Красавина Татьяна Владимировна : другие произведения.

Часть 1

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  - Я... должен...
  - Вы должны лежать, господин.
  - Подняться...
  - Нет, господин. Лежите. Вы больны.
  Несмотря на то, что прикосновения служанки были мягкими и осторожными, Бастиану всё равно было неприятно. Особенно сейчас, когда он хотел встать, а она не позволяла, положив руки на плечи. Очень худые, с выпирающими костями. Как и вообще всё тело юноши, больше походившее на скелет, обтянутый белой кожей.
  - Убирайся... - слабым голосом огрызнулся Бастиан. - Я... справлюсь сам...
  - Его Величество так не считает, - совершенно спокойно ответила девушка, касаясь его лица влажной тряпицей. - И лекарь тоже.
  Юноша хотел было сказать что-то ещё, но с тонких бескровных губ сорвался лишь нечленораздельный не то хрип, не то стон.
  Бастиан с самого рождения был очень слабым и болезненным ребёнком. Малейший сквозняк - и мальчик прикован к постели на несколько дней, если не недель. Лекари лишь качали головами и разводили руками.
  Маги же считали, что настолько слабое здоровье может быть результатом некоего проклятия, которое гложет несчастного изнутри. Но ни снять чары, ни вычислить наложившего, ни даже понять их природу магистрам не удалось. Они лишь смогли сделать особый амулет, сдерживающий губительное действие колдовства, который юноша с самого детства носил, не снимая ни днем, ни ночью.
  Позже выяснилось, что в сердце Бастиана тоже бьётся магия, но к своим девятнадцати годам он не смог достичь даже уровня ученика Первого круга Обители Магии: заклинания требуют сил, которых у юноши и без того было очень мало.
  - Убери... эту дрянь... от моего... лица... - собрав остаток сил, прохрипел он, пытаясь повернуть голову на бок.
  - Лекарь сказал, что это особый отвар, господин. От него вам должно стать легче.
  Ильда продолжала обтирать лицо юноши. При этом, смотреть на Бастиана она избегала: слишком уж туго кожа обтягивала череп; слишком страшные гримасы периодически ложились на правильные, но острые черты; слишком много злости и боли читалось в чёрных глазах, слишком ярок их лихорадочный блеск. Но когда девушка слышала стоны Бастиана, видела, как ему больно, как он мучается, её сердце разрывалось от жалости к несчастному.
  После того, как мать юноши скончалась (ему тогда было всего несколько дней от роду), Его Величество не только признал своего незаконнорожденного сына, но и даровал ему титул герцога Вальдорского. Воспитанием Бастиана занимались лучшие учителя, он получал всё, в чём нуждался.
  За вычетом уважения и любви кого-то, кроме отца и недавно почившей старухи-кормилицы.
  Принц Ирион, законный наследник престола Анзары, несмотря на все усилия короля, презирал сводного брата. И многие придворные (особенно из числа всегда кичащейся благородной кровью знати) были с ним согласны, ибо все знали, что матерью Бастиана была не высокородная дама, а обычная крестьянка.
  Разумеется, открыто свои чувства мог показывать только Ирион. Что он и делал, не упуская случая насолить сводному брату. Юноша расстраивался и злился, но заставить брата уняться, разумеется, не мог: принц был отлично сложён и прекрасно управлялся со шпагой. Обращаться же к отцу молодому герцогу мешала и без того постоянно уязвляемая гордость.
  
  ***
  
  Стоя на вершине самой высокой башни королевского замка, Его Величество до рези в глазах вглядывался в усыпанное звёздами небо. Фреган видел уже больше пяти десятков зим, борода и волосы из рыжевато-золотистых превратились в седые, лицо покрылось сетью морщин. Но руки по-прежнему были способны держать меч, ум оставался ясным и живым, а взгляд - острым и проницательным.
  Король уже давно научился владеть собой и не выказывать чувств. Какая бы буря не разразилась в душе, повелитель Анзары всегда помнил, кто он такой, и какая ответственность лежала, лежит и будет лежать на его плечах до самой смерти. Вот и сейчас Фреган был абсолютно спокоен. Внешне. Его волнение выдавали разве что пальцы, судорожно вцепившиеся в светло-серый (а в свете луны кажущийся серебристым) бархат плаща, который Его Величество держал в руках.
  Ночную тишину разрушил звук шагов.
  - Ты не должен быть здесь, - резко сказал Фреган, не оборачиваясь. - Я говорил об этом. Уходи.
  Но вместо того, чтобы подчиниться приказу своего отца и короля, Ирион подошёл ближе.
  - Я помню твои слова, - стараясь, чтобы голос был преисполнен спокойного достоинства, сказал принц. Однако подойти ближе не решился. - Но это моя невеста, и я должен увидеть её одним из первых, а не вместе со всеми.
  Его Величество лишь молча вздохнул.
  Обрадованный, что его таки не прогнали, Ирион, на всякий случай, выждав пару мгновений, встал рядом с отцом и тоже принялся вглядываться в ночь. Юному принцу недавно исполнилось шестнадцать, но ростом он был уже почти с Фрегана. От него Его Высочество унаследовал и рыжевато-золотистые волосы, густые брови и зелёные глаза. Всё остальное в Ирионе было от матушки, королевы Кассианы. В том числе, загорелая, едва не смуглая кожа, идеально прямой нос и крутой нрав.
  - Зачем тебе плащ? - не выдержав затянувшегося молчания, вновь нарушил тишину принц.
  - Для миледи Алирэ, - отрезал Фреган, не оставляя попыток увидеть чёрную точку на тёмном небе.
  - Ты её когда-нибудь видел? - переведя взгляд на отца, осторожно спросил юноша.
  Как только Ирион узнал, кто станет его женой, в нём сразу же вспыхнуло сильнейшее любопытство: никто из народа невесты принца не показывался уже очень давно. Легенды гласили, что эти существа недолюбливают человеческую расу, а в древности даже воевали с ней. Никто не знал, почему они вдруг решили заключить союз с людьми, именно с Анзарой. Но Фреган сразу же ухватился за эту идею, сделав всё возможное и невозможное, чтобы помолвка состоялась.
  - Видел.
  Глаза Ириона вспыхнули.
  - Расскажи! Какая она? Красивая? Молодая?
  Фреган невольно усмехнулся.
  - Тебе понравится.
  - Отец! Прошу!
  Юного принца так и распирало от любопытства.
  - Скоро сам всё увидишь, - вновь посуровел король. - И уж сделай милость, постарайся тоже ей понравиться.
  - Это будет несложно, - ухмыльнулся Ирион.
  Его Величество лишь покачал головой.
  Ночь подходила к концу, и в раздумья Фрегана уже начала закрадываться мысль о том, что придётся отменять бал в честь прибытия будущей королевы Анзары, который должен состояться через несколько дней. Ирион же порядком замёрз, хотел спать, есть, и уже был и сам не рад, что пришёл встречать эту невежливую девицу. Сколько им с отцом тут торчать? Им, королю и принцу Анзары! Наследнику престола, а не какому-то там Бастиану!
  В конце концов, Ириону всё это надоело, и он хотел было уйти, но на уже начавшем светлеть горизонте вдруг появились две точки.
  - Это они? - тут же оживился принц.
  - Скорее всего, - спокойно ответил Фреган, ещё сильнее вцепившись в бархат плаща.
  Чёрные точки постепенно превращались в птиц. Белых птиц. Огромных белых птиц. Которые с каждой секундой становились всё больше.
  Запрокинув голову, Ирион зачарованно следил за тем, как два дракона кружатся над башней. Один был заметно меньше второго, но и куда изящней. Головы обоих украшали рога, шеи были длинными и гибкими, чешуя оказалась не белой, а серебристой, будто сгустившийся лунный свет.
  Покружив несколько минут, драконы расстались. Большой улетел, а маленький опустился на башню. Размером он был примерно с лошадь, по хребту от витых рогов до самого кончика хвоста тянулся костяной гребень, глаза не имели радужки, а белок по цвету напоминал летнее небо.
  По-птичьи сложив крылья, дракон взглянул сначала на Фрегана, потом на Ириона. Изогнув шею, поклонился. Король последовал его примеру. Принц, опомнившись, тоже. А потом Его Величество вдруг повернулся к дракону спиной.
  - Отец, что ты... - изумившись, начал было Ирион, но отец схватил его за плечо, заставляя тоже отвернуться.
  - Молчи. У них так принято. Смотреть на превращение нельзя - дурной тон. Запомни это.
  Принц уже открыл рот, чтобы ответить, но...
  - Ничего страшного, Ваше Величество, - вдруг услышал он нежный девичий голос. - Я не против.
  Ирион хотел было обернуться, но рука отца сдавила плечо сильнее.
  - Подожди.
  Убедившись, что сын выполнил приказ, Фреган подошёл к гостье. После превращения она осталась полностью обнажённой.
  - Мне доставляет огромное удовольствие приветствовать вас в столице Анзары, миледи, - сказал король, накидывая плащ на хрупкие плечи.
  - Благодарю, Ваше Величество, - улыбнулась Алирэ, плотнее закутываясь в бархат. - Я тоже очень рада снова видеть вас и наконец-то познакомиться с милордом Ирионом.
  После этих слов терпение принца, и так изнывавшего от любопытства, лопнуло окончательно, и он поспешил обернуться.
  - Приветствую, Ваше Высочество, - всё с той же улыбкой и лёгким поклоном сказала девушка.
  - И я вас. Миледи, - чуть хриплым от волнения голосом ответил её жених.
  Какое-то время они с Алирэ молча изучали друг друга. Фреган был прав - его сыну и вправду понравилось то, что он увидел. Пусть даже взгляду были доступны лишь опускавшиеся ниже колена серебристые волосы, мягкие черты лица и длинные пальцы тонкой руки, удерживающие на груди края плаща.
  - Мой сын проводит вас в ваши покои, - прервал молчание король, подавив усмешку. - Если миледи будет в чём-нибудь нуждаться - слуги в её полном распоряжении.
  - И снова я благодарю вас, Ваше Величество. Но единственное, что мне нужно - это рассказ о ваших обычаях, традициях, правилах поведения. Вы понимаете, о чём я?
  - Разумеется. Завтра утром я отдам необходимые распоряжения. А сейчас всем нам пора отправляться на покой. Ирион?
  Юный принц по-прежнему не сводил глаз с будущей жены.
  - Конечно, отец... Ваше Величество. Прошу за мной, миледи.
  Улыбнувшись королю на прощанье, Алирэ последовала за Ирионом, неслышно ступая по камню босыми ногами.
  
  ***
  
  На следующий день лихорадка отступила, и Бастиан чувствовал себя намного лучше. Но, совершенно подавленный, отказывался вставать с постели, разговаривать и даже принимать пищу и воду, несмотря на все уговоры Ильды и предупреждения лекаря.
  - Бастиан.
  Дверь спальни резко распахнулась, но Его Светлость даже не пошевелился, не вздрогнул. Увидев, что на пороге стоит король, сидящая рядом с кроватью служанка тут же вскочила и низко поклонилась.
  - Ваше Величество...
  - Я буду говорить с сыном наедине. Выйди.
  - Да, милорд. Как прикажете, милорд.
  Не смея оторвать глаз от пола, Ильда поспешила удалиться.
  Король подошёл к кровати. Юноша лежал к нему спиной.
  - Ты должен поесть, - не терпящим возражений тоном сказал Фреган. - И выйти из замка. Хотя бы в сад.
  Юноша молчал, лёжа к нему спиной.
  - Бастиан! Изволь встать, когда с тобой говорит твой отец и твой король!
  На самом деле у Его Величества сердце обливалось кровью, но он знал, что это единственный способ заставить сына прийти в себя.
  - Зачем? - услышал Фреган пропитанный горечью негромкий голос. - Что тебе нужно, отец? Оставь меня.
  Король нахмурился.
  - Ты слышал меня? Не можешь встать - хотя бы повернись!
  Несколько мгновений Бастиан продолжал лежать неподвижно, но потом таки повернулся и даже сел. Чёрные волосы спутались, черты лица ещё больше заострились, кожа - побледнела, насквозь пропитанная потом рубашка липла к телу. Глубоко запавшие глаза потухли, но королю показалось, что на миг он увидел в них знакомый блеск.
  - Доволен? - также тихо произнёс юноша, глядя прямо перед собой.
  - Нет, - отрезал Фреган. - Я просил тебя перевести тот свиток. Ты это сделал?
  Бастиан фыркнул.
  - Я не настолько глуп, отец. Я не Ирион. Мне прекрасно известно, что магистр Карниван уже перевёл манускрипт.
  - Мне не понравилась его работа, - ответил король после секундной паузы. - Ты сделаешь лучше.
  Юноша таки посмотрел на отца. Едва заметные искры в чёрных глазах стали ярче.
  - Это касается Обители Магии или летописцев, но никак не короля.
  - Короля касается всё, Бастиан. Магистры считают твои переводы более точными и понятными. Для меня этого достаточно. - Фреган строго посмотрел на сына. - Лекарь сказал, что тебе уже лучше, это так? - Юноша кивнул. - Тогда изволь перестать капризничать. Вставай, ешь и принимайся за работу. Я на тебя рассчитываю.
  Чёрные глаза вновь загорелись.
  - Да, отец. Завтра утром всё будет готово.
  
  ***
  
  - Нет-нет, миледи. Не нужно махать так сильно. - Её Светлость графиня Далигор раскрыла свой веер. - Вот так. Слегка.
  - Но тогда от этого... предмета совсем нет пользы, - возразила Алирэ. - Ведь он должен создавать ветер, разве нет?
  На губах женщины появилась лёгкая усмешка.
  - Должен, миледи. Но главное назначение веера в другом. С его помощью вы можете сказать кавалеру то, о чём нельзя или неприлично говорить напрямую.
  В глазах девушки вспыхнуло любопытство.
  - Правда? А как?
  - Например, если во время разговора миледи сделает вот так, - Её Светлость закрыла веер, - то этим она как бы скажет: "Вы мне безразличны".
  Алирэ повторила её жест.
  - Если вот так, - вновь раскрыв веер, графиня принялась им обмахиваться, - это будет означать, что вы замужем.
  - А может, мне просто жарко.
  - В наших краях такое случается нечасто. С обычными людьми. Ох... - Спохватившись, женщина тут же склонилась в низком поклоне. - Я ни в коем случае не хотела вас оскорбить, миледи. Покорнейше прошу меня простить.
  - За что же вы извиняетесь? - недоумённо спросила Алирэ. - Люди ведь мало знают о драконах. Поэтому ничего удивительного. А о том, что вы хотите меня оскорбить, я даже не подумала.
  - Благодарю вас... - начала было графиня, но тут дверь открылась, и в гостиную вошёл Ирион.
  Следуя примеру Её Светлости, Алирэ сделала реверанс.
  - Правильно? - украдкой спросила она, улыбаясь принцу.
  - Не совсем, миледи, - тихо ответила графиня. - Слишком низко.
  Девушка кивнула, надеясь, что Ирион не заметит её оплошность. И не напрасно: как только Его Высочество увидел свою невесту, ему уже было не до подобных мелочей. Теперь опускавшиеся только до талии серебристые волосы свободно рассыпались по плечам и спине. Лишь несколько прядей были зачёсаны с висков назад и заплетены в косу. Корсет тёмно-серого шёлкового платья расшит кружевами и лентами, из-под верхней юбки, распахнутой от самой талии до пола, виднеется нижняя, но белого цвета. Шею и запястья обвивают нити жемчуга, в ушах покачиваются жемчужные же серьги.
  Не сводя с Алирэ восхищённого взгляда, Ирион подошёл ближе и поцеловал её руку.
  - Вы прекрасны, госпожа.
  - Вы тоже, милорд, - продолжала улыбаться девушка, разглядывая прихотливые узоры на тёмно-зелёном камзоле принца.
  Графиня возвела очи горе, но промолчала.
  - О, благодарю, - чуть удивлённо усмехнулся Ирион. - Я пришёл, госпожа, чтобы пригласить вас на прогулку по дворцу. Вы ведь хотите всё здесь осмотреть, не правда ли?
  - Конечно, Ваше Высочество. Буду очень рада. Мне и впрямь ужасно любопытно.
  Попрощавшись с графиней, Алирэ взяла жениха под руку, и они вышли из гостиной.
  Когда-то давно королевский замок Анзары был мощной пограничной крепостью. Стоящий на холме, у подножия которого протекала река, сложенный из прочнейшего гранита, обнесённый высокой толстой стеной, окружённый рвом замок являлся воплощением силы и неприступности. За шесть веков он выдержал семь осад.
  Но за последние двести лет войн было мало, и до столицы никто из захватчиков дойти так и не смог. Поэтому прадед короля Фрегана, король Игмер решил сделать замок более пригодным для жилья. Изнутри единственным украшением долгое время были щиты, мечи, топоры, алебарды, булавы и прочее оружие, развешенное по стенам и стоящее в стойках по углам. Их заменили многочисленные гобелены и вазы. Появилась лепнина, картины, резные колонны, обитые бархатом кресла, серебряные канделябры, шкафы из драгоценного чёрного дерева, набитые золотой посудой.
  Но этим король Игмер не ограничился. Ров засыпали, узкие окна-бойницы расширили и украсили витражами. Крепостные стены пришлось снести, ибо они своим грубым видом оскорбляли монарший взор и мешали пристраивать к замку всё новые и новые флигеля и башни. К тому же, король грезил роскошным садом, на который требовалось существенно больше места, чем было внутри стен.
  В итоге, суровая крепость превратилась в лес из башен и башенок, а холм, на котором стоял замок, был почти весь расчерчен аллеями и покрыт цветами.
  Всё это Ирион, спешно припоминая слова отца и наставников, рассказывал своей невесте, заинтересовавшейся историей замка.
  - Прошу прощения, милорд, но, на мой взгляд, ваш предок поступил не слишком разумно, - сказала Алирэ, разглядывая очередную картину, изображающую очередного монарха в очередном сражении. - Если бы он дрался с нами, драконами, то да, стены бы его не спасли. Но в войне с себе подобными...
  - Столица уже много лет живёт в тишине и покое, миледи, - хмыкнул Ирион.
  Он не привык разговаривать с женщинами на подобные темы.
  - У нас говорят: "Хочешь мира - готовься к войне", Ваше Высочество. Тишина и покой не могут длиться вечно. Разве что на... м-м-м... Том Свете, правильно?
  - Правильно, миледи. Но неужели женщина будет учить меня управлять страной? - добавил принц шутливо.
  - О, нет-нет, милорд, - поспешила оправдаться Алирэ. - Разумеется, это лишь мои домыслы, не более. Просто, мне показалось, что к таким выводам придёт любой, кто обладает здравым смыслом.
  Чтобы хоть на какое-то время уклониться от продолжения беседы, Ирион сделал вид, что его вдруг очень заинтересовал парадный портрет короля Нильда Пятого.
  - Это не женская черта, миледи, - приведя мысли в порядок после такой расстановки акцентов, произнёс Его Высочество с лёгкой усмешкой.
  В синих глазах вспыхнуло удивление.
  - Но почему, милорд?
  - Потому что логика и здравый смысл не нужны женщинам. Особенно, столь прекрасным, как вы, госпожа, - добавил Ирион, взяв девушку за руку. - Подобная красота создана не для того, чтобы заставлять мужчин думать.
  Алирэ улыбнулась, позволив принцу в очередной раз поцеловать её пальцы.
  - А зачем же тогда?
  - Чтобы... - Его Высочество на секунду умолк, подыскивая нужное слово, - вдохновлять. Да. Именно так, миледи.
  - Хм. И как же, например, я могу вас вдохновить? - продолжала улыбаться девушка.
  - Очень просто. - Убедившись, что вокруг никого нет, принц, обняв за талию, привлёк Алирэ вплотную. - Позвольте мне поцеловать вас, госпожа.
  Она отвела взгляд.
  - Прошу прощения, милорд, но Её Светлость говорила, что... целовать меня может только муж. И быть так близко тоже.
  С этими словами девушка попыталась осторожно высвободиться из рук Ириона.
  - Графиня Далигор? - усмехнулся он, обнимая Алирэ крепче. - Не слушайте эту старую деву, госпожа. Она ничего не понимает в любви.
  Бледные щёки тронул лёгкий румянец.
  - В любви? Вы... любите меня, милорд?
  Осторожно коснувшись подбородка, Его Высочество поднял лицо девушки и заглянул в глаза.
  - Да. С момента нашей первой встречи там, на башне, я могу думать только о вас, Алирэ. Ваша красота затмила звёзды и луну. И солнце. Всё вокруг. Я вижу только вас.
  Во взгляде синих глаз появилась растерянность.
  - Чего... чего же вы хотите, Ваше Высочество?
  - Поцеловать вас.
  - Но ведь существуют приличия, разве нет?
  Ирион склонился ниже. Его глаза горели.
  - Здесь никого нет. Никто не увидит. А значит, не сможет осудить.
  - Прошу вас, милорд, - взмолилась девушка, вновь пытаясь отстраниться. - Так нельзя.
  - Всего лишь поцелуй, миледи. Не бойтесь, это не больно, - улыбнулся принц. Алирэ потупилась. И тут его осенило. - Вы не знаете, о чём я, да?
  Девушка кивнула. Румянец на щеках стал ярче.
  - Я вам нравлюсь? - склонившись ещё ниже, прошептал Ирион, почти касаясь её губ своими.
  - Наверно... да...
  - Тогда закройте глаза.
  - Зачем?..
  - Прошу. Не бойтесь.
  Девушка подчинилась, и Ирион начал осторожно целовать уголок её губ. Его расчёт отказался верен: через несколько секунд Алирэ сама повернула голову, подставляя чуть приоткрытые губы. Чем Его Высочество не преминул воспользоваться. Поначалу девушка не отвечала, но потом начала повторять за ним.
  - Вот видите, миледи, - чуть отстранившись, негромко усмехнулся Ирион, всё ещё касаясь губ Алирэ. - Совсем не страшно. И, смею надеяться, не больно.
  - Нет... - не открывая глаз, прошептала девушка. Она совершенно не помнила, когда её руки успели обвить шею принца. - Мне понравилось...
  - Тогда нужно повторить.
  И он снова приник к её губам.
  ... Покинув галерею, Его Высочество повёл Алирэ в оружейную.
  - Если вы найдёте всё это скучным, мы тут же отправимся дальше, миледи.
  - Нет-нет, - сказала девушка, разглядывая развешанное по стенам оружие, преимущественно мечи с вычурными рукоятями. - Очень красиво. Такая тонкая работа. Тот, кто сделал это - настоящий мастер.
  Ирион усмехнулся.
  - Идёмте, миледи. Я покажу вам по-настоящему тонкую работу.
  Заинтересованная, Алирэ последовала за принцем вглубь зала.
  - Вот, взгляните.
  На покрытом чёрной тканью постаменте покоился ещё один меч. Голубоватый клинок изогнут, поверхность испещрена вязью символов, больше напоминающей прихотливый узор. Эфес представлял собой расправившего крылья серебряного дракона с раскрытой пастью.
  - О, он чем-то напоминает моего отца, - улыбнулась Алирэ, разглядывая чудо кузнечного искусства. - Но... мне кажется, чего-то не хватает. Милорд? - взглянув на застывшего на месте Ириона, девушка взяла его за руку. - Ваше Высочество, что с вами?
  В синих глазах плескалось беспокойство. Взгляд зелёных был прикован к мечу.
  - Камень... - хриплым голосом сказал принц. - У дракона в пасти был чёрный сапфир...
  Сбросив оцепенение, он огляделся в поисках хранителя оружейной. Старик мирно посапывал на стуле у стены.
  - Кто?! - схватив несчастного за грудки, прорычал Ирион. - Кто это сделал?! Кто посмел??!
  - О... о чём в-вы, ми-милорд? - спросонья лепетал до смерти перепуганный хранитель.
  - Мой меч! Подарок малавийских послов! Кто его брал?!
  - В-ваш брат, Ва-ваше В-высочество... милорд Б-бастиан...
  Кулак Ириона врезался в стену рядом с головой старика.
  - Проклятый ублюдок!! Я из него дух вышибу!!!
  - Милорд, пожалуйста, объясните, что происходит? - подойдя к принцу, осторожно спросила Алирэ.
  - Ничего, миледи! Сущие пустяки! - переведя на неё обжигающий взгляд, прорычал Его Высочество. - За которые один бастард поплатится своей шкурой!!!
  С этими словами принц вылетел из зала. Его невеста старалась не отставать.
  Всю жизнь единственными друзьями Его Светлости были книги. Они дали Бастиану, помимо всего прочего, отменную память и знание нескольких языков, в том числе, древних. Юноша изучал историю (своей страны, человечества вообще, других рас), демонологию, теорию магии, занимался алхимией и читал по звёздам.
  Король отдал в полное распоряжение сына всю библиотеку, но тот не любил находиться там подолгу: в любой момент кто-то мог прийти и отвлечь Бастиана от его трудов. Поэтому молодой герцог имел привычку уносить нужные свитки и фолианты к себе в башню - место, где он спал и работал, то есть, проводил почти всё время. Что-то Бастиан потом возвращал, но большую часть оставлял, из-за чего самый верхний этаж башни, в конце концов, превратился в ещё одну библиотеку.
  - Открывай, ублюдок!! - добравшись до жилища сводного брата, рычал Ирион, молотя кулаками в окованную железом дверь.
  Но та даже не дрогнула: магистр Гольдхам, по просьбе Бастиана пять лет назад, зачаровал все входы в его башню, из-за чего, проникнуть туда можно было лишь с позволения хозяина.
  - Открывай, иначе...
  - Ваше Высочество, прошу, успокойтесь, - твёрдо сказала немного запыхавшаяся Алирэ.
  Принц уже открыл было рот, чтобы выдать тираду о том, что он сделает со своим братом, если тот немедленно не откроет, как дверь вдруг распахнулась.
  - Какая честь! Меня почтил своим присутствием сам наследник престола.
  Алирэ едва не отшатнулась - настолько острым был взгляд стоящего на пороге юноши, настолько ярко в его глазах пылала ненависть.
  - Ублюдок! - сжимая кулаки, прорычал Ирион, едва сдерживаясь, чтобы не наброситься на брата.
  - Знаю, - глядя принцу в глаза, спокойно ответил Бастиан. - Это всё, что вы хотели мне сказать, Ваше Высочество?
  - Проклятый выродок! - Принц схватил его за ворот тёмно-алой бархатной мантии. - Как ты смел испортить мой меч?!!
  Алирэ показалось, что в чёрных глазах мелькнуло подобие удовлетворения.
  - Ах, вы об этом, милорд, - усмехнулся молодой герцог, даже не пытаясь вырваться: роста они с братом были примерно одинакового, но Ирион был раза в два крупнее. - Увы, увы. Я, разумеется, очень сожалею, что пришлось так поступить, но у меня не было выбора. Это приказ Его Величества.
  - Что??!
  Принц не верил своим ушам.
  - Да, именно так, Ваше Высочество. - Тонкие губы по-прежнему кривила усмешка. - Видите ли, камень, что украшал ваш меч...
  Но Ирион не позволил брату закончить, резко прижав его к стене. Но даже острая боль не заставила молодого герцога изменить выражение лица, а в чёрных глазах снова появился довольный блеск.
  - Милорд! - воскликнула Алирэ, кидаясь к жениху. - Что вы делаете! Отпустите его! Прошу вас!
  - Лучше я спущу с него шкуру!! - прорычал Его Высочество, сверля брата горящим взглядом. - Паршивый пёс! Шлюхино отродье!
  - Пожалуйста! - девушка схватила Ириона за руку, едва не повиснув на ней. - Не надо, милорд! Умоляю! Дайте ему объяснить!
  Бастиан молчал. На губах - кривая усмешка, в глазах - обжигающая ненависть.
  - Ладно. - Опомнившись, принц отпустил брата и отошёл на шаг. - Говори, подонок. И быстро. Иначе...
  - Ай-яй-яй, милорд, - всё с той же усмешкой перебил молодой герцог, поправляя мантию. - Негоже так выражаться при дамах. Вам ли не знать, насколько нежными они бывают.
  - Ваша Светлость, - твёрдо сказала Алирэ, бесстрашно глядя прямо в пылающие чёрные глаза. - Ваш брат просит вас объясниться. Зачем вам понадобился камень из его меча?
  - Как пожелает Его Высочество. - Преодолев боль в спине, Бастиан поклонился. На девушку он даже не посмотрел. - Чёрные сапфиры очень ценятся магами. С их помощью можно сделать видимым то, что скрыто. Например, древние ладзарцы очень любили писать, на первый взгляд, редкостную чушь. Целые тома горячечного бреда. Но недавно мне стало известно, что стоит посыпать страницы этих фолиантов порошком чёрного сапфира, как появляются новые слова. Так сказать, истинный смысл. Второе дно, если угодно...
  - Короче! - не сдержавшись, рявкнул принц.
  - Я как раз подхожу к сути, милорд, - вежливо улыбнулся Бастиан. - Его Величество приказал перевести свиток, но мы просто обязаны узнать, есть ли в нём какое-либо скрытое послание. Увы, милорд, - молодой герцог развёл руками, - чёрные сапфиры - огромнейшая редкость, посему мне и пришлось...
  Вновь рассвирепев, принц опять прижал брата к стене.
  - То есть, ты испортил мой меч, чтобы прочесть какой-то там свиток?!!
  - Милорд! - наградив молодого герцога странным взглядом, воскликнула Алирэ. - Это может быть важным!
  - Ваша... дама права, Ваше Высочество, - невозмутимо произнёс Бастиан. - Ладзарцы были могучими чародеями. Их знания могут дать нашим магам огромное преимущество.
  Несколько секунд принц боролся с сильнейшим желанием как следует приложить Бастиана головой о стену, но мольба в синих глазах Алирэ заставила Его Высочество отпустить брата.
  - И что же это за знания?
  Молодой герцог вновь принялся расправлять мантию.
  - О, этого я ещё не знаю, милорд. Я уже был готов сыпать порошок, но пришли вы...
  Он опять полонился.
  - Тогда пошли, - бросил Ирион. - Я хочу это видеть. Миледи?
  - Я бы тоже хотела, - кивнула Алирэ. - Конечно же, если Его Светлость не будет против.
  - Не будет, - фыркнул принц, протягивая ей руку.
  Бастиан промолчал. Из женщин в свою башню он пускал разве что Ильду.
  Поднявшись по кованой винтовой лестнице на третий этаж, молодой герцог привёл брата и его невесту в небольшую комнату, где Его Светлость обычно занимался алхимией. Из обстановки здесь были лишь большой стол, стул и огромное количество полок и шкафов с самым разным содержимым: от всевозможных сосудов и фиалов до причудливой формы костей и сушёных внутренностей различных существ.
  Все трое подошли к столу. На нём лежал испещрённый непонятными символами развёрнутый свиток и золотой пестик. Рядом стояла оловянная ступка, наполненная блестящим чёрным порошком. Увидев, чем стал драгоценный самоцвет, Ирион помрачнел ещё сильнее.
  - Начинай уже, - раздражённо бросил он. - Миледи не место в этой конуре.
  - Разумеется, Ваше Высочество, - усмехнулся Бастиан.
  Алирэ молчала. Пристальный взгляд синих глаз ловил каждое движение молодого герцога.
  Подойдя к столу, он взял щепотку порошка и начал медленно сыпать его на пожелтевший от времени пергамент.
  Ничего не происходило.
  Вот уже упали последние крупинки.
  Свиток никак не изменился.
  Бастиан высыпал ещё.
  С тем же результатом.
  - Хм, видимо, ладзарец, написавший этот свиток, был человеком прямым и открытым, - усмехнулся Его Светлость, отряхивая руки. - Большая редкость. Прошу прощения, милорд. Мне очень жаль.
  Присутствие невесты снова удержало Ириона от расправы над братом. Вместо этого принц, зарычав, одним движением сбросил всё со стола.
  - Думаю, нам пора, миледи, - сквозь зубы процедил Его Высочество, стараясь не смотреть на Бастиана, дабы таки не поддаться искушению. - Я очень сожалею, что вам пришлось терпеть его вонь. Больше подобного не повторится, обещаю.
  Алирэ, наоборот, продолжала внимательно смотреть на молодого герцога.
  - Да, вы правы, - медленно произнесла она. - Нам пора. Девушка взяла Ириона под руку, и они вышли из комнаты.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"