Лисина Александра: другие произведения.

1. Хранитель (Знамение смерти)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Аннотация: "Если бы кто-нибудь сказал младшему хранителю знаний и ближайшему родственнику владыки Темного леса, что его отправят с почти безнадежной миссией в Серые пределы, он бы не поверил. Для темного эльфа - это верная смерть. Но приказ есть приказ, и Линнувиэль лерре Л"аэртэ отправляется в самое жуткое место на Лиаре в надежде, что его не съедят по дороге дикие хмеры, не выпьют досуха вампиры-пересмешники, а хозяин тех мест, когда-то отрекшийся от темноэльфийского престола, не убьет его, как только увидит. Впрочем, Линнувиэль еще не знает, что уговорить лорда Торриэля вернуться в Темный лес - это еще полдела. Гораздо сложнее уцелеть при встрече со Стражами Серых пределов. Вернее, с Гончими... а если уж совсем точно, то с одной-единственной Гончей, встреча с которой может стать для хранителя последней".
    РОМАН ВЫЛОЖЕН НЕ ПОЛНОСТЬЮ.
    Рис. на переплете В.Федорова, 314с.:ил. 7Бц Формат 84х108/32 Тираж 3000экз. ISBN 978-5-9922-2810-6
    Чуть больше текста можно найти тут: ПРОДАМАН.
    РОМАН ВЫШЕЛ В ДЕКАБРЕ 2018г В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ "АЛЬФА-КНИГА".
    Купить на RUFANBOOK
    Купить на Лабиринте
    Купить в Беларуси

  Пролог
  
  Ранним солнечным утром у восточных ворот столицы Интариса царила тишина. Стражники в это время традиционно скучали в караулке, добропорядочные горожане мирно спали. И даже воры, которых в Аккмале водилось немало, старались не выходить на промысел до рассвета, потому что на холодных, насквозь промерзших улицах, еще хранящих следы присутствия Ледяной богини, опасно было появляться даже им.
  Но, как ни странно, именно это неблагополучное время выбрали трое всадников, чтобы покинуть столицу.
  Когда сгустившуюся тишину потревожил звонкий цокот копыт, начальник караула выглянул в окно и, мысленно ругнувшись, с неохотой отворил дверь караулки. В нагретое за ночь помещение тут же ворвался холодный воздух. Образовавшийся за ночь ледок на ступеньках едва не заставил стражника поскользнуться. Но специальные набойки на сапогах уберегли от позора, хотя настроения, разумеется, не добавили.
  При виде ранних гостей начальник караула обреченно вздохнул: и принесла же их нелегкая в такую рань! Нет чтобы до полудня выждать, когда снаружи потеплеет, а недовольно бурчащих парней наконец-то сменят после дежурства. Но тут один из незнакомцев молча протянул подорожную, и бывалый воин моментально подтянулся: на бумаге мелькнула хорошо узнаваемая печать и личная подпись короля Мирдаиса. Тронь таких и костей потом не соберешь, а то и отправишься чистить сточные канавы в Нижнем городе: король, хоть и разменял вчера девятый десяток, все еще был суров. И он ох как не любил промедления с исполнением своих приказов.
  Начальник караула окинул ранних гостей внимательным взглядом и мысленно хмыкнул. Если бы не печать на подорожной, он бы непременно поинтересовался, какая судьба свела вместе огненно-рыжего ланнийца , стройного юношу, чье лицо было надежно закрыто капюшоном, и совсем уж юную девушку, с нескрываемым интересом поглядывающую на мир огромными синими глазищами. Кстати, капюшон она тоже надела, но, в отличие от паренька, не прятала лицо от посторонних взглядов, и стражник мысленно причмокнул, обнаружив, что девчонка оказалась редкостной красавицей.
  Наверное, богатая леди с охраной?
  Хотя нет. Худощавый юнец, восседающий на роскошном вороном, сильным бойцом не выглядел. А вот ланниец смотрелся внушительно. Был он среднего роста, широкоплеч и подтянут, как всякий закаленный воин. В добротной кожаной куртке, распахнутой на груди и потому не скрывающей багровой капельки обязательного для жителя Ланнии охранительного амулета. В простой рубахе и таких же простых штанах, аккуратно заправленных в сапоги из хорошо выделанной кожи. С доброй полудюжиной ножей на поясе и внушающим уважение мечом, притороченным под правую руку. Кстати, гномья работа. Штучная. Точно такая же, как на парных клинках юноши, держащегося чуть позади и с растущим напряжением посматривающего по сторонам.
  Но если нервничающий парнишка не казался опасным, то подозрительно спокойный ланниец выглядел матерым зверем. И он единственный из троицы не носил плаща, а потому начальник караула смог без помех рассмотреть узкое загорелое лицо, хищный прищур карих глаз, твердый, гладко выбритый подбородок. А еще - тончайшую сеточку морщин в уголках глаз, красноречиво свидетельствующую, что ланниец уже немолод. Но, кроме запоминающихся рыжих волос, собранных на затылке в длинный конский хвост, да могучей стати, ничего особо выдающегося в нем не было. Просто хороший воин, один из многих, что бороздят пыльные дороги Интариса в поисках приключений и лучшей доли. Например, телохранителем при богатеньких детках?
  'Гм, а ведь детки действительно богатенькие, ухоженные, - подумал начальник караула, развернув подорожную и принявшись рисовать на ней положенную закорючку. - А фигурка у девчонки и вовсе блеск...'
  На этой неудачной мысли ему не повезло замешкаться и едва не поставить на важный документ жирную кляксу. Но тут рыжеволосый вдруг стремительно наклонился, стальной хваткой ухватил его за руку и, отведя ее в сторону, тихо спросил:
  - Какие-то проблемы?
  Начальник караула на мгновение оцепенел: у незнакомца оказался жуткий взгляд - холодный, неподвижный, пронзающий до самых пяток. Внимательный взгляд опытного убийцы, откуда на разом взмокшего стражника неожиданно пахнуло угрозой.
  - Н-нет, г-господин.
  - Значит, мы можем ехать? - так же тихо уточнил страшноватый ланниец.
  - Д-да, конечно.
  Рыжий удовлетворенно кивнул, забрал подорожную из мелко дрожащих рук, после чего выпрямился, знаком велел молодым подопечным уходить и, только убедившись, что те благополучно миновали ворота, тронулся сам.
  Он неторопливо миновал непонимающе переглядывающихся стражников, с удовольствием вдохнул свежий воздух, которого так не хватало в городе. А оказавшись за пределами столицы, обернулся и с усмешкой бросил тяжелый золотой кругляш - плату за проезд, о которой начальник караула напрочь позабыл. Впрочем, если бы даже и вспомнил, то все равно не рискнул бы ее потребовать, потому что до сих пор не мог отойти от мимолетного шока: этот странный чужак одним взглядом сумел выбить его из колеи. Да и то, как он двигался, казалось невозможным - слишком быстро для живого человека.
  Золотой с глухим стуком упал в дорожную пыль, отчего немолодой страж чуть вздрогнул и, наконец, отмер. Однако еще несколько томительных минут он не мог заставить себя подобрать проклятую монету, будто та была не из золота и не превышала необходимую плату в несколько десятков раз, а выглядела злобным выходцем из нижнего мира.
  В конце концов, он переборол нелепые сомнения, нагнулся и подхватил-таки дурацкую деньгу, машинально отирая ее от пыли. А затем случайно взглянул на чеканку, снова замер, затем издал какой-то невнятный звук и вдруг обессилено опустился на землю, словно из тела кто-то разом вынул все кости.
  Он никогда прежде не видел ничего подобного, потому что деньги в Интарисе всегда выглядели одинаково - с благородным профилем его величества на одной из сторон. Так, как повелел еще король Миррд много веков назад. Эльфы чаще всего пользовались изображением своих любимых рун, а гномы отделывались очертаниями Лунных гор. Но сейчас с новенькой золотой монеты на оторопевшего стража с ухмылкой смотрела здоровенная зверюга, которую лишь с большой натяжкой можно было назвать собакой. Вернее, это была не совсем собака, а очень даже пес. Хищный, непокорный, смертельно опасный. Одним словом, дикий. И он крепко сжимало в зубах искрящуюся огнем семилучевую звезду.
  
  Глава 1
  - Зачем ты это сделал? - проворчал юноша, едва Аккмал скрылся из глаз, а вымощенный каменным тракт завернул в ближайший лесок и уступил место обычной, хотя и хорошо укатанной дороге.
  Рыжеволосый повел широкими плечами и зевнул, незаметно присматривая за окрестностями.
  - Что именно?
  - Отдал им монету Стражей ! Их не так много, чтобы разбрасываться где не следует! И нам, если помнишь, было велено не привлекать внимания!
  - Гм... - кашлянул ланниец. - Знаешь, у него было такое забавное лицо, что я не удержался.
  Юноша развернулся в седле так резко, что низко надвинутый капюшон слетел и открыл солнечным лучам то, что так долго скрывал: роскошную, угольно-черную гриву, небрежно собранную на затылке в хвост; безупречно ровную кожу на поразительно красивом лице; тонкие губы - сейчас сжатые в идеально прямую линию; заостренные уши и слегка раскосые зеленые глаза, в которых вспыхнуло нешуточное раздражение.
  Если бы здесь присутствовал сторонний наблюдатель, он бы точно оторопел, потому что юный эльф оказался не просто красив, а ошеломительно, фантастически хорош собой. И дело было даже не в том, что юноша оказался непростительно юн. Не в том, что перворожденные НИКОГДА не показывали смертным свой бесценный молодняк. А в том, что парню было строго-настрого велено хранить инкогнито и ни в коем случае не позволять себя разглядывать.
  Юноша тряхнул шевелюрой и сердито уставился на безмятежного смертного, посмевшего так рисковать его положением.
  - Ва-а-л... - угрожающе протянул он. - Проклятье! Да по этой монете любой дурак сообразит, что ты - Страж! Они нас запомнили!
  - Положим, запомнили только меня, - невозмутимо отозвался Вал и безмятежно засвистел.
  - Нет! НАС запомнили! Двух хорошо одетых подростков и телохранителя! Как считаешь, много народу бродит по Интарису в сопровождении настоящего Стража? Если кто-то захочет проследить наш путь из Аккмала...
  - Тир, перестань, - робко вмешалась девушка, и над пустынной дорогой волшебной песней прозвенел ее нежный голосок.
  Эльф мрачно покосился на Стража.
  Торк! Да что такое?! Сколько лет живет, столько не может удержаться от соблазна утереть кому-нибудь нос! Натура у него, видите ли, не может без пакостей! Дома еще куда ни шло - там хватало умельцев дать ему по рогам, если зарвется. А как на свободу вырвался... Может, не надо было настаивать на кандидатуре этого задиры? Хоть и весело с ним, но ТАК нельзя, потому что рядом находилась та, чьей жизнью они не имели права рисковать!
  У Тира непроизвольно сжались кулаки.
  - Хватит! Перестань! - построжал голос девушки, и эльф неохотно повернулся: она смотрела требовательно и не по-детски серьезно, хотя сама едва перешагнула порог шестнадцатилетия. Маленькая и с виду очень уязвимая, Мелисса умела настоять на своем. Всегда знала, как остановить начинающуюся ссору, потому что в ее бездонных синих глазах была странная, необъяснимая, но бесспорная сила. Какая-то поразительная властность, заставляющая покорно склоняться даже самые буйные головы и терпеливо ждать, когда маленькая леди соизволит милостиво кивнуть.
  Вот и сейчас Тир обреченно вздохнул:
  - Если нас кто-то узнает, нас сотрут в порошок.
  - Да не переживай ты так, - сжалился, наконец, Вал. - Я еще с ночи по всем воротам прошелся и на каждых оставил по такой же монете. А вместо вас парочку бродяг нанял. Даже по амулетику на них надел, чтобы выглядели похожими. Так что теперь, если мы все-таки засветились, ни одна собака не прознает, в какой стороне нас искать.
  - Что?!
  - Когда ты успел? - изумилась девушка и сбросила капюшон, сверкнув на солнце слегка вьющимися локонами пепельно-серого цвета и удивительно правильными чертами лица. Впрочем, эльфийкой девушка не была. Маленькие круглые ушки не позволяли в этом усомниться. Хотя ее редкостная красота и впрямь могла посоперничать с привлекательностью едущего рядом Тира.
  Вал снисходительно улыбнулся.
  - Не волнуйся, Милле, я обо всем позаботился.
  - Зачем ты вообще их оставлял? - все еще недовольно переспросил юный эльф. - Нельзя было обойтись без этого позерства? Ушли бы по-тихому, никто бы не заметил.
  Ланниец неопределенно пожал плечами.
  - Да так... просто показалось.
  - Что именно? - настойчиво напирал Тир.
  Вал задумчиво пожевал губами. Он и сам не знал, что именно ему не понравилось в охватившем столицу празднестве, устроенном королем Мирдаисом в честь своего восьмидесятилетия. Страж хорошо помнил, зачем надумал посетить Аккмал именно в это время; испросил разрешения для своих протеже повидать мир; выстоял неравный бой (даже настоящую схватку не на жизнь, а на смерть!) с одной крайне опасной особой ради того, чтобы эти неиспорченные малыши хотя бы раз в жизни увидели Город Тысячи Башен. Вызвался быть их опекуном. Довез, старательно оберегал всю дорогу. Показал древний город и даже позволил тайком увидеть знаменитые на всю Лиару дворцовые сады, куда простым смертным был вход заказан, если, конечно, они не знали хитрой лазейки в стене... но потом что-то пошло не так. Какое-то неприятное ощущение уже который час грызло его чувствительное нутро и заставляло настороженно прислушиваться даже сейчас, когда Аккмал остался далеко позади.
  В чем дело? Что не так? Вроде тихо все, спокойно. Никто их не преследует. Зачарованные монетки, оставленные у трех ворот города, до сих пор не просигналили об опасности. Следы своего пребывания во дворце и в таверне на западной окраине Аккмала он тоже спрятал. Хозяину щедро заплатил, кое-кому пригрозил, остальных просто-напросто обманул и увел своих 'птенчиков' абсолютно незамеченными. Вот уже второй час напряженно следил за округой и все еще не заметил ничего плохого... но в душе все равно грыз червячок неуверенности.
  Может, он просто отвык от столичной жизни? Или два десятилетия в Серых пределах изменили его слишком сильно?
  У него не было ответа. Но в какой-то момент Вал осознал, что больше не хочет сюда возвращаться, поэтому бессовестно скомкал разговор с постаревшим отцом. Дал понять, что отказывается от сомнительной чести взять на себя его трудное дело. Терпеливо выслушал его аргументы и отказался повторно, хотя отец очень настаивал. Повидался со старшими братьями, которым появление блудного младшего совсем не понравилось. Еще меньше они обрадовались, узнав о содержании его разговора с отцом. После чего едва не затеяли драку, но получили в глаз и свалили, тем самым испортив ему настроение окончательно.
  Вал неслышно вздохнул и покосился на свое предплечье, где уже более десяти лет заслуженно красовалась татуировка: собачий коготь, срывающий с неба семилучевую звезду. Да, он уже не тот своенравный мальчишка, который когда-то удрал из-под опеки отца, намереваясь добиться признания и воинской славы. Сейчас ему прилично за сорок, хотя на внешнем виде это почти не сказалось. Сила в руках имеется немалая, опыта - на целый полк хватит, а везения и вовсе на небольшую армию. Сноровка и раньше не подводила, меч он тоже умел держать, реакция еще с рождения была неплохая, но потом Стражи превратили его навыки в нечто совершенно невообразимое. Они выковали его, закалили, словно дорогой клинок гномьей работы; изменили настолько, что даже диву даешься, вспоминая прошлые поступки и творимые в запале глупости: мол, неужто это был я?!
  Но он справился, вырос, преодолел даже это. Стал осторожнее и гораздо расчетливей, научился стелиться по лесу незримой тенью, быть быстрее, сильнее и вдвое опаснее, чем любое другое существо на Лиаре: он стал одной из Гончих и с тех самых пор не мыслил себе иной жизни.
  Но вчера, уходя из дома и спиной чувствуя печальный взгляд отца, чуть ли не впервые за последние двадцать лет пожалел, что выбрал для себя именно такую стезю. Что оставил его рядом с нехорошо изменившимися братьями и невероятно трудным выбором, которой очень скоро все равно придется делать: наследие рода следовало кому-то передать. И Вал искренне пожалел, что отцу оказалось не из кого выбирать: Сиррин был неоправданно жесток и слишком любил власть, чтобы быть по-настоящему хорошим управленцем, а слабохарактерный Коллин гонялся за каждой юбкой. Отец устав ждать от них благоразумия, окончательно разочаровался в наследниках, и лишь появление младшего сына зажгло в его душе свет надежды. Правда, этот свет быстро угас: Вал, как и раньше, не желал связывать себя обязательствами. Не хотел для себя иного долга, чем долг перед стаей. И уже тем более не стремился влезать в эту липкую и совершенно омерзительную грязь, деликатно именуемую политикой.
  - Вал, ты в порядке? - неожиданно близко раздался мелодичный голосок Мелиссы, а сама она внимательно заглянула в потемневшие глаза ланнийца.
  Рыжий поспешил отстраниться и мысленно ругнулся: как заметила? У него же морда была абсолютно каменная! Вот и догадайся, что ей всего шестнадцать: ни одна собака не поверит! И кто сказал, что она не колдунья?
  Он как можно мягче улыбнулся.
  - Нет, Милле. Просто задумался.
  - О родных?
  - Можно и так сказать, - кивнул Страж, прекрасно зная, что эта изумительно красивая девочка даст сто очков вперед любой гадалке и безошибочно распознает даже крохотную ложь. Способна считать его так же легко, как и ее необычная мать. Но ни она, ни едущий рядом с ней юноша не знали всей сложности и запутанности его положения. Не подозревали, куда и зачем исчез вчера их грозный опекун.
  Вал перехватил острый взгляд Тира и мысленно поморщился: ну вот, теперь еще и этот насторожился. Хоть и молод эльфеныш, но по скорости реакции и умению выделить важное Тир уже сейчас намного опережал высокомерных родичей. А уж чутье у парнишки было поистине фантастическим, как, впрочем, удивительное благоразумие, осторожность, потрясающая живучесть и впитанное с молоком матери искусство боя.
  Дети переглянулись и подозрительно притихли.
  - Так, прекратили обсуждать меня между собой! - прикрикнул Страж, почуяв, что эти проныры затеяли любимую игру: общаться мысленно, пока никто не понял. - Тир! Милле! Иначе рассержусь, и вы будете носить свои капюшоны вплоть до самого дома!
  Молодежь возмущенно ахнула и немедленно потеряла сосредоточенность, а рыжий довольно ухмыльнулся: ха! Хоть и хитры эти бестии, хоть и унаследовали необычные способности, но пока они всего лишь дети. Умненькие, но предсказуемые и довольно наивные дети, которых все еще очень легко отвлечь.
  - Вал! - заныла девушка, умоляюще глядя из-под надоевшего плаща. - Ну, ты же не зверь. Ты ведь не сделаешь этого! Это несправедливо!
  - Тут никого на сто верст в округе нет, - насупился Тир.
  - Разумеется. Но если вы вздумаете хитрить еще раз, я по возвращении расскажу, что вы нарушили обещание подчиняться мне во всем, и тогда вас еще о-очень долго никуда не отпустят.
  - Нечестно!! - взвыли на два голоса дети.
  - Еще как честно.
  - Ты... ты... - чуть не задохнулся от возмущения Тир, на какое-то время утратив хваленое благоразумие. - Это же шантаж!
  - Именно, - расплылся в коварной усмешке Страж, и юноша тихо зарычал.
  - Вал! - жалобно пискнула Милле, умоляюще посмотрев на опекуна из-под низко надвинутого капюшона. - Ну, пожалуйста...
  Бывший наемник, собиравшийся еще немного повредничать, опрометчиво поднял взгляд и в кои-то веки не успел отвернуться. Он на мгновение замер, тщетно стараясь побороть наваждение, но уже через пару минут обреченно вздохнул: вот нахалка! Переиграла его! Не зря пацан так ехидно скалится: знает, что против ее чар сложно устоять.
  - Ладно, снимайте, - неохотно разрешил Вал и поспешил зажать уши, чтобы слаженный вопль не его не оглушил. - Только ненадолго!!
  Милле с готовностью отбросила капюшон и подставила нежное личико под солнечные лучи. Мягкое тепло обласкало ее, словно шелк, в пепельных волосах заиграли крохотные искорки. И только сейчас, когда тень плаща перестала закрывать ее целиком, стало отчетливо видно, насколько же она хороша.
  Тир с нежностью покосился на блаженно зажмурившуюся девушку, искренне гордясь спутницей, и даже Вал залюбовался ее чистой и неповторимой красотой, от которой у любого правильного мужчины начинало сладко щемить сердце.
  - Если ты не перестанешь блистать, наше солнце может обидеться и погаснуть, - пошутил он, и Милле смутилась. А мужчины понимающе переглянулись: с каждым годом поразительная привлекательность девушки все сильнее притягивала к себе взгляды.
  - М-да. Страшная из тебя выйдет женщина, - прокомментировал Тир. - Действительно страшная: гляди, как нашего Вала уделала. Одно слово, и он сражен наповал. Скоро и я поддаваться начну.
  - Отстань, - буркнула Милле, моментально помрачнев.
  - Ну ладно, прости, - раскаялся эльф. - Я просто хотел сказать, что ты красивая. Только это и ничего больше.
  Милле подозрительно покосилась, но он был предельно серьезен. Ни тени насмешки, ни толики ехидства на ошеломительно красивом лице. Зеленые глаза смотрели спокойно и даже покровительственно, словно Тир мысленно добавил, что ни за что не даст ее в обиду. Ни людям, ни гномам, ни эльфам. А если и смеялся сейчас, то лишь для того, чтобы подбодрить.
  Вал покачал головой и уже собрался отчитать заигравшегося мальчишку, но в этот момент проснулось чутье, и он молниеносно подобрался. Неужели предчувствие не обмануло? Неужели вот ОНО? То самое, что подспудно тревожило его со вчерашнего вечера и все никак не могло оформиться во что-то конкретное?
  - Плащи! Быстро!
  Дети безропотно повиновались.
  - Милле, сдай назад. Тир, держись слева. Прикроешь ее, если что. Капюшоны не снимать, в разговоры не лезть, по сторонам смотреть, как в хмеровой впадине! И не смейте поднимать глаза!
  Они кивнули и, поддавшись безотчетной тревоге Стража, послушно перестроились. Юный эльф с сосредоточенным видом занял место по левую руку от друга и наставника, одновременно прикрывая уязвимую девушку, а та испуганно юркнула за надежные мужские спины.
  Тир ободряюще погладил ее похолодевшую кисть и легонько коснулся рукояти одного из парных мечей, созданных непревзойденным мастером-гномом. После чего некстати подумал, что именно они и бросятся в глаза в первую очередь, если вдруг слетит капюшон, потому что ни один перворожденный НИКОГДА не возьмет в руки гномий клинок. А у него таких клинка целых два - легких, прочных, покрытых мощными защитными, исконно гномьими рунами. Но настолько удобных, что даже дураку было понятно: эти мечи, поразительно напоминающие знаменитые сак`раши и с`сирташи темных, были специально скроены под его изящные ладони.
  Страж осторожно потянул ноздрями воздух, вытянувшись всем телом, как настоящая гончая на охоте. Привстал в стременах, шевельнул ушами, пытаясь уловить так не понравившийся ему шорох, а затем решительно дернул поводья.
  - Поворачиваем!
  - Опять в город? - вполголоса уточнил эльф.
  - Нет. Возьмем южнее.
  - Ты что-то почуял?
  - Пока еще нет, но мне неспокойно, - медленно повторил Вал, шаря резко сузившимися глазами по сторонам. - Лучше сделаем крюк.
  - Но ведь в той стороне Темный лес! - тихо ахнула Милле.
  - Окраина леса останется в неделе пути отсюда, - успокаивающе сказал Страж. - А до священных холмов Иллаэра и темных чертогов еще больше. Не волнуйся, мы свернем раньше.
  - Но Тир...
  - Все в порядке, - поспешно перебил ее эльф, бросив предостерегающий взгляд. - Просто мне не нравится юг, вот и все. Я справлюсь.
  Вал долгую секунду смотрел на юношу, чуя некую недоговоренность, но тот выглядел спокойным и уверенным в себе. Никаких сомнений, никаких колебаний: ради Мелиссы он был готов потерпеть даже растущее день ото дня мерзкое сосущее чувство под ложечкой и становящиеся все более настойчивыми сны, в которых раз за разом мелькала оскаленная драконья морда на фоне какого-то раскидистого дерева. Этот сон звал, буквально манил на юг, становясь с каждым разом все сильнее, а теперь это чувство преследовало Тира даже днем. Юный эльф всем сердцем чувствовал: что-то происходит в Темном лесу, но Вал не должен был об этом узнать. По крайней мере, не тогда, когда на кону стояла безопасность Мелиссы.
  Тир упрямо поджал губы и первым повернул в сторону. Он успел сделать ровно десять шагов, когда в груди что-то противно сжалось. Да так неожиданно и сильно, что юный эльф невольно охнул и, прижав руки к судорожно дернувшемуся сердцу, едва не свалился с седла. В последний момент все же удержался, намертво вцепившись в конскую гриву и прильнув щекой к шее скакуна. И именно поэтому вылетевший из-за поворота огненный сгусток не прошил его насквозь, а лишь взъерошил непослушные волосы.
  Тир вздрогнул всем телом и стремительно обернулся, расширенными глазами следя за тем, как свирепый огненный смерч накрывает его спутников жарким пламенем. Встретился взглядом с побледневшей Мелиссой, увидел исказившееся лицо Вала. В то же мгновение понял, что не может шевельнуть даже пальцем, и мысленно взвыл от унизительного ощущения беспомощности.
  'Милле!'
  'Ти-и-р...' - донесся до него отчаянный вскрик девушки, и все остальное потонуло в бешено ревущем огне.
  
  
  Сознание возвращалось к Тиру медленно и неохотно. Сперва неторопливо бродило где-то по округе, затем лениво коснулось самых задворок затуманенного болью разума. Несколько томительных минут (или часов?) подразнило, снова ненадолго сбежало, но вскоре, видимо, устыдилось своего порыва и с повинной вернулось обратно. Но на этот раз принесло незнакомые, странно изломанные голоса.
  - ...Мерзавец! - яростно выдохнул кто-то в нескольких шагах левее.
  Тир вяло трепыхнулся, силясь сообразить, почему вокруг так темно, и какого демона он не может шевельнуть даже пальцем. Ни вдохнуть нормально, ни глаза открыть, ни встать по-челове... гм, по-эльфийски. Пора бы давно привыкнуть к своему происхождению, да как-то не получается: слишком долго он прожил среди смертных. Каких, спросите, смертных? Он и сам еще не помнил, но откуда-то знал, что эти люди были ему очень дороги.
  - Ну, что за тон, мой дорогой братец? - промурлыкал чей-то новый голос, и Тир окончательно вернулся в реальность. - Какое неуважение, сколько пафоса... ты не мог бы быть повежливее, пока я не велел тебя проткнуть?
  - Тварь! Зачем?!
  - М-м-м... тебе правду сказать или как?
  Тир судорожно сглотнул, чувствуя странный жар в теле, и внезапно понял, что отчего-то искренне ненавидит этот вкрадчивый голос. Не потому, что по его, похоже, вине оказался в таком неприглядном положении, не потому, что не может даже глаз открыть. Не потому, что руки и ноги словно чугуном налились, а... просто голос был отвратительным. Слишком мягким, каким-то скользким. И он, видимо, полностью соответствовал своему обладателю. Ну вот, опять рот открыл...
  - Кажется, у тебя появилась новая подружка? Ого! Не возражаешь, если я вас разлучу?
  - Нет! - это уже девичий вскрик - тонкий и испуганный, а за ним послышался звук рвущейся ткани.
  - НЕ СМЕЙ! - взревел следом первый голос. - Коллин! Не смей ее трогать!
  - Ну что ты, мы всего лишь поиграем. Ты же не будешь против? Смотри, какая красотка! Мимо такой грех пройти мимо! Ты ведь тоже не стал, а? Да не смотри на меня так! Перед ней трудно устоять, а я, дурак, сперва не поверил, что ты нашел себе подружку! Хвалю, брат: у тебя отличный вкус...
  Тир вздрогнул и, наконец-то, вспомнил важное: Вал! Аккмал! Дорога, лес, зеленая стена, из-за которой в них кто-то ударил магией... Торк! Как это можно было забыть?!
  Он неожиданно вспомнил остальное и испытал мгновенное облегчение от того, что магический огонь, похоже, не коснулся его друзей. Затем взмок от новой мысли, что все-таки пострадал сам, потому что в груди словно пожар разгорелся. С огнем неизвестный недоброжелатель промахнулся, потому что на Вала, как известно, не действует наведенная магия, но если он не смог убить этого Коллина (и почему тот назвал его братом?), значит, серьезно ранен. А я...
  Демон, до чего же жарко! И почему я ничего не вижу, кроме злого пламени? И почему с каждым вздохом боль от его прикосновения усиливается, будто я лежу в центре гигантского костра?!
  - Надо же, какое чудо! - между тем приятно удивился Коллина. - Никогда не видел ничего подобного: она просто совершенство!
  - Оставь ее, урод! Не смей ее трогать!!! Мелисса...
  'Мелисса!' - молнией проскочила в воспаленном мозгу верная мысль.
  - Тир! Что с ним?! - вскрикнула девушка. - Что ты с ним сделал?!
  - Милле! - бешено взвыл эльф, наконец-то вычленив среди бушующего в голове урагана слабый девичий голос. Вернее, попытался взвыть, но из перехваченного спазмом горла не вырвалось ни звука, ринувшаяся за оружием рука не сдвинулась ни на дюйм, а поселившаяся внутри боль накатила с новой силой.
  Казалось, он заживо горит, насквозь пропитывается этим бешеным пламенем. Казалось, что безумно горячий огонь выжигает его изнутри и все быстрее расползается по телу, плавя по пути мышцы, кости. Но еще большую боль причиняло сознание того, что он не может помочь, не может встать и проткнуть обладателя ненавистного голоса своими клинками! Ведь там была Милле!
  Тир хрипло зарычал и все-таки приподнял голову. Шея мгновенно отдалась новой болью, спекшаяся кожа на груди мерзко хрустнула. На губах что-то лопнуло и запузырилось. Юный эльф почти ничего не видел сквозь заслонившую взор алую пелену. Не сразу понял, что какой-то человек в роскошном камзоле грубо ухватил хрупкую ладонь Мелиссы, с которой та же рука уже успела сорвать длинный плащ. Не сразу сообразил, что лежит всего в нескольких шагах от происходящего, наполовину погребенный под конской тушей, от которой все еще мерзко тянуло горелым. А спустя еще какое-то время сумел разобрать, что обожженное, жутковато обезображенное, окруженное толпой воинов в одинаковых красно-черных одеждах тело в десяти шагах левее - это жестоко израненный друг, которого все же задело магией, хотя такого не должно было случиться. Кажется, предусмотрительный Страж самым нелепым образом пропустил атаку. И теперь мог лишь бессильно смотреть, как один из воинов приставил к его груди острие копья, а Милле... растерянная, парализованная от ужаса и напрочь позабывшая о своей силе Милле бестолково трепыхается в руках довольно ухмыляющегося, воистину по-королевски одетого типа.
  - Коллин!
  - Да что ж ты всегда все портишь? - недовольно оторвался урод, грубо заломивший руку Мелиссы. - Даже сдохнуть не можешь без приключений. Да, Вал? Или на что-то надеешься? Смирись, братец. У тебя нет шансов. И будь добр, не осложняй жизнь этой милой девочке.
  - Как ты нас нашел? - прохрипел Страж, краем глаза кося на блистающее над сердцем острие в умелых руках одного из гвардейцев.
  Урод широко улыбнулся.
  - Неужели ты забыл, что носишь вещицу, состряпанную нашим стариком Робсилом? Неужто запамятовал, что мой маг способен ее не только отследить, но и заблокировать? Ну же, соображай быстрее, братишка! Гончая, тоже мне... когда мой маг тебя засек, ему оставалось лишь вычислить направление. И не переживай о пропавшем чутье: вчера я успел бросить в твой кубок пару щепоток одного хитрого порошка. Так что теперь ты снова стал чувствителен к воздействию магии.
  - Зачем?! - тоскливо прошептал рыжий, отчаянно ища выход. - Я ведь ни на что не претендовал... я же отказался!
  - Увы. Отец слишком уповал на твое чувство долга. Он все же решил попытаться тебя вернуть, а я... скажем так: мне надоело ждать.
  Вал придушенно ахнул.
  - Ты что...?!
  - Мы, - многозначительно поправил его Коллин. - Не я, а МЫ решили, что так будет лучше. Если бы ты не вернулся, все прошло бы тихо и незаметно. Одна щепотка золотой пыльцы , и да здравствует новый король! Но ты так не вовремя решил проявить сыновьи чувства. Так некстати вернулся, да еще и без предупреждения! Нам пришлось менять планы: ты ведь мог и передумать... впрочем, я не в обиде: у меня есть в этом деле свой интерес. Правда, маленькая?
  Милле отчаянно забилась в жадных руках, но ее дико расширенные глаза не отрывались от тяжело дышащего Стража.
  - Вал... Вал... не умирай, пожалуйста!
  - Поздно, - жестко ее оборвал Коллин и оттащил Милле в сторону. - Убейте его и проверьте мальчишку: мне не нужны свидетели.
  - Ва-а-а-л!
  Тир невидяще мотнул головой, чувствуя, что превращается в настоящую головешку. Сквозь мутную пелену успел подметить победный стальной блеск над бесформенной кучей, в которую чья-то злая воля превратила еще живого Стража. Сообразил, что это делает последний замах держащий копье гвардеец. Буквально сгорая от стыда и ярости, подумал, что Вал сейчас умрет. В последний раз дернулся, мысленно закричал. Но тело упорно отказывалось повиноваться, в глазах стояла кровавая пелена, руки не поднять, не ударить, не помочь... только бешеный огонь заживо сжигал его изнутри, убивая так же верно, как и сознание собственной беспомощности.
  - Нет! - отчаянно вскрикнула Мелисса, а следом раздался отвратительный хруст и довольный смешок невидимого Коллина.
  Именно в этот момент Тир понял, что терять ему больше нечего, и побелевшими от ненависти губами прошептал:
  - Будьте прокляты... все, кто имеет к этому отношение... за Вала... за нас... прости, Милле, я не могу больше... - он неожиданно осекся и выгнулся всем телом, ощутив, как в этот самый миг сжигавший его изнутри беспощадный жар ревущим пламенем вырвался наружу. Тир уже не слышал слаженного вопля ужаса, быстро сменившегося криками боли. Не заметил, как на месте чужаков в черно-красных ливреях в мгновение ока заметались гигантские факелы. Не почувствовал забивающегося в ноздри запаха горелого мяса. Не увидел зеленого зарева, всколыхнувшего лес до самого горизонта. Только смог различить в этой жуткой какофонии испуганный голос чудом уцелевшей Мелиссы. И только после этого потерял сознание, успев с удовлетворением подумать, что хотя бы за смерть Вала он отомстил.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | A.Summers "Аламейк. Стрела Судьбы" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | П.Працкевич "Код мира – От вора до Бога" (Научная фантастика) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | |

Хиты на ProdaMan.ru Я возвращаю долг. Екатерина ШварцСнежный тайфун. Александр Михайловский��Застрявшие во времени��. Анетта ПолитоваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Любовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяБез чувств. Наталья ( Zzika)Перерождение. Чередий ГалинаТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Мои двенадцать увольнений. K A A
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"