Коняева Иринья: другие произведения.

Между морем и ветром

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Курортный роман закончился, а чувства остались? Ксюша не из тех, кто будет долго страдать. В конце концов, любимый живёт в её родном городе, а там и стены помогают! План захвата гениального мальчика готов, и всё даже получается... вроде бы. Только вот новый сосед со своим котом отчего-то не дают ей покоя. Но ничего, жизнь расставит всё по своим местам. Жизнь и несколько невероятных совпадений.

      
      Книга на Литнет
      
      
      
      
      
      
      

  Курортный роман закончился, а чувства остались? Ксюша не из тех, кто будет долго страдать. В конце концов, любимый живёт в её родном городе, а там и стены помогают! План захвата гениального мальчика готов, и всё даже получается... вроде бы. Только вот новый сосед со своим котом отчего-то не дают ей покоя.
  Но ничего, жизнь расставит всё по своим местам. Жизнь и несколько невероятных совпадений.
  
  Глава 1. Женщина ходит первой и... побеждает?
  
  Таиланд, отель на берегу реки Кхвэяй
  
  Ксюша проснулась в душном номере дешёвого тайского отеля и испугалась. Память услужливо подсунула воспоминания ночи: страстные объятия, соблазнительный шёпот, поцелуи.
  - Ёперный театр, - тихонько выругалась она, чтобы не разбудить сладко спящего рядом парня.
  'Сева! Блин, первый раз в жизни переспала с почти незнакомым мужиком и это оказался вшивый ботаник. Нет, чтобы какой-нибудь мачо! Блин, блин, блин! Вот тебе и воздержание! Дождалась мужчины своей мечты! Уж лучше бы это оказался кто-нибудь из своих, - красавица недовольно кривила лицо, прикрывала глаза рукой, закусывала губу. - Но ведь надо признать, секс был очень даже ничего, - вспомнила она. - Даже более, чем ничего. Очень даже'.
  Парень рядом пошевелился, перевернулся на спину, и Ксюша без стеснения рассмотрела всё, что в эту ночь было предоставлено в полное её распоряжение.
  'А он хорош. Все эти рубашки и летние брюки ему совсем не к лицу, делают его скучным. Не мой типаж, но что-то в нём есть' - решила девушка и ласково провела по предплечью, не мощному, но мускулистому.
  - Доброе утро, - хриплым спросонья голосом поздоровался Сева. - Приятно, продолжай.
  - Ах, вы посмотрите, каков шейх, - едва ли не пропела Ксюша, но руки не убрала. Он смотрел так, что кровь девушки едва не кипела в венах, делая её непривычно соблазнительной и кокетливой.
  - Если ты позволишь мне немного им побыть, я не откажусь, и отблагодарю свою прекрасную наложницу, - подыграл Сева, перевернулся на бок и положил руку с длинными музыкальными пальцами на её обнажённое бедро, ласково провёл и неожиданно быстро переместился, перевернул её на спину, навис сверху.
  'Курортный роман. Это просто курортный роман. Ничего не значащий секс' - успокоила свою совесть Ксюша и напомнила новоявленному шейху о вчерашней договорённости: - Благодари, но помни о договоре. Никаких обязательств.
  Он был совсем не похож на мужчину её мечты. Совсем.
  И всё же она ошиблась. Он стал для неё всем. Только было уже поздно.
  
  
  Полтора месяца спустя
  
  Ксюша неслась на двенадцатисантиметровых каблуках по подъезду, перепрыгивая ступеньки. Хозяйка, сдающая квартиру в одном подъезде с Севиной, предупредила, что ровно в восемь часов к ней приедут потенциальные квартиросъёмщики и в её интересах успеть посмотреть и принять решение до указанного времени.
  Подобной оказии могло не представиться ещё очень и очень долгое время, поэтому девушка торопилась изо всех сил. Все её мысли были сосредоточены на одном - успеть до конкурентов. Оставалось ещё около четверти часа, но Ксюша приняла решение отвоевать максимальное количество минут, чтобы реально оценить квартиру и не совершить величайшую ошибку для её ещё не устоявшегося бюджета, если вдруг придёт понимание: надо брать! Цена была не слишком высокой, так что при большом, нет, при очень большом желании, она могла себе позволить съехать от родителей.
  Самоцелью это не стояло, но ради Севы и возможности хотя бы в теории привлечь его внимание, а там уж и подвести к нужной ей влюблённости и - мечты-мечты! - любви, можно было и подужаться.
  - А, это вы. Успели-таки, - своеобразно поприветствовала Ксюшу приятная пожилая дама. - Ну, проходите. Можете не разуваться. Здесь скромненько, но чистенько, район хороший, супермаркет, аптека рядом, да и детский сад со школой тоже, - перечисляла хозяйка, нахваливая инфраструктуру.
  И Ксюша понимала, почему предприимчивая старушка описывала не сдаваемое помещение. В квартире нахваливать было решительно нечего, кроме заявленной чистоты. Старенькая мебель, давно продавленный диван с протёртой обивкой, грязно-серые ковры, выцвевшие от старости и вытоптанные до истончения в стратегических местах, кухня со скрипучими дверцами и жёлтыми разводами на полках.
  Воодушевление, охватившее девушку на пороге квартиры, преобразовалось в страшнейшее разочарование. Ксюша сама не знала, чего ей хочется больше, зарыдать от обиды или вызвериться на обманщицу-хозяйку, которая безбожно дезинформировала её по телефону.
  - Ох, молодёжь, всё вам палаты белокаменные подавай, - вздохнула женщина, точно расшифровав выражение лица потенциальной квартиросъёмщицы.
  Ксюша не стала вступать в дискуссию, коротко поблагодарила, попрощалась, да вышла за дверь.
  В чистом аккуратном подъезде кто-то любовно разрисовал стены и сейчас на расстроенную девушку смешными глазми-пуговками смотрели бабочки, божьи коровки, пчёлки с огромных, словно выпуклых, ромашек. Муравьи выглядывали из-за травинок, а из-за толстенной канализационной трубы, выкрашенной в стандартный тёмно-зелёный цвет, высунул морду огромный двухметровый олень.
  'Ну, ничего себе умельцы! Прикольно! А я и не заметила, пока бежала. В таком подъезде, наверное, приятно жить. Цветочки повсюду. Милота'.
  Ксюша не торопилась уходить. Облокотившись на перила, она с интересом разглядывала каждый рисунок, каждую аппликацию. У них в доме всё было в высшей степени цивильно, красиво, но слишком казённо, а здесь, напротив, царили уют и душевная атмосфера.
  Девушка грустно вздохнула. Не жить ей в этом доме. Не судьба.
  Спускаться в том же темпе, что и поднималась, необходимости уже не было и Ксюша пошла к лифту, нажала кнопку вызова. Когда через несколько секунд двери распахнулись, она как раз рассматривала незамеченный ею раньше рисунок - маленький светло-серый котёнок с тёмными хвостом и мордашкой упал в лужу. Лужа была нарисована так достоверно и казалась столь холодной, грязной и неприятной, что девушке безумно захотелось взять малыша, укутать во что-нибудь тёплое и сунуть за пазуху.
  - Ксюша, привет. Какими судьбами? - раздался до боли знакомый голос.
  - Сева? - удивлённо воскликнула девушка.
  Эффект неожиданности сработал на редкость удачно и сейчас даже великий Станиславский сказал бы: 'Верю!'. Вот и у Всеволода не осталось сомнений - встреча случайна, подозрения беспочвенны.
  - Ага, я, - подтвердил парень с улыбкой. - Не ожидал тебя здесь увидеть.
  - Да я тебя как бы тоже, - искренне ответила всё ещё не пришедшая в себя Ксюша. - Но я очень рада встрече. Столько времени прошло. Как у тебя дела? Ой, извини! Что-то я не вовремя как-то и в неудачном месте. Ты, наверное, живёшь здесь, устал, хочешь отдохнуть, или в гости пришёл. Извини, что задерживаю. Я пошла.
  Ксюша сильно смутилась и совершенно не соображала, что говорит. Все подготовленные за рабочий день фразы вылетели из головы, оставив там абсолютный вакуум. Она нажала кнопку лифта, но двери не распахнулись. Сбоку раздалось:
  - Он уже уехал, вообще-то. Если не торопишься, могу напоить тебя чаем. Поболтаем. Расскажешь, каким ветром тебя занесло в наши края, - предложил Сева.
  Ксюше на мгновение показалось, что она умерла и попала в рай. Собственно говоря, она и шла за этим. Чтобы побыть с ним хоть какое-то время, попробовать спровоцировать его на эмоции, проверить реакцию, так сказать, или просто напроситься на дружеское свидание, например. И планировала вести себя сдержанно!
  Но сейчас всё шло вкривь и вкось. Вдалеке от него она почти обрела душевное равновесие и ей казалось, она сможет вести себя достойно. Но в действительности эмоции буквально душили. Ксюша поняла, что может наговорить или натворить лишнего, выдать чувства и пустить свой поезд под откос.
  'Чем меньше мы мужчину любим, тем больше нравимся ему' - как заклинание повторяла она про себя, пытаясь настроиться.
  Не помогало.
  Любимое лицо. Живое, умное, интеллигентное. Проницательные тёмные глаза. Чуть вьющиеся волосы. Острые скулы. Чертовски мужественный квадратный подбородок на довольно узком лице.
  Пальцы буквально горели, так хотелось коснуться его, и Ксюша неосознанно то и дело сжимала руки в кулаки и разжимала обратно, словно согревая окоченевшие пальцы.
  - Я...
  - Ой, да ладно, брось стесняться, все же свои. Идём! - принял решение за непривычно растерянную девушку Сева.
  Она думала отказаться. Знала, что нужно сказать нет, вызвать жутко скрипучий лифт и делать ноги. Но не смогла.
  Как только он взял её за руку, мысли превратились в клубничное варенье. Очень сладкое и липкое. Коварное. Вязкое. Восхитительно одуряющее.
  Сева что-то рассказывал, но Ксюша слышала лишь его голос, любимый, низкий, бархатистый, с чуть раскатистой 'р', не вникая в смысл слов. В ушах шумело, сердце колотилось так, что девушке казалось, скоси она глаза вниз, увидит, как оно пульсирует под деловой снежно-белой рубашкой, как у волка в фильме 'Маска'.
  Он выпустил её руку, чтобы открыть дверь и к Ксюше словно по мановению волшебной палочки вернулась способность относительно внятно мыслить.
  'Чёрт! Чёрт! Чёрт! - запаниковала она. - Держать дистанцию! Не наброситься на него! Вести себя прилично! Чёрт!'
  - ... у нас полы холодные, но тапки мы как-то не носим. Подожди, сейчас принесу тебе носки.
  'Чего? Какие носки? - очнулась Ксюша и огляделась. - Хм, ну ничего себе! Прикольно у них. Ой, а полы действительно холодные'.
  - Садись, - Сева указал на небольшую банкетку и, вернувшись через минуту с носками, сел прямо на пол и принялся расстёгивать застёжки на стройных лодыжках. - У тебя восхитительные ножки, - сделал комплимент парень и погладил правую, уже освобождённую от узкой туфельки, ступню, легонько сжал пальчики с ярко-розовым лаком, помассировал большими пальцами подъём, пятку, затем надел тёплый носок и поставил ножку на своё колено. Принялся за левую.
  Ксюша находилась на вершине блаженства. Заботливый и нежный Сева, то ли массирующий, то ли ласкающий её ноги. Его горящий взгляд. Уверенные движения.
  Ей казалось, она спит. Ведь не может ведь мечта просто взять и осуществиться! Слишком нереально. Слишком восхитительно. Долгожданно. Но... возможно?
  - У тебя всегда ноги такие холодные или это ты у меня так быстро замёрзла? - сп росил Сева, попеременно растирая запакованные в его зимние носки девичьи ножки.
  - Недавно началось. И руки, и ноги вечно холодные, - ответила девушка машинально.
  - Сходи обязательно к врачу, это не очень хороший симптом. Но вообще, бывает от сильного стресса, а у тебя как раз все эти дипломные дела были, может, после них и накрыло. В любом случае пообещай мне сходить к врачу, - Сева посмотрел строго и только после того, как она кивнула, позвал: - Идём, буду отпаивать тебя чаем с конфетами.
  Парень легко поднялся и протянул обе руки Ксюше. Отказываться от лишней возможности прикоснуться к нему девушка не стала, но взгляд опустила, чтобы ненароком не выдать бушующие чрезмерно сильно эмоции.
  Она всё ещё ныряла из фантазий в реальность, всё больше и больше погружаясь в бушующее море ошеломляюще сильных чувств. Душа орала: 'Я люблю тебя, люблю!', но свойственная ей осторожность словно шептала: 'Тшшш, тише, родная, тише. Он может услышать'.
  Как только молодые люди переступили порог кухни Ксюша тут же позабыла о своих страхах и сомнениях. Необычный интерьер просто ошеломил её. Страстная любительница стильных деталей не удержалась, сама высвободила руку из ласкового и до сего момента столь желанного плена крепкой мужской руки, и едва ли не бегом подошла к тёмно-зелёной как старый мох деревянной кухне с золотисто-медным фартуком и тёмно-золотой с розовым отливом фурнитурой.
  Ласково, бережно притронулась девушка к причудливой формы крану, едва касаясь погладила тёплую каменную столешницу. Она и не замечала, что тянет тихонечко 'о-о-о', забавляя своим поведением хозяина квартиры.
  - Ты любишь готовить?
  Ксюша настолько переключилась, что даже не сразу поняла, кто и что у неё спросил. Краска тут же залила и без того нарумяненные щёки и девушка мысленно обозвала себя круглой дурой.
  - Извини, - она обернулась с милой улыбкой и без приглашения прошла и уселась на стул с высокой спинкой. - Кухня великолепная, сложно было удержаться. Видимо, у нас, девочек, это в крови. Выключаются мозги, включаются инстинкты. Сразу хочется нарезать салатик или испечь чего-нибудь вкусное.
  - Ты готовишь? - недоверчиво спросил Сева. Он и не думал скрывать удивление и даже некоторый скепсис.
  - Я люблю печь торты и пирожные, ну, и готовлю тоже, конечно, но уже без особого энтузиазма, разве что понравится какой-нибудь рецепт, - честно ответила девушка и не удержалась, немного обиженно спросила: - А что в этом такого удивительного?
  - Не принимай на свой счёт, - отмахнулся парень. - Просто я всё чаще встречаю девушек, которые не умеют или не хотят готовить. И, откровенно говоря, не понимаю этого. У меня, к примеру, есть друзья, семейная пара, так вот, они едят в кафе. У них дома всегда пустой холодильник. Ну, пельмени какие-нибудь или сэндвичи из магазина могут валяться, но так, чтобы приготовить что-то сложнее омлета - ни за что. Хотя я и про омлет не могу с уверенностью сказать.
  - Ну, если их всё устраивает, то и ладно. В конце концов, это их дело, - Ксюша ни капли не играла в толерантность, она действительно так думала.
  - Тоже верно, - признал Сева, хотя девушка заметила, как он на мгновение поджал губы. - Но тенденция меня не радует.
  Ксюше ужасно хотелось сказать какую-нибудь гадость или съязвить, но она сдержалась. Парень и не скрывал недовольство её излишне либеральным отношением к важному для него вопросе и почему-то именно это маленькое противоречие подняло ей настроение и прибавило уверенности в себе.
  - Ты собирался напоить меня чаем и допросить, не проникла ли я наглым шпионским образом на огороженную заминированную территорию с целью захвата твоей холостяцкой свободы, - немного ехидно и в то же время не прекращая улыбаться напомнила Ксюша. - И пока ты готовишь чай - я, кстати, пью только заварной и лучше чёрный, если есть - так уж и быть, без лампы в лицо и прочих пыточных средств честно признаюсь: пришла смотреть квартиру. Не то, чтобы я прямо планировала в ближайшее время съехать от предков, но потихоньку настраиваюсь, что пора бы вылететь из гнезда, просматриваю объявления. Здесь цена была более-менее реальная, до работы недалеко, остановка рядом, - девушка развела руками и закончила: - И вот я здесь.
  - Значит, случайность, - не отвлекаясь от приготовления чая пробормотал Сева себе под нос.
  - Ага, - беззаботно ответила Ксюша, разглядывая уютную и красивую кухню.
  
  Пока парень был занят, она чувствовала себя относительно свободно и болтала, практически не умолкая. Незаметно для себя девушка умудрилась за несколько минут рассказать едва ли не всё, что произошло с момента расставания: про защиту диплома, поиск работы с ужасно волнительными собеседованиями, даже о новой программе тренировок. Но как только Сева сел напротив, она подняла на него взгляд и пропала.
  Воспоминания об их единственной ночи в Таиланде хлынули потоком, и Ксюша покраснела. Она чувствовала, как щёки заливает проклятый румянец, злилась на себя и от этого краснела ещё сильнее.
  Рассказ о предстоящей поездке на море прервался на полуслове и был окончательно позабыт.
  Сева понимающе улыбнулся и сказал:
  - Готов поспорить, ты вспомнила Таиланд.
  Голос его звучал немного хрипло и парень чуть прочистил горло, сделал глоток чая, обжёгся и жадно втянул ртом воздух. Маленькая неловкость позволила Ксюше взять себя в руки. Она тоже отпила чай, аккуратно и осторожно, исключительно для того, чтобы проглотить комок в горле и не выдать окончательно сильное возбуждение, охватившее её внезапно и совсем незапланированно.
  С милой улыбкой и без малейшего намёка на хрипотцу она ответила:
  - Честно говоря, да. Отчего не вспомнить приятную ночь? Может, конечно, я себе навыдумывала, всё-таки у меня был огромный перерыв в отношениях, но всё было очень... - с самым непринуждённым видом девушка сделала ещё глоток чая, - ярко.
  - Я не уверен, что правильно понял, но если это был намёк, то готов обновить твои ощущения, - проворковал Сева.
  В этот момент Ксюше хотелось лишь одного - закричать: 'Да! Хочу! Очень!'. Обновить ощущения. Пойти на поводу у своего тела, своих желаний. Позабыть о планах и данных себе установках.
  И стало безмерно горячо, словно по венам побежала раскалённая лава вместо привычной крови. Мефистофель коварно нашёптывал: 'Соглашайся... такого шанса может и не предоставиться... Давай... Дерзай... Ты ведь хочешь этого... Очень, очень хочешь... Ты будешь счастлива...Тебе будет хорошо...'
  Но она сдержалась. Из последних сил грандиозным усилием воли подавила первый порыв. И старалась дышать размеренно, медленно, помогая успокоиться расшалившемуся организму.
  - Нет, это был не намёк, - спокойно, может, даже излишне спокойно произнесла Ксюша и лукаво улыбнулась. - Скорее провокация. Просто, чтобы тебя немного поддразнить, - и гораздо серьёзнее добавила: - Меня не интересует секс на одну ночь, Сева. Тогда... А! Не важно! - не стала оправдываться девушка. - В общем, была рада тебя видеть, но мне пора бежать. Уже вечер, скоро стемнеет, не хочу добираться домой по темноте.
  Ксюша едва ли выпила полчашки чая, а к сладостям и домашней выпечке даже не прикоснулась. О еде в таком состоянии речи и не шло. Слишком волновалась. Сейчас ей было важно просто уйти с высоко поднятой головой и не броситься на шею любимому, но не влюблённому в неё парню. И уж тем более не любящему.
  - Я тебя проведу, - Сева поднялся вслед за девушкой.
  - Не стоит, - машинально ответила Ксюша, о чём тут же пожалела. Но её мнение, пусть и не до конца осознанное, во внимание принято не было.
  - Ксюша, время действительно позднее, уже темнеет, а ты девушка красивая, эффектная. Давай не будем рисковать, хорошо? За меня не переживай, я весь день просидел в лаборатории и дышал всякой гадостью, мне только полезно прогуляться перед сном.
  - Ты не поел, - выпалила Ксюша и про себя подумала: 'Что я несу? Ну не дура ли?'
  - Ничего страшного со мной не случится. Идём. Ты где живёшь? Может, такси вызвать или пешком дойдём?
  - Давай пешком, - выбрала Ксюша, похвалив себя за выбор туфель этим утром. Каблук на них, конечно, был устрашающе тонким и высоким, но ходить в них - сплошное удовольствие: и походка красивая, и ноге удобно. Не тапочки, конечно, но почти.
  И было восхитительно! Тяжело, безумно тяжело скрывать чувства и мысли, но восхитительно приятно идти рядом!
  Погода располагала к неспешной беседе, так и хотелось подольше побыть на улице, и парочка шла не торопясь, иногда останавливаясь, чтобы повернуться друг ко другу, объяснить какую-то безумно важную вещь ещё и при помощи языка тела, языка жестов, контакта взглядов.
  И Ксюша млела. Умный, начитанный, но ни капли не нудный Сева её восхищал. Рядом с ним хотелось жить по-другому. Читать хорошие книги, смотреть не только развлекательные фильмы, ходить в оперу и театр. Он, увлечённый своими исследованиями, находил время на всё, что развивало его духовно. И ей тоже так хотелось. Да не выходило.
  - Я не понимаю, как ты всё успеваешь. Поделись секретом, - попросила девушка. Она держала Севу за локоть и сейчас немного сбавила шаг, вынудив и его замедлиться, заглянула в глаза. - Вот я тоже люблю театр, но сто лет там не была. У меня по вечерам вечно какой-то караул, столько дел. Как начала работать, вообще ни на что не нахожу времени.
  - Ты просто не перестроилась ещё, - утешил Ксюшу парень. - Со временем выработаешь график. Я, к примеру, просто люблю всё планировать. С детства повелось. Удобно. Попробуй как-нибудь составлять план на день или неделю вперёд, и придерживайся во что бы то ни стало. Если твоё, понравится и будешь делать так впредь. Нет - ну, на нет и суда нет. Каждому своё.
  - Звучит разумно. Надо будет действительно попробовать, - Ксюша вежливо улыбнулась, но убеждённости в её голосе слышно не было.
  Она не раз и не два пробовала всё записывать, да только то забывала, то меняла планы. И, откровенно говоря, всегда безумно завидовала людям, которые так умеют. Ей вообще всегда хотелось быть уверенной в себе бизнес-леди, такой, как показывают в американском кино. Да только желанием всё и ограничивалось. Сидеть на работе круглосуточно и что-то выдумывать, заменять работой личную жизнь, встречи с друзьями, походы в кино и прочие милые сердцу вещи она не стремилась совершенно. А компромисс никак не находился.
  - Это на самом деле сложно, ты права, что сомневаешься, - Сева в очередной раз словно прочитал девичьи мысли, и продолжил: - Но, если хочешь, я могу тебе помочь на первых порах.
  - Как? - выпалила Ксюша, не успев даже проанализировать свалившееся на неё счастье.
  - Ну, сядем спокойно, составим график. Я тебе подскажу, как и что лучше спланировать, объясню как правильно расставлять приоритеты. На самом деле ничего сложного. Уверен, ты справишься.
  - Заманчивое предложение, даже очень, - с милой улыбкой согласилась девушка, пока не умеющая организовать своё личное время, - Я буду тебе признательна. Для меня это действительно очень, очень важно.
  Ксюша бросила на парня короткий, но многозначительный взгляд. В нём была и просьба, и надежда, и радостное предвкушение. И самое главное - ни малейшего намёка на её личную в нём заинтересованность.
  Кто бы знал, какими силами ей это далось! Касаться его, слышать рядом низкий, приятный, с лёгкой, почти незаметной хрипотцой голос, вдыхать горький аромат неизвестного, но безумно привлекательного на её вкус, парфюма. Всё это сводило с ума. Но сильнее всего - мысль, что он здесь, рядом, а не только в её воспоминаниях и фантазиях.
  Ей иногда казалось, что любовь к Севе превращается в болезнь, в навязчивую идею. Тупая боль в сердце и сумасшедшие перепады настроения стали её постоянными гостями. Нежеланными и незваными, но бесконечно навязчивыми.
  Она понимала - надо что-то делать и срочно. Бессмысленные страдания раздражали предприимчивую девушку, но нужная мысль всё никак не приходила. И теперь, когда внезапное озарение во время утренней пробежки оформилось в план, а затем и в полноценную 'боевую' операцию, Ксюша, с генеральским терпением и изобретательностью проводила операцию по осаде крепости, да так, что сама 'крепость' и не догадывалась об осаде. По крайней мере, коварная генеральша очень на то надеялась.
  - Вот и отлично! - Сева действительно был рад помочь приятной ему девушке. - Когда тебе удобно?
  'Когда угодно!' - едва не ляпнула Ксюша, но вовремя одёрнула себя, ещё и отругала за чрезмерный энтузиазм. В крови бушевал адреналин, эндорфины вероломно делали своё дело и сдерживаться становилось сложнее. Но не в характере девушки было отступать, тем более, когда она явственно видела - её стратегия работает.
  И она ответила так, как надо было ответить. И так, как надо было, поддерживала беседу. И радовалась тому, что пока всё удаётся.
  Дружелюбное общение, приятное, вежливое, без каких-либо особых обязательств и излишних навязываний с её стороны дали тот самый эффект, на который она рассчитывала - Сева расслабился и потерял бдительность.
  'Тяжело, но можно, - ехидничала про себя девушка, но тут же поправлялась: - Ещё рано праздновать победу, но для промежуточного этапа неплохо. Надо было раньше рискнуть, столько времени упущено'.
  И лишь во дворе собственного дома Ксюша на мгновение притихла. Расставаться не хотелось. И понимала она, что не стоит выдавать свои чувства раньше времени, но в горле затаился неприятный комок, мешая даже дышать, не то, что бы говорить. Пришлось прокашляться.
  - Ой, пылюка эта, попала в горло, так неприятно, - Ксюша похлопала ладонью по горлу, словно помогая кашлю продвинуться вниз, и, справившись с эмоциями, протарахтела: - В подъезде у нас безопасно, не волнуйся. Спасибо тебе огромное, что проводил. Побегу домой. До встречи в воскресенье! Куплю себе блокнотик, как прилежная ученица. Пока-пока!
  Лёгкий поцелуй в чуть колючую щёку - и девушка уже скрывается в подъезде.
  - Не на такой поцелуй я рассчитывал, - вслед барышне негромко сказал Сева, - но ничего, это не последняя наша встреча, я своё получу.
  В темноте и прохладе подъезда стояла вцепившись в батарею Ксюша и торжествовала.
  - Один:ноль, я веду.
  
  Глава 2. Наполеоновские планы. То ли у Ксюши, то ли у начальника на Ксюшу
  
  А ведь план встречи с ненаглядным мужчиной родился случайно, до этого Ксюша просто молча страдала, что абсолютно не вязалось с её характером. Но любовь, любовь изменила её куда сильнее, чем можно было предположить.
  День начинался как обычно и ничто не предвещало многообещающую и столь важную встречу.
  - Так больше продолжаться не может! Подождала и хватит! Пора действовать! - накручивала себя Ксюша, спускаясь утром по лестнице.
  Мелко накрапывающий дождик не добавил ей настроения и, накинув капюшон кислотно-розовой прозрачной ветровки, она сорвалась с места и побежала, не озаботившись традиционной разминкой.
  Любимый Nightwish на полной громкости в наушниках и свежий ветерок бодрили лучше самого крепкого кофе, и бегунья, выплеснув всю свою злость и агрессию в коротком стремительном спринте, постепенно замедлила темп и успокоилась.
  Через пару минут Ксюша выбежала на тропу здоровья и глубоко вдохнула ни с чем не сравнимый запах утреннего моря, с резкими нотами йода и соли. Отчасти именно из-за него она изменила привычке бегать вечером, хотя и не любила рано вставать.
  'Мне нужно придумать план. Не дело это сидеть и сохнуть, когда можно повлиять на ситуацию. В конце концов, если не выгорит, порыдаю в подушку, да и найду себе нормального парня. Гробить жизнь в двадцать один из-за несчастной любви - просто непозволительно. Я уже взрослая, почти самостоятельная, справлюсь! Вернётся Юлька из командировки, поддержит морально при необходимости' - решила Ксюша.
  Фитнес-браслет мягко завибрировал на запястье - пришло сообщение.
  - Вот ведьма, - Ксюша закатила глаза, но не удержалась от улыбки. Юлька часто писала или звонила, когда она о ней думала, что было поводом для бесконечных шуточек между подругами.
  'Привет, косточка! Я уже в Хабаровске. До здравствует вай-фай и цивилизация! Дома буду послезавтра, если сегодня всё удачно. Пароль - красный бархат'.
  'Ещё раз назовёшь меня косточкой, до конца жизни будешь булочкой, поняла?' - ответила Ксюша и тут же добавила кучу разных смайликов, зная, что Юлька все намёки на свои пышные формы воспринимает болезненно, притом от близких - вдвойне.
  'Ты меня слишком любишь и не станешь делать мне больно, бе-бе-бе, - по-детски ответила на угрозу взрослая, самодостаточная дама, истинная карьеристка, и добавила: - Короче, жду торт'.
  Ксюша хотела написать: 'А я - тебя!', но вовремя сообразила, что кое-кто просто проигнорирует намёк на меркантильность, плюс она уже почти дошла до английской пекарни, в которую мама попросила зайти забрать вишнёвый пирог, обещанный коллегам к утреннему чаю.
  Голосовые сообщения девушка не любила, свой голос казался неприятно высоким и даже противным, но ближайшей подруге можно и надиктовать, решила Ксюша, нажимая значок микрофона в мессенджере.
  - А я - тебя, обжора! Могла хотя бы, - Ксюша толкнула белую пластиковую дверь, замерла на мгновение от тёплого сладкого воздуха, наполненного запахами корицы, кленового сиропа, сдобного теста и заварного крема, и продолжила уже гораздо более добродушно: - сделать вид, что скучаешь. Я здесь места без тебя не нахожу, жду, ночей не сплю! Знаешь, как мне одиноко? И вообще, за такую дурную работу тебе должны больше платить! Всё, целую-жду. Прилетишь, определимся с отпуском. Хочу в тёплые страны, чтобы только я, ты, бассейн, звездное небо и шампанское.
  Девушки за стойкой мечтательно вздохнули, представив картину столь замечательного отдыха, парень у окна, сперва заинтересованно разглядывающий стройную и спортивную фигурку, уткнулся в телефон, но Ксюша не обратила на них ровно никакого внимания. У неё оставалось всего полчаса, чтобы вернуться домой, привести себя в порядок и бежать на работу.
  Не случись телефонного разговора с подругой, у неё был шанс познакомиться с Ярославом до развёртывания многошаговой стратегии по завоеванию любимого мужчины. Возможно, так было бы лучше. А возможно, судьба уберегла её от опрометчивого шага.
  Важный, в какой-то степени даже судьбоносный поворот в жизни, произошёл тихо и незаметно, спрятавшись под личиной рядового события.
  Ярослав подумал, что красотка занята, Ксюша и вовсе по сторонам не смотрела. У неё хватало забот. День предстоял насыщенный, а уж вечер! Вечер казался многообещающим! По крайней мере, если она рискнёт и осуществит задуманное.
  А она рискнёт!
  
  - Ксения, задержитесь, пожалуйста, сегодня после работы. У меня будет для вас задание, - мимоходом заявил финансовый директор компании 'Кассандана'.
  - Но я... - начала было возмущаться Ксюша, как её перебили недовольным тоном:
  - Но вы, Ксения, пока находитесь на испытательном сроке! И если я хочу вам помочь тет-а-тет, вы должны быть благодарны! В семь у меня в кабинете! - рявкнул напоследок Олег Васильевич и хлопнул дверью так сильно, что в углу над нею отвалился небольшой кусок штукатурки и шлёпнулся на пол с неприятным и неожиданно громким 'хрясь'.
  - Н-да, уж, - протянула ведущий экономист Инга, - с таким темпераментом от офиса через месяц-другой ничего не останется. Где его только директор откопал? Это ж машина-убийца какая-то! Вы видели вообще когда-нибудь финдиректоров с такими габаритами? Ну ладно боксёр, но финдир?
  Сугубо женский коллектив не медля зашушукался. Новый начальник будоражил умы и замужних и незамужних дам уже только одним своим видом. До этого у них в отделе мужчин не водилось вообще, а здесь сразу столь колоритный персонаж. Ну как удержаться и не посудачить, когда есть возможность и повод?
  Пока дамы наливали чай, доставали конфеты и печенье, Ксюша бесилась. Она не так давно пришла в ООО 'Кассандана', и почти сразу стала объектом пристального внимания со стороны Олега Васильевича. До сегодняшнего происшествия на людях он вёл себя довольно корректно, и девушка тешила себя мыслью, что никто ни о чём не догадывается, по крайней мере, никаких намёков или предположений со стороны любопытных и не в меру наблюдательных коллег не было слышно. Можно, конечно, было предположить, что судачат за спиной, но это мало походило на правду, в женском коллективе шила в мешке не утаишь.
  - Кстати, - Инга махнула рукой, привлекая внимание, и облизнула шоколад с губ, - мне показалось или наш царь и бог запал на Ксюшу? Странное ведь дело, вызывает аж на семь часов, когда в офисе никого не будет. Ой, Ксюшенька, будь с ним поосторожнее!
  'Накаркала! - зло подумала Ксюша. - Глаза, вроде бы, голубые, не зелёные, а всё равно ведьма ведьмой. Вечно сглажу сама себя, потом страдаю'.
  Инга говорила нарочито заботливым голосом, но в глазах так и плясали огоньки предвкушения. Сплетня высшего порядка! Её сладкий, пряный аромат буквально кружил головы скучающим среди цифр и отчётов сотрудницам.
  - У меня парень есть и я его люблю, - отрезала Ксюша и добавила, чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, что 'царь и бог' ей не интересен: - А Олег Васильевич, скорее всего, меня хочет отругать за то, что я вчера ошибочно отправила контрагенту чужие документы. Там ничего ужасного, просто счёт за обслуживание принтеров, но сами понимаете, профилактика халатности, все дела.
  - Ну, он-то про парня твоего не знает. А что за парень, кстати? Как зовут? Почему он за тобой не заезжает после работы, или у него машины нет? И не звонит тебе в рабочее время, мы бы слышали, - посыпались вопросы и выводы со всех сторон.
  - У него пока нет машины. И вот как раз сегодня я собиралась с ним встретиться после работы, а теперь вынуждена сидеть и ждать выволочки, - Ксюша напустила побольше драматизма в голос и понурила голову.
  Маневр сработал. Молоденькую влюблённую девочку взрослые и опытные дамы жалели куда охотнее, чем коварную охотницу за неженатым финансовым директором. Не то, чтобы они претендовали на что-то большее в отношении начальника, но сам факт, сам факт.
  Отвечать на все вопросы она не стала нарочно, иначе выглядело бы всё так, будто она оправдывается, а оправдываться Ксюша не любила, да и о Севе более подробно не стала рассказывать принципиально. Они всё-таки ещё не вместе. Ещё.
  'Но будем!' - настойчиво заверяла она себя.
  Как надолго задержит её Олег Васильевич оставалось только гадать, но возможность встречи с любимым уже казалась весьма призрачной.
  В их маленьком и довольно дружном коллективе не особо принято было задерживаться после работы. Кто-то бежал забирать детей из сада, кто-то - в магазин за продуктами, да домой к ложкам-плошкам-кастрюлям. Но сегодня пара человек всё-таки задержалась.
  - Ну что, иди, - поторопила Инга Ксюшу. - Перед смертью не надышишься. А я тут кое-что доделаю и тоже домой побегу.
  - До семи ещё далеко, - возразила провинившаяся перед начальством, в десятый раз перекладывающая с места на место бумаги, не имеющие никакого отношения ни к текущей работе, ни к мыслям, одолевающим в настоящий момент.
  - Раньше встанешь, раньше выйдешь, - резонно заметила Инга и мотнула головой в сторону двери. - Может, успеешь ещё к своему на свидание.
  Ксюша, твёрдо вознамерившаяся дождаться оговоренных семи часов, на мгновение потеряла здравый смысл и подскочила со стула. Но тут же опустилась на нагретое место.
  - Нет, он ведь сказал, в семь, значит пойду в семь. Мало ли, вдруг занят или не любит самодеятельности, и ещё больше на меня будет орать. Не хочу рисковать. А свидание... Ну, перенесу, если что. Блин, не если что, а перенесу.
  Ксюша расстроилась по-настоящему. Если до этого она ещё тешила себя мыслью, что возможно сегодня увидит Севу, то сейчас окончательно с ней распрощалась. Изначально она планировала забежать домой, переодеться, накраситься, и мчаться караулить парня у дома, чтобы 'случайно' встретиться.
  И легенду придумала: ищу квартиру. Может, не самая умная, но в принципе жизненная и похожая на правду. Ведь нет ничего удивительного в том, что девушка её возраста нашла работу и хочет съехать от родителей.
  И судьба словно подтолкнула: действуй! Квартира в его доме нашлась, даже более того, в одном подъезде. По крайней мере она высчитала, что в одном. Но даже, если и в соседнем, тоже не страшно!
  Сомневающейся поначалу Ксюше столь удачное и невероятное совпадение показалось знаком свыше и она решила не отступать, хотя ничего удивительного, в принципе, не было, дом Севы оказался многоэтажным и многоподъездным. С самого утра она представляла, как будет удивляться при встрече и шутить: 'Ой, ты здесь живёшь? Ну, ничего себе! Тогда мне точно нужно всерьёз рассмотреть этот вариант на четвёртом этаже!'
  И всё впустую.
  Конечно, ничего не мешало ей использовать эту легенду завтра. Но Ксюша искренне верила, что подобные подарки небес необходимо претворять в жизнь не мешкая, пока ты находишься 'на волне' и судьба благоволит. Да и просто настроилась уже.
  'Не зря все не любят начальство, - нанавистно думала Ксюша, клацая мышкой и невидяще глядя в экран рабочего компьютера. - Ой, не зря. Вечно эти самодуры всё портят! Так хорошо всё нарисовалось! Спонтанно, с настроением, как я люблю! А он!'
  - Ксения, я вас жду, - Олег Васильевич выглянул из-за двери и, заметив, что девушка в кабинете не одна, добавил: - Инга, вы мне хотите показать отчёт по 'Стройинвесту'? Отличная идея! У меня как раз завтра с утра совещание с директором, а информация, как вы знаете, лишней не бывает. Если будете и дальше работать в том же духе, предугадывая мои задания, думаю, повышение не заставит себя ждать. Сейчас я быстренько закончу с Ксенией и буду весь в вашем распоряжении.
  Мужчина скрылся за дверью и Ксюше показалось, что он хрюкнул от смеха в коридоре. Она и сама едва сдержалась, чтобы не фыркнуть, когда он принялся нахваливать любопытную Ингу, которой сейчас в экстренном порядке придётся готовить таблицы. Не подводить же 'любимого' начальника, посулившего карьерно-зарплатный рост.
  Эта грань характера Олега Васильевича была ей ранее не знакома, но сейчас очень здорово подняла настроение. В кабинет начальства девушка входила едва ли не с улыбкой, позабыв о страхах и сомнениях.
  - Присаживайтесь, Ксения. Чай, кофе?
  Олег Васильевич доброжелательно улыбался, не проявляя каких-либо признаков недовольного работой подчинённого начальства.
  - Нет, спасибо, - ответила девушка и тут же взяла быка за рога: - Олег Васильевич, извините, пожалуйста, подобного больше не повторится. Я не совсем разобралась с почтовой программой, и не заметила, что выбрала не ту компанию-адресата. То есть, мне показалось, что я выбрала правильно, но... - Ксюша оборвала оправдательную речь, разозлилась на себя и сказала главное: - Впредь буду внимательнее и не допущу подобного. Извините.
  - Хорошо, хорошо, не тараторь, - мужчина выставил руки ладонями вперёд, останавливая поток её словоизлияний. - Как тебе нравится в нашей компании? Довольна ли ты? Прижилась в коллективе? Всё устраивает?
  'Слава богу! Видимо, это какое-то собеседование, связанное с испытательным сроком. Может, пораньше мне его закроют, не будут ждать три месяца, как написано в договоре? Не такой уж большой косячок за первый месяц работы...' - успела помечтать Ксюша, прежде чем ответить вслух:
  - Да, мне всё нравится: и коллектив, и рабочее место, и зарплата. На период прохождения испытания, конечно, - внесла она важную поправку и улыбнулась вежливо, но формально.
  Ей ни капельки не хотелось спровоцировать. повышенное внимание руководителя к своей скромной персоне. Сегодняшние намёки коллег и без того наложились на её предположения, настораживая и пугая. Одно дело, когда лишь ей мерещится, можно списать на игру богатой фантазии, но если и Инга заметила, уже больше напоминает правду, и лучше не рисковать.
  - Я рад, что вы дорожите своим местом в нашей компании, - многозначительно, как показалось Ксюше, сказал Олег Васильевич, и она чуть выпрямилась на стуле, расправила плечи, застыла в напряжении.
  Начальник, между тем, встал со своего места и, обогнув стол, присел на столешницу рядом с замершей изваянием самой себе сотрудницей. Чёрная ткань его деловых брюк коснулась её затянутой в чулок коленки и Ксюша вздрогнула, подняла испуганный взгляд на бесцеремонно вторгшегося в её личное пространство мужчину.
  У неё просто не было цензурных слов! Хотелось вскочить, обвинить его во всех смертных грехах и, хлопнув дверью погромче, так, чтобы не только штукатурка посыпалась, но и лампы полопались (отчего-то ей показалось это возможным), сбежать из офиса на свободу. Туда, где взрослые опытные мужчины если и домогаются молодых девушек, то не столь топорными методами и не используя руководящее положение.
  Но она не шелохнулась. Сперва необходимо было выяснить, всё ли верно она поняла. После знакомства с Севой она стала куда наблюдательнее и сдержаннее. Свойственная ей импульсивность, конечно, никуда не делась, но по крайней мере теперь, осознав и приняв не самое приятное качество в себе, Ксюша могла иногда его контролировать. И всегда безумно радовалась, когда это ей удавалось.
  - Извините, Ксения, я ни в коем случае не собирался вас напугать, - Олег Васильевич сдвинулся на шаг в сторону, а потом и вовсе вернулся в своё кресло. - Вы, конечно, милая девушка, эффектная, но у меня к вам сугубо профессиональный интерес.
  'Ну да, ну да, так я и поверила, - съехидничала про себя Ксюша. - Но будем держать лицо, конечно'.
  Что можно сказать в ответ на его заявление она не знала и сидела, словно набрав в рот воды. Мужчина тоже не торопился продолжить речь, делая ситуацию ещё более неловкой. Через пару минут Ксюша всё-таки не выдержала напряжённой тишины. Робея и едва не заикаясь, чего с ней с роду жизни не случалось доселе, она промямлила:
  - Олег Васильевич, я могу уже идти? Вас там ждёт Инга с отчётом.
  - Ах да, конечно! Позови её и беги домой. И да, Ксения, испытательный срок ты прошла, только с почтой, пожалуйста, повнимательнее. Сегодня это может быть счёт на принтеры, а завтра конфиденциальная информация. На первый раз выговаривать не буду, вижу, сама всё понимаешь и раскаиваешься. Считай, я выдал тебе кредит доверия. Не подведи.
  - Спасибо, Олег Васильевич! Не подведу ни в коем случае! До завтра! - радостно выпалила Ксюша и самым натуральным образом сбежала из кабинета излишне гостеприимного и контактного начальника. Процокав каблучками по паркету коридора, девушка ворвалась в рабочий кабинет и спешно начала собираться домой.
  - На свидание? - хмыкнула Инга, поднимаясь из-за стола и разглаживая на себе одежду.
  - Ага! - подтвердила Ксюша. - Переодеться уже, конечно, не успею, но и так сгодится. Ты успела подготовить ему бумаги? Извини, я так напугалась, тараторила там не замолкая минуты три, извинялась, совсем забыла, что надо бы потянуть время для тебя.
  - Успела, конечно. Да у меня и так почти всё готово было. Я уже привыкла к его загонам. Тем более, до него у нас такая стерлядь была, тебе и не снилось. Мы потому здесь и работаем как роботы. Ладно, приятного тебе вечера. Пойду на ковёр.
  - Спасибо. Тебе тоже приятного вечера. Надеюсь, он не очень долго будет тебя мурыжить, - скороговоркой оттарабанила Ксюша и, подхватив сумочку, побежала к выходу.
  - Я тоже надеюсь, - вздохнула женщина и тихонько добавила, когда за новенькой захлопнулась дверь: - Только зря.
  В отличие от Ксюши Инга уже имела неосторожность познакомиться с привычками руководителя куда ближе, чем рассчитывала.
  
  Глава 3. Тайские воспоминания
  
  В пятницу вечером Ксюша едва ли не бегом летела домой. Юлька уже разобрала вещи, отдохнула и требовала свой торт начиная с обеда. Смс сыпались одна за другой:
  'А он красивый?'
  'А большой?'
  'А ты его украсила орешками или просто белым кремом?'
  'А его не сожрут до вечера?'
  'Точно не сожрут?'
  'Ты уверена?'
  'На сто процентов?'
  К сто двадцать пятому сообщению снисходительная улыбка превратилась в разъярённый оскал и Ксюша позвонила подруге-обжоре, отругав ту по первое число.
  - Юля, ну ё-моё! Ты мешаешь мне работать! У меня же материальная ответственность, цифры! Мне нужно концентрироваться, а ты тут долбишь своим тортом! Никто его не сожрёт, угомонись! Дома вообще никого нет! Ещё одно сообщение - и это будет последний торт, который я для тебя пеку!
  - А что я? Да я просто шучу! - не признавала свою вину Юлька, но пообещала больше не хулиганить. Угроза подействовала. Торты подруги она обожала.
  Для разговора с настырной сладкоежкой Ксюша специально вышла из кабинета, чтобы не выяснять отношения при коллегах. Она, конечно, не думала орать, но отчитать подругу всё-таки собиралась, а такие неприятные, но нужные иногда мероприятия, лучше делать без свидетелей. Только вот Ксюша не учла, что во время разговора немного заведётся и повысит и без того громкий голос.
  Как только разговор был окончен, как по заказу, открылась дверь кабинета финансового директора. Олег Васильевич, ни капли не смущаясь и не делая вид, что услышал часть её беседы случайно, сказал:
  - Так ты печёшь вкусные торты? У меня день рождения через неделю. Неплохой подарок бы вышел. Сто лет не ел домашнего.
  Мужчина улыбнулся и скрылся в кабинете. На мгновение Ксюше даже показалось, что этот разговор ей померещился. Она потрясла головой и проморгалась. Не помогло.
  - Вот чёрт! - выругалась девушка тихонечко. В последнее время ей всё чаще приходилось сожалеть о своём кулинарном таланте.
  По традиции в пятницу на их отдел свалилась масса незапланированной работы, и Ксюша, так же как и её коллеги, практически головы не поднимала, но ровно в 18:00 пришла смс от Юльки: 'Буду через пятнадцать минут'.
  - Да ты издеваешься! - на весь кабинет в полный голос выпалила раздражённая сотрудница экономического отдела. - Ой, извините, это я подруге. Прилетела из командировки, месяц не виделись, она уже стоит у меня под дверью. Не знаю, что и делать. Так неудобно, - немного покривила душой девушка.
  - Да беги уже. В понедельник подольше посидишь, - оправдала ожидания коллеги Инга, сказав 'волшебную фразу'.
  - Спасибо большое! Всем пока!
  Ксюша прощалась уже стоя на пороге. Захлопнув дверь, глянула волком на дверь начальника и тихонечко поцокала в сторону выхода. Но миновать встречи с Олегом Васильевичем не удалось. Мужчина стоял на крыльце и разговаривал по телефону, однако завидев девушку прервался:
  - Не забудь: через неделю. Люблю шоколад.
  И как ни в чём не бывало вернулся к своему собеседнику.
  'Нет, это, конечно, хорошо, что он не видел выражение моего лица! - кипела как чайник Ксюша. - Но это же просто свинство! Что за наглость вообще? Это правомочно или как? Блин, да что за непруха?'
  Злая девушка пролетела путь от работы до дома в рекордные сроки, словно и не на шпильках была, а в любимых кроссовках. Её подгоняла не только злость на Олега Васильевича, но и страстное желание увидеть родное лицо, поведать самой лучшей в мире подруге все секреты, которые накопились в неимоверном количестве за неожиданно длительный период разлуки.
  Подруга ещё в университете начала работать и недавно получила повышение. И всё бы ничего, но новая должность принесла много новых обязанностей. И командировки. Впервые за многие годы дружбы девушки не виделись больше месяца, да и до этого почти полгода лишь урывками. Ксюша полностью погрузилась в ГОС экзамены, подготовку к диплому, его защиту, поиск работы после выпуска, про Юльку - и говорить нечего, она умудрялась совместить всё это с реальной работой и крутилась как белка в колесе.
  Ксюша шмыгнула тихонько носом и вздохнула.
  А ещё был Таиланд. Отвязная поездка студенческой компании, которая изменила её жизнь, развернула на сто восемьдесят градусов, как бы пафосно это не звучало.
  Ксюша хотела рассказать лучшей подруге о Севе лично. Поплакаться, пожаловаться, посоветоваться. Она не верила в телефонные разговоры, ей необходимо было видеть первую реакцию. Юлька редко ошибалась в людях и обладала поистине сверхъестественной интуицией. И сейчас, как никогда прежде, Ксюше нужна была помощь. Да только встретиться всё никак не удавалось, что просто убивало нетерпеливую девушку. И сейчас заставляло ещё быстрее переставлять ноги.
  В их не очень тихом, но уютном и родном до боли, дворе на низенькой лавке уже сидела Юлька. С подарком.
  - Что там? - позабыв обо всех неурядицах и даже о простом приветствии выпалила Ксюша, не отрывая заинтригованного взгляда от прямоугольной коробки с красивым оранжевым бантом.
  - Вибратор, - нарочито громким голосом выдала Юлька. Маневр сработал и все сидящие на соседней лавке бабульки как по команде повернулись, посмотрели укоризненно. - Ксюш, ну что ты как маленькая? Уж и пошутить нельзя! Книжка там! Ты же хотела книгу Веры Огневой с автографом, вот, я привезла. Мы три дня были в Москве, ну, я и смоталась.
  - Юлька! - заверещала на весь двор девушка, сжимая подругу в объятиях. - Ты самый лучший в мире друг!
  Церемониться с подарком Ксюша не стала, да и хотелось реабилитировать своё доброе имя перед соседками, чего уж скрывать. В два счёта распаковав подарок, помахав едва ли не перед носом главных сплетниц района долгожданной книгой, она, наконец, прижала сокровище к груди. Только понаслаждаться в полной мере ей не дали.
  - А теперь идём есть торт, - в категоричной форме заявила Юлька и, подхватив с лавки сумку, пошла в сторону подъезда.
  Всю дорогу до квартиры Ксюша обнималась с книгой и даже дома не сразу выпустила её из рук. Это была первая книга с автографом в её жизни, и сейчас она радовалась как дитя. С творчеством Веры девушка познакомилась не случайно - увидела у Севы в самолёте, и потом, уже дома, нашла в интернете и прочитала. Только вот попросить у автора экземпляр с автографом не решилась, хотя и хотелось.
  У Юльки же был талант - дарить то, о чём человек мечтает. Наблюдательная и проницательная, она никогда не ошибалась с выбором даже для мало знакомых людей, а уж для любимой подруги - там и гадать особо не надо было, она точно знала, что той нужно.
  Слопав два куска торта и положив на тарелку третий, Юлька скомандовала:
  - Положи её и давай, садись рядом, рассказывай. Я же чувствую, новостей у тебя тьма. Ты всё это время едва не лопалась, скрытница.
  - Прямо-таки чувствуешь, - Ксюша покачала головой из стороны в сторону, выражая крайнюю степень ехидства ещё и движением, а не только тоненьким противным голосочком.
  - Да вижу за километр! - заявила Юля и отправила ещё один кусок ярко-красного блаженства в рот. -До чего же ты потрясно готовишь! Дал же Боженька талант!
  Ксюша обожала смотреть на то, как подруга ест приготовленные ею сладости. Было в этом что-то безумно волнительное и эстетически привлекательное. Юля умела наслаждаться. И это касалось не только еды.
  - А тебе Боженька дал талант подлизываться, - Ксюша не выдержала и рассмеялась. - Так что ты там видишь?
  - Ну, - Юлька отправила еще одну ложку торта в рот и, неприлично чавкая, начала перечислять: - ты по-другому красишься, одеваешься более сдержанно, книги начала читать - простите, впервые в жизни! Да ещё и фантастику! Это вообще ни в какие ворота. Плюс, ты стала следить за языком, меньше ругаешься и стараешься особо не выходить из себя. Вот я тебя сегодня весь день провоцировала нарочно, а ты только один раз сорвалась. Ещё месяц назад ты бы после пятого сообщения начала материться. Вывод: влюблённость налицо. Так что давай, рапортуй.
  - Ну, точно ты ведьма, - выдала Ксюша привычную фразочку.
  - Я умная и наблюдательная, - не стала спорить Юлька и поёрзала на стуле, проявляя нетерпеливость. - Ну, давай, рассказывай! Интересно ведь!
  - Будто я что-то от тебя утаивала, ха-ха! Сейчас, кофе сварю. Слушай, может, шампанское? В холодильнике есть начатая бутылка. Что-то у меня настроение такое, да и история - без ста грамм, как говорится.
  - Давай шампанское. И за встречу выпьем, и книгу обмоем, и потом вину на алкоголь за слёзы свалим. Плакать будем? - поинтересовалась Юлька дальновидно.
  - А как же! - Ксюша развела руками и рассмеялась. - Какая любовь без слёз, ты что?
  - Да и правда. Чего это я? - притворно возмутилась подруга и захихикала. - Я подготовилась! У меня тушь водостойкая.
  - А я тогда схожу умоюсь, - поддержала шутку Ксюша, но, разумеется, никуда не пошла, а только разлила шампанское по бокалам, и уселась напротив. - Ну, за любовь.
  - И за то, чтобы она не мешала дружбе лучших подруг, - внесла ремарку Юлька.
  - Да как она помешает? Мухи отдельно, котлеты отдельно. Вон уже сколько этих влюблённостей было, но дружим ведь, - легкомысленно отмахнулась от проблемы Ксюша. В подруге она уверена на все сто. Разве может что-то случиться? Да ни в жизнь!
  - Да не скажи, - Юлька была серьёзна как никогда. - Любовь - штука опасная и непредсказуемая. Всякое бывает. Поэтому и предлагаю подкорректировать тост.
  - Не каркай! Ладно, слушай! Только умоляю, Юльчик, не говори, что я конченная дура! У меня всё серьёзно как никогда. Это просто... Короче, сама поймёшь.
  - Мне уже страшно, - подруга выгнула тёмно-коричневую бровь и посмотрела настороженно.
  Уж кто-кто, но она-то никогда не обманывалась характером Ксюши. Точно знала - вся её легкомысленность и ветреность - наносное, искусственное. Если уж любит, то взаправду. Если ненавидит - то надолго. А уж если дружит - на веки вечные и с преданностью Хатико.
  И это странное уточнение - совершенно ненужное - заставило Юлю отбросить комфортную рассеянность, сесть прямо, максимально сосредоточиться на разговоре. Она не просто хорошо знала подругу, но и обучалась продажам, поэтому влёт считывала и нервозность жестов, и то и дело проскакивающие мечтательные взгляды в сторону, и даже новые, ранее не свойственные Ксюше, движения, плавные, грациозные, нарочито медлительные.
  - Мне тоже страшно, да ещё как! - призналась Ксюша и принялась за более подробный рассказ: - Я тебе уже рассказывала по телефону тогда по нашу поездку с группой в Таиланд, но это утаила для личной беседы. Ну, ты меня знаешь, я не очень люблю делиться секретами дистанционно.
  - Угу, - поддакнула Юлька и не выдержала, перебила вопросом: - Вы там познакомились, да?
  - Не совсем. Короче, Димка - помнишь ведь Димку, да? Ага, я так и думала, его хрен забудешь. Так вот, у нас там один товарищ не успел сделать паспорт и пришлось переоформлять его путёвку в экстренном порядке. Из наших никто не мог, ты ушуршала в командировку тогда свою в Якутию, вот Димка и притащил этого Севу.
  - Севу? Такое странное имя. Это как целиком? - Юля нахмурилась, припоминая, но сообразить сама так и не смогла, это имя встретилось ей впервые.
  - Всеволод, - расшифровала Ксюша с улыбкой на лице. Голос её звучал мягко и нежно, и Юлька съехидничала про себя, что только придыхания и не хватало для полного комплекта, но вслух озвучивать не стала. Подруга, между тем, продолжила рассказ: - Я на него, если честно, сперва даже не посмотрела. Он симпатичный, но вот так глянешь, не приглядываясь, - ботан ботаном. Высокий, худой, в очках. Классика жанра, можно сказать. Все ещё были одеты как попало, но удобно, а этот в рубашечке, летних брюках, но таких, со стрелками. Ну, ты поняла.
  Юлька кивнула. Стереотипы у них с подругой детства были одни на двоих. Она бы тоже ни за что не признала в парне с таким прикидом коварного соблазнителя почти невинных дев. Самое странное во всей это истории - то, что Ксюша вообще связалась с ним. Не её типаж. Не её круг интересов. Интрига набирала обороты и Юля даже позабыла о недоеденном кусочке любимого торта.
  - Он первое время держался скромно, мало с кем общался, больше приглядывался, да привыкал. Мы и не лезли. Сама знаешь, что такое путешествие - все возбуждены, болтают, ржут как кони. В общем, сущий бардак. Ну и вот, в самолёте мы сидели рядом, он уткнулся в какую-то книжку с таблицами, схемами...
  - И это тебя окончательно отвратило, - Юлька рассмеялась в полный голос. - Хотя нет, не окончательно. Давай поскорее, ты какая-то сегодня многословная и малоинформативная.
  - Ну, я хочу, чтобы ты прочувствовала всю глубину глубин моих душевных терзаний, - Ксюша промочила горло глоточком шампанского и продолжила: - Ладно, ускоряюсь, ты права. Про поездку на реку Квай я тебе рассказывала. Ну, как мы напились вдрызг на этой тусовочной улице и проснулись в автобусе на полпути к приключениям на нижние девяносто.
  - А! Помню-помню! Вы ехали на экскурсию. На сплав! - Юлька едва не закричала, обрадовавшись своей совсем не девичьей, а очень даже хорошей, памяти.
  - Ага. Ну и вот вышло так, что в этом суперпупермега отеле в марокканском стиле водились охренительно не марокканские тараканы. Блин, Юль, они реально огромные. В тот момент, когда эта тварюка выползла из-за трубы, я тебе клянусь, мне показалось, что она размером с крысу как минимум! - Ксюша размахивала руками не хуже заправского рыбака, объясняющего размер пойманной накануне рыбы гигантских размеров. - На самом деле, конечно, тараканище был... - девушка огляделась по сторонам, подхватила сливу с тарелки и положила на середину стола, - вот такой.
  - Я бы грохнулась в обморок, - Юлька сглотнула и неприязненно отодвинула сливу-таракана в сторону. - Фу, ну до чего же мерзко. Спасибо тебе огромное, кстати, я теперь сливы есть не смогу.
  - Не то слово! - подтвердила подруга эмоционально, проигнорировав сливовую претензию. - Мы так орали с Алёнкой, что прибежали мальчишки из соседнего номера. Я тебе как-то рассказывала, что Костик наш, высокий такой, мы к нему, кстати, пойдём скоро на открытие пит-стопа. Он в будущем планирует гриль-бар, но пока начал с малого...
  - Да, да, да, поняла про Костю, помню-помню, давай мне скорее про Севу! - поторопила Юлька. - Хочу горячих подробностей!
  - Какая ты сегодня. Торопишься куда-то? - Ксюша посмотрела немного недовольно.
  Она так долго терпела и даже думала, что уже перегорела и расскажет историю едва ли не в двух словах. Но информация созрела и требовала последовательного и методичного изложения, а не беглого короткого рассказа с остановками на ключевых событиях.
  - Никуда не тороплюсь. Я тут вообще... это... торт ем, вот! - важно заявила жадная до горячих подробностей сладкоежка и без всякого на этот раз энтузиазма отправила ложку красного бархата в рот.
  - Костя у нас всегда сох по Алёнке, но та или не замечала или делала вид. А тут как-то спонтанно вышло, что я пошла к Севе ночевать, а они остались вдвоём. Ну, частично из-за этой парочки я и удалилась. Клянусь тебе, я вообще в сторону этого очкарика - на тот момент я его про себя по-другому даже не называла! - не смотрела! Вот тебе крест!
  - Да верю я, верю, - пережёвывая бисквит, отвечала Юлька.
  - Отель там крайне мерзкий, всё жутко серое: и полотенца, и простыни, и вообще. Антиромантическая обстановка, вот прямо как специально, чтобы не приведи Господь никто не переспал.
  - Всё интереснее и интереснее, - проворковала Юля, не отрывая взгляда от лица подруги. - То есть ничто не предвещало беды. Ой! Любви!
  - Ага. Он был таким заботливым, внимательным. Я даже не могу сообразить, что там сработало, ты ведь знаешь, я никогда не плюхалась к мужикам в постель, даже самым крутым и обалденно сексуальным. А здесь... до сих пор сама не понимаю, вот честно. Это сейчас я знаю, какой он классный, но тогда он мне даже не нравился! Я вообще не смотрела на него как на мужчину до той ночи. Вот ни капельки, - в десятый раз подряд начала оправдываться Ксюша.
  - Но вы переспали. Или я что-то неправильно поняла? - Юлька нахмурилась и вцепилась в светло-русую косу, принялась накручивать кончик на палец, как всегда делала, пытаясь собраться с мыслями.
  - Да правильно ты всё поняла, правильно, - Ксюша, пять минут назад подскочившая со стула и метавшаяся всё это время по кухне, наконец вновь опустилась на своё место. Сделала глоток шампанского. Выдохнула шумно. - Всё было очень и очень странно. Я чувствовала себя в его присутствии так же комфортно, как если бы в этом номере со мной была ты, а не малознакомый парень. Он такой, знаешь, тактичный-претактичный, предугадывает едва ли не каждое твоё телодвижение, поэтому не испытываешь неловкости или чего-то ещё из этой области.
  - Прикольно. Вот тебе и ботаник. Мозги-то использует по назначению, - расщедрилась на похвалу Юлька. - Пока он мне нравится. Давай дальше.
  Ксюша на минуту замолчала. Ей одновременно и безумно хотелось поведать сокровенное, и в то же время замолчать какие-то моменты, слишком интимные, глубоко личные. Но ей нужно было мнение человека, который знал её лучше её самой. Слишком глубоко она погрузилась в океан чувств, чтобы выплыть без посторонней помощи, слишком далеко заплыла, потеряла ориентиры.
  Решение пришло сразу: максимальная откровенность.
  - Он проверил все углы в душе, прежде чем меня туда отпустить, выдал свою футболку, чтобы я не спала в сарафане с неудобными узлами сзади, сходил раздобыл мне зубную щётку и ещё полотенце для волос. Знаешь, сделал всё то, что мужчина по идее и должен, да только мало кто делает без тридцати трёх просьб. Я его вообще ни о чём не просила, это он всё сам.
  - Теперь он нравится мне ещё больше, - Юлька отсалютовала бокалом и примолкла, передавая слово подруге.
  - Когда он разделся, я так мельком обратила внимание на его мышцы. У него удивительно развитое тело, жилистое, но красивое. Когда мы до этого плавали в бассейне, я даже не заметила этого. Но здесь, не знаю, может, повлияло то, что это было вечером, наедине, ещё и в гостиничном номере. Не знаю! Я нет-нет, да и стала посматривать в его сторону заинтересованно. Ещё и эти поступки, галантные и такие... мужские. Мне было приятно. Но, конечно, и речи о сексе не шло. Честно-честно!
  - Да чего ты оправдываешься постоянно? - возмутилась Юля. - Я тебе по умолчанию верю, Ксюш! Всегда!
  - Да это я больше себе, наверное, - пробормотала под нос Ксюша. - Уже столько времени прошло, а я до сих пор не разобралась до конца в своих чувствах. Меня угнетает, что я впервые в жизни отдалась малознакомому мужчине, ещё и вышло всё, будто... Ой, нормально говорю, по порядку. В общем, мы легли уже в постель, но телевизор не выключали, смотрели какую-то передачу про острова. И тут я заметила шевеление у окна.
  - Таракан?
  - Да нет, ящерица. Геккон или как-то так. Но я не рассмотрела, напугалась, залезла под простыню. Сева вынес её на улицу, лёг рядом, а меня трясёт. Я почему-то подумала, что это змея и не могла успокоиться. Вроде и знаешь, что всё нормально, но инстинктивный страх такой мерзкий, не отпускает. Вот он меня и обнял. А я потянулась к нему и...
  Ксюша замолкла не договорив. Юля буквально видела, как у той затуманился взгляд. И безумно хотелось подробностей, самых неприличных, максимально откровенных. И она знала, стоит только спросить и подруга расскажет. Только вот стоит ли?
  - Знаешь, он ведь спросил, точно ли я уверена и не пожалею ли, - каким-то глухим голосом продолжила Ксюша столь же внезапно, что и прервалась. - А мне в тот момент было неприлично хорошо, надёжно и даже уютно. Не знаю, как правильно описать, но даже возбуждение было каким-то... правильным. И секс, вот знаешь, не думала, что когда-нибудь со мной такое случится, честно, но это было нереально круто! Здесь, конечно, и моя реакция на него, но и он в данном вопросе ну очень подкован.
  - Ну, ботаники любят тщательно изучать теорию, а это, что ни говори, потом отлично сказывается на практике, - уверенно заявила Юлька. - Что, прямо так хорошо было? И оргазм?
  - И не один, Юль.
  - Вау!
  - Вот тебе и вау. Я потом весь остаток каникул ходила как мешком прибитая.
  - Надо думать! - поддержала подругу Юля. - Такое событие! У тебя, судя по всему, ещё и переоценка ценностей произошла, ты потому так и изменилась.
  - Угу. Так всё и было, - подтвердила Ксюша. - Только от этого не легче. Для него это просто секс и ничего более. У него там какие-то исследования, работа, он не планирует в ближайшее время связывать себя обязательствами, как я поняла.
  - Ха! Мало ли, что он планирует! - самодовольно выдала Юлька. - Никуда не денется, влюбится и женится!
  Ксюша только печально вздохнула. Ей оставалось рассказать о недавней 'случайной' встрече и предстоящем свидании, и она достала ещё бутылку шампанского, на этот раз дорогого и отложенного мамой для особого события. Но сейчас такие мелочи её не волновали.
  - Это ещё не всё, - правильно оценила действия подруги Юля. - Ага, ага. Ну, что бы ты там себе не надумала, могу сказать сразу и без толики сомнения: ты влюбилась по уши. А это значит, Ксюш, у твоего Севы нет шансов. И пусть благодарит за это своих физико-математических богов или ещё кого, но ему повезло. Даже если он пока об этом не знает.
  - Твои слова да Богу в уши, Юль. Открой, а то я так и не освоила эту процедуру, - Ксюша протянула подруге бутылку, а сама спряталась под столом - боялась, что пробка прилетит в лоб или, что ещё хуже, в глаз.
  - Хитрая такая. Я тоже вообще-то не умею это делать, - бухтела Юлька, но судя по звуку зря. - Всё, выползай. И давай мне ещё кусочек торта, эти уже провалились.
  Беседа закадычных подруг текла непринуждённо и извилисто, как горная река, то и дело отклоняясь в сторону, но всё, что хотела, Ксюша рассказала. И стало легче. Гораздо легче! В одиночестве тайну хранить тяжело, куда приятнее разделить её с другом, да ещё и получить дельный совет и всевозможную поддержку.
  Когда Юлька уехала на такси домой, Ксюша ополоснулась наскоро в душе и пошла спать. Ей казалось, после сложного трудового дня и эмоционального разговора с подругой, она просто выключится, как только голова коснётся подушки. Но нет. Соседи снова ругались.
  Проклиная несчастливую парочку, Ксюша встала и закрыла окно. Благодушное настроение слетело в одно мгновение и второй раз в постель она уже легла не довольной, а раздражённой и немного злой.
  Толстые стены в их доме защищали её от дальнейшего прослушивания скандала, но девушка непроизвольно прислушивалась. И никак не могла расслабиться и уснуть.
  - Да ё-моё! - в сердцах прошептала Ксюша и перевернулась на другой бок. - Сева, блин, сделай одолжение, приснись мне. Хочу красивый эротический сон с твоим участием!
  Хмыкнув своей фантазии, девушка закрыла глаза.
  Она ещё не знала, что судьба решит сделать ей подарок и исполнит шутливое желание, даже с процентами. Красивый эротический сон в эту ночь смотрела не она одна.
  
  
  Глава 4. Соседи
  
  Ярослав вышел на крыльцо банка в сильном раздражении. Ключи, которые он сжимал в кулаке, острыми краями норовили проткнуть кожу. Физический дискомфорт мужчина даже не ощущал - слишком злился, да и натруженные железом в спортзале руки давно загрубели.
  А ведь это был лучший день в его жизни. Самый лучший. День, когда он смог осуществить детскую мечту. День, на который он работал много лет, который ждал.
  Только сейчас радость предвкушения, волнение и ликование, с которыми он проснулся поутру, отошли даже не на второй план. На десятый!
  Да, всё получилось. Удалось. Свершилось. Да, он молодец. Да, он доказал сам себе всё, что хотел. Но где хотя бы удовлетворение? Он так вымотался и устал, что сил не хватало даже на полноценную злость. Так, отголоски.
  'Идиоты!' - вот и всё, что он думал, прокручивая события излишне нервного дня.
  И основания у него были, притом веские.
  По сути вся процедура в банке должна была занять не более полутора-двух часов, при оптимальном раскладе - вообще лишь час. Но, естественно, случилось всё, что только могло и не могло случиться, и в итоге - полдня коту под хвост. А дел предстояло немало, и мужчина, сделав глубокий вдох, решительно зашагал вниз по ступеням. Обдумать и перебеситься можно и позднее.
  Остаток дня прошёл как в бреду. Бесконечные телефонные переговоры, встречи, назначенные и внезапные, поздний ужин с деловым партнёром - всё происходило словно не с ним. К вечеру Ярослав совершенно забыл об утренних событиях, а состояние его можно было охарактеризовать одной фразой - полностью разбитое.
  Как назло и друзья, и мама жаждали общения, обрывая телефон, но видеть кого-либо или даже просто поддерживать вежливую беседу желания и сил не было. Ограничившись коротким сообщением 'Занят' всем адресатам, Ярослав выехал домой.
  Обычно он громко включал музыку и так приходил в себя, но сейчас ему хотелось лишь тишины.
  'Тишина!' - озарило мужчину. Он точно знал, где его не побеспокоят.
  Новый дом. Квартира, которую он сегодня купил. Своя собственная. Личная. Долгожданная. И - самое важное - пока недоступная для вездесущих друзей, которым и повода не надо, дай только нагрянуть внезапно.
  'Может, какое-то время вообще не говорить им, что купил квартиру?' - на полном серьёзе задумался Ярослав.
  Он предпочитал делать всё в тайне и рассказывать лишь о свершившемся. Или не рассказывать вообще. Близкие, хоть и знали о данном качестве, всё-таки частенько обижались. Яр об этом знал, но поделать с собой ничего не мог, да и не хотел, считал своим правом.
  Вот и сейчас он пошёл на поводу у своих желаний. Заехал в магазин, купил надувную кровать, плед, средства личной гигиены, набор самых простых и более-менее симпатичных стаканов, пару полотенец и прочую мелочёвку, которую посчитал необходимой для первой, можно сказать: походной, ночёвки в новой квартире.
  Идея сбежать и скрыться ото всех хотя бы ненадолго захватила его целиком и полностью. Радостное возбуждение, предвкушение и даже азарт горячили кровь. Улыбка бесконтрольно появлялась на лице, но он даже на осознавал этого, размышляя, как переоборудует квартиру, что где поставит.
  Уже у своей квартиры он замер. По-хозяйски оглядел дверь, подъездные стены, полы, окна . Всё выглядело ухоженным и чистым. Довольство разлилось по телу тёплой волной. Ярослав доверял интуиции и не мог не порадоваться хорошему предчувствию, осенившему его нежданно-негаданно.
  Он достал ключи. Без брелока они выглядели непривычно и в какой-то мере даже сиротливо. Мелькнула мысль исправить это и тут же скрылась. Сейчас не до того. Он впервые открывал дверь своей собственной квартиры.
  Рука мелко задрожала и Яр разозлился на себя за излишнюю чувствительность, собрался, подавил и тремор рук и странное чувство в груди. Он должен быть сильным. Всегда. Как научила его мать. И жизнь.
  Сухой щелчок замка - и вот он уже на пороге.
  - Брр, зябко, - удивился вслух Ярослав, хотя накануне, когда они ещё раз осматривали квартиру после вывоза мебели и уборки, сам же и оставил кухонное окно открытым. - Круто, однако, когда и летом не жарко.
  - Мяу, - донеслось из-за спины. - Мяу.
  Мужчина обернулся на тоненький писклявый голосок, но никого не увидел. Прислушался - тишина.
  - Где ты? Кис-кис-кис.
  - Мяу! - откликнулся на зов голосок гораздо звонче и, как показалось Яру, требовательнее.
  Котёнок нашёлся этажом выше. Красивый и ухоженный, с ярко-голубыми глазищами и весьма наглой мордой.
  - Иди сюда, пират. Так уж и быть, пристрою тебя на ночь, если пообещаешь не ссать на пол, - Ярослав строго посмотрел на пушистика и предупредил: - А завтра поищем хозяина, особо тут не обустраивайся, это моя квартира. Всё, топай.
  Закинув котёнка в квартиру, мужчина пошёл в ближайший супермаркет. Идти предстояло довольно далеко - минут десять быстрым шагом - но раздражения вынужденной задержкой он не испытывал. Вспомнил примету, что первым надо запускать кота в дом, а здесь, словно удружил кто, всё шло так, как положено.
  В магазине, к счастью, обнаружилось всё необходимое для незваного гостя кошачьей наружности. Уже дома, скинув обувь и пиджак прямо на пол, мужчина распаковал покупки под активное песнопение голодного пушистика, накормил этого страдальца, и только затем прошёл на огромный балкон с окнами во весь рост.
  - Да, - произнёс с чувством, - то, что надо. Наконец-то!
  Когда-то давно, ещё в раннем детстве, он приезжал летом к бабушке и спал на балконе. Вдалеке видно было море и он то воображал себя викингом, что готовится в дальний поход на драккарах, то пиратом, то и вовсе ловцом жемчуга или искателем подводных кладов. Море будило воображение, дарило красивые, яркие, сказочные сны, воодушевляло.
  Но родители развелись, мама увезла его в Хабаровск, свой родной город, и Ярослав оказался вдали от своей личной сказки - холодного и прекрасного Японского моря.
  Без моря было... непривычно. Странно. Не так, как должно быть.
  И он поклялся, что вернётся во Владивосток или любой другой город у моря и обязательно купит квартиру с балконом 'как у бабушки'. И будет счастлив.
  - Да, - протяжно выдохнул Ярослав. Глупая улыбка не желала покидать его лицо. он просто стоял на пустом пока балконе, глядя вдаль, и было хорошо, по-настоящему хорошо, так, как должно быть.
  Он давно мог купить квартиру, и даже периодически посматривал варианты, но душа не лежала. То район не нравился, то сам дом, то неудобная парковка, то сама квартира. Яр не торопился. Знал - настанет время и всё случится само собой.
  Так и вышло.
  Случайная встреча с давним знакомым. Случайная оговорка про квартиру друзей, что решили перебраться за границу. Случайный, в прямом смысле слова вырвавшийся против воли, уточняющий вопрос.
  Мечта сама шла в руки. Только вот цена мечты оказалась столь же заоблачной, что и счастье ею обладать.
  Квартира полюбилась ему с первого взгляда, и он ни секунды лишней не раздумывал, не торговался. Лишь попросил убрать всю мебель и сделать косметический ремонт: обновить окрашенные белым стены, да хорошо отмыть полы и окна, чтобы он мог сразу заселиться.
  Тогда он не думал, что примчится в первую же ночь в свой новый дом, даже не удосужившись заехать за удобной домашней одеждой. Но всё равно не жалел ни капли. Находиться одному в большой пустой и главное своей квартире было восхитительно.
  И хотя вокруг было пусто, светло и гулко, Ярослав чувствовал себя в берлоге. Уютной, безопасной, своей берлоге.
  - Мяу, - недовольно пискнул котофей, словно напоминая, что вообще-то это его квартира, а вот ты, человек, слишком многое о себе возомнил. Твоё дело - кормить и гладить, гладить и кормить. Ну, и играть, когда котоцарь соизволит.
  - Даже жаль, что завтра придётся тебя отдать, говнюк. Нравишься ты мне, - Яр вздохнул. Кот, удовлетворенный признанием, положил голову на лапки и прикрыл глаза.
  - Колбаскин, - хмыкнул мужчина с умилением. Маленький чертёнок с комфортом разместился на его одежде, проигнорировав надувную кровать, но даже перспектива отчищать белую шерсть с чёрных носков не вызывала неприятных эмоций.
  И только ночью, после просмотра фильма, накатила грусть. Такая большая квартира и он в ней один, совсем один. Кот не в счёт, его придётся утром вернуть хозяевам.
  Не то, чтобы он мечтал срочно жениться, совсем нет. Его всё устраивало. В общем. Только иногда изнутри грызла зависть к счастливым семейным парам, которых с каждым годом вокруг становилось всё больше.
  Девушек у него всегда хватало, но что-то никак не находилась та единственная, ради которой он бросил бы привычный образ жизни.
  - Ты ещё не готов, - щуря зелёные ведьминские глаза как-то сказала ему Настя. - Ты видишь в девушках пока просто цель, а не смысл.
  Тогда он не нашёлся с ответом, а жена друга, хвала небесам, ушла на кухню, оставив его с перекошенным от удивления и непониманием лицом.
  - Она права, - Димка отпил пиво из бутылки, не отрывая взгляда от экрана телевизора, где шёл футбол. - Для тебя все девочки - просто девочки на ночь. Ты на них смотришь как на объект. Захотел - получил, за редким исключением между пунктом 'А' и пунктом 'Б' еще случается пункт 'немного поднапрягся', но в целом, ты не паришься, получил и забыл. Так всегда было, сколько я тебя знаю. Когда что-то в схеме изменится, тогда можешь быть уверен - пришло твоё время.
  Димка закончил монолог, картинно прижав руку к груди, и Яр едва сдержал порыв двинуть ему в плечо. Тогда он демонстративно скривился, чтобы его пренебрежение ко всей этой слюняво-пафосной чуши, как он порой её называл при друзьях, было стопроцентно очевидным. Но и сам Ярослав, и его друг знали - это показуха, привычка играть роль брутального альфа-самца. Роль, с которой он практически сросся. И сильно отличался тем от сотоварищей.
  Почему-то большинство женатых или состоящих в длительных отношениях друзей Яру казались жуткими подкаблучниками, и во многом именно это отвращало от серьёзных отношений. Но пример Димки и Насти внушал оптимизм. Семейка Адамс, как про себя обзывал их Ярослав, и любила друг друга, и заботилась, и поддерживала, и самое важное - уважала личное пространство партнёра.
  Сева с Ярославом буквально бежали в гости к развесёлой семейной паре. У них было комфортно, вкусно и всегда интересно.
  - Надо их первыми позвать, - решил мужчина. Отчего-то безумно хотелось вдохнуть жизнь в пустую пока квартиру. - И кота завести, раз жена не заводится, Матроскина. Чтобы и готовил, и на машинке... тоже, - процитировал Яр и зевнул. - Чего там говорят на новом месте? На новом месте приснись... Хм. Не рифмуется что-то. Ладно, - ещё зевок, - суженая, ряженая, приди ко мне наряженная. Или явись? Откуда я вообще это знаю? Ладно! Спать.
  Он уже почти провалился в сон, как услышал девичий смех.
  'Так быстро?' - мелькнула мысль. Ярослав сел и прислушался. Разговаривали судя по всему его новые соседки, притом где-то совсем рядом, вероятно вышли на балкон или открыли окно.
  - Бросай ты уже эту дрянь, Юльчик! Ну сколько можно? Это вредно и для кожи, и для... - выговаривал приятный женский голос.
  - Да я только когда выпью иногда, ну совсем чуть-чуть, не ругайся, - просительно и капельку капризно вещал второй, не менее приятный, голосок. - Так-то я уже всё, не курю.
  - Ладно, - не стала спорить первая соседка. - Давай лучше посоветуй, что делать с финдиром. Печь ему торт или как-то отмазаться?
  - Нетушки! Торты ты печёшь только мне! - голос второй соседки звучал столь ревниво, что Ярослав даже успел предположить, что живёт рядом с девицами нетрадиционной сексуальной ориентации. - Выйдешь замуж - тогда и мужу будешь печь. А пока у тебя я главный дегустатор и заказчик.
  Яр даже губу прикусил, чтобы не засмеяться. Образ второй соседки вырисовался мгновенно: пухленькая, улыбчивая, миловидная блондинка-сладкоежка. Курящих девушек он не выносил, но эта почему-то вызывала лишь приятные эмоции. По крайней мере пока.
  - ... не любит торты, так что не боись, конкуренции не составит, - донеслось значительно тише, и часть слов мужчина не разобрал, хотя смысл уловил: первая девица при парне.
  В памяти неожиданно возник образ красотки из кафе. Спортивная брюнеточка или шатеночка, из-за тусклого света он точно не разглядел, с приятными округлостями в нужных местах, ярко-розовой ветровке и со смешным пучком на голове. И тоже не свободная. Было что-то в той девушке, что-то особенное, ведь не просто так она то и дело мелькает в его воспоминаниях.
  - Вот и отлично! - довольно заявила сладкоежка. - Он мне нравится всё больше и больше, честное слово! Мужчины и не должны любить сладкое, а то нам ничего не останется. Ты, кстати, решила, что наденешь завтра?
  Соседки принялись обсуждать шорты-юбки-платья и Ярослав потерял интерес к их беседе окончательно, да так и уснул под милое щебетание. Снилась ему девушка из кафе, только на этот раз она была в длинном сарафане небесно-голубого цвета. Распущенные каштановые локоны спускались до талии мягкими волнами, а сама соблазнительница, придерживая подол руками и оголяя до колен стройные ножки, шла по мокрому песку, периодически заходя по щиколотки в море. И что-то говорила. Слов он не слышал, но выглядела она так замечательно, что ему достаточно было просто смотреть на неё, любоваться, сходить по ней с ума.
  Громкий неприятный звук резко выдернул Ярослава из оков сна. Ещё не соображая, что произошло, он пытался связать образ прекрасной леди со странными интонациями, совершенно не подходящими к его Афродите, вышедшей из пены морской.
  - Я в последний раз спрашиваю: где ты шлялась? - орал дурниной мужской голос.
  Хлёсткие звуки пощёчин, глухой стук, похожий на удар кулака о стену, противное скольжение стула по полу и женский всхлип, переходящий в стон, а затем и в плач, негромкий, но явственно слышимый в тишине ночи.
  - Я была у мамы... твоей мамы... с ребёнком, - оправдывалась женщина сквозь рыдания. - Валера, я прошу тебя: не надо, ты разбудишь сына, он испугается...
  - Чёрт, - выругался Ярослав. Он не выносил, когда бьют женщин. Категорически. И готов был на любое насилие в адрес обидевших их не-мужчин. Мужчинами назвать подобных типов язык не поворачивался. Только что делать в подобной ситуации? Чужая семья - это чужая семья. Вмешиваться в разборки посреди ночи? Да и как? Он даже не знает, где они живут. Хотя можно идти на звук, их и из подъезда, скорее всего, прекрасно слышно.
  Сделка с совестью не состоялась. Спать уже не хотелось, а женщина плакала уж больно горько, да и мысль 'а вдруг ей нужна медицинская помощь' не отпускала. Яр аккуратно, чтобы не разбудить котёнка, вылез из-под тёплого и приятного на ощупь пледа, прошёл на балкон, высунулся по пояс, разглядывая окна, в которых горел свет, и прислушиваясь.
  - Фу, аж смотреть на тебя не могу, жалкая такая, омерзительно. Иди спать, завтра поговорим, - скомандовал буйный сосед предположительно жене и погасил свет.
  'Разборки отменяются, - сделал вывод Ярослав про себя. Он не знал, ушёл ли сосед в спальню или так и стоит рядом с окном, а ругаться на весь двор не хотелось, глупо, да и на расстоянии по морде не двинешь, если появится желание или необходимость. - Из-за этого урода придётся окна на ночь закрывать. Нет, не вариант. Не для того я брал квартиру у моря. Разговору быть'.
  Взбудораженный событиями мужчина думал, что заснуть быстро уже не выйдет, но как только голова коснулась подушки, отключился. Прекрасная незнакомка больше не снилась, и отчего-то это наутро немного расстроило его.
  Он не разбирался в сновидениях, не знал, сбываются ли сны с пятницы на субботу или нет, но с огромным сожалением расшифровал и опроверг идею, что красотка из сна - та самая загаданная им суженая.
  'Всё просто, - сам себе объяснял сон Ярослав, пока чистил зубы. - Я думал о ней, пока девицы болтали, платье во сне того же цвета, что глаза у кошака, а море - ну так я на него весь вечер смотрел'.
  - Эксперимент не удался, - уже вслух резюмировал мужчина. - Придётся как-то самому. Как обычно, - хмыкнул, разглядывая щетину. В честь выходного решил не бриться, свиданий не планировалось, да и даже если бы планировались, бриться было просто лень. Неожиданно Яр застыл. Посмотрел в зеркало пристально, глаза в глаза. - У неё есть парень, да. Но когда это меня останавливало?
  
  Глава 5. Не свидание
  
  К встрече с Севой Ксюша готовилась заблаговременно и основательно. Перерыла весь гардероб, перемерила всё более-менее новое и симпатичное, исключив разве что вечерние платья и зимнюю одежду. Хотя нет, норковую шубку тёмно-серого цвета, подарок мамы на прошлый день рождения, не удержалась, нацепила, вместе с красными лаковыми шпильками и комплектом кружевного белья.
  Идея навестить парня в подобном виде будоражила кровь, и соблазнительница едва не топала ножкой, разочарованная неподходящим сезоном. Хотя прекрасно понимала, что с её фигуркой лето - самая лучшая пора для того, чтобы показать то, что нужно.
  Только вот девушка решила не мудрить и надеть удобную и комфортную одежду, всё-таки официально предстоящая встреча не носит столь желанный статус свидания.
  Ксюша вздохнула. Свидания с Севой очень хотелось.
  Погода всю неделю была неприятной и серой, на выходные синоптики обещали дождь, поэтому любимые босоножки из зелёной замши на высоком устойчивом каблуке остались стоять на полке в прихожей. Да и под них всегда было настроение принарядиться, а этого в планах барышни не значилось.
  - Ладно, джинсы, кеды и футболка - оптимальный выбор, - приговаривала Ксюша в четверг вечером, укладываясь спать. - И не празднично, и видно, что не старалась, только... что же выбрать? Со стразиками? Нет, он может подумать, что я слишком легкомысленная. Сердечки? Нет, не то. Что-то повседневное и не романтичное. Или, может, смешное? - вспоминала она бесконечные стопки футболок со смайлами, забавными принтами и сожалела, что не купила футболку с Эйнштейном, высунувшим язык, вышел бы классный намёк на увлечения Севы.
  В пятницу утром решила надеть всё-таки платье, повседневное, ничем не выдающееся, но платье. К обеду передумала, остановилась на тёмно-синем комбинезоне. Ближе к вечеру комбинезон показался слишком провокационным, так как выглядела она в нём слишком сексуально.
  Узнав о проблеме, Юлька долго смеялась:
  - Да, Ксю, ты реально как в том анекдоте. Из ничего женщина может сделать всего три вещи: причёску, салатик и трагедию. Вот из футболок трагедию вижу впервые, но это очень, очень смешно.
  - Прекрати закатываться! - скомандовала Ксюша недовольно. - Какая футболка?
  - Не серая, - категорично заявила Юля. - Так, дай ещё подумать. Красная - тоже нет. Фиолетовая - тебе хорошо, конечно, но не то. Ой, помнишь ту майку, с крылышками! Ты по какой-то книге ещё заказывала специально в 'Мастерской панды'?
  - 'Неангелы'. О, точно! У меня белая и чёрная есть. Беленькую надену и кедики новые, тоже беленькие.
  - Вот и отлично. Что в магазин вышла, что на свидание с мужчиной своей мечты, - хихикнула противно Юлька, но в итоге поддержала: - Да и правильно. У вас не свидание, не надо его лишний раз смущать. Мужик нонче шугливый пошёл, лучше до последнего не раскрывать карты.
  Но в субботу утром с горем пополам согласованный образ пришлось экстренно перекраивать. За окном вместо обещанного дождя и ветра порывами ярко светило солнце и погоду можно было обозвать 'одуряюще жаркой'.
  Солнце Ксюша любила, да и давно было желание просушить отросшие за дождливый период жабры, но сейчас разозлилась.
  - Юля! - орала она в телефон недовольно. - Ну что за бред? Где этот гадский дождь? Куда писать жалобу? Они могут хоть раз в сто лет правильно предсказать погоду?
  Поток ругательств не иссякал ещё долго. Обиженная Ксюша едва ли не впервые в жизни посчитала подарок природы ну просто вселенской несправедливостью и никак не могла угомониться.
  - Так, кто у нас считает, что если начало прошло фигово, то потом всё будет очешуительно прекрасно? - зевая уточнила разбуженная самым бессовестным образом в законный выходной день подруга. - Нацепи юбку-шорты бежевые вместо джинсов и будет тебе счастье. Всё, Ксюшик, дай поспать, - последнее слово девушка не договорила, уснула, хорошо хоть кнопку отбоя успела нажать.
  Юлькина привычка бросать трубку давно перестала вызывать раздражение, а сейчас Ксюша так и вовсе не заметила оборванного на полуслове разговора - вспоминала, где лежат шорты.
  Светло-бежевые, с тремя большими круглыми пуговицами спереди они выглядели как симпатичная ассиметричная коротенькая юбочка, а вот сзади, сзади оставались обычными шортами, тоже довольно короткими.
  - Хе-хе-хе, - ехидничала девушка, рассматривая своё отражение в зеркале. - Спереди приличная девушка, сзади - тоже приличная, но сексуальная. Хи! Можно к Севе специально до самого конца встречи не поворачиваться спиной. Вот будет прикол! Можно накинуть безрукавку длинную и будет вообще круто. Потом её снять под каким-нибудь предлогом, попрощаться и уйти. Ха!
  Настроение взлетело до небес. Нервничать и переживать Ксюша не собиралась, но руки нет-нет, да и подрагивали, а общее состояние напоминало немного пьяное, шальное.
  Утро в принципе началось нестандартно: кофе убежал, омлет несильно, но подгорел, помидор улетел назад в раковину и пытался спрятаться за красной губкой для мытья посуды. Всё валилось из мелко подрагивающих рук.
  - Надо валить из дома, толку от меня сегодня нет, - сделала вывод девушка.
  - Чего там у тебя случилось? - зевая, спросила мама, отпивая кофе, который она щедро залила молоком, лишь бы не варить новый. Подумаешь, убежал. Не катастрофа. - Не выспалась?
  Мама ещё раз зевнула, да так сладко, что Ксюша тоже не смогла подавить зевок, хотя выспалась и казалась себе бодрой и вполне проснувшейся.
  - Да ничего такого. Просто немного нервничаю. Мы сегодня встречаемся с Севой.
  - Севой? - Людмила Викторовна поперхнулась кофе и принялась бить себя по груди, чтобы прокашляться.
  - Ма, мы просто встречаемся как друзья, ничего не надумывай, - Ксюша глянула сурово, предостерегая.
  - Ладно, молчу-молчу, - на недоверчивый взгляд дочери пояснила: - Я просто слишком сильно не выспалась. Но вечером тебя ждёт допрос.
  - Вот, это уже больше похоже на мою мамульку. А то уже подумала, тебя подменили инопланетяне, - Ксюша подмигнула и пошла собираться. В след ей донеслось:
  - Зятьку привет.
  Желание пойти и ответить маме на ехидную подковырку разлилось жаром в груди, но Ксюша вовремя взяла себя в руки. Во-первых, это надолго. Во-вторых - совершенно бесполезно, мама упёрта как бык, которым и была по гороскопу и почему-то ужасно гордилась абсолютно независящим от неё фактом. А в-третьих - времени решительно не хватало, опаздывать на встречу точно не стоило, зная характер парня, да Ксюша и сама не любила опаздунов.
  Но выплеснуть эмоции всё же стоило, и она нарочно хлопнула дверью. Немного полегчало.
  Быстро надела приготовленную с самого утра одежду, уверенными, отработанными до автоматизма движениями нанесла макияж, провела расчёской по прямым длинным волосам с шоколадным отливом. До полной боевой готовности оставалось всего ничего - часики на руку, несколько серебряных колец, капелька духов из крохотного пузырька, что привезла Юлька из очередного путешествия, и можно идти.
  Ксюша как раз рассматривала себя со спины, нагибаясь и приседая так и сяк, чтобы понять, как можно поворачиваться к Севе, а как нельзя, чтобы раньше задуманного не засветить обтягивающие попу шорты, когда из-за двери раздалось пение: 'И совсем не без причины очень любят нас мужчины. Женщина всегда-а-а пра-а-а-ва. Мамочка всегда пра-а-ва'.
  'Мамочка' вообще не попадала в ноты, бессовестно перевирала текст, но пела с настроением, да так задорно, что Ксюша ни капельки не разозлилась, а наоборот рассмеялась.
  Вот уж кто никогда не унывал и подавал хороший пример. Нет зятя - ну и ничего страшного, наслаждайся молодостью, гуляй, развлекайся, успеешь ещё до тошноты настираться-наубираться. Страдаешь от первой неразделённой любви - ути-пути, моя деточка, скушай шоколадку, купи новую помаду или юбочку, давай выпьем шампанского, поплачь, а лучше испеки маме тортик, займись делом, или, вон, Юльку в гости позови. Идёшь на свидание - молодец, нечего в твоём возрасте дома сидеть.
  Ксюша не исключала, что приведи она в дом длинноволосого татуированного с ног до головы байкера, мама скажет что-то вроде: 'Ах, мне бы твои годы! Не гоняйте только в пьяном виде, пожалуйста'.
  Сколько девушка себя помнила, мама никогда ей ничего не запрещала, только говорила: 'Дочь, ты у меня девочка разумная, делай так, как считаешь нужным, я тебе целиком и полностью доверяю'. И это работало куда лучше любых запретов!
  Уже намного позже, когда она выросла и сообразила, что мамино доверие - чистой воды манипуляция, было огромное желание поругаться. Но здравый смысл пересилил. И вспомнился анекдот про кошку, которой помазали под хвостом горчицей, чтобы она её съела добровольно и с песней. Пример не самый приятный, зато доходчивый.
  С тех пор Ксюша целенаправленно стала приглядываться к чужим слабостям и недостаткам. И делилась наблюдениями с мамой, а та - подсказками, а иногда и советами.
  Но сейчас, в ситуации с Севой, маминых советов девушка не спрашивала. Знала чётко: надо будет - она никогда не откажет. И такая надёжная поддержка за спиной, безусловная, мощная, делала Ксюшу куда более спокойной и уверенной. Как тут не поверить в свои силы и удачу?
  Юлька сказала: 'У Севы нет выбора', и Ксюша в глубине души была с ней согласна. Обычно ей везло. Если судьба и дальше будет к ней благосклонна, а она сама продолжит себя вести разумно, а не как влюблённая по уши размазня, всё получится. Девушка всей душой в это верила.
  - Блокнот! Я же не купила блокнот! - осенило Ксюшу уже на пороге дома.
  Наскоро попрощавшись с мамой, побежала к лифтам. Те по своему обыкновению где-то бултыхались между этажами и везли других пассажиров, заставляя притопывать от нетерпеливого ожидания. Если бы не опасения вспотеть, она давно бы уже слетела вниз по ступенькам, тем более что в кедах это не составило бы ровным счётом никакого труда.
  Как только двери лифта закрылись, появился новый страх - застрять. С её страхом опоздать на встречу это казалось ужасающе реальным.
  'Мысль материальна! - истерила про себя девушка, поддавшись на пару мгновений иррациональному страху. - Тьфу ты! - взяла она себя в руки, - И ничего я не застряну! Отставить панику!'
  То ли команда сработала, то ли Ксюше суждено было встретиться в это утро с Севой как то и было запланировано, но створки лифта послушно раздвинулись, даже без особой задержки, видимо, чтобы лишний раз не волновалась.
  - Фух! - выдохнула 'совсем не волнующаяся' торопыжка. Предстояло ещё заскочить в 'Читай-город' и выбрать блокнот. Самое обидное, на выбор времени-то как раз не осталось, придётся взять первый попавшийся из тех, что сразу приглянутся. Спонтанные покупки Ксюша не любила, но в данном случае выбора у неё особо не было. Не опаздывать же.
  К месту встречи она прибежала за пять минут до назначенного времени. Отдышалась. Выглянула из-за угла. У первого фонтана Севы не обнаружилось.
  - Ну вот, - несколько недовольно протянула Ксюша, - могла бы подумать и купить тот блокнот с енотом. Ладно, в клеточку всё же удобнее.
  Она неспешным шагом пошла к лавке в тенёчке, то и дело оглядываясь на фонтан. В какой-то момент ей показалось, что дорогу переходит Сева, и она развернулась в его сторону, вытянулась на носочках.
  - Не он, - расстроилась девушка вслух и вздохнула.
  - Я здесь, - раздалось за спиной. - Миленькие шортики.
  - О, - выдохнула Ксюша и стремительно развернулась. - Я тебя не узнала!
  Голос её звучал не просто недовольно, в нём явственно слышались обвинительные нотки. Себя она тут же оправдала. Ну невозможно было узнать в этом парне Севу! Чёрная майка, шорты до колена цвета милитари, очки-авиаторы. Нет, ему, конечно, всё это шло! Но уж слишком не вязалось с образом парня из Таиланда, ведь даже там он всегда был одет с иголочки, а здесь, здесь он выглядел слишком... стильно?
  - А я сразу узнал твои ножки, - сказал парень, поднимаясь с лавки, и попутно сдвигая очки наверх. - Они шикарны.
  - Ты фетишист, - вместо благодарности за комплимент ответила Ксюша и протянула свою руку навстречу его. - Привет.
  Он обнял её прохладную ладошку своими огромными тёплыми ладонями и тут же уточнил, строго заглядывая в глаза:
  - Ты сходила к врачу? У тебя снова руки ледяные.
  - Пока нет, но схожу, спасибо за беспокойство, - подчёркнуто вежливо поблагодарила и даже кивнула безалаберная барышня, которая и думать об этом забыла.
  - Мы впишем это в план-график. Ты голодна или сразу за дело? Куда пойдём, в кафе под кондиционер или на воздухе посидим, кофе попьём? Решай. Только прошу: не здесь, если ты не против, лучше у моря. Хочется немного чистого воздуха. Там можно...
  - Давай просто купим кофе и пойдём к морю. Я угощаю, - предложила Ксюша и тут же пояснила в ответ на ошалевшее лицо парня: - Ты тратишь на меня своё время, я просто хочу хоть как-то тебя отблагодарить. Это ведь не свидание.
  Она стояла и прекрасно видела, как он сканирует её взглядом, пытаясь найти подвох. Только в кристально-чистых голубых глазах не было ни доли лукавства или кокетства. Внезапно вспомнилось его приветствие и фраза про шортики. Ну конечно! Он ведь сидел на низкой скамейке, ещё и откинувшись назад, а она стояла спиной, ещё и на цыпочки приподнималась. Такой козырь и так бездарно выкинут! Стало чуточку обидно.
  - Знаешь, - начал Сева доверительным тоном, возобновив путь к набережной и, самое главное, не выпуская её руки из своей, - ты меня постоянно удивляешь. В Таиланде ты была совсем другой. У меня такое ощущение, что я совсем тебя не знаю.
  - Ну, по факту так оно и есть, - с готовностью подтвердила Ксюша, полностью уверенная, что уж где, где, а в Таиланде у него сложилось о ней не самое лучшее мнение. - Там мы были на отдыхе, плюс это ведь был наш последний кураж с группой, все отрывались по-максимуму. Да и когда все свои хочется расслабиться и ни о чём не думать.
  - Я не о том. Ты совсем другая. Я не знаю почему, но ты первоначально производишь впечатление очень легкомысленного человека, знаешь, о таких говорят: без царя в голове. Но ты ведь не такая. Совсем не такая.
  Сева говорил медленно, тщательно подбирая слова и Ксюша буквально чувствовала как у неё вытягивается лицо от удивления. Где она прокололась? Когда успела? Вела ведь себя беззаботно, много болтала не по делу, шутила не всегда удачно, делала вид, что не строит глазки, хотя строила.
  - А какая я?
  - Поживём - увидим, - с улыбкой ответил Сева.
  Он заглянул ей в глаза и затем буквально на какую-то секунду приобнял, прижал к себе, причём вполне дружески. Но Ксюшина душа успела взлететь к небу и с размаху, будто прыгун с десятиметровой вышки, нырнула обратно. И перехватило дыхание. И вылетело всё из головы.
  Он близко. Так близко, что слёзы так и норовят испортить макияж. В какой-то момент пришло осознание: они идут по пешеходному переходу с толпой молодых людей и мам с колясками и детскими велосипедами, и Сева, хвала небесам, не смотрит в её сторону, а значит и не видит её реакцию на короткое прикосновение.
  Вообще, всё было очень и очень странно. Сева вел себя не так, как она рассчитывала. И выглядел не так. Она попробовала представить, как они выглядят со стороны и поняла: ну красивая же пара! Оба стройные, высокие - ну ладно, он высокий, а она среднего роста - темноволосые, загорелые, в чём-то даже похожие. И идут, держатся за руки, словно парочка.
  'А, может, Сева всё-таки имеет на меня виды? - мелькнула надежда и тут же была забита голосом разума: - Ага, держи карман шире! Виды он имеет! Максимум - постель. Не дури!'
  На набережной оказалось неожиданно много для первой половины дня народа и парочка, не сговариваясь, повернула в сторону строящегося отеля 'Хайятт', удаляясь от шумной толпы.
  - А какая я, Сева? - спросила Ксюша. До этого они несколько минут шли молча, только заскочили за кофе на минуту, да и там обменялись буквально парой фраз.
  И он всё это время не выпускал её руку!
  - Ну, - парень притормозил и демонстративно провёл взглядом сверху вниз и назад, да так медленно, словно ласкал взглядом, - ты красивая, с прекрасной спортивной фигурой, и чертовски хитрая.
  - Хитрая? - выдохнула девушка, не контролируя себя. Уж чего-чего, но этого она точно не ожидала.
  - Ага, - Сева ещё и кивнул, и стаканом с кофе отсалютовал. - Коварная. Настоящая женщина.
  - Э, я даже не знаю, как это воспринимать, - обалдело тянула время Ксюша, в то же время лихорадочно соображая, как стоит отреагировать на чрезмерно проницательно заявление.
  - Как комплимент, конечно! - расхохотался 'слишком умный говнюк', по версии девушки в данный момент. - А ты действительно квартиру в нашем подъезде смотрела?
  - Вообще-то да! Представь себе! - Ксюша вылупила на него глаза в полнейшем негодовании. - Нет, ну всякое было, но в житрожопости меня ещё не обвиняли!
  - А я и не обвиняю. И уж тем более не упрекаю в чём-либо твою попу, особенно после того, как увидел её в шортиках. Это просто бессовестно с твоей стороны, ну, я имею в виду так травмировать мужскую психику. Ты в них - просто оружие массового поражения. Я до сих пор в себя не пришёл.
  'Ага, как же, не пришёл он! В хитрожопсти меня обвинять - это ж надо было уже всё проанализировать! Врёт и не краснеет! Ох уж эти гении!' - вздыхала про себя девушка одновременно восхищённо и недовольно, вслух же говорила следующее:
  - Господи! Да я эти шорты нацепила просто потому, что сегодня жара. Вообще, в джинсах планировала пойти. Так что намёки на якобы хитрость... - Кюсша выразительно посмотрела на парня, но тот её перебил:
  - Это не намёки. Это вывод. И можешь сейчас говорить всё, что угодно, но я на девяносто девять и девять процентов уверен, что шортики твои - продуманная акция. Только я бы на твоём месте их показал позднее, при прощании, например.
  'Вот говнюк!' - прокомментировала про себя 'продуманная' девица, но на лице сохранила вежливую улыбку и ответила с усмешкой:
  - А ты, однако, шалун. Буду собираться на свидание, обязательно с тобой посоветуюсь, что надеть, чтобы произвести впечатление... э, как ты там сказал? Оружия массового поражения?
  Сева молчал и улыбался. Но уверенно и целенаправленно вёл её в сторону трибуны с довольно удобными пластиковыми сидениями и - главное - совершенно никем не занятыми.
  Ксюша хихикнула про себя - знала бы мама, что дочь будет так близко, можно сказать совсем рядом, обязательно высунулась в окно с биноклем и пыталась читать по губам.
  - Вот... незадача, - Сева исправился так быстро, что Ксюша так и не поняла, как он хотел выругаться. Было до чёртиков интересно, неужели матом? Сегодня он выглядел столь необычно, что она не исключала и такой возможности, хотя всё-таки не верилось, что он такой. Внутреннюю интеллигентность скрыть тяжело, что ни говори. - У тебя нет каких-нибудь салфеток, чтобы протереть? Очень пыльные сидения. Я, честно признаться. Не подумал об этом, а ты в светлом.
  - Не-а, нету, - огорчила парня Ксюша, хотя пачка влажных салфеток у неё всегда была с собой. - Я обычно ношу, но сегодня взяла совсем маленькую сумочку, - она протянула двумя руками закрытый клатч, предъявляя его действительно небольшие габариты, размером с пачку салфеток. Только вот в него прекрасно помещалась пара-тройка салфеток в индивидуальной упаковке. Но не упускать же момент!
  Он колебался буквально пару мгновений. Затем сел, примерился, удобно ли им будет. И всё-таки предложил:
  - Надеюсь, тебя не смутит посидеть у меня на коленях? Будет не очень удобно, но не возвращаться же к лавочкам на набережной. Здесь спокойно и тихо. И море слышно.
  - Меня смутит, если ты станешь меня домогаться, - заявила Ксюша, усаживаясь куда и намеревалась и обнимая одной рукой за плечи любимого и временно доступного хотя бы для прикосновений мужчину.
  - А я думал, девушки смущаются, если их не домогаться, - хмыкнул Сева и легонько провёл по спине.
  - Домогаться не стоит. У нас здесь дело, вообще-то! - Ксюша с укоризной посмотрела, но они оба знали, что его касания доставляют ей удовольствие. Сложно утаить реакцию тела, когда находишься так близко, чувствуешь его прерывистое дыхание, горячие руки, так близко видишь тёмные, почти чёрные зрачки вместо тёмно-голубых радужек. - Ты ведь не соблазнишь меня прямо здесь?
  Голос прозвучал... предвкушающе?
  Ксюша и сама не знала, как так вышло, что она полностью утратила контроль над эмоциями, желаниями. Он смотрел на неё так... дух захватывало, а мысли текли киселём и всё не в том направлении. Ведь не собиралась же она впиться поцелуем в тонкие, красивой формы губы? И не думала царапать ногтями с аккуратным маникюром мускулистые мужские плечи?
  Сейчас она не готова была поручиться за это, совершенно не готова.
  Даже напротив, казалось правильным.
  - Здесь слишком много зрителей, да и ты хотела составить график, - не своим голосом и не совсем по делу ответил Сева.
  - Ах да, график. Точно, - как загипнотизированная повторила Ксюша, не совсем понимая смысл своих же слов. - График.
  Длинные пальцы парня скользили уже под майкой чуть повыше линии шорт и преобразовывать мысли в слова становилось всё сложнее. И без того тёплый летний день превратился в безумно горячий и насыщенный. И очень, очень душный. Она судорожно вдохнула и чуть выгнулась в его руках.
  - Нет, ну ты сама виновата. Я честно держался, - выдохнул в её губы Сева и поцеловал.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"