Красавина Татьяна Владимировна : другие произведения.

Спасибо

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Спасибо

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

А. С. Пушкин

   Большой старинный особняк. Двухэтажный, укутанный зелё­ным ковром плюща. Второй этаж - единая, немного пыльная комната. Большая и тёмная. Старинная мебель, портреты прежних владельцев дома, привядшие цветы. Странно. Здесь уже давно никто не живёт, так почему же так чисто? Впрочем, не важно. Не знаю почему, но сейчас этот вопрос меня абсолютно не занимает.
   Главной достопримечательностью комнаты является огромное круглое окно, несколько метров в диаметре. Витражное. Кусочки яркого стекла складываются в прихотливый узор. Последние лучи заходящего солнца проходят сквозь него, образуя на полу будто бы проход в другой мир.
   Другой.
   Там маги творят свои - светлые и не очень - заклятья; там люди соседствуют с другими, самыми разнообразными расами; там ещё можно увидеть золотые монеты с аристократическим профилем местного правителя; там есть честь, и её даже иногда отстаивают в поединках на клинках; там доблестные рыцари спасают принцесс от драконов (иногда, правда, получается наоборот, ибо девушки разные бывают, а огнедышащие ящеры - вид чрезвычайно редкий).
   Там жизнь.
   Настоящая.
   Яркая.
   Я отвела взгляд, грустно улыбаясь и смахивая слёзы. Всего лишь сочетание солнечных лучей и витража. Не более. И хватит уже. А то как ребёнок, чес-слово.
   Я уже пошла было к двери, но почувствовала... чьё-то присутствие. Нет, кроме меня здесь, да и во всём доме, больше никого не было. Лестница не скрипела, дверь тоже. Стёкла окон оставались по-прежнему целы. И вообще, мягкую тишину не нарушил ни один звук. Но я точно знала, что теперь не одна здесь.
   Медленно, очень медленно повернулась.
   Никого.
   Почти...
   В круге цветного света высилась чья-то фигура. Я замерла, не в силах пошевелиться, оглушённая стуком сердца и крови в висках. Тут же начала пристально вглядываться, стараясь рассмотреть, кто же это. Проходящие сквозь цветное стекло лучи света практически полностью скрадывали черты лица, но не смогли утаить высокий рост и широкие плечи фигуры. Мужчина. Я вглядывалась ещё несколько секунд, а он просто неподвижно стоял, будто бы давая мне время.
   И тут в голове вдруг что-то щёлкнуло. Я поняла... нет, я знала, кто это.
   Ноги вдруг резко перестали меня держать, колени подломились. Но я этого даже не заметила. Всё продолжала смотреть на Него, истово надеясь, что это не сон. Вдруг стало тепло и спокойно, на губах появилась улыбка, а на глазах слёзы. Радости. Нет. Счастья.
   Он сделал шаг вперёд, выходя из круга света. Я же продолжала стоять на коленях, не в силах подняться или просто пошевелиться. Только смотрела.
   Совершенный.
   Он тоже смотрел на меня. Просто молча смотрел, не шевелясь. И я видела только Его. Больше в мире нет никого и ничего. Только Он.
   Ангел.
   Слёзы продолжали течь по щекам. Я, наконец, смогла подняться и медленно, как во сне, подойти к Нему. Близко. Как же хорошо. Просто чувствовать Его рядом. Я бы с удовольствием закрыла глаза и наслаждалась только лишь одним этим ощущением, но безумно боялась, что когда их открою - Он исчезнет. Поэтому страшилась даже моргнуть. Всё смотрела, смотрела, смотрела, желая навсегда врезать в память каждую Его чёрточку, каждый изгиб.
   Красивый.
   Кожа. Алебастрово-белая, контрастирующая с волосами. Угольно-чёрными, пышными, вьющимися. Локоны раскинулись по широким плечам, и так хочется их коснуться. Но я просто смотрю. Глаза. Ох... лазурные, как воды тропического побережья, но глубже всех океанских впадин вместе взятых. Чистые. Один взгляд, и меня нет. Растворилась. Упала. Утонула. Растаяла. Исчезла.
   Сколько времени прошло? Десять минут? Час? А может жизнь? Человеческая? Вселенной?
   Не знаю... мне всё равно... только смотреть в эти прекрасные глаза, нежась и утопая в лазури взгляда. От их совершенной красоты хотелось застонать. По щекам снова потекли слёзы.
   Я даже не заметила, как моя рука вдруг сама медленно поднялась, и пальцы осторожно коснулись Его щеки.
   Тёплый.
   Но было страшно. Вдруг Ему не понравится? Вдруг оттолкнёт? Я бы наверно... даже не знаю, что бы со мной было... Но Ангел продолжал просто молча стоять и смотреть, не шевелясь. А мои пальцы осторожно скользили по Его лицу. Сумев оторваться от лазури глаз, я следила за ними взглядом. Немного впалая щека, лоб, идеально прямой нос, плотно сомкнутые губы. Мягкие... Как бы хотелось их поцеловать... но... нельзя. Ведь Он любит другую. Тогда...
   - Зачем ты пришёл...? - тихо прошептала я, снова утопая в океанах глаз. Снова моментально утопая в них. - Ты же любишь её, а... а меня даже не знаешь...
   Но Ангел приставил палец к моим губам. Которые тут же чуть приоткрылись, тело едва заметно вздрогнуло, а веки наполовину опустились.
   - Такие сильные чувства... - также тихо прошептал Он. - Я не мог не прийти...
   Слёзы потекли сильнее. Отбросив все посторонние мысли, я осторожно положила руки на широкие плечи, гладя их. Потом ладони скользнули на сильные руки, грудь. Как же приятно Его касаться... чувствовать, как напрягаются мышцы при каждом вздохе... их рельеф, тепло через тонкую ткань рубашки. Обычной, классической. Бледно-сиреневого цвета, пара верхних пуговиц не застёгнута.
   Сильный.
   Продолжая касаться, я обошла Его сзади. Теперь мои ладони скользили по спине. Господи, как же приятно... Поддавшись порыву, прижалась к Нему всем телом, зарываясь лицом в волосы. Жёсткие, колючие. Но я всё равно наслаждалась. А запах... м-м-м... терпкий, чуть-чуть горьковатый, но едва-едва уловимый... мужской... Я просто стояла и вдыхала его, пьянея.
   Ангел по-прежнему просто стоял, не шевелясь. Как же приятно к Нему прижиматься... такому сильному, тёплому... от переполнявших чувств снова хотелось стонать...
   Очнувшись, я опять встала к Нему лицом и обняла, робко положив голову на плечо и закрыв глаза. М-м-м... Но вдруг сильные руки тоже осторожно легли на мою талию и спину, обнимая. Я вздрогнула, прижавшись крепче. Тихий стон таки сорвался с полуоткрытых губ. Как же хорошо... невыносимо... просто неописуемо... так наверно бывает только раз в жизни...
   Руки сами обвили Его шею, я потянулась ближе, закрывая глаза и осторожно касаясь своими губами Его губ. Какие же мягкие, тёплые... тоже чуть приоткрылись... позволив мне дышать Им, пить, упиваться... Снова стон... всё тело трепещет... просыпается какая-то жадность... хочется осушить Его до дна... Не выдержав, я впилась в эти столь манящие губы, дразнящие своей близостью. Целовала жадно, горячо, забыв обо всём, кроме этой мучительной сладости, которую было всё никак не насытить. Особенно после того, как я почувствовала, что губы Ангела отвечают мне столь же жарко. Такого со мной ещё никогда не было.
   Но вот порыв схлынул. Тяжело дыша, я разорвала поцелуй и снова уткнулась лицом в Его плечо.
   - Прости... я... не сдержалась... просто не смогла... прости... прости... умоляю...
   Ангел промолчал. Лишь обнял меня чуть крепче, осторожно коснулся волос. А я вдруг почему-то разрыдалась. Громко, сильно. И было всё никак не остановиться. Так много чувств... наверно из-за этого... они выходили вместе со слезами, опустошая...
   Но как же я была Ему благодарна... ведь Он обнимал меня... наверно потому, что хотел помочь... или ещё по какой-то другой, неведомой мне причине... А ведь любит-то Ангел другую... и всё равно обнимает...
   - Спасибо... спасибо тебе... - всхлипывала я.
   Было всё никак не успокоиться, не остановить слёзы, не понять почему...
   - Тише, тише... - услышала я шёпот на ухо. - Не плач... я здесь...
   Но от этих Его слов слёзы наоборот хлынули ещё сильнее. Да, правильно говорят: бойтесь своих желаний - они могут сбыться. Вот, моё сбылось. И теперь не унять рыдания, теперь хочется стонать от осознания того факта, что ОН со мной... и не важно почему...
   И я таки застонала.
   Громко, почти закричала.
   Чувства переполняли душу, и единственным выходом для них были слёзы.
   - Я люблю тебя... - наконец простонала я, уже больше не в силах сдерживать рвущиеся с губ слова. - Слышишь? Люблю... люблю, люблю, люблю... ты - мой идеал... само совершенство... люблю... любимый... как же с тобой хорошо... господи... мне ещё ни с кем, никогда в жизни так хорошо не было... так тепло... с тобой не больно... да... боль прошла... многолетняя, закоренелая... ежеминутная, ежесекундная... думала, что она никогда не пройдёт... а один твой взгляд - и как будто бы я даже слова такого не знала... никакой боли... только тепло... как же приятно... ты... ты коснулся моей души... я раньше думала, что не хочу этого... боюсь... дура... открыться перед любимым - самое большое счастье... чтобы он, только он, завладел всем... и душой, и телом, и разумом... раствориться в нём... в тебе... в глазах... в дыхании... да... дышать тобой... пить... наслаждаться каждым прикосновением... ловить каждый взгляд, каждое слово, сошедшее с твоих губ... любоваться каждым твоим движением... улыбкой, пусть даже ничего не значащей, мимолётной... видеть тебя... нет... просто знать, что ты есть и с тобой всё в порядке... что тебе хорошо, что ты не грустишь, что никто и ничто тебя не расстраивает... я бы всё сделала, всё отдала, чтобы это было так... всегда только так и никак иначе... это счастье для меня... наивысшее, величайшее благо... большего мне и не надо... будь... просто будь... живи, радуйся, наслаждайся... любимый... люблю тебя... люблю...
   Ох... как же хорошо... наконец сказала... и силы окончательно кончились.
   Но Ангел не дал упасть, прижав к себе крепче. Я практически висела на Нём, ослабевшими руками обнимая за шею. Какой же Он всё-таки тёплый, родной... любимый... Положив голову на плечо и закрыв глаза, я наслаждалась неописуемо приятным чувством Его близости, прикосновением сильных рук, мерностью дыхания... м-м-м... и больше ничего в этом мире не важно и не нужно.
   Родной.
   Медленно, постепенно, точно нехотя, слабость начала отступать. И было очень приятно, что в такой острый момент, когда душа была на распашку, Он был рядом, согревал своим теплом. Её. Душу. Сознание, нет, само моё естество наслаждалось этим ощущением, нежась и растворяясь в нём. Как же я Ему благодарна...
   - Спасибо... - едва слышно, снова прошептала я, прижимаясь к Ангелу всем телом. - Любимый мой... единственный... ненаглядный... прекрасный... совершенный... неповторимый....
   Его руки обняли меня чуть крепче.
   Сколько это продолжалось...? Не знаю... Но время сейчас и не имело абсолютно никакого значения. Моим миром, Вселенной, жизнью был Ангел и только Он. Его дыхание было моим воздухом, улыбка - солнцем и радостью, глаза - океаном, небом и звёздами, волосы - тьмой ночи, кожа - лунным светом, руки - твердью и опорой, их объятья - домом, биение сердца - музыкой жизни, губы - пленительной мечтой, поцелуи - сладкой негой. А сам факт того, что Он рядом со мной - теплом, светом, счастьем, надеждой и любовью. Смыслом существования. Разве нужно что-то ещё?
   Но вот силы вернулись. Силы, чтобы желать большего. Согретая Его теплом, точно пригревшаяся на груди кошка, я теперь хотела, чтобы и Ангелу было хорошо. Навряд ли также как и мне... но хоть как-то. Приподнявшись на цыпочки, я начла осторожно водить губами по Его шее, нежно целуя, вкладывая в каждое прикосновение все те чувства, всю любовь, что я испытывала, ощущала каждой мельчайшей частичкой своего естества.
   Ангел всё также молча стоял, обнимая меня. Его руки осторожно гладили спину и по волосам.
   И как же мне это нравилось... я снова чувствовала себя кошкой, которую хозяин гладит по шёрстке, а она мурлычет от удовольствия... Вот и мне хотелось мурлыкать и выгибаться навстречу каждому прикосновению Его рук... больших, сильных, тёплых...
   - Как же приятно... - прошептала я, крепче прижимаясь к Ангелу. - Любые твои прикосновения для меня что ласки... любимый...
   Я снова как заведённая шептала Ему на ухо это слово. "Люблю, люблю, люблю...". Душа снова переполнялась чувствами, они снова хлестали через край. И глаза снова набухли слезами...
   Но на этот раз силы не покинули меня. Точнее, не все. Их хватило, чтобы желать снова почувствовать теплоту и мягкость любимых губ, ощутить опьяняющую головокружительность поцелуя... и ещё... больше... дурманила одна мысль об этом... Мои руки скользили по широким плечам, сильным рукам... груди, животу... как же было приятно... чувствовать рельеф могучих мышц...
   - Такой... сильный... - едва дыша, прошептала я, наслаждаясь каждым изгибом совершенного тела.
   Но очень скоро почувствовала, что хочу ещё. Очередную дозу этого столь сладкого, дурманящего, опьяняющего наркотика, и мысли были только об этом. Мои пальцы начали расстёгивать пуговицы Его рубашки. Медленно, осторожно, одну за одной. А губы покрывали поцелуями плечи, грудь, живот.
   Как же было сладко... снова хотелось стонать...
   Я целовала каждый изгиб могучих мышц, постепенно опускаясь на колени. С другим мужчиной ни за что бы так не сделала. Но с Ангелом... Я готова была сделать всё, что бы Он ни захотел. Пожелал. Приказал. Мне безумно нравилось чувствовать силу, принадлежать, быть Его. Целиком. Каждой мельчайшей частичкой моего естества, тела, души, сознания, разума. "Гордость - это роскошь, которую влюблённая женщина не может себе позволить". Но с Ангелом она мне и не нужна. Не хочу быть гордой. Ведь это боль от её неизбежной поломки, одиночество недоступности, холод, страдания, муки... Хочу быть Его, принадлежать Ему и выполнять любое Его желание. Абсолютно любое. От этого так тепло, приятно, сладко. А гордость... Ангел горд. Очень гордо, силён и властен. Этого хватит на нас обоих.
   Я доверилась любимому. Полностью раскрылась, отдалась. И знаю, что Он не сделает больно.
   Нежный.
   Тёплый, сильный, ласковый.
   Стоя на коленях, я целовала Его живот, и сладость, уже давно заполнившая моё тело, быстро становилась ещё более сильной, острой... и горячей. Она буквально кипятила кровь, заставляя её ускорять свой бег, а сердце - биться чаще. Безумно хотелось опустить поцелуи ниже... почувствовать любимого, как мужчину... Его естество... Но что-то мешало. Я будто бы снова стала той полнейшей девчонкой, которая ещё ни разу не была с мужчиной, не касалось его там, где хочется, потому что неловко, страшно, непривычно.
   Я замерла, пытаясь понять, что со мной, и подавить эти так некстати возникшие глупости. Но вдруг почувствовала, что любимый гладит меня по волосам. Собравшись с духом, я медленно подняла голову. Ангел улыбался, а его глаза будто бы заглядывали в душу, самые потаённые её уголки. Я тут же почувствовала, что краснею, причём, наверно, от самой шеи и до корней волос. Не выдержав, опустила взгляд, уткнувшись лицом в Его живот. Любимый тихо засмеялся и осторожно потянул вверх, поднимая с колен. Я поднялась, не смея взглянуть Ему в лицо и по-прежнему красная, как маков цвет.
   Одна рука Ангела легла на мою талию, привлекая ещё ближе, а пальцы другой вдруг начали расстёгивать пуговицы рубашки, что была на мне. Я задохнулась и затрепетала одновременно.
   - Я... ты... ох...
   - Тс-с-с... - прошептал Он, прикладывая палец к моим губам. - Расслабься... всё хорошо...
   И я расслабилась. По-прежнему смущаясь, смотрела, как пальцы Ангела расстёгивают пуговицу за пуговицей. Однако не напрягалась: ведь любимый сказал, что всё хорошо.
   Но когда рубашка соскользнула с плеч, упав на пол, я всё же не выдержала и прижалась к Ангелу всем телом, обвивая руками шею.
   - Прости... - полушёпотом простонала я Ему на ухо. - Я... не могу... извини... пожалуйста...
   - Успокойся... тише... ничего страшного... - тоже прошептал любимый.
   Его ладони скользили по моей спине, бокам. Приятно... это действительно успокаивало, помогало снова расслабиться... В конце концов, я снова обмякла в руках Ангела, лишённая сил. Тепло... сладко...
   Вдруг Он поднял меня на руки. Хотелось обнять, но сил едва хватало, чтобы дышать. Взглянув мне в глаза, любимый снова улыбнулся, и его взгляд медленно опустился на грудь. Как ни странно, смущения уже не было. Только пламенная сладость, от которой хочется стонать... Я успела только моргнуть, а мы уже были в другом месте. Хотя, наверно, прошло много времени, ибо сил не было даже чтобы поднимать веки. Они делали это медленно-медленно, точно нехотя.
   Теперь Ангел стоял посреди небольшой, погружённой в полумрак комнаты, единственным освещением которой было пламя камина, а единственной мебелью - огромная кровать. На которую Он и уложил меня, садясь рядом. Продолжая улыбаться, осторожно коснулся щеки, затем пальцы скользнули на шею... Я закрыла глаза, наслаждаясь каждым прикосновением... ох... Но вскоре ладонь опустилась ещё ниже, осторожно ложась на грудь. Вздрогнув, я тихо застонала, невольно выгибаясь навстречу любимому. Другая Его рука легла на вторую грудь... Ладони гладили, чуть сжимали, массировали... А я стонала всё громче, не в силах сдержаться и изгибаясь дугой. Как же приятно-о-о... и каждое движение, каждое прикосновение отдаётся мучительно-сладким напряжением, что всё больше нарастало там, внизу, между бёдер.
   Но когда пальцы Ангела коснулись сосков, начав осторожно их покручивать... Я вскрикнула, колени сами собой разошлись в стороны. Как же хотелось почувствовать Его прикосновения внизу живота! Это сводило с ума...
   А Ангел ласкал лишь грудь. Я извивалась, стонала... просила, умоляла Его не мучить, пощадить... Но Ангел лишь усмехался.
   - Тебе же нравится, м-м-м? Зачем же прекращать?
   - Слишком-м-м-м...
   - Слишком нравится? Это хорошо...
   Я уже не могла отвечать... с губ срывались лишь стоны...
   Властный.
   Любимый ещё долго истязал, пытал, мучил меня этой невыносимой сладостью. Я могла лишь стонать и молить Его о пощаде. Но Ангел был безжалостен. Склонившись, он припал к моим губам, едва касаясь их своими. Будто бы пил мои стоны и мольбы. Охнув, я потянулась ближе, но любимые губы ускользнули, не дав себя поцеловать, но продолжая дразнить своей сладостью и мягкостью.
   - Прошу... позволь...
   Но Ангел не позволял. М-м-м... это было не менее мучительно, чем прикосновение Его пальцев к груди. Как же хотелось поцеловать... любимые губы... такие... о-о-ох... дурманящие, пьянящие, кружащие голову, заставляющие забыть всё, кроме их сладости, что обволакивала, заставляя тянуться, тянуться, тянуться... как за глотком воздуха, последней надеждой...
   Но вот, наконец, любимый сжалился и позволил мне себя поцеловать, а Его ладонь начала медленно опускаться ниже, поглаживая живот. Да! Наконец... я целовала любимые губы, и всё никак не могла насытиться ими... Но Ангел и не отрывался, позволяя мне пить этот поцелуй, захлёбываясь его дурманом. О да... я целовала уже горячо, жадно, практически впиваясь в губы любимого. И, не сдерживаясь, стонала от их мягкости, сладости и жара.
   А Его ладонь уже достигла края моих штанов, и пальцы начали неторопливо расстёгивать сначала пуговицу, а затем молнию. Вздохнув, я даже разорвала поцелуй, вся трепеща в предвкушении ласк любимого, прикосновений в том месте, где уже давно всё нестерпимо полыхало. Но Он всё медлил. Пальцы Ангела просто гладили, иногда чуть нажимая, массируя. Не в силах сдержаться, я вся изгибалась, захлёбываясь стонами, почти криками, и мольбами сжалиться, пощадить, не мучить. Так хотелось ласк... горячих... ощутимых... Но любимый был безжалостно нежен, снова будто бы наслаждаясь моими стонами. Мои руки обвивали Его шею, гладили широкую спину, и от этого становилось ещё невыносимее, слаще, мучительней.
   - Сжалься... умоляю... я больше не могу... не вынесу-у-у-у...
   Ангел усмехнулся мне на ухо, и по телу прошла волна будоражащей дрожи, заставившей охнуть.
   - Гори... - тихо прошептал Он... и начал ласкать.
   Именно так, как мне хотелось.
   Да!
   Да, да, да-а-а-а!
   Чтобы достичь пика, мне оказалось достаточно всего лишь нескольких движений. Но Ангел не остановился, не отнял ладонь, продолжая горячо ласкать. Будучи крайне чувствительной после разрядки столь острых чувств, я закричала, начав биться в Его объятьях, желая ускользнуть от теперь уже вызывающих столь невыносимые ощущения прикосновений. Но любимый не позволил. Снова начал горячо целовать, крепче прижимая к себе. Я отвечала, впиваясь ногтями в Его спину. Как же горячо... нет, я не вынесу... такие острые чувства... они просто-напросто сожгут мой разум, естество, сознание... от меня не останется даже пепла... ничего не останется... Каждое прикосновение вызывало чувство, похожее на разряд электрического тока, проходящийся по всему телу, заставляя вскрикивать, задыхаться, извиваться.
   Но вот и снова пик этих выжигающих чувств. Я кричала, пока в лёгкие не начали гореть от нехватки воздуха. А потом почувствовала, что сознание покидает меня, заставляя проваливаться в темноту.
   Не знаю, сколько я отсутствовала, но первое, что увидела, придя в себя - это лицо любимого. Он улыбнулся, погладив меня по щеке. Мы по-прежнему вместе лежали в той же комнате на той же кровати... но уже оба полностью без одежды, разве что под одеялом. Чуть помедлив, я осторожно обняла Ангела, прижавшись к нему всем телом.
   - Любимый... - тихо прошептала я, наслаждаясь Его теплом. - Спасибо тебе...
   Он тоже обнял меня.
   - Ну что ты. Не благодари.
   - Нет... нет... спасибо... мне... мне было так хорошо... как никогда, как ни с кем... так горячо... ты свёл меня с ума... я... я наверно умерла... сгорела, не вынесла... спасибо, любимый...
   Ангел лишь снова улыбнулся, Его ладонь неторопливо скользила по моей спине, иногда опускаясь чуть ниже. Я таяла в этой нежности, растворялась в тепле, пьянела... так хорошо... такой сильный, близкий, родной, любимый...
   Не знаю, сколько мы вот так пролежали, но я вдруг поняла, что... хочу ещё. Чего-то большего, чем ласки. Возможно, это произошло потому, что, будучи прижатой к телу любимого, я чувствовала, что Он тоже напряжён и горяч. Ох... это будоражило, заставляя вздрагивать. Чуть помедлив, я осторожно коснулась Ангела внизу живота.
   - Теперь позволь мне тебя ласкать... - прошептала я, заглядывая в прекрасные лазурные глаза.
   Ангел снова улыбнулся, но уже как-то... лукаво.
   - Нет, - ответил Он, вдруг переворачивая меня на спину и нависая сверху. - Лучше я возьму тебя.
   Услышав эти слова, я задохнулась и застонала одновременно. А бёдра любимого уже были меж моих, губы снова целовали... нежно, но настойчиво... Я отвечала, снова чувствуя, что загораюсь желанием принадлежать Ему. Вся, целиком, без остатка.
   - Хочу... - разорвав поцелуй, едва слышно, выдохнула я, обнимая широкие плечи, притягивая любимого ближе.
   Было безумно приятно чувствовать на себе Его тело... горячее, сильное... мужское... понимать, что сейчас, вот-вот Ангел овладеет мной, сделает своей, возьмёт... Хотя я и так уже Его. Растворилась, утонула, растаяла.
   Любимый подался вперёд, и наши тела слились, став Единым Целым. Уже не было ни Его, ни меня. Были Мы. Гармония переплетения душ, сознаний, разумов и тел. Все барьеры, какие только когда-либо были, сейчас пали, растворяясь в этом Единстве. Я была поглощена им... вся, целиком... растворилась... Моей души касалось чуть-то тёплое, ласковое, нежное... Его душа... любимого... жар тел сплавливал их воедино, переплетая наши сущности, и я уже не могла определить, где моя, а где Его... да это и не важно.... Сейчас есть только мы... единое Существо, два половинки Целого, что наконец обрели потерянное Единство...
   Но вот жар тел достиг своего предела, и наслаждение хлынуло по венам, заменяя собой кровь. В эти мгновения Единства, я прожила ещё одну жизнь. Небольшую, но полую тепла, неги и гармонии. Наверно, это и есть счастье. Ох, тогда я очень счастлива... никогда не думала, что когда-либо смогу испытать подобное... более того, я даже не знала, что такое возможно.
   - Спасибо, любимый... - едва слышно прошептала я, не в силах даже открыть глаза.
   Он ещё не покинул моё тело, не прервал, не нарушил Единства. И было так хорошо...
   - Тс-с-с... отдыхай... я буду рядом...
   - Рядом... - эхом откликнулась я, всё ещё плавая в этой тёплой нежности.
   Но вот она начала потихоньку отступать, а я - возвращаться с небес на землю. Любимый осторожно вышел и лёг рядом, снова обняв.
   - Засыпай... - тихо прошептал Он, гладя меня по голове. - Ты совсем ослабла...
   - Ты... ты ведь...
   - Нет, что ты... я буду рядом...
   - Спасибо...
   Это всё, что мне было нужно сейчас. Чтобы Ангел был рядом. Любимый мой. Я знала, что потом Он, конечно же уйдёт... к той которую любит и которая любит Его. Но мне не было больно. Отнюдь. Ведь любимый будет счастлив, а что ещё мне нужно? Только это. Единственное, что бы мне хотелось сделать, это один раз увидеть избранницу Ангела и сказать ей, чтобы берегла Его, любила также сильно, как и Он её, и чтобы никогда, ни за что не сделала Ему больно. Но... она, наверно, и так это всё знает. Что ж, тогда всё хорошо.
   Я заснула на груди Ангела, наслаждаясь теплом любимого, Его близостью, слушая мерность дыхания и стук сердца.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"