Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

1919 - Булак-Балахович под Петроградом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Скажи мне правду, атаман...

 []
  Булак-Балахович - это кто ?
  
   Те, кто учился при Советской Власти, вспомнят: белобандит, однозначно. А вот белорусы считают его национальным героем и первым демократом страны. Поляки помнят Балаховича не только как союзника в борьбе с большевиками в 1920, но и как героя Сопротивления, погибшего в схватке с гестаповцами. А началась его карьера в наших краях, под Петроградом.
  
   Так кто же он ?
  

Царский ротмистр

  
  Станислав Булак-Балахович родился в 1883 году не то в Виленской, не то в Ковенской губернии - сведения разятся, но в общем где-то на границе нынешних Литвы и Белоруссии. В сентябре 1914 года Станислав и его младший брат Юзеф записались добровольцами в российскую армию. Уже в ноябре Станислав Булак-Балахович воевал под Варшавой в составе 2-го Лейб-уланского Курляндского полка имени императора Александра II.
  
  Войну он начал рядовым, затем стал унтер-офицером. 9 июля 1915 года Станислав получил первый офицерский чин прапорщика. С сентября 1915 года участвовал в разведывательных рейдах по тылам противника, во главе отряда конных партизан (72 человека). В ноябре 1915 этот отряд вошел в состав армейского партизанского отряда Северного фронта (около 500 сабель) подполковника Леонида Пунина (N.B.: не Путина).
  
  В отряде Станислав сначала командовал эскадроном, а после гибели Пунина в бою под Ригой 1 сентября 1916 года стал командиром отряда. За время войны Станислав Булак-Балахович был пять раз ранен. Он получил шесть боевых наград, включая и три солдатских Георгиевских креста. В 1917 году он уже был ротмистром (соответствует капитану).
  
  Он приветствовал Февральскую революцию, но при этом твердо стоял за продолжение войны с Германией, и потому не признавал пораженцев-большевиков. Но пришел Октябрь, большевики взяли власть. Армия развалилась окончательно, немцы почти без сопротивления начали наступление на восток. И одним из немногих боеспособных отрядов, тем самым "почти" - стали партизаны Булак-Балаховича, отступавшие с боями от Ревеля до Нарвы. Волей-неволей им пришлось действовать в одном строю с первыми отрядами Красной Гвардии. Последний бой с немцами отряд Балаховича провел 5 марта 1918 года у деревни Смолова над Чудским озером, в районе Гдова. В этом бою Станислав был ранен в грудь (это было его шестое ранение) и некоторое время лечился в госпитале в Петрограде.
  
  

Красный командир

  
  Немного залечив рану, Станислав записался в Красную Армию. Вряд ли он всерьез возлюбил красных. Но два факта - властью в России являлись на данный момент большевики, а противником всё те же немцы - просто исключали другое решение. Ротмистр продолжал служить России - такой какой есть.
  
  Успешные партизанские рейды в тылу немецких войск привлекли внимание наркома РСФСР по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета Л.Д. Троцкого. Он вызвал Булак-Балаховича в Москву и предложил ему должность инспектора кавалерии Красной Армии (это место впоследствии занимал С.М. Буденный). Но Cтанислав отказался от предложения - даже высокая административная должность среду чужих ему большевиков его не прельщала. Взамен он получил от Троцкого разрешение сформировать красный кавполк из добровольцев, на основе остатков своего отряда. В апреле 1918 года в городе Луга был создан 1-й Лужский конный партизанский полк 4-й Петроградской дивизии. Полк не имел комиссара, а его командир прилагал все усилия к недопущению в него партийных работников.
  
...Мы жидов не любим тоже -
Среди нас порхатых нет.
Комиссаров мы не дёржим -
Не читаем мы газет.
 
Нам сознательность - ни на х$й.
Так что - только командир.
И рванув с груди рубаху,
В круг Гаврила выходил.

              Из поэмы "Восемь".
  
  Впоследствии полк был переименован в 3-й Петроградский кавполк 3-й Петроградской дивизии. Располагался он в районе Луги и имел основной задачей охрану демаркационной линии с немцами (проходившей по Чудскому и Псковскому озерам и на юг - восточнее Пскова). Помимо этого, приходилось частенько участвовать в подавлении крестьянских выступлений. Большевики называли это кулацкими восстаниями. Но будь ты сто раз за Советскую Власть, когда "мобилизуют" последнюю лошадь и забирают всё зерно без остатка - поневоле взбунтуешься. Вот пример про Новоладожский уезд. Под Лугой было то же самое.
  
  И эту работу балаховцы выполняли "с большим рвением". Как-то их "батька" приехал с очередного карательного рейда в задницу пьяным, и в штабе 4-й Петроградской дивизии орал "Теперь-то, надеюсь, не будут сомневаться, что я сторонник советского строя !"
  
  Тем временем обстановка резко изменилась. В Германии вспыхнуло восстание, дело шло к её капитуляции, и "похабный" Брестский договор должен был вскоре потерять силу. Этого момента должидались сформированные большевиками национальные армии - эстонская, латышская, украинская и прочие - готовые сразу по уходу немцев "освобождать" ранее отданные территории.
  
  С другой стороны, за демаркационной линией - в занятом немцами Пскове - появился новый "полюс притяжения". Это был Северный корпус. Состоял из русских эмигрантов, готовых бороться против Советов. Многие офицеры, оказавшиеся волей случая на "красной" территории, рискуя жизнью пробирались в Псков.
  
  Создавался корпус на немецкие деньги, с целью заменить немецкие дивизии на границе. Но опоздали. К моменту Перемирия в его составе было около 2000 штыков, не завершивших формирование.
  
  В конце октября 1-й эскадрон 3-го конного полка, под командой подъесаула Пермыкина, неожиданно перешел к белым. Через несколько дней в том же направлении ушла бОльшая часть Чудской флотилии (3 лучших парохода из пяти) во главе с командиром. Комиссар Гдовского уезда, известный Ян Фабрициус, был в панике. Измена ! Кругом измена ! Он вызвал Булак-Балаховича "на ковер". Тот сам удивился бегству своего подчиненного и пообещал лично с ним расквитаться. В послевоенных воспоминаниях Фабрициус пишет, будто видел "белое нутро" Балаховича с самого начала. Даже если так, то он "прошляпил" врага. Имея (по его словам) все основания, он не арестовал "батьку" и не отвел его полк с фронта. В результате Балахович, увидя недоверие к себе и не понаслышке зная что такое ЧК, решил не испытывать судьбу и в ночь на 7 ноября (с праздничком, Ян Фрицевич !) с остатком полка тоже перешел демаркационную линию. Еще одной причиной повального бегства могло служить нежелание участвовать в "освободительном походе", который ожидался со дня на день.
  
  

Белый партизан

  
  "Поход" тем не менее начался 22 ноября. 7-я Советская армия наносила основной удар через Нарву на Ревель. Вспомогательный - вместе с эстонскими дивизиями - через Псков и далее так же на Ревель. Южнее мощная Латышская Красная армия шла на Ригу. Если ей вначале удалось занять чуть не половину Латвии, то с Эстонией вышел облом. Только что созданная эстонская армия (3 пехотных дивизии и дивизия бронепоездов) при поддержке частей русского Северного Корпуса смогла остановить красных вблизи границы. А ближе к концу года подошла английская эскадра, которая обезопасила прибалтов по крайней мере с моря.
  
  
  Так или иначе,наступление выдохлось. Новая линия фронта проходила опять по тем же озёрам, но Псков теперь был на "красной" стороне. Северный Корпус приводил себя в порядок после боёв. Между прочим, командовавший им генерал Вандам подвергся критике. Наш герой Булак-Балахович прямо обвинял его в неудачных действиях. Дабы не доводить до переворота, Вандам сам сдал командование генералу фон Неф, тем более что тот гораздо лучше ладил с эстонцами чем "немецкий ставленник" Вандам. На фронте в это время было затишье, но отдельные отряды добровольцев (в том числе, конечно, и балаховцы) совершали набеги на сопредельную сторону. Особенно удачными были два.
  
  15-16 марта отряд в 300 штыков и 100 сабель напал на Раскопель - базу Чудской военной флотилии. Заблокировав казарму с краснофлотцами, балаховцы отрезали им доступ к пароходам и пулеметам. Пароходы угонять не стали, но сняли замки с орудий, пулеметы и вообще всё что не приколочено. Испортили машины. Награбленное вывозили на 100 (!) подводах. Еще больше, видимо, разошлось по карманам участников рейда.
  
  5 апреля отряд в составе 300 добровольцев внезапным набегом занял г. Гдов. Стоявший там резервный полк частью разбежался, частью перешел на сторону белых. Балаховцы разграбили всё военное имущество и продовольствие (а также казначейство), повесили несколько коммунистов, и вечером покинули город.
  
Балахович занял Гдов,
И повесил всех жикомиссаров.

 
                Народное.
  
  Эти успехи подняли дух белогвардейцев. Но с другой стороны, Эстония после провала наступления красных больше как бы не нуждалась в Северном корпусе. Деньги на его содержание выделяли неохотно. В газетах русских обзывали черносотенцами и врагами свободной Эстооонии (положа руку на сердце, так оно и было). Можно было обратиться за помощью к англичанам, но они не верили в боеспособность корпуса. Вожди белых во главе с полковником Дзерожинским (именно так, через "о"), поставленным вместо фон Нефа по указанию тех же эстоонцев, приняли решение наступать на Петроград, дабы:
  - доказать спонсорам свою боеспособность
  - получить хоть клочок своей, не эстонской земли
  - мобилизовав по пути крестьян, усилить армию
  - взять Петроград, иншалла.
  
  

Наступление Родзянко.

  КАРТА
  13 мая войска Северного корпуса перешли в наступление. Главная группа под командованием генерала Родзянко (племянник одноимённого октябриста) наносила удар от Нарвы на Ямбург (ныне Кингисепп), далее Гатчину. В ее составе было 2500 штыков при 6 орудиях и 30 пулемётах. Группа Булак-Балаховича (около 600 чел при 2 орудиях) наступала на Гдов. Южнее озер, в районе Пскова, держала фронт 2-я эстонская дивизия.
  
  Им противостояли части 6-й и 19-й дивизий 7-й армии красных (всего 2700 штыков при 12 легких и 6 тяжелых орудиях). Но белые наступали вначале на узком участке и имели там многократный перевес. Хуже того, красноармейские части были, мягко говоря, не первого сорта. Всех лучших, сознательных еще в 1918-м перебросили из-под Питера на более важные фронты. Остались "наблизованные" крестьяне (помните, "мы пскопские" в фильме "Мы из Кронштадта"?) под командой военспецов - бывших офицеров.
  
  Неудивительно, что под первым же ударом красный фронт рассыпался. Паника, неразбериха, а зачастую явная измена. 17 мая пал Ямбург. 18-го на станции Вруда был захвачен красный бронепоезд, еще два были отрезаны и брошены командой на линии Нарва-Гдов. После 24-го мая к красным стали прибывать подкрепления с других участков. Но белое наступление продолжалось, хотя и теряло темп. Родзянко, осуществлявший фактически управление всем корпусом вместо уехавшего в Ревель Дзерожинского, в конце мая сам себя назначил командующим. Победителей типа не судят...
  
  Группа Булак-Балаховича 15 мая взяла Гдов. Остатки красной Чудской флотилии под руководством комиссара Морозова вместо эвакуации в Псковское озеро повернули на Гдов и сдались белым. Балаховцы вышли к реке Желча южнее Гдова. Мосты были взорваны, на том берегу стояли части красных. Наступление вроде бы остановилось.
  
  Но в это время произошла катастрофа в Латвии. Красные латыши были разбиты совместными усилиями латвийской и эстонской армии, а также немецкой добровольческой армии фон дер Гольца и отрядов русских добровольцев. Понеся большие потери, красные отступили к бывшей демаркационной линии. Эстонцы, окрылённые успехами Родзянко и Латвии, также решили вернуть своё (тот самый Пыталовский район) и перешли 23 мая в наступление на Псков. Повторилось то же что и под Нарвой: красные разбегались и сдавались целыми полками. 25 мая Псков был взят эстонцами.
  
  

Балахович во Пскове.

  
  29 мая на кораблях бывшей Чудской флотилии во Псков прибыл отряд Булак-Балаховича. Его торжественно встречала вся городская знать, попы махали кадилами, а артист Псковского театра Трахтенберг произнес приветственную речь. Века проходят, а трахтенберги остаются... В тот же день Балахович выступил с манифестом, где призывал сформировать гражданские органы власти. А также повесил 9 человек.
  
  Вообще, вешать Булак-Балахович любил и этого не стеснялся. Наоборот, дабы не говорили что он кого-то губит по подвалам, как чекисты - он своих оппонентов развешивал на фонарях на всеобщее обозрение. Во Пскове это "хобби" стало приобретать болезненные черты. А "слава" Балаховича стала такова, что ему приписывали и чужие зверства.
  
  Так еще в феврале 1919 отряд Бориса Пермыкина (брата его _бывшего_ комэска) занял Талабские острова в Чудском озере. Местные рыбаки были настроены антисоветски и сами примкнули к отряду. А присланных туда комиссаров - Ивана Белова и Яна Залита - естественно, повесили. До сих пор даже Вики приписывает это дело Булак-Балаховичу, хотя его там и близко не было.
  
  Или уже в ходе майского наступления в плен к белым попал бывший генерал Николаев, служивший у красных командиром боевого участка (с правами комбрига). Старый воин остался верен новой власти. Наотрез отказался служить у белых, вынес все издевательства и в конце концов был повешен на площади в Ямбурге. Красные опять же обвинили в этой расправе Булак-Балаховича, хотя он в это время был во Гдове.
  
  Псковская газета напечатала комминтарий, весьма точно определивший социально-политическую сущность насаждавшегося порядка:
  
  "...Народоправство в рамках назревших потребностей и здравого смысла - вот основа всех наших рассуждений и действий, и мы зафиксировали это свое убеждение в форме требования созыва нового Учредительного собрания, изъявления воли которого требовал даже последний претендент на русский престол - великий князь Михаил Александрович.
  
  Земля крестьянству - наше решение земельного вопроса. Предпочтение в смысле владения должно быть оказано не помещику, а крестьянину... На хуторском хозяйстве сошлись сейчас все... Частная инициатива и предприимчивость в области торговли и промышленности - наши взгляды на хозяйственную политику страны. Наша задача - примирение и удовлетворение всех слоев народа..."
  
   Эти шаги по налаживанию гражданского управления проходили в атмосфере ликования псковской буржуазии. Везде говорили о поражении Красной армии. Булак-Балахович в своих приказаниях старался поддержать такое настроение. Белые газеты сообщали всякие сенсации о поражении большевиков, и что через несколько дней падет Красный Петроград. А сам Булак-Балахович уже дал лозунг: "Партизаны, вперед, дальше и дальше по дороге в Москву". Сподвижник и компаньон Булак-Балаховича, организатор гражданского управления в Пскове, Н. Н. Иванов писал:
  
  "В Пскове у нас не было отбою от переходивших красных. В конце концов мы сами стали просить являвшихся делегатов красных повременить переходом к нам до прибытия хлеба, которого не хватало для наличного состава"
  
  Находясь в зените славы, Булак-Балахович очень часто издавал свои воззвания, призывы, листовки. После своего производства в генерал-майоры Булак-Балахович в своем призыве к красноармейцам писал:
 
  "Вы знаете меня. Я - слуга народный. Я - меч народного правосудия. Приветствую вас от имени тысяч ваших братьев, перешедших уже под мои знамена. Я воюю не с вами, а за вас... Я воюю не за царскую и не за барскую - помещичью, а за новую, вольную, демократическую народную крестьянскую трудовую Россию. Я несуоружие моих героев к сердцу русской земли не за прежний, старый, проклятый "прижим", не за черную сотню и не за возвращение помещиков, а за землю и хлеб для всего народа, за право трудящихся, за новое всенародное Учредительное собрание...
  
  Именем русского народа объявляю и приказываю: ...при наступлении моих войск не стреляйте, захватывайте или при невозможности перебивайте ваших комиссаров и коммунистов и смело, с оружием и снаряжением, со всем имуществом переходите в мои ряды.
  
  ...За эти два месяца ко мне перешли десятки тысяч красных солдат и офицеров... Посылайте ко мне делегатов, действуйте заодно с крестьянами и моими добровольцами - зелеными... Завязывайте сношения с моими руководителями на местах. Не бойтесь за успех нашего правого дела: Англия, Франция и Америка только что в изобилии прислали мне сюда на наш фронт пушки, пулеметы, автоматические винтовки и патроны, а также и непобедимое чудовище - танки, перед которыми не устояли даже железные армии Вильгельма.
 
  Я нанесу большевикам решительный удар - пусть они только примут его на месте уже бывших боев и не заставляют меня губить к зиме убогие крестьянские хаты. При наступлении наших войск выкидывайте в деревнях белые флаги, оставайтесь на местах и задерживайте коммунистов, чтобы мне не нужно было затем гнаться за ними и жечь ни в чем не повинные деревни...
  
  Спасайте же себя и переходите. Знайте, что после этого приказа мне не будет возможно вас щадить. Со мной все великие и меньшие наши союзники. Со мной эстонцы, шведы, датчане, поляки и латыши, со мной все русское крестьянство, вся зеленая и в большей своей части и самая Красная армия. Я не ищу ничего для себя. Жизнь мне не дорога... Помните, что даже в случае моей гибели сам русский народ все равно не даст заглохнуть моему правому делу.
  
    Атаман крестьянских и партизанских отрядов, начальник особой сводной дивизии, генерал-майор Булак-Балахович"
  
  

Падение.

  КАРТА
  В июле-августе красные, поднакопив сил, перешли в контрнаступление. Вместо стремительных красивых ударов оно представляло собой не особо искусное, но упорное "давление" по всему фронту. Всё новые отряды - сформированные в Питере и Кронштадте, переброшенные с других фронтов - вливались в 7-ю армию и атаковали белых как могли. Многие в первых же боях несли огромные потери, но им на смену шли другие. Та революционная необходимость, когда-то ослабившая Петроградский участок, сейчас стягивала к нему силы со всей страны.
  
  К 1 августа красные имели 24000 штыков и сабель, 438 пулеметов и 101 орудие. Белые, с учетом всех мобилизаций, довели своё войско до 13 тыс при 51 пулемете и 60 орудиях. Двукратный перевес противника вынуждал Северный корпус отступить. И, конечно, командование корпуса не нашло лучшего времени чтобы устроить межусобицу.
  
  В районе действий основной группы Северного корпуса проводилась своя политика, во многом резко отличавшаяся от режима в Пскове. Здесь правило бал монархически настроенное офицерство. Грубо говоря, в Нарве считали врагами большевиков и либерастов, а в Пскове - большевиков и черносотенцев. Долго так продолжаться не могло. После первых поражений стали искать виновных, и им оказался "демократ" Балахович.
  
   22 августа прибывший к армии генерал Юденич издал приказ об аресте "Батьки". Выполнять приказ был послан полковник Борис Пермыкин - брат бывшего комэска у Булак-Балаховича, сам в своё время служивший под его началом. Большей гадости им обоим - и исполнителю, и арестанту - сделать было нельзя. В подкрепление ему дали целых 4 стрелковых полка, 3 батареи, 2 броневика и 3 бронепоезда - и это в то время когда на фронте солдат не хватало.
  
  Балахович, не желая межусобной войны, запретил своим войскам вмешиваться, и отправился под арест. Понятно, что белые войска, ранее ему подчинявшиеся, были дезориентированы. Союзники - эстонцы тоже не знали что и думать. А красные войска, воспользовавшись этим переворотом в стане белых, через три дня, 26 августа, заняли Псков. Балахович же при первой возможности бежал и скрылся с личной сотней на территории Эстонии.
  
  Он продолжал на южном участке борьбу с большевиками, совершая партизанские налеты в тылы красных войск. Действовал он независимо от Юденича, пользуясь покровительством эстонских властей. Во время осеннего наступления армии Юденича на Петроград он атаковал Порхов и перерезал железнодорожную линию Петроград - Полоцк.
  
  Но, как известно, и второй поход на Красный Питер провалился. Юденич в конце концов сдал командование генералу Глазенапу и уехал в Ревель. Но был нюанс: с собой он увез остатки денег, высланных когда-то Колчаком на снаряжение армии. Чтобы вернуть эти деньги, Булак-Балахович с несколькими офицерами... арестовали бывшего главкома. При нем нашли 227 тысяч фунтов стерлингов, 250 тысяч финских марок и 110 миллионов эстонских крон, которые были переданы на нужды ликвидируемой армии. Самого же Юденича под давлением англичан пришлось освободить.
 
   Sic transit gloria mundi - герой Сарыкамыша и Эрзерума кончил карьеру обыкновенной "крысой"...
  
  

Что было дальше.

  
  2 феврвля 1920 Эстония подписала мирный договор с СССР. Все вооруженные формирования белых на ее территории подлежали ликвидации. Армию Юденича разоружили и поместили по баракам практически на правах военнопленных. А отряд Булак-Балаховича с разрешения правительства прошел через Литву на территорию Польши для дальнейшей борьбы с большевиками. Он назывался теперь Добровольческим белоруским народным отрядом. Половину его офицеров и 75 % солдат отряда составляли белорусы. Отряд принял свой штандарт - белоруский бело-красно-белый стяг, и кокарды на фуражках с изображением герба "Погоня".
  
  К началу советско-польской войны (июнь 1920) в отряде было 2000 чел. Подразделения отряда вели партизанскую войну, прорываясь в тылы красных. Они нарушали управление войсками и перерезали коммуникации противника. В сентябре, в ходе всеобщего польского наступления, отряды генерала Балаховича заняли Камень-Коширский северо-восточнее Ковеля, взяв батарею, более 1000 пленных и около 500 обозных повозок, а также массу снарядов. Возле Любешова генерал Балахович разбил 88-й полк советской пехоты и взял в плен целый батальон.
  
  Наиболее известным успехом Булак-Балаховича стал захват Пинска. 26 сентября белоруский отряд у Невельской переправы через Припять (25 км юго-западнее Пинска) прорвался к железной дороге Брест - Пинск и разрушил железнодорожный путь. Далее Балахович со своим отрядом переправился через Стоход, прошел через расположение советских войск и подошел к Пинску. Гарнизон Пинска составляли запасной полк и тыловые отряды - около 2000 бойцов, 400 командиров. В городе имелись склады продовольствия, боеприпасов, обмундирования. На станции находилось 280 вагонов со снаряжением, 3 паровоза и масса грузов возле путей.
  
  Подразделения отряда Балаховича окружили город. После полудня его конница ворвалась на улицы Пинска. В плен попала часть штаба 4-й советской армии. Самому командующему армией Д.Н. Шуваеву удалось бежать. Победителям достались, помимо прочего, 30 тысяч пар сапог и несколько тысяч полушубков. Генерал тут же одел и обул свою армию, так как уже наступали холода.
  
  В тот же день Булак-Балахович отдал еще один приказ:
  
  "Разрешаю Прапорщику Цейтлину формировать при штабе Народной Добровольческой Армии, Отдельную еврейскую дружину". Это был как бы ответ на многочисленные погромы, учиненные ранее балаховцами. Цейтлин, впоследствии поручик, сформировал еврейский эскадрон численностью до 300 человек. Кроме службы на фронте, его эскадрон охранял порядок в местечках с еврейским населением.
  
  После этого отряд Балаховича получил статус "особой союзнической армии" и принял название Народно-Добровольческой армии (НДА). Численность армии до 20 тысяч человек (17 500 штыков, 2500 сабель, 150 пулеметов и 36 орудий).
  
  После советско-польского перемирия осенью 1920 Булак-Балаховича, как и год назад, поставили перед выбором: разоружиться или покинуть территорию Польши. Он выбрал второе, и направил свою армию... в Совдепию, а именно в белорусское Полесье. Предполагалось создать там базу, поднять крестьян против большевиков, и пополнив ими армию, идти дальше вглубь России... хоть до Москвы !
  
  9 ноября наступление началось. 12 ноября пал Мозырь. Там Балахович провозгласил независимость Белоруссии. Но подоспели части Красной Армии, и 18 ноября Мозырь пришлось оставить. С огромным трудом Балахович сумел пробиться к польской границе.
Что ж, по воле Белой Руки
Мы орки - бойцы, наш жребий - война.
Что ж стенать, что наши полки
Окружила врагов стальная стена.

Мы не знали, что случай слеп,
Что рассвет нам смерть принесет,
Но оставит в их памяти след
    наш последний удар !
Урук-хаи - вперед !
 
                Народное.
В Польше его войска были интернированы и разоружены, но на требование большевиков выдать "батьку" поляки ответили отказом.
  
  Между обеими мировыми войнами генерал не сидел сложа руки. Занимался политикой и общественной деятельностью. В 1926 году он принял участие в Майском перевороте Юзефа Пилсудского. Выпустил две книги о возможности войны с Германией: "Wojna będzie czy nie będzie" ("Быть или не быть войне?", 1931) и "Precz z Hitlerem czy niech żyje Hitler" ("Долой Гитлера или хайль Гитлер?", 1933), в которых предупреждал о смертельной опасности, нависшей на Польшу со стороны Германии. Во время гражданской войны в Испании состоял в качестве наблюдателя при польской военной миссии у Франко, фактически являясь советником каудильо по партизанской и диверсионной деятельности (!).
  
  

Гибель Булак-Балаховича

  
  1 сентября 1939 года застало генерала в Белостоке. Вернувшись в Варшаву, он сразу же приступил к созданию добровольческого отряда для обороны столицы. Так же, как и 20 лет назад. В отряд записалось 2000 человек. Из них 250 кавалеристов. 12 сентября отряд атаковал Служев и выбил оттуда немцев. Острое столкновение с противником произошло в Натолине. Немцы превосходили отряд Балаховича и в численности, и в вооружении. Поляки дрались храбро, но вынуждены были отступить. 23 сентября балаховцы покинули горящую Варшаву. Вскоре Польша капитулировала.
  
  В конце 1939 года Балахович создал независимую подпольную организацию. Поздним вечером 10 мая 1940 года в доме Булак-Балаховича в Варшаве собрались молодые люди из его организации. Неожиданно под окнами остановилась полицейская машина. Генерал вышел из дома в сопровождении нескольких человек. Увидев патрульных, вся группа подошла к ним. Булак-Балахович внезапно взмахнул палкой, на которую опирался, и нанес офицеру патруля сильный удар по голове. Сразу же после этого он был прошит насквозь автоматными очередями. Замешательство немцев длилось всего несколько секунд. Но молодым людям их хватило, чтобы скрыться. До сих пор невозможно точно сказать, пожертвовал ли Булак-Балахович своей жизнью для спасения людей, или просто яростная ненависть к немцам прорвалась наружу помимо его воли...
  
  Пилсудский дал Балаховичу свою характеристику:
  
  "Не ищите в нем признаков штабного генерала и не будете иметь разочарования. Это типичный смутьян и партизан, но безупречный солдат, и скорее умный атаман, чем командующий в европейском стиле... Бьет большевиков во многих случаях лучше штабных генералов, так как сам происходит от красных. Не жалеет чужой жизни и чужой крови, совершенно так же, как и своей собственной".
  
  Революция породила немало таких вот своеобразных героев, ни на кого не похожих. Чапаев и Котовский у красных, Булак-Балахович у белых, "зеленый" батька Махно... В общем-то, кто на чьей стороне оказался - во многом вопрос случая. Ясно одно - вне борьбы эти мятежные титаны точно остаться не могли. Это было их время - великое время великих людей. Не нам, грешным, их судить...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"