Красавина Татьяна Владимировна : другие произведения.

Право на счастье

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оно ведь есть у всех, не правда ли?


   Охотница устало прикрыла глаза. Сколько же раз ей уже пришлось выслушивать всё это? А сколько ещё придётся...
   - Госпожа, вы уж поймайте душегуба окаянного, так его и раз так! - квохтал седой старик, настоятель деревенской церквушки. - А то Пелария, кровиночка моя единственная, до сих пор в себя прийти не может. Токмо пластом лежит, да стонет. Бледная, как полотно и...
   - Веди меня к ней, - перебила женщина, радуясь возможности прекратить старческие излияния.
   - Да-да, конечно, госпожа. Всенепременно. Вот прямо сейчас...
   - Да веди уже!
   Продолжая что-то лопотать себе в бороду, настоятель повёл охотницу на демонов в свою избу. Ничего особенного, всё как всегда. Печь, вдоль стен лавки с льняными покрывалами, большущий сундук, стол, несколько колченогих стульев, в углу - лики святых. На грубосколоченной кровати, лежала девушка, укрытая старыми собачьими шкурами.
   - И давно она так? - поинтересовалась охотница, внимательно разглядывая её.
   - Да поди второй день как, - проквохтал старик, глядя на женщину, как сошедшего с небес ангела-чудотворца.
   - А с чего ты решил, что виноват демон? Может болезнь какая?
   Но он потряс седой головой.
   - Нет, госпожа. Её знахарка наша осматривала уже. Говорит, не хворь это никакая, а ворожба тёмная.
   "Возможно инкуб. Причём сильный - почти до дна девчонку выпил, - размышляла охотница, поджав губы. Потом, сняв с шеи оправленный в серебро кристалл, положила его девушке на грудь, впрочем, не ожидая особого результата. Однако через несколько секунд тот из прозрачного сделался кроваво-алым. - Смотри-ка... Таки демон. Даже следы оставил. Ну и нахал же ты, братец! Думаешь, что раз глушь, то до тебя никто не доберётся?"
   - Ещё есть жертвы? - спросила женщина, твёрдо взглянув на настоятеля.
   Тот уже едва не плакал.
   - Нет, госпожа... Видать, Пеларьюшка моя слишком чиста, да непорочна была... Вот и приглянулась выродку этому...
   - Ясно. Ладно, дед, не горюй. Поймаю я вашего душегуба, а внучка твоя ещё потом козой скакать будет - не удержишь.
   Старик начал было что-то бормотать про вечную благодарность и награду, но охотница уже вышла из избы и направилась в деревенский трактир. Заказав вина, женщина уселась в самом дальнем и тёмном углу и принялась зорко наблюдать за всем происходящим из-под надвинутого на глаза капюшона.
   Первые пару часов ничего не происходило, что и не удивительно - все на работе. Только разве что несколько самых закоренелых местных пьянчуг, уже едва не лёжа на столах, накачивались дешёвым пойлом. Впрочем, глотнув из своей кружки, охотница поняла, что этим словом здесь можно именовать любой напиток.
   Потом, ближе к закату, народ начал стягиваться. В трактире быстро стало тесно, шумно и душно, однако все были слишком заняты содержимым своих кружек, чтобы обратить внимание на укутанную в плащ фигуру в углу. Глядя на напивающихся мужчин и слишком громко смеющихся женщин, охотница фыркнула, поморщившись. Впрочем, ей не привыкать. Как бы то ни было, а демоны далеко не всегда решают прятаться под носом, селясь в крупных городах или даже столице.
   Дверь снова скрипнула, и взгляд охотницы скользнул на вновь прибывшего.
   "Элиард???"
   Не сразу справившись с удивлением, женщина во все глаза разглядывала казалось бы совершенно невозможного здесь этого высокого широкоплечего мужчину. Волосы его были убраны под вяленую шапку, но охотница знала, что по цвету они напоминают лён и доходят до середины спины.
   Также женщине совершенно не нужно было заглядывать кузнецу (а судя по запачканной сажей одежде и коже со следами копоти, то это был именно он) в глаза, чтобы точно знать их чистый изумрудный цвет. И ещё ей абсолютно не за чем было смотреть на свой амулет, ибо охотница и так прекрасно знала, что он начинает краснеть.
   - Элиард... кузнец... - будто бы сравнивая эти два слова на вкус, тихо прошептала женщина, не сводя глаз с мужчины. - Тогда я - храмовая девственница...
   Подойдя к стойке, он коротко о чём-то переговорил с трактирщиком, и тот ушёл на кухню. Несколько минут кузнец просто неподвижно стоял, разве что пару раз приветственно махнул рукой. Охотница не сводила с него пристального взгляда, ловя каждое движение. Когда трактирщик вернулся, светловолосый взял из его рук довольно большую сумку, кивнул, расплатился и быстро вышел на улицу.
   "Видать, толстяк тоже замешан... Хех, знал бы ты, кому помогаешь, олух... Вот только зачем Элиарду человеческая еда?"
   Выждав несколько мгновений, закутанная в плащ фигура выскользнула вслед за кузнецом, на ходу проверяя, легко ли клинок выходит из ножен.
  
   Мужчина не торопился, но шёл быстро. Солнце уже сошло за горизонт, однако даже в ночной темноте он безошибочно обходил все ямы и лужи, будто бы мрак вовсе не был помехой взгляду изумрудных глаз. Впрочем, так оно и было.
   Кузнец уже почти дошёл до своего дома на окраине деревни, но вдруг резко остановился. Руки сжались в кулаки, однако на губах появилась усмешка.
   - Лана, - неспешно протянул он, совершенно не характерным для деревенского кузнеца голосом: низким, но не рыком, обволакивающим, пленительным. Впрочем, если бы его обладатель захотел, то дивное, ласкающее слух (особенно женский) звучание могло в мгновение ока смениться заставляющим вздрогнуть ледяным скрежетом.
   - Элиард, - усмехнулись откуда-то справа, и из ближайшей подворотни - прямо-таки сгустка ночной тьмы - двигаясь по-кошачьи плавно, вышла женщина.
   Усмешка на губах мужчины стала шире. Мрак не мешал ему видеть синеватый блеск связанных в косу чёрных волос, зеленовато-стальные глаза, невысокий (во всяком случае, по сравнению с ним самим) рост, изящное, но не хрупкое сложение. А также обнажённый клинок в тонких руках и ярко светящийся алым кристалл, удобно расположившийся на скрытой тёмно-фиолетовой рубашкой полной груди.
   - А я всё думала, когда же ты обнаружишь слежку, - вкрадчиво, но не без насмешки протянула охотница, разглядывая "кузнеца". Её глазам ночь тоже не могла помешать видеть высокий рост, могучее сложение, широкие плечи.
   Будто бы возмутившись столь вопиющим неуважением, мрак поспешил гордо рассеяться, великодушно уступая место луне, тут же залившей всё вокруг своим мертвенным светом.
   А мужчина и женщина продолжали стоять друг напротив друга, не замечая ничего вокруг.
   - Отвык я от всей этой беготни, сама знаешь.
   - Знаю. Потому что помню, как кто-то обещал вести себя тише воды, ниже травы, когда я не стала портить его шкуру.
   - Да ну? Так значит, то, что днём раньше этот кто-то спас твою шкуру от стаи разъярённых демонов не играет ну совершенно никакой роли?
   - Тебя никто не просил этого делать, - по-кошачьи фыркнула охотница, едва заметно поморщившись.
   - Ты не изменилась, - после недолгой паузы вдруг усмехнулся мужчина. - Всё также не любишь признавать свои ошибки.
   - Кому должна, я всем прощаю.
   - Вижу, вижу. Может, зайдёшь?
   Несколько секунд Лана смотрела в пронизанные лунным светом изумрудные глаза. Совершенно обычные, человеческие, пусть даже очень красивые. Но вот Элиард чуть склонил голову, и зрачки вытянулись, на мгновение став вертикальными. Возможно, кого-то другого это заставило протереть глаза или отшатнуться, но охотница даже не обратила на это внимание: у демонов, особенно инкубов, такое часто бывает.
   Будто бы о чём-то вспоминая, женщина продолжала задумчиво разглядывать Элиарда. Тот терпеливо ждал, внимательно следя за малейшим изменением выражения её лица. Поэтому от его взгляда не укрылся ни глубокий вздох, ни чуть дрогнувшие, на мгновение едва заметно приоткрывшиеся губы, ни лёгкая усмешка, ни слегка опустившиеся веки.
   - Ладно. Пошли, - наконец согласилась Лана, тряхнув головой.
   Сверкнув в лунном свете, очень опасный, как для демонов, так и для людей клинок снова скрылся в ножнах.
   - Тут недалеко.
   Улыбнувшись, Элиард двинулся к дому. Охотница, чуть помедлив, за ним.
   - Дамы вперёд, - сказал демон, открывая дверь перед Ланой.
   - Издеваешься?
   - Конечно.
   - Скотина, - подвела итог женщина, но порог таки переступила.
   - Я знаю, - заходя следом, фыркнул мужчина.
   Лёгкий хлопок, и на концах нескольких лучин заплясало пламя. Жилище Элиарда мало чем отличалось от остальных в этой деревне, но Лана прекрасно знала, что по велению своего хозяина оно может принять абсолютно любой облик.
   - Ну ты наха-а-а-ал, - усмехнулась охотница. - Использовать свою магию при мне!
   - Тебе и нравится, - парировал демон, а потом добавил, чуть помявшись. - Слушай... тут... в общем, потише.
   Лана изогнула бровь, вопросительно глядя на него, однако Элиард уже пошёл класть полученную от трактирщика сумку в подобие шкафа, а потом, откинув крышку большого сундука, доставать из его глубин оплетённую лозой бутыль с бордовой жидкостью.
   - Ну шо встала, как неродная, - подражая местным жителям, пробасил демон, усаживаясь за стол и прямо из воздуха доставая пару изящных серебряных кубков. - Садись, покумекаем.
   Охотница фыркнула, однако и не смогла сдержаться от улыбки.
   - Фи, как грубо.
   Разлив вино, демон протянул кубок Лане.
   - Миледи, давайте выпьем за эту волшебную ночь, подарившую нам столь редкую возможность лицезреть друг друга, - выспренно провозгласил Элиард. А потом добавил, снова усмехнувшись, - Так лучше?
   - Нет, - покривилась женщина.
   - То-то же.
   Некоторое время демон и охотница просто пили. Молча, потому что наслаждаться ароматом и вкусом двухсотлетнего вина и при этом ещё и разговаривать было бы самым настоящим святотатством, особенно для ценителей сего изысканного напитка, коими являлись они оба.
   - Ладно, вино у тебя, конечно, хорошее, - протянула женщина, отставляя кубок, - но давай-ка ближе к делу. Ты на кой...
   Но тут дверь в соседнюю комнату резко распахнулась. Охотница тут же перевела взгляд в сторону источника шума, одновременно кладя руку на эфес. И второй раз за сегодняшний день испытала сильнейшее удивление, ибо на пороге стояла девочка. Маленькая, лет пяти-шести отроду. Босая, в одной сорочке. Золотые волосы растрёпаны, большие изумрудные глаза полнятся слезами и страхом.
   - Папа! - воскликнула малышка, бросаясь к Элиарду.
   Тот тут же усадил её себе на колени, обнял.
   - Папочка... - дрожа всем телом, заплакала девочка, вцепившись ручонками в замазанную сажей рубаху. - Мне страшно... там... там кто-то есть...
   - Тише, тише, Лия... - негромко сказал мужчина, гладя дочь по волосам. - Успокойся, милая... это просто сон... сон и ветер за окном... не бойся...
   - У-у-у...
   Девочка продолжала рыдать, не отпуская отца, уткнувшись личиком в его грудь. Он обнимал её, целовал золотые волосы, шептал, чтобы та не боялась, что он никому не позволит обидеть свою красавицу. И малышка постепенно успокаивалась. Дрожь утихала, слёзы высыхали, всхлипы становились всё более редкими. А потом и вовсе сменились мерным сопением. Девочка заснула, прижавшись к груди отца и крепко держа его за руку своими маленькими ладошками.
   Лана смотрела и не могла поверить своим глазам. Инкуб тепло улыбается и буквально светится изнутри, обнимая малышку, кажущуюся ещё более крошечной в его больших, перевитых могучими мышцами руках.
   - Это... это твоя...? - хрипло спросила охотница.
   - Да, - негромко, чтобы не разбудить девочку, ответил Элиард, твёрдо взглянув на женщину. - Это моя дочь. Юлия.
   - К... как...?
   В последний раз она сталкивалась с демоном несколько лет назад, и уже тогда он начинал становиться Чувствующим, то есть понимающим, что такое любовь, милосердие, сострадание и прочее. Даже любовь. Но Лана и подумать не могла, что Элиард захочет завести детей. В памяти охотницы против воли всплыла их с демоном последняя ночь... О, как же ей было хорошо с ним. Только он мог заставить её чувствовать себя женщиной, расслабиться. Только у него такие губы... одновременно сладкие и горькие. Ещё тогда охотница понимала, что хочет быть только с Элиардом, но... Всё же он инкуб. О каких-либо чувствах разговора не было, хотя Лана бы поверила. К тому же, долгое время от демона было ни слуху, ни духу. Значит, не особо-то она ему и нужна. Охотнице было больно сознавать это, она скучала, но... увы.
   - Долгая история, - хмыкнул он. - Если вкратце, то наш король дал мне задание сделать ребёнка одной магичке. Надо было срочно, а кроме меня там... В общем, я попал в нужное место в нужное время. Соблазнил, взял, всё как всегда. - Услышав это, Лана едва заметно поморщилась, почувствовав что-то типа укола ревности. Элиард не заметил или сделал таковой вид. - Потом выяснилось, что сразу после рождения ребёнка нужно будет убить и забрать силу. Собственно, для этого он и был зачат. Это дело тоже было поручено мне. А я ж Чувствующий... - Теперь чуть поморщился демон. Охотница хмыкнула. - Как об этом не узнали раньше - до сих пор не понимаю. Я ещё раньше хотел уйти, но колебался... В общем, родила магичка. И умерла. Перед смертью просила позаботиться о дочери... Вот я и забочусь. Пять лет как в бегах.
   - Ясно, - выдохнула женщина, переваривая услышанное.
   Элиард молча смотрел на неё, поглаживая дочь по волосам. Она улыбнулась во сне, крепче сжав отцовскую ладонь.
   - Ладно, я тут по делу, - тряхнув головой, сказала Лана, пытаясь прийти в себя. - Ты на кой к дочке настоятеля полез?
   Демон вытаращил глаза и уже открыл было рот, чтобы возмутиться, но вовремя вспомнил о спящей Юлии.
   - Это ещё кто к кому полез, - донельзя ядовитым тоном ответил он.
   - Она к тебе? Хм, впрочем, неудивительно...
   - Ну, мне ж питаться надо. Вот местные бабы очередью и стоят.
   - Жизнь в деревне плохо на тебе сказывается... - поморщилась охотница. - Ну ладно, так чего ж ты напортачил-то так? Повезло, что я тут оказалась, а не...
   - Да она сама виновата, - тоже покривился Элиард, перебивая. - Пелария или как там её. Вопила: "Не сдерживайся! Не сдерживайся!". Ну я и не сдержался!
   Женщина лишь усмехнулась, вспомнив, что настоятель считает свою внучку едва не ангелом небесным. Чистым и непорочным.
   - Ладно, ненасытный ты мой, - вставая, протянула охотница, пряча боль под усмешкой, - на этот раз прощу. Но чтоб больше не попадался. Желаю воспитать хорошую дочь.
   Она двинулась было к двери, но застыла на месте, услышав в спину негромкое:
   - Останься.
   Лана медленно обернулась, стараясь сохранить безразличное выражение лица. Элиард чуть улыбнулся. Поднявшись вместе с дочкой, он понёс её в другую комнату. Через пару минут демон уже закрывал дверь и подходил к охотнице.
   - Я соскучился... - прошептал он, обнимая её сзади.
   Женщина вздохнула, закрывая глаза.
   - Неужели?
   - Да... расслабься...
   - Нет... Эл, не надо. Мне лучше уйти...
   - Зачем? Останься со мной... Юлии нужна мама...
   Изумлению охотнице не было предела.
   - Что...? - ахнула она, поворачиваясь к демону.
   - Девочке нужна мама, - с улыбкой повторил он, гладя Лану по щеке.
   Она не знала, что ответить и просто смотрела на Элиарда, хлопая ресницами.
   - Останься... ты нужна мне... прости, что пропал... но за мной была погоня... я не хотел, чтобы и ты пострадала... к тому же Юлия... нужно было заботиться о ней...
   А женщина продолжала смотреть на него, не веря своим ушам. Нужна... она тоже нужна ему...
   Лана прижалась к мужчине, обвив руками его шею.
   - Хорошо, - прошептала она. - Я останусь...
   Элиард обнял крепче. Некоторое время они просто вот так стояли, не говоря ни слова. Он гладил её по волосам, она наслаждалась его теплом и запахом. Но потом ладонь мужчины скользнула к лицу Ланы, поднимая его за подбородок. Женщина вопросительно вскинула бровь, не понимая, значения лукавой улыбки и озорных искорок на дне изумрудных глаз.
   - А ещё Юлии не помешает брат... или сестра... а лучше оба... - вкрадчивым голосом протянул Элиард.
   - Что?? Даже не ду...
   Но он тут же впился в губы женщины, заставляя её забыть обо всём. А когда отпустил, они уже стояли посреди роскошно убранной спальни с огромной кроватью. Причём, на Элиарде были одни штаны, а на Лане - тонкая алая сорочка.
   - Даже не думай! - возмутилась женщина, отталкивая его. - Я останусь только ради бедной девочки, чтобы не выросла... кузнецом! Никого рожать не собираюсь!
   Однако мужчина надвигался на неё, тесня к кровати и продолжая лукаво улыбаться. Лана пыталась уйти в сторону, но он не давал. В конце концов Элиард резко обнял её и повалил на простыни, накрывая собой.
   - Я хочу, чтобы ты родила мне сына... ты... именно ты... - горячо зашептал мужчина.
   Лана охнула. Веки сами собой опустились, руки обняли широкие плечи, губы приоткрылись.
   - Да... да... - опьянённая сладостью, прошептала женщина. - Сын...
   Это было последним словом, которое Элиард позволил ей произнести за ночь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"