Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Самая Первая Конная

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 2.61*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:



  

Самая Первая Конная.

  Даже злостные антисоветчики и заядлые нелюбители истории что-нибудь да слышали про Первую Конную Армию Буденного. А уж при Советской Власти про нее говорили из каждого утюга, хотя вроде бы много времени утекло. Любому детсадовцу было известно, что Семен Михайлович Буденный (варианты: Ленин, Сталин, Ворошилов) впервые оценил значение стратегической конницы и создал непобедимую Первую Конную.
  
  Спору нет, роль кавалеристов Буденного в Гражданской войне велика. Первая Конная не раз и не два служила последним доводом красных, решавшим сражение в их пользу. Но вот кто сказал, что "впервые" ? Если покопаться чуть поглубже, то окажется что у Первой Конной тоже были предшественники. Ничто не ново.
  
  

1905

  Вернемся на 15 лет назад, на Русско-Японскую войну. Не смотря на то, что русская кавалерия и числом, и качеством превосходила японскую, особо отличиться ей не довелось. Общая для армии проблема с начальниками сказалась и на коннице: ей просто не было возможности проявить себя. Ни в одном из сражений она не сыграла значительной роли: лобовые атаки против пехоты, усиленной пулеметами, оказались невозможными, а организовать удары по флангам и тылам противника оказалось просто некому.
  
  Впрочем, было одно исключение: рейд кавалерии генерала Мищенко на Инкоу в январе 1905. Только что пал Порт-Артур. Захватившая его армия генерала Ноги готовилась к переброске в Манчжурию по железной дороге. Отряду Мищенко было поручено прорваться на 150 км вглубь японской территории, захватить портовый город Инкоу и уничтожить там железнодорожный мост, чтобы сорвать переброску японцев.
  
  В рейде участвовала практически вся кавалерия трех русских армий: две кавдивизии, казачья бригада, драгунский полк, несколько отдельных эскадронов и сотен, всего около 7 тысяч сабель, при трех конных батареях (22 орудия). Интересно, что в составе отряда были два будущих маршала - Семен Буденный (в составе 26-го Донского полка) и барон Карл Маннергейм (командир дивизиона в Сводной Драгунской дивизии). Между прочим, они лично знали друг друга по Офицерской Кавалерийской Школе, где Маннергейм служил инструктором, а Буденный проходил курс обучения для рядовых.
  
  К сожалению, и эта операция не удалась. Внезапной атаки не получилось - местные жители, "работавшие" на японцев, зажиганием огней предупреждали о движении русского отряда. Гарнизон Инкоу был усилен в последний момент, и штурм города был отбит, с потерей до 200 казаков. Уничтожить мост не удалось, а мелкие повреждения железной дороги, сделанные отрядом, японцы починили буквально в тот же день. На обратном пути японцы пытались отрезать путь русским. Одна из колонн была окружена, но атака 24-го и 26-го Донских полков заставила японцев отступить.
  
  Как мы чуть ниже увидим, отряд Мищенко лишь немного уступал в численнусти будущей Первой Конной. При этом самостоятельно решал вполне стратегическую задачу. Если его и нельзя назвать Самой Первой Конной, то это был как минимум первый шаг к ней.
  
  И еще. При Советской Власти была широко известна песня "Там вдали за рекой":
    Там вдали, за рекой зажигались огни,
  В небе ярком заря догорала.
  Сотня юных бойцов из будённовских войск
  На разведку в поля поскакала...
  
  Есть версия, что основой для нее послужила более старая казачья песня "За рекой Ляохэ", посвященная как раз рейду казаков Мищенко на Инкоу.
  
  

1914

  1914 год был для кавалерии всех воюющих сторон годом разочарования. Грандиозных конных сражений в духе наполеоновских войн не произошло. Попытки кавалерии просто появиться на поле боя оканчивались серьезными потерями, а уж атаки на окопавшуюся пехоту были равнозначны самоубийству. Даже как средство разведки кавалерия уступала только зарождавшейся авиации: конный разъезд мог лишь обнаружить наличие противника, наткнувшись на него. Но выяснить, что там - такой же одинокий дозор или целый полк, готовый к атаке - кавалеристы чаще всего не могли. Тем более невозможно было проникнуть вглубь вражеского расположения, обнаружить его резервы и т. д. Немудрено, что на Западном (французском) фронте после перехода к позиционной войне кавалерия постепенно стала сводиться на нет.
  
  Но на Востоке такого жесткого позиционного фронта не было. Расстояния больше, а пушек и пулеметов в разы меньше чем на Западе. Поэтому конница с обеих сторон находила себе применение. Интересно, что русские кавалеристы гораздо лучше показали себя в обороне, чем в наступлении. И если на уровне отдельных бойцов и мелких подразделений они однозначно превосходили противника, то управление конными массами было из рук вон плохое.
  
  Характерный пример: казак 3-го Донской полка Козьма Крючков прославился в первые дни войны, уничтожив с тремя товарищами конный разъезд из 20 с лишним немцев. Даже если число убитых слегка приувеличили, сам факт удачной стычки налицо, да и дальнейшей своей службой Козьма подтвердил, что Георгия получил не зря. Дело было в 1-й армии Ренненкампфа, наступавшей на Восточную Пруссию. В состав этой армии входило 5 кавдивизий (включая обе Гвардейские !), одна кавбригада и несколько отдельных конных полков. Сам Ренненкампф был кавалерийским генералом. Казалось бы, всё отлично - отборный личный состав, подавляющее количество конницы (против одной немецкой кавдивизии), опытный командир - все условия чтобы творить великие дела. Но не получилось...
  
  Большую часть этих сил объединили в Сводный Корпус под командованием генерал-лейтенанта Хусейна Хана Нахичеванского. Это восточный феодал был, как и положено горцу, отчаянно храбр (в первых же боях получил легкое ранение, остался в строю), но управлять такой массой войск просто не умел. В результате кавалерия вела какую-то свою войну. Разведка в интересах армии не велась, пехота продвигалась практически вслепую. В обоих серьезных сражениях 1-й армии (у Сталлупенена и Гумбиннена) кавалерия не участвовала вообще.
  
  Зато кавалерия Хана Нахичеванского накануне одержала свою собственную, никому особо не нужную победу под Каушеном. Против 70 эскадронов русской кавалерии сражалась одна (!) бригада прусского ландвера (6 батальонов по 4 роты). Естественно, ее просто затоптали и заставили отойти. При этом потеряли до 400 человек. А дальше, мотивируя это тем что его войска устали и истратили почти все боеприпасы, Хан оставил только что кровью захваченную позицию (немцы ее заняли в тот же день) и отвел своих конников в тыл на отдых. Это накануне Гумбиннена ! Хуже того, 3-я кавдивизия, прикрывавшая при Гумбиннене правый фланг армии, также отошла самовольно, поставив свою пехоту в тяжелейшее положение. Тем не менее без нее, как известно, обошлись. Но вопрос - а нафиг нужна такая кавалерия - не мог не встать. В общем, первый опыт крупного конного объединения в этой войне вышел неудачным.
  
  

1915

  Тем не менее такие попытки массирования конницы продолжались. Причиной тому был факт, что отдельно взятая кавалерийская дивизия (а более крупных формирований ни у кого из противников перед войной не было) слишком слаба. Это не шутка. Русская кавдивизия состояла из 4 полков, в каждом по 6 эскадронов (или сотен у казаков). В эскадроне по 120-150 человек. Итого около 700-800 сабель в полку, около 3000 в дивизии. На всю дивизию было 2 конные батареи (12 трехдюймовок) и одна конно-пулеметная команда (8 ручных пулеметов Мадсена). Всё. Сравните с пехотной дивизией, у которой в каждом из 4 полков было по 4 батальона, в каждом по 4 роты (примерно по 200 чел). Итого в полку 3200 штыков. Полковые команды: пулеметная (8 "Максимов"), разведчиков и связи, плюс нестроевые - доводили численность полка до 4 тыс. человек. А в состав дивизии входила еще и артиллерийская бригада (шесть 8-орудийных батарей).
  
  Итого кавдивизия вчетверо уступала пехотной по числу бойцов, по пулеметам и по орудиям. Конечно, когда конники в развернутом строю атакуют неукрытую пехоту или обозы, это не так критично. Паника у пехотинцев умножит силу атакующих. А вот в регулярном бою, особенно спешившись, конница стоит немного. Не забываем, что при спешивании треть солдат становятся коноводами и в бою не участвует. Оставшиеся от кавдивизии примерно 2000 бойцов - примерно соответствуют двум батальонам пехоты. А если учесть и неизбежные потери...
  
  Поэтому даже для тактических задач дивизий хватать перестало. Это успели осознать даже французы, сформировавшие из трех дивизий конный корпус генерала Сордэ, достаточно успешно прикрывавший отход разбитой в Приграничном сражении пехоты. Русские создали несколько конных корпусов в составе 2-3 дивизий каждый. Недостатком этих корпусов было полное отсутствие тыловых подразделений (даже боеприпасы рассчитывали пополнять с помощью рядом стоящих пехотных частей. А как быть в самостоятельном рейде ?). Немцы тоже стали массировать кавалерию, причем не от хорошей жизни: не смотря на удачный в целом ход кампании 1915 года, их войска тоже несли потери. В результате в сентябре им пришлось собрать все свои 6 кавдивизий, чтобы иметь в кулаке хотя бы 12 тыс. сабель. Этот кулак ударил по стыку русских Северного и Западного фронтов под Свенцянами (Литва). Стык, как водится, был прикрыт лишь отдельными слабыми отрядами. Между русскими фронтами образовался разрыв в 90 км, куда хлынула немецкая конница. Создалась реальная опасность окружения 10-й русской армии в районе Вильно (ныне Вильнюс). К месту прорыва срочно перебрасывались резервы, в том числе и конница. Здесь из них формировалась заново 2-я армия, имевшая задачу нанести контрудар по немцам. Клин решили вышибить клином, и противопоставили немецкой коннице Сводную армейскую группу ген. Орановского. Фактически это была настоящая конная армия - 8 с половиной дивизий (41 конный полк в составе 246 эскадронов и сотен), 17 конных батарей - итого до 30 тыс сабель и 120 орудий ! Такой массы конницы под единым командованием со времен Мюрата еще не было.
  
  7-8 сентября группа перешла в наступление. В результате 1-я немецкая кавдивизия была практически уничтожена, прорыв немцев к Минску отражен, промежуток между русскими армиями надежно закрыт. Но в дальнейшем, столкнувшись с немецкой пехотой, темп пришлось сбавить. 12-14 сентября из войск доносили: "...наступление пока развивается очень слабо; одни части имеют небольшой успех, другие даже вынуждены местами осадить. Конница действует неискусно и жмется к пехоте, неся бесполезные жертвы в лобовых атаках, и нуждается в постоянных подсказках, что сила ее в быстроте перемещений и обходах".
  
  Как отмечает германский автор, русской кавалерии было свойственно "останавливаться, прорвав наши иногда до смешно- го слабые линии, и довольствоваться достигнутым успехом, вместо того, чтобы использовать его дальше". Обидно, что почти те же слова писались через четверть века о попытках наступления танкистов РККА в 1941-42 гг...
  
  Сказанное выше не следует воспринимать как критику лично генерала Орановского. По словам того же Шапошникова, это был один из лучших командиров кавдивизий. Но управлять наспех собранной огромной конной массой - без подготовленного штаба, без организованных тылов, практически без приданной пехоты и артиллерии - было архисложно. Орановский сделал, наверное, всё что мог, но триумфа не получилось...
  
  

1916

  На май 1916 было запланировано всеобщее наступление Русской Армии на всех трех фронтах. Юго-Западный фронт Брусилова получил на усиление огромную массу кавалерии - более 60 тыс сабель. В соответствии со своим планом (который до сих пор именуют "гениальным"), он решил наносить удар сразу всеми четырьмя своими армиями - каждая на своем участке. Считалось, что это не даст возможности австрийцам маневрировать резервами. Но ведь и свои силы пришлось разделить на 4 части ! И кавалерия, само собой, была "размазана" по армиям.
  
  Больше всех получила 8-я армия Каледина - 23 тыс. сабель. Забегая вперед, скажем что именно эта армия совершила знаменитый Луцкий ("брусиловский") прорыв, добившись наибольших успехов - но при этом масса кавалерии была использована крайне неудачно: вместо ввода в уже готовый прорыв под Луцком, спешенные конники пытались прорвать фронт в другом месте. Причем делалось это по личному указанию Брусилова: "Никто и не мог подумать, что штаб Юго-Западного фронта бросит конницу на прорыв нетронутой австрийской обороны строго к востоку от Ковеля". Пехота же, израсходовав при прорыве первой линии все резервы, тоже не могла успешно продолжать наступление. В результате немцы и австрийцы вскоре локализовали прорыв, не дав перерасти тактическому успеху в полный разгром Австро-Венгрии.
  
  Следующей по числу кавалерии была 9-я армия Лечицкого. Ей был придан 3-й кавалерийский корпус ген. графа Ф. А. Келлера в 11 000 шашек при 24 пулеметах и 20 орудиях. Резерв командарма-9 составляла Кавказская Туземная конная дивизия ген. князя Д. П. Багратиона. Всего в 9-й армии насчитывалось 19 тыс. шашек, включая войсковую конницу. Кавкорпусу не нашли лучшего применения, как... посадить в окопы на пассивном участке по берегу р. Прут, освободив пехоту для нанесения удара. Конники Келлера по своей инициативе пытались форсировать Прут, но смогли захватить лишь несколько малых плацдармов. Попытка объединить их не удалась, в результате, 3-му кавкорпусу пришлось с большими потерями отступить.
  
  "Ставка ждала от Юго-Западного фронта прорыва - и Юго-Западный фронт дал ей этот прорыв, и даже целых четыре сразу. Россия ждала от Ставки победы, и Ставка ей этой победы дать не сумела."
  
  Впрочем, в дальнейших боях в июне 1916 корпус вновь отличился в ходе наступления в Карпатах. Преследование отступающих австрийцев превратилось в тяжелые встречные бои с подходящими резервами противника. Интересно что в оперативное подчинение Келлера был передан Сводный армейский корпус ген. Промтова (2 пехотных дивизии). Урок из неудач "конной армии" Орановского был извлечен, было признано необходимым подкреплять конницу достаточным числом пехоты. Это позволило достаточно успешно вести как наступление, так и оборону на сложном горном театре. В этих боях граф Келлер был ранен.
  
  Он вернулся к командованию корпусом в сентябре - как раз после вступления в войну Румынии. Конница Келлера первой вступила на ее территорию для оказания помощи новому союзнику. Как и опасалось русское командование, румынская армия была вскоре разгромлена. Пал Бухарест. Для прикрытия отхода румын была создана конная группа графа Келлера (3-й и 6-й конные корпуса, 4-й армейский корпус). Всего под его командованием было до 8 дивизий, в том числе 2 пехотных (30-я и 40-я). В упорных боях они задержали наступавшие армии Макензена и Фалькенгайна. Тем временем на востоке Румынии спешно сосредоточивалась русская 4-я армия. В дальнейших тяжелых боях противник был остановлен.
  
  На долю группы графа Келлера не выпало триумфальных побед. Она вступила в бой в тяжелейших условиях и имела задачей лишь отсрочить крушение румынского фронта. И эта, вполне стратегическая задача, была ею выполнена. Взаимодействие конницы и пехоты придавало обороне келлеровцев как необходимую прочность, так и требуемые гибкость и маневренность. В то время как целые румынские армии сдавались в плен, 8 дивизий Келлера успешно противостояли 30 с лишним немецко-австрийским дивизиям до подхода 4-й армии.
  
  

1919

  А дальше был 1917 год, развал Русской Армии, революция, Гражданская война. Солдаты и офицеры, некогда вместе воевавшие с германцем, оказались теперь по разные стороны фронта. И красные и белые понимали ценность кавалерии в условиях Гражданской - отсутствия сплошных фронтов, огромных пространств, малого количества артиллерии и пулеметов у обоих противников, массы нестойкой свежемобилизованной пехоты. Перед конниками открывались возможности, невиданные в Первую Мировую. Вот только где их взять, этих конников ?
  
  Если от регулярной кавалерии мало что осталось, то казаки никуда не делись. Потери казачества в Первой Мировой войне составили 8 314 убитыми, 6 453 пленными и без вести пропавшими и около 30 тыс ранеными и больными. И это при том что в ней участвовало до 300 тыс казаков, в том числе примерно по 100 тыс донцов и кубанцев и 60 тыс уральцев. Итого свыше 200 тыс казаков могло быть налицо. Обратите внимание - СПРАВНЫХ казаков: каждый при выходе в полк должен был иметь своего коня и всё снаряжение, а оно стоило немало. Так что безлошадная голытьба здесь не учитывается. Помещиков у казаков сроду не было, своей земли достаточно - так что "Декрет о Земле" их никак не вдохновил. Зато он вдохновил бедноту и "иногородних", которые после октября 1917 вознамерились переделить чужое добро. Неудивительно, что большинство казаков было против большевиков и их бесштанных сторонников, но воевать они хотели еще меньше. Их идеалом было сидеть на своем хуторе и пахать землю. Но кто же им даст ?
  
  Прибывших из центра большевистских комиссаров казаки Дона и Кубани вначале встретили индифферентно. Донцы объявили нейтралитет, в городах даже установилась Советская Власть. Войсковой атаман генерал Каледин (герой Брусиловского прорыва и не только) в феврале 1918 заявил, что для защиты Донской области от большевиков на фронте нашлось лишь 147 штыков. В таких условиях сложил с себя полномочия войскового атамана и в тот же день застрелился. Но первое же знакомство с красными комиссарами и продотрядами разрушило всю идиллию. Отдавать за так зерно и лошадей желающих не было. Уже весной 1918 Дон и Кубань полыхнули восстаниями. Дотоле нейтральные, казаки садились на коней и шли воевать с коммуняками. Стихийно создавались конные отряды Шкуро, Мамонтова, Улагая, и т. д.
  
  С другой стороны, сторонники большевиков - беднота, иногородние, рабочие - так же объединялись. Отряды Буденного, Думенко, Сорокина тоже постепенно набирали силы. Юг России напоминал кипящий котел - множество различных властей, куча "армий", иногда даже не понятно кто за кого. Но если на Кубани до осени 1918 года Советская Власть держалась, то Дон "побелел" очень быстро. Уже в мае 1918 Донская Советская Республика была ликвидирована, и новый донской атаман Краснов, заручившись поддержкой немцев (те по Брестскому миру оккупировали юг России, включая Ростов), двинул казаков на Царицын. Взятие этого города позволило бы соединиться с уральскими белоказаками Дутова.
  
  Донская армия состояла из 45 тыс. штыков и сабель. Точное соотношение конных и пеших неизвестно, но конных явно было большинство. Им противостояли вначале 40 тыс красных. Но прибывший в город Сталин затребовал и получил тяжелую артиллерию и свыше 10 бронепоездов, которые и сыграли основную роль в обороне. Группа ген. Мамонтова уже прорвалась в пригороды Царицына, но дальше пройти не могла: у Донской армии, практически, не было тяжёлого вооружения и строевых пехотных частей, а конницей на бронепоезд не попрёшь. В сентябре казаки отступили от Царицына и вернулись за Дон.
  
  В дальнейшнем донцы объединили усилия с Добровольческой Армией Деникина. А их многочисленная кавалерия стала грозным противником для красных. Генерал Врангель настаивал на массировании конницы, это определило успех боев на Кубани и Северном Кавказе.
  
  А что же у красных ? Основная масса казаков была против них. Сформированные из казачьей бедноты и "иногородних" первые красные конные отряды дрались геройски, но они уступали белым в численности, а зачастую и в качестве. А без кавалерии никуда... В России были миллионы крестьян, в общем-то поддерживавших Советскую Власть, но воевать никак не желавших. Их еще можно было насильно мобилизовать в пехоту - там под дулом комиссарского маузера они никуда не денутся. Но в кавалерии от таких толку нет, там нужны именно сознательные бойцы.
  
  Троцкий это понял и бросил клич: "Пролетарий, на коня !" Многие тысячи рабочих, лошадь до этого видевшие только со стороны, вступали в кавалерию. Обучение, конечно, было примитивнейшим. "Нам нужны солдаты, а не берейторы" - было сказано еще при царе. Считалось достаточным, если боец держался в седле. Да и лошади у красных (взятые чаще всего из крестьянских хозяйств, от сохи) сильно уступали казачьим. В результате конные столкновения, весьма частые в эту войну, чаще всего кончались в пользу казаков. Некоторое исключение составляли уже упомянутые красноказачьи отряды Думенко, Буденного, Примакова, в целом не уступавшие противнику.
  
  Но надо-то не только "не уступать", а превосходить ! Если не умением, то числом ! В то время как белых вполне устраивали конные корпуса (а на большее и людей-то не было), то красные уже в 1919 году приняли решение о формировании Первой Конной Армии. В отличие от всех конных групп Первой Мировой, бывших временными объединениями, красные создали армию на постоянной основе. Вначале, правда, она состояла всего из трех дивизий, плюс стрелковая бригада. То бишь с самого начала, учтя опыт группы Келлера, подкрепили конницу пехотой. В дальнейшем состав армии менялся. Если 4-я, 6-я и 11-я дивизии были в ней с начала и до конца, так же как и вскоре присоединившаяся 14-я, то другие присоединялись к ней только на время какой-то операции. Также при необходимости Первой Конной оперативно подчиняли до трех стрелковых дивизий, бронепоезда, бронеотряды, авиацию. Это позволяло армии вести полноценный общевойсковой бой. Характерно, что лихих партизанских рейдов по тылам противника Первая Конная не совершала - это была задача для отдельных полков и бригад. А первоконники, как танковые армии через четверть века, служили мощным тараном, сокрушающим неприятеля на главном направлении.
  
  Дивизии Первой Конной по структуре мало отличались от "царских". В дивизии, правда, три бригады по два полка, но полки 4-эскадронные. То бишь все равно 24 эскадрона. По штату каждой дивизии полагался 4-батарейный артдивизион, но фактически хорошо если налицо имелись хотя бы две батареи. Самое главное, пулеметные команды теперь в каждом полку - причем на тачанках. Общая численность Первой Конной в разные моменты приведена ниже в таблице. Там же данные по всем ее предшественникам.
  
  Можно убедиться, что конные формирования царской армии по численности даже превосходили Первую Конную. А группа графа Келлера вообще мало чем от нее отличалась. Да, на их долю не выпало такой славы - ну, так это не их вина. Просто война была другая...
 
Год Наименование Численность Состав
1905 янв Рейдовая группа
ген. Мищенко
7 тыс сабель Урало-Забайкальская казачья дивизия, Кавказская конная бригада, 4-я Донская казачья дивизия,
Приморский драгунский полк, несколько конно-охотничьих команд сибирских стрелков,
сборная сотня дивизиона разведчиков главнокомандующего, 4 полусотни конной пограничной стражи,
конно-саперная команда, две забайкальских казачьих батареи, одна конная батарея
1914 сен Сводный корпус
Хана Нахичеванского
9 тыс сабель 1-я и 2-я гвардейские кавалерийские, 2-я и 3-я кавалерийские дивизии
1915 сен Армейская группа
ген Орановского
30 тыс сабель
4000 штыков
1-й конный корпус (8 и 14 кд), Сводный корпус (6 и 13 кд),
группа Казнакова (1 гв. кд, Уссурийская конная бригада, бригада 5-й кд),
гр. кн. Белосельского (3-я Донская казачья див, конная бригада, 2 пех. полка)
1916 окт Конная группа
ген. графа Келлера
16 тыс сабель
до 8 тыс штыков
3-й конный корпус (10-я и 12-я кавалерийская див., 1-я Донская казачья див., 1-я Терская казачья див.,
Отдельная гвардейская (Варшавская) кавалерийская бригада), 6-й конный корпус (две кав. дивизии),
4-й армейский корпус (30-я и 40-я дивизии)
1919 ноя 1-я Конная Армия
при формировании
9 тыс сабель
1600 штыков 26 орудий
4-я, 6-я, 11-я кавдивизии, стрелковая бригада
1920 янв 1-я Конная Армия
Северный Кавказ
(Егорлыкская)
9 тыс сабель
5000 штыков
4-я, 6-я, 11-я, 19-я кавдивизии, 20-я, 50-я и 34-я стрелковые дивизии
1920 апр 1-я Конная Армия
рейд по Украине
(Майкоп - Умань)
16.5 тыс сабель
мало пехоты
1-я, 2-я, 4-я, 6-я, 9-я, 11-я, 14-я, див. им.Екимова, автобронеотряд, 4 бронепоезда, авиагруппа
1920 авг 1-я Конная Армия
Польская война
(Львов)
16.2 тыс сабель
2800 штыков
4-я, 6-я, 8-я, 11-я, 14-я кавдивизии, 24-я, 45-я, 47-я стрелковые дивизии

Оценка: 2.61*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"