Красавина Татьяна Владимировна : другие произведения.

Равновесие

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   - Элейн! Нет! - услышала девушка, казалось бы, ну совершенно невозможный здесь и сейчас голос.
   От неожиданности она даже разжала руки, и огромный двуручный меч со звоном упал на каменный алтарь, породив не менее звонкое эхо, тут же отправившееся гулять по всей комнате.
   - Далиан! Что ты здесь делаешь?? - воскликнула девушка, резко разворачиваясь.
   Высокий светловолосый парень как раз подошёл к ней и опустил руки на плечи.
   - Нет, это я должен задать тебе этот вопрос, - спокойно, даже холодно сказал он, заглядывая Элейн в глаза. - Что ты здесь делаешь, да ещё и вместе с оружием из сокровищницы императрицы?
   Девушка потупилась, чувствуя очередной прилив жгучего стыда: мало того, что она украла меч, так ещё и сделала это у собственной матери, выждав, пока та уедет по делам.
   Некоторое время Далиан буквально пронзал принцессу взглядом изумрудных глаз, но потом вдруг резко прижал к себе, начав гладить по угольно-чёрным волосам.
   - Элейн... глупенькая... - как безумный шептал он, - я же так волновался... любимая... не делай так больше...
   - Любимый... - прошептала девушка, крепче обнимая парня.
   Он тоже был принцем, но соседней страны. Далиан и Элейн влюбились друг в друга с первого взгляда, и скоро должны были пожениться. Но девушка была категорически против, ведь после свадьбы ей придётся уехать в страну мужа, а там женщинам запрещено носить оружие. А у Элейн была мечта вступить в Орден Пламени, чьи рыцари славились, как непревзойденные воины-чародеи. С магией у принцессы было всё хорошо с самого рождения: в свои восемнадцать она могла потягаться с любым архимагом, причём не с одним. Всю жизнь Элейн старалась овладеть искусством владения оружием, выбрав саблю. И девушка достигла немалых успехов, однако рыцари говорили, что этого ещё очень мало. Кроме того, несмотря на то, что Орден был основан всего столетие назад, он был самым почётным, поэтому принимали в его ряды только лучших из лучших, достойнейших, тех, кто сумел как-то отличиться, что-то совершить.
   Узнав о свадьбе, Элейн одновременно очень обрадовалась и безумно огорчилась. Но, решив, что не намерена просто так отказываться от мечты, к которой стремилась столько лет, решила осуществить один план. Он уже несколько лет периодически возникал в голове девушки, однако она каждый раз отметал его, как заведомо невозможный.
   С самого детства Элейн обожала всяческие истории, сказки и однажды нашла легенду о Фениксе и Чёрном Драконе, рассказывающую об очень долгой войне Огня и Мрака ещё до начала времён. В ходе этой борьбы и было создано всё сущее от Дневного и Ночного Светил до последней былинки. А потом Огонь сумел заточить Мрак в недра нового мира, где он пребывает и по сей день, периодически насылая на людей всяческие бедствия. Феникс же улетел на Небеса, откуда до сих пор наблюдает за всеми живущими и помогает им выстоять против козней Заточённого.
   Девушке эта история очень понравилась, и она стала собирать подробности. Выяснилось, что лет сто назад из заточения вырвался кошмарный демон Валфагор, один из сильнейших демонов Нижних Миров. Но самое интересное, что одним из его обликов был большой чёрный дракон. Его сумел победить некий воин, имя которого так и осталось неизвестным, но который позже стал основателем Ордена Пламени. Многие считали, что тогда сам Феникс спустился на землю, чтобы защитить своих детей. И он победил, пленив Валфагора или, быть может, самого Чёрного Дракона.
   Элейн искала сведения очень долго, но потом таки узнала, что он был особым образом заточён в недрах вулкана. У демона было три предмета, подпитывающих его силу: перстень, венец и меч. Будущий основатель Ордена сумел наложить на них могучие чары, благодаря которым, сила артефактов обернулась против хозяина, и он был повержен. После этого воин отдал их трём земным властителям, наказав хранить их как зеницу ока, ибо они являются печатями к узилищу Валфагора.
   И всё бы хорошо, но гулял слух, что перед самым заточением демон... вырвал у того воина сердце и унёс с собой в темницу. Это интересовало многих магов, ибо предполагалось, что "сердце" - всего лишь одно из красивых сравнений, которые так любят бродячие менестрели, а на самом деле имелся в виду какой-то магический артефакт огромной силы. Впрочем, некоторые считали всё это лишь глупой сказкой.
   А вот у Элейн в конце концов появилась твёрдая уверенность, что это правда. Принцесса не знала, откуда она взялась, но девушке было всё равно. Она решила, что добудет Сердце Пламени, и уже никто не посмеет сказать, что она не достойна вступить в ряды Ордена.
   Чтобы открыть вход в темницу Валфагора, нужны были все три предмета. Элейн знала только то, что меч хранится в сокровищнице её матери, императрицы Агнесс, однако всё равно пошла, сама не зная, что же будет делать, упершись лбом в закрытые двери. Но когда принцесса добралась до самого узилища, с помощью магии преодолев полосу смертельно опасных ловушек, то обнаружила, что вход уже не запечатан. Тяжёлые каменные врата распахнуты, будто приглашая зайти!
   Поначалу Элейн очень испугалась, решив, что это её магия во всём виновата, и что из-за неё Валфагор уже вырвался на свободу. Однако потом почувствовала мощные волны силы и поняла, что демон всё ещё в плену, да и если бы он освободился, то вряд ли бы принцесса осталась жива. Поэтому, переведя дыхание и подождав, пока сердце перестанет мнить себя испуганной птицей в клетке, девушка осторожно зашла внутрь.
   Чтобы разочароваться. От темницы могущественного демона Элейн ожидала большего. Это была всего лишь большая комната, стены которой сплошь покрывала непонятная вязь, а мрак рассеивали лишь несколько светящихся белым кристаллов. Из обстановки был лишь большой каменный алтарь прямоугольный формы, весь перевитый красными, чуть светящимися прожилками, да массивный трон... с прикованным к нему скелетом. Совершенно обычным, человеческим, без намёка на рога, хвост, копыта или ещё что-нибудь подобное. Разве что сохранился он на удивление хорошо. Ни одежды, ни кожи, ни мяса уже не осталось, а вот сами кости выглядели вполне себе крепко и совершенно не собирались обращаться кучкой праха от малейшего прикосновения. Как, впрочем, и оковы, что красовались на руках и ногах.
   Поборов страх, принцесса подошла к алтарю и взяла в руки ранее притороченный за спину меч. Навершием рукояти служил большой чёрный бриллиант, такой же камень, разве что поменьше был вделан в крестовину, на которой свернулся чёрный же дракон, держащий его в пасти. Именно от них причудливым переплетением тёмных линий отходил сложнейший узор, сплошь покрывавший и эфес, и гарду, и отливающее серебром лезвие.
   Залюбовавшись этой смертельно опасной красотой, Элейн не услышала звука шагов своего жениха.
   - Идём отсюда, - сказал Далиан, беря её за руку.
   Но принцесса сделала шаг назад, задев ногой клинок на алтаре.
   - Нет, - ответила она, твёрдо глядя на парня. - Я добуду Сердце Пламени.
   - Элейн, не дури, - нахмурился он. - Это же сказки!
   - Я сказала, - гордо вскинула голову девушка, снова разворачиваясь к алтарю.
   Чтобы застыть на месте. Снова будучи задетым, меч оказался лежащим как раз на его середине, и теперь по красным прожилкам стремительно разливалась тьма. Вскрикнув, принцесса хотела было поднять клинок, но, едва коснувшись рукояти, с шипением отдёрнула ладонь, обжёгшись. Далиан тут же отстранил девушку и попытался сам. Безуспешно.
   - Проклятье!
   Однако когда все прожилки стали чёрными, по камню алтаря, как по поверхности озера, прошла лёгкая рябь, и клинок... исчез, будто и вправду утонув.
   - Бежим! - тут же воскликнул парень, хватая Элейн за руку и кидаясь к воротам.
   Чтобы замереть перед наглухо закрытыми створками. Молодые люди оказались в плену вместе с древним злом.
   Далиан обнажил клинок, готовый ко всему. Будучи магом Огня, принцесса поспешила призвать его, однако впервые в жизни стихия предала Элейн, отказавшись слушаться. Девушка пробовала снова и снова. Тщетно. Рыкнув, она уже хотела было достать саблю и встать рядом с любимым, но замерла, оцепенев. Отовсюду и ниоткуда вдруг зазвучал тихий мужской смех, заставивший молодых людей вздрогнуть, будто бы пройдясь по их телам волной мимолётных ледяных прикосновений.
   Далиан крепче сжал клинок, стоя так, чтобы загородить Элейн от трона. Принцесса в это время судорожно хватала ртом воздух, пытаясь справиться с собой. Сейчас ей больше всего на свете хотелось оказаться как можно дальше от этого проклятого места.
   - Ты в порядке? - не сводя взгляда со скелета на троне, спросил парень, чувствуя, что девушка практически вцепилась в него.
   - Д-да...
   Всё-таки природное упорство и ежедневные, порой, весьма тяжёлые тренировки сделали своё дело, и сейчас воля Элейн не испарилась и не растаяла, а сумела дать отпор страху, обуздывая его.
   - Всё будет хорошо, слышишь? - твёрдо сказал Далиан. - Я уверен. Мы обязательно выбер...
   И тут случилось то, чего принц страшился больше всего. Скелет ожил. Опущенная голова поднялась, и парень едва сумел подавить дрожь, ощутив на себе взгляд пустых глазниц.
   Пустых?
   Нет.
   Они были заполнены чистым первородным мраком, который тут же начал распространяться по всему скелету, обволакивая каждую кость.
   Дикий ужас сковал принца и принцессу. Они могли лишь молча стоять и наблюдать.
   Охватив останки пленника целиком, мрак начал сгущаться, уплотняться, расширяться, оборачиваясь... плотью. На костях рук, ног, торса набухали сотканные из тьмы могучие мышцы, череп становился лицом. Потом из всё того же мрака появилась на удивление светлая кожа, а он сам, будто чего-то испугавшись, сгустился на голове, став пышной гривой мелко вьющихся волос.
   Теперь к трону был приковано тело мощно сложённого мужчины в расцвете сил. Не выдержав, Элейн, покраснела и отвела взгляд, ибо, кроме оков, никакого одеяния на нём не было. Далиан же, наконец, сумел стряхнуть оцепенение и готовился ко скорее всего последнему в жизни бою. Единственной надеждой оставались те цепи, которыми был прикован демон. Принц истово молился Фениксу, чтобы древняя магия основателя Ордена Пламени выдержала, и Валфагор остался пленником.
   Молодые люди стояли молча, не шевелясь.
   Демон тоже не двигался, сидя с закрытыми глазами.
   Тишина.
   Напряжение нарастает с каждой секундой.
   Тела, нервов, чувств... Всего.
   Начинает ощущаться ток крови в каждой жиле каждой мышцы.
   Визг беззвучия раскалёнными иглами терзает слух, оглушая и сводя с ума.
   И вот, когда людской разум, не выдерживая, уже готов был разбиться на тысячи тысяч осколков, послышался глубокий вздох. Далиан сильно вздрогнул, а Элейн вообще едва не упала, вовремя вцепившись в принца. Они видели, что теперь могучие мышцы напрягаются, заставляя грудь демона мерно вздыматься и опускаться. Веки дрогнули и неспешно поднялись, обнажая взгляд не имеющих дна антрацитовых глаз. Казалось бы, он мог проникнуть в самую душу, обнажить все тайные помыслы и желания. Далиан не хотел отворачиваться, но понимал, что по-иному просто утонет в антрацитовом мраке, подчинится ему. Элейн же всё ещё не могла заставить себя посмотреть на демона, что, впрочем, было и к лучшему.
   - Да у меня никак гости, - услышали принц и принцесса низкий мужской голос. Он был негромкий, но... глубокий? Мощный? Стальной? Ледяной? Бархатистый? Пожалуй, всё сразу. - Простите мою невежливость, сейчас я встану.
   Далиан снова взглянул на демона. Тот несколько раз дёрнулся, пытаясь освободиться. Тщетно. Оковы держали крепко. У парня было забрезжила надежда, что магия Основателя всё ещё сильна, однако тут вдруг камень алтаря пересекло несколько трещин, и он развалился на части, которые потом и вовсе исчезли. На плитах пола лежали вычурный серебряный перстень с блестящим чёрным камнем, не менее изысканный серебряный же венец и тот самый двуручный меч. Мгновение, и кольцо оказалось надетым на безымянный палец левой руки Валфагора, ладонь правой сжала рукоять клинка, а венец своей тяжестью примял угольно-чёрные кудри.
   От демона начали исходить настолько мощные волны силы, что Элейн и Далиан чувствовали её даже самой кожей. Парня это заставило ещё крепче сжать меч, а вот девушка испытала нечто, похожее на... тягу. К демону. Принцесса тут же тряхнула головой, пытаясь избавиться от, как ей показалось, наваждения, но не тут-то было.
   Губы Валфагора скривились в лёгкой усмешке. Он взглянул на свои оковы, и те вдруг начали плавиться и стекать с его рук и ног, не оставляя ни малейшего следа на алебастре кожи. Демон встал, выпрямившись во весь свой немалый рост, превосходя на пол головы даже Далиана, считавшегося очень высоким.
   Элейн была красная, как маков цвет, но уже не могла отвести взгляд от тела Валфагора. Однако, несмотря на всё его совершенство и собственное смущение, принцесса почему-то не воспринимала демона как мужчину. Больше всего девушку интересовали антрацитовые глаза, однако, как и Далиан, она опасалась касаться их более чем мимолётным кратким взглядом.
   Тем временем, из камня перстня на пальце демона потёк мрак, оплетая тело и становясь... одеждой. Шёлковой рубашкой, конечно же, чёрного цвета, у ворота и на манжетах которой вилось очень красивое и сложное плетение из нитей серебра; штанами, широким ремнём с большой витиеватой пряжкой, а также высокими сапогами с серебряными же крючьями и узорчатым тиснением на голенищах.
   Принцесса не смогла подавить облегчённого вздоха.
   Взгляд Валфагора прошёлся по "гостям", заставив вздрогнуть сначала так и не сменившего напряжённо-угрожающую позу Далиана, а потом и Элейн. На губах демона снова появилась усмешка, едва его взгляд поймал взор принцессы. Несколько секунд она держалась, но потом таки опустила глаза.
   - Вы что, пришли одни? - вдруг спросил Валфагор, оглядывая комнату так, будто бы ожидая, что в ней вот-вот появится кто-то ещё.
   Вместо ответа Далиан молча бросился на демона, решив, что настал удачный момент. Однако тот молниеносно парировал, отбрасывая принца на несколько шагов.
   - Ты не расслышал вопрос? - наигранно удивился Валфагор.
   Но парень продолжал атаковать, не сказав ни слова. А демон играл с ним, как кот с мышонком, позволяя подойти достаточно близко, но не давая задеть. Элейн очень боялась за любимого, однако всё равно продолжала чувствовать влечение к его противнику. Это злило принцессу, и она, выхватив саблю, тоже кинулась в атаку.
   - НЕТ! - тут же заорал Далиан, едва не пропустив выпад Валфагора. - УЙДИ! НЕ СМЕЙ!!
   Но девушка уже наносила первый удар.
   - Вы гляньте, какая бойкая, - осклабился черноволосый, просто-напросто уворачиваясь. - В мать или в отца? А ты остынь-ка.
   Это уже было обращено принцу, который, снова бросился на врага. И тут же был небрежным движением отброшен к стене, которая, вдруг потеряв свою твёрдость, до наполовину поглотила руки, ноги и торс Далиана, после чего снова став каменной. Принц не испытывал никаких неприятных ощущений, кроме дикой злости на себя и проклятого демона, а также страха за Элейн.
   Девушка видела, что произошло с её возлюбленным. Вскрикнув, она, забыв обо всём на свете, метнулась было к нему, однако наткнулась на тут же выросшего на её пути Валфагора.
   - Успокойтесь, Ваше Высочество, - ухмыльнулся он. - С вашим принцем всё в порядке. Цел и невредим. Я просто избавил вас и себя от его никчёмных попыток нам помешать. Давайте продолжим нашу беседу.
   Едва демон оказался так близко к Элейн, сердце парня практически остановилось. Но Валфагор ничего не делал, а просто стоял и смотрел на девушку сверху вниз. Однако его слова вызвали у Далиана новый приступ злости. Впрочем, по-прежнему бессильной.
   Принцесса тоже была зла. Отойдя от противника, она заняла боевую стойку, готовясь защищаться.
   - Ну что вы, миледи, - насмешливо улыбнулся черноволосый, даже чуть поклонившись. - Дамы вперёд.
   Несколько секунд Элейн колебалась, но потом таки напала. Валфагор увернулся, даже не став парировать.
   - Неплохо. Для девочки, конечно же.
   Принцесса едва не зарычала, пытаясь справиться с яростью. Выпады следовали один за другим, но сабля каждый раз рассекала лишь воздух в шаге от демона, если не дальше. Он продолжал ухмыляться, отпускать едкие замечания, а потом и бить девушку пониже спины своим мечом, повернув лезвие плашмя, тем самым доводя её просто до неистовства.
   Не известно, чем всё это могло кончится, если бы в конце концов Валфагор не схватил саблю за лезвие, рывком выдернул её из рук Элейн и... сломал, отбросив в сторону. Далиан и так не оставлял попыток вырваться, а сейчас и вовсе утроил усилия. Но демон лишь окинул побеждённую насмешливым взглядом и вонзил свой меч прямо в камень пола.
   - Плохо, миледи. Очень плохо, - с притворной строгостью сказал черноволосый. А потом добавил уже с прежней ухмылкой и ядом в голосе, - Впрочем, своё наказание вы уже получили.
   Принцесса зарычала, уже в который раз пытаясь воззвать к Огню, чтобы испепелить проклятого насмешника.
   - Не получится, - продолжил улыбаться Валфагор. - Вам лучше остыть, миледи, ибо в этих... покоях вам не удастся использовать свою магию.
   - Это почему?! - процедила Элейн, буравя демона огненным взглядом карих глаз.
   - Потому что я так захотел.
   - У тебя нет власти над Огнём, демон!
   - Теперь есть. Миледи, вы не задумывались, как вам удалось пройти все те ловушки, что охраняют сию скромную обитель? И почему ворота были открыты? А потом закрылись, несмотря на то, что я был ещё скелетом? И вообще, откуда здесь мои перстень и венец?
   Далиан призадумался, Элейн растерялась.
   Валфагор улыбнулся, видя выражение их лиц.
   - Я вам обязательно расскажу. Только сначала дождёмся ещё одного гостя, который, кстати, уже совсем близко...
   Демон вдруг щёлкнул пальцами, и ворота вновь распахнулись.
   В темницу, не торопясь, вошла высокая статная женщина с королевской осанкой. Однако одета она была не в роскошное платье, а мужские штаны, рубаху, жилет и сапоги. Золотисто-рыжевато-каштановые волосы тоже были не в высокой причёске, а в тугом узле на затылке. На шее красовался медальон с оправленным в золото рубином, на запястьях, плотно их обхватывая, - длинные золотые браслеты с рунической вязью, выгравированной на тускло блестящей поверхности. А вот взгляд янтарных глаз был именно таким, какой и должен быть у истиной императрицы. Властный, надменный, обычно холодный, но сейчас пылающий гневом.
   Антрацитовые глаза Валфагора тоже вспыхнули, едва он увидел вновь прибывшую. А вот Элейн и Далиан стояли с раскрытым от удивления ртом.
   - Приветствую, миледи, - с глубоким изысканным поклоном сказал демон, пряча усмешку.
   - Отпусти их. Немедленно, - надменно-ледяным тоном отрезала императрица Агнесс, а это была именно она.
   - Вы удивительно невежливы, Ваше Величество... - с непонятным выражением лица протянул мужчина, пристально глядя на гостью. - Впрочем, ладно. Прощаю. И даже отпущу. Только перед этим вы ответите на один вопрос.
   Агнесс заметно напряглась.
   - Какой?
   - Поклянитесь кровью Феникса, что не солжёте.
   Несколько секунд они просто молча смотрели друг на друга, будто бы ведя мысленную беседу. Как ни странно, женщина смогла выдержать взгляд антрацитовых глаз. Элейн была более чем удивлена. Да, императрица была магом, но считалось, что по уровню силы дочь превзошла мать, причём в несколько раз. Как же она смогла... ? И зачем на бёдрах красуются кинжалы с тремя лезвиями каждый? Агнесс же не владеет оружием...
   - Клянусь, - в конце концов, медленно проговорила женщина, по-прежнему глядя Валфагору прямо в глаза.
   - Отлично, - усмехнулся тот. - Тогда вот вопрос. Кто отец Элейн?
   Принцесса фыркнула, подходя ближе ко всё ещё находящемуся в плену стены Далиану. Всем известно, что Элейн - дочь императрицы Агнесс и императора Френдара, который, к сожалению, почил несколько лет назад.
   Женщина молчала, глядя на демона непонятным взглядом.
   - Мама, ну скажи ему, - в конце концов, не выдержала девушка. - Что тут скрывать? Всем известно...
   - Помолчи, Элейн, - даже не взглянув на дочь, тяжело вздохнула Агнесс. - Твой отец... Даркароннайр, Чёрный Дракон.
   - Что?!
   Принц и принцесса уставились на императрицу, ничего не понимая.
   - Как... мама... да этого просто не может быть!
   К ещё большему изумлению молодых людей, Агнесс вдруг опустила голову.
   - Может...
   - Ваше Величество, вам стоит уйти отсюда, - осторожно подбирая слова, произнёс Далиан, тревожно глядя на императрицу. - Это место и... существо, что находится среди нас, плохо на вас влияют.
   Женщина слабо улыбнулась принцу, но покачала головой, не сдвинувшись с места. А вот демон расхохотался.
   - Что, парень, не хочешь со мной породниться, а?
   Элейн сжала кулаки. Догадки оказались правдой. Даркароннайр и Валфагор - один и тот же... монстр. Или он всё-таки лжёт?
   - Ты не можешь быть Чёрным Драконом! - фыркнул Далиан, с вызовом глядя на демона. - Силы не те!
   В антрацитовых глазах что-то мелькнуло, однако демон продолжал улыбаться. А принц вдруг почувствовал, что свободен.
   - Хороший жених у моей дочки. Ты весь свой пыл лучше оставь до первой ночи, парень.
   Элейн была в замешательстве. По идее, слова демона и её матери ну никак не могли оказаться правдой. Но почему тогда девушка чувствует эту непонятную тягу? Почему что-то в Драконе кажется ей родным?
   - Мама! - со слезами в голосе воскликнула принцесса. - Ну скажи, что это неправда!
   Императрица опустила голову, промолчав.
   - Думаю, пора уже всё объяснить детям, не так ли? - уже без улыбки сказал демон, внимательно глядя на Агнесс.
   На некоторое время звенела тишина. Императрица стояла неподвижно, глядя в пол. Но потом вдруг резко вскинула голову.
   - Нечего объяснять, демон! - отрезала она, выхватывая кинжалы.
   - Мама! Нет! - закричала девушка, кидаясь к императрице.
   Чёрный Дракон усмехнулся, антрацитовые глаза снова вспыхнули.
   - Да будет так, - сказал он, рывком высвобождая меч из каменных плит пола.
   - Отойди, Элейн! - проскрежетала Агнесс, в упор глядя на демона. - Сейчас я восстановлю печать!
   - Нет! Ты погибнешь!
   Далиан тем временем встал между императрицей и Драконом, готовясь отразить любую атаку и, если понадобится, отдать жизнь. Демон снова усмехнулся.
   - Отойдите-ка, ребятки. Сейчас мы вам покажем, как нужно вести бой. Не так ли, милая?
   - Не смей!
   Но Дракону надоело промедление. Небрежный жест, и Элейн и Далиан отброшены в дальний угол. Конечно же, они сразу вскочили и попытались снова подойти, но будто бы наткнулись на стеклянную стену.
   - Мама! Не надо! Прошу! - кричала девушка, пытаясь пробиться.
   Принц обнял её прижав к себе.
   - Боюсь, мы уже ничего не сможем сделать... - тяжело вздохнул парень, понимая, что магию Чёрного Дракона им не преодолеть.
   - Нет! Там моя мать! Он же убьёт её!
   Девушка билась в руках Далиана, но он не отпускал.
   "Нам остаётся лишь надеяться на чудо...".
  
   Агнесс и Дракон стояли друг напротив друга с оружием наизготовку.
   - Ну же, радость моя, - усмехнулся демон, тем не менее, ловя малейшее движение женщины. - Ты же так хотела избавиться от меня. Так давай. Чего же ты ждёшь? Или всё-таки...
   Но тут она атаковала. Быстро, точно, целя в сердце. Однако движения мужчины были не менее стремительны.
   - Теряешь форму, - ухмыльнулся он, отбрасывая Агнесс.
   Женщина хотела было ответить, но вместо этого обрушила на Дракона шквал ударов. Он сумел парировать не все, однако отделался лишь царапинами и порванной одеждой. А потом и сам перешёл в наступление, тесня Агнесс в угол, заодно осыпая насмешками. Специально, дабы скопившаяся в ней сила перешагнула тот барьер, что женщина сама и поставила. Мужчина ждал этого момента, несмотря на то, что он мог стать последним событием в жизни демона.
   "Я не могу позволить ей победить снова, - думал Дракон, отражая очередной молниеносный удар. - Баланс и так уже сильно пошатнулся, да и..."
   - Не пытайся, милая, - в очередной раз ухмыльнулся мужчина, почувствовав, что императрица потянулась к силе. - Здесь Огонь подвластен только мне.
   - Тебе никогда не получить над ним власть! - рыкнула Агнесс, сверкая глазами.
   - Да ну? Я уже её получил. И знаешь как? С помощью ордена Заклинателей Огня.
   Это был орден могучих, научившихся управлять необузданностью этой стихии магов, служивших Чёрному Дракону во времена той самой Первой Войны и бывших его главными помощниками.
   - Орден истреблён! - фыркнула Агнесс, снова нападая.
   Но мужчина в очередной раз сумел парировать, понимая, что уже близок к цели.
   - Нет, радость моя. Точнее, да, но не до конца. Несколько заклинателей выжило. Новый орден они основать не смогли, но зато принесли сюда мои перстень и венец. Ох, когда ж это было...? Вроде бы, три и пять сотен лет назад... или позже?
   Женщина понимала, что Дракон намеренно провоцирует её, но всё никак не могла совладать с собой. Злость черпала в огне, что бушевал в императрице, всё новые силы, одновременно заставляя полыхать его всё жарче. Порочный круг.
   Ещё чуть-чуть...
   - Однако они не только принесли ключи, - продолжил мужчина. - Заклинатели ещё и отдали мне свои силы, надеясь возродить.
   - Но не смогли! - рявкнула Агнесс. - Ты оставался скелетом!
   - Да, - спокойно согласился Дракон. - Зато всё это время мог тренироваться, подчиняя силу вулкана. И, как видишь, достиг кое-каких успехов.
   - Не смеши! Эти барьеры подействуют на Элейн, но не на меня!
   - Так я и не держу твою силу. Этим занимаешься ты сама, милая.
   Как ни странно, эти слова помогли императрице прийти в себя и даже чуть успокоиться. Отступив на шаг, она опустила кинжалы, однако, не сводя глаз с мужчины. Но сила Агнесс продолжала рваться наружу, а сдерживающие барьеры уже были на грани разрушения. Дабы этого не произошло, женщина воспользовалась единственным выходом, поддержав преграды не магией, а своими собственными силами. Однако, не рассчитав, Агнесс отдала слишком много и тут же рухнула без сознания. Прямо на руки Дракону, тут же оказавшемуся рядом.
   - Мама!!
   До этого момента Элейн и Далиан заворожено следили за битвой-танцем, однако, когда императрица упала, лишившись чувств, принцесса снова начала пытаться пробиться сквозь стеклянную стену. И чуть не упала, когда та вдруг исчезла. Молодые люди тут же бросились к Агнесс.
   - Что ты с ней сделал??! - звенящим от слёз голосом закричала девушка, едва сдерживаясь, чтобы не кинуться на Дракона с кулаками.
   Принц тоже выглядел встревожено, однако голову не потерял, следя за каждым движением мужчины, положив руку на эфес меча. Но демон оставался спокоен.
   - Ничего, - хмыкнул он. - Твоя мать совершила ошибку, но с ней всё будет нормально.
   - Я не верю тебе, чудовище!! Чтоб Феникс сжёг твою чёрную душу!!!
   Дракон усмехнулся.
   - Так Агнесс и есть Феникс. Точнее, Инксгофьен. Это её настоящее имя.
   - Что?? - хором воскликнули Элейн и Далиан.
   - Неужели вы ещё не поняли?
   - Ч-что поняли...? - хриплым от удивления голосом поинтересовался принц.
   - Ох, значит, придётся начинать сначала. Думаю, нет нужды рассказывать, откуда взялся этот мир. Всем известно, что из борьбы Дракона и Феникса. Мрака и Огня. Предполагалась, что она должна быть вечной, ибо если одна из сил победит - Баланс будет разрушен, и тогда не избежать хаоса.
   - Но Феникс победила... - тихо сказала Элейн, глядя на мать.
   - Да, - кивнул мужчина. - Она сумела заточить меня, была убеждена, что так будет лучше. В первую очередь для человечества. Но это было ошибкой. Баланс пошатнулся, люди стали злыми, жестокими. Слишком много огня, неуравновешенного тьмой. Да и сама... Агнесс была вынуждена заточить свою силу, чтобы не спалить весь мир. А раньше она тратила её на меня.
   - Значит, тот воин, что заточил Валфагора... Дракона... тебя... в этот вулкан... - наконец подала голос Элейн.
   - Молодец, доченька, - улыбнулся мужчина. - Схватываешь на лету. Это была твоя мать.
   - Ты вырвал у неё сердце?! - ужаснулась девушка, припоминая ту самую легенду, малейшие подробности которой она так жаждала узнать.
   - Что за бред? - фыркнул Дракон. - Ох уж мне эти менестрели... Я люблю Инкс. А она любит меня.
   - Я уже ничему не удивлюсь... - вздохнул Далиан.
   - Но... - пробормотала принцесса, - но если второй раз ты был заточён сотню лет назад... то когда же вы успели...ну... я имею ввиду...
   Элейн замолкла, покраснев.
   - Тогда и успели, - снова улыбнулся мужчина, глядя на дочь. - Это был последний раз, когда мы с Инкс... были вместе. Видимо, она оттягивала твоё появление на свет.
   - Почему...? Я... она не хотела...
   - Не говори глупостей! Ей было нужно время, чтобы запечатать собственную силу, только и всего. Или ты сомневаешься, что мать тебя любит?
   - Нет...
   Рядом с Драконом вдруг сгустилось большое облако тьмы, на которое он, как на кровать, положил всё ещё бесчувственное тело Феникс.
   - Конечно любит, - сказал мужчина, кладя ладони на плечи Элейн и внимательно глядя ей в глаза. - И я тоже.
   Девушка вздрогнула, но взгляд не отвела. Антрацитовые глаза больше не пугали её, не пронзали душу до самого дна. А вот то влечение, тяга, будто бы к чему-то родному, не прошла, а даже наоборот, усилилась. Кровь не водица.
   - Но... ты ведь... демон... не можешь...
   - Люди, люди... Когда же вы поймёте, что тьма - не зло? А свет, кстати, - не добро. Я не демон. И никогда им не был. Мы с твоей матерью - чаши весов Баланса этого мира, как бы высокопарно это не звучало. А ты - само его воплощение. Союз Огня и Мрака. Сильнейшее существо на земле.
   Весь вид Элейн выражал крайнее изумление. Впрочем, Далиан тоже не остался равнодушен.
   - Ну как, всё ещё хочешь жениться на моей дочери? - вдруг усмехнулся Дракон, взглянув на принца.
   - Ещё сильнее, чем когда-либо, - быстро пришёл в себя тот.
   - А справишься, м-м-м?
   - Уж как-нибудь.
   - Эй! - встрепенулась девушка, ткнув Далиана локтём в бок.
   Парень обнял её.
   - Ладно, тайны мироздания, это, конечно, хорошо, - сказал Дракон, снова поднимая Агнесс на руки, - но мне ещё нужно кое о ком позаботиться. А вы возвращайтесь-ка домой.
   - С ней всё будет хорошо, да?
   В голосе Элей вновь прорезались тревожные нотки.
   - Конечно.
   - А... а я тебя ещё увижу?
   - Хм... ты этого хочешь?
   - Да...
   - Тогда увидишь. И мать тоже. Скоро. Всё, вам пора.
   Попрощавшись с Драконом, Далиан и Элейн покинули его бывшее узилище. Провожая их взглядом, мужчина едва заметно усмехался, а потом вместе с императрицей на руках исчез в чёрной дымке.
  
   Изогнувшись дугой, тело женщины снова рухнуло на что-то мягкое. Глухой стон, слетевший с приоткрытых губ. Медленно поднимающиеся, налитые тяжестью веки. Туман перед глазами, в мыслях.
   И сильнейший жар.
   Чья-то рука осторожно касалась волос императрицы. Наконец обретя способность видеть чётко, женщина поняла, что лежит на кровати в каких-то незнакомых покоях, а рядом с ней...
   - Не прикасайся! - тут же зарычала Феникс, вскакивая и отходя на несколько шагов.
   Мужчина, вздохнув, тоже поднялся, но подходить не стал.
   "Теперь самое сложное...".
   - Выпусти, - негромко, но твёрдо сказал Дракон, глядя в полыхающие злостью янтарные глаза.
   - Где я? - огрызнулась женщина.
   - В моём замке, - всё также спокойно ответил он.
   - Твоё место в темнице!
   - Моё место рядом с тобой. А твоё - рядом со мной. Огонёк.
   - Что ты сказал?! - взвилась Феникс. - Не смей меня так называть!!
   - А раньше тебе нравилось.
   - Я уничтожу тебя, тварь!!
   - Ну попробуй, - усмехнулся Дракон, прекрасно понимая, что сейчас к разуму женщины взывать бесполезно.
   Сначала нужно помочь ей освободиться.
   Взревев, Феникс обрушила на стоящего напротив мужчину поток чистой силы, Первородного огня. Мужчина небрежным жестом отразил его, продолжая усмехаться. Это стало последней каплей. Окончательно потеряв голову, женщина больше не могла сдерживать свою сущность. Браслеты и медальон вспыхнули и испарились, словно были созданы из струй воды, а не выкованы металла. Огромная, сотканная из пламени птица, расправив крылья, метнулась ввысь, сметая все преграды.
   Антрацитовый дракон рванулся следом.
  
   Огонь и Мрак.
   Свет и Тьма.
   День и Ночь.
   Женщина и Мужчина.
   Вечная борьба двух начал.
   Огонь победил.
   Чаши весов покачнулись.
   Баланс нарушен.
   Угроза.
   Восстановить равновесие...
  
   ... За несколько дней от замка не осталось ничего. Рыже-чёрный смерч перемолол и камень стен, и фундамент, и весь холм, на котором он стоял, в мелкий песок, развеявшийся во все стороны.
   Но вот, огненных вспышек всё меньше... меньше, меньше, меньше... пока они совсем не угасли, будто бы задушенные сдавливающим со всех сторон Мраком.
   Смерч утих также быстро, как и начался. В центре огромной ямы, ранее бывшей холмом, стоял мужчина, державший на руках потерявшую сознание женщину. Он был измотан до предела, опустошён, выжат. Но доволен. Собрав последние силы, Дракон перенёс себя и императрицу в её покои в столичном замке.
   - О... отец?!
   Элейн, конечно же, почувствовала столь грубое проникновение сквозь магические барьеры, но также поняла, что это не кто-то, а её новообретённый отец.
   - Что с ней?? - увидев мать, воскликнула принцесса, тут же бросаясь к ней.
   - Всё хорошо, - с некоторым трудом ответил Дракон, осторожно опуская женщину на кровать. - Теперь. Ох...
   Пошатнувшись, он упал на колени. Девушка спешно подошла и опустилась рядом.
   - А с тобой? - спросила она, осторожно кладя руку отцу на плечо.
   И едва сдерживаясь от крика, ибо его кожа была очень горячей даже сквозь ткань полусгоревшей рубашки.
   - И со мной тоже, девочка, - чуть усмехнулся мужчина, понимая голову и заглядывая дочери в полнящиеся тревогой глаза.
   - Что произошло...?
   - Битва.
   - Вы...
   - Да. Другого выхода не было...
   - Что с мамой...?
   - Опустошена. Как только сила начнёт возвращаться, она придёт в себя.
   Элейн кивнула, чувствуя, что ему можно верить.
   - Тебе нужно отдохнуть.
   Дракон встал на ноги, поднимая дочь.
   - Я останусь с ней и прослежу, чтобы всё было хорошо. А ты проследи, чтобы нам не мешали.
   Принцесса снова кивнула.
   - Может, вам что-то нужно?
   - Нет. Иди к жениху, - чуть усмехнулся мужчина.
   - Ладно, - немного смутившись, сказала Элейн и вышла из комнаты.
   Дракон же лёг на кровать и, прижав к себе императрицу, принялся ждать.
   Через три дня она, наконец, открыла глаза.
   - Где я...?
   - Дома, - тихо ответил мужчина, облегчённо вздохнув.
   Несколько минут они молчали. Феникс пыталась прийти в себя, а Дракон просто лежал рядом с ней, обнимая и гладя по волосам.
   - Прости... - наконец вырвалось у женщины.
   Обняв любимого, она уткнулась лицом в его плечо.
   - Прощаю... - выдохнул Дракон.
   - Неужели ты до сих пор...
   - Да. Всегда любил и буду любить.
   - И я... но... что же я наделала...
   Её плечи задрожали, послышались приглушённые всхлипы.
   - Тс-с-с... успокойся... - зашептал он. - Мы всё исправим... я помогу... обещаю...
   - Элейн...
   - Я ей всё рассказал. Она девочка умная, поняла, хоть и была удивлена.
   Феникс рыдала, прижавшись к мужчине всем телом.
   - Я... ты...
   - Успокойся, - твёрдо сказал Дракон, осторожно поднимая её лицо за подбородок и заглядывая в заплаканные глаза. - Мы вместе. А значит сможем всё исправить.
   - Вместе... - эхом откликнулась женщина, мигом растворяясь в антрацитовом море.
   Которое почему-то становилось всё ближе...
   - ... я соскучилась... - выдохнула она, отрываясь от его губ.
   - Я тоже... - чуть рычащее усмехнулся Дракон, опуская руки пониже спины, заодно притягивая любимую ещё ближе. - Так что пощады не жди...
   - Ох... нет...
   - Да...
   - Я не вынесу...
   - Это будет твоё наказание, - усмехнулся мужчина, нависая над ней.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   11
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"