Козлов Антон: другие произведения.

Роман Волшебного Мира. Главы 1-10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


   1. Картина и цветок.
  
   Юная принцесса Иланира любила убегать от свиты и скрываться в дальней части дворцового парка. Она пользовалась тем, что в свои десять лет могла проскользнуть между стволами и ветвями растений, тогда как её более взрослые фрейлины, служанки и охранники с трудом продирались сквозь густые заросли. Принцесса, конечно, догадывалась, что её всё равно ни на миг не оставляют в полном одиночестве. Свита знала о местонахождении своей подопечной и скорее делала вид, что отставала, чем теряла её из вида на самом деле.
   Громадная территория загородного королевского дворца была обнесена высокой каменной стеной, по которой ходили патрули стражников. Поэтому Иланире ничего не угрожало. Свита давала ей возможность некоторое время побыть одной, несомненно, получив на это соизволение родителей: короля Ранатола и королевы Истоалы. Сами король и королева больше времени проводили возле колыбели новорожденного наследника, принца Раскадира, чем уделяли его подросшей и непоседливой дочке.
   В очередной раз ускользнув от фрейлин и проскочив между украшавшими аллею статуями и густыми кустами, Иланира быстрым шагом направилась к своему любимому месту в парке, к маленькому ручейку, протекавшему в тени под раскидистыми деревьям. В правой руке принцесса держала большую папку из твёрдой кожи с вложенными чистыми листами бумаги. В маленькой сумочке, прикреплённой к поясу, лежали карандаш, ластик и маленький складной ножик для заточки грифеля.
   Иланира очень любила рисовать и во время прогулок делала наброски пейзажей, цветов, веток с листьями, травинок с насекомыми, которые потом неторопливо и тщательно раскрашивала в своих покоях во дворце, превращая в реалистичные картины. Вот и сейчас она хотела побыть в одиночестве, чтобы спокойно выбрать и перенести на бумагу несколько красивых видов природы.
   Принцесса оглядела хорошо знакомое, и в то же время каждый день новое пространство. Она заметила распускающийся цветок, которого тут не было всего два дня назад, опустилась перед ним на колени, раскрыла папку и взяла в руку карандаш. Внезапно в кустах за ручьём послышался лёгкий шелест. "Догнали!" - с сожалением подумала Иланира, решив, что свита на этот раз слишком быстро её обнаружила. Девочка подняла глаза и замерла, затаив дыхание.
   Ветки раздвинулись, показались голова и шея крупного животного. Вначале Иланира подумала, что это лошадь, случайно убежавшая из дворцовой конюшни. Но тут существо повернуло голову в профиль, и стал виден длинный, витой, торчавший изо лба рог. Сердце принцессы отчаянно заколотилось, по коже побежали мурашки, по позвоночнику прошла ледяная волна, заставившая мышцы закоченеть, а тело застыть в неподвижности. "Единорог!" - со смесью восторга и ужаса осознала Иланира.
   Животное сделало несколько шагов вперёд и осторожно вышло из кустов. Девочка увидела стройное изящное тело на длинных точеных ногах. Единорог осмотрелся, поводил большими ушами, принюхался, а потом опустил голову к ручейку. Волшебное животное находилось всего в десятке шагов от Иланиры, и она могла рассмотреть его во всех подробностях. Единорог пил воду большими глотками, оставаясь настороже и не переставая прислушиваться. Видимо, какой-то далёкий звук привлёк его внимание, потому что он поднял голову и застыл, наведя уши в одну сторону. Напряжённая поза единорога была так прекрасна, что Иланира едва не ахнула от восторга. Понимая, что неповторимая встреча вот-вот закончится бегством чудесного существа, она ослабевшей непослушной рукой поднесла карандаш к бумаге. Только бы успеть запечатлеть этот миг, пока он так ярко сиял в её сознании!
   Движение девочки привлекло внимание единорога. Он посмотрел прямо на принцессу, словно только сейчас заметил её присутствие. Иланира увидела, как прекрасное животное едва уловимо сдвигается и разворачивается, чтобы сорваться с места и броситься прочь...
   - Замри!
   От негромкого приказа, прозвучавшего за её спиной, принцесса вздрогнула, а единорог застыл на месте, так и не совершив скачка в сторону.
   - Ты, кажется, хотела его нарисовать?
   Голос был очень спокойным, тихим, и принадлежал, несомненно, мальчику.
   Только сейчас принцесса почувствовала, что её ноги затекли и стали как будто ватными. Она повернула голову и постаралась развернуться всем телом, чтобы увидеть того, кто находился сзади. Мальчик сам появился в её поле зрения. Он двигался бесшумно, словно не ступал, а скользил по траве.
   - Я помогу тебе встать! - мальчик протянул руку принцессе.
   Иланира с интересом рассмотрела незнакомца. После встречи с единорогом она не слишком удивилась, увидев вполне обычного мальчика, на два-три года старше неё, с коротко постриженными каштановыми волосами, в тёмно-синих узких брюках, черном камзоле без украшений и в мягких облегающих сапогах с голенищами чуть выше щиколоток.
   Принцесса оперлась на предложенную руку и встала на ноги, с удовлетворением отметив, что её рост примерно одинаков с более взрослым незнакомцем.
   - Я принцесса Иланира! - заявила девочка.
   - Я догадался, - мальчик слегка улыбнулся. - Десять лет, тонкая, изящная, светло-русые слегка вьющиеся волосы, большие зелёные глаза, не носит украшения, любит рисовать на природе. Для этого часто убегает от свиты. Каждый день меняет одежду, потому что старая рвётся и пачкается.
   По мере того, как незнакомец перечислял характеристики своим спокойным тоном, Иланира испытывала двойственные чувства. С одной стороны, мальчик ей нравился, с другой, он говорил о ней так равнодушно и хладнокровно, словно описывал свойства неодушевлённого предмета.
   - Я принцесса, - с нажимом повторила Иланира. - На "ты" ко мне могут обращаться только родители и бабушки с дедушками. Остальные должны называть на "Вы"!
   - Я не твой подданный, - с той же лёгкой улыбкой произнёс мальчик. - Я думал, что ты это сразу поняла.
   Раздражение Иланиры мгновенно рассеялось, сменившись любопытством и восторгом:
   - Ты из Волшебного Мира, как и единорог? Правильно?
   Мальчик улыбнулся чуть шире и кивнул головой.
   Обрадованная принцесса продолжила:
   - Иначе ты никак не смог бы появиться в охраняемом дворцовом парке. Как тебя зовут?
   - Нес.
   - Нес? - переспросила удивлённая Иланира. - Так коротко? И всё? Никакого титула?
   Мальчик открыто заулыбался, продемонстрировав два ряда белоснежных зубов:
   - Нес - этого вполне достаточно. А титул... Мне не нравится мой титул.
   - Как может не нравиться титул?! - изумилась принцесса.
   - Так бывает... - мальчик погрустнел и пожал плечами. - Когда-нибудь ты его узнаешь, и тебе он тоже не понравится. Поэтому давай лучше поговорим о чём-нибудь хорошем. Например, не хочешь ли ты нарисовать единорога, пока он замер?
   - Точно! - спохватилась Иланира. - Она повернулась к чудесному животному, которое так и стояло возле ручья в напряженной позе. - Как же он прекрасен!
   Принцесса подошла поближе к единорогу, держа в одной руке раскрытую папку, а в другой карандаш. Её взгляд отмечал витой рог, глаза в обрамлении длинных ресниц, большие чуткие уши, разворот шеи, напряжение мышц тела и ног. Иланира начала делать быстрый набросок, время от времени поднимая голову и сверяясь с оригиналом.
   Нес стоял рядом с принцессой и с интересом наблюдал за процессом рисования.
   - Чего ты молчишь? Расскажи о себе! - попросила Иланира.
   - Я молчал, потому что боялся тебе помешать. А что ты хочешь обо мне узнать?
   - Ты мне не помешаешь, я могу рисовать в любых условиях, - с гордостью заявила Иланира. - Расскажи, что ты делаешь в Волшебном Мире? Если у тебя есть титул, значит, ты правишь какой-то его частью?
   - Я пока только готовлюсь править, - тихо ответил Нес, неотрывно следя за движениями карандаша принцессы. - Но у нас нет деления на страны, королевства, области или части.
   - Да, что-то такое я слышала, - рассеянно пробормотала принцесса, выводя изгибы нижней челюсти единорога. - Вы управляете свойствами, или качествами, или функциями... Правильно?
   - Да, это ближе к действительности, - согласился мальчик. - Мне не нравится та функция, которой я должен управлять и распоряжаться.
   - Тогда поменяй её на другую! - предложила Иланира.
   - Поменять?! - в голосе Неса прозвучало искреннее удивление, и принцесса обрадовалась, что смогла вывести своего волшебного знакомого из равновесия. - Если бы я так мог, то, конечно... К сожалению, это невозможно. Мой дворец уже строится, и мой собственный мир уже формируется.
   - Твой собственный мир? - Иланира отвлеклась от рисования, чтобы посмотреть на Неса. - Ого! Ничего себе!
   Тот взглядом и движением головы указал на папку в руках девочки:
   - Пожалуйста, рисуй побыстрее! Нехорошо так долго удерживать единорога. А твоя свита скоро спохватится и явится за тобой.
   - Да, верно, - досадливо процедила принцесса, продолжая выверенными движениями руки делать наброски головы и тела единорога. - Моя свита, как же я без неё...
   - Ты бы хотела получить свободу? - спросил мальчик, и в его голосе прозвучали какие-то странные интонации, то ли недоверие, то ли ожидание.
   - Я и так свободна. Я же принцесса!
   - Ааа... - протянул Нес. - Ты, наверное, очень счастливая.
   - Свобода и счастье - разные вещи.
   - Ты так думаешь?
   - Я свободна делать то, что хочу. А счастье... это совсем другое.
   - Ты считаешь, что ты свободна? - голос Неса снова утратил эмоции. - Только сюда уже приближается твоя свита. Мне надо отпустить единорога и самому уходить.
   - Пожалуйста, ещё несколько последних штрихов! - воскликнула принцесса. - Взмах хвоста, задние копыта, примятый стебель травы... Всё!
   - Беги! - приказал Нес.
   Единорог отпрыгнул в сторону, развернулся и бросился к тем кустам, из которых вышел. Однако он не вломился в заросли, потому что перед ним возникло помутнение воздуха, исказившее пространство и поглотившее чудесное существо.
   Сбоку от Иланиры послышался знакомый шум, состоявший из топота множества ног, шелеста одежды, лязга оружия, треска раздвигаемых веток и криков: "Ваше Высочество! Где вы?" Это, как всегда не вовремя, приближалась свита.
   Девочка тяжело вздохнула и повернулась к своему новому волшебному знакомому, но его уже не оказалось на том месте, где он стоял всего мгновение назад. Иланира вскрикнула, но не от страха, а от внезапно пришедшей в голову мысли. Почему она нарисовала единорога, а не Неса?! Принцесса торопливо положила чистый лист бумаги поверх изображения животного, и попыталась восстановить в памяти черты лица мальчика. Он помнила его одежду, рост и очертания фигуры. А всё остальное словно заволакивал тот же волшебный туман, в котором исчез единорог.
   Иланира начала торопливо и лихорадочно набрасывать детали человеческого образа, надеясь, что привычные действия восстановят воспоминания. Увы, ничего не получилось!
   - Глаза не такие! Нос не похож! Волосы зачесаны на другую сторону... или вообще без пробора?
   Приблизившаяся свита обнаружила, что принцесса со слезами на глазах что-то бормочет себе под нос, резко и нервно водя карандашом по бумаге. В таком состоянии её ещё ни разу не видели. Фрейлины и служанки немедленно обступили Иланиру, что-то защебетали, перебивая друг друга, начали успокаивающе гладить по голове и по рукам. Охранники с обнажёнными мечами рассыпались по округе, выискивая то, что могло напугать или расстроить юную принцессу.
   - Всё не то! - Иланира раздражённо, злясь на саму себя, захлопнула папку. - Возвращаемся домой!
   Охранники немедленно собрались вокруг и выстроились в форме ромба, чтобы раздвигать заросли перед процессией, охранять фланги и прикрывать тыл. Принцесса в сопровождении свиты зашагала к королевскому дворцу, на ходу продолжая вспоминать внешний вид волшебного знакомого и прокручивать в памяти разговор с Несом.
   Добравшись до своих покоев, принцесса под ласковым давлением фрейлин и служанок искупалась, переоделась и поела. После чего в своей личной комнате она раскрыла папку, вынула лист с набросками единорога, установила на мольберт, села в кресло и на некоторое время вновь погрузилась в воспоминания. Затем Иланира подготовила краски, палитру и начала рисовать картину.
   Через несколько часов принцесса вышла из своих покоев и направилась к родителям, на ходу размахивая листом с ещё не высохшей краской. Дежурные фрейлины, подобрав юбки, с трудом поспевали за быстрыми шагами девочки.
   - Ваши Величества папа и мама! - громко и торжественно объявила Иланира, входя в королевские покои. - Вот!
   Она с гордостью продемонстрировала результат своей работы, осторожно держа перед собой рисунок двумя руками за верхний край.
   Ранатол поднял взгляд от заваленного бумагами стола, а Истоала отвернулась от колыбели Раскадира.
   - Добрый вечер, доченька! - радостно воскликнула королева. - Как хорошо, что ты заглянула к нам перед ужином.
   - Нам сообщили, что с дневной прогулки ты вернулась чем-то очень расстроенная, - заботливо произнёс король. - У тебя всё хорошо?
   - У меня всё прекрасно! - с широкой улыбкой ответила Иланира. - Смотрите, вот кого я сегодня видела! И не только его...
   Принцесса в свои десять лет ничего не скрывала от родителей. Как можно подробнее она рассказала о сегодняшней чудесной встрече и положила на стол рисунок, изображавший готового обратиться в бегство единорога. Если бы Иланира была постарше, она бы, несомненно, обратила внимание, как в ходе её рассказа всё более и более мрачнел и хмурился отец, а мать бледнела и бросала испуганные взгляды на новорожденного принца, словно боялась, что с ним произойдёт что-то плохое. Но принцесса пребывала в таком возрасте, когда собственные чувства, эмоции и переживания являются самыми главными.
   Закончив говорить, Иланира выжидающе посмотрела на родителей, надеясь, что они разделят с ней восторг от встречи с двумя существами из Волшебного Мира и посочувствуют, что она не запомнила облика Неса. Однако король с королевой лишь переглядывались между собой, словно не могли решить, кто ответит первым. Они даже не стали хвалить её рисунок, как делали всегда, когда она показывала им свои пейзажи.
   - Я должен ей всё рассказать, - глухо произнёс Ранатол.
   - Ещё слишком рано, дорогой! - вскрикнула Истоала. - Иланира же совсем ребёнок!
   Только сейчас принцесса почувствовала, что родители очень расстроены её историей. Впервые в жизни она видела их в таком смятении.
   - Папа, мама, я сделала что-то не так? - робко спросила Иланира.
   Родители торопливо подбежали к дочке, обняли, отвели к длинному дивану и усадили между собой.
   - Мы очень испугались за тебя, - заговорил король. - Дело в том, что жители Волшебного Мира могут быть очень опасными. Этот мальчик, Нес, он с тобой только разговаривал? Больше ничего не делал?
   - Что он мог делать? - удивилась Иланира. - Я рисовала, он смотрел, мы разговаривали.
   - Тебя не напугало то, что он заставил единорога застыть на месте? - с волнением спросила королева. - Ты не боялась, что он и с тобой может поступить так же?
   - Да? - принцесса задумалась, только сейчас представив такую возможность. - Зачем ему это нужно, ведь тогда бы он не увидел, как я рисую, и не смог бы со мной разговаривать?
   - В это время он мог бы сделать с тобой... - начал Ранатол.
   - Дорогой! - строго прервала его Истоала.
   - Прости, любимая, я чуть не сказал лишнее!
   Иланира крутила головой, глядя то на отца, то на мать, и не понимала, чем вызваны их расспросы. Глядя в её чистые ясные глаза, родители немного успокоились.
   - Иланира, милая, если вдруг ещё раз увидишь существо из Волшебного Мира, пожалуйста, сразу же беги прочь и зови охрану! - со всей возможной убедительностью произнесла королева.
   - Я прикажу больше ни на миг не оставлять её без защиты! - заявил король.
   - Папа, мама, почему вы так волнуетесь? Нес был очень вежливым и добрым. Ведь не страшно, что он называл меня на "ты"? Если он тоже правитель, то мы с ним можем общаться на равных.
   Ранатол издал нервный смешок, а Истоала тяжело вздохнула.
   - Если бы дело было только в этом, - сказал король и поцеловал свою дочь в макушку. - Ты ещё маленькая и многого не понимаешь.
   - Просто сделай так, как мы тебя просим, - добавила королева. - Не общайся с чуждыми нам существами. Беги от них! Обещаешь?
   Иланира вновь попыталась вспомнить лицо Неса. Она знала, что во время общения его облик показался ей очень симпатичным и располагающим к доверию. Но сейчас под давлением родителей принцесса неохотно произнесла:
   - Хорошо, я обещаю!
   - Вот и умница! - с облегчением воскликнул Ранатол и снова поцеловал дочь.
   - Мы тебя очень любим и желаем тебе только добра! - Истоала погладила плечи и спину принцессы. - А сейчас иди и готовься к ужину!
   Иланира послушно встала, забрала со стола рисунок единорога и поплелась обратно в свою комнату.
   За традиционным семейным ужином, который проходил в большом пиршественном зале дворца, ни разу не упоминался Волшебный Мир и его обитатели. Однако принцесса обратила внимание, что виночерпий подносил бокалы королю чаще, чем обычно, да и королева несколько раз жестами подзывала его к себе. Появление служанки, сообщившей, что принц Раскадир соизволил заплакать, заставило Истоалу поспешно встать из-за стола, и Ранатол, проявляя отцовскую заботу, отправился вместе с женой.
   Иланира еще некоторое время посидела одна за столом, ковыряя ложечкой десерт. Она поняла, что в её жизни и в отношениях с родителями что-то необратимо изменилось. Только в чём она виновата, девочка не знала, и оттого её горечь и обида только усиливались.
   Следующие несколько дней показали, что изменения в жизни принцессы ширятся и углубляются. Когда она по привычке на прогулке попыталась ускользнуть от свиты, то не смогла этого сделать. Охрана не только неотступно следовала за ней, но и, казалось, заранее поджидала впереди, в каком бы направлении девочка не двигалась. Стражники услужливо раздвигали ветки перед фрейлинами, и те постоянно находились рядом с Иланирой. Они пытались её развлекать разговорами, играми, предлагали нарисовать вот этот прелестный цветочек, или вон то очаровательное деревце, но в их привычном щебетании принцесса теперь слышала фальшивые ноты.
   Утренние занятия с учителями, преподававшими юной принцессе историю, географию, математику, литературу, чистописание, правила этикета, танцы, музыку и пение, стали более продолжительными, а задания усложнялись от урока к уроку, так что свободного времени на прогулки и рисование оставалось всё меньше и меньше.
   Через некоторое время королевская семья переехала в городской дворец, в столицу Брандизии Ландиум, и жизнь Иланиры замкнулась в больших, но всё же ограниченных стенами покоях. Единственным местом для прогулок стала терраса, откуда принцесса могла разглядывать прилегающие городские улицы и большую площадь, на которой по праздничным дням устраивались ярмарки и народные гуляния. Оттуда до дворца доносились звуки музыки, обрывки песен и взрывы хохота.
   Иланира становилась всё более и более раздражительной, нервной, грубила свите и учителям, даже пару раз толкнула охранников, оказавшихся на её пути и вовремя не отступивших в сторону. Все вспышки гнева принцессы встречались с неизменным вежливым терпением. От этого девочка сердилась на саму себя, понимая, что напрасно срывается на ни в чём не виноватых, исполняющих приказы родителей, слугах.
   Затем началась череда важных событий, затмивших переживания, связанные с Несом и Волшебным Миром. Смерть бабушки с материнской стороны, герцогини Идоранты, потребовала присутствия королевской семьи на похоронах. Путешествие в большой дорожной карете вместе с родителями и маленьким братом, казалось, восстановило прежние доверительные и дружеские взаимоотношения. Было пролито много слёз и произнесено много ласковых слов поддержки и сочувствия.
   На похоронах присутствовали правители других стран, и Иланира с интересом рассматривала своих сверстников: принцев и принцесс, герцогов и герцогинь, графов и графинь, князей и княжон. На неё тоже поглядывали с любопытством, но дети почти не общались между собой, потому что в пиршественном зале сидели рядом с родителями.
   Вскоре живот королевы Истоалы начал увеличиваться. Иланира уже знала, что это означает, и готовилась к появлению ещё одного младшего родственника. Вместе с родителями и придворными архитекторами она участвовала в перестройке королевских покоев, в которых надо было добавить место для ещё одной детской кроватки.
   Едва на свет появился принц Ристогар, как помощь медиков понадобилась самой Иланире. От матери и фрейлин она заранее знала об изменениях, которые должны были произойти в её организме, однако впервые обнаруженная на простыне кровь всё равно привела в смятение и ужас. К счастью, Иланира росла здоровой девочкой, она быстро справилась с переживаниями, привыкла к новым ощущениям и смирилась с неизбежными периодическими трудностями.
   * * *
   Принцессе исполнилось тринадцать лет, и по этому случаю в королевстве был устроен большой праздник. Дворец, площадь и прилегающие улицы Ландиума украсили яркими флагами и лентами. В шатрах и под навесами раздавали напитки и угощения. Музыканты играли быстрые зажигательные мелодии. Подданные танцевали, пели и веселились, а виновница торжества после семейного ужина отправилась в свои покои. Фрейлины помогли ей снять тяжёлое праздничное платье и удалились, оставив в одиночестве. Принцесса накинула лёгкий халат и стояла на террасе, наблюдая за перешедшим в ночные гуляния праздником.
   Внезапно снизу до Иланиры донесся громкий разговор слегка подвыпивших слуг, остановившихся возле стены дворца.
   - Я в прошлом месяце ездил к сестре в Карласгард. Тамошней принцессе как раз исполнилось одиннадцать. К ней в гости съехались все окрестные наследники. Эх, какой там был бал во дворце! Какая музыка! Какие наряды! Вначале дети танцевали друг с другом чинно и важно, будто взрослые. А потом всё равно закружились в весёлых хороводах, как самая обычная ребятня. У нас не так...
   - Да, жалко нашу бедняжку. Жизнь так коротка, а у неё, почитай, её и вовсе нет. И не будет.
   - Если бы моя дочь была с рождения обречена, я бы не держал её взаперти, а позволил наслаждаться жизнью и всеми удовольствиями, как она пожелает. А потом уж пусть её забирают, какую есть.
   - Ну, это ты зря так говоришь. Она же всё-таки принцесса, а не какая-нибудь гулящая простолюдинка.
   - Да я не про эти удовольствия. Я вообще про жизнь.
   - Ааа... Я-то подумал, что ты именно про эти. До семнадцати лет она бы многое могла перепробовать и испытать.
   - Тсс! Нехорошо так говорить о нашей принцессе. Она же очень милая и нежная девочка.
   - Так всё равно же её, бедняжку, придётся отдавать. Пусть уж нагулялась бы, пока может.
   - Не хочу тебя больше слушать! Хватит о ней! Когда её не станет, а принцы подрастут, то и в нашей стране начнутся балы. А сейчас, давай, пойдём на улицу Щетинку! Я покажу тебе такое место для развлечений, что ты ни о какой принцессе думать не будешь!
   - Пойдём! А кто там сегодня принимает?
   - Вот доберёмся и узнаем...
   Голоса отдалились и стали не слышны. К этому времени Иланира сидела на полу террасы, держась руками за ограждение и прислонившись пылающим лицом к холодным каменным балясинам. Она не могла стоять на ослабевших и подкосившихся ногах.
   Всё то, что принцесса раньше подозревала, подтвердилось в самом худшем виде. Из уроков истории и географии она знала, что вокруг её королевства есть другие страны, на похоронах бабушки она видела правителей и их наследников. Иланира догадывалась, что подобные встречи происходят значительно чаще и не только по печальным поводам. Теперь она узнала, что вокруг бурлит и блистает иная жизнь, не такая однообразная и замкнутая, как у неё. И что скоро у неё не будет даже этой жизни.
   "За что?!!" Эта мысль билась в сознании, пульсировала в висках, колотилась в сердце. Она, принцесса Иланира, оказалась бедняжкой, обречённой, живущей до семнадцати лет. А что потом? Кому её должны отдать?
   Вновь в памяти всплыло самое яркое воспоминание о встрече с единорогом и с Несом. Что она тогда сделала не так? Почему огорчила родителей? Хотя, если слуги сейчас говорили о том, что она обречена с рождения, то, значит, тот случай никак не повлиял на её судьбу. У кого узнать правду? У родителей? Но почему они сами ей до сих пор ничего не рассказали? У слуг? Они молчали всю её жизнь, не нарушат королевского приказа и далее. Теперь Иланира понимала ту преувеличенную заботу и неустанное внимание, которое проявляли фрейлины и охранники. Они всё это время относились к ней с жалостью, как к обречённой... Обречённой на что?
   Иланира, держась на ограждение террасы, с трудом поднялась на ноги. Сначала перехватываясь руками за перила, а потом упираясь ими в стены, она добралась до кровати. Не раздеваясь и не разуваясь, девочка рухнула на мягкие матрасы, одеяла и подушки. Она была бы рада зарыдать, но слёзы не появлялись. Она хотела выть и кричать, но горло перехватило спазмами. От этого внутренняя боль только нарастала и усиливалась, заставляла тело извиваться и корчиться. У принцессы даже возникла мысль расцарапать себе лицо ногтями, но она сумела справиться с подкатывающим приступом безумия.
   - Кажется, я не вовремя.
   Тихий спокойный голос ударил по ушам Иланиры и вонзился в её сознание, словно холодный клинок.
   - Ты?! - звук, вырвавшийся из пересохшего рта девочки, больше походил на тонкое рычание маленького раненого зверька.
   Иланира села на кровати и увидела тёмный силуэт существа, стоявшего снаружи возле незакрытой двери террасы.
   - Я узнал, что у тебя сегодня день рождения. Принёс подарок.
   Принцесса хотела поднять тревогу, позвать охрану и слуг. Она хотела запустить в Неса чем-нибудь тяжёлым, но под рукой находились только подушки, а, чтобы добраться до ближайшей статуэтки, вазы или подсвечника, надо было встать с кровати. Она хотела броситься на Неса и надавать ему пощёчин за то, что он так долго не появлялся. Она хотела повиснуть у него на шее в поисках утешения и ответов на свои многочисленные вопросы. Потому что если кто-то и мог ей чем-то помочь, то только он.
   - Я сейчас закричу и позову на помощь! - с вызовом произнесла Иланира, заставив двигаться непослушный язык.
   - Зачем? - спокойно поинтересовался Нес.
   - Чтобы... чтобы тебя схватили, - девочке показалось, что этот ответ очень хороший, пока не прозвучал новый вопрос ночного гостя.
   - Зачем?
   - Чтобы тебя тут не было!
   - Ты точно не хочешь, чтобы я тут находился?
   - Да! Нет! Стой! - принцесса подумала, что Нес исчезнет так же мгновенно и внезапно, как в прошлый раз, поэтому три слова выпалила почти без пауз.
   - Стою, - это было произнесено абсолютно спокойно, без малейших признаков насмешки или иронии.
   Иланира почти справилась с волнением, но всё равно с трудом выбралась из накрутившегося на ноги одеяла. Она застыла в комнате перед дверью в пяти шагах от Неса и отметила, что он по-прежнему одного роста с ней, только шире в плечах. На фоне вечернего неба девочка не могла видеть лица своего незваного гостя.
   - Ты что-то говорил про подарок? - спросила принцесса.
   - Да, возьми, пожалуйста! - Нес протянул руки вперёд, но в темноте невозможно было разглядеть, что он держит.
   - Я ничего не вижу! - заявила Иланира.
   - Тебе было бы лучше выйти на террасу, - Нес сделал несколько шагов назад, отходя от двери и освобождая проход.
   Принцесса заколебалась:
   - Может быть, это ты войдёшь внутрь?
   - Я думаю, что мне не следует заходить ночью в спальню к девушке.
   Иланира ощутила, что её лицо заполыхало от стыда. Только сейчас она поняла, как могли быть истолкованы её слова. И Нес стал первым, кто назвал её "девушкой", а не "девочкой". Принцесса порадовалась, что в сумерках не видно её покрасневших щёк, и потому смогла более спокойно и уверенно продолжить общение.
   Иланира вышла на террасу и посмотрела на то, что держал в руках Нес. Это был простой глиняный горшок с небольшим цветком. Из венчика листьев поднимался стебель с грушевидным бутоном.
   - Очень мило, - с некоторой долей разочарования произнесла принцесса и протянула руки.
   - Осторожно! - в голосе Неса появилась первая за время встречи эмоция: испуг. - Сначала просто погладь его, чтобы он к тебе привык и не укусил!
   - Укусил? Цветок? - заинтригованная принцесса медленно приблизила к растению правую руку.
   Стебель выгнулся в её сторону, бутон раскрылся на две половины, превратившись в рот с маленькими острыми зубками. Принцесса испуганно отдёрнула руку.
   - Дотронься до него, не бойся! - предложил Нес. - Погладь, и он отзовётся на ласку!
   Иланира вновь потянулась к цветку и не без внутреннего содрогания, одними кончиками пальцев, коснулась половинки его бутона. К её удивлению, несмотря на тёмное время суток, растение было тёплым. От прикосновения оно ещё больше склонилось в сторону принцессы и как будто попыталось потереться о её пальцы.
   - Ты ему понравилась, - с удовлетворением произнёс Нес. - Теперь можешь его взять!
   Левой рукой Иланира приняла глиняный горшок, а правой продолжала поглаживать бутон. Рот растения закрылся, и стебель слегка изгибался, подстраиваясь под ласки человеческой руки.
   - Спасибо за подарок! Что с ним ещё можно делать?
   - Он будет ловить мух и комаров в твоей комнате. Цветок приманивает их запахом и хватает зубами. Только ты теперь живешь в городе, где мало насекомых. Поэтому хотя бы раз в неделю подкармливай цветок кусочком мяса или яйца размером с ноготь большого пальца. Тогда же заодно и поливай. Да, и главное, не ставь горшок на солнце. Этот цветок любит тень.
   - Ясно, - принцесса попыталась всмотреться в глаза Неса, но в сумерках не смогла их увидеть. - И как долго мне ухаживать за этим плотоядным растением? До семнадцати лет?
   - Он живёт всего пару сезонов. Так что отцветёт раньше.
   - Нес, - Иланира сделала паузу, чтобы собраться с мыслями и задать мучавшие её главные вопросы, - что ты обо мне знаешь? Кто я такая? Что со мной не так?
   - Я знаю о тебе не так уж и много. Ты принцесса Иланира. И с тобой всё хорошо.
   Голос девочки задрожал от обиды и злости:
   - Нес, у меня появилось желание прямо сейчас ударить тебя этим горшком по голове. Ты надо мной издеваешься?
   - Я ответил правду на заданные тобой вопросы. Тебе не понравился мой подарок?
   - Дело не в подарке. И не в тебе. Дело во мне. Сегодня я узнала, что с рождения на что-то обречена. Из-за этого меня держат дома, словно в тюрьме.
   - Тебе до сих пор не рассказали? - в вопросе Неса прозвучала вторая за вечер эмоция: удивление, смешанное с сочувствием.
   - Мне никто никогда ничего не рассказывал! - отчеканила принцесса. - Ты из Волшебного Мира. Ты сегодня пришёл ко мне. Я приняла твой подарок. Теперь ты должен мне всё рассказать!
   - Я могу сообщить только то, что мне самому известно. Только, пожалуйста, поставь куда-нибудь горшок с цветком! Если ты вообще ничего не знаешь, то лучше выслушай меня с пустыми руками!
   - Я сейчас! - вскрикнула принцесса, метнулась в комнату, поставила горшок на письменный стол и вновь выскочила на террасу. - Ну, говори скорее!
   - Твой отец, король Ранатол, однажды отправился в дальнее путешествие на корабле. Началась буря. Корабль напоролся на риф и начал тонуть. Тогда твой отец прокричал, что готов отдать всё, что угодно, за спасение жизней тех, кто находится на корабле, включая, разумеется, и свою собственную. Его слова были услышаны. Из пучины поднялся Владыка Воды и сказал, что через семнадцать лет заберёт того, кого первого покажет королю жена при возвращении домой. Одна жизнь за жизнь многих. Ранатол согласился.
   Принцесса пошатнулась. Нес сделал неуловимо быстрое движение: обнял, удержал от падения и дал возможность опереться на ограждение.
   - Сп-а-си-бо, - пролепетала Иланира, чувствуя волнение и от рассказа, и от держащих её сильных рук.
   - Отправляясь в путешествие, твой отец не знал, что королева, твоя мама, ожидает ребёнка. Он думал, что при возвращении жена покажет ему нового слугу, или коня, или собаку. К тому же семнадцать лет - очень большой срок для расплаты. За это время что-нибудь да произойдёт. Когда король Ранатол вернулся из плавания, то первым, кого показала ему жена, оказалась новорожденная дочь.
   - Бедный папа, - прошептала Иланира.
   - Время - странная штука, - сменил тему Нес. - То оно еле тянется, а то стремительно проносится.
   - У меня есть ещё четыре года, - задумчиво проговорила принцесса.
   - Это довольно большой срок по человеческим меркам. За это время можно многое успеть.
   - Откуда ты узнал про меня и про мою историю? Обо мне рассказывают в Волшебном Мире?
   - Про тебя я узнал, когда мне исполнилось тринадцать лет. Тогда я пришел, чтобы на тебя посмотреть. Я ещё не очень хорошо открывал проход в мир людей, и потому случайно зацепил находившегося рядом единорога.
   - Так вот почему мы тогда встретились. Но зачем ты захотел меня увидеть?
   - Твоя история меня очень заинтересовала. Сегодня я подумал, что тебе тоже всё расскажут в тринадцать лет. Но, видимо, в разных мирах разные традиции. Хотя, с другой стороны, я сейчас для тебя выступил вестником правды. Так что ритуал исполнен.
   Последние фразы Неса Иланира уже не слушала. Её мысли метались в голове, путались, перемешивались, ударялись друг о друга и рассыпались осколками. "Обречённая с рождения", "семнадцать лет", "все знали и скрывали".
   Нес что-то спросил, но принцесса снова пропустила его слова мимо ушей. Лишь когда он повторил вопрос, она переспросила:
   - Что?
   - Ты ещё продолжаешь рисовать? - в третий раз терпеливо произнёс Нес. - У тебя очень хорошо получалось.
   - Рисовать? - рассеянно произнесла Иланира. - Да, я иногда рисую. Но теперь-то какой в этом смысл? Мне осталось жить всего четыре года!
   - В мире людей.
   - Что? - снова переспросила погружённая в свои размышления и переживания принцесса.
   - Ты забыла добавить "в мире людей".
   - К чему добавить?
   - К твоим словам о том, что тебе осталось жить четыре года.
   - Что?
   - Через четыре года тебя заберут в Волшебный Мир.
   Сердце Иланиры замерло:
   - Нес, ты хочешь сказать, что я не умру?
   - Владыка Воды ничего не говорил о твоей смерти.
   - Нес! - у принцессы возникло непреодолимое желание повиснуть на шее своего волшебного знакомого, и она немедленно воплотила его в жизнь.
   - Что ты делаешь? - в дрогнувшем голосе Неса прозвучала третья за встречу эмоция: растерянность.
   - Меня ноги не держат, - почти честно призналась Иланира. - Слишком много я узнала за один вечер.
   - Довольно странно, что мне пришлось тебе это рассказать. Кто-нибудь из взрослых справился бы лучше.
   - Нес, ты мне очень-очень помог. Я тебе очень-очень благодарна! - принцесса ещё крепче прижалась к волшебному существу, ей подумалось, что он - единственная надёжная опора в её зыбком и непрочном мире.
   - Знаешь, Иланира, ты... Ты очень красивая.
   Принцесса осознала, что руки Неса не только поддерживают её и не дают упасть, но ещё и обнимают.
   - Спасибо, Нес... - Иланира слегка откинула голову и немного склонила её в бок.
   - Скоро ты станешь ещё красивее, а потом превратишься в ослепительную красавицу, - голос Неса звучал бесстрастно, словно он перечислял очевидные факты.
   Когда губы волшебного создания коснулись губ юной девушки, ей поначалу показалось, что это произошло случайно, от неловкого и не рассчитанного сближения в темноте. Но потом она ощутила лёгкое требовательное давление и сама приоткрыла рот. Ей захотелось поджать обе ноги и полностью отдаться нежному напору Неса, но она побоялась, что их губы разомкнуться, поэтому осталась стоять на левой, а правую согнула в колене. Все страхи, переживания, обиды и огорчения ушли куда-то вдаль, а их место заняли удовольствие, наслаждение и восторг. Долгий поцелуй завершился небольшим приятным оттягиванием нижней губы. Иланира тяжело дышала и не могла говорить от переполнявших её чувств.
   - Спасибо тебе, Иланира, - прошептал Нес, выразив короткой фразой целый букет эмоций: нежность, ласку, признательность, понимание и сопереживание.
   - Нес, это было чудесно, - принцесса встала на обе ноги, но всё ещё ощущала слабость в коленях.
   - Не бойся Волшебного Мира, Иланира!
   - Я уже не боюсь. Если там есть ты...
   - Мы будем вместе столько, сколько ты пожелаешь.
   Иланиру удивило подобное заявление, произнесённое спокойным тоном и потому, несомненно, являющееся правдой:
   - Нес, а как же Владыка Воды? То, что сейчас между нами произошло, это ведь не просто так? Как мы будем встречаться с тобой дальше? После этого?
   Нес выпустил девушку из объятий, и её руки опали с его шеи.
   - Иланира, я сейчас не могу тебе всё объяснить. Пожалуйста, прости. Просто верь, что всё будет хорошо.
   - Я постараюсь в это поверить. Когда мы увидимся снова?
   - Очень скоро. А сейчас мне надо уходить. Не сердись на меня, Иланира!
   - Нес, я не сержусь, я просто тебя...
   Нес сделал боковой шаг влево, потом отступил назад и мгновенно исчез. Принцесса так и не произнесла последнего слова.
  
  
   2. Обречённая принцесса.
  
   Утром Иланира долго нежилась в кровати. Она тёрлась щекой о подушку, представляя, что это щека Неса. Она руками и ногами обнимала скатанное вдоль одеяло, воображая, что сжимает своего друга из Волшебного Мира. Всё произошедшее вечером казалось невероятным и прекрасным сновидением. Но стоявший на столе глиняный горшок с хищным растением свидетельствовал о реальности воспоминаний. При дневном свете принцесса увидела, что бутон цветка окрашен в насыщенный фиолетовый цвет и пронизан яркими пунцовыми прожилками.
   В дверь постучали, и принцесса поняла, что сейчас в комнату войдут фрейлины, чтобы помочь ей одеться и совершить все утренние процедуры. Иланира спрыгнула с кровати, схватила горшок и заметалась по комнате. Цветок открыл рот и, видимо, был недоволен тем, что его раскачивают и трясут.
   - Прости, прости! - сказала принцесса, пристраивая растение позади большого настольного зеркала. - Побудь пока тут! Тебе же всё равно нужна тень.
   Она едва успела отпрянуть от зеркала, как дверь широко распахнулась, и порог переступили фрейлины. Теперь Иланира смотрела на них совершенно иными глазами и по-другому воспринимала привычную пустую болтовню. Ей очень хотелось вспрыгнуть на кровать и оттуда прокричать: "Перестаньте притворяться!" Но этикет и понятия о приличном поведении так глубоко вошли в личность юной принцессы, что ей удалось сдержаться.
   После ритуала одевания и утренних процедур Иланира спустилась в пиршественный зал, где встретила родителей и братьев: трёхлетнего Раскадира и годовалого Ристогара. Семья заканчивала завтракать, а для принцессы слуги быстро принесли столовые приборы, кашу с кусочками фруктов, свежие соки, сладкие булочки, варёные яйца и ломтики запеченного в тесте мяса.
   - Доброе утро, дочка! - поприветствовал Иланиру Ранатол.
   - Доброе утро папа, мама и маленькие принцы!
   - Ты поздно встала из-за того, что праздник затянулся до самой ночи? - спросила Истоала.
   - Да, шум на площади мешал уснуть! - поспешно согласилась принцесса, радуясь так легко найденной причине опоздания.
   - Я уже давно предлагал перенести покои принцессы на другую сторону дворца, - произнёс Ранатол. - Пожалуй, пришло время этим заняться.
   - Благодарю, папа, но это не обязательно, - сказала Иланира, проглотив ложку каши. - Не так уж часто в нашем королевстве проходят праздники. Я могу и потерпеть.
   Принцессе очень хотелось добавить: "Все равно мне недолго осталось тут жить", но она снова промолчала.
   - Вчера было весело! - громко произнёс Раскадир и шумно допил сок.
   - У меня сегодня ужасно болит голова! - нарочито жалобным тоном проговорила Иланира. - Пожалуйста, можно сегодня отменить все занятия? Я бы порисовала в тишине.
   - Конечно, разумеется! - королева жестом подозвала слугу. - Сообщи учителям, что сегодня они свободны. Иланира, милая, может быть, надо позвать медиков?
   - Не беспокойся, мама, я не заболела. Просто головная боль.
   - Посмотри, дорогая, с каким аппетитом кушает наша дочка, и не волнуйся за её здоровье! - с улыбкой произнёс Ранатол. - А ты, Иланира, отдыхай, сколько захочешь!
   - Мы тебя оставим, чтобы увести Раскадира и Ристогара. Ты можешь спокойно завтракать!
   - Спасибо, папа, спасибо, мама! - искренне поблагодарила принцесса.
   Её родители и младшие братья покинули пиршественный зал. Девушка осталась одна за столом, но продолжала есть так же быстро, как и до этого. Напоследок она незаметно от слуг завернула в салфетку кусочек мяса и зажала свою добычу в кулаке.
   После завтрака Иланира сразу же направилась в свою комнату и достала из-за зеркала хищный цветок. Она погладила указательным пальцем бутон, и он отозвался на ласку. Принцесса развернула салфетку и поднесла к макушке бутона кусочек мяса. Лепестки-челюсти быстро раскрылись и жадно клацнули зубами. Иланира едва успела отдёрнуть руку, в самый последний момент сообразив, что вместе с мясом цветок захватит и её пальцы. Растение поводило раскрытым ртом из стороны в сторону, словно искало обещанную пищу. Девушка улучила момент и забросила кусочек мяса внутрь бутона. Челюсти мгновенно сомкнулись, и по растению прошла заметная дрожь.
   - Приятного аппетита! - весело пожелала Иланира.
   Она установила на мольберт чистый лист и начала делать набросок своего странного подарка на день рождения. Внезапно её пронзила резкая и болезненная мысль: "Родители вчера меня так тепло и нежно поздравляли с днём рождения, а сегодня легко оставили одну! Я словно чужая за общим столом. Я уже не считаюсь частью семьи." Рука принцессы дрогнула, и девушка не смогла продолжить рисование. Её душили обида и досада. Почему родители до сих пор ничего не объяснили и не рассказали? Если бы не Нес...
   Нес! Иланира убрала с мольберта лист с недорисованным цветком и закрепила новый. Она постаралась восстановить в памяти вчерашнюю встречу на террасе. Карандаш начал быстро двигаться по бумаге, выводя очертания двух стоявших друг напротив друга фигур. Потом на мольберте появился новый лист, на котором принцесса изобразила те же фигуры, но уже обнявшиеся. А затем на третьем листке фигуры слились в поцелуе...
   Впервые в жизни Иланира переносила на бумагу не точные подобия существующих пейзажей, предметов и существ, а свои чувства, эмоции и ощущения. Девушка сложила веером три рисунка и сама поразилась тому, как много можно разглядеть в этих быстрых набросках. Мужская и женская фигуры явно испытывали взаимную симпатию, обоюдное притяжение, нескрываемое влечение, откровенное желание.
   Принцесса убрала три рисунка в папку, чтобы они не попались на глаза зашедшим в комнату фрейлинам или служанкам. Потом вернула на мольберт лист с недорисованным цветком и продолжила медленно и тщательно выводить каждую линию. Затем наступил черёд раскрашивания, и через некоторое время изображение на бумаге практически ничем не отличалось от оригинала.
   Иланира удовлетворённо осмотрела получившуюся картину, мысленно похвалила сама себя, а потом раскрыла папку и достала три наброска с мужской и женской фигурами. Картина была реалистичной, а рисунки - волнующими, заставляющими быстрее стучать сердце. По телу принцессы прошла тёплая волна, вызвавшая приятные покалывания кожи. Не выпуская из рук рисунков, Иланира упала спиной на кровать и сжала ногами подушку. Тепло распространилось по внутренней стороне бёдер и стало подниматься к животу. Принцесса затрепетала от новых, ранее неиспытанных ощущений. Она почувствовала приятный зуд и будоражащее жжение. Её свободная рука, повинуясь не разуму, а врождённому инстинкту, сама нашла способ, как получить ещё большее удовольствие. На пике наслаждение перешло в экстаз, скрутивший сладкими судорогами мышцы и заставивший тело изгибаться и извиваться.
   Потрясённая и немного испуганная произошедшим, Иланира некоторое время пролежала на кровати без движения, раскинув руки и ноги в разные стороны. Потом она ощутила потребность в гигиенических процедурах и перед тем, как выйти из комнаты, снова спрятала рисунки в папку, добавив к ним картину с хищным цветком. Само растение заняло свое место за зеркалом.
   Днём члены королевской семьи обычно обедали отдельно друг от друга. Король Ранатол или инспектировал городские укрепления, или наблюдал за тренировками воинов, или охотился, или принимал просителей и вершил суд, или вместе с советниками изучал отчёты о доходах, торговле, урожае и пополнении казны. Поэтому он питался где-нибудь на ходу, второпях. Королева Истоала обедала в своих покоях, больше времени уделяя своевременному кормлению юных принцев. Иланира, как правило, ела в перерывах между занятиями.
   Сегодня, из-за полученного выходного дня, принцесса в сопровождении двух дежурных фрейлин неторопливо прогулялась в малый обеденный зал, располагавшийся рядом с кухней. Тут она неспешно пообедала золотисто-прозрачным куриным бульоном, отварными овощами, жареной рыбой и свежими фруктами. Машинально отправляя в рот каждую порцию пищи, Иланира не переставала думать о том, что произошло между ней и Несом вчера, и что она сама сделала с собой сегодня. Одно было связано с другим.
   После обеда принцесса очень удивила фрейлин, отправившись в дворцовую библиотеку. Раньше она никогда по собственному желанию не переступала порога этого помещения и читала только то, что задавали учителя. Теперь же Иланира сама, без помощи фрейлин и слуг, изучала корешки фолиантов в поисках нужных названий. Предложенную помощь она резко отвергла: "Пожалуйста, не мешайте мне и отойдите!"
   Принцесса знала, где находятся книги по биологии и медицине. Она даже читала некоторые из них. Только раньше подходила к изучению строения тел животных и людей формально, не выходя за рамки учебных дисциплин. Сейчас же её крайне интересовали все описания различий между мужчинами и женщинами, особенно те, которые сопровождались иллюстрациями. Фрейлины были довольны тем, что их обычно непоседливая подопечная теперь тихо перебирает и перелистывает книги, болтали друг с другом и не мешали Иланире.
   Всю вторую половину дня принцесса провела в библиотеке, покинув её ненадолго только по естественной необходимости. К тому времени, когда надо было идти ужинать, она узнала всё, что хотела, об этапах развития собственного организма и об отношениях между полами. Новые знания дополнили её недавние практические упражнения. В пиршественном зале Иланира была задумчивой и рассеянной, чем вызвала беспокойство родителей за её здоровье. Однако принцесса вновь сослалась на шумную прошлую ночь, недосыпание и болевшую голову. После ужина она удалилась в свою комнату и попросила её не беспокоить. Фрейлины, как обычно, разоблачили принцессу перед сном и ушли, полагая, что она ляжет в кровать пораньше.
   Едва дверь закрылась, Иланира зажгла все свечи в большом канделябре и поставила его перед зеркалом. А потом резкими решительными движениями скинула с себя ночную сорочку. Принцесса стояла перед зеркалом полностью обнажённая и впервые в жизни внимательно изучала собственно отражение. Раньше она лишь мельком бросала взгляды на результаты трудов портных и парикмахеров, не слишком беспокоясь о своём внешнем виде и доверяя его слугам.
   Почерпнутые из книг сведения запечатлелись в памяти и будоражили фантазии юной девушки. Она провела руками по нежному пушку, появившемуся внизу тела и на ногах. Почему Нес назвал её красивой? Иланира повернулась на месте, выворачивая шею изо всех сил, чтобы увидеть своё отражение со всех сторон. Высокая, худая, нескладная, с длинными руками и ногами, с огромными ладонями и ступнями. Принцесса готова была признать, что потом, когда талия проявится, бёдра округлятся, грудь нальётся, она, возможно, станет чуть-чуть симпатичнее. А сейчас отражение в зеркале выглядело ужасно непривлекательным.
   Внезапно у Иланиры возникла мысль о том, что Нес снова придёт к ней этим вечером. Возможно, он уже находился на террасе и в щели между шторами разглядывал освещённую свечами обнажённую девушку. Принцесса взвизгнула, бросилась в кровать и с головой спряталась под одеялом. Краска стыда, казалось, разлилась не только на лице, но по шее спустилась на грудь и плечи. Полежав немного без движения, Иланира высунула голову и посмотрела на дверь террасы. Та была закрыта, а окна плотно зашторены. Принцесса нервно захихикала, мысленно называя себя глупой трусихой. Она никак не могла решиться встать с кровати, подобрать с пола сброшенную ночную сорочку и задуть свечи. Наконец, Иланира нашла выход. Она выполнила все эти действия, завернувшись в одеяло. Потом, в темноте, лёжа на кровати, она натянула сорочку, попеременно понимая вверх разные части тела, чтобы пропустить под собой и расправить подол.
   Закончив крутиться и выгибаться, Иланира подумала, что при свете свечей могла бы ещё раз рассмотреть свои волнующие и возбуждающие рисунки. Рука сама собой скользнула вниз, но на этот раз чувствительная плоть осталась равнодушной к нажиму и поглаживаниям. Ощущения были не более приятными, чем обычные прикосновения к другим частям тела. Принцесса вздохнула, повернулась на бок и положила обе руки под щёку. Сон пришёл быстро, легко и незаметно...
   * * *
   Утром выспавшаяся Иланира была переполнена энергией и положительными эмоциями. Она доброжелательно и вежливо общалась с фрейлинами и слугами, вовремя пришла к завтраку и обрадовала родителей своим здоровым и счастливым видом. Потом принцесса отправилась на занятия. Сегодня ей преподавали экономику и ведение государственного хозяйства. Это были более сложные науки, чем история и литература, поэтому Иланире приходилось прикладывать усилия, чтобы сосредотачиваться, понимать и запоминать слова учителей. Занятия проводились в покоях принцессы в отдельной комнате, находившейся неподалёку от спальни.
   Внезапно возникший шум в коридоре отвлёк Иланиру от учёбы.
   Истошный истеричный женский вопль, казалось, пронзал стены всего королевского дворца:
   - Ааа! Он меня укусил! Ааа! Я теперь умру! Ааа!
   Иланира была поглощена расчётами налогов с пахотных земель при среднем урожае зерновых культур, поэтому не сразу поняла, чем вызван этот крик. А когда сообразила, её сердце как будто сжала ледяная костлявая рука, кожа покрылась морозными мурашками, и нежные шелковистые волоски приподнялись. Как же принцесса могла забыть, что в её отсутствие слуги убираются в комнате: протирают пыль, моют пол, выносят мусор, меняют постельное бельё? Конечно, одна из старательных служанок сдвинула настольное зеркало и обнаружила горшок с хищным цветком.
   К первому голосу прибавились и другие, женские и мужские. Все были взволнованы и постепенно перемещались в сторону королевских покоев. Иланира не знала, что ей делать. Выскочить в коридор и попытаться всё объяснить? Но врождённая гордость не позволяла принцессе оправдываться перед слугами. Да и они, всё равно, не стали бы скрывать от короля и королевы растение из Волшебного Мира.
   - А если это чудовище ядовитое?
   - Может быть, Назида, ты теперь сама превратишься в такой цветок?
   - Ну, уж руку-то тебе точно придётся отрезать!
   Женские голоса, предполагавшие самые худшие последствия укуса, удалялись и становились тише, и только истеричные вскрики служанки после каждой фразы подружек слышались почти так же громко и отчётливо.
   Мэтр-экономист Женевр, худой невысокий старичок с копной седых постоянно всклокоченных волос, прервал свои объяснения и прислушивался к шуму в коридоре. Он не удивился, когда его юная ученица встала, пошатнулась, оперлась рукой о стол, потом встряхнула головой и решительно вышла из учебной комнаты. Мэтр Женевр поспешил за ней, а в коридоре к нему присоединились фрейлины принцессы.
   Иланира не оборачивалась и даже как будто не замечала следующей за ней маленькой процессии. Она была полностью сосредоточена на доносившихся впереди криках. Толпу слуг она догнала только в королевских покоях. Её заметили, перед ней расступились. Принцесса увидела обливающуюся слезами служанку, сбивчиво рассказывающую о своей беде королеве Истоале и демонстрирующую кое-как перевязанный тряпкой указательный палец.
   Королева подняла глаза и встретилась взглядом с дочкой, стоявшей в свободном пространстве между слугами. Она поднялась с кресла и обратилась к своим ближайшим фрейлинам:
   - Карамина, Авирана, присмотрите за принцами! Не выпускайте их из комнаты! - Истоала обвела взглядом людей в своих покоях. - Мэтр Женевр, я сожалею, но сегодня занятия снова отменяются! Назида, отправляйся к медику! Пусть две твои лучшие подруги тебя проводят. Нардол, скачи к королю и сообщи, что он срочно нужен во дворце! Фрейлины и охрана, прошу вас следовать за мной! Остальным слугам я приказываю разойтись и заняться своими обычными обязанностями!
   Твёрдый и властный тон королевы, подобно водопаду ледяной воды, окатил всех собравшихся. Слуги исчезли быстро, словно пролитая на сухой песок вода. Иланира стояла на месте, не зная, что ей делать, ведь мать не упомянула её в своих распоряжениях. Однако всё разъяснилось довольно быстро. Направившаяся к выходу Истоала крепко взяла дочь за руку и потянула за собой.
   Королева шагала быстро и широко, отчего носы её туфель высовывались из-под длинного пышного подола. Иланира семенила рядом, смотрела вниз и ощущала внутреннюю пустоту. У неё не было ни страха, ни злости, ни раскаяния. Только равнодушие, безразличие и обречённость.
   - Где ОНО? - ледяным голосом спросила королева, входя в покои принцессы и втаскивая дочь за собой.
   Сзади выскочил охранник:
   - Мы вынесли его на террасу, Ваше Величество, чтобы не оставлять внутри.
   - Правильно сделали, молодцы! - похвалила Истоала.
   - Рады стараться, Ваше Величество! Прикажете принести?
   - Ни в коем случае! Я сама выйду... Мы выйдем.
   Продолжая тянуть принцессу за руку, королева вышла на террасу. Охранники выстроились с двух сторон, словно готовились защищать их от нападения. Фрейлины толпились сзади и вытягивали шеи, чтобы увидеть источник переполоха.
   Хищное растение стояло на полу террасы, освещённое солнечными лучами. Его цвета поблекли, стебель согнулся, рот бутона был приоткрыт.
   Увидев плачевное состояние своего подарка, Иланира вышла из ступора:
   - Пожалуйста, поставьте его в тень! Ему же плохо на солнце! Мама, я прошу тебя!
   Королева слегка поморщилась от отчаянной, произнесённой с надрывом и страданием, мольбой дочки.
   - Подвиньте ЭТО к ограждению! И накройте ведром!
   Один из охранников остриём меча осторожно сдвинул горшок в тень.
   - Спасибо! - слабо пискнула Иланира.
   Истоала развернулась и обратилась к свите:
   - Я прошу вас всех подождать за дверью! Мне надо поговорить с принцессой наедине. Не расходитесь, вы скоро понадобитесь!
   Фрейлины и охрана моментально отступили назад, освобождая проход с террасы в комнату. Дожидаясь, когда все выйдут в коридор, королева выпустила руку дочки и указала ей на кровать:
   - Сядь!
   Иланира послушно выполнила указание. Она боялась взглянуть на мать, но та смотрела не на неё, а, стоя в центре, медленно и внимательно обводила взглядом спальню принцессы, тщательно рассматривая все детали.
   Когда входная дверь закрылась за последним человеком, Истоала села рядом с дочкой, положила руку на плечо и резко спросила:
   - Как давно ты этим занимаешься?
   Иланира не поняла вопроса и подняла глаза на мать:
   - Чем?
   Наверно, королева прочитала в её взгляде искреннее недоумение, потому что более мягким и доверительным тоном пояснила:
   - Сколько времени ты уже общаешься с существами из Волшебного Мира?
   - Я с ними не общаюсь! - выкрикнула принцесса.
   - Иланира, такие цветы в нашем мире не растут.
   Девушка опустила голову и нехотя выдавила из себя часть признания:
   - Это было позавчера. Пришёл Нес и подарил мне цветок на день рождения.
   - И всё? - с настойчивым нажимом спросила мать.
   - И всё... - Иланира не собиралась рассказывать про поцелуй, тем более, сейчас. - Хотя нет, не всё!
   Вспомнив, что лучшая защита - это нападение, принцесса заговорила твёрдо и решительно:
   - Нес рассказал о том, что меня отдадут Владыке Воды. Он очень удивился, что вы сами не сообщили мне всё в день рождения. И если в семнадцать лет я отправлюсь в Волшебный Мир, то почему сейчас не могу встречаться с его обитателями?
   Королева задрожала и убрала руку с плеча дочки:
   - Вот, значит, почему ты вчера весь день была такой грустной и задумчивой.
   - Да, поэтому! - выпалила Иланира. - Почему вы ничего не рассказали мне раньше? Сами! Почему о своём проклятии я должна узнавать от какого-то жителя Волшебного Мира, которого увидела второй раз в жизни, а не от своих родителей?
   - Да, пожалуй, это была наша ошибка. Но, поверь, мы желали тебе только добра! Мы хотели как можно дольше оставлять тебя в неведении, чтобы ты росла спокойно и без волнений. Мы ждали, когда ты достаточно повзрослеешь и станешь готова понять... и простить. Но создания Волшебного Мира опять вмешались в твою судьбу. От них всё зло!
   - Мама, это не так! Нес очень хороший и добрый.
   Королева с подозрением посмотрела на дочь:
   - Ты же виделась с ним всего два раза. Ты сама так сказала. Или вас уже что-то связывает?
   - Нет, ничего... - Иланира опустила глаза и с ужасом ощутила, как неудержимо и предательски краснеет лицо. - Он говорил со мной очень вежливо. Он даже отказался войти в мою комнату, и мы разговаривали на террасе.
   - Отказался? - с сомнением переспросила Истоала. - В это трудно поверить...
   За дверью в коридоре послышался шум быстрых тяжёлых шагов, и раздался голос короля Ранатола:
   - Заходите! Будьте очень осторожны!
   Дверь распахнулась, и вошедший король бросил короткий взгляд на жену и дочь. Он придержал дверь, пропуская двух охранников. Один нёс большое деревянное ведро с крышкой, а на руках другого были надеты боевые перчатки из толстой кожи с металлическими пластинами, нашитыми поверх фаланг и на внешней стороне ладони.
   Нехорошее предчувствие кольнуло сердце принцессы. Приказ отца, обращённый к воинам, подтвердил её худшие опасения:
   - Отвезите мерзость за город и сожгите в мусорных ямах!
   - Папа! - вскрикнула Иланира, её взгляд замутился из-за выступивших слёз. Она хотела вскочить, но ноги не слушались, а руки матери надавили на плечи и вжали в кровать.
   Охранники вышли на террасу и вскоре проследовали обратно в коридор. Слёзы текли по щекам принцессы, она даже не пыталась их сдерживать. В открытую дверь начали осторожно и несмело заходить фрейлины и служанки.
   - Переносите вещи принцессы Иланиры в её новые покои! - распорядился король, и добавил не столько для свиты, сколько для дочки: - В этой комнате она не останется даже на одну ночь!
   - Дорогой, - спокойно и немного отстранённо произнесла королева, - существо из Волшебного Мира почти всё рассказало нашей Иланире в её день рождения. Она знает про твой договор с Владыкой Воды.
   Ранатол вздрогнул, но быстро взял себя в руки:
   - Что ж, я давно хотел всё сам рассказать, но ты мне не позволяла. В любом случае, это ничего не меняет.
   Словно цепочка муравьёв, обнаружившая источник пищи и перетаскивающая еду в свой муравейник, фрейлины и служанки начали свою работу. Каждая брала платье, статуэтку, вазу, шкатулку и выносила из комнаты, чтобы через некоторое время вернуться за новыми вещами. Охранники выносили более тяжёлые предметы: стулья, столы, кресла, комоды.
   Король Ранатол встал рядом с кроватью, чтобы не мешать движению. Он молча смотрел то на работу свиты, то опускал глаза и встречался взглядом с женой. Иланира сидела, опустив голову. Слёзы высохли. Внутри кипели стыд, злость, обида. Она считала себя незаслуженно оскорблённой и униженной перед всем королевством.
   Внезапно одна из фрейлин воскликнула:
   - Ваши Величества! Прошу вас посмотреть на эти рисунки!
   Сердце принцессы заныло и затрепетало. Только сейчас девушка поняла, что перенос вещей одновременно являлся ещё и обыском. Фрейлина подошла к королю и королеве, и Иланира увидела подол её платья с выглядывавшими из-под него пышными кружевами нижних юбок. Девушка не стала поднимать взор. Ей было ясно, о каких рисунках говорила фрейлина, и что сейчас видели родители в раскрытой перед ними папке.
   - Дорогой, это всего лишь её фантазии! - торопливо произнесла королева. - Как раз перед твоим приходом мы об этом говорили с Иланирой.
   - Да-да, - задумчиво и рассеянно пробормотал король.
   - Когда Иланира изображает то, что существует на самом деле, она делает это очень реалистично и в цвете. А эти три рисунка... Это просто фантазии!
   - Дорогая, если бы я этого не понимал, разговор сейчас был бы совершенно другим. Но ты же сама видишь, какие это фантазии. Вызови своего личного медика!
   - Дорогой... - в робком голосе Истоалы прозвучали сомнение, неуверенность и предупреждение.
   - Вызывай! - ледяным тоном четко проговорил Ранатол. - Наша дочка повзрослела быстрее, чем мы предполагали.
   Королева обратилась к ближайшей фрейлине и отдала ей приказ отыскать мэтра Сторсма и как можно скорее доставить его во дворец. Иланира застыла и заледенела. Мэтр Сторсм осматривал её всего один раз в прошлом году, когда из девочки она становилась девушкой. Тогда она была напугана выделениями собственной крови и сама желала быть обследованной, чтобы получить уверения в нормальности и безопасности происходивших с ней изменений. Теперь принцесса понимала, чем вызван приказ отца, но не покраснела, а, наоборот, побледнела и похолодела. Потому что стыд был смешан с гневом, и это второе чувство всё более и более разрасталось в сознании, подпитываемое обидой из-за недоверия к ней. Ещё Иланира боялась, что мэтр Сторсм, пожилой и очень опытный медик, по каким-то одному ему известным признакам узнает о поцелуе с Несом и о том, что делала она сама. Девушка понимала, что физически это никак нельзя увидеть и распознать. Однако страх постыдного разоблачения всё равно присутствовал и не желал отступать перед логическими доводами рассудка.
   Фрейлины, служанки и охранники заканчивали вынос вещей и мебели из спальни принцессы, оставалась только большая кровать, на которой сидели Истоала с Иланирой.
   - Идёмте в наши покои! - обратился король к своей жене и дочке.
   Он направился к выходу, а королева вновь сжала руку дочки и повела за собой.
   - Не волнуйся, Иланира, милая, ничего плохого не будет! - тихо произнесла Истоала в коридоре.
   Девушка промолчала, глядя на то, как шедший впереди отец немного повернул голову, несомненно, прислушиваясь к их разговору.
   - Хорошего тоже не будет, - пробормотала себе под нос принцесса.
   В королевских покоях Истоала для начала повела дочку в свою уборную, где принцесса смогла на некоторое время уединиться. Сидя на пустотелом "троне", вырезанном из цельного куска мрамора, девушка смотрела в одну точку и мучительно старалась очистить организм и свои мысли. Затем она воспользовалась низкой продолговатой ванночкой, кусочком ароматного мыла и мягким пушистым полотенцем. Закончив подготовку к медицинскому осмотру, Иланита была отведена матерью в маленькую комнату без окон, ярко освещённую многочисленными свечами, которые торопливо зажигали служанки, переглядываясь и перешёптываясь друг с другом. У дальней стены стояло высокое узкое кресло, обитое кожей. Изгибы кресла позволяли полулежать на нём с приподнятыми и согнутыми в коленях ногами. Перед креслом находились табурет и небольшой низкий стол.
   Служанки покинули комнату, внутри остались только королева, принцесса и две фрейлины. Иланира однажды уже располагалась в кожаном кресле и, не дожидаясь команды матери, с тяжелым вздохом взобралась на высокое сидение.
   - Приготовьте ширму! - приказала королева фрейлинам.
   Те отодвинули от стены деревянную раму на подставке с прикреплённой к ней плотной тканью и установили поперёк полулежавшей девушки на уровне талии. Теперь принцесса не видела половину комнаты с входной дверью. И вошедшие не могли видеть лица Иланиры. Всё было точно так же, как в прошлый раз. Но тогда девушка мысленно просила медика поскорее прийти, осмотреть её и вынести свой вердикт, а сейчас, наоборот, она мечтала, чтобы мэтр Сторсм никогда не появился. Её желание не сбылось. Очень скоро раздался звук открываемой двери, потом послышалась легкая поступь приближающегося человека.
   - Добро пожаловать, мэтр Сторсм! - вежливо произнесла Истоала. - Я благодарна вам за то, что вы так быстро откликнулись на моё приглашение!
   - Спасибо, Ваше Величество. Это мой долг и моя работа. Прикажете начинать?
   - Да, мэтр Сторсм, приступайте безотлагательно! Я подожду снаружи.
   Иланира услышала шелест маминого платья и её удаляющиеся шаги. Входная дверь снова открылась и закрылась. Поскрипывание табурета и глухой стук по столу позволили догадаться, что медик садился прямо перед раздвинутыми ногами принцессы и ставил рядом свой чемоданчик с набором инструментов.
   - Дамы, прошу вас помочь пациентке!
   Две фрейлины закатали подол платья Иланиры, раздвинули кружевные юбки, развязали поясную тесьму панталон и стянули их с девушки, для чего принцессе пришлось на время свести ноги вместе. После этих манипуляций Иланира сама без напоминания вновь раздвинула ноги, полностью раскрываясь перед королевским медиком.
   - Ваше Высочество, я прошу вас успокоиться и расслабиться! Вам будет легче, а мне проще.
   Принцесса не знала, как выглядит мэтр Сторсм и могла только строить предположения о его внешности по резкому, словно каркающему голосу. Он казался ей высоким, худым, высохшим и морщинистым. С седыми волосами или даже с полностью лысым черепом.
   Прохладный металлический инструмент коснулся плоти девушки. Иланира вздрогнула и едва не брыкнула ногами, однако сумела сдержаться. Ощущения ей были знакомы по предыдущему осмотру. Они не были болезненными или неприятными, скорее казались обидными и унизительными.
   - Пожалуйста, не напрягайтесь и не волнуйтесь, Ваше Высочество! - хрипло прокаркал мэтр Сторсм, и Иланире показалось, что она ощутила тепло его дыхания на внутренней поверхности своих бёдер.
   Один инструмент раздвинул внешнюю плоть девушки, другой проник глубже, осторожно обследуя все внутренние складки и края отверстия. Металл больше не холодил тело, и Иланира вдруг подумала о том, что если инструмент войдёт глубже, то это окажется не так уж и неприятно. Даже наоборот.
   - Кхм! - медик издал горловой звук, заставив девушку вздрогнуть всем телом. - Я прошу прощения, Ваше Высочество!
   Инструмент медика скользнул чуть выше и дотронулся до того места, которое вчера ласкала, гладила и сдавливала рука Иланиры. Принцесса замерла, боясь, что мэтр Сторсм догадается, насколько ей приятны прикосновения к сокровенной выпуклости, скрытой под наружной плотью.
   Внезапно Иланира представила, что за ширмой находится не мэтр Сторсм, а Нес, и её плоти касаются не металлические инструменты, а пальцы, губы и язык волшебного существа. От ярко вспыхнувшего в сознании образа принцесса занервничала и непроизвольно заёрзала всем телом. Она пришла в ужас и смятение оттого, что медик сейчас увидит её возбуждение и догадается о его причине.
   Однако мэтр Сторсм по-своему интерпретировал движения девушки:
   - Я уже заканчиваю, Ваше Высочество! Пожалуйста, не беспокойтесь!
   Медицинские инструменты перестали касаться тела Иланиры, и она мысленно вздохнула с облегчением.
   - Я благодарю Ваше Высочество за терпение и выдержку! - произнёс мэтр Сторсм. - Дамы, вы можете одеть пациентку.
   Принцесса услышала тихий звон металла и щелчок запираемого медицинского чемоданчика. Одновременно с этим фрейлины нежными и мягкими прикосновениями сдвинули её ноги и натянули на них панталоны, затем расправили нижние юбки и опустили подол платья.
   - До свидания, Ваше Высочество! - сказал королевский медик. - Я всегда к вашим услугам.
   - Я благодарю вас, - тихо ответила Иланира, стараясь не выдавать своего волнения и казаться равнодушной ко всему случившемуся.
   Мэтр Сторсм вышел в коридор. Когда за ним закрывалась входная дверь, принцесса сквозь уменьшавшуюся щель расслышала нетерпеливый громкий возглас матери:
   - Ну! Что?!
   Ответ медика девушка уже не разобрала. Фрейлины убрали ширму, и Иланира, жестом отказавшись от их помощи, сама поднялась с кожаного кресла. Она встала, не зная, что ей делать: дожидаться родителей здесь или самой выходить в коридор.
   Дверь широко распахнулась, и в комнату не просто вошла, а ворвалась Истоала. С радостным видом и сияющими глазами она подбежала к дочке и крепко сжала в объятиях.
   - Иланира, милая, любимая, единственная моя, я так тобой горжусь!
   После этого королева стала порывисто и беспорядочно целовать щёки, лоб, губы, нос и глаза дочки.
   Принцесса недовольно заворочалась и задёргалась:
   - Мама, ты что? Отпусти!
   - Прости! Прости за то, что тебе пришлось через всё это пройти. Постарайся понять нас с отцом. Дело не в том, что мы тебе не доверяли. Мы опасались, что существо из Волшебного Мира могло тебя околдовать, зачаровать и воспользоваться твоей беспомощностью.
   Иланира не знала, что на это сказать. Подобная мысль ранее не приходила ей в голову. Королева выпустила дочь, взяла за руку и потянула за собой:
   - Пойдём, нам пора серьёзно поговорить!
   Принцессе хотелось со всей возможной ядовитостью и максимальным недовольством заявить: "Наконец-то! Давно пора!" Но она лишь молча последовала за матерью. В коридоре жену и дочь дожидался король Ранатол. Фрейлины почтительно держались на некотором отдалении. Иланира порадовалась, что мэтр Сторсм уже удалился, и ей не придётся встречаться с ним лицом к лицу.
   Король с одобрительной улыбкой кивнул принцессе:
   - Я рад за тебя! Пойдём!
   Ещё на половине дороги Иланира поняла, куда её ведут. Всего несколько раз в жизни она заходила в личный кабинет отца. В этой части дворца было много придворных в дорогих одеждах или в лёгких церемониальных доспехах. При приближении королевской семьи они отступали к стенам, почтительно кланялись и произносили дежурные комплименты.
   По обеим сторонам от входа в королевский кабинет стояли охранники в полных боевых доспехах с алебардами, а в коридоре на стульях с высокими спинками сидели ожидающие приёма посетители. Перед королём, королевой и принцессой они встали, а воины отсалютовали оружием.
   Ранатол сам открыл двери кабинета, пропустил внутрь жену и дочь, после чего громко объявил, обращаясь к людям в коридоре:
   - Прошу меня не беспокоить! Дело государственной важности!
   Король вошёл, запер дверь изнутри и обернулся к королеве и принцессе:
   - Прошу вас, располагайтесь!
   Истоала и Иланира сели на стулья за круглый резной стол. Ранатол подошёл к занимавшему почти всю стену стеллажу с корешками книг и папок с документами, без долгих поисков сразу достал папку-шкатулку из двух тонких дощечек, скреплённых петлями, и положил её на стол перед принцессой. Деревянная папка была не заперта, король просто раскрыл половинки и вынул два листка плотной грубой зеленоватой бумаги.
   - Читай! - коротко произнёс Ранатол, подавая листки Иланире.
   Взволнованная до глубины души принцесса слегка дрогнувшей рукой приняла документ и прочитала на первом листе: "Сей Договор скрепляет взаимные обязательства Владыки Воды и Короля Брандизии Ранатола Второго, сына Рандамана. Владыка Воды обязуется спасти от неминуемой и неотвратимой смерти всех находящихся на борту тонущего корабля "Гордый альбатрос" (список прилагается к Договору). Король Брандизии Ранатол Второй, сын Рандамана, обязуется через семнадцать лет передать в полное и безраздельное владение Владыки Воды первое живое существо, на которое укажет ему законная жена, королева Брандизии Истоала, дочь герцога Данкора. Сие существо должно быть передано Владыке Воды в целости и сохранности, без изъянов и увечий, таким, каким оно появится в мире людей. Несоблюдение Договора одной из сторон влечёт за собой разрыв обязательств и возвращение всех заинтересованных лиц в состояние до заключения Договора". Внизу листка стояли две подписи, в одной из которых девушка узнала почерк короля.
   Пока Иланира читала, отец, заложив руки за спину, ходил по кабинету вокруг стола, а мать неотрывно смотрела на неё, будто хотела увидеть смену эмоций на лице дочки. Закончив чтение, принцесса подняла глаза и взглянула на родителей. Она была так потрясена, что не могла произнести ни слова.
   - Посмотри на вторую страницу! - сказал Ранатол, остановившись за спиной принцессы.
   Иланира послушно поменяла листки местами и увидела пронумерованный список имён тех, кто находился на борту "Гордого альбатроса".
   - Там сто пятьдесят семь человек! - хрипло проговорил король. - За тринадцать лет от старости и неизлечимых болезней умерли четырнадцать. Осталось сто сорок три.
   Принцесса повернулась к отцу, не понимая, что он хочет ей сказать.
   Ранатол издал звук, похожий одновременно на глубокий выдох и на рыдание:
   - Владыка Воды выполнил свою часть Договора. И даже сделал больше. Когда однажды пьяный воин Растон из этого списка упал в реку с моста, вода вынесла его на берег. Ещё пять моряков позже попадали в кораблекрушения, но волны поддерживали их на плаву, пока не прибывала помощь. Владыка Воды следит за всеми людьми из этого списка и не позволяет мне забыть об этом.
   До принцессы начал доходить смысл сказанного, и она похолодела.
   Король продолжил:
   - Если мы не отдадим тебя Владыке Воды, все эти люди немедленно умрут. Когда я вернулся домой, и твоя мама показала мне тебя, я готов был немедленно отдать свою жизнь взамен твоей. Но в Договоре записано, что разрыв обязательств коснётся всех заинтересованных лиц. На сегодняшний день это сто сорок три человека, включая меня самого. Иланира, это не просто моряки и воины, которые были тогда со мной. У каждого из них есть семья, жена, дети, родители, родственники и друзья.
   - Папа! - вскрикнула принцесса со слезами на глазах.
   - Иланира, дорогая моя девочка, если бы тогда, в бушующем море, на борту тонущего корабля я заранее знал о том, что Владыка Воды хочет получить мою дочь, наверное, я бы и так согласился.
   Король нагнулся, обнял сидевшую на стуле принцессу и прижался щекой к её щеке:
   - Прости, родная!
   - Я... я... я не знаю, что сказать, - пролепетала Иланира.
   - Это ещё не всё, - печально произнесла Истоала. - Дорогой, говори всё до конца!
   - Да, придётся это сказать, - Ранатол развернул стул с дочкой к себе, опустился перед ней на колени и посмотрел в глаза. - В Договоре сказано, что Владыка Воды должен получить тебя такой, какой ты рождена, без изъянов и нарушения целостности. Иланира, ты уже достаточно взрослая и понимаешь, что это значит?
   Принцесса застыла, ещё при чтении документа она догадалась, о чём в нём говорится.
   - Я должна остаться невинной... - почти без звука прошептали губы девушки.
   В этот момент Иланира вспомнила разговор слуг под террасой. Видимо, они не знали тонкостей Договора с Владыкой Воды. Испытать все радости жизни и насладиться всеми удовольствиями она не могла, не имела права.
   - Да, дочка, - подтвердил король. - Твоя невинность и твоя девственность стоят сто сорок три человеческие жизни. Поэтому мы так опасаемся за тебя. Существа из Волшебного Мира коварны и жестоки. Владыка Воды может подсылать к тебе обольстителей, чтобы Договор оказался нарушен.
   - Нет! - вскрикнула Иланира. - Не может быть! Нес не такой!
   Королева Истоала внимательно вгляделась в лицо дочки:
   - Почему ты так в этом уверена?
   Принцесса открыла рот и набрала воздух, чтобы ответить, но замерла. Она вспомнила поцелуй, рисунки, свою руку... Всего за сутки она почти сдалась. Если бы Нес пришёл к ней этой ночью... Иланира то бледнела от ужаса и отвращения к самой себе, то краснела от стыда и раскаяния. Родители наблюдали за сменой красок на лице дочери и, возможно, догадывались, какая внутренняя борьба происходит в её душе.
   Ранатол поднялся с колен, осторожно взял листки Договора из рук принцессы и помахал ими в воздухе:
   - Я живу с этой болью уже тринадцать лет. Каждый день и каждый час я заново переживаю встречу с Владыкой Воды и вспоминаю радость твоей матери, с гордостью показавшей мне новорожденную дочку. И каждую минуту я думаю о тебе. Прости, Иланира, но теперь тебе тоже придётся нести это бремя. Я хотел... мы хотели как можно позже рассказать тебе правду, чтобы сократить время твоих страданий перед уходом в Волшебный Мир.
   Перед внутренним взором Иланиры возник образ Неса, и девушка с затаённой надеждой спросила:
   - Почему вы так уверены, что в Волшебном Мире мне будет плохо? Может быть, Владыка Воды не причинит мне зла?
   Королева тяжело вздохнула:
   - Иланира, ты пока знаешь о Волшебном Мире только по детским сказкам. Мы оберегали тебя от правды. Но, видимо, время пришло. С завтрашнего дня к твоим урокам истории добавятся рассказы о взаимоотношениях людей и существ из Волшебного Мира.
  
   3. Сто сорок три жизни.
  
   Окна новых покоев принцессы выходили во внутренний двор. Небольшая площадь была вымощена каменными плитами, а узкие полоски вдоль стен заполнены тщательно подогнанными булыжниками. С внешней стороны окна защищали металлические решётки, прочно вмурованные в стены. Створки открывались внутрь спальни, и перед сном Иланира оставила щели, чтобы ночью дышать свежим воздухом.
   Рано утром принцесса проснулась от цоканья металлических подков по камням, скрежета колесных ободьев и громких криков. Девушка сжалась под одеялом, и на её глазах выступили горькие слёзы бессилия. Либо она должна спать с закрытыми окнами, либо каждое утро её станут будить приезжающие во дворец телеги с продуктами, дровами и прочими ежедневно расходуемыми вещами. Первое утро в новых покоях получилось беспокойным и нерадостным, и такими же, если не ещё более худшими, должны были стать все остальные утра, дни, вечера и ночи.
   Иланира некоторое время лежала и плакала, вспоминая события вчерашнего дня и думая о следующих четырёх годах своей жизни в мире людей. Потом её мысли переключились на список моряков и пассажиров "Гордого альбатроса". Принцесса просмотрела его мельком и не запомнила ни одного имени. Теперь ей захотелось ещё раз взять в руки Договор с Владыкой Воды и посмотреть на всех людей, жизни которых зависели от неё. Были ли среди них её охранники, а также мужья, братья, отцы фрейлин и служанок?
   Внезапно Иланира поняла, что никогда не интересовалась людьми, которые окружали её с самого детства. Они были для неё безликой массой, подразделявшейся на три основные группы: фрейлины, служанки, охранники. Особняком находились учителя. Ещё были родители и братья, но они-то считались семьёй, а все остальные - чужими. Принцесса помнила лишь несколько имён людей из своей свиты, но вряд ли узнала бы их, встретив в иной, "нерабочей" обстановке. Даже учителей Иланира различала скорее по преподаваемым ими предметам, чем по внешнему виду.
   "Всё-таки что-то со мной не так!" - подумала принцесса. Желание обойти всех людей из списка, познакомиться и посмотреть им в глаза сменилось осознанием того, что тяжкую ношу предстоит нести ей одной. Никто из находившихся на борту "Гордого альбатроса" не виноват в том, что произошло. Она не имеет права требовать от них сожалений или извинений. Они и так уже отдают ей свой долг, насколько могут. И она должна выполнить своё предназначение.
   Иланира протянула руку к стоявшему на прикроватной тумбочке серебряному колокольчику с ручкой. Она очень редко сама вызывала фрейлин. Обычно по утрам дежурные стучали в её дверь, чтобы разбудить и подготовить принцессу к ещё одному очередному дню. Но теперь всё изменилось. Новые покои, ранний шум за окном, непривычные мысли и, главное, новые знания должны были изменить жизнь Иланиры. Она не стала звонить в колокольчик, встала с кровати и отправилась в маленькую комнатку, соединённую со спальней.
   В отличие от старых покоев, где дверь в личную уборную принцессы выходила в коридор, здесь она могла совершать все гигиенические процедуры, не сообщая об этом своей свите. Пожалуй, это уединение можно было считать единственным достоинством новых апартаментов, свидетельствующим о новом этапе самостоятельной взрослой жизни.
   Совершив все необходимые утренние процедуры, Иланира начала одеваться. Впервые в жизни принцесса Брандизии сама надела короткую узкую дневную сорочку, натянула чулки, завязала на поясе и под коленками панталоны, затянула шёлковые ленты туфелек, закрепила на поясе пышные нижние юбки и постаралась влезть в платье. У неё получилось всё, кроме соединения застёжек на спине. Иланира пока не носила взрослого корсета, его функции выполняли жесткие вставки в районе груди и подмышек. Собственно, поддерживать этим вставкам было почти нечего, однако они требовали плотного стягивания платья вдоль позвоночника посредством многочисленных маленьких пуговок и петелек.
   Поняв, что самостоятельно полностью одеться не сможет, Иланира всё-таки позвонила в серебряный колокольчик. Две дежурные фрейлины появились в её комнате мгновенно, и девушка подумала о том, что им приходится сидеть в креслах возле дверей покоев принцессы, смотреть на часы и считать минуты до того момента, когда дворцовый распорядок позволит разбудить подопечную. Фрейлины заохали и заахали, разглаживая складки на чулках, расправляя нижние юбки и застёгивая пуговки на спине.
   Воспользовавшись тем, что фрейлины оказались позади неё, Иланира ровным голосом проговорила:
   - Вы знаете, что вчера произошло. И я знаю, что вы это знаете. Я больше не ребёнок. Я благодарна вам за вашу помощь. И я буду благодарна ещё больше, если вы станете относиться ко мне, как к взрослой.
   Сюсюканье фрейлин стихло, и даже их пальцы перестали застёгивать платье. Затем, едва касаясь волос, голову девушки осторожно и нежно погладила тёплая мягкая рука:
   - Мы вас очень любим, Ваше Высочество! - произнесла одна из фрейлин.
   - И мы вас очень жалеем, - добавила другая.
   - Мой брат был на "Гордом альбатросе", - сказала первая. - Его зовут Бортом. Сейчас у него жена, с которой мы лучшие подруги, и двое детей. Если бы не вы, ничего этого не было бы.
   - Как тебя зовут? - спросила Иланира.
   - Бертиста, Ваше Высочество.
   - А тебя?
   - Лариана, Ваше Высочество, - отозвалась вторая фрейлина, понимая, что вопрос обращён к ней.
   Принцесса повернулась и посмотрела на молодых женщин, запоминая их лица: цвета глаз и волос, формы носов, очертания лиц и губ.
   - Никто из моих родных не был на злосчастном корабле, - добавила Лариана. - Но от этого я благодарна вам не меньше. Вдруг я встречу и полюблю человека, которого бы не было без вас?
   При слове "полюблю" холодок пробежал по спине Иланиры, и девушка едва заметно передёрнула плечиками. Фрейлины не обратили на это внимания.
   - Мы давно хотели всё это вам сказать, но не смели нарушить королевский приказ, - произнесла Бертиста.
   - Спасибо вам за ваши добрые слова, - улыбнулась принцесса.
   - А сейчас не угодно ли Вашему Высочеству сесть на стул перед зеркалом, чтобы мы вас причесали, надели колье, серьги и диадему?
   - Угодно! - радостно согласилась Иланира.
   Первый день новой жизни оказался не таким уж и ужасным. Во время причёсывания и примерки украшений к Бертисте и Лариане присоединились служанки Разара, Дагния и Карвана. Они также высказали Иланире свои благодарности, протерли её лицо и плечи влажными полотенцами, смачиваемыми тёплой водой из серебряного тазика. Затем фрейлины подкрасили принцессе губы, подрумянили щёки, подвели ресницы, подчеркнули тенями глаза и подкорректировали брови. Иланира с интересом разглядывала своё отражение. У неё внезапно мелькнула мысль: "Что бы сейчас сказал Нес, увидев меня не в сумерках, а при ярком свете?" Девушке пришлось сделать внутреннее усилие, чтобы изгнать из сознания образ волшебного существа. Она постаралась занять себя запоминанием своих фрейлин и служанок, чтобы не забыть и не перепутать их завтра. Иланира решила относиться к этому процессу, как к обучению, как к уроку по новому предмету - человечности.
   Принцесса проснулась так рано, что пришла на завтрак в пиршественный зал раньше родителей и братьев. Слуги, извиняясь, что не все блюда ещё готовы, начали поспешно накрывать на стол.
   - Пожалуйста, не торопитесь! - громко объявила Иланира. - Я вполне могу подождать.
   Слуги перестали суетиться, привычный темп работы позволил им действовать собранно и слаженно. Принцесса с интересом наблюдала за перемещениями и движениями людей. Раньше ей казалось, что еда возникает на столе как будто сама по себе. Теперь Иланира начинала понимать, как много людей своим ежедневным трудом обеспечивают её беззаботную жизнь: крестьяне, возчики, грузчики, мясники, повара, кухарки, слуги - это только те, кого она сразу могла вспомнить. А ведь были ещё и охотники, пасечники, садовники, рыболовы, пастухи, купцы, посудомойки, уборщицы...
   Размышления принцессы прервало появление родителей и маленьких братьев. Раскадир шел, держась за руку матери, а годовалого Ристогара несла на руках нянька.
   - Доброе утро, папа, мама и юные принцы! - Иланира привстала со стула и приветственно кивнула головой.
   Король и королева пристально вгляделись в выражение лица дочери, пережившей вчера несколько глубоких душевных потрясений.
   - Ты сегодня поднялась с кровати раньше нас, - произнёс Ранатол, констатируя очевидный факт.
   - Ты хорошо выглядишь, - с радостной улыбкой заметила Истоала.
   - Пррривет, Иланиррра! - выкрикнул Раскадир. Он недавно начал правильно выговаривать звук "р", очень этим гордился и всячески подчёркивал своё умение.
   - Спасибо, папа, спасибо, мама, спасибо, Ррраскадиррр! - Иланира так похоже изобразила речь трёхлетнего принца, что родители рассмеялись, а слуги заулыбались.
   Семья приступила к завтраку.
   - Как тебе спалось на новом месте, Иланира? - заботливо поинтересовалась Истоала.
   - Благодарю, вполне нормально, - вежливо ответила принцесса, понимая, что во взрослом мире ей теперь придётся по-взрослому лгать, притворяться, скрывать свои мысли и чувства.
   - На новом месте первое время всегда чувствуешь себя неуютно, - произнёс Ранатол. - А потом привыкаешь. Ты же понимаешь, Иланира, что всё, что мы с мамой делаем, продиктовано исключительно заботой о твоей безопасности.
   - Я понимаю... - эхом отозвалась девушка, мысленно добавив к беспокойству отца ещё сто сорок три жизни, включая его собственную.
   После завтрака Иланира отправилась на занятия. Они пока должны были проходить в её старых покоях, и принцессе пришлось пройти мимо запертой двери бывшей спальни. Иланира постаралась не выдать волнения ни поворотом головы, ни даже искоса брошенным взглядом.
   Учитель истории Ланапот, пожилой мужчина среднего роста с большим "пивным" животом и отвисшими пухлыми щеками, поклонился принцессе:
   - Доброе утро, Ваше Высочество! В расписании ваших занятий произошли некоторые изменения. Я должен был встретиться с вами послезавтра, но Их Величества изволили пожелать, чтобы уже сегодня я посвятил вас в основные, так сказать, события и вехи, связывающие наш мир с миром волшебства. Поэтому я заранее приношу свои извинения, если мой сегодняшний рассказ покажется вам несколько сумбурным и непоследовательным. У меня было очень мало времени на глубокую переработку и масштабное изменение учебного курса.
   - Мэтр Ланапот, вы можете из-за этого не волноваться, - произнесла принцесса, усаживаясь за свой учебный стол. - Сейчас мне крайне интересна и полезна любая информация, которой, как внезапно выяснилось, я была лишена.
   Иланира положила перед собой чистый лист писчей бумаги, придвинула чернильницу, взяла с подставки одно из отточенных гусиных перьев и приготовилась делать записи, как обычно во время прослушивания лекций. Она подняла глаза и встретила внимательный взгляд учителя.
   - Позвольте мне высказать личное мнение, Ваше Высочество? - спросил мэтр Ланапот.
   - Да, конечно, разумеется, - ответила заинтересовавшаяся принцесса.
   - Я занимаюсь с вами уже больше трех лет. Вы всегда были старательной и прилежной ученицей. Я видел, что вам интересны мои уроки, и потому радовался и гордился, что именно мне выпала честь общаться с Вашим Высочеством. Сейчас я должен сказать, что восхищаюсь вашими самообладанием, стойкостью и мужеством, если, конечно, вы позволите использовать слово "мужество" по отношению к себе.
   - Я позволяю! - улыбнулась Иланира.
   - С сегодняшнего дня мне разрешено рассказывать вам всё, не утаивая, не искажая и не скрывая правды о событиях, про которые я раньше умалчивал. Я приступаю к этому с тяжёлым сердцем, потому что история - это не просто последовательность событий. Это войны, казни, предательства, преступления, жертвоприношения, болезни, которые калечили судьбы множества людей и приводили к бесчисленным бедствиям и жестоким страданиям. Поэтому я призываю вас собрать все свои силы и приготовиться услышать правду.
   Принцесса на миг застыла, а потом кивнула головой:
   - Я готова, мэтр Ланапот! Вы можете начинать!
   - Вы помните мои рассказы о междоусобной войне в Тамуранской империи?
   - Да, конечно. Страна разделилась на несколько непримиримых группировок, которые сражались практически до полного взаимного истребления. Сейчас на месте бывшей Тамуранской империи находится пустыня Мёртвых Песков.
   - Я вам рассказал, из-за чего началась та война, и почему она была такой жестокой?
   - Я этого не помню. Значит, вы не рассказывали.
   Учитель истории несколько раз прошёл вправо и влево перед столом принцессы, словно не решался заговорить. Потом он остановился и произнёс:
   - Два сына императора Тамуранской империи влюбились в одну и ту же женщину. Она оказывал знаки внимания каждому из них и подстрекала к свержению отца и захвату трона.
   - И братья развязали междоусобицу из-за любви?
   - Это была не просто любовь, а безумная, слепая и всепоглощающая страсть к суккубу. Вы знаете, кто такая суккуб?
   - Я слышала это слово, но ранее не интересовалась подробностями.
   - Суккуб - это существо из Волшебного Мира, похожее не прекрасную женщину. Она не просто красива, она для каждого мужчины предстаёт, как воплощение его фантазий, как сбывшаяся мечта. Мужчина ради суккуба может предать родителей и братьев, начать войну и опустошить целую страну. А суккуб лишь играет со смертными людьми, питается их страстями и эмоциями. Чем сильнее чувства, тем приятнее суккубу. А самые сильные чувства люди проявляют в любви и в убийстве.
   - Неужели другие люди не распознали в женщине суккуба? - удивилась Иланира.
   - Она обольстила и очаровала всех, кто имел власть в Тамуранской империи. Вначале она влюбила в себя императора, заставила изгнать жену и жениться на ней. Затем соблазнила сыновей императора и побудила их выступить против отца, собственного мужа. Потом приступила к сановникам и генералам.
   - А как же народ?
   - Когда проливается первая кровь, в стране начинается цепная реакция. Желание отомстить за смерть родственников и друзей, понятия о чести и справедливости заставляют всё больше и больше людей браться за оружие. Круг смерти расширяется, захватывает новые жертвы. В результате страна гибнет и превращается в пустыню.
   - Кажется, я поняла, - задумчиво произнесла Иланира. - В основе каждого исторического события, даже такого значительного, как многолетняя война, лежит какая-то личная причина.
   Учитель расплылся в широкой улыбке:
   - Вы невероятно умны, Ваше Высочество. К рассказанной мной истории я добавлю, что мужское воплощение женских грёз - инкуб - может привести к не менее трагическим последствиям.
   В сознании принцессы мгновенно вспыхнул образ Неса: загадочного, соблазнительного и притягательного существа из Волшебного Мира. Девушка застыла. Её лицо не покраснело и не побледнело, потому что Иланира не могла сосредоточиться на одном из множества обуревавших её и противоречащих друг другу чувств.
   - Я приведу Вашему Высочеству ещё один пример, - не замечая состояния ученицы, увлечённо заговорил мэтр Ланапот. - Из моих уроков и уроков географии вы, несомненно, знаете о такой стране, как Холмландия. Государство расположено на просторной низменности возле Великого океана. Я вам рассказывал, как жители Холмландии, чтобы увеличить размер своей страны, в течение нескольких столетий возводили огромные дамбы из камней и земли. В результате сейчас их государство почти на четверть больше изначальной территории. И эта четверть находится ниже уровня океана. Хотите знать, сколько стоили подобные работы?
   - Наверное, миллионы или десятки миллионов рабочих человеко-часов... - рассеянно, продолжая думать о своём, предположила принцесса. - Эта задача, скорее, подходит для урока экономики и государственного хозяйства.
   Учитель отрицательно покачал головой:
   - Эти работы стоили жизни принцессе Валамарине.
   - Что? - Иланира вздрогнула, отбросила все прочие мысли и сконцентрировала внимание на словах мэтра Ланапота.
   - Первую сотню лет строительство дамб велось неспешно и касалось, в основном, отмелей в прибрежной зоне. Освоив и отработав технологию, холмландцы приступили к созданию длинной высокой дамбы, которая должна была отрезать от океана сразу многие сотни квадратных лиг побережья. В 1621 году от основания Первого Королевства, то есть сто тридцать четыре года назад, на Холмландию обрушился ужасный шторм. Волны били в уже построенные старые дамбы и в новую, которая ещё создавалась. Причём у берегов соседних стран океан был тих и спокоен. Всем стало ясно, что буря имеет волшебное происхождение. Король Холмландии не стал дожидаться, когда волны разрушат дамбы, и вода зальёт освоенные и заселённые низины вдоль берега. Он вышел из своего дворца, спустился к бушующему океану и прямо спросил у Владыки Воды о причинах его гнева. Владыка предстал перед королём в обрамлении из белой пены и объявил, что строительство дамб считает нарушением границ своих владений и потому хочет наказать смертных, осмелившихся бросить ему вызов. Король объяснил, что старые дамбы строились задолго до его рождения, и что он даже помыслить не мог о том, чтобы оскорблять Владыку Воды. Тем более, что в сравнении с размерами Великого океана, тысяча квадратных лиг побережья - это почти песчинка на пляже. Владыка Воды оставался непреклонен, но предложил, чтобы король выкупил у него землю для своего государства. "Что же ты хочешь?! - в отчаянии вскричал король Холмландии, - Владыка Воды обладает богатствами, в сравнении с которыми меркнут все сокровища смертных королей. Что я могу предложить такого, чего у тебя нет?!" "Её!" - коротко ответил Владыка Воды и указал на юную и прекрасную принцессу Валамарину.
   - Откуда на берегу появилась принцесса? - спросила Иланира.
   - Когда на зов короля Холмландии явился сам Владыка Воды, то, конечно, собралось множество любопытных. Им было страшно. И страшно интересно. Позади короля стояли его жена и дети, приближённые, свита. Поодаль толпились крестьяне, рыбаки, моряки. Все ждали решения своей участи. И все услышали требование Владыки Воды. "Я не могу выполнить твоё условие!" - с горечью и болью промолвил король. И тогда раздался звонкий голос принцессы Валамарины: "Я могу!" Ветер стих, волны перестали разрушать дамбы, наступила тишина. Прекрасная девушка приблизилась к кромке воды и спросила: "Что я должна сделать?". "Иди вперёд!" - ответил Владыка Воды. И принцесса шагнула в океан. Дно круто уходило вниз, поэтому ей достаточно было сделать всего несколько шагов, чтобы вода сомкнулась над её головой.
   - Я умею плавать, - сказала Иланира. - И я знаю, что просто так с головой в воду войти нельзя. Обязательно всплывешь.
   - Это было волшебство, - объяснил мэтр Ланапот. - Люди на берегу замерли и оцепенели. Всё происходило на их глазах, но они как будто находились во сне, когда всё видишь и понимаешь, но ничего не можешь изменить. Принцессу Валамарину не остановили ни её отец, ни мать, ни стража. И не нашлось героя, который мог бы сразиться за неё и спасти от трагической участи.
   - Герой мог бы победить Владыку Воды? - недоверчиво спросила Иланира.
   - Такое уже случалось в древности.
   - Правда? Не может быть!
   - Конечно, тогда герой победил не самого Владыку Воды, а посланное им чудовище, но царевна была спасена, и Владыка Воды отступил.
   - Мэтр Ланапот, пожалуйста, расскажите эту историю! - попросила принцесса.
   - По правде сказать, я собирался поведать о том случае в другой раз. Я не помню точных дат и имён...
   - Да разве они так важны?! - с горячностью воскликнула Иланира.
   - С научно-исторической точки зрения именно они и важны, - улыбнулся учитель. - Однако я подчиняюсь желанию Вашего Высочества. Итак, это случилось в незапамятные времена, в одном южном царстве, которое раскинулось на берегах Внутреннего моря и на многочисленных островах. Царь владел множеством кораблей, государство богатело за счёт торговли с другими странами и перевозки транзитных грузов. И вот однажды на роскошном пиру в своём огромном дворце царь необдуманно похвалился, что его богатства и его могущество на море ничем не уступают самому Владыке Воды. Тогда оскорблённый Владыка Воды призвал из глубин огромное чудовище, которое начало топить корабли. Протрезвевший и раскаивавшийся царь умолял о прощении. Владыка Воды потребовал отдать ему прекрасную царевну.
   - Кажется, у этого Владыки Воды для любого случая одна и та же цена, - пробормотала Иланира.
   Мэтр Ланапот вздохнул и продолжил:
   - Царь был готов принести в жертву свою дочь, а вот царевна, наоборот, совершенно этого не желала. Она любила могучего и храброго воина, а он любил её. Слуги царя силой привели царевну на берег моря и привязали к скале. Царь и его свита находились неподалёку и с безопасного расстояния наблюдали, как из воды медленно и неуклюже выбиралось чудовище, чтобы забрать царевну. В это время появился возлюбленный девушки. С копьём и мечом он напал на чудовище и после долгой тяжёлой схватки одолел его. После этого он развязал царевну, и они обнялись на виду у всех. Царь с ужасом ждал новой вспышки гнева Владыки Воды, однако её не последовало. Как будто Владыка Воды устрашился подвига героя и отказался от притязаний. Воин женился на царевне, и её отец уступил им трон, раскаявшись в том, что готов был пожертвовать жизнью дочки. Корабли вновь поплыли по морю между островами, и царство ещё долго процветало, пока через несколько веков не было захвачено ордами вторгшихся дикарей. Но это уже совсем другая история...
   - Насколько я помню, орды дикарей - это наши далёкие предки, добравшиеся до Внутреннего моря в эпоху Переселения Народов. Значит, спасение царевны произошло более чем за пятьсот лет до основания Первого Королевства.
   - За пятьсот семьдесят или пятьсот восемьдесят, - уточнил учитель. - А первые контакты людей и существ из Волшебного Мира произошли так давно, что сохранились только в мифах и преданиях. В те времена люди жили бок о бок с волшебными существами. Наши миры были тесно соединены и взаимосвязаны. Но со временем людей становилось всё больше и больше, что приводило к неизбежным конфликтам. Сначала люди вели долгие войны за Великие Равнины с кентаврами, потом отвоёвывали леса у альфов и пикси. Постепенно многочисленные волшебные народы исчезали из мира людей. Лишь в труднодоступных горных районах, на которые не претендуют люди, до сих пор можно отыскать поселения гномов или семьи троллей. И ещё встречаются самые могучие гиганты-одиночки: великаны, драконы, кракены, то есть все те, кого мы называем "чудовищами". Но они не живут в мире людей, а попадают к нам из Волшебного Мира.
   - Я не понимаю, - задумчиво проговорила Иланира, не столько задавая вопрос мэтру Ланапоту, сколько рассуждая вслух, - волшебные существа в мир людей свободно приходят, а люди в Волшебный Мир - нет. Человека надо принести в жертву, чтобы его туда забрали.
   - Это не совсем так... - учитель снова походил вправо и влево перед столом принцессы. - Дело совсем не в этом...
   - А в чём? - с напряжённым интересом спросила принцесса.
   - Об этом не принято говорить. Люди обычно об этом не задумываются и не хотят этого знать...
   - Я об этом задумываюсь, я хочу это знать. Мэтр Ланапот, пожалуйста, скажите!
   - Да, Ваше Высочество, если кто-то и имеет право это знать, то вы - больше всех. На самом деле человеческий мир - это небольшая и незначительная часть Волшебного Мира. Наши предки отвоевали для нас некое пространство. Но весь наш мир не стал независимым от законов природы и волшебства. Над нами имеют власть владыки стихий и повелители функций. То, что они редко обращают на людей своё внимание - это не наша заслуга. Просто, скорее всего, мы их не слишком-то интересуем.
   - Это... очень... странно... - пролепетала потрясенная Иланира. Она всегда воспринимала человеческий мир, как основной, а Волшебный Мир считала неким дополнением с немногочисленными странными существами.
   - Наряду с миром людей существуют мир кентавров, мир альфов, мир драконов, даже мир инкубов и суккубов. Отдельные существа могут перемещаться между мирами. Ведь и люди-волшебники могут путешествовать по иным мирам. Их очень мало, но они есть. В общем-то, никто не скрывает правду о том, что наш мир - один из многих. Но большинство людей предпочитает об этом не вспоминать. Пока не сталкивается с непреодолимой силой правителей Волшебного Мира.
   - Один мой знакомый... из Волшебного Мира, когда-то давно сказал, что ему не нравится его функция. Ещё он говорил, что его дворец строится, и собственный мир формируется. Как вы считаете, он говорил правду?
   Мэтр Ланапот задумался, а потом медленно произнёс, тщательно подбирая слова:
   - Из Волшебного Мира к нам приходят разные существа. Про инкубов и суккубов, питающихся человеческими страстями, эмоциями и чувствами, я уже говорил. А ведь ещё есть пьющие кровь вампиры, оборотни-людоеды, несущие гибель призраки, проникающие в человеческие тела подселенцы. Знакомый Вашего Высочества... он мог быть кем угодно. Я знаю про Договор Его Величества Ранатола с Владыкой Воды. Ни я сам, и никто из моих родных и знакомых не был на "Гордом альбатросе". Поэтому совершенно не заинтересованно и беспристрастно я должен предостеречь Ваше Высочество от контактов с существами из Волшебного Мира. Конечно, все перечисленные мной опасные создания не посмели бы причинить вред избраннице Владыки Воды. Но... всё может происходить с его ведома или даже по его приказу. Люди для повелителей Волшебного Мира - всего лишь игрушки.
   - Чем закончилась история с принцессой Валамариной? - спросила Иланира. - Она вошла в океан, и больше её никто никогда не видел?
   - Ходили слухи, что принцессу или её призрак несколько раз встречали во дворце. Впрочем, слуги могли ошибаться. Все жители Холмландии тогда были глубоко опечалены жертвой юной красивой девушки. Семья несчастной Валамарины вначале была совершенно безутешна, но, как известно, время лечит, а жизнь продолжается. В череде фамильных портретов королевской династии Холмландии принцесса Валамарина изображена в пенно-белом свадебном платье, которое ей так и не суждено было надеть.
   Иланира представила, что в мире людей от неё тоже останется один лишь портрет, а сама она бесследно исчезнет в необъятном и безграничном Волшебном Мире, став очередной жертвой Владыки Воды. По щеке девушки скатилась слеза и капнула на чистый лист бумаги, на котором она так и не написала ни строчки.
   - Я прошу прощения у Вашего Высочества, что расстроил вас своими рассказами. Всё это была только, так сказать, присказка, или вводная часть к истории взаимоотношений людей и существ из Волшебного Мира. А сейчас позвольте мне перейти к самому началу и рассказать о том, как из Тьмы и Хаоса появились Свет и Твердь...
   Происхождение человеческого мира, возникшего, как теперь выяснилось, по долговременному плану или, наоборот, по мимолётной прихоти непостижимых властителей Волшебного Мира, не слишком интересовало принцессу. Тем не менее, она старательно записывала имена и генеалогию первых людей, которые либо были сотворены из глины, либо являлись смертными потомками высших существ. Мэтр Ланапот говорил о таких древнейших событиях, которые не имели аналогий в нынешнем времени и потому не вызывали любопытства девушки. Лишь одну важную информацию почерпнула и запомнила Иланира: властелины стихий и функций Волшебного Мира не имели собственных имён. Их называли согласно своеобразной "специализации": Отсчитывающий Время, Двигающий Звёзды, Созидатель Тверди, Мать Растений, Владыка Воды, Королева Тьмы, Светлая Мечта...
   "Кто же ты такой на самом деле, Нес?" - размышляла Иланира.
   * * *
   После перерыва на личные нужды и на обед, принцесса отправилась в большой парадный зал дворца, где, согласно расписанию занятий, должна была учиться танцам. Как ни странно, Иланира не получала удовольствия от всех изящных искусств, связанных с музыкой. Сколько ни мучились с ней учителя, с шести лет обучая игре на музыкальных инструментах, пению и танцам, принцесса нигде не проявила даже небольших способностей. Она обладала острым и чутким слухом, но нотная грамота, ритмическое деление, размеры тактов, метрические доли так и оставались для неё непонятыми и непонятными. Поэтому Иланира не торопилась на урок танца, где вновь должна была стесняться собственной неловкости и стыдиться своей неуклюжести. Она невольно замедляла шаги и ощущала, как шедшие сзади фрейлины едва не натыкались на её спину.
   Внезапно сзади послышался громкий мужской голос:
   - Ваше Высочество, Ваше Высочество! Пожалуйста, подождите!
   Даже не оборачиваясь, Иланира поняла, кто к ней обращается. Она узнала характерный гулкий бас капитана королевской охраны, и даже вспомнила его имя - Кваринол. Принцесса остановилась, развернулась на месте и увидела приближавшегося мужчину средних лет, одетого в тёмно-красный форменный камзол с вышитыми золотыми нитями знаками различия на груди и на рукавах. Кваринол был ровесником короля, однако начал седеть раньше, и серебряные пряди причудливо проявлялись среди иссиня-черных волос в его причёске и небольшой бородке.
   Фрейлины принцессы разошлись в стороны, пропуская капитана королевской охраны, и Иланира обратила внимание, какими глазами они смотрят на статного, уверенного в себе, занимающего высокий пост мужчину.
   Кваринол поклонился принцессе, придерживая левой рукой рукоятку длинного меча, висевшего в ножнах на богато украшенной вышивкой перевязи:
   - Благодарю вас, Ваше Высочество, что соблаговолили меня дождаться. По приказу Его Величества Ранатола ваш урок танцев заменён на урок в боевом зале. Вас должны были поставить в известность ещё во время обеда, но возникла путаница, когда все понадеялись друг на друга, а в результате вас никто так и не предупредил. Я приношу вам свои глубочайшие извинения, Ваше Высочество!
   - Ваши извинения приняты! - с вежливой улыбкой произнесла Иланира, внутренне кривясь от недовольства, ведь в боевом зале ей хотелось оказаться ещё меньше, чем в танцевальном.
   - Благодарю вас, Ваше Высочество! Я прошу позволить мне вас проводить.
   - Я буду вам очень признательна, капитан Кваринол.
   Капитан отступил на шаг назад и повернулся боком, давая возможность принцессе встать рядом с ним. Они вместе пошли по коридору, а фрейлины, как обычно, пристроились сзади. Иланира знала, что боевой зал располагался на первом этаже дворца рядом с жилыми помещениями, предназначенными для охранников и стражников. Однако в этом зале занимались не только простые воины, но и офицеры, придворные вельможи и даже сам король.
   Ранее, когда королевская семья жила в загородном дворце, маленькая Иланира любила наблюдать за обучением и тренировками воинов. Там занятия проходили на просторных открытых площадках, предназначенных для разных видов боевых искусств: фехтованию на мечах и шпагах, фланкированию копьями и алебардами, борьбе и кулачному бою, стрельбе из луков и арбалетов. На длинных дорожках всадники учились на полном скаку копьями попадать в маленькие деревянные мишени и мечами разрубать связки тростника.
   После переезда в городской дворец принцесса всего один раз заглянула в боевой зал, когда знакомилась с новым местом жительства. Ей там совершенно не понравилось. Внутри показалось тесно, многолюдно и, главное, отвратительно пахло потом. Закрытое помещение имело только одно преимущество перед занятиями на свежем воздухе - в неё можно было тренироваться в любую погоду. Поэтому воины и дворяне часто отправлялись в боевой зал во время затяжных дождей.
   Шагая бок о бок с капитаном Кваринолом, Иланира была вынуждена подстраиваться под него и ускорять движение.
   - Его Величество Ранатол полагает, что Вашему Высочеству крайне необходимо научиться главным и основным приёмам защиты и нападения, - говорил на ходу капитан. - Поскольку вы ещё очень юная, хрупкая и нежная, для начала мы по большей части станем заниматься теоретической частью, а к физическим упражнениям перейдём постепенно, осторожно и бережно увеличивая нагрузки.
   - Капитан Кваринол, я не хочу вас заранее разочаровывать, но должна заметить, что все мои учителя танцев говорили примерно то же самое. Вы, наверное, знаете, что многого от меня ожидать не стоит.
   - Ваше Высочество, вы слишком строги к себе и напрасно принижаете свои несомненные успехи.
   - Благодарю вас за комплименты, но я, надо честно признать, их не заслуживаю...
   - Если вы проявите желание и настойчивость, то для вас не будет ничего невозможного, - капитан широким жестом указал на открытые двери боевого зала, к которым они подошли. - Прошу вас, Ваше Высочество!
   Иланира вошла внутрь и первым делом подозрительно принюхалась, непроизвольно задерживая дыхание. Поскольку все окна в зале были открыты, запах пота ощущался не так явно, как отложилось в памяти принцессы. Кроме того, в зале находилось всего двое мужчин, в которых Иланира узнала офицеров королевской охраны. Они были одеты в плотные стёганые куртки и штаны, поверх которых были прикреплены металлические пластины, защищающие грудь, живот, плечи, предплечья, бёдра и голени. Оба офицера сделали несколько шагов навстречу принцессе, поклонились и поприветствовали её, а также сопровождавших фрейлин. Иланира машинально ответила, обводя взглядом боевой зал, который теперь показался ей огромным и довольно интересным.
   Так же, как и площадки в загородном дворце, боевой зал делился на несколько зон. Иланира увидела, что часть пола покрывают толстые матрасы, и поняла, что там обучаются приёмам борьбы без оружия. Возле стен располагались стойки со стоящим вертикально древковым оружием. Мечи, шпаги, сабли, топоры, кинжалы, арбалеты, луки, шлемы лежали на полках или висели на специальных креплениях. Также на стенах были развешаны щиты разных форм и размеров. В самом дальнем углу стояли опоры с круглыми мишенями для стрельбы. По всему залу были расставлены плоские деревянные человеческие силуэты, на которых черными крестами были выделены места, доступные для поражения воинов в доспехах: глаза, шеи, подмышки, паховые области.
   Цепким взглядом художницы Иланира отметила расположение предметов, разнообразие оружия, расстояния до мишеней. Она поняла, что все лезвия затуплены, острия скруглены, только стрелы и арбалетные болты оставались острыми.
   Капитан Кваринол подождал, давая возможность принцессе осмотреть помещение, и заговорил:
   - Самое первое и самое главное, что я прошу вас запомнить, Ваше Высочество: человеческое тело очень уязвимое и в то же время очень живучее. Вы можете нанести человеку множество внешних и внутренних повреждений, но он останется жив, выздоровеет и встанет на ноги. Или же, наоборот, вы можете нанести один-единственный удар или укол в определённую точку, и человек немедленно умрёт. И вам, Ваше Высочество, надо узнать расположение этих точек и научиться их использовать. Вы не воин, а прекрасная юная принцесса. Поэтому вы должны научиться наносить неожиданные, быстрые и смертельные удары кинжалами и стилетами. Именно они станут вашим главным оружием.
   Иланира кивнула головой, не столько соглашаясь со словами Кваринола, сколько подтверждая, что услышала их и запомнила. Капитан указал принцессе на один из столов:
   - Пожалуйста, Ваше Высочество, подойдите поближе и посмотрите на предназначенное для девушек и женщин оружие!
   Иланира раньше не думала и не знала, что в боевом зале могут тренироваться не только мужчины. Она с любопытством приблизилась к разложенному на столе оружию с короткими клинками. Её внимание привлёк тонкий обоюдоострый кинжал, которым, в отличие от стилета, можно было не только колоть, но и резать. Конечно, у него, как и у прочего учебного оружия, все острые грани были затуплены. Не спрашивая разрешения, принцесса протянула правую руку и взялась за тонкую рукоятку, обмотанную витой проволокой для удобства удержания. Иланира испытала знакомое чувство, которое приходило к ней, когда она брала в руку кисть. Это была уверенность, что инструмент является продолжением не только её руки, но и воплощением мыслей и желаний. С его помощью она могла творить всё, что захочет.
   Один из офицеров тихо сказал:
   - Ваше Высочество, вы неправильно держите рукоятку...
   Капитан Кваринол резко повернулся к говорившему и оборвал его:
   - Подождите! Её Высочество сама выберет наилучший для себя способ.
   Иланира слышала этот короткий разговор словно издали или через стеклянную перегородку. Её восприятие окружающего мира раздвоилось. Принцессе одновременно казалось, что она взяла кисть, чтобы нарисовать картину, и в то же время она понимала, что сжимает в руке кинжал. Иланира повернулась, выбрала ближайший деревянный человеческий силуэт и подошла к нему, как будто к мольберту. Рука, управляемая не разумом, а сверхчувственным восприятием, сделала несколько молниеносных выпадов. Остриё кинжала кольнуло глаза, лезвие полосонуло по горлу, потом подрезало подмышки, и затем снова последовали несколько уколов в низ живота.
   Проведя серию коротких, уверенных, стремительных движений, Иланира отступила на шаг назад, пошатнулась, прикрыла глаза ладонью левой руки, но кинжал из правой не выронила. Кваринол подскочил к девушке и придержал за плечи, не позволяя потерять равновесие. С небольшим запозданием фрейлины пришли на помощь, подхватили под локти, обняли за талию.
   - Подайте стул! - коротко приказал капитан офицерам.
   Те бросились в предназначенную для рукопашного боя часть зала и принесли оттуда один из стульев, на которых отдыхали или ждали своей очереди борцы. Кваринол и фрейлины бережно усадили принцессу, капитан мягко вынул из её руки кинжал, спокойно сжав голой рукой затупленное лезвие.
   - Что со мной произошло? - слабым голосом произнесла Иланира.
   - Ваше Высочество только что продемонстрировали высочайший уровень мастерства! - объявил капитан королевской охраны. - Вы как будто учились пользоваться кинжалом с самого рождения.
   Два офицера согласными возгласами подтвердили его слова.
   - До этого я держала в руках только складной ножик для заточки карандашей и столовый нож. Мне сейчас показалось, что я стою перед мольбертом и сжимаю в руке кисть.
   - Ах, вот, в чём дело... - Кваринол переглянулся с офицерами и с фрейлинами. Во дворце все знали об увлечении принцессы. - У Вашего Высочества явный талант не только к рисованию, но и к владению оружием.
   - Благодарю вас! - голос Иланиры окреп. - Я бы хотела попробовать ещё раз.
   - Вы уверены? - с сомнение спросил капитан.
   - Вашему Высочеству лучше ещё немного посидеть и отдохнуть, - забеспокоились фрейлины.
   - Я отдохнула и хочу продолжить! - принцесса встала со стула и протянула руку с раскрытой ладонью. Кваринол вложил в неё рукоятку кинжала. Фрейлины отступили за спину девушки.
   Иланира подошла к деревянному силуэту. В её памяти всплыли картинки из учебника анатомии.
   - Почки и печень! - сильными и точными колющими ударами принцесса "поразила" названные органы на учебной фигуре. - Бедренные артерии! Кисти рук! Сердце! Пупок!
   С каждым сообщением Иланиры и с каждым её движением опытные воины издавали всё более и более восторженные восклицания: "Отлично! Превосходно! Чудесно! Изумительно! Невероятно!" Фрейлины вскрикивали от страха при очередном ударе клинка о твёрдое дерево. Принцесса чувствовала, что её сознание и тело наполнены какой-то невероятной энергией, искристой, кипучей, выплёскивающейся в виде ударов кинжалом. Ей захотелось подержать в руках и опробовать другие виды оружия.
   Иланира обратилась к Кваринолу, указывая на соседние столы:
   - Могу я воспользоваться шпагой?
   - Желание Вашего Высочества - для меня закон! - широко улыбнулся капитан и сделал рукой приглашающий жест, проводя принцессу к столу с длинноклинковым оружием. - Попробуйте вот эту!
   Иланира положила кинжал и взяла со стола самую маленькую из шпаг. Однако и та показалась принцессе слишком тяжёлой и неповоротливой. Тем не менее, девушка восстановила в памяти движения воинов, приблизилась на три шага к деревянной фигуре, отсалютовала поднятым вверх клинком, а потом сделала молниеносный длинный выпад и попала затупленным остриём учебной шпаги точно в центр черного креста, нарисованного на шее человеческого силуэта.
   - Как?!... - воскликнул Кваринол. - Как вы это делаете, Ваше Высочество?! Это просто невозможно!
   - Я представила, что это длинная кисть, которой я хочу поставить точку на картине, - объяснила принцесса.
   - Наверное, мне надо завтра же заставить всех королевских охранников и стражников приступить к обучению рисованию, - сказал капитан. - Хотя, конечно, это им не поможет. У Вашего Высочества, как я понимаю, с детства выработались точность движений и верный глазомер. Даже странно, что вы раньше никогда не пробовали упражняться с оружием.
   - Мне никогда не хотелось учиться сражаться, - задумчиво произнесла Иланира, переполненная впечатлениями от новизны ощущений. - Мне и сейчас кажется, что я пользуюсь не оружием. Я не воспринимаю кинжал и шпагу, как металлические изделия. Для меня они - дополнение к моим рукам. Точнее, к моим желаниям. Я что-то хочу сделать, а рука с оружием всё выполняет как будто сама. Вы меня понимаете?
   - Я вас прекрасно понимаю, Ваше Высочество! То, на что лучшие воины тратят годы обучения и тренировок, вы обрели по внутреннему наитию или озарению. Именно так владеют оружием величайшие мастера клинка.
   - Я бы ещё с удовольствием попробовала выстрелить из лука, - сообщила принцесса.
   Два офицера, не дожидаясь приказа капитана, принесли лук со стрелами. Один их них надел на лук тетиву и подал его Иланире, другой протянул одну из стрел, которые держал в руках. Кваринол указал принцессе место, с которого она могла выстрелить по круглым мишеням у дальней стены. Фрейлины, тихо перешёптываясь, встали сзади.
   Иланира наложила стрелу на тетиву и двумя пальцами попыталась её натянуть. Сил тринадцатилетней девушки хватило только на то, чтобы согнуть лук менее, чем на треть от полной нагрузки.
   - Наверное, Вашему Высочеству ещё рано...
   Кваринол не договорил. Принцесса выпустила стрелу по дуге вверх. На излёте та достигла мишени и попала точно в её центр, однако из-за слабого удара наконечник не удержался в дереве, и стрела упала на пол.
   - Ваше Высочество! Вы обладаете просто невероятными способностями! - вскричал Кваринол. - Так рассчитать траекторию... Если бы я не видел собственными глазами, я бы никогда не поверил, что такой выстрел возможен.
   Польщённая принцесса вернула лук офицеру:
   - Возьмите, пожалуйста! Мне, пожалуй, рано из него стрелять. Вот, видите, на пальцах остались красные полоски от тетивы!
   - Вашему Высочеству необходимо немедленно отправиться к медику! - тотчас забеспокоились фрейлины.
   - Я думаю, что это недостаточный повод для лечения! - резко отреагировала Иланира, потому что после вчерашнего осмотра мэтра Сторсма любое упоминание о медиках вызывало раздражение.
   - Не угодно ли Вашему Высочеству попробовать арбалет? - спросил офицер, державший так и не использованные стрелы.
   - Я с признательностью принимаю ваше предложение! - принцесса сразу заговорила вежливо, вновь ощущая искрящуюся энергию внутри тела и сознания.
   Офицеры унесли лук и заменили его на арбалет с короткими металлическими стрелами-болтами. С помощью рычажного механизма арбалет был взведён для выстрела и заряжен болтом.
   - Осторожно, Ваше Высочество! - со всей возможной убедительностью проговорил офицер, подавая Иланире смертоносное боевое оружие. - Прошу вас направлять арбалет только в сторону мишеней!
   - Благодарю вас, именно так я и намеревалась поступить, - с лёгкой иронией отозвалась девушка.
   Иланира приладила приклад к плечу, сдвинула правую ногу назад для лучшего упора, прицелилась и нажала на спусковой рычажок. Когда болт почти наполовину вошёл в центр мишени, принцесса подумала, что, наверное, смогла бы попасть и без своих внезапно обретённых способностей. Сила выстрела была такова, что болт летел почти по прямой линии.
   - После вашего невероятного выстрела из лука я нисколько не сомневался, что и с арбалетом вы превосходно управитесь, - произнёс капитан королевской охраны. - Я сегодня собирался рассказать вам про основы владения кинжалом, но, оказалось, что это вы преподали нам урок мастерства сразу в четырёх видах оружия.
   - Я бы попробовала и другие... - Иланира вновь обежала взглядом учебный арсенал боевого зала. - Но я реально оцениваю свои силы и понимаю, что ничего тяжелее тонкой шпаги пока не могу использовать.
   - Ваше Высочество обладает мудростью и феноменальными способностями! - с искренним восхищением сказал Кваринол. - Позвольте на этом закончить сегодняшнее занятие. Мне понадобится некоторое время, чтобы осмыслить произошедшее и полностью изменить программу ваших тренировок.
   - Благодарю вас за столь высокую оценку, - Иланира коротко кивнула головой. - Мне тоже нужно подумать над своими ощущениями и возможностями.
   - Я провожу вас в ваши покои! - предложил Кваринол.
   - Меня проводят мои фрейлины, - вежливо отказала принцесса.
   Иланира ещё раз кивнула в ответ на низкие поклоны офицеров и капитана, после чего покинула боевой зал. Была одна важная причина, по которой девушка торопилась избавиться от мужского общества. В боевом зале она быстро привыкла к запаху чужого пота и перестала его замечать, но после энергичных физических действий её собственное тело стало влажным, а нижняя сорочка и панталоны липли к коже.
   Принцесса сразу направилась в свою ванную комнату, где фрейлины и служанки помогли ей раздеться и совершить необходимые омовения. Затем Иланира переоделась в чистую одежду, немного посидела перед мольбертом с чистым листом бумаги, но так и не притронулась ни к карандашам, ни кистям. Приближалось время ужина, и принцесса в сопровождении свиты проследовала к пиршественному залу. С родителями и братьями она встретилась у входа в коридоре.
   - Иланира, милая моя дочка! - радостно воскликнул король, ускоряя шаги навстречу и раскрывая объятия. - Капитан Кваринол со всеми подробностями доложил мне о твоих невероятных способностях. Он глубоко потрясён и просто шокирован тем, как ты владеешь оружием.
   - Я сама удивлена, - пискнула Иланира, сжатая сильными отцовскими руками.
   - Капитан Кваринол сказал, что твои успехи связаны с рисованием, - сказала королева, гладя затылок девушки.
   - Да, держать в руках кисть и кинжал мне одинаково легко и интересно.
   - А стрельба из лука и арбалета? - Ранатол взял дочь за плечи и немного отстранил, чтобы взглянуть в глаза.
   - Капитан Кваринол предположил, что у меня хороший глазомер, - ответила Иланира.
   - Скорее всего, он прав! - с улыбкой произнёс король. - Давайте же скорее приступим к ужину, и пусть он сегодня для нашей счастливой семьи станет праздничным!
   Устаиваясь за столом, принцесса не стала напоминать о том, что её собственное счастье закончится менее, чем через четыре года. Хотя... Она вспомнила спокойного и уверенного в себе Неса и внезапно представила, как он сражается за неё с Владыкой Воды. Подобная идея так захватила Иланиру, что полностью вытеснила из сознания все остальные мысли. Девушка машинально ела и пила, что-то односложно отвечала на вопросы родителей. Образ двух сошедшихся в поединке властителей Волшебного Мира становился всё отчётливей, обрастал деталями и подробностями.
   Королева Истоала, внимательно разглядывая дочь, произнесла:
   - Иланира, у тебя такое вдохновенное и мечтательное выражение лица. Обычно это означает, что ты продумываешь новую картину.
   - Да, мама, ты совершенно права! - отозвалась принцесса. - Я хочу нарисовать пейзаж, и сейчас восстанавливаю в памяти парк загородного дворца.
   - Мы с удовольствием посмотрим на твоё новое произведение, дочка! - сказал король. - А завтра в боевом зале я бы хотел лично посмотреть, как ты великолепно владеешь оружием.
   - Мы тоже с интересом на это посмотрим, - поддержала мужа королева, под словом "мы" подразумевая себя и маленьких принцев.
   - Да, хорошо... - рассеянно ответила Иланира, мысленно рисуя завитки волн, окружающие поднимающегося из океанской пучины Владыку Воды.
   После ужина принцесса быстрым шагом отправилась в свои покои. Вечерело, и Иланира распорядилась, чтобы служанки зажгли свечи во всех канделябрах комнаты, служившей одновременно приёмной, кабинетом и студией. Убедившись, что освещения для рисования вполне достаточно, она с помощью фрейлин сняла дневное платье и осталась в ночной рубашке и накинутом на плечи халате. В этой лёгкой и свободной одежде ей было приятно и уютно. Свита оставила принцессу в одиночестве, и девушка с карандашом в руке подошла к мольберту, невольно вспомнив, как днём приближалась к человеческому силуэту с кинжалом.
   Левая часть картины, на которой Иланира собиралась изобразить Владыку Воды, получилась легко, быстро и непринуждённо. На вершине высокой волны по колено в пене стоял атлетически сложенный мужчина средних лет с длинными развевающимися волосами, густой бородой, нахмуренными бровями, грозно сверкающими глазами, и замахивался трезубцем на длинной рукоятке, который держал двумя руками. С правой половиной было труднее. Сначала Иланира сделала лёгкий набросок пологого берега с очертаниями фигуры молодого человека. Потом она решила, что противник Владыки Воды должен находиться выше, и изобразила обрывистую скалу, на вершине которой стоял воин с мечом в руке. Немного подумав, девушка решила, что Нес совершенно не похож на воина. Скорее, он напоминал волшебника. Поэтому Иланира облачила его в длинную мантию, а вместо меча пририсовала длинный посох с большим драгоценным камнем на верхнем конце.
   Принцесса отступила на два шага и критически осмотрела своё творение. Ей не понравилась композиция. Получалось, что трезубец Владыки Воды метит в основание скалы, а похожая на каменный выступ фигура Неса в ниспадающем балахоне указывает посохом в небо. Не было ощущения напряженной смертельной схватки. Кроме того, Иланира задумалась о том, надо ли изображать на картине саму себя. И если рисовать, то где? На скале за спиной Неса, под его защитой и покровительством? Или рядом - со шпагой в одной руке и с кинжалом в другой?
   Посмотрев на оплавленные огарки свечей, Иланира поняла, что уже довольно поздно. Образы в голове путались, линии на картине двоились, глаза слипались. Принцесса решила, что утром продолжит работу над картиной со свежими силами и мыслями. Она прошла по комнате, задула свечи, направилась в спальню, сбросила халат и легла на кровать. Иланира несколько раз перевернулась с бока на бок, продолжая проигрывать в памяти волнующие события сегодняшнего дня. Когда сознание стало успокаиваться, уступая место бездумной расслабленности перед погружением в сон, в комнате раздался тихий голос.
   - Иланира, пожалуйста, проснись! Иланира!
   Принцесса от неожиданности вздрогнула, села на кровати, одной рукой выставила перед собой одеяло, словно щит, а другой потянулась за серебряным колокольчиком.
   - Иланира, это я, Нес. Прости, что вошёл к тебе без приглашения. Но это очень важно.
   Девушка наконец-то нащупала спасительный колокольчик и сразу же почувствовала себя увереннее.
   - Нес, что ты тут делаешь?!
   - Я ничего не делаю, - ответил ночной гость и отступил на несколько шагов назад. - Я узнал нечто очень важное, и решил тебя предупредить.
   - Ты забрался ночью в мою спальню. Я сейчас вызову охрану!
   - Пожалуйста, дай мне всё сказать, и я сразу уйду...
   - Кто ты, вообще, такой? - не успокаивалась Иланира. - Инкуб, вампир, призрак?
   - Я... я не могу тебе сказать. Я... ещё хуже...
   - Ещё хуже?! - ахнула девушка, нервно стискивая рукой край одеяла - свою единственную защиту.
   Нес отступил дальше, почти растворившись в темноте, в его голосе прозвучали нотки смятения и неуверенности:
   - Нет, не в том смысле... Я, кажется, неправильно выразился. Не сам я... моя функция...
   - Да что же у тебя за функция такая?! - воскликнула принцесса.
   - Ты обязательно о ней узнаешь... Но пусть это скажет кто-нибудь другой.
   - Если ты сам не можешь мне сказать даже это, то зачем тогда явился?
   - Я прочитал Договор Владыки Воды с королём Брандизии. Там есть такие требования, о которых я не знал раньше.
   - Я тоже прочитала Договор! - с вызовом заявила Иланира.
   - Да?! - в голосе Неса прозвучало облегчение. - Ты говорила, что тебе в день тринадцатилетия ничего не рассказали, и я подумал...
   - Мне родители всё рассказали вчера. И всё объяснили.
   - Это очень хорошо, что теперь ты всё знаешь. То есть, наверное, для тебя это пока не хорошо. Стать выкупом за жизни многих людей, это, конечно, тебе неприятно.
   - "Неприятно" - не совсем подходящее слово! - принцесса подалась вперёд. - На мне бремя жестокого проклятия, я в безысходном отчаянии, я - самый несчастный человек в мире!
   - Ты всё совершенно неправильно поняла, - спокойно произнёс Нес. - Договор - это твой пригласительный билет в Волшебный Мир.
   - Ничего себе - "билет"! Я стану очередной игрушкой Владыки Воды.
   - Кто тебе это сказал? - Нес сделал несколько шагов вперёд.
   - Стой на месте! - вскрикнула принцесса, вытягивая перед собой серебряный колокольчик. - Не важно, кто и что мне сказал. Я представляю, ЧТО меня ждёт в Волшебном Мире.
   - Как бы я хотел тебе всё рассказать! - сквозь невозмутимость Неса пробились огорчение и сожаление. - Но я связан обещанием. Чтобы объяснить тебе, что ничего плохого с тобой не случится, я должен нарушить своё слово. А если я его нарушу сейчас, то в будущем ты уже не сможешь мне полностью доверять.
   Взгляд Иланиры перешёл с тёмного силуэта ночного гостя на белевший в дверном проёме лист, прикреплённый к мольберту. Принцесса никогда не закрывала двухстворчатые двери между спальней и приёмной-кабинетом-студией. Нес не мог видеть рисунок, потому что тот находился сбоку и сзади от него.
   Принцесса постаралась спокойно и обдуманно задать самый важный вопрос:
   - Нес, ты же не просто так приходишь ко мне. Я догадываюсь о твоих чувствах и, возможно, сама испытываю к тебе такие же. Скажи, ты будешь за меня сражаться с Владыкой Воды?
   - Я?! - в выкрике Неса прозвучала крайняя степень изумления. - Конечно же, нет!
   Ответ существа из Волшебного Мира показался Иланире вылитым на неё ведром ледяной воды.
   - Тогда уходи немедленно! - холодно, тщательно скрывая горечь и страдание, повелела принцесса.
   - Иланира! - с отчаянием воскликнул Нес. - Ты опять всё неправильно...
   - Я не желаю тебя слушать! Я не хочу тебя больше видеть! Оставь меня в покое! - с каждой фразой девушка ощущала усиливавшуюся боль, словно внутри неё рвались какие-то жизненно важные связки и органы.
   - Прости!... - Нес схватился за голову обеими руками. - Чтобы надеяться и рассчитывать на твоё доверие в будущем, я должен сейчас промолчать и его лишиться.
   - Уходи! Уходи! Уходи! - как заклинание, повторяла Иланира.
   - Я ухожу, потому что тебя люблю... - тёмный силуэт сместился влево и исчез.
   - А я тебя нена... - девушка захлебнулась рыданиями. Она откинулась на кровати и стала биться в одеяле и подушках, пытаясь хоть как-то заглушить душевную боль.
  
   4. Ледяная пустота.
  
   Утром Иланира вновь проснулась от шума во внутреннем дворе. Ей показалось, что она едва прикрыла глаза, всю ночь промучившись без сна, и вот уже за окнами разливался солнечный свет. Через распахнутые настежь двери в студию Иланира увидела прикреплённый к мольберту лист с незаконченным наброском картины. Принцесса порывисто вскочила, пробежала по полу босиком, сдёрнула лист и разорвала его на множество клочков. Потом она направилась в туалетную комнату и выбросила обрывки в унитаз. А затем, задрав подол ночной рубашки, села сверху и смыла их в водосток своей собственной жидкостью. Подобный процесс она посчитала очень символическим.
   - Глупая девчонка! - вслух обругала себя Иланира. - Наивная дурочка! Мечтательная фантазёрка!
   Принцесса спустила воду, вымыла руки, почистила зубы, умылась и начала самостоятельно одеваться, вызвав фрейлин только на самом последнем этапе для скрепления застёжек платья на спине.
   - Ваше Высочество выглядит утомлённой и печальной, - заметила одна из фрейлин, немного полноватая светловолосая девушка по имени Вивала.
   Остальные поддержали её, беспокоясь о самочувствии и здоровье принцессы.
   - Благодарю вас, мои заботливые компаньонки! - с грустной полуулыбкой произнесла Иланира. - У меня сейчас непростой период в жизни. Поэтому я прошу вас накрасить меня так, чтобы никто не заметил признаков недосыпания!
   - Конечно, Ваше Высочество! Несомненно! Обязательно! - свита принцессы заволновалась и засуетилась. - Вы будете выглядеть великолепно, как всегда!
   Фрейлины со служанками применили все свои знания и умения, так что к завтраку принцесса Брандизии явилась свежей, румяной, с ясными глазами и с улыбкой на устах.
   Король обратился к королеве:
   - Посмотри, дорогая, наша дочка расцветает прямо не по дням, а по часам!
   - Наверное, это потому, что вокруг неё больше нет заговора молчания. Честность и открытость помогут Иланире пройти трудный период взросления.
   - Папа, мама, я бы хотела у вас кое-что спросить, - девушка смотрела прямо на родителей, и они смущённо переглянулись, отведя глаза от дочки.
   - Спрашивай всё, что угодно, милая! - с едва заметным напряжением в голосе произнёс Ранатол.
   - Зачем меня с детства обучают, как принцессу, если мне это вряд ли пригодится?
   Король и королева снова обменялись взглядами, но на этот раз в них виднелась радость. Должно быть, ранее они боялись совсем другого вопроса. Истоала кивнула, и заговорил Ранатол.
   - Иланира, драгоценная моя дочь, есть такое слово "надежда". Именно надежда на то, что всё может измениться к лучшему, позволяет людям не опускать руки, продолжать жить и не прекращать борьбу за своё счастье.
   Королева подхватила:
   - Мы надеемся, что до твоего семнадцатого дня рождения что-нибудь произойдёт. Владыка Воды может сжалиться...
   Король продолжил:
   - Или найдётся герой, который, подобно воинам из древних народов или рыцарям из наших предков, выйдет на бой с порождениями Волшебного Мира.
   Слово вновь взяла Истоала:
   - Вот поэтому, Иланира, ты должна быть готова ко всему. Тебя ждёт великая судьба! - на глазах королевы блеснули слёзы. - Какой бы она не была...
   - И именно поэтому мы решили научить тебя пользоваться оружием, - добавил Ранатол. - Впрочем, как выяснилось, ты и так уже превосходно им владеешь и после завтрака нам это продемонстрируешь!
   Немного передохнув после приёма пищи в каминном зале с большими мягкими диванами и поговорив о том, какие ещё науки должна изучить принцесса в последующие четыре года, королевская семья проследовала в боевой зал. Трёхлетний Раскадир и годовалый Ристогар, конечно, ещё ничего не понимали и не могли порадоваться успехам сестры, однако нянечки и сиделки несли их следом за королевой.
   В боевом зале королевскую семью и сопровождавшую их смешанную свиту поджидали капитан Кваринол и четыре офицера охраны, двое из которых уже были знакомы принцессе. Для родителей и братьев принцессы, а также для фрейлин, служанок и нянек были поставлены стулья, а позади встали невесть когда и откуда появившиеся придворные сановники. Когда Иланира подошла к столу с короткоклинковым оружием и обернулась назад, то увидела несколько десятков человек, внимательно следивших за каждым её движением.
   Принцесса постаралась собраться и сосредоточиться, взяла со стола вчерашний кинжал и сразу поняла, что у неё ничего не получится. Рукоятку она сжала не как кисть для рисования, а именно так, как полагалось держать оружие. От этого большой и указательный пальцы неудобно упёрлись в перекрестье, ладонь не сливалась с проволочной обмоткой. Исчезли естественность и непринужденность, которые превращали кинжал в предмет, управляемый мыслями, а не мышцами.
   Иланира покрылась холодным потом от ужаса. Она вновь искоса взглянула назад, на множество собравшихся людей, и поняла, что сейчас её ожидает небывалый позор, возможно, ещё больший, чем обыск в спальне и осмотр мэтра Сторсма. Руки принцессы задрожали, а глаза начали наполняться слезами.
   - Что случилось, Ваше Высочество? - заботливо спросил стоявший рядом капитан Кваринол. - Вчера вы держали кинжал по-другому.
   - Именно в этом всё и дело, - принцесса постаралась взять себя в руки и попыталась выпутаться из неприятной ситуации. - Вчера я действовала не обдуманно, а следовала наитию. Сегодня я хочу использовать оружие правильно.
   - У Вашего Высочества должно всё получиться! - заверил капитан.
   Принцесса направилась к деревянному человеческому силуэту, ощущая, как вихляют и заплетаются длинные ноги, как неуклюже болтаются слабые тонкие руки.
   Иланира остановилась в двух шагах от мишени, тяжело вздохнула и тихо произнесла:
   - Нет, у меня ничего не выйдет...
   Следовавший рядом Кваринол бодрым тоном постарался поддержать принцессу:
   - Вы просто попробуйте, Ваше Высочество! Может быть, вчерашнее озарение вновь к вам вернётся.
   Иланира сделала шаг вперёд и ткнула кинжалом в середину силуэта. Рукоятка вывернулась из руки, девушка вскрикнула от резкой боли в сломанном ногте, оружие упало на пол. По толпе собравшихся зрителей прошелестел шёпот недоумения. Совсем не это ожидали увидеть люди.
   Кваринол быстро нагнулся, поднял с пола кинжал и обратился к королю и королеве:
   - Ваши Величества! Её Высочество, возможно, вчера слишком утомилась, проявляя чудеса владения оружием. Сегодня ей необходим отдых. Ещё ей нужно время, чтобы привыкнуть к своему проявившемуся таланту.
   Иланира во время этой речи прислушивалась к себе и с ужасом понимала, что вчерашней искрящейся и бурлящей энергии в ней больше нет. Исчезли лёгкость и уверенность в своих силах. Исчезло волшебство... Принцесса застыла, осознав смысл последнего слова. Волшебство! Сегодня Иланира не просто страдала от недосыпания. Причиной её слабости было расставание с Несом. Девушка вновь вспомнила тот ужасный момент, когда она выгоняла Неса, а внутри у неё как будто что-то разрывалось и ломалось.
   Боль от переживаний накрыла Иланиру. Девушка безвольно опустилась на пол, подогнув под себя ноги и закрыв лицо ладонями. Словно сквозь полупрозрачный толстый мешок она видела тени и силуэты подбежавших людей, слышала их приглушённые неразборчивые крики. Принцесса не реагировала на окружающий мир, она была полностью поглощена внутренней мукой.
   - Я прогнала Неса, - прошептала Иланира. - Я избавилась от него, от любви, от волшебства. Как же мне теперь плохо!
   Возможно, её слова были услышаны. Множество рук подхватило принцессу, подняло с пола и куда-то понесло. Но она этого не понимала и не чувствовала. Девушка потеряла сознание...
   Несколько раз Иланира приходила в себя. Она поняла, что её принесли в собственную спальню, раздели и уложили в постель. Потом вновь последовал провал в памяти, и принцесса очнулась оттого, что её осматривали королевские медики. К одному из них обращались "мэтр Сторсм", он был низенький, полный, с короткими густыми вьющимися волосами, с толстыми, похожими на розовые сосиски, пальцами, его голос напоминал резкое карканье ворона. Девушке уже было всё равно, и она снова провалилась в небытие.
   Когда Иланира открыла глаза, то увидела, что окна зашторены, а в канделябре на столе зажжена всего одна свеча.
   Откуда-то сбоку донеслось громкое женское восклицание:
   - Её Высочество проснулись!
   Принцесса невольно поморщилась от ударившего по ушам звука. Но у неё не было сил даже на то, чтобы попросить говорить тише.
   В коридоре за дверью сообщение повторил мужской голос охранника:
   - Её Высочество проснулись!
   В поле зрения Иланиры возникла Лариана. Фрейлина нежно погладила голову девушки, убрала со лба волосы и положила влажное прохладное полотенце. Это было очень приятно, и принцесса раздумала ругать Лариану за громкий крик. Она поняла, что фрейлина дежурила рядом с её кроватью, ожидая пробуждения.
   - Сейчас уже вечер? - слабым, едва слышным шёпотом спросила Иланира.
   - Скоро рассвет, Ваше Высочество, - ответила Лариана.
   - Мне надо... - принцесса сделала попытку приподняться, - ...надо туда! - она мотнула головой в сторону двери, ведущей в уборную.
   - Не вставайте, Ваше Высочество! - взволнованно воскликнула фрейлина. - Я вам помогу!
   Лариана нагнулась и достала из-под кровати сосуд, назначение которого Иланира сразу поняла.
   - Нет-нет-нет! - запротестовала принцесса. - Я сама! Я хочу встать! Помоги мне!
   В это время в комнате появились ещё две фрейлины: Бертиста и Фалвия, а также служанки: Разара, Зилна и Нарда. Шесть девушек захлопотали вокруг поднимающейся с постели Иланиры. Каждое движение давалось принцессе с трудом, однако она заставила себя спустить ноги на пол, упереться руками в край кровати, встать и сделать несколько шагов. Фрейлины и служанки поддерживали её под руки и обнимали за талию.
   - Благодарю вас, мне уже лучше! - проговорила Иланира, когда перед ней открыли дверь туалетной комнаты. - Дальше я справлюсь одна!
   Действительно, силы возвращались к принцессе, и она была способна передвигаться самостоятельно. Устроившись на "троне", расслабившись и ожидая наступления облегчения, Иланира помассировала руками виски и брови.
   - Какой стыд, Ваше Высочество, - обратилась принцесса сама к себе. - Стыд и позор на всю Брандизию, а также на соседние королевства. Хорошо, что я не общаюсь с другими наследниками, и мне не придётся краснеть, слыша за спиной их шёпот. Мне надо всего лишь потерпеть менее четырёх лет, и всё закончится. Закончится ВСЁ...
   Иланира вымыла руки, умылась и открыла дверь в спальню. Зажженных свечей стало больше, в их свете принцесса увидела родителей, кое-как второпях одетых, со следами волнения и недосыпания на лицах. Фрейлины и служанки, опустив головы, покаянно переминались с ног на ноги. При появлении принцессы они чересчур торопливо подхватили её под руки.
   - Как вы могли позволить ей встать! - гневно повысил голос король. - Она же едва держится на ногах!
   - Это было моё желание, фрейлины и служанки не виноваты! - тихо, но твёрдо произнесла Иланира и ощутила, как её руки благодарно сжали ладони девушек из свиты.
   Королева шагнула навстречу дочери, взяла её лицо в ладони и взглянула в глаза:
   - Как ты себя чувствуешь, моя милая Иланира?
   - Спасибо, мама, уже лучше.
   - Приляг на кровать и отдохни!
   - Я уже довольно долго пролежала, - попыталась улыбнуться принцесса.
   - Пока ты такая слабая, тебе надо лежать. Медики не знают, в чём причина твоего недомогания. Случается, что девочки в твоём возрасте теряют сознание. Это связано с происходящими в организме изменениями. Но твоя слабость, скорее всего, вызвана какой-то другой причиной.
   Истоала выпустила дочь, чтобы она могла продолжить путь к кровати, а Ранатол с заметным внутренним напряжением проговорил:
   - В беспамятстве и в бреду ты повторяла слова "Нес" и "волшебство".
   Иланира, поддерживаемая свитой, села на кровать, опустила голову и проговорила, глядя в пол:
   - Вчера... точнее, уже позавчера вечером ко мне приходил Нес. Я его выгнала. Навсегда. Со всем его волшебством. Именно поэтому у меня всё валится из рук. И даже я сама...
   - Родная моя! - вскрикнула Истоала, села рядом на кровати, крепко стиснула дочь и прижала к себе.
   Фрейлины и служанки старательно делали вид, что их в комнате нет.
   Король с гневом, обращённым на врагов из Волшебного Мира, сказал:
   - Медики предположили, что ты была околдована. Но ты нашла в себе силы разорвать паутину чар. Или...
   - Что "или"? - принцесса вскинула голову и посмотрела на отца.
   - Я вчера тоже кое-что сделал...
   - Что?
   За мужа ответила королева Истоала:
   - Вчера твой отец с Договором в руке спустился к реке и потребовал, чтобы Владыка Воды оградил тебя от посягательств существ из Волшебного Мира. Забрать тебя в семнадцать лет он имеет право, а позволять преследовать, изводить и мучить до наступления срока, значит, нарушать Договор.
   Принцесса переводила взгляд с отца на мать и обратно.
   - Вода в реке плеснула фонтаном на высоту моего роста, - глухо произнёс король. - Владыка Воды не явился, но подал знак, что услышал меня. Иланира, моя драгоценная дочь, теперь ты можешь ничего не бояться и ни о чём не беспокоиться!
   - ...До семнадцати лет... - слабым эхом добавила принцесса.
   Король сразу как будто сжался, ссутулился и постарел:
   - Ты права, моя любимая дочка... И ещё кое-что: я послал гонца за волшебником Капердином, который сейчас гостит в соседней Фаренции.
   - Настоящий волшебник? - разум Иланиры проявил небольшое любопытство, хотя эмоционально девушка по-прежнему оставались холодна и равнодушна.
   - Самый, что ни на есть, настоящий! - с наигранно-преувеличенным энтузиазмом подтвердил Ранатол, как будто разговаривал с ребёнком.
   - Наверное, я должна сказать "спасибо", - принцесса склонила голову. - Встреча с волшебником может быть интересной...
   - Иланира, ты опять засыпаешь, - королева провела ладонью по волосам дочери. - Сейчас тебя покормят куриным супом, дадут немного лёгкого вина, а ты после еды сразу ложись и отдыхай! Мы не будем тебе мешать. Тебе сейчас необходим спокойный и крепкий сон.
   Повинуясь жестам короля, одна фрейлина и две служанки выскользнули из спальни. Ранатол мимолётно коснулся губами лба дочки, Истоала расцеловала её в обе щеки. Затем родители ушли. Вернувшиеся с подносами фрейлины и служанки разложили еду на туалетном столике и по очереди держали перед принцессой тарелки с бульоном, отварной курицей, хлебом и овощами, чтобы она поела, сидя на кровати.
   После лёгкой еды и бокала вина Иланира ощутила приятную теплоту в желудке, её глаза стали закрываться. Принцесса поблагодарила свиту за заботу и разрешила удалиться. Некоторое время Иланира лежала в одиночестве на кровати, смотрела на тонкие узоры, украшавшие внутреннюю поверхность купола балдахина, и беспрестанно повторяла один и тот же вопрос: "За что?". Затем сон смежил её веки и погрузил в тихое и безмятежное бездумье.
   Наверное, Иланира проспала довольно долго, потому что, открыв глаза, увидела, что солнечный свет достаточно хорошо освещает комнату даже сквозь плотные шторы. Принцесса лежала на кровати и пыталась вспомнить сон, который ускользал и не желал восстанавливаться в памяти. В этом сне было что-то очень важное, но девушка не могла даже осознать, что именно.
   Внезапно в голове Иланиры мелькнула ужасная мысль, вызвавшая озноб в позвоночнике и заставившая кожу покрыться мурашками. Принцесса стремительно откинула одеяло, вскочила на ноги, но голова закружилась, и ей пришлось снова сесть на кровати. Собравшись с силами и усилием воли подчинив себе тело, Иланира медленно поднялась, осторожно дошла до мольберта в кабинете-студии, прикрепила чистый лист бумаги и взяла карандаш. Если мастерство рисования, как и умение владеть оружием, вдруг станет ей неподвластно, то жизнь будет лишена единственной оставшейся радости.
   Принцесса провела на бумаге первую волнистую линию и с облегчением вздохнула. Рука её слушалась, расчёт был верен, изображение в точности соответствовало замыслу. Недавно Иланира сказала родителям, что хочет по памяти нарисовать парк загородного дворца. Это была неправда, потому что на самом деле она думала о сражении Неса с Владыкой Воды. Теперь пришла пора исправить все ошибки, превратить ложь в истину, отбросить пустые надежды, вернуться в безжалостный реальный мир. Карандаш принцессы легко и послушно выводил длинную уходящую вдаль аллею с густыми зарослями по обеим сторонам и со статуями на постаментах.
   * * *
   Волшебник Капердин прибыл в королевский дворец через восемь дней. К этому времени Иланира почти полностью восстановила свои силы, завтракала и ужинала вместе с семьёй, но прерванных учебных занятий пока не продолжала. По дворцу она передвигалась только между своими покоями и пиршественным залом под неусыпным присмотром фрейлин, готовых немедленно подхватить и поддержать принцессу, если она вдруг снова потеряет сознание. Всё свободное время Иланира уделяла пейзажу загородного дворца, постоянно добавляя к картине новые возникающие в воспоминаниях детали.
   Волшебник Капердин приехал поздним утром в неприметной крытой повозке, запряжённой парой лошадей. У него не было ни кучера, ни слуг, ни учеников. Оставив свой экипаж на попечение конюших, волшебник сразу же проследовал в королевские покои. Его появление привело к распространению по дворцу волны напряженного любопытства. Новость передавалась от охранников слугам, от слуг - придворным сановникам, от сановников - фрейлинам, от фрейлин - служанкам. Каждый обитатель и гость королевского дворца искал повод, чтобы оказаться возле королевских покоев в тот момент, когда оттуда выйдет Капердин.
   Иланира узнала о визите волшебника одной из последних. После завтрака она работала над картиной, рассчитывая к вечеру её закончить. Однако уединение принцессы прервали Бертиста, Вивала, Дагния, Карвана. Фрейлины и служанки, позабыв о чинах и званиях, перебивая друг друга, взахлёб сообщили Иланире все последние новости. Вскоре в покоях принцессы собралась практически вся её свита, а охранники выстроились в коридоре. Иланира понимала, что всем хочется вблизи рассмотреть необычного редкого гостя, а, поскольку целью его посещения являлась принцесса, то находиться рядом с ней означало занять место в первых рядах зрителей.
   Иланира равнодушно размышляла, позовут её в покои родителей, или волшебник сам явится к ней. Поскольку и в том, и в другом случае рисование пришлось бы прервать, она закрыла краски и промыла кисти. Служанки, зная, как трепетно принцесса относится к своему увлечению, давно уже не пытались выполнить эту черновую работу. Они только наблюдали за действиями своей подопечной и обсуждали между собой внешний вид волшебника.
   Через некоторое время в коридоре послышались голоса:
   - Идут! Идут! Идут!
   Все шёпоты и пересуды стихли. Дверь в коридор открылась, и в приёмную-кабинет принцессы вошли родители.
   Ранатол сделал рукой приглашающий жест:
   - Прошу вас, мастер Капердин!
   Волшебник вошёл и осмотрел всех присутствующих:
   - Здравствуйте, Ваше Высочество Иланира! Здравствуйте, прекрасные фрейлины и милые служанки!
   Капердин выглядел, как человек средних лет с заметными на лбу и в уголках глаз морщинками. Его длинные тёмные волосы стягивала и сплетала сзади черная лента. Глаза были немного прищурены, отчего взгляд казался оценивающим и пронзительным. Одежда волшебника состояла из свободного фиолетового камзола, застёгивавшегося спереди на десяток золотых пуговиц, сиреневой рубашки с пышным жабо и кружевными манжетами, длинных синих штанов, спускавшихся до туфель с большими квадратными пряжками. Если бы Капердин был обут в сапоги и носил оружие, то его можно было бы принять за графа или барона.
   Иланира выдержала взгляд волшебника совершенно спокойно, зато некоторые из её фрейлин и служанок трепетали так, будто собирались упасть в обморок. Капердин сделал несколько шагов по комнате, повернулся во все стороны, изучил обстановку от пола до потолка, через открытые двери бросил взгляд в спальню, ещё раз пробежал глазами по лицам собравшихся.
   - Очаровательные фрейлины, прелестные служанки, я бы предпочёл поговорить с принцессой Иланирой наедине.
   Голос волшебника был мягким и вкрадчивым, однако за внешней учтивостью и даже игривостью ощущались неоспоримая властность и непререкаемая повелительность. Фрейлины и служанки избавились от робкого оцепенения и поспешно, некоторые с нескрываемым облегчением, покинули покои принцессы. Король и королева пропустили их мимо себя и вопросительно посмотрели на волшебника.
   - Ваши Величества Ранатол и Истоала, я заверяю вас, что в окружении принцессы Иланиры нет никого, кто намеренно желал бы причинить ей зло. Никто сам не использовал колдовства, чар или заклинаний, равно как никто не являлся пособником или сообщником враждебных существ из Волшебного Мира.
   Иланира невольно поёжилась от того, что волшебник предполагал такую возможность. Тот продолжал:
   - В покоях принцессы Иланиры, равно как во всём вашем дворце, нет предметов или нематериальных субстанций, которые могли бы нанести ей вред. На саму принцессу Иланиру не наложены ни чары, ни заклятия, ни заговоры.
   - Тогда что же происходит с нашей дочкой?! - воскликнула Истоала.
   - Она переживает из-за моего проклятого Договора с Владыкой Воды? - печально спросил Ранатол.
   - И из-за появления существа из Волшебного Мира? - добавила королева.
   - Ваши Величества, то, что происходит с принцессой Иланирой, я объясню только ей, - твёрдо произнёс волшебник и выжидающе посмотрел на короля и королеву.
   Те прекрасно поняли намёк, однако не торопились уходить. Повисла пауза.
   - Вы меня призвали, я отложил все свои дела и преодолел большое расстояние для встречи с вами. Будет очень жаль, если моё посещение окажется незавершённым и бесполезным.
   Ранатол и Истоала переглянулись, потом посмотрели на волшебника, на дочку и вышли в коридор, закрыв за собой дверь. Иланира нисколько не сомневалась, что сейчас возле её покоев стало довольно тесно.
   - Вы позволите мне присесть? - прервал раздумья принцессы вопрос Капердина.
   - Да, разумеется, простите, что сама не предложила! - спохватилась Иланира, указывая на одно из кресел в комнате. Подавая пример, она села в соседнее.
   Волшебник устроился в кресле, повернувшись к принцессе и навалившись боком на подлокотник:
   - Вы совсем меня не боитесь, Ваше Высочество?
   - Почему я должна вас бояться? - с лёгким недоумением произнесла Иланира. - Вы сейчас в моём дворце.
   - Ваши родители и ваша свита тоже в своём дворце. Но они меня боятся.
   - Я бы так не сказала.
   - Поверьте, Ваше Высочество, это именно так. Люди опасаются того, кого не понимают, они не доверяют тому, кто на них не похож. И они особенно боятся того, кто обладает способностями и возможностями большими, чем у них.
   Принцесса едва заметным кивком показала, что поняла, куда ведёт разговор собеседник:
   - Вы сейчас говорите не только о себе, мастер Капердин?
   - Вы необыкновенно мудры и проницательны, Ваше Высочество! - улыбнулся волшебник, отчего морщинок в углах глаз стало ещё больше. - Вам недавно исполнилось тринадцать лет. По сути - вы ещё ребёнок. Вас слишком рано втянули и втолкнули во взрослый мир. Вы просто не выдержали напряжения.
   - Это всё, что вы хотели сказать мне наедине? - поинтересовалась принцесса.
   - Нет, не всё... Какой из образов вам ближе: выжженная, безводная, безжизненная, опалённая солнцем пустыня или ледяное, замороженное, мёртвое, застывшее пространство? Что у вас внутри, в сердце, в сознании, в душе?
   - Ледяная пустота... - машинально ответила Иланира и тотчас пожалела о сказанном. - Вы меня заколдовали?
   - Нет, Ваше Высочество, просто я знаю, что происходит с детьми во время первой любви.
   - Я никого не люблю! - поспешно проговорила принцесса.
   - Разумеется, это так и есть, - в голосе Капердина прозвучали понимание и сочувствие. - То, что вы сейчас испытываете, это ещё не настоящая любовь. Для настоящей любви, как я уже говорил, вы слишком юны. Ваше первое чувство такое же неловкое и неумелое, как ваше не сформировавшееся тело. Вы одновременно любите и ненавидите, желаете и боитесь, хотите поцеловать и ударить. Временное расставание для вас равносильно разрыву навсегда.
   Иланира застыла в кресле:
   - Вы... читаете мои мысли?
   - Нет, что вы, Выше Высочество! Вы думаете, что ваши переживания уникальны и неповторимы, но через них проходят все люди. Это обычно и нормально. Ему я тоже так сказал...
   - Ему?! - принцесса ощутила, как потеплело и гулко стукнуло её замороженное сердце. - Вы видели Неса?!
   - Эээ... хм... - Капердин поёрзал в кресле, и Иланира с удивлением поняла, что волшебник испытывает неуверенность и даже страх. - Вы называете его Несом?
   - А вы как его называете?
   - Несколько иначе. Полным титулом.
   - Каким?! - нетерпеливо воскликнула принцесса.
   - Я думаю, что вам лучше услышать это от него самого.
   - А мне Нес сказал, что сам говорить не решается и хочет, чтобы это сделал кто-нибудь другой.
   - Вы вдвоём слишком рано начали играть во взрослую игру под названием "любовь". Ваш... эээ... знакомый очень сожалеет, что был несдержан и смутил вас раньше времени. Он немного старше вас, но тоже ещё ребёнок. Он хотел, чтобы я передал вам записку...
   Иланира ахнула. Волшебник отрицательно покачал головой:
   - Я отказался её брать. Я могу только сказать, что он просит у вас прощения за вынужденное молчание и за болезненный разрыв. Пройдёт время, вы снова встретитесь и продолжите общение. Вам обоим надо немного повзрослеть. Ваши нынешние чувства слишком хаотичны и неуправляемы. Они могут нанести вред вам обоим.
   - Но потом меня заберёт Владыка Воды! - с горечью напомнила Иланира.
   - Постарайтесь не думать об этом, как о чём-то плохом! - с улыбкой предложил Капердин.
   - А как я должна об этом думать? - удивилась принцесса.
   - Любые события в вашей жизни хорошие или плохие не сами по себе. На самом деле, они становятся такими, какими вы их воспринимаете, как сами к ним относитесь.
   - Я не понимаю...
   - Это потому, что вы ещё ребёнок. Со временем вы всё узнаете.
   Иланира с затаённой надеждой спросила у волшебника:
   - А моё письмо вы сможете передать Несу?
   Тот вновь покачал головой:
   - Простите, Ваше Высочество, но если я нашёл в себе силы отказать ему, то вам тем более откажу. Я могу только передать, что вы не хотели, чтобы он ушёл навсегда. Вы не выгоняли его навечно из своей жизни, а просто попросили дать вам время на то, чтобы из девочки стать девушкой.
   Иланира почувствовала, что краснеет, а на глазах выступают слёзы:
   - Как... как вы это точно сказали. Но без Неса... мне одиноко... пусто... холодно...
   - Тем радостнее будет ваша новая встреча! - ободряюще улыбнулся волшебник.
   - Вы знаете, когда она произойдёт?
   - Ваш друг из Волшебного Мира относится к вам с большим уважением. Это самый прочный фундамент, на котором может основываться любовь. Он также высоко ценит порядочность, честность и справедливость. Он не нарушит Договор между вашим отцом и Владыкой Воды.
   Иланира почувствовала, как внутри вновь разливается холод. Капердин всмотрелся в лицо девушки и произнёс:
   - Лучше перенести лёгкую форму болезни в детстве, а потом никогда от неё не страдать. Потому что иначе можно неизлечимо заболеть в юности и больше никогда не поправиться. Поверьте, Ваше Высочество, когда солнце настоящей любви взойдёт, оно растопит лёд в вашей душе.
   - Мастер Капердин, в начале разговора вы сказали, что люди вас боятся. Но вы сами боитесь Неса. Я не знаю, почему, а вы и Нес про это не говорите. И вы хотите убедить меня в том, что между нами возможна любовь?
   - Я говорю о любви вообще. Не обязательно с ним. Когда придёт время, вы это сами поймёте... А что касается моего страха... Да, вы правы. Нелегко отказывать одному из величайших владык... Теперь у меня есть серьёзный повод гордиться собой.
   - Нес - величайший владыка? - не поверила своим ушам Иланира.
   - Один из нескольких, - Капердин показал раскрытую ладонь с растопыренными пальцами, как бы намекая на количество. - Он может получить всё, что пожелает. Но он никогда не использует свою власть против вас. Потому что любит.
   Волшебник поднялся с кресла и поклонился:
   - Ваше Высочество, вы предполагали, что я вас заколдовал. Но, кажется, это я попал под ваши чары. Я сказал больше, чем собирался. Наверно, это всё ещё действует ваша связь с... Нет, я должен молчать! Позвольте откланяться и пожелать вам терпения, надежды и обретения истинной любви!
   Иланира тоже встала на ноги, поражённая и заинтригованная высказываниями Капердина:
   - Мастер Капердин, я благодарю вас за визит, за весточку от Неса и за ваши пожелания. Вы загадали мне больше загадок, чем ответили на мои вопросы. Наверное, я, правда, ещё недостаточно взрослая, чтобы в них разобраться.
   - Я не буду говорить, что у Вашего Высочества всё будет хорошо, - волшебник попятился к двери. - У вас всё будет так, как вы сами этого пожелаете.
   После такого довольно странного прощания Капердин вышел из покоев принцессы. Дверь за ним не закрылась, потому что в комнату сразу же вбежали родители. Они посмотрели на задумчиво застывшую дочку и только взглядами задали волнующие их вопросы.
   - Кажется, мастер Капердин сказал, что со мной всё в порядке, - Иланира неопределённо пожала плечами, всё ещё пребывая под впечатлением от беседы с волшебником.
   Истоала заключила дочь в крепкие объятия, а Ранатол обхватил руками их обоих. Фрейлины, придворные и слуги робко заглядывали в открытую дверь, не решаясь шумом или появлением в комнате нарушить единение королевской семьи.
   Волшебник Капердин покинул дворец сразу после обеда. Король и королева перед отъездом ещё раз недолго переговорили с ним в своих покоях, но, судя по их разочарованным и растерянным лицам, не узнали ничего нового, важного и обнадёживающего.
   Иланира тем временем спокойно, как ни в чём не бывало, продолжала работу над картиной. Её рука уверенно выводила кистью завитки листьев на кустах, а в сознании повторялся разговор с Капердином. Затем всплыли более глубокие воспоминания о встречах с Несом. Как он, будучи ещё ребёнком, легко заставил единорога застыть на месте. Как внезапно появлялся и исчезал в любом месте. Как нежно и страстно поцеловал. Как уверял, что у неё всё будет хорошо. И как отказался сражаться за свою любовь с Владыкой Воды. Рука Иланиры застыла в воздухе. Отказался? Нет, просто Нес очень удивился тому, что ему вообще надо сражаться. Он же может получить всё, что пожелает, без боя. Вот почему он сказал, что Иланира неправильно поняла его слова.
   Принцесса отступила от мольберта на два шага и опустила задрожавшую руку с кистью. Сидевшие в креслах фрейлины прекратили свои разговоры и вскочили, опасаясь, что Иланира сейчас снова потеряет сознание.
   - Нет, ничего страшного, со мной всё хорошо, - принцесса положила кисть на подставку. - Ноги устали, мне надо присесть. А лучше прилечь.
   В сопровождении заботливых фрейлин Иланира дошла до кровати и упала на спину поперёк неё, подняв согнутые в локтях руки с перепачканными разноцветными красками пальцами. Это напомнило ей растопыренную пятерню Капердина. Нес, юный и могущественный, учтивый и уверенный, заботливый и внимательный, оказался одним из самых величайших властелинов Волшебного Мира. Он любит принцессу: нескладную, тощую, совершенно не привлекательную. А она?
   - А я просто дура, - вслух ответила себе Иланира.
   - Что вы говорите, Ваше Высочество? - фрейлины начали взволнованно переглядываться.
   - Я говорю, что я нетерпеливая, несдержанная, не думающая о последствиях, вспыльчивая, не умеющая держать язык за зубами, безответственная, импульсивная, порывистая...
   Фрейлины протестующими возгласами сопровождали каждое самообвинение Иланиры.
   - Мастер Капердин совершенно прав, мне надо взрослеть! - подвела итог принцесса.
   Ледяная пустота не исчезла из сердца Иланиры. Она образовалась на том месте, откуда была вырвана зарождавшаяся связь с Несом. Юная девушка ничем не могла её заполнить. Она только старалась не позволять холоду распространяться по всей душе.
   Иланира вновь вернулась к своей обычной размеренной жизни: утренние процедуры, завтрак, занятия в учебной комнате, обед, перерыв на отдых и чтение, обучение танцам в парадном зале или упражнения с оружием в боевом зале или верховая езда в манеже, купание, ужин, рисование, сон. Каждое утро, просыпаясь и лёжа в кровати, она мысленно надевала на себя маску благовоспитанной принцессы, носила её весь день, а перед сном снимала и позволяла себе расслабиться. Иланира вспоминала Неса отстранённо и прохладно. Его образ постепенно превращался в тень, в силуэт, похожий на деревянные фигуры в боевом зале. Время от времени с помощью рук девушка пыталась вызывать в своём теле жаркие сладостные волны конвульсий, от которых перехватывало бы дыхание и замирало бы сердце, но ледяная пустота позволяла достичь лишь мелких содроганий, не приносивших радости и оставлявших после себя только чувство стыда и ощущение неудовлетворённости.
   Музыка, пение и танцы по-прежнему не давались принцессе. Оружие больше не слушалось. Капитан Кваринол, несколько месяцев ожидавший возвращения чудесных талантов Иланиры, разочаровался и опустил руки. Кинжалы и стилеты выпадали из слабых ладоней девушки, шпагой она часто промахивалась мимо человеческих силуэтов, стрелы и болты летели куда угодно, только не в мишени. Езда на лошадях не доставляла Иланире удовольствия, даже самые смирные животные норовили её сбросить или укусить, не говоря уже о постоянных синяках и потертостях от сёдел на нежных частях тела. Все неудачи принцесса переносила терпеливо и без жалоб. Впрочем, особого старания и рвения в освоении не нравившихся наук она также не проявляла.
   Беспокойства и волнений своим родителям и свите Иланира больше не доставляла. Король и королева всё меньше и меньше внимания уделяли дочке, занимаясь воспитанием и обучением подрастающих юных принцев. Иланира пыталась помогать, она даже учила Ристогара разговаривать и ходить, но, когда случайно перехватывала направленные на неё настороженные взгляды матери, желание возиться с малышами пропадало.
   Наибольший интерес Иланиры вызывали занятия историей и литературой. Мэтр Ланапот с большим старанием подходил к составлению учебного курса, несомненно, согласовывая его с королём и королевой. Принцесса с жадностью впитывала знания о древних временах и современных событиях, сопоставимых с её собственной судьбой. Она узнала о том, что раньше люди значительно чаще общались с властителями Волшебного Мира, поклонялись им, обращались с мольбами и просьбами, приносили человеческие жертвы.
   В Каркасском государстве, например, первенцев-мальчиков живьём закапывали под стенами строящихся домов, чтобы Созидатель Тверди и Хранительница Очагов были милостивы к жильцам, защищали здания во время землетрясений и пожаров. Перворождённых девочек закапывали в полях, чтобы Мать Растений в обмен на их жизни позволяла собирать щедрые и обильные урожаи зерна.
   В далёких восточных странах на берегах Бескрайнего океана старшие дочери в семьях бедняков с детства становились проститутками. Они были обязаны обеспечивать родителей и младших сестёр и братьев. Такова была древняя традиция, возведённая в ранг закона. Из-за заразных болезней, частых прерываний беременностей, жестокости клиентов мало кто из этих малолетних женщин доживал до восемнадцати-двадцати лет. Но за десять лет непрерывной "работы" они давали возможность сестрам и братьям вырасти сытыми, здоровыми, образованными. Этот закон действовал и поныне, так что история переходила в современность.
   Предки нынешних правителей Содружества Западных Королевств были совсем не такими благородными рыцарями, какими их обычно изображают в сказках и легендах. Не только эпоха Переселения Народов, но и начальная тысяча лет с основания Первого Королевства были кровавыми и жестокими. Бесконечные войны за лучшие земли, междоусобные родственные распри, битвы с внешними врагами приводили к тому, что лишь немногие мужчины доживали до старости, а практически все женщины в течение жизни подвергались многократным изнасилованиям во время захватов поселений различными противоборствующими армиями.
   Иланиру поразила история короля Оркальда Справедливого. Он посватался к дочке правителя соседнего государства. Согласно законам того времени, в качестве приданого Оркальд рассчитывал получить принадлежавшее невесте графство. Однако девушке не понравился жених, прославившийся своей необузданной жестокостью, низким коварством и извращённым сластолюбием. Отец девушки также не желал такого союза, понимая, что после свадьбы ни он сам, ни его дочь долго не проживут. Получив отказ, Оркальд Справедливый объявил соседям войну, разгромил их войско и взял штурмом столицу. Вся семья девушки-невесты была вырезана до четвёртого колена, так что других наследников не осталось. Оркальд женился на круглой сироте и, разумеется, прибрал к рукам не только её графство, но и всё королевство. Молодая жена родила Оркальду наследника и вскоре после этого скончалась. Официально - от болезни, по свидетельствам слуг и немногочисленных порядочных людей в окружении Оркальда - от чудовищных пыток и истязательств.
   - Мэтр Ланапот, я не понимаю, почему этот убийца и насильник вошёл в историю под прозвищем "Справедливый"? - спросила Иланира.
   - Потому что он действовал в точном соответствии с правилами и законами того времени. Он был жесток с врагами, строг с подданными и щедр с друзьями.
   - Разве отказ от брака - это повод для объявления войны и уничтожения целого королевского рода?
   - В те времена отказ расценивался, как смертельное оскорбление, которое можно было смыть только кровью. Отсюда и прозвище "Справедливый". Я прошу вас не забывать, Ваше Высочество, что Содружество Западных Королевств появилось менее ста лет назад, когда границы окончательно определили и зафиксировали. По историческим меркам ещё совсем недавно королевства воевали за спорные территории, а внутри стран родственники убивали друг друга за наследства, из ревности, в припадках ярости. Мы, люди - безжалостные, хитрые, алчные, подлые. Нас покрывает тонкая корочка цивилизованности, воспитанности и законопослушности, когда мы удовлетворены своим существованием и не испытываем глубоких чувств. Но стоит нам чего-то сильно пожелать, как корочка трескается, и из-под неё выступает наша истинная сущность.
   - Вы говорите страшные вещи, мэтр Ланапот!
   - Я говорю вам правду, Ваше Высочество.
   - Я вам за это признательна, мэтр Ланапот!...
   Не любившая читать в детстве, теперь Иланира с удовольствием посещала занятия учителя литературы мэтра Малкона, человека с такой заурядной и неприметной внешностью, что принцесса боялась однажды не узнать его, случайно встретив в коридоре дворца, и не поздороваться. Тем более что на занятиях она почти не смотрела на учителя, а сидела, опустив голову, и читала книгу либо излагала на бумаге сюжет произведения, характеры главных героев и заложенную автором мораль.
   Мэтр Малкон, наверное, сам того не заметив, однажды сумел "подобрать ключик" к своей ученице. Он вскользь произнёс, что каждый человек считает свою жизнь, свои чувства, свои взгляды уникальными и неповторимыми, тогда как в книгах давно уже описаны и подобные истории, и похожие судьбы героев, и размышления, и поступки. Слова учителя почти в точности совпали с высказыванием волшебника Капердина. Иланира поняла, что отсутствие личного жизненного опыта можно восполнить, почерпнув знания из книг. Теперь она с интересом читала романы, ранее казавшиеся ей длинными и скучными, следила за хитросплетениями сюжета, пыталась сочувствовать и сопереживать героиням. "Пыталась" - потому что их надуманные "беды", "несчастья" и "злоключения" не шли ни в какое сравнение с её собственными.
   Почти целый год проскользнул мимо Иланиры быстро и незаметно...
  
  
   5. Война и тыл.
  
   Первый раз слово "война" Иланира случайно услышала в разговоре двух офицеров, когда выходила из боевого зала после очередного урока. Она не придала ему значения, так как возле места для занятий боевыми искусствами его употребление казалось вполне естественным. Однако вскоре слово "война" зазвучало повсеместно. Его произносили придворные сановники, прибывающие на приём к королю дворяне, охранники и даже фрейлины со служанками. Король и королева во время семейных завтраков и ужинов выглядели задумчивыми и удрученными.
   Иланира поняла, что от неё опять что-то скрывают. Она не хотела обращаться с вопросами к фрейлинам и учителям, чтобы не ставить их перед выбором: лгать принцессе или нарушать полученный королевский приказ. Иланира во время обеденного перерыва вошла в королевские покои, немного постояла, глядя на то, как мать и нянечки учат принцев строить стены и дома из разноцветных кубиков, а потом решительно тряхнула головой.
   - Ваше Величество, моя дорогая мама! Я бы хотела поговорить с тобой с глазу на глаз.
   Истоала внимательно посмотрела на упрямо сжатые губы дочери и повелела нянькам вывести принцев на прогулку в зимний сад дворца. Раскадир и Ристогар с радостью побросали кубики, которые, видимо, им уже наскучили и надоели.
   Оставшись в покоях вдвоём, королева указала принцессе на диван, и они сели, развернувшись на половину оборота друг к другу.
   - Мне кажется, я понимаю, в чём причина твоего визита, - начала королева. - Поверь, моя милая доченька, на этот раз дело совершенно не в тебе.
   - Нет, мама, и во мне тоже! - с обидой произнесла Иланира. - Я же всё-таки принцесса Брандизии и имею право знать обо всём, что происходит в государстве и вокруг него. Или меня уже не считают членом королевской семьи?
   Истоала схватила дочь за руки:
   - Любимая моя, дорогая, ты совершенно напрасно так это воспринимаешь. Я имела в виду, что происходящее к тебе не относится. Это мужские дела, которыми занимаются твой отец-король, генералы и офицеры.
   - А ещё об этом шушукаются фрейлины и служанки за моей спиной! Мне скоро четырнадцать лет, а кажется, будто меня продолжают считать неразумным ребёнком. Я снова оказалась в центре заговора молчания.
   Королева вздохнула и сжала в ладонях кисти рук Иланиры:
   - Прости, родная, если мы опять не проявили нужного тебе внимания и понимания! Хорошо, я скажу то, о чём ты, наверняка, уже догадываешься. Над Содружеством Западных Королевств, а, значит, и над нашей Брандизией, нависла угроза. Далеко на востоке, в степях, на равнинах и в пустынях, собираются огромные армии кочевников. Всё это напоминает эпоху Переселения Народов. Наверно, мэтр Ланапот о ней тебе рассказывал.
   - Да, я знаю. Наши предки пришли на берега Великого океана и Внутреннего моря из-за того, что на родных северных землях началось затяжное похолодание. Предки завоевали новые пригодные для жизни территории, при этом покорили, прогнали или уничтожили их прежних хозяев.
   - Совершенно верно, Иланира! Сейчас примерно то же самое происходит на востоке из-за многолетней засухи. Реки мельчают, пастбища оскудевают, скот вымирает, люди голодают. Поэтому алчные взоры устремились на наши благополучные и процветающие Королевства.
   - Будет война? - прямо спросила Иланира.
   - Да, дочка, будет война, - честно ответила Истоала. - Сейчас ещё трудно сказать, как и когда она начнётся. Купцы, странствующие артисты и путешественники сообщают нам о том, что армии постепенно приближаются к нашим границам. Народы востока уже не разрознены и не разобщены. Их правители заключили союзы. Вместо того, чтобы воевать в степи за водопои и пастбища, они приняли решение вместе двинуться на запад.
   - И что же мы будем делать?
   - Мы? Содружество Западных Королевств готовится к отражению вражеского нашествия. Наши страны связаны договорами о взаимопомощи и родственными связями правящих династий. Сейчас армии стягиваются к восточным рубежам. Скоро и армия Брандизии во главе с королём Ранатолом отправится в далёкий и опасный поход. А мы с тобой, дочка, будем ждать возвращения нашего папы и наших воинов, и верить в их победу.
   Иланира тяжело вздохнула и печально проговорила:
   - Я знаю, что такое женская доля.
   Истоала сначала улыбнулась, потом совершенно по-девчоночьи прыснула, а затем уже рассмеялась неудержимым смехом. Она обхватила Иланиру и стала её тискать и тормошить, приговаривая между вспышками хохота:
   - Это кто тут у нас всё знает про женскую долю? Это кто у нас такая взрослая? Это кто такая мудрая? Уж не моя ли маленькая сладкая крошка Иланира?
   - Мама, не надо! - принцесса сопротивлялась материнским ласкам, хотя делала это скорее для вида, чем на самом деле старалась вырваться.
   - То, что ты уже сравнялась со мной ростом, ещё не значит, что ты перестала быть моей малышкой! - королева так заразительно смеялась, что Иланира тоже невольно заулыбалась. - И выбрось из головы все сомнения! Сейчас Западные Королевства сильны, как никогда. Нет внутренних войн, нет народных восстаний.
   - Я знаю, но...
   - Никаких "но"! - Истоала крепко прижала принцессу к себе и на некоторое время замерла. - Всё будет хорошо, родная! Всё будет хорошо...
   ...Обстановка во дворце постепенно менялась. Лица мужчин становились более суровыми и мрачными, яркая дорогая одежда уступала место черным и серым камзолам, поверх которых придворные из окружения короля и офицеры охраны начали каждый день надевать кирасы. Женщины всё чаще и чаще украдкой вытирали слёзы с глаз, они также сменили пышные платья на более скромные наряды.
   Сбор армии Брандизии происходил в окрестностях загородного дворца, и вскоре королевская семья на время перебралась туда, чтобы Ранатол вместе с высшими офицерами проверял и контролировал подготовку воинов и подвоз припасов.
   В первый же день сразу после обеда Иланира в сопровождении фрейлин и охраны прошла по знакомым с детства аллеям, удивляясь тому, какими узкими и короткими они выглядели сейчас. Раньше дворцовый парк казался ей необъятным и бесконечным, а теперь он превратился в огороженное высокой каменной стеной большое, но всё-таки ограниченное и замкнутое пространство.
   Иланира без труда нашла своё любимое место в глубине зарослей, где впервые встретила Неса. Ручеёк всё так же журчал под деревьями, кусты, из которых вышел единорог, оставались такими же густыми. Посмотрев под ноги, принцесса увидела цветы, возможно, выросшие из семян того самого растения, которое она хотела нарисовать в памятный день. На глазах девушки выступили слёзы, а сердце застучало быстрее, прогоняя через остывшее сердце холодную кровь. Иланира промокнула платком уголки глаз и вновь вышла на аллею.
   Королева и юные принцы находились рядом с королём возле тренировочных площадок. Иланира присоединилась к семье и уселась рядом с матерью и Ристогаром на поданном ей складном кресле. Четырёхлетний Раскадир, облачённый в детские доспехи из жёсткой лакированной кожи и плотной ткани, пытался подражать тренировкам воинов. Кроме нянек, рядом с ним теперь находился пожилой опытный ветеран-офицер, учивший принца правильно держать рукоятку деревянного игрушечного меча.
   Король Ранатол в окружении небольшой свиты из высших офицеров пешком обходил тренировочные площадки, останавливался, смотрел на упражнения воинов, общался с ними, потом шёл дальше. Посидев на кресле, Иланира немного передохнула после прогулки по парку, обменялась с матерью несколькими ничего не значащими фразами, после чего встала и направилась во дворец.
   Внимание принцессы привлекли громкие крики и хохот возле конюшен. Немного изменив направление движения, она приблизилась и увидела, что всадники после занятий поят, чистят и моют своих коней. Для этого многие воины разделись по пояс, оставшись только в кожаных штанах длиной до колен. Мужчины не только ухаживали за скакунами, но и плескали водой друг на друга, дурачились, гонялись с вёдрами за товарищами, чтобы окатить с головы до ног. Они вели себя, словно расшалившиеся мальчишки, и Иланира разглядела, что многие из них, действительно, очень молоды. Обнажённые торсы воинов бугрились мускулами, тела были сильными, крепкими, подтянутыми. Принцесса невольно замедлила движение и сделала несколько шагов в сторону мужчин.
   Кто-то из веселящихся воинов заметил приближение принцессы и сопровождавших её трёх фрейлин и шестерых охранников. Смех и шутки сменились громким шёпотом: "Её Высочество! Её Высочество!" Мужчины побросали вёдра и начали торопливо натягивать рубахи на мокрые тела, что было непросто и выглядело весьма комично.
   Иланира звонко прокричала:
   - Я хотел поблагодарить вас за верную службу Брандизии и пожелать стойкости и храбрости. Продолжайте свои дела, я проследую дальше!
   Воины нестройно ответили:
   - Да здравствует Её Высочество!
   - Благодарим за добрые слова!
   - Слава принцессе Брандизии!
   Иланира быстро зашагала прочь, так что фрейлинам пришлось семенить за ней, приподняв передние края платьев. "Сто сорок три жизни, сто сорок три жизни..." - мысленно повторяла принцесса. Вполне возможно, что кто-то из всадников постарше четырнадцать лет назад сопровождал короля Ранатола и находился на борту "Гордого альбатроса".
   Оказавшись в своих покоях, Иланира отпустила фрейлин и охрану, сообщив, что желает воспользоваться свободным днём, потому что учителя ещё не приехали, отдохнуть от прогулки и спокойно порисовать в тишине и одиночестве. Свита оставила принцессу, дежурные фрейлины расположились в креслах возле дверей. К приезду Иланиры её прежние комнаты были заранее оборудованы не снимаемыми и не открываемыми решётками на окнах. Хотя ни одно из существ Волшебного Мира не тревожило девушку почти год, король Ранатол не забывал об опасности.
   Иланира некоторое время постояла возле окна, глядя на открывающийся из него вид, памятный с детства. Теперь всё выглядело немного иначе. Зелень деревьев, кустов и травы казалась не такой сочной, цветы не такими яркими, статуи не такими белоснежными, небо не таким голубым, солнце не таким ласковым. Принцесса подошла к мольберту и, немного поколебавшись, вместо листка бумаги прикрепила к нему холст. Она уже несколько раз пыталась рисовать картины масляными красками без предварительных эскизов и набросков. Все предыдущие работы ей не нравились. Сегодня Иланира хотела запечатлеть не нынешний загородный дворец, каким он предстал перед её повзрослевшим и остывшим взором, а свои детские впечатления и воспоминания о счастливой, беззаботной и беспечной жизни на природе. Принцесса надела фартук, медленно и тщательно подготовила кисти, краски и палитру, после чего приступила к рисованию.
   Когда пришло время ужина, Иланира критически осмотрела результат своих трудов. Она нарисовала едва ли десятую часть того, что хотела, много внимания уделяя деталям и мелочам. Скол на постаменте статуи какого-то героя получился хорошо, а клумбой цветов принцесса осталась недовольна. Растения получились какими-то странными... Некоторые из них были похожи на плотоядный цветок, подаренный Несом...
   Иланира присмотрелась к собственной картине повнимательнее и почувствовала, что краснеет. Цветы с гладкими толстыми стеблями и расширяющимися округлыми бутонами более походили на изображения частей мужских тел из учебника анатомии. Статуя героя на постаменте в реальном мире изображала рыцаря, облачённого в древние доспехи, а на картине получилась обнажённой.
   - Как это у меня так вышло? - с испугом и стыдом пробормотала принцесса. - Что со мной произошло?
   Иланира схватила самую широкую кисть, обмакнула в белую краску и начала лихорадочно замазывать всё, что нарисовала.
   - Я же вспоминала, а не фантазировала! - принцесса нервно посмотрела на дверь, опасаясь, что сейчас появятся фрейлины, - Это какое-то безумие!
   Убедившись, что компрометирующие изображения не проступают из-под белого покрытия, Иланира немного успокоилась. Она мягкой тканью стерла с пальцев пятна краски, сбросила фартук, вышла в коридор, закрылась в туалетной комнате и тщательно вымыла руки до и после удовлетворения естественных потребностей организма. Фрейлины терпеливо подождали принцессу, а потом проводили на ужин в пиршественный зал.
   Во время традиционной семейной трапезы король нарочито беззаботным тоном поинтересовался у дочки:
   - Наверно, ты тут всё сразу вспомнила, Иланира? Ты же в детстве облазила все закутки и закоулки дворца.
   - Да, я хорошо помню место, где прошло моё детство, - девушка задумчиво улыбнулась, с опаской прислушиваясь к своим чувствам и беспокоясь, чтобы родители о них не узнали. - Но теперь всё выглядит иначе. Дворец как будто уменьшился в размерах.
   - Это просто ты выросла, родная! - сказала королева.
   - Да, конечно, так и есть, - кивнула головой Иланира, с помощью ложки намотала на вилку длинные макароны и окунула их в соус.
   Раскадир пытался есть сам, отчего перепачкался в соусе и измазал пытавшихся ему помочь нянек. Ристогара, недавно отнятого от груди, кормили протёртой кашей-пюре с добавками фруктов.
   - Если хочешь побывать везде, куда забиралась в детстве, то поторопись! - сказал Ранатол Иланире. - Мы тут не задержимся более месяца. Первые отряды пехоты начнут уходить на восток уже через неделю. Я дождусь твоего дня рождения и потом вместе с кавалерией присоединюсь к армии Содружества Королевств. А вы вернётесь в Ландиум.
   - Мы могли бы подождать тебя здесь, - робко предложила принцесса.
   - В городе вам будет лучше. Безопаснее. И мне так будет спокойнее.
   - Кто может быть нам опасен? - удивилась Иланира.
   Король помрачнел:
   - Война - это плохое время...
   Раскадир взмахнул ложкой, словно мечом, обрызгав скатерть и окружающих каплями соуса, и задорно прокричал:
   - Уррра! Война! Я тоже хочу на войну!
   Родители переключили своё внимание на четырёхлетнего принца, а Иланира замерла со столовыми приборами в руках. Её пронзила мысль о том, что победу могут одержать дикие кочевники. Под стенами Ландиума она увидит восточных всадников в одеждах из лохматых шкур верхом на маленьких крепких лошадках. Тогда Договор с Владыкой Воды покажется не таким уж и ужасным...
   Далее всё произошло так, как планировал король Ранатол. После сборов, смотров, тренировок и парадов пешие лучники, арбалетчики и копьеносцы отправлялись в далёкий поход. Их сопровождали обозы с продовольствием, палатками и принадлежностями для обустройства лагерей. Принцесса Брандизии присутствовала на церемониях проводов вместе с родителями и младшими братьями. Она даже произносила торжественные речи, которые ей писали королевские советники на листках бумаги. При этом Иланира рассматривала лица юношей, молодых людей и мужчин. За масками показной решительности она видела тщательно скрываемый страх перед неизвестностью.
   Новые картины принцесса рисовала расчётливо и аккуратно, боясь вновь выпустить на волю неконтролируемые чувства, желания и эмоции. Теперь изображения в точности соответствовали оригиналам. Родители, придворные, учителя, фрейлины, служанки и охранники восхищались и восторгались проработкой деталей и верными пропорциями, создававшими эффект реалистичности изображения. Иланира с вежливой благодарностью принимала похвалу, но тёплые слова не согревали её сердце.
   День рождения принцесса, как и ранее, отметила в узком семейном кругу. В этот день ей впервые в жизни налили четверть бокала настоящего неразбавленного красного вина, и не в лечебных целях, а в честь праздника.
   - Тебе исполнилось четырнадцать лет, моя драгоценная Иланира, - провозгласил Ранатол, поднимаясь на ноги. - Я хочу, чтобы ты запомнила этот день, как начало нового этапа твоей жизни. Прошедший год был для тебя очень трудным. Но ты умная, сильная и смелая. Ты справилась, ты выдержала. Мы с мамой гордимся тобой. Ты королевская дочь, принцесса Брандизии Иланира. С честью и достоинством носи этот титул!
   Иланира тоже встала и осторожно чокнулась с родителями. В её глазах стояли слёзы, она понимала, что отец хотел сказать намного больше, чем произнёс вслух. Вино оказалось сладковато-терпким, слегка вяжущим рот, приятно согревающим пищевод и желудок. Но ледяную пустоту в душе оно не могло ни согреть, ни заполнить.
   Утром, подойдя к окну, Иланира в начале аллеи увидела серую фигуру, которая показалась ей знакомой. Не веря своим глазам, девушка начала дёргать поворачивающиеся ручки окон, чтобы открыть створки и закричать... Что именно она крикнет, Иланира не успела придумать. Серая фигура сделала шаг влево. Принцесса в отчаянии хотела голой рукой разбить стекло, замахнулась... Но фигура не исчезла, а просто повернулась боком. Иланира увидела длинные ножницы, которыми садовник подстригал кусты вдоль аллеи. Наваждение исчезло. Девушка сделала несколько нетвёрдых шагов в сторону кровати, рухнула на неё и зарыдала. Но жгучие слёзы разочарования не растопили лёд в сердце.
   Через три дня король Брандизии вместе со свитой, гвардией и конными воинами отправился на войну. А ещё через четыре дня длинный кортеж из карет и повозок потянулся в сторону Ландиума. Королева с детьми и всем окружением вернулась в городской дворец.
   Глядя в окно кареты на улицы столицы, Иланира видела грустных и унылых горожан. Сейчас счёт шёл не на сто сорок три человеческие жизни. Война могла уничтожить тысячи людей. И это в лучшем случае, если бы объединённая армия Содружества Западных Королевств одержала победу. Иначе жертвами нашествия орд с востока стали бы все мирные жители.
   Без сановников, дворян и офицеров из окружения короля городской дворец превратился в полупустое здание. Разумеется, охранники и стражники оставались на своих постах, часть гвардии находилась неподалёку в казармах. Королеву и её детей по-прежнему окружали фрейлины, служанки, нянечки. На кухне трудились повара и посудомойки. Крестьяне и купцы привозили продовольствие. Однако создавалось впечатление, что все они действовали механически, следуя ранее заданным правилам. Исчезли живость, веселье, задор, лёгкость и непринуждённость.
   Иланира продолжала обучение. Уроки мэтра Ланапота теперь сместились в область военной истории. Принцесса изучала маршруты передвижений армий прошедших эпох, рассматривала карты сражений, на которых разноцветными стрелками изображались атаки и контратаки противников.
   Преподаватель экономики мэтр Женевр однажды сообщил Иланире, что по согласованию с королевой Истоалой занятия из абстрактно-теоретических теперь превращаются в практические. Принцесса получила стопку бумаг: доклады управляющих королевскими имениями и угодьями, отчеты о собранных и недополученных налогах, счета, расписки, обязательства и векселя. Это были самые настоящие документы, каждый из которых требовал изучения, проверки и принятия решения. Иланира поняла, что это лишь малая толика того, с чем приходится иметь дело её родителям. Самые трудные и запутанные случаи королева разбирала сама, хотя ей ещё надо было заниматься детьми.
   Вечером за ужином Иланира сказала матери:
   - Я сегодня справилась со всем, что принёс мэтр Женевр.
   - Я знала, что ты сможешь это сделать! - с искренней радостью произнесла Истоала. - Спасибо, родная, ты мне очень помогла. Ты же понимаешь, как мне сейчас трудно...
   - Я всё понимаю, мама. Ты можешь передавать мне ещё больше документов. Я готова потратить на них время вместо бесполезных уроков. Например, вместо музыки, танцев и мучений... то есть упражнений в боевом зале.
   Королева улыбнулась:
   - Твоя самоотверженность заслуживает моей особой благодарности. Действительно, сейчас не лучшее время, чтобы заниматься изящными искусствами. Тренировки в боевом зале я не стану отменять. Они, к сожалению, могут тебе пригодиться. А вместо танцев я попрошу тебя выполнять другие физические упражнения, на которые у меня совершенно не хватает ни времени, ни сил...
   Так Иланира стала ответственной за хранение, учёт и пополнение дворцовых припасов. Во время войны, когда основная часть казны тратилась на снабжение армии в походе, это было особенно важно. Принцесса отнеслась к порученной работе с максимальной ответственностью. Поскольку крики возчиков, стук копыт и грохот телег приучили её просыпаться рано утром, сразу после ритуала одевания Иланира отправлялась в подвальные кладовые, куда как раз к этому времени заносили продукты для людей, корма для животных, дрова, свечи, ткани и материалы для ремонта. Вместо альбома с листами для рисования она держала в руках блокнот для записей, где помечала состав и количество доставленных припасов, а также следила за правильностью их размещения в холодных и сухих помещениях. Только после этого Иланира отправлялась на завтрак, где сообщала королеве Истоале о результатах проверки.
   После завтрака принцесса обходила королевскую кухню, кухню для придворных и кухню для прислуги, охраны и стражи, где записывала количество затребованного и выделенного на день продовольствия. Раз в три дня Иланира посещала дворцовые конюшни и проверяла условия содержания лошадей и хранения королевских карет. Раз в неделю она проходила по всем дворцу и контролировала ход ремонтных работ, которые постоянно где-то велись в огромном здании: перекрывалась протёкшая крыша, менялась порванная или испачканная тканевая обивка на стенах, восстанавливались или заменялись треснувшие или выщербленные паркетные доски на полах.
   Во второй половине дня Иланира в учебном классе, постепенно превращавшемся в рабочий кабинет, сверяла свои записи с отчётами ответственных за поставки купцов и придворных, рассчитывала стоимость израсходованных продуктов, кормов и материалов, оплату выполненных работ. Мэтр Женевр теперь выступал не в роли учителя, а в качестве советника по экономическим вопросам.
   К сожалению, нашлись поставщики и дворцовые работники, которые решили использовать отсутствие короля для личной наживы. Однажды Иланира обнаружила расхождение в записях о привезённых свечах с фабрики мастера Валта и их фактическим количеством в кладовой дворца. Причём по расходной ведомости, подписанной Главным Дворцовым Фонарщиком Гронсом, деньги за свечи были выплачены из королевской казны в полном объёме.
   Принцесса трижды перепроверила все документы, прежде чем обратилась к своему советнику:
   - Мэтр Женевр, посмотрите, пожалуйста, мои расчёты! Я никак не могу отыскать ошибку!
   Маленький старичок встал рядом с принцессой, склонился над её столом, так что его голова оказалась почти вровень с головой сидевшей на стуле девушки. Тонкие сухие пальцы перебрали и перелистали бумаги, после чего мэтр Женевр вздохнул и заявил:
   - Расчёты Вашего Высочества совершенно верны! Ошиблись мастер Валт и Фонарщик Гронс. Видимо, Гронс рассчитывал, что ему удастся списать недополученные свечи, как использованные для освещения дворца. Тогда деньги они бы поделили между собой.
   - Такого не может быть! - воскликнула Иланира.
   - Это очень простая схема для получения из казны денег за несуществующий товар. Я вам рассказывал про неё ещё в прошлом году.
   - Да, кажется, я припоминаю... - принцесса смутилась, потому что год назад уроки экономики занимали одно из последних мест среди её интересов.
   Мэтр Женевр светился от счастья, его взлохмаченные седые волосы казались сияющим нимбом:
   - Я очень счастлив и горд такой прекрасной ученицей как вы, Ваше Высочество! Для учителя нет большей радости, чем самолично наблюдать за успехами ученика!
   - Благодарю вас за похвалу, мэтр Женевр... Но... что же нам делать... что же мне делать с мастером Валтом и Фонарщиком Гронсом?
   - Я бы предложил Вашему Высочеству сообщить об этом прискорбном факте Её Величеству. Её Величество примет правильное и справедливое решение.
   - Тогда пойдёмте к маме... то есть, к Её Величеству, прямо сейчас! - Иланира порывисто вскочила и сгребла со стола все нужные бумаги.
   Мэтру Женевру и свите пришлось постараться, чтобы не отстать от быстро шагавшей по коридору длинноногой принцессы.
   - Ваше Величество! Мама! - прямо с порога королевских покоев прокричала Иланира. - У меня к тебе срочное дело!
   Королева, одновременно наблюдавшая за вознёй сыновей на полу и принимавшая доклады придворных, подняла взор от бумаг в руках:
   - Что случилось, Ваше Высочество?
   - Вот! - гордо и радостно, как в детстве, объявила Иланира, приближаясь к матери.
   Придворные отошли в сторону, давая ей дорогу. Истоала взяла протянутые дочкой бумаги. Принцесса, покосившись на стоявших неподалёку людей, не стала вслух объяснять причину своего появления. Вместо этого она встала рядом с королевой и пальцем показала на расхождение чисел в различных документах, на имена свечного мастера Валта и Главного Дворцового Фонарщика Гронса, а также на сумму, обманным путём полученную ими из королевской казны.
   Королева вопросительно посмотрела на скромно ожидавшего поодаль учителя экономики. Тот утвердительно кивнул головой, отчего его всклокоченные волосы заколыхались, и заверил:
   - Её Высочество совершенно правы, Ваше Величество! Я восхищён её великолепными достижениями!
   Королева обратилась к одному из охранников возле дверей:
   - Позовите лейтенанта Кролма!
   В отсутствие капитана Кваринола, обеспечивавшего безопасность короля Ранатола в военном походе, охраной дворца руководил один из его наиболее способных, надёжных и верных офицеров. При упоминании лейтенанта Кролма придворные зашептались, а Иланира похолодела. Только сейчас она поняла, что обнаруженный ею обман - это не просто числа на бумаге. За именами и подписями стоят реальные, живые люди, для которых раскрытое преступление будет иметь самые печальные последствия.
   - Иланира, дорогая моя дочь, ты всё сделала правильно!
   - Что с ними будет? - взволнованно спросила девушка, делая несколько шагов, чтобы встать прямо перед матерью.
   - Когда у тебя урок по юриспруденции? - задала вопрос королева.
   - Послезавтра, - со вздохом ответила Иланира, понимая, что услышит далее.
   - Мэтр Жэклур расскажет тебе, как поступают с расхитителями королевской казны в военное время.
   Затем Истоала громко и четко проговорила, обращаясь не только к дочке, но и ко всем присутствующим в покоях придворным, слугам и охранникам:
   - То, что сейчас идёт война, налагает на всех повышенные обязанности. К исполнению законов надо относиться более ответственно, а наказания за их нарушения становятся строже.
   В этот момент в дверях появился слегка запыхавшийся лейтенант Кролм, которого сопровождали четыре вооружённых воина.
   - Я жду ваших приказов, Ваше Величество! - лейтенант отвесил глубокий поклон, а потом вытянулся по стойке "смирно".
   - Лейтенант Кролм, возьмите под стражу свечного мастера Валта и Главного Дворцового Фонарщика Гронса! Я приказываю наложить арест на их имущество!
   Услышав произнесённые вслух имена виновных, придворные заговорили громче, но королева слегла повернула голову в их сторону, и они замолчали. Принцесса замерла и ощутила, как заколотилось сердце в груди. Только что по результатам её проверки два человека были объявлены преступниками. А ведь, наверное, у них есть семьи... Однако взволновалась Иланира не из-за сожаления о сделанном, а от осознания собственной власти.
   Весть о том, что юная принцесса не просто так обходит дворец с блокнотом руках, быстро распространилась среди придворных и работников. Уже в первой половине следующего дня Иланира обнаружила, что цифры, которые шеф-повар королевской кухни Паритор ранее писал кое-как второпях неразборчивым почерком, теперь выведены тщательно и аккуратно. Она не преминула поздравить своего верного подданного с улучшением почерка.
   Через несколько дней, спускаясь утром из своих покоев к подвальным складским помещениям, принцесса встретила группу купцов, нетерпеливо топтавшихся возле лестницы. Охрана не пропускала их дальше, а при появлении Иланиры воины на всякий случай положили руки на рукоятки мечей.
   - Что тут происходит? - поинтересовалась принцесса.
   - Эти купцы хотят обратиться к вам с просьбой, Ваше Высочество! - ответил офицер охраны.
   Иланира всмотрелась в открытые, честные, слегка испуганные лица людей, отметила их небогатую, но чистую и опрятную одежду, после чего произнесла:
   - Я вас внимательно слушаю, господа! Только говорите коротко и по делу!
   Вперёд выступил самый старший из купцов с седой бородой и усами:
   - Ваше Высочество, мы привезли рыбу и морепродукты с берегов Внутреннего моря. Наш товар обложен льдом и сеном, чтобы сохранить его свежесть. Но лёд постепенно тает. Пожалуйста, прикажите не отправлять наш товар на склад, где он будет долго храниться и, наверняка, испортится. Повелите отправить свежий улов на кухню сразу же, как только он будет подсчитан и проверен!
   - Это разумная просьба! - согласилась принцесса. - Я сама посмотрю на привезённых вами обитателей моря.
   Под нестройный хор благодарностей Иланира направилась во двор, где увидела десяток телег с возвышавшимися над ними копнами сена. По приказу купцов работники разворошили одну копну, под которой обнаружилась небольшая горка ледяных кусочков. Видимо, ранее ледышки были наколоты в горных ледниках, а сейчас от них остались лишь округлые оплывшие катышки. Иланира обратила внимание, что из-под телеги на каменные плиты внутреннего двора падают капли воды и собираются в небольшие лужицы. Так что купцы говорили правду: через пару дней весь лёд должен был полностью растаять.
   Тем временем забравшиеся в телегу работники осторожно разгребли ледяное крошево, вытащили пару открытых деревянных ящиков и спустили вниз, чтобы принцесса могла увидеть их содержимое. В ящиках на оплывших ледяных засыпках были аккуратно уложены дары моря. В одном лежали рыбы причудливых форм и ярких расцветок, в другом - раковины, крабы и огромные ракообразные.
   Иланира много раз ела морскую рыбу и морепродукты, но всегда видела их на столе в виде приготовленных блюд. То, как они выглядят в свежем виде и с каким трудом доставляются к королевскому столу, она узнала впервые. Фрейлины и даже служанки, видимо, тоже были удивлены. Они обступили ящики и с любопытством разглядывали их содержимое, обсуждая острые шипы на плавниках рыб и огромные зазубренные клешни крабов.
   - Какой странный запах, - сказала Иланира.
   - Так пахнет свежая рыба, Ваше Высочество, - один из купцов слегка поклонился. - И ещё так пахнет море.
   - А это что за существо? - принцесса указала пальчиком на плоское создание с длинным тонким хвостом. - Почему оно лежит вместе с рыбой?
   - Потому что это тоже рыба. Она называется скат. Из плавников скатов повара приготовят вам вкуснейший суп, Ваше Высочество.
   - Какая интересная и необычная форма тела для рыбы, - Иланира наклонилась над ящиком.
   - Скаты живут на дне моря. Они бывают разных размеров. Мы привезли сюда самых маленьких. А встречаются скаты размером со всю эту телегу. Когда я был в вашем возрасте, Ваше Высочество, мы с друзьями ныряли, отыскивали гигантских скатов, цеплялись руками за их передние края и упирались коленками в спины. Скаты начинали быстро плыть, думая, что на них нападают хищники. А мы соревновались, кто продержится на скате дольше всех.
   Иланира, её свита и даже охранники с открытыми ртами выслушали рассказ купца.
   - Разве это было не опасно? - спросила принцесса.
   - Скаты для людей не опасны, Ваше Высочество, - купец улыбнулся. - Они даже рыбу не едят. У них и зубов-то нет. Скаты питаются плавающими в воде водорослями. Так что самым опасным для нас было не рассчитать запас воздуха в лёгких и в пылу соревнования не успеть вовремя отпустить ската, чтобы вынырнуть на поверхность.
   - Вы, наверное, очень храбрый? - Иланира внимательно посмотрела на купца, мужчину средних лет с чёрными кудрявыми короткими волосами и обрамляющей подбородок бородкой.
   - Скорее, в детстве я был глупым и безрассудным, - купец пожал плечами. - Храбрость проявляют воины в бою.
   Стоявшие рядом дворцовые охранники тихими возгласами выразили одобрение словам купца. Тот огляделся и несколько раз благодарно кивнул головой в разные стороны.
   Принцесса сказала:
   - Господа купцы, я благодарю вас за доставленные деликатесы и за интересную беседу. Разара, сходи, пожалуйста, на кухню и передай шеф-повару Паритору, чтобы он явился сюда сам или прислал своих помощников. Надо немедленно принять свежие продукты, минуя хранение на складе.
   Купцы вновь рассыпались в благодарностях. Служанка быстрым шагом отправилась выполнять указание. Работники начали разгребать сено на остальных телегах и готовить ящики с товаром к разгрузке. Иланира, пожелав купцам удачной торговли и пообещав, что деньги им выплатят сразу же, как только все документы подпишет шеф-повар Паритор, отправилась завтракать. Во время еды она рассказала королеве Истоале о своём решении, и та полностью поддержала и одобрила действия дочери.
   - Ты становишься совсем взрослой, моя дорогая Иланира, - с нотками грусти проговорила Истоала, перевела взгляд на юных принцев и платком промокнула уголки глаз.
   У принцессы еда застряла в горле. Радость и гордость улетучились. Она поняла то, что не произнесла вслух мать: неумолимо приближалось время расставания...
   Вечером Иланира сделала карандашный набросок картины. Огромный скат плыл над морским дном - над кораллами, крабами, моллюсками, морскими звёздами. А на спине ската за передние края плавников-крыльев держалась руками худощавая изящная девичья фигурка...
   Хотя принцесса теперь была загружена не только учёбой, но и хозяйственными делами, она постоянно думала об отце, об армии, о предстоящей битве с ордами восточных кочевников. Курьеры с отчётами о передвижении войск и с личными письмами короля раз в пять-семь дней прибывали к Истоале. Мать и дочь вместе читали послания. Ранатол коротко описывал однообразную и монотонную походную жизнь. Объединённая армия перешла границу Содружества Западных Королевств и осторожно продвигалась на восток, так как о местонахождении противника пока ничего не было известно. Обратно к королю курьеры увозили доклады о состоянии дел в столице и письма Истоалы и Иланиры со словами любви и поддержки.
   Разлука с отцом, усталость от ежедневных забот, страх перед неизвестным будущим заставили Иланиру забыть о личных переживаниях. Дни пролетали, словно минуты. Если раньше во время уроков или занятий изящными искусствами принцессе казалось, что стрелки часов остановились на месте и не хотят поворачиваться, то теперь они крутились, словно в каждом механизме вместо пружин и шестерёнок сидело по резвой белке. Иланира больше не мечтала перед сном, а ужасалась тому, как мало успела сделать за сегодня, и переносила незавершённую работу на завтра. Однажды, лёжа в постели, Иланира привычным движением погладила себя, повернулась на бок, стиснула руку бёдрами, да так и заснула, от накопившейся усталости не закончив начатого.
   Постепенно круг задач, которые решала принцесса, расширялся. Королева Истоала много времени посвящала сыновьям, и Иланира старалась освободить мать от лишних проблем. В один прекрасный день принцесса внезапно обнаружила, что едет в лёгкой непарадной королевской карете для инспекции новых укреплений, возводимых возле главных ворот Ландиума. Рядом с Иланирой сидели две фрейлины. Служанки ехали во второй карете сзади. Спереди и по бокам на конях гарцевали вооружённые охранники. Горожане и крестьяне уступали дорогу королевскому кортежу, мужчины махали снятыми головными уборами, женщины бросали под колёса кареты сорванные второпях на обочине цветы.
   Кроме проверки толщины и прочности кладки каменных стен, принцесса осмотрела запасы стрел и болтов в оружейной кладовой. Она отдавала распоряжения легко, непринуждённо и как само собой разумеющееся воспринимала то, что бывалые воины без усмешек и промедлений отвечали на вопросы четырнадцатилетней девушки и показывали запасы снарядов для лучников и арбалетчиков.
   Так же, как мэтр Женевр ранее взял на себя функции экономического советника, другие учителя Иланиры стали её помощниками. Они больше не задавали принцессе уроков, а старались подвести её к принятию самостоятельных решений. Мэтр Жэклур превратился в юридического консультанта. Мэтр Ланапот пересказывал или напоминал принцессе исторические события, наиболее точно соответствовавшие современной ситуации. Мэтр Малкон предлагал вниманию Иланиры книги, в которых можно было обнаружить поучительные сюжеты или эпизоды. Географ мэтр Панатьер показывал на картах путь армии Содружества Западных Королевств, примерное местонахождение короля Ранатола, предположительные районы сосредоточения восточных захватчиков и возможные места сражений.
   Объединённые войска запада всё дальше и дальше уходили на восток, из-за постоянно увеличивавшегося расстояния курьеры привозили письма с опозданием, поэтому мать-королева и дочка-принцесса, так же, как и остальные жители Брандизии, могли только предполагать, какие события происходят в данный момент. Когда по городским улицам промчался гонец с криком "Началось!", то и знать, и простолюдины поняли, что где-то далеко на востоке уже идёт настоящая кровопролитная война.
   Принцесса и королева закрылась в кабинете, чтобы сначала самим прочитать о произошедших событиях, а потом уже сообщить о них придворным, юным принцам и остальным подданным. Из письма короля Истоала и Иланира узнали подробности о первых стычках с восточными захватчиками. Армия Брандизии входила в состав главных сил, а в авангарде находились лёгковооружённые всадники из Бессеребрии, одного из восточных королевств, воины которого не раз встречались с племенами кочевников, знали их сильные и слабые места, имели опыт степных сражений. Легкоконная армия Бессеребрии продвигалась на восток, разбившись на множество небольших отрядов, задачей которых было обнаружение основных сил противника.
   Как это часто бывает, враги встретились внезапно и неожиданно друг для друга. Небольшой передовой разведывательный отряд кочевников атаковал одну из дозорных групп Бессеребрии. Восточные захватчики засыпали западных воинов дождём стрел, а потом попытались окружить с двух сторон. Всадники Бессеребрии понесли большие потери, однако смогли вырваться из смертельной ловушки. Кочевники ринулись за ними в погоню. Воины Бессеребрии мчались к условленному месту встречи с другими отрядами, где происходил обмен информацией. К счастью, там уже находились две группы дозорных, которые издалека услышали топот коней и крики людей. Увлекшиеся погоней кочевники попали в ловушку и были почти полностью перебиты стрелами и копьями. Однако небольшая часть восточных всадников смогла скрыться, так что обе воюющие стороны получили сведения о первом боевом столкновении.
   Письмо Ранатола заканчивалось сообщением о том, что в настоящее время противники пытаются "прощупать" друг друга, обнаружить местонахождение главной вражеской армии и в то же время скрыть свои собственные силы. Идёт борьба между разведчиками и дозорными, состоящая из наскоков, засад, тайных проникновений, притворных отступлений.
   Иланира с замиранием сердца дочитала последние строки отцовского письма.
   - Мама, я понимаю, почему так важно укрепить нашу столицу. Из уроков мэтра Ланапота я знаю о том, что иногда легкоконным армиям удаётся обойти заслон из тяжеловооружённых войск и вторгнуться в незащищённые мирные районы. Если восточные воины не станут сражаться с рыцарями и сумеют проскочить мимо них, то нам придётся выдержать осаду, пока с востока не вернутся наши главные силы.
   - Конные кочевники не умеют захватывать хорошо укреплённые города, - задумчиво произнесла Истоала. - Я уверена, что нам хватит сил, чтобы отразить штурм. На стены выйдут не только гвардейцы и королевские охранники, но и все жители Ландиума. Они же понимают, что ожидает их самих и их семьи в случае захвата города жестокими дикарями. Кроме того, между восточным рубежом Содружества Западных Королевств и нашей прекрасной Брандизией находятся четыре королевства, которые послужат надёжным заслоном. Либо кочевники потеряют время и силы под стенами других городов, либо сумеют их взять и займутся грабежами и насилиями...
   - Мама!... - с возмущением и изумлением воскликнула принцесса.
   - Прости, дорогая Иланира! Наверное, мои слова прозвучали жестоко и цинично. Но правитель должен учитывать все варианты, чтобы принимать обдуманные и взвешенные решения.
   - Да, мама. Ты права, мама! Я буду надеяться, что наша армия не пропустит врага. А если кочевники прорвутся, то не дойдут до Брандизии.
   - Я тоже стараюсь в это верить. Но готовиться надо ко всему, и даже к самому худшему.
   - Мама... - Иланира потупилась, не решаясь задать пришедший в голову вопрос.
   - Говори, милая, не смущайся! - подбодрила королева.
   - Что будет делать Владыка Воды, если враги захватят наш город и со мной произойдёт самое-самое худшее?...
   - Иланира, родная, есть вещи, над которыми мы, люди, не властны. Я не знаю ответа на твой вопрос. И очень надеюсь на то, что нам не придётся его узнавать.
   Принцесса ничего не сказала, обдумывая другой, не произнесённый вслух вопрос: "Что будет делать Нес?"
   Истоала решила, что молчание дочки означает окончание их приватного разговора, и направилась к двери кабинета:
   - Надо объявить людям, что наша армия одерживает уверенные победы над передовыми силами восточных захватчиков! Я распоряжусь, чтобы глашатаи объявили об этом на главных площадях всех городов Брандизии.
   Небольшое искажение правды в патриотических целях оказалось пророческим. В следующем послании короля Ранатола говорилось о том, что армия Содружества Западных Королевств продолжает движение на восток, тесня разрозненные отряды кочевников. Западные кони питались подножной свежей травой, а также овсом и сеном, подвозимыми из плодородных районов. Кочевникам же приходилось рассредоточиваться по сухой степи, чтобы прокормить лошадей и скот. Армия запада походила на занесённый над врагом мощный бронированный кулак, тогда как восточные воины напоминали рой мошкары.
   Последующие письма короля содержали ту же самую информацию. Армии противников постепенно сближались. Разведчики сообщали о нескольких больших заревах от множества костров, освещавших небо по ночам. Передовые разъезды и дозоры обнаруживали всё более и более многочисленные отряды врагов. Однако кочевники не предпринимали попыток атаковать основные войска Содружества Западных Королевств. Время шло, а они по-прежнему вели манёвренную войну.
   В конце концов, армия запада заняла стратегически важный район между горными отрогами, уходящими к северу и постепенно превращающимися в скалистые горы, и песчано-глинистыми равнинами, изрезанными глубокими оврагами от высохших рек, некогда текущих на юг. Теперь кочевникам пришлось бы потратить много сил на преодоление природных препятствий или на их обход. Впрочем, как становилось понятно из докладов разведчиков, следивших за передвижением вражеских отрядов, восточные захватчики не собирались уклоняться от решающей битвы. Разбросанные по степи силы постепенно стягивались, соединялись и занимали позиции напротив военного лагеря и полевых укреплений западной армии.
   Иланира знала, с каким нетерпением, страхом и надеждой жители Брандизии ожидают новых вестей с востока. Даже крестьяне, привозившие утром во дворец продукты, с особым вниманием всматривались в выражение лица принцессы, пытаясь по её настроению определить ход военных действий. Поэтому Иланира теперь всегда старалась улыбаться, выглядеть уверенной, дружелюбной и рассудительной, какие бы страхи, волнения и опасения не терзали её изнутри.
   Пятнадцатый день рождения принцессы подкрался быстро, тихо и незаметно, словно охотящаяся на мышь кошка. Иланира первый раз в жизни отмечала праздник без отца. И так же впервые пятилетний Раскадир сделал сестре подарок. Он своими руками вырезал кораблик из куска мягкой коры, воткнул в него палочки-мачты и насадил на них выгнутые бумажки-паруса. Принцесса так растрогалась, что со слезами на глазах долго целовала и тискала брата. Истоала с тёплой материнской радостью наблюдала за их вознёй.
   От родителей на праздники Иланира всегда получала новые украшения, специально заказываемые у ювелиров. Сама она дарила им и братьям собственноручно сплетённые кружева для воротников и манжет, расшитые узорами платки, кошельки и, разумеется, нарисованные картины. Младшему Ристогару к его скорому трёхлетию принцесса как раз сейчас в свободное время украшала кружевами набор полотняных салфеток для еды за общим столом.
   Тепло и искренность домашнего праздника в узком семейном кругу дополнялись общим беспокойством за отца, который, возможно, именно в эти минуты сражался с врагами в смертельной битве. Ранатол со специальным гонцом прислал письмо, в котором поздравлял Иланиру с днём рождения. Помимо похвал, ласковых слов и пожеланий, он ещё раз просил у дочки прощения за ту судьбу, на которую её обрёк, потому что послание могло оказаться прощальным...
   Через пять дней после дня рождения Иланира вместе с мэтром Жэклуром разбирала сложный и запутанный случай раздела наследства между потомками графа Парамента от первого и второго браков. Вдруг по дворцовым коридорам покатился крик, постепенно нарастая, потому что его подхватывало всё больше и больше голосов. "Победа!!!" Принцесса подняла глаза от бумаг, встретилась взглядом со своим наставником, после чего они вдвоём бросились к двери. В этот момент из коридора в комнату вбежали фрейлины, едва не столкнувшись с принцессой.
   - Победа!
   - Ваше Высочество, радостное известие!
   - Только что прибыл гонец!
   Иланира, всё ещё не веря в происходящее, подобрала подол платья и совершенно неподобающим принцессе образом побежала к королевским покоям. В коридорах дворца ей уступали дорогу, поздравляли, что-то кричали вслед, но она не различала лиц и не вслушивалась в слова. Ворвавшись в королевскую приёмную, Иланира увидела Истоалу, сидящую в кресле и дочитывающую письмо. Перед ней стоял сияющий от радости гонец в запылённой одежде. Принцы Раскадир и Ристогар прыгали и приплясывали, увертываясь от объятий нянек и служанок. Придворные поздравляли друг друга. Мужчины пожимали руки и хлопали ладонями по плечам, фрейлины смеялись или плакали от радости, обнимались и целовались. Среди общей суматохи появление принцессы поначалу осталось незамеченным.
   - Мама! - воскликнула Иланира, протискиваясь между собравшимися.
   - Дорогая! Родная! - Истоала вскочила и развела руки в стороны. - Всё закончилось! Мы победили!
   Эти слова вызвали новый взрыв ликования всех собравшихся в королевских покоях. Мать и дочь крепко прижались друг к другу, юные принцы подбежали к ним и тоже попали в объятия. Когда через некоторое время восторги стихли, Истоала получила возможность огласить содержание королевского послания.
   Войска Содружества Западных Королевств сошлись в решающей битве с восточными захватчиками. Первыми атаковали кочевники, понадеявшись на своё численное превосходство и мощные дальнобойные луки. Однако спешенные рыцари и рядовые воины сумели выдержать натиск врагов. Легковооружённые всадники не пробили ощетинившийся копьями и прикрытый щитами строй. После этого конные отряды, состоявшие из лучших бойцов запада, сами перешли в наступление, сокрушая кочевников и заставляя спасаться бегством. Битва закончилась полным разгромом всех объединённых восточных племён и народов, захватом их лагерей, обозов и припасов.
   Известие о победе привело к тому, что на улицах Ландиума начались стихийные праздники с обильной выпивкой, громкой музыкой и весёлыми танцами. Общая радость объединила людей. И всем хотелось верить, что их отцы, мужья, братья, сыновья скоро вернутся домой, а не останутся навечно в далёких восточных краях, отдав жизни за мир и покой своей страны и своих семей.
   Следующие за победной реляцией послания были не такими радостными. В них перечислялись убитые и раненные, а также говорилось о том, что Ранатол с войском в ближайшее время не собирается возвращаться домой. Совет королей решил воспользоваться победой и совершить глубокий рейд по восточным землям, чтобы найти и ликвидировать бежавшие с поля боя отряды врагов, перегнать на запад табуны лошадей, стада коров, отары овец, отыскать поселения и города, в которых, по свидетельствам купцов и путешественников, скопилось немало богатств, ранее захваченных во время набегов на западные страны. Поэтому в жизни Иланиры ничего не изменилось. Формально военное положение в стране сохранялось до возвращения короля из похода. Принцесса по-прежнему занималась хозяйственными и юридическими делами дворца, столицы и королевства.
  
   6. Возвращение победителей.
  
   - Я повзрослела, - однажды сказала сама себе Иланира, вечером сняв всю одежду и встав перед зеркалом.
   Два с половиной года назад она стеснялась наготы, была недовольна своим телом, боялась, что её увидит Нес. Теперь принцесса стояла перед зеркалом спокойно и величественно. Конечно, ей многое не нравилось в отражении. Хотелось, чтобы грудь была больше, ягодицы выпуклее, бёдра шире, талия отчётливее, плечи и колени округлее, глаза выразительнее, брови тоньше, губы пухлее, нос прямее, волосы на голове гуще и пышнее, а на теле, наоборот, незаметнее или, ещё лучше, совсем бы отсутствовали.
   - Никакая я не красавица, - вздохнула Иланира. - "Головокружительной" и "ослепительной", как говорил Нес, я никогда не стану...
   Принцесса попыталась представить, что произошло бы, если бы Нес появился прямо сейчас и увидел её обнажённой. Что бы он сказал? Как бы себя повёл? А если бы в комнату вошёл другой мужчина? Например, тот черноволосый кудрявый купец, который в юности смело катался на гигантских скатах... Иланира посмотрела на плотно зашторенные окна. Если их открыть, то из здания по другую сторону внутреннего двора её будет прекрасно видно... Эта внезапно пришедшая в голову бесстыдная и непристойная идея заставила принцессу покраснеть, поскорее надеть ночную сорочку, задуть свечи и юркнуть под одеяло. Там, в уютном потаённом тепле, девушка знала, как унять периодически возникающее возбуждение и получить желаемую разрядку.
   Вскоре от короля Ранатола пришло сообщение о том, что он сам и армия Брандизии завершают своё участие в восточном походе и начинают движение к дому. Королевства Содружества, граничившие со степными землями, намеревались расширить свои зоны влияния. Для этого они оставляли в захваченных городах свои гарнизоны, строили крепости в стратегически важных местах и заключали мирные договоры с готовыми на любые уступки побеждёнными правителями. Другие короли запада вполне довольствовались доставшимися при разделе трофеев долями и не претендовали на далёкие восточные территории, опустошенные засухой и войной. Ранатол планировал оставаться с войском до тех пор, пока оно не пересечет границу Содружества Западных Королевств. После этого он собирался оставить пехоту и обозы неторопливо продвигаться к Брандизии, а сам со свитой, большинством рыцарей и конных воинов поспешить домой, чтобы успеть к шестому дню рождения Раскадира и шестнадцатилетию Иланиры.
   В королевском дворце и в городе началась подготовка к встрече победителей. Хотя их прибытия в самом лучшем случае следовало ожидать лишь через пару месяцев, общий радостный энтузиазм побуждал людей к немедленным действиям. Девушки и женщины во дворце вновь стали наряжаться в роскошные платья и украшать себя драгоценностями. Горожане штукатурили и красили фасады домов, чистили вывески на магазинах и питейных заведениях, ремонтировали или меняли деревянные ступени, двери и ставни. Крестьяне перегоняли поближе к городу стада животных, которым суждено было стать пищей на пирах.
   У Иланиры прибавилось хлопот. К счастью, в подвалах дворца было собрано достаточно припасов на случай осады, поэтому о продуктах можно было не беспокоиться. Оставалось только заказать у купцов привозимые из других стран деликатесы. Однако принцессе пришлось разобраться в процессах пивоварения и перегонки крепкого алкоголя, чтобы выделить на эти нужды зерно из кладовых. Также она следила за пополнением винного погреба.
   По мере приближения армии курьеры доставляли всё более свежие сведения. Когда войско ступило на территорию Содружества Западных Королевств, и всадники во главе с королём отделились от пехоты и обозов, до их прибытия осталось всего несколько недель. Ранатол сообщил, что вместе с ним проездом через Брандизию к себе домой возвращаются король Ланитары Маралад с сыном Малидором. Ранатол и Маралад сдружились на войне, воины Брандизии и Ланитары вместе сражались с врагами, сложившийся военный союз продолжился и в мирное время.
   После того, как войска победителей перешли границу Брандизии, король Ранатол позволил воинам, жившим к востоку от столицы, расходиться по домам. Он понимал, что после почти двухлетнего военного похода встреча с семьями для людей была важнее торжественного парада и праздничных мероприятий. Кроме того, для большей части воинов путь домой всё равно лежал через Ландиум, и они были не прочь поучаствовать в триумфальном марше и в грандиозном пире.
   Последний гонец сообщил, что всадники Ранатола и Маралада остановились на ночевку в одном дневном переходе от столицы Брандизии. Иланира распорядилась, чтобы бойни и кухни заработали с удвоенной силой, на площади заранее выкатили бочки с пивом и вином, но приставили к ним надёжную охрану во избежание преждевременного раскупоривания. Принцесса так волновалась перед встречей с отцом, так хотела, чтобы встреча прошла идеально, что долго не могла заснуть. Лишь глубоко за полночь она забылась прерывистым тревожным сном, время от времени переворачивалась с боку на бок, снова и снова мысленно проверяя и перепроверяя все подготовительные работы.
   Наконец, наступил долгожданный день встречи. Королева-мать и принцесса-дочь с раннего утра следили за тем, чтобы во дворце всё было готово к прибытию короля и его гостей. В пиршественном зале слуги расставляли и накрывали столы, в большом парадном зале музыканты настраивали инструменты. Конечно, Истоале, Иланире, Раскадиру и Ристогару хотелось бы отправиться навстречу мужу и отцу, но, следуя этикету и протоколу, семья должна была встречать короля на пороге дворца. Принцесса ощущала утомление из-за недосыпания, однако множество требовавших её внимания вопросов заставляли выглядеть бодрой и деятельной.
   Передовые отряды показались примерно в полдень. Об этом Иланире, находившейся в пиршественном зале, сообщил королевский охранник, прибежавший с наблюдательного поста на самой высокой башне дворца. Принцесса поспешила в свои покои, чтобы освежиться и привести себя в порядок. Фрейлины и служанки уже были наготове, ванна заполнена тёплой водой, заранее сшитое нарядное платье выглажено, выбранные украшения разложены на столике.
   Раздевшись с помощью девушек из свиты, Иланира устроилась в ванной и закрыла глаза, чтобы в них не попала ароматная вода, которой поливали лицо, шею и плечи. Ей показалось, что прошло всего несколько мгновений, но вдруг мягкие поглаживания тела превратились в довольно ощутимые толчки.
   - Ваше Высочество! Проснитесь! Очнитесь! - с беспокойством восклицали фрейлины и служанки.
   Иланира вздрогнула всем телом, отчего вода в ванне заплескалась:
   - Что случилось?
   - Выше Высочество, вы изволили задремать.
   - Ваше Высочество, вы очень устали.
   - Ваше Высочество, мы бы вас не будили, но ведь вы должны встретить Его Величество.
   Иланира потянулась и встала в ванной, давая возможность служанкам вытереть полотенцами верхнюю часть её тела. Потом она переступила через бортик на мягкий ковёр.
   - Благодарю вас, мои милые компаньонки! Давайте поторопимся!
   Девушки из окружения принцессы действовали быстро, чётко и слаженно, поскольку процесс одевания и украшения подопечной был отработан ими практически до автоматизма. Вскоре Иланира во главе яркой, пёстрой и щебечущей свиты вышла из парадных дверей дворца, открывавшихся на городскую площадь. Королева Истоала с принцами уже находилась тут. Она окинула дочь взглядом, улыбнулась и удовлетворённо кивнула. Сановники, фрейлины, офицеры и слуги стояли позади королевской семьи и по обеим сторонам на ступенях. Внизу они смешивались с толпой горожан, запрудивших площадь. Множество людей расположилось по обеим сторонам ведущей к городским воротам улицы, по которой должны были проследовать вернувшиеся с победой герои. Гул голосов, казалось, заставлял вибрировать стены дворца и каменные плиты под ногами.
   В ожидании отца Иланира обегала глазами площадь, рассматривала людей и их одежды. Затем она бросила взгляд направо и вверх, туда, где находилась терраса её прежних покоев. Нахлынувшие воспоминания прервали звонкие крики Раскадира и Ристогара:
   - Едут! Едут!
   В дальнем конце улицы показались всадники в блестящих латах и с развёрнутыми знамёнами. Люди на улице махали им руками и бросали на мостовую букеты цветов. Монотонный шум разговоров сменился громкими приветственными возгласами и радостными восклицаниями.
   - Да здравствуют герои!
   - Слава победителям!
   - Слава Его Величеству!
   - Слава Их Величествам!
   Последние выкрики были вызваны тем, что следом за знаменосцами ехал король Ранатол. Рядом с ним на сильных крепких конях восседали два человека в богато украшенных доспехах и с открытыми головами. Их шлемы, щиты и копья держали находившиеся сзади оруженосцы. По гербам на знамёнах и на конских попонах, а также по сходству мужчины средних лет и молодого человека легко было догадаться, что это король Ланитары Маралад и принц Малидор.
   За царственными особами по улице двигались дворяне и офицеры из их ближайшего окружения, получая свою долю поздравлений, восхвалений и благодарностей. Знаменосцы остановились у ступеней, ведущих к парадным дверям королевского дворца, и расступились в стороны. Подбежавшие слуги приняли поводья у двух королей и принца, придержали стремена, давая им возможность спешиться. В это время по улице на площадь продолжали выезжать новые всадники. Народ сначала раздался в стороны, а потом, когда появились рядовые воины, смешался с ними, окликая родственников, друзей и знакомых. Некоторые всадники спрыгивали прямо в объятия своих жён. Всё это сопровождалось криками, смехом, радостными слезами.
   Ранатол быстро поднимался по ступеням, Маралад и Малидор тактично приотстали, давая возможность королю встретиться с семьёй. В этот момент рядом с Иланирой раздался полный отчаяния голос главного королевского конюшего Паркара:
   - Ваше Высочество, я прошу прощения, но всадников слишком много. Мест в стойлах не хватит.
   Принцесса, привыкшая, что в последнее время по всем хозяйственным вопросам обращаются к ней, сразу нашла выход:
   - Выкатите во внутренний двор кареты и поставьте возле стены, чтобы они не мешали. Застелите пол каретного хранилища слоем соломы. Принесите туда поилки и кормушки. А завтра переведёте лошадей в конюшни гвардии.
   - Благодарю вас, Ваше Высочество! - Паркар с поклоном отступил назад и отправился раздавать указания конюшим.
   Тем временем Ранатол уже обнимал жену и поднимал в воздух сыновей, тормоша их и целуя:
   - Дорогие мои, любимые! Как я рад вас видеть!
   Иланира сделала шаг к отцу и в то же время заметила направленные на неё внимательные взгляды Маралада и Малидора. Ранатол поставил на землю Ристогара и заключил дочь в объятия.
   - Здравствуй, моя чудесная Иланира!
   - Здравствуй, папа! - принцесса прижалась к нагревшейся на солнце кирасе отца и положила руки на выпуклые наплечники.
   - Ты очень повзрослела, моя драгоценная дочь... - в голосе короля прозвучали какие-то странные интонации, которых Иланира никогда не слышала ранее. Что это было: сожаление от скорого расставания, горечь предстоящей утраты, ощущение собственной вины или что-то другое?
   Выпустив дочь, Ранатол обернулся и повысил голос, обращаясь к Мараладу и Малидору:
   - Почему вы стоите внизу, друзья? Поднимайтесь и познакомьтесь с моей семьёй!
   Возле Иланиры послышалось робкое покашливание королевского квартирмейстера Дарла:
   - Простите, Ваше Высочество, но у меня крайне неотложный вопрос...
   Принцесса обернулась:
   - Говорите, я вас слушаю!
   - С Их Величествами прибыло много воинов, куда прикажете их разместить?
   Иланира быстро приняла решение:
   - У главных ворот есть большая кордегардия и кладовые для боеприпасов в новых башнях. В них можно разместить много людей. Принесите туда побольше матрасов, тюфяков, одеял и подушек. Конечно, это не так хорошо, как кровати в казармах, но всё же лучше, чем походные ночёвки на земле под открытым небом.
   - Ваше Высочество, я выполню ваше мудрое распоряжение! - просиявший квартирмейстер поспешил откланяться, чтобы отдать приказы слугам.
   - ... А это моя дочка, Иланира, - услышала принцесса громкий голос отца. - В моё отсутствие заботы о королевстве легли на неё. Поэтому ей даже некогда поприветствовать гостей.
   Иланира развернулась и увидела стоявших перед ней Маралада и Малидора. Ранатол уже успел представить им жену и сыновей, и теперь они ожидали, когда принцесса закончит разговор со слугой и обратит на них внимание. Король Ланитары был высок, а его сын превосходил отца ещё на полголовы. Доспехи добавляли их фигурам дополнительный объём и делали похожими на сказочных богатырей. Оба были светловолосыми и голубоглазыми, только у Маралада уже проявились залысины, а у Малидора длинные густые пряди обрамляли волевое лицо и спускались до плеч. Король Ланитары был на пять лет старше Ранатола, а принцу недавно исполнилось двадцать два года.
   Иланира на миг смутилась, но сумела взять себя в руки и твёрдо произнести:
   - Я приношу извинения за невольную неучтивость. Мне следовало в первую очередь поздороваться с Вашим Величеством и Вашим Высочеством, а потом уже решать вопросы по размещению вернувшихся из похода уставших воинов.
   В последних словах принцессы вызова было больше, чем раскаяния, потому что ей не нравились прямые оценивающие взгляды Маралада и Малидора. Мать выглянула из-за спин гостей, сделала строгое лицо, поджала губы и нахмурила брови. Однако король и принц Ланитары как будто не заметили резкости Иланиры.
   Маралад слегка склонил голову и произнёс, обращаясь на "ты", как к равной:
   - Здравствуй, Иланира Брандизийская! Я рад быть гостем в твоём королевстве.
   Малидор внезапно опустился перед принцессой на одно колено, взял её руку и поднёс к губам:
   - Я счастлив лицезреть твой прекрасный облик и наслаждаться звуками твоего голоса, о прекрасная принцесса Иланира!
   Принц едва дотронулся губами до пальцев девушки, принцесса ощутила не сам поцелуй, а тепло дыхания Малидора. Затем наследник Ланитары поднялся так легко, словно на нём были не тяжелые металлические латы, а лёгкие шёлковые одеяния.
   - Благодарю... вас... тебя... - пролепетала потрясённая произошедшим Иланира. Ещё никто и никогда не говорил ей таких слов и не целовал руку, да ещё на виду у множества людей.
   Королева пришла на помощь дочке:
   - Я прошу царственных гостей проследовать в предназначенные для них покои!
   Маралад и Малидор вместе с ближайшими сановниками в сопровождении Ранатола вошли во дворец. А на площадь все продолжали прибывать всадники и повозки с вещами. С высоких ступеней парадного входа Иланира посмотрела, как квартирмейстер Дарл собрал слуг для переноски королевского имущества, удовлетворённо кивнула и, пропустив вперёд мать и братьев, пошла проверять готовность помещений к предстоящему празднику.
   Принцесса не переставала думать о высоких, во всех смыслах этого слова, гостях. Им были выделены роскошные покои в гостевой части дворца. Ранее там ненадолго останавливались посланники и представители союзных королевств. Но большую часть времени помещения пустовали. К тому же Брандизию при Иланире ни разу не посещали королевские особы. После получения известия от Ранатола о прибывающих с ним друзьях покои вычистили до блеска и снабдили всем необходимым: постельным бельём, полотенцами, принадлежностями для ванных и туалетных комнат.
   Принцесса услышала позади тревожный вопрос фрейлины Вивалы:
   - Ваше Высочество, куда вы направляетесь?
   Иланира вздрогнула, вышла из задумчивости и остановилась. Оказалось, что она шла в сторону покоев для гостей.
   - Благодарю, Вивала! - произнесла принцесса. - Заходить в комнаты, занятые королём и принцем Ланитары, мне не следует, даже если я хочу убедиться, что они всем довольны и не испытывают неудобств. Я спрошу у них об этом позже.
   Иланира изменила направление движения и прошествовала в большой парадный зал. На ходу она продолжала вспоминать принца Малидора, высокого, могучего, красивого, обходительного. Почему её ноги сами пошли за ним следом? Показалось ей, или в глубине ледяной пустоты на самом деле что-то затеплилось и ёкнуло?
   Парадный зал постепенно заполнялся людьми. Становилось суетно, тесно и шумно. Офицеры Брандизии знакомили родственников с новыми друзьями из Ланитары, рассказывали весёлые и грустные истории, случившиеся во время войны. Отцы и матери с гордостью смотрели на вернувшихся сыновей. Жёны и невесты, дождавшиеся мужей и женихов, крепко держали любимых за руки и вглядывались в их лица сияющими от радости глазами.
   Иланира несколько раз прошла по залу, выслушивая приветствия и поздравления. Сама она благодарила героев-победителей за подвиги, за спасение Брандизии и всех Королевств Содружества, за храбрость и стойкость, за мужество и благородство. Передвигаясь по залу, Иланира не без удовольствия ощущала направленные на неё удивлённые и восхищённые взоры. Помнившие её неловкой девочкой офицеры Брандизии теперь видели перед собой прекрасную молодую девушку, а гости из свиты короля Ланитары восторгались красотой, грациозностью и благородной дружелюбностью принцессы.
   Исполняя требуемые этикетом обязанности, Иланира время от времени бросала взгляды в сторону дверей, из которых должны были появиться Маралад и Малидор. Однако высокие гости задерживались, наверное, после долгой дороги им требовалось время на отдых, купание и переодевание.
   К принцессе приблизилась одна из фрейлин королевы и пригласила её проследовать в пиршественный зал. Иланира знала, что должна занять своё место за столом до того, как множество людей направится туда же, поэтому вместе со свитой быстро прошла по коридорам дворца, попутно проверяя, чтобы слуги зажгли все свечи в люстрах и канделябрах на стенах.
   В пиршественном зале всё было готово к началу торжества. На небольшом возвышении стоял стол, предназначенный для королевских семей. Всё остальное пространство занимали столы для остальных участников пира. Слуги уже расставили посуду и бокалы, разложили столовые приборы, принесли лёгкие закуски. Согласно правилам этикета, два центральных места за главным столом предназначались королям Брандизии и Ланитары. Слева от Ранатола располагались жена, принцы-наследники по старшинству и только потом - принцесса. Принц Малидор усаживался справа от отца, далее размещались их высшие офицеры и приближённые.
   Королева Истоала находилась на своём месте и с возвышения лично наблюдала за работой слуг. Раскадир и Ристогар сидели рядом, стоявшие за их спинами няньки и ветеран-воспитатель старшего наследника следили за тем, чтобы маленькие непоседы не вскочили и не начали носиться по помещению. Более четверти мест за столами уже заняли дворяне Брандизии. При появлении принцессы Иланиры они встали, а после её приветственного кивка опустились на стулья и вернулись к прерванным разговорам.
   Иланира прошла через зал, поднялась на возвышение и устроилась на положенном месте. Её фрейлины расположились за ближайшим столом. Маявшиеся от скуки Раскадир и Ристогар тотчас засыпали сестру вопросами.
   - Сколько людей осталось в парадном зале?
   - Рыцари придут на пир с оружием?
   - Когда начнётся праздник?
   - Где сейчас папа?
   - А где другой король и принц?
   - Мы будем танцевать?
   - Можно, мы сейчас побегаем и попрыгаем по столам? Мы будем очень осторожны...
   Иланира отвечала рассеянно, глядя на входные двери:
   - Много... Нет... Скоро... В своих покоях... В своих покоях... Возможно... Нет...
   Пиршественный зал быстро заполнялся людьми. Слуги расторопно проводили гостей на места за столами. Внезапно позади Иланиры послышался голос отца:
   - А вот и я, мои любимые!
   Ранатол воспользовался боковым проходом и незаметной дверью, находившейся позади главного стола. Истоала встала, обняла и поцеловала мужа, принцы вскочили и запрыгали вокруг, теребя отца за полы расшитого золотыми узорами камзола и требуя внимания. Иланира также поднялась и подошла к родителям. Жену и сыновей Ранатол многократно расцеловал, а дочку на несколько мгновений прижал к себе одной рукой, едва коснулся губами щеки и сразу же отстранил. Иланира убедилась в том, что ощутила ещё у парадного входа: между ней и отцом возникла какая-то трещина, пролегла тень, образовалась преграда. Немного повернув голову, девушка встретила внимательный, удивлённый и настороженный взгляд матери, которая, несомненно, тоже обратила внимание на изменившееся отношение мужа к дочке.
   В это время заметившие появление короля люди встали и огласили пиршественный зал приветственными криками:
   - Слава королю Ранатолу!
   - Слава правителю Брандизии!
   - Слава победителю!
   - Слава герою битвы у Синих холмов!
   Из писем своих родственников и из рассказов ранее вернувшихся домой раненых воинов все в Брандизии знали о том, что решающее сражение между рыцарями и кочевниками стали называть "битвой у Синих холмов", потому что левый, северный фланг армии упирался в предгорья, поросшие непроходимым для конницы еловым лесом, на рассвете и на закате солнца приобретавшем зеленовато-синий цвет.
   Не участвовавшие в походе дворцовые сановники и фрейлины с готовностью подхватили:
   - Слава победителю в битве у Синих холмов!
   Король Ранатол вытянул перед собой руку с раскрытой ладонью, требуя тишины. Когда крики смолкли, он громко произнёс:
   - Я благодарю вас, но я один не заслуживаю всех этих восхвалений. Сейчас нас почтят своим присутствием король и принц Ланитары. Они достойны самых лучших слов ещё больше, чем я. И все вы, мои верные соратники, офицеры и командиры, являетесь героями и победителями!
   - Благодарим вас, Ваше Величество!
   В этот момент в пиршественный зал вошёл герольд и объявил:
   - Его Величество король Ланитары Маралад и Его Высочество принц Ланитары Малидор!
   В дверях показались отец и сын в красивых праздничных нарядах, рослые, излучающие уверенность и силу. За ними следовали высшие офицеры армии Ланитары. Появление союзников было встречено аплодисментами и приветственными выкриками, которые не смолкали всё время, пока делегация шла от входа к своим местам за главным столом.
   Иланира смотрела на приближавшегося Малидора и жалела о том, что за столом их будут разделять пять человек. Ей бы хотелось послушать его комплименты, произносимые приятным низким голосом, расспросить о битве, о походе, о восточных странах, о его родной Ланитаре и о многом другом... Принц встретился глазами с Иланирой, и она мгновенно отвела взгляд, сделав вид, что осматривает пиршественный зал.
   Наконец, все участники пира заняли свои места, слуги расставили блюда с холодными и горячими кушаньями, разлили хмельные напитки и замерли наготове у стен.
   Король Ранатол поднял бокал и провозгласил:
   - Впервые с основания Содружества Западных Королевств мы столкнулись с великой и страшной опасностью. Восточные дикари хотели захватить наши страны, занять наши дома, поработить наши семьи и уничтожить нас самих. Но наша крепкая дружба, нерушимое единство, верное союзничество стали непреодолимыми преградами на пути врагов. Я пью за боевое братство, за королей, за офицеров и за простых воинов. За нашу общую победу!
   Стены зала задрожали, пламя свечей заколебалось, посуда зазвенела от хора множества голосов:
   - За победу!!!
   Ранатол повернулся к Мараладу и чокнулся с ним бокалами. Одновременно с этим по всему залу прокатился мелодичный звон соприкасающихся хрустальных и стеклянных сосудов. Оба короля кивнули друг другу и сели. После этого на стулья опустились их семьи, а потом и все остальные люди за столами. Начался пир. По тарелкам застучали вилки и ножи. Слуги заскользили позади сидящих, подливая напитки, отрезая куски от зажаренных и запечённых мясных туш, разделывая птиц и рыб, раскладывая пироги, салаты, овощи. Разговоры слились в общий гул.
   До этого Иланира всего один раз в жизни присутствовала на столь многолюдном мероприятии. На похоронах бабушки она была растерянной, напуганной и зажавшейся девочкой, а сейчас оглядывала пиршественный зал со спокойным величественным достоинством, по-хозяйски отмечая перемещения слуг и проверяя, чтобы пирующие не испытывали недостатка в напитках и яствах. Время от времени принцесса поворачивала голову направо. Со стороны могло показаться, что она беспокоится, не затеяли ли младшие братья какую-нибудь шалость. На самом деле поверх их голов и за фигурами матери, отца и Маралада девушка старалась рассмотреть принца Малидора.
   Вскоре король Ланитары встал, дождался, когда стихнут разговоры, и произнёс:
   - Война - это зло. Она приводит к гибели и страданиям. Но она же объединяет и сплачивает людей против общего врага. На войне всё просто и ясно. Храбрецы, верные друзья, благородные рыцари становятся героями. В армии Брандизии героями были все, а первым и самым великим среди них я считаю короля Ранатола, которого имею честь называть своим другом. Слава героям Брандизии! Слава королю Ранатолу!
   - Слава! Слава! Слава! - подхватили все люди в пиршественном зале.
   Ранатол не замедлил выступить с ответной речью:
   - В тяготах походной жизни и в смертельных боях я встретил того, кто стал для меня примером воинской доблести и образцом мудрого военачальника. Король Маралад вёл могучих воинов Ланитары за собой, а рядом с ним всегда находился его достойный наследник и верный соратник принц Малидор. Я с радостью и гордостью считаю их своими друзьями. Слава королю Мараладу! Слава принцу Малидору! Слава героям Ланитары!
   - Слава! Слава! Слава! - вновь прозвучал оглушительный хор голосов.
   После такого обмена любезностями и комплиментами пир пошёл оживлённее. Люди расслабились, начали смеяться, широко жестикулировать, непринуждённо общаться. За столами в разных концах зала зазвучали локальные тосты, сопровождаемые хлопками и криками: "Слава!" Всё больше и больше вопросительных и выжидающих взглядов обращалось к королевскому столу.
   Наконец, король Ранатол поднялся и протянул руку королеве Истоале:
   - Ваше Величество, я приглашаю тебя на танец и прошу пройти в большой парадный зал!
   Королева с улыбкой встала, опираясь на руку мужа:
   - Я с благодарностью принимаю приглашение, Ваше Величество!
   За столами радостно зашумели. Требуемый этикетом ритуал был выполнен. Ранатол и Истоала рука об руку направились к выходу, следом за ними вприпрыжку помчались принцы. Маралад пригласил на танец одну из незамужних фрейлин королевы. Следом за правителями, словно приливная волна, из-за столов поднимались мужчины и женщины. Иланира смотрела прямо перед собой, прекрасно понимая, кто сейчас к ней приблизится и предложит свою руку.
   - Ваше Высочество, великолепная и несравненная принцесса Иланира, позволь пригласить тебя на танец!
   Иланира повернула голову:
   - Благодарю тебя, высокочтимый принц Малидор!
   Принцесса положила ладонь на руку наследника Ланитары и встала. При этом она оценила силу и твёрдость мускулов Малидора. Его рука, казалось, была сделана из металла, а не из человеческой плоти. Малидор был почти на голову выше Иланиры и казался вдвое шире в плечах. Рядом с ним девушка ощутила себя слабой, хрупкой и беззащитной.
   - Ты изящная, лёгкая и воздушная, словно перышко самой прекрасной птицы, - произнёс принц, - Наверное, ты любишь танцевать. Ты должна порхать над полом, едва касаясь его драгоценными туфельками.
   Иланира заговорила, стараясь подражать героиням прочитанных романов:
   - Я благодарю тебя за изысканные комплименты, любезный принц Малидор, но, к сожалению, не могу принять их на свой счёт. Умение танцевать не входит в список моих любимых занятий. Поэтому я заранее прошу тебя отнестись ко мне с великодушной снисходительностью.
   - Твои слова, прекрасная принцесса Иланира, свидетельствует о возвышенном благородстве и мудрой прозорливости. Ты, разумеется, поняла, что поле брани мне привычнее, чем танцевальный зал, и потому соизволила заблаговременно предупредить мою неизбежную неловкость.
   - Будучи образцом рыцарского идеала, ты, принц Малидор, думаешь обо мне гораздо лучше, чем я того заслуживаю. Танцы, в самом деле, не являются...
   Иланира оборвала фразу и вместе с Малидором остановилась, потому что сзади раздался громкий голос:
   - Я предлагаю выпить за единственного настоящего победителя в битве у Синих холмов! За дракона!
   Обмениваясь учтивыми фразами, принц и принцесса прошли половину пиршественного зала до выхода, и столы с самыми высшими сановниками остались позади. Не все участники пира отправились в большой парадный зал, довольно значительная часть оставалась на своих местах, предпочитая гастрономические удовольствия музыкальным.
   Иланира и Малидор обернулись, и от этого движения рука принцессы соскользнула с руки принца. Один из военачальников Ланитары, седоволосый, со свисающими ниже подбородка усами, со старым шрамом, пересекающим лоб, левую бровь и щёку, стоял с большим кубком в руке и, слегка покачиваясь, продолжал говорить:
   - Да, да, я знаю, что никто не хочет об этом вспоминать. Никто не хочет признавать, что битву у Синих холмов мы проиграли... Должны были проиграть...
   Седого длинноусого генерала попытались утихомирить сидевшие рядом такие же пожилые воины:
   - Капарон, перестань! Не порть праздник!
   - Праздник?! - генерал покачнулся и отпил из кубка. - Этого праздника сейчас бы не было. Или, наверное, он бы был, но на наших местах сидели бы кочевники в сальных халатах и жевали конину!
   Со своего места поднялся граф Стралт, командующий кавалерией Брандизии:
   - Генерал Капарон! Вы совершенно правы! Я хочу выпить с вами! За дракона!
   Эти слова как будто послужили сигналом. Воины двух стран, которых чествовали, как героев-победителей, поднимались и присоединялись к тосту:
   - За дракона!
   Свои бокалы подняли даже только что пытавшиеся остановить Капарона товарищи. Остававшиеся за столами фрейлины и не участвовавшие в походе придворные Брандизии удивлённо переглядывались.
   Иланира повернулась к своему спутнику:
   - Отважный принц Малидор, что всё это значит?
   Но принц, казалось, не слышал вопроса Иланиры. Он знаком подозвал к себе слугу, принял поднесённый бокал с вином и присоединился к общему хору:
   - За дракона!
   Генералы Капарон и Стралт поблагодарили Малидора взглядами и кивками. Пока воины пили, в пиршественном зале воцарилась полная тишина. Тот, кто не был посвящён в некую только что открывшуюся тайну, не знал, как реагировать на происходящее. Иланира обежала глазами помещение, потом вновь устремила вопросительный взгляд на Малидора. Тот, наконец, осушил бокал и вернул его слуге.
   - Я приношу тебе свои искренние извинения, принцесса Иланира! Есть законы, которые неизмеримо выше нас, и мы обязаны их выполнять. Закон благодарности - один из них.
   - Я полагаю, принц Малидор, ты мне должен объяснить то, что сейчас случилось.
   - Да, Иланира, должен. Это не получится скрыть, как хотел совет королей. Слишком многие знают правду. Не проговорились бы сейчас генералы, всё равно пошли бы слухи от рассказов рядовых воинов.
   - Малидор, для разговора мы вернёмся за стол или прогуляемся по тихим коридорам дворца подальше от шума большого парадного зала?
   - Как пожелает Ваше Высочество!
   Иланира улыбнулась, вновь положила ладонь на руку принца и произнесла:
   - Моё Высочество предпочитает прогулку.
   - Тогда веди меня по своему дворцу, восхитительная Иланира, а я буду рассказывать...
   Рука об руку они вышли из пиршественного зала, и Иланира лёгкими надавливаниями на стальные мускулы Малидора стала подсказывать, в какую сторону надо сворачивать. Фрейлины и охранники принцессы, приближённые и телохранители принца следовали позади, соблюдая такую дистанцию, которая создавала иллюзию уединения юноши и девушки.
   Неторопливо шагая по хорошо освещённому коридору, глядя то на свою спутницу, то на картины и статуэтки, Малидор говорил:
   - Всё, что ты ранее слышала о ходе битвы у Синих холмов, является правдой. Но это не вся правда. Кочевники, действительно, расположились перед нашим лагерем и постепенно накапливали силы. Разведчики сообщали, что из степи прибывают всё новые и новые отряды, и мы понимали, как трудно будет противостоять превосходящим силам врага. Но мы знали, что защищаем родную землю и семьи. Мы верили в свою победу, а короли и генералы составляли разные варианты генерального сражения. Наконец, однажды утром из становища кочевников начали выезжать отряды воинов. Мы поняли, что великий день настал, спешно вооружились и выступили из лагеря навстречу врагам. Впереди стройными рядами двигалась тяжеловооруженная пехота, прикрывавшая стрелков и всадников. Я находился в рядах рыцарской конницы, рядом с королями и высшими генералами, поэтому о начале сражения узнал только по гулкому топоту множества копыт, крику и визгу атаковавших кочевников. Потом я увидел тучи стрел, затмившие небо. Восточные воины стреляли на скаку, а наши лучники и арбалетчики поражали врагов из-за стены щитов и копий. Когда короли увидели, что атака кочевников захлебнулась, они приказали бить в барабаны и трубить в трубы, это были сигналы пехоте и коннице. Пехотинцы образовали проходы, сквозь которые на кочевников ринулись закованные в железо всадники под предводительством лучших рыцарей Содружества Западных Королевств. Это было великолепное и поражающее своим размахом зрелище. Реяли разноцветные флаги, развевались накидки на доспехах, мощный топот могучих коней заглушил все остальные звуки битвы. Всадники запада и востока сошлись в ожесточенном смертельном бою. И все, кто в нём участвовал, заслуженно называются героями...
   Принц замолчал и сжал кулаки. Иланира погладила его по руке:
   - Ты так замечательно всё рассказал! Одно дело прочитать о битве в письме, и совсем другое - услышать рассказ участника, совершившего множество подвигов.
   - Я рассказал не всё, - тихо произнёс Малидор. - Самое главное впереди. Кочевники начали отступать, отстреливаясь из луков. Мы их преследовали до самого становища. Там, среди шатров, повозок и загонов для скота, некоторые восточных всадники спешились. Рядовые воины нашей конницы также соскочили на землю и продолжили бой в тесноте. Мы оставались в сёдлах, чтобы при необходимости помочь пешим. В это время прискакали наши всадники, погнавшиеся за конными отрядами кочевников. Они-то и сообщили...
   - Что сообщили? - нетерпеливо спросила Иланира.
   - Позже, анализируя произошедшее у Синих холмов, мы поняли, что армия востока была намного более многочисленна, чем посчитали разведчики. Она была разделена на две части. С большим трудом мы победили только половину кочевников. А вторая половина врагов должна была атаковать, когда наши ряды расстроились, силы иссякли, пехота осталась позади. Нас должны были полностью уничтожить, потому что никакой героизм не помог бы выстоять против свежих сил.
   Принцесса затаила дыхание, догадываясь, что далее скажет Малидор. Тот подтвердил её догадку:
   - Однако вторая половина армии кочевников на нас не напала. Наши всадники обнаружили огромное пространство, сплошь покрытое мёртвыми вражескими воинами.
   Иланира ахнула. Принц покивал головой:
   - Я был там и всё видел своими глазами. Люди лежали на земле в полном вооружении, сжимая в руках оружие. На их телах не было ни ран, ни следов какой-либо заразной болезни. Лишь у некоторых на лицах застыло выражение ужаса. А кони мирно стояли рядом или разбредались по окрестным холмам. Потом нашим воинам удалось найти и захватить нескольких вражеских воинов, чудом избежавших смерти, спрятавшись в узких оврагах и лощинах. От них-то мы и узнали о драконе...
   - Дракон?! - воскликнула принцесса. - Нет, не может быть!
   Малидор вздохнул и произнёс:
   - И, тем не менее, это был дракон. Все кочевники описывали его одинаково. Он был огромен, но появился внезапно, как будто возник прямо из воздуха. Он пролетел над ожидавшими сигнала к наступлению отрядами, и воины валились с сёдел на землю, словно мешки с сеном. Странно, что мы его не видели, ведь, по рассказам, он летел довольно высоко. Как бы то ни было, всего одного пролёта дракона над вражеской армией оказалось достаточно, чтобы она перестала существовать. Вот вся правда о битве у Синих холмов. Мы разбили половину армии кочевников. А вторая половина должна была нас раздавить и истребить. Но нас спас дракон, появившийся ниоткуда и исчезнувший в неизвестности. Понимаешь, принцесса Иланира, как обидно и тяжко это осознавать и признавать? Мы сражались с врагами на пределе напряжения физических и душевных сил, мы проливали кровь и пот, мы видели гибель друзей и соратников... А дракон просто пролетел один раз - и всё!
   Иланира молчала, не зная, что сказать. Слишком много воспоминаний, сопоставлений, предположений и подозрений перепуталось в её голове. Не дождавшись слов от своей спутницы, Малидор проговорил:
   - После битвы у Синих холмов прошло больше полугода. Сначала у походных костров только и обсуждали, откуда взялся дракон, куда исчез, случайно или намеренно он уничтожил кочевников. Но потом долгий поход на восток, новые схватки с врагами, штурмы городов затмили битву у Синих холмов. А постоянные славословия о нашей победе, о подвигах и героизме со временем отодвинули на второй план дракона и уничтоженную им армию. Теперь кое-кому очень не нравится, когда вспоминают про дракона. Ведь именно ему мы обязаны своей победой, своими жизнями и жизнями всех людей из западных королевств.
   - Храбрый и честный принц Малидор, твой рассказ такой удивительный, что мне нужно время, чтобы его осмыслить.
   - Изумительная принцесса Иланира, я счастлив, что заинтересовал тебя... хотя бы своим рассказом.
   Принцесса с едва заметным лукавством и невинным естественным кокетством произнесла:
   - Ты меня заинтересовал с момента нашей встречи, герой-победитель принц Малидор. К сожалению, сама я не столь знаменита, и ни в чём себя не проявила.
   - Ты, конечно же, шутишь, великолепная принцесса Иланира? Кто в Содружестве Западных Королевств не знает о таинственной заколдованной принцессе Брандизии?! Только, должен честно признаться, идущая сейчас рядом со мной восхитительная девушка совершенно не соответствует описаниям...
   - Что же про меня говорят? - с любопытством поинтересовалась Иланира.
   - Рассказывают, что в Брандизии живёт прекрасная принцесса, которая с рождения обречена быть отданной Владыке Воды. Что её держат в высокой башне, где она томится и скучает в одиночестве... Представь, Иланира, каково было моё удивление, когда я увидел и услышал, как ты мудро и властно отдаёшь распоряжения слугам, как ты уверена в себе, свободна и... как ты невероятно, потрясающе красива...
   - Я снова должна поблагодарить тебя за приятные моему слуху добрые слова. И снова вынуждена усомниться в том, что я их достойна.
   - Умоляю тебя, Иланира, поверь, что я от всего сердца восторгаюсь твоей красотой, восхищаюсь умом и преклоняюсь перед стойкостью! Девушка, спокойно и твёрдо ожидающая исполнения своей предопределённой судьбы, совершает подвиг не меньший, чем идущий в смертельную битву воин. Я... я хочу изменить твою судьбу!
   - Изменить? Как?
   - Во время похода твой отец, благородный король Ранатол, рассказывал о тебе очень мало. Я и мой отец понимали, что воспоминания об обречённой дочке сопровождаются болью, и потому ничего не спрашивали. Я знал только, что ты красивая, умная, одаренная многими талантами принцесса. А сегодня я увидел тебя и... - Малидор запнулся и замолчал.
   - И что? - тихо, с замиранием сердца спросила Иланира.
   - И я решил, что не смогу спокойно жить дальше... без тебя. Герои древности бросали вызов высшим силам и побеждали! Позволь мне поступить так же! Скажи, что я могу рассчитывать на твою благосклонность, если я сумею вырвать тебя из оков проклятого Договора.
   Принцесса почувствовала, что её ноги слабеют, и крепче опёрлась на руку Малидора. Тот вполне мог расценить усилившееся давление, как пожатие. Дрогнувшим голосом Иланира проговорила:
   - Отважный принц Малидор, ты понимаешь, что я не могу нарушить Договор с Владыкой Воды?
   - Ты его не нарушишь, достойнейшая принцесса Иланира. И твой отец, благородный король Ранатол, тоже его не нарушит. Его нарушу я. Точнее, я его разрушу! Я сделаю всё, чтобы освободить тебя от Договора... Только дай мне своё соизволение!
   До следовавшей позади свиты принцессы, несомненно, доносились отдельные громко произнесённые слова, такие как "Договор" и "Владыка Воды". Фрейлины и охранники сократили расстояние и приблизились к принцессе, точно так же поступили телохранители принца. Иланира коротко обернулась, потом посмотрела на принца.
   - Я должна обдумать твои слова, храбрый рыцарь принц Малидор.
   - Ты не желаешь, чтобы я спас тебя от Владыки Воды? - в голосе принца прозвучали удивление и обида.
   - Я не хочу, чтобы ты подвергал свою жизнь опасности из-за меня, - ответила Иланира.
   Малидор обрадовано воскликнул:
   - Всё дело только в этом? Значит, моя жизнь тебе не безразлична?!
   - Я дорожу жизнью каждого человека, - принцесса помедлила, вспомнив про сто сорок три имени в Договоре. - А твоя жизнь, высокочтимый принц Малидор, для меня особенно важна.
   - О, как я рад слышать эти слова, драгоценная принцесса Иланира!
   Девушка хотела сказать, что "драгоценной" её называет только отец, но вместо этого произнесла:
   - Я предлагаю вернуться в пиршественный зал! Наверное, родители уже беспокоятся.
   Эти слова были только предлогом для того, чтобы прервать разговор, волнующий разум и чувства. Иланиру захлёстывала буря эмоций, мыслей и переживаний. От большого, сильного тела Малидора исходило тепло, и распространялись едва уловимые ароматы, приводящие в смятение и вызывающие головокружение.
   К счастью, прогуливаясь по дворцу, принцесса и принц совершили круг и вскоре вновь оказались в пиршественном зале. Их родители также были там и с высоты своих мест наблюдали за праздником. Множество взоров сопровождало вернувшихся рука об руку Малидора и Иланиру, идущих к своим местам за главным столом. Следующие за ними по пятам фрейлины и охранники должны были свидетельствовать о соблюдении этикета, приличий и правил гостеприимства.
   Малидор сопроводил Иланиру до её места за столом, которое теперь находилось рядом с матерью, поскольку юных принцев отправили спать. Затем принц сел рядом с королём Мараладом, взял со стола кубок и наклонился вперёд, чтобы привлечь внимание принцессы. Иланира повернула голову в его сторону и подняла свой бокал. Юноша и девушка сделали едва заметные движения сосудами, словно чокались, и поднесли их к кубам. Милидор несколькими большими глотками осушил кубок, а Иланира лишь слегка пригубила напиток. Хотя её горло пересохло, она боялась от волнения подавиться терпким, сухим, вяжущим рот вином. Принцесса не беспокоилась о том, что всё происходило на глазах у родителей. Она вообще не думала ни о чём, кроме слов Малидора об освобождении от Договора. Впрочем, король Ранатол и королева Истоала не проявляли явного недовольства прогулкой и поведением дочери.
   Тем временем праздник продолжался. Люди группами, парами и поодиночке перемещались между пиршественным и парадным залами. Громкие разговоры, взрывы смеха, застольные песни смешивались и складывались в единый неразборчивый шум. Обилие выпитого расслабляло гостей, правила этикета соблюдались не так строго, однако ссор и потасовок не возникало. Капитан Кваринол и его офицеры пожертвовали весельем ради работы, оставались трезвыми и быстро вмешивались в возникающие конфликты, отвлекая спорщиков и разводя их в разные стороны.
   От выпитого вина, накопившейся усталости, множества впечатлений, клокотания эмоций и мельтешения мыслей у Иланиры начала кружиться голова. Глаза закрывались сами собой, звуки как будто отдалялись и заглушались. Принцесса боялась взять столовые приборы или бокал, чтобы не выронить их из ослабевших рук. Девушка пыталась бороться со слабостью, но только ещё больше теряла силы и утрачивала контроль над телом.
   Королева Истоала заметила состояние дочки, наклонилась к ней, положила руку на плечо и тихо сказала на ухо:
   - Родная, ты выглядишь крайне утомлённой. Время уже позднее, тебе лучше отправиться спать.
   Принцесса повернула голову к матери, однако посмотрела не на неё, а на принца Малидора. Тот выглядел бодро и о чём-то оживлённо разговаривал с подсевшим к нему справа длинноусым генералом Капароном. Иланире очень хотелось остаться в пиршественном зале и продолжить общение с принцем, но она понимала, что приближается к пределу своих сил. Ещё немного, и она может вновь потерять сознание, как после разрыва с Несом. Поэтому Иланира посмотрела в глаза королевы и согласно кивнула головой.
   - Да, мама, мне нужно отдохнуть. Я не имею права своей слабостью нарушить общее веселье и испортить праздник. Мне лучше удалиться.
   - Дорогая моя девочка, я тебя провожу...
   - Благодарю, мама, я справлюсь сама. Меня сопроводят мои фрейлины. Папа, я так счастлива, что ты вернулся!
   Король отвлёкся от разговора с Мараладом, повернулся и произнёс, избегая прямого взгляда в глаза Иланиры:
   - Я тоже рад тебя видеть, моя драгоценная дочь! Желаю тебе доброй ночи!
   Принцесса встала и, осторожно переставляя ноги, пошла вдоль главного стола за спинами сидевших. Заметив её передвижение краем глаза, Малидор вскочил и подал руку:
   - Дражайшая принцесса Иланира, позволь мне вновь стать твоим спутником!
   - Благодарю, любезный принц Малидор. Я направляюсь в свои покои.
   - Я вижу, что ты устала, поэтому тебе нужен надёжный сопровождающий.
   Иланира почувствовала, как застыли на своих местах два короля и королева. Казалось, что их уши шевелятся, ловя каждое слово происходившего сзади разговора. С одной стороны, принцесса не знала, как будут восприняты столь близкие отношения с Малидором. С другой - она поняла, что встав на ноги, переоценила свои силы, и ей действительно нужна опора на крепкую руку.
   Иланира мысленно собралась с силами и проговорила:
   - Хорошо, верный и надёжный принц Малидор, ты можешь довести меня до моих покоев.
   Несмотря на довольно большое количество выпитого, рука принца была по-прежнему твердой, а шаги ровными и чёткими. Всю дорогу Малидор произносил дежурные учтивые фразы про оказанную честь и проявленное доверие. Иланира также отвечала заранее заготовленными благодарностями, выученными на уроках этикета и красноречия. Она почти засыпала на ходу и прилагала усилия, чтобы более или менее сохранять ясность мыслей и поддерживать беседу.
   Только перед покоями принцессы, когда пришла пора расставаться, Малидор сказал:
   - Я знаю, что не имею права требовать от тебя немедленного ответа, очаровательная Иланира, но моя душа пылает от нетерпения. Разреши мне, умоляю, совершить для тебя подвиг!
   Принцесса хотела напомнить, что на подвиги отправляются без предварительных вопросов и гарантий, но вежливо и немного уклончиво ответила:
   - Я разрешаю, благородный принц Малидор, проявить всю храбрость и мужество, которые мне так нравятся в тебе.
   - Благодарю, прекрасная Иланира! - принц опустился на одно колено и прижался горячими губами к руке девушки. - Знание того, что я тебе нравлюсь, поможет мне преодолеть все препятствия и победить всех противников!
   Принцесса едва держалась на ногах, поэтому, возможно, слишком быстро выдернула кисть из ладони Малидора и, пожелав ему спокойной ночи, удалилась в свои покои. Вошедшие следом за ней фрейлины и служанки быстро раздели и умыли свою подопечную, отвели в уборную, а потом уложили в кровать. Иланира коротко, сонно и иногда невпопад отвечала на обращённые к ней вопросы. При этом между собой девушки свиты не переставали обсуждать события сегодняшнего дня, возвращение родных и знакомых, а также прибытие гостей из Ланитары, особенно принца Малидора. Наконец, приготовления ко сну завершились, и Иланира погрузилась в небытиё раньше, чем щебетавшие фрейлины и служанками покинули покои.
   Принцессе приснился удивительный сон. Она находилась в небольшой комнате, которая, как она знала во сне, называлась странным словом "офис". Иланира сидела по одну сторону стола, а по другую располагалась хозяйка "офиса" - молодая женщина с тёмно-каштановыми волосами, собранными в плотную замысловатую причёску. Губы женщины были накрашены ярко-алой помадой. Глаза закрывали очки. В мире Иланиры совсем недавно научились изготавливать линзы для улучшения зрения. Их делали толстыми, круглыми и помещали в массивные литые серебряные или латунные оправы. Очки сидевшей перед принцессой женщины были почти невесомыми, изящными, с линзами в формы капель, растянутых в стороны и вверх, отчего лицо приобретало сходство с кошачьей мордочкой. Женщина носила необычную и удивительную для Иланиры одежду, которая напоминала мужскую и называлась "брючный костюм". К лацкану пиджака была прикреплена прямоугольная пластинка с тремя буквами "ВеЛ". Принцесса не знала, что означает эта надпись: то ли имя хозяйки "офиса", то ли её титул. Зато почему-то понимала, что мебель в "офисе" изготовлена из материала под названием "пластик".
   Иланира опустила взгляд и увидела, что на столе лежат несколько листков бумаги, покрытых мелкими письменами. В верхнем углу каждого листка виднелась маленькая картинка, изображавшая человеческое лицо. Во сне принцесса знала, что такие картинки называются "фотографиями". На трёх верхних документах она узнала себя, Неса и Малидора. Иланира очень хотела бы узнать, что написано на листках, но из-за того, что они были повёрнуты к хозяйке "офиса", не могла разобрать ни слова.
   - Так-так-так... - деловито пробормотала женщина в очках и взяла со стола документ с фотографией принцессы. - Иланира Ранатоловна Брандизийская, полных пятнадцать лет, проживает с родителями в собственном доме.
   Свободной рукой женщина сняла очки и посмотрела прямо на Иланиру зелёными пронизывающими глазами:
   - Ты хочешь изменить свой выбор?
   Почему-то от этого вопроса принцесса испытала мучительное чувство стыда и страха. Она быстро залепетала, будто оправдываясь:
   - Я ещё ничего не решила... Я никому... то есть, ничего не изменяю. Я просто не понимаю, что со мной происходит.
   Женщина снова надела очки и издала неопределённый звук:
   - Угу!
   Внезапно Иланиру пронзило осознание того, что когда-то раньше, в забытом сне, она уже бывала в этом "офисе" и общалась со строгой женщиной в одежде, похожей на мужскую. Но она не могла вспомнить, о чём тогда шёл разговор.
   А женщина тем временем взяла в руки листки Неса, Малидора, нескольких других незнакомых Иланире людей, и стала их бегло просматривать, быстро перетасовывая между собой.
   - Ты не волнуйся, Иланира Ранатоловна, - задумчиво и немного отстранённо проговорила женщина. - У тебя ещё есть время всё хорошенько обдумать и принять решение. Либо, как поступает большинство людей, ты можешь это решение никогда не принимать.
   - Что?
   - Ты же понимаешь, что сама создаёшь и направляешь собственную судьбу каждым своим словом, каждой своей мыслью?
   - Это очень сложно, - с жалобными нотками проговорила принцесса. - Я не могу решиться...
   Хозяйка офиса слегка улыбнулась, понимающе покивала головой и смягчившимся голосом сказала:
   - Тогда мы попрощаемся до следующей встречи!
   Сон Иланиры прервался. Принцесса открыла глаза и вздрогнула, всё ещё пребывая под впечатлением от привидевшегося. В покоях было темно, тихо и успокаивающе привычно. Девушка перевернулась на другой бок и снова заснула, на этот раз без ярких и запоминающихся сновидений.
  
  
   7. Два спасителя.
  
   Гости из Ланитары провели в Ландиуме семь дней. Всё это время не прекращались пиры, танцы, дружеские состязания между рыцарями и рядовыми воинами. Иланира находилась в обществе Малидора столько времени, сколько позволяли правила этикета, законы гостеприимства и нормы приличия.
   Принц не мог не принять участие в традиционном конном турнире, проходившем за городскими стенами возле главных ворот Ландиума. Иланира с королевской трибуны наблюдала за сшибками закованных в латы воинов, которые старались выбить другу друга из сёдел ударами специальных копий с тупыми наконечниками. Несмотря на относительную безопасность подобных состязаний, принцесса с замиранием сердца следила за сближавшимися скакунами и невольно вздрагивала, когда копья с силой ударялись о щиты или о доспехи, а потом один или сразу оба рыцаря с грохотом вылились на землю.
   Рослый и сильный принц Малидор выигрывал все поединки, вызывая восторженные возгласы зрителей. Он по праву стал победителем турнира и получил в награду два символических приза: драгоценный золотой кубок, наполненный вином, и девичью диадему. Их вручили Ранатол и не скрывавший гордости за сына Маралад. Малидор несколькими большими глотками осушил кубок и передал его своему оруженосцу. Затем под поздравительные выкрики, аплодисменты и торжественную музыку принц взошёл на трибуну и, преклонив колено, передал диадему принцессе.
   - Восхитительная и великолепная Иланира Брандизийская, по праву победителя турнира я провозглашаю тебя прекраснейшей из дам!
   Девушка заранее внутренне подготовилась к подобному событию, однако от волнения на её глазах всё равно выступили слёзы, а горло перехватило спазмами.
   - Я... благодарю... великий... герой! - выдавила из себя Иланира, принимая очень важный и значительный дар.
   По сути, Малидор на глазах всех собравшихся объявил принцессу Брандизии дамой своего сердца. Надев диадему, Иланира продемонстрировала бы готовность ответить на чувства принца. Следующим этапом развития отношений стала бы помолвка, а потом - свадьба.
   Принцесса замерла, двумя руками сжимая тонкий обруч, усыпанный драгоценными камнями. На её голове уже красовалась собственная изящная диадема, придерживающая волосы и не позволявшая им растрепаться на открытом воздухе. Иланира подумала, что была бы рада так же скрепить и множество вспыхивавших, мелькавших, противоречивых мыслей. С одной стороны, она впервые ощущала себя частью "правильной" жизни. Именно такой должна была быть судьба принцессы, не обременённой Договором: празднества, встречи с наследниками других стран, влюблённость, взаимные признания, создание семьи. С другой стороны, в памяти девушки всплывали призрачная фигура Неса, первый поцелуй, разговор с Капердином, строгие зелёные глаза странной женщины из сна.
   Наконец, Иланира, как ей показалось, нашла наилучшее решение и обратилась к ближайшей фрейлине:
   - Лариана, пожалуйста, сними мою диадему!
   Фрейлина быстро и аккуратно освободила волосы принцессы. Короли, королева, принцы, знать и простолюдины застыли. Даже руки музыкантов замерли над струнами, барабанами и отверстиями духовых инструментов.
   Иланира повернулась к другой фрейлине и протянула ей ту драгоценность, которую держала в руках:
   - Фалвия, прошу тебя, прими диадему принца Малидора и храни, как самое дорогое моё сокровище!
   Общий вздох прокатился по трибунам и по полю с рыцарями. Иланира нервно сглотнула и повысила голос:
   - Достойнейший победитель турнира, доблестный принц Малидор, я с глубокой благодарностью принимаю твой дар. Диадема займёт подобающее ей место на моей голове, как только я буду принадлежать сама себе и свободно распоряжаться своей судьбой.
   Мысленно девушка добавила произнесённые во сне слова: "Я ещё ничего не решила..."
   Принц Малидор, не поднимаясь с колена, поцеловал опустевшую руку Иланиры и вгляделся в её лицо заблестевшими глазами:
   - Ты приняла справедливое и мудрое решение! Моя сегодняшняя посвященная тебе победа - это первый мой подвиг на пути твоего освобождения.
   Вновь раздались поздравительные возгласы. Ранатол, Маралад и Истоала переглядывались друг с другом и довольно кивали головами, также признавая правильность поступка Иланиры. Юные принцы Раскадир и Ристогар, не осознавая всей важности произошедшего, просто смеялись, разделяя общее хорошее настроение.
   Вечером в пиршественном зале Иланира и Малидор сидели рядом. Принц рассказывал о своей родной Ланитаре, о богатстве городов, о протяженности судоходных рек, о размерах пахотных земель. Принцесса вспоминала географические карты и уроки мэтра Панатьера, посвящённые этой стране. Иланире казалось, будто Малидор уже считает её своей невестой и перечисляет основные значимые части их будущего совместного владения.
   Соблюдая этикет и правила благопристойности, принц Ланитары и принцесса Брандизии проследовали в парадный зал, где исполнили несколько танцев. Оба они, действительно, оказались не слишком умелыми танцорами, однако удостоились похвал и поздравлений от придворных двух стран. Друг другу они также наговорили множество высокопарных и велеречивых комплиментов. Поздним вечером Малидор вновь сопроводил Иланиру к её покоям, где коленопреклонённо поцеловал руку и поклялся оберегать и защищать от посягательств любых, самых могучих, владык Волшебного Мира.
   Разоблачая и купая принцессу, фрейлины со служанками наперебой обсуждали красоту, силу, обходительность и мужество принца Ланитары. Иланира согласно кивала в ответ. Ей очень хотелось верить в то, что Малидор совершит подвиг и изменит её судьбу. Тогда, несомненно, они станут самой известной и прославленной четой влюблённых за несколько сотен лет. Про них будут складывать песни, слагать поэмы и писать романы. Такая перспектива увлекала и захватывала.
   Оставшись в одиночестве и лёжа в кровати, Иланира вдруг резко оборвала свои мечтания простым вопросом: "А если Малидор не справится?" Что смертный принц, пусть даже такой отважный и могучий, сможет противопоставить Владыке Воды? То ли дело Нес... Таинственный, волшебный, влекущий...
   - Где же ты? - сонно пробормотала Иланира, устраиваясь поудобнее на подушке. - Если бы ты был рядом, зачем тогда кто-то другой?...
   Утром принцесса вновь встретилась с Малидором, и при свете солнца он показался ей воплощением мужского идеала, безупречным и притягательным. Ночные грёзы отступили в глубины сознания и напоминали о себе только туманными образами скрытой сумраком фигуры.
   Пользуясь тем, что их отношения переросли простое гостеприимство, Иланира пригласила Малидора в свои покои. Двери спальни были закрыты, общение происходило в студии-кабинете в присутствии фрейлин и сопровождавших принца молодых дворян. Служанки подавали горячие и прохладительные напитки, на столах и тумбочках стояли вазочки с печеньем и конфетами. Принцесса показывала Малидору свои картины, тот выражал восхищение и восторг... И вдруг Иланира осознала, что они оба разговаривают шаблонными фразами, почерпнутыми из куртуазных романов и выученными на уроках этикета и риторики. На самом деле принца интересовали поединки, битвы, подвиги, слава, а вовсе не изображения цветов и деревьев. Он произносил утончённые и изящные слова похвалы неискренне, искусной лестью скрывая равнодушие к главному увлечению Иланиры.
   Принцесса постаралась утешить себя тем, что абсолютного единения двух людей всё равно достигнуть невозможно, и нельзя требовать от воина глубокого понимания живописи. В конце концов, именно героизм принца сможет освободить её от Договора, а не его интерес к картинам. Иланира предложила Малидору посетить боевой зал и осмотреть королевскую коллекцию оружия, он с готовностью и заметным облегчением согласился.
   Дворяне и рядовые воины Ланитары были довольны радушным приёмом, оказанным им в Брандизии, но сердца влекли их домой. Праздники в Ландиуме они считали всего лишь передышкой в длительном военном походе. Пришло время прощания. Было произнесено много торжественных речей, пожато множество рук и выпито немало заздравных кубков.
   Король Маралад и принц Малидор отправлялись вместе с войском, и Ранатол со своей свитой вызвался проводить их до границ Брандизии. Перед расставанием с Иланирой Малидор вновь поклялся сделать всё для её освобождения. Принцесса слушала его возвышенные речи и ощущала себя не живой девушкой из плоти и крови, а героиней придуманного романа. Происходящее казалось ей ещё менее реальным, чем встречи с пришельцем из Волшебного Мира. Первоначально вспыхнувшее безоглядное и безрассудное очарование Малидором тускнело и гасло. Обещанный им подвиг теперь казался несбыточной, неосуществимой фантазией. Тем не менее, Иланира произносила ожидаемые от неё благодарности и заверения в готовности ответить на чувства принца.
   После того, как множество воинов покинуло Ландиум, в городе началась генеральная уборка. Хозяева таверн, трактиров и закусочных были так довольны вырученными барышами, что не скупились и хорошо оплачивали труд женщин, отмывавших их заведения. Причём большинство этих женщин были вдовами, матерями и сестрами воинов, не вернувшихся из восточного похода. Конечно, семьям выплатили денежные вознаграждения за погибших кормильцев, но женщинам всё равно надо было думать о средствах на дальнейшую жизнь. В королевском дворце также работали нанятые для уборки горожанки и крестьянки. Они не знали дворцовых правил и иногда путались в длинных пересекавшихся коридорах, поэтому придворным служанкам приходилось выступать в роли провожатых.
   После отъезда отца и гостей из Ланитары Иланира ощущала опустошенность и разочарованность. В первый день, побродив по дворцу и проверив работу уборщиц, она отправилась в свои покои, где по свежим впечатлениям попыталась нарисовать картину, изображавшую рыцарский турнир. Но рисунок отразил не реалистичные воспоминания принцессы, а её внутренние колебания. Рослый воин в блистающих на солнце дорогих доспехах мчался с копьём наперевес, а противостояла ему расплывчатая и неопределённая фигура, окутанная сумраком... Могучий рыцарь против могущественного волшебного существа...
   На второй день в покоях Иланиры появилась мать. Принцесса в это время расположилась в глубоком кресле и смотрела на то место, где совсем недавно сидел Малидор. Девушка восстанавливала в памяти все разговоры, вспоминала жесты и движения, заново переживала эмоции. Но ледяная пустота не исчезала, а холодный рассудок оценивал, сопоставлял, анализировал. Фрейлины тихо шептались на дальнем диване, боясь побеспокоить свою задумчивую госпожу. При появлении королевы они сразу поняли, что должны оставить мать с дочкой наедине, и выскользнули за дверь.
   Королева подошла к креслу Иланиры и села в соседнее:
   - Доченька, мне доложили, что в этот раз ты потеряла крови больше, чем обычно. Давай, я позову мэтра Сторсма?
   В голосе Истоалы прозвучали беспокойство, забота и сочувствие.
   Иланира постаралась ответить невозмутимо и сдержанно:
   - Благодарю, мама. Действительно, у меня сейчас болит сильнее, а крови выходит больше. Я думаю, это из-за того, что я много времени провела на ногах. И ещё сказалось волнение.
   Королева слегка улыбнулась:
   - Положительные эмоции должны благотворно влиять на твоё здоровье.
   Иланира хотела оставаться бесстрастной, но её нос захлюпал, на глазах выступили слёзы, срывающимся голосом она воскликнула:
   - Мама, я его не люблю!
   - Иланира! - королева всем телом подалась вперёд и, не поднимаясь с кресла, дотянулась кончиками пальцев до коленей принцессы. - Что ты такое говоришь?!
   - Ты прекрасно понимаешь, что и о ком я говорю, - Иланира всхлипнула. - Сперва мне показалось, что я встретила избавителя, спасителя, защитника. Но, мама, я сейчас уже не уверена, что для меня лучше: отправиться к Владыке Воды или стать женой Малидора. Я не представляю, как мы будем жить вместе. Он... хороший... но я его не люблю. Мы даже разговаривали с ним не нормальными искренними словами, а как будто чужими фразами из книг.
   - Доченька, милая, ты же понимаешь, что он - твоя единственная надежда?
   - Надежда на что? На то, что я останусь в этом мире и стану королевой Ланитары? Мама, ты сама-то в это веришь? Кто такой принц Малидор и кто - Владыка Воды!
   Истоала покачала головой и со смесью сожаления и укоризны проговорила:
   - Если бы ты любила, ты бы не сомневалась. Ты бы верила, надеялась и ждала. Твои чувства придали бы сил Малидору.
   - Я не уверена, что желаю ему победы...
   - Нехорошо так говорить... Он же тебя любит!
   - Нет, мама, он меня не любит! - с горячностью вскричала Иланира. - Он любит самого себя. Он не меня хочет спасти, он хочет совершить невероятный подвиг, чтобы прославиться в веках.
   Королева немного подумала и согласно кивнула:
   - Возможно... Пусть даже так и есть... Но ведь этот подвиг он совершит для твоего спасения.
   - Я должна буду всю жизнь быть ему за это благодарной? И расплачиваться, выйдя замуж за нелюбимого?
   - Многие так живут... - вздохнула королева. - Большинство...
   - И ты с папой? - напрямую спросила Иланира.
   Истоала вздрогнула и отстранилась от дочки, глубже садясь в кресло:
   - Мы любим друг друга...
   - Папа стал каким-то другим, - задумчиво сказала принцесса. - Со мной он ведёт себя не так, как раньше. Ты с ним говорила обо мне?
   - Мы всё время думаем и говорим о тебе! Папа только что вернулся из долгого и трудного военного похода. Конечно, за это время он изменился. Он, как и раньше, любит тебя. Но, ты сама понимаешь, как ему тяжело видеть тебя повзрослевшей и понимать, что час расставания всё ближе. Он винит себя. И ищет способ всё исправить.
   - Поэтому он пригласил к нам Маралада с Малидором? Чтобы принц в меня влюбился и постарался отбить у Владыки Воды?
   - Иланира, ты же помнишь, что правитель должен рассматривать разные варианты, использовать любые возможности и действовать сразу по нескольким направлениям?
   - Да, мама, я это помню. Но... я не уверена, что хочу выйти замуж за Малидора больше, чем отправиться в Волшебный Мир к Владыке Воды.
   - Ты так говоришь потому, что уже свыклась с мыслью об уходе из мира людей. Ты смирилась со своей жертвой. А теперь у тебя появился шанс на то, что твоя судьба переменится к лучшему.
   Иланире очень хотелось рассказать матери о том, что Нес называл переход в Волшебный Мир благом. И что он обещал быть рядом. И про их поцелуй. Но она промолчала.
   Королева истолковала задумчивое безмолвие дочки, как размышление над её словами, и продолжила:
   - В конце концов, Иланира, ты в любом случае ничего не теряешь. Если победит Малидор, ты станешь самой прославленной королевой, женой героя. А любовь... Любовь придёт со временем. Ты это поймёшь, когда родишь детей. Если же Малидор потерпит поражение, то для тебя ничего не изменится.
   - Да, мама, - принцесса глубоко и тяжело вздохнула, подавляя рвущиеся наружу рыдания. - Ты всё говоришь правильно...
   - Вот и хорошо! - Истоала снова наклонилась вперёд, погладила колени Иланиры и заговорила нарочито бодрым голосом. - Ты у меня умница-разумница. Знаешь, что? Ты должна хорошенько отдохнуть! Ты сейчас в таком состоянии... Тебе надо лежать! Я позову фрейлин, чтобы тебя раздели и уложили в кровать.
   Королева порывисто поднялась на ноги, сделала несколько шагов к выходу, остановилась, обернулась и мягко предложила:
   - Милая, ты точно не хочешь, чтобы тебя осмотрел мэтр Сторсм?
   - Нет, мама. Спасибо, мама. Я, пожалуй, лучше немного полежу. Если через два дня боль не пройдёт, и кровь не остановится, тогда, конечно, придётся обратиться к медику. А пока беспокоиться рано.
   Королева вышла за дверь, и из коридора донеслись её тихие и неразборчивые приказания фрейлинам и служанкам. Не дожидаясь их появления, принцесса со стоном выбралась из кресла и отправилась в туалетную комнату, чтобы лично выполнить все гигиенические процедуры.
   Через два дня, как Иланира и предполагала, боль отступила, и выделения прекратились. Принцесса рассчитывала, что как её организм вернулся к прежнему циклу, так и жизнь войдёт в привычное русло. Но в этом она ошиблась. Управление дворцом и государством брали на себя сановники, возвратившиеся вместе с королём из похода. Они принимали отчёты у остававшихся в тылу заместителей, входили в курс дел, проводили ревизии, инспекции и проверки. Взрослые, опытные, заслуженные царедворцы, конечно, знали о том, что в их отсутствие юная принцесса правила Брандизией почти наравне с королевой Истоалой, но сами не воспринимали её всерьёз. Всего нескольких дней недомогания Иланиры оказалось достаточно для того, чтобы необходимость в её деятельности пропала. Ей больше не надо было вставать рано утром и проверять склады. Она не должна была учитывать расход дворцовых припасов. Финансовые и юридические вопросы решались без её участия. Всем, как и до войны, занимались люди из окружения короля Ранатола.
   Сначала Иланира испытала обиду и разочарование. Ведь она так старалась, потратила так много сил и времени на то, чтобы научиться править достойно, мудро и справедливо. И вдруг все её достижения стали никому не нужными. Разумеется, когда принцесса со своей свитой и охраной шествовала по коридорам дворца, её приветствовали поклонами и комплиментами. Но Иланира утратила с трудом заслуженное положение деятельной и полновластной хозяйки, к ней вновь относились всего лишь как к дочке короля.
   Затем Иланира поняла, что дело не только в её юном возрасте. Принцессу не считали продолжательницей династии правителей Брандизии. Через год с небольшим она либо отправлялась в Волшебный Мир, либо становилась королевой другой страны. В любом случае, дворец, Ландиум и вся Брандизия далее намеревались обходиться без неё.
   Но и это было ещё не всё. Обучение принцессы закончилось. Её учителя, ранее сформировавшие своеобразный кабинет советников, теперь готовились приступить к занятиям с принцем Раскадиром, которому скоро должно было исполниться шесть лет. Иланира встречала во дворце своих наставников, здоровалась с ними, обменивалась вежливыми фразами и при этом ловила их извиняющиеся и сожалеющие взгляды. Учебная комната, ещё недавно служившая местом принятия важных решений, заполнялась детскими книгами и яркими наглядными пособиями. Иланире там делать было больше нечего.
   Возвращение отца после проводов короля и принца Ланитары не принесло радости. Ранатол как будто избегал дочки. Конечно, его долгое отсутствие в Брандизии требовало рассмотрения и решения множества вопросов. Но немногие свободные от государственных дел часы король проводил с сыновьями, лично обучая их фехтованию, верховой езде и стрельбе.
   Иланира однажды попыталась поговорить с отцом о драконе, который появился во время битвы у Синих холмов. Она поделилась предположением, что спаситель западных королевств мог быть послан Владыкой Воды, чтобы остановить вторжение восточных кочевников, уберечь мирное население от убийств, издевательств, грабежей и насилий.
   Ранатол в ответ грустно покачал головой:
   - Моя драгоценная дочь, ты хочешь сказать, что ради простолюдинов Владыка Воды уничтожил половину армии кочевников? Или ты полагаешь, что он это сделал для тебя одной? Неужели ты думаешь, что подобная мысль ранее не приходила мне в голову? Другие короли также имели причины считать, что дракон явился, чтобы защитить кого-нибудь из их близких. Но ни один властелин Волшебного Мира не подал знак, что дракон действовал по его воле. Да и летающие драконы не подчиняются Владыке Воды. Ему служат чудовища из океанских глубин и морские змеи.
   Иланира не могла напрямую спросить о другом возможном хозяине дракона. Она только намекнула:
   - А что про дракона говорили волшебники? Что сказал Капердин?
   Голос короля посуровел:
   - Волшебники давно уже не участвуют в войнах и походах. Они, видишь ли, сторонятся человекоубийства в любых его проявлениях, даже для защиты народа и своих родных. А про Капердина больше года ничего не слышно. Он уехал в неизвестном направлении и бесследно исчез.
   У принцессы возникло опасение, что Капердин мог поплатиться за слишком откровенный разговор с ней, но плохо думать о Несе она не хотела.
   Ранатол произнёс резко, как никогда ранее не разговаривал с дочкой:
   - Иланира, выбрось из головы всю эту чепуху про дракона! Может быть, он просто куда-то направлялся по своим драконьим делам, случайно оказался над множеством вооружённых людей и решил, будто на него нападают. Тогда нам повезло, что дракон пролетел над кочевниками, а не над нами. Забудь про него! Победу одержали мы, люди, а не чудовищная тварь из Волшебного Мира.
   - Хорошо, папа, - пролепетала поражённая и растерянная Иланира. - Как скажешь...
   На дне рождения Раскадира Иланира чувствовала себя случайно оказавшимся на чужом празднике незваным гостем. Конечно, брат с радостью и благодарностью принял её подарки, она сидела за семейным столом, произносила поздравительные речи. Но всё происходящее принцесса воспринимала, как обязательный ритуал, как участие в спектакле с заранее прописанными диалогами и репликами. Душевности и искренности в семейном торжестве она не ощутила.
   Принц Малидор прислал Иланире несколько писем, наполненных высокопарными клятвами и обещаниями. Лишь в конце кратко и неясно описывались предпринимаемые им действия по освобождению принцессы Брандизии от Договора с Владыкой Воды. А потом внезапно появился посланник с сообщением о том, что принц Малидор прибудет на празднование дня рождения Иланиры. Принцесса не знала, радоваться ей или огорчаться. Малидор всё ещё привлекал её. Даже не испытывая к нему настоящей любви, девушка восхищалась красотой, силой и смелостью принца, а также его вежливым и учтивым обхождением. Иланира не хотела обманывать Малидора, но убеждала себя, что ей приходится это делать ради него самого.
   Принц Ланитары приехал накануне праздника верхом, одетый наполовину по-походному, наполовину по-военному. Малидор носил куртку и штаны из хорошо выделанной, прочной и одновременно мягкой кожи, шляпу с опущенными полями, чтобы дождевая вода сливалась с них, не попадая за воротник, высокие ботфорты, стальную кирасу с наплечниками и набёдренными пластинами. Он был вооружён длинным мечом и большим охотничьим ножом, у седла висели небольшой круглый щит, боевой топор и чехол с луком и стрелами. Плечи принца покрывал плащ с королевскими гербами, вышитыми с двух сторон на груди и на спине. Малидора сопровождали три десятка спутников, одетых и вооружённых примерно так же, как он. У каждого, кроме верхового скакуна, имелся ещё запасной, нагруженный мешками с провизией, запасной одеждой и вещами для обустройства ночёвки под открытым небом.
   Иланира узнала большинство из приехавших, это были молодые рыцари из свиты принца и его телохранители. Но восьмерых самых крепких и суровых мужчин с обветренной загорелой кожей, с пронзительными оценивающими взглядами, она видела впервые. Представляя этих людей при дворе Брандизии, Малидор назвал их лучшими следопытами, проводниками и охотниками, которых только можно отыскать в Содружестве Западных Королевств.
   На торжественном ужине, посвящённом прибытию принца, Малидор, наконец, достаточно подробно поведал о том, что уже совершил, и что намеревался сделать для спасения Иланиры. Сразу после возвращения домой он обратился к самым известным учёным и волшебникам Ланитары. Но ни один из них не знал, как победить Владыку Воды, поэтому принц отправился на юг, за Внутреннее море, где ещё сохранялись остатки древних знаний предыдущей цивилизации. Вопрос за вопросом, шаг за шагом, от одного что-то слышавшего или знающего советчика к другому, принц добрался до затерянного в песках Воющей пустыни оазиса Благомыслия. Там он встретил отшельника-мудреца Бахаргуда, который посоветовал сражаться с Владыкой Воды силой земли.
   В незапамятные времена, на заре человечества, в эпоху войн с волшебными народами и чудовищами, Созидатель Тверди вручил одному из героев-людей молот под названием "Всесокрушающий". То ли Созидатель Тверди даровал его навсегда, то ли одолжил на время и сам позабыл о своём оружии, как бы то ни было, чудесный молот долго служил людям, добром или поневоле переходя от воина к воину, от властителя к властителю, пока не был утерян и утрачен. Бытовало мнение, что Всесокрушающий вернулся к своему хозяину. Однако спустя много сотен лет молот объявился далеко на севере, в войнах с троллями. Как он там оказался, через сколько рук прошёл - никто не знал. Известно только, что в конце эпохи Переселения народов, примерно тогда, когда на западе было основано Первое королевство, владыка северных земель Иккиландир поразил Всесокрушающим вождя троллей Ортазафа. После этого молот вновь пропал, возможно, надёжно запертый в сокровищнице потомков Иккиландира, провозгласивших себя королями.
   В настоящее время самыми северными государствами Содружества Западных Королевств являлись Ледаландия, Снегция и Вьюговегия. Далее раскинулись скованные льдом и покрытые нетающим снегом бесплодные Брошенные земли. Именно оттуда, с древнейшей прародины, пришли воинственные переселенцы, от которых вели происхождение западные народы. И где-то там, в тайных хранилищах королей или в покинутых домах-крепостях северян можно было отыскать оружие, способное поразить даже властелина Волшебного Мира.
   К счастью, сестра деда принца Ланитары когда-то вышла замуж за короля Снегции, так что правящие династии находились в родстве друг с другом. Малидор собирался доехать до Холмландии, сесть на корабль и водным путём добраться до столицы Снегции. Там он рассчитывал получить помощь в поисках Всесокрушающего у своих царственных родственников.
   Малидор закончил свой рассказ, стоя с кубком в руке:
   - Я приехал, чтобы засвидетельствовать свою решимость не отступать от данного слова. У меня есть год на то, чтобы отыскать оружие для спасения принцессы Иланиры. Будь оно скрыто под землёй и льдом, будь оно унесено в другие миры, будь оно в когтях чудовищ - я найду и заберу его!
   Свита принца, королевская семья и сановники Брандизии поддержали эти слова громкими одобрительными возгласами. Иланира видела, с каким восторгом смотрят на Малидора её братья Раскадир и Ристогар, и сожалела о том, что ледяная пустота в её душе не заполняется любовью.
   На следующий день, на праздновании шестнадцатого дня рождения Иланиры, Малидор преподнёс ей в подарок кольцо с большим, сверкающим множеством граней, бриллиантом.
   - О, прекрасная Иланира, я не имею права называть это кольцо "обручальным", потому что ты по-прежнему несвободна. Но позволь мне считать его залогом уверенности в моей победе!
   - Доблестный принц Малидор, я с радостным трепетом принимаю твой залог. Я беспокоюсь и волнуюсь за тебя, и одновременно я предчувствую и предвкушаю твоё победное возвращение. Кольцо будет с почётом храниться вместе с диадемой. После твоего подвига они займут полагающиеся им места на моей голове и на моей руке, подтверждая и провозглашая, что ты безраздельно занимаешь моё сердце!
   Кроме не вполне искренних, но достаточно убедительно прозвучавших воодушевляющих слов, Иланира вручила Малидору золотой кулон в форме сердца с гербом королевского дома Брандизии. Украшение раскрывалось, словно маленькая книжечка, и внутри находился собственноручно нарисованный миниатюрный портрет принцессы с подписью: "Достойнейшему герою!"
   После торжеств окрылённый Малидор уехал, обещав Иланире сообщать в письмах о своих успехах. Жизнь в Брандизии пошла своим чередом. Война с восточными кочевниками отходила в прошлое. Король Ранатол правил, советуясь со своими сановниками. Королева Истоала занималась воспитанием и обучением принцев. Принцесса осталась не у дел.
   "За что?" - снова задавалась вопросом Иланира. Она же так старалась быть хорошей правительницей! У принцессы появилось огромное количество свободного времени, которым она имела возможность распоряжаться по своему усмотрению, но не могла придумать себе интересного, полезного и увлекательного занятия.
   Иланира совершенствовала своё искусство рукоделия, и подарки, которые она подготовила на дни рождения матери, отца и Ристогара, получились особенно сложными, изящными и изысканными. Принцесса вновь начала читать романы, на которые не хватало времени в военный период. Она даже попробовала улучшить навыки верховой езды, разучить новые танцевальные па и освоить игру на семиструнной гитаре, но быстро отказалась от упражнений, к которым не испытывала душевного влечения. Только рисование по-прежнему доставляло удовольствие и удовлетворение.
   "Одиночество". Это слово всё чаще возникало в мыслях Иланиры, когда она находилась в кругу семьи или в окружении свиты. Принцессе не с кем было откровенно поговорить, поведать свои сомнения, страхи, желания, выслушать советы и слова утешения. Или, наоборот, поддержать того, кто нуждался бы в её помощи и сочувствии. Иланире казалось, что девушки из свиты поглядывают на неё с затаённым ожиданием окончания своей службы. У многих из них имелись поклонники, ухажёры, воздыхатели и даже женихи, с которыми они не могли создать семьи, пока оставались фрейлинами и служанками принцессы. Иланира снова и снова вспоминала подслушанные слова слуг о том, что после её ухода жизнь в Брандизии станет такой же, как в других королевствах: с приглашёнными гостями, балами, пирами.
   Принц Малидор, как и обещал, продолжал присылать письма. Кроме того, из Холмландии он отправил картину, купленную перед посадкой на корабль. На полотне была изображена нежная миловидная девушка с прямыми тёмными волосами, обрамлявшими лицо треугольной формы, с сине-фиолетовыми огромными, как будто раскрывшимися от удивления глазами, с тонким носом, небольшим подбородком и слегка растянутыми в загадочной улыбке уголками губ. На самой макушке девушки красовалась серебряная диадема, поддерживающая нечто вроде тончайшей невесомой кружевной фаты, вместе с волосами спадавшей на открытые плечи и подчёркивавшей изящную простоту причёски. Девушка была одета в белоснежное платье, сотканное из одних кружев и казавшееся пенно-воздушным.
   Та часть письма Малидора, которая была посвящена странному подарку, гласила: "Изумительнейшая и обворожительнейшая Иланира! В Холмландии принцессу Валамарину почитают, как спасительницу и защитницу отечества. И даже то, что за последнюю сотню лет Холмладния превратилась в ведущую морскую державу, приписывают её самопожертвованию. Копии портрета принцессы Валамарины пользуются большой популярностью, их можно встретить практически в каждом доме. Я решил переслать тебе одно из самых лучших творений, с точностью до каждого мазка кисти воспроизводящее оригинал. Я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы, в отличие от несчастной Валамарины, прекраснейшая Иланира осталась в нашем мире во плоти, а не в виде изображения."
   Сначала Иланира хотела распорядиться, чтобы портрет давно исчезнувшей принцессы убрали до возвращения Малидора. Но потом, присмотревшись к картине внимательнее, она вдруг поняла, что хочет видеть её постоянно. Что было тому причиной? Возможно, сходство судеб. А, может быть, странное выражение лица Валамарины, которая будто что-то хотела сказать, но не могла, и только с сожалением улыбалась и удивлялась тому, что люди не понимают очевидных вещей. Иланира распорядилась повесить портрет Валамарины в своей спальне и каждый раз, бросая на него взгляды, ощущала странные и непонятные тёплые всплески в глубине ледяной пустоты.
   Иланира написала Малидору письмо с множеством тёплых слов и пожеланий, а также с благодарностью за картину, и отправила сразу в Снегцию. Она надеялась, что послание дойдёт до принца, наверняка, уже отплывшего на север. И, действительно, из Снегции Малидор подтвердил получение письма, многословно выразил радость от того, что "драгоценной Иланире" пришёлся по душе его дар, и сообщил, что поиски Всесокрушающего ведут его во Вьюговегию. Через месяц он сообщил, что отправляется в Брошенные земли. Принцесса переживала, что напрасно подавала Малидору надежду и тем самым провоцировала его на смертельно опасное путешествие.
   Время размеренно и неумолимо отсчитывало последний год жизни Иланиры в мире людей. Во время семейных завтраков и ужинов принцесса сидела молча и старалась не встречаться глазами с родителями. Изредка Ранатол и Истоала перебрасывались короткими фразами, касавшимися, в основном, воспитания, обучения и поведения принцев. Иланира ощущала напряжение в семье и считала себя тому причиной. Когда из случайно услышанного разговора слуг она узнала, что король и королева приняли решение проводить ночи в отдельных спальнях, её сердце болезненно заныло, а ледяная пустота выпустила во все стороны острые иглы.
   Посланий от Малидора больше не приходило. До дня рождения оставалось полтора месяца. Иланира, словно бесплотная тень, перемещалась по дворцу. Она не только не знала, что ей делать, она даже не могла решить, о чём ей думать. Наконец, принцесса нашла занятие, подсказанное подарком Малидора. Она начала вместе с королевскими портными придумывать наряд к своему семнадцатилетию и одновременно стала писать автопортрет в полный рост. Этой работе она отдалась полностью, вкладывая в каждое движение кисти накопившуюся в душе безнадёжную тоску и отягощавшую сердце безысходную грусть.
   По мере того, как портрет обретал отображённые в зеркале черты, Иланира начинала размышлять о том, каким же образом произойдёт её передача Владыке Воды. Родителям этот вопрос она задавать не хотела, поэтому в её воображении возникали самые причудливые образы и ситуации, от формальных и торжественных церемоний до оргиастических и кровавых ритуалов. "Будь, что будет", - обречённо вздыхала принцесса, внутренне соглашаясь и смиряясь с неизбежным. Но всё произошло так, как она не представляла даже в самой смелой фантазии...
   * * *
   За двенадцать дней до своего дня рождения Иланира, как обычно, проснулась от шума за окнами. Её утренние сборы ничем не отличались от бессчётного множества предыдущих. Только фрейлины со служанками казались чуть более грустными, чем обычно. Принцесса приняла их уныние за жалость к её скорому уходу и нарочито жизнерадостно объявила:
   - Сегодня у меня последняя примерка праздничного платья. Для вас тоже уже должны быть готовы перчатки, веера и шляпки в цветах моего наряда. Так что сегодня мы любуемся самими собой и друг другом!
   Иланире удалось приободрить свиту, так что на завтрак она отправилась в сопровождении весело щебетавших фрейлин, обсуждавших предстоящую церемонию. По дороге принцесса выглянула в окно, ведущее во внутренний двор, и увидела, что привезённые крестьянами для дворцовой кухни туши коров заносят в кладовую, предназначенную для птиц. Иланира хотела было выскочить наружу и навести порядок, но потом решила, что ответственный за поставки продуктов во дворец граф Листеранд должен сам следить за действиями своих работников. Ей уже больше года не было необходимости взваливать на себя решение подобных задач, а вскоре они вообще перестанут её волновать.
   В пиршественном зале принцесса вежливо, в точном соответствии с правилами этикета, поприветствовала родителей и братьев, выслушала их ответные пожелания доброго утра и села за стол. Иланире снова подумалось, что сегодняшняя обстановка за семейным завтраком более печальная и напряжённая, чем обычно. Даже маленькие принцы сидели смирно, не озорничали и не капризничали, а слуги подавали блюда словно нехотя, медлительно и неспешно. Тут уж девушка ничего не могла поделать и принялась за еду, не поднимая глаз выше находившихся перед ней кушаний.
   Когда завтрак подходил к концу, послышался странный низкий звук. Он пронизывал стены дворца и заставлял тонкие стеклянные бокалы мелко дребезжать. Иланира взглянула на родителей, братьев, слуг и увидела на их лицах почти одинаковые выражения страха и трепета. Принцесса ничего подобного не испытывала, она ощущала только удивление и любопытство.
   Звук прекратился, но сидевшая за столом королевская семья замерла со столовыми приборами в руках, а слуги застыли вокруг.
   - Что это такое? - пролепетала побледневшая королева Истоала, поочерёдно глядя то на мужа, то на детей.
   Король Ранатол начал подниматься со стула, и тут звук прозвучал снова, чуть громче. Теперь стало ясно, что он походит на гул какой-то громадной чудовищной трубы. Король упал на стул, потому что его ноги ослабели от страха. В коридоре послышались грохот металлического подноса, звон разбившейся посуды и глухой удар о пол упавшего в обморок человека. Слуги в пиршественном зале, в нарушение всех законов и правил, ухватились руками за спинки стульев и даже оперлись на поверхность стола. Ужас исказил их лица. Иланира в изумлении вертела головой, не понимая, что происходит. Ей пока не приходило в голову, что именно она является причиной трубных звуков.
   Послышался топот подкованных сапог по каменному полу, и в пиршественный зал вбежал офицер дворцовой охраны с выпученными глазами.
   - Приближается! - выкрикнул охранник и согнулся, тяжело дыша и жадно хватая ртом воздух.
   - Кто?! - хором воскликнули Раскадир и Ристогар.
   - Владыка Воды? - охрипшим голосом спросил Ранатол.
   Истоала вскрикнула и побледнела. У Иланиры сердце провалилось в ледяную пустоту, съёжилось и почти остановилось от холода. Слуги отошли от стола, переглядывались и перешёптывались.
   Офицер помотал головой и сделал глубокий вдох:
   - Пока непонятно. К Ландиуму приближается странная процессия. Не из нашего мира, это точно. Впереди едет всадник и трубит в рог. От этого звука кровь стынет в жилах, оружие выпадает из ослабевших рук. Ни один рыцарь не смеет встать на пути ужасных созданий.
   Словно в подтверждение его слов вновь и ещё громче прозвучал трубный звук, проникающий сквозь любые преграды, парализующий мышцы, превращающий самого несгибаемого храбреца в перепуганного дрожащего труса.
   - Они уже в городе! - простонал офицер, зажимая уши обеими руками.
   Едва звук стих, Ранатол решительно встал и быстро зашагал к выходу:
   - Надо это прекратить!
   Иланира, единственная, на кого не действовало ужасное гудение, торопливо вскочила:
   - Папа, подожди!
   Но король как будто её не услышал и, не оборачиваясь, покинул пиршественный зал. Принцесса подобрала юбки и почти бегом устремилась следом за отцом. За спиной Иланиры раздались звуки отодвигаемых стульев королевы и принцев, но она тоже не обернулась.
   Как бы быстро не двигалась Иланира, она всё же выбежала из парадных дверей дворца после Ранатола. Позади слышались шаги и приглушённые голоса сановников, фрейлин, охранников, слуг и служанок. Люди о чём-то говорили, что-то обсуждали, даже спорили, но выходя наружу, останавливались и замолкали. Точно так же вели себя и горожане на площади. Несмотря на ужас, вызванный звуками рога, любопытство влекло их на улицы и на дворцовую площадь, где они молча прижимались к стенам домов, освобождая дорогу необычным пришельцам.
   Возглавлял процессию всадник на огромном вороном коне, покрытом кроваво-красной попоной с чёрной окантовкой и свисающими кисточками. Всадник был закутан в бесформенную черную одежду, покрытую множеством маленьких вышитых алыми, бордовыми и малиновыми нитями человеческих черепов. На его голову был надет гладкий черным шлемом с полумаской, изображающей верхнюю часть черепа. Из-под шлема на месте нижней челюсти виднелась часть вполне человеческого лица: окаймлённый чёрной короткой щетиной подбородок, широкий рот и узкие крылья носа. Одной рукой всадник сжимал поводья, а другой держал короткий чёрный рог, волнистый и слегка изогнутый, с широким раструбом, отделанным серебряной полосой с тонким и неразличимым издали орнаментом.
   За первым всадником бок о бок ехали двое. На красивом мускулистом коне рыжеватой масти спокойно восседал человек в дорогой одежде из переливающейся пурпурными и фиолетовыми цветами ткани, расшитой золотыми узорами и украшенной сверкающими драгоценными камнями. К его поясу была пристёгнута длинная тонкая шпага, более лёгкая, чем женское оружие в мире Иланиры, но по гордой осанке, по спокойному и уверенному лицу с орлиным профилем, по холодному взгляду серо-стальных глаз было ясно, что мужчина является опытным и умелым бойцом. Длинные прямые тёмные волосы покрывала шляпа с широкими полями, за тулью которой были заткнуты тончайшие, колыхавшиеся от малейшего дуновения ветерка, перья белого, красного и чёрного цветов.
   Рядом с мужчиной на высокой тонконогой и немного нервной белоснежной лошади гарцевала прекрасная наездница в длинной струящейся оранжево-красной одежде, закрывающей ноги до ступней. Голова молодой женщины была непокрыта, густые вьющиеся рыжие волосы свободно ниспадали до пояса, почти сливаясь с платьем из-за схожего цвета. Светлая гладкая кожа лица и открытых до локтей рук, сияние зелёных глаз заставили бы трепетать от страсти сердца многих мужчин, если бы они уже не дрожали от страха из-за компании, в которой на равных находилась красавица.
   За всадниками следовала громадная черная карета, украшенная абстрактным геометрическим орнаментом, подчёркнутым багровыми проблесками в углах ромбов и треугольников. Её влекли шесть попарно запряжённых существ, напоминающих коней, но превосходящих в полтора раза самого крупного тяжеловоза. Ноги животных заканчивались не копытами, а четырьмя короткими когтистыми пальцами, над глазами нависали острые рога длиной в локоть, тёмно-серая с серебристым отливом шерсть была густой и длинной. У кареты отсутствовали козлы и кучер, то ли животные были настолько разумны, что сами знали, куда им двигаться, то ли ими управляли посредством волшебства.
   Позади кареты парами ехали ещё шесть всадников разнообразного и причудливого вида: молодая воительница в доспехах, стальная кираса которой подчёркивала тонкую талию и вызывающую восхищение мужчин и зависть женщин грудь; пузатый и толстощёкий мужчина на огромном клыкастом вепре, одетый в потёртый кожаный костюм, с перекинутой поперёк седла двуручной булавой; темнокожий наездник на двугорбом верблюде в просторной развевающейся полосатой бело-красной одежде, с кривой саблей на поясе; бледный юноша с лихорадочно блестевшими глазами на смирном коньке; симпатичная постоянно улыбающаяся девушка с собранными в длинную тугую косу зеленовато-синими волосами, покрытыми венком из цветков водной лилии, на четвероногом существе с круто выгнутой шеей и головой рыбы; широкоплечий мужчина с большим топором, в глухом красном колпаке с прорезями для глаз, полностью закрывающим голову и спускающимся до плеч, на тощей, но резво перебирающей ногами кляче.
   Пока Иланира разглядывала удивительную процессию, карета поравнялась со ступенями, ведущими к парадным дверям королевского дворца, и остановилась. Первые три всадника выстроились возле передних колёс, остальные - у задних. Обладатель рога поднёс к губам наводящий ужас музыкальный инструмент.
   Король Ранатол вытянул вперёд правую руку и повелительно произнёс:
   - Прекратите пугать невинных людей!
   Всадник немного помедлил, кивнул и опустил руку с рогом. Потом он громко провозгласил зычным, далеко разносящимся голосом:
   - Я - Страх Смерти. Я герольд и глашатай Несущего Смерть, который явился в этот мир, чтобы по соглашению с Владыкой Воды препроводить к нему Иланиру, принцессу Брандизии, дочь короля Ранатола Второго.
   На площади зашелестели негромкие возгласы и перешёптывания. Сановники, рыцари, фрейлины, простолюдины - все были поражены прозвучавшими словами. "Значит, уход в Волшебный Мир - это всё-таки смерть..." - отстранённо и безучастно подумала Иланира. Позади неё раздался горестный вскрик матери, и послышалось хныканье ничего не понимающих, испуганных принцев. Иланира смотрела на мужчину в шляпе с перьями и в богатой одежде, считая его Несущим Смерть. Однако она ошиблась.
   Воспользовавшись общим замешательством и возникшей паузой, Страх Смерти объявил:
   - Позвольте представить моих спутников: Преднамеренное Убийство, Эпидемия Неизлечимой Болезни, Смертельная Битва, Апоплексический Удар, Испепеляющий Зной, Пагубное Саморазрушение, Гибель Утопленниц, Исполненный Приговор.
   Никто из названных существ не склонял голов и вообще не совершал никаких движений, но всем людям и без того было понятно, чьи облики соответствовали волшебным титулам.
   Король Ранатол справился с потрясением и решительно заявил:
   - Мой Договор заключён с Владыкой Воды. Он действует до семнадцатилетия моей дочки. Вас я не знаю и Иланиру вам не отдам!
   Дверь чёрной кареты открылась, и на каменные плиты дворцовой площади ступил Несущий Смерть. Впрочем, "ступил" - не совсем правильное слово. Тело властелина Волшебного Мира полностью скрывал запахнутый длинный тёмно-синий плащ с накинутым на голову глубоким капюшоном. Лицо Несущего Смерть невозможно было разглядеть. Даже когда он поднял голову и посмотрел наверх, под капюшоном виднелся лишь чёрный бездонный провал. По складкам ткани плаща время от времени пробегали всполохи огня алого, оранжевого, фиолетового и голубого цветов. Нижний край плаща не просто касался земли, он как будто постоянно и бесконечно стекал вниз и исчезал над твердью, так что, когда Несущий Смерть начал плавно и легко подниматься по ступеням, создалось впечатление, будто он не идёт, а парит над поверхностью.
   Люди за спиной Иланиры молча пятились и отступали по мере приближения Несущего Смерть. Даже король Ранатол сделал шаг назад, словно для того, чтобы освободить властелину Волшебного Мира место на ровной площадке перед парадными дверями. Только бесстрашная Иланира не сдвинулась с места и оказалась впереди всех.
   Но Несущий Смерть обратился не к принцессе, а к королю, заговорив тихим, спокойным и глубоким голосом, исходившим из тьмы под капюшоном:
   - Ты ошибаешься! В Договоре сказано, что Владыка Воды получит твою дочь через семнадцать лет после подписания документа, а не после семнадцатого дня рождения. Договор был заключен ровно семнадцать лет назад. Точно в это время. После бури ты ещё три недели добирался до дома и там встретил королеву Истоалу, которая показала тебе новорожденную принцессу.
   Из складок запахнутого на груди плаща появилась рука в перчатке из тонкой черной поблёскивающей ткани, державшая точно такую же деревянную папку-шкатулку, как и та, которую Иланира видела в кабинете отца.
   - Вот Договор Владыки Воды, - произнёс Несущий Смерть. - Документ к документу, лист к листу, подпись к подписи!
   Видимо, слова Несущего Смерть имели волшебное значение. Позади стоявших у парадного входа людей послышался быстро приближающийся звук, сочетающий гудение и свист. Не успели они обернуться, как над их головами пронесся тонкий прямоугольник. Экземпляр Договора, принадлежавший королю Ранатолу, ударился о тот, который держал Несущий Смерть. Два документа слились, сжались, свились и превратились в сухую деревянную палочку.
   Толпа людей издала общий удивлённый вздох.
   Несущий Смерть протянул палочку Ранатолу:
   - Твой Договор завершен. Возьми это на память. Хочешь - храни, а хочешь - сожги. Это не имеет значения. Мой Договор с Владыкой Воды заключен на словах. Я обязался доставить к нему принцессу Брандизии Иланиру на тех же условиях, которые были закреплены в предыдущем Договоре.
   Король принял протянутую палочку и задумчиво пробормотал:
   - Если подписанного Договора больше нет, то я могу не отдавать Иланиру...
   Из тьмы под капюшоном раздался холодный голос:
   - Теперь за Иланиру отвечаю я. И горе тому, кто попытается помешать мне исполнить мой Договор с Владыкой Воды.
   Ранатол задумчиво огляделся, словно подсчитывал количество вооружённых людей возле себя и на дворцовой площади. Его намерения были так понятны, что Несущий Смерть добавил:
   - Ты и твои воины мне должны...
   - Должны? - эхом переспросил король.
   - ...Должны за битву у Синих холмов.
   Воцарилась мёртвая и зловещая тишина. Стоявшие позади Ранатола рыцари, несомненно, вспомнили поле, сплошь покрытое телами восточных кочевников.
   Иланира разлепила пересохшие губы и выдавила из себя слова:
   - Папа, я пойду... Что уж... Всё равно...
   - Драгоценная моя! - голос Ранатола сорвался от сдерживаемого рыдания. Король повернулся к Иланире и раскрыл объятия...
   И тут прозвучали резкие и жестокие слова королевы Истоалы:
   - Ранатол, не смей её трогать!
   Король отшатнулся от дочки, словно получил сильный удар в самое сердце. Иланира хотела сама броситься к отцу, но его исказившееся лицо показалось ей таким чужим и пугающим, что она застыла на месте. Ранатол резко развернулся и быстрыми шагами пошёл во дворец. Он размахивал руками и что-то бессвязно бормотал себе под нос. Приближённые короля, немного поколебавшись, припустили следом, наверное, обрадовавшись возможности удалиться от воплощений разных ликов смерти, прибывших из Волшебного Мира.
   Несущий Смерть впервые обратился непосредственно к Иланире, в его спокойном голосе зазвучали нотки участливости и заботы:
   - Ты можешь забрать с собой необходимые вещи. Много одежды не бери - в Волшебном Мире одеваются по-другому. Главное, возьми мольберт и краски!
   Иланира привыкла к тому, что все знают про её увлечение рисованием, и не удивилась напоминанию Несущего Смерть.
   Истоала почти силой впихнула юных принцев в руки остолбеневших фрейлин и нянек:
   - Отведите Их Высочеств в мои покои! Иланира, я помогу тебе собраться!
   Раскадир растерянно спросил:
   - Иланира, ты что, от нас уезжаешь?
   Ристогар заныл:
   - Я хочу погладить лошааадок!
   Фрейлины повели принцев во дворец, на ходу отвлекая их разговорами и стараясь переключить внимание на игры и развлечения.
   - Пойдём, родная! - сказала королева дочке.
   Несущий Смерть обратился к своим спутницам:
   - Эпи, Смеби, пожалуйста, сопроводите принцессу!
   Иланира была так поглощена разговором, происходившим у парадных дверей, что не заметила, как некоторые пришельцы из Волшебного Мира спешились, неторопливо поднялись по ступеням и встали позади своего предводителя.
   Рыжеволосая красавица Эпидемия и вооружённая Смертельная Битва пошли следом за королевой и принцессой. Они с видимой беззаботностью крутили головами и рассматривали внутреннее убранство дворца. Фрейлины принцессы, опасливо косясь на внушающих страх существ, семенили позади, боясь словом или громким звуком привлечь к себе внимание. Поскольку Смеби задерживалась у каждой картины, изображавшей батальные сцены и ратные подвиги королей Брандизии, Истоала и Иланира вошли в покои принцессы раньше остальных.
   - Мама, почему ты так поступила с отцом? - задала мучивший её вопрос Иланира.
   - Я не хочу об этом говорить! - строго сдвинула брови королева. - Ты уходишь в Волшебный Мир, и тебя это уже не должно волновать.
   - Но, мама...
   - Нам надо поторопиться со сборами! - отрезала Истоала.
   В этот момент в дверях показались Эпидемия со Смертельной Битвой. Не спрашивая разрешения, они направились к центру кабинета-студии, давая возможность войти фрейлинам и служанкам.
   Истоала видела, как подавлена и растеряна дочь, поэтому лично распорядилась:
   - Складывайте вещи Её Высочества! Иланира, ты сама соберёшь принадлежности для рисования?
   Принцесса вздрогнула и спохватилась:
   - Да, я это сделаю! И ещё мне надо...
   Иланира покосилась на Эпидемию и Смертельную Битву, испытывая стеснение и неловкость в их присутствии. Девушке требовалось посетить туалетную комнату.
   Эпидемия переглянулась со своей спутницей, слегка улыбнулась и произнесла мягким, нежным голосом:
   - Мы понимаем, что волнение и нервное напряжение требуют выхода.
   От этих вежливых слов принцесса почувствовала себя увереннее, благодарно кивнула и поспешно удалилась по неотложному делу. Когда она совершила все необходимые процедуры и вернулась в гостиную, то увидела, что фрейлины со служанками быстро и слаженно складывают платья, обувь и бельё, убирают разложенные на столе украшения и средства макияжа в шкатулки. Слуги, опасливо косясь на Эпидемию и Смертельную Битву, внесли в покои принцессы дорожные сундуки и открыли их крышки.
   Всё происходившее так напоминало сборы для переезда в загородный дворец, что Иланира всё ещё не могла до конца осознать масштабы изменения своей жизни. Она сложила краски и кисти в деревянный ящик, подошла к мольберту и посмотрела на последнее творение - автопортрет в полный рост, в праздничном платье, с уложенными в сложную причёску волосами. Картина была почти закончена, принцессе только никак не удавалось нанести последние мазки на лицо, чтобы придать ему какое-нибудь определённое выражение: грусть, покорность, успокоение, равнодушие, обречённость. Иланира подумала, что незавершённость - это даже хорошо. Как она сама не могла разобраться со своими чувствами, так и на картине не отразилось её настроение.
   Иланира сняла полотно с мольберта и, держа за верхние углы, показала королеве:
   - Мама, это я нарисовала для галереи королевских портретов Брандизии.
   На глазах Истоалы блеснули слёзы:
   - Я горжусь, что моя дочь такая сильная духом. Ты - истинная принцесса. Твой портрет займёт самое почётное место.
   По знаку королевы один из слуг принял полотно и вынес из покоев. Иланира стала складывать мольберт. В этот момент из спальни появилась фрейлина и, не зная, кому адресовать вопрос, произнесла, глядя в пространство между королевой и принцессой:
   - Постельное бельё, матрасы, одеяла и подушки прикажете тоже собирать?
   Эпидемия напомнила:
   - Государь говорил, что много вещей не понадобится.
   - Государь? - удивлённо переспросила королева.
   - Так мы называем Несущего Смерть, - ответила за свою спутницу Смертельная Битва. - Если он сказал, что позаботится о принцессе, значит, так оно и будет.
   - Благодарю за разъяснения, - с вежливым достоинством произнесла королева и повернулась к слугам. - Выносите вещи Её Высочества!
   Слуги с сундуками и служанки со шкатулками потянулись к выходу. Последние из них несли мольберт и ящик с красками.
   - У тебя здесь было очень уютно, - с улыбкой обратилась к Иланире красавица Эпи. - На новом месте, я думаю, будет ещё лучше.
   Сердце Иланиры дважды сжалось: от фамильярного обращения на "ты" и от упоминания "нового места". Она ничего не ответила Эпидемии и покинула свои покои с мыслью, что делает это последний раз в жизни. Королева держалась на полшага позади, а за ними следовали Эпидемия со Смертельной Битвой.
   Иланира решительно направилась по коридору к выходу из дворца. Если бы не шедшие впереди слуги с вещами, она бы двигалась ещё быстрее. Выйдя из парадных дверей, принцесса увидела, что Несущий Смерть стоит на площади возле двери кареты и о чём-то беседует со спешившимися Испепеляющим Зноем и Исполненным Приговором. Страх Смерти и Преднамеренное Убийство оставались верхом, разговаривали между собой и время от времени бросали вокруг беглые взгляды. Апоплексический Удар открыл заднее багажное отделение огромного транспорта и вместе с Пагубным Саморазрушением и Гибелью Утопленниц наблюдал, как туда загружают вещи принцессы. Толпа людей на площади колыхалась и переговаривалась, обсуждая происходившие удивительные события.
   Иланира обернулась к матери:
   - Отец и братья не выйдут меня проводить?
   - Король Ранатол с тобой уже попрощался, - ответила Истоала. - А юных принцев лучше не огорчать и не мучить горечью расставания. Когда они подрастут, им всё объяснят и расскажут про твою жертву.
   - Наверное, это правильно... - со вздохом согласилась Иланира. - Просто я хотела обнять их напоследок.
   Королева раскрыла объятия, и напускное холодное величие её покинуло. Слёзы потекли по щекам. Срывающимся голосом Истоала вскрикнула:
   - Обними меня, родная!
   Мать и дочь прижались друг к другу и на некоторое время застыли. Фрейлины и служанки, собравшиеся у парадных дверей, плакали навзрыд, и даже охранники вытирали выступившие слёзы. Потом королева Брандизии, словно стараясь разом вырвать дитя из своей жизни и из своего сердца, отстранила Иланиру и подтолкнула её к ступеням.
   - Прощай, моя родная!
   - Прощай, мама!
   Принцесса пошла вниз по лестнице. К этому времени слуги закончили погрузку вещей и поспешили убраться подальше от пугающей чёрной кареты. Эпидемия и Смертельная Битва уселись на своих лошадей. Несущий Смерть открыл дверь кареты и поджидал Иланиру, а его собеседники пошли к своим животным.
   Когда принцесса ступила на каменные плиты дворцовой площади, ноги сами собой замедлили шаги. Чёрная карета вблизи казалась ещё громаднее, затенённый дверной проём не позволял увидеть, что находится внутри, Несущий Смерть неподвижно стоял в поблёскивающем и переливающемся плаще. Иланира поняла, что истекают последние мгновения её жизни в мире людей.
   - Моё новое платье! - внезапно спохватилась принцесса. - Я же так и не забрала его у портных!
   Конечно, не само платье было причиной вспышки в сознании Иланиры. Девушка отчаянно цеплялась за любой предлог, чтобы хоть на некоторое время отсрочить неминуемый конец. Ей даже не пришло в голову, что портные, несомненно, бросили свою работу и сейчас вместе с остальными людьми на площади или из окон дворца наблюдали за отбытием принцессы.
   С надрывной мольбой Иланира обратилась к Несущему Смерть:
   - Я должна сходить за платьем. Пожалуйста, подождите, постойте!
   Принцесса резко развернулась и торопливо зашагала к ступеням, ведущим в родной дворец, скорее прочь от чёрной кареты...
   За спиной Иланиры прозвучал бесстрастный, не выражающий нетерпения или недовольства, голос Несущего Смерть:
   - Стою.
   Девушка сделала несколько быстрых шагов, а потом всё поняла. Её ноги по инерции продолжали идти, постепенно замедляя скорость. А в голове тем временем теснилось множество отрывочных мыслей, всплывших воспоминаний, сбывшихся предположений, забрезживших надежд. Сердце вначале провалилось куда-то вниз, проскочив мимо ледяной пустоты, потом взметнулось ввысь и гулко заколотилось, отдаваясь в ушах и висках. Дыхание перехватило, и Иланире пришлось сделать несколько глубоких вдохов, похожих на всхлипы. Принцесса остановилась на нижней ступени, медленно обернулась и по-новому посмотрела на Несущего Смерть. Весь остальной мир в этот момент перестал для неё существовать.
   "Только не упади в обморок!" - сама себе строго приказала Иланира. - "Дойди до кареты! Попробуй сделать шаг, потом второй!..." Но ослабевшие непослушные ноги могли отказать в любой момент.
   Несущий Смерть, видимо, заметил состояние девушки. Он не подбежал к ней, а мгновенно переместился. Только что волшебный властелин неподвижно стоял возле кареты, а спустя неуловимый миг он уже держал принцессу за руку, помогая спуститься со ступеньки. Под чёрной перчаткой Иланира ощутила тепло и упругость крепкой, надёжной руки. Девушка шагнула на ровную поверхность и направилась к карете, ведомая Несущим Смерть. Она не замечала ничего, что происходило вокруг. Все её мысли были сосредоточены на том, кто скрывался под плащом с капюшоном.
   Опираясь на руку Несущего Смерть, Иланира подняла ногу и поставила её на широкую ступеньку под дверью кареты. Ещё шаг другой ногой - и девушка оказалась внутри. При достаточно ярком мягком свете, лившемся с потолка и проникавшем через окно противоположной двери, принцесса увидела два мягких, обитых узорчатой тканью дивана с высокими спинками, расположенных напротив друг друга. Между ними было так просторно, что можно было вытянуть ноги и не дотронуться до противоположного сидящего человека. Между диванами на полу стояла высокая корзина с цветами. Красные, розовые и белые раскрывшиеся соцветия выступали наверх плотной полусферой и наполняли карету тонким приятным ароматом.
   Принцесса выпустила руку волшебного спутника, повернулась, подобрала сзади юбки и не столько села, сколько бессильно упала на сидение, расположенное по ходу движения. Несущий Смерть легко взобрался в карету и закрыл за собой дверь. Иланира подумала, что тихий щелчок замка означает для неё окончательный разрыв с миром людей и начало новой, неизвестной, непредсказуемой и пока непонятной жизни. Девушка часто и глубоко дышала, по телу пробегали волны жара и озноба, сердце сильно и быстро стучало.
   Несущий Смерть расположился на диване напротив Иланиры. Лёгким стремительным взмахом рук он откинул капюшон, и принцесса без удивления увидела коротко подстриженные взъерошенные каштановые волосы. Ещё ей стал ясен секрет тёмного провала на месте лица Несущего Смерть. На нём была выпуклая гладкая овальная маска абсолютно чёрного цвета, без прорезей для глаз, носа и рта. Волшебный властелин после того, как сдвинул назад капюшон, обратным движением рук снял маску и положил на сидение рядом с собой. Затем он стянул перчатки и отбросил их в угол дивана. Потом кое-как ладонями пригладил волосы.
   Иланира разглядывала повзрослевшее, но сразу узнанное лицо. Она удивилась тому, что ранее не запомнила глаза Неса - большие, тёмно-синие, с фиолетовой окантовкой. Один из самых величайших повелителей Волшебного Мира смотрел на Иланиру с чутким вниманием, восхищенным любованием, вопросительным ожиданием, виноватым извинением.
   Когда Несущий Смерть заговорил, в его негромком глубоком голосе смешивались радость, неуверенность и надежда:
   - Здравствуй, Иланира! Теперь ты знаешь мой титул и мою функцию.
   Принцессе очень хотелось ударить Неса. Но она понимала, что если стукнет его кулаком в грудь или шлёпнет ладонью по щеке, если дотронется до него хоть пальцем, то не сдержится и начнёт покрывать лицо горячими поцелуями. Поэтому она не пошевелилась, собралась с мыслями и постаралась, чтобы её голос не дрогнул от волнения.
   - Здравствуй... Нес.
   Имя она произнесла полувопросительно, не зная, как обращаться к знакомому с детства и только что открывшему своё истинное величие волшебному созданию.
   Нес улыбнулся с заметным удовлетворением и облегчением:
   - Я невыразимо счастлив, что ты меня не испугалась. Для тебя я с самого начала был и навсегда останусь Несом. А это тебе!
   Нес нагнулся вперёд и слегка приподнял корзину с цветами. Иланира также наклонилась и вытянула руки, чтобы принять подарок.
   - Осторожно! - спокойно предупредил Нес.
   - Они кусаются? - безбоязненно поинтересовалась Иланира.
   - Нет, - Нес улыбнулся шире. - Просто корзина тяжёлая. Внизу насыпана земля. Это живые растущие цветы, а не срезанный букет.
   - Спасибо, мне нравится! Цветы очень красивые и приятно пахнут.
   Принцесса символически подержалась за ручки корзины и откинулась на спинку дивана. Она ощущала, что первоначальное головокружительное потрясение проходит, дыхание и сердцебиение выравниваются, мысли становятся более или менее связными.
   Нес тоже отодвинулся назад и немного поёрзал на сидении, как будто его что-то беспокоило. Он вопросительно взглянул на Иланиру:
   - Ты не будешь возражать, если я сниму плащ? Сидеть в нём не очень удобно.
   - Конечно, разумеется, я не могу быть против, - проговорила Иланира.
   Нес коснулся плаща возле горла, немного привстал, снял с плеч складчатый волшебный наряд, небрежно свернул вокруг руки и положил рядом с маской. Под плащом Нес носил свободную светло-серую металлически поблёскивающую рубашку с высоким воротником и плотно облегающими запястья манжетами. Рубашка заправлялась в черные штаны, поддерживаемые на талии широким кожаным ремнём. Ноги были обуты в мягкие кожаные туфли, такие низкие, что оставляли открытыми косточки на щиколотках.
   Для Иланиры было непривычно, что титулованный властелин не носит сапоги, камзол и оружие. Более того, она посчитала, что Нес полуодет, и в голове возникли мысли о том, какой предмет одежды он может снять после плаща. Принцесса со смятением ощутила, как неудержимо начинают краснеть щёки.
   Нес, наверняка, догадался о причине волнения девушки и решил объяснить свой вид:
   - В Волшебном Мире обычно носят простые и незамысловатые вещи. Поэтому я тебе уже говорил, что твоя одежда там вряд ли понадобится.
   Лицо Иланиры запылало.
   Нес торопливо продолжил:
   - Прости, если я неправильно выразился! Ты вольна выбирать любую одежду, какую захочешь... А не то, что ты могла подумать... Я повторю и напомню тебе ещё одни свои слова: не бойся Волшебного Мира!
   - Я не боюсь! - с вызовом заявила принцесса, постепенно успокаиваясь и привыкая к виду сидящего перед ней молодого повелителя смерти.
   - Вот и прекрасно! - обрадовался Нес. - Я знал, что ты станешь не только ослепительной и великолепной красавицей, но и умной, сильной, бесстрашной принцессой. Теперь ты понимаешь, почему мне с детства не нравились титул и функция, и почему я раньше не хотел тебе про них говорить. Кстати, ты восприняла их гораздо легче, чем я думал.
   - У меня было много времени, чтобы размышлять и строить самые разные предположения. Среди них были варианты и похуже. - Иланира старалась говорить спокойно, но всё равно в её голосе проявились горечь и упрёк. - Четыре года! Нес, ты исчез на четыре года! За это время я передумала о тебе всё самое лучшее и самое худшее, что только могла вообразить!
   Сначала Нес зажмурился, словно от болезненного удара, а потом подался вперёд и произнёс, глядя прямо в глаза Иланиры:
   - Мы не виделись тысяча четыреста сорок шесть дней, одиннадцать часов, восемь минут, девять целых и триста восемнадцать тысячных секунды. В вашем мире ещё не измеряют такие малые отрезки времени, но, поверь, я их все точно сосчитал. Потому что каждый миг без тебя отдавался болью в моём сердце.
   Эти идущие из глубины души слова перевернули сознание девушки. Она думала о своих переживаниях и страданиях, но ведь и Нес испытывал такие же, если не более тяжёлые мучения. Ведь он перед уходом признался, что любит её...
   - Почему, Нес? - с жалостью к нему и к себе спросила Иланира. - Почему мы не были вместе всё это время?
   Молодой властелин Волшебного Мира посмотрел на принцессу полными печали глазами:
   - Я не имел права приходить к тебе раньше времени. Ты была ребёнком. Да и я тоже. Мы могли... совершить непоправимую ошибку. Поэтому ты правильно поступила, когда меня прогнала.
   Иланира не стала говорить, что совсем не по этой причине обиделась и разозлилась на Неса. Вместо этого она произнесла:
   - Ты же понимаешь, что я была неразумной девочкой, разрываемой на части противоречивыми эмоциями. Злые слова вырвались помимо моей воли, вопреки настоящим чувствам. Они причинили боль нам обоим. Если бы ты с самого начала открылся мне, доверился и всё объяснил, мы бы не разлучились. Почему ты так не сделал?
   - На твой вопрос нет простого ответа, - Нес вздохнул и сделал небольшую паузу, во время которой Иланира внимательно вглядывалась в его задумчивое лицо. - Сначала я должен тебе сказать о трёх важных вещах...
   Принцесса напряжённо застыла, ожидая, что речь пойдёт о её дальнейшей судьбе. Но Нес заговорил о себе.
   - Первое, чему я научился - контролировать и сдерживать свои чувства. Моя сила очень велика и разрушительна, поэтому требует взвешенного и хладнокровного использования. Отсюда следует вторая моя особенность - я говорю и делаю только то, в чём совершенно уверен, о чём не буду жалеть и в дальнейшем не поменяю решения. Смерть - необратимая функция. Это не болезнь, которую можно наслать, а потом исцелить. Я применяю свою силу только один раз. И третье - я никогда никого не обманываю. Ложь - это проявление слабости, желание получить выгоду посредством подлой манипуляции. У меня в этом нет необходимости. Если по каким-то очень важным причинам я не могу сказать правду - я так в этом и признаюсь. Поэтому всё, что я тебе ранее говорил, было обдуманной, бесповоротной и окончательной истиной.
   Нес с облегчением выдохнул, и Иланира поняла, что к этой речи он заранее подготовился. Девушка хотела задать волнующие её вопросы, но Нес продолжил:
   - Мы не были вместе потому, что я ещё не слишком хорошо владел своей силой. Она могла вырваться из-под контроля и причинить тебе вред. Я бы этого не вынес. Кроме того, ты была связана Договором. Я дал обещание, что не приближусь к тебе до его окончания. Меня убедили, что так будет лучше для нас обоих. Как бы то ни было, всё произошло так, как произошло. Время, как и смерть, нельзя обратить вспять. Мне остаётся только надеяться на твоё прощение.
   Нес смотрел на Иланиру прямо и открыто, и она не могла не оценить его честность. Однако желала её проверить и испытать.
   - У меня есть много вопросов, на которые я бы хотела получить ответы, - сказала принцесса.
   - Я скажу правду или извинюсь за молчание.
   - Ты говорил моему отцу, что он тебе должен за битву у Синих холмов. Ты был тем самым драконом, который истребил половину вражеской армии?
   - Нет, - твёрдо ответил Нес и, увидев на лице Иланиры недоверие и разочарование, поспешно продолжил. - Дракона зовут Крык, полное имя - Крылатый Кошмар. Он мой лучший друг. В битве у Синих холмов я находился на его спине. И оттуда применил свою функцию. Снизу, скорее всего, меня просто не заметили.
   - Вот, значит, как... - лицо принцессы разгладилось и просветлело. В её голове возник образ девичьей фигурки, цепляющейся за плавник ската и плывущей над океанским дном. Потом скат превратился в огромного летящего дракона, дно - в сушу с полями, лесами и поселениями, а девушка - в сидящую на спине дракона наездницу.
   - Ты... не ужаснулась? - радостно спросил Нес.
   - Я прекрасно понимаю, что творили бы восточные кочевники на землях западных королевств. Не только от своего имени, но и от имён всех нетронутых женщин, девушек и девочек, уцелевших мужчин, юношей и мальчиков я выражаю тебе благодарность.
   - Спасибо, Иланира, ты невероятно мудрая! - в сине-фиолетовых глазах Неса засияли восторг и обожание.
   - Я знаю, что такое наименьшее зло. Ты поступил правильно.
   - Я должен честно признаться, что решение принимал не один. Я обсудил его с Порождающими Жизнь. Они говорили примерно то же самое, что и ты. Я уверен, что вы друг другу понравитесь.
   - Кто такие Порождающие Жизнь? Это тоже властелины Волшебного Мира? Их несколько?
   - Как много вопросов, и каждый требует долгого рассказа, - Нес улыбнулся. - Я постараюсь ответить коротко. Порождающие Жизнь - это муж и жена. Их функция - рождение, созидание, объединение. Тогда как моя - смерть, разрушение, распад. Но мы не враждуем, а, наоборот, действуем совместно. Мы обеспечиваем круговорот всего сущего. Без разрушения не из чего созидать. Без рождения некому умирать. Всё взаимосвязано. И большинство погибших у Синих холмов уже возродилось в новых воплощениях.
   Иланира понимающе кивнула. Нечто подобное она представляла и ранее, а теперь только получила подтверждение от непосредственного участника. Однако в данный момент девушку больше всего интересовало собственное будущее.
   - Скажи, Нес, ты служишь Владыке Воды?
   - Яааа? Нееет! - с широкой улыбкой протянул Нес, и в его глазах Иланира с удивлением заметила непонятный ей проблеск теплоты. - Я никому не служу. И вообще в Волшебном Мире нет понятия "служба". С Владыкой Воды меня связывают очень хорошие, можно даже сказать, дружеские и доверительные отношения.
   - Настолько хорошие, что ты отдашь меня ему? - с горечью проговорила принцесса.
   Нес развёл руками:
   - Иланира, я должен попросить у тебя прощения за вынужденное молчание. Я обещал тебя сопроводить во дворец Владыки Воды. Это правда. А про остальное я не могу говорить. Почему-то в подобном случае ты всё время думаешь о худшем варианте. Попробуй представить ситуацию наоборот.
   - Наоборот? - Иланира догадалась, что Нес даёт ей подсказку, и едва не вскрикнула от пришедшего в голову простого ответа. - Владыка Воды отдаст меня тебе?
   Несущий Смерть сделал отрицательное движение головой:
   - На этот вопрос я тебе тоже не отвечу.
   - Как же так? - растерялась Иланира. - Ведь вариантов всего два.
   - Существует бесконечное количество возможных направлений дальнейшего движения. Когда ты прибудешь во дворец Владыки Воды, то там сама всё узнаешь.
   Иланира хотела спросить, сколько времени продлится путешествие, но в этот момент её человеческий организм дал о себе знать. Поглощённая чередой судьбоносных событий принцесса совершенно позабыла о чувстве голода. А ведь она не доела завтрак и пропустила обед. Желудок напомнил об этом хорошо слышимым урчанием. Девушка вновь залилась краской от произошедшего конфуза и смущённо взглянула на Неса, ожидая увидеть на его лице выражение неприязни или брезгливости. Но в округлившихся сине-фиолетовых глаза одного из величайших владык Волшебного Мира отражались только волнение, сочувствие и испуг.
   - Иланира, прости! - воскликнул Нес. - Я на словах пытаюсь восстановить наши отношения и при этом мучаю тебя голодом. Я поступаю просто ужасно!
   Принцесса невольно заулыбалась при виде такого искреннего отчаяния:
   - Нес, ничего страшного. Да, я хочу есть, но это не самое худшее, что случалось в моей жизни.
   - Ты слишком добра ко мне. Я обещал заботиться о тебе, но не подумал о самом главном.
   - Еда очень важна, но она не самое главное...
   Нес поднялся с сидения и повернул ручку на двери кареты:
   - Я приглашаю тебя на ужин, Иланира. На наш первый совместный ужин.
   - Разве мы уже приехали? - слегка растерялась принцесса.
   - Я отвечу на твой вопрос только после того, как ты поешь! - решительно заявил Нес, выбрался наружу и протянул руку.
   - Ты не наденешь плащ и маску? - удивилась Иланира.
   - Тут они не нужны.
   Принцесса со стеснительностью проговорила:
   - Есть ещё одна проблема...
   - Я решу любую! - с готовностью заявил Нес, и, зная его титул, принцесса понимала, что это не пустое бахвальство.
   Тем не менее, она всё ещё нерешительно пролепетала:
   - Моё лицо...
   - Что с ним случилось? - забеспокоился Нес.
   - Меня время от времени пудрили и подкрашивали фрейлины или служанки. Сейчас все средства макияжа лежат в шкатулках, и некому привести в порядок мой внешний вид. Как я могу предстать перед людьми?
   Нес успокаивающе сказал:
   - Мы остановились у входа в одну очень хорошую гостиницу с превосходной кухней. Мы будем только вдвоём. Конечно, не считая прислуги. Так что, пожалуйста, ни о чём не беспокойся. Я бы предложил тебе просто умыться и подставить чистое лицо свежему воздуху, ласковому ветру и тёплому солнцу. Пожалуйста, позволь мне за тобой поухаживать!
   Иланире ничего не оставалось, как довериться Несу, встать с дивана и, опираясь на его руку, выйти из кареты.
  
  
   8. Первая остановка.
  
   - Куда делась карета? Где твоя свита? Что это за место?
   Иланира засыпала Неса вопросами, потому что вместо кареты, запряжённой шестёркой волшебных животных, увидела безлошадное транспортное средство, изготовленное из гладкого металла. На месте дышла вперёд выступал короткий обтекаемый выступ. Окованные металлическими обручами колёса со спицами превратились в звёздчатые диски, обтянутые широкими кольцами из мягкого пружинящего материала. Справа и слева принцесса увидела недалеко расположенные горные отроги, частично скалистые, частично покрытые растительностью. С четвёртой стороны обзор закрывала стена высокого здания с огромными застеклёнными окнами. Входная двухстворчатая дверь, также большая и прозрачная, была гостеприимно распахнута, возле неё стоял человек в тёмно-красной одежде с золотым шитьём на груди, приветливо улыбался и совершал приглашающие жесты руками в белых перчатках. Больше рядом никого не было.
   Иланира выпустила руку Неса и сделала несколько шагов в сторону, желая обойти преобразившееся средство передвижения и осмотреть окрестности.
   Нес догнал девушку, едва касаясь, нежно обнял за плечи и повернул к входу в здание:
   - Я всё расскажу во время еды. Пойдём! Когда мы поднимемся в свои апартаменты, сверху откроется прекрасный вид.
   Заинтригованная этими словами Иланира двинулась в указанном направлении, но тут же забеспокоилась:
   - А как же мои вещи?
   - Тебе доставят всё необходимое, - заверил Нес. - Позвать прислугу прямо сейчас?
   - Не надо. Потом. Тебе виднее.
   - Тогда пошли!
   Принцесса позволила Несу взять себя за руку и повести к дверям.
   Человек в тёмно-красном одеянии склонился в лёгком поклоне:
   - Добро пожаловать!
   - Благодарю! - отозвался Нес.
   Иланира, решив повторять слова и действия своего спутника, также произнесла:
   - Спасибо!
   За прозрачными дверями принцесса увидела большой светлый зал. Трое мужчин в такой же форменной одежде, как и у стоящего возле дверей, пошли навстречу, но Нес свободной рукой сделал лёгкое отстраняющее движение, и они, кивнув головами, отступили. Повелитель смерти подвёл Иланиру к закрытой двери, возле которой на стене находилась маленькая прямоугольная металлическая пластина, посередине которой волшебным холодным светом сияло кольцо. Нес дотронулся до пластины указательным пальцем, и створки двери чудесным образом раздвинулись в разные стороны, открыв проход в маленькое помещение без окон, освещаемое яркими плоскими лампами на потолке. Тут тоже имелась пластина на стене, но большего размера, разделённая на несколько квадратов с цифрами от "1" до "8". Введя Иланиру внутрь, её спутник нажал на квадрат номер восемь. Девушка почувствовала, что всё помещение начало плавно двигаться вверх, и нервно сжала руку Неса.
   - Не бойся, Иланира! Это называется "лифт". Он просто поднимет нас на нужный этаж.
   - Мы уже в Волшебном Мире?
   - Ещё нет. Это человеческий мир, такой же, как и твой. Но все они являются частями Волшебного Мира, его составными элементами.
   Движение лифта прекратилось, створки открыли выход, и Иланира поспешно шагнула на твёрдый пол тянущегося в обе стороны коридора.
   - Нам туда! - Нес легонько потянул Иланиру направо.
   Коридор заканчивался тупиком с закрытой дверью. Нес повернул ручку:
   - Вот мы и пришли!
   Молодой властелин пропустил принцессу вперёд. Иланира прошла в просторную прихожую, центр которой был покрыт красивым ковром, вдоль стен стояли вешалки для одежды, диваны и кресла. Нес повёл девушку дальше, открывая перед ней двери и объясняя назначение помещений:
   - Гостиная, гардеробная, зал для переговоров, рабочий кабинет, тренировочный зал, первая спальня, первая туалетная комната с душем и ванной, вторая спальня, вторая туалетная комната, бассейн, обеденный зал, выход на террасу.
   Каждая комната хорошо освещалась лучами низкого клонящегося к закату солнца, проходящими через большие окна с приоткрытыми шторами. А в тех помещениях, которые требовали уединения, Нес показал Иланире волшебный способ включения света посредством нажатия на кнопку, расположенную на стене возле двери. Вместо свечей, масляных ламп или факелов мягкий рассеянный свет излучали выпуклые прямоугольники на потолке, почти такие же, как в лифте. Нес объяснил, что в тёмное время суток люстры в комнатах тоже зажигаются с помощью кнопок на стенах. Также он продемонстрировал принцессе Брандизии, как пользоваться душевыми и сливными устройствами.
   - Нес, ты здесь живёшь? - спросила Иланира, очарованная уютным и удобным простором, идеальной чистотой, нежными пастельными тонами отделки стен и мебели.
   - Нет, это же гостиница. Тут на время останавливаются во время путешествий. Подобные заведения называют ещё постоялыми дворами, караван-сараями или отелями.
   Иланира понимающе кивнула:
   - Я несколько раз ночевала на постоялых дворах, когда ездила с родителями на похороны бабушки. Но там всё было не так, как здесь. Слуги подставляли под ножки наших кроватей наполненные водой миски, чтобы ночью в постель не забрались насекомые.
   Нес улыбнулся:
   - В этом месте подобные меры предосторожности не понадобятся. Я обещал тебе показать вид сверху на все окрестности. Пойдём на террасу!
   Через гостиную и обеденный зал они проследовали на открытую полукруглую площадку, огороженную ажурной металлической решеткой высотой по пояс. Посередине террасы стояли стол и четыре стула, но Иланира поначалу их даже не заметила. Всё её внимание поглотил открывшийся пейзаж.
   Гостиница располагалась на широком перевале между горами. Справа и слева возвышались хаотично смешивающиеся и переплетающиеся горные кряжи, хребты, скалы и пики. Впереди они расступались, образуя огромную долину, уже слегка затенённую предвечерними сумерками, но всё же достаточно хорошо освещённую, чтобы увидеть продолговатое неровное озеро в центре, несколько поселений из одно- и двухэтажных домов, разноцветные прямоугольники полей, садов и огородов. Возделанные земли поднимались на нижние пологие склоны гор. Там были устроены многоуровневые каменные террасы, плавными прихотливыми извивами опоясывавшие каждую неровность сбегавших в долину отрогов. Выше освоенных людьми низин росли тёмные густые леса, перемежавшиеся скалами, оползнями и осыпями. Большинство гор растительность покрывала до самых вершин, но вдалеке в лучах низкого солнца сияли покрытые снегом макушки самых высоких пиков.
   Иланира застыла, совершенно заворожённая неописуемой красотой природы, дополненной штрихами человеческого присутствия. На некоторое время она даже позабыла об обстоятельствах, которые привели её в это место. Мысленно она начала переносить увиденное на холст.
   Тихий голос Неса возле самого уха вернул принцессу к реальности:
   - Понравилось?
   - Это самый прекрасный пейзаж, который я видела в жизни! - воскликнула Иланира, с трудом отводя взгляд от долины и поворачиваясь к своему спутнику.
   Нес мягко улыбнулся, его сине-фиолетовые глаза сияли от радости:
   - Это один из многих чудесных видов, которые тебе ещё предстоит созерцать. Но в гостинице мы остановились не из-за него. Тут очень вкусно готовят мясо. Коровы и овцы пасутся на высокогорных лугах с сочной травой. В лесах много оленей, кабанов, кроликов и разных птиц. На горных террасах разбиты виноградники. Но я бы порекомендовал тебе попробовать местные вина из ежевики, вишни, земляники и малины.
   От слов Неса рот Иланиры наполнился слюной, а желудок грозился вновь разразиться нетерпеливым звуком. Девушка сделала глотательное движение, которое не укрылось от взгляда Неса.
   - Прости, я опять мучаю тебя разговорами! Ты можешь умыться, принять душ, полежать в ванне или поплавать в бассейне, пока готовится ужин. Я сейчас распоряжусь, чтобы его подали поскорее.
   Повелитель смерти направился к выходу из апартаментов.
   - Нес! - вслед ему крикнула Иланира.
   Он мгновенно остановился и обернулся:
   - Что, Иланира?
   - Тут есть служанки?
   Нес развёл руками:
   - Есть горничные, которые убирают номера. Но они это делают в отсутствии постояльцев.
   Принцесса ощутила, как кровь приливает к щекам, и через силу пролепетала:
   - Мне нужна хотя бы одна служанка, чтобы расстегнуть сзади платье. Дальше я справлюсь сама.
   Молодой властелин шагнул к Иланире:
   - Давай я...
   Принцесса отпрянула с таким жалобным вскриком и ужасом в глазах, что Нес тут же замер на месте, выставил перед собой открытые ладони и торопливо заговорил:
   - Прости, я не подумал, что ты решишь, будто я...
   Иланира быстро взяла себя в руки:
   - Ты тоже прости, мне на миг показалось...
   Они смущённо замолчали и замерли друг напротив друга, обмениваясь извиняющимися и изучающими взглядами.
   Наконец, принцесса решилась:
   - Нес, ты можешь это сделать.
   - Я благодарю за доверие, Иланира. Ведь ты же понимаешь, что я бы никогда...
   - Просто подойди и расстегни пуговицы!
   Девушка повернулась спиной к Несу не только для того, чтобы подставить застёжки, но и стремясь скрыть выступивший румянец, заблестевшие глаза, затрепетавшие ресницы. Затылком и шеей она ощутила тепло дыхания приблизившегося волшебного создания. Пальцы Неса быстро и аккуратно пробежали по её спине, их прикосновения и нажатия были более лёгкими, чем у фрейлин и служанок.
   Иланира не успела разобраться в своих ощущениях и чувствах, а Нес уже отступил на несколько шагов:
   - Всё, готово!
   Принцесса развернулась на половину оборота и кивнула:
   - Спасибо за помощь!
   Нес попятился дальше, на ходу говоря:
   - Я пойду за ужином. Заодно скажу, чтобы принесли твой багаж. Ты не беспокойся - его оставят в прихожей и гардеробной, дальше никто не зайдёт. Я бы предложил тебе после купания надеть халат, который ты найдёшь в шкафу в ванной. Я видел, что в своём мире ты носила подобную одежду.
   Последние слова молодой повелитель договаривал громко, издали. Потом он развернулся и покинул апартаменты. Стук закрываемой снаружи двери напомнил Иланире об окончательном разрыве с родным миром. Некоторое время девушка неподвижно стояла, обуреваемая множеством нахлынувших мыслей. Кто она? Пленница? Ценный подарок, передаваемый из рук в руки? Игрушка, с которой властелины Волшебного Мира будут по очереди развлекаться? В настоящее время она полностью зависела от Несущего Смерть и находилась в его абсолютной власти. Пока он не сказал и не сделал ничего, что задело бы её скромность и честь... Пока...
   Иланира решительно тряхнула головой и, на ходу стягивая платье, отправилась в ванную комнату. Какие ощущения возникают в наполненной водой ёмкости, она хорошо знала. А душ был для неё в новинку. Поэтому Иланира встала под круг с мелкими отверстиями и стала наугад двигать рычажки и крутить ручки, вспоминая короткие объяснения Неса. Душ то извергал сильные концентрированные струи, то мягко поливал рассеянными каплями, то выплёскивал окутывающую все тело водяную пыль. Принцесса отдала должное и многочисленным разноцветным маленьким флакончикам, каждый из которых содержал душистые мылящиеся и пенящиеся жидкости. Иланира их все открыла, перенюхала и перепробовала на запястьях. В итоге она использовала для волос и лица один аромат, для груди и подмышек - другой, а для промежности и ног - третий. Шаловливая мысль о том, какой запах предпочёл бы Нес, приятной тёплой волной прошла по телу, размывая и сокращая границы ледяной пустоты.
   Иланира так увлеклась купанием под душем, что совершенно позабыла про голод и потеряла счет времени. Внезапно ей показалось, будто Нес стоит за дверью и вот-вот зайдёт в ванную комнату. Девушка поспешно выключила воду, взяла из шкафа пушистый белоснежный халат, лёгкую обувь без задников и замотала волосы в полотенце, чтобы быстрее высушить. В таком виде она робко приоткрыла дверь и прислушалась. В апартаментах было тихо. Осмелевшая Иланира бесшумно заскользила по комнатам. В гардеробной она обнаружила свои сундуки, шкатулки и мольберт с красками. Видимо, слуги их принесли, когда принцесса плескалась под душем. Иланира наугад открыла один из сундуков и стала перебирать одежду, затрудняясь с выбором наряда.
   Со стороны террасы послышался громкий голос Неса:
   - Иланира! Ты в ванной или в бассейне?
   - Я в гардеробной! - отозвалась принцесса. - Но я не одета. Я в халате.
   - Это хорошо! Я принёс тебе одежду на выбор и кое-кого привёл на помощь. Только ты, пожалуйста, сразу не пугайся.
   - Слова "не пугайся" обычно заставляют бояться ещё больше, - заметила Иланира.
   - Прости, я как-то не подумал. Иди в спальню, я положил одежду на кровать. Я выйду, а Шада и Мила тебе помогут... как смогут.
   Услышав женские имена, Иланира решила, что Нес нашёл служанок, и с радостью направилась на звук его голоса. На последнюю фразу властелина смерти она поначалу не обратила внимания, но сразу же поняла её смысл, когда вошла в спальню.
   Возле вороха одежды на кровати и горки обувных коробок на полу стояли два полупрозрачных зеленоватых существа. Возраст этих девушек или женщин невозможно было определить, потому что просвечивавшая кожа миловидных лиц выглядела совершенно гладкой, без морщинок. Распущенные длинные волосы свободно спадали до поясниц. Простые лёгкие платья едва прикрывали колени, и под ними не было нижнего белья. Потребность в нём отсутствовала по двум причинам. Во-первых, упругие выпуклости стройных гибких тел не нуждались в поддержке или стягивании. Во-вторых, одежда, как и тела, просматривалась насквозь, так что всё равно ничего не скрывала. Ноги чудесных созданий были босы, и сквозь ступни виднелся рисунок на полу.
   При появлении Иланиры полупрозрачные девушки присели в неглубоких реверансах, слегка коснувшись подолов коротких платьиц кончиками больших и указательных пальцев.
   - Здравствуй, принцесса Иланира! - нестройным хором произнесли существа. - Я Шада. Я Мила.
   Шада была чуть повыше и чисто интуитивно показалась Иланире старше, чем Мила.
   - Здравствуйте, Шада и Мила! - вежливо сказала принцесса, приятно расслабленная после душа и уже исчерпавшая отпущенный на день лимит потрясений и изумлений.
   - Государь попросил помочь тебе с выбором одежды. Но мы можем только посоветовать. - Объясняя свои слова, Шада несколько раз махнула рукой сквозь резную деревянную спинку кровати.
   Иланира поняла, что приведённые Несом нематериальные существа вряд ли смогут исполнять работу служанок или фрейлин.
   - Хороший совет - это лучшая помощь, - улыбнулась принцесса.
   Девушки тоже заулыбались и наперебой затараторили:
   - Пожалуйста, посмотри на это платье! Оно прекрасно подойдёт к твоим зелёным глазам. Эта часть нижнего белья называется трусики, а вот эта - лифчик или бюстгальтер. Их обычно надевают под верхнюю одежду. А иногда и нет. Попробуй примерить эти расклешенные брюки, они должны идеально сидеть на твоей фигуре. Для романтического ужина их можно сочетать с блузкой и пиджаком. А вот беспроигрышный вариант - юбка и кофточка. Под них лучше надеть тонкие колготки телесного цвета или чулки с поясом и подвязками. А теперь перейдём к туфлям...
   Иланира едва не рассмеялась нервным смехом, потому что предложения Шады и Милы напомнили ей привычное щебетание девушек из свиты. Что фрейлины со служанками, что полупрозрачные зеленоватые существа - все опекали её и хотели украсить на свой вкус. Принцесса взяла за плечи длинное закрытое платье, которое больше всего походило на привычную ей одежду, подошла к большому зеркалу, висевшему на стене, и приложила к себе. Зеленовато-коричневая ткань с едва проступающим волнистым узором в виде кожи рептилии была мягкой и приятной на ощупь, хотя выглядела достаточно плотной.
   Шада и Мила начали восхищаться прекрасным вкусом принцессы и объяснять, как устроены тонкие почти незаметные застёжки-молнии, утягивающие одежду с боков на талии.
   За дверью раздался голос Неса:
   - Я прошу вас всех поторопиться! Ужин сейчас доставят и накроют стол на террасе.
   - Я уже одеваюсь! - отозвалась Иланира, сбрасывая с плеч халат и разматывая с головы полотенце.
   Следуя подсказкам и советам полупрозрачных бесплотных помощниц, принцесса надела тонкое кружевное нижнее бельё, натянула через голову выбранное платье, застегнула "молнии" и обула темно-коричневые открытые туфельки на невысоком каблуке, охватывающие щиколотку ремешками. Русые слегка вьющиеся волосы, побывав в скрученном полотенце, рассыпались по плечам волнистыми прядями. Мила указала Иланире на тумбочку возле зеркала, в выдвигающемся ящике которой лежали несколько расчёсок разных форм и размеров. Принцесса полагала, что на ужин надо являться с тщательно уложенной причёской и с нанесённым на лицо макияжем, однако Шада и Мила так восторгались её естественной красотой, что девушка подумала: "Новая жизнь, новые правила, новый внешний вид". Кроме того, за дверью уже слышались мужские голоса. Это служащие гостиницы принесли ужин.
   - Благодарю вас за помощь! - с теплотой обратилась Иланира к Шаде и Миле. - Пожалуй, мне пора идти.
   - Мы были рады с тобой познакомиться! - девушки снова сделали реверансы, отступили назад и влево, после чего их тела стали бледнеть и таять в воздухе, и через несколько мгновений полностью исчезли.
   - Иланира, ты готова? - спросил из-за двери Нес. - Я отпустил всех слуг. Мы одни. Ужин остывает, ведь ты хочешь...
   Принцесса на миг прикрыла глаза, собралась с духом и распахнула дверь спальни. Нес замер с полуоткрытым ртом, так и не договорив фразу. В его глазах Иланира увидела искреннее восхищение. Ещё она отметила, что Нес также успел привести себя в порядок и переодеться. Его короткие густые волосы были вымыты и старательно расчёсаны. Поверх рубашки песочного цвета он надел короткий шоколадно-коричневый бархатистый камзол с золотыми застёжками и вышивкой на манжетах. Черные штаны и мягкая обувь походили на утренний наряд, но были другими.
   - Иланира, ты само совершенство! - после паузы выдохнул молодой властелин и протянул руку. - Позволь мне проводить тебя к столу!
   - Благодарю за приятный комплимент! - Иланира вложила плотно сдвинутые пальцы в ладонь Неса и ощутила нежное, бережное пожатие.
   Путь на террасу был недолгим. Волшебный сопровождающий свободной рукой отодвинул стул и усадил принцессу на место, с которого открывался лучший вид на долину. Сам он расположился боком справа от девушки, давая ей возможность наслаждаться едой, пейзажем и разговором одновременно. С другой стороны возле стены стояла подаренная Несом корзина с живыми цветами.
   Вначале Иланира испытывала неловкость от своей непривычно лёгкой одежды, распущенных волос и чистого лица. Днём она привыкла носить панталоны и пышные нижние юбки. Хотя её новое платье было достаточно длинным, чтобы в сидящем положении опускаться до середины икр, девушка чувствовала ветерок, забиравшийся под подол и достигавший бёдер. Впрочем, она быстро привыкла к новым ощущениям, поглощённая более сильными впечатлениями.
   Солнце ещё не зашло и озаряло перевал, гостиницу и обращённые на запад склоны горных хребтов. Восточные поверхности контрастно темнели, подчёркивая прихотливую изломанность хаотично изгибающихся и пересекающихся гребней. Долина уже погрузилась в вечерний сумрак, и освещённые окна домов с террасы казались крохотными мерцающими искорками.
   Ужин состоял из нескольких видов мясных блюд, салатов, овощей, фруктов. Всё мясо было таким нежным и сочным, что таяло во рту. Если бы не разъяснения Неса, Иланира сама не определила бы его происхождение. К разным блюдам волшебный правитель наливал наиболее подходящие вина, для каждого из которых на столе были приготовлены соответствующие бокалы. Принцесса старалась есть медленно и аккуратно, однако поначалу немного ускорила темп из-за голода, вкуснейших блюд и превосходнейших напитков. Впрочем, по мере насыщения она вернулась к положенному принцессе неторопливому вкушению пищи.
   У Неса каким-то чудесным образом получалась одновременно есть и пить самому, комментировать предлагаемые Иланире угощения, а также рассказывать о Волшебном Мире. Начал он с объяснения исчезновения своих волшебных спутников. Сопровождавшие Несущего Смерть существа не являлись его подданными. Их следовало называть не "свитой", а "компанией", объединённой сходными функциями и общими интересами. Смертельных владык было очень много, они общались между собой, встречались и проводили время вместе. В мир людей с Несом отправились те, кому было любопытно первыми встретить принцессу Брандизии. Потом они разошлись по своим делам, оставив младшего по возрасту, но старшего по функции товарища наедине с Иланирой. Титул "государь", которым называли Несущего Смерть, означал признание его естественного главенства.
   Принцесса узнала, что в Волшебном Мире не существовало такого прямого и чёткого подчинения, к которому она привыкла в мире людей. Тут использовалось понятие "перекрытие". Более глобальная функция перекрывала локальные и конкретные сферы влияния. Кроме того, поскольку в природе всё взаимосвязано, несколько повелителей могли влиять на одну и ту же область. Например, Лесной Хозяин являлся полновластным владыкой всех рощ, чащоб, джунглей и прочих скоплений высоких деревьев. Цветочная Госпожа обеспечивала размножение растений. Её власть распространялась и на лесные цветущие деревья, и на луговые травы, и на водоросли. Мать Растений повелевала вообще всей флорой, и потому её влияние перекрывало функции Лесного Хозяина, Цветочной Госпожи, Крепкого Корня, Плотного Дёрна и прочих растительных владык. Порождающие Жизнь перекрывали сферу ответственности Матери Растений, потому что воздействовали на все процессы произрастания, рождения, созидания. В то же время, корни растений уходили в царство Созидателя Тверди и питались влагой из королевства Владыки Воды. Стебли и кроны колыхались в стихии Воздушного Владыки. Но ни одно живое существо не вечно, и растения рано или поздно погибали от Огненного Вихря, Испепеляющего Зноя, Неминуемой Старости. Лесной Хозяин не служил какому-то одному владыке. Он зависел от многих из них, но и его функция влияла на формирование почвы и климата, на обитающих в лесу животных, на заходящих под сень деревьев людей.
   Слушая рассказ Неса, Иланира невольно вздрогнула при упоминании Владыки Воды, однако быстро справилась с волнением, потому что вспомнила раскрытую ладонь волшебника Капердина.
   - Скажи, Нес, а есть властелины, функции которых перекрывают твою?
   - Конечно, есть, - без тени страха или зависти ответил повелитель смерти. - Но их очень мало. Например, Отсчитывающий Время управляет вообще всеми изменениями: рождением, существованием и умиранием. Если остановится время, исчезнут жизнь и смерть. Ещё, как полагают некоторые жители Волшебного Мира, есть пара самых высших владык: Рок и Судьба. Они не только сотворили всё сущее, но и определяют для каждого путь, который нельзя изменить. Рок и Судьба находятся где-то вне нашего мира, потому что он - лишь отражение их желаний. - Нес улыбнулся. - Я пока не решил, верить в их существование или нет.
   Иланира задумчиво проговорила:
   - Во многих легендах говорится о героях, которые преодолели Рок и изменили Судьбу.
   Нес пожал плечами:
   - Может быть, им только казалось, что они что-то преодолели и изменили. А на самом деле они точно следовали предначертанному Роком и Судьбой. И все их героические свершения тоже были заранее предопределены. Как точно убедиться в том, что мыслишь и действуешь самостоятельно, если и твои сомнения, и твоя уверенность могут быть заложены кем-то высшим? Но это слишком возвышенные философские размышления для нашего первого ужина. Вот, Иланира, сделай несколько глотков вина из дикой горной вишни и попробуй филе кролика в брусничном соусе. Нравится?... Я понимаю, что ты хочешь у меня узнать, но не спрашиваешь напрямую. Я скажу так: владыки высших функций не враждуют и не сражаются друг с другом. Мы живём в мире и согласии, как воплощения естественных природных процессов. Иланира, ты же знаешь, что человеческое тело на три четверти состоит из воды?
   Принцесса замерла с занесёнными над тарелкой столовыми приборами и медленно кивнула. Подобная мысль ранее почему-то не приходила ей в голову. Владыка Воды казался далёким существом, жившим в океане и повелевавшим волнами и течениями. А, оказывается, она постоянно на три четверти принадлежала его сфере влияния.
   Нес продолжил:
   - Иланира, я должен тебе признаться: до любого места я дохожу за два шага. Ты слышала выражение: "В двух шагах от смерти"? Пока ты купалась, я побывал у себя дома, вымылся, переоделся, заказал одежду и обувь твоего размера, зашёл во владения Гиб и позвал на помощь двух русалок. - Нес обезоруживающе улыбнулся. - Я бы не смог тебе сам рассказать про нижнее бельё.
   Иланира ощущала приятную лёгкость от выпитого вина. Её страхи, опасения, сомнения и подозрения постепенно рассеивались, поэтому последняя фраза Неса вызвала понимающую улыбку, а не застенчивое покраснение щёк. Принцесса уже кое-как начала разбираться в сокращениях имён обитателей Волшебного Мира, но на всякий случай уточнила:
   - Гиб - это Гибель Утопленниц?
   - Да. Вот ещё один пример пересечения влияний. Русалками становятся женщины и девушки, насильно утопленные или добровольно утопившиеся. Владения Гиб перекрываются моей функцией и функцией Владыки Воды.
   - Значит, вот так ты познакомился с... Владыкой Воды? - Иланире пришлось сделать над собой усилие, чтобы выговорить имя, которое повергало её в трепет почти четыре года.
   Нес пожал плечами:
   - И да, и нет. Но это сейчас не важно. Важно то, что я могу тебя доставить к Владыке Воды прямо сейчас всего за два шага. На самом деле для этого не нужна карета.
   Иланира вытянула руку, взяла наугад первый попавшийся бокал с вином и сделала большой глоток.
   Властелин смерти пожал плечами:
   - Я обещал Владыке Воды сопроводить тебя до его дворца, но срок путешествия не определён. Поэтому я предлагаю не торопиться. Я бы хотел устроить для тебя небольшую ознакомительную экскурсию по Волшебному Миру. Ты не будешь возражать?
   Иланира ответила не сразу. Сначала она посмотрела на заходящее солнце, которое уже наполовину опустилось за вершины гор и своими последними лучами окрасило западную часть неба в алый цвет, тогда так с восхода наползала и распространялась непроглядная тьма. Над террасой горели прикреплённые к стене дома фонари, поэтому место ужина оставалось ярко освещённым, и ранее принцесса не замечала приближения ночи. Теперь же она остро ощутила, как вокруг её маленького светлого мирка сгущается беспросветный мрак.
   - Нес, ты когда-то говорил, что мы будем вместе столько, сколько я пожелаю.
   - Именно так, Иланира. Я не отказываюсь от своих слов.
   - Как долго ты собираешься возить меня с собой?
   - Иланира, в твоём вопросе напрасно звучат покорность и обречённость. Я не вожу тебя, мы вместе путешествуем. Просто пока ты не знаешь Волшебного Мира, я выбираю лучший, как мне кажется, маршрут. Сейчас первая остановка. Завтра экскурсия продолжится. Она продлится до твоего дня рождения, который мы отпразднуем во дворце Владыки Воды.
   - А если я не захочу туда ехать? - напряженно поинтересовалась Иланира.
   - Считай, что это будет одна из остановок на пути нашего следования. Если ты пожелаешь, потом мы отправимся дальше. Если решишь иначе - наше путешествие там закончится. Если захочешь чего-то другого, я постараюсь это исполнить.
   - Нес, ты же понимаешь, что я выберу...
   - У тебя будет намного больше, чем два варианта. Не торопись, Иланира, чтобы потом ни о чём не жалеть. Смотри - солнце зашло. Небо покрывается россыпью звезд. Но завтра мы снова увидим яркое светило, а звёзды скроются в его сиянии. Это многократно повторяющийся процесс. А есть события, которые происходят только один раз: рождение, смерть, выбор пути, по которому нельзя вернуться, лю... Ох! От вина меня постоянно тянет на философские рассуждения. Давай приступим к десерту! Шеф-повар добавляет в суфле особые ингредиенты из горных трав и яиц лесных птиц. Подобных пирожных нет во всём Волшебном Мире!
   - Да, они, действительно, необыкновенно вкусные, - согласилась Иланира, немного помедлила и задала давно волновавший её вопрос. - Нес, скажи, пожалуйста, у тебя есть родители? Как ты появился на свет?
   Повелитель смерти посмотрел на принцессу с мягкой улыбкой:
   - Я родился так же, как это происходит у людей. Это произошло примерно девятнадцать с половиной лет назад. У меня есть мама и папа, и я их очень люблю. Но, ты же понимаешь, Иланира, они живут не в человеческом, а в Волшебном Мире. Так получилось, что с самого раннего детства за мной присматривали русалки. В том числе Шада и Мила. Они мои няни, воспитательницы и первые наставницы. - Во взгляде Неса мелькнула настороженность. - Иланира, они, случайно, не называли меня "милым мальчиком"?
   - Что? - принцесса положила на край блюдца десертную ложечку, чтобы не выронить из ослабевших пальцев. Она вгляделась в выжидающие, совершенно по-детски испуганные глаза Неса, и поняла, что он не шутит. Между титулом Несущего Смерть и этим беззащитным взволнованным взглядом было такое несоответствие и противоречие, что Иланира невольно фыркнула. Потом вся ситуация, вопрос Неса и напряженное ожидание ответа показались ей настолько комичными, что девушка звонко рассмеялась.
   Сначала Нес удивился, потом его беспокойство исчезло, и он широко заулыбался:
   - Кажется, я совершил забавную глупость. Я сам себя выдал.
   Сквозь хохот Иланира сумела выговорить:
   - Они называли тебя государем. Да, Нес, ты только что сильно оплошал.
   Веселье принцессы было таким заразительным, что Нес тоже прыснул со смеху:
   - Такое со мной редко случается. С тобой я совсем размяк. Да ещё и вино подействовало... Ну, ничего, рано или поздно ты бы всё равно это узнала.
   - А кто ещё называет тебя "милым мальчиком"? - со смехом спросила Иланира.
   - Кроме русалок, больше никто, - Нес быстро посерьёзнел и погрустнел. - Русалки меня не боятся, потому что знают с младенчества и потому что... уже мертвы. Обитатели Волшебного Мира уважают, как высшего властелина. А для всех живых существ я - ужасающий и отталкивающий Несущий Смерть.
   Заливистый смех принцессы оборвался. Девушка медленно, осторожно протянула руку и коснулась кончиками пальцев кисти волшебного повелителя:
   - Не для меня, Нес. Не для меня.
   Рука Несущего Смерть дрогнула, будто он хотел её отдёрнуть, но передумал.
   - Я благодарен тебе, Иланира, за этот ужин, за твоё долгое ожидание, за прощение моего отсутствия и за то, что ты меня не боишься.
   - Я тоже знакома с тобой с детства, Нес, - девушка вздохнула. - Я очень сильно сожалею, что мы так мало общались. Но я тебя не виню. Я стараюсь тебя понять.
   - Иланира... - Нес взглянул на принцессу с признательностью и надеждой.
   Не вполне осознавая, что делает, девушка начала подниматься из-за стола. Нес тотчас подскочил и отодвинул её стул. Иланира встала, ощутила слабость в ногах и головокружение. Она пошатнулась и сделала шаг к Несу. Тот обнял её и каким-то волшебным образом переместил к ограждению террасы, где принцесса обрела опору и уверенность. Иланире показалось, что они вновь стоят на террасе королевского дворца в Ландиуме, что ей сегодня исполнилось тринадцать лет, и что все годы без Неса исчезли в небытие.
   Волшебный властелин тихо произнёс:
   - Чистый горный воздух коварен. Когда пьёшь вино, то не чувствуешь опьянения. Но оно внезапно и неотвратимо проявляется, едва пытаешься встать на ноги.
   - Я напилась? - приспосабливаясь к своему состоянию, без стыда или раскаяния, поинтересовалась Иланира.
   - Тебе это было нужно. - Нес чуть сильнее сжал девушку в объятиях и нежно потормошил. - Я нарочно тебя напоил. У тебя сегодня был очень тяжёлый день, Иланира. Теперь тебе надо отдохнуть и выспаться.
   Внутри принцессы бурлили и плескались противоречивые эмоции.
   - Кто я для тебя, Нес? - вырвалось у Иланиры.
   Молодой властелин тихо проговорил:
   - Ни в одном языке Волшебного Мира нет слов, чтобы выразить, кто ты для меня.
   Принцесса увидела приближающееся лицо Неса и закрыла глаза. Но этот поцелуй не стал таким же страстным и полным обжигающего желания, как первый. Нес едва коснулся губами губ Иланиры. Их дыхание, наполненное винными ароматами и запахами специй, на некоторое время смешалось. Сначала девушка захотела сильнее сжать Неса руками и этим показать, что жаждет чего-то большего, но потом поняла, что возникшее единение более глубокое, чувственное и значительное, чем плотское влечение. Иланира расслабилась и погрузилась в негу взаимной гармонии. Она потеряла счёт времени и очнулась только тогда, когда невесомый поцелуй прекратился.
   - В Волшебном Мире говорят, что когда двое вкушают одинаковую пищу и пьют одно и то же вино, их сердца начинают биться в такт, - произнёс повелитель смерти.
   Принцесса хотела что-нибудь сказать, но кончик указательного пальца Неса дотронулся до её губ.
   - Иланира, я прошу тебя, ничего сейчас не говори! Сегодня наш первый вечер. После него нам открыты все пути, доступны все возможности, осуществимы все варианты. Что мы выберем и куда пойдём, мы решим позже, обдуманно, осознанно... - Нес лукаво подмигнул, - ...на трезвую голову. А сейчас я провожу тебя в спальню. У тебя уже глаза закрываются.
   Только сейчас принцесса поняла, что её слабость вызвана не только опьянением, но и эмоциональной усталостью с физическим утомлением.
   - В ванную, - сонно пробормотала Иланира. - Сначала мне надо в ванную.
   На самом деле она хотела посетить туалетную комнату, но прямо сказать об этом всё ещё стеснялась.
   - Конечно, - понимающе кивнул Нес. - Именно в ванную.
   Не выпуская Иланиру из объятий, он потянул её вправо и вперёд. Девушка невольно сделала два шага и очутилась перед знакомым помещением с гигиеническими удобствами.
   - Здорово! - восхитилась принцесса.
   Нес отпустил Иланиру и открыл перед ней дверь:
   - Прошу! В шкафу висит ещё один халат. Можешь им воспользоваться. Или, хочешь, я принесу твой из спальни?
   Девушка только сейчас сообразила:
   - Нес, а где будешь спать ты?
   Молодой властелин пожал плечами:
   - Дома, где же ещё? Эти апартаменты полностью в твоём распоряжении. Я скажу прислуге, чтобы посуду с террасы убрали утром. Сегодня тебя здесь никто не потревожит. Я могу подождать, когда ты закончишь в ванной все свои дела, и отведу в свободную спальню. То есть в ту, где кровать не завалена вещами.
   От подобного предложения Иланира слегка смутилась и ощутила, как щеки начинает покалывать надвигающееся покраснение:
   - Спасибо, Нес, я справлюсь сама. Не жди меня. Тебе ведь тоже надо отдохнуть.
   - Ты уверена?
   - Да... Ой, я едва не забыла! Все вещи, которые ты для меня выбрал, мне очень понравились. Спасибо тебе большое! За заботу, за ужин, за всё-всё-всё!
   - Это такая малость в сравнении с тем, что я бы хотел для тебя сделать! - с чувством воскликнул Нес, потом замялся и спокойно продолжил. - Я не буду тебя беспокоить своим присутствием в апартаментах. Спокойной ночи!
   - И тебе спокойной ночи!
   Нес кивнул, сдвинулся влево, отступил на шаг и исчез. Иланира некоторое время смотрела на пустое пространство, приводя мысли в порядок. Потом организм напомнил ей о необходимости поторопиться с выполнением естественных потребностей. Принцесса начала готовиться ко сну. К первой ночи своей самостоятельной и в то же время полностью зависимой от Несущего Смерть жизни.
  
  
   9. Обмен ударами.
  
   Пробуждение Иланиры походило на ослепительную вспышку молнии и оглушительный грохот грома. Едва она вспомнила события вчерашнего дня, как в голове замельтешило множество мыслей, грозивших разорвать голову изнутри. В висках гулко стучало, глаза выдавливало наружу, в затылке перекатывалась свинцовая тяжесть. Слово "похмелье" принцесса знала, но применить к себе не додумалась, списав своё плохое самочувствие на нервное напряжение. Чтобы убедиться, что всё произошедшее не было сном или волшебными чарами, девушка голышом выскочила из кровати, быстро, насколько позволяли ещё не полностью контролируемые ноги, подошла к окну и осторожно выглянула в маленькую щёлочку между шторами.
   Прекрасная долина и горная страна оставались такими же, как и вчера. Привыкшая рано просыпаться Иланира увидела, что солнце ещё не взошло, однако небо уже посветлело настолько, что звёзды исчезли. Девушка вспомнила вчерашние слова Неса про повторяющиеся и однократные процессы. Потом в её голове стал снова и снова воспроизводиться вчерашний разговор. Иланира посмотрела на валяющийся возле кровати белый халат, в котором она пришла в спальню из ванной и небрежно сбросила перед сном. Только сейчас она испытала стыд за чрезмерное употребление вина. Но ведь оно было такое вкусное! Интересно, в бутылках на террасе что-нибудь осталось? Принцесса тряхнула головой, отгоняя неуместное желание.
   Ноги с каждой минутой слушались Иланиру всё лучше и лучше, поэтому она подняла и надела халат, а потом приоткрыла дверь спальни. В апартаментах царила такая тишина, что звенело в ушах. После родного королевского дворца, наполненного самыми разными звуками, это было странно и непривычно. Из коридора не доносился топот тяжёлых сапог охранников, фрейлины и служанки не переговаривались между собой и не торопились услужить принцессе.
   На первый план у Иланиры вышли воспоминания об отъезде из дома. Снова вспыхнула боль от ссоры родителей. Вновь послышался голос королевы: "Ранатол, не смей её трогать!" Почему она не сказала матери, что Несущий Смерть - это Нес, тот самый Нес, знакомство с которым так пугало родителей? А теперь он единственный могущественный спаситель и защитник Иланиры. Он вообще для неё единственный... И такой всесильный...
   "А что, если?..." Иланира вновь затрясла головой, но возникшее подозрение не желало рассеиваться. Несущий Смерть мог воспользоваться своей волшебной властью, сотворить иллюзию уничтожения письменного Договора, чтобы похитить принцессу. Он много раз говорил о своём соглашении с Владыкой Воды, но так ли всё было на самом деле? А вдруг он решил соблазнить приглянувшуюся юную девушку? Вчерашний поцелуй был таким волнующим... Что приготовит Нес для Иланиры дальше? И на что она сама согласится? Вдруг отец и ещё сто сорок два человека погибнут из-за доверчивости принцессы?
   От болезненных вопросов, сомнений и опасений Иланира нервно заходила по апартаментам. Почему Нес оставил её тут одну? Когда он появится? Девушка заглянула в ванную комнату и посмотрела на свою разбросанную по полу одежду. А что, если коварный Несущий Смерть напоил её для того, чтобы она слабее сопротивлялась? Не вполне осознавая, что делает, принцесса машинально, следуя многолетней традиции, совершила все утренние процедуры. Сознание в это время искало выход из создавшейся ситуации.
   "Мне надо вернуться домой!" - мысль засияла так ярко, что заслонила собой все остальные раздумья. Иланира посчитала, что черная карета не могла далеко отъехать от Брандизии. Наверняка, в гостинице или возле неё найдётся тот, кто укажет обратную дорогу. В шкатулках принцессы хранится целое состояние. Она может нанять проводников или заплатить провожатым.
   Приняв решение, которое при других обстоятельствах показалось бы ей сумасбродным, Иланира начала действовать. Поскольку она не сумела бы облачиться в собственные наряды без посторонней помощи, девушка направилась в спальню со сложенной на кровати одеждой и начала быстро перерывать ворох платьев, юбок, брюк, блузок, кофточек. Принцесса остановила свой выбор на просто скроенном, и в то же время явно не бедном платье персикового цвета. Оно показалось ей неприлично коротким, так как оставляло открытыми лодыжки, но зато имело длинные рукава и высокий кружевной воротник, закрывающий шею. Рассудив, что платье можно использовать в качестве дорожного наряда, девушка надела под него светло-бежевое бельё и натянула новый для себя предмет одежды - колготки. На ноги она обула высокие, доходившие до колен сапожки из тонкой хорошо выделанной кожи, которые застёгивались на уже знакомые "молнии" и плотно облегали икры.
   Расчёсывая на ходу длинные локоны, Иланира прошла в гардеробную. Вчера принцесса была слишком взволнована, чтобы пересчитывать свои вещи. Сегодня она быстро окинула взглядом шкатулки, вспоминая места хранения самых ценных украшений. При виде одного небольшого ларца девушка вздрогнула и невольно издала удивлённый возглас. Там хранились диадема и кольцо, подаренные принцем Малидором. Почему фрейлина Фалвия, которая должна была держать эти символические предметы у себя, положила их в багаж принцессы? Ведь отправляясь в Волшебный Мир с Несущим Смерть, Иланира тем самым разрывала связь с Малидором и не имела права забирать с собой его вещи. Если у девушки ещё оставались какие-то внутренние колебания по поводу возвращения в Брандизию, то сейчас они полностью исчезли. Диадему и перстень следовало вернуть... Или воспользоваться ими в случае успеха принца Малидора и расставания с Несом...
   Ледяная пустота в душе Иланиры напомнила о себе острой колючей болью. "Что я делаю?!" - мысленно вскричала принцесса. Сердце сжалось от дурных предчувствий, но девушка не стала отказываться от принятого решения. Она открыла шкатулки с драгоценностями и внимательным взором деловито обежала их содержимое. Золотыми заколками с разноцветными камнями принцесса плотно скрепила волосы, чтобы те не развевались и не путались. На шею она накинула сразу три ожерелья и скрыла их на теле под воротником платья. Под рукава спрятала браслеты. На каждый палец Иланира надела кольцо или перстень и ещё несколько колец убрала в ларец с подарками Малидора. Сам ларец она завернула в шаль и связала углы для удобства переноски.
   Напоследок без сожаления окинув взглядом вещи, которые невозможно было забрать с собой, девушка направилась к выходу. Она уговаривала себя, что Нес, если действительно любит, уважает и ценит, поймёт её поступок. Ведь она только успокоит родителей, постарается их помирить, убедится, что у них всё в порядке, и тогда будет готова окончательно порвать с семьёй, Малидором и человеческим миром. Или... Нес не пройдёт испытание на честность и порядочность.
   Время было раннее, после вчерашнего ужина Иланира не ощущала голода и решила, что позавтракает где-нибудь в дороге. Опьянённая собственной смелостью и решительностью девушка подошла к лифту и, повторяя вчерашние действия Неса, коснулась светящейся металлической пластинки возле двери. Послышалось тихое гудение, и через небольшой промежуток времени створки раскрылись. Иланира вошла внутрь и нажала на квадрат с цифрой "8". Однако створки не сомкнулись, и лифт не тронулся с места. Иланира надавила сильнее, потом ещё и ещё. Безрезультатно. Принцесса предположила, что лифтом может управлять только Нес с помощью своей волшебной силы и, следовательно, он запер её в апартаментах гостиницы, лишив возможности уйти самостоятельно. От этой мысли Иланира ещё больше захотела вернуться домой. Она вышла из лифта и отправилась дальше по коридору вдоль ровных стен, украшенных картинами. Внезапно девушка увидела короткий боковой проход, в глубине которого находилась дверь с прозрачной стеклянной вставкой. Осторожно приближаясь к вероятной лазейке для бегства, принцесса испытала торжество и ликование, потому что сквозь стекло увидела лестничную площадку, вниз и вверх от которой расходились ступени. Дверь оказалась не запертой, и Иланира на миг ощутила раскаяние из-за того, что напрасно подозревала Неса. Однако ноги уже несли её вниз по лестнице, и отступать она не собиралась.
   Лестничные пролёты перемежались площадками, на которых принцессе надо было разворачиваться в обратную сторону, чтобы продолжать путь вниз. Сквозь окна в дверях девушка видела фрагменты коридоров нижних этажей. Через некоторое время у неё закружилась голова, она потеряла счёт поворотам, и спуск стал казаться бесконечным. Когда ступени вдруг закончились глухой стеной, Иланира почувствовала не облегчение, а удивление.
   Принцесса медленно приоткрыла дверь на площадке и прислушалась. Поскольку никаких опасных или подозрительных шумов не раздавалось, она двинулась по короткому проходу к главному коридору. Тут на стенах не висели картины, зато по обеим сторонам тянулись часто расположенные глухие двери. Иланира попыталась открыть одну из них, но ручка не поддалась её осторожному нажатию. Не желая применять силу, девушка пошла дальше до конца коридора, к торцевой двери с окном. Сквозь стекло принцесса увидела знакомый большой зал, через который вчера её провёл Нес. У дальней стены за длинным столом сидели несколько мужчин в тёмно-красных форменных костюмах. Иланира поняла, что незаметно через главный вход проскользнуть не получится. Прислуга гостиницы может сообщить Несу о её бегстве. Поэтому девушка направилась в другой конец коридора, где виднелась массивная и прочная дверь без окон.
   Иланира налегла на казавшуюся тяжёлой створку, и дверь неожиданно легко распахнулась. У девушки замерло сердце, потому что она всего лишь хотела выглянуть в щёлочку. Но ничего страшного не произошло. Принцесса увидела выход на улицу. Небо уже осветилось первыми лучами восходящего солнца. Горные хребты казались близкими и легко досягаемыми. Перед Иланирой раскинулась большая ровная площадка, покрытая каким-то однородным серым веществом. На ней в два ряда стояли причудливые транспортные средства без дышл и упряжи. Чёрной кареты среди них не было.
   В голове Иланиры как будто звучало несколько голосов. Одни предостерегали от опасного поступка, предлагали вернуться, говорили о непредсказуемой реакции Несущего Смерть на бегство подопечной. Другие заявляли о необходимости самостоятельных действий, напоминали о страданиях родителей и об ответственности перед Малидором. Принцесса сделала первый нерешительный шаг наружу, а потом быстро проследовала между рядами безлошадных повозок. Миновав площадку, Иланира одновременно вышла из тени, отбрасываемой большим зданием гостиницы. Она поняла, что прекрасная долина раскинулась позади и слева от неё, а впереди и справа виднелась гладкая серая дорога, извивающаяся между горами наподобие ползущей змеи и скрывающаяся за лесистыми отрогами.
   - Доброе утро, барышня!
   Иланира так внимательно всматривалась вдаль, что вздрогнула от раздавшегося позади мужского голоса. Девушка резко обернулась и увидела двух странных людей. Впрочем, она не была уверена, что эти существа относятся к человеческому роду. Мужчина и женщина выглядели довольно пожилыми, их вполне заурядные лица покрывали морщины, а волосы серебрились сединой. Принцессу поразила не просто непристойная, а вызывающе бесстыдная одежда стариков. На них были только короткие, не прикрывающие колен панталоны, свободно болтающиеся тонкие балахоны без рукавов и странная, стянутая на подъёмах стоп верёвочками, мягкая обувь, которая позволяла передвигаться совершенно бесшумно. Если бы одежда и обувь не были сделаны из ярких материалов насыщенного алого и голубого цветов, Иланира приняла бы стариков за опустившихся нищих. Но с равной вероятностью они могли оказаться властелинами каких-нибудь функций Волшебного Мира.
   - Доброе утро! - вежливо произнесла Иланира, подавив первоначальную неприязнь.
   - Сейчас прекрасное время для пробежек и для прогулок в горы, - с улыбкой произнесла женщина, и по её доброжелательному уверенному голосу принцесса поняла, что разговаривает, как минимум, с равными себе правителями.
   - Вы не могли бы указать мне путь в Брандизию? - поинтересовалась Иланира.
   - Брандизия? - старики удивлённо переглянулись между собой. - Никогда о ней не слышали. Мы обычно бегаем по утрам до озера в долине и обратно. Там такой деревушки точно нет, и нет другого выхода из долины, кроме этого перевала. Так что тебе, барышня, надо в ту сторону!
   Оба полуголых старика почти одинаковыми движениями указали на исчезающую в горах дорогу.
   - Спасибо, - произнесла Иланира. - Я тоже так подумала.
   - Счастливого тебе пути, барышня!
   После этого старики совершили абсолютно непостижимое для принцессы действие. Они трусцой побежали в сторону долины бок о бок, синхронно переставляя ноги. Девушка поняла, что яркая обувь на толстой мягкой подошве прекрасно подходила для передвижения по твёрдому дорожному покрытию. Но зачем пожилым и, очевидно, небедным людям изнурять себя бегом? Иланира зашагала в сторону гор, размышляя о том, какие ещё чудеса встретятся ей на дороге.
   Разумеется, принцесса не собиралась пешком добираться до Брандизии. Она хотела отойти подальше от гостиницы и воспользоваться каким-нибудь попутным транспортным средством. Вначале Иланира двигалась быстрым шагом, но, когда гостиница и окружавшие её постройки скрылись из вида за поворотом дороги, пошла медленнее.
   Солнце поднималось всё выше, тени гор укорачивались, лощины и ущелья озарялись светом. Из кустов и крон деревьев доносились разнообразные птичьи трели. Яркие бабочки перепархивали с растения на растение, а некоторые опускались прямо на дорогу и припадали к тёплому покрытию с широко распростёртыми крыльями. Иланира любовалась просыпающейся природой, вдыхала наполненный лесными ароматами воздух, радовалась обретённой свободе, гордилась собственной решительностью, представляла, как удивит, успокоит и помирит родителей своим неожиданным возвращением. Даже о Несе она думала с доброй улыбкой, рисуя в воображении его удивлённое и растерянное лицо, когда он появится в опустевших апартаментах.
   От дороги в узкие низины между горами расходились едва заметные тропинки, из чего Иланира заключила, что вся эта местность довольно плотно заселена. Где-то за деревьями и за возвышенностями находились дома или даже целые поселения. Поэтому девушка не удивилась, когда услышала за спиной знакомые звуки: цокот копыт, поскрипывание колёс и негромкие голоса.
   Иланира остановилась на обочине и обернулась. Она увидела обыкновенную лошадь, которая тянула четырёхколёсную открытую телегу, застланную слоем соломы. На телеге сидели три мужчины в куртках и штанах из грубой ткани, в рубахах из простого полотна, в фетровых шляпах с узкими полями и в кожаных сапогах. Все трое имели внешнее сходство между собой: черные курчавые волосы на головах и подбородках, тёмные глаза, крупные носы с горбинками. Один из них держал вожжи, которыми слегка похлопывал лошадь по крупу. Если бы принцесса не помнила, что недавно покинула полную чудес гостиницу, то решила бы, что уже оказалась в родной Брандизии.
   По мере приближения к Иланире разговоры между мужчинами прекратились. Все трое внимательно и оценивающе смотрели на девушку. Принцессе это показалось невежливым, но она решила простить простолюдинов, не ведающих её титула. Словно прочитав её мысли, мужчины коснулись своих шляп и слегка приподняли их над головами.
   - Доброе утро, честные труженики! - произнесла Иланира.
   Три ответа прозвучали одновременно:
   - Здравствуй, милая красавица!
   - Доброе утро, прекрасная незнакомка!
   - Лучшие пожелания, прелестное создание!
   Девушка была польщена вежливыми комплиментами, однако не преминула сразу сообщить о себе:
   - Я принцесса Брандизии Иланира, дочь короля Ранатола Второго и королевы Истоалы.
   Телега поравнялась с Иланирой. Возница натянул вожжи и остановил лошадь. Мужчины обменялись взглядами. Тот, что выглядел немного постарше и казался шире в плечах, коротко кивнул двум другим. Те спрыгнули на землю и, держа шляпы в руках, отвесили неуклюжие, но старательные поклоны.
   - Разрешите представиться, меня зовут Адрас!
   - А я Ваграм.
   Старший, перехватив вожжи, слегка привстал в телеге:
   - Простите, что не приветствую вас должным образом. Лошадь норовистая и может сорваться с места. Моё имя Гургам.
   - Вы, наверное, братья? - вежливо поинтересовалась принцесса.
   - Если нас и связывает кровное родство, то в далёкой пятой или шестой степени, - весело ответил Адрас. - Мы, скорее, братья по духу.
   Иланира с надеждой спросила:
   - Вы знаете, где находится Брандизия?
   - Конечно, знаем, - не колеблясь, ответил Гургам. - Вооон за теми дальними горами. Мы как раз едем в ту сторону.
   - Это просто замечательно! - обрадовалась принцесса. - Можете ли вы доставить меня до границы Брандизии, до первой сторожевой заставы?
   - Ну, я не знаю... это далеко... - с сомнением протянул Гургам, переглядываясь со своими младшими товарищами.
   - Вас достойно вознаградят! - сказала Иланира.
   Ваграм пробурчал:
   - Обещанного три года ждут...
   Принцесса сняла с мизинца самое маленькое из своих колец:
   - Посмотрите, это золото и три рубина! Такое кольцо стоит больше, чем десять повозок и десять лошадей. Я отдам его вам прямо сейчас. А в Брандизии вы вдобавок получите по десять золотых монет каждый.
   Иланира протянула драгоценность сидящему в телеге Гургаму, считая его главным в компании. Тот нагнулся, протянул руку и взял кольцо. Адрас и Ваграм подошли вплотную и с близкого расстояния осмотрели предложенную плату за путешествие.
   Гургам сжал кольцо крупными белыми зубами, и Иланира невольно поморщилась, представив, что на мягком металле останутся вмятины.
   - Кажется. золото настоящее, и камни тоже, - сообщил старший.
   - Это, поистине, королевская награда! - воскликнул Адрас, выглядевший самым молодым в компании.
   - Ну, что, ребята, поможем принцессе? - с широкой улыбкой спросил Гургам.
   - Надо помочь! - подхватил Адрас.
   - Ладно уж, - как бы нехотя согласился Ваграм.
   - Тогда помогите принцессе забраться в телегу! - распорядился Гургам, убирая кольцо в нагрудный карман куртки.
   - Благодарю, я сама! - Иланира положила на солому узел с ларцом, поставила ногу на верхний край колеса и начала подтягиваться на руках.
   - Разреши-ка!... - Адрас сжал сильными ладонями талию девушки и потянул её тело вверх.
   - Оп! - Ваграм подтолкнул принцессу снизу, упершись в ягодицы.
   Иланира издала короткий возмущённый вскрик, однако не могла не признать, что помощь ей пригодилась. Телега была высокой, а нога соскальзывала с гладкого обода. Принцесса не стала отчитывать Адраса и Ваграма за грубость и непристойные прикосновения, подумав, что таким образом они привыкли подсаживать простолюдинок и просто не поймут, в чём их вина по отношению к благородной девушке.
   Гургам, не теряя зря время, шлёпнул лошадь по крупу вожжами, и та зашагала по дороге. Поскольку телега не имела сидений, у Иланиры был выбор: свесить ноги с края или поджать их под себя. Девушка предпочла второй вариант, постеснявшись, что ей длинные конечности станут неприлично болтаться во время езды. Тем более, что Адрас и Ваграм не залезли в телегу, а пошли рядом. Принцесса устроилась полулёжа, поставив локоть на ларец с подарками Малидора, обёрнутый мягкой тканью. Она увидела, что в соломе лежат несколько длинных оструганных жердей и три топора с блестящими острыми кромками.
   Поняв, куда направлен взгляд принцессы, Адрас пояснил:
   - Мы заготавливаем дрова для кухонь, очагов и каминов. Для этого нам приходится забираться высоко в горы за сухостоем и упавшими деревьями. Лошадь с телегой проходит там, куда не доберётся автомобиль.
   - Так вы лесорубы?! - догадалась Иланира, пропустив незнакомое слово "автомобиль".
   - Они самые, - сумрачно подтвердил Ваграм.
   - Вы уже бывали в Брандизии?
   - Пока нет, - ответил Гургам, бросив косой взгляд на идущих рядом товарищей. - Мы только видели её издалека.
   - Я прикажу, и вас примут, как дорогих гостей.
   Иланире так много хотелось узнать у лесорубов об их родных горах, но тут дорога пошла на подъём, и Адрас с Ваграмом переместились назад, чтобы подталкивать телегу. Гургам спрыгнул на землю и продолжил путь пешком, одной рукой подхлёстывая лошадь, а другой упираясь в край телеги.
   - Давайте, я тоже спущусь! - предложила Иланира, чувствуя неловкость.
   - Сиди-сиди! - откликнулся Гургам. - Ты же принцесса.
   Иланира хотела напомнить, что к принцессе следовало бы обращаться на "Вы", но из вежливости промолчала. Откуда простые лесорубы могли знать тонкости придворного этикета? Не следовало их осуждать и бранить. Они и так отправились ради принцессы в далёкое путешествие... "Не ради принцессы, а ради награды", - поправила саму себя Иланира. Тем не менее, она не стала отвлекать лесорубов разговорами во время затяжного подъёма, потому что видела, как напряжены их мускулистые руки, упирающиеся в телегу, и как тяжело дыхание.
   После того, как подъём был преодолён, дорога изогнулась вокруг выступа скалы и по склону горы стала спускаться в низину, на дне которой виднелась узкая горная речка. Мужчинам пришлось придерживать телегу, чтобы она не слишком сильно напирала сзади на лошадь. Дорога пересекла водный поток по изогнутому арочному мосту. За мостом в сторону от дороги вдоль русла реки уходила тропинка, теряющаяся под сводами склонившихся навстречу друг другу ветвей деревьев. Гургам потянул вожжи вбок, и лошадь свернула на тропинку.
   - Куда это вы едете? - забеспокоилась Иланира, крутя головой во все стороны.
   - В Брандизию тут путь короче, - успокаивающе ответил Гургам. - Главная дорога проходит вдоль границы. А горная тропа идёт прямо туда. Поднажмите, ребята!
   Его последние слова были обращены к Адрасу и Ваграму. После гладкого дорожного покрытия лошади стало труднее тянуть телегу по каменистой почве. Она вначале замедлила ход, но помощь людей облегчила усилия животного, и телега покатилась с прежней скоростью.
   Первоначальные подозрения принцессы утихли. Окружающая природа выглядела такой прекрасной и безмятежной, что все плохие мысли рассеивались. Тропинка медленно поднималась к хорошо различимому промежутку между горными хребтами. Кроны деревьев раскачивались и шелестели от дующего вдоль низины ветерка. Неподалёку слышалось журчание воды, и, хотя реки не было видно за кустами, Иланира представляла бегущий по камням и порогам чистый прохладный поток. Птицы в ветвях звонко выводили затейливые трели. К порхающим бабочкам добавились стрекозы, перемещавшиеся в воздухе стремительными рывками и время от времени опускавшиеся на края телеги. Благостное и расслабленное состояние Иланиры могли прервать только естественные потребности её собственного организма.
   - Добрые лесорубы, может быть, вам требуется отдых? - как бы невзначай поинтересовалась принцесса. - Я бы с удовольствием размяла ноги и сделала несколько глотков из горной реки. Ведь, как я вижу, никаких припасов у вас с собой нет.
   - Да уж, мы не рассчитывали на долгое путешествие, - проворчал Ваграм.
   Словно стараясь смягчить его недовольство, Гургам бодро проговорил:
   - Мы раздобудем всё необходимое по дороге. Сразу за этими горами. Если принцесса немного потерпит, то скоро мы доберёмся до дома... до ближайшего дома, где есть питьё и еда.
   - Я бы хотела попить прямо сейчас. Остановитесь, пожалуйста, я слезу! - Иланира стала сдвигаться к краю телеги.
   Решив, что она готовится спрыгнуть на ходу, Гургам натянул вожжи и остановил лошадь. Благодаря длинным ногам девушка легко соскользнула на землю.
   - Я тебя провожу, принцесса! - порывисто предложил Адрас.
   - Благодарю, мне надо это сделать самой. Одной! - Иланира сделала несколько шагов в сторону реки и обернулась, желая убедиться, что за ней никто не пойдёт.
   Ваграм хмыкнул и локтем пихнул в бок своего молодого товарища.
   - Иди, принцесса, тебе никто не помешает! - сказал Гургам.
   Иланира раздвинула ветви кустов и отошла от тропинки. Быстро усиливавшийся шум воды подтверждал, что она движется в правильном направлении. Всего через пятнадцать шагов девушка вышла к реке и ещё раз посмотрела назад. Растения не колыхались, значит, никто за ней не следовал. Иланира устроилась за раскидистым кустом и сполна насладилась долгожданным облегчением. Затем, не опуская подол платья и не натягивая колготок с трусиками, она подошла к потоку, встала на два полупогруженных в воду камня возле берега и, присев, совершила гигиенические омовения тела и рук. Чтобы утолить жажду, девушка выпила несколько пригоршней необыкновенно вкусной чистейшей воды. Потом принцесса привела в порядок одежду и направилась обратно к телеге. Преодолев последнее растительное препятствие, она увидела, что Адрас и Ваграм сидят на краю телеги лицами в её сторону, а Гургам стоит перед ними и что-то тихо, но эмоционально говорит, резко жестикулируя обеими руками. При виде Иланиры сидящие сделали знаки своему старшему товарищу, тот сразу замолчал и развернулся.
   - Я надеюсь, что принцесса сделала всё, что хотела, и готова продолжать путь?
   - Да, можно ехать дальше, - кивнула Иланира, довольная и собой, и тем, что Гургам обратился к ней не на "ты", а в третьем лице.
   Адрас и Ваграм спрыгнули на землю и встали с двух сторон от Иланиры, готовясь вновь подсадить её в телегу. Девушка решила не отказываться от их помощи и в то же время не тратить время на объяснения того, что простолюдины должны были бы из своих рук создать для принцессы надёжную ступеньку. К тому же короткие прикосновения лесорубов к чувствительным частям тела не были болезненными или неприятными. Скорее просто непривычными и волнующими.
   Устроившись на слое соломы, Иланира проверила целостность узлов, скреплявших углы шали вокруг ларца с дарами Малидора и с её собственными украшениями. Лошадь и люди снова потянули телегу вверх по тропинке. Принцесса получала удовольствие от путешествия и вспоминала географические карты мэтра Панатьера. Какая страна граничит с Брандизией и имеет такую прекрасную горную область? Чуть более прохладный климат не обязательно свидетельствовал о северном соседе. Он мог являться результатом высокогорья. Иланира неспешно перебирала в памяти когда-то выученные, а теперь порядком подзабытые уроки. Её постоянно отвлекали прекрасные виды по обеим сторонам дороги. Девушка представляла, с каким удовольствие поставила бы мольберт возле живописной группы кустов и запечатлела их на холсте. Но, увы, все принадлежности для рисования остались в чёрной карете Неса...
   Воспоминания о собственном неблагодарном исчезновении из-под покровительства волшебного властелина омрачали мысли принцессы. "Мы выдержали в разлуке почти четыре года", - уговаривала себя Иланира. - "Всего несколько дней, которые я потрачу на дорогу домой и обратно, ничего не значат. Я обрадую Неса тем, что закончу все дела в мире людей и буду готова окончательно стать его... отдать ему... остаться с ним..."
   Сумбурные мысли принцессы прервались очередным восхитительным пейзажем. Кусты и деревья со стороны реки расступились, и глазам девушки открылась большая прогалина, тянувшаяся до самой воды. Открытое пространство было усыпано мелкими камешками, над которыми возвышались несколько больших валунов, сверкавших на солнце разноцветными гранями. Местами сквозь твердую почву пробивались пучки невысоких травянистых растений с мелкими белыми цветочками на тонких стебельках. Перекатывавшаяся по каменному руслу вода журчала и искрилась в солнечных лучах. За речкой вдоль берега вытянулся ряд кустов, за ними возвышалась стена деревьев, а над кронами виднелись уходящие вдаль и ввысь скалистые отроги.
   Иланира едва не закричала от восторга и упоения красотой природы. Не выдержав, она задала вопрос, конкретно ни к кому из лесорубов не обращаясь и надеясь получить ответ от того, кто меньше устал и запыхался:
   - Скажите, пожалуйста, как называется ваше королевство?
   Двое заговорили почти одновременно.
   Ваграм хрипло произнёс:
   - Всё, я больше не могу терпеть до дома! Давайте начнём прямо здесь!
   Гургам сказал:
   - Это Дурындия, принцесса.
   - Что? - удивилась Иланира ответу Гургама. - Вы шутите. Нет такой страны.
   - Так ведь и Брандизии тоже нет, - спокойно проговорил старший лесоруб, натянул вожжи и остановил лошадь.
   - Как нет? - недоумённо воскликнула девушка. - Я принцесса Брандизии, и вы меня везёте домой. Почему мы не едем дальше?
   Адрас рассмеялся весело и звонко, словно услышал очень смешную остроту. Ваграм хмыкнул. Гургам широко улыбнулся. Покрутив головой, Иланира встретила их взгляды: уверенные, предвкушающие, вожделеющие. Казалось, что воздух вокруг девушки сгустился и стал вязким, клейким, липким, словно паутина.
   Принцесса пролепетала:
   - Что происходит? Чего вы хотите?
   - Тебя! - коротко рявкнул Ваграм.
   - Дальше по тропинке будет наш дом, - со смехом произнёс Адрас. - Ты торопишься скорее там оказаться?
   Отрезвление пришло к Иланире быстрее, чем вчерашнее опьянение. В один миг она прозрела и поняла, в какую беду попала. Конечно же, три мужчины не везли её в Брандизию. Лифт в отеле, кнопки для включения волшебного бездымного света, необычные безлошадные средства передвижения свидетельствовали о том, что принцесса находилась не в соседней стране, а вообще в другом человеческом мире. Иланира смутно припомнила, что Нес, вроде, об этом ей говорил. А она совершила ужасную ошибку, за которую придётся жестоко расплачиваться. Девушка просто не могла представить своего дальнейшего существования после того, что сейчас произойдёт. Вся её предыдущая жизнь оказалась напрасной. Раньше она воображала, что с ней будут делать во дворце Владыки Воды, представляла себя вместе с Несом, но её фантазии основывались на медицинских книгах и сценах из романов. В реальности всё оказалось глупо, низко, грязно, мерзко.
   Девушка дрожащим голосом предложила:
   - Возьмите ещё перстни! Они дороже, чем первый...
   - Конечно, мы их заберём, - спокойно согласился Гургам. - Мы получим всё, что у тебя есть. А начнём с твоего тела.
   Иланира бросила вокруг короткие взгляды в поисках спасения. К реке бежать бесполезно, она не сумеет быстро преодолеть каменистую россыпь. Живописная прогалина, возле которой остановилась телега, станет местом позорных мучений принцессы. Ледяная пустота превратилась в огромную чёрную воронку, которая стала затягивать в себя мысли и чувства...
   Ведомая уже не разумом, а инстинктом, Иланира спрыгнула с телеги, проскочила мимо Адраса с Ваграмом и помчалась к большой дороге. Но через несколько десятков шагов сильные и грубые мужские руки схватили её за руки и плечи, больно сжали, развернули и потащили обратно.
   - Ты куда это собралась? - спросил переставший смеяться Адрас. - Хочешь, мы тебе подрежем сухожилия на ногах?
   - Вообще-то мы и так это сделаем, - хмуро заметил Ваграм. - Но только дома. Тут не хочется пачкать кровью одежду.
   - Пожалуйста, отпустите меня, - жалобно взмолилась Иланира. - Возьмите всё, только позвольте уйти! Я же ещё невинна...
   - Тем лучше! - отозвался Гургам, забираясь в телегу. - Я люблю ломать преграды.
   Иланира задёргалась в руках насильников, но все её усилия оказались тщетны. Девушка бессильно обвисла. Адрас и Ваграм только крепче стиснули её руки, не обращая внимания на волочащиеся по камням ноги.
   Черная ледяная воронка расширялась в сознании Иланиры. Словно в самом ужасном ночном кошмаре, девушка слышала мужские голоса, но не могла пошевелить ни пальцем.
   - Я приму принцессу снизу, - говорил Гургам из телеги, ложась на спину и совершая волнообразные движения телом, чтобы стянуть штаны. - Вы насадите её на меня. Хочу ощутить стекающую горячую девичью кровь. Потом мы наклоним её вперёд и ты, Ваграм, войдёшь сзади.
   - Почему я? - недовольно пробурчал мужчина. - Может, я хочу в рот?
   - Потом поменяемся. Да и дома у нас будет много времени, чтобы иметь эту сучку во все дыры. А для первого раза в зад у тебя самый тонкий...
   Ваграм издал обиженный возглас.
   - ...Зато самый крепкий! - продолжил Гургам. - Даже у тебя может не получиться раздвинуть проход в первый раз.
   - Получится! - заверил Ваграм. - Я, как обычно, возьму колёсную смазку из конопляного масла.
   - А мне, значит, вы доверяете рот принцессы? - задорно произнёс Адрас. - Может, я сразу выбью у неё передние зубы? Мало ли что...
   - Эта сучка не станет делать глупости, - наставительно проговорил Гургам. - Она же понимает, что ей будет только хуже. Смотри, как она сомлела! Небось, сама хочет, но стесняется признаться. Поднимайте её!
   Адрас и Ваграм навалили верхнюю часть тела Иланиры на телегу, перехватились за ноги девушки, задрали подол платья, разорвали колготки и стянули трусики прямо через сапоги. Лицо принцессы находилось всего на расстоянии длины локтя от промежности Гургама, и её взору предстал возбуждённый мужской орган, окружённый черными жесткими завитками волос. В отличие от условных изображений в книгах, он был кривой, корявый, весь покрытый вздувшимися фиолетовыми венами. В ноздри девушки ударил резкий запах. К поту мужчин, толкавших телегу, добавился звериный смрад, от которого першило в горле и перехватывало дыхание.
   Чёрная воронка в голове Иланиры быстро закрутилась, поглощая остатки сознания. На краю водоворота мелькали только последние обрывки мыслей: "Нет! Не так! Не хочу! Нет! Нееет!! Нееееееет!!!"
   Адрас и Ваграм обхватили липкими ладонями обнажённые ягодицы и бёдра принцессы и начали поднимать её в телегу.
   - Мама!!! - вопль Иланиры был полон жесточайшего страдания, безысходного отчаяния, безнадежного призыва, бессильной мольбы. Он вырвался из ледяных глубин черной воронки. - Нес!!!
   - Замрите! Отпустите принцессу! - негромкий приказ властелина смерти к Иланире не относился, поэтому она бессильно сползла с телеги, одёрнула подол платья, опустилась на колени между застывшими фигурами Адраса и Ваграма и закрыла лицо ладонями.
   "Всё!" - черная воронка вывернулась наизнанку и превратилась в ослепительный взрыв. Сейчас Нес сядет рядом, обнимет, начнёт утешать и успокаивать. Наверное, он даже немножко поругает глупую принцессу. Пусть! Иланира была готова к любым заслуженным упрёкам. Она бы попросила у Неса прощения за свою самонадеянность и недальновидность, раскаялась в недоверии к нему, поблагодарила за спасение, поклялась, что больше никогда его не оставит...
   Сверху раздался спокойный голос, слегка подрагивавший от презрительной холодной насмешки:
   - Прошу прощения, что помешал Вашему Высочеству получить тройное удовольствие. Я снова появился не вовремя. Но я обещал Владыкам Воды, что доставлю вас в целости и сохранности. Как бы это не противоречило вашим собственным желаниям.
   Иланира была так потрясена словами Неса, что не обратила внимания на множественное число Владык Воды. Девушка отняла руки от лица и посмотрела вверх. Нес стоял рядом и глядел на неё с таким мучительным разочарованием, что она предпочла бы немедленно провалиться сквозь землю или ослепнуть, только бы не видеть этого выражения на его лице.
   - Что? Что ты говоришь? - пролепетала принцесса, не переходя на ответное "Вы".
   - Я говорю о том, что вы намеревались сделать.
   - Нес, я не... это они...
   - Я утром пришел к вам в гостиницу, но вас уже не было. Я огляделся и обнаружил вас здесь. Вас силой увезли из апартаментов?
   - Нет... я сама... я не думала... а потом они...
   - Вы использовали свой первый день без надзора и охраны, чтобы отправиться на поиски приключений. И вы их нашли.
   Слово "приключения" Нес не выговорил, а выплюнул изо рта с такой уничижительной интонацией, что Иланира сразу поняла его обобщающий и иносказательный смысл. Теперь она захотела не только ослепнуть, но и оглохнуть. Ледяная пустота в душе принцессы сжалась в тяжёлый, многогранный, колючий кристалл, пронзающий иглами не только разум, но и всё тело. Обида за несправедливое оскорбление придала девушке сил. Поскольку к прошлой жизни возврата не было, а новая жизнь рассыпалась и разваливалась, едва начавшись, принцесса решилась на отчаянный поступок. Она произнесла слово, которое ранее никогда не срывалось с её уст.
   - Несущий Смерть, вы разговариваете со мной, как со шлюхой.
   В глазах волшебного властелина что-то мелькнуло и дрогнуло. Что это было: жалость, сострадание, понимание, уважение? Иланира подняла руку, ухватилась за край телеги и попыталась подняться на ноги.
   - Я вам помогу! - Нес слегка согнулся в поясе и протянул раскрытую ладонь.
   Принцесса хотела отказаться, но не нашла в себе сил окончательно порвать с Несом. И всё же, опираясь на телегу и на крепкую руку повелителя смерти, она с горечью произнесла:
   - Вам не противно дотрагиваться до шлюхи?
   - Нисколько, - спокойно ответил Нес. - К вашему сведению, Шада при жизни была шлюхой. Она с детства любила мужчин. Ей нравились их знаки внимания, выражаемые взглядами, словами, прикосновениями. Шада рано начала близко общаться с мужчинами и получала от этого удовольствие. Она работала в портовой таверне, и всего два-три дня в месяц её комнату не посещали вернувшиеся из дальних плаваний моряки. Однажды два матроса заспорили, кто пойдёт к Шаде первым. Пьяная ругань быстро привела к драке. Шада даже не успела сказать, что с радостью примет сразу обоих. Длинный нож в нетвёрдых руках пьяного матроса случайно воткнулся в её живот. Шаду можно было бы вылечить, если сразу позвать врача. Но кто же будет заботиться о портовой шлюхе? Мгновенно помирившиеся матросы взяли ещё живую Шаду за руки и за ноги, отнесли к причалу и сбросили в воду. Поэтому она умерла не от стали, а от утопления, и превратилась в русалку.
   Во время рассказа Нес слегка тянул Иланиру за руку в сторону реки, она бездумно и покорно шла за ним, завороженная звуками его спокойного голоса и ужасом от поведанной истории.
   - У Милы почти прямо противоположная судьба, - бесстрастно продолжил Нес. - Она родилась в богатой семье и выросла благовоспитанной девушкой. У Милы был жених, достойный человек, которого она очень любила. Когда началась война, жених отправился воевать за родину и за Милу. Он погиб в первом же бою. Узнав об этом, Мила дала обет безбрачия и удалилась в монастырь. В том мире в монастырях собирались несчастные, испытавшие страдания девушки и женщины, чтобы жить в тишине и уединении. Вражеская армия заняла город, в котором находился монастырь. Монашек долго насиловали и пытали, пока всех не убили. Юной и красивой Миле досталось больше всех. Когда первый солдат понял, что она была девственницей, то сообщил об этом всем товарищам и офицерам. За несколько недель Мила познала мужчин больше, чем Шада принимала за год. Её нежные внутренние ткани превратились в сплошные натёртые кровоточащие раны. Последний из офицеров-насильников оказался любителем изощренных развлечений. Он поставил Милу на колени перед большим ведром, из которого поили лошадей. Офицер вошёл сзади, а ладонью держал затылок Милы, вдавливая лицо в воду. Предсмертные рывки, содрогания и трепетания жертвы доставляли ему огромное наслаждение. Так Мила захлебнулась и стала русалкой.
   Иланира машинально переставляла ноги. Собственные переживания соединились с рассказами Неса. Слёзы непрерывным потоком стекали по щекам, глаза застилала мутная пелена.
   - Довольно странно, что после смерти Шада и Мила стали лучшими подругами. Они почти не разлучаются и всё никак не могут выяснить, чья жизнь была более правильной. Большинство русалок, которые меня воспитывали, при жизни были шлюхами, проститутками, соблазнёнными и брошенными девицами, изнасилованными девственницами, ограбленными и утопленными путешественницами. Мне известны их истории. Я хорошо знаю, чем для девушек обычно заканчиваются поездки с тремя мужчинами. Я не могу поверить, что вы этого не понимали, Ваше Высочество.
   Иланира хотела ответить, что она ни о чём подобном ранее не слышала и не задумывалась, но из горла вырвался только прерывистый всхлип.
   - Присядьте здесь, у воды, - предложил Нес чуть более смягчившимся тоном. - Мне ещё кое-что надо сделать.
   Сквозь слёзы Иланира увидела камень с плоской верхней гранью, которой мог послужить ей в качестве табурета. В трех шагах перед ним с нежным журчанием бежал поток воды. Стрекозы садились на влажную полоску вдоль берега. За рекой от лёгкого ветерка подрагивали листья на кустах и деревьях. Природа была совершенно равнодушна к человеческим страданиям. Принцесса опустилась на камень и выпустила руку молодого повелителя.
   - У этих трёх негодяев вы далеко не первая, - стоя перед Иланирой, размеренно произнёс Нес, будто читал историю из книги. - Последняя жертва прожила в их доме чуть больше месяца. Впрочем, "прожила" - неправильное слово. Вытерпела, промучилась, настрадалась - так было бы вернее. Когда она умерла от ран и увечий, её тело разрубили на куски. Мясо и печень были употреблены в пищу, остальное отнесли в горы. У местных птиц-стервятников мощные клювы и такие крепкие желудки, что в них растворяются даже кости. Поэтому всего через пару дней от тела остались только несколько клочков волос, унесённых ветром.
   Волшебный властелин переступил с ноги на ногу и задумчиво проговорил, словно обращался к самому себе:
   - Если я начну убивать всех, кто заслуживает смерти, многие миры станут полностью необитаемыми. Но здесь особый случай. Я покажу, что происходит с теми, кто осмеливается посягнуть на принцессу Иланиру.
   Сказав это, Нес быстро направился назад к тропинке. У девушки не хватило духа, чтобы обернуться и посмотреть в ту сторону. И скоро она порадовалась, что сидела лицом к реке. Если бы у неё ещё достало сил поднять руки и заткнуть уши...
   - Гургам, возьми топор и разруби одну жердь на два кола!
   После спокойного и хладнокровного приказа Несущего Смерть послышались частые удары.
   - Достаточно! Адрас, крепко встань на ноги, возьмись руками за край телеги, запрокинь голову и широко открой рот! Гургам, обухом топора забивай первый кол ему в глотку! Ваграм, придержи Адраса сзади, чтобы он стоял прямо!
   Раздался глухой стук металла по дереву, ему вторили чавкающие звуки, издаваемые человеческой плотью.
   - Гургам, забивай глубже, чтобы кол проткнул желудок и дошёл до кишечника! Хорошо, хватит! Теперь спрыгни на землю со вторым колом! Ваграм, спусти штаны, нагнись и обхвати руками колесо телеги! Держи спину ровно, не прогибайся! Гургам, вставь кол ему в заднее отверстие и забивай!
   Вновь Иланира услышала ужасающие звуки жестокого наказания. К своему удивлению, она начала испытывать злорадное удовлетворение от действий Несущего Смерть. Три насильника, убийцы и людоеда получали именно то, что заслуживали.
   - Довольно, Гургам, кол уже пробил лёгкое! Теперь ты сам подойди к краю телеги, положи сверху свои половые органы и отруби... Нет, стой! Разверни топор и бей обухом! Бей до тех пор, пока от них не останутся одни ошмётки! Когда закончишь, вспори себе низ живота и выпусти кишки!
   Стук и шлепки ещё были слышны, когда совсем рядом с Иланирой прозвучал голос Несущего Смерть:
   - Ваше Высочество, я принёс ваши вещи.
   Не смевшая повернуть голову принцесса скосила глаза и увидела Неса. В одной руке он держал завязанный в шаль ларец, а на раскрытой ладони другой руки лежали золотое колечко с тремя рубинами и две заколки. Иланира не заметила, когда их потеряла, и с ужасом представила, в каком состоянии находится причёска. Потом она вспомнила, что Нес появился в тот момент и в том месте, откуда мог видеть её сзади без трусиков и с задранным выше талии платьем. В сравнении с этим стоило ли беспокоиться об остальном внешнем виде?
   Руки Иланиры пришли в движение и нерешительно потянулись к Несу:
   - Благодарю...
   - Не за что, Ваше Высочество.
   Не поднимая глаз выше своих вещей, принцесса забрала узелок и драгоценности. Когда её пальцы коснулись ладони Неса, она вздрогнула и ощутила, как щёки заливает краска стыда.
   - Что дальше? - робко спросила девушка, не решаясь вновь посмотреть в глаза волшебного властелина и увидеть там отражение своего безрадостного будущего.
   - Я не знаю, - голос Неса задрожал, но не от злости или насмешки.
   Иланира подняла взор и увидела, что сине-фиолетовые глаза молодого повелителя смерти блестят от наполнивших их слёз. Он выглядел растерянным, подавленным и удрученным.
   Встретив взгляд принцессы, Нес собрался и произнёс:
   - Давай уйдём отсюда!
   Иланира молча кивнула головой, внутренне ликуя оттого, что единственный защитник и спаситель вновь обратился к ней на "ты". Волшебный владыка двинулся навстречу девушке, едва касаясь, обнял её и, продолжая наступать, вынудил сделать шаг назад. Потом он повернул голову к телеге, произнёс: "Отомрите!" и сразу же вместе с Иланирой сделал второй шаг. Девушка моргнула и увидела, что они очутились в знакомом обеденном зале апартаментов. Но в её ушах ещё стоял жуткий, леденящий сердце, предсмертный хрип-вопль-рёв, который на миг донёсся со стороны тропинки, где пришли в себя три лесоруба.
   Нес отступил от принцессы и рукой указал в сторону спален и ванных комнат:
   - Я догадываюсь, чего ты сейчас хочешь больше всего. А я пока распоряжусь на счёт завтрака.
   Звук захлопнувшейся входной двери послужил для Иланиры сигналом к действиям. Она бросилась в спальню, не глядя, опустила на пол узел с ларцом, кинула на кровать кольцо и заколки, потом сняла с себя все остальные украшения, двумя пальцами подхватила халат и устремилась в ванную. Там девушка сбросила с себя одежду, до которой дотрагивались насильники, встала под душ и начала натираться всеми мочалками и щётками, которые имелись в её распоряжении, и намыливаться разными ароматными жидкостями. Особенно тщательно принцесса отмывала руки, бёдра и ягодицы. Ей продолжало казаться, что там остались следы прикосновений грязных похотливых ладоней. Постепенно Иланира успокаивалась. Текущая вода смывала не только физическую грязь, но и уносила неприятные переживания. Девушка даже не вскрикнула от страха, когда за дверью послышались мужские голоса. Она всего лишь задрожала и сжалась, но сразу поняла, что это принесли завтрак.
   Вскоре возле двери раздался голос Неса:
   - Стол накрыт в обеденном зале. Я буду ждать тебя там.
   Иланира выключила воду, накинула халат, обмотала голову полотенцем и проскочила через коридор в спальню. Она помнила, какая одежда оставалась на кровати, и заранее решила надеть тёмно-синюю юбку, светло-серую кофточку с узором в виде переплетающихся цепочек и черные лакированные туфли. Ей показалось, что одетый в серый костюм и синюю рубашку Нес оценит подобное сочетание. Девушка расчесала слегка влажные волосы, собрала сзади в пучок и укрепила заколками.
   При появлении принцессы Нес встал со стула и усадил её за стол напротив себя. Он ещё не вернулся на своё место, когда мучимая жаждой девушка в нарушение всех правил этикета схватила и залпом выпила целый стакан ярко-жёлтого фруктового сока. Потом она виновато взглянула на своего спасителя и встретила его сочувствующий взгляд.
   - Пей и ешь, Иланира, сколько хочешь! - мягко произнёс молодой повелитель. - В этой гостинице все мясные продукты очень вкусные. Попробуй поджаренные колбаски с яичницей и трубочки из ветчины с сыром! А горячий отвар из кофейных зёрен бодрит и тонизирует.
   - Спасибо, Нес... Я ещё могу тебя так называть?
   - Конечно, можешь. Наверное, я слишком резок с тобой. Постарайся меня понять. Моя власть очень велика. Но я никогда её не использовал, чтобы наблюдать за тобой. То есть следить или подглядывать.
   Иланира поняла, что имел в виду Нес, и опустила глаза. Только сейчас она сообразила, что Несущий Смерть мог видеть каждый миг её жизни, где бы она не находилась и чем бы не занималась.
   - Даже твои размеры одежды и обуви я определил только тогда, когда мы ехали в карете, - продолжил Нес. - Когда я утром не обнаружил тебя здесь, то сначала и не думал искать. Потом я услышал твой крик. И увидел, что ты забираешься в телегу...
   Иланира в сердцах стукнула вилкой и ножом по тарелке:
   - Нес, я не забиралась! Меня тащили!
   - Но ты не сопротивлялась.
   Принцесса зажмурилась. Каждая фраза Неса была для неё мучительна и болезненна. А каждый ответ давался с всё большим и большим трудом.
   - Я пыталась убежать. У меня не получилось. А потом силы оставили меня. Я была, как во сне.
   - Я проверил, чар на тебе не было, - со знанием дела сказал властелин смерти. - Тебе не хотелось уничтожить этих тварей?
   Иланира отпила сок из другого стакана и, собрав все силы, произнесла:
   - Нес, я обычная девушка. Я раньше никогда не сталкивалась со злом. С таким злом. Возможно, ты ожидаешь от меня чего-то большего, но я на это не способна. Я знаю, что разочаровала тебя, подвела, обидела. Ты меня спас, и я тебе благодарна до самой глубины души. Если ты не можешь меня простить, то, пожалуйста, хотя бы не мучай, заставляя вспоминать и заново переживать недавний ужас. Просто отдай меня Владыке Воды. Пусть он делает со мной, что хочет. Ты больше не смотри в мою сторону... даже если от боли и отчаяния я случайно выкрикну твоё имя.
   Нес выслушал Иланиру со спокойным вниманием. Он неторопливо отправил в рот пару трубочек из тонких ломтиков копчёного окорока с оливками и отпил из чашки с чёрным горячим отваром. Только в самом конце молодой повелитель начал проявлять признаки удивления.
   - Иланира, я уже не первый раз слышу от тебя какие-то странные фантазии по поводу твоего пребывания во дворце Владыки Воды. Откуда они у тебя появились?
   Принцесса открыла рот, чтобы быстро ответить, но замерла, не произнеся ни звука. Ни разу ни от кого она не слышала про оргии или развратные ритуалы с участием похищенных принцесс. Действительно, все страхи и опасения возникли в сознании самой Иланиры. Но она не собиралась просто так отступаться от своих предположений.
   - Тогда скажи мне, Нес, зачем я так нужна Владыке Воды, если он ждёт меня целых семнадцать лет?
   Властелин смерти усмехнулся:
   - Уж точно не для того, чего тебе так хочется, и к чему ты так стремишься.
   Доведённая до крайней степени нервного напряжения Иланира вскипела:
   - Прекрати надо мной издеваться, Нес! Тебя воспитывали шлюхи, и теперь ты в каждой девушке видишь только шлюху. Но я не такая! Я принцесса, дочь благороднейших и достойнейших родителей, наследница многих поколений правителей. Я не стыжусь своей семьи и не скрываю своё происхождение, как ты!
   Девушка тут же пожалела о вырвавшихся словах, однако Нес прореагировал на них совершенно спокойно. Он сделал ещё несколько глотков из чашки, над которой поднимался пар, потом поставил её на блюдце и посмотрел на принцессу с изучающим любопытством.
   - Ты не перестаёшь меня поражать, Иланира. Как только мне начинает казаться, что я тебя понимаю, ты преподносишь новый сюрприз. Наверное, это случается из-за того, что мы ещё недостаточно хорошо знаем друг друга. Тут наш завтрак проходит как-то не очень удачно. Поэтому я предлагаю прямо сейчас отправиться в гости к сестре.
   Повелитель смерти встал и начал обходить стол.
   - У тебя есть сестра? - удивилась Иланира.
   - Нет, это твоя сестра, - Нес встал позади девушки и потянул её стул к себе.
   Принцесса поневоле поднялась и недоуменно обернулась:
   - Ты что-то путаешь. У меня нет сестры.
   - Есть, - веско проговорил молодой властелин. - Прежде, чем судить о моих родственниках, познакомься сначала со своими!
   Он обнял Иланиру за талию и повлёк за собой. Шаг и ещё шаг...
  
  
   10. Визиты к родственникам.
  
   Принцесса увидела вокруг себя сплошные густые заросли и с трудом подавила едва не вырвавшийся крик ужаса. Нес сразу же её выпустил и повернулся спиной, вслушиваясь в звуки леса. Поняв, что волшебный властелин не желает ей зла и затащил в чащобу не для мести, Иланира тоже прислушалась. Неподалёку медленно двигалось какое-то крупное животное. О его местонахождении сообщали треск ломающихся сухих ветвей, шелест раздвигаемой листвы, тяжелое шумное дыхание.
   - Пойдём! - Нес, не оборачиваясь, направился в сторону пугающих звуков.
   - Подожди! - вскрикнула Иланира, едва не сорвавшись на визг. - Кто там?
   - Корова, - ответил Нес, отодвигая большую ветку, словно занавес, и делая приглашающий жест. - Корова забрела в лес и заблудилась. Волки уже почуяли её и вышли на охоту.
   Услышав про волков, принцессы ощутила, как сердце учащённо заколотилось от страха. Даже осознание того, что рядом находится повелитель смерти, не могло повлиять на въевшуюся в человеческую натуру боязнь хищников. Девушка слегка нагнулась и пробралась мимо удерживаемой Несом ветви, стараясь не зацепиться и не порвать тонкую ткань кофточки.
   - Мы возьмём корову и отведём к твоей сестре, - как ни в чём не бывало, продолжал объяснения Нес, снова шагая перед Иланирой. - Приходить в гости с пустыми руками неудобно. А молоко ей сейчас очень пригодится.
   Сквозь просветы в листве принцесса увидела пятнистый бело-коричневый бок коровы. Домашнее животное, услышав человеческие голоса, не убегало, а, наоборот, старалось двигаться им навстречу.
   - Здравствуй, милая! - ласково обратился Нес к корове. - Не бойся, мы тебя спасём!
   Молодой властелин раздвинул последние ветви, и принцесса увидела большую коровью голову с короткими рогами. В больших глазах животного отражались грусть и покорность судьбе. В мыслях Иланиры возникли некоторые сопоставления и ассоциации, но умиление от встречи с коровой быстро их вытеснило.
   - Какая она хорошая! - воскликнула девушка, погладив животное по лбу. - Тёплая, приятная.
   - Иланира, пожалуйста, отойди в сторону! - попросил Нес.
   Принцесса увидела, что рядом с ней воздух задрожал и заколебался, словно над горячей поверхностью. Она вспомнила, как в детстве Нес переместил единорога, и поняла, что сейчас произойдёт то же самое. Девушка встала сбоку от коровы, освобождая ей дорогу.
   - Иди вперёд! - приказал властелин смерти животному.
   Корова послушно зашагала в помутневший воздух, постепенно исчезая из вида. Иланире стало любопытно, что бы она увидела, если бы находилась перед животным с другой стороны волшебного прохода. Её глазам предстала бы надвигающаяся корова в разрезе? Девушка невольно передёрнула плечиками и решила, что такое зрелище не доставило бы ей удовольствия.
   Наконец, в дрожащем мареве исчезла кисточка на конце коровьего хвоста.
   - Пора и нам! - сказал Нес, указывая Иланире на колеблющееся пространство.
   - Это ведь не твой путь из двух шагов? - поинтересовалась девушка, с опаской всматриваясь в мутный воздух и надеясь увидеть хоть что-нибудь сквозь него.
   - Да, это другой способ перемещения в пространстве, - подтвердил Нес. - Он немного длиннее и сложнее.
   Властелин смерти взял принцессу за локоть и мягко потянул в волшебный проход. Они шагнули одновременно, плечом к плечу, и оказались на утоптанной грунтовой дороге, которая вела в небольшое поселение. Корова, подчиняясь команде "Иди вперёд!", неторопливым размеренным шагом продолжала движение. Нес выпустил локоть девушки и направился за коровой. Иланира была вынуждена пойти рядом с ним.
   - Куда мы идём? - спросила принцесса, обегая взглядом окрестности.
   Полтора десятка деревянных одноэтажных домиков выстроились вдоль дороги на просторной равнине, окружённой невысокими лесистыми холмами. Полоска высокого тростника за поселением свидетельствовала о наличии небольшой речки или ручья. Некоторые участки земли позади домов были тщательно ухожены и возделаны, однако большая часть пригодной для полей, садов и огородов территории вокруг поселения пустовала и выглядела заброшенной. Приглядевшись внимательнее, Иланира определила, что в поселении обитаемы всего пять или шесть домов. В остальных были выбиты двери и окна, в крышах зияли дыры, кое-где на стенах виднелись следы копоти от возникших, но потушенных пожаров. От плодовых деревьев, когда-то росших вокруг домов и вдоль дороги, остались неровные пеньки.
   - Я же говорил, что мы идём повидать твою сестру, - напомнил Нес.
   - Почему она здесь? Что тут случилось?
   - Твоя сестра тут родилась. А вокруг ты видишь последствия войны.
   Следом за коровой принцесса и повелитель смерти вошли в поселение. Девушке показалось, что занавеска на окнах одного из обитаемых домов дрогнула, на миг приоткрылась, и в темноте мелькнули настороженные глаза. Принцесса придвинулась ближе к Несу, чувствуя себя очень неуютно в полуразрушенном поселении.
   - Нам туда! - молодой властелин махнул рукой в сторону одного более или менее сохранившегося домика. - Корова, сворачивай направо!
   Если дома когда-то отделялись от дороги заборами, то сейчас их не существовало, только кое-где из разросшейся травы выступали нижние части опорных столбов. Корова спокойно подошла к дому, её внимание привлекала сочная зелень, к поеданию которой она приступила с видимым удовольствием.
   Нес приложил ладони ко рту наподобие рупора и крикнул:
   - Эй, хозяйка, будь любезна, выйди наружу!
   Его зов не был приказом. Внутри дома послышались лёгкие шаги, звон металлической утвари, стук деревянных предметов. Потом дверь со скрипом открылась, и на пороге появилась женщина. Одной рукой она держала завернутого в пелёнку младенца, а другой натягивала на плечо край простой домотканой одежды.
   - Простите, что задержалась! - с извиняющейся улыбкой произнесла женщина. - Я кормила Калайну.
   - Это я прошу прощения за беспокойство! Меня зовут Нес, а мою спутницу - Иланира. У нас к тебе вопрос, который может показаться странным. Мы случайно нашли корову. Я вижу, что у тебя позади дома есть пристройка для крупного скота. Ты не хотела бы оставить животное у себя?
   Женщина грустно потупила взор:
   - Увы, у меня нет денег, чтобы вам заплатить...
   - Нам не нужны деньги! - заверил Нес. - Наоборот, ты нас очень обяжешь, если приютишь корову.
   - А когда за ней придут хозяева? - в голосе женщины возникшая надежда смешивалась с недоверием.
   - Никогда, - твёрдо сказал повелитель смерти. - Корова останется у тебя. Война осиротила и людей, и животных
   В глазах женщины заблестели слёзы:
   - Я вижу, что вы люди не бедные, но ваш подарок поистине королевский! Чем же я смогу вас отблагодарить?
   - Нам будет довольно выпить по кружке свежего молока, - ответил Нес.
   - Уж это само собой разумеется! - женщина заулыбалась. - Ох, я даже не назвала вам своего имени. Меня зовут Камарна.
   В этот момент корова издала жалобное мычание.
   Женщина присмотрелась к корове и ахнула:
   - Она же давно не доена! Её надо немедленно избавить от тяжести!
   Глаза Камарны растерянно перебегали с Неса на Иланиру, потом на младенца, на корову, на дом и обратно.
   - Я могу посидеть с ребёнком, а ты отведёшь корову в стойло и подоишь! - предложил молодой властелин, делая несколько шагов вперёд и протягивая руки.
   - Вы мне посланы добрыми духами жизни! - воскликнула женщина, идя навстречу.
   Несущий Смерть только улыбнулся, осторожно принял младенца и устроил его на сгибе локтя. Убедившись, что дочка попала в надёжные и умелые руки, Камарна перенесла внимание на корову. Она обняла животное за шею, что-то успокаивающе прошептала на ухо, потянула за рог и повела вокруг дома.
   - Иланира, ты когда-нибудь видела, как доят корову? - спросил Нес.
   - Что? - встрепенулась принцесса. - Нет.
   - Если хочешь, то иди вместе с Камарной. Я отнесу Калайну в дом.
   На протяжении разговора Неса с хозяйкой дома Иланира внимательно разглядывала женщину, которая могла оказаться её сестрой. Они, действительно, выглядели немного похожими. Камарна была стройной и длинноногой, хотя и не очень высокой. Её собранные в пучок на затылке волосы были тёмными и прямыми, но глаза имели почти такой же разрез и зелёный цвет, как у принцессы. Грудь Камарны не поддерживалась корсетом или лифчиком и свободно колыхалась под одеждой при ходьбе.
   Иланира поняла, что Нес предлагает ей побыть с Камарной наедине, и быстро нагнала женщину с коровой.
   - Ты, правда, никогда не видела дойку? - спросила Камарна.
   - Никогда.
   - Наверное, ты из очень богатой семьи.
   - Да, так и есть, - подтвердила принцесса.
   - Счастливая, ты можешь себе позволить путешествия. А я всю жизнь провела здесь, - Камарна вздохнула. - За шестнадцать лет не выбиралась даже за окрестные холмы.
   - Что? - поразилась Иланира. - Тебе шестнадцать лет?!
   До этого она гадала, исполнилось её предполагаемой сестре тридцать, или ещё нет. Вокруг глаз и на лбу Камарны виднелось множество морщинок, кожа лица была загорелой и обветренной, а руки грубыми и натруженными. Если Камарне на самом деле шестнадцать, то король Ранатол во время её зачатия уже был женат на Истоале и как раз находился в длительном путешествии...
   Молодая женщина открыла дверь пристройки и ввела корову в чистое пустующее стойло. Видимо, в отсутствие животных помещение использовалось в качестве сарая. В углу стояли грабли, вилы и метлы, на широких деревянных полках вдоль стены были расставлены накрытые кусочками тканей горшки и вёдра.
   Попав в знакомую обстановку, корова издала нетерпеливое мычание.
   - Сейчас, моя красавица! - торопливо заговорила Камарна. - Сейчас, моя кормилица! Я думаю, что ты умная и смирная, поэтому не стану тебя привязывать.
   Камарна сняла с полки чистое ведро, поставила под корову, ногой ловко придвинула грубо сколоченный деревянный табурет и вытерла руки куском белой ткани.
   - Присядь рядом, Иланира! - молодая женщина кивнула головой на короткую лавку. - Ты, наверное, всё утро провела на ногах.
   Принцесса осторожно опустилась на деревянное сидение. Камарна начала доить корову, быстро и сноровисто сжимая вымя. Струйки молока непрерывным потоком брызгали в ведро. Животное сначала с беспокойством переступило ногами, но осталось стоять на месте, наверное, почувствовав облегчение от действий ласковых человеческих рук.
   - Тебя удивил мой возраст? - спросила Камарна, не отрываясь от дойки. - Да, я родила большее года назад. Война лишила меня всего, что у меня было: родителей, брата и честного имени. Взамен она дала мне Калайну - дитя насилия, ставшую для меня новым смыслом жизни и единственным любимым существом.
   Слова молодой женщины пронзили Иланиру. Она невольно всхлипнула.
   Камарна бросила на свою гостью короткий взгляд:
   - Ты меня не осуждаешь?
   Принцесса решила, что тоже должна раскрыть душу:
   - Меня совсем недавно пытались изнасиловать... три чудовища в человеческом обличии. Нес меня спас. Я до сих пор дрожу и трясусь. У них почти получилось.
   - Тебе повезло, что у тебя нашёлся заступник, - Камарна глубоко вздохнула. - У меня его не было. Большой вражеский отряд проходил по дороге и остановился на ночь в нашем селе. Брат и отец к тому времени уже погибли на войне, из мужчин в домах оставались всего три старика и пять маленьких мальчиков. Самых красивых девочек и девушек забрали себе военачальники. Женщины постарше, и среди них моя мать, достались солдатам. На мальчиков тоже нашлись желающие. Тот, кто выбрал меня, не был груб или жесток. Он даже старался быть осторожным, когда узнал, что станет моим первым мужчиной. Он говорил, что девочки в мои года сами хотят, чтобы их поскорее взяли и ввели во взрослую жизнь. Что дома у него есть дочка примерно моего возраста, похожая на меня, и ему приходится приставлять к ней охрану, чтобы она не раздвинула ноги перед первым попавшимся мужчиной. И что он сам хотел бы стать мужчиной для своей любимой дочки, но по неким важным причинам это невозможно, от такой связи он может погибнуть. Военачальник даже несколько раз называл меня "дочкой" и требовал, чтобы я обращалась к нему "папочка". Я не пыталась сопротивляться, потому что понимала, что вокруг дома разбили лагерь ещё сотни воинов. Я старалась ублажить первого в моей жизни мужчину, как могла, хотя, конечно, мало что умела. Мне было больно и страшно, но я сдерживала слёзы. Военачальник оценил моё усердие и продержал у себя до отхода войска. Он сказал, что я стала для него лучшей "дочкой" из всех, кого он встречал во время похода. Другие военачальники, насытившись телами моих подруг, отдавали их солдатам. Когда войско ушло, мы похоронили тех, кто сразу умер от внутренних разрывов. Ещё три девушки и два мальчика покончили с собой в течение месяца. У моей мамы несколько недель постоянно шла кровь. Затем кровотечение прекратилось, но боль между ногами становилась всё сильнее и сильнее. Мама металась в жару и в бреду, а потом умерла. Когда я её хоронила, мой живот уже заметно округлился. Другие девушки пытались избавиться от нежеланных детей. У троих получилось, а две умерли. Я решила сохранить ребёнка. Потому что это всё, что у меня осталось в жизни. Теперь вот ещё появилась корова. Хочешь попробовать её подоить?
   - Что? - переход от ужасного рассказа к обыденному вопросу был таким внезапным, что Иланира не сразу смогла переключиться.
   - Ты видишь, как легко это делать. Попробуй, не бойся!
   Камарна встала с табурета и протянула Иланире белую ткань. Всё ещё пребывая под впечатлением от услышанной истории, принцесса вытерла руки и заняла место доярки. Молодая женщина встала у неё за спиной, наклонилась, коснувшись грудью затылка Иланиры, и вытянула руки, показывая, как правильно браться за вымя. Принцесса старательно повторила её движения и радостно вскрикнула, когда из оттянутого соска брызнула струйка молока.
   - У тебя хорошо получается! - похвалила Иланиру Камарна. - Тебе надо только приноровиться, чтобы быстро доить обеими руками.
   Принцесса выпустила из вымени ещё несколько струек. Корова издала недовольное мычание и сделала по шагу каждой ногой. Иланира отшатнулась и поджала ноги, опасаясь больших копыт. Камарна, наоборот, быстро нагнулась и выхватила почти полное ведро молока из-под коровы.
   - Ох, едва не опрокинула! - воскликнула женщина. - Надо дать ей отдохнуть и попастись. И ещё хорошо бы придумать имя. Как ты думаешь, какое лучше: Дара или Найда?
   Иланира поняла, что одно имя означает подарок, а другое - находку.
   - Назови её Нара!
   - Найденный дар или настоящая радость? - задумчиво проговорила Камарна. - Это хорошее имя. Спасибо тебе! Пойдём в дом, выпьешь парного молока и отведаешь моей нехитрой стряпни!
   Иланира направилась следом за Камарной, а корова развернулась в стойле и вышла на заросшую высокой травой лужайку за домом. Внутри не разделённого на комнаты дома принцессе показалось тесновато, но очень чисто и опрятно. Центр жилого помещения занимала сложенная из кирпича и обмазанная белой глиной печь. Одна половина дома использовалась как кухня, столовая и гостиная, в другой стояли кровать Камарны, люлька Калайны и два больших сундука для хранения вещей.
   Маленькая девочка мирно спала, а Нес сидел на лавке перед поставленным на бок столом и аккуратно забивал молотком деревянный штырь в доску, скреплявшую ножки.
   - Стол совсем расшатался, - объяснил властелин смерти свои действия.
   - Спасибо, - в короткое слово Камарна вложила искреннюю благодарность, идущую из глубины души, одновременно она начала разливать молоко из ведра в глиняные кувшины, стоявшие возле печки. - Теперь у меня будут и молоко, и творог, и сыр, и масло и вдобавок ещё прочный стол. Сейчас я вам налью по кружке молока!
   - Это будет кстати, - сказал Нес. - Я уже закончил работу.
   Без видимых усилий он перевернул тяжелую деревянную конструкцию, поставил стол на ножки, ладонями попробовал пошатать столешницу и с удовлетворением объявил:
   - Собрано намертво!
   Разумом Иланира оценила шутку повелителя смерти, но история Камарны тяжким грузом лежала на сердце, и потому девушке было не до веселья.
   Молодая женщина поставила на стол три кружки и налила молоко. Принцесса села на лавку возле Неса, а Камарна поставила себе табурет с другой стороны.
   - За гостеприимную хозяйку! - провозгласил Нес, поднимая простую глиняную кружку, словно бокал с вином.
   - За моих нежданных благодетелей! - с сияющими от радости глазами отозвалась Камарна.
   Все трое осторожно соприкоснулись сосудами, отпили молоко и начали с улыбками переглядываться, рассматривая появившиеся белые "усы".
   - Что же это я сижу! - спохватилась Камарна. - Я сейчас напеку вам блинчиков из гречневой муки и тростниковых сердцевин.
   - Спасибо, но мы, пожалуй, пойдём, - Нес кивнул головой в сторону кувшинов. - У тебя прибавилось хлопот с молочными продуктами.
   - Что вы! - замахала руками Камарна. - Это ведь всё благодаря вам. И ещё я хотела вас о многом расспросить. Вы пришли издалека?
   - Да, наш путь был не близок, - уклончиво ответил Нес.
   - Вам по дороге не встречались переселенцы из Бессеребрии? Проезжие торговцы говорили, что скоро все наши земли займут победители, а нас прогонят или обратят в рабство.
   - Ты зря напрасно беспокоишься, - уверенным голосом произнёс повелитель смерти. - Возможно, несколько семей захотят обосноваться на пустующих землях в этой долине. Но это будут мирные люди, такие же простые труженики, как ты. Очень может случиться так, что среди переселенцев найдётся честный и работящий парень, которому ты понравишься...
   Рука Камарны дрогнула так сильно, что молоко едва не выплеснулось даже из полупустой кружки.
   Нес спокойно продолжил, будто не заметил этого проявление волнения и страха:
   - ...Ты понравишься ему настолько, что он предложит тебе стать его женой.
   - Мне?! - в этом коротком слове смешались не проходящая боль, утраченная надежда, горькая обреченность.
   - Да, тебе! - с нажимом выговорил повелитель смерти. - Ты молодая и красивая девушка, Камарна. Почему ты не думаешь о такой возможности? Из-за неё? - Нес кивнул на люльку со спавшей Калайной. - Поверь, это не самое большое препятствие на пути твоего возрождения и на твоей дороге к счастью.
   - А... какое... самое... большое? - с трудом выдавила из себя вопрос Камарна.
   - Ты сама, - ответил Нес. - Твоё неверие в изменения к лучшему.
   Глаза молодой женщины заблестели:
   - Я получила от вас ещё один дар.
   - Да, - подтвердил Нес. - Но этот подарок не мой. Я передал его тебе от Светлой Мечты.
   Взгляд Камарны заметался между Несом и Иланирой:
   - Кто вы такие? Вы посланцы из Волшебного Мира?
   Нес отрицательно покачал головой. Принцесса поняла, что один из величайших властелинов не обманывал молодую женщину - ведь он, действительно, не был посланцем, а Иланира принадлежала миру людей.
   - Мы просто проходили мимо, - сказал Нес. - И нам уже пора двигаться дальше. Наверное, мы ещё встретимся.
   - Я буду всегда рада вас видеть в своём доме! - с горячей признательностью воскликнула Камарна. - Приходите через три дня, когда будет готов творог, или через неделю, когда я собью масло, или через месяц, когда созреет первый сыр!
   Нес с Иланирой допили молоко и встали из-за стола. Молодая мать проводила их до дороги, не переставая благодарить, желать счастливого пути и приглашать ещё раз зайти в гости. Однако её ждали неотложные дела, и, едва путешественники начали удаляться, она поспешно вернулась в дом.
   Принцесса была глубоко взволнована встречей, поэтому вначале шла молча. Но затем множество накопившихся вопросов вырвалось наружу:
   - Нес, это, правда, моя сестра? На время мне показалось, что мы в каком-то другом мире, и ты имел в виду, что Камарна моя сестра по несчастью, а не в смысле кровного родства. Но потом она спросила про переселенцев из Бессеребрии. Значит, это мой мир, и это та самая война, на которой сражался мой отец. Но Камарна считает жителей одного из западных королевств врагами. Я ничего не понимаю! Где мы находимся?
   Нес остановился на выходе из села, сделал широкий жест рукой и произнёс:
   - Эти земли лежат между Содружеством Западных Королевств и восточными странами. Они всегда являлись ничейной территорией. Тут жили разные люди: и кочевники, и земледельцы. Теперь, конечно, маятник качнётся в сторону запада.
   Иланира встала перед волшебным владыкой, желая получить важные для неё ответы:
   - Я понимаю, что у королей бывают дети от небрачных связей. Я даже допускаю, что в молодости мой отец путешествовал по этим краям. Но почему он во время войны не позаботился о селе, в котором живёт его дочь? Почему он никогда не помогал ей и её семье? У нас такие разные судьбы. Я жила в роскошном дворце, а Камарна - в маленьком домике. Я не могу поверить, что мой отец так равнодушен. Или он не знал о её рождении?
   Нес посмотрел на Иланиру с сочувствием и сожалением:
   - Неужели ты ничего не поняла? Твоя сестра - Калайна. А Камарна - её мать.
   Принцесса застыла, вспоминая и заново осмысливая множество событий. Изменившееся после похода отношение отца. Раздельные спальни короля и королевы. Крик матери: "Ранатол, не смей её трогать!" Конечно, всё, что творил король в военном походе, было известно десяткам, а то и сотням людей, и правда дошла до королевы. Иланира вспомнила детали рассказа Камарны и содрогнулась от ужаса. В недрах ледяной пустоты выкристаллизовалось понимание: "Я дочь чудовища!" Весь родной мир принцессы, такой привычный, благородный, возвышенный и прекрасный, в один миг рухнул, разбился вдребезги и обратился в прах. Сознание девушки не выдержало напряжения и отключилось...
   * * *
   Иланира находилась в абсолютной темноте. Ни огонька, ни шороха, ни прикосновения. Девушка пересматривала и переоценивала свою прошлую жизнь, размышляла о настоящем и пыталась представить будущее. Потом ей показалось, что она уже умерла, и нет смысла строить какие-либо планы. Принцесса несколько раз моргнула. Соприкосновения и разъединения век и ресниц утверждали, что глаза открыты, но при этом ничего не видят. Девушка испугалась, что с запозданием сбылось её желание ослепнуть. По коже пробежал озноб страха. Это означало, что Иланира всё ещё пребывала во плоти, а не превратилась в бестелесный дух. Более того, организм напомнил о необходимости выполнения естественных надобностей. Девушка попробовала пошевелить руками и очень удивилась, почему не додумалась до этого раньше. Сначала пальцы и ладони встретили мягкую, почти неосязаемую, податливую преграду, которая раздвинулась в стороны. Потом Иланира коснулась своего тела. Между кожей на руках и бёдрах ощущалась тонкая нежная ткань.
   Принцесса тихо и опасливо позвала:
   - Ау! Тут есть кто-нибудь?
   Где-то неподалёку прозвучал приятный женский голос:
   - Уже иду!
   Иланира увидела быстро увеличивающуюся в размерах сферу мягкого приглушённого света. В её центре находилась женская фигура в длинном платье с пышной юбкой. Прошло всего несколько мгновений, и женщина приблизилась, а свет озарил окружающее пространство. Принцесса поняла, что лежит на огромной кровати на таких мягких матрасах, перинах и подушках, прикрытая настолько невесомым одеялом, что создавалось ощущение бесчувствия. На Иланире была надета длинная ночная рубашка из тончайшего полотна. Кровать находилась в центре большой комнаты, вдоль стен стояли украшенные замысловатой резьбой шкафы, комоды и кресла из чёрного дерева. Большие двухстворчатые двери, занимавшие почти половину стены со стороны изножья кровати, были распахнуты настежь, за ними виднелся длинный, уходящий во тьму коридор. Именно оттуда появилась ответившая на зов Иланиры молодая женщина.
   Принцесса сразу поняла, что возле её кровати остановилась одна из повелительниц Волшебного Мира. Казалось, что женщина излучала рассеянный свет, сама при этом оставаясь в тени. На ней было надето роскошное чёрное платье, украшенное многочисленными оборками на рукавах и юбке. Оно плотно облегало и подчёркивало высокую грудь и тонкую талию, а ниже расширялось и переходило в длинный шлейф, тянувшийся за пределы светящейся сферы. Длинную шею и затылок обрамлял высокий стоячий воротник. Чёрные волосы были уложены в прихотливую и замысловатую причёску, из которой как будто нарочно небрежно на висках и за ушами выбивались несколько свободно свисающих локонов. Лицо было молодым и настолько красивым, что Иланира невольно позавидовала правильности пропорций и совершенству черт. Кожа казалась почти белой и полупрозрачной, словно подсвеченной изнутри. На этом фоне особенно ярко выделялись большие чёрные глаза и пунцовые губы.
   - Как ты себя чувствуешь, Иланира? - с искренней заботой и участием спросила прекрасная молодая женщина, склоняясь над кроватью и всматриваясь в лицо принцессы.
   - Благодарю вас, мне уже лучше, - вежливо ответила девушка и добавила слово, которое посчитала уместным, - государыня.
   Женщина коротко рассмеялась, и между пунцовыми губами мелькнули белоснежные зубы:
   - Обращайся ко мне на "ты" и без всяких "государынь"! Называй меня Коть!
   - Коть? - удивлённо переспросила Иланира.
   - Королева Тьмы. А для тебя - просто Коть.
   Принцессу охватили благоговейный страх и восторженный трепет. Если верить человеческим легендам, рядом с Иланирой находилась одна из самых древнейших правительниц Волшебного Мира, прародительница всего сущего.
   Девушка стала продвигаться к краю кровати, чтобы встать в присутствии высочайшей особы. Но из-за мягких глубоко продавливающихся перин это оказалось непросто, и принцесса стыдилась своей неуклюжести.
   - Простите, я сейчас... - пробормотала девушка, совершая очередное боковое перемещение.
   - Не "простите", а "прости", и вообще тебе не за что извиняться, - ободряюще улыбнулась Коть и протянула руку. - Вылезай!
   Иланира с трепетом коснулась молочно-белой кожи, опасаясь, что прикосновения грубых человеческих пальцев могут осквернить и испортить подобную красоту. Однако рука Коть была крепкой, твёрдой и стала надёжной опорой в борьбе с проминающимися перинами.
   - Вот так! - одобрительно проговорила владычица тьмы, когда Иланира встала на ноги. - Голова не кружится? Колени не подгибаются? Онемения в кончиках пальцев не чувствуешь?
   - Нет, спасибо, - девушка робко улыбнулась.
   Королева Тьмы была почти на голову ниже Иланиры, но говорила и действовала со спокойной уверенностью, доброжелательной властностью и деловитой заботой. Рядом с ней принцесса ощутила себя маленькой девочкой.
   - Для начала надо подобрать тебе одежду! - объявила Коть.
   Иланира непроизвольно вздрогнула, сильно сжала бёдра и поёжилась:
   - А можно сначала?...
   - Первая дверь направо, - сразу поняла древняя повелительница. - Вот, возьми!
   Она протянула девушке черное кольцо. Принцесса приняла подарок.
   - Надень на указательный палец правой руки!
   Иланира сделала так, как сказала Коть, и пространство перед ней мгновенно осветилось, словно у неё из руки исходил широкий луч яркого фонаря, хотя само кольцо оставалось чёрным.
   - Благодарю... Коть! - радостно воскликнула девушка, поводя перед собой вытянутым указательным пальцем и разглядывая мебель в комнате и двери в коридор. - Я быстро сбегаю туда и обратно!
   Чтобы не заставлять ждать саму Королеву Тьмы, Иланира опрометью выскочила из спальни. Да и требование организма становилось совершенно нестерпимым. Каким бы ярким не был свет волшебного кольца, до дальнего конца коридора он всё равно не доставал. Однако девушка хорошо разглядела ближайшие двери. Она вошла в правую и увидела просторное помещение с удобным сидением, узким водоёмом с фонтанчиком, широкой раковиной на постаменте и большой глубокой ванной. Стены комнаты были облицованы черным мрамором с золотистыми прожилками, в нишах стояли хрустальные флаконы с ароматическими жидкостями, лежали разноцветные кусочки мыла, размещались подставки с зубными щетками, расческами, мочалками и прочими гигиеническими принадлежностями, висели черные махровые полотенца с золотым орнаментом по краям. Устройства для туалетных и водных процедур также были чёрными, искусно вытесанными из цельных мраморных глыб, с золотыми ручками, кранами и рычажками. Расслабиться под журчание воды в фонтане принцессе показалось особенно приятно. А в гигиеническом предназначении бьющей вверх струйки воды сомневаться не приходилось. Поскольку душа в туалетной комнате не было, а на принятие ванны не хватало времени, Иланира наспех освежила лицо, шею, грудь, подмышки и руки водой из-под крана. Во время выполнения всех необходимых действий девушка старалась привести в порядок мысли, изрядно потрёпанные недавними событиями.
   Когда Иланира вернулась в спальню, то сразу с порога спросила:
   - Коть, скажи, пожалуйста, где сейчас Нес... ущий Смерть?
   Повелительница тьмы выглянула из-за открытой дверцы шкафа и ответила:
   - Нес меряет шагами мой дворец, не находит себе места от переживаний.
   - Я должна немедленно с ним поговорить!
   - Конечно, должна, - понимающе согласилась Коть. - Только сначала тебе надо одеться.
   - Да, разумеется! - с облегчением согласилась Иланира, радуясь тому, что Нес находится неподалёку. - Сколько времени я пролежала без сознания?
   - Это не важно, - успокаивающе проговорила повелительница тьмы. - Главное, что ты отдохнула и восстановила силы.
   - А Нес?
   - О, этот резвый мальчик может долго обходиться без отдыха. Ты бы видела выражение его лица, когда он тебя сюда принёс. После такого волнения не скоро получится заснуть.
   - Нес меня принёс? - Иланира почувствовала, что краснеет от стеснительности и удовольствия.
   - На собственных руках. По правде сказать, ему надо было сделать всего пару шагов, так что долго он тебя не держал. Сразу закричал: "Коть, помоги!" И тут уж за дело взялась я.
   Принцесса представила, как над её бесчувственным телом хлопочут сразу два могущественнейших волшебных существа, и покраснела ещё больше.
   Следующий вопрос девушка задала, слегка запинаясь от смущения:
   - Коть, кто меня раздел и уложил в кровать?
   - Это сделали те, кто живёт в моём мире тьмы. Не беспокойся и не переживай! Мужчин среди них не было.
   Во время разговора одна из величайших владычиц Волшебного Мира, словно давняя подруга принцессы, вытаскивала из шкафа платья, показывала их девушке, прикладывала к ней и предлагала посмотреться в зеркало. Перебор прекрасных и шикарных одеяний на некоторое время отвлёк Иланиру от тяжёлых мыслей. Она даже испытала азарт от поиска наилучшего наряда. Однако желание скорее увидеть Неса оказалось сильнее.
   - Если можно, я надену вот это!
   Иланира остановила свой выбор на изящном и одновременно удобном тёмно-золотом платье, похожем на привычную одежду принцессы. Только шея была более открытой, корсет заменял широкий пояс с большой витиевато изукрашенной пряжкой, а вместо нижних юбок для придания пышности нижней части использовались складки ткани. Платье стягивалось и застёгивалось на маленькие пуговки спереди под поясом, поэтому девушка могла его надевать и снимать самостоятельно. Вообще вся представленная одежда была сделана так, чтобы её владелица не нуждалась в помощниках. Под платье девушка надела тонкое кружевное бельё вишнёвого цвета, похожее на то, которое Нес принёс в гостиницу. Ни панталон, ни чулок, ни колготок в гардеробе Королевы Тьмы не нашлось, а спрашивать про них Иланира постеснялась. Она обула мягкие тканевые туфли прямо на босые ноги, и Коть отнеслась к этому, как к само собой разумеющемуся. По завершении облачения принцессе осталось только расчесать волосы и закрепить их с двух сторон тонкими и незаметными в русых волосах золотыми заколками.
   - Посмотри, какая ты красавица! - с непритворной радостью воскликнула повелительница тьмы, стоя рядом с Иланирой перед зеркалом и держа за плечи.
   - Рядом с тобой я выгляжу, словно маленькая звёздочка на фоне сияющей полной луны.
   - Благодарю за столь лестное сравнение. Ты знаешь, Иланира, что каждая звёздочка - это далёкое солнце, которое ярко освещает свой собственный мир?
   - Я слышала о такой теории... - ответила принцесса.
   - Это не теория, это факт, - заявила Королева Тьмы, а потом заговорщицки подмигнула, глядя через зеркальное отражение в глаза Иланиры. - Ну, что, заставим Неса ещё немного помучиться, или пойдём к нему?
   - Пойдём скорее! - с нетерпением и готовностью воскликнула девушка.
   Коть взяла принцессу за руку и шагнула в сторону коридора. Его противоположный конец мгновенно приблизился, и следующий шаг женщина с девушкой сделали уже по казавшемуся бескрайним залу, покрытому разложенными в шахматном порядке чёрными и золотыми плитами. Ни сфера Королевы Тьмы, ни волшебное кольцо Иланиры не доставали светом до стен.
   - Коть, ты тоже можешь попасть в любое место за два шага? - спросила поражённая принцесса.
   - Мне вообще не надо никуда попадать, - ответила прекрасная женщина. - Я и так везде.
   Иланире стало неудобно за свой глупый вопрос. Радушие и простое обращение Коть быстро вытеснили осознание того, кем она является и насколько велика её власть.
   Королева как будто не заметила замешательства своей гостьи и сказала:
   - Нес сидит в беседке у моря. Он всегда любил это место.
   Ведомая владычицей тьмы девушка послушно сделала ещё один шаг, но при этом в её душе из глубины ледяной пустоты вытянулся острый шип и больно кольнул ревностью, слишком уж нежно и ласково Коть говорила о Несе.
   Беседка возникла внезапно, словно вспыхнула во тьме. Высокие колонны располагались по кругу и поддерживали крышу в форме полусферы. Пространство между колоннами было достаточным для большого круглого стола в центре, пяти стульев рядом с ним и трёх низких мягких диванов по краям. На одном из стульев сидел Нес, поставив локоть на стол и задумчиво подпирая нижнюю челюсть ладонью. Он смотрел куда-то вдаль, но при появлении Коть и Иланиры быстро обернулся и вскочил, едва не опрокинув стул.
   - Коть, ты умеешь появляться неожиданно даже для меня, - с уважительной теплотой произнёс повелитель смерти, но при этом смотрел только на Иланиру.
   Королева выпустила руку девушки:
   - Нес, твои комплименты всегда приятны. Вот та, кому ты должен их говорить! А я вас оставлю.
   Мягкое свечение вокруг женской фигуры погасло, и Иланира поняла, что осталась в беседке наедине с Несом. Молодой властелин стоял перед девушкой с выражением печали и удрученности на лице.
   - Иланира, я очень виноват...
   - Нес, я хотела попросить прощения...
   Они одновременно начали говорить, и оба сразу замолчали, чтобы дать возможность высказаться друг другу. Пауза затянулась, но взгляды были красноречивее слов. В них сочетались обоюдные страдания и сожаления, обиды и прощения, переживания и раскаяния.
   - Иланира, я...
   - Нес, я...
   Они снова замерли с открытыми ртами и понимающе улыбнулись. Повелитель смерти молча указал на диван. Принцесса кивнула головой и протянула руку. Нес усадил её и расположился рядом вполоборота.
   - У тебя кольцо-фонарь? - спросил Нес.
   Принцесса обрадовалась, что вначале можно поговорить не о главном, что волновало и мучило обоих, а о более простых вещах.
   - Да, мне его дала Коть.
   - Значит, ты можешь видеть только то, что находится вблизи, - продемонстрировал свои знания волшебный властелин. - Сейчас я тебе покажу ещё один прекрасный пейзаж.
   До этого Иланира различала только освещённое пространство внутри беседки. Но вдруг тьма начала светлеть, из неё стали проступать очертания окружающего пространства. Сначала это были неясные контуры, а потом, по мере усиления яркости, предметы обретали форму, цвет и движение. Беседка располагалась на вершине скалистого полуострова, выдававшегося далеко в море. Конца и края водной глади не было видно, даже когда вокруг стало светло, как днём. Низкие волны мягко накатывались на полоску песка вдоль берега. С высоты беседки их плеск и шелест не были слышны, о звуках можно было только догадываться по растекающейся на пологом пляже белой пене. Со стороны суши к беседке по гребню каменной гряды вела узкая тропинка. Ниже неё на крутых склонах за скалы цеплялись побеги ползучих растений, покрытых резными листьями и ярко-жёлтыми цветами.
   - Тут очень красиво, - Иланира постаралась, чтобы в её словах присутствовал иносказательный смысл. - Спасибо за то, что осветил мир и показал мне то, что скрывалось во тьме!
   Нес вздохнул:
   - Я уничтожил тьму, и стало светло. Я могу погасить свет, и наступит тьма. Это всё, что я умею: убивать и разрушать. Я надеялся, что у меня получится что-нибудь создать. Хотя бы один раз. Хотя бы что-то одно, очень важное для меня. Но моя функция мне этого не позволила.
   Принцесса решила, что пора переходить к основной теме:
   - Нес, ты причинил мне очень сильную боль...
   Молодой повелитель склонил голову и прикрыл глаза в жесте осознания своей вины и готовности понести наказание.
   - ...Но это оказалось лечебным воздействием...
   Нес открыл глаза и недоумённо взглянул на Иланиру, будто решил, что ослышался.
   - ...Ты избавил меня от другой боли, более сильной и продолжительной...
   Повелитель смерти ещё больше развернулся к принцессе и обратился в слух.
   - Я с детства считала, что постоянно в чем-то виновата. Я всегда старалась быть хорошей, правильной, поступала, как полагается, но при этом постоянно чувствовала, что родители от меня хотят чего-то ещё. Я корила себя за невнимание, за недостаток прилежания, за отсутствие старания. Я хотела угодить родителям, но не знала, как это лучше сделать. Всегда и во всём я возлагала на себя ответственность за неудачи и провалы. Я была уверена, что всё дело только во мне. Что я недостаточно хороша для своих родителей и для длинной череды королевских предков. А сегодня во мне лопнула постоянно натянутая и резавшая меня изнутри струна. Нес, я вдруг поняла, что ни в чём не виновата! Всё плохое исходит не от меня! Во мне есть достоинства и недостатки, но их не больше и не меньше, чем в других людях. И есть люди... близкие мне люди... которые заслуживают порицания гораздо больше, чем я. Нес, ты меня освободил от вины перед родителями! Теперь я ощущаю небывалую лёгкость в душе. Я могу жить без оглядки на их мнение.
   Обдуманные в темноте новые ощущения независимости и самодостаточности захватывали Иланиру, и она делилась ими с волшебным властелином. Девушка очень хотела быть понятой и узнанной.
   - Нес, сегодня утром я убежала не от тебя. И уж, тем более, меня не интересовали "приключения", как ты их назвал. Я хотела вернуться к родителям. Мне казалось, что я снова стала причиной их огорчения, что я опять вызвала их недовольство, что я виновата в их размолвке. Но ты мне открыл глаза, ты показал горькую и безжалостную правду. Мне очень больно, Нес. Но эта боль от сорванных пут. Я хочу попросить у тебя прощения за то, что нехорошо высказалась о твоих родителях. Высокомерие принцессы ослепило меня. Теперь я знаю, что не имею права судить и осуждать. Моё собственное происхождение меня угнетает и становится источником стыда.
   Начав говорить хладнокровно и даже сухо, Иланира постепенно поддалась эмоциям. Словно глядя на себя со стороны, она вдруг обнаружила, что находится в объятиях придвинувшегося вплотную Неса. Её слова и слёзы текут двумя потоками, и молодой властелин молча внимает первому, а носовым платком время от времени вытирает второй. И ещё он иногда легонько касается губами щеки девушки, словно пробует слёзы на вкус. Принцесса ничуть не противилась подобному сближению. Ведь Нес вытеснил родителей с центрального места в её личном мире, но говорить ему об этом Иланира пока не осмеливалась. Даже наоборот. Её былая гордыня обратилась в самоуничижение.
   - Скажи, Нес, зачем я тебе нужна... такая? Тебя окружают волшебные правительницы твоего уровня. Вот, к примеру, Коть. Я чувствую, как вы хорошо относитесь друг к другу. Почему бы вам не создать...
   Несущий Смерть фыркнул от невольно вырвавшегося смеха, потом перестал сдерживаться и расхохотался. Иланира оборвала свои душевные излияния на полуслове. Она не понимала причины неуместного, с её точки зрения, веселья и почувствовала себя обиженной.
   Нес сквозь смех выговорил:
   - Я и Коть! Прекрасная шутка! Обязательно скажи Коть о своём предложении. Она тоже посмеётся. А, может быть, смеётся уже сейчас, если расслышала твои слова. Ведь мы же в её королевстве, и ничто не ускользает от её внимания.
   Потом молодой властелин заглянул в высохшие и наполнившиеся холодом отчуждения глаза принцессы, ощутил, как она отстраняется, стараясь выбраться из его объятий, и резко прервал веселье:
   - Иланира, прости меня, пожалуйста! Я смеюсь не над тобой. Просто ты кое-чего ещё не знаешь, и потому сделала неправильные выводы. Я думаю, что Коть меня простит, если я тебе сейчас объясню. Но я не буду называть её словом, которое она мне запретила произносить.
   Девушка поняла, что опять слишком торопится. Она рассказывала Несу об изменениях в своих взглядах на жизнь, и чуть не провалила первое же испытание. Поэтому Иланира вновь прильнула к Несу и с напускной невозмутимостью поинтересовалась:
   - Чего же я не знаю про тебя и Коть?
   Поняв, что доверие восстанавливается, молодой властелин снова улыбнулся:
   - Ты могла бы и сама догадаться. К кому бежит мальчик, когда ушибётся или поцарапается? К кому поспешит юноша с потерявшей сознание девушкой на руках? У кого будет искать помощи?
   В голове принцессы сверкнула догадка, глаза распахнулись и засияли, а рот открылся, чтобы произнести ответ...
   - Нет, не мама, - ещё шире заулыбался Нес. - К маме страшно, она будет ругаться.
   - Ба...
   - Тсс! - повелитель смерти прижал обтянутый носовым платком палец к губам девушки. - Ты же понимаешь, что Коть не нравится, когда её так называют.
   - Коть так прекрасна и молода, что никакие слова не могут повлиять на её великолепный облик! - Иланира произнесла этот комплимент чуть громче, чем требовалось в разговоре с Несом, не забывая, что находится во владениях могущественной и вездесущей повелительницы тьмы.
   В душе девушки бурлила радость, выплёскивая разноцветные яркие фонтаны восторга. Королева Тьмы выглядела юной и казалась лишь немного старше Иланиры, поэтому девушка опять вообразила всё самое худшее, тогда как правда оказалась естественной и логичной. Кем же ещё могла приходиться древнейшая из владычиц Волшебного Мира девятнадцатилетнему повелителю? Конечно, бабушкой! Вот бы ещё узнать, кто находится посередине этой генеалогической цепи...
   После слов принцессы Нес одобрительно кивнул:
   - Коть очень добрая и всегда помогает мне в затруднительных ситуациях. Она самая лучшая и замечательная!
   Иланира испытывала такую внутреннюю лёгкость, что следующий вопрос задала без мучений ревности:
   - Тогда, может быть, ты и Эпидемия?... У неё такая яркая красота, что в неё невозможно не влюбиться. И ваши функции схожи.
   Нес с весело поблёскивающими глазами отрицательно покрутил головой:
   - Опять мимо! Во-первых, Эпи замужем...
   - Что? Замужем?! - радостно вскрикнула принцесса.
   - Уже лет триста. У неё есть особенность - она обожает романтические истории и всегда находится в первых рядах там, где, как она говорит, "наклёвывается счастливый семейный союз". Вот поэтому она и вызвалась сопровождать меня... - молодой властелин запнулся и робко взглянул на Иланиру. - Ты же понимаешь, почему?...
   Девушка тихим и слегка сдавленным голосом произнесла:
   - Понимаю... А что "во-вторых"?
   Нес ещё теснее прижал к себе принцессу и прошептал ей на ухо:
   - Во-вторых, я не влюблён в Эпи, я люблю тебя.
   Сердце Иланиры сладостно замерло, а потом часто застучало, дыхание стало глубоким и прерывистым:
   - Ты мне уже говорил эти слова.
   - Я буду повторять их снова и снова. Но сперва я тоже должен принести тебе извинения. Мне не следовало оставлять тебя в одиночестве в незнакомом месте, которого ты совершенно не знала. Я говорил, чтобы ты не боялась Волшебного Мира, но не предостерёг от опасностей человеческих миров. Я виноват в том, что с тобой случилось. И ещё больше я виноват в том, что был груб и резок с тобой тогда, когда ты нуждалась в доброй поддержке и мягком утешении. Обида и ревность затмили мой разум. Я раньше не подозревал, что подвержен этим человеческим чувствам, и позволил им овладеть мной. Сможешь ли ты меня простить, Иланира?
   Принцесса положила руку на плечи Неса и пристально вгляделась в глубину его тёмно-синих с фиолетовой окантовкой глаз:
   - Я не могу тебя ни в чём обвинять. Потому что я сама была не права.
   - Иланира, мы нанесли друг другу болезненные удары. Давай постараемся больше так не делать?
   От по-детски наивного и бесхитростного предложения по ледяной пустоте в душе девушки прокатилась тёплая волна успокоения. Она обломала, стёрла и сгладила все образовавшиеся за последнее время колючие шипы, острые иглы, гранёные кристаллы. И, хотя холод не рассеялся окончательно, он уже не был таким резким и чувствительным, как ранее.
   - Нес, я могу только обещать, что не буду нарочно заставлять тебя страдать. Но, возможно, я сделаю что-то неправильно из-за незнания каких-нибудь правил, обычаев или твоих взглядов. Пожалуйста, ты на меня сразу не злись, а сначала объясни.
   - Ты потрясающе мудра и рассудительна, Иланира, когда не поддаешься надуманным страхам! Постарайся больше не принимать скоропалительных решений. Я обещаю, что буду внимателен, терпелив и сдержан.
   Принцесса хотела сказать, что сдерживаться надо не всегда, и прямо сейчас было бы неплохо закрепить их примирение долгим, страстным и горячим поцелуем, но всё вокруг внезапно потемнело, беседку вновь окружила непроглядная тьма. От неожиданности девушка вздрогнула, сдёрнула руку с плеч Неса и постаралась отстраниться. Однако молодой властелин её не выпустил, мягко, но крепко продолжая держать одной рукой за талию. Иланира не стала вырываться, осознав, что это жест не насилия, а защиты.
   В светящейся сфере перед сидящими на диване появилась Коть:
   - Нес, ты опять балуешься со светом в моем мире!
   - Прости, я только показал Иланире вид из беседки.
   Повелительница тьмы посмотрела на принцессу:
   - И как, понравилось?
   - Очень понравилось! Я ведь раньше никогда не видела моря. Только его изображения.
   Произнеся эти слова, девушка вдруг вспомнила, что открытое водное пространство у неё ранее ассоциировалось с Владыкой Воды. А сейчас она так увлеклась объяснениями с Несом, что совершенно позабыла про былые страхи. Место с беседкой на скале чем-то походило на так и не нарисованную картину битвы Неса с Владыкой Воды. Но никакой враждебный властелин не поднялся на волне из пучины и не предъявил свои права на принцессу. Наоборот, о ней заботились обладатели двух могущественнейших функций. На глазах Иланиры выступили слёзы радости.
   - Так! - по-хозяйски заявила Коть. - Моей гостье надо успокоиться, отдохнуть и попить со мной чаю!
   - А мне чай попить не надо? - с улыбкой осведомился Нес.
   - Ты не сядешь со мной за стол, пока не выполнишь своё обещание! - игриво отрезала повелительница тьмы.
   - Ты про вампиров?
   - Именно! Ты обещал очистить мою тьму от гнезда этой гадости. И до сих пор не сделал!
   - Хорошо, я могу прямо сейчас...
   - Вот и молодец! Поторопись, а то чай остынет!
   Нес выпустил Иланиру из объятий и встал с дивана:
   - Много времени это не займёт.
   Принцесса, с замиранием сердца внимавшая разговору, встревожено спросила:
   - Нес, ты идёшь сражаться с вампирами? Один? Сейчас?!
   Повелитель смерти протянул девушке руку, чтобы помочь подняться:
   - Иланира, я не умею сражаться. Я умею только убивать.
   Принцесса приняла предложенную помощь, встала с низкого сидения и с восторгом взглянула на Неса, который промежду прочим перед чаепитием отправлялся на дело, которое у людей считалось бы невероятным подвигом. Молодой владыка передал руку Иланиры Королеве Тьмы, коротко откланялся, сделал шаг влево, шаг назад и исчез.
   - Ты вся дрожишь, - заметила Коть.
   - Я волнуюсь...
   - За Неса? Ха-ха! Для него это сущий пустяк. У меня во тьме постоянно заводится какая-нибудь нежить или нечисть. А Нес помогает с уборкой. Ведь он тебе сказал, кем мы друг другу приходимся?
   - Сказал. Ты на него не рассердилась?
   - Что ты, дорогая! В Волшебном Мире все в какой-то степени родственники. Когда-то в детстве я шутя пригрозила Несу, что каждый раз, когда он будет называть меня "бабушкой", я перестану с ним разговаривать на сто лет. Он всё так серьёзно воспринимает...
   - Да, я заметила...
   - Вот поэтому я его и спровадила. Милая девочка, тебе надо умыть заплаканное личико. Пойдём!
   Иланира отправилась с Королевой Тьмы и через несколько шагов оказалась в большом помещении с раковиной в форме створки моллюска, бассейном, туалетом и десятком фонтанчиков вдоль стен. Тут также имелись все необходимые предметы для гигиены. А интерьер и убранство были выполнены в сочетании тёмно-синего и серебряного цветов.
   Королева Тьмы выпустила ладонь Иланиры:
   - Приводи себя в порядок, а потом иди на свет! Вон туда!
   Девушка посмотрела в указанном направлении и за открытой дверью в темноте разглядела далёкую мерцающую точку, напоминающую колеблющееся пламя свечи. Коть исчезла, и кольцо на пальце принцессы осталось единственным источником света в комнате. Иланира подошла к раковине, умыла лицо, вытерлась мягким полотенцем, перенюхала десяток ближайших флакончиков и опробовала на запястье по капле их содержимого, а потом спохватилась, что её ждут. Поэтому она расческой быстро поправила волосы перед огромным зеркалом, повернулась вправо и влево, ещё раз полюбовалась платьем и проверила свой внешний вид. Потом, вытянув перед собой указательный палец, шагнула за дверь.
   Слабо сиявший огонёк мгновенно приблизился и превратился в каскадную люстру с несколькими сотнями маленьких лампочек. Под люстрой находился круглый стол, уставленный всевозможными сладостями в вазочках и розетках, на блюдах и тарелках. Три стула с мягкими сидениями и высокими резными спинками и три чайных прибора не оставляли сомнений в том, для кого предназначено подобное изобилие.
   Рядом засветилась сфера с Коть:
   - Ты быстро осваиваешься в моих владениях, Иланира.
   - Мне кажется, я сделала всего пару шагов... - принцесса обернулась, но не увидела позади ничего, кроме тьмы.
   - Ты просто умница! Присаживайся на стул, я налью тебе чай!
   - Спасибо, мне даже как-то неловко, - девушка опустилась на стул и снизу взглянула на Коть, которая наливала в её чашку ароматный напиток из большого чайника.
   - Не смущайся! - повелительница тьмы стоя налила чай себе, а потом села и посмотрела прямо на Иланиру. - Мне доставляет удовольствие поухаживать за такой прелестной гостьей.
   Принцесса сделала глоток и не преминула похвалить:
   - Чай невероятно восхитителен и бесподобен!
   - Я сама завариваю! - с гордостью отозвалась польщённая Коть. - Чёрный чай - моя слабость. У меня в коллекции тысячи сортов, не говоря уж про сочетания и ароматические добавки.
   - Это просто невообразимо!
   - Заглядывай почаще ко мне в гости, и постепенно все перепробуешь! - радушно предложила Королева Тьмы.
   - Как такое возможно? - удивилась Иланира, имея в виду, что для воплощения подобной дегустации не хватит человеческой жизни.
   - Да, пожалуй, невозможно, - согласилась Коть, по-своему поняв слова принцессы. - Пока мы выпьем все имеющиеся чаи, появятся новые. А комбинации вкусов вообще бесчисленны. Иланира, обязательно отведай варенье из цветков медового кактуса. Это растение цветёт один раз в двадцать лет, когда в пустыне проливается редкий дождь. Оно должно привлечь всех окрестных насекомых для опыления, и потому содержит сладчайший и благоуханный нектар.
   - Ммм, какой необыкновенно приятный вкус, как будто во рту распускаются дивные цветы! - с искренним наслаждением оценила Иланира. - Ты варишь варенье и готовишь все эти сладости тоже сама?
   - Нет, этим занимается Тёма.
   - Пожалуйста, передайте ему... - принцесса сообразила, что по сокращённому имени в Волшебном Мире не всегда можно узнать пол, и добавила, - ... или ей, что варенье совершенно и бесподобно. Я не могу от него оторваться, хотя уверена, что на столе ещё много вкуснейших лакомств.
   - Ты сама можешь об этом сказать... - Коть сделала паузу, будто тоже решала вопрос с полом Тёмы, - ...ему.
   - Когда я могу с ним встретиться?
   - Он сейчас здесь.
   - Правда? - Иланира покрутила головой, но кроме неё и Коть в круге света от люстры никого не было видно. - Я его не вижу. И почему он не присоединяется к нам за столом?
   Повелительница тьмы чуть повернула голову направо и произнесла:
   - Тёма, прояви себя!
   Принцессе показалось, будто за спиной прекрасной белокожей женщины мрак сгустился ещё плотнее и частично проник внутрь освещённой сферы. Из густой черноты, ещё более непроницаемой, чем непроглядная тьма вокруг стола, раздался приятный приглушённый голос, который с равной вероятностью мог принадлежать и мужчине, и женщине:
   - Я бы уже давно поприветствовал нашу очаровательную гостью, но не хочу её напугать.
   Иланира замерла с поднятой чашкой и, овладев собой, вежливо проговорила:
   - Если ты готовишь такие волшебно прекрасные вкусности, ты не можешь быть страшным. Я тебя не испугаюсь.
   Голос из мрака прошелестел:
   - Спасибо! Мне очень приятно это слышать.
   Королева Тьмы сказала Иланире:
   - Дело в том, что Тёма не антропоморфен. Он не только не выглядит, как человек, он вообще проявляется в нашем мире лишь частично. Он может собирать цветы и ягоды, варить варенье, печь пироги и печенья, но сам не способен их попробовать или выпить чашку чая.
   - Как это грустно и несправедливо - радовать других и не получать удовольствие самому, - искренне огорчилась Иланира.
   - Я испытываю наслаждение, когда чувствую, что у меня что-то хорошо получается, - произнёс голос из черноты.
   Коть добавила:
   - Между прочим, Тёма сшил всю одежду, которую мы с тобой пересмотрели. Платье, которое на тебе - его работа.
   - Это просто чудесно! - воскликнула принцесса. - Я тебе очень благодарна, Тёма. Вся одежда изумительно хороша. Мне становится неловко, когда я представляю, сколько сил и времени на неё потрачено.
   Королева Тьмы рассмеялась, а из сгустка мрака раздался звук, похожий на хихиканье. При виде удивления, появившегося на лице Иланиры, Коть объяснила:
   - Тёма изготовил всю одежду и обувь за несколько минут по меркам твоего мира. Ведь он - Тёмный Мастер. Про таких, как он, говорят: "Мастер на все руки", и в его случае это следует понимать буквально и дословно. У Тёмы бесчисленное количество конечностей, которыми он может пользоваться в нашем мире.
   Рука принцессы не дрогнула от услышанного, только приостановилась, не донеся до рта десертную ложечку с кусочком хрустящего воздушного безе.
   - Я буду несказанно рада увидеть Тёмного Мастера во время работы и восхититься его многочисленными талантами, - договорив, девушка спокойно отправила лакомство в рот и запила глотком чая.
   - Ты умница, моя милая девочка! - улыбнулась владычица тьмы. - Ты скромная и бесстрашная, застенчивая и решительная, кроткая и отчаянная. Ты напоминаешь мне мать Неса... Ой-ой-ой! - Коть в нарочито преувеличенном испуге округлила глаза и зашлепала себя ладонью по губам. - Я же обещала ничего не говорить раньше времени. Ладно, за мою оплошность я разрешу Несу один раз назвать меня "бабушкой".
   Из тонкой окружности полумрака, разделявшей свет вокруг стола и окружающую тьму, раздался веселый голос Несущего Смерть:
   - А я всё слышал!
   Обрадованная его долгожданным появлением Иланира едва не вскочила со стула и резко обернулась. Молодой повелитель выступил вперёд, и девушка увидела фигуру в длинном струящемся плаще с накинутым капюшоном и чёрным провалом на месте лица. От плаща исходил ощутимый жар, а над плечами и головой клубился пар. Нес на ходу снял волшебный наряд. Плащ и перчатки он перекинул через спинку свободного стула, потом сел, облокотившись на них спиной, и положил маску на стол рядом со своим чайным прибором.
   - Привет, Тёма! Пожалуйста, можно мне тоже чашку чая?
   - Привет, Нес! Для тебя - с особым удовольствием. Но чай сегодня разливает Коть.
   Повелительница тьмы улыбнулась:
   - Я получаю удовольствие от чаепития и не хочу вставать. Тёма, если тебя не затруднит, налей Несу сам!
   - Сам?! - Нес приподнял одну бровь, посмотрел на Коть, а потом на Иланиру. - Я вижу, вы уже основательно познакомились.
   Из сгустка мрака за спиной Королевы Тьмы вытянулись два длинных гибких щупальца с присосками. Одно обвило чайник и налило напиток в чашку Неса. Другое в это время церемонно придерживало крышку сосуда. Иланира уже была до некоторой степени подготовлена, поэтому сумела сдержать непроизвольный страх, не вздрогнула и не вскрикнула. Закончив работу, щупальца исчезли во мраке.
   Коть сказала Несу:
   - Мы не только познакомились, но уже так сдружились, что я начала говорить лишнее. Рядом с прелестной Иланирой становится трудно что-то утаивать. Ты понимаешь, что это значит?
   На лице молодого повелителя появилось радостное выражение то ли от слов повелительницы тьмы, то ли от нескольких глотков чая и съеденного многослойного пирожного с кремом. Принцесса вспомнила, что уже слышала нечто подобное от волшебника Капердина, но её мысли сейчас больше занимала оговорка Коть про мать Неса. Кажется, сравнение Иланиры с этой пока незнакомой женщиной прозвучало, как одобрение и признание достоинств.
   - Чай, как всегда, идеален! - похвалил Нес и целиком отправил в рот крупную ягоду из розетки с вареньем. - Сладости - просто объедение!
   - Порадуй нас рассказом о том, как ты очистил мою тьму от вампиров! - предложила Коть.
   - Что там рассказывать... - небрежно отмахнулся Нес, но потом увидел горящие любопытством и восхищением глаза Иланиры и продолжил, обращаясь только к ней. - Вампиры не могут мне повредить, но в их гнёздах обычно бывает грязно. Поэтому я надел плащ и принял облик Несущего Смерть. В гнезде самое главное - отыскать изначального вампира, который обратил и подчинил себе остальных. На этот раз мне повезло. Гнездо представляло собой большой замок с наглухо заколоченными окнами и глубокими подвалами. Главный вампир сидел на каменном троне и принимал подношения от своих рабов по крови. При моём появлении он стал что-то говорить о своём бессмертии и о том, что я не имею над ним власти. Он заявил, что станет императором вампиров и покорит Волшебный Мир. Я только посмеялся и сказал, что нежить - это не бессмертие, и все, на что способны вампиры - подкрадываться по ночам к спящим великанам и сосать у них кровь из прокушенных ног. Вампир бросился на меня, я сжал его горло и шагнул прямо на солнце. Да, Иланира, не на солнечный свет, а именно на ближайшее светило. От главного вампира вмиг ничего не осталось. А обращённые им рабы по крови после гибели хозяина рассыпались на мелкую пыль и маслянистые хлопья. Вот, собственно, и всё!
   Принцесса была поражена простотой рассказа и лёгкостью, с которой Несущий Смерть расправился с наводящими ужас существами. Но обращённый к ней вопрос удивил её ещё больше.
   - Иланира, ты умеешь плавать?
   - Что? Плавать? Да, немного. В детстве, когда мы жили в загородном дворце, на речке была устроена купальня. Там меня учили плавать мама и папа... ещё до рождения Раскадира... когда я была маленькой и такой счастливой...
   - На солнце очень жарко, и я подумал, не искупаться ли нам... Иланира, у тебя на глазах слёзы? О, мой вопрос вызвал грустные воспоминания. Прости меня, пожалуйста, я не знал, что он тебя так расстроит.
   - Ничего, Нес, всё хорошо, - принцесса коснулась салфеткой уголков глаз. - Это мои мысли постоянно сворачивают не туда, куда надо.
   Королева Тьмы с нотками грусти сказала:
   - У всех нас есть слабые места, прикосновение к которым причиняет боль.
   - Даже у тебя? - недоверчиво спросила Иланира, глядя на прекрасную, древнюю, бессмертную и могущественную правительницу.
   - Я никогда не видела солнца. Солнца - в смысле светила или звёзды во множественном числе. Когда я обращаю на них свой взор, они исчезают во тьме моей функции. Я знаю, что они существуют, но увидеть не могу. Солнце в твоём родном мире - какое оно?
   Принцесса замялась, пытаясь придумать, как лучше ответить на вопрос Коть, потом неуверенно заговорила:
   - Солнце большое и яркое, тёплое и ласковое, желто-оранжевое, круглое...
   - Зачем словами описывать то, что можно нарисовать? - спросил Нес. - Иланира превосходно рисует. Её картина украсила бы твой дворец, Коть.
   - Нарисовать? - Иланира вопросительно посмотрела на владычицу тьмы. - Я могу. Я с радостью. Мне было бы приятно.
   - У меня есть несколько изображений светил из разных миров, - произнесла Королева Тьмы. - Я была бы очень признательна, если бы к ним добавилась твоя картина.
   - Я готова приступить к работе прямо сейчас! - воскликнула Иланира. - Но мой мольберт и краски далеко...
   - Я сейчас принесу! - вызвался Нес.
   Из мрака раздался голос Тёмы:
   - Ты лучше допей чай и попробуй мои пирожные с клубникой и ананасами! Я всё сделаю.
   - Тогда уж забери все вещи Иланиры и перенеси их ко мне домой! И карету тоже захвати!
   - Хорошо. Иланира, не бойся, я сейчас проявлюсь в большей мере!
   - Я не... - принцесса не договорила.
   Мрак позади Королевы Тьмы разросся и расширился. Из него появились многочисленные конечности, отдалённо напоминающие щупальца, клешни, лапы, руки известных Иланире существ. Их были сотни, а, может быть, и тысячи. Конечности имели разные размеры, толщины, формы, количества сочленений и изгибов. Все они потянулись в сторону от стола. В темноте засияли разрывы пространства, сквозь которые стали видны комнаты в гостинице и черная карета, стоявшая на улице. Тонкие конечности Тёмы забрали по одному предмету из одежды, принесённой Несом. За ручки шкатулок и сундуков принцессы ухватились отростки потолще. Несколько самых мощных щупалец обвили карету так, как на картинах поднявшиеся из морских глубин спруты обвивают корабли. В то же время несколько клешней открыли багажное отделение кареты и вынули оттуда мольберт, свитки холстов, альбомы с листами бумаги и ящик с красками.
   - Где Иланира будет рисовать? - спросил Тёма, вытаскивая через отверстия в пространстве сразу все вещи и предметы.
   - Пожалуй, для творчества подойдёт Зелёный зал, - ответила Коть.
   Конечности Тёмы сократились, старые светлые разрывы исчезли, а в новых открывшихся проходах показались другие помещения. Отростки устремились туда, раскладывая и расставляя переносимый багаж в точном соответствии с его прежним расположением. Только художественные принадлежности принцессы оказались в зале с зелёным мозаичным полом. Всё произошло так быстро, что Иланира не успела разглядеть место, которое Нес назвал своим "домом". Тёма втянул конечности, и вокруг стола для чаепития вновь воцарилась тьма.
   Девушка подумала, что всего три дня назад, едва увидев тянущиеся К НЕЙ бесчисленные щёлкающие клешни, когтистые лапы, липкие извивающиеся побеги, щупальца с присосками, скрюченные пальцы, она бы от ужаса сошла с ума или умерла от разрыва сердца. Но сейчас конечности Тёмы тянулись ОТ НЕЁ. Она находилась по другую сторону границы, отделяющей Волшебный Мир от остальных мест и пространств. Она была вместе с древней владычицей тьмы, существом из мрака и повелителем смерти. И эта компания ей очень-очень нравилась.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | Н.Быкадорова "Главные слова" (Антиутопия) | | М.Боталова "Беглянка в империи демонов" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Халкиди "Фиктивная помолвка. Маска" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Запечатанное счастье" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru ИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева��Дочь темного мага-2. Академия��. Анетта ПолитоваСнежный тайфун. Александр МихайловскийКрылья мглы. Чередий ГалинаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"