Альм Лара: другие произведения.

На закате наступает рассвет. Часть 9. Заключение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Пока Белова поджидала в большом светлом холле фитнесс-клуба нужную ей особу, Голубицкий успел справиться у администратора о Галине Кудряшовой. Как оказалось, та перестала посещать фитнесс-клуб с начала года по уважительной причине - она беременна.
   Сергей Голубицкий направился к Беловой, вид у него был ошарашенный, как будто новость была "из ряда вон". Невольно Ангелина Михайловна предположила, что ее "разведчика" уволили, именно администратор, не имевший полномочий, сообщила ему об этом. По мере приближения, Сергей натянуто заулыбался. На этот раз Ангелине пришло в голову, что новость непосредственно касается нее, и эта новость сразит ее наповал, а своей улыбкой Сергей мягко ее готовит - соломку подстилает. Сердце в груди затрепыхалось от испуга. Ангелина, не успевшая окончательно потерять рассудок, заставила себя поверить, что разговор с администратор фитнесс-клуба не имеет к ней никакого отношения. Что тогда? Неужели Голубицкий узнал, что Кудряшова... что с Кудряшовой... беда?
   Ангелина Михайловна попыталась вспомнить, когда в последний раз видела Кудряшову. Кажется, очень давно. И что же получается? Что преступник успел расправится с несчастной женщиной, чтобы она его не выдала: Кудряшова покумекала и, в конце концов, сообразила, кто присвоил ее травматический пистолет.
   Как назло, Голубицкого перехватила роскошная девица с искусственными формами и принялась на него вешаться самым наглым образом. Голубицкий косил глазом на Белову, делавшую выводы на ходу, отчего вид у нее был как у преступника-непрофессионала, не способного запутать следы и с ужасом поджидающего прихода правоохранительных органов. Видимо, ее вид настолько впечатлил Сергея, что он, не объясняя причины, нетактично покинул роскошную девицу, а та, в свою очередь, надула губы, которые и без того были сверх всякой меры.
  - С вами всё в порядке? - не доходя пары метров до Беловой, вопросил Голубицкий.
  - Со мной? - глупо переспросила женщина и прислушалась к своим внутренним ощущениям. Кроме сердца, совершающего пробежку по организму, онемения конечностей, от волнения, и безумных мыслей, роящихся в голове подобно разбуженным в неподобающее время пчелам, более ее ничто не беспокоило. Да и онемение конечностей, как и пробежку сердца по увядающему организму, можно было задвинуть на второй план. Другое дело, что творится с головой - это настоящая проблема. Ни одной разумной мысли не приходит, одна несуразица, как следствие - полнейшее отупение.
   - С вами, с вами, - обреченным голосом подтвердил Голубицкий, тем не менее, настороженно поглядывая на нее, как будто надеялся, что всё еще обойдется.
   - Со мной-то, все нормально, - наконец, проблеяла Ангелина, взяв короткий тайм-аут на раздумье. И не нашла ничего лучше, как набросится на соседа, - Сергей, говори на чистоту - что с Кудряшовой? Я уже ко всему готова.
  - Новость, скажу я вам, Ангелина Михайловна, сногсшибательная.
  - Ну я же просила, - окрысилась та.
  - А чего вы всполошились?
   Белова отдышалась, чтобы не озвучить массу нелестных характеристик в адрес провокатора, после чего сдержанно проговорила, четко выговаривая слова:
  - Ты не улыбайся, а отвечай, когда тебя спрашивают.
  - Ангелина Михайловна, вы прям как учительница на уроке. Еще скажите, что у меня "рот до ушей хоть завязочки пришей". Так наша училка постоянно говорила о тех, кто улыбается без причины.
  - Какие завязочки: ты о чем, милый? - не приняла игры "классная" дама.
  - Сегодня не ваш день, - пошутил Голубицкий.
  - Ты издеваешься? - не выдержала женщина и пригрозила незавидным кулачком.
  - Не пойму, зачем портить нервную систему? - передернул крепкими плечами Сергей. - Новость, конечно, неожиданная, но...
  - Короче, Склифосовский!
  - Мадам Кудряшова перестала посещать наш фитнес-клуб по уважительной причине, - скороговоркой сообщил Сергей, пристраиваясь рядом с женщиной на красном кожаном диване, выдержал ненужную паузу и добавил, - она беременна. Умереть-не встать: тетке за сороковник, а она рожать собралась.
  - Ее право, - осадила его Ангелина Михайловна. Подумав, высказалась, - беременна. Ну надо же.
  - Если честно, то мне не верится, - признался Голубицкий и тут же опроверг свое высказывание, - хотя, информация достоверная.
  - Слушай, я видела Кудряшову на днях, - наконец-то вспомнила Белова. То мучилась-мучилась, и тут вдруг раз и ее осенило. - Она была в плащике-разлетайке, под ним пузико особо не разглядишь, но лицо у нее округлилось, я еще подумала, с чего это ее так разнесло, она всегда следила за фигурой, питалась всякой химической дрянью для похудения, на диетах сидела, опять же в ваш клуб ходила по три раза в неделю, а то и чаще... Вот значит, в чем причина прибавления в весе. Что ж, ее можно поздравить. И восхититься ее храбростью - не каждая женщина решиться первый раз рожать в таком возрасте.
  - Кудряшова никогда не была худышкой, тренируется до седьмого пота, чтобы вес сбросить, а потом идет в кафешку и лопает по десятку пирожных. Кто вам сказал, что она ограничивала себя во всем?
  - Она и сказала. Как-то затронула меня во дворе - хотела спросить, что я делаю, чтобы так выглядеть. Еще сокрушалась, что ей ничего не помогает - ни диеты, ни физические нагрузки.
  - Я сейчас свалюсь с дивана от смеха - не помогает! Вы бы столько сладостей лопали каждый божий день, в дверной проем не пропихнулись бы.
  - Может быть я и ем всё подряд и без ограничений, но обжорство "не в коня корм". Гены у меня, понимаешь?
  - Кто такой Гена? - в очередной раз отшутился Голубицкий.
  - Кто такой потерпевший, куда он пошел, - поддержала его немного успокоившаяся Белова, вспомнив фразу из комедии "Мимино".
  - Ангелина Михайловна, - посерьезнел молодой мужчина, - откройте великую тайну - как вам удается так прекрасно выглядеть...
  - В ваши-то годы, - договорила за мужчину Ангелина.
  - Я этого не говорил, - подчеркнуто сказал Сергей и погрозил пальцем.
  - Никаких секретов у меня нет. Я ем часто и понемногу. Стараюсь не есть после шести, но у меня это не всегда получается. Если очень хочется чего-нибудь калорийного, а значит, вкусного, никогда себе не отказываю, чтобы не портить характер и без того не ангельский.
  - Вы самокритичны, - усмехнулся Голубицкий.
   Белова, которая держала один и тот же вес в течении долгого времени, презирала все диеты, часто вспоминала поговорку - "если очень хочется, то можно". Но при всем при этом, если становилась на весы и замечала, что стрелка весов переехала ограничительную цифру, то пару деньков отказывалась от сладкого - для нее это не было проблемой, и за ужином делила привычную порцию пополам.
   Ангелина всегда считала: движение - это жизнь. Поел, подвигайся, не прилипай к дивану, как некоторые лентяи. Поели, можно и поспать, поспали, можно и поесть - это не для нее.
   Голубицкий прикоснулся к руке Беловой. Она посмотрела на него, затем проследила за его взглядом.
   В холле показалась мелкая вертлявая пигалица.
  - Это она? - на всякий случай уточнила Белова.
  - Да, она, - без воодушевления подтвердил Сергей. - Вика, подойди, пожалуйста, - повысив голос, попросил мужчина, поднимаясь с дивана.
   Белова вспомнила характеристику Сергей, данную этой особе: 80-60-80. Габаритные размеры были явно преувеличены.
   Брюнетка с короткой стрижкой и выразительными глазами, которые были такими огромными на ее маленьком лице, что она походила на инопланетянку, подлетела к дивану. Ангелине показалось, что девушка не сама перемещается привычным способом, а парит над полом под действием потока воздуха, имеющим нужное направление. "Инопланетянка" привстала на цыпочки и чмокнула Сергея в щеку - поздоровалась. Тот в ответ натянуто улыбнулся и вытянулся как солдат на плацу, чтобы следующая попытка с поцелуем не увенчалась успехом.
  - Вика, познакомься, это Ангелина Михайловна, она частный детектив, хочет задать тебе несколько вопросов по поводу пропажи твоего перстня.
  - Но я не обращалась в частное детективное агентство, - пробормотала девушка, испуганно поглядывая на "частного детектива" неподходящего возраста и неподходящего пола, как ей казалось.
   Как ни в чем ни бывало Голубицкий продолжал вещать:
  - Ангелина Михайловна - специалист высокого класса, к ней обращаются за помощью отчаявшиеся люди: только в тех случаях, когда дело заходит в тупик. Она одна способна распутать сложный клубок преступлений и найти преступника. Так что пользуйся моментом!
  - Как интересно! - воскликнула писклявым голосом Виктория и хлопнула в ладоши на уроне своих губ.
  - Сергей преувеличивает мои заслуги, - вставила Белова, пронзив того убийственным взглядом.
   Сегодня Сергея мало интересовало чужое мнение и не оказывали никакого влияния чужие проникновенные взгляды. Таинственным голосом он продолжил:
  - В данный момент Ангелина Михайловна занимается расследований двух убийств, которые произошли в нашем доме. Она считает, и я не могу с ней ни согласится, что два уголовных дела - убийства в нашем доме и кража твоего перстня - невероятным образом связаны между собой... Именно так! - с чувством добавил он, выкатив глаза - для пущей убедительности. - Вика, мне пора бежать, но я очень прошу тебя об услуге - пожалуйста, будь откровенна с Ангелиной Михайловной. Расскажи всё, что тебе известно, не пропусти мельчайших деталей. Это чрезвычайно важно. И... не засоряй эфир. Говори только по делу.
  - Какой... эфир я не должна засорять? Ты о чем, Сереженька?
  - Проехали. Прощевайте, дамы, мне пора заниматься своими прямыми обязанностями. - С этими словами Голубицкий исчез.
   Вика взирала на детектива с явным любопытством, но с опаской. Белова нагло ее рассматривала со своей сидячей позиции и не предпринимала никаких действий, ни о чем не спрашивала. Некоторое время игра в гляделки продолжалась. Было заметно, что игра тяготит Викторию, но никак не задевает Белову.
   В итоге Виктории надоело стоять, она пристроилась рядом с Беловой на диване и устало выдохнула, дав понять, что никаких сил после тренировки у нее не осталось.
  - Что вы хотели узнать? Ангелина Михайловна? Я ничего не путаю?
  - Верно, Ангелина Михайловна.
   Девушка напряглась, как будто услышала кодовое слово, после которого надо совершить некий поступок.
  - Вика, не нервничайте, я не буду вас долго мучить вопросами, - успокоила Белова и дотронулась до ее плеча, как бы передала ей свою невозмутимую сосредоточенность и собранность.
   Девушка достала из сумки планшет, покопалась в нем, нашла то, что искала и протянула планшет "детективу" со словами:
  - Вот, посмотрите, этой и есть мой украденный перстень.
   На фото была сама Виктория. Ее правая рука кокетливо прикрывала подбородок, выставляя напоказ материнский подарок. Равнодушная ко всяким безвкусным побрякушкам, пусть и по заоблачным ценам, "детективщица" не нашла в фамильном перстне ничего особенного, даже не поразил сапфир, видимо, настоящий. Бесспорно, перстень стоил немыслимых денег, но вряд ли годился для повседневной, так сказать, носки - другого слова Белова не подобрала, - только для торжественных случаев. Но у Вики было свое мнение на этот счет, она что-то бубнила именно о свойствах перстня, ценных для его обладателя, восхищалась и уверяла, что с новым приобретением почувствовала себя другим человеком... Белова слушала вполуха, но кое-какие моменты откладывались в памяти, чтобы после заново переварить услышанное и выудить из разговорного хлама нужную информацию, способную вывести на убийцу. Она по-прежнему придерживалась мнения о связи украденного у Виктории старинного перстня с двумя убийствами в их доме.
   Когда болтушка переключилась на занятия фитнессом, посчитав предыдущую тему разговора исчерпанной, при этом подпрыгивала на диване от непонятного восторга, как будто занятия дают ей немыслимую по понятиям обыкновенного обывателя прибыль, Ангелина Михайловна сначала удивленно на нее воззрилась - неужели та смирилась с потерей? - затем резко перебила:
  - Виктория, вы уверены, что перстень был похищен из вашей квартиры? Насколько мне известно, он был вам велик, поэтому я не исключаю того факта, что вы могли его потерять... в том же ночном клубе.
  - Конечно, он был мне велик, не так, чтобы спадать, но все же, - мигом спустилась на грешную землю болтушка-веселушка и выгнула губы дугой. - Я подумывала сходить к хорошему ювелиру, но все же не решилась - мало ли что, вдруг испортит?
   Белова неопределенно дернула головой - выразила неуверенную поддержку и затаилась в ожидании продолжения. Зря надеялась. Вика защебетала:
  - Конечно, уменьшить размер может быть и можно, но как поведет себя изделие после грубого вмешательства? Вдруг что-то случится с камнем или перстень... перекособочит, а? - потребовала незамедлительного ответа худосочная девица.
  - В принципе, всё возможно, - на этот раз утвердительно кивнула женщина. - Вика...
  - Вот и я об этом подумала! - восхитилась та, не дослушав. - Поэтому решила оставить всё как есть. Я надевала перстень на указательный палец, как вы успели это заметить на фотографии, а сверху закантриполивала другим кольцом.
  - Что делали?
  - Сверху надевала другое колечко, на тот же палец, - пояснила Вика с возмущенным видом - недогадливая "детективщица" не внушала ей доверия. А Сергей пел ей дифирамбы. Втюрился, что ли, в эту старуху? Однозначно втюрился. Потому не поддается ее, Викиным, чарам. Ну и фиг с ним, она получше себе найдет.
   Между тем Белова придирчиво изучала фото.
  - Здесь его нет. Другого кольца нет, - пояснила девушка. - Специально его не надела, чтобы он не портил вид. Конечно, я выбрала совсем тонкое колечко, почти не заметное на фоне старинного перстня, по типу обручального кольца, но все равно - гусь свинье не товарищ! - с гордостью заключила она, поставив "детективщицу" в тупик.
   Выдержав глубокомысленную паузу, Белова уточнила:
  - В тот вечер то другое кольцо, по типу обручального, тоже было на указательном пальце?
  - Естественно! - закатила глаза та. - Я знала, куда иду и чем буду заниматься.
  - Оно ваше? Обручальное кольцо? Или кто-то подарил и ошибся с размером? - поинтересовалась Белова, хотя данная информация ей была до фонаря.
  - Оно мое, - выразительно проговорила Виктория. - Что, не верите? - сникла она по необъяснимой причине. Когда заметила недоверчивый взгляд "детективщицы", которая не успела вставить ни единого слова, то неожиданно призналась, - и правильно делает, что не верите. - Белова сложила брови домиком. Девушка заверила, - вы не подумайте ничего плохого, я его не украла, я его нашла. Наверное, кто-то обронил, я шла по тротуару в парке и заметила, что в траве что-то поблескивает. Заинтересовалась, не поленилась, наклонилась и увидела обручальное кольцо. Я так думаю, что какой-то мужик решил прикинуться неженатиком. А что, такое бывает - приехал в наш город в командировку, начал изображать перед девушкой любовь-морковь, предварительно спрятав обручальное кольцо в карман, а потом не заметил как потерял. Представляю, какой нагоняй он получит от супруги. И поделом ему... Зря я, наверное, подобрала кольцо, - засомневалась девушка, - и мама мне сказала - не надо было, примета плохая. Вот и сбылось... Хотела объявление повесить - кто потерял, прошу обращаться по телефону... - но передумала: начнут доставать всякие придурки.
  - И как же вы поступили с этой находкой?
  - Отнесла туда, откуда взяла. Я как рассудила - вдруг человек-растеряшка придет на то место и начнет искать. Может и найдет, если кто-то другой его не опередит.
  - Вика, когда вы общались с Сергеем в его кабинете, кроме вас двоих там никого не было? - вернула разговор в нужное русло Белова: она была уверена, что найденное обручальное кольцо не имеет отношения к делу, зря она, вообще, о нем заговорила.
  - Кабинет, скажите тоже, - приподняла худенькие острые плечики девушка, - кабинетом его можно назвать с большой натяжкой. Да, там есть комната для коротких совещаний - маленький "пенал", которую по устоявшейся привычке называют кабинетом, там тренеры тусуются в перерывах между занятиями. Из кабинета дверь ведет в раздевалку, за раздевалкой - душевые.
  - И когда вы разговаривали, никого в раздевалке или в душевой не было?
  - Мне показалось, что там были мыши - кто-то скребся. Я еще у Сережи спросила, а он меня высмеял - какие могут быть мыши?! Но я отчетливо слышала, как кто-то скребется.
  - Эти... мыши скреблись на протяжении всего разговора?
  - Нет, не всего, только в начале, поэтому я никак не могла сосредоточиться. Когда речь зашла о перстне, который мне подарили на день рождения, звук прекратился. Но я не думаю, что в раздевалке или, тем более, в душевой, кто-то был - все двери были нараспашку. Время было позднее... Я специально подгадала, чтобы в клубе никого не было. Только администраторша сидела за стойкой. Но где холл, а где кабинет тренеров.
  - Но кто-то скребся, - задумчиво протянула Ангелина, - а потом затих.
  - Говорю же - мыши! Услышали людей, испугались и скрылись в норе.
  - Ладно, с одним, более-менее, разобрались. Еще один вопрос: Вика, вспомните, пожалуйста, не приходил ли кто-то незнакомый к вам домой незадолго до исчезновения перстня?
   - Полицейских тоже интересовал этот вопрос, - с сарказмом проговорила девица. Белова, уставшая от ее звонкого голоса, разносившегося по всему холлу, от ее энергичных жестикуляций, взяла ее под руку и предложила переместиться на свежий воздух. Вика не стала противиться.
   Оказывается, незадолго до кражи к Вике приходил газовщик, о чем она сообщила на улице. Газовщик был в спецовке с соответствующей надписью, он с порога заявил: "Проверка газового оборудования", и без приглашения прошел на кухню. Задал какие-то "дежурные" вопросы, после чего хозяйка оставила его одного заниматься своими привычными делами. Когда покончил с делами, позвал ее, сунул какую-то квитанцию, она подписала, и он ушел.
  - Вы можете его описать? Как он выглядел? Во что был одет? Приблизительный возраст?
   Вика долго описывала газовщика, ничего конкретного не сказала, больше концентрировалась на незначительных деталях - что он говорил, как он говорил: на пространные темы не рассуждал, не картавил-не гнусавил, предложил заменить газовый шланг, но она отказалась - не до шлангов сейчас. После как-нибудь. Газовщик особо не настаивал.
   Беловой показалось, что ее монолог услышали жители пригорода. Не удивительно, что ее разговор с Голубицким о фамильном перстне мог кто-то случайно подслушать - хочешь-не хочешь, а услышишь.
   Но что больше всего поразило Ангелину Михайловну, так это заключение монолога:
  - Когда полицейский эксперт исследовал замок на входной двери, он сразу заявил, что замок вскрывали, причем ни единожды. Наверное, первый раз грабитель заявился, когда меня не было дома, чтобы добавить в шампанское снотворное, потом вернулся ночью, следовательно, газовщик вне подозрений.
   Что ты будешь с ней делать! - про себя возмутилась Белова. Вслух рассудила:
  - Почему же похитителем перстня не может быть газовщик? Он распахнул холодильник, заметил бутылку шампанского, и у него родился план. Позже, в ваше отсутствие, он проник в квартиру и осуществил первую часть своего плана. А про двойное проникновение в ваше жилище - это еще бабушка надвое сказала: я сомневаюсь, что можно установить, сколько раз злоумышленник проникал в квартиру, действуя без помощи "родного" ключа.
  - Но эксперт так сказал!.. Или я что-то напутала, - засомневалась громкоголосая Виктория. - Мне не верится, что газовщик мог совершить кражу. Он такой... приличный. И выглядел озабоченным, наверное, своих проблем выше крыши.
  - Все же, Вика, попытайтесь вспомнить, как он выглядел, - еще раз попросила Ангелина Михайловна и предупредила, - о чем он с вами разговаривал, меня мало интересует - о фамильном перстне он бы точно расспрашивать не стал.
   Вика неожиданно заважничала. Или обиделась, что ее предыдущий монолог показался неважным.
  - Это был мужчина, - наконец, выдавила она из себя. - Пожилой мужчина...
  - Какого возраста? - уточнила Ангелина Михайловна, с трудом сдерживая рвущийся наружу гнев. Издевается она, что ли? Или ее поведение - не от большого ума?
  - Говорю же - пожилой, ему в районе сорока.
  - Что-то еще?
  - Можно подумать, я его рассматривала?! Больно надо! - поджала губы девушка.
  - Он совсем безликий? Никаких примет, ничего выдающегося? Заметили только его озабоченный вид, следовательно, обронили на него мимолетный взгляд. Я правильно понимаю? - с нажимом спросила Белова, дав понять - если у Вики нет дополнений, то она слепая-ненаблюдательная - это мягко сказано, грубее - дура стопроцентная, которая не замечает очевидных вещей.
   Виктория погрузилась в глубокие раздумья, не желая казаться стопроцентной дурой.
  - У него были брови, - озвучила она всплывшее воспоминание и приложила расставленные пальцы к надбровным дугам, уперев в лоб тыльные стороны ладоней, - изобразила бровную кустистость.
  - Брови как у Брежнева? - полувопросительно поинтересовалась Ангелина, заранее зная, какой ответ-вопрос получит. Так и вышло.
  - А кто это?
  - Генеральный секретарь ЦК КПСС.
  - Какой страны?
  - Ладно, проехали. Значит, у него были выдающиеся брови.
  - Ага. Ой, и еще у него были усы. - На это раз Вика соединила кончики пальцев и потянула невидимые усы, дав понять, какие были усы у газовщика - длинные и горизонтально вытянутые.
  - Театральщина, - со вздохом еле слышно произнесла Белова. Но девушка ее услышала.
  - Вы думаете, что и брови, и усы были ненастоящими? - удивилась она, округлив свои и без того огромные глаза. - И что получается? Что газовщик был вовсе и не газовщик, - пробормотала она, приложив ладони к щекам. Громкость звука значительно поубавилась, что благотворно повлияло на барабанные перепонки Беловой.
  - Я тоже придерживаюсь этого мнения.
  - Но он приходил не только ко мне, и к другим соседям - тоже,- доверительно сообщила Виктория, засомневавшись в своих и чужих выводах. Чем-то газовщик был ей симпатичен. По всей вероятности, своей озабоченностью. В России всегда жалеют несчастных, обездоленных и озабоченных, даже те, кому жалость не свойственна. Девушка хотела продолжить свою адвокатскую речь, но вымотанная беседой "детективщица" успела вставить вопрос:
  - Полиция наводила справки в газовой службе: работает у них человек, подходящий под ваше описание?
  - Представляете - работает! - восхитилась Виктория.
   Беловой очень захотелось треснуть ее чем-нибудь тяжелым по голове, а еще лучше - вставить в рот морковку, как ее вставляют в верхний шар снеговика, изображая нос. Но то нос, а это - затычка для говорливой особы. Но время от времени затычку необходимо вытаскивать, чтобы получать по крохам нужную информацию. Когда Вика увиливает в сторону, раз, и морковку в рот.
  - Его имя, фамилия вам известны? Я сама хочу с ним поговорить.
  - Имя, фамилия, - призадумалась девица. Вопрос поставил ее в тупик.
   Пора переходить к пыткам, - подумала измочаленная Белова.
  - Вспомнила! И как я могла забыть такую простую фамилию! Это вам не Рыбоконь какой-нибудь или Пузыревский...
  - А это... - поторопила Ангелина, прижав подбородок к груди, от напряженного ожидания.
  - Иванов Степан, - облегченно выдохнула Вика. Одарив Белову победным взглядом, она пренебрежительно сообщила, - но этот Иванов Степан совсем не тот Иванов, который приходил ко мне.
  - Час от часу не легче! - всплеснула руками женщина и набросилась на болтушку, - а чего ж ты мне голову морочила: работает, именно он ко мне приходил, и усы у него, и брови!
  - Так я поначалу думала, что это он приходил, ведь и усы есть, и брови. И рассказывала вам... так, как положено - постепенно, не так, чтобы было начало и сразу конец.... Нам провели... эту... очную ставку, и я увидела совсем другого мужика. Да, с усами, да с бровями, но этот Иванов, настоящий, еще старше, ему ближе к пятидесяти. Старик, в общем. И он плотный, а тот... среднего телосложения. Обычного, в общем. Я вот что подумала: ненастоящий газовщик стырил спецовку у настоящего, чтобы заделаться газовщиком...
  - Почему ты так решила?
  - Она ему была велика, висела на плечах как на вешалке. Видимо, он знаком с настоящим Ивановым... Видел его, в смысле, где-то пересекался. В нужный момент вспомнил о нем, стырил спецовку, загримировался и пришел ко мне, чтобы обстановку разведать.
   Одна умная фраза за целый час, - подумала Ангелина с облегчением.
  - Значит, говоришь, Степан Иванов. А отчество? - поинтересовалась она без всякой надежды на успех - всплеск ума пошел на убыль, что было заметно по лицу девицы. Она успела перенестись в другое место, подальше от пристрастной "детективщицы". Пришлось той распрощаться и двигать в газовую службу.
  
   Уже по дороге Белова вспомнила, что сегодня выходной день, суббота, время перевалило за полдень. Можно попытать удачу, но лучше перенести разговор с Ивановым Степаном на понедельник. Ангелина направила стопы к родному дому.
   Возле подъезда стоял знакомый автомобиль. Рядом с транспортным средством крутился законный владелец, Григорий Пышненко. Жанна Рябченко сидела в салоне и всем своим видом выражала неудовольствие. Едва Лина показалась во дворе, подруга выскочила из машины и набросилась на нее:
  - Ангел, где тебя носит?! Почему у тебя мобильный телефон отключен?! Мне сказали, что ты ушла с Голубицким. Ушла и как в воду канула. Что происходит, в конце-то концов?! Еще немного и ты бы застала мой хладный труп! Чего ты молчишь, как рыба?! Я тебя спрашиваю - где тебя носило в компании с Голубицким? Ты, вообще, в своем уме?
  - Каждый думает в меру своей распущенности, - обронила Белова и направилась к скамейке - день выдался нелегким, хотелось посидеть на свежем воздухе и лучше в полном одиночестве. Где там, Рябченко засеменила за ней , приговаривая:
  - Когда ты начнешь думать о близких людях, которые волнуются, переживают за тебя? А? Когда?
  - Всегда думаю о близких людях, днями и ночами только и делаю, что думаю, - без эмоций сообщила Лина.
  - Мы за нее переживаем, места себе не находим, а ей все равно! Ангел, так нельзя! Нельзя так, Ангел!
  - Нельзя, Ангел, так, - переставила иначе слова в озвученной фразе Белова.
  - Она еще и издевается! Гриш, ты слышишь? Она над нами издевается.
   Рядом с расстроенной женщиной тут же появился мужчина, к которому был обращен призыв. Он положил руку на плечо любимой женщины - безмолвно успокоил.
  - Тебе нечего сказать? - сдержанно осведомилась у него любимая женщина.
  - Жанночка, я же тебе говорил, что с Ангелиной ничего не случилось, ушла по делам, а телефон разрядился.
  - Я телефон дома забыла, очень спешила, - доложила Белова и опомнилась, - а вы что здесь делаете? - Очень надеялась, что сию минуту получит ответ, и останется наедине со своими мыслями.
  - Грибы собираем, - схохмила Рябченко без намека на улыбку. Не выдержала, обняла безответственную подругу и вкрадчивым голосом поинтересовалась, - Линка, где ты была?
  - Потом расскажу. Я очень устала.
  - Очень хорошо, что устала, - взвизгнула подруга и призывно взглянула на Пышненко.
  - Михална, а мы за тобой, - вступил он. - Вот собрались с Жанночкой ко мне на дачу. Присоединишься к нам?.. Там можно отдохнуть в тишине. Ты как? Согласна?
  - Ребята, мне...
  - Ангел, отказа мы не принимаем. Тебе нужна передышка. Отдохнешь пару деньков, а потом с новыми силами вернешься к расследованию.
  - Я так понимаю, что ты даешь задний ход, - осудила Лина подругу.
  - Старые друзья своих не бросают, - заверил Пышненко.
  - Лин, поехали, ну, пожалуйста, - заканючила Жанна.
  - Ты и мертвого уговоришь. Хорошо, я поеду, но с одним условием.
  - Что за манера ставить условия?! - вспыхнула Жанна Петровна. - Неужели нельзя без всяких условий?
  - Жанетта, а чего это ты глаза прячешь? Неужели я просчитала все твои ходы?
  - Почему сразу мои? Может быть, это было предложение Григория?
  - Девчонки, я к машине, а вы тут без меня договариваетесь. - С этими словами Пышненко улизнул в своему автомобилю, припаркованному у подъезда Лины.
  - На подобное коварство способна только ты, - упрекнула подругу Белова.
  - В чем же здесь коварство? В том, что я хочу устроить личную жизнь подруги?
  - Я тебя об этом не просила.
  - Да, не просила, но я вижу, как ты страдаешь.
  - Одень очки - я не страдаю. Я занимаюсь расследованием убийств двух человек, которых знала долгие годы. Вадик, вообще, вырос на моих глазах. Я страдаю от своей беспомощности и неспособности.
  - Так что? Едем? - не обратив внимания на "плач Ярославны", прицепилась Рябченко.
  - Я поеду, только в том случае, если где-то по дороге мы... случайно не подхватим одного господина, - поставила условие Ангелина.
  - Он тебя любит.
  - Его право.
  - И ты его любишь.
  - Люблю свою дочь, своего внука и тебя. Вот весь перечень моих любимых людей.
  - Про зятя забыла.
  - И зятя, конечно, куда ж его денешь, - усмехнулась Лина.
  - Ангел, ты не будешь жалеть? У тебя есть последний шанс восстановить отношения. Когда я позвонила Кораблеву, он...
  - Во-первых, я тебя об этом не просила. Во-вторых, человек с фамилией Кораблев мне незнаком. Точка...
  
   Они возвращались в город в воскресенье, ближе к вечеру.
   Ангелина пребывала на седьмом небе от счастья - давным-давно они с Жанкой так прекрасно не ленились. Всё дела, да дела, постоянная озабоченность, думы-раздумья, а тут - только и делай, что ничего не делай, как говорил в одном мультфильме известный персонаж.
   Действительно, никакие мысли - ни умные, ни коварные, ни глупо-бытовые - голову не посетили. Даже мысли о расследовании, которые терзали Белову всё последнее время, смилостивились и на время затаились где-то далеко и глубоко.
   Радушный хозяин Григорий Пышненко взял на себя все обязанности - и знатного огородника, и шашлычника, и удачливого рыбака, и повара... Главное - он всем видом показывал, на какой заоблачной вершине счастья он пребывает. Иногда замирал и выискивал глазами свою избранницу, словно не верил, что достиг своей цели, пусть и на закате жизни. А избранница млела от его взглядов, как девочка-подросток млеет от взглядов красавчика-одноклассника, который обратил на нее внимание.
   Лина была счастлива от того, что счастливы ее близкие люди.
   Сидя в салоне автомобиля на заднем сидении, она ловила себя на том, что улыбается. Смотрит в окно, любуется пейзажем и улыбается. На ее голове лихо сдвинут венок из одуванчиков, порозовевшее лицо слегка побаливает от ласковых, но навязчивых солнечных лучей. Лина любуется надежным затылком водителя. Водитель поглядывает на нее в зеркало заднего вида и время от времени подмигивает, как будто они заговорщики. Жанка дремлет рядом с подругой. И тоже улыбается во сне.
   О Кораблеве Лина ни разу не вспомнила. Так ей казалось. Но на любой телефонный звонок реагировала настороженно.
   За два дня Кораблев не дал о себе знать... Впрочем, ничего нового: он давно ей не звонит и не появляется.
   Когда Белова оказалась во дворе, она заметила на скамейке, на которой накануне сидела вместе с Жанной, Федора Жукова. Рядом пристроился в своем инвалидном кресле Арсений Лебедкин. Он с сочувствием что-то говорил Федору. Заметив Ангелину Михайловну смолк и заулыбался.
   Белова кивнула и прошла бы мимо, если бы не повязка на голове Жукова, в виде шапочки.
  - Федор, что-то случилось? - спросила она, приближаясь к скамейке.
  - Бандитская пуля, - усмехнулся Федор.
  - Он еще и шутит, - насупился Лебедкин и обратился к женщине, - Ангелина Михайловна, а ведь мы с Федором вас поджидаем. Дело у нас к вам.
  - Конфиденциальное, если можно так выразиться, - вставил Федор. - Но сразу скажу - это не моя инициатива, в том смысле, что я не хотел вам ничего рассказывать, а Арсений Артурович настоял.
   Белова хотела сказать, что Лебедкин ищет любой повод, чтобы обратить ее внимание...
   Стоп! - мысленно осадила она себя. - А ведь как верно я подумала - ищет повод! А я-то, старая дура, вдруг начала подозревать Лебедкина во всех смертных грехах! Списала себя со счета - не рассматриваю себя в качестве женщины, заслуживающей мужского внимания. Отсюда и недоверие к Кораблеву. Опять этот Кораблев!.. О чем я? Об интересе Лебедкина. Надо всего лишь внимательно посмотреть ему в глаза и все станет ясным и понятым. Все элементарно, Ватсон! Наш уважаемый Лебедкин просто-напросто влюбился. И теперь ищет повод, чтобы объясниться. Не знает, на каких санях ко мне подобраться. Недаром Голубицкий говорил обо мне страшные вещи - боится меня народ, если быть более точной - мужской люд. Мои подозрения возникли из-за его странного и неуверенного поведения. Хорошо. С этим разобрались. Что дальше? Зачем они сидят и ждут меня? Неужели эти двое сговорились, чтобы привлечь мой интерес, слово-за слово, разговоры-разговорчики, выход на новый уровень общения, то да се... Не выйдет, господа хорошие!
  - Друзья мои, у меня нет ни сил, ни желания... проводить с вами разбор полетов, - с трудом подобрала определение женщина. - Я очень устала и хочу спать. Спокойной всем ночи.
  - Ангелина Михайловна, вы не можете так просто взять и уйти, - промямлил озадаченный Жуков.
  - Я тебе искренне сочувствую, Федор, хотя, не знаю, что произошло. Очень надеюсь, что время терпит, и завтра мы обо всем поговорим. А теперь, с вашего позволения, мужчины, я должна вас покинуть, - промолвила Белова, но исполнять свое решение не спешила - слишком загадочными выглядели оба соседа. Она замерла в метре от скамейки, пристально изучая перемотанную бинтами голову гениального сантехника.
  - Ангелина Михайловна, дорогая, - вступил в переговоры Лебедкин, - вы не только красивая женщина, вы умная, вы сообразительная...
  - На это и расчет, - вставил Федор.
  - Увы, нам это не дано, - развел руками Арсений.
  - Я ничего не понимаю. Можно без лирических вступлений.
  - Речь пойдет об очень серьезных делах, вопрос жизни и смерти, - понизив голос, сообщил раненый.
  - Ангелина Михайловна, вы обязаны сделать правильные выводы из того, о чем мы сейчас расскажем.
  - Вы себя совсем не бережете. Подумайте хотя бы о своих близких, - вставил с придыханием Федор.
  - Вы мне угрожаете? - без намека на испуг поинтересовалась Белова.
  - Мы? Вам? - задохнулся от возмущения Жуков. - Как вы могли такое подумать!
  - Федор неправильно выразился, - присоединился к нему Арсений и осудительно на него взглянул. Пришлось Федору изображать вселенскую боль с прикладыванием обеих рук к перемотанной бинтами голове.
  - Довольно ломать комедию. Или вы мне рассказываете, что приключилось, почему я вижу перед собой раненого в голову бойца, или я ухожу, - пригрозила Ангелина Михайловна.
  - Вам грозит опасность, - шепотом сообщил Арсений Артурович, озираясь по сторонам.
  - Надо по порядку, - вмешался Жуков, переставший страдать.
  - Согласна, - кивнула бесстрашная дама с венком из одуванчиков на голове. - Кто начнет?
  - Я жертва, мне и начинать, - проблеял Федор. - Всё случилось ранним воскресным утром. Только я вышел из своего подъезда, как на меня напал неизвестный. Он приложил меня головой к стене дома, прямо со всей дури взял и стукнул пару раз головой об стену. Голова чуть не раскололась, боль ужасная. Я почти потерял сознание. Тогда неизвестный меня встряхнул, чтобы я пришел в себя и принял к сведению его слова.
  - Ну? Что он тебе сказал? - с трудом сдерживая улыбку, спросила Белова.
  - Вот вам весело, Ангелина Михайловна, - обиделся Федор, - а мне совсем не смешно.
  - Извини, Федор. Я тебя слушаю.
  - Он мне сказал, чтобы вы не лезли не в свое дело, а то хуже будет. Это первое и последнее предупреждение. После этих слов он испарился, как будто его и не было. Я бы так и подумал - не было никого - если бы не разбитая голова.
  - Ты в полицию заявил?
  - Не заявил и не буду заявлять. Что я им скажу? Я не успел рассмотреть нападавшего, свидетелей нет. Даже Арсений Артурович ничего не видел...
  - Я еще спал, рано было, - доложился тот с глубоким сожалением в голосе.
  - Федор, надо заявить о нападении в полицию, - упорствовала Белова.
  - Не хочу. Будет только хуже. Ангелина Михайловна, я вас очень прошу, бросьте вы это расследование. Шкаликова повязали, дело раскрыто.
  - Да, Ангелина Михайловна, - поддержал Жукова Лебедкин, - оставьте расследование правоохранительным органам.
  - Арсений Артурович, это вы рассказали Федору о моем расследовании?
  - Я, знаете, тоже не слепой и не полный дебил - кое-что заметил, кое-о чем давно догадался. А потом Люся Яварчук подтвердила мою догадку, - с жаром высказался Жуков. - Арсений Артурович мне ни слова не сказал. Он очень хороший человек. Когда сегодня утром на меня напал неизвестный, я не нашел ничего лучше, как пойти к нему, чтобы он оказал мне первую медицинскую помощь.
  - Почему домой не пошел?
  - Боялся жену напугать. Столько кровищи было, жуть.
  - Надо было "Скорую" вызвать.
  - Да, ну их, врачей этих, - отмахнулся Федор. - Пока приедут, кровью истечешь.
  - И все-таки, надо поехать в больницу и сделать рентген, возможно, у тебя, Федя, сотрясение. Голова не кружится? Тебя не тошнит?
  - Все нормально. Только за вас переживаю.
  - Спасибо, конечно, - промямлила Лина и подумала, что все за нее переживают, кроме Кораблева. Он ничего не знает об угрозах. И не узнает.
  - Чем мы можем вам помочь? - поинтересовался Лебедкин.
  - Ничем. Свое расследование я прекращаю - не могу рисковать здоровьем моих родных и друзей, - беспечно пробормотала она. Мужчины переглянулись и тяжело вздохнули - явно не поверили. - Но тебе, Федор, надо быть настороже. Одно не пойму - почему он выбрал тебя?
  - Наверное, понял, что Федор не способен дать ему достойный отпор, - ответил за него Лебедкин. Хотел как лучше, получилось как всегда: Федор обидчиво поджал губы.
  - Вы давно здесь сидите? - спросила Лина у мужчин, чтобы сменить тему разговора.
  - Давно, а что? - заинтересовался Жуков.
  - Люся не возвращалась домой? Не видели?
  - Нет, не видели, - ответил за обоих Федя. - Разве она куда-то уезжала?
  - На выходные поехала к подруге в поселок, должна вернуться на электричке вечером. - Ангелина посмотрела на часы. - Впрочем, еще не время бить тревогу. Но на сердце почему-то неспокойно, - покачала головой женщина, поблагодарила за заботу, дала невнятное обещание, что не будет заниматься расследованием, и побрела к подъезду. Мужчины смотрели ей вслед. Она чувствовала спиной их взгляды.
  - Ангелина Михайловна, - окликнул ее Лебедкин. Она остановилась и оглянулась. Лебедкин что-то шепнул своему приятелю и покатил к ней на своей инвалидной коляске.
  - Я вас слушаю, Арсений Артурович, - сузив глаза, сказала она, когда он к ней приблизился.
  - Ангелина Михайловна, я давно хотел вам сказать... Давно хотел признаться... Но не решался, потому что я... инвалид. Зачем вам инвалид. Но сейчас у меня появился шанс на выздоровление, я еду в Израиль на лечение... Что-то я не то говорю... Одним словом, я вас люблю, Ангелина Михайловна. Люблю давно. Я хочу, чтобы вы об этом знали. Мало ли, что меня ждет в будущем. Прогноз прогнозом, но... всякое может случится. Сердечко у меня давно барахлит.
  - Надо надеется на лучшее.
  - Больше вы ничего не хотите мне сказать?
  - Ваше признание меня не удивило.
  - Только и всего?
  - Я очень надеюсь, что операция пройдет успешно, вы вернетесь к прежней жизни... И вы встретите достойную женщину. Возраст никогда не был помехой для счастья. Я точно знаю, что начать жизнь заново никогда не поздно, было бы желание... Я могу задать вам один вопрос? Он давно меня мучает. - Лебедкин согласно кивнул. - Недавно вечером мы с вами беседовали во дворе, потом я ушла, я вы собрались кому-то звонить. Кому, если не секрет? Если не хотите отвечать, не отвечайте, ваше право.
  - В тот вечер я так и не решился признаться вам в своих чувствах. После вашего ухода, решил - позвоню и скажу. По телефону как-то легче.
  - Но не позвонили.
  - Нет. Как-то неправильно... Всё это неправильно... И сегодня не нужно было... Вы любите другого мужчину? Того, с кем вы разговаривали в день убийства старухи Гавриловой?
  - До свидания, Арсений Артурович, - ускользнула от ответа Белова.
   После вопроса Лебедкина она осознала, что любит. Любит того, другого, чью фамилию пытается забыть, как и его самого. А он... подлый негодяй...
  
   Рано утром в дверь Беловой настойчиво позвонили. Она решила, что пришла Люся. Сейчас начнет барабанить кулаком в дверь. Ничего нового, всё, как всегда. Ей, видите ли, надо срочно доложить, как прошли выходные в компании Марианны и Василисы.
   Однако незваный гость продолжать измываться над дверным звонком. Тревога обуяла Ангелину Михайловну. Она накинула халатик и поспешила в прихожую. Руки так тряслись, что она с трудом справилась с замком.
   На пороге стояла растрепанная и встревоженная Маргарита Леопольдовна Фредушинская.
  - Люся пропала, - сказала она гнусавым от долгих слез голосом и вошла в квартиру.
  - Как пропала? Она должна была вчера вернуться. Что произошло?
  - Люся позвонила с пригородного вокзала, сообщила, что приехала, скоро будет дома... А потом... - Марго зарыдала в голос.
   Белова никогда не видела ее в таком "разобранном" состоянии.
  - Маргарита Леопольдовна, проходите на кухню, я напою вас успокоительным.
   Старушка отказалась от успокоительных капель, но в кухню прошла и села на стул. Собралась с силами и продолжила:
  - Наверное, моя девочка только вышла из электропоезда, она шла по перрону и разговаривала со мной по телефону. Потом с кем-то поздоровалась, а мне сказала, что перезвонит позже. Я была спокойна и легла спать. Утром просыпаюсь, иду к ней в комнату и понимаю, что... моя девочка не ночевала дома. Я набираю ее номер, а мне говорят, что телефон абонента отключен.
  - Она обещала перезвонить и не перезвонила, - задумчиво протянула Белова, вспомнив старуху Никифоровну, которая возмущалась безразличием прабабки по отношению к правнучке. Речь идет не о безразличии, конечно, а о полной уверенности, что с правнучкой ничего плохого случится. Что поделать - такой у Марго мужской характер: никаких волнений "на пустом месте".
  - Надо в милицию идти... Писать заявление... Как думаете, Ангелина Михайловна?
  - Вместе пойдем. Я сейчас. Я быстро. - Хозяйка успела дойти до прихожей, как услышала, как на прикроватной тумбочке разрывается возмущением ее мобильный телефон. Женщина придала себе ускорение, влетела в спальню и прежде чем ответить на звонок, посмотрела, кто звонит. На экране высветились знакомые имя и фамилия - Людмила Яварчук.
  - Люся! - заверещала Белова на всю квартиру, - Люся нашлась!
   Через секунду Марго уже стояла возле нее.
   Белова не успела ничего сказать - накинуться, поругать, что-то спросить, в итоге успокоиться и порадоваться, как услышала в трубке грубый незнакомый мужской голос, явно искаженный специальными техническими средствами.
  - Это второе предупреждение. Надеюсь, теперь ты будешь сговорчивее. А то вдруг взбредет в голову продолжить свое расследование. Запомни - это последнее китайское предупреждение. - Незнакомец мерзко захихикал. - Ты - по-хорошему, я тоже - по-хорошему. Тебе ясно?
  - Это ты похитил Люсю? - прошипела Белова. - Ты? Что с Люсей? Где она? Молчишь? Ну, молчи, молчи, как бы тебе навсегда не замолчать. И послушай МОЕ первое и оно же последнее китайское предупреждение - если хотя бы один волос упадет с ее головы, я тебя уничтожу, тварь!
  - Не груби, тетя, а то хуже будет. Ничего с твоей девкой не случится, если ты будешь сидеть тише воды, ниже травы... Я всё сказал! Ты поняла?
  - Дай мне поговорить с Люсей.
  - Обойдешься.
  - С ней все нормально? Она... жива?
  - Не переживай, я ее пальцем не трону. Пока. Сиди дома и не высовывайся. Если я узнаю, что ты нарушаешь обещание, твоей Люсе - капец. Я доходчиво объясняю?
  - Я... тебя... поняла.
  - И не думай меня перехитрить. У меня все под контролем.
   Фредушинская слышала весь разговор - Белова включила на телефоне громкую связь.
  - Извините меня, Маргарита Леопольдовна, - выдохнула Лина. - Не думала, что...так выйдет.
  - Он не выпустит мою девочку живой. Он побоится... Она его выдаст.
  - Будем надеется на лучшее. Я что-то придумаю.
  - Как долго ЭТО продлится? Пока не осудят Шкаликова? Но следствие может идти полгода или больше... Ангелина Михайловна, вам не кажется поведение этого... человека... странным? Чего он добивается?
  - Чтобы я не занималась расследованием, каким-то образом он узнал, что я слишком близко приблизилась к разгадке... Хотя, я так не считаю.
  - Что будем делать? Сидеть сложа руки и ждать?
  - Именно этого он и добивается. Неужели он рассчитывает, что я буду безвылазно сидеть в четырех стенах, смотреть примитивные сериалы и ждать развязки. Какой развязки? Если он, действительно, выжидает - хочет дождаться суда над Шкаликовым, но это глупо. Разве не так? Любое уголовное дело можно пересмотреть, возобновить расследование по факту вновь открывшихся обстоятельств.
  - Он не может быть примитивным, как сериалы, - высказалась Фредушинская, во все глаза смотря на свою визави, от которой зависела жизнь правнучки. - Сами подумайте - он убил двух человек и практически "вышел сухим из воды". Ему несказанно везет, как везет... начинающему игроку в казино.
  - Я ни единожды об этом думала: преступник не хладнокровный профессиональный убийца. Что-то в его жизни произошло, и он случайно убил Вадима Пушкина... Потом настала очередь болтливой Никифоровны. Боязнь медленно начала отступать, ей на смену пришло собственное величие - он один такой во всем мире, никто и никогда не сможет его поймать. И вдруг он узнает о моих шагах в правильном направлении. Он начинает паниковать и совершает одну ошибку за другой. Сначала напал на Федора Жукова, потом похитил Люсю.
  - Не проще ли ему было расправится с вами и положить конец расследованиям? И почему он решил, что опасность исходит от вас? В полиции тоже не дураки сидят.
  - Мы не знаем, что в голове у следователя, но я могу уверенно заявить, что следователь никак не соединил в одно уголовное дело два убийства и одну кражу со взломом.
  - Какую еще кражу?
  - Сейчас не время, я после вам расскажу. Что касается вашего вопроса о более простом решении проблемы, то... то об этом стоит поразмыслить.
  - Вы будете сидеть и думать, а моя девочка... - всхлипнула Маргарита Леопольдовна. - Что с ней? Жива ли она?
  - Успокойтесь - Люся жива, - уверенно заявила Белова. Марго вытерла слезы большим мужским носовым платком и выжидательно посмотрела на нее. Ангелина заверила, - я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы найти эту сволочь. Мы знаем, что он звонил мне с телефона Люси. В этой связи у нас появляется возможность запеленговать телефон и вычислить его местонахождение.
  - В этом деле я вам не помощник.
  - Честно говоря, я тоже в этом деле полный профан. К тому же не могу предпринимать никаких действий - не хочу рисковать жизнью Люси.
  - И что же делать?
  - Мне нужен надежный помощник.
  - Я могу послужить связующим звеном между вами и специалистом, который запеленгует телефон моей девочки.
  - Маргарита Леопольдовна, я не исключаю того факта, что за вами тоже ведется наблюдение. Для начала мне нужно добыть чужой мобильный телефон... С вашего я звонить не хочу, - опередила ее предложение Белова.
  - Я возьму телефон у мужа.
   Марго метнулась к себе домой и вскоре вернулась со стареньким кнопочным мобильником. После чего Белова выставила ее из квартиры, чтобы не путалась под ногами.
   С чужого мобильника Белова позвонила Голубицкому. Тот долго не отзывался, потом буркнул недовольно: "Алё".
  - Сереж, нужна твоя помощь.
  - Ангелина Михайловна? Вы?
  - Я. Звоню с другого телефона. Так вышло. Поможешь?
  - Я приболел.
  - Что-то серьезное?
   Сергей коротко обрисовал ситуацию - ничего серьезного.
  - Так что? - прицепилась Ангелина.
  - Для вас - что угодно, даже в такой ситуации, - пошутил мужчина.
  - Сережка, мне не до смеха.
  - Что случилось?
   Женщина рассказала о похищении Людмилы и о звонке неизвестного. Сергей не стал ей пенять - я же вам говорил и все в таком духе. Выслушал и сказал:
  - У меня есть один знакомый, он служит в МЧС, у него есть возможность определить, где в настоящий момент находится телефон Людмилы. Ждите...
   Сергей перезвонил через полчаса и сообщил:
  - Местонахождение телефона Яварук определить не удалось. Скорее всего, преступник отключил телефон, или, вообще, вытащил симкарту и выбросил.
  - Честно говоря, я не удивлена, ведь мы имеем дело с хитрым соперником, который вошел во вкус игры, в которой он диктует условия.
  - Он сумасшедший? - спросил Голубицкий напряженным голосом.
  - Он одержимый... некой идеей.
  - Разве это не одно и тоже?
  - Довольно философствовать. Сергей, я хочу еще раз поговорить с Викой. У меня появилось к ней несколько вопросов.
  - Я могу привезти ее к вам. Пусть преступник думает, что это моя любовница. Мы вместе зайдем в подъезд, затем незаметно поднимемся к вам. Хотя... лучше я ей позвоню, и пусть она сама приезжает, - предложил другой вариант Сергей, вспомнив о своем непродолжительном заболевании, требующим его пребывания дома.
  - Он не дурак, быстро обо всем догадается, когда увидит Викторию, входящую в наш подъезд.
  - Вы по-прежнему настаиваете на той версии, что преступления связаны?
  - Теперь я в этом убеждена на сто процентов. Потому он так занервничал.
  - Но откуда ему знать о ваших догадках?
  - Хороший вопрос. У меня такое чувство, что он постоянно где-то рядом, а я его не замечаю.
  - Что ж он, в шапке-невидимке, что ли? - хмыкнул Сергей.
  - Может быть, может быть, - пробормотала Белова, погрузившись в свои мысли.
  - Что будем делать с Викой?
  - Я ей позвоню, дай мне номер ее телефона.
  - Куда проще. - Голубицкий продиктовал номер Виктории, и Белова снова взялась за чужой мобильник.
   Вика ответила сразу, спросила визгливым голосом: "Кто это?" Белова назвала свое имя и "род занятий", чтобы оживить память и не терять времени даром. И сразу предупредила, чтобы Вика никому не рассказывала об их разговоре - дело идет о жизни очень дорогого ей человека. Затем попросила заново повторить историю старинного перстня, которую слушала вполуха при первой встрече - посчитала данную информацию лишней...
   Ангелина Михайловна не могла представить, как себя чувствуют космонавты после приземления, но, наверное, у нее тоже, как и у них, сказывались перегрузки, с той разницей, что у нее - от общения с Викторией. Будто бы и разговор не слишком перенасыщен информацией, и длился не более пятнадцати минут, однако Ангелина страдала от переизбытка чужих эмоций и получения ненужных сведений. Особенное внимание Виктория уделила предмету своего интереса - Сергею Голубицкому, пыталась выяснить у своей визави тайны его личной жизни. Белова чуть не сорвалась и не сообщила девушке о ближайших планах Сергей - о предстоящей женитьбе на бывшей однокласснице. Но благо, вовремя удержала свой порыв, иначе Вика могла повести себя неадекватно, прервать разговор на полуслове. Или залилась слезами, вообще перестала соображать - с соображением у нее и без того большие проблемы, в итоге принялась жаловаться на свою несчастную девичью долю.
   Получив скомканную информацию, Белова в изнеможении опустилась на кресло. Сцепила ладони и приложила ребра сцепленных ладоней к губам, подпихнув два больших пальца под подбородок. Так ей легче думалось. Привычнее.
   Она не знала, сколько времени просидела в такой позе, но подбородок заныл от впившихся в него ногтей, оттого и вернулась в реальность.
   Голова побаливала, но не так, чтобы понадобилось медикаментозное вмешательство.
   Чтобы размять затекшие ноги, Белова принялась мерить шагами комнату. На ум пришли строки поэтессы Ольги Берггнольц, которые она процитировала вслух:
  - Я недругов смертью своей не утешу, что б в лживых слезах захлебнуться могли, не вбит еще крюк, на котором повешусь. Не скован. Не вырыт рудой из земли.
   Строки придали ей физических сил, и возобновили умственный процесс.
   Все-таки общение с болтушкой Викой принесло свои плоды, полученная информация в перекрученном виде выпрямилась, разложилась, осталось сделать выводы. Один вывод родился в голове легко и просто, тем более, он уже был озвучен, теперь пришло окончательное убеждение: на сегодняшний день главной жертвой преступника является она, Ангелина Белова. Следующей будет Людмила. Пока Людмила - его козырь. Он не будет рисковать - устранять девушку: Лина может потребовать разговора с ней, чтобы убедиться, что он не блефует. Ему нужна живая Люся Яварчук. На это вся надежда.
   Ангелина настороженно поозиралась по сторонам в полной уверенности, что за ней ведется постоянное видеонаблюдение. Если это так, то это очень плохо - преступник знает о ее действиях.
  - Быть такого не может, это паранойя, - убедительно заявила она вслух и четко проговорила, - в моей квартире нет и не было никаких камер видеонаблюдения. И никогда не было подслушивающих устройств.
   Но как он обо всем узнает? - подумала она и подтвердила недавнее высказывание, обращенное Голубицкому, - он постоянно оказывается рядом... Или ему кто-то докладывает без злого умысла - потому что его никто не подозревает... Или я сама докладываю?.. Или кто-то другой? Кто? Лебедкин? Голубицкий?.. Или Пышненко?.. Или Марианна?.. А может, Кораблев? Неужели я настолько плохо разбираюсь в людях?!
   Белова ходила из угла в угол, пытаясь взять себя в руки. Все мысли вертелись вокруг похищенной девушки.
   Люська, бедная девочка... Из-за меня она влипла в историю. Как чувствовала - просила ее не вмешиваться, заниматься своими делами, так нет... Всё будет хорошо. Совсем скоро везению убийцы придет конец...
   На первый взгляд, бредовая угроза - не высовывайся, сиди дома, а если пораскинуть мозгами? На что он надеется? Он уверен, что я буду сидеть дома и ждать... Ждать чего или кого? По его разумению, которое "осталось за кадром" - ни чего, а кого: он придет, и... грянет час его победы... Неужели он рассчитывает, что я приму к сведению его указания? Уже приняла - сижу безвылазно дома. Предпринимаю кое-какие тайные действия, о которых он знать не может... А как быть с Голубицким? Неужели я поторопилась с выбором помощника?
   Кажется, кто-то сошел с ума. Точно, ни я. Ясное дело - он, преступник. Он сбрендил от кражи перстня, от двух убийств. Что не удивительно: не каждый способен совладать со своей психикой в такой ситуации. Что мне дает его умственное помешательство? Сумасшедшие более изощрены и находчивы, чем нормальные люди. Разве убийц можно назвать нормальными людьми? Но с виду они кажутся обычными. Взять к примеру зверя Чикатило...
   Кто ты? Приходи, не трусь, познакомимся. И разберемся, кто кого.
   Увы, пока он меня опережает...
   Почему я говорю о преступнике, как о мужчине? Потому что именно мужчина приходил к Вике под видом газовщика. Он работает в одиночку, без пособников...
   Ангелина Михайловна закуталась в палантин и вышла на лоджию. Погода выдалась как ее настроение - гадкая: моросил затяжной дождик, по небу бродили тучи, ветер возмущенно метался, постоянно меняя направление.
   Лебедкин сидел на балконе в своей инвалидной коляске. На нем была защитная накидка от дождя ярко-лимонного цвета. Непостоянный ветер взял инвалида под защиту - отводил от него ледяные струи дождя. В принципе, такой необходимости не было: во-первых, на Лебедкине была накидка, во-вторых, он мог укрыться в квартире, а не сидеть на балконе, продуваемом ветрами. Вести наблюдение, сидя у окна в теплом помещении.
   Ключевое слово - наблюдение.
   Белова пронзила инвалида уничижительным взглядом, не могла сдержать чувств. Видимо, тот проникся, поднял голову, заметил женщину на лоджии и приветливо улыбнулся. Лина отвернулась. Потом все же обратила свой взор на него и помахала рукой. Лебедкин приложил ладонь к груди и склонил голову. Это он так извинился за вчерашнее - сделала вывод женщина.
   Посидел в неудобной позе пару минут, затем вновь взглянул на нее. Наверное, ее озабоченный вид его обеспокоил. Он дернул головой - спросил, всё ли в порядке. Она показала большой палец - мол, все замечательно, - и отвернулась, чтобы он ее не доставал. А затем, когда палантин окончательно промок, как и ее волосы, вернулась в комнату. Пришлось переодеться в сухое, натянуть на ноги теплые носки.
   Надо выпить чаю, - решила Лина. Пошла на кухню, долго стояла посередине, не понимая, зачем пришла. Сердце тревожно ныло, бухало - непривычно напоминало о себе. Вместо чая накапала тридцать капель корвалола, выпила, скривилась, запила водой.
   Позвонила Жанна Рябченко, тоже спросила, как дела, есть ли новости. Лина ответила бодрым голосом, что у нее всё прекрасно, занимается генеральной уборкой - намекнула, чтобы ее не отвлекали. Жанна сообщила, что они с Григорием идут сегодня вечером в кино и пригласила подругу присоединиться.
  - По-моему, вам и без меня замечательно. Третий лишний, забыла? А если ты думаешь, что я скучаю в одиночестве, то ты сильно ошибаешься. У меня дел невпроворот.
  - Ангел, а... Костик не появлялся? - решилась на вопрос Рябченко.
  - И не появлялся и не звонил, чему я очень рада.
  - Рада она, - пробурчала подруга, - так я и поняла.
  - Что-то еще? - резко высказалась Лина.
  - Ты умерь свою гордыню и позвони ему.
  - Кому? - прикинулась дурочкой Белова.
  - Костику?
  - Какому Костику?
  - Кораблеву! - разозлилась Жанна.
  - А кто это? Впервые слышу.
  - С тобой как разговаривать, лучше ворох белья перегладить.
  - Иди, гладь. До свидания...
   Он хочет, чтобы я сошла с ума, - подумала Белова, имея в виду, естественно, преступника, за спиной которого два убийства, кража и похищение человека. - Надо что-то делать. Не бродить по квартире с полоумным видом, а предпринимать шаги для спасения Люси... Сначала я, потом Люся... Сначала я, потом Люся... Перемена "мест слагаемых" в данном случае очень важна... Сначала я... Надо оставить прощальное письмо дочери. Я напишу, чтобы меня кремировали, а мой прах развеяли. Так будет лучше... Я смирилась со своей участью?.. Я смирилась. А как же Люся? Что будет с ней?..
   Извечный вопрос - что делать? Надо ждать. Он придет. Он обязательно придет, потому и приказал сидеть дома. Глупо. Он надеется, что я смирюсь, что буду ждать? Он сумасшедший. Он одержимый. Правильно заметил Сергей - это одно и тоже... Я буду сидеть и ждать... Кто из нас в здравом уме? Еще вопрос.
   В дверь позвонили. Ангелина вздрогнула и пролила на себя остывший чай. На непослушных ногах доковыляла до входной двери и заглянула в "глазок". На площадке стояла Маргарита Фредушинская. Ангелина открыла дверь, пожилая женщина проскользнула в квартиру.
  - Я ходила в полицию. Написала заявление о пропаже Люси, - шепотом сообщила она. Так же шепотом спросила, - не нужно было?
   Белова неопределенно передернула плечами, в свою очередь поинтересовалась здоровьем Якова Семеновича.
  - Он пока ничего не знает, я не решилась сказать ему правду. Вы обещали, что всё закончится благополучно, тогда и нет смысла ему говорить. Может быть, потом расскажу... Всё будет хорошо? - заглядывая ей в глаза, как преданная собачонка, вопросила Марго.
  - Так и будет, - выдохнула Ангелина. - Как вы объяснили Якову Семеновичу тот факт, что Люся не вернулась из Толпино?
  - Я сочинила для него историю, что в колледже объявлен карантин из-за какой-то инфекции - все занятия отменены. Зачем ей находиться в городе, если можно пожить в поселке, у нее там подружки.
   В дверь снова позвонили. Прежняя процедура с проверкой повторилась. На этот раз на пороге стоял Федор Жуков. На его голове по-прежнему была повязка.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровался он, переминаясь с ноги на ногу. И обратился к Маргарите Леопольдовне, - я к вам заходил, а ваш муж сказал, что вы у соседки.
  - Какие-то проблемы? - деловито осведомилась Фредушинская.
  - Мне тут... сорока на хвосте принесла, что ваша правнучка пропала. Люся.
  - Я этой сороке все перья из хвоста повыдергаю, - процедила сквозь зубы Белова, речь шла, естественно, о Голубицком, который растрепал новость об исчезновении Яварчук - больше некому.
  - Тише вы, - осадил ее Жуков и приложил указательный палец к губам. - Ангелина Михайловна, я вам говорил, а вы не послушали.
  - Ты за этим ко мне пришел - чтобы напомнить о вчерашнем разговоре? - набросилась на него Ангелина.
  - Хотел кое-что рассказать, - с хмурым видом сообщил он и приложил ладонь ко лбу. Гримаса боли исказила лицо.
  - Болит? - спросила Белова.
  - До свадьбы заживет.
  - Что ты жене сказал?
  - Сказал, что поранился о трубу в подвале.
  - Поверила?
  - Наверное.
  - Чего мы на пороге стоим, заходи, рассказывай, зачем пришел.
  - Когда вы вчера ушли домой, а за вами ушел Лебедкин, я еще некоторое время сидел на скамейке. Голова сильно болела. И домой не хотелось идти - начнутся вопросы. Я целый день отговаривался - то одно дело у меня, то другое. В общем, жена до вечера меня не видела... в таком виде. Сижу, значит я, думаю, что сочинить для жены, а тут она мне звонит - легка на помине. "Порадовала" меня супруга, сообщила, что ее мать приезжает, теща моя. И я тотчас обязан ехать на вокзал, встречать ее. Делать нечего - надо встречать. Хотел я вызвать такси, а вдруг вижу, Сергей Голубицкий из подъезда выходит и направляется к своей машине. Я к нему. Прошу подвезти до пригородного вокзала, опаздываю, тещу не успею встретить, а с тещей лучше не ссориться. А Серега мне: не могу, спешу, важная встреча у меня. Ладно, думаю, как ты ко мне, так и я к тебе. Попросишь ты у меня помощи. И всё бы ничего, не было бы никакой обиды, если бы я позже не увидел на парковке у пригородного вокзала... Что бы вы думали? Автомобиль Голубицкого!
  - Может быть, ты перепутал? - с надеждой спросила Белова. - Мало ли похожих автомобилей.
  - Похожих не мало, но за рулем кто сидел? Голубицкий собственной персоной. Во как! И что же получается? Что он поджидал Люсю.
  - Так внезапно нагрянула теща? Никто не ожидал ее приезда? - не поверила Фредушинская, не обратив внимания на слова о Голубицком. Сей факт не понравился Жукову.
  - Я ей про Фому, она мне про Ерему, - пробормотал он себе под нос. Обе дамы расслышали, но промолчали. Лина никак не выказала неудовольствия, а Марго набычилась. Пришлось Жукову "расшаркиваться":
  - Думаю, жена была в курсе, что ее мать приезжает, но помалкивала до поры-до времени, чтобы я не возражал. Я человек мирный, со всеми стараюсь поддерживать добрые отношения, но не с тещей. Мегера она каких поискать. И все ей ни так, все ни эдак. Как говорится - чем дальше, тем роднее. Одним словом, поставила меня жена перед фактом - приезжает, встречай. Не отвертишься. Пришлось вызывать такси, ехать на пригородный вокзал, тещу встречать.
  - В котором часу это было? Когда ты был на вокзале? - вклинилась с очередным вопросом Марго, опередив замешкавшуюся Ангелину.
  - С Ангелиной Михайловной мы общались во дворе в районе восьми вечера. Еще светло было на улице. А жена позвонила, когда стемнело. В начале десятого. Уличные фонари только-только зажглись, поэтому я заметил Сергея. Получается, в районе десяти я был на вокзале. Недалеко от входа, на парковке заметил машину Голубицкого. И его самого в салоне.
  - Он был один? - вопросила Лина.
  - Один.
  - Маргарита Леопольдовна, во сколько вам звонила Люся?
  - Люся звонила в десять, в начале одиннадцатого, - неуверенно пробормотала Фредушинская. - Я уже дремала под телевизор, ее поджидала.
  - То есть, я так понимаю, что она могла звонить и раньше, и позже, - констатировала Белова.
  - Я сейчас вам все расскажу, - деловито вставил Жуков. - Я потому и пришел, когда узнал, что Люся пропала. Тут еще Голубицкий...
  - Хватит о Голубицком, давай о Люсе! - призвала Марго.
  - Я видел Люсю на перроне, - выдохнул Федор и сделал скорбное лицо, намекнув, что он знает больше, чем говорит.
  - Видел?! - охнула прабабка пропавшей девушки.
  - Сижу я, значит, на скамейке, жду тещу. Тут электричка подошла. Вижу, из вагона выпрыгивает Люся, достает из кармана мобильник и начинает по нему трещать. Не успела сказать и пары слов, как замечает какую-то девушку, видимо, свою знакомую.
  - Как она выглядела? - спросила Белова.
  - Здоровая такая деваха. Высокая и толстая. Гром-баба, одним словом.
  - Откуда она взялась на перроне? Ждала Люсю? - с недоверием поинтересовалась Ангелина. Она точно знала, что в город Люся вернулась одна, Марианна осталась в Толпино. Они вместе решили, что в городе Марианне грозит опасность.
  - А тут начинается самое интересное, - сообщил с придыханием Жуков. - Девица эта, знакомая Люси, вышла из соседнего вагона той самой электрички.
  - Получается, они ехали в соседних вагонах, а Люся не знала, потому и удивилась. Я это поняла по ее голосу, - пробормотала озадаченная Марго.
  - Что было дальше? - поторопила Белова.
  - Они пошли по перрону вдвоем, переговариваясь.
  - Люся не была обеспокоена? Как она выглядела?
  - Как обычно, без всякого напряга.
  - Ангелина Михайловна, вы знаете, о ком идет речь? Что это за девица? - потребовала ответа Маргарита Леопольдовна.
  - Догадываюсь...
  - Надо что-то делать! Надо идти к этой гром-бабе и спрашивать, куда она дела мою девочку! Чего вы стоите столбом?! - возмутилась прабабка.
  - Я не стану предпринимать никаких действий, - делая паузы между словами, проговорила Белова. - Я не хочу подвергать жизнь Людмилы опасности.
   Фредушинская прожгла ее взглядом и удалилась, громко хлопнув дверью.
  - Ангелина Михайловна, - обратился к хозяйке Федор, кося глазом на дверь, как будто боялся, что его начальница может вернуться, - почему вы не можете позвонить той девушке? Вдруг она не имеет никакого отношения к похищению, но может что-то сообщить. Вдруг она видела, как Люся села в автомобиль Голубицкого?
  - Федор, отвяжись, а?
  - Никогда не думал, что вы такая... такая бессердечная, - подобрал определение Жуков.
  - Да, я бессердечная, - согласилась Белова. - У тебя всё?
  - Можно попросить у вас стакан воды, мне нужно таблетку запить - голова раскалывается. Что вы на меня так смотрите? Воды жалко?
  - Дам я тебе стакан воды, успокойся. Проходи на кухню.
  - Я здесь подожду.
   Ангелина отлучилась, вернулась не скоро - долго медитировала у окна, залитого дождевыми каплями, как будто собиралась напоить гостя дождевой водой и подумывала, что предпринять. Мысли разлеталась в разные стороны, Лина пыталась утихомирить злость на весь белый свет. Особенно злилась на Федора, который спутал все карты.
   Вернулась с кружкой воды. Жуков осуждающе взглянул на неспешную хозяйку, бросил в рот таблетку, запил водой, вернул кружку и откланялся.
   Некоторое время женщина слонялась по квартире. Затем решительно взялась за телефон...
  
   Незаметно прошло время обеда. Ангелина вспомнила, что с утра во рту не было ни крошки. Она долго стояла перед раскрытым холодильником. Потом достала два яйца. Приготовила яичницу. Без аппетита пообедала. Выпила крепкого кофе, съела две шоколадные конфеты. Подошла к окну и выглянула во двор.
   Двор был пуст. Дождь лениво заканчивал свое недавнее действо.
   На парковке у дома появился незнакомый автомобиль. Из него вышла странного вида женщина. Высокая, с лохматой шевелюрой длинных каштановых волос. В голубых джинсах, сером плаще выше колен и белых кроссовках.
   Баскетболистка или волейболистка, - подумала о ней Белова, из-за высокого роста.
   Девушка щелкнула брелоком, повертела головой и направилась к первому подъезду. Ранее эту девушку Лина никогда не видела.
   Интересно, кто это? К кому она приехала? - зачем-то задумалась жительница второго подъезда Ангелина Белова. Федор проживал в третьем подъезде, следовательно, эта высоченная девица - не его супруга. Лина давно ее не видела, и позабыла, как та выглядит, помнила одно - Жукова имела гренадерский рост, супруг был ей по плечо.
   С высоты своего седьмого этажа, Белова не смогла рассмотреть ее лица, не смогла определить возраст незнакомки. Впрочем, какое ей до нее дело...
   Включила телевизор. Транслировали старый советский фильм "про любовь". Ангелина смотрела на экран, погрузившись в свои мысли. Опомнилась, вскочила и помчалась в прихожую. Пометалась по прихожей, открыла все замки на входной двери, сразу вернулась назад, выставила кресло таким образом, чтобы сидеть спиной ко входу в гостиную. Уселась и затаилась. Несмотря на громкий звук телевизора, услышала, как кто-то открыл дверь, зашел, тихо двинулся в сторону гостиной, где бубнил телевизор.
  - Заждалась? - спросил знакомый голос...
  
   Ангелина Михайловна поздно заметила, что в ее туалете начался потоп. Она не стала разбираться в проблеме - на это у них в доме есть специально-обученный человек. Но воду в квартире перекрыла, затем позвонила Федору Жукову. Тот возмутился: "Я только у вас был! Все же было нормально!" - "Можешь не торопиться, я пока лужу на полу высушу, и некоторое время могу обойтись без воды". - "Я закончу в двенадцатой квартире и приду к вам", - пообещал мастер на все руки. В общем, договорились.
   Ангелина с большим интересом смотрела кинофильм и ждала сантехника. Присутствие другого человека, которому она радушно открыла дверь заранее, ее успокаивало. Он находился где-то в недрах ее квартиры, но она знала - он начеку, он поможет, защитит, он не позволит преступнику лишить ее жизни...
   Сидела и ждала. Старалась ни о чем не думать. Смотрела телевизор.
   Как преступник проник в ее квартиру, она не поняла. Не услышала его осторожных шагов по прихожей, не почувствовала его присутствия в гостиной с работающим телевизором, хотя, была начеку. Когда он опустил свои крепкие и нечеловечески тяжелые руки ей на плечи, она не испугалась. Даже не вздрогнула. Наверное, исчерпала все эмоции. Или просто устала от ожиданий.
  - Ну вот и все, - с чувством полного удовлетворения сообщил он, - сейчас я тебя задушу, а потом уйду ненадолго. Вернусь и обнаружу твое бездыханное тело. Ты меня вызывала? Вызывала. Тому есть свидетели. Я пришел, а ты уже мертва. Кто подумает на незаметного сантехника? Настолько незаметного, что его никто не стесняется, что его присутствие никого не обременяет. Нет его, понимаешь? Нееет.
  - Ты верно сказал - никто? Ответ на мучивший меня вопрос - кто убийца? - лежал на поверхности, а я его не замечала, - скрипучим голосом согласилась Белова.
  - Значит, мне в очередной раз повезло, чего не скажешь о тебе. - С этими словами он набросил удавку ей на шею и начал хладнокровно душить. Ангелина успела подставить руки, убийца догадался, что она без борьбы не сдастся, сей факт его не раздосадовал, развеселил. Он медленно душил ее и злобно похихикивал.
   Жуков не ожидал одного - что у жертвы появится защитник. Он возник ниоткуда. Высокий брюнет седыми висками, в голубых джинсах, водолазке и белых кроссовках. Но убийца рассмотрел его позже, когда защитник без труда его скрутил, связал ему руки его же веревкой и бросил на диван.
  - Где Люся? - четко выговорила Ангелина, склонившись над поверженным врагом. - Если ты сейчас же не признаешься, я тебя придушу своими руками, сволочь! И скажу, что защищалась.
  - Эй, не молчи, - пихнул его ногой Кораблев. - С этой женщиной шутки плохи.
  - Она в гараже.
  - В каком гараже?
  - В моем.
  - Ангел, ты знаешь, где находится его гараж? - спросил Костик.
  - Знаю... Люся жива? Отвечай!
  - Жива, что ей сделается. Я специально наплел про Голубицкого, про гром-бабу, чтобы следы запутать. Как ты догадалась?
  - Ты же сам сказал накануне, что я умная. И дура одновременно - сама выболтала тебе о Люсе, о том, что она должна вернуться в город на электричке. Ты поспешно отправился на пригородный вокзал, естественно, не тещу встречать, у тебя были другие цели. На что ты рассчитывал? Что тебе удастся всех перехитрить?
  - Если человеку начинает везти, то везет до конца, - убедительно заверил преступник с безумным взглядом некогда добрых и доверчивых глаз.
  - Нельзя терять ни минуты, надо бежать в гараж! - призвал к действию Кораблев.
  - Надо позвонить в "Скорую", вероятно, понадобится помощь медиков. И в полицию надо позвонить.
  - Надо выяснить, что он с ней сделал, чтобы провести необходимые действия. Что ты сделал с Люсей?
  - Я? - издевательски переспросил Жуков. - Я всего лишь предложил подвезти ее до дома. Для этой цели пришлось угнать чужой автомобиль. Недаром говорят, что у меня "золотые" руки! - похвастал он. - В машине сделал ей инъекцию инсулина, она отключилась. Я привез ее в гараж, связал и ушел, прихватив ее мобильный телефон. Утром дождался, когда ее прабабка забьет тревогу, и позвонил с последним китайским предупреждением.
   Кораблеву зверски хотелось выбить ему все имеющиеся зубы, но пришлось на время отложить экзекуцию.
  - Где ключи от гаража? - процедил сквозь зубы Костя, хорошенько встряхнув преступника. Тот клацнул зубами и едва не растерял их по собственной оплошности. После чего с вызовом предложил:
  - Найдешь, будут твои.
   Костя проверил его карманы, сразу обнаружил связку ключей в кармане спецовки и сказал:
  - Какой-нибудь, да подойдет. Пошли с нами, счастливчик! - И снова встряхнул бывшего сантехника и бывшего доброжелательного и отзывчивого человека.
   После его слов, Жуков как-то сник, попросил освободить его от пут, но Костя бросил: "Обойдешься". Пришлось Жукову безропотно следовать в гараж в сопровождении Кораблева и Беловой. Но не отказал себе в удовольствии высказаться в адрес Кораблева:
  - Ты мне с первого взгляда не понравился.
  - Сейчас же покончу с собой от такого убийственного заявления, - с сарказмом произнес Константин...
  
  Заключение
  
   Спустя неделю после всех событий дружная компания собралась в квартире Кораблева. Ангелина не хотела, чтобы ее дочь узнала, в какую беду едва не угодила ее мать по собственной инициативе, поэтому пришлось тайно собираться у Константина. Кроме хозяина квартиры и его возлюбленной на собрании присутствовали Рябченко с Пышненко, Голубицкий с будущей супругой, милой и улыбчивой молодой женщиной с редким именем Клавдия, весьма привлекательной наружности, и, естественно, Людмила Яварчук. Все ожидали появления Марианны. А пока болтали ни о чем и попивали чай с пирожными. Голубицкий переводил взгляд с Клавдии на Ангелину Михайловну, задерживал взгляд на последней, при этом поднимал брови, как бы спрашивая ее мнение о будущей супруге. Белова незаметно показала большой палец - женщина-медичка ей, правда, нравилась. Голубицкий удовлетворенно улыбнулся и положил руку на плечо Клавы. Люська недовольно поджала губы и повертела головой в поисках предмета своего другого интереса. В результате впилась взглядом в Белову. Настала очередь Ангелины Михайловны удивляться и задавать безмолвный вопрос. Люся нахмурилась и возмущенно посопела, а женщина развела руками - такова жизнь. Затем не нашла ничего лучше, как промурлыкать:
  - А знаешь, все еще будет, южный ветер еще подует, и весну еще наколдует...
  - И память перелистает, и встретиться нас заставит, - подпела Жанна. Остальные подхватили и допели вместе куплет и припев.
  - Эх, весна! - восхитился Пышненко.
   Продолжить философскую речь ему не дал требовательный звонок в дверь. Белова невольно покосилась на Люсю, желая убедиться, что она здесь, а не давит кнопку звонка. И со словами "берем с коммунистов пример", поспешила в прихожую. Хозяин проводил ее влюбленно-восхищенным взглядом и обворожительной улыбкой. Заметившая и взгляд, и улыбку Рябченко, заулыбалась в ответ.
   Наконец, появилась Марианна. Она пришла в сопровождении Василисы.
   Ангелина зашла в гостиную вслед за новыми гостьями и уставилась на Кораблева. Тот, в свою очередь, "расцвел майским цветом" и развел руки, желая обнять всех и сразу. Оказалось - не всех, только Василису, которая поспешила к нему, привстала на цыпочки, звонко чмокнула в щеку, после чего припала к груди со словами:
  - Привет, пап! Я соскучилась!
  - Привет, дочь! - ответил Кораблев, сграбастав девушку в охапку.
  - Дочь? - удивилась Лина.
  - Чья дочь? - спросила Жанна.
  - Я дочь своего отца, - усмехнулась Василиса и спрятала лицо на отцовской груди.
  - Ангел, ты что-нибудь понимаешь? - обратилась к подруге Рябченко.
  - Нееет, - напряженно протянула та.
  - Девочки, я вам потом все объясню, - пообещал Костик.
  - Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня, - предупреждающе проговорила Жанна, с опаской поглядывая на подругу с совершенно белым лицом. - Лина, ты меня поддерживаешь?
   Пристроившаяся на стуле Лина уткнулась в свои колени, затянутые в джинсу, как будто ничего более интересного в окружающем пространстве не наблюдалось.
  - Обстановка накаляется, - попытался разрядить атмосферу улыбающийся хозяин.
  - Константин! - цыкнула на него Рябченко, полностью взяв на себя инициативу по переговорам.
  - Ну, ладно, ладно, - поспешно сказал Кораблев, тоже с опаской кося глазом на любимую женщину. - Если коротко, то дело было так. Я был знаком с матерью Василисы с институтских времен. Мы некоторое время встречались. Итогом наших встреч стала ее беременность. Я предложил девушке выйти за меня замуж. Она меня высмеяла - сказала, что я неподходящая партия, голый-босый студент, что у нее есть на примете более выгодная кандидатура на роль мужа и отца ее ребенка. Она сообщит ему о своей беременности, и никуда он не денется - женится как миленький. Я пытался ее переубедить, уговаривал, грозил, но все было тщетно. В итоге она заявила, что сомневается, мой ли это ребенок...
  - Костя, может быть не надо при Василисе, - промямлила Ангелина.
  - Мне эта старая история известна, - вставила Василиса.
  - Потом я окончил институт, уехал в другой город, женился. Однажды мы с женой приехали в гости к моей матери, и я встретил свою старую любовь. Она шла в сопровождении мужчины и маленькой девочки. Девочка была моей точной копией. Так я без всяких экспертиз ДНК убедился, что Василиса моя дочь. Я начал помогать материально. Когда Василиса подросла, я, с позволения ее матери, открыл ей правду.
  - Моя мать успела трижды побывать замужем, все ее мужья относились ко мне с добротой. Но когда встретила своего родного отца, поняла, что такое настоящая отцовская любовь. Пап, я тебя обожаю!
  - Я тебя тоже обожаю, дочь!
  - Попахивает бразильским сериалом, - высказалась Марианна.
  - Это жизнь, подруга, - вздохнула Люся и деловито донесла до присутствующих, - если мы разобрались с родственной связью дяди Кости и Василисы, то пора перейти к рассказу тети Лины... Ангелина Михайловна, вам предоставляется слово для доклада.
   Ангелина вмиг преобразилась и начала без промедления:
  - Начну с перстня, похищенного у девушки Вики, которая регулярно посещает фитнесс-клуб, где работает Сергей Голубицкий. Именно с перстня и началась вся эта история. Сама не могу понять, что подтолкнуло меня связать кражу с убийствами. Предысторию я опущу, перейду к главному - я обратилась за помощью к Сергею. Он познакомил меня с Викторией. Девушка рассказала мне о краже фамильного перстня из ее квартиры, о расследовании. Главное - как перстень оказался в их семье. Ее прапрадед выиграл старинный перстень в карты, дело было в начале тридцатых годах прошлого века. Как я узнала позже, что подтвердило мою догадку, перстень принадлежал предку Жукова, заядлому игроку. Еще до революции он спустил все свое состояние, которое ему досталось от отца, человека известного и уважаемого. Перед смертью отец поведал своему отпрыску, что фамильный перстень приносит удачу - якобы его когда-то давно заговорила старая гадалка-румынка. И велел беречь перстень, не расставаться с ним, иначе удача покинет их семью. Жуков знал об истории перстня, знал, почему он оказался в чужих руках. Именно с перстня, как я уже сказала, началась эта трагическая история... Толчком стала обычная бытовая проблема - в тренерской душевой фитнесс-клуба засорился слив. Сантехник, как назло, уехал на похороны родственника в другой город. Сергей подумал о Жукове, вызвонил его. Тот приехал в клуб, занялся прочисткой слива. Дело шло к закрытию. Вика пришла к Сергею, чтобы похвастаться подарком ко дню своего двадцатипятилетия. Говорила она громко, не таясь. Вика после призналась мне, что слышала мышиную возню в душевой - так ей показалось, на самом деле, это был Жуков. Когда он услышал, о чем она говорит, то забыл о сливе и затаился. Сергей упустил из вида, что кроме них с Викой в помещении есть еще один человек. Когда Вика покинула фитнесс-клуб, Жуков пошел за ней, проследил за ней до квартиры. Потом заявился к ней под видом газовщика, даже загримировался для этой цели. Возможно хотел расправиться с девушкой и забрать перстень, но то ли не решился, то ли ему что-то помешало. В холодильнике он заметил бутылку шампанского, с помощью шприца ввел в напиток сильнодействующее снотворное. Скорее это случилось позже, когда хозяйка отсутствовала. В результате Вика и ее парень выпили шампанского, вернувшись из ночного клуба, и уснули крепким сном. Вор проник в квартиру, нашел то, что искал, и спокойно удалился. А Вике с парнем сильно повезло, что, будучи в изрядном подпитии, они выпили совсем немного шампанского, сдобренного снотворным. Большая доза могла обоих убить.
  - Откуда у Жукова такие богатые познания в медицине? - заинтересовалась Жанна Петровна.
  - А Интернет на что? В аптеке можно купить без рецепта все что угодно.
  - Неужели перстень и правда приносит удачу? - не поверила Люся.
  - Не уверена, но Жуков мне хвастал, что в последнее время ему везет: жена к нему вернулась, в лотерею выиграл, мать пошла на поправку.
  - Вот и не верь всяким россказням о гадалках и наговорах, - попыхтела Жанна.
   - А причем здесь Вадик Пушкин? И Никифоровна? - не понял Сергей Голубицкий.
  - Никифоровна пострадала по причине собственной болтливости - ничего и никого она не видела в день убийства Пушкина, цену себе набивала, когда мы с Жанной к ней нагрянули с гостинцами. Ее слышали не только мы, но и Жуков. Он пришел к Шкаликову, тот его вызвал по его специальности. Некоторое время Жуков занимался своими профессиональными обязанностями в квартире Шакала Ивановича - не мог бросить дела и сбежать, чтобы себя не выдать, - и раздумывал над проблемой, которая может у него появится, если бабка начнет болтать. План в его голове созрел, когда в прихожей Шкаликова он заметил пакет с вещами для бомжа Сергуни. Сверху лежал старый ремень. Увидев ремень, Жуков обрадовался, не столько своей сообразительности, сколько тому, что можно подставить Шкаликова. Он прихватил ремень и направился к Никифоровне. Перед дверью ее квартиры заметил лужу. Постучал, назвал себя и спросил, все ли у нее в порядке. Старуха распахнула дверь, чтобы рассказать "любезному другу" о своей победе над разными любопытными людьми, но Жуков, недолго думая, втолкнул ее в прихожую, задушил старым ремнем Шкаликова и сбежал, оставив дверь открытой. Убийца решил покинуть подъезд через чердак, чтобы не рисковать и спокойно оказаться у себя дома. Видимо, лифт был занят, ему пришлось идти пешком. Возле мусоропровода он заметил пакет Шкаликова, предназначенный для Сергуни. Не отдавая отчета своим действиям, он закинул пакет в мусоропровод...
  - Чем задал нам задачку, - вставила Жанна.
  - Шкаликов заметил пропажу пакета с вещами и вернулся к себе домой. В этот момент в подъезде появляется Марианна. Она тоже слышала наш разговор с Никифоровной, будучи в квартире Пушкиных, и решила с ней объясниться. А Жуков решил не рисковать, на каком-то этаже сел в кабину лифта и поехал на верхний этаж. Звуки поднимающегося наверх лифта слышала Марианна, после чего направилась к Гавриловой.
  - Жуков не боялся, что его кто-то заметит, а потом вспомнит, что он находился в подъезде во время убийства? - просила Рябченко.
  - Он сантехник и вообще мастер на все руки, обслуживает всех жильцов нашего многоквартирного дома, мало ли, какие дела его привели в подъезд, что он делает на верхнем этаже, зачем полез на чердак. На это и был его расчет: такого распрекрасного во всех отношениях человека, но незаметного, никто не заподозрит не только в неблаговидных поступках, тем более, в ужасных преступлениях. Это же Федор, наш Федор Жуков. Добрейшей души человек. Человек-невидимка - будто бы есть, будто бы его нет. Как мебель...
  - Так что там с Марианной? - заинтересовалась Василиса. - Она тоже могла погибнуть от руки этого "распрекрасного" чудовища?
  - Поэтому я увезла ее в поселок Толпино, - хвастнула сообразительностью Люся.
  - Повторюсь,- продолжила Белова, - Марианна хотела убедить Никифоровну в своей непричастности к убийству Вадима: она была в тот роковой вечер у него в гостях, и старуха могла ее видеть. Марианна набросила куртку и выскользнула из квартиры Пушкиных, где в это время находились хозяйка, мать Марианны, и мы с Жанной. Дверь квартиры Гавриловой была приоткрыта, перед дверью - пресловутая лужа. Марианна толкнула дверь, сразу заметила на полу прихожей старушку, бросилась к ней, чтобы проверить, жива ли она. В этот момент из кармана куртки Марианны выпадают две странные вещицы, которые меня сильно озадачили.
  - Что за вещицы? - поинтересовался Голубицкий.
  - Скажем так - вещицы для рыбалки, но об этом я узнала позже. А тогда, пораскинув мозгами, я сообразила, кто побывал в квартире Гавриловой. Марианна. Не могла понять, зачем она оставила улики на месте преступления? Специально или случайно получилось? От ответа зависело многое - маньяк-убийца она или случайный свидетель. Я боролась с разными чувствами - с одной стороны я понимала, что все улики против Марианны, но с другой, не могла поверить, что она - убийца. Не могла она задушить старушку-божий одуванчик, не могла убить своего сокурсника, который, к тому же, как выяснилось позже, оказался ее сводным братом. Потом все разрешилось: Люся привела ко мне Марианну, и та обо всем рассказала... Марианна - не убийца, я убедилась в своих предположениях...
  - Пока я не вижу связи между украденным перстнем и убийством Вадима Пушкина, - изрекла нетерпеливая Жанна Петровна.
  - Я подхожу к самому главному. Итак, Жуков подслушал разговор Виктории и Сергея, он был потрясен рассказом Виктории, пребывал в прострации, и тут ему на беду попадается Вадик. Распираемый эмоциями Жуков не сдержался и обо всем ему рассказал. Вадик не поверил и спросил, уверен ли он, что это тот самый перстень. Жуков ответил, что уверен...
  - Откуда такая уверенность? - не выдержала Люся.
  - Вот и я не понял - откуда Жуков взял, что это перстень его предка-игрока? - вставил Голубицкий.
  - На перстне, с внутренней стороны, выгравированы инициалы его прапрапрабабки, Виолетты Вышнегорской - ВВ. И Вика сообщила тебе об этом. Сергей, ты забыл?
  - Что-то припоминаю, - неуверенно пробормотал тот.
  - Да-да, Виктория об этом говорила, еще смеялась, что это ее инициалы - Виктория Волкова...
  - Понятно, - выдохнул Сергей. - А дальше?
  - Вадик, не подумав, предложил Жукову выкрасть старинный перстень. Еще и добавил: "С твоими-то возможностями никаких проблем не должно возникнуть!" В ответ Жуков выдал тайную информацию, дескать, он успел предпринять кое-какие шаги: проследил за девушкой и выяснил, где она живет. Вадик его похвалил и убедил, что он обязан вернуть себе перстень, что это не будет преступлением, это будет называться возвращением собственного имущества. Он ляпнул и думать забыл. Но Жуков повелся. Когда его план по возвращению перстня сработал, он не выдержал и похвастал своими подвигами. И перстень показал. С этой минуты для Жукова начался ад: Пушкин начал его шантажировать, требовал денег. Жуков выплатил ему требуемую сумму, спустя неделю - еще. И Жуков понял - шантажист не успокоится. Однажды вечером Жуков пришел к Вадиму, чтобы договориться по-хорошему, но тот пригрозил, что расскажет о краже нашему участковому, капитану полиции Селиверстову, если Жуков откажется платить. Жуков не сдержался и выстрелил из травматического пистолета, попал в глаз и убил парня.
  - Откуда у него пистолет?
  - Пистолет принадлежал Кудряшовой, жительнице нашего дома, - со знанием дела заявил Голубицкий. - Он случайно выпал из ее сумки в кабинете председателя тсж. Залетел под батарею, где его и нашел наш сантехник. Нашел и оставил себе.
  - Зачем Жуков похитил Люсю? - спросила испуганная Марианна, которая до конца не верила, что ей удастся избежать неприятностей.
  - Чтобы я сидела дома и никуда не выходила, - просто ответила Белова. - Чтобы не бегать за мной по всей округе. Чего проще - жертва сидит на месте и ждет убийцу.
  - На что он надеялся? - недоверчиво протянул Голубицкий. - Зная вас как деятельную натуру...
  - Как революционерку и женщину, идущую к своей цели, наперекор всему, - договорила за него Жанна Петровна, - он мог просчитаться.
  - Не мог - на кону стояла жизнь Люси, я исполнила бы его любой приказ, но... попыталась бы переиграть. И мне это удалось. Сначала Жуков заявился ко мне, чтобы найти повод вернуться - он вывел из строя трубку сливного бачка. На тот момент у меня была Маргарита Леопольдовна, прабабушка Люси. Жуков сбился с настроя, выболтал кучу ненужной информации, которая не только ему не помогла, а, напротив, выдала его с головой. Якобы он узнал о похищении Люси от Сергея Голубицкого, потом оговорил самого Сергея - будто бы он в вечер похищения был на пригородном вокзале, потом перекинулся на Марианну, которая ехала в соседнем вагоне, а когда Люся ее заметила, то очень удивилась. Девушки вместе покинули перрон. Я не поверила ни одному его слову. Голубицкий не мог ему рассказать о похищении Люси, он на улицу не показывал носа и к себе в гости никого не приглашал: Сергей подхватил кишечную инфекцию.
  - Ну, Ангелина Михайловна! - возмутился Сергей.
  - Однако, несмотря на недомогание, Сергей откликнулся на мою просьбу - мы общались по телефону.
  - Ангелина Михайловна просила меня выяснить, где в настоящий момент находится мобильный телефон Людмилы. Я обратился за помощью к своему приятелю, но, увы, он не помог, хотя, старался.
  - Прокололся, значит, убийца, лишнего наболтал, - вставил Пышненко.
  - Откуда он узнал обо мне? - спросила Марианна. - Неужели видел, как я выбегала из квартиры Вадика?
  - Вполне вероятно. Чему был весьма обрадован - очень подходящая кандидатура на роль убийцы. Пока я шла по ложному следу, убийцу всё устраивало.
  - Откуда он узнавал новости? - задала вопрос Марианна.
  - Собирал по крупицам.
  - В этом есть и моя вина, - призналась Люся. - Но разве я могла подумать на Жукова?! На кого-на кого, а на него - никогда.
  - Ты ни одна такая, - вздохнула Белова. - У меня тоже язык не держался за зубами. Будто бы всё указывало на Жукова, но я до последней минуты не могла поверить, что он - преступник. Когда Марго ушла, Жуков попросил воды, таблетку запить, я отлучилась на кухню, а он в это время проник в туалет и ослабил гайку на бачке унитаза, чтобы у меня случился потоп, чтобы я его вызвала. И я его вызвала. Он рассчитывал со мной расправиться, потом выйти, вернуться и обнаружить мой труп.
  - Тетя Лина, почему вы все-таки подумали на Жукова? - спросила Люся.
  - Когда Вика рассказала мне историю перстня, о том, что он приносит удачу, я вспомнила, как Жуков мне хвастался, что у него пошла "белая" полоса в жизни - жена, лотерея, мать. Я сложила два и два. Но не сразу.
  - А кто разбил Жукову голову? - задала вопрос Жанна. - Неужели сам расстарался?
  - Чего не сделаешь, чтобы отвести от себя подозрение, - хмыкнула Яварчук.
  - А заодно и запугать меня, чрезмерно любопытную особу, которая наступала ему на пятки, - добавила Ангелина. - Заигрался мальчик, иначе не скажешь. Страх затуманил мозги - начал совершать лишние движения... Сидел бы тихо, никто бы его не заподозрил.
  - Получается, Ангел, ты догадалась, что скоро в твою дверь постучит убийца, - настороженно пробормотала Жанна Рябченко.
  - Именно так. Но я не настолько самоуверенна, чтобы взять на себя роль достойного противника, в физическом плане. Я позвонила Константину, объяснила ситуацию. Константин мигом откликнулся. Я попросила его проникнуть в подъезд незаметно. И слегка изменить внешность, ведь Жуков видел его раньше. Появление Кости могло спугнуть преступника, я боялась за Люсю.
  - Костик, как тебе удалось изменить внешность до неузнаваемости? - заинтересовался Пышненко.
  - Костя решил сменить пол, - ответила за него Белова, несколько смутив мужчину. - Я видела из окна, как из автомобиля выходит странноватая дамочка баскетбольного роста. Чутье мне подсказало, что это прибыло Мое Спасение. Я немного успокоилась. Подготовила мизансцену. Когда Костя пришел и спросил своим бархатным голосом: "Заждалась?", я окончательно успокоилась, поверила, что все закончится благополучно. Только после этого позвонила Жукову, и беспечно и в тоже время слегка озабоченно сообщила ему о своей бытовой проблеме.
  - Где в это время находился Костик? - уточнила Жанна.
  - Он прятался в соседней комнате. Что произошло потом, вам известно.
  - Это-то нам известно, - задумчиво протянула подруга, нам неизвестно другое - когда свадьба?
  - Вам лучше знать, ты же говоришь о вашей с Гришей свадьбе, - выкрутилась Белова.
  - Если рыцарь спас принцессу, она обязана выйти за него замуж! - воскликнула Жанна Петровна и показательно посмотрела на подругу, потом перевела взгляд на Кораблева, который за все время рассказа не проронил ни слова, как будто не участвовал в поимке опасного преступника и спасении возлюбленной.
  - Я что-то упустила? - прикинулась несведущей Лина.
  - Ой, не надо играть роль дуры бестолковой, ты всё правильно поняла, - хмыкнула Жанна.
  - Гриш, ты сделал ей предложение руки и сердца? - обратилась к старому приятелю Белова, пребывая на своей волне.
  - С этой женщиной невозможно договориться, - возмутился Григорий. - Она, видишь ли, не хочешь узаконивать наши отношения, ее всё устраивает.
  - Стыдоба - в наши годы и свадьба, - хмуро заметила Жанна.
  - Я не говорю о пышном торжестве, пойдем в загс и распишемся, - предложил Григорий.
  - У Пышненко должна быть пышная свадьба - каламбурчик, - обронил Кораблев, стараясь не смотреть в сторону Ангелины.
  - А у Кораблева? - заинтересовалась дочь Василиса.
  - Кораблев как пионер - всегда готова. Но моя избранница... та еще штучка.
  - Жанка, ты слышала, он назвал меня штучкой, - усмехнулась Лина.
  - Не была бы штучкой, не была бы такой желанной...
   Сентябрь 2018г. - февраль 2019г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"