Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

1-я горнострелковая бригада под Синявино

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:


  Горные стрелки под Синявино ?
  
  Казалось бы, альпинистам под Ленинградом делать нечего абсолютно. Высоты в 40-50 метров считаются господствующими, выше лезть просто некуда... Тем не менее, получилось так, что обеих сторон в боях в южном Приладожье, в том числе в 3-й Синявинской операции, принимали участие горнострелковые части...
  
  

1-я горнострелковая бригада (СССР).

   []
  Формирование бригады начато в мае 1941 года в Ленинграде, в бывших казармах Московского полка по проспекту Карла Маркса (Большой Сампсониевский проспект), там, где ныне Военный Институт Физкультуры. Бригада предназначалась для действий в горных районах Кольского полуострова в составе 14-й армии. Укомплектовывалась, в том числе, ленинградскими альпинистами.
   Бригада включала в себя:
   Итого порядка 3000 чел.
  
  Но в целом качество бригады оставляло желать лучшего: личный состав прибыл из запаса, мало обученный. Командиров прислали в последний момент и даже познакомиться с подчиненными они смогли только в эшелонах либо уже на фронте. Укомплектованность оружием, транспортом, прочим имуществом - неполная, от 60% по винтовкам до 25% по средствам связи. Лошадей не получили вовсе (это горная-то часть !). Артпульбат из 60 положенных станковых пулеметов имел 8.
  
  Честно говоря, не могу понять смысл формирования таких вот заведомо неполноценных частей. Все-таки горные стрелки - войско по определению отборное. Ну, нечего делать в горах без подготовки и без снаряжения. А тут неумех большинство, и то что их слегка разбавили настоящими альпинистами - дела не меняет. Для чего бы эту бригаду ни создавали - наступления или обороны, без основательной переподготовки и экипировки она была, по сути, не боеспособна. Но все вопросы отпали, благодаря нашей давней традиции использовать спецвойска не по назначению. Так что бригада, в целом не заслуживавшая названия "горной", и в бой пошла совсем не в горах...
  
  

Под Новгородом

    []
  Вместо этого бригада была в июле направлена в новгородские болота, в район Шимска. Участвовала в знаменитом контрударе под Сольцами, наступая на город с востока. Особых подвигов не совершила: зная состояние бригады, ее поставили на вспомогательном направлении. После успешного завершения операции месяц стояли в обороне. Это время было использовано на обучение личного состава. Материальную часть тоже слегка пополнили за счет соседних частей и трофеев. И бригада, ранее совершенно неподготовленная, стала более-менее боеспособной.
  
  10 августа немцы возобновили свое наступление. Позиции самой бригады атакованы не были, но ее обошли. Она оказалась практически в окружении и вынуждена была отойти к Новгороду. При этом отходе и в последующих боях была потеряна большая часть личного состава. Так, из 100 человек, призванных из Талдома (городишко на границе Московской и Калининской области) пропало без вести - читай, разбежалось - свыше 80. А мы чеченов с татарами ругаем...
  
  
  В августе 1941 года бригада ведёт бои севернее Новгорода. Оборона была прорвана, и остатки бригады отошли к станции Любань Октябрьской ж/д. С 16 августа 1941 года ведёт бои в этом районе, не давая немцам перерезать важнейшую магистраль. В бригаде осталось 60 активных штыков. Как ни странно, для обороны этого ключевого пункта в 48-й армии больше сил не нашлось. Спасибо хоть прислали маршевое пополнение. Но результат немного предсказуем...
  
  

Мга.

    []
  25 августа 1941 года немецкая 12-я танковая дивизия выбила бригаду из Любани. Горные стрелки отступили к поселку Мга - железнодорожному узлу юго-восточнее Ленинграда. Его оборонял сводный отряд майора Лещёва, в состав которого и вошла бригада, имевшая на тот момент всего 200 штыков. Мга была полуокружена и атакована силами 20-й мотодивизии немцев, усиленной танками 12-й ТД. Лещёв держался до вечера 31 августа, затем, когда закончились боеприпасы - прорвался на север с остатками гарнизона (около 620 чел).
  
  В этот же день туда подошла 1-я дивизия НКВД полковника Донскова, которая получила задачу срочно отбить Мгу обратно. Горнострелковая бригада также включается в ударную группу. Ее спешно пополняют до 800 человек, и уже 2 сентября она участвует в наступлении. Безрезультатно. Мгу отбить не удается, и немудрено: сосредоточенные там два немецких полка и до 40 танков превышали силы наступающих - о каком успехе могла идти речь ?
  
  6 сентября, измотав русских в их бесплодных атаках, немцы сами нанесли удар. Советские войска были рассечены надвое: дивизия НКВД беспорядочно отходила на север, к Шлиссельбургу, а горнострелковая бригада и поддерживавший ее бронепоезд номер 82 капитана Ю.Ф.Мушкета - на восток, в район Погостье, Вороново. Немецкая ударная группа почти без помех взяла Синявино и чуть позже - Шлиссельбург, замкнув, таким образом, кольцо блокады.
  
  Выйдя на южный берег Ладоги, немцы повернули вдоль него на восток, но тут были остановлены контрударом 54-й армии маршала Кулика. Три его дивизии были переброшены в район Волхова кружным путем через Вологду, и опоздали буквально на пару дней: Мга и Синявино уже пали, немцы заняли узкий выступ вдоль Невы, отрезавший Ленинград от "большой земли" - тот, что позже назовут "бутылочным горлом". Кулик пытался восстановить положение, но его только что сформированные дивизии "военного времени", слабо вооруженные, плохо обученные и вообще не обстрелянные, не справились с этой задачей: раз за разом наступавшие части попадали в засады, несли потери, откатывались на прежний рубеж.
  
  

Хандрово

    []
  Остатки 48-й армии, включая нашу 1-ю горнострелковую бригаду и 128-ю дивизию, также были включены в состав войск Кулика. Эти части уже понесли большие потери, но зато у оставшихся в строю был какой-то боевой опыт. Горнострелковая бригада оказалась на южном крыле вновь прибывшей 54-й армии. В наступлении изначально не участвовала, да и сил для этого не имела. Стояла в обороне, прикрывала южный фланг в районе Поречье, понемногу пополнялась.
  
  Но когда 12 сентября немцы подтянули танки и начали свое наступление против дивизий Кулика, именно 1-я горнострелковая бригада и 122-я танковая бригада (оказавшиеся на фланге немецкого прорыва) получили приказ нанести встречный удар. В районе села Хандрово (на ж/д Мга-Волховстрой) произошел, наверное, крупнейший в этих местах танковый бой. И, безусловно, самый удачный для нас: танкисты вместе с бронепоездом No 82 уничтожили 22 танка противника. Причем, в отличие от большинства подобных случаев, подбитые машины остались ыв основном на нашей территории. Их сфотографировал известный фотокорреспондент Александр Устинов, прибывший к месту боя на том самом бронепоезде. Одна из фотографий была помещена в "Правде". Командиру танкового батальона П.А. Шелудько за этот бой было присвоено звание Героя Советского Союза.
  
  Со стороны немцев в этом бою участвовал 2-й батальон 29 танкового полка 12-й танковой дивизии. По большей части это были чешские машины 38(t). Командир батальона был смертельно ранен в схватке. Его заместитель подполковник Валь принял решение выйти из боя, чтобы не потерять оставшиеся у него 16 машин. На следующий день в штаб дивизии доложили о безвозвратной потере 20 танков. А ведь сколько-то еще восстановили... Собственно, на этом немецкое наступление и закончилось. Постепенно бои затихли, обе стороны исчерпали свои силы и перешли к обороне.
  
  

Наступление Жукова

   []
  13 сентября командующим Ленинградским фронтом был назначен Г.К.Жуков. Прибыв на место, он принял меры к прекращению бардака и паники, возникших в ходе немецкого наступления. И это ему, в общем, удалось. Следующей задачей был прорыв только что образовавшегося кольца блокады, пока немцы не укрепились по-настоящему. С этим было хуже. Надо понимать, что оборона (тем более - жесткая оборона по принципу "умри, где стоишь") все-таки требует от войск меньшей подготовки, чем любая попытка активных действий. Хорошо обученных, кадровых войск в городе почти не было. По сути, немцев остановили третьесортные части - ополченцы, рабочие батальоны, только что сформированные дивизии армии Кулика. Они могли как-то удерживать позиции, могли при случае контратаковать противника "в лоб"... и всё. Более сложным вещам их не учили. Это же касалось, к примеру, и артиллеристов, которые кроме "прямой наводки" и стрельбы по площадям мало что могли.
  
  К тому же и Жуков еще не был тем - великим, непререкаемым - Жуковым, которого мы знаем позже. Опозорившийся начальник Генштаба, "проспавший" войну (на самом деле все гораздо сложнее, но снаружи выглядело примерно так). Кое-как реабилитировавшийся под Ельней. Теперь назначенный в Ленинград по принципу "справится - хорошо, нет - расстреляем, не жалко". А рядом с Жуковым (то ли в подчинении, как Член Военсовета фронта, то ли над ним, как партийный босс) - всесильный Жданов, повторяющий как мантру что "Ленинград ждать не может"...
  
  Поэтому Жуков порой откровенно порол горячку. Приняв решение о срочном прорыве блокады, он просто потребовал от командующего 54 армией Кулика немедля продолжить наступление. О том, что его дивизии уже неделю ведут бои, накануне отразили мощный удар 12-й танковой и 20-й моторизованной дивизий, и теперь не имеют сил даже для обороны - Георгия Константиновича не заморачивался. Беспроигрышная позиция: удастся наступление - это Жуков организовал. Не удастся - это Кулик не смог... Собственно, кошка между двумя начальниками пробежала еще на Халхин-Голе, где Жуков (младший по званию, но старший по должности) просто послал подальше Кулика с его советами. И вот теперь они должны были проводить совместную операцию. Естественно, договориться у них так и не вышло...
  
  В это время со стороны Ленинграда "бутылочное горло" прикрывали всего два батальона 20-й мотодивизии, растянутых вдоль Невы от Отрадного до Шлиссельбурга. Остальные силы отвлек на себя Кулик. Так что идея о форсировании Невы и высадке десанта была вполне здравой. А вот ее исполнение... Чуть позже в Ленинграде найдется несколько "лишних" дивизий, которые по льду Ладоги отправятся на Большую Землю. В ноябре (уже без Жукова) бросят в бой коммунистические полки, по принципу "плевать на потери, все равно их больше кормить нечем".
  
  Но в сентябре для важнейшей задачи - прорыва кольца - нашлась только 4-я бригада морской пехоты, плюс несколько батальонов из 115-й стрелковой дивизии и 1-й дивизии НКВД. Причем обе эти дивизии входили в Невскую Оперативную Группу (НОГ), и их главной задачей оставалась оборона берега Невы. О концентрации сил в наступлении начальник НОГ генерал Пшенников видимо не слышал. До того он "успешно" довел до цугундера 23-ю армию на Карельском перешейке, потерпев поражение от равных сил финнов.
  
  Так же неспешно выделялись переправочные средства. В ночь на 20 сентября первые две роты успешно захватили плацдарм (благо им противостояли 1-2 взвода немцев). Вот тут бы, как делали сплошь и рядом в 1944, за одну ночь перебросить туда всю дивизию - на воротах, на столбах, на плащ-палатках с сеном - и уже назавтра соединиться с Куликом! Но в 1941 каждый батальон приходилось буквально выпрашивать, а плавсредства (прогулочные лодки) свозить из ленинградских парков. Больше батальона за ночь переправить не удавалось. В результате уже через пару дней противник блокировал плацдарм, организовал прочную оборону и даже подтянул танки. О прорыве, фактически, можно было забыть. Началась банальная мясорубка: каждую ночь переправляли бойцов (от роты до батальона), каждый день теряли примерно столько же в лобовых атаках.
  
  Кулик, узнав о высадке на Невском Пятачке, все-таки попытался помочь ему хотя бы теми силами, которые остались. При том, что 21 сентября немцы сами нанесли очередной удар. Завязались встречные бои за Гайтолово, Тортолово и Вороново. Противник вначале смог захватить плацдарм за речкой Черной, но к 24 числу он был ликвидирован контрударом 310 стрелковой дивизии, только что прибывшей 4-й гвардейской дивизии и 1-й горнострелковой бригады.
  
  Гвардейцам удалось продвинуться к Синявино и взять рощу "Круглую". Тогда это воспринималось лишь как мелкий эпизод. Позже нашим придется отойти обратно, а немцы превратят "Круглую" в неприступную крепость, которую больше не удавалось взять ни разу. Даже в ходе операции "Искра" мы смогли лишь блокировать этот опорный пункт. Немецкий гарнизон держался несколько дней, а потом прорвался к своим.
  
  1-я горнострелковая бригада действовала южнее, вдоль железной дороги. Вела бои за Вороново. Но немцы, помимо "старой знакомой" 12-й ТД подтянули к Синявино еще и 8-ю ТД. Успехов не было. 26 сентября Кулик со скандалом был снят с должности, его заменил генерал Хозин. Но ни 54-й армии, ни Ленинграду это никак не помогло...
  
  

Весеннее наступление

    []
  В январе 1942 года 1-я Горнострелковая бригада переходит в состав вновь сформированной 8-й армии. Весной началось наступление...
  
  "1 апреля. Приказ комадующего ЛФ: провести операцию по овладению Виняголово, болото Малуксинский Мох.
  
  Проваливаясь в снегу, порой погружаясь в талую воду, пехота начала продвижение вперед. Танки застряли в раскисшем болоте. На правом фланге у Погостья - 6-я бригада морской пехоты, на левом фланге, в низине Корыганского мха, - 1-я отдельная горнострелковая бригада и 59-й отдельный лыжный батальон, в центре, против села Виняголово, - части 80-й стрелковой дивизии. Так протянулся вдоль текущей с северо-востока на юго-запад немноговодной здесь речки Мги десятикилометровый фронт наступления 8-й армии. В обход с левого фланга двинулись три десятка КВ 124-й танковой бригады полковника А.Г. Родина.
  
  Поддерживала пехоту рота трофейных танков 107-го отдельного танкового батальона. Было много артиллерии, был пушечный 882-й полк. В состав 8-й армии на 08.04.42 из частей усиления входили только 12-й и 112-й отдельные инженерные батальоны, 24-й и 882-й пушечные артполки - "катюш" не было, а из ВВС имелось 3 истребительных авиаполка - 154, 159, 196-й. Во втором эшелоне, в резерве, как и все последние месяцы в здешнем районе, не было почти ничего. Сил для замены обескровленных частей, для развития наступления в случае успешного прорыва, по-прежнему не хватало.
  
  Только 8 апреля танки 107-го батальона вместе с пехотой смогли форсировать Мгу. Здесь совершил свой подвиг экипаж танка Pz-III (sic!) под командованием ст. сержанта Н. И. Барышева. Прорвавшись через линию обороны противника, "трофейный" танк Барышева вместе с батальоном 1-й горнострелковой бригады вышел в немецкий тыл и 6 суток наносил удары по тыловым коммуникациям. На подмогу героям был выдвинут 59-й лыжбат. Немцам к исходу 12 апреля удалось окружить оставшихся в живых героев, но "немка" Барышева (так называли трофейные танки наши танкисты) и 23 бойца - все, что осталось от двух батальонов - прорвались к своим.
  
  К ночи 9 апреля отдельным подразделениям удалось перейти р. Мгу и закрепиться. Бои за речку шли по всей линии фронта, проходившей между рекой и дорогой Виняголово - Шапки.
  11 апреля немцы атаковали КП 1-й горно-стрелковой бригады, на котором оставалось в живых 29 человек во главе с комбатом-1 майором Игнариным. На помощь ему пробился взвод разведки л-та Аникина. 12 апреля был отдан приказ об отходе бригады, но из-за отсутствия связи окруженный КП продолжал отбиваться. В этом бою погиб майор-ленинградец Никита Алексеевич Игнарин. Умирая на руках солдата, он вымолвил: "Не отходить!.." ".
  
  12 апреля. Около шести часов вечера завершился рейд танка Барышева, начатый 8-го апреля, по немецким тылам. Из трех стрелковых батальонов уцелело 20 человек. Танком Барышева и пехотой, сопровождавшей его, уничтожено двести тридцать солдат и пять офицеров противника. Разбита одна батарея ПТО, состоявшая из четырех пушек. Уничтожена двадцать одна пулеметная точка. Захвачены на складе боеприпасов десять танковых пулеметов. Сожжено три пулеметных дзота, уничтожен десяток землянок и блиндажей. Подбит один немецкий танк. Трофейный склад боеприпасов, из которого танк Барышева пополнялся трижды, был взорван при отходе пехотой. Танк Барышева дошел по дороге Виняголово - Шапки до Березовки, где был остановлен шестью танками противника и пехотой. Уйдя по лесу на северо-восток танк приблизился к линии фронта, пересек позиции немцев и реку Мга, уйдя к своим и обеспечив переход линии фронта сопровождавшей пехотой. За эти бои Барышев и его механик-водитель Беляев были представлены к званиям Героев Советского Союза. Награды так и не получили.
  
   []
  
  /из статьи И. Г. Прокофьева: "Огромным погостом отважной пехоты в безвестных болотах случилось Погостье"/.
  
  

3-я Синявинская операция.

    []
  В августе 1942 началась очередная попытка прорвать блокаду. Всё те же проклятые места - Черная речка, Гонтовая Липка, Гайтолово, Тортолово, Вороново, Эстонский поселок... На сей раз 1-й горнострелковая в наступлении не участвовала. Она стояла в глухой обороне южнее главного удара. А справа от нее части 8-й армии после мощной артподготовки прорвали в районе Гайтолово оборону немцев и продвинулись по непролазным болотам на 7-8 км, вплоть до оз. Синявинского. До Невы оставалось 5-6 км... Но их пройти так и не удалось.
  
  В общем, всё, что не получилось с первого удара - не получилось вообще. Потратив все снаряды на начальную артподготовку, пушки 8-й армии фактически выбыли из игры. Руководил этой артиллерией, кстати, генерал с говорящей фамилией Безрук. Довольно многочисленные танки (в том числе огнеметные) вязли в бездонных болотах. И если вначале они еще приносили какую-то пользу, то при движении вглубь, где дорог не было вообще, использование бронетехники становилось невозможным. А тяжеленные КВ разрушали даже те немногие дороги, которые были в нашем тылу...
   []
  Вслед дивизиям 1-го эшелона был с запозданием введен корпус генерала Гагена (фото слева). Когда и он не смог сломить оборону немцев, в бой пошла 2-я Ударная армия. Та самая, которая летом была почти уничтожена в котле у Мясного Бора. Вышедшие из окружения части переформировали фактически с нуля, и - снова послали наступать по болотам. "Ленинград ждать не может !". Собственно, большую часть войск из 2-й Ударной раздергали еще раньше. На момент ввода в бой в ней числилась... одна стрелковая дивизия и две бригады. Понятно, что они ситуацию не переломили.
  
  А немцы тем временем, как у них водится, нанесли контрудар "под основание клина". Вновь заняли Тортолово, отрезав наступающие русские части от своих. На сей раз никто из больших начальников в окружение не попал: наученные горьким опытом, ни Клыков (2 Ударная) ни Стариков (8-я армия) свой штаб вперед зря не двигали. Не повезло только генералу Гагену, который со своим корпусным штабом выдвинулся чуть не в самую западную точку прорыва. Бравада стоила дорого: по воспоминиям сослуживцев, несколько человек было убито случайными пулями при... постройке блиндажа для комкора. А когда пришлось прорываться обратно, штабная группа попала в засаду и почти вся погибла. Сам генерал Гаген целый день просидел в залитой водой воронке, а на следующую ночь с группой разведчиков таки вышел к своим. Там его немедля арестовали и хотели сделать главным козлом отпущения за провал операции. Но обошлось - сверху приказали считать, что окружения вовсе не было.
  
  В срочном порядке было организовано несколько деблокирующих групп из пехотных резервов фронта и 7-й гвардейской танковой бригады, которые наносили удары по немецким позициям и, таким образом, способствовали выходу из окружения некоторых частей и отдельных групп бойцов. Особенно героически действовала 73-я морская стрелковая бригада, которая до начала октября удерживала небольшой коридор у Тортолово, не давая сомкнуться немецким клиньям полностью.
  
  

Операция "Искра"

  
  Январь 1943 года 1-я горнострелковая встретила всё там же - в обороне у села Поречье, на левом фланге 8-й Армии. А главную роль в операции по прорыву Блокады играла 2-я Ударная Армия. Она наступала севернее: на фронте от проклятой рощи "Круглой" до берега Ладоги. Советское командование, учтя опыт прошлых боев, решило не ходить третий раз по тем же граблям, и прорываться не вдоль Путиловского тракта на Мгу, а идти севернее - по побережью на Шлиссельбург. Таким образом, один фланг оказывался недоступен для контратак, а хорошо укрепленные Синявинские высоты и "Круглая" оказывались в стороне от направления главного удара.
  
  На сей раз, наученное многократным кровавым опытом, советское командование старалось не зарываться, не шапкозакидательствовать. Были собраны все возможные силы (превосходство по пехоте впятеро, по пушкам всемеро, по танкам в 20 раз). Но за немцев была все та же малопроходимая местность. Зимой болота подмерзли (хотя и не везде), но зато немцы имели возможность строить укрепления изо льда и снега. А их единственным танковым подразделением был наш знакомый 502-й тяжелый танковый батальон, включавший на начало боев 9 новейших "Тигров" (и получивший еще 6 в процессе).
  
  В Ленинграде генерал Говоров, не взирая на возмущение адмиралов, отобрал у Балтфлота всё, что могло пригодиться в наступлении: артиллерию "сухопутных" калибров, морскую пехоту (и вообще все избыточные, по мнению командования, людские ресурсы) , транспорт, бронепоезда, запасы топлива... Силы должны быть в одних руках, в бою будет поздно выпрашивать их у чужого дяденьки. Конечно, были конфликты. Двое высоких флотских начальников (контр-адмирал Жуков и генерал-лейтенант Елисеев) даже застрелились. Тем не менее является фактом, что к примеру артиллерия (и морская в том числе) в этой операции действовала гораздо организованнее, чем раньше.
  
  В подготовке прорыва впервые участвовала даже батарея номер 1 НИМАП (Ржевского Полигона), состоявшая из 4 уникальных орудий: Раньше эти пушки иногда участвовали в контрбатарейной борьбе, но без фанатизма (всего 9 стрельб за весь 1942 год). А только за 12-13 января 406-мм пушка выпустила 38 снарядов (сравните: всего за войну - 81 шт.), в частности по 8-й ГРЭС. Неуязвимая до сих пор бетонная крепость была в конце концов разрушена, немецкий гарнизон полностью выведен из строя.
   []  []  []
  
  Начальства тоже собралось немало. Помимо командующих фронтами - Говорова и Мерецкова, операцию курировали Представители Ставки ВГК Жуков и Ворошилов. А членами Военных Советов фронтов (комиссарами, по-русски говоря) были соответственно такие шишки как Жданов (ЛФ) и Мехлис (ВФ). Причем отзывы про Льва Захаровича на сей раз только положительные. Видимо, урок Крымфронта не прошел даром. В оперативные дела он теперь не лез (да и хрен его туда Жуков пустит - он блин не Козлов), зато вопросами снабжения и солдатского быта занимался плотно и небезуспешно. Постоянное проклятие Волховского фронта - плохие дороги и соответственно убогое снабжение - было по мере возможности исправлено. Войска, наверное, впервые с начала войны снабжались всем, чем положено. Это,безусловно, тоже сказалось на ходе наступления.
  
  

Прорыв

    []
  Сам по себе прорыв блокады описан подробно и хорошо известен. Не смотря на превосходство в силах и тщательную подготовку, операция пошла тяжело. В первый день ленинградцы, наступавшие через Неву, добились успеха только на центральном участке (Марьино), а на флангах - в районе Шлиссельбурга и 8-й ГРЭС - атаки были отбиты с большими потерями. У волховчан сложилась та же ситуация: Липки (правый фланг, на берегу Ладоги) и рощу "Круглую" (на левом фланге 2УА) взять не удалось, хотя между ними войска вклинились километра на 2. Наступавшая южнее 8-я армия, имевшая меньше сил и средств, не продвинулась вообще.
  
  На следующий день продолжились ожесточенные бои, такие же "вязкие", как и накануне. Дабы не повторять ошибок 3-й Синявинской, советское командование не медлило со вводом резервов. Но и свежие силы добились немногого: гарнизон Шлиссельбурга держался в полуокружении, со стороны 8-й ГРЭС немцы при поддержке "Тигров" даже атаковали, грозя сбросить ленинградцев в Неву. Советским войскам удалось устоять, но их дальнейшее продвижение было остановлено.
  
  Вплоть до 18 января ситуация почти не менялась. Ленфронт шаг за шагом продвигался к рабочему поселку номер 5, стоящему как раз посредине между исходными позициями двух фронтов. С востока к нему же двигались волховчане. Гарнизон подготовил поселок к круговой обороне и теперь, начиная с 13 числа, отбивал атаки с обеих сторон. В немецких контратаках участвовал и танковый батальон, потерявший тут несколько "Тигров", из которых один достался большевикам практически целым.
  
  Наконец, 18-го оборона немцев не выдержала. Красные ворвались в поселок номер 5 с двух сторон - ленинградцы и волховчане соединились. Это был решающий успех советских войск - но и последний в этой операции. В этот же день немецкие гарнизоны Шлиссельбурга и Липок (до 8 тыс) прорвались из неплотного пока окружения и вышли в район Синявино. Занятый ими рубеж Синявино - "Круглая" - Гонтовая Липка застыл еще на год - не смотря ни на какие усилия, советские войска не смогли продвинуться дальше. Единственное что получилось - это через месяц (!!!) таки взять 8-ю ГРЭС, соединившись, таким образом, с "Невским Пятачком".
  
  

Финал

  
  Фронт же 8-й армии и в частности 1-й горнострелковой бригады так и остался без изменений. В течение всего 1943 года советские войска неоднократно атаковали этот участок, в частности район Поречье и высоту "Лесная". Именно здесь сложил свою голову в августе 1943 полковник Поль Арман - первый танкист - герой Советского Союза. Принимали в этих боях участие и горнострелки - но все редкие успехи ограничивались продвижением на несколько сот метров. Сам же мгинско-синявинский выступ немцы держали до 1944 года с нечеловеческим упорством. Они так и ушли с него непобежденными - лишь когда советские войска в ходе операции "Январский гром" практически перерезали им путь отступления.
  
  Это была последняя операция, в которой участвовала 1 гсбр - впрочем, уже переименованная к тому моменту в 1-ю курсантскую. Ни то ни другое уже не соответствовало действительности. Немногочисленные альпинисты из начального состава сгинули еще в 1941, а из пришедших с очередным пополнением курсантов большинство так и остались в болотах под Вороново и Поречьем. А в феврале 1944 бригада была расформирована. Без почестей и оркестров. Как будто в чем-то провинившаяся. За три года она не получила ни наград, ни почетных званий. Не те были времена, не до побрякушек. Типичная "серая скотинка", расходный материал большой войны... И все-таки судьба под конец улыбнулась ей - приказ о расформировании вышел уже после того, как немцев прогнали из-под Синявино на запад - пока что не до Берлина, но хотя бы за Шимск и Лугу. Бригада успела увидеть то, ради чего она не вылезала из боев эти три года: Ленинград окончательно освобожден от блокады! Ради этого стоило проливать кровь...
  
  

***

  
  Что удивительно, на противоположной стороне в этих болотах также воевали горные стрелки. Причем, в отличие от советских, немецкие части были действительно хорошо подготовлены к горным условиям, и по праву считались элитой сухопутных войск. Эффективный и дорогой инструмент для особых операций. Это как же надо было припечь немецкое командование, чтобы оно бросило альпинистов в ладожские болота ! И не их одних - рядом, на "Невском пятачке" сражалась 7-я воздушно-десантная дивизия - единственная на тот момент у немцев. Первые "Тигры" были брошены не в южно-русские поля (как было бы логично), а опять же в гиблые топи под Синявино. И первые на русском фронте FW-190 опять же появились не где-нибудь, а под Любанью. Это показывает, насколько важен был для противника северный фланг огромного Остфронта. Здесь с 1941 года не было места блестящим маневрам и смелым прорывам. Успех здесь измерялся сотнями метров, и по масштабам группы армий "Юг" под Ленинградом три года не происходило вообще ничего. Однако потери обеих сторон говорят об обратном. А если учесть, что в отличие от южных просторов, бои всё это время (1941-44) шли буквально на "пятачках" - у Невской Дубровки, в районе Мясного Бора, между Тортолово и Гонтовой Липкой, под Синявино - нетрудно представить, сколько смертей приходилось там буквально на каждый квадратный метр...
  
  

***

  
  Итак, коротко об одном из наших противников.
  
  

Немецкая 5-я горнострелковая дивизия

  
  Сформирована в 1940 г из уроженцев горных германских областей: Тироль, Гарц, Южная Бавария. Была укомплектована исключительно солдатами 1915-20 годов рождения.
   []
  С момента формирования и до 1944 года дивизией командует генерал-майор Рингель. Известен как Юлиус "Папа" Рингель, так как подчиненные не только глубоко уважали своего командира за высокий профессионализм, но и любили его, что подтверждается многочисленными свидетельствами. Австриец. В Первую Мировую служил в горнострелковом полку, закончил войну капитаном.
  
  В апреле 1941 5-я дивизия под его командованием участвует в войне с Грецией. Захватывает знаменитые Фермопилы, первой входит в Афины. Очистив континентальную Грецию, дивизия в мае высаживается на Крите в качестве посадочного десанта. Поскольку перевозка самолетами на единственный аэродром затягивалась, командир дивизии приказал высадить два батальона с моря, используя греческие рыбачьи суда. Это было роковым решением - караван был перехвачен британскими эсминцами и понес большие потери. Собственно в боях на острове потери дивизии составили лишь несколько человек, там основную тяжесть на себя приняли парашютисты.
  
  

Восточный фронт

  
  По завершении критской операции дивизия занималась боевой учебой. Планировалось перебросить ее в Заполярье, для взятия Мурманска. Выдали зимнее снаряжение, лыжи, маскхалаты. Но вместо этого в марте 1942 горных стрелков бросают под Ленинград, а именно в район станции с веселым названием Погостье. Здесь войска 54-й армии (подчинявшейся Ленфронту) упорно продвигались навстречу 2-й Ударной Армии, грозя отрезать и окружить немецкую группировку в районе Чудово. Вторая ударная, соответственно, пробивалась навстречу, по болотам, на север к Любани, и в данный момент вела бои у станции Померанье. Как специально подобранные, названия просто дышат оптимизмом...
  
  31 марта 1942 г. 3-й батальон 100 гсп получил задачу атаковать русские части, окружившие немецкие подразделения, прорвать кольцо и вывести людей и матчасть в немецкий тыл. Задачу они выполнили, но потери в процессе понесли немалые, а под конец вынуждены были отступить. Наши историки считают этот эпизод победой 54-й армии.
  
  Победа победой, но до Любани немцы 54-ю армию не пустили. И что потом со 2-й Ударной произошло, тоже не секрет. Об этих боях у Погостья я выше уже писал - с другой стороны в них участвовала и наша 1 гсбр, хотя прямого столкновения горных стрелков друг с другом не было - они действовали на разных участках.
  
  Весной-летом 5-я горнострелковая участвует во всех боях в "бутылочном горле". Если в ходе Любанской операции она действовала в составе 26 корпуса на вспомогательных участках, то при отражении русского наступления в августе-сентябре 1942 (3-я Синявинская операция) ее роль была одной из ведущих. Она одна из первых пришла на помощь 223 пехотной дивизии, попавшей под главный удар. Горные стрелки заняли оборону на Синявинских высотах (40-45 метров, да) и смогли их удержать, не смотря на непрерывные яростные атаки русских. Чуть позже сюда же прибыла еще и 3-я горнострелковая - воевавшая до этого под Мурманском. Уже две горных дивизии вместо Кольского полуострова оказались в болотах Приладожья. И как знать, чего бы они могли наворотить в привычных им условиях на Севере...
  
  Бои в ходе 3-й Синявинской были тяжелыми для обеих сторон: с 20 августа по 27 сентября 5-я горнострелковая дивизия понесла следующие потери: 31 офицер убит, 89 ранено, 732 солдата и унтер-офицера убито, 2901 ранен, 120 пропало без вести. Если вспомнить, что прибыло их на Остфронт около 6 тысяч, потери более чем серьезные... Неудивительно что в последующем ее поставили на относительно спокойный участок обороны - по берегу Невы, от Ивановского до Невского пятачка.
  
  

8-я ГРЭС

  
  Последней операцией 5-й горнострелковой на Востоке была "Искра". Уже на 2-й день русского наступления горные стрелки выдвинулись в район 8-й ГРЭС, где и заняла оборону. Как известно, в этом месте больше нашим продвинуться не удалось. Не смотря на обстрел всеми калибрами вплоть до 406 мм, дивизия держалась, используя очень выгодные условия местности. Сама 8-я ГРЭС представляла собой железобетонное здание высотой 42 метра. Обычные снаряды его не брали. Сверху отлично просматривалась окрестная низменность, включая весь Невский Пятачок. Подходы с севера, откуда ГРЭС сейчас атаковали, также хорошо просматривались и простреливались. Помимо основного здания, для обороны были использованы высокие железнодорожные насыпи, подходившие к ГРЭС с разных сторон. Оттуда тоже был отличный обзор, а в толще насыпи можно было соорудить множество огневых точек, почти неуязвимых.
  
   []  []
   []  []  []
  
  Немудрено, что советское наступление тут захлебнулось. В январе 8-ю ГРЭС взять так и не смогли. 67-й армии пришлось проводить отдельную операцию с 17 февраля. Снова открыла огонь уникальная 406-мм пушка со Ржевского полигона. На этот раз после нескольких прямых попаданий по зданию 8-й ГРЭС в нём из гарнизона остались только убитые и раненые. После тяжелых боев, 3 советские бригады при поддержке саперов наконец-то очистили район 8-й ГРЭС от немцев. 20 февраля наступающие вышли к границам "Невского пятачка", после чего он перестал быть "пятачком". А 22 февраля операция была прекращена из-за значительных потерь.
  
  

Италия

  
  Но и немцам эта оборона стоила дорого. Сразу после завершения боев, в марте 1943, 5-я горнострелковая была выведена на доукомплектование в Германию. Создавать ее пришлось почти что с нуля. В декабре дивизию бросили на Итальянский фронт, где она и оставалась до конца войны. Здесь, по крайней мере, была ее стихия - горы. Самым, наверное, ярким эпизодом стали бои за монастырь Монте-Кассино. Причем для обеих сторон эта в общем затянутая и кровавая операция стала предметом для гордости. Немцы резонно подчеркивают, что держались против превосходящих сил почти полгода - с января по июнь 1944 г.
  
  Союзники, со своей стороны, отмечают запредельную, граничащую с безумием храбрость войск, штурмовавших эту неприступную позицию. Американцы отмечают свою 34-ю дивизию, понесшую в первой (из 4-х) попыток наступления потери до 80%. Англичане вспоминают своих гуркхов и Сассекский полк, также потерявших свыше половины состава. Новозеландцы вспоминают, что им в феврале удалось захватить ж/д станцию Кассино, и если бы их поддержали прочие союзники - всё бы тогда же и закончилось. Наконец, для поляков Монте-Кассино до сих пор предмет национальной гордости. А ведь там были еще индусы, канадцы, французы...
  
  Там же в Альпах, и закончился 8 мая 1945 путь 5-й немецкой горнострельковой дивизии...
   []  []  []  []
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Попаданцы в другие миры) | | М.Эльденберт "Девушка в цепях" (Романтическая проза) | | М.Амакс "Землянка для альфы." (Любовная фантастика) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"