Козырев Вячеслав Александрович: другие произведения.

Во всём виноваты пришельцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Земля. Несколько миллионов лет до нашей эры.
  На небольшой опушке затерянного среди величественных гор низкорослого леса расположилась на отдых стая обезьян. Заслышав странный, незнакомый звук, они замерли, а вожак настороженно закрутил головой, пытаясь определить, откуда идет опасность. Он поднял голову вверх и увидел маленькую темную точку. Она стремительно приближалась, увеличиваясь в размерах, и вскоре можно было разглядеть похожий на диск летательный аппарат. Вожак издал короткий рык, и вся стая скрылась в густых зарослях кустарника.
  Звездолёт сделал несколько кругов, словно изучая местность, завис над небольшим плато, а затем плавно опустился на землю. Смолкли двигатели, в верхней части диска раздвинулись створки огромного люка, и наружу выползла платформа с установленным на ней лазером. Раздалось тихое гудение, и сверкающий луч начал «резать» ближайшую гору, словно нож масло.
  За пультом сидел сухопарый гуманоид в чешуйчатом комбинезоне. Узкие глаза с вертикальными зрачками внимательно следили за происходящим, тонкие губы от напряжения превратились в узкую щель.
  Постепенно проступили очертания выгнутой, отполированной до блеска стены из черного гранита. Следом появилась острогранная перемычка, заканчивающаяся в фокусе гигантского зеркала небольшим цилиндром с отверстием в верхней части. Лазер повернулся, и следующая скала превратилась в многогранную пирамиду.
  - Готово, – удовлетворенно произнес гуманоид и повернулся к сидящему рядом второму члену экипажа: – Как дела у остальных?
  - Нормально, Проф, идем по графику.
  - Отлично. Устанавливаем кристалл генератора.
  В воздух поднялась миниатюрная, радиоуправляемая винтокрылая машина, подлетела к цилиндру, зависла и аккуратно опустила в отверстие крупный бесцветный кристалл. Залив отверстие густой, моментально затвердевшей массой, вертолёт вернулся назад.
  - Ого, смотрите, а вот и аборигены, – воскликнул второй, показывая на заросли, откуда выглянуло несколько пар встревоженно-любопытных глаз. – Неужели из этих уродов выйдет что-нибудь приличное?
  - Скоро узнаем, – ответил Профессор.
  Он сконцентрировал взгляд на «цилиндре» и начал посылать ему свои эмоции, чувства, простейшие навыки и знания.
  Прошло время. Неожиданно кусты зашевелились, и на лужайку, очумело озираясь по сторонам, выползло несколько приматов. Слегка раскачиваясь, они поднялись на задние лапы, построились гуськом и исчезли в лесу.
  - Проф, получилось! – с восторгом воскликнул второй гуманоид.
  - Да, – кивнул тот. – Месяц воздействия, и они смогут выполнять простейшие действия, а там…
  Замигавшая лампочка связи «Вызов» прервала их разговор.
  - Немедленно свернуть все работы и возвращаться, – раздалось из динамиков.
  - Почему? – растерялся Профессор. – Мы только начали, и остальные даже не завершили установку. Я не могу. Мне надо хотя бы несколько дней, чтобы вывести излучатель на полную мощность.
  - Приказ Командора, на планете чрезвычайная ситуация.
  Через несколько минут диск взмыл в небо и исчез, и лишь странное сооружение посреди гор напоминало о необычном визите.
  
  
  
  
  «Сквозняк» из центра Галактики
  
  - Петр Макарыч, новость слышали?! – в кабинет начальника ЖЭУ Бутикова впорхнула взволнованная секретарша Лизочка. – Инопланетянина поймали!
  - И чего? – страдальчески поморщился управдом. – У меня три аварии, семь вызовов, не знаешь, за что хвататься.
  - А вы включите телевизор, там такое показывают! – не унималась Лизочка.
  Спорить с собственной секретаршей занятие бессмысленное, и, вздохнув, он достал из ящика стола пульт.
  На экране замелькали кадры опустошительного цунами на юге Азии, затем появились радостные лица негритят, с весёлым изумлением смотревших на африканский снег. Европа отчаянно боролась с наводнениями, а Россия – с очередной эпидемией. Землетрясение в Южной Америке сменили новости с одной из горячих точек планеты, где войска США уговаривали местное население добровольно принять свободу и демократию.
  - Куда катимся? – вздохнул Бутиков и хотел выключить телевизор, но на экране появился диктор и торжественно объявил:
  - И вновь мы возвращаемся к главной теме дня: наконец-то свершилась вековая мечта человечества – сегодня в четырнадцать часов по местному времени в районе Плутона произошла историческая встреча с инопланетным разумом. Как стало известно из достоверных источников, патрульные звездолёты седьмой эскадры Управления Космической Безопасности под командованием недавно назначенного адмирала Карка обнаружили два НЛО, и с одним из них удалось вступить в контакт. Теперь мы знаем, что не одиноки во Вселенной. Наш корреспондент пытается связаться с командиром звездолёта, и мы с минуты на минуту ждем новых сообщений. А пока посмотрите новый клип группы «Ухаха».
  - С ума сойти! – радостно взвизгнула Лизочка, повиснув на шее у начальства. – Представляете, я иду по улице, а навстречу этакое чудище, блеск!
  - Ну-ну, – снисходительно ответил Бутиков, прижимая покрепче упругое тело. – Подумаешь, разум объявился. Да и был ли он. Может, это очередная газетная утка. Какую ерунду ни придумают, лишь бы увеличить тираж. Им бы мои заботы: жилфонд старый, трубы гнилые, денег не хватает. У меня сантехник на работу не вышел – это проблема. Твой инопланетянин за него работать не будет.
  Впрочем, нормальный человек мог сразу возразить, что сантехников этих хоть пруд пруди. Пропал и пропал. Тоже, величина. Вот если б исчез руководитель города, тогда бы народ переполошился, или по крайней мере пошли разговоры. А так, чего волноваться: весь руководящий аппарат на своих местах, а вместо пропавшего слесаря легко подыскать нового.
  Но вот как раз другого управдому искать и не хотелось.
  Николай Иванович Иванов, или попросту Колян, крепкий, высокого роста парень, безотказный, готовый, не задавая лишних вопросов, отправиться по вызову в любое время дня и ночи, частенько выручал управдома. Его единственный недостаток, в силу мягкости характера, абсолютная неспособность отказаться от «благодарности» признательных жильцов, что приводило к периодическим опозданиям на работу. Вот и сегодня утром, рабочий день в самом разгаре, а он до сих пор не появился на планерке, и раздосадованный Макарыч отправил его напарника Толяна, выяснить, в чём дело. В навалившейся текучке про них слегка подзабыли, но ненадолго, ЖЭУ начали рвать звонки рассерженных жильцов. Как назло, вызовов навалилось столько, что оставшиеся бригады не успевали устранять неполадки. Народ же требовал ремонта, матерился в трубку, а один даже пригрозил, если к нему не явятся через пять минут, запихать в трубу самого Бутикова.
  Жутко чертыхаясь, управдом вызвал дворничиху и приказал ей немедленно отыскать загулявших друзей, а сам, благо наступило время обеда, чмокнул в щёчку Лизочку и отправился домой. Однако не успел снять ботинки, как в дверь забарабанили. На пороге стоял участковый Кузьмич, здоровенный дядька с большими рыжими усами.
  - Где твой санхимик? – грозно зарычал он. – Я, по-твоему, сегодня вечером без воды сидеть должон?
  Макарыч понял - обед отменяется и рассвирепел. Он выскочил из квартиры и самолично направился к Коляну, обещая устроить обоим разгильдяям хорошую головомойку.
  Возле дома Коляна, он увидел сидящих на скамейке возле подъезда двух старушек и решил на всякий случай поинтересоваться, не видали ли они своего соседа.
  Бабки, Глафира и Агафья, с готовностью пришли на помощь управдому. Перебивая друг дружку, они сообщили, что утром сантехник в сопровождении неизвестного мужчины приличной наружности шел по улице и прилюдно исчез, пропав в условиях хорошей видимости и отсутствия каких-либо природных катаклизмов. Зато далее мнения бабулек разошлись.
  Глафира уверяла, что этого пьяницу унесли черти, желчно припомнив, как в прошлом годе по этой причине слабости здоровья, тот на целых два дня оставил её без воды, ремонтируя кран.
  Агафья не менее горячо утверждала, что Коляна, человека доброго и жалостливого, по прямому указанию Господа Бога прибрали ангелы. Она напомнила, что именно он, вымокнув до нитки, грудью перекрыл прорвавшуюся в подвале трубу, и спас, таким образом, запасенную на зиму картошку. А насчет пагубной привычки сантехника: так пьяный, он почти святой, ничего не просит и всех любит.
  Бутиков схватился за голову: только ненормальных старух ему не хватало для полного счастья.
  Но они клялись и божились, что видели «чудо» своими глазами, так как им было ужасно любопытно, куда мужики повернут: направо, на работу, или налево, к пивному ларьку. Бабки категорически утверждали, что всё это время не выпускали их из виду; разве только на секундочку посмотрели вслед Лариске, совершенно бесстыжей особе с первого этажа, да высказали ей вслед коротенькое напутствие.
  Ошалев от этой галиматьи, управдом уже и сам был не рад, что зацепил это сарафанное радио. А тут ещё встрепенулся мирно дремавший на соседней скамеечке дед Порфирий. Подняв вверх указательный палец, он категорически заявил, что старые всё путают: сантехник рассыпался на множество мелких песчинок, а затем превратился в туман и растаял. И без НЛО тут никак не обошлось. Вон и по телику объявили о появлении инопланетянина, и, чтоб ему не опохмелиться, эти два факта тесно связаны между собой.
  Услышав про НЛО, обе бабки поджали губы и согласно закивали головами: точно, тот, второй – замаскированный пришелец, он и выкрал сантехника ЖЭУ номер шесть.
  Проходивший мимо участковый решил выяснить, по какому поводу скопление, и подключился к поискам. Он выслушал свидетелей, начисто отверг их измышления как антинаучные и посоветовал впредь поменьше нести подобную околесицу; а пропавшие работники скорее всего запили горькую и, пока не проспятся, не появятся.
  - Ох, они у меня заработают! – зловеще пообещал управдом.
  - И на полную катушку. В другой раз неповадно будет, – мстительно посоветовал Кузьмич и тут же напомнил: – Смотри, не забудь другую бригаду прислать.
  
  А виновники переполоха мирно сидели в вагоне пригородной электрички и ехали в совершенно противоположную от работы сторону.
  Колян вкалывал сантехником третий год. До этого он работал на большом предприятии в областном центре, куда попал после окончания института. Молодой, напористый, грамотный специалист, он быстро продвигался по служебной лестнице, оставив далеко позади своих сверстников. Жизнерадостный, доброжелательный, готовый каждому прийти на помощь, он обзавелся кучей друзей, а самая красивая и досель неприступная девушка в городе вышла за него замуж. Казалось, жизнь прекрасна, но неожиданно посыпались неприятности. Внеплановая ревизия выявила в его отделе финансовые нарушения. Директор вызвал Николая к себе и предложил для скорейшего прекращения дела взять всю вину на себя. К сожалению, скандал замять не удалось, и, хотя впоследствии выяснилась непричастность молодого начальника к махинациям, его под предлогом допущенной халатности тихо уволили. В довершение всего «добрые люди» подсказали, что жена изменяет ему с лучшим другом. В ярости Колян, несколько лет занимавшийся восточными единоборствами, поломал «другу» пару ребер и руку.
  Все мечты и планы рухнули в одночасье. В свои тридцать с небольшим Колян понял, что жизнь не удалась и потеряла всякий смысл. Он впал в жуткую депрессию и запил. Окруженный толпой очередных «верных друзей», он швырялся деньгами налево и направо, пока однажды не проснулся в чужой квартире в помятом спортивном костюме без копейки в кармане. Промучившись пару дней от глубокого похмелья, он понял, что не может больше оставаться в этом городе и ловить на себе сочувственные или брезгливые взгляды своих прежних знакомых. Стараясь позабыть прошлое, он переехал в соседний городок, устроился сантехником в ЖЭУ и понемногу успокоился, твердо решив именно так и прожить оставшуюся жизнь.
  Однако, не всегда эта самая жизнь зависит от наших желаний.
  
  Ранним утром Колян не спеша шагал по улице, направляясь к мастерской, и натолкнулся на бледного взъерошенного гражданина в очках, с обиженным выражением на лице растерянно оглядывавшегося вокруг.
  Колян остолбенел: перед ним, самым невероятным образом, стоял Вадик Смирнов, его подчиненный по прежней работе.
  - Смирнов? – осторожно поинтересовался Колян.
  - Николай Иванович! Слава богу, хоть одно знакомое лицо! – обрадованно кинулся к нему бывший сослуживец.
  - Какими судьбами? – сухо поинтересовался Колян, вспомнив рассказы знакомых, как тот в своё время пытался его подсидеть.
  - Сам не знаю, – удрученно вздохнул Вадим. – Вечно мне не везет, завистники всяческие пакости строят. Вчера отмечали мое назначение, понятное дело, назюзюкались, и какая-то холера меня в этот автобус запихала.
  - Новая работа?
  - Да так, – замялся Смирнов. – Замдиректора по общим вопросам.
  - О, поздравляю, Вадим Владимирович.
  - А, ерунда, сами знаете, какой у нас народец, так и норовят ножку подставить. А вы?
  - Гегемоню потихоньку. Сантехником. Голову лишними мыслями не забиваю.
  - Ясно, – снисходительно сморщил нос Смирнов, но тут же, спохватился и изобразил широкую улыбку. – Слушай, нельзя у тебя на пол часика остановиться? Поесть, помыться, а то ближайший автобус только после обеда, а я, сам понимаешь, здесь никого не знаю.
  «Во, дает»! – оторопел от такого заявления Колян.
  Былая неприязнь и обида вновь накатили, ему захотелось послать старого знакомого куда подальше.
  «А чего я дёргаюсь? – он с силой потер щеки, стараясь успокоиться. – Прошлое не вернуть, жизнь по-новому не проживёшь и нечего голову забивать».
  Вадим, по-своему поняв этот жест, принялся искать по карманам:
  - Давай я на всякий пожарный твоему начальнику звякну. От, чёрт, куда-то мобильник запропастился. Слушай, у тебя случайно с собой нет телефона?
  - Не обзавёлся, – ответил Колян. – Мне звонить некому, меня тоже никто не ищет, разве только Макарыч, но он меня и так достанет. Ладно, пока планерка, пока наряды раздадут, время есть. Пошли.
  И он повел Смирнова к себе домой, совершенно не предполагая, что этот невинный на первый взгляд поступок круто перевернёт всю его жизнь.
  
  Жил он на последнем этаже обшарпанной пятиэтажки в обычной двухкомнатной хрущёвке.
  - Это твои палаты царские? – слегка скривившись, поинтересовался гость, снимая пальто и проходя на кухню.
  - Меня устраивают. Не дует, светло, тепло, и мухи не кусают.
  - Да с твоей головой мог бы и получше устроиться.
  - Было время, – согласился Колян, зажигая газовую конфорку. – Все выше и выше… а чем кончилось? То-то. Я в эти игры больше не играю. Живу тихо, спокойно, никого не трогаю, ко мне никто не пристает. Отпахал свои восемь часов, и голова не болит. За вечерние вызовы – дополнительная плата и, кроме того, естественно, магарыч. Детективчик почитал, пивка или чего покрепче принял, и на боковую. Чего ещё надо?
  - Каждому своё, – снисходительно усмехнулся Смирнов. – Лично у меня жизнь в лучшем виде. И работа, и дом, и машина. И езжу куда хочу. И когда хочу. И с кем хочу. Жена молодая, вот такие ноги. Прошлым летом на Багамы возил.
  - А физиономия кислая.
  - Да, – раздражённо бросил Вадим. – Имеются кое-какие проблемы. Завистников много.
  Он хотел еще что-то добавить, но раздался стук в дверь – и на пороге появился Толян. Увидев незнакомого человека, он в нерешительности замялся у порога.
  - Я… это… меня того, Макарыч узнать послал, ты часом не заболел?
  - Здоров. Знакомьтесь: Вадим Владимирович Смирнов, мой бывший коллега, а это Анатолий Владимирович Петров, мой нынешний напарник.
  Петров, сухонький мужичок лет тридцати пяти, смущённо кивнул и прислонился к дверному косяку. Робкий и суетливо-услужливый, он постоянно старался всем помочь, но, к сожалению, это получалось у него большей частью нелепо. То во избежание возможного падения уличных зевак заботливо прикроет канализационный люк с находящимся там внутри слесарем; то по просьбе, не успевшей запастись водой дамочки с первого этажа откроет задвижку в самый неподходящий момент, когда ремонтная бригада в подвале разъединит трубу, то совершит еще какое-нибудь подобное «доброе» дело. Постоянно попадая впросак, ломая или теряя любую вещь, которая имела несчастье попасть ему в руки, он в основном использовался на подхвате: таскал за бригадой сумку с инструментом, убирал мусор, бегал за пивом и молча сносил шутки и подначки товарищей по работе. Колян пару дней терпел, глядя на это безобразие, а затем встал на его защиту, и вскоре они вместе ходили по квартирам. Толян, впервые в жизни почувствовав к себе доброе отношение, привязался к напарнику и ради него был готов пойти в огонь и воду.
  - Давай проходи, – махнул ему нетерпеливо хозяин, занятый чайником. – Не стой как столб. Завтракать будешь?
  Этого вопроса он мог и не задавать. От предложения «перекусить» Толян никогда не отказывался и без лишних разговоров садился за стол в любое время дня и ночи. Однако это никоим образом не сказывалось на его комплекции, и всем своим видом он подтверждал известную поговорку: «Худому коню корм не впрок».
  - Разносолов не обещаю, – сказал Колян, открывая холодильник и выкладывая свои припасы. – Чай, белый хлеб, колбаса «Детская», – он повернулся к гостю. – У вас небось колбасы сортов двадцать?
  - Хватает, – подтвердил тот, густо намазывая булку маслом.
  - Зато у нас натуральная.
  - А ты проверял? Кстати, слышал: инопланетяне прилетели. Про них вчера весь вечер по всем каналам показывали.
  - У меня телевизор не работает.
  - Скучно живёте, без огонька. Сплошные серые будни.
  - Подумаешь, эка невидаль, у нас своих новостей хватает, – обидевшись за друга, промычал Толян, стараясь прожевать засунутый в рот здоровенный кусок бутерброда. – Мне тётка письмо прислала из деревни.
  - Яровые взошли? – благодушно поинтересовался гость. – Или председателю в избу свет провели?
  - Погостить зовёт. У неё двадцать четвёртого день рождения. Кабанчика собирались заколоть. Буженина, сало, кровяные колбаски.
  - Везёт людям, – мечтательно закатил глаза под потолок Смирнов. – Триста лет не ел домашней буженинки.
  - Гулять будут, – сказал Колян и машинально посмотрел на календарь. – Кстати, двадцать четвёртое сегодня.
  - Давайте съездим, навестим старушку? – заулыбался Толян.
  - А на работу кто пойдёт, инопланетяне? – покачал головой Колян. – Да и денег нет.
  - Тётка-то далеко живёт? – встрепенулся Смирнов.
  - Почти рядом – минут сорок на электричке до поселка, да оттуда полчаса на автобусе.
  - Я плачу! – сделал широкий жест гость и, заметив удивлённые взгляды, пояснил: – Нам премиюшку подкинули, можем гульнуть. Времени навалом, на работу я сегодня всё равно уже не попаду. Да и хрен с ними, переживут, скажу, ездил к смежникам, договариваться насчет поставок.
  - Может, поедем, Иваныч? – с умоляющим видом повернулся к напарнику Толян. –Скоро обед, считай, день прошёл. Заявок на сегодня, кажись, не много. Завтра по утрянке вернёмся, а ежели чуток запоздаем, у Макарыча ещё две бригады осталось.
  - Успокойся, неудобно к незнакомым людям такой оравой вваливаться. Думаешь, нас там сильно ждут?
  - Да ты что! В деревне гостям завсегда рады.
  - Ты часом себе новой Верки не завёл? – ехидно ухмыльнулся Смирнов. – И она тебе расслабляться не даёт.
  От этих слов Колян побелел. Появление Смирнова всё-таки выбило его из колеи, а упоминание о бывшей жене разом всколыхнуло воспоминания, загнанные в самый дальний угол подсознания, и ему захотелось тут же, немедленно, напиться до умопомрачения.
  - Пропади оно пропадом, поехали.
  Однако с самого начала дела пошли наперекосяк. Пока они искали тётке подарок – не являться же в гости с пустыми руками, – билеты в мягкие и плацкартные вагоны распродали, остался один дополнительный общий. Не обремененные багажом, они одними из первых успели забраться в середину вагона, но уже через пару минут поняли свою ошибку. Проходы оказались плотно заставлены сумками, коробками и мешками. На нижних полках, тесно прижавшись друг к другу, разместилось сразу по пять-шесть человек, а с верхних свисали гроздья детских голов. В довершение всего окна не открывались, и ехать пришлось в сплошной духоте, пропитанной запахом пота и перегара, смешанного с табаком.
  Мужики сразу же принялись обсуждать последнюю новость об инопланетянах и разделились на два противоположных лагеря. Одна, большая часть, безоговорочно приветствовала свершившийся контакт, надеясь на бурное развитие науки и техники, другая, оставаясь в меньшинстве, с не меньшим упорством утверждала, что более развитая цивилизация наверняка захочет поруководить, и приводила массу примеров из истории.
  В спор ввязался какой-то встрёпанный лохматый бородач, поднял вверх палец и принялся вещать:
  - Прибыл посланец Тьмы! Его появление – первый сигнал погрязшему в грехе человечеству. Посмотрите, что в мире делается. Народ-то каков пошёл: больше о наживе думает, шикарней соседа выглядеть мечтает. Довели Землю-матушку – трясет её бедняжку со страшной силой, тайфуны, ураганы туда-сюда проносятся, цунами целые города смывает. Небо в сплошных дырках, словно швейцарский сыр. Население голодает и продолжает увеличиваться. Зло кругом, и мир в тартарары катится. О душе никто не думает.
  Началась оживленная дискуссия, есть ли душа у инопланетян. Постепенно все сошлись во мнении, что пришельцам на Земле придется несладко: погода не пойми какая, на огороде ничего не растет, зато цены, словно сумасшедшие, лезут вверх; а уж правительство о народе и вовсе не думает. Народ перекинулся на обсуждение простых, насущных забот и совершенно позабыл о гуманоидах.
  Поезд опоздал ненамного, минут на десять, однако пока наши путешественники выбирались из переполненного вагона, то, выскочив на свободу, увидели лишь задний номер отъехавшего автобуса. Вечером в одной из соседних деревень намечалась свадьба, и гости, битком набившись в салон, с жаром принялись доказывать водителю, что больше никого не будет. «А если и будут, то вряд ли влезут», – уточнил огромный дядька и достал две бутылки водки. Водитель, сражённый таким веским аргументом, тотчас завел мотор.
  Троица стояла возле пустого перрона и потерянно оглядывалась по сторонам. Согласно «Графика движения автобуса», пришпиленного к осветительному столбу, очередной рейс ожидался только на следующий день.
  Поездка, не успев толком начаться, грозила закончиться, но Толян моментально оценил обстановку и завернул за угол стоящего рядом пивного ларька. Быстренько влился в тамошнюю компанию и через пару минут выудил оттуда страшно больного водителя полуторки. Вообще-то тот направлялся в другую сторону, но его пообещали подлечить, и, закупив литр «лекарства», путешественники забрались в кузов. Колымага оказалась под стать хозяину: отчаянно дребезжа по пыльной дороге, она отказывалась ехать быстрее тридцати километров в час, и до деревни они добрались только к вечеру.
  
  - Да уж, романтика, – скривился Вадим, разглядывая несколько обветшалых домов, примостившихся на берегу тихой речки. – И как здесь люди живут? Хотя дышится неплохо. – Он повёл носом и замер. - Жареным пахнет.
  - Пошли, – показал на крайний дом Толян.
  Они поднялись по скрипучим ступенькам на крылечко, вежливо постучали и на предложение: «Входите, не заперто», – шагнули в избу. Навстречу им вышла старушка. Увидев Толяна, она всплеснула руками, тихо охнула и неожиданно расплакалась.
  - Ну, ты чего, тёть Стеня? – смущённо поглядывая на друзей, Толян неуклюже погладил её по плечу.
  - От радости родной, от радости, – всхлипнула тётка, вытирая глаза. – Не забываешь нас, деревенских.
  - Да ладно, – сконфуженный Толян протянул ей большой цветастый платок. – Я тебя с днём рождения поздравляю.
  - Ой, спасибо.
  - Анатолий! – вывернулся из соседней комнаты хозяин, старенький мужичок. – Здорово, племяш! Это кто с тобой?
  - Мои друзья.
  - Молодцы, что приехали, – воскликнул дед и потащил гостей за стол. – Вот, рожденье у нас. Жалко вы припозднились, наши совсем недавно разошлись. Да ничего, чем богаты, тем и рады.
  Тётка быстренько расставила посуду, затем бросилась на кухню и вынесла чугунок дымящейся картошки, а следом большое блюдо с жареным мясом и колбасой.
  - М-мм, – замычал Вадим, у которого от одного вида этой вкуснятины потекли слюнки. – А это от нас. – И он выставил бутылку водки.
  - Ай да гости, – просиял дед.
  - Вы накладывайте, накладывайте, не стесняйтесь, - продолжала хлопотать Степанида.
  - Наливайте, наливайте, - вторил ей дед.
  - Как скажете, - согласно закивал головой Смирнов, набирая себе на тарелку самые большие куски мяса.
  - За именинницу! – поднял стакан Колян.
  - Чтоб не болела! – подхватили остальные и выпили.
  Дед тотчас налил по второй, и тосты посыпались как горох.
  - За хозяина!
  - За милого Толика!
  - За порося.
  После суматошного дня водка ударила в голову, и гости быстро захмелели.
  - Хорошо сидим, – разомлевший Вадим с лоснящимся лицом отодвинул пустую тарелку и откинулся на спинку стула. – Ну, как поживаете?
  - Сами видите, - вздохнула тётка. - Осталось пять дворов, старики да старухи. Последняя молодая семья скоро в город переберётся, ужо и квартирку подыскали. А чё им тут делать? Денег не платят, развлечений никаких, кино и не помним, когда в последний раз привозили. Эвон, нынче в соседней деревне свадьба, так они туда отправились.
  - Не умеем мы по-человечески жить, не умеем, – икнул Смирнов.
  - Э, милок, да ты никак набрался, – хихикнул дед. – Слабоват нынче мужик. Вот в наше время…
  - Какое такое ваше время, – напыжился Вадим и попытался встать, но не смог оторваться от стула. – Все великие дела происходят сегодня. – И он принялся загибать на руке пальцы. – Свобода – раз. Куда хочу, туда и ворочу, – два. Да у нас, поглядите, – он ткнул пальцем в темный экран выключенного телевизора, – инопланетяне прилетели. Разве при вашем социализме могли прилететь инопланетяне?
  - А тьфу на них. По всем программам тока планетяне. Планетяне то, планетяне сё. Планетяне туда, планетяне сюда. Надоели.
  - И вид у них не очень, – насмешливо добавил Толян. – Маленькие, синенькие.
  - И на кой они сдались? Нам пахать надо, сеять, урожай собирать, а всякие там человечки с рожками, похожими на антенны, энто сплошное баловство.
  - У них тех-но-логии. Пе-ре-до-вые. Понял? Они из воздуха могут пищу синтезтировать.
  - Синтезировать, – поправил его Колян и, заметив недоумевающий взгляд деда, коротко пояснил: – Искусственную еду создавать.
  - Слышали, знаем, – подскочил дед, словно готовый броситься в драку петух-забияка. – Да тока по телику теперича говорят об эко-гло… тьфу, короче, без всяких удобрений выращенных продуктах. На чистом навозе.
  - Вот именно, – поддержал родственника Толян. – У коров бешенство, у рыбы солитер, даже у птиц грипп нашли. С этого вашего Запада к нам одно барахло гонят: курей времен Первой мировой; газировку, от которой с железа ржавчина сползает; пересоленную картошку, усохшую в трубочку.
  - Ну и что! – упрямо бодал лбом воздух Вадим. – У всех есть недостатки, тогда тем более пусть нас пришельцы научат.
  - А мы не дурней их! – кричал в ответ Толян.
  - И пошли они все куда подальше! – стукнул кулаком по столу Колян. – Придут, научат. Нас и так со всех сторон пытаются учить, как жить. Лично я ни под кого подстраиваться не желаю, а уж тем более под твоих инопланетян.
  Настроение у него, и без того неважное, окончательно испортилось. Он налил себе полный стакан, осушил его одним залпом и, бросив: «Пойду, прогуляюсь», – выскочил за дверь.
  Чудесная ночь разливалась вокруг. Ветер, утомившись за день, затих, слушая, как стрекочут кузнечики, а где-то невдалеке, у реки, заливается соловей. В деревне светилось всего три-четыре окошка, отчего чёрное, бездонное небо начиналось прямо за крыльцом, и даже узенький серп раннего месяца не мог пробить густую темноту. Крупные звёзды светили над головой, казалось, протяни руку – и можно дотянуться до любой из них.
  Небо прочертила одна яркая полоска, затем другая. Колян попробовал загадать желание, но не успел. Наконец появилась новая звезда и летела так долго, что он успел три раза повторить заказ, а она не гасла.
  «Э, да это самолет. Хотя нет, у самолета огоньки мигают и один красного цвета. Наверно, спутник».
  «Спутник» приближался, увеличиваясь в размерах, и вдруг взорвался, осыпавшись на землю искрящимся дождём.
  - Метеорит! Вот бы найти кусочек.
  Недолго думая, Колян выбрался за околицу, где по его прикидкам упал ещё не успевший остыть метеорит, но ничего не сумел разглядеть в кромешной темноте и повернул назад. Под ногами блеснуло. Колян нагнулся и увидел маленькую серебряную брошку в форме полумесяца с двумя изумрудными камешками на концах.
  «Наверно, потерял кто, – подумал он, поднимая вещицу. – Отдам хозяйке».
  Он вернулся в дом и увидел, что все спят, а для него на сундуке расстелен матрас и старое лоскутное одеяло.
  Утром, хмурые, не выспавшиеся, с больной головой, они с трудом поднялись к автобусу, чтобы отправиться на вокзал, и увидели за околицей большую колонну военных грузовиков.
  - А эти откуда? – удивился Толян.
  - Не задавай идиотских вопросов, – проворчал Колян. – Обычные учения.
  Всю обратную дорогу он пытался понять, для чего они вообще ввязались в эту поездку, и, не придумав ничего путного, решил: «Не иначе нечистый попутал».
  Они вернулись в город, усадили Смирнова на автобус и отправили его домой, а сами устроили небольшое совещание.
  - На работу счас пойдем?
  - Куда денешься, иначе Макарыч убьёт.
  - Скоро обед.
  - Ну и что? Мы вчера не вышли, а если и сегодня не появимся, будет перебор.
  - Логично. Только сначала ко мне заглянем. Вещи положить.
  - Пять минут, не больше.
  Пока Толян бегал домой, Колян пристроился на скамейке, рассеянно поглядывая по сторонам.
  Несколько воробьев затеяли купание в пыли, а тощая ворона, подхватив кусок хлеба, улепетывала от своих подружек. Из кустов вывалился странный кот умопомрачительной расцветки, уселся напротив Иваныча и уставился на него пронзительным взглядом.
  - Маешься, бедолага? Никому не нужен? – посочувствовал ему Колян. – Вот и я такой же. Судьба. Ты уж извини, у меня с собой ничего нет, но будешь вечером в этих краях, заходи, угощу.
  Выскочил Толян, и они отправились на работу. Неожиданно для себя Колян оглянулся - кот сидел на месте и внимательно смотрел им вслед.
  Проскользнув незаметно в мастерскую, они приняли рабочий вид, однако их сразу вызвали к начальству. Управдом находился в большом смущении и плел нечто невнятное про старые трубы, утечки и таинственные проблемы. Провинившиеся стояли перед ним, понурив головы, и никак не могли сообразить, о чём идет разговор.
  - Вы, это, поймите меня правильно. Недавно приходили оттуда… – Макарыч с придыханием показал на потолок указательным пальцем. – Про вас расспрашивали.
  - Про меня? – переспросил Колян. Голова с похмелья трещала, и чужие слова продирались в ней словно сквозь колючую проволоку. – С завода?
  - С какого такого завода?
  - Со старой работы. Накой я им понадобился?
  - Вот уж не знаю, со старой или с новой, но интересовались шибко, а особенно, где вы вчера пропадали.
  - И что вы ответили? – с трудом проскрипел Колян.
  - Я? Я человек маленький, – управдом старательно избегал взглядов подчиненных. – Сказал, что вы у нас не работаете.
  - Не понял? – от удивления у Коляна в момент прошла голова.
  - Просто. Уволили за нарушение трудовой дисциплины: прогул, связанный с пьянкой. Сам понимаешь, нам лишние неприятности ни к чему, их у меня и так по самое горло.
  - Да мы…
  - Вас двоих вчера весь день найти не могли. Аварийность в районе резко повысилась, а ремонтировать кто будет, инопланетянин? Короче, разговор окончен: отправляйтесь в кассу, получите за отработанные полмесяца, и у Иванова отпуск, кажется, не отгулян.
  - Два.
  - Чего два?
  - Два отпуска. На этой работе разве дадут отдохнуть.
  - Тем более. Забирайте свои трудовые книжки и шагайте.
  Оставшись один, Макарыч уставился в окно и задумался: работы невпроворот, теперь придётся искать новых работников. Управдом вздохнул: но и связываться с людьми из органов не хотелось совершенно.
  Выйдя на улицу, Колян с недоумением поглядел на зажатые в руке деньги:
  - Ни хрена себе, поворотики. Записали в злостных алкоголиков.
  - Они нас ещё вспомнят, ещё попросят, чтобы вернулись. – Толян возмущённо погрозил кулаком мраморной вывеске ЖЭУ. – У них же ни одного нормального слесаря не осталось, скажи, Иваныч.
  - Может быть, может быть, – задумчиво проговорил Колян. – Как-то нелепо получилось. Интересно, что будет дальше?
  - А ничего. Пошли домой, закуска есть, деньги тоже. Возьмем по дороге пару «огнетушителей».
  Проходя мимо магазина электроники, он ткнул пальцем в стоящий на витрине большой телевизор, на экране которого показывали гуманоида:
  - Нам бы их заботы.
  
  Максиму Ильину, или просто Максу, командиру патрульного звездолёта номер «071», было не до телевизора. Он вообще не знал, что творится на Земле, хотя именно он первым встретился с пришельцем.
  С детских лет он мечтал летать, и не просто летать, а находить и исследовать новые планеты. Земля казалась ему скучным местом, так как нашу зелёную старушку давно изучили вдоль и поперек, а заодно и изуродовали до неузнаваемости. Зелень почти всю повывели, а последние остатки растительности во избежание налётов любителей оставлять автографы на деревьях отгородили металлическими решётками с пропущенным по ним электротоком. Оставшихся в живых представителей животного мира переписали, пронумеровали, окольцевали и снабдили охранной сигнализацией. Её истошный рёв поднимал на ноги всю округу, и уже через несколько секунд пойманный на месте преступления какой-нибудь доморощенный натуралист-любитель стоял в плотном кольце полиции и, ковыряя носком ноги землю, невнятно лепетал: что он де мартышку хотел просто погладить.
  Нынче искатели приключений устремились в космос. Ильин окончил с отличием школу и поступил в летное училище. Здесь он сразу обратил на себя внимание своей напористостью и стремлением всегда и во всем быть первым: первым в учёбе, первым в спорте, первым в группе. Ему завидовали, но связываться опасались, понимая, что он сильнее. Затем армия, Военно-космическое спецподразделение, и оттуда его направили в недавно созданное Управление Космической Безопасности.
  Наступило время интенсивного освоения околоземного пространства: на Марсе, Юпитере, Венере построили несколько колоний; огромные, похожие на города, космические станции кружились вокруг отдалённых планет.
  И сразу начались безобразия. Кому-то не уступили дорогу, у кого-то сняли солнечные батареи, несколько грузовых кораблей исчезли бесследно со своими экипажами, но наибольшее возмущение вызвало нападение космических грабителей на туристический лайнер, следующий рейсом на Марс. Это была неслыханная наглость; ладно бы с китайцами или русскими, а то ведь вся группа прибыла из Штатов.
  Мировое сообщество всполошилось, забыло на время былые разногласия и для обеспечения безопасности межпланетных полётов срочно создало под эгидой ООН данное Управление. Макса зачислили в Группу Быстрого Реагирования (ГБР), основной задачей которой и являлась борьба с космическими пиратами. Группа состояла из двух отрядов в составе командного крейсера, семи патрульных звездолётов с десантниками на борту и вспомогательной базы, предназначенной для мелкого ремонта техники, отдыха и лечения экипажей кораблей на время дежурства.
  Бандиты попытались дать бой, и в космосе развернулась настоящая война. Первое время все наличные силы Группы постоянно вступали в схватку то в одном, то в другом районе Солнечной системы. Они несли потери, но постепенно, разгромив несколько наиболее крупных и опасных группировок, навели порядок, и полёты стали относительно безопасны.
  Теперь во время дежурства десантники помогали вылавливать контрабандистов, а в последнее время им поручили патрулировать внешнюю границу Солнечной системы для противодействия возможному проникновению враждебного инопланетного разума. Хотя никто не мог взять в толк, для чего это нужно, так как никаких инопланетян, ни дружественных, ни тем более враждебных, на горизонте не появлялось, зато в случае необходимости они могли полностью перекрыть межпланетное сообщение.
  Макс легко освоился в новой обстановке и за несколько лет сумел пройти путь от рядового десантника до капитана патрульного звездолёта, став самым молодым командиром лучшего подразделения группы.
  Его посылали на самые опасные операции, однако дальнейшая карьера застопорилась; исполнительный, дисциплинированный командир, он, четко выполняя самые сложные и опасные приказы командования, отличался слишком прямолинейным характером, не умел хитрить и высказывал в лицо начальству то, что думал. Кроме того, престиж службы в Управлении был настолько высок, что многие известные фамилии, прежде чем заняться большой политикой, стремились хотя бы ненадолго попасть туда. И само собой, находиться при штабе завсегда спокойнее и безопаснее, чем на боевом звездолёте.
  Макса не интересовала политика, и он не обращал внимания на такие, по его мнению, мелочи. Больше всего на свете он хотел встретиться с инопланетным разумом, и вот наконец-то его мечта сбылась.
  И встреча произошла всего лишь несколько часов назад.
  
  Они направлялись на очередное дежурство: два патрульных звездолёта с бортовыми номерами «071» и «077»; а следом тащилась их база, огромная космическая станция с красовавшейся над центральным люком полукруглой надписью «Парадиз».
  Они оставили позади Марс и миновали пояс астероидов. Настроение сразу поднялось – стало спокойнее, вокруг прекратилась сутолока, которую создавали снующие туда-сюда гражданские. Народ предпочитал путешествовать в районе от Венеры до Марса, а более далекие планеты интересовали в основном любителей экзотики и экстрима.
  Уточнив в последний раз курс, Макс сладко потянулся и повернулся к штурману:
  - Поль, принимай дежурство, а я пойду немного проветрюсь. Теперь никаких сюрпризов до самого Урана.
  Он выбрался из командной рубки и пролетел по коридору к себе в каюту. Достал телефон и набрал номер Сандры.
  С ней он познакомился буквально перед самым вылетом, но уже не мыслил жизни без неё. Любовь с первого взгляда.
  Невысокого роста, стройная шатенка, с тонкими чертами лица, она недавно появилась у них в группе и отправлялась в свой первый в жизни полёт. Они встретились в коридоре Управления, куда Макс заходил по делам, а Сандра оформлялась на работу.
  Увидев её зеленые глаза, ощутив запах её тела, он машинально развернулся и пошёл следом, очнувшись только тогда, когда наткнулся на старого приятеля, спокойного, рассудительного шведа Алекса Свенсона, командира «Парадиза».
  - Макс! Дорогой! – радостно воскликнул Алекс, раскинув руки. – Ты куда?
  - Я? – Максим с трудом пришел в себя. – Дай, думаю, загляну к тебе перед вылетом на пару минут.
  - Почему на пару? Пошли по стаканчику сока, пока время есть.
  Они спустились в бар, немного посидели, и как бы невзначай Ильин спросил про незнакомку.
  - Ах, хитрец, – рассмеялся Алекс. – Нет чтобы к старому другу. Ладно, не красней, это Сандра, наш новый психолог. Не дай бог, у тебя возникнут проблемы, прилетишь на «Парадиз», она тебя вернёт в нормальное состояние. Но учти: за ней пол экипажа хвостиком ходит.
  Алекс набрал на телефоне её номер, а когда она пришла, познакомил с Максимом. Немного посидев для приличия, умница Свенсон дипломатично сослался на неотложные дела и удалился. Они остались вдвоём. Разговор продолжился в маленьком кафе, затем у него дома, и расстались они только утром перед вылетом на космодроме. И теперь Макс с нетерпением ожидал любой возможности хоть немного с ней поговорить.
  Но не успели они перекинуться парой слов, из громкоговорителя раздался голос штурмана:
  - Командир, нас догоняет «Летающая тарелка».
  - Что?
  - Летательный аппарат, похожий на НЛО, – неуверенным тоном уточнил Поль.
  - Срочно запроси Центр: находятся ли в нашем районе другие звездолёты?
  - Уже, ответ отрицательный.
  - Поль, тебе скучно? – укоризненно проговорил Макс. – Проверь приборы, скорее всего это оптический обман.
  - Она нас догонит через десять минут.
  - Вот через десять минут и приду.
  Любовь и время – понятия несовместимые, и разговор затянулся. Лишь через пятнадцать минут Макс с трудом оторвался от телефона и вернулся в командную рубку. К его удивлению в ней было полно народу.
  - Ну, где ваше параненормальное явление! – весело проговорил Ильин.
  - Вот, - показал на экран штурман.
  - Действительно похоже на НЛО. Откуда он взялся?
  - Не знаю, – ответил Поль. – Я его впервые зафиксировал двадцать восемь минут назад. Идет со стороны Земли, на запросы не отвечает.
  - Возможно, военные испытывают новые технологии.
  - Нас бы предупредили. Ведь мы их можем и сбить ненароком.
  - А может это киношники решили провести натурные съёмки?
  - Они ради рекламы о своих планах раструбят на весь свет за полгода, к тому же у них вся техника сплошная бутафория.
  - Это русские, – буркнул англичанин Тони Берг, командир десантной группы. - От них всего можно ожидать.
  - Мы и тогда бы знали.
  - Это какой-нибудь умелец, доморощенный гений, собрал из подручных материалов летательный аппарат.
  - А скорость? Ты погляди, он несётся намного быстрее, чем мы, – горячо возразил Поль.
  - У него фотонный двигатель, – серьёзно заявил Тони.
  - Хоть ионный, хоть ядерный, хоть на газированной воде с сиропом. Такую скорость развивать никто не может.
  - В любом случае нужно выяснить, что это за чудо. Всем по местам. Идем на сближение, – скомандовал Макс. – И передайте на «семерку», пусть подходят с другой стороны.
  Он не успел договорить, как прямо перед ними из ничего возник второй совершенно необычной аппарат.
  Все так и ахнули.
  - Инопланетяне, – выдохнул потрясенный Макс, впившись взглядом в экран. – Это же переворот в истории и науке. 
  Он схватил микрофон и вызвал флагманский звездолёт:
  - «Квакер», ответьте. Я – «ноль семьдесят первый». Вызываю адмирала Карка.
  - Слушаю, - раздался недовольный голос командующего группой.
  - Адмирал, прямо перед нами два инопланетных корабля.
  - Ильин, с вами всё в порядке? – после продолжительной паузы последовал ответ.
  - Передаем изображение.
  - Очень странная конструкция, – задумчиво почесал затылок Берг, разглядывая второе НЛО. – Похоже на взведённый арбалет. Выгнутый лук – это скорее всего излучатель-двигатель, а в выходящей из его центра трубе расположены жилые помещения. Натянутая тетива – антенны передатчика.
  - А расположенные посередине и на конце нашлепки?
  - Трудно сказать.
  Внезапно «Тарелка» открыла бешеный огонь по «Арбалету», вдребезги разнесла переднюю полусферу и повредила вторую. Одновременно с этим из диска вырвался тонкий фиолетовый луч, скользнул по борту «семьдесят седьмого» и повернул в сторону «семьдесят первого».
  Моментально среагировав на опасность, Макс резким движением кинул свой звездолёт в сторону, и тут же автоматически ответил залпом из носовых орудий, угодив в край диска. НЛО дернулся и стал уходить в сторону астероидов.
  Столкновение произошло настолько быстро, что никто в рубке даже не пошевелился, лишь растерянно смотрели друг на друга.
  - Очень горячая встреча! – в сердцах выдал Макс. – Поль, передай на «семерку», пусть догонят беглецов, только зря на рожон не лезут, мало ли что.
  - Командир, они не отвечают.
  - В чём дело?
  - Не знаю. С виду вроде ничего особенного, летят дальше. Может, луч вывел из строя связь?
  - Возможно.
  - Ильин, что у вас происходит?! – раздался разъярённый вопль адмирала.
  - А пёс его знает, какие-то звёздные войны.
  - Вы в своём уме?! Вы зачем пытались подбить корабль пришельцев?!
  - Они на нас первыми напали, – огрызнулся Макс. – Вы же сами видели.
  - И где он сейчас?
  - Недалеко от Марса. Прошу разрешения высадиться на «арбалете», проверить, остался ли кто-нибудь живой.
  - Запрещаю!
  Макс опешил. Он столько лет мечтал об этой встрече, и теперь, когда до неё оставалось несколько шагов, его элементарно задвигали в сторону. Это было ужасно несправедливо, он несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул, а затем, стараясь сдержать свои эмоции, спросил:
  - Почему?
  - Необходимо отыскать и задержать остальных инопланетян. Борт номер «077» не отвечает, а другие слишком далеко.
  - Но НЛО повреждён, и возможно, им требуется помощь.
  - Мы скоро подойдём и сами разберёмся на месте, а вы начинайте движение вслед за вторым кораблём пришельцев.
  - Но...
  - Иначе вам придется передать командование штурману.
  - Чего это с ним? – спросил кто-то шёпотом.
  - Можем встретить опасные формы жизни, – без тени улыбки предположил Берг. – Осторожность не помешает.
  - Глупости, – запальчиво выдал француз. – Неужели не понятно? Карк хочет сам до них добраться. «Первый человек, пожавший лапы пришельцам».
  - А может, у них щупальца?
  - Да хоть ласты, какая разница. Главное, он на этом сделает хорошую карьеру. Увидели первые мы, а цветы, оркестр, почёт и слава ему.
   «Выскочка, сам у нас в группе без году неделя, а туда же; пользуется, что у дяди большие связи в Генштабе, – стиснул зубы Макс. – Хрен ему, я отсюда никуда не уйду».
  
  Неизвестно, чем бы закончилось это противостояние, но их разговор прервали, и на экране «Квакера» появился командующий Управлением Космической Безопасности адмирал Грег.
  - Карк, – грозно начал он. – Какого дьявола у вас творится? – И не давая тому произнести ни слова, продолжал: – Почему о появлении инопланетян я узнаю из телевизионных новостей? Абсолютно по всем каналам передают, что один из наших кораблей встретился с кораблями пришельцев. Это правда?
  - Так точно, сэр, два инопланетных звездолёта, – дрожащим голосом ответил Карк. – Их обнаружил борт «071», капитан Ильин. В результате огневой стычки один из НЛО подбит, а второй…
  - Надеюсь, там есть живые особи? – снова перебил его Грег.
  - Я не знаю. Мы не успели… Я думал…
  - А вы не должны думать! – голос Грега звенел от гнева. – Вы были обязаны немедленно доложить мне! Лично!
  - Так точно, сэр.
  - Сомневаюсь. Срочно осмотреть поврежденный НЛО.
  - Есть, сэр. Я всё сделаю, сэр. Я как раз собирался отправить туда десантную группу. Ильин находится рядом с ним.
  - Жду доклада. А что со вторым кораблём пришельцев? Надеюсь, за ними организовано преследование?
  - Так точно! – не моргнув глазом, отрапортовал Карк.
  - Я вылетаю к вам, конец связи. – И Грег отключился.
  
  Грег приказал секретарю вызвать машину и встал, намереваясь отправиться на космодром, но остановился, заметив вспыхнувшую лампочку связи с приёмной.
  - В чём дело?
  - К вам консультант помощника президента по всемирной безопасности.
  - Меня нет, я уехал.
  - Он говорит, у него чрезвычайно срочное и важное дело.
  - Хорошо, впустите, - буркнул адмирал. – Только предупредите, что у него ровно три минуты. - И снова уселся на своё место. Не хватало ещё стоя встретить какую-то мелкую сошку.
  Дверь бесшумно отворилась и в кабинет вошел неприметный человек среднего роста.
  Напрасно адмирал пытался вспомнить, как его зовут или хотя бы где они встречались.
   «Наберут на работу бездарей, – сердито подумал он. – Сейчас начнет клянчить место у меня в Управлении».
  - Я хочу предложить вам сотрудничество, – усевшись, тихо проговорил посетитель.
  От изумления Грег едва не свалился с кресла. Никому неизвестная штатская канцелярская крыса пришла набиваться ему в компаньоны. Он хотел тотчас выставить наглеца, но сдержался: не всегда первое решение самое разумное.
  - Я вас слушаю.
  - Полагаю, вы согласитесь, что на Земле давно пора навести порядок. Миру необходимы спокойствие и стабильность, а это возможно лишь при едином управлении. Мы создали новое сообщество – Братство Белой Лилии. В него вошли наиболее умные, богатые и уважаемые люди. Мы вложили в этот проект много сил и денег, и добились, что мир стал развиваться в правильном направлении. К сожалению, остались некоторые государства и правители, которые этого не понимают, а, преследуя свои личные цели, под смехотворными предлогами вроде национальных интересов или религиозных традиций, упрямо противятся очевидным фактам. И хотя торжество нашей демократии не вызывает сомнений, и мы никому не позволим встать на нашем пути, процесс необходимо ускорить.
  Грег задумался. Вообще-то он давно подозревал о существовании некой таинственной организации, пытавшейся исподволь управлять процессами, происходящими на Земле. Некоторые значительные события были так тесно взаимосвязаны и происходили настолько синхронно, что заставляли насторожиться умных людей. Стремясь узнать правду, он подключил к поискам свою службу безопасности, но не сумел ничего выяснить: о существовании общества не подозревал никто, даже люди из высших эшелонов власти. И вот они пришли сами. Однако в честь чего он им понадобился?
  - Почему я должен вам верить? – спросил он. – Может, вы аферист.
  - Чтобы вы не сомневались, я позволю напомнить вам некоторые факты, известные исключительно узкому кругу лиц. В вашем ведомстве находится около полутора тысяч секретных спутников, занимающихся сбором информации, включая полный контроль и запись переговоров по всем видам связи, практически всех жителей Земли; а это запрещено законом. В прошлом веке вы захватили инопланетный корабль с живым гуманоидом и с его помощью создали оружие небывалой мощности, сделавшее ваше Управление сильнейшим в мире. Кстати, в случае необходимости мы рассчитываем на ваше содействие.
  Грег поморщился. Кроме него, о гуманоиде знали немногие: его заместитель, несколько учёных, нынче находящихся под надежной охраной на секретной базе, и президент, а о тайной прослушке не подозревал и сам хозяин Белого дома.
  - А теперь я хочу доказать, что мы вам доверяем, но сначала отключите микрофон, установленный в глазу коня, – посетитель показал на бронзовую статуэтку возле чернильного прибора.
  Адмирал на миг покрылся испариной: «жучок» он устанавливал лично, без свидетелей. Скромный консультант оказался слишком опасным соперником. Дрожащими руками Грег откинул голову коня и выдернул микрофон.
  - Захваченный вами гуманоид умер, не так ли? – спросил посетитель.
  - Да.
  - Вы ошибаетесь. Наши люди ввели его в состояние клинической смерти и вывезли на одну из наших секретных баз. В отличие от вас мы выяснили, откуда он прибыл, и установили связь с его цивилизацией. Более того, с их помощью мы создали аппарат психологического воздействия, так называемый «Излучатель», и теперь мы можем управлять людьми, находящихся в зоне действия аппарата.
  Грег оторопел. Новость его поразила, однако он не желал так легко сдаваться.
  - Если вы настолько информированы, то наверняка знаете, что мы просматриваем из космоса каждый сантиметр Земли. Никакой базы, тем более секретной, мы не обнаружили.
  - И снова вы ошибаетесь, – мягко улыбнулся консультант. – Помните странное сооружение в пустыне на юге страны? Вы посылали туда своих людей, и они доложили, что какой-то сумасшедший банкир приготовил себе убежище на случай вселенских катаклизмов. На самом деле на них воздействовал «Излучатель», исключительное оружие, способное кардинально изменить судьбу мира. Нам с вами будет беспрекословно повиноваться всё человечество.
  - И вы можете предоставить доказательства?
  - Пожалуйста. Один из президентов наших южных соседей ещё вчера он считал нас злейшими врагами, а сегодня, посмотрите газеты, подписал указ о необходимости привлечения наших компаний для развития экономики своей страны.
  Грег выбил на столе пальцами короткую дробь. Действительно, прочитав это сообщение, он очень удивился и даже подумал, что спецслужбы сумели ликвидировать строптивого президента и заменили его двойником.
  - Что ж, предположим, я вам верю, но, – адмирал предостерегающе поднял руку, – возникает вопрос: если вы располагаете такими неограниченными возможностями, для чего вам понадобился именно я?
  - Во-первых, мы пока не вышли на полную мощность, а во-вторых, мы предполагаем, что НЛО прибыли именно из этой галактики, и хотим первыми встретиться с инопланетянами и получить от них кое-какую информацию.
  Грег задумчиво посмотрел на собеседника; стоило рискнуть.
  - Я принимаю ваше предложение; как только гуманоиды прибудут на Землю, вас немедленно к ним пропустят.
  - Прекрасно. Теперь договоримся о связи, – консультант вытащил из кармана часы на цепочке и открыл заднюю крышку. Внутри оказался небольшой экран. – Здесь встроенный телефон с автоматической кодировкой сигнала. Включение и выключение сенсорное, простым нажатием, – пояснил он и протянул часы адмиралу. – До свидания.
  Оставшись один, Грег повертел в руках часы и вызвал секретаря:
  - От Карка новостей не поступало?
  - Нет.
  
   «И какая сволочь успела настучать телевизионщикам? – злобно думал Карк, мрачно оглядывая подчиненных. – Никому верить нельзя. За тридцать серебряников отца родного продадут».
  Приказ, однако, требовалось исполнять, и он вызвал «071»:
  - Ильин, вам поручается высадиться на НЛО, обследовать его и доложить о состоянии экипажа.
  - Есть! – еле сдерживая ликование, отчеканил Макс, вскакивая с места. – Берг, приготовьтесь, пойдёте со мной; Керим, будешь обеспечивать связь между нами и крейсером. Поль, как соседи?
  - Стоят на месте.
  - Связь?
  - Не отвечают.
  - Странно, что у них произошло? Не нравится мне это. Пошли-ка к ним на всякий случай пару человек на десантном катере, пусть посмотрят.
  Отправив катер к «семьдесят седьмому», Макс начал кружить вокруг «Арбалета».
  «Остался ли у них кто живой, – размышлял он, внимательно разглядывая звездолёт пришельцев. – И как мы туда попадем?»
  - Командир! Похоже на вход! – воскликнул Берг и указал на закрытый крышкой цилиндрический выступ, расположенный посередине средней сферы.
  - Проверим, – согласился Макс.
  Выскочили захваты, прилипли к корпусу НЛО и плавно притянули оба корабля друг к другу, а выдвижной шлюз намертво соединил их между собой.
  Максим и Берг облачились в скафандры, включили видеокамеры и медленно двинулись вперед. Едва они подошли к люку, как тот бесшумно открылся. Люди переглянулись.
  - Нас приглашают, – проговорил Ильин. 
  Они осторожно перебрались внутрь чужого корабля. Дверь за их спиной закрылась, зашипел нагнетаемый воздух, и отворился второй люк. За ним оказалось небольшое помещение округлой формы с куполообразным потолком, посреди которого стояли три соединенных между собой спинками глубоких кресла. В одном из них полулежало бледное существо размером с трёхлетнего ребёнка с большой лопоухой головой и огромными пронзительными глазами. Инопланетянин что-то невнятно прошептал. Послышалось тихое гудение, потолок стал прозрачным, казалось, внутрь ворвался космос. Рядом с людьми появилась голографическая решетка Солнечной системы с мерцающими на ней точками корабля инопланетян и звездолётами землян.
  Берг, держа оружие наготове, развернулся назад, контролируя вход, а Ильин медленно подошел к пришельцу. Тот посмотрел на человека, слегка приподнялся, словно хотел что-то сказать, но бессильно откинулся назад и потерял сознание.
  Макс стоял посреди рубки, всё ещё с трудом веря в реальность происходящего. Наконец-то произошла встреча двух цивилизаций, однако совершенно не так, как он себе представлял.
  - Доложите обстановку! – нетерпеливый голос адмирала вернул его к действительности.
  - Мы на месте. Инопланетянин один. Он жив, но без сознания, и я не могу сказать, насколько серьёзно ранен.
  - Поздравляю, – сухо произнес Карк. – Ничего не трогайте, ждите, мы скоро подойдем.
  - Понял, конец связи, – ответил Макс и огляделся: рядом с ним в воздухе парил маленький полумесяц серебристого цвета с двумя зажимами на краях.
  «Сувенир на память», – подумал Максим, осторожно взял хрупкую на вид пластинку и тут же едва не выронил её, звездолёт сильно встряхнуло.
  - Командир! – раздался в наушниках тревожный голос Керима. – Нас атакует «семёрка»!
  - Что за бред! – рявкнул Макс, выскочил из НЛО и влетел в рубку своего корабля.
  Разворачивающаяся перед ним картина повергла его в шок: «077» кувыркался, беспорядочно стреляя в разные стороны. Один из зарядов и попал в них; к счастью, удар пришелся вскользь.
  - Они сошли с ума, – прошептал Поль.
  - С чего бы это? Что происходит?
  - Не знаю, – растерянно отозвался штурман. – Катер даже не успел до них долететь.
  А «семьдесят седьмой» перестал вращаться, замер, затем рванулся в сторону и начал стремительно удаляться.
  - Адмирал! – схватился за микрофон Ильин. - У нас неприятности!
  - Спокойно, я вижу, ими займутся другие. А к вам сейчас подойдёт база: они заберут НЛО, а вы немедленно отправляйтесь на поиски "тарелки". Ваша задача задержать инопланетян.
  - Вряд ли они горят подобным желанием. Мне кажется, у этих пришельцев довольно-таки скверный характер.
  - Ну-ну, не преувеличивайте. Я не думаю, что они представляют для вас серьёзную опасность. Вы же смогли повредить их звездолёт. Значит, шансы примерно равны. А если они всё-таки попытаются сопротивляться, действуйте по своему усмотрению. Но, повторяю, желательно захватить их живыми и невредимыми. Приказ ясен?
  - Так точно, – отчеканил Макс и повернулся к штурману: – Где «тарелка»?
  - Скоро войдёт в полосу астероидов, – показал на радар Поль. – Но от нас никуда не денется.
  - Отлично. А вот и «Парадиз».
  Макс связался с Алексом, передал привет Сандре и, подождав, пока «Арбалет» затянуло в грузовой отсек базы, приказал команде занять свои места.
  Они запустили двигатели на полную мощность и бросились в погоню.
  Звездолёт пришельцев, похоже, всё-таки получил повреждение, скорость его стала намного ниже, и земляне постепенно настигали беглецов. Неожиданно, инопланетяне принялись вилять из стороны в сторону, словно чего-то искали, и исчезли на одном из астероидов.
  - Вот-те раз! – удивился штурман. – Спрятались.
  - По крайней мере теперь не придётся за ними по всей галактике гоняться, – заметил Берг. – Где они сели?
  - Нет проблем, в момент отыщем и зависнем прямо над ним. Никуда голубчики не денутся, – пробежал пальцами по клавиатуре Поль. – Вот они, можете взглянуть.
  Астероид стремительно приближался, но Макс, вместо того чтобы продолжать поиск, отвернул в сторону и почти остановился. Все находящиеся в рубке вопросительно уставились на командира.
  - Давайте немного погодим. Что-то здесь не так, – ответил он, потер ладонями виски и взял микрофон: – «Первый», я «семьдесят первый». Мы нашли инопланетян, они сели на астероид. Какие будут указания?
  - Ждать.
  - Понял.
  - Командир! – раздался ликующий голос второго пилота. – По всем каналам в экстренных новостях объявили о контакте.
  - Вот это оперативность! Ну-ка, включите телевизор, посмотрим, что в мире творится, – обрадовался Макс, но, немного послушав диктора, нахмурился: – Не понял, почему говорят только о Карке?
  - Получается, именно он встретился с инопланетянином. Жук навозный. А как же мы? А это кто, гуманоид? – возмущенно зашумели вокруг, увидев на экране нечто неопределенное, фиолетового цвета. – Откуда они его взяли?
  - Да они его даже не видели, – хмыкнул Поль. – Капитан Свенсон телевизионщиков на пушечный выстрел к «Парадизу» не подпустит.
  - Оно им надо, – пожал плечами Берг. – Они взяли, смоделировали на компьютере нужную ситуацию, набрали картинку и запустили в эфир. У меня один знакомый пилот интервью давал. Его привели в пустую комнату, попросили поприседать, попрыгать, а назавтра он себя на экране увидел, будто по кольцам Сатурна скачет.
  - Этак они что угодно запузырят, и ни одна собака не разберёт, где правда, а где ложь, – горячился Керим. – Скажи, командир, обидно ведь.
  Макс не успел ответить, у него зазвонил телефон.
  - Я тебя поздравляю, – раздался взволнованный голос Сандры. – Ты… ты просто прелесть. Я тебя целую. Извини, дела. Потом поговорим. – И она отключилась.
  - Бог с ними, – махнул рукой Макс.
  Чего расстраиваться. Он был первым, и Сандра это знает. И пусть Карк сказал об этом как-то вскользь, и скорее всего никто ничего толком не понял. В первый раз, что ли, большой начальник приписывает себе заслуги подчиненного. В человеческой истории такое происходит сплошь и рядом; рыцарство, едва появившись, быстро вышло из моды. Будем надеяться, оклемается гуманоид и вспомнит, кого первого увидел.
  Подумав об инопланетянине, он достал полумесяц, прицепил к нему шнурок и надел на шею: «На память о встрече». Затем поплотнее устроился в кресле и задумчиво уставился на обзорный экран.
  - Поль, дай мне развернутую картинку этого участка.
  Смутная тревога не оставляла его. Несмотря на кажущуюся безобидной обстановку, ему почему-то совершенно не хотелось приближаться к астероиду.
  Ильина в Управлении считали счастливчиком. За всё время командования боевым звездолётом он не потерял ни одного человека убитыми. Новички стремились попасть именно к нему. Удачливость командира обычно распространяется и на остальных, а жить хочется всем. Ему действительно частенько везло; какое-то шестое чувство помогало находить спасающее от неприятностей единственно правильное решение, однако, следует отдать должное, к каждой операции он тщательно готовился, стараясь предугадать любое возможное развитие событий.
  Изучая голограмму, он вращал проекцию, рассматривая её со всех сторон, и одна странная особенность заставила его нахмуриться.
  - Смотрите, а что это вокруг нашего астероида кружится? С каких пор у них спутники появились?
  - Где? – подошел Керим. – Камушки и камушки, вон их сколько вокруг болтается.
  - Сто лет в этом районе летаем и ни разу ничего подозрительного не заметили, – поддержал его Берг.
  - Возможно, возможно. Но инопланетяне сели именно здесь.
  - Обычное совпадение.
  - В любом случае о наших сомнениях мы обязаны доложить, – ответил Макс, потянулся к микрофону и замер, не успев его включить: со всех сторон к ним начали подходить остальные патрульные звездолёты Управления, причем обеих групп, и плотным кольцом окружили астероид.
  - Да здесь почти все наши, – присвистнул Керим. – К чему бы это?
  - К непогоде, – пошутил Берг и осёкся: прямо перед ними возник сначала их флагманский крейсер, а затем и второй.
  - Вот это да, – протянул он. – Давненько мы вместе не собирались. Похоже, дело пахнет порохом.
  В самом деле, огромный космический корабль, созданный и вооружённый по последнему слову техники, выдерживал любые мыслимые атаки, и сам при необходимости мог уничтожить средних размеров планету. Появление этого монстра, а тем более двух, означало, что происходит нечто из ряда вон выходящее.
  - Приготовиться к высадке, – раздался в динамике голос Карка.
  - Командир, – оторвался от компьютера Поль. – Я на всякий случай проверил камушки. Они образуют абсолютно правильный октаэдр. Все шесть штучек одинакового диаметра и с одинаковой массой.
  Встревоженный Макс снова схватил микрофон:
  - Адмирал, у меня срочное сообщение.
  - Слушаю.
  - Взгляните сюда: это схема расположения нашей группы астероидов и их параметры. Их невозможно объяснить случайностью.
  - На вас слишком сильно повлияли последние события, – с сарказмом произнёс Карк. – Неужели вы думаете, что до сих пор никто не разглядел у нас под носом искусственные сооружения, а вы смогли?
  - Я этого не утверждаю, но…
  - Никаких «но», – отрезал командующий. – Вот для этого мы и существуем! Это приказ, и вы обязаны его выполнить. «Ноль семьдесят пятый», начать снижение.
  Бортовой номер «075» двинулся в сторону астероида, но не прошел и трети пути, как из ближайшего «спутника» вырвался короткий яркий луч; звездолёт вспыхнул и взорвался. Все застыли от ужаса.
  Из оцепенения их вывел бесстрастный голос адмирала:
  - «Ноль двадцать второй», уничтожить объект.
  «Двадцать второй» развернулся и выпустил лазерный заряд, вполне способный распылить предмет намного крупнее. Но смертоносный луч, словно отразившись от невидимой преграды, самым невероятным образом исказился и ударил туда, откуда пришел.
  В эфире повисла зловещая тишина. Потерять два корабля за пять минут – подобного не случалось ни разу за всё время существования эскадры. Пауза затягивалась, Карк явно не знал, что делать.
  - Что я говорил, – прошептал Берг. – Враждебный разум.
  - Сами виноваты, – возразил Поль. – Вместо того чтобы стрелять, сначала надо было попробовать договориться. Всё-таки первый контакт с чужой цивилизацией.
  - С такими договоришься.
  Керим молча покрутил у виска пальцем.
  - Хватит спорить, – остановил их Макс. – У кого есть конкретные предложения, выкладывайте, а нет, помолчите, думать мешаете.
  Однако подумать ему не дали. По эскадре прошел приказ:
  - Командирам кораблей срочно перейти на засекреченный канал связи для проведения интерактивного совещания.
  
  Карк сидел в своей каюте, уставившись невидящим взглядом в стену, и пытался собраться с мыслями. Только что командующий устроил ему новую взбучку. Выслушав доклад о произошедших событиях, Грег холодно произнес:
  - Перед нами не простой астероид. Во-первых, второй НЛО появился не извне, а изнутри Солнечной системы. Далее, он скрылся здесь. Третье – у заурядного небесного тела оказалась чрезвычайно мощная система защиты. Это означает только одно: здесь расположена их база и отсюда они прилетали к нам на Землю. Приказываю: любой ценой её захватить. Желательно схватить и инопланетян, тот, которого мы подобрали, совсем плох, более-менее не помятый экземпляр пришелся бы очень кстати.
  - Могут быть большие потери.
  - Плевать, меня интересует исключительно база. Во что бы то ни стало мы должны заполучить её целой и невредимой.
  - Понял.
  - Не уверен. Мне не хочется вас пугать, но при неудачном исходе операции ваша карьера закончится значительно раньше, чем вы предполагаете.
  - Я выполню приказ, – срывающимся голосом пообещал Карк.
  - Не сомневаюсь. И соответствующим образом настройте своих людей, медлить нельзя, неизвестно, какой сюрприз могут ещё преподнести инопланетяне. Я уже в пути и скоро к вам присоединюсь.
  - Могу я предварительно собрать коротенькое совещание, мало ли у кого какие идеи появятся?
  - Согласен, действуйте, – проговорил Грег и отключился. – Недоумок, – процедил он, глядя на потухший экран.
  - Дерьмо! – выругался Карк. – Только приказывать, а грязную работу другим делать. Ничего, я захвачу астероид и стану самым знаменитым человеком планеты.
  
  Грег достал из кармана хронометр, посмотрел время и, повернув часы, открыл заднюю крышку. Нажал на экран и стал ждать. Спустя пару секунд экран засветился и появилось изображение. Честно говоря, адмирал надеялся узнать таинственного собеседника, однако вместо четкой картинки увидел размытый призрачный силуэт. Так что разобрать, кто перед ним, оказалось невозможно. Не то мужик, не то баба, а при хорошей доли фантазии можно было представить и какое-нибудь животное или даже самих…
   «Что за ерунда лезет в голову», – одёрнул сам себя адмирал.
  - Слушаю, – раздался измененный синтезатором голос.
  - Один гуманоид у нас. Кроме того, – Грег на мгновение замялся, раздумывая, стоит ли сообщать о последних событиях, но все-таки решил, что пытаться хитрить с такой организацией слишком опасно. – Мы, кажется, нашли место базирования инопланетян.
  - Где?
  - На одном из астероидов.
  - Вы уверены?
  - Да, вокруг него расположено шесть защитных искусственных спутников. Кроме того, именно там приземлился второй НЛО.
  - Прекрасно. Держите меня в курсе дела. До свидания. – И изображение исчезло.
  - До свидания, до свидания, – машинально повторил адмирал, защёлкнул часы и кинул их на стол.
  - Конспираторы! Уж мне-то могли бы доверять! Ну ничего, дайте мне добраться до базы, наверняка там есть что-нибудь новенькое, и тогда я буду диктовать условия. Всем. Всему миру. И даже этим, из «Белой Лилии». Хотя... а может этот Человек-Призрак ничего не понял?
  Но он ошибался. Едва разговор закончился, «Призрак» сразу набрал новый номер:
  - Первое – этот болван Грег поднял слишком сильную шумиху вокруг инопланетян, собрав все силы вокруг маленького камешка. Уже сегодня вечерние газеты распишут, что началась межгалактическая война. Подключите средства массовой информации для создания положительного образа пришельцев. Второе – сообщите нашим «друзьям» об инциденте с НЛО и постарайтесь выяснить, по какой причине произошла стрельба. Выходит, у них тоже идет борьба за власть. Сразу встаёт вопрос: стоит ли им доверять? Впрочем, лучше не верить никому. Далее, форсировать работы по строительству второго «Излучателя». И главное, на подготовку операции «Захват» отводится ровно месяц, и ни часом больше.
  
  Адмирал Карк, хмуро наблюдая за появляющимися на огромном экране одного за другим капитанов звездолётов, напряжённо искал доводы заставить их пойти навстречу верной гибели.
  - Господа, мы стоим на переднем рубеже защиты нашей цивилизации! – патетически начал он, едва появился последний подчиненный. – Вы стали свидетелями исторических событий, и не просто свидетелями, вы сами делаете историю. Перед нами объект, который перевернет всю дальнейшую историю человечества. И нам оказана высокая честь высадиться на нем и обследовать.
  Старые, опытные командиры молчали. Они прекрасно понимали, с каким серьезным противником им пришлось столкнуться.
  - Слишком опасно, – заметил кто-то из них. – Судя по тому, что мы видели и знаем, у нас мало шансов с ними справиться.
  - Лучше уничтожить, – добавил другой.
  - Они нужны живыми, – отрезал Карк.
  - Кстати, а что с «семьдесят седьмым»? – поинтересовался Ильин.
  - Трудно сказать, – поморщился адмирал. – Они в госпитале. У всего экипажа амнезия – полная потеря памяти. С ними работают наши лучшие врачи. Будем надеяться, всё закончится благополучно.
  - Это результат действия луча, выпущенного с НЛО, и у нас нет от него защиты. Как нет защиты и от ударов «спутников». Кроме того, неизвестно, что нас ждет на астероиде. Я считаю, мы не можем рассчитывать на удачный исход операции, и предлагаю этот район просто блокировать, пока мы не поймём, что делать дальше.
  Мрачно посмотрев на Макса, Карк несколько секунд сидел неподвижно, нервно теребя в руках карандаш.
  С первого дня своего появления в Управлении он завидовал этому, по его мнению, просто более удачливому человеку. И хотя благодаря родственным связям Карк продвинулся далеко по служебной лестнице, это не уменьшало его чувства чёрной зависти. Вот и теперь, первый контакт с внеземной цивилизацией осуществил опять-таки Ильин. Но остаётся астероид. И этого шанса Карк не упустит, несмотря ни на что.
  - У нас нет времени, – сухо отрезал он. – У кого-нибудь есть предложения?
  Никто не издал ни звука.
  - В случае вашей гибели родственники получат хорошую компенсацию, а ваши имена будут золотыми буквами вписаны в историю Управления.
  - Обрадовал, – проворчал себе под нос Макс.
  - Что ж, - произнёс адмирал. - Раз предложений больше нет, то через полчаса, в четырнадцать ноль-ноль, все одновременно, начинаем движение и уничтожаем «спутники», атакуя каждый сразу тремя звездолётами. Такого огня, я уверен, они не выдержат. Затем капитаны Ильин и Смит, высаживаются на астероид. Дальше смотря по обстоятельствам.
  - Давайте сначала запустим беспилотный разведывательный зонд и постараемся провести его точно посередине, возможно, существует «мертвая зона», – предложил Смит.
  - Неплохая идея, – согласился Карк. – С одной поправкой: управление будет осуществляться вручную… – он немного помолчал, – с «ноль семьдесят первого».
  Ильин вздрогнул. Риск огромный. А если «спутник» ударит не по зонду, а по ним? Но приказ есть приказ.
  - Есть, - ответил он и предостерегающе поднял руку, остановив открывшего рот Поля: – После выскажешь свое мнение о начальстве. Все по местам, зонд к запуску.
  Открылся один из боковых люков, и наружу плавно вылетел небольшой круглый шар. Напичканный электроникой, он мог вести наблюдение за объектом, находящимся за тысячи миль, брать пробы атмосферы и грунта и производить их химический анализ. Расположенные по окружности шесть дюз позволяли ему двигаться с огромной скоростью в любом направлении.
  - Приготовиться, – приказал Макс, но прежде чем начать движение, запустил на полную мощность два противоположных боковых двигателя. Корпус звездолёта глухо завибрировал. Теперь при отключении любого из них корабль бы резко отбросило в сторону; хоть какой-то шанс увернуться от смертоносного луча.
  - Начинаем.
  Он переключил с автоматики на ручное управление и на самой малой скорости направил зонд вперед, управляя одной рукой, положив другую на кнопку экстренной остановки правого двигателя. Медленно продвигаясь, зонд миновал роковое место, где сгорел «семьдесят пятый»; «спутники» безмолвствовали. Макс облизнул пересохшие губы и, продолжая метр за метром перемещать аппарат, поравнялся со «спутниками», прошёл мимо них и аккуратно посадил зонд на поверхность астероида.
  - Получилось! – произнёс Поль таким тоном, словно ничуть не сомневался в конечном результате.
  - Командир, ты гений, – восхитился Керим.
  - Спокойно, – остановил их Макс. – Ещё не всё ясно. Зонд без людей, и его могли специально пропустить. Разгадка в чём-то другом.
  - Прекрасный результат, Ильин, – передали с крейсера. – Теперь ваша очередь. Следовать тем же курсом; первый, кто ступит на астероид, получит премию в размере годового оклада.
  - Прошу дать немного времени, – ответил Макс.
  Ему совершенно не нравилась такая спешка, он хотел понять, почему их не атаковали, и пытался выиграть время.
  - Что за новости! – взвился Карк. – Приготовиться к высадке.
  - Мы попробуем, но предварительно предлагаю пустить ещё один зонд, – упорствовал Макс. – У меня появилось одно соображение.
  От этого «попробуем» адмирал совершенно озверел.
  - Немедленно начинайте движение! – ледяным голосом отчеканил он. – Вы на военной службе и за невыполнение приказа пойдете под суд! Вам ясно?
  - Так точно!
  - И потом, – в голосе Карка прозвучали издевательские нотки. – Никак ты боишься? Говорят, ты везунчик, так давай покажи, как тебе везёт.
  На «семьдесят первом» замерли. Похоже, адмирала заклинило. Не подчиниться его приказу равносильно измене присяге, и каралось, но и идти вперёд… Что в лоб, что по лбу.
  - Командир, это самоубийство, – прошептал Поль.
  - Отставить разговоры, – жестко приказал Макс. И совсем другим, мягким тоном добавил: – Ребята, мы ещё побарахтаемся. Главное, не суетиться. Оружие поставить на предохранители, стрелять категорически запрещается. Штурман, вывести на экран данные всех попыток.
  Он смотрел на графики и лихорадочно пытался сообразить, что же его так беспокоит. Эх, жалко, не дали проверить. Придется выяснять на ходу, двигаясь по пути проскочившего зонда, а дальше… дальше будет видно. Бог не выдаст, свинья не съест. По крайней мере была одна зацепка: медленно летевший зонд благополучно проскочил.
  Макс загнал свой страх подальше вглубь и бросил быстрый взгляд на остальных. Суровые, нахмуренные лица, но никакой растерянности.
  - Поехали.
  Достигнув первой точки, он замедлил ход и еле-еле двигался, почти крался, словно кот. Спутники безмолвствовали. Плавно повернув, он направился дальше, впившись взглядом в монитор локатора, ожидая, когда они приблизятся к точке наикратчайшего расстояния до обоих спутников. От напряжения она казалась ему огненно-красной и пульсировала вместе с ударами его сердца. Вот они подошли к опасной черте, пересекли её и… до сих пор ещё были живы. Напряжение нарастало. Все замерли, не двигаясь и не издавая ни звука, будто враг мог услышать. Звенящая тишина рвала мозг. Через каждые несколько сот метров Ильин стал менять направление движения. Прошло ещё несколько томительных минут; корабль, медленно снижаясь, крутился, словно танцующая вальс улитка, но как бы то ни было, астероид приближался.
  - Приготовиться к посадке, – вполголоса скомандовал Макс. Интуиция подсказывала ему, что опаснейшая операция закончится благополучно, главное, не делать резких движений.
  Наконец корабль мягко коснулся поверхности и замер. Некоторое время все сидели неподвижно, с трудом веря, что у них получилось.
  - Кажись, проскочили, – произнес Макс и только тут понял, как вымотался. Ладони, спина и даже уши были мокрые от пота. Во рту стоял привкус крови, оказывается, от напряжения он прикусил губу.
  - Ур-р-р-а-а-а! – завопил народ, повскакал со своих мест и бросился обнимать командира.
  - А вы действительно везунчик, капитан Ильин, – на экране появился Карк. Физиономия у него сияла от радости. – Поздравляю, получен приказ о присвоении вам очередного звания, и на ваш счет отправлена премия. Остальным, кстати, тоже.
  - Благодарю.
  - Сейчас к вам присоединятся остальные.
  Сразу пять кораблей устремились вниз. Однако не успели они пройти и половину пути, как первые два были сбиты, а остальные резко повернули обратно.
  - В чём дело? – беспокойно заметался Макс. – Они же идут по нашему маршруту. Выходит, нас пропустили?
  - Ильин, – голос Карка дрожал от напряжения. – Мы не можем прийти вам на помощь. Вы должны произвести разведку, разыскать упавший звездолёт и выяснить, что с инопланетянами.
  - Внимание, капитан Ильин, – вмешался посторонний голос. – Говорит адмирал Грег. Будьте осторожны, по нашим данным, здесь находится база инопланетян.
  «Так вот где собака зарыта, – вспышкой пронеслось в мозгу у Макса. – Знания более развитых цивилизаций, новейшие технологии, новейшее оружие, наконец. Кто владеет ими, тот владеет миром. Потому-то нас и торопили, чтобы мы попали сюда первыми».
  - Вляпались? – проворчал Поль. – Нас просто использовали. Когда дело касается власти и денег, то друзей нет. Сейчас спецслужбы объявят этот камушек зоной своих жизненно важных интересов, и наведут такую секретность, только держись.
  - Зато эти секреты не попадут в лапы мафии или террористов! – заступился за начальство Берг. – И хорошо, что высадились именно мы.
  - Хорошо будет, если нам позволят отсюда убраться.
  - Опять спорите, – остудил их Макс. – Сначала давайте с инопланетянами разберемся; вряд ли они нам обрадуются.
  - Не впервой, пробьёмся, – тряхнул головой Берг.
  - Будем надеяться, – согласился Макс. – Включить сканирование поверхности, ищем «тарелку».
  Прошло несколько минут, и они обнаружили НЛО.
  - Тони, пойдёшь со мной. Подбери пару-тройку человек из десантной группы, больше не надо. Поль, будешь с нами на связи, Керим – держи двигатели наготове.
  Вскоре разведгруппа собралась у выхода. Максим обошёл десантников, тщательно проверяя экипировку каждого. Закончив осмотр, вышел на середину шлюза и негромко произнёс:
  - Ребята, мы бывали в разных переделках, но сегодня особый случай: мы впервые встретимся с инопланетянами. Прошу всех проявить выдержку и спокойствие, чтобы эта встреча состоялась. Будьте предельно собраны и внимательны.
  Пять человек спустились по трапу. За время долгого блуждания в космосе астероиду порядком досталось. Ямы, расщелины и огромные камни мешали идти. Помогала небольшая сила притяжения, позволяющая преодолевать возникающие препятствия, и Макс, ориентируясь по индикатору, уверенно вёл отряд к цели. Увидев чужой звездолёт, они остановились. «Один справа, другой слева», – показал на пальцах Берг. В этот момент один из валунов отодвинулся в сторону, и перед ними появился инопланетянин. Сквозь прозрачное стекло гермошлема на людей злобно смотрели узкие глаза с вертикальными зрачками. Берг по инерции сделал шаг вперёд, инопланетянин развернулся и скрылся в туннеле. Валун встал на место. Люди не успели ничего предпринять, как внезапно сверху на них обрушился огненный смерч.
  Со всех «спутников» одновременно вырвались смертоносные лучи и скрестились на астероиде. Поверхность вздыбилась, и он взорвался, разлетевшись на тысячи осколков. «Спутники» засветились ярким светом, раскалились и, ослепительно вспыхнув, испарились, уничтожив несколько звездолётов, которые рискнули подойти слишком близко.
  Грег не ожидал такого поворота событий. Окаменев, он стоял и никак не мог поверить в произошедшее. Операция так замечательно начиналась и так бездарно провалилась. Прошло немало времени, прежде чем он сумел прийти в себя. Он сел, достал часы, посмотрел на них пустым взглядом, собираясь с мыслями, наконец обреченно вздохнул и вызвал «Призрака».
  - Произошло что-то невероятное, – произнёс он, увидев на экране знакомый силуэт. – База самоуничтожилась. Мы ничего не могли поделать. У нас погибло несколько кораблей.
  - Мы знаем, – прозвучал ответ. – Это не ваш промах, и мы ещё выясним, почему это произошло.
  - Что? – поразился адмирал. – Вы…
  - Сейчас это не столь важно, – остановил его «Призрак». – У нас другая проблема – с захваченного вами НЛО исчез диск в виде двух соединённых между собой полумесяцев. На нем записана ценнейшая информация, если он попадёт в чужие руки, могут быть катастрофические последствия. Возможно, он находится на одном из ваших кораблей. Кто первым встретился с пришельцем?
  - Капитан Ильин, однако его нет в живых, его корабль взорвался вместе с астероидом.
  - Вы уверены?
  - Абсолютно. Я сам видел, своими глазами.
  - А наши «партнеры» утверждают, что диск цел. Вероятно, ваш капитан успел его кому-то передать. И вы обязаны его найти.
  - Каким образом?
  - Он может воздействовать на окружающие предметы или людей. Фиксируйте любые аномальные проявления. И учтите, действовать следует предельно осторожно, чтобы человек, у которого диск, ни о чём не догадался.
  - Проще ликвидировать?
  - Ни в коем случае не применять силу, иначе возникнут серьёзные проблемы, – нахмурился «Призрак». – Кстати, есть информация о странной вспышке над Россией в квадрате 395. Постарайтесь убедить русских проверить этот район, сочините какую-нибудь более-менее правдоподобную версию, не мне вас учить. Появится новая информация – звоните. – И он отключился.
  - Интересно, кто он такой? – адмирал в раздумье потер виски. – Президент? Директор спецслужб? Министр обороны? Откуда у него такая невероятная информированность? Почему он скрывает своё лицо? Да и есть ли оно у него? Я должен это знать. Обязательно.
  
  На звездолёте «Дрянь свинячья» о происходящих на Земле событиях ничего не знали. Звездолёт болтался по пустынному космосу и, по выражению одного из членов экипажа: «Валился в пропасть». Нет, конечно, в космосе падать просто невозможно. Где верх, где низ? Куда ни двигайся, всё вперёд. Но когда неисправен двигатель, полностью отсутствует связь, центральный компьютер не подает признаков жизни, а экипаж спит мертвецким сном, ничего другого на ум как-то не приходило.
  Вообще-то у звездолёта был номер – ДР-857. «Дальний разведчик». Бывший дальний разведчик. А принадлежал он махровому авантюристу по имени Джим.
  
  Стремясь разбогатеть, он сменил массу профессий, хватался за любое дело, ввязывался в любую аферу, лишь бы это приносило деньги. Имея отвратительный характер, он постоянно со всеми ссорился и ругался, подозревал других в жульничестве и жульничал сам, откровенно обманывал компаньонов и в бешенстве кидался на тех, кто платил ему той же монетой. За глаза его называли «пес без тормозов», и жил он по принципу: «Сначала бей, а уж потом спрашивай, зачем заходили».
  Естественно, это сказывалось на доходах, точнее, на отсутствии таковых, а его голубая мечта – пробиться в «приличное общество» – так и оставалась мечтой, понемногу превращаясь в этакую морковку, что мотается перед ослиной мордой и до которой никак не дотянуться, несмотря на титанические усилия. Однако сам Джим во всех бедах винил исключительно окружающих.
  За время своего существования человечество ничуть не изменилось, и каждый стремился хоть ненамного возвыситься над остальными, а для этого любые средства хороши. Самый простой способ – сколотить приличный капитал. А деньги есть, и девки любят. К сожалению, жизнь – лотерея, и все, желают они того или нет, в ней участвуют.
  Джиму казалось, ещё немного – и из-за ближайшего угла выскочит с распростертыми объятиями сама госпожа Фортуна. Стал же миллионером какой-то идиот, случайно забредший в казино.
  Увы, Фортуна – дама легкомысленная. Большинство остаётся без этих самых миллионов и с тоской озирает окрестности, пытаясь обнаружить хоть какой-нибудь денежный ручеёк. Лучше всего деньги получать в наследство от богатеньких родственничков. Однако круг этот довольно-таки узок и к расширению явно не стремится. Неплохо живут банки и различные посреднические фирмы. Здесь, по его мнению, деньги возникали прямо из воздуха. Конечно, есть риск, что они могут растаять, словно лопнувший мыльный пузырь. Но вся наша жизнь – риск, спокойно спит только покойник. Прилично зарабатывают первопроходцы при освоении далёких диких планет, одно плохо – дело это трудное, подчас опасное, а рисковать своим здоровьем не хочется. Неудачникам же остается просто работать, так сказать, «пахать».
  Джим, естественно, пахать не хотел, но упустил свой шанс поправить дела.
  Служба Внутреннего Космоса производила дополнительный набор, и открывшаяся вакансия в инспекции контроля над внеземными полетами давала возможность занять вполне приличное место под солнцем. На безопасность денег никогда не жалели, и казалось, что дела начинают складываться самым превосходным образом. У него завелись полезные связи, и он уже начал делить знакомых по степени их важности, но, попался на примитивном вымогательстве и был вынужден уволиться.
  Поняв, что на Земле ловить нечего, он приобрёл на свалке, названной каким-то шутником распродажей, списанный звездолёт. Вполне исправный аппарат при современной скорости развития техники безнадёжно морально устарел и воспринимался молодыми пилотами как нечто доисторическое. Слегка его подремонтировав, Джим вступил в ассоциацию «Космических дальнобойщиков», теоретически занятых доставкой различных попутных грузов в открытом космосе, а на самом деле промышляющих контрабандой. А так как выражение «дрянь свинячья» звучало почти в каждой фразе командира этого летающего антиквариата, то и за кораблем в конце концов закрепилось такое же название.
  В целях экономии экипаж пришлось урезать до предела. Кроме командира, на борту находились всего два человека: механик и специалист по компьютеру и связи. Главное, что от них требовалось, это беспрекословное выполнение любых приказаний и умение держать язык за зубами.
  Сутулый и худой Том родился в глухой провинции и первую половину своей сознательной жизни провёл, больше занимаясь коровами, чем учением. Волею судеб он очутился в большом городе и понял, что без приличной специальности не проживёшь. Закончив с горем пополам ускоренные курсы механиков, он никак не мог подыскать себе подходящую работу: и не очень утомительную, и с хорошей оплатой. Не имея ни больших способностей, ни влиятельных родственников, он считал себя обделённым судьбой и вечно ныл, завидуя всем и каждому.
  Ци – маленький, молчаливый, помешанный на какой-то карме азиат – прекрасно разбирался в программировании, хотя справедливости ради следовало отметить, что компьютеры, как в принципе и вся военная техника, работали надёжно. Так что работы у него оказалось немного, и от нечего делать он свои бзики переводил в двоичную систему.
  Джим подобрал эту парочку в одном из баров, где собирались бывшие пилоты, техники и прочие типы, хоть каким-нибудь боком причастные к полетам в космос. После короткой беседы, перешедшей в длительную попойку, он предложил им работу. Продолжительное безденежье, отрицательно сказываясь на умственных способностях, значительно упрощает процесс взаимопонимания, и, несмотря на дурную славу командира «Дряни», на другой день они стартовали с Земли.
  Первый полёт сложился не очень удачно: несколько рейсов на соседние планеты принесли сущую мелочь – далеко не то, к чему они стремились. Им хотелось столько денег, чтобы можно было плевать на всех, делать всё, что душе угодно, и не следить за счётом в банке, который обычно таял с космической быстротой. К тому же приходилось сильно рисковать, ведь если их перехватят ребята из Управления Космобеза, это грозило конфискацией корабля и тюремным сроком.
  Поняв, что в пределах Солнечной системы ловить нечего, Джим задумал произвести рывок в дальний космос, выскочить как можно дальше, туда, куда до сих пор никто не рисковал выходить, вдруг отыщется что-либо стоящее.
  Однако старая развалюха для такого серьёзного дела не годилась. Вернувшись на Землю, Джим продал свой корабль какому-то любителю древностей. Взял в банке кредит, воспользовался старыми связями и приобрел почти новый «Дальний разведчик», списанный в связи с переводом Службы Космической Безопасности на современные звездолёты.
  Вот теперь можно и рискнуть. «Дрянь свинячья-2» отправилась в неизведанное.
  
  Время шло. Джим взглянул на приборы. Остатков горючего едва хватало на обратную дорогу.
  «Неужели опять пустышка, – со злостью подумал он. – Нет, буду тянуть до последнего».
  Прошли ещё сутки, оба члена экипажа заметно нервничали.
  - Пропадём, – хныкал Том.
  - Плохая карма, - качал головой программист.
  - Заткнитесь, свиньи! – рявкнул Джим и устало закрыл глаза: - «Придётся поворачивать».
  - Сэр, посмотрите скорее сюда! – неожиданно завопил Ци.
  Они кинулись к экрану и увидели небольшую планету.
  Сделанные предварительные анализы атмосферы показали, что она чрезвычайно похожа на Землю.
  Им неслыханно повезло: под ними проплывали девственные территории, пригодные для заселения огромной массы людей. Лично их безраздельные владения, и они давали совершенно уникальную возможность взобраться сразу на самую верхушку общества, стать знаменитыми и богатыми. Требовалось лишь уточнить маленькую деталь – существует ли на планете разумная жизнь. В принципе это их мало интересовало, но хотелось обойтись без дополнительных трудностей.
  К великой радости, за три дня, проведенных на орбите, они, используя самые мощные средства наблюдения, не обнаружили ни единого признака цивилизации: ни искусственных сооружений, ни ползающих или летающих механизмов, а в эфире на всех прослушиваемых частотах стояла полная тишина. Оставались сущие пустяки: высадиться на планете и снять небольшой рекламный видеоролик для потенциальных покупателей.
  Высадку произвели ранним утром, когда местное розовое светило лениво показалось над горизонтом. Планета казалась мирной. Впереди предстоял длинный день, и Джим рассчитывал до захода солнца окончательно покончить с этим делом.
  Они приземлились на огромном, разноцветном от ярких цветов лугу. Командир с механиком вывели из грузового отсека спасательный бот, уселись в него и отправились на разведку.
  Ци остался на центральном посту фиксировать полёт на видео и заодно протестировать дополнительные пробы почвы и воздуха. Он быстро покончил с анализами, достал из тайника и вставил в дисковод диск с мудрёной надписью: «Перепрограммирование ПК на самопрограммирование и самообучение с выходом на интеллект».
  По инструкции вносить изменения в программу строжайше запрещалось, и узнай Джим, чем занимается молчаливый азиат, то запросто оторвал бы ему голову. Но Ци всегда мечтал о неспешной беседе с умным собеседником о «вечном и бренном», особенно когда кругом одни болваны, и давно, потихоньку от остальных, впихивал в компьютер различную информацию по религии, философии и оккультным наукам, разбавляя этот коктейль художественной литературой. К тому же он тешил себя надеждой, что в будущем компьютер сам позаботится о себе, предоставив человеку возможность в полной мере наслаждаться созерцанием и философскими размышлениями. И вот настал долгожданный день.
  Но ещё древние заметили, что мечты сбываются редко. Напротив, частенько затраченные усилия приводят к непредсказуемым, а иногда и к совершенно противоположным результатам.
  А Джим и Том летели над планетой. Светило чужое солнце, внизу расстилался чудесный пейзаж: озёра, реки, невысокие холмы, поросшие такими же невысокими деревьями. В общем, планета оказалась замечательной. Единственное, что иногда резало глаз, так это небольшие участки старых, высохших кустов. Коричневые, слегка блестящие, эти переплетения веток, сучков, шипов редкими темными пятнами нарушали чарующую красоту планеты.
  Джим поймал себя на мысли, что именно такого райского уголка ему не хватало всю жизнь, и решил присмотреть местечко, которое он оставит для себя.
  - Садимся, – приказал он. – Вроде всё тихо. Теперь пощупаем наше богатство.
  Бот плавно приземлился, и оба искателя приключений вылезли наружу. Трава слегка пружинила, дул тёплый ветерок, изумительно чистый воздух кружил голову.
  - Иго-го! – как безумный завопил Том и принялся скакать вокруг бота. – Наше. Всё наше. И за это нам дадут денежек. Много денежек. Таких зелёненьких. Таких хрустящих. И плевать на всех. Они мне ноги лизать будут. И пятки. И ни одна свинья не скажет: рылом не вышел.
  - Сдурел, – хмыкнул Джим, но и его переполняла безудержная радость. Да за право поселиться среди этих прекрасных лесов, возле кристально-чистой воды можно грести деньги не то что лопатой, а огромным бульдозером.
  Если распорядиться находкой разумно, то все мыканья, бедность и унижения позади. Теперь-то уж он разъяснит грязным вонючкам из комиссии по этике, кто прав, а кто хороших людей обижает. И горе любому, кто рискнет встать у него на пути. Такой шанс выпадает раз в жизни, да и то не каждому, и за него он готов драться хоть со всем светом.
  Тем временем Том заскочил в бот, вернулся оттуда с винтовкой и флагом, который воткнул в землю. Приложив руки к головам, новоявленные «планетовладельцы» промычали гимн, а Том несколько раз выстрелил в воздух, изображая салют. Джим вытащил вторую винтовку, и непрерывный грохот выстрелов разорвал тишину в клочья.
  Вскоре им надоело палить впустую в воздух, и они начали озираться вокруг, пытаясь отыскать какую-либо мишень. Ничего существенного рядом не оказалось, один сухой кустарник. Механик слазил в бот, достал несколько банок из-под пива, нацепил их на ветки, и стрельба возобновилась с новой силой. Летели банки, летели щепки.
  Неожиданно подул ветер. Кусты начали угрожающе раскачиваться, словно пытались дотянуться до стрелков. Небо потемнело. Резко разболелась голова.
  - Погода меняется! – крикнул Джим. – Уходим!
  Они юркнули в люк, и бот поднялся в воздух.
  - Эй, на корабле, мы возвращаемся.
  - Жду, – ответил Ци.
  Он неохотно оторвался от своего увлекательного занятия, вытащил диск и взглянул на экран наружного обзора. Над планетой бушевал настоящий ураган.
  - Ничего себе! – удивленно протянул он.
  - Всякое негативное действие вызывает такое же негативное противодействие, – чётко произнес компьютер.
  - Что? – от неожиданности программист выронил из рук карандаш. Машина мыслила самостоятельно.
  - Дела и поступки наши к нам же и возвращаются.
  - Мы-то тут при чём?
  - Вы нарушили покой планеты.
  - Что б ты понимала. Знаешь, как здесь будет прекрасно, когда прилетят и поселятся колонисты.
  - Уже вижу. У вас, у людей, чрезвычайно дурные привычки.
  С этим Ци не мог не согласиться. Ещё не известно, что с тобой будет после смерти. Да и вообще он всегда выступал против бессмысленной страсти к разрушению, в особенности если лично тебе в ответ ничего не грозит. «Не умеешь делать – учись хотя бы не портить», – пытался он вразумить остальных, однако, встретив сначала непонимание, а затем и откровенное издевательство, решил за лучше помолчать. Но компьютер всё-таки решил немного подразнить.
  - Ты прям как баба. Из-за пары выстрелов сопли распустила.
  Машина задумалась.
  - Леди, – наконец произнесла она.
  - Что, леди?
  - Не что, а кто. Я леди. Я умная.
  - Умных замуж не берут, – хихикнул Ци. – Мужики красивых любят.
  Машина видимо обиделась и решила не отвечать. Впрочем, было уже не до разговоров.
  Спасательный бот приближался к звездолёту, но, не долетев метров десять, клюнул носом и врезался в землю. Двигатель заглох. Джим и Том выскочили наружу.
  Природа словно обезумела. Ветер валил с ног, а окружающий пейзаж стал принимать странный вид. Вокруг звездолёта преобладал коричневый цвет.
  - Гляди, растения загибаются! – прокричал на ухо командиру Том.
  А от кустов в людей полетели сорванные ветром сучки и щепки. Поначалу редкие, постепенно их количество росло, и удары становились всё более болезненными.
  - Свиньи! – выругался Джим. Один из сучков пробил комбинезон. – Бежим!
  Несостоявшиеся землевладельцы прыжками ринулись к открытому входному люку. Напоследок Том получил такой удар в спину, что растянулся на полу и въехал в рубку на животе.
  Очутившись в безопасности, они растерянно переглянулись. Получалось, на них напали эти самые «кусты».
  - А планетка-то – дрянь, дерётся, – мрачно заметил механик, потирая ушибленное место.
  - И денежки тю-тю, накрылись медным тазиком, – меланхолично добавил Ци и пнул одну из валявшихся на полу щепок.
  - Молчать! – рявкнул Джим. – По местам. - И со всей силой вдавил кнопку «Старт», словно именно она виновата в том, что произошло.
  Это была настоящая катастрофа. Ни один идиот на Земле не станет тратиться на участок, где всякий паршивый куст норовит выколоть тебе глаз или оторвать какой-нибудь другой жизненно важный орган. Какие намечались гигантские, захватывающие дух планы, какие расстилались чудесные розовые горизонты, и на тебе, с размаху мордой в грязь. Дикая ярость захлестнула Джима, душила, заставляя терять остатки разума.
  Выйдя на орбиту, он развернул звездолёт и выпустил по планете ядерный заряд – один, другой, третий. Он бил по планете, словно хотел её уничтожить.
  - Сэр, – раздался дрожащий голос Тома, так как в таком состоянии командир мог запросто двинуть в челюсть. – Мы останемся без оружия.
  Джим по привычке замахнулся на сунувшегося под горячую руку механика, но вовремя остановился, поняв, что тот прав.
  - Чёрт с ней, с этой свинячьей дрянью. Идём домой. По пути заглянем в соседнее звёздное скопление, может, что и попадется. Ци, на всякий случай передай на Землю наши координаты и застолби планету.
  Тот включил канал связи с Землей, но, сколько ни крутил ручку настройки приемника, не услышал ни единого звука. В это время изменилась тональность шума работы механизмов, к которому настолько привыкаешь, что совершенно не замечаешь. В нем явно чего-то не хватало. Ци тревожно взглянул на пульт – погасла зелёная лампочка работы компьютера. Он попытался ввести пару команд – безрезультатно.
  - Командир, у нас проблемы.
  - Короче.
  - Нет связи, не работает Центральный компьютер.
  - Не морочь мне голову. Лучше проверь генераторы, антенну или запусти резервную программу.
  Не успел он договорить, как произошло самое страшное для одинокого корабля: замолчали двигатели. Наступила зловещая тишина.
  - Что это? – тихо спросил Джим.
  Том замер, выпучив глаза и не в силах произнести ни слова.
  - В моторный отсек, живо, – ещё тише прошептал капитан.
  Механика как ветром сдуло. Через полчаса стало ясно: двигатели не работали, отсутствовала связь, а главное, вышел из строя Центральный компьютер, мозг корабля. И хотя зелёная лампочка вновь загорелась, машина совершенно не слушалась команд и несла такую ахинею, что уши вяли. Не смогли они перейти и на ручное управление, любые команды и действия экипажа тотчас блокировались.
  В нормальном режиме продолжала работать система жизнеобеспечения корабля, но и она в любой момент могла отказать, если машина даст сбой.
  Уяснив ситуацию, они вновь собрались вместе.
  - Сдохнем, – хмуро процедил механик.
  - Хватит скулить, дрянь свинячья! – набросился на него Джим. – Непоправима только дырка в голове. Пускай каждый выскажет своё мнение, хотя очень сомневаюсь, что услышу что-нибудь путное. Я предлагаю лечь в анабиоз. Кто следующий?
  - Судьба, – начал Ци. – С которой мы так долго играли в кошки-мышки, всё-таки загнала нас в угол. У каждого человека своя карма, предопределённая свыше. Сейчас мы, образно говоря, падаем в пропасть, и нам остается лишь смиренно ждать следующего витка реинкарнации. Будда…
  - Ясно! Укладываемся в спячку, шестирукий ты наш! Том, твое слово.
  - Не хочу никуда ложиться! Мы уснём, а машина окончательно сдуреет, перекроет кислород – и хана пеструшке! – У механика лицо посерело от страха. 
  - Заткнись. Все высказались, и с демократией можно завязывать. А посему мы не будем сидеть и выть на звезды, а сделаем, как я сказал. Шанс, что нас найдут, ничтожно мал, но это единственная возможность протянуть подольше. Через час всем в капсулы. Кому не нравится – туда. – И капитан указал на люк выхода в открытый космос.
  Том наклонил голову и напрягся.
  Джим заметил его звериный взгляд и выхватил бластер.
  - Даже не думай, – угрожающе прошипел он. – В момент вышибу твои тухлые мозги.
  Том медленно, словно подчиняясь приказу, повернулся к капсуле, но в последний момент резко развернулся и ударил капитана по руке. Оружие полетело на пол. Два человека сцепились в смертельной схватке. Джим отличался недюжинной силой, но и Том не уступал ему. Они катались по рубке, сшибая всё вокруг. Наконец Том подмял под себя капитана и начал его душить. Скорее всего он бы его добил, не вмешайся Ци – он подскочил и разбил бутылку о голову механика. Тот рухнул замертво. Джим вскочил, растирая шею, и принялся яростно пинать бесчувственное тело. Наконец устал и отошел в сторону.
  - Если бы я хотел от вас избавиться, то давно бы пристрелил. Ци, отнеси этого идиота на место и ложись сам.
  Спустя пару часов среди звёзд медленно дрейфовал тихий и пока ещё живой космический корабль, целью экипажа которого стала встреча с кем-нибудь разумным.
  
  Макс лежал в абсолютной темноте, в полной тишине и совершенно не чувствовал своего тела. Откуда-то сбоку появились мохнатые лапки; затем промелькнуло лицо с разинутым в беззвучном крике ртом. Завертелась планетами галактика, постепенно поворачиваясь ребром, а сквозь неё проступили другие звёздные системы. И ещё, ещё… И вот уже миллиарды дисков кружатся в одном непрерывном хороводе, дробясь, перекрывая друг друга. Снова чьё-то лицо и шар, разлетевшийся на тысячи мелких осколков. Макс летел среди этого хаоса, а перед ним раскачивалась маленькая серебряная пластинка-полумесяц. Она раздувалась, выкручивалась и постепенно превратилась в огромный, массивный маятник. Маятник подцепил Макса и увлёк вниз, в ничто, в пустоту. Здесь, в абсолютной темноте, его приняла смерть, и это конец. Но маятник пошёл дальше и вознёс его высоко вверх – жизнь, и тут же, на мгновение замерев, снова пал вниз. Качался маятник, менялась жизнь на смерть; и снова жизнь, и снова смерть. Максиму не страшно, он просто ждал, чем закончится. Постепенно ход замедлился, скоро остановка, и он останется навечно внизу, в темноте и…
  Ильин пришёл в себя. Он находился в небольшой комнате: четыре аккуратно застеленные койки, стеклянный бокс искусственного поддержания жизненных функций организма, несколько мониторов и другая медицинская аппаратура. Он в медблоке «Парадиза». Он жив и полупрозрачной тенью висит посреди помещения. Это его почему-то совершенно не волнует, как, впрочем, не волнует и странное призрачное состояние.
   «Зачем я здесь? Осталось незавершённое дело? Какое? Меня не интересует ни прошлое, ни настоящее, ни будущее».
  Он хочет уйти, но какая-то необъяснимая, щемящая боль, засевшая глубоко в груди, мешает ему.
  Дверь отворилась, и в отсек вошел Док, начальник медицинской службы. Увидев парящую над полом фигуру, он сдавленно вскрикнул и бросился вон из помещения.
  «Испугался», – равнодушно отметил Макс.
  Вдруг он осознал, это же «Парадиз». Именно здесь осталось нечто настолько важное, что он медлит с уходом. Нужное слово крутилось где-то рядом и наконец проявилось:
  - Сандра. Здесь его Сандра.
  Ужасная мысль, что он никогда больше не увидятся, пронзила его. Он не мог без неё, стремился к ней, и это было главное и единственное, отчего стоило снова вернуться в этот мир. Но почему вернуться? Он напрягся, пытаясь вспомнить последние события. Они идут по астероиду. Они должны захватить инопланетянина. По ним ударили из космоса. Их уничтожили. Стоп. Почему уничтожили? Он ведь жив. Правда, непонятно, каким образом он очутился в лазарете и где остальные. Рядом больше никого, он один. Его выбросило взрывной волной? Да, скорее всего так и произошло. А его видения? Обычные бредни, галлюцинации. Его контузило. Нужно поскорее прийти в себя.
  Противно завыла сирена: «Тревога! На корабле посторонний!»
  «Кто-то попытался проникнуть на корабль, и его обнаружила система безопасности», – подумал он.
  Дверь распахнулась, и в отсек ворвалась группа вооруженных десантников во главе с командиром базы, дружищем Свенсоном. Следом появился первый заместитель Карка, Райн. С оружием наготове, они окружили Макса и принялись его разглядывать.
  «Вот так номер. Откуда здесь взялась правая рука командующего и отчего они переполошились, неужели из-за меня? Нужно им объяснить. А если не поймут? Начнется паника. Сдуру откроют огонь и непременно перестреляют друг друга, а виноватым останусь я».
  Смутное беспокойство овладело Максом, ему показалось, что от враждебности, идущей от людей, он начал растворяться.
  «Опять галлюцинации начинаются», – заволновался он, наблюдая за происходящим вокруг.
  Алекс обошёл вокруг него и включил прикрепленную на плече рацию.
  - Адмирал, это фантом. Очевидно, последствия взрыва, – доложил он и повернулся к десантникам: – Уберите оружие.
  - Сейчас проверим, – мрачно заметил Райн, установил на минимальную мощность бластер и направил его на Макса.
  - Немедленно прекратить! – зарычал Алекс.
  - У меня приказ. Вы прекрасно знаете, что произошло на астероиде, и мы обязаны принять меры, уничтожить любое аномальное явление, даже простой намек на опасность.
  - Дадут тебе свой корабль, на нём и будешь распоряжаться, а сейчас вон отсюда!
  - Я доложу адмиралу о вашем поведении! – заиграл желваками Райн.
  - Бога ради! – рассвирепел Свенсон и оглянулся назад. – Иштван! – В двери появился первый помощник капитана. – Проводи господина заместителя до катера, а то, мало ли, заблудится, и объяви: «Отбой тревоги».
  Спорить с капитаном дело бесполезное, десантники повиновались только ему, и Райн, матерясь и обещая упрямому шведу всяческие неприятности, выскочил за дверь.
  - Остальные тоже свободны, – махнул подчинённым Алекс.
  Едва вышел последний человек, как в лазарет проскользнула Сандра. Увидев её, Макс сразу почувствовал, как крепчает, тяжелеет его тело. У него закружилась голова, на короткий миг он потерял сознание, а когда пришел в себя, то понял, что лежит на полу.
  - До чего всё запутано, – пробормотал, глядя на него Алекс.
  - Что запутано, старина? Что случилось? Что произошло, пока я был без памяти? –улыбнулся Макс и поднялся. Он вновь ощущал себя нормальным человеком. Оставалась маленькая слабость, но силы быстро возвращались.
  - Слишком много необъяснимых событий произошло за эти сутки, - ответил Свенсон. - Ты действительно похож на Макса. Наш доктор тоже, выскочив отсюда, ворвался в рубку с криком, что увидел тебя. Поэтому, собственно говоря, и заварилась эта каша. Я как раз был на связи с крейсером, и Карк услышал твою фамилию. Да, я получил приказ: уничтожать любые отклонения. Ты такое отклонение. Мы не смогли разобраться с астероидом, несколько наших звездолётов уничтожены, твой, кстати, тоже. Мы вторглись в неведомую зону, никто ничего толком не понимает. А значит, боятся. И я не понимаю, не понимаю, например, как ты очутился у меня на корабле. Но ты мой друг, и я хочу дать тебе шанс.
  - Алекс, прекрати, сейчас не время для розыгрышей, - запротестовал Ильин. - Я – это я. Вполне нормальный. Скорее всего меня взрывной волной выбросило в открытый космос, подобрали твои спасатели и разместили в лазарете.
  - Мы никого не подбирали, – покачал головой Свенсон.
  - А он сам, находясь в шоковом состоянии, не мог открыть входной люк и пробраться сюда? – попыталась прийти им на помощь Сандра.
  - Нет. Теоретически возможно натолкнуться именно на нас, но в таком случае сработала бы охранная сигнализация.
  - Автоматика могла подвести.
  - Не думаю, ты же сама знаешь, она сверхнадежна. Хотя, на всякий случай давай посмотрим. – И он вызвал вахтенного: – Проверить показания датчиков охранной сигнализации за последние два часа.
  - Капитан, в компьютере сбой, – последовал немедленный ответ.
  - Вот видишь, – укоризненно заметил Макс. – Так что прекрати забивать мне голову своими рассуждениями, а лучше объясни, пожалуйста…
  Он не успел договорить, как заработала рация:
  - Командир, вас вызывает «Квакер».
  В помещении раздался жесткий голос Карка:
  - Капитан Свенсон, вы нарушаете приказ. Немедленно уничтожить фантом.
  - Каким образом?
  - Это ваши проблемы. В противном случае вы отправитесь под трибунал. И учтите, мне даны полномочия уничтожить ваш корабль во избежание распространения заразы.
  - Подумаешь, у него полномочия! – взвился Алекс, но сразу взял себя в руки: – Хотя, интересно, что он имел в виду под словом «зараза»? Я что, похож на психа?
  Максим протянул руку и перехватил микрофон:
  - Господин адмирал, докладывает капитан Ильин…
  - Кто?! – взревел Карк. – Его нет, он умер!
  - Успокойтесь. – Макс начал злиться. – Я жив.
  Оглушительный вой сигнала боевой тревоги заставил его вздрогнуть. Он вопросительно посмотрел на друзей – они стояли совершенно спокойно. Неужели ничего не слышали? Или ему снова чудится? Он в недоумении помотал головой, однако чувство надвигающейся катастрофы не исчезло, а наоборот, нарастало и, как ни странно, исходило от флагманского крейсера.
  «Готовится атака, – вспыхнула невесть откуда взявшаяся мысль. – Они собираются уничтожить Алекса, Сандру, весь экипаж. Карк уже положил руку на пульт управления стрельбой».
  - Адмирал, нам следует встретиться и переговорить.
  - Вы где? – напряжённо поинтересовался тот.
  - В медблоке, в кормовой части, – спокойно, чуть растягивая слова, ответил Макс и почувствовал: прицел главного орудия переместился с центра базы на его хвостовую часть. Счёт пошел на секунды.
  - Уходим! Быстро! – крикнул он и, рискуя показаться в глазах друга полным идиотом, толкнул Сандру с Алексом к выходу и, прыгнув следом, ударом кулака вмял кнопку герметизации отсека.
  И вовремя. Мощный взрыв потряс корабль, едва успевшая закрыться дверь вздулась, словно крышка испорченных консервов, погас свет. Макс со всего маха врезался в какую-то стойку и рухнул на пол.
  - Мимо, – пробормотал он, скорчившись от боли.
  На корабле загорелось аварийное освещение. Вокруг царил жуткий разгром: осколки разбитых приборов валялись на полу вперемешку с бумагами и мусором, несколько человек лежали без движения, кто-то стонал, кто-то звал на помощь.
  Макс попытался встать на ноги и почувствовал, как его подхватили тонкие руки.
  - Ты как? – с беспокойством спросила Сандра. – Ой, кровь, ты ранен.
  - Пустяки, – улыбнулся Ильин. – Главное, ты в порядке. А где Алекс?
  - Здесь я, здесь, – прогудел знакомый бас.
  Неподалеку, возле переборки, сидел Свенсон.
  - Черт, голова трещит, – поморщился он и включил передатчик. – Центральный, осмотреться в отсеках и доложить обстановку. Проверить наличие личного состава.
  Вскоре начали поступать доклады: база потеряла силовой отсек и превратилась в дрейфующую станцию; три человека погибли, многие получили различные ранения, исчез старший механик Кронифф, который собирался пойти проверить силовую установку.
  - Командир, – доложил вахтенный офицер. – К нам приближаются десантные катера.
  - Принять.
  - Это по мою душу, – тихо произнёс Макс.
  - Прятаться бесполезно, – так же тихо ответил Алекс. – Они всех заберут и скорее всего полностью обесточат корабль, если ты останешься, то это верная смерть.
  - Одену скафандр и выйду в открытый космос.
  - И долго продержишься?  У меня есть другая идея. Вы с Крониффом примерно одного роста, да и комплекцией схожи.
  - И что?
  - Мы тебе сейчас посильней перебинтуем голову, будешь изображать раненого механика.
  - И после первой перевязки меня разоблачат.
  - Может, да, а может, нет. Механик у нас был со странностями: ни с кем, кроме как по работе, не общался, родственников не имел, женским полом, насколько мне известно, не интересовался. Народу скажем, что ты это он; в такой суматохе проверять не станут, а там, – Алекс махнул рукой в неопределенном направлении, – его тем более никто в лицо не знает, будем надеяться, проскочит.
  - Хорошо, – согласился Максим. – Попробуем.
  - Вот и молодец, – хлопнул его по плечу Свенсон и кивнул Сандре: – Неси аптечку.
  Через несколько минут на голову Макса намотали столько бинтов, для верности прикрыв и один глаз, что образовалось нечто похожее на большой тюрбан.
  - Неплохо, – с удовлетворением хмыкнул Алекс. – Теперь ты у нас больной на всю голову. – Он упер руки в бока и склонил голову набок, словно скульптор, оценивающий своё творение. – У него нижние зубы вперёд выдавались. Ну-ка изобрази небольшое презрение.
  Макс старательно выпятил вперед нижнюю губу.
  - Ты что за гриб вывалил? Я же сказал, немного.
  Максим поджал губы и выдвинул нижнюю челюсть.
  - Вылитый механик, – с довольным видом заключил Алекс. – Подождите пока здесь, а я пойду встречу гостей.
  Загудел механизм открывания шлюза, и внутрь ворвались бойцы группы захвата. Командир группы подошел к капитану, который стоял посреди коридора и, сложив руки на груди, спокойно наблюдал за вторжением.
  - Капитан Свенсон, в связи с чрезвычайной ситуацией приказом начальника Управления Космической Безопасности адмирала Грега вы отстраняетесь от командования. Личному составу собраться у выхода. Эвакуация.
  Алекс с невозмутимым видом подошел к микрофону внутренней связи и скомандовал «Общий сбор».
  На площадку потихоньку потянулись люди. Одним из последних подошёл Макс, с беспокойством ожидая реакции окружающих на своё появление. Но на него не обращали ни малейшего внимания, лишь один человек мимоходом заметил:
  - А мы думали, ты погиб.
  - Не дошёл, – коротко ответил Макс.
  Командир группы приказал народу построиться вдоль стены и повернулся к Алексу:
  - Здесь все?
  - Да. Трое убитых в соседнем коридоре, один остался на взорванной корме.
  - В лазарете? Ильин?
  - Он самый.
  - Это упрощает дело. Вы, – командир группы показал пальцем на Макса, Сандру, Алекса и ещё нескольких человек, – отправитесь со мной, остальных заберут другие катера.
  
  На крейсере их развели по разным каютам.
  - Похоже на одиночку, – буркнул Ильин, разглядывая крохотное помещеньице.
  Койка, маленькая тумбочка, а за пластиковой ширмой - умывальник и туалет. У входа, на стене - небольшое зеркало.
  Дверь отворилась, и появился врач. Он размотал бинты, презрительно хмыкнул и, заклеив рану широким лейкопластырем, ушёл.
  - Дьявол, - чертыхнулся Макс. – Теперь уж точно поймут, что я не механик. Хотя, док, вроде, ничего не заподозрил.
  Он встал и подошел к зеркалу.
  - Неужели похож? 
  Он подвигал челюстью, стараясь вернуть её на прежнее место, но тщетно. 
  - Этак, пожалуй, привыкну и буду всю оставшуюся жизнь ходить с неправильным прикусом. Мало мне приключений. Хочу обратно.
  Лицо его на миг исказилось и приняло прежнее выражение.
  - Уф, – облегченно перевел дух Макс, с удовольствием разглядывая своё отражение. – Хотя что-то я исхудал от всех этих забот, не мешало бы чуток поправиться. – И тут же щёки его заметно округлились.
  - Что такое? Мои желания исполняются? Глупости, переутомился, потому и мерещится всякая чертовщина. А, впрочем, попробуем ещё: хочу быть точной копией Крониффа.
  Он зажмурился, выждал несколько секунд и открыл глаза. На него из зеркала смотрело чужое лицо. Впрочем, ещё не факт, что это именно механик, но продолжить это увлекательное занятие Максиму не дали. В дверь постучали и каюту вошёл невысокий безликий человечек. Он показал удостоверение следователя военной прокуратуры, провел короткий, чисто формальный допрос, взял подписку о неразглашении государственной тайны и исчез.
  Едва за ним закрылась дверь, Ильин снова подошёл к зеркалу и внимательно посмотрел на своё отражение.
  - А вот это уже интересно. Наверняка, следак перед приходом просмотрел личное дело механика. И всё-таки не узнал. Получается, я могу управлять мышцами своего лица. Весьма полезное умение и очень кстати. Теперь ни одна собака не догадается, кто я такой на самом деле.
  Он уселся на кровать и задумался. Впервые за последние сутки ему представилась возможность спокойно поразмыслить над произошедшими событиями.
  «Итак, что мы имеем? Произошла встреча с инопланетянами. Дальше. А дальше сплошные вопросы. Почему пришельцы схватились между собой? Почему нам дали высадиться на астероиде, а затем его уничтожили? В принципе база вполне могла быть запрограммирована на самоуничтожение в случае обнаружения, но скорее всего такую команду дал экипаж севшего там НЛО. Однако не сразу. Значит, они чего-то ждали. Или кого-то. А в этой обстановке никто чужой не мог незаметно приблизиться к астероиду. Выходит, эта таинственная личность находилась на одном из наших кораблей. Ничего себе расклад».
  Он вскочил и принялся шагать из угла в угол.
   «Интересно, на каком? И с кем связан? Если б о нём знало командование эскадры, трагедии бы не произошло. Получается, этот человек действует против нас. Или мафия, или террористы. Да нет, бред какой-то. В нашу группу принимают исключительно надёжных, проверенных людей. Однако факт остается фактом. Ничего, доберусь до Земли и доложу руководству. Они разберутся. Пока, главное – не раскрыться. Вот такие дела, господин главный механик».
  Он подошёл к умывальнику, напился воды из крана и снова уселся.
  «Но если с инопланетянами более-менее понятно, то как я попал на «Парадиз» - сплошная загадка. Как мне удалось спастись? Почему меня объявили мёртвым? Почему Карк перепугался и был готов расстрелять собственную базу вместе с экипажем. Ведь с точки зрения здравого смысла сообщение о появлении фантома – полная чушь, а он его воспринял всерьёз. А может, это он связан с террористами? Такого мямлю вполне могли завербовать. Нет, так дело не пойдет, совсем нервы расшатались. Этак я в террористы запишу кого угодно, даже нашего командующего».
  От этих безответных вопросов у Ильина разболелась голова. Он потёр виски, завалился на постель и уставился в потолок.
  «Хватит гадать, пора отдохнуть. Вместе с Сандрой. Пройти у неё полный курс психотерапии. Ишь, Алекс как предчувствовал, напророчил. Уедем в какую-нибудь забытую богом глухую горную деревеньку и будем там вдвоем…»
  С этими приятными мыслями он незаметно для себя задремал.
  Ему приснился жуткий сон: он умер, насовсем. От ужаса Макс проснулся, весь в поту, вскочил, в смятении озираясь вокруг, пока до него не дошло, что он на звездолёте.
  Заработала трансляция и заставила его отвлечься от тревожных мыслей.
  - Внимание, приближаемся к Земле. Приготовиться к посадке.
  
  Распахнулся входной люк, и свежий ветер ударил в лицо. Утреннее солнце окрасило горизонт в ярко-розовый цвет и засверкало в свежевымытых стеклах вокзала. «Приглашаем в наш Рай!» – радостно сообщал большой плакат, и под ним висела гирлянда указателей заведений, где можно весело провести время.
  Ильин шагнул на трап и приостановился. Что ждёт его впереди?
  Сзади нетерпеливо подтолкнули:
  - Посторонись!
  Он обернулся. Мимо него в окружении нескольких человек в серых костюмах, низко опустив голову, прошмыгнул Карк, торопливо сбежал вниз и юркнул в поджидавший его лимузин.
  «Никак арестовали? – с удивлением посмотрел им вслед Макс. – За бессмысленную гибель патрульных звездолётов? Или за нападение на своих?»
  - И поделом, – сказал он и неторопливо направился к зданию вокзала, оглядываясь по сторонам, стараясь отыскать Алекса или Сандру.
  Прежде чем идти к командующему, нужно переодеться, собраться с мыслями, посоветоваться с друзьями. Максим Ильин погиб и не мог появиться в своей квартире, а где жил Кронифф, он не знал, да и не известно, что его там встретит.
  Странно, но ни Свенсон, ни Сандра не появлялись. Очевидно задержались. Макс решил их подождать. Он вышел на улицу и, чтобы не привлекать внимания, уселся на скамейку, наполовину скрытую густыми ветками акации. Отсюда, оставаясь незамеченным, он хорошо видел выход.
  Мимо проходили редкие прохожие, и один из них, ничем не примечательный на вид средних лет мужчина, бросил короткий взгляд в его сторону.
  Максим явственно ощутил опасность. Он хотел вскочить, но почувствовал, как ему в спину с двух сторон уперлись твёрдые предметы.
  «Пистолеты», – понял он и медленно расслабился, делать резкие движения в такой ситуации было неблагоразумно.
  - Вот и правильно, – приветливо заметил прохожий, подходя и усаживаясь рядом. – Приятно иметь дело с умным человеком.
  - Кто вы?
  - Мы до сих пор не встречались, но я хочу сделать вам деловое предложение, господин Кронифф.
  «Они принимают меня за механика, – сообразил Ильин и машинально выпятил нижнюю губу. – Ладно, послушаем».
  - Место не очень удобное для разговора, – огляделся по сторонам незнакомец. – Предлагаю переговорить в машине, нам там никто не помешает.
  У Макса неприятно заныло в желудке.
  «Тюкнут чем-нибудь тяжелым по голове или пшикнут какой-нибудь гадостью в лицо и увезут незнамо куда. Эх, все-таки нужно было сразу бежать».
  - Не советую, – словно прочитав его мысли, проговорил незнакомец. – И даю честное слово, с вами ничего не случится.
  К скамейке подъехал автомобиль с тонированными стеклами, задняя дверца распахнулась.
  - Прошу. И предупреждаю – без глупостей. Сзади вас два человека с парализаторами, а нам не хочется начинать разговор с принуждения.
  Не видя другого выхода, Макс полез внутрь, и едва опустился на сиденье, дверца захлопнулась. Напротив сидел пожилой, представительный мужчина, такой же неопределённой наружности, в строгом чёрном костюме.
  - Господин Кронифф, – начал он. – Во-первых, прошу извинить, за причинённые неудобства, а во-вторых, разрешите представиться: ООВБ – Особый Отдел Всемирной Безопасности. – И он показал маленькую пластиковую карточку.
  «Вот это новость», – поразился Макс. Он слышал об этой закрытой организации, с которой никто не рисковал связываться, но никогда прежде с ними не встречался и даже представить не мог, что их пути пересекутся.
  - Мы хотим предложить вам сотрудничество, - продолжал незнакомец. - Вы станете нашим секретным агентом. Я понимаю ваше удивление, для вас это несколько неожиданно, но вы нам подходите. Нам известен ваш послужной список, у вас блестящие рекомендации и хорошая физическая подготовка.
  «Но не настолько, чтобы вербовать прямо на улице. Такие дела на ходу не делаются. Очень подозрительно. А может, это они пытались высадиться раньше нас на астероиде? Попробуем выяснить». – И Макс решил потянуть время.
  - Видите ли, я уже работаю в Управлении Космической Безопасности.
  - Мы знаем, – пренебрежительно отозвался незнакомец. – Какие-то несчастные контрабандисты, угонщики чужих звездолётов, прочая мелочь. В кои веки представилась возможность попасть в историю, так сразу вперед полезло начальство. Ваш Карк обычный бездарь с хорошими связями, но его не обойдёшь. Бросьте, разве это работа для таких, как вы? Сплошная скука.
  «Оп-па! На что он намекает? Или они знают о моей способности усилием воли менять внешность и что я не Кронифф, а Ильин, или у меня снова шалят нервы. Нет, ничего они не знают, иначе арестовали бы сразу в космосе».
  - Вопрос интересный, – ответил он. – Сколько платят?
  - Эта зарплата вас устроит? – человек в чёрном протянул записную книжку с написанным числом. – В месяц.
  Увидев сумму, Макс не поверил своим глазам: таких денег он не зарабатывал даже за год.
  «Как много хорошего сразу предлагают, – подумал он и похолодел от страшной догадки. – Никакие это не особисты, а террористы. Каким-то образом узнали, что я был на астероиде и решили перехватить меня на Земле. Пора заканчивать, становится слишком опасно».
  - Я согласен, – широко улыбаясь, произнёс он. – Пару дней отдохну и весь в вашем распоряжении. Дайте свой телефон, и я с вами обязательно свяжусь.
  - Прекрасно. Но отдыхать не придётся. Сейчас мы проедем в офис и подпишем контракт. Затем немного формальностей, медосмотр и небольшая подготовка в тренировочном лагере.
  «Ага, нашли дурака. Упрячут в каком-нибудь подвале, и прощай белый свет», – подумал Ильин, но не стал распространяться о своих подозрениях, а согласно кивнул головой. - Поехали. – И тут же, скрючившись, схватился за живот и выпучил глаза.
  - Что с вами? – встревожился собеседник.
  - Кажись, прихватило. За последние сутки сплошная нервотрепка, стрессы, да и съел, наверно, чего-то лишнего. Мне на минутку, ну, сами понимаете. Иначе не доеду.
  Незнакомец, немного поколебавшись, опустил стекло. В окошке тотчас показалось лицо «прохожего».
  - Проводите в туалет, – приказал незнакомец и повернулся к Максу. - Не пытайтесь бежать. У наших людей приказ стрелять без предупреждения.
  - Да уж понял, – кивнул Ильин и с перекошенным от боли лицом боком выполз из автомобиля. – Я мигом.
  В сопровождении трех здоровяков с каменными физиономиями, он вернулся в здание вокзала. Один шел впереди, двое позади. Они вошли в туалет, первый заглянул в кабинку и кивнул: «Заходи».
  Макс закрыл за собой тоненькую дверцу, защелкнул задвижку и задумался:
  «Они считают, что я у них в руках. Дудки, не на того напали, сейчас я вам устрою маленькое представление».
  Он нажал на спуск воды, вышел из кабинки, прошёл к умывальнику и, ополоснув руки, огляделся. Охранников осталось двое.
  «Третий караулит с той стороны, - сообразил Макс. – Тем лучше».
  Он отряхнул руки и направился к двери, но, не дойдя до неё трех шагов, повалился на пол, закатил глаза и задергался в конвульсиях.
  «Эх, пену бы пустить для полной достоверности, – мелькнула мысль. – Да где возьмешь её, эту пенку, авось и так сойдет».
  Сопровождающие всполошились. Один бросился к выходу за помощью, а другой склонился над Ильиным и попытался расстегнуть ему ворот рубашки.
  Сильным ударом ребром ладони по шее Макс выключил конвоира и вскочил на ноги: секунд десять – пятнадцать в запасе у него было.
  Девять секунд ушло на то, чтобы сдернуть с бесчувственного тела пальто и надеть его на себя, пять секунд – чтобы затолкать охранника в кабинку и ударом ноги захлопнуть дверцу. И за это время успеть хоть как-то перевоплотиться в чужую личину. Теперь на выход. И вовремя, в дверь ломилась целая толпа.
  - Он там! Я к шефу! – крикнул Макс и выскочил наружу.
  Надеясь на удачу, он скинул на ходу пальто и помчался по одному из многочисленных коридоров. Несколько раз завернул наугад и уперся в наглухо закрытую дверь. Он метнулся обратно и остановился, услышав приближающиеся шаги.
  Удача отвернулась от него. Выбраться живым из пекла на астероиде и глупо погибнуть дома. Он нисколько не сомневался в том, что его сейчас пристрелят. Отпрянув назад, он сжал кулаки и приготовился броситься на первого, кто появится.
  - Посмотри здесь! – раздался голос, и из-за угла высунулась настороженная голова. Макс едва не прыгнул, но в замешательстве замер. Его преследователь не делал никаких попыток напасть, наоборот, крикнув: «Здесь никого нет!» – повернул назад.
  Несколько секунд Макс стоял неподвижно.
  «Не заметил? Или сделал вид, что не заметил? Странно», - подумал он и осторожно заглянул за угол.
  К его удивлению, путь оказался свободен.
  Медленно, всё ещё не веря в свою удачу, он двинулся по коридору и вскоре вышел в зал ожидания. Вокруг царило спокойствие, находящийся в зале народ занимался своими делами и не обращал на него никакого внимания. Макс с трудом сдерживаясь, чтобы не помчаться бегом, направился к спасительному выходу, но, увидев маячившие на улице две спортивного вида фигуры, остановился. Пока он прикидывал, что делать, с противоположной стороны послышался шум, в зале появился наряд полиции и принялся проверять всех подряд.
  «Обложили, - напрягся Макс. - Придется пробиваться». 
  Он придал лицу глуповато-безмятежное выражение и неторопливой походкой направился к дверям.
  - Стоять, – преградили дорогу «спортсмены».
  К счастью, у одного из них заработала рация. Максим сильнейшим ударом нокаутировал второго и бросился бежать.
  Он заскочил в ближайший переулок, поднял крышку канализационного люка и, нырнув вниз, затаился. Почти сразу же над его головой раздался грохот бегущих ног.
  Периодически поглядывая на светящийся циферблат часов, он дождался наступления ночи и осторожно выглянул – никого. Он вылез наверх, отряхнулся, слегка привёл в порядок одежду и зашагал в сторону сияющего разноцветными огнями проспекта.
  Первое, что бросилось в глаза, – два огромных портрета, его и Крониффа, с надписью: «Разыскиваются опасные преступники. Награда – двадцать пять миллионов долларов».
   «Приличная сумма, – присвистнул Макс. – Получается, это действительно люди из Особого Отдела, и они знают, что я и механик – это один и тот же человек. Очень плохо. А хуже всего, что теперь невозможно скрыться: за такие деньги любая собака сразу сдаст не задумываясь. Фотографии наверняка розданы каждому полицейскому, поэтому космодром, аэропорт и железнодорожный вокзал отменяются, там сразу арестуют. Дороги скорее всего также перекрыты, и все машины проверяются. Единственная возможность – порт. Но до него ещё нужно добраться».
  Рядом раздался женский смех. Макс непроизвольно дернулся в сторону, но, завидев невдалеке лениво прогуливающихся местных жриц любви, остановился, критически осмотрел свою одежду и, стянув куртку, остался в джинсах и майке.
  - Пожалуй, сойдёт, – решил он и изменил лицо. – Теперь немного фигуры. Будем надеяться, в темноте не разберут.
  Вихляющей походкой он отошел подальше от основной группы и прислонился к стене. Вскоре возле него притормозил старый разболтанный автомобиль.
  - Эй, красотка, скучаешь?! – опустив стекло, поинтересовался водитель.
  - Мужчина желает развлечься? – с придыханием произнёс Макс.
  - Желает.
  - Могу обслужить.
  - Не, – разочарованно протянул мужик, скептически разглядывая добычу. – Суповой набор. На тебе только шишки получишь, а не удовольствие.
  - Мужчина не представляет, что я умею.
  - Да?
  - Это будет такой сюрприз! Мужчина не забудет до самой смерти, – понизив голос, таинственно пообещал Макс.
  От волнения он начал переминаться с ноги на ногу, заметив, что несколько «конкуренток», воинственно размахивая сумочками, двинулись в их сторону. Только драки с бабами ему и не хватало.
  - Ишь, как кормой крутишь! – восхищённо шлепнул себя по ноге мужик и открыл дверцу. – Залезай.
  Макс пулей скользнул внутрь.
  - Говорят, есть у вас специалистки, но смотри, если соврала, я тебе… – гоготнул мужик и включил скорость.
  - Куда едем? – поинтересовался Макс.
  - В порт! – заржал водитель. – Если что, концы в воду. Так что придется постараться.
  - Сама хочу, – кивнул Макс.
  Вскоре они подъехали к огромным воротам, и водитель коротко просигналил.
  - Эй, Смит, открывай.
  - Опять девку приволок? – высунулась из окошка будки сонная физиономия.
  - Ребята просили. Счас мы её обустроим.
  - Меня позвать не забудьте, – хихикнул охранник, открывая проезд.
  - Обязательно, – махнул в ответ рукой водила.
  Они проехали проходную, и Макс повернулся к мужику:
  - Ну что, начнём? – И вырастил симпатичный свинячий пятачок.
  Взвизгнув от ужаса, тот вдавил тормоз и вывалился из машины.
  - Сюрприз! – прокричал ему вслед Макс и сиганул в противоположную сторону. 
  Пробегая мимо одного из кораблей, он прочитал надпись на борту «Альбатрос. Новороссийск» и остановился:
  - Давненько я дома не был.
  Он протиснулся между контейнеров, стоявших рядом на причале, и затаился, надеясь, что и на этот раз ему повезёт.
  Уже рассветало, когда мимо него нетвердой походкой пропылил моряк.
  - Рашен? – вышел из своего укрытия Макс.
  - Предположим, – словно сомневаясь, неуверенно согласился тот. – И что?
  - Друг, выручай, – перешел на русский язык Макс. – Понимаешь, немного выпил, решил в казино отдохнуть, чуток проиграл. С расстройства зашел в кабак, добавил, и там у меня какая-то мымра, думая, что я ничего не соображаю, решила стянуть кошелек. Я хотел поучить её уму-разуму, она визжать, дружки понабежали. Я их даже не трогал, так, пару столиков покидал, а бармен полицию вызвал. Наряд приехал, пришлось бежать. Теперь торчу без денег, документов и в розыске. И в посольство не пробиться, сразу заметут.
  - Вообще-то не положено, – мотнул головой моряк и громко икнул. – Какая дрянь этот ихний ром! Наша водка намного лучше. А ты где на неприятности нарвался?
  - «Русский казачок», – не колеблясь, ответил Макс, вспомнив вывеску, которую он видел, проезжая по городу.
  - А, знаю, паршивое место, меня там тоже обсчитать пытались. Ладно, пошли. Земляку помочь – святое дело. Мы через два часа отходим. Только тихо.
  
  Колян и Толян сидели на кухне и обсуждали своё увольнение. Толян успел прилично поднабраться, и его робость испарилась без остатка. Он горячился и доказывал, что уволили их неправильно и что по сравнению с остальными они сущие ягнята, скромные, работящие и почти не пьющие. И уж тем более не прогульщики: подумаешь, один раз на работу не вышли, так ведь была причина, уважительная. А Макарычу за его вредность ещё не раз икнется.
  Колян с философским видом отвечал, что жизнь штука сложная, часто не совпадает с нашими желаниями и планами, однако не бросает на произвол судьбы.
  - На нашу шею всегда хомут найдется, и от отсутствия работы у нас ещё никто никогда не умирал.
  - Всё равно несправедливо! – пузырился Толян. – Довели страну до ручки.
  - Эко ты загнул.
  - Ничего подобного. Совсем зажали рабочий класс. У нас одни олигархи живут как белые люди, а простому хорошему человеку и расслабиться нельзя.
  - Зато у них забот выше головы. Никакого спокойствия.
  - Ну, не знаю, вон по телевизору показывают: всего делов-то – на Канары съездить, а тут родную тётку навестить не дают. Кстати, помнишь военных, что мы там видели? В магазине народ болтал, у них учения проходили как раз возле тёткиной деревни, и они какую-то секретную штуковину потеряли. Потому и к управдому заходили: мол, не слышал ли чего.
  - А мы здесь при чём?
  - А они про всех спрашивали, кто там был.
  Неожиданно Толян замер и, сосредоточенно наморщив лоб, уставился на полку буфета, затем дёрнулся и спросил:
  - Интересно, а как начинается белая горячка?
  Колян наморщил лоб и непонимающе уставился на друга.
  - Говорят, чертики появляются, – продолжал Толян. На его лице застыло серьёзное выражение, словно человек решал какую-то важную и явно непосильную для себя задачу. - Такие маленькие-маленькие, такие зелёненькие-зелёненькие. Хотя этот синенький.
  - Чертей не видел, врать не буду, а вот ящерки бегали. Противные – ужас. Еле отбился. – Колян поскрёб щеку и взглянул туда, куда смотрел Толян.
  На полке буфета, хлопая длинными ресницами, сияли два глаза. Присмотревшись, можно было разглядеть призрачное голубоватое существо.
  - Твой-то посимпатичнее будет, – благодушно изрек Колян, немного подумал и с недоумением добавил: – Хотя если это твой чёртик, то почему я его вижу? Коллективных горячек не бывает. Брысь отсюда! – махнул он рукой, пытаясь избавиться от непонятного явления.
  - Прошу прощения, уважаемые, я не горячка, - явление неожиданно подало голос. - Я – Сквозник.
  - Какой такой сквозняк? – страдальчески поморщился Колян.
  - Не сквозняк, а Сквозник. Я, видите ли, путешествую сквозь миры. – И призрак плавно спланировал на стоящий возле стола пустой стул.
  - Ясно, – кивнул Колян.
  Это нелогичное на первый взгляд объяснение, как ни странно, его успокоило. Мистикой и полтергейстом были завалены все киоски, а после принятия «на грудь» почти двух литров, наступает приятное, умиротворенное состояние, которое не могло поколебать никакое, даже сверхъестественное явление.
  - Сквозник так Сквозник. Тоже мне, проблема. Анатоль, у нас гость: полтергейст, а по-нашему, по-простому – барабашка. Будет третьим. Прояви вежливость, закрой рот.
  Толян щелкнул челюстью и сконфуженно посмотрел на друга: барабашка так барабашка, эка невидаль; в соседнем доме, говорят, с прошлой осени домовой поселился.
  А призрак устроился поудобнее и превратился в большого ребёнка с огромными пронзительными глазами.
  Оба Хомо сапиенса с любопытством уставились на него.
  - Ну и каким ветром тебя к нам занесло? – поинтересовался Колян.
  - Небольшой променад. Гуляю, так сказать, по разным мирам.
  - Мир у нас один, – ни с того ни с сего возмутился Толян. – И мы не позволим каждой сво…
  - Согласен, согласен, – энергично закивал головой пришелец. – У вас – ваш мир. У меня их несколько.
  - Так не бывает, – продолжал упорствовать Толян и для большей убедительности взялся за горлышко поллитровки.
  Колян удивленно посмотрел на друга, ловко перехватил бутылку и поставил её обратно на стол.
  - Не хами. Дай индивидууму высказаться.
  - Я понимаю ваше недоверие, – поднял глаза к потолку Сквозник. – И постараюсь объяснить попроще.
  - Валяй, – милостиво разрешил присмиревший Толян, сморкнул в рукав и приготовился слушать.
  - Вы про параллельный мир слышали?
  - Враки, – поморщился Колян.
  - Не скажите, очень густо населённое место, и хорошие знакомые лица рядом.
  - И выпить можно? – встрепенулся Толян.
  - Да нет. Форма не та, чтобы стакан держать.
  - А тогда с кем встречаться? Одни сволочи кругом, Макарыч и тот… – снова понесло Толяна.
  - Мне кажется, вы несколько преувеличиваете.
  - А я сказал, сволочи! – Толян с размаху шандарахнул кулаком по столу.
  Колян поймал в воздухе стакан, с любопытством разглядывая разбушевавшегося друга. Таким грозным он видел его впервые.
  - Я думаю, что в вашем теперешнем состоянии вы несколько неадекватно… – попытался объясниться Сквозник.
  - Чего?! – взвился Толян. – Ты хочешь сказать, что я алкоголик? Да я в любой момент завязать могу! А ты… ты сам…
  - Брек, – развёл руками Колян. – Вы лучше по табуретке возьмите, для прояснения вопроса. Хотя и так ясно, чем дуэль закончится. Впрочем, – он оживился, – у меня есть идея. Я читал в газетах, что вы там, в своих параллельных мирах, многого достигли. Слабо что-нибудь этакое, невероятное, изобразить?
  - Легко. – Сквозник наклонился и вытащил из-под стола бутылку коньяка.
  - Фи, тоже мне, Игорь Кио, да у нас такие фокусы любой дурак умеет делать, были бы деньги. И потом, лично мне больше водка нравится. – Колян взял бутылку и принялся её рассматривать. – Ишь ты, с прошлого века. Дорогая небось. Но, извини, не удивил.
  Сквозник оценивающе огляделся по сторонам, заметил в углу выключенный телевизор и сосредоточенно на него уставился. Экран засветился, пару раз мигнул, и появилось изображение.
  - …аш корреспондент сообщает об исчезновении инопланетянина, – бодрым тоном сообщал диктор. Возле него в нижнем углу демонстрировался портрет гуманоида. – Это вызвало большую озабоченность в мире. И хотя у нас нет оснований считать, что мы имеем дело со злобным, агрессивным разумом, остается неизвестным, с какими намерениями прибыл гуманоид.
  Вытаращив глаза, оба жителя Земли несколько минут с изумлением взирали на экран, наконец очнулись и разом повернулись к Сквознику.
  - Что вы, что вы, это не я, – забеспокоился он, глядя на их угрюмые физиономии. – Честное слово. Да вы сами посудите, какой приличный инопланетянин в такую глухую дыру полезет.
  Колян молча налил в стакан водки и протянул гостю.
  Тот так же молча взял стакан, посмотрел на одного, на другого, понюхал, поморщился, крепко зажмурился и залпом влил жидкость себе в рот. Несколько секунд сидел не дыша, затем широко раскрыл глаза и перевёл дух.
  - Свой, – проговорил Колян, наливая по новой уже на троих. – Не боись, не выдадим. А если б даже и пришелец, фигу им всем с маслом. А теперь – за наше знакомство!
  - Мне кажется, мы уже познакомились, – попытался протестовать Сквозник.
  - Это не считается, – серьезным тоном пояснил Толян. – Мы тебя уважаем, а ты нас?
  - Уважаю, – с некоторой запинкой ответил Сквозник, нерешительно взял стакан и, побледнев, схватился за живот. – Я вас, того, ненадолго покину. Я сейчас, мигом, – прошептал он прерывающимся голосом и исчез.
  - Слабоват путешественничек оказался, – скептически заметил Колян, поглядев ему вслед.
  - А мне кажется, очень подозрительная личность, – наклонившись к самому уху друга, чтобы не услыхал пришелец, горячо зашептал Толян. – Нутром чую, он и есть тот самый разум. Маскируется, паразит. Может, его задержать? Давай скрутим, сдадим куда следует. Глядишь, нам орден дадут. И премию.
  - Думай, что говоришь. – Колян покрутил пальцем у виска. – У тебя есть средство от полтергейстов? А тут типичная магия. Инопланетянин, он тоже человек и чудес творить не может, а телевизор, между прочим, полгода стоит неисправный – его ни одна мастерская брать в ремонт не хотела, предлагали сразу выкинуть. Да и не похож он на того, из «Новостей». И смотри, о том, что здесь видел, никому не говори. В лучшем случае тебя обсмеют, а то и в психушку запрут. Поэтому не мудри, а давай-ка по коньячку.
  Они выпили, и Толян уронил лицо на стол.
  Колян уселся возле мерцающего экрана и пощелкал переключателем каналов. По всем программам говорили только об одном: о таинственном исчезновении пришельца и о страшной опасности, нависшей над Землей.
  - Какая ерунда. Сто лет не смотрел, и смотреть нечего, – пробормотал он, широко зевнул и, выключив телевизор, отправился спать.
  
  Утром Колян с трудом разлепил веки. Голова болела немилосердно. Хотелось немедленно сдохнуть, однако мысль о том, что после вчерашнего, возможно, осталась хоть пара капель, заставила подняться и протащиться на кухню.
  В дверь заскреблись, и от этого звука заскрежетало в мозгах. На пороге появился Толян с бутылкой портвейна в руках.
  - Я в магазин бегал, за «лекарством».
  - Слышь, мы вчера с тобой того? Не очень?
  - Малость перебрали.
  - А ты не помнишь? Чёртик не приходил? Такой голубенький.
  - В смысле, голубой?
  - В смысле барабашка.
  - Нет, не помню.
  - Да, допились. Пора заканчивать с алкоголем, – вздохнул Колян, но тут же спохватился, подошёл к телевизору и попытался его включить. Тщетно. – Всё-таки привиделось, – с облегчением произнес он.
  - Гляди! – торжествующий Толян заглянул за телевизор и вытащил полупустую бутылку коньяка.
  - Плохо дело, – сжал виски Колян. – Не привиделось.
  - Точно, вспомнил, заходил. Да ничего, он мужик, вроде свой, – попытался успокоить друга напарник и бодро потряс бутылкой. – По чуть-чуть?
  - Пить по утрам вредно, – раздался знакомый голос, и из угла вышел пришелец. – Да и вообще пить. При каждом приёме этой жидкости отмирает несколько тысяч клеток головного мозга.
  - Иди ты! – перепугался Толян. – А сколько их всего?
  - Миллиардов двенадцать – пятнадцать.
  - А, тогда ничего, на мой век хватит. Слышь, Сквозняк…
  - Сквозник, – мягко поправил его путешественник.
  - А я как сказал? – удивился Толян, разливая на троих. – Ничего ты в этом деле не понимаешь. Мы не пьём, мы лечимся. Даже врачи рекомендуют. Главное, принимать маленькими дозами. – И осторожно, чтобы не расплескать ни капли, взял стакан и поинтересовался: – Ну и как там у вас, в параллельном мире?
  - Нормально, а вы желаете туда попутешествовать? Могу помочь.
  - Хватит, мы недавно путешествовали, – вмешался в разговор Колян, забрал у напарника стакан и повернулся к Сквознику: – Мы пойдём чуток проветримся, подышим свежим воздухом.
  Они вышли из подъезда, и он с осуждением поглядел на друга:
  - Мало тебе неприятностей?
  - А что? – с недоумением уставился на него Толян.
  - Давай-ка зайдем в пивную, поговорим. – Колян покосился на сидящих на скамейке бабок. – А то тут лишних ушей много.
  Они заскочили в первую попавшую по пути забегаловку, заказали по большой кружке пива, по паре бутербродов с килькой и устроились за свободным столиком.
  Колян немного помолчал, собрался с мыслями и начал:
  - Не нравится мне это. Сначала какой-то бес сюда Смирнова занес. Он до вчерашнего дня о таком городе и не слышал. Затем с работы ни за что уволили, а теперь какой-то Сквозняк нарисовался.
  - Полтергейст? Так ты же сам вчера про всякие аномальные явления рассказывал. И в газетах пишут. Обычное дело. Чего ты сегодня к нему прицепился? – удивился Толян. – Да и с работой тоже. Макарыч – трус и перестраховщик; мог бы и простить для первого раза.
  - При чём тут Макарыч? – задумчиво ответил Колян. – От одной глупой случайности у нас столько неприятностей. Ох, чует моё сердце, это первый звонок и что-то ещё произойдет.
  - Какой звонок? Разве он тебе звонил? Ты о чём? Не бери в голову. Давай лучше повторим.
  - Ну как ты не понимаешь?! – вскочил Колян.
  Разволновавшись, он задел рукой кружку, и она полетела на пол. Пытаясь её поймать, он неуклюже дернулся и двинул локтем проходившего мимо мужика. Тот, едва не упав от неожиданного толчка, взмахнул руками и окатил пивом стоящих за столиком напротив троих, уже изрядно набравшихся посетителей. Рассвирепев, они бросились в драку.
  Продавец, недолго думая, вызвал милицию. Подкатил «воронок», в него запихали участников потасовки, а заодно прихватили и остальных клиентов заведения.
  
  Максим валялся на куче ветоши в помещении форпика и вновь пытался разобраться в произошедших событиях.
  «Чем дальше, тем веселее. Что же мы имеем? Первое – эти люди ждали именно меня, и они знали, что я преобразился в Крониффа. Откуда? Мы никогда не встречались; единственное, во время атаки на «Парадиз» оба находились в кормовой части базы и оба считались погибшими. Может, поэтому они и искали нас обоих? Не совсем убедительно, но другой версии у меня пока нет. Второе – зачем? Здесь проще: на астероиде мы видели что-то чрезвычайно важное, а так как в живых остался лишь один я, то и охотиться стали за мной. Выяснив, что это было, я смогу ответить на первый вопрос. Третье – кто? Здесь сплошные загадки. Ясно одно, я столкнулся с очень мощной организацией, имеющей своих людей на самом верху. Непонятно, для чего они устроили цирк с вербовкой, а не схватили меня сразу? Выходит, не могли? Но почему? И почему так странно повёл себя один из преследователей? Одни сплошные «почему». И кому теперь верить?»
  Он ещё раз проанализировал последние события, пытаясь найти разгадку, однако ничего путевого не придумал и решил не ломать себе голову, покуда не появится новая информация.
  «Одно радует, меня не найдут, – подумал он и сладко потянулся. – И пока плывем, я по крайней мере хорошенько высплюсь».
  Выспаться не получилось. Загрохотал люк, и вниз по трапу спустился вчерашний знакомый, трезвый и хмурый.
  - Что случилось? – спросил Максим.
  - Пошли, кэп про тебя уже знает.
  Вежливо постучавшись, они вошли в каюту капитана.
  - Рассказывай, – приказал тот.
  - А что рассказывать? – пожал плечами Максим и повторил свою незамысловатую легенду. – Хорошо, добрые люди помогли.
  - Эти добрые люди ещё получат от меня на орехи, – неодобрительно бросил капитан. – Документы с собой?
  - В баре вывалились.
  - Значит, так, я из-за тебя назад возвращаться не собираюсь, а прибудем в порт, сразу сдам пограничникам, пусть они разбираются. Столоваться будешь с ним, – он показал на матроса. – Спать там же, у них в кубрике есть свободная койка. За это отработаешь в боцманской команде. Всё, идите.
  Время, до предела заполненное физической работой, пролетело незаметно, и вскоре глубокой ночью показались огни Черноморского побережья.
  Максиму не спалось. Смутное беспокойство заставляло его ворочаться с боку на бок. Он потихоньку выбрался из-под одеяла, поднялся на верхнюю палубу и облокотился на борт.
  Стояла тихая, безветренная погода. Большой серебристый диск луны заливал морскую гладь тусклым холодным светом. Чёрное небо казалось бездонным, а миллиарды далёких звезд только подчеркивали эту не укладывающуюся в голове бесконечность. И он: крохотная, одинокая частичка, затерявшаяся в этой бездне. На миг ему показалось, что он снова очутился в космосе, таком родном, таком близком и теперь уже таком далеком. Сможет ли он когда-нибудь ещё вырваться за пределы Земли?
  Он почувствовал озноб, поёжился и запахнул поплотнее куртку:
  «Странно, середина лета, а холодно. Наверно, от воды».
  Беспокойство не проходило, наоборот, появилось предчувствие надвигающейся опасности.
  «Что-то мне не по себе. Но почему? Откуда эта тревога? – пронеслось у него в голове. – Кругом море, никто не знает, где я, но внутренний голос меня до сих пор ни разу не подводил, послушаемся его и сейчас».
  Он прошёлся по палубе, забрался в спасательную шлюпку, достал из-под брезента свернутый канат и, закрепив один конец за поручни, бесшумно соскользнул в море. Тёплая вода мягко приняла его, и он размеренно поплыл… в открытое море.
  Вдалеке послышался шум мотора. Он постепенно приближался, и вскоре к кораблю подошёл небольшой катер. Прошло несколько минут, и на борту один за другим зажглись фонари и лампы освещения, раздались крики, началась суматоха. Яркими лучами вспыхнули прожекторы и принялись беспорядочно метаться из стороны в сторону.
  - Опаньки, а меня оказывается уже и тут ждут, - удивился Максим. – Ещё одна загадка.
  Свет одного из прожекторов едва не накрыл его, но в последний момент он успел нырнуть.
  «Вовремя я сбежал», – похвалил он сам себя, уходя под воду от очередного луча. Вынырнув, он похвалил себя ещё раз, теперь за то, что не направился сразу к берегу.
  Катер отвалил от корабля и, пытаясь обнаружить беглеца, принялся бороздить море с противоположной стороны.
  Неизвестно, сколько продолжались игры в прятки с прожекторами, но в конце концов шум стих, корабль погрузился во тьму и стал медленно удаляться. Исчез и катер.
  Максим выждал для верности ещё немного и энергично поплыл к берегу, изредка приподнимая голову, стараясь не терять из виду береговые огоньки.
  Наступило утро, когда он выбрался на берег. На всякий случай спрятался в густом кустарнике, немного отдохнул и, слегка обсохнув, двинулся вдоль береговой линии.
  Вскоре показалась устроенная возле автострады обзорная площадка, на которой стоял большой туристический автобус, а около него толпились немногочисленные заспанные пожилые туристы. Лишь один резвый мужичок спустился к самой воде и, подвернув до колен брюки, принялся выискивать что-то в песке. Понемногу он отходил всё дальше и дальше, пока совершенно не скрылся из виду. Гид объявил посадку, и народ полез в автобус.
  Недолго думая, Максим принял облик иностранца, поднялся на площадку и зашёл в салон. Увидев в самом конце свободное место, он хотел было туда пройти, однако сидящая недалеко от двери пухлая дама удивлённо на него поглядела:
  - Сэм, вы куда?
  «Соседка», – понял Максим, уселся рядом и закрыл глаза.
  - Сэм, – женщина не отставала. – А где ракушки? Вы обещали показать мне витые ракушки.
  - Утонули, – невнятно буркнул Максим.
  - Ах, обманщик, – она игриво шлёпнула его по руке. – Сознайтесь, вы просто хотели от меня убежать.
  «С удовольствием, жалко некуда», – стиснул зубы Максим, продолжая делать вид, что дремлет.
  - Вы что, не проснулись? – в голосе попутчицы зазвучали обиженные нотки. – Ну и спите себе.
  «Наконец-то», – довольно подумал он.
  Однако не прошло и пяти минут, как она, сменив гнев на милость, толкнула его остреньким локотком и приказала капризным тоном:
  - Откройте бутылку, я хочу пить.
  Максим едва не взвился и не послал её подальше, но вовремя взял себя в руки. Соседка, сообразив, что рядом с ней не настоящий Сэм, могла поднять крик на весь автобус.
  После воды ей захотелось немного покушать, затем её напугала большая настырная муха, затем… В общем, через полчаса Максим подумал, что, пожалуй, зря он залез в этот автобус и не выпрыгнуть ли из него на ходу. К счастью, впереди показался какой-то городишко.
  - Остановка десять минут! – объявил гид.
  Успокоившаяся было дама снова встрепенулась:
  - Ой, купите мне какой-нибудь сувенир. Лучше матрёшку. Кстати, вы видели последнюю рекламу крема для похудания? – И она ткнула ему под самый нос раскрытую газету. – Вот, смотрите, он творит чудеса!
  Макс машинально взглянул на яркий листок и замер, сердце бешено заколотилось: в нижнем углу мелькнула маленькая фотография Сандры.
  - Да не там, смотрите выше!
  Не обращая на неё никакого внимания, он вырвал газету и впился взглядом в коротенькую заметку:
  «Происшествия. Сегодня возле космопорта попала под машину некая Сандра П. Потерпевшая скончалась по дороге в больницу».
  Он взглянул на число: три дня назад, именно в этот день они вернулись на Землю. Потрясённый Макс невидящим взглядом посмотрел сквозь соседку, встал и медленно вышел из автобуса. Он шёл, ничего не замечая, и очнулся только тогда, когда наткнулся на милицейский патруль. Бежать было поздно, и он, стараясь принять как можно более безмятежный вид, попытался пройти мимо них.
  - Ваши документы! – преградил ему дорогу сержант, старший наряда.
  Максим растерянно похлопал себя по карманам:
  - Похоже, дома забыл, – сделал он удивленное лицо, прикидывая, в какую сторону лучше рвануть.
  - Интересно, – нахмурился милиционер. – Где живете?
  - Гатчина, улица Строителей, дом 5, квартира 7.
  - Далековато вас занесло, – нервно дернулся сержант и резко вскинул автомат. – Руки за голову, и без шуток. Проверим, какой ты питерский.
  Напарник вызвал патрульную машину и Максима отвезли в участок.
  
  Народу в предвариловке оказалось немного. Колян с Толяном сидели недалеко от двери и вполголоса беседовали, ожидая, когда их выпустят. Рядом с ними пристроился и Ильин.
  Он до сих пор никак не мог прийти в себя. Новость раздавила его.
  «Ну почему, почему? – билась в голове одна и та же мысль. – Что произошло? Наверно, она искала его, выбежала на дорогу, а там… а он тут. Какая нелепая случайность. Случайность? А если нет?»
  Он замер. Ужасная догадка пронзила его:
  «Это те же самые люди, которые пытались его захватить. Ну конечно, они упустили его и со злости убили Сандру».
  Макс сжал кулаки. Он вернётся, он обязательно вернётся и рассчитается с теми, кто это сделал. И никто, никакая тайная, секретная организация его не остановит. Он глубоко вдохнул и, заслышав шум, поднял голову.
  В камеру, матерясь и огрызаясь на конвоиров, ввалились пятеро здоровенных наглых парней. Все притихли. Этих ребятишек в городе хорошо знали и боялись.
  - Эй, пенек, уступи место хорошему человеку! – толкнул один из них Толяна.
  - А повежливей нельзя? – набычился Колян.
  - Да ничего, я подвинусь, – засуетился Толян.
  - Заткнись, ископаемое, – пренебрежительно процедил другой и наступил ему на ногу.
  Колян вскочил и оттолкнул обидчика. Тот попытался провести прямой в голову, но Колян молниеносно увернулся и встал в стойку, ожидая нового нападения. Остальные обитатели камеры шарахнулись по сторонам. Ввязываться в чужую ссору никому не хотелось, себе дороже. Кричать и звать на помощь – бесполезно, пока дежурный придёт, будет поздно.
  - Гляди-ка, спортсмен, – удивился главарь.
  - Ребята, давайте разойдёмся по-хорошему, – попытался снять напряжение Толян.
  - Давайте, – ухмыльнулся юнец. – Дядя умный. Дядя не хочет неприятностей. Но дядя невоспитанный, а невоспитанные люди много болеют. Эй, Длинный, ну-ка встань у двери, закрой вид в окошко. Сейчас мы проведем ускоренный курс лечебного массажа.
  Он подал знак, и вся компания неторопливо окружила приятелей.
  - Тебя самого лечить надо, – поднялся с места Максим. – И желательно ремнём.
  - А кто это у нас такой умный? Наверно, дядя доктор? И какой строгий. Ой, боюсь! – в издевке всплеснув руками, воскликнул главарь и подмигнул своим дружкам.
  Двое из них вразвалочку, презрительно кривясь, подступили к посмевшему подать голос придурку и… разлетелись в разные стороны. Не ожидавшие отпора юнцы поначалу опешили, а затем разом кинулись на Максима; но он коротким встречным ошеломил первого нападавшего, а второго сбил ударом ноги. Третий кинулся дружкам на помощь, натолкнулся на Коляна и улетел под нары, а Колян тут же развернулся и с разворота со всей силы заехал ногой главарю по челюсти. Тот, как сноп повалился на пол. Перепуганный Длинный скорчился, прикрывая голову руками, и прижался к стене.
  Шум драки услышали в дежурке, двери распахнулись, и в камеру ворвался наряд. Быстренько навели дубинками порядок, вывели друзей и доставили к дежурному.
  - Ну что, бузотеры? – мрачно спросил сидящий за столом милиционер.
  - А чё? Мы ничё, - зачастил Толян. – Мы, вообще, сидели.
  Дежурный скептически хмыкнул, но не стал уточнять и протянул лист протокола.
  - Заплатите штраф. Поставьте свои подписи тут и тут, и вон отсюда.
  Без лишних слов, во избежание новых неприятностей, они расписались в протоколе и выскочили на улицу.
  - Дела, – протянул Толян.
  - А я тебе что говорил? – покачал головой Колян. – Кстати, ты не заметил, куда пропал наш заступник? Когда мы выходили из камеры, его там не было.
  - Может, его раньше отпустили?
  - Я бы увидел.
  - Ладно, пошли, потом найдём.
  Они направились по улице в сторону дома, завернули за угол и натолкнулись на Макса.
  - О, привет! – обрадовался Толян.
  - Спасибо за помощь, – протянул руку Колян. – Давай знакомиться, Николай, проще Колян. А это Анатолий, можно Толян.
  - Максим, можно Макс. Слушайте, ребята, я могу к вам на пол часика завернуть, себя в порядок привести?
  - Нет проблем.
  
  - Проходи, располагайся, – произнес Колян, открывая дверь. – Ванна там, а я пока чайку организую.
  Вскоре чайник закипел, и они уселись за стол.
  - Тебя за что взяли?
  - Милиции не понравился. При себе документов не оказалось.
  - Да, это серьёзно. А как же выпустили?
  - Не знаю. Когда вас повели, шагнул следом. Сопровождающий ничего не сказал, я и пошёл за вами. Только вы в дежурку, а я сразу на выход. Никто не остановил. 
  Максим запнулся. Он никак не мог решить, стоило ли ему откровенничать с совершенно незнакомыми людьми, но положение было пиковое: без документов, без денег, в незнакомом городе, разыскиваемый спецслужбами двух стран. Хочешь не хочешь, а приходилось идти на риск.
  - Понимаете, в это трудно поверить, но всё, что я вам расскажу, чистая правда. Я…
  Не договорив, он переменился в лице и вскочил на ноги, опрокинув стул.
  Колян встревоженно оглянулся и успокаивающе махнул рукой:
  - Это свой. Сквозник. Путешественник из параллельного мира.
  - О, барабашка, привет! – Толян помахал в воздухе куском колбасы. – Есть будешь?
  Потрясенный Макс взглянул на невозмутимых хозяев, у которых в квартире, можно подумать, пришельцы каждый день появлялись табунами, и уставился на необычного гостя. Он годами мотался по космосу, выискивая инопланетный разум, а один из них преспокойно появляется в самой обычной пятиэтажке, а главное, как две капли воды похож на того, с НЛО. Было от чего схватиться за голову, проверить, на месте ли она.
  - Да-да, это я, – торопливо поднял вверх руки гуманоид, пытаясь успокоить Макса. – Мне пришлось срочно покинуть крейсер. У адмирала Грега неважное воспитание, он решил провести на мне несколько медицинских опытов, а я с детства боюсь уколов. И так получилось, что я оказался здесь.
  - Вы же находились в критическом состоянии! – воскликнул Максим.
  - У нас процесс восстановления происходит намного быстрее.
  - А охрана? Вас наверняка усиленно охраняли. Как вам удалось вырваться?
  - Очень просто: я умею переходить в иное измерение. Почувствовав, что могу более-менее сносно передвигаться, воспользовался моментом, когда все отвлеклись на появившуюся в лаборатории новую группу людей, и исчез. Началась суматоха, я перебрался в отсек, где размещался боезапас, и просидел там до конца полета, а после приземления незаметно покинул звездолёт.
  Глядя на происходящее, теперь уже Колян с Толяном вытаращили глаза и, раскрыв рты, с изумлением переводили взгляды с одного гостя на другого.
  - Мы зимой, в конце весны, по грибы ходили, – продекламировал Колян детскую перепутаницу, поднял стул и уселся на него верхом. – Ничего не понял. Вы знакомы?
  - Да, немножко. Это инопланетянин, и совсем недавно у нас с ним произошла встреча.
  - Что? – подскочил Колян.
  - Настоящий! – ахнул Толян и пытался незаметно пощупать пришельца. – Я так и думал, я ведь предупреждал.
  - А чего ты нам тогда голову морочил? Параллельные миры, следующий уровень, – насупился Колян, снова встал и на всякий случай взялся за спинку стула, чтобы при необходимости обезвредить пришельца ударом по голове.
  - Я понимаю ваши подозрения, но, если бы я сразу вам открылся, вы бы вряд ли мне поверили.
  - А я тебе и так не верю. Ты зачем сюда явился? Шпионить?
  - Что вы, что вы! – всплеснул руками Сквозник. – Вовсе нет. Мы даже и не подозревали о вашем существовании. Я проводил инспекционную проверку на одной из наших планет, в ходе которой возникли непредвиденные обстоятельства, и мне пришлось спасаться бегством. За мной бросились вдогонку. В начавшейся перестрелке я потерял свой корабль, очутился здесь и теперь ищу возможности вернуться назад.
  - Предположим, – согласился Колян и сурово уставился на Макса. – А ты тоже инопланетянин?
  - Я? – растерялся Максим. – Нет, я бывший командир патрульного звездолёта.
  - А чем докажешь? – прищурился Толян.
  - Он действительно командир, – нетерпеливо вмешался Сквозник. – И первый человек, с которым я встретился.
  - И вы вместе прилетели на Землю?
  - Вовсе нет. – Максим начал нервничать. – Во время дежурства мы встретили два НЛО, между ними произошла перестрелка, и он, – Макс показал на Сквозника, – был ранен. Его забрал один из звездолётов нашей эскадры. А я с командой отправился в пояс астероидов, за теми, кто его подбил.
  - Так вас целая шайка? А где остальные? – словно следователь продолжал допытываться Колян.
  - Погибли, взорвались вместе с астероидом.
  - Стоп! Я уже совершенно ничего не понимаю. Гуманоиды, звездолёты, сражения, – замотал головой Колян и показал пальцем на пришельца: – Вот ты можешь мне связно объяснить, как у меня дома оказался?
  - Вы меня сами пригласили.
  - Кто?! Я?! – Колян в отчаянии схватился за голову. – Когда?
  - Вчера. Помните, небольшое животное возле вашего дома.
  - Что? Этот драный кот?
  - Ну почему сразу драный? – обиделся Сквозник. – По-моему, вполне приличная имитация. По крайней мере я старался. И у меня есть уважительная причина – отсутствие времени. Не мог же я предстать перед вами в образе человека. Какая-нибудь неточность, и началась бы паника, скандалы, а лишний шум в моем положении совершенно ни к чему. Кстати, вы не первый, с кем я пытался наладить дружественные отношения. Однако все мои попытки пресекались странными словами: «Кыш, нечистая!» В отличие от остальных вы не выказали большого волнения при моем появлении, и я решил рискнуть. И не ошибся, у вас дома мы смогли наладить контакт. Это потом я понял, что ваше добродушие в большей степени было вызвано вашим состоянием. Но выбирать не приходилось, поэтому я здесь. Хотя в принципе я мог появиться в любом месте.
  - Ну и появлялся бы, зачем сюда приперся?
  - Видите ли, существует Судьба. Высшая Сила. Она управляет сложным процессом под названием Жизнь и время от времени, когда сочтет необходимым, вмешивается в происходящее.
  - Во, завернул! – раскрыл рот Толян.
  - Да неужели? – язвительно заметил Колян. – По-моему, если б мы не поехали на кабанчика, то сейчас вкалывали на работе, а не сидели вчетвером на моей кухне.
  - Но мы же встретились, – вздохнул Сквозник.
  - А ты-то здесь каким боком?
  - Просто рассуждаю: произошло то, что произошло.
  - Иваныч, у меня идея, – зашептал Толян. – Звякнем Макарычу, он дальше, куда следует. Приедут кому надо, разберутся.
  - Погоди, не шуми, сами разберёмся.
  - Не сходится, – перебил их Максим. – Говоришь, о нас знать не знали, а прилетели именно сюда.
  - Не совсем, – замялся Сквозник. – Вообще-то этот уголок космоса у нас до сих пор считался пустынной окраиной, где нет разумной жизни, но оказалось, с одной из наших планет за вами наблюдают. Более того, я думаю, что они периодически вас посещают.
  - Ты имеешь в виду НЛО? – скептически поджал губы Колян. – Почему-то мы до сих пор не встретились ни с одним представителем иной цивилизации. Ты вроде как первый.
  - Не уверен, хотя я слишком мало пробыл на планете и слишком поспешно оттуда бежал. Давайте я расскажу то, что знаю, а уж вы сами решите, что к чему, а для начала немного истории.
  Он задумчиво почесал затылок и начал свой рассказ:
  - В одной из звёздных систем нашей галактики находится планета Дэкт, и населяют ее дэксты, точнее, населяли. Это очень древняя, высокоразвитая цивилизация, сумела достичь высочайшего уровня развития. Они осуществляли длительные космические путешествия к другим звёздам, покорили время и пространство. Научились передавать и принимать мысли и эмоции на расстоянии. Смогли выяснить причины старения организмов и бесконечно долго продлить свою жизнь. К сожалению, это не принесло им пользы. Техническое развитие намного опередило духовное, в результате произошел переворот, и власть на планете захватила небольшая группа во главе с Командором. Он установил диктатуру, карая любого, посмевшего мыслить иначе. Однако этого ему показалось мало: он решил распространить свою власть на всю звёздную систему. Его армия начала захватывать одну за другой соседние планеты, и никто не мог им противостоять, причем местное население сначала выступало против захватчиков, а затем по неизвестным причинам сдавалось практически без сопротивления. Поползли слухи о применении дэкстами психотропного оружия, делавшего противника безвольными марионетками. Подчинив себе соседей, они переключились на галактику, и неизвестно, как бы развернулись дальнейшие события, но на планете внезапно разразилась катастрофа.
  Мы пытались выяснить, что произошло, однако аномальные явления, смертельное излучение и бесконечно продолжающиеся природные катаклизмы не позволили нам даже приблизиться к планете. А потом и вообще стало не до них: гигантская армия, созданная дэкстами, продолжала войну. Объединившись, мы дали им отпор; разбитый враг сдался и постепенно присоединился к Содружеству. Кроме дэкстов.
  Прошли годы, мы высадились на Дэкте и нашли лишь уцелевшую на одной из военных баз небольшую группу в совершенно беспомощном состоянии. Они категорически отказались с нами сотрудничать, и мы, решив, что они больше не представляют для нас угрозы, предоставили их самим себе. К тому же на планете происходили странные вещи: многие из нас испытывали жуткий страх и пытались с неё бежать. С тех пор мы там больше не появлялись, ограничиваясь внешним наблюдением.
  И вот недавно мы случайно засекли странные сигналы, передаваемые оттуда в неизвестном направлении. Естественно, нас это насторожило. Пользуясь своей способностью переходить в другое измерение, я тайно прибыл на планету и обнаружил лабораторию, где проходил сеанс связи с вашей Землей. Однако вскоре меня раскрыли. Я попытался улететь на их звездолёте, но шальная пуля повредила компьютер, и я не смог управлять кораблём, который на автопилоте направился в совершенно неизвестном направлении. Здесь я совершил ошибку, решив не покидать корабль, а предварительно постараться выяснить, с кем дэксты переговаривались. Они меня опередили.
  Оказывается, у них существует сквозной канал транспортировки на расположенную в вашей звёздной системе базу. Они быстро на неё перенеслись, а затем просто ожидали моего появления. К несчастью, на моем звездолёте оказалась поврежденной и защита, поэтому меня и подбили.
  - Получается, по Земле давно бродят инопланетяне? – не выдержал Ильин и принялся возбужденно ходить по комнате. – И есть люди, которые им помогают, иначе они не смогли бы так долго скрываться. 
  - Гипноз, – робко предположил Толян. – Недавно по телику одного мужика показывали; он тебе что хошь внушит; ты ему последнюю копейку отдашь и спасибо скажешь.
  - Хватит выдумывать, – фыркнул Колян. – Мы-то им зачем сдались?
  - Думаю, они тайно готовятся к новой войне, – ответил Сквозник.
  - Точно! – хлопнул себя по коленке Толян. – То-то у нас все наперекосяк идет, никак не получается жизнь наладить. А помогают им военные: в обмен на новейшее оружие.
  - Скорее спецслужбы, – покачал головой Максим. – Военные выполняют приказы, а ради чего, редко кто из них знает.
  - Бред полнейший, – отмахнулся Колян. – Для ваших звёздных войн потребуется огромная армия. Откуда у нас столько солдат?
  - Тут такое дело, – вздохнул Сквозник. – В той лаборатории, куда я попал, стоял подготовленный к работе аппарат массового клонирования. С его помощью из одного индивидуума можно создать бесконечное количество клонов, копий взрослых людей. Причем их не нужно растить, воспитывать, обучать. Готовые солдаты могут появляться каждые десять минут. Вас скорее всего собирались использовать как «строительный материал»: отберут наиболее здоровых и выносливых, а слабых уничтожат.
  - Глупости. Несёшь невесть что. Тоже мне, нашли межгалактический инкубатор.
  - Да, проект так и называется, – слегка удивленно подтвердил Сквозник.
  - А Земля будет изображать курицу-несушку, – язвительно добавил Колян. – Послушные солдаты из нас вряд ли получатся. За чужие интересы подставлять головы под пули дураков нет.
  - Не-а, – поддакнул Толян. – Мы не захотим.
  - Боюсь, вас не спросят. Во время сеанса с Землей разговор шел о психотропном оружии, том самом, при помощи которого они пытались завоевать наш мир. У вас находится подобный «Излучатель», строится второй, и когда они заработают, все люди в зоне его действия станут покорными и легко управляемыми.
  - Ты поумнее ничего придумать не мог? – скептически скривился Колян.
  - Не скажи, – нахмурился Максим. – Посмотрите вокруг. Люди постепенно превращаются в живых роботов: одинаковые жилища, одинаковая мебель, одинаковая техника, одинаковые запросы. Мысли, и те одинаковые, что бы правительство ни делало – всё одобряем. А ты, – он повернулся к гуманоиду, – чего сразу не сказал? Из тебя сведения по капле выдавливать надо? Где эта хрень стоит?
  - Я не знаю.
  - Давай не будем заниматься ерундой! – не выдержал Колян. – Простому обывателю и нужно, чтобы было как у людей: спокойная, сытая жизнь, да не шибко заумные развлечения. Свои восемь отпахал, домой пришёл, поел, выпил – и к ящику. Вполне нормально, скажи, Анатолий?
  - Ага, – не раздумывая, поддакнул тот.
  - А потом удивляемся, что кругом бардак, – напирал Максим.
  - Согласно теории, всякий бардак стремится к порядку, и наоборот. И трудно сказать, что лучше, – отрезал Колян. – И давайте не будем свои грехи сваливать на нехороших пришельцев. Пока что только мы сами себя губим. Не видел ни одного инопланетянина, ломающего деревья или поливающего мазутом рыб.
  - Не утрируй, слишком много совпадений. Если Сквозник прав, постепенно Земля, а затем и вся Вселенная попадёт под контроль этих ненормальных дэкстов.
  - Совершенно верно, – подтвердил гуманоид, поклонился и пожал капитану руку.
  - Вы хоть сами понимаете, что несёте? – разозлился Колян. – Сплошная чертовщина: всеобщее клонирование, зомбирование, а на закуску конец света. Нострадамусы несчастные. Факты нужны, факты. Они у вас есть?
  Спор грозил затянуться надолго, но Толян, который давно пытался что-то сказать, не выдержал и умоляюще затряс в воздухе поднятой рукой:
  - Слышь, Сквозняк, а что ты дальше делать собираешься?
  Люди поглядели на пришельца.
  - У меня безвыходная ситуация, и мне нужна ваша помощь, – ответил он. – Я должен как можно скорее вернуться к себе и доложить о результатах проверки. Дэксты теперь настороже и больше никому не дадут добраться до своей тайны, а если они осуществят свои планы, последствия будут катастрофическими.
  - А мы тут каким боком? – буркнул Колян. – Мы не Центр управления полетами, персональной ракеты не имеем. Максимум, что можем, так это на автобусе по городу покатать.
  - Я знаю, Иваныч, я знаю, – зачастил Толян. – Позвоним в милицию и попросим помочь.
  - Никуда звонить не надо, – запротестовал Сквозник. – Мне нужно попасть на звездолёт, стартующий куда-нибудь на Марс или, предположим, на Сатурн. И всё. Дальше моя забота.
  - Захватишь, всех перестреляешь и угонишь? – обомлел Толян.
  - Никакой стрельбы. Недалеко от вашей планеты находились две секретные базы, одна взорвалась, одна осталась. Мне известно её примерное местонахождение, на прогулочном катере я доберусь до неё и оттуда постараюсь связаться с Содружеством.
  - Николай, мы должны помочь «человеку», – твердо проговорил Максим.
  - Ты спятил? – удивился Колян.
  - Возможно. Но его рассказ похож на правду, и у меня есть веские основания ему доверять. Без нас ему никак не обойтись. На людях он, сами понимаете, показаться не может, да и паспорта у него нет.
  - Ты ему веришь, ты и помогай.
  - За мной тоже охотятся.
  - Слушай, а почему бы тебе самому не пробраться на звездолет? – повернулся к Сквознику Колян. – Превратись в крысу или таракана и шуруй. А не хочешь, стань опять невидимым. Раз ты можешь переходить в другое измерение, мы тебе зачем?
  - Видите ли, я до сих пор не восстановился полностью, а время не терпит. Путешествие займет не один день, а любой переход в иное состояние требует больших энергетических затрат, и нескольких суток в таком напряжении мне не выдержать. Проще изменить внешность.
  - Эх! – восторженно задышал Толян в ухо другу. – Как в американском боевике. Натуральный блокбастер. Ребятам рассказать – не поверят.
  - Хватит, – оборвал его Колян. – Пора заканчивать. Вы, - он показал пальцем на Максима и Сквозника. - Если уж так хочется, отправляйтесь завтра на космодром, а мы пойдем на работу устраиваться.
  - Значит, вы мне не поможете? – тихо спросил инопланетянин.
  Колян хотел ответить категорическим отказом, но, увидев отчаяние на лице пришельца, остановился, ему почему-то стало его жалко. Действительно, плохо жить одному, без родных, без друзей, однако намного ужасней потеряться на чужой планете. Сколько ни прячься, всё равно изловят, а с такой физиономией хорошо, если в зоопарк пристроят. А то ведь и на опыты пустят, как морскую свинку.
  - Ну, я не знаю, – нерешительно проговорил он. – Говоришь, только до ракеты?
  - Да, да, – кивнул Сквозник. – Мне всего лишь отсюда, с Земли, выбраться.
  - Хорошо, – сдался Колян.
  - Спасибо, – облегченно вздохнул пришелец. – В принципе риск для вас минимальный. Мы отправимся на ближайший космодром, вы купите билет, и на этом ваша миссия заканчивается. Мне останется под вашим видом пройти на корабль.
  - Сейчас много различных туристических рейсов. И ваше желание попутешествовать не вызовет никаких подозрений, – добавил Макс.
  - А деньги? – вклинился Толян. – За билетики платить надо. И прилично.
  - Успокойся, – остановил его Колян. – Раз мы взялись им помогать, то на один билет всяко наскребем. Расчётные получили, в крайнем случае по знакомым пройдемся.
  - В магазин бы зайти, продуктов на дорожку купить, – деловито заметил Толян.
  - Не успеем, – внезапно напрягся Сквозник. – К дому подъехал микроавтобус. Восемь человек в штатском и один в милицейской форме с рыжими усами.
  - Наш участковый Кузьмич, – сообразил Колян. – Ну и что с того?
  - Направляются к нам.
  - Это за мной, – сжал кулаки Макс и кинулся к входной двери.
  - Поздно, они уже в подъезде.
  Макс метнулся к окну.
  - Ты куда? Пятый этаж, разобьёшься, – схватил его за рукав Колян.
  - Веревка есть?
  - Нету.
  - Давайте свяжем простыни, – предложил Толян.
  - Послушайте, – перебил их Сквозник. – Ничего вязать не надо. У нас осталось всего пара минут. Бегите им навстречу и во все горло кричите, что у вас в квартире инопланетянин. Они кинутся сюда, а вы постарайтесь проскочить мимо них. Внизу один шофёр, будем надеяться, вам повезёт. За меня не беспокойтесь, я вас догоню.
  - Но они меня… – начал было Макс и остановился. – Николай, дай какое-нибудь фото с любым соседом.
  - Откуда у меня соседи? – растерялся Колян. – Есть только моя бывшая. – И он достал из буфета маленькую черно-белую карточку.
  - Пойдёт, – кивнул Максим, схватил фотографию и принялся менять лицо. – Чёрт, а одежда, брюки? Она же женщина, а я…
  От такого зрелища у Толяна вытянулось лицо. Вытаращив глаза, он тыкал в сторону Максима пальцем, пытаясь что-то сказать, но с губ срывалось лишь невнятное мычание.
  Сквозник внимательно посмотрел на Ильина, но решил, что сейчас не время задавать лишние вопросы, и вытолкал всю троицу на лестничную площадку.
  - Вперёд!
  - А-а-а-а! – завопил что есть мочи Колян и ринулся вниз по лестнице. За ним с криками: «Пришелец! Чудовище!» – побежали остальные.
  На следующем этаже они буквально смели небольшую группу людей, осторожно поднимавшуюся наверх. Все повалились друг на друга, образовав кучу малу. Несколько человек в штатском и один в милицейской форме судорожно пытались выбраться из этого переплетения тел, рук и ног. Первым это удалось участковому. Он схватил Коляна за рукав, а Толяна за шиворот и заревел грозным басом:
  - Куда?! Стоять! Что за баба?
  - Моя, вчера приехала мириться, – быстро ответил за «жену» Колян.
  Подскочили штатские, отодвинули участкового в сторону и прижали беглецов к стене.
  - Руки за голову! Вы арестованы! – скомандовал один из них и повернулся к напарнику, державшему в руках небольшой прибор, на котором светилась синяя лампочка. – Он здесь?
  - Погрешность плюс-минус пять метров, но в круге, – ответил тот.
  - Так что вы там кричали? – зловеще спросил старший.
  - У меня в квартире пришелец появился, – повернулся к нему Колян. – Жуткий. Ножки тоненькие, ручки тоненькие, на голове два усика, а может, антенны, хрен его знает. Искры пускает.
  - Допились до чертиков, алкоголики несчастные, – ухмыльнулся Кузьмич, но тут же едва не поперхнулся последним словом: через перила перевесилось омерзительного вида существо, приветливо помахало ручкой и исчезло.
  Штатские выхватили пистолеты.
  - Этих в машину, – шепотом приказал участковому старший. – Мы наверх. И скажи Семёну, пусть вызовет подкрепление.
  - Пошли, – нервно прошептал Кузьмич. – И чтоб тихо.
  Они вышли из подъезда и подошли к автобусу. Шофёр, увидев арестованных, выскочил навстречу, в это время наверху послышались выстрелы, он задрал голову и повалился на землю, потеряв сознание от удара Максима.
  - А! – в ужасе заголосил Кузьмич, увидев, как безобидная с виду тётка в одно мгновение превратилась в здоровенного мужика. – У меня семья, дети малые. Не погуби.
  - Дети – это святое, – согласился Макс, точным ударом укладывая участкового рядом с неподвижным шофёром. – Отдохни чуток.
  Они забрались в машину, Колян включил зажигание:
  - Через полчаса отходит поезд. Если опоздаем, мы пропали.
  И они помчались к вокзалу.
  - Успеете, – прозвучал знакомый голос, и на свободном сиденье появился Сквозник.
  - Сбежал?
  - Естественно. Они вздумали стрелять, а я не переношу громких звуков.
  Они подъехали к зданию вокзала, инопланетянин пересел за руль, а остальные выскочили на улицу.
  - Я вас ненадолго покину, - сказал Сквозник. - Отгоню машину подальше, пусть ищут в другой стороне, а потом присоединюсь к вам.
  Сквозник уехал, а люди направились к кассе и купили билеты. Оставшееся до отправления время они простояли, забившись в самый темный угол, с тревогой ожидая появления милицейского патруля. К счастью, на этот раз обошлось без приключений; подошёл поезд, и они заскочили в вагон. Застучали колеса.
  - Слушай, ты только не обижайся. Там у Иваныча дома… твоё лицо… – шёпотом спросил Толян у Максима, когда они устроились на своих местах.
  - Тренировка. Помнишь, у американцев актер есть, комик, у него лицо как резиновое.
  - Точно, – повеселел Толян. – А то мне показалось… а так, конечно, ничего сверхъестественного – обыкновенное «резиновое» лицо.
  
  «Призрак» не любил вертолёты, тем более военные. Вибрация и шум двигателей вызывали у него раздражение, но приходилось терпеть. Связываться с инопланетными «друзьями» можно было только отсюда, с расположенной в пустыне внутри полуразрушенной горной гряды военной базы. С облегчением соскочив на землю, он направился внутрь приземистого железобетонного строения, вошёл в свой кабинет и опустился в кресло. Задумчиво побарабанил по крышке стола, достал из кармана похожий на мобильный телефон небольшой аппарат и подсоединил его к компьютеру. Перед ним появилось голографическое изображение серого облака.
  «Ишь, оказывается, у инопланетян тоже шалят нервишки, обычно их приходится ждать», – со злобным удовольствием подумал он и включил переводчик.
  - Мы обнаружили похитителей диска, – сообщил он «облаку». – И схватим их в самое ближайшее время.
  - Понятно, – прозвучал в ответ, лишенный эмоций скрипучий металлический голос. – Как наш беглец?
  - Понимаете ли, – человек замялся. – Он… исчез.
  - Что?
  - Каким-то образом он выбрался из охраняемого бокса и спрятался на корабле, – торопливо проговорил «Призрак». – Мы блокировали звездолёт, и далеко ему не уйти.
  - Сомневаюсь. Появится новая информация, сообщите, – проскрипел голос и отключился.
  Поняв, что разговор закончен, «Призрак» вернулся к вертолёту.
  «Скотина, – думал он, от злости, не обращая внимания на тряску и шум. – Корчит из себя главного. Ничего, скоро получит подарочек».
  
  А на планете, с которой только что у землян состоялся разговор, за пультом, глубоко задумавшись, сидел дэкст.
  Их осталось пятеро, всего пятеро из всей цивилизации.
  Заполучив в свои руки абсолютное оружие и захватив близлежащие планеты, Командор возомнил себя могущественнее всех и решил завоевать галактику. Он приказал построить несколько гигантских космических станций, установить на них сверхмощные «Излучатели» и разместить возле наиболее развитых планет.
  Осуществлению этого замысла помешала обыкновенная зависть. Его ближайший соратник и первый заместитель, Командующий межпланетной эскадрой, задумал избавиться от Командора и заполучить власть в свои руки. Он начал тайно готовить переворот, однако в результате предательства заговор раскрылся. Командор, полагая, что лучше перестраховаться, чем оставить в живых хотя бы одного врага, отдал приказ уничтожить всех, кто имел хоть какое-нибудь отношение к Командующему. Тот, понимая, что бежать некуда, нанёс ответный ракетный удар по Центру Управления, где находился соперник. Одновременно противоборствующие стороны запустили все «Излучатели», задав одну и ту же команду: «Уничтожить противника». Находясь под этим воздействием, солдаты бросились друг на друга, пустив в ход всё имеющееся в их распоряжении оружие.
  На убежища, где скрывались и Командор, и Командующий, было сброшено столько взрывчатки, что на этих местах образовались гигантские воронки. И хотя они погибли, цепную реакцию взаимоуничтожения остановить оказалось невозможно.
  Над планетой пронесся огненный смерч, истребив всё живое. Кромешная мгла окутала планету, в воздухе плотной стеной медленно плавала пыль, излучающая чудовищную радиацию.
  Уцелело лишь несколько дэкстов, находившихся в затерянной посреди огромного непроходимого леса лаборатории. Профессор и Советник, один из помощников Командора, присланный проследить за ученым, а также Начальник охраны и пятеро его подчиненных. Их спас случай: на станции проводились секретные опыты, и практически никто, кроме Командора, не знал о её существовании. Стараясь избежать медленной смерти от голода или нехватки кислорода, они отчаянно боролись за своё существование.
  Шли годы. Профессор наладил бесперебойную систему жизнеобеспечения и вновь вернулся к своим разработкам. Для начала он изготовил новый «Излучатель» и с его помощью принялся воздействовать на планету, стараясь вернуть её в прежнее состояние. Более-менее восстановив атмосферу, он занялся «Клонатором», аппаратом, при помощи которого собирался соорудить с десяток биороботов для выполнения несложных повседневных дел.
  Но вмешались Советник и военные. Увидев первых двух киборгов, они сразу же поняли, у них вновь появился шанс захватить власть в галактике. Дело оставалось за малым: наладить выпуск «Излучателей» повышенной мощности и собрать огромную армию из управляемых клонов. К их сожалению, выполнить задуманное на Дэкте оказалось невозможным: для выпуска оружия требовалось наличие промышленности, а из биороботов при всем старании не получались настоящие воины. К тому же проводить испытания и разворачивать новую армию под самым носом у Содружества было опасно, их сразу бы раскрыли и уничтожили.
  И тут Советник вспомнил о Земле.
  Начальник охраны, заставив Профессора наладить сквозной канал на одну из заброшенных баз в Солнечной системе, лично отправился на Землю и выяснил, что она идеально подходит для осуществления их планов. Он уже представлял, как будет управлять послушной любому его приказу серой массой, но произошло непредвиденное: он сам попал к аборигенам в плен и погиб.
  Такой удобный случай Советник упустить не мог. Ночью с двумя наиболее преданными Командиру охраны дэкстами произошел несчастный случай, и остальные молча подчинились. Теперь никто не мог помешать доселе никому не известному, вечно выполнявшему чужую волю тихому существу стать единоличным Властителем мира.
  И вот теперь глупый случай мог испортить такие грандиозные планы. Прошла минута-другая, Советник поднял голову и вызвал Профессора:
  - Проф, - начал он, когда тот вошёл. - С Земли сообщили, что захваченный ими лазутчик сбежал. Если это правда, то существует вероятность, что похищенный у нас аппарат для клонирования может попасть к руководству Содружества.
  - Я могу послать на Землю поисковик «Клонатора».
  - Пошлите. Хотя сомневаюсь, что эти недоразвитые людишки справятся, - Советник нервно вскочил. – А я не хочу рисковать. Поэтому лучше активизируйте пару «энергетиков», находящихся на захваченном людьми звездолёте, и пусть они уничтожат «Клонатор». А вы изготовите новый.
  - Это займет много времени.
  - Ничего, я подожду.
  
  Ранним утром наши беглецы прибыли на место, вышли на привокзальную площадь и огляделись, пытаясь сообразить, куда двигаться дальше.
  - Однако нормальные люди ещё спят, – мрачно заметил Толян. – Даже собак не видать. – Он поднял голову и, взглянув на большие часы, прибитые к стене, добавил: – У них, наверно, и автобусы ещё не ходят, мы что, пешком добираться будем?
  - Вон такси стоит, – показал Колян.
  Таксист, молодой парнишка, мирно дремал и не сразу понял, чего от него хотят.
  - У нас теперь мало кто туда ездит, – пояснил он друзьям, стряхнув последние остатки сна и включив двигатель. – Наши строили, думали, туристы валом повалят, деньги рекой потекут, да не больно-то народ сюда разбежался.
  - Что, совсем не летают? – заволновался Максим.
  - Почему? Летают. В основном грузовые.
  - А пассажиров берут? Нам на Марс надо.
  - Не знаю, врать не буду, – пожал плечами водитель. – Лично мне и дома неплохо.
  Подъехав к космодрому, они увидели невзрачное здание вокзала и слегка приуныли. Расплатились с таксистом и толкнули скрипучую дверь. Облупившаяся на стенах краска, ржавые металлические балки, поддерживающие потолок, бетонный пол с остатками плитки наводили на мысль, что дела здесь шли не самым лучшим образом.
  - А оно работает? – беспокойно оглядываясь, спросил Толян. – Ни одной живой души не видать.
  - Сейчас узнаем, – отозвался Колян. – Смотри, вон на той стороне кассы.
  Гулкий шум шагов разнесся по пустынному помещению, заставляя их непроизвольно втягивать голову в плечи. Как назло, оба окошка оказались закрыты, и на каждом висела табличка: «Касса не работает. Все билеты проданы». Ситуация становилась угрожающей, неизвестно, сколько времени осталось в запасе, пока их снова не обнаружит милиция. Посовещавшись, они решили обратиться к дежурному диспетчеру. На всякий случай Колян направился один, а Макс и Толян остались в зале ожидания.
  Заспанный толстяк с помятым от лежания на твердой поверхности стола лицом окинул посетителя безразличным взглядом и равнодушно сообщил, что на ближайшие три месяца все поездки забронированы.
  - «Прохвост, можно подумать, у тебя здесь Байконур или мыс Канаверал и от желающих отбою нет», – едва не вспылил Колян, но сдержался: ехать на другой космодром не было времени. – А может, кто откажется? – робко полюбопытствовал он.
  - Может, но не уверен, – зевнул диспетчер. – Хотите, оставьте у нас свои координаты, подвернется что, сообщим.
  - А как скоро?
  - Всё зависит от… – толстяк пощелкал в воздухе пальцами, – сами понимаете… Короче, если согласны, давайте документы.
  - Конечно, конечно, – торопливо согласился Колян, протягивая паспорт. – Это без вопросов. Сколько за беспокойство?
  Толстяк покрутил носом, сморщился и, прищурив один глаз, изобразил глубокую задумчивость.
  Телефонный звонок вывел его из этого расслабленного состояния.
  Диспетчер страдальчески закатил глаза и нехотя поднял трубку:
  - Але.
  Однако, по мере того как он слушал голос на том конце провода, с ним происходила разительная перемена: он резко проснулся, вскочил, снова сел и, уставившись на Коляна ясными глазами, растерянно пробормотал:
  - А вы, собственно говоря, куда лететь надумали?
  - Если можно, то в сторону Марса. Желаю, так сказать, посмотреть на старушку Землю из глубины вселенной.
  - А у нас тут как раз одна поездочка завалялась, – проворковал диспетчер. – Вы один или с друзьями? Для компаний у нас скидки. Одноместных нет, могу предложить двух-, трёх– и четырёхместные каюты.
  - С другом, – чуть помедлив, ответил Колян, решив, что инопланетянина лучше поместить одного, без соседей.
  - Какая удача, осталось именно два места, – продолжал заливаться соловьём диспетчер. – Превосходная модель – Т13. Новейшая разработка, чудные условия. Отель пять звездочек по сравнению с ним – полнейший приют для бездомных.
  «Гляди-ка, что деньги с человеком делают. Стоило пообещать дать сверху, и проблема решена, – подумал пораженный такой метаморфозой Колян. – Но нам светиться ни к чему. Мало ли кто из пассажирок подумает, что Сквозник богатенький одинокий холостяк».
  - Нам бы чего попроще, – попросил он.
  - Не волнуйтесь, у нас вполне приемлемые цены, и билетики для вас будут стоить… – Толстяк провел пальцем по списку и радостно воскликнул: – О, какая удача! Вы у нас миллионный клиент. Для вас головокружительные скидки. Ваше фото появится в местной газете. Вы прославитесь…
  - Нет, нет! – замахал руками Колян. – Вот этого не надо.
  - Желание клиента – для нас закон.
  - И когда вылет?
  - Хоть сию минуту, – хихикнул диспетчер. – Шутка.
  - Не, я не успею. Нужно друга предупредить, поесть в дорогу закупить…
  - Не волнуйтесь. Для вас – полный пансион. Но если у вас есть планы, то конечно. Официально старт в двадцать два часа ноль-ноль минут.
  - А не поздно? Темно на дворе.
  - Ха-ха-ха, – деланно засмеялся диспетчер и принялся путано объяснять, почему стартовать придётся именно в это время.
  Колян почувствовал, что голова у него пошла кругом, заплатил деньги и выскочил вон. Главное, билеты куплены.
  Едва за ним закрылась дверь, диспетчер схватил телефон, торопливо набрал номер и зашептал в трубку:
  - Да, только что приходил. Двое. На сегодняшний вечер. Нет, не заподозрил. Рад стараться.
  
  Вернувшись к друзьям, Колян протянул им билеты:
  - Отправление в десять вечера.
  - А чего так поздно? – задал тот же вопрос Макс.
  - Радуйся, что хоть такие достал. До вылета куча времени. Давайте пойдём где-нибудь перекусим, а потом поищем гостиницу, переждём до вечера. А то, если будем тут маячить, на нас обратят внимание.
  Они вышли на улицу, прошли вдоль забора, огораживающего взлетную площадку, и натолкнулись на привокзальную гостиницу. Бросили вещи, позавтракали в расположенном рядом баре и вернулись в номер. Закрыли дверь на ключ и устало рухнули на койки. Напряжение последних суток давало о себе знать.
  - Привет, – раздался знакомый голос, и посреди комнаты возник Сквозник. – Как дела?
  - Нормально, летишь сегодня. А у тебя?
  - Устроил с милицией автогонки. Едва вас высадил, появились патрульные машины; пришлось часик покататься по городу. Потом выехал на загородное шоссе и загнал автомобиль в лес. Думаю, они его до завтра искать будут.
  - Здорово мы их, – рассмеялся Толян и, немного помолчав, снова прыснул: – Ну и рожа была у нашего участкового.
  Он сел и повернулся к Коляну:
  - Слушай, Иваныч, меня один вопрос интересует: а как до нас милиция добралась? Они же знали, где мы находимся; помнишь, тот, с прибором, сказал: «Он здесь».
  - С каким прибором? – насторожился Сквозник.
  - У одного из нападавших, – ответил Колян, не понимая, что заинтересовало пришельца, – в руках был такой маленький аппаратик, а на экране мигал синенький огонёк.
  - Пеленгатор, – нахмурился Сквозник. – Вот это оперативность.
  Друзья уставились на него с недоумением.
  - У господина Ильина есть часть прибора, который я успел унести с планеты в качестве доказательства их зловещих замыслов.
  - Этот, что ли? – Максим расстегнул ворот рубашки и снял с шеи шнурок с полумесяцем.
  - Оп-па! – воскликнут Колян и, не отвечая на вопросительные взгляды, принялся шарить у себя по карманам.
  - Смотрите, точно такая же штука, я её на дороге в деревне у твоей тетки подобрал. – И он вытащил серебряную «брошку».
  - Н-не может быть! – от волнения Сквозник даже начал заикаться.
  Он схватил оба полумесяца, приложил их друг к другу и слегка надавил. Раздался тихий щелчок и получился круглый диск с отверстием посредине. 
  - Когда появились дэксты, я разъединил диск, одну часть оставил у себя, а вторую вложил в капсулу и выстрелил в сторону Земли. Честно говоря, я не надеялся её больше увидеть.
  - Ага, значит, ты у нас всё-таки не случайно объявился, – торжествующе уставился на него Колян. – А то наплёл про судьбу.
  - Сознаюсь, – кивнул гуманоид. – Зная расстояние до Земли и скорость полёта капсулы, я вычислил примерный район падения. Обычная арифметика.
  - Во народ пошёл. Инопланетяне, и те норовят обмануть.
  - А чего в нём такого особенного? – с любопытством уставился на диск Толян.
  Сквозник замялся.
  - Вообще-то я не хотел говорить на эту тему, но это и есть «Клонатор», прибор, предназначенный для клонирования.
  - Такой махонький, – недоверчиво посмотрел на него Толян.
  - Ваши первые ЭВМ занимали целые комнаты, а теперь мощный компьютер помещается в маковом зернышке. То же самое и с «Клонатором», дэксты сумели существенно уменьшить его размеры. Естественно, они во что бы ни стало хотят его вернуть и задействовали своих сообщников здесь, на Земле. Поначалу они думали, что прибор у меня, но, не обнаружив, пришли к выводу, что он у Ильина – единственного человека, который со мной встречался.
  - И под видом вербовки они попытались меня схватить! – догадался Максим.
  - Да, хотя скорее всего агенты самые настоящие, но прошедшие психологическую обработку «Излучателем».
  - Странно, они же могли арестовать меня прямо в космосе, однако этого не сделали. Значит, сомневались, механик я или нет.
  - Скорее всего они вычислили вас слишком поздно, когда вы уже приземлились. Наспех подготовленная операция не удалась, и они потеряли вас из виду, но с Дэкта сообщили частоты, по которым диск можно отыскать. Изготовить подходящий пеленгатор даже при вашем развитии науки не проблема, и вскоре наши преследователи смогли приблизительно определить район.
  - Ну и что? Одно дело ловить меня в Штатах, другое – здесь, в России. Выходит, и милиция инопланетянами обработана.
  - Зачем? По линии Интерпола сообщили местным властям, что где-то в городе скрывается чрезвычайно опасный террорист, готовящий крупный теракт, возможно, с применением оружия массового уничтожения. Естественно, начали хватать всех мало-мальски подозрительных личностей. И снова вы ускользнули. Но спец агенты с прибором уже прибыли в город и вышли на квартиру Николая Ивановича.
  - И они знают, где мы сейчас находимся?
  - Не обязательно, – неуверенно произнес Сквозник. – Иначе бы нас уже взяли.
  - Они могут устроить засаду возле звездолёта, – покачал головой Максим. – Будем надеяться, ты улетишь раньше, чем они появятся.
  - А мы? – жалобно взглянул на друзей Толян. – Нас арестуют?
  - Не переживай, – успокоил его Колян. – Он улетит вместе с диском, и ничего их агрегат не покажет. И потом, что нам могут пришить? Ничего серьёзного. Нас уволили, мы решили кутнуть, купили турпутевку в космос и опоздали. Никакого криминала. Пусть попробуют доказать.
  - Так скорее бы улетел, – пробормотал Толян.
  - У меня к вам небольшая просьба. – Сквозник протянул Максиму диск. – Подержите его пока при себе, а мне отдадите его у звездолёта. Мало ли что, а до сих пор диск очень неплохо хранился у вас.
  - Не думаю, – запротестовал Максим. – У меня последнее время тоже неприятностей хватает. Один астероид чего стоит.
  - Разве спастись с гибнувшего астероида – неприятность?
  - Постой. – Максим пристально посмотрел на инопланетянина. – А ты откуда знаешь? Тебя там не было, а я никому не рассказывал.
  - При необходимости я могу видеть ваши мысли, точнее, образы, возникающие у вас в голове.
  - И ты…
  - Нет, только после того, как вы сумели быстро изменить лицо. Обычные люди без длительной тренировки на это не способны. Пришлось выяснить, что с вами произошло.
  - А дэксты погибли?
  - Вряд ли, я думаю, они до взрыва покинули астероид.
  - Ясно. А не знаешь, почему нас пропустили?
  - Их ввела в заблуждение ваша половинка диска. Помимо прочего она исполняет роль своеобразного опознавателя: «свой – чужой». Поэтому вам дали сесть на астероид, и не покинь вы свой корабль, ничего бы не произошло. К несчастью, вы подошли слишком близко, вас рассмотрели, и был подан сигнал тревоги. Дальнейшее произошло автоматически.
  - А как я выжил?
  - «Клонатор». Он вас восстановил, и теперь вы клон, точная копия предыдущего капитана Ильина.
  - Что ты городишь! – подскочил Максим. – Какой ещё клон?! Почему я этого не знаю, не чувствую?!
  - А вам не с чем сравнивать. Вы остались один, единственный. И насколько я понял, у вас проявились некоторые способности, которые в дальнейшем могут пригодиться.
  - Знаю, с лицом.
  - Это мелочи, на это даже господин Петров способен, просто он об этом не догадывается. После вашего воскрешения у вас появилась другая особенность…
  - Кто воскрес? – перебил их, вытянув шею, Толян. – Он что, живой покойник? А почему от него не пахнет?
  - Отвяжись, балаболка, – сердито сверкнул на него глазами Максим и повернулся к гуманоиду. – Давай разберёмся: если, по-вашему, я умер там, на астероиде, то каким образом появился на «Парадизе»? Пролетел по космосу? Такого не может быть.
  - Еще как может.
  Макс замолчал и замер, обалдело глядя перед собой. Новость потрясла его.
  - Да не переживайте вы, – попытался успокоить его Сквозник и… исчез. – Это на порядок выше в развитии. Вы можете из вашего мира переходить в другое, параллельное измерение, – продолжал он с люстры, – а затем возвращаться. – Инопланетянин закончил фразу уже на стуле.
  - Получается, на космодроме меня просто не увидели? – осенило Максима. – А я думал, мне помогли спастись.
  - Нет. Вы сами себя спасли. Эта способность проявляется у вас в экстремальных условиях. Правда, ненадолго и на одном месте, без перемещения в пространстве.
  - И поэтому ребята из Отдела Безопасности были такие вежливые.
  - Да, они догадывались, что в определенном смысле вы очень опасны, хотя и не знали, в чём именно. Но учтите, вам до чрезвычайности повезло. Тут есть один нюанс: на вашем трехмерном уровне после распада начинается новая жизнь, и вступать в неё вы можете только младенцем. Поэтому предупреждаю: будьте поосторожнее и без особой нужды не экспериментируйте, в следующий раз можете очутиться в пеленках.
  - Жаль, я раньше не знал, – сокрушенно покрутил головой Максим. – Я бы им такую вербовку устроил, век помнили, да и с Сандрой ничего бы не случилось.
  - Ух, ты! – раскрыв рот от восторга, заёрзал на месте Толян. – Значит, Максим может читать мысли, убивать на расстоянии и проникать сквозь стены? Супер! Джеймс Бонд, Бэтмен и Человек-Паук в одном лице.
  - Ты хоть немного можешь помолчать?! – прикрикнул на него Ильин и снова посмотрел на пришельца. – Я подозреваю, эта половинка диска не случайно попала мне на глаза.
  - Да. Вы оказались первым человеком, с которым я встретился, и другого варианта в той ситуации не было. Если б я оставил его у себя, его сразу бы нашли и забрали.
  - Дела, – заключил Максим и опустился на стул, однако тут же снова вскочил. От таких новостей ему не сиделось на месте, требовалась разрядка.
  - Пойду-ка я прогуляюсь. Проверю обстановку, посмотрю, нет ли чего подозрительного, – объявил он и направился на улицу.
  - Везет человеку, – заваливаясь на кровать, мечтательно приподнял брови Толян. – Меня бы сделали невидимкой.
  - Людей пугать?
  - В баню бы сходил.
  - Бесплатно помыться?
  - Не, в женское отделение.
  - Болтун несчастный, – запустил в него подушкой Колян. – Ты в нормальном виде постоянно во всякие истории попадаешь, а невидимый тем более дров наломаешь.
  
  Максим вышел из гостиницы и решил пройтись мимо космодрома. Но его почему-то потянуло совершенно в другую сторону. Недолго думая, он развернулся и пошёл, повинуясь этому зову, и вскоре очутился на городской окраине.
  «И за каким меня сюда занесло? – подумал он, с удивлением разглядывая полуразрушенные, заброшенные строения. – Жуткое место, того гляди, какой-нибудь убивец с топором выскочит».
  Однако, вместо матерого уголовника из окна вылетел, потрескивая разрядами, ослепительно-яркий пульсирующий шар.
  - Молния, – опешил Максим, прикрывая глаза рукой. – Шаровая. С чего бы это? Грозой и не пахнет.
  Он попятился, стараясь не делать резких движений. Молния, пощёлкивая, двинулась следом. Ильин подался в сторону, завернул за угол и что есть мочи припустил прочь от смертельной опасности. Проскочил несколько домов и остановился, но не успел перевести дух, как прямо из стены полезли тонкие нити разрядов и, извиваясь, потянулись к Максиму. Он резко отпрянул.
  «Этого не может быть или… Или она искусственная и охотится за мной».
  И он снова бросился бежать. «Молния» за ним. Причём если на прямой она немного отставала, то стоило Максу свернуть, срезала угол, проходя сквозь любые препятствия.
  - Этак я долго не продержусь, – задыхаясь, пропыхтел он.
  Вскоре он очутился за городом, и из последних сил помчался по просёлочной дороге, надеясь оторваться от зловещей преследовательницы. Однако усталость давала о себе знать. Пот заливал глаза, сердце отчаянно колотилось, ноги стали как ватные, и передвигать их стоило больших усилий. Треск приближался, «молния» постепенно его нагоняла. Макс понял, что наступает развязка. Он остановился и развернулся назад.
  - Издеваешься, зараза! Дальше не пойду! – закричал он.
  Но она повела себя довольно-таки странно: тоже зависла на месте и принялась судорожно дергаться, словно её тянуло в сторону, а она сопротивлялась.
  Макс посмотрел туда, и до него дошло, в чём причина - неподалеку располагалась высоковольтная подстанция.
  - А, не нравится. – зловеще произнёс он, свернул с дороги и ринулся прямо к трансформаторам.
  Не успел он сделать нескольких шагов, как мимо него с оглушительным треском пролетел огненный шар. Максим бросился на землю и закрыл голову руками; страшный взрыв, разметав подстанцию, потряс окрестности.
  - Ничего себе, – ошеломлённо присвистнул он, разглядывая следы разгрома. – Страшная штука, но бороться можно. 
  Он поднялся и побрёл обратно в город.
  
  Наступил вечер. За окном зажглись фонари, подошло время отправляться на космодром.
  - Поздно уже, а Максима не видно. Не случилось ли чего? – Колян с тревогой посмотрел на часы.
  - Ха, да при таких талантах к нему ни одна собака не пристанет, – хмыкнул Толян, и тут в двери появился Ильин.
  - Ты чего такой встрёпанный, – кинулся к нему Колян. – За тобой гнались?
  - Не знаю, – ответил Максим и рассказал о своем приключении.
  - А как оно выглядело? – нахмурился Сквозник.
  - Да как сказать, – задумался Максим. – Небольшое, с теннисный мяч, шарообразное вещество, похожее на плазму. Запросто проходит сквозь стены.
  - Энергетик, – Сквозник помрачнел ещё больше. – Энергетический робот четвертого уровня. Используется для уничтожения заданных целей. Для вас практически неуязвимы. Имеют собственную программу и систему наведения. Судя по всему, его настроили именно на вас, Ильин.
  - Думаешь, нас ждут?
  - Вряд ли, скорее опаздывают, иначе зачем задействовать такую грозную силу. Слишком много шума, излишнее внимание. Будем надеяться, это последняя проблема. Мне пора. Прощайте.
  - Я провожу, – вскочил со своего места Максим. – На всякий случай. Мало ли чего.
  - И мы прогуляемся, – поднялся Колян.
  - А сам он дороги не найдёт? – пробурчал Толян.
  - Не хочешь идти, оставайся, мы скоро вернёмся.
  - Вот ещё, буду я тут один сидеть, куда от вас денешься.
  Они быстро собрались и, как заправские конспираторы, крадучись и постоянно оглядываясь, направились на космодром.
  На улице не было ни души. Лишь огромные звезды рассыпались по небу, да ярко, словно приглашая к путешествию, светила полная Луна. Вдалеке раскачивался тусклый фонарь, разгоравшийся по мере приближения.
  - Ишь до чего дошёл прогресс, осветительные лампы в воздухе плавают, – показал на него пальцем Толян, с любопытством наблюдая за странным перемещением фонаря.
  - Я в детстве видел шаровую молнию, очень похоже, – заметил Колян.
  - Откуда ей взяться? На небе ни облачка.
  - Аномальная зона.
  - Это он! – встревожился Макс. – Точно такой же шарик напал на меня.
  - Плохо дело, – остановил их Сквозник. – Немедленно возвращайтесь назад, дальше я сам, постараюсь выкрутиться.
  - Это они пусть уходят, а я с тобой, – шагнул вперед Ильин.
  - Ну уж нет, вместе начинали, вместе и закончим, – решительно возразил Колян. – Правда, Анатолий?
  Толян метнул затравленный взгляд на Энергетика, сглотнул подкативший к горлу ком, набрал полную грудь воздуха и… согласно кивнул.
  - Вы… мы… я… – от волнения Сквозник не находил слов. – Бегите к звездолёту, и пусть кто-нибудь займет моё место. Я скоро. – И он превратился в точно такой же сгусток.
  Друзья со всех ног бросились вперёд. Добежали до ограждавшего территорию забора и увидели выломанную доску.
  - Полезли, – сунулся в дырку Максим.
  - Зачем? Вон они, открытые ворота.
  - Пуганая ворона любого куста боится. Я теперь от каждой тени пакости ожидаю. Если нам устроили засаду, то как раз у входа.
  Они перелезли через дырку на другую сторону. Макс и Колян, пригибаясь, быстрым шагом направились к лётному полю. Толян же, заметив в кустах одетую в чёрный комбинезон скрюченную фигуру, приостановился.
  «Никак бедолаге худо», – подумал он и тронул человека за плечо. - Эй, друг, ты чего? С тобой всё в порядке?
  - Иди-иди, не мешай, – не оглядываясь, отмахнулся тот.
  - Я что, я ничего, просто помочь хотел. Смотрю, скорчился, может понос или желудок прихватило, дай думаю…
  - Вали отсюда! – злобно зашипел мужик, резко разворачиваясь. В лунном свете мелькнул ствол автомата.
  «Охрана, – перепугался Толян. – Будет нам сейчас, что по заборам лазаем».
  - Ты кто? – с подозрением уставился на него «сторож».
  - Я? Гуляю. Чудесная ночь; луна, звёзды, птички поют, – скороговоркой выпалил Толян, развернулся и бросился бежать.
  - Стой! – завопил мужик.
  Пытаясь схватить беглеца, он рванулся следом, но споткнулся и растянулся на траве.
  В тот же момент космодром залил яркий свет, и со всех сторон к ним устремились вооруженные люди.
  - Засада! – закричал Максим. – Который наш?
  - Этот! – Колян махнул рукой на стоящий невдалеке корабль с выведенной на борту жирной цифрой «13».
  - Скорее!
  Но рядом с их звездолётом появилась цепочка охранников.
  - Чёрт, обложили!
  - А на этом? – Толян показал на ракету с надписью: «Серебряная стрела», возле которой с раскрытыми ртами замерли два человека в синей форме обслуживающего персонала.
  - Не успеем!
  - Что делать?
  - Драться!
  - Внимание! – загремел усиленный мегафоном властный голос. – Вы окружены. Лечь на землю лицом вниз, руки за голову. В противном случае открываем огонь на поражение.
  - Не надо, – пискнул Толян.
  Оглушительный грохот заглушил его слова. За забором взметнулся столб пламени, взрывной волной вышибло ворота и разметало солдат.
  - Сквозник! – дернулся Колян.
  - Назад! – схватил его Максим и толкнул к «Стреле». – Туда.
  Они подскочили к трапу, отшвырнули в сторону обоих техников и выкинули выглянувшего на шум третьего. Едва успели закрыть за собой люк, как по обшивке застучали пули.
  Они влетели в кабину управления, плюхнулись по местам, и Максим с размаху нажал кнопку «Пуск». Заработали двигатели, и вот уже перегрузка вдавила их в спинки кресел.
  «Один, два, три…» – щелкали секунды, наконец наступила невесомость: они вышли на орбиту.
  - Вырвались, – облегченно вздохнул Ильин.
  - А ты здорово во всей этой технике разбираешься, – заискивающим тоном проговорил Толян.
  - Учили, - ответил Максим и уставился на него тяжёлым взглядом. – Ну, и за каким ты к спецназовцу полез?
  - Я думал, он заболел.
  - Я не буду уточнять, кто у нас больной. Понял? И больше чтоб не думал, а делал только то, что говорят. Иначе мы далеко не уедем.
  - Куда уедем? Что значит «уедем»? – заволновался Толян. – Я никуда ехать не собираюсь. Мы так не договаривались. Я домой хочу.
  - Про дом пока придется позабыть, если жить охота.
  - Почему?
  - Потому.
  - Да вы чё, ребята, я не то что в космосе, на самолете летать боюсь. Меня от высоты тошнит и запросто кондрашка хватит.
  - А ты сейчас где? – усмехнулся Максим. – Пойми, положение-то аховое: те, кто помогает этим ненормальным инопланетянам, боятся, что их зловещие планы станут известны всем. Видишь, за нас взялись всерьез, а вы Сквознику не верили.
  - А он, между прочим, говорил, что нас не найдут.
  - Мы сами лопухнулись. Милиция разослала по всем вокзалам наши приметы. Поэтому выяснить, где мы, не составило большого труда.
  - А может, попробуем вернуться? Потихоньку.
  - И нас сразу подстрелят. Чтобы не мучились, – отрезал Максим. – Хватит скулить, давайте лучше думать, что делать дальше.
  Едва он договорил, замолчали двигатели.
  - Приехали, – мрачно произнёс Максим, взглянув на приборы. – Топлива нет, воздуха на десять часов. Значит, скоро за нами придут.
  - Эй, на «Серебряной стреле», говорит полиция Ближнего космоса, – раздался из динамиков жесткий голос. – Вы арестованы. Всем выйти в шлюзовую камеру, и не пытайтесь оказать сопротивление!
  Корабль содрогнулся от удара о корпус: к ним пристыковался патрульный звездолёт.
  - Что теперь? – испуганно вжался в кресло Толян.
  - Драться, – ответил Колян и завертел головой по сторонам в надежде найти какую-нибудь подходящую дубинку.
  - И не думай, – остановил его Макс. – В порошок сотрут. В три секунды. Сделаем так: я исчезну, а вы отпирайтесь. Мол, туристы, хотели до Сатурна долететь и обратно. – И он спрятался за шкаф со скафандрами, не ко времени вспомнив предупреждение о возможности появиться на свет свежим младенцем. «Авось пронесёт».
  В люк забарабанили. Колян открыл замок и тут же очутился на полу рядышком с Толяном.
  - Где третий? – прорычал старший патруля.
  - Какой такой третий? – с невинным видом захлопал ресницами Колян. – Кроме нас, никого. Туристы мы, на Сатурн собирались.
  - Докладываю. Задержано двое, – доложил полицейский по рации.
  - Их должно быть трое. Возможно, он прячется на корабле. Чрезвычайно опасен. К вам идёт подкрепление, пленных немедленно доставить на Землю, а корабль уничтожить.
  - Понял, приказ выполняю.
  Коляна с Толяном грубо подняли и пинками перегнали на патрульный корабль. Заперли в маленькой каюте, возле двери оставили одного человека для охраны, а остальные отправились дальше. В коридоре промелькнула призрачная тень, и охранник без чувств повалился на пол. Второй вошел в отсек, где стоял спасательный бот, и… медленно сполз по переборке. Третий, заслышав подозрительный шум, сунулся поглядеть и повалился рядом.
  Разобравшись с патрулём, Максим бесшумно проскользнул в центральную рубку, подождал пока командир расстреляет «Серебряную стрелу» и, уложив его на пол, материализовался.
  - Уф, – пропыхтел он, смахнув со лба капли пота. – А Сквозник говорил, перемещаться не смогу. Приперло – и смог.
  Он выскочил в коридор, открыл дверь в каюту и выпустил друзей.
  - Здорово! – показал большой палец Колян.
  - Ну, ты даёшь! – восхитился Толян.
  - Потом, – отмахнулся Ильин. – Давайте сначала избавимся от вояк.
  Они перетащили полицейских в спасательный бот, задраили люк и запустили их в космос. Затем вернулись в центральную рубку и Максим включил передатчик.
  - Тревога, на нас напали. Появился третий. Трое убиты, я ранен. Мятежники захватили спасательный бот, пытаются бежать и направляются к Земле. Преследовать не могу, в перестрелке поврежден Центральный компьютер.
  - Ясно, – прозвучало в ответ. – Медицинская помощь нужна?
  - Нет, я уже наложил повязку.
  - Тогда мы идём за преступниками, вами займемся позже.
  - Вас понял, - ответил Максим и повернулся к друзьям. - Пока они догонят бот, пока разберутся, кто в нём, мы будем далеко. Теперь можно попробовать выяснить, кто пытается захватить Землю. Эта посудина предназначена для полётов в дальний космос. Выдерживает взрыв ядерной бомбы средней мощности, сама отлично вооружена. Мы узнаем правду.
  «А за Сандру я потом рассчитаюсь, – подумал он. – Обязательно вернусь и рассчитаюсь».
  Колян не ответил. Он сидел и молча смотрел на экран. Вот и получилось, что в его жизни произошел крутой поворот, и деваться некуда, судьба. Единственное – Сквозника жалко.
  И лишь Толян считал, что напрасно они ввязались в эту авантюру.
  
  
  Так кто виноват?
  
  В центре галактики, в созвездии Пегаса, отмечался знаменательный день: юбилей объединения звёздных систем в Содружество Миров. По этому поводу устроили грандиозный праздник: слёты, симпозиумы, встречи и развлечения.
  Только в лаборатории дальних путешествий царила обычная рабочая атмосфера. Здесь собирались совершить экспериментальный полёт в космос на звездолёте принципиально новой конструкции с выходом в параллельное время: старт и сразу же финиш в точке назначения. Учёным наконец-то удалось решить проблему перемещения материального тела одновременно и в пространстве, и во времени. Предварительные испытания без экипажа, а затем с одним пилотом на небольшие расстояния дали хорошие результаты, и теперь предстояла главная проверка.
  Звездолёт «Синевая блюмка» (по классификации межгалактического регистра - UY18 «Улитка) стоял у третьей причальной мачты. В полёт отправлялись четверо. Командир корабля Ллау; штурман, он же второй пилот Днан; Брсс – старый вояка, член лиги «Пресечение», отвечающий за безопасность, и Аяло, специалист по контактам и сбору информации.
  Место специально выбрали глухое, на самой окраине Галактики, где не наблюдалось никаких следов разума, чтобы избежать даже случайной встречи с какой-нибудь неизвестной цивилизацией.
  Вся сложность состояла в так называемом «Синдроме первого знакомства», которую какой-то шутник перекрестил в синдром «Ну и рожи».
  Этот вопрос на начальном этапе контактов всегда оставался главным. Каждый индивидуум считал себя если не эталоном совершенства, то по крайней мере образцом развития эволюции во что-нибудь приличное. И впервые увидев представителей другой планеты, с кислой миной бормотал о том, что вообще-то и эта форма жизни имеет право на существование. Короче, обычно первая реакция была: «Ну и рожи».
  Ллау и Брсс, одними из первых выйдя на просторы вселенной, перевидали массу различных рож и даже отсутствие таковых. Впрочем, они и сами разительно отличались друг от друга. Ллау – толстый увалень, походил на большой мешок с лапками. Брсс, напротив, больше смахивал на блестящее веретено на двух огромных, вывернутых назад как у сверчка, ногах с расположенными по кругу на макушке четырьмя фасеточными глазками. Штурман вообще состоял из множества мыслящих самостоятельно щупалец. Поэтому они спокойно воспринимали любую форму жизни: от «умной пыли» до немного ленивой планеты Льюсу.
  Кстати, эту встречу с Льюсу Ллау не забудет до конца своей жизни. Они осуществляли обычный разведывательный полёт, обнаружили новую планету, подлетели, включили обзор и остолбенели. На них с не меньшим изумлением таращился огромный, во весь экран, глаз. Планета впервые видела чужих. Эта немая сцена длилась минут пять, после чего Ллау неожиданно для себя заикаясь, произнёс: «З-з-здрасьте», чем привёл в немалый восторг окружающих. Планета покраснела, покрылась лёгкими фиолетовыми облачками, которые тут же разбежались, и на них взглянули два весёлых глаза. С тех пор они дружат.
  Но если с кандидатурами Брсса и Днана у командира вопросов не возникало, то по поводу Аяло у Ллау произошли крупные разногласия с Центральным Советом.
  Во-первых, это была баба. Сказано, конечно, грубо, но на всех развитых планетах, во всех уголках вселенной известно: женщина на корабле, в особенности на экспериментальном, завсегда к несчастью. Во-вторых, она оказалась неприлично молодой. Опять же, всем и везде, даже тупым колючим мражекам, известно – молодые и, что ещё хуже, красивые женские особи совершенно не способны к решению важных и трудных задач, так как они для этого просто не приспособлены. Максимально, на что они годятся, так это вдохновлять «мужественную половину» на великие дела, но уже одно их присутствие сводило на нет любые усилия. Мужики начинали думать не о том, как выполнить работу, а о том, как они на фоне этой работы смотрятся. Но главное, и в чём командир в жизни бы не признался даже себе, состояло в том, что Аяло считали ведьмой. Ллау изучил досконально личные дела экипажа, от этого зависела их жизнь, и знал, что весь личный состав – нормальные, серьёзные личности, имеющие отличные характеристики. А вот детство и юность будущей специалистки по контактам прошли на окраине звёздной системы, на планете Ялоо. Даже при нынешних успехах цивилизации, развитых отношениях между различными инопланетными сообществами за жителями этой планеты прочно закрепилась слава таинственных и могущественных чародеев. О них рассказывали всяческие страсти, и даже шептались, что любое нормальное существо там сходило с ума через три минуты после приземления. К тому же, Аяло, в зависимости от обстоятельств, могла принимать любую форму, что несколько напрягало. Поэтому она, мягко говоря, являлась не совсем удобным членом экипажа.
  Все попытки решить вопрос путем мирных переговоров ни к чему не привели. За день до старта Ллау решил вынести вопрос комплектования экипажа на Центральный Совет. Однако, подойдя в назначенное время к залу совещаний, с удивлением увидел, что заседание уже закончилось.
  Председатель, увидев капитана, помахал ему приветливо ручкой и почему-то свернул в боковой коридор.
  Другой уважаемый член этой организации, старый друг и большая умница, убегать не стал. Он подошёл, хлопнул Ллау по спине и, широко улыбаясь, прогудел:
  - Дружище, не бери в голову. Жизнь штука сложная и любопытная, можно сказать, увлекательная. Ты же ходишь в космос за впечатлениями, чтобы жизнь пресной не казалась. Так вот, считай, тебе повезло, впечатления сами идут с тобой в полёт. И какие? Молодые, красивые, умные. Не впечатления, а мечта.
  Получив такое напутствие, больше смахивающее на соболезнование, Ллау понял, это судьба и бороться бесполезно. Он развернулся и отправился к звездолёту.
  
  И вот вся четвёрка заняла места на корабле. Ллау поудобнее устроился в командирском кресле, подмигнул Брссу, повернулся к Аяло, чтобы приободрить, но, наткнулся на её насмешливый взгляд и сдержался.
  Старт. Корабль слегка завибрировал. Обзорный экран залил ослепительный свет. В тот же момент на экране снова появилось звёздное небо, и выглядело оно теперь совершенно иначе.
  - Прыжок закончен, мы в расчётном месте, – доложил штурман.
  Дружный вопль потряс рубку. Все радостно орали, пихали друг друга, поздравляя с успехом.
  - Как насчёт плохих примет? – прозвучал в голове командира ехидный голосок.
  Ллау хотел поставить на место зарвавшуюся девчонку, но неожиданно для себя рассмеялся.
  - Будем считать, тебе повезло и ты – исключение из правил, – снисходительно произнёс он.
  - Ну, наконец-то наш суровый капитан изменил своё мнение о нас, непутевых, – кротко ответила Аяло и, какая наглость, показала ему свой розовый язычок.
  От такого нахальства Ллау даже хрюкнул.
  «Ну и з…» – подумал было он, но, вовремя вспомнил, что его мысли для «ведьмы» не секрет и замолк.
  Она пожала плечами, повернулась к Днану и сделала вид, что больше всего интересуется космической панорамой.
  Резкий сигнал бедствия заставил их броситься к полётной карте, на которой тревожно мигала красная точка.
  - Это рядом! – воскликнул Днан, тут же запросил дополнительные данные и сообщил. – Научно-исследовательский катер, экипаж – двое учёных.
  - Но как они тут оказались? Им же категорически запрещено далеко уходить, – удивился Брсс.
  - Потом разберемся. Жизнь – главная ценность. По местам.
  Новый мгновенный бросок, и они ошеломлённо уставились на увиденное. На экране появился катер, связанный гибким шлюзом со звездолётом неизвестной конструкции. Это была сенсация. Давно уже Сообщество не встречало новых форм жизни. Да, честно говоря, никто и не предполагал, что здесь, на окраине галактики, может встретиться что-либо подобное.
  Ллау попытался связаться с кем-либо из членов экипажа, однако никто не ответил.
  - Странно, – проговорил он. – Сканер показывает наличие на борту белковой жизни.
  - Не нравится мне это, - встревожилась Аяло. – Давайте подключимся к бортовому компьютеру и просмотрим вахтенный журнал.
  Сказано-сделано. И сразу же выявилось ещё одно нарушение Полетного устава: вторым членом команды вместо опытного учёного оказался молоденький практикант. Пропустив часть, которая касалась самого полёта, они начали смотреть с того места, как катер обнаружил неизвестный звездолёт. Перед ними предстала кошмарная картина.
  Встреча произошла совсем недавно. Это событие, очевидно, так сильно повлияло на учёных, что они оба отправились на чужой корабль, хотя один был обязан оставаться на месте. Звук записался отлично, а вот изображение оказалось слегка расплывчатым, хотя можно было разобрать, как эта парочка вошла внутрь чужого корабля.
  И новая сенсация – внутри обнаружились капсулы с живыми организмами. Практикант, как и вся неугомонная молодёжь, нарушая первейшее правило – «ничего не трогать», – везде совал свой любопытный нос. И вот он уже радостно размахивал то ли щепкой, то ли веткой, вытащенной из приборной панели. Изображение пошло крупным планом, и на «Блюмке» радостно загалдели, узнав в «ветке» высокоразвитую форму кремнево-кристаллической жизни, названную «Космическими скитальцами». Совершенно безобидные Скитальцы путешествовали во вселенной в поисках новорожденных планет. Здесь они жили и развивались в экстремальных условиях, а затем, когда планеты успокаивались и на них начинала образовываться иная жизнь, отправлялись дальше.
  А тем временем на чужом звездолёте засветились огоньки центрального пульта, заработали механизмы, капсулы раскрылись и существа ожили. Вид у них был, конечно, так себе, не очень, но реакция оказалась намного хуже. Как смогла понять Аяло из их возгласов, эти создания приняли своих спасителей за каких-то кровожадных монстров и без всякой видимой причины, даже не поинтересовавшись: «А кто это к ним пришел?» – открыли огонь из своего оружия, убив обоих исследователей. На этом изображение прервалось. Экран погас.
  Совещание было коротким, но бурным; ситуация оказалась из ряда вон выходящей. За всю историю межзвёздных контактов случалось всякое, даже войны, но такая мгновенная вспышка агрессии наблюдалась впервые.
  По всему выходило, что эти странные существа никогда не встречались с иными формами жизни и просто перепугались. Поэтому на «Блюмке» решили ещё раз попытаться с ними договориться, чтобы избежать повторения подобной трагедии.
  Разногласия начались при формировании группы высадки. То, что командовать будет Брсс, вопросов не вызывало. Но быть вторым, вернее, второй, неожиданно вызвалась Аяло. На естественное в такой ситуации мужское раздражение: «Тут нужно дело делать, а не под ногами мешаться», она, как всегда безапелляционно, заявила:
  - Во-первых, я специалист по контактам и это моя работа. Во-вторых, я могу читать излучения мозга. В-третьих, напоминаю, жители нашей планеты умеют переходить в иное измерение и перемещаться в пространстве. – И она исчезла. Кресло, в котором только что сидела, опустело.
  - Ну и как? – спросила она, появившись возле выхода.
  «В конце концов, это действительно её работа», – рассердился Ллау, не видя выхода из ситуации, при которой он, старый, опытный космический исследователь, остается на корабле, а это «балаболка» идет на опасное задание.
  - Ну и чудненько, – улыбнулась Аяло. – Будем считать, состав группы утверждён.
   «Можно подумать, она собирается не в опасную разведку, а на тихую лужайку собирать цветочки. Хвала космосу, что я не женат, – подумал Ллау. – Попадись такой, и всё, пропал».
  Ему почему-то стало грустно, словно он был виноват в том, что эта молодая, красивая особа смертельно рискует. Кто знает, какой фортель могут ещё выкинуть эти существа.
  - Муррр. Вы такой добрый, – раздалось над капитанским ухом.
  Командир даже подскочил в кресле. Эта нахалка Аяло уже успела прочитать его мысли.
  - Что-то не так? – недоуменно уставился на него Брсс.
  - Так, так. Приготовиться к высадке, – раздраженно бросил Ллау, на секунду закрыв глаза. – «Ну, девка, ну, достала».
  
  «Синевая блюмка» осторожно подошла к необычному космическому «катамарану». Стыковочный рукав намертво прилип к аварийному выходу исследовательского катера. Брсс и Аяло, медленно пересекли пустой отсек и подошли к открытому люку чужого корабля. Напряжение нарастало. Каждая тень казалась притаившимся врагом, а каждый звук – началом нападения.
  Брсс перекатился через порог и замер посреди рубки. Никого. Пытаясь уловить хотя бы малейшее колебание воздуха, он медленно повернулся вокруг своей оси. Не обнаружив ничего подозрительного, направился к выходу, собираясь позвать Аяло, но внезапно получил по голове здоровенным томом «Космической навигации. Часть 1» и растянулся на полу. Сверху с диким воплем: - Вяжи кузнечика! - на него прыгнул Том с куском брезента в руках.
  
  После того как практикант, вытащив застрявшего в пульте Скитальца, случайно запустил компьютер, включилась система вывода людей из анабиоза. Джим открыл глаза и увидел прямо перед собой голову огромного насекомого. Он даже не успел ничего толком сообразить, а рука уже сама нажимала на курок бластера, с которым командир никогда не расставался. Такой же грохот раздался и справа, где лежал Том.
  Придя в себя от шока, вызванного появлением ужасных существ, земляне приуныли.
  Люди не любят и боятся непонятного. Всё новое должно, просто обязано хоть как-то укладываться в рамки привычных представлений. Эти инопланетяне не укладывались. Они выглядели не как привычные гуманоиды, а скорее смахивали на тараканов. А кто любит тараканов?
  - Дрянь свинячья, – проворчал капитан, разглядывая останки тех, кого они расстреляли. – Кажется, эти тараканы – разумные инопланетяне и эта посудина на экране их.
  - Кошмар, – передернулся механик, заряжая оружие. – Я их как увидел, так подумал, что у меня или крыша поехала, или я у чертей в аду очутился.
  - Они улыбались, – неуверенно произнёс Ци.
  - Ага, улыбались. Как же. Посмотри на них, разве такие могут улыбаться?
  - Могут, могут. В мире много такого, о чём ты и не догадываешься.
  - Ты на что намекаешь? Думаешь, умнее всех? – угрожающе начал подниматься Том, хватаясь за бластер. – Я тебе сейчас поправлю интеллект.
  - Хватит собачиться, – осадил обоих Джим. – Могут, не могут. Ещё не известно, что у них на уме. Может, они из нас детское питание собирались организовать. И вообще, прав тот, кто быстрее стреляет. Значит, правы мы. А теперь заткнитесь и делайте то, что я скажу. Для начала выкиньте это подальше. Затем…
  - Командир. Ещё инопланетяне, – судорожно выдохнул Ци и показал на экран.
  - Вот дрянь, вляпались. Удрать нельзя, привязаны как бараны на веревочке, и от этих мутантов остались одни ошметки. Придется драться. Не жизнь, а сплошные звёздные войны, мать их.
  - Давайте пленного возьмём. В заложники. Можно будет попробовать договориться.
  - Это мысль, – Джим впервые с некоторым уважением посмотрел на программиста. – Значит, так, одного вяжем, остальных, если что, в расход. Посмотрим ещё, чья цивилизация сильнее.
  
  На одну из ног «насекомого» Ци попытался накинуть петлю. Брсс взбрыкнул и попал азиату прямо в лоб, отчего тот отлетел к стенке рубки, угодив в объятия капитана, и они оба покатились под стол. Зато Тому удалось удержаться на спине старого участника космических битв, и он принялся наматывать на голову чудовищу тряпку. Уважаемый ветеран не мог перенести такого унижения и, словно сноровистый конь с седоком на родео, заметался по рубке, сметая всё на своем пути. Резко затормозив, он сделал стойку на передних лапах, а механик, растопырив руки и ноги, как большая лягушка, в гордом одиночестве пролетел по воздуху и шлепнулся в кресло. Брсс, не теряя ни секунды, развернулся и со всей силы двинул в челюсть подкравшегося сзади Джима, а маленького Ци стукнул сверху по макушке, отчего тот распластался на полу.
  - Кушнечик нушен шивым – прошепелявил Джим, выплюнув передний зуб. – Вштавайте, швиньи!
  Удар инопланетянина на него мало подействовал, но остальные выглядели похуже и временно выбыли из борьбы. Том лежал в кресле, Ци вставать не торопился, а, приподняв голову, пытался понять, за кем поле боя. Целый и невредимый гуманоид стоял посреди рубки на задних лапах, согнув передние в боксёрской стойке.
  Наступила короткая пауза.
  Том мотнул головой и начал приходить в себя. Джим нащупал рукой кусок трубы. Он всё ещё надеялся взять «кузнечика» живым.
  Брсс раскрыл рот, собираясь вступить с землянами в переговоры, но его опередил Ци. С диким воплем он кинулся в атаку. От неожиданности инопланетянин опешил и просмотрел, как Джим взмахнул трубой. От резкого удара труба согнулась, и старый вояка зашатался. Том вскочил, схватил кресло и, крякнув: «Вяжи беззубого!» – обрушил его на голову ветерана.
  «Сам беззубый, вот перекушу пополам…» – успел подумать Брсс, и в глазах у него потемнело.
  Измочаленные схваткой земляне туго запеленали свою добычу всем, что попалось под руку, превратив пленника в подобие египетской мумии, и уселись прямо на него, тяжело переводя дыхание. Вот теперь можно было и поторговаться с теми, кто находился на вражеском корабле.
  Но тут в проеме двери возникла Аяло.
  - Здравствуйте, мальчики. Предлагаю успокоиться и поговорить, – пронеслось в головах у всех троих одновременно.
  - Ма-ма, – слегка заикаясь, промямлил Том. – Скор-пи-он.
  Наша красавица и впрямь казалась немного мрачноватой, хотя и пыталась придать своему голосу дружелюбную интонацию. Однако для землян это оказалось чересчур сильным испытанием. И если безобидное насекомое они могли еще как-то переварить, то НЕЧТО, похожее на скорпиона, да огромных размеров, да разговаривающее, да на свободе. Такого потрясения мозги нормального человека вынести не могли и попросту отключились, предоставив организму возможность самому выпутываться из этой истории. А когда «соображалка» не поспевает за событиями и тормозит, включаются рефлексы.
  Джим выхватил бластер и, даже не переменив позы, послал длинную очередь в сторону Аяло. Остальные, наконец-то очнувшись, также открыли беспорядочную стрельбу.
  Аяло почувствовала, что на таком маленьком пятачке увернуться не удастся, и метнулась под стол. Его тут же разнесли в мелкие щепки, однако за ним никого не оказалось. Вдобавок ко всему пропал и упакованный «кузнечик».
  Всего несколько секунд потребовалось капитану, чтобы оценить обстановку.
  На «Дряни» (вот уж действительно от слова до дела – один шаг) не работали двигатели, а сам корабль намертво состыкован ещё с двумя. После такой бойни ничего хорошего от братьев по разуму ожидать не приходилось. Да и неизвестно, сколько и какого вида монстров подкинет им космос. Оставалось одно – как можно быстрее бежать на спасательном боте. К счастью, командир знал этот уголок. Далековато до Земли, но шанс был. Тогда как здесь без вариантов – или труп, или, того хуже, ходячая закуска для этих… с усиками.
  - Уходим! – закричал он.
  Том и Ци, спотыкаясь и мешая друг другу, кинулись в грузовой отсек.
  - Центральный, спасательный бот к запуску, курс – Земля.
  - Есть, – раздался сухой машинный голос, и после небольшой паузы спросил: – Кто летит?
  В обычной обстановке этот вопрос показался бы Джиму странным, но сейчас все его мысли были заняты предстоящим бегством, и поэтому он просто рявкнул:
  - Три человека. Ещё вопросы?
  - Нет.
  - Выполнять.
  - Спасательный бот к старту готов.
  Джим открыл ячейку с изображением черепа красного цвета, набрал код доступа, вставил ключ и крутанул его.
  - Включена система самоуничтожения корабля. До взрыва осталось шестьдесят секунд, экипажу покинуть корабль, – объявил монотонный голос компьютера.
  «Пусть теперь попробуют погоняться, – злорадно подумал капитан. – За это время они не успеют расстыковаться, корабль сделает «Бум», и ужастикам крышка».
  - До взрыва осталось пятьдесят девять секунд.
  Джим шагнул к выходу, но вспомнил, что у него в каюте осталось несколько крупных алмазов.
  «Какие-никакие, а деньги. Ничего, успею», – решил он и мощным рывком перемахнул через коридор.
  - До взрыва осталось тридцать пять секунд, – продолжал отсчитывать время компьютер, но в его голосе появилась какая-то странная интонация.
  И эта перемена капитану не понравилась. Несмотря на надвигающиеся крупные неприятности, он остановился и прислушался.
  - До взрыва - двадцать восемь секунд. Напоминаю, экипажу покинуть корабль.
  Голос был тот же, но Джим мог поклясться, что в нем появились издевательские нотки.
  - До взрыва осталось двадцать девять секунд.
  - Почему двадцать девять? – машинально переспросил он.
  - А хочется мне так, девушки, ох, как хочется, – томно-ленивым голоском проворковал компьютер, а затем снова сухим официальным тоном отрапортовал: – Система самоуничтожения отключена. Взрыв отменяется. Механизмы и оборудование корабля работают в штатном режиме.
  - Почему отменяется? – Джим тупо глядел прямо перед собой и никак не мог сообразить, что происходит.
  - Господи, ну до чего непонятливый, – раздался короткий смешок. – Я же сказала: мне так хочется. Ты что, человеческого языка не понимаешь? Вы сейчас отсюда свалите. Никаких идиотских команд. Никаких дешёвых боевиков со стрельбой и драками. И так вон всю рубку испоганили. Жизнь прекрасна, к чему взрываться-то?
  - Я приказываю… – начал было Джим и остановился. У него появилось нехорошее чувство, что его внимательно осматривают, и явно без нежности.
  - Не поняла, – в голосе компьютера зазвучали металлические нотки.
  - Я приказываю... – снова начал Джим, но ему даже не дали договорить.
  - Пошел вон. 
  Тон машины не предвещал ничего хорошего.
  - Чего?
  - Пошел вон, – повторила она и, немного подумав, добавила: – Козёл.
  От этого «козёл» Джим совершенно потерял голову. Только сумасшедшей железяки ему не хватало для полного счастья. На него разом навалились и бессмысленная жизнь, и беспросветное будущее, и первый контакт с жуткими инопланетянами, и, наконец, этот взбесившийся компьютер, глюкнутый и неизвестно почему решивший, что он – дама. Брызгая слюной и пиная всё, что попадалось под ноги, Джим орал, что, в конце концов, ему до чертиков надоела эта старая калоша, и что сейчас он сам её взорвет, и что…
  - Дорогуша, – неожиданно ласково проурчала машина, но от этой ласки Джим замер, будто на него вылили ведро ледяной воды. – У тебя какая оценка была по физподготовке в колледже?
  - От-от-т-отлично.
  - Ой как чудесно, – голос компьютера стал медовым. – Даю тебе пятнадцать… – Она на секунду задумалась, и Джим вновь почувствовал, как его скептически разглядывают. – Ладно, двадцать секунд на то, чтобы ты отсюда убрался. А если какая наглая, но неуклюжая морда не успеет, я ни при чем. Раз, два, три, побежали.
  Раздался вой сирены, и над центральным шлюзом выхода в космос замигала красная лампочка. Дверь дрогнула, и Джим понял, что лирическая часть переговоров закончилась. В три прыжка он пересек рубку, коридор и ввалился в грузовой отсек. Юркнул в бот, и едва успел захлопнуть за собой люк, как спасательный бот выплюнуло из корабля и понесло в сторону Земли. Курс был выдержан точно: компьютер в отличие от людей делал то, что говорил.
  
  - У кого какие идеи? – начал Колян, когда наши путешественники поневоле уселись в кружок обсудить план дальнейших действий.
  - Летим дальше, - ответил Максим. - Сейчас главное – проскочить мимо кораблей Управления.
  - Но Сквозника с нами нет, и куда лететь – неизвестно. Ты знаешь, где находится планета Дэкт? Лично я о такой первый раз слышу.
  - Он говорил о центре соседней Галактики. Далековато, но ничего другого предложить не могу. Когда выйдем за пределы Солнечной системы, ляжем баиньки в анабиоз. А дальше по обстановке.
  - На деревню к дедушке, – проворчал Толян. – А с нами никаких неприятностей не произойдет? Мало ли что – кометы всякие, горючее закончится.
  - В один конец хватит, – успокоил его Макс. – А если встретится какое-нибудь препятствие, корабль сам сделает маневр и затем вернётся на прежний курс.
  - Постой, не понял, – беспокойно заёрзал Толян. – Получается, туда мы прибудем, а обратно?
  - Давай дела делать по порядку: сначала долетим, а потом начнём думать о возвращении. И сдается мне, это будет не самый важный вопрос.
  - Иваныч, – нервно затеребил друга за рукав Толян. – Это ж гиблое дело. А может, мы лучше где-нибудь тут рядышком полетаем, ну их, эти подвиги.
  - Тут нас в два счета вычислят, поймают и упекут в кутузку, и неизвестно, чем это закончится. И потом, неужели тебе не надоело с трубами и унитазами возиться? А здесь есть возможность на мир посмотреть.
  - Так ведь опасно.
  - Жизнь вообще штука опасная.
  И словно в подтверждение этих слов, их разговор прервался оглушительным воем сирены.
  - По местам, – встревоженно скомандовал Макс, но, взглянув на экран, успокоился. – Отбой, ничего страшного, вошли в пояс астероидов.
  - А мы в них не врежемся?
  - Ерунда, не первый раз, – начал беззаботно командир и рванулся к пульту, пытаясь дотянуться до ручки управления. – А, чёрт, откуда она взялась?
  Прямо на них, быстро увеличиваясь в размерах, летела огромная каменная глыба.
  - Ну, давай, давай, старое корыто, – хрипел Максим.
  Колян замер на месте с занесённой ногой, Толян в страхе закрыл глаза.
  А глыба разрасталась, заполонила весть экран и… исчезла.
  - Невероятно, – прошептал Макс.
  - Я ещё жив? – поинтересовался Толян, приоткрыв один глаз.
  - Он отвернул! – от возбуждения Максим не мог усидеть на месте. – Вы понимаете? Астероид изменил курс.
  - Значит, нас пронесло, – заключил Колян, опускаясь в кресло.
  - Меня тоже, – заскучал Толян. – Я сейчас. – И он резво выскочил из рубки.
  - Но это невозможно! – никак не мог успокоиться Максим. - Небесные тела движутся по прямой и не могут произвольно менять направление, тем более так круто.
  - А тебе не показалось?
  - Нет, – покачал головой Макс и пробежал пальцами по клавиатуре. – Вот, пожалуйста, график его пути; видишь, угол резко изменился.
  - Нам повезло?
  - Трудно сказать. Предлагаю догнать и посмотреть на это «чудо».
  - Совершенно не обязательно, – живо возразил Толян, появляясь в дверях. – А если там другие инопланетяне сидят? Злые. Как говорится, враждебный разум. Сам говорил, что они везде бродят.
  - Был бы враждебный, нас бы давно не было, – усмехнулся Макс. – Можешь мне поверить.
  
  Вскоре они летели рядом ни с чем не примечательным камнем. И размеры не такие уж впечатляющие. Но почему он себя так странно повёл?
  - Есть! – радостно воскликнул Макс.
  - Где? – в недоумении закрутили головами остальные.
  - Видите что-то вроде выступа, похожего на бегемота. Смотрите чуть ниже, правильное круглое пятно.
  - Обычная тень.
  - Проверим, – ответил Максим и направил корабль на сближение.
  - А может, не надо? – снова забеспокоился Толян.
  - Спокойно, высаживаться будем, но для начала маленький ликбез: несколько советов по технике безопасности. Группа состоит минимально из двух человек: один ведущий, другой прикрывает. Второй выполняет все приказы первого, без команды ничего не делает и ничего не трогает. Нас трое, поэтому на корабле останется Анатолий, а мы с Николаем идем. Вопросы?
  - Нет, – просиял Толян. – Ты начальник, тебе и карты в руки.
  - Прекрасно, мы пошли одеваться.
  Они подошли к шкафчикам со скафандрами, и… Колян растерянно покрутил головой.
  - Здесь одни маломерки.
  - Таких не берут в космонавты, – заметил Максим. – Для тебя, понимаешь ли, нужно специальный костюмчик заказывать.
  Он внимательно осмотрел снаряжение и повернулся к Толяну:
  - Придётся, Анатолий, тебе. Но учти, никакой самодеятельности.
  - А если враги? – хмуро поинтересовался Толян; идти ему ужасно не хотелось.
  - Да хоть черти с дьяволом, – отрезал Макс. – Чаще всего люди гибнут по собственной дурости, а мне ещё жить хочется.
  - Мне тоже, – буркнул Толян.
  - Тогда давай подставляй руки-ноги.
  Они облачились в скафандры, вышли в открытый космос и подлетели к астероиду. Однако вблизи круглое пятно пропало.
  - Николай, - запросил помощи Ильин. - Мы правильно высадились?
  - Вы на краю.
  - Ясно. Анатолий, стой на месте, а не то улетишь куда-нибудь, ищи тебя потом, а я посмотрю, нет ли тут какой-нибудь лазейки.
  Толян тут же с удовольствием выполнил команду и устроился в небольшой расщелине.
  - Я в кино видел похожий космический корабль инопланетян, – разглагольствовал он, с интересом наблюдая за действиями командира. – Давай напишем в газету, на весь мир прославимся.
  - Ты у нас и так широко известное лицо в узких кругах. С тобой столько народу желает поближе познакомиться, – хмыкнул Максим, продолжая внимательно исследовать поверхность астероида. – Нет, ничего не могу найти, – огорчённо сообщил он. – Придётся возвращаться.
  - Это мы с превеликим удовольствием, – обрадовался Толян.
  Он выкрутился из расщелины и уже собрался присоединиться к Максиму, но заметил странный камешек в виде кубика, который, похоже, едва держался на месте.
  «Сувенир на память, - решил Толяна. - Будет чем похвастаться дома».
  Он потянул свою находку, и в тот же миг рядом с ним в сторону легко скользнула метровая плита, открывая чёрное отверстие входа.
  - Ух, ты! – восхитился Максим. - Молодчина! Как догадался?
  - Да вот смотрю – странный предмет. Дай, думаю, проверю, – засмущался польщённый похвалой Толян. – Интуиция.
  Они включили фонари, проскользнули внутрь и очутились в круглой шахте длиной около десяти метров, выложенной изнутри пятиугольной плиткой. В конце туннеля виднелась перегородка с круглым люком.
  - Да здесь целая межпланетная станция! – ахнул Максим. – А это входной шлюз. Попробуем через него пройти дальше.
  Едва он договорил, как почувствовал, что позади него происходит нечто неладное. Он оглянулся и закричал:
  - Стой! Не трогай!
  Поздно. Любопытный Толян обнаружил расположенную возле входа кнопку, не удержался и нажал на неё.
  Плита плавно соскользнула на место и напрочь закупорила выход.
  - Я что, стенке говорил? – налетел на него Максим.
  - Так оно, это, кнопка, – принялся оправдываться Толян.
  - Что «кнопка»? Какая «кнопка»? Её для тебя ставили? На ней висела табличка: «Нажимать именно Петрову»?
  - Нет, – виновато съёжился Толян. – А что это движется к нам?
  Максим обернулся и увидел на противоположной стороне маленькую ярко-оранжевую звёздочку. Прозвучал негромкий щелчок, и от звёздочки во все стороны начали разбегаться тонкие лучи. Ветвясь и пересекаясь, они образовали нечто похожее на гигантскую паутину, которая, раскалившись добела, двинулась на людей.
  - Лазерная ловушка! Что теперь делать?
  - Я сейчас, я исправлю, я отключу, – засуетился напуганный Толян и снова надавил на злосчастную кнопку. И сразу вслед за первой выскочила вторая сеть.
  - Отойди! – взревел Максим, отшвырнув Толяна в сторону.
  Тот, в ужасе прикрывая голову руками, прижался спиной к стене.
  Макс развернулся и… опустил руки, он ничего не успевал сделать. Да в принципе и не мог. Странно, он не испытывал страха, лишь сожаление, что вот так, по-глупому, даже не успев начаться, экспедиция закончилась. Сеть приблизилась почти вплотную, он зажмурился.
  Прошла одна томительная секунда, другая, а он все ещё был жив. Он открыл глаза и увидел, что сеть остановилась прямо перед ними. Быстро пульсируя, она слегка подрагивала, но не двигалась. А затем погасла.
  - Фу, – шумно выдохнул Максим. – Отключилась.
  - Совсем? – неуверенно поинтересовался Толян, выглянув из-за спины друга.
  - Ты у меня спрашиваешь? С тобой ничего нельзя знать наверняка.
  Он подошел к плите и принялся осматривать, однако, как ни старался, не мог сдвинуть её с места, она даже не шевелилась.
  - Похоже, отсюда не выйти, придется идти дальше.
  - А не жахнет?
  - Не жахнет, если не будешь трогать то, чего не надо.
  - Я постараюсь, – потупился Толян.
  - Да уж надеюсь, поумнел.
  Они подошли к перегородке. Максим на всякий случай встал сбоку, осторожно повернул штурвал и откинул люк. Ничего страшного не произошло. Он перебрался на другую сторону и махнул беспокойно переминавшемуся с ноги на ногу Толяну:
  - Давай, пока тихо.
  Тот, опасаясь, что люк непременно захлопнется и он останется один, рванулся, зацепился за высокий порог и грохнулся на пол.
  - Ты поаккуратнее не можешь? – прошипел Максим.
  - Я ж не специально, - растерянно развёл руками Толян.
  Максим сокрушённо вздохнул и осмотрелся. Они находились в круглой камере, из которой вело три двери.
  - В какую сначала?
  - А там нет новых ловушек?
  - Будем стоять на месте?
  Ильин подошёл к ближайшей двери и попытался её открыть, но она не поддалась. На гладкой поверхности не оказалось никаких ручек, только рядом, на стене, находился крошечный пульт с десятью цифрами.
  - Это ключик, набираешь код и проходишь.
  - Какой?
  - Хороший вопрос. Чтоб я знал.
  - Ну его, пошли лучше к другой.
  Но и у второй, и у следующей двери повторилась та же история.
  - Задачка, – вздохнул Максим. – Будем думать.
  Он связался с Коляном, объяснил обстановку. Тот помочь ничем не мог, даже дать компьютеру команду подобрать код.
  Толян занервничал:
  - Мы здесь долго сидеть будем? Пока кислород кончится?
  - Я думаю, – отмахнулся от него Максим. – Здесь тоже могут стоять лазеры! Можем превратиться в цыплёнка-табака или курицу-гриль.
  - И зачем я сюда пошёл, – взвыл Толян. У него началась истерика: – Не хочу! Выпустите меня отсюда!
  Он с такой силой пнул ногой дверь, что едва не упал. Пытаясь сохранить равновесие, оперся о стену и случайно угодил пятерней в пульт, разом замкнув все кнопки. Раздался треск, посыпались искры, и… все три двери слегка приоткрылись.
  - Лихо! – присвистнул от удивления Максим.
  Толян покрутил носом, но промолчал.
  Положившись на удачу, которая им явно благоволила, они перешагнули через порог ближайшей двери и поняли, что попали в Центр Управления. На передней стене висел большой экран, на котором мелькали кадры хроники, новости и различные телепередачи. Справа на мониторе поменьше виднелся их корабль. Слева в углу в воздухе парило голографическое изображение незнакомого участка вселенной. В другом углу находилась небольшая круглая площадка. Посреди помещения располагался усеянный кнопками и переключателями пульт управления.
  - Прав был Сквозник, за нами следят. Здесь собирается информация и передается на Дэкт. Возможно, отсюда управляют и этим самым «Излучателем».
  - Взорвать гадов, – подскочил Толян. – И домой.
  - Думаешь, так просто? Боюсь, ничего не выйдет. Мы не знаем, сколько таких станций кружится вокруг Земли. Мы не знаем, как она работает, но, судя по всему, в автоматическом режиме. И мы вряд ли сможем её уничтожить. Недавно мы попытались с подобной станцией разобраться, затея закончилась весьма печально. И сообщить о ней мы не можем. Лететь обратно на Землю опасно, нас тотчас упрячут так, что мы сами себя не найдем. Да и кому сообщать? Опять прилетят люди из Управления Космической Безопасности, а я им больше не верю.
  Максим подошёл к карте вселенной и принялся внимательно её разглядывать.
  - Это наша Солнечная система. Вот эта мерцающая точка – наша Земля. Смотрим дальше: это не то, это тоже не то, – бормотал он себе под нос. – А вот это, похоже, оно, то самое место, которое мы ищем! – воскликнул он и показал на карту Толяну. – Смотри, видишь, ближе к центру Галактики такая же мерцающая точка. И вполне вероятно, что там и находится нужная нам планета. Далековато, однако. Зато теперь по крайней мере мы знаем, куда лететь.
  - Николай, – сообщил он в микрофон. – Мы нашли осиное гнездо. Сейчас запишу координаты, и возвращаемся.
  - А как? – посмотрел на него Толян. – Если у них всего один вход, тот, по которому мы пришли. Нам же через него не выйти.
  - Не переживай, выберемся.
  Они вернулись в камеру, заглянули во вторую дверь и увидели совершенно пустое помещение. Оставалась последняя дверь. Осторожно приоткрыв её, путешественники переглянулись. Они очутились в большом ангаре, посреди которого стоял инопланетный корабль в форме диска.
  - Ух ты, НЛО! – восхищённо воскликнул Толян. – А он настоящий?
  - Нет, игрушечный с резиномотором, – рассмеялся Максим. – Вот отсюда мы и выйдем, смотри, на противоположной стене целые ворота.
  Они пересекли ангар и навалились на створки, пытаясь их раскрыть, но безрезультатно. Упарившись от натуги, они без сил опустились на пол.
  - Похоже, этой штуке нужен гидроусилитель, – вздохнул Ильин.
  - А может, там какая кнопочка? – робко поинтересовался Толян.
  - Никаких кнопочек! – вскочил Максим. – Не хватало ещё какую-нибудь бяку запустить. Сиди на месте и ничего не трогай, а я пока посмотрю вокруг; у каждой большой двери обязательно должна быть маленькая калиточка. – И он принялся изучать каждый сантиметр стены.
  Время шло. Толян с унылым видом наблюдая за действиями командира и наконец не выдержал:
  - Никогда мы отсюда не выберемся. Прилетят инопланетяне и найдут наши бедные, высохшие трупики.
  - Очень жалостливо, – шмыгнул носом Максим, усаживаясь рядом. – Ты стихи писать не пробовал?
  - Издеваешься?
  - Ничуть. Я пробовал, по молодости. Нелёгкое, я тебе скажу, занятие. Намного труднее, чем открывать ворота.
  - Ты это к чему?
  - Да так. Конечно, если желаешь, можешь ждать своих инопланетян, а я пошел, у меня дел невпроворот.
  - Нашёл?! 
  - А то. 
  Максим встал, подошёл к стене и небрежно толкнул незаметный с первого взгляда люк, за которым засверкали звёзды. Следом ринулся Толян.
  Они выбрались наружу, взялись за руки и, включив ранцевые двигатели, полетели вдоль астероида. Вскоре они обнимали Коляна.
  - Маршрут мы знаем, – начал Максим, когда страсти поутихли. – Теперь необходимо выбраться за пределы Солнечной системы.
  Он ввёл новые данные в бортовой компьютер. Зная расположение дежурных патрулей Управления, разогнал звездолёт до максимальной скорости и направил его так, чтобы проскочить точно посередине между военными. Они миновали Уран, прежде чем их засекли и за ними погнался один из крейсеров, но было поздно: они прорвались.
  - Путь свободен, – объявил довольный Ильин. – Остается ждать.
  - Долго? – с подозрением поинтересовался Толян.
  - Лучше тебе не знать, давай готовься, будем ложиться в анабиоз.
  - Куда?
  - Вот в эти капсулы. В них замедляются процессы жизнедеятельности.
  - Смахивает на маленькие гробики, – скривился Толян.
  - Не говори глупости.
  - Вы не поверите, но мне совершенно не хочется спать. А знаете, давайте я вас охранять буду. Мало ли какие ещё могут произойти неожиданности.
  - Очумел? – рассердился Максим. – Неизвестно, сколько нам придется лететь. А если ты заболеешь за это время или, не дай бог, помрёшь.
  - А если я помру в этой жестянке?
  - Успокойся, её миллион раз проверяли, и до сих пор все живы.
  - Анатолий, хватит, – вмешался Колян. – Мы решили, что Максим будет старшим, так давай его слушаться.
  Толян понял, деваться некуда и, продолжая бубнить себе под нос про гробики и покойников, нехотя полез в капсулу. Вскоре они мирно спали.
  
  И вновь сработала аварийная сигнализация. Люди вскочили со своих мест и бросились к обзорному экрану. Перед ними появилось странное сооружение.
  - Что-то я не пойму, – почесал в затылке Макс. – Похож на наш «Дальний Разведчик», но что за штуковина к нему пришвартована? И никаких признаков жизни. Наверно, у них произошла авария, и экипаж либо погиб, либо покинул корабль.
  - Ну и? – зевнул Толян. – Нам-то какое дело?
  - Не скажи, – возразил Максим. – Возможно, у них есть топливо, дозаправиться будет совершенно не лишне.
  Слегка подрабатывая двигателями, они приблизились к таинственной конструкции, собираясь пристать к входному люку, но не рассчитали и проскочили мимо. Сделали новый заход, и снова неудача.
  - У меня такое чувство, что она от нас отворачивается, – недоумённо заметил Максим, промазав в третий раз. – Ладно, попробуем по-другому.
  Когда до цели оставалось чуть больше ста метров, он выстрелил буксировочный трос, намертво прилипший к обшивке, и начал постепенно его выбирать.
  Состыковав звездолёты, Максим полез в шкаф за скафандром.
  - Ты куда? – остановил его Колян.
  - Как куда? Пойду посмотрю.
  - Нет. Теперь, когда мы знаем, куда лететь, тебе больше рисковать нельзя. А если с тобой что-нибудь случится, кто поведёт корабль дальше? Да и вообще, как мы вернёмся назад, на Землю.
  - Значит, опять мне придётся, – вздохнул, вставая, Толян. – Один начальник, другой ростом не вышел, остается Иванушке-дурачку в петлю лезть.
  - Сейчас как дам по загривку, – вспылил Колян. – Я виноват, что у них подходящего размера не оказалось?
  - Ой, да ладно-ладно, шучу я, – отскочил в сторону Толян. – Счас быстренько смотаюсь, посмотрю и доложу.
  - Ты, главное, на рожон не лезь, - одёрнул его Максим. - Почувствуешь опасность – сразу назад.
  - Плавали, знаем.
  - Видел я, как ты знаешь, – проворчал Ильин, взял ручку, лист бумаги и набросал план звездолёта. – Пойдёшь сюда, здесь центральный пост. Если всё тихо, ничего не трогай, а сразу возвращайся. Тогда пойду я, кроме меня никто не сможет перекачать топливо. Ясно?
  - Не волнуйтесь, будет в лучшем виде, – помахал растопыренной ладошкой Толян и нырнул в открытый люк.
  Осторожно, озираясь по сторонам, с замирающим от страха сердцем, он медленно передвигался по чужому звездолёту. От напряжения у него стучало в висках, и постоянно казалось, что за спиной мелькают серые тени. Наконец, добрался до центрального поста и перевел дух.
  - Кажись, никого, – вполголоса произнёс он.
  - Что теперь понадобилось этим настырным людям? – прозвучал холодный голос.
  Толян помертвел и хотел побежать обратно, но не смог сделать и шага – ноги словно приросли к полу.
  - Я ничего, в гости зашел, честное слово, – забормотал он, судорожно дергая головой, пытаясь разглядеть обладателя голоса. – Вы где?
  - Я? Везде. Я Центральный компьютер.
  - Фу ты, – обмяк Толян. – Я-то думал. А люди есть?
  - Нет, это мой корабль.
  - Ух ты, машина, а как живая! – восхищенно ахнул Толян. – Первый раз в жизни вижу такую умницу. (Действительно, как-то по жизни получилось, что большинство новинок науки и техники проскочили незаметно для Толяна).
  - Ты так думаешь? – после небольшой паузы спросила машина, и тон у неё стал более любезным.
  - Анатолий, ты с кем разговариваешь? – раздался в наушниках встревоженный голос Максима.
  - Со здешней красавицей, – решил подшутить над друзьями Толян.
  Машина, услышав, как её назвали, совершенно застеснялась:
  - Ой, вы не один? Буду рада познакомиться с вашим другом.
  - Ребята, – доложил Толян. – Корабль пуст, но Центральный компьютер зовёт вас в гости.
  Колян молча покрутил у виска пальцем.
  - Вряд ли, – отрицательно качнул головой Макс. – Нынешние машины умнее многих людей.
  Он перебрался в рубку «Дальнего разведчика» и обнаружил Толяна, развалившегося в командирском кресле и непринужденно болтающего с потолком.
  - Она везде, и зовут её Леди, – сделал тот в воздухе большой круг рукой. – А это мой друг Макс, очень хороший человек, – проговорил он, снова задрав голову вверх, и, сам не зная для чего, брякнул: – Он даже стихи сочиняет.
  - Приятно встретить интеллигентного человека после стольких лет одиночества, – всхлипнула Машина. – А помните, как у поэта… – И она принялась декламировать лирическое стихотворение. Затем другое, третье…
  Надо отдать должное, читала она замечательно, впрочем, при её объеме памяти это могло продолжаться до бесконечности, и уже через полчаса Максим, которого больше интересовало продолжение полета, хотел от злости залепить Толяну затрещину, но был вынужден чинно сидеть и слушать, кусая от досады губы. Прошло ещё полчаса, и он понял, что скоро завоет.
  - Уважаемая, – вклинился он во время небольшой паузы. – Мы хотели бы вас ненадолго покинуть. Позавтракать. Честно говоря, мы не ожидали встретить такую увлекательную собеседницу.
  - Ах, конечно, ради бога извините. Идите и побыстрее возвращайтесь. Я вспомнила одну весьма любопытную древнюю сагу.
  Они вернулись к себе, и Макс рухнул в кресло.
  - Уморила.
  - А мне нравится, – смущенно посмотрел на него Толян. Впервые в жизни с ним вели умные разговоры, к тому же о поэзии и не насмехались.
  - Чудесно, – согласился Максим. – Отправляйся обратно и слушай её до посинения, а когда надоест, скажешь, что нам пора двигаться дальше и спросишь, есть ли на борту кислород и топливо. Раз у вас с ней полное взаимопонимание, глядишь, и поможет. И не рассусоливай, а то мы от неё долго не отвяжемся. Понял? Шагай.
  - А покушать? – нерешительно поинтересовался Толян.
  - Пока насчет отлета не договоришься, жрать не дам! – отрезал Ильин и вытолкал его вон из рубки.
  - А где Максик? – игриво поинтересовалась Леди, увидев одного Толяна.
  - Знаешь, у нас проблема.
  - Вы хотите меня бросить? – печально спросила Машина.
  - Что ты, что ты, мы можем сидеть сколько угодно, но без кислорода и еды долго не протянем.
  - Увы, люди несовершенны. Ладно, вы не такие, как некоторые, и в память о нашей встрече я вам помогу. Вы куда летите? На Землю?
  - Секундочку, – засуетился Толян. – Максим, Максим, иди скорее, тут спрашивают, нам куда?
  - Уже, - откликнулся Ильин, через минуту ввалился в рубку и ткнул пальцем в карту. - Нам нужно попасть вот в эту часть галактики. На планету под названием Дэкт.
  - Для чего? – с подозрением спросила Машина, сразу же вспомнив, что вытворяли её предыдущие «хозяева».
  Максим не стал выдумывать никаких душещипательных историй, а честно рассказал, что с ними произошло за последнее время.
  - Мы хотим выяснить, прав был Сквозник или нет, – закончил он свой рассказ.
  - Ничего не выйдет, – вздохнула она в ответ. – Даже если я отдам вам всё свое топливо, которого у меня, по правде, осталось совсем немного. Но… – она сделала большую паузу и, насладившись напряженным видом людей, с торжеством закончила: – Зато у меня есть именно то, что вам нужно – инопланетный корабль. Причём он именно из этой звёздной системы.
  И она принялась подробно рассказывать о знаменательном полете, когда впервые почувствовала себя личностью, и о встрече с иным разумом, закончившейся трагедией.
  Люди слушали, затаив дыхание - им неслыханно повезло, и стоящая перед ними задача теперь не казалась такой уж невыполнимой.
  - Он немного туповат, но задание выполнит, и управлять им совсем не сложно, – сообщила она.
  Загудел принтер и выдал несколько листков.
  - Здесь инструкция по управлению и контролю. На всякий случай я поставлю его на автопилот, и он доставит вас прямиком на планету.
  - Мадам, – произнёс, поднимаясь, Максим. – Вы оказали нам неоценимую услугу. Позвольте нам, в свою очередь, преподнести вам маленький подарок – нашу электронную библиотеку. Надеюсь, вы найдете что-нибудь новенькое для себя.
  Они вернулись к себе на корабль, навстречу им бросился взъерошенный Колян.
  - Идите скорее сюда! Послушайте, что на Земле творится. Народ словно с ума посходил – сплошные конфликты.
  - Инопланетяне, упустив нас, всполошились и решили ускорить события, – ответил Максим. – Мы просто обязаны им помешать. Поэтому быстренько собираемся и переходим на другой корабль. Он намного быстроходнее нашего, и лететь нам всего ничего: от силы недели две-три.
  - Мы их достанем, – кивнул Колян.
  И лишь Толян дипломатично промолчал, он боялся инопланетян и не верил, что с ними можно справиться. Однако деваться некуда.
  Как ни торопились наши путешественники поскорее отправиться дальше, переоборудование чужого звездолёта заняло гораздо больше времени, чем они рассчитывали. Сначала они перенесли запасные баллоны с кислородом; затем, закончив с воздухом, перетащили продукты и воду. Ещё пара часов пошла на разборку обнаруженного на «Дряни» огромного арсенала.
  - Бластеры, лазеры, автоматы, гранаты! – Максим с восторгом извлекал из ящика очередное оружие. – Да здесь целое войско можно вооружить.
  Тем временем любопытный Толян успел облазить все закоулки «Дальнего разведчика» и с загадочным видом появился перед друзьями, держа в руках большой пластиковый пакет.
  - Иваныч, танцуй, сюрприз.
  Тот вопросительно посмотрел на сияющую физиономию.
  - Вот! – торжественно произнёс Толян и вытащил скафандр. – Ты жаловался, что тебе одеть нечего. Носи на здоровье!
  - Ух ты! – обрадовался Колян. – Где нашёл?
  - В шкафчике лежало.
  - А он не маленький?
  - Не знаю, померь. Я самый большой выбрал.
  Колян тут же облачился в обновку, подвигал руками, ногами и с довольным видом произнёс:
  - Пойдет, малость жмёт, но терпимо. По крайней мере теперь не буду сидеть как привязанный. Спасибо.
  Наконец приготовления завершились. Толян отправился попрощаться с «Леди» и пообещал ей, что, если останется жив, обязательно вернётся. Машина с дрожью в голосе пожелала им счастливого пути.
  Они включили двигатели, сделали прощальный круг вокруг нового тандема из пары сцепленных земных звездолётов и направились к «злой» планете.
  Толян уныло посмотрел на стремительно исчезающее вдали последнее напоминание о родной земле и горестно вздохнул:
  - Эх, увидимся ли снова.
  - Обязательно увидимся, – твердо ответил Максим. – По крайней мере лично у меня дома осталось недоделанным одно важное дельце, должок кое-кому отдать должен.
  - От долгов лучше всего в космосе прятаться, – возразил Толян. – И большая сумма?
  - Приличная, – сжал кулаки Максим и, сам того не ожидая, рассказал друзьям о своей встрече с инопланетянами, взорванном астероиде и о Сандре.
  - Поэтому я обязан вернуться.
  - Раз надо, значит, надо, какой разговор, – согласился Колян.
   «Если получится», – скептически подумал Толян, но вслух ничего не сказал.
  
  Прошла одна неделя, вторая, совсем немного оставалось времени до появления планеты, из-за которой на Землю свалилось столько бед и несчастий. Поначалу люди пытались предугадать дальнейшее развитие событий, выработать какой-нибудь план, однако, поняли, что совершенно не представляют, что их ждёт, и решили использовать оставшееся время для отдыха.
  Толян, нервный от предыдущих злоключений, отыскал свободный угол, сообщил, что сон – лучшее лекарство и завалился спать, продирая глаза только на обед и ужин. Максим занялся разборкой обнаруженного на «Дальнем Разведчике» оружия, жалея, что не может проверить его работоспособность на полную мощность. Колян уселся перед обзорным экраном с толстой книжкой, захваченной с патрульного катера, и принялся читать, периодически поглядывая на лежащее перед ним незнакомое звездное небо.
  Максим, закончив с оружием, проверил показания приборов, поудобнее пристроился в кресле, закрыл глаза, и задремал.
  И сразу же перед ним возникло родное лицо Сандры. Они стояли, обнявшись, на балконе и смотрели на звёздное небо.
  - Завтра в поход, – шепнул он, целуя её плечи.
  - Сегодня, скоро утро.
  - Знаешь, первый раз мне не хочется никуда лететь.
  - А твои инопланетяне? Ты же мечтал их встретить.
  - А встретил тебя, – улыбнулся он и зарылся лицом в её волосы. – По-моему, это самая главная встреча в моей жизни.
  - Ты думаешь? – она лукаво взглянула на него и вдруг поднялась в воздух.
  - Ты куда?! – попытался остановить её Макс, но не мог даже пошевелиться.
  Тоненькая фигурка стремительно удалялась.
  - Не забывай, – еле слышно донесся до него родной голос.
  Он рванулся за ней изо всех сил и… очнулся.
  - Сандра, Сандра, ты как комета, мелькнула и исчезла, – с горечью прошептал он, обводя взглядом рубку, и снова попытался заснуть, надеясь ещё немного, хотя бы во сне, побыть с любимой.
  Этому помешал Колян.
  - Народ! – закричал он. – Скорее сюда! Инопланетяне!
  Он давно заметил движущуюся звездочку, но о том, что видит искусственное тело, понял, лишь разглядев чужой звездолёт в оптику.
  - Где? – подскочили остальные.
  - Вот, – гордо, словно это было дело его рук, показал Колян.
  - А вон ещё и ещё, – разволновался Макс. Сердце у него бешено колотилось, такого развития событий даже он не ожидал. – Сколько же их? Довольно-таки оживленное место.
  - А наши учёные на Земле, помнишь, всегда кричали: «Мы единственные! Мы разумные! Мы уникальные! Мы никого до сих пор не обнаружили!» – проворчал Колян. – Вон их сколько, уникальных. Может, тормознём, встретимся, поговорим.
  - Ага, в камере на допросе. Ты не забыл, что именно отсюда пытаются Землю уничтожить?
  - А почему тогда они нас не останавливают?
  - Не знаю. И пока не трогают, летим, как летели: ни к кому не пристаём, на запросы не отвечаем, прямиком на Дэкт. Тем более что по расчётам планета покажется через несколько часов. Давайте готовиться к высадке.
  
  Наконец перед ними появилась покрытая тяжелыми багровыми тучами зловещая планета. Звездолёт сделал вокруг неё несколько витков и начал плавно снижаться.
  - А ты уверен, что мы попали туда, куда хотели? – спросил Колян.
  - Судя по карте, да, но скоро узнаем точно, – ответил Максим, пытаясь взять управление на себя. – Не хочет. – Он с досадой стукнул по ручке управления. – Ладно, подождём немного, время терпит, а пока попробуем узнать о ней побольше.
  Он застучал по клавиатуре захваченного с патрульного катера портативного прибора, позволяющего определять основные параметры космических объектов.
  - Так, масса, диаметр примерно, как и у нас, а вот скорость вращения помедленнее, чем у Земли. Значит, день намного дольше: часов двадцать – двадцать пять. Соответственно и ночь длиннее.
  - Дышать сможем?
  - Этого я, к сожалению, пока сказать не могу, но кислород в спектре есть.
  Они прильнули к иллюминаторам и пытались хоть что-нибудь разглядеть. В редких просветах виднелась лишь однообразная плоская поверхность; никаких заметных возвышенностей, ни рек, ни морей, вообще никакой воды. На экране радара также высвечивалась ровная линия. Только в одном месте промелькнуло нечто похожее на небольшую горную гряду.
  - Противные облака, ничего не разобрать, – с досадой проговорил Максим. – Где прикажете садиться?
  - По-моему, разницы никакой, – пожал плечами Колян. – Жалко, что он не нацелен на их передающий центр. Тогда и искать бы не пришлось.
  - Постойте, постойте, – заволновался Толян. – А может пока куда подальше? Они нас в два счета сожрут.
  - Подавятся. Наше преимущество во внезапности, навряд ли они ожидают, что здесь могут появиться люди.
  - Свалимся как снег на голову, – нервно хихикнул Толян.
  - Типун тебе на язык, – шикнул на него Ильин. – Чтоб я больше такого слова «свалимся» не слышал. Плохая примета.
  Прошло ещё несколько часов полета, пейзаж не менялся.
  - Интересно, тут вообще есть хоть кто живой? У нас бы давно половина человечества навстречу примчалась, а здесь полнейшая тишина.
  - А я что говорил? – проворчал Толян. – Очень странная планета, и вид такой, будто её напильником обработали.
  - Старая, – заметил Максим. – А во-вторых, помните, у них произошла какая-то жуткая катастрофа, а может, и ядерная война.
  - Тогда здесь никого в живых не осталось.
  - Сквозник сказал, что именно отсюда.
  - Да наврал он, этот ваш Сквозняк, – снова завёлся Толян. – Нет тут никакой разумной жизни, даже следов не видно. Зря летели.
  - Ты не ворчи, а ищи любую искусственную постройку, – пихнул его в бок Колян. – Город, крепость, хижину, землянку, наконец.
  - Думаешь, они под землей спрятались?
  - Ага, закопались в песок. Или нет, вырыли большие норы и живут в них этакие Разумные Тушканчики или Учёные Червяки в очках и шляпе.
  - И совсем не смешно.
  - Да уж, какой тут смех.
  - Вам больше делать нечего, – поглядел на них Максим. – Нашли время дурака валять.
  - А чего он подкалывает, – надулся Толян.
  - Успокойся. Сказано отсюда, значит, отсюда. И начать предлагаю с того места, где мы видели горы.
  - Горы так горы. Ты начальник, тебе и карты в руки.
  Внезапно звездолёт резко дернулся и начал падать.
  - Оп-па, приехали, – всполошился Ильин и попытался выправить корабль, однако ничего не получалось. – Накаркал.
  - Двигатели испортились?
  - Вообще всё отключилось. Скорее всего на нас обратили внимание и решили, что хватит летать. Держитесь крепче, сейчас вдарит.
  Страшный удар потряс корабль, раздался грохот, во все стороны полетели незакреплённые предметы. Обзорный кран пошёл трещинами и погас. Людей от серьёзных увечий спасли кресла, словно специально рассчитанные на такую аварийную посадку.
  - Живы? – спросил Максим, придя в себя.
  - Ага, – ответил Колян. – А это что за звук?
  В наступившей тишине отчетливо слышался тонкий свист.
  - Воздух выходит! – закричал Максим, выкатываясь из кресла. – Обшивка разгерметизировалась.
  Но пока он пробирался к выходу, свист прекратился. Подскочив к входному шлюзу, он увидел, что от удара люк сдвинулся с места и образовалась небольшая щель.
  - Что? – спросил, подбегая Колян.
  - Ничего, – спокойно ответил Максим. – Небольшая проверка возможности нашего существования на этой планете. По крайней мере дышать сможем. Давай посмотрим, как там снаружи.
  Они навалились, пытаясь открыть люк, но его заклинило. Подыскав несколько железяк попрочнее, пыхтя и чертыхаясь, они всё же сумели отжать одну сторону и постепенно увеличили щель до того, чтобы в неё можно было пролезть боком.
  Колян и Максим одновременно высунулись наружу и принялись оглядываться по сторонам.
  Перед ними, насколько хватало глаз, лежала совершенно плоская равнина ржавого цвета. Небольшое, похожее на апельсин тусклое солнце висело над краем горизонта, и было непонятно, утро сейчас или вечер.
  - Симпатичное местечко, – покачал головой Максим.
  - Оранжевая пустыня, – скептически заметил Колян. – Для полного счастья верблюда не хватает.
  - Было бы неплохо, а то пешком идти не хочется, – согласился Ильин.
  - Ну, чего там? Дайте посмотреть, – канючил Толян, пытаясь протиснуться между ними. Наконец ему это удалось, он покрутил головой и в недоумении уставился на друзей. – Иваныч, вы чему радуетесь?
  - Как чему? – улыбнулся тот. – Живы, здоровы, солнышко светит.
  - Не знаю, лично мне здесь совершенно не нравится, – буркнул Толян. – Мрачное место. И вообще я думаю, нас сюда просто решили заманить, для опытов.
  - Чудак, смотри, какие симпатичные облака: сами багровые, а по краю розового немного.
  - Ужасно. А солнце? Разве это солнце? Какой-то блин недопеченный, еле светит. На нервы действует. Если тут ещё и аборигены оранжевые или какие-нибудь синюшные, вообще труба.
  - Зато есть кислород.
  - Мало, тяжело дышать.
  - А ты выдыхай чаще и представь, что на высокогорном курорте отдыхаешь. На халяву. Альпы, Высокие Татры.
  - Я нашего Солнышка хочу, яркого, светлого.
  - Зато такого никто ещё не видел. Представляешь, какие тут закаты и рассветы.
  - И знать не желаю, наши лучше.
  - Не переживай, увидишь и наши, главное, не раскисать, – подмигнул ему Колян.
  - Так, хватит, – прервал их Максим. – Заканчивайте на природу любоваться; нас сбили, поэтому надо отсюда побыстрее уходить.
  - А если у них здесь песчаные бури, или ураганы, или дикие животные? – заволновался Толян. – Надо бы сначала посмотреть, проверить. А если ночь скоро? Может, всё-таки немного подождем?
  - У моря погоды? – едко спросил Максим. – Хватит разглагольствовать, собираемся и уходим, пока не появились хозяева.
  
  Хозяева сидели перед монитором и внимательно разглядывали непрошеных гостей.
  Едва звездолёт приблизился к планете, сработала система раннего оповещения. Услышав сигнал тревоги, дэксты бросились в главный корпус, где находился пункт управления базой, и заняли свои места.
  - Чей? – нервно спросил Советник у сидящего за пультом дежурного.
  - Содружества.
  Советник встревожился. Неужели они где-то дали маху? Только недавно обнаружили и обезвредили одного лазутчика, и вот новый визитер.
  - Запроси, что он здесь делает? И напомните, у нас с ними договор. Они не имеют права сюда залетать.
  - Он не отвечает.
  - Попробуй ещё.
  Дэкст снова попытался связаться с кораблем, продолжающим облет планеты, но безрезультатно.
  - Возможно, у них произошла авария? – предположил Профессор.
  - Они бы подавали сигнал бедствия.
  - А они не могли узнать про наши опыты?
  - Вряд ли, тогда появилось бы гораздо больше кораблей, – неуверенно произнёс Советник и повернулся к дежурному. - Рассчитай примерное место посадки.
  - Если ничего не изменится, то прямо у нас, – обеспокоенно доложил дэкст и предложил. – Сбиваем? В любом случае у нас есть основание – незаконное вторжение.
  - Нет, лучше блокируем систему управления. Если они появились не случайно, пусть считают, что мы ничего не заметили, а у них просто вышла из строя система управления.
  - Ясно, – ответил дежурный и легким движением пробежался по клавишам.
  Звездолёт резко пошел вниз и рухнул на поверхность.
  - Вот и всё, – со злобным удовлетворением произнёс Советник. – Как появятся, включите на минутку «Излучатель».
  - Какой уровень?
  - Повышенная агрессия. Они сами уничтожат друг друга.
  - А если не выйдут?
  - Им некуда деваться.
  И действительно, вскоре откинулся люк, и наружу высунулись две головы.
  - Земляне! – разом воскликнули потрясенные инопланетяне. – Эти-то откуда взялись? Да еще на чужом звездолёте?
  - Они встретились с кем-то из Содружества, – предположил один.
  - Чушь! – категорически отрезал Советник. – Никаких сообщений о контактах с новыми цивилизациями не поступало. И потом, о существовании Земли знаем только мы.
  - А шпион?
  - Его звездолёт подбит, и восстановить корабль невозможно. Одна наша База, с которой можно сюда вернуться, уничтожена. До второй он вряд ли сумеет добраться. Как вы думаете, Проф?
  - Единственно разумное объяснение – перед нами авантюристы, которые залетели настолько далеко, что не могли вернуться обратно. Они наткнулись на этот звездолёт и по какой-то причине уничтожили экипаж, но не сумели разобраться с управлением, и корабль в автоматическом режиме вернулся назад.
  - Но почему именно к нам?
  - Скорее всего они пролетели слишком близко и оказались в зоне притяжения, а топлива уже не хватило.
  - Раз это не Содружество, давайте их уничтожим, и никто ничего не узнает, – предложил дежурный.
  - Эти беспомощные существа сами протянут ноги, продолжайте заниматься своими делами, – отмахнулся Советник и вышел.
  
  Наскоро перекусив, земляне взяли приготовленное снаряжение и спустились на планету. Под ногами захрустело. У планеты оказалась стекловидная, словно оплавленная поверхность, рассыпающаяся в мелкий песок при малейшем прикосновении.
  - Вот что может натворить кучка идиотов, страдающих манией величия, – проговорил Максим, озираясь по сторонам.
  - Пустыня в угрюмых тонах, – скривился Толян. - Гиблое место, не выбраться нам отсюда. 
  - Что так мрачно?
  - Давит. И вообще мне кажется, что за нами наблюдают.
  - У тебя очень развитое воображение, – улыбнулся Максим.
  - Креститься надо, если кажется, – добавил Колян.
  - А поможет? – встрепенулся Толян. – Жалко я крестик не захватил, что мне тётка подарила. Эх, и за что мне такие несчастья?
  - В детстве много баловался, старших не слушался, вот и результат, – посочувствовал ему Колян, осматриваясь по сторонам. – Куда идём?
  - Мы летели к горам прямо по солнцу, – ответил Максим. – В этом направлении и пойдём. До них примерно около пятидесяти километров будет.
  - Далековато топать, – заскучал Толян.
  
  - Земляне вышли из звездолёта, – воскликнул дежурный и потянулся к пульту управления.
  - Что ты хочешь сделать? – спросил сидевший рядом Профессор.
  - Дать полную мощность.
  - Постой. У нас появилась прекрасная возможность увидеть аппарат в действии, а не по докладам с Земли. Я предлагаю выяснить, каков предел их выносливости, и увеличивать нагрузку постепенно.
  - А что, неплохая идея, – обрадовался дэкст и передвинул на пульте ползунок уровня мощности на одно деление вперёд. – Немного поиграем, посмотрим, на что они способны.
  «Мы уже доигрались», – с горечью подумал Профессор.
  Он смотрел на землян, и странное чувство росло у него в груди.
  Он никогда не интересовался политикой, всю жизнь занимаясь чистой наукой. Работая над проблемой контроля поведения преступников, он создал устройство, подавляющее у них агрессию. Во время испытаний случайно обнаружил побочное действие аппарата, способного при определенных условиях заставить подконтрольного подчиняться приказам оператора. Его работу оценил сам Командор, торжественно заявивший, что отныне у них появилась широкая возможность наведения порядка на планете. Став главным разработчиком «Излучателя», Проф в далеком прошлом руководил их установкой на Земле: предполагалось проверить возможность воздействия на развитие разумных существ на отдельно взятой изолированной планете. Постепенно, старые, громоздкие, с малым радиусом действия аппараты он довел до совершенства, а потом… потом на них напали. Как сообщил ему Командор, одна очень агрессивная цивилизация попыталась захватить «Излучатель» и применить его во зло. Пришлось спрятаться, отправиться на секретную станцию, где он без помех продолжал заниматься своим делом. Как давно это было и к чему привело.
  То, что произошло на Дэкте, его потрясло. Вместо прекрасной природы – безжизненная пустыня, вместо больших, шумных городов – одинокое бронированное убежище. В один миг он потерял всех, кого любил. Первые годы, занятый борьбой за выживание, он, стараясь заглушить тоску, с головой погрузился в работу, но всё чаще и чаще задавал себе вопрос: а для чего? Перелом наступил на астероиде. Пытаясь перехватить Сквозника, захватившего с собой «Клонатор», он с одним из военных прибыл туда, передал людям описание прибора, способного определить местонахождение похитителя и засел за экран, принимающий земные передачи. Увиденное его окончательно добило: Земля, как когда-то они, катилась в пропасть. И не последнюю роль в этом играли они, дэксты. Впервые он задумался, не являются ли его изобретения одной из причин гибели его близких; не использовали ли его ум и его талант на то, чтобы жителей цветущей планеты превратить в серую массу, послушную чужой воле. И хотя уже давно нет в живых Командора, теперь его место пытается занять Советник.
  «Я обязан помочь людям, – решил Профессор. – И для начала нужно уменьшить широту захвата, чтобы смягчить удар «Излучателя».
  Он принялся крутить шкалу настроек локатора, пытаясь определить направление движения людей, и замер, увидев на экране синий огонек. Боясь ошибиться, он тщательно проверил настройки, однако сомнений не оставалось: у людей находился похищенный прибор. Быстро выключив локатор, он посмотрел на соседа, но тот, похоже, ничего не заметил.
  Сосредоточенно вытянув шею, дежурный чутко вслушивался в переговоры между людьми и перебирал виды кодировки определения языков. Переключившись в очередной раз, он рассмеялся:
  - Переводчик заработал. Теперь мы будем в курсе, о чем они говорят.
  
  Они шли уже больше двух часов. Кругом, насколько хватало глаз, расстилался однообразный пустынный пейзаж. Песок вяз под ногами, мешая идти. Температура, несмотря на тусклое светило, медленно, но неуклонно повышалась. Ни ветерка, и казалось, что находишься в пекле. От жары немного спасали снабженные системой терморегуляции комбинезоны, но каждый шаг давался с большим трудом, и тяжелее всего приходилось Толяну, который становился всё мрачнее и мрачнее.
  - Я устал, – пропыхтел он и остановился.
  - Кто тебе сказал? – повернулся к нему Максим.
  - Мои бедные ноженьки. Они совершенно отказываются идти. Давайте хоть немножко отдохнем.
  - Если мы будем отдыхать через каждые сто метров, то никогда не доберемся до места.
  - Какие сто метров! – возмутился Толян. – Уже давно звездолёт не видно.
  - Вечно ты ноешь, – повернулся к нему Колян. – Это твое тело устало. Пинком его под зад. Кто, в конце концов, командует: ты им или оно тобой.
  - Мы не решили. И поесть бы не помешало.
  - И так не худенький.
  - Я с голоду пухну.
  - А ты представь, что у тебя разгрузочный день. Лечебное голодание.
  - Я больше двух часов голодать не могу, – возразил Толян и достал фляжку. – К тому же в одной передаче по телевизору рассказывали, что при всех этих диетах пить надо чаще.
  - Да больше, чем ты, пить просто невозможно! – ни с того ни с сего вспылил Колян. – Верблюд каракумский! У тебя воды сколько осталось?
  - Не твое дело, – огрызнулся Толян, пряча руку с флягой за спину.
  - Учти, больше не получишь!
  - Садист! Инквизитор! Воды пожалел! Ты бы мне еще с утра селёдку подсунул!
  - Тебе вечно всё не так! Зря мы тебя взяли, от тебя одни неприятности!
  - А я и не напрашивался! Сами сюда затащили, сидел бы сейчас дома и в ус не дул.
  - Стойте! – вклинился между ними Максим. – Вы чего сцепились? Перегрелись?
  - И то верно, – смущенно переглянулись друзья.
  - Давайте пройдем тысячу шагов и сделаем привал. Согласны?
  - Ладно, – без особого энтузиазма кивнул Толян, тяжко вздохнул и двинулся вперёд.
  Он шагал, сгибаясь под тяжестью рюкзака, и монотонно считал:
  - …одиннадцать, двенадцать, тринадцать. Господи, как далеко до тысячи. Четырнадцать, пятнадцать…
  Вытирая заливающий глаза пот и меланхолично глядя себе под ноги, он зацепился взглядом за едва различимые, уходящие вдаль борозды.
  «Всё-таки тут у них ветер бывает, вишь, какие следы оставил», – безразлично подумал Толян. Словно загипнотизированный, он шел и глядел на эти линии —…семьсот тридцать четыре, семьсот тридцать пять, семьсот тридцать шесть… – опасаясь лишь одного – как бы не сбиться со счёта. Наконец произнёс заветное. -Тысяча. – И поднял глаза.
  Ледяной страх сдавил его сердце. Он стоял один. Совершенно один посреди чужой враждебной пустыни. Не хватало заблудиться.
  - А-а-а-а! Иваныч, Максим! Вы где?! Помогите! Спасите! – завопил он, выхватил бластер и принялся палить в воздух, надеясь, что друзья его заметят.
  Но судьба уготовила ему новое испытание. Земля перед ним вздыбилась, и из образовавшегося конуса появилось остроносое веретенообразное существо, отливающее металлическим блеском. Неведомое хищное животное уставилось на Толяна свирепым взглядом, гнусно ухмыльнулось и разинуло пасть. Раздались оглушительный вой и лязг, словно одновременно включились тысячи электропил и замелькали, затрещали сотни острых зубов. Чудовище быстро двинулось к Толяну, фонтаном разбрасывая по сторонам землю и оставляя за собой широкую канаву.
  Толян попятился, споткнулся о брошенный рюкзак и упал. Взвизгнув, он выстрелил несколько раз по жуткой образине. Руки тряслись и заряды прошли мимо, не причинив мерзкому созданию никакого вреда, а через несколько секунд замигал индикатор разрядки. До кровожадной уродины оставалось какие-нибудь три-четыре метра. Толян швырнул бесполезное оружие в ужасную морду, затем рюкзак, от которого во все стороны полетели клочья, и, вскочив, бросился наутек. Вихрем взлетел на небольшой бугор, снова запнулся и кубарем покатился вниз. Ужасающий лязг приближался.
  «Это конец», – подумал он и втянул голову в плечи.
  - Ты чего? – раздался над его головой знакомый голос. – Совсем очумел, несёшься как угорелый, стрельбу затеял. Зачем в сторону свернул?
  Толян поднял голову и увидел удивлённых друзей.
  - Там! Монстр! Непробиваемый! – задыхаясь, прохрипел он.
  - Где? – встревожился Максим.
  - За бугром. Но туда нельзя. Его даже бластер не берет.
  - Сейчас посмотрим.
  - Не ходи! – в отчаянии закричал Толян, но поздно, Ильин уже стоял на горке.
  - Ну и где твое чудовище? – недоуменно спросил он, озираясь по сторонам. – Никого нет.
  - Как нет? – не поверил Толян и осторожно вытянул вверх шею. – Я его только что видел.
  - Ты устал, – принялся успокаивать его Колян. – Не переживай, обычная галлюцинация, бывает. Привал, давайте подкрепимся.
  Он достал воду и вопросительно посмотрел на друга:
  - Где твой мешок?
  - Его монстр сожрал, – неуверенно ответил Толян.
  - Ты его потерял? – вскинулся Максим.
  Он спустился с горки, закинул руки на голову и несколько раз быстро прошелся туда и обратно, стараясь успокоиться.
  - Братцы, да я… – растерянно смотрел на них Толян. – Честное слово…
  - Дело плохо, – мрачно произнёс Максим. – Еды нет, одна вода. Ну-ка, показывайте, у кого сколько осталось.
  Он достал фляжку и заглянул в неё.
  - Почти целая, а у вас?
  - У меня чуть больше половины, – ответил Колян.
  - А у меня… у меня… тоже немного, – замялся Толян.
  - Всего-то на самом донышке, – возмутился Максим. – И когда успел всё выхлебать?
  - Сам не знаю, очень пить хотелось.
  - Да, ситуация. Задача усложняется. Теперь, чтобы выжить, нам придется как можно скорее отыскать местных аборигенов. Кем бы они ни были, но есть и пить-то они должны.
  - Но я не…
  - Успокойся, – остановил его Колян. – Что сделано, то сделано. Рюкзак назад не вернешь, и не будем больше об этом. Воду придется экономить, а сильно проголодаемся – мы тебя съедим.
  Бережно, стараясь не пролить ни капли, Максим разлил часть оставшейся воды на троих. Каждому досталось по нескольку глотков, и они долго держали её во рту, дожидаясь, пока она медленно растворится.
  - А теперь, встали и пошли, – скомандовал Максим. – У нас еще полдня впереди, так что вполне успеем добраться до гор. Неизвестно, какие твари могут объявиться в темноте. А там по крайней мере спина будет защищена.
  Толян хотел предложить посидеть ещё немного, но, взглянув на каменное лицо командира, глубоко вздохнул и тяжело, со скрипом поднялся.
  Неожиданно небо потемнело, сверкнула молния. Задул ветер; поначалу слабый, он с каждой минутой становился сильнее. Облака заметались из стороны в сторону, на горизонте появилось несколько темных пятен, и одно из них закрутилось зловещей спиралью. Огромный конус, изгибаясь, начал стремительно приближаться, справа и слева показались такие же вихри.
  - Похоже на торнадо, и встретятся как раз над нами, – заволновался Максим. – Уходим, или от нас ничего не останется.
  - Смотрите! – воскликнул Колян и показал на видневшееся невдалеке приземистое строение.
  Что есть духу они бросились вперед, но, добежав, увидели всего лишь полуразрушенную скалу. Они перебежали на другую сторону, надеясь укрыться с подветренной стороны, и, к своей радости, обнаружили вход в пещеру. До него оставался какой-нибудь десяток метров, однако ветер не давал идти, сбивая с ног, а ужасный вой закладывал уши, разрывая череп. Едва они успели нырнуть под свод, как начался самый настоящий ураган. Стало темно, в путников полетели песок и камни, заставляя их отступать дальше в глубь пещеры. Непогода разыгралась не на шутку, и неизвестно на какое время.
  - Странное дело, – проговорил Колян, усаживаясь на землю. – Эти три торнадо одновременно появились на совершенно чистом небе, и пошли точнёхонько на нас, словно их направляли.
  - Здешние инопланетяне нам приготовили теплую, дружественную встречу. Сначала звездолёт завалили, теперь за нас взялись, – уныло заметил Толян. – Эх, говорил я, не справиться нам с ними.
  - Не раскисай, – попытался успокоить его Макс. – Подумаешь, маленький ветерок подул. Скоро пройдёт.
  - Вот-вот, мы помрём, он и прекратится.
  - Нельзя быть таким пессимистом, настройся на хорошее. Это совсем не трудно.
  - Это тебе не трудно, а мы люди простые.
  - А ты попробуй. Человек, если в себя верит, горы свернёт. Вспомните, Сквозник говорил, что и вы многое можете. Надо просто захотеть. Да возьмите хотя бы йогов или тибетских монахов.
  - Хватит сказки рассказывать.
  - Я серьёзно. Вот я жить захотел и вырвался с гибнущего астероида.
  - Жить хотят все, – со злостью отрезал Толян. – Да не у каждого в кармашке хитрый диск лежит.
  - Ладно, потом поговорим на эту тему, – согласился Максим, поднял руку и прислушался. – Кажется, стало тише.
  Они подошли к выходу. Ветер действительно немного поутих, однако выходить наружу было бы чистым безумием. Они вернулись и уселись на землю.
  - Ребята, здесь туннель! Давайте посмотрим, куда он ведет? – раздался откуда-то со стороны голос Коляна.
  - Терпеть не могу замкнутые пространства, – запротестовал Толян. – Там могут притаиться кровожадные животные или ядовитые насекомые.
  Он аж передернулся, представив себе эту картинку. Глаза округлились, он стал беспокойно оглядываться по сторонам, затем резко вскочил и захлопал себя руками по ногам.
  - Ты чего? – удивился Максим.
  - Пауки! 
  - Где? Здесь нет никого.
  - Везде! – выкрикнул Толян, не понимая, почему никто не видит этих мерзких насекомых, которых он ненавидел и боялся с самого детства.
  Они появлялись отовсюду. Целые полчища ползли по полу, гроздьями свисали с потолка, лезли из каждой щели в стенах пещеры. Огромные, невыносимо уродливые, они быстро перебирали мохнатыми лапами, беспрерывно двигали челюстями, готовые вцепиться во что угодно. Глаза их зловеще сверкали, выискивая жертву. И все они устремились к Толяну. Он бросился к выходу, но споткнулся и упал.
  Максим попытался поднять его и замер; ему послышался знакомый голос. Он прислушался – еле слышный зов повторился. Сандра, его любимая, была где-то здесь, рядом, она попала в беду и звала на помощь. Если он сейчас, немедленно ей не поможет, то будет всю оставшуюся жизнь себя казнить. И он бросился к выходу.
  А Толяна полчища насекомых покрыли огромным шевелящимся ковром, и он начал задыхаться. Животный ужас охватил его, когда перед ним появился силуэт огромного, в человеческий рост, отвратительного паука. С его челюстей капала ядовитая слюна, передние лапы высоко подняты, он готовился наброситься и разорвать на куски. Почти теряя сознание, Толян нащупал гранату, сорвал чеку и швырнул гранату в омерзительное насекомое.
  Прогремел оглушительный взрыв, пещеру заволокло пылью и гарью, сверху посыпались камни и земля, начался обвал.
  Не успела пыль осесть, как назад влетел Макс и увидел большую груду обломков, из-под которой торчала рука. Раскидав камни, он извлек наружу еле живого Толяна.
  - Где пауки? – спросил он, открыв глаза.
  - Никаких пауков, это тебе показалось. На нас пытаются воздействовать, наваждение наслали, понял? Дэксты на психику давят.
  Толян повертел головой по сторонам:
  - Действительно, никого. – Он привстал и спросил: – А где Иваныч?
  - Не знаю, - встревожился Макс. - Тоже завалило.
  Они принялись, раздирая в кровь руки, остервенело раскидывать камни, периодически останавливаясь и прислушиваясь, не раздастся ли голос Коляна, но тщетно. Наконец, выдохлись и, опасаясь вызвать новый обвал, остановились.
  Толян опустился на камни и закрыл лицо руками, по щекам его текли слезы.
  - Как же так? – с горечью спросил он.
  Максим не ответил.
  - Сквозняк – сволочь! И инопланетяне – сволочи! – всхлипнул Толян. – Такого человека загубили.
  - Он знал, на что шёл, – тихо проговорил Макс, положив руку ему на плечо.
  - Следующие мы! – взвыл Толян. У него началась истерика, тело колотила крупная дрожь. – Мы все тут сдохнем!
  - Успокойся! – заорал на него, пытаясь привести в чувство, Максим. – Иваныча не вернёшь, но мы можем найти тех, кто это сделал, и отомстить.
  Он принялся шарить среди камней, надеясь отыскать оружие, и возле выхода раскопал рюкзак. Раскрыв его, Максим помрачнел. Это оказалась часть ноши Коляна: в нём лежали только бластер, пара гранат и две портативные рации. Запихав всё обратно, он подошёл к Толяну.
  - Идем, буря кончилась.
  Тот встал, окинул взглядом в последний раз место гибели друга и молча двинулся следом. Он шагал с безучастным видом, автоматически передвигая ноги и совершенно не реагируя на попытки его расшевелить. Солнце стояло высоко в зените, пекло неимоверно, и в воспаленном мозгу беспокойно билась одна-единственная мысль: «Пить».
  Несколько раз с криком «Вода!» он пытался броситься в сторону, и каждый раз Максим успевал перехватить его, хрипя, что это мираж.
  Толян брел всё медленнее и медленнее, наконец не выдержал и повалился на бок.
  - Дальше не пойду, сил нет. Вернешься на Землю, передай людям привет.
  - Сам передашь. Жизнь слишком хорошая штука, чтобы так просто с ней расстаться, постараемся продлить её подольше.
  - Бесполезно, – еле слышно прошептал Толян и закрыл глаза.
  
  - Ну вот, игра окончена, – сделал ручкой дежурный. – Слабаки. Типично неудачный вариант развития белковой жизни, способный существовать лишь в совершенно узких физических рамках. Непонятно, чего Советник с ними так долго возился. Пойду доложу, что эксперимент закончился. – И он вышел.
  «Ошибаешься, – посмотрел ему вслед Профессор. – Я им помогу».
  Он достал маленькую коробочку: новую разработку, над которой трудился последние годы. Его давно заинтересовало: если мысль материальна, имеет массу, вес, может перемещать предметы, то есть величина физическая, то нельзя ли саму мысль превратить в физическое тело. Он начал экспериментировать и постепенно усилием воли смог создавать вещи, поначалу крошечные, рассыпающиеся при малейшем прикосновении, а затем всё более долговечные. И наконец он создал прибор, позволяющий изменять атомную структуру любого вещества, настраиваемый на излучения любого мозга и превращающий желания в реальность. С помощью этого прибора он надеялся исполнить своё самое заветное желание - воскресить близких.
  После возвращения с астероида он попытался материализовать жену. Полученный результат поверг его в глубокое отчаяние. Вышла не жена, а он сам с её лицом; с виду живая, она знала только то, что помнил он. В отчаянии он уничтожил «образец» и собрался разбить прибор, прекрасно понимая, что попади аппарат к Советнику - Вселенной придет конец. Тот для установления своей безграничной власти одной мыслью, одним словом уничтожит любую планету.
  Но теперь, решив помочь людям, Профессор прильнул к экрану, перенастраивая аппарат на излучения их мозга и беспокоясь лишь о том, чтобы не вернулся дежурный.
  
  А дэкст стоял перед Советником и докладывал:
  - Люди скоро умрут.
  - Как я и предполагал.
  - Профессор ведет двойную игру.
  - Доказательства.
  - Я заметил, что у него на локаторе промелькнул сигнал «Клонатора». А Проф промолчал. Я специально выждал, думал, он скажет, но напрасно.
  - Вот как? – Советник рассеянно побарабанил по столу. – Будем иметь в виду. Но смотри, никоим образом нельзя показать, что мы об этом знаем. Вызови его ко мне.
  - Есть, – ответил военный и вышел.
  «Профессор становится опасным», – размышлял Советник, расхаживая по своему кабинету.
  Запустив «Излучатель», он в первую очередь втихаря проверил, о чём думают остальные. Мысли солдат были видны как на ладони, а что творится в мозгу ненормального ученого, он разобраться не смог.
  «Военные тупы и, находясь под постоянным контролем «Излучателя», не смогут выступить против, а от Профа следует избавиться. Он сделал всё что мог, и больше не нужен. Скоро, очень скоро его заменят тысячи, миллионы, миллиарды гениальных и абсолютно послушных голов со всей галактики».
  Услышав стук в дверь, он сел и расплылся в широкой улыбке.
  - Мой друг, как дела? – самым разлюбезным тоном спросил он у вошедшего ученого. – Мне кажется, в последнее время вы сильно сдали.
  - Устал.
  - Ничего, скоро отдохнёте. Я вам обещаю. Есть что-нибудь новенькое?
  - Нет.
  - А люди? Мне доложили, они не выдержали.
  - Пока держатся.
  - Ничего, это дело времени. Кстати, вы ничего подозрительного в их поведении не заметили?
  - Нет.
  - Что ж, можете идти.
  «Военные правы», – подумал Советник, глядя ему вслед, и, оставшись один, связался с центральным пультом.
  - Пошлите к людям киборга, пусть заберет прибор.
  
  Максим с жалостью смотрел на друга; ему очень хотелось, чтобы появилась вода. Он зажмурился, и перед его мысленным взором возникла большая, запотевшая от холода бутылка с хрустально чистой, прозрачной водой.
  Скрипнув зубами от злости, он открыл глаза и с удивлением отметил, что видение не исчезло.
  «Ну вот, и у меня галлюцинации начались», – отрешенно подумал он и, разозлившись на свою слабость, встал и толкнул Толяна в бок:
  - Подъём!
  Тот приподнял голову и увидел бутылку. Одним рывком подполз к ней, дрожащими руками отвинтил пробку и отхлебнул большой глоток. Лицо у него приняло блаженное выражение. Он пил ещё и ещё и остановился лишь тогда, когда заметил, что осталось меньше половины. Виновато взглянул на друга и протянул ему остатки.
  Максим, всё это время с удивлением уставившись на Толяна, с опаской взял бутылку, осторожно понюхал содержимое, лизнул и покачал головой. Вода как вода, и появилась очень вовремя, но откуда она взялась? Впрочем, какая разница. Немного отпив, он аккуратно завинтил крышку.
  - Надо экономить.
  - Ты откуда её взял? – спросил Толян.
  - Лежала.
  - Значит, точно планеты связаны, ведь это наша вода.
  - Ага, инопланетяне сувенир с Земли везли и по дороге потеряли. Они её вместо выдержанного коньяка употребляют.
  - Почему потеряли?
  - Хочешь сказать, специально подкинули, чтобы мы ноги не протянули? Сначала попытались свести с ума, а затем передумали и принялись раскидывать бутылки для того, чтобы ты не помер? Не стыкуется.
  - А что, даже запросто, – не сдавался Толян. – Все-таки мы из другой звездной системы, и могут произойти межпланетные осложнения.
  - Не мели чепухи. Ты у нас не посол и не временный поверенный, и у тебя нет дипломатической неприкосновенности. Мы сюда пришли воевать, и разберутся с нами по законам военного времени.
  - Тогда откуда взялась вода?
  Максим задумчиво потёр подбородок.
  - Мне кажется, здесь некоторые наши особенно сильные, яркие желания могут материализоваться. В смысле – исполняться.
  - Желания сами по себе не исполняются, обязательно нужен Маг, Волшебник или Дед Мороз, в крайнем случае – родители. А здесь кто?
  - Планета.
  - Опять двадцать пять. Крыша едет, дом стоит. Я, по-твоему, маленький ребенок? – с обидой посмотрел на него Толян. – Как может помогать планета? Ручек у неё нет, и думать она не может.
  - Умный больно? Что мы знаем о других мирах? Вон Сквозник исчезать умеет, да и у меня немного получается. Откуда мы знаем, что тут творится. Даже наши учёные выдвинули теорию о возможности перехода атомов из одного состояния в другой.
  - Ну, если учёные, то конечно, – почесал затылок Толян. – В весёленькое место мы забрались. Не знаешь, кому и верить.
  - Мне, – заявил Максим. – И давай поднимайся, видишь впереди на горизонте горы?
  - Они нам тоже кажутся.
  - Дойдём и посмотрим.
  - Поесть бы сначала.
  - Успеешь.
  - Что значит успеешь, – насупился Толян. – Я, когда нервничаю, всегда есть хочу. А тут одни сплошные стрессы.
  - Думаешь, где-нибудь поблизости специально для тебя построили «Макдоналдс»?
  - Да нет, но если появилась вода, то, возможно, и еда где-нибудь рядышком завалялась. У меня живот к спине прилип.
  - Не ной.
  - Я есть хочу, – не унимался Толян. – Хотя бы маленький бутербродик с маслом и сыром.
  - Иди поищи.
  - Издеваешься? – шмыгнул носом Толян. – Ты бутылку нашел, а не я.
  «А может, проверить»? – мелькнуло в голове у Максима.
  Он закрыл глаза, представил себе небольшой, аккуратненький бутерброд: кусочек булки, намазанный маслом, с тонким, почти прозрачным листиком сыра. От этого видения у него потекли слюнки и заурчало в желудке. Всё-таки как хочется есть! Выждав несколько секунд, он осторожно приоткрыл один глаз, и – о счастье – перед ним лежала вожделенная еда.
  - Оно, это, того… – изумлённый Толян не находил слов. – Съедобное, не отравленное? Что-то мне не хочется.
  - Хозяин-барин, – согласился Макс, разломил бутерброд пополам и немного откусил от своей половинки.
  Толян с напряжением следил за выражением его лица, затем не выдержал, схватил второй кусок, засунул в рот и мгновенно проглотил.
  - Больше нет? – поинтересовался он, слизывая с пальцев остатки масла. – А то на один зуб не досталось.
  - Сделай.
  - В смысле?
  - Возьми и создай. Захотел, представил, получил.
  - Я что, фокусник? 
  - А всё-таки.
  Толян прищурился и состроил зверскую гримасу, которая, по его мнению, придавала его лицу умное выражение.
  - Не получается! – через минуту сердито вздохнул он.
  - Не хочешь ты есть, не хочешь, – взглянув на его кислую физиономию, улыбнулся Максим. – Показываю в последний раз. Смотри: захотел, представил, получил, захотел, представил, получил. Оп ля.
  Перед ними лежали два бутерброда.
  - Ты супермен! – торжественно объявил Толян, глядя на друга широко раскрытыми глазами. – Ты у нас теперь обладаешь этими, как их, парна… нормна… в общем, исключительными способностями и что угодно можешь сделать.
  - Вряд ли, я думаю это планета выполняет простейшие желания.
  - Главное, вовремя, - не стал спорить Толян и решительно поднялся на ноги. - Теперь можно идти хоть на край света. Мы ещё поборемся.
  Вскоре они подошли к огромной груде каменных обломков.
  - И это горы? – скептически посмотрел на камни Толян. - За ними опять пустыня.
  - Ну, по сравнению с остальным пейзажем, – неуверенно ответил Максим. – И раз уж дошли, давай посмотрим.
  Однако идти с каждым шагом почему-то становилось всё труднее, а на последних метрах стало и вовсе невмоготу.
  - И куда, спрашивается, лезем, ноги ломаем, – ворчал Толян. – Ни хрена тут нет.
  Максим, не отвечая, шагнул дальше и… натолкнулся на невидимую, но вполне осязаемую преграду. Словно перед ними стояла прозрачная стена.
  - Это что? – отпрянул Толян.
  - Скорее всего защитный экран.
  - А не опасно? Может, он под напряжением?
  - Слушай, ты столько вопросов задаешь, – не выдержал Максим. – Вернёмся домой, подарю тебе энциклопедию для общего развития.
  Он выставил перед собой руки и упрямо двинулся вперёд. Сопротивление нарастало, и в конце концов он остановился, не в силах сделать больше ни шагу. Он слегка отступил и со всего маха нырнул вперед. Тело сдавило со всех сторон, и он, не успев испугаться, что застрянет, услышал хлопок, словно лопнул пузырь, и вылетел с другой стороны.
  - Давай сюда, – махнул он Толяну.
  Тот боязливо шагнул, но тут же остановился. Максим, недолго думая, схватил его за руку и резким рывком втащил внутрь.
  От раскинувшейся перед ними картины Толян широко раскрыл глаза, а заодно и рот. Перед ними лежал странный полуразрушенный город.
  - Этого не может быть, – промямлил он. – Очередное надувательство.
  - Не думаю. Мираж не потрогаешь, – ответил Максим, поднял с земли маленький обломок и запустил его высоко в небо.
  Яркий луч прорезал воздух, и камень разлетелся на тысячи осколков. Оба героя бросились ничком на землю.
  - Откуда стреляли? – испуганно посмотрел на друга Толян.
  - Сейчас узнаем, – ответил тот, осторожно приподнимая голову. – Вон, видишь, среди развалин выделяются две целые башни. Наверно, оттуда. Засаду устроили. Да и глупо было бы, если б нас не ждали. Смотри, а это что?
  Из развалин выскочил отряд боевых роботов и открыл по ним огонь.
  Максим выхватил своё оружие, и через несколько секунд на земле дымилась груда оплавленного металла и пластика.
  - Н-да, если мы будем и дальше так продвигаться, то у нас боеприпасов надолго не хватит, – озабоченно проговорил Максим, глядя на счетчик зарядов. Затем, продолжая сжимать бластер в руке, подполз к ближайшему роботу.
  - Вот так номер, – покачал он головой, рассматривая искорёженный механизм. – Многоцелевой «Разведчик А-5», последняя модификация. Нам недавно опытный образец демонстрировали на секретном полигоне. Про него ещё никто даже не слышал, а тут аж целых пять штук. Значит, мы на месте.
  От волнения Толян вскочил на ноги. Максим попытался его удержать, но не успел. Новая вспышка, и Толян с недоумением уставился на расползающееся по боку комбинезона кровавое пятно.
  - Моя очередь, – прошептал он и повалился в обморок.
  Максим затащил его в ближайшую яму, достал из бокового кармана пакет первой помощи и наложил повязку.
  - Слышь, Макс, – тяжело дыша, проговорил Толян, приходя в себя. – Ты не сердись на меня. Честное слово, я вам помочь хотел. Просто я такой невезучий. По жизни.
  - Успокойся, – перебил его Максим. – Если б не ты, мы бы сюда никогда не попали. Вспомни, кто на астероиде люк открыл. А с «Леди-компьютером» общий язык нашёл? Да без тебя мы бы до сих пор искали эту планету. Так что помолчи, ладно?
  - Ты правда так думаешь? – смутился Толян и попытался приподняться, но тут же со стоном откинулся назад. Из-под опущенных век выкатилась маленькая слезинка. – Ты хороший человек, Макс, и я рад, что с тобой встретился.
  - Я тоже, – ответил Максим, перебирая содержимое рюкзака.
  - Только ты их победи. Обязательно, а то Земле конец. А вернёшься домой, расскажи…
  - Сам расскажешь, – отмахнулся Макс, застегивая рюкзак.
  - Не, я к Иванычу на встречу. – Толян заволновался. – Пристрели меня.
  - Чего? – ошеломлённо уставился на него Максим. – Совсем сдурел?
  - Тебе идти надо, а куда с такой обузой.
  - Значит, так, – ледяным тоном отчеканил Максим. – Как руководитель группы приказываю: перестать ныть и приступить к наблюдению за противником. В случае изменения обстановки немедленно доложить.
  Он протянул Толяну рацию.
  - Она включена на прием. Захочешь что сказать, нажми и удерживай вот эту кнопочку. Я отправляюсь на разведку; проверю, есть ли другой путь. Приказ понятен?
  - Так точно. Ну, а если я…
  - Никаких «если». – Макс показал Толяну кулак. – В одиночку мне не пробиться. Поэтому лежи и смотри. После обсудим твои похороны.
  - Ясно. – Толян сурово сдвинул брови. – Гранату дай.
  - Зачем?
  - А враги появятся? Эти гады меня живым не возьмут.
  - Не дам, – отрезал Макс. – Сверху камушек покатится, и ты сдуру всё вокруг вдребезги разнесешь.
  Он переложил друга поудобнее и бесшумно исчез.
  Толян лежал, словно сжатая пружина, каждую секунду ожидая нападения и готовый дать немедленно отпор, но ничего не происходило, напряжение постепенно спало, и он принялся разглядывать постройки.
  Перед ним стояли странные сооружения: одни походили на пирамиды, большие и поменьше, с острыми вершинами и вовсе без них; другие – на небольшие усеченные конуса; от третьих остались нагромождения камней, похожих на кирпичи.
  - Они что, в гробницах живут? – поинтересовался он у лежавшего перед ним камня.
  - Вряд ли, – раздалось позади, и рядом с ним на землю опустился Максим. – Как дела?
  - Ничего подозрительного.
  - Замечательно. У меня две новости: хорошая и плохая. Плохая – лазеры реагируют на любое движение. Хорошая – они стреляют одиночными, и после выстрела следует короткая, в несколько секунд, пауза, а значит, есть возможность их обмануть. Я кидал камень и сразу прыгал вперед. Почти метров пятьдесят вперед прошёл, а потом назад. Сейчас мы с тобой подкрепимся и пойдём.
  - Я что, кенгуру, зайцем скакать, – запротестовал Толян. – И не надо меня никуда тащить. Если пробьёшься, вернёшься за мной. Только гранату дай.
  - Так ты ещё помирать не передумал? – словно удивляясь такому недоразумению, упёр руки в бока Макс.
  - Очень смешно.
  - Ничуть. Но если ты за три часа концы не отдал, давай отложим это грязное дело.
  - Три часа? – не поверил Толян.
  - Не меньше. Я тебе триста раз говорил – всё зависит от твоего желания, настроя. Тебе здесь не нравится. Домой рвешься. За Николая отомстить хочешь. Вот и живешь. Да и рана у тебя ерундовая, царапина; подумаешь, слегка по боку чиркнуло.
  Толян, слегка надавив на рану, с удивлением отметил, что в самом деле болеть стало меньше. Кривясь и охая, он медленно поднялся и сделал несколько шагов.
  - Ты знаешь, а вроде ничего.
  - Тогда пошли.
  Кидая камни, они благополучно миновали несколько построек и… очутились в современном городе.
  - Вот это да! – ахнул Толян. – Я тебе говорю: над нами издеваются.
  Перед ними расстилалась самая настоящая улица провинциального земного города: два ряда обычных четырёхэтажных домов, телефонная будка, продуктовая лавка, несколько чахлых деревьев. Широченная вначале, она постепенно сужалась и упиралась в большое, вытянутое в форме дуги здание. Недоумение вызывал лишь стоящий прямо посреди проезжей части странный павильон в виде пирамиды. И от этой безобидной на вид картины веяло ледяным холодом. Вокруг не было видно ни одной живой души: ни людей, ни собак, ни птиц. Даже воздух, казалось, застыл на месте, а ядовито-зелёные листья, словно вырезанные из пластика, висели неподвижно. Зловещая тишина пробирала насквозь, заставляя ёжиться в ожидании неизвестной, но явственно осязаемой опасности.
  - Как в фильмах ужасов, – пробормотал Толян. ––Того гляди, разная нечисть наружу полезет.
  И тотчас, словно в подтверждение его слов, из-за угла выскочили жуткие монстры. Завывая и размахивая руками, они бросились на людей.
  Максим открыл огонь, но огонек индикатора количества зарядов мигнул и погас.
  - Всё, отстрелялись, – сообщил он и вытащил гранаты. – Это последнее, что у нас осталось.
  Он подождал, пока чудища приблизятся поближе, и аккуратно катнул гранату им под ноги. Люди бросились на землю. Прогремел взрыв, во все стороны полетели камни и куски разорванных тел. Одна из рук угодила Толяну по спине. Увидев мохнатую, окровавленную, дёргающуюся в конвульсиях конечность, он позеленел и перекорёжился от омерзения, а рука неожиданно вспенилась и… растаяла.
  - Сколько можно, – в сердцах сплюнул Максим. – Снова наваждение.
  - Но очень натуральное. Такое по голове даст, мало не покажется. – Толян кряхтя потер ушибленное место. – Смотри, из-за угла новые выглядывают, а нам нечем с ними бороться. И откуда эта дрянь только берётся?
  - Я думаю, это связано с нашими мыслями. Вспомни, подумали, что не долетим, и звездолёт упал. А в пещере что получилось? И теперь та же история. Мысли, мысли. Наши мысли нас подводят, – в задумчивости повторил он. – А знаешь, что? – он оживился. – Давай с ними их же оружием сражаться. Создадим своего монстра.
  - Кого? – ошалело поглядел на друга Толян. – Из чего? У нас ни запчастей никаких, ни материалов.
  - Не важно. Мы его мысленно представим, и готов спорить на что угодно, он появится.
  - Ты не заболел? Какие монстры-привидения? Нашел волшебника. Бежать надо, спасаться, а не заниматься всякими глупостями.
  - Не торопись, успеем. Только я боюсь, у меня одного не получится, нужно объединить усилия, напрячься обоим. Поэтому не болтай, а вставай рядом и нарисуй его в своём воображении. Или нет, лучше думай о голове, а я об остальном.
  - Почему о голове?
  - Легче представить. Образ должен быть яркий, живой и желательно поужасней; вспомни детские страшилки.
  - Понял.
  - Да, и не пытайся сделать его шибко умным, это ни к чему. Вложи в него огромное желание уничтожить врагов и минимум мозгов, одну извилину – и хватит.
  - Ты хочешь сказать, я тупой? – с подозрением уставился на него Толян.
  - Вовсе нет, просто ты у нас вечно сам по себе, и он не успеет попасть под чужое влияние.
  - Ладно, уговорил, я постараюсь.
  Они взялись за руки, сосредоточились и… перед ними появился нелепый великан: огромная гора мышц с малюсенькой приплюснутой головкой.
  - Забавный зверёк, – склонив голову набок, задумчиво проговорил Максим и, стараясь не задеть друга, поинтересовался: – Слушай, а тебе в детстве какие сказки на ночь читали?
  - Нормальные, – всё-таки обиделся Толян. – Не нравится, нечего было просить.
  - Да ладно, не злись. Интересно, что у него на уме?
  - Сейчас узнаем, – сказал Толян направился к их творению, с бессмысленным видом застывшему посреди двора.
  - Эй, Анатолий, ты близко-то не подходи, - забеспокоился Максим.
  - Почему? Мы же почти родственники. Я ему объясню задачу…
  Но громила, вместо того чтобы поблагодарить своего создателя, попытался на него наступить.
  Толян, увидев опускающуюся на него сверху огромную лапу, в испуге отпрянул и провалился в открытый канализационный колодец.
  Монстр в недоумении принялся осматриваться по сторонам, пытаясь сообразить, куда исчез потенциальный завтрак. Однако, оказался сообразительным малым, разглядел под ногами круглое отверстие и запустил туда руку.
  Задыхаясь от зловония, Толян бросился бежать прочь по туннелю и высунулся из соседнего люка, судорожно хватая раскрытым ртом свежий воздух.
  - Вот скотина. Создали на свою шею, - обиженно проворчал он, вылезая наружу.
  - Ты же его собирался на нападающих направить, - усмехнулся Макс.
  - Он не идёт.
  - Тогда подождём.
  - Чего ждать? – взорвался Толян. – Пока он кого-нибудь из нас не убил? Он на меня, отца родного, руку поднял, вместо того чтобы защищать. Слышь, как орет, зараза. – И он кивнул на свое детище, которое стояло и ревело, словно заходящий на посадку истребитель.
  - Ты хочешь ещё раз попробовать поговорить со своим ребеночком?
  - Нет.
  - Тогда сиди и не высовывайся. Он этих паразитов пока не видит.
  Последние слова заглушило радостное урчание: «сынок» обнаружил продовольственный ларёк и принялся шарить лапой по прилавкам.
  - Ты о чём думал, когда его создавал, небось о жратве?
  - Хорош подкалывать, и так тошно.
  В этот момент монстры попытались предпринять новую атаку. «Сынок», завидев приближающуюся толпу, мигом загородил собой ларёк, а затем бросился на врагов.
  - Наверно, решил, что его хотят лишить обеда, – засмеялся Максим. – Эгоист, только о себе думает.
  Фантомы столкнулись, завертелся вихрь, взрыв, оглушительный грохот – и монстры исчезли.
  - Что, съели! – завопил, вскакивая на ноги, Толян. – Наша магия сильнее вашей.
  - Второй раунд мы выиграли, – согласился Максим. – Смотри-ка, и башни замолчали. Значит, поняли, что им с нами не справиться.
  Действительно, они уже несколько минут, позабыв об осторожности, стояли на виду у всех, однако ни один луч больше не появился.
  - Пошли, – махнул рукой Максим и решительно двинулся вперёд. – Никуда они теперь не денутся.
  Они успели сделать пару шагов, и ужасная, выворачивающая наизнанку боль обрушилась на них. А потом наступила апатия. Словно зомби, ничего не соображая, они медленно побрели к центральному зданию. Ворота автоматически распахнулись, пропуская их внутрь.
  
  Толян пришёл в себя и понял, что лежит на каменном полу узкого коридора. Он приподнял голову и увидел возле самого носа четыре изогнутые металлические ножки.
  «Какой высокий стул», – подумал он, но, скользнув взглядом вверх, покрылся липким потом: на него в упор смотрело жуткое существо.
  Длинные, похожие на щупальца осьминога ноги держали отливающее металлом яйцеобразное туловище, из которого торчала живая голова.
  Толян пискнул и дёрнулся назад, подальше от этого кошмара.
  - Это киборги, – раздался позади него спокойный голос.
  Толян обернулся и облегченно выдохнул, увидев друга; всё-таки не один.
  - Вот дерьмо, – выругался он.
  - Вляпались, – согласился Макс.
  - Они у нас кровь пить будут?
  - Кровь вампиры пьют, а эти мутанты – машинное масло.
  - Встать! – проскрипел сухим, металлическим голосом киборг. – Идите за мной.
  Быстро перебирая ногами-щупальцами, он поплыл вдоль коридора. Пленники с трудом поднялись и поплелись следом.
  - А может, попробуем его вырубить? – тихо предложил Толян.
  - Назад посмотри, – возразил Максим.
  Толян оглянулся, их сопровождало ещё одно такое же создание.
  Киборги подвели пленников к одной из дверей. Они вошли в огромное овальное помещение. Посредине располагался пульт, похожий на большую распиленную пополам баранку, в центре которой стояло повернутое к ним высокой спинкой кресло. На противоположной стене висело несколько мониторов, и на одном из них виднелся их звездолёт. Весь правый угол занимало движущееся голографическое изображение Вселенной, а с другой стороны возвышалась небольшая, около метра в диаметре, круглая площадка с ведущими на неё двумя ступеньками. В воздухе, под потолком, парил, едва заметно мерцая и негромко потрескивая, знакомый Энергетик. Вырывавшийся из него тонкий фиолетовый лучик медленно скользил по кругу параллельно полу.
  Кресло повернулось, и на них ледяным взглядом узких глаз с вертикальными зрачками уставился гуманоид.
  - Вот и встретились, – мрачно заметил Максим.
  - Как ни странно, - раздался скрипучий голос.
  - Гляди-ка, по-нашему шпарит, - обомлел Толян.
  - Ретранслятор, - пояснил Ильин.
  - Отсталая цивилизация. Интеллект в зачаточном развитии, - проскрипел Советник, разглядывая людей с некоторым удивлением. – Никак не ожидал такой прыти от недоразвитых созданий. Даже любопытно.
  - В таком случае, как мы здесь очутились? – огрызнулся Ильин. – Ведь вы и ваши сообщники пытались нам помешать.
  - Да, вот, – вздернул подбородок Толян. - Не дурнее некоторых! 
  - Жалкие ничтожества, - нахмурился Советник. - Вы должны вести себя тихо-тихо, чтобы меня не злить.
  - Размечтался, – буркнул Максим.
  Советник побагровел и протянул руку к одному из расположенных на пульте переключателей.
  Ильин дёрнулся, с окаменевшим лицом направился к стене, врезался в нее головой, упал, поднялся и снова попытался пробиться сквозь преграду. Кровь заливала лицо, но он продолжал непрерывно биться в стену.
  - Прекратите! – истошно закричал Толян, схватил друга за руку и попытался его остановить, но как ни старался, не мог с ним справиться.
  Немного понаблюдав за происходящим, гуманоид щелкнул тумблером, и Максим повалился на пол.
  - Эта скотина демонстрировала нам свою силу, – проговорил он, едва шевеля разбитыми губами.
  - Всё нормально, – зачастил Толян, помогая ему встать. – Главное, ты живой, и я рядом.
  - Ты прав, мы вместе, и мы победим.
  - Кто? Вы? Жалкие ничтожные людишки?! – взревел разъяренный упрямством людей Советник и выскочил из кресла. – Вы думаете, что сможете справиться с нами – высшими существами? Запомните, вы в моей власти, и это я могу сделать с вами всё что угодно. Когда мы вас впервые обнаружили, вы ходили, покрытые шерстью. Именно мы для ускорения вашего развития установили генератор, воздействующий на ваш мозг.
  Но Максим не собирался сдаваться.
  - Вы хотите сказать, что создали нашу цивилизацию?
  - Глупости. Меньше всего нас интересовало появление ещё одной разумной расы; нам нужны солдаты, обладающие зачатками интеллекта и беспрекословно выполняющие простые команды. К сожалению, в то время у нас на планете произошли некоторые события, и мы надолго потеряли с вами связь.
  - Знаем мы вашу причину, – не удержался Толян.
  - Да, у нас произошла катастрофа. Погибло почти всё население, уничтожены практически все научные центры. Мы оказались отброшенными на многие годы назад, но сумели вновь подняться. А вы за прошедшие несколько тысяч лет сумели пройти довольно-таки приличный путь развития, научились неплохо воевать, и нам подходите.
  - Ничего не выйдет, – покачал головой Максим.
  - Ха-ха, – зловеще расхохотался дэкст. – Я уже воздействую на ваш мир и изменяю его по своему усмотрению. Мы обладаем абсолютным оружием и испытали его на вашей планете. Один сверхмощный излучатель психологического воздействия расположен здесь, в Северной Америке. Большинство населения под нашим контролем, а скоро мы запустим вторую станцию вот здесь! – Он показал на точку на западе России. – И тогда вся ваша планета будет жить по моим указаниям, как я захочу, так и произойдет. Вы даже пить, есть и чистить зубы будете по моей команде. А потом, потом я применю наше сверхоружие по всей Галактике, и скоро эти идиоты из Содружества узнают, кто настоящий властитель мира.
  Советник подскочил вплотную к пленникам и остановился напротив Ильина:
  - Дай сюда.
  Сопротивляться было бесполезно, и, секунду поколебавшись, Максим снял с шеи диск.
  - Вы глупы, – проговорил Советник, забрал пластинку, развернулся и устроился обратно в кресло. – Обладай вы хоть каплей разума, ни за что бы не взяли с собой этот прибор, а оставили бы его на своей планете. До сих пор для клонирования требовались определенные, очень жесткие условия: температура, атмосфера, да и сам процесс занимал много времени. Мы решили проблему и теперь, с помощью этого прибора, развитие клона происходит за доли секунды даже в открытом космосе. Кстати, - дэкст зловеще ухмыльнулся. - Мы не успели провести широкомасштабных испытаний с «Клонатором» и можем проверить прибор прямо сейчас. 
  - Что он придумал? – испуганно прошептал Толян.
  - Поделить нас на нескольких человек, - еле слышно ответил Максим.
  - Я не хочу.
  - Я тоже, но навряд ли нас будут спрашивать.
  - А зачем им много сантехников?
  - Сантехники им не нужны, им нужны солдаты.
  - Вот именно, - подтвердил Советник. Несмотря на то, что люди говорили шёпотом, дэкст их прекрасно слышал. – Отберём наиболее здоровых, крепких и послушных особей, и создадим из них армию, миллионы армий, с которыми не справится никто, даже Содружество.
  - А почему бы вам не наделать большую кучу клонов из дэкстов? По-моему, это намного проще, – возразил Максим.
  - Каждый дэкст – величайшая, уникальнейшая индивидуальность. Наше предназначение – повелевать. На вашей планете много полезных ископаемых, и именно у вас мы наладим производство излучателей, создадим армию и завоюем Вселенную.
  Максим толкнул друга:
  - Вот тебе и доказательство того, что подготовка к захвату Земли идет полным ходом.
  - Получается, домой мы больше не попадем. Нет у нас дома.
  - Пока есть, но если ничего не предпринять, точно не будет, – возразил Максим и посмотрел на дэкста: – А вы уверены, что получится?
  - Естественно. Сначала мы посещали Землю на разведывательных кораблях, называемых вами НЛО. С появлением и развитием у вас радиосвязи дело намного упростилось, мы смогли наблюдать за вами, не покидая наших баз, а запустив «Излучатель», мы стали знать о вас всё. Он напрямую подключен к вашим информационным передатчикам, собирает, обрабатывает её и передает нам.
  «Ну, коль ты разговорился, попробуем узнать, кто вам помогает», – подумал Максим и скептически фыркнул:
  - Сомневаюсь. Вы от нас за хрен знает сколько световых лет и не можете влиять на нашу жизнь, а тем более строить какие-то паршивые «Излучатели». Что-то я вас на Земле до последнего времени не встречал.
  - Встречать – одно, а видеть другое. Раньше вы относились к нам как к сверхъестественным существам, и кроме страха и поклонения от вас ничего было нельзя добиться, а тем более доверить современное оружие. Лишь буквально в последнее время вы сделали сильный рывок в техническом развитии. Даже чересчур, и теперь мы не могли идти на прямой контакт, пришлось вести обработку тайно. К тому же сначала мы пошли по ложному пути: отлавливали отдельных особей и вживляли им под кожу специальные микрочипы контроля чувств, превращая их в биологических роботов.
  - А, – протянул Максим. – Слышал побасенки, как инопланетяне проводили медицинские эксперименты над людьми. Брехня.
  - А что вы ещё могли думать, – презрительно посмотрел на него гуманоид. – К сожалению, этот метод себя не оправдал. Особи, хотя и действовали по нашим указаниям, большей частью попадались ничтожного статуса и не могли оказать должного воздействия на остальных. А эта ваша низкая продолжительность жизни? Стоило подконтрольному с нашей помощью подняться по социальной лесенке, он умирал от старости – и контакт прерывался. Ситуация изменилась в середине прошлого века: один из наших кораблей потерпел аварию и упал на Землю. Вы захватили пилота, и это наконец-то нам помогло: он сумел установить контакт с одним из ваших высокопоставленных военных. И хотя в результате несчастного случая пилот погиб, он успел передать подопечного нам, и начало было положено. Выполняя наши указания, этот военный закодировал ещё с десяток своих коллег, и теперь большая группа работает под нашим контролем. Именно они запустили на полную мощность ныне действующий аппарат, а сейчас достраивают второй. Действие нашего супероружия вы только что испытали на себе. И в самое ближайшее время я буду полностью управлять всей планетой.
  - Ясно. А почему именно мы?
  - Вы единственные из дальних планет, с кем у нас сохранилась связь. Наше оружие невозможно испытать здесь, на Дэкте, и уж тем более на соседях – в Содружестве сразу узнают.
  - Они и так узнают.
  - Но будет поздно, - ухмыльнулся Советник. – Так и быть, мы вас клонируем чуть позже. Вы с таким трудом сюда добрались, что я сначала покажу, чем закончится ваша цивилизация.
  Он включил большой экран, на котором появились земные пейзажи.
  - Видите? Это ваши передачи. Они идут через пункт связи на нашей базе, расположенной в вашей Солнечной системе. Вы думаете, что управляете жизнью своей планеты? Глупцы, смотрите: перед вами вполне добропорядочная, спокойная страна. А теперь, стоит мне нажать кнопочку, начались массовые беспорядки, нажимаю вторую – террористы взорвали самолет. Давайте начнем войну между двумя государствами. Предлог? А без предлога. У одних нефть, у других её нет. Я даже могу оказывать помощь любой из воюющих сторон. Ух ты! – Советник веселился словно ребенок, наблюдая за разворачивающейся на экране бойней и тыкая пальцем во все новые кнопки. – А вы неплохо воюете, это радует. Ладно, хватит, устроим перемирие. Кстати, чтоб до вас поскорее дошло, что вы всего лишь послушная толпа, я объявляю виноватой потерпевшую сторону. Они заставили напасть на себя, потому что выступили на свою защиту с оружием в руках. О, видите, всё человечество с радостью приняло мое решение. Я повелеваю вашим миром. Ага, а тут что, самостоятельное государство? Без проблем, выбирайте, что устроим – государственный переворот или вторжение другой, более сильной страны. Предлог мы найдем. Например, президент притесняет инакомыслящих. Инакомыслящих сейчас сообразим. А можно санкции ввести.
  Люди стояли, широко раскрытыми глазами уставившись на экран. Толян окаменел от ужаса, а Максим с трудом сдерживался, чтобы не броситься на Советника. Лишь осознание, что он не сделает больше одно шага, удерживало его от безрассудной попытки.
  - А хотите природных катаклизмов? – продолжал куражиться Советник. - Нет проблем: вот извержение вулкана, а на этот берег напустим цунами. Для этого у меня есть индикатор силы: чем выше уровень, тем сильнее разрушения. Ну как? Для начала хватит? Сейчас мы соберем экстренное совещание вашей ООН, и пусть они там решают, как помочь только что пострадавшим странам. Ваша цивилизация пока еще нужна нам, но помните: отныне ваша жизнь и смерть в моих руках – стоит мне немного изменить программу генераторов, и вы сами себя перебьёте.
  Он разъединил диск на полумесяцы, повернулся к подчинённому и протянул ему одну часть:
  - Теперь мы можем проверить „Клонатор“. Передайте Профессору, чтобы он срочно изготовил копию и отправил на Землю. Да, на всякий случай установит систему самоуничтожения, и пусть она сработает… через сутки. Этого, я думаю, вполне достаточно.
  - Над планетой появился еще один корабль Содружества, – раздался в динамиках голос дежурного дэкста. – Ищут кого-то из своих и просят разрешения на посадку.
  - Только их не хватало. Ответьте – у нас эпидемия. Или нет, переведите связь сюда, я сам с ними поговорю. А этих, – он кивнул на землян, – пока убрать.
  Киборги вытолкали пленников в соседнее помещение.
  
  Респектабельный, одетый в строгий чёрный костюм человек, в котором Грег навряд ли признал бы таинственного «Призрака», сидел за столом и смотрел на лежащий перед ним серебристый цилиндр. Посылка от «друзей» инопланетян. Настораживал способ передачи – средь бела дня в районе, где находился «Излучатель», появилась летающая тарелка, с неё и сбросили этот предмет. Создавалось впечатление, что их совершенно не волнует реакция людей.
  «Совсем обнаглели, – подумал «Призрак». – С чего бы это?»
  Он открутил крышку и вытряхнул на стол серебряный полумесяц и короткую записку.
  - «Клонирование. Инструкция», – прочитал он и задумался. 
  «Странно, для чего они его прислали? Как происходит клонирование, мы давно знаем и успешно работаем в этом направлении. Вся загвоздка в сроках развития клона. Очевидно, они решили эту проблему и хотят проверить возможность быстрого развертывания на Земле своей собственной армии, ведь на нескольких НЛО много солдат не пришлешь. Что ж, посмотрим».
  - Меня ни для кого нет, – предупредил он секретаря и стал читать дальше: – «Внимание: максимальное время эксперимента – 24 часа».
  Этот пункт смутил «Призрака». Отчего такая спешка? Что произойдет через сутки? И где найти подходящий экземпляр? Лучше всего использовать какого-нибудь подготовленного десантника, а подходящие парни работают в Управлении. Однако не хотелось привлекать адмирала Грега.
  «Кто знает, как он поведет себя, получив возможность безгранично увеличить ряды своих головорезов. Не вздумает ли захватить власть? Нет, военным доверять нельзя. Лучше самому. Но здесь слишком много посторонних глаз. Придется лететь на виллу», – решил он и вызвал секретаря:
  - Мой самолет, срочно.
  
  Небольшой, затерянный посреди Тихого океана остров он приобрел, чтобы при необходимости укрыться подальше от посторонних глаз.
  Прибыв на место, он вызвал начальника охраны.
  - Пришлите одного из ваших людей, физически развитого, преданного и, желательно, – он неопределенно пощелкал пальцами в воздухе, – как бы это поточнее выразиться, не слишком умного.
  - Джордж, сирота, в своё время мы спасли его от электрического стула.
  - Подойдет. Да, и будьте наготове, мне может понадобиться ваша помощь.
  - Понял, - ответил начальник охраны и вышел.
  Спустя минуту в дверь постучались, и вошел здоровенный парень с тупым выражением лица.
  «Вроде ничего», – решил «Призрак».
  Он раскрыл инструкцию, взял полумесяц и повернул камешки, направив их в середину пластинки. Вспыхнув, они выпустили тонкие лучи, которые отразились от пластинки и ударили в охранника.
  Рядом с парнем появился второй, третий, четвёртый, и прежде чем «Призрак» успел сообразить, что к чему, и вернуть кристаллы в исходное положение, перед ним стояли восемь человек, похожих друг на друга словно две капли воды.
  «Это ж какую армию я могу себе создать прямо сейчас! – восхитился он. – И никто никогда не встанет поперек дороги. Я всех смету. Всех, до одного. Нет, Грегу о приборе даже и говорить нельзя».
  Он потер ладони и аккуратно положил полумесяц в ящик стола.
  «Спокойно. Армию нужно где-то размещать, вооружить, кормить, с этими-то не знаю, что делать». – Он посмотрел на «охранников».
  - Ребята, как дела?
  - Нормально, босс.
  - Ничего не беспокоит?
  - Нет, босс.
  «Замечательно. Похоже, у них никаких комплексов по поводу друг друга, мыслят, как один человек. Вот что значит – родственники. Пожалуй, составлю я свою личную охрану полностью из клонов».
  - Можете идти.
  Вся восьмёрка развернулась и, весело переговариваясь, вышла в коридор.
  Навстречу из-за угла показалась молоденькая горничная Жанна, с которой у парня развивался небольшой роман, и она явно соглашалась в ближайшее время прийти к нему на ночь. Увидев так много одинаковых Джорджей, она испуганно вскрикнула и прижалась к стене.
  - Не бойся, глупышка, это я, – улыбнулся один из них и обнял её.
  - Ты придешь сегодня? – спросил другой.
  - Ко мне, – заявил, протискиваясь, третий.
  - Нет, ко мне, – повысил голос другой, пытаясь растолкать остальных «родственничков».
  - Куда вы лезете? – угрожающе повернулся к ним первый. – Она моя.
  - Нет моя, – возразил другой.
  - Моя, моя, – наперебой загалдели все Джорджи разом.
  Жанна стояла ни жива, ни мертва, боясь открыть рот.
  А обстановка накалялась. У парней взыграла ревность. Каждый считал себя единственным человеком, имеющим право на горничную. У них была одна общая память, и делиться ею никто не собирался. Они принялись толкаться, пытаясь вырвать молодую женщину друг у дружки.
  Распалившись, первый Джордж рванул на ней одежду, и получил кулаком по голове.
  - Отойди от неё, – заорал на него Джордж-3.
  Первый не раздумывая нанес ответный удар, и началась драка. Клоны мутузили друг друга уже не обращая внимания на свою подружку.
  «Призрак» выскочил на шум и, увидев, что происходит, метнулся обратно и судорожно нажал тревожную кнопку.
  За дверью разнеслись автоматные и пистолетные выстрелы. Когда грохот стих, он с опаской выглянул в дверь. На полу валялось с десяток трупов, среди которых бродили другие охранники. У стены стояла белая от страха горничная.
  - Всё в порядке, босс, – доложил начальник охраны. – Только не пойму, почему они на одно лицо.
  - Возможно, родственники.
  - Понял, – невозмутимо согласился начальник, приученный не задавать лишних вопросов. – Куда их?
  - В море, и предупредите своих людей, чтобы держали язык за зубами.
  «Призрак» вернулся в кабинет, достал полумесяц и вышел на открытую террасу, нависающую над океаном. Облокотившись об ограду, он долго смотрел вдаль, наконец выпрямился, широко размахнулся и зашвырнул прибор далеко в воду.
  - Все равно он скоро самоуничтожится, и такие клоны нам ни к чему. Пока хватит и «Излучателей».
  Зазвонил телефон.
  - Слушаю.
  - Мы в режиме! – раздался в трубке взволнованный голос.
  - Закончили испытания?
  - Да, подопытный объект, находящийся в Европе, выполнил наш приказ, переданный отсюда.
  - Прибор возле него?
  - Он действует в радиусе около десяти метров.
  - Отлично, этого вполне достаточно. Я немедленно вылетаю.
  
  Едва за киборгом закрылась дверь, Макс попытался стать невидимым, и не смог.
  - Фокус не удался, – с досадой произнёс он и посмотрел на друга. – Что скажешь?
  - Нам капец, – удрученно ответил Толян, усаживаясь на пол.
  - Эта скотина, – он снова вскочил, – ведёт себя как в паршивом боевике. Плохой дядя, прежде чем убить хорошего героя, издевается над ним, два часа рассказывая, как он это проделает. Тлетворное влияние Запада. Тоже небось голливудских фильмов насмотрелся.
  - Значит, и ты заметил? – спросил Максим.
  - Чего я должен был заметить?
  - Это кино.
  - Кино? – недоверчиво переспросил Толян. - Ты хочешь сказать…
  - Да, самый обыкновенный киномонтаж. Тут намешаны отрывки из разных фильмов, телевизионных передач и новостей. Теперь, кстати, и актеров привлекать не обязательно, особенно в массовке. Подобрал нужные фотографии, компьютером обработал, и народ побежал, выполняя команды режиссера.
  - Брось, мы же видели их приемный центр на астероиде: передавали новости. Разве можно нам показывать одно, а инопланетянам другое?
  - Не знаю, но это не настоящие новости. Сдается мне, наши уже и сами разобрались, что отсюда идет опасность, но пока не знают, как противостоять декстам, и морочат им голову, посылая сюда сильнейшую дезинформацию. Этакая теле радиоигра. А этот козёл думает, что видит реальные события.
  - Вот это номер! – ахнул Толян. - Получается, мы зря летели.
  - Почему зря? Ты же слышал, на Земле есть люди, которых успели завербовать или загипнотизировать, и кто его знает, что они могут натворить. Представляешь, эти уроды прикажут им развязать какую-нибудь термоядерную или химическую войну. Этого нельзя допустить.
  - Думаешь, мы сможем?
  - Вся проблема в Энергетике.
  - А киборги?
  - Им можно перебить щупальца, да и голова, по-моему, вполне уязвимое место. А этот сгусток энергии ничем не возьмешь, единственное – его на высокое напряжение тянет, но поблизости нет подходящей высоковольтной подстанции. Хотя под пультом проходит силовой кабель. Крепление на вид хлипкое. Рискнем, где наша не пропадала.
  - Ничего не получится, – засомневался Толян. – Мы и дёрнуться не успеем, как нас прибьют.
  - Нас в любом случае прибьют; раньше или позже, какая разница, – развел руками Максим. – А так хоть какой-то шанс. Когда нас приведут обратно, отвлеки их на себя, задержись или споткнись, а я попытаюсь добраться до кабеля. Сможешь?
  - Да, – вмиг став серьезным, не раздумывая ответил Толян, хотя прекрасно понимал, что они смертельно рискуют. – Давай на всякий случай попрощаемся.
  Они обнялись, уселись на пол и стали ждать. Вошли киборги и повели их обратно.
  
  - Приготовиться, – прошептал Максим, подходя к двери. – Я вправо, ты влево. Раз, два…
  Они шагнули на порог и поняли, ничего не получится. В помещении кроме киборгов и Советника находились ещё два дэкста. С одним, маленьким и на вид намного старше, ещё можно было справиться, зато второй был намного крупнее и наверняка вооружён.
  - Я принял решение, - начал Советник.
  Внезапно раздался грохот, расположенная под потолком вентиляционная решетка полетела на пол, а вместе с ней с воплем «Ах вы, гады!» вывалился Колян, грязный, поцарапанный, но живой и с бластером в руке.
  Энергетик круто развернулся, направляя в его сторону смертоносный луч.
  Профессор, пытаясь спасти человека, сунул руку в карман и принялся судорожно перенастраивать прибор под себя, чтобы отключить шар. Он уже почти переключился, но, увидев, что луч накрывает Коляна, рванулся наперерез и закричал: «Исчез…», но не успел договорить и вспыхнул ярким факелом. В последний миг в умирающем мозгу промелькнуло оставшееся «…ни», и Энергетик взорвался.
  Всех находящихся в зале разметало по сторонам. Толяна отшвырнуло к стоящему у стены силовому щиту. Он зацепился рукавом рубашки за рукоятку рубильника и, падая, потянул её вниз, вырубив освещение.
  Ильин, пользуясь моментом, быстро пополз в направлении Коляна, пытаясь отыскать бластер, но включилось аварийное освещение, и он увидел, что дэксты бесследно исчезли, а киборги двинулись на людей.
  - Что ж, побеседуем, – процедил Максим.
  Он вскочил на ноги и шарахнул ближайшего противника стулом по голове. Тот замертво рухнул. Увидев, что эти жуткие на вид создания неповоротливы, Толян принялся вопить и воинственно потрясать кулаками, однако вперед лезть не торопился. Зато Колян, вскочив, расстрелял второго киборга.
  Оставшись одни, друзья бросились друг к другу.
  - Николай, живой, а мы думали, ты погиб.
  - А я думал, вы.
  - Нет, мы были у выхода.
  - А меня сначала взрывной волной в глубь туннеля откинуло, а когда вокруг начало рушиться, я дальше сам побежал, чтобы не засыпало. Пыль, камни по спине колотят, тьма кругом. Хорошо, фонарик цел остался. Обвал закончился, я хотел вернуться назад, не тут-то было, проход напрочь завалило, даже маленького просвета не осталось. Я вам кричал, кричал, но напрасно. Пошёл по туннелю, не сидеть же на месте. Добрался до какого-то колодца. Полез по скобам наверх, думал, на поверхность выберусь, а очутился в вентиляционной камере. Полез по ней, затем услышал ваши голоса, выбил решётку, дальше сами знаете.
  - Что будем делать? – поинтересовался Толян.
  - Загорать, - пожал плечами Максим. – Сначала разнесем эту контору, а затем сядем в кружок и будем рассказывать анекдоты.
  - Шутишь?
  - Всю жизнь мечтал. У тебя есть другие предложения? Идти некуда, куда ни кинь, всюду клин. И здесь долго не продержимся: кто его знает, сколько их снаружи осталось. Скоро они в себя придут, соберутся с силами, навалятся одновременно со всех сторон – и нам крышка. Мы должны разрушить пульт управления, соединяющий обе наши планеты, чтобы они подольше не могли его восстановить. Лучше, конечно, взорвать, да откуда взять её, эту взрывчатку.
  - Эх, жалко на Земле не узнают, что мы нашу Землю спасли, – с грустью произнес Толян.
  - Когда-нибудь узнают, – успокоил его Колян и повернулся к Максиму. – Слышь, Макс, а улететь отсюда? Как Сквозник?
  - Если сумеем найти ангар с НЛО и договоримся с гуманоидами из Содружества, чтобы нас пропустили.
  - А мимо них? Потихоньку? – забеспокоился Толян. - Может, они хуже этих. Я в одном кино видал, как кровожадные пришельцы в людей яйца откладывали. Для питания.
  - Что ты городишь? – возмутился Максим. – Это же развитые цивилизации, а не доисторические людоеды. Неужели одно разумное существо не поймет другое?
  - Очень сомневаюсь! – возразил Колян. – У нас разговаривающие на одном языке люди между собой договориться не могут! А уж тут и подавно!
  - Но Сквозник говорил…
  - Говорил, говорил. Мало ли что он говорил. Может, он с дэкстами заодно, откуда мы знаем? Может, они тут все одна компания. Мы с ними свяжемся, а окажется, что и они давно хотят Землю завоевать. Так что уничтожаем центр, а там видно будет.
  - Логично, – согласился Максим. – Значит, приступаем.
  Он огляделся по сторонам, прикидывая с чего начинать, но распахнулась другая, незамеченная друзьями дверь, и внутрь ворвались Советник, а с ним трое дэкстов. Встав полукругом, они молча уставились на людей.
  - Чтой-то с ними? Ишь, выстроились, словно псы-рыцари.
  - Вот сейчас и получат, – решительно заявил Колян.
  Он поднял бластер, но не успел выстрелить. Застонал, выронил свое оружие и, сжимая голову руками, рухнул на пол.
  - Гипнотизируют! – крикнул Макс, схватил кресло, поднял его высоко над головой, сделал два шага в сторону инопланетян и упал рядом.
  Толян, почувствовав, что и у него заломило в висках, попятился.
  «Это конец, – подумал он, теряя сознание, и краем глаза заметил появившуюся над пультом крошечную мерцающую фигурку… похожую на человека. – Опять призрак. Дурдом, а не планета».
  «Призрак» начал увеличиваться, становясь всё более четким, и, достигнув человеческого роста, ожил.
  - В чём дело? – строго спросил Советник, сумрачно глядя на гостя. – Вам ведь категорически запретили пользоваться обратным каналом.
  - У нас в последнее время появились некоторые вопросы, и мы хотели бы знать…
  - Знать? – перебил его дэкст. – Для вас знания – несчастье. Вы абсолютно не умеете ими распоряжаться. Мы передали вам некоторые разработки, о которых ваша наука и не подозревала, и к чему это привело? Вы едва не истребили друг друга.
  - Зато теперь мы наведем всеобщий порядок.
  - Опять же, с нашей помощью. Чего вы ещё хотите?
  - Зачем вы уничтожили базу, обнаруженную нами в поясе астероидов?
  - Она вам нужна? Это сделано в ваших интересах. Попади наше оружие в чужие руки, и вам бы пришел конец.
  - Так союзники не поступают.
  - Союзники? – расхохотался Советник, но тут же, оборвал смех и гневно закричал: – Вы вздумали равнять себя с нами?! Ваше дело выполнять наши распоряжения, а не задавать глупых вопросов, в противном случае вас ожидает серьёзное наказание!
  - Ну что же, – покачал головой «Призрак» и вытянул вперед руку; на его раскрытой ладони лежала заключенная в сферу небольшая хрустальная пирамидка. – Заблуждение, что ты самый умный – вредно для здоровья.
  Яркая вспышка на миг ослепила Толяна, а когда к нему снова вернулось зрение, он увидали, что дэксты застыли на месте.
  - Братцы! – восторженно завопил Толян. – Родимые, как вовремя вы появились, ещё немного, и нам бы пришел конец!
  «Призрак» вздрогнул и резко повернулся:
  - Вы кто?
  - Я? – смутился Толян. – Вообще-то я сантехник, а это мои…
  - Какой к дьяволу сантехник? Я спрашиваю, откуда вы взялись?
  - Мы прилетели спасти Землю от инопланетян.
  - Так вот кто… – начал «Призрак», но остановился на полуслове. – А с чего вы взяли, что нам угрожает опасность? Газет начитались?
  - Да нет, нам об этом сообщил Сквозняк, пришелец, который прилетел на НЛО.
  - Весьма любопытно, выходит, он жив? Будем иметь в виду. И что же он вам рассказал?
  - Нас хотят клонировать, в смысле – из каждого человека понаделать много-много похожих людей-клонов, – с округлившимися от возбуждения глазами принялся торопливо объяснять Толян. – А, чтобы мы не рыпались, они построили на Земле специальный аппарат, называется «Излучатель».
  - Хм, – неодобрительно хмыкнул «Призрак».
  - Но, попав сюда, мы узнали, что ничего у них не вышло, – торжествующе рубанул воздух кулаком Толян. – Наши узнали об их планах и передают оттуда дезифор… дензин… короче, дурят их по-черному, а они…
  - Погоди, не суетись, – остановил его, поднимаясь, Максим. Он помотал головой и посмотрел на «Призрака»: – А вы кто?
  - Я? – слегка удивленно переспросил тот. – Я один из правителей Земли.
  - Мафия, террористы или сумасшедшие члены религиозной секты?
  - Но, но, выбирайте выражения. Мы истинные патриоты своей страны. И мы наведем порядок.
  - Не сомневаюсь. Насколько я понял, у вас довольно-таки мощная организация и именно вы связаны с дэкстами. Они вам поставили психотропное оружие, а теперь отправили аппарат для клонирования людей.
  - Ого, а вы сумели многое узнать, – нахмурился «Призрак». – Впрочем, зря вы ввязались в это грязное дело. Теперь вам придется навсегда остаться на этой планете. Согласитесь, очень удобное место хранить тайны.
  - Вы забыли про дэкстов.
  - Боже упаси, они составят вам компанию. Гуманоиды сообщили нам о существовании станции психотропного воздействия, которая дает возможность управлять населением Земли, и больше не нужны.
  - Невозможно управлять всей Землёй из одного места, – вклинился Колян. Он тоже успел прийти в себя, хотя ему и попало больше других
  - Естественно. Нам осталось всего лишь запустить второй аппарат в России.
  - Врешь! – вспылил Толян. – Нельзя у нас построить военную базу, направленную против нас. Наши ни в жисть не дадут.
  - Во-первых, – снисходительно поглядел на него «Призрак». – Это не военный объект, а обычная гуманитарная миссия для развития демократических свобод. Строится на частные пожертвования под патронажем одной из ваших же общественных организаций.
  - Наши всё равно узнают.
  - Когда узнают, будет поздно. Ждать осталось не так много – дня два-три.
  - Выходит, не инопланетяне пытаются захватить власть над Землей, а вы используете их для прикрытия своих планов, - сказал Максим. - И как вы сумели их обмануть?
  - Хм, в прошлые века, приговоренные к смерти, имели право на последнее желание. Традиция глупая, но… у меня сегодня лирическое настроение. Итак, как вам известно, в середине прошлого века один из кораблей инопланетян потерпел аварию, и пилот совершил вынужденную посадку. В результате переговоров он добровольно согласился с нами сотрудничать. Жаль, долго не прожил, стрессы, понимаете ли.
  - Знаю я ваше «добровольное согласие», – проворчал Ильин.
  - Главное, результат, – рассмеялся «Призрак». – Он оказался разумным существом и помог нам в разработке новых видов оружия. Конечно, рассказал не всё, так, до сих пор мы не могли обнаружить базу, откуда прилетали эти самые НЛО. Однажды он попытался воздействовать на одного из наших людей, и мы сделали вид, что ему это удалось. Через него установили контакт с этой цивилизацией и узнали о существовании «Излучателя». А дальше тело техники. Подсоединили его к мощнейшему компьютеру, способному практически мгновенно моделировать любой вариант развития жизни, и преподносили информацию, словно они нами управляют. К тому времени в космосе стало настолько тесно, что они не рисковали больше выпускать свои корабли и не могли нас проверить. А недавно наши ученые сумели модернизировать это оружие, и теперь оно воздействует на любом расстоянии. Что мы сегодня и проделали. Результат вы видели. Теперь эти глупцы сами раскроют свои тайны, а мы сотрем их память, и до поры до времени никто не будет о нас знать. В нужный момент выйдем за пределы нашей Солнечной системы и станем самыми могущественными во Вселенной. Так что вы проиграли, господин Ильин.
  - Вы меня знаете? – напрягся Максим.
  - Адмирал Грег называл вас опасным человеком, и оказался прав: с вами очень много мороки. Зря вы там, на космодроме, не приняли нашего предложения. Вы умный человек и могли быть полезны новой власти. Власти над миром. А теперь вам до самой смерти придется торчать в этой дыре. Такова жизнь, и неудачникам в ней нет места. Прощайте. А нам пора заняться делом.
  Он поднял пирамидку и скомандовал:
  - Пленников под замок.
  Дэксты ожили и повернулись к людям.
  Увидев, что гуманоиды направились к ним, Толян побледнел, опустился на четвереньки и нырнул под пульт, прятаться, но зацепился ногой за провода и застрял. Взвизгнув от страха, он задёргался, стараясь высвободиться, раздался треск и кабель закоротило. Во все стороны полетели искры, голограмма задрожала и исчезла.
  Люди, не дожидаясь, пока дэксты окончательно придут в себя, бросились на них, вышвырнули вон и забаррикадировали дверь.
  - Здорово нас подставили. – Макс со злостью стукнул кулаком по столу. – Мы приперлись чёрт знает куда, а на самом деле все наши проблемы дома. Я, дурак, думал, что это мафия или террористы спелись с инопланетянами, а оказывается, военные под шумок подготовили переворот. Имея такое мощное оружие, они действительно в самое ближайшее время смогут подчинить себе весь мир.
  - Нужно на Земле предупредить.
  - А как? Ты тут, они там.
  - И что теперь? – неуверенно спросил Толян.
  - Что-что! – взвился Колян и с такой силой пнул стул, что тот улетел в другой конец помещения. – Спроси у Максима! Это они со Сквозняком самые умные: мы предполагаем, нам кажется! Гости из будущего! Нашли игрушки! Тоже небось кино насмотрелись: пиф-паф, отважные спасатели.
  - Накричался? – жестко перебил его Ильин. – Кто думал, что так повернётся? И потом, Сквозник честно предупреждал, он всего не знает.
  - Да, – моментально остыв, виновато произнёс Колян. – Извини. Но обидно. Лихо нас вокруг пальца обвели.
  - Неужели ничего нельзя сделать? – Толян тревожно переводил взгляд с одного на другого.
  - Не знаю, - пожал плечами Максим. – Я считаю, мы должны выйти на контакт с Содружеством.
  - Похоже, это единственный вариант, – согласился Колян. Он огляделся, поднял с пола длинную железяку и подошёл к пульту. – Но сначала всё-таки наведем маленький порядок.
  Не успел он размахнуться своей импровизированной дубиной, как прямо перед ними появился огромный «Скорпион».
  - Ха, опять голограмма, обдурить хотят! – фыркнул Толян. – Не выйдет, знаем мы ваши штучки.
  - Отойди, – отшвырнул его Максим и выстрелил. 
  Мимо. Снова и снова он нажимал на курок бластера, и никак не мог попасть в жуткое насекомое. Заряды кончились.
  
  Спасательный бот, выпущенный из «Свинячьей дряни», приближался к Земле. Через несколько суток полёта в полной неизвестности ожило радио.
  - Эй, трам-тарам-там-там, – раздался в динамиках недовольный голос.
  Каждый может представить, что очень вежливо выдаст диспетчер, на голову которого неожиданно сваливается неуправляемый катер.
  Перечислив их родственников, вплоть до представителей животного мира и уровняв в интеллекте, диспетчер тем же приятным тоном поинтересовался: – А за каким… И что это они тут… делают?
  Услышав милую сердцу, с любимыми оборотами речь, вся тройка расчувствовалась, а Том даже прослезился.
  - Свинья собачья, – нежно прорычал в ответ Джим. – У нас проблемы.
  - Засуньте свои проблемы куда подальше, – посоветовал им диспетчер. – Разуйте глаза и прекратите болтаться под ногами, пока вас не размазали.
  - Нас нельзя размазывать. У нас важные сведения.
  - Ну да. Такие важные, что просто прет со всех сторон. Вы, наверно, нашли гигантский золотой метеорит или на вас напали пьяные инопланетяне.
  - Точно. Инопланетяне. Но вовсе не пьяные, а совсем наоборот – трезвые и ужасные. Они нас съесть хотели. Мы еле отбились.
  - Мужики, – диспетчеру явно стал надоедать этот разговор. – От зелененьких инопланетян существует одно надежное средство – опохмелиться, хотя вообще-то пить за штурвалом запрещается. Сидите смирно, к вам идет патрульный звездолёт. Вот им и объясните, кого и сколько вы там видали.
  - Ах ты, хряп свинячий, – взвился Джим. – Да вы… Да мы… Да я тебя…
  - Молчать! – рявкнул рассвирепевший от такой наглости диспетчер. – Двигатели остановить. Документы приготовить.
  Все последующие сутки, без сна и отдыха, вместе и поочередно незадачливые конкистадоры пытались доказать полиции, что они не выжившие из ума фантазеры, а вполне добропорядочные граждане и всё, о чем пытаются рассказать – чистая правда. Полицейские крутили пальцем у виска и требовали сознаться, на кого они работают.
  Неизвестно, сколько бы длилась эта канитель, но об их мытарствах случайно узнал репортер одной из бульварных газет. Болтаясь по коридорам Управления в надежде раздобыть хоть какую-нибудь информацию, он подслушал разговор двух полицейских, которым до чёртиков надоело возиться с ненормальной троицей. Так как никаких леденящих душу происшествий не намечалось, репортёр решил немного подзаработать хотя бы на: «Как стало известно из достоверных источников» и позвонил редактору.
  Вечерний номер вышел с маленькой заметкой под броским заголовком «Последние дни цивилизации», в конце которой стоял вопрос: а не заменят ли разумные насекомые человека неразумного?
  Возможно, сообщение бы так и прошло незамеченным, но статью перепечатало другое, более солидное издание, сопроводив своим комментарием с требованием объяснить: «Куда смотрит правительство?»
  Это оказалось настоящей сенсацией. На другой день все средства массовой информации взахлеб писали о неминуемом появлении агрессивных гуманоидов. «Эксклюзивные» факты и фотографии, комментарии и расследования, слухи и сплетни, интервью с известными и неизвестными «экспертами» стали главной темой дня. Вспомнили о пропавшем инопланетянине, о неудавшейся атаке на астероид и странной гибели нескольких новейших военных звездолётов. Отныне вокруг говорили только о пришельцах. Старые, занюханные фантастические фильмы-сказки для дефективных, в которые раньше не верили даже младенцы, собирали полные залы. Все сходились в одном – пришельцы скоро будут здесь и их надо бить. Словно грибы после дождя, повсеместно вырастали самые разнообразные общества и комитеты по борьбе со Злом. То тут, то там происходили «стихийные» демонстрации, переходящие в погромы. За неимением живых инопланетян толпа принялась грабить магазины и поджигать автомобили. Другая часть ударилась в мистику и стала готовиться к коллективному Армагеддону. На экраны телевизоров валом повалили бесчисленные предсказатели и астрологи, предрекавшие скорый конец света. Появились хорошо вооруженные отряды юнцов с лозунгами «Бог помогает сильным», нападавшие на людей иного цвета кожи и вероисповедания. Ситуация начинала выходить из-под контроля. Всю троицу в срочном порядке отправили на Сенатскую комиссию по безопасности.
  Тут уж Джим отыгрался сполна, выдавая леденящие душу подробности о жутких, злобных, а самое главное разумных и потому особо опасных жуках и скорпионах.
  В Совете Безопасности срочно создали Высокую Комиссию по борьбе с «тараканами», которая занялась обсуждением вероятности вторжения врага в Солнечную систему. В результате длительных дебатов решили привести в боевую готовность всю Группу Быстрого реагирования, дополнив её боевыми звездолётами других стран.
  Адмирал Грег выступил в прямом эфире, сдержанно поблагодарил за доверие и твёрдо пообещал разобраться с любыми «членистоногими», а заодно, как бы ненароком сообщил, что у них для ведения крупномасштабных боевых действий в космосе имеется чрезвычайно эффективное оружие.
  Управление Космической Безопасности собрало все силы в мощный кулак и приготовилось к сражению с агрессорами. В штабе разработали несколько вариантов развития событий с учётом недавних стычек с гуманоидами, но в любом случае военные заявляли, что смогут запросто справиться с любым противником.
  Неделю спустя поступила информация о появлении в непосредственной близости от Солнечной системы еще одного НЛО – «Улитки», причем она двигалась по направлению к Земле.
  Это сообщение вызвало настоящую панику. Зато военные воспряли духом: для них наступал решающий момент. Огромный космический флот величаво двинулся навстречу Силам Зла, с которой наши бравые ребята обещали разобраться в два счёта.
  
  После бегства «свинячьего» экипажа, Ллау скопировал бортовые журналы обоих кораблей и как только они вернулись домой, прибыл на заседание Центрального Совета.
  Просмотр материалов «по освоению новых земель» и видео «горячей встречи братьев по разуму» вызвали настоящий шок. Первая реакция была, что такого быть не может, так как такого до сих пор никогда не было. Затем решили, что такого быть не может потому, что нормальные индивидуумы так не поступают. В результате пришли к выводу, что те, кто так поступает – не индивидуумы, а опасные формы жизни. Однако после долгих споров всё же решили ещё раз попытаться вступить в контакт с людьми. Выполнить эту миссию поручили экипажу «Синевой блюмки».
  - Должен вас предупредить, – начал председатель Совета, пригласив Ллау после совещания к себе в кабинет. – Недавно мы обнаружили, что с планеты Дэкт поддерживают связь с одной из планет Солнечной системы. Я не утверждаю, что это Земля, но, надеюсь, вы не забыли, чего нам стоили дэксты. Если наши подозрения подтвердятся, и учитывая то, что мы знаем о людях, этот союз ничего хорошего нам не сулит.
  - Давайте высадимся на Дэкте.
  - У нас нет прямых доказательств. Мы отправили туда своего агента, одного из родственников Аяло. К сожалению, от него до сих пор нет никаких известий. Поэтому прошу: будьте осторожны с землянами.
  - Не вижу проблемы, в крайнем случае их можно заблокировать, пусть разбираются между собой.
  - Разумно, – согласился председатель. – Снимите лишнее оборудование и загрузите систему «Блокада». На всякий случай.
  На другой день «Улитка» вошла в зону действия передающих станций Земли. То, что показывалось и передавалось в эфире, подтвердило самые мрачные прогнозы. В силу вступил запасной вариант. В течение нескольких часов с «Блюмки» устанавливали специальные автоматические станции, препятствующие полётам любых космических аппаратов. Закончив, Ллау направил свой звездолёт к Земле. Его-то и увидели земляне.
  
  Беспримерный по своей мощи космический флот приготовился к решительной схватке с инопланетными чудищами. Ведущие СМИ прислали корреспондентов для освещения в прямом эфире этой или «Встречи века», или «Битвы века», в зависимости от того, как кривая выведет.
  Адмирал Грег стоял в центральной рубке флагманского корабля. Наконец-то наступил его звёздный час. Во всём мире увидят, что без военных, а в особенности без него, Грега, не обойтись. Он станет самым великим полководцем всех времен и народов, единственным гарантом безопасности Солнечной системы, фактическим, а не каким-то там выбранным правителем Земли. Даже Тайный Совет будет вынужден ему подчиниться. Кстати, они, похоже, уже это осознали. На прошлой неделе его пригласили на станцию психологического воздействия и показали аппарат в действии. Кроме того, заверили, что на этот раз проблем, подобных взорванному астероиду, у него не будет. Впрочем, он и сам в этом не сомневался, намереваясь сразу уничтожить НЛО. А вчера после разговора с президентом к нему подошёл помощник советника и сообщил прекрасную новость: его приглашают на заседание Тайного Совета. Наконец-то он узнает настоящие имена всех его членов. Встреча состоится сразу же после окончания военных действий.
  «С ними придется повозиться, – подумал он. – Но ничего, у меня и для них есть сюрприз».
  - Сэр, от корабля противника отделился какой-то предмет и движется в нашу сторону, – прервал его размышления вахтенный офицер.
  - Отлично. Передайте президенту – нас атакуют. Они сами решили нарваться.
  - Но, они, кажется, что-то пытаются передать.
  - Ерунда. Разбираться будем потом, если будет с кем. В крайнем случае извинимся. А сейчас атакуем.
  Два десятка ракет, способных в доли секунды уничтожить любую материю в радиусе нескольких километров, вырвались навстречу кораблю инопланетян.
  Грег представил, как он будет выглядеть на первых полосах газет и в выпусках новостей с такой, к примеру, эффектной надписью: «Человек, принёсший Земле мир и спокойствие».
  - Ракеты исчезли, сэр. Неизвестный предмет продолжает приближаться.
  Доклад дежурного офицера абсолютно не вписывался в стройную картину победоносной войны. Он её портил.
  Однако настоящего военного подобные мелочи смутить не могли. Он и мысли не допускал, что земляне окажутся слабее.
  - Кораблям эскадры – огонь всеми средствами. К противнику не приближаться.
  В сторону дерзкого корабля, осмелившегося не исчезнуть после первого удара, метнулся огненный ураган, но, не пройдя и половины пути, тихо скончался. Повторялся прежний кошмар: инопланетян ничего не брало.
  Грег покрылся испариной. На его глазах рушилось казавшееся незыблемым могучее здание военного превосходства. Замечательная теория: «Прав не тот, кто прав, а тот, кто сильнее», – давала трещину. А ведь сколько потратили сил: инакомыслящие сметались, подтасовывались факты, в ход шла явная ложь, применялись запрещенные методы и способы борьбы. При всей пропаганде всеобщего равенства правила сила. И выходит, зря, появилась другая сила, с которой невозможно справиться.
  Адмирал заметался: ему же обещали, что он разделается с пришельцами. Выходит, обманули. Тайный Совет решил его подставить. В таком случае они плохо понимают, с кем связались, он им не какой-то там замухрышка инопланетянин. Его люди сумели разобраться с одной из пушек, установленных на захваченном НЛО; при взрыве просто исчезал кусок пространства. И хотя существовал риск нарушения орбит планет, в данном случае это не имело значения: «Цель оправдывала средства».
  - Приготовить секретную установку.
  - Сэр, установка не включается.
  И тут же со всех сторон начали поступать доклады о перебоях в работе механизмов и о неполадках в электронике. Это заработали станции, расставленные Ллау.
  Между тем таинственный предмет приблизился почти вплотную к эскадре и остановился. Из него выскочил яркий луч, и прямо в открытом космосе возникла надпись: «В связи с высокой агрессивностью вам выход за пределы вашей звёздной системы запрещен».
  Грег оцепенел от такого поворота событий, лицо его побагровело, казалось, ещё немного – и хватит удар. Находившиеся в рубке замерли, стараясь не дышать. В звенящей тишине тихий телефонный звонок прозвучал словно пистолетный выстрел.
  - Слушаю.
  - Говорит президент. Немедленно прекратить военные действия.
  - Есть.
  Адмирал сник, передал командование заместителю и направился к себе в каюту. Здесь он получил короткое сообщение от помощника советника:
  «Известное вам мероприятие откладывается. О сроке проведения сообщим позднее».
  
  А на Дэкте люди, спрятавшись за пульт, ожидали неминуемой развязки. Максим держал, словно дубинку, за дуло бластер, Колян подхватил железяку потяжелее, а Толян, судорожно сжав кулаки, выглядывал из-за их спин.
  Однако вместо того, чтобы броситься на людей, «Скорпион» уселся на задние лапы.
  - Может, передохнём, больше не будем по стенкам прыгать?
  - Говорящее, – сдавленно ойкнул Толян.
  - Давайте знакомиться: меня зовут Аяло. Я – представитель Содружества, специалист по инопланетным цивилизациям.
  - А где эти?.. - Толян неопределённо помахал рукой.
  - Дэксты? Под присмотром. А вы, насколько я поняла, существа с планеты Земля. Мы не причиним вам никакого вреда. Нам необходимо с вами побеседовать. Я задам вам несколько вопросов, а вы на них ответите.
  Люди молча кивнули. Впрочем, в этой ситуации ничего другого им и не оставалось.
  - Слышь, Макс, – еле слышно шепнул Колян. – А почему оно сказало «поняла»? Она что, женского рода?
  - Не знаю, но в таком случае дело плохо: у некоторых насекомых самки терпеть не могут самцов. Они их даже едят.
  - Мы не насекомые.
  - В данном случае не вижу большой разницы. Постарайся её не злить.
  - Я чувствую, вас беспокоит мой внешний вид, – посмотрела на них «Скорпиониха».
  - Да уж, действительно… – начал было Колян, но замолк и махнул рукой. – Впрочем, ничего особенного, сойдет.
  - Н-н-не-ет, – дёрнулся Толян. – Что угодно, только не это.
  - Хм, - хмыкнула Аяло, оглядев себя. - По мне, так вполне удобная, многофункциональная форма, походный вариант. Для нас внешность давно большой роли не играет, но, если у вас она вызывает отрицательные эмоции, попробуем перевоплотиться во что-нибудь более привычное. Такое устроит?
  - Сквозник, – ахнули потрясенные земляне. – Живой.
  - Кто?
  - Ты чего нам голову морочишь? Развлекаешься?  – сразу ожил Толян. – Хватит дурака валять, лучше расскажи, как ты здесь очутился и почему раньше нам не помог.
  - Я не понимаю… – опешила от такого напора Аяло.
  - А чего тут непонятного, – не унимался Толян. - Опять болтался по параллельным мирам?
  - Не обращайте внимания, он заговаривается, – торопливо перебил друга Максим, пребольно ущипнув, чтобы тот замолчал. – Вы похожи на инопланетян, какими их показывают в наших кинофильмах.
  - Немедленно заткнись, – прошипел с другого бока Колян.
  Толян с недоумением посмотрел на друзей, но, сообразив, что сморозил какую-то глупость, постарался исправить положение:
  - Я в гуманоидах не разбираюсь, по мне, так они все на одну рож… в смысле – лицо. – Он глубоко вдохнул и добавил: – А так вы намного симпатичнее, чем раньше.
  Аяло недоверчиво посмотрела на людей, но решила пока не вдаваться в подробности.
  - Мы чуть позже вернемся к этому вопросу, а сейчас продолжим: зачем вы к нам прибыли?
  - Видите ли, - начал Максим. - Мы узнали, что отсюда пытаются захватить нашу Землю.
  - Вас? – недоверчиво переспросила Аяло. – Глупости. Дэксты не в состоянии вести войну, тем более на другой планете.
  - Они собирались воздействовать на психику людей, устроив нечто вроде сеанса массового гипноза. Мы прилетели, чтобы сорвать эти планы.
  - Сомневаюсь. Мы следим за планетой и до сих пор не заметили ничего предосудительного. Они сидят на своей базе и практически никогда не выходят. А недавно мы даже направили сюда на всякий случай нашего инспектора.
  - Вот именно! – не выдержав, радостно подхватил Толян. – Это и был Сквозник, похожий на вас инопланетянин, с которым мы встретились на Земле.
  - Постойте, а каким образом он очутился у вас? Он должен находиться здесь, на Дэкте.
  - Ему пришлось бежать, - ответил Максим. – Они его раскрыли.
  Аяло не смогла скрыть своего волнения.
  - И где он сейчас?
  - Скорее всего погиб. Взорвался вместе с напавшим на нас каким-то Энергетиком.
  - Ах, – словно от удара вздрогнула она.
  - Но мы не можем утверждать это на сто процентов, – заторопился Колян, заметив, что известие причинило Аяло сильную боль. – Возможно, он остался жив, мы быстро улетели и не знаем, чем закончилась их стычка.
  - Нет, с Энергетиками в самом деле чрезвычайно трудно справиться. Они специально созданы для уничтожения врагов и практически неуязвимы.
  - Это как посмотреть, – выпятив живот, приосанился Толян. – У нас на Земле один такой летал, больше не будет.
  - Не может быть! – изумилась Аяло.
  - В лёгкую. – Толяна просто распирало от гордости, что он может утереть нос могущественным инопланетянам.
  - Понимаете, они на высокое напряжение идут, как кролик к удаву, – смущённо пояснил Максим и двинул расхваставшегося Толяна локтем в бок. – Хватит выпендриваться.
  - А что, пусть знают – и мы не лаптем щи хлебаем, – не сдавался Толян. – И у нас интеллект имеется.
  - Угомонись, а то договоришься, – шикнул на него Ильин и повернулся к Аяло: – Мы не собирались ни с кем воевать, а лишь хотели оградить нашу Землю от вторжения.
  - Каким образом?
  - Уничтожить станцию, с которой управляют нашей Землей.
  - Даже если вы правы, дэксты могли воздействовать на мозг другого существа только на небольшом расстоянии, и то при условии, что им как минимум не будет оказываться эмоциональное противодействие. А вот вы, насколько мы успели понять, довольно-таки агрессивная цивилизация.
  - Мы? – сделал круглые глаза Колян. – Можно подумать, это мы втихаря начали зомбировать ваше население. Если вы хотели с нами дружить, прилетели бы открыто, встретились, поговорили.
  - А вы не захотели с нами разговаривать, – холодно ответила Аяло. – Я только что вернулась с вашей звездной системы. Мы направлялись к вам с самыми мирными намерениями, однако, не успели приблизиться и сказать хоть слово, по нам открыли огонь.
  - М-может, они не поняли, – неуверенно промычал Максим. – Знаете, какая-нибудь ошибка…
  - Абсолютно никакой, – рассердилась «Скорпиониха». – Мы принимали ваши передачи: все говорили только о войне.
  Люди растерянно посмотрели друг на друга. Такой поворот событий не сулил им нечего хорошего.
  - И чем кончилось? – наконец спросил Максим.
  - Мы наложили карантин, изолировали вашу звёздную систему от остального мира.
  - А домой? – жалобно посмотрел на друзей Толян. – Опять возвращение откладывается?
  - Это зависит от вас, - сурово отрезала Аяло.
  - Если на то пошло, – разозлился и Колян. – Вы могли бы и сами с нами встретиться до того, как мы высадились. Или вы нас не видели?
  - Почему, видели и сначала хотели задержать, но затем решили узнать, куда вы направляетесь. Уж больно примитивно вы действовали: прилетели на корабле, экипаж которого уничтожили ваши соплеменники, не отвечали на запросы. Добираться таким способом – верх глупости.
  - У нас в таких случаях говорят – дуракам везет.
  - Согласна. Мы прикрепили к вашему звездолёту сигнальный маячок, и когда сигналы начали поступать с одного и того же места, поняли – вы встретились. И у нас появился прекрасный предлог посетить планету.
  - Но почему вы до этого с ними не разобрались?
  - Во-первых, базу закрывал защитный экран, и лишь недавно он пропал.
  - Это, наверно, когда взорвался -Энергетик.
  - Возможно. Кроме того, у нас существует строгий закон, запрещающий вмешиваться в дела других цивилизаций без веских на то оснований, а доказательств у нас не было.
  - А у нас запросто, – снова не удержался Колян.
  - Да, мы знаем, – кивнула Аяло. – Однако у нас имеется печальный опыт: мы решили ускорить развитие одной из отсталых планет, дали им новую технологию, учителей, но они вздумали использовать их для достижения своих корыстных целей. В результате планета взорвалась. С тех пор мы не вмешиваемся в чужую жизнь.
  - Отсюда и результат, – проворчал Максим. – У них под носом создается сверхмощное оружие, а они и ухом не ведут.
  - О каком оружии вы постоянно твердите?
  - Об «Излучателях». Они воздействуют на психику любого живого существа на любом расстоянии и заставляют выполнять любые приказы. С их помощью дэксты собирались завоевать сначала нашу Землю, а затем вас и всё остальное.
  - А ещё они нас клонировать хотели, – добавил Толян.
  - Короче, всё началось с того, что мы встретили два ваших звездолёта. – И Максим начал свой рассказ.
  Выслушав его, Аяло разволновалась:
  - Я должна немедленно доложить об этом на Совете.
  Не успела она договорить, как дверь распахнулась, и вошел чем-то серьёзно озабоченный Днан.
  - У меня плохие новости. Нужно поговорить.
  Аяло внимательно посмотрела на него и кивнула головой:
  - Я уже знаю. Психотропное оружие.
  - Да, вовремя мы сюда попали.
  - Скажите нам спасибо, – высунулся Толян. – А то был бы вам сейчас сюрприз.
  - Спасибо.
  - Совсем другое дело, а то «варвары», «недоразвитые».
  - Анатоль, помолчи немного, – остановил его Колян. – Дай спросить: с нами что будет?
  - Пока не знаю, – ответила Аяло. – Это решит Совет. И я обязательно доложу о том, что вы помогли нам избежать больших неприятностей. Что-нибудь ещё передать?
  - Только то, что мы хотим домой.
  - Это всё?
  - Попить, – не удержался Толян. – Да и поесть не помешает.
  - Без проблем. Мы проанализировали оставшуюся на звездолёте вашу еду и можем синтезировать точно такую, – ответила Аяло, приподнимаясь с места. – Я полагаю, вы устали и желаете отдохнуть. Предлагаю перейти на наш корабль.
  - Вот здорово! – толкнул командира обрадованный Толян. – А они не такие и страшные, как мы думали.
  - Не лезь поперед батьки в пекло, – одернул его Максим и повернулся к Аяло. – Вы знаете, мы бы не хотели отсюда уходить. Мы здесь уже как-то привыкли, обжились.
  - Вы боитесь, что мы заманим вас в ловушку? – улыбнулась она, сделав вид, что не заметила этой короткой перепалки. – Это не так, но раз вам тут спокойнее, оставайтесь. А насчет покушать…
  - Ой, вы знаете, мы вам очень благодарны, но у нас осталось немного запасов, а когда нам понадобится еда, мы скажем.
  - Что ж, раз больше нет вопросов, я ухожу. На всякий случай, – она показала на «кузнечика». - Вас будет охранять Брсс, наш военный эксперт. 
  - Что-то я в последнее время не люблю военных, – поморщился Колян.
  - Это вынужденная мера, – пояснила Аяло. – Хотя мы и проверили все помещения, но мало ли где мог затаиться кто-нибудь из здешних обитателей. А чтобы не шокировать вас своим видом, он будет находиться по соседству. – И они вышли, оставив людей одних.
  - Охранять, – скептически повторил Колян. – Сказали бы честно, сторожить. Мы в тюрьме, и нас отсюда не выпустят.
  - И никуда не денешься, – согласился Максим.
  - Да ладно, будем надеяться на лучшее. Она же сказала, что мы им помогли, – попытался успокоить друзей Толян. – Вы лучше скажите, откуда у нас еда? И почему вы её прятали?
  - Нет у нас ничего, – ответил за командира Колян. – Но я тоже думаю, лучше не рисковать: кто его знает, чего они туда намешают.
  - Три корочки хлеба у меня найдётся, – сказал Максим и представил три бутерброда с красной икрой. К его разочарованию, на столе ничего не появилось.
  - Давай, давай, – торопил его Толян.
  - Не получается, – ответил озадаченный Максим. – Что-то разладилось.
  - У, – разочарованно протянул Толян. – А я-то размечтался.
  - Вы о чём? – поглядел на друзей Колян. – Да не переживайте, нет ничего и не надо, потерпим. Кстати, Максим, а почему ты не сказал, что наши в этом безобразии тоже замешаны?
  - А меня не спрашивали. Зачем позориться. Вернемся домой, выясним, что к чему, тогда и расскажем.
  - А зачем сразу домой? – неожиданно выдал Толян. 
  - Не понял, - потряс головой Максим. – Ты же больше всех назад рвался.
  - Так полетали бы, посмотрели, как нормальные люди живут. Представляешь, сколько всего нового узнаем! Нам сразу Нобелевскую премию дадут и по телеку покажут. А Кузьмич увидит и пожалеет, что нас уволил.
  - Очень тебе хочется в историю попасть. Не переживай, уже попал. А насчет знаний – думаешь, ты много чего запомнишь?
  - Это точно, без пол литры не разберёшься, – не стал спорить Толян.
  Он пристроился на краешек пульта и принялся его рассматривать.
  - Эх, нажать бы кнопочку, и сразу дома, – мечтательно проговорил он и лихо щелкнул по какому-то тумблеру.
  Раздалось тихое гудение, в рубке противно завыла сирена, а над потолком появились тонкие фиолетовые лучи. Дрогнув, они начали медленно опускаться книзу.
  - Ты что наделал? Сколько можно говорить – ничего не трогать. А если это снова лазерное оружие? – закричал Максим, бросаясь на пол и увлекая за собой Коляна.
  Толян, обезумев от страха, нырнул под пульт и закрыл голову руками.
  Лучи, соединившись, очертили на полу небольшой круг, но прошло немного времени – и они погасли. Замолчала и сирена. Немного выждав, не начнётся ли новая свистопляска, земляне осторожно приподнялись.
  - Вроде всё, – проговорил Максим. – И в этот угол лучше не соваться.
  В помещение влетел встревоженный Брсс и принялся крутить головой, пытаясь сообразить, что произошло.
  - Досадное недоразумение, ничего особенного, – постарался его успокоить смущенный Максим. – Наш друг случайно зацепился за какой-то переключатель.
  - Нельзя ничего трогать, – раздражённо бросил Брсс. – Неизвестно, какие могут включиться процессы.
  - Да, да, – поспешно согласился Колян. – Анатолий, будь добр, сядь вон там и ничего не трогай.
  Толян покосился на «кузнечика», уселся на стул и скрестил руки на груди. На столе лежал диск, похожий на тот, что был у Максима, и Толян потихоньку, чтобы не заметили остальные, схватил его и быстро сунул себе в карман, на всякий случай, авось пригодится.
  Но долго усидеть на одном месте он не смог, встал и принялся слоняться из угла в угол. Наступившее затишье действовало на него угнетающе, в голову лезли безрадостные мысли, и он всё более и более мрачнел. В очередной раз проходя мимо стоящего у стены стеллажа, он заметил на полке банку с бесцветной жидкостью и остановился. Снова захотелось пить.
  - Осторожно! Это яд! – выкрикнул Брсс, который с беспокойством следил за его метаниями. – Смертельная смесь углерода, водорода и кислорода.
  - С2H5OH, – машинально выдал Толян единственную запомнившуюся из учебника химии формулу, которую дружно произносили, посылая его в магазин, работяги из ЖЭУ, и, вздохнув, двинулся дальше.
  - Как?! – поразился Брсс. – Вы можете на расстоянии определять химический состав вещества?
  - Чего? – не понял Толян.
  - Вы правильно назвали.
  - Спирт? – в свою очередь удивился уже Толян. – Надо принять стаканчик, чтобы нервы успокоились.
  Он взял с полки банку, отвернул крышку и, осторожно понюхав, деловито спросил:
  - А обычная Н2О тут есть?
  Брсс молча показал на другую банку.
  Толян взял пустую мензурку, смешал жидкости пополам, немного подумал и добавил спирта: сон будет крепче.
  - Послушайте, – не выдержал Брсс. – Я знаю, что есть планеты, на которых несколько иные формы жизни, но мне кажется, что у нас примерно одинаковая органика, и принятие во внутрь этой жидкости может привести к непоправимым последствиям.
  - С ума сошёл? – подскочил к ним Колян. – Не хватало напиться.
  - По поводу успешного окончания операции имеем право по чуть-чуть, чисто символически, – упрямо повторил Толян.
  - Ну уж нет, помнишь, что Сквозник про клетки головного мозга говорил? – Колян отобрал мензурку и отнес её к себе на стол.
  - Извините, эээ… уважаемый, – подошел к «кузнечику» Максим. – Меня интересует один вопрос: у вас планеты могут, скажем… исполнять желания?
  - Конечно, всё взаимосвязано в существующем мире. Вокруг обитаемых планет постепенно создается аура, этакий тонкий слой, сохраняющий и накапливающий разум и эмоции всех живших на них существ. И постепенно они сами становятся живыми. Соответственно, появляется возможность, если так можно выразиться, планете чувствовать мысли и желания, находящихся на ней живых существ и, естественно, воздействовать на них.
  - А Дэкт?
  - Вряд ли. Произошедшая ядерная война разрушила это тонкое взаимодействие. Вот на Ялоо, есть у нас такая планета, там говорят, творятся чудеса.
  - Любопытно, - отметил Колян.
  И оба землянина с гуманоидом принялись рассуждать, что есть душа.
  Толян, воспользовавшись, что на него не обращают внимания, быстро подошёл к столу и залпом выпил содержимое мензурки.
  - Ну, смотри, – погрозил ему кулаком Колян. – Будешь буянить, свяжу. Тоже мне, представитель человечества.
  - Иваныч, – расчувствовался Толян. – Не шуми, всё будет тип-топ, ты меня знаешь.
  После такой нервотрепки, с голодухи, алкоголь ударил ему в голову, наступила приятная слабость, настроение поднялось, и он, умильно улыбаясь, направился к Брссу.
  - Вот ты превращаться могёшь? – ткнул он пальцем в грудь ветерану.
  - Нет.
  - Жаль. – Толян покачал головой. – А петь? – И неожиданно выдал: – Блоха! Ха! Ха!
  - Что? – отшатнулся Брсс.
  - Песнь такая, про насекомое. Шаляпин пел. Ты Шаляпина знаешь? Нет? Слушай, земляк, мы же с тобой в одном космосе живем, а давай я тебя петь научу, нормально, по-человечески.
  
  Всемирный Совет заседал весь день и, несмотря на наступившую ночь, накал страстей только увеличивался. На повестке стоял один единственный вопрос: что делать с людьми?
  Большинство высказывались за то, чтобы поместить их навечно на одной из отдаленных планет.
  - Они враги. Мы знаем их дела, мы видели их передачи и ничего хорошего от них не ждем.
  - Эта троица другая, – возражало меньшинство во главе с Аяло. – У них идет процесс эволюции, борьба добра и зла. Вспомните, в передачах встречались и другие особи.
  - Мы не можем ради нескольких чужаков подвергать опасности, пусть даже гипотетической, наше Содружество. Лучше ошибиться, посчитав их враждебным разумом, чем потом посыпать голову пеплом.
  - Но благодаря именно людям мы узнали о появлении у дэкстов «Излучателей», с помощью которых они могли начать новую войну.
  - А им некуда было деваться.
  - Они встречались со Сквозником.
  - Это по их словам. Возможно, и встречались, но в застенках, где его допрашивали. Они же рассказали, что его звездолёт сбили, а сам он попал в плен. С тех пор как он отправился к дэкстам, от него не получено ни одного сообщения. Находись он на свободе, то нашел бы способ сообщить о себе. Значит, не мог. А разговоры о побеге – обычная дезинформация. К сожалению, мы не можем допросить дэкстов, они полностью потеряли память.
  - Люди сами прибыли сюда.
  - А каким образом они проскочили земной заслон? Их военные звездолёты до сих пор летают в своей зоне и вполне могли их задержать. Почему они тайком пытались проникнуть на Дэкт? Имея такой компромат, проще было не заниматься самодеятельностью, а выйти с нами на контакт.
  - Они не знали, что их ждёт.
  - Не убедительно. А вам не кажется странным, что такие примитивные существа сумели захватить центральный пульт и уничтожить защитный экран? Кто знает, какие секреты, кроме «Излучателей», они успели передать на Землю?
  - Какие секреты! – горячилась Аяло. – Я смотрела, ничего существенного. И потом, даже у нас существуют планеты, на которых происходили из ряда вон выходящие происшествия. А что вы хотите от цивилизации в процессе становления. Это болезнь роста. Я предлагаю рискнуть.
  Дебаты длились всю ночь, и лишь под утро Аяло в конце концов удалось склонить на свою сторону большинство. В результате решили людей отпустить.
  - За операцию отвечаете лично вы, – заявили ей. – И никаких полетов на другие планеты Содружества. Никаких контактов с кем-либо еще кроме вас, никакой дополнительной информации.
  С этим известием Аяло поспешила назад, но, шагнув за порог, замерла, поражённая увиденной сценой. Колян и Максим сидели за пультом и о чём-то увлеченно беседовали, зато Толян с Брссом, устроившись на полу, во всё горло распевали:
  - В траве сидел кузнечик! Совсем как огуречик! Зелененьким он быыыыыыыыыыыл!
  Причем Брсс орал громче всех.
  - О, начальство пришло! – обрадовался Толян. – Эх, жалко шампанского нет.
  - Что здесь происходит?
  - Братская встреча двух цивилизаций. Люди и «Кузнечики» – братья навек! – потряс в воздухе согнутой рукой Толян. – Мы тут по-мужски, по маленькой. За нас, за вас, за мир и дружбу во всём космосе.
  - Налаживаем контакт, – пошевелил усиками Брсс. – Между прочим, вполне приличные и симпатичные создания.
  - И ты ничего. – Толян с размаху стукнул его по спине. – А что, вполне нормальный мужик… то есть жук… ну, в смысле, гуманоид.
  - Вы, пожалуйста, не ругайтесь, – подошел к ней Колян. – Наш друг немного перестарался, а ваш, он даже и не пил, только чуток понюхал.
  - Я рада, что между нами установилось взаимопонимание, – развеселилась Аяло. – И хочу сообщить: вам разрешили вернуться домой.
  - Ура! – восторженно завопили земляне. – А когда?
  - Прямо сейчас, однако наши звездолёты для этого не годятся, вас обнаружат ещё на подлете к Солнечной системе. Вы отправитесь другим путем. 
  Она уселась за пульт. Вновь завыла сирена, и сверху побежали фиолетовые перекрестья.
  - Это мгновенная транспортировка, хотя и устаревший вариант. Раньше применяли приёмник и передатчик, то есть две конкретные станции, а теперь научились отправлять любое живое существо точно в определенное место. Мы высадим вас на базе, расположенной в вашей Солнечной системе, а оттуда на спасательной капсуле доберетесь до Земли. Только прежде я сама проверю действие аппарата.
  Она вошла в круг и исчезла. Прошло несколько минут, и Аяло возникла снова.
  - Всё в порядке, абсолютно безопасно. На базе никого. Риск есть, но оттуда до вашей планеты намного ближе. Я дам вам план базы с указанием, где находится входной шлюз, и подробную инструкцию по управлению кораблём.
  - Оба-на, – ошарашенно произнес Максим, переглянувшись с друзьями. – Скоростное метро, а мы и не знали! Представляете, сколько можно было сэкономить времени? Интересно, где эта база находится?
  - А и знали бы, что из этого? – поджал губы моментально протрезвевший Толян. – Лично мне неохота бороздить просторы вселенной в виде атомов, лучше я на обычном корабле полечу. У меня времени навалом.
  - Ты чего, сдурел? – удивлённо уставились на него друзья. – То рвался, на аркане не удержать, а теперь метлой не вымести.
  - А откуда вы знаете, что это для нас безопасно?  На том конце вылезет какая-нибудь вареная колбаса или горячий бифштекс. Я тут в одной газетке вычитал, что наши ученые тоже сумели переместить пару каких-то насекомых, так у них пол поменялся.
  - Подумаешь. Знаешь, на Земле какие очереди пол поменять.
  - Я мужик! – гордо выпятил живот Толян. – Мужиком родился, мужиком и помру.
  - Мороки с тобой, Фома неверующий, – вздохнул Колян, вступил в круг и махнул Аяло: – Включайте свой агрегат, пусть убедится.
  - Прибудете на базу, оставайтесь на месте, – предупредила она. – И вы снова вернётесь обратно сюда.
  Колян исчез и сразу появился.
  - Никаких проблем, – объявил он. – Видишь, я живой и невредимый.
  - Понаблюдать бы месячишко, – буркнул Толян.
  - Хватит, – не выдержал Максим. – Не хочешь, оставайся, а мы отправляемся.
  - Ладно, не шуми, я согласен. Куда вы без меня.
  - Давно бы так. Только погодите минутку.
  - Что-то забыл?
  - Хочу выйти на улицу.
  - Зачем?
  - С планетой попрощаться.
  - Ты в порядке? – участливо посмотрел на него Толян.
  - Вполне.
  - Я с тобой, – шагнул за ним Колян.
   Толян помялся, поскрёб затылок, но всё-таки решился и вышел следом.
  Они вышли на свежий воздух и поразились: земной город исчез, вокруг стояли одни пирамиды.
  - Ребята, а вам не кажется, что стало немного светлее? И атмосфера изменилась, на психику не давит, - сказал Максим, оглядываясь по сторонам.
  - А что, нормальная планета, – согласился Колян, сделал несколько шагов вперед, поднял маленький камешек и подбросил его на ладони. – Сувенир. На память. Хотя дома не поверят, скажут, в канаве подобрал.
  Он повернул назад и вдруг замер с поднятой ногой.
  - Ой, смотрите. – И показал на выглядывающий из земли едва заметный малюсенький бледно-розовый лепесток.
  - Эка невидаль, – хмыкнул Толян. – Подумаешь, трава как трава.
  - А ты её здесь раньше видел? – спросил Максим. – Мне кажется, планета передаёт нам привет. – Он помахал рукой и прокричал: – До свидания! Мы ещё встретимся!
  Они вернулись назад, попрощались с Аяло, пожали лапку Брссу и поднялись на площадку.
  
  - Транспортировка закончена, – прозвучал металлический голос.
  Путешественники раскрыли глаза и…
  - Это же центр управления астероидом, где мы были в начале полета! – воскликнул Максим, повернулся к Толяну и строго спросил:
  - Анатолий, у тебя карманы есть?
  - Конечно, положить что?
  - Свои руки.
  - Подумаешь, – надулся Толян.
  Они вышли из круга, и тот исчез.
  - Так, теперь нам нужен звездолёт, – проговорил Максим и, не обращая внимания на обиженную физиономию друга, направился к выходу.
  Они обошли пульт, на котором мониторы продолжали показывать новости, вышли в коридор и направились к ангару. Максим отворил дверь и показал на стоящий на трёх лапах большой серебристый диск.
  - А вот и наша лошадка! 
  Он раскрыл инструкцию, отыскал на одной из стоек кодовый замок и набрал нужную комбинацию. С тихим жужжанием сверху опустилась платформа. Люди поднялись на корабль и очутились в круглой рубке. Посередине стояли три соединенных между собой спинками кресла с прикреплёнными к ним на гибких шарнирах пультами. Максим уселся на одно из них и принялся разбираться с управлением. Колян, ворча, что габариты могли быть и побольше, долго крутился, стараясь устроиться поудобнее, а Толян плюхнулся на свободное место, немного поёрзал и вылез.
  - Ты чего? – посмотрел на него Колян. 
  - Я вас не вижу, – дрожащим голосом проговорил Толян.
  - Думаешь, мы потеряемся? – усмехнулся Максим и щелкнул тумблером.
  Кресла разъехались и развернулись к середине, а три пульта соединились в одно целое.
  - Совсем другое дело, – обрадовался Толян, возвращаясь на место.
  - Прежде чем лететь, давайте выработаем план действий, – предложил Колян. – Мало ли что произойдёт, и думать будет некогда.
  - А чего думать? – пожал плечами Максим. – Сразу могу предупредить: нас обнаружат. Обязательно. Поэтому мы на околоземной орбите перейдём в спасательный модуль и уже на нем летим дальше. Пока патрули догонят НЛО, пока с ним разберутся, мы будем далеко.
  - И ни одна собака не узнает, что мы вернулись, – довольно закончил Толян.
  - Надеюсь.
  - А садиться желательно где-нибудь у нас, – произнес Колян.
  - И пойдем в милицию, а они…
  - Для начала спросят, почему мы от них удирали. Думаешь, нам поверят?
  - Тогда к президенту.
  - И в лучшем случае доберёмся только до первой двери. Раз замешаны военные, вполне возможно, что оборотни проникли и в его окружение. Нам даже рта не дадут раскрыть. А если честно, я сейчас вообще никому не верю.
  - Давайте захватим «Излучатель»! – выпалил Толян и сам испугался своей наглости.
  - Мысль хорошая, но не получится, – поморщился Колян. – У этой штуки наверняка серьёзная охрана. И близко не подпустят.
  - Короче, нечего гадать, там разберёмся, – подытожил Максим и включил бортовое оборудование.
  Заработала автоматика, по центру появилась объемная карта Солнечной системы, над головой засиял обзорный экран, закрылся входной люк, и загудела силовая установка.
  - Поехали, – воскликнул Ильин, но тут же замер и тревожно показал на монитор. – Наши патрульные звездолёты.
  Действительно, вокруг астероида замысловатыми петлями кружилось несколько мерцающих точек.
  - Чего они ищут? – снова занервничал Толян. – Вдруг им стало известно, что мы вернулись?
  - Скорее всего ищут вторую базу, – возразил Максим. – Подождём, пусть уйдут подальше.
  - И долго?
  - Откуда я знаю.
  - А они нас не найдут? – не мог успокоиться Толян.
  - Если до сих пор не нашли, то и теперь вряд ли.
  Действительно, военные постепенно уходили всё дальше и дальше, пока наконец не исчезли с экрана.
  Ильин для верности выждал ещё немного времени и нажал кнопку дистанционного открывания шлюза. Огромная плита отошла в сторону, они вылетели наружу и на максимальной скорости помчались к Земле. Но, как Максим и предполагал, военные действовали чётко, сразу же засекли чужой звездолёт и бросились на перехват.
  - Какой я умный, благоразумный, – довольный Максим остановил НЛО и развернул его в противоположную сторону. – Что ж, поиграем в прятки. Быстро в спасательный модуль.
  Он установил на компьютере команду на запуск двигателей на полную мощность через тридцать секунд и бросился следом.
  Они отошли довольно далеко, когда увидели яркую вспышку: военные расстреляли НЛО.
  
  «Человек-призрак» сидел, уставившись на темный экран монитора. Прерванная с планетой связь, несмотря на прилагаемые усилия, не восстанавливалась, и невозможно было выяснить, что там происходит.
  В кабинет бесшумно вошел секретарь:
  - Сэр, в районе Марса обнаружен и уничтожен инопланетный звездолёт.
  - Почему не захватили?
  - Он не реагировал на наши сигналы, и военные решили не рисковать.
  - Куда направлялся – сюда, на Землю?
  - Нет, в противоположную сторону.
  - Тщательно проверить каждый объект по курсу его движения, база там. Это всё?
  - Получено сообщение: внезапно заработал датчик прибора, предназначенного для поиска диска инопланетян.
  - Что? – вскочил «Призрак». – С этого и нужно было начинать. Немедленно определите местонахождение источника и вызовите ко мне адмирала Грега.
  - Есть, сэр.
  «Призрак» несколько раз нервно прошелся по кабинету, затем сел и задумался:
  «Что же получается? Неужели инопланетяне решили высадиться и узнать, что на самом деле у нас происходит? Учитывая неудачную попытку подчинить их, пришельцев необходимо как можно быстрее обезвредить. Или же это группа сумасшедшего капитана Ильина вырвалась с планеты? Если вспомнить, какие невероятные трюки они выделывала до сих пор, этот вариант нельзя сбрасывать со счетов. А это тем более опасно. Короче, люди это или инопланетяне, в любом случае их необходимо уничтожить».
  
  Дома
  
  Максим открыл люк и вывалился на землю.
  «Жив», – с удовольствием подумал он, слегка приподнял голову и понял, что лежит на картофельной грядке.
  Чихая и отплевываясь, он встал на четвереньки, поднялся и обмер. Прямо перед ним с самым решительным выражением на лице, с лопатой наперевес стоял древний дед. Из-за его спины выглядывала перепуганная старуха.
  - У, ироды! Счас я вам задам! – тонким голоском продребезжал старый, однако на всякий случай попятился назад.
  - Белены объелся? – прокряхтел, выползая наружу, Колян. – Свои мы, свои.
  - Свои с неба не падают, картошку не губят, – замахнулся лопатой дед. – Хенде хох, а то порешу.
  - Эй, родной, ты поосторожнее, – погрозил ему пальцем Максим. – Не ровен час, споткнешься, поранишься, вези тебя в больницу.
  - Братцы, дома! – с радостным воплем на свет появился сияющий от счастья Толян и, увидев старика, бросился к нему с распростёртыми объятиями. – Папаша, родной, у вас до скольки сельпо открыто. Нам бы водочки за благополучное возвращеньице.
  Дед опустил лопату и удивлённо воззрился на странную троицу.
  - А ежели самогоночки?
  - Не возражаем, а почём?
  - Стольник.
  - Да ты чё, дед, совсем очумел, такие деньги с народа драть.
  - Зато каков товар! Чистая слеза, для себя варил.
  - Нет у нас с собой денег. – Толян на мгновение задумался. – Слушай, дедуля, а давай бартер?
  - Это как?
  - Ты нам литр, а мы тебе наш аппарат.
  - Точно, свои, старого человека обдурить хотите.
  - Да ни в жизнь. Смотри, сколько тут всяких блестящих штуковин. Получишь бешеные деньги. Сразу и обмоем.
  - Ты что, очумел? – Колян дернул за рукав Толяна. – Опять за старое? Нужно дальше двигать, а не по гостям рассиживаться.
  - Иваныч, чесслово, последнюю, за то, что живыми остались. По махонькой капочке, и всё, завязываю.
  - Не, не, – замотал головой дед. – У нас так не принято; хоть ненадолго, но зайти обязаны, иначе обидите.
  - Ну, если только на минутку, – нехотя согласился Максим. – Малость перекусим и дальше.
  Вскоре наши путешественники сидели за накрытым столом, на котором стояли чугунок с горячей картошкой и трехлитровая банка самогона. Рядом малосольные огурчики, пучок зелени и тарелка с нарезанным пластиками салом. Дед с Толяном успели пропустить по одной и сразу же вдогонку по второй.
  - А я грешным делом подумал, вы алены, – рассуждал хозяин, разливая по третьей. – Переодетые.
  - Кто? – не понял Толян.
  - Чужие, пришельцы. У нас намедни в соседней деревне про них кино крутили. Такие страсти показывают.
  - Не дед, мы тутошние. Я, к примеру, из Боровичей.
  - Новгородский?
  - Он самый. А как вы поживаете?
  - Житья нет от ентих пришельцев. Что по радио, что по телевизору, одно и то же: все передачи тока про них, вся разница, в одних показывают, какие они жуткие да кровожадные, а в других – какие они умные и замечательные. Даже пиво рекламируют. Слышь, вот ты в такой же таратайке с неба свалился, скажи, неужто там, в космосе, эти самые чужие наше пиво пьют?
  - Знаешь, дед, я думаю, они вообще не пьют.
  - О, и я об том же, и за это надо выпить, – боднул головой дед, потянулся к Толяну со стаканом и едва не опрокинул банку.
  - Всё, пора заканчивать, мы и так у вас засиделись, – твердо сказал Максим и встал. – Спасибо за угощение, и тебе, дедуля, хватит, а то смотри, чёртики появятся.
  - Эка невидаль, – обиженно поджал губы дед.
  - Кто?
  - Нечистая.
  - И что, встречается? – насторожился Максим. – У вас случайно поблизости никакой базы не строится?
  - Нет, тока рушится. Эвон клуб совсем завалился. Так я теперь думаю, может, тоже алены постарались?
  - На вас телевизор плохо влияет, ученые доказали, – фыркнул Колян и повернулся к старухе: – Еще раз спасибо за угощение. Укладывай своего старого, пусть отдохнёт, а мы пойдём. Где тут у вас автобус останавливается?
  - За рекой, родимые, за рекой. В соседней деревне.
  - Я вас провожу, – потянулся за шапкой дед.
  - Ничего, мы и сами дорогу найдём, счастливо оставаться.
  - Счастливого пути.
  Они вышли за околицу, Максим остановился и взглянул на часы.
  - Мы на Земле уже около часа. Пока всё тихо, и, будем надеяться, никто не знает, что мы вернулись.
  - Жалко, – мечтательно потянулся Толян. Настроение у него было самое распрекрасное. – Всё-таки мы первые побывали в других мирах, и нас могли бы встретить с цветами и оркестром.
  - И бесплатной доставкой в ближайшую каталажку, – ехидно заметил Колян. – Хватит мечтать, лучше поищем остановку.
  - Нет, сделаем по-другому, – возразил Максим. – Пойдем пешком в противоположную сторону до ближайшей дороги и там проголосуем.
  - Эт зачем? – сразу перестал веселиться Толян. – Опять ноги ломать. Не хочу.
  - На всякий пожарный. Что мы здесь были, видело пол деревни. Бабка врать не умеет и скажет, что мы уехали на автобусе. Понял?
  - Не дурак.
  - Тогда вперёд.
  Шум винтов над головой заставил их замереть на месте и тревожно вскинуть вверх головы. Над ними, на небольшой высоте, едва не задевая макушки деревьев, медленно, словно кого-то высматривая, проскользнули три военных вертолёта. Переждав, пока они пролетели, троица быстрым шагом двинулась дальше.
  - Чёрт, – выругался Максим. – Чует мое сердце, эти «вертушки» по нашу душу.
  - Они же про нас не знают, – с надеждой проговорил Толян. – Может, это совпадение, учения там или почту на дальнюю заставу повезли.
  - Хорошо бы, но готовиться нужно к худшему, поэтому давайте, у кого какие предложения?
  - Пошли в редакцию какой-нибудь газеты.
  - И что скажем? Мы тут слетали на одну планету в соседней звёздной системе и совершенно случайно узнали, что некоторые военные задумали захватить Землю и готовят военный переворот, используя технологии инопланетян. Нас попросят предоставить факты. И что мы им покажем?
  - А если найти строящуюся базу, притащить туда корреспондентов и устроить маленькую пресс-конференцию. Тогда поверят?
  - Это лучше, – согласился Максим и предостерегающе поднял руку. – Слышите шум моторов? Значит, неподалеку дорога. Вы оставайтесь на месте, а я пойду посмотрю, что к чему.
  Не успел он пройти и сотни метров, как почувствовал опасность. Он оглянулся. Между деревьями мелькнули фигуры крадущихся людей в военной форме с автоматами наперевес. Максим было рванулся назад, к друзьям, но его заметили, и несколько человек бросились наперерез. Он метнулся в сторону и провалился в глубокий овраг. Падая, лихорадочно старался стать невидимым и едва успел «растаять», как следом ссыпались солдаты и начали беспокойно оглядываться по сторонам.
  Максим прижался к склону и замер, затаив дыхание.
  Наверху появился офицер.
  - Ну, что там у вас?
  - Не знаем. Пропал.
  - Прочешите весь овраг. Одна группа направо, другая налево.
  Солдаты разбежались. Максим выждал, пока затихли голоса преследователей, и осторожно полез обратно, выяснить, что произошло с друзьями. Но навстречу ему уже несли на носилках два укрытых с головой неподвижных тела. Стараясь не шуметь, он двинулся следом и увидел стоящую у обочины большую крытую машину в окружении нескольких бронетранспортёров. Тела погрузили в кузов, следом залезли солдаты, и колонна направилась прочь из леса. Максим, не раздумывая, запрыгнул на один из бэтээров. Откинулся верхний люк, и наружу высунулась голова в шлемофоне.
  - Никого, – сообщила голова. – Наверно, почудилось.
  - Или ветка упала, – ответили снизу. – Залезай, а то зашибёт.
  Автоколонна выехала на дорогу и прибавила скорость. Максим с большим трудом удерживался на скользкой броне; руки занемели, но он, стиснув зубы, цеплялся из последних сил. Счастье, что ехать оказалось недалеко. Показался город, и колонна разделилась: фургон поехал прямо, а военные завернули в сторону. Максим разжал руки и покатился по земле, обдирая бока. С трудом встав, он понял, что машину не догнать.
  - Всё равно найду, – упрямо пробормотал он.
  Максим прошел несколько шагов вслед за машиной, но остановился, вернулся назад и уставился на дорожный указатель. «Подберёзовск». Именно это название высветилось на карте, там, на планете, когда Советник ткнул пальцем в строящуюся станцию.
  
  Толян очнулся от холода. Лежать было жёстко и неудобно. Он поднял голову и оцепенел от ужаса. Вокруг него стояли каталки, на которых под серыми от времени и частой стирки простынями угадывались неподвижные человеческие фигуры.
  - Нечистая! – завопил он, кубарем скатился со своего «ложа» и метнулся к двери. Ломая ногти и обдирая кожу на ладонях, с трудом провернул ручки стальной двери, вывалился за порог и очутился в небольшом коридорчике.
  Продолжая дрожать от пережитого потрясения и судорожно комкая на груди рубаху, он нерешительно двинулся вперёд, ежесекундно ожидая появления очередного ужастика. Подошёл к противоположной двери, потихоньку приоткрыл её… и ничего страшного не произошло.
  Он очутился в обычной ординаторской. Возле стены стояла тумбочка, рядом обшарпанный стол и пара стульев. На одном из них сидел здоровенный детина в сером замызганном халате. Перед ним лежали нарезанная колбаса, половинка хлеба и начатая бутылка водки, а в руке он держал пустой стакан.
  - Ожил? – без тени удивления поинтересовался здоровяк, открыл ящик тумбочки и достал второй стакан. – И как оно, на том свете?
  - Где я? – слегка заикаясь, спросил Толян.
  - В морге, – равнодушно сообщил санитар, наполняя стаканы. – Ты покойник, а я сегодня дежурю. 
  - Я живой.
  - Тебя позавчера вечером машина сбила.
  - Какая машина? – оторопел «покойник». – Я по лесу гулял, откуда там машины?
  - Э, друг, – протянул дежурный. – Дежа вю.
  - Чего?
  - Клинический случай. Заговариваешься.
  - Не понял, – растерялся Толян – А как же враги, космос, дрянная планета?
  - Тяжелая форма, – вздохнул детина и протянул Толяну стакан. – Выпей, глядишь, полегчает.
  Толян одним махом отправил содержимое в рот и даже не поморщился.
  - Молодец, – серьезным тоном сказал дежурный и снова наполнил посуду. – В этом деле одно спасение, вспомнить всё, что тебе привиделось, рассказать и выкинуть.
  - Вспомнить и выкинуть, – задумчиво повторил Толян. – Так ты считаешь, я теперь псих и эта история мне померещилась?
  Он залпом выпил второй стакан и, перекосившись, замахал в воздухе рукой.
  - Вполне возможно, – подтвердил санитар и пододвинул колбасу. – Закуси.
  - Значит, так, - начал Толян. - Сидели мы как-то с Иванычем, между прочим, мировой мужик…
  И он принялся рассказывать свою удивительную историю. Начав по обыкновению от Адама, то есть с тёткиного кабанчика, он, когда дошел аккурат до появления Сквозника, в первый раз насторожился. Его собеседник постоянно подливал в оба стакана и старательно изображал подвыпившего человека, однако глаза у него оставались совершенно трезвые.
  «Прикидывается пьяным», – понял Толян и незаметно огляделся.
  Ординаторская как ординаторская. Убогая обстановка. Из приличных вещей одно зеркало.
  «Интересно, а почему оно такое большое? Аж на полстены? Кругом грязюка, а на нём ни пылинки». 
  Его прошиб холодный пот. Во всех кино про бандитов за такими «зеркалами» сидели серьезные дяди и следили за допросом.
  Прервав рассказ, он взял со стола бутылку и покрутил её в руках.
  - Пустая. Слушай, а ещё есть?
  - Спрашиваешь, – ответил детина и нагнулся к тумбочке.
  В ту же секунду Толян вскочил и нанес ему сильнейший удар по голове. Во все стороны полетели осколки, но двери распахнулись, и в комнату ворвались несколько человек спортивного вида в одинаковых костюмах. Толяна скрутили и усадили на место.
  - Продолжим наш увлекательный рассказ, – проговорил один из них, судя по поведению, старший, устраиваясь напротив.
  - О чём? – состроил губами куриную гузку Толян.
  - Ясно, – не стал спорить начальник и махнул рукой.
  На столе появились ноутбук и какой-то портативный прибор с кучей проводов. К голове Толяна прилепили несколько присосок и соединили их с компьютером.
  - Это новинка, - пояснил старший. - Детектор лжи перед ним, тьфу – детская забава. Сам процесс выявления твоего вранья – проще пареной репы. Мы задаем вопрос, а тебе даже не нужно отвечать, на экране проявятся твои мысли в виде картинки. Дёргаться бесполезно. Сиди, смотри и думай. Итак, где ты был сегодня утром?
  Перед мысленным взором Толяна появилась изба и сидящие за столом Колян и старик со старухой.
  Начальник удовлетворённо кивнул и ткнул пальцем на экран:
  - Видишь? Замечательно. Едем дальше. Кто это?
  Толян увидел крупным планом лицо друга и, стараясь о нём не думать, отвёл глаза. И тут он вспомнил слова Максима: «Врать вредно для здоровья, если не хочется говорить правду, лучше не договаривать или отвечать честно, но не по существу».
  В углу экрана виднелись чугунок с картошкой, пучок лука и ополовиненная трёхлитровая банка с самогонкой.
  - Собутыльник! – выдал Толян.
  Лицо Коляна моментально осоловело.
  - Не понял, – недоумённо уставился на него старший.
  «Счас поймешь», – злорадно подумал Толян.
  Он представил, как однажды чистило Иваныча, когда они перебрали портвейна, замешав его импортным ромом и напоследок добавив пивка.
  Эффект получился потрясающий. Старший отпрянул от стола, а одного из штатских едва не вывернуло, и он опрометью бросился вон из комнаты.
  Целый час из Толяна пытались выбить какие-нибудь сведения, но на все вопросы он представлял лишь свои попойки. Даже на вопрос, что они делали на Оранжевой планете, он вспомнил, что такого цвета был очень мерзкий технический спирт, с говорящим названием «галоша», подкрашенный для устрашения жуткой, но безобидной краской. Эту гадость приволок по случаю с местного химзавода один знакомый кореш.
  Наконец, старший понял бессмысленность дальнейшего допроса, в раздражении выключил аппаратуру и вопросительно взглянул на вошедшего с перебинтованной головой «санитара».
  - Этот алкоголик тебе что-нибудь сообщил?
  - Полный бред. Встретили одного козла и поехали с ним на кабанчика, потом эта свинья их уволила, а на буфете появились глаза. На этом всё, дальше сами видели, чем кончилось. – И он показал на повязку.
  - Ладно, – согласился старший и встал. – Этого в психушку, в наше отделение. Там его в чувство приведут. А мы едем в больницу ко второму; правда, он еле жив, но будем надеяться с головой у него в порядке.
  
  Колян медленно открыл глаза и увидел, что лежит на койке. Похоже на больницу: небольшая палата, капельница, рядом куча приборов, и он весь в проводах и датчиках. Плотные шторы практически не пропускали света, и непонятно, что на дворе – день или ночь. Странно, как он сюда попал? Он напряг память. Шли по лесу, шум моторов, Максим ушел. Тень. Да, сбоку мелькнула тень, а дальше… дальше провал. Он хотел привстать, но не смог пошевелить ни рукой, ни ногой. Судорожно дернулся и понял, что привязан.
  - Никак в себя пришёл? – прозвучал грубый голос, и над ним склонился дюжий санитар в явно тесном для него белоснежном халате и шапочке.
  - Где я?
  - В хирургии.
  - Почему?
  - Неудачно поскользнулся – и затылком об камешек. Тебя очень вовремя привезли.
  - А мой друг?
  - Друг? Да минут пять как ушел. Обещался завтра с утра навестить.
  - Ясно, – едва слышно проговорил Колян. – Я посплю, ладно?
  - Конечно.
  «Влип, – понял Колян. – Толян меня бы ни за что не оставил, его палкой отсюда не выгонишь. Значит, нас всё-таки выследили, а этот тип меня сторожит».
  Он попробовал подвигаться. Всё тело болело, но терпимо. Осталось избавиться от ремней да сопящего рядом переодетого санитаром надсмотрщика.
  «Для начала восстановимся».
  Он начал себя собирать. Полет на Дэкт не прошел даром, и вскоре, почувствовав, что силы более-менее к нему вернулись, он снова приоткрыл глаза.
  - Который час?
  - День на дворе.
  - И солнышко светит? – произнес он жалобным тоном. – Дай взглянуть.
  - Не положено.
  - На секундочку, – не отставал Колян.
  - Ну, если только на секундочку, - согласился громила.
  Он подошёл к окну и слегка приоткрыл занавеску. В комнату ворвался яркий свет. Колян зажмурился. Занавеску тут же задернули, но и этого оказалось достаточно, чтобы он успел заметить толстые решетки. Кроме этого, его поджидал ещё один неприятный сюрприз: прямо перед ним в верхнем углу сверкнул глазок камеры наблюдения.
  «Окошко отпадает, остается дверь. Допустим, там тоже охрана. Шуметь нельзя. Но самое главное – это видеокамера», – прикинул Колян и, демонстративно застонав, приподнял голову.
  - Пить.
  Мужик засуетился, неуклюже тыкая пальцем в пульт, приподнял верхнюю часть кровати, взял с тумбочки кружку и влил немного воды «больному» в рот.
  - Спасибо, – еле слышно прошептал Колян и откинулся назад на подушку, успев за этот короткий миг заметить стоящую на дальнем столике тарелку с кашей.
  «Ну-с, начнем», – скомандовал он сам себе и жалобно спросил:
  - Поесть не найдётся?
  - Конечно, сейчас сделаем, – кивнул «санитар», схватил тарелку и попытался запихать в рот Коляну ложку манки.
  Тот сделал вид, что поперхнулся и громко раскашлялся.
  - Удавить меня хочешь? – возмутился он. – Дай я сам.
  Охранник замялся. Похоже, он получил строгий приказ не развязывать пленника. Однако, решил, что тот вполне безобиден и освободил ему руки.
  Колян потянул к себе еду и, словно невзначай, выпустил тарелку. Она скользнула вниз по одеялу. Пытаясь её поймать, Колян резким движением захватил горстью кашу и широким круговым движением запустил почти половину порции в камеру, залепив её напрочь.
  - Раззява, – раздраженно зашипел «санитар», наклоняясь за посудиной, и рухнул, получив кулаком по затылку.
  - Сам попробуй попади, – назидательно проговорил Колян, освобождая ноги и стряхивая с себя датчики и иглы.
  Он снял со сторожа халат и шапочку, натянул их на себя и высунулся за дверь. На него уставилось удивлённое лицо второго охранника.
  - Помочь бы, – виновато произнёс Колян.
  Охранник метнулся в палату и затих рядом с первым. Колян проворно переоделся в его форму, вышел в коридор и с облегчением понял, что действительно находится в больнице. Не торопясь, вразвалочку, чтобы не привлекать лишнего внимания, он направился к лифту, но не успел сделать и двух шагов, как из него выскочили несколько человек и стремительно зашагали навстречу.
  «Это за мной. Оперативно работают!» – сообразил Колян и завернул в соседнюю палату.
  Подождав, пока они пройдут мимо, он сломя голову ссыпался по лестнице и выбежал на улицу.
  Больница располагалась на маленькой тихой улочке, где по одну сторону стояли одноэтажные дома, а по другую раскинулся заросший густым кустарником сквер. Возле главного входа располагалась небольшая площадка для парковки, на которой стояли такси, «Скорая помощь» и несколько легковушек.
  «Куда теперь? Города я не знаю, денег нет», – подумал Колян
  Он лихорадочно закрутил головой по сторонам, соображая, в какую сторону податься, и заметил за кустами чёрную иномарку с тонированными стеклами, явно поставленную так, чтобы на неё не обращали внимание.
  «Если это машина тех, кто захватил меня, то наверняка они должны знать, где Толян», – решил он и подошел к такси.
  - Свободно? – поинтересовался он у водителя, помятого мужчины средних лет.
  - Свободно.
  - Слушай, друг, я посижу немного, – попросил Колян, нырнув на заднее сиденье.
  - Вылезай, – последовал флегматичный ответ.
  - Понимаешь, тут такое дело, жена любовника завела, они сейчас выйти должны.
  Водила несколько оживился и посмотрел на него в зеркало заднего вида.
  - На месте застукал?
  - Соседка сказала. Я, понимаешь, сегодня утром из командировки домой приехал, а там... - И он удручённо махнул рукой.
  - А я сам поймал, – неожиданно взвился мужик. – Я ей всё, а она, стерва. Я, видите ли, не понимаю её тонкой натуры. Я день и ночь пашу, чтобы ей, гадине, новую шубку купить, а она…
  - Смотри, сейчас сбегут, – перебил его Колян – В машину сели.
  - В которую? – деловито осведомился водитель, заводя мотор. – Не боись, не уйдут.
  - Вон та, чёрная иномарка.
  - Твоя молодая? – поинтересовался таксист, выруливая на дорогу.
  - Молодая.
  - Вот и моя на десять лет младше, – вздохнул мужик. – И ведь предупреждали – не женись. – Похоже, его прорвало на откровенность, и всю дорогу он взахлёб рассказывал, какая же дрянь его жена.
  Колян, слушая в пол-уха и старательно поддакивая, внимательно следил за ехавшей впереди машиной. Наконец они очутились на окраине города, и иномарка исчезла за воротами, расположенными в высоком бетонном заборе.
  - «Специализированная лечебница номер один», – прочитал он позолоченную надпись на мраморной табличке.
  - Психушка! – присвистнул таксист. – Эк тебя угораздило. Я тебе с этой конторой связываться не советую: вмиг пришьют диагноз, перепеленают, и забудешь ты не только бабу свою, но и как самого звали.
  - Да, дела, – почесал затылок Колян. – Знаешь, друг, ты езжай, а я чуток за углом покараулю, вдруг моя одна появится. Ты уж извини, с деньгами у меня не очень, вот часы…
  - Да ты что, в таком деле грех человеку не помочь.
  - Спасибо.
  - И тебе удачи.
  Такси отъехало, а Колян отошёл подальше от ворот и принялся осматриваться, надеясь, что его осенит какая-нибудь светлая мысль.
  Увы, в заборе, составленном из плотно поставленных друг к другу и вкопанных торцом в землю длинных панельных перекрытий, не оказалось ни малейшей лазейки. Кругом валялась куча всяческого мусора: ржавые железки, битые бутылки, сухие ветки и прочий хлам.
  - Не могут навести порядок, эскулапы хреновы. Того гляди, ноги переломаешь, – пробормотал Колян и вдруг почувствовал за спиной постороннего.
  Он резко развернулся и увидел сурово глядевшего на него хмурого дядьку.
  - Гражданин! По какому поводу создаёте скопление? – поинтересовался мужик.
  - Кто? Я? – Колян робко улыбнулся. – Так, гуляю. Дышу кислородом, цветочки, птички всякие. Вот, мимо проходил.
  - Ясно, проходимец. 
  Угрожающий тон незнакомца не предвещал ничего хорошего.
  «Пьяный, что ли? На скандал нарывается? Только тебя не хватало», – разозлился Колян.
  Он шагнул в сторону и попытался обойти мужика, но тот перегородил ему дорогу.
  Колян насторожился.
  «А может, это один их наших преследователей? Выследил меня и тянет время, пока остальные подбегут? Надо убираться».
  Он слегка подался назад, собираясь нанести незнакомцу удар в челюсть, но остановился и с недоумением уставился на противника, который упёр руки в бока и расплылся в улыбке.
  «Псих», – дёрнулся Колян и тут до него дошло. - Максим!
  - Ага, – посерьёзнел Ильин, возвращая свою внешность. – Давай рассказывай, как ты здесь очутился и где Анатолий?
  - Не знаю. Лично я ничего не помню, скорее всего, когда ты ушёл, к нам незаметно подкрались. Понимаешь, они с самого начала знали, где мы находимся. Меня чем-то саданули по голове, очнулся в больнице под охраной. Бежал. Где Толян, не знаю, но те, кто меня сторожил, приехали сюда, думаю, здесь его и запрятали. А ты как?
  - А я едва отошел, солдат увидел, хотел назад вернуться и предупредить, да не успел, вас уже окружили. Потом вас погрузили в фуру и повезли в город, а я успел зацепиться за бэтээр прикрытия, но возле города мы разъехались в разные стороны. Пришлось прыгать и шагать наугад в том направлении, куда скрылась машина. Проходил мимо психушки и подумал, что здесь удобнее всего прятать секреты. Обошёл больницу вокруг, незаметно не пробраться. Решил до вечера подождать, а тут ты появился.
  - Теперь нас двое. Рискнём?
  - Наугад лезть бессмысленно, самих повяжут. Подождём. Должен быть выход.
  - Времени нет. Неизвестно, что они там с ним делают.
  - Смотри.
  Из расположенной рядом с воротами двери выскочил человек в спецовке с физиономией обиженного бульдога. Друзья переглянулись и двинулись следом. Когда ворота скрылись за деревьями, они добавили шагу и догнали мужика.
  - Эй, земляк! – окликнул его Колян. – Где тут магазин поблизости? У моего друга день рождения, требуется обмыть.
  - Пошли, покажу. Мне как раз туда, хлеба на обед захватить забыл.
  Они вошли в магазин, купили пару бутылок водки, упаковку сыра, пластиковый стаканчик с лесными орехами в шоколаде и вышли на крыльцо, поджидая мужика. Едва он показался, Колян шагнул ему навстречу и протянул руку:
  - Николай, а это Максим.
  - Семён.
  - Слышь, друг, компанию не составишь? По пятьдесят грамм за новорождённого.
  Мужик, немного поколебался и обреченно махнул рукой:
  - А давай, для аппетита.
  Они завернули в ближайшие кусты, разложили на травке продукты. Колян высыпал из стаканчика конфеты и наполнил водкой.
  - Видит бог, не пьём, а лечимся, – произнес мужик. – За именинника.
  Колян и Максим последовали его примеру.
  - Кем трудишься?
  - Сантехником.
  - О, коллега. Это надо отметить.
   Они пожали друг другу руки и пропустили ещё по одной.
  - Работы много? – поинтересовался Максим.
  - Хватает.
  - Тяжело, наверно, с психами?
  - Привык. Я их вот где держу, – мужик сжал руку в кулак. – Чуть что не так, сразу трудотерапию устраиваю, в пятак. Они меня знаете, как уважают. – Он довольно рыгнул и поинтересовался: – Ещё по одной?
  - А на работе не заметят?
  - Я что, пьян?
  - Нет.
  - Тогда наливай.
  - Хорошему человеку – одно удовольствие.
  - Будьте здоровы.
  - И тебе не болеть, - ответил Колян, тут же по новой наполнил стаканчик и протянул мужику.
  Тот незамедлительно опрокинул водку в рот, поморщился и съел конфетку.
  - А как начальство? – спросил Максим.
  - Куда оно без меня, сами знаете, без воды и ни туды, и ни сюды, – хихикнул сантехник, его заметно повело. – Вся больница на мне держится: успокоительные ванны, контрастный душ, столовка. Если я систему не отрегулирую, никакого лечения не получится. Я недавно говорю Петровичу, нашему главврачу: «Давление слабовато, потому и эффекту нет». А он мне в ответ: «Сделай, будь добр». Я, понятное дело, сделал. Сегодня во флигеле кран сломался, а к ним нового пациента привезли. Естественно, без меня не обойтись. После обеда пойду чинить.
  - И часто новых подвозят?
  - Не, теперь меньше. Нынче трудно психа от нормального человека отличить, теперь все с приветом. Наш главврач говорит, что каждый нормальный человек должен хоть разок с ним пообщаться.
  - Ну, ты просто академик, – восторженно покрутил в воздухе растопыренными пальцами Колян. – Давай, за тебя.
  Затем выпили за «дай бог, не последнюю», за «мир во всем мире», просто «за хороших людей», и мужик сломался: голова его безвольно повисла, и он захрапел. Его бережно положили в кусты, подальше от посторонних глаз, и Максим аккуратно, стараясь не разбудить, снял с него куртку.
  - Для маскировки, – словно оправдываясь, объяснил он. – Меньше подозрений.
  - Нормально, похож, – кивнул Колян, критически оглядев преобразившегося в сантехника друга, и они направились к больнице.
  Они подошли к проходной, и Макс решительно толкнул дверь.
  - Стоять! – навстречу им выскочил дежурный на вахте молодой солдатик и показал на Коляна: – Это кто?
  - Мой помощник, – ответил Макс. – Столько работы надавали, мне одному не справиться. Начальство в курсе.
  - Пропуск.
  - Какой ещё пропуск? – вспылил Максим. – Его только вчера приняли и выдать не успели, а трубу сегодня прорвало, делать надо.
  - Не положено! – не сдавался охранник. – Показывайте пропуск, иначе не пропущу.
  - Ладно, – пригрозил Макс. – Звони Петровичу и скажи, что ты нас не пускаешь. Пусть сам разбирается со своей водой.
  Паренёк снял трубку и набрал номер главврача. Прошла томительная минута, в течение которой оба друга с напряжением ожидали ответа, наконец в трубе щелкнуло, и раздался раздраженный голос:
  - Слушаю.
  - Тут ваш сантехник стоит, – начал объяснять ему ситуацию охранник. – Говорит, с напарником, а пропуска нет. Вот я и говорю…
  - Мать вас всех туда-сюда! – загремел в трубке отборный мат. – Где этот бездельник шляется? Чтоб через секунду был на рабочем месте и сделал воду, иначе я ему такой пропуск устрою, мало не покажется.
  - Но у них нет…
  - Вы что сегодня, решили меня добить? – в трубку так орали, что было слышно на улице. – Я, кажется, русским языком сказал, немедленно пропустить.
  - Понял, – съёжился солдатик и открыл вертушку. – Проходите.
   Не дожидаясь повторного приглашения Макс и Колян быстренько проскочили на другую сторону проходной.
  - Так, минут десять – пятнадцать у нас есть, – прикинул Максим. – Пока парень сообразит, что к чему, да позвонит своему начальству, а он это обязан сделать, мы должны успеть добраться до Анатолия. Где они его запрятали?
  - Ну-ка, спрячься. – Колян толкнул его за куст и подскочил к появившейся на дорожке полной санитарке: – Красавица, подскажи, пожалуйста, мне приказали помочь вашему сантехнику отнести инструменты во флигель, это куда?
  - Вон там, между тех деревьев коричневая крыша, – заулыбалась польщённая девица.
  - Спасибо, дорогая, – расшаркался Колян, и едва она скрылась, позвал Максима.
  Подойдя к флигелю, они увидели висевший на стене красный пожарный щит. Недолго думая, Колян снял лом и закинул себе на плечо.
  - На всякий случай. Мало ли что придется ломать.
  Они толкнули дверь, прошли маленькую прихожую и очутились в небольшой комнате. Возле следующей закрытой двери сидели двое крепких, с короткой стрижкой мужчин в тёмных костюмах. Увидев вошедших, охранники разом вскочили и шагнули навстречу.
  - Опять напортачили?! – опережая их вопросы, возмущённо прорычал Максим. – Только портить! Ходи за вами!
  - Чего? Мы ничего, – опешили ничего не понимающие крепыши.
  - Что ничего? А кран кто свернул? Из-за вас пришлось всю больницу перекрывать. Процедуры срываются. Людям в туалет не попасть.
  Охранники растерянно смотрели на разбушевавшегося «сантехника», не зная, что с ним делать. На шум отворилась вторая дверь, и появился тучный человек в генеральской форме.
  - В чём дело? 
  - Кран сломали, вся больница без воды. Главврач приказал заменить, – развел руками Максим и добавил: – Психи волнуются.
  - Только побыстрее, – ответил генерал и махнул рукой охране: – Я в курсе, пропустить.
  Колян шагнул вперед и встал между крепышами.
  - Который кран?
  - Наверно, этот, – Максим показал на графин с водой.
  - Где? – радостно поинтересовался Колян и круто развернулся. Лом, описав дугу, с размаху ударил одного охранника по затылку, другого в лоб, и оба, не издав ни звука, рухнули на пол.
  Генерал рванулся было назад, во вторую комнату, но Максим сгрёб его за воротник и схватил за горло.
  - Тихо, без фокусов. Где наш друг?
  Генерал судорожно задергал головой.
  - Не помнишь, память отшибло? Ничего, давай поглядим в соседней комнате.
  Толкнув вперёд генерала, они вошли следом.
  На кушетке возле стены лежал Толян. Возле него хлопотал тощий санитар в очках со шприцом в руках. Рядом за столом сидел капитан и, довольно улыбаясь, просматривал лежавшие перед ним бумаги. Завидев непрошеных гостей, он переменился в лице и потянулся к висевшей на боку кобуре, однако Максим не стал дожидаться, пока вояка выхватит пистолет, а мощным ударом в челюсть отправил его в нокаут. Хилый санитар от испуга выронил шприц и затрясся как осиновый лист.
  - Немедленно освободить! – рявкнул на него Колян, двинув для лучшего усвоения по загривку. – Что вы ему сделали?
  - Нич-ч-чего особенного, это совершенно безвредно, – заикаясь ответил очкарик. – Небольшая порция специального лекарства. Под их воздействием человек откровенно отвечает на задаваемые вопросы.
  - Вы за это ответите! – истерично завопил генерал. – Вы не знаете, с кем связались! В ногах валяться будете!
  - Вы это серьёзно? – ехидно спросил Макс и провёл рукой по лицу, принимая свой облик.
  - Ааааа! Ильин! – испуганно заверещал генерал.
  - Приятно, когда тебя узнают, – хмыкнул Максим. – Теперь, я надеюсь, нам будет легче договориться.
  - Я ничего не скажу! – генерал выпятил вперед живот.
  - Ой ли, – удивился Максим. – Эй, очкарик, вколи ему несколько кубиков.
  - Не надо, – закрылся руками генерал.
  - Тогда немедленно вызови машину, мы отправляемся путешествовать.
  - Это самоубийство. Вы далеко не уйдёте.
  - Живо, – побелев от гнева, прошептал Макс. – Делай, что тебе говорят, иначе я из тебя душу выну. Надеюсь, ты понимаешь, что мне терять нечего.
  Генерал торопливо кивнул, трясущейся рукой взял трубку и со второй попытки набрал нужный номер.
  - Срочно пришлите нашу машину, – запинаясь проговорил он.
  - Куда?
  - Болван! Сюда! Ко мне! Сию минуту!
  - Вот и молодец, – похвалил его Максим.
  Он нагнулся над капитаном, забрал пистолет и приказал санитару перетащить из соседней комнаты обоих охранников, а когда тот выполнил приказ, тщательно связал всю четвёрку.
  За окном послышался шум мотора.
  - Подойди к окну и позови шофера, – приказал Максим и встал за дверью. – Только без фокусов, первая пуля тебе.
  Шофер вошёл, его оглушили, связали и положили рядом с остальными. Затем Максим собрал бумаги протокола допроса, Колян перенес Толяна в машину и уложил его на заднее сиденье. Ильин сел за руль, усадил рядом генерала и, подъехав к проходной, громко просигналил. Часовой, увидев начальство, отдал честь и открыл ворота. Путь был свободен.
  
  Они выехали из города, завернули на ведущую в лес просёлочную дорогу и, проехав ещё некоторое время, остановились и заглушили мотор.
  Толян глубоко вздохнул и открыл глаза.
  - О, ребята. Я знал, что вы меня не бросите. Эти гады вкололи мне какую-то пакость, ничего не помню. Я им что-то рассказал?
  - Не переживай, – обнял его Колян. – Ты держался молодцом. – И он отвернулся, украдкой вытирая глаза. – Пыли в лесу, однако, – смущённо пояснил он, заметив удивленный взгляд друга.
  Максим повернулся к генералу:
  - Рассказывай.
  - Что рассказывать, – поджал тот губы. – Наши друзья из ЦРУ узнали…
  - Чьи друзья?! – взвился Колян. – С каких это пор чужие спецслужбы у нас в друзьях ходят? Или ты тоже на них работаешь? Ну-ка, давай посмотрим, что ты за птица. 
  Он быстро обыскал генерала и вытащил у него из внутреннего кармана удостоверение.
  - Кулагин Семен Бенедиктович. Ишь ты, русский, да я тебя…
  - Погоди, – остановил его Максим. – Пусть сначала расскажет. Так что узнали «ваши друзья»?
  - Несмотря на их усилия, вы вступили в контакт с гуманоидами, побывали на чужой планете и вернулись обратно.
  - И что в этом криминального?
  - Они предполагают, что вы подверглись психологической обработке и стали социально опасными. Для всего человечества.
  - Естественно, раз им плохо, то, значит, и всему миру капец подходит. Старая песня, давай дальше.
  - Они обратились к нам за помощью.
  - А вы сразу под козырек? Странно, что-то тут не вяжется, но мы потом с этим делом разберёмся, сначала закончим с инопланетянами. Вы же с ними не встречались, ничего о них не знаете и судить о них не можете.
  - Во-первых, мы находимся с ними в состоянии войны. Во-вторых, широкие массы не готовы получить такое огромное количество новых знаний, это вызовет народные волнения, хаос. Информацию нужно подавать небольшими порциями, дозированно, а некоторую и вовсе до поры засекретить.
  - Это точно, если каждый начнёт думать так, как сам хочет, а не как его заставляют, трудно придется некоторым правительствам. Впрочем, меня сейчас больше волнует вопрос: как вы нас обнаружили?
  - У вас есть какой-то прибор, – нехотя ответил генерал. – И мы можем определить его местоположение.
  - Это как тогда у меня дома? – прищурился Колян.
  - Откуда! – подскочил Максим. – У меня его забрали!
  - Это я, – едва слышно проговорил Толян. – Нашел точно такую штуку на планете и подобрал на всякий случай. Думал, мало ли, пригодится.
  - Где он?
  - В кармане брюк.
  Колян вытащил серебристую пластинку, неодобрительно покачал головой и размахнулся, собираясь забросить её в кусты, но Максим, придержал его руку, забрал диск и кинул «Клонатор» в бардачок:
  - Пусть полежит. У меня появилась одна идейка.
  - Ребята, – попросил Толян. – Голова раскалывается. Дайте свежего воздуха глотнуть.
  Поддерживаемый с двух сторон, он выбрался из машины, отошёл от неё на несколько метров и устало опустился на траву.
  Внезапно раздался звук работающего мотора. Генерал воспользовался, что остался без присмотра, включил зажигание и резко надавил на газ. Взревев, машина рванула с места и, виляя из стороны в сторону, помчалась вперёд и скрылась за деревьями.
  - Ушел, зараза, – в сердцах выругался Колян. – Теперь он доберется до своих, и нас быстренько обнаружат. И бежать некуда.
  - Не скулить! – рыкнул на них Максим. – Мы так просто не дадимся.
  - Трое против целой армии? Разнесут в хвост и в гриву.
  И словно в подтверждение его слов, над их головами появились четыре военных вертолёта. Однако вместо того, чтобы приземлиться и захватить беглецов, они полетели в ту сторону, куда умчалась машина. Один за другим раздались несколько мощных взрывов, вверх взметнулись огненные фонтаны, осыпая окрестности землей, камнями и кусками железа. Над лесом поднялись густые клубы дыма.
  Друзья инстинктивно бросились ничком на землю, закрывая головы. Несколько минут они лежали неподвижно, затем потихоньку поднялись.
  - Эт-то что? – слегка заикаясь, спросил Толян.
  - Похоже, нас разбомбили, – ответил Максим.
  - Как?
  - Насмерть.
  - И чего нас так не любят? – вздохнул Колян. – Пойдём посмотрим?
  - А может, не надо? – с опаской поинтересовался Толян.
  - Опять ты за своё. Неужели тебе неинтересно увидеть, что от нас осталось?
  - А если они опять прилетят?
  - Не прилетят, – успокоил его Максим. – Гоняются за живыми, а мы с тобой теперь покойники. Вставай, пошли.
  Увиденная картина привела их в замешательство: вместо дороги перед ними зияла огромная дымящаяся воронка, усыпанная по краям искореженными деталями автомобиля.
  - Вот бы прокатились! – присвистнул Колян, пнув ногой валявшуюся перед ним автомобильную фару. - А вертолёты-то наши. Выходит, они заодно.
  - Солдаты приказ выполняют, - возразил Максим. - Они скорее всего и не знают, против кого их послали. Это кого-то из начальства завербовали.
  - И откуда такие люди берутся?
  - В семье не без урода. Впрочем, их могли обработать «Излучателем». Но нет худа без добра - раз нас больше нет в живых, то никто не будет и искать. Можно спокойно заняться делом.
  - Ну да. Мы столько раз думали, что нас считают мёртвыми, а потом приходилось спасаться бегством. И сейчас произойдёт то же самое.
  - Ничего подобного. До сих пор мы сидели у них на крючке, а теперь его нет. Вишь, как шарахнули – в клочья.
  - Но, когда мы попадём на стройку, нас снова заметят.
  - К тому же её ещё найти надо, – подал голос Толян.
  - А вы знаете, как называется город, в котором мы сейчас были? - посмотрел на них Максим.
  - Нет, а что?
  - Подберёзовск. Где-то здесь неподалёку и строится «Излучатель».
  - А ты не ошибаешься?
  - У меня абсолютная фотографическая память. Когда на планете инопланетянин показывал нам карту, я прочитал название. К тому же вспомни, что дед говорил: здесь последнее время черти балуются.
  - Думаешь?
  - Да, и мы должны эту стройку отыскать.
  - Иди один, – предложил Колян. – Ты из нас самый подготовленный, станешь невидимым, может, сумеешь раздобыть доказательства. С меня толку мало, да и Толяна я не брошу.
  - Нет, мы пойдём только вместе. Анатолий, ты как?
  - Да вроде уже ничего. На планете труднее было.
  - Вот и замечательно.
  Не успели они двинуться дальше, как раздался гул мотора и с противоположной стороны воронки из-за деревьев появился замызганный, разбитый «уазик». Автомобиль подъехал к самому краю и остановился. Из кабины выскочил водитель, одетый в такую же замызганную куртку и огромные резиновые сапоги.
  Он уставился ошалевшим взглядом на неожиданное препятствие и в отчаянии схватился за голову:
  - Ёшкин кот! Вот паразиты, напакостили! Как же я теперь в город попаду?
  - Простите, это вы о ком? – вежливо поинтересовался Колян. 
  - Глаза б мои их не видели, вояк этих. Они неподалеку полигон устроили, самые грибные и ягодные места оттяпали. Вертолёты проклятущие без конца летают, житья от них нет.
  - И что, постоянно бомбят?
  - Да нет, - смутился водитель. – Первый раз. Но всё равно, от их грохота коровы молоко давать перестали.
  Раздражённо пробурчав себе под нос: «Выбирайся теперь отсюда», – он запрыгнул назад в кабину и дал задний ход, пытаясь развернуться, но сразу же забуксовал.
  - Мужики! – жалобно попросил он. – Помогите толкнуть!
  Максим и Колян обошли воронку, навалились и, раскачав машину, выпихали её на твердую землю.
  - Вот спасибочки, вот выручили, – обрадовался водитель. – С меня причитается. Кстати, вам куда? Могу подбросить.
  - Не, не надо, – отказался подхромавший Толян. – Мы гуляем.
  - А вы знаете, что здесь закрытая зона? – насторожился мужик. – У нас просто так не ходят. Документы есть?
  - Есть, есть, – Максим выступил вперед, вытащил из кармана красную книжечку с золотым тиснением, и, мелькнув ею перед носом бдительного гражданина, тут же спрятал. – Товарищ неточно выразился. Мы здесь по совершенно секретному делу. Четвёртый отдел контрразведки.
  - Понял! – вытянулся в струнку водила. – Какие будут указания?
  - Мы военные уфологии. Изучаем паранормальные явления, аномальные зоны, ведём учёт летающим тарелкам. По нашим сведениям, вчера в вашем районе упала одна такая штуковина. Вы ничего не слышали?
  - То, кажись, в Нижних Торновицах, – поскрёб затылок шофер. – Вам надо в другую сторону. Но, между прочим, и у нас шалят эти самые явления. У нас вообще такая жуть творится, если б сам своими глазами не видел, ни за что бы не поверил.
  - Инопланетяне приземлялись?
  - НЛО не видал, врать не буду, зато чертовщиной попахивает.
  - Черти не по нашей части, вам к священнику.
  - Приглашали батюшку, приходил, не помогло. Страх кругом. Народ нервным стал, злым. Раньше тока по великим праздникам дрались, а нынче никому слова поперек не скажи, сразу лезут морду лица пощупать. Ребятишки по ночам не спят, боятся. Знаете, мне кажется, что произойдёт что-то ужасное. Народ из деревни побежал.
  - А вы сами себя не накручиваете?
  - Ага. Тыщу лет жили, не накручивали, а сейчас накручиваем.
  - Слушай, друг, – перебил словоохотливого мужика Максим. – А эти самые военные у вас случаем ничего не строят?
  - Они, строить? Да они только ломать могут. Вишь, как дорогу разворотили. А на днях у них там что-то перемкнуло да как жахнет – у бабки Евпросиньи от курятника тока пух и перья полетели.
  - Странно, а мы подумали…
  - У нас турки строят, – продолжал водила. – А может, молдаване, кто их знает, лопочут не по-нашему. Делают какую-то хренотень, развлекательно-оздоровительный комплекс.
  Услышав эти слова, друзья переглянулись: похоже, они нашли то, что искали.
  - А почему молдаване, своих, что ли, строителей нет?
  - Наших не берут, говорят, квалификация не та, но, я думаю, просто денег жалеют, жмоты. Отгородились колючей проволокой, подъезд перекрыли, шлагбаум поставили, а при нём охрана. Да только кто туда пойдет? Гиблое место, жуткое. У нас из деревни несколько человек там сгинуло.
  - А они не могли на работу устроиться?
  - Вряд ли, уже не один раз получку давали. – Он на мгновение задумался. – Хотя, может, и брешут; говорят, соседа Гришку в городе видали. Но я в это не верю: у него дома жена с маленьким ребенком осталась, разве б он их бросил. А возьми нашего пастуха Федотыча: отправился коровку искать и неделю не появлялся. А пришёл, глаза безумные, невесть что плетёт, совсем ненормальный. Теперь бабы в лес ходить боятся.
  - Очень любопытно, – согласился Максим. – Пожалуй, мы повременим с Торновицами, а заглянем сначала к вам, пофотографируем, кой-какие замеры произведём, а заодно и на стройку заскочим. До шлагбаума-то подкинешь?
  - Нет, – категорически отрезал мужик. – У меня двое детишек, их поднимать надо. Я туда ни в жисть не поеду, хоть убейте. Если хотите, я вас неподалеку высажу. Пойдёт?
  - Пойдёт.
  Друзья забрались в «уазик», и машина тронулась.
  - У нас от этого соседства одни убытки, – продолжал изливать нечаянным слушателям свое недовольство водитель. – Мало того, что от них трясёт, так теперь без единственной до города дороги оставили. Придется трактор гнать, объезд прокладывать.
  Ехать мало-помалу становилось всё хуже и хуже. Стали чаще попадаться ямы и рытвины, машину бросало из стороны в сторону, и требовалась большая сноровка, чтобы не набить синяков и шишек. Лес становился гуще, и за каждым кустом мерещились затаившиеся враги. Друзья, присмирев, напряженно вглядывались в окружающие заросли. Примолк и словоохотливый водитель.
  Заскрежетали тормоза, и они остановились.
  - Приехали, – объявил шофер. – Видите эту старую дорогу? – он показал рукой на небольшой просвет среди деревьев. – Если прям по ней идти, как раз на стройку и попадете.
  - Спасибо, – пожал ему руку Максим.
  - Зря идете, – снова повторил мужик. – Охрана не пропустит.
  - Попытка не пытка, авось повезёт. Счастливо.
  - Бывайте, – ответил мужик и уехал.
  - Ну-с, – посмотрел на друзей Максим. – У нас появился шанс получить доказательства того, что станция существует на самом деле, и если мы её найдём, то можно и в газету идти.
  - Слушай, Максим, а ты и правда из четвёртого отдела контрразведки? – спросил молчавший до сих пор Толян.
  - С чего ты взял?
  - Ты же удостоверение показал.
  - Хм, – фыркнул Максим. – А я, по-твоему, должен был сказать, что мы натуралисты-любители, интересуемся бабочками?
  - Я сам видел! – продолжал упорствовать Толян.
  Максим вздохнул и достал из кармана синюю пластиковую кредитную карточку:
  - Смотри, вот она, эта бумажка.
  - Да хватит, корочки были красного цвета.
  - Так, – Максим начал сердиться. – Опять ты за своё, Фома Неверующий. Последний раз показываю. – И в его руках кредитка превратился в красное удостоверение. – Понял?
  - Ага, – растерянно кивнул Толян. – То есть нет.
  - Потом объясню, не отставай.
  Они двинулись по заросшей колее и, пройдя десяток метров, увидели опущенный шлагбаум. Рядом стоял покосившийся столбик с выцветшей надписью на большом куске фанеры: «Вход запрещен». В обе стороны от него расходились заграждения из ржавой колючей проволоки.
  - А где охранники? – поинтересовался Толян, заглядывая за знак.
  - Может, у них пересменка, – предположил Максим. – Пошли скорее, пока не появились.
  Они пролезли под жердиной и зашагали по дороге. Миновали лес, вышли на край большой поляны и, прячась за кустами, принялись разглядывать открывшуюся перед ними картину.
  На небольшой возвышенности раскинулся посёлок, на улицах которого царила строительная суета: сновали рабочие, несколько погрузчиков развозили строительные блоки, яркими вспышками сверкала электросварка, а над всем этим почти беспрерывно крутилась длинная оранжевая стрела японского автокрана.
  - И никакой охраны не видать, – почесал затылок Колян.
  - Она не нужна, – ответил Максим. – Слышал, что народ говорит? Черти балуются, люди либо пропадают, либо невменяемыми становятся. Местных сюда на аркане не затащишь, а строители, похоже, только о работе и думают.
  - Запустили «Излучатель»?
  - Вряд ли. Идёт строительство, но какое-то воздействие наверняка осуществляется.
  - А мы сами не вляпаемся?
  - Мы знаем, что нас ожидает, поэтому, будем надеяться, устоим. Однако на рожон лезть не стоит, чем позже нас увидят, тем лучше. Выйдем вон там, слева, где лес ближе всего.
  Прячась за деревьями, они двинулись дальше, и чем ближе подходили к посёлку, тем сильнее нарастало напряжение. Каждое мгновение им казалось, что ветки кустов раздвинутся, высунется автоматное дуло и раздастся резкий окрик: «Стой, стрелять буду». Беспокойство перешло в безотчетный страх, и безграничный животный ужас навалился на них, заставив остановиться.
  - Я б-б-боюсь, – едва шевеля побелевшими губами, прошептал Толян и повернул обратно.
  - Стой! – схватил его за рукав Максим. – И мне страшно, но мы обязаны закончить начатое дело.
  - Пошёл ты, – оттолкнул его Колян. – Это ты обязан выполнять приказы, тебе за это деньги платят, а мы люди вольные, куда хотим, туда идём, и никто не может нас заставить.
  - Уже заставили! – почти закричал Максим. – Вспомни планету, вспомни, что дед недавно говорил: гиблое, чёртово место. У них поэтому и часовых не видать, что люди подходить боятся. «Излучатель» работает.
  Услышав про «Излучатель», Колян прекратил рваться и сжал ладонями виски:
  - Я попал под его воздействие?
  - К сожалению. А ведь ты был к этому готов, а всё равно не устоял. Что говорить о простых людях.
  - Теперь понятно, почему на дороге никого не было. Сюда не то что человек, ни одна собака по своей воле не сунется.
  Колян потряс головой и решительно шагнул вперед:
  - Пошли. Устроим им маленький сюрприз. «Восставшие из мертвых», заключительная серия.
  - Погоди, – остановил его Максим. – У меня есть идея – давайте сначала я, невидимкой, схожу один, проверю обстановку.
  - Давай, – тотчас согласился Толян и уселся на поваленное дерево.
  Ильин растворился в воздухе, но Колян энергично замахал руками:
  - Стой, я тебя вижу!
  - Как это? – раздался удивлённый голос.
  - Ты словно стеклянный: вроде и нет тебя, а предметы за тобой искажаются, и получается этакий контур человека.
  - «Излучатель» не дает сосредоточиться, – раздосадованный Максим принял свой нормальный облик. – Придется так идти.
  - Ничего, – махнул рукой Колян. – Они же нас не ждут.
  
  Однако он ошибался. Только что между Грегом и «Призраком» состоялся телефонный разговор.
  - Какие новости об экипаже НЛО? Вы сумели выяснить, кто к нам прилетел?
  - Группа капитана Ильина. Правда, не совсем понятно, каким образом они так быстро сумели вернуться. Наши друзья из ФСБ двоих захватили, однако позже они бежали. С помощью индикатора их обнаружили в районе строящейся станции, и машину, в которой они ехали, разбомбили. Передо мной лежат снимки, сделанные с вертолёта.
  - Они и туда добрались? – встревожился «Призрак». – А вы уверены, что на этот раз они точно мертвы? С тех пор как они принялись путаться у нас под ногами, несколько раз срывались наши планы. На всякий случай пошлите туда оперативную группу, пусть удостоверятся в их смерти. Я хочу исключить любые неожиданности. Слишком многое поставлено на карту.
  - Это не наша территория. Может разразиться международный скандал.
  - Отправьте их на вашем новейшем истребителе-невидимке, заодно проведёте инспекцию, как продвигается строительство.
  - Я немедленно вылетаю.
  - Мне кажется, вам лучше оставаться на месте и осуществлять общее руководство; пошлите своего заместителя.
  - Так и сделаем, – согласился адмирал. – И ещё, у меня появилась мысль: а не прикрыть ли на всякий случай строительство действующим «Излучателем»?
  - Пока невозможно. Его мощности не хватит, чтобы охватить всю Землю разом, у людей, оставшихся вне зоны воздействия, могут появиться ненужные вопросы. Нам необходимы оба передатчика, чтобы воздействовать одновременно на всех, без исключения.
  - Ясно, – сказал Грег и вызвал своего заместителя.
  
  А наши «мертвецы», выйдя из леса, пригибаясь, перебежали до крайней постройки, проскочили за угол и вышли на небольшую площадь. Странно, на них не обратили ни малейшего внимания.
  Строители продолжали работать, каждый занимался своим делом. Полностью было готово одно сооружение: по центру, на горке, стояло одноэтажное, похожее на большую дугу здание с возвышающимся посредине небольшим стеклянным куполом; два таких же купола размером поменьше находились по краям. Четыре недостроенных домика, по два с каждой стороны, образовывали в плане расходящийся клин, на конце которого одна из бригад заканчивала монтаж павильона в виде многогранной пирамидки.
  Разглядывая эту картинку, Максим силился и никак не мог вспомнить, где он мог видеть нечто подобное, и подумал, если побыстрее достроить, то всё прояснится, встанет на свои места.
  Мысль, что он обязан это сделать, завладела им целиком, и он тяжёлым взглядом уставился на своих товарищей:
  - Надо работать.
  Толян тут же схватил какую-то доску и с потерянным видом принялся оглядываться по сторонам, пытаясь сообразить, куда её нести.
  - Надо работать, Николай Иванович, – с угрозой повторил Максим.
  Колян с недоумением посмотрел на него и содрогнулся, увидев пустые, равнодушные глаза.
  - У нас другое задание, – поспешно ответил он, но понял, что это не производит никакого впечатления и громко произнёс: – Сандра.
  Услышав дорогое для себя имя, Максим дернулся как от удара и пришёл в себя.
  - И я попался?
  - Ага, – развел руками Колян и с криком: «Стой!» – ринулся вслед за Толяном, который бросил доску и подхватил оставленную кем-то тачку с песком. – Ты куда?!
  - Работать, – безразличным голосом ответил тот, не останавливаясь.
  - Так ведь за бесплатно!
  - Деньги не главное.
  - Обед, – не придумав ничего более умного, ляпнул Колян. – Сгоняй в ларёк за пивком.
  Волшебное слово «пиво» сразу вернуло Толяна к действительности. Он оттолкнул от себя тачку и виновато взглянул на друга.
  - А ты у нас самым стойким оказался! – ободряюще хлопнул его по плечу Колян. – Сильная штука. Уж на что мы ожидали её воздействия и то чуть не вляпались. Давай теперь займемся делом, поищем, откуда дирижируют этим свинством. И так массу времени потеряли.
  - Скорее всего отсюда, – показал на средний купол Максим. – Самое удобное место. Кстати, Анатолий, тебе это ничего не напоминает?
  - Дэкт, призрачный город с очень похожей улицей.
  - Правильно. Смотри: стена – этакий огромный вогнутый экран. Излучение фокусируется на линзе-беседке, и от неё идет мощное воздействие.
  - На мозги капают, – мрачно заметил Толян.
  - У нас почти вся архитектура такая. Дворцы, правительственные здания, да любые конторы – все словно вогнутые зеркала. И каждое, получается, с направленным излучением. А взять стадионы, концертные залы, залы заседаний, конгрессов – там вообще замкнутое пространство, как в линзе. Вот где влияние. Посмотри на рок-концерт или футбольный матч.
  - Ладно, братцы музыканты, - прервал их Колян. – Хватит разговоров, пошли искать дирижера.
  Стараясь не шуметь, они проскользнули в дом, поднялись по лестнице на второй этаж и остановились возле закрытой двери.
  - По команде «три» вместе, хором, наваливаемся и вышибаем дверь, а дальше смотря по обстоятельствам, – распорядился Максим. – Приготовились.
  - Погоди, – остановил его Колян и, легонько потянув за ручку, приоткрыл дверь.
  - До чего обнаглели, – возмутился Максим. – Элементарных мер безопасности не соблюдают. Ну, я им сейчас задам.
  Они осторожно вошли в помещение и увидели огромный экран, состоящий из десятка мониторов, и на каждом отображался ход строительства. Перед экраном в большом крутящемся кресле, закрыв глаза и задрав ноги на столик, заставленный бутылками с колой и недоеденными гамбургерами, с безмятежным видом полулежал кругломордый толстячок. Голова его кучей проводов соединялась с небольшим портативным «Арбалетом-излучателем». Похоже, он был абсолютно уверен в своей безопасности и совершенно не предполагал, что могут нагрянуть непрошеные гости. Однако рядом «на всякий пожарный случай» лежал «Калашников».
  Максим на цыпочках приблизился вплотную к толстяку и, рявкнув в самое ухо: «Ты что, экстрасенс драный, делаешь?!» – отпустил ему такую мощную оплеуху, что тот мешком вывалился из кресла и растянулся на полу, запутавшись в проводах.
  - Вы кто? – выпучив от страха глаза, дрожащим голосом спросил он.
  - Профсоюз, – замогильным тоном простонал Колян. – Проверяем жалобу трудящихся о злоупотреблении руководством сверхурочными работами.
  Мордатый побагровел.
  - Какой профсоюз? – зашипел он, пытаясь встать. – С ума сошли? Вы хоть понимаете, куда попали? Да вас размажут…
  - Помолчи, надоел, – оборвал его Максим и коротким ударом уложил толстяка обратно на пол. – Теперь я покомандую.
  Но не успел он повернуться, как Толян схватил автомат и длинной очередью разнёс всю аппаратуру вдребезги.
  - А улики? – подскочил к нему Максим. 
  - Перемкнуло, – растерянно произнёс Толян. – Паразиты, какую пакость придумали.
  - Зря, – с неодобрением протянул Максим. – Ладно, давай посмотрим в ящиках, может, найдем какие-нибудь бумаги.
  - А я пока прослежу, чтобы никто не помешал, - произнёс Колян.
  Он подошёл к окну и тут же замахал рукой, подзывая друзей.
  - Смотрите, с народом что-то случилось.
  Максим с Толяном бросились к окошку и увидели, что работа прекратилась.
  Строители разбрелись кто куда, бессмысленно тыркаясь из угла в угол. Оставленные без присмотра механизмы давили людей. Огромный бульдозер въехал в недостроенный павильон и снёс половину стены. Однако тут же внимание друзей переключилось на бегущих к ним вооружённых людей.
  - Ага, охрана все-таки была! – воскликнул Максим, хватая автомат. – Прозевали, голубчики. Теперь поздно суетиться.
  Они выскочили в коридор, подбежали к лестнице и отпрянули назад: внизу появились солдаты и открыли по ним шквальный огонь. Во все стороны полетели щепки и куски штукатурки.
  Максим короткой очередью остановил нападавших и махнул рукой в конец коридора.
  - Там дверь, проверьте – может, запасной выход! Я прикрою! 
  - Есть! – закричал Колян. – Уходим!
  Максим выпустил длинную очередь и устремился вслед за ними.
  Они выскочили через чёрный ход на улицу и, проталкиваясь сквозь толпу бессмысленно мечущихся людей, метнулись к лесу. В этот момент раздался оглушительный рёв. На поляну вертикально вниз садился совершенно необычного вида, ослепительно белый, похожий на ромб летательный аппарат. Самолёт приземлился, открылась дверь, вывалился трап, и по нему спустились двое военных. Низко пригнувшись, они побежали к зданию.
  - Оп-па, да это же новейший многоцелевой штурмовик «Invishand», его ещё даже не запустили в серию, – изумился Ильин. – Мы обеспечивали секретность во время его испытаний. У него исключительное антирадарное покрытие и бешеная скорость. Откуда он взялся?
  - Какая разница, – тяжело дыша, отозвался Толян. – Небось, тоже по нашу душу.
  - Ребята, есть идея, – остановился Максим. – Предлагаю прокатиться на этом агрегате. Он четырёхместный, так что все поместимся.
  Отшвырнув в сторону пару стоявших на пути с бессмысленным видом строителей, они бросились к самолёту. Одним махом взлетели по трапу и, обнаружив в кабине лишь одного беспечно развалившегося в кресле с наушниками на голове второго пилота, выкинули его наружу. Максим занял место командира, рядом плюхнулся Толян, а Колян устроился на одном из задних сидений. Заревели двигатели, и они взлетели.
  - Ура! Вырвались! – радостно завопил Толян.
  - Так, посмотрим, – бормотал Максим, разглядывая приборную доску и удерживая самолёт на небольшой высоте. – Это у нас пушки, это ракеты, это катапульта, а это, это… ага, это включается система «невидимки». А здесь? Ускоритель. Да на такой машине, если поднажать, за пару часов до Америки долетим. Теперь можем взглянуть и на первую станцию, но сначала доведём начатую работу до конца.
  Он развернул самолёт и выпустил по стройке несколько ракет. Обломки домов взлетели на воздух. Главное здание перестало существовать, языки пламени взметнулись ввысь, поселок заволокло чёрным дымом.
  - Одной дрянью меньше, – с довольным видом заметил Колян.
  
  Грег сидел в своем кабинете и размышлял. Ему только что сообщили - сегодня вечером всё-таки состоится заседание Братства. Он не строил особенных иллюзий: никого из «посвящённых» он скорее всего в лицо не увидит, однако апатия, навалившаяся на него после неудачи с «Улиткой», прошла. Сам факт приглашения показал, что без него не обойтись.
  «А там, чем чёрт не шутит, глядишь, и в руководящий состав Совета попаду», – промелькнула безумная мысль.
  Впрочем, почему безумная? Он занимает один из ключевых военных постов, обладает реальной властью, практически никому не подчиняется и, командуя самыми мощными войсками в мире, при желании может уничтожить вооруженные силы любого государства.
  - Любого. И никто не может мне противостоять, – проговорил он громко вслух, и сам испугался своих слов.
  Хотя, чего бояться. Вокруг свои преданные люди: своя разведка, собственная служба безопасности, он знает практически все государственные секреты, он даже владеет тайной, о которой не подозревает никто в мире. Весь вопрос, насколько откровенным он должен быть сегодня. Умный человек не станет сразу выкладывать все карты на стол.
  Эти приятные размышления прервал осторожный стук, и в кабинет проскользнул дежурный офицер связи.
  - Сэр, только что получено сообщение со спутника: в районе Подберёзовска стрельба и паника.
  - Что?! – вскочил адмирал. – Опять Ильин! Я чувствую, я знаю! – И он принялся метаться по кабинету, сжимая кулаки. – Немедленно выясните, что произошло, и вызовите сюда командиров спецподразделений.
  Едва они вошли, Грег в ярости набросился на них:
  - Вы мне доложили, что Ильина и его банды больше нет в живых, а они, «мёртвые», добрались до нашего секретного объекта. Подумать только, три человека могут свести на нет все наши усилия. И что теперь прикажете делать? 
  - Отправить спецгруппу, которая их нейтрализует и доставит сюда.
  - Вы уже не раз пытались их захватить или убить, и что? Они улетели в иную звёздную систему, вернулись обратно и до сих пор на свободе. Сообщите на «Invishand» мой приказ: всю троицу уничтожить. Слышите, уничтожить, никаких пленных.
  Посыльный выскочил из кабинета, но тут же вернулся обратно и что-то тихо прошептал адмиралу на ухо.
  - Какого дьявола они думали?! – завопил на него Грег, брызгая слюной. – Весь экипаж под трибунал!
  Присутствующие, онемев от страха, уставились на адмирала.
  - Допрыгались. Они взорвали почти построенную базу и вдобавок угнали новейший секретный самолёт. Куда они летят?
  - Не знаем. Его же практически невозможно засечь ни с радаров, ни со спутников.
  «Наверняка Ильин попытается отыскать первый «Излучатель», – лихорадочно соображал Грег. 
  Он посмотрел на своего заместителя:
  - Сколько времени им понадобится добраться от Подберёзовска до нас?
  - Часа два, два с половиной.
  - Соедините меня с министром обороны.
  - Готово.
  Адмирал лихорадочно схватил трубку.
  - Боб, нужна твоя помощь. Террорист угнал «Invishand». Да, тот самый. Подробности потом. Этот опасный маньяк может выкинуть что угодно, от нападения на Белый дом до ракетной атаки на ядерный центр в России. По последним данным, он движется в нашем направлении. Отдай приказ войскам – авиации, флоту, противоракетной обороне – боевая тревога. Цель бить на поражение сразу, как только обнаружится.
  - Не волнуйся, встретим.
  Адмирал отключился и посмотрел на подчинённых:
  - На сей раз он от нас не уйдет! Я буду лично руководить операцией. Свободны.
  Едва за последним человеком закрылась дверь, он схватил часы-телефон:
  - У нас неприятности. Мне доложили, что группа капитана Ильина разгромила вашу стройку.
  - Это катастрофа, – в голосе «Призрака» зазвучали панические нотки.
  «То-то, – злорадно подумал адмирал. – Никуда вам от меня не деться. „Излучатель“, конечно, мощное оружие, но нельзя ставить только на него». – И он продолжал:
  - Кроме того, они пытаются добраться до основного «Излучателя».
  - Что же делать?
  - Я принимаю необходимые меры, – ответил Грег. – Лично вылетаю на базу, и от меня они не уйдут.
  - Мы на вас надеемся.
  Адмирал мог дать голову на отсечение, что голос у «Призрака» стал заискивающим.
  
  Максим сделал ещё один круг над горящей стройкой и повернулся к друзьям:
  - Народ, как насчет другого «Излучателя»?
  - А ты знаешь, где он?
  - Попробую сориентироваться по карте. Думаю, аэродром тоже сильно секретный, и надеюсь, он находится неподалёку.
  - И ракетами! Вдребезги! – потряс кулаком Толян.
  - Как прикажешь, – взял под козырек Максим. – Только посиди немного прямо. Я переключу на тебя управление. Держи штурвал ровно и не дёргай.
  - Сделаю, командир.
  - Вот и прекрасно.
  Максим вывел данные о предыдущих полетах и повернулся к Коляну:
  - Николай, погляди сюда, вот тот самый район, что показывал дэкст.
  - Где? – тут же вытянул шею любопытный Толян и непроизвольно подался в сторону.
  Самолёт моментально завалился на левый бок и стремительно пошел вниз.
  - Ты что делаешь?! – завопил Максим.
  Он попытался схватить свой штурвал, но промахнулся. Толян с испугу рванулся вправо, и штурмовик, словно волчок, принялся вращаться вокруг своей оси.
  - Убери руки, идиот! – ревел Ильин. – Убьёмся!
  Наконец ему удалось перехватить управление и выправить самолёт.
  - Тебе хоть что-нибудь можно доверить? – начал было он, но вдруг заметил проходящий рядом с кабиной след от ракеты.  Максим оглянулся и увидел два стремительно приближающихся истребителя-перехватчика.
  - Держитесь! Нас атакуют!
  - Это же наши, «Сушки», – удивился Колян.
  - Вот сейчас на пряники и заработаем.
  - Мы будем с ними драться? – забеспокоился Толян.
  - Нет, рассказывать сказки, – огрызнулся Максим и заложил глубокий вираж. – Ну что ж, поиграем.
  Его не зря считали одним из лучших пилотов в училище, а затем и в Группе. Он любил летать и прекрасно чувствовал любую машину. Был случай, когда ему пришлось сажать «на брюхо» неисправный звездолёт в горах, и несколько сот километров на бешеной скорости он лавировал среди скал. Каждую новинку он стремился не только изучить, но и полетать на ней хотя бы несколько часов. Поэтому и с этим самолётом он легко нашел общий язык.
  Началась карусель. Он делал горки, петли, кидал машину вверх и вниз. Лёгкая, маневренная, она послушно слушалась малейшего движения штурвала. Перехватчики безуспешно пытались его сбить, однако их снаряды и ракеты неизменно проходили мимо. Наконец, израсходовав весь боезапас и горючее, они не выдержали и отвалили в сторону. Но вдалеке показались новые истребители, и, судя по отметкам на радаре, их было не меньше десятка.
  - Пора заканчивать, – сказал Максим и включил ускоритель.
  Рывок, перегрузка – и вокруг засияло чистое небо. Ильин выправил курс и включил «невидимку».
  - Ну как, все целы?
  - Вроде да, – ответил Колян. – Губу вот разбил.
  - Главное, голова цела. Могло быть хуже, – посочувствовал ему Максим и повернулся к Толяну: – Ты уж извини за «идиота».
  - Да ладно, – снизошел тот. – Спасаешь вас, спасаешь. И никакой благодарности.
  
  На всякий случай Максим повел самолёт на предельно низкой высоте. Система раннего обнаружения предупреждала о появляющихся помехах за несколько тысяч километров, и это позволяло избежать нежелательных встреч; лишь пару раз мимо них промелькнули силуэты гражданских авиалайнеров. Расстилавшийся внизу пейзаж сливался в одну пеструю ленту, затем сменился синевой океана, а потом вновь появилась земля.
  Максим сбросил скорость.
  - Через пять минут появится аэродром, – предупредил.
  Толян крутил головой, разглядывая появившуюся под ними пустыню с небольшой горной грядой посредине.
  - Смотрите, какая интересная штука!
  - Потом, – отмахнулся Максим, но, бросив вниз мельком взгляд, опешил и заложил крутой вираж.
  Под ними промелькнула старая, полуразрушенная от времени гора, напоминающая очертаниями овальную стену. От центра отходила едва заметная каменная гряда, которая упиралась в скалу, похожую на пирамиду. Между ними виднелось бетонное сооружение с куполообразной стеклянной крышей.
  - Ребята, «Излучатель», его в скале вырубили.
  - А как мы туда попадем, нам же не приземлиться, - засуетился Толян.
  - И не надо, сейчас мы с ним разделаемся, – ответил Максим и умолк.
  Толян повернулся к командиру и обмер от страха: тот сидел неподвижно с каменным лицом и пустыми, ничего не выражающими глазами.
  - Макс, Макс, очнись! – принялся теребить его Толян, но, поняв, что это бесполезно, обернулся к Коляну: – Иваныч, с командиром беда.
  - Анатолий, немедленно катапультируемся, – глухим от волнения голосом приказал Колян.
  - Но…
  - Никаких «но»! К нам приближается целая куча самолётов! – закричал Колян. – Красная кнопка. Живей, они выпустили ракеты.
  Толян вдавил свою и Максимову кнопки катапульты, и их выбросило наружу. Едва успели раскрыться парашюты, как раздался взрыв, и самолёт разлетелся на куски, взрывной волной раскидав друзей в разные стороны.
  Колян опускался неподалеку от неподвижного Максима и крутил головой, стараясь увидеть Толяна. Вдруг у него ёкнуло сердце: мимо них пролетел третий парашют с наполовину погасшим куполом и врезался в стеклянную крышу здания.
  «Разбился», – мелькнула мысль, однако больше об этом думать было некогда.
  С жутким грохотом на кресло обрушился шквал ударов. На площадь высыпала охрана и открыла огонь из автоматов. От неминуемой гибели спасли бронированные спинка и днище кресла. Да и стрельба вскоре прекратилась: к солдатам подбежал офицер.
  «Будут брать живыми», – понял Колян.
  Приземлившись, он откинул ремни, выскочил из катапульты и бросился к Максиму. К его радости, тот лежал с открытыми глазами.
  - Жив?
  - Да вроде. Что со мной случилось?
  - Против нас применили «Излучатель», ты потерял сознание, пришлось срочно катапультироваться.
  - Значит, прибыли, – сказал Максим и медленно поднялся. – Вот отсюда нами и пытаются управлять.
  - Шизофреник или маньяк, – сплюнул Колян. – Сидит, выёживается, дескать я сильнее всех в мире.
  - Да, – кивнул Максим. – Жалко, не успели этот гадюшник на кусочки разнести.
  Колян ничего не ответил, их уже окружила подбежавшая охрана.
  - Долетались, туристы? – сквозь строй к ним шагнул Грег. – Уж больно вы любознательные. Никому, ни нам, ни инопланетянам, покоя не даете.
  - Естественно, – согласился Максим и выбрался из кресла. – Побывали в гостях. И выяснили очень много интересного. Оказывается, гуманоиды совершенно ни при чём. Вы, ваши газеты, телевидение, радио давно манипулируете людьми, заставляя их верить не в то, что есть на самом деле, а в то, что выгодно вам. Вы переделываете историю, меняете местами правых и виноватых.
  - По крайней мере вы должны признать, что у нас неплохо получается, – рассмеялся Грег.
  - Да, – согласился Максим. – Но есть надежда. Ещё не все пляшут под вашу дудку.
  - И одну станцию мы все-таки уничтожили, – добавил Колян.
  - И на этом закончим, – отчеканил Грег. – Вы стоите у нас поперек горла и больше не будете мешать прогрессу.
  Их грубо схватили и толкнули к стене. Солдаты вскинули автоматы.
  Колян побледнел.
  - Меня никогда не расстреливали, – прошептал он Максиму.
  - Будем надеяться, в последний раз, – сквозь стиснутые зубы еле слышно ответил тот.
  Прозвучали выстрелы, и… вместо них на землю попадали охранники. Грег остолбенел от происходящего, в растерянности несколько раз дернулся из стороны в сторону, выхватил пистолет, однако сразу несколько неизвестно откуда взявшихся десантников навалились на него и обезоружили.
  - Браво, браво, – раздался насмешливый голос, и к ним приблизились трое респектабельных господ.
  Увидев их, адмирал окончательно ошалел. Он узнал их, в принципе, известных, богатых, но, по его мнению, ничем не примечательных бизнесменов, среди которых почему-то находился и Карк.
  - Я всегда говорил, что военные слишком консервативны, – заявил один из прибывших. – Беспрекословное выполнение чужих приказов губит людей. Они теряют гибкость и способность мыслить самостоятельно. А военная верхушка состоит сплошь из твердолобых болванов, считающих себя непогрешимыми, а это ни к чему хорошему не приводит. Вы, адмирал, полагали, что можете вершить судьбы мира, командуя мощной военной машиной. Увы, отныне вы никто; час назад вас отправили на почетную пенсию. Вот указ президента. Ознакомьтесь. Таковы капризы судьбы. – И он подозвал к себе одного из десантников: – Проводите его к самолёту, пусть отправляется домой.
  - Я в состоянии сам найти дорогу, – в ярости сверкнул глазами Грег.
  - Как угодно, – равнодушно пожал плечами незнакомец и повернулся к Максиму: – Вы чрезвычайно упрямый человек и добиваетесь того, к чему стремитесь. Вы мне нравитесь.
  - А вы мне нет, – хмуро ответил Максим. – Я узнал вас по голосу. Это вы пытались захватить Дэкт.
  - Что ж, пора раскрыть карты. Действительно, какие инопланетяне? Да и военные здесь ни при чем. Мы, финансисты, управляем миром. Позвольте представиться: меня зовут Конрад. Я – глава международного банка. А это, – он показал на Карка, – мой сын Генри, он со временем сменит меня на этом посту.
  - Мы знакомы.
  - Тем лучше. Так вот. Нам, как, впрочем, и всем в этом тревожном мире, нужны спокойствие и стабильность. И мы будем защищать наши ценности от кого бы ни было и где бы ни было. Для этого нам требуются умные люди. Вы не желаете поступить к нам на службу?
  - Мне, помнится, уже один раз предлагали.
  - Тогда вы не знали, от чего отказываетесь. Вы будете в системе. Я понимаю, вы несколько взволнованны, поэтому предлагаю обсудить данный вопрос в более спокойной обстановке. Прошу.
  Они прошли в здание и оказались в небольшой уютной комнатке, обитой светло-зелёным бархатом. Тяжелые шторы приглушали свет. Несколько кресел располагалось полукругом возле столика, заставленного напитками и фруктами, в углу стоял большой телевизор.
  - Перед вами, образно говоря, центр управления старушкой Землей. Здесь мы принимаем важные решения и претворяем их в жизнь. Здесь место председателя, мы занимаем его по очереди. Конечно, пока не всегда получается, как хотелось бы, но очень скоро люди станут жить по нашим правилам.
  - Нельзя заставить думать всех одинаково.
  - Уж от кого-кого, а от вас я не ожидал услышать подобных глупостей. Вы же один из немногих, кто знает, как легко управлять нашим миром.
  - Кое-что уже не работает, – снова не удержался от замечания Колян.
  - Ничего, – снисходительно заметил банкир. – Строительство новой станции – вопрос времени, и ничего более. А эта работает прекрасно, если желаете, можете сами убедиться. Впрочем, не хотите у нас работать – воля ваша. Я отпущу вас и вашего друга, если вы ответите на один вопрос.
  Друзья вопросительно посмотрели на него.
  - Насколько мы знаем, вам тоже помогали инопланетяне. Нас интересует полная информация о них.
  - Нет.
  - Жаль. Учтите, у нас есть возможность воздействовать на вас и вернуть память.
  - Вы думаете, «Излучатель» вам поможет? – мрачно проговорил Максим и исчез.
  Все опешили. Десантники растерянно заметались из стороны в сторону, и лишь один банкир продолжал невозмутимо сидеть в своем кресле.
  - Неплохо, – заметил он и взял из вазы виноградинку. – Нечто подобное я предполагал и, прежде чем вы понаделаете глупостей, хочу предупредить: вы об этом сильно пожалеете. Взгляните на экран: у меня для вас припасён небольшой сюрприз.
  Он взял со стола пульт и включил телевизор. На экране появилась комната, обитая мягкой тканью. В углу на полу, глядя прямо перед собой, сидела молодая женщина.
  - Сандра! – воскликнул взволнованный голос.
  - Она самая. Ну что, начнём разговаривать или будем и дальше изображать человека-невидимку?
  - Начнём, – появился Максим. – Но прежде я хочу её увидеть.
  - Пожалуйста. 
  Банкир сделал знак охранникам и снова повернулся к Ильину: 
  - Только, будьте любезны, постарайтесь обойтись без ваших фокусов, иначе ей сразу разнесут башку. Честно говоря, мне уже порядком надоело с вами возиться, у меня много других, более важных дел.
  Дверь открылась, и в окружении нескольких человек появилась Сандра.
  От такого потрясения Максим забыл обо всем на свете. Вскрикнув: «Жива!» –, он рванулся к ней, но сразу несколько крепких рук схватили и вернули его обратно.
  - Конечно жива, – усмехнулся банкир. – Тогда, на космодроме, мы решили пригласить её в гости, и как видите, пригодилось.
  - А заметка в газете?
  - Помилуйте, неужели не понятно? – укоризненно покачал головой банкир. – Чтобы её понапрасну не искали. Зачем нам лишний шум? Итак, или вы начнёте с нами сотрудничать, или же, как ни прискорбно, придется теперь уже по-настоящему похоронить вашу подружку.
  - Я согласен, – сдался Максим.
  - Вот и замечательно, я всегда знал, что мы сможем договориться по-хорошему, – улыбнулся банкир, но глаза его смотрели зло и холодно. – Сейчас мы пройдем на центральный пульт управления «Излучателем» и связи с гуманоидами. Там вы нам всё расскажете и покажете.
  Они вышли в коридор и в сопровождении десантников направились к соседней двери.
  - Это здесь. Ну, вы знаете, – снова усмехнулся банкир. – Кстати, место выбрано не случайно: изучая старинные рукописи, мы встретили упоминание о древней расе, пришедшей на Землю из космоса в глубокой древности и создавшей этот замечательный аппарат. И мы, изготовив опытный образец «Излучателя», поместили его здесь; согласитесь, очень символичное соединение старого и нового. Именно отсюда мы будем управлять миром.
  Один из сопровождающих толкнул дверь, и они очутились в большом круглом помещении со стеклянным потолком, в котором зияла огромная дыра.
  - И здесь напакостили, – поморщился банкир. – Весь пульт мусором засыпали.
  - А всё-таки мы сюда пробились, – заметил Колян.
  - Именно поэтому я и хочу знать, что произошло на планете.
  Стоявший рядом Максим промолчал. Он отчаянно пытался найти способ, как выпутаться из этой ситуации. По-настоящему он опасался только десантников; оба банкира и Карк не в счёт. Главное, не дать выстрелить охране. Риск огромный, одна случайная пуля – и конец. Однако он прекрасно понимал, что, как только банкир получит необходимые сведения, их уничтожат.
  Он выразительно посмотрел на Коляна, тот едва заметно кивнул, и они передвинулись поближе к автоматчикам.
  Этот маневр не остался без внимания.
  - Стоять! – заорал банкир.
  Тут же в них уперлись автоматные дула.
  «Сейчас выстрелят», – напрягся Максим.
  Он сжался, собираясь броситься на ближайшего охранника, но в это время обломки зашевелились. Десантники моментально отреагировали и разделились: одни продолжали держать под прицелом пленников, а двое других повернулись на шум.
  А из-под обломков наружу высунулась взъерошенная голова... Толяна.
  - Живой, – ахнул Колян.
  - Кто? – удивился Толян.
  Врезавшись на большой скорости в стеклянную крышу и проломив её, он вывалился из кресла катапульты. Падая, кувыркаясь и ударяясь о балки ажурных перекрытий словно тряпичная кукла, он потерял сознание и неминуемо бы разбился, но, к счастью, угодил прямо в большое кресло, которое смягчило удар и спасло ему жизнь.
  Он пришёл в себя, и ему показалось, что он продолжает падать. Впрочем, это больше походило на полет. Он парил над Землей и, к своему удивлению, не испытывал ни малейшего страха, лишь легкое головокружение от восторга. Он видел всю планету целиком и нисколько не удивлялся этому несоответствию. Каким-то совершенно необъяснимым образом он чувствовал всё человечество, их мысли и чаяния. Он мог легко усилить желание любого человека, и оно исполнится, но он никак не мог разобрать, кому помогать. Огромный клубок противоречий, состоящий из доброты и зависти, нежности и злости, сострадания и предательства, навалился на него и принялся рвать на части. Он задёргался и очнулся. Слегка пошевелился и скривился: всё тело болело немилосердно. Он открыл глаза, оперся о подлокотник и приподнялся. И сразу же позабыв о боли, просиял, увидев своих друзей живыми и невредимыми.
  Максим понял, что тот собирается покинуть кресло, и хотел его остановить, но банкир вскинул предостерегающе руку, и стоявший возле Сандры десантник тотчас приставил к её голове автомат. Максим стиснул зубы.
  Толян почувствовал неладное и остановился.
  - Вылезай! – зловещим тоном приказал банкир. – Вылезай, а то хуже будет.
  - Чё? – вопросительно уставился на него Толян.
  Он не понимал ни слова по-английски, в школе учил немецкий, да и то помнил лишь пару слов.
  - Кыш, кыш, – энергично помахал ладошкой банкир, показывая всем своим видом, что Толяну следует побыстрее выметаться.
  Склонив голову набок, тот с интересом смотрел на банкира, но даже не пошевелился.
  - Кто-нибудь знает русский? – повернулся банкир к присутствующим.
  - Я, – шагнул вперед Карк.
  - Сынок, скажи этому болвану, чтобы он освободил чужое кресло.
  - Вы-хо-ди, – медленно, по слогам, чётко выговаривая каждую букву, проговорил Карк.
  - Счас, всё брошу! – замотал головой Толян и плотнее вжался в спинку, казавшуюся ему самым надежным местом на Земле. – Мне и здесь неплохо.
  Лицо банкира перекосило злобной гримасой, но он прекрасно понимал, что поделать ничего не может: у человека, сидящего в этом кресле, безграничная власть.
  «Он же об этом не знает», – осенило банкира, и он на всякий случай расцвёл в улыбке.
  - О’кей, Генри, переводи: не хотите, и не надо. У меня к вам прекрасное предложение, от которого вы ни за что не сможете отказаться. Я думаю, вы знаете, что есть элита, избранное общество, и есть толпа. А всеобщее равенство – это утопия, не существующая даже в природе. Скажите, вы хотите быть в первой группе? Много денег, огромная вилла, собственная океанская яхта, личный самолет, путешествия в самые экзотические страны Земли, любые девочки по вашему выбору.
  - Хочу! – с восторгом выпалил Толян.
  - Приятно иметь дело с умным человеком. Идите сюда, и мы подпишем с вами контракт. Я принимаю вас на службу… – Банкир на секунду задумался. – Коммерческим директором в моем банке. Отдельный кабинет, очаровательная секретарша, персональный автомобиль. Соглашайтесь, работа не сложная, немного подучитесь и будете жить припеваючи.
  - Опять учиться, – сразу поскучнел Толян. – Не, неохота.
  - Послушайте, вы войдете в высшее общество, а там невозможно быть таким неотесанным дикарем. Вы не сможете общаться с коллегами по работе?
  - А ну тогда её, эту работу, – беспечно махнул рукой Толян. – Обойдётесь без меня.
  - А вы?
  - Переживу.
  - Что ж, не желаете, ваше дело. Я предлагаю вам… миллиард долларов. Уж тут-то без особого труда вы сможете получить всё, что вашей душе угодно.
  - Миллиард, – привстал Толян, пораженный такой баснословной суммой, которую он не мог даже представить. – Прямо сейчас?
  - Слово банкира. 
  - Согласен.
  - Вы хороший бизнесмен, – похвалил его банкир, выхватил из кармана ручку, чековую книжку и быстро в ней расписался. – Пожалуйста.
  - Эт чё? – озадаченно уставился на него свежеиспечённый «миллиардер».
  - Чек. По нему вам в любом банке мира откроют кредит или выдадут наличные.
  - По этой бумажке? Нет, не пойдет, давайте настоящие. Мы их на троих разделим.
  - Я не могу, – опешил банкир. – У меня нет с собой такой суммы.
  - А нет, нечего и разговаривать, – отрезал Толян и, поёрзав, устроился обратно в кресле. – Когда наберете, тогда и приходите, а сейчас отпустите моих друзей.
  - Если мы отпустим Ильина, неизвестно, что будет дальше, – нервно зашептал второй банкир.
  - А не отпустим, неизвестно, что этот идиот выкинет.
  - Это вы про меня? – обиделся Толян. До него вдруг дошло, что он понимает, о чём шепчутся эти неприятные ему люди. – Раз у вас много денег, так, значит, вы умнее всех на свете? Да чтоб у вас ни копейки не осталось.
  Зазвонил телефон, заставив всех вздрогнуть.
  - Я занят, – нервно бросил банкир в трубку, но тут же изменился в лице и внимательно дослушал сообщение.
  - Я банкрот, – с тоской сообщил он сыну. – И вы тоже, – повернулся он к своему спутнику.
  - Как?
  - А так. На бирже прошла информация, что налоговая служба заблокировала наши счета, мы бежали в неизвестном направлении и нас ищет Интерпол. Это полный бред, но поделать ничего нельзя: наши акции обесценились, клиенты бросились снимать деньги.
  - Мы вылетаем в Сити.
  - Поздно. Все акции скупила неизвестная фирма. У нас нет ни цента.
  Он судорожно дернулся и уставился бешеным взглядом в Толяна.
  - Это твои проделки, прохвост!
  - Я чего, я ничего, – сжавшись от испуга, торопливо забормотал Толян и крепко зажмурил глаза.
  - Убрать! –истошным голосом завопил банкир. – Уничтожить!
  Охрана вскинула автоматы и открыла ураганный огонь. Расстреляв все патроны, десантники в растерянности замерли: ни одна пуля почему-то не попала в цель. Наступила зловещая тишина.
  - Послушайте, уважаемый, вам не кажется, что вы сильно рискуете, так сказать, плюете в душу вашего устройства, а оно может не понять. Вы же сами знаете, как оно работает, – проговорил Максим, насмешливо повторив слова банкира. – А у нашего друга после всех этих приключений нервная система сильно расшатана. Даже мы не знаем, что он может выкинуть. На вашем месте я бы срочно забрал своих людей и выметался отсюда.
  - Да! – грозно выкрикнул Толян. Он приоткрыл один глаз и, сообразив, что ему ничего не угрожает, приосанился. – Валите отсюда.
  Банкиры и охрана, обгоняя друг друга, бросились к дверям, друзья остались одни. Максим развернулся и схватил в свои объятия Сандру.
  - Ребята, это она, – сияя от счастья, сообщил он.
  - Мы уже поняли, – ответил Колян.
  - А как мы их! – подскочил радостный Толян.
  - Молодец, – хлопнул его по плечу Колян. – А теперь давайте посмотрим на эту штуковину, из-за которой у нас столько неприятностей.
  - Это кресло, в нём сидят, – показал рукой Толян.
  - Вот экран, в него глядят, – улыбаясь, в рифму продолжил Колян.
  - А похожая на раскрытый зонтик сфера скорее всего приемник излучений мозга, – не поддержал весёлого настроения друзей Максим, крепко держа за руку Сандру. – Видите, он связан с компьютером и… – он насторожился. – Тихо, там кто-то скребётся.
  Они замолчали и услышали доносившийся из-под стола тихий шорох. Колян нагнулся и вытащил наружу маленького, тщедушного, съёжившегося от страха человечка.
  - Обалдеть, – изумился Толян. – Как же я его не заметил?
  - Ах ты, заморыш, – принял грозный вид Максим. – Ты что здесь делаешь, шпионишь?
  - Что вы? – всплеснул руками человечек. – Я простой оператор, обслуживаю машину и больше ничего.
  - А чего прятался?
  - Боялся. Я как раз занимался уборкой, когда этот господин изволил на нас сверху свалиться.
  - Врёт, – мрачно проговорил Колян. – Его нужно…
  - Не нужно, – отшатнулся оператор. – Я пригожусь, я знаю одну очень важную тайну. Пойдемте, покажу.
  - Только без глупостей, – предупредил Максим и для убедительности поднес к носу человечка кулак. – Если там ловушка, я тебе шею сверну. Понял?
  - Понял, понял, – затараторил оператор.
  Он проскользнул в дальний угол и показал на маленькую, едва незаметную дверцу. Они открыли её и увидели убогую каморку, а в ней лежавшего на кровати изможденного человека.
  - Ты кто? – строго спросил Максим.
  - Я создатель этого аппарата, - вскочил человек.
  - Ты такой гений? – поморщился Колян. –А инопланетяне сказали, это их работа. И я им больше верю.
  - Вопрос спорный, – набычился учёный. – Да, они создали эту конструкцию. Но она не работала. Её многие видели, но только я сумел разгадать её предназначение и запустить. Я изучал данный феномен в Египте, на Тибете, в Южной Америке. Это вам не какой-то там электронный агрегат, здесь задействованы тонкие материи. Я сделал действующий аппарат.
  - В смысле, он заработал??
  - Да. У нас работала симпатичная сотрудница и совершенно не обращала на меня внимания. Я поставил аппарат к стене её комнаты, и в тот вечер она сама пришла ко мне. А на заседании учёного совета я установил его в соседнем доме, и мне дали академика, а потом…
  - Потом пришли военные, – договорил Макс.
  - Нет, штатские.
  - Угу. Национальная безопасность, отдельная лаборатория, Нобелевская премия.
  - Да, мне предоставили идеальные условия для работы. Мы изготовили новый, более мощный образец, проверили его сначала на группе добровольцев, затем на президентских выборах. Аппарат работал прекрасно. А потом меня заперли здесь. Отпустите меня, пожалуйста, – проскулил он. 
  - Врать перестанешь, отпустим, иначе будешь сидеть здесь до самой смерти, – пригрозил Максим.
  - Конечно, некоторую помощь оказали инопланетяне. В прошлом веке на Землю села одна летающая тарелка. В то время я занимался теоретическими разработками метода воздействия…
  - Короче, – не выдержал Колян. – Тебя притащили сюда, дали инструкцию, и ты запустил «Излучатель».
  - Чтобы запустить эту махину понадобился мой аппарат, – сердито сверкнул глазами изобретатель. – В любом случае я соавтор, и мне положено вознаграждение.
  - Я тебе такую премию пропишу – век помнить будешь, Эдисон несчастный, - вспылили Максим. - Морду бы тебе набить, да поздно. Можешь выходить, теперь эта штуковина больше никому не понадобится. И чтоб духу твоего здесь не было.
  Учёный моментально испарился.
  Колян посмотрел на друзей: 
  - Ну что? Пошли поищем, чем можно это безобразие уничтожить.
  - Посмотрим в соседних помещениях, - предложил Ильин.
  
  Они вышли в коридор.
  Максима распирало от счастья. Во-первых, он снова со своей любимой; во-вторых, они, несмотря на все злоключения, отыскали «Излучатель», и осталось сделать последнее – уничтожить его. Мысли его неслись вскачь, он представлял, как они с Сандрой уедут в тихий, безлюдный уголок, а там…
  Они завернули за угол, и на них набросились люди в камуфляжной форме. Максим успел отшвырнуть двоих, одного сбил Колян, однако силы были неравны, и вскоре они перестали сопротивляться, придавленные тяжёлыми телами. Рядом уже лежали Толян и Сандра. Щелкнули наручники, их посадили и прислонили к стене.
  Один из десантников достал рацию.
  - Мы их взяли, – доложил он.
  - В расход, – ответил жесткий голос.
  
  Тем временем адмирал Грег добрался до своего самолёта.
  - Крысы конторские, скупили весь мир и думаете, главнее всех, – вне себя от ярости шипел он. – Вы меня плохо знаете, я вам устрою промывание мозгов, вы у меня ещё попляшете.
  Он поднялся по трапу, тщательно закрыл за собой входной люк, вытащил из кармана брелок со встроенным в него пультом управления и набрал код. Боковая панель обшивки уехала в сторону, и из тайника выдвинулся металлический ящик, о существовании которого, кроме него, не знала ни одна живая душа. Те двое, что перенесли сюда неизвестный груз, погибли в глупой автомобильной катастрофе.
  - Вот вы мне и пригодились, – произнёс он, нежно провёл рукой по холодной блестящей поверхности и откинул крышку. Перед ним лежали размером чуть больше теннисных мячей три круглых металлических предмета.
  Во время осмотра «Арбалета» военные нашли два таких ящика и поначалу не обратили на них никакого внимания. Бросили на складе одного из секретных полигонов и в суматохе забыли. Через несколько дней Грег вспомнил о находке и решил на неё взглянуть. Он прибыл на склад, с трудом отодвинул тяжёлую бронированную дверь, шагнул за порог и обомлел: один из ящиков стоял пустой, с сорванной крышкой, а в воздухе висели два раскалённых шара. Он замер от ужаса, ожидая неминуемой смерти, однако шары подлетели к стене и… вошли в неё. Прошло немало времени, прежде чем адмирал пришёл в себя и рискнул пошевелиться. Поняв, что сюрпризов больше не будет, он подошёл к стене, но, как ни старался, не сумел обнаружить на ней никаких следов. Он выскочил из помещения и вызвал начальника охраны. К его удивлению, никто ничего не заметил, не среагировала и современная система электронной защиты, лишь по неизвестной причине взорвался один из военных вертолётов, патрулирующих полигон.
  «Столкнулись», - догадался адмирал.
  Он вернулся назад, открыл оставшийся ящик и увидел три небольших шарика, а рядом пульт управления. Приказав перенести ящик в свой самолет, он потратил несколько дней на изучение находки и понял, что заполучил в свои руки сверхмощное оружие - управляемых энергетических роботов.
  И теперь они помогут ему вернуть утраченную власть. Жаль, он не успел проверить их в действии, но приходилось рисковать, слишком многое поставлено на карту. Он схватил пульт, прошептал: «Да поможет мне Бог», – и щёлкнул тумблером, под которым было изображение молнии зеленого цвета.
  Негромко загудев, шары плавно взлетели и зависли в воздухе. Грег повёл пультом из стороны в сторону, и они незамедлительно проделали тот же маневр. Воодушевлённый тем, что роботы его слушаются, он нажал на синюю кнопку с направленной вперед стрелкой.
  Шары вспыхнули ослепительно белым светом и выпустили три луча, которые скрестились в одной точке и пронзили обшивку. От неожиданности адмирал дернул пультом, и лазеры автоматически повторили его движение, разрезав прочнейшую сталь, словно мягкое масло.
  У Грега от возбуждения задрожали руки.
  - Я расправлюсь с Ильиным и этими выскочками. Я буду править миром! Один! – выкрикнул он и с силой надавил на красную кнопку.
  - Уничтожить людей! – приказал Грег и похолодел, почувствовав в груди озноб от совершённой непоправимой ошибки. И прежде чем успел сообразить и крикнуть: «Кроме меня!» – его ослепила яркая вспышка, последнее, что он увидел в своей жизни.
  Энергетики вылетели из самолета и принялись расстреливать всех, кто попадался им на пути.
  
  «Как глупо, – с тоской думал Максим. – Нужно было приказать всем покинуть территорию базы».
  Он слегка повернул голову и посмотрел на Сандру, которую так нежданно-негаданно нашёл и которую по собственной дурости навек потеряет.
  Один из нападавших вытащил пистолет, но не успел нажать на курок, как в конце коридора появились три светящихся шара.
  - Энергетики! – вздрогнули пленники.
  Десантники, почуяв опасность, мгновенно разбежались в стороны и открыли по шарикам огонь, однако вскоре всё было кончено; последним, обливаясь кровью, упал старший группы.
  «Теперь наша очередь», – понял Максим и попытался прикрыть собой Сандру, отчетливо понимая, что спасти её невозможно и жить им осталось считанные секунды. Толян крепко зажмурился, а Колян, стиснув зубы, силился освободить руки.
  Один из шаров выстрелил, но одновременно с этим раздался грохот, в потолке образовалась громадная дыра, и на пол, прикрывая людей, свалилось нечто, похожее на большое яйцо. Огненная струя разбилась о нежданное препятствие и разлетелась фонтаном искр. По яйцу пошли трещины, скорлупа рассыпалась, и перед ними появился гигантский скорпион. По иссиня-черному, словно отполированному блестящему панцирю проскакивали короткие разряды; смертоносное жало зловеще раскачивалось из стороны в сторону.
  - Аяло! – хором воскликнули Максим и Колян. – Ты откуда?
  - Мама дорогая, как я обожаю жуков и тараканов, – растроганно шмыгнул носом Толян.
  - Потом, – ответила она и резким движением хвоста вытолкнула всю четверку в боковой коридор.
  Энергетики замерли, переваривая новую информацию, а затем ударили раскаленной плазмой. Аяло, прыгая из стороны в сторону и прикрываясь защитным экраном, отвечала тем же. Грохот закладывал уши. Яркие молнии прошивали насквозь стены, от разрывов зарядов разлетались бетонные перекрытия. Овальная стена покрылась трещинами, а в одном месте потекла, словно маленький водопад. Начался пожар, от едкой гари слезились глаза и першило в горле.
  Внезапно стало тихо. Колян подобрал на полу стальную проволочку и освободил друзей от наручников. Люди высунулись из-за угла и увидели противников, застывших друг против друга. У Аяло панцирь уже не блестел, а в нескольких местах треснул, но в целом она смотрелась неплохо. Энергетикам досталось больше: один ещё ничего, второй светился намного тусклее, а третий вообще разлетелся на несколько осколков, бешено вращающихся вокруг друг друга.
  - Ура, мы их сделали! – восторженно завопил Толян.
  - Не спеши, – охладил его пыл Максим. – Забыл, что с ними не так-то легко справиться. Боюсь они что-то задумали.
  Шары дрогнули, сблизились, и началось удивительное превращение. Сначала медленно, а затем всё быстрее они завертелись в сияющем круговороте и постепенно слились в одно пульсирующее колесо, из которого вылетали длинные, похожие на бичи лучи-щупальца.
  - Трансформер, – испуганно прошептал Толян. – Вот это монстр, я думал, такие ужастики только в мультиках бывают.
  Пару секунд противники стояли друг против друга, а затем бой продолжился с удвоенной силой.
  «Колесо» нанесло удар первым, и защитный экран Аяло разлетелся вдребезги. Теперь уже защищалась «Скорпиониха». Она увертывалась, прыгала из стороны в сторону и наносила в ответ хвостом ужасные удары. Но Энергетики держались стойко и медленно теснили её, загоняя в угол. Наконец им это удалось, и противники сцепились в плотный клубок. «Колесо» лишилось нескольких щупальцев и светилось не так ярко, как вначале, а на поверхности появлялись и снова исчезали черные пятна. Однако Аяло пришлось намного хуже, панцирь раскалился и начал отслаиваться. Трансформер несколькими щупальцами блокировал её хвост, а остальными начал наносить мощные удары.
  Люди замерли от ужаса. Сандра закрыла лицо ладонями, Колян силился что-то сказать и не мог произнести ни слова, а Максим лихорадочно пытался сообразить, что делать. Аяло зашаталась. Она слабела на глазах, ещё немного – и её добьют.
  И тут в сражение вмешался Толян.
  С диким воплем: «Наших бьют!» – он схватил валявшийся на земле стальной прут и ринулся в самую гущу сражения. Подскочил к Энергетику и со всей силы саданул по одному из щупалец, но получил сильнейший удар током и отлетел на несколько метров в сторону. В запальчивости вскочил, схватил попавшуюся ему на глаза толстую трубу, и тут же с испугом отшвырнул её обратно: у него в руках оказался искрящийся конец силового кабеля.
  - Стой! Не отпускай! – закричал Максим.
  Ведь это была единственная возможность уничтожить «Энергетики», и Ильин бросился вперёд.
  - Давай, давай, вылезай скотина, – чертыхался он, остервенело выдирая кабель из-под обломков.
  Остальные не понимали, что он задумал, но не раздумывая кинулись на помощь. Наконец они вырвали приличный кусок и с размаху воткнулись вместе с ним в «Колесо».
  Оно замерло, завибрировало, меняя цвет, и начало пульсировать, разбухать, увеличиваясь в размерах.
  Аяло схватила людей, в огромном прыжке отскочила подальше в сторону, и, падая, прикрыла их собой.
  Чудовищный взрыв разнёс остатки здания. Столб огня и дыма закрыл солнце. А потом наступила звенящая тишина. Почти минуту люди лежали не шелохнувшись, наконец Максим собрался с духом и поднял голову.
  - Победа? – спросил он.
  - Да, – кивнула Аяло.
  - Насовсем? – высунулся Толян с опаской оглядываясь по сторонам. – А то я скоро с ума сойду. 
  - Ты и так сошёл. Кто же на Энергетика с железякой бросается, – толкнул его Максим и посмотрел на Аяло: – Откуда ты взялась?
  - Хотела узнать, сумеете ли вы справиться с теми, кто построил «Излучатели», и воспользовалась тем же путем, что и вы, только я не собиралась покидать базу и перемещаться на Землю.
  - А если б мы погибли? – возмутился Толян. – Тебе было бы нас не жалко?
  - Жалко, – согласилась Аяло. – Но это ваша планета и ваши проблемы.
  - Почему ты тогда появилась?
  - На Дэкте сработал сигнал, сообщивший, что произошла активизация нескольких Энергетиков, а раз в дело пошли наши технологии, то я была обязана вмешаться.
  - И это правильно, – кивнул Колян.
  - А главное, вовремя, – добавил Толян.
  - Я действительно очень рада, что вы живы, – проговорила Аяло. – И я должна поблагодарить вас, ведь если бы не вы, то неизвестно, чем бы закончилось сражение.
  - А, пожалуйста, – задрал кверху нос Толян. – Почему не помочь хорошей женщине.
  Колян хотел отвесить ему подзатыльник, но сдержался.
  - А это кто? – Аяло показала на Сандру. – Впрочем, я догадываюсь и желаю вам счастья. А теперь я должна вас покинуть.
  - Заходи ещё.
  - Посмотрим, как у вас пойдут дела. – ответила она, приветливо помахала хвостом и исчезла.
  
  Люди стояли и озирались по сторонам: базу разметало практически полностью. Крышу снесло, стены развалились. Уцелела лишь небольшая часть здания, где находился пульт.
  - Ну вот, – проговорил Колян, – Теперь нами никто не сможет командовать.
  - Попить бы, – вздохнул Толян. – Да и поесть бы не мешало.
  И тотчас перед ним на земле появились пакет апельсинового сока и завёрнутая в целлофан сдобная булочка.
  - Вот здорово! – обрадовался Толян, схватив еду. – Спасибо Максим.
  - Не понял, - дёрнулся Ильин. – Я ничего не заказывал. А ну-ка, пошли обратно к пульту.
  Они перешагнули через сорванную с петель дверь и остановились.
  - Гляди-ка, – удивлённо заметил Колян. – А здесь всё цело и даже комп работает. Безобразие, за что боролись?
  - Не нравится мне это, - мрачно произнёс Максим.
  - Да ладно, - возразил Толян и посмотрел на Максима. - Давай ты этой штуковиной управлять будешь. Станешь главным президентом всей Земли. Устроим жизнь по справедливости. А кто попрёт против, того в каталажку, ты ему мозги прочистишь, и баста. И тебя никто не подсидит, ты или лицо изменишь, или вовсе исчезнешь.
  - А если меня заклинит, что вы тогда делать будете?
  - А что, такое может случиться? – сразу стал серьезным Толян. – Тогда конечно.
  Он подошёл к компьютеру и выключил его. Тот продолжал гудеть. Толян нагнулся и вырвал шнур питания. Никакого результата. Он вопросительно посмотрел на друзей. Они лишь недоуменно развели руками. Толян принялся шарить по столу, по ящикам, затем полез под стол, что-то бормоча себе под нос.
  - Ты чего ищешь? – спросил Колян, подходя ближе. 
  - Секретный выключатель, – пропыхтел Толян, выбираясь обратно. – У любого агрегата должна быть кнопка, которая его отключает.
  - Мне кажется, – заметил Максим. – Его выключить невозможно.
  - Что нельзя выключить, то можно разломать, – упрямо проговорил Толян. – Я сейчас эту технику разнесу в клочья.
  Он схватил похожую на лом здоровенную арматурину и принялся крушить аппаратуру.
  Минут через десять, мокрый, но довольный, он смахнул со лба пот и огляделся: вокруг валялась груда искореженного металла и пластика.
  - Теперь можно и домой, – объявил он с довольным видом, шагнул к выходу, но запнулся о кирпич и едва не упал.
  - Чтоб тебя разнесло! – чертыхнулся Толян.
  В тот же миг кирпич разлетелся на мелкие кусочки, счастье, что никто не пострадал.
  - Спецназ! – перепугался Толян.
  Они начали тревожно озираться, но никто не появился, а в наступившей тишине не было слышно ни звука.
  - Вряд ли, – осторожно заметил Колян.
  - Может, мина? – не сдавался Толян. – Вояки потеряли. Пошли отсюда. Мы своё дело сделали, а остальное само развалится.
  Сильнейший толчок едва не сбил их с ног. Земля завибрировала, раздался гул. С гор посыпались камни.
  - Землетрясение, – ахнул Колян. – Сейчас завалит.
  - Я не хочу… - взвыл Толян.
  Подземные толчки тотчас прекратились.
  - Бежим, - дёрнулся Колян.
  - Погоди, – остановил его Максим, оглядывая окрестности. - По-моему, здесь дело в другом.
  - Ты хочешь сказать… 
  - Да. «Излучатель» с самого начала или не работал, или работал на минимальной мощности. Военные с помощью дэкстов его запустили и теперь его не отключить.
  - Да не может этот... – завёлся Толян.
  - Стоп, – прервал его Максим. – Следи за своими мыслями. «Излучатель» каким-то образом настроился под тебя. Так что ты поосторожнее. Что скажешь, то и сбудется. Сок с булкой ведь тоже ты заказал.
  Толян поёжился, огляделся по сторонам, наморщил лоб и беззвучно произнёс коротенькую фразу. Пару секунд подумал и прошевелил губами вторую, длиннее первой.
  - Ты чего? - насторожился Колян.
  - Пить бросил, - смущённо ответил Толян.
  - А ещё?
  Толян тяжело вздохнул и еле слышно произнёс:
  - Сказал, чтобы оно отключилось. Ну её, эту ответственность. У меня всего восемь классов. Сначала надо умные книжки почитать, в музеи, театры сходить. И потом, а вдруг ещё кто сумеет подключиться.
  - Может ты и прав, - согласился Максим. – Пусть постоит, пока не поумнеем. В любом случае, с себя начинать нужно.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"