 88 мм зенитным орудиям.
   - О-о-о... так это вообще шикарно! Кучу проблем снимает. Орлы Тяпкина в Сувалках неповреждёнными одиннадцать таких пушек захватили, а значит, мы сможем 88 мм орудие установить в каждый передний блиндоброневагон. Будет вести огонь по ходу движения состава. Значит решаем, что блиндобронепоезд будет состоять из шести вагонов: передняя платформа - техническая, там лежат только материалы для ремонта путей, она выполняет и контрольную функцию, при подрыве железной дороги берёт весь ущерб на себя. Во втором вагоне устанавливаем 88 мм орудие, ведущее огонь по ходу движения состава. Далее блиндоброневагон с двумя 50 мм пушками. Следующим вагоном бронпоезда будет платформа с установленным на ней Т-28. Потом паровоз. А замыкают состав две платформы с лёгкими танками и бронеавтомобилями. Да и ещё, каждый бльндоброневагон, комплектуем 2-3 пулемётами.
   - Юрий Филиппович, нужно ещё предусмотреть вагоны, где будет располагаться бригада по ремонту путей и пехотное прикрытие для рейдовой группы бронетехники.
   - Верное замечание товарищ генерал. Тогда наш гибридный бронепоезд будет состоять из восьми вагонов. Эти два вагона для десанта и рабочей бригады делаем из обычных теплушек. Обшиваем их двойным слоем бронелистов и насыщаем ручными пулемётами. Слушай Семён Василевич, а страшная штука получается этот блиндобронепоезд - просто так к нему на какой-нибудь двойке не подъедешь! Всё Василич давай будем заканчивать разговор, лимит времени и на этой рации подходит к концу.
  Борзилов согласно хмыкнул и произнёс:
   - Всё понял комкор, будем заниматься этими блиндобронепоездами. Сейчас сажусь поручения Тяпкину писать, через полчаса дрезину в Сувалки отправлю.
   - Давай генерал действуй, а на майора Тяпкина представление подготовь. Я поддержу, если ты выдвинешь его на звание героя Советского Союза.
  
   Глава 4
  
  
   Разговор закончился, а вскоре показались и возвращающиеся после контратаки Хономаги лейтенанта Костина. А потом навалилась куча дел, и не было никакой физической возможности, сесть и спокойно поразмышлять о задуманной железнодорожной контратаке силами дивизии Борзилова. Только сейчас в "хеншеле", такое время нашлось. Вот я и сидел, прикрыв глаза, совершенно не вмешиваясь в процесс замены пробитого колеса автомобиля. После последнего (как раз перед нашим выездом) сеанса связи с Борзиловым следовало детально продумать тактику таких мобильных сил, как дивизион гибридных бронепоездов. Да уже пора было это делать. Генерал Борзилов выполнил своё обещание и сейчас, спустя совсем небольшое время после нашего позавчерашнего разговора в строю было уже пять блиндопоездов. А к 10-00 сегодняшнего дня, когда согласно нашим договорённостям должен был последовать удар на Граево и Елк, считай в тыл 42-му пехотному корпусу немцев, в бой вступают ещё два гибридных бронепоезда. Всего семь поездов смерти начнут клевать 42-й пехотный корпус гитлеровцев. Наверняка генералы вермахта предпримут все меры, чтобы оградить свои железнодорожные коммуникации от такого безобразия. Самое действенное это конечно авиация, но мы тоже к этому подготовились - по восемь трофейных крупнокалиберных пулемёта было установлено в каждом поезде, для их использования специально крыши в блиндобронированных вагонах не делали - для устойчивости конструкции было лишь несколько перетяжек изготовленных из рельсов. А так же, к блиндобронепоезду прицепили ещё один - девятый вагон. На этой платформе установили две автоматические зенитные пушки (спаренные 20 мм автоматические пушки Flak-38), естественно тоже трофейные. Самое интересное, что расчёты у них были сформированы из польских добровольцев. Тадеуш развил в Сувалках бурную деятельность. Его стараниями в дивизию Борзилова начали стекаться польские добровольцы и не юнцы какие-нибудь, а люди, служившие в польской армии и имеющие военные специальности которые были просто необходимы для формирующегося дивизиона бронепоездов.
   Одним словом сегодня в 10-00 немецкая военная машина получит удар по почкам, по своим железнодорожным магистралям. И если повезёт, на этих магистралях будет форменная каша. Северный фланг группы армий центр лишится снабжения и забуксует. Немцы сами начнут подрывать свои железнодорожные мосты, чтобы остановить наше чудо военной мысли. Вернее русской изобретательности. Ну а если немцы смогут организоваться и остановить гибридные бронепоезда своими наземными силами, то это тоже не беда. По крайней мере, вермахт перегонит в те места свои резервы, и оголят коридор, по которому 4-я танковая и 29-я моторизованная дивизии намерены наступать на Варшаву. Когда весь корпус вступят в бой, у немецкого генералитета вообще крыша поедет. Вот и надо этим пользоваться, за один-два дня прорваться к Варшаве и начать там буйствовать: уничтожить штаб группы армий Центр; нарушить сеть коммуникаций; взрывать или сжигать любой обнаруженный склад. Одним словом напоследок повеселиться от души - ведь немцы нас всё равно уничтожат. Слишком силы неравные и все их резервы мы не сможем одолеть. Но победа их будет Пиррова. Пока фашисты нас будут гонять наши, в конце концов, опомнятся, соберутся с силами и отправят эту коричневую нечисть на суд Всевышнего.
   Разведка, сейчас главное разведка! Слава Богу, что Курочкин уцелел в той мясорубке, в которую попал батальон Сомова. Да что я мелю, слава Богу, что батальон Валерки устроил эту мясорубку для фашистов. Если бы не их постоянные наскоки, удары и засады, то наверняка немцы заняли и Волковыск да и Белосток тоже. Просто чудо, что его батальон смог столько времени сдерживать напор 7-го пехотного корпуса немцев. Ну конечно не одни они, большую роль тут сыграли и отступающие с боями от самой границы, подразделения 13-й и 86-й стрелковых дивизий. А ещё конечно пограничники. Но если бы не засады и опорные пункты устроенные моторизованным батальоном Сомова вдоль реки Нарев, то немцы окончательно смяли бы отступающие Советские части. Но все хитроумные ловушки Сомова вряд ли бы помогли удержать опорные пункты перед мощью целого немецкого корпуса, если бы в самый драматический момент на помощь обескровленному батальону, не пришли ребята Курочкина. Помогли, конечно, но потери были колоссальные. А что делать? Против лома, как говорится, нет приёма окромя другого лома. Таким ломом, вернее ломиком стал взвод тяжёлых танков лейтенанта Быкова. Как меч Немезиды он прошёлся по фашистскому зверю, изготовившемуся к последнему прыжку, чтобы добить истекающие кровью мои батальоны. А явление ребят Лыкова, стало для группировки прессующей Сомова поистине фатальным. Немцы запаниковали, побросали тяжёлое вооружение, обозы, наших пленных и бросились улепётывать. Вот тогда рота Лыкова повеселилась от души. Лёгкораненые бойцы-добровольцы, а именно из них в основном и состояла эта рота, забыли про свои раны и мстили отловленным фашистам, за всю боль, унижение и беспомощность, которую испытали в первые дни войны. Пленных у роты Лыкова не было.
   Обо всех перипетиях противостояния немцам на левом фланге Белостокского выступа, мне постоянно (в каждом сеансе связи) докладывал Пителин. А уж про действия близких мне людей, он рассказывал всё что знал. Так что зря я мучился и сомневался, посылая при любой возможности подмогу батальону Сомова. Всё делал правильно - как чувствовал насколько тяжело Валерке и гнал, гнал к нему последние резервы. Хотя вторая моя сущность всё зудела, что резервы нужны в другом месте что, прежде всего, нужно держать Слоним, чтобы обеспечить коридор для выхода из Белостокского выступа частям 10-й армии. Ну, держали бы и что? Немцы взяли бы Белосток, Волковыск, зашли в тыл 6-му Мехкорпусу, лишив его даже надежды получить топливо и боеприпасы. И пришлось бы самим сжигать танки и другую тяжёлую технику, вставшую без топлива, а самим лесными тропами Супрасельской пуши, отползать в сторону реки Шара.
   Зато теперь, испив всю чашу горя, невзгод и потерь мы в состоянии наступать - танки имеются, громадный склад в Волковыске, набит снарядами, патронами, минами, динамитом и прочим военным имуществом. В запасах интенданта 1 ранга Гаврилова ещё даже бензин оставался. Жлоб и куркуль конечно этот Гаврилов, но правильный куркуль. Болеет за победу мужик - отбросил к чёртовой бабушки все инструкции и выдаёт любые боеприпасы по первому требованию. Если бы не его склады, туго бы нам пришлось. Нужно молить бога и слабенькие рации немецкой агентуры, чтобы немцы продолжали верить, что эти склады захвачены их диверсантами. Разбомбили бы к чёртовой бабушке нашу главную кормушку, а так думают, что захватили богатые трофеи и никаких поползновений, чтобы кинуть бомбу даже вблизи казематов Гаврилова люфтваффе не делало. Эх, жалко, что в хозяйстве интенданта нет хотя бы небольшого запаса дизтоплива. Ну ладно, может быть, Бульба откопает где-нибудь запас солярки. Пителин дал ему такое задание. Пронырливый хохол, что угодно найдёт, а в Белостокской области наверняка имеются запасы этого топлива. Если уж я узнал о запасах Гушесдора, то Стативко непременно отыщет где-нибудь дизтопливо. Жалко, что немцы им практически не пользуются, так бы наплевать на запасы дизтоплива наших гражданских организаций. Под Варшавой на трофейной солярке бы ездили. Добраться до столицы Польшё у нас топлива хватило бы, а там немецкие склады потрясли бы. Ладно, грех жаловаться, что немецкие танки на бензине, очень даже это хорошо - горят лучше. Отсюда повезём солярку - Бульба всё равно её раздобудет. Но на всякий случай поляков и Лыкова к этому делу надо подключить. Бульба, поляки и Лыков, частым гребнем пройдутся по всей Белостокской области и обеспечат действия наших танков под Варшавой.
   От вопросов снабжения мысль опять перескочила на разведку. И всё потому, что я сам себя убеждал в правильности действий. А всё дело было в том, что действующего начальника разведотдела Бейлиса, ссылаясь на мой приказ, Пителин снял и назначил на его должность Курочкина. Ладно бы одного Бейлиса, а то дед так рассвирепел от положения дел в штабе корпуса, что разогнал вообще весь разведотдел. А Ряба, как говорится, попал как кур в ощип - вырвавшись из ада сражения, окунулся в клоаку штабной работы. Но разбираться и ставить точку во всех тех дрязгах, которые начались в штабе корпуса, предстояло мне. Вот думая о предательстве начальника разведотдела 11-го Мехкорпуса Пугачёва, я и готовил себя морально к встрече с бывшим главным разведчиком моего корпуса. Который не предатель, а вполне нормальный, добросовестный служака. И может быть прекрасный человек и товарищ, но не его сейчас время, не тянет он, вот и нужно на его место поставить проверенного человека.
   Удовлетворённая моей реакцией мысль, плюнув на текущие дела, забралась в дебри воспоминаний о прочитанных в академии трудах военных теоретиков. Мозг судорожно перебирал высказывания великих, которые можно применить к сложившейся ситуации. К сожалению, ничего похожего на ситуацию подобную той, которая сложилась в Белостокском выступе, никто в трудах, которые я изучал, не описывал. Конечно, что им описывать заведомо проигрышную ситуацию, где нет ни одного шанса выиграть. Оставалось опираться на историю, и в голову сразу же пришло воспоминание о салаге Юрке Черкасове, который восхищался ещё в той реальности, подвигом 300 спартанцев. Ну что же если нет подсказок, будем опираться на свершения великих греков. Эпическое полотно о борьбе моего корпуса с фашистами, окончательно погрузило мозг в нирвану. Попытки, ответственного человека, комкора, встряхнуться и заставить мозг продумывать шаги подразделений корпуса, ни к чему не приводили, а вскоре и самого комкора не стало - только огонь, дым и былинные воины, почему-то похожие на Рябу, Валерку Сомова и Вихрева поражающие псов-рыцарей своими мечами.
   Эпическое сражение с черными рыцарями пытающимися покорить святую Русь прервалось внезапно. Казалось, что вот она победа близко и за тем холмом лежит в золотом ларце святой Грааль, но прочувствовать радость победы я не смог, мозг выдернули из этого чудного сна. Сработала сторожевая система организма, которая постоянно бдела. Вот и сейчас произошло изменение звукового фона (двигатель автомобиля перестал работать) и в мозг поступила команда - подъём. Только я начал осмысленно вглядываться в предрассветный сумрак, как в пассажирскую дверь несколько раз предупредительно стукнули, а затем, кто-то бесцеремонно приоткрыл её. Этим наглецом, конечно, оказался Шерхан. Только мой боевой брат мог позволить себе без предварительной договорённости или вызова побеспокоить комкора. Вот и сейчас, глядя невинной овечкой, он произнёс:
   - Товарищ генерал, на станцию Хорощ прибыли! Как доложил дежурный, бронепоезд уже здесь метров семьсот отсюда стоит в тупике. Ещё он сказал, что в станционном буфете можно получить горячий завтрак. Сегодня там Краковские сосиски с макаронами дают. Помните, мы их в Белостоке до войны пробовали - вкусные заразы.
   - У-у-у, проглот ненасытный! Дело надо делать, а не вызнавать где, что можно перехватить. Ладно, ты с ребятами давай в буфет, а Лисицын меня к бронепоезду довезёт, потом к вам приедет. Да Наиль, ты там для меня отсыпь этих сосисок. Ты сам знаешь сколько. Ну и макарон положи в котелок.
  Уже когда Шерхан собирался прикрыть дверь, я на него цыкнул и скомандовал:
   - Шерхан, куда побежал? Никуда не денутся твои сосиски! Давай позови ко мне дежурного.
   Через несколько секунд к двери подбежал младший лейтенант и представился. Я с ходу ему скомандовал:
   - Давай младшой садись в кабину покажешь, как проехать к бронепоезду.
  Младший лейтенант, наверное, наслушался всяких страшилок про меня - что комкор самодур, за любое пререкание может отправить под трибунал или вообще скомандовать своим опричникам (с которыми он не расстается и возит в кузове громадного вездехода) расстрелять негодяя посмевшего перечить своему генералу. Поэтому беспрекословно стал забираться в кабину "хеншеля". Хотя мог бы сказать, и я бы понял, он ведь дежурный и не может покидать свой пост.
   Да, много ходит про генерала баек по корпусу, и основной поставщик этой информации стал Синицын. Раньше был Шерхан, но с ним перестали откровенничать. Бояться стали даже командиры. А парню это нравилось, очень значительным он себе казался. Многие легенды про комкора, о которых рассказывал Синицын, мне льстили, некоторые злили, а несколько вызывали истерический хохот. Например, почему я всё время передвигаюсь на "хеншеле". Оказывается, генерал лично отбил её у охраны Гудериана, угробив при этом двадцать фашистов и три танка Т-4, в одном из которых пытался спрятаться немецкий генерал Гудериан. Но комкор просек это, свистнул своему рыжему, который за уши вытащил немца из танка и пинками погнал к комкору. Вот после этих пинков порученца комкора, у немецкого генерала и рожа заплыла.
   Вот и младший лейтенант был наслышан об этом персональном грузовике комкора, поэтому забравшись в кабину, стал с любопытством и трепетом оглядывать кабину. Про себя я подумал, - " ну что салага, следы крови убиенных генералом фашистов высматриваешь? Давай, давай, потом поделишься со своими сослуживцами!". Хоть меня и начал разбирать смех, но совершенно серьёзным голосом, я требовательно произнёс:
   - Что младший лейтенант притих? Давай показывай, куда нам рулить!
  Лейтенант встрепенулся, и громким голосом начал указывать Лисицыну, куда ему рулить. За три минуты, которые мы двигались, я успел выяснить, что младший лейтенант никакой не дежурный, а разведчик из 29 моторизованной дивизии, фамилия его Панин и он специально был направлен на привокзальную площадь капитаном Курочкиным, чтобы встретить комкора и препроводить его к штабному эшелону. Так, что мои измышления, что младший лейтенант, будучи дежурным, не имел права отлучаться со своего поста, оказались неверными. Да и вывод о том, что этот пацан салага, скорее всего тоже ошибочен. Ряба, наверняка уже познакомился со своими разведчиками и неспособных к этому делу отправил в линейные части. Значит, если младший лейтенант получил поручение от Курочкина, то он прошёл сито отбора и с большой долей вероятности можно предполагать, что он участвовал в боевых действиях и неплохо проявил себя. За три минуты пока мы добирались до штабного поезда, который стоял на параллельных с бронепоездом путях, я составил мнение о человеке, изменил его и как следствие этого решил узнать у Рябы побольше об этом младшем лейтенанте.
   Появление на станции Хорощ бронепоезда и штаба 6-го Мехкорпуса было не случайно. Это было плодом моих размышлений, а самое главное, Пителин убедил меня в том, что управление корпуса должно быть непосредственно за боевыми порядками дивизий. А первоначально в целях безопасности я хотел, чтобы штаб был дислоцирован в Волковыске, но Пителин считал, что семьдесят километров от передовых частей, по нынешним временам это слишком далеко. Невозможно управлять действиями подразделений с такого расстояния. В процессе разговора с начальником штаба, я вспомнил, к каким последствием привело отдалённость штаба КМГ Болдина от передовых подразделений. Сам Болдин-то наслаждался природой в живописном месте, а подразделения потеряли управляемость. Согласованности действий не было вообще. Одним словом, бардак получился. Разбрелись соединения, составляющие КМГ кто куда - всё ещё мои делегаты связи не могут обнаружить и установить связь с их штабами. Только зря танкетки на это дело отрядил. Заминку тогда в моём разговоре Пителин даже не заметил - настолько быстро эта мысль пролетела в голове. Но зато хорошо знавший моё упрямство начштаба, был удивлён, насколько быстро я согласился с его доводами. И вопрос о передислокации штаба корпуса был решён.
   Между собой-то мы вопрос с передислокацией штаба корпуса решили быстро, а с остальным я боялся, что мне придётся помучиться. Остальное, это конечно бронепоезд. Он входил в состав 58-го железнодорожного полка 9-й ЖДД НКВД, который непосредственно мне не подчинялся. Хотя я знал, что командир этого полка капитан Александров, связывался со своим наркоматом и там ему дали добро на то чтобы он тесно взаимодействовал с командованием 6-го Мехкорпуса. Но вот именно, что взаимодействовал, а не подчинялся. Поэтому раньше приходилось различными способами уговаривать капитана Александрова выполнять мои распоряжения. Хорошо, что ещё до войны у нас с капитаном сложились дружеские отношения, сейчас это очень помогало. Получалось, что он выполнял не приказ командира из другого ведомства, а оказывал дружескую помощь. Но чтобы он оказал эту дружескую помощь, приходилось его уламывать и объяснять, для чего всё это нужно. Как не странно, никаких проблем и разногласий у меня с капитаном Александровым не возникло. Сеанс связи с командиром железнодорожного полка НКВД, продолжался пять минут, а вопросов было решено масса. Вообще-то они начали решаться автоматом, когда после взаимных приветствий Александров заявил:
   - Товарищ генерал, со мной тут недавно связались с нашего наркомата и передали приказ - "до нормализации обстановки в Белостокском выступе, 58-й железнодорожный полк передаётся в Конно-Механизированную Группу генерала Черкасова. Так что Юрий Филиппович, можете располагать моим полком, ну и бронепоездом естественно тоже.
   Не удержавшись, я воскликнул:
   - Вот это я понимаю, вот это хорошая весть! Наконец-то Москва начала хоть как-то помогать! Бардак же творится страшный - сам видишь! Всё командование, несмотря на ведомственную принадлежность подразделений, нужно срочно передавать в одни руки. До Москвы это только сейчас дошло, а низовые командиры это давно начали понимать. Вон лейтенант госбезопасности Бедин, золотой мужик, кстати, и тоже из НКВД, так он в первый день войны, своим приказом, переподчинил особую группу Гушесдора, 7-му ПТАБРУ. И знаешь, какую пользу сейчас стране приносит? Его люди держали автодорогу Волковыск-Слоним. А сейчас я выдвинул Бедина на начальника по тылу корпуса - полковничья, между прочим, должность. Тебе того же желаю, стать настоящим полковником.
   - Повышение в звании это конечно хорошо, но я не из-за этого буду выполнять ваши приказания.
   - Ладно, капитан, я всё понял! Тебе Пителин говорил о планируемой контратаке на Замбров - Ломжа?
   - Конкретно города не говорил, но намекал, что планируется большая контратака и в целях огневой поддержки нужен бронепоезд.
   - Да бронепоезд нужен, но не только для огневой поддержки. Цель планируемой операции, вообще запредельная - будем пытаться прорваться к Варшаве. И главная задача бронепоезда, впрочем, как и всего твоего полка, держать наши коммуникации.
   - Как к Варшаве? Мы же окружены, немцы взяли Слоним!
   - Ну и что окружены! У тебя что патроны или снаряды кончились? Если подходят к концу, то пошли снабженцев к Гаврилову, у него склады ломятся от этого добра! Или угля для паровоза недостаточно? Так в Белостоке, на угольном складе, его хоть задом ешь!
   - Хм-м-м...!
   - Ты пойми, это не немцы нас окружили, а это мы к ним в задницу забрались. И нашим ударом на Варшаву мы начинаем рвать их жопу.
   - Ну, нелогично как-то, нас в котле замуровали, а мы наступать на Варшаву собрались.
   - Вот так и немецкие генералы думают и ждут, что мы кинемся вырываться из котла, побросав всё тяжёлое вооружение. Ты же сам понимаешь, что допустим бронепоезд, ты ни как не сможешь вывести из котла. Придётся его взрывать, а самим лесами пытаться прорваться к нашим. Я тебе как охотник говорю, через эти буреломы, ты тяжелее винтовки ничего не пронесёшь. А пулемёты или пушки, тебе будет жалко бросить, значит, дорогу будешь искать, чтобы там обоз мог проехать. А все эти лесные дорожки, немцам прекрасно известны - агентура у них разветвлённая, да ещё пятая колонна имеется. Вот они и сделают на такой дороге засаду, да не простую, а танковую. И где будет твой полк после такого боя, где немцы применят танки? Правильно - или в земле, или в плену!
   - Хорошо вы говорите, завлекательно! Но в жизни-то всё бывает по-другому! Немцы же спокойно наблюдать, как мы наступаем, не будут - подтянут резервы, ударят, и всё копец нам.
   - Им чтобы ударить с востока силы снимать надо, а это, во-первых, время, а во-вторых, наши отступающие части очухаются и так ударят, что немчуре мало не покажется. Ладно, капитан, что я тебя агитировать за советскую власть буду. Лучше скажи - рабочие отряды, которые планировал бросить на ремонт путей, при отходе бронепоезда к Минску ты ещё не распустил?
   - Да нет! Деповцы даже в дополнение к ним, поезд ремонтный сформировали.
   - Это хорошо значит, без проблем доберёшься до Хороща. Немцы особо не бомбили железную дорогу. Для себя берегут, как трофей. На перегоне от Волковыска до Белостока только один пассажирский состав разбомблен. Ты там особо не комплексуй, трупы пассажиров не собирай, вагоны в кювет, полотно железной дороги если оно повреждено, быстро залатать и вперёд к Хорощу. Время для нас сейчас важно, время! А погибшим отдадим дань уважения, после победы. Вот тогда поплачем, посочувствуем близким, памятники невинным жертвам поставим, а сейчас нет времени на эмоции. Ночью, в 3-00 бронепоезд и эшелон со штабом корпуса должны быть на станции Хорощ. Так что бригаду путейцев высылай загодя, чтобы расчистили весь путь до Хороща. Думаю, что немцы бомбить их не будут, не до того им сейчас. Вчера мы хорошо им морду начистили, а до этого аэродромы потрепали знатно. Так что они сейчас раны зализывают. Но от греха подальше, ты с бронепоездом и штабным эшелоном на железную дорогу в светлое время не суйся. Не нужно дразнить гусей, тем более у фашистов не клювы, а змеиное жало и стальные когти.
   - Вас понял Юрий Филиппович, ремонтный поезд вышлю часа через два. А подразделения полка и штабной эшелон тронутся, как начнёт темнеть. Думаю, часа за два-три до Хороща доберёмся.
   - Да, ты смотри там - поосторожней будь на железной дороге. Мои ребята из 4-й танковой, сегодня утром сбили немцев захвативших дорожный мост через реку Спину. Пленный обер-лейтенант показал, что мост захватила специальная штурмовая группа из 800-го полка особого назначения "Бранденбург". Он в курсе, что их полк получил задание и о захвате нескольких железнодорожных мостов, в частности мост через реку Нарев на линии Малкиня - Белосток. Я об этом нападении знаю, так как наряду с охраной моста его контролировала и группа из батальона Сомова. Они не смогли отбить этот наскок, пришлось железнодорожный мост взорвать. Вполне вероятно, что другие объекты этот "Бранденбург" мог захватить и неповреждёнными. Сам представляешь, какие волкодавы служат в этом полку особого назначения, если моим ребятам, имеющим в наличии бронетехнику, не удалось отстоять мост. Правда, автомобильный мост, находящийся в нескольких километрах, отстоять удалось, но там подсобил сводный эскадрон из 6-й кавалерийской дивизии, отступающей от самой границы, от Ломжи.
   - Знаю я про подрыв моста, и про бой тот знаю - охрану моста через реку Нарев осуществлял взвод из моего полка. И вообще все железнодорожные мосты в Белостокской области охраняет мой полк. Могу сказать совершенно точно, все железнодорожные мосты до станции Хорощ целы и находятся под нашим контролем.
   - Ну, тебе виднее, как говориться не первый год замужем! Ладно, капитан, время тикает и нужно дело делать, а не беседу вести с приятным и умным человеком. В общем, в три часа встретимся в Хороще и я пожму твою руку!
   Сейчас увидев бронепоезд, я с удовлетворением подумал, - "молодец капитан, держишь свои обещания". Охрана, стоявшая по периметру бронепоезда и штабного эшелона, завидев знакомый автомобиль, даже не пыталась нас остановить, что конечно было нарушением требований, но заметив следующий за нами БА-10 с хищно направленным на хеншель пулемётом, я успокоился. Разнос охране давать не стоило - если бы на таком же грузовике к эшелонам подбиралась диверсионная группа немцев, то охрана покрошила бы её минуты за две. Ребята Александрова, собаку съели на охране важных объектов, их такими трюками не проведёшь. А так спокойно пропускают к бронепоезду по одной простой причине - не хотят тревожить, так как знают, что на "хеншеле" приехал комкор, наверняка им со станции сообщили по телефону. А броневик сопровождает нас для порядку и специально так сделали, чтобы я заметил - психологи мля, НКВДисты.
   Народу у поездов, несмотря на раннее утро, время было 3-15, суетилось много и в основном штабные - слишком часто встречались командиры и в большинстве своём, незнакомые мне лица. Но я, по-видимому, им был хорошо знаком. Если прямо сказать достали с постоянным - здравия желаю товарищ генерал, или изредка комкор. Может быть поэтому, я особо и не смотрел по сторонам, а прямым ходом, уткнувшись глазами в щебёночное покрытие, шёл вдоль бронепоезда, чтобы попасть в штабной эшелон. Задача была, быстрее встретится с Пителеным, а не отвлекаться, разговаривая со штабным народом. Это было для меня не характерно - обычно в своих подразделениях и, особенно в штабах, я искал малейшие недочёты, вставлял за них пистон и с чувством выполненного долга шёл дальше до нового нарушителя. Это не моя зловредная натура, а просто я считал, что это способствует искоренению расхлябанности, да и вообще, пусть подчиненные знают, что командир на месте и он не потерпит любого нарушения устава. Это армия и должен быть порядок - порядок и дисциплина несмотря ни на что.
   Уже за бронепоездом, я чуть не врезался в стоящего и курящего командира и первый раз не услышал привычного - здравия желаю. Наверное, из-за этого, а не, потому что человек не ретировался с моего пути, я поднял глаза и остолбенел. Передо мной стоял майор Вихрев, тьфу теперь уже полковник Вихрев. Мой заместитель по строевой части, когда я был комбригом. Но это ерунда, что он был моим заместителем, самое главное Вихрев стал моим боевым братом. Именно он был командиром мех. группы, ударившей в тыл попавшему в огненный мешок 47-му моторизованному корпусу вермахта, а затем именно его группа ушла в героический рейд. Вот перед самым началом этого рейда я его и видел в последний раз. Если прямо сказать, дело было невероятное и практически безнадёжное. Обнимая его, перед тем как Вихрев забрался в командирский бронеавтомобиль, я мысленно прощался со своим заместителем. А сейчас он стоял передо мной живой, здоровый, да ещё и со своим фирменным задорным блеском в глазах. Ну как тут не остолбенеть?
  
   Глава 5
  
   Наверное, целую секунду мы стояли напротив друг друга и молчали. Первый опомнился Вихрев, он не говоря ни слова, всё так же молча, бросился мне на шею и только тогда у него прорезался голос. Но он только восклицал:
   - Комбриг дружище, ты жив, я так рад!
  У меня тоже навернулись слёзы на глазах, но зато прорезался голос и я смог ему ответить.
   - Я тоже рад, ты не представляешь даже как! Игорёк, если бы не твой рейд, то мы здесь не стояли - драпали бы в сторону Минска, только пятки сверкали. Немцы точно взяли бы Волковыск и рассекли Белостокский выступ на две части. А дальше сам знаешь, что было бы. Представляешь перед немцами оставался последний барьер - артдивизион и штабники Пителина. А сбить их спокойно мог один батальон немцев. Но тут случилось чудо, по-другому, я это и не называю - немцы снимают с такого важного направления все моторизованные части и артиллерию и отправляют их на запад, чтобы дать отпор твоей мехгруппе. Молодец полковник, спас ты в тот момент считай всю 10-ю армию.
   - Да ладно Юрий Филиппович, каждый командир нашей бригады, сделал бы точно так же. Мне вон штабисты рассказывали, что вы с одним артполком и приданым моторизованным батальоном, целую немецкую танковую дивизию остановили и погнали её обратно, в фашистское вонючее стойло. Выдержать лобовое столкновение с немецкой танковой дивизией первого эшелона, это что-то - это тебе не по тылам гитлеровцев шастать и трясти обозников.
   - Ну, всё парень, обменялись комплиментами, а теперь к делу. Ты был у Пителина?
   - Конечно, он меня в Хорощ и вызвал! Подождать, правда, прибытия штаба чуток пришлось, ну это ладно. Штаб-то от самого Волковыска добирался, а моя мехгруппа вышла севернее Сурожа, прямо в тыл немцам наседающих на позиции батальона Сомова. Ну, устроили мы там немчуре жару - баню по-чёрному, по-нашему, по-русски! По радиостанции Сомова я и связался с Пителиным, чтобы доложить, что вышел к своим. Мои-то рации слабоваты и за всё время рейда, только один раз удалось связаться со штабом бригады, да и то связь была паршивая и неустойчивая. Как с Пителиным встретился так он меня и огорошил - сдать дела мехгруппы заместителю и явиться на станцию Хорощ в штаб 6-го мехкорпуса.
   - Правильно, теперь ты в мехкорпусе служишь, а я, как ты уже, наверное, знаешь его командир. Комкор я теперь Игорь, а не комбриг. А ты, не заместитель комбрига, а командир четвёртой танковой дивизии. Хотя первоначально, после повышения в звании, Болдин подписал приказ о назначении тебя заместителем комкора, но в связи с тяжелейшей обстановкой и по-видимому гибели комдива 4, ты назначен на его должность.
   - Да..., я всё ещё отхожу от этой новости. Пителин, как ушат холодной воды вылил на мою голову, когда зачитал приказ подписанный Сталиным об этом назначении. Как выбрался из купе Пителина, так уже третью папиросу курю.
   Ну, значит, накурился и можно тебя обратно к деду вести. Наступление завтра и нужно много вопросов решить с комдивом 4.
   - Как завтра? А когда же я буду дивизию принимать и с людьми знакомиться?
   - Сегодня будешь, а завтра в бой! Судьба у нас такая товарищ полковник - есть приказ и нужно его выполнять! А что касается, с людьми знакомится то ты и так со многими водку пил. Что ты думаешь, я не в курсе, чем ты занимался, когда ездил в четвёртую танковую с Ивановым налаживать там производство его воздушных фильтров?
   - Так товарищ комб..., извините, комкор, нужно было налаживать с ними отношения. Всё руководство, да и штабисты четвёртой, на нас как звери смотрели, после того как в бригаду приказом Павлова передали десять танков КВ.
   - Вот, а теперь ты вернёшь им эти танки! Моим приказом мехгруппа вливается в 4-ю танковую дивизию. Кому ты передал командование Мехгруппой?
   - Капитану Лысенко! Кстати исключительной отваги человек!
   - Хороший командир! И он уже не капитан, а майор. Нужно внимательнее документы читать - внеочередное звание ему присвоено тем же приказом что и тебе. Своим приказом, я назначаю его командиром полка тебе в дивизию. В дивизии есть один полк, где командир недавно погиб, а ВРИО командира полка, ни рыба ни мясо. Вот в этот полк я и назначаю Лысенко. Твою бывшую мехгруппу в полном составе вливаю в этот полк. Этот полк будет у тебя ударным и поэтому должен быть самым сильным. Сколько в мехгруппе осталось танков, бронеавтомобилей и личного состава мотострелков?
   - Потери мехгруппа понесла значительные, мы два раза попадали в немецкие засады и если бы не КВ, то потерь было бы гораздо больше. Да, что там, легли бы все у второй, самой мощной засады. Восточнее Гайновки, немцы против нас, целый укрепрайон создали. Наверное, со всего 43-го пехотного корпуса артиллерию больших калибров туда нагнали. Вот там мы и понесли самые большие потери. Даже КВ не выдерживал попадания 120 мм. снвряда, да и 88 мм. зениток там была масса. Пять танков КВ, два Т-34 и почти все лёгкие танки мы там потеряли. А всего в мехгруппе сейчас шесть танков КВ два Т-34 и два Т-26, кроме этого два пушечных бронеавтомобиля БТ-10 и три БТ-20. Имеется так же четыре 120 мм. миномёта, три автоматических зенитных пушек на шасси Ярославского автозавода и четыре счетверённых зенитных пулемётов Максим, на шасси ЗИС-3. Из тяжёлого вооружения имеются так же трофеи - это три бронетранспортёра Ханомаг. Кстати удобные и полезные боевые машины. У немцев так же добыли, пять мотоциклов БМВ с люльками, на которых установлены пулемёты МГ. Незаменимая вещь для разведки и неожиданного нападения на вражеские колонны. Фашисты не пугаются появления этих мотоциклов, а когда следом показываются наши танки, то уже поздно пить боржоми. Мы таким макаром и Ханомаги захватили. На мотоциклах въехали в немецкую колонну, по лимонке кинули в бронеотсеки, а по грузовикам открыли пулемётный огонь. Водители бронетранспортёров, попытались дёргаться, но тут выползли КВ, и им пришлось сдаться.
   - Что ты мне всё про трофеи, понял я уже - геройские вы ребята! Ты мне про личный состав мотострелков скажи - сколько бойцов осталось?
   - Мало осталось, рота не наберётся - девяносто два человека. Из них всего один средний командир - лейтенант Воропаев, он же командир этой роты. Командиры взводов сержанты. Всего в мехгруппе, личного состава осталось 327 человек, это вместе с танкистами, артиллеристами, водителями, механиками, оружейниками, воен. Фельдшером и поварами. Больше пятидесяти процентов людей, потеряла Мехгруппа за этот рейд. Хорошо хоть раненых смогли, вывезли на трофейных грузовиках.
   - А сколько этих грузовиков?
   - Двадцать семь. Кстати из них пять повышенной проходимости "Хеншель 33" - хорошие машины, по стерне двигаются как по асфальту.
   - Знаю, сам на такой сейчас разъезжаю. Этот трёхосник лучше любого командирского броневика, по проходимости только танку уступает. Ты вот что Игорь, двадцать пять грузовиков вместе с водителями, передашь в распоряжение службы тыла подполковнику Бедину. Задыхаются наши тыловики без транспорта. Уже дошло до маразма, снаряды больших калибров возят на телегах.
   - Как отдать грузовики? Пителин мне сказал, что наступление будет на саму Варшаву! А до неё почти сто километров, значит нужно вести с собой кучу боеприпасов и прочих необходимых вещей. Складов то там нет, где мы будем брать патроны, снаряды и горючее?
   - Кто тебе сказал, что там нет складов? А вермахт, откуда снабжается? Вот и мы будем пользоваться их имуществом. Только нужно быть порасторопнее, чем немецкие сапёры - не давать им возможности взрывать склады. Грузовики нужны сейчас, чтобы подвезти необходимые боеприпасы для наступления, а затем для перевозки тыловых служб. Вот без госпиталя или допустим без банно-прачечного отряда под Варшавой не обойтись. А складов с имуществом немецкой армии, в том районе море. А под их боеприпасы мы и оружие трофейное наберём. Вот, например пулемёты МГ, мне нравятся больше наших, да и 50 мм. противотанковые пушки лучше сорокапяток. Да что там говорить, много типов вооружений, которые превосходят советские. Да и автомобилями твоя дивизия ещё разживется, а вот госпиталю их взять неоткуда. Всё полковник, разговор на эту тему окончен, сегодня же передашь автотранспорт, представителю Бедина.
   - Понятно, выполним! Сейчас зайду в службу тыла, возьму их представителя и на своём броневике отвезу в мехгруппу. Там передам автомобили, отдам приказы в связи с присоединением мехгруппы к 4-й танковой и направлюсь в штаб дивизии, принимать дела.
   - Добре! Там с Лысенко покумекай, чем можно ещё усилить его танковый полк. Он будет остриём вашей атаки. Действовать должен, так же как и мехгруппа во время рейда - не обращать внимания на фланги и тылы, а только вперёд к Варшаве. Фланги будут обеспечивать два других полка, ну а в тылу буду я со штабом корпуса, и бронепоездом.
  Я хмыкнул и пошутил:
   - Лысенко мужик фартовый не зря же Гудериана в плен взял, а под Варшавой штаб группы армий Центр дислоцирован, так что если повезёт его ребята самому Браухичу могут фингал поставить, такой же, как и командующему второй танковой группы вермахта. А если ещё больше повезёт то Гельдеру начальнику Генерального штаба сухопутных сил Германии, он часто бывает в штабе группы армий Центр. Если его красноармейцы это сделают, то передай Лысенко, что генерал никогда больше не покусится на полковые трофеи. Пусть они хоть личный лимузин Гитлера захватят, я в него влезу только по приглашению майора.
   - Вы что, серьёзно намерены захватить штаб группы армий Центр?
  Я опять хмыкнул и сказал:
   - А чем плоха эта задача? Немецкие генералы, серьёзно помыслить о такой наглости даже не могут, а красноармейцы Лысенко тут как тут. А если серьёзно, то конечно немцы не дадут нам захватить их штаб, но нарушить системы наземных коммуникаций и снабжение передовых дивизий центра, это мы можем. Только готовься Игорь, как только мы потрясём гитлеровцев за вымя у Варшавы, немцы навалятся на наши две дивизии в полную силу. Все силы бросят, чтобы нас уничтожить. И отступить мы не сможем - везде будут фашисты. Помочь нам тоже никто не сможет - наши сильно далеко. Так что по большому счёту это наступление можно назвать - атакой обречённых. В этой ситуации, придаёт надежду только опыт прошлых баталий, где принимали участие русские солдаты. Вон Пителин рассказывал, как в Первую Мировую воевали русские солдаты. Какие герои были. Ты слышал про атаку мертвецов?
   - Нет.
   - О-о-о..., это героический эпизод, обороны крепости "Осовец" русской армией. Тогда у защитников этой крепости положение было похуже, чем у нас. Конечно, не в том, что они были окружены, и германцев было в десятки раз больше, а в том, что немцы тогда применили химическое оружие. Сам понимаешь, что в те времена это была новинка и у защитников "Осовца" противогазов не было. Так вот, немцы применили это самое химическое оружие и в полной уверенности, что никого живого в крепости уже не осталось, после бомбардировки новейшими снарядами с химической начинкой, колоннами двинулись занимать "Осовец". Но неожиданно из казалось бы, поверженной крепости в штыковую атаку бросились мёртвые русские солдаты и у немцев началась натуральная паника. Даже ветераны, побросав оружие, бросились наутёк. Слишком страшен был вид атакующих воинов. Конечно, это были никакие не мертвецы, а солдаты, подвергнувшиеся химическому отравлению, но при этом соблюдавшие дисциплину и выполнившие приказ, пусть первоначально он показался им совершенно нелепым. А приказ был такой - намочить своей мочой запасные портянки и дышать через них. Отдал его, один грамотный и решительный командир, он же в нужный момент скомандовал, подняться в штыковую атаку. Пускай все в блевотине, с капающей из глаз, носа и рта кровью, но те кто выполнил этот казалось бы дурацкий приказ, остались живыми, хотя внешне и походили на зомби. Ужас, одним словом! Но этот ужас, эти ребята прошедшие семь кругов ада, сотворили для России чудо. Погнали во много раз превосходивших их тевтонов и одержали победу. Вот и я надеюсь, что мы достойны своих отцов и сможем сотворить чудо. От фашистов можно ожидать чего угодно, когда припрёт, эти звери опять могут применить химическое оружие, поэтому полковник проследи, чтобы твои бойцы были обеспечены противогазами. И не просто обеспечены по отчётам и докладам, а реально. Чтобы у них на плече висел противогаз, а не сумка от него, набитая в лучшем случае патронами и гранатами.
   - Впечатляющий эпизод. А как фамилия этого командира?
   - Знаешь, я не запомнил, как и многие детали этого рассказа. В памяти осталось только суть. Но если тебя заинтересовал этот эпизод Первой Мировой войны, то ты можешь узнать про оборону крепости "Осовец" у Пителина. Он много что хранит в своей памяти про героические деяния русских солдат в Первую Мировую войну.
   - "Осовец", а ведь я был в этой крепости до войны и много общался с красноармейцами и командирами, но никто об этом эпизоде мне не рассказал.
   - Правильно, ведь командовал обороной, царский офицер, дворянин и политически неверно упоминать про его героизм. У нас только Пителин остался кладезем такой информации, так как сам в молодости участвовал в той войне и был офицером царской армии. За что при всём своём уме и военном таланте не поднимался длительное время выше батальонного звена. При такой голове ему Генштабом командовать надо, а он только в Финскую войну был назначен на должность начальника штаба батальона. Вот так Игорь, что значит, родиться в семье, чуждых пролетарскому государству элементов. Хотя Пителин искренне предан Советскому государству, хорошо, что наши руководители теперь начали это понимать. Ладно, полковник, хоть с тобой мне приятно говорить, но нужно дело делать. Ты давай двигай в мехруппу, решай там все дела и быстрей принимай дивизию. К вечеру к вам подъеду и пробуду на дивизионном НП до начала завтрашнего наступления.
   - Понял Юрий Филиппович, буду вас ждать в штабе дивизии!
   - Давай Виктор до вечера!
  Мы пожали друг другу руки, я направился дальше по ходу поезда, а Вихрев к хвостовым вагонам. Именно там располагались тыловые службы штаба корпуса.
   До вагона, где обосновался оперативный отдел, и резиденция Пителина оставалось пройти совсем немного, как опять пришлось остановиться. И снова это была неожиданная встреча с моим боевым братом - Рябой. "Просто праздник какой-то" - думал я, крепко пожимая жилистую руку Курочкина. А потом были вопросы - масса вопросов, которые я задавал со скоростью пулемёта. Меня интересовало всё, ведь я практически ничего не знал о действиях батальона Сомова и пришедшего ему на помощь сводной команды (под названием батальон) Курочкина. Поведение бойцов и командиров этого сводного батальона интересовало меня больше всего. Всё-таки это были люди, которых я совсем не знал. Знал только то, что они, потеряв своё командование, поддавшись панике в общей неразберихе первых дней вторжения фашистов, побежали на восток. Этот факт говорил против этих людей, но то, что они не бросили личное оружие, документы и не переоделись в гражданские одежды, говорил за них. К тому же, когда отступающих, а иногда и драпающих, останавливали бойцы из заградотряда Бедина, и направляли в спешно формируемое подразделение, которое скоро вступит в бой с гитлеровцами, люди прекрасно понимали это и беспрекословно подчинялись новым командирам. Получается, чувствовали свою вину, за растерянность и нерешительность, допущенную в первые дни нашествия и теперь опомнившись, желали исправить это. То есть получается, что ребята Бедина и Курочкина, сделали большое дело - вернули запаниковавшим красноармейцам веру в себя. Они почувствовали себя снова солдатами, которые защищают родину, своих матерей и сестёр и готовы умирать за это.
   Вот такой я сделал вывод из ответов Курочкина на мои вопросы, о качестве бойцов сводного батальона. Уверенность Рябы в красноармейцах случайно попавших к нам из разгромленных немцами подразделений, весьма меня порадовала. Уж кто-кто, а Курочкин разбирался в людях и если он говорит, что теперь оставшиеся в живых после тяжелейших боёв бойцы батальона, никогда не поддадутся панике и без приказа умрут но не отступят, то так оно и есть. Теперь можно быть уверенным за то направление, где занимают оборону эти ребята. Жалко, что их в строю осталось мало - всего триста шестьдесят два человека из них двое средних и двадцать один младших командиров и это из 980 человек, которых Пителин направил на помощь батальону Сомова. Но зато, какие бойцы остались, как выразился Курочкин, - золотой фонд армии, я с этими ребятами, любому элитному батальону СС, задницу надеру.
   Хвалебные слова Курочкина, медом ложились на мою душу. А как же, ведь я мог получить то, о чём думал уже несколько дней и не находил возможностей для выполнения этой задумки. А всё сущность моего деда виновата. Это она постоянно зудела, - нельзя наступать без всяких резервов, любая контратака немцев по флангам группировки, приведёт к трагедии, нужно иметь в запасе, пускай небольшое, но боеспособное моторизованное подразделение. Первоначально я планировал использовать в этом качестве 4-й мотоциклетный полк, но он был сильно потрёпан, а самое главное бойцы полковника Собакина не были обучены стоять в жёсткой обороне. Преследовать врага, это да, в этом они были мастера, а вот выдержать танковую атаку, это вряд ли. То есть нельзя было полагаться на стойкость в обороне этого полка. А вот ребята из сводного батальона, прошли огонь и воду и хрен пустят немцев в тыл наступающим дивизиям, конечно если их усилить танками и артиллерией и в эту же резервную группу включить моторизованный батальон капитана Рекунова. А после пополнения его уцелевшими бойцами 27 стрелковой дивизии, численность батальона практически достигла штатной.
   В общем-то, я и тащил сюда моторизованный батальон, для создания резервной группы, чтобы усилить им мотоциклетный полк, но сейчас в голове этот план менялся. Я уже мысленно перетасовывал колоду доступных мне подразделений, да и мелких групп и мысленно получал довольно солидный по нынешним временам кулак. А что: триста шестьдесят два бойца Рябы, семьсот двенадцать человек в батальоне Рекунова, взвод тяжёлых танков лейтенанта Быкова(3 КВ), Ханомаги лейтенанта Костина (в наличии было семь бронетранспортёра, два подбили во время преследования разбитых частей 7-й танковой дивизии немцев ) к этим прекрасным боевым машинам были прицеплены три трофейные 50 мм. противотанковые пушки(боеприпасы и расчёты этих орудий перевозились в бронеотсеках. Ещё к этим силам, можно приплюсовать бойцов Лыкова, а это ещё девяносто семь человек, пусть они и лёгкораненые, но прекрасно показали себя в бою у Заблудова, когда вместе с танками лейтенанта Быкова ударили практически в тыл немцам, обложившим истекающий кровью батальоны Сомова и Курочкина. На танках и грузовиках ворвались на артиллерийские позиции фашистов и уничтожили их, а после этого на плечах удирающих гитлеровцев начали громить тылы немецкой пехотной дивизии. Этим и обеспечили её поспешное отступление и деблокировку наших батальонов. Как ни странно, после такого жаркого боя потери в группе Лыкова были не очень большие. Вот тебе и лёгкораненые - дрались получше многих подразделений состоящих из совершенно здоровых и подготовленных бойцов.
   Кроме этих проверенных боями частей, я хотел включить в резервную группу и сформированный из зенитчиков и бойцов железнодорожного полка, пулемётно-артиллерийский взвод. Пусть эти ребята и не успели принять участие в деблокировки батальонов Сомова и Курочкина, но такую силу не использовать в предстоящей наступательной операции было глупо. Шутка ли четыре автоматические 37 мм. пушки, шесть пулемётов, пехотное отделение и бронеавтомобиль БА-20. К тому же они были полностью мобильны - передвигались на 5 тонных грузовиках Ярославского автозавода. И конечно в резервную группу нужно включить и недавно сформированный миномётный дивизион. Миномётные расчеты вроде бы натренировались обращаться с трофейной матчастью. В бою с танковой дивизией, огнём миномётов, ребята Костина весьма сильно сократили поголовье немецких сапёров. Трофейные 81 мм. мины довольно точно падали на головы своих бывших хозяев. К тому же командир теперь у миномётчиков будет свой, опытный, ни чета, мальчишке Костину. Я верил в чудодейственные мази Якута, что его шаманство, быстро поставит на ноги старшего лейтенанта Сытина. Конечно восемь 81 мм. миномёта, маловато для полноценного дивизиона, но как говорится - лиха, беда, начало. Была бы кость, а мясо нарастёт. У фашистов таких миномётов много, вот и поделятся. Главное в этот нарождающийся дивизион уже подобраны специалисты, из которых можно сформировать ещё десять миномётных расчётов. Есть и трое прошедших обучение корректировщика. Кроме этого в формируемый миномётный дивизион переданы отделение связи (с имеющимися у них тремя радиостанциями), сапёрный взвод и ещё кое-какие осколки оставшиеся от разбитой немцами 27-й стрелковой дивизии.
   Избежавших уничтожения или плена бойцов и командиров 27 стрелковой дивизии, вышло к нашим позициям в районе Сокулок, довольно много - 372 человека. Они сохраняли некое подобие воинской части и были под единым командованием. Капитан Дробышев сумел в полном бардаке первого дня вторжения гитлеровцев, организовать растерявшихся людей и даже предпринял попытку дать отпор вражескому нашествию. Больше суток бойцы из разных полков дивизии организованные им, не давали немцам возможность занять Августов. Но силы гитлеровцев осадивших Августов, были несоизмеримы с остатками дивизии и их выдавили из города. А дальше были упорные отсечные бои и отступление. К нашим позициям они вышли по простой причине - звуки канонады привлекали настоящих бойцов, которые не желали жить в немецком раю. О сытой и прекрасной жизни в фашисткой Германии в миллионных тиражах листовок твердила вражья пропаганда.
   Выход к нашим позициям остатков 27 дивизии, был не единичный эпизод. Периодически от постов боевого охранения поступали доклады о появлении на их позициях групп советских военнослужащих. Все вопросы по проверке и включению новых бойцов в наши ряды, я спихнул на Фролова. Именно он координировал работу особистов и политруков проверяющих вышедших к нашим позициям людей. Да что там координировал - он сам лично беседовал с командирами вышедших групп и только после его общения в дело вступали особисты. И то это было всего в двух случаях, а так, после беседы Фролова с командиром вышедшей группы, она без всяких проверок направлялась на сборный пункт, где уже строевые командиры, распределяли бойцов по подразделениям.
   Только в двух случаях потребовалось моё вмешательство, это когда вышли люди 27-й стрелковой дивизии и остатки одной из пограничных застав. В первом случае по причине большого количества военнослужащих к тому же прошедших через жестокие бои, а во втором случае, потому что вышли пограничники. Я сам сказал Фролову:
   - Если появится организованная группа пограничников, то сразу направляй её командира ко мне.
  Нужны мне были люди прошедшие подготовку в пограничных войсках. Это же готовые разведчики или допустим диверсанты.
   А вот по людям из 27 дивизии мне всё равно пришлось обращаться к Фролову. Ну не знал я, куда определить несколько человек из этого отряда. После беседы с капитаном Дробышевым и возникли сомнения о пользе таких специалистов в мотострелковом батальоне, в который я хотел определить большинство из вышедших бойцов 27-й дивизии. С одной стороны эти несколько человек хорошо себя показали в критических ситуациях и вполне могли успешно драться с фашистами, а с другой они имели редкую специальность, творческую можно сказать - были военными музыкантами, служили в полковом оркестре 27-й дивизии. Эти сомнения я и изложил своему комиссару. Фролов сразу же ухватился за этих семерых музыкантов, вышедших с отрядом Дробышева. Оказывается во время воздушного налёта, когда погиб Хацкилевич, сильно пострадали и автомобили, на которых передвигался оркестр корпуса. Многие музыканты погибли, и оркестр практически перестал существовать. А появление там новых музыкантов по существу возродит оркестр корпуса. "Ну что же", - подумал я, - "под прощание славянки, исполняемым военным оркестром, неплохо будет промаршировать по центральному проспекту Варшавы. Гитлер говном своим подавится ну, по крайней мере, головы многих немецких генералов полетят точно". После этой мысли я с лёгким сердцем сократил предполагаемую численность мотострелкового батальона Рекунова.
   Все эти мысли пронеслись в голове, пока я слушал доклад Курочкина о действиях его сводного батальона в последние трое суток. Да именно в такой небольшой срок умещалась вся история этого подразделения под руководством, первоначально лейтенанта, а теперь уже капитана Курочкина. Но судьба этого подразделения думаю, будет счастливая. Не хотел я его расформировывать. Хорошо он себя показал, и бойцы там подобрались достойные. Пополнить батальон людьми, техникой, тяжёлым вооружением и может получиться подразделение в высшей степени боеспособное. А пополнение, техника и кое какое тяжёлое вооружение, прибыло со мной. Двести восемьдесят бойцов и командиров вышедшие на наши позиции у Сокулок, это было немало. И все они были уже обстрелянные люди и можно сказать добровольцы. Могли бы разбежаться, как тараканы, но они, зачастую без всяких командиров, шли на звуки орудийных залпов, чтобы влиться в сражающуюся с немцами часть. А техника была трофейная, которую мы добыли, разогнав тыловиков 7-й танковой дивизии немцев. Тридцать восемь грузовиков, я планировал передать, в бывший батальон Рябы. И пятнадцать из них везли вооружение и боеприпасы.
   Командиром батальона, которым раньше командовал Курочкин, я хотел назначить капитана Дробышева. Сначала была мысль определить на эту должность лейтенанта Костина, а Дробышева использовать как командира всего резервного полка. Костин командир конечно хороший, но слишком импульсивен и горяч, а Дробышев всё-таки опытный командир и достойно себя повёл в первые дни войны. Когда не было начальства, приказов и прочих атрибутов государственной машины, он по зову своего сердца, встал и выполнял свой долг, как мог. А смог он неплохо - нанёс урон фашистам и вывел людей в наше расположение. Хороший командир и ему можно доверить командование, даже крупным подразделением. Так бы я и сделал, но в последнем сеансе связи Пителин меня обрадовал, сказав, что ранение Сомова не очень серьёзное и он вполне может исполнять обязанности заместителя командира 29-й моторизованной дивизии. Именно на эту должность мы с Пителеным и планировали назначить теперь уже подполковника Сомова.
   Когда я узнал эту в высшей степени приятную информацию, мысль назначить капитана Дробышева командиром резервного моторизованного полка, сразу же испарилась. Только Валерка Сомов, может быть командиром моего резерва. Ему я доверял безмерно, знал, что старый друг никогда не подведёт. А должность заместителя командира дивизии, никуда от Валерки не уйдёт да, в общем-то, не его это стезя быть заместителем. По натуре он командир, а не заместитель. Командиром дивизии его назначать? Но вроде бы Бикжанов на своём месте - грамотный комдив. Такими людьми разбрасываться нельзя. И ставить на его место своего протеже, глупо, особенно перед решающим наступлением. А вот доверить Сомову, быть командиром резервной группы, умный шаг. Жалко бронетехники маловато будет в этой группе, но вытаскивать танки из бывшего Сомовского механизированного батальона нельзя. Лейтенант Симонов, принявший от Сомова командование батальоном, останется совсем голым, и ему нечем будет удерживать позиции, на опорных пунктах вдоль реки Нарев. Конечно после нашего удара, немцы вряд ли полезут вглубь Белостокского выступа, но кто знает этих фашистских стратегов. Вдруг от растерянности забудут отменить задачи 7-му пехотному корпусу немцев и те, пользуясь слабостью наших сил, собьют заслоны и выйдут к Белостоку и Волковыску. Хоть конечно мы и так в котле, но неприятно присутствие гитлеровцев на единственной дороге, ведущей к нашей основной базе снабжения в Волковыске - хозяйству интенданта первого ранга Гаврилова. Нет, на это пойти нельзя. Ладно, обойдётся резервная группа 3-мя КВ и 4-мя Т-26 имеющимися у батальона Рекунова. Ведь кроме танков в этом нарождающемся моторизованном полку было шесть пушечных бронеавтомобиля БА-10, пять лёгких броневика БА-20 и семь бронетранспортёра Ханомаг. А трофейными пушками, можно было оснастить целый артдивизион. Шутка ли десять 50 мм. новейших противотанковых пушек и четыре 88мм. зенитных орудия. И все эти пушки были укомплектованы расчётами и буксировались автотранспортом.
   Ей Богу, получающееся подразделение, было оснащено не хуже чем самые сильные немецкие полки , а по качеству бойцов, пожалуй, лучше, чем солдаты первого эшелона у фашистов. Обстрелянные это раз, мотивированные на победу это два, и более инициативные и изобретательные это три - голь как говорится, на выдумки хитра. И что немаловажно, люди уже хлебнули лиха, и это их не сломало, а сделало только сильней.
   Все отвлечённые размышления о создании резервной группы, которые вела сущность, в которой окопался мой дед, сбились, когда Курочкин закончил своё повествование о действиях батальона. Он перешёл к проблемам, с которыми столкнулся на посту начальника разведотдела корпуса. Пришлось мне сконцентрироваться, вопрос был действительно важным и уже не получалось одной сущности вести беседу, а второй размышлять о стратегии и тактики дальнейших действий.
  
   Глава 6
  
   Главная проблема, которую выявил Ряба, была как обычно кадровая. Моего старого и опытного соратника не устраивали командиры, да и сама структура разведки корпуса. Курочкин не так представлял себе организацию разведки. В общем-то, идеалистически и упрощённо, но в нашей ситуации это было, пожалуй, единственно верный метод. Нельзя было сейчас действовать строго по инструкциям. Нечего накручивать какие-то лишние структуры и фильтры. Всё должно быть просто, разведгруппа - командир и без всяких там лишних надстроек и аналитиков, которые думают, соответствуют ли добытые данные сведениям, полученным из других источников. Нечего мудрить, предыдущий начальник разведотдела корпуса Байлис уже намудрил - несколько дней всеми силами корпусной разведки выискивал мифическую танковую дивизию немцев, прорвавшуюся в тылы 10-й армии. Не устраивали Рябу квалификация разведчиков и в низовых структурах. Как он сказал:
   - Салаги там, теоретики мля! В Финскую все бы полегли со своими представлениями о противнике. Любой грамотный егерь, неделю бы водил таких специалистов по лесам, а потом ночью вырезал бы их нахрен. Нет, Юрий Филиппович, нужно новых ребят искать, а этих переучивать слишком много времени требуется.
   - Новых говоришь? Хорошо Ряба, дам я тебе новых ребят, но данные о противнике, мне нужны сегодня ночью, в крайнем случае, завтра рано утром. Не говорю про подробную схему вражеских позиций но, по крайней мере, хорошего языка разведка добыть обязана. Завтра, в 8-00, когда немец завтракает, мы начинаем нашу операцию.
   - Знаю я, что наступление начинается завтра. Пителин нам с Сомоввым больше часа ЦУ давал. А мне всю печёнку выел с требованием дать ему информацию о противнике. Пообещал я Борис Михайловичу, что лично в поиск пойду и хорошего немца приволоку. А огневые точки немцев уже все зафиксированы - это артиллеристские разведчики и корректировщики из приданных гаубичных артполков РГК постарались. Только они жалуются, что у них боезапас ограничен - не смогут гаубицы весь передний край немцев перепахать.
   - Ну и не нужно, у нас же не тотальное наступление. Задача-то у гаубичных артполков ограничена - подавить огневые точки на направлениях главного удара. А остальное дело танки сделают. Когда бронетехника углубится в тыл немцев, те сами свои огневые точки ликвидируют, а может быть вообще - тяжёлое вооружение побросают и побегут как бобики. Вот для ускорения этого момента твои разведчики, совместно с мотоциклетным полком должны поработать. Шуму, стрельбы побольше со всех сторон, чтобы фашисты ощущали, что их окружают. У страха глаза велики, вот и подумают, что русские уже у них в тылу. Воспользуемся гитлеровским опытом нападения на нашу страну. Качество немецких солдат занимающих позиции перед нами этому способствует. Это тебе не дивизии первого эшелона, а всего лишь солдаты, заштатного 42-го пехотного корпуса немцев. Уже скоро почти неделя войны, а они Осовец не могут взять, да и вообще основные их силы увязли в укрепрайоне. Всё никак не могут выйти на оперативный простор, дешёвки. Вот мы им и поможем выйти на этот простор. На западе этого простора много и они могут двигаться туда свободно, мы им даже своими пенделями будем помогать ускориться. Ладно, Ряба, что я тебе, опытному бойцу это говорю, сам понимаешь, что эта бравада рассчитана на салаг, а на самом деле враг очень серьёзный и может нам так врезать, что кровью умоемся. Поэтому многое будет зависеть от достоверных разведывательных данных. У нас очень мало сил и нужно грамотно ими распорядиться. Бить мы будем, считай встык 42-го и 7-го корпусов, поэтому есть надежда на несогласованные действия командиров этих соединений. А неожиданные, шумные и стремительные наскоки разведчиков и бойцов, передвигающихся на мотоциклах, внесут ещё большую неразбериху и сумятицу в ряды немецкой армии.
   - Так мне действовать, как мы тренировались ещё до войны, когда я был командиром разведывательно-диверсионной роты?
   - Вот именно капитан, так и нужно будет действовать! Только тогда основной задачей было сдерживать наступающих фашистов, путём засад, взрывов мостов, обстрелов из-за угла в целях вынудить их приостановиться и развернуть боевые порядки, а сейчас всё наоборот. Мы теперь наступаем и нужно, чтобы у гитлеровцев пошло всё наперекосяк. Образно говоря, требуется стать тучей комаров, от которой будет отмахиваться немецкий гигант и не знать в какое место его в этот раз укусит надоедливое насекомое.
   - Всё понятно, и я готов стать таким раздражителем для немцев, но настоящих бойцов катастрофически не хватает. Из всей службы разведки корпуса, для подобных дел, можно подобрать человек семь не больше. В бригаде-то у меня была целая рота, бойцов которых я тренировал два месяца. А сейчас всего пару групп можно создать, да и то с учётом пятерых человек, которых взял с собой из сводного батальона.
   - Я же тебе сказал капитан, что людей дам - рота не рота, но пятьдесят семь человек, ожидают тебя на станции. Ребята боевые и опытные - все пограничники, а ты знаешь, как там готовили бойцов. А тебя ожидают самые лучшие, считай сливки погранцов, которые стояли на границе Белостокской области. А лучшие они, потому что остались живы после вторжения фашистов и жесточайшей драки на границе, с передовыми немецкими частями. Сам понимаешь, что атакованы они, были неожиданно, превосходящими силами самых опытных немецких частей. И, несмотря на такой проигрышный расклад, смогли выжить, и с боями добраться до нас. Среди добравшихся пограничников много средних и младших командиров - восемнадцать человек. А понимающему человеку это тоже говорит о многом - в бою выжили самые подготовленные и грамотные солдаты.
   - Пограничники это хорошо! У меня в батальоне они были одними из лучших бойцов. И удачливые черти - как чувствуют, куда упадёт очередная немецкая мина и укрывались в нужном месте, чтобы не достали её осколки. Пятеро ребят, которых я взял с собой, тоже пограничники - следопыты надо сказать не хуже Якута.
   - Видишь, каких я тебе бойцов привёз! От ударных подразделений отрываю таких ребят - всё для разведки! А всё почему? Да от ваших действий будет многое зависеть в предстоящей операции. Ты там обрати внимание на лейтенанта Бовина - у него просто талант разведчика. Представляешь, дал нам полную картину немецких противотанковых средств стянутых под Домброва и это сберегло жизни сотен красноармейцев. У нас задача была перерезать железную дорогу, ведущую в Сувалки, а единственная шоссейная дорога, по которой можно добраться до тех мест проходит через Домброва. Если бы Бовин не сообщил, какую технику немцы стянули под этот город, мы бы точно попытались добраться до польской границы по шоссейной дороге, проходящей через этот город. Накостыляли бы нам там крепко - ещё бы такими силами, да ещё к тому же с заранее подготовленных позиций. Только касаемо тяжёлой техники лейтенант засёк передвижение к Домброва десяти "Панцерягер-1" и колонну самоходок, которые раздолбили бы даже КВ - шесть САУ на базе R-35. И все эти данные Бовин собрал без всякого приказа - натура у мужика такая. После того как он с двумя бойцами прорвался через порядки немцев обложивших заставу, не бросился в тыл, а целые сутки фиксировал, какие силы неприятеля передвигаются по шоссе Августов-Домброва и всё скрупулезно записывал, чтобы довести эти сведения до командования. Железные нервы и немалую смелость надо иметь, чтобы в такой обстановке выполнять свой долг.
   - Лейтенант Бовин вы говорите?
   - Да, но может быть и другие пограничники такие же! Я сталкивался только с лейтенантом, с остальными просто познакомился на общем построении и объявил, что теперь они проходят службу в разведке шестого Мехкорпуса.
   Тут я Рябе лукавил: во-первых, что больше ни с кем из пограничников лично не общался, а во-вторых, что передаю в разведку всех вышедших стражей границы. А зачем ему знать, что я не всех пограничников передал в его распоряжение. У меня же есть ещё служба, которая очень нуждается в проницательных людях. Куда нам без контрразведки, без специалистов способных выявлять вражескую агентуру, да и просто добровольных помощников фашистов. Судя по всей перипетии начала войны, немцы явно нас в этом вопросе переиграли. Иногда складывалось впечатление, что в больших штабах агент, агента погоняет. Не могут же из умных голов появляться такие идиотические команды, как поиск немецкой танковой дивизии, прорвавшейся в тылы 10-й армии, или запрет открывать огонь по заходящим на бомбёжку немецким самолётам. Конечно, может быть в штабе 10-й армии, народ находится в глубоком запое, но тогда немцы просто обязаны, на парашютах сбрасывать возле штаба 10-й армии по несколько ящиков лучшего шнапса.
   В моём корпусе, наверняка тоже имеется немецкая агентура - не могли гитлеровцы оставить без внимания, самый мощный корпус РККА. А надеяться, что существующие структуры особых отделов смогут выявить шпионов, не приходится. До войны в спокойной обстановке не выявили, то сейчас, когда многие особисты погибли, службы НКВД куда-то испарились, архивы недоступны, найти засланных врагов традиционными методами невозможно. Только интуитивно можно хоть как-то бороться с этой бедой. А кто в такой обстановке может вычислить человека сотрудничающего с немцами - конечно люди, которые раньше работали по пресечению контрабанды. Раскрутить хитроумные схемы контрабанды, тоже многое строилось на интуиции. Вот таких четверых специалистов, я и нашёл среди присоединившихся к нам пограничников. Естественно я свёл их в отдельную группу, включив в неё двух сержантов, специалистов по силовым задержаниям и одного мастера по радиоперехвату (это утверждали четверо сослуживца, те с кем он вышел из окружения). Сформированная группа предназначалась для теперь уже капитана Лыкова.
   Да, вот именно, случилось невероятное. По НКВД вышел приказ - перевести бывших служащих Гушосдора в армейское подчинение. А приказом подписанным Жуковым, этим людям были присвоены воинские звания и они были назначены на должности по представлению Пителина. В частности Бедин теперь стал подполковником и начальником службы тыла 6-го Мехкорпуса, а Лыков получил по шпале в петлицы и должность начальника особого отдела корпуса. По бумагам штатная численность в его отделе была вполне нормальная, а фактически в управлении корпусом имелось только три особиста. С убитыми или тяжелоранеными, всё было понятно, но кроме этих безвозвратных потерь существовала ещё одна убыль - командиры, носители немалых секретов, непонятным образом куда-то исчезли. Примерно так же как куда-то исчез командир 4-й танковой дивизии генерал Потатурчев. Я допускал, что эти люди могли попасть в плен и вполне вероятно все наши коды и другие секреты, известны фашистам. Именно поэтому, в нарушение всех инструкций, для переговоров по рации ввел свои собственные кодовые слова и пароли.
   Может быть и поэтому, действия 6-го Мехкорпуса стали совершенно неожиданными для генералов вермахта. Спонтанность, непроработанность планов в штабных документах, что напрочь отрицалось военной наукой, в конечном счёте, и стало нашей палочкой-выручалочкой. Даже такой зубр штабной работы, как Пителин кажется, это понял и уже так не ворчал, выслушивая мои очередные прожекты. Кряхтя, брался за дело, и прилежно доводил их до ума, чтобы иногда совершенно дикие, для современного командира приказы можно было исполнить методами, к которым привыкли люди. Вот так и притирались методы ведения войны, которые я получил, в той реальности обучаясь в эскадроне, и современная академическая школа военных наук. Академия столько не дала, сколько знаний и опыта я получил от Пителина и в частности шифровать секретные данные, разработанными моим начальником штаба кодовыми словами. Как знал старик, что враг обложит нас по полной программе, и нужно будет секретничать даже среди своих сослуживцев. Его паранойя нашла благодатную почву в моём лице, поэтому я с такой настойчивостью продвигал Лыкова на должность начальника особого отдела, который избавит меня от ощущения, что рядом враг, ждущий малейшей утечки секретных сведений. Верил я, что если Лыкову дать в команду грамотных ребят, обладающих интуитивным чувством распознавать врагов, то наконец-то управление корпуса заработает в полную силу, и тогда мы покажем фашистам, почём фунт лиха. Теперь, какая никакая команда имеется и бывшему сержанту госбезопасности есть на кого опереться.
   Так я думал, слушая монолог капитана Курочкина о том, как он планирует использовать прибывших пограничников. Когда Ряба начал сокрушаться об отсутствии вездеходов, чтобы прорываться в тыл немцев и быть там высоко мобильными, я нарушил его монолог, заявив:
   - А кто тебе сказал, что вездеходов не будет? Что думаешь, я сюда пограничников пешим маршем заставил добираться? Нет, твои новые подчиненные до Хороща доехали с шиком, на пяти трёхосных вездеходных автомобилях "Хеншель-33", и пяти мотоциклах БМВ с колясками и пулемётами. В кузовах "хеншелей", к тому же по пулемёту МГ и 81 мм. миномёту припасено. Добавишь своих людей и пять летучих боевых групп у тебя готово.
   - "Хеншель", а что это за вездеход, не знаю такого?
   - Отличная машина, сам на "хеншеле" сейчас передвигаюсь! Воздушные налёты, теперь в лесу, под защитой деревьев пережидаю. Только заметим приближение вражеских самолётов, Лисицин по любому бездорожью в лес успевает добраться.
   - А что не Шерхан сейчас у вас водитель?
   - Хм..., я же стал генералом и Шерхан теперь у меня старший водитель! Набирается сил в кузове, с Якутом и ещё тремя гавриками.
   - Да..., Шерхан в своём репертуаре! Товарищ генерал, может быть вы, этого хитрого татарина понизите в просто водители, а мне переведёте Лисицына. Парень очень сообразительный и инициативный, в разведке такие, во как нужны!
   - Ага, разбежался, так я тебе Лисицына и отдам. А Шерхан это тебе не просто старший водитель, бери больше - он сержант по особо важным поручениям! И за руль Асаенов теперь садится в исключительных случаях - когда положение критическое, и никто рядом не умеет управлять автомобилем.
   - Понятно, положили, значит, глаз на Лисицына, но я не в обиде, даже рад за своего воспитанника. Значит, не зря я с него семь потов согнал.
   - Не зря Ряба, не зря! Хороший боец из него получается, а сейчас ещё школу Шерхана и Якута пройдёт, цены такому кадру не будет. Думаю, он водителем и рядовым красноармейцем недолго будет. Помнишь Финскую войну и командира второго взвода Кузнецова?
   - Конечно, Кузю разве можно забыть!
   - Так Лисицын мне его чем-то напоминает - такой же шустрый и сообразительный, чувствует опасность и при этом не трус. Ладно, отвёл с тобой душу, но расслабляться нам капитан нельзя. Часики тикают, и фашисты может быть, что-нибудь пронюхали и сейчас подтягивают резервы к нашему участку фронта. Разведданные нужны, Ряба, разведданные! Давай двигай на привокзальную площадь и принимай командование над прибывшими пограничниками. Отберёшь среди них несколько человек и к вечеру за языком. Лучше всего линию фронта переходить на участке 4-й танковой дивизии. Они контролируют мост через реку Нарев и не нужно пешкодралом, через болотистую местность добираться до немцев. Я бы советовал вообще поступить нагло - переодеться в немецкую форму оседлать БМВ и на мотоциклах прокатиться, допустим, до Замброва. Наверняка в городке какой-нибудь немецкий штаб обосновался. На этом направлении фашисты ещё пока не пуганные и на немецкие мотоциклы особого внимания обращать не будут. Впрочем, как и на "хеншели", поэтому можете и вездеход взять. А лучше вообще всем кагалом туда двинуть, всё равно ведь нужно будет осуществлять комариные укусы немецких частей - организуем что-то похожее на операцию мельница, которую наша рота провернула на Финской войне. Вместо лыж будут "хеншели" и БМВ.
   - А что? Может это действительно прокатит! А если немцы даже попытаются остановить нашу колонну, то мы сможем хорошо им врезать. Это тебе в поиск не втроём, вчетвером ходить, а считай, почти рота с тяжёлым вооружением двигается. Да с такими силами, мы шорох в Замброва знатный наведём, и не одного пленного возьмём, а здоровый грузовик немецкими офицерами набьём.
   - Ну, давай Ряба, тряхни стариной, покажи этим арийцам, что настоящий русский солдат может провернуть. Я знаю, тебе по силам организовать немцам, настоящий рукотворный ад.
   - Разрешите приступать, товарищ генерал. До вечера нужно массу дел переделать. И боевые группы сформировать и в четвёртую дивизию смотаться, чтобы договориться с командиром дивизии полковником Кузнецовым о взаимодействии.
   - Теперь командиром там наш Вихрев. Его, как и тебя повысили в звании и теперь он полковник. Так что договоришься с ним с пол оборота и сам знаешь его - никаких срывов не будет. Это тебе не бывший ВРИО четвёртой танковой дивизии, Кузнецов - пообещает что-нибудь и может не сделать.
   - Что, майор Вихрь командиром дивизии стал?
   - А что тут такого - заслужил мужик, вот и стал!
   - Ну, это же здорово! Теперь о взаимодействии с четвёртой, можно не беспокоиться. Всё-таки свой человек у власти - всегда поможет, если вдруг возникнут какие-нибудь проблемы.
   - Ты его особо не грузи, он только сегодня принимать дивизию будет. Просто согласуй коридор, в котором будете прокалывать оборону фашистов. А то я вас знаю, целую войсковую операцию с применением танков, учините.
   - Да понимаю я, что на передовой пока шум подымать не нужно. Но вот при возврате с языком, огневая поддержка со стороны дивизии думаю, будет необходима. Обратно-то будем возвращаться не все - один мотоцикл, ну если будет много пленных, то может быть с, ним и грузовик отправлю. По рации свяжусь с Вихревым и думаю, он обеспечит коридор, для безлопастного проезда. Тогда, наверное, придётся дивизионные танки применить.
   - Ну, при возвращении с языком, это ладно. Но в любом случае, чтобы не насторожить немцев, в операции нельзя применить, более одного танкового взвода. Вот в тылу у фашистов, ты можешь буянить, как хочешь - чем больше грохота, тем лучше, а на передовой эти сутки, мы должны сидеть тихо, как мыши, и делать своё дело незаметно. Ну, всё Ряба, время уже пошло, давай действуй. Я надеюсь на тебя!
   На прощание, крепко пожав руку капитана Курочкина, я отправился дальше, к самому важному для меня вагону этого поезда - месту, где обосновался главный сдерживающий элемент моего авантюризма полковник Пителин. Больше задержек в продвижении к этой цели не было. Да и довольно подробные разговоры с Вихревым и Курочкиным, нельзя назвать задержкой. Наоборот недавние встречи в конечном итоге сэкономят в будущем море времени. По любому нужно было встречаться с назначенным командиром 4-й танковой дивизии, полковником Вихревым и беседовать с начальником разведотдела корпуса Курочкиным, а получилось это спонтанно, но зато никакой фальши и наигранности.
   Часовой, медленно прохаживающийся вдоль вагона оперативного отдела штаба, напрягся, заметив меня, и попытался перейти на строевой шаг. Это плохо у него получалось, но я не сделал ему замечания - знал, что штабная рота теперь в основном комплектуется из легкораненых красноармейцев, которым просто физически тяжело ходить, тем более бегать в атаки. И так было не только в штабе корпуса - но и в дивизиях. Я с горечью иногда думал, - " чёрт, не штабы боевых частей, а команды выздоравливающих, каких-нибудь госпиталей". Но с другой стороны я гордился этими людьми - несмотря на ранения, они добровольно пожелали остаться в строю в любом качестве, чтобы хоть как-то помочь своей стране выстоять и победить черные силы, пытающиеся в очередной раз завоевать Россию.
   Под влиянием таких мыслей, я весьма благосклонно поприветствовал трёх командиров обсуждающих какую-то проблему возле большой карты висящей на том месте, где у обычного вагона расположены окна. А это был не обычный пассажирский вагон, а скорее всего бывший почтовый. Для размещения штаба, лучше и не придумаешь - одно большое длинное помещение, где на боковые металлические стенки обитые досками удобно вешать карты. А письменные столы, стоящие по центру этого штабного рая, совершенно не мешали работать с картами. В этом вагоне было всего одно купе, наверное, для экспедиторов сопровождавших почтовые отправления. Ну, естественно и санузел имелся и печка, так что чаи можно было гонять, не отрываясь от карт. Пителин по рации сказал мне только номер вагона, где размещается оперативный отдел и его кабинет, но кроме купе других отдельных помещений тут не наблюдалось и я даже не спросив у стоявших командиров где располагается кабинет их начальника направился в единственное жилое помещение этого вагона.
  
   Глава 7
   Пителин в своём кабинете, был не один. И не занимался как обычно работой с бумагами, а как нормальный человек (конечно если не учитывать что было 4-05), за рюмочкой вёл беседу, по-видимому, со своим товарищем. Всё было как-то странно и непривычно, что я после рукопожатий и знакомства с полковником, сидящим в кабинете моего начальника штаба, безропотно взял рюмку с уже налитой туда водкой и ничего не сказав, опрокинул её в себя. На закуску, которой являлась, открытая банка тушёнки, я даже не взглянул. Потом у меня возникло ощущение, что всё это уже было - наверное, антураж купе этому способствовал. Ведь это помещение очень напоминало размером и обстановкой, передвижную на санном ходу батальонную теплушку, заменяющую нам в Финскую войну штаб. Да так, что я инстинктивно глянул в правый угол, где за тулупом начальника штаба, обычно стояли лыжи. Да и почувствовал въевшееся тогда, казалось бы, во все части тела ощущения, что они ужасно замёрзли, и это в июне, когда на улице, даже ранним утром была не ниже 25 градусов. Вот, как та война запомнилась, что даже сейчас накатывало ощущение дежавю.
   Незнакомого полковника звали Сергей Иванович Леонов, и он был старым знакомым Пителина. Да не просто старым, а можно сказать древним. Они были однополчане и не когда-нибудь, а в Первую Мировую войну. Но даже не это было поразительно, а то, что Леонов служил в Москве в Генеральном штабе, а встретился со своим старинным товарищем в Белостоке, окружённым немецкими полчищами. Прибыл в 10-ю армию в командировку, для передачи опыта штабным работникам, а тут вторжение немцев. В момент нападения фашистов полковник был в Червоном бору на полигоне. Пока добрался до Белостока, штаб 10-й армии уже был далеко, и никто не знал, в каком месте он сейчас дислоцирован. Д и вообще в городе был полный бардак и безвластие. Только на станции несколько десятков бойцов 58-го железнодорожного полка НКВД поддерживали хоть какой-то порядок. Но поезда уже не ходили, автотранспорта эвакуирующего людей на восток не было. Полковник уже договорился с двумя спасающимися на вокзале от разгула националистов молодыми мужчинами о эвакуации из города пешим порядком. А тут старший сержант, командовавший бойцами железнодорожной дивизии, предупредил Леонова, что ночью на станцию прибудет бронепоезд. Естественно Леонов остался его ждать, ведь он знал о наличие на 58-м бронепоезде мощной радиостанции и надеялся по ней связаться со своим руководством, чтобы получить указания, что дальше делать. Бронепоезд он дождался, но на требование к бойцу входящего в экипаж бронепоезда, вызвать командира, его почему-то отконвоировали в следующий за бронепоездом эшелон и привели к старинному другу - Борис Михайловичу. Неожиданно, Московский полковник, наверное, на правах старого друга, бесцеремонно взял со стола бутылку и разлил водку во все три рюмки. После этого подняв свою, бросил:
   - Будем!
  И опрокинул содержимое бокала себе в рот, как кочегар бросает уголь в топку паровоза. Даже не посмотрев, как мы отреагировали на его короткий тост, почерпнул ложкой порцию тушёнки и опять как заправской кочегар, забросил её содержимое в топку своего организма. После этого удовлетворённо выдохнув, произнёс:
   -Хорошо пошла!
  А затем, по традиции русского интеллигента, которую невозможно вытравить, даже военной службой, принялся разглагольствовать:
   - Я был поражён, когда меня привели, можно сказать под конвоем к Борису. И было от чего: во-первых, полковник, а два года назад, когда я его видел в последний раз, он был всего лишь капитаном, а я и тогда был полковником; во вторых, что он стал начальником штаба Мехкорпуса и далеко не рядового, а пожалуй самого мощного в РККА, а для бывшего офицера царской армии, это очень большой карьерный рост, тем более, что два года назад, Борис был всего лишь начальником штаба обычного стрелкового батальона; ну а в-третьих, что меня потрясло больше всего, это дисциплина и целеустремлённость людей, которые беспрекословно подчинялись Борис Михайловичу и это при том бардаке, который я видел в Белостокском выступе, да и на Финской войне тоже. Респект вам товарищ генерал от старого вояки, ведь это вы командир 6-го Мехкорпуса.
   Выдав порцию комплиментов Леонов, наверное, посчитал, что долг вежливости исполнил, и опять его рука стремительно метнулась к бутылке, и он наполнил из неё единственную пустую рюмку, наши с Пителиным так и стояли полные. А затем повторились манипуляции гастрономического кочегара, с тем же тостом. Единственная разница была в том, что в этот раз Пителин тоже поднял рюмку, ну и я, глядя на него, опустошил свой бокал, доверяя интуиции начальника штаба. Не будет он, потреблять горячительное в такой напряжённой ситуации даже со старым другом. Значит хочет создать непринуждённую обстановку и получить какую-то информацию от этого Генштабиста. Наверное, он знал, что алкоголь развязывает язык Леонову.
   И верно, как только мы закусили, опустошив банку тушёнки, Московский полковник, начал вещать:
   - Всё ещё не могу поверить, что немцы решились на нас напасть. Вроде бы всё мы делали грамотно, а оно вон как вышло.
  Я не выдержал и довольно зло спросил:
   - Что грамотно - то, что у подразделений была такая низкая боеготовность или то, что был приказ не поддаваться на провокации и не открывать огонь по немецким самолётам уже заходящим на бомбёжку, а может быть то, что масса командиров 22 июня были в отпусках? Или может быть правильно, в самый канун войны оголить зенитную оборону устроив под Минском соревнования зенитчиков?
   - Правильные вопросы задаёшь генерал! В генштабе, многие задавали себе подобные вопросы. А ответы каждый себе давал сам. Большинство, конечно, уповало на мудрость вождя и что ему известно то, что больше никому не ведомо. И вообще мы солдаты и наше дело выполнять приказы. Некоторые предполагали, что РККА само готовиться ударить по гитлеровской Германии. И даже ходил слух, что начало операции запланировано на 15 августа. И подтверждение этого слуха, грамотные в военном отношении люди находили в расположении войск. Любой военный скажет, что оно явно не оборонительное. И как аргумент ссылались на дислокацию танковых подразделений. Имея в виду, что если танки выдвинуты непосредственно к линии боевого соприкосновения (границе в нашем случае), а некоторые вообще на границе (22-я танковая дивизия в Бресте), то это не для обороны. Например, один из начальников штаба армии дислоцированной вблизи западной границы, лично мне говорил - "Все учения по своим замыслам и выполнению ориентировали войска главным образом на осуществление прорыва укреплённых позиций. Манёвренные наступательные действия, встречные бои, организация и ведение обороны в сложных условиях обстановки почти не отрабатывались. Так же проведённые в январе 41-го оперативные игры предусматривали лишь наступление восточных, тогда как предшествовавшие оборонительные действия по отражению агрессии западных оставались за пределами обеих игр".
  Я опять не выдержал и прервал Московского полковника, возгласом:
   - Мало ли какие ситуации рассматриваются в штабных играх! Например, во Франции в 39-м прорабатывалась идея вторжения в Германию. А в Польше в 38-м году, дошли вообще до прямых призывов, осуществления марша на Берлин и Кёнигсберг. Да даже союзники, разрабатывают планы друг против друга. Вон Муссолини, кроме штабных планов, накануне аншлюса Австрии, много чего на Итало-Австрийской границе сосредоточил.
   - Вы правы генерал, что в штабных играх отрабатываются разные ситуации, и иногда полностью невероятные. И материально-техническая подготовка, чтобы действовать в таких невероятных ситуациях тоже проводится. Особенно если страна граничит с агрессивным Государством или сама не обитель ангелов. Ваша мысль полностью согласуется с моим анализом того почему расположение наших войск напоминает подготовку к полномасштабному вторжению. А так же она согласуется с высказанными вами ранее словами, о низкой боеспособности подразделений и приказами не поддаваться на провокации. Главное в этом анализе, это постулат, о том, что мы не хотели войны. Если принять его, то многие факты ложатся в логическую цепочку.
  И опять у меня непроизвольно вырвалось:
   - Какие такие факты?
   - Вы сами недавно сформулировали некоторые из них. Могу ещё добавить, что например план прикрытия государственной границы был разработан Генштабом лишь в феврале 1941 года. Его даже не успели довести до всех дивизий.
   Такого признания от полковника Генерального штаба, я не ожидал. После получения исходящей от него информации, мне становилось многое понятно. Но на душе-то легче от этого не стало - душила злость на сильных мира сего, хотелось рвать и метать, но я сдержал себя. Московский полковник - то точно ни в чём не виноват, сам пострадал от головотяпства чинуш с большими звёздами в петлицах. Несмотря на бушующую в душе ярость разговор с полковником Генштаба, меня очень заинтересовал, (наверняка Пителин это предвидел) и я вступил с Леоновым в прямой диалог, и как водится сначала спросив:
   - Как же так, это же значит, что подразделения совершенно не знают, что им делать? А ели ещё учесть отсутствие проводной, да и зачастую беспроводной связи, то получится полный бардак.
   - Так оно и получилось. И положение, в котором мы сейчас оказались, подтверждает, что без единого плана, невозможно остановить массированное наступление по всем фронтам.
   - Да это вредительство какое-то. Нужно Московских генералов очень тщательно проверить, а если время нет, то расстрелять нахрен через одного - воздух чище станет.
   - Круто вы настроены товарищ генерал - даже не выяснив, почему произошла задержка, сразу расстрелять. А, между прочим, исполнители не виноваты в том, что политическое руководство страны не могло определиться со своими приоритетами.
   - Какими такими приоритетами?
   - Ну, во-первых, о возможности войны с Германией - в это не верили очень влиятельные силы, во главе с самим Сталиным. Например, мой знакомый из ГРУ, кстати, Боря, один из птенцов нашей Альма-матер, рассказал, что когда их отдел агентурной разведки передал данные полученные от одного из агентов, о готовящемся нападении Германии на СССР, то получили в ответ записку Сталина, которую привожу дословно, - "Тов. Голиков. Пошлите этот источник к ё...ой матери, это не источник, а английская деза". Ну ладно он ГРУ не верил, но в отделе стало известно, что ребята Меркулова из НКГБ направили в ЦК отчёт о работе с немецкой подпольной группой "Красная капелла", где один из её членов (Шульце-Бельзен) предупреждал о готовящемся нападении на СССР. На свой материал НКГБ получило резолюцию - "тов. Меркулову. Можете послать ваш "источник" из штаба германской авиации к ёб-ной матери. Это не "источник", а дезинформатор. И.Сталин.
   - Я тоже лично, на совещании в Генштабе предупреждал вождя, что финский генерал на допросе сознался, что от Канариса ему поступили сведения, что летом 1941 года Германия нападёт на СССР.
   - Вот видите - Сталин даже слышать не хотел об угрозе со стороны Германии. Не верил, что немцы будут действовать вопреки его логике. В общем-то, мне казалось, что я понимал его изощрённую логику и поэтому нападение Германии, несмотря на массу фактов говорящих за это, было для меня тоже удивительным.
   - Какая такая изощрённая логика - тут же и так всё ясно. Секретные агенты, работающие в важных немецких учреждениях, доносят, что Германия вот-вот нападёт, ну и нужно проводить соответствующую подготовку, а не распускать по отпускам командиров и политработников.
   - Это для обычного человека всё ясно, а Сталин не обычный человек - он вождь и поведение его чем-то напоминает древних правителей. И руководствуется он не обычной логикой, а изощрённой, можно сказать Византийской.
   - Он же коммунист до мозга и костей и может руководствоваться только учениями Карла Маркса и Владимира Ильича Ленина.
   - Если бы Борис Михайлович, мне об вас не рассказывал, я бы подумал, что вы фанат и ограниченный человек, и вам бесполезно объяснять суть, которая не входит в коммунистические догмы. Я верю вашему начальнику штаба, что вы очень умный и не зашоренный на коммунистической идее человек, поэтому объясняю свою мысль. Во-первых, примите как догму, что настоящий правитель никогда не бывает зацикленным на господствующей в государстве догме. Он в душе правитель и этим всё сказано. А Сталин к тому же по национальности грузин и у него в крови восточный образ мыслей и интриганство. Поэтому ему очень близки Византийские методы ведения политики. А там главное не иметь силу, а делать вид, что она у тебя есть. Подковёрные интриги тоже очень приветствуются. Вот и с Германией начали вести подковёрные интриги, чтобы она по уши увязла в войне с Великобританией. В тоже время наши руководители страшно боялись самим войти в клинч с Германией. Знали качество нашей армии и военной техники. А как избежать этого клинча? Нужно внушить немцам мысль, что Красная армия очень сильна и лучше, коли кровь бурлит заняться англичанами. Вот и начали, наши босы, набивать западные округа соломенными дивизиями и дутыми Мехкорпусами.
   - Какими ещё дутыми, вот например мой 6-й Мехкорпус, на 22 июня имел 1131 танк в том числе 450 новейших Т-34 и КВ, а так же 242 бронеавтомобиля. Да и укомплектованность личным составом была нормальная: рядового состава - 98% младшего начсостава -60% командного состава 80%. Так что никакой это не дутый корпус, а весьма мощная боевая часть. Немецкая танковая армия, по наличию танков глядится слабее, чем мой корпус. А вы говорите дутые корпуса!
   - Естественно в громадной массе воинских частей имеются и несколько полностью отмобилизованных и насыщенных техникой корпусов и дивизий. Но это нисколько не отменяет мою мысль о том, что армия не готова к большой войне и власти судорожно формируют необеспеченные ни мат.ресурсами ни людьми Мехкорпуса. А всё это с целью внушить немцам мысль, что Красная армия очень сильна. Своеобразный блеф или можно сказать восточная хитрость. Вот смотрите, до 1941 года в РККА было девять Мехкорпусов, и они были ещё недоукомплектованы, но в марте 41 года, вопреки любой логике Сталин утверждает план формирования ещё 21-го Мехкорпуса. Начали создаваться не только новые Мехкорпуса, но и такие формирования, как ПТАБРы. Такой шаг можно объяснить только одним - византийской хитростью с целью обмануть Гитлера. Наверняка было сделано всё, чтобы номера и места дислокации Мехкорпусов, стали известны Берлину. С военной точки зрения формирование новых Мехкорпусов, совершенно дурацкое решение, ведь если уже имеющиеся девять Мехкорпусов укомплектовать по штату, то они по числу бронемашин в два с лишним раза превзошли бы танковые войска Германии и могли решить исход любого сражения.
   - Я был командиром одного из ПТАБров. Если бы не это дурацкое по вашим словам решение, противотанковую бригаду не начали бы формировать и тогда мы бы здесь не сидели, а драпали сломя голову к Минску, или может быть даже и к Москве. По моему мнению, совершенно верное решение, только оно запоздало. Нужно было его принимать на полгодика раньше и тогда все бы ПТАБры успели получить матчасть и обучить бойцов, как говориться держать удар.
   - Если бы, да как бы, а ресурсы где брать на все новые подразделения?
  Борис Михайлович мне рассказал об истории создания и боевых действиях 7-го ПТАБРа. Впечатляет! Но в данном случае, бригаде повезло, что именно вас назначили её командиром. И то, что смогли, пробить назначение на командирские должности таких замечательных людей, как тот же Пителин, Сомов или Курочкин и ещё вам удалось совершить буквально чудо - обеспечить свою бригаду материально-техническими ресурсами. И в наших условиях это действительно чудо - вырвать положенный тебе кусок, не дав его размазать по множеству формируемых частей. Но суть не в этом, а в том, что вся эта византийская уловка не достигла своих целей. Наоборот гитлеровцы, получив данные о формирующихся Мехкорпусах, переходе промышленности на военные рельсы - ужаснулись в какого монстра может превратится Красная армия и решили ударить пока она находится в стадии строительства.
   - Но мы же были, можно сказать друзьями Германии и не собирались на них нападать. Ясно же - нам бы со своими проблемами разобраться, а не заваливать себя новыми. Да и Германии на кой чёрт нужна война на два фронта - мало им что ли было Первой Мировой?
   - Это советским людям ясно, а фашистам нет. У них вся идеология на экспансии строится. На превосходстве арийцев над другими, а это значит и то, что все ресурсы планеты должны, принадлежать только им. А какая страна имеет самые большие запасы сырья - конечно СССР. Так что нападение Германии на СССР было неизбежно. Наше руководство это прекрасно понимало, поэтому судорожно пыталось модернизировать армию. Что-то сделать, конечно, удалось, например, разработать танки Т-34 и КВ, а со многими вещами мы завязли. Вот и приходилось заниматься блефом, непомерно раздувать армию, создавая дутые Мехкорпуса, вооружая их не новейшими танками, а техникой вчерашнего дня и зачастую откровенным металлоломом. Кадры спешно переучивали из других родов войск, что не лучшим образом сказывалось на уровне новоиспеченных экипажей, получивших мизерную практику эксплуатации танков. Для этого процесса были задействованы оставшиеся танковые бригады, и некоторые кавдивизии (так 27-й МК создавался на базе 19-й КД). Но, если вчерашние артиллеристы, связисты и шофера все же с грехом пополам годились на роль наводчиков и механиков-водителей, то на руководящие должности назначать было просто некого . Командирские навыки, опыт и ответственность выковывались многолетней практикой, и в канун войны во многих штабах остались неукомплектованными даже ведущие отделы, включая оперативные и разведывательные (например в 15, 16, 19 и 22-м мехкорпусах).
   - Интерпретация причин формирования новых Мехкорпусов, конечно интересная, но зачем же чесать левое ухо правой рукой. Не проще ли, если руководство так боялось нападения Германии, укреплять УРы, обеспечивая их полноценным наполнением войсками. Заполненные войсками УРы стали бы непреодолимым препятствием для фашистов. Разреженное построение армий особых округов привело к сравнительно быстрому прорыву немцами обороны на направлениях главных ударов.
   - Ваши слова, в общем, то правильные, но горизонт их правильности ограничивается годом, ну может быть двумя. Сталин мыслит же более обширными горизонтами - десятилетиями вперёд. Как я вам уже говорил, нападение Германии на СССР было неизбежно, и война с Гитлеровской вотчиной в любом случае бы произошла. Но мысль была отдалить это событие, накачать мускулы, а потом ударить в тыл, по занятой Англией, немецкой военной машине. А для этого естественно нужны мощные механизированные соединения. Вот для этих задач и формировалось столько Мехкорпусов. В течение года-двух они должны были набрать силу и стать мощным аргументом в разборках между фашизмом и коммунизмом. Для полного укомплектования новых мехкорпусов требуется 16,6 тысяч танков только новых типов, а всего около 32 тысяч танков. Кроме насыщения техникой нужно и обучить людей, не только использованию оружия, но и боевому взаимодействию. К сожалению, у нас нет кадрового резерва, поскольку до 1939 года как такового призыва на действительную военную службу не было. Лица, достигшие призывного возраста, проходили лишь кратковременные военные сборы. Вот теперь и приходится начинать обучение людей, практически с нуля. Поэтому я и говорю, что только через год-два Мехкорпуса станут боеспособными, а пока это скопище людей одетых в военную форму плохо владеющих вооружением и техникой.
   - Да..., как обычно в России бывает, власть предержащие доказывают, что всё они делали правильно, но вот только времени для того чтобы их гениальные задумки заработали, не хватило. Коварные враги помешали раскрыться великому стратегическому плану Генштаба. Стреляться нужно авторам таких проколов, а они, если конечно мы выживем, через несколько лет будут на белом коне. И опять начнут плести свои гениальные задумки и интриги, громко крича при этом, что их планы единственно правильные, а кто их не придерживается, тот враг народа.
   - Ваша ирония понятна, но мы действительно все стали жертвой непонятной большинству людей политики и жуткой недооценки противника. Поверьте мне, никто из генералов даже и не предполагал, какая мощь обрушится на СССР. Если даже и готовились к войне, то ошибочно считалось, что в начале конфликта обе стороны будут вводить силы ограниченным составом. Над нашим генералитетом всё-таки довлел опыт Финской войны.
   - Да, тут вы правы. Я сам с этим сталкивался, когда учился ещё в академии. Кому я только не доказывал, что Германия собирается напасть на СССР и это будет не просто локальный конфликт, как в случае с Финляндией, а грядёт тотальная война на уничтожение. Не верили, но, правда, выслушивали все, а материалы, которые я предоставил самому Сталину, он посчитал подсунутой мне английской дезинформацией. Но Сталин человек умный и всё-таки, по-видимому, допускал вероятность начала военных действий между Германией и СССР, поэтому способствовал тому, чтобы меня назначили командиром бригады и направили в Белостокский выступ. Наверное, посчитал, что если война всё-таки начнётся, то этот Белостокский выступ станет самой проблемной точкой обороны на всём протяжении западной границы и человеку, выступающему за войну с Германией тут самое место. Ну что же вождь оказался прав и моё место именно здесь.
   Услышав про Белостокский выступ, полковник Леонов оживился, наверное, почувствовал, что именно этот район меня больше всего интересует и начал пространно рассуждать о планах прикрытия Западного Особого округа и главное внимание уделил району прикрытия Љ2 - Белостокскому. Как будто я хуже него знал об этом плане и о районе прикрытия. Когда он начал говорить, что в случае прорыва крупных мотомехсил противника с фронта Остроленка, Малкиня-Гурна на Белосток 6-й кав. корпус с 7 ПТАБР выбрасывается на р. Нарев, на фронт Тыкоцин, Сураж, дверь в купе Пителина распахнулась, и на входе возник посыльный в форме железнодорожных войск НКВД. Он явно очень спешил что-то сообщить, поэтому, даже не отдышавшись, обратился ко мне, хрипя:
   - Товарищ генерал, вас срочно вызывают в радиорубку бронепоезда! Через пять минут штабом фронта, приказано установить связь с Минском. На линии будет генерал армии Жуков.
   Услышав это, я не очень удивился - предполагал, что известие о разгроме 7-й танковой дивизии немцев уже достигла центра, и штаб фронта обязательно будет пытаться связаться со мной. Не зря же над полем боя у Сокулок кружил самолёт-разведчик из дивизии Черных, наверняка делал аэрофотоснимки. А зная генерала, можно быть уверенным, что тот срочно отправит их в Москву. Так что я, молча, поднялся, чтобы идти в радиорубку бронепоезда, но тут мой взгляд упал на Московского полковника и я чуть не зашёлся в хохоте. Зрелище действительно было забавное - Леонов сидел, выпучив глаза с открытым ртом. Посыльный, своим появлением прервал его на полуслове, а весть что с его собутыльником хочет переговорить сам начальник Генерального штаба, повергло обычного сотрудника этого ведомства в своеобразный ступор. Мой начальник штаба, смотрелся тоже несколько растерянным. Всё-таки старые служаки терялись, когда неожиданно возникал даже образ большого начальника.
   До радиорубки бронепоезда стоящего на параллельных путях штабного эшелона, было - недалеко минуты две три неспешного шага. Поэтому я особо не дёргался, а целую минуту разъяснял Пителину какие документы ему нужно найти и захватив их тоже подойти в радиорубку. После этого, обращаясь уже к Леонову, произнёс:
   - Всё товарищ полковник, посиделки наши закончились. Война, мать её, с умным человеком пообщаться не даёт. Вы нас не ждите, а идите отдыхать в спальный вагон, ординарец Борис Михайловича вас проводит. И советую хоть немного поспать, может начаться такая котовасия, что уже будет не до этого. Примета верная - если начальство обратило на твои действия свой взор, то жди новых заданий и естественно начинается суета и дёрганье.
   Пожав на прощание руку полковнику Леонову, я повернулся и быстрым шагом направился в радиоузел бронепоезда.
   Даже перемещаясь достаточно быстро, я не зациклился на движении, а начал разрабатывать модель разговора с начальником Генштаба в предстоящем сеансе связи. Что докладывать Жукову, говорить ли о планируемом наступлении в сторону Варшавы? Уже спрыгнув из вагона оперативного отдела моего штаба, решил ничего не говорить начальнику Генштаба о предстоящем наступлении. Вдруг он отменит эту безумную затею. Большие начальники в Москве, даже и не предполагают в каком состоянии сейчас войска в Белостокском выступе. Это и к лучшему, потому что если бы узнали, то вообще лишились бы сна. Можно сказать 10-й армии как реальной силы, кроме конечно моего корпуса в Белостокском выступе уже не осталось. И всё это вследствие немецких бомбардировок и расползающегося бардака, когда днём с огнем невозможно было найти старших командиров, которые могли бы навести порядок. У большинства военнослужащих, да и у работников советских учреждений в голове было только одно - прорываться любым путём на восток. Где как они думали, царит порядок и наверняка к Минску подтягиваются свежие дивизии, а обескровленные в боях у границы пополняются людьми, боеприпасами и довооружаются. И этот миф был чрезвычайно устойчив и начал расползаться даже среди бойцов и командиров моего корпуса.
   Только благодаря успеху под Сокулками, а главное подготовке к наступлению и развёртыванию в подразделениях пропаганде, под общим лозунгом - даёшь Варшаву, удавалось сдерживать стремление людей пробиваться на соединение с главными силами Красной Армии. Но, убери этот лозунг, прекрати подготовку к наступлению и люди, почувствовав себя обманутыми, поддадутся общему настроению. А это будет катастрофа и единственный островок относительного порядка (мой корпус) растворится в море бардака. Я-то это понимал, а там, в Москве вряд ли. И из-за своего непонимания могут приказать естественную с точки зрения профессионального военного вещь - вместо сомнительного со всех точек зрения удара на запад, действия по деблокировки Белостокского котла. А это, по моемому мнению делать было ни в коем случае нельзя. Интуиция человека из параллельной реальности, много значила в моих убеждениях и прямо влияла на действия, которые я предпринимал.
   Когда я начал подниматься в вагон бронепоезда, где располагался радиоузел, в моей голове сложилась схема, которой я буду придерживаться в разговоре с генералом армии Жуковым.
  
   Глава 8
  
   В радиоузел я вошёл ровно через пять минут после того как посыльный меня туда вызвал, но связь с Минском радистам установить пока не удавалось. В ожидании я уселся на табуретку возле устанавливающего связь сержанта, и опять мои мысли начали блуждать вокруг предстоящего разговора с начальником Генштаба Жуковым. Но теперь разговор начал меня интересовать с совершенно неожиданной стороны. Не с точки зрения получения руководящих указаний, которые я, в общем-то, ожидал, и не с точки зрения получения консультации у более опытного старшего товарища. Что на самом деле мечтал добиться в предстоящем сеансе связи, а то, что наш разговор наверняка будет прослушиваться немецкой стороной. А все кодовые слова, картографические таблицы и используемые для переговоров в военное время фамилии, звания и номера частей, с подачи того же Пугачёва известны фашистам. Как только я об этом подумал, желание разговаривать с Жуковым у меня совсем пропало. Но генералу армии не откажешь в общении, не скажешь ему, что не хочешь с ним разговаривать. Да и не обманешь, подсовывая липовые данные - вдруг он всё это воспримет всерьёз и на основании неверной информации Генштаб начнёт планировать действия всей Красной Армии. Что же делать, как вырулить из такой непростой ситуации? В голове начался полный сумбур - возникающие, казалось бы, правильные мысли, тут же отбрасывались из-за невозможности их реализации. Не могли мы с генералом армии мыслить похожими образами, и он не Пителин и не поймёт моих намёков.
   Не знаю, сколько я так сидел, перебирая разные варианты, но когда связь была всё-таки установлена, я так и не придумал, как обмануть немецкую прослушку. Поэтому когда в наушниках, который мне передал командир радиорубки, раздался голос Георгия Константиновича, я рубанул то, что пришло в этот момент в голову:
   - Крёстный, я рад вас слышать! Но кроме меня рады нашему сеансу и земляки Кремера (этот немец преподавал в академии и я знал, что он учил и Жукова). Они получили томик цитат Бакирева (человек из особого отдела Генштаба у которого я получал секретные кодовые таблицы и шифры), поэтому их не удивит ваш юмор и идиомы.
   Жуков от неожиданности, довольно долго молчал, потом матюгнулся, громко кому-то что-то крикнул принести, и только после этого произнёс:
   - Ну, ты даёшь крестник! Тебе у Меркулова пахать надо, а не тракторами управлять. Ладно..., тогда посылай за своим счетоводом Пителиным, у него колхозный гроссбух должен быть, по нему сальдо и другие ваши показатели будем сводить.
   Как я понял, Жуков предлагал использовать Генштабовские коды, которые действительно у Пителина были. Но они имелись и у штаба 11-го Мехкорпуса, а начальник разведотдела этого корпуса Пугачёв, вполне мог их заполучить и передать немцам. Казалось бы безвыходная ситуация, но тут у меня мелькнула мысль, что нужно действовать так же как обычно я общался с Пителиным - сеанс связи не больше пяти минут и после этого менять частоту. И при разговоре никаких армейских шифров не использовать, так как именно кодовые слова больше всего привлекают немцев сканирующих радиоэфир. Наверняка простые армейские специалисты, прослушивающие радиоэфир, не ассы этого дела, да и русский язык, вряд ли знают в совершенстве, поэтому реагируют только на слова, которые написаны у них в методичке. Ассы прослушивают серьёзные каналы связи - армейские или фронтовые. Вот и надо воспользоваться каналами, которые прослушиваются только рядовыми связистами. Все эти мысли промелькнули в голове молниеносно, Жуков вряд ли почувствовал заминку в разговоре - только он мне предложил воспользоваться штабным журналом кодов, как я ему тут же ответил:
   - Так 11-я тракторная бригада взяла этот гроссбух у Пителина. Я предлагаю, чтобы не обижать земляков Кремера, по рации запросить данные у 20-й, 23-й и 27-й бригады. Максимум пять минут на каждую бригаду, и я смогу полностью отчитаться перед обкомом.
   Жуков человек умный, битый жизнью и сразу понял, что я хотел сказать, поэтому тут же ответил:
   - Тебя понял, действуй! Ты этих бригадиров сам пропесочь и пригрози, что если всё зерно не эвакуируют, то в обкоме им голову отвинтят. Всё Юра до связи - жду отчётов!
   Сеанс связи прервался, и я тут же начал давать инструкции командиру радиорубки и связисту, занимающемуся непосредственно радиостанцией. Поставил задачу установить связь и удерживать её не более пяти минут, сначала по 20-му каналу, затем по 23-му, следующий частотный диапазон - 27-й. Потом перерыв 5-10 минут и повтор этой карусели - пока не прикажу заканчивать эти сеансы связи с Минском. О том, что могут быть перебои с радиосвязью, я даже и не думал - ведь Жуков в Минске пользовался тоже сверхмощной радиостанцией.
   Пока радисты колдовали, устанавливая связь, я анализировал свои действия - правильно ли я делаю, что не хочу пользоваться штабными кодами? Ведь это лично мои домыслы, что немцам они известны. Да..., наверняка заразился паранойей от Михалыча! Остаётся только потребовать, чтобы генерал армии Жуков назвал свой пароль, тогда точно у меня развилась Пителинская подозрительность. Ладно, лучше быть подозрительным занудой, но живым, чем лёгким в общении человеком, но мёртвым. Только я так подумал, как радист установил связь по 20-му каналу.
   Услышав в наушниках голос Жукова, я тут же пренебрегая всякой шифровкой и условным обозначением Жукова, как Иван Ивановичем Сидоровым, отрапортовал в микрофон:
   - Здравия желаю Георгий Константинович! Думаю, минут пять немцы нас слушать не будут.
   - Здравствуй Юрий Филиппович! Ты я смотрю, как звездочки получил, конспиратором стал.
   - Куда деваться товарищ Сидоров(позывной Жукова) - хочешь жить, умей маскировать свои действия.
   - Ладно, не будем терять время на показ своего остроумия. Докладывай, что у вас там творится?
   - Положение очень тяжёлое - как вы, наверное, знаете, немцы захватили Слоним и этим они захлопнули крышку котла. Теперь 6-й Мехкорпус в Белостокском котле и этим всё сказано. Инфраструктура 10-й армии полностью разрушена, проводной связи нет, небо под контролем люфтваффе, централизованное снабжение отсутствует. Самая большая беда в том, что нет единого руководства. Поэтому в принципе ещё боеспособные подразделения, с боями отходящие от границы, не знают какие задачи им нужно выполнять. Дергаются, конечно, расходуя последние боеприпасы и топливо, но это не бесконечно. Без снабжения, эти части вскоре будут вынуждены, уничтожив собственное тяжёлое вооружение, пытаться лесами выйти из котла. Но я считаю, что при господстве немцев в воздухе и наличию по периметру котла многочисленных моторизованных подразделений вермахта, это невозможно. Прорвутся единицы и то это будут изможденные люди, которым потребуется длительная реабилитация.
   - Да..., не готовы мы оказались к войне! Но люди нам не простят, если сейчас будем сокрушаться и пускать слюни! Нужно превозмочь себя и всё сделать, чтобы остановить фашистов. Могу сказать, что в тебе крестник я не ошибся - действия 7-го ПТАБРа выше всяких похвал, да и после назначения Черкасова командиром 6-го Мехкорпуса, это соединение воюет отлично. Болдин с КМГ всё просрал, а генерал Черкасов имея всего лишь один Мехкорпус, каким-то образом сумел выполнить Директиву Љ3. Сувалки взяты, контратака немцев отбита - танки Гота застряли в Литве. Ты даже не представляешь, как действия твоего корпуса смогли облегчить положение наших частей в Прибалтике. После начала войны они откровенно драпали, а когда ты взял Сувалки, немцы весьма сильно замедлили своё наступление и наши части начали приходить в себя. Конечно, там всё далеко от идеала но, по крайней мере, возвращается управляемость войсками. А Кузнецов вообще поёт дифирамбы хозяину о твоих действиях - говорит, что если бы немцам удалось захватить Прибалтику, то пришлось бы затопить все корабли Балтийского флота. Ну, что захвалил я тебя?
   - Никак нет, товарищ генерал армии, только заставили задуматься. Просто так начальство не хвалит - значит, хочет поручить что-то нужное ему и трудновыполнимое.
   - В чём-то ты прав, но прежде всего это оценка твоей деятельности. Могу сказать, что сам товарищ Иванов (позывной Сталина), очень высоко оценивает операцию по взятию Сувалок. Аэрофотоснимки захваченного 6-м Мехкорпусом города и снимки поля боя под Сокулками, хозяин теперь раздаёт всем приглашённым к нему на совещания. Он даже послам Англии и Америки, презентовал по несколько, самых эффектных фотографий. Но дело конечно не в этом, а в том, что Хозяином подписан приказ о назначении генерал-майора Черкасова Юрия Филипповича командующим 10-й армии. Поздравляю, товарищ командарм!
   Я был ошеломлён словами Жукова. Что-что, а такого поворота событий я не ожидал. Поэтому на мгновение, потеряв контроль над собой, машинально спросил:
   - А Голубев, с Голубевым то что?
  Жуков, слегка замешкавшись, жёстким тоном, ответил:
   - Голубев, за развал 10-й армии, лишён должности и арестован. Сейчас проводится следствие, по окончанию которого, он предстанет перед трибуналом.
  Потом более мягким тоном генерал армии продолжил:
   - Но разговор не о нём, с его судьбой следствие разберётся, а о том, как возродить 10-ю армию. Понимаю, что эта задача в нынешних условиях архисложная, а может быть вообще невыполнимая. Поэтому никто тебя не будет осуждать, если остатки 10-й армии, под твоим командованием будут прорываться на восток, для воссоединения с основными силами Красной Армии. Формально, я даю тебе разрешение на отступление, не приказ, а именно разрешение.
   Витиевато говорил Жуков. И я сразу же подумал, - жёсткий, решительный мужик, а выражается как какая-нибудь размазня - хочешь, делай это, хочешь то. Неспроста это, что-то он от меня очень хочет добиться". Но я даже намёком не выразил то, что раскусил его игру, а притворился простаком и задал закономерный для такого человека вопрос:
   - Куда и как прорываться? Немцы взяли Слоним и перерезали единственную ведущую из Белостокского выступа трассу. Лесными дорогами не реально, они все упираются в реку Шару, а там если остались уцелевшие мосты, то они настолько хлипкие, что выдержат максимум не очень загруженную повозку. Значит, сапёрам придётся наводить переправы, а при господстве немцев в воздухе, наведенные мосты окажутся под непрерывными бомбовыми ударами. Технику и тяжёлое вооружение вывезти не удастся, потери личного состава будут колоссальны, да и у выживших моральное состояние упадёт ниже плинтуса. И это уже будут не бойцы, а помятые жизнью пораженцы.
   - В общем-то, ты реально смотришь на вещи. Примерно по этому сценарию и выходили, по приказу Голубева некоторые части 10-й армии. На реке Шара потрепали их крепко - хорошо, если каждый третий прорвался за старую границу. Но ты имеешь некоторые преимущества перед ними - у тебя имеется 6-й Мехкорпус, а ему по силам выбить немцев из Слонима, оседлать шоссе и обеспечить выход других частей 10-й армии из котла.
   - Георгий Константинович, вы даже не представляете, что творилось на участке шоссе между Волковыском и Слонимом, несколько дней назад. Я там смог проехать только благодаря тому, что дорогу пробивали три тяжёлых танка КВ по-другому там двигаться невозможно. Сплошной стеной стоит разбомбленная техника - вид этого участка шоссе ужасающий. Но это ладно, танки КВ у нас есть и, в конце концов, дорогу пробить мы сможем, но потом упрёмся в жёсткую немецкую оборону насыщенную противотанковыми 50 мм. и зенитными 88 мм. пушками. Даже КВ не смогут пробиться через такую оборону, а обойти немцев в тех местах нет никакой возможности, рельеф местности не позволяет. Придётся переть в лоб на заранее подготовленные противотанковые позиции. Получится ещё хуже, чем при штурме посёлка Кузницы, когда 6-й Мехкорпус тормознула всего лишь обычная пехотная дивизия вермахта. А под Слонимом наверняка будет элита немецкой армии. Ведь генералы вермахта понимают значение Слонима и очевидность того, что на его штурм русские бросят свои лучшие танки и последние резервы. Ко всем этим проблемам, нужно ещё добавить бомбовые удары по нашим колоннам и местам сосредоточения сил перед атаками. Смешанная авиадивизия Черных обескровлена непрерывными воздушными боями с самолётами люфтваффе и не сможет обеспечить воздушного прикрытия.
   - Примерно то же самое, я говорил верховному главнокомандующему - кстати, им стал товарищ Иванов, а меня назначили одним из его заместителей. Так что я теперь не начальник Генштаба, а непонятно кто - можно сказать генерал по особым поручениям хозяина, а проще сказать затычка которой заделывают пробоины в днище корабля. Шучу, конечно, но в каждой шутке есть доля правды. Но суть не в этом, а в том, что Иванов, после ареста Виноградова собирался отдать приказ уцелевшим частям 10-й армии, о прорыве из Белостокского котла. Нужно укреплять оборону Минска, а боеспособных частей для этого крайне не хватает. Но я убедил его, что прорвавшиеся части будут сильно обескровлены и к тому же без тяжёлого вооружения. Они гораздо больше отвлекают силы вермахта, находясь в тылу у немцев чем, если будут стоять в обороне, пытаясь одними винтовками и гранатами сдержать танки и хорошо вооружённые моторизованные части фашистов. Хозяин вроде бы воспринял мои аргументы, поэтому я тебе даю не приказ, а разрешение оставить занимаемые позиции и попытаться прорваться из котла.
   Меня из всех слов Жукова заинтересовала информация о изменениях в структуре управления. Надо же - Сталин верховный главнокомандующий! А интересно, какое звание он себе присвоил? Но такой вопрос задавать было нельзя, поэтому я спросил о назначении, которое меня тоже заинтересовало:
   - Георгий Константинович, а кто же теперь начальник Генерального штаба?
   - Генерал Шапошников. Очень опытный и грамотный в военном отношении человек. Всю жизнь он посвятил служению отечеству. Теперь думаю, тех ошибок на штабной работе, которые допускал я, не будет. Всё-таки Жуков не штабной работник, а боевой командир. Вот как боевой командир я и хочу, к тебе обратиться. Как я понял из нашего разговора, ты опасаешься прорываться из котла в районе Слонима, ну так ударь в другом месте, где нет этих кошмарных лесов, речушек и болот. Понятно, что к месту вашего удара, немцы смогут быстро подтянуть моторизованные части и вам будет очень трудно противостоять напору дивизий первого эшелона вермахта. Но вы там будете обороняться, а не наступать на заранее подготовленные позиции неприятеля. И даже с воздуха вас в окопах, будет очень трудно зацепить. Скажу прямо генерал, таким ударом, вы не просто поможете истекающей кровью Красной армии, но отвлекая мобильные силы немцев на себя, вы спасёте множество жизней мирных советских людей и такие города как Минск и Киев.
   - Как Киев? Он же находится очень далеко от нас в полосе Юго-западного фронта. Киевский особый округ, был самым мощным из всех округов. В нём же было больше всего дивизий и Мехкорпусов.
   - Да вот так товарищ Черкасов. Трещит по швам весь Юго-западный фронт. Как обычно у нас бывает, война пришла неожиданно и не дала закончить весь комплекс оборонительных мероприятий. А почему я думаю, что ваша контратака всеми имеющимися силами замедлит продвижение гитлеровцев? Так прецедент уже имеется - взятие Сувалок замедлил продвижение вермахта в Прибалтике. Танковая группа Гота встала и в некоторых местах даже попятилась. Наши армии, смогли хотя бы вздохнуть и перегруппироваться. Вот я и надеюсь, что удар вашей армии заставит немцев, снять с Киевского направления хотя бы несколько моторизованных соединений.
   Ещё в процессе речи Жукова, мне жутко хотелось перебить его, объявив - да мы завтра начинаем наступление, не нужно ничего объяснять и уговаривать, я и так всё понимаю. Но привычка себя контролировать, чтобы не дай Бог собеседник не заподозрил Черкасова в том, что он не тот человек, за которого себя выдаёт, заставил сдержать свой порыв. Так же во мне проснулся и шкурный интерес, и я подумал - "если в Москве происходит раздача таких должностей как командарм, то грех этим не воспользоваться. Жуков, да и тот же Сталин будут считать, что наступление 10-я армия начала после их просьбы и естественно они будут лично мне благодарны. А это большое дело, тут можно новые петлицы готовить. Вот Нинка то будет рада - зацелует же бестия до беспамятства". Жуков между тем продолжал развивать свою мысль о контрударе 10-й армии и как бы в унисон с моими мыслями прозвучало:
   - Юрий Филиппович, ты должен понимать и то, что если 10-я армия проявит себя в это тяжёлое для страны время, то не за горами присвоение тебе звания генерал-лейтенанта. Сейчас пока хозяин относится к этому настороженно, но если наступление состоится, то считай третья звёздочка в петлице уже у тебя в кармане. Но самое главное, конечно, не это, а то множество людей, которые благодаря решительным действиям 10-й армии, останутся живы.
   "Да...", - подумалось мне, - "видно Юго-западному фронту действительно тяжело, если Жуков уговаривает наступать, казалось бы, разбитую армию. Естественно я всё сделаю, чтобы немцы затормозили и на юго-западном направлении, а удар на Варшаву думаю, заставит гитлеровцев остановить наступления по всем фронтам и в спешном порядке собирать боеспособные соединения, чтобы перебросить их к Польской столице. Жуков человек конечно умный, но он не жил в другой реальности и не знает немцев как я. Напрямую я ему ничего объяснить не смогу, поэтому нужно каким-то образом логично обосновать, что удар на запад не менее действенный, чем контратака по флангу наступающих гитлеровцев. И не нужно ему говорить, что наступление, в общем-то, подготовлено. Пусть думают, как Жуков, так и Сталин, что именно по их предложению Черкасов повёл армию в наступление. Если действия будут неудачные (а от немцев можно ожидать любых каверз и мощных контратак), то эти государственные мужи, должны чувствовать свою вину в том, что заставили неподготовленную армию начать безумное наступление". Как обычно бывало в напряжённых ситуациях, мысли сновали в голове с громадной скоростью и пока Жуков говорил, я успел продумать и свой ответ и то, что хочу добиться от генерала армии. Поэтому без всякой задержки на обдумывания своей позиции, как будто спонтанно я ответил:
   - Понял вас Георгий Константинович, сделаю всё, чтобы выполнить ваше поручение. Вот только сил у 10-й армии маловато и самые большие беды это связь и немецкое господство в воздухе. Поэтому привлечь к операции имеющиеся, пусть даже и обескровленные части, весьма затруднительно. Будем конечно рассылать делегатов связи на мототехнике, но немецкие самолёты гоняются даже за отдельными мотоциклами, не говоря уже о бронеавтомобилях. Из-за господства немцев в воздухе, большие потери можно ожидать и при передислокации частей к месту проведения операции. Только в ночное время, можно более менее безболезненно перевезти людей, технику и необходимые для наступления боеприпасы. А плечо переброски частей до южного фланга, очень большое и рокадных дорог мало, при этом они забиты разбомбленной ранее техникой. Да и реку Нарев придётся форсировать по наведённым мостам - стационарные все уничтожены. К тому же топлива очень мало - централизованных поставок нет, приходится реквизировать его у гражданских предприятий, а здесь в Белостокской области их немного. Таким образом, используя и гужевой транспорт, можно сосредоточить необходимую для наступления группировку, не ранее чем через неделю. И не факт, что всё это время, немцы будут безропотно ожидать, когда русские накопят силы чтобы начать мощную контратаку. Если только капкан в тех местах подготовят, тогда могут и подождать, пока кабанчик жирок нагуляет.
   - Да...! Во всём ты прав Филиппович, не будут немцы ничего ждать, а устроят такую баню, что хорошо, если каждый десятый сможет пойти в атаку. Но положение критическое и если немцы будут также напирать и не перебросят с Юго-западного направления хотя бы пару моторизованных дивизий на другой театр действий, произойдёт катастрофа. Фронт рухнет, Киев придётся сдать, и неизвестно где после этого мы сможем зацепиться.
   После этих слов Жукова, радист отключил рацию, пятиминутка разговора закончилась, и следовало переходить на новую частоту. Я автоматически глянул на свой трофейный, швейцарский хронометр, мы перебрали в этом сеансе связи восемнадцать секунд. По-видимому, радист нервничал и испугался прерывать фразу генерала армии. Я не стал делать замечание радисту, ведь всё остальное ребята делали отлично, а мелкие огрехи бывают у каждого, особенно когда над душой висит большое начальство. Да и я сам был не безгрешен, разговаривая по рации с Пителеным, довольно часто нарушал, установленный мною же пятиминутный лимит нахождения в радиоэфире. И не на секунды, а бывало даже на минуты. Хотя во время этих сеансов связи, я буквально кожей чувствовал, когда пять минут истекают и нужно прекращать разговор. Вот как сейчас чувствовал, что висим уже в эфире довольно долго и специально под конец сеанса связи ничего важного Жукову не говорил. Мало ли, вдруг нас прослушивают высококлассные специалисты, которые вышли на эти радиочастоты очень быстро. Как мне рассказывали наши специалисты ещё, когда я учился в академии, быстрее 4-5 минут практически невозможно выйти на частоты, на которых ведутся даже важные переговоры (конечно если ты не знаешь список частот, на которых могут вестись эти разговоры). Вот сейчас я и закладывался на то, что немцы могли выйти на нашу частоту за четыре минуты. Про то, что наступать нужно строго на запад я собирался сказать в начале пятиминутки. А если немцы всё-таки вышли на наш разговор, пускай думают, что русские будут наступать в Южном направлении.
   Поэтому, когда сеанс связи возобновился, я, можно сказать, взял быка за рога, сразу же, без предварительных разговоров, предложил:
   - Георгий Константинович, я вот тут посидел, пока не было связи, подумал и пришёл к выводу, что мы можем хоть завтра начать наступление в направлении Замброва и Ломжи. Сейчас в районе Хороща дислоцирована 4-я танковая дивизия. Неподалёку у моста через реку Нарев и вдоль трассы Ломжа-Белосток сосредоточены 312 и 319 гаубичные артполки РГК, за ночь подтянем туда ещё части, с которыми у меня имеется радиосвязь и днём можно ударить по фашистам. Если же всё-таки будет решение перейти в контратаку на Южном направлении, то соединения 10-й армии, смогут это сделать не ранее чем через неделю - да и то если под ударами немцев армия как таковая сохранится.
  Жуков по моемому удивился моему предложению, по крайней мере, судя по голосу это было именно так. К тому же его удивление выдало и восклицание:
   - Завтра! На Ломжу! Интересно девки пляшут...! Четвёртая танковая дивизия дислоцирована в Хороще! Ну, ты даёшь Черкасов! А кто же тогда 7-ю танковую дивизию немцев дербанил, ведь дивизия Борзилова занята Сувалками?
   - Седьмой ПТАБР и некоторые подразделения 6-го Мехкорпуса!
   - Да...! Ты просто каких-то богатырей воспитал в седьмой бригаде - сначала 47-й моторизованный корпус немцев раздолбили под ноль, затем 7-ю танковую дивизию заставили бежать. Поразительно просто - теперь понятно почему, ты с такой настойчивостью пытаешься протолкнуть своих сослуживцев по бригаде, на более высокие должности. Никакое это не кумовство, как пытаются напеть хозяину довольно уважаемые товарищи - это поддержание боевой слаженности, что очень похвально. Когда встречусь с товарищем Ивановым, я полностью поддержу твои кадровые предложения.
  И мы приступили с генералом армии к обсуждению моих кадровых предложений по комплектации командного состава 10-й армии. Первое же моё предложение, слегка удивило Жукова, на его вопрос:
   - Кого ты предлагаешь назначить командиром 6-го Мехкорпуса вместо себя.
  Наверное, генерал армии думал, что я предложу, кого-нибудь из служивших в 7-м ПТАБРе, а я ответил:
   - Генерала Борзилова, а вместо него назначить командиром 7-й танковой дивизии майора Тяпкина. Сейчас он командует 13-м танковым полком, но вполне потянет и дивизию. Конечно, звание ему нужно повысить, он это заслужил - именно его полк взял Сувалки.
   Мои дальнейшие кадровые предложения удивления Жукова не вызывали. Да и предлагал я не очень много, всё равно ведь действующих частей в Белостокском выступе практически не осталось, впрочем, как и штаба армии, о чём я не преминул сказать генералу армии. Вот мы и договорились, что управление корпуса, пока будет выполнять функции штаба армии и то, что Борзилов приступит к исполнению обязанностей командира корпуса, когда армия возродится, а пока всё остаётся как есть. Всё это время переговоров, я с напряжением ждал, что решит Жуков по поводу моего предложения о направлении нашего наступления. Но опытный аппаратчик держал паузу и ничего о главной цели вызова на сеанс связи не говорил. Я тоже об этом не упоминал, хотя очень хотелось. Сначала сдерживал себя, так как негоже было подталкивать к решению, человека намного выше тебя по званию (субординация, чёрт её возьми). Ну а потом начал чувствовать, что вторая пятиминутка сеанса связи подходит к концу. Даже стал бояться, что Жуков начнёт говорить о направлении нашего удара. И когда основные кадровые вопросы подошли к концу я чтобы занять время, остающееся до конца этого сеанса связи начал просить оказать помощь армии. А какую помощь Москва могла оказать окружённой армии? Естественно только авиацией. Вот я и начал требовать, чтобы дивизии Черных выделили хотя бы несколько новых истребителей. Мне мягко начали советовать, обходится тем, что имеется в наличие. Тогда я припомнил эскадрилью МИГов которую Черных по требованию Павлова был вынужден направить для воздушного прикрытия Минска в самом начале войны. Так я и не получил никакого ответа Жукова, так как сеанс связи опять был прерван. Очередная пятиминутка закончилась, но в следующем сеансе связи я собирался додавить этот вопрос.
   Время пока не возобновился сеанс связи, я не терял - веселился, можно сказать. А ещё бы не веселиться, это же уникальное зрелище - поражённый Пителин. Он как раз во время второго сеанса связи зашёл в радиоузел с толстой папкой бумаг в руках. Когда я закончил говорить в микрофон, то грозно глянув на Бориса Михайловича, командирским голосом гаркнул, напугав обоих радистов:
   - Что такое, полковник? Почему врываетесь к командарму без стука? И бумаги, почему принесли не в кожаном портфеле?
  Я ещё хотел добавить про не проглаженную гимнастерку и недостаточно отлакированные шпалы в петлицах, но сам не выдержал и расхохотался. А потом начал объяснять Пителину, в чём дело - что я теперь командующий 10-й армией, а он соответственно начальник штаба. Но так как счастье переполняли меня, я стал смешлив и, глядя на изумлённое лицо моего начальника штаба, опять рассмеялся. Но даже в эти минуты довольства и гордости собой, я не забывал, что сейчас опять буду говорить с самим Жуковым, и вообще веселье в такое трагическое для страны время не уместно. Поэтому силой воли подавив свою мальчишескую радость, обращаясь к сержанту-радисту, спросил:
   - Ну что там со связью?
  Тот не отрываясь от пульта радиостанции и не поворачиваясь ко мне, ответил:
   - Сейчас будет товарищ генерал!
   И действительно, практически сразу после слов сержанта-радиста, я услышал голос Жукова. И он говорил довольно приятные для меня, а самое главное конкретные вещи. Наверное, генерал армии, тоже допускал, что нас прослушивают немцы и конкретные вещи нужно говорить в начале разговора, пока вражеские специалисты не вышли на канал связи. Он короткими, рублеными фразами, как будто отдавая приказ, произнёс:
   - Направление главного удара на Замбров и Ломжу утверждаю! Со сроками тоже согласен! Что касается помощи дивизии Черных, Западный фронт её окажет - направит на базовый аэродром 9-й САД, полностью укомплектованную эскадрилью МИГ-3. И ещё на транспортнике прибудут техники и специалисты по немецкому авиационному вооружению. В общем как Черных и ты сегодня просил, подберут специалистов, разбирающихся в мессершмитах. Ты удовлетворён, Черкасов?
   - Так точно, товарищ генерал армии!
   - Добре! Но мы ждём, что завтра твоя армия нанесёт удар по гитлеровцем. Пускай на запад, но даже такой удар надеюсь, заставит немцев подтянуть туда мобильные резервы и это ослабит нажим на юго-западном направлении. А ты генерал хитрец, наверняка заранее подтянул соединения Мехкорпуса в район Хороща. Да и наступление в направлении Варшавы, похоже, готовил. Члену военного совета фронта, который здесь присутствует, его службы сообщили, что в подразделениях 6-го Мехкорпуса, стал очень популярен лозунг - "Даёшь Варшаву". Да и отрядов вооружённых поляков появилось много, про которые командиры сообщают, что это союзники. Ты Филиппович поосторожней там с поляками - народец ещё тот, как бы ни воткнули нож в спину.
   "Вот же чёрт", - подумалось мне, - " даже в котле не скроешься от, вездесущих политорганов". Но вслух я ничего не стал объяснять или оправдываться. Ну, готовил контратаку и что? Это же характеризует Черкасова как инициативного командира, который не сложил лапки перед колосом вермахта, а барахтается даже в котле. А вот сомнения в пользе привлечения поляков, нужно как-то притушить, и я вкладывая в свои слова максимум уверенности, ответил:
   - А куда деваться Георгий Константинович - резервов нет, служб обеспечения нет, органы НКВД и НГБ которые раньше боролись с диверсантами, отсутствуют, так что приходится привлекать местное население. Поляки унижены поражением и многие из них желают расквитаться с немцами. Не вижу причин мешать им в этом деле. К тому же в каждый польский отряд, делегировано по несколько наших представителей, и не только строевых командиров, но и политработников. Поэтому думаю, в спину они нам не ударят, а наоборот эти отряды в дальнейшем станут основой Польской Народной армии, верной союзнице Красной Армии. Сейчас же польские добровольцы взяли на себя охрану тылов армии. Борьба с диверсантами, шпионами и мародерами, ведётся весьма успешно. Могу сказать даже больше - местное население стало относиться к Красной Армии весьма неплохо. Несмотря на то, что сейчас очень тяжело, гражданская власть практически везде самоустранилась, отсутствуют органы НКВД, но анархии и бардака нет, а в городах и сельской местности для наших военнослужащих стало даже безопаснее чем до войны. Бойцы пострадать могут только в результате немецких бомбардировок, но никак из-за нападений польских националистов.
   - Ну, смотри Юрий Филиппович, тебе на месте там виднее, но меня НКГБ предупреждало, что вокруг фашистов сейчас крутится много разных мутных личностей. Есть даже русские и украинцы и наверняка в пособники фашистов пошло много и поляков. Ладно, я тебя предупредил, а ты уже там сам кумекай. Главное, чтобы удар 10-й армии не сорвался, а то совсем плохо на Юго-западном направлении, совсем!
   - Вас понял товарищ генерал армии! Разрешите приступить к подготовке операции.
   - Приступай Юрий Филиппович и помни, просто пшикнуть ты не имеешь права - удар должен быть такой силы, чтобы в генеральном штабе немцев забеспокоились и бросили на ликвидацию вашего прорыва танковые и моторизованные соединения. В идеале бы, не только резервные из группы армий Центр, но и переброшенные из состава группы армий Юг.
   После этих слов Жукова, сеанс связи прекратился и не только потому, что всё уже было сказано, а из-за того, что лимит времени закончился. Как только сеанс связи закончился, я глянул на часы, в этот раз перебор лимита длительности разговора составил 27 секунд.
   ****************
   Если вам нравится роман, и вы желаете прочитать его полностью, то можете принять участие в подписке на это произведение. Редактор непротив, чтобы я платно рассылал роман постоянным читателям, главное чтобы не демпинговал. Цена должна быть не ниже чем в Литресе. Так что желающие могут прочитать этот роман уже сейчас, перечислив на мой счёт не менее 155 рублей. Оплатить можно на: Яндекс - деньги; oleg.kojevnikov Номер счета: 410011037666060. Кроме этого имеется ещё Киви - кошелёк, вот его данные - +7 909-965-42 68
  С уважением Олег Кожевников.
  
Оценка: 5.87*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"