Красавина Татьяна Владимировна : другие произведения.

Истинная сущность

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   "Интересно, а я останусь жива?" - думала девушка, заходя в двери фото студии с ин­тересным названием "Истинная сущность".
   Причина таких мыслей была очень проста: в последнее время стали без вести пропа­дать девушки и женщины. Знакомые и незнакомые друг с другом, разных возрастов, обликов, профессий. Единственной зацепкой было то, что все пропавшие были клиент­ками этой самой студии. Она была новой и не так чтобы суперпопулярной, но денег на рекламу уже хватало. Там неоднократно проводились всяческие обыски и устраивались допросы владельца (по совместительству единственного фотографа, а также уборщицы и охранника), но тщетно. Это ничего не дало, да и нигде не было никаких улик против него.
   Но самое странное, что, несмотря на все эти общеизвестные факты, "Истинная сущ­ность" не то что не закрывалась - постоянно находились всё новые желающие сфото­графироваться именно там. Впрочем, пропадали далеко не все, снимки получались отличными и не особо дорогими. Наверно в этом всё дело.
   Вот и сейчас очередная желающая в виде девушки лет двадцати двух-трёх поднима­лась по ступенькам лестницы небольшого, но аккуратного зданьица, чья вывеска гла­сила: "Фото студия "Истинная сущность"". Причём старинный стиль и чёрно-серебри­стые цвета вывески очень выделялись, резко контрастируя с серым цветом самого зда­ния и его вполне современным обликом.
   Поднявшись по ступеням, девушка остановилась перед большой чёрной дверью и прочитала надпись на табличке: "Добро пожаловать!" и ниже, более мелко: "Аритон, свободный художник". Прочитав это имя, посетительница неожиданно вздрогнула. Но почему? Сомнения снова закрались в её душу, вступив в противоборство с природной любовью к риску, которая и толкнула на визит в опасную студию. Впрочем, как всегда победила любовь. "Ну необычное имя. Очень необычное. Подумаешь! Всё равно навер­няка псевдоним. Ну или он иностранец". Отбросив колебания, девушка постучала. Не­сколько секунд ничего не происходило, но потом послышались шаги, и дверь резко открылась.
   "Понятно, почему пропадали женщины... - подумала девушка, зачарованно глядя на стоящего на пороге. - Я уже пропала..."
   Высокий молодой мужчина лет двадцати пяти-семи на вид с карими глазами и песча­ного цвета волосами до середины спины, чьи пряди на висках собраны сзади в хвост. Несмотря на тридцатиградусную жару за окном, на ногах у него были чёрные "казаки" и такие же кожаные штаны, на поясе красовался ремень с большущей металлической пряжкой в виде оскаленной морды льва. Выше шла белая-белая рубашка с закатанными до локтя рукавами и парой не застёгнутых верхних пуговиц, на шее на чёрном шнурке висел небольшой, но весьма правдоподобный кулон в виде клыка.
   - Здравствуйте, - заговорил мужчина, сногсшибательно улыбнувшись. - Надо полагать, вы Виктория?
   Девушка кивнула, по-прежнему не в силах отвести зачарованного взгляда. Бархатный голос она отметила ещё когда звонила в студию, чтобы узнать поподробнее и догово­риться о времени.
   "Господи, я думала таких не бывает... и где же их делают...? Покажите, я скуплю весь ассортимент..."
   - Я, если помните, Аритон, - чуть усмехнулся мужчина, видимо, заметив взгляд посе­тительницы. - Идёмте.
   И он отошёл, сделав приглашающий жест. Таки наконец сбросив оцепенение, Викто­рия снова кивнула и переступила порог.
   "Вот дура! - с досадой думала она. - Теперь подумает, что я лёгкая добыча! Ни за что! Обойдётся, неформал чёртов!"
   За дверью оказалось просторное помещение, мало отличающееся от всех тех, в кото­рых девушка бывала раньше, приходя в другие студии. Единственным координальным отличием было наличие нескольких застеклённых музейных витрин. Заинтересовав­шись, Виктория сразу подошла к ним, чтобы увидеть... фотоаппараты. Много, разные, от самых старых до самых современных. Причём все они были исписаны какими-то сим­волами, чей цвет менялся, в зависимости от угла обзора.
   - Интересная у вас коллекция, - протянула Виктория, переходя от витрины к витрине.
   - Увлекаетесь историей фотографии? - улыбнулся Аритон, подходя к треноге снимая с неё тоже покрытую непонятными значками-символами камеру.
   - Нет, я в этом профан, - задумчиво ответила девушка. - Но всё равно интересно.
   - Значит коллекция действительно хорошая. Спасибо, - продолжал улыбаться фото­граф, обходя ничего не замечающую девушку, выбирая нужный ракурс.
   - Да не за что.
   - Виктория.
   - М-м-м?
   Оторвавшись от созерцания витрин, она перевела взгляд на Аритона. И тут же зажму­рилась из-за яркой вспышки.
   - Эй! А мы разве уже начали?
   - Простите, - улыбка будто никогда не сходила с его губ. - Нет, но я уверен, что этот снимок будет самым хорошим. На нём будет ваша истинная сущность. Поверьте моему опыту.
   Виктория пожала плечами.
   - Верить-то верю... но я как минимум зажмурилась. Да и вообще вид не ах.
   - Не прибедняйтесь, - уже в который раз обворожительно улыбнулся фотограф. - Лучше покажите, что вы взяли с собой.
   Девушка кивнула и достала принесённое платье (своё любимое, зелёное), кофту, юбку и бриджи, а также бусы, несколько браслетов, колец и серёг. Аритон переводил взгляд с разложенных на столе вещей на Викторию и обратно.
   - Мне кажется, платье и вот этот "кошачий глаз" будут смотреться на вас лучше всего, - вынес вердикт фотограф, крутя в пальцах небольшой жёлтый кулон. - Но если поже­лаете, можно поэксперементировать и с остальным.
   - Давайте тогда начнём с этого, - согласилась девушка. - А потом посмотрим, что да как.
   - Вам очень пойдёт зелёный, - вдруг с какой-то очень странной усмешкой протянул Аритон. - Ваш любимый цвет?
   - Угадали, - вскинув бровь, ответила Виктория.
   Взгляд и усмешка фотографа стали ещё более странными, но он лишь указал на при­личных размеров ширму в углу помещения.
   - Тогда прошу. Переодевайтесь.
   - Благодарю.
   Оказалось, что она ограждает довольно большой участок помещения, на котором раз­местился небольшой столик у стены и висящее на ней овальное зеркало. На полу стояло ещё одно, но уже прямоугольное, в человеческий рост. Ещё был стул, на кото­рый Виктория не замедлила положить сумочку и пакет с вещами. Раздеваться в незна­комом месте, да ещё и с мужчиной под боком не очень хотелось, но, как говорится, се ля ви. Снимать майку и шорты и натягивать платье девушка постаралась как можно бы­стрее, ибо её не покидало ощущение, что для взгляда Аритона не существует ширмы. Из-за этого Виктория чувствовала себя полнейшей идиоткой и кляла последними сло­вами, но ощущение не проходило. Разобравшись с платьем, она села за стол и внима­тельно изучила отражение в зеркале.
   "Надо было не откладывать покраску на следующую неделю" - с досадой подумала девушка, замечая, что корни волос уже отросли, а её натуральный светло-русый цвет плохо сочетался и рыже-медным, в который она красилась с пятнадцати лет, не уста­вая, ибо безумно его любила.
   Достав из сумки расчёску, Виктория сняла с волос заколку, позволив им свободно рас­течься по спине и плечам. "Да, таки волосы это святое" - в очередной раз пришла к этому выводу девушка, расчёсывая свою гордость и отмечая, что несмотря на высокую температуру, в студии было довольно прохладно, хотя вентиляторов или кондиционе­ров не наблюдалось.
   Когда с волосами было покончено, девушка достала пудру, подводку для глаз, тушь, помаду и тени. Разобравшись с тоном лица и губами, нанесла зеленоватые, в тон пла­тью тени, которые очень хорошо смотрелись с жёлтыми, почти как тот "кошачий" ку­лон глазами, нарисовала стрелки.
   "Ну прям ведьма-кошка, - про себя усмехнулась Виктория, подойдя к большому зер­калу. - Ладно, свободный художник, посмотрим, на что ты способен". Но вдруг усмешка сошла с губ девушки и она резко оглянулась. А дело в том, что в зеркале рядом с её отражением буквально на секунду появилась какая-то фигура в чёрном. Виктория не сумела разглядеть ни лица, ни даже цвета волос, но почему-то была уверена, что это мужчина.
   "Так, только спокойствие! Это мне после улицы кажется. Проклятая жара. Всё хорошо. Вперёд"
   - Прекрасно, - улыбнулся Аритон, глядя на вышедшую из-за ширмы девушку. - Вам очень идёт. Вот только...
   Его взгляд опустился на её ноги, по-прежнему обутые в абсолютно неподходящие шлёпанцы.
   - Чё-о-о-орт... - Виктория стукнула себя по лбу. - Я забыла про обувь...
   - Ничего страшного, босиком тоже можно, - успокоил её фотограф.
   - Спасибо, - благодарно улыбнулась девушка.
   - Не стоит. Начнём?
   - Пожалуй.
   Первые полчаса девушке было несколько неловко перед камерой и таким фотогра­фом, но потом она расслабилась, и даже начала наслаждаться процессом.
   - Вы фотогеничны, - улыбнулся Аритон, делая очередной снимок.
   - Могу поспорить, что вы говорите это всем своим клиентам, - усмехнулась Виктория. - Ну или хотя бы клиенткам.
   - Ну что вы. На самом деле я очень требователен и привередлив, особенно касательно женской красоты.
   "Выпендривается, козёл. Но, чёрт побери, имеет право. Всё-таки странный он какой-то... смотрит не пойми как, эти символы... Надо бы поосторожней..."
   - А что это за знаки на ваших... орудиях труда?
   Аритон на миг замер, кинув на девушку пронзительный взгляд.
   - Это... один из видов рун. На удачу, чтобы удавалось то, за что взялся.
   Виктория первый раз слышала, чтобы был ещё какой-то вид рун, но... чем чёрт не шу­тит. Она в этом не разбиралась, поэтому лишь кивнула.
   Фото сессия длилась и длилась, но девушка всё не уставала, не замечая времени, а позы становились всё более откровенными. Но Викторию это не смущало. Ей нравилось позировать для Аритона, да и сам фотограф манил. Девушка скидывала всё на его внешность, и отчасти это было правдой. Но лишь отчасти. Причём маленькой части.
   - Как же быстро летит время, - вдруг усмехнулся Аритон, взглянув на часы на правой руке.
   Виктория была готова дать голову на отсечение, что раньше их не было... но снова скинула всё на жару и перегрев.
   - А сколько времени?
   - Почти одиннадцать.
   - Что?! - несказанно удивилась девушка. - Я же пришла в шесть... неужели пять часов...? Господи, мы же договаривались на два... Аритон, простите пожалуйста! Сколько я вам должна?
   - Сколько условились, - улыбнулся фотограф, откладывая камеру.
   - Ну как же так... ведь на целых три часа больше...
   - Пожалуй, вы правы, - вдруг сказал он, сверкнув глазами. - В качестве платы вы по­зволите проводить вас до дома.
   Виктория растерялась, не зная, радоваться ей или бояться. С одной стороны, девушке очень хотелось согласиться на его предложение, ибо манить её он не перестал, а с другой... Аритон очень странный человек, да и все эти пропавшие... Но любовь к риску снова победила.
   - Хорошо, я согласна.
   - Тогда собирайтесь и пойдёмте.
   Снова скрывшись за ширмой, Виктория начала переодеваться... и снова уткнулась взглядом в большое зеркало. Присмотревшись повнимательней, она заметила, что его раму тоже покрывает какая-то вязь. Глубока вздохнув, девушка снова встала перед зер­калом. Несколько секунд ничего не происходило, и Виктория уже было хотела отойти, обрадованная... но не тут-то было. Отражение снова буквально на миг изменилось, отра­зив медноволосую женщину в средневековом зелёном платье. И ту самую чёрную фи­гуру, которая теперь стояла у неё за спиной.
   Испугавшись, Виктория вскрикнула и попятилась было назад, но наткнувшись на ширму, повалила её и упала сама.
   - Что такое?
   Это Виктория услышала буквально сразу и почувствовала, как руки Аритона осто­рожно, но уверенно поднимают её на ноги.
   - Ни... ничего... - попыталась прийти в себя девушка.
   Ей, мягко говоря, не очень хотелось, чтобы такой мужчина смотрел на неё как на сума­сшедшую.
   - Ну же, Виктория. Что вас так напугало?
   Несмотря на страх, Виктория не смогла устоять перед гипнотическими голосом и взо­ром.
   - Зеркало... Вы наверно посчитаете, что сумасшедшая... но отражение менялось...
   - И что же оно показало? - негромко спросил фотограф, продолжая фактически обни­мать её.
   - Ну что вы... это бред... я перегрелась просто... показалось...
   - Прошу, успокойтесь. И расскажите, что видели. Вам станет легче, вот увидите.
   Девушка долго не могла оторвать глаз от лица Аритона, что сейчас было так близко, но потом таки заговорила.
   - Я... я видела... будто бы себя... но другой...
   - Какой же?
   - Точно не успела разглядеть... волосы такого же цвета, но мелко вьются, пышные... платье зелёное, но... как средневековое, что ли...
   - Это всё?
   - Нет... там... там ещё сзади кто-то был... в чёрном...
   - И?
   - Это всё... бред какой-то... откуда у вас это зеркало? И что за знаки на раме?
   Аритон молча смотрел на Викторию, а она на него. Лицо фотографа начало посте­пенно приближаться... всё ближе... девушка чуть прикрыла глаза, ожидая поцелуя, и его губы действительно коснулись её, но...
   - Я купил его на одном аукционе, - тихо ответил Аритон, обдавая лицо Виктории своим дыханием и чуть касаясь губ. - Знаки уже были, но мне сказали, что это просто узор. Видимо, не просто.
   И с этими словами он отстранился от девушки, чуть усмехнувшись, видя, что она ждала несколько иного.
   - Видимо, - чуть вздрогнув, тоже усмехнулась Виктория, быстро взяв себя в руки.
   Но внутри она снова кляла себя последними словами.
   Фотограф несколько удивлённо вскинул бровь, но лишь спросил, готова ли она идти. Девушка кивнула.
   На автобусе до её дома можно было доехать за пятнадцать минут, а вот пешком на это уходит минут сорок. А так как Аритон и Виктория не торопились, шли они больше часа. Несмотря на все странности сегодняшнего дня, девушка быстро расслабилась и совер­шенно свободно болтала с мужчиной на самые разные темы. И абсолютно не заметила, как они подошли к её дому.
   - Большое вам спасибо, - на прощанье улыбнулась Виктория.
   - Не за что, - тоже улыбнулся Аритон... и поцеловал её руку.
   - Знаете, у меня такое чувство, что вы прибыли сюда из другой эпохи.
   - Всё может быть, миледи, - усмехнулся он. - Думаю, мы ещё с вами встретимся, так что не прощаюсь.
   - Тогда... до свидания?
   - Именно.
   "Чёрт, так ведь и влюбиться недолго" - про себя усмехнулась девушка, заходя в квар­тиру. Несмотря на довольно позднее время, о сне не могло быть и речи: уж больно много впечатлений. Сполоснувшись под душем, Виктория от нечего делать села за ком­пьютер и на автомате первым дела полезла проверять электронную почту.
   Одно новое письмо.
   Взглянув на адрес, девушка очень удивилась, ибо перед значком "собаки" шло "lion_ariton".
   "Да быть того не может... Так быстро? Но... я же не говорила ему адрес!" - в смятении думала Виктория. Но таки открыла письмо. Текста не было, лишь прикреплен архив под названием "Истинная сущность". Вздохнув поглубже, девушка скачала его, разархивиро­вала, открыла. Внутри оказались изображения. Десятка полтора. "Наверно это и есть фотографии" - решила Виктория и открыла самое первое. И буквально задохнулась от изумления, увидев ту самую медноволосую кудрявую женщину в средневековом зелё­ном платье. На шее у неё на золотой цепочке висел жёлтый "кошачий глаз", на губах хитрая улыбка, взгляд лукавый. Фоном служил опять же средневековый замок с боль­шим количеством башен. И снова эта женщина была вылитой Викторией, разве что дру­гие волосы и одежда. Даже кулон тот же!
   Девушка долго пребывала в полнейшем ступоре, просто сидя и пялась в монитор. Мысли пребывали в полнейшем хаосе. Чуть очнувшись, девушка взглянула на называ­ние изображения. "Истинная сущность".
   "Это тот самый первый снимок, - вдруг поняла Виктория. - Но что всё это, чёрт по­бери, значит??"
   Следующие снимки, как ни странно (и невозможно), были без каких-либо названий и изображали всё ту же женщину. Но уже не одну. На второй же фотографии появилась та самая фигура мужчины в чёрном. И почему-то девушка уже не особо сильно удивилась, узнав в нём Аритона. Вот только черты его лица были острее, кожа более смуглая, во­лосы снежно-белые, на руках когти, а в глаза появился кровавый оттенок.
   Эта парочка была почти на всех снимках, кроме первого и последнего, где была лишь та женщина в зелёном, стоящая в круге из свечей. Голова запрокинута, руки воздеты, веки опущены. Также было у этой фотографии и название. "Бегство".
   Виктория неоднократно просмотрела все пятнадцать снимков, тщательно разглядывая каждый. На каких-то парочка дралась, на каких-то обнималась, а на одном он целовал ей руку. Совсем как Аритон сегодня.
   "Нет, это конечно мог бы быть какой-нибудь "Фотошоп" или что-то в этом роде... Но не так же быстро!"
   Сон сморил Викторию лишь под утро.
   На следующий день первое, что она сделала - это ответила на письмо фотографа, поинтересовавшись, что происходит, а потом пошла в ту студию. Заперто. Разозлив­шись, девушка вернулась домой. Ответа на письмо не было. Тогда она снова посмотрела присланное Аритоном. И вдруг почувствовала, что... внутри что-то колышется... будто бы... вспоминается. Но Виктория всё никак не могла ухватиться и понять, что же именно. И это мучило её.
   Так прошла неделя. Ответ от "фотографа" так и не пришёл, студия по-прежнему была закрыта, а сознание девушки мучили отрывочные картины, где она с Аритоном, как на снимках, то бьётся, то он её целует, обнимает. И с каждым днём эти... воспоминания? становились всё чётче, полнее, из-за них ночью снились то кошмары, то вполне слад­кие сны.
   Но по истечении семи дней девушке попался на глаза тот самый "кошачий" кулон. Вик­тория тут же вспомнила, что точно такой же был на ней на снимках. "На женщине в зелёном" - поправила сама себя девушка. Да, ей почему-то хотело сказать, что на сним­ках именно она, а не просто абстрактная "женщина". Чуть помедлив, Виктория взяла кулон и надела на шею. Он тут же начал светиться, а голову девушки вдруг пронзила острейшая боль, заставившая её сначала повалиться на колени, а потом и потерять соз­нание.
  
   - Ты опоздал, - усмехнулась медноволосая женщина в красивом зелёном платье, стоя в круге из свечей.
   Беловолосый мужчина в чёрном тоже усмехнулся.
   - Я всё равно найду тебя, моя ведьмочка.
   Женщина по-кошачьи зашипела.
   - Ну попробуй, демонёнок!
   С этими словами она вскинула руки и исчезла. Стены Заклинательного покоя ещё долго отражали гневный рык.
  
   Очнулась Виктория, когда уже было далеко за полночь. Точнее, это уже была вовсе не она, а Виара - могущественная ведьма из другого мира. Она всю жизнь жаждала власти и однажды смогла стать ученицей Ари­тона - одного из самых сильных демонов Нижнего мира. В замен же она должна была подчиняться ему, обеспечивая его и других человеческой пло­тью. С помощью знаний Аритона она смогла стать королевой той страны в которой жила и страшно отомстить всем своим врагам. Но Виаре было мало, она возжаждала всевластья. Однако учитель не стал доверять ей знания, с помощью которых она могла бы получить желаемое. И тогда она украла у Аритона артефакт, обладающий огромной силой, подпитывающей демона. "Кошачий глаз". Без него он сильно ослаб, но когда узнал, кто в этом виноват, дико разозлился и захотел отомстить. Несколько изменив внешность, нашёл Виару, которая самозабвенно упивалась властью, захва­тывая одну страну за другой. Но также она устраивала и балы, на кото­рых Аритон и появлялся. Поначалу ведьма естественно сильно напряглась, но демон сумел провести её, убедив, что он самый обычный человек, даже не владеющий магией. Виара поверила.
   Встречались они довольно часто, и в один прекрасный момент женщина поняла, что влюбилась. Сильно и надолго. Но потом истинная природа её возлюбленного таки стала известна. Виаре было безумно больно, она разо­злилась, но, несмотря на это, убить Аритона его же артефактом уже не могла. Ведьма была уверена, что теперь демон уж точно попытается её убить и поэтому оставаться в этом мире не безопасно и нужно бежать в другой. Так Виара и сделала, но допустила ошибку в ритуале и вместо того, чтобы просто перенестись в другой мир, переродилась там, став Викторией.
   Теперь же, когда память вернулась, ведьма многое поняла. Аритон отправился за ней, и пропажи девушек - его рук дело. Но, видать, он тоже ошибся и попал не в то время. Отсюда и коллекция фотоаппаратов. Знаки на них - древнее заклятье, с помощью которого можно выявить истинную сущность человека и... забрать её. Забрать душу. Так девушки и пропадали. Видимо, Аритон кого-то подозревал и делал такие вот фо­тографии. Но жертвы были обычными людьми, и демон просто-напросто забирал их души. Раньше бы Виару это не тронуло, но когда она столько лет была Викторией... Теперь ей хотелось помочь пострадавшим из-за неё, освободить их. А ещё женщина (да, теперь уже женщина...) понимала, что по-прежнему любит своего бывшего наставника. Всё также сильно.
   Но что же теперь делать? Снова бежать? Когда Аритон так близко, и она так сильно по нему соскучилась? Нет... увидеть бы его снова... хоть раз... теперь, когда Виара всё вспомнила.
   Увидеть?
   Ведьме вдруг вспомнилось то зеркало в студии, что так испугало Вик­торию. "На аукционе он его купил! Просто узор! Ха, как же!" - усмеха­лась Виара, идя в комнату. Там она подошла к похожему прямоугольному, в человеческий рост зеркалу, взяла со стола маркер и начала выводить на раме изящную вязь, с помощью которой этот самый обычный кусок стекла можно будет использовать как портал, что и наверняка делал Аритон.
   Виара уже почти закончила, как вдруг отдёрнула руку, будто обжёгшись.
   "Нет. Нельзя. Ещё рано. Не стоит торопиться. Да и вообще, это не­удачная мысль" - подумала женщина, отходя от зеркала и кладя маркер обратно на стол. Раздевшись, легла в постель, но сон не шёл. Почему Аритон не убил её, когда всё понял? А он понял, судя по взгляду. Что же ему теперь нужно? Где он, почему никак не объявляется? Что вообще делать? Эти и ещё добрая сотня вопросов вертелись в голове Виары, лишая покоя. Но пробуждение памяти поглотило слишком много сил, и сон таки опутал сознание своей пеленой.
  
   Следующие несколько дней ведьма мучилась, не зная, что делать. Аритон всё никак себя не проявлял, что заставляло Виару строить самые различ­ные догадки. Она могла хотя бы попытаться уйти, сменить город или даже страну, континент. Но рано или поздно демон всё равно снова нашёл бы её. Да и женщина просто не могла уйти, зная, что он, любимый, так близко. Мучительно.
   В конце концов, Виара решилась и дорисовала нужные знаки на раме зер­кала, слегка изменив их, чтобы можно было только видеть собеседника, без возможности прохода. Как только ведьма начертала последний символ, по поверхности зеркала, будто по воде прошла рябь, отражение смазалось и исчезло, оставив вместо себя лишь серую мглу. Но вот она начала рассеи­ваться...
   - Я знал, что ты объявишься, - усмехнулся до боли знакомый бархатный голос. - Как голова?
   В зеркале появился мужчина в чёрных брюках и рубашке, сидящий в большом кресле с бокалом вина в руках. Волосы у него уже были белые, заплетены в косу, доходящую почти до пояса, глаза кроваво-карие, черты лица острые, на пальцах когти. Но сердце Виары сладко сжалось, едва она увидела его.
   - Уже не болит, - усмехнулась она, взяв себя в руки. - Почему...
   - Почему я не убил тебя? Мне это не нужно.
   - Да ну?
   - Ну да. Я хочу вернуть свой камень.
   - Что же ты не забрал его? - насмешливо поинтересовалась ведьма.
   В глазах Аритона мелькнула молния, но лёгкая усмешка на губах даже не дрогнула.
   - Ты прекрасно знаешь, что теперь ты должна мне отдать его сама, - всё таким же спокойным голосом ответил демон.
   - Ну да, украсть его ты не можешь, - хихикнула Виара, пытаясь не смотреть на Аритона, чтобы скрыть алчущий взгляд.
   Но он не даром был демоном...
   - Что же ты не смотришь на меня, м-м-м? - шире усмехнулся муж­чина, отставляя вино и подходя к зеркалу.
   Вдруг по его поверхности снова прошла рябь, и к фигуре Аритона доба­вилось отражение самой Виары.
   -- Ч-что..?
   Ведьма попыталась отойти, но там в зеркале, демон положил руки ей на плечи, удерживая. Женщина тут же это почувствовала и попыталась дёр­нуться, но не смогла. А коснувшись того места, где в зеркале лежали руки Аритона, нащупала лишь пустоту.
   - Ты моя, - прошептал демон ей на ухо, и Виара вздрогнула от ощуще­ния горячего дыхания на шее.
   - Нет... я... я...
   - Тс-с-с...
   Руки мужчины начали гладить её плечи, медленно опуская лямки лёгкого платья. А женщине уже хотелось стонать, ведь она так соскучилась по любимому, его ласкам.
   - Иди ко мне... - снова прошептал Аритон, обдав шею Виары своим ды­ханием.
   - Не... не могу...
   - Коснись... просто коснись зеркала... коснись...
   Эти слова, шёпот, жар его тела, который ощущала женщина, сводили её с ума, ловя и опутывая мысли сладкой сетью.
   - Нет... я... не должна...
   Но демон уже понял, что она его. Запустив пальцы в пышные медные волосы, наклонил голову в сторону и начал целовать шею. Другая же рука легла на живот и начала медленно подниматься выше. И ведьма не могла ничего с собой поделать: сладкий дурман опутал уже не только мысли, но и тело.
   Вот рука Виары поднялась, и кончики пальцев коснулись стекла. По нему снова пробежала рябь, в глазах женщины потемнело, колени подкоси­лись, она начала падать. Но чьи-то руки не дали это сделать, подхватив. Открыв глаза, ведьма увидела, что находится в той самой комнате с креслом. Помимо него здесь была кровать, шкаф, небольшой столик и даже камин с медвежьей шкурой перед ним. Также она поняла, что Аритон снова сидит в кресле, а Виара - у него на коленях, причём в одной шёл­ковой сорочке. Зелёного цвета.
   - Где мы? - сделав вид, что так и должно быть, поинтересовалась женщина, преодолевая желание впиться в любимые губы.
   - В моей студии, - чуть усмехнулся демон. - В жилой части.
   - Хорошо живёшь.
   - Стараюсь.
   Аритон провёл рукой по волосам женщины, а потом вдруг зарылся в них лицом.
   - Как же ты пахнешь... - словно в забытьи прошептал он.
   Виара вздрогнула, по телу прошла волна сладости.
   - Ч-что тебе нужно? - прикрыв глаза, спросила она.
   - Ты... мне нужна ты...
   Женщина снова вздрогнула, на этот раз сильнее. Она очень хотела ус­лышать эти слова, но... Аритон демон, поэтому значат они совершенно не то, что у людей.
   - Моё тело, - вздохнула Виара, стараясь скрыть горечь и боль. - Что ж, забирай... мне всё равно от тебя не скрыться... только прошу, потом убей быстро...
   И она расслабилась, обмякнув в руках демона. Аритон долго молчал, а женщина не понимала, чего же он ждёт.
   - Нет... - наконец вздохнул мужчина. - Ты ошибаешься.
   - В чём же? - безразличным голосом спросила ведьма.
   Демон повернул её лицо к своему.
   - Мне нужно не только тело.
   - Бери и душу... как хочешь... только делай уже что-нибудь...
   И снова долгое молчание, а потом тихий шёпот на ухо:
   - Будь со мной... любимая...
   Вздрогнув, Виара закрыла глаза, но слёзы уже потекли по щекам.
   - Терзай меня как угодно... только не так... умоляю...
   - Я... я не терзаю... прошу, посмотри на меня...
   Но веки женщины продолжали оставаться опущенными. Тогда Аритон начал осторожно целовать их, пока они не начали медленно подниматься. Виара ещё никогда не видела у демона такого взгляда, никогда в кроваво-карих глазах не пылал нежный огонь. Женщина тут же утонула в них, растворилась.
   - Этого... не может быть... ты...
   - Я тоже так думал... - тяжело вздохнул Аритон. - Что уж кто-кто, а я на это чувство не способен... но... любовь сжигает меня изнутри...
   - Тебе... больно?
   - Не важно...
   - Я... я тоже люблю... тебя...
   Она слишком долго терпела, слишком больно... уже нет сил...
   Теперь уже вздрогнул демон. Долго смотрел в глаза Виары, а потом прижал её к груди, к сердцу. Вот уже очень давно он так мечтал это сделать. Вот что с ним сотворили долгие годы жизни среди людей.
   - Тебе больше не будет больно, - тихо прошептала женщина, прижав­шись к любимому всем тело и обвив руками шею.
   - Разве...? - также тихо спросил он.
   - Конечно. Теперь мы вместе... я вылечу, боли не будет...
   - Спасибо, любовь моя, - Аритон обнял Виару ещё крепче. - Но... как ты будешь... лечить?
   - Какой любопытный, - мурлыкнула она ему на ухо. - А хотя бы вот так...
   С этими словами женщина повернулась к демону лицом, сев так, что его бёдра оказались между её. Ещё секунда, и губы ведьмы скользят по шее Аритона, а руки гладят широкие плечи и грудь.
   Но едва ладонь демона коснулась внутренней поверхности её бедра, Виара тут же отстранилась и ударила его по руке.
   - Тише, больной, - лукаво улыбнулась она, - вы мешаете процессу лече­ния.
   - Играешь с огнём, - рычаще усмехнулся Аритон, обнажая клыки.
   - Греюсь.
   И Женщина снова начала целовать его шею.
   Такого "лечения" демон выдержал очень недолго и, подхватив Виару, опустил её на шкуру возле камина.
   - Помнишь...?
   - Да... это было нашим любимым местом...
   Больше он не дал сказать ей ни слова, нависая и впиваясь в губы. Жен­щина тут же ответила, одновременно расстёгивая на Аритоне рубашку, а потом и брюки. Он одним движением сорвал с неё сорочку. Сочетание горячих мягких губ и острых клыков сводили Виару с ума, заставляя рас­творяться в этом поцелуе, жадно пить его...
   Они утоляли жажду друг друга всю ночь, любили горячо и сильно. Он владел ею, она отдавалась ему. Стоны стали криками, хриплое дыхание рыком... кожа горит, вместо крови горячий сладкий мёд... и снова, снова, снова... пока демон и ведьма не выпили силы, осушив друг друга до дна.
   - Ты... ты ведь отпустишь их, правда? - спросила Виара, лёжа рядом с Аритоном.
   Её голова лежала у него на плече, а пальцы неторопливо расплетали свя­занные в косу белоснежные волосы.
   - Кого?
   Рука демона гладила женщину по спине и бедру.
   - Те души, которые ты забрал, пока искал меня.
   - Тебе есть до них дело? Раньше...
   - Раньше не было бы... А теперь, когда я прожила другую жизнь... от­пустишь?
   - Ладно, ладно, - проворчал Аритон. - Чего не сделаешь ради любимой.
   - Я отблагодарю, - прошептала Виара ему на ухо.
   - Снова будешь лечить? - усмехнулся демон, крепче прижимая её к себе.
   - А хотя бы.
   И ведьма снова прильнула к любимым губам.
  
   Они ушли на следующий же день. Вернулись в свой мир, но теперь уже чтобы просто быть вместе. Впрочем, не забыв прихватить с собой тот самый "кошачий глаз".
   А в компьютере Виктории, в папке "Истинная сущность" осталось лишь одно изображение: беловолосый мужчина в чёрном зарылся лицом в медного цвета волосы женщины в зелёном, обняв её сзади за талию.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   14
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"