Козлова Виктория Дмитриевна: другие произведения.

Дорога Сна. Пути Хранителя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эйнар и Эвианора закончили первый год обучения и узнали о своем Предназначении. Вот только им не очень-то хочется ему следовать, и близнецы решаются найти свой собственный Путь.

    Скачать в формате fb2 можно здесь http://mirrorsshards.ru/book.html

Пути Хранителя



Пролог


     Ортхран отвлекся от протирания стаканов и поднял взгляд на вновь вошедших. 'Северяне, - мгновенно опознал трактирщик. - Наемники. Судя по зашкаливающей самоуверенности на неприлично молодых лицах - маги'.
     Изобразив на лице улыбку, тролль привстал поприветствовать гостей, так как в столь ранний час в таверне не было больше никакой прислуги. И только тут он заметил то, на что следовало обратить внимание с самого начала. Гости были невероятно похожи между собой, буквально одно лицо, но не это поразило трактирщика. Один из наемников был женщиной. Ортхран никогда не думал, что два человека разного пола могут быть настолько похожи.
     -  Добро пожаловать в 'Приют Путника', - удивление удивлением, но работать надо. - Вы невероятно вовремя, буквально через десять минут будет готов обед - запеченная утка с первыми в этом году яблоками! Или, быть может, вы желаете чего-нибудь другого? Вмиг приготовим. Еще у нас есть несколько свободных комнат.
     -  Спасибо, комнат не надо, - отмахнулся мужчина. - А вот утку, пожалуйста, принесите. И вино. У вас есть нормальное вино?
     Быстро прикинув платежеспособность северян, тролль изобразил настолько широкую улыбку, насколько мог.
     -  Конечно, все самое лучшее для дорогих гостей! Пожалуйста, присаживайтесь, где будет угодно.
     Почти весь зал был пустым, и замечание трактирщика казалось несколько неуместным, но мужчина кивнул и отправился к выбранному столику.
     -  Чуть позже прибудут наши друзья, - обратилась к троллю девушка. Голос у нее был сильным и звонким, существенно отличаясь от грудного произношения ее брата. В том, что они брат и сестра, Ортхран не сомневался. - Приготовьте побольше мяса. С кровью. И чего-нибудь овощного... для светлого эльфа в общем.
     Тролль поспешно закивал, но девушка даже не обратила на это внимания, не сомневаясь в ответе. Она развернулась и отправилась к брату.

     - Может, стоило взять комнату?
     - Вот еще, - отмахнулась Эвианора. - Захотят, сами возьмут. Хватит и того, что я позаботилась об их питании.
     Эйнар тихо рассмеялся и снял плащ. Лето в этом году выдалось холодное.
     - Мы все еще на много километров южнее нашего замка, - напомнила ему сестра.
     - Кажется, я становлюсь южанином.
     - Ну, до этого пока еще далеко. Как думаешь, кто придет первым? - девушка сменила тему.
     - Ариша, - не колеблясь, ответил Эйнар. - Я удивлен, что ее до сих пор еще нет.
     - Ну да, обычно это мы опаздываем, - усмехнулась Эвианора. - Помнишь, как тогда, на второй курс?
     - Это точно...

Воспоминание первое


     Он
     На первый день занятий мы едва ли не опоздали. Телепорт должен был прибыть еще вечером, но что-то пошло не так, и выскочили мы в академгородке только утром первого вересня. Стремглав добежав до академии, мы понеслись в главный корпус, узнать, где будет проходить вводная лекция. Времени на то, чтобы переодеться в мантии уже не хватало. Ураганом ворвавшись в аудиторию, мы плюхнулись на первые же свободные места. Буквально через минуту (мы даже не успели отдышаться) зашла Ирланда.
     - Доброе утро, второкурсники! - мы ответили ей нестройным хором. - Да уж, поредели ваши ряды, сказала магистр, обведя аудиторию взглядом. - Ну да ничего, значит будем брать не количеством, а качеством! В этом году у вас добавится дисциплин, но они по большей части будут ознакомительными, общими для всех факультетов. А вот по основным предметам теперь будет куда больше практики. Ко всему прочему на моем предмете, так же, как и у Ларнессы, уже через несколько недель вы будете участвовать в межфакультетных занятиях. Понимаете, что это значит?
     - Поединки? - предположил Ультенминиэль, один из трех светлых эльфов на факультете воздушников, что остались после первого курса.
     - Именно. Конечно, в основном вы будете изучать защитные техники, но я надеюсь, что вы не посрамите чести своего факультета? - грозно нахмурилась декан.
     Хоровое 'нет' заставило ее довольно улыбнутся.
     - Что ж, я рада видеть такое воодушевление. А теперь давайте перейдем к организационным вопросам...

     После окончания лекции мы встретились с друзьями.
     - Я уж думала вы вообще не придете, - ворчала Ариша, обнимая сестру. - Сказали, что будете вечером, а сами...
     - Это не наша вина! - хором ответили мы.
     - Ну еще бы вы были виноваты, - закатил глаза Фин.
     - Как вообще добрались? - поинтересовался Витарр.
     - Без приключений. Никаких тебе разбойников, дороги не размытые...
     - Это точно, - поддержал я сестру. - Все-таки летом куда приятнее путешествовать, чем весной.
     - А в империи, говорят, все тракты мощеные, и никакие распутицы им не страшны, - проинформировала нас Хоук, еще сильнее прижимаясь ко мне.
     Сил отпустить девушку у меня не было, и так мы и шли, в обнимку.
     - В Икарии это бесполезно, - покачал головой Витарр. - Какая разница, что там под снегом, если лошадь все равно по колено проваливается?
     - Или не лошадь, - многозначительно сказала Ариша.
     - Мы говорим про тракты, - хмыкнул Инголфр.
     Хоук не была в курсе о второй ипостаси Вита, и я почувствовал легкое эхо ее непонимания, однако она ничего не спросила.
     - А где Вашек? - перевел я тему.
     - У него сегодня экзамен по направлению, - тут же откликнулась вампирша.
     - Значит, он уже поправился? - обрадовалась Эви.
     - Насколько это возможно.
     На некоторое время мы замолчали, но тут как раз показалась следующая аудитория. Судя по недовольному виду Ларнессы, занятие по взаимодействию стихий будет интересным...

     Она
     Первый день прошел в суматохе. Пока все предметы были знакомы, только естествознание вел другой магистр. Курт в прошлом был боевым магом, охотником, но потом какая-то нежить нанесла ему раны, несовместимые с данной профессией, и теперь он преподавал естествознание в нашей академии.
     - Здравствуй, Тона, - поприветствовала я соседку, вваливаясь в свою комнату.
     - Эвианора! А я уж думала, что вы передумали, и гадала, кого же ко мне подселят.
     - От меня так просто не избавится, - хмыкнула я, падая на постель.
     - Тяжелый денек? Вроде в первый день особо не грузят.
     - Да нет, просто мы всю ночь караулили, когда заработает телепорт, а потом изо всех сил старались не опоздать на первую пару.
     - Понятненько. Ну отдыхай тогда.
     Я бы с радостью, но отдыхать пока было рановато. Следовало разобраться с расписанием, разобрать вещи, найти запасную мантию, потому что ту, которую я брала с собой, я, похоже, оставила дома... А еще зайти к Эйнару и проследить, чтобы он тоже занялся делами, а не погрузился с головой в учебник по истории, который нам выдал библиотекарь.
     Вздохнув, я сползла с кровати и поплелась к шкафу, с ненавистью глядя на сумку, до отказа набитую вещами. Говорила же маме, что не надо мне с собой столько шмоток! И вообще, когда уже пространнственники выдумают передвижные пространственные карманы? Надо будет подкинуть Тоне идею для диссертации...
     Покончив с вещами, я взялась за расписание. Предметов в этом году ощутимо прибавилось. Так, посмотрим, что у нас тут...
     Ну, с занятиями по направлению, основной стихией и взаимодействием все ясно. Медитативные техники и физическая подготовка вопросов тоже не вызывают. Только надежду, что Джарлакс у нас больше ее вести не будет, но что-то мне подсказывает, что эти надежды тщетны. Что там у нас еще? История магии - ничего не обычного, просто теория. Естествознание. Тоже все просто. Астрономия и астрология - а вот это уже интересно. Предмет занимает всего один семестр, да и часов по нему не много... и все ночью! Чем мы там таким заниматься будем? А вот еще - религиоведение. Зачем магам нужно религиоведение? Только если затем, чтобы знать, какие секстанты могут попытаться нас прикончить...
     Я вгляделась в три оставшихся предмета. Основы алхимии (общая) - 4 занятия в неделю, на весь факультет. Основы артефакторики (общая) - 3 занятия в неделю, на весь факультет. Основы темной магии, 8 занятий в неделю, только для склонных к тьме.
     Очень интересно. Допустим, алхимию и артефакторику я могу объяснить, к тому же они общие на весь факультет, но что за основы темной магии? Чему нас там будут учить? Проклятиям, демонологии, некромантии, чем там еще занимаются темные маги? Надо будет у Ариши уточнить. А у Витарра или Фина спросить, есть ли у них похожий предмет с каким-нибудь светлым названием.
     Разобравшись со всеми делами, приняв душ, и откопав все-таки мантию, я пошла проведать Эйнара, а то что-то его не слышно совсем. Неужели опять что-то с пространством в башне учудили?

     Он
     Первое, что я обнаружил, когда вошел в комнату это было наличие соседа. За год я настолько привык владеть комнатой единолично, что сейчас немного растерялся.
     - Привет, - поздоровался со мной совсем молодой еще рыжеволосый парень. - Меня Гратин зовут. На огненный факультет вот поступил.
     - Привет, - опомнился я. - Я Эйнар, воздушный.
     Кинув сумку на кровать, я принялся разбирать вещи. С большим удивлением обнаружив пару платьев, я понял, что матушка все-таки решила отправить всю припасенную для Эвианоры одежду, не глядя на ее протесты. Гратин тактично не обратил на это внимания, хотя я чувствовал его удивление.
     - А ты на каком курсе учишься? - парень оказался общительным.
     - На втором, - я показал ему свой значок ученика. - Вот видишь, здесь круги нарисованы? Они курс обозначают.
     - Действительно! - обрадовался парень, разглядывая попеременно наши значки. - У меня только один, а у тебя два. Ха, а я и не обратил на это внимания, когда нам их выдавали.
     - Ты здесь сразу после зачисления? - поинтересовался я, откладывая в сторону очередное Эвино платье.
     - Неа, только позавчера въехал, - помотал головой парень, а потом все же не выдержал. - Слушай, откуда у тебя столько платьев?
     - Это сестры, - усмехнулся я. - Видать, все в ее сумку не влезли, вот матушка и подговорила служанку мне их подложить.
     - Служанку? Так ты из знатной семьи?
     - Ну как сказать, вообще-то да. Герцог Скхейн Икарский к твоим услугам, - я совершил легкий поклон, заодно вытягивая из сумки последние оставшиеся там вещи.
     - Ничего себе! - округлились глаза у парня. - Ой, мне, наверное, следовало...
     - Не забивай себе голову, - махнул я рукой. - Здесь мы все равны.
     С чувством выполненного долга я запихнул сумку подальше под кровать и принялся за осмотр учебников, которые мы получили у библиотекаря. Дойдя до учебника по истории я, честно признаюсь, ненадолго забылся, выцепив в оглавлении одну интересную тему, но мое чтение было прервано влетевшей в комнату как ураган вампиршей.
     - Эйнар, ты Инголфра не видел?
     - Вроде должен у себя быть, - я поднял голову от книги, с удивлением заметив, что уже почти стемнело.
     - Фин говорит, что он с вами куда-то ушел и так и не появлялся.
     Еще до нашего отъезда эльф с Витарром договорились, что будут жить в одной комнате, дабы к оборотню не подселили кого-нибудь не в меру любопытного. Ну, по крайней мере мы теперь всегда будем знать по какой причине Фин опаздывает - резиночку для волос подходящего цвета не нашел, или эти штаны не смотрятся с цветом мантии.
     - Он вроде говорил, что у него какая-то ошибка в расписании, - вспомнил я. - Наверное в деканат пошел, разбираться. Поищи в центральном корпусе.
     - Спасибо, - кивнула Ариша и захлопнула дверь.
     - Кто это был? - слегка изменившимся голосом спросил мой сосед.
     - А? - не понял я, снова отвлекаясь от учебника. - А, это моя подруга. Ариша.
     - Шикарная девушка, - выдохнул Гратин.
     - Вампирша, что с нее возьмешь, - пожал я плечами, и не думая скрывать ее сущность. Все равно это всем вокруг известно. К тому же, совершенно для меня необъяснимым образом, здешнее общество относится к вампирам гораздо терпимее, чем к тем же оборотням.
     - Ого! - округлились глаза у соседа. Видимо с вампирами он так близко раньше не сталкивался. - А подруга...
     - Просто подруга, - качнул я головой, снова погружаясь в чтение.
     Но почитать мне все же не дали.
     В комнату влетела Эви, и с криком 'так я и знала!' выдернула у меня из рук учебник.
     - А ну отдай! - я попытался выхватить книгу, но сестра была проворнее.
     - Еще чего! Пока с остальными не разберешься, эту я тебе не отдам, - тут ее взгляд упал на скинутые на кровати платья. - Откуда у тебя мои платья?
     - Матушка, видимо, подсуетилась, - воспользовавшись тем, что она переключила свое внимание на одежду, я выхватил учебник и быстро спрятал его в стол.
     - Ой, - внезапно сказала Эви, только сейчас увидев застывшего как истукан Гратина.
     - Эви, познакомься, это мой новый сосед, Гратин. Гратин, это моя сестра, Эвианора.
     Парень гулко сглотнул и попытался поклониться, но был немедленно остановлен насмешливым взглядом сестры.
     - Простите, я просто не ожидал такого...
     - Не ты первый не ты последний, - фыркнула Эви. - Ну что ты застыл столбом, - снова повернулась она ко мне. - Доставай расписание, сейчас разбираться будем.
     - А что там разбираться, - проворчал я, но расписание все-таки достал.
     Конечно, меня сразу же привлекло то же самое, что и Эви, даже без ее мысленной подсказки. Действительно, если основы алхимии и артефакторики были понятны, то загадочные 'основы темной магии' не объясняли ничего. Чем темная магия отличается таким особенным от светлой, что нам ее отдельным предметом выносят? Насколько я помнил, у Витарра ничего похожего не было.
     Мы немного обсудили данную тему, но не пришли ни к какому конкретному выводу. Информации нам не хватало, так что мы решили отложить эту проблему до завтра. В конце концов, завтра у нас как раз занятие по этой темной магии.
     За разговором я навел порядок в комнате, и теперь она снова казалась моей. Ну, если не брать в учет соседа, который, честно сказать, меня немного напрягал самим фактом своего присутствия. Уж больно я отвык от этого.
     После Эви упорхнула, не забыв забрать свою одежду, а я смог вздохнуть спокойнее. Сегодня она на редкость энергична, несмотря на бессонную ночь.
     - Сразу видно, что вы воздух, - усмехнулся Гратин, когда Эви ушла. - Вы такие... непостоянные.
     - Уж кто бы говорил, - вернул я ему усмешку. - Но это ты просто с водниками еще не сталкивался, вот где полная неопределенность и отсутствие толка.
     Гратин скривился, из чего я заключил, что с водниками он все же сталкивался. Я, конечно, по большей части сужу по Финиариону, но даже малая толика воды в даре делает из него нечто совершенно неустойчивое. Добиться от эльфа конкретного ответа порой бывает просто невозможно.
     Разобравшись со всеми делами, я кинул взгляд на стол, в котором спрятал учебник, тяжело вздохнул, и отправился в душ. Ничего, никуда он от меня не убежит.
     Выйдя из ванной, я легким усилием создал вокруг головы теплый ветерок, чтобы просушить шевелюру. Волосы у меня сильно отросли, и я подумывал о том, чтобы обстричь их, но никак не мог решить, до какой степени. Все-таки я привык, что они у меня довольно длинные, да и, надо признать, девушкам они нравятся...
     Мои размышления прервал легкий стук в дверь, после чего она распахнулась, и в комнату зашла Хоук. В отличие от остальных моих посетительниц, Гратина она заметила сразу.
     - О, Эйнар, так у тебя все-таки появился сосед.
     - Позвольте представить. Хоук, это мой сосед, Гратин. А это Хоук, моя подруга, - на сей раз я выделил это слово. Пускай знает, что вот здесь ему точно ловить нечего.
     - Приятно познакомится, - сказал сосед, и в его мыслях я услышал, что он все правильно понял.
     - Взаимно, - кивнула Хоук и обратилась ко мне. - Погуляем?
     - Конечно, - улыбнулся я, и взяв девушку под руку, вышел из комнаты.
     Об учебнике истории я даже не вспомнил.

     Она
     Основы темной магии оказались именно основами темной магии. Большинство заклинаний стандартно делятся на светлые, темные и нейтральные. Это один из видов классификаций. И те, у кого есть склонность к тьме, должны в обязательном порядке изучать данный курс. Конечно, те, у кого направление Тьма изучают его более глубоко и уже с прошлого года, в виде занятия по направлению, здесь не присутствовали, а вот нам с братом пришлось.
     Как объяснил Мастер Эрик, темные заклинания намного более требовательны к магу, нежели нейтральные и светлые. Плетения их зачастую намного сложнее и запутаннее, но и одновременно с этим сильнее. Все заклинания, которые можно считать темными таковы. И как я с удивлением узнала, большинство плетений из магии разума по умолчанию считаются темными. Так же как всяческие проклятия, поднятие мертвых и, что и не удивительно, боевые заклятия. В общем, все, что направлено на разрушение и управление.
     Еще одна отличительная особенность темных заклятий - это отдача. Светлые заклинания не несут опасности для мага. Как правило. Если друид сделает что-то не так, то его растение не вырастет. Или вырастет все вокруг, или еще что-нибудь такое. В общем, для самого мага вреда не будет. А вот если у некроманта сорвется даже самое простейшее заклинание поднятия скелета, то в скелет может обратиться и сам маг. Темные заклинания опаснее, сложнее, требуют больших знаний, но вместе с тем они могущественнее, быстрее и тратят меньше сил.
     - Конечно, у большинства из вас уклон к тьме совсем слабый, - говорил Мастер. - Скорее всего, вы никогда не будете плотно работать с истинно темными заклинаниями вроде поднятия мертвецов или вызова демонов. Но в жизни может случиться всякое, и вам обязательно надо знать, как защитить себя и окружающих.
     - Извините, Мастер Эрик, можно вопрос? - поднял руку Эйнар.
     - Слушаю.
     - Но, если Тьма - это просто направленность, значит любой может использовать подобные плетения. Почему же тогда этот предмет есть только у нас?
     - Творить заклинания чужой направленности очень тяжело, - объяснил Мастер. - И если для пары разум-природа этот барьер можно преодолеть, то со светлой направленностью создавать темные заклинания практически невозможно.
     - Вы сказали, что почти все ментальные и боевые заклинания являются темными, но их прекрасно творят люди со светлым уклоном, - возразил брат.
     - Разум и бой - это одно дело, некромантия и демонология совершенно другое. Чем более темное заклинание, тем сложнее его сотворить светлым. И наоборот. Сомневаюсь, что Вы, Эйнар, при всем своем желании, сможете с помощью магии вырастить простенький цветок. Зато с легкостью сможете контролировать небольшую армию трупов. Именно поэтому нет никакой практической необходимости обучать светлых защите - она им попросту никогда не понадобится.
     'Армию трупов? Мне нравится эта идея', - со смешливым оттенком послал мне брат.
     'А я может цветочки хотела выращивать', - фыркнула я.
     После этого занятия, последнего на сегодня, мы отправились на поиски магистра Витека. Нужно было узнать, продолжаться ли наши индивидуальные занятия.
     - Здравствуйте, магистр Витек, - хором сказали мы, войдя в его кабинет.
     - Уже не магистр, - сморщился мужчина.
     - Поздравляем! - так же хором сказали мы. По моему мнению, Витек давно заслужил свое звание Мастера.
     - Было бы с чем. Вы что-то хотели?
     - Мы хотели узнать, что будет с нашими занятиями, - ответил Эйнар.
     - А что с ними будет, а с ними будет... - задумчиво пробормотал Мастер. - Сейчас посмотрим, что с ними будет.
     Витек встал из-за стола, заваленного бумагами, и вышел из кабинета. Мы, переглянувшись, последовали за ним. Сказав нам подождать в коридоре, Мастер зашел в какой-то непонятный кабинет без опознавательной таблички.
     Ждать его пришлось долго, я уже начала думать, что про нас забыли, но наконец он вышел, довольно улыбаясь.
     - Значит так, - сразу начал он. - Нагрузки у меня в этом году прибавилось, да и у вас тоже, так что встречаться будем два раза в неделю, по понедельникам и четвергам. А чтобы хоть как-то компенсировать пробелы, я выбил для вас разрешение на просмотр кое-каких книг, закрытых для широкой общественности.
     'Купил нас. С потрохами', - послал мне брат, и я была с этим полностью согласна.
     Желание прикоснуться к запретному - черта, которая была присуща всем магам без исключения. Конечно, оставался вопрос, за какие такие заслуги нам положена подобная привилегия, но, как говорится, дают - бери.
     - Я надеюсь, у вас хватит ума не говорить об этом? - мы согласно закивали. - Давайте сюда ваши значки.
     Сотворив короткое заклинание, Мастер вернул нам значки, и сказал приходить в понедельник. Счастливо улыбаясь, мы отправились на медитативные техники.

     Он
     Зайдя в комнату, я остолбенел, и было отчего. Сидя на полу между двух кроватей, вампирша, эльф и оборотень активно резались в карты.
     - Хрен тебе! - громко воскликнула Ариша, кидая крупную карту на пол. - Попробуй теперь побить!
     - И попробую, - сверкая глазами, ответил Фин. Обманчиво мягким движением, он положил сверху козырь.
     - Ха! - вырвалось у Витарра, но он тут же испуганно замолчал, когда вампирша зашипела на него.
     Вроде бы ничего не обычного в этой ситуации не было, если бы не несколько 'но': в прошлом году Ариша и Фин даже не знали такой игры, а после клялись, что в их руках даже близко ни одной карты не будет, а самое главное, что на территории академии азартные игры были строжайше запрещены. Ну вот прямо-таки совсем. Не знаю уж, чем это было обусловлено, но если студента ловили с картами, костями, или еще чем таким, то месяц отработки в каких-нибудь особо неприятных лабораториях обеспечен.
     - Вы бы хоть дверь закрыли, - покачал я головой и защелкнул самодельный замок. - Очень хочется вместо големов поработать?
     - Ой, а мы и не слышали, как ты вошел, - удивился Инголфр.
     - Конечно, так увлеклись, - хмыкнул я и подошел ближе. - Это что, король? Все Ариша, ты проиграла. Давай Фин, раздавай на четверых.

     Через три часа, довольный, но уставший, я возвращался в свою комнату. Кажется, я начал понимать, почему азартные игры у нас запрещены. Всего раз Ариша заметила мои легкие воздействия, но я тут же пригасил пламя дара, и все прошло незамеченным. Что уж говорить о Финиарионе и оборотне? В общем, проиграл я только два раза, чтобы не выглядеть подозрительно. Хорошо, что мы не в кости играли, там с магией разума особо не разойдешься, зато с воздухом... Страшно представить, какой бы мы могли ураган устроить, если бы все попытались использовать свои силы на кубиках.
     Я вошел в свою комнату и с удовольствием растянулся на кровати. Делом что ли каким заняться? Да вот только в начале года и делать-то особо нечего, это потом пойдут всяческие рефераты, доклады, семинары и прочее, а сейчас еще никто ничего и не задал. А хотя нет, Мастер Эрик сказал прочитать первую главу и посмотреть стандартные типы защиты от отдачи. Что ж, этим и займемся, к чему тянуть?
     Это занятие меня неожиданно увлекло. На занятиях у Витека мы периодически получали отдачей по мозгам, но Мастер считал, что это дополнительный стимул, чтобы делать все правильно, и страховать нас от этого и не думал. А здесь довольно подробно описывалось, как по максимуму избежать подобных случаев. Конечно, до чего-то мы уже дошли и сами, но многое из описываемого в книге мне было в новинку.
     Зачитавшись, я чуть было не пропустил закат, но вовремя опомнился и по старой привычке залез на подоконник. Ну и надо же было как раз в этот момент зайти Гратину.
     Кинув на меня полный удивления взгляд, парень пошел к своей кровати, но для меня все его мысли были как на ладони. Не то чтобы я специально читал их, но он даже не думал закрываться или как-то сдерживаться. Эмпатия, помноженная на повышенную чувствительность к эху мыслей, иногда доставляет неприятности. А Хоук сама постоянно подслушивает, зачем, спрашивается?
     Мысли о девушке отвлекли меня, я переместился из подоконника на кровать, дочитал главу и преспокойно заснул.

     Она
     Весь прошлый год мы сидели тише воды ниже травы. Ну почти, пара (дюжин) невинных шуток над земляными не в счет. И неделя отработки за внезапно начавшее летать и выть дурным голосом чучело гарпии тоже. И уже тем более не считается массовая иллюзия, которая накрыла всех на теории магии, это вообще случайно было.
     Короче, я это к чему. Целый год мы ни на чем не попадались, ничего страшного не творили. Не выделялись. Во-первых, потому что примерялись, присматривались к новому месту и новым правилам игры, а во-вторых потому что не до того было. Ну а сейчас мы то ли осмелели, то ли что, но факт остается фактом.
     На третий день нашего второго курса мы устроили драку. Причем не абы какую, а с применением магии, что жестоко наказывалось.
     Началось все на общем для всего потока религиоведении. Предмет вела небезызвестная магистр Флавия, а значит, что все мы очень быстро заскучали. Огневикам тоже было скучно, и мы как-то незаметно сбились в одну компанию. Сначала все шло хорошо, но на перерыве грянул гром.
     Слово за слово, мы обсуждали методы преподавания, и речь зашла о Витеке. Как оказалось, среди огневиков было пару человек с нашего направления, и они нагло заявили, что мы, дескать, у Витека любимчики, а сами ничего не стоим. Мы вяло препирались, зная о взрывном характере огненных магов, да и доля правды в их словах имелась - Витек действительно выделял нас, но не потому, что мы были у него любимчиками, а потому что мы были лучшими на потоке. Но потом парней явно понесло.
     - Да все знают, что тут дело нечисто! Вспомнить хотя бы, как весной Витек сорвался за вами, когда того гнома обнаружили. Всю академию на уши поднял, а как же, любимые ученики пропали.
     - Вот-вот, - поддакнул второй парень. - Так и не объяснили толком, что тогда произошло.
     - Известно только, что сначала пропадали неизвестно где, а потом один паренек без дара вернулся, - с гаденькой ухмылочкой добавил третий. - Раньше-то такого не было. Может это из-за вас тогда все случилось, а Витек прикрывал, а?  
     Ударили мы одновременно. Эйнар простым кулаком, я воздушным. Два парня отлетели к стене, а третий получил сначала ментальный укол по зрительному отделу от Эйнара, а затем под дых от меня. К этому времени второй как раз начал подниматься, и ему бы непременно досталось что-нибудь очень гадкое, так как у нас было время на подготовку, но тут, как всегда в таких случаях, будто из-под земли появился Натаниэль, и немедленно поставил барьер, отделивший нас от огневиков. Что ж, это он вовремя, иначе не обошлось бы без более серьезных последствий, а будь тут Ариша, дело могло закончить еще более печально. А так Натаниэль только коротко взглянул на огневиков, потребовал вызвать к ним целителя, и под крики третьего парня 'я ничего не вижу!' повел нас к себе в кабинет. Мы не сопротивлялись.
     - Ну и как это понимать? - со вздохом спросил Натаниэль, усевшись за своим столом.
     Мы угрюмо молчали, как делали всегда, когда отец ловил нас на горячем.
     - Что хоть не поделили? - хмурясь, снова спросил магистр.
     - Они посмели утверждать, будто это из-за нас Вашек лишился дара, - все же ответил брат.
     - А я говорил Ириену, что людям нужны хоть какие-то подробности, иначе слухов и сплетен не оберешься, - вздохнул магистр, и задумчиво побарабанил пальцем по губе. - Ладно, это понятно, но зачем же сразу 'иглой' бить? Если бы чуть сильнее удар был, то он действительно ослепнуть мог.
     - Только если на время, - мотнул головой Эйнар. - Не настолько она тонкая была.
     - Нашлись умники на мою голову. Ладно. Значит вам - две, нет, три недели отработки у некромантов и денежная компенсация на затраты лекаря по восстановлению зрения тому парнишке. Все, пошли отсюда.
     Счастливые, что так легко отделались, мы вывались в коридор, где нас уже поджидали друзья.
     - Ну что? - тут же полез с расспросами Фин.
     - Все нормально, - ответил я. - Три недели у некромантов и денежная компенсация.
     - Страна торгашей, - проворчал Эйнар.
     'Ты зачем ему вообще иглой врезал? Действительно что ли хотел ослепить?'
     'Еще раз повторюсь, она была слишком толстая, чтобы пробить нерв или причинить непоправимый вред. Но зато очень, очень болезненна'
     Да уж, братец всегда быстро соображал.
     - Хорошо, что Ариши не было, - спокойно заметил эльф, когда мы возвращались к аудитории. - Иначе бы от кого-то осталась только горстка пепла. Или высохший труп, уж не знаю, чтобы она первым применила.
     - И к некромантам не отправишь, она все равно там большую часть дня проводит, - хмыкнул Эйнар.
     А меня аж всю передернуло. Ненавижу некромантов. Точнее к ним самим-то я нормально отношусь, но вот отмывать после них лаборатории это сущее наказание. Не знаю, чем они таким пропитывают свои трупы, но воняет оно жутко, и отмываться не желает категорически. Ну и ко всему прочему в их подземельях ужасно холодно даже сейчас, в начале вересня. Что там творилось зимой словами просто не описать.
     В аудитории на нас все косились с некоторой опаской, но заговорить так никто и не решился.

     Он
     - Знаешь, во всем этом есть один плюс, - Эви оторвалась от меловой линии, которую старательно вытирала с пола.
     - Это какой же? - пробурчал я, пытаясь отодрать воск с непонятно кому принадлежащей шкуры. Демон бы побрал этих некромантов, зачем свечой прямо над шерстью размахивать? Ее же потом гоблин очистишь.
     - Мы определенно установили рекорд. Ты слышал, чтобы хоть кто-нибудь попадал на отработку на третий день учебы?
     Я хмыкнул, ничего не ответив. Тетушка Мириам рассказывала, что она в свое время тоже побивала подобные рекорды, но ее высшим пилотажем был только девятнадцатый день. Я вздохнул, подумав о семье, и Эви в другом конце зала эхом вторила мне. Расставаться с родными было на удивление тяжело. Столько заботы со стороны матушки и гордости от отца лилось на нас с сестрой, что мы просто купались в этих ощущениях. А наш старший брат-ябеда вырос в высокого красавца-мужчину, статного гвардейца, за которым толпами бегала половина столичных барышень. Пару раз мне даже пришлось применить легкое внушение, дабы убедить девушек, что Юлиана нет дома.
     'А ведь на него положила глаз сама княгиня Ольга', - задумчиво послала мне сестра.
     'Она ему, похоже, тоже нравится', - подтвердил я, возникшую в ее голове мысль.
     'Если они поженятся, перепрыгнет ли он в очереди младшего князя?'
     'Определенно нет, но вот отца он точно обгонит'
     - Представляешь, что будет, если наш брат станет королем? - на сей раз вслух сказала Эви.
     - Ну, нам определенно будет крышка, - усмехнулся я. - Хотя бы потому, что от короля нам отвертеться не удастся.
     - Это точно, - вздохнула сестра. - Найдет, к какому делу нас приставить.
     За время нашего отсутствия Юлиан определенно поднаторел в политике, интриганстве и манипулировании. Порой мы сами не замечали, как выполняли его 'просьбы'. А еще в его глазах появилось интересное выражение, которое мы с Эви так и не смогли расшифровать. Зато однозначно сошлись во мнении, что то же самое было во взгляде отца и князя.
     С ужасным скрипом открылась дверь, и в зал вошел парень в рабочей мантии некроманта. Если не ошибаюсь, то он был с пятого курса.
     - Ой, а чего это вы еще здесь? - мгновенно оценив ситуацию и сделав правильные выводы, спросил парень.
     - Да вот слишком сильно вы в прошлый раз порезвились, до сих пор убрать не можем, - скривилась сестра, наконец закончив с мелом и с блаженством распрямилась.
     - Просто практика по упокоению была, - смутился парень, - а покойники все как на подбор какие-то резвые попались, вот и пришлось за ними по всему залу носиться...
     - Носиться? - удивился я. - А как же круги? Вон, сколько мела Эви оттирать пришлось, и чтобы ни один не сработал?
     - Вот представьте себе, - кивнул некромант. - В каждом - каждом! - ошибка была. И везде разные. Ох и намучились мы, пока все выискали...
     - Я вообще не думала, что для упокоения нужны круги, - удивилась сестра.
     - Это смотря кого, - живо откликнулся парень. Похоже, он был не прочь поболтать. - Если скелет какой-нибудь или призрак, то, конечно, круги не нужны, но, если не хочешь потратить весь свой резерв на что-то посерьезнее, например, на высшего зомби... Кстати, это как раз его шерсть ты сейчас старательно выдираешь.
     Я с сомнением посмотрел на непонятно кому принадлежащую шкуру. Как-то не верилось, что еще вчера ночью это был высший зомби.
     - А почему вы всегда ночью работаете? - задал я давно мучивший меня вопрос.
     - Потому что колдовать легче. Некромантские плетения ночью видны лучше, да и сил меньше уходит.
     - Неужели правда? - усомнилась сестра. - Никогда бы не подумала, что вид плетения может зависеть от времени суток.
     - Смотри, - парень легким движением руки и парой непонятных слов подвесил в воздухе два несложных плетения.
     Действительно, одно из них было ярким, насыщенным, прямо-таки переливалось разными цветами, в то время как второе было белесым, каким-то невзрачным, и в мешанине обрывков старых заклинаний, которыми был насыщен эфир на территории академии, просто терялось. 
     - Первое - это 'приход тьмы', позволяет быстро потушить все источники света, незаменимо при окончании сложных ритуалов, когда нужно одновременно затушить все свечи, - пояснил парень. - А второе - 'обнаружение нежизни'.
     Парень развеял оба плетения, так и не накачав их силой, а я немедленно попытался повторить одно из них.
     - Вторую нить смести на пять градусов по горизонтали, - посоветовал некромант, наблюдая за моими усилиями.
     Последовав его совету, уже с седьмой попытки я получил устойчивое плетение. Попробовав применить его, я с удивлением увидел яркие фиолетовые пятна вокруг себя. С непривычки сложно было разобраться, на каком удалении от меня они находятся, но ясно было одно - в руках у меня действительно была тушка высшего зомби, потому что от нее так и сыпались фиолетовые искры затухающей нежизни.
     - Молодец, - похвалил меня парень. - Ты, случаем, не хочешь на нашу кафедру? Похоже, у тебя неслабые способности к некромантии.
     - Мы еще не решили, - ответила за меня Эви. - Я лично больше склоняюсь к боевой магии.
     - Тоже хорошее дело, - кивнул некромант. - Но вы все же подумайте.
     Я развеял заклинание, но фиолетовые сгустки разной интенсивности все еще стояли у меня перед глазами. Самые слабые быстро затухли, но те, что были ярче или ближе по-прежнему мешали смотреть.
     Дверь снова открылась и в зал вошла Ариша. Взглянув на нее, я вскрикнул от неожиданности и отвернулся. Глаза болели, ослепленные невозможно яркой, невероятно насыщенной тьмой.
     - Ну а что ты думал, - усмехнулся парень. - Высшие вампиры - вершина нежизни, и выглядят соответственно. Еще совет напоследок - на личей тоже не смотри, они, конечно, не такие яркие, как вампиры, но не сильно тусклее.
     - Учту, - буркнул я, продолжая тереть глаза.
     - Чем это вы таким тут занимаетесь? - подозрительно спросила Ариша.
     - Уборкой, - многозначительно потрясла тряпкой сестра.
     - Ну раз так, то заканчивайте сие неблагодарное дело и дуйте к Ирланде, она вас повсюду ищет.
     'А перед ней-то мы в чем провинились?' - мысленно буркнула Эви. В ответ я лишь пожал плечами, бросил опостылевшую шкуру, и вышел в коридор.

     Она
     Я вздрогнула от громкого удара двери о стену и оторвалась от конспекта, по которому готовилась к контрольной. Рядом ойкнула Тона, испуганно глядя на разъяренную вампиршу. Глаза у нее были ярко-красные, клыки как будто удлинились, а на ухоженных пальчиках заострились жуткие когти.
     - Он меня бросил! - воскликнула девушка.
     Я продолжала непонимающе смотреть на Аришу, но в голове уже зародились смутные подозрения, которые подтвердились спустя несколько секунд.
     - Он меня бросил, - повторила вампирша, бросилась на мою кровать и разрыдалась.
     Когти стремительно втянулись, глаза снова почернели, но вид плачущей девушки поверг меня в еще больший ступор.
     - Я, пожалуй, пойду прогуляюсь, - тихо сказала Тона и выскользнула из комнаты. До меня доносилось эхо ее страха и жалости.
     - Нет, ты представляешь, - немного успокоившись, начала рассказывать Ариша. - Он сказал, что наши отношения исчерпали себя. Мол, мы больше не можем ничего дать друг другу.
     - Ну, в какой-то степени, так оно и есть, - осторожно начала я.
     Последние месяцы отношения Ариши с Вашеком действительно застыли. Я только и делала, что постоянно выслушивала жалобы девушки, а Эйнар передавал мне аналогичные стенания Вашека. В общем, к этому все и шло, но, подозреваю, расставание все равно было болезненным.
     - О нет, я много чего еще могла ему дать, - глаза Ариши снова сверкнули краснотой, но все же она сдержала себя. - Например, подарить ему смерть, а потом нежизнь. Но он этого не достоин, - фыркнула она.
     - Конечно не достоин, - закивала я. Не говорить же ей, что не всем хочется быть низшими вампирами.
     - Да и вообще, сдался он мне! - все больше распалялась девушка. - Напыщенный индюк, хочет, чтобы все носились с ним как с писаной торбой. Да у меня таких как он целый гарем будет, если захочу. Рыжих...
     И она снова разрыдалась.
     В итоге просидели мы с ней до самой ночи, и только около полуночи девушка немного успокоилась и вернулась в свою комнату, оставив меня в раздумьях о превратностях судьбы. А ведь вначале казалась, что из них получилась замечательная пара.
     Контрольную на следующий день я завалила.
     Окончательно расстроенная, я поплелась на отработку у некромантов. С начала этого курса мы с Эйнаром уже трижды попадали туда. А еще один раз к друидам, и я даже не знаю, где было хуже. Запахи, конечно, у друидов намного лучше, но запомнить растения, которые можно трогать, а какие нет, оказалось мне совершенно не под силу. Они все выглядят одинаково, как, ну как я должна по одному листику определить, какое из них какое?

     - Эви, ты должна, просто обязана мне помочь! - с паническими нотками в голосе воскликнул Финиарион, садясь на соседнюю скамью.
     Аудитория была полупустая, пара начнется только через полчаса, так что эльф не рисковал быть услышанным.
     - Что случилось? - с тяжелым вздохом спросила я. Последнее время все только и делают, что чего-то от меня требуют.
     - Завтра у нас практикум по основной стихии, - многозначительно сказал Фин и в упор посмотрел нам меня.
     - И что? - я все еще переживала из-за контрольной, и проблемы эльфа меня не особо волновали. Особенно если он не может сказать о них прямо.
     - Эви, я же полный ноль в атаке! - с отчаянием заявил Фин, и теперь даже я прониклась ситуацией.
     Для эльфов признать свою некомпетентность в чем-либо - это самый настоящий подвиг, а уж для Финиариона, нашего мистера Совершенства и подавно. Но он нас самом деле был крайне слаб в атакующих заклинаниях. Щиты у него получались отменные, их даже коронная Аришина 'темная молния' не брала, но вот с атакой беда...
     - Просто надо больше тренироваться.
     - Да не при чем здесь тренировки, - отмахнулся эльф. - Они все равно слабые получаются, даже если я в них весь свой дар вложу.
     - Так, а от меня что ты тогда хочешь?
     - Ну ты же у нас Разум, - заявило это светлое создание, умильно хлопая своими желто-зелеными глазками. - Придумай что-нибудь.
     - Это тебе к Эйнару надо, - усмехнулась я. - У него лучше такие вещи получаются.
     - Он меня послал, - с несчастным видом заявил Фин.
     Только сейчас я вспомнила, что Эйнар с Хоук отмечают какую-то свою важную дату, и им действительно совершенно не до проблем Финиариона. На сегодняшней паре астрономии, которая скоро уже должна будет начаться, они появляться тоже не собираются. Значит, делать нечего, придется придумывать, как помочь этому светлячку...
     - Ладно, давай посмотрим, что мы можем сделать. Будем подходить к проблеме последовательно.  У тебя хорошо получаются щиты и все прочие защитные заклинания. Значит, будем отталкиваться от этого. Может, мы сможем переделать какое-нибудь атакующее заклинание под защитное?
     - Это как? - с сомнением в голосе спросил эльф, но идея уже полностью захватила меня.
     - Есть такое заклинание... только смотри, я тебе о нем ничего не говорила! Так вот, оно позволяет на доли секунды сбить настройку чужого заклинания.
     - Я ни о чем таком не слышал, - недоверчиво сказал Фин.
     - Потому что оно, как бы это сказать... немножко запретное.
     - Откуда ты знаешь запретные заклинания? - и без того большие глаза эльфа стали и вовсе по пять серебряников.
     - Оно не то чтобы запретное, просто недоступное широкому кругу. Так ты будешь слушать? - Фин поспешно закивал. - Заклинание это атакующее, но принцип его действия основан на отражающем щите. Так что нам нужно только придумать, как удачнее его переделать.
     По зрелому размышлению мы решили, что астрономия не самый важный предмет, и подготовить Фина к завтрашнему практикуму намного важнее, а потому переместились в один из залов для практических занятий. Он был хорошо экранирован и отлично подходил для наших целей - испытания нового плетения.
     После трех часов и пяти чашек крепкого чая, которые нам пару раз приносил из столовой Витарр, наконец стало что-то получаться. Плетение оказалось путаным, излишне усложненным, и вообще держалась на соплях, но вроде бы было стабильным, не разваливаясь от малейшей попытки напитывания силой. В качестве подопытного был выбран все тот же Инголфр, который непредусмотрительно остался в зале.
     Надо сказать, в щитах я была не особо сильна, так, середнячок, но созданное нами плетение освоила все же легче, чем Фин. У него плетение разваливалось, сколько он не пытался его создавать.
     - Знаешь, я кажется понял вашу проблему, - после наблюдения за очередной бесплодной попыткой изрек Вит.
     - И?
     - От плетения этого прямо-таки веет Тьмой. Поэтому у тебя оно получается, а у Фина, с его светлой натурой - нет. Попробуйте сделать что-то с этим.
     - И как ты предлагаешь переделать темное плетение в светлое? - язвительно поинтересовалась я.
     Надо признать, идеи у оборотня были. Спустя еще два часа, мы, совершенно обессиленные, радостными возгласами приветствовали сотворение эльфом окончательного варианта. Ко всеобщему удовлетворению он все же оказался рабочим, и завтра, точнее, уже сегодня, Фин блеснет им на практикуме.
     Конечно, полностью сделать из темного заклинания светлое не получилось, но вот привести его к более-менее нейтральному виду мы смогли. И, полные гордости и чувства собственного достоинства, разбрелись по своим комнатам.

     Он
     Финиарион, без сомнения, произвел фурор. Ирланда, мигом поняв, откуда ветер дует, схватила Эви, эльфа, оборотня и меня до кучи, и потащила нас к Витеку. Тот, узнав, что умудрили эти ночные деятели, несколько оторопел. Пару раз опробовав заклинание, он позвал какого-то магистра, судя по всему светлого, и показал плетение ему. Тот пришел в неописуемый восторг, зарисовал плетение на клочок бумаги, оторванный от моего конспекта, и убежал показывать заклинание кому-то еще. Мы же стояли, не понимая, что происходит.
     Наконец Мастер сжалился над нами, и объяснил, что плетение это считалось запретным только для магов с направлением Разум. И только с уклоном во тьму. Объяснялось это просто - только мы могли его повторить, а заклинание-то очень удобное - небольшое усилие, и любое, даже самое сложное плетение противника просто рассыпается.
     - Лучше скажи мне, Витек, откуда твои студенты знают запретные заклинания? - наседала Ирланда на Мастера.
     - Они такие же мои студенты, как и твои, - хмыкнул Витек.
     - Не увиливай!
     - И не думал. Да чего ты кипятишься? Они же его не использовали, а создали свое плетение. За что их, без сомнения, необходимо похвалить. Такое не каждому удается.
     После этих слов друзья приосанились, но под гневным взглядом декана снова стушевались.
     - Витек!
     - Я уже шестьдесят лет Витек, - огрызнулся Мастер. - Я свое мнение высказал. А теперь идите отсюда, мне еще работать надо. Да и этим двоим к некромантам пора.
     Так обращаться с деканом могли только два человека во всей Академии - ректор и Мастер Витек. А самым удивительным было то, что Ирланда замолчала, гневно поджав губы, резко развернулась, и вышла из кабинета.
     Стараясь не попасть под горячую руку, мы тихо выскользнули в коридор, и только там перевели дух.
     - Ух Ирланда теперь обозлится, - посетовал Фин.
     - Ну, практикум мы сдали, а до экзамена еще пара недель есть, может остынет, - ухмыльнулся я. - Но в следующий раз, когда соберетесь делать что-нибудь такое, предупреждайте, ладно?
     - Мы просто не хотели тебя отвлекать, - хихикнула Эви, и я понял, что мои щеки немного покраснели. Конечно, Эви прекрасно знала, чем я вчера был занят.
     Смущение мое не прошло незамеченным, и под ухмылки друзей я спешно ретировался в сторону подвалов кафедры некромантии. Заранее предвидя жуткий холод, который стоит там в снежене, я содрогнулся, но делать нечего. Эх, как не вовремя тогда зашел Натаниэль, мы ведь уже почти стерли все следы заклинания на том големе. Еще пара минут, и мы бы смогли наслаждаться чудесным зрелищем разбегающихся в ужасе первокурсников... Видать, не судьба. Ничего, что-нибудь еще придумаем.

     - О, вы снова здесь? - удивился молодой некромант, тот самый, который показывал нам некромантские плетения на нашей первой отработке.
     - Увы, - тяжело вздохнула Эви, не отрываясь от вытирания дурно пахнущей лужи на мраморном полу.
     - Ты там поосторожней, - посоветовал парень. - Эта штука жутко едкая, если попадет на одежду, мигом разъест.
     - Да я уже поняла, - сестра продемонстрировала пару небольших дырок на полах мантии. - Что это вообще такое?
     - Эктоплазма, - видя наши непонимающие лица, он пояснил: - Останки старого призрака. Вчера, похоже, кто-то перестарался при вызове.
     - Зачем вообще вызывать призрака? - пробурчала Эви. - Что он, кроме стенаний и оскорблений, может сообщить?
     - Много чего, - задумчиво сказал некромант. - Например, рассказать о той стороне. О том, что он видел после смерти.
     - И что рассказывают? - заинтересовался я.
     - Большинство упоминают дорогу, по которой они якобы шли к свету через клубящуюся тьму.
     'Души идут на перерождение по Дороге Сна', - раздался в моей голове голос. Принадлежал он, однозначно, не сестре, и не молодому некроманту.
     'И куда они попадают потом?', - спросил я у дракона.
     'В новую жизнь, - в голосе мне послышалась улыбка. - Некоторые, правда, сбиваются на пути, и могут даже вернуться обратно. Таких вы называете привидениями. Иногда они оказываются в чьем-то теле, чаще всего мертвом, и получаются одержимые'
     Поняв, что что-то происходит, Эви подошла ближе и приложила свои пальцы к моему виску. Теперь она тоже слышала голос.
     'Работа Хранителя заключается в том, чтобы сбившихся с пути было как можно меньше'
     'И как это относится к снам?' - непонимающе спросила Эви.
     'А чем сны отличаются от смерти?', - рассмеялся дракон. Похоже, он не видел разницы между нами. Хотя, с каждой секундой единения мы тоже теряли ее.
     'Значит, любой спящий тоже идет по Дороге?' - спросил я, но ответа не последовало, и ощущение чужого присутствия покинуло меня.
     Разорвав единение, мы с Эви молча закончили уборку, и также молча пошли к жилому корпусу.
     'Не понимаю, почему он так резко заканчивает, - первой не выдержала сестра. - Почему больше не предлагает встать на Дорогу Сна?'
     'Играет', - ответил я.
     'Как кошка с мышкой', - поморщилась Эви.
     Это точно. Мне казалось, что дракон получает удовольствие от таких вот бесед, которые оставляют нас с сестрой в полной растерянности. Он ничего не требует, по крупицам сообщает необычные сведения, и просто насмехается над нами и нашим невежеством. И это только еще больше распаляло нас. Ну да ничего, найдется и на него управа. Становится на Дорогу Сна, а значит умирать, мы с Эви не собирались.

     Она
     - Вы тут решили поселиться? - хихикнул некромант, подходя к нише с алтарем. - Или вы эти, как их там, мазохисты, и вам нравится убираться на нашей кафедре?
     В ответ мы с Эйнаром только скривились и продолжили уборку. Состояние, что у меня, что у брата, было далеко от идеального, и разговаривать с болтливым некромантом желания не было.
     - Что вы хоть натворили в этот раз? - усмехнулся парень. - Хотя нет, погодите, дайте сам догадаюсь - те сфинксы ваша работа?
     Грустно вздохнув, я кинула тряпку, села на перевернутое ведро, и начала рассказывать.

     Йоль мы отмечали с размахом. Заранее договорившись о помещении, мы, всем потоком, потихоньку начали протаскивать на территорию академии запрещенные вещи - такие, как алкоголь, карты и тому подобное. Так что к началу праздника у нас было все необходимое, чтобы отметить его на полную катушку. Что мы и сделали.
     Начало праздника ничем не выделялось - общий зал, големы, после небольшого вмешательства, разносящие нормальные напитки, глазеющие на все с открытыми ртами первокурсники (подумать только, еще год назад мы сами были такими), бьющие полночь часы и загоревшийся солнечный шпиль. Потом мы постепенно переместились в 'арендованные' помещения и продолжили гуляния. Потом разнеслась весть о том, что у нас с Эйни сегодня день рождения (хотя родились мы вечером), и каждый считал своим долгом подойти к нам, поздравить и выпить. Короче, я это к чему - к трем часам мы были, что называется, в дрова. А в таком состоянии нас с братом тянет на приключения.
     Найдя еще пару человек в примерно такой же кондиции, мы отправились на поиски. По пути мы столкнулись с группой знакомых демонологов с шестого курса, и путь продолжили вместе. После довольно долгих скитаний по академии (видимо, само пространство пыталась нам помешать) мы все же вышли к корпусу, в котором находилась кафедра общеобразовательных дисциплин. Кафедра была пуста и темна, то есть подходила нам идеально.
     Долго ломать голову, чтобы такое учудить, нам не пришлось - возле входа в корпус красовались величественные статуи, изображавшие некое мифическое животное. Головы у них были человеческие, тела львиные, вроде как бычьи хвосты и вдобавок крылья. Заинтересовали нас в первую очередь именно лица. Разыскав среди нашей разношерстной компании парня с факультета земли, мы, под общий хохот, придали лицам сфинксов черты магистра Таэритхрона.
     Но этого нам показалось мало. Не знаю, каким образом, но мы уговорили одного из парней вызвать бесов и поместить их в тела сфинксов. Самое удивительное состояло в том, что все прошло просто на ура. Сначала мы хотели приказать демонам никого не пускать, но потом кто-то вспомнил старые легенды про таких вот сфинксов, и в итоге им был дан наказ пускать в корпус только тех, кто отгадает загадки. Удивительно, но демонам понравилась их задача (как потом нам объяснили, демонологи умудрились призвать каких-то там бесов озорства).
     Но нам все еще казалось недостаточно. Объединив усилия, мы оторвали сфинксов от их постаментов и наделили их способностью летать. Теперь демоны были неограниченны в движениях и способах выполнения поставленной задачи, и радостно принялись за свою работу. А мы, довольные собой, свалили оттуда куда подальше.
     Расплата настигла нас на утро. Во всей этой суматохе мы забыли дать демонам указание скрывать наши имена, и после подробного расспроса сфинксы сдали всех участников ночных событий с потрохами. Из постелей нас выдернул сам магистр Натаниэль, устроил жуткий разнос и отправил к Мастеру Витеку, чтобы мы как смогли подробно поведали ему, что же мы вчера утворили.
     Мастер долго смеялся, но все же заставил наши воспаленные мозги вспомнить все подробности. После этого милостиво поведал, что сфинксы добросовестно выполняют поставленную задачу, и до сих пор никто не смог войти в корпус, потому что загадки их не смог отгадать даже сам магистр Таэритхрон. В общем, выяснив, что никаких конкретных указаний по загадкам мы демонам не давали, Мастер, все еще посмеиваясь, отправил нас на отработку, а сам пошел к демонологам, на консультацию.

     - А я-то все гадал, кто это мог устроить, - смеясь, покачал головой некромант. - Уже пол-академии бегало к этим сфинксам, попробовать загадки отгадать.
     - И что, ни у кого не получилось? - с мрачным удовлетворением спросил Эйнар.
     - Неа, - радостно подтвердил некромант. - Загадки-то у них на лихо закрученные, да еще к тому с использованием, хм, специфической лексики, которой никто в нашей академии не владеет.
     - В каком смысле? - не поняла я.
     - Ну, они-то на воровском жаргоне изъясняются, то на каком-нибудь мертвом языке, то исключительно матами, - охотно поделился некромант. - А сообщники ваши где?
     - Демонологи на месте, искупают вину за содеянное посильной помощью, а тот паренек с факультета земли умудрился потом очень неудачно упасть и сломать ногу, так что пара дней отсрочки, пока целители ему кость срастят, у него еще есть, - объяснил Эйнар.
     - Ладно, ребята, развлекайтесь тут, а я пойду эту историю своим расскажу. Знаете, я уже уверен, что она войдет в легенды академии...
     Забегая вперед, скажу, что некромант был прав.

     Он
     Аудитория быстро наполнялась взволнованными студентами. Стоял гам, который бывает только в небольшом помещении, наполненном знакомыми людьми. Все переговаривались со всеми, кто-то спорил, кто-то дремал, положив голову на руки. Но как только вошла Ирланда, в аудитории быстро установилась тишина, а спящие оторвали головы от столов.
     - Доброе утро, студенты. Можете не вставать, - махнула декан рукой. - Сегодняшнее занятие - последнее в этом семестре, но, думаю, вы и сами это знаете. Сейчас я раздам вам сопроводительные письма, отвечу на возникшие вопросы, и вы разойдетесь по комнатам, собираться на практику. Сразу оговорюсь, мы старались распределять вас группами по три-четыре человека, в зависимости от того, как вы показали себя во время учебы и сочетая дополнительные стихии. Предвидя подобные вопросы, говорю сейчас - на втором курсе практика проходит только на территории Мальи, так что иностранным студентам придется подождать каникул. Все понятно? В таком случае подходим ко мне по одному и забираем письма. Бернар Леонайд...
     - Жаль, что в Икарию не отправляют, - вздохнула Эви.
     - Здесь и своих заявок хватает, чтобы еще и к вам студентов отправлять, - возразила Ариша.
     - Надеюсь, мы окажемся в одном месте, - сказал Вит. - Не хотелось бы всю практику провести с малознакомыми людьми.
     - Или не людьми, - усмехнулся Фин.
     - И не людьми тоже, - кивнул Инголфр. - А ты сам как, не боишься оказаться в паре с Дезмондом?
     - В администрации не дураки сидят, чтобы светлого в пару с темным поставить, - фыркнула вампирша.
     - На старших курсах так и делают, - не согласился я. - Ставят в связку людей, которые изначально противостоят друг другу. Темных со светлыми, воздушников с земляными - создают конфликтные ситуации.
     - Проверяют, сможете ли вы сработаться, - кивнула Эви. - Если нет - практика не засчитывается, это значит, что вы морально не готовы учиться дальше.
     - А еще разбивают парочки, - ухмыльнулась Ариша, косясь на Хоук.
     - Или наоборот, соединяют бывших, - не осталась в долгу девушка.
     Беседу прервал громкий голос Ирланды, вызвавшей эльфа.
     Вернувшись, Фин продемонстрировал нам бумажку, украшенную множеством печатей и подписей и слабо светящуюся в истинном зрении. В графе 'место назначения' значилась долина Туанратх.
     - Какое-то странное название, - нахмурилась Эви.
     - Это у самых Зеленых гор, - пояснил Фин. - Если не ошибаюсь, там цепочка долин, по деревеньке в каждой.
     - Они, наверное, решили, что эльфа стоит держать поближе к природе, - хихикнула Ариша.
     - Я бы вот не отказался от какой-нибудь деревеньки в глуши, - вздохнул Витарр.
     Продолжить, правда, не успел, так как и до него дошла очередь. Вернувшись, он с усмешкой продемонстрировал нам письмо, в котором была указана та же самая долина.
     - Воздух и вода есть, значит еще как минимум огонь должны докинуть, - рассудила Хоук.
     - Меня в долину? - ужаснулась вампирша. - Нет-нет-нет, этого не может быть! Меня должны отправить в какой-нибудь густонаселенный город, где по ночам будет бродить множество нетрезвых граждан, о чьей пропаже никто и никогда не забеспокоится...
     - Из неназванных огненных почти не осталось, так что скорее всего ты будешь с нами, - 'успокоил' девушку Вит.
     Подошла очередь Хоук. Вернувшись, девушка молча протянула мне лист.
     - Город Кнорин, - прочитал я. - Это где?
     - Почти на самой границе с Империей, - просветил Фин. - Довольно крупный пограничный город, торговый.
     - Как и все города в этой стране, - скривилась Эви.
     - Скхейны, подойдите сюда, - позвала нас Ирланда.
     Раз вызывают вдвоем, то и разделять нас явно не будут, с облегчением подумалось мне. Представить, как я провожу практику без сестры было сложновато.
     - Вот ваши письма, как прибудете на место, отдадите их руководителю. И не забудьте их потом забрать!
     Опустив глаза, я посмотрел на место назначения, ожидая увидеть там Кнорин. Однако, мои ожидания не оправдались.
     - Но это... - начал было я, но Ирланда перебила.
     - Места уже распределены и обсуждению не подлежат. Поверьте, мы учитывали все необходимые факторы при их подготовке.
     Эви потянула меня обратно, и я в некотором ступоре вернулся на свое место. Хоук, сразу понявшая, что что-то не так, буквально вырвала у меня лист.
     - Долина Туанратх, - растерянно прочитала девушка. - А как же я?
     - А ты будешь в другой группе, - пояснил Витарр. - Видимо, кто-то посчитал, что вам лучше быть по отдельности.
     - В эту гоблинову долину отправляют людей больше, чем в столицу! - вернулась вампирша, гневно потрясая своим листком. - Что они вообще там забыли?
     - И тебя тоже в долину? - удивилась Хоук. - Почему вас всех в эту Туанратх, а меня в город?
     - Видимо посчитали, что еще один чистый воздух с Разумом там не нужен, - скривилась вампирша. - Но меня-то за что?!
     - Так, все получили свои листы? - прервала нашу беседу декан. - Хорошо. Еще раз повторюсь, назначения составляли компетентные люди, и, если кто-то недоволен их решением, можете, конечно, пожаловаться, но не думаю, что это что-то поменяет. Напоминаю, что вы должны вести дневник практики, который предоставите мне по возвращению. Предупреждаю, если кто-то забудет подписать дневник у руководителя, поедет обратно за подписью за свой счет, понятно? Ну а теперь, если вопросов нет, то быстро отправились собираться, групповой телепорт до столицы для тех, кому в восточном направлении, назначен на половину пятого.
     И мы пошли собираться.

     Она
     Добираться до этой дурацкой долины нужно было едва ли не неделю. И это с учетом того, что в тот же вечер, как мы получили наше распределение мы уже были в городке с конечным телепортом. Закупившись необходимыми продуктами, взяв в аренду двух лошадей, для Ариши и Фина, и переночевав в единственной на весь город таверне, мы отправились в путь. Поначалу эльф и Инголфр ехали на одной лошади, но как только город скрылся за горизонтом, Вит слез, быстро перекинулся в громадного волка, и, весело виляя хвостом, исчез в жиденьком лесочке.
     - Ночевать он с нами хоть будет? - провожая волка взглядом, лениво поинтересовалась вампирша.
     - Не думаю, - покачал головой Фин. - Волки - ночные животные. Думаю, он выйдет к нам только перед самым входом в долину.
     - Ну и хорошо, в таверне не надо будет объясняться о количестве лошадей, - кивнула своим мыслям я.
     - В таверне? - уставился на меня брат. - Эви, я надеюсь, что на нашем пути мы встретим хоть одну деревню, а ты говоришь о таверне.
     Эйнар покачал головой и снова угрюмо уставился куда-то вдаль. Он был таким с самого перемещения, когда мы расстались с Хоук. Нет, я, конечно, понимаю, что он надеялся на месяц идиллии, но раз не получилось, зачем так убиваться? Подумаешь, побудут месяц в дали друг от друга, ничего страшного не случится.
     'Много ты понимаешь', - проворчал брат.
     'Много не много, а вот этого точно не понимаю', - тут же отреагировала я.
     Эйнар только вздохнул, дал шпоры Бурану, и вырвалась вперед. Я не стала его догонять.
     - Перебесится, - прокомментировала это вампирша, и я была вынуждена с ней согласится.

     Вопреки ожиданиям Эйнара, на нашем пути мы встретили целых две деревни, правда, одну проезжали днем, а вот во второй с удовольствием остановились. Жители приняли нас довольно радушно, предоставили комнату, напоили, накормили, разве что только баню не топили. Последние дни травника, приносившие приятное тепло, сопровождались холодными ночами, и тепло было только Арише, которая, как оказалось, не мерзла в принципе.
     Изредка появлялся Витарр, с некоторой жадностью посматривая на котелок, но, понюхав стряпню Фина, брезгливо отворачивался. Эльф на это шипел, как кошка, и предлагал ему самому готовить, раз такой привередливый. Вообще, с готовкой у нас была беда. Это можно было предположить с самого начала, но мы, почему-то, вообще не задумывались об этом.
     На первом же ночном привале, когда встал вопрос, кто будет кашеварить, вдруг оказалось, что никто из нас не имел подобного опыта. Для нас с братом всегда готовили повара, как, впрочем, и для Ариши. Эльф же питался в основном какой-то непонятной овощной бурдой, всяческими там салатиками и тому подобным. Из всех нас хоть какой-то опыт готовки имел лишь Инголфр, но он предпочитал питаться кроликами. Сырыми. Поэтому готовить все же пришлось Фину. Тот шипел, плевался, ругался, но все же готовил, поскольку после первой же попытки был вынужден признать, что из нас троих повара ну совсем уж никудышные.
     - Чертовы аристократы, белоручки недоделанные, - ворчал эльф, помешивая непонятное варево, по его утверждению, являющееся кашей. - Хоть бы какая-то от них польза была, а то только и могут, что на травке сидеть и на голубое небо любоваться. И кто здесь эльф, спрашивается?
     А небо и в самом деле было прекрасным.
     - Как насчет небольшой тренировки? - предложил Эйнар на третий день нашего пути.
     - Что ты имеешь в виду под тренировкой? - спросила Ариша.
     - Учебный бой, - улыбнулся брат. - Пространства здесь много, эфир неслабо насыщен энергией.
     Взглянув на мир вторым зрением, я убедилась в правоте Эйнара. Может быть, где-то недалеко был выход утка, а может, в этих местах просто очень давно не появлялись маги, но факт остается фактом - мы могли здесь знатно порезвиться.
     - Двое на двое? - тут же откликнулся Фин.
     - Можем темные против светлых, - клыкасто усмехнулась вампирша.
     - Ну уж нет, - возмутился эльф. - Лучше я буду с тобой в паре, чем против вас троих.
     - Испугался? - поддразнила его девушка.
     - Трезво оцениваю свои шансы, - отрезал Фин. - Ну так что, начнем? Только от лошадей надо отойти, а то они пугаются.
     Так мы и сделали.
     Бой наш разыгрался не на шутку. Ариша и Фин в паре были опасными противниками, они отлично дополняли друг друга, но и мы с братом были не лыком шиты. Мгновенно выполнив слияние, мы в полтора раза увеличили свой резерв, что давало нам серьезное преимущество. В этот раз брат отдал главенство мне, сам же занимался оценкой ситуации и подготовкой плетений.
     Мы уже давно с ним разработали подобную схему движений - кто-то один выполняет заклинания, напитывая их силой, а второй активирует. Таким образом мы могли управлять двумя плетениями одновременно, что для обычного мага было невозможно. Скорость атаки значительно возрастала, и мы могли за короткий промежуток просто задавить противника силой. Но Ариша и Фин прекрасно знали все наши сильные и слабые стороны, в конце концов, мы целый год вместе с ними это практиковали. И знали, как от этого защитится, так что бой шел примерно на равных.
     Из леса, привлеченный странными звуками, примчался Вит, посидел немного, высунув язык, и поняв, что происходит, трусцой убежал обратно.
     На самом деле, магический поединок не должен вызывать никаких звуковых и визуальных эффектов (исключая заклинания, в которых это предусмотрено). Все эти сверкания, громовые раскаты, искры - они могут возникать только в двух случаях. Первый - это непрофессионализм, когда происходит утечка энергии из плетения. Если сила, перекачиваемая магом из утка, не находит подходящего канала, коим является нить плетения, она просто уходит в материальный мир, и воплощается в нем именно таким образом. И второй случай возникает при невероятно сложных плетениях и огромных затратах энергии. При сотворении заклинания, требующего тысячу-другую УЕС неизбежны потери энергии, которые и выливаются во все эти внешние эффекты.
     Наконец, после трех поединков подряд, эльф с Аришей были вынуждены признать, что сегодня мы определенно непобедимы. Немного отдохнув и подкрепив силы сушеным мясом, мы снова отправились в путь.
     Долина Туанратх была первой из цепочки долин, расположенных у Зеленых гор. В ней нас и должен был встретить руководитель практики. Маг жил здесь на постоянной основе, патрулируя все эти долины с трудно выговариваемыми названиями. Всего долин, если не ошибаюсь, было шесть. Местность эта была дикая, малозаселенная, и я совершенно не понимала, зачем кому-то могло понадобиться жить здесь, тем более магу.
     Однако, факт оставался фактом - нас направили в эту глухомань, и ближайший месяц мы проведем здесь, фантазируя над дневником практики и плюя в потолок.
     Перед узким ущельем, входом в первую долину, из густого подлеска раздался короткий вой, лошади начали неравно прядать ушами. За время пути они немного привыкли к Витарру, но все еще побаивались. Остановившись, мы подождали, пока парень вернется в свою человеческую ипостась.
     - Давно так хорошо не было, - широко улыбнулся парень, взбираясь на лошадь позади Фина.
     - Нельзя держать оборотня взаперти, - хмыкнул Эйнар.
     - Да не то чтобы... Просто требует иногда душа простора... Вот этого, - Инголфр широким жестом обвел все вокруг.
     - Как думаете, где нас встретят? - сменил тему эльф.
     - Скажи еще спасибо, если встретят, - скривилась Ариша.
     - Местный маг подавал заявку на практикантов, ее удовлетворили, и он не может об этом не знать, - возразила я.
     - Приедем в деревню, там и спросим, - рассудил Эйнар.
     Двигаясь вдоль реки, что текла по дну долины, мы совсем скоро достигли небольшого поселения. Уже давно мы договорились, что говорить будет Эйнар, так что сейчас я с любопытством осматривалась вокруг. Первыми нас заметили дети, а вскоре из домов повыбегали и взрослые. Наше появление было сенсацией. Доехав, как нам показалось, до центрального здания, мы остановились и спешились.
     - Хорошего дня вам, люди добрые, - кивнул Эйнар, и повернулся к старосте. То, что это глава деревни было понятно с первого взгляда - по важному виду, более богатой одежде и небольшой свите. - Мы приехали к Рудольфу, вашему магу. Где мы можем найти его?
     - И вам не хворать, - сказал староста, степенно поглаживая бороду. - А по какому делу прибыли?
     - Учиться к нему нас отправили. Студенты мы, из школы магической.
     Я всегда поражалась тому, как легко Эйнар переходит на язык, понятный собеседнику. То ли это проявление дара, то ли сам он такой от природы, но разговорить брат может любого.
     - Учиться значит, - задумчиво сказала староста, оглядываясь куда-то назад. - Ну, в таком разе, надобно сказать, что нет его тут. Марунь, какой нонче день?
     - Воскресный, муж мой, - ответила дородная женщина.
     - Ну, раз воскресный, то скоро будет, - снова обратился к нам староста. - На второй день ожидайте, а может и к завтрему уже.
     - К завтрашнему так к завтрашнему, - покладисто согласился брат. - Может подскажите, у кого остановится мы можем, чтобы Рудольфа подождать?
     - А вот у меня и останавливайтесь, места на всех хватит, - радушно предложил староста. - А лошадок ваших мы у Клавы пристроим, у нее своих двое имеется, авось поладят.
     - Благодарю сердечно, - снова кивнул Эйнар. - Чем мы можем вас отблагодарить?
     - Сочтемся, - довольно крякнул мужик, и позвал мальчишку, которому приказал отвести наших лошадей 'до Клавы'.
     Ну что ж, приняли нас довольно приветливо, надеюсь, это сохранится до конца практики. Не хотелось бы настраивать местных против себя - нам тут еще месяц жить.

     Он
     Колдун появился только через три дня. Рудольф оказался мрачным мужчиной среднего возраста (на вид лет тридцать-тридцать пять, но на самом деле скорее всего ближе к восьмидесяти). Говорил он мало, но по делу. Коротко представившись, объяснил, зачем ему вдруг понадобились практиканты.
     Оказалось, что в долинах последнее время происходят странные вещи. Что за они, толком никто объяснить не мог, но народ начал тревожиться. И, как назло, все эти непонятные явления происходили во время отсутствия мага на месте. Поэтому ему и понадобились помощники низкой квалификации, но зато в большом количестве. Теперь стало понятно, почему сюда направили нас с Эви - мы могли передавать друг другу сообщения на большие расстояния, что было несомненным плюсом в данной ситуации. На наш вопрос, что же это за странные вещи, Рудольф лишь пожал плечами. 'Некоторые слышат голоса - но только ночью. У кого-то раз за разом скисает молоко, но как только я появлюсь, все внезапно налаживается. В одной долине передохли все крысы. Ничего конкретного' - ответил нам маг.
     Действительно, все перечисленные им призраки в совокупности не подходили ни под что известное нам. По отдельности - да, такое могло происходить и вызываться разными видами нечисти, но вот все вместе, и на таких расстояниях... непонятно.
     Что ж, похоже нам предстояла настоящая практика. Если так можно назвать ловлю в черной комнате черной кошки, которой там, возможно, и нет.
     Собственное жилье было у мага только в самой последней долине, но он проводил там не очень много времени. Все время в пути, хоть путь этот и был недлинный - из одной деревни в долине в другую можно было дойти пешком максимум за день. Лошадей нам Рудольф посоветовал оставить здесь. Дескать, не везде можно проехать верхом, а уж оставить их и подавно негде - местные держат лошадей только в первой долине.
     Узнав наши стихии и направления маг довольно хмыкнул. 'Почти полный набор прислали', - пробормотал он, но я не был уверен, что правильно расслышал. За то время, что мы шли к его дому, Рудольф показал нам несколько заклинаний, и научил, как ставить сигнальную сеть.
     - Когда ночуешь в диких местах, без сети никак, - объяснял маг. - Существует много видов таких заклинаний, но вот это мое любимое, - перед нами возникло яркое плетение, которое я старательно запомнил. - Его очень легко настроить. Если ты рассчитываешь на нападении нечисти, то нужно сместить вектор на тридцать два градуса, а если нужно защититься от чего-то мощного, то нужно добавить дополнительный круг и вектор на сорок шесть. Хотя, вы, наверное, пока еще его не осилите. Но попытаться стоит.
     На первой же стоянке мы по очереди воспроизводили это плетение, на что маг покивал головой - неплохо, неплохо - затем властным жестом стер плетения и поставил свой защитный круг. Свою безопасность вчерашним первокурсникам он явно не доверял.
     В каждой деревне, что мы проходили, к Рудольфу подходили с отчетами. То где-то овцы пропали, то все запасы поплесневели, то еще что-нибудь. Похоже было, что мага здесь не особо любили, но относились в общем неплохо. А в одной, предпоследней, деревне, к нам со слезами на глазах подбежала какая-то женщина и начала причитать. С трудом ее успокоив, мы узнали, что ее сын, парень шестнадцати лет отроду, сошел с ума. Коротко бросив 'веди', колдун устремился за женщиной, а мы, естественно, за ним.
     Как только мы вошли в дом, я сразу почувствовал, что что-то не так. В комнате, куда нас привели как будто висел какой-то непонятный запах, невнятное марево, который я ощущал даром, но не глазами или носом. Взглянув на парня, который, не отрываясь, смотрел куда-то в пустоту, Рудольф нахмурился, и принялся творить заклинания. Некоторые я узнавал, некоторые нет.
     'Парень безумен', - отправила мне сестра. Я кивнул, не отрывая взгляда от колдуна.
     - Прости, Рианна, я ничего не могу здесь сделать, не мой профиль, - покачал головой Рудольф.
     - Ах, как же так, мой мальчик, мой сыночек! - запричитала женщина.
     - Можно мне глянуть? - сделал я шаг вперед.
     - Попробуй, - кинув на меня странный взгляд, Рудольф отошел в сторону, и, скрестив руки, начал наблюдать.
     Подойдя к парню поближе, я всмотрелся в его пустые глаза. В них не было и капли мысли.
     'Вот уж действительно, полное безумие', - послала Эви.
     Сестра подошла ко мне, и встала с другой стороны от кровати, на которой лежал паренек. Мы положили пальцы на его виски, каждый со своей стороны, и погрузились в его мозг.
     Об этой технике мы однажды читали в одной из книг, что дал нам Витек. Подобное действие было весьма опасно для мага, его выполняющего, но у меня в данном случае был самый надежнейший якорь, который только можно придумать. Если обычному магу приходилось выполнять множество ритуалов, ставить маяки, погружаться в разум постепенно, оставляя зарубки, то мне было достаточно лишь Эвиного присутствия. Если вдруг, по какой-то причине, я потеряюсь в глубинах разума человека, то сестра в любой момент сможет вытащить меня обратно.
     Сначала вокруг была темнота, а потом я оказался в каком-то странном месте, где не мог определить направления. Вокруг мелькали непонятные картины, сбивавшие меня с толку. Вспомнив о своей цели, я мысленным усилием приказал картинкам выстроится в хронологическом порядке. Дрогнув, мир вокруг меня изменился, и вот теперь я видел перед собой воспоминания, вся жизнь этого человека стояла у меня перед глазами. Но вдруг череда картин резко искажалась и заканчивалась, чего, при нормальных условиях, быть не может в принципе - если только человек не умер. Подобравшись поближе, я вгляделся в эти картины, и решительно проник вглубь.

     - Надо бежать, пока не стемнело окончательно, - пробормотал парень, оглядываясь на садящееся солнце. - Если опоздаю, матушка меня прикончит.
     Торопясь, парень поскользнулся на влажной после дождя земле и больно ударился локтем. Попытавшись встать, он ругнулся, и схватился за ногу. Затем осторожно попробовал опереться на нее. Вроде работала, но идти было больно, а ни о каком беге не могло быть и речи.
     'Все, мне не жить, - в отчаянии подумал парень. - Мать меня с потрохами съест'.
     Кусая губы, и кидая отчаянные взгляды на неумолимо заходящее солнце, парень как мог быстро шел к деревне. Солнце, не обращая никакого внимания на мольбы, село, и на долину опустилась темнота.
     Из кустов, росших по эту сторону деревни, внезапно раздались шорохи. Парень не успел испугаться, как оттуда вывалился лохматый пес по прозвищу Джуди. Подбежав к парню, Джуди собирался было лизнуть его, но вдруг чего-то испугался, заскулил, и, поджав хвост, метнулся обратно в кусты.
     - Ты куда, Джуди? - в растерянности крикнул парень.
     И внезапно получил ответ. Сначала он услышал слабый шепот, который никак не хотел складываться в слова, но постепенно голос зазвучал громче. Стало понятно, что говорит не один, голоса, казалось, все множились, пока в голове у парня не зазвучал целый хор. Они становились все громче, и теперь парень мог расслышать отдельные слова.
     - Нет! Замолчите! - он зажал уши руками, и закрутил головой. - Я не хочу этого слышать!
     Но голоса не замолкали. Они говорили и говорили, и перед его взором вставали все новые и новые картины, а внутри все распирало от отчаяния, отвращения и страха. Не помня себя, парень побежал, не открывая взгляд. Большую ногу прошило болью, но он не обратил на это внимания. Внезапно, один голос отделился от прочих, и предложил ему свободу. Не раздумывая, парень согласился. Настала благословенная тишина.

     Выдернула меня Эвианора. Поняв, что я не откликаюсь, и уже некоторое время ничего не вижу и не слышу, просто потянула мой разум обратно, и он охотно подчинился. Все вещи в этом мире идут по пути наименьшего сопротивления, и разум не исключение - пребыванию в небытии он предпочитает оставаться в одном и том же сознании.
     - Что ты увидел? - подошел ко мне Рудольф. Рыдающую мать Витарр отвел в другую комнату.
     - Похоже, он подвергся какой-то ментальной атаке, - сказал я, потирая виски. Голова раскалывалась. - Он шел домой, после наступления темноты, и вдруг, ни с того ни с сего, в голове зазвучали голоса, жуткие голоса, - я содрогнулся, а Эви тут же положила руку мне на плечо. - Они много чего говорили. Мерзкое, жуткое, противное. А потом один предложил избавление.
     - И он его принял, - кивнул маг. - Значит, здесь уже ничего не сделаешь, единственный шанс - найти того, кто это сделал. Ты увидел что-нибудь, что могло бы нам помочь? Может, что-то необычное?
     - Там была собака, - вспомнил я. - Сначала она подбежала к нему, но потом вдруг заскулила, испугалась и убежала. И тогда же зазвучали голоса.
     - Собака значит, - задумчиво постучал по губе колдун. - Будем иметь в виду. Ладно, зовите друга и в путь. К ночи уже будем дома, там и разберемся.

     Она
     Следующие две недели мы провели в поисках. Мы расходились по долинам, ставили маяки и сети, уходили оттуда, затем приходили и смотрели, что в них попалось. Как правило - ничего. Однажды попалась какая-то мелкая шкодливая нечисть, которую с криком 'Аааа, крыса!' Ариша испепелила на месте. Не спорю, действительно оно было похоже на крысу, причем весьма отвратительную, но зачем сразу огненными заклинаниями швыряться? Может, оно бы нам что полезное рассказало.
     - Это какое-то проклятие, - в отчаянии Фин всплеснул руками и принялся нервно мерить шагами комнату. - А может, здесь и правда ничего нет?
     - Ага, а все эти голоса, пропавшие овцы и скисшее молоко - совпадения? - скривилась Ариша.
     - Не бывает таких совпадений, - согласился с ней Витарр.
     - А может, все это действительно не просто так? - задумчиво сказал Эйнар.
     Всей компанией мы дружно уставились на него, требуя пояснений.
     - Я имею в виду, что до этого мы все время делали ставку на нечисть. Какое-то явление или мелкое существо. Но что, если мы ошибались? Вдруг все эти события дело рук некой разумной сущности, и большинство из них просто призваны сбить нас с толку?
     - И что тогда является его целью? Не овцы же, право слово, - сказал эльф.
     - И явно не скисшее молоко, - фыркнула вампирша. - Нет, не кажется мне это правдоподобным. Местные говорили, что это началось достаточно давно, еще по осени, а за это время уже можно было понять, что этому существу нужно.
     - А вдруг все эти проявления просто побочный эффект? - подкинул еще одну идею Инголфр.
     - Как гром во время атакующих заклинаний Фина? Возможно, - кивнула вампирша.
     - Самовозгорающаяся мантия при сотворении 'душителя' тоже не эталон, - парировал эльф.
     Действительно, несколько раз при сотворении этого заклинания Ариша умудрялась поджечь саму себя, и, хоть для ее тела это проходило бесследно (доля огня в даре, я полагаю), но вот для мантий бывало губительно.
     В ответ на этот выпад Ариша надменно фыркнула, но ответить не успела.
     - Все равно не вяжется, - встряла я. - Слишком много разных проявлений. Если бы это был побочный эффект присутствия, то проявлялся бы только один признак, максимум два. Если ответ на некие действия, то мы бы могли наблюдать результат этих действий. А так, похоже, что конечной целью действительно являются овцы.
     - А может, существ несколько? - предположил Эйнар.
     - Не умножай сущности, - покачала я головой. - Должно быть простое объяснение.
     - Однако найти мы его не можем. И что в дневнике практики писать?
     - 'Мы бегали туда-сюда по долинам, ставили маяки и выслушивали жалобы крестьян', - ответила ему вампирша.
     - А еще старались не попадаться на глаза руководителю, - совсем по-кошачьи фыркнул эльф.
     Действительно, с каждым днем, с каждой нашей неудачей и пустой сетью настроение Рудольфа все больше портилось. Видимо, он действительно возлагал на нас некоторые надежды, и мы их не оправдывали.
     - Может, нам стоит разделиться? - внес очередное предложение брат.
     - Мы и так покрываем половину долин, куда уж больше? - возразила я.
     - Нас пятеро, плюс Рудольф - если оставить по одному в долине, можно обеспечить хотя бы пару дней без происшествий.
     - А если мы попадем на период затишья? - спросил Инголфр.
     Необычные события, происходившие в долинах, находили своеобразными волнами. Бывало, что за одну ночь что-то случится в трех долинах, на следующую в двух, потом в четырех, а потом две ночи ничего не происходит. Да, все эти странные вещи обычно происходили ночью, но бывали случаи днем и даже с утра.
     - Значит, будем ждать, пока не поймаем, - отрезал Эйнар. - Потому что мотаться двойками по долинам - это не дело.
     - Поди, и скажи это Рудольфу, - проворчала я.
     - А вот пойду и скажу.
     Эйнар встал, решительно открыл дверь и отправился на поиски мага, который снова где-то пропадал. Руководителя мы видели исключительно на общих собраниях, да еще иногда он брал кого-то себе в напарники, чаще всего Эйнара. За две недели я видела его от силы четыре раза. Ну, может пять, но не больше.
     Некоторое время мы сидели, занимаясь каждый своими делами, а потом Ариша спросила:
     - Знаете, по чему я скучаю больше всего?
     - И по чему же? - заинтересовался Витарр.
     - По постели, - мечтательно протянула вампирша. - Мягкая, теплая, удобная постель...
     Я грустно вздохнула, прекрасно понимая, о чем говорит девушка. Все эти ночевки на жестких скамьях и сене меня саму доконали. Один Витарр ходит как ни в чем не бывало, ему то что, он так всю жизнь провел.
     'А мы изнеженные аристократы', - раздался в моей голове насмешливый голос брата.
     'Согласился?' - поинтересовалась я, уже предполагая ответ по довольству Эйнара.
     'С энтузиазмом. Похоже, ему самому надоело это бесконечное мотание туда-сюда'.
     Пересказав эту новость друзьям, мы подождали, пока придет Эйнар, и начали делить между собой долины. Конечно, всем хотелось оказаться в третьей и четвертой, самых маленьких, но кому-то ведь и работать надо. В конце концов, после жарких споров и пары файерболов, мы договорились. Эйнару досталась пятая, Фину - четвертая. Третья Арише, вторая мне, ну и Витарру первая. В первой долине, той самой Туанратх, происходило самое меньшее количество инцидентов, больше всего - в пятой.
     Рассредоточившись таким образом, мы, недолго думая, похватали вещи и разошлись в разные стороны. Точнее Эйнар отправился в одну сторону, а мы с Витарром и Аришей в другую.
     Потеряв брата в своей мысленной сети, я вновь почувствовала себя одинокой. Вроде бы мы уже немного привыкли быть вдали друг от друга, но все равно, это не самые приятные ощущения.
     К вечеру мы прибыли в третью долину. На самом деле каждая из них имела свое название, но мы не утруждали себя запоминанием и уж тем более произношением. Названия здесь были явно гномьего происхождения, и ломать языки никому не хотелось. Местные жители обрадовали нас рассказом об очередном проявлении потустороннего: у какой-то там одинокой бабы на краю деревни рассыпался сарай. Вот просто взял, и весь развалился, по досочкам.
     - Может, его какой-то горный дух пнул? - неуверенно протянула Ариша, рассматривая неаккуратные развалины.
     При взгляде на эти руины действительно приходили подобные мысли. Что могло вызвать такие разрушения? Весь сарай (а он, видимо, был весьма добротным) лежал в округе, как будто его просто раскидали в разные стороны.
     - Это было похоже на взрыв, - сказала я, забравшись внутрь. - Вот здесь был эпицентр.
     - Если бы это был взрыв, то были бы разломы, а все доски целые, - не согласилась со мной Ариша.
     - Гвозди, - внезапно сказал Вит.
     - Что? - повернулись мы к нему.
     - Посмотрите, здесь нигде нет гвоздей. Вообще ничего металлического, - и он широким взмахом руки обвел развалины.
     Присмотревшись, я поняла, что оборотень прав. Выходит, сарай не развалили - его разобрали.
     - Ржавочник? - предположила я.
     - Этим можно объяснить гвозди, - кивнул Инголфр. - Но ржавочник никогда бы не разбирал сарай. Тем более так, чтобы не сломать ни одной доски.
     - Но кто еще мог съесть все железо? Может, вы знаете какое-нибудь заклинание с таким действием? Я лично нет.
     - Есть одно, с похожими свойствами, - вампирша напрягла лоб, силясь вспомнить. - Воздействует на определенное вещество, то ли испаряя его, то ли превращая... Нет, не помню. В любом случае, оно чрезвычайно сложное и воспроизвести его сможет далеко не каждый маг.
     - Нечисть, жрущая железо отпадет, заклинание тоже. Еще варианты? Мне лично на ум приходит только великан, который сидел здесь всю ночь, выковыривал гвозди и раскладывал бревнышки вокруг.
     - Я мог бы согласиться, если бы не одно 'но' - великану, способному без проблем поднять бревно никогда не выковырять тоненькие гвозди.
     - И это все, что тебя смущает? - фыркнула Ариша.
     - Ну, кроме невозможности самого факта, пожалуй, да.
     - Как бы то ни было, я не верю, что подобные разрушения могли произойти абсолютно бесшумно. Пойдем, пораспрашиваем местных, может кто-нибудь хоть что-то слышал.

     Увы и ах, но то ли местное население поголовно было тугим на ухо, то ли все спали беспробудным сном, но ничего странного ночью никто не слышал. А может, чем демон не шутит, разборка сарая действительно произошла бесшумно. В любом случае, нам с Витарром пришлось уйти несолоно хлебавши и оставить Аришу дальше разбираться с происшествием и караулить новое.
     Во второй долине ничего за время нашего отсутствия не произошло, и Витарр, перекусив, в тот же день отправился дальше, а я принялась обходить деревеньку и расставлять ловушки. Ловушки, понятное дело, были магическими, и представляли собой что-то вроде смеси сигнальной сети и капкана. Настроены они были на нечисть, потому что я все еще считала, что дело в ней. Хотя последний случай, с сараем, немного пошатнул мою уверенность. В качестве дополнительной меры я несла ночную стражу. Всегда оставался шанс, что неизвестное существо сможет обойти мою сеть, или она на него не среагирует, а своим чувствам я всегда могу доверять. 
     Таким образом, выпросив у местных одеяло потеплее, и закутавшись в него с головы до ног, я нарезала круги по деревне, внимательно всматриваясь во всяческие подозрительные темные места.
     С рассветом, злая и не выспавшаяся, я завалилась в дом, где меня приютили, и пробурчав что-то не совсем цензурное, зарылась носом в подушку и моментально заснула.
     Следующие две ночи, как и первая, не принесли результатов. Зато приехал Витарр, рассказал, что нашел старую-престарую могилу с двумя скелетами - взрослым и детским. Правда, никаких эманаций он не ощутил, но на всякий случай провел обычный обряд упокоения и расспросил местных. Те ничего путного сказать ему не смогли, и, плюнув на все, оборотень приехал ко мне.
     - Бросил свою долину? А вдруг там прямо сейчас происходит что-то интересное? - подначила я его.
     - Именно на это я и надеюсь. Если за время моего отсутствия там что-то произойдет, это будет служить очевидным доказательством.
     - Доказательством чего?
     - Того, что эта тварь, кем бы она не была, разумна и способна либо увидеть нас, либо почувствовать, и скорее второе.
     - А еще это будет значить, что эта, как ты выразилась, тварь, может проходить сквозь наши маяки и двигаться мимо нас незамеченной.
     На входе в каждую долину мы поставили маяк-сигнал, если вдруг что-то его задевало, то мы сразу же узнавали об этом. Сигналка игнорировала людей и животных, так что местные могли топтаться по ней хоть целый день. Единственной проблемой оставалась Ариша, так как на ее появление заклинание вопило дурным голосом, но вряд ли вампирша решит не с того ни с сего навестить меня. Хотя все может быть.
     В общем, попрощавшись со мной, Инголфр отправился на свой пункт наблюдения, а я приготовилась к очередной бессонной ночи. И на этот раз мои ожидания оправдались.
     Ближе к полуночи, когда все деревенские уже давно спали, я вдруг услышала какой-то непонятный шорох. Тут же сработала моя ловушка, и я, не глядя под ноги, помчалась к ней. Слегка запыхавшись, сжимая в одной руке меч, а в другой готовое сорваться заклинание, я подбежала к своей ловушке и остановилась. Затем выругалась, развеяла заклинание и спрятала меч.
     - Пустииии, пожалуйста, пустииии, - жалобно ныло существо, попавшееся в мой магический капкан.
     Скривившись от неприятного запаха, я вызвала легкий ветерок, и еще раз внимательно присмотрелась к пленнику. Сомнений быть не могло - я поймала Агач-киши, мелкую горную нечисть. Агач-киши выглядел как маленький человек, непонятного пола, в обносках, цвет которых в темноте разобрать было невозможно.
     - Великая охотница, - зло сплюнула я, и снова уставилась на нечисть.
     Почувствовав мою злость, существо заныло еще более жалобно:
     - Пусти, ну пустиииии, пожалуйста! Я только покушать, я только покушать, ничего не брать! Пустиии...
     - Ты ничего не брал, а кто брал? - насторожилась я.
     За время практики я наслушалась историй о самой разной нечисти, водящейся в горах. Агач-киши был известен тем, что мог сожрать весь огород, выкопав даже самые свежие саженцы, но историй о воровстве за ним не числилось. Тем более необычным было его желание убедить меня, что он ничего не брал.
     - Роргач брал, это все роргач! - запричитала нечисть.
     Ни о каком роргаче я никогда до этого не слышала. Расспросив Агач-киши, и доведя нечисть до истерики (если она может находиться в этом состоянии), я сделала вывод, что роргач - это какая-то местная бяка, которая ворует овец. И ничего более.
     Развеяв ловушку, я устало опустилась на возвышающийся рядом валун. Агач-киши задал стрекоча, только его и видели, а я вдруг почувствовала легкое касание, похожее на осторожное поглаживание. Несомненно, кто-то проверял защиту на моем разуме, и изо всех сил старался остаться незамеченным, но выбрал неудачную мишень - у меня был богатый опыт в магии Разума, чтобы почувствовать даже этот мимолетный 'взгляд'.
     'Итак, Эйнар был прав, - подумала я. - Здесь действительно действует кто-то, обладающий Разумом. Я бы даже не удивилась, если бы встреча с Агач-киши оказалось подстроенной специально, чтобы отвлечь меня'.
     Ухватившись за отголоски следа, я попыталась выяснить, куда он ведет. К сожалению, след был слишком слаб, и я смогла определить только направление - вглубь, к внутренним долинам.

     Он
     В очередной раз обойдя деревню по кругу, я присел на старый пень и тяжело вздохнул. Ни следа. Кто бы ни тревожил крестьян, в последние дни он тут не появлялся. Может быть, сейчас загадочный некто резвится во внешних долинах, но я в этом сомневался. Больше было похоже на то, что неизвестный затаился, ожидая, пока мы снова ослабим наблюдение, оставим какую-нибудь деревню без защиты. Если это действительно так, то можно смело утверждать о разумности противника, и о его способности чувствовать магию и магов. Может, стоит попытаться словить его более простыми способами? Капканов, там, например, расставить, или яму медвежью вырыть.
     Я устало покачал головой и встал с пенька. Какие только мысли от усталости в голову не лезут. Или не от усталости, а от отчаяния? Три недели прошло, нам уже скоро возвращаться, а результатов никаких. Конечно, практику нам засчитают, но вот сами-то как мы себя будем чувствовать, что не справились с заданием?
     Уловив непонятное волнение в другой стороне деревни, я отправился в ту сторону. Похоже, кто-то пришел. Может, ребята все же что-то обнаружили? Хотя сестру я бы сразу почувствовал, еще на подходах...
     Завернув за дом, я обнаружил, что этот небольшой переполох вызывал наш руководитель. Рудольф сразу же заметил меня и сделал знак отойти в сторону. Решительно пройдя сквозь местных, как горячий нож сквозь масло, он подошел ко мне.
     - Что-нибудь обнаружили? - спросил он вместо приветствия. Я отрицательно покачал головой. - Ожидаемо. Теперь внимательно слушай. У меня появились некоторые догадки, но для их проверки мне нужно уйти.
     - Куда? - рискнул я перебить мага.
     - В горы, - ответил он и продолжил. - Не думаю, что это продлится дольше пары дней. В крайнем случае - неделя. Если не вернусь через десять дней - уезжайте отсюда.
     - А практ... - растерялся я.
     - Если я не вернусь, - перебил меня Рудольф, - то практику вам засчитывать будет некому. Приедете в академию, объясните ситуацию, пусть они пришлют сюда чистильщиков. На всякий случай, все документы я оставлю в своем доме, в столе. Держи.
     Он протянул мне небольшую пластинку, с выгравированными на ней неизвестными рунами. Ключ, догадался я. Видимо, от того самого стола.
     - Если это так опасно, может не стоит этого делать? - спросил я.
     - Я должен, - упрямо поджал губы маг. - Возможно, я ошибаюсь. Скорее всего, я ошибаюсь. Тогда все это не будет иметь никакого значения. Я вернусь, распишусь в ваших дневниках и запрошу сюда специалистов. Но сейчас я должен убедиться...
     Маг прервался на полуслове, и тяжело вздохнул. Я не стал настаивать и выпытывать, просто крепко пожал ему руку. Коротко кивнув на прощание, Рудольф отвернулся и, широко шагая, отправился в сторону шестой, внутренней долины. Прикинув расстояние и время, я решил, что сегодня что-то делать бессмысленно, и отправился в выделенную мне комнату, чтобы наконец выспаться. Почему-то я был уверен, что и сегодня мои ловушки и сети никто не побеспокоит.

     На следующий день я отправился к Фину. Нужно было собрать всех и сообщить новости. И решить, что делать дальше. Что, если Рудольф действительно не вернется? Что же такое подозревает маг, что не хочет даже говорить об этом?
     Пока я добирался до четвертой долины, начали сгущаться сумерки, и до эльфа я добрался уже в темноте. Тот обрадовался мне, как маленький ребенок, настолько соскучился по нормальному общению. Вывалив на меня шмат каких-то непонятных сплетен и жалоб, он наконец перешел к делу, и сообщил, что ничего подозрительного в вверенной ему долине не происходило. Как я и ожидал.
     - А что у остальных? Ариша не появлялась?
     - Если она попробует, то мои сигналки разлетятся вдребезги, - поморщился эльф. - Мы договорились, что она не будет этого делать без веской причины.
     - Скука может показаться ей достаточно веской причиной, - ухмыльнулся я.
     - Вот честно скажу, я бы ее понял, - вздохнул Фин. - Здесь тааак скучно. Но знаешь, что меня угнетает больше всего?
     - Отсутствие контингента, способного оценить изменения в твоем имидже?
     - С этим я уже смирился, - отмахнулся эльф. - Хуже всего от отсутствия удобств. У них даже туалеты на улице!
     Я, не в силах сдерживаться, расхохотался.
     - Ты же эльф, - наконец успокоился я. - Вы любите природу, дикие места и все такое.
     - Где ты нахватался этих стереотипов? - закатил глаза Фин. - Для твоего сведения, я всю свою жизнь прожил в крупном человеческом городе и привык... к цивилизации.
     - Ты жил в эльфийском квартале, - напомнил я ему.
     - Тем более поводов говорить о цивилизации и развитии. Ах, какой в моем доме был чудесный душ! В нем играла тихая музыка, вода подсвечивалась в зависимости от температуры, а сама температура регулировалась легким движением пальца по шкале...
     - Звучит неплохо, - уважительно протянул я.
     Для того, чтобы отрегулировать температуру в душевой академии приходилось долго и упорно пытаться попасть на узенькую полоску между 'адский холод' и 'инфернальное пекло'. Что ж поделать, типовая установка, не удивлюсь, если ее сами студенты и делали.
     Так, за разговорами, мы провели вечер. Я рассказал Фину о нашем руководителе, и предложил выйти завтра с утра пораньше, чтобы успеть пройти и третью долину тоже, благо, она была самой маленькой из всех.
     Но до третьей долины мы так и не дошли. Примерно на полпути Фин вдруг резко затормозил и схватился за голову.
     - Что случилось? - встревожился я.
     - Либо наш неведомый противник все же проявил себя, либо Ариша решила потревожить маяк. И судя по его вою в моей голове, второе более вероятно.
     - Пойдем навстречу? - предложил я.
     - Ну уж нет, - скривился эльф. - Пускай сама сюда топает. Я как раз отойду немного.
     Согласившись с ним, я устроился на небольшой полянке, мимо которой мы как раз проходили. Расстелив одеяло, я улегся, положив руки за голову, и принялся рассматривать редкие облака. А что еще было делать?
     Я даже успел немного задремать, но вдруг подорвался, ощущая нечто, казалось, уже давно забытое. Эви была рядом. Пришлось немного подождать, пока она подошла достаточно близко, чтобы можно было говорить, но за это время я успел успокоиться. Приятное ощущение цельности разливалось по моему сознанию.
     'Эйнар! - услышал я в голове голос сестры. - Что ты здесь делаешь?'
     'Тот же вопрос могу задать и тебе, - отправил я ей с усмешкой. - Витарр с тобой?'
     'Да. Почему ты не спрашиваешь про Аришу?'
     'Фин слишком долго жаловался на боль после сработавшего маяка, чтобы я сомневался в присутствии вампирши'.
     'Можно было догадаться, - хмыкнула сестра. - Что-то случилось?'
     'И да, и нет. Придете расскажу всем, чтобы не пересказывать'.
     'Я соскучилась'.
     'Я тоже'.


     - И как думаете, что все это значит? - откинулась к стене Ариша.
     - Это значит, что Рудольф подозревает что-то страшное, и решил нас не вмешивать, - задумчиво проговорил Витарр, глядя в свой чай.
     - Или он просто параноик, - отмахнулась вампирша. - Нет, я спрашиваю про то, кто на самом деле все это творил в долинах.
     - Единственное, что можно утверждать наверняка, здесь творится что-то действительно странное, - покачала головой Эви. - И если пропадающие овцы и скисающее молоко еще попадало в разряд относительно рядовых событий, то сожранное железо, разобранный сарай и попытка проникновения в мою голову выходят из ряда вон.
     - Может тебе просто померещилось? - предположил Фин.
     - А тебе не мерещится иногда, что скелет в коридоре на кафедре некромантов просто скелет? - фыркнула Эви. - Я не ошибаюсь в таких вещах, Фин. К тому же, я определила, куда вел след.
     - Направление это еще не все, - поджал губы эльф.
     - Но уже что-то. Ведь Рудольф тоже ушел в ту сторону.
     - И что ты предлагаешь? - прищурилась вампирша. - Пойти за ним?
     - Никто никуда не пойдет, - отрезал я. - Но вот вернуться во внутреннюю долину необходимо.
     - Не очень-то у нас удачная практика получилась, - грустно улыбнулся Витарр.
     - Ничего, еще не вечер, - Ариша хлопнула его по плечу, но, видимо, немного не рассчитала силы, потому что оборотень едва не слетел со стула.
     - Очень даже вечер, - зевнула Эви. - Я бы даже сказал, ночь. Может, уже спать ляжем?
     Размышляли мы недолго, и вскоре последовали ее совету. Да уж, прав был эльф, удобств тут, конечно, не хватает.

     Она
     В деревеньку, расположенную во внутренней долине мы все входили с затаенной надеждой, что Рудольф уже вернулся. Но чудо не произошло, и предчувствие брата не обмануло - мага дома не оказалось. Жители, и без того настороженно относившееся к чужакам, сегодня казались особенно озлобленными. В первой долине, которая была самой открытой к внешнему миру, присутствие чужих, конечно, было событием, но не более того. Однако, чем дальше вглубь, тем настороженнее вели себя люди, словно предполагая от нас самого худшего. Их немного успокаивало присутствие Рудольфа, вроде как 'своего', но сейчас, когда мага не было с нами, и вообще он уже пятый день пропадал неизвестно где, я отчетливо чувствовала недружелюбные и откровенно злобные мысли.
     - Нехорошее у меня предчувствие, - снова покачал Эйнар головой.
     - Не каркай, ворона, - одернула его вампирша, но я видела, что и ей не по себе.
     Мы решили остановиться в доме мага, который был самым дальним в деревне. Во-первых, там было достаточно просторно, а во-вторых не было местных, которые действительно напрягали.
     Два дня мы провели в относительной тишине и спокойствии - ничего не делали, в деревню лишний раз старались не выходить, ловушек не ставили. Обостренное чутье носителей дара подсказывало нам, что это бесполезно. Кто бы ни был наш противник, сейчас он ничего предпринимать не будет.
     - Седмица прошла, - сказал Эйнар, задумчиво глядя на стол волшебника. - Наша практика закончена.
     - Только засчитать ее некому, - скривилась Ариша.
     - Он сказал ждать десять дней, - все так же задумчиво пробормотал брат.
     - Что-то мне подсказывает, что семь, что десять - разницы не будет, - грустно добавил Инголфр.
     Внезапно Эйнар повернулся ко мне и протянул ключ-пластинку.
     - Ты же не хочешь, чтобы я его открыла? - спросила я, не принимая протянутое.
     - Нет, я хочу, чтобы он был у тебя, пока мы ищем Рудольфа.
     - В твоей голове царит слишком большой беспорядок, чтобы я могла там разобраться. Так что объясни, что ты задумал.
     - Мы бы тоже хотели послушать, - кивнул Фин.
     - Все очень просто. Рудольф отправился в горы. Он не сказал куда конкретно, но думаю, я смогу найти его след.
     - Как? - не понял Витарр.
     - Ты что, - не поверила я мысли, промелькнувшей в голове брата, - повесил на него маячок?
     - Как-то само получилось, - Эйнар в искреннем недоумении развел руками. - Да и не маячок, по маячку мы бы с легкостью его нашли. Я накинул на него 'крошки'. Помнишь такое?
     Покопавшись в своей памяти и глядя на такие же сосредоточенные лица друзей, я была вынуждена признать, что такого заклинания в моей голове не содержится.
     - Помните сказку про Гензеля и Гретель? Они находят дорогу домой по рассыпанным крошкам.
     - Не совсем по крошкам, - возразил Вит. - Сначала они бросают камешки, а во второй раз крошки, которые склевывают птицы.
     - Не суть, - отмахнулся Эйнар. - Главное, что они оставляют след. Так работает и это заклинание - оно оставляет след из 'крошек', чтобы маг, наложивший его, смог пройти по ним. А еще оно срабатывает через неравные промежутки времени, но не длиннее двух часов.
     - Наверное для того, чтобы постоянно работающее следящее заклятие не смогли отследить амулеты, - хмыкнула я. - Хитро придумано. Но как тебе вообще пришло в голову использовать его?
     - Это был минутный порыв, - неопределенно ответил брат.
     - Весьма выгодный порыв, - хихикнула Ариша. - Итак, что ты предлагаешь?
     - Я, Фин и ты пойдем по этому следу, чтобы узнать, что произошло. Если ничего не найдем в течение двух дней, вернемся обратно и уедем.
     - А если найдем? - спросил эльф. - И почему такой подбор участников?
     - Если с вами что-то случится, я почувствую, - пояснила я, проигнорировав первую часть вопроса. - Меня логично оставить здесь. Ариша обладает обостренными органами чувств, что может вам пригодится. Значит, остается вопрос, кого оставить здесь. И ответ очевиден - Витарр намного лучше ладит с местными и выглядит менее подозрительно, чем эльф.
     - И чем это я подозрителен? - обиженно хлопнул ресницами Фин.
     - Вот этим вот, - закатила глаза вампирша. - Ладно, раз с этим разобрались, остается последний вопрос - когда отправляемся?
     - Через час. Думаю, этого будет достаточно, чтобы собраться.
     - Только не этому, - кивнула девушка в сторону эльфа.
     - Спорим, что я соберусь быстрее, чем ты? - тут же завелся Фин.
     Эйнар на это лишь покачал головой, и сказав мне, что отправляется в деревню за припасами, скрылся за дверью.

     Когда Эйнар ушел достаточно далеко, чтобы я не могла его 'слышать' меня одолело беспокойство. Я ничего не могла делать, через минуту вскакивала и начинала мерить шагами комнату. Сразу всплыли воспоминания, о том, как год назад его с Аришей и Вашеком схватил тот гном, и чуть было не убил. А ведь магистров сейчас нет рядом...
     - Эви, успокойся, все будет хорошо, - устав, наконец, от моих хождений, подал голос Вит.
     - А если они наткнутся на того, кто... - я запнулась.
     - Кто убил Рудольфа? - понял оборотень.
     Сомнений в смерти мага уже ни у кого не оставалось.
     - Да, - призналась я. - Рудольф казался довольно опытным магом, если он не справился, то они уж тем более.
     - Мы не можем быть уверены в этом, - покачал головой парень. - Может быть он просто свалился со скалы и свернул шею?
     - Добрый ты, - фыркнула я.
     - Все возможно, - пожал он плечами. - И всегда остается шанс, что Рудольф просто задержался. Тогда, возможно, они столкнутся с ним на пути.
     'Иногда на пути встречаются те, кто никогда не столкнулись бы в обычной жизни', - раздался в моей голове голос.
     'Тебя только не хватало', - огрызнулась я, а потом поняла, что и кому говорю. Дракон, однако, не обратил на мою грубость никакого внимания.
     'Путь любого человека всегда полон препятствий. Для кого-то это просто извилистая дорогая, для кого-то едва преодолимые барьеры. Но путь Хранителя - всегда невероятно труден'.
     'Почему?' - почти помимо воли спросила я.
     'Судьба сурова к Хранителю. Он должен как можно быстрее решить, встанет он на Дорогу Сна или нет. И если он не может этого сделать, то должен освободить место для следующего'.
     'Освободить место? Это значит умереть?'.
     'Можно и так сказать, - согласился дракон. - Некоторые говорят, что в каждом мире существует одновременно всего два Хранителя - нынешний и следующий. Если следующий не готов вступить на Дорогу, то его тело погибает, а душа, втянутая в круг перерождения, тут же обретает новую жизнь. И так до тех пор, пока следующий Хранитель не сможет заменить нынешнего. Но я лично в это не верю. Мало ли что может случится с душой?'
     'А что с ней может случится?' - с некоторым страхом спросила я.
     'Самый очевидный вариант - она может погибнуть. Например, ее может сожрать какой-нибудь демон. Или маг проклясть. Есть несколько проклятий, нацеленных именно на душу. А еще ее может развоплотить. В таком случае душа просто рассеется на множество живых существ в мире. А кролик или олень не может стать Хранителем, верно?' - дракон мягко засмеялся.
     'Почему?'
     'Ну это же очевидно, - удивился дракон. - Для того, чтобы встать на Дорогу и контролировать ее, необходим Разум. Довольно сильный разум, замечу'.
     'Значит, Хранителем может стать любое разумное существо? И эльф, и гном, и даже кентавр?'
     'Да хоть айтан без чешуи, - мне почудилась легкая усмешка, но я бы не стала утверждать. - Форма не главное, здесь бал правят души. Даже твоя подруга-вампирша могла бы стать Хранителем. Теоретически, конечно. Мне думается, что у нее нет некоторых нужных качеств, чтобы ступить на Дорогу'.
     'Как становятся Хранителями?'
     'Хранителями не становятся, ими рождаются', - ответил дракон и замолк.
     Открыв глаза, я поняла, что эта беседа не заняла много времени, но я почему-то сильно устала. Наверное, от напряжения. Остаток дня я провела в совершенно разбитом состоянии и рано отправилась спать. А с утра, когда я пошла к колодцу, чтобы набрать воды, начались неприятности.
     Сначала я поругалась с какой-то местной бабой. Ни с того ни с сего она начала говорить мне гадости, обзывать самыми неприличными словами, которые, видимо, только могла придумать и громко орать. Когда же она попыталась вцепиться мне в волосы, я не выдержала, и воздушной волной отправила ее в короткий полет. Честное слово, лучше бы я просто стукнула ее. Баба (а назвать ее женщиной, у меня просто язык не поворачивается) разоралась так, что на ее крики сбежалось полдеревни. Естественно, они встали на ее сторону, и во избежание новых жертв, мне пришлось ретироваться.
     - Что случилось? - спросил Витарр, увидев мой слегка потрепанный видок.
     - Местные совсем с ума посходили, - прошипела я, трогая синяк на ребрах, оставленный локтем кого-то особо ретивого. - И не смотри на меня так, я тут не при чем!
     - Стоит опасаться налета с факелами и вилами? - невозмутимо поинтересовался оборотень.
     - Ты говоришь так, будто у тебя есть в этом опыт, - кинув на него заинтересованный взгляд, сказала я.
     - У меня нет, но у отца был. Он мне подробно объяснил, что делать в таких случаях.
     - И что делать? - заинтересовалась я.
     - Хватать ноги в руки и бежать, - без улыбки ответил Вит.
     - Не думаю, что до этого дойдет, - покачала я головой, умерив неуместное любопытство. - Все же я ничего им не сделала, чтобы с вилами кидаться.
     - Иногда толпе достаточно малейшего толчка, - тяжело вздохнул парень. - Будем надеяться, что они поостынут, и поймут, что задирать двух настоящих магов несколько рискованно.
     - Мы всего лишь студенты второго курса, против всей деревни вряд ли справимся.
     - Но они-то этого не знают.
     Что ж, некоторая доля правды в его словах была. Немалая доля.
     Следующие несколько часов мы провели в попытках приготовить что-нибудь поесть. Запасы в доме были минимальными, а повар из меня никакой, да и Витарр не сильно далеко от меня ушел в этом вопросе. Выходить из дома, чтобы прикупить продуктов в деревне не хотелось категорически.
     Кое-как проглотив нечто, что по идее должно было быть манной кашей, я уже было настроилась на очередное долгое ожидание, но неожиданно Вит резко встал и подошел к окну.
     - Эви, - прозвучал его напряженный голос. - Ключ от стола у тебя?
     - Да, а почему ты спрашиваешь?
     - Открывай стол, выгребай, все, что там найдешь, и уходим отсюда.
     - Что случилось? - я хотела подойти ближе к нему, но тут до меня донеслось... нечто отвратительное.
     Это были мысли толпы, и толпа эта жаждала крови. И не какой-нибудь абстрактной, а именно моей. Ну и Витарра заодно. Это желание было настолько сильным, что я чувствовала его даже отсюда. К нему примешивались и другие отвратительные чувства и желания, которые я не привыкла чувствовать, по крайней мере, в таком объеме и количестве - жажда наживы, злорадство, упоение властью. А еще удовольствие от предстоящего насилия.
     Не говоря ни слова, я быстро подошла к столу, в котором Рудольф хранил свои записи. Всунув ключ-пластинку в предназначенное отверстие, я услышала легкий щелчок и раскрытие запирающего заклинания. Резким движением открыв полку, я схватила все бумаги, какие только смогла, и запихнула в свою сумку. Подошедший Витарр помог мне с оставшимися. Быстро осмотрев стол на наличие других ящиков, мы ураганом пронеслись по дому, собирая наши немногие вещи.
     - И что теперь? - спросила я парня.
     - Сейчас нам надо выйти так, чтобы они не смогли нас достать.
     - Тут нет черного хода, - покачала я головой. Толпа все больше распалялась, и ее крики стали слышны обычным слухом.
     - Что-то мне подсказывает, что они об этом знали, - пробормотал оборотень. - Ты не сможешь их... успокоить?
     - Мы не изучали массовые заклинания, - покачала я головой. - Может, Эйнар бы что-нибудь и вспомнил, но я не смогу.
     - Может как-то их отвлечь, и попробовать сбежать в это время...
     - Крыша, - внезапно осенило меня.
     - Что?
     - Мы уйдем по воздуху. Маги мы, в конце концов, или нет?

     Он
     - Надо возвращаться, - покачал головой Фин, вглядываясь в черный зев пещеры. - Даже если он там, мы не доберемся до него.
     - Или наткнемся на то, что его убило, - мрачно сказала Ариша.
     - Думаю, это лучшее что мы можем сделать, - вздохнул я. - А жаль, след уже не такой яркий. Еще неделя, и он совсем потухнет.
     - Почему он не может держаться дольше? - спросила вампирша, отходя от пещеры.
     - Птицы съедают крошки, а нити основы стремятся к постоянству.
     - Что-то мне магистр Таэритхрон вспомнился, - пробормотала девушка и ускорила шаг.
     Солнце садилось, и нам следовало подумать, где провести ночь. Друзья были правы, соваться в пещеры не имело никакого смысла, но потратить на поиски меньше дня и уйти ни с чем мне казалось не совсем правильным. Однако разум был сильнее чувств, и поэтому сейчас мы брели обратно.
     Переночевав в какой-то совсем небольшой пещере, мы снова отправились в путь. Но когда солнце коснулось зенита, я внезапно почувствовал Эвино присутствие.
     - Разве мы уже подошли так близко к деревне? - вслух удивился я.
     - Думаю еще пару часов топать, - прикинула Ариша. - К чему ты это?
     - Я чувствую Эви, и она очень взволнована, - нахмурился я и ускорил шаг.
     Сестра приближалась, мы быстро двигались навстречу друг другу. Наконец мы оказались настолько близко, чтобы я мог спросить, что случилось и почему она идет сюда. Услышав ее ответ, я замер с поднятой ногой, забыв сделать шаг.
     'Что сделали местные?' - в шоке переспросил я.
     'Решили поджечь нас в доме Рудольфа. Или взять на вилы, там как пойдет. Один даже подстрелить пытался', - в мыслях сестры смех смешивался с горечью и усталостью.
     'Где они сейчас?' - спросил я, окончательно останавливаясь.
     'Где-то за нами. Точно не скажу, эти дурацкие скалы отражают звук, а в мысленную сеть они уже не попадают'.
     'Значит полчаса форы у вас точно есть, - прикинул я, вспоминая путь, который мы прошли вчера утром. - Вы как вообще, держитесь?'
     'Я немного устала от забега с препятствиями, но Вит перекинулся и сейчас тащит наши сумки, так что мне полегче. До вас доберемся, не волнуйся'.
     'Хорошо. Мы будем ждать'.
     Коротко пересказав друзьям вести, я сосредоточился на мысли, что нам теперь делать. Перебить селян? Не вариант. Перебить-то мы, может, и перебьем, хотя я, честно говоря, немного в этом сомневаюсь, но что дальше? Уничтожить население всех долин? И останется только вернуться в академию и сознаться в содеянном, потому что после такого нас в покое не оставят.
     - Придется все-таки идти по следу, - хрипловато сказал я.
     Эльф с Аришей дружно кивнули, придя к тому же выводу. Взглянув на их хмурые лица, я вдруг понял, что впятером мы все-таки справились бы с этой деревенькой. Только надо ли нам это?
     Эви с Витарром появились примерно через полчаса. Попросив минуту на отдых, сестра свалилась, как подкошенная. Вит, скинув со спины тяжелые сумки, растянулся рядом, положив голову на лапы.
     - Вы забрали документы? - спросил я.
     Волк негромко зарычал и ткнул носом одну из сумок.
     - Хорошо. Неплохо было бы прочитать их, но сейчас на это нет времени.
     Я встал и протянул руку сестре. Негромко застонав, она ухватилась за нее, и мы пошли прочь от деревни.
     - Что-то нет у меня желания туда лезть, - с прищуром глядя в темноту, сказала вампирша.
     - Ты что-то видишь? - спросил эльф. Даже он выглядел слегка запыхавшимся, что уж говорить об Эви?
     - Не вижу, но я ощущаю что-то... родственное мне, - Ариша нахмурила брови. - Как будто здесь есть источник темной энергии.
     - Да, я бы тоже сказал, что от этого места веет чем-то темным, - согласила Фин. - И если бы не нужда, ни за что бы туда не сунулся, но...
     И эльф сделал шаг в сумрак пещеры.
     - Будем надеяться, что эти ублюдки тоже ощутят тьму и сбегут, поджав хвосты, - пробурчала вампирша, шагая вслед за Фином.
     Эви, тяжело дыша и держась за стену, прошла следом.
     - Если здесь нет другого выхода, то нам и вправду остается только надеяться, - тихо сказал я, обернувшись назад, и решительно делая шаг. Витарр, семенящий рядом, поддержал меня рыком.

     - Я совершенно не понимаю гномов.
     Тишину сумрака разрезал звонкий голос Финиариона. Он прозвучал настолько неожиданно, что я даже вздрогнул, а вампирша выругалась.
     - Предупреждать надо, - недовольно сказала она.
     Я задумался, в каком бы виде она хотела получить предупреждение, и решил, что лучше все же без него.
     - Я совершенно, просто абсолютно не понимаю, как можно жить под землей, - не дал сбить себя с мысли эльф.
     - Я думаю, что у них там все же не так тесно и темно, - пробормотала Эви.
     Мы находились в пещерах уже второй день. Ну, судя по моим ощущениям, потому что точнее определить время было невозможно. Тем не менее четкий след 'крошек' уверенно вел нас куда-то вглубь. Да и вообще заблудится было сложно - за все это время мы встретили только шесть ответвлений, и все они были настолько узкие и низкие, что человек там мог пройти только с очень большим трудом.
     - Все равно, - не сдавался эльф. - Даже если у них все пещеры как столовая в академии, и выстой с солнечный шпиль, они все равно остаются пещерами. Тусклыми, затхлыми, вонючими, узкими пещерами.
     - Кажется, у кого-то истерика, - хмыкнула вампирша. В свете единственного светлячка, который поддерживал Фин, ее зубы были неестественно белыми.
     - А на тебя что, совсем не давят эти стены? - удивился эльф. - Этот низкий потолок, эта темнота...
     - Фин, заткнись, - посоветовала Эви. - И без тебя плохо. Мы тут все, знаешь ли, воздушники, и все так же хреново переносим замкнутое пространство.
     Тут она была права. Заставить мага воздуха влезть в пещеры могло только нечто экстраординарное. Например, толпа агрессивно настроенных крестьян.
     - Я, может, и не совсем правильный эльф, - продолжил Фин. - Не очень люблю леса, якшаюсь с вампирами и темными магами, но все же я - светлый эльф, и как любой нормальный светлый эльф я терпеть не могу темные пещеры!
     Глубоко вздохнув, я быстро, чтобы он не успел сообразить, сотворил короткое плетение и накинул на этого 'не совсем правильного эльфа'.
     - Что ты сделал? - поинтересовалась вампирша, пока Фин хватал ртом воздух.
     - Легкое успокоительное, - отмахнулся я. - Через минуту ему станет полегче, правда, может быть легкая заторможенность.
     - Полезная штука, - клыкасто улыбнулась девушка.
     - Привыкание вызывает, - покачал я головой. - Не с первого раза, конечно, но все равно. Зато, в отличие от большинства лекарственных средств, действует на магов.
     - Нам бы всем сейчас пригодилось, - вздохнула сестра. - Да жаль нельзя, иначе и с места не сдвинемся.
     - Это точно, - сказал я, вставая и протягивая ей руку. - И ты права, нам надо идти.
     С кряхтеньем, шипеньем и коротким порыкиванием мы поднялись на ноги и двинулись дальше. Первой, как и раньше, шла Ариша, за ней Эви, потом я со светлячком, управление которого перехватил у Фина. За мной шел эльф, а замыкал Витарр, иногда отставая, прислушиваясь к чему то, и в несколько длинных прыжков нагоняя нас. За время, что мы провели в пещерах, оборотень перекинулся трижды, чтобы поесть. Остальное время он предпочитал проводить в облике волка, и я его понимал - вечный полумрак уже достал меня до чертиков, а волчьим глазам это состояние сумрака было привычно.
     Спустя еще, как мне показалось, несколько часов, мы вдруг оказались у развилки. У настоящей развилки, оба хода которой были примерно одинаковыми, и выбрать какой именно нужный, вот так, с лету, было невозможно.
     - Мне кажется, нам в правый, - вдруг сказала Ариша.
     - Почему ты так решила? - удивилась Эви.
     - Оттуда тьмой веет, чуешь?
     Прислушавшись к своим ощущениям, я понял, что вампирша права - с правого хода тянуло темной магией. Несильно, но, так, как будто запах долго копился в одном месте, по чуть-чуть просачиваясь сквозь тонкое отверстие.
     - Так может нам, наоборот, в другую сторону? Подальше от всякой гадости, - вяло предложила Эви, прекрасно понимая, что, похоже, выбора у нас особого нет.
     - Давайте пройдем немного по правому, - решил я, - следа давно уже не было, так что если через час не появится, то вернемся обратно.
     Соглашаясь с моим решением, Ариша свернула направо. Не успели мы сделать и трех дюжин шагов, как я увидел яркий след, 'крошку' от заклинания, которое я повесил на Рудольфа.
     - Надеюсь, Рудольф просто прошелся по этим пещерам и вышел с той стороны гор, - тихо сказала Эви.
     - Ага, а через десять шагов от выхода раскинулся город с телепортом, - хмыкнула вампирша.
     - Это просто вершина моих мечтаний, - серьезно сказала сестра, и разговор на этом увял.
     А через еще один день пути мы внезапно вышли в огромный подземный зал.
     - Вот это да... - протянул Витарр, как раз незадолго до этого сменивший облик.
     - Согласись, светлячок, что если у гномов что-то похожее, то жить там все-таки можно, - подначила Ариша эльфа.
     А тот, не отрываясь, глядел на яркие звезды, усыпавшие потолок зала.
     Конечно, это были не звезды, а вкрапления какого-то неизвестного мне камня, которые источали свет, но все равно, это было невероятно красиво. А еще более волшебно выглядело круглое озеро, в котором отражалось все это великолепие. Внезапно, в несколько прыжков я оказался возле озера, и с трудом остановил себя от того, чтобы тут же вылакать его. Пить хотелось неимоверно. Все остальные уже были рядом, и в озеро полетели, разбиваясь о воду, пять заклинаний. Два были одинаковые, от третьего ощутимо веяло жестким приказом тьмы, от четвертого требовательным светом, а пятое мягко просило. Спустя секунду, мы впятером, получив одинаковый ответ, жадно припали к воде.
     - Это самое восхитительное, что я пил в жизни, - искренне сказал я, и все остальные наперебой со мной согласились.
     Отдохнув у озера пару часов и наполнив до отказа все фляги и емкости, что нашли, мы отправились на изучение подземного зала. Какого же было наше удивление, когда в дальнем его конце, который был скрыт недлинным рядом сталагнатов, мы увидели дом. Ну, может не совсем дом, но это определенно напоминало его. Сложенные из камня стены, небольшие окна и каменное крыльцо. А на крыльце кто-то сидит.
     Пораженные, мы застыли, разглядывая эту невероятную картину. Незнакомец поднял голову, но лицо его, скрытое глубоким капюшоном, по-прежнему осталось невидимым. По залу разлился мягкий грудной голос.
     - Я все ждал, когда вы меня заметите. Добро пожаловать в мое скромное жилище, - фигура в плаще поднялась с крыльца и сделала приглашающий жест.
     - Вот ... , - выругалась Эви.
     - Молодой леди неприлично ругаться, - пожурил ее незнакомец.
     - Кто Вы такой? - 'отмер' я.
     - Скажем так, я исследователь, - усмехнулся мужчина, и сделал несколько шагов в сторону.
     - Как Вас зовут? И что Вы здесь исследуете?
     Мужчина по неширокой дуге обогнул нас и направился к озеру. Мы, не до конца отошедшие от шока, двигались за ним.
     - Имя мое вам ничего не скажет, - сказал незнакомец, обернувшись и проверив, следуем ли мы за ним. - А исследую я этот зал. Это озеро. Эти светящиеся камни в потолке. А как зовут вас?
     - Витарр Инголфр, - ответил оборотень.
     - Финиарион из рода Серебряной росы, - почти так же быстро ответил эльф.
     - Ариша фон Тиссандье, - немного поколебавшись, сказала девушка.
     - А, вампир значит, - усмехнулся незнакомец, продолжая движение к озеру. - Ну а вас, занимательная парочка? Какие имена у вас?
     Подумав немного, и решив, что скрывать тут нечего, я ответил одновременно с сестрой.
     - Эвианора фон Скхейн.
     - Эйнар фон Скхейн.
     - Представляетесь на мальйский манер? - снова усмехнулся мужчина. - Решили, что я тоже из этой страны?
     - Просто привычка, - смутилась Эвианора.
     - А вы разве не отсюда? - поинтересовался я.
     - Нет, все верно, я из Мальи. Но это не очень важно. Лучше расскажите, как вы здесь оказались, м? Я-то понятно, по зову долга, но что привело сюда юных студентов?
     - Нам пришлось бежать, - недовольно сказал Витарр. В рассеянном свете камней в потолке я видел, что он нахмурился. - Крестьяне во внутренней долине Туанратха решили, что хотят нашей смерти, и нам ничего не оставалось, как скрыться в пещерах.
     - Ах, как неприятно, - всплеснул руками мужчина, но мне вдруг показалось, что он все это знает. - Но почему вы выбрали именно эту пещеру?
     - Мы шли по следу Рудольфа, руководителя нашей практики, - на этот раз ответил Фин. - Он, кстати, здесь не появлялся? След привел нас сюда.
     - Рудольф говорите? Да, я знаю одного Рудольфа, живущего в этих долинах. Но он тут не появлялся уже много лет.
     'Он врет', - послал мне сестра, и я был склонен с ней согласиться. Что-то в этом исследователе вызывало во мне странное чувство, будто меня пытаются обмануть, убедить в чем-то, но это ощущение было неявным, невыраженным. Однако от последних его слов ощутимо тянуло ложью.
     Не совсем понимая, что и для чего я делаю - мысли заволокло какой-то вязкой мутью - я легко прикоснулся к разуму этого человека, после чего немедленно отпрянул назад, опасаясь магических ожогов, которые могла оставить его защита.
     - А просто спросить? - насмешливо сказал мне маг, теперь в этом не оставалось сомнений. - Может, я бы ответил.
     - Зато так наверняка, - несколько по-детски обиженно буркнул я.
     - Ах молодость-молодость, - покачал головой мужчина и обернулся к озеру. - Когда я впервые попал в это место, то был таким же молодым, как и вы. Ну, может и не настолько, но все же. Оно заворожило меня. Вам не кажется, что здесь есть что-то... нездешнее?
     - Определенно, - согласился с ним Фин, снова задирая голову к потолку.
     - А еще здесь веет опасностью, - словно смакуя воздух, маг отошел чуть в сторону.
     - Опасностью и тьмой, - подтвердила Ариша, останавливаясь на месте и будто принюхиваясь.
     - Но здесь есть и равновесие, - мужчина, словно не обращая на нас внимания, продолжал идти вдоль озера, а мы с Эви и Витарром двигались за ним. - Некая гармония, состояние устойчивости двух чаш весов.
     - Как две ипостаси оборотня, - кивнул Витарр, с легким удивлением глядя на левую руку, превратившуюся в лапу. Правая оставалась человеческой.
     - А еще здесь есть нечто, что вызывает чувство единения с этим местом, - кинув быстрый взгляд на наполовину трансформировавшегося оборотня, маг продолжил шагать вдоль озера. - Что-то, что заставляет почувствовать, вопреки доводам рассудка...
     - Что что-то не так, - хрипло выдавил я. Муть, заполнившее мое сознание, немного рассеялась. Эви, шагающая рядом, со всей силы вцепилась мне в руку. - Что-то, что заставляет ощутить ложь в этом месте, и особенно в Вас. И мой разум, и все мои чувства подтверждают это.
     - И все же, ты поддался моему обману, - мягко сказал мужчина. - Ты почти до самого конца послушно следовал по паутине моей лжи, как муха, заходя в сети к пауку. И видишь, как я преуспел в плетении паутины? Вы здесь, хотя лишь одной лапкой коснулись моих сетей.
     - И все же Разум сложно обмануть, - из последних сил цепляясь за отблески сознания сказал я.
     - Ах, Эйнар, ты еще так молод... Я скажу тебя одну истину, которая рано или поздно все равно дошла бы до тебя. Ничто не может обмануть Разум так, как другой Разум, особенно темный. Тебе ли не знать этого...
     И за миг до того, как маг скинул капюшон, я понял...
     - Лич, - пораженно выдохнули мы с сестрой.
     Мертвый маг, наслаждаясь произведенным эффектом, начал что-то говорить, но я не обращал на него внимания. Слившись с Эви, я разделил наши силы на два фронта - одна часть общего сознания старательно выстраивала защиту от магии лича, вторая же лихорадочно искала способ с ним справиться. Вдвоем мы не сможем одолеть мертвеца, особенно принимая во внимание то факт, что он одного с нами направления, значит надо как-то вырвать из его власти друзей и объединиться с ними. Но они стоят, словно завороженные, и судя по отголоскам, долетавшим до меня, их мысли ходят по кругу. Значит, надо их отвлечь. Но как это сделать? Как вызывать такое потрясение, чтобы не причинить им вреда, но при этом вырвать из чужого заклинания?
     В голове появилась безумная идея, и я понял, что это единственное, что я могу и успеваю сделать. Перед глазами всплыло воспоминание - кафедра некромантов, на которую нас с Эви отправили за очередную провинность, болтливый пятикурсник, показывающий нам плетения, одно из которых совсем незаметное среди обрывков нитей в эфире.
     Я еще никогда не творил заклинание так быстро. Создав плетения одно за одним, я накинул их на друзей. Послышались болезненные возгласы, когда перед их глазами всплыла насыщенная аура могущественного мертвеца, но цель была достигнута - я вырвал их из оцепенения.
     - Ах, как неприятно, - прервался на полуслове лич. - Я все же надеялся, что вы будете покорны моей воле. Жаль, очень жаль. Но ничего страшного. Рано или поздно, все повторится, и сюда снова пришлют еще парочку очень перспективных студентов...
     Последние слова его превратились в шипение, а с рук сорвалось какое-то невероятное плетение, которое я даже не успел разглядеть - оно врезалось в молниеносно поставленный Финиарионом щит.
     - Сука, - выдохнула Ариша, запуская в нежить каким-то сгустком вихрящейся тьмы.
     Вокруг лича вспыхнул фиолетовый щит, и тьма растворилась в нем.
     - Неужели ты думаешь, маленькая вампиресса, что проймешь меня этим? - насмешливо спросил мертвец.
     - А если так? - зло сверкая красными глазами, девушка запустила в него сразу десятком вихрей.
     Похоже, личу пришлось поднапрячься, чтобы выдержать все удары разъяренной вампирши.
     - Ариша, глаза! - крикнул Витарр.
     Девушка послушно закрыла глаза, а все вокруг затопил свет невероятно огромного светоча.
     Безумно закричав, лич скорчился, прикрывая глаза и запуская в Инголфра плетение прерывания. Того самого, что они преобразовывали для Фина в защитное. Резким движением руки я поставил щит, и плетение бессильно растеклось по нему.
     - Фин! - передал эстафету Витарр.
     Эльф, отпустив щит, на место которого тут же встали два других - от нас с Эви и от Витарра, - сотворил какое-то светлое заклинание, по виду напоминающее светоч, но намного больше и мощнее.
     Лич, взвыв, метнулся в сторону, но там его уже ждал поставленный мной барьер.
     - Капканы! - крикнул я Витарру, и тот, отпустив свой щит, принялся творить ловушки, щедро расставляя их вокруг мертвеца.
     Ариша, успевшая убежать на дальний край пещеры, чтобы на нее не действовало заклинание эльфа, добавила еще больше ловушек, в которые попадал мечущийся лич. Я, как мог, направлял его с помощью возникающего то тут, то там барьера в самые мощные из них.
     Заклинание Фина почти вычерпало все его силу и начало потихоньку гаснуть. Лич замедлился до скорости обычного человека, может даже медленнее. Ариша и Вит по состоянию были близки к эльфу, и я понимал, что медлить больше нельзя - вот-вот лич придет в себя, вырвется из ловушки, и тогда у нас не останется ни единого шанса против могучего колдуна. Последним ударом, я, как мог, затормозил нежить, и близко подобравшаяся Эви смогла одним ударом гномьего меча отсечь его голову. А затем, не останавливаясь, принялась отрубать ему конечности и вообще старалась измельчить вторичный труп насколько это возможно. Зачарованная подгорными коротышками сталь легко рассекала неподвластную обычному железу плоть. Слегка пошатываясь от прошедшей через меня силы, я подошел к ней и пинком ноги отправил слабо шевелящуюся кисть в сторону.
     - Поджигай, - сказал я в темноту (заклинание эльфа окончательно погасло).
     Кисть тут же вспыхнула веселым пламенем. Витарр, брезгливо морщась, присоединился ко мне, и вдвоем мы быстро раскидали останки нежити по разным углам зала, где Ариша сожгла их все дотла.

     Она
     Рудольфа мы обнаружили в каменном доме лича. Ко всеобщему удивлению он был жив, но погружен в какое-то странное состояние. Взглянув на него, Ариша сказала, что маг находится под заклинанием привязки души, и у нас есть два варианта - либо помочь ему выжить, либо убить на месте и как можно быстрее, пока он не превратился во второго лича.
     Каким-то невероятным образом нам удалось выдернуть мага из его 'сна', а дальше дело пошло легче - еды у нас было может и не очень много, но все еще достаточно, а вода рядом, хоть никто и не хотел особо пить из этого озера.
     Когда Рудольф пришел в себя, он рассказал нам свою историю. Много лет назад он с двумя своими друзьями-магами по какой-то прихоти судьбы забрался в это место. К тому времени лич уже обитал здесь. Один из приятелей Рудольфа был магом Разума, и смог ненадолго вырвать своих друзей из плена мертвеца. Рудольфу удалось скрыться в одной из пещер, а вот его друзьям не так повезло - они остались здесь навсегда. Через несколько дней маг, шатаясь от усталости, обезвоживания и голода, вышел во внутреннюю долину Туанратх. Но не ушел оттуда, а остался жить.
     - Я был как будто во сне, - говорил маг. - Иногда я просыпался и с ужасом вспоминал произошедшее, но тут же засыпал опять, не успев ничего сделать. Теперь я понимаю, что это была магия Разума. Похоже, лич сохранил свое влияние на меня. Не знаю, что именно произошло, но, судя по всему, недавно он смог набрать силы, чтобы дотянутся до долин. Я не могу понять, каков был изначальный его план - заманить меня сюда он мог в любой момент. Но он, похоже, предпочитал выждать и не прогадал - академия прислала сюда пятерку практикантов.
     - Вы подавали заявку осознавая, что произойдет? - мягко спросил Эйнар, и я содроганием уловила в его голосе ноты лича. Хотя и Витек говорил так же. Похоже, магия действует на нас сильнее, чем я думала.
     - Нет, - покачал головой Рудольф. - В большинство моментов я искренне считал, что в долинах резвится какая-то нечисть, причем не очень опасная. На самом деле, в последние годы, я словно начал забывать о произошедшем, моменты ясного сознания случались все реже... Одно из них наступило в тот день, когда я решил отправиться сюда.
     - Почему Вы не сказали мне о личе?
     - Я забыл, - устало вздохнул маг. - Когда я принял это решение, я твердо намеревался прийти сюда и...
     'Покончить с собой, - отправила я брату. - Какой оригинальный способ'.
     - Я не собирался говорить вам, или вообще кому бы то ни было, куда иду.
     - Но пришли и сказали об этом мне.
     - К тому моменту я совершенно не помнил, зачем я это делаю. Просто знал, что так надо, - маг тяжело повесил голову, а потом, не поднимая ее, продолжил. - Похоже, лич все это время управлял мной. Как марионеткой.
     - Паук в паутине, - пробормотал Эйнар.
     - Зачем он это делал? - задал вопрос Витарр. - Зачем он заманил нас сюда и пытался что-то сделать, расставив вокруг озера, заставив замереть и не думать?
     - А ты не понял? - удивился Рудольф. - Мертвыми всегда движет только одно желание - они хотят жить.
     - Думаю, из этих пещер вышел бы только один из нас, - мрачно сказал Ариша, а потом поправилась, взглянув на нас с братом, - или двое, но никто бы не удивился, что они стали как один.
     - Эйнар глянулся ему больше, - хмыкнула я.
     - Мы оказались слишком похожи, чтобы ужиться в одной голове, - сказал брат, вставая с пола. - Нам надо подумать, как выбраться отсюда.
     - Из этого зала есть один выход, - подал голос Рудольф. - День, максимум два пути, и мы выйдем на той стороне гор. Если спустится вниз, будет маленький городок, но, там, вроде, есть телепорт...
     Оглушительную тишину разорвал мой громкий и немного истеричный смех. 

***

     Тем временем в Академии Стихийной магии, кабинет ректора
     - Этот вопрос поднимается каждый год, и каждый раз мое мнение остается неизменным, - сердито сложив руки на груди, пробасил декан огненного факультета. - Создание подобной кафедры подорвет устои нашей академии.
     - Глупости, - раздраженно фыркнул Мастер Витек. - Мы должны развиваться и шагать в ногу со временем. Создание кафедры как ничто другое соответствует современным реалиям и отвечает требованиям современного мира.
     - Это не развитие, а шаг назад, - покачала головой Флавия. - Академия отказалась от магов-универсалов почти сотню лет назад, и это сразу же вывело ее на новый уровень. А теперь ты предлагаешь вернуть все как было.
     - Мастер прав, Флавия, - встряла Ирланда, до того хранившая нейтралитет. - Узкая специализация дала толчок, позволила совершить рывок в магическом искусстве, но тем самым ограничила нашу деятельность. Нам нужны специалисты широко профиля, но не в ущерб существующему порядку, иначе мы окажемся в том же застое, что и имперские школы.
     - Создание кафедры универсалов кажется мне отличным выходом, - решительно высказалась декан водного факультета. По сложившейся традиции, она всегда выступала против огненных, но сейчас ее слова, похоже, действительно отражали мнение.
     Ректор тяжело вздохнул и обвел взглядом собравшихся магов и остановил свой взгляд на Витеке.
     - Можешь привести еще аргументы?
     - Могу, - не моргнув глазом, ответил Мастер. - На каждом потоке всегда находится пара-другая магов, не имеющая четкой направленности. Например, Сигриф с огненного факультета. Его определили ко мне из-за перевеса в две единицы над светом. Он с трудом сдал экзамен, и выше звания адепта ментальной магии никогда не прыгнет. На какую кафедру ему поступать? Но при всем этом из него выйдет отличный маг-универсал, владеющий всеми видами заклинаний понемногу. И повторюсь, он такой не один.
     - Ради пяти человек создавать целую кафедру? - скривился декан огненных. - Неубедительный аргумент.
     - Это лишь одна крайность, - тут же откликнулся Мастер. - Есть и другая. Возьмем, к примеру, близнецов Скхейнов.
     - Не напоминай, - поморщился магистр Натаниэль, у которого выходки этой пары студентов сидели в печенках. - Их бы энергию да в иное русло...
     - Вот именно! Они мыслят слишком широко, чтобы загонять их в рамки одной специализации. Отправив их на кафедру некромантов, получим хороших повелителей смерти, на кафедру боевиков - получим боевиков и не более. Но если дать им возможность изучить все это вместе, то на выходе получим нечто совершенно грандиозное!
     - И много у нас таких, как Скхейны? - маг все еще не был убежден.
     - Достаточно, - ответила за Мастера Ирланда. - Как раз столько, чтобы создать кафедру. Заодно уменьшим нагрузку на другие и снизим процент отчислений.
     - Это логично, - пробормотал Натаниэль. - Многие разочаровываются в своей специальности, теряют интерес. Но если скармливать им все подряд, то потерю интереса к двум из десяти предметов можно пережить.
     Мнения разделились почти поровну. Дело оставалось за ректором, который все равно выскажется последним, и деканом факультета Земли.
     - Я думаю, - осторожно начала женщина, с некоторым удивлением глядя на собравшихся. - Мне кажется, что...
     - Быстрее, Эндора, - поторопил Витек.
     - Мы могли бы сделать это в качестве эксперимента, - собравшись с силами, выдала декан.
     - То есть? - не понял ректор.
     - Можно предложить старшекурсникам поменять кафедру, и посмотреть, что из этого получится. Если результаты буду положительные, можно будет говорить о создании полноценной кафедры, если нет, то и дело с концом.
     - Разумно, - потер подбородок Витек.
     - Вот ты этим и займись, - с некоторым облегчением сказал архимаг. Ему уже самому до чертиков надоело обсуждение этого вопроса.
     - Почему я? - тут же попытался отвертеться Мастер.
     - Ты больше всех настаивал на создании кафедры универсалов, тебе ее и возглавлять, - отрезал ректор. - Как раз со своими любимыми близнецами разберешься. Когда мы сможем создать прототип кафедры? Через год-два? Они как раз к этому времени и станут старшекурсниками.
     - Кстати насчет Скхейнов, - встрепенулся Мастер. - Учитывая их необычные способности, я думаю, мы могли бы позволить им заниматься одновременно на двух кафедрах.
     - Как так? - удивилась Флавия.
     - Один на одной кафедре, один на другой, - пояснил Витек. - А затем они в ускоренном темпе передают знания друг другу.
     - Кто подкинул тебе эту славную идейку? - фыркнула декан водных.
     Мастер ожег ее гневным взглядом, но ничего не ответил и уставился на ректора в ожидании ответа.
     - Делай что хочешь, - отмахнулся от него ректор. - Твои протеже, ты с ними и возись. Но сам понимаешь, если упустим столь талантливых магов...
     - Не упустим, - довольно потирая руки, отозвался Витек.
     - Ладно, с этим разобрались. Теперь давайте перейдем к планам набора...

***

     День начинал клониться к вечеру, и в трактире прибавилось народу. Ортхран уже начинал сбиваться с ног, и на чем свет клял опаздывающих подавальщиц.
     'Уволю, - зло думал тролль, спеша к очередным посетителям. - И плевать, что эти уже обученные, любая девка для такой работы сгодится. А этих уволю к гоблиновой матери, достали уже опаздывать'
     - Чего желают господа? - несмотря на кипящее внутри раздражение, улыбка тролля была профессионально вежливой.
     - Спокойней, уважаемый, никуда они не денутся, придут, - ухмыльнулась девушка. - А нам пока принеси еще утки, хороша она сегодня.
     - И вина, - добавил ее брат. - Вино у вас тоже хорошее, прям не ожидал.
     - Что вы, господин маг, только самое лучшее для дорогих гостей, - осклабился тролль, а сам в уме чертыхался на чем свет стоит.
     Северянин покачал головой, а девушка одобрительно хмыкнула, будто услышав что-то занимательное.
     Побагровев, трактирщик поспешил убраться подальше от насмешливых взглядов.
     'Ненавижу гоблиновых мозгокопателей, - угрюмо думал тролль, возвращаясь за стойку. - Даже поганые некроманты лучше этих... этих....'
     Подходящий эпитет для магов ментала Ортхран так и не нашел.

     - Любишь ты провоцировать, - покачал головой Эйнар.
     - А ты любишь сложные и закрученные многоходовые планы, которые всегда летят демону под хвост, - скривилась Эвианора.
     - Не всегда, - улыбнулся маг. - Но я все равно предпочитаю действовать более утонченно...
     - А я размахивать топором, знаю, знаю. Кажется, кое-кто действительно перестает быть настоящим северянином.
     - Но-но! - шутливо пригрозил Эйнар сестре. - Я бы попросил.
     - Похоже, любовь к многоходовкам у нас семейное, - вздохнула Эви.
     - А еще любовь к выбору самого трудного пути.
     - Это точно...

Воспоминание второе


     Она
     'Ты хочешь последовать совету Витека', - скорее утвердительно, чем вопросительно, послала я брату.
     'Хочу', - пришел задумчивый ответ.
     'Но...'
     'Но я не понимаю, в чем выгода для него в частности и для академии в принципе'
     - Может ты просто все усложняешь? - на сей раз вслух сказала я.
     - У всех есть своя выгода, - тоже вслух ответил брат. - Согласись, какой смысл им делать для нас исключение? Никто не обучается на двух кафедрах одновременно, а тут сами делают такое предложение.
     Полчаса назад мы вышли из кабинета Мастера и теперь бездумно шлялись по территории академии. Было тепло, но близкое дыхание осени уже чувствовалось в воздухе. А может, я просто сильнее слилась со стихией и смогла ощущать ранее недоступное.
     Вернувшись после практики, мы честно и подробно рассказали обо всем преподавателям и со спокойной совестью уехали домой. В Икарии мы провели чудесные летние месяцы, греясь в лучах тусклого северного солнца, и с удивлением обнаружили, что скучаем по академии. И не по месту, где мы учились, а по людям, что учились вместе с нами. Нам не хватало этого студенческого духа, этой вечной суматохи вокруг. Нам не хватало людей, с которыми мы могли поговорить. Ну не будешь же рассказывать матушке о принципе построения ментальных плетений или рассуждать с отцом о плюсах и минусах разных видов щитов?
     Да, было безумно приятно увидится с родными, поговорить с ними, и все такое, но скучная жизнь в столице приелась буквально за неделю. От нечего делать мы даже сходили на пару балов, но это оказалось еще хуже. Никакого сравнения со студенческими вечеринками, что иногда мы закатывали в академии!
     Так что мы вернулись чуть раньше срока и были встречены предложением Витека записаться сразу на две кафедры. На третьем курсе проходило распределение на специализацию, и мы никак не могли решиться на что-то одно, нас раздирали противоречия.
     - Ты так уверен? По-моему, Витек вполне мог поспособствовать этому.
     - Я не сомневаюсь, что это была идея Мастера, но также у меня нет сомнений, что, если бы академии в этом не было выгоды, ректор бы не согласился.
     - Эйнар, ну сам подумай, какая может быть выгода с двух студентов иностранцев? Не самых сильных, не самых способных, да еще постоянно нарушающих устав.
     - А если мыслить шире? Вдаль.
     - Ты о чем?
     - Это сейчас мы студенты, - брат аж замер, от раскрывающейся перед его глазами схемы. Я улавливала ее фрагменты, но не могла осознать целиком. - Но уже через пару лет - перспективные магистры. И как бы то ни было, мы были и остаемся герцогами. А ведь как хорошо иметь в соседней стране магистра ментальной магии, обладающего герцогским титулом и с теплом вспоминающего годы учебы!
     - Ты не перебарщиваешь? - несколько ошеломленно спросила я.
     - Ничуть, - криво улыбнулся Эйнар.
     И я была вынуждена с ним согласится.

     Вскоре мы встретились с друзьями, которые точно так же, как и мы, обнаружили в себе тоску по академии. Один Витарр провел летние каникулы здесь, но и он признался, что скучает по учебным денькам и даже по практике. Вспомнив практику, мы все дружно передернулись. У всех было достаточно времени, чтобы осознать, что лича мы победили только чудом. Также мы услышали от друзей свежие сплетни и новости. Тут нам стали более понятны мотивы Витека.
     - Мы будем его маленьким экспериментом, - усмехнулся брат.
     - Из вас получатся замечательные маги-универсалы, - кивнул Витарр.
     - А остальные магистры будут смотреть на нашу учебу и корректировать план обучения.
     - Не нравится мне быть подопытным кроликом, - скривилась я.
     'Зато мы можем использовать ситуацию в своих целях', - промелькнула мысль в голове Эйнара.
     'Каким образом?' - я прямо чувствовала, как в его голове бешено вертятся шестеренки, будто у хорошо отлаженного гномьего механизма.
     'Наверняка на кафедре универсалов будут изучаться наиболее общие аспекты различных магических школ. Чуть-чуть того, чуть-чуть сего. Нахватаются понемножку, и смогут комбинировать. Перед нами же стоит возможность и задача за один или два года как можно глубже изучить преподаваемые на двух кафедрах предметы, чтобы в будущем владеть лучшей базой. Это даст нам преимущество'
     'Ты рассуждаешь прямо как Юлиан. Или отец', - покачала я головой.
     Эйнар улыбнулся и слегка кивнул, принимая комплимент.
     Приехав домой, мы обнаружили, что наш брат умудрился подняться вверх на еще одно звание и стал вращаться в самых высоких кругах знати. Очень успешно, надо сказать, вращаться. К нему прислушивались высшие чины, и это невозможно было не заметить. А еще он ходил в любимчиках и у маршала, и у простых солдат. Отец смотрел на него с гордостью.
     - Вы уже определились с кафедрами? - спросил Фин.
     - Я на боевую, а Эви к некромантам, - сказал Эйнар.
     - Почему так? - удивилась Ариша. - Мне казался, Эви наоборот сильнее в бою, а ты в темной магии.
     - Именно так, - улыбнулась я. - Поэтому мы пойдем туда, где каждый слабее. Потом будет легче научиться друг у друга.
     - А вы куда? - спросил брат.
     - Я буду с Эви у некромантов, - оскалила клыки Ариша.
     - В этом никто и не сомневался, - закатил глаза эльф. - Я на артефакторику. Но если предложат, то перейду к универсалам.
     - Я на кафедру теоретической магии, - задумчиво сказал оборотень. - Но буду еще думать над пространственниками.
     - Будешь учиться у магистра Таэритхрона, - фыркнула я.
     - Именно это и заставляет меня раздумывать, - усмехнулся Инголфр. - А куда Хоук пойдет?
     - Она еще не решила, - ответил Эйнар. Сама девушка сейчас была в столице, но брат с ней недавно виделся. - Либо к артефакторам, либо на теорию.
     - Как-то мы совсем по разным кафедрам разошлись, - пробормотал эльф.
     - Зато вместе охватываем почти всё, - Эйнар развел руками, как будто показывая это самое 'всё'.
     - Вместе мы сила, - поддержал его Вит.
     'Банально, но это действительно так', - подумала я.

     Он
     Зайдя в свою комнату, с неудовольствием отметил, что Гратин уже въехал. А я надеялся пару дней прожить в одиночестве. Не то чтобы он сильно меня напрягал, но одному все равно приятней. И можно не заботится о всяких разных мелочах - например, не прятать все книги под замок (Гратин был жутко любопытный, а библиотекарь частенько разрешал мне брать с собой некоторые... скажем так, закрытые для широкой общественности книги), или привести девушку, не ставя его в известность просьбой 'погулять где-нибудь часок-другой'. Кстати о девушках... Хоук при нашей последней встрече была чем-то встревожена. Говорить отказалась, в мысли ее, я, понятное дело, лезть не стал, но все равно чувствовал, что что-то не так. Может, я просто параноик, но в сердце застыло какое-то нехорошее предчувствие.
     В дверь постучали, и в комнату зашел Вашек. Рыжий уже полностью оправился после того происшествия, и даже ловко использовал слухи как способ повысить свою популярность, но я видел, что все это далось ему крайне нелегко. Парень изменился. Стал более задумчивым и в то же время резким, хотя и не утратил своей прежней живости. Мы с ним по-прежнему общались, хоть и меньше, и он старательно обходил стороной Аришу, даже столько времени спустя. Вампирша иногда бывает на редкость стервозной и мстительной, и обиды Вашеку до сих пор не простила.
     Мы приятно поболтали, Вашек рассказал мне еще больше свежих сплетен, поведал о своей новой пассии.
     - Времена идут, а ты не меняешься, - покачал я головой. - Как был бабником, так и остался.
     - Душа поэта требует разнообразия, - рассмеялся рыжий.
     - И это ты-то поэт? - поднял я бровь в удивлении.
     - А почему бы и нет, - улыбнулся Вашек. - Вот послушай, буквально вчера написал.
     И он начал декламировать.

По Дороге Сна - пришпорь коня; здесь трава сверкнула сталью,
Кровью - алый цвет на конце клинка.
Это для тебя и для меня - два клинка для тех, что стали
Призраками ветра на века.


     Кровь отхлынула у меня от лица, а в горле появился тугой комок. Откуда он мог узнать?
     - Эй, с тобой все в порядке? - заволновался рыжий.
     - Где ты это услышал? - совладав со своим голосом, спросил я.
     - Да нигде, - растерялся парень. - Говорю же, сам сочинил. Мотивчик приснился, а слова сами как-то на него легли.
     - Приснился, значит, - пробормотал я. - Понятно тогда.
     - Да что случилось-то? Ты чего так побледнел?
     - Да ничего, - со вздохом сказал я, и, немного поколебавшись, сотворил короткое, ослабленное плетение. Через несколько часов память об этом разговоре притупится, и Вашек не вспомнит моей реакции, даже если его будет допрашивать маг-менталист.
     Мы еще немного поговорили, Вашек ушел, а я лег на кровать, подложил руки под голову и задумался о том, что мне хотели сообщить этими словами. И кто именно - дракон, или, быть может, нынешний Хранитель? Нынешний Хранитель, молодой эльф с искрой безумия в глазах снился нам с Эви несколько раз, пытался что-то рассказать, но мы так и не поняли ни единого его слова.
     Так ни до чего не дойдя, я заснул, и снились мне тревожные, тяжелые сны о других мирах и других Хранителях, что частенько бывало последнее время. Эдакое психологическое давление.

     Вскоре начались занятия. На третьем курсе мы прыгнули с места в карьер, буквально сразу же началась практика. Тяжелее всего для меня оказалось не усиленное обучение, а отсутствие рядом сестры. Мы привыкли разделять внимание поровну, где один недослышал, второй подсказал, конспект, и тот мы писали пополам. А тут приходилось все делать одному.
     Еще один интересный момент состоял в том, что большинство моих сокурсников были с огненного факультета. Просто-таки подавляющее большинство. И тут возникала такая проблема, что воздух против огня - практически бесполезная штука. Приходилось выкручиваться, играть не по правилам. А нашему преподавателю, магистру Ориэлу, это не нравилось.
     - Эйнар, я тебе что сказал? - гневно раздувая ноздри, спросил магистр.
     - Что? - покорно спросил я, хотя мог дословно, даже с теми же интонациями, повторить слова преподавателя: два года медитаций сделали мою память удивительно цепкой. Говорят, к ста годам у большей части магов развивается абсолютная память, но уже сейчас я чувствовал изменения, и они мне нравились.
     - Чтобы ты пользовался щитом. А ты что сделал?
     - Поставил отражающий барьер. Но, магистр, обычный щит не выдержал бы такой удар!
     - А это уже мне решать! Я сказал тебе поставить щит, значит, надо было ставить щит, а не выделываться. А мне теперь его откачивать, - магистр указал рукой на Майло, по-прежнему распростертого на полу.
     - Я в порядке, - слегка придушено отозвался маркиз.
     - Тебе тоже следует головой думать, - рявкнул магистр. - Забыл, с кем имеешь дело? Темные могут выкинуть что угодно!
     Сам Ориэл был светлым магом и питал какую-то прямо нездоровую нелюбовь к темным. Несмотря на то, что почти половина его учеников была именно темными. А я, кстати, вообще-то не темный, а с уклоном во тьму, это разные вещи.
     У Эви дела шли не сильно лучше. Она была более импульсивна, порывиста и не такая терпеливая, как я. К тому же половина занятий проходила ночью, сестра не высыпалась, и это делало ее еще более раздражительной. А злая Эви - это страшная сила. В итоге оживленные ею скелеты два раза прорывали защитные круги, а один зомби даже умудрился оттяпать кому-то кусок мяса на ноге, но, слава богам, все обошлось - лекари прибыли крайне быстро и ликвидировали заражение. И ведь она вроде как не виновата - просто слишком много силы, энергии вкладывала в плетения. Перестаралась. Вместо простого поднятия призвала умертвие аж третьего уровня, на что защитные круги для третьекурсников никак не были рассчитаны.
     Всего существует семь уровней умертвий. Первый - это простейшее поднятие, призванный ничего не будет делать, пока маг не даст прямого приказа. Рассыпаются сразу же после того, как в них перестают вливать силу. Второй уровень - более мощное существо, может совершать простые действия, предусмотренные вложенной в него программой (ему можно сказать 'поди туда и принеси вон то', в то время как умертвие первого уровня способно выполнять лишь одну команду одновременно). Третий уровень - уже почти полноценный зомби. Ему можно поручить более абстрактные задачи, такие как 'охрана' или 'атака'. Ну и так далее, по возрастанию. Умертвие седьмого уровня способно говорить, помнит некоторые моменты своей жизни (если кости не старые), способно некоторое время самостоятельно функционировать, без магической подпитки и даже принимать простые решения. Известен случай, когда одно такое умертвие, оставшись без хозяина, отправилось на поиски некроманта, который смог бы его обеспечить магической подпиткой и тем самым помог избежать скорого развоплощения.  А еще они обладают весьма скверным чувством юмора. Такие умертвия сами по себе поднимаются крайне редко, но, если это случилось, они до последнего скрываются от людей, питаются магическими эманациями и животными, чтобы не привлекать внимания. И никто бы их не трогал, если бы не одно 'но' - возмущения, вызываемые столь мощной нежитью, притягивают эманации темной магии, что может выражаться в массовом поднятии, прорывах в Инферно и прочими неприятными явлениями.
     Придя в свою комнату, я без сил рухнул на кровать. Гратин сочувственно вздохнул и склонился над учебником. Правда, долго все равно не выдержал, и начал приставать с разговорами. На редкость болтливый маг.
     - Как день прошел?
     - Ужасно утомительно, - промычал я в подушку. Мысли соседа страшно отвлекали, и я почти машинально наложил на себя гибкий щит. Стало потише.
     - Нам тут сегодня на истории магии рассказывали, что Эрик Нильсен жил 930 лет. Представляешь?
     - По официальным источникам 936, по неофициальным - вплоть до 960, - поправил я.
     - Как можно было упустить тридцать лет? - удивился Гратин.
     - Проживешь пару сотен лет, поймешь, - хмыкнул я, с трудом отрывая голову от подушки.
     - Боюсь, мне это не светит, - вздохнул сосед.
     Я присмотрелся к парню повнимательнее и признал его правоту. Ядро дара у него было совсем маленькое, несмотря на целый год в академии. Великим магом ему не бывать.
     - Пару веков протянешь, по-моему, и это неплохо, - хмыкнул я.
     - Хорошо тебе говорить, - вздохнул Гратин. - Судя по росту твоего ядра, ты меньше чем на половину тысячелетия размениваться не будешь.
     Продолжительность жизни мага напрямую зависит от размера его дара. Средний маг живет около 300-400 лет, сильный может протянуть и 600. Самый известный долгожитель среди магов, это, конечно, Эрик Нильсен, мой соотечественник и знаменитый архимаг. Судя по описаниям, что я читал в книгах, его дар пылал так ярко, что многие слабые маги боялись смотреть на него, чтобы не ослепнуть. Именно этим объяснялись их склоненные головы и отведенные в сторону глаза, а не раболепием, как утверждали некоторые. Конечно, до архимага мне далеко, но Гратин прав, темп роста моего дара может утверждать о немалом сроке жизни. Другое дело, что, если верить словам дракона, Хранители не живут долго - сама Судьба выстраивает их путь так, чтобы они как можно скорее ступили на Дорогу Сна. Или освободили место для следующего. Так что, честно говоря, на пять сотен лет я не рассчитывал. И это было чертовски обидно!
     Вскоре пришла Эви, и с тяжелым вздохом опустилась на кровать рядом со мной.
     - ...[1]- обреченно сказала она.
     - Меня тоже, но надо терпеть. Помни о нашей цели.
     - Ага, выучить как можно больше, стать великими магами и на... - словив мой осуждающий взгляд, исправилась на ходу, - нагнуть всех и вся.
     - Примерно так. Ладно, давай, показывай, что ты там сегодня учила.
     Мы уселись поудобнее (так, чтобы опираться спинами на стенку и не свалиться, когда тело окончательно затечет), положили пальцы на виски друг другу и слили наши воспоминания в одно. Это когда воспоминания короткие, подобное слияние происходит быстро, но когда нужно передать целый пласт, весь учебный день, на это может уйти много времени. Поначалу это давалась тяжело, мы сильно уставали, но теперь, вроде бы, немного полегчало. По крайней мере, Хоук утверждает, что мои синяки под глазами стали чуть меньше и из чернильно-черных превратились в глубоко фиолетовые.
     Открыв глаза, я понял, что на улице окончательно стемнело, и зарядил тягучий, осенний дождь. Перебрав полученные воспоминания, я ухватился за кое-что непонятное и попытался повторить неизвестное плетение.
     - Так? - спросил я, разглядывая повисшие перед внутренним взором нити.
     - А гоблин его знает, - отозвалась сестра. Я сама не поняла. Эти некромантские плетения такие запутанные, что Слейпнир все ноги сломит.
     - На чем бы его опробовать? - я пошарил глазами вокруг.
     - Только не на мне, - быстро отозвался Гратин, на всякий случай еще и отодвинувшись подальше.
     - А оно на тебя и не подействует, - задумчиво сказал я, и кинул плетение на стул, на котором сидел сосед.
     Пару секунд ничего не происходило, а потом стул начал стремительно покрываться плесенью. Прежде чем огневик сообразил, что происходит, плесень проела дерево, и с глухим треском ножки подломились. Прежде чем Гратин треснулся пятой точкой об пол, я, наполовину машинально, подхватил его воздушным щупом под мышки.
     - Предупреждать надо, - похватав ртом воздух, и немного успокоившись, проворчал парень.
     - Я ожидал немного другого эффекта.
     - Но результат был бы тот же, - фыркнула Эви. Она погасила свой щит, которым собиралась словить Гратина и встала. - Пойдешь со мной?
     - На практику? - я немного поразмыслил. - Почему бы и нет. Надо же узнать, с какого перепуга плесень появилась.
     - У Ариши при таком же построении плетения дерево превратилось в угольки. Прожгла ткань, на которой образцы лежали, магистр очень долго ругалась. Вот от всего эта ткань зачарована, кроме как от огня. Но теперь, думаю, и от огня зачаруют.
     - Можно было бы предположить, что это проявление дара, но у меня нет ни малейшего таланта к земле. Плесень - это ведь раздел земли, верно?
     Так, перебрасываясь вялыми идеями, мы пошли к корпусу некромантов, где скоро должно было начаться практическое занятие. Благодаря разному расписанию мы с Эви могли иногда попадать на пары друг к другу.
     - О, мой студент-заочник появился, - поприветствовала меня Габриэла, магистр некротической магии.
     - Всегда безмерно счастлив очутиться на Вашем занятии, - сделал я легкий поклон.
     Магистр была молода, недурна собой и обладала специфическим, темно-магическим юмором. В общем, ссорится с ней было крайне нежелательно, но ко мне она относилась довольно благосклонно, а я, в свою очередь, старался быть крайне вежлив.
     - Вопросы появились, или так, попрактиковаться пришел?
     - И то, и другое, - ответил я, и описал ей ситуацию с плетением, деревом и плесенью.
     Так и проходили наши учебные дни.
     Пока не объявили, что сдачу зачета по боевой магии у нас принимает магистр Джарлакс.

     Она
     - А он каким боком сюда? - удивился Витарр, чуть не поперхнувшись чаем.
     Мы сидели в столовой, был уже поздний вечер, и здесь было почти пусто.
     - Ты вообще представляешь, как проходит зачет у боевиков? - спросила Ариша.
     - Слабо, - признался парень.
     - Ну тогда слушай. Какой-нибудь свирепый магистр, вроде нашего Джарлакса или декана огневиков, выходит на поле, навешивает на себя щиты и вызывает по одному сдающих. После дачи сигнала, он идет в атаку, и задача студента - выжить. Если нет - на пересдачу.
     - Как можно выжить после атаки Джарлакса? - ужаснулся оборотень.
     Все мы помнили мучения, которые проходили на физической подготовке. По счастью, с третьего курса этого предмета не было, но натерпелись тогда все, начиная от опытных фехтовальщиков до зеленых новичков - Джарлакс никому покоя не давал.
     - В том-то и дело, шансов почти нет. Именно поэтому боевики сегодня практически в полном в полном составе напиваются в 'Золотом посохе'.
     - Но в чем смысл такого зачета? - нахмурил лоб Фин.
     - Судьи из нескольких магов оценивают, сколько ты смог продержаться, какую выстраивал стратегию, какие заклинания использовал. На основании этого тебе присуждаются очки, и по количеству очков судят - сдал или не сдал, - пояснила я
     - Мне крышка, - тихо простонал Эйнар, не отрывая голову от сложенных на столе рук.
     - Ну я бы не был так уверен, - пробормотал оборотень, ободряюще похлопывая брата по плечу.
     Но всем и так было понятно, что Эйнар прав. Джарлакс нас ненавидел. Не знаю, чем мы таким провинились, или кровная месть переносится с учителя на учеников, но факт остается фактом - магистр сделает все, чтобы зачет мы не сдали. И ладно, если не сдам я - ведь мне положены поблажки, так как я обучаюсь на боевой кафедре лишь формально, но Эйнар полгода учился именно как боевик.
     - Может, отчислиться, пока не поздно? Уйду к Габриэле, она меня с распростертыми объятиями встретит...
     - А ты подумай, как на это отреагирует Витек? - подкинула я ему мысль.
     Брат вздрогнул. Мастера он явно боялся больше, чем Джарлакса. И не то чтобы Витек был так страшен в гневе, сколько страшило, что он прекратит свои дополнительные занятия с нами. Да-да, мы, помимо всего прочего, еще умудрялись ходить на дополнительные занятия. Так что понятно, почему мы выглядели как давно не пившие крови низшие вампиры - бледные до прозрачности, не с синяками, а с черняками под красными, слезящимися глазами и трясущимися руками.
     - Мне крышка, - снова простонал Эйнар, и на сей раз никто не стал его подбадривать.

     Следующие две недели мы провели в усиленных тренировках. Привлекли всех знакомых магов огня, которые вели непрерывный обстрел файерболами и другими заклинаниями из своего арсенала, а я или Фин в это время пытались подобраться к брату с мечами. Потом мы менялись, и теперь уже Эйнар с Фином шли на меня, а я защищалась. Вскоре на наши тренировки сбегалась посмотреть огромная толпа, состоящая, в основном, из боевиков, которым тоже предстояло сдавать у Джарлакса. Студенты шептались, обсуждая наши заклинания, что-то чертили в тетрадях и задумчиво хмурились, подмечая наши ошибки. Эдакое обучение на халяву, а халяву все любят, особенно студенты, особенно мальйцы.
     Как мы ни старались, время двигалось неумолимо, и вот настал час Х - день зачета.
     Утро выдалось морозное, свежее. Йоль, а значит наш день рождения наступит со дня на день. Помимо всего прочего, это значит наше совершеннолетие по Мальйским законам. Если мы до него доживем еще. С магистром Джарлаксом чего угодно можно ожидать.
     Первым идти никому не хотелось, так что судьи, недолго думая, начали вызывать по списку. Первыми в нем, так уж получилось, стояло несколько девушек.
     Первая, огненно-рыжая красотка с соответствующим даром, была мне не знакома. Так, видела пару раз, но даже не разговаривала. На наши тренировки она не ходила, то ли уверенная в себе, то ли ленивая, то ли еще что, не знаю. Оценив расстояние, отделяющее ее от магистра, я прикинула, что она сдуется минуты за две.
     - Меньше, - поправил мои размышления брат. Он сидел рядом со мной, и в голове у него царил ужасный сумбур. - Она против Майло даже трех минут выдержать не может, а тут Джарлакс.
     Я огляделась вокруг. Все трибуны были заняты младшекурсниками, но я заметила несколько знакомых лиц и со старших потоков. Сдача экзамена по боевой магии - это всегда зрелище. Мы тоже ходили сюда в прошлые годы, но на первом курсе мы не понимали и половины из того, что происходит, а на втором это было крайне скучное зрелище, так как зачет проходил в форме простого перебора заклинаний против зачарованных мишеней. А вот в этом году есть на что поглядеть, да. Жаль только, что мы не с той стороны трибун.
     Эйнар оглянулся, взглядом нашел на трибунах Хоук и помахал ей рукой. Девушка помахала в ответ, и послала ему воздушный поцелуй. Я скривилась и принялась смотреть на 'поединок'. Как Эйнар и предсказывал, девушка сдулась меньше чем за минуту. Довольно простенькое заклинание пробило ее щит, она отвлеклась, заготовленное плетение сорвалось, а магистр уже был тут как тут. На большой иллюзии над полем появился итоговый счет и результат - не сдала. Не знаю, кто организовал эту иллюзию, но придумано здорово. Судьям не надо кричать, надрывать глотки и каждый, с любого места трибун видит счет. Прям не экзамен, а турнир какой-то.
     Следующие две девушки продержались ненамного дольше, но одна все же умудрилась получить заветный зачет, и то, только за счет щита, в который вкачала всю свою силу. Судьи дали ей за него почти сорок очков, они-то и помогли ей перевалить за рубеж.
     После них было еще несколько участников, кто-то сдавал, кто-то нет, но все шло примерно одинаково. Трибуны радостным ревом встречали каждый зачет - то ли взыграла студенческая солидарность, то ли все просто настолько не любили магистра, что за него никто не радовался.
     - Майло фон Брам, огненный факультет! - усиленным заклинанием голосом объявил главный судья.
     - Этот сдаст, - улыбнулся брат.
     Майло был с нами с самого начала, и сам признавался, что эти тренировки дали ему едва ли не больше, чем полгода занятий. И вообще, из маркиза получится хороший маг - большой, быстро развивающийся дар, живой и подвижный ум, а главное желание сделать этот мир немного чище. Майло - хороший человек, побольше бы таких. И людей, и магов.
     Маркиз вышел на стадион, толпа притихла перед началом очередного поединка. Раздался свисток, означающий начало сдачи, и понеслась.
     Первым делом маркиз выставил барьер. Обычный, средний барьер, не универсальный щит, как большинство до него, а исключительно и целенаправленно защиту от огня. Следующие несколько секунд показали правильность этого решения, так как о щит разметалось едва ли не десяток небольших файерболов. Барьер прогнулся, но устоял. Магистр, хмыкнул, перехватил поудобнее меч (и как только не устал до сих пор?) и пошел в атаку. Майло не стал дожидаться, пока Джарлакс приблизится, и плавным движением ушел в сторону, деактивировал щит, и начал плести какое-то заклинание.
     Увидев, что щита больше нет, Джарлакс, не останавливаясь, на ходу швырнул какое-то огненное заклинание, которого я не знала. Майло будто именно этого и ждал, завершил свое плетение, поднял руку, и встретил огненный смерч магистра. Зрители ахнули, но огонь, разошедшись на два потока, просто обогнул молодого мага.
     - Хороший ход, - пробормотал Эйнар, и, поняв, что я не знаю примененного Майло заклинания, тут же мысленно передал мне его плетение.
     - Нейтральное, - пояснил Эйнар. - Хорошо использовать для разведения огня и воды, но вот с воздухом и землей такое не пройдет, прибьет к гоблину.
     Мысленно прикинув затраты УЕС на создание такого заклинания, я присвистнула. Одним махом Майло выжег почти пол-ядра, и теперь сил у него оставалось немного. Но, надо признать, одним этим он заработал себе зачет.
     Магистр Джарлакс ухмыльнулся, оценив ход маркиза, и взмахнул мечом, почти не глядя. Майло отпрыгнул, только сейчас достав свое оружие, и принял оборонительную стойку. Даже отсюда я видела, как часто он дышит - заклинание действительно далось ему нелегко. Затем последовала серия ударов, но мне все время казалось, будто что-то не так. Джарлакс бил абы куда, он прекрасно понимал, что маркиз зачет уже сдал, и просто развлекался, гоняя парня по стадиону. А вот Майло казался мне слишком замедленным. Он будто из последних сил отскакивал и парировал удары магистра. Через несколько минут он даже парировать почти перестал, только уворачивался, и теперь это вызывало у меня тревогу.
     - Что-то неправильно, - сказала я брату.
     Эйнар, хмурясь, вглядывался в стадион. Внезапно его лицо прояснилось, и он мысленно подсказал мне куда смотреть. Я поняла, что задумал маркиз, и чуть было не расхохоталась.
     Трибуны затихли, внимательно следя за ходом поединка. Майло прыгал, как заяц, а магистр нахмурился, начиная что-то подозревать. Но подозрение не успело перейти в уверенность, так как маркиз, стоящий перед Джарлаксом внезапно исчез и появился у него за спиной! По толпе прокатился пораженный вздох. Собравшиеся не могли понять, что произошло, но я-то знала.
     Маркиз, воспользовавшись всеми оставшимися у себя силами и применив знания, полученные у Витека, просто-напросто создал иллюзию. Именно поэтому последние удары он не парировал - чтобы не выдать себя раньше времени. Пока иллюзия, управляемая частью сознания Майло, прыгала от магистра, сам маркиз заходил ему за спину. И теперь нанес удар.
     Джарлакс был не просто магистром-боевиком, но еще и темным эльфом. Он успел понять, почувствовать, что сейчас последует, извернулся совершенно не по-человечески и меч маркиза лишь вспорол пустое пространство, на волосок разминувшись с телом магистра. А пока Джарлакс приходил в себя после невероятного кульбита, Майло пошел в атаку!
     Толпа взревела.
     Разозленный магистр в несколько ударов обезоружил Майло, прозвучал сигнал окончания экзамена. Толпа на трибунах улюлюкала и свистела, приветствуя победителя.
     На иллюзии в небе высветился итоговый счет, и толпа снова разразилась криками. Счет Майло оказался зашкаливающим. Если бы это был экзамен, а не зачет, он сдал бы его на пять с плюсом.
     Магистр что-то сказал судьями, и ушел из поля моего зрения. Судьи объявили короткий перерыв. Так понимаю, что магистр тоже устал, и теперь ему надо было немного отдохнуть.
     Когда Майло поднялся к нам, его тут же окружили сокурсники, начали хлопать по плечам, кричать 'ура' и чуть ли не в воздух подбрасывать.
     - Прекрасная иллюзия, - похвалила я, подойдя поближе. - Уверена, ее бы даже Витек не сразу раскусил.
     Маркиз слегка зарделся и поклонился, принимая похвалу. Я с удивлением уловила в его мыслях относительно меня некие отголоски... Разобрать не смогла. Гибкий щит, что я набрасывала на себя во время пребывания в толпе, глушил большинство мыслей и эмоций, направленных не на меня, а те, что были обращены ко мне, фильтровал по критерию угрозы. Мысли и эмоции маркиза были не агрессивными, а значит не опасными, и щит надежно укрывал их от меня. Если бы не он, то я бы уже через пять минут сбежала с трибун - слишком много людей вокруг. Дар и проклятие мага Разума - повышенная эмпатия.
     Вскоре магистр вернулся, его волосы были мокрыми - спарился, бедняжка - и экзамен продолжился. Больше никто не смог повторить подвига Майло - то ли эльф был начеку, то ли умения не хватало. Пара человек не сдала, остальные прошли, магистр особо не свирепствовал. По крайней мере, так начинало казаться. Пока очередь не дошла до меня.
     - Эвианора фон Скхейн, воздушный факультет, - объявил судья.
     Заметив меня, магистр расплылся в ужасающей клыкастой ухмылке, и я поняла, что пощады не будет.
     Началось все с огненного вала. Заклинание создает стену огня, но если обычно оно применяется перед нападающим, вдоль перекрывая ему дорогу и считается из ряда защитных, то сейчас магистр применил его поперек, так, чтобы один конец упирался в меня. Ставить щит я и не думала - это от файерболов мой щит может защитить, от огненного вихря на крайний случай. Но не от вала. Придав себе ускорение с помощью родной стихии, я отпрыгнула в сторону, и тут же вновь перекатилась. Мои ожидания оправдались - в то место, где я только что была, врезался огромный файербол.
     Плавным движением руки и легким заклинанием я создала вокруг себя заклинание для отвода глаз. Не классическое, а такое, что мешает наверняка сказать, где я нахожусь - кажется, что я возникаю в определенном месте то тут, то там. Определить, где же в настоящий момент находится маг практически невозможно.
     Магистр и не стал определять. Просто пальнул каким-то ужасно мощным заклинанием, которое накрыло полстадиона. Прикрыв себя щитом, я быстро огляделась, определяя самый короткий путь из эпицентра бури. Самым быстрым оказалось вверх, что я и проделала, прямо на ходу создавая под собой воздушную лестницу - на левитацию у меня не было времени. Выскочив из бури, я чуть было не получила очередным заклинанием в спину, но, видимо удача повернулась ко мне лицом - прямо перед этим я отпустила ступеньки и камнем полетела вниз, так что заклинание пришлось у меня над головой. Оказавшись на земле, я с неудовлетворением отметила, что нахожусь слишком близко к магистру. Он не преминул этим воспользоваться, и в два прыжка оказавшись рядом, налетел на меня смертоносным вихрем. Оторвалась я от него только с помощью любимого 'душителя', только кинула не в лицо, а на ноги. Магистр споткнулся, но тут же выровнялся, подставляя меч под ожидаемый удар, но вместо удара я отбежала настолько далеко, насколько смогла. Мне нужно было отдышаться.
     - Труссссишшь? - прошипел магистр.
     - Хочу получить зачет, - ответила я, хотя и знала, что следовало бы поберечь дыхание.
     Вообще, по моим прикидкам, на зачет я уже наработала, но мало ли. Может, судьи насмотрелись на Майло, и решили, что на меньшее я не гожусь?
     Я не рискнула бросить взгляд на табло, к тому же как раз в этот момент эльф пошел в атаку. Разделяло нас не столь большое расстояние, чтобы можно было сделать что-то существенное, поэтому я применила давно заготовленную идею - просто вырвала себя прямо из-под удара одним интересным заклинанием, среди студентов воздушного факультета называемое 'прыжок'. Успела в последний момент, кувыркнулась прямо в воздухе и приземлилась за спиной магистра, тут же нанеся молниеносный удар. Звякнула сталь, полетели искры. Я и не ожидала, что попаду, но попытаться стоило. До предела ускорив тело с помощью своей родной стихии, я ураганом налетела на Джарлакса.
     Бой был короткий. Во-первых, мы были быстры - я ускорена заклинаниями, а он просто эльф. Во-вторых, шансы были крайне неравны. Где могла, я била короткими заклинаниями, вроде 'воздушного кулака' или 'плетей', но магистр просто принимал их на щит, отвечая небольшими файерболами - в пылу сражения на большее даже у архимага не хватит времени. Мой запас УЕС стремительно подходил к концу, когда магистр провел серию подсечек и коротких ударов, вывел меня из равновесия и приставил меч к горлу. По инерции я еще влепила в него воздушным кулаком, но прозвучал сигнал окончания боя, а кулак в очередной раз бессильно размазался о щит.
     Только сейчас я услышала рев трибун. Пригляделась, и еле смогла сдержать свое удивление - Джарлакс устал. Конечно, сказались и предыдущие бои, но вдруг я подумала, что будь со мной Эйнар - мы, вполне вероятно, смогли бы одолеть его.
     Подняв глаза к иллюзии, я все же ахнула, не сумев удержаться. Мой счет вплотную приблизился к счету Майло! Нас разделяло всего несколько очков. Маркиз, я, и один непонятно как затесавшийся на кафедру боевой магии Высший вампир из какого-то там воинственного клана были лидерами в общем зачете.
     - Неплохо, Скхейн, - ухмыльнулся Джарлакс. - Конечно, будь это реальный бой, не ограничивающий меня в заклинаниях, ты была бы мертва еще в самом начале, и братец бы твой не помог, но все же неплохо. Не думал, что из вас можно выбить учебу Ириенеля, но, похоже, мне удалось.
     И, сияя самодовольной ухмылочкой, удалился куда-то в отведенные ему под трибунами комнаты.

     Он 
     С Эвианорой мне удалось перекинуться лишь парочкой фраз. Джарлакс вернулся на стадион, и я, оставив сестру греться в лучах славы и тешить самолюбие, отправился на избиение. Я видел, все мы прекрасно видели, что для Эвианоры магистр припас самые неприятные, сильные и коварные заклинания. Еще чуть-чуть и он мог бы перешагнуть черту, нанести ей реальный, и, возможно, непоправимый вред - даже наши лекари не вылечат руку, если от нее осталась одна головешка. Но Эви магистр... уважал. Да, именно. Он не любил ее, называл Ириенелевым выкормышем, но все же уважение иногда прорезалось. Он уважал ее как достойную студентку, как девушку, прекрасно владеющую мечом и хорошего начинающего мага. Меня же он просто ненавидел. И если бы к этой ненависти примешивалось презрение! Тогда он, быть может, не стал бы доводить меня, посчитав недостойным. Но нет - магистр искренне, всей душой меня ненавидел. Уж не знаю, почему именно я, что я такого сделал, но иногда казалось, что он видит не меня, а своего кровника-Ириенеля. И поэтому я понимал - сейчас будет туго. Очень туго.
     Я вышел на стадион, сразу же достал меч. Не к чему тратить лишние секунды, в бою каждая может пригодиться. А я расценивал этот экзамен именно как бой. Потому что для меня и Джарлакса именно так и было.
     - Ах посмотрите, кто к нам явился, - промурлыкал магистр, кровожадно облизывая серые губы. И что за у темных эльфов и вампиров привычка такая поганая - выставлять клыки напоказ?
     - Экзамен, - пожал я плечами, и обернувшись, пока еще было время, поискал на трибунах друзей.
     Хоук, сама едва ли то замечая, схватила Эви за руку, а сестра что-то ей говорила. Даже с такого расстояния я почувствовал одобряющую волну, исходящую от нее. Улыбнувшись им обеим, я снова повернулся к магистру.
     - Ведешь себя, как рыцарь на турнире, - осклабился Джарлакс. - Не бойся, не убью я тебя. Так, подпалю немного, чтобы напряжение снять, и все, пойдешь к своей сестрице, ранки зализывать.
     Я глубоко вдохнул, закрывая глаза и заставляя свой разум стать кристально чистым. Я не Эви - все эти кульбиты и беготня по воздушным лестницам не мое. У меня иной подход. И я не темный маг, как постоянно говорил Ориэл, нет. Я маг Разума с уклоном во тьму, а это нечто совсем, совсем иное.
     Я открыл глаза и именно в этот момент прозвучал свисток. Предчувствуя, что Джарлакс пойдет нестандартным путем, я тоже решил действовать необычно - вместо переката, щита или даже воздушного прыжка, я низко присел, фактически распластавшись по земле. Предчувствие меня не обмануло - со всех сторон послышался рев пламени, и место, где я только что стоял, затопил огонь. Несколько метров вокруг и метр вверх - как раз ровно столько, сколько я смог бы покрыть одним прыжком, а вот прыгни я вбок, меня бы здорово подпалило. Так же струи огня прошлись у меня над головой и затихли через несколько секунд. Это время я потратил на подготовку заклинания щита. Расчет мой вновь оказался верен, вскочив на ноги я тут же получил несколько файерболов и еще какую-то огненную бяку. Но, помня все свои тренировки и бестолковое обучение Ориэла, я создал отражающий щит, так что все это добро полетело обратно[2]. Пока Джарлакс отбивался от собственных заклинаний (просто отмахиваясь от них руками), я отбежал немного в сторону и применил второе заготовленное заклинание. Насмотревшись на тактику Эвианоры и Майло, я тоже решил попробовать иллюзию. Но не такую, какую применил маркиз, и не отвлекающий отвод глаз, что сотворила Эви. Нет, я создал кое-что более мощное, но зато и более действенное.
     В один миг на стадионе вдруг оказалось восемь Эйнаров. Они разбежались во все стороны, и теперь только Эвианора могла сказать, где именно нахожусь я. Это была мощнейшая, качественная иллюзия, и она была даже отчасти материальной - это были мои полные двойники, как куколки-марионетки, привязанные ко мне. Они повторяли каждое мое движение, отбрасывали тень, приминали траву (если бы здесь была трава, но на стадионе осталась только утоптанная почва, уплотненная магами земли, чтобы избежать грязи). Маг Разума, посмотрев на любую из этих кукол, почувствовал бы мое сознание. Он мог бы атаковать любую из них и все равно попасть в меня, так что в бою с менталистом я бы не стал применять это заклинание, но Джарлакс - темный маг, так что это мне не грозит.
     Джарлакс на секунду притормозил и огляделся. Хмыкнул, и, недолго думая, достал откуда-то кинжал и кинул в ближайшую к нему куклу. Мое сознание, разделенное на восемь пар глаз, дернулось, принимая контроль, и я вильнул в сторону, уходя с линии атаки, и вновь оказался в своем теле. Поддерживать контроль сразу над столькими куклами было тяжело, это был максимум, который я мог потянуть, но оно того стоило. Джарлакс явно растерялся, и не знал, какую мою тень ударить. В это время я начал приближаться к нему. Ударить заклинанием я бы не смог - магистр сразу почует, откуда оно прилетело, так придется рассчитывать лишь на меч.
     Догадавшись о моих намерениях, магистр по-звериному зарычал, и резко крутанулся вокруг себя, выбросив руку с вырывающемся из нее языком пламени. Я ласточкой нырнул вниз, уходя от заклинания, но три моих куклы все же не успели и мелодичным звоном, неслышимым за ревом пламени, разлетелись на осколки.
     'Так даже лучше', - подумал я, и кинулся в атаку. Меч ударился о щит против физического воздействия и Джарлакс тут же развернулся, метя в меня, но я уже поменялся местами со своей куклой. Снова раздался звон, и очередная моя тень развоплотилась.
     А дальше начался безумный хоровод. Я стремительно, насколько позволяло усиленное стихией тело, менялся местами с куклами и пытался вывести из-под удара и их. После шестого удара и двух 'убитых' кукол, я почувствовал, что его щит вот-вот разлетится вдребезги. Отскочив в сторону и несколько раз поменявшись местами с последней оставшейся марионеткой, я сделал отчаянный выпад. Чтобы уйти от двух ударов (он ведь не знал, какой из них настоящий), Джарлакс отшатнулся, и там его встретил сотворенный мной несколькими мгновениями ранее воздушный кулак. Шит разлетелся вдребезги, и я сделал удар, который с моего положения не мог достать магистра. А вот удар куклы, будь я на ее месте, достал бы. И Джарлакс попался. Он поднял меч, чтобы защититься от удара, и в этот момент я сотворил прямо у него перед лицом светоч.
     Зашипев, как змея, магистр отшатнулся и мгновенно прикрылся несколькими темными щитами. Вот тут я понял, что мне крышка. Зачет-то я, может, и сдам, но толку с зачета мертвецу? А в том, что сейчас из меня сделают труп, я не сомневался.
     Пока дроу приводил зрение в норму, я отошел немного в сторону и сотворил пару щитов, прекрасно понимая, что любой из них выдержит не более одного удара разъяренного мага. Но делать же что-то надо. К тому же энергии у меня только на эти щиты да на парочку молний и оставалось.
     Я не ошибся. Как только Джарлакс открыл глаза, в меня полетел огненный шторм. Такой мощи я еще не видел. Похоже было, что магистр вложил в него чуть ли не половину своего резерва. Резким перекатом уходя в сторону, я как-то отстраненно отметил, что все мои щиты лопнули. Я поднялся на ноги и увидел, как магистр в последний момент развеивает какое-то неизвестное плетение из магии Тьмы. Прищурившись, он запустил в меня чем-то очень мерзким, тоже темным, но намного слабее. Не желая угодить в это кажущееся даже на вид противным плетение, я отскочил в сторону, но тут же попал под самый настоящий шквал ударов. Сопротивление мое быстро пало, и несколько решительных ударов магистра выбили у меня из руки меч, повалили наземь, и пока не прозвучал сигнал об окончании зачета, Джарлакс быстро, почти без замаха, но со всей силы, врезал мне кулаком под дых.
     - Это тебе за глаза, - оскалился эльф, и под рев толпы быстро зашагал куда-то под трибуны.
     В голове у меня после удара о землю немного помутилось, а удар магистра и вовсе выбил воздух из легких, так что прошло еще некоторое время, прежде чем я смог подняться. Перед глазами стояло заклинание, готовое сорваться с рук Джарлакса. Насколько я успел понять, это было что-то из области демонологии. И я был уверен - пусть он его в ход, я бы никак не смог защититься. Но магистр сдержался. Нечеловеческим усилием, но сдержался, сохранил самообладание.
     Я поднял голову, и с каким-то болезненным равнодушием отметил, что экзамен мне зачли, и не просто зачли - мой результат был лучшим, намного опережая счет Майло. В ушах стоял легкий гул - или это толпа ревела? Я, немного пошатываясь, отправился к трибунам. Больше всего мне хотелось лечь, закрыть глаза, и поспать пару часов. Ну или выпить молока и полежать в выходе утка, потому что ничто так не восстанавливает резерв, как молоко или сон.
     Еще на подходе к трибунам меня встретила сестра, всунула в руки стакан молока - и где только взяла? - и повела куда-то в сторону. Я не сопротивлялся. Голову все больше заполняла вязкая муть, как бывает при полном расходовании дара, и думать было сложно.
     Через полчаса я пришел в себя и обнаружил, что сижу в столовой, все мои друзья в сборе и жарко обсуждают произошедшее. С одной стороны от меня сидит Хоук, взяв за руку и прислонившись к плечу, а с другой Эвианора, которая периодически прикладывает пальцы мне к виску и по чуть-чуть вливает силу.
     - Не надо, - я перехватил ее руку. - Я в порядке.
     - Ты ходячий недоумок! - неожиданно зло рявкнула Эви. - Джарлакс мог тебя пристукнуть, как надоедливую муху! О чем ты думал вообще? Покрасоваться захотелось?
     - Я думал о том, как бы выжить, - хмыкнул я. Муть из головы постепенно отступала, резерв быстро восстанавливался - насыщенность эфира в академии была зашкаливающая, да и молоко делало свое дело. Хоть меня и воротит от него, но приходится терпеть.
     - Придурок, - веско оборонила сестра. - А если бы он не сдержался?
     'Тогда я бы, возможно, оказался на Дороге Сна', - неожиданно весело, даже для себя самого, подумал я.
     'Я же говорю, придурок', - проворчала сестра, но я почувствовал, что она немного успокоилась.
     В столовую влетел Вашек, который, как сорока, всегда носил на своем хвосте новости.
     - Витек рвет и мечет, - радостно сообщил рыжий, плюхаясь рядом с Фином. - Говорит, что если Джарлакс не может себя сдерживать, то его нельзя допускать к работе со студентами.
     - А судьи что? - спросила Хоук.
     - До сих пор решают, было ли это нарушением - заклинание-то так и не было наполнено силой. Впрочем, если бы было, то Эйнар бы тут не сидел, - усмехнулся парень.
     - Эмоциональная нестабильность - уже повод отстранить его от принятия экзамена, - оскалилась вампирша.
     - Вот и Витек так говорит, - кивнул рыжий. - И Ирланда его поддерживает.
     - Ну еще бы она его не поддерживала, - засмеялся Фин.
     - Тут еще играет роль, что задеты ее студенты, - кивнул Витарр.
     - А что сейчас творится? - спросил я. - Экзамен по-прежнему идет?
     - Да, только ведет его какой-то другой магистр. Да там и осталось-то всего пару человек, вы ж почти в конце списка. А Джарлакс сказал, что резерв у него на исходе, и падать от истощения, чтобы принять экзамен у горстки оставшихся, он не будет.
     - По крайней мере, мы смогли его истощить, - криво улыбнулась сестра.
     В столовую зашел Майло и сразу направился к нам.
     - Полегчало? - спросил он, и, дождавшись утвердительного кивка, присел на последний оставшийся свободным в округе стул. - Хорошо, а теперь рассказывай, как ты смог контролировать одновременно семь кукол.
     - Я иногда подхватывала управление на себя, - призналась Эви. - Буквально на секунду, но достаточно, чтобы не потерять контроль.
     - Жульничали, значит, - довольно потер руки маркиз. - Ну и хорошо, а то мне прям страшно стало - с таким могучим магом рядом учусь. А ты знай, - Майло наставил на меня указательный палец, будто обвиняя в чем-то, - что теперь вы не просто знаменитости академии, вы - легенда.

     Она
     Майло был прав. Проходу нам не давали до самого Йоля, а после солнцестояния мы прятались в библиотеке, но, стоило выйти, как к нам подбегал какой-нибудь младше- или сокурсник и пытался выспросить, чем же мы так насолили Джарлаксу, и как нам удался тот или иной трюк. Большинство, конечно, интересовалось марионетками, что сотворил Эйнар, но и моим выкрутасам тоже доставалось. И не объяснишь ведь, что просто очень экзамен сдать хотелось - не поймут.
     После Йоля, который мы отметили с обычным нашим грандиозным размахом, но на этот раз все же без попаданий на отработки, мы засели за учебники. Это зачет по боевой магии требовал тренировок и отработанности реакции, некромантия же требовала знаний. Вместе с нами в библиотеке заседала Ариша. Фин дневал и ночевал в лабораториях, пытаясь заставить работать какой-то хитрый артефакт, а Витарр исправно зубрил непонятные никому формулы, определения и даты, периодически появляясь в библиотеке, чтобы взять очередную книгу. Оборотень ходил потерянный, витал в высокомагических мирах, и на простых смертных обращал мало внимания. Финиарион жаловался, что он в те редкие моменты, когда выползает из лаборатории, не может спать, так как Витарр круглые сутки на пролет что-то читает и учит. Хоук, которая училась вместе с оборотнем, была в примерно том же состоянии.
     - Иногда мне кажется, что победить Джарлакса проще, чем поднять это гоблиновое умертвие, - я обессилено откинулась на спинку стула. - Каждый раз, когда я пытаюсь воспроизвести знаки в пентаграмме, я их путаю, и каждый раз по-разному!
     - Попробуй применить мнемотехнику, - посоветовал Эйнар.
     - Я не знаю, как придумать ассоциации к тридцати двум знакам, отличающимся только завитушками. Кто вообще придумал рисовать пентаграммы для умертвий?  Они ж не демоны какие-нибудь, их кругами, а не знаками сдерживать нужно.
     - Помнится, Хоук как-то говорила, что знаки в пентаграмме не более чем выемки в нитях основы для облегчения выведения сил утка. То есть, сами по себе эти рисунки никак твое умертвие не сдержат, но вот тебе при их использовании будет его сдержать легче.
     - Муть какая-то, - скривилась вампиресса, прислушивающаяся к нашему разговору.
     - Может быть, - пожал плечами Эйнар. - Но учить-то все равно надо.
     И мы учили.
     Поднимать умертвие не сложно - было бы желание и соответствующий дар. Плетения некромантии - легкие, почти невесомые, требуют крайне мало силы. Но поднять это одно дело, а удержать под контролем - совершенно другое. От нас пока контроля не требовали - опыта и знаний маловато. Поэтому наша задача на зачете предельно ясна - поднять умертвие не ниже второго уровня и не дать ему вырваться за круг в течении трех, а лучше пяти минут. Задача осложняется тем, что контролировать умения мы умеем пока очень плохо - а значит, они непременно будут кидаться на защитные круги, что резко сокращает срок их нежизни, вплоть до полного ее прерывания. Вот и учили мы пентаграммы - завалить зачет из-за того, что призванная тобой нежить умудрилась спалить саму себя не очень-то хотелось.
     Экзамен по некромантии проходил, по традиции, ночью. Ну, то есть не совсем ночью, но зимой в девять уже непросветная тьма, а значит, плетения будут хорошо видны. Лишь начав вплотную заниматься некромантией, я поняла, насколько ее плетения отличаются от всего мне привычного. Днем их действительно практически не видно, силы они пьют немного, но сами по себе они очень сложные - целая вязь сплетающихся нитей, насквозь перечеркнутая векторами и щедро сдобренная узлами стабилизации. В общем, силы ноль, а усилий - тонна.
      Специально к экзамену Габриэла где-то достала пять овечьих туш, две козьих и даже одну свиную. Я с некоторым облегчением подумала о том, что нам будет легче - пока очередь доберется до нас, каждая тушка будет поднята не один раз, тело привыкнет к заклинанию и проще примет его.
     Некоторые тушки уже начинали вонять, и я привычно создала воздушный кокон - в некромантии без него никуда. Студенты, у которых не было доступа к воздушной стихии, смотрели на нас с завистью, морщили носы, но прикрываться не рисковали - Габриэла обозлится. Она терпеть не может неженок, и первое время даже с нас коконы сдирала - чтобы все привыкли к вони. Но я скажу так - к этому невозможно привыкнуть. Каждый раз меня чуть не выворачивало наизнанку, но я терпела, и мои старания увенчались успехом - через три месяца занятий магистр сжалилась, и разрешила создавать кокон.
     - Значит, действуем таким образом - начала объяснять магистр. - Вы по списку, с зачеткой, подходите ко мне. Зачетку на стол. Выбираете тушку по нраву, делаете с кругом что хотите, только не стираете. Хотите - пентаграммы рисуйте, хотите - какой-нибудь стихийной магией ограничивайте, хотите, ничего не делайте, мне все равно. Но умертвие у вас должно продержаться не меньше трех минут.
     Габриэла достала песочные часы и поставила их на край стола.
     - Как только будете готовы, творите заклинание и тут же переворачивайте часы. Песок высыпется, а ваше умертвие все еще неживо? Отлично, получаете свой зачет и уходите довольные спать. Или отмечать, или готовится к следующему экзамену, не знаю, что у вас там. Нет - значит не судьба, приходите на пересдачу. Дату я вам попозже скажу, но не раньше, чем через неделю. Всем все понятно? - дождавшись утвердительных кивков, она скомандовала: - Тогда начали.
     Первый пошедший зачет сдал, и без проблем. Парень был с факультета земли, так что просто закатал ноги умертвия в камень, и без проблем удерживал нужное время. Магистр похмыкала, но зачет поставила - сама же сказала, пользоваться можно чем угодно. Второй и третий тоже сдали без проблем.
     'И зачем мы эти пентаграммы учили?' - тоскливо подумала я.
     'Потому что воздухом любой дурак сдержать умеет, - ответил брат, хотя вопрос я ему и не направляла. - А нам нужно научиться всему, чему сможем'
     'Если я все же запутаюсь в этих значках, на пересдачу за меня ты пойдешь, под иллюзией, понял?'
     Брат ухмыльнулся и ничего не ответил.
     Подошла моя очередь. Четыре из пяти овечьих туш уже сгорели, одна козья была на исходе, и лишь свинья будто бы не пострадала. Поразмыслив, я выбрала козу, ту, что была покрепче. Может выдержит, если что-то пойдет не так. Вздохнув полной грудью (кокон по-прежнему был на мне), я достала белый мелок, опустилась на колени и закатав рукава, начала чертить пентаграмму. И какой идиот придумал сдавать экзамен в парадных мантиях? Я еще понимаю экзамен у теоретиков, или даже артефакторов, но некроманты?! Это же так неудобно - длинные рукава так и норовят стереть линии, зацепиться за свечи или вымазаться в крови. Ладно, крови в козе уже давно не было, но если бы была, я бы точно вымазалась. Покончив, наконец, с пентаграммой, я критически оглядела свое детище. Вроде бы все правильно. Со стороны Эйнара лилась уверенность - он внимательно следил за моими действиями, и не видел ошибки в знаках. Что ж, тогда пора начинать. Я встала, отошла от круга (на всякий случай), подготовила заклинание.
     - Хватит медлить, Эвианора, - раздраженно сказала Габриэла. Ей уже, похоже, надоело тут сидеть. - Готовы, тогда давайте, нет - готовьтесь быстрее или сразу на пересдачу.
     'Ну уж нет, на пересдачу я не пойду', - подумала я, накачала заклинание силой и перевернула часы.
     Сначала мое умертвие не двигалось, и я уже было испугалась, что не смогла его поднять, но потом внимательно присмотрелась, и поняла, что плетение подействовало. Почему же тогда коза лежит мертвым грузом? Я ведь задала в управляющем контуре задачу 'встать и издавать звуки'?
     Коза (а точнее ее труп) начал шевелится, и я с облегчением выдохнула. По крайней мере, эта часть заклинания сработала. Уперев в нее взгляд, я начала внимательно следить за работой своего плетения, пытаясь определить, какой же уровень у меня в итоге получился.
     - Ой... - прошептала я, когда все же поняла, что наделала.
     - Именно что 'ой', - усмехнулась Габриэла. - Нужно быть увереннее в своих силах, Эвианора. Не вкачали бы столько силы, не подняли бы аж пятый уровень.
     Пятый уровень - это полноценный зомби. При поднятии интеллектуально развитого существа - эльфа, гнома, человека и тому подобное - они даже иногда могут говорить, хоть и весьма нескладно. Коза, конечно, говорить не сможет, но все же зомби - это вам не шутки. Такая козочка, если дать ей команду атаковать, вполне может забодать рыцаря в тяжелых доспехах...
     И тут мои размышления были невероятным образом прерваны. Умертвие приступило ко второй части вложенного в его голову приказа - издавать звуки. От волнения я не подумала, какие именно ей нужно издавать звуки, вот зомби и старался изо всех своих неживых сил.
     - Ааааааааа-хххххрррраааа-ууууууу-ххххаааааа! - вопила коза.
     Оставшиеся в зале студенты затыкали уши, кто-то спешно творил заклинания, стараясь отгородиться от этого ужасного воя. Я сама слепила затычки из воздуха, но даже они пропускали этот ужасный крик. Коза вопила замогильным голосом, не делая ни малейшей попытки выйти за пределы пентаграммы. Хотя, о чем это я, умертвие пятого уровня вполне способно осознать, что ему ничего не светит, и остаться на месте, выжидая удобного момента. А вопить, ему, похоже, нравилось еще при жизни.
     - Может, уже заткнете ее? - прокричала Габриэла. Сама она тоже создала какое-то заклинание, но все же слегка морщилось, похоже, крик трупа проникал и сквозь него.
     - Я не могу, - проорала я в ответ, понимая, что это так.
     Я даже не подумала о возможности вмешательства в управляющий контур, и для того, чтобы отменить команду, требовались знания, которых у меня не было. Ну, всегда оставался вариант развоплотить зомбяка и поднять нового, но для меня это будет означать пересдачу.
     Габриэла, прекрасно все поняв по моему лицу, поморщилась, усилила заклинание и с неудовольствием глянула на часы. Козе оставалось орать еще минуты две.
     Через минуту труп сменил тональность. Теперь он не орал, и не выл, и даже не бекал... я не знаю, как обозвать те звуки, что издавал зомби. Он то ли хрипел, то ли стенал, то ли шептал. Громкость уменьшилась, но теперь это звучало ужасно зловеще.
     Поняв, что и эти звуки не оказывают на нас никакого влияния, умертвие наконец замолкло, но в голове его жил огненный приказ - издавать звуки. Но не было ведь указано, какие именно и чем, правильно? А умертвие пятого уровня вполне может мыслить самостоятельно...
     В общем, коза начала отбивать ритм всеми своими конечностями и даже рогами. Изогнувшись под невероятным углом, как только зомби и могут, она стучала в каменный пол, складывая звуки в какую-то потустороннюю музыку.
     Слава богам, это продолжалось недолго. Как только высыпалась последняя песчинка, Габриэла сама развеяла зомби.
     - В следующий раз, когда будете сдавать экзамен, - посоветовала мне магистр, отдавая зачетку, - рассчитывайте свои силы и продумывайте приказы более тщательно. Способностей у Вас хватит чтобы поднять небольшое, а может даже и средненькое кладбище, но мне не нужны здесь армии мертвецов. Вам понятно?
     - Д-да, - чуть заикаясь, ответила я, выхватила зачетку и поспешно отошла в самый дальний угол.
     Меня все еще немного потряхивало. Демон побери, да бой с Джарлаксом дался мне легче, чем это гоблиново умертвие!
     У Эйнара все прошло как по маслу. Быстро начертив пентаграмму, он легко, будто всю жизнь тренировался, поднял тушку последней оставшейся овцы. Присмотревшись, я поняла, что умертвие третьего уровня. Как раз то, что надо. При сотворении заклятия, брат вложил в управляющий контур задание 'встать на рога', и овца, точнее, баран, послушно его выполнил. Стояло оно, правда, не совсем устойчиво, но брат то ли предвидел это, то ли задал не жесткое выполнение приказа (иначе, после первого же падения овца бы сгорела), хотя мне кажется, что скорее первое. Габриэла и немногочисленные оставшиеся студенты посмеивались, глядя на неуклюжие попытки умертвия стоять на рогах, а по истечении трех минут брат легким взмахом руки развеял заклинание, и баран, еще немного покачавшись на рогах, рухнул.
     - Хорошо колдуете, заочник, - улыбнулась Габриэла. Похоже, стоящая на рогах овца ее развеселила. - И зачем Вам эта боевая кафедра? Приходите ко мне насовсем. С Вашим умением, да с силой Вашей сестры вы не армии, вы легионы мертвецов поднимать сможете.
     - А на боевой мы еще и упокаивать чужих научимся, - с легким поклоном Эйнар принял зачетку.
     - Ну как знаете, - пожала плечами магистр.
     Эйнар подошел ко мне и ободряюще улыбнулся.
     'Зато я в поединке тебя побью за четыре минуты', - отправила ему я.
     'Каждому свое, - беззвучно рассмеялся брат. - Но вместе мы непобедимая сила'.
     Следующий за Эйнаром парень завалился самым глупым образом. Подняв умертвие второго уровня, он напортачил с управляющим контуром, задав несовместимые параметры. Постояв пару секунд, последняя оставшаяся коза осыпалась серым прахом. Подошла очередь Ариши.
     Вампирша с заданием справилась прекрасно. О чем говорить, она ведь все-таки вампир, да еще из клана Управляющих. Подняв свинью - присмотревшись, я убедилась, что свинья была четвертого уровня - она заставила ее немного похрюкать. Потом, уже откровенно красуясь, Ариша поменяла задачу в управляющем контуре, и заставила свинью немного попрыгать, посидеть и полежать на спине поочередно. Когда время вышло, девушка жестом повелительницы Тьмы величественно отпустила умертвие.
     - Меньшего от Вас и не ожидала, - кивнула Габриэла. - Но это сейчас мы проходим базовые умертвия, а когда перейдем к Высшей магии, будет непросто, даже тяжело, так что готовьтесь.
     Новоявленная повелительница (хотя, о чем это я? У Ариши всегда были эти замашки) царственно кивнула, подошла к нам, и, счастливо рассмеявшись, подхватила под руки и повела на выход. В программе у нас был прекрасный вечер в 'Золотом посохе'.

     Он
     Прежде чем научиться летать, нужно научиться падать.
     Любой успех сопровождается чередой неудач, любое достижение требует усилий и немалого количества неудачных попыток. Но для того, чтобы добиться поставленной цели, необходимо идти вперед, несмотря ни на что. Взлетать, падать, больно ударяться, но снова вставать и предпринимать новую попытку полета. И тогда, как вознаграждение за твое упорство, спустя сотни и сотни попыток, то поймешь, что все это было не напрасно, и ты наконец-то получил то, чего хотел.
     Еще одним немаловажным фактором является терпение. Терпение к самому себе. В очередной раз допустив ошибку, ты должен терпеливо понять, что ты сделал не так, и в следующий раз обязательно исправить ее. Но если ты не будешь терпелив, то следующего раза не будет.
     Конечно, есть еще огромное количество факторов и качеств, которые влияют на успех - упорство, даже я бы сказал упрямство, вера в себя и свои силы, умение преодолевать трудности и не опускать руки даже в самой сложной ситуации, а также многое и многое другое. Но как бы то ни было, одна простая истина всегда выходит на первый план, затмевая собой все остальные - чтобы научиться летать, сначала нужно научиться падать.
     Иногда даже в буквальном смысле.
     Обо всем этом я думал, лежа на снегу и рассматривая ясное, голубое-голубое небо. Голова трещала, глаза слезились, а ушибленная нога отвлекала от размышлений. Холода я пока не чувствовал, но знал, что рано или поздно он заставит меня покинуть столь мягкую перину. Как я оказался в снегу? О, очень просто - я упал. Можно даже сказать, рухнул, пал с небес, как говорится в Святых землях. С довольно большой высоты, надо заметить. Обычный человек, без сомнений, разбился бы насмерть, но во мне еще оставалось немного Силы, чтобы скорректировать свое падение. Ну и Эви помогла, чего уж тут лукавить. Ее вовремя созданные щупальца подхватили меня над самой землей, поэтому я отделался лишь небольшим ушибом, а мог и ногу сломать.
     - Чего разлегся? - раздался с небес насмешливый голос сестры. - Вставай давай.
     Терпение - напомнил я себе.
     - Я больше не могу, - полузадушено прохрипел я.
     - Можешь-можешь, - подбодрила Эвианора. - Давай, взлетай.
     - Эви, я серьезно. У меня энергии не хватит даже на то, чтобы просто оторваться от земли.
     Сестра нахмурилась, и, шагая по воздуху (мы так и не смогли избавиться от этой привычки), спустилась на пару метров ниже. Сощурила глаза, всмотрелась в мой слабо мерцающий дар, фыркнула.
     - Слабак, - едко прокомментировала Эви и одним мощным потоком влила в меня почти половину остававшейся у нее силы.
     Резкий прилив энергии заставил мой дар встрепыхнуться, а тело прошили маленькие молнии. Если бы так грубо перекачать энергию попробовал кто-то другой, я бы уже бился в конвульсиях, но наш дар, по факту, просто один, разделенный на двоих, поэтому последствия и потери энергии минимальны.
     Кряхтя, я поднялся на ноги и с усилием воссоздал плетение левитации. Голова, приутихшая на время, снова напомнила о себе, но я не обращал внимания. Вверх, - подумал я и подкрепил мысленный приказ соответствующей корректирующей нитью. Послушное мой воле, заклинание подняло меня на пару метров, однако потребовало для этого слишком много силы. Достигнув Эви, я развеял нить и завис в воздухе.
     - Давай выше, - подзадорила меня сестра.
     - Да ну к демонам, - отмахнулся я. - А ну как опять упаду?
     - Если не будешь терять концентрацию от простого 'копья', то не упадешь, - спокойно сказал Витарр, спускаясь к нам.
     - Я не могу держать одновременно левитацию и щит, - скривился я. - А твое копье было не простое, а усиленное какой-то гадостью, название которой я даже не знаю, так что проще было увернуться.
     - Уворачиванием ты называешь резкий уход вниз? - рассмеялся оборотень. - Надо признать, из-под удара ты вышел красиво, если бы еще словил себя вовремя... А усилением был 'гнев энтов', простой щит от физического урона отклонил бы его с легкостью.
     - Ага, от копья нужен магический, от этого 'гнева' физический, плюс еще левитацию держи. Лучше сразу упасть, хотя бы отдачей от лопнувших щитов тогда не получишь.
     - Можно было еще огненный щит поставить, - влезла в наш диалог Ариша. Энергии у нее после боя с Фином оставалось крайне мало, и она держалась еще ближе к земле, чем я. - Он бы и заклинание впитал, и усиление спалил. Большинство природных заклинаний вообще к огню восприимчивы.
     - Спешу напомнить, что огнем не владею, - язвительно сказал я вампирше.
     - А если бы владел, мог бы сделать вот так, - и девушка одним жестом создала прямо у меня под ногами полыхающий костер.
     - Мать... - ругнулся я и резко отпрыгнул в сторону.
     Внезапное движение сбило настройку, и заклинание едва не вышло у меня из-под контроля. В последний момент я успел перехватить управляющие нити и снова повис в воздухе, правда, несколько ниже, чем намеревался. До земли оставалось не больше двух моих ростов.
     - Эйнар, у тебя с концентрацией что-то совсем плохо, - покачал головой Вит. - Может, тебе стоит отдохнуть немного? Привести мысли в порядок...
     - Ему не отдохнуть надо, а поспать, - едко сказала Эви. - После бессонной ночи с половиной резерва проводить воздушные бои - не самая лучшая затея.
     Я вздохнул, признавая ее правоту. Но что я могу поделать, если некромантские плетения лучше всего видны ночью? Вот и просидел до рассвета, экспериментировал, выводил новые формулы. Опомнился, только когда уже начало светать.
     - Мы же уже сдали некромантию, - удивилась вампирша. - К зачету Ирланды надо готовится, а не над книгами ночи просиживать.
     Собственно, именно из-за зачета по основной стихии мы сейчас и нарезали круги над стадионом. Ирланда не придумала ничего лучше, как провести зачет в виде теста на выносливость - чем дольше и выше сможешь удержать заклинание левитации, тем выше будет результат. А в левитации, как и во многих других вещах, в первую очередь нужна практика. Вот мы и практиковались. А чтобы было интереснее, разбавили наши полеты небольшими учебными боями. Так и резерв сжигали быстрее, и улучшали умение удерживать заклинания в форс-мажорных ситуациях (читай, под обстрелом).
     На самом деле, факт того, что при почти опустошенном ядре дар развивается быстрее, до сих пор не был официально подтвержден, но слишком многое говорило о том, что это правда. После зачета у Джарлакса запас УЕС вырос разом на сорок единиц, и у меня, и у Эви. Не так давно, когда у нас еще было время, на одном из занятий Витека мы пробовали разные заклинания, влияющие на ядро. Результат был, хоть и ожидаемый, но все равно не самый радужный - при блокировке дара, он автоматически перетекал к другому. То есть, если на меня наденут так называемые 'блокираторы дара', а по факту анти-магические наручники, вся моя сила перетечет к Эвианоре. Я тогда еще вспомнил заклинание, что наложил на меня гном-ренегат. В отличие от 'блокираторов', оно просто не давало моему сознанию пробиться к ядру, поэтому дар оставался при мне. А то, что некоторые заклинания действуют сквозь дар сразу на обоих, мы знали уже давно.
     Еще немного покружив над заснеженной поляной, и перекинувшись парой молний с сестрой, я мягко опустился на землю. Резерв был почти пуст, теперь следовало подождать, пока он восстановится. А в это время можно заняться другими делами.
     Оставив сестру и друзей продолжать свое занятие, я отправился к главному корпусу. Перед входом в здание стряхнул снег с ботинок легким воздушным импульсом, ощутив головокружение даже от почти невесомого заклинания, и вошел внутрь.
     Немного постоял, привыкая к полумраку, царившему в коридоре, заодно собравшись с мыслями. После недолгих раздумий, отправился на поиски нужного кабинета.
     - Добрый день, Сезария, - поздоровался я, входя внутрь. - Есть что-нибудь для меня?
     - Добрый-добрый, - улыбнулась девушка. - Сколько здесь работаю, никак не могу привыкнуть к удивительной интуиции волшебников. Вот, держите. Пришло буквально несколько часов назад.
     Покопавшись в большой стопке, Сезария протянула мне пухлое письмо. Многочисленные печати и герб рода Скхейнов не оставляли сомнений об отправителе.
     - Спасибо, - сказал я, принимая письмо из рук девушки. - Не знаете, почему задержалось?
     - Возле Додума буря была. Такое чувство, что там постоянно бури.
     - Или оттепель и распутица, - улыбнулся я.
     Поклонившись, вышел из кабинета и застыл в раздумьях. Вскрыть сейчас или дождаться сестры? С одной стороны, я был почти уверен в содержании, а с другой, она мне голову оторвет, если один прочитаю. Подумав еще немного, я все же решил подождать Эвианору, и отправился к жилому корпусу.
     На полпути я встретил Хоук, хоть и не сразу признал ее, закутанную в теплые вещи и с шапкой на голове, однако обостренные чувства ментального мага за много метров уловили знакомые нотки в пении мыслей.
     - Привет, - улыбнулся я, обнимая девушку. - Где пропадала?
     - В столицу моталась, - ответила Хоук. - С родителями виделась. А ты откуда?
     - Из главного корпуса, - я помахал письмом. - Все ждали, пока дойдет.
     - И что там? - вяло поинтересовалась магичка. Я не лез в ее голову, но все мои чувства утверждали, что она не в самом лучшем настроении. Далеко не в лучшем.
     - Не знаю, пока еще не открывал. Надо Эви подождать.
     - А сам не можешь? - скривилась девушка. - Пока Эви не разрешит, сам ничего не сделаешь?
     О, понятно - очередной приступ ревности. Хоук более-менее спокойно относилась к другим девушкам, что оказывались рядом со мной (в конце концов, она была таким же магом разума, как и я, так что легко считывала мои чувства и намерения), но порой ее жутко, просто ужасно бесили наши отношения с Эвианорой. С одной стороны, я вполне мог ее понять - близость мыслей, которая существует между мной и сестрой невозможно осознать, мы, по большей части, одно целое, но с другой она прекрасно знает, что я не могу от этого избавится. Сестра - мое отражение, и хочет того Хоук или нет, но от Эвианоры мне никуда не деться, мы всегда будем рядом. Демоны побери, даже дракон не делал между нами различия!
     - Письмо предназначено нам обоим, и будет нечестно прочитать его одному, - спокойно ответил я.
     - Ты только об этом и думаешь! - взорвалась девушка. - Эви то, Эви сё. А что она подумает, а вдруг она обидится. А обо мне ты подумал?
     - О чем я должен был подумать? - не понял я.
     - О моих мыслях, моих чувствах. Когда я звала тебя проветриться перед экзаменом, что ты сказал? Нет, мне нужно помочь Эви. И так всегда. Когда нужно выбирать между мной и Эвианорой, ты всегда выбираешь ее!
     - Ты неправильно ставишь вопрос, - потихоньку закипая, но все еще спокойно сказал я. - Выбор стоит не между тобой и Эвианорой, а между тобой и мной. Помогая сестре, я помогаю себе. В подобных вопросах можешь расценивать нас как одного.
     - Знаешь что, Эйнар, - вспыхнула девушка, - Когда говорят о двух любящих людях, их часто называют двумя половинками. Но, похоже, я опоздала, и ты свою половинку уже нашел. А теперь, будь добр, отойди, мне надо в деканат.
     - Хоук, я...
     - Уйди, Эйнар, - по моим чувствам раскаленным хлыстом ударили ее злость и обида. - Я не хочу тебя видеть. Не сейчас.
     Я молча посторонился, давая ей пройти по заснеженной тропинке. Закрыв себя мощным щитом, Хоук быстрым шагом удалилась в сторону центрального корпуса. Я немного постоял, глядя ей вслед. Ничего страшного, остынет. Но все равно, как-то погано. Переведя взгляд на злосчастное письмо, я плюнул, и одним резким движением вскрыл конверт. Быстро пробежав содержимое глазами, тяжело вздохнул - мои подозрения оправдались. Запихнув письмо обратно в конверт, развернулся и пошел в сторону столовой. Уверен, после тренировки друзья захотят подкрепиться, и Эви будет с ними. Нужно было сообщить сестре несколько важных новостей.

     - И что это означает? - нахмурил брови эльф.
     - Это означает, что нашим герцогам нужно искать работу, - клыкасто ухмыльнулась Ариша.
     - Искать пока не обязательно, но если мы и дальше хотим ходить в 'Золотой посох' и каждую неделю мотаться в Андору, то нужно над этим подумать, - пробормотала Эви.
     Сестра была права. В письме, что прислали из дома, прямым текстом говорилось, что раз мы взрослые по меркам страны, в которой сейчас живем, то и обеспечивать теперь должны себя сами. Конечно, если нам вдруг понадобятся деньги, то мы всегда сможем их попросить, но отец оставляет за собой право отказать в нашей просьбе. Рано или поздно, это должно было случится, и я думал над этим, но все равно, пересечение золотой жилки, что текла на наш счет, получилось внезапным.
     - Ладно, с этим все понятно, - встряхнулась Эви, - но что, по-твоему, значат слова про корабли?
     - Понятия не имею, - признался я. - Кажется, отец нам хотел что-то сказать, но завуалировал это слишком сильно. Я понял только, что это касается Юлиана.
     - Я всегда хотел спросить, почему Юлиан? - подал голос Витарр. - Это же совсем не Икарское имя. Скорее даже имперское.
     - Когда-то один человек по имени Юлиан помог семье нашей матери, - пояснил я. - Ты прав, он был канорцем, и мама назвала своего первенца в его честь. Отец был не против.
     - Я был бы против, - фыркнул эльф.
     Я лишь пожал плечами, ничего не отвечая. Подробностей той истории я не знаю, но мама всегда теплым словом отзывалась о Юлиане, и я с ее слов я понял, что если бы не имперец, то ее не было бы в живых, как и тетушки Мириам.
     Откинувшись на спинку стула, я задумчиво обвел взглядом столовую. Огромный зал был почти пуст, лишь несколько групп студентов, вроде нашей, сидели за дальними столиками, и почти все младшекурсники. Старшие курсы сейчас либо усиленно готовятся к оставшимся экзаменам, либо уже разъехались на каникулы.
     Внезапно Витарр вскинул голову и вперил взгляд куда-то в центр помещения. Оборотень старательно нюхал воздух, у него даже уши подрагивали.
     - Что случилось? - волнение друга не осталось незамеченным.
     - Что-то изменилось, - ответил Инголфр вампирше. - Что-то в течении нитей, и основы, и утка.
     Присмотревшись к центру зала, я был вынужден согласится с Витарром. Что-то изменилось, как легкая рябь, прозрачная дымка. И я с уверенностью мог сказать, что эти изменения были видны только истинным зрением.
     По венам разлился холод, дар затрепыхался, откликаясь на мощнейшее колдовство. Несколько студентов-старшекурсников, сидящих неподалеку, дернулись, один даже выронил поднос, и все уставились туда же, куда и мы.
     Через несколько секунд в широком проходе между столов разлилось неяркое мерцание, и теперь все находящиеся в столовой подались ближе, силясь рассмотреть, распознать творящуюся магию. Один парень, по виду друид, что-то зашептал и сотворил небольшое заклинание, которое я опознал, как диагностическое. Не знаю, каким был результат, но парень нахмурился еще больше и что-то тихо сказал своему соседу.
     - Аномалия? - громко спросил у него Витарр, разрывая повисшую над залом тишину.
     - Нет, какое-то внешнее искажение, - продолжая хмуриться, ответил друид.
     Тем временем сияние в центре зала разгоралось все ярче, обретая отчетливую форму овала.
     Девушка с моей кафедры в темной мантии прошептала короткое заклинание, навесив на себя несколько слабо мерцающих в истинном зрении щитов. Глянув на нее, Фин накрыл всю нашу компанию своим универсальным щитом, который по-прежнему был одним из самых мощных, что я видел.
     Предпринять что-то еще мы не успели. Неровный овал посреди столовой ярко вспыхнул и потух, только края его горели ярким, чуть подрагивающим светом.
     'Портал, - осознал я. - Ничем другим это быть просто не может'
     'Не похоже это на обычный портал, - отправила мне Эви. - И природный тоже не напоминает'
     Да, природные порталы, как я лично убедился, совсем не похожи на тот, что открылся сейчас в столовой. Однако все признаки разрыва нитей основы налицо, и значит, это действительно портал, вот только кто его открыл?
     Будто отвечая на мой вопрос, темнота внутри овала всколыхнулась, и из разрыва в ткани пространства шагнул чужак.
     Пришелец был высоким, футов восьми ростом, с мощными, широкими плечами. Большие, закрученные рога наводили мысль о демонах, но вполне человеческое лицо, лишь слегка искаженное двумя лиловыми глазами с вертикальными зрачками, отрицало это. Кроме того, я никогда не слышал о демонах без чешуи. У пришельца было две руки, но около локтя каждая из них раздваивалась, так что получалось четыре кисти. Пальцев, как мне показалось, на каждой из этих кистей было по четыре, но точно разглядеть не удалось. Ноги рассмотреть мне мешали столы, но судя по узким брюкам и виднеющимся голенищам высоких сапог они походили на человеческие.
     Чужак сделал еще один шаг и повертел головой, рассматривая столовую. Я заметил, что его волосы, черные как смоль, были завязаны в высоких хвост, что снова подтверждало его не-демоническую природу - у них нет волос, только у Высших существует что-то похожее на шевелюру, но состоящее из змей. Я вдруг вспомнил наш старый розыгрыш в родовом замке - ни мы тогда, ни это существо сейчас нисколько не походили на настоящих демонов Инферно.
     Когда пришелец повернулся к нам, в его глазах я четко прочитал удивление пополам с ликованием. И в этот момент осознал удивительную истину - портал был межмировым.
     Чужак снова осмотрелся и сказал какую-то фразу на непонятном языке с обилием шипящих и рычащих звуков и явно вопросительной интонацией. Голос у него оказался довольно низким, и каким-то бархатным, но крайне приятным для слуха. Фразы его, мы, естественно, не поняли.
     Сбросив ментальный щит и оставив только защиту, я максимально открылся ощущениям. Чувства у иномирного гостя походили на человеческие - удивление, радость, даже ликование, опаска, волнение. Невероятным образом пришелец напомнил мне Витарра - оборотень испытывал те же чувства и эмоции, когда ему открывалась очередная сложна истина. Азарт исследователя - осознал я.
     Не задумываясь, я сделал шаг вперед, привлекая внимания чужака.
     'Эйнар!', - прошил мозг крик Эвианоры.
     В ответ я отправил ей волну спокойствия и мысленный призыв открыться, обнажить восприимчивый разум мага ментала.
     Я медленно прислонил руку к груди и громко, чтобы пришелец наверняка расслышал, представился:
     - Эйнар.
     Чужак посмотрел на мою руку, которую я продолжал держать у груди, перевел взгляд на лицо. Я уловил отголоски мыслей, но, без знания языка, естественно, не смог их постигнуть, но понимание почуял. Пришелец повторил мой жест и старательно выговорил:
     - Борн'хаалшь.
     Я не успел подумать, что же делать дальше, как портал за спиной чужака замерцал и начал тускнеть. Похоже, Борн'хаалшь почувствовал, потому что резко развернулся, и бросил несколько отрывистых фраз, сопровождающихся пассами всех четырех рук. Однако, портал и не подумал послушаться пришельца, мигнул еще несколько раз и погас. Я почувствовал отчаяние чужака, а еще уловил, как его сознание перестроилось, очистилось от шелухи мыслей. Борн'хаалшь сосредоточился и произнес длинную, заковыристую фразу и повелительно указал рукой, одновременно делая внутреннее усилие. Однако, к его разочарованию, ничего не произошло. Он попытался повторить заклинание, а мне казалось, что это именно заклинание, но у него ничего не выходило. Наконец, пришелец замолчал, его могучие плечи поникли.
     Все находящиеся в столовой продолжали стоять соляными столбами, и я слышал, как бешено летят их мысли. Эвианора, отправив мне короткую мысль, принялась фильтровать мысли студентов на предмет годных идей, а я, кивнув ей в знак согласия, сделал еще несколько шагов по направлению к чужаку.
     Услышав меня, Борн'хаалшь резко развернулся, но я поднял руки, показывая, что они пусты, в них нет оружия. Поколебавшись, вытянул левую вперед и создал на ней простое плетение, обычный щит, даже не напитывал его силой. И тут же моя догадка подтвердилась, когда я увидел, как расширились глаза чужака. Он мог видеть плетения, значит, как минимум истинное зрение ему доступно. Вытянув вторую руку, я создал над ладонью маленький вихрь, стреляющийся молниями.
     Борн'хаалшь улыбнулся, не обнажая зубов, и так же, как и я, вытянул одну из рук вперед. Пальцев на кистях было по три, а не четыре, как мне показалось вначале. Я снова уловил, как его мысли очистились, и он выговорил короткое слово, с ожиданием уставившись на свои руки. Ничего не произошло, и через некоторое время чужак растеряно развел руками, и жест этот был донельзя человеческий.
     - Фин, - обратилась к эльфу Эвианора, - ты сейчас, на максимальной скорости, побежишь к Мастеру Витеку, и притащишь его сюда. Увидишь декана или Натаниэля, им тоже сообщи.
     Секунду подумав, Финиарион быстро, но осторожно вышел из столовой, и его разум быстро исчез из моего поля 'зрения'.
     - Ты уверен в том, что делаешь, менталист? - раздался голос девушки-боевика. Она по-прежнему держала щит.
     - Ну не просто же смотреть нам друг на друга? - хмыкнул я, делая еще несколько шагов к чужаку.
     Борн'хаалшь напрягся, но я снова поднял руки и остановился. Прищурился, рассматривая пришельца на всех доступных мне планах. Предчувствие меня не обмануло - в груди чужака тлел дар. Яркий, устойчивый и развитый, но сейчас будто спящий. Похоже, магия нашего мира несколько отличалась от той, откуда прибыл Борн'хаалшь.
     Я снова вызвал вихрь над ладонью. Кивнул на него и сказал:
     - Магия.
     Затем указал на себя и произнес:
     - Маг, - повернулся к друзьям, и, указывая попеременно на каждого, снова повторил: - маг, маг, маг.
     А после указал на пришельца, и теперь уже с вопросительной интонацией:
     - Маг?
     Пришелец, очевидно поняв, что я хочу спросить, кивнул, и с трудом выговорил такое короткое слово.
     - Маг.
     Одновременно с этим в его мыслях я уловил другое слово.
     - Бэшрах? - спросил я. Указал на него, потом на себя и снова спросил. - Бэшрах?
      Чужак удивился. Действительно, очень сильно удивился. Подозрение и настороженность, которые вроде было притухли, снова всколыхнулись в нем. И тут же я увидел, как вспыхнула вокруг его фигуры радужная оболочка. Похоже, он активировал какую-то защиту. Значит, не вся магия перестала действовать в нашем мире.
     - Похоже на 'пузырь', - подал голос один из друидов. - Пассивная защита, слабенькая, но крайне универсальная.
     Подумав немного, я решил снова использовать тот же прием, но немного усложнив его.
     - Мужчина, - сказал я, показывая на себя. - Женщина, - перевел руку на Эвианору. - Женщина, - а это уже Ариша. Прошелся так по всем, кто стоял рядом, а затем на пришельца, и спросил: - Мужчина?
     К этому времени Борн'хаалшь, похоже, понял, что я имею в виду, и в его сознании вспыхивали два слова, в зависимости от пола того, на кого я указывал.
     - Мужчина, - довольно уверенно сказал чужак.
     - Паэшах, - сказал я слово из его мыслей, указывая на себя, затем кивнул на Аришу и с трудом выговорил: - Претхпраэш?
     - Претхпрахэш, - поправил меня иномирец. Очевидно, он понял мой замысел.
     Так мы с ним выучили еще несколько простых слов, такие как еда, стул, стол, названия конечностей, огонь, вода, волосы, одежда. Одновременно я улавливал множество образов, появляющихся в сознании пришельца. Какие-то казались знакомыми и привычными, вроде спальни или леса, другие никак не укладывались у меня в голове. Естественно, общения у нас не получалось, но главной своей цели я добился - Борн'хаалшь больше не был так насторожен, и, похоже, прекрасно понимал, куда отправился Фин. Это подтвердилось тем, что, когда в столовую ураганом влетел Мастер Витек в сопровождении Натаниэля, чужак почти не удивился.
     Развернувшись к прибывшим, я указал на чужака и назвал его имя. Затем представил Мастера, произнеся на языке иномирца поочередно 'Витек, маг, мужчина', а потом магистра 'Натаниэль, маг, мужчина'.
     - И что это значит? - мрачно поинтересовался Натаниэль, пока Витек потрошил воспоминания Эвианоры.
     Похоже, Мастер решил, что раз ситуация находится под контролем у меня, то мне ее и контролировать дальше, пока он войдет в курс дела, а Эви наверняка знала все то же, что и я.
     - Мы пытаемся общаться, - нервно хихикнул я.
     Повернувшись к пришельцу, я показал на прибывших - 'учитель', затем на себя и друзей - 'ученик'.
     Пришелец улыбнулся, на сей раз показав зубы. Клыков, по крайней мере таких, как у вампиров, у него не было, однако зубов было аж три ряда.
     - Учитель? - произнес он, показывая на себя, а затем на Мастера с магистром.
     В его сознании я ярко уловил образ большой комнаты, наполненной созданиями, похожими на самого чужака, только большинство было без рогов. И все они внимательно слушали, как Борн'хаалшь что-то объясняет.
     Чужак ожидающе уставился на меня своими лиловыми глазами, ожидая подтверждения. Он долго удерживал картинку в голове, очевидно, поняв, как я узнаю слова его языка.
     Я произнес слово 'учитель' на чужом языке, поочередно указал на пришельца, Мастера и магистра. Тем временем, вытянув из Эви все, что она знала, Мастер повернулся к Натаниэлю.
     - Я, пожалуй, воспользуюсь методом Скхейна. Прямо здесь. Выведи всех, отведи к Ирланде, пускай разбирается, но чтобы никто не сбежал! Сюда отправь Флавию и сам приходи. А, ну и Ириену сказать надо бы.
     - К ректору и Флавии я уже отправил големов-гонцов, - кивнул магистр. - Уверен, что справишься один?
     Магистр откровенно напоминал Витеку, что пришелец может быть опасен, но, то ли Мастер чхать хотел на опасность, то ли по мыслям Эвианоры решил, что сможет справиться. Как бы то ни было, Витек лишь отмахнулся от Натаниэля и, попутно кинув на меня многообещающий взгляд, подошел к чужаку.
     Что было дальше, я уже не видел, потому что Натаниэль вывел нас наружу, а заставлять магистра ждать чревато неприятными последствиями. К тому же, потрясение проходило, и меня начинало ощутимо потряхивать...

     Она
     Академия гудела. Едва ли не в прямом смысле. Там, где собиралось больше трех человек, разговор обязательно заходил о госте из иного мира. Сначала Натаниэль хотел запретить нам говорить о случившемся, но потом махнул рукой - шила в мешке не утаишь. Из столицы прибыло несколько магов-дознователей, какие-то непонятные ученые, представители Малого совета... В общем, все, кто мог. Так как пришельца банально не хватило бы на всех, недовольные маги отыгрывались на тех, кто присутствовал при встрече с чужаком. Ну и конечно, по традиции, больше всех доставалось нам. И тут мы с братом возблагодарили всех богов, что наше совершеннолетие пришлось несколькими неделями раньше. Теперь академия не была нашим опекуном, и мы являлись полноценными гражданами другой страны, так что дознавателями пришлось закатать губу обратно. Но преследования любопытных магов не прекращались, так что мы, едва сдав зачет по основной стихии, поспешили убраться из академии от греха подальше. И единственным местом поблизости, где до нас не могли добраться, внезапно оказались территории вампирского клана Управляющих.
     Первым же летом Ариша помирилась со своими родителями, и с тех пор настойчиво зазывала нас в гости. И теперь мы воспользовались ее предложением, благо, до замка ее семьи было всего два дня пути от стационарного телепорта. Так что зимние каникулы третьего курса мы провели с вампирами.
     Больше всего перед встречей с родней девушки нервничал Фин. Понятно почему - это в академии он может называть Аришу кровосоской и упырицей, кидаться в нее малюсенькими светочами и упокаивающими заклятиями (которые, естественно, для Высшей вампирессы примерно как укус комара), но здесь-то не побалуешь...
     - Фин, прекрати ерзать, - наконец не выдержал оборотень, едущий с эльфом на одной лошади. - Ну не съедят же тебя, в конце-то концов.
     - Съесть может и не съедят, но вот выпить могут, - пробормотал Фин.
     - Боги мои, Финиарион, да никто не будет тебя пить, - возвела очи к затянутому тучами небу вампирша. - Ты же эльф. Эльфы невкусные.
     - Что? - как-то совершенно беспомощно спросил Фин.
     - У вас, у эльфов, кровь противная, - пояснила девушка. - Это как разбавленное пиво пить. Вроде пьешь, пьешь, а толку ноль. Конечно, когда кровь нужна для регенерации, привередничать никто не будет, но чтобы добровольно эльфа пить... Фууууу.
     И Ариша скорчила такую мордочку, что все действительно поняли - фу.
     После этого Фин замолчал и ехал до замка как пыльным мешком пришибленный. Сквозь ослабленный щит я слышала его панические мысли и тихонько посмеивалась. Сама я страха перед вампирской семейкой не испытывала - Ариша давным-давно объяснила, что кровь Высшие вампиры потребляют только в трех случаях: при ранении для регенерации, в ритуальных целях, например, при инициации и по праздникам. И для второго и третьего случая у них есть множество заготовленной крови, собранной как дань с местного населения. Да и ко всему прочему, даже Высший не может в один присест осушить человека. Для того, чтобы при 'питье' человек упал высушенной мумией применяется особое, природное умение.
     Заснеженные поля и леса, по которым мы ехали, не давали четкого представления, но Ариша рассказывала, что летом здесь полно крестьян - ухаживают за посевами, строят деревни... чем там еще крестьяне занимаются? В общем, жизнь кипит. В вампирском уделе довольно высокая плотность населения, поэтому единственную ночевку мы провели в презентабельном трактире. Трактирщик узнал хозяйку, расщедрился для нас прекрасным ужином и ужасно расстроился, когда девушка отказалась от крови.
     - Так может тогда, это, - трактирщик хитро подмигнул, и прищелкнул пальцами, но, видя наше недоумение, пояснил. - Самогоночка у меня завалялась, первостатейная. Господин Ардон, в прошлый раз проезжаючи, после четвертой чарки знатно подобрел.
     - Ардон пил местный самогон? - расхохотался Эйнар. - Я думал, он в жизни к 'низким' напиткам не притрагивается.
     - Ардон горазд из себя строить, - скривилась вампирша, потом бросила на нас задумчивый взгляд. - А знаешь, что? Неси-ка свой самогончик. Посмотрим, как господа герцоги и всякие светло-эльфийские личности простые напитки пить умеют.
     Надо ли говорить, что наутро мы встали с огромным трудом? Похмельное заклятие было слишком сложным, чтобы творить его в таком состоянии, и даже вампирша, которую не очень-то берет обычный алкоголь, ходила, держась за стеночку.
     - Когда господин Ардон будет проезжать здесь в следующий раз, - прохрипела-просипела вампирша трактирщику за завтраком, - скажи ему, что госпожа Ариша с друзьями его пореби... перебе... тьфу! Перепила. И на занятиях побила, и перепила.
     Это, кстати, было правдой. На одном из занятий по стихии, еще на втором курсе, Ирланда поставила нас против пятерки с огненного факультета, среди которой был и заносчивый вампир. Мы тогда разбили их в пух и прах, не глядя на жалкое сопротивление. Хотя, надо признать, Ардон был там самым сильным, так что такая победа даже удовольствия особого не принесла.
     Наконец, мы подъехали к фамильному замку фон Тиссандье. В глаза сразу бросалось отсутствие окон, даже узких бойниц. Нет, вру, окна были, но крайне мало. В основном наверху, в хозяйских покоях. Господам, кои являются Высшими, солнце не страшно, но прислуга, почти целиком состоящая из Низших вампиров в дневное время суток была бы бесполезна.
     'Знаешь, какое слово лучше всего соответствует такому замку?' - спросил меня брат.
     'Цитадель, - ответила я. И самой на ум пришло, и в мыслях Эйнара слышала. - А наш тогда...'
     'Крепость', - мысленно улыбнулся брат.
     Заметили нас издали. Ариша писала, что приедет на каникулы, да не одна, а с друзьями, но не думаю, что письмо сильно опередило нас. Как бы то ни было, встречать вернувшуюся госпожу высыпали, похоже, все слуги-люди.
     На прислугу мы мало обращали внимания, хоть и пришлось прикрыться гибкими ментальными щитами - радость от людей лилась через край. Больше нас интересовала родня Ариши, которая тоже вышла навстречу.
     Высокий, холеный мужчина в строгом костюме, несомненно, был сам граф фон Тиссандье. Фамильное сходство бросалось в глаза - те же черты лица, та же чернота в глазах, даже изящная родинка у губ. Возраст определить невозможно даже приблизительно, мужчине с одинаковым успехом могло быть и сто, и четыреста лет. А вот стоящая рядом женщина определенно была молода. По вампирским меркам, конечно. Не знаю, из какого клана выходила мать Ариши, но точно не из Управляющих - она ничем не походила на своего мужа, дочь или даже Ардона. Да и образ мыслей у нее был другой. Конечно, врожденная защита Высших вампиров не позволяла мне вот так, походя, сказать, о чем она думает, но само течение однозначно было иным.
     Мы спешились и Ариша подвела нас к своей семье.
     - Папа, мама, позвольте вам представить, мои друзья - Витарр Инголфр, Финиарион из рода Серебряной росы и Эвианора и Эйнар фон Скхейны. Друзья, это мои родители - Франс и Марин фон Тиссандье.
     Мы сдержано поклонились, причем у эльфа движение получилось слегка судорожным.
     - Светлый эльф, оборотень и два иностранных герцога, - вздохнул Франс прежде чем кто-то из нас успел сказать хоть слово. - Ты всегда была бунтаркой, моя дорогая.
     - А еще всегда чувствовала хороших людей, - очаровательно улыбнулась графиня. - Так что я уверена, твои друзья именно те, кто нужно.
     'Есть клан харизматичных вампиров? - спросил у меня Эйнар. - Или очаровательных? Потому что, похоже, мама Ариши именно из него'.
     Я пожала плечами и не успела ответить, потому что откуда-то со двора донесся радостный крик и к нам выбежал очаровательный вампирский детеныш.
     Мальчишке было от силы лет семь, а то и меньше. Волосы у него были такие же черные, как и у графа с Аришей, но при этом кучерявились самым непотребным образом. Семейная родинка у губ делала его мягкое лицо еще мягче, а сверкающие черные глаза на удивительно загорелом лице наводили на мысль о мелких духах озорства.
     - Агиша плиехала! - закричало очаровательное создание и одним прыжком оказалось на руках у девушки. - А у меня зубы гастут! - похвалился мальчишка, и широко распахнул рот.
     'Никогда не думала, что у вампиров бывают молочные зубы', - слегка ошарашенно отправила я брату.
     Ариша рассмеялась и ссадила мальчишку на землю.
     - Ребята, это мой брат, Реймонд.
     Вампиреныш напустил на себя серьезный вид и чопорно поклонился.
     - Позвольте пгедставиться, Геймонд фон Тиссандье. Пгостите за мою кагтавость, пгосто зубы гегуться, мешают.
     Я рассмеялась и присела на корточки, оказавшись вровень с младшим Тиссандье.
     - Вас это ничуть не портит, молодой граф. Я Эвианора, а это мой брат, Эйнар фон Скхейн.
     - А я знаю! - обрадовался мальчонка. - Вы - чокнутые близнецы, вот он - дикий обоготень Витагг, а это вгедный светлый эльф Фин!
     'Вредный эльф' от такого заявления закашлялся, а Эйнар чуть не заржал в голос, но сдержался.
     - Дикий оборотень? - удивленно посмотрел на вампиршу Вит. - Так вот как ты нас дома называешь?
     Ариша скривилась и виновато развела руками, не забыв бросить угрожающий взгляд Реймонду. Однако на вампиреныша он совершенно не подействовал.
     - А гаскажите, гаскажите как вы лича убивали! Агиша говогила, что Фин создал светоч с конюшню гезмегом! А Эви отгубила ему голову волшебным мечом! А покажи меч, покажи!
     - Хватит, Реймонд, - окликнул мальчика граф. - Я уверен, гости устали с дороги, сейчас им нужно отдохнуть.
     - Я распоряжусь, чтобы накрыли стол в гостиной, - засуетилась Марин.
     - Покажу после ужина, - заговорщицки подмигнула я вампиренышу, и, поднявшись, пошла вслед за остальными внутрь.

     Каникулы проходили отлично. В замке оказалось на удивление многолюдно, хотя, наверное, правильнее будет сказать многовампирно. Обычная прислуга в основном состояла из Низших, среди главных, таких как гувернантка или главный эконом были и Высшие. Хватало и обычных людей, но это в основном были те, кто большую часть времени проводил на улице - конюхи, прачки, садовники. С Низшими вампирами до этого я так близко не сталкивалась, и теперь было интересно посмотреть на них, так сказать, в естественной среде обитания. Выяснился интересный факт - Низшие чем-то походили на зомби при некроманте-Высшем. Любое желание графа они выполняли беспрекословно, мгновенно. В то же время проявляли свою волю по отношению к другим. Было понятно, что в случае чего, они будут выполнять любой приказ графа, как послушные марионетки, до последнего, эдакая собственная маленькая армия быстрого реагирования. Но меня не оставляла мысль о том, как прокормить такое количество вампиров...
     А еще был Реймонд. Ужасно непоседливый, мальчишка носился по замку и окрестностям как вихрь. Он постоянно требовал что-то рассказать, показать, объяснить, или сам желал отвести куда-то, показать что-то интересное. Спрятаться от него было решительно невозможно. Кроме всего прочего, у вампиреныша были ярко выраженные способности к Разуму, любую хитрость он распознавал мгновенно и мог найти нас даже под щитами, так что игра в прятки превращалась в тренировку - у кого блок будет мощнее[3].
     - Вы знаете, с ним никто не может справиться, - жаловалась мне Марин. - Он такой непоседа! Ариша была совсем другой, спокойная девочка. Хотя если упрется, то хоть кол на голове теши - все равно по-своему сделает. Реймонд же помягче, ему что-то объяснить можно, доказать... Но вот одна беда - если поймет, что юлишь, недоговариваешь, обидится и вообще ничего делать не будет. А обижаться он может о-очень долго!
     - Это, наверное, семейное, - сказала я, вспоминая, как Ариша обижалась на Вашека. Только после зачета у Джарлкаса их отношения немного нормализовались и теперь рыжий не боялся подходить к нам в столовой.
     - Это точно, - вздохнула графиня. - Франс точно такой же. Я уже было думала, что это какая-то черта клана, но нет, Ардон, да и его отец, брат Франса совершенно не такие.
     - У Ардона своих заморочек хватает, - хмыкнула я.
     - Ах да, Вы же с ним на одном потоке учились. Он хорошо о Вас отзывался.
     - Обо мне? - удивилась я.
     - Ну, - немного смутилась Марин. - О Вас и о Вашем брате. Говорил, что вы очень хорошие, перспективные маги.
     - Ваша дочь тоже будет отличной колдуньей. В некромантии ей нет равных. Да и Реймонд определенно имеет способности.
     - Даст богиня, он все-таки дождется отцовского разрешения, - нервно рассмеялась женщина. - Когда Ариша убежала из дома, Франс рвал и метал, думала, весь замок разнесет. Зато потом всем рассказывал, что его дочь смогла провести самостоятельную инициацию, да еще и увела приз у кузена.
     - Госпожа Марин, - позвал тихий голос от дверей.
     Обернувшись, я увидела одного из слуг-Низших. Он стоял у дверей, стараясь максимально спрятаться в тени от тусклого зимнего солнца.
     - Что-то нужно, Фридрих? - приветливо спросила графиня. Она вообще была бесконечно дружелюбна.
     - Вас зовет Хозяин.
     Еще одной особенностью Низших было то, что они никогда не называли обратившего их Высшего по имени. Просто не могли. Хозяин или господин, и никак иначе. Вообще, Низшие вампиры удивительные существа. Разум их представляет собой некий симбионт обычного человеческого мозга со сложнейшим управляющим плетением, по принципу некромантского. Разорвать связь этого плетения с мозгом не является возможным без смерти последнего, и вообще, любое вмешательство в эту структуру будет крайне непредсказуемо. Наравне с плетением, в теле низшего присутствовали многие другие изменения, и природного и магического характера, так что однозначно утверждать, что вампиры - нежить было бы не совсем правильно. Хотя и живыми их тоже назвать нельзя, факт.
     Так и проходили наши дни - в неспешных беседах, прятках от Реймонда и ленивой неге.
     - Вы что, колдуете понемногу? - подозрительно спросила Ариша, вломившись в нашу с Эйнаром комнату.
     Не знаю, по чьему распоряжению нас поселили в одном помещении, но нас это полностью устраивало. Вот и сейчас я валялась на кровати, а Эйнар пробовал воплотить какое-то плетение, но оно постоянно рассыпалось, обдавая его искрами.
     - Эйнар все что-то придумывает, - кивнула я на брата.
     - Я не про это, - отмахнулась девушка. - Вы родителей моих что, приворожили?
     - Ты о чем? - отвлекся от своего заклинания Эйни.
     - Отец мой вообще-то о людях не самого высокого мнения, считает их стадом баранов, - пояснила девушка, бесцеремонно плюхаясь на кровать рядом со мной. - А тут все заладил, Эйнар то, Эвианора се, прямо-таки лучшие представители своего вида, такие молодцы ну в подобном духе. Вот я и спрашиваю, вы что, свои ментальные заклинания на нем опробываете?
     - Эк-хм, ну я ничего такого точно не делал, - кашлянул Эйнар. - Только если не специально...
     - Не специально что? - подозрительно сощурилась девушка.
     - Есть такая штука, 'эффект павлина' называется, - начала объяснять я. - В основном случается с магами Разума. Выражается этот эффект в непроизвольном усилении обаяния. Даже не совсем так, он заставляет собеседника видеть в маге только лучшее, опуская не самые хорошие качества на второй план. Это не магия в прямом смысле, скорее некоторые невербальные воздействия, усиление воспринимаемой ауры и прочие подобные вещи. Да и действует он только в момент общения, правда, имеет свойство накапливаться, складываться в определенное мнение...
     - Понятно, значит, все-таки приворожили, - хмыкнула вампирша. - И отчего он срабатывает?
     - Чаще всего в случае, когда маг хочет кому-то очень понравиться, особенно романтическому интересу. Оттого и назвали 'эффектом павлина', - задумчиво сказал брат.
     - Эйнар, у тебя вообще-то девушка есть, - серьезным тоном сказала Ариша.
     - Что? - брат окончательно потерял нить диалога, но как только понял, о чем речь, стремительно покраснел. - Этот эффект срабатывает непроизвольно, и вообще малоизучен, может являться следствием применения заклятий из школы Разума.
     - Да успокойся, я верю, что моему отцу ничего не грозит, - рассмеялась девушка. - Но вообще, вы первые люди, которые умудрились задурить голову главе клана Управляющих.
     - Спасите, - в комнату ворвался Витарр, и быстро захлопнул дверь.
     - От чего? - спросила Ариша, ничуть не удивившись внезапному вторжению. Видимо, услышала шаги оборотня еще на подходе, как я уловила приближение знакомого разума.
     - От брата своего спасай, - сказал Инголфр, затравленно озираясь.
     - О, от него спасения нет, - рассмеялась я. - Дай угадаю, он просит тебя покатать его?
     - Да! - отчаянно выкрикнул оборотень. - Погоди, откуда... Это ты его надоумила!
     Упс, кажется, мой маленький заговор раскрыли. Рассмеявшись, я легко отмахнулась от прилетевшей в меня молнии, а вот от следующего заклинания уже пришлось уворачиваться - Витарр разозлился не на шутку, так что вкачал в него преизрядно силы.
     - Ну вы бы еще сигнальный огонь запустили, - покачала головой вампирша. - У малого нюх на колдовство, мигом сюда прилетит.
     Ариша оказалась права, не прошло и десяти минут, как в комнату ввалился мальчишка, и после непродолжительной борьбы мы всей гурьбой повалили смотреть на покатушки на оборотне.

     Он
     Расставались мы с семейством Ариши едва ли не друзьями. После той беседы, я тщательно контролировал собственное обаяние, но или эффект успел накопиться, то ли дело было не в этом, однако чета Тиссандье определенно была от нас в восторге.
     - Ну что, Фин, не съели тебя? - подначил эльфа Инголфр.
     Тот лишь отмахнулся, задумчиво теребя выбившийся из хвоста локон темных волос. Как он сам мне сказал, несмотря на дружелюбие родственников девушки, ему все равно было не по себе находится в замке, битком набитом вампирами, исконными врагами эльфийской расы. И пусть вражда уже начала забываться, недоверие между двумя видами никуда не делось.
     Наотрез отказавшись от самогонки трактирщика, мы выехали с постоялого двора ранее раннего, и уже днем выходили из телепорта в академгородке. И то ли Судьба извернулась таким хитрым образом, то ли это было проявление чьей-то сильной воли, но на выходе из телепорта мы столкнулись с большой процессией, сопровождающей гостя из иного мира в столицу.
     Борн'хаалшь возвышался в толпе, а уж приметные рога и вовсе были видны издалека, однако плотный строй сопровождающей его охраны не давал увидеть большего. Посторонившись, мы пропустили процессию, но Борн'хаалшь, шедший в середине, заприметил нас, и остановился, тем самым заставляя остановиться всю толпу.
     - Я хотеть говорить с ним, - четко сказал он Мастеру Витеку, шедшему рядом и показал на меня.
     - А вы здесь откуда, - скривился Мастер. - Я же велел закрыть телепорт.
     - Говорить один, - снова подал голос Борн'хаалшь.
     Витек сделал знак охране, и сопровождающие пришельца маги, воины, и демон знает, кто еще, отошли в сторону, так, чтобы не слышать разговора, но быть в шаговой доступности.
     - Я хотеть сказать спасибо, - старательно выговаривая слова, и иногда запинаясь, сказал чужак.
     - За что? - удивился я. Борн'хаалшь, похоже, понял.
     - Ты один сказать 'привет', когда я прийти. Если не это, я бы уйти... рарэхейн.
     Произнеся это слово, Борн'хаалшь посмотрел на Витека, который и не думал отходить, как прочие сопровождающие.
     - Если бы не твое приветствие, он бы ушел обратно, - пояснил Мастер, который, похоже, был вместо переводчика.
     - Не за что, - улыбнулся я чужаку. Витек быстро перевел мои слова на странный, шипяще-рычащий язык чужого мира.
     Пришелец кивнул, а затем улыбнулся и вытянул вперед одну из рук, указывая на меня.
     - Маг, - сказал он, потом указал на Эвианору, Аришу, Витека. - Маг. Маг. Маг, - затем Борн'хаалшь показал на себя и повторил: - Маг.
     Сосредоточившись, он перевернул трехпалую ладонь и произнес короткое слово, которое я не расслышал. На его руке ярко заплясал небольшой светоч.
     - Магия, - с довольным видом сказал пришелец.
     Я рассмеялся и зажег такой же светоч на своей ладони. Внезапно я ощутил с этим чужаком невероятное чувство родства. Это было похоже на старую дружбу, настолько давнюю, что уже начала забываться. Я не знал о нем ничего, он был пришельцем из другого мира, отличным от всего, что я когда-либо знал, но в этот момент я вдруг понял, что мог бы довериться ему, просто так, без оснований. Похоже, что Борн'хаалшь тоже ощутил что-то подобное, потому что он широко развел руками и сказал:
     - Ты можешь сказать вопрос. Я ответить.
     Естественно, в голове сразу же стало абсолютно пусто. Я увидел, что Витек занервничал, и совершенно не мог представить, что мне нужно спросить у чужака. Рассеянно переглянувшись с сестрой, я уловил ее мысль, и чуть не хлопнул себя по лбу, коря за недогадливость.
     - Ты когда-нибудь слышал о Дороге Сна?
     Мастер Витек нахмурился, и принялся переводить мой вопрос, старательно подыскивая слова. Борн'хаалшь вскинул руку, останавливая сбивчивый поток объяснений, показывая, что понял суть вопроса, а затем, задумавшись ненадолго, принялся говорить сам. Медленно, с паузами, давая Мастеру время на перевод. Сказал он примерно следующее.
     - Дорога Сна - это иносказание, метафора, эвфемизм. Понятие, которое означает рост, развитие. Прежде всего, рост личностный. Это дорога, по которой разум идет к самосовершенствованию, к становлению чем-то большим. Дорога Сна - это скорее абстрактное понятие, чем физическое явление, это путь, следуя которому, низшее существо превращается в Бога, - еще немного подумав, он добавил: - Дорога Сна - это дракон, кусающий себя за хвост. Так мы изображаем вечность, нечто, не имеющее ни начала, ни конца.

     Несмотря на потрясения, время шло своим чередом. Академия, весь городок, да и чего уж там говорить - чуть ли не вся страна еще долго судачила о пришельце из иного мира, однако вскоре тема исчерпала себя - чужака увели в столицу, и теперь с ним работали лучше умы Талии. К тому же, нашлась новая тема для пересудов - с приходом теплой весны в Малью пришла война.
     Империя Канор, долго точившая зубы на богатую соседку, все же решилась пойти в наступление. Этому, помимо прочего, способствовало временное перемирие, заключенное с Султанатом и устоявшиеся отношения с Икарией. Казалось, имперцы не мыслят жизни без войны, и, вопреки ожиданиям и чаяниям многих, они, вместо того, чтобы зализывать раны и копить силы, тут же развернули войска, выискивая нового противника. Стали понятны слова отца из письма - Икария знала о приближающейся войне, и, согласно давнему договору, предоставляла свои корабли империи. Может быть, не только корабли.
     В академгородке было относительно спокойно - империя далеко, до нас им не добраться, однако и здесь чувствовалось дыхание войны. Настороженность во взгляде, тихие разговоры, и нездоровое оживление у телепортов - люди жаждали свежих новостей с фронта. К моему удивлению, новости были для мальйцев в основном радостные. Сообщалось, что имперцы сходу захватили несколько замков, но вскоре наглухо завязли. День шел за днем, весна окончательно вступила в свои права, а канорское войско стояло все там же, если и продвигаясь вперед, то крайне маленькими шажочками.
     - Выжидают, - уверено сказал Вашек, когда мы собрались в столовой. - Определенно, ждут либо подкреплений, либо знака свыше.
     - Знака свыше? - не поняла Эви.
     - Имперцы знаешь какие религиозные? Могут несколько месяцев сидеть в осаде, даже не думая идти на штурм, пока не получат знака от своих богов, - пояснил рыжий.
     - На войне есть только один бог, - покачал головой эльф.
     - У канорцев богов больше, чем деревьев в эльфийском лесу, - фыркнула Ариша. - Даже бога смерти у них два. Брат и сестра, кстати, - покосилась на нас вампирша.
     - Ну, если они такие же, как Эйни с Эвианорой, то можно сказать один, - недовольно поджав губы, сказала Хоук.
     Я закатил глаза, но говорить ничего не стал, зато вмешался Витарр.
     - Во многих религиях смерть имеет двойственный вид. У Хель половина тела мертвая, половина живая, в империи Канор так и не определились с полом, у Морского народа смерть наполовину состоит из воды, наполовину из суши.
     - Это как? - удивился Вашек.
     - Они считают, что если человек умер в море, то богиня принимает его в ласковые объятия водной стороны, а если нет, то его ждут жесткие объятия земли, - объяснил оборотень.
     - Жалкое подобие на наших богов, - скривилась Эви.
     - Определенное сходство есть, но большинство ученых склоняется к мнению, что религия Морского народа имеет другие корни, уходящие у Затопленным островам, и лишь позже претерпела изменения, смешавшись с мифологией севера.
     И глядя на наши слегка ошалевшие лица, веско добавил:
     - А если бы вы Религиоведение не прогуливали, вы бы тоже это знали.
     Возразить было нечего.

     - Почему единорог? - тихо спросила Хоук.
     Вопрос был настолько неожиданным, что я никак не мог сообразить, о чем она говорит. Я перевел взгляд с потолка, который только что разглядывал, и понял, что она имеет в виду герб моей семьи. Хоук крутила в руках мое кольцо с печаткой, поворачивая его то так, то эдак, чтобы свет луны падал на стилизованное изображение, выкованное на кольце.
     - Орел означает власть, это понятно, - меж тем продолжила девушка. - Дракон - магию, знание сокрытого и, опять же, силу повелевать. Но к чему единорог?
     Потянувшись вслед за лунным лучиком, спрятавшимся за тучей, Хоук случайно скинула прикрывающую ее тело простыню, оголив свое прекрасное тело.
     Я ощутил, как во мне снова вспыхнул притушенный было жар желания, но усилием воли приглушил его. Сначала разгоряченное тело должно остыть, а уж потом можно и повторить...
     - Единорог означает храбрость, но вместе с тем и осторожность, а также защиту, - объяснил я. - Видишь, как он наклонил голову, выставляя рог вперед, как бы обороняясь? Если дракон на гербе дает силу повелевать, то единорог - силу защищать.
     - А орел сводит это все воедино... - задумчиво протянула девушка.
     - Именно так, - подтвердил я. - В нашем гербе единорог черный, что некоторыми исследователями трактуется как символ того, что для защиты иногда приходится применять жесткие методы, но по мне так это чепуха. Просто черный единорог эффектнее смотрится.
     - А какой у тебя личный герб? - вдруг спросила Хоук.
     Я помедлил, прежде чем ответить.
     - По сути, никакого. Я должен был получить его чуть позже, но, когда открылись мои способности к магии, права на собственный герб я лишился.
     - Но если бы право было по-прежнему твое, каким бы он был? - спросила девушка, не замечая, что эта тема мне неприятна. Она, похоже, так глубоко погрузилась в геральдику, что даже обостренная даром эмпатия не могла пробиться сквозь ее размышления.
     Я знал, что Хоук намного менее меня восприимчива к мыслям окружающих. Ей не приходилось, как нам с Эвианорой, постоянно набрасывать на себя гибкий щит, чтобы защитится от чужих эмоций, наоборот, она сама с радостью окуналась в них. И в отличие от меня с сестрой, она с легкостью могла отсечь чужие чувства, чему я страшно завидовал. И хоть эмпатия у нее, как у любого мага разума, была намного сильнее, чем у обычного волшебника, она не доставляла ей столько проблем, как мне.
     - Как второму ребенку, мне положен меньший знак. Думаю, мне бы достался дракон, а Эвианоре единорог. Но, если бы ко времени, когда мне понадобится собственный герб, я бы чем-то отличился, то символ мог бы быть другим.
     Простыня, державшаяся на одном бедре Хоук, окончательно съехала, открывая моему взору чудесный вид. Не в силах сдерживаться, я провел тыльной стороной ладони вдоль ее тела, вдыхая головокружащий аромат, наслаждаясь каждым прикосновением к шелковой коже.
     - Ой, - охнула девушка, наконец отвлекшись от кольца и бросив взгляд вниз. На лице ее отразилась ехидная усмешка. - Кажется, тебе бы отлично подошел символ башни...
     Я не стал спорить, и просто подмял ее под себя.

     - И как вы думаете туда пробиться? - с сомнением оглядев толпу, спросил Инголфр.
     В центральном корпусе царило необычайно оживление. В огромном холле вывесили списки распределения на практику, и теперь возле стендов бурлила огромная толпа, каждый хотел побыстрее узнать, куда его отправили.
     Конечно, можно было подождать немного, пока толпа рассосется, и основная масса схлынет, но таких умников было много, так что студенты все прибывали и прибывали. Еще можно было обратится напрямую к декану или руководителю кафедры, однако Ирланды не было в академии уже третий день, а руководителей у нас с Эвианорой было двое, так что неясно было, куда идти. И вообще, непонятно, на какой кафедре мы будем проходить практику. Мысль о том, что нам придется проходить сразу две, вызывала во мне дрожь.
     - Можно попробовать распихать всех воздухом, - неуверенно предложила вампирша.
     Как и боевики, некроманты почти никогда не проходили практику в академии или академгородке, а это значит, что еще до обеда нам нужно узнать место распределения и в быстром темпе двигаться к телепортам, чтобы еще и там не встрять в очередь.
     - Можем долевитировать до стендов, - предложил Фин.
     Эльф и Витарр наименее нуждались в срочном доступе к информации о практике, и так было ясно - они будут либо здесь, в академии, либо в столице. Где еще нужны маги-теоретики и артефакторы?
     - А приземляться как будем? - с сомнением покосилась на толпу сестра. - Там же яблоку негде упасть.
     - Есть идея, - хмыкнул я, и тут же начал воплощать ее.
     Существует заклинание, помогающее отпугивать нечисть. Это что-то сродни отводу глаз, только действует на инстинкт самосохранения. Нечисть думает, что в этом месте, куда наложено заклятие, существует нечто, предоставляющее для нее опасность, и обходит его стороной. Действует это, правда, только на самую слабую и тупую нечисть, но вот сам принцип... Почему бы немного не подправить заклинание и распространять его просто вокруг себя?
     Быстро переработав плетение (это не потребовало особых усилий - просто немного сдвинуть пару-тройку векторов, добавить стабилизирующий узел и вуаля) я продемонстрировал готовое заклинание друзьям и тут же напитал его Силой.
     Решив не откладывать испытания в долгий ящик, я подошел к краю толпы и с удивлением наблюдал, как студенты шарахнулись от меня в разные стороны, некоторые даже с воплями. Стоящие дальше начали оборачиваться, гадая, что там такое сзади.
     Перестарался - понял я, развеял заклинание и сотворил его снова, на этот раз вкачав куда меньше силы.
     'Еще меньше, - отправила мне сестра. - Хватит просто легкого внушения, а не дикого ужаса. И так чуть бедняг до инфаркта не довел'
     Признав ее правоту, я еще больше перекрыл поток текущей через меня силы, заставив нити плетения лишь слегка светиться. Подойдя к еще больше уплотнившейся толпе, я начал распихивать студентов в стороны. Почувствовав заклинание, многие сами спешили отступить в стороны, кого-то, более толстокожего, приходилось отпихивать: прикосновения, похоже, усиливали действие. Вскоре путь был свободен.
     - Ловко, - хмыкнул эльф, пристраиваясь сзади. Для него это плетение оказалось непосильным - слишком темное.
     Витарр, также не способный осилить плетение, шагал под ручку с Эвианорой. Ариша смогла воспроизвести плетение, но, похоже, ее вампирская природа дала о себе знать - студенты вокруг нее застывали, не в силах пошевелится, хотя она и использовала силы ровно столько, чтобы кружево заклятия не разъехалось.
     У стенда мы остались стоять в гордом одиночестве.
     - Они по кафедрам или по факультетам висят? - спросил Фин, подходя к многочисленным листкам, прикрепленным к стенду.
     - По кафедрам, похоже, - с прищуром оглядывая листки, ответил я.
     Боевая кафедра гордо висела в центре, пестря множеством фамилий. Однако, если фамилии, написанные слева, были многообразны, то точки назначения этим похвастать не могли - их было от силы штук восемь, и все они находились на территории фронта.
     - Они что, всех боевиков на войну решили отправить? - с удивлением глядя на меня, сказала Эвианора.
     - Похоже на то, - я продолжал рассматривать списки. - Гляди, пятый курс почти в полном составе отправили в Бориаль - это самая дальняя крепость, почти целиком окруженная имперцами. Четвертый, в основном, будет в Шахимайе и Саэрте, эти находятся чуть глубже на Мальйской территории. А третий разбросан по ближайшим к телепортам замкам. По большей части.
     - Ну а мы куда? - фамилии были написаны в непонятном порядке, и Эви все еще не могла найти нас.
     - Мы... а мы.... - я вел пальцем по списку. - Вот. Скхейн Эй. - Бориаль. Скхейн Эв. - Бориаль.
     - Похоже, Слейпнир кому-то заехал копытом по голове. Или Тор случайно Мьёльниром задел, - с уверенностью проговорила сестра. - Как можно было додуматься третьекурсников на передовую отправлять?!
     - Ариша, ты нас в списках не видела? - обратился я к вампирше.
     - Видела, - откликнулась девушка. - Крепость Бориаль стоит. А меня ссылают в какой-то захудалый городишко на городское кладбище. Подумать только! Я что, всю практику буду возиться с двумя несчастными покойниками? Больше в этом селе небось и не наберется!
     - Но ведь Бориаль - это та крепость, которую в осаду вроде как недавно взяли? - не обратил внимания на стенания вампирши Фин.
     - Может еще не взяли, - пожал я плечами. Однако предчувствия меня одолевали нехорошие. - А ты куда?
     - В столицу, - последовал ожидаемый ответ.
     - Я тоже в Андору, - кивнул на мой беззвучный вопрос оборотень. - Однако я не понимаю, как кому-то в голову пришло отправить третий курс в практически осажденную крепость.
     - Похоже, посчитали, что пора привыкать, - хмыкнул я. - Ладно, пошли уже что ли, собираться. В эту крепость еще добраться надо, приграничная зона же, телепорты в неделе езды...

     Она
     Получив направления на обеих кафедрах, мы быстро собрали свои вещи, и отправились к телепортам. Несколько прыжков в пространстве (занявшие у нас целых два дня) и вот мы подъезжаем к густому лесу, по которому нам ехать еще не менее суток.
     - Я думала, в Малье мало лесов, тем более таких огромных.
     Эйнар похлопал коня и медленно тронулся с места.
     - Мало ни мало, но есть. Особенно лесистая местность у Зеленых гор, поэтому, собственно, их зовут Зелеными.  А этот лес, насколько я знаю, некогда был одним из эльфийских оплотов.
     - Эльфов послушать, так любой лес когда-то им принадлежал, - фыркнула я, догоняя брата.
     - В какой-то мере именно так и было. Просто они крайне быстро потеряли множество своих владений, когда ввязались в войну с айтанами, а потом и с гномами. Не знаю, какой дурак тогда верховодил у них, в хрониках имени не было, но то, что делал он это из рук вон плохо, совершенно ясно.
     - А ты бы сделал по-другому? - ухмыльнулась я, вглядываясь в появившуюся далеко впереди фигурку одинокого всадника.
     - Конечно. Сама посуди - вместо того, чтобы ввязываться сначала в одну, а затем сразу же в другую войну на истребление, им следовало подождать, занять меньшую, но более контролируемую территорию, наметить стратегически важные точки, выждать момент и несколькими точными ударами расправится с выбравшимися на поверхность гномами. Затем устроить провокацию и стравить коротышек со змеями.
     - Подождать, пока обе стороны не будут обескровлены и добить оставшихся, - закончила я. - Ловко. Прям как по учебнику. Но почему ты думаешь, что эльфы не пытались этого сделать?
     - Я не думаю, я знаю, - скривился Эйнар, тоже вглядываясь в медленно приближающуюся фигуру. - В те времена светлые были крайне раздроблены, не могли между собой договорится. В итоге, один из их кланов, или родов, как они сами говорят, попытался договориться с айтанами. Ничего не получилось, делегация была умерщвлена в полном составе, а после получения этих известий оставшиеся кланы еще больше озлобились и всем скопом кинулись на змеелюдов. Да, айтанов они загнали в пустыню, но при этом проморгали решительное наступление гномов, и, в итоге, потерпели сокрушительное поражение.
     - Думаю, будь здесь Фин, он бы поспорил, особенно насчет сокрушительного, но его здесь нет, а я с тобой согласна - эльфы проигрались по-крупному.
     Мы замолчали, и некоторое время ехали в тишине, пока не приблизились к одинокому всаднику, и не опознали в нем маркиза фон Брама собственной персоной.
     - Ты позовешь или я? - спросил брат.
     Не отвечая, я пошире распахнула сознание, сформировала легкий импульс и послала вперед. Как только импульс достиг Майло, тот резко дернулся, и я почувствовала, как он создал поисковую сеть. Естественно, мы с братом тут же попали в нее, но у Эйнара сознание было сокрыто, и маркиз мог почувствовать только присутствие мага, не более, однако я сбросила свои щиты, и, естественно, Майло узнал меня.
     Всадник придержал коня, поджидая нас. Я водрузила щиты вокруг сознания на место и помчалась галопом - незачем заставлять маркиза долго ждать, он от этого всегда нервным становится.
     - Мое почтение, - поздоровался парень, когда мы подъехали. - Вы здесь какими судьбами? Тоже распределение на фронт получили?
     - Угу. На самую что ни на есть передовую - в Бориаль, - подтвердил Эйнар.
     - Ха, значит я не один такой, - улыбнулся маркиз. Хотя вид у него все равно оставался крайне мрачным.
     - Кого-нибудь из наших еще туда отправили? - спросил брат.
     - Лизавету вроде бы, и Карла. Они уже почти там должны быть.
     - Ничего себе скоростные! - удивилась я. - Мы ж распределение только три дня назад получили.
     - Вот они с утра и отправились, а тогда телепорты прямо сюда направлены были. Два дня сэкономили, считай.
     - По мне так, этот закон с расположением телепортов по отношению к границам абсолютно бессмысленнен, - покачала я головой.
     - Не скажи, - возразил маркиз. - Если бы здесь был телепорт, то имперцы бы уже подходили к столице, а так завязли у цепи крепостей.
     - Они действительно стоят цепочкой? Эдакая крепостная гряда?
     - Почти, - как-то очень тепло улыбнулся Майло. - Из одной крепости другую не разглядеть, а вот сигнальный огонь заметен даже в ясный день.
     - Ты бывал здесь раньше? - осторожно спросил Эйнар. Он, как и я, заметил перемену в настроении маркиза.
     - Моя мать родом из этих мест, - пояснил парень. - А земли отца находятся всего в дне пути в сторону.
     После этих слов мы надолго замолчали.

     Когда до нашей цели оставалось не больше дня пути, мы наткнулись на разъезд. После долгого допроса, внимательного прочтения наших путеводных грамот и долгого жевания усов, капитан все же поверил в подлинность нашей истории и вызвался сопроводить нас до крепости Бориаль. Чем ближе мы подъезжали, тем больше солдат встречали на пути. Каждый раз наш усатый капитан останавливался и долго, неспешно беседовал со встречными. И когда мне уже начало казаться, что до места мы сегодня уже не доберемся, наконец-то показались крепостные стены.
     На въезде нам пришлось пройти очередную проверку, но она много времени не заняла - похоже, о нашем прибытии было известно. Усталый стражник пропустил нас внутрь, велел идти куда-то туда (направление было задано взмахом руки) и переключился на прибывший отряд наемников. Переглянувшись с Майло, брат пожал плечами и отправился в сторону, указанную стражником.
     Вокруг царила суматоха. Повсюду бегали люди в форме, по двору раскатывались звучные окрики сержантов, а в воздухе висел устойчивый неприятный запах. Такой, что даже и не скажешь, чем именно воняет.
     - Эй, постойте, - раздалось откуда-то сзади.
     Почему-то не сомневаясь, что обращались именно к нам, мы остановились и обернулись.
     - Вы из Академии? - полуутвердительно спросил нас молодой парень.
     Судя по его одежде, он не был солдатом, а значок ученика, на котором четко различались пять кругов, не оставлял никаких сомнений - такой же студент, как и мы, только со старшего курса.
     - Скажите мне фамилии свои, - попросил парень и достал из сумки какие-то бумаги.
     - фон Брам и фон Скхейны, - представил нас всех Эйнар. Майло, похоже, не возражал.
     - Эйнар и Эвианора? - спросил студент, и, дождавшись нашего кивка, что-то отметил на своем листке и сложил все обратно. - Отлично, третьекурсники все в сборе. Пошли внутрь, будем знакомиться. Меня, кстати, Фрай зовут.
     Фрай повел нас внутрь какой-то башни, бегом поднялся на третий этаж и без стука распахнул дверь единственной находившейся здесь комнаты.
     - Мастер, оставшиеся третьекурсники прибыли, - громко сказал Фрай.
     Мастер, оказавшийся полностью седым, но все еще молодо выглядящим магом, живо повернулся к двери. Кроме него, в комнате еще присутствовали шесть человек - Лизавета и Карл, наши сокурсники, два парня и девушка с пятого курса, и один парень с седьмого. Хотя его сложновато было назвать парнем - скорее, молодой мужчина. На вид ему можно было дать двадцать пять - двадцать семь лет, но с таким же успехом ему могло оказаться за сорок. Хотя вряд ли - глаза бы выдавали.
     - О, отставшие добрались, - обрадовался Мастер. - Присаживайтесь, найдите себе место и падайте, сейчас я вам вкратце ситуацию объясню.
     Мастер говорил очень громко, как делают слабослышащие люди. Следуя его словам, мы нашли свободное местечко в комнате, заваленной всяким барахлом едва ли не под потолок, и уселись, приготовившись слушать.
     - Ну что, все готовы? - Мастер обвел нас взглядом. - Тогда сообщаю - мы в заднице!
     От такого заявления я слегка опешила, однако Эйнар не растерялся.
     - Почему? - коротко спросил брат.
     - Отличный вопрос! - Мастер довольно потер руки, и встал со своего стула (единственного стула в комнате). Пройдясь по комнате, он остановился у узкого окна и показал рукой на что-то снаружи. - Там, да, именно там, находится почти что десятитысячная армия имперцев. Здесь у нас, в крепости, почти две тысячи солдат, в остальных поменьше, порядка тысячи. Итого получается не больше шести. Как видите, численный перевес не в нашу сторону. Но это еще ничего. Имперцы ждут подкрепления. Мы тоже ждем. Тут наши силы равны. Однако! - Мастер поднял палец вверх, а потом сам же уставился на него в недоумении. - О чем бишь это я... Ах да. Однако империя ждет благословения богов, которое, какая жалость, все еще не пришло к ним. Задерживается оно, конечно же, не без наших стараний, но, рано или поздно, в ставке командования додумаются отойти подальше, и испросить разрешения у богов там, или просто сымитировать получения благословения. И наша разведка сообщает, что произойдет это со дня на день. Как бы то ни было, все эти данные означают только одно - мы в заднице.
     - Из задницы есть как минимум один выход, - подал голос один из пятикурсников.
     - Именно! - непонятно чему обрадовался Мастер, имени которого мы так и не узнали. - Мы нашли небольшую лазейку во всей этой ситуации. Наше верховное командование не замедлило этой лазейкой воспользоваться.
     - И в чем же заключается план? - спросил Майло.
     - Имперцы не озаботились хорошей магической защитой. А это значит, что нам понадобится много магов - именно поэтому именно поэтому сюда отправили так много перспективных студентов боевой кафедры.
     - Но что мы, третьекурсники, можем сделать с многотысячной армией? - немного испуганно спросила Лизавета.
     - О, от вас мне понадобится только одно, - под всей этой взбалмошностью вдруг порезалось истинное, серьезное лицо мага. - Вы должны научиться убивать. И убивать в больших количествах.

     - То есть, это действительно существующий план? - с едким сарказмом спросила девушка с пятого курса.
     Ее звали Лея. Двух парней звали очень похоже - Марк и Ларк, и вообще они были похожи, хотя и не являлись родственниками. Третий парень, тот самый семикурсник, назвался Алионом. Сейчас мы все сидели в одной из комнат, отведенных нам в башне мага. Алион, оказавшийся учеником мага, взялся ввести нас в курс дела, обещая сделать это более подробно, чем его наставник.
     - Не знаю, можно ли назвать это планом, но да, поставлена задача научить студентов боевой кафедры обходить щиты имперцев и уничтожать большие скопления противника. Это все же больше касается пятого курса, а вот что насчет третьего, точно сказать не могу. Насколько мне известно, в Бориаль отправили самых перспективных, - Алион прошелся взглядом по нашей пятерке, и, судя по всему, увиденное его не сильно воодушевило.
     Лея фыркнула в лучших традициях Ариши и скрестила руки на груди. Она вообще была похожа на вампиршу - такая же резкая, недовольная, с капризным выражением лица и надменной красотой. И, пожалуй, даже более самоуверенная. Хотя, Ариша все же помладше, может, через пару лет тоже такой станет.
     - Не знаю, чем сможет помочь пяток младшекурсников, пусть даже самых перспективных, в реальном бою.
     - Ты, Лея, не права, - вмешался Фрай. - Лишней Сила никогда в бою не будет. К тому же ребят можно отправить на обслуживание защитных заклинаний крепости, там они будут и в безопасности, и при деле.
     - Мы боевеки, а не артефакторы, - возмутилась я. Не то чтобы мне очень хотелось в бой, но обслуживать защитные заклинания это не дело.
     - Никто в этом и не сомневался, - хмыкнул Алион. - Мастер Иоган придумает, как вас использовать с максимальной выгодой и для армии, и для вашего обучения.
     Ах, так вот как зовут седого мага. Имя самое что ни на есть мальйское.
     - Кто здесь еще есть, кроме Мастера Иогана? - спросил Эйнар.
     - Ты имеешь в виду из магов? - Алион задумался. - Два или три Мастера, один, правда, артефактор, но их я почти не видел, даже как зовут не знаю. Появились пару дней назад, все больше пропадают в ставке командования. Пять магистров, два боевика, два пространственника и один некромант. И еще три мага-артефактора, не знаю рангов, бакалавры, наверное.
     - Кстати, насчет некромантии, - оживилась я. - У нас с Эйнаром вроде как двойная практика, но Габриэла нам ничего вразумительного толком не сказала, только 'на месте разберетесь'. Может, нам к некроманту еще надо?
     - А, так вы те самые, - протянул Алион, и что-то в его мыслях мелькнуло такое странное, похожее на любопытство, но толком не разберешь. Без пяти минут магистр боевой магии, он умел прекрасно закрывать разум.
     - Те самые кто? - спросил Эйнар.
     - Неважно, - отмахнулся парень. - Да, к некроманту вам надо, но сейчас он еще наверняка спит. Вот как стемнеет, можно будет его поискать.
     - Я к нему не пойду, - тут же открестился Фрай. - Меня, как боевого мага, учили в первую очередь доверять своим инстинктом, а мои инстинкты в один голос вопят к нему не приближаться.
     - В другой ситуации я бы сказала, что ты трус, но тут согласна, - подтвердила Лея. - От этого некроманта веет какой-то запредельной жутью.
     Марк и Ларк синхронно пожали плечами, вроде как и соглашаясь, а вроде как и нет.
     - Я вас провожу, - вызывался Алион. - Только скажите мне, как так получилось, что вы одновременно учитесь на двух кафедрах? Раньше, насколько я знаю, такого не случалось.
     'Ну и что будем говорить?' - отправила я Эйнару. Мы как-то не задумывались, что делать в таких ситуациях.
     'Обойдемся полуправдой', - ответил мне брат.
     'Прям как ты любишь', - мысленно фыркнула я, но возражать, естественно, не стала.
     - Как ты наверняка заметил, мы близнецы, - начал Эйнар. Лея фыркнула, Фрай тоже улыбнулся, но Алион слушал серьезно. - У нас есть некоторые, скажем, способности, которые позволяют быстро узнать то, что знает только один из нас. Вот Мастер Витек и решил поставить эксперимент, сможем ли мы получить двойной диплом или нет.
     - Мастер Витек - это который менталист? - уточнил Алион. Эйнар кивнул подтверждая. - Он однажды принимал у меня экзамен, по защите. Было не то чтобы сложно, но возникало такое чувство, что он знает все мои действия на пять ходов вперед.
     - А то и на все десять, - тяжело вздохнула я. - Для него наши мозги как открытая книга. С картинками, чтоб понятнее было.
     - Может не до такой степени, но похоже, - криво улыбнулся Майло. Он вообще был какой-то тихий, как пришибленный. В его разуме ворочались очень тяжелые и мрачные мысли. - Говорят, одно время Витек жил в империи, учился там у какого-то известного менталиста.
     - Не знаю, как там с учебой, но у Мастера явно зуб на имперцев, - сказал Эйнар.
     - Скоро у всех будет зуб на имперцев, - подала голос Лизавета. - Они постоянно пытаются показать свое главенство, расширить территорию, затевают все эти войны. По-моему, единственные, у кого нет проблем с Канор, так это северяне.
     После этих слов девушка красноречиво посмотрела на меня с братом.
     О, как это мило! Оказывается, не у всех к третьему курсу выветрилась эта детская националистичность. По правде сказать, я и сама не до конца от нее избавилась, но работаю над этим, а вот Лизавета, похоже, даже и не думает. Надо как-нибудь поставить ее на место.
     - Империю Канор и Икарию связывают долгие, взаимовыгодные отношения, - опередил меня Эйнар. - Но это не значит, что, если подвернется шанс, любая из них не будет действовать в своих интересах.
     - Говорят, Икария поставила империи кучу кораблей, едва ли не флотилию, - не унималась девушка.
     - Наверное, князю пообещали отдать парочку удобных бухт в Русалочьем море, - я зло сощурилась, глядя на Лизавету. Она начинала меня бесить.
     Похоже, злость мою почувствовал не только Эйнар, потому что внезапно все зашевелились, Марк и Ларк завели какой-то разговор, Фрай о чем-то спросил Карла, Майло напрягся, осторожно щупая мой разум.
     Ах, ну да, конечно! Знаменитое деление сфер влияния. Доподлинно известно, что маги - индивидуалисты, большие скопления, вроде академии - огромная редкость. Мы похожи на кошек в этом плане. Если два мага встречаются на одной территории, им тут же надо выяснить, кто круче. В случае с разным рангом, например, Мастер-магистр, тут все ясно и без дополнительных ритуалов, то же самое и с разными годами обучения - пятикурсники априори выше. Другое дело, когда главенство оспаривают два примерно одинаковых по статусу чародея - например, как мы с Лизаветой. Обе третьекурсницы, обе на одном факультете, примерно одинакового возраста, да еще к тому же девушки - как тут не быть открытому конфликту?
     Само выяснение происходит по-разному. Иногда достаточно простой демонстрации силы, частенько, особенно когда сила и статус крайне велики, хватает просто пары слов. Но порою дело доходит до дуэли, что чаще случается у огненных и боевых магов. Однако сейчас все было проще - я менталистка, в конце концов, или нет?
     Лизавете хватило простого, долгого взгляда и насыщения ауры. Увидев (а точнее, почувствовав, так как чужую ауру разглядеть без специальных заклинаний очень сложно), как моя энергетическая оболочка переливается угрожающей силой, она тут же сдулась. Отвела взгляд, пригасила пламя дара до едва ощутимого тления. Поджала хвост, что называется.
     Майло тут же расслабился, улыбнулся мне и снова погрузился в свои невеселые размышления. С ним подобное выяснение мне не грозило - мы прошли его давным-давно, еще при первой встрече, практически неосознанно. Тогда, на первом курсе, когда мы едва могли контролировать свой дар и мало что понимали, такие вещи почти всегда проходили неосознанно.
     'Лихо ты ее', - прокомментировал Эйнар.
     'Нет в этой победе чести, - фыркнула я. - Уничтожить слабого противника - недостойно награды'
     'А сама-то от гордости вся аж раздулась'
     Я зло сощурилась и ткнула в брата пальцем, заряженным болевым заклинанием. Тот на одних рефлексах отбил мою руку, за что и поплатился - его тряхнуло неслабой молнией, да так, что аж зубы клацнули.
     Алион, заметив это, уже хотел было открыть рот, чтобы велеть нам прекратить, или еще что-нибудь в этом духе, но Майло помотал головой, и парень остался неподвижен.
     Наша маленькая дуэль могла длиться долго, как это обычно и бывало - мы частенько обменивались такими маленькими уколами, отрабатывали, так сказать, навыки, но тут Эйнар применил новый прием, а если быть точной - отвесил мне воздушный подзатыльник. Я растерялась, и была вынуждена признать, что на этот раз победа осталась за братом.
     'Слишком ты собой увлеклась, - попенял мне Эйнар. - Надо было следить, что я собираюсь сделать, тогда, глядишь, еще потрепыхалась бы'
     От моего подзатыльника - обычного, не магического - брат со смехом увернулся.

     Он
     С тех пор, как мы приехали в Бориаль, прошла неделя. Имперцы нападать не спешили, было всего пару стычек, которые мы, сидя в башне, полностью оккупированной магами, благополучно пропустили. Под руководством Мастера Иогана мы в ускоренном темпе учились массовым убийствам. Сам Мастер был, как и большинство боевых магов, огневиком, однако стихийными заклинаниями он пользовался редко. 'Стихия - это грубый инструмент, - говорил Мастер. - Воздействовать стихией вас с успехом учат в академии. Моя задача состоит в том, чтобы научить вас строить заклинания высшего порядка, смертоносные заклинания, которые не будут зависеть от вашего направления'. И правда, те заклинания, те техники и приемы, которым учил нас Мастер, мало зависели от стихии или направления. Мало я говорю потому, что никакой светлый маг никогда бы не сумел сотворить такое.
     - Перед вами стоит враг, - Мастер становился в угрожающую позу, демонстрируя 'врага'. - Допустим, он в латах. Первое, что вы сделаете - это попытаетесь поджарить его прямо в доспехах. Хорошо, неплохая тактика, особенно если вы огневик. Но вот незадача - на нем простейший амулет, который сейчас частенько встраивают в доспехи - защита от огня. Что вы будете делать дальше? Попробуете еще пару простейших стихийных заклятий в зависимости от вашего дара - воздушную подножку ему, там, поставите, или яму перед носом выроете. Но враг ваш окажется слишком ловок - не споткнется, не упадет. Что вы дальше будете делать?
     - Укол по глазному нерву, заклинание паралича, удар воздушным кулаком по шлему и мечом в подмышку, - тихонько сказал я, скорее для самого себя, но Мастер услышал.
     - Хо-хо, неплохо, - одобрил Иоган. - Такое могло бы даже сработать, только одно 'но' - требует времени. Даже два 'но', еще понадобится не один десяток УЕС, которые в бою намного дороже золота. Есть более элегантное решение - вы можете создать портал.
     - Портал? - удивилась Эви. - Нас еще не учили создавать порталы.
     Тут она права - создание порталов осваивают на пятом курсе. Конечно, сказать, что мы не пробовали научиться сами, значит соврать, но у нас все равно ничего не получилось. Только у Витарра был какой-то результат, но до полноценного портала ему было еще ой как далеко.
     - Ах, все время забываю, что вы совсем еще зеленые. Но порталы - это не сложно, завтра же этим займемся. Но вернемся к нашему врагу. Вот он идет на нас, такой весь грозный и устрашающий, стихийные заклинания на него не действуют и все такое прочее. Все, что вам требуется, это создать совсем маленький портал, размером буквально с ноготь, - Мастер показал ноготь своего большого пальца, демонстрируя размеры предполагаемого портала. Вся соль в том, где вы будете создавать его. Аккуратно прицелились, прикинули траекторию, и оп-па! - ваш враг падает замертво, а маленький кусочек его мозга выпадает из выходного портала в шаге позади. Элегантно, быстро, надежно, а главное - экономно.
     Примерно в таком стиле и проходили наши занятия. Мы изучали множество способов убийства, в большинстве своем нам, пока, не доступных, но все же. Изучали мы и защитные заклинания, но мало - Мастер, похоже, придерживался правила, что 'лучшая защита - это нападение'. Занимались мы едва ли не больше, чем в академии, свободного времени было крайне мало. Проводили его мы все по-разному. Майло часами стоял наверху, возле сигнального костра. Мысли в его голове были чрезвычайно мрачные, но на все мои попытки поговорить с ним, он лишь смотрел долгим, пронзительным взглядом, и говорил, что он в порядке. Спустя некоторое время я принял решение оставить его в покое. Фрай, тот самый парень, что встретил нас во дворе, постоянно бегал по поручениям Мастера - похоже, ему это нравилось. Не бегать с поручениями, разумеется, а просто находится повсюду. Казалось, что он знает всех солдат по имени, фамилии и по кличке. Он везде был за своего. Лея пропадала неизвестно где, по крайней мере, в башне я встречал ее крайне редко. Лизавета и Карл по большей части находились в своих комнатах, занимаясь непонятно чем. Марк и Ларк всё свободное время посвящали тренировкам - результатом этого было, в том числе, постоянное опустошение дара, на что Алион посматривал косо, с крайним неодобрением - а вдруг бой? Сам парень тоже занимался, но больше теорией. Я не раз замечал, как он рисует схемы плетений в своем блокноте, что-то подсчитывает и ругается вполголоса. Еще он любил без дела побродить по крепости, и в этом занятии к нему частенько присоединялась Эвианора. Они, похоже, часами могли ходить по коридорам туда-сюда и обсуждать всякую дребедень, вроде ширины бойниц. Чем занимался я? А всем вот этим понемногу.
     Я стоял возле сигнального костра, всматриваясь в открывающийся вид, усиленным заклинанием взглядом всматриваясь в далекий имперский лагерь. Разговаривал с воинами, и с простыми солдатами, и с офицерами - не самых высоких чинов, естественно. К моему удивлению, большинство относились ко мне с теплотой и некоторым уважением. Хоть и младше едва ли не каждого, я все же был магом, пусть еще учеником. Ко всему прочему, несколько раз мне довелось поучаствовать в учебных поединках - бои заканчивались по-разному (я не применял магию), но это снискало мне определенную славу, я стал за своего. Иногда я тренировался, старясь не доводить себя до полного истощения. Да, порталы мы все же освоили. В бою, конечно, воспроизвести его не сумеем, но важен сам факт. Еще я занимался некромантией.
     В тот первый день, точнее вечер, мы все же нашли некроманта, но он сказал, что про практику ему ничего неизвестно, однако заинтересовался, и пообещал научить нас паре приемов. Он оказался таким же, как мы, Разумом с большим уклоном во тьму. Показал, как легче плести управляющий контур, менять длину поводка зомби, задавать долгоиграющие приказания. А еще научил заметать следы.
     Некротическая магия оставляет очень яркие следы - любой маг тут же почует их, даже если воздействие было совершено недели назад. Для того чтобы энергия рассеялась как можно быстрее, необходимо создать так называемое 'заземление'. Некротическую энергию, высвободившуюся в результате создания плетения нужно преобразовать либо в энергию обычную, которую можно впитать или просто распространить, как естественный фон, либо направить в стороны, в землю. Эманации смерти расходятся на большие расстояния, но, в отличие от обычной энергии, рассеивающейся с расстоянием, они сохраняют постоянный уровень. Эхо от обычного заклинания похоже на круги на воде - в центре большая концентрация, а дальше все меньше. Эхо от заклинания из школы некромантии, разойдясь на такое же расстояние, и в центре, и на максимальном удалении будет одинаковым, но, так как начальная энергия конечна, уровень эманаций смерти будет предельно мал, чтобы сливаться с естественным фоном.
     Подумав над этим, я пришел к выводу, что таким нехитрым образом, можно поднять небольшое кладбище, причем естественным путем. И никто никогда не сможет сказать, отчего это произошло. Если, конечно, не заметит крадущегося каждую ночь полгода кряду на одно и то же кладбище некроманта.
     А на пятнадцатый день нашей практики имперцы пошли в атаку.

     Разбудило меня ощущение множества смертей поблизости. Я подскочил на кровати, впитывая энергию, которая всегда выделяется при смерти живого существа - для некроманта это похоже на бодрящий напиток. За окном было еще темно - только-только начинало светать. Еще не до конца понимая, что произошло, я принялся будить спящих рядом со мной Марка и Ларка. В темноте никак не мог попасть в штанину, от моих матюков проснулся Майло, и тут, наконец, прозвучал сигнальный рог. На секунду, на крайне долгую секунду все застыли, а потом время снова понеслось вскачь. Из комнаты я вылетел первым, нос к носу столкнувшись с Эвианорой - как и я, она почувствовала присутствие Смерти.
     Дверь комнаты напротив, которую Алион занимал единолично, распахнулась, и маг выскочил оттуда, полностью одетый и собранный.
     - За мной, - скомандовал он, и быстрым шагом направился наверх, к комнатам, которые занимали старшие маги.
     Наверху вовсю кипела работа. Пространственники открыли большой портал, ведущий к ставке командования. Одной ногой здесь, а другой там, в портале стоял сотник, что-то втолковывая Мастеру-артефактору, и периодически отвечая офицерам на той стороне.
     - Ага, помощники здесь! - обрадовался, увидев нас, Мастер Иоган. - Алион, веди третьекурсников на северную башню, ты защищаешь младших. Ваша задача - не дать им укрепиться на стене. Не больше и не меньше, ясно?
     - Да, Мастер.
     - Тогда пошли. Фрай, вы нужны мне здесь, сейчас объясню вашу задачу...
     В чем заключалась задача пятикурсников я не знаю, потому что Алион уже повел нас к северной башне.
     Бой кипел под самыми стенами. Обмен стрелами уже был закончен, и если вдруг и пролетела какая, то изредка. Несмотря на это, я тут же создал легкий, слабонапитанный силой воздушный щит от физических атак - удар мечом или кинжалом не остановит, а вот шальную стрелу отведет запросто. Остальные последовали моему примеру, с поправкой на свои стихии, естественно. Алион, глядя на это, одобрительно кивнул. Сам он давно укутался в многочисленные щиты, и намного более мощные.
     Когда мы пришли на северную башню, здесь уже находился Мастер Райк, один из боевых магов. Он весело помахал нам рукой.
     - Здорово, студенты! Вы вовремя - они щас лестницы наконец дотащат, то-то пойдет веселуха!
     В чем заключается веселуха, я, честно говоря, не совсем понял.
     - Лизавета, Карл, ваша задача - как можно быстрее избавиться от лестниц. Они деревянные, и наверняка хорошо горят, - сказал Алион. - Эви, Эйнар, вы следите за тем, чтобы ни один имперец не смог закрепиться на стене. Массовых не используйтесь, бейте поштучно, если вдруг видите, что солдаты где-то не справляются. Майло, у тебя особая задача - мы с тобой сегодня побудем снайперами.
     Ну и началась 'веселуха'.
     Это было изматывающе. Самое верное слово. Я не особо задумывался над тем, что я или как делаю - просто делал. Лизавета и Карл жгли лестницы, но те были защищены, так что здесь все шло не особо гладко. После Райк сказал им переключиться на другую цель, но я не слышал, что именно. Возможно, поливали огнем солдат внизу. Мы с Эви перешли в частичное слияние - дар оставался при мне, разум, по большей части, тоже, но для того, чтобы что-то сообщить, мыслями уже обмениваться не надо было. Если Эви хотела мне сказать, чтобы я посмотрел между третьим и четвертым зубцом, то ей не надо было об этом думать - я уже смотрел туда. Наше взаимодействие напоминало мне работу Мастера меча с парными клинками. Одновременно работал и тот, и тот, и оба разом.
     Сначала врагов на стенах было мало, и солдаты сами справлялись. Потом имперцам удалось закрепить сразу несколько лестниц, и мы включились в битву. Воздушная подножка там, ментальная петля здесь, 'душитель' сюда, а цепную молнию, пожалуй, вон туда, в самый центр. Имперец, вооруженный громадным топором, замахнулся на стоящего к нему спиной мальйского офицера. Старясь выиграть время, выкрикиваю словесную форму, прямо перед топором возникает переливающийся радугой щит. Раздается звон, слышимый даже здесь, наверху. К моему огромному удивлению, щит выдержал удар, лишь слегка прогнулся, а вот топор раскололся на мелкие кусочки. Пока имперец ошарашенно пялился на опустевшую рукоять, какой-то мальйский солдат воткнул меч ему в горло.
     'Переборщил с силой, - мысленно сказала мне Эви. - Словесные формы тем и вредны, что не позволяют менять насыщенность энергией'
     Да, теперь я и сам почувствовал, что влил в простой щит достаточно силы, чтобы сдержать удар тарана. Зато офицер будет надежно защищен еще от доброго десятка подобных ударов.
     В какой-то момент, я понял, что практически пуст. Эви была в том же состоянии, Дар наш слился, силясь восполнить потерю энергии, однако это не сильно помогло - дюжина-другая заклинаний, и мы оба упадем без сил. И тут, совершенно внезапно, прозвучал сигнал отхода. Я огляделся и понял, что имперцев на стенах почти не осталось, да и тех успешно теснят оставшиеся в живых солдаты крепости. На плечо мне легла легкая девичья рука, и ядро трепыхнулось, принимая тоненький и осторожный ручеек силы. Я обернулся, и увидел одну из тех магов, бакалавров, с которыми практически не сталкивался. Отступив от меня, она собиралась подойти к Эвианоре, чтобы помочь ей немного восстановить дар, но сестре качнула головой, чтобы показать, что не нуждается в этом. И правда, наш объединенный дар, рассыпавшись на два, оставил нас с одинаково наполненным резервом.
     - Молодцы, - сказал нам Алион, садясь прямо где стоял. Он выглядел уставшим, да и Майло тоже, хотя, присмотревшись, я понял, что у него осталось еще едва ли не треть резерва. - Хорошо поработали. Все вы.
     - Это что, все? Они отступили? - хриплым голосом спросила Лизавета.
     Ее дар, как и дар Карла едва тлел - они выложились полностью.
     - На утро, пожалуй, да. Может, еще раз после обеда решатся, но я не думаю, - ответил ей Мастер Райк. Сам он выглядел бодрым, и даже посвежевшим.
     'Как думаешь, мы можем?...' - спросил я у Эви.
     'Это ты у нас знаток законов, - отправила мне сестра. Я пожал плечами, признаваясь, что на этот вопрос точного ответа у меня нет. - Ладно, спрошу'
     - Алион, - подала голос сестра.
     - Да? - маг открыл глаза, и внимательно посмотрел на нас. - Что такое?
     - Мы можем, - сестра замялась на секунду, - использовать 'Отзвуки Смерти'?
     'Отзвуки Смерти' - крайне редко используемое заклинание. Редко потому, что оно до сих пор находится на рассмотрении для внесения его в реестр запрещенных. Оно позволяет некроманту, применившему заклятие, впитать силу, разлитую в месте многих смертей. Отличие же от обычной подпитки, которую получают маги смерти от гибели людей состоит в том, что вместе с силой поглощаются частички разума[4]. Результатом сего занимательного заклятия становятся умения, которые, в некоторых случаях, может приобрести некромант. Если среди трупов затесался Мастер меча - какая-то часть (мизерная) его умений передастся заклинателю. Если среди умерших был маг - немного повысится резерв. Ну а если вдруг окажется герой-любовник, то у некроманта повысится успех в постельных делах. В большинстве же случаев некромант получает головную боль и пресыщенность ядра силой. Запретить же это заклинание хотят потому, что люди всегда с настороженностью относятся к некромантам, и склонны преувеличивать результат, почему-то многие уверены, что после применения 'Отзвуков Смерти' некромант станет прямо-таки Мастером во всех областях.
     - Можете, - подумав немного, дал разрешение Алион. - Только в отчете потом обязательно напишите, что получили.
     - Думаю, больше чем насыщение резерва ничего тут не светит, - ухмыльнулся я, уже создавая плетение.
     'Меня подожди!' - возмутилась Эви, быстро сливая свой дар с моим.
     Применить это заклинание на одной местности можно было только один раз и для одного некроманта. В полном слиянии мы с сестрой шли за одного.
     Завершив плетение, я критически осмотрел его. Вроде все в порядке, только в одном месте стабилизирующий узел подправить, чтоб не так коряво было - а то еще разлетится, и в меня хлынут не частички, а все умения всех трупов под стеной... После такого обычно не выживают.
     Напитав плетение силой, я наблюдал, как оно невесомой паутинкой упало на солдат внизу. И тут же в наше объединенное сознание хлынули образы. Сменялись они с такой быстротой, что рассмотреть что-то было просто невозможно. Теперь понятно, откуда в побочных эффектах головокружение, боль и тошнота - мне казалось, что голова сейчас взорвется. Одновременно с этим я чувствовал, как мой дар стремительно заполняет стылая сила Смерти. Когда резерв заполнился так, что еще чуть-чуть и лопнет, поток образов прекратился, заклинание завершило свою работу и развеялось.
     Я с удивлением обнаружил, что сижу на полу и держусь руками за голову. Эви рядом была в подобном состоянии, только ее поддерживал внезапно оказавшийся рядом Алион. Обострившимся чутьем я почувствовал огромную симпатию в маге, симпатию, направленную на мою сестру. Еще не любовь, нет, но определенно ее зачатки. И это вызвало во мне странные ощущения. Похоже... ревность? Вот уж не думал. Ладно, с этим попозже, сейчас надо разобраться, что же мы все-таки получили с тех трех сотен трупов внизу.
     Заполненный и слегка увеличившийся резерв - раз. Ничего необычного, просто еще одно подтверждение теории, что резкое изменение вызывает увеличение объема. Головную боль и потерю ориентации в пространстве - два. Хм. Умение двигать ушами - три. Конечно, крайне полезный навык, из-за которого следует запретить заклинание, да. Что еще? А вот это уже интереснее... Умение незаметно работать кинжалом - четыре. Похоже, кто-то из погибших солдат в прошлом был вполне успешным уличным разбойником или грабителем. И этот его навык мы с сестрой частично переняли.
     Внезапно Эви рассмеялась, чем немало озадачила Алиона. Маг отступил от нее на шаг, переводя растерянный взгляд с сестры на меня.
     - Смотри, как я могу, - Эвианора откинула волосы и подвигала ухом.
     - Тоже мне, нашлась тут, - я повторил ее жест и точно также подергал кончиком уха.
     Алион широко раскрытыми глазами посмотрел на нас, закатил глаза, махнул рукой и направился к лестнице. Осторожно, держась за стеночку (голова все еще кружилась), мы двинулись за ним.

     Она
     Потом пришло осознание. Оказывается, мы пережили самый настоящий штурм, но как-то не понимали этого, пока не спустились с башни, не увидели раненых и мертвых вблизи, не почувствовали запах смерти. Там, наверху, все казалось очередной тренировкой, учебой, а никак не реальной битвой. Пришел запоздалый страх - мы рисковали, и сейчас могли бы также присоединиться к мертвецам. Однако все эти чувства пришли, немного побудоражили меня и ушли, как и не было. А что касается совести... Она не мучила меня. Совсем. Не было ничего похожего на те переживания, когда мы столкнулись с разбойниками по пути в академию, и один из них умер от моей руки. Не знаю, что именно повлияло на меня, но убийства воспринимались мною как работа, опасная, тяжелая работа, но не более того. Возможно, будь я там, на стене, и сойдись с имперцами в рукопашную, заглядывая каждому в глаза, перед тем как вонзить меч в плоть, я бы думала и чувствовала иначе. Но я не была на стене.
     Придя в комнаты, занимаемые магами, мы стали свидетелями страшного разноса, который учинил колдунам генерал. Оказывается, мы проморгали очередное обращение имперцев к богам, и служители получили долгожданный ответ. Теперь будет намного сложнее перекрыть связь - если боги перестанут отвечать на призывы, это вызовет подозрения.
     - Нет худа без добра, - рассудительно заметил Мастер Иоган, когда недовольный генерал наконец ушел. - Зато теперь мы знаем, сколько у них магов.
     - И сколько? - спросил Алион. Он выглядел получше, силы медленно, но верно возвращались к нему.
     - Как минимум девять огневиков, четыре воздушника, два земляных. И один маг духа, но он, похоже, не очень силен.
     - Маг духа? - нахмурил брови Эйнар.
     - В империи существует несколько небольших школ, где обучают магов со стихией духа. Что-то вроде нашей академии пифий и травниц, только более закрытое и малочисленное, - ответил Алион. - Среди всего прочего выпускники таких школ могут поддерживать боевой дух, открывать так называемое 'второе дыхание' и лечить раненых.
     - Всего понемногу, в общем.
     - Почему в десятитысячной армии наберется от силы пятнадцать магов? - удивилась я, отвлекаясь от магии духа.
     - А кто сказал, что это все их маги? - вопросом на вопрос ответил Мастер. - Это лишь малая часть, передовой отряд, так сказать. На нас сегодня ведь тоже не десять тысяч шли, верно?
     А мне показалось, что их там было не меньше. Похоже, когда собирается больше определенного количества человек, уже не важно, пять там тысяч, десять или двадцать - все равно это ужасающе много.
     - Еще у меня есть две новости, как водится, хорошая и плохая. Хорошая состоит в том, что имперским магам не удалось пробить защитные заклинания крепости, и, по прогнозам нашего Мастера-артефактора, для этого понадобится еще не меньше трех таких штурмов. А плохо то, что и наша разведка тоже облажалась - щиты канорцев оказались двухслойными, и пробить их нам оказалось не под силу, так что массовые заклятия применять по-прежнему бессмысленно.
     - Какие именно массовые заклинания вы собирались применять? - поинтересовалась Лея. Она, как и все прочие пятикурсники, тоже присутствовала здесь.
     - Классические, скорее всего - огненная буря, молниевый шторм, ядовитое облако, возможно. Ну и все такое. Массовые заклинания для убийства не блещут разнообразием, знаете ли.
     Ну да, отдельное существо можно убить сотнями разных способов, а вот для того, чтобы умерщвлить толпу вариантов всего ничего. Почему-то осознание этого факта приносило непонятное облегчение.
     - Что-нибудь известно насчет подкреплений? - спросил Фрай.
     - Наших или имперских? - уточнил Мастер. - Впрочем, неважно. С имперской стороны все глухо - есть ли там подкрепления, нет ли, когда они прибудут, неизвестно. Точно можно сказать только одно - если они и подойдут, то не раньше, чем через две недели. У нас ситуация похожа, но все же немного получше, говорят, совет купил еще несколько групп наемников, а Ксилус уговорил семерых магистров, так что в ближайшие дни стоит ждать гостей.
     Ну, по крайней мере, это не могло не радовать. С подкреплениями у нас появлялся шанс отбить захваченные крепости и вновь закрепиться на своей территории. Да и вообще, честно сказать, все это больше походило не на настоящую войну, а на пограничную стычку, просто в больших масштабах. Так, гляди, к лету все и закончится.
     После обеда стало ясно, что на сегодня атак больше не будет - имперцы отошли на свои позиции, разведчики докладывали, что все спокойно. Немного отдохнув, я пошла бродить по крепости - сейчас тут было необычайно тихо. Ноги привели меня к сигнальному костру, где я без удивления обнаружила Майло.
     - Как ты? - спросила я, присаживаясь на пол и прислоняясь спиной к стене.
     - Терпимо, - ответил парень, не отрывая глаз от костра. - Голова только трещит, действие усиливающих заклятий спадает. А ты как?
     - Нормально. Стараюсь не приближаться к лазарету, а то, боюсь, разорвет от противоречий - чужие смерти питают силу и в то же время агония пробивают любую защиту на разуме.
     - Захлебываешься в чужих эмоциях, понимаю, - кивнул маркиз.
     Конечно, он ведь тоже был магом Разума, он, так же, как и я ощущал все эти мысли, эмоции, а главное, чувства людей. Иногда я думаю, что барьер и мысленный щит были первыми заклинаниями, освоенными магами-менталистами, потому что иначе находиться рядом с большим скоплением людей было просто невозможно.
     - Майло, что случилось? - не выдержала я. - Я еще ни разу не видела, чтобы ты был таким мрачным. С тех пор как мы приехали сюда, ты почти не улыбаешься, все время торчишь тут. А сегодня, там, на башне, ты убивал с таким упоением, что это пробивалось через все мои щиты.
     - Неужели ты не понимаешь? - вскинулся парень. Посмотрел на меня, покачал головой - 'нет, не понимает'. - Для тебя это всего лишь практика, очередное задание. В академии тебе говорили выучить это и вон то заклинание, поднять вот такого зомби. Потом отправили сюда, сказали убить столько-то людей, защитить крепость. Тебе все равно, что имперцы, что мальйцы. В голове только безжалостный подсчет, люди, там, внизу, просто средство для достижения цели, которое следует экономить. Тебе, по большей части, плевать на них - кто они такие? Солдаты чужой страны. Но для меня это не так. Знаешь ли ты, что почти половина людей в крепости вассалы моего отца? Знаешь, что в детстве я приезжал сюда с матерью и братьями, навестить родственников? Да нет, откуда тебе знать. Но можешь ли понять, что для меня каждый имперец на той стороне - настоящий враг? И что если я сейчас дам им прорваться здесь, следующее место, которое будет отражать их нападение, будет мой дом? Для меня, Эви, это не просто практика. Это моя страна, моя война, мой дом, и я буду защищать его.
     К концу речи Майло как будто сдулся, из воодушевленного снова превратился в мрачного, отвернулся и уставился в огонь. Я молчала, не зная, что сказать в ответ на эту исповедь, хотя бы потому, что маркиз, черт его побери, был прав. Это не мой дом, и я не испытываю, да и не должна испытывать подобных чувств.
     Помедлив, я встала, собирайся уйти.
     - Эвианора, - позвал парень. Я обернулась, стоя на месте. - Алион и ты... у вас есть что-то?
     - Почему ты спрашиваешь? - прищурилась я.
     - Просто там, на башне... А, пустое.
     Маркиз махнул рукой и снова уставился костер. Я пожала плечами, и развернулась к лестнице. Не хочет говорить и ладно. Но что же он там все-таки увидел?

     Через два дня имперцы снова пошли на штурм. На этот раз отбиться было сложнее, стену, вновь вверенную нашим заботам, дважды чуть было не захватывали, но Алион с Майло приходили на помощь. Карл, не рассчитав, полностью выжег дар и едва ли не перелил в заклинание всю свою ауру. Как маг теперь он был бесполезен, и неизвестно еще, сколько продлится восстановление - может, месяц, может год. Еще чуть-чуть, и он бы мог умереть или навсегда лишится дара. 'Магическая инвалидность', так это называлось. Чародей, навсегда потерявший способность к колдовству, редко после этого жил долго, у него просто пропадало желание жить. А если добавить к этому старение, которое вновь начинало идти нормальными темпами, то становится понятно, почему многие предпочитают быстро умереть, чем стать магическим инвалидом. Лично я бы точно выбрала первое.
     В тот раз имперцы отступили только потому, что одному из наших боевых магов удалось прорвать защитный купол над дальними рядами канорцев. В следующую же секунду на ровные ряды имперской армии обрушился огненный вихрь. Порядки смешались, люди превратились в горящие факелы, и даже до нашей башни долетели их страдания. Боевой дух был сломлен, враги отступили, изрядно обескровив ряды защитников крепости.
     А через день внутрь крепости пробрались убийцы.
     Как потом выяснилось, их задачей было убить Мастеров магии, находящихся в башне. Защиту убийцы миновали без труда, применив какие-то то ли заклятия, то ли амулеты. Возможно, задуманное ими вполне могло бы воплотиться в реальность, если бы не случайность - в тот момент, когда один из убийц поднимался по лестнице в башню, занятую магами, мы с Алионом как раз спускались по той же самой лестнице.
     Маг отреагировал быстрее, чем я могла представить. Под ноги убийце полетело неизвестное мне заклинание, которое, впрочем, не возымело никакого результата - убийца увернулся. Тут уже очнулась от ступора я, и в месте, куда собирался метнуться ночной гость, появилась воздушная стена. Убийца, налетев на стену, появившуюся прямо у него под носом, был оглушен, и уже следующее заклинание Алиона настигло визитера, разорвав того буквально в клочки.
     Предупрежденная инстинктами, я отпрыгнула в сторону, на ходу доставая оружие, а по тому месту, где я только что стояла, со свистом рассекая воздух пронесся черненый меч имперского убийцы.
     - Сзади! - раздался крик будущего магистра, и я снова отскочила, уходя от удара еще одного имперца.
      Обернулась, успев заметить, что Алион отбивается сразу от троих, и снова была атакована.
     'Ну уж нет, так не пойдет', - подумала я, переходя в контратаку, и бросая одному из моих противников излюбленного 'душителя' в ноги. Одновременно с этим я отправила мощный зов Эйнару.
     Пока имперец барахтался в заклинании, плотно сковавшем его ноги, я вплотную сошлась со вторым нападающим. Он был очень ловок, и, похоже, в отличие от меня отлично видел в полумраке лестницы. То ли полукровка, то ли увешан амулетами. Как бы то ни было, скорость впечатляющая, и лучше разделаться с ним побыстрее. Несколько воздушных кулаков, созданных мною, были поглощены защитным полем, что окончательно подтвердило наличие у убийцы амулетов. Хорошо, а что ты сделаешь с этим?
     Выгадав несколько секунд, я создала плетение, которое мы применили, чтобы добраться до стендов, только вкачала в него ни много ни мало, а около сотни УЕС. Имперец застыл, схватившись за сердце, а затем, зашатавшись, медленно сполз на пол. Развеяв заклинание, которое стремительно тянущее из меня силы, я подскочила ко второму моему противнику, который, поскуливая, пытался уползти, и одним ударом меча отрубила ему голову. И все же, гномья сталь - лучшая. Обернувшись, я успела заметить, как Алион расправляется со своим последним противников, втыкая кинжал ему прямо в горло.
     - Ты в порядке? - он подошел ко мне и внимательно осмотрел.
     В неярком свете огонька, который маг зажег над нами, его лицо наполовину скрывалось в тени, не давая рассмотреть написанные на нем эмоции. Я 'прислушалась', осторожно приспуская навешанные на разум щиты.
     - Да, - тихо ответила я.
     Бурлящий в крови адреналин и волнение сделали свое дело - защита мага треснула, выпуская наружу малую долю чувств и эмоций. Мое сердце, не отошедшее после схватки, забилось еще сильнее, и я подалась вперед. Алион поцеловал меня, сжимая объятия до такой степени, что, казалось, ребра сейчас треснут. Щиты, что мои, что его, окончательно слетели, и я с головой окунулась в ощущения.
     Мы целовались, стоя там, среди шести трупов, целовались в первый и как будто в последний раз, самозабвенно, взахлеб, чудом избежавшие смерти. Казалось, ворвись сюда сейчас еще десяток убийц, и мы ничего не заметим, поглощенные друг другом.
     Сверху донеслось несколько глухих ударов, магический фон взбрыкнул, отвечая на творимое заклинание, и на меня излилось сладостно-болезненное ощущение чужой смерти.
     - Похоже, Эйнар успел, - прошептала я, поднимая голову вверх и 'вслушиваясь'.
     - Что там сейчас происходит? - спросил Алион, слегка отстраняясь, но не разрывая объятий.
     Я прикрыла глаза, перемещаясь в сознание брата. Расстояние было невелико, так что мне это удалось.
     - Там были еще две такие же группы. Похоже, собирались напасть одновременно, но часть мы задержали, а об остальных успели предупредить, - я открыла глаза. - Эйнар с остальными сейчас будут здесь.
     - Восемнадцать человек, обвешанных с ног до головы амулетами. Даже Мастер Иоган вряд ли бы с ними справился, особенно напади они неожиданно, - Алион отошел от меня и присел на корточки рядом с одним из нападавших. - То заклинание ужаса было удивительно мощным, даже меня сквозь защиту пробрало. А у этого, похоже, просто остановилось сердце.
     - Мой противник умер от страха, подумать только, - покачала я головой.
     С каждой секундой, я ощущала приближение брата и вот уже в моем поле 'зрения' показались и другие. Вздохнув, я водрузила на место многочисленные свои щиты, отсекая чужие чувства, и те, которые были мне неприятны, и те, которые мне хотелось бы ощутить.
     Первым на лестничном пролете показался Мастер Иоган, за ним шел Эйнар. Быстро пролистав мою память, он увидел все, что произошло, и неодобрительно покачал головой. Я фыркнула, выказывая свое отношение к его неодобрению. А как ему с Хоук, значит можно, да?
     - Сейчас вы мне подробно расскажите, что здесь произошло, - не сулящим ничего хорошего тоном сказал Мастер. - А потом мы с вами отправимся к генералу Дарлину, и расскажем все уже ему, а заодно устроим разнос, что по нашей крепости убийцы шастают, как у себя дома. Ну, Алион, я слушаю.
     - Мы столкнулись с ними, когда спускались по лестнице...

     Он
     Весть о ночном нападении, а главное, о скандале, устроенном Мастером Иоганом генералу быстро разлетелась по крепости. Простые солдаты, и раньше побаивавшиеся Мастера, теперь боялись даже приближаться к башне, а от меня шарахались в разные стороны, и все из-за того, что кто-то не в меру глазастый усмотрел, как я участвовал в ритуале поднятия тех самых убийц. Командование решило, что будет уместным отправить трупы неудавшихся душегубов обратно, причем своим ходом, поэтому на пару с магистром-некромантом мы подняли все пятнадцать трупов (от трех почти ничего не осталось). После ритуала я свалился, как подкошенный - шутка ли, поднять столько умертвий, да еще не ниже пятого уровня? Зато я мог гордиться собой - все зомби получились ну просто загляденье! Особенно тот, который умер от страха. По какой-то прихоти богов он не мог говорить, но, видимо, впитал в себя столько ужаса, что теперь сам его распространял.
     Все эти байки, ходящие вокруг ритуалов некромантов - ну, о крови девственниц, зарезанных младенцах и котятах и прочие - появились, на самом деле, не из пустого места. Нет, не подумайте, никто не режет кошек, это фактически лишено смысла. Младенцы еще туда-сюда, но и они от кошек не сильно отличаются. Тут все дело в том, что некроманта питает чужая смерть, и чем более она мучительна, тем больше силы высвобождается, так что, для этой цели лучше всего подходят взрослые люди, находящиеся в полном сознании. Но это варварские практики, запрещенные давным-давно, и Ковен ревностно следит за выполнением сего запрета. Теперь некромантам приходится черпать силу, как и всем прочим магам, из утка. Но, несмотря на это, при выполнении заклятий школы некромантии все равно сохраняется один и тот же эффект, в независимости от способа добычи силы - любого наблюдающего за поднятием окутывает первобытный страх. Подготовленный человек (например, студент академии) просто отмахнется от этого страха, но далеко не каждый обычный солдат сможет это сделать, не говоря уже о крестьянах. Если ты видел поднятого мертвеца, ты знаешь, что такое страх, но если ты видел поднятие умертвия, ты знаешь, что такое ужас. Да, еще именно поэтому лаборатории некромантов располагаются в отдельном корпусе, да еще и под землей - чтобы избавиться от лишних свидетелей, которых потом придется откачивать. И самым ироничным здесь является тот факт, что повелителя смерти наблюдающие потом боятся намного больше, чем умертвий.
     Так и получилось со мной - кто-то видел ритуал со стороны, и вскоре история пошла гулять среди солдат. А некромантов никто и нигде не любит.
     Проснувшись на следующий день, я без дела шатался по крепости, провожая взглядом разбегающихся от меня солдат. Именно тогда я застал прибытие очередной компании наемников. Глядя безучастным взглядом на въезжающих людей, я хотел было отправиться на поиски сестры, когда вдруг понял, что наемники выглядят уж больно знакомо.
     Ба, да ведь это же команда Гая-Счастливчика!
      - Эй, Гай! Гай-Счастливчик! - заорал я, пропихиваясь сквозь ряды солдат.
     Командир наемников оглянулся, выискивая кричащего, и, заметив меня, широко улыбнулся и махнул рукой, привлекая внимания своих солдат.
     - Чтоб Камень треснул, это ж его Светлость! - гном дернул себя за рыжую бороду, давшую ему прозвище.
     - И тебе не хворать, Борода, - хмыкнул я. - Доброго здравия, Гай. И вы сюда воевать приехали?
     - Доброго, доброго, - хмыкнул наемник, спрыгивая с лошади. - Ну, нам-то за это платят, а вот тебя каким ветром сюда занесло? И где сестра?
     - Да где-то там, - я махнул рукой в направлении, где чувствовал сестру. - А сюда мы на практику приехали. На боевых магов сейчас учимся, вот и отправили, тренироваться.
     - Боевые, это хорошо, - с важным видом покивал Старший. - Жуль вон, вообще непонятно на кого учился, вот и вышло непонятно что.
     - Я бы попросил! - ухмыльнулся Торгаш, соскакивая с лошади.
     - Нам бы к начальству какому-нибудь, засвидетельствоваться, - не обращая внимания на болтовню своих людей, обратился ко мне Гай.
     - Провожу, - кивнул я, прикидывая, к кому лучше отправить десятку наемников.
     С формальностями разобрались быстро, и вскоре все сидели в большом зале, исполняющем роль столовой. Время было не обеденное, так что народу было немного. Мы долго сидели, травя байки и делясь новостями. Я рассказал им, как мы столкнулись с личем, не забыв добавить, естественно, кучу несуществующих подробностей. Рассказал про пришельца из иного мира. Они мне, в свою очередь, поведали, о нескольких своих последних приключениях, несомненно, так же приукрашенных. В общем, весело проводили время. Пришла Эвианора, посидела немного, потом мы вместе ушли, дав команде Гая время, чтобы обустроиться в крепости. Договорились встретиться еще раз вечерком.
     Вечером Эвианора не пошла, потому что Алион позвал ее куда-то. На мое замечание, о том, что мы же договорились, она скривила рожицу, обозвала меня дураком и упорхнула. Ладно, признаю, Алион мне тоже нравится, но вот такое поведение сестры начинает бесить. Плюнув, я пошел один.
     - А где Эвианора? - спросила Матушка, покрутив головой.
     - Она там в башне, с магом одним, - я качнул головой, как бы показывая, что ждать ее не стоит.
     - Ааааа, - протянула Дана, и к вопросу этому мы больше не возвращались.
     Посидели хорошо - наемники не были связаны такой жесткой дисциплиной, как солдаты крепости, а потому им прощались некоторые вольности, например - распитие спиртного. А под стаканчик горячительного и разговор идет веселее, и время летит быстрее. Я сам не заметил, как наступил поздний вечер.
     - Не, Эйнар, ты, конечно, парень хоть куда, но думается мне, опыт тут поважнее будет, - важно рассуждал Борода. - Может, Торгаш наш послабее будет, но вот пройдоха он, каких поискать.
     - Так я и не спорю, - улыбнулся я. В голове приятно шумело, но не более того. Негоже напиваться, когда имперцы в любой момент могут пойти в атаку. - Мне еще учиться и учиться. А вот после выпуска можно уже будет и поговорить.
     - Опасно с тобой говорить будет после выпуска, - хмыкнул Жуль. - Я уже сейчас вижу, как дар полыхает. Еще и двойная специализация, если не врешь. От таких лучше всегда подальше держаться.
     - А Торгаш-то струсил, - рассмеялась Дана.
     Разговор крутился, вился, принимая разные обороты. Ночь медленно, но верно вступала в свои права. Одно время до меня долетали отголоски мыслей Эвианоры, но потом она отошла куда-то дальше, и я перестал ее 'слышать'. Однако, в какой-то момент вдруг понял, что уже не сижу в общем зале, а стою в небольшой комнате, и руки мои лежат на не столе, а на чьих-то плечах...
     Я помотал головой, разрывая контакт и сбрасывая наваждение. Эви так распалилась, что даже с такого расстояния меня затянуло в ее голову. Я поставил барьер, но мысли сестры все равно были слышны, как разговор сквозь толстую стену - слов не разобрать, но гул ощутим. Попытался сосредоточиться на разговоре за столом, но сознание все время соскальзывало.
     - Мне... нужно выйти, - я встал и с трудом выговорил несколько слов. Конечности и язык плохо слушались ускользающего разума.
     - Тебе помочь? - поинтересовался Ойле, и я кивнул.
     Наверняка подумали, что я перебрал, но мне все равно. Пошатываясь, и иногда опираясь на руку Ойле, я постарался как можно быстрее отойти на большее расстояние от башни, в которой сейчас находилась Эвианора.
     - Эйнар, все в порядке? - обеспокоенно спросил наемник, поддерживая меня, когда я чуть не упал, а все потому, что ноги вдруг отказались слушать сестру, и она была подхвачена сильными руками...
     - Я сейчас... перестану, - из последних сил выговорил я.
     Сознание окончательно помутилось, я уже не видел двора и обеспокоенного лица Ойле, только полумрак комнаты, блики на темных волосах, не ощущал бодрящего воздуха холодной весенней ночи, только жар чужого дыхания, не слышал вопросов наемника, только тихий страстный шепот...
     - Я сейчас стану Эви, - четко выговорил я и полностью провалился в ее сознание.

     Когда я очнулся, уже окончательно наступила ночь. Открыв глаза, я увидел рядом с собой Ойле, Гая, Торгаша и Валериана, того самого магистра-некроманта.
     - Вернулся, - хмыкнул Валериан, поднимаясь с корточек. - Где был?
     - С сестрой, - прохрипел я.
     - Понятно, - снова хмыкнул маг. - А сестра с кем была?
     - Какая разница, - все так же хрипло сказал я, поднимаясь с земли, на которой лежал. Холодно, гоблин побери.
     - Тоже верно. Дело-то молодое. А где она, в башне? - я кивнул. Некромант, прикинув расстояние, присвистнул. - Далеко. И часто тебя так утягивает?
     - Не знаю, первый раз такое.
     - Первый раз, в смысле... Ааа! Ну тогда вполне возможно, да. Ну ладно. Я бы посоветовал вам обратится к менталисту, но вы и сами разберетесь. И мой тебе совет - предупреждай друзей, чтобы не пугались так больше.
     Магистр ушел, а я с виноватым видом повернулся к наемникам. Выдохнул, развел руками, мол, простите.
     - Некромант дело говорит, - проворчал Торгаш. - Ты, когда в следующий раз соберешься такое устраивать, понятней говори, а то Ойле так перепугался, что чуть в штаны не наложил. Прибежал, говорит, Эйнару поплохело так, что он сейчас в Эвианору превратится.
     - Ну, в каком-то смысле так и было, - смутился я. В голове пронеслись картинки произошедшего в башне, и я отчаянно покраснел.
     - Хо-хо, что-то ты темнишь, твоя Светлость. Ну да бог с тобой, пошли внутрь, а то уже подмораживать начинает. Вроде конец цветеня, а холодно, как будто лютый на дворе...

     'Эйнар? Ты уже здесь? Нам надо поговорить', - голос Эвианоры раздался в моей голове, когда я уже почти зашел в комнату, отведенную для младших чародеев.
     'О чем?'
     'Ты прекрасно знаешь, о чем! Я почувствовала... ну, что ты был там. Ты... все видел?'
     - Да, все, - я повернулся к сестре, выходящей из комнаты напротив.
     - Все-все? - щеки Эви залились краской, в голове мелькнули картинки прошедшего вечера.
     Вместе с воспоминаниями к ней пришло и возбуждение, которое также, частично, передалось и мне.
     - Боги милостивые, Эви, прекрати! Не могла бы ты себя получше контролировать, а?
     - Прости, - смутилась сестра, но тут же перешла в наступление. - А мне, думаешь, легко, когда ты вот так о Хоук мечтаешь?
     - Эээээ, - на сей раз пришел мой черед смущаться. - Но я стараюсь блоки помощнее ставить!
     - Я тоже ставлю. Только не могу понять, то ли блок слабее стал, то ли напор мыслей сильнее, - Эви растерянно пригладила растрепанные волосы. - Думаю, второй вариант. И сконцентрироваться никак не удается, мысли как тараканы разбегаются...
     - Слышу, - хмыкнул я. - Ладно, я спать, и ты тоже иди. И знаешь что?
     - Что?
     - Не торопись так в следующий раз, приятнее будет, - улыбнулся я и поспешил скрыться за дверью.
     'Пошляк!' - донеслось мне вслед.

     Она
     На следующий день я проснулась от громких криков, которые долетали сквозь узкое окно. Лизавета, недовольно что-то промычала и закрылась подушкой.
     - Что там у них опять случилось? - подняла взлохмаченную голову Лея. - Неужто снова штурм?
     - Не похоже, - покачала я головой. - Смертей не чувствую.
     - Значит пошли они... куда подальше, - и девушка завалилась обратно, досыпать.
     У меня же сна не было ни в одном глазу. К тому же, снова накатили воспоминания о вчерашнем вечере...
     Я встала, и, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить снова заснувших соседок, вышла наружу. Спустилась из башни, окунувшись в суматоху, которая царила в крепости. Несмотря на несколько прибывших команд наемников, количество человек, находящихся в крепости, значительно уменьшилось. Конечно, имперцев мы тоже знатно проредили, но если они все же решатся кинуться на нас всем скопом, то крепость не удержать.
     Оказавшись в толпе, я прислушалась к мыслям снующих вокруг солдат. Никто ничего толком не знал, но из общей сумятицы я сумела выяснить, что, похоже, к канорцам все же дошло подкрепление. Прикинув, кто в этом случае будет наиболее осведомлен, я отправилась к ставке командования, надеясь встретить там кого-нибудь из Мастеров или магистров.
     Мои надежды оправдались - как только я подошла к комнатам, которые оккупировал генерал и приспособил под военный штаб, оттуда вышел Мастер Райк. Судя по нездоровому оживлению боевого мага, скоро нас ждет очередная битва.
     - Мастер Райк, - позвала я. - Какие-то новости? К имперским войскам подкрепление?
     - Эвианора, здравствуй девочка, - обрадовался мне Райк. Я ему нравилась. - Да, ты совершенно права! К Имперцам идет подкрепление с севера, да не какое-нибудь, а Икарцы. Ну, твои соотечественники.
     - Икарцы? - удивилась я. Неужели король все же решился дать империи людей? Немыслимо.
     - Именно! Они захватили две северные крепости, и уже завтра должны добраться до сюда, объединившись с имперскими войсками. А наша бестолковая разведка их проворонила! Они, видите ли, не ожидали подкрепления с моря.
     - Только наши корабли отваживаются ходить по Грозовому морю в сезон штормов, - нахмурилась я. - Но ведь это значит, что они с такой же легкостью могут высадиться у нас в тылу!
     - Именно поэтому, часть наших сил отправится назад, - пояснил Мастер. - Здесь останется небольшой гарнизон, чтобы контролировать имперские войска...
     'Бессмысленно, - отправил мне Эйнар. Он был недалеко, и вот-вот должен подойти ближе. - Они распыляют силы'.
     - Вы оставите крепость без защиты? - уставилась я на мага.
     - Отнюдь нет! Почти все чародеи останутся здесь. Северяне не доверяют магии, так что Мастера Иогана и нескольких его учеников там будет вполне достаточно.
     'Они разобьют нас поодиночке, - мрачно отправил мне Эйнар. - Пока войска будут бодаться с северянами на западе, империя соберет свои силы на востоке и одним ударом займет всю цепочку крепостей. Их вообще уже немного осталось, если две на севере захвачены'.
     Видимо, слова брата и мои собственные сомнения отразились у меня на лице, потому что Мастер Райк поторопился меня успокоить.
     - Ты так не волнуйся, Эвианора, это лучшее, что мы могли сделать. Если остаться здесь, то имперцы додумаются, как взять все-таки крепость в осаду, не опасаясь конфликта их щитов с нашими защитными артефактами, и тогда наше войско окажется отрезано от того, что только выходит из Андоры...
     'Вот оно что. Это вроде отступления. Икарцев мы наверняка разобьем, и будем отступать до тех пор, пока не встретимся с основным войском, идущим от столицы. А те, кто останется здесь, будут ожидать исхода - либо имперцы разобьют объединенную армию, и Совет будет вынужден сдаться, либо Мальйские войска погонят канорцев и отобьют крепости обратно'
     - Мастер Райк, кто останется здесь? - тихо спросила я.
     - Некромант, все артефакторы, - начал перечислять маг. - Останусь я и еще один Мастер или, возможно, два магистра, пока не решили.
     - Это значит, что все ученики уходят из крепости? - спросил Эйнар, наконец появляясь из-за угла.
     - Определенно. Более того, вам и оставшимся третьекурсникам, то есть Майло и этой девчушке, как ее там, Лизавете, после воссоединения с основными войсками следует незамедлительно проследовать в академию по сети телепортов.
     - Наша практика будет закончена?
     - Да. Академия отзывает всех учеников не боевых специализаций, а также боевиков младше пятого курса со всей восточной части страны, вплоть до Зеленых гор, исключая Андору.
     'Похоже, дело хуже некуда', - отправила я брату и получила в ответ волну согласия.
     - Когда мы уходим? - спросил Эйнар.
     - После обеда. Если, конечно, успеете, но зная генерала Дарлина, вряд ли успеется, так что хорошо бы вам уйти до темноты.
     Не прощаясь, мы с братом развернулись и поспешили обратно в башню. Следовало поскорее сообщить новости, и начать сборы.

     Как и предсказывал Райк, вышли мы перед самыми сумерками. Все делалось в огромной спешке, и, уверена, совершено немалое количество ошибок. Огромная колонна, почти тысячное войско покидало крепость, и стальная змея вилась, выходя из ворот на дорогу и исчезая в ближайшем лесу. Мы с братом, выехавшие одними из первых, вместе с остальными чародеями, стояли сейчас на небольшом пригорке. Помимо нас, там же находился Алион и Гай-Счастливчик.
     - Не люблю я вот этого, - ворчал Гай. - Сначала сюда добирались, а день пробыв, уже уходим. Не за это нам деньги платят.
     - Зато сражаться не придется, - откликнулся Эйнар.
     - Это да, - согласился наемник.
     - Как бы ты сражался против своих же? - спросила я, не поворачиваясь, и продолжая наблюдать за неспешно текущей колонной.
     - Я ушел из имперской армии лет десять назад, не меньше, - пожал плечами Гай. - С тех пор она изменилась, и, похоже, не в лучшую сторону. В мое время мы бы взяли эту крепость в первые же два дня, а не проторчали здесь всю весну.
     - И все же, чтобы ты чувствовал, сражаясь против людей со своей родины?
     - Империя огромна, Эвианора. Я родом из восточных провинций, для меня жители центральной почти такие же чужаки, как северяне или Морской народ. Когда твоя страна настолько велика, понятие родины как-то сглаживается.
     - Они знали на что идут, Эви, - в отличие от Гая, Алион понял истинную суть моего вопроса. - Если хочешь, я могу попросить Мастера Иогана, вам не придется сражаться...
     - Ну уж нет, - поджала я губы. Оглянулась на Эйнара, ища поддержки, и, конечно, получила ее. - Раз уж Норны распорядились, что те, кто мог быть моими вассалами хотят сражаться со мной, да будет так.
     Я пришпорила Вьюгу, покидая пригорок.
     - Поехали. Не хочу глотать пыль в конце колонны, когда по праву могу возглавить ее.

     Продвигались мы крайне медленно, однако уже через день впереди показались передовые отряды Икарского войска.
     - Сколько их там? - спросил генерал Дарлин.
     Мы ехали впереди, рядом с главным командованием. Помимо отсутствия пыли это обеспечивало так же хорошую осведомленность.
     - Тысячи две, не меньше. Сложно сосчитать, они не соблюдают строй.
     - Варвары, - скривился сотник, имени которого я не знала.
     - Каждый этот варвар стоит пяти наших солдат, - одернул сотника генерал. - Что насчет магов?
     - Мы не смогли подобраться настолько близко, - виновато склонив голову, доложил разведчик.
     - Рассчитывайте минимум на пятерых, - мрачно сказал Эйнар. - Если там две тысячи воинов, для этого понадобилось бы около двадцати пяти - тридцати кораблей. За каждой фалангой - пятеркой кораблей - крепится один маг. В основном водники и воздушники, но у нас даже теоретик может и топором помахать, и молнией промеж глаз заехать.
     - Юноша прав, любого Икарского мага можно назвать боевым, - натужно засмеялся Иоган. - Но, как правило, квалификация у них низкая, а с нами два полных Мастера, один без пяти минут магистр и целых восемь учеников.
     - Они не будут бить массовыми заклинаниями, - я привлекла к себе внимание командования. Уж что-что, а тактику своих земляков я знала отлично. - Икарские маги не будут стоять сзади на пригорке, и творить бурю оттуда. Они будут среди солдат, и вы не отличите его от обычного воина, пока он не начнет творить плетения.
     - И как же нам тогда от них защититься? - нетерпеливо спросил генерал. Похоже, сталкиваться с северянами ему в бою не доводилось. Да и то сказать, последние лет двести мы свою южную соседку почти и не щипали, все на дальние земли замахивались да с Морским народом грызлись.
     - Никак, - просто ответила я.
     - Как говорят в народе, 'против лома нет приема, окромя того же лома', - поддержал меня Эйнар. - Чтобы справится с ними, вам понадобятся чародеи, которые будут отслеживать вспышки магии в толкучке, и бить фактически наощупь. Другого способа нет.
     - Ну почему же, - вклинилась Лея. - Есть еще вариант накрыть всех ядовитым облаком, посмотреть, кто выжил, и бить уже по ним.
     - Можно и так, - согласилась я. - Но амулеты сейчас может себе позволить практически каждый.
     - Короче, - разрубил наш спор одним своим словом генерал. - Что вы, маги, здесь можете сделать?
     Генерал уставился на Мастера Иогана, ожидая ответа. Мастер немного пожевал губами и вынес вердикт:
     - Третьекурсники останутся в тылах, будут отслеживать вспышки магии. Я буду работать с массовыми заклинаниями, Алион тоже. Марк, Ларк, Лея и Фрай будут работать на защиту.
     - Принято. Так! Все слушать сюда! Готовься к бою! Перестраиваемся!
      'Щас пойдет веселуха' - вспомнились мне слова Мастера Райка.

     Бой я описать толком не могу. Как только мы отошли назад, вместе с генералом и кучкой гонцов, как перестроение закончилось, северяне подошли ближе и буквально тут же грянула битва. Мне всегда казалось, что вот так, на марше, с дороги сразу в сечу не бывает, однако оно было, и было прямо здесь. Признаюсь честно, я не видела никаких флангов, аккуратных квадратов или чего-то подобного - просто незатейливая рубка передних рядов и безжалостный напор задних. Над серединой икарского войска вспыхнуло ядовитое облако, и через минуту опало, оставив в живых едва ли каждого третьего.
     Не в силах выдержать такого количества одновременных смертей, я упала на колени. Некротическая магия пульсировала в кончиках пальцев, ядро сверкало ей в такт. Мне срочно нужно было выбросить излишки.
     'Отдавай мне!' - яростный крик Эйнара в голове.
     Недолго думая, переливаю всю свою магию в брата. На его пальцах висит уже готовое сорваться плетение, и как только вся моя сила, до капли, оказывается в нем, он направляет ее в заклинание. Массовое поднятие, только сейчас поняла я. Плетение падает туда, где минутой назад расцветало ядовитое облако. И даже отсюда я вижу, как сила впитывается в мертвецов, впечатывается в их кости, заставляет двигаться еще теплые конечности. Пусть каждый из мертвецов получился слабенький, не выше третьего уровня, но своим количеством и нахождением в самом центре войска они мгновенно посеяли хаос.
     - У нас была другая задача, - хмыкнула я, вытирая струйку крови под носом.
     - Надо было куда-то деть излишки, - пожал плечами брат, запрокидывая голову. У него кровь никак не желала останавливаться.
     - Хреновые из нас боевые маги, если мы от пары десятков трупов тут же с ног валимся - сказала я, рассеяно оглядывая бегущих икарцев.
     - Просто дар еще слишком мал. Вот увеличится еще вдвое-втрое, тогда можно будет говорить о массовых смертоносных заклятиях, которые не будут пресыщать наш резерв.
     Поняв, что северяне не просто отходят - бегут, мальйцы было кинулись вдогон, но несколько грозных окриков вернули увлекшихся бойцов. И то верно - умертвия-то получили один единственный приказ - атаковать, и им все равно кого.
     - Скхейны! - раздался громкий окрик. Я повернулась, увидев, как Мастер Иоган яростно машет рукой. - Упокаивайте их обратно, пока до нас не добрались!
     Я кивнула, и перехватила у брата поводки. Одной из особенностей нашего дара была эта самая возможность без дополнительных ритуалов передавать друг-другу управление нежитью. Коротким повелением я приказала поднятым братом умертвиям вернутся туда, откуда они пришли. В ту же секунду нежить рассыпалась в прах.
     'Отзвуки смерти?' - предложила я брату.
     'Да ну к демонам, - скривился Эйнар. - И так голова раскалывается'
     - Ваша задача была в отслеживании вражеских магов, - гневно сверкая глазами, к нам подошел генерал. Несмотря на грозный вид, я ощущала, что он доволен исходом этого короткого боя. - А вы что устроили?
     - Либо так, либо то же самое, но здесь, - пожала я плечами. - А если бы облако накрыло еще большую площадь, то, возможно, в дополнение ко всему вы бы получили еще двух личей.
     Да-да, и такое тоже возможно. Темные заклинания, а некромантия по праву считается самой темной школой, всегда имеют опасность отдачи, которая несет угрозу всему вокруг. Неудачное поднятие возвращается зеркалом, а заклятие обычно ведь читает маг.
     Икарцы, поняв, что мертвецы их больше не преследуют, остановились. Мальйцы тоже не спешили перестраиваться. Все ожидали, что же будет дальше. Спустя некоторое время, от основного войска северян отделилась небольшая процессия в человек десять.
     - Парламентеры, - хмыкнул генерал. - Делегацию снарядили. Ну пошли, что ли.
     Генерал обернулся, кивком головы выбирая людей в сопровождение. Четверка военных в неизвестных мне званиях, Мастер Иоган, Алион. Поколебавшись немного, генерал кивнул и нам с Эйнаром.
     Встретились мы аккурат на середине поля, на котором получасом ранее разгорелась битва. Остановились в двадцати шагах друг от друга и молчали - ждали, кто заговорит первым.
     - Мое имя - Дарлин фон Эберек, я командующим этим войском. По какому праву вы напали на моих людей?
     - Мое имя... - начал было говорить воин, стоящий впереди. - Ай тьфу, ничего не вижу под этим шлемом, - продолжил он на икарском и принялся стаскивать упомянутый шлем. По плечам предводителя северян рассыпались темно-каштановые, завившиеся от пота локоны и открылось молодое лицо. - Прошу прощения. Меня зовут...
     - Юлиан?! - не помня себя, заорала я на пару с Эйнаром. - Какого хрена?!
     - Что за? - не понял старший брат, а это был именно он, оборачиваясь на крик. - Малявки?! Вы откуда здесь?
     Со всех сторон на меня накатывало непонимание и удивление. Выбежав из-за рядов мальйцев, я быстро преодолела разделяющее нас пространство. Эйнар шел за мной, а старший брат, отмахнувшись от своих спутников, поспешил навстречу.
     Рассмеявшись, я прыгнула и повисла у брата на шее. Он слегка крякнул, принимая мой вес, но выдержал. Когда брат поставил меня на землю, я поняла, что с трудом достаю ему до подбородка - хоть я и сильно вытянулась в последние годы, но Юлиан был высок даже по нашим, северным меркам.
     - Что здесь происходит? - генерал Дарин, хоть и был совершенно растерян, горел желанием разобраться в ситуации.
     Обе делегации подтянулись поближе, видимо, понимая, что кровопролитие уже наверняка отменяется. Похоже, наша встреча слегка разрядила обстановку. Не то чтобы кто-то ждал подвоха - если икарцы заявляют, что желают переговоров, то они желают именно переговоров, такие традиции у нас свято чтутся. Это имперцы могут поднять руку на послов, и даже мальйцы, но северяне - никогда.
     - Позвольте представиться, - в третий раз начал брат. - Меня зовут Юлиан Анвел Скхейн. Или Юлиан фон Скхейн, если по-вашему.
     И вот тут на лицах присутствующих проступило понимание.
     - То есть Вы... - генерал неопределенно повел в воздухе рукой.
     - Брат, - пояснил Юлиан. - Старший.
     - Ну тогда ясно все, - с видимым облегчением сказал генерал. - А то я уже испугался, что наши маги в уме повредились после такого мощного заклинания.
     - Мощного заклинания? Погодите, - Юлиан уставился на нас. - Так те мертвецы, это что, ваша работа?!
     - Ну... мы же вроде... как бы... некроманты в некотором роде... - выдавила я из себя.
     - Боевые некроманты, можно сказать, - поддакнул Эйнар. - Двойная специализация, все дела.
     - Вернусь и обо все доложу отцу, - сухо и грозно сказал Юлиан.
     - Ну а что нам было делать? - вскинулся Эйни. - У нас же вроде как война, вы бы нас всех перебили.
     - Кстати, о войне, - тяжело вздохнул Юлиан и обратился к генералу. - Мы хотели бы заключить союз.
     - Что? - только и смог сказать Дарлин. Он, похоже, совершенно потерял нить разговора.
     - А как же Империя? - встрял Алион. - Ее войска в двух днях пути, осаждают крепость, из которой мы только что выехали.
     - Скажем так, договоры, заключенные с Империей, устраивают далеко не всех, - осторожно сказал Юлиан. - Ко всему прочему, мне известно, что на западе отсюда находится основная часть мальйского войска, которая раздавит мой отряд, как гномский молот сталь. Но даже если я успею соединиться с остальными своими людьми, которые засели в двух крепостях на севере, это не гарантирует победу. В Малье оказалось слишком много магов, - при этих словах брат покосился на нас с Эйнаром. - Магов, которые значительно перевешивают чашу весов в вашу пользу. Колдуны империи намного слабее, о наших и говорить нечего. Канор эту войну не выиграет. А что достанется нам в случае поражения? Ничего. А раз этот союз нам не выгоден, то мы желаем расторгнуть его и заключить новый. Кстати говоря, я уполномочен это сделать.
     И Юлиан протянул генералу свиток, скрепленный печатью, на которой был орел, широко раскинувший крылья. Под левым крылом орла находился дракон, под правым единорог. И рог, и сам мифический зверь были белоснежно-белыми.

     Он
     - Куда ты теперь? - спросила Эвианора, заглядывая Алиону в лицо.
     Смысла отходить, чтобы не слышать их беседу, я не видел - придется идти не меньше получаса, чтобы заглушить мысли сестры.
     - Сначала вернусь к Мастеру Иогану, закончу обучение. Потом в академию, надо будет защитить диссертацию.
     - Приезжай в Икарию, - предложила сестра. - Я тебя с родителями познакомлю, с тетушкой Мириам... Она тебе понравится - тоже огненный маг.
     - Если твой отец похож на Юлиана, то я не переживу этой встречи, - содрогнулся маг.
     И правду сказать, Юлиан устроил нам такой допрос с пристрастием, что аж дурно становится. Когда они немного утрясли вопросы с генералом, Юлиан насел на нас, требуя рассказать, как мы докатились до жизни такой. Наметанным взглядом придворного интригана, брат сразу понял о сути отношений, связывающих Эви с Алионом, и увел того для 'приватной беседы'. После беседы маг вернулся бледным и едва ли не заикающимся, и мне было страшно представить, чем Юлиан мог так напугать без пяти минут магистра боевой магии. Да уж, настоящий старший брат - защищает младшую сестру как может.
     - Отец еще хуже, - радостно заверила мага Эви.
     - Я буду в академии в начале лета, - Алион решил закрыть тему наших родственников. - Встретишь меня там?
     - Обязательно, - улыбнулась Эви, и они слились в таком страстном поцелуе, что мне пришлось спешно выставлять блоки.
     Наконец, они оторвались друг от друга, и сестра, резко обняв мага, на прощание, отстранилась. Я подошел ближе, и мы, без слов, пожали друг другу руки. Развернувшись, я всучил поводья Вьюги Эвианоре, и мы пошли к зданию телепорта. У самого входа, Эви повернулась и еще раз помахала остающемуся на восточных территориях магу. Война пока еще продолжалась, но было совершенно ясно, что с поддержкой северян победа республики всего лишь вопрос времени.
     'С некоторой точки зрения все в этом мире - всего лишь вопрос времени', - раздался в моей голове голос.
     'О, давно не появлялся', - я остановился и взял сестру за руку, налаживая контакт. Она тоже должна слышать.
     'Тот момент, когда ты как Хранитель встанешь на Дорогу Сна тоже всего лишь вопрос времени'
     'А если не встану? Если никогда не соглашусь?'
     'Тогда ты умрешь, на твое место придет другой и вот он встанет', - мне почудилось пожимание плечами.
     'А что ты скажешь насчет того, что Дорога Сна - путь к божественности?'
     'О, ты и про это уже узнал? Бы-ыстрый. Так и есть. Хранитель, чей срок на дороге окончен, вправе стать демиургом собственного мира. Создать его так, как захочет, населить, кем захочет, задать ему такие вехи развития, какие он захочет'.
     'А что с этого дракону?' - удивился я.
     'Ты не понял? Дракон и станет этим новым миром'.

***

     Подавальщицы все же пришли, и, после получения нагоняя от трактирщика, рьяно взялись за работу. Тролль наконец-то смог расслабиться, и встать на свое место у стойки, лениво-настороженным взглядом окидывая заполненную таверну.
     'Надо расширяться, - подумал тролль. - Пристройку какую сделать, что ли? С альковами, для самых изысканных и богатых посетителей, да. Вот, вроде этих магов-близнецов'.
     Ортхран кинул взгляд на северян, которые по-прежнему сидели за выбранным столиком, потягивая уже третью бутылку его самого лучшего вина.
     Дверь распахнулась, впуская очередного посетителя. Трактирщик поднял взгляд, и дыхание у него перехватило - это была самая красивая женщина, какую только он видел за свою, уже достаточно долгую, жизнь. Судя по опустившемуся на зал молчанию, Ортхран был не единственный в своем восхищении.
     Вошедшая покрутила головой и, расплывшись в клыкастой улыбке, направилось к столику, облюбованному северянами.
     'Вот гоблин, вампирша, - ругнулся тролль. - То-то она мне какой-то опасной показалась. С Высшими вампирами шутки плохи'.
     Обслужить важную посетительницу трактирщик решил сам, тем более что подавальщицы не спешили приближаться к столику.
     - Добро пожаловать в 'Приют путника'! Чего изволите? У нас сегодня большой выбор.
     - Вот того же, - вампирша стукнула пальчиком с аккуратным ноготком по бутылке, стоящей на столе. - И хорошенько прожаренного мяса, чтобы без жира и крови. Я на диете.
     - Ерундой занимаешься, - покачала головой северянка.
     - Работа у меня такая, малоподвижная, - притворно вздохнула вампирша. - Целыми днями сидишь, просителей выслушиваешь, планы придумываешь... Знаешь, как в такой обстановке толстеешь быстро?
     - Врешь ты все. Мы столько времени убили, чтобы тебя найти, что представить страшно. Постоянно перемещаешься, то тут, то там, у кого ни спросишь, никто не знает, где Ари делась, сами все ищут, - девушка повернулась к троллю. - Ну чего застыл? Не видел ты ее никогда, примерещилось.
     - Простите, - очнулся тролль и быстро ретировался.
     Он действительно задумался, где мог видеть вампиршу или женщину, похожую на нее. Ортхрану было не по себе от того, с какой легкостью северянка читает его мысли, и он твердо решил завтра же отправится в город, чтобы прикупить себе какой-нибудь амулет от мозгокопателей.

     - Тебя и вправду было тяжело найти, - кивнул Эйнар, глядя вслед трактирщику. Какой бы амулет тот ни купил, от действительно могущественного мага Разума он не защитит.
     - Может быть потому, что я не хотела, чтобы меня нашли? - скривилась Ариша. - А после вашего грубого вмешательства пришлось всю сеть сматывать и заново расставлять, столько работы коту под хвост.
     - А не надо было так тщательно следы заметать, - возмутилась Эвианора.
     - Ну да, от вас спрячешься, - хмыкнула вампирша. - Вы же до чего угодно докопаетесь. Как тогда, в Академии, помните?
     - Конечно помним...

Воспоминание третье


     Он
     - Ты меня не слушаешь, - заявила Хоук, резко останавливаясь.
     Наверное, вид у меня был при этом глупый (потому что я действительно не слушал) и девушка, фыркнув, начала объяснять сначала.
     - Если ты попробуешь создать заклинание, которое будет генерировать нити, то ничего не получится, так?
     - Так, - кивнул я. Эту часть я помнил.
     - Но что, если создать такое заклинание, которое будет заменять одну свою нить на другую, в зависимости от заложенной в нее задачи?
     - А в чем смысл? - удивился я. - Почему бы сразу не создать нужное плетение?
     - Для того, чтобы твой противник не мог понять, что ты собираешься сделать, и не успел принять меры.
     - Ну допустим. Но ведь это тоже невозможно.
     - Не совсем. Если заменять нити на ходу, то ничего не получится, а вот если сделать так, чтобы заклинание перестраивалось уже после завершения?
     - И что ты хочешь от меня в таком случае? - я снова потерял нить ее размышлений.
     - Чтобы ты придумал, как это сделать, конечно. Я уже всю голову сломала, но ничего путного не получается.
     - То есть, ты хочешь, чтобы созданное тобой заклинание, получив наполнение силой перестроило нити в другое плетение, правильно?
     - Да.
     - Но ведь это получается обычное заклятие-трансформер, - окончательно растерялся я. - Громоздкое и неудобное, потому что способно перестраиваться только в простые структуры, а потому редко используемое.
     Хоук некоторое время постояла, раздумывая, а потом уселась на ближайший валун.
     - Вот гоблин, - вид у нее был самый что ни на есть рассеянный. - А я-то думала, что изобрела что-то новенькое и интересное.
     - Не переживай, это со всеми случается, - хмыкнул я. - Помнишь, как в прошлом году мы с Витарром его 'трансформатор структур' пробовали? Бахнуло так, что стену в лаборатории начисто снесло, а она, между прочим, экранированная. Только после того, как в себя в корпусе целителей пришли, узнали, что трансформация тканей основы возможна только изнутри, и до этого дошли пару сотен лет назад.
     - Да уж, - улыбнулась девушка. - Туда еще потом первокурсников как на экскурсию водили. Как же, начисто уничтожить защищенную стену! Зато из этого заклинания можно сделать отличное оружие.
     - Если бы оно не жрало столько УЕС. Мы тогда почти полностью выложились, а что я, что Витарр имеем далеко не самый маленький резерв.
     - А у меня больше, - девушка показала язык и захохотала, отскакивая, когда я попытался ущипнуть ее.
     'Эйни', - позвала сестра.
     Мы сейчас находились на обрыве, а сестра, судя по всему, звала с полигона. Теперь не приходилось залезать наверх и раскидывать сеть, чтобы 'докричаться' на такое расстояние. После нашей весенней практики дальность связи (как и резерв) значительно выросли, и я не совсем уверен, с чем это связано. Упорно бытует мнение, что после первого сексуального контакта у магов, особенно женщин, происходит значительное усиление дара, но так это или нет, достоверно никто не проверял.
     - Пойдем, - я встал, собираясь узнать, зачем Эвианора звала меня.
     - Уже, - скривила губки девушка. - Я думала еще посидеть.
     - Эви зовет. Надо узнать, что хотела.
     - Ты тогда иди, а я тут посижу, подумаю.
     Я кивнул, и отправился к сестре. Дорожка от обрыва к полигону вела всегда напрямки, не то что возле корпусов, там пространство вело себя как капризная богачка, постоянно выдавая новые придумки.
     'Что такое?'
     'Габриэла зовет, что хочет неизвестно. Ты идешь?'
     'Пошли, у меня сегодня пар больше нет'
     Я мельком увидел, как сестра слезла с трибун и отправилась мне наперерез. Теперь, зная куда идти, я немного скорректировал свой путь, повернувшись в сторону корпуса некромантов.
     - Это мероприятие не является обязательным, - сказала магистр, когда все собрались. - Более того, многие считают это суеверием, так что выбор остается строго за вами.
     - В чем дело-то? - спросила, как всегда, непосредственная (а может, просто самая наглая) Ариша.
     - Послезавтра наступит Самайн, - сказала Габриэла. - В такие дни уток ведет себя нестабильно. Как вы знаете, даже инициацию в нашей Академии всегда проводят на Йоль. Для инициации зимнее солнцестояние, когда день начинает нарастать, самое благоприятное время. Но Самайн - это ночь духов, время смерти. Наше время.
     - Мы должны будем пройти какую-то инициацию? - спросил я.
     - Что-то вроде, - кивнула Габриэла. - Все это время мы работали с некротической энергией, но касались ее лишь мельком. Напрямую к смерти мы не обращались. Теперь пришло время это сделать, но перед этим я настоятельно рекомендую, так сказать, представиться пряхе, чтобы дальнейшее обучение пошло легче.
     - Что будет с этого конкретно нам? - спросил Дрезд, один из темных эльфов, что учился с нами на кафедре некромантии.
     - Точно сказать не могу, - пожала плечами магистр. - Статистической выборки никто не делал. Большинство некромантов, кто проделывает этот ритуал, говорят об отсутствии результатов, однако некоторые заявляют о резком увеличении резерва или об облегчении в плетении некротических заклинаний. Бывают и такие, с кем пряха говорит лично.
     'Пряха?'
     'В мальйской традиции богиня смерти - великая пряха. Заодно совмещает в себе функции богини судьбы', - пояснил я сестре.
     'Короче говоря, норны и Хель в одном лице'.
     Я чуть заметно кивнул.
     - В чем заключается ритуал? - продолжал допытываться Дрезд.
     - Небольшое ритуальное убийство, воззвание, распитие спиртного, - усмехнулась Габриэла.
     - А без убийства никак? - поежилась Виви. Честно говоря, до сих пор удивляюсь, как эта милая девчонка выдержала две сессии. Некромантия... не самая чистая школа магии.
     - Никак. Но, если хотите, барашка можно потом будет зажарить - получится прекрасное угощение для праздничного стола.
     Пара студентов закашлялась, большинство побледнело. Необходимый цинизм еще не был выработан, так что есть кого-то, кого только что убил в ритуальных целях казалось... странным.
     - Ладно, лирику в сторону. Мне надо точно знать, кто идет, чтобы все подготовить.
     Вызывалась участвовать в ритуале едва ли половина.

     Проходило все крайне буднично. Большой зал, в котором у нас частенько бывает практика, здоровенная фигура на полу, похожая на двенадцати лучевую звезду - по лучу на каждого из участников и один для Габриэлы. Связанный и успокоенный заклинанием барашек в центре и множество свечей, чтобы зал был хорошо освещен. Магические светильники в таких ритуалах никогда не используются - сбивают тонкую настройку, характерную для заклинаний некромантии и демонологии.
     Я вспомнил стихи, прочитанные когда-то в одной старой книге.

Сила взрастает во дни
Солнцестояния и Солнцеворота,
Но там лишь, где Кровью земля окропится,
Сила взрастает сторицей.[5]


     Сейчас была не совсем та ситуация, но стихи казались уместными. На самом деле, сейчас ритуал проводился не для получения энергии, как это обычно бывает, а для привлечения той силы, что мы зовем Смертью и почитаем за божество.
     - Все готовы? - спросила Габриэла. - Постарайтесь молчать, иначе я за вас не отвечаю. За границы не выходить, а лучше вообще не двигаться. Скхейны, воздержитесь от общения, по крайней мере явного. Начали.
     Заклинание было древним. Об этом говорило множество факторов, но самым явным был непонятный речитатив, который завела магистр - только старые заклинания используют словесные формулы. Призвание смерти было древним и сложным.
     Одновременно с чтением непонятных слов магистр творила плетение запредельной сложности, которое, я уверен, повторить бы не смог ни один из присутствующих. Когда Габриэла разместила последний стабилизирующий узел, а речитатив поднялся до самой высокой ноты, плетение было напитано силой, а барашку перерезано горло. Кровь хлынула в специально предназначенный для этого сосуд, а внутри фигуры разлилась стылая сила.
     - Неплохо, - прошелестел тихий голос. - Сильная кровь, сильная воля.
     В центре фигуры, прямо над трупом барашка заклубился бесформенный туман. Послышался чей-то судорожный вздох, но Габриэла одним взглядом успокоила нервного студента.
     'А что у нас тут? - голос возник в моей голове. - Ах, надо же, Хранитель. Ой-ей, даже два. Не знала, что такое возможно. Хотя... Хранитель, тебя один или два?'
     Мы с Эви синхронно пожали плечами.
     'Ясно, сами не знаете, - казалось, голос развеселился. - Тогда не буду портить сюрприз, пусть этот заносчивый дракон сам разбирается. А вы постарайтесь со мной не встречаться. И на Дорогу Сна тоже не становитесь, оттуда, в отличие от моих владений, еще никто не возвращался...'
     И голос исчез, туман над трупом медленно растворился, а сила, разлитая внутри фигуры, начала впитываться в студентов и магистра и растворяться в насыщенном эфире академии.

     - Это неслыханно, - возмущалась вампирша, потрясая изящным кулачком. - Она сказала, что я ее талантливый ребенок, и она возлагает на меня большие надежды! Да мне даже мать такого никогда не говорила!
     - Что тебе не нравится? - устало поинтересовалась Эвианора.
     Мы сидели в 'Золотом посохе', потягивая горячий глинтвейн - вчера резко похолодало, даже снег пошел, что в этой местности большая редкость, по крайней мере, на Самайн. Витарр предпочел провести сегодняшнюю ночь в другой ипостаси, Фин со своей возлюбленной эльфиечкой умотал в столицу, а Хоук готовилась к какой-то контрольной, так что мы сидели в таверне втроем, обсуждая прошедший ритуал.
     - Мне не нравится, что меня назвали ребенком. Во-первых, я уже взрослая, а во-вторых, это звучит унизительно!
     - Это богиня, Ари, - хмыкнула Эвианора. - Для нее любой покажется ребенком.
     - Ну, может быть и так, - слегка стушевалась вампирша. - А что она вам сказала?
     Мы с сестрой переглянулись и промолчали.
     - Ну как хотите, - пожала плечами девушка. Она не обиделась. - Габриэла сказала, что такого, на ее памяти, еще не было - Смерть поговорила с каждым в группе!
     - А кроме разговоров, что-нибудь еще было? - спросил я.
     - Дрезд таинственно улыбался и сказал, что все отлично, но что конкретно - не сказал. Виви плакала, прям в истерику впала, пришлось отловить первого попавшегося менталиста, чтоб ее успокоил. Еще пара ребят сказали, что резерв подрос, ну а так больше ничего.
     - Да, у нас тоже увеличился, - кивнул я.
     - Я бы даже сказала, раздулся, - покрутила рукой в воздухе сестра. - Как пузырь, а стенки истощились. Вот сейчас и сидим под щитами, а то чувствительность такая...
     - Такая, что хоть на стену лезь - в голове сотни чужих голосов, - пояснил я вампирше и обвел руками заполненную таверну. - А под щитами тихо-тихо.
     Обратной стороной такой сильной блокировки является то, что угрозу тоже можно прозевать - именно поэтому мы как можно быстрее освоили гибкий щит, фильтрующий чужие мысли, а не отсекающий их.
     А вот чувств сестры такой щит не заглушал, поэтому я сразу же 'услышал', как ее захлестнула волна непередаваемых чувств. Пытаясь разобраться в невероятном количестве нахлынувших на меня эмоций, я посмотрел в ту же сторону.
     - А, ну все понятно, - усмехнулся я, мотая головой, избавляясь от Эвиных чувств.
     - Что там такое? - Ариша, сидевшая спиной ко входу, обернулась посмотреть, что мы там увидели.
     - Алион! - закричала Эви, и уже через секунду висела на маге, подрыгивая ногами.
     - Я вас обыскался, - сказал Алион, присаживаясь рядом после того, как Эви наконец отцепилась от него. - Всю академию оббегал, а вы, оказывается, в кабаке.
     - Сегодня же праздник, - улыбнулся я. Переполнявшее сестру счастье отвоевало себе кусочек и в моем рассудке.
     - Я поэтому и приехал, - улыбнулся парень. - Выдался наконец свободный денечек.
     - Где ты пропадал? С самого вересня тебя не видно было.
     - Не поверите, но на вашей родине. Кто-то очень умный решил включить меня в охрану делегации Совета, вот и пришлось ехать в Икарию. Только вчера вернулся в столицу. А у вас как дела? Ты, Ариша, чего такая мрачная?
     - Да мы вот сегодня один ритуал проводили, и Арише не понравилось, как с ней богиня общалась, - рассмеялась Эвианора.
     - О, чувствую, у вас найдется, что мне рассказать. Эй, Хозяин! Принеси мне глинтвейна, да погорячее, и приготовь сразу комнату. Нормальную комнату, просторную и с хорошей, крепкой кроватью...

     Она
     Мне было скучно. Я сидела, еле держа голову на весу, но она все равно постоянно соскальзывала с подставленной руки. Хотелось спать, но это было не самой главной проблемой - тема была скучная до такой степени, что, казалось, еще немного, и я взвою.
     - Что тебе не нравится, - прошипела вампира в ответ на мои жалобы. - Это основы контроля, и не моя вина, и не вина Трэвиса, что ты все это знаешь.
     - Но это же элемента-арно, - зевнула я. - Мы это на еще на втором курсе проходили.
     - Эви, у нас в группе только три мага Разума - ты, твой брат и Дэви. Так что азы для тебя, а для большинства новый и непонятный материал. А теперь, будь добра, заткнись и не мешай мне писать конспект, а то потом сама будешь упокаивать вырвавшуюся из-под моего контроля нечисть.
     Я послушно заткнулась, но спать мне захотелось еще больше.
     Предмет так и назывался - 'Контроль', и базировался, практически полностью, на школе Разума. Преподаватель, магистр Трэвис, и тот был менталистом. Трэвис в ускоренном темпе пытался научить повелителей Тьмы и Смерти тому самому повелению, но получалось у него пока не ахти. Занятия шли уже третий месяц, но мои сокурсники с трудом понимали принципы построения контролирующих плетений. Виви так до сих пор с трудом различала противоречащие друг другу условия, от чего ее умертвия постоянно пытались самоуничтожиться. Ну неужели не понятно, что слабенький зомби команду 'встань и иди' воспринимает как одновременный приказ стоять и идти? Только умертвие выше четвертого уровня сможет понять, что эти команды следует выполнять последовательно. А вот Виви, похоже, понять этого не способна.
     Ладно, можно принять во внимание тот факт, что никто из студентов не учился у магистра Витека, но, демоны меня раздери, какие-то элементарные понятия и знания должны же у них быть!
     От нечего делать я принялась рассматривать магистра Трэвиса и проводить подробный анализ.
     У него были темные, коротко подстриженные волосы - он не боевой маг, и не огневик, в среде которых принято волосы обрезать, значит, либо не следит за модой, либо соблюдает собственный стиль, так как у чародеев принято отращивать длинные локоны, даже мужчинами. Поехали дальше. На вид - типичный мальйец, по одежде сложно что-то разобрать, но некоторые элементы могут навести на мысль, что он родом из восточных провинций, что ближе к Империи Канор. Теперь пойдем вглубь. На разуме - слабо светящиеся щиты, даже на вид очень плотные. Давно заметила, что преподаватели делятся на две категории: первые на занятиях раскрывают разум, чуть ли не ментальную сеть раскидывают, а вторые, наоборот, закрываются. Трэвис, похоже, принадлежал ко вторым. Причин этому также может быть несколько, например, у него, как и у меня, повышенная чувствительность и сильно развитая эмпатия, что может сильно мешать на лекциях, а может, ему просто не хочется слушать наше мнение о его предмете.
     Ха, а вот это уже интересно - только присмотревшись внимательно, я смогла заметить странное плетение, подвешенное на нем. Нити плетения уходили куда-то внутрь, представляя собой сложнейшую вязь, закрепленную на теле. Явный признак Мастерства, кстати - насколько я знаю, такого рода заклинание является одним из тех, что необходимо воспроизвести для получения степени. Однако, суть заклинания была мне совершенно непонятна. Очевидно, что оно призвано для какого-то контроля, может быть, для анализа, но вот что именно является его целью... Нет, не скажу.
     Покрутив рисунок плетения перед внутренним взором и так и эдак, и даже зарисовав его части в тетради, я не заметила, как пара закончилась. Надо будет Эйнару сказать, может быть он что-нибудь вспомнит. Или можно даже к Хоук обратиться - это ведь ее специализация, всяческие хитроумные и крайне запутанные плетения, тем более что она тоже менталист.
     Следующей парой у нас стояло занятие по основной стихии. Сейчас мы с Ирландой отрабатывали слияние - разбивались на пары и пытались соединить свои дары так, чтобы сила одного оказалась у другого. Похоже на то, что происходит между мной и Эйнаром, но мы сливаем наши дары полностью, превращая его в один, или соединяем так, что сила увеличивается в полтора раза. Обычное же, частичное магическое слияние призвано передать силу одного мага другому без потери первым индивидуальности дара, позволяя второму творить мощные заклятия. Вот, собственно, этим мы и занимались. Получалось, правда, плохо, даже у нас с Эйнаром.
     - Так, разбиваемся на пары, - скомандовала Ирланда. - Партнера не меняйте, оставьте как на прошлом занятии.
     Студенты зашевелились, задвигались, пересаживаясь поближе друг к другу. Телесный контакт намного облегчает задачу. Мы изначально сидели в своей тесной компании, так что пересаживаться никому не пришлось.
     Глянув на Эйнара с Хоук, я не удержалась и захихикала - эта парочка сидела, взявшись за руки, и как будто была не здесь. Спорю на десять имперских золотых, они будут первыми, у кого получится.
     - Фин, подвинься поближе, хочу по-другому попробовать.
     Эльф подвинулся чуть ближе, и я взялась одной рукой за его плечо, другой за руку.
     - Кто будет сейчас отдавать? - спросил Фин.
     - Давай ты. Только не пугайся, ради богов, если вдруг получится. Я попробую сама схватиться, так что не сопротивляйся.
     - Постараюсь, - улыбнулся эльф. - Просто, когда сила вдруг начала вытекать, это было очень неожиданно.
     Да, на прошлом занятии у нас почти получилось, но Фин испугался, начал, практически инстинктивно, сопротивляться, и все пошло насмарку. Сейчас он уже представлял, что это такое, и все, что мне надо было, так это ухватиться за его дар, когда он мелькнет в зоне моего доступа.
     Однако, ничего не получалось. Дар эльфа был вот здесь, рядом, прямо под моей рукой, но когда я пыталась за него ухватиться, он ускользал, становился бесплотным, сливался с энергетической составляющей тела Финиариона.
     - Твой дар как вода сквозь пальцы проливается, - устало откинулась на спинку я. - Давай ты теперь.
     У Фина результаты оказались не сильно лучше, чем у меня, за дар он ухватиться смог, а вот удержать его - нет. Рядом ругалась Ариша, обзывая Витарра упрямым волчарой. Видимо, у нее тоже ничего не получалось.
     - Есть! - услышала я радостный крик, и, как и все в группе, обернулась посмотреть на удальцов.
     Эх, где ж мои десять золотых. Я с прищуром смотрела на устойчивую связь, возникшую между дарами Хоук и Эйнара. Эйнар в этой паре был ведущим, осторожно, по крупицам вытягивая силу из девушки.
     - Держится? - спросила, подойдя Ирланда. - Отлично, отлично! Теперь отпускай, только осторожно.
     Эйнар, как и велела магистр, осторожно отпустил связь, не забыв мягко разорвать ее, а не обрубить, как это частенько делают новички. Ну, Эйнар-то новичком не был.
     - Все видели? - обратилась магистр к студентам. - А теперь попробуйте повторить. Хоук, теперь ты ведущая. Ну давайте, давайте, время не ждет.

     - Что это? - с сомнением глядя на схему, спросил Эйнар.
     - Коммуникатор, - пояснил Витарр.
     Нет, я преувеличиваю - ни черта он не пояснил, слово 'коммуникатор' ни о чем мне не говорило.
     - И для чего он предназначен?
     - Для связи. Как магический шар, только работает по другим принципам.
     - И что это за принципы? - спросила я.
     Как работает магический шар я знала. На один шар поступают данные, визуальные и звуковые, кристалл со встроенным плетением запоминает их, а второй такой же шар воспроизводит. Дальности у подобных шаров не существует, где бы ни находился один, второй в ту же секунду примет такое же состояние. Самый очевидный недостаток магических шаров (помимо дороговизны) это ограниченность только двумя подобными артефактами. Подобным образом никак нельзя было связать больше двух кристаллов, так что для создания более-менее обширной сети пришлось бы задействовать целую кучу шаров.
     - Я бы мог объяснить, но на это ушло бы недели три, не меньше, - хмыкнул оборотень. - Не зря же я уже полтора года теорию в огромных масштабах учу. Суть в том, что подобный коммуникатор может объединять до шестнадцати устройств на определенном расстоянии. И передавать сигнал дальше, второму такому коммуникатору. При обширном распространении таких артефактов, можно с легкостью покрыть всю территорию Талии, создав единую сеть!
     - И это может сработать? - удивился Эйнар.
     - Вполне, - кивнул Фин. - Судя по той схеме, что сейчас показывал Витарр, производство одного артефакта будет стоить значительно дешевле магического шара. Сейчас трудно сказать, но, скажем, по цене дома, а не мелкого графства.
     - А что насчет исполнения? - глаза у оборотня горели.
     - Думаю, итоговый артефакт получится вот таким, - эльф развел руки примерно на полярда.
     - Большой, - приуныл Инголфр.
     - А ты что, хотел, чтобы он в карман помещался? - усмехнулась я.
     - Желательно, - кивнул Витарр. - Представьте, если когда-нибудь будет возможным оснастить каждого человека подобным артефактом. Любой сможет связаться с любым, несмотря на разделяющие расстояния!
     -  Ну-ну, - пробормотала я. Розовые мечты: благородные, может, еще и потянут подобные артефакты, но вот крестьяне никогда. - А нас-то ты зачем позвал?
     - Честно говоря, технология очень сырая, - признался оборотень. - И мне нужно проверить некоторые моменты на работоспособность. В частности, один из них основывается на связи, подобно существующей между вами.
     - Еще один Мастер Витек на наши головы, - проворчал Эйнар. - Тоже заставишь держать слияние и разбегаться в разные стороны, а потом пытаться разорвать связь?
     - Эээээ, - замешкался Инголфр, и я поняла, что именно это и придется делать.
     Боги, избавьте меня от исследователей и энтузиастов...

     Он
     В перерыве между парами все ломанулись в столовую, и сейчас в очереди на раздачу стоял, казалось, весь первый курс и половина второго. После занятия боевой магией есть хотелось неимоверно, но я твердо решил не пользоваться своим правом старшекурсника и честно отстоять очередь.
     Хм, а ведь и правда, четвертый курс это уже почти что выпускной. До получения звания бакалавра дойдет максимум треть от тех, что поступили вместе со мной, а получить звания магистров вообще смогут единицы. Ну, может не единицы, но трех дюжин не наберется точно. Для этого нужен немалый талант и способности, а еще терпение и уйма денег.
     Подумав о деньгах, я окончательно приуныл. Обучение по-прежнему оплачивал отец, но все остальное приобреталось за мой счет, который стремительно таял. Пожалуй, на зимних каникулах стоит серьезно взяться за поиски работы, иначе питаться придется только в столовой, а еда тут, кажется, с каждым годом становится все хуже.
     Проблема состоит в том, что в академгородке огромная конкуренция - здесь слишком большая концентрация бедных магов-недоучек, которые хватаются за любую работу. Но и я уже не студент-второкурсник, кое-что умею, и побольше, чем многие. Например, можно устроиться в городской морг - допрашивать трупы. Хотя нет, там небось и так вся кафедра некромантов ошивается. О, а можно в жандармерию, допрашивать не трупы, а преступников. А почему нет? Работа мага-дознавателя весьма интересна, а главное, прибыльна. И берут туда только менталистов, а магов Разума, по сравнению с другими направлениями, всегда меньше. Большинство чародеев это чисто темные или светлые, почти не уступают им в количестве природные, а вот направление Разума в меньшинстве и составляет от силы осьмушку от трех других.
     Вот, к примеру, взять группку второкурсников, что стоят передо мной. Два эльфа и девушка природные, еще одна девчонка и парень рядом с ней светлые, еще два парня темные, и только одна девушка - Разум. Присмотревшись к ней (возможно, будущая коллега), я обнаружил легонький щит, через многочисленные дыры которого просачивались ее мысли. Удивительно, как он не развалился. Я презрительно скривил губы - неумеха, по-другому и не скажешь. Простейший барьер, а до сих пор еле ставит. Помнится, мы такие проходили еще в самом первом семестре, а у нее уже третья сессия на носу. Похоже, их теперь вообще ничему не учат. Еще в прошлом году Мастер Витек наотрез отказался учить первокурсников, и теперь у них ведет магистр Флавия, а второй курс подобрал магистр Трэвис. Он начал преподавать у менталистов только в этом году, раньше я в академии его не видел. Занятия он ведет ни шатко ни валко - сам я на них не был, но, судя по воспоминаниям Эви, с Мастером Витеком не идет ни в какое сравнение. Тот мог любого, даже природника, заставить плести заклятия школы Разума. А Флавия, как я сам помню, настолько нудно преподает, что терпеть ее просто невозможно. Маг земли, что с нее возьмешь?
     Потеряв интерес к второкурсникам, я отвернулся, но в последний момент заметил что-то, что привлекло мое внимание. Присмотревшись к той самой девушке-менталистке я увидел, что, помимо барьера, ее разум окружает другое плетение, настолько незаметное, что увидеть его можно только чудом. Или краем глаза, что и случилось со мной.
     Стараясь не привлекать к себе внимания, я подошел поближе и принялся украдкой рассматривать плетение. Оно, казалось, было абсолютно прозрачным - ни на каком из планов истинного зрения, доступных мне, я не мог четко различить его структуру. Потерь энергии, обычно свойственных сложным заклинаниям, я тоже не наблюдал, что говорило о немалом Мастерстве того, кто его накладывал. Девушку я, конечно, в расчет не принимал - созданный ею щит не оставлял сомнений в отсутствии ее отношения к автору заклинания.
     Очередь постепенно двигалась, второкурсники двигались вместе с ней, а я держалась рядом с ними, силясь уловить хотя бы отдельные кусочки плетения.
     Один из парней, темный, ткнул девушку локтем и что-то сказал, показывая на меня. Компания засмеялась, а девушка зарделась.
     'Похоже, ты ему понравилась. Вон как пристально смотрит' - ну или что-то вроде этого, судя по долетевшим до меня мыслям. Привыкнув находиться среди старшекурсников, уже поголовно освоивших мысленные барьеры, я не был готов к обрушившемуся на меня потоку образов, сравнений и оценок. С некоторым удивлением и удовлетворением, я 'услышал' льстивые для меня мысли. Может, по меркам девушки, красавчиком я и не был, но вот привлекательным очень даже. Я ухмыльнулся, подумав о том, как на эти мысли отреагировала бы Хоук. Как минимум демонстративно взяла бы меня за руку и победно посмотрела на девушку, не забыв сопроводить взгляд соответствующим силовым импульсом.
     Отнеся мою ухмылку на свой счет, девушка зарделась еще больше, и попыталась прощупать мой разум. В ту же секунду отпрянула поморщившись. А что она хотела? Неужели думала, что я позволю кому-то, кроме Эви, копаться в моих мозгах? Даже Мастер Витек уже не рискует так соваться.
     Очередь подошла к концу, и мне ничего не оставалось, как выпустить компанию из поля зрения. Плетения, даже его обрывков, я не распознал.

     - Еще раз! - скомандовала Ирланда.
     Сосредоточившись, я потянул на себя дар Хоук. Тот послушно потек ко мне, отдавая накопленную силу.
     - Достаточно! Вашек, следи за интенсивностью, ты же не хочешь своего 'донора' совсем без сил оставить? Теперь поменялись. Еще раз!
     Я расслабился, позволяя девушке забрать силу из моего ядра. Она легко скользнула к Хоук, наполняя ту до отказа и больше.
     - Хватит! Фин, от твоего сопротивления тебе же хуже, все равно ведь вытянет. Так, меняем партнера.
     Студенты задвигались смешиваясь. Теперь, когда все смогли войти в слияние, дело оставалось за отточенностью действий. Именно для этого мы каждый раз менялись, чтобы привыкнуть к разным людям, к разным дарам. Сейчас передо мной оказался Вашек.
     - Правый ряд, принимаем. Поехали!
     Я уже обнаружил дар рыжего и теперь осторожно потянул его на себя. Все мои чувства говорили о некоей неправильности, искаженности - хоть воздушный дар Вашека и смог восстановиться, его огненная половина оказалась навсегда оторвана, и сейчас я ощущал оставшейся от нее 'рубец'.
     - Достаточно. Фин, я что тебе говорила? Хватит быть таким индивидуалистом, никто твой дар не отберет.
     - Могут, если очень постараются, - тихо сказал Вашек.
     - Меняемся. Начали!

     Эвианору я нашел, стоящей в задумчивости посреди коридора. Толпа студентов текла, обходя ее с двух сторон, как вода скалу. Она настолько задумалась, что не заметила меня, пока я не подошел вплотную.
     - Знаешь, я сейчас видела что-то очень странное, - сказала сестра. - Ко мне тут подошел паренек, со второго курса. Хотел найти Мастера Витека, уж не знаю, зачем он ему. И все бы ничего, если бы вокруг него не оказалась одного очень странного плетения...
     - Которые ты так и не смогла рассмотреть? - уточнил я, подозревая, какое плетение она увидела.
     - Почти. А ты что, видел такое? - встрепенулась Эви.
     - Да, на девушке в столовой. Тоже со второго курса, кстати. Почему ты не взялась его проводить? Рассмотрела бы подробнее.
     - Я понятия не имею, где сейчас Мастер, - пожала плечами Эви. - А плетение я все же немного разобрала. Одна часть его точно отвечает за контроль, и, похоже, находится в спящем состоянии.
     - Интересно.
     Я задумался. Уже второй человек с подобным плетением, которое наверняка не мог наложить сам. Для чего служит плетение не ясно, стиль выполнения тоже непонятен. Почему мы их не замечали раньше неизвестно - то ли не могли увидеть, или, что более вероятно, их просто не было. Тут действительно есть над чем поразмыслить.
     - Ладно, - встряхнулась сестра. - Ты на полигон шел? Я с тобой, а то меня скоро отчислят с боевой кафедры за полную неявку, да и потренироваться не мешает.
     - Привет, Эви, - улыбнулся Майло при виде сестры. - Давно ты к нам не заглядывала.
     - Да так загрузили, что сил нет, - махнула рукой Эвианора. - Скоро совсем все боевые заклинания забуду.
     - Думаю, Алион тебе напомнит, - довольно жестко улыбнулся маркиз. Судя по всему, его увлеченность Эви все еще не прошла, и это был призрак ревности.
     - Его здесь нет, и не было уже почти два месяца, - тяжело взглянув на Майло, ответила сестра. - А сейчас я хочу потренироваться. Не составишь мне пару?
     - С удовольствием.
     Дуэль двух боевых магов, пусть даже недоучек вроде нас, это всегда нечто потрясающее. Может, борьба недоучек даже более красочна. Майло неплохо владел мечом, однако Эвианора была явно лучше, но в контроле собственных плетений маркиз явно опережал мою сестру. В итоге бой шел почти на равных.
     Сначала это был просто обмен несколькими пробным заклинаниями, простым файерболами и 'воздушными кулаками', потом в ход пошли вещи посерьезнее. Майло применил 'Инферно', сестра, используя отражающее заклятие на мече, разрубила его надвое. Две половины заклинания вернулись к своему создателю, однако взорвались, не долетев - силы в него маркиз вложил не много. В ход пошли заклятия посложней - 'душитель', 'холод смерти', 'огненный смерч'. Стремительно сократив расстояние, Эви сделала резкий выпад, от которого маркиз уклонился. В ход пошли мечи. В какой-то момент, казалось, Майло вот-вот возьмет верх, особенно, когда его молния, выпущенная вдоль лезвия, достигла Эвиного запястья, однако тут раздался громкий крик, заставивший противник отпрянуть друг от друга.
     - Отставить! - рявкнул Мастер Рион, старый гном, который преподавал у нас контактный магический бой. - Это что такое?
     - Тренировка, Мастер, - кротко ответила Эви.
     - Почему без страховки? Вы что, поубивать друг друга захотели?
     - Я следил, - вмешался я.
     Мастер, подобно всем магам огня, быстро распалялся и горел очень ярко, обрушивая свою ярость на все вокруг, но и перегорал тоже быстро.
     - И много выследил? Ладно, пусть, но купол защитный где? Сейчас сюда второкурсники придут, неужели вы думаете, Джарлакс заботливо отгородит их от ваших рикошетов?
     - Они бы не успели, я почти победил, - ответил Майло, все еще слегка задыхающийся. Половины его резерва как ни бывало, высокий темп магического контактного боя задавал свои правила.
     - И то верно, - согласился Мастер. - Эвианора, ты куда смотрела?! Тебе меч для чего нужен? Ты не рыцарь, девочка, ты - маг, и должна запомнить, что обычное холодное оружие даже простейшими плетениями можно превратить уже во что-то совершенно другое!
     - У меня плохо получается, - призналась Эви. - Тяжело с заклятиями на таком близком расстоянии работать.
     - Ничего, сейчас научим, - подбодрил сестру Мастер Рион. - Сейчас остальные подойдут, а пока что смотри-ка сюда. И купол защитный поставить не забудь.

     Когда занятие было окончено и Мастер снял огромный непрозрачный защитный купол, закрывавший нашу часть полигона, глазам второкурсников, гоняемых Джарлаксом, предстала замечательная картина выжатых как мочалка боевиков, которые шли, поддерживая друг друга. Даже Мастер Рион подустал, хотя второкурсники, конечно, этого заметить не могли.
     'Я сейчас упаду', - честно предупредил я сестру, останавливаясь.
     - Не смей, - сквозь тесно сжатые зубы прошипела та.
     Эвианора висела на мне почти всей своей массой, и я с трудом удерживал равновесие.
     - Может подождем, хотя бы пару минут? Насыщенность тут сильная, сможем какое-нибудь облегчающее вес заклинание применить. Или поддерживающее.
     - Ты еще скажи, левитацию, - фыркнула Эви.
     Я, не выдержав ее резкого движения, покачнулся, и мы все же рухнули в так кстати оказавшийся рядом сугроб.
     - Зато мы победили, - философски заметила Эви, глядя на пролетающие мимо облачка.
     Я не отвечал, так как сил у меня не было, все, на что меня хватило, этот чуть повернуть голову, чтобы снег не забивал нос.
     Эви была права, своеобразный турнир, который нам устроил Мастер, мы выиграли. Выходили мы двойка на двойку, и победить меня в связке с сестрой никто так и не смог. Однако далось нам это нелегко, действительно нелегко.
     Собравшись с силами, я все же сел, и бездумным взглядом уставился на пробегающих мимо второкурсников. Джарлакс себе не изменяет - все так же свирепствует, гоняя несчастных студентов вокруг стадиона.
     'Смотри!' - воскликнула Эви, и я посмотрел, куда она хотела.
     Среди второкурсников бежал парень, голову которого оплетало уже знакомое плетение. Оно то появлялось, то исчезало, бликуя в обрывках заклинаний, которые мы несколькими минутами ранее применяли под куполом. Похоже, какое-то из них вошло с ним в резонанс, и позволило нам увидеть это таинственное плетение.
     - Контроль, память, - начала перечислять Эви. - Вон то, похоже, часть забвения.
     - Вижу блок, контролирующий маскировку, только не могу в нем разобраться. Похоже на иллюзию, только сложнее.
     - Нет, не иллюзия. Больше отвод глаз.
     Второкурсники отбежали достаточно далеко, чтобы плетение больше не было заметно. Мы подождали немного, но, похоже, это был последний круг.
     - Это уже третий, - задумчиво сказала Эвианора.
     - И все второкурсники.
     - Может, это что-то другое? Какое-то усиливающее заклятие, которое богатые студенты купили у какого-нибудь заезжего менталиста?
     - Ты сама в это веришь? - мрачно спросил я.
     Ответа, конечно, не последовало - мы оба знали, что здесь кроется что-то совершенно другое. Что-то, что нам до боли в кончиках пальцев захотелось узнать.

     Она
     Я изо всех сил старалась держать на лице сочувствующее выражение, хотя внутри всю распирало от смеха. Вампирша уже битых полчаса жаловалась на Пауля, своего бывшего кавалера. Бывшего потому, что не далее как сегодня утром они расстались. Инициатором, естественно, выступала Ариша - последние два года она меняла парней как перчатки, и всегда ее что-то не устраивало. То ли была такой от природы, то ли Вашек нанес ей душевную травму, но количество молодых магов с разбитыми сердцами стремительно росло. Наконец я не выдержала и рассмеялась.
     - Во имя всех светлых и темных богов, Ариша, ты себя слышишь вообще? Все эти твои обвинения и яйца выеденного не стоят. Просто используешь бедных парней для своего удовлетворения, а потом оставляешь страдать от неразделенной любви. И еще сама же на них жалуешься!
     - Эй, они первые начинают! Я же не заставляю никого оказывать мне знаки внимания, - возмутилась вампирша.
     - Ари, ты выглядишь так, что любой нормальный человек и даже эльф мгновенно начинают истекать слюной. Ты в зеркало вообще давно смотрелась?
     Я невольно грустно вздохнула - вампирша действительно обладала невероятной утонченной красотой, до которой мне, с моими грубыми северными чертами было как до Третьего континента. Не то чтобы я страдала по этому поводу, но все же. Однако Ариша словно бы не замечала этого факта и искренне не понимала, почему вокруг нее всегда вьется столько молодых магов.
     - А я в зеркале не отражаюсь. Вампир я или нет, в конце концов?
     - Ты Высший вампир, и вы прекрасно отражаетесь в любых поверхностях, включая зеркало и воду, - я слегка разозлилась. Я провела в ее родовом замке целую неделю, окруженная практически одними вампирами, и она все еще считает, что я не знаю таких элементарных вещей?
     - Ладно, не злись. Давай лучше в столицу съездим, по магазинам пройдемся? Надеюсь это отвлечет меня от Пауля и его дурацких поступков.
     - Стыдно сказать, но у меня нет на это денег, - я покачала головой. - Кроме того, мы были там в прошлое воскресенье, и ты еле убедила магов из обслуживания телепортов что все эти вещи - ручная кладь, а не багаж.
     - Я не виновата, что у них такие дурацкие ограничения по весу. Можно подумать, что какой-нибудь толстяк-купец будет доплачивать за свои лишние пару десятков килограмм как за багаж.
     -  Там вся соль в том, что его лишний вес - это вес его тела, а твои вещи были разными объектами с разной текстурой, или как его там. А это увеличивает нагрузку на телепорт.
     - Представь, как скучно им работается, - резко сменила тему вампирша. - Целыми днями одно и тоже. Настрой, прими, отправь, поори 'проходим, не задерживаемся' и так по кругу. Брр.
     - Не уверена, что некромантам сильно интереснее, - хмыкнула я, но все же была согласна с таким мнением. - Если работать не на выезд, а, например, обслуживать какое-нибудь крупное кладбище.
     - И не говори, - вздохнула Ариша. - Я вообще не представляю, что буду делать после выпуска. Не очень-то хочется мотаться по стране да решать проблемы дремучих крестьян с давно заброшенными погостами. А работа штатного некроманта эта та-акая скука.
     - Зато безопасно. Меньше вероятности наткнуться на какого-нибудь двухсотлетнего лича.
     Вампирша передернула плечами, вспоминая нашу встречу с высшей нежитью.
     - Ты же понимаешь, что мы спаслись чудом? - серьезно спросила она.
     - Если бы Эйнар тогда не сообразил, как вывести вас из-под заклятия, там бы все и остались, - кивнула я. И про себя подумала о том, что не уверена, что смогла бы встать на Дорогу Сна в таком случае.
     - Кстати, насчет заклинаний. Ты не могла бы мне помочь? У меня все никак не получаются кое-какие плетения по контролю. Может ты посмотришь, что я делаю не так?
     - Давай, - согласилась я. Лишняя тренировка никогда не помешает. - Только лучше перейдем в какой-нибудь учебный зал, а то не очень хочется объяснять Натаниэлю, почему весь народ на этаже вдруг превратился в пускающих слюни идиотов.
      Я, конечно, шучу, но все же действительно стоило переместиться в экранированный зал, потому что я совершенно не уверена в способности Ариши ограничить свои заклятия по площади, а Натаниэлю мы и без того надоели до чертиков. Он уже просто не знал, в какие еще отвратительные лаборатории засунуть нас с братом, чтобы мы перестали развлекаться. Хотя, надо признать, попадаться мы стали намного реже - опыт, что тут сказать. Заметать свои следы мы научились филигранно, и, даже если проректор догадывался, кто стоит за очередной каверзой, пакостью или розыгрышем, доказать этого не мог.
     Подходящее помещение удалось найти далеко не сразу. В преддверии сессии многие решили подтянуть хвосты, и большая часть учебных залов была занята. Повезло нам только на кафедре некромантии, и то, только потому, что день был в самом разгаре и темные маги сейчас отсыпались.
     Что Ариша делает не так, я поняла довольно быстро - она работала слишком резко. В магии разума ни в коем случае нельзя совершать резких и выбивающихся по силе воздействий, от этого плетение тут же идет вкривь и вкось. Ментальная магия одна из самых медленных не потому, что сложная, а потому, что творить ее надо очень аккуратно. Одно неверное движение - и начинай все сначала, и никакие стабилизирующие узлы не помогут. Ариша же привыкла к резким, в чем-то даже схематичным плетениям, тогда как заклинания из школы разума больше походят на кружево. Кстати, в этом ментальная магия и некромантия довольно схожи, о чем я и сообщила вампирше.
     - Тренируетесь? - раздался от дверей мужской голос.
     Обернувшись, я встретилась взглядом с магистром Трэвисом. Он стоял на самом пороге, в нескольких дюймах от защитного экрана, а потому его присутствие осталось незамеченным - мощный щит надежно огораживал помещение от чужих разумов. На самом деле, иногда я приходила сюда просто чтобы отдохнуть и скинуть все щиты, не рискуя быть погребенной под ворохом чужих мыслей.
     - Скорее отрабатываем стиль, - ответила я.
     - Это и есть тренировка, - магистр улыбнулся одним левым уголком губ, отчего его лицо как-то странно разделилось на две части, одна из которых казалась застывшей маской. - Ну-ка, покажи мне плетение перехвата контроля.
     Ариша попробовала воспроизвести плетение и совершила все ту же ошибку - с размаху зацепила внешний круг на связующую нить, даже не пытаясь добавить дополнительную, для подстраховки. Естественно, плетение тут же рассыпалось, вампирша даже не успела подхватить внутренний круг.
     - Ясно, - магистр понял проблему после первой же демонстрации. - Как бы сделала ты? - обратился он ко мне.
     Не затрудняя себя лишними словами, я начала воспроизводить плетение. Сначала внутренний круг, потом остановиться, прикинуть баланс, добавить стабилизирующий узел. Затем связующую нить, еще одну, запасную, и третью, чтобы наверняка. Потом ее можно использовать во втором круге, если понадобится. Затем внешний круг, закрепить на связующей нити - первая порвалась, вторая выдержала. Еще парочку узлов, теперь можно расширять второй круг, формируя плетение. Я на секунду остановилась, вдруг поняв, что не очень хорошо помню собственно узор заклинания, но потом осознала, что разницы между контролем нежити и человека быть не должно, так что смело закончила плетение, добавив, на всякий случай, несколько векторов, чтобы исключить смещение нитей под воздействием внешней среды. На все про все у меня ушло не больше двух минут.
     - Отлично, - кивнул магистр. - Осталось только уложиться в положенные для этого заклинания полминуты. Но тут ничего страшного, это дело наживное и приходит с опытом. А твоя, Ариша, проблема классическая для магов ветра и пламени. И, в отличие от Эвианоры, ты, пока, ее еще не преодолела. Хотя тут тоже все понятно, большой практики по магии разума у тебя не было. В общем, смотри сюда и повторяй точь-в-точь за мной...
     И магистр принялся формировать заклинание буквально по одной нити, заставляя Аришу повторять за ним настолько же медленно и аккуратно. Мне на это смотреть было откровенно скучно, поэтому я принялась изучать самого магистра, а точнее уже давно заинтересовавшее меня плетение, окружавшее его. В общем-то, с его действием мне теперь было все понятно, но вот стиль исполнения был совершенно неочевиден. Все казалось если не вывернутым на изнанку, то, по крайней мере, искаженным. Излишне усложненным местами, но эти усложнения выглядели не ошибкой или недостатком в Мастерстве, а скорее, украшением, хотя я никогда не слышала, чтобы кто-то специально украшал заклинание, делая его похожим на симметричный рисунок. Нас всегда учили, что чем проще - тем лучше, тем меньше вероятность сделать что-то не так, ошибиться или неверно рассчитать. С другой стороны, симметричный рисунок намного проще запомнить, но я все равно не понимаю, зачем рисковать стабильностью ради прихоти.
     Когда Ариша все-таки уловила суть и оставалось только закрепить умение, маг развернулся, собираясь уйти.
     - Магистр Трэвис, - окликнула я, решившись, когда он уже почти ушел.
     Маг развернулся, вопросительно подняв одну бровь. Левую, как рассеяно отметила я.
     - На вас висит одно плетение, очень необычное. Оно не похоже на Ваши заклинания, оно вообще не похоже ни на что мной когда-либо виденное. Вы можете сказать, кто его наложил?
     - Я не думаю, что имя этого человека тебе известно. Скажем так, это был один очень сведущий маг из Империи Канор.
     - Я на знала, что имперский стиль плетения так сильно отличается от нашего, - нахмурилась я.
     - Ну, это не то чтобы общепринятый стиль, но там его используют, несомненно, чаще чем на западе.
     После этого Трэвис, очевидно посчитав, что разговор закончен, развернулся и окончательно покинул зал.

     - Я могу предложить вам за эту работу тридцать серебряных, не больше. И еще двадцать, если избавитесь от трупа. Естественно, не на каждого, а в общем.
     Кисло скривившись, я поднялась со стула, не видя смысла в дальнейшем продолжении беседы. Тридцать серебряников за упокой, он с ума сошел! Да светлый маг за такое не меньше золотого бы взял.
     Как мы и ожидали, конкуренция в академгородке была бешеной. Молодым магам хотелось есть, хотелось развлекаться и вообще жить на полную катушку. И если у светлых и природных магов было множество источников обогащения, то менталисты и темные в этих источниках были крайне ограничены. Оттого цена за подобную работу в окрестностях академии была неимоверно занижена. Но все равно, тридцать серебряников!
     - Думаю, даже за такую цену он найдет работников, - сказал догнавший меня брат. - Даже если кто-нибудь из некромантов соглашается раз в месяц, то ему на год вполне хватит. А там следующий курс подоспеет.
     - Слушай, он жлоб, и этим все сказано. Делать-то что будем?
     - Похоже, в этом городе больше никому не нужны услуги недоучившихся некромантов и повелителей воздуха. Попробуем найти что-то по основному профилю?
     - Тут вариантов еще меньше. В дознаватели берут не младше пятого курса, будь ты хоть семи пядей во лбу, а обычным людям маги-менталисты вообще не сдались, в крайнем случае, артефакт какой себе прикупят, для защиты. Для защиты...
     Я нахмурилась, пытаясь уловить за хвост крутящуюся в голове мысль. Этому сильно мешали мысли Эйнара, сейчас, как назло, очень громкие и навязчивые.
     - Точно! - я аж пальцами прищелкнула, от осенившей меня идеи.
     - Ты это серьезно? - брат, выслушав мою идею, только выпучил глаза. Тем не менее мы оба понимали, что на данный момент это лучший вариант, и я уловила, как в его мыслях тут же начали формироваться громоздкие конструкции планов и схем выполнения задуманного.
     - Сам посуди, запросы у таких людей специфические, а заказывать личные амулеты слишком накладно. Да и вообще, амулеты фонят намного сильнее наложенных прямо на человека заклинаний, что тоже немаловажно. Только я слабо представляю, как мы сможем добраться до тех, кому собираемся предложить работу.
     - Предоставь это мне, - усмехнулся Эйнар, и после этого я окончательно поняла, что дело сдвинулось с мертвой точки.

     Он
     Мне пришлось крутиться вокруг рынка целых три дня, чтобы, наконец, найти нужных людей. Примечательно, что за это время у меня ни разу не пытались ничего украсть, хотя я был в обычной одежде, постаравшись спрятать все признаки своей принадлежности к колдовскому миру и наоборот, выставить напоказ кошелек. Не сказать, что он был полон золота, но и не совсем уж пустой. Однако, что бы ни повлияло на местных воришек, моя откровенно икарская внешность или какие-то не очевидные мне признаки, но воры обходили меня за много шагов. Так что я сосредоточился на нищих. Как я быстро понял, это все была одна братия, в отличие от убийц, у которых своя гильдия. Отвлекшись на размышления, я осуждающе покачал головой. Подумать только, в этой сумасшедшей стране существуют официальные гильдии воров и убийц. Тут мое внимание привлек щуплый пацан, который старательно пробирался к приличных габаритов даме, придирчиво осматривающей товар горшечника. Взгляд мальца был неотрывно прикован к кошельку дамы, который периодически выглядывал у нее из-под, хм, поясных складок. То, что нужно, и не придется связываться с нищими.
     Аккуратно лавируя в толпе, я быстро подобрался к пацану, уже тянущему руки к кошельку. Преодолев некоторое внутреннее усилие, я ослабил щиты, впитывая окружающие меня мысли. Только благодаря этому я вовремя понял, что малолетнего воришку вот-вот застанут с поличным, что мне было совершенно не нужно, поэтому я отвлек внимание тетки на себя, беззастенчиво пользуясь магией.
     - Tante Brunhild, er det deg? - стараясь не выпустить на лицо отвращение, я схватил 'тетушку' за жирную руку.
     Мой расчет оправдался, и знания икарского женщине хватило только на то, чтобы понять, что я говорю именно на нем.
     - Вам что-то нужно, молодой человек? - с безмерным удивлением, которое я осторожно стимулировал магией, спросила толстуха.
     - Du ser ut som min tante. Hun er kona til en baker, - я развел руками, краем глаза отмечая, в какую сторону пошел малец со свежедобытым кошелем. - Ошибка. Думал, мой тетя. Такой же волос.
     Я показал на голову дамы, старательно имитируя отвратительное знание имперского языка. После этого тоненьким щупом скинул стоящую на другом от меня конце прилавка вазу, и тут же скрылся от отвлекшейся тетки. Потерять пацана из виду я не боялся - мой маячок за столь короткое время он бы скинуть не смог, а его учителя, я, кажется, уже увидел, и теперь шел напрямую.
     Прикинувшись покупателем, я долго и внимательно перебирал всякую мелочевку ближайшего торговца, ожидая, пока мальчишка достаточно попетляет по рынку, прежде чем вернуться к учителю. Он уже подходил, когда над площадью разлетелся крик: 'Украли!'. К чести паренька надо заметить, что он даже не дернулся, хотя внутри у него все так и сжалось.
     - Воровать нехорошо, - тихо сказал я, подойдя сзади и положив руки парню на плечи.
     Мальчишка дернулся, оборачиваясь, и в его разуме я уловил узнавание и удивление.
     - Вы говорите по-общему? - удивление все же прорвалось наружу.
     - Во-первых, на общем. А во-вторых, да, говорю. А еще немного на эльфийском и пару ругательств на гномьем и тролльем. Но это к делу не относится. Я хотел поговорить с твоим наставником.
     - И о чем же, господин маг? - тихо спросил мужчина.
     - Откуда вы все знаете, что я маг? - удивился я. - Ладно, неважно. Я хочу, чтобы ты отвел меня к своему начальству. Я так понял, что рынок курирует Толдир?
     Эту информацию я вытянул из неприкрытых никакими защитами мозгов нищих. в отличие от этого звена в воровской гильдии, Мастер-вор, учивший паренька, был прикрыт слабейшим в своем классе амулетом, который, естественно, не мог защитить мужчину от кого-то вроде меня.
     - Могу я поинтересоваться зачем? - в мыслях Мастера-вора царило удивление и опаска. Он не знал, что от меня ожидать.
     - Хочу сделать ему выгодное предложение о сотрудничестве. Так как, проводишь?
     Некоторое время вор раздумывал, взвешивая все за и против. Что удивительно, решающим аргументов в его мысленном споре с самим собой стал тот факт, что я помог мальчишке.
     - Пойдем. Алик, возвращайся в храм.
     Мальчишка кивнул, и тут же скрылся в подворотнях, а мы отправились на встречу с местным теневым властителем.
     Немного поплутав, мы вышли к довольно приличного вида таверне. Подав какой-то знак вышибалам, мой провожатый направился прямиком к трактирщику.
     - Этот господин желает говорить с Толдиром. Организуешь?
     - Без проблем, - кивнул трактирщик, осматривая меня с ног до головы. - Садитесь пока, перекусите. Сегодня отличное пиво, или, может, господин маг желает вина? Вино тоже хорошее, недавно привезли из Султаната.
     В очередной раз подивившись, что все за версту различают во мне волшебника, я попросил вина и уселся за отличный стол, расположенный в углу, но при этом недалеко от окна. Удивительно, что он оказался свободен, потому что посетителей для разгара рабочего дня было довольно много.
     Долго ждать не пришлось. Трактирщик принес мне действительно неплохого вина и порцию жаркого, к которому я только-только приступил, когда появился тот самый Толдир. Узнать его было несложно - вместе с именем из мыслей воров и нищих я вытянул также и образ. К тому же, войдя в таверну он обвел ее настолько хозяйским взглядом, что сомневаться не приходилось.
     - Мне сказали, что ты меня искал, - сев напротив, Толдир тут же взял гоблина за рога. Двое его охранников пристроились за соседним столом. - Что за дело могло привести ко мне студента академии?
     - Ты меня знаешь, или так быстро успел собрать информацию? - тут уж я не выдержал. К тому же, у него был более-менее качественный амулет, который не позволял мне так легко читать мысли. Конечно, при желании я с легкостью мог его пробить, но зачем оно мне?
     - И то, и другое, и третье, - усмехнулся бандит. - Что еще здесь делать такому молодому северянину? К тому же так богато одетому.
     Я в который раз осмотрел себя, но не найдя ничего, что выдавало бы мое богатство, решил отложить этот вопрос на потом и вернуться к более насущному.
     - Честно сказать, я слабо разбираюсь в вашей иерархии. Понимаю, что ты владеешь рынком и парой ближайших кварталов, но кто стоит над тобой?
     - В этом городе только один, но тебе какое до этого дело?
     - Выясняю, достаточно ли высоко ты летаешь. Под тобой здесь ходят все? Воры, нищие, менялы и прочие мошенники? Или ты только дань собираешь?
     - По-разному, да и залетных птиц тоже хватает. К чему ты все-таки ведешь, а? Говори уже прямо.
     - У меня к тебе выгодное предложение, - улыбнулся я, даже сквозь амулет ощущая пробивающееся раздражение и заинтересованность. Все-таки не часто маги обращаются к таким, как он.
     - Какого рода? Если заказ какой, то тебе к представителю гильдии надо, у нас все прозрачно.
     - Еще скажи, что вы налоги платите, - усмехнулся я. - Но это все лирика, у меня же деловое предложение лично к тебе. Давай я обрисую ситуацию.
     Я отставил вино, и, скрестив пальцы, начал рассказывать.
     - Как ты верно заметил, я студент. Четвертый курс, почти выпускной. Мой профиль - магия разума, то есть все, что связано с сознанием и мыслями. Я могу читать мысли, ставить защиту на людей и помещения, могу создавать иллюзии и амулеты для отвода глаз. Ну и так далее. Мне казалось, что ваша работа предполагает использование чего-то подобного, например, банальное заклятие незаметности, но ничего подобного я не заметил. Более того, даже вот этот твой амулет просто халтура, уже прости меня. Да-да, вот этот самый браслет. Я даже через него слышу некоторые твои мысли, и чтобы взломать его, мне потребуется одно мгновение, не больше. А ведь многие люди обладают зачатками дара, которые не годны ни для одного заклинания, но позволяют своим владельцам иметь пресловутое магическое чутье. И таких людей в городе много - крупный источник силы в академии притягивает их, как мотыльков свет. Как часто твоих людей ловят с поличным, когда, вроде бы, ничто не предвещает беды? По твоему лицу вижу, что часто. В общем, мое предложение таково - я обеспечиваю твоих людей - некоторых, не всех - скажем, 'защитой от неудач'. Я не буду делать амулеты, я в этом не силен. Я наложу прямо на сознание тех, кого ты мне укажешь, защитные чары, которые не дадут их помыслам свободно распространятся в эфире. Таким образом, если вор захочет обчистить чьи-то карманы, то никакие обрывки дара не дадут жертве вовремя почувствовать недоброе. Могу наложить заклинания на нищих, чтобы они в глазах людей выглядели еще более несчастными, или сделать так, чтобы домушника не чуяли цепные псы. Внушение устрашения на вышибал, доверие для мошенников, да даже защиту от случайных драк на зал таверны! Возможностей и вариантов море, только выбирай.
     - Это звучит... заманчиво, - после долгого молчания сказал Толдир. - Вызывает удивление, что ты первый, кто предлагает такое. Что ты хочешь взамен?
     - Деньги, - усмехнулся я. - Если вдруг настанет нужда - информацию. Ничего больше.
     - Хорошо. Мне нужно подумать, прежде чем дать ответ.
     - Пожалуйста. У тебя есть время, пока я доем. Чтоб ты знал - не думаю, что ты найдешь кого-то, кто сможет сделать то же самое. Во-первых, магистры не захотят иметь с вами ничего общего. Во-вторых, нас, магов разума, мало. Ну и в-третьих, лучшего ты не найдешь. Пожалуй, знаю только одного, кто мог бы сравниться, но он правильный до мозга костей маркиз и с бандитами дела иметь не станет.
     И я принялся жевать жаркое, пока оно не остыло окончательно. В мысли Толдира старался не лезть, давая ему самому принять решение. В конце концов, мне самому было интересно, выйдет ли что-то из этой затеи или нет.
     - Ладно, согласен, - глухо стукнув ладонью по столу, вынес вердикт бандит. - Я найду пару человек, с которыми ты сможешь договориться о конкретных заклинаниях и цене. Если меня и их это устроит, то будем дальше смотреть. Как мне тебя найти?
     - Просто пришли кого-нибудь с посланием в академию. Пусть спросит Эйнара или Эвианору фон Скхейн. Это моя сестра, она в курсе всего, и может меня заменить, если вдруг что.
     - Погоди, ты сказал Скхейн? Это же...
     - Это имя моего рода и ничего больше, - я ожег его взглядом, и бандит тут же заткнулся.
     Я поднялся, собираясь уходить. Больше говорить было не о чем, я прекрасно поел наконец-то не столовской еды, и, надеюсь, нашел источник дохода хотя бы на ближайшее время. Уже почти выйдя из таверны, все-таки обернулся и сказал:
     - Послушай мой совет, купи себе нормальный амулет, а то этот даже от первокурсника не защитит.
     После чего тут же услышал, как браслет, не выдержав давления моей ауры, все же лопнул, оставляя ошарашенного бандита совершенно беззащитным, ухмыльнулся, вышел наружу и направился к академии, рассказать Эви, что ее план, похоже, удался.

     Она
     - Вам не кажется, что это все же слишком самонадеянно? - спросил Витарр.
     Сейчас оборотень оставался единственным, кто находился в вертикальном положении. Все остальные рухнули на пол, как только Ариша разорвала соединение. А обусловлено это было, скорее всего, тем, что Инголфр обладал самым большим резервом среди нас всех.
     - А мне кажется, что мы все делаем правильно, вот только ведущего нужно сменить, - Фин кинул колючий взгляд на вампиршу.
     - Да пожалуйста, - фыркнула Ариша. - Думаешь, мне так легко поддерживать связь с каждым из вас одновременно? Пускай лучше Вит попробует, я смотрю, у него еще остались силы.
     - И все же, что-то мы делаем не так, - задумчиво сказала я, но меня никто не услышал.
     Сейчас мы находились в тренировочном зале, и пытались отработать множественное слияние. Проще говоря - создавали всем известный круг магов. Для действительно сильных заклинаний он, порой, бывает просто необходим. Я точно знала, что создание круга из трех 'доноров' и одного ведущего мага никак не должно являться сложной задачей, потому что ее с легкостью может выполнить любой колдун в ранге от бакалавра, но вот у нас почему-то ничего не получалось. Похоже, что-то мы все-таки упустили.
     Мы снова встали в неровный круг, только теперь с оборотнем посередине. Конечно, для создания связи вот так вот выстраиваться совсем не обязательно, это ведь не ритуал какой-нибудь, но, почему-то, так было легче. Глубокий вдох-выдох, чтобы унять внутренне сопротивление, которое всегда возникает в момент создания связи и максимально открыться, разрешая Витарру забрать часть моего дара. Инголфр, в отличие от вампирши, связь создавал аккуратно и бережено, поэтому установить круг все же удалось. Связи, натянутые между нами и ведущим магом, дрожали, были слишком тонкими, а потому, как только Витарр попробовал хоть что-то сделать, круг снова развалился.
     - Ребята, мы идиоты, - хлопнул себя по лбу Фин.
     - Не говори за всех, - тут же отреагировала Ариша.
     - У нас же круг с одним ведущим, - не обратил на нее внимания эльф. - А раз один ведущий, нам надо создавать еще связи между собой!
     - Холера, мы действительно идиоты, - ругнулась вампирша. - Ну что, попробуем еще раз?
     Теперь, когда мы осознали свою ошибку и исправили ее, дело пошло куда живее. Перед тем, как соединяться с ведущими магом, мы образовали связи между собой. По одной на каждого рядом стоящего. В случае, если бы в круге было больше 'доноров', то каждый бы тоже связывался с соседним, и так до тех пор, пока не образовался бы настоящий круг. А потом каждый в дополнение к двум существующим связям добавил связь с ведущим круга.
     С первого же раза у нас все получилось. Связь, которая была между мной и Витарром, даже на вид казалась намного более устойчивой, чем в прошлый раз. Я присмотрелась и поняла, что те, так сказать, дополнительные связи, которые мы образовали между собой немного ослабли, и, похоже, именно это позволило сделать основную более устойчивой. Оборотень потянул на себя, и мой дар медленно потек к нему.
     - Не увлекайся, - нахмурился Фин.
     Из нас троих он обладал наименьшим запасом УЕС, а круг измеряется по самому слабому. Больше, чем он сможет отдать, ведущий не возьмет ни у кого. Именно поэтому обычно круг направляет самый слабый маг. 
     Витарр на пробу сотворил несколько простых заклинаний, сначала стихийных, воздушных, а потом классических природных. Ни с тем, ни с тем, проблем не возникло, и оборотень аккуратно разорвал связь.
     - Ура! - заорала вдруг Ариша, разрывая установившуюся было тишину. - У нас получилось!
     Витарр с эльфом рассмеялись, да и я не смогла удержаться - после нескольких часов бесплодных попыток это было истинным облегчением. Да и у нас теперь было чем удивить Ирланду на следующем занятии.
     После этого мы еще потренировались, несколько раз создавая круги, с разным ведущими. Один раз соединение снова развалилось, но все из-за того, что Ариша в который раз слишком резко потянула на себя. Но она тут же исправилась, и дальше все пошло как по маслу.
     На сей раз ведущим в круге была я. Объединив своих друзей в один круг, я решила проверить, сколько УЕС в общей сложности смогу из них вытянуть.
     - У меня ощущение, что сейчас я по силе равна Нильсену, - пошутила я. Хотя, здесь была только доля шутки - такого могущества я еще ни разу не ощущала, сила билась во мне, требуя выхода, и я с трудом сдерживала ее.
     - Чтобы сравниться с легендой, понадобилось бы пару дюжин таких кругов, - покачал головой Витарр. - говорят, его сила была просто ужасающей.
     В этот момент дверь в учебный зал открылась и ко мне резко вернулось приятное ощущение присутствия рядом Эйнара. И действительно, брат зашел внутрь, с прищуром глядя на соединяющую нас конструкцию.
     - Фин, тебе когда-нибудь говорили, что ты эгоист? Иначе я просто не могу объяснить, почему ты никак не можешь убедить себя полностью открыть доступ к дару, - сказал Эйнар, закрывая за собой дверь и подходя ближе.
     - Вот все бы тебе критиковать, - состроил обиженную мордочку эльф.
     Переполненная любопытством, я заглянула в разум Эйнара, собираясь узнать, как прошла первая встреча с отобранными Толдиром людьми, как произошло нечто очень странное. Вся та сила, что сейчас находилась во мне, вся, без остатка, вдруг перетекла к брату. Я была абсолютно пуста, только ощущала, как сквозь меня проходит поток энергии, от друзей в круге к Эйнару. Брат, совершенно не готовый к этому, тут же упустил круг, и мой дар болезненным толчком вернулся ко мне.
     - Ай! - воскликнула Ариша, потирая ключицу. - Поаккуратнее нельзя?
     - Я не понял, это что сейчас было? - я и не думала, что глаза у Эйнара могут стать такими круглыми.
     - Как я успел заметить, - медленно проговорил Витарр, - ты стал новым ведущим круга.
     - Каким таким хитрым образом? - удивился эльф. - Мы ведь не формировали новой связи.
     - А ее и не надо формировать, между нами с Эви связь есть всегда, - заметил брат, постепенно отходя от шока. В его мыслях я ощущала, насколько он был ошарашен внезапно свалившейся силой.
     - Хочешь сказать, что у нас получилось нечто вроде системы кругов? - почесывая подбородок, спросил Вит.
     - Нет, системы формируются не по такому принципу, - помотала я головой. - Если считать Эйнара одиночным кругом, то при связи с нашим ведущим должна была получиться система с равнозначными членами. А я отдала всю силу, что была во мне.
     - По-моему, нам не остается ничего другого, кроме как попробовать повторить, - вынес вердикт Фин.
     Мы снова сформировали круг, и на сей раз у нас это получилось очень быстро. Эйнар раскрыл дар, и мы вошли в частичное слияние. Но в отличие от того, как это происходило обычно, наши дары не увеличились, а слились в один, как при полном соединении, однако свое сознание я сохранила при себе.
     - Мне кажется, или даже при полном суммировании мы не смогли бы выдать такой запас УЕС? - задумчиво спросил Витарр, глядя на светящегося энергией Эйнара.
     - Если брать с каждого примерно по шесть сотен единиц, то во мне должно быть сейчас около двух с половиной тысяч, - брат прислушался к себе и в его следующих словах прозвучало невероятное изумление. - Но я могу точно сказать, что во мне никак не меньше семи, а то и восьми тысяч УЕС.
     - Восемь тысяч?! - никто из нас не смог сдержать удивления. - Ты ничего не путаешь? - осторожно переспросил Витарр.
     - Это по самым скромным прикидкам. Эви, ты как?
     'Я тебя слышу, все вижу, но сделать вообще ничего не могу, - мысленно ответила я брату. - Я просто передаю энергию, и ничего больше. Зато точно могу сказать, от каждого из нас, включая меня, к тебе уходит ровно 630 УЕС'
     - Фин, какой у тебя сейчас запас в общем? - спросила я эльфа.
     - Точно не скажу, но не сильно больше семи сотен. Может, семьсот двадцать, как-то так.
     Я попыталась разорвать соединение с братом и не смогла этого сделать. Похоже, в этом варианте круга все целиком и полностью зависело от него. Почувствовав мою попытку, Эйнар сам отпустил связь, и управление кругом снова перешло ко мне.
     - Да, где-то две с половиной тысячи и есть, - растерянно сказала я, окончательно распуская круг.
     После мы попробовали еще несколько вариантов и разных комбинаций с использованием нашей с Эйнаром связи. Если включать нас обоих в общий круг, то ничего не менялось - мы отдавали столько, сколько мог самый слабый из нас, то есть Фин, и общая мощь круга оставалась в пределах нормы. Если ведущим круга был Эйнар, то я отдавала ему свой дар, как и любой другой из 'доноров', что, опять же, не приводило к полученным ранее результатом. И только в том случае, если один из нас был ведущим, а второй создавал связь с уже существующим кругом получалось это невероятное усиление.
     - Итак, что мы имеем, - Витарр задумчиво грыз перо, разглядывая свои расчеты в тетради. - Сначала мы создаем обычный круг с одним ведущим, - оборотень что-то нарисовал в тетради и продолжил. - Затем, к ведущему круга мы присоединяем еще одного члена, и получаем систему зависимых кругов. Но это в классическом случае, если же в качестве ведущих обоих кругов мы используем Скхейнов, то получаем один круг с примерно троекратным усилением.
     Инголфр снова стал что-то черкать у себя в тетради, после чего повернул ее к нам и показал получившийся рисунок - неровный круг с тремя точками, соединенными с точкой в середине, а та, в свою очередь, была связана с внешней.
     - Это похоже на мишень со стрелой, - по-птичьи склонил голову на бок Фин.
     Как эльф углядел в неаккуратных каракулях Витарра мишень, для меня осталось загадкой.
     - А может...
     Эйнар взял перо из рук оборотня, и рядом с предыдущим несколькими короткими движениями нарисовал новую схему.
     - Это пирамида с основанием в виде равностороннего треугольника? - непонимающе спросила Ариша.
     - Вы трое - вершины треугольника, - пояснил Эйнар. - Тогда одна сторона будет равна максимальной силе, которую вы можете передать ведущему. Ведущий - это центр основания, собирающий силу круга и передающей ее вершине пирамиды, второму ведущему.
     - Хочешь сказать, - практически прошептал эльф, - что обычные круги магов - это плоские картинки, а мы только что открыли объемную структуру?
     - Я не думаю, что Эйнар хотел сказать именно это, - нервно хихикнула Ариша, - но, похоже, ты прав и это действительно так.
     Я самым краем сознания отметила тот факт, что Ариша согласилась с эльфом, чего не бывало уже, пожалуй, пару лет, но основное мое внимание было приковано к нарисованной Эйнаром картинке. Ведущий круга - это фокус, собирающий лучи и объединяющий их в один. И всегда считалось, что этот луч никуда больше не уходит, а остается у одного мага, который может им распоряжаться. Но что, если это не так? Что, если сфокусированный луч просто уходит дальше, и его можно словить и усилить? Ведь, похоже, именно это и происходит, когда мы с Эйнаром создаем связь при условии, что один из нас ведущий в круге. Мы действительно формируем объемную фигуру, а, как достоверно известно, плоские плетения - это элементарные, базовые вещи, и именно из них формируются более сложные и могущественные заклятия.
     - Кто-нибудь помнит формулу объема пирамиды? - внезапно спросил Вит.
     - Ты бы еще точные координаты третьего материка спросил, - фыркнула Ариша.
     - Что-то мне кажется, что здесь должна быть весьма простая зависимость, - пробормотал оборотень. - Ладно, вы как хотите, а у меня уже глаза слипаются, второй час ночи, в конце концов, а завтра с утра лекция о принципах построения порталов. Давайте соберемся после обеда, может, чего надумаем.
     - Ариш, а у нас сегодня, между прочим, практика по развоплощению была, - хмыкнула я.
     - Возможно, она все еще идет, но у меня нет желания объяснять Габриэле, почему мы опоздали на два часа, - скривилась вампирша.
     - Подумаешь, развоплощение, - закатил глаза эльф. - У меня завтра контрольная по материаловедению, вот где настоящий ад.
     - Ой, только не говори, что ты не можешь жадеит от малахита или туркенита отличить, - махнул рукой Инголфр.
     - Ага, тоже мне, нашел страшную контрольную - сиди, камешки перебирай, - поддержал оборотня Эйнар. - Вот мне завтра допуск к зачету по контактному магическому бою получать, вот это страшно. Смотрите, приду завтра, весь в ожогах и с расцарапанным будущими боевыми ведьмами лицом, вот тогда и посмотрим, кому из нас хуже всего было.
     После короткого переглядывания, учебный зал сотряс наш общий оглушительный хохот.

     Он
     'Тише, соседку свою разбудишь', - сказал я Эви после того, как она с грохотом опрокинула что-то со стола.
     'Да она спит как медведь зимой, ничего не слышит, - отмахнулась от меня сестра. - И вообще, она меня уже достала, скорей бы ее отчислили'
     'Эви', - укоризненно подумал я.
     'Что Эви? Ты себе представить не можешь, как тяжело жить с такой несносной девахой. Таланта в ней ни на грош, а ума и того меньше, так что вот увидишь, после первой же сессии вылетит. Эх, как же хорошо с Тоной было! Ладно, а теперь давай садись и показывай, как сходил'
     Мы поудобнее уселись на кровати, и я открыл свой разум, давая сестре посмотреть, как прошла моя встреча с первыми отобранными Толдиром мошенниками.

     Я критически смотрел на троих мужчин, стоящих передо мной. Двое, по словам местного авторитета Толдира, были ворами-карманниками, третий же обычным мошенником. Но вот что-то меня в нем смущало, а что, понять я никак не мог.
     - Что конкретно вы хотите получить? - задал я вопрос после длительного молчания, когда трое мужчин уже устали топтаться на месте и переглядываться.
     - Я слишком подозрительно выгляжу, - один из воров повел рукой перед своим лицом, которое, действительно, настолько напоминало воровскую рожу, насколько это возможно. - Если кто-то на рынке вдруг кричит 'вор!' то все тут же указывают на меня, даже если я и близко к обокраденному не подходил.
     - И что конкретно я должен сделать? - поинтересовался я. - Наложить иллюзию? Это возможно, но у знающих людей будет вызывать еще больше подозрения. К тому же, при прохождении через стационарный телепорт она развеется. Впрочем, я могу наложить на тебя что-нибудь вроде отвода глаз, только построенное по немного другому принципу. То есть, если кто-то вдруг закричит 'вор!', то все, кто на тебя начнут смотреть, сразу поймут, что ты кристально чист и вообще, самый законопослушный человек в республике, а с лицом просто не повезло. Еще и пожалеют немного, если особо чувствительные. Так как, подойдет? Или все же иллюзию?
     - Нет-нет, - замахал руками вор, - второе идеально подойдет.
     - Хорошо, я понял. Какие у тебя пожелания? - обратился я ко второму вору.
     - Я обратил внимание, что те, кого я хочу немного пощипать, ни с того ни с сего становятся вдруг очень подозрительными, так, что никакой возможности к ним подобраться больше нет. Один грамотный человек сказал, что я просто очень громко думаю. Это так?
     - Скорее не громко, а очень уж четко, - хмыкнул я. Действительно, мысли вора были очень хорошо структурированы, и настолько ясны, что любой, кто имеет хоть какие-то способности или просто развитую интуицию легко уловит их в общем потоке. - Если хочешь, я могу поставить защиту, она будет расфокусировать твои мысли в эфире. Только учти, это никак не защитит тебя от направленного чтения сознания магом.
     Не думаю, что вор много что-то понял из моих слов, но он кивнул, соглашаясь, а я перешел к третьему не очень законопослушному гражданину.
     - Что я могу сделать для досточтимого шпиона? - я наконец понял, что меня в нем смущало - этот человек действительно занимался мошенничеством, но вот обманывал он не обычных горожан, а своих же подельников, причем в промышленных масштабах, что объяснялось только одним - это был самый что ни на есть обыкновенный шпик, только на службе у теневой власти.
     - Помилуйте, господин, какой же из меня шпион, - расплылся в фальшивой улыбке мужчина. - Я просто слушаю, что говорят люди.
     - Неважно, - отрезал я. Шпионов, в любом их качестве и виде я не любил. - Что ты хочешь от меня?
     - Я, похоже, теряю деловую хватку, - притворно расстроился слухач. - Мне перестают доверять мои партнеры. Все время высказывают какие-то нелепые подозрения... Я хочу выглядеть в их глазах более уверенно и более... невинно, если позволите.
     - Это будет посложнее, - я серьезно задумался, перебирая возможные варианты решения. - Ладно, подумаю, что можно сделать. А пока, давайте, начнем.

     'Ты наложил на него 'одурманивание?'' - тихо рассмеялась Эви.
     'По-моему, это лучшее решение. Легкое отупение и сонливость у тех, с кем он беседует, и никаких проблем'
     'Это действительно хитрое решение, - мысленно усмехнулась сестра. - Ну а что насчет оплаты?'
     Я похлопал по карману, который отозвался тихим звоном.
     'Первый взнос у меня, если их все устроит - получу остаток и следующий заказ'
     Еще немного поговорив с Эви, я тихо выскользнул из комнаты и направился к себе. Завтра у меня действительно предстояло нелегкое занятие по контактному бою, и нужно было выспаться, чтобы не пропускать удары впавших в азарт огневиков, из которых поголовно состоит наша группа. А еще как-то умудриться посетить пары на кафедре некромантии и подготовить заклинание, которое требовал от нас Витек. Ужас сколько дел, в сутках слишком мало часов, чтобы успеть это все. С этими мыслями я провалился в сон сразу же, как только коснулся подушки.

     - Эйнар, посмотри, пожалуйста, сюда, - позвал меня Майло, когда мы шли в столовую после занятия по контактному бою.
     Я подошел ближе к маркизу и поглядел на девушку, на которую он показывал. Первое, что бросилось в глаза - старательно сдерживаемые слезы, но уже в следующий момент я увидел тонкое кружево тускло поблескивающего плетения. Такого же, что я уже видел на других второкурсниках.
     - Я уже второй раз замечаю такое, - тихо пояснил мне маркиз, явно имея в виду не расстроенную девушку.
     - Я третий. И Эви одного видела. И все второкурсники.
     - Ты понял, для чего оно? - озадаченно хмуря брови, спросил Майло.
     - Улучшает память, концентрацию внимания. Часть служит для раннего обнаружения заклинаний определенного типа, но этот блок самый тусклый, рассмотреть незаметно почти невозможно. И еще один блок определенно служит для контроля, но он неактивен. А еще маскировка и часть забвения.
     - Забвение тоже в спящем, - кивнул Майло. - Так, я думаю, это наш шанс. Пошли.
     Подтолкнув меня, маркиз решительным шагом направился к девушке.
     - Что стряслось, красавица? Отчего так горько плачешь?
     Я только вылупил глаза, услышав подобный тон от обычно подчеркнуто вежливого и высокопарного Майло. Однако девушка подвоха не заметила, а уловив распространяемую маркизом волну успокоения, не выдержала и окончательно разрыдалась.
     Майло 'постучал' в мое сознание, и я приоткрыл щиты, позволив создать устойчивую связь - на занятиях по направлению мы проделывали это не по одному разу со всеми из группы. 
     'Исследуй плетение', - мысленно сообщил мне Майло, а сам бросился успокаивать девушку, естественно, даже не думая пользоваться магией, чтобы ускорить процесс, а давая мне время ознакомиться с компонентами странного заклятия поближе.
     - Ну что ты, милая, чего же ты так убиваешься? Обидел кто? Так ты только скажи, мигом на кусочки порвем, мы же боевые маги. Не веришь? Зря, мы ведь в прошлом году на самой что ни на есть передовой практику проходили.
     Стараясь отрешиться от глупой болтовни маркиза, я старательно исследовал плетение, подмечая детали, которые раньше не мог рассмотреть. Например то, что забвение, на самом деле, было не в спящем состоянии, а в неактивном. Может показаться, что это одинаковые понятия, но на самом деле это не так. Заклинание в 'спящем' режиме всегда может 'проснуться', надо только отдать соответствующую команду. Неактивное заклинание, по крайней мере, в такой структуре, как та, что я видел сейчас - это заклинание, которое уже выполнено свою работу, но остается в плетении, чтобы не нарушить баланс в его структуре. То есть, тот, кто накладывал это заклинание на девушку, что-то стер из ее памяти, а не собирается стереть.
     Я почувствовал пинок маркиза, и только тогда понял, что тот уже несколько минут отчаянно сигналит мне по мысленной связи, но я, совершенно зачарованный плетением, не слышал его сообщений, хоть они и раздавались прямо у меня в голове. Увидев остановившейся на мне взгляд девушки, имя которой я прослушал, я наконец понял, что от меня хотят.
     - О да! - с пафосом начал я. - Мы лучшие боевые маги во всей академии. С нами даже магистр Джарлакс опасается связываться, так мы его уделали однажды. Вот он, я и моя сестра довели Джарлакса до того, что он отказался принимать дальше экзамен, опасаясь за себя!
     Майло тут же подхватил мою речь и принялся живо описывать, как мы справились с магистром, не забывая сыпать ужасающими подробностями вроде 'рева трибун', 'обмороков впечатлительных друидок' и 'жутких ран наших менее удачливых сокурсников', а я же вернулся к изучению заклинания.
     Кроме общей запутанности и сложности плетения, вызывало дополнительные трудности его непривычная структура. Я видел блоки, которые, казалось, не несли в себе никакой смысловой нагрузки. Дополнительная стабилизация, быть может, но без них легко можно было обойтись. Однако, несмотря на это, плетение заклинания было весьма красиво, я бы даже сказал, изысканно. Выполнено, несомненно, не в классическом стиле, но оттого не менее мастерски.
     Особое внимание я уделил блоку, отвечающему за контроль. Вот эта часть заклинания как раз таки в спящем состоянии, то есть, если я все правильно понял, в какой-то момент времени, при соблюдении определенных условий, эта девушка попадет под контроль к... кому-то. Условий заклинания я понять так и не смог, уж слишком оно было запутанно, но постарался запомнить плетение - возможно, стоит спросить совета Мастера Витека, потому что все это дело начинает неприятно пахнуть.
     Майло снова пихнул меня, понимая, что докричаться не сможет. Я вернулся к действительности, постаравшись вникнуть в разговор. Но оказалось, что маркиз уже почти до дна исчерпал свое обаяние, успокоил девушку, позвал ее на свидание и вообще разобрался со всеми ее проблемами и нам пора уходить.
     - Рассказывай, - потребовал маркиз, когда мы отошли подальше.
     Я рассказал все, что смог обнаружить, не забыв добавить свои выводы и описания таких же плетений на других второкурсниках. После долгого молчания, Майло наконец-то сказал:
     - Знаешь, от всего это просто-таки несет Империей и ее играми.
     - О чем ты? - удивился я.
     - А то ты как будто не знаешь, - скривился маркиз. - Даже если официально войны нет, это ничего не значит. А канорские маги все время сцепляются с нашими по ничтожным поводам. Я уже молчу про шпионов и всяческие саботажи. Да вспомнить хоть того гнома с големом!
     - Это все понятно, но при чем здесь эти студенты? Или ты хочешь сказать, что какой-то имперский спец наложил на них заклинание.... Зачем?
     - Не знаю, - пожал плечами успокоившийся Майло. Ох уж эти маги огня - сначала взрывается по ничтожному поводу, а потом также мгновенно успокаивается. - Может, просто шпионят, может, планируют какую-нибудь каверзу или вообще, полномасштабную атаку. А их маги разума всегда славились коварством. Представь, что случится, если вдруг академию накроет какое-нибудь заклинание, и все наши маги разума слетят с катушек? Мы же тут всех положим, да так, что они и пикнуть не успеют.
     - Мы-то, допустим, и положим, - хмыкнул я, понимая, что некоторая доля правды в словах парня есть. - Но ты забываешь про магистров, это, во-первых, а во-вторых, много ли смогут сделать второкурсники?
     - А ты себя вспомни на втором курсе, - рассмеялся маркиз. - На весенней практике ваша пятерка уничтожила лича!
     - Это было везение, а не умение, - скривился я. - Но, в общем-то, ты прав. К тому же, если подождать еще пару лет, и взять под контроль пусть даже два десятка адептов-менталистов, то можно разобрать академию по камешку, и ни Мастер Витек, ни ректор не спасут.
     - Вот-вот. Поэтому, я предлагаю поспрашивать, может кто-нибудь еще такое видел, или что-то другое подозрительное заметил. Сколько нас из группы Витека осталось?
     - Совсем немного. Знаешь же, направление разума - редкое, нас и так было мало, а до четвертого курса из тех, что хоть что-то смыслит и вовсе единицы доучились.
     - Тем более нужно узнать, кто что видел. И знаешь что... спроси про это плетение у Мастера Витека. Кроме ректора он, пожалуй, единственный, кто с имперцами точно не свяжется, можно в этом не сомневаться.

     Сначала я не обратил на них никакого внимания. Подумаешь, два пятикурсника-островитянина. Лица показались мне немного знакомыми, но о чем говорить, я всех в академии в лицо знаю, кроме, разве что, первокурсников, половина из которых через несколько недель, после первой сессии, отправится восвояси. Я продолжил болтать с Витарром, оборотень нашел-таки формулу объема пирамиды, и теперь пытался доказать мне, что именно таким образом можно вычислить наш запас УЕС при объединении в объемную фигуру вместо обычного круга. Так что, их оскорбления я услышал и осознал, когда они уже подходили к концу.
     - Я слышал, что у северян это нормально. Типа, продавать свою жену, как обычную шлюху, только не за деньги, а за услуги, например. А какая разница, жену, сестру или еще какую родственницу? - пожал плечами один островитянин.
     -  Я бы с тобой, Абасир, не согласился, это ведь дикость, но живой пример сейчас стоит прямо передо мной, - второй островитянин ткнул своим пальцем прямо в меня. - Говорят, вот этот, подложил свою сестру под какого-то молоденького магистра боевой магии. Теперь она на занятиях даже не появляется, а им обоим зачеты стоят по всем предметам.
     Наверное, впервые в жизни я действительно потерял дар речи. Теперь я вспомнил этих парней - еще на первом курсе Эвианора умудрилась с ними сцепиться посреди коридора. Потом еще пару раз у нас с ними были какие-то мелкие конфликты, но дальше стереотипных оскорблений, брошенных мимоходом, дело не заходило. Не знаю уж, с чего их сейчас проняло на такое, то ли с ума вдруг сошли, то ли слишком долго Йоль праздновали, что в горячку впали, но факт остается фактом - они решили на меня наехать на пустом месте, вот просто так, встретившись случайно в холле одного из учебных корпусов.
     - Я вот только одного не понимаю, - продолжил названный Абасиром, - всем же известно, что они спят друг с другом, неужели его ревность не мучает? Или зачеты важнее?
     А потом случилось чудо. Божественное вмешательство, не иначе, потому что я не знаю, какая сила удержала меня от того, чтобы убить наглого придурка прямо там. Вместо этого я шагнул вперед и кинул перед ним на пол магическую печать.
     - Ты ответишь за свои слова, - звенящим от ярости голосом, сказал я. - Я вызываю тебя, здесь и сейчас.
      - Ой, я оскорбил твои нежные чувства? - издевательски протянул Абасир. - Но раз уж ты меня вызываешь, то, видимо, все же чем-то оскорбил.
     - Наверное, его обидел намек на незаслуженные оценки, - подал голос второй ублюдок.
     - Ты будешь следующим, - мрачно посулил ему я.
     - Да, скорее всего, - задумчиво сказал Абасир. - Тогда и выясним все в честном поединке. Как вызываемая сторона я имею право выбирать способ сражения, и я выбираю контактный бой.
     В ответ я чуть было не рассмеялся, но второй раз за вечер сумел себя сдержать. Этот тупой недомаг умудрился сам себе подписать приговор. В многочисленных правилах академии отдельно прописан строгий дуэльный кодекс. Помимо правил, связанных с секундантами и наличием следящего за боем в ранге не ниже магистра судьей есть и такое, которое регулирует сражения с применением обычного оружия. Так как в академии есть отдельная кафедра магов, чьи занятия направленны исключительно на сражения, то в плане дуэлей они изначально в более выгодном положении. Поэтому, чтобы сравнять шансы, отдельно оговорено, что контактный магический бой может быть только в случае, если его назвала вызываемая сторона и подтвердила вызывающая, и никак иначе. И если я еще мог сомневаться, что в классическом магическом поединке могу проиграть пятикурснику с более теоретической специализацией (а оба островитянина были пространственниками), то в контактном бое с мечом ни один из них никак не мог являться мне соперником. И удивительно, что они этого не понимали.
     - Я буду секундантом с вызывающей стороны, - сделал шаг вперед Витарр.
     - Я благодарю за поддержку и принимаю твою кандидатуру, - такой же ритуальной фразой ответил я.
     Пока второй островитянин, имени которого я так и не вспомнил, вызывался быть секундантом со второй стороны, Витарр отправился на поиски магистра, без чьего дозволения дуэль категорически запрещалась. Вернулся он практически сразу - первый же попавшийся на глаза преподаватель согласился быть судьей.
     - Я, Левитий, Мастер светлой магии, объявляю начало дуэли. Секунданты, представьте оппонентов и озвучьте причину дуэли.
     - Вызывающая сторона - Эйнар Анвел Скхейн, - представил меня на икарский манер Витарр. - Требует компенсации за оскорбление, нанесенное чего его и его сестры, здесь не присутствующей.
     - Вызываемая сторона - Абасир аль'Нагиль.
     Секундант островитянина назвал довольно известную фамилию. Насколько я помню, аль'Нагиль был владельцем нескольких дюжин кораблей, а именно по их количеству определяется знать у Морского народа. Там все просто - больше кораблей, больше голосов в их совете. Ну, мне же лучше - хоть в академии все и считались равными, но вызывать безродного - это такой плохой тон...
     - Какой вид сражения выбирает вызываемая сторона? - спросил Мастер. Видно было, что все это он проделывает не впервой и, похоже, даже немного скучает.
     - Контактный магический бой, - ответил секундант Абасира.
     - Контактный магический бой, - подтвердил Витарр.
     - Контактный? - брови Мастера поползли вверх, а скуку как ветром сдуло.
     Он внимательно всмотрелся в мой значок ученика, в меч у меня на поясе (я вернулся с очередной встречи с людьми Толдира, и еще не переоделся в ученические одежды, поэтому и меч был с собой). Потом посмотрел на Абасира, оценил его значок, сообщающий, что мой противник водный маг-пространственник пятого курса и на его саблю, любимое оружие островитян.
     - Предоставляю последнюю возможность решить дело миром. Абасир аль'Нагиль, принесите извинения вызывающей стороне, - Мастер сказал это с явным нажимом, прекрасно оценив шансы островитянина.
     - Не собираюсь, - коротко ответил островитянин.
     Хоть он и был закрыт щитом, я чувствовал его желания подраться. Похоже, я просто попался под горячую руку, парням было все равно кого задирать, просто хотелось драки. Хотели - получайте, и не жалуйтесь потом.
     - Что же, в таком случае, да будет так, - вздохнул Левитий. - Разойдитесь!
     Зеваки, которые уже успели собраться (зачем - непонятно, сражение всегда проходит под непрозрачным защитным куполом) раздались в стороны, освобождая просторный холл в котором я сейчас популярно объясню кое-кому, что боевого мага задирать не следует ни при каких условиях. А уже тем более задевать его честь и честь его сестры.
     Мы немного разошлись в стороны, чтобы не стоять вплотную друг к другу. Я почувствовал творимую магию, и нас накрыл огромный радужный пузырь. Я слегка усмехнулся - только светлый маг может сотворить такую жизнерадостную защиту, и приготовился к атаке. Теперь меня и этого выскочку видели только трое - наши секунданты и судья.
     Честно сказать, первый удар я чуть не проворонил - островитянин решил начать с самого быстрого и простого, что было в его арсенале - стихийной магии. Узкая лента воды, которая могла разрезать пополам камень, просто соскользнула по моему щиту, не заставив меня даже пошевелиться. Следующее заклинание, 'ледяные иглы', я пропустил над собой, отбив парочку самых низколетящих воздушным щупом. В ответ же кинул 'холод смерти', которое, вопреки названию, вовсе не смертельное - попавший под действие этого заклинания человек испытывает жуткий холод и сильно замедляется, что делает его легкой добычей. Конечно, я и не надеялся, что мое заклинание пробьет щит островитянина, но не стоять же истуканом, верно? Абасир заволновался, понимая, что что-то идет не так, как он ожидал, и кинул в меня целых три заклинания, одно за одним - сначала два простых водных, а потом какое-то пространственное, действие которого мне очень не хотелось проверять. Это стало отличным поводом, чтобы сократить расстояние. Первую мою атаку островитянин отбил, хоть и в последнее мгновение - похоже, он только в последний момент сообразил, что удар придет слева. Этот идиот даже не додумался посмотреть, с какой стороны у меня висит меч. Дальше завязался короткий бой, в котором я старался не задеть его мечом - дуэль велась до первой крови, до признания поражения или до полного опустошения резерва. Я успел оценить ресурсы островитянина - они были примерно равны моим, так что третий вариант точно отпадает, неизвестно, кто из нас раньше выдохнется, второй меня тоже не устраивал. Но просто ранить заносчивую скотину для меня было недостаточно, поэтому сражаться было тяжело. К тому же, Абасир оказался не таким уж плохим мечником и со своей саблей управлялся очень даже сносно. Конечно, если бы передо мной стояла цель убить его - он бы уже был мертв, но за убийство на дуэли меня могли отчислить, а оно мне надо? Поэтому я кружился вокруг него, периодически добавляя заклинаниями и продолжая исподволь подтачивать щит на его разуме, по-прежнему оставаясь незамеченным.
     Я уже говорил, что контактный магический бой в качестве вида сражения на дуэли обычно использует только и исключительно студентами боевой кафедры по одной простой, но очень серьезной причине - высокая скорость. В обычном магическом поединке противники просто пытаются подловить друг друга, осыпают градом заклинаний, выясняя, чей щит крепче, чьи силы больше, и чьи заклинания коварнее и содержат больше ловушек. Грубо говоря, обычный поединок волшебников выглядит так: стоят два мага друг против друга, периодически делают какие-то пассы руками и иногда говорят странные слова. В начале боя, или если волшебники неопытные, можно увидеть множество спецэффектов - молнии, водяные хлысты, летающие камни и, конечно, файерболы. В лучшем случае можно будет разглядеть всякие там темные облака и странные побеги растений, но не больше. Но контактный магический бой - это нечто совершенно другое. Схватка идет в бешеном темпе, когда для сложных, а значит, длительных заклинаний просто не остается времени. Когда в ход идет простейшее и эффективное - 'душители', 'каменные кулаки', 'вихри тьмы'. Когда часть ударов принимается на голую энергию, потому что некогда поставить щит, когда первая же ошибка - и ты труп.
     И Абасир откровенно не выдерживал такой темп. Ко всему прочему, он был магом воды, а их заклинания, по обыкновению, немного медленнее. Он пропускал мои удары, хватал воздух после удара 'воздушным кулаком', с трудом увернулся от удара мечом, купился на иллюзию, послав мощное заклинание туда, где меня давным-давно не было. И конечно, при бое в таком темпе у него совершенно не было времени следить за щитом на своих мыслях, что является непростительной ошибкой, когда твой противник - маг Разума.
     Придав себе ускорение с помощью родной стихии, я оказался за спиной островитянина. Поборов в себе искушение всадить меч ему в спину, я ударил рукой в затылок, одновременно с этим мгновенно разрушая его защиту. Тут же отскочил в сторону, чтобы Абасир не смог воспользоваться замешательством, когда в меня хлынул поток его мыслей. Краем глаза заметил, как Мастер покачал головой, явно не одобряя моих будущих действий, о которых он уже давно догадался - я видел, как он смотрел на мои манипуляции со щитом островитянина. Но мне было плевать, что там думает маг, я желал страданий этого ублюдка и собирался сполна насладиться ими.
     Первое, что я сделал, это вызывал у него видения. Творить иллюзии тяжело - нужно учитывать много факторов, чтобы их невозможно было отличить от реальности, понимать, как на них будет влиять окружающая среда и как их воспримут другие. Совсем другое дело видения, вызываемые у конкретного человека - не нужно заботиться об их правдоподобности, просто нужно заставить мозг думать, что это правда. А еще проще заставить сознание пугать самое себя.
     Каждый человек чего-то боится. Кто-то - темноты, кто-то - пауков, а кто-то высоты. Это простые, глубинные страхи, которые остались у нас с древних времен, и при самом большом желании вы не найдете того, в ком их нет. Конечно, есть индивидуумы, но это уже отклонения. С возрастом к нам приходят другие страхи, навязанные обществом - оказаться голым в людном месте, провалить выгодную сделку, расстаться с любимым человеком. Эти страхи не столь фундаментальны, но порой даже болезненнее. И именно на них я воздействовал - мне ведь не нужно, чтобы Абасир умер от остановки сердца, верно? Поэтому я заставил его страдать. Я не обращал внимания, что за страхи выдает его собственное сознание, но сполна наслаждался ужасом и обидой, что возникали в нем в ответ на видения. Когда мне это надело, я применил заклинание на стыке некромантии и магии разума. Называлось оно просто - 'агония'. Конечно, я закачал в него совсем мало силы, но все равно, боль должна была быть ужасающая, и Абасир закричал. Закричал так, что, наверное, было слышно и вне купола.
     - Заканчивай, - покачал головой Мастер Левитий.
     Он не мог остановить бой - он всего лишь судья, и вправе сделать это только в случае угрозы жизни одного из дуэлянтов, и все равно, что моя победа очевидна. Я подождал еще несколько мгновений - боль, терзающая островитянина, воспринималась моими чувствами похожей на щекотку, и некромант во мне жаждал продлить его страдания как можно дольше, после чего получить щедрое вливание силы, и в то же время я испытывал к этой ситуации некоторое отвращение.
     Абасир уже давно размахивал саблей, и мне даже несколько раз пришлось удерживать его воздухом, чтобы он не поранился раньше времени, но с применением 'агонии' он выронил оружие и упал на колени. Я развеял заклинание, после чего воспроизвел в сознании островитянина свой собственный образ, одновременно с этим стимулируя отдел, который отвечает за удовольствие. Мозг, одурманенный моими видениями, создавал все больше и больше связей памяти, закрепляя необходимый мне эффект. Я подошел ближе к магу, с удовлетворением отметив наличие у него психогенной эрекции, и одним коротким движением порезал ему щеку, проведя мечом ровно посредине клановой татуировки.
     После чего я просто отошел, развеяв все свои заклинания и слушая, как Мастер Левитий объявляет окончание дуэли и мою победу.
     - Будь моя воля, - Мастер, вызывал целителей, которые уже поднимали медленно приходящего в себя Абасира, и подошел ко мне, - я бы запретил магам Разума сражаться на дуэлях. Или, хотя бы, ввел наказание за причинение психологического вреда оппоненту.
     - Обратитесь с этим к магистру Натаниэлю, - дернул я плечом. - Я сражаюсь, как могу.
     - Не дерзи мне, мальчик, - грозно нахмурил брови Мастер. - Ты мог пустить ему кровь в первую же минуту, но, вместо этого, предпочел вдоволь поиздеваться. Это, конечно, не есть хорошо, но простительно для большинства. А ты должен знать, что чужие страдания вызывают у некромантов привыкание.
     - Я это знаю, и мне не было никакого дела до этого придурка, пока он не решил оскорбить меня и мою сестру! - гневно бросил я. Кровь после схватки все еще горела, а дар резко пульсировал, не желая погаснуть.
     - Надеюсь только, что это были не ваши обычные распри между икарцами и Морским народом. Несмотря ни на что, я сообщу Натаниэлю о твоем поведении.
     - Пожалуйста, воля Ваша, - тут я вспомнил об очередной ритуальной фразе и поспешил ею воспользоваться как предлогом для окончания беседы. - Благодарю Вас за честное судейство.
     - Это мой долг, - поджал губы маг, и, наконец-то оставил меня в покое.
     - Жаль, нельзя его дружка вызывать, - вздохнул подошедший Витарр. - Увы, за одно оскорбление один вызов. Но все же, мои поздравления с победой. А теперь расскажи, что ты в конце сделал? Я ничего не понял - что за дикие крики, почему у него встал?
     - Сначала я вызывал у него множественные видения, и его захлестнул страх, - начал я объяснять оборотню. - После этого, я наложил заклинание, вызывающее боль. Затем присовокупил свой образ и активировал центр удовольствия - мозг, изнуренный видениями, связал все это в единый комок. Когда он придет в себя и начнет думать обо мне, то придут воспоминания о дикой боли и удовольствии. Он возненавидит меня и себя, за испытываемые чувства, но сделать ничего не сможет. Теперь боль будет ему причинять удовольствие, а удовольствие - боль, и над всем этим будет ярко гореть мой образ. Ну и напоследок я рассек ему клановую татуировку. Ты же знаешь, у них шрам на татуировке считается позором, так даже изгнанных клеймят - разрезая тату. Конечно, шрам наши лекари сведут, но вот восстановить рисунок в полной мере уже никто не сможет.
     Витарр некоторое время молчал, осознавая и обдумывая мои слова, после чего тихо произнес:
     - Ты страшный человек, Эйнар. Я рад, что я твой друг, и мне жаль тех, кто станет у тебя на пути.
     - Нечего жалеть самоубийц, - усмехнулся я. - Пошли в библиотеку, проверим твои расчеты. Мне кажется, что если взять высоту за полтора, что также является коэффициентом нашей с Эви частичной связи, то цифры сойдутся. Да и вообще, это красивое решение, а магия любит красоту, в любом ее виде и проявлении.

     Она
     Молодая девушка пробиралась по полю подсолнухов, которые на несколько ладоней возвышались над ее головой. Иногда она останавливалась и подпрыгивала на месте, стараясь разглядеть, насколько далеко зашла. Все вокруг было настолько ярким, что казалось нереальным - синее-синее небо, ярко-желтые головки подсолнухов с чернильно-черным центром, изумрудно-зеленые листья - словно неопытный художник добавил слишком мало растворителя и свежая картинка еще не приобрела благородных оттенков. Даже платье девушки, белое с красным узором, выглядело тусклым в этом буйстве красок.
     - Валя! Вааа-ляя! - послышался глухой крик откуда-то справа.
     - Я здесь! - закричала в ответ девушка.
     Через несколько минут подсолнухи зашевелились, и появилась еще одна девушка, чуть постарше и в другом, сером платье, но тоже с красными вставками и узорами.
     - И с чего эти дурацкие подсолнухи так вымахали? - проворчала прибывшая.
     - Может, это ты стопталась? - улыбнулась Валя.
     - Поговори мне еще тут, - грозно глянула вторая девушка и тут же рассмеялась. - Ладно, пошли, Лексей уже заждался.
     Обе они двинулись в ту сторону, откуда появилась девушка в сером. Непринужденная беседа выдавала в них добрых подруг. Выбравшись, наконец, из зарослей подсолнухов, девушки оказались на краю березовой рощи. Повеяло прохладой, в стороне блеснула синяя гладь лесного озера, и полуденный зной отступил еще немного.
     - Ну где же вы ходите? - из-за деревьев вышел высокий парень и хозяйским жестом обнял вторую девушку.
     - Полуденницы нас по полю за собой водили, насилу вырвались, - усмехнулась девушка, поведя плечами, но обвившую ее руку все же не сбросила.
     'Полуденниц не существует', - прошелестел в голове Вали тихий голос.
     'Тебя тоже нет', - подумала девушка, слегка изменившись в лице.
     'Я мыслю, следовательно, я существую', - ответил голос и вновь замолчал.
     - Валюш, айда купаться! - позвала вторая девушка, и Валя, сбрасывая с себя задумчивость, побежала за отошедшей парой.
     Названный Лексеем, на ходу сбросив рубаху и штаны, с разбегу влетел в озеро, подняв тучу брызг.
     - Ух, хорошо! Девчонки, давайте сюда, хватит стесняться!
     'Я не очень хорошо понимаю людские обычаи, - снова раздался в голове Вали голос, - но, разве, незамужним дамам разрешено оголяться в присутствии мужчин?'
     Ответить Валя не успела - из-за деревьев послышался смех, и на поляну выбрались несколько мужчин, внешний вид которых не оставлял сомнений в их роде занятий.
     - Эй, достаньте кто-нибудь эту руслачоку! - приказал тот, что шел впереди. - Так, девочки, без глупостей и мы, так уж и быть, после просто развернемся и уйдем.
     'На твоем месте, я бы их послушал, - подсказал голос. - Хотя, конечно, ты всегда можешь принять мое предложение...'
     Не дослушав, девушка резко развернулась, и кинулась бежать. Сзади раздались крики, что-то проорал главарь разбойников, но Валя не слушала, как не слушала голос в голове, настойчиво преследующий ее уже несколько месяцев подряд. Она не слышала ни приказа главаря, ни испуганного крика Лексея и плача оставшейся на поляне девушки, как и не слышала она свиста стрелы. Услышала он только свой собственный крик, полный боли, когда стрела навылет пробила ей плечо.
     - Тащи ее сюда, - приказал главарь. - Теперь не вздумает сопротивляться. Ну, что стали, вам бабу не охота, что ли? Живее, живее! Не хватало еще только, чтобы сюда деревенские нагрянули, пока вы тут сопли жуете.
     'Я могу избавить тебя от позора, - прошелестел голос, пробиваясь через боль. - Просто согласись, и никто не посмеет коснуться тебя. Скажи 'да', и ты уйдешь на несколько часов раньше, только и всего'
     Девушка все еще колебалась, все еще не решалась сделать последний, самый последний шаг. Она не могла поверить, не могла принять... до того самого момента, как рука бандита грубо схватила ее, за то самое, раненое плечо.
     'Да, пожалуйста, да! Избавь меня от этого, пожалуйста! Я сделаю все, что ты захочешь, только не допусти этого!'
     Поднялся ветер. Зашелестели березы, склонили свои головы подсолнухи. В считанные мгновения ветер превратился в ураган, сбивая с ног разбойников. В чистом небе засверкали молнии, одна из них вонзилась в землю, рядом с предводителем разбойников, другая пронзила лежащую девушку, окутав ее ярким светом.
     'Вот видишь, - мягко упрекнул голос, - я даже позаботился, чтобы в деревне узнали. А теперь, пришла пора - встань на Дорогу Снов, дитя'
     Когда присутствующие на поляне протерли глаза, ослепленные вспышкой, то увидели, что вместо девушки и схватившего ее разбойника остался только обгоревший скелет последнего. А со стороны поля уже слышались крики приближающихся жителей деревни.

     Я открыла глаза, уставившись в ночную темноту. За последние несколько лет я видела, десятки, если не сотни снов о людях, которые вступили, или, наоборот, отказались вставать на Дорогу Сна. Я уже почти перестала обращать на них внимание, но все равно, каждый раз после такого сна накатывает какое-то поганое чувство, будто ты не в силах ничего изменить. Старайся, не старайся, но ты либо просто умрешь, либо встанешь на эту проклятую дорогу. И у меня по-прежнему оставался вопрос - подобные сны сняться всем Хранителям, или это 'наш' дракон так развлекается? Демоны бы побрали этого ящера.
     Я еще некоторое время поворочалась, но вскоре поняла, что заснуть снова в ближайшие несколько часов мне точно не удастся. Решительно встав, я оделась, и вышла из комнаты. Спустившись в холл, я с трудом открыла дверь наружу и отправилась в сторону учебных корпусов. За несколько часов снегопада сугробы уже стали по колено, если так пойдет и дальше, то с утра дверь уже никто не откроет. Я поежилась, и ускорила шаг - студень оправдывал свое имя, окутав весь юг страны кусучим морозом.
     Пустой зал я нашла быстро - ночь на дворе, сейчас тут могут быть только некроманты, да и те уже наверняка разошлись. Войдя в экранированный зал, я сбросила щиты, смакуя странное чувство незащищенности. Я знала отличный способ сбросить напряжение, и собралась его использовать.
     Призвав дар, я сформировала первое плетение. Простейший файербол в воздушном исполнении - клубок молний и твердого воздуха. С удовлетворением отметив совершенное исполнение, я развеяла заклинание и перешла к более сложным вещам.
     Левитация. Безвоздушный купол, заставляющий противника задыхаться. 'Стихийное безумие', темное заклинание, заставляющее выбранную стихию вести себя абсолютно хаотично. Воздух в определенном пространстве то сгущался до состояния камня, то исчезал, то становился желеобразным или закручивался в воронки. После в ход пошли высшие заклинания - 'рассекающий портал', 'воронка тьмы', 'взгляд бездны'. Последнее, ввиду отсутствия реального противника, просто растворилось.
     Я остановилась, отчасти, чтобы отдышаться, отчасти, просто подумать. Конечно, для того, чтобы выпустить пар этого достаточно, но все же, как иногда хочется схватиться с реальным соперником. Я даже немного завидовала Эйнару, который несколько дней назад сошелся в дуэли с островитянином - настоящий бой дарит совершенно другие ощущения, нежели спарринг и уж тем более простое сотворение атакующих заклинаний.
     - Я смотрю, тебе просто крайне необходим спарринг-партнер, - раздался голос от дверей.
     Я обернулась, не веря своим глазам - в проеме, не пересекая барьер, стоял Алион. 'Может, я все же заснула?' - подумала я, но это определенно не было сном.
     - Что ты здесь делаешь? - спросила я, глядя, как он проходит сквозь барьер.
     В ту же секунду на меня обрушился ворох его мыслей, которые он даже не думал прикрывать щитом. Наверное, это и есть доверие - полностью открыться в присутствии мага Разума.
     'Позвали участвовать в экзаменационной комиссии, - подумал маг. - Прибыл пару часов назад, но заснуть не смог, решил, что стоит немного размяться. А тут смотрю - один зал занят, стало интересно, кому же тут не спится в такой час, что даже некроманты все спать легли'
     - Оказалось, не все, один некромант все же не спит, - закончил Алион вслух.
     - Когда ты научился столь структурировано думать? - сощурилась я.
     - Да вот пришлось, - развел руками магистр. - Так как, ты еще не выдохлась?
     Вместо ответа я бросила в него 'ветер полыни' - одно из мощнейших воздушных заклинаний, но выставленный в одно мгновение щит просто проглотил бушующий ураган. От прилетевшего в меня 'Инферно' я просто отмахнулась 'щитом тьмы'. Дальше заклинания посыпались одно за другим. Алион был сильнее и опытнее меня, но благородно сдерживал свои заклятия, давая мне сражаться с ним на равных. Естественно, это меня злило, и, распаляясь все больше и больше, я использовала все заклинания, доступные мне. В ход пошла магия разума, и маг вынужден был вновь выставить все свои щиты - на этом поле он мне был не соперник. Теперь, когда на него сыпалось еще и множество ментальных атак, он вынужден был сражаться всерьез. 'Получай', - прошептала я и использовала заклинание 'ночь бездны'. В тот же момент на весь учебный зал опустилась кромешная тьма. Алион оказался ослеплен, и ему ничего не оставалось, как воздвигнуть вокруг себя всевозможные щиты, опасаясь нападения. Да, я тоже ничего больше не видела, но я четко ощущала его присутствие, его разум служил мне маяком в этом царстве тьмы. Обычно 'ночь бездны' используют для прикрытия отступления - если добавить еще несколько блоков, то в этой чернильной тьме не будет видно даже плетущихся заклинаний, но для меня это было слишком сложно. Внезапно темноту прорезал яркий столб пламени, и от неожиданности я отшатнулась, прикрыв глаза рукой. Алион воспользовался этим и выпустил несколько энергетических щупов, заставив мое заклинание рассыпаться, как карточный домик. А вот это действительно эффектно, я так не умею. Ну, если он хочет покрасоваться...
     Мой резерв определенно подходил к концу, и я решила идти ва-банк. Ухватившись за давно замеченный изъян, я одним 'движением' сдернула щит, закрывающий разум мага. Зная, что за этим последует, я тут же закрылась, и поток мыслей не сумел сбить меня с толку. Для Алиона же это определенно стало неожиданностью, но он в очередной раз показал свое мастерство - вместо того, чтобы растеряться или уйти в глухую защиту, магистр в одно мгновение оказался рядом со мной, и, схватив за руки, просто-таки вбил в стену, отрезая мне пути отступления.
     - Если бы ты так сделал в реальном бою, то мгновенно бы сошел с ума и был бы мертв, - тихо сказала я, осторожно прикасаясь к его обнаженному сознанию.
     - Я и так давным-давно сошел с ума, - в неярком свете учебного зала, еще не полностью восстановившемся после моего заклятия его лицо терялось в полумраке, - от тебя.
     Продолжая удерживать меня за руки, он наклонился ниже, и наши губы встретились. Я еще успела пожалеть, что двери в учебные залы не запираются, но потом решила, что все равно никто не станет тут ходить столь поздней ночью. А потом мне стало все равно.

     Он
     Я сидел за одним из самых дальних столов, подперев голову рукой и даже не пытаясь сдерживать зевоту. Из-за этого выводимые мной на полях геометрические фигурки дополнялись жирными потеками чернил и неаккуратными полосками. Вскоре я бросил это занятие и переключился на разглядывание потолка. Магистр Авелла продолжала читать нудную лекцию о способах пробивания вражеских барьеров. 'А теперь запишите план. Пункт первый - проверить щит на явные изъяны и нестабильности. Пункт второй - при их наличии убедитесь, что это не ловушка. Пункт третий - удостоверьтесь, что ваши действия не повлекут за собой...'. Вот прям так и представляю, как в разгар боя я достану конспект и буду, строго следуя плану, проверять вражеский щит на ловушки. Зачем нам вообще все это сейчас рассказывают? Если кто-то к четвертому курсу не научился пробивать чужие щиты, то на боевой кафедре ему точно делать нечего.
     Раздался стук, и дверь аудитории открылась, впуская совсем молоденькую девчонку с жутко кучерявыми волосами. Она что-то тоненько пропищала, что я с заднего ряда совершенно не услышал, но магистр тут же громко сказала:
     - Эйнар Скхейн, на выход!
     Уж не знаю, кому я и зачем понадобился, но слава всем светлым и темным богам, что меня вытащили с этой ужасной лекции. Быстро собрав вещи, я подошел к ожидающей меня девице, и тут же заметил уже знакомое плетение, опутывающее ее голову.
     - Мастер Витек просил Вас проводить к нему, - пропищала девчонка.
     Сколько же ей лет? А уже на втором курсе, судя по значку ученика, болтающемуся на груди. Что ж, если ее попросили проводить меня, то это отличный шанс еще раз рассмотреть плетение.
     - Ты знаешь, зачем меня звали? - спросил я, чтобы поддержать беседу.
     - Нет, Мастер не говорил, - покачала девушка головой. - Но я видела, как кто-то принес ему какое-то письмо.
     - Ну, ради письма вряд ли бы меня стали снимать с занятий, - пробормотал я.
     - Мастер Витек может, - усмехнулась девушка. - Ему никто не указ.
     - Это точно, - рассмеялся я. - А ты как с ним связана? Он, вроде, у второкурсников ничего не ведет.
     - Он недавно заменял магистра Трэвиса на занятии по направлению, - пояснила девушка. - Приметил меня, сказал, что у меня большие способности к магии Разума.
     - Да? - удивился я, и тут же остановился. - Покажи что-нибудь. Не бойся, со мной ничего не случится.
     Девушка еще немного поколебалась, но потом, видимо, вспомнив, что вызывала меня с занятия на боевой кафедре, все же решилась. Сотворила аккуратное, прямо-таки шаблонное заклятие и попыталась пробить мой щит. Конечно, он даже не шелохнулся, и девушка, нахмурившись, перешла к более решительным мерам. Она создала несколько заклятий, призванных обойти или разрушить мою защиту, а я в это время наблюдал за тем, как ведет себя наложенное на нее заклинание. Самым интересным стало то, что во время сотворения плетений, оно уходило куда-то вглубь, никак не влияя на заклинания, и становясь еще более незаметным. Заметив, что девушка уже просто не знает, что со мной делать, а ее резерв, и без того совсем небольшой, почти исчерпался, я остановил ее.
     - Достаточно. Ты молодец, у тебя действительно хорошие способности. Но, на мой взгляд, тебе немного не хватает фантазии. Выполняя заклинания только из учебника, многого не добьешься.
     - Но я же ничего не смогла сделать с Вашим щитом, - девчонка явно не понимала, как такое возможно.
     - И не смогла бы, - рассмеялся я, возобновляя путь. - Думаю, и никто бы в академии не смог, за исключением, быть может, Мастера Витека.
     И я ничуть не преувеличиваю. На последнем занятие Мастер сам сказал, что по части магии Разума с нами уже почти никто сравниться не сможет, а сам он проверять не рискнет. Еще он сказал, что учить нас ему больше нечему, и наши занятия окончены. Конечно, мы всегда можем обратиться к нему за помощью или советом, но теперь все зависит от нас самих. Тем более странным был сегодняшний вызов.
     В глазах девчонки замаячило осознание, и я кивнул, подтверждая - 'да, я тот самый Скхейн'.
     - Это Вы... - протянула девушка.
     - Что именно я? - я улыбнулся, вкачивая еще больше силы в гибкий щит.
     Потеряв концентрацию, девчонка начала упускать щит и ее мысли еще сильнее полезли наружу, а мне их слушать совсем не хотелось. На самом-то деле, слушать чужие мысли - совершенно неблагодарное занятие, и чтобы там не думали дремучие людишки, ни один маг разума не станет их подслушивать просто так, делать нам больше нечего что ли? У большинства людей мысли на диво однообразные, скучные и сумбурные, и копаться во всем этом, простите, дерьме, захочет только сумасшедший.
     - Это Вы создали тех сфинксов? И победили магистра Джарлакса? И уничтожили древнего лича? Это Вы остановили войну с империей, вместе с сестрой победив союзные им войска северян? А еще говорят, Вы вычислили и сразили в неравном бою огромного голема и могущественно мага, управляющего им, и что это именно Вы превратили солнечный шпиль в лунный!
     Я скривился, вспомнив последнюю историю. Пару месяцев назад Витарр упорно пытался обучить меня магии материализации и метаморфоз, но у меня ни черта не получалось. Как-то раз, в состоянии небольшого[6] подпития, мы возвращались из таверны, и путь наш пролегал мимо солнечной башни. Разговор в очередной раз зашел про трансформацию материи, и Витарр сказал, что это заклинание, видимо, имеет слишком природный характер, чтобы поддаться магу разума. Разозленный, что кто-то может сомневаться в моем могуществе, я указал на солнечный шпиль, и заносчиво заявил, что на его примере я сейчас докажу господину природному магу, что мне все заклинания покорны. Витарр пожал плечами и скрестил руки на груди, собираясь понаблюдать за моими бесплодными попытками. Я не совсем понял, что произошло дальше, но мой одурманенный хмелем мозг выдал не совсем правильное плетение, и, прежде чем Витарр успел меня остановить, я с гордостью запустил заклинанием в шпиль. Золото шпиля превращалось в серебро примерно с той же скоростью, с какой из меня выветривался хмель. Когда трансформация завершилась, я был абсолютно трезв и спешно вспоминал способы уничтожения следов заклинания. Витарр, пару раз попробовав вернуть шпилю первоначальный вид, признал бессмысленность своих попыток и принялся помогать мне заметать следы. Это нам удалось, и превращение золотого шпиля в серебряный стало бы идеальным преступлением, если бы не одно 'но' - все наши действия прекрасно видели несколько магистров, находившихся внутри башни. Короче говоря, после этого мне почти две недели пришлось ухаживать за садом у друидов, а Витарру прибирать за некромантами. Шпиль с тех пор поменял название и так и стоит, серебряный, а моя личность обросла новой легендой.
     Весь оставшийся путь я рассказывал девочке, как на самом деле все было, опуская, конечно, многие нелицеприятные подробности, вроде кучи поднявшихся трупов в сражении с войском моего брата или ужасной процедуры отсечения части дара Вашека.
     Подойдя к двери в кабинет Мастера, я постучал, и, не дожидаясь разрешения, вошел. Мастер, как обычно, сидел за столом, заваленном кучей бумаг и книг, и что-то писал на длинном гербовом свитке. Наверное, очередной приказ, касающийся кафедры универсалов, не иначе - последнее время эта работа полностью поглотила мага.
     - А это ты, - произнес Витек, не отрывая головы от бумаги. - Присаживайся. А тебя, - он ткнул пером в девчонку, переминающуюся на пороге, - я жду завтра после обеда. Постарайся не опаздывать.
     Девушка кивнула, и вышла, тихонько затворив дверь. Только тогда Мастер оторвался от писанины и задумчиво посмотрел ей вслед.
     - Видел? - спросил он.
     - Эта уже пятая такая, - ответил я, поняв, о чем говорит Мастер. - Все второкурсники, у всех направление Разум.
     - Я вел занятие в их группе, заменял Трэвиса, - задумчиво сказал Витек. - Ничего не заметил вообще. Это заклинание как будто прячется именно от меня. Решил позаниматься с этой девочкой отдельно, и только тогда заметил, самым краем глаза. Как ни стараюсь, все равно не могу рассмотреть. Для чего оно?
     Я рассказал Мастеру все, что мне удалось узнать об этом загадочном плетении. С каждым моим словом Витек мрачнел все больше и больше, а под конец только что не плевался.
     - Это имперцы, тут к ворожее не ходи, - отрезал он. - Их стиль, да и магия Разума у них в большой чести. Вот только кто мог наложить такое на наших студентов?
     Я пожал плечами, не рискнув высказать предположение, которое давно уже вертелось у меня в голове - у всех этих студентов общим было только одно - занятия по магии Разума вел магистр Трэвис. В академии не так много преподавателей, направление которых Разум, и из них только три человека контактируют с младшими курсами - магистр Трэвис, магистр Флавия и Мастер Витек.
     - Зачем Вы позвали меня, Мастер? - спросил я, прерывая затянувшееся молчание.
     - На твое имя пришло одно очень необычное письмо, - Мастер скривился, как будто съел что-то кислое и протянул мне конверт.
     Я вскрыл конверт и развернул единственный лист, оказавшийся внутри. На листе не было написано ни одного слова, но зато обнаружился рисунок - дракон, свернувшийся в круг и кусающий себя за хвост. По спине дракона шел человек, у которого было две руки, разделяющиеся у локтя. Горло человека было разрезано и с него капала кровь. Внутри кольца, образованного драконом, были нарисованы спящие люди, а снаружи все закрашено черным. Подписи не было, но в авторстве рисунка сомневаться не приходилось.
     - Это нарисовал Борн'хаалшь, - подтвердил Мастер Витек. - Несколько дней назад пришедший с утра слуга обнаружил, что комната пришельца пуста. Явившийся на зов слуги маг, который должен был присматривать за нашим знакомцем, нашел следы открытого в комнате мощного портала, возможно, межмирового характера. На столе лежало несколько писем, включая вот это. Сам понимаешь, что все они были просмотрены, но в них содержались только сведения личного характера, предназначенные для людей, с которыми Борн'хаалшь контактировал, и которым захотел оставить прощальные послания. Рисунок, нарисованный для тебя, вызвал множество вопросов, но никто так и не смог с ним разобраться, и письмо все же передали адресату. Ты понимаешь, что он хотел тебе этим сказать?
     - Да, - коротко ответил я, снова вглядываясь в рисунок.
     - И поведать об этом ты не собираешься, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал маг. Не дожидаясь мой реакции Мастер продолжил: - в таком случае, не смею больше задерживать. И вот что, Эйнар, - стоя в дверях я обернулся. Витек нахмурился и смотрел куда-то мимо меня. - Не лезьте в это дело. Если это то, о чем я думаю, то все гораздо опаснее, чем ты можешь представить. Теперь я все знаю, и я разберусь, а вы продолжайте учиться, у вас сессия на носу. Вот теперь точно иди.
     Не собираясь с ним спорить, я вышел в коридор и аккуратно закрыл дверь. Предстояло найти Эвианору, показать ей рисунок, а потом встретиться с Майло и другими нашими знакомыми магами разума, чтобы наконец-то разгадать эту загадку с плетениями.

     - Вы решили поиграть в шпионов? - спросил Ардон сразу же, как только уселся.
     - Если бы мы вздумали поиграть, то тебя бы не звали, - ответила Эви. Я чувствовал, что настроение у нее хорошее, но не поддеть вампира она не могла.
     - Слушайте, дело действительно серьезное, - осадил их обоих Майло. - Я поговорил с каждым моим знакомым, кто хоть что-то понимает в магии разума, и практически каждый из них замечал какие-то странные плетения.
     - Если ты поговорил с каждым, то тогда почему сейчас здесь только мы? - спросила Хоук, обведя рукой наш стол.
     Помимо уже упомянутых здесь были Хоакин и Иодим, два брата с четвертого и пятого курса соответственно, Элизабет и Брон - эти двое были с факультета земли и их я знал хуже всего.
     - Потому что вы самые толковые, - пояснил Майло. - Потому что вам я могу доверять.
     - Ты решил перейти от шпионских заговоров к драматургии? - поднял бровь вампир.
     - Ардон, не порти момент, - шикнула на него Эви, отчего напряжение, возникшее с самого начала, окончательно развеялось.
     - Ладно, вот что мы имеем, - с полуулыбкой сказал Майло, и перечислил все имеющиеся у нас на данный момент сведения. - Таким образом, можно сделать вывод, что контакт со всеми встреченными нами второкурсниками со следами заклинания имели только три мага разума.
     - Мастера Витека, думаю, можно исключить по вполне очевидным причинам, - сказал я.
     - А для меня эти причины не совсем очевидны, - возразила Элизабет. - Может, расскажешь нам?
     - Мы предполагаем, что за этими заклинаниями стоят имперские маги, а у Мастера нет и не может быть ничего общего с имперцами, - пояснил я. - Там старая и очень болезненная история, и Витек до сих пор для канорцев персона нон грата. К тому же, он сам указал мне на девушку с подобным заклятием и был очень встревожен фактом его наличия.
     - В Мастере Витеке я тоже не сомневаюсь, - кивнул Майло. - И поэтому остается только два человека - магистр Флавия и магистр Трэвис.
     - Флавию тоже можно исключить, - тут же ответила Элизабет, а Брон поддержал ее кивком. - Это очень преданный академии человек, она преподает здесь уже не один год, и Витек тоже ей доверяет, раз для вас он такой авторитет.
     - Ты же сама у него училась, должна понимать, что авторитет он для всей академии, - подал голос Хоакин.
     - Как бы мне не нравилась сама магистр и ее способ преподавания, вынуждена признать, что на роль имперского засланца она не очень подходит, - сказала Эви. - И поэтому остается только один вариант.
     - Магистр Трэвис появился здесь только в этом году, - начал перечислять Майло, - Преподает он занятия по направлению у второкурсников. О нем никто ничего не знает, никто ничего не слышал. Как маг он, похоже, очень хорош и ему вполне по силам наложить такое заковыристое плетение.
     - Кроме того, он точно имеет контакт с канорцами, - задумчиво сказала Эвианора. - На нем лежит необычное заклинание, и он сам сказал, что делал его Мастер из империи.
     - Что за оно? - заинтересовался Иодим.
     - Трудно сказать, большая часть там прячется в теле. В основном поддерживающее, вспомогательное действие. Ничего криминального, на самом деле, просто выполнено оно очень странно.
     Эви поковырялась в своей сумке, нашла какую-то тетрадь, и, пролистав ее, показала нам зарисовки плетения.
     - Ладно, с плетением понятно, а вот это что? - Ардон ткнул пальцем в нарисованные на полях сердечки с каким-то именем на 'А' внутри.
     - А это, - покраснела сестра, - тебя не касается.
     'И хватит хихикать', - гневно отправила она мне.
     - Лирику в сторону, что будем делать? - спросил у собравшихся помрачневший маркиз.
     - А что мы можем? - довольно резонно заметил Брон.
     - Можем зажать магистра в темном уголке и все досконально прояснить, - предложила Хоук. - Что? - удивилась девушка, оглядывая восемь пар глаз, с недоумением уставившиеся на нее.
     - В общем-то, она права, - протянул Ардон. - Нас много, и мы лучшие. С одним магистром должны справиться. Особенно если Эви попросит о помощи своего таинственного 'А'.
     - Он скажет, что мы идиоты и за уши приволочет к Витеку на порицание, - всеми силами стараясь не краснеть, ответила сестра.
     - Тогда предлагаю уточнить расписание магистра и выбрать лучший момент, а потом наконец-то все выяснить. Если он действительно имеет к этому отношение, сообщим обо всем ректору, ну, а если нет - то извинимся и будем думать, что делать дальше.
     - Если он не виноват, то зачета по контролю мне не видать, - скривилась Эвианора.

     Она
     Спустя три дня после памятного разговора я стояла под дверью аудитории, в которой вот-вот должна была закончиться пара по направлению у второго курса. Майло, Ардон и Брон уже были здесь, остальные еще не пришли. План наш был прост - дожидаемся, когда все студенты покинут аудиторию, входим внутрь и одним ударом вяжем магистра. Затягивать было ни в коем случае нельзя, так как бой с опытным магом в наши планы не входил. Наша ставка была на внезапность. Ну и на силу удара - мы потренировались входить в круг, и теперь вполне могли сравниться с Трэвисом по силам. Одно 'но' - кругом придется управлять либо мне, либо Эйнару, иначе мощного усиления нам не добиться. Хотя, о чем это я - конечно, ведущим будет Эйнар, в магии разума он намного искуснее меня.
      За дверью послышалось гудение, и вскоре оттуда повалили второкурсники. В это же время подтянулись и наши оставшиеся заговорщики. Нервная дрожь, которая уже некоторое время била меня не переставая, вдруг прошла. Эйнар проскользнул в аудиторию, пропустив последнего выходящего, я прошла за ним по пятам.
     - Добрый день, магистр Трэвис, - поздоровалась я, чувствуя, как собранный круг наполняет меня мощью.
     Магистр поднял на меня взгляд, и его зрачки тут же расширились, а дар трепыхнулся, улавливая мощь круга. В тот же момент я передала управление Эйнару, войдя в частичное слияние, и вся сила в мгновение ока оказалась у него. Магистр, конечно, не ожидал ничего подобного - управление кругом невозможно передать так быстро, а потому удар брата достиг своей цели.
     В один момент сметя все щиты неподготовленного к бою магистра, он отрезал мага от его дара, оставив совершенно беспомощным - вряд ли Трэвис мог что-то противопоставить девяти вооруженным студентам академии.
     - Это вот что такое было? - ошарашенно спросил магистр, переводя взгляд с входящих в аудиторию остальных заговорщиков на меня с Эйнаром. Казалось, собственное лишение дара его совершенно не волнует. - Откуда такая мощь?
     - Я как-нибудь потом расскажу, - ответил Эйнар. - А сейчас, если позволите, у нас к Вам есть несколько вопросов.
     - Раз ты до сих пор не ковыряешься в моей голове, а ожидаешь ответов, то не совсем уверен в своей правоте и не желаешь окончательно портить отношения, - заметил Трэвис. - Спрашивай, я отвечу, выбора-то у меня все равно нет.
     - Почему же, Вы всегда можете отказаться и мне действительно придется искать ответы самому. Я, конечно, их найду, но Вам прекрасно известно, насколько это будет неприятно для обеих сторон.
     - Это известно, всем находящимся здесь, - магистр обвел взглядом наших сообщников и вопросительно поднял бровь. - Что за заговор менталистов?
     - Вот именно о заговоре менталистов мы и хотели с Вами побеседовать, - подал голос Майло. - По всей академии разгуливают второкурсники, у которых Вы ведете занятия, и на них лежат необычные плетения. И нам нужно знать, какое Вы имеете к этому отношение.
     - Никакого, - твердо ответил магистр.
     Все повернули головы, вопросительно смотря на Эйнара - сейчас, когда он удерживал дар магистра, то как бы принял его под свои щиты, и больше никто, включая меня, не мог почувствовать разум Трэвиса и понять, лжет ли он.
     - Это правда, - расширились глаза брата. - Но Вам все же что-то известно об этом. Расскажите.
     - Тот, кто накладывал эти плетения, старательно имитировал имперский стиль, но, похоже, плохо знает его. В большинстве своем, плетения магов из Канор не сильно отличаются от принятых на западе, за несколькими исключениями. Те плетения, что лежат на студентах, пытаются походить как раз на такие исключения.
     - О чем Вы говорите? Выражайтесь яснее! - потребовала Элизабет.
     - Постараюсь. Думаю, Эвианора уже рассказала вам о заклятии, что лежит на мне? - он подождал, пока все покивали, и продолжил. - Это плетение накладывал Мастер своего дела. В своей работе он использует одну редкую школу, совершенно не распространенную на западе и не очень популярную на востоке. Тот, кто заклинал студентов, как примером пользовался заклинаниями этой же школы, но, видимо, не подозревал, что в Империи Канор она используется только в редких и определенных случаях.
     - Для лечения, - выдохнул Эйнар. И пояснил, в ответ на недоумевающие взгляды. - Заклинания подобного типа, с множеством украшений, дополнений для симметрии и прочих излишеств используется только для лечения. А все эти дополнительные элементы призваны для двух целей - отвлечь темных богов от сути заклинания и своей красотой понравиться светлым богам.
     Магистр развел руками, показывая, что ему больше нечего добавить.
     - Что-то непохожи наши второкурсники на больных, излеченных имперскими магами, - мрачно заметил Майло.
      - Если я ответил на все ваши вопросы, может, вернете мой дар? - спросил магистр. - Обещаю, я не буду скручивать вас в бараний рог и читать нудные лекции с цитатами из устава академии, в котором строго запрещается нападать на преподавателей.
     Я не знаю, что собирался ответить или сделать Эйнар, потому что в этот же момент почувствовала сильнейший ментальный удар. Все схватились за головы и постарались закрыться щитами, но управление по-прежнему было у Эйнара, и сейчас он вместе с магистром, прикрытым его щитами, оставался единственными, кто стоял на ногах.
     - Это еще что такое? - Эйнар раскинул сеть, пытаясь поймать в нее нападавшего.
     - Тут важнее не что, а кто, - поправил его магистр. - Думаю, это и есть наш таинственный заклинатель.
     Удар повторился, но теперь мы ожидали его и Эйнар, как ведущий круга, закрыл всех от удара. Усиленной мощи хватило, чтобы сдержать его, но было понятно, что долго нам так не продержаться.
     - Не знаю, откуда у вас столько сил, но будет лучше, если ты вернешь мне мой дар, - потребовал Трэвис. - Вы уже должны были убедиться, что я тут не при чем.
     Эйнар, не говоря ни слова, развеял заклинание, и магистр снова получил доступ к магии. Он тут же окутал себя мощными щитами, запустил поисковые щупы и принялся сканировать пространство вокруг, выискивая нападающего.
     Последовал третий удар, но на сей раз не по щиту, а по нашей с Эйнаром связи. Такого мы не ожидали, и частичное единение развалилось, а последовавший за этим еще один удар, в этот раз по мне, и вовсе развалил весь круг. Теперь каждый был сам за себя.
     Пол у меня под ногами заходил ходуном, и мне пришлось левитировать, чтобы не упасть. Краем глаза я заметила, как Ардон обратился туманом и скрылся из виду, а Брон и Элизабет пытаются успокоить взбесившийся пол. Без обычного в таких случаях предупреждения посреди аудитории открылся портал, откуда выскочили два десятка второкурсников, подвластных плетению. Теперь оно было ярко видно, и в нем четко выделялся активный сейчас блок управления. А вслед за студентами в аудиторию вошел маг, держащий их на ментальном поводке.
     - Ну, собственно, мы почти угадали, - пробормотала я, принимая, наконец, вертикальное положение.
     - Магистр Флавия?! - в один голос воскликнули Брон и Элизабет. 
     Ну, если кто-то ждал долгого и длинного объяснения планов и замыслов, то мне придется его разочаровать - похоже, магистр Флавия знала, что случается со злодеями, когда они, уверенные в своей победе, начинают хвастаться перед героями, поэтому она без единого слова отдала своим подконтрольным магам приказ атаковать и сама присоединилась к ним.
     Пусть их было всего два десятка, и они были недоучками, но их все же было, как ни крути, два десятка. К тому же мы сильно подрастратились, удерживая дар магистра Трэвиса и отражая ментальные удары, поэтому сейчас нам было тяжело. Да и все знают, что убить намного проще, чем обезвредить, а убивать мы, в отличие от наших зачарованных противников, вовсе не собирались.
     Как ни странно, больше всех в этом противостоянии преуспел Ардон. Принимая форму тумана, он несколько раз подкрадывался к зачарованным и просто-напросто оглушал их, но вскоре они поняли что к чему, и окружили себя еще и дополнительными щитами против физического урона.
     - Они используют заклинания, которые совершенно точно не могут знать, - заметила Хоук, с трудом отводя от себя 'петлю безвременья', попав в которую могла бы навсегда замереть в одном мгновении.
     - У них заложен определенный перечень команд, - заметил Эйнар. Он уже обезвредил двоих, и сейчас помогал Иодиму, на которого насели сразу трое.
     - То-то я смотрю, ни одного стихийного, - подал голос Майло.
     - Плетение на них обобщенное, оно не может учитывать особенности вроде стихии, - пояснила я. - Они у нее под полным контролем, и должны отключиться, если обезвредить Флавию.
     'Мы не сможем сейчас пробиться к ним, - отправил мне брат, уловив, даже в этой суматохе, мой замысел. - Мы на краю, если хоть кто-то отвлечется на магистров, нас тут же сметут'
     Это было правдой. Нам повезло, что в первые же секунды мы смогли уравновесить силы, но сейчас на каждого из нас приходилось по одному противнику, использующему слишком могущественные заклинания, и отвлекаться было никак нельзя.
     Я попыталась пробиться сквозь щит, который поставила Флавия сразу же по прибытии сюда, но он определенно был мне не по зубам. Ни одна посторонняя мысль, ни один звук, ни один портал не мог сейчас выйти за пределы этой аудитории.
     Однако внутри аудитории порталы открыть можно, - пришла мне в голову мысль, и я тут же нашла ей применение. Просто открыла один портал под скамейкой, а другой - над своим противником. Парень успел отскочить в сторону, но вот защититься от последовавшего за этим удара 'воздушным кулаком' уже не успел. Отлично, минус один противник и едва ли не половина моего резерва.
     Повторить мой подвиг сейчас вряд ли бы кто мог - Эйнар и Майло с трудом отбивались от наседающих на них, а Иодим и вовсе оказался без сознания - похоже, он все-таки пропустил какой-то удар.
     Щит Элизабет, не выдержав, треснул, и в нее тут же полетело 'забвение'. Она успела воздвигнуть какую-то защиту, но большая часть заклинания все же прошла сквозь нее. Закатив глаза, девушка рухнула под стол. Мимоходом бросив взгляд на сражающихся магистров, которые гоняли друг друга по аудитории, я подскочила к уже разворачивающемуся мне навстречу второкурснику и со всей дури ударила его мечом плашмя по затылку. На меч я навесила заклятие, рассекающее плетения - это стоило мне еще сотни УЕС, и теперь я вот-вот буду совсем пуста. Надо срочно что-то придумать, иначе мы поляжем здесь все - второкурсники, похоже, подпитывались энергией либо от самой Флавии, либо от каких-то амулетов, потому что силы у них не кончались, а плетение-насос ярко горело под блоком управления.
     Накинув на себя несколько разноуровневых отводов глаз, я отправила Эйнару 'прикрой меня' и начала пробираться к выходу. Это мне удалось, и даже очень легко - все так были сосредоточены друг на друге, что просто не заметили моего отсутствия на всех планах истинного и обычного зрения. Подобравшись к двери, я попыталась открыть ее, но не тут-то было - пол и стены прочно срослись с ней, превращая в монолит. Раздумывать было некогда, и я сделала единственное, что пришло мне в голову и на что я сейчас была способна - просто смела всю стену 'ветром полыни'. Не знаю, кто и почему дал этому заклинанию такое название, но суть в том, что оно сносит все на своем пути, перемалывая даже камень в мелкую труху. А именно это мне сейчас и требовалось.
     Я старалась сузить область заклинания, чтобы не тратить лишние силы, но все равно оно вычерпало меня до дна и даже больше. Однако, своей цели я добилась - у меня был выход наружу.
     'Эви!' - услышала я отчаянный крик брата и успела обернуться, чтобы увидеть, как в меня летит какое-то жутко страшное на вид заклинание из магии земли. Похоже, своими действиями я все же отвлекла магистров от сражения, и Флавия решила лично заняться мной.
     Уже начавшее материализоваться заклятие вдруг будто споткнулось, и, мгновение провисев в воздухе, с шипением испарилось. Я перевела взгляд и заметила Элизабет, вытирающую текущую из носа кровь. В этот же момент Флавия впервые за всю драку соизволила открыть рот.
     - Неблагодарная свинья, - вот что она сказала девушке.
     Я не стала дожидаться продолжения, и, ужом выскользнув в проделанную моим заклинанием дыру, вывалилась наружу. Почувствовав, что меня больше ничего не сдерживает, я максимально раскрылась и отправила всем, кто может 'слышать', сигнал бедствия. И отправила одно персональное послание.
     'Ты нужен мне'
     После чего потеряла сознание.

     Очнулась я спустя несколько минут, почувствовав осторожные касания. Я открыла глаза и увидела Алиона, а за ним Эйнара, магистра Трэвиса и Мастера Витека. Стены, которая отгораживала аудиторию от коридора больше не было.
     - С ней все в порядке, - сообщил всем Эйнар. - Просто крайнее истощение.
     Брат подошел ко мне, и осторожно влил немного из оставшихся у него самого сил. После этого мое зрение немного прояснилось, и я смогла соображать.
     - Элизабет? - спросила я охрипшим голосом.
     - Мертва, - мрачно ответил Витек. - Иодим на грани. Еще двое второкурсников тоже погибли.
     - А Флавия? - спросила я, попытавшись при помощи Алиона встать. Удивительно, но это мне тоже удалось.
     - Надеюсь, уже в аду, - зло сказал Трэвис.
     - Лучше бы она тут задержалась, - покачал головой Витек. - Иначе даже некроманты не смогут ее допросить.
     Я прошла в аудиторию, где царил полнейший разгром. Огромные пятна гари ярко свидетельствовали, что здесь неплохо порезвились огненные маги, несколько уже засохших лиан указывали на земляных. Я подошла к телу, которое только отдаленно напоминало магистра, и внимательно посмотрела на нее особым зрением.
     - Еще пара минут, и ее никто и никогда не сможет ни о чем спросить, - сообщила я Витеку.
     В ответ на это Мастер заковыристо выругался и пояснил:
     - Сегодня в столице какой-то симпозиум. Если здесь кто из некромантов и остался, то мне неизвестно где они и смогут ли ее разговорить.
     - Я смогу, - тихо сказал Эйнар.
     - Что? - посмотрел на него Трэвис.
     - Ты еле на ногах держишься, - поддержал его Алион.
     - Если вы сформируете круг с ведущей Эвианорой, я смогу призвать ее душу, хотя бы на несколько мгновений, - брат замолчал, глядя на останки магистра. - Решайте быстрее, иначе еще чуть-чуть и даже этого мы лишимся.
     - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - сказал Витек, и первым открылся для связи.
     Я потянулась к магистру и приняла в себя часть его дара. В отличие от нас, измученных долгим боем и неравным сражением, он был полон сил. Алион тоже не долго колебался, и предоставил свой дар в мою власть. Дольше всех раздумывал Трэвис, но, видимо, вспомнив о нашей объединенной мощи, когда мы вломились к нему в аудиторию, решился, и тоже открылся для связи.
     Нам повезло в том, что все трое магов были весьма и весьма могущественны. Поток силы, что вливался в меня, в несколько раз превосходил тот, что мы образовывали с друзьями. Я взяла Эйнара за руку, и мы вошли в частичное слияние.
     - Что за чертовщина? - широко раскрыл глаза Витек. - Так не должно быть.
     - Я вам потом расскажу, - пообещала я Мастеру.
     Эйнар опустился на колени рядом с трупом магистра. На счету было каждое мгновение, поэтому никаких пентаграмм, никаких свечей и прочей ритуальной атрибутики. Просто воззвание со всей мощью, что давал усиленный круг.
     - О Смерть, верни душу в это тело, - попросил-приказал брат.
     Сначала я удивилась его выбору, но потом поняла, что просто призвать дух убитой не получится - на ней стояла защита от подобного действия, оттого мы так и спешили. Но если поднять мага в виде умертвия, то в любом случае получится лич, а личи - разумная нежить, помнящая свою жизнь.
     - Убббььюю, - проскрипел труп, с трудом открывая обезображенную челюсть.
     - По чьему приказу ты действовала? - тут же спросил Витек, не обращая никакого внимания на угрозы трупа.
     Эйнар продублировал приказ, естественно, преобразовав его в корректный вид.
     - Никто мне не приказывал. Я делала все сама, - ее речь становилась лучше - некромантия делала свое дело.
     - Какая у тебя была цель? - не дожидаясь подсказок, спросил Эйнар.
     - Месть! - выкрикнул лич, сверкнув ярко-зелеными угольками-глаз.
     - Кому?
     - Всем! Всем, кто не принял меня! Кто не считал меня достойной!
     - Ничего не понимаю, - нахмурился Мастер Витек. - Ее никто и никогда не принижал, она была заслуженным магом.
     - Возможно, мы чего-то не знаем, - заметил Эйнар и задал новый вопрос. - Какое отношение к этому нападению имеет Империя Канор?
     - Они помогали мне, - ответил лич, яростно дергаясь. Я чувствовала, что Эйнару становится все труднее удержать ее. - Они давали мне идеи и подсказки. В 'Звезде магии' ценили меня!
     - Последний вопрос и я больше не смогу ее удерживать, - предупредил Эйнар.
     - Что ты собиралась сделать после нападения? Его бы не удалось скрыть, - Мастер Витек, видимо, решил, что дальнейшие планы важнее причин.
     - Взять под контроль их, - обломанная фаланга указательного пальца указала на нас с братом, затем на Хоук, Майло и остальных магов. - С ними мне никто бы не смог противостоять! - Эйнар сцепил зубы, сдерживая порывы набирающей силы нежити, давая нам еще немного времени, позволяя выслушать все откровения трупа. - Глупцы, не знающие истинной мощи магии Разума! С их помощью, я бы поставила всех на колени! Вся Академия подчинилась бы мне! Именно маги должны править миром! Маги, а не...
     Внезапно лич замолчал, прерывая свою речь. Еще несколько секунд постоял, после чего угли глаз потухли, а все тело магистра Флавии рассыпалось в прах.
     - Простите, - сказал Эйнар, запрокидывая голову, чтобы остановить носовое кровотечение и вытирая кровь, текущую из ушей. - Я больше не мог ее удержать. А если бы не удержал, то через меня она бы выпила всю вашу силу и уж с такой нежитью точно бы никто не справился.
     - Она сказала достаточно, - покачал головой Витек. - Мне только интересно, когда она успела забыть самый древний закон этого мира - 'магия должна служить человеку, а не человек магии'[7].
     - Меня же больше беспокоит мысль о том, - сказал Майло, - что если бы мы не ошиблись, и не пришли к магистру Трэвису, то все могло закончиться гораздо хуже.
     - Честно сказать, я и не ожидал, что меня вот так просто застать врасплох, - покачал головой магистр. - В чем-то Флавия оказалась права - даже мы, принадлежащие к этому направлению, не до конца осознаем мощь магии Разума.
     - Магистр, - тихо спросила Хоук. - А все же, что на Вас за заклинание? Для чего оно?
     - Поддерживает мою жизнь, - одним уголком губ улыбнулся Трэвис и показал на это рукой. - Правая моя часть отчаянно желает умереть, левая с этим так же отчаянно борется, а плетение ей в этом помогает.
     - И всего лишь нужно было спросить, - скривился Ардон.
     - Так, - раздался голос из коридора, и через немногочисленные остатки стены перешагнул ректор, оставляя за спиной собирающуюся толпу. - А теперь быстренько мне объяснили, что здесь происходит.
     И его грозно сведенные брови испугали, пожалуй, даже Мастера Витека.

***

     - Не могу поверить, что наша служба безопасности пропустила имперскую шпионку прямо у себя под боком, - покачал головой Ириен, жестом предлагая магам присесть.
     -  Ладно служба безопасности, но я-то как не заметил? - расстроенно-задумчиво сказал Мастер Витек, садясь за огромный стол, расположившийся прямо посередине кабинета ректора. - Демоны побери, Флавия была одним из немногих, кому я доверял!
     - С технической точки зрения, - осторожно заметил магистр Трэвис, - она не была шпионкой, а действовала только в своих интересах.
     Магистр испытывал некоторую робость в присутствии ректора (как, впрочем, множество и множество магов, хоть раз слышавших об Ириене фон Драге), а потому скромненько присел на самый дальний стул и старался держать свою ауру в узде. Впрочем, архимагу сейчас было не до него - ректор подошел к книжному шкафу, что-то там сделал и повернулся к магам с большой непрозрачной бутылью.
     - Но, судя по вашим словам, контакт с канорцами, в частности, с сообществом 'Звезда магии'  все же имел место.
      Ректор достал откуда-то три стакана и четким движением разлил в них абсолютно одинаковое количество коричневой жидкости из бутыли. Резко запахло крепким алкоголем.
     - Как бы там ни было, - сказал архимаг, подталкивая стакан к еще больше оробевшему Трэвису, - она была талантливым магом и преподавателем нашей академии без малого 12 лет. Магистр Флавия достойна того, чтобы ее помянули.
     Все три мага склонили головы, и, после минутного молчания, выпили.
     - Я все равно не понимаю, - продолжал хмуриться Витек. - Почему она вдруг решила... кхм, захватить власть? Кому она собралась отомстить?
     - Это давняя история, - вздохнул Ириен. - Честно сказать, подробностей я не знаю, но тогда погибло несколько человек, а в Флавии открылась способность к магии Разума. Тогда еще понятия направлений только зарождались и царила полная неразбериха.
     - Ладно, предположим, что все дело в той старой давней и страшно туманной и непонятной истории, - скривился Мастер. - Но почему именно сейчас? Почему не пять лет назад? Почему не через четыре года?
     - Я думаю, она и не собиралась выдавать себя сейчас, - подал голос Трэвис. Когда оба мага повернулись к нему, магистр поспешил пояснить свои слова. - Раньше она не могла реализовать свой план, потому что только в прошлом году ей дали первокурсников, до этого направление у них вели другие преподаватели, включая Мастера, - кивок в сторону Витека. - И только недавно у нее появилась возможность создать свою собственную армию магов. Она могла бы подождать еще три-четыре года, и под ее контролем находилось бы уже не два десятка, а две сотни магов Разума! А напасть сейчас она решилась только потому, что группка отчаянных старшекурсников оказалась в шаге от раскрытия ее плана, и пришлось действовать стремительно.
     - Эти старшекурсники умудрились обнаружить то, что пропустила вся служба безопасности! - коротко и как-то зло рассмеялся Витек. - А я ведь говорил Эйнару не лезть в это дело.
     - Меня интересует вопрос, откуда, собственно, Флавия узнала о готовящемся 'срыве покровов'? - поднял бровь Ириен.
     - Кто-то проболтался или сама догадалась, - отмахнулся Мастер. - Мне больше интересно, как ты, Трэвис, умудрился дать себя скрутить? В их компании нет даже ни одного бакалавра!
     - Расслабился, потерял бдительность, - вздохнул магистр. - Не ожидал нападения прямо посреди бела дня. Да и не исходила от них угроза - желания причинить мне вред было не больше, чем после практики или зачета. И, честно скажу, против Скхейна, усиленного этим невероятным кругом, я бы все равно долго не продержался.
     - Скорей бы эти Скхейны выпустились, - устало прикрыл глаза рукой архимаг. - От этой парочки столько проблем, что не успеваешь разгребать.
     - Ну, я бы заметил, что устроенное близнецами обычно не выходит за рамки студенческих шалостей, - осторожно сказал Витек. Как наставник, хоть теперь и бывший, он чувствовал ответственность за своих учеников. - Просто они постоянно умудряются вляпаться в разные дурнопахнущие дела и оказаться в ситуациях, вероятность которых ну крайне мала. Как будто Судьбе нравится с ними забавляться.
     - Вот и играла бы с ними, но где-нибудь подальше. Теперь же придется объясняться с Ксилусом и оправдываться перед Ковеном... Да еще и родственникам погибших соболезнования приносить, - ректор мрачно уставился куда-то в стол. - Что там с тем парнем, с пятого курса который?
     - Иодим? Он жив, но вот сознание его... не здесь, - Трэвис поджал губы, вспоминая недавнюю схватку, в которой ему и самому неплохо досталось.
     - В самом лучше случае он сможет сохранить дар, но личность точно не восстановится, - задумчиво сказал Мастер. - Если очнется без дара, то, может, и хорошо, что памяти не будет.
     Все три мага вздрогнули от мысли, что по какой-то случайности могли бы сейчас лишиться дара, оставшись в своем уме. Нет для волшебника участи страшнее.
     - Ладно, хватит рефлексировать, - Ириен помассировал виски и поднял голову. - Витек, ты сейчас собираешь всех, кто прибежал на зов Скхейн о помощи и объявляешь официальную версию случившегося. Примерный текст сейчас набросаем. Трэвис, найди хоть одного некроманта, который не отправился на этот их гоблинов симпозиум и тщательно зафиксируйте все произошедшее. Слепки для эфирных отпечатков возьмете у завхоза. И кто-нибудь, богов ради, найдите Натаниэля! Где этого проректора черти носят, когда он нужен?
      Оба мага Разума переглянулись, и синхронно повернулись в сторону двери. Раздался стук, и тут же в кабинет вошел проректор по воспитательной работе собственной персоной.
     - Стоило только на минутку из академии отлучиться, как неизвестно что происходит, - проворчал маг, небрежным жестом закрывая портал, из которого и появился в коридоре. - Вызывали?
     Ректор лишь устало махнул рукой.

***

     Пришли они практически друг за другом. Сначала - высокий северянин с задумчивым взглядом. Он не выглядел человеком, что преодолел большое расстояние, пусть даже и в экипаже, но трактирщик, отметил это мимоходом и тут же забыл, озаботившись более важным вопросом - куда бы усадить нового посетителя, ведь мест в зале больше нет. Однако, вопрос отпал сам собой, когда северянин, покрутив головой, улыбнулся и с уверенным видом отправился к столику, облюбованному магами и вампиршей.
      'Побольше мяса с кровью', - вдруг вспомнились Ортхрану слова молодой колдуньи. Плохой трактирщик проигнорировал бы слова девушки или просто не обратил бы на них внимания, наказав стряпухе готовить как обычно. Ортхран плохим трактирщиком не был.
     Через четверть часа, не больше, появился и светлый эльф, которого Ортхран уже ожидал, помня о словах наемницы. Эльфов трактирщик, как любой тролль, не любил. Не то чтобы у него были какие-то личные счеты к светорожденным, но их внешний вид, вся эта хрупкость и изящность вызывали в нем подсознательную тревогу и боязнь их поломать. Но едва взглянув на этого эльфа, Ортхран понял, что как-то навредить новому посетителю таверны не смогут, пожалуй, и все в ней собравшиеся. От светлого прямо-таки веяло силой, причем не такой, что была у двух десятков наемников, что сидели за сдвинутыми столами, и даже не той, что была у северян и вампирши, нет. От эльфа несло силой власти. Весь его вид говорил о том, что он имеет полное право приказать любому, и с полной уверенностью ожидать, что его приказание тут же будет исполнено. Ортхран вспомнил верховного шамана своего племени и осознал, что эльфу тот и в подметки не годится, хотя шамана опасался даже Великий Вождь.
     Светлый тем временем, величественно подошел, нет, подплыл к столику, облюбованному северянами и вампиршей, тепло обнялся со всеми и уселся на тут же освобожденный для него стул. Гном, который до этого занимал стул и отдавший его с поклоном, чего, похоже, сам не ожидал, теперь растерянно озирался по сторонам и раздумывал, куда же приземлиться. На эльфа он старался лишний раз не глядеть.
     'Трое северян, высшая вампирша и эльф-властитель. Все пятеро наверняка маги, - Ортхран тяжело вздохнул. - Ну почему именно в моей таверне? Если ж не дай темные боги, что-нибудь случится от меня и мокрого места не останется'
     Однако, вместе с опаской в нем также ожило чувство собственного достоинства - такие высокие гости явно собрались здесь не случайно, а значит, его таверну они выбрали, выбрали среди множества других.
     'Нет, точно пора расширяться', - с удовлетворением отметил тролль и поспешил лично обслужить новых посетителей.

     - Ты гляди-ка, - пихнула брата локтем в бок Эвианора. - А внушение-то наше до сих пор действует!
     - Ослабело немного, - с прищуром глядя на плетение вокруг эльфа, ответил Эйнар. - Подновить надо. Но все равно, мощная штука получилась. Никто еще в ужасе не разбегался? - шутливо поинтересовался он у Финиариона.
     - Нет, но несколько особенно впечатлительных были близки к этому, - очаровательно улыбнулся эльф. - Я еще раз благодарю вас за плетение. Если бы не оно, ко мне бы никто и не прислушивался, а как же - самый молодой в истории член Ковена, уже один этот факт заставляет игнорировать его мнение.
     - Потому что в этом Ковене одни дураки заседают, - фыркнула вампирша. - Да-да, ты тоже к ним относишься. Я считаю, что если кто-то в таком возрасте уже добился такого положения, то к нему, как минимум, стоит присмотреться.
     - Ковен теряет силу, - задумчиво заметил Витарр. - Кроме Фина молодых там - раз, два и обчелся. Всей этой структуре нужна полная реорганизация.
     - Я предлагал тебе этим заняться, - недовольно сказал эльф. - Но ты предпочел свои исследования. А мог бы, между прочим, занять очень высокую должность и направить магическое сообщество по новому, лучшему пути!
     - Ой, сколько пафоса, прям не могу, - рассмеялась Ариша. - Остынь Фин, ты не на заседании, а среди друзей. Все мы до сих пор помним, как ты умолял Фредерику простить тебя, левитируя под ее окном, правда, перепутав три этажа и надрываясь у комнаты Вашека. Что, ты думал, мы забыли? Нет, дорогой, я тебе эту историю до конца жизни поминать буду. А Ковен пусть остается все таким же слепым, так проще контрабанду провозить и запрещенные артефакты реализовывать.
     - Ты же знаешь, что как представитель высшей магической организации в Малье я должен тебя арестовать и отдать под суд? - с прищуром спросил эльф.
     - Но ведь ты же этого не сделаешь? - захлопала ресницами девушка. - Иначе я больше не смогу передавать своим парням схемы с ловушками в домах твоих конкурентов.
     - Когда-нибудь, Ари, я все-таки не предупрежу тебя о готовящейся облаве, и прослыву тем, кто наконец-то смог обезвредить 'Красную пирамиду'.
     - Погоди-погоди, - вытаращил глаза Витарр. - Так ты - главарь 'Красной пирамиды', самой крупной банды контрабандистов, воров и мошенников на западе Талии?
     -  Во-первых, не банды, а организации. Во-вторых, не главарь, а куратор. А в-третьих - Вит, ты из какого леса вылез? Уже лет шесть как.
     - А я все думал, кто такое идиотское название придумал, - пробормотал оборотень.
     - И вовсе оно не идиотское! - возмутилась вампирша под хохот друзей. - Ладно, замнем. Ты, лучше, расскажи, как твое исследование продвигается?
     - С тех пор как Скхейны пропали с горизонта, дело застопорилось, - брат с сестрой одновременно развели руками, - но, в общем, движемся в нужном направлении. Думаю, через три-четыре года первые образцы будут готовы.
     - Почему так долго? - удивилась Эвианора.
     - Из-за сильной магической вспышки прошлым летом практически все расчеты оказались неверными, пришлось вносить корректировки и, в некоторых случаях, считать заново. Да вообще большую часть работы переделывать.
     - Зато, чем сложнее проделанная работа, тем больше от нее удовлетворения, - улыбнулся Эйнар.
     - Да, это я еще в академии понял, - кивнул Инголфр. - Помните, тогда что ни день - открытие, что ни год - сенсация. Да и потом жизнь кипела. Не сказать, что сейчас ничего не происходит, но тогда происшествия одно за другим, все с ног на голову переворачивалось за считанные секунды. Начнешь рассказывать - за ночь не успеешь. Прямо-таки череда воспоминаний.
     - Это точно...

Череда воспоминаний


     Он
     - Эйнар, я просила тебя зайти за мной в девять, ты что, забыл?
     Голос Хоук вырвал меня из сна, и я захлопал глазами, стараясь побыстрее прийти в себя. Осознав слова девушки, я резко сел на постели, бросив взгляд за окно - так и есть, проспал.
     - Прости, любимая, вчера практика у некромантов затянулась до середины ночи, - промямлил я, собираясь с силами, чтобы встать.
     - Я вижу, - холодно сказала Хоук.
     Я потряс головой, посмотрел на девушку, а потом проследил за ее взглядом и понял, в какой отвратной ситуации оказался.
     Рядом со мной, сладко посапывая, на кровати лежала Эвианора. Сестра даже не потрудилась стянуть балахон, и сейчас ее светлые волосы эффектно рассыпались по подушке и темной ткани капюшона. Голос Хоук не смог разбудить уставшую магичку, да и то сказать, выложились мы вчера преизрядно. Я бы не сильно удивился, обнаружив рядом еще и вампиршу, но, слава богам, у Ариши остались силы доползти до своей комнаты.
     - Я же просила, Эйнар, - в голосе девушки отразились одновременно слезы и гнев. - Я же просила!
     - Хоук, я...
     - Ты обещал! Ты обещал, что этого больше не повторится! И что же?!
     Эви, продрав глаза, с трудом сфокусировалась на лице колдуньи.
     - А, это ты, - глубокомысленно проронила сестра, снова закрывая глаза.
     - Да сколько можно! - взорвалась Хоук. - Ты что, специально делаешь так, чтобы я застала тебя в его постели? Почему, как я ни приду, ты вечно тут?
     - Больно надо, - проворчала Эвианора. - Хотела бы тебя позлить, нашла бы более действенный способ.
     - Убирайся отсюда, - прошипела Хоук.
     Эви, закатив глаза, выпуталась из одеяла, и вылезла из кровати на центр комнаты. Призвав дар, сестра открыла на полу портал, ведущий на два метра вниз и кинув на прощание злой взгляд на мою девушку, сделала шаг, оказавшись в своей комнате. Портал закрылся, а все внимание Хоук вновь переключилась на меня.
     - Эйнар, за что ты так со мной? - вдруг жалостливо спросила Хоук. Ее нижняя губа задрожала, и я в ужасе осознал, что за этим последует. - Если я совсем для тебя не важна, просто скажи мне это.
     Гратин, до того момента прикидывающийся ветошью, сейчас и вовсе позавидовал мертвым. Увы, повторить трюк Эвианоры он не мог, а для того чтобы покинуть комнату более традиционным путем нужно было вылезти из-под одеяла и показаться расстроенной Хоук на глаза в одном исподнем.
     - Милая, ты же знаешь, что это не так.
     - Я уже ни в чем не уверена, - первая слезинка, предвестница наступающего катаклизма, стекла по щеке девушки. - Я раз за разом вижу одно и то же - Эвианора для тебя оказывается важнее. Чтобы я не попросила, чтобы я не сделала - она всегда будет на первом месте.
     - Хоук, я же тысячу раз объяснял - это не то, что я могу изменить, - я поморщился, подобная формулировка мне совершенно не нравилась, но это была истинная правда.
     - Да ты и не пытался! - воскликнула девушка, зло вытирая слезы рукавом. - Ты даже не думал, что может быть по-другому! Эйнар, мы встречаемся уже три года, и все это время я не перестаю мечтать, что может быть как-то иначе. А что будет дальше? Ты хоть раз думал об этом? Ты думал вообще о том, что будет с нами дальше? Я столько раз воображала себе наше будущее таким, где есть я, где есть ты - но нет Эвианоры. Отношения между нами - это не то место, где она должна быть!
     - И я опять тебе повторяю - там, где есть я, не может не быть Эвианоры.
     - Значит, там не будет меня! - вспыхнула магичка и в одно движение выскочила из комнаты, не забыв громко хлопнуть дверью.
     Я со стоном откинулся на подушки, тупо глядя в потолок. Ну вот за что мне все это? Что мне делать с этими действительно странноватыми отношениями? Я люблю Хоук, это однозначно, но я просто не могу представить себе жизнь без сестры. О Боги, ка бы вы знали, как это тяжело - находиться между двух огней и без сил выбрать один из них.
     - Я, конечно, понимаю, что это не мое дело, - подал голос огневик. - Но мне кажется, в чем-то Хоук права.
     - Да практически во всем, - ответил я. - Кроме того момента, что я не пытался. Я пытался, Эвианора пыталась. Мы не можем быть по отдельности. О чем говорить, если в некоторые моменты, сливая дар, мы вообще полностью объединяемся? И получается Эйно-вианор какой-то.
     Я мрачно усмехнулся невеселой шутке. Помнится, Мастер Витек, тогда еще магистр, рассказывал нам о своих учениках-близнецах, которые после одного несчастного случая практически слились между собой. Конечно, я люблю Эвианору и слабо представляю себе жизнь без сестры, но все же я - это я, и мне бы очень не хотелось терять свое сознание.
     Я закрыл глаза, глубоко вздохнул и постарался успокоиться. Раз уж так скоро все отменилось, нужно попробовать хотя бы поспать - мы ведь действительно приползли в комнату только под утро и голова, слабо соображающая тогда, сейчас работала не сильно лучше. А Хоук... ну что Хоук. Поплачет, успокоится, тогда и можно будет поговорить, и попробовать снова ей все объяснить. В который уж раз, и надежда, что она поймет становится все меньше и меньше. А может, Гратин прав, и что-то понять должен я? Понять, попробовать, бороться... С чем? С собой? Борьба - это жизнь. Кто-то так говорил? Кто-то же говорил, я помню... или я читал? А может...
     Сон одержал верх, и я провалился в черноту.

     - Так, господа некроманты, попрошу не отвлекаться.
     Немолодая магичка посмотрела на группку студентов, шушукающихся на задних рядах. То есть на нас. Я тут же постарался состроить невинное выражение лица, но, видимо, не прокатило, потому что преподавательница уже выбрала цель.
     - Эйнар, скажите нам, что для мага, не имеющего специализацию лекаря, проще всего залечить в гуманоидном организме?
     - Срастить кости, - тут же ответил я. Легкий вопрос, но, как оказалось, это только начало.
     - Хорошо, а теперь опишите ваши действия в случае внутреннего кровотечения по причине травмы?
     - Ну, сначала нужно определить, есть ли оно вообще, - начал я, судорожно вспоминая, что делать дальше в таких случаях. - Потом, ни в коем случае нельзя греть пораженную область...
     - Греть нельзя, это верно. Но сначала нужно эту область обнаружить, - поправила меня Мастер.
     - Ну да, это понятно, - я замолчал, отчаянно перерывая свою память поисках ответа.
     - Сердце остановить, - прошептала мне Ариша.
     - Замедлить сердцебиение, - громко сказал я, заглушая шепот вампирши.
     - Главное, не переборщить. Это ваша подсказчица может полностью остановить сердцебиение на длительный срок, а обычный человек от этого и умереть может, - насмешливо сказала преподавательница.
     - После этого нужно остановить само кровотечение, например, прижечь пораженный участок и восстановить кровопотерю, - с довольным видом, не давая себя смутить, я закончил.
     - И как вы собираетесь восстанавливать кровь? - иронично подняв бровь, осведомилась Мастер.
     - Ммм... принести в жертву кого-нибудь, у кого есть лишняя кровь?
     Послышались смешки со стороны группки некромантов, а боевики, сидевшие все минимум через один ряд, скривились. На занятиях по лекарскому делу, которое было общее для обеих кафедр, можно было отлично разглядеть неприязнь, существующую между двумя этими группами магов. Наша смешанная компания уже не вызывала удивленных взглядов, но следовать примеру ни боевики, ни некроманты не решались.
     Мастер-лекарь, что вела у нас эти занятия, тяжело вздохнула, и глянула куда-то в потолок, будто призывая богов в свидетели того, какие сложные студенты ей достались.
     - А если думать не как некромант?
     - Ээ... ну... найти того, кто эту травму устроил, и выкачать кровь из него? Заодно и отомстить.
     Теперь посмеивались боевики. Месть для боевого мага - это святое.
     - И чем этот вариант отличается от предыдущего? - поджала губы Мастер. - И в том, и в другом случае вы предполагаете брать кровь из внешнего источника. Не спорю, часто этот метод является самым верным, но далеко не любая кровь может подойти вашему пациенту. Нужны длительные проверки и выяснения, не будет ли организм отторгать ее. Поэтому лучшим выходом будет заставить организм самому выработать ее, просто в ускоренном темпе.
     - Извините, Мастер, но лично я вряд ли смогу это сделать, - возразил я. - Я не природный маг, чтобы обращаться с телом настолько... тонко.
     - Я и не требую от Вас знания плетения, только общего плана действий. Садитесь. Вернемся к сегодняшней теме. Как я уже сказала, оперативные смертельные проклятия обычно воздействуют на определенную группу органов. Откройте учебники, читаем пятую главу. Некромантов порошу обратить внимание на сердце, боевых магов - на поражения печени.
     Это значило, что нам с Эви придется внимательно изучать и то, и другое. Честно сказать, двойные нагрузки оказались намного сложнее, чем мне представлялось. Казалось бы, уже должны втянутся, но предметы сменяли один другой, и выучить все было очень, очень сложно. Скорей бы уже сформировали кафедру универсалов. Мастер Витек говорил, что в этом году планируется первый набор, и, в том числе, на заново созданную кафедру предложат перейти пятикурсникам. Не знаю, многие ли согласятся, но вот мы с сестрой точно перейдем. Потому что от одной мысли о том, что придется писать два диплома, меня начинает трясти. А так я уже даже тему придумал - использование скрытых заклинаний контроля при ведении боевых действий. Коротко говоря - применение плетения подчинения на вражеских солдатах, для получения сведения и просто для атаки в тыл.
     Например, можно представить себе такую ситуацию - идет бой, твои солдаты штурмуют крепость. Вместе с несколькими из них ты отправляешь заклятие, которое при встрече врага перетекает на него. Затем, уже после боя, плетение начинает активную работу, собирая сведения внутри крепости и передавая магу. Лучше любого шпиона! Главное здесь - сделать плетение незаметным для магов крепости, но с этим мне сильно помогло заклятие Флавии.
     Я помрачнел, вспомнив магистра. После ее смерти в академии творилось гоблин знает что. Служба безопасности совместно с дознавателями совета перешерстила всех преподавателей и иностранных студентов, выискивая затаившихся шпиков. Вроде, говорят, даже кого-то нашли. Несколько недель после происшествия количество магов Разума на квадратный метр просто зашкаливало. Нас тоже привлекли к расследованию, причем, ради разнообразия, не как пассивных участников, а как самых что ни на есть настоящих следователей - мы сутками сидели над пораженными заклинанием второкурсниками, распутывая плетение. Вопреки ожиданиям, после смерти магистра они не развеялись, а просто ушли в неактивное состояние. Это странное ощущение - помогать тем, кто еще недавно пытался тебя убить. И то, что они не понимали, что творили, не сильно меняло дело.
     После пары по лекарскому делу мы отправились к Мастеру Витеку, который обещал нам сегодня какой-то сюрприз. Обычно сюрпризы от Мастера не заканчивались ничем хорошим, но все равно было интересно, что же нас ждет. После того, как Витек отменил наши занятия, появилась куча свободного времени, которое я просто не знал куда девать. Не к парам же готовиться, право слово.
     Когда мы зашли в кабинет Мастера, то застали невероятно удивительную картину - Витек, спокойно беседуя с двумя мужчинами, сидевшими на маленьком диванчике, попивал чай. Витек, чай! Чтобы было понятно, Мастер просто ненавидел сей напиток.
     Пока мы застывшими статуями созерцали сие действие, оба мага синхронным движением повернулись к нам. Они оказались близнецами - одного оттенка темные волосы, серые глаза, даже родинка у края губ, и та одинаковая. Не мне, конечно, удивляться, но наблюдать близнецов со стороны мне приходилось не так уж часто.
     - А, пришли, - повернулся к нам Мастер. - Позвольте представить, мои уже бывшие ученики - Эвианора и Эйнар. Обладают, помимо прочих талантов, отлично развитой связью. А это - Триан и Август, я вам о них рассказывал. Были одними из первых моих подопы... изучаемых близнецов.
     - Мастер, Вы пьете... чай? - удивление Эвианоры было столь велико, что никакие подопытные Витека не могли переплюнуть его.
     Витек с недоумением посмотрел на свою кружку, а затем, нахмурив брови, решительно отставил ее в сторону. Немного помолчал, глядя в никуда, а потом отодвинул ее еще подальше.
     - Ну вот, такую шутку испортили, - притворно разочаровался один из близнецов.
     - Я вам дам шутки, - пригрозил ему Мастер. - Ишь, чего удумали! Этому вас в империи научили - над старыми учителями издеваться?
     - Никак нет, - хихикнул второй. - Просто грех не воспользоваться такой отличной брешью.
     - Дурни, - вздохнул Мастер. - Как были дурнями, так и остались. А вы - Мастер повернулся к нам с Эви, - смотрите и учитесь. Я всегда говорил - практика, практика, и еще раз практика. Видите, посидел пару лет в академии - уже бреши в щитах допускать начал.
     - Это была совсем маленькая брешь, - левый близнец немного развел большой и указательный пальцы, показывая размеры изъяна. - Малюююсенькая. Такую очень сложно заметить, но, знаете, работа в разведке накладывает свой отпечаток.
     В это время, пока один из магов говорил, я обратил свое внимание на второго. Мне не показалось - в тот момент, когда левый говорит, лицо правого застывает, и наоборот. А когда оба они молчат, то лица у них принимают совершенно одинаковые выражения - еще поэтому они кажутся столь похожими.
     'Посмотри на их связь, - отправила мне Эви. - Видишь, какая она плотная? У нас такая становится только в слиянии'.
     Я присмотрелся и согласился с сестрой. Такое ощущение, что близнецы на диванчике постоянно пребывают в единении, когда мысли одного и мысли второго - это одно и тоже. Общий дар, общее сознание. Как там говорил Витек? Они стали практически единым существом? Похоже, что так и есть.
     Мы несколько часов проговорили с Трианом, Августом и Мастером Витеком, и я все больше и больше убеждался в этом. Может быть, братья и сохранили свою индивидуальность, но она была спрятана где-то очень и очень глубоко. Дар у них, несмотря на изменения связи, был разделен, но мне казалось, что колдовать по отдельности они уже не могут. Похоже, они уже ничего по отдельности сделать не могут - все их движения, все слова и жесты выглядели так, будто управляются одним разумом. И это было жутко.
     Поздним вечером мы оставили Мастера с близнецами дальше разговаривать, и теперь медленно брели по направлению к жилому корпусу. До носа долетел сладкий аромат зацветающей яблони, неведомо каким образом оказавшейся на территории академии - в основном здесь были хвойные деревья.  
     - Думаешь, нас ждет то же самое? - задумчиво спросила Эвианора.
     - Не знаю, - честно ответил я. - Мастер говорил, что они такими стали после какой-то катастрофы, когда один чуть было не умер.
     - Значит, нам нужно просто не становиться на край гибели? - нервно хихикнула Эви. - Легче сказать, чем сделать, особенно учитывая нашу специализацию и планы одного дракона.
     - Ты думаешь, он действительно может менять вероятности?
     - На сделку с Судьбой может пойти любой, - пожала плечами сестра. - Мне больше верится, что он может планировать различные ситуации. Что стоит могущественному дракону подговорить разбойников напасть вопреки здравому смыслу? Или приманить нежить, чтобы она почуяла вожделенную кровь? Прогнать клан троллей по хрупкому мосту в горах, где скоро будет идти незадачливый Хранитель?
     - Мы по-прежнему слишком мало знаем о возможностях драконов, - напомнил я. - Подумать только, в крупнейшем магическом учреждении на западе почти нет литературы по столь легендарному виду!
     - Добрая треть библиотеки - это ты называешь 'почти нет'?
     - Там по большей части либо сказки, либо алхимические рецепты, - поморщился я. - А вот чего-то более толкового - раз, два и обчелся. Где теории происхождения? Где многотомные исследования физиологии? Где способы борьбы, наконец?
     - Мы просто не там ищем. Нужно обратить внимание на восток - уверена, в империи информации намного больше.
     Я молча с ней согласился. Удивительно, но драконы действительно предпочитали восточные части Талии - в империи они так и кишели, в отличие от той же Мальи. В Икарии же ящеров видели в лучшем случае раз в несколько лет, пролетом.
     - Так что же, все пути ведут в Турин[8]? - улыбнулась Эви.
     - Сначала доучиться, получить магистров. Потом вернемся домой, обшарим весь север - вдруг найдем нашего дракона? А уже оттуда в Канор. Еще надо придумать, как попасть в туринскую императорскую библиотеку - не думаю, что туда пускают всех подряд, будь они хоть трижды магами.
     - Ого, какие планы. Что ж, будем подходить к ним последовательно - сначала надо доучиться, то есть, пройти практику.
     - Когда она у нас, кстати?
     - У некромантов, артефакторов и боевиков - на следующей неделе, потом уходят лекари, за ними пространственники... Дальше не помню. Точно знаю, что теоретики последними уходят и чуть ли не первыми возвращаются - у них практика всего две недели. А вот у некромантов и боевиков почти месяц.
     - Ну, у лекарей еще дольше, так что не нам жаловаться. Ты идешь завтра на руноведение? Да? Хорошо, тогда там и встретимся. Спокойной ночи.
     - Спокойной.

     Она
     Я была в библиотеке вместе с Фином, когда вдруг ощутила ЭТО. Только что мы спокойно обсуждали с эльфом разницу между темным и светлым вариантом заклинания упокоения, и вот уже я хватаю ртом воздух, пытаясь прийти в себя. Мне сложно описать, на что это было похоже - мне не хватало воздуха, было ощущение, что на меня обрушили огромную каменную плиту, и одновременно с этим внутри все заледенело и будто распалось на осколки.
     - Эви, Эви! Эвианора, пожалуйста, скажи что-нибудь! Что случилось?
     Постепенно муть в глазах начала проходить, и я увидела перед собой обеспокоенное лицо Финиариона. Ужасающее чувство ушло, но боль, поселившаяся в груди, похоже, обосновалась надолго.
     - Эви, что случилось? - снова спросил эльф.
     - Это... не я. Эйнар...
     - Что Эйнар? - не понял Фин.
     - Что-то случилось у Эйнара, - уже увереннее сказала я. - Что-то, что причинило ему очень сильную душевную боль.
     Я решительно встала, и сгребла со стола все разложенные учебники и тетради, не особо заботясь об аккуратном обращении.
     - Куда ты собралась?
     - Найду его, конечно же. Нужно понять, что произошло.
     Я вышла из библиотеки и, покачавшись с пятки на носок, развернулась в сторону центрального корпуса. Идя по ниточке боли, что вела от моего сердца, я, быстро приближалась к огромному клубку. Когда расстояние между нами сократилось, я смогла заглянуть в мысли брата, но там царил такой сумбур, что понять хоть что-то было решительно невозможно. Моего присутствия Эйнар не замечал до тех пор, пока я не подошла к нему чуть ли не вплотную.
     - Эви? - удивился Эйнар. Мое появление встряхнуло его, и брат тут же поставил мощнейший щит, прочно оградивший его мысли даже от меня. Боль в сердце сразу же уменьшилась. - Что ты здесь делаешь?
     - Тебя спасать пришла. Что случилось, Эйни?
     Брат замолчал, снова приняв тот отсутствующий вид, в котором я его застала. Еще немного поглядев в никуда, он отрешенным голосом произнес:
     - Она сказала, что устала от всего. Что больше так не может, и ей нужен кто-то, кому она будет важнее всего на свете. И, что уже даже нашла его.
     - Хоук? - уточнила я, хотя нужды в этом, конечно, не было. - То есть, она сказала, что бросает тебя и уходит к другому?!
     - Ну что-то в этом роде, да, - горько усмехнулся Эйнар.
     - Надеюсь, она была столь любезна, что сообщила тебе имя?
     - Она не дура, Эви. Никаких имен она не называла и специально сказала сейчас, понадеявшись, что завтра мы уедем на практику и у меня будет целый месяц, дабы принять сей замечательный факт и остыть до достаточной степени, чтобы не устраивать этому уроду несчастный случай.
     Прорвавшаяся сквозь щит ярость и боль хлестнули меня, как кнутом, и тут же схлынули, когда Эйнар вернул контроль. Не до конца, конечно - чувства были настолько сильны, что спрятать их от меня, своего близнеца, Эйнар не мог. Но он старался.
     Я сделала шаг, и со всех сил сжала брата в объятиях. Эйнар уткнулся носом мне в плечо, так что теперь слезы, навернувшиеся ему на глаза, никто не мог увидеть. Мужчины рода Скхейн не плачут. И я не собиралась допускать, чтобы кто-то мог опровергнуть эту истину.
     'Спасибо', - отправил мне Эйнар, выпрямившись и взяв себя в руки.
     - Если вдруг понадоблюсь, буду в каком-нибудь тренировочном зале.
     Эйнар резко развернулся и зашагал в сторону учебных корпусов. Я некоторое время еще смотрела ему вслед, думая о том, не последовать ли за ним, но потом отказалась от этой идеи. И вознесла короткую молитву Отцу Битв, чтобы экранированные стены выдержали удары - как показывает практика, наложенные на них заклинания изрядно устарели и обветшали.
     Еще немного постояв в раздумьях, я отправилась вглубь административного корпуса, туда же, куда, по-видимому, и собирался пойти Эйнар до того, как встретился с Хоук. Возле кабинета была небольшая очередь, так что мне пришлось немного подождать, прежде чем войти.
     - Добрый день, Сезария. Есть что-нибудь для нас?
     - Сейчас посмотрю, - ответила девушка, не отрывая головы от каких-то записей.
     Вид у нее был уставший, наверное, перед практиками многие студенты желали обменяться весточками с родными. Представляю, что здесь творится после выпускных экзаменов!
     Письмо из Икарии нашлось довольно быстро, и я вышла с заветным конвертом, впустив очередного страждущего. Я вышла из корпуса и уже собиралась было открыть письмо, как из-за поворота показались Ариша и Витарр, о чем-то жестко спорящие. Ну, я решила, что спорящие, потому что Ариша что-то кричала и размахивала руками, с которых сыпались искры, а Инголфр был, как всегда, абсолютно невозмутим.
     - О, Эви! - обрадовалась мне вампирша. - Объясни, пожалуйста, этой псине, что теневое перемещение - это миф, легенда и вообще, сказки для детей!
     - Я не думаю, что Эвианора вообще слышала о таком способе, - заметил Вит, и он был прав. - О, весточка из дома?
     - Да, как раз собиралась прочесть.
     - Не боишься, что Эйнар потом голову открутит? - усмехнулась вампирша.
     - Ему сейчас не до того, - сдержанно сказала я, а потом вкратце объяснила друзьям, что произошло.
     - Бедняга, - посочувствовала Ариша. - Представляю, каково ему сейчас.
     - Угу, - поддержал Вит. - Вот уж не ожидал от Хоук такого. Интересно, кого же она имела в виду? Не замечал, чтобы она с кем-то особо общалась.
     - Может, он и не теоретик. Да и вообще, много ты замечаешь, когда исследования проводишь? - вампирша хотела еще что-то сказать, но тут осеклась, глядя на мое лицо. - Что стряслось?
     Я помахала письмом, не в силах вымолвить ни слова. Как так-то? А нас дождаться? Или хотя бы заранее сообщить, а не вот так, постфактум...
     - Юлиан женился?! - воскликнула Ариша, отрываясь от письма, которое они с Витарром разглядывали.
     - Да ты посмотри на ком, - ткнул пальцем в бумагу оборотень. - Теперь Эви у нас не просто герцогиня, а сестра князя! И, если я все правильно понимаю, Юлиан с Ольгой идут пятыми в списке, сразу после князей и старшего внука короля, верно?
     - Верно, - кивнула я, наконец обретя дар речи. - Но по факту, ни средний, ни младший князья трона наверняка не получат, так что, они третьи, вслед за старшим князем и его наследником.
     - Да уж, - протянула Ариша. - Вы мне говорили, что он далеко пойдет, но чтобы настолько...
     - И что-то мне подсказывает, что на этом он не остановится, - загадочно улыбнулся Витарр.
     Я глянула на оборотня, и решила не уточнять, что он имеет в виду - как и у всех магов природы, у Инголфра иногда случались полупророческие озарения, и мне как-то не очень хотелось знать, что он мог почувствовать.
     Подумать только, я сестра князя! Пусть самого младшего в роду, но все равно, князя!
     - Ладно, подруга, - хлопнула меня по плечу Ариша. - Ты тут постой еще, переваривай новости, а я пойду собираться. Встретимся завтра возле списков с распределением.
     - Я скажу Фину, где вас завтра искать, - кивнул оборотень, глядя вслед Арише. - У меня пары еще пять дней будут, так что, наверное, до осени уже больше и не увидимся.
     - Да уже, после таких известий мы точно сразу после практики в Икарию ринемся.
     Я тепло обнялась с Витарром, и, помахав ему на прощанье, отправилась в свою комнату - собираться.

     Работая локтями и добавляя, где надо, магией, мы вчетвером протолкались сквозь плотную толпу студентов прямо к стендам, где были вывешены списки с распределением. Легче всего было Фину - его длинное эльфийское имя выбивалось из общей массы и найти его не составляло никакого труда. Предоставив Арише искать нашу фамилию на списке кафедры некромантии, мы с братом перебирали длинный перечень имен боевой кафедры.
     - Нашел! - Эйнар указал пальцем на нужную строчку и зачитал: - Эвианора фон Скхейн, город Камелье-Дабитгатхол.
     - Какое странное двойное название, - удивилась я.
     - Ну, первая часть определенно мальйского происхождения, а вторая столь же очевидно гномьего. Возможно, город находится где-то у Зеленых гор, - Эйнар пожал плечами, как бы снимая с себя ответственность за предположение. - Ладно, тебя нашли, а я где?
     - А ты тут, - подала голос Ариша. Ткнув локтем какого-то наглого третьекурсника, что рвался к стендам, и зашипев на него (отчего парень знатно спал с лица), вампирша, как ни в чем ни бывало, продолжила. -  Эйнар фон Скхейн, место прибытия - город Сенвилье. У меня тоже самое.
     - А это разве не крайний город с телепортом у границы с Империей? - спросила я, пропуская к спискам какого-то пятикурсника. Среди магов царствовала строгая иерархия, и если третьекурсников мы могли распугать и растолкать, то студентов пятого курса не пропустить было чревато.
     - Он самый, - подтвердил Эйнар. - Мы оттуда в прошлом году до крепости Бориаль добирались. Еще кого-нибудь туда отправили?
     - Дрезда, - ответила Ариша, проглядывая списки. - Еще хотели Тинара, но тут замазано и написан какой-то другой город.
     - Самых сильных выбрали, - пробормотал Эйнар, после чего довольно-таки жестко усмехнулся. - Спорим, все дело в том, что после прошлогоднего весеннего конфликта никто не провел соответствующих обрядов, и теперь там, через год, как по учебнику, полно самоподнявшихся умертвий и агрессивных призраков?
      - Толпы нежити это, конечно, прекрасно, - раздраженно заметила я. - Но почему мы с тобой в разных списках? Они решили нас разделить или все же двойную практику устроить?
     - Понятия не имею, - пожал плечами брат. - Пошли, нам все равно еще направления у кураторов получать, там все и узнаем.

     Среди трех возможных вариантов у нас оказался средний по паршивости: никто ничего не напутал, и никто не стал над нами издеваться, отправив сразу на две практики - нас просто разделили. Я с трудом представляла, как смогу провести почти весь следующий месяц без брата, но делать было нечего. Попрощавшись с друзьями и договорившись с Эйнаром о встрече в Андоре, я со смешанными чувствами шагнула в свой телепорт.
     - Проходите, не задерживайтесь!
     Традиционная фраза обслуживающего телепорт мага встряхнула меня, и я быстро ушла с площадки, отправившись договариваться о следующем перемещении - мне нужно было пройти еще два телепорта, чтобы добраться до нужного города.
     После следующего перехода я нос к носу столкнулась с Майло фон Брамом. Как оказалось, маркиз следовал в тот же город, что и я.
     - А где Эйнар? - Майло огляделся, как будто ожидая, что брат сейчас возникнет прямо из воздуха.
     - Он у некромантов практику проходит. Отправили зачищать захоронения на восточную границу.
     - Отец мне говорил, что у них в этом году удивительно много восставших, - кивнул маркиз, а я с запозданием вспомнила, что он сам родом с восточной границы.
     - После войны, пускай даже такой мелкой и локальной, как была в прошлом году, всегда так, - рассказала я. - Люди сражаются и умирают, и места битв притягивают не только трупоедов, но и некротическую энергию. По идее, множественных поднятий можно избежать, если провести над местами битв и захоронений несколько светлых и некромантских обрядов, но, сам понимаешь, про это вечно забывают и надеются, что как-нибудь само рассосется. Не рассосется.
     - Ну надо же, - наигранно удивился Майло. - А я-то думал, что вы, некроманты, абсолютно бесполезны. Оказывается, не совсем.
     В ответ я создала средних размеров воздушный файербол и сообщила маркизу, что такие вещи боевым некромантам говорить не стоит.
     - Боевой некромант? - рассмеялся маркиз. - Ох, Эви, твою бы фантазию да на благое дело...
     А я вдруг подумала, что Майло как дальний друг семьи - появляется раз-два в год, и, на первый взгляд, кажется достаточно незначительным, но на самом деле он очень важен.
     Добрались мы до Камелье-Дабитгатхола поздним вечером, практически ночью. Было принято совместное решение отправиться на поиски нужно нам мага завтра, а сегодня найти по комнате в какой-нибудь уютной таверне и завалиться спать. Благодаря подработкам, которыми нас обеспечивал Толдир, мы с братом имели хоть и не регулярный, но весьма ощутимый доход. Правда, мою совесть немного смущали подслушанные на рынке разговоры о 'распоясавшемся ворье', но тяжелые кошели с золотыми монетами, которые вручали нам крайне благодарные преступники, быстро заставляли ее замолчать.
     На следующее утро, слегка не выспавшиеся, мы с Майло отправились к зданию городского совета, где, по слухам, можно было застать нашего руководителя практики. В кои-то веки слухи оказались не лживы.
     - Мессир Эверек де Бийол? - спросил Майло, заходя в кабинет.
     Приставка 'де' в имени гражданина Мальи означала, что данный гражданин чем-то заслужил особое расположение, но недостаточное, чтобы присудить ему почетное звание дворянина и приставку 'фон'. 'Де' поднимало человека над купечеством и крестьянами, и не передавалось по наследству, отмечая заслуги только одного конкретного человека, а не всего его рода. В общем, весьма практичный и разумный подход, так свойственный для Мальи.
     - Да-да, чем могу помочь? - оторвал голову от бумаг Эверек.
     Майло молча положил ему на стол наши направления.
     - А, из академии, - сказал Эверек, даже не пытаясь вскрыть письма и лишь мельком глянув на эмблему. - Я просил двух боевых магов, одного огня, другого воздуха или земли. Кто из вас кто? И вообще, давайте познакомимся. Как меня зовут вы знаете. Я - боевой маг в звании Мастера и по совместительству главный городской маг Камелье-Дабитгатхола, ну, и раз уж вы здесь, еще и руководитель вашей практики. Мое направление - свет, основная стихия - вода, дополнительная - воздух. Я крайне плохо запоминаю имена, поэтому безмерно рад, что мне прислали студентов разного пола - меньше вероятность ошибиться. Так что не обижайтесь, если вдруг что. Что еще вам необходимо обо мне знать? - маг задумался. - Я придерживаюсь старомодных принципов, поэтому, помимо помощи в нескольких заданиях, для которых я, собственно, и запросил студентов, я постараюсь вас обучить нескольким своим фирменным плетениям. Вот, пожалуй, и все, что вам сейчас надо знать.
     'Только сейчас? - ужаснулась я. - Страшно представить, какой поток информации может выдать этот маг в один присест. Ужасный болтун'
     Я вдруг остро почувствовала отсутствие рядом Эйнара. Сейчас бы мы обменялись парой другой реплик, мысленно посмеялись бы. Брат бы обязательно отметил какую-нибудь деталь, на которую я не обратила внимания, и, может быть, даже вспомнил, за что в имени Мастера появилась приставка.
     - Меня зовут Майло фон Брам, - представился маркиз. - Студент четвертого курса боевой кафедры Академии Стихийной магии. Направление - Разум, стихия - огонь.
     Маг значительно покивал и повернулся ко мне.
     - Эвианора фон Скхейн, - начала я, следя за реакцией Мастера. Ее не последовало, поэтому я, уже бодрее, продолжила. - Студентка четвертого курса кафедр некромантии и боевой магии. Направление - Разум, стихия - воздух.
     - Погодите, - нахмурился Эверек. - Вы сказали, кафедр некромантии и боевой магии? Я что-то пропустил и в академии начали обучать одновременно на двух кафедрах?
     - Не совсем, - пояснила я. - Просто мы с братом участвуем... в, так сказать, эксперименте. Учимся каждый на своей кафедре и передаем знания друг-другу, вот и получается, как бы одновременно на двух.
     Мастер пожевал губами, что-то обдумывая, а потом его лицо озарила догадка.
     - Близнецы? - я кивнула, и маг окончательно расслабился. - Ясно тогда. И как же вы собираетесь получать диплом? Одновременно два?
     - Надеюсь, что к осени окончательно сформируют кафедру универсалов, - я содрогнулась, представив, что будет, если и в этом году Витек сообщит, что кафедра еще не готова к набору.
     - Подумать только, универсальные маги! - покачал головой Эверек. - Помнится, еще не так давно от них решительно отказались, а теперь вот, полюбуйтесь, снова собираются обучать. Истинно, история ходит по кругу.
     Хм, сколько же ему лет? Говорит так, будто лично застал, как в академии готовили магов-универсалов, хотя выглядит он очень молодо - лет на тридцать, не больше. Хотя звание Мастера уже говорит, что он не молод. Ах, ну да - основная стихия вода, а водные маги при определенной степени развития дара могут менять свою внешность, и довольно значительно. Тогда его возраст может запросто перевалить за две сотни лет, может, даже за три.
     - Ладно, лирику в сторону, перейдем к сути. Собственно, зачем мне понадобились боевые маги: меня банально не хватает на все. Поэтому, девушка со стихией воздуха пойдет со мной наверх, в горы. Там рассеянно не так уж мало деревень, и у всех какие-то проблемы. А молодой человек отправится вместе с моим учеником в круговой рейд, обходить деревни поблизости в низине, с той же задачей. Все понятно?
      Мы с Майло закивали, выражая согласие. Ну действительно, что тут непонятного? Практика на то и практика, что работающий и занятой маг посылает студентов решать его проблемы и разные мелкие подсобные задачи, а за это ставит в дневник свою подпись. Всем сторонам плюсы - руководитель получает бесплатную раб. силу, академия - обеспечение обучения, а студенты - понимание того, как им придется работать. Ну и кое-какие знания сверху, если повезет.
     - Сегодня, пожалуй, уже поздно что-либо предпринимать, - я невольно кинула взгляд за окно, на солнце, которое еще даже не достигло зенита, а маг продолжил. - Поэтому, вы сейчас пройдетесь по лавкам, закупитесь всем необходимым для походной жизни и хорошенько отдохнете. А завтра с рассветом уже и начнем.
     Мы с Майло вновь покивали и откланялись, поспешив на местный базар. Не то чтобы мы так нуждались в каких-то вещах, но раз это дело все равно оплатит академия, так почему бы и не закупиться?

     Он
     До места назначения мы с Аришей и Дрездом добрались еще до того, как стемнело. Удивительно, но нас встречали - пожилой некромант с усталым лицом сообщил, что завтра же с утра мы выходим, как он выразился, 'на охоту'. Как я и предполагал, после войны, как обычно, царила неразбериха и в ней никто не задумался о том, что места захоронений и битв следовало бы освятить. И теперь нам предстояло три недели мотаться по приграничной зоне и упокаивать многочисленных восставших мертвецов. А также вести душеспасительные беседы с призраками, уговаривая их вернуться туда, откуда они пришли и проводить необходимые обряды над теми местами, где скопившаяся некротическая энергия еще не вызвала столь явных последствий. Именно поэтому с нами отправили одного светлого мага-бакалавра. Видимо, таких мест оставалось крайне мало, раз кто-то наверху посчитал, что его одного должно хватить. Маг, а по совместительству еще и светлый эльф, явно чувствовал себя в нашей компании не в своей тарелке. Не знаю, кто его напрягал больше - темный эльф Дрезд, вампирша или Мастер-некромант. В общем, на фоне остальных спутников эльф проникся ко мне настоящей симпатией и теперь, помимо прочего, мне приходилось терпеть его несмолкающее щебетание. Интересно, это мне так везет, что все встреченные светлые маги оказываются жуткими болтунами, или это отпечаток магии на их личность?
     Первое умертвие мы встретили на второй день, вернее, ночь после выезда из города. Я отошел по нужде, как услышал какие-то странные звуки, идущие из соседних кустов. Недолго думая, запустил первым вспомнившимся плетением. Кусты и то, что было в них, за несколько мгновений осыпались черным пеплом. Подбежавший руководитель провел сканирование и подтвердил, что в кустах было свеженькое умертвие, с чем он меня и поздравил.
     - И, счет открывает Эйнар! - провозгласил Салах. Имя и некоторые черты лица говорили о том, что хотя бы один из родителей некроманта был султанцем. - Напомню, что высший балл за практику получит тот, кто упокоит больше всего мертвецов.
     После чего Мастер достал откуда-то фляжку и протянул мне. Поколебавшись несколько мгновений, я принял фляжку и сделал пару глотков. Горло обожгло, и я закашлялся, едва не выронив фляжку.
     - Эх, молодежь, - покачал головой Салах. - Совсем пить разучились.
     - Что это? - наконец смог выдавить я.
     - Гномий самогон, - с гордостью, будто сам участвовал в процессе создания, ответил некромант.
     - Я пил гномий самогон, и он в сравнение не идет с этим... с этим...
     - Настоящий гномий самогон, - наставительно поднял палец Мастер, - не продают кому попало. Так что, если ты лично не бывал в каком-нибудь из Королевств под Горой, или не знаешь того, кто там бывал, то настоящей гномьей горилки ты, считай, не пил.
     - А вы бывали? - заинтересовался Дрезд.
     - Конечно, - ответил Мастер. - У гномов тоже бывают проблемы с трупами, а вот некромантов среди них - раз, два и обчелся.
     И это правда. Разные расы предрасположены к разной магии, это факт, доказанный и неоспоримый. Таким образом, среди гномов действительно почти нет некромантов, а у светлых эльфов - темных магов.
     Мастер Салах был магом земли, что являлось еще одним плюсом в выборе кандидатуры, если гномам действительно нужна была помощь некроманта. Если бы меня вдруг позвали решить какие-то проблемы гномов в их подземельях, я бы, наверное, отказался - до сих пор с содроганием вспоминаю наши блуждания по пещерам, когда, кажется, стены вот-вот сожмутся, а воздуха все меньше, и меньше, и меньше....
     Дни были какими-то рваными. Основная часть работы приходилась на рассвет и закат - в это время восставшие мертвецы были наиболее активны. Ночью иногда удавалось покемарить, но редко, в основном по ночам мы искали призраков, чьи фосфоресцирующие тела были заметны издали. Так и шла наша практика - после заката марш-бросок по лесам и полям, разбрасывая вокруг поисковые сети, и упокивая попавших в них мертвецов. Ночью мы расходились на большие расстояния, поддерживая мысленную связь и надеясь, что хоть какое-нибудь умертвие клюнет на наши приманки. Костры не жгли, так как они мешали видеть призраков, благо было тепло и можно обойтись без них. Утром - снова марш-бросок, на сей раз в поисках прячущейся по норам нежити. Не то чтобы солнце было особо опасно для них, но, наверное, приятного все равно мало. А днем мы отсыпались.
     Хотя, на самом деле, днем я часто лежал без сна. Заснуть не давали тяжелые мысли, крутящиеся в моей голове. Мне было тяжело без сестры - мы еще никогда не расставались на столь длительное время, и мне ее ужасно не хватало. Пусто было, вот как. Ну, и конечно, Хоук.
     Я не мог перестать думать о ней. Лежал, тупо глядя в потолок, и все вспоминал, вспоминал... Поиск виноватых, конечно, дело неблагородное и бессмысленное, но я все равно им занимался. Кто виноват, что так получилось? Три года... Мы были вместе три года, и вот теперь она просто говорит мне, что есть кто-то, кто понимает ее, и в чьей жизни она будет единственной женщиной. Временами мне хотелось набить этому кому-то рожу, временами - просто убить, а иногда я думал, что это кого-то просто не существует, и она сказала так просто чтобы задеть меня или придать веса своим словам. Однажды, во время моих дневных терзаний, когда остальные сладко сопели рядом, в голове возникли чужие мысли.
     'Женщины - великая загадка мироздания'.
     Не знаю, что дракон хотел этим сказать, приободрить, или, наоборот, еще больше опечалить меня, но вызвал он только замешательство.
     На пятый день мы оказались в какой-то достаточно крупной деревне, и Мастер-некромант дал нам день на отдых. Хитростью обманув светлого эльфа, я запер его в комнате (чтобы не увязался следом - надоел хуже горькой редьки) я отправился в местную таверну и напился там едва ли не до беспамятства. Где-то на полпути к сладкому забвению ко мне присоединился Дрезд. Пить в обществе темного эльфа оказалось на удивление приятно - он не задавал лишних вопросов, по большей части вообще молчал, и стоически выслушивал мои пьяные жалобы. 'А она! Да я! Да я этому козлу!'. Наутро мне, конечно, было очень стыдно и плохо, но Дрезд сказал, что всем иногда нужно выговориться, на что я лишь крепко пожал ему руку. Этот эльф определенно мне нравился.
     Светлый же обиделся на меня за то, что я запер его в комнате и подверг самому страшному, на его взгляд, наказанию - перестал со мной разговаривать. Честное слово, стоило помучиться похмельем, чтобы он наконец заткнулся. А похмелье, кстати, пожалев, сняла с меня Ариша. Мастер, взглянув на мои красные глаза и общую помятость, ничего не сказал, и в его мыслях я не почувствовал неодобрения. Интересно, почему? Жаль, что у него мощная защита, так просто мысли не прочитаешь.
     На следующий день после той деревни мы подошли к крепости Бориаль. Неприятное ощущение в желудке я списал на воспоминания, которые всколыхнулись во мне при ее виде. К нашей радости, гарнизон сообщил, что все необходимые процедуры в окрестностях были совершены, и восставших мертвецов у них в ближайшее время не предвидится.
     В крепости мы задержались на несколько часов. Все это время я бродил по ней, словно призрак. Поднялся даже на ту башню, где мы встретили первую атаку.
     - Был здесь в прошлом году? - раздался из-за спины голос, когда я, оперевшись на зубец, отрешенно смотрел в сторону имперской границы.
     - Как догадался?
     - Ну, это было несложно, - усмехнулся Дрезд, прислоняясь к соседнему зубцу. - Еще на подходах ты будто чего-то кислого съел, а теперь бродишь тут, рассматриваешь что-то несуществующее.
     - Это что-то существует только в воспоминаниях, да. Хотя, на самом деле, здесь мало что изменилось. Даже знакомые лица в гарнизоне остались.
     - А, это ты про тех двух парней, что шарахнулись от тебя, будто от рогатого демона?
     - Застали меня за ритуалом поднятия, - хмыкнул я.
     - Ооо, - протянул эльф. - Тогда, рогатый демон должен был им показаться не страшнее сварливой тещи, и вообще просто милашкой, по сравнению с тобой. Как так получилось-то?
     - Времени не было, - поморщился я. - Сказали срочно, вот прям сию минуту, поднять кучу зомби, даже тела предоставили. В общем, поднять-то я поднял, что тут сложно, а вот про солдат, которые тела принесли, как-то и не вспомнил. Не до того было.
     - Ну, со всеми бывает, - философски заключил Дрезд.
     Мы еще некоторое время постояли, глядя куда-то вдаль, пока на башню не поднялась Ариша.
     - Парни, где вы ходите? Салах вас уже обыскался - выходить пора.
     Бориаль я покидал с облегчением, хотя кишки крутило теперь еще больше. Совсем размяк, как тряпка.
     На следующий день мы набрели на захоронение, которое еще не успело пробудиться, но было уже на грани. Это было первое место, где мы успели вовремя, и пришла пора светлячку показать себя во всей красе. Несмотря на ранг бакалавра, силы эльфу было не занимать, и он щедро выплеснул ее на захоронение. Я же согнулся в три погибели, хватая ртом воздух.
     - Эйнар, с тобой все в порядке? - обеспокоенный голос Ариши.
     - Слишком сильная реакция, тем более не для темного мага, - хмуро заметил Салах. - У тебя раньше аллергии на светлую магию не наблюдалось?
     Мне стало чуть полегче, и я смог отрицательно помотать головой.
     - Странно, - еще больше нахмурился некромант.
     Предоставив Арише и Дрезду завершить все необходимые ритуалы, маг отвел меня в сторону и закидал диагностическими заклинаниями.
     - Небольшое ослабление зрения, несколько застаревших и пара свежих ожогов, старое ранение в голову, наверняка с сотрясением, и отлично сросшийся перелом ребра, - бормотал маг, озвучивая результаты работы плетений. - Ничего необычного, тем более для боевого мага. Ты уверен, что у тебя нет какой-нибудь магической аллергии?
     - У меня друг светлый, - покачал я головой. - И тоже эльф. Уже бы заметил, будь что такое.
     - Ну смотри. Станет хуже - сразу говори.
     Я кивнул, практически уверенный, что это был какой-то одиночный приступ, и ничего подобного больше не повторится, что хуже не станет.
     Я ошибался.
     Стало намного, намного хуже.

     - Никаких следов отравления, химико-биологического или магического, - маг, осматривающий меня, устало встряхнул руками. - Подсадок иных сущностей я также не вижу. Собственно, насколько я могу судить, молодой человек практически абсолютно здоров.
     Слова лекаря доносились до меня как сквозь вату. Голова была тяжелая и гудящая, что мешало нормально соображать, но произнесенное я осознал в полной мере. Несмотря на свое все ухудшающееся состояние с точки зрения профессионального целителя я был здоров.
     С первого приступа прошло еще два дня. Мы повернули в обратную сторону, заходя широким полукругом с севера. В крепости мы заезжать больше не планировали - как нам сказали в Бориаль, на дневной переход вокруг каждой были совершены все необходимые обряды. В первую ночь мы не встретили ни одного умертвия, а на вторую я потерял сознание, когда эльф сотворил светоч. Очнулся спустя несколько часов, сначала и вовсе не сообразив, что происходит, но потом осознал, что Ариша несет меня на воздушной подушке. Мы уже почти добрались до крупного села, в котором, как было известно Салаху, жил неплохой лекарь. Нам повезло, и лекарь оказался на месте. Но, осмотрев меня и исследовав всеми возможными и невозможными плетениями, он не нашел ничего, что пролило бы свет на мое состояние.
     - Проклятие? - предположил Дрезд.
     - Исключено, - покачал головой лекарь.
     - Ну хоть какие-то предположения у Вас есть? - спросил Салах.
     Лекарь, поджав губы, помолчал, а потом, словно нехотя помотал головой, признавая свое поражение.
     - Проклятье, - ругнулся Салах. Оглядел нас всех и вынес решение. - Возвращаемся в Сенвилье. Если и там не найдется никого, кто определит, что это за странные приступы, отправишься в Андору - уж там-то умельцы найдутся.
     - Смею заверить, - возмущенно воскликнул лекарь, - что вряд ли кто-то сможет обнаружить больше, только если вдруг не появится новые симптомы.
     - Возвращаемся, - упрямо повторил некромант.
     И мы повернули в сторону Сенвилье.
     Светлый боялся лишний раз вдохнуть, находясь рядом, но теперь его присутствие меня мало напрягало. Я слабо соображал, и просто покачивался на лошади, уставившись в одну точку. Мне было откровенно хреново.
     Еще через день меня вырвало. Есть после этого я больше не мог - сразу же выворачивало. Благо, воду мой организм не отторгал. Салах был мрачнее тучи, Ариша каждые несколько минут оглядывалась на меня с обеспокоенным выражением лица, Дрезд хранил полную невозмутимость, а светлый, похоже, боялся, что причина моего загадочного недуга в нем. Умертвия, видимо, чувствуя наше состояние, всем скопом решили держаться подальше. И верно, появись сейчас перед нами хоть один, хоть десяток, Салах бы упокоил их одной злостью.
     А потом произошло то, что повергло меня в настоящий ужас. Моя магия пропала.

     Она
     Первое время Эверек ходил вместе со мной, а потом, когда я вникла в суть дела, стал отправлять на задания в одиночку. Ну и правда, ничего сложного в том, чтобы посещать деревню за деревней и решать ее проблемы не было. В большинстве деревень, расположенных чуть выше города с не выговариваемым названием проблем, которые могла бы решить боевая магия, было не так уже и много. Где-то разошлась мелкая нечисть, где-то покойник вдруг повадился к живым шастать. В одной деревне весь только-только взошедший урожай пожрала какая-то зараза, но тут уж я ничем помочь не могла - нужен был огненный маг чтобы просто выжечь эту инфекцию. Пообещав, что найду того, кто им поможет, я пустилась в обратный путь. Последние дни я чувствовала себя не очень хорошо, даже скорее плохо, и мне хотелось просто полежать немного на нормальной постели и прийти в себя.
     Вернувшись в город, я пошла к Мастеру, чтобы отчитаться о проделанной работе и получить эдакую награду - плетение, которое стоило заучить. Мастер не заставлял воспроизводить его или показывать результаты, не требовал от нас знания этих заклятий. Просто показывал всякие интересные фишки от практикующего мага, которые могли когда-нибудь пригодиться.
     - Отлично, отлично. В следующий раз в горы отправится юноша... Майло, верно?
     Я улыбнулась и покивала. Эверек действительно из рук вон плохо запоминал имена. Удивительно, как имя своего ученика запомнил. Того я, кстати, видела всего-то два раза, когда они с маркизом возвращались в город.
     - А теперь, я покажу тебе одно интересное плетение. Оно, правда, светлое, но думаю, не составит труда привести его к нейтральному виду. Смотри сюда...
     Встряхнув головой, и отогнав царящую в ней муть, я смотрела, как Эверек формирует заклятие. Когда же плетение было завершено, я вскрикнула от резкой боли, пронзившей меня с головы до пят.
     - Боги, Эви, что случилось? - встревоженный Мастер тут же подскочил ко мне.
     Ответить я не смогла, так как меня вырывало.
     Позже мне пришлось рассказать, что уже однажды меня стошнило, но я решила, что просто съела чего-то несвежего, хоть и старалась избегать пищи, что предлагали в деревнях. Лекарь, которого тут же вызывал Эверек, не смог ничего обнаружить и только развел руками. Мастер лично проводил меня до таверны, в которой мы остановились, и сказал, чтобы я отдыхала. Краем уха слышала, как он приказал трактирщику следить за моим состоянием, и чуть что сразу посылать за лекарем и сообщать ему.
     На следующее утро я проснулась в таком ужасном состоянии, как будто сильнейшее похмелье наложилось на разгулявшуюся простуду. На самом деле, после инициации маги очень редко болеют, но в детстве я достаточно часто ходила обвешанная соплями, чтобы узнать эти ощущения.
     Несколько дней я провалялась, то впадая в дрему, то выходя из нее, хотя и не очень различала эти переходы. Возможно, бредила. Я даже не могла точно сказать, сколько дней я так пролежала. Со своего задания вернулся Майло, и я даже нашла силы встать, чтобы поприветствовать его.
     - Эверек мне сказал, что ты заболела, но никто не может понять, чем именно. Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спросил маркиз.
     - Паршиво, - не стала скрывать я. - Лежу тут, то сплю, то брежу, все думаю...
     Моя нижняя губа задрожала, и я поняла, что у меня сейчас начнется истерика, на которую совершенно нет сил.
     - Ты чего, Эви? - Майло присел на мою кровать и полу-обнял меня за плечо. - Успокойся, все будет нормально.
     И вот тут я не выдержала и разрыдалась. Поток слез просто вырвался из моих глаз, и я совершенно не представляла, как это остановить. Какой стыд! Майло, должно быть, подумает, что я не в себе. Хотя, я, наверное, действительно не в себе. 
     - Э-эви? - ошарашенно пробормотал Майло.
     Маркиз, я чувствовала это, растерялся и совершенно не представлял, что теперь делать. Он обнял меня и начал гладить по спине, что-то бормоча, а я разрыдалась пуще прежнего.
     - Ну чего ты? - спросил меня парень, когда я наконец начала успокаиваться (полагаю, что не без некоторых заклинаний разума с его стороны).
     - Я скучаю по Эйнару, - выдала я в ответ чистую правду.
     Не то чтобы это было причиной моей истерики - ее причины я и сама не понимала - но дикое желание вновь увидеть брата в последние дни захватывало меня все больше и больше.
     - Две недели всего осталось, - сказал Майло. - Или ты можешь отпроситься и съездить к нему. Где у них практика?
     - Они могут оказаться в любом месте около границы, - помотала я головой. - Дольше будет искать их в лесах, чем просто дождаться.
     Более-менее успокоившись, я отстранилась от маркиза и попыталась вызывать легкий ветерок, чтобы высушить раскрасневшееся лицо. Но у меня ничего не получилось.
     'Это ж надо так расклеиться', - подумала я и попыталась еще раз, сконцентрировавшись.
     Однако, ничего не произошло.
     - Что за гоблин, - пробормотала я и снова попыталась создать плетение, и все с тем же результатом.
     - Что-то не так? - спросил Майло, заметив мое беспокойство.
     - Не могу... - очередная попытка. - Я не могу колдовать!
     Паника пришла резко и захватила меня целиком. Нет, нет, только не это! Только не моя магия!
     - Тихо, тихо, успокойся! - прикрикнул маркиз, и я обнаружила, что начала задыхаться. - Что у тебя конкретно не получается?
     - Я хочу вызывать ветер, но не выходит! Для этого даже плетение не надо!
     - Дар откликается? - деловито уточнил Майло.
     - Я... я не могу понять.
     Маркиз резко шагнул в сторону, открыл дверь и громко позвал трактирщика. Когда тот прибежал, запыхавшись, приказал ему срочно привести лекаря и сообщить Мастеру Эвереку, чтобы тот немедленно прибыл сюда. Трактирщик, кланяясь, попятился и тут же куда-то убежал.
     - Майло, что со мной? - слезы снова подступили к глазам, но я постаралась сдержать себя. - Что происходит, где моя магия?
     - Я вижу твой дар, - нахмурившись, произнес Маркиз. - Правда, как-то странно, с какой-то пульсацией. То есть, то нет. То есть, то нет.
     Лекарь прибыл очень быстро, но только развел руками - ничего не изменилось. Все его диагностирующие заклинания и внешний осмотр говорили о том, что я здорова. Да, дар мой вел себя странно, трепыхаясь на уровне груди с какой-то неровной пульсацией, но что это значит, понять никто не мог. Когда лекарь сотворил какое-то светлое лечебное заклинание, меня вывернуло на изнанку чуть ли не в буквальном смысле. Я думала, что хуже уже быть не может, но, оказалось, может - на следующий день мой дар пропал окончательно.

     Он
     - Эйнар, ты слышишь меня? Очнись! - Чей-то голос звал из серой мути, что висела у меня перед глазами.  
     - Эвианора? - прошептал я. - Это ты, сестра?
     - Он бредит, - заметил мужской голос. - Может, ударился головой, когда упал с коня?
     Муть перед глазами стала рассеиваться, и я увидел, что обладательницей женского голоса на самом деле была Ариша.
     - А где Эви? Я жутко соскучился по ней.
     - Ее здесь нет, Эйнар, - сказал Ариша.
     - Мне нужно к ней, - сказал я, и закрыл глаза. Теперь меня окружала не серая, а черная муть.
     - Эйнар! Эйнар! Черт побери, он сейчас опять сознание потеря...

     Она
     - Эви, тебе нужно попить, - что-то холодное ткнулось мне в губы, и я подняла руку, чтобы отвести это что-то в сторону.
     - Я не хочу пить, Эйнар, - прошептала я.
     - Эй, это я, Майло. Ты не узнаешь меня?
     Я поморгала, прогоняя пелену из глаз. Действительно, тот, кого я приняла за брата, оказался маркизом Майло фон Брамом. Удивительно, что я это помнила - в голове царила ужасная каша.
     - А где Эйнар? - пробормотала я. - Он нужен мне.
     - Он где-то на востоке, Эви. Эви? Ты здесь?
     - Он нужен мне...

     Он
     - Что с его даром?
     - Исчез. Сначала странно пульсировал, а потом совсем исчез.
     - После того, как упал с коня, приходил в сознание?
     - Изредка. Если это можно назвать сознанием.
     - Он бредил. Все звал Эвианору.
     - Кто это?
     - Его сестра. Близнец.
     - Эви...
     - Вот видите? Опять. Раньше хоть что-то еще говорил, теперь только это.
     - А что с сестрой?
     - Практику проходит, где-то в Зеленых горах. Там еще город такой, с двойным мальйско-гномьим названием.
     - Там много таких городов. Вспоминайте девушка, мне кажется, я понял причину его недуга.
     - И в чем же дело?
     - Однажды в моей практике был подобный случай. Близнецы на долгое время оказались оторваны друг от друга, и им стало плохо. Тогда симптомы были не так ярко выражены, да и не были они магами, но, мне кажется, здесь та же история. Так что, вспоминайте, девушка, жизнь вашего друга, и, подозреваю, его сестры, сейчас зависит от Вас.
     - Мессир, кажется, он пришел в себя!

     Она
     - Эйни...
     - Она все зовет его.
     - Мы сможем его найти?
     - Теоретически, если окажемся не сильно далеко... Нет, у нее ужасающая реакция на светлую магию.
     - Ну хоть что-нибудь!
     - Майло? Майло, я не бог. Не в моих силах найти человека за сотни миль, не используя светлых заклятий.
     - А если не светлых?
     - А что, если не их?
     - Может, магия крови?
     - Это... это может сработать. Вот только я не знаю ни одного нужного заклинания.
     - Я знаю. И оно даже не запретное. Вот только... Погодите, кажется она очнулась!

     Он
     - Что он говорит?
     -- Мне нужна...

     Она
     - Не могу разобрать...
     - Мне нужен....

     Он
     ...она.

     Она
     ...он.

***

     - Ты знаешь, я тогда думала, что еще немного, и ты реально умрешь, - задумчиво проговорила вампирша. - Прямо у меня на руках.
     - Но ты все же вспомнила название того городка, - улыбнулся северянин.
     - Камелье-Дабитгатхол, - передернула плечами Ариша. - Никогда теперь не забуду.
     - А я никогда не забуду, как зашел к лекарю отдать заказ, и тут в помещение вваливается весь окровавленный Майло, неся на руках не менее окровавленную Эвианору, - усмехнулся Фин. - А эти его сумбурные объяснения о том, что так нужно для обряда, и что где-то здесь Эйнар и его срочно нужно найти...
     - Думаю, лекарь вообще перестал понимать, что происходит, когда вслед за Майло залетела я, таща бездыханного Эйнара на воздушной подушке.
     - Да... никогда не думал, что такие огромные глаза могут быть не у эльфа, - рассмеялся Финиарион.
     - Ты знаешь, я тогда на лекаря совсем не смотрела - больше обратила внимание на то, как в этих двоих вдруг вспыхнул объединенный дар. А когда распался - о-па! - здрасте-пожалуйста, как будто ничего и не было.
     - Я, когда очнулась, вообще ничего не соображала, - задумчиво проговорила Эвианора, неосознанно прижимаясь плечом к брату. - Лежу, перед глазами снова эта опостылевшая муть... но тут понимаю, что Эйнар рядом. И все. Как отпустило сразу.
     - Ну и я точно также, - улыбнулся Эйнар. - Но меня до сих пор удивляет, как мы смогли так встретиться на полпути. И мало того, в том же самом городе, где у Фина практика была!
     - Эх, меня там не было, - вздохнул Витарр. - Зато только мы с Фином сразу практику прошли.
     - Да меня тоже тогда всего на пару дней задержали, - заметила вампирша. - Обошли с Салахом еще три или четыре деревни и я, довольная, домой поехала.
     - Повезло вам, - протянула Эвианора. - А мы тогда еще неделю провалялись у лекаря, потом две недели у Эверека отпахали, а оттуда в Академию пришлось вернуться и допройти практику у некромантов, тоже две недели. Короче, лето за середину перевалило, и домой мы уже не успевали.
     - Может, и хорошо, что не успели. Это же именно тогда по Икарии лихорадка Айнола прошлась?
     - Страшная болезнь, - содрогнулся Витарр. - Вроде и протекает не так ужасно, как та же чума, но она меня жутко пугает. Может, потому, что ей подвержены и маги, и оборотни, а и те, и те, почти не болеют?
     - Да, та лихорадка сильно выкосила икарцев, - тихо заметила Эви. - Причем особенно порезвилась среди знати. Герцогиня Элорика, граф Леджийский. Средний князь. Мама...
     - Сын старшего князя тогда тоже ей переболел, но смог выздороветь, - Эйнар крепко сжал руку сестры. - Дети легче переносят эту болезнь.
     - В Ковене считают, - сказал Фин, - что эта болезнь вызывается магическим путем. Все ее вспышки абсолютно внезапно начинаются и также внезапно заканчиваются.
     - В вашем Ковене слишком много параноиков, которым везде чудится заговор, - скривилась вампирша.
     - Как говорится, если у тебя паранойя, это не значит, что за тобой не следят, - с улыбкой отметил эльф.
     - От человека, простите, эльфа, который создал несколько самых совершенных следящих артефактов эти слова звучат достаточно весомо, - заметил Эйнар, и над столиком вспорхнул смех, разгоняя мрачные воспоминания.

***

     Она
     Я отрешенно проследила за полетом очередного камешка. 'Бульк' - легкий всплеск, который даже сложно было услышать. Море, освещаемое теплым светом затухающего дня, было на редкость тихим и спокойным. Для конца вересня сегодня выдался удивительно теплый денек, однако большую его часть я проторчала в аудитории, слушая лекции - занятия на пятом, последнем курсе бакалавриата, шли полным ходом уже с первого дня. Еще все усугублялось тем, что мы все-таки перешли на кафедру универсалов, и теперь срочно пытались охватить всю программу, которую первые поступившие на кафедру только будут проходить. В общем, ничего не изменилось - нам снова нужно было выучить все возможное и невозможное. Хотя нет, вру, кое-что все-таки изменилось, точнее, вернулось - мы с Эйнаром снова учились вместе, и это невероятно облегчало процесс поглощения знаний.
     - Вот ты где, - послышался голос из-за спины. - Кириллион пол-академии перевернул, тебя разыскивая.
     Я поморщилась и повернулась к подошедшему ближе Финиариону.
     - И в каком он настроении? - спросила я у эльфа.
     - А ты как думаешь? - усмехнулся светлый. - Готов убивать, мне кажется.
     Я обреченно вздохнула, и кинула очередной камешек. Его, как и предыдущие, поглотило море, спокойно и мощно перекатывающееся внизу утеса, на котором стояли мы с другом.
     Кириллион - мой преподаватель алхимии, который непонятно с чего взъелся на меня с самого начала занятий. Впрочем, я отвечала ему тем же, и так бы и проходили наши пары, если бы не сегодняшнее происшествие, после которого мне пришлось экстренно улетучиваться. Причем практически в прямом смысле. Сегодня Кириллион решил проверить наши знания на практике, и мы готовили какое-то страшно вонючее зелье, призванное затворять кровь. Предполагалось, что основы алхимии, которые мы проходили парой курсов ранее, должны были нам помочь в этом нелегком деле, однако те старые знания совершенно не отложились в моей памяти. Пришлось импровизировать. В общем, когда я с гордостью продемонстрировала получившееся зелье, которое не собиралось прямо сейчас закипеть или сменить цвет, то ожидала как минимум одобряющего кивка. Но не все так просто. Киррилион скривился, сказал, что мое зелье крайне нестабильно и зашвырнул в него простенькое проверочно-диагностическое плетение. По идее, зелье без изъяна должно было его выдержать, а если я допустила какую-то ошибку, то изменить цвет на ярко-красный, но результат превзошел все самые смелые ожидания. Жидкое, буровато-грязное зелье вдруг, в один момент, сильно загустело, стало вязким и принялось увеличиваться в объемах, разбрызгиваясь во все стороны, но, в основном, на преподавателя.
     Вбитые на занятиях у боевиков инстинкты сработали мгновенно, и я на автомате выставила щит, и лишь несколько капель черной гадости, которая стекала теперь по воздушной преграде, оказались на мне, тогда как Кириллион был заляпан с головы до ног. Попытавшись отцепить вязкую субстанцию с рукава мантии, я поняла, что она приклеилась намертво. А подняв глаза, и увидев наливающиеся кровью лицо преподавателя, поняла, что сейчас меня будут бить. Возможно, даже магией. Поэтому, недолго думая, я подхватила воздушным щупом свои вещи и выпрыгнула в так удачно открытое окно. Благо, находилась аудитория всего на втором этаже, и с помощью своей родной стихии мне удалось мягко приземлиться. После этого я припустила куда глаза глядят, лишь бы оказаться подальше от разъяренного мага.
     - Мне показалось, что у промелькнувшей мимо тени были твои очертания, но когда следом пробежал весь заляпанный чем-то черным Кириллион, размахивающий боевым заклинанием, я просто глазам своим не поверил, - покачал головой Фин. - Благо, следом подтянулся еле стоящий на ногах от смеха Эйнар, и объяснил, в чем, собственно, дело.
     - Откуда мне было знать, что получится именно так? - вздохнула я. - Я ж в алхимии ни в зуб ногой. Практически все, что я пытаюсь сделать - взрывается. Иногда кипит, расплескиваясь. Короче, всячески пытается уничтожить окружающее.
     - Вот к этому как раз таки все уже привыкли, но черная клейкая масса... Это нечто! - в глазах эльфа вовсю плясали смешинки. - Кстати, на тебе ничего не осталось? Хотелось бы рассмотреть поближе.
     Я протянула ему рукав, который был по-прежнему заляпан черной гадостью. Как я не пыталась, отодрать ее не получалось. Фин долго рассматривал крупные выпуклые капли, бормоча что-то под нос. Попытался их оторвать, но у нег, как и у меня ранее, не получилось. Почесав гладкий, как и у всякого эльфа, без единого признака растительности подбородок, Финиарион сотворил какое-то простое, незнакомое мне стихийное заклинание. Руке стало холодно. Фин ухватился пальцами за самую крупную каплю, и на сей раз она не продавилась под пальцами, а сохранила свою форму. Потянув, светлый легко оторвал ее от рукава.
     - Ух ты! - обрадовалась я. - Я уж думала, придется ходить в грязной мантии. Что это было за плетение?
     - Из стихии воды, - пояснил эльф. - Просто заморозил эти капли, отчего они потеряли свое свойство... э... клейкости.
     Фин оторвал все остальные капли и закинул их себе в карман - 'поизучаю на досуге'.
     - У тебя хоть есть досуг, - ухмыльнулась я. - Мы с Эйнаром пашем, как проклятые. Не представляю, как остальным удается все успевать.
     На пятом курсе заново созданной кафедры училось сейчас всего несколько студентов. Было много колеблющихся, но, как выразился Фин, коней на переправе не меняют. Он, как и многие другие, решил доучиться на своей кафедре, а уже магистра получать по тому, что больше окажется по душе.
     - А то ты не знаешь, как, - улыбнулся Фин. - бодрящие зелья, усиливающие заклинания, всякие хитренькие артефакты...
     Артефакты... Еще одна моя головная боль. В отличие от алхимии, которая была не самым важным предметом, и по которой не было даже вшивенького зачета, артефакторика - одна из основных, базовых вещей, которые должен знать маг-универсал. И вот с этим делом у меня также не заладилось. Вроде бы и все делаю правильно, и стараюсь, но все равно это занятие не вызывает у меня никакого интереса, оттого и результата нет. На лекциях я просто 'отключаюсь', и все слова проходят мимо.
     - Может быть, дело в том, что вы сразу взяли с места в карьер? - предположил Фин, которому я сейчас и пожаловалась на свои проблемы. - Мы начинали с самых-самых основ, а свой первый настоящий артефакт сделали только к самому концу третьего курса. А от вас уже через месяц хотят результат.
     - Может быть, - я пожала плечами. - Вот смотри, не далее, как вчера, принесли нам коробку с крупными металлическими заготовками. Сказали - разбирайте, будем делать охранный оберег. Все похватали эти заготовки, засели с учебниками... Ну да, не скажу, что у всех получилось прямо идеально, но получилось же! А у меня вот хоть ты тресни, но вытекала энергия и все. Магистр сразу, один только взгляд кинув, поставил 'неуд'. Хотя бы объяснил, что не так, зараза...
     - Кажется, я знаю, в чем проблема, - задумчиво сказал Фин. - Какой ты брусок выбрала?
     - Ну средний такой, - я развела руками.
     - Да нет, я не про это. Из металла какого?
     - Мм... - я прищурила глаза, пытаясь вспомнить. - Стальной, вроде. А что, это важно?
     - О Боги, - закатил глаза Фин. - Конечно важно! Это практически самое важное. Все свойства изготавливаемого артефакта зависят от его материала. В зависимости от того, какой нужен результат, выбирают соответствующее вещество. Ты сказала, вы должны были делать охранные обереги? Так вот, для них лучше всего подходят те материалы, которые лучше проводят энергию - серебро, медь, золото... А сталь проводит энергию где-то на порядок хуже. Вот и растекалась она у тебя.
     - Ничего себе, - удивилась я. - А зачем тогда туда вообще стальную заготовку положили, раз все так плохо?
     - Своеобразная проверка, полагаю, - хмыкнул эльф.
     - Теперь буду знать. Ты говоришь, для охранных нужна лучшая проводимость энергии? А с остальными видами как? Что для атакующих артефактов? Связующих?
     - По-разному. Там, на самом деле, намного сложнее зависимость. Но, в общем и целом, все артефакты делятся на пассивные и активные. Так вот, для пассивных нужна максимальная проводимость, а для активных наоборот, минимальная. Как сама понимаешь, тут дело в активации - артефакту, который плохо проводит энергию намного проще ее резко всю выплеснуть. Кстати, именно поэтому большинство активных артефактов одноразовые.
     - Просто не выдерживают резкого выброса энергии, - покивала я.
     Порыскав вокруг глазами, я подняла с земли камушек, средних размеров, такой, чтобы удобно лежал в руке. Сформировала нужное плетение и нанесла пальцем второй руки, как стилом, нужный мне узор. После чего продемонстрировала получившийся 'артефакт' эльфу.
     - В общем, все правильно, - кивнул Фин. - Конечно, материал не самый подходящий, но лучшего тут не найдешь.
     Я размахнулась и кинула камень в воду. Не знаю, сколько он выдержит, прежде чем заложенная энергия развеется, но хотя бы пара часов спокойствия у местных рыб должны быть.
     - Ладно, с защитными понятно. Что-нибудь активное? Покажи мне, как сделать атакующий артефакт? Что-нибудь простое, энергетическую волну, например.
     - Нельзя боевых магов допускать до артефакторики, - закатил глаза эльф, но все же поднял первый попавшийся под руки камешек. Это оказался кусочек янтаря. - Смотри, принцип тот же, но распределение линий... Не понял.
     Фин уставился на янтарь в своей руке с видом человека, заставшего единорога, положившего голову на подол почетной матери семейства. Крайне удивленным, в общем, видом.
     - Что-то случилось?
     -  Можно и так сказать. Энергия утекает, как вода из сита.
     - Ты ведь сам говорил, что есть разные материалы, - напомнила я. - Какие-то лучше проводят энергию, какие-то хуже.
     - Да, но я никак не ожидал, что янтарь окажется... Мать моя эльфийка!
     - Янтарь твоя эльфийская мать? - со смехом поинтересовалась я. Уж очень у Фина был ошарашенный вид.
     - Если я не ошибаюсь - а я не ошибаюсь - проводимость янтаря даже меньше, чем у стекла! Ты вообще понимаешь, что это значит?
     - Ммм... что он лучше подходит для атакующих артефактов?
     - Да, демон побери! И не просто лучше, а намного лучше! Эви, ты себе можешь вообще это представить?! Янтарь намного крепче, чем стекло, он не будет лопаться от активации!
     - Вау... - протянула я. Наконец и до меня дошли перспективы открывшихся сведений.
     - Это... это прорыв в артефакторике! - заявил эльф, наконец справившись со своим возбуждением. - Я еще должен тщательно все проверить, но скорее всего нас ждет новый виток развития в изготовлении активных артефактов.
     - Но почему раньше этого никто не узнал? - удивилась я.
     Фин пожал плечами:
     - Может быть, никому просто в голову не пришло проверять. Ты же знаешь, как развивалось знание магии и прочие около-магические науки - скачками. Раз - какой-то умник придумал, как перенести плетение в предмет. И оп-па, все начали этим заниматься. Два - кто-то подметил, что некоторые материалы лучше или хуже подходят для разных заклинаний. И тут же три - разделили все и каталогизировали. Теперь уже никто об этом не задумывается, не исследует, все ждут четвертого скачка.
     Я улыбнулась, и, покачав головой, сказала эльфу:
     - Знаешь, ты сейчас очень точно описал вообще всю историю этого мира.

     Он
     - Ладно, допустим, ты прав...
     - Я всегда прав, - не удержался я.
     - Эйнар, - укоряюще сказал Витарр.
     Я поднял руки в знак примирения, совершенно забыв, что держу в них поднос. Прежде, чем мой завтрак улетел на пол, я подхватил его воздухом. Однако, переборщил, и поднос, вместе с едой, устремился вверх. Пришлось прыгать за ним и ловить. Какая-то девушка, стоящая сбоку, громко рассмеялась, глядя на мои выкрутасы. Я повернулся к ней и задорно подмигнул. Что ж, раз Хоук можно гулять под ручку с этим уродом-пространнственником, то и я тоже могу, правда? Не с уродами-пространственниками, конечно, но вот с симпатичными третьекурсницами...
     - Эйнар, - снова позвал меня Витарр.
     - Прости, отвлекся. Так что ты там говорил о моей правоте?
     - Я говорил, что если твоя теория верна, то создание подобного плетения невозможно в принципе. Но! - поднял палец вверх оборотень, не давая мне высказать свой протест. - Но я нашел подробные описания того, что некоторые виды животных могут использовать нечто подобное. А это сам понимаешь, что значит.
     - Да-да, если в природе существует что-то, значит это можно воссоздать с помощью магии. Однако это не умаляет того факта, что животные, про которых ты говоришь, вымерли еще во времена Битв Богов, поэтому...
     Так, продолжая спорить, мы дождались свой очереди и, прогнав каких-то второкурсников, уселись за стол. После нового набора в академии было удивительно многолюдно, но мы, выпускники, пользовались множеством привилегий.
     - Эйнар, я не могу с тобой говорить, когда ты постоянно отвлекаешься, - с обидой заметил Витарр.
     - Извини, просто все никак не могу оторвать взгляд... Ты видел, какая красотка?
     Я кивком указал на ту самую девушку, что смеялась моим выкрутасам. Жгучая брюнетка с огромными зелеными глазами - она притягивала взгляды всего мужского состава столовой. Ну, может, всех, кроме Вита - тот был крайне погружен в свои теоретические выкладки, и, похоже, не замечал ничего вокруг.
     - Я знаю, как это называется, - сказал, присмотревшись ко мне, Инголфр. - Замещение.
     - Что? - не понял я.
     - Ты пытаешься вытеснить, заместить воспоминания о Хоук другими. Именно поэтому постоянно заглядываешься на любую мало-мальски симпатичную мордашку.
     Отчаянно покраснев, я кинул злобный взгляд на оборотня, тем не менее, признавая его правоту. Это действительно было так. Если первые два месяца, сопряженные с неприятностями на практике, я еще как-то мог не думать о своей уже бывшей девушке, то потом все это накрыло меня с головой. Поэтому остаток лета и первый месяц осени я действительно пустился во все тяжкие, благо, у меня были деньги и полно сговорчивых девиц вокруг...
     - Так легче, - со вздохом признался я другу. - Это отвлекает от множества проблем. Заставляет забыть о Хоук, о маме...
     Месяц назад в академию пришло письмо. Написано оно было писцом под диктовку, и в нем сухим, официальным тоном сообщалось, что герцогиня Рузанна Скхейн после недолгой борьбы с лихорадкой Айнола отошла в иной мир. Я не хотел верить в это, просто не мог. Чтобы мама, милая матушка... Но на следующую ночь нам с Эвианорой приснился сон - Дорога Сна, а по ней идет мама. Эвианора тогда проплакала весь день.
     - Может, так оно и правда лучше, - сочувственно заметил Вит. - Но вот конкретно с этой девушкой я бы советовал быть осторожнее.
     - Почему? - спросил я, отвлекаясь от нелегких воспоминаний.
     - Она оборотень, - просто ответил Инголфр.
     - Да ладно? - обалдел я. - Как ты это понял?
     - Посмотри на энергоструктуры тела, - объяснил Витарр. - Видишь вот эти завихрения и петли? Наличие подобного объясняется только одним образом - эта девушка наследный оборотень.
     - И что, вас, оказывается, так просто вычислить? Что это вообще за структуры такие?
     - Ну, на подобное способны только знающие маги, да и то, вероятность не велика, - усмехнулся оборотень. - А структуры... Как бы тебе так объяснить? В общем, когда оборотень меняет ипостась, его тело тоже ведь меняется, верно? Но ничто и никогда не берется из ниоткуда, поэтому подобные структуры в энергетике служат для перехода. У волка и человека разные запястья, и для того, чтобы одно превратилось в другое, нужна энергия, и вот она как раз таки и поступает из этих структур. Кстати, у ненаследственных такого нет - именно поэтому их трансформация столь болезненна и неприятна на вид.
     Я перевел взгляд на Инголфра. И правда, вокруг его суставов крутились те же самые завихрения. Удивительно, как я раньше этого не замечал? Хотя, что тут такого, мне и в голову не приходило смотреть на друга тем вариантом истинного зрения, который, обычно, используется только при лечении.
     Пока оборотень рассказывал мне про особенности строения его вида, девушка, решительно протолкавшись сквозь толпу студентов, подошла к облюбованному нами столу.
     - Если понравилась, можно просто сказать, а не пялиться на энергоструктуры, - дерзко заявила она.
     Я поморщился, вспомнив об одном факте, который раньше совершенно вылетел у меня из головы - при использовании этого плана истинного зрения у меня, как и у многих других магов, чернели глаза. Занимательный момент - с Эвианорой этого не происходило.
     Я осторожно коснулся мыслей девушки, но они были надежно спрятаны под щитом. Щит генерировался амулетом, который был спрятан где-то под одеждой, и я его не видел. Тем не менее я уловил напряженность, исходящую от нее, и которую не мог скрыть ни один щит. Похоже, она знает. Знает, что с помощью изучения энергоструктур можно выявить оборотня, и решилась подойти, выяснить, знаем ли об этом мы и почему вдруг такое пристальное внимание к ее персоне.
     - Мы не враги тебе, - примирительно сказал Витарр. - Линкс, верно?
     - Откуда... - начала девушка, а в руке ее начал зарождаться огонек пульсара - распространенного огненного атакующего заклинания.
     Заклинание я развеял еще до того, как оно успело полностью сформироваться и его кто-то заметил. Последовавшую за этим попытку ударить меня заклинанием из раздела света я также пресек. И все это стараясь не меняться в лице и никак не привлекать внимание толпы студентов, находящихся вокруг нас.
     - Успокойся, - с повелительными нотками сказал Витарр. - Остынь, и посмотри на меня, на энергоструктуры.
     Девушка, которая уже поняла, что со мной ей не справиться, подозрительно покосилась на нас, а потом все же перешла на истинное зрение, ее глаза залила чернота, она нахмурилась, разглядывая Вита.
     - Инголфр, что ли? - пробормотала она, возвращая глазам натуральный, глубокий зеленый цвет.
     - В точку, - усмехнулся Вит. - Отец рассказывал мне о вашем роде.
     - Надеюсь, он упоминал о том, сколько раз маменька вытаскивала его задницу из передряг? - фыркнула девушка, и снова покосилась на меня.
     - Эйнар, познакомься, это Линкс, оборотень из рода рысей и дочь старой знакомой моего отца. А это Эйнар, мой лучший друг.
     - Ринора, - представилась девушка. - А ты Витарр, верно? Мама рассказывала, что твои родители, выбирая тебе имя, неделю ссорились так, что только шерсть по закоулочкам летала.
     - Я ничего подобного не слышал, - смутился оборотень. - Ты присаживайся, чего стоять?
     Девушка опустилась на стул, и я невольно отметил, с какой грацией она это сделала. Даже в своем человеческом обличье она напоминала огромную кошку - опасную и жутко изящную.
     - Я так и не понял, вы знакомы или нет? - задал я вопрос.
     - Скорее нет, - ответил мне Вит. - Мои родители дружили с родителями Риноры, но мы вернулись на север, когда мне было три года. А ты, я так понимаю, родилась на несколько месяцев позже, верно?
     Девушка кивнула, не отрываясь от еды. Теперь, когда угроза миновала, она расслабилась, но по-прежнему глядела по сторонам. Такое чувство, что она всегда была настороже.
     - Как родители отпустили тебя в академию? - тем временем спросил Инголфр. - Мой отец долго противился, прежде чем признал, что обучение мне необходимо.
     - Папа, думаю, и не знает об этом, - пожала плечами девушка. - Он уже несколько лет не появлялся дома. А маме было все равно. По-моему, она даже обрадовалась, что я наконец-то определилась, чем буду заниматься.
     - Ну да, колдовство - занятие ничем не хуже других, - хмыкнул я.
     - Среди магов легче прятать свою инаковость, - девушка прищурилась. - А ты кто вообще такой? Лицо твое знакомое... Пятый курс, воздушная стихия, кафедра универсалов... Икарец... А! Так ты тот самый парень, что вскружил голову моей одногруппнице!
     Я старательно пытался понять, кого она имеет в виду, но, хоть убей, озарение не приходило.
     - Рыжая такая, - пояснила рысь, видя мои затруднения. - Невысокая, курносая...
     - А, Ориэза! - наконец вспомнил я. - Но я с ней даже и не говорил толком.
     - Тебе же сказали, вскружил голову, - пояснил Инголфр. - Для этого, насколько знаю, даже разговаривать необязательно.
     - Ой, ну не делай уже из меня прямо такого кумира всех магичек академии, - отмахнулся я.
     - Да ладно, у нас полфакультета на тебя заглядывается, - махнула вилкой Ринора. - Девушки любят таких, как ты - эти необычные икарские черты, вроде светлых волос, симпатичная мордашка, еще и герцогский титул... А еще больше любят необычности и загадочности - сестра-близнец, таинственные приключения, двойная специализация... Да тут любая не устоит.
     - Даже ты?
     - Может быть, даже я, - немного смутилась девушка.
     - Смотри, Эйнар, скоро про тебя книги начнут писать, - покачал головой Вит. - И почему про меня никто ничего не знает? Или про Фина, например?
     - Ну почему же, - возразил я. - Про Фина все знают. Помнишь, как в прошлом году он пытался организовать органы самоуправления?
     - Раздавал листовки на входе в столовую, - засмеялся Вит. - Помню, помню. У нас вся комната этими листовками забита была. А уж сколько он заплатил за то, чтобы их распечатали...
     - Не говори мне, - помотал я головой. - У Фина, похоже, какое-то нереализованное желание менять мир вокруг себя. С такими позывами ему прямая дорога в Ковен или в Совет.
     - Ты вот сейчас шутишь, а через пару десятков лет он там и окажется, - с серьезным лицом сказал Инголфр. Представив эту картину, мы оба рассмеялись.
     - Ладно, у меня сейчас пара по общебытовой магии, так что мне уже пора, - сказал я, поднимаясь из-за стола, и обратился к Витарру. - Ты что вечером делаешь?
     - С Аришей думали одну теорию мою проверить.
     - Ясно. Ну а ты? - я посмотрел на Ринору. Та, похоже, растерялась, и оттого ответила правду.
     - Хотела по городу прогуляться.
     - Отлично. Тогда встретимся у ворот, скажем, в шесть?
     Девушка, задумчиво рассматривала меня несколько мгновений, а потом кивнула.

     Она
     - А сейчас я хочу пригласить сюда тех, кто за все семь лет обучения в нашей академии не переставал удивлять, как своих преподавателей, так и проректора Натаниэля, - в зале после фразы ректора послышались многочисленные смешки. - Тех, кто упорно шел к своей цели, кто добивался - и добился! - своего вопреки всем препятствиям на своем пути. Тех, кто пришел в Академию совсем юными, не знающими, чего они хотят в нашей жизни и тех, кто сейчас уходит от нас взрослыми людьми, понимающими свои желания и цели. И не только свои, между прочем, - снова смех. -  Я хочу пригласить сюда тех, на ком лежит будущее нашего мира - Эйнар и Эвианора Скхейн!
     Под гром аплодисментов мы с братом поднялись на возвышение, где стоял архимаг, проректор Натаниэль и деканы. Последние слова ректора немного встревожили меня, но это довольно-таки разъезженная фраза, и не думаю, что архимаг произнес ее с умыслом.
     - Эйнар и Эвианора, маги воздуха направления Разум, блестяще защитили свои отличные работы и единогласным решением комиссии признаны магистрами обще-универсальной магии! Поздравляем!
     Снова шквал аплодисментов. Я оглядела присутствующих: в передних рядах - заместили деканов и руководители кафедр, проректоры - в общем, высший административный состав академии. А дальше сидели наши друзья и сокурсники, студенты, нет, уже бывшие студенты, а ныне магистры, элита магического мира. Те, кто сегодня получил степень бакалавра были в самом конце и радостно гомонили, намного меньше внимания обращая на возвышение. Зато новоиспеченные магистры, каждого из которых я знала лично и по имени сидели, слегка оглушенные торжественностью момента и неверующе смотрели друг на друга. Как так? Мы? Магистры? Мы все же сделали это? Доучились? Смогли?
     - Пожалуйста, отдайте ваши студенческие значки, они вам больше не понадобятся, - обратился к нам проректор Натаниэль.
     Мы сняли значки и протянули их Натаниэлю. Взамен ректор лично нацепил нам на мантии (настоящие, магистерские!) артефакт в виде дубового листа - символа мудрости. После чего еще раз поздравил, пожелав доброго дальнейшего пути и попросил не забывать академию.
     - Как говорится, выросли дети - выросли и проблемы, - пробормотал проректор. - Но, слава богам, я больше за вас не отвечаю.
     - Не все было так плохо, как вы говорите, магистр, - улыбнулся Эйнар.
     - Да, все было значительно хуже, - Натаниэль вздохнул, и искренне, как мне показалось, улыбнулся. -  Вы достойные маги, и я рад и горд, что академия смогла хорошо обучить вас. И выстояла при этом.
     Магистр по очереди пожал нам руки и передал эстафету дальше. Витек, которого позвали из первого ряда для речи, сказал коротко:
     - Вы первые выпускники-магистры нашей кафедры, и именно на вас будут равняться все остальные. И им есть, на что равняться.
     Ирланда, наш, теперь бывший, декан, просто обняла.
     Размахивая свитками с кучей печатей, подтверждающих наш новый статус, под аплодисменты, мы вернулись на свои места, где обнялись и с друзьями, принимая слова поздравления. Ректор начал новую речь - магистров было достаточно мало, чтобы позволить себе о каждом сказать отдельно.
     Я ткнула Эйнара локтем.
     - А помнишь, - сказала я. - Как ты трясся перед вступительными экзаменами?
     - Мне кажется, с его паникой перед защитой на магистра не сравнится ничто, - рассмеялся Фин.
     - Не, ты представь, что будет, когда звание Мастера соберется получать? - спросил Вит, и мы все покатились со смеху.
     - Смейтесь-смейтесь, - шутливо-обиженным голосом сказал брат. - Вот когда наступит ваше самое страшное в жизни событие, тогда и поговорим.
     Магистры снова засмеялись. Подумать только мы - магистры!
     А потом был пир.

     - Знаешь, мне кажется, выезжать на следующий же день было ошибкой, - простонала я, держась за голову.
     Я хотела создать теневой щит, чтобы защитить глаза от ярко светящего солнца, но не могла сосредоточиться, чтобы создать даже такое простое плетение. Голова раскалывалась, мир вокруг качался, желудок грозил восстанием, а во рту будто помочилось стадо кошек. В общем, кто хоть раз напивался до крайнего состояния, тот поймет.
     - Мы и так обещали быть в Аркузане уже послезавтра, и не факт, что успеем. Хочешь, чтоб наверняка опоздали? - брат был не в лучшем состоянии, чем я.
     Демоны побери, да никто из праздновавших вчера получение степени магистров был не в лучшем состоянии! Так мы еще никогда не пили, за все семь лет в академии. Даже попойка после получения бакалавра не могла сравниться с тем, что творилось вчера. Наверное, вся проблема была в том, что впервые запрет на пронос алкоголя на нас не распространялся, и мы отрывались, как могли. Я покраснела, вспомнив, как вчера отплясывала с магистром Трэвисом. Но я-то еще что! Подумаешь, потанцевала немного - все танцевали со всеми. Но вот как Витарр умудрился отвлечь декана от Витека и испить с ней на брудершафт - этого мне не понять.
     Кстати, оный герой как раз появился из-за поворота и подошел к нам, неся в руках какие-то стеклянные пузырьки.
     - Последние забрал, - уведомил нас маг. - Травница сказала, что сколько запасов не делай, мы все равно каждый год все подчистую выметаем.
     - Я смотрю, тебе уже лучше, - прохрипела я, забирая протянутый мне пузырек.
     - Волшебное снадобье, - искренне сказал оборотень. - Главное, после него еще три дня не пить, иначе потом еще хуже будет.
     - Три дня, - скривился Эйнар. - Да я больше никогда пить не буду!
     - Все мы так говорим, - пожала я плечами, и опрокинула в себя содержимое пузырька.
     Мгновенного эффекта не было, но все же дело быстро пошло на лад, и я впервые, наверное, за все утро, смогла более-менее нормально соображать.
     - Слушайте, мы ведь теперь магистры? - спросила я говоривших о чем-то брата и оборотня.
     - Магистры, - кивнул Вит.
     - А почему мы тогда в очереди стоим? - задала я следующий вопрос. - Раз мы магистры, то можем воспользоваться своим правом безочередного проследования по сети телепортов.  
     - Воспользоваться-то мы, можем. Но только там, впереди, - Вит махнул рукой на змеящуюся перед нами очередь к зданию телепортов, - множество магистров и даже Мастеров магии, которые тоже хотят быстрее отбыть из академгородка.
     - Ну допустим. Но вот эти вот, - я бесцеремонно ткнула в стоящую перед нами и о чем-то сладко воркующую парочку, - явно не магистры. Они даже не маги!
     - Я смотрю, тебе уже стало лучше и появилось время на размышления? - язвительно заметил Эйнар. - Может, тогда сбегаешь в ближайшую таверну и купишь нам завтрак?
     - Сам беги, - фыркнула я.
     - Потерплю до столицы, - отрезал брат и вернулся к прерванному разговору.
     Очередь продвигалась крайне медленно. Конечно, телепорты в академгородке были установлены лучшие из лучших, но даже они не справлялись с таким потоком. Студенты, спешащие по домам на каникулы, преподаватели, желающие отдохнуть от трудовых будней и проблем академии, выпускники, разъезжающиеся кто куда... Огромная толпа. Но очередь двигалась, вместе с ней двигались мы, и, наконец, стала видна площадка для перемещений.
     - Это что такое? - пробормотал Витарр.
     - Ты про что? - спросила я, отвлекаясь от своих мыслей.
     - Вон те коробки. Что в них?
     - Мне откуда знать? - я фыркнула, но все же присмотрелась к указанным оборотнем деревянным коробкам.
     Яркая вспышка, очередной путешественник переместился на многие десятки миль, и очередь вновь подвинулась. Молодой парень, который должен был перемещаться сейчас, подхватил обе коробки и сделал шаг вперед.
     - Странные зигзаги, - пробормотал Инголфр. - Отчего эфир так бесится?
     - Вит, тут же телепорты... - начал Эйнар, но тут лицо оборотня изменилось, и он рванул вперед.
     - Стойте! Стойте!!
     Ничего не понимая, мы с братом побежали за ним.
     - Стойте! - орал Вит. - Остановите телепорт!
     - Что случилось, парень? - спросил усатый мужчина, один из обслуживающих телепорт магов.
     - Что в этих коробках? - Витарр схватил держащего ящики паренька. - Что в коробках?!
     - Я не знаю, мессир, - проблеял тот. - Меня попросили доставить...
     - Что такое, Вит? - спросил, подойдя ближе, Эйнар.
     - Да, что происходит? - заинтересовался усатый маг.
     Толпа занервничала, загудела, заволновалось. Никто ничего не видел, никто ничего не понимал. Сегодня здесь, в основном, были маги, а маги очень не любят чего-то не понимать.
     - Дай мне меч, - попросил Витарр.
     По-прежнему ничего не соображая, я достала свой меч из гномьей стали и протянула оборотню. Он что, сражаться вздумал? Вит никогда не был хорошем бойцом, по крайней мере, в своем человеческом облике.
     Моя догадка оказалась неверна. Взяв у меня меч, Вит очень осторожно снял с него остатки старых плетений, так, что осталась только сталь, никакой магии. Затем он, слегка размахнувшись, перерубил уголок запечатанной коробки, чтобы стало видно ее содержимое.
     - ... - выругался усатый маг.
     - Твою мать! - вторил ему кто-то из толпы, кто стоял ближе всех.
     - Заглушить телепорты! - заорал усатый. Надо признать, в себя он пришел быстро. - Приглушить все артефакты! Там, в очереди! Все три шага назад! Здесь порох!
     'Порох, порох', - понеслось по улице, и очередь схлынула назад в едином порыве.
     Порох - сыпучее черное вещество, которое само по себе не представляло никакой опасности. Подумаешь, порошок, у алхимиков такого порошка пруд пруди. Этот от огня взрывается? Ну, такое тоже бывает - алхимики любят все взрывать, это всем известно. Но, в отличие от других горючих и взрывчатых веществ, которые использовали алхимики, порох реагировал на магию. Да еще как реагировал! Когда рядом с порохом кто-то творил активную магию, или тот попадал в область действия более-менее мощного артефакта, то немедленно взрывался. К тому же он подпитывался от эфира, и, если вокруг места взрыва тонкие слои были достаточно насыщенны, то взрыв получался ужасающей мощи!
     В поднявшейся суматохе я не заметила, откуда появились стражники. Они подхватили коробки и потащили их куда-то наружу, а толпа, вся состоящая из магов и обвешанная мощными артефактами, старалась оказаться от страшного груза как можно дальше.
     - Откуда у тебя эти коробки, - мягко спросил Эйнар у паренька. Однако в мыслях его я слышала напряжение.
     - Меня по-по-попросили доставить, - задыхаясь, ответил тот. - В порту. Заплатили золотой!
     - Куда доставить? - спросил Вит.
     - Какая разница, куда, - проворчал усатый маг. - Если бы он еще на несколько шагов подошел к телепорту, тут бы все разнесло на щепки. До самой академии бы долетело!
     Я поежилась от подобной перспективы. Самое ужасное было то, что она была весьма и весьма реальна.
     К месту происшествия уже спешили жандармы под предводительством боевого мага. Удивительно оперативно. Наверное, сказался тот факт, что здание жандармерии находится на соседней улице. Выслушав наш короткий рассказ, боевой маг уточнил, как мы догадались о содержимом ящиков.
     - Они были нестабильны, - повел рукой в воздухе Витарр. - Еще чуть-чуть и рванули бы. Уже все было готово к этому.
     Маг хотел бы задержать нас до выяснения всех обстоятельств дела, но у нас были определенные права, включая и более высокий статус (маг был только бакалавром), позволяющие проигнорировать его желания.
     - И вообще, мы послезавтра в Аркузане должны быть, - проворчал Эйнар.
     - Спасибо Вам, - сказал усатый маг Витарру, когда мы уже стояли на площадке. - Если бы не Вы, здесь бы все полегли. Сегодня вы спасли много жизней.
     Он сделал шаг назад, и все исчезло в белой вспышке.
     - Проходите, не стойте!
     Кое-что в мире никогда не меняется.


***

     Он
     С моим появлением в зале все шепотки на мгновение смолкли, а затем возобновились с новой силой. Икарская знать не утруждала себя ношением защищающих мысли артефактов, а потому я немного помедлил на пороге, вливая больше энергии в щиты, прежде чем войти в зал. Благо, сегодня аудиенцию у короля жаждало получить не так уж много народу. Когда мне доводилось оказываться на больших приемах никакие щиты не могли спасти от привыкших громко и ясно думать северян.
     Рассекая толпу, как горячий нож масло, я быстро прошел зал и оказался в малой приемной, которая была пуста, за исключением двух гвардейцев, несших стражу.
     - Князь Юлиан там? - спросил я парней.
     Называть брата князем было по-прежнему странно.
     - Велели не беспокоить, - ответил мне один из гвардейцев, более рослый, чем его товарищ.
     - Ну, тогда подожду здесь, - я спокойно опустился на мягкий диванчик, стоявший в приемной.
     Беспокоить короля надобности я не видел, и вполне мог подождать, пока Юлиан освободится. На мое счастье, это случилось достаточно скоро.
     - Эйнар? Ты что здесь делаешь? - нахмурил темные брови брат, явно не ожидая встретить меня здесь.
     - Здрасьте-приехали. Ты же сам сказал найти тебя, как только закончим с проверкой.
     - А, ну да. Столько дел, что уже голова пухнет. Нашли что-нибудь?
     Юлиан, помимо своей княжеской должности, занимал еще и пост помощника командующего армией. Головокружительная карьера, надо заметить. Так вот, именно армейские и являлись сейчас нашими нанимателями.
     Вернувшись в Икарию, мы обнаружили, что немного не понимаем, чем нам сейчас заниматься. Да, первые дни, и даже недели, мы просто наслаждались ничегонеделанием, устраивали Витарру экскурсии по столице и просто отдыхали. Но потом Вит уехал дальше на север, домой, а мы заскучали. Тогда Юлиан и предложил нам наняться по краткосрочному контракту в армию в качестве 'независимых экспертов', чтобы оценить ее состояние с магической точки зрения. Чем мы последнее время и занимались.
     - Нашли, - кивнул я. - Двух имперских шпионов, трех мальйских, одного из султаната. Один парень, от островитян, видимо, при нашем появлении активировал какой-то артефакт, но он взорвался и убил шпика на месте. Его соседу посекло лицо, но больше пострадавших нет.
     - Целых семь лазутчиков, - покачал головой Юлиан. - А ведь это элитные войска, туда кого попало не берут.
     - Эви давно предлагала заказать артефакты для проверки новобранцев, но казначей говорит, что не потянем, мол, слишком дорого.
     - Слишком дорого будет выкупать наши секреты у южан, - скривился брат. - С казначеем я поговорю. Еще что-нибудь?
     - Да, и об этом тоже нужно спросить у казначея. Когда нам заплатят?
     Несмотря на родственную близость к короне, работать за бесплатно мы не собирались. Раз маршал нанял нас как независимых экспертов, пусть будет добр заплатить за проделанную работу. А видит Один, проделано было немало.
     - Эйнар, ты слишком много времени провел среди мальйцев, - вздохнул брат.
     - От моего положения остался только титул, так что, приходится крутиться, - возразил я.
     Мы уже почти прошли весь зал, когда в спину мне прилетело слабенькое, не подпитанное магией проклятье. Похоже, у кого-то из собравшихся дворян оказался достаточно злой язык. Конечно, такое проклятие вреда мне нанести не могло, но вот настроение подпортило.
     Вернувшись в Икарию, мы столкнулись с чем-то, о чем и не подозревали. А именно - с людским недоверием и ненавистью. В отличие от Мальи, где маги были явлением обыденным, здесь, на севере, нас всегда было мало. Крайне мало. Именно поэтому, все два месяца, что мы находились дома, мы постоянно слышали шепотки за спиной: 'выродок', 'порченые', 'меченная тьмой'. Да-да, несмотря на статус магистров обще-универсальной магии, нас, иначе как некромантов, никто и не воспринимал. Это, конечно, не добавляло народной любви, но все шепотки так бы и оставались шепотками, если бы не поручения, что мы выполняли для Юлиана. А именно - мы производили чистки.
     С нашим направлением Разума нам было намного проще вычислить предателей, заговорщиков, шпионов и просто нелояльных. Тут все было довольно просто - если есть защищающий мысли амулет - наверняка заговорщик. Странные плетения, подвешенные прямо на человека - шпион, к бабке не ходи. Отсутствие магов Разума сыграло с нашим обществом злую шутку - всякой грязи развелось столько, что нам и за пару лет не справится.
     Уничтожив проклятие, чтобы, не дай Боги, не перекинулось на кого-нибудь другого, я развернулся и оглядел присутствующих в зале. Те, на кого падал мой взгляд, мгновенно замолкали, многие бледнели и отступали назад. Не потому, что я творил какую-то страшную магию, нет. Они просто боялись меня. Боялись того, что я могу сделать с ними, хоть с помощью магии, хоть без. Я уже перестал считать дуэли, на которые меня вызывали чем-то обиженные дворяне. И ладно бы хоть кому-то я нанес реальное оскорбление! А то поводы один другого нелепее. То я кому-то якобы на ногу наступил, то честь дамы (известной, между прочим, своим легким поведением) задел, то и вовсе игнорировал надувшегося от важности дворянчика. Признаться честно, я жульничал - сдержать в схватке родную стихию практически невозможно, а ускоренный ветром я был значительно более ловким, чем любой, вызвавший меня на дуэль. Слава богам, на истинного Мастера я пока не наткнулся. С таким воином я не уверен, что справился бы в более-менее честной схватке. У Эвианоры, кстати, дела шли не лучше - правила приличия хоть и запрещали вызывать даму, но на магов они не распространялись. Только, в отличие от меня, Эви действительно могла побить практически любого противника и без мухлежа.
     - Граф Ирвинг, - я смог выделить среди толпы моего сегодняшнего 'обидчика'. - Когда в следующий раз захотите кого-нибудь проклясть, воспользуйтесь услугами специалиста. Потому что злой язык никого до добра не доводит, и чаще всего - своего обладателя.
     Не дожидаясь, пока граф придет в себя достаточно, чтобы ответить, я развернулся и покинул зал. Следом за мной вышел и Юлиан.
     - Ты нажил себе еще одного врага, - заметил брат.
     - Он же уже проклял меня, почему тогда нажил?
     - Раньше он просто злился, что ты выиграл дуэли у всех его сыновей, а сейчас ты прилюдно унизил его, еще и у меня на глазах, - Юлиан устало потер переносицу. - Теперь еще и за ним следить.
     - Не беспокойся, - покачал я головой. - Несмотря на всю свою озлобленность, Ирвинг абсолютно лоялен. Такого преданного короне человека еще поискать надо.
     - Тогда постарайся с ним больше не конфликтовать, ладно? И вообще, заканчивай ты со всеми этими дуэлями.
     - Легко сказать, - вздохнул я.
     И действительно, легче сказать, чем сделать. С течением времени мне все больше и больше начинало казаться, что во всех наших злоключениях, обрушившихся на голову после приезда домой, виноват один чешуйчатый гад, тасующий вероятности, и стремящийся нас подвести на грань жизни и смерти. Иначе чем еще объяснить этот небывалый всплеск ненависти к магам в общем и к нам с Эвианорой в частности?
     Тут по коридору, где мы шли, разлетелось звонкое 'папа!' и навстречу нам выбежало кудрявое и белобрысое нечто. С громким визгом похожий на ангела из Святых земель ребенок подбежал ближе и в один прыжок повис на Юлиане.
     - Фредерика, я говорила тебе не бегать! - строго высказала появившаяся следом нянька, но, увидев нас, ойкнула и присела в реверансе.
     Не обращая ни на что внимания, очаровательное дитя двух лет от роду что-то принялось рассказывать Юлиану, чередуя нормальные икарские слова с невнятным детским лепетом. Однако брат внимательно ее выслушал, что-то прошептал на ушко и поставил на пол, подтолкнув в сторону няньки.
     - Удивительно, как у такого страшного тебя получился такой красивый ребенок, - усмехнулся я.
     - Вылитая Ольга, - улыбнулся брат. И в жене, и в дочери он души не чаял. - Хотя и мелькает иногда в ней что-то такое... от Эви.
     - Такая же упрямая? - предположил я.
     - Не до такой степени, - рассмеялся Юлиан. - Надеюсь, сын будет похож на меня и отца. Еще одного блондина в семье я не перенесу.
     Княгиня Ольга, жена брата, сейчас снова была беременна, и все повитухи в один голос утверждали, что родится мальчик. Я как-то отстраненно подумал, что в лице наследников Юлиана сойдутся две давно разошедшиеся ветви рода Скхейнов. И в жилах его детей будет течь не только королевская кровь, но и кровь магов со стороны нашей матери. Что ж, будет интересно посмотреть на все это через сотню-другую лет. Если доживу, конечно.

      Оббив сапоги от снега, я открыл дверь и вошел внутрь дома. Тут же на меня дохнуло теплом, и я начал чувствовать замерзший нос и щеки. Зимы в Икарии не идут ни в какое сравнение с тем же периодом на юге, и за долгие семь лет, проведенные в академии, я уже начал забывать, что это такое.
     - Дядя Эинал плишол! - малышка Фредерика, как всегда, неунывающая.
     - Здравствуйте, Эйнар, - поприветствовала меня княгиня Ольга, жена Юлиана.
     Я ответил кивком и отвлекся на слугу, подошедшего принять у меня верхнюю одежду. После прошел в малую гостиную, откуда доносились голоса, и где скрылась Ольга с дочерью.
     - Мы тебя уже заждались, - вместо приветствия сказал мне Юлиан. - Где ты ходишь?
     - В библиотеке задержался, - ответил я, садясь в единственное оставшееся свободным кресло.
     'Удачно?' - мысленно спросила у меня Эви, не отвлекаясь от разговора с княгиней.
     'Потом расскажу', - отправил я ей и принял предложенный мне глинтвейн.
     - Ооо, то, что надо после такого холода.
     - Ты пешком, что ли, шел? - удивился брат.
     - Тут всего два квартала, - пожал я плечами. - Проще пройтись, чем вызывать извозчика. Да и на улице так красиво, все белоснежное...
     Это правда, снаружи и впрямь было волшебно. Ночью выпал снег, и все вокруг икрилось первозданной белизной. Если бы еще не было так холодно, то наверняка бы пошел кружным путем, но мороз давал о себе знать.
      - Вам все-таки выдали пропуск в закрытую часть? - спросила у меня княгиня.
     Именно Ольгу я в свое время попросил мне посодействовать в этом вопросе. И она не подвела, уже третий день я копался в старых свитках и пыльных, зачастую рукописных книгах, которые хранились в закрытой секции королевской библиотеки Икарии. Не сказать, что их там было очень много - мои соотечественники не очень ценили печатное слово. Но иной раз просто диву даешься, что можно отыскать среди захламленных всяческими сагами полках.
     - Да, и я премного благодарен Вам за это.
     Ольга кивнула и перевела разговор на тему предстоящего празднования дня рождения Его Величества. И ее дедушки по совместительству.
     Несмотря на рождение сына несколько месяцев назад, княгиня выглядела великолепно, и я понимал, почему Юлиан выбрал именно ее. А блеск интеллекта в глазах только подтверждал это. Мысли княгини были надежно закрыты защитным амулетом - членам королевской семьи они положены по статусу, но я сам лично, по просьбе Юлиана, приложил руку к его модификации - теперь Ольге не страшна даже массированная атака Высших вампиров, буде таковые захотят подчинить ее волю.
     - Когда вы собираетесь отправляться? - спросил Юлиан, отвлекая меня от размышлений.
     - Как только сойдет снег, - ответила Эви. - Сначала доберемся до родового замка, побудем немного там, выберем проводника из местных, и отправимся дальше.
     - Вы хоть отцу весточку послали? Надеюсь, он в курсе, что вы собираетесь заявиться домой в компании кучки наемников и рудокопов.
     - А еще мага земли и двух гномов, - усмехнулся я.
     - Вы так рветесь в эту экспедицию, будто уверены, что найдете по крайней мере месторождение алмазов, - покачала головой Ольга. - С чего бы?
     Ну не говорит же ей, что поиск новых мест добычи полезных ископаемых лишь прикрытие? Что на самом деле в Облачные пики мы стремимся в надежде найти огромного белого дракона. Боюсь, она не поймет. Да и в самом деле, драконы любят селиться у богатых месторождений, их тянет в эти места, так почему бы не совместить?
     - Считайте это знаменитой колдовской интуицией, - обворожительно улыбнулась Эви.
     При этих словах я невольно потер свежий шрам, оставшийся у меня на руке после недавней атаки подосланного убийцы. Именно интуиция заставила меня отшатнуться от казавшегося поначалу безопасным прохода, и убийца промахнулся, задев выставленную руку вместо горла. Подвело душегуба то, что он намеревался убить меня с одного удара, а если не получится, то скрыться с места преступления. Но убежать не удалось, несколько коротких заклинаний, и несостоявшийся ассасин спеленат воздухом по рукам и ногам. Ну а уж заставить его говорить проблемы не составило - маг Разума я или нет?
     Выпотрошив убийцу и узнав все, что мне было нужно, я с чистой совестью сдал его гвардейцем и в задумчивости направился к Юлиану - ведь дело напрямую касалось его. Каким-то людям, оставшимся неизвестным и мне, и ассасину, очень мешал мой брат и устроенные им (с помощью нас с Эви) чистки в рядах армии и приближенных к королю. Еще одна хорошая причина хотя бы на время покинуть столицу - пускай затронутые нашими расследованиями дворяне придут в себя.
     Мы еще некоторое время поговорили с Юлианом и его семьей, но вскоре Фредерика начала клевать носом, и Ольга потребовала у мужа вернуться домой. Княгиня предпочитала жить в замке, а не в нашем родовом поместье, и Юлиан ей потакал, как и во многом другом.
     - А теперь рассказывай, - потребовала Эви, как только мы проводили княжескую чету и вернулись в гостиную. Сейчас это была самая теплая комната в доме.
     - Я нашел несколько документов разной степени давности, подтверждающих, что в горах на севере замечали белого дракона. Не думаю, что это мог быть кто-то другой, ты же знаешь, драконы крайне территориальные животные.
     - Представляю, что творилось бы, если бы два белых дракона не поделили территорию, - хмыкнула сестра.
     - Кстати, насчет битвы, - вспомнил я. - Среди прочих историй была одна, про то, как белый дракон сразился с красным. Правда, это было далеко на западе, почти у самого моря, так что, может это и не наш ящер.
     - Не думаю, что белошкурых так много, - покачала головой Эви. - Что-то еще? Давай уже, колись, я же чувствую, как тебя распирает.
     - Геологическая карта восточного района Облачных пик, - на одном дыхании выпалил я.
     Некоторое время сестра молчала, обдумывая это известие, а потом ее глаза округлились.
     - Верно я понимаю, что наша экспедиция может и окупиться?
     - Сначала надо показать ее тому магу и гномам, которых ты наняла. Но, думаю, с такими данными мы хоть что-нибудь, да найдем.
     - Ух, скорее бы уже уехать, - взбудораженная, сестра вскочила с дивана и принялась ходить по комнате. - Надоело сидеть на одном месте. И сил больше нет видеть эти гнусные рожи.
     - Ты про придворных? - хмыкнул я. - Или про солдат?
     - Даже не знаю, кто хуже, - вздохнула Эви. - Первые улыбаются так лживо, что хочется силой стереть эти ухмылочки, а вторые смотрят чуть ли не с суеверным ужасом. То ли дело гвардейцы - этих ничем не проймешь.
     - Ничего, недолго осталось, - подбодрил я сестру. - Как только сойдет снег, съездим в экспедицию, развеемся. Если дело не выгорит - отправимся в Канор, пора уже навестить Туринскую императорскую библиотеку.
     - Честно говоря, я так и не поняла, что ты собираешься получить из этой экспедиции. Ну найдем мы признаки присутствия дракона. Ну, в лучшем случае обнаружим его старое логово.
     - А если на него самого наткнемся?
     - Ну наткнемся, и дальше что? Ты что, сразиться с ним вздумал? Эйнар Скхейн - великий драконоборец? - фыркнула Эви.
     - Можно и сразиться, - ухмыльнулся я. - Но лучше поговорить. Обстоятельно, а не так, как это делает он - появляясь в голове, парой фраз комментируя происходящее и снова исчезая.
     - И как ты собираешься заставить говорить огромного дракона? - с сомнением спросила сестра.
     - Вот именно над этим я и работаю в библиотеке.
     - А мне казалось, что ты работаешь там над хорошенькой сестрой-переписчицей, - подколола Эви.
     - Не без этого, - не стал отрицать я.
     - Как сказала бы Ариша: 'все вы, мужики, одинаковые'.
     В ответ я лишь развел руками.

     Она
     Глубоко вдохнув, я закрыла глаза и подставила лицо теплому летнему солнышку. Казалось бы, что тут от Икарии до подножия Облачных пик, всего ничего, однако в столице намного, намного теплее. Но насладиться погожим деньком мне не дали.
     - Ваши документы, - потребовал хмурый гвардеец, стоящий на посту у въезда в дворцовый комплекс.
     - А в лицо уже не признаешь? - хмыкнул Эйнар. Судя по всему, гвардейца он знал лично. Да и мне тот казался знакомым.
     - Велено проверять у всех, - непреклонно стоял на своем служивый.
     - Да что тут вообще случилось? - проворчал брат. - Весь город бурлит, на въезде огромная очередь, ты еще...
     Страж ворот поколебался, но все же рассказать ничего не соизволил.
     - Ваши документы.
     Эйнар закатил глаза и полез в сумку, доставая подорожные. Гвардеец бегло оглядел их, чисто для проформы (он действительно должен был знать нас в лицо) и пропустил внутрь. А там нас уже дожидался маг.
     - Ты кто такой? - удивленно спросила я колдуна.
     Молодой парнишка, даже младше нас, нервно переминался с ноги на ногу. Знаки различия помогли понять, что это маг на службе Его Величества, но вот что он делает на воротах, было совершенно непонятно.
     - Проверка, - пискнул паренек.
     Не сомневаюсь, колдунишка уже успел осознать кто мы такие, и теперь обильно потел не от едва греющего солнца, а от осознания собственной безбашенности.
     - Какая еще проверка? - раздраженно откликнулся Эйнар. - Что ты проверять собрался, мальчик?
     - Велено проверять всех въезжающих на наличие запрещенных артефактов и злых помыслов.
     Услышав это, Эйнар сначала выпучил глаза, а потом расхохотался. Паренек побледнел, сравнявшись цветом с белеными стенами, окружающими дворцовый комплекс.
     - То есть, ты собрался проверять нас? - последнее слово Эйнар сильно выделил.
     - Сказали, проверять всех, - почти прошептал маг. - Любой, кроме члена королевской семьи обязан пройти проверку.
     - Что ж, в таком случае, мы можем проезжать - перед тобой родные брат и сестра Его Высочества князя Юлиана.
     - Только члены королевской семьи... Князья с женами и детьми, - парень диво что в обморок не упал, но продолжал стоять на своем. - Так что вам придется снять щиты, чтобы я мог проверить.
     Некоторое время Эйнар пристально смотрел на мальца, а потом отвернулся, так, будто того здесь и не было, и обратился к оттирающемуся рядом гвардейцу.
     - Ты, - брат недвусмысленно дал понять, к кому обращается, хотя кроме стража ворот тут больше никого не было. - Ты сейчас отправишься во дворец, найдешь среднего князя или его жену, и скажешь, что какой-то неизвестный маг, даже не соизволив представиться, требует от нас выдать все государственные тайны, что мы храним в голове.
     - Но я... - залепетал маг.
     - После этого, - не обращая на мальца внимания продолжил Эйнар. - Ты отправишься к Освальду и приведешь его сюда.
     Не знаю, что напугало паренька больше - угроза выставить дело как разоблачение государственных тайн или требование привести главного придворного волшебника, крайне сурового Мастера боевой магии, но он сглотнул и отступил в сторону.
     - Проезжайте, - прошептал маг.
     Я тронула коня, не заставляя себя долго ждать.
     - Ему сильно влетит, когда начальство узнает, что пропустил нас без проверки, - заметила я, когда мы немного отъехали.
     - И ты бы позволила себя выпотрошить? - удивленно глянул на меня Эйнар.
     - Нет конечно. Но, интересно, что же тут все-таки произошло?
     - Сейчас узнаем, - сказал Эйнар и спрыгнул с коня.
     Кинув поводья подбежавшему конюху, брат устремился во дворец, и я поспешила за ним.
     Юлиана мы застали в его рабочем кабинете, где он выслушивал доклад начальника Тайной службы. Тучный дядька прервался, как только мы ввалились в кабинет.
     - Эйнар, Эви! - встал со своего места Юлиан. - Какого гоблина вы здесь делаете?
     - Мы же отправили письмо, что собираемся вернуться, - нахмурилась я. - И вообще, что здесь творится?
     Юлиан извинился перед тучным шпиком и попросил его зайти позже. Сам уселся обратно, сложил пальцы домиком и задумчиво уставился на нас.
     - Ну? - поторопил его Эйнар.
     - Вариус и его старший сын убиты, - наконец сказал Юлиан. - Прошляпили заговор. Младшего удалось спасти чудом.
     Я не удержалась и присвистнула - вот так новость! Теперь понятно коловращение в городе, усиленная стража и требования о проверке мага на воротах. Старший князь и его наследник убиты в собственном дворце! Или мы с Эйнаром где-то не досмотрели, или заговор расцвел за время нашего почти полугодового отсутствия.
     - Рассказывай, - потребовал брат и уселся на диванчик. Я последовала его примеру.
     Рассказ князя был достаточно коротким. Третьего дня группа неизвестных под видом слуг проникла во дворец. При содействии кого-то из знати им удалось оказаться в жилом крыле, где и размещались спальни всех трех князей с семьями. Младший князь по своему обыкновению время проводил в собственном имении, Юлиан с женой во дворце отсутствовали, отправившись на охоту. Злоумышленники, среди которых был маг, явно располагающий сведениями о магической защите дворца, добрались до княжеских спален и вломились туда. Второго человека в очереди на престол, сына старшего князя застали врасплох и зарезали в одно мгновение. С подоспевшими гвардейцами также расправились быстро, в этом подсобил маг. Следом на месте происшествия появился и наследник короны, и вот с Вариусом убийцам пришлось повозиться. К тому моменту, когда появилась поддержка в лице главного придворного мага и двух десятков гвардии, князь был смертельно ранен и истекал кровью. Из живых в налетчиках не остался никто, князь испустил дух через несколько минут, не дожив до появления лекарей.
     - Что с нападавшими? Тела допросили? - спросила я, как только брат закончил.
     - Штатный некромант Тайной службы только развел руками, сказав, что это вне его компетенции. Сказал, что выпускник Академии может и справился бы, но он - нет.
     - Он пытался призвать души? - напряженно спросил Эйнар.
     - Да, - кивнул князь.
     - Проклятье! - ругнулся брат.
     Вот по-другому и не скажешь. Призвать душу человека можно только один раз - и если некромант не смог этого сделать, то повторить воззвание уже не получится.
     - Попробовать все равно стоит, - заметила я.
     - Несомненно, - согласился брат. - Юлиан, я же говорил тебе, что стоит заманить хотя бы пару десятков квалифицированных магистров, а не полагаться на одного Освальда!
     - А еще открыть школу магии, - кивнула я. - Не обязательно сразу замахиваться на университет, но хотя бы школу! Страна нуждается в магах, своих, лояльных магах, и ты даже не представляешь как.
      - Сейчас не время говорить об этом, - поморщился князь.
     - Нет, сейчас самое время, - не сдавался Эйнар. - Если бы к каждому отряду гвардии был приписан свой маг - этого не произошло бы! Если бы всех слуг перед приемом на работу проверяли - этого не произошло бы! Если бы наследнику обеспечили соответствующую магическую защиту, а не пару кое-как работающих артефактов - этого не произошло бы!
     Глаза Юлиана угрожающе сузились, но он взял себя в руки и только сказал:
     - Я подумаю над этим.
     - Вот и подумай, - отрезал Эйнар. - Напомни мне, кто следующий в очереди на главный стул королевства?
     - За мальчишкой, что стал теперь нашим старшим князем, наследует Ульрик - младший князь, он и взял опекунство над сыном Вариуса. За ним иду я.
     - Если что-нибудь случится с Ульриком, ты будешь первым подозреваемым, - поднимаясь с дивана, сказал брату Эйнар и обратился ко мне. - Пойдем, Эви, осмотрим место происшествия и попробуем допросить трупы.
     Уже на выходе я обернулась к смотрящему в никуда князю и напомнила, хотя в этом явно не было нужды:
     - Если что-то случится с Ульриком и его подопечным, брат, ты станешь наследником трона.
     И вышла из комнаты.

     - Тя-тя, - задумчиво сказал белокурый малыш, пробуя схватить своей ручонкой мою недлинную косу. Та, вредина, никак не давалась.
     - Да не тятя, а тетя, глупый! - рассмеялась Фредерика.
     - Ничего, и так сойдет, - улыбнулась я.
     Малыш Эирик, мой племянник, чье имя означало 'правитель', наконец смог ухватить мою косу и радостно заулюлюкал.
     - Со всеми этими треволнениями у нас так и не выпала возможность поговорить, - улыбнулась мне Ольга. - Сначала похороны, потом затянувшееся расследование... Расскажите же, как прошло ваше путешествие? Говорят, ваши открытия добавят новых богатств нашему роду.
     - Да, экспедиция прошла довольно успешно, - это с какой стороны посмотреть, ведь никаких - абсолютно никаких! - следов дракона мы так и не нашли. - Мы обнаружили две железные жилы и богатый источник мифрила. Хотя Борд - это один из гномов, что был с нами, говорил, что чует где-то в глубине алмазы. Ну, это уже не наша забота - разработкой месторождения будут заниматься люди отца и Юлиана.
     - Боюсь, Юлиану в ближайшие несколько месяцев будет не до этого, - вздохнула княгиня. - Столько проблем навалилось... Поверите нет, он даже ночевать иногда не приходит!
     - Фредерика! - прикрикнула нянька на разошедшуюся девочку.
     Женщина сбила меня с мысли, и я замолчала, задумчиво глядя на что-то лепечущего на своем языке Эирика. Потом прищурилась, прикинула в уме, почесала переносицу и обратилась к княгине:
     - Ольга, через неделю будут праздновать Лугнасад - приведите детей ко мне. Надо обеспечить им надежную защиту. Да и Вам тоже.
     - Вы полагаете, нам грозит опасность? - серьезно спросила княгиня.
     - Не то, чтобы, - ушла от ответа я. - Но скоро прибудет посольства от Морского народа и канорцев, во дворце будет много новых людей. Слишком много новых, непроверенных людей.
     - У Вас паранойя, Эвианора, - улыбнулась женщина, но озабоченность из ее глаз не пропала.
     - Может быть, но всем так будет спокойнее. Да и есть у меня подозрение, что надолго мы с братом тут не задержимся...
     - Предчувствие или планы? - уточнила княгиня.
     - И то, и другое.
     Поездка в горы ничего не дала, всю библиотеку, включая закрытую секцию, мы с Эйнаром перерыли, а проблемы с местным дворянством после возвращения возобновились с новой силой. Столицу пора покидать, это ясно как белый день. Вот только, когда и как это сделать все еще под вопросом.

     Я шла по коридору, задумавшись до такой степени, что не заметила ставшего у меня на пути человека, так и налетела на него, едва не сбив с ног.
     - Ой, прошу прощения, я совсем... Алион?
     Алион - а это был именно он, боевой маг и мой бывший возлюбленный, бывший - потому что мы расстались в конце моего шестого курса, улыбнулся и заключил меня в крепкие объятия.
     - Так и знал, что в слухах про 'ужасных колдунов' при Икарском дворе есть доля правды.
     - Ты что здесь делаешь? - я все еще не могла прийти в себя.
     - Прибыл с имперскими послами. Они почему-то решили, что им понадобится магическая защита, и не нашли никого лучше меня.
     - С каких пор ты ведешь дела с имперцами? - удивилась я.
     - Они мне платят, так почему бы и нет? - пожал плечами Алион. - Мы ведь маги, Эви, люди без страны. С родиной, может быть, но без страны.
     - Не была бы столь категорична, - пробормотала я, не собираясь, впрочем, спорить.
     Переспорить боевого мага - то еще занятие. По себе знаю.
     - Ну рассказывай, как жизнь молодая? - подмигнул Алион.
     - Тоже мне, старик выискался, - фыркнула я.
     Мне его не хватало. Мы расстались по обоюдному согласию и в дружеских отношениях, но, видят Боги, мне его не хватало.
     Весело болтая, мы отправились... куда глаза глядят. Глаза глядели сначала в дворцовый парк, потом в картинную галерею, потом - на кухню и чуть ниже, в винный погреб. Из погреба мы прихватили пару бутылочек отличного (и крайне дорого) вина, и после этого глаза наши повернулись в сторону выделенных имперскому посольству и сопровождающим комнат. Там я в неофициальной обстановке поболтала с женой посла, выпила на брудершафт с сопровождающим их магом-пространственником, который, кстати, уже к нашему прибытию был изрядно навеселе. В общем, перезнакомилась со всем посольским корпусом и хорошо провела вечер. А ночь еще лучше, потому что глаза наши вскоре повернулись в сторону спальни...
     Утром я, старясь не разбудить посапывающего мага, сгребла свои вещи, и, не пожалев сил, открыла портал прямо в свои покои в поместье. То, что случилось ночью... Это была ошибка. Этого не должно было быть. Вино ударило мне в голову, а Алион казался таким родным и близким. В конце концов, я не Эйнар, который может завалить любую симпатичную девицу всего лишь улыбнувшись и сказав пару комплиментов! У меня уже почти год не было мужчины, а иногда так хочется просто почувствовать себя желанной! Ай, что говорить. Больше этого не повторится и все.
     С этими мыслями я завалилась спать, а после обеда меня разбудила служанка, сообщив, что пора собираться на прием в честь прибывших посольств.
     'А ведь Алион тоже там будет', - подумала я.
     'Не волнуйся, если он попытается к тебе приблизиться, я отвлеку', - раздался в моей голове голос.
     - Эйнар! - возмущенно пискнула я, моментально покраснев.
     В такие моменты я всегда отчаянно завидовала эльфам и вампирам. Первые краснели ушами, и заметить это было порой проблематично, а вот вторые не краснели вообще. У меня же кровь приливала к лицу от любого мало-мальского волнения. Или смущения.
     - Что Эйнар? Вот что Эйнар?
     - Подслушивал?
     - Дворец не такой большой, как тебе кажется, Эви. И знаешь что, сестричка? Секс по дружбе - это дрянная идея, хоть и весьма популярная.
     От летевшего в лицо 'воздушного кулака' брат увернулся, метивший в грудь 'вихрь тьмы' отбил, а 'холод смерти' бесполезно размазался по захлопнутой двери.  
     'Жду тебя внизу. И не думай, что на приеме я отпущу тебя дальше, чем на три ярда'
     Я гневно взглянула на служанку, но та продолжала расчесывать мои волосы с абсолютно невозмутимым видом, и ярость моя потихоньку схлынула. Контролировать он меня будет, как же! Пусть только попробует - барон Торскал мигом узнает, кто его ненаглядную дочь обесчестил!
     'Самым обидным будет в этой ситуации то, что моей вины в данном деянии нет, - донеслись до меня задумчивые слова брата. - Девица Торскал еще до нашего близкого общения была такой недевицей, что я все боялся, как бы единорог с моего перстня в исступлении не унесся прочь'.
     Ну вот и как можно на него злиться?

     Прием проходил довольно буднично. Люди, люди и еще раз люди. В таком скоплении разум мой приходилось закрывать по максимуму, и поэтому я чувствовала себя так, будто оглохла или ослепла. Я чувствовала, как мысли окружающих давят на мой щит, но тот бы достаточно крепок, чтобы не пропускать ни одну внутрь. Множество незнакомых лиц сбивало с толку. Морской народ, все, как один, были смуглы и загорелы, с разноцветными татуировками на лицах и настороженными взглядами. Имперцы же, наоборот выглядели настолько разнообразно, как только могут выглядеть представители страны, занимающей добрую половину материка. Были тут и темнокожие, почти черные, выходцы из южных провинций, были светловолосые и черноглазые жители западно-центрального округа, присутствовали и исконные, как говорится, коренные имперцы центральной области, все как на подбор высокие, стройные и с темными, вьющимися волосами. Среди всего этого этнического разнообразия светловолосые и могучие северяне-икарцы были как глоток свежего воздуха.
     После торжественно-официальной части, когда все подобающие месту речи были сказаны, и наш ужасно старый, но еще совершенно не дряхлый король удалился, началась часть менее официальная, но еще более неприятная лично для меня.
     Пришло время общения и танцев.
     Насколько я любила праздники в академии, настолько я возненавидела их при дворе. Вся эта мишура, вся музыка и аплодисменты, все это были лишь ширмой. Ширмой, прикрывающей истинное, гниющее лицо любой знати. Заговоры, интриги, подстрекательства, предательства и козни, провокации - вот чем на самом деле занимаются придворные. А приемы, балы и прочее лишь повод собраться и половчее провернуть свои планы. О, конечно, встречаются и те, кому до всего это ровным счетом нет никакого дела. Но жернова Великой Игры перемалывают их, подминают под себя, не глядя ни на какое сопротивление, буде такое вдруг случится. И быть превыше этой Игры не может себе позволить никто, даже маги, хотя многие из нас наивно верят в это. В Великой Игре, что ведется среди сильных мира сего вы либо участник, либо пешка - иного не дано.
     - О чем вы так глубоко задумались, миледи? - с легким акцентом, но на чистом имперском спросил меня подошедший ближе островитянин.
     - О судьбах и способах их изменить, - нейтрально улыбнулась я.
     - Зачем же молодой девушке думать о столь сложных вещах? - расплылся в улыбке островитянин.
     - По статусу положено, - и я ногтем постучала по дубовому листку, что отмечал мое звание магистра магии.
     С пару мгновений мужчина пытался вспомнить, что же это за знак такой, а потом его брови поползли вверх.
     - Так Вы магистр Академии Стихийной магии? Это честь для меня, Адама с'Акха, говорить с Вами.
     - Эвианора Скхейн, - в свою очередь представилась я.
     - Ооо, я наслышан о Вас! - заявил островитянин. - Говорят, с месяц назад именно вы нашли злодеев, что погубили старшего князя!
     - Любой, кто покусится на королевскую семью должен быть покаран, - я мило улыбнулась, невольно перенимая стиль речи собеседника.
     На самом деле, мы с Эйнаром тогда мало что смогли сделать. Допросили пару мертвецов, до которых не успел добраться штатный некромант (руки бы ему пообрывать за такую халтуру!) и при содействии Тайной службы немного раскрутили тот клубок, что свился при дворе. Немного, но не полностью, и я не сомневалась, что львиная доля участников заговора смогла избежать наказания.
     Адам хотел сказать что-то еще, но тут я уловила волнение, которое пробилось даже через мой щит. И центром этого волнения был Эйнар.
     Я поспешила туда, откуда доносились крики, нагло расталкивая локтями вовсю глазевших людей. Честное слово, высшее общество, а стоит начаться заварушке ведут себя похуже крестьян на базаре! Не без труда протиснувшись в первые ряды, я стала свидетелем удивительной картины - в центре образованного придворными круга стоял какой-то плюгавенький мужичонка и кричал на Эйнара, брызжа слюной, а тот только стоял и непонимающе хлопал глазами.
     'Чего он от меня хочет?' - спросил Эйнар, беспомощно глянув на меня.
     Я прислушалась к крикам островитянина, которые сложно было разобрать из-за чудовищного акцента, но все же поняла суть и немедленно передала ее Эйнару.
     - Я? - вытаращился брат, и его удивление на миг прервало крики островитянина. - Я покусился на Вашу жену?!
     - Не покусился, стрхрм[9], а обесславил! Ты совратил ее и использовал для своих грязных нужд!
     - Для каких таких, простите, грязных нужд я мог использовать замужнюю даму из прибывшего менее недели назад посольства? - начал закипать Эйнар.
     - Ты надругался над ней, нечистый чернокнижник!
     - Хватит мне тыкать, - уже не на шутку разозлился брат. - Тыкать и сыпать беспочвенными обвинениями!
     - Обвиняю?! Я не обвиняю, я призываю тебя, собака, к ответу!
     Ой-ей, про собаку это он зря. Нечистого чернокнижника брат еще мог стерпеть, мог стерпеть даже то, что его обвиняют в надругательстве над страшной женой островитянина, которая маячила позади, но вот подобное оскорбление - никогда.
     - Ты вызываешь меня? - поднял бровь брат, разом став как-то удивительно холодно спокоен.
     Если бы мужик знал этот тон, если бы он знал, что он означает, то никогда бы не сделал того, что он сделал после.
     - Ты, низкий непристойник, не достоин подобной чести! - и смачно харкнул Эйнару на ботинки.
     Остановить брата я не успела. Воздушный таран, среди студентов называемый 'пыльный мешок', до предела напитанный силой ударил островитянина по голове, просто-напросто вмяв в мраморный пол. Да и сам пол знатно покрошился.
     Несколько мгновений стояла абсолютная тишина, а после все разом заголосили, закричали. Кто-то принялся звать лекаря, кто-то просто кричал. Толпа отшатнулась от спокойно стоящего Эйнара и рядом с ним остались только я и размазанный по полу островитянин. Удивительно, но тот был жив - похоже, какой-то артефакт смог защитить его от убийственной мощи воздушного заклинания.
     'Ну и что теперь?' - спросила я.
     'Теперь мы возвращаемся домой, собираем вещи и садимся на ближайший корабль до Империи'.
     'Давно пора. А с этим полудурком ты зря так. Можно было просто вызвать его на дуэль самому, пусть попробовал бы отказаться'.
     'Он бы и не отказывался. Просто выставил вместо себя во-он того спокойного широкоплечего мужика с перстнем выпускника Дракарской школы меча'.
     Я обернулась и смерила взглядом широкоплечего. И действительно, на руке его красовался перстень, который выдавали всем окончившим лучшую школу меча на западе Талии. С таким противником ни Эйнар, ни я не справились бы. Без магии, конечно.
     Подбежал лекарь и принялся осматривать слабо стонущего островитянина, который начал приходить в себя. Теперь я заметила амулет, который и защитил мужичка - тот раскололся на три части и остался лежать на полу. Не рассчитан он был на то, что маг силы Эйнара вложит в заклинание едва ли не четверть своего запаса.
     - Что здесь произошло? - гневно сверкая глазами, к нам приблизился Юлиан.
     - Островитянин оскорблял Эйнара, тот не выдержал и стукнул его 'пыльным мешком', - пожал плечами Алион, невесть как оказавшийся рядом, хотя на приеме я его не видела. - Хороший удар, кстати.
     - Спасибо. Не волнуйся, Юлиан, больше не повторится.
     - Что ты задумал? - тут же насторожился князь.
     - Потом расскажу, - ушел от ответа брат и обратился ко мне. - Пойдем уже?
     - Да, - я кивнула, и направилась прочь из зала.
     - Я провожу, - тут же вызвался Алион.
     - Нет, - Эйнар правой рукой перекрыл ему дорогу. - Не стоит.
     Алион недоуменно глянул на руку, затем перевел взгляд на меня. Я покачала головой и развернулась. Эйнар, переждав мгновение, опустил руку и двинулся за мной. Впереди вдруг разгорелась вспышка портала, из которого мне навстречу шагнул Алион, только что бывший за спиной.
     - Возьми, - он протянул мне амулет в виде звезды, который я еще вчера заметила болтающимся у него на шее. - Тебе нужнее.
     Я поколебалась, но все же протянула руку. За нее-то Алион меня и схватил, притянув к себе, и поцеловал на глазах у всего зала. После отстранился, вложил звезду в руку и, подмигнув, исчез в новой вспышке.
     Поборов искушение провалился сквозь пол (на новый портал после утреннего перемещения у меня не хватало сил), я, гордо задрав голову, прошествовала на выход. Эйнар, одновременно злясь и посмеиваясь, шел за мной.

     Он
     Качка меня удручала. Нет, не до такой степени, чтобы перевешиваться за борт и отдавать морю весь свой завтрак, как это делал один из наших попутчиков, но все же заставляла чувствовать себя немного больным. Больше качки меня удручал только полный штиль, который опустился вчера вечером и совершенно не собирался смениться на западный или хотя бы северный попутный ветерок.
     - Ну что там? - я подошел к корабельному магу.
     Молодой парень, примерно моего возраста, закусив губу, старательно выискивал в потоках эфира хоть какие-то намеки на смену погоды.
     - Ничего, - наконец, со вздохом признал он. - Может, ты попробуешь?
     Стихия воздуха была у корабельного мага дополнительной, и возможности его в подобных вопросах были невелики.
     - Почему бы и нет? Покажи плетение.
     Маг тонкими огненными линиями нарисовал в воздухе несложное, как будто даже слегка упрощенное плетение для поиска ветров. Воспроизвести его, влив достаточно много силы для увеличения дальности, проблемы не составило, но вот результат оказался тем же.
     - Может, есть смысл вручную ветер вызывать? - предположил я. - Нас на корабле аж трое воздушников, как-нибудь сдюжим.
     - Вряд ли, - покачал головой парень. - Чтобы заставить эти паруса натянуться, понадобится расход не меньше трех-четырех сотен УЕС. Час, в лучшем случае два пути, и мы все трое свалимся без сил, но по-прежнему останемся в зоне штиля.
     - Сколько еще штиль продержится, как думаешь? - со вздохом спросил я.
     - День? Два? - пожал плечами маг. - Сложно предсказать, тут не магический талант надо, а опыт. Спроси у лоцмана, он наверняка лучше знает.
     Воспользоваться советом мага я не спешил. Честно сказать, лоцман - седоусый дядька сурового вида без двух пальцев на левой руке меня изрядно нервировал, почти что пугал. Уж не знаю, чем это было вызвано, но общаться с ним без крайней необходимости я не собирался.
     - Какие новости, господин? - спросил меня один из наших попутчиков, когда я вернулся к сестре.
     - Пока никаких. Будем ждать.
     - Вот всегда так, - пробурчал купец. - Осенью штормит, зимой из столицы вообще не выплыть, море замерзает, весной снова штормит, а летом вечный штиль.
     - Из Додума корабли зимой частенько выходят, - возразила Эвианора.
     - Так ведь до Додума еще добраться надо! - всплеснул руками мужчина. - А это все лишние расходы.
     - Можете пойти к лоцману, говорят, он знает, когда штиль кончится.
     - К лоцману? - задумался купец. - Не, к лоцману я не пойду. Он же как глянет, так всю душу вымит. А она мне пока пригодится...
     'Продать ее какому-нибудь демону', - фыркнула у меня в голове сестра.
     'Драконы тоже покупают души. Иногда. Не то чтобы они нам были зачем-то нужны, но интересно наблюдать за человеком, который осознает, что отдал свою душу какому-то постороннему существу'.
     Слова дракона, как всегда, возникли в голове внезапно. Иногда его комментарии несли ценные сведения, иногда были абсолютно бесполезными. Часто в словах ящера чудилась насмешка, но понять ее удавалось далеко не всегда.
     'Вам нравится наблюдать за чужими страданиями?' - тут же спросил я.
     Упускать достаточно, на самом деле, редкие моменты, когда дракона пробирало на откровения, я не собирался.
     'Не за страданиями. За реакциями. Мы изучаем ваши поведенческие реакции. Составляем психологические портреты'.
     'Зачем?'
     'Так нам проще понимать вас'
     'И управлять нами'
     Ответа я не дождался.

     На третий день нашего вынужденного безделья посреди гладкого, как стекло, моря, которое славится своими штормами, боги наконец сжалились и послали нам легкий юго-западный ветерок. Корабельному магу только этого и не хватало. Он мгновенно перехватил потоки, усилил их, и мы на полных парусах поспешили к своей цели.
     Вскоре ветер окреп, и ему уже не требовалась помощь мага. Уставший парень, который, на самом-то деле, был достаточно слабеньким магом, отправился спать, а мы с Эви без дела слонялись по палубе, наслаждаясь свежим ветерком. Омрачали идиллию только слабые стоны и звуки рвоты нашего попутчика, который снова принялся опорожнять желудок, как только вернулся ветер.
     - Становится жарко, - сестра сняла модную в этом сезоне шляпку и принялась ею обмахиваться.
     - На юг плывем, - пожал плечами я.
     - В академии не было так жарко, а она ведь южнее, - возразила сестра, возвращая шляпку на место. Видимо, вспомнила, что она вообще-то маг воздуха и может вызвать необходимый ветерок простым усилием воли.
     - Скучаешь? - спросил я, прекрасно зная, что кроется за этими ее словами об академии.
     - Ужасно, - созналась сестра. - Когда были там, казалось, ну скорее бы уже выпуститься, скорее бы получить магистра и отправится на вольные хлеба! А теперь? Уже год прошел, и сейчас понимаю, как в академии было хорошо.
     - Можем вернуться, - ухмыльнулся я. - В магах Разума нужда всегда есть. Стали бы вести пары у первокурсников...
     - Сплюнь, - поежилась сестра. - Вот представь, придет к тебе какой-нибудь заносчивый малолетка, вроде Финиариона, который ничего не знает, но ведет себя так, будто знает все на свете, а тебе надо его научить ставить щит. Вот что бы ты делал?
     - Убил бы, наверное, - рассмеялся я. - Таких типов, как Фин, сразу надо на место ставить, иначе на шею сядет и ножки свесит. Начнет свои правила диктовать, самоуправление организовывать, плакаты развешивать...
     Сестра тяжело вздохнула, навалившись на борт везущий нас имперской каракки. Это было практически первое попавшееся нам в порту судно, которое отправлялось в Канор, и не выглядело при этом так, будто потонет, едва отойдя от берега.
     - Интересно, где они сейчас? - задумчиво пробормотала Эви. - Где Витарр, где Ариша? Чем сейчас занимается Фин?
     - Витарр последнее письмо прислал с островов, - принялся вспоминать я. - Говорил, что его пригласили в исследовательскую группу какого-то всплывшего острова с остатками древних поселений. Фин в Андоре, как и собирался, а вампирша наверняка сидит в родовом замке и вкушает все прелести нежизни.
     - Ты путаешь Ари с кем-то другим, - улыбнулась Эви, сбросив тоску. - Она бы ни за что не стала просиживать свой магистерский зад в наполненном чопорными вампирами и неугомонным братцем замке. Думаю, она пустилась в некро-тур по Малье, поэтому и вестей нет.
     - А я думал, что вестей нет, потому что она не поделила охотничьи территории с Ардоном, но твоя версия звучит более реалистично, - почесал я переносицу.
     Тут наш разговор прервал резкий окрик, раздавшийся с вышки впередсмотрящего. Сидящий в гнезде моряк указывал куда-то на север, и мы поспешили к другому борту, чтобы узнать, что ж там такое.
     - Корабль, - сказала Эви, спустя несколько мгновений вглядывания в горизонт.
     Я чертыхнулся, пальцами придерживая веки. Как прибудем в Турин, сразу же найду лекаря, чтобы посмотрел мои глаза. Я и раньше не отличался орлиным зрением, но сейчас совсем уже все расплывается перед глазами, того и гляди плетения видеть перестану. Хотя, о чем это я, заклинания же горят перед внутренним взором, а он от обычного не сильно зависит.
     Поднявшаяся после восклицания впередсмотрящего суматоха продолжала усиливаться. Моряки носились туда-сюда по палубе, слышались резкие окрики рулевого, из своей каюты выполз заспанный маг. Неизвестный корабль быстро приближался, явно опережая по скорости тихоходную каракку.
     - Что там? - я схватил за руку пробегающего мимо юнгу. - Чей корабль?
     - Не могу знать, господин, - ответил мальчишка. - Говорят, драккар.
     Я отпустил юнгу, который тут же побежал дальше по своим делам. Драккар, значит. Военный корабль икарцев. Что ему делать в этих водах? Ответ очевиден - ну что еще, скажите на милость, делать икарскому боевому кораблю, заполненному горячими северянами на одном из самых популярных торговых путей этого моря? Конечно пиратствовать!
     Вскоре стало очевидно, что корабль, который теперь уже определенно следовал за нами, делал это не в одиночку. Еще два его собрата, все те же драккары, появились чуть позади, вызвав настоящую панику среди экипажа и пассажиров.
     - Мои товары! Мои замечательные товары! - рвал на себе волосы купец. - Булаты шерсти, кружева. Кружева! У меня столько кружева!
     - Вы думаете, пиратам нужно ваше кружево? - удивленно поинтересовалась у него Эвианора.
     - Госпожа, кружево из Вашей замечательной столицы - лучшее в Талии! И эти проклятые пираты с удовольствием приберут его к своим грязным рукам, обязательно запачкав белоснежные работы мастериц.
     - Да к демонам твое кружево, - сплюнул бородатый торговец, который редко поднимался наверх, предпочитая беспробудно пьянствовать где-то в трюме. - Вот у меня товар, на который точно разбойники позарятся.
     - И что же вы везете? - заинтересовался я.
     - Арбалеты, - коротко ответил мужчина. - Сотню лучших арбалетов, которые достал со всего севера.
     'Да уж, мимо арбалетов пираты точно пройти не смогут', - передал я сестре.
     Эви кивнула, напряженно всматриваясь в приближающиеся корабли.
     - Что у них за флаг? - спросила сестра подошедшего ближе мага.
     - А что там изображено? - подслеповато сощурился парень.
     - Что-то белое на черном фоне, - пробормотала сестра. - Округлое. Череп? Да, точно. Череп со скрещенными костями снизу.
     Внезапно маг побледнел и сделал шаг назад, будто в надежде отдалиться от приближающихся кораблей.
     - Череп с костями? - удивился бородатый торговец. - Это что, некроманты?
     - Хуже, - тихим голосом сказал маг. - Это пираты Роджера.
     После его слов наступила тишина, даже нервный купец перестал причитать про кружева и испуганно икнул. Мы с сестрой недоумевающе переглянулись и уставились на мага.
     - Что еще за пираты Роджера? - недовольно спросила Эви.
     Ну еще бы, какие-то вшивые пираты смеют быть хуже некромантов. Не дело.
     - Шайка Роджера начала орудовать в здешних водах три года назад, - начал рассказывать маг, постепенно приходя в себя. - Говорят, сам Роджер раньше был икарским офицером, командовал собственной фалангой, но потом что-то не поделил с адмиралом, и его хотели отправить на виселицу. Но он сбежал, прихватив с собой корабль и начал пиратствовать.
     - Типичная история. И она не объясняет, почему он вдруг обрел такую ужасную славу?
     - Команда Роджера состоит сплошь из лихих головорезов, людей, для которых чужие мучения и смерть желанней добычи, - объяснил маг. - Они врываются на корабль, убивая всех на своем пути. Выметают показавшиеся им ценными товары, а те, которые не много стоят в их глазах, привязывают к оставшимся в живых членам судна и отправляют в свободное плаванье. Хорошо, если тебя привяжут к пустым бочкам или строевому лесу - авось и выживешь, а если к полному латному доспеху?
     - И этих безумцев до сих пор не уничтожили? - удивился я.
     - Они на драккарах, - вздохнул маг. - Попробуй их догони в открытом море.
     - Ну, на этот раз им не повезло с выбором жертвы, - зло усмехнулась сестра.
     - Вы собираетесь с ними драться? - деловито уточнил бородатый купец.
     - Ну не сдаваться же в плен, - фыркнул я. - А от трех магов им никуда не деться. Верно я говорю?
     - Признаться, я не очень хорошо владею боевыми заклинаниями, - развел руками корабельный маг. - Но зато прекрасно знаю, что драккары отлично горят.
     И парень с легкой полуулыбкой зажег на ладони небольшой файербол.
     Бой был короткий. Ну право слово, что могут противопоставить полторы сотни человек двум фактически боевым магам? И одному огневику.
     Среди нападающих тоже ошивался какой-то недомаг, но был скручен в первые же секунды и прилег отдохнуть на палубу, пуская слюни - церемониться я не собирался, как и сдерживать свои ментальные атаки. Выживет - его проблемы что делать с покореженными мозгами, нет - туда ему и дорога. Вырубив мага и подождав, пока Эви раскидает разбойников в разные стороны воздушным тараном, я запустил заклинание гниения в самое сердце корабля. Драккар было жалко, но не тащить же его за собой? После я принялся методично уничтожать пиратов, которые все-таки смогли пробраться на наш корабль.
     Кого-то просто смел воздухом за борт, кого-то приложил оглушающими ментальными плетениями, кому-то не повезло и попал под 'холод смерти', сковавший и в мгновение ока пожравший все тепло из тела, так что на палубу упали уже высушенные мумии. В общей сложности мы с Эви расправились примерно с половиной пиратов первого корабля, когда оставшиеся на драккаре сообразили, что происходит что-то не то. Честно говоря, я и сам удивился тому, как быстро 'гниение' охватило драккар. Возможно, многочисленные убийства подточили суть корабля, сделали ее уязвимой для атаки некротической магией. Что ж, стоит взять это на заметку.
     Драккар рассыпался в прах. Палуба провалилась под весом пиратов, носовая фигура отвалилась, мачта не выдержала веса паруса и с каким-то глухим, неприятным треском рухнула в воду. Спустя несколько минут все было кончено - только расходились в разные стороны волны, неся редкие ошметки нетронутых заклинанием вещей и тела разбойников. Все это сопровождалось веселым треском пламени и пыхтением Эвианоры, которая создала огромную воздушную петлю и пыталась подтянуть к нам третий драккар, счастливо избежавший атак.
     - Брось его, - прищурившись, сказал я. - Все равно уйдут. Там тоже маг есть.
     - И не слабый, должно быть. Мои файерболы только размазались по щитам.
     - Был бы поближе, я бы щиты сковырнула, - Эви выпрямилась и отбросила с лица пропитавшиеся потом волосы. - А так слишком далеко, узлов не видно.
     Корабль, почувствовав свободу, рванулся прочь, стремительно уходя от показавшей зубы добычи. Понадобится много времени, прежде чем Роджер сможет подбить свою команду на следующую вылазку, а что мятежный капитан остался на третьем корабле я нисколько не сомневался - он один был окружен мощной защитой.
     - Потери? - спросила Эви подошедшего капитана.
     - Двое раненых, один упал за борт, с концами.
      Помолчав, капитан поднял на нас взгляд, за которым я чувствовал притаившуюся опаску. Не страх, но его предпосылка.
     - Знаете, я много в жизни повидал. Но что бы вот так, походя, расправились с двумя боевыми икарскими кораблями... Такого еще не видел. Похоже, вы, маги, куда опаснее, чем я раньше думал.
     - Наверное, вы просто не видели раньше работы боевых магистров, - мило улыбнулась Эви.
     'Вообще-то, мы магистры обще-универсальной магии', - напомнил я сестре.
     'Цыц. Дай покрасоваться. В конце концов, мы целых два курса на боевой кафедре отучились'
     Я только закатил глаза и отправился на поиски раненных. Лекарь из меня, на самом-то деле, как из курицы грифон, но остановить кровотечение или кое-как срастить кость смогу. Да и действительно, почему бы не покрасоваться?

     Она
     В портовом городе Корнулусе мы пробыли ровно столько, сколько потребовалась для того, чтобы купить лошадей. То есть ужасно долго.
     Сначала мы долго-долго искали конные ряды, затем пытались найти торговца, который бы не пытался нам всунуть полуживых ордов по цене хорошего, породистого скакуна. Затем мы все-таки набрели на нормального торговца, но вот цены у него оказались просто грабительскими, и мы долго-долго препирались и торговались в лучших традициях Мальи. Ну и конечно, это не учитывая того времени, пока мы собственно выбирали лошадей.
     Остановили свой выбор мы на двух молодых кобылках - Эйнар взял светло-гнедую, со пятнышком на лбу, которую тут же окрестил Звездочкой, а я рыжую, и назвала ее Плясуньей.
     Предполагая, что в седле нам вскоре придется провести немало времени, мы не мелочились, и Корнулус покинули верхом на двух чистокровных Имперских быстроходных. Случилось это утром следующего дня, потому что, когда мы выходили с рынка уже вечерело, и мы решили не ехать на ночь глядя. Заселились в первый попавшийся более-менее приличный трактир, плотно поужинали и выехали поутру, тяжко размышляя, что же теперь делать - пустота в карманах давила намного сильнее, чем полный кошелек.
     - Придется поработать по профилю, - заметил Эйнар, с тоской глядя в тяжелые, готовые пролиться дождем небеса.
     - Гонять мелкую нечисть из деревень? - вздохнула я.
     А что, это был основной источник дохода бродячих магов. Погонять нечисть, упокоить буйных мертвецов, снять проклятие с первой красавицы деревни (или наложить), зарядить чудом оказавшийся в руках крестьян артефакт, но это редкость. Обычно все ограничивается первыми двумя пунктами. Вот в городах, там да, работы побольше будет, но и конкуренция тоже выше. Как и заработок, потому как что могут предложить крестьяне? Но делать нечего, прожив год в столице мы изрядно поистратились, а путешествие в Империю Канор и покупка двух отменных лошадей окончательно пробили дыру в нашем бюджете.
     В первой деревеньке мы даже останавливаться не стали. Да и можно ли назвать ее деревней? Три покосившиеся хаты, из которых к нам даже никто не выглянул. Поехали дальше. Во второй деревне, которую проехали после полудня, мы все же остановились, поинтересовались, есть ли какая работа для магов. Староста подумал немного, потом осенил себя обережным крестом. Потом, видимо решив, что этого будет маловато, добавил к кресту круг и плевок через левое плечо. После чего и соизволил нам сказать, что с весны никаких проблем, которые бы могли решить господа маги, у них в деревне не было. Ну, как говорится, на нет и суда нет.
     К вечеру нам повезло. В достаточно большой деревне, эдак на полсотни домов, завелся упырь. Как известно, деревенские зовут упырями все, что хотя бы предположительно мертво, но именно это было работой что надо. Как сказал Эйнар, по нашему профилю.
     С упырем мы справились играючи. Хотя бы потому, что это оказался действительно упырь - восставший покойник, который при жизни был злым и жадным человеком, подверженным порокам, а после смерти стал по ночам вылезать из могилы и питаться плотью и кровью живых. Жертвами упыря стали его же собственная вдова, корова соседа и валявшийся в кустах пьяным зять старосты. На самом-то деле, с упырем крестьяне и сами могли справиться - вилы, факелы и большая толпа довольно эффективны против подобной нежити, но тут подвернулись мы и проблема решилась наилучшим образом. А то кто-нибудь еще в панике бы на вилы налетел, не дай боги.
     В общем, пара простейших заклинаний из области боевой магии и некромантии, и от упыря остался только крайне неприглядный и крайне вонючий кусок плоти. Который Эйнар, предварительно облив маслом из ламы, поджег, чтобы наверняка. А что, бывали случаи, когда упырь, если при жизни был ну очень плохим человеком, восстанавливался и после подобных повреждений.
     Честно выполнив свою часть сделки, мы завалились спать в выделенной нам комнате в доме старосты, а с утра, плотно покушав и не погнушавшись двумя серебряными, что нам заплатили за упыря, выехали дальше на юг.
     Так, размеренно, прошло две недели. Закончился серпень, начался вересень, принеся с собой дожди и ночную прохладу. В академии студенты уже писали первые контрольные, а мы с братом приближались к первому более или менее крупному, но не коронному городу в Империи Канор.
     - Как звать? - поинтересовался стражник на воротах, так и сяк крутя наши подорожные. Очевидно, что читать он не умел.
     - Нари и Нора Йенсен, - представил нас Эйнар.
     И даже не врал. Поддельные грамоты мы выправили еще в Икарии. Удивительно многого можно добиться, если знать нужных людей в Тайной службе. Не то чтобы это было прямо крайне необходимо, но светить своими настоящими именами, а уж тем более крайне известной фамилией не хотелось. Северян в нас видно за милю, так что мы не стали заморачиваться - просто сократили наши имена на другой лад и добавили одну из самых распространенных в срединной Икарии фамилий. Что-то мне подсказывает, что по Икарии бродит не один, и не два, и даже не десяток Нари Йенсенов.
     - Зачем к нам в город прибыли? - снова спросил стражник, признавая свою безграмотность и протягивая наши подорожные обратно.
     - Заработать немного перед зимой хотим, - ответила я чистую правду. - Говорят, у вас тут найдется работенка для магов.
     - Отчего же не найтись, найдется, - пожал плечами стражник. - Вы в магистрат обратись, там вам точно скажут.
     - Спасибо, - кивнул Эйнар, скрутив грамоты, и тронул коня. - А где остановиться, чтоб клопы заживо не сожрали, не подскажите?
     - Известно где, в 'Золотой мухе', - крякнул стражник, как-то разом оживая. - Там и остановиться, и поесть можно. А пиво, какое там пиво!
     Решив воспользоваться советом стражника, мы двинулись к 'Золотой мухе', дорогу к которой в этом городе, похоже, знали все. Оказавшись на месте, мы поняли, почему - трактир был просто огромный. Нет, не так. Он был ГИГАНТСКИЙ. Пять этажей, два здания, соединенные крытым переходом на уровне третьего этажа, отдельно стоящее здание ресторации, собственная баня - это был целый комплекс, а не трактир.
     - Однако, - ошарашенно сказал Эйнар, когда мы увидели это чудовище, что звалось 'Золотой мухой'.
     - Один вопрос не дает мне покоя - зачем в занюханном городке такой трактир? - в голосе моем ясно слышалось удивление.
     Пожав плечами, Эйнар передал поводья Звездочки подбежавшему мальчишке-конюху и вошел внутрь, и я следом за ним. Зал, по дневному времени, оказался заполнен едва ли не наполовину, но учитывая его размеры, и это производило впечатление. Не успели мы сесть, как к нам подбежала приветливая служаночка, призывно поигрывая плечиками. Эйнар, как зачарованный, уставился в вырез ее платья, но все же смог пересилить себя и заказать нам поесть. Принесенный обед не разочаровал - запеченный голубь, жареный картофель, малосольные огурчики и все это в чудеснейшей подливе... ммм, пальчики оближешь. Да и вино оказалось выше всяческих похвал.
     Наевшись от пуза, я сыто откинулась на спинку стула и принялась лениво потягивать вино.
     - Как сказал бы Сигриф, таверна экстра-класса, - с полуулыбкой заметила я.
     Эйнар тихонько рассмеялся и жестом подозвал трактирщика, чтобы договорится о ночлеге. Вопрос о месте, где можно остановится на неделю-две, больше не стоял.

     В городе мы провели не неделю, и даже не две, а целых полтора месяца. Работы было хоть завались - своих магов в городе было всего три, и они банально не справлялись с количеством заказов. Там подновить защиту господского имения, здесь поставить сторожевое заклинание на лавку ювелира, вот на этой улице уничтожить мелкую нечисть, что завелась в подвалах и жрет запасы, а на городском кладбище и вовсе зомби поднялся. Нет, трем магом с таким количеством запросов не справится. А лекаря я и вовсе в расчет не беру - тот только и может, что артефакты у городской стражи подзарядить, не его профиль.
     Понемногу разгребая завал из прошений, что образовался в магистрате, я с новой стороны взглянула на магов-универсалов, коими мы и являлись. Ох, крайне мудро поступил Мастер Витек, настояв на образовании нашей кафедры. Конечно, узкие специалисты - это очень важно, и чем больше пространственников выпустит академия, тем больше телепортов смогут бесперебойно работать. Чем больше будет образованных некромантов, тем меньше будет восставших то там, то сям трупов. Но вот один момент - каждый такой маг даже если и появится в маленьком городке, то решить сможет только те проблемы, работать с которыми его учили. Некромант не сможет починить местный телепорт, пространственник не упокоит зомби. Ни один, ни другой не сможет поставить защиту на ювелирной лавке, а артефактор, который сделает это с легкостью, не сможет ни упокоить мертвеца, ни починить телепорт. Но и первое, и второе, и третье сможет сделать маг-универсал.
     У телепорта просто сбились настройки, и обслуживающий его маг мог бы и сам их выставить, если бы не побоялся экспериментировать. Упокоить стихийно поднятого зомби оказалось сложнее - пришлось за ним побегать, больно уж шустрый был. Три местных мага вполне могли бы его доконать, просто гоняя по кладбищу и швыряясь файерболами - уж на это каждый одаренный способен. Вот с защитой да, никто бы не справился - местный артефактор умер прошлым летом, и ему до сих пор не нашли замену.
     Столько проблем, столько потраченного впустую времени - и вот появляется маг-универсал и на раз-два, за полдня решает все эти, казалось бы, уже неразрешимые вопросы.
     В городе нас стали узнавать. Ну еще бы, город-то небольшой, и слава 'великих магов' разлетелась по нему очень и очень быстро. Да и со многими жителями пришлось общаться лично, решая их проблемы. Из 'Золотой мухи' мы съехали через неделю, переселившись в дом к молодой вдове, которой помогли с приходящим по ночам и жалобно плачущим под окнами покойным мужем. Питались за счет стражи, которая таким нехитрым образом отплатила нам за решение вопроса с бандой давно докучавших головорезов. К теневым властям тоже нашли подход, продав им пару отводящих глаза амулетов и вычистив от утопцев канализацию, по которой местные жулики частенько передвигались раньше, до появления нежити.
     Дни летели очень быстро, один за другим. Огневик пролетел как одно мгновение, которое я и не успела заметить, решая проблемы маленько имперского городка, расположившегося неподалеку от Грозового моря. Но всему приходит конец. И в начале Листопада мы собрались в путь, не дожидаясь, пока начнутся снегопады и морозы. Из южных ворот мы выезжали чуть ли не под плач и стенания, нас не хотели выпускать и молили остаться. Ладно, может я немного утрирую, но суть от этого не меняется.
     Порывами рукотворного ветра разметая туман перед собой, мы помчались по дороге на юг, в сторону столицы, славного города Турина. Ну, это в перспективе. Прямо сейчас наш путь лежал в Сатурус, немаленьких размеров город, принадлежащий влиятельному графу, который, по слухам, затевал какую-то заварушку.
     Ну что же, посмотрим, что он там затевает, и может ли это оказаться полезным для нас.

     - С каждой улицы должен быть отобран молодой мужчина, не младше 16 лет, способный держать в руках оружие и не позднее завтрашнего вечера обязан явиться...
     Не обращая внимания на крики глашатая, мы направились прямиком к вербовщику, который скучающим, но вместе с тем цепким взглядом обводил собравшуюся толпу. При виде нас дядька сразу подобрался, правую руку положил на рукоять меча и пихнул локтем дремлющего стоя сержанта.
     - А, что? - встрепыхнулся сержант и тут увидел нас. - Кто такие? Чего надо?
     - Хотим к вашему господину графу наняться, - кратко ответила я.
     - Нацепить на себя меч любой может, даже девка, - спокойно заметил вербовщик. - С чего решили, что вы нашему господину пригодиться можете?
     - А так тоже любой может? - поинтересовалась я, зажигая на своей ладони ярко пульсирующий светоч.
     Интерес в глазах сержанта сразу пропал, он широко зевнул, и снова оперся на столб, собираясь дремать дальше, а вот вербовщик еще больше напрягся.
     - Светлячки на руках каждый второй неуч зажигает. Что-то дельное можете?
     - Это тебе о чем-нибудь говорит? - спросил Эйнар, выворачивая воротник куртки и демонстрируя мужчине артефакт в виде дубового листика.
     - Говорит, - кивнул вербовщик. - Отправляйтесь в трактир 'Пьяный солдат', там спросите Квинта, он вам расскажет, что и как. Если устроит, то отправляемся послезавтра с рассветом.
     Я кивнула и повернулась, собираясь отправится на поиски трактира, который, как мне казалось, находился где-то в западной части города.
     - Эй! - окликнул вербовщик, когда мы уже немного отошли. - Это гномья сталь?
     - Зачарованная гномья сталь, - улыбнулась я мужчине, прислушиваясь к царящим в его голове мыслям. Зависти там было немало, надо заметить.
      Найдя нужный трактир и поговорив с Квинтом, который оказался секретарем самого графа, мы подписали тут же состряпанный контракт и с сегодня дня могли носить гордое (наверное) звание магов на службе Его Сиятельства графа Августина. Задача наша была проста - помочь графу занять некоторую часть территорий соседей и не дать опомнившимся дворянам выпнуть зарвавшегося графа обратно. Контракт был подписан сроком на год, но мог быть расторгнут раньше по желанию любой из сторон с выплатой компенсации. Оплата... оплата достойная. По крайней мере, ее должно хватить на то, чтобы безбедно прожить этот год, а потом без проблем добраться до столицы и начать искать подступы к Туринской Императорской библиотеке.
     В последний вечер в городе мы настрочили кучу писем, разослав их нашим друзьям и отцу с братом, а после неплохо гульнули, прежде чем уйти спать. А на следующее утро вышли вместе с новобранцами к замку графа, что виднелся черной точкой на горизонте. Там познакомились с высоким начальством и отправились пусть и на мелкую, локальную, но все же войну. Правда, не воевать, а работать, но так уж получилось, что война - это всего лишь обычные, серые будни для боевых магов.

***

     Он
     - Не передумали? Может быть останетесь? - в какой уже раз спросил Квинт.
     - Нет.
     - К чему такая спешка? Подождите еще немного, обстоятельно все взвесьте...
     - Квинт, - закатила глаза Эви. - Мы подписали контракт на год. Мы год отработали?
     - Отработали, - согласился секретарь. - Но...
     - Мы всю зиму здесь проторчали, выполняя поручения графа?
     - Ну я бы не сказал...
     - Всю зиму! - перебил я мужчину. - Мы провели здесь всю зиму, и, поверь, у нас было время обдумать наше решение.
     - Может, задержитесь хотя бы до приема герцога? Сосед Его Сиятельства очень обидится, если на приеме не будет прославившихся магов.
     - Если бы не мы, земли графа и герцога по-прежнему бы разделяли два баронства, - усмехнулась Эви. - Не думаю, что его Светлость так стремится познакомиться с нами.
     Маленькая война, затеянная графом, оказалась удивительно победоносной. Немолодой уже властитель, граф прекрасно воспользовался представившимися ему возможностями (включая нас с сестрой) и уже к осени расширил свои владения больше чем в три раза. Срок нашего контракта истек тогда же, но мы остались на всю зиму, чтобы убедиться, что власть графа на новых землях достаточна крепка, и наши усилия не пойдут прахом, но теперь пришло время продолжить путь.
     Вытряхнув из Квинта последний гонорар, мы попрощались со всеми, с кем завели тесное знакомство на службе у графа и выдвинулись в Турин, столицу империи. Кружным путем, правда, так что в стольный град попали только к самому концу травника.
     - А мне всегда казалось, что Андора большая, - ошарашенно сказала Эви, глядя на уютно расположившийся между тремя холмами город.
     Мы стояли на вершине четвертого холма, находившегося в некотором удалении от гигантского поселения и наблюдали за вереницей людей, входящих в столицу. Та проглатывала их, не замечая - судя по размерам, в Турине поместилось бы все население Островов, и еще бы место осталось.
     - Его же невозможно оборонять, - сказал я, склонив голову набок и осматривая многочисленные постройки возле хилой внешней городской стены.
     - Не думаю, что кому-нибудь вообще бы взбрело такое в голову. Да чтобы просто осадить это чудовище не хватит всех армий запада!
     - Ладно, поехали, что ли? А то к обеду в город не попадем, с такими-то очередями.
     - А деньги тебе на что? - фыркнула Эви, трогая коня.
      Сестра оказалась права, и несколько серебряных монет, сменивших владельца, помогли нам попасть в город не после полудня, а всего лишь через четверть часа. Представившись уже привычными поддельными именами, мы беспрепятственно въехали в величайший город в мире.

     - Нари и Нора, я так полагаю? - на свободный стул перед нами плюхнулся мужчина слегка подбитого вида, но, если приглядеться, сразу становилось понятно, что это всего лишь имитация.
     - Смотря кто спрашивает, - спокойно отозвался я.
     Удивительное дело, но основной нашей клиентурой в Турине стало два совершенно разных слоя общества. Более редкие, но приносящие больший доход дворяне, который обращались к уважаемым магистрам обще-универсальной магии для решения множества проблем, чаще личного характера, и те, кого в подобном обществе принято называть 'городским дном'. Воры, мошенники, скупщики краденого и подобные личности. Для них мы тоже оказывали очень широкий спектр услуг, но чаще всего становились грубой силой и своеобразными 'свидетелями истины'[10] - мало кто предполагает, что на сходку пахан вдруг явится с двумя магами, которые легко различают малейшую фальшь и при желании могут разнести все вокруг в пух и прах.
     На самом деле, была еще и третья группа клиентов, но с ними мы старались иметь как можно меньше общего, да и не стал бы представитель местной тайной службы обращаться к нам по вымышленным именам - им были давно известны настоящие.
     - Я от Тита, - назвал имя одного местного авторитета мужчина. - Тут проблемка одна появилась... Возьметесь?
     - Что за дело?
     - Я не в курсах особо, - заюлил жулик. - Два наших парня, воры, что-то не поделили, но в этом деле каким-то образом мертвяк замешан...
     - Труп? - поморщилась Эви.
     Да, работа с мертвецами, которую подкидывали нам теневики была обычно крайне неприятной. Редко когда трупы были в нормальном состоянии, чаще они оказывались жутко изуродованными, да и общаться с душами неправедных людей не самое веселое занятие. Зато запас ненормативной лексики обогатился, с этим не поспоришь.
     - Не, не жмурик, - замотал головой связной. - Именно мертвяк. Как их там... умертвие, во.
     - Умертвие? - заинтересовался я. - Как воры оказались связаны с умертвием?
     - Беретесь? - снова спросил мужчина.
     - Сначала выслушаем историю, - я в один глоток выпил остающийся в кружке сидр и встал со своего места. - Где там твои воры.
     - Сейчас провожу, - засуетился жулик мелко семеня к выходу.
     Идти пришлось довольно долго. Таверна, в которой мы обычно просиживали штаны, ожидая заказчиков, находилась в одном из центральных районов города, средней респектабельности, куда не зазорно было прийти скрывающимся под широким капюшоном дворянчику, и куда могли бы зайти прилично выглядящее воры. Жулик же вел нас куда-то в южный квартал, где обретались наиболее бедные горожане, и где нашли свой приют многочисленные столичные банды.
     - Долго еще? - ворчливо поинтересовалась Эви, обходя очередную подозрительную лужу. Дождей не было уже больше двух недель, на редкость засушливый вересень выдался.
     -  Почти пришли, - успокоил нас связной.
     Идти пришлось еще не менее четверти часа, но мы наконец оказались у какого-то местного притона, хотя выглядел он, надо сказать, довольно знакомо. С другой стороны, тут все здания на одно, весьма покосившееся лицо.
     - Эй, Маний, Луций! - заорал наш провожатый, едва вступил в полутемный зал. - Я к вам Умников привел!
     Умники - это было прозвище, данное нам среди городского дна. Не самое лучшее, но могло быть и хуже. Пошло оно с того момента, когда мы пытались объяснить наше направление - Разум. Умники-разумники, ну и пошло-поехало. Так и не избавились.
     При нашем появлении на лицах бугая и вертлявого мужика, которыми и оказались воры, расцвело настоящее облегчение. Вначале оба еще немного мялись, но потом наперебой принялись рассказывать свою историю. В общем, дело обстояло так.
     Похитив деньги, воры увидали за собой погоню, и припустили со всех ног. Долго бежали, но, наконец, оторвавшись, оказались на старом городском кладбище, известном своим спокойствием. Уже вечерело, и воры, решив дождаться темноты, уселись рядом с заброшенной могилой и принялись делить богатство. Причитающуюся пахану долю они отложили сразу, и разгребли оставшуюся золотую кучку на две части. Поделили вроде поровну, но вот беда - последняя монета непонятно кому достанется. В общем, разругались воры в пух и прах, уже пошли в дело угрозы, на свет были вытащены дубинка и нож, и закончилась бы славная история на этом месте со смертью одного из разбойников, но тут в вечерней тишине раздался ужасающий грохот, и из-под земли появился мертвец. Наши доблестные воры припустили со всех ног, успев лишь заметить, что мертвяк утащил золото в свою могилу.
     - А с чего вы решили, что это было умертвие? - поинтересовалась Эви. - Может, упырь или еще какая гадость.
     - Так он это, разговаривал, - поведал громила.
     - И что говорил? - я заинтересовано подался вперед.
     - Ругался, - слегка смущенно сказал ловкач. - Все орал, что мы довели его, ей-богу довели.
     'Точно умертвие. Из всей нежити только они могут членораздельно говорить', - отправила мне сестра.
     'Что оно только там делало? Некромант отправил или самопроизвольное поднятие?'
     'Шестого-седьмого уровня? Маловероятно'
     'Проверить все же стоит', - отправил я сестре и обратился к разбойникам.
     - Мы не против взяться за это дело. Вопрос только, сколько вы сможете заплатить?
     Воры переглянулись, что-то прикинули, пошептались, и предложили нам десять золотых, из тех, что мы должны будем отобрать у мертвеца.
      Мы ударили по рукам, и, узнав, как найти нужную могилу, не откладывая дело в долгий ящик, отправились на старое кладбище.
     - Тихо тут, - сказала, оглядываясь, Эви. - Спокойно.
     - Это кладбище, - хмыкнул я. - Как еще тут должно быть?
     - Вспомни кладбище, на которое нас возили на одной из практик на четвертом курсе, - возразила сестра. - Там каждый мертвец грозил вот-вот самостоятельно подняться, не то что тут.
     - Редкая аномалия, - отмахнулся я. - Большинство кладбищ все же больше похожи на это.
      Мы немного побродили, в сумерках не сразу найдя нужную могилу, но в итоге все же нашли, озадаченно уставившись на красивую надгробную фигуру, изображающую юношу со свитком и пером.
     - Есть кто дома? - постучала Эви по фигуре.
     Я немного повозился, устраиваясь между колышками оградки и с интересом ожидая продолжения. Многочисленные эманации, закрученные вокруг могилы, явственно выдавали присутствие умертвия.
     - Это ж разве дом? Так, халупка, - раздался приглушенный голос, и земля у ног фигуры вдруг задрожала, посыпалась.
     Оказалось, что здесь находился хорошо замаскированный ход. Вел он, впрочем, недалеко - в могилу. Из которой сейчас и вылез мертвец, брезгливо отряхиваясь от комков земли и поднимая на нас горящий некротической зеленью взгляд.
     - А вы кто такие будете? - поинтересовалось умертвие.
     - Маги мы, - ответил я. - Некроманты.
     'Управляющий контур видишь?' - отправил Эвианоре.
     'Нет, ничего подобного. Со всей уверенностью человека, два курса отучившегося на кафедре некромантии и получившего звание магистра обще-универсальной магии заявляю, что перед нами самопроизвольно поднявшееся умертвие седьмого уровня'
     - А, так вы из этих, - горестно заметил зомби.
     Выглядел труп довольно аккуратно - никаких свисающих лохмотьев, остатков волос (голова его вообще была прикрыта модной, совсем не истлевшей шляпой) или вывалившихся глаз. Вполне себе приличный господин, хотя и очевидно мертвый. Только вот запах подкачал, но что значит запах для магов ветра?
     - Нам тут птичка нашептала, - начал я.
     - Даже две, - перебила Эви.
     - Две птички, - кинув на сестру недовольный взгляд, продолжил я. - Что какой-то злокозненный мертвец похитил добытое эээ... честным трудом золото. Не ты ли это, случаем, был?
     - Тоже мне, честный труд, - фыркнул зомби. - Ворье оно ворье и есть.
     - Ты золото увел? - прямо спросила Эвианора.
     - Почему сразу увел? - обиделся мертвец. - Они сами мне его отдать хотели.
     - Что значит отдать? Рассказывай по порядку, - потребовал я, сопроводив это легким заклинанием.
     - Пришли тут под вечер двое, - облокотившись на растущее рядом дерево, начало рассказывать умертвие. - Сели прямо на могилу, достали золото, и давай делить. Да что-то не так пошло - один кричит, что он лучше дрался, другой настаивает, что это он все дело провернул. А потом один из них предложил монету эту мне отдать, ну, значит, так тому и быть. И вроде все уже, поделили, и тут все заново. Нет, это я деньги похитил! Да ты бы без моих идей и шагу не шагнул! Угрозы начались, чуть ли не до драки дело дошло. Вот, честное слово, довели, проклятые!
     - И ты решил, что раз уж они поделить одну монету не могут, забрать все? - даваясь смехом, предположила сестра.
     - Ну а почему бы и нет? - удивился мертвец. - Сами ведь сказали - отдадим покойнику. А покойник - вот он я!
     - Ты кем при жизни был, покойник? - с улыбкой спросил я.
     - Поэтом, - гордо вскинув голову, так, что шапка чуть не упала, ответил зомби.
     - Слушай сюда, поэт. Деньги сейчас отдашь нам. Так уж и быть, одну монету можешь оставить себе. А после этого, дождавшись полночи, вылазишь отсюда и топаешь на Чернознаменную улицу. Там найдешь дом с вывеской в виде кусающего себя за хвост змея, вежливо постучишься и скажешь, что ты от магистра Скхейна и просишь взять тебя под свой контроль, понятно?
     - А если откажусь? Или тут останусь? - дерзко спросило умертвие.
     - Тогда мы придем сюда завтра ночью и окончательно тебя упокоим, - дружелюбно пояснила Эви. - Считай, и так подарок сделали, что не сразу развеяли.
     -  Угрозы, угрозы, - заворчал зомби, спускаясь в раскрытую могилу. - Во все времена вы, маги, одинаковые. Вот вам ваше золото!
     Мертвец прямо из могилы кинул мне довольно увесистый мешочек и задвинул свой ход. Взвесив в руке мешочек и проверив поставленную на умертвие метку, я, тихо насвистывая, двинулся на выход.
     - Вот и объяснение, почему кладбище такое спокойное, - задумчиво сказала Эви. - Он все некропотоки к себе на подпитку стянул.
     - Куда только местный некромант смотрел? - удивился я. - Чтобы самопроизвольно такое сильное умертвие поднялось...
     - Душа поэта неспокойная, - рассмеялась Эви, забрала у меня мешочек, и пересчитала деньги. - Гляди-ка, а монету себе оставил!
     Посмеиваясь, мы вышли с тихого кладбища и враз окунулись в суету никогда не утихающего города на трех холмах.

***

     Она
     - Эвианора Скхейн?
     Я поморщилась, услышав имя, которое в столице знали совсем немногие, но тут же вернула своему лицу вежливо-нейтральное выражение и обратилась к трактирщику:
     - Как обычно, Гарт. И пива господину.
     После чего повернулась к подошедшему. Мужчина, среднего возраста, лет 35-40, точнее не скажешь. Одет неброско, внешность типичная для уроженца центральной области империи. Акцент внешности не противоречит. Беглый осмотр магическим зрением показал наличие нескольких защитных амулетов, в том числе препятствующий чтению мыслей. В общем, стандартный набор для связного Тайной службы.
     - С чем пожаловали? - спросила я у мужчины, садясь за свой любимый стол.
     Трактирщик, зная, что обычно я или брат, или мы оба вместе приходим именно к этому времени, все подготовил для встречи - стол был свободен, обед принесли буквально тут же, блюдо исходило паром, и я решила подождать пока оно остынет, а заодно послушать, что скажет связной.
     - У меня есть предложение, которое, возможно, вас заинтересует, - мужчина демонстративно огляделся по сторонам. - Может, стоит подождать Вашего брата?
     - Не стоит, - ответила я, мысленно спросив у Эйнара, долго ли он еще собирается ходить непонятно где.
     'Не непонятно где, а в лавке уважаемого оружейника, - сварливо отозвался брат. - Говорите, я все слышу, скоро буду'
     - Как знаете, - пожал плечами связной и сразу перешел к сути дела. - Город Паднос, в пяти днях пути отсюда, два телепортных перехода. Поступила информация, что на следующей неделе там собираются казнить нужного нам человека, чего мы допустить никак не можем.
     - Нужно самим его убить или вытащить из-под стражи? - уточнила я, создавая легкий ветерок над тарелкой. Быстрее остынет.
     - Ни то, ни другое, - покачал головой мужчина. - Нужно устроить так, чтобы его отпустили.
     - Документы что ли подделать? - удивилась я. - Никого другого для этого не нашлось?
     - Боюсь, Вы не так поняли, - вздохнул связной. - Приказ о казни уже подписан, дело решено. Необходимо сделать так, чтобы нужный нам человек выжил на казни. Тогда, согласно законам империи, это будет считаться вмешательством богов, все обвинения с приговоренного снимут и ему будет дарована свобода.
     - Интересные у вас законы, - хмыкнула я, мысленно обращаясь к брату.
     'Да иду я, иду! Не так-то легко, знаешь ли, одновременно быстро иди и слушать, о чем вы там говорите. Спроси у него лучше, сколько казней будет?'
     - И сколько казней нужно выдержать приговоренному, чтобы засвидетельствовать помилование богов? - по совету Эйнара спросила я у связного.
     - В данном случае, не менее трех, - поджав губы, ответил мужчина. - Обычно хватает и одной, максимум двух, но совершенные дела требуют не менее трех различных казней.
     - И что именно будет применено? - спросил Эйнар, присаживаясь на стоящий рядом стул и переводя дух. Видимо, действительно быстро шел. - Не трудись пересказывать, я все слышал. Какие именно виды казней будут применены к вашему человеку?
     - Первой, несомненно, будет повешение. Далее на усмотрение палача, скорее всего обезглавливание или утопление, будет решаться на месте. И последнем четвертование.
     - С веревкой проблем не возникнет, - задумчиво пробормотал Эйнар. - С утоплением тоже. А вот обезглавливание и четвертование...
     - Наблюдатели от магов? - спросила я связного.
     - Двое. Кто именно пока неизвестно.
     - Казнь будет публичная или закрытая? - мне надо было знать все подробности, чтобы решить, стоит ли вообще ввязываться в это дело.
     - Очень публичная, - усмехнулся связной. - Точно известно о присутствии местного графа и нескольких его приближенных, а также о двух могущественных иерархах церкви.
     - Вероятность успеха... не слишком высокая, - сказал, что-то прикинув в уме, Эйнар. - Я бы даже сказал, низкая. Слишком много неучтенных факторов, да и времени на подготовку всего ничего.
     - Господин Эйнар, мы ведь с вами сотрудничаем уже далеко не один год...
     - Три, если быть точным.
     - И за эти три года, - не сдал сбить себя с толку связной, - вы зарекомендовали себя как крайне исполнительных специалистов.  Поверьте, если бы у нас была возможность устроить это дело собственными силами, не прибегая к вашей помощи, мы бы так и сделали. Но в сложившейся ситуации мое руководство сочло необходимым обратиться к вам, так как вы и только вы сможете оказать помощь в решении данного вопроса.
     'На тщеславие давит', - хмыкнула я. 
     'Маги народ честолюбивый, это всем известно', - с мысленной улыбкой отправил мне Эйнар.
     - Что мы за это получим? - поинтересовалась я.
     Если предложит деньги - откажемся. У нас сейчас достаточно денег, чтобы не браться за рисковые предприятия с сомнительными исходами, пусть даже они исходят от Тайной службы.
     - Мы можем предоставить вам доступ к некоторой части архивов. По согласованию, разумеется, - тут же добавил связной, увидев, как загорелись наши глаза.
     Открытую для широкой массы часть Великой библиотеки мы прошерстили еще два года назад, когда смогли получить к ней доступ. Да, мы нашли несколько весьма интересных документов, но этого было мало. Если мы собираемся прожить до-о-олгую жизнь могущественных магов, а не встать в расцвете сил на Дорогу Сна, то нам нужно больше сведений. Намного больше.
     - Согласна, - сказал я, переглянувшись с братом.
     - Отлично, - тут же засуетился связной. - Все документы вам передаст наш человек у телепортов. Удачи вам, и приятного аппетита.
     - Спасибо, - ответила я, и, опустив взгляд на тарелку, не удержалась от ругательства.
     Я совершенно забыла про созданный ветерок, и аппетитное блюдо совершенно, бесповоротно остыло.

     'Что видишь?' - спросила я у Эйнара, с улыбкой принимая горячий пирожок от бабульки-разносчицы. Толпа уже собралась изрядная, но давки еще не было, и уличные продавалы вовсю этим пользовались.
     'Один маг на помосте. Сложно разобрать, но вроде бы темный. Может, природник с уклоном во тьму. Пока не наколдует хоть чего-нибудь, не скажу. Еще один в толпе, но этот, похоже, не наш клиент, просто поглазеть решил. Какая-то дамочка засветилась в ложе для господ, но ушла слишком быстро, не успел проверить. Больше никого'
     'Тот маг в толпе - лысый дяденька с большим жабо?' - уточнила я у брата.
     'Он самый. Видишь его?'
     'Перегар чую, - хмыкнула я. - Конечно, это может быть тщательно замаскированный агент, но что-то мне подсказывает, что он всего лишь зритель'
     'Тогда будем ждать дальше. До прибытия процессии осталось всего ничего, думаю, оставшиеся маги с ними появятся.
     Я кинула короткий взгляд на окно дома, в котором разместился Эйнар. Брат сидел на чердаке, откуда была прекрасно видна вся площадь, где должна была вскоре произойти казнь, и откуда удобно накрывать заклинаниями всю толпу разом. Сама же я скрывалась среди этой самой толпы и действовать мне предстояло отсюда.
     Признаться, я изрядно нервничала. Приказ был предельно прост - если поймем, что тайно спасти приговоренного не получится, разметать толпу и забрать его с боем. Мне очень не хотелось пробивать путь через мирных граждан боевыми заклинаниями, так что кровь из носу необходимо сделать все так, чтоб и комар носа не подточил, а боги потом сами сказали - да, это мы вмешались. Все-таки странные в Империи Канор законы, слишком сильно они на волю богов ориентированы. А ее ведь так легко подделать...
     'Идут!' - услышала я мысли брата и тут же толпа на дальнем от меня крае площади заволновалась, пропуская процессию.
     С легким усилием я оказалась в голове Эйнара и взглянула на мир его глазами. Окинула взглядом процессию, запоминая лица и ауры, присмотрелась к приговоренному. Обычный мужчина, ничего примечательного, если не считать ужасающей худобы. Не похоже, что его пытали, а вот морили голодом наверняка. Ну или сам есть отказывался, такое тоже бывает.
     Я вернулась в свое тело и принялась наблюдать за развитием событий. Для действий пока что еще слишком рано.
     Казнь текла своим чередом. Зачитывание преступлений, речь господина, речь представителя церкви, бла-бла-бла. Наконец, предоставили последнее слово осужденному. Тот лишь помотал головой и его повели к уже приготовленной веревке.
     'Маг на мне, как и договаривались. Действуй', - отправил мне брат.
     Я, чуть потолкавшись, подобралась поближе к помосту. Палач принял прощение, надел приговоренному петлю на шею и отошел, готовясь привести в действие механизм. Щелк! Доски под ногами вешаемого мужчины разошлись, и он рухнул вниз, но в самый последний момент я подхватила его воздушным щупом под подмышки, не давая полностью обвиснуть на веревке. Одновременно с этим ощутила колдовство Эйнара, который затмил глаза присутствующему магу, чтобы он не видел сотворенного мной заклинания.
     Обернув шею повешенного тонким слоем воздуха, я отпустила воздушный щуп и тонким импульсом послала в веревку 'гниение'. Осужденный, очевидно почувствовавший, что казнь пошла по незапланированному пути, сначала обвис на веревке, а потом несколько раз нервно дернулся (надеюсь, это выглядело достаточно похоже на движения висельника), после чего и так уже далеко не новая веревка с громким треском порвалась, выпуская мужчину из объятий смерти.
     'Колдун почувствовал темное заклинание, - отправил мне брат. Решил, что это лишь всплеск в нехорошем месте, но будь осторожна'
     Мы не боялись, что наше общение может быть обнаружено присутствующими магами. Мы уже давно не новички, и связь нашу теперь обнаружить невозможно.
     Толпа напирала, желая увидеть, что произошло, и некоторое время я боролась с ней, не желая покидать удачно расположенное место. Тем временем натужно кашляющего повешенного подняли на ноги, и теперь палач с магом решали, что же делать дальше.
     Через некоторое время (толпа как раз успела немного успокоиться) был вынесен вердикт: раз уж боги помиловали осужденного один раз, то должны помиловать и во второй. Ну и дабы это проверить, нужно его обезглавить.
     Я незаметно скривилась, чертыхаясь про себя. С утоплением было бы намного проще - просто создал у носа небольшой пузырь воздуха и все, все проблемы. А так придется подставлять свою стихию под топор, да следить, чтобы это выглядело именно как вмешательство богов, а не явное проявление магии.
     'Ставь подушку не дальше трех пальцев от шеи', - отправил мне Эйнар.
     'Подготовил сюрприз?' - мысленно усмехнулась я.
     'Что-то вроде. Навесил на топор, следов не должно остаться'
     Народное развлечение потекло дальше. Принесли плаху, палач взял топор, тот самый, который зачаровал Эйнар. Маг на помосте поводил над ним руками, потом провел ту же процедуру с телом осужденного. На самом мужчине ничего не было, а заклинание на топоре либо не привлекло внимания мага, либо Эйнар вновь застил ему глаза. Как бы то ни было, маг дал отмашку, и отошел в сторону.
     Дождавшись, когда топор минует высшую точку и начнет опускаться, я резко выдохнула, отправляя плетение под падающее лезвие. 'Дзинь' - в опустившейся на площадь тишине этот звук прозвучал особенно громко. Сгущенный воздух над шеей осужденного прогнулся на два пальца, и топор почти-почти коснулся шеи мужчины. Заклятие на лезвии, соприкоснувшись с активатором, которым стал управляемый мной воздух, сработало, и топор под изумленным взглядом палача пошел множеством трещин.
     - Не может быть, - прошептал палач, поднимая топор и дотрагиваясь пальцем до лезвия.
     Прикосновение стало последней каплей, и лезвие рассыпалось на мелкие осколки под ноги палача, а толпа буквально взорвалась! Люди кричали, одни напирали вперед, другие пытались отойти подальше от помоста, началось коловращение. Что-то громко говорил со своей ложи представитель церкви, граф сотоварищи повскакивали на ноги, палач в ответ на вопросы мага мотал головой и прятал за спиной руки.
     'Что там происходит?' - мысленно спросила я Эйнара, сосредоточенно отбиваясь локтями от разошедшихся горожан. Давка была неимоверная, и я с трудом сдерживалась, чтобы не применить магию. Но нельзя, иначе маги на помосте или в ложе меня тут же заметят, и плакали все наши усилия.
     'Ругаются. Сложно разобрать, почти у всех защита на разуме, только отдельные мысли прорываются... Твою мать!'
     'Что случилось?' - встревожилась я. Брат, в отличие от меня, редко ругался.
     'Они собираются заменить четвертование сожжением', - мрачно ответил мне Эйнар.
     Вот тут уж я не выдержала и ругнулась в голос. У нас был план. Может, не самый лучший, но наверняка сработавший бы, а теперь все наше планирование псу под хвост!
     Яростные споры среди судий длились еще долго, но, в конце концов, они вынесли решение, и принялись за подготовку третьей попытки отправить осужденного на Дорогу Сна.
     'Что делать будем?' - спросил меня брат.
     'Бери мага под контроль. Полностью, чтоб вообще ничего не заметил. Я возьму нашего клиента в кокон и постараюсь, чтобы дрова прогорели как можно быстрее'
     'Он же там просто сварится', - заметил Эйнар.
     Я чувствовала, что он нервничает, да и мне было не по себе. Как спасти сжигаемого заживо человека, при этом его самого не двигая с места? Если бы я владела стихией огня, или хотя бы земли, было бы проще, но в моем распоряжение только воздух и тьма. Что же, придется действовать по обстоятельствам и импровизировать.
     'Сможешь связаться с нашим подопечным?' - спросила я брата.
     'Нет. Та магичка, с ложи, спустилась вниз, видимо, решила все лично проконтролировать'
     'Значит, придется ему надеяться на чудо. А нам это чудо обеспечить'
     Я глубоко вдохнула, проясняя сознание. Силы придется потратить много и сейчас, пока есть время, надо подготовится.
     Осужденного, на лице которого было написано самое настоящее отчаяние, приковали к столбу и обложили хворостом и дровами. На мое счастье, дрова старались брать самые сухие, и вскоре все было готово.
     'Помоги нам, Локи-обманщик', - кратко помолилась я, и, не теряя времени, приступила к делу.
     Огонь разгорелся очень быстро. Магичка, окинув ясным взором помост, поспешила вернуться на ложу. Как только она отдалилась на достаточное расстояние, Эйнар взял контроль над оставшемся на помосте магом. Осужденного, который в бесплодных попытках пытался отодвинуться подальше от огня, вдруг окутал плотный кокон воздуха, и внутри него сразу же наступила прохлада. Но это пока.
     'Не дергайся и будешь жить', - сообщила я мужчине, достаточно грубо ворвавшись в его сознание.
     После этого я вызывала мощные, но совсем небольшие по размерам порывы ветра, которые очень сильно раздули огонь. И под прикрытием взметнувшихся языков пламени начала открывать мелкие порталы внутри вязанок.
     - Жарко, - стонал осужденный. - О, Боги, как же жарко!
     'Терпи', - приказала я, и постаралась создать циркуляцию воздуха внутри кокона. Может, это хоть немного облегчит его страдания.
     'Долго ты еще? - напряженным голосом спросил Эйнар. - Колдун скоро вырвется, уже догадывается, что что-то не так'
     'Еще чуть-чуть. Попробуй внушить ему, что он стал свидетелем чуда, вмешательства богов'
     'Он циник до мозга костей, не получится'
     Я не ответила. Перестала поддерживать ветер, что раздувал пламя и переместила последние незанявшиеся еще дрова. Уплотнила, как могла кокон вокруг мужчины, и начала потихоньку тушить огонь. Пламя опало, и из него показался столб с прикованным мужчиной. Брови и ресницы его были опаленными, лицо красное, одежда приговоренного к страшной казни тлела в нескольких местах, но сам он был очевидно жив, здоров и невредим.
     Резкими порывами ветра я затушила несколько самых близких к осужденному язычков пламени и крикнула Эйнару, чтобы отпускал мага, и сама же развеяла все свои заклинания.
     Толпа неистовствовала. Дождавшись, пока Эйнар покинет облюбованный дом и скроется в ближайших подворотнях, я сама начала пробираться на выход. Осужденного расковали и не спешили заковать снова, представители церкви уже не предлагали, а требовали освободить помилованного богами человека, а маги только озадаченно почёсывали макушки да разводили руками - почувствовать постороннего вмешательства они не могли.
     Скрывшись с площади, я некоторое время походила кругами, сбивая со следа возможный хвост, хотя и сомневалась в том, что он был, а потом пришла в таверну, где мы с братом остановились несколькими днями ранее. Зашла в свою комнату, быстро переоделась, перетянула грудь и наложила на лицо несколько небольших, косметических иллюзий, которые так любят имперские дворянки и которые не может засечь ни один артефакт, а маги попросту не обращают на них внимания. Кинула взгляд в зеркало - оттуда на меня внимательным, цепким взглядом смотрел Эйнар. Удовлетворенно кивнула, вскинула на плечо сумки и поспешила на условленное место. Эйнар с лошадьми уже ждал меня там, и мы, не мешкая, покинули город так же, как и въехали в него. Если кто-то будет вдруг расспрашивать стражу, то узнает лишь, что в город въехало два брата-близнеца, и выехало тоже два брата. Какие к нам могут быть вопросы? Мало ли на свете северян.

***

     - Сколько лет вы провели в империи? - задумчиво спросила Ариша притихших близнецов.
     - Много, - мотнула головой Эвианора. - Лет десять, наверное.
     - Двенадцать, - поправил ее Эйнар. - Двенадцать лет не покидали Канор. Это потом уже принялись мотаться туда-обратно, что не сосчитаешь, а сначала объездили пол-империи, но границ ее не покидали.
     - И чем вы там все это время занимались? - удивился Фин. - Вот, понятно, Витарр - он все со своими исследованиями возился. Я тоже на одном месте сидел, сначала с артефактами работал, а потом как-то к конклавовцам прибился.
     - Как-то, - клыкасто усмехнулась Ариша. - Небось только и делал, что случая удобно ждал, чтобы в доверие влезть.
     - Так что вы двенадцать лет в империи делали? - не дал сбить себя с мысли Фин. - Только не говорите, что были бродячими магами, не поверю.
     - Ну, в какой-то степени, - протянул Эйнар. - Да я серьезно. После того, как нас выставили из столицы из-за скандала с кражей...
     - Какого скандала? - не понял Витарр. - Какой кражи? Что вы стянуть умудрились?
     - Где-то пятую часть закрытого архива Великой библиотеки, - прикинув, сказала Эви.
     Некоторое время над столиком стояла тишина, а потом он буквально взорвался смехом.
     - Вы... стянули... книги... из библиотеки? - задыхаясь смехом, спросила Ариша. - Да это же преступление века!
     - Какие хоть книги были? - с улыбкой спросил эльф.
     - Разные, - уклончиво ответил Эйнар. - Парочка исторических книг и дневников, в которых описанные события отличаются от общепринятого представления, несколько касательно драконов и прибытия в мир эльфов, два или три... десятка с интересными заклинаниями... Ну и всякого по мелочи.
     - Ну вы даете, - покачал головой оборотень. - Пригодились хоть?
     - Конечно, - кивнула Эви. - И очень быстро. После того, как нас попросили из столицы, мы действительно встали на путь бродячих магов и произошел один очень интересный случай... Хотя, о чем это я, много их было, очень много...

***

     Он
     В замок мы прибыли за день до того, как это случилось. Герцог оказался не очень приятным человеком, но работа есть работа. Да и нам-то какое дело, как он обращается со своими крестьянами? Никакого, правильно. Договорились о работе и оплате за нее, и со спокойной совестью ушли в отведенные нам комнаты. На следующий день встали пораньше, с ранним светеньским рассветом и решили начать с артефактов и защиты северной башни - та совсем обветшала, и, по-хорошему, герцогу бы стоило выписать артефактора, чтобы поставил ее заново. В итоге провозились с ней до полудня, не обращая на суету внизу никакого внимания, и спустились вниз только тогда, когда желудок недвусмысленно напомнил о себе. Там-то нас и нашла новость о том, что жену герцога подло убила какая-то ведьма. Тот рвал и метал, требуя найти колдунью. Как найти чародейку герцог не уточнял, но если ее не приведут в течение дня, угрожал лично пуститься на поиски. Насколько я успела понять, это значило практически поголовное уничтожение крестьян в ближайших деревнях и минимум жестокие пытки для более отдаленных. Возможно, он бы выполнил свою угрозу, но тут на глаза попались мы, и решение было найдено. Мы же маги, мы все знаем, все умеем и можем, значит и убийцу найдем. Помогать герцогу не очень хотелось (он заслужил подобное), но вот жену его, убитую, по сути, ни за что, было жалко. Поэтому мы согласились, и починка замковых заклинаний была забыта.
     - И что, никто не разглядел эту ведьму? - спросил я у выделенного нам в помощники мужчины, пока Эви осматривала тело.
     - Бабы разбрелись по полю, цветы собирали, - развел руками мужчина. - Обернулись на крик, а та расхохоталась и в дыму исчезла, куда там рассматривать, к госпоже кинулись.
     - Внешних повреждений нет, следов магии тоже не обнаружила, - обернулась ко мне Эви. - Если ее и убили магией, то она давно развеялась.
     - Что с амулетами, защитой? - спросил я, подходя ближе.
     Красивое лицо герцогини было ужасно бледным и слегка перекошенным, как будто она очень сильно удивилась перед смертью и испытала вдруг резкую боль.
     - Это все, что было при ней, - сестра протянула мне горсть побрякушек.
     Бегло осмотрев их, я был вынужден отмести одну очень удобную версию. Ни один из активных амулетов не был поврежден, а те, что завязывались на саму герцогиню просто потухли с ее смертью. Получается, магической атаки в прямом смысле этого слова не было.
     - Попробуем 'последний вдох'? - предложила Эви.
     - Давай, - согласился я, и принялся чертить необходимые для этого ритуала фигуры.
     Классическая некромантия - это больше ритуалы, чем заклинания. Воззвание может провести и совершенно неодаренный человек, если правильно заучит фигуры и слова. Другое дело, что отклик придет в лучшем случае один раз из пяти, но и этого порой бывает достаточно. При воззвании магом отклик будет с восьмидесятипятипроцентной вероятностью. Оставшиеся пятнадцать процентов обычно означают, что отклика не будет вообще и ни у кого - душа повреждена настолько, что в принципе не может вернуться в тело.
     Сейчас же мы решили сначала попробовать более мягкий ритуал - 'последний вдох', позволяющий увидеть несколько последних мгновений скончавшегося человека. Он не призывал и никак не тревожил душу усопшего, но, зачастую, этого было достаточно, чтобы решить поставленные задачи, например, увидеть убийцу.
     Когда все было готово, я встал в центр фигуры и мягко напитал заклинание силой. Мир вокруг меня начал выцветать и тускнеть, пока все не заполнила серая пустота, а потом краски начали появляться вновь. Но вместо небольшой комнаты, куда перенесли герцогиню, вместо сестры и приданного в помощники мужика я увидел зеленый луг, усыпанный цветами.
     Тонкие, бледные руки поднялись вверх, в них я успел заметить фиолетовый венок, который герцогиня надела на голову.
     - Как вы побледнели, - участливо заметил голос. Он явно принадлежал женщине средних лет, и в нем мне послышались какие-то странные нотки. - Я не хочу пугать, но зря, миледи, вы мне доверились, слишком наивны вы и прекрасны для такого мужа.
     Руки вновь взметнулись вверх, но теперь вместо прекрасного венка голову сжимал обруч боли. Раздался хохот, а мир вокруг снова начал выцветать. Поморгав, я увидел, что вновь нахожусь в комнатенке, рядом с сестрой.
     - Ну как, узнал что толковое? - спросила Эви, дождавшись, когда я приду в себя.
     - Похоже, ее отравили, - я откинул темные волосы, и в задумчивости уставился на несколько тонких царапин на висках. - Ведьма подарила ей венок, и, наверное, на нем был яд или подобное по действию проклятье.
     - Надо найти его, - загорелась сестра.
     - А толку? - возразил я. - Если и была на нем отрава или проклятие, то уже не осталось ничего. Я, кстати, склоняюсь к проклятию - уж больно быстро подействовало.
     - Так что, придется искать среди местных? - вздохнула сестра.
     Ей, как и мне, совершенно не хотелось копаться в мозгах крестьян, выискивая виновного.
     Но пришлось. На это мы потратили остаток вечера и весь следующий день. Но поиск ничего не дал - если кто и знал ведьму, то даже и не подозревал об этом, потому что солгать магу Разума невозможно.
     - Это бесполезно, - с этими словами я рухнул на лавочку рядом с сестрой. - Начинаю думать, что методы герцога могли бы принести больше плодов.
     Я замолчал и уставился на полыхающий закат. Опрашивая местных, я выложился до дна, и теперь сил что-то делать не было совершенно. Если бы знать, кто хотел отомстить герцогу, то все пошло бы гораздо быстрее, но потерпевших от властителя здесь было не много ни мало, а целые деревни. Каждый второй, если не первый, имел зуб на Его Светлость. Нет, в этом направлении копать бесполезно, надо придумать что-нибудь другое... Пока герцог не озверел и не начал вырезать свои же деревни просто так, от отсутствия результатов.
     От собравшихся на поляне молодых людей послышался взрыв смеха и тонкий женский голос завел новую мелодию - на сей раз о любви и проклятии. К вечеру деревеньки оживали песнями и плясками, и даже смерть герцогини не смогла притушить этот пожар жизни. Даже наоборот, подробности гибели, никому толком и неизвестные, обросли легендами и сложились в песню, которую сейчас как раз заводила певичка, закончив с любовью и проклятиями.
Головой рискуя, 
В страхе я целую 
Землю у ваших ног. 
Дерзость мне простите, 
Госпожа, взгляните -
Я сплела вам венок!

Знаю я - к лицу вам синий, 
Не сочтите, герцогиня, 
Скромный мой подарок простым -
Синие, как глубь морская, 
Нежные, как небо в мае, 
Совершенны эти цветы! 

     Уж не знаю, от кого деревенские узнали про венок - от женщин, сопровождавших герцогиню, или из замка кто рассказал, но этот факт сомнению не подлежал. А вот про синий цвет была чистая выдумка - венок был фиолетовым. Хотя глаза у герцогини были нежно-голубые, верно. Поднявшийся ветер унес от меня следующие слова песни, так что я услышал только что-то про сапфировый свет и завет. А дальше снова пошла речь искомой нами ведьмы, которая в песне, похоже, представлялась избавительницей.
Дар мой вы надели...
Как вы побледнели!
Я пугать не хочу,
Но нельзя, миледи,
Доверяться ведьме -
Злом я вам отплачу!

     Хм, как интересно. Похоже, народная молва попала прямо в точку - ведьма ведь сказала герцогине что-то очень и очень похожее. Я стал внимательно вслушиваться в слова певички - а ну как она мне прямым текстом укажет на убийцу?
Вы и в смертный миг прекрасны,
Боль затмила взор ваш ясный,
Сжал кольцом змеиным венок,
Перестало биться сердце -
Зря был благородный герцог,
Ваш супруг, к народу жесток!

     Действительно, очень зря. Был бы хоть чуть-чуть меньшим самодуром, глядишь, остался бы при жене. Супругу герцог, несмотря на все свои закидоны, действительно любил, и ее смерть больно ударила по нему. Для того, чтобы это понять, не обязательно быть магом Разума. О, вот и тот самый припев, который я не расслышал.
Сапфировым светом 
Ярко пылает 
Цветок мой заветный, 
Мой аконит! 

Пропитанный ядом, 
Жизнь отнимает 
Цветок мой заклятый, 
Мой аконит!

     Красиво. Красиво, поэтично и удивительно точно. Аконит...
     - Эви, - обратился я к сестре. - Помнишь, у тебя была книга про ядовитые растения.
     - Та, что из Великой библиотеки? - уточнила сестра.
     - Она самая. По-прежнему у тебя?
     - А куда ей деться? - подняла бровь сестра. - Не выкину же я ее, да и продавать рискованно - слишком интересные в ней растения описаны.
     Без слов поняв, что я от нее хочу, Эви скрылась в доме, который нам выделили крестьяне - там мы держали наши вещи, перенесенные из замка герцога. Если мы так и не найдем убийцу, проще будет убраться из деревни, чем вырваться из замка разъяренного герцога.
     Через некоторое время Эви вышла из дома и протянула мне книгу. Я листал ее до тех пор, пока не увидел нужного изображения.
     - Точно, оно, - пробормотал я и углубился в чтение.
     Борец - ядовитое растение из ряда Лютиковых. Обильно растет в западной части Талии, где используется в разнообразных целях. Борец - название, данное растению в Империи Канор, на территории Республики Мальи его называют Аконит, народное же его прозванье - 'волкобой'.
     Я захлопнул книгу, резко поднимаясь с лавочки. Нужно отыскать певичку и выяснить, кто придумал сей замечательный текст с красивым, но совсем не известным в этой местности названием цветка. Эви же отправилась к старосте, выяснять, кто в их селе или, может, в близлежащих как-то связан с Мальей.
     Разыскать певичку я не успел, Эви выдернула сообщением о том, что, кажется, нашла убийцу. Я поспешил к указанному сестрой дому, и внутрь мы вошли уже вместе. Только увидев нас на пороге, женщина, подметавшая пол, резко побледнела и схватилась за метлу так, будто собиралась ею от нас защищаться.
     - Сами расскажете или мне в ваши мозги влезть и поискать? - предложил я.
     - Сама, - вздохнула женщина, выпуская из рук метлу.
     Рассказ оказался незамысловатым. Женщина, тогда еще молодая девушка, отучилась несколько курсов в Академии пифий, травников и знахарей, которая находится на самом востоке Мальи, но не закончила ее, выйдя замуж и уехав в империю. После вместе с мужем поселилась в этой деревеньке. Способности к колдовству у нее были очень слабые, но вот мороки и отвод глаз давались на ура. В прошлом году герцог замучил ее сына до смерти, муж умер еще раньше, тоже по вине властителя, и отчаявшаяся мать решилась отомстить, забрав у герцога самое дорогое, как это сделал он. И ведь какой изощренный план придумала! Так бы не обнаружил ее никто, если бы сама не проболталась, не сказала болтливым бабам у колодца, что герцогиня аконитом отравлена была.
     - Они все судили, решить не могли, что за цветок ядовитый это был, - устало говорила 'ведьма'. - Мол, синий, синий, на лютик похож... А я возьми и брякни, мол, аконит это, больше нечему. Откуда ж мне знать было, что здесь его так не называют...
     - Теперь знаешь, - жестко заметил я, и огляделся вокруг. На дом знахарки или травницы помещение не походило, но не верю, что женщина целиком забросила искусство. Вон же, ядовитый венок соорудила. - Есть у тебя яд какой-нибудь, медленно действующий?
     - Найдется, - осторожно кивнула женщина. - Но зачем?
     - Выпьешь, - пояснила сестра. - Выпьешь сейчас, а на рассвете мы тебя к герцогу отведем.
     - Не отпустите? - плечи женщины окончательно поникли, похоже, она смирилась со своей участью.
     - На каком основании? - удивился я. - Ты совершила убийство, и герцог имеет полное право покарать свою крестьянку. Но мы уже наслышаны о том, как он обращается со своими людьми. Поэтому предлагаю тебе выпить яд, чтобы завтра к полудню ты могла тихо и мирно уйти.
     - Хорошо. Вы позволите побыть мне... одной? Эту ночь, пожалуйста.
     - Как пожелаешь, - пожал я плечами. - Метку на тебя мы поставили, сбежать не получится, можешь даже не пытаться. Мы придем на рассвете, будь готова.
     На следующее утро, передав ведьму герцогу, мы забрали заработанные деньги и поспешили покинуть замок. Герцог решил не откладывать дело в долгий ящик и как можно быстрее отомстить за смерть своей супруги. Надеюсь, женщина последовала моему совету, и зелье подействует быстро.

     - Здорово, Тыть, - облокотился я на не слишком-то чистую стойку.
     - Опять вы, - поморщился трактирщик.
     - А ты кого ожидал увидеть? - весело поинтересовалась Эвианора.
     - Да уж кого-нибудь более приятного. Чего надо?
     - Что ты такой неласковый, Тыть? - поинтересовался я. - Жена не дала, или Мышь снова деньги не вернул? Вина тащи. И не той бурды, что ты обычно подаешь, а нормального чего-нибудь.
     - Чего вернулись? - спросил трактирщик, выставляя на стойку бутылку и стаканы. - Вы ж вроде к каким-то головорезам нанялись.
     - Они оказались самоубийцами, - ответила Эви, пока я пробовал на вкус напиток. Вино оказалось нормальным, а лучшего я от забегаловки Тытя-пройдохи и не ждал.
     Трактирщик вопросительно поднял бровь, ожидая пояснений.
     - Решили напасть на двух спящих и беззащитных магов, - усмехнулся я. - Точно самоубийцы. Ну кто на магов с мечами меньше чем в три десятка рыл прет? Вот нашли бы сотню, а лучше две, тогда может и поговорили бы, а так...
     - Не получали вы еще по носу, ох не получали, - проворчал трактирщик. - Самонадеянные по самое не могу.
     - Потому что есть из-за чего, - хмыкнула Эви.
     - Так что же, - не обратил на нее внимания Тыть. - Вы теперь снова тут ошиваться целыми днями будете?
     - Не дергайся, сейчас уйдем, - поспешил успокоить я трактирщика. - Спросить тебя хотели. Слыхал что-нибудь про наемников, что вчера тут объявились? Говорят, они на дракона пойти собираются.
     - А может и слыхал, - согласился трактирщик. - Да только память меня что-то подводить стала...
     Я достал из кошелька серебряный и катнул по стойке к полутроллю, что и заведовал трактиром. А заодно продавал слухи, сплетни и просто горячие новости.
     - Эх, совсем с памятью проблемы, - вздохнул Тыть, даже не посмотрев на монету.
     'Грабитель!' - возмутилась Эви, но все же прибавила к сиротливо лежащей на стойке монетке еще две такие же.
     - Были такие люди, - сказал полутролль, ловко сгребая деньги. - Заходили вчера, спрашивали, кто в городе из вашей братии есть, кто к ним из наемников присоединиться захочет. Хвастались, что их наняли, чтоб с красным драконом сладить, что уже трех баронов разорил. Именно они все веселье и оплачивают.
     - А куда сейчас они двинулись? В Турус, еще людей искать, или уже на дракона? - спросила Эви.
     Не увидев реакции, тяжело вздохнула и выложила золотой. Защиты от чтения мыслей у трактирщика и в помине не было, так что в озвучивании своих вымогательских цен он не нуждался. Но как ловко, зараза, скрывал под посторонними размышлениями нужную информацию!
     - На юг пошли, к Железным горам. Говорят, дракон именно там обосновался. Встречаются они в городе Понтии. Или Потинии?
     - Политий, - поправил я его. - Ладно, понятно все с драконоборцами. Ну а так, что в мире слышно?
     - Вам какие новости сначала, с юга или с севера? - флегматично поинтересовался полутролль.
     - Давай с севера начнем, - решил я.
     - Король в Икарии умер, - все тем же тоном сообщил трактирщик. Услышав новость, я подавился вином, а Эви так и вовсе бутылку опрокинула. - Теперь вместо старика у вас на родине правит нездоровый мальчишка. Регентом при ним какой-то князь. То ли старший, то ли младший, кто вас там разберет.
     - Ульрик? - уточнил я.
     - Может и Ульрик, не знаю, врать не буду.
     Я задумчиво уставился в кружку с вином. Интересные новости, однако. Старый король, который правил нашей страной больше, чем мы живем на этом свете, все же ушел Дорогой Сна, а на трон сел младший сын князя, чье убийство мы когда-то, будто в прошлой жизни, расследовали. Насколько я знал, мальчик был крайне болезненный, и никто не предполагал, что он вообще доживет до совершеннолетия. Ну, пара лет еще в запасе у него есть, а там поглядим. Как бы то ни было, сейчас нашего старшего брата от трона отделяет всего один человек.
     - А на юге, говорят, война собирается, - продолжил трактирщик.
     - С Султанатом? - спросила Эви. - Так она там и не прекращается.
     - В том-то и дело, что нет, - покачал головой Тыть. - Тут недавно айтан один заходил, рассказывал, что хотел через Малью в империю въехать, но его через границу не пустили. А проехать он хотел недалеко от того места, где все три страны сходятся. Ну и рассказывал, мол, затевается там что-то непонятное, маги со всех земель понаехали, караваны разворачивают, войска непонятные стягиваются.
     - Странные вещи ты говоришь, - сказал я. - Маги причем здесь?
     - А я почем знаю? - пожал плечами трактирщик. - Вам виднее, вы ж колдуны. Может, сходка у вас там какая намечается?
     'Что-то я ничего про собрание не слышала', - задумчиво отправила мне Эви.
     'Проверим, - ответил я ей. - Сначала дракон, а потом туда съездим, разузнаем, что да как'

     - Эй, Мастер Нари, гляньте-ка сюда, - позвал меня гном, живо напомнивший мне Бороду.
     - На что? - спросил я, подходя ближе.
     - А вот! - ткнул гном в огромный след, оставленный в чуть влажной земле. - Наша бестия оставила, больше некому!
     - Действительно, - пробормотал я, рассматривая след.
     Оставлен он был, без сомнения, драконом. И размеры, надо сказать, впечатляли. Сразу наша команда, состоящая из полутора дюжин наемников, пяти латников, присланных пострадавшими баронами и пяти лучников, собранных с окрестных деревень, стала казаться жалкой кучкой детишек, решивших поохотится на медведя со стащенным с кухни ножом. Ой, забыл про угрюмого мага. Ну, с ним мы уже походили не на детишек, а на подростков, только велика ли разница?
     - Магистр Нари, - спросил у меня на очередном привале маг, который представился Мастером Арсаном. - Не напомните ли, на какой кафедре вы диссертацию защищали?
     - На обще-универсальной, - ответил я. - Ее открыли не так давно. Собственно, мы из первого выпуска.
     - Вот оно как, - пробормотал маг. - А по какой теме?
     - Вы мои знания хотите проверить или с коллегой поболтать? - усмехнулся я.
     - Немного того, немного другого, - ответил Арсан.
     - Мы с сестрой отучились два курса на кафедре боевой магии, и только потом перешли к универсалам. Думаю, боевых заклинаний мы знаем достаточно, чтобы помочь вам сразить дракона.
     - Предложенный вами план все равно кажется мне... неразумным, - поджал губы маг.
     - Мастер Арсан, драконы - умные бестии. Он узнает о нашем приближении задолго до того, как мы увидим его. Так что, пара минут, которые мы потратим на разговор лишними не будут.
     - Если вам так хочется рисковать жизнью...
     'Не хочется, но нужно, - подумал я. - Нужно, если мы хотим избавиться от звания Хранителя Дороги Сна и выжить при этом'
     К Железным горам мы подошли в середине дня. Уж не знаю, кто назвал их горами, но он явно польстил этим холмам-переросткам. Или просто не видел настоящих гор - отвезти бы его к Облачным пикам, где голова начинает кружиться от того, что приходится запрокидывать ее, чтобы разглядеть вершины, где высокие скалы, кажется, подпирают само небо, а снежные шапки никогда не покидают верхушек гор. По сравнению с горами, где обосновался белый дракон (хоть мы и не нашли следов его пребывания) эти горы - тьфу, а не горы.
     Но, все же, подниматься в них мы решили с завтрашним рассветом. Дни нынче, перед зимой, достаточно короткие, чтобы начинать подъем сейчас.
     Дракона отыскали легко - сложно не заметить указатели, сделанные из овечьих тушек. Красные драконы - на удивление наглые, дерзкие существа. Я понимаю, если бы их наглость объяснялась непробиваемой шкурой, но красных не так уж сложно убить. Что мы и собирались продемонстрировать очередному зарвавшемуся представителю вида.
     Красный встречал нас на широкой площадке перед огромной пещерой. Он спокойно сидел, подобрав хвост и наблюдал за нашим приближением, выпуская облачка пара из носа.
     - Хотите поиграть в рыцарей и бросить мне вызов, смертные? - пророкотал низкий голос.
     Пасти дракон не раскрывал, из чего я сделал вывод, что слова воспроизведены с помощью магии, хотя никаких магических возмущений в эфире не увидел. Однако, я читал о таком способе общения с драконами, потому не смутился.
     - Нет, мы хотим поговорить, - ответила Эвианора.
     - И о чем же? - заинтересовался дракон.
     - О Дороге Сна. Что ты можешь нам о ней рассказать? - спросил я ящера.
     - Дорога Сна? - удивился дракон. - Зачем вам, смертные, знать о ней?
     Ящер, чья красная чешуя отливала бордовым, опустил свою огромную голову к земле и, прищурив ярко-оранжевый глаз с вертикальным зрачком всмотрелся в нас.
     'Хранители! - внезапно раздался в голове голос. - Теперь понятно. Непонятно только, почему вас двое'
     'Расскажи нам, что ты знаешь о Дороге Сна', - потребовала Эви.
     'А не то что?' - рассмеялся дракон. По крайней мере, эту эмоцию в голове и странные звуки, издаваемые ящером, я расценил именно так.
     'Не то мы присоединимся к тем славным ребятам, что поджидают за поворотом', - пояснил я дракону.
     'А если расскажу, уйдете и отдадите мне их на растерзание?' - с интересом спросил красный.
     'Возможно. В зависимости от того, что расскажешь'
     'Ну, тогда слушайте. Дорога Сна - это путь, что опоясывает любой мир. По этому пути души идут в перерождение, по ней же они гуляют во снах, и за ней следит Хранитель. Хранитель дороги путешествует по ней и смотрит, чтобы души не отклонялись от маршрута, чтобы не сходили с дороги, и чтобы спящие возвращались в свои тела. Он смотрит за снами, в которые могут проникать сущности извне дороги. Или с нее самой. На Дороге много дряни со временем заводится. Покинуть Дорогу Хранитель может только в двух случаях - в день своей смерти он может некоторое время бродить среди живых, и он может уступить свое место следующему Хранителю. В этом случае он уйдет вслед за своим драконом, в новый мир, который поможет создавать'
     'Получается, что демиурги - это бывшие Хранители?' - уточнила сестра.
     'В некоторой степени, - подтвердил дракон. - Отчего, вы думаете, большинство миров такие сумасшедшие? Да потому что создавали их чокнутые Хранители, потерявшие рассудок за сотни и тысячи лет хождения по Дороге Сна'
     'Что будет, если Хранитель создаст мир без драконов?'
     'Мир умрет, - фыркнул ящер. - Но я не слышал о таком. В любом мире есть драконы. Или были. Или будут. Как вы вообще представляете себе мир без драконов? Одни камни, что ли?'
     'Как дракон выбирает Хранителя?' - спросил я.
     Наш разговор походил на интервью. Если захочу, смогу издать его в виде брошюрки, назову 'Беседы с драконами' или 'Интервью с кровожадным ящером-переростком'.
     'Если бы он выбирал, было бы намного легче, - дракон шумно вздохнул, переминаясь с лапы на лапу. - Мы просто чувствуем, когда вы приходите в мир. Ну, белый дракон чувствует'
     'Как перестать быть Хранителем?'
     'Умереть'
     'А не столь радикально?'
     'Я таких способов не знаю, - дракон почесал лапой нос. - Тут все просто и давно решено - либо ты соглашаешься встать на Дорогу, либо отказываешься, и тогда судьба как можно быстрее избавляется от тебя, чтобы дать дорогу следующему кандидату'
     Так я был прав. Все эти разнообразные случайности, дуэли на пустом месте, агрессивная нежить и прочее, прочее, прочее было не просто так, а с целью как можно скорее вывести нас игры.
     Что ж, пришло время задать главный вопрос, для которого, собственно, мы и отправились на поиски ящера.
     'Что будет, если убить белого дракона до того, как он станет предвечным? Что будет с нами?'
     'Понятия не имею, - легко ответил ящер. - Я о таком не слышал. Предполагаю, тут два варианта - либо вы умрете сразу же, вместе с драконом, либо когда Судьба все же вас подловит. Ну а вообще забудьте. Убить белого дракона практически нереально. Магия на него не действует - он сам магия. А такого оружия, чтобы повредить его чешую вы, смертные, еще не придумали'
     - Ладно, дракон, мы узнали все, что нужно, - вслух сказал я. - Надеюсь, больше не увидимся.
     Одновременно с этим я подал знак Арсану, который все это время заготавливал свое заклинание. Великое заклинание Мастера боевой магии, которое может серьезно навредить даже дракону. Тем более тому, который полностью отвлекся на разговор с двумя смертными.
     Вой был ужасный. Пришлось спешно создавать затычки из воздуха, чтобы не оглохнуть. Даже не знаю, что так выло - заклинание или раненый дракон. Возможно, и то, и другое. Не сговариваясь, мы с Эви одновременно ударили по морде ящера 'копьем тьмы'. Оно, конечно, не пробило его шкуры, но вот отвлекло очень неплохо - драконы не переносят темных заклинаний, уж не знаю, почему. Следом добавили лучники, потом на дракона обрушился град мелких заклятий, выпущенных мной и Эвианорой. К тому моменту, когда к огромной туше, даже не успевшей подняться в воздух, подбежали закованные в латы рыцари и наименее шустрые наемники, дракон был уже наполовину мертв. Буквально - он пропустил отменный удар Эвианоры, просто лишивший жизни часть его тела. Мощное заклинание, удивительным образом до сих пор не запрещенное конклавом.
     Я отошел в сторону, дожидаясь, пока Эви закинет в издыхающего ящера последний 'вихрь тьмы'. Дальше швырять заклинания было просто опасно - могли попасть в своих. Думаю, иссушенную мумию наемника нам не удастся выдать за жертву драконьей агонии, а лишних проблем не хотелось.
     'Думаешь, не врал?' - спросил я сестру.
     'Это же дракон, - пожала плечами Эви. - Не думаю, что они вообще способны врать'
     'Тогда у нас остается один вариант - убить белого'
     'Не торопись. Мы еще не выяснили, что о Хранителях известно эльфам. Судя по снам, именно они были первыми, кто решился на договор с предвечными. И не стоит забывать про другие миры...'
     Наш мысленный разговор прервало сладко-отвратительное ощущение насильственной смерти. Обернувшись, мы увидели, что дракон больше не подает признаков жизни, а один из наемников отважно пинает его в чешуйчатый бок.
     - Ну что, - улыбнулась сестра. - Пойдем, поучаствуем в дележке добычи?

     Она
     - Что вы здесь делаете? - раздался окрик.
     Плетение, над которым я трудилась уже несколько часов, дрогнуло, и рассыпалась. Проклятье! Ладно, придется с ним разобраться потом, в конце концов, граница в предвоенное время - не лучшее место для подобных занятий.
     Я бросила короткий взгляд в сторону Эйнара, который был полностью погружен в разрабатываемое им заклятие. Его окрик приближающегося патрульного сбить не смог, и брат по-прежнему не замечал ничего вокруг.
     - Путники мы, мимо едем, - послушно отозвалась я, разглядывая главу окружившего нас разъездного патруля имперцев.
     Полуэльф, уже явно немолод, судя по нашивкам - в звании капрала. А вот в отряде у него почти все зеленые новобранцы - это видно за версту. Действительно опасным среди них выглядит только Высший вампир из клана Истребляющих, да сам капрал. Интересно, что вообще вампир забыл в Канорской армии? Хотя он же из Истребляющих, где война - там и эти неживые, больше крови любящие только хорошенько подраться.
     - Не похожи вы на обычных путников, - сощурился капрал.
     При разговоре среди обычных, человеческих зубов у него мелькали небольшие клыки, которые явно намекали, что один из его родителей был совсем не светлым эльфом, а очень даже темным. Удивительно, но это единственное различие у эльфийских полукровок. А ведь сами темные и светлые эльфы отличаются просто разительно, как день и ночь, как бы банально это не прозвучало. Впрочем, я отвлеклась.
     - Так мы и не обычные путники, - согласилась я. - Мы оба волшебники в ранге магистров.
     Вампир, услышав эту новость, что-то шепнул на ухо полуэльфу, отчего тот нахмурился и нервно потеребил выбившуюся прядь. Оба они были закрыты положенными младшим офицерам амулетами, которые скорее просто маскировали мысли, чем действительно защищали, но и этого было достаточно, чтобы их не 'слышать'. Если не прислушиваться, конечно, но я таким не страдала. Зачем, если у большинства людей итак все на лице большими рунами написано?
     - Пройдете с нами, - решил наконец капрал. - Для выяснения.
     - Офицер, мы очень спешим, - я предприняла последнюю попытку решить дело миром.
     - Уж не к мальйцам ли? - усмехнулся вампир.
     - А если и к ним, то что?
     С этими словами я призвала свой дар и наполнила силой плетение, которое создала еще в самом начале разговора. Против заклятия магистра амулеты младших офицеров были примерно такой же защитой, как льняная рубаха против арбалетного болта, а у остальных и той не было, так что плетение не встретило почти никакого сопротивления. Только Высший немного продержался, благодаря своим врожденным способностям, но и его разум вскоре поддался, и теперь весь патруль стоял передо мной по стойке смирно.
     - За последние и последующие полчаса патрулирования вы не встретили ни одной живой души, понятно?
     - Мы никого не видели, - послушно отозвался капрал.
     - Вы очнетесь через полчаса и продолжите свое патрулирование, забыв о нашем разговоре.
     С этими словами я закрепила плетение в разуме солдат и сняла свое управление. Все. Следующие полчаса они простоят здесь, как истуканы, а потом просто не вспомнят, что здесь проезжали какие-то икарцы. Тут уж ничего не поделаешь, ехать с ними в лагерь, откуда нас до конца войны просто не выпустили бы, желания у меня не было.
     Подтолкнув кобылу Эйнара, который так и не отвлекся от своего плетения, я двинулась дальше. По моим прикидкам, до постепенно собирающегося мальйского войска нам оставалось не больше трех-четырех дней пути. Главное успеть до того, как у кого-нибудь из командиров не выдержат нервы, и он не бросится в атаку, хотя такое маловероятно. Война, которая вот-вот должна была начаться, тщательно спланирована, и все должно идти по сценарию императора, который спит и видит, как бы расширить свои и без того огромные земли.
     Святые земли за проливом, до Икарцев тоже через все Грозовое море добираться надо, так что у Канор больше нет целей, кроме как пощипывать Султанат, не собирающийся сдавать свои позиции, да облизываться на Малью, которая на любые попытки яростно огрызается силами своих многочисленных магов. Забавно, что в мирное время выпускники Академии Стихийной магии охотно сотрудничают с имперцами, но как только намечается какой-то конфликт, все мы тут же оказываемся не на стороне Канорцев.
     Принимая во внимание вышесказанное, оставался открытым вопрос: если вдруг Юлиан забудет все сказанное нами, и решится на конфликт с Мальей, на чьей стороне окажутся икарские маги? Ведь почти все они обучались в Академии, а она так просто своих не отпускает...

     В мальйском лагере царило какое-то непонятное возбуждение. Пополнение пришло что ли, или приказ выдвигаться? Да нет, не похоже. Может, я просто давно не видела подобного скопления наших южных соседей? В конце концов, двенадцать лет в Малье не была.
     - Нам туда, - махнул рукой Эйнар, подойдя ближе.
     Он выяснял, к кому стоит обратиться двум боевым магам, желающим примкнуть к вооруженным силам Республики.
     Собравшиеся здесь волшебники соорудили лагерь внутри лагеря. Я хмыкнула, увидев странные конструкции из деревьев и грязи, определенно созданные магами земли. Не захотели, видишь ли, жить в палатках, как обычные смертные.
     На самом деле, количество собравшихся здесь чародеев поражало воображение. Зная нашу породу, можно предположить, что в каждой палатке находится по одному колдуну, тогда получается, что нас здесь уже не меньше полусотни!
     Решив все формальности со старшим магом, мы заодно поинтересовались новостями и сплетнями.
     - Это только кажется, что нас здесь много, - покачал головой Мастер. - На самом деле, боевых магов, магистров, конечно, тут от силы два десятка будет. Остальные не военные, что они могут? Только силу качать. А разведка говорит, что у имперцев боевых магистров никак не меньше пяти дюжин.
     Оглушенные подобными известиями, мы стояли посреди лагеря, не зная, куда бы сейчас податься, когда услышали знакомый, но уже порядком подзабытый звонкий голос.
     - Скхейны, вы ли это?!
     - Финиарион! - брат сжал эльфа в крепких объятиях. - Ты что здесь делаешь?
     - Наблюдаю, - улыбнулся Фин, обнимаясь уже со мной.
     - За кем и для кого? - поинтересовалась я.
     Ух, как же я соскучилась по друзьям!
     - За вот этим сборищем, - обвел рукой лагерь Фин. - А для кого... ну для кого можно за магами наблюдать? Для Ковена, конечно.
     - Я смотрю, ты прочно там зацепился, - сказал Эйнар.
     - Клещами не вытянешь, - рассмеялся эльф. - Ты всегда знаешь всё обо всём, и при этом находишься как бы выше любой власти. Это весьма по мне.
     - Теперь я точно знаю, к кому обратится, если влипнем по-крупному, - усмехнулась я.
     - Ты бы, Эви, не хихикала так. У нас есть особый отдел, который наблюдает за некоторыми особо выдающимися магами. И вы входите в их число, как потенциальные нарушите закона.
     - Да мы же просто душечки, - захлопала я глазами.
     - Ох, давно я не видел этого абсолютно невинного выражения лица, - улыбнулся Фин, но вновь посерьезнел. - Все маги Разума и некроманты находятся на особом отношении, а в академии вы отличились, да так, что сразу же попали на верхушку списка. Наблюдателями в империи было замечено за вами несколько мелких нарушений, но на большую часть из них просто закрывали глаза. Так что смотрите внимательно, если захотите провернуть что-то действительно серьезное, тщательно проследите, чтобы не оставить следов.
     - Ты изменился, Фин, - склонив голову набок, заметил Эйнар. - Раньше ты бы пришел в ужас от одной мысли, что можно нарушить закон.
     - Все мы меняемся, - пожал плечами эльф. - Но хватит о грустном! Лучше расскажите, где вас столько лет носило? И откуда на вас куртки с содранными эмблемами Третьего егерского имперского полка?
     - Ой, ты не поверишь, - рассмеялась я, беря Фина под руку и уходя в ту сторону, откуда доносился запах еды. - Нанялись мы как-то на казавшуюся плевой работенку...

     - Госпожа Скхейн?
     Я обернулась на голос, показавшийся мне знакомым.
     - А, Триан, это ты. Сразу не узнала. Богатым будешь.
     - Я и так богат, - улыбнулся маг. - Я сейчас отбываю в академию, может, у вас есть что-нибудь передать? Последний раз вы отправляли сообщение ректору почти год назад.
     - Да, сейчас, только подожди, найти надо. Все документы у Эйнара в сумке, а там вечно такой бардак...
     - Не беспокойтесь, у меня еще есть время.
     Я копалась в сумке брата, продолжая бездумно болтать. Триан меня немного пугал - правая рука архимага Ириена обладал некоей неуловимой аурой, отчего мне, достаточно искушенной в магии Разума всегда становилось не по себе.
     - Вот, - наконец-то нашла я. - Это для милорда ректора, там отчеты, несколько схем и все, что показалось нам интересным. А вот это, будь добр, передай Мастеру Витеку - там несколько интересных плетений и личное письмо.
     - Передам. Что-то еще?
     - Да. Скажи архимагу, чтобы лучше проверял своих агентов. Двое были перевербованы имперцами, еще один сливал информацию вообще всем, кто заплатит.
     - Скажу, - кивнул Триан. - И лично разберусь в ситуации. В следующий раз не пропадайте на такой длительный срок - Ириен полагается на вас. Всего доброго.
     - До свидания.
     Я поежилась, глядя в спину удаляющегося мага, и вернулась к прерванным появлением связного делам.

     Как, оказывается, тесен мир! Во все пополняющемся лагере магов мы встретили столько своих старых знакомых, что уже сбились со счету. Среди прочих особо порадовало меня присутствие Мастера Райка - это был настоящий ветеран, боевой маг, закаленный в битвах, и получающий от них настоящее удовольствие. Такие, как он, могут в одиночку повернуть ход войны.
     А встречи со старыми друзьями одним Фином не ограничились. На следующий день после прибытия, мы нос к носу столкнулись ни с кем-нибудь, а с самим маркизом Майло фон Брамом!
     В отличие от нас, переметнувшихся на пятом курсе на кафедру универсалов, Майло остался верен боевикам, и получил гордое звание магистра Боевой магии. Майло был отличным магом Разума, а его увлечение магией крови делало его по-настоящему опасным противником. Сама по себе магия крови не запретна, но вот разрешенных заклинаний в ней - раз, два и обчелся. Именно поэтому ее мало кто знает, а значит, мало кто может ей противостоять.
     - А как дела у тебя на личном фронте? - спросил Эйнар маркиза.
     Долгое время Майло был увлечен мной, и я надеялась, что столько лет вдалеке друг от друга помогут ему отвлечься. Надо признать, его ответом я не была разочарована.
     - Да вот, жениться собираюсь, - слегка смущенно ответил маркиз.
     - Ничего себе новость, - присвистнул Эйнар. - И кто же смог завоевать сердце лучшего боевого мага нашего выпуска?
     - Да меня и завоевывать не пришлось, - рассмеялся Майло. - Я сам влюбился, словно мальчишка. Ми, она замечательная! Она тоже огненный маг, немного старше меня, но порой мне кажется, что в душе все еще ребенок. Такая заводная, веселая, а губы постоянно подрагивают, будто вот-вот рассмеется.
     - Да ты поэт, - расхохотался брат.
     Да уж, сразу видно, что маркиз влюблен, и влюблен без памяти. Когда он говорил о своей Ми в его глазах было что-то такое... Ну, я такое видела только у людей, которые действительно души не чаяли в своем избраннике, и он отвечал им взаимностью.
     - Скажешь тоже, - отмахнулся Майло. - Просто как подумаю о ней, так в душе все переворачивается. Я и не думал, что способен на такое, пока с Ми не познакомился... Боги, да что я тут рассказываю! Пойдем, я вас познакомлю.
     - Так она здесь? - удивилась я.
     - Да, она пространственница, помогает с доставкой сообщений из столицы.
     Пока мы шли до штаба, Майло все продолжал восторженно рассказывать о своей невесте, да так, что мне аж завидно стало. Когда-то он мог говорить такое обо мне... Нет, надо гнать эти чувства собственницы - я никогда бы не смогла быть ему кем-то большим, чем хорошим другом.
     - Ми! - Позвал Майло, откинув перегораживающий вход в палатку навес. - Познакомься, это мои друзья, мы вместе учились в академии. Скхейны, а это моя невеста...
     - Тетушка Мириам? - потрясенно выдохнула я.
     Когда первый шок прошел, Эйнар начал смеяться так, что не мог разогнуться, а я только ошарашенно хлопала глазами. Потому что невестой моего друга из академии действительно оказалась моя собственная тетя!
     - Эйнар, мальчик мой, хватит уже ржать, - первой в себя пришла Мириам. - Судя по вашей нездоровой реакции, письма, которые я слала, так до адресата и не дошли?
     - Последнее письмо из Икарии мы получили больше двух лет назад, - подтвердила я. - Но... как же так?
     - Ми, пожалуйста, скажи, что это дурная шутка, - попросил Майло.
     - Увы, милый, это правда, - вздохнула тетя. - Эти два оболтуса - мои племянники. Я же рассказывала, что состою в некотором родстве с княжеским домом?
     - Ты говорила, что твоя сестра была замужем за герцогом, - пробормотал Майло. - Но я и подумать не мог, что за Скхейном...
     - Слушайте, я тут, на самом-то деле, очень занята, - Мириам обернулась куда-то за спину, отчего ее рыжие кудряшки так и взметнулись вверх. - Давайте встретимся вечером и подробно обсудим... все.
     Мы вышли из палатки, все трое продолжая пребывать в некотором шоке. С другой стороны, что для магов разница в десяток-другой лет? Да и понимаю, что Майло мог найти в тетушке Мириам.
     'Она похожа на тебя, - отправил мне Эйнар. - Так же смеется, слегка запрокидывая голову, так же щурится, когда злится. Удивительно, как Майло этого сразу не заметил'
     Внезапно маркиз заливисто рассмеялся, и мы в недоумении повернулись к нему.
     - Ты чего? - подозрительно спросила я. Мало ли, от потрясения умом тронулся.
     - Да я просто подумал, как бы на это отреагировала Ариша, - все еще посмеиваясь, ответил маг.
     - Умерла бы. От смеха, - подумав, заключил брат.
     Угу, а потом вернулась бы с того света, и подшучивала бы над нами до конца жизни, или даже до конца мира.

     Война, которую впоследствии назовут Семнадцатидневной, прошла для меня, как в тумане. Такой усталости я не чувствовала даже в академии, перед защитой диплома. Нам доверили собственный круг, и Эйнар постоянно качал через него силу, которую я преобразовывала в защитные или атакующие заклинания. На поле боя царил хаос - магия не щадила никого, и даже сам мир крутился и прогибался от творимой волшбы. На пятый день, помнится, маги с обеих сторон объединились, чтобы закрыть огромную воронку в Инферно, которая грозила поглотить все в округе на сотню-другую миль.
     Создаваемые мной защитные заклинания, чаще всего представляющие собой простые, но огромные купола, закрывающие крупные части войск, трещали и разлетались под напором боевых имперских магов. В свою очередь их заклинания разрушались моими атаками, которых они просто не ожидали. В объединенном круге ведущий мерцал, как новорожденная звезда, и в итоге мы стали одной из самых заметных мишеней на поле, и большинство атак сосредоточилась именно на нас. Нет, я не буду приписывать себе чужие заслуги - мы работали все вместе, и пока я, пользуясь огромной мощью усиленного круга, отбивала атаки имперских магов, наши не зевали, и кололи их, кусали и рвали мелкими, но не менее болезненными заклинаниями.
     Это были семнадцать дней усталости, крови и смертей.
     Кровь была повсюду. Кто-то из имперцев создал заклинание, сотворившее огромного голема из крови. Такие иногда делают водные маги, но, как говорится, кровь - не водица. Хоть в эту фразу обычно и вкладывают другой смысл. Кровяной голем уничтожил не меньше двух сотен солдат (причем, как имперцев, так и мальйцев), прежде чем его удалось развоплотить объединенными усилиями нескольких наших магов, сведущих в магии крови. Круг, который уничтожил голема, возглавлял Майло - после этого он потерял сознание и почти два дня не приходил в себя. Магия крови требует слишком много, и она очень, очень темная, в то время как Майло - чистой воды маг Разума.
     Стрелы в подобных битвах были бесполезны - еще во второй день я призвала воздушного элементаля, который сотворил в небесах настоящий хаос. Элементаль, приняв форму огромного орла, обрушился на имперское войско, и славно там порезвился, прежде чем его развоплотили. И на любую попытку обменяться стрелами следовали подобные заклятия, превращающие это занятие в бессмысленную трату оперенного оружия.
     За все эти семнадцать дней я ни разу не отпустила заклинание, очищающее воздух, который я вдыхала. Казалось, сам мир пропитался запахом крови и смерти. В те дни я пожалела о том, что являюсь, помимо прочего, некромантом. Мне и так было тяжело, приходилось бороться с имперскими магами, с силой, что в нереальном количестве плескалась во мне, так еще пришлось отстаивать саму себя. Биться с собственным я, которое требовало бросить все и идти вперед, туда, где умирали люди, друг за другом и целыми группами отправляясь на Дорогу Сна, идти туда и питаться. Просто-напросто пить, глотать эту разлившуюся силу, эту некротическую энергию, что в своем количестве сделала бы меня подобной богине, поставило бы на один уровень с самой Хель...
     Это было невероятное искушение. Не знаю, как сдерживались другие маги смерти, но мы с Эйнаром нашли спасение только друг в друге. Объединяя свои сознания, мы становились сильнее и могли бороться с этими, в общем-то, нездоровыми желаниями.
     Стоит заметить, что, фактически, только благодаря некромантам мы и держались. В империи некромантия не запрещена, но относятся к ней очень нелояльно. Магам смерти положено следить за кладбищами и только - никто не позволит им изучать боевые заклинания. А в Академии на это смотрели иначе, и множество наших некромантов поднимало толпы зомби, призывало ничем не сдерживаемых призраков в спящем лагере противника и творило другие заклинания, которые, имперцы, может и знали, но не думали, что их можно использовать на войне. Поэтому, мы держались.
     Семнадцать дней мы сражались, то отступая, то возвращаясь на свои позиции. Семнадцать дней войны, которую по праву можно называть магической - простые смертные служили здесь лишь пешками, разменной монетой, фигурками, если изволите. Они погибали сотнями и тысячами и чудом спасались, только лишь потому, что маги мерились силами, творя ужасающие в своей мощи и размахе заклинания. Несколько глубоких трещин-провалов, поднятая из глубин река, опаленные до состояния стекла куски земли - вот результаты этой короткой, но такой ужасающей войны.
     И тысячи, тысячи загубленных жизней. Вскоре эту войну назовут самой кровавой в истории человечества.

     Мы молча наслаждались ужином в одной из многочисленных таверн, расположенных вдоль имперского тракта, когда открылась дверь, и сквозь завесу дождя в зал вошел голем. Немногочисленные посетители замолчали, с ужасом взирая на невиданное создание, а голем целенаправленно подошел к нам и со скрипом протянул два письма.
     Эйнар забрал письма, и в тот же момент голем рассыпался, как будто давно этого ждал. По крайней мере, мне так показалось, хотя я знала, что големы не испытывают чувств.
     - Письмо из Ковена, - пробормотал Эйнар, передавая одно мне и задумчиво разглядывая печать.
     Я задумываться не стала, а просто сломала печать, вспыхнувшую при этом легким зеленым светом, подтверждая, что письмо предназначалось именно мне (в противном случае она бы вспыхнула красным, а с самого письма исчезли бы все руны) и углубилась в чтение.
     - Общее собрание? - удивилась я. - Они действительно хотят собрать всех магов континента?
     - Такого не было уже очень-очень много лет, - покачал головой брат, уронив письмо на стол. - Сто пятьдесят? Двести?
     В таверне тишина постепенно сменилась шумом разговоров, а мы быстро прикончили ужин и стали собираться в дорогу. Если Ковен объявляет общий сбор - не стоит задерживаться ни одной лишней минуты. Эйнар сказал правду, последний раз совет созывали больше двухсот лет назад, когда решалась судьба некромантии как науки. Что же послужило причиной сейчас? Как жаль, что в письме об этом не говорится ни слова!
     Добрались мы до имперского города Амет, в котором и проходило собрание, всего через две недели, благо, было не так уж и далеко. Еще в пути мы встретили множество магов, которые спешили на общий сбор. Дипломированные волшебники, призванные магическими големами, стекались со всего мира в Амет, чтобы решить вопрос, который Ковен посчитал настолько значимым, что в его обсуждении должны принять участие все одаренные, от бакалавров до архимагов. И когда мы прибыли, то узнали, что этот вопрос действительно оказался настолько важным.
     - Они серьезно? - уставилась я на Фина, с которым мы сидели в одной из многочисленных таверн Амета. Сейчас они все были переполнены.
     - Более чем, - вздохнул эльф. - Эви, ты сама должна это понимать...
     - Нет, Фин, я не понимаю, - отрезала я.
     - Ты же помнишь, как это было ужасно! - воскликнул маг. - Ты сама была там! Мы оба там были.
     - Да, это было ужасно, согласна. Но это все равно не повод, чтобы запрещать боевым магам работать!
     А вынесенное на голосование предложение было именно таковым: запретить магам принимать участие в военных конфликтах. Семнадцатидневная война, которая год назад всколыхнула весь мир, теперь стала поводом, чтобы ограничить боевых магов. Еще больше отдалить нас от власти и власть имущих.
     - Мы предвидели, что реакция боевиков будет именно такой, - снова вздохнул эльф. - И поэтому созвали общий совет.
     - Чтобы задавить нас числом? - хмыкнула я. - Артефакторы, пространственники, некроманты и уж тем более друиды- если хотя бы половина из них проголосует 'за', это уже будет больше, чем 'против' всех боевиков.
     - Эви, - Фин сплел пальцы и задумчиво глянул на меня поверх них. - Мы маги, мы должны делать этот мир лучше. И я, и мое начальство, и тысячи других чародеев считают, что этот мир станет лучше, если не ввязываться в конфликты, которые затевают мирские властители. Это уменьшит жертвы и сделает лучше отношение к нам обычных людей.
     - Ты, Фин, хоть и изменился, но все так же наивен, - покачала я головой. - Как только 'обычные люди' поймут, что не могут вести свои войны так же успешно, как и при поддержке магов, они тут же найдут, чем нас заменить. Обратятся к химии, механике и прочим наукам, только чтобы уничтожать друг друга с тем же успехом, что и раньше. На Семнадцатидневной войне погибли сотни, тысячи солдат! А сколько умерло магов? С обеих сторон? Десяток? Два?
     - Семнадцать, - ответил мне эльф.
     - О, как символично, - расхохоталась я. - Семнадцать магов за семнадцать дней. Видишь, Фин? Какой бы ад там не творился, мы старались не убивать друг друга. Это просто было нашей работой. Ужасной, кровавой, но работой. Для профессиональных солдат, для офицеров это тоже работа. Просто масштабы меньшие.
     - Об этом можно спросить долго и очень долго, - не выдержал Фин. - Голосование решит этот вопрос окончательно.
     - Ты знаешь, что собрание проголосует 'за', - вздохнула я.
     И я оказалась права. Спустя почти два месяца, когда все маги собрались, славно поругались неделю кряду, остыли, и вновь поругались, Ковен, посредством общего сбора, вынес вердикт. Отныне никакой маг не мог участвовать в официальном военном конфликте. Сразу же были найдены несколько лазеек - ведь всегда можно наняться телохранителем и сопровождать своего подопечного в бою, где ты магией будешь защищать свою и его жизни, но это все же не то. Теперь вся мощь боевой магии может быть направлена только на разбойников, пиратов, да расплодившуюся во множестве нечисть.
     Ох, представляю, сколько сейчас будет работы у заведующего боевой кафедрой в академии... Но у него хотя бы будет занятие, в отличие от тех, кто работал военными магами, как, например, Майло. Он, как и почти все боевые маги, голосовал 'против', но что это дало? Закон был принят, и все мы разъезжались из Амета в подавленном состоянии и не переставая гадать, в какую сторону теперь повернется история этого мира.

     Он
     Мы уже две недели торчали в небольшом портовом городке на северо-западе Империи Канор. Сначала торчали по делу, выполнив пару мелких заказов, а теперь торчали просто так, потому что не хотелось уезжать - на дворе стоял огневик, и с небес лило как из ведра. Когда-нибудь, конечно, придется выйти из уютной и теплой таверны, но не сейчас, пока у нас достаточно денег и жажда действия еще не дала о себе знать.
     Мы сидели в общем зале, потягивая подогретое вино со специями, когда дверь распахнулась, как от удара ногой, и в нее не залетела компания продрогших и промокших наемников.
     - Хозяин, тащи пива! - хриплым голосом заорал ввалившийся первым гном.
     - И вина, вина подогретого, - вторили ему два полуэльфа.
     Четвертый и последний вошедший наемник молчал, на ходу избавляясь от промокшего насквозь плаща.
     - Ба, знакомые все лица, - громко сказал я, привлекая внимание вошедших.
     - Да это ж никак Их Светлости! - первым признал нас Борода.
     - И вправду, - хмыкнул Младший.
     Наемники подсели к нам за стол, куда трактирщик споро принес вина, пива, а затем еще и обильный обед.
     - А вы изменились, - заметил Старший. - Стали взрослее, суровее...
     - На наемников похожи, - добавил Младший.
     - В некотором смысле, мы и есть наемники, - улыбнулась Эви. - Таскаемся по империи и выполняем разную работу для тех, кто готов заплатить.
     - Бродяжничаете? - уточнил Жуль. - Вы ж, вроде, на боевых учились.
     - На обще-универсальной магистра получали, - объяснил я. - Да и сам знаешь, тяжело сейчас боевым...
     - Да, вариантов нынче немного, - согласился Торгаш. - Либо на флот, либо в наемничьи отряды.
     - А ваша ватага, смотрю, поредела, - перевел я тему. - Где остальные, Гай?
     - Нет больше Гая, - подпер рукой голову Борода. - Да и отряда Счастливчика больше нет. Одни мы остались.
     - Как так получилось? - поинтересовалась Эвианора.
     - Гай стрелу схлопотал. Сразу насмерть, хорошо хоть не мучился, - начал объяснять Старший. - Анджей под какое-то отвратительное заклятие попал - одни доспехи да обруч и остались. Это давно еще было, лет девять назад, не меньше. Ульриха лет семь назад достали - как с мечами жил, так, с мечами и умер. Скади какую-то болячку подхватила, десять дней, бедняга, промучилась, прежде чем уйти. Дане руку в одной стычке поранили, так заражение началось, пришлось всю кисть отнять. Она сейчас в Малье живет, домик себе прикупила. Эта чертовка, оказывается, все время деньги откладывала, как знала, что пригодятся, - полуэльф помотал головой, не то в восхищении, не то в удивлении. - Ну а Ойле года три назад на север вернулся, уж и не знаю, где он и что он сейчас.
     - Так всегда получается, - заметил Жуль. - Люди рождаются, живут, умирают... А долгоживущие, маги, эльфы да гномы все то же самое делают, только средний кусок растягивают до невозможности.
     - Верно ты, Торгаш, говоришь, да только все равно это паршиво, - грустно вздохнул Борода. - Ну и кому там наверху сложно было всем одинаковые сроки отмерить?
     - А в мире вообще нет справедливости, - махнул рукой Младший. - Такой уж он, этот мир.
     Мы с Эви переглянулись, и, конечно, не стали говорить, что во многих, если не во всех мирах так. Мы видели достаточно снов о людях, о Хранителях, и кусочки миров, на которые мы смотрели их глазами, подтверждали это. Пока существуют различия, существует неравенство и нет справедливости, но когда различия нет - нет и развития, и жизни как таковой нет.
     Мы еще долго сидели, попивая теплое вино и разговаривая, размышляя и вспоминая.
     - И мы там были, - покивал головой Борода. - Ужасное было время. Вы, маги, разошлись не на шутку. Мы тогда свалили, на пятый или шестой день. Семнадцатидневная война, а трупов столько, сколько за год порой не бывает. Не, не дело это. В той войне не было победителей.
     - Был один, - пьяно заметил Жуль. - Смерть тогда выиграла.
     Все покивали, соглашаясь с этим утверждением. И действительно, на этой короткой, но ужасной войне не было победителей, кроме Смерти.
     Ребята рассказывали нам истории, что случались с ними за долгие годы наемничества, мы в ответ поделились несколькими своими. Как, например, спасали вора, который вырезал из рамы картину и навлек этим на себя проклятие - его начал преследовать призрак изображенного на картине графа. Или про одного спятившего коллекционера костей, которому помогал его не менее поехавший слуга. Нам тогда пришлось работать на живца - напрашиваться в гости, изображать опьянение и в самый неожиданный момент скинуть легкое метальное заклинание, созданное коллекционером[11]. Так и подмывало рассказать про пару забавных историй, которые с нами случались во время выполнения заданий для Тайной службы, но нельзя: мы дали слово, а слово мага - закон.
     А на следующий день нам подвернулась хорошая работа, и мы уехали из портового городка, с ощущением, что больше никогда не увидим оставшихся наемников Гая-Счастливчика. Хотя, кто знает, как там жизнь повернется. Насколько я успел понять, Судьба любит внезапно переворачивать все с ног на голову и вверх тормашками. Хобби у нее, что ли, такое?

     - Может быть, договоримся? - прохрипел сжатый за шею воздухом жулик.
     - Договориться даже проще, чем ты думаешь, - ласково заметил я. - Просто скажи, где наши артефакты?
     - Да не знаю я! - взвыл, насколько позволяло заклинание, парень.
     К моему огромному сожалению, в голове его при этом ничего не всплыло, так что впору было заключить, что он действительно не знает, где артефакты. Жаль. Ну ничего, зайдем с другой стороны.
     - А кто знает, где они?
     - Фриц с вашей поставкой работал, - тут же сдал жулик.
     Но нет, слишком это просто было бы. Парень просто переводил стрелки.
     - Еще раз соврешь, залезу к тебе в мозги и спалю их к демонам, - еще более ласково сказал я. - Спрошу снова. Кто знает, где наши артефакты?
     Парня затрясло, в голове его мелькнуло имя...
     - Авель? Где его найти?
     - Возле доков, - признался парень, поняв, что запираться теперь бесполезно. - Он там постоянно тусуется.
     - Хорошо, - сказал я и отпустил жулика.
     От внезапности тот рухнул, по моим нервам плеснула чужая боль - похоже, парень подвернул ногу. Но мне-то какое дело? Он не принес наши артефакты, за которые мы отвалили кучу денег, и его проблемы, что умудрился при этом попасться мне на глаза.
     'Идем в доки', - позвал я Эви, которая терлась возле каких-то прилавков на той стороне улице.
     Судя по удовлетворению, что я ощущал от сестры, она уже успела себе что-то прикупить. Честное слово, за этой сорокой глаз да глаз нужен! У нее в гномьем банке с десяток бриллиантовых колье лежит, зачем ей очередные глиняные бусы?!
     Найти Авеля в доках оказалось плевым делом - парня со странным именем знали все, нужно было только спросить. Но уже на подходе к какому-то закоулку, где, как мне сказали, и находится сейчас Авель, я услышал чей-то рассерженный голос и уловил знакомую ауру.
     - Авель, ты меня расстроил. Но ладно меня, ты расстроил моих клиентов, а это солидные, занятые и очень-очень серьезные люди. Ты расстроил серьезных людей, Авель. Знаешь, чем это тебе грозит?
     - Чем? - от Авеля тянуло ощутимым страхом, страхом, направленным на черноволосую даму, стоящую перед ним, и отчитывающую, словно ребенка.
     - Это грозит неприятностями, - сладко пропела черноволосая.
     - Которые мы тебе сейчас обеспечим, - весело добавила Эвианора.
     Черноволосая резко обернулась и расплылась в клыкастой ухмылке.
     - О, эти точно обеспечат. Авель, - вампирша повернулась к трясущемуся парню, - ты что, умудрился обокрасть двух уважаемых боевых магов?
     Авель отчаянно замотал головой.
     - Ну как же нет? - удивилась Ариша. - Эви, он у вас что-то украл?
     - Два артефакта, - подтвердила сестра. - Для 'заглушки' эфира.
     - Вот видишь. Ты умудрился увести запрещенные для использования артефакты у двух уважаемых некромантов. Может, облегчишь свою участь, скажешь, где они?
     Я умолчал о том, что разрешение на эти артефакты мы получили от милорда ректора для того, чтобы провернуть одно дельце, в котором он был заинтересован. В конце концов, это к делу не относится.
     - Я не знаю где, - проблеял Авель.
     - Ты украл артефакты у Икарских герцогов, идиот! - рявкнула Ариша. - Ты понимаешь, что тебя из-под земли достанут и изувечат, только чтоб другие так не делали?
     - Я не знаю! - закричал парень.
     - Выпотрошите его, - устало приказала Ариша двум громилам, сопровождавшим ее. - Узнайте, где побрякушки и артефакты, и под пирс. Предатели мне не нужны.
     Вампирша резко развернулась, и вышла из переулка, но вскоре затормозила, чтобы мы могли нагнать ее.
     - Как я рада вас видеть, - захохотала девушка, разом обнимая обоих. - Я ужасно соскучилась! Так, сейчас пойдем в прикормленную таверну, и там вы мне все по порядку и основательно расскажите.
     - Только ты сначала объяснишь, чему мы только что стали свидетелями, - потребовал я.
     - А, обычные разборки, - махнула рукой вампирша. - Этот крысеныш решил, что может проворачивать делишки за моей спиной. Не вышло.
     - Я слышал, что магической контрабандой на востоке промышляет какая-то вампирша, но и предположить не мог, что это ты!
     - Хочешь жить - умей вертеться, - наставительно подняла тонкий пальчик вверх девушка. - Честно сказать, я и сама не заметила, как в это все втянута оказалась. Но мне нравится!
     - Решила отдохнуть от трупов? - улыбнулась Эви.
     - Ой, какое там! - махнула рукой Ариша. - Я-то, наивная девочка, думала, что контрабанда - спокойное занятие, а мокрухи оказалось больше, чем где-либо. Кстати, о делах. Колитесь, зачем вам 'глушилки' понадобились?
     - Кроме артефактов еще и информацией торгуешь? - сощурился я.
     - А то, - рассмеялась вампирша. - Вы в Малье, северяне. Здесь продают все, что продается.
     - Скажу так: постарайся в ближайшее время не показывать своих талантов в темной магии. Особенно в верхнем районе.
     - Поняла, - серьезно сказала Ариша. - Когда вам артефакты нужны?
     - Послезавтра - крайний срок.
     - Но лучше завтра, - добавила Эви.
     - Хорошо. Мои ребята носом землю рыть будут, но достанут вам 'глушилки'. О, вот мы и пришли. Хозяин! Тащи все, что есть, да вина побольше! Не видишь, что ли, друзья мои старинные в гости заглянули.

     Следующее утро я встретил с гудящей головой и трясущимися руками. Ох, давно мы так не напивались! Вот что значит молодость вспомнить, так только со студенческими друзьями получается. Благо, сейчас я был в достаточно нормальном состоянии, чтобы воспроизвести ужасно запутанное противопохмельное заклятие. После этого стало чуть полегче, и я снова почувствовал себя человеком. А после обеда, даже ближе к вечеру, к нам снова заглянула Ариша и принесла пропавшие артефакты.
     - Вот ваши 'глушилки', - вампирша небрежно кинула сверток на Эвину кровать. - Заглядывайте, если время будет.
     Девушка уже собиралась уйти, но слегка помедлила на пороге, так что я успел ее окликнуть.
     - Ари, что случилось?
     Вампирша вздохнула и вернулась в комнату. Задумчиво, но невидяще огляделась вокруг и облокотилась о шкаф.
     - Предчувствие у меня нехорошее, - призналась Ариша. - Сами понимаете, в моем деле без интуиции никуда. Но что-то нехорошо так душу тянет, как будто и сделать уже ничего нельзя.
     - Э нет, ты такие настроения брось, - потребовала Эви. - Может, у тебя подозрения какие-то есть?
     - Прямых доказательств нет, - сразу же уведомила вампирша. - Но вот чудится мне, что партнер мой основной, с которым мы побрякушки всякие около-магические реализовываем, недоброе затеял. Да тот же Авель - это ведь его человек, не мой. Был.
     - Думаешь, кинуть тебя решил? - спросил я.
     - Скорее всего, - кивнула девушка. - Неприятный тип, на самом деле, но хватка у него - закачаешься.
     - Можем попробовать проверить, - предложила Эви. - Сделаем так, что комар носа не подточит, он и сам не вспомнит о нашей беседе.
     - Не пойдет, - покачала головой Ариша. - Половинка в артефактах собаку съел, они у него самые лучшие, что только могут быть. Даже вы незаметно не пробьетесь.
     - Половинка? - вскинул я бровь.
     - Такой здоровый, да постоянно 'половинка на половинку' говорит? - уточнила Эви.
     - Он, - подтвердила Ариша. - Вы его знаете?
     - Встречались, - кивнул я. - Правда, тогда он был наемником.
     - Точно он, - Ариша принялась нервно расхаживать по комнате. - Сейчас, когда мы с вами говорим, только сильнее эти предчувствия стали. Может, он не кинуть меня решил, а убрать?
     - Такое возможно? - склонила голову Эви.
     - Запросто, - фыркнула вампирша. - Ладно, я пока пойду, вы там свои делишки проворачивайте и присоединяйтесь. Будем брать. Виноват, не виноват - дело десятое, на месте разберемся.
     - Хорошо. Тогда послезавтра в полдень здесь, договорились?
     - Пойдет, - Ариша впервые за весь вечер улыбнулась и в своей привычной, резкой манере вышла в коридор.
     'Пойду за ней', - отправил я сестре.
     Получив волну согласия, накинул на себя морок, подобный отводу глаз, и вышел вслед за вампиршей. Та в общем зале о чем-то переговорила с одним из бугаев, что сопровождали ее вчера, и поспешила наружу. Я спокойно шел за ней, следя только, чтобы ни с кем не столкнуться - когда люди тебя не видят, то частенько прут напролом, не обращая внимания на мягкое отталкивающее воздействие морока.
     Долго идти за Аришей мне не пришлось. Не успели мы миновать и двух десятков домов, как я краем глаза уловил какое-то непонятное, неправильное движение. В тот же момент Ариша замерла на месте, и я едва успел отправить сообщение Эви, как откуда-то сверху рухнула смазанная тень.
     Неуловимым движением Ариша вдруг оказалась на пол-ярда в стороне, и атаковала тень одним из самых мерзких, но быстрых заклинаний некромантии. Однако 'вихрь тьмы' просто опал, не причинив тени никакого вреда.
     - Сука, моими же артефактами закрываешься, - прошипела вампирша.
     Глаза ее налились краснотой, ногти удлинились, превратившись в когти, и вокруг поплыла ужасающая аура. Вот именно из-за этой ауры я и заметил второго убийцу, который подкрадывался к девушке сзади. Если бы не это воздействие, которое миновало все защитные артефакты, я бы ни за что не увидел человека, спрятавшегося под скрывающим даже проблеск сознания амулетом. Полноте, да человека ли? От брошенного мной заклинания тот увернулся с потрясающей воображение реакцией, и маскировка слетела, не выдержав подобного обращения. Под ней, закутанный в какой-то непонятный костюм оказался темный эльф, с не менее красными глазами, что были сейчас у Ариши.
     Вампирша же со всей своей нечеловеческой скоростью, еще больше увеличенной за счет стихии воздуха, накинулась на своего противника и теснила его к ближайшей стене. Решив, что здесь она справится сама, я полностью сосредоточился на эльфе.
     Так, стихийные для него будут слишком медленными - увернется. Сияющие в ауре звездочки-артефакты указывают на немалую защиту, так что простыми 'душителями' тут дело тоже наверняка не обойдется. Тогда сразу - 'ветер полыни'.
     Но защита эльфа выдержала и это в высшей степени мощное заклинание. Хм, дело принимает скверный оборот. Тем временем эльф добрался до меня и пришлось доставать меч. Скорость его была намного выше моей, но вот контактный магической бой для убийцы явно оказался в новинку. Пропустив пару хороших ударов, которые щиты заблокировали, но не погасили полностью, эльф отскочил в сторону, глядя куда-то мне за спину.
     Из-за спины, где я уже ощутил присутствие Эвианоры, вылетело заковыристое плетение, которое она все пыталась создать. На сей раз, плетение получилось. С большего. В общем, когда на эльфа вдруг посыпались кристаллизировавшиеся из воздуха снежинки, он достаточно удивился, чтобы замереть на долю секунды, за которую свернутое пространство вернулось на место, разнеся при этом убийцу на мелкие кусочки.
     'В следующий раз ты свои плетения будешь опробовать за милю, а лучше, за две от меня и от любых живых существ', - отправил я сестре, оборачиваясь на странные звуки, раздававшиеся слева.
     Лучше бы не оборачивался, честное слово. Ариша, сверкая красными глазами, впилась в шею второго убийцы и жадно пила его кровь, не обращая внимания на то, как та стекает по подбородку. Насытившись, девушка оттолкнула его от себя и странным голосом приказала:
     - Встань.
     Убийца, который вроде бы, все еще был жив, послушно встал перед ней.
     - Кто тебе приказал меня убить? - потребовала ответа вампирша, вытирая губы тыльной стороной ладони.
     - Глава ордена, - тусклым голосом сказал ассасин.
     - От кого он получил заказ? - перефразировала вопрос Ариша.
     - От бандита по прозвищу Половинка, - послушно ответил убийца.
     - Хорошо, - улыбнулась девушка, что вместе с кровавыми потеками на подбородке смотрелось воистину ужасающе. - А теперь умри.
     Убийца побледнел, зашатался, и медленно опустился на землю. Смерть его я ощутил еще до того, как он коснулся мостовой.
     - И что это сейчас было? - слегка ошарашенно спросила Эви, подходя ближе.
     - Сила крови клана Управляющих, - пояснила вампирша, тщательно оттирая подбородок. - А вот вы какого демона за мной поперлись?!
     - Чтобы убедится, что все с тобой в порядке.
     - Убедились? Теперь валите отсюда. Хотя нет, подождите. Помогите от трупов избавится.
     - А потом пойдем брать Половинку? - спросила Эви.
     - А потом пойдем брать Половинку, - широко улыбнулась вампирша, и глаза ее вновь засверкали красным.
     Думаю, говорить о том, что уже к утру бывший наемник по прозвищу Половинка был окончательно и бесповоротно мертв излишне.

     - А как там твой проект с коммуникаторами продвигается? - спросил я Витарра, задумчиво шевелившего дрова в костре.
     - Я сделал все, от меня зависящее. Теперь ждем, пока артефакторы воплотят мои схемы в жизнь.
     - Хочешь сказать, - удивилась Эви, - что создание разветвленной сети действительно возможно?
     - Я говорил вам это еще на четвертом курсе, - хмыкнул оборотень.
     - Ты много чего говорил, - возразила сестра. - Если бы все твои проекты были реализуемы, то мы бы сейчас жили в совершенно другом мире.
     Инголфр на это ничего не ответил, а вскоре со стороны леса послышался хруст и на поляну вывалился Шрэсс, наш проводник.
     - Я больш-ше за хворос-стом не пойду, - прошипел айтан. - Там какие-то с-страшные звуки и чьи-то глаза с-сверкают. Может, гос-спода боевые маги с-соблаговолят...
     - Нам и этого хватит, - отмахнулся я от змеелюда.
     Пугливому айтану, что вызвался провести нас через горы, постоянно мерещилась всякая жуть, и если бы мы доверяли всем его страхам, то ночами бы не спали, ползая по окрестностям и выискивая несуществующую нечисть.
     - Как с-скажете, - Шрэсс кинул хворост, и принялась копаться в своей сумки.
     Вот уж не понимаю, почему эту расу в народе прозвали змеелюдами. По мне так, они больше напоминают ящериц, чем змей - чего только стоят роговые отростки за ушами. А чешуя и раздвоенный язык с веретенообразным зрачком у всех рептилий есть.
     - Как там рысь поживает? - спросил я Витарра через некоторое время, когда Шрэсс перестал возиться и вроде бы заснул.
     - Если ты хочешь узнать, вспоминает ли она со слезами на глазах ваш бурный роман, то не знаю, - ухмыльнулся Витарр. - Ну а если в общем... Как и все боевые маги сейчас. Бродяжничает наверняка.
     - Ну, она могла бы устроится на какой-нибудь корабль, - предположил я.
     - Кто, Ринора? - фыркнул Инголфр. - Как ты себе это представляешь? Большая кошка на корабле.
     - Да, не подумал, - согласился я. - Просто флот сейчас - единственное место, где боевым магам рады.
     - А еще в вольных отрядах, - добавила Эви.
     - И в охотниках. Нечисти расплодилось столько, что мама не горюй.
     - Именно поэтому я попросил вас меня сопровождать, - улыбнулся оборотень. - Через эти горы только либо большим отрядом идти, либо с сопровождением из боевых магов.
     - Признаться, за все эти годы мы со стороны Мальи в Султанат и не въезжали ни разу. Что нас там ждет?
     - Кроме мороза, снега и ирбисов? Могут встретиться снежные тролли, ледяные привидения и морозные пауки. Хотя, как по мне, последние просто выдумка таких вот личностей вроде Шрэсса, - Вит кивнул в сторону спящего змеелюда.
     - Звучит не настолько погано, чтобы понадобилось аж два боевых мага, - удивилась Эви.
     - Звучит может быть, а на деле... Ты пробовала когда-нибудь убить снежного тролля? Они слабо восприимчивы к заклинаниям, а их шкура такая густая, что ни стрелы, ни мечи не могут ее пробить.
     - Меч из гномьей стали справится даже с камнем, - с такой гордостью, будто она сама кует эти мечи, заявила Эвианора.
     - Я буду надеяться, что нам на пути вообще никто не встретится, и послезавтра мы будем в безопасности на той стороне гор.
     - Султанат и безопасность - несовместимые вещи, - покачал я головой. - В рабство нас, допустим, не продадут, но вот просто убить из любви к искусству вполне могут. Что ты там вообще забыл?
     Некоторое время Инголфр молчал, а потом, когда я уже решил было, что он и не ответит, заговорил.
     - Если бы я сказал вам, что нити основы влияют на нити утка, что бы вы подумали?
     - Что ты спятил, - решительно заявила Эвианора.
     - А если бы, - словно не обратив на нее внимания, продолжил Вит. - Если бы я сказал, что мои расчеты и исследования, проводимые последние пять лет подтверждают это?
     - Я бы предположил, что где-то в них закралась ошибка.
     - Ну а если бы вероятности ошибки была исключена? - оборотень резко вскинул голову, вглядываясь в нас с сестрой. - К таким же результатам, с минимальной погрешностью, пришел некий маг, живший более двух столетий назад на территории северного Султаната.
     - И ты хочешь отыскать его исследования? - предположила Эви.
     - Или поговорить с ним самим, если он все еще жив, - кивнул Витарр. - Ну а если нет... Мне придется некоторое время пробыть на юге и повторить расчеты. И если они вновь покажут тот же результат...
     - Может, твои выводы не верны? - осторожно спросил я. - Предпосылки верные, но результат ошибочный?
     - Исключено, - покачал головой Инголфр. - Да и сам посуди, нам с самого первого курса вдалбливали: любое действие рождает равное по силе противодействие. Уток воздействует на нити основы, меняя их. Логично ведь предположить, что нити основы так же могут действовать и на уток.
     - Если следовать этой логике, получится, что любой камень может вызывать изменения в утке и эфире, - фыркнула Эви.
     - Но так и есть! - воскликнул Вит. - Почему, по-твоему, все антимагические кандалы куются из свинца? Потому что он наиболее эффективно воздействует на нити утка, отклоняя их. Вот тебе простейший пример.
     - И как ты вообще дошел до этого? - спросил я.
     - В какой-то момент меня сильно увлекло исследование возможностей пространственной магии, - начал оборотень. - Я работал над этим в Икарии, а потом мне пришлось надолго уехать на Острова. Там я через некоторое время вернулся к своим исследованиям, и вдруг обнаружил, что все мои расчеты содержат огромные погрешности. Пришлось считать заново. Потом история повторилась, только на сей раз я оказался в Малье... Тут-то ко мне и закралось подозрение, что все это неспроста. Начал проверять уже конкретно, какой коэффициент воздействия среды на эфир, он везде был одинаковый, и это совершенно не объясняло причин такого поведения утка! Полез глубже, в теорию взаимодействия Фенона, в которой он предполагал о векторном приложении энергии к четырехмерным нитям в отношении движущегося поля... Вы уже ничего не понимаете, да?
     - К стыду своему, да, - признался я.
     - Эх, всегда так, - махнул рукой Вит. - Вы, практики, ужасно невежественны. Сюда бы Хоук, вот она бы меня точно поняла.
     - Хоук из Андоры за уши не вытянешь, - хмыкнул я.
     - Вы по-прежнему с ней встречаетесь? - спросил оборотень.
     - Каждый раз, как в столице оказываемся, - тут же пожаловалась Эви. - Как только из телепорта выйдем - фьють! - нет Эйнара, и до утра можно не искать. И ведь она наверняка знает, что у него в каждом городе по девке, но, то ли терпит, то ли ее все устраивает.
     - Не представляю, как так можно, - покачал головой Витарр. - Оборотни вообще однолюбы - один раз и на всю жизнь. А вы с ней постоянно то сходитесь, то расходитесь, то опять сходитесь.
     - Там все... сложно, - наконец-то смог я ответить. - И давайте закроем тему.
     - И вообще спать пора, - согласился со мной Инголфр. - Нам еще завтра наверх подниматься.

     Каменные горы, или, как их еще называли, Столонны, являлись главной проблемой в сообщении Республики Мальи и Султаната. Они тянулись практически от самого побережья и далеко на восток, на многие и многие мили, фактически вдоль всей общей границы двух государств. Лишь на самом востоке, где к двум границам присоединялась третья, имперская, горы постепенно сходили на нет, и позволяли переправляться торговым караванам без тяжелого подъема и не менее тяжелого спуска. Сами по себе Столонны были не такими уж и высокими (хотя после Облачных пик мне, наверное, все кажется невысоким), однако очень крутые склоны и постоянно заснеженные вершины, периодически стряхивающие скопившийся снег в виде разрушительных лавин делали переход через них крайне опасным занятием. Не добавляли любви этому пути и многочисленные представители агрессивно настроенной фауны, те же тролли, например. Поэтому торговцы решались идти этим путем только в случае крайней нужды во времени и с сопровождением из множества бойцов или боевых магов.
     Поднялись мы без проблем. Шрэсс, хоть и был жутким трусом, но дело свое знал, и вел нас самыми надежными тропами. А вот когда начался спуск, дорогу нам преградило неприятное, хоть и ожидаемое препятствие.
     - И какое же воображение должно было быть у человека, чтобы назвать этих существ ледяными привидениями? - скептически поинтересовалась Эвианора, глядя на гибкие тела, перегородившие нам дорогу.
     Больше всего ледяные привидения походили на змей. Ледяных, конечно же, но от этого не более призрачных. С легким то ли шипением, то ли стрекотанием, 'привидения' парили в воздухе, не то играя, не то просто красуясь перед нами. А может, это был их ритуальный танец перед убийством, понятия не имею.
     - Я вот вдруг подумал, - подал голос Витарр, - что лучше бы я в защитники Аришу позвал. Она бы их просто огнем покрыла и все дела.
     - Увы, Ариша сейчас крайне занята, и помощи ждать неоткуда. Так что вперед и с песней.
     Не отступая от своих слов, я тут же начал напевать приставучий мотивчик похабной народной песенки, шагая вперед и одновременно с этим сплетая боевое заклинание. Когда я приблизился на расстояние удара, змеи встрепенулись, взлетели выше и вдруг, в мгновение ока, атаковали. Уже приготовленный Эвианорой щит встал перед передним привидением, но оно с легкостью пробило защиту и пришлось уворачиваться, отстреливаясь файерболами.
     Как мне потом объяснили - ледяные привидения воздушные существа, какие-то дальние родственники элементалей, но в тот момент я понятия об этом не имел, и дальнейшее сражение больше походило на какое-то цирковое представление.
     Я взбежал по созданной за долю мгновения воздушной лестнице, привидения устремились за мной. Первого, самого прыткого, накрыл 'вихрь тьмы', и больше его никто и никогда не видел, а вот второе с громким стрекотом увернулось. Третье же вообще потеряло ко мне интерес, переключившись на, как оно подумало (если было чем думать - мозга у этих существ я не заметил) более легкую добычу. Ну, пускай теперь Эвианора с ним разбирается.
     Я поднимался все выше и выше, играя с прыткой змеей в воздушные салочки. Так мы и прыгали друг за другом до тех пор, пока фигурки моих спутников внизу не стали совсем маленькими, а дышать оказалось и вовсе невмоготу - отвык я уже от гор, отвык. Вот тогда-то я и решил, что пора. Отпустив заклинание, поддерживающее меня в воздухе, я камнем рухнул вниз. Ледяная змея, оторопев от такого резкого маневра, немного помедлила, перестраиваясь, а потом, все набирая скорость, полетела за мной. И угодила ровно в распахнутые 'врата бездны' - темные заклятия, в отличие от стихийных, на этих тварей, похоже, действовали очень хорошо.
     На землю я спустился, сопровождаемый легким дождем из ледяных осколков.
     - И кого ты этим собрался впечатлить? - насмешливо спросила сестра. - Или ты теперь с человеческих и эльфийских девиц на айтанских мужчин переключился?
     - Тьфу на тебя, - в сердцах плюнул я, подбирая свою сумку. - Как ляпнешь что-нибудь, так хоть стой, хоть падай.
     - Ну, Шрэсса ты определенно впечатлил, - хохотнул Витарр. - Ладно, пойдем, надо успеть до темноты спуститься, а то все кости переломаем.
     - Не, Эйнар не переломает - видал, какие пируэты выписывал? Да он, если бы захотел, просто перелетел бы эти несчастные горы!
     'Хватит издеваться', - гневно отправил я сестре.
     Та в ответ показала язык и с легкостью увернулась от состряпанного на скорую руку снежка. В итоге чуть ли не половину пути вниз мы проделывали, непрерывно обстреливая друг друга. Увидел бы нас сейчас какой-нибудь тролль, то покрутил бы пальцем у виска и убрался куда подальше. Может, правду говорят, что все маги Разума немного чокнутые?

     - Знаешь, по-моему, уже пора признать, что мы заблудились, - куда-то в воздух произнесла сестра.
     - Дорога есть? Есть. Значит, не заблудились, - упрямо возразил я.
     - Эйнар, мы заблудились. Я не знаю, что это за дорога, но если бы это был имперский тракт, то он уже давно вывел бы нас... ну хоть куда-нибудь!
     Я промолчал, вытягивая ноги из стремян, и прямо из седла поднялся в воздух. Шаг за шагом, выше, еще выше, и вот я уже стою над макушками деревьев, оглядываясь вокруг. Лес, лес и еще раз лес. Ни очертаний какой-нибудь крепости вдалеке, ни просвета над трактом, ни дымков от деревень. Вообще ничего, как будто мы сами не заметили, как прошли через портал, и оказались в мире, где нет ничего, кроме леса. Но в том, что ни через какой портал, даже природный, мы не проходили, я был уверен - старый случай в академии научил меня чувствовать эти аномалии.
     - Вообще-то, это странно, - почесала макушку сестра, когда я снова оказался в седле. - Судя по тому, что ты видел, лес тянется на многие мили, но на юго-западе нет таких лесов. Только несколько эльфийских анклавов, но в них бы мы не попали, границы светорожденные охраняют получше святоземельников.
     - Поедем дальше, - решил я, понукая свою старенькую Звездочку, которая все эти годы была рядом со мной. - Если есть дорога, она должна куда-нибудь да вывести.
     'Дорога Сна закольцована сама в себя, - возник в голове голос. - Она не имеет ни начала, ни конца. Некоторые души так и бродят по ней, в бесплодной надежде на выход, пока их тела, оставленные в одиночестве на земле, медленно умирают. Отводить такие души обратно - задача Хранителя'
     'Что еще должен делать Хранитель?', - спросил я дракона.
     'Согласишься - узнаешь'
     'Не настолько велика моя жажда знаний, чтобы умирать для этого', - мысленно хмыкнул я.
     Дракон промолчал.
     - Так не бывает, - пробормотала Эви, глядя, как двуколейка, что вела нас до этого, вдруг уперлась в дерево и пропала, как будто ее и не было.
     Обернувшись назад, я заметил, что сзади дороги, по которой мы пришли на эту небольшую поляну, тоже нет. Морок? Нет, не похоже. Я спрыгнул с лошади, приложив руку к земле - создать тактильную иллюзию такого масштаба практически невозможно, так что, если ощущу слежавшийся песок - кто-то решил поводить нас за нос. Но нет, рука уперлась в слегка влажную после недавнего дождичка траву, и я почему-то был совершенно уверен, что мы не наткнулись на гения иллюзий, и дороги там попросту нет.
     'Никого', - отправила мне Эвианора, распуская созданную поисковую сеть.
     Несмотря на результаты заклинания, мне казалось, что чей-то взгляд - и не одинокий - настойчиво сверлит мне спину. Я крутанулся вокруг себя, но не заметил и тени, что могла бы подтвердить мои ощущения.
     Внезапно поляна начала меняться. Вместо могучих деревьев, усыпанных листвой, я увидел старые, засохшие и корявые стволы, на которых торчащие то тут, то там одинокие и больные листы казались насмешкой.
     - Помогите, - разлился шепот над поляной. - Вы можете помочь нам!
     - Вам, это кому? - спросила в пустоту сестра, держа в левой руке невесть когда очутившийся там меч, а в правой подрагивающий файербол.
     - Нам. Всем нам.
     Из деревьев начали проступать лица. Обезображенные страданием, но однозначно несчастные женские лица. Дриады!
     - Что с вами произошло? - спросил я, развеивая собственный файербол и пряча меч в ножны.
     Дриады - мирные существа, никогда не нападающие на людей, если те не пытаются уничтожить приютившее их дерево, ставшее для лесной женщины домом. Пожалуй, это было все, что я знал о дриадах.
     - Это не мы. Не наши деревья, - дриады говорили все разом, отчего понять их слова было еще труднее. А сознания у них внутри дома-дерева не было, поэтому просто прочесть мысли было невозможно.
     - Что значит, не ваши деревья? - озадачилась Эви.
     - Мы жили... раньше... в осенних кленах. Но потом пришел человек. Чародей. Ему нужна была древесина, и он сделал... что-то. Мы оказались здесь, в заточении. Закрыты, как в клетке. Не можем выйти. Помогите!
     Осенний клен - редкое и очень дорогое дерево. Мебель из древесины осеннего клена ценится на вес золота, и позволить ее себе могут только истинные богачи. Стоимости еще добавляет тот факт, что это любимое дерево дриад, которые выбирают его для дома чаще других пород. Похоже, неизвестный маг решил эту проблему, просто переселив дриад в другие деревья, но что-то пошло не так.
     - Мы не можем... жить в чужом доме. Он не принимает нас. Освободите!
     - Как? - спросил я дриад.
     Странно было обращаться к деревьям на поляне, но выделить какую-нибудь одну я не мог.
     - Разрушьте... темницу.
     'Они предлагают нам уничтожить их деревья?' - удивленно уставилась на меня Эви.
     'Похоже на то. Есть идеи, как это сделать?'
     Не ответив, сестра закрутила руками, формируя маленький, но мощный смерч вокруг одного из деревьев с заточенной внутри дриадой. Скрип, треск ломающихся веток и обрушившееся ощущение чужого рассудка - теперь я мог слышать освобожденную дриаду.
     - Я... свободна? - удивилась зеленокожая девушка. - Вы спасли меня! Я уже готова была умереть, сгореть вместе с несчастным деревом, но вы освободили меня! Пожалуйста, скорее, спасите остальных!
     Честно говоря, я тоже ожидал, что она погибнет. Но, похоже, не все в этой ситуации так плохо, как казалось. Вместе с сестрой я освободил оставшихся дриад из заточения, и вскоре мы стояли, окруженные дюжиной зеленокожих и зеленоволосых дев. Они действительно походили на эльфиек, кто-то меньше, кто-то больше, в зависимости от возраста, но все были удивительно прекрасны собой.
     В благодарность за спасение, лесные девы принесли нам множество ягод, которые мы с Эви с удовольствием съели и помогли выйти из леса к обжитым местам. Уж не знаю, что было тому виной - заточенные в чужих деревьях дриады или наша собственная невнимательность, но мы действительно оказались в сердце огромного лесного массива, самого большого леса империи, не принадлежащего светлым эльфам.
     - Мы благодарны вам, - поклонилась провожавшая нас дриада, когда мы выбрались на опушку. - Вы действительно истинные Хранители этого мира.
     С этими словами девушка растворилась среди деревьев, не собираясь пояснить, что она имела в виду.
     'Надеюсь, это у них такая форма благодарности спасителям, а не намек на то, что пора бы нам уже на Дорогу Сна', - проворчала Эвианора.
     - Ты лучше подумай, какой скандал разгорится, когда того ушлого мага разорвут на части, - сказал я сестре.
     Духи леса никогда не прощают причиненной им обиды, и мага, что заточил дриад в чужих деревьях, если он еще жив, ждет ужасающая смерть - подвластные зеленокожим девушкам растения настигнут его, где бы он ни прятался.

***

     - А я помню какую-то такую историю, - покивал Финиарион. - Ковен тогда проводил длительное расследование, но так ничего и не выяснил.
     - Ну, теперь ты знаешь правду, - улыбнулась Эвианора. - Так что, если кто-то вдруг захочет заняться добычей осеннего клена - лучше убивайте дриад сразу, вернее будет.
     - А что ты так на меня смотришь? - возмутилась вампирша. - Я таким не занимаюсь - делать мне больше нечего, кроме как с дриадами возиться.
     - Кстати, Ариша, как твой кавалер смотрит на твою малозаконную деятельность? - спросил Витарр.
     - Он в ней участвует, - фыркнула девушка.
     - Ай-яй-яй, заводишь отношения с подчиненными? - подколол ее Эйнар.
     - Вот много ты понимаешь, - отмахнулась Ариша. - Любовь - штука сложная.
     - Сложная не то слово...

***

     Он
     В Андору мы прибыли уже вечером, на закате. Мимоходом отметив, что на Ренье, из которого мы отправлялись, уже опустилась темнота, я устремился по знакомому маршруту в сторону Верхнего города.
     'Сумку свою забыл!' - услышал я в голове голос Эвианоры и вернулся.
     - Совсем уже мозги отключились, - пожурила меня сестра.
     Я ничего ей не ответил, прихватил сумку и вернулся на прежний маршрут. Эви покачала головой и двинулась в сторону таверны, в которой мы всегда останавливались по прибытии в столицу.
     В квартал Верхнего города, где размещалось здание Дворца советов, и где жили все, кому там приходилось работать, я прибыл, когда уже совсем стемнело. Но найти нужный дом труда не составило. Отворив калитку, я подошел ближе, задев все сторожевые сети, и постучал в дверь, ожидая, пока мне откроют. Хозяйка этого дома всегда сама приветствовала гостей по той простой причине, что не держала прислуги.
     Как только дверь открылась, я сделал шаг вперед, сгреб Хоук в охапку и приник к ее устам так, будто это был живительный источник, дарящий бессмертие.
     - Если бы сторожа не были настроены на твою ауру, прихлопнула бы на месте, - сообщила Хоук через некоторое время, отстранившись.
     - Но ведь не прихлопнула же, - сказал я, входя вслед за ней в дом. - Да и уверена, что получилось бы?
     - Ты не представляешь, во что может превратить свой дом магистр теоретической магии. Любая крепость развалилась бы от зависти. Так что бродячие маги многое теряют в этом отношении.
     - Зато оседлые не могут познать романтики дорог, - парировал я.
     - И какая в такой жизни романтика? - фыркнула Хоук. - Чай будешь?
     - Буду.
     Девушка поставила завариваться травный напиток, и снова повернулась ко мне, опершись на стол.
     - Не вижу я в твоей жизни романтики. Ты периодически пропадаешь на несколько месяцев, а то и лет, а потом возвращаешься, пропыленный, обзаведшийся новыми шрамами и леденящими душу историями. Где здесь романтика?
     - В том моменте, когда я возвращаюсь к тебе, - я подошел ближе, практически вплотную.
     - Эйнар, я уже давно не наивная молоденькая студентка, - вздохнула Хоук. - В Андоре ты возвращаешься ко мне, в Пуанре ты возвращаешься к Риноре, в Амете еще к кому-нибудь. 
     - Это не так. Возвращаюсь, - я выделил это слово, - я только к тебе.
     Я склонился и снова поцеловал ее, чтобы прекратить эти бессмысленные препирательства, не за этим я сюда приехал. Стол за спиной Хоук оказался там очень кстати, а об остывшем чае я и подавно не задумывался.
     Однако позже, значительно позже, лежа в кровати и смотря в невидимый в темноте потолок, я думал о том, что девушка, в общем-то, права. С тех пор, как мы вернулись из империи, я периодически, набегами, бываю в Андоре, провожу здесь несколько дней и снова исчезаю, оставляя Хоук гадать, вернусь ли я в очередной раз. Самое паршивое, что поделать с этим я ничего не мог - не раз уже проверено, долго высидеть на одном месте мы с Эвианорой просто не можем. То ли правду говорят, что дорога зовет единожды на нее ступившего, то ли это просто какое-то внутреннее стремление, не позволяющее мне вести жизнь уважаемого, оседлого мага.
     Наконец я смог заснуть, и снилась мне, как обычно, Дорога Сна. Уже некоторое время я не видел обычных снов, только ее, свернувшуюся вокруг мира, как кошка сворачивается вокруг котят. Я видел дорогу и множество душ - людей, эльфов, айтанов и прочих - идущих по ней. Видел их сны и грезы, видел, как одни восходят на дорогу, другие уходят с нее, а некоторые продолжают брести, без цели и смысла, брести по дороге без начала и конца, пока Хранитель не укажет им их путь. Я знал, я чувствовал, что мое время близится, но надежда все еще теплилась во мне. Может быть, именно она и не давала мне осесть, заставляла мотаться по всему миру в бесплодных попытках найти спасение от незавидной участи. Сотни перерытых от и до библиотек, множество редчайших книг, несколько бесед с молодыми драконами, плотное сотрудничество с самыми разнообразными тайными службами, имеющими доступ к закрытым, но так необходимым для нас знаниям - увы, но даже все это до сих пор не могло дать нам вразумительного ответа как избежать приготовленной участи. Как найти свой собственный путь, а не идти по тому, что выбрал для нас белый дракон?
     Проснулся я утром от скрипа пера по бумаге. Открыл глаза, сонно потянулся и задумчиво уставился на Хоук, стоя пишущую что-то в объемной тетради.
     - Гениальная идея пришла во время сна? - поинтересовался я, подтягиваясь выше и усаживаясь, облокотившись на подушки.
     - Почти, - ответила девушка.
     Что-то еще написала, прикусила кончик пера, задумавшись, а потом, тяжело вздохнув, отложила его в сторону.
     - Не получается, - пожаловалась она то ли мне, то ли всему миру.
     - Иди сюда, помогу, - развел я руки.
     - Если бы ты хоть что-то понимал в артефакторике, может, и помог бы, - фыркнула Хоук, устраиваясь у меня под боком. - Но ты зачет получил только благодаря Фину.
     - С тех пор у меня появился кое-какой опыт, - усмехнулся я. - Так что рассказывай.
     - В общем, мне нужно уложить два управляющих контура так, чтобы они не конфликтовали... Погоди! Это же государственная тайна, я не имею права говорить с тобой об этом.
     - Если вдруг спросят, скажешь, что я принудил тебя страшным ментальным заклятием. И ты уже проговорилась, так что продолжай.
     - Ну и как я могла устоять под таким давлением? - закатила глаза Хоук. - Короче, дали мне задание - необходимо сконструировать такой артефакт, чтобы заставить человека говорить правду. Сам знаешь, выяснить, врет ли человек не сложно, но вот заставить его говорить... Тут нужен практически полный контроль, а на такое только маги Разума и способны.
     - На всех менталистов не напасешься.
     - Именно. В общем, я уже третий месяц голову ломаю, но пока что выходит не очень. Вот, смотри.
     Хоук подскочила с кровати, покопалась в одной из полок и вытянула странный предмет, похожий на металлический кол.