Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Принц Евгений Савойский - герой четырех держав

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


  Принц Евгений Савойский входит в десятку величайших полководцев до-наполеоновской Европы. При этом в России его, как правило, вспоминают редко: с нашей страной он почти не пересекался. Но на нас свет клином не сошелся. На Западе его помнят гораздо лучше. Небывалый случай - целых четыре европейских империи назвали в честь него свои боевые корабли!
  
  

Начало пути.

  
   [] Так что это за человек ? Родился он на 9 лет раньше Петра Первого, в 1663 году, в Париже. Его отец носил титулы князя (принца) Савойского, графа Суассонского, графа Дрё и герцога Кариньянского. Звучит пышно, а по сути ? Принц - это младший сын герцога Савойского, не наследующий ничего. Граф Суассонский, граф Дрё - уже серьезнее, но это в составе Франции Людовика XIV ! Все вольности высшей знати давно канули в лету, все они теперь превратились в простых придворных. А герцогство Кариньянское - это владение в Италии, зависевшее в разной степени от Савойи, Папы Римского и Австрии, и самостоятельной роли не игравшее. Матерью нашего героя была итальянка - Олимпия Манчини, племянница самого кардинала Мазарини. Беда только в том, что к моменту рождения Евгения Мазарини уже два года как скончался, и ничем помочь родственнику не мог.
  
   Отец, Эжен-Морис Савойский, заслуженный рубака, участвовал во всех войнах Людовика XIV. Достиг в 38 лет звания генерал-полковника. Но при отъезде на очередную войну в 1673 г. внезапно заболел странной болезнью и вскоре умер. Его сыну Евгению было тогда 10 лет. Он не отличался хорошим телосложением и осанкой, и сам Людовик XIV считал, что ему предстоит духовная карьера.
  
  Но вскоре грянуло "дело о ядах" - "французский 37-й год". По подозрению в отравлении любовника в 1677 г была арестована некая маркиза. Под пыткой она созналась также в отравлении четырех своих родственников, и была казнена. По ее показаниям вышли на торговку ядами, приворотными зельями и прочей запрещенной химией. На дыбе она много чего рассказала о своих клиентах, в число которых входила и Олимпия Манчини, графиня Суассонская. Она обвинялась в отравлении своего мужа (умершего за три года до этого) и испанской королевы Марии-Луизы. Всего по делу было арестовано и допрошено до 400 человек, около 30 приговорены к смертной казни. Графиня, не дожидаясь худшего, тайно покинула Францию, оставив Евгения на попечении тёщи.
  
  В феврале 1683 года, когда ему было 19 лет, Евгений, к всеобщему удивлению, объявил о своем намерении поступить на военную службу. Он обратился непосредственно к Людовику XIV, но король безоговорочно отказал ему - видимо, из-за репутации матери. Понимая, что ему как сыну "отравительницы" во Франции вообще мало что светит, Евгений решил покинуть страну. Пример подал старший брат - Людовик, год назад поступивший на службу Императору Священной Римской Империи Германской Нации. К сожалению, его карьера была короткой - когда брат решил последовать его примеру, сам Людовик уже погиб в начавшейся войне с турками.
  
  Летом 1683 г Евгений Савойский навсегда покинул Париж. Кто мог знать, что через 20 лет он станет одним из опаснейших врагов Франции, и своими победами поставит под сомнение величие Людовика XIV.
  
  

Война с турками

  
   [] В это время турецкое войско стояло у ворот Вены. Император покинул столицу и укрылся в неприступом замке Пассау на Дунае. Туда и явился молодой принц Савойский. Приняли его хорошо - во-первых, его предки (в частности дед) раньше служили Императору, а дядя принца, герцог Савойский, и сейчас был его союзником. А во-вторых, время военное - каждый "штык" был явно не лишним. Евгений был зачислен в войко герцога Лотарингского. 12 сентября оно вместе с польской армией Яна Собесского атаковало турок, и отбросило их от стен Вены, прекратив 60-дневную осаду. Храбрость принца Евгения засвидетельствовал как герцог Лотарингский, так и сам Император. Молодому рыцарю было поручено командование конным полком.
  
  Следующие годы прошли для Евгения в непрерывных боях с турками. Он показал себя как умелый и опытный офицер. В 22 года ему присвоили чин генерал-майора. В 1686 г он отличился при осаде и взятии Будапешта. В следующем году, командуя кавбригадой, внес важный вклад в победу над турками при Мохаче. Последствием этого разгрома был бунт в Стамбуле, в ходе которого султан был низложен, а великий визирь казнен. Новый султан попробовал собрать силы и снова пойти на Вену - но был опять разгромлен. За это дело принц Евгений был произведен в генерал-лейтенанты. Но в 1688 г при осаде Белграда он был тяжело ранен мушкетной пулей в колено. Только через полгода лечение закончилось, и он смог вернуться в строй. Тем временем война с турками затихла, хотя формально не закончилась.
  
  

Война Аугсбургской Лиги

  
   [] Зато продолжалась другая война. В 1685 г умер курфюрст Пфальца, и Людовик XIV предъявил претензии на его земли. Против этого выступили Голландия и Священная Римская Империя, к ним присоединились мелкие германские и итальянские государства плюс Швеция, образовав эту самую лигу. Вначале французы, пользуясь тем что австрийцы заняты войной с турками, почти без боя заняли многие центральноевропейские земли. Но потом к Лиге присоединились почти все страны Европы (не считая Португалии, Польши и России), и Людовику пришлось тяжело. Однако его войска не зря считались лучшими в Европе. Они не только оборонялись, но и одерживали победы (Флерюс, 1689). Во Фландрии, после упорной осады французы в 1691 взяли Монс, в 1692 - Намюр, и двинулись на Льеж. В 1693 г союзники пробовали наступать, но смогли взять только Юи (да, тот самый Huy). В 1695 они взяли Намюр - но потеряли Динан. За два последующих года ни во Фландрии, ни на Рейне ничего путного не произошло вообще.
  
  Тем временем на юге тоже шли бои. Герцог Савойский Виктор Амадей II, как член Аугсбургской лиги, атаковал французов в 1690 - но был разбит. От окончательного поражения его спас принц Евгений, командовавший савойской кавалерией. Вообще, плохое командование было бичом этой войны с обеих сторон. "Враг был бы давно разбит, если бы все выполняли свой долг" - с горечью писал в Вену принц Евгений. На его рапорты обратили внимание. У него был шанс стать во главе одной из армий союзников - но этого не произошло. Война велась чем дальше, тем всё менее активно, пока не завершилась Ресвейкским миром. Несмотря на то, что действия союзников были не особо удачными, Людовик XIV понял бессмысленность войны против всей Европы.
  
  Лично принц Евгений, хотя и не достиг в этой войне чего-то выдающегося, тем не менее упрочил свой авторитет, хотя бы на контрасте с неудачником-дядюшкой. В 1693 он стал фельдмаршалом Священной Римской Империи.
  
  

Зента

  
   [] [] Воевать на два фронта тяжело. Когда имперцы бросили все силы против Людовика - этим немедля воспользовались недобитые турки. Султан Мустафа Второй послал в Европу 100-тысячное войско. Уже в 1690 г они вернули большой кусок недавно утраченной Паннонии (часть современных Венгрии, Сербии и Хорватии). Поэтому сразу же после заключения перемирия с французами имперское войско было брошено против старого врага. Впервые принц Евгений Савойский был назначен главнокомандующим.
  
  Оно, конечно, большая честь - но и проблемы серьезные. Главные, как всегда, деньги. Воевавшая беспрерывно 15 лет Империя не могла дать своему молодому полководцу ни талера - казна была пуста ! Из 70 тысяч солдат налицо была только половина, остальные разбежались вследствие длительной неуплаты жалования. Пришло время вспомнить о родственных связях. Евгений занял где мог - у своего дяди герцога Савойского, у итальянских родственников матери, даже у самого Папы Римского. Этого хватило, чтобы выплатить солдатам причитающееся жалование, и как-то наладить снабжение войска. Удалось навербовать дополнительно до 20 000 венгров, сербов и хорватов, доведя численность армии до 55 тысяч при 60 орудиях.
  
   Всё лето прошло во взаимных маневрах. И та и другая сторона пыталась осаждать крепости противника, тот соответственно подтягивал силы и вынуждал снимать осаду. Серьезных боев не было. Наконец, имперцы перехватили и взяли в плен одного из турецких начальников, от которого узнали о планах султана. Турецкое войско стояло в укрепленном лагере на берегу р.Тиса, у города Зента. Султан планировал перейти реку (пехота по мосту, конница вброд) и идти на зимние квартиры в Тимишоар (Венгрия). Известно, что любое войско на переправе чрезвычайно уязвимо, и принц Евгений решил этим воспользоваться. Сражение состоялось 11 сентября 1697 г.
  
  Дождавшись начала переправы турок, Евгений внезапно двинул свою армию к лагерю. Артиллерия открыла интенсивный огонь. Драгуны прорвались к земляным валам лагеря (которые по случаю начавшейся переправы никто не охранял), и тоже обстреляли отступающих. Чуть позже подошла пехота и попыталась отрезать оставшихся турок от переправы. На западном берегу не нашлось никого, кто навел бы порядок и организовал оборону - хотя сил для этого было ещё с избытком, так же как и начальников.
  
   Вся толпа турок кинулась к мосту - там началась страшная давка, в результате мост рухнул. Обезумевшие люди бросались вплавь - свыше 10 тысяч утонуло. Еще около 20 тысяч были отрезаны от берега и погибли в дальнейшей резне. Не давалось пощады даже высшим начальникам - было убито 27 пашей, а также Великий Визирь и начальник янычар. Имперцам эта победа стоила около 500 убитых и 1500 раненых. Было захвачено 87 орудий, 500 барабанов, 5 тыс лошадей, 6 тыс верблюдов, гарем султана и его казна, и даже печать Османской империи.
  
  После такого разгрома турки запросили мира. По Карловицкому договоры к Австрии отошла территория Венгрии, Славонии и Трансильвании - что поставило её в ряд великих держав. А через 200 лет в честь этого сражения был назван австрийский легкий крейсер, прославившийся в начале Первой Мировой Войны.
  

Война за Испанское наследство - карта Европы

  
  
   []
  

Война за Испанское наследство - Италия

  
   В то время как Петр Первый бодался со Швецией за "окно в Европу", вся эта самая Европа занималась дележкой испанского наследства. Это вылилось в очередную общеевропейскую войну. А если вспомнить сражения в колониях - то ее можно называть даже Мировой. Испанский Карл II умер в 1701, завещав корону герцогу Анжуйскому. Обычное дело в средние века - но сейчас, когда герцог был в сущности лишь одним из придворных Короля-Солнца, это означало фактическое присоединение Испании к Франции. Это не понравилось прочим державам, в том числе Англии, Голландии и Австрии. Потом к той либо другой стороне присоединились практически все страны Европы. Война шла 14 лет.
  
   [] Принц Евгений был назначен главнокомандующим в северной Италии. Он провел свою армию через Тридентские Альпы и разбил в нескольких сражениях французов под командованием маршала Катина. В конце концов, тот был заменен маршалом Виллеруа. Впрочем, противнику стало только хуже: если Катина хотя бы хорошо знал ТВД, и зачастую за счет маневра возвращал себе преимущества, потерянные в сражении, то его сменщик не мог похвастать и этим. Не смотря на достигнутое численное превосходство над австрийцами, Виллеруа не мог не то что разбить Евгения, но даже ограничить его маневр. Единственная попытка французов атаковать имперцев кончилась потерей 3500 солдат без какого-либо результата. А Евгений после этого, практически на глазах у противника, осадил Мантую и взял ряд крепостей поменьше.
  
  К февралю 1702 г имперское войско имело 50 тыс человек, в то время как французов было свыше 75 тыс. Тем не менее, принц Евгений решил провести отчаянную операцию. Маршал Виллеруа с частью своего войска располагался в г. Кремона. В ночь на 1 февраля 600 отборных бойцов Евгения Савойского пробрались в город. По одним данным - через подземный ход, по другим - через полуразрушенный и не охранявшийся акведук. Оказавшись внутри, они внезапно овладели городскими воротами, перебили караул, заняли главную площадь Кремоны и взяли в плен самого маршала Виллеруа. Но тут их везение кончилось - французский гарнизон поднялся по тревоге и стал теснить смельчаков. А подкреплений, которые должны были войти в город через захваченные ворота, не оказалось - кто-то что-то напутал при передаче приказа. С огромным трудом отряд смог прорваться из города - но высокопоставленного пленника сохранил. Запоздалые попытки имперцев вновь занять город были отбиты французами. Каждая из сторон потеряла около 1200 чел. Ничья, если не считать нелепой потери французского главнокомандующего. Его вскоре заменил маршал Вандом.
  
  Новый французский командующий оказался более крепким орешком. Достаточно опытный и грамотный, он воспользовался своим полуторным превосходством и постепенно "выдавил" войска Евгения из Ломбардии, заставив в частности снять осаду Мантуи. Единственное крупной сражение этой кампании произошло в августе, под Луцарой. Каждая из сторон потеряла примерно по 3 тыс, результат боя был ничейным. К зиме почти вся Северная Италия была занята французами. Основной причиной их успехов было численное превосходство, так что принца Евгения за отступление особо не ругали. Но и награждать было не за что !
  
  Да и не о побрякушках речь. Зимой он прибыл в Вену и не стесняясь, доложил Императору обо всех проблемах, мешающих воевать. По армейскому обычаю, инициатива наказуется ее выполнением - и принц Евгений был назначен председателем Гофкригсрата, дабы саморучно исправить все им же названные проблемы. А тут как нарочно взбунтовалась Венгрия. Столь же опасны были успехи на Дунае французов и баварцев, планировавших уже поход прямо на Вену. Не менее сложными были и внутренние проблемы. Деньги, и немалые, до войск как обычно не доходили. По древней традиции, награды и звания распределялись среди своих, независимо от боевых успехов. В общем-то, этим в той или иной степени страдает любая армия - но, видимо, австрияки тогда переплюнули всех.
  
  Ни одна из проблем одним днем не решалась. В Венгрию направили войска - но бунт там продолжался еще 10 лет, то затухая то разгораясь снова. С кумовством и воровством тоже можно было бороться до второго пришествия. И это делалось, конечно - но первым делом принц Евгений взялся за самую неотложную из всех задач: устранить угрозу Вене.
  
  

Война за Испанское наследство - Бленхейм

  
   [] Австрийской столице грозила опасность с трех сторон. С запада угрожала франко-баварская армия маршала де Виллара и курфюрста Баварии. С юга, через Альпы, могла вторгнуться армия маршала Вандома, с которой принц Евгений уже имел дело. Наконец, в Венгрии, на восток от Вены, полыхало восстание графа Ракоци. Все же самой опасной была первая угроза. Беда была в том, что между франко-баварцами (80 тыс) и Веной находилось не более 40-45 тысяч имперских войск, остальные были разбросаны по другим многочисленным театрам (Италия, Фландрия, Рейн...).
  
   Сравнительно свободной была 21-тысячная армия под командованием Джона Черчилля, герцога Мальборо. Она находилась в Голландии и не имела равноценного противника. Но голландцы были против переброски ее куда-либо, "как бы чего не вышло". Герцог глядел шире. Он согласился с доводами австрийского посла, и по сути самовольно увел своих солдат на Дунай. Марш на 400 км был выполнен за 5 недель. Современники особо отмечали образцовую организацию снабжения - специально назначенные комиссары заранее готовили продовольствие, фураж и место для ночлега. Выгода двойная: солдаты не теряли времени и сил на фуражировки, а местность не подвергалась грабежу.
  
   [] Дальше обе стороны, как водится, затеяли достаточно сложные маневры, то отделяя от армии самостоятельные отряды, то собирая их вместе. Как бы то ни было, к 13 августа 1704 г у придунайских деревушек Гохштедт и Бленхейм собралось 56 тыс имперцев во главе с принцем Евгением Савойским и герцогом Мальборо, и 60 тыс франко-баварцев во главе с маршалом Талларом и курфюрстом баварским Максимилианом. Точные данные о численности отличаются в разных источниках, но в общем смысл один - примерное равенство сил, с небольшим преимуществом французов. К тому же они заняли удобную оборонительную позицию вдоль болотистого ручья Небель. Один фланг был прикрыт лесом, другой - берегом Дуная. Позиция была сильной, и атаковать ее можно было только в лоб. А не атаковать имперцы не могли, так как противник ждал новых подкреплений.
  
  Атака началась с прибрежного фланга, где войска герцога наступали на Бленхейм. Много времени заняло форсирование ручья под артиллерийским огнем французов - около 2 тыс человек было потеряно еще до начала атаки. Наконец, две бригады в строгом порядке двинулись на селение. Они без единого выстрела подошли на 30 ярдов к противнику, когда тот ответил смертельным залпом. Остатки наступавших смешались и отошли к ручью. Их атаковала французская тяжелая кавалерия, но она в свою очередь тоже была отбита. Вторая атака англичан опять не удалась. Однако польза от нее все-таки была: французы начали стягивать к Бленхейму все резервы, оголяя другие участки. Скоро в небольшом селении было столько войск, что они уже мешали друг другу - свыше 10 тысяч. Заметив это, Мальборо отменил третью атаку. Напротив, он оставил против Бленхейма не более 5 тысяч солдат, усилив остальными центр.
  
  На другом фланге австро-прусско-датские войска под командованием Евгения Савойского атаковали селение Люцинген. Произошло то же, что и с англичанами: удачно расположенная мощная баварская батарея и численное превосходство противника не оставляли шансов наступающим. "Принц Евгений и имперские войска были отброшены трижды и отогнаны обратно в лес - и тогда нанесли настоящий удар." - писал современник. Но это потом. А пока, убегая обратно за ручей, пехота имперцев ударилась в панику и потеряла 10 знамен. Принц Евгений смог остановить бегущих только далеко в тылу. Но - смог ! Организовал вторую атаку, которая также была отбита. Впрочем, их противникам было не легче - баварцы держались буквально чудом, а их курфюрст разъезжал перед строем и вдохновлял солдат своей отвагой.
  
   [] Как мы видим, на обоих флангах преимущество было за франко-баварцами. А куда же тогда делись войска имперцев, коль скоро их было практически поровну ? А они готовились к атаке на центр. Эта болотистая трудно доступная низина была прикрыта лишь небольшими силами французов - ибо "тут не воюют". Еще более ослабила центр переброска сил в Бленхейм после английских атак. Впрочем, о легкой победе и здесь речь не шла: голландская бригада, штурмовавшая Оберглаухейм, сама была атакована подошедшей французской конницей. Дело могло кончиться плохо, но увидевший это принц Евгений немедленно прислал на выручку центру бригаду Имперских Кирасир генерала Фуггера - наверное, лучшую в тогдашней Европе тяжелую кавалерию. Французы были отброшены.
  
   К 17:00 практически все силы французов и баварцев были связаны боями за населенные пункты. Прикрывать широкий промежуток между Бленхеймом и Оберглау осталось 9 батальонов и 64 эскадрона конницы, уже бывшей в деле и порядком потрепанной. Против них пошли в атаку 18 свежих батальонов и 81 эскадрон имперцев. Артиллерии у французов тут не было вообще, поэтому результат немного предсказуем: "Они погибли все до единого, там где стояли, прямо на открытой равнине - их никто не поддерживал" - писал очевидец. "Французская пехота оставалась в лучшем порядке, который я когда-либо видел, до тех пор, пока они не были разорваны буквально на куски" - добавляет другой.
  
  Понятно, что так, до конца, стояли не все. Многие пустились бежать, надеясь укрыться на том берегу Дуная. При переправе утонуло свыше 3 тысяч кавалеристов, остальных зарубили на берегу преследователи. Отдельные французские командиры пытались организовать контратаки, но имперцы их легко отбивали благодаря численному превосходству "в нужное время в нужном месте". Сам маршал Таллар пытался остановить бегущих, но был буквально затоптан ими и оттеснен к берегу, где и был захвачен в плен эскадроном гессенцев.
  
  Но большая часть франко-баварцев еще сохраняла порядок и удерживала три селения - Бленхейм, Оберглау и Люцинген. Выбить их оттуда стоило много усилий и крови. У Люцингена, даже Имперские Кирасиры потерпели поражение в очередной атаке. Принц Евгений в раздражении заявил, что "желает командовать храбрецами, а не трусами". Он сам возглавил атаку прусской и датской пехоты, и им удалось захватить ту проклятую батарею, которая мешала им с самого утра. После этого позиция баварцев стала "разваливаться". Баварский курфюрст, видя что дело проиграно, приказал отступать. Это ему удалось сделать более-менее в порядке, так как почти вся конница имперцев добивала французов Таллара, и переключиться на другую задачу просто не могла.
  
  Дольше всех держался гарнизон Бленхейма. Он отвлек на себя почти все силы герцога Мальборо, но все равно дело двигалось медленно и с большими потерями. Пленный маршал Таллар, сидя в палатке у герцога, предложил - давайте, я прикажу своим войскам покинуть Бленхейм. В ответ Мальборо с презрением ответил, что Таллар не в том положении, чтобы кем-то командовать кроме своего денщика. Впрочем, начальник гарнизона Бленхейма генерал Керамбо оказался не лучше своего маршала - покинул свои сражающиеся батальоны и бежал. По словам очевидцев, он утонул в Дунае. А вот его солдаты сражались до самого вечера. Они были окружены, боеприпасы закончились, результат сражения был предельно ясен. Но только после заката десять тысяч лучших пехотинцев Франции нехотя сложили оружие.
  
  Потери сторон были примерно равны - по 13 тысяч убитых и раненых с каждой стороны. Но французы потеряли еще свыше 14 тыс. пленными (включая одного маршала и 1200 офицеров и генералов), около 7 тыс разбежавшимися и пропавшими без вести (многие утонули в Дунае), всю артиллерию (60 пушек), 110 кавалерийских и 128 пехотных знамен. Франция в результате поражения лишилась не только всех завоеваний - от нее отпали многие союзники, включая баварцев. Мнение о французской армии как безусловно лучшей в Европе было опровергнуто, с этих пор дела Людовика XIV шли всё хуже и хуже. Но далась эта победа нелегко. Это был упорный бой, где всё висело на волоске. "У меня нет ни эскадрона, ни батальона, который бы не ходил в атаку по крайней мере четыре раза" - писал Евгений Савойский. До конца года имперские войска взяли несколько крепостей вдоль Дуная и вышли почти что к французским границам в Эльзасе.
  
  Редчайший случай в истории - два союзных полководца сумели найти общий язык и вместо обычного в таких случаях соперничества эффективно сотрудничали на поле боя. Даже поздние историки не противопоставляли их. Уинстон Черчилль, потомок герцога Мальборо и его биограф, естественно уделяя основное внимание английскому полководцу, отдавал дань признательности и Евгению Савойскому, "чей огонь и порыв вдохновляли блестящие усилия его солдат".
  
  

Война за Испанское наследство - снова Италия

  
   [] Устранив угрозу Вене с Запада, принц Евгений в следующую кампанию отправляется на юг, в Италию. Самой срочной задачей была помощь герцогу Савойскому. "Родственничек" до этого держал сторону Франции, но после Бленхейма переобулся налету и стал союзником имперцев. Хреновым, надо сказать, союзником - уже в первых боях он был разбит и теперь срочно просил помощи. А армия Евгения за последний год деградировала: основное внимание уделялось другим театрам, и в Италию деньги, припасы и подкрепления приходили в последнюю очередь. Снова армия страдала от болезней и дезертирства, вроде бы искорененных Евгением в начале войны.
  
  Но приказ есть приказ. Имперцы двинулись на запад - но далеко не ушли. Маршал Вандом по-прежнему искусно маневрировал, ставя войска принца Евгения в тяжелое положение. Категорические окрики из Вены вынудили его дать бой при Кассано в невыгодной обстановке. Евгений лично повел своих солдат в атаку, и был при этом ранен - но выбить французов с их позиции на реке Адда не удалось. Поэтому формально победа была за французами, хотя потери с каждой стороны были примерно равны - по 5 тыс. убитых и раненых. Даже это не слишком удачное сражение ослабило давление французов на савойцев. По приказу короля Людовика XIV покорение Пьемонта было отложено до следующего года.
  
  Тем временем в Вене умер вялый и нерешительный император Леопольд, и его место занял Иосиф I, человек совсем другого склада. Сам Евгений позже называл Иосифа тем императором, при котором он был счастлив. Обещая поддержку, Иосиф I убедил принца после лечения ран вернуться в Италию и восстановить честь Габсбургов. Как назло, в апреле 1706 маршал Вандом разбил при Кальчинато графа Ревентлоу (заменившего Евгения после ранения). Принц прибыл очень вовремя, чтобы хотя бы упорядочить отступление армии. Вандом посчитал дело сделанным, и вместо дальнейшего преследования занял позицию по реке Адидже, заблокировав имперцев на востоке. Но Евгений смог переманеврировать француза, переправился на южный берег реки По и двинулся на запад.
  
   [] А дальше имперцам помог сам Людовик: опытного и решительного маршала Вандома он послал во Фландрию, а в Италии его заменил герцогом Орлеанским и маршалом Марсином. Первый кроме родословной ничем не блистал, а второй был уже бит Евгением под Бленхеймом. Имперцы беспрепятственно дошли до Савойи, объединились с армией герцога, и совместными усилиями разбили французов, осаждавших Турин. Успех Евгения ликвидировал французские завоевания на севере Италии, и вся долина По оказалась под контролем союзников. С этого времени территория северной Италии вошла в состав Австрийского государства, и принадлежала Вене свыше 150 лет, до смерти маршала Радецкого. Сам принц Евгений был назначен губернатором Ломбардии.
  
   При этом задачу командования армией с него никто не снимал - война продолжалась. На следующий год союзники в лице принца Евгения, герцога Савойского Амадея и английского адмирала Шовелл под давлением Англии решили атаковать главную французскую военно-морскую базу в Тулоне. При том что австрийские интересы требовали в первую очередь взять Неаполь и Сицилию. Однако, опять же, приказы не обсуждают. Соединенная армия (35 тысяч) вторглась во Францию, но из-за нераспорядительности герцога Савойского движение шло с задержками. Французы успели усилить гарнизон.
  
  Тем не менее, осада началась успешно: имперцы заняли высоты вокруг крепости и приступили к бомбардировке. Одной из основных целей были форты на входе в бухту. Французы контратаковали осадную батарею большими силами. За высоты развернулась упорная борьба, но в результате вылазка была отбита. После подавления прибрежных фортов в дело вступила английская эскадра. Два форта пали. Опасаясь захвата своих кораблей противником, французы по приказу своего Луя затопили в гавани весь находившийся там флот (46 кораблей, от 50- до 110-пушечных). Так что в 1942 им было не впервой... Кстати, этот флот почти не уступал британской эскадре (48 кораблей), но на бой так и не решился. Уже ради этого, наверное, стоило начинать на эту экспедицию...
  
  На суше дела шли хуже: здесь французы дрались отчаянно, не давая осадным веркам приблизиться к своим укреплениям. Осада затянулась, армия потеряла треть (до 13 тысяч) убитыми, ранеными, больными и дезертирами, а тем временем к Тулону двинулась сильная деблокирующая армия. Пришлось отступать. В общем выполнили отход успешно, но французы "на плечах" уходящей армии снова заняли часть герцогства Савойского. Дать им отпор удалось только у г. Суза в 50 км западнее Турина. В целом результаты кампании 1707 г были отрицательными для имперцев - перспектива разгрома Людовика, вполне реальная год назад, вновь отодвинулась.
  
  

Война за Испанское наследство - Ауденарде

  
   [] В следующем году принц Евгений был направлен во Фланрию, заместителем к главнокомандующему герцогу Мальборо. Противостояли им тоже "старые знакомые": опытный маршал Вандом и внук Людовика, герцог Бургундский. Французы смогли занять берег реки Шельды и почти отрезали армию Мальборо от моря. Двигайся они побыстрее, всё было бы без "почти". А так - англичане удержали крепость Ауденарде, а вскоре сюда прибыла и армия герцога Мальборо. Вообще, быстрота и организованность его маршей поражала современников - а тут он превзошел сам себя. Евгений Савойский со своей армией был далеко на юге, и к моменту сражения успел привести только авангард, в основном конницу. Тем не менее, она сыграла важную роль в сражении, а сам Евгений командовал одним из крыльев армии.
  
  11 июля 1708 г армия герцога Мальборо внезапно для французов переправилась на западный берег Шельды, туда где крепость Ауденарде. Французы двинулись навстречу, но герцог Бургундский не смог организовать одновременного удара. Правый фланг маршала Вандома яростно атаковал имперцев, в то время как на левом фланге вообще в бой не вступали. Но удар Вандома пришелся как раз по наиболее сильной позиции противника, и был отражен. Старый маршал от безысходности сам повел солдат во вторую атаку, более того, лично участвовал в рукопашной схватке. Это делает честь его храбрости - но управление всем сражением при этом легло на неопытного герцога Бургундского, который так до конца и не предпринял ничего на другом фланге.
  
  Вместо этого левому флангу французов пришлось отбивать массированную конную атаку, которую возглавил Евгений Савойский. Его кавалеристы пробились до самой штаб-квартиры герцога Бургундского, но оттуда были с тяжелыми потерями вытеснены обратно французскими конными гвардейцами 'Maison du Roi' - наследниками тех самых мушкетеров Короля. Однако отбивая этот удар, французы израсходовали все свои резервы. Чуть позже свежая армия голландцев графа Оверкирка (15..20 тыс) обошла другое крыло французов и как-то буднично "скатала" всю их позицию - противопоставить фланговому удару герцогу Бургундскому было уже нечего. При том что половина его войска так и не участвовала в бою - развернуть их против новой угрозы гавнокомандующий просто не сумел. Французы в беспорядке отступили. Лишь темнота спасла их от полного разгрома, но и так потери достигли 7 тыс убитыми и ранеными, 8 тыс пленными, и 25 пушек. Имперское войско потеряло 3 тыс убитых и раненых. В очередной раз отличное взаимопонимание двух полководцев принесло им победу. "Мы с принцем Евгением", - писал герцог Мальборо, - "никогда не будут расходиться во мнениях о нашей доле лавров".
  
  

Война за Испанское наследство - Лилль

  
   [] Победоносное войско осадило Лилль - крепость, считавшуюся шедевром мастерства недавно умершего маршала Вобана и одним из самых неприступных сооружений Франции. Гарнизоном командовал опытный и отважный маршал Буфлер, инженеров возглавлял Дюпюи Вобан - племянник маршала. Гарнизон включал 16 тыс солдат. Осадная армия принца Евгения имела 35 тыс чел и 150 орудий. Герцог Мальборо с основной армией (70 тыс) прикрывал пути сообщения союзников.
   []
  Попытки вести осадные работы натолкнулись на яростное сопротивление гарнизона - днем меткий огонь из орудий, ночью частые вылазки. Не смотря на это, всё делалось согласно разработанному тем же Вобаном методу - заложены параллели, на них батареи, апроши подходили все ближе к бастионам. Но каждый шаг давался с боем - так, сильно мешавшую имперцам мельницу им пришлось штурмовать трижды. Тем не менее, за две недели траншеи атакующих достигли почти до гребня гласиса горнверка. 7 сентября после ожесточенного боя, потеряв убитыми и ранеными 3 тыс чел, имперцы захватили часть горнверка. Отчаянная борьба за его оставшуюся часть длилась три недели. Обе стороны использовали подкопы и мины, чуть не каждый день происходили жаркие рукопашные схватки за отдельные казематы, тенали (укрепления в крепостном рву), ложементы. Наконец, 26 сентября был захвачен равелин - осаждающие достигли последней крепостной стены.
  
   Тем временем у французов уже заканчивался порох. Спасло их буквально чудо: отряд шевалье де Морморанси в 1800 чел со 150 бочками пороха при помощи военной хитрости смог проникнуть в крепость через укреплённые линии осаждающих. Гарнизон продолжал производить смелые вылазки, порой им удавалось прорваться к батареям и заклепать осадные орудия. Это замедляло, но не останавливало работу. Следующей задачей было форсировать главный ров крепости - а для этого спустить из него воду. Это заняло две недели, в конце концов шлюзы были разрушены артиллерией. В бастионах и куртинах главной стены брешь-батареи уже сделали несколько проломов. Решающий штурм был назначен на 24 октября. Но комендант крепости маршал Буфлер, видя что все средства обороны уже исчерпаны, решил не доводить дело до крайности ("Штурм - смерть !"). Он покинул город и отступил с остатками гарнизона в отдельно стоящую цитадель.
  
  В ходе осады французы потеряли около 5 тыс убитых и раненых, имперцы - 18 тыс (плюс 10 тыс больных, из которых многие умерли). Осада цитадели продолжалась весь ноябрь. Она была окружена водой с трех сторон, и принц Евгений вынужден был атаковать с четвертой. 19 ноября нападающие укрепились на контрэскарпе главного рва. Дальнейшие осадные работы велись исключительно тихой сапой, причём в течение всего ноября почти не было артиллерийского огня, так как атакующие сберегали порох для производства обвалов. К 6 декабря имперцы установили брешь-батарею напротив главного вала. В этот же день Буфлер получил письмо от Людовика, где тот разрешал сдать цитадель. "Храбрецы дороги Королю !" Поскольку порох бы на исходе, маршал воспользовался разрешением. 11 декабря гарнизон с воинскими почестями покинул цитадель, выдержав в ней 46-дневную осаду. Cоюзники захватили 121 медную пушку и 38 мортир.
  
   Людовик XIV, в награду за 117-дневную геройскую оборону Лилля возвёл маршала Буфлера в звание герцога и пэра Франции. Но и имперцы были довольны результатом - лучшая крепость Европы, центр Испанской Фландрии, теперь был в их руках. В процессе осады принц Евгений был тяжело ранен мушкетной пулей у левого глаза, и пережил попытку отравления. Но он гордился этой кампанией. "Тот кто не видел этого," - писал он, - "тот ничего не видел".
  
  

Война за Испанское наследство - Мальплаке

  
   [] Людовик XIV уже был близок к тому, чтобы принять условия союзников. Но те запросили слишком много, и король решил продолжать войну не смотря на возрастающие трудности. Принц Евгений, разочарованный срывом переговоров, летом 1709 г писал Императору: "Не может быть никаких сомнений в том, что следующая битва будет самой большой и кровавой из всех, что еще велись". Как в воду глядел...
  
   К осени соединенное англо-австро-голландское войско продолжало "зачищать" Испанские Нидерланды (нынешняя Бельгия) от противника. Была осаждена крепость Монс у границы с Францией. Вновь собранная французская армия решила этому помешать, для чего заняла оборону в 15 км южнее Монса у селения Мальплаке. Отсюда она могла в любой момент ударить по осаждающим, так что имперцы должны были либо отбросить французов, либо прекратить осаду. Хотя армия принца Евгения и герцога Мальборо имела численный перевес (117 тыс против 90), но ей предстояло атаковать в лоб хорошо укрепленную позицию: трехкилометровый фронт, прикрытый с флангов лесами. Французы возвели 3 линии насыпных окопов, на флангах в лесах оборудовали засеки и редуты, позволявшие фланкировать огнем все подступы к переднему краю обороны. 11 сентября произошло сражение. (Опять 11-е! Зента, Пиночет, Башни-Близнецы - всё в тот же день).
  
  План имперцев состоял в том, чтобы нанести удар правым флангом (командующий - принц Евгений), при этом послав в обход сильный отряд. Но этот отряд заблудился в лесу, и вместо одновременной атаки получился простой удар "в лоб". Несколько атак австрийцев были отбиты с огромными потерями. Голландцы, стоявшие в центре, так же решили атаковать - но и у них ничего не вышло. Атаки продолжались весь день, ничего взять не удалось кроме нескольких отдельных укреплений. К вечеру наконец-то на поле показался обходящий отряд. Он атаковал французов во фланг и тыл, но был встречен 30-ю резервными батальонами. И эта атака могла провалиться. Но тут наконец нанес решающий удар левый флаг союзников (герцог Мальборо). Противостоявшее ему правое крыло французов, под командованием графа д'Артаньяна (двоюродный брат того самого Шарля де Бац) уже послало половину своих сил на поддержку другому флангу, и теперь не выдержало удара. А тут ещё французский главнокомандующий, герцог де Виллар, был ранен. Войска пришли в замешательство, и это решило исход сражения.
  
  Впрочем, никакой катастрофы подобной к примеру Бленхейму не произошло. Маршал Буффлер, заменивший раненного Виллара, в относительном порядке отвел свои войска. Имперцы заняли поле боя, но дальше противника не преследовали. Сказалась усталость, наступающая темнота, а главное - огромные потери у наступающих (около 30 тыс убитыми и ранеными), вдвое больше чем у французов. Немудрено - весь день одни лобовые атаки. Это безобразие назвали победой только потому, что французы оставили поле боя, и больше не угрожали осаде Монса (который вскоре был взят). А так, поменьше бы таких побед... Не зря после битвы маршал Виллар послал королю Людовику донесение, вошедшее в историю: 'Сир, не отчаивайтесь, еще одна такая 'победа' - и у противника просто не останется войск'.
  
  

Война за Испанское наследство - завершение

   [] Действительно, ослабленные такой "перемогой" союзники весь 1710 год не предприняли ничего серьезного, ограничившись осадами крепостей во Фландрии. Принц Евгений и герцог Мальборо еще не знали, что они служат вместе последний год. А потом всё рухнуло. О ранее планировавшемся вторжении во Францию теперь можно было и не думать. Но нет худа без добра ! Потеряв английских союзников, принц Евгений пришел к мысли о желательности мира и для Австрии. Долгая война, даже успешная, разоряла всех. А среди всех приближенных к новому Императору Евгений пользовался, наверное, наибольшим авторитетом. Но Карл VI, уже привыкший считать себя королем Испанским, решил продолжить войну фактически в одиночку, так как Англия и Голландия из игры выбыли, а мелкие германские княжества ничего не решали. Напрасно принц Евгений доказывал, что без английского флота и голландского золота надеяться на победу невозможно. Ему приказали продолжить войну. Кампания 1713 года свелась к игре в "кошки-мышки" с Вилларом, который, имея превосходство в силах, брал во Фландрии одну крепость за другой.
  
  Только в 1714 г, убедившись в бесперспективности дальнейшей войны и потеряв последних союзников, Карл согласился на переговоры. Их вели Евгений Савойский и маршал Виллар. Они были старыми друзьями со времен турецких кампаний 1680-х годов, хотя в последней войне и воевали на разных сторонах. Евгений оказался проницательным и решительным переговорщиком и получил выгодные условия согласно Раштаттскому договоруот 7 марта 1714 года, и Баденскому договоруот 7 сентября 1714 года. Даже после неудачной кампании 1713 года, принц смог заявить, что несмотря на военное превосходство наших врагов и дезертирство наших союзников, условия мира будут более выгодными и более великолепными, чем те, которые мы получили бы в Утрехте.
  
  

Снова против Турции.

  
   [] В 1716 г Турция внезапно напала на венецианские владения в Морее. Австрия как гарант их безопасности объявила туркам войну. Евгений Савойский, главнокомандующий австрийской армией в Венгрии, повел войска навстречу противнику. Две армии встретились у крепости Петервардейн на берегу Дуная. Австрийцы имели 20 тыс конницы и 40 тыс пехоты, турки (по словам их противника) - до 150, в том числе 40 тыс янычар, 30 тыс спаги (греческой конницы), 10 тыс татар, остальные - иррегуляры. Не смотря на разницу в числе, Евгений решил атаковать, надеясь на выучку своих закаленных в прошлой войне полков. Пехота, построившись в 8 колонн, двинулась к туркам, но была встречена плотным огнем янычар. Приведя австрийцев в замешательство, турки сами атаковали выдвинувшиеся колонны и опрокинули их. В этом бою, скорее резне, было убито два генерала и до 3 тысяч солдат. Но янычары увлеклись, и обнажили свой фланг. Принц Евгений немедленно направил туда удар конницы. Это решило дело - турки были отброшены. Австрийская конница вместе с подошедшей пехотой овладела неприятельскими окопами и вагенбургом. Заметим, бОльшая часть турецких сил еще не вводилась в бой. Но Великий Визирь, пытаясь остановить отступающих, был смертельно ранен - а без него всё сразу рассыпалось. Его армия в беспорядке бежала к Белграду. Победители захватили 164 орудия и 150 знамен. А вот пленных было мало (успели убежать). Потери были примерно равны - 5 тыс у австрийцев, 6 тыс у турок. Даже в европейской войне такой результат на триумф не тянет. А платить жизнью ветерана "Войны за Наследство" за каждого вонючего башибузука - никаких солдат не хватит. Похоже, Евгений начал стареть - 53 года, однако.
  
  В 1717 г основной целью был Белград. Евгений по прежней осаде (1688) знал, что крепость окружена реками и каналами, поэтому заранее настоял на присылке речной флотилии (50 речных судов и 10 небольших морских кораблей). У австрийцев было до 100 тыс чел, гарнизон крепости составли 150 тыс турок. Как будто этого мало, вскоре подошла деблокирующая армия той же численности. Не решаясь атаковать австрийские укрепления, она встала лагерем рядом с ним. Теперь любые попытки действовать против крепости (или против турецкой армии) были невозможны из-за опасности удара с тылу. Подвоз к австрийцам тоже был перерезан. В их лагере началась нехватка провианта и болезни. Что-то принц Евгений кажется недодумал...
  
  Дальше всё похоже на сказку. Один из снарядов, выпущенных австрийцами по крепости, попал в пороховой погреб. Прогремел взрыв, свыше 3 тыс турок отправились к Аллаху, остальные запаниковали. Австрийцы воспользовались этим и атаковали всеми силами деблокирующую армию. Турки попытались перейти в контратаку, но удар австрийской кавалерии, возглавляемой лично Евгением Савойским, обратила их в бегство. После десятичасового боя победа осталась за австрийцами. После поражения деблокирующей группировки белградский гарнизон капитулировал в обмен на свободный выход из крепости. Осаждённые потеряли около 20 тысяч человек, австрийцы заплатили за это 2 тыс убитых и 3 тыс раненых.
  
  После этого разгрома турки так и не оправились. Через год был заключен мир, по которому Белград и окрестности перешли во владение Австрии. Эта война оказалась последней, в которой принц Евгений реально участвовал. До 1724 г он был штатгальтером (наместником) в австрийских Нидерландах.
  
  

Договор с Россией.

  
  В 1726 г Евгений, можно сказать, организовал подписание Венского союзного договора с Россией. Странно. С русскими он вроде как почти не общался - но при этом считался в Вене главой "русофильской" партии. Он привел императора Карла VI к мысли о подписании этого договора.
  Императрица Екатерина ратифицировала договор 3 сентября. 29 октября в Вене стороны обменялись ратификациями. Интересно, что этот документ сохранял силу вплоть до Крымской Войны - своеобразный рекорд !
  
  Для чего он вообще был нужен ? Русским была нужна "поддержка прав герцога Голштинского", интересов России в Польше и в Персии, союз против турок, а также признание Европой Ништадтского мира. Австрии позарез был нужен еще один сильный союзник в спорах с Англией, Францией и Пруссией. На первых порах договор был вполне взаимовыгодным. Но чем дальше, тем больше он склонялся в пользу Австрии, что проявилось например в годы Наполеоновских войн. Но к этому Евгений Савойский точно отношения уже не имел...
  
  Еще одной задачей договора было обеспечение "Прагматической Санкции" - права дочери Карла VI, Марии-Терезии, на наследование трона. У Карла не было сыновей, и он приложил все усилия чтобы обеспечить трон за дочерью. Получилось, надо сказать, плохо - сразу после коронации ей пришлось выдержать войну почти со всей Европой. Возможно, выстоять ей помогло и то, что одним из ее учителей был старый заслуженный маршал Евгений Савойский. Даже если "научить на полководца" нельзя, можно по крайней мере объяснить хотя бы простейшие вещи, чтобы человек по неопытности делал меньше глупых ошибок. И похоже, принцу Евгению это удалось.
  
  Ему было уже 70 лет, когда началась война за Польское Наследство. Как главнокомандующий, он выехал в Рейнскую армию (опять против французов). Но здоровье было уже не то, и темперамент тоже изменился. Вместо смелых рискованных операций Евгений предпочел сидеть в глухой обороне на удобных позициях. Он не потерпел поражений, но и успехов не добился. Видимо, походная жизнь (даже в таком облегченном варианте) подорвала силы старого маршала. В 1736 г. он умер. Войну заканчивали без него.
  
  

Память

  
  Как полководец Священной Римской Империи, Евгений Савойский был наиболее почитаем в Австрии - имперской метрополии. Кстати, именно его победы обеспечили присоединение Венгрии и южнославянских земель, что собственно и сделало монархию "двуединой". Неудивительно, что и в Вене и в Будапеште принцу Евгению были установлены прекрасные конные статуи. Поставили памятник знаменитому маршалу и в столице Савойи - Турине. Такого государства уже 150 лет как нет, а памятник стоит.
  
   []
  
   [] Но не памятниками едиными. Накануне Первой Мировой вступил в строй австро-венгерский дредноут "Принц Ойген" (SMS Prinz Eugen), один из кораблей типа "Тегетгоф". Как и все его систешипы, в боях он не участвовал. Единственный выход в конце войны завершился неудачно - однотипный дредноут "Сент-Иштван" был потоплен итальянскими торпедными катерами, и адмирал Хорти отменил операцию. После Перемирия Австрия передала линкор Государству сербов, хорватов и словенцев (будущей Югославии). Но страны Антанты не согласились с этим и передали "Принца Ойгена" Франции. Как боевой корабль он был там не нужен (свои сокращать приходилось), поэтому его разоружили и использовали как мишень. Был потоплен на очередных стрельбах в 1922 г.
  
   Это был уже третий "Принц Ойген" в истории австрийского флота. Первый - броненосный фрегат 1862 г - участвовал в бою у о. Лисса (1866). Второй (казематный броненосец) был построен в 1877 г с использованием броневых плит и паровой машины предыдущего - строгая экономия средств заставляла прибегать к таким трюкам. Этот корабль в войнах не участвовал, отметился только в международной эскадре, оказывавшей давление на Турцию в 1880-х годах. Дожил в качестве блокшива почти до Первой Мировой.
  
   [] Что удивительно, в Первую Мировую корабль названный в честь нашего принца появился... по другую сторону фронта ! В 1915 г Британия построила монитор "Принс Юджин" (HMS Prince Eugene) - один из восьми мониторов типа "Лорд Клайв". Их называли в честь сухопутных генералов и маршалов. Не забыли и про верного соратника герцога Мальборо - принца Евгения. На каждом мониторе стояли два 305/35-мм орудия, снятые с устаревших броненосцев. Корабль вошел в состав Дуврской эскадры мониторов. Основной задачей был обстрел бельгийского побережья, занятого немцами. Он участвовал также в рейде на Остенде, когда была проведена неудачная попытка заблокировать этот порт двумя брандерами (примерно как под Порт-Артуром). В 1918 г монитор решили перевооружить одним 18-дюймовым (460-мм) орудием, снятым с линейно-легкого (sic!) крейсера "Фьюриес". Оно должно было находиться в прямоугольном каземате ПОПЕРЕК корабля, и стрелять на борт в секторе около 20 градусов (по 10 влево и вправо от траверза). Угол возвышения был ограничен диапазоном от 22 до 45 градусов. До конца войны переделку не закончили, а вскоре (1921) монитор пошел на слом.
  
   [] Следующий корабль с таким именем построили опять на юге, на сей раз в Италии. Легкий крейсер "Эудженио_ди_Савойя" (RN Eugenio di Savoia) был одним из кораблей типа 'Дюка д'Аоста' класса "Кондотьери". Головной корабль, 'Дюка д'Аоста', назвали в честь маршала Италии времен Первой Мировой, принца Савойского герцога д'Аоста. Ну и, видимо, за компанию вспомнили про его прославленного родственника, который многие свои победы одержал на территории современной Италии. Надо добавить, что проект этого корабля послужил основой для советского тяжелого крейсера "Киров". Правда, главный калибр в СССР поменяли на 9х180-мм, но корпус и механизмы оставили почти без изменений.
  
   "Эудженио_ди_Савойя" вступил в строй в 1936 г. В ходе гражданской войны в Испании обстреливал Барселону в феврале 1937 г. В 1938 вышел вместе с 'Дюка д'Аоста' в кругосветное плавание, но его пришлось прервать из-за начала войны. Далее в основном исполнял роль эскортного корабля. Участвовал в бою у Пунто-Стило, первом столкновении с британским флотом. Себя никак не проявил, так как итальянцы вышли из боя после первого же попадания в линкор "Джулио Чезаре". Летом 1942 при перехвате мальтийских конвоев участвовал в потоплении эсминца "Бедуин" и танкера "Кентукки". В декабре в Неаполе получил попадания английскими бомбами (17 погибших и 46 раненых). Еще два стоявших там легких крейсера были повреждены еще серьезнее. Ремонтировался как раз по Перемирия, потом сдался союзникам на Мальте. После войны был передан Греции и под именем "Элли" служил до 1965 г. Далее был разоружен и служил плавучей тюрьмой для противников "черных полковников". Исключен из списков в 1973 г.
  
   [] Наконец, и в Германии в 1938 г, после аншлюса Австрии, заложили тяжелый крейсер "Принц Ойген" ("Prinz Eugen") типа "Хиппер". Тем самым подчеркивалось, что вошедшая в состав Третьего Рейха Австрия является полноправным членом 'империи немцев'. Крейсер вступил в строй только в 1941 г, его первой операцией стал рейд вместе с "Бисмарком" в мае месяце. Он участвовал в бою с "Худом" и "Принцем Уэльским". Потом отделился от "Бисмарка", и в отличие от него, смог достигнуть Бреста. Там он стоял более полугода, не выходя в море и подвергаясь налетам авиации англичан. В феврале 1942 вместе с "Шарнхорстом" и "Гнейзенау" совершил знаменитый прорыв в Германию через Ла-Манш, причем "Принц Ойген" единственный избежал тяжелых повреждений от мин.
  
   С середины 1943 г он поддерживал огнем сухопутные войска на Балтике. К апрелю 1945 г был чуть не единственным исправным кораблем Кригсмарине. Но у него осталось не более 40 8-дюймовых снарядов (их не выпускали с 1942). В день рождения фюрера, 20 апреля, "Принц Ойген" вместе с последним лёгким крейсером германского флота "Нюрнберг" пришел в Копенгаген, где вскоре и сдался союзникам. По неподтвержденным данным, сдался не просто так - на борту находилось несколько больших начальников и немало разных ценностей, включая якобы части пресловутой "Янтарной Комнаты". Так это или нет, точно не доказано. Но слухи ходят.
  
   Сам крейсер после войны был передан американцам. У них и своих кораблей девать было некуда, поэтому они использовали его как мишень. Примерно как французы - австрийский дредноут "Принц Ойген" после Первой Мировой. Но на сей раз испытывали не что-нибудь, а ядерное оружие на атолле Бикини. Крейсер выдержал три ядерных удара, и позже затонул просто потому, что часть оборудования была демонтирована, отсеки не задраены, а борьбу за живучесть естественно никто не вел...
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Винтер "Постфинем: Дыхание Дьявола"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"