Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Гибель 18-й дивизии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Судьба 18-й Краснознаменной стрелковой дивизии и 34-й легкотанковой бригады. Самая трагическая страница финской войны.

  

История

  
  18-я Ярославская Краснознамённая стрелковая дивизия - соединение с богатой и славной историей. Сформирована в конце 1918 года в районе Архангельска. Ее боевым крещением стала Шенкурская операция. В январе 1919 части 6-й армии (в том числе и наша 18-я дивизия) атаковали смешанный англо-американо-белогвардейский отряд, занимавший Шенкурск. Силы были примерно равные - около 3000 штыков и 15 пушек с каждой стороны. Но красные войска, укомплектованные местными уроженцами, действовали в здешних лесах как у себя дома. А интервенты панически боялись этих непролазных чащ, и действовали только вдоль дорог. Поэтому когда красные обошли Шенкурск и заняли село Шеговары, вражеский гарнизон бросил всё что можно (15 орудий, 60 пулеметов, склады с продовольствием, боеприпасами, 2000 винтовок) и бежал на север. Проводниками интервентам служили местные белогвардейцы, которые провели англо-американцев лесными тропами мимо красных постов. Поэтому потери отступавших были невелики - менее 100 человек. Кто мог знать, что через 20 лет и сама 18-я дивизия попадет в подобную ситуацию - и даже худшую...
  
  

Зимняя война

  
  Накануне Зимней войны 18-я дивизия располагалась в Карелии. Она входила в состав 56-го корпуса 8-й армии. С началом войны был получен приказ наступать вдоль северного берега Ладоги на Сортавалу, а дальше - в тыл финнам на Карельском перешейке. Гладко было на бумаге... Вначале дивизия не встречала особого сопротивления, но бои с мелкими группами финнов и плохие дороги задерживали продвижение. К концу декабря 18-я дивизия вместе с приданной ей 34-й легкотанковой бригадой достигла перекрестка дорог у села Леметти, 10 км севернее Питкяранта.
  
   []
  
  26 декабря советские войска уперлись в очередной минированный завал, и больше продвижения не имели. Хуже того. Если раньше финны имели против двух советских дивизий всего 2-3 егерских батальона, то теперь число их возросло до 7, и противник перешел к активным действиям. Отряды лыжников вышли в тыл красных и перерезали их коммуникации, захватив в районе Уома склады с продовольствием и боеприпасами. В эти же дни передовые части русских были рассечены на несколько изолированных "котлов" - или, как называли их финны, "мотти". В районе Леметти образовалось три группировки:
  
  Западнее этих трех котлов находился "КП четырех полков" - из подразделений двух стрелковых и двух артиллерийских полков, танковый батальон, разведбат, прочие части - всего до 2800 человек, около 70 орудий и не менее 30 танков. Этот "котел" находился ближе всего к "большому мотти" - району окружения 168-й дивизии.
  
  168-я дивизия (южный сосед 18-й) заняла Питкяранта, после чего также была остановлена финнами. Они перерезали все сухопутные дороги, но дивизия, по крайней мере, не была рассечена на отдельные части. Она сохранила достаточный по площади, пригодный к обороне район. Командные высоты были ею заняты, войска рассредоточены. Тыл дивизии выходил к Ладожскому озеру, по льду которого вскоре была проложена временная трасса - прообраз "дороги Жизни". Благодаря ей, дивизия удерживала свой район до конца войны, не смотря на все трудности. Части же 18-й дивизии оказались в безнадежном положении - окруженные на тесных, непригодных для обороны клочках земли посреди леса.
  
  Кроме этого, по дороге от Леметти до границы были блокированы и позже по большей части уничтожены несколько тыловых гарнизонов - силой от роты до батальона каждый. Командование 8-го корпуса в январе-феврале неоднократно пыталось оказать помощь окруженным, но удалось только пробиться к самым восточным группам. Остальным пришлось хуже...
  
  Не удалось прорвать финскую оборону в районе Уома и прибывшим пограничникам, хотя даже финны отмечали, что их действия носят более осмысленный характер и бороться с ними, неплохо владеющими лыжами, значительно сложнее, чем с армейскими частями.
  
  

Северное Леметти.

   []
  "Танковый мотти" в Северном Леметти изначально не имел ни горючего, ни продовольствия, и долго держаться не мог. Командир 76-го танкового батальона капитан С. Рязанов неоднократно радировал комбригу в Южном Леметти: "Помогайте, несу большие потери". Ответ был: "Держитесь сами, помощи не будет". Тогда Рязанов собрал комсостав батальона для постановки задачи на выход из окружения. Но уполномоченный Особого отдела НКВД Мартыненко, находившийся в батальоне, обвинив комбата в трусости, запретил выход из окружения. А когда Рязанов сказал: "Я командир батальона и мои распоряжения выполнять!" - уполномоченный застрелил командира батальона. Вместо Рязанова командиром стал капитан Сакулин.
  
  
  Танкбат, будучи прикован к месту, не имел возможности двинуться с места, оборонялся в броне, нес большие потери от противотанкового огня противника. По радио передали им, чтобы они вышли обороняться в окопы, что ими впоследствии и было сделано. Помощь им в этом деле оказал 3-й батальон 316 сп, пробившийся в их расположение. Но вопрос с продовольствием нам так и не удалось выправить - ни лошадей, ни сброса с самолетов не было, трудно сказать сейчас, от чего погибло больше людей: от огня ли противника или от голода, целых 15 дней люди ничего не имели, а между тем противник помимо артогня начал вести настойчивые атаки. К чести этих танкистов - защищались они мужественно, но матчасть вконец была из строя вся выведена, удалось отбить последние две атаки, почти весь комначсостав вышел из строя убитыми и ранеными, и в начале февраля остатки людей под руководством уполномоченного ОО т. Мартыненко (того самого !) поползли ночью в Северное Леметти. Так погиб один из первых гарнизонов.
  
   Остатки батальона в количестве 10 средних командиров, 8 младших командиров и 15 бойцов присоединились к отряду майора Берестова в южном Леметти. Они рассказали, что их также окружили. Артиллерия первым делом уничтожила бензовозы и обездвижила танки. Сами же машины финны старались не уничтожать, а только повредить, чтобы потом захватить. Когда положение стало совсем безнадежным, было принято решение идти на прорыв. Отход остались прикрывать Владимир Терешков и Владимир Грязнов. Они держались около часа, до последнего снаряда, потом погибли...
  
  

Отец Валентины Терешковой

   []
  Терешков Владимир Аксёнович - отец первой женщины-космонавта Валентины Терешковой. Много лет его семья знала только, что он пропал без вести на Финской войне. Уже вернувшись из полета на "Восток-6", Валентина обратилась к Хрущеву с личной просьбой - помочь что-то узнать об отце. Оказалось, и узнавать-то ничего не требуется: при зачислении в отряд космонавтов "кровавая гэбня" изучила под микроскопом ее биографию и выяснила, что Владимир Терешков геройски погиб у села Леметти. Справка об этом даже лежала в личном деле Валентины - вот только ей об этом сказали уже после полета, и то только потому, что Хрущев разрешил. Ну не свинство ли ?...
  
  Впрочем, свинство еще будет впереди: некоторое время Валентина решила посетить могилу отца.
  
  был у нас в военкомате переполох по поводу приезда первой женщины-космонавта Терешковой... Аврал, одним словом. Она на могилу своего отца приехать собиралась, но никто точно не знал, где эта могила и поэтому, по личному "предложению" военкома, братской могилой, где похоронен отец Терешковой, младший сержант Терешков Владимир Аксенович, стала братская могила 53 (5-й километр дороги на Суоярви). А погиб мл. сержант Терешков, если я не ошибаюсь, в р-не Сев. Леметти".
  
  В общем, быстренько привели в порядок имеющиеся могилки, срочно сделали памятный камень герою, установили... Не знаю уж, заметила ли Валентина эту фальшь. В конце концов, лучше так чем никак.
  
   []  []
  
  

Четыре брата-героя.

   []
  Старшина Владимир Грязнов, вместе с Владимиром Терешковым прикрывавший отход товарищей, тоже забыт не был. По горячим следам его даже представили к званию Героя Советского Союза. Но, поскольку речь шла о самом провальном эпизоде Финской войны, представление на Героя не утвердили - посчитали достаточным "Красное Знамя" посмертно.
  
  
  Когда в северной Леметти батальон попал в окружение, Владимир Грязнов в течение 10 суток огнем пушки и пулемета героически отражал атаки обнаглевшего врага, нанося ему огромные потери. В последние дни танк Грязнова являлся единственным танком, из которого еще можно было вести огонь. И Грязнов мужественно и бесстрашно один держал оборону участка, занимаемого батальоном, своим огнем не давая возможности врагу ворваться на территорию, на которой держалась горсточка храбрецов.
  
  Когда был получен приказ отойти в южное Леметти, Владимир Грязнов прикрывал огнем танка отход товарищей. Когда ему предложили покинуть танк и пойти вместе со всеми, он ответил:
  Если сейчас танк прекратит огонь, белофинны ворвутся к нам с тыла и мы все погибнем. Идите, товарищи, а я останусь. Лучше погибнуть одному , чем всем.
  
  Группа ушла. До последнего снаряда, до последнего патрона дрался герой с крупными силами белофиннов. Вся поляна перед лесом была усеяна их трупами. А последний патрон пламенный патриот, верный сын родины. пустил себе в лоб. А группа, отход которой остался прикрывать Владимир Грязнов, пробились в южное Леметти.
  
  
  Уникальный случай: Владимир командовал танковым экипажем, в состав которого входил два его родных брата - башенный стрелок Алексей Грязнов и механик-водитель Сергей Грязнов. А четвертый (точнее самый старший) брат - лейтенант Виталий Грязнов - был помощником начальника штаба 76-го танкового батальона. Все четверо оказались в окружении в Северном Леметти.
  
  
  Лейтенант Виталий Грязнов , при прорыве из кольца возглавил ударную группу и вывел ее к своим. В Южном Леметти был назначен командиром роты. 28 февраля, в самом конце обороны, был смертельно ранен в одной из контратак.
  
  Будучи раненным, Грязнов Алексей с группой 18 человек прорвал окружение белофиннов и с 4 на 5.02 прибыл на ПАХ 18 сд (мотти "Мельница"), откуда прорвал второе кольцо белофиннов и прибыл в штаб бригады 34 ЛТБ в южном Леметти, неся на себе раненного брата Сергея Грязнова. 28.02. прорвал третье кольцо белофиннов, неся на себе раненного брата Сергея, вышел из Леметти на Питюранту.
  
  Сергей Грязнов - начиная с 19 января на своем танке вел бои с белофиннами в северном Леметти, отбивал танком неоднократно атаки белофиннов. Будучи раненным, 9 дней он героически пробивался вместе с группой бойцов из окружения, При отходе вытаскивал из-под огня отсекра комсомольской тов. Сулацкого и раненного командира роты. Позже был убит.
  
  
  

Мотти "Мельница".

  
  После разгрома "Танкового мотти" финны сконцентрировались на "мельнице".
  По странному стечению обстоятельств, на "мельнице" как раз и оказались большие запасы муки, поскольку гарнизон здесь состоял из одного отделения полевой армейской хлебопекарни (ПАХ), а так же 6-й гаубичной батареи и части тылов корпусного санбата, всего около 250 человек.
  
  
  Начиная с 6 января противник вел настойчивые атаки на весь гарнизон и особенно на батарею. 8 января почти вся батарейная прислуга была перебита, формируем наскоро из состава артиллеристов Южного Леметти новые орудийные расчеты и совместно с остатками эскадрона арб бросаем на выручку батареи. Мероприятие удается, группа пробивается, и 6-я батарея вновь ожила, но атаки не прекращаются, в бою гибнет отличный командир батареи ст лейтенант т. Шевченко. Руководить боем остается комиссар хлебопекарни ст политрук т. Феофилатьев - человек никогда не знавший войны, не знавший совершенно военного дела, твердо и мужественно руководил людьми в обороне, и когда противник уже захватил половину батареи, то т. Феофилатьев забирает всех своих хлебопеков и с ними идет в контратаку,
  в итоге противник отбит, батарея в наших руках... В эти же дни, в исключительно критические минуты, когда вот-вот судьба Сев Леметти решится, формируем сборную группу в количестве 60 че?л под командованием капитана Соловьева, направляем на выручку, но этот отряд так и не пробился и полностью погиб южнее Сев Ле?метти.
  
  Позже положение Сев Леметти становится исключительно тяжелым. Батарея лишилась почти всех ее защитников, наконец противник овладел батареей, после этого гарнизон еще раз отбивает две атаки. Люди, оставшиеся на пятачке, гибнут от артминометного и пулеметного огня, здоровых людей осталось около 70 чел, все остальные - раненые. Даем разрешение пробиваться к нам, организуем отряд приема, и в одну из ночей с криками "ура" они пробились в наше расположение - радости уцелевших не было границ, раненые всю дорогу кричали только "ура", ибо другого они ничего делать не могли. В голове шли комиссар ПАХ т. Феофилатьев и девушка Катюша (сейчас забыл ее фамилию). Эта мужественная геройская девушка в момент, когда под огнем противника люди залегали, вскакивала сама, увлекая за собой всю остальную группу, и с криком "6-й батальон, за мной, вперед" продолжала верховодить всей группой раненых. Так закончилось существование второго блокированного гарнизона, гарнизона Сев Леметти.
  
  
  

КП Четырех полков.

  
  Советское командование пыталось деблокировать войска в этом "котле" со стороны Питкяранта. Но все атаки результата не принесли - при этом окруженные части понесли большие потери.
  
  
  В ночь на 18 февраля остатки группы общей численностью около 1700 человек начали прорыв из окружения. По одним данным колонна, половину личного состава которой составляли раненые и обмороженные, пыталась пробиться в Леметти-южное, но более реальной представляется версия о том, что целью гарнизона являлся район обороны 168-й дивизии. Отход прикрывали бойцы и командиры 83 танкового и 224 разведывательного батальонов 34 бригады. Они сражались до последнего, чтобы их боевые товарищи прорвались к своим. Из этого боя не вернулся ни один танкист и разведчик. Однако и стрелкам и артиллеристам также не удалось вырваться из окружения: днем 18 февраля эта группа была уничтожена в районе высоты 79,0. В район обороны 168 стрелковой дивизии прорвались лишь 30 человек. По финским данным трофеи составили 20 танков, 32 полевых и 2 противотанковых пушки, 6 зенитных четырехствольных, 63 станковых и ручных пулемета, 17 тракторов, 25 автомобилей, более 200 повозок. В финском плену оказалось более 250 человек.
  
  
  

"Генеральский котел".

   []
  В районе южного Леметти были окружены штабы 18-й дивизии (комбриг Кондрашов) и 34 легкотанковой бригады (комбриг Кондратьев). Два брата-кондрата располагали, как уже было сказано, немалыми силами, но вели себя крайне пассивно. Помощи рядом окруженным мелким группам практически не оказывали, расчистить дорогу на восток не пытались. И даже о собственной безопасности фактически не позаботились. Как было указано в докладе штаба 15 армии:
  
  ...Оборона Леметти южное организовывалась стихийно, части и подразделения, прибывшие в Леметти, строили оборону там, где они остановились, для непосредственной охраны себя. Это привело к тому, что район обороны был растянут вдоль дороги на 2 км, а ширину имел всего лишь 400-800 м. Такая ширина обороны поставила гарнизон в исключительно тяжелое положение, так как противник простреливал его действительным огнем из всех видов оружия. Допущенная ошибка в организации обороны обусловила то, что высота "А", представлявшая большую тактическую ценность, не была занята, а командная высота над районом Леметти южное "Б" занималась недостаточными силами (60 чел. с одним пулеметом и поэтому при первой же атаке противника была оставлена. Противник, заняв высоты, получил полную возможность в упор расстреливать людей, боевые и транспортные машины, наблюдать за поведением и действиями гарнизона... Большинство танков 34 лтбр и 201 хтб не были расставлены как огневые точки, а находились непосредственно на дороге...
  
  Согласно финской схеме, кольцо окружения вокруг этой группировки держали всего три роты егерей. Остальные силы постепенно ликвидировали другие "мотти". К концу февраля они с этим закончили и смогли приняться с Леметти-южное. Там уже давно доели последнюю лошадь, а сброс продовольствия с самолетов осуществлялся нерегулярно, неточно и в мизерном количестве. Впрочем, более мелкие гарнизоны - танковый, "развилка дорог", Уомаа - и этого не получали.
  
  18 февраля из Леметти южное: "Почему морите голодом, дайте продфуража"
  19 февраля из "Развилки дорог":"Сброса нет". В тот же день от командира 34 легкотанковой бригады комбрига С.И.Кондратьева(Леметти):"Р-5 все сегодня сбросили противнику"
  21 февраля от комбрига С.И.Кондратьева:"Помогите, умираем голодной смертью."
  22 февраля, в канун дня Красной Армии оттуда же: "Авиация по ошибке бомбила нас. Помогите, выручайте, иначе погибнем все."
  26 февраля "Помогите, штурмуйте противника, сбросьте продуктов и покурить. Вчера три ТБ развернулись и улетели, ничего не сбросили. Почему морите голодом? Окажите помощь, иначе погибнем все."
  
  
  Наконец, финны подтянули артиллерию (скорее всего - трофейную, захваченную в других "мотти") и принялись за "генеральский котел" всерьез. В ночь на 19 февраля, воспользовавшись плохой организацией обороны в Леметти, они овладели несколькими высотами, что позволило им полностью взять под контроль все перемещения окруженных, площадь их обороны сократилась до одного километра в длину и примерно 400 метров в ширину.
  
  28 февраля гарнизон получил разрешение на прорыв. Были сформированы две колонны общей численностью 3261 человек - одна из раненых и ослабевших, другая, которая якобы должна была прикрывать первую - из тех, кто еще сохранил силы. Но это в теории. На практике на подготовку имелось 3 часа времени, и беспорядка избежать не удалось. Тем более что Кондрашев был ранен, и организовать прорыв по сути не смог. Колонны действовали независимо и в разных направлениях. Первая двинулась строго на восток. Наткнулась на финский лагерь. В яростном ночном бою потеряла свыше 200 человек, но прорвалась. К утру, сбив еще несколько небольших заслонов противника, вышла к своим. Пробились 1237 человек, 900 из которых были ранены или обморожены.
  
  Вторая колонна из Леметти южное выступила около 22 часов и двигалась от командного пункта 34 легкотанковой бригады вдоль финской дороги, проходящей по тропе к юго-западному берегу оз.Вуортана-ярви. Личный состав колонны был вооружен винтовками и револьверами, кроме того колонна имела 3 комплексных зенитных установки и 2-3 танка БТ-7, которые предполагалось использовать для поддержки выхода, но в силу плохой организации их не использовали и даже забыли предупредить экипажи о выходе... Приказание Военного Совета о порче техники и материальной части полностью выполнено не было.
  
  Несмотря на приказание Военного Совета армии обязательно взять с собой всех больных и раненых, около 300 тяжело больных и раненых было оставлено, причем выход гарнизона был преднамеренно скрыт от них...
  
  При выходе колонна растянулась, потеряла управление, чем воспользовались финны, уничтожившие ее почти полностью. По другим данным, колонна нарвалась на подготовленную финнами засаду, "огневой мешок". По третьим, организованный выход вообще не состоялся: финны в эту же ночь решили штурмовать "мотти", и их атака с юга и запада по времени совпала с прорывом русских на восток. Естественно, в такой кутерьме про какие-то организованные колонны говорить не приходится. Результат, впрочем, тот же.
  
  Опасаясь то ли плена, то ли особистов, застрелились командир танковой бригады комбриг С.И.Кондратьев, начальник штаба полковник Н.И.Смирнов, начальники политотделов дивизии и бригады И.А.Гапанюк и И.Е.Израецкий, а также начальник особого отдела танковой бригады капитан Доронин. Финнам помимо иных трофеев досталось и боевое знамя 18 Ярославской Краснознаменной стрелковой дивизии. Дивизия вскоре после окончания войны была расформирована. 4 марта был взят под стражу раненый Кондрашев, которого впоследствии расстреляли, а 8 марта, видимо боясь ответственности за поражения соединений 56-го корпуса, застрелился комдив И.Н.Черепанов.
  
  

Итоги.

  
  Таким образом, из 18 тысяч человек, находившихся в подразделениях 18 стрелковой дивизии и 34 танковой бригады, к началу войны примерно 2,5 тысячи оказались вне кольца, еще чуть больше тысячи из окружения вышли. Остальные были убиты или попали в плен.
  
  По документам соединения 56-го корпуса понесли следующие потери: 168 стрелковая дивизия - 6742 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 18 стрелковая дивизия без учета потерь 97 стрелкового полка, часть которого оказалась вне кольца - 8754 человека, сам вышеупомянутый полк - 3097 человек. Наконец, 34 танковая бригада - еще более 1800 человек, 143 танка и 14 бронеавтомобилей.
  
  Отметим однако, что финнам эти победы дались тоже отнюдь не бескровно: за период боевых действий части 13 пехотной дивизи, вынесшие на себе основную тяжесть боев в Приладожской Карелии, потеряли 1171 человека убитым, 3155 ранеными и 158 пропавшими без вести, кроме того приданные части и подразделения (64 пехотный полк, егерские, партизанские и специальные батальоны, саперные роты) недосчитались еще 924 убитых, 2460 раненых и 102 пропавших без вести. Наконец не назовешь малыми и потери частей 12 пехотной дивизии, которые также участвовали в боях против левофланговой группировки 56-го корпуса: 36 пехотный полк потерял 253 человека убитыми, 763 ранеными и 67 пропавшими без вести, а 35 пехотный полк - 261, 470 и 27 человек соответственно.
  
  Итого около 2600 убитых, 350 пропавших без вести, 6400 раненых.
  
  Для уничтожения 18-й дивизии использовали ту же тактику окружения, с помощью которой добились победы под Раатте. (над 44 и 163-й дивизиями - П.А.) Эту дивизию вместе с ее танковой бригадой делили на куски, загоняя их в десятки мешков, но, к сожалению, поступить также со 168-й дивизией не хватило сил. Начались затяжные и своеобразные бои, связавшие главные силы 4-го армейского корпуса на многие недели... С тем, чтобы высвободить наши войска для выполнения задач на других фронтах, я отдал командиру 4-го армейского корпуса приказ ускорить боевые действия и направить все силы на уничтожение противника в мешках. Несмотря на голод и холод, русские и на этот раз оборонялись на удивление стойко. Все их попытки вырваться из окружения были отбиты. Последний мешок 18-й дивизии перестал существовать только в конце февраля. На поле боя насчитали 4300 убитых, в том числе два генерала, помимо тех, кого скрыла у себя глухая местность.
  
  Общее число трофеев превысило все ранее захваченные: 128 танков, 91 орудие, 128 автомашин и тракторов, 62 походные кухни и большое количество пехотного оружия и снаряжения. Заключение мира спасло основные силы 168-й дивизии от подобно участи.
  
  
  

Памятник.

  
  При Советской Власти об этих боях предпочитали не вспоминать вообще. Но в 1990-е годы о них заговорили. Возникла идея поставить памятник на месте боев. Но какой ? Стереотипный солдат с автоматом ? Примелькавшийся Т-34-85 ? Мнения были разные...
  
  Так, ветераны-танкисты 34-й бригады предложили почти буквально то же, о чем когда-то писал Симонов:
   []
  "Когда бы монумент велели мне
  Воздвигнуть всем погибшим здесь, в пустыне,
  Я б на гранитной тесаной стене
  Поставил танк с глазницами пустыми;
  
  Я выкопал его бы, как он есть,
  В пробоинах, в листах железа рваных,-
  Невянущая воинская честь
  Есть в этих шрамах, в обгорелых ранах.
  
  На постамент взобравшись высоко,
  Пусть как свидетель подтвердит по праву:
  Да, нам далась победа нелегко.
  Да, враг был храбр.
  Тем больше наша слава."
  
  Это был бы, наверное, замечательный памятник. Но 1 февраля 1994 года международное жюри из четырнадцати работ выбрало другой проект - "Крест скорби" петрозаводского скульптора Лео Ланкинена, члена Академии художеств СССР, - высокий, более пяти метров, обелиск из металла, к которому с обеих сторон прильнули, раскинув руки вдоль перекладины - распятия, финская и русская женщины-матери.
  
  "Это памятник и будущей дружбе наших стран, - оценивал его сам скульптор. - А крест несет не религиозный, а философский смысл. Первый в мире памятник двум воевавшим армиям... Какая из сестер представляет Россию, а какая - Финляндию? Да нет разницы. Привезем на место и там будет видно. Надо бы, чтобы рядом с крестом лежал камень, а на нем на русском и финском языках объяснялось содержание, смысл памятника. Может быть, такими словами: "Две сестры - Россия и Суоми, две матери. Они создали этот скорбный крест из самих себя. И головы их, и руки слились в надежде, что любовь одержит верх..."
  
  А дальше потекли годы... Средства то собирались, то таяли. Банк, в котором собирали деньги, разорился. Скульптура была сделана в уменьшенных размерах. На этом дело затормозилось. Дальше - больше. Бандиты напали на Лео Ланкинена, сильно избили. Он вскоре умер. Скульптуру стал доделывать его брат - Геннадий Ланкинен. Но через некоторое время умирает и он. Но за дело взялся мастер художественного цеха Эдуард Александрович Акулов, который обычно делал памятники по макетам скульпторов. Однако Ланкинены творили, получив премию за проект, а за что должен был работать Акулов? Начали поступать средства на завершение памятника благодаря хлопотам оргкомитета, а также бурной деятельности С.М. Тихомирова, который ходил в поисках денег то к предпринимателям, то к Ю.М. Лужкову, а Президенту РФ он отправил более сотни писем. Администрация Республики Карелия уже поняла важность окончания проекта, его международное значение, увеличение количества туристов-скандинавов, возможное улучшение экономики района. После смерти Э.А. Акулова памятник завершают его сын и дочь.
  
  27 июня 2000 года на развилке дорог А131 и Р21 (на месте "КП четырех полков") после долгих перепетий был установлен памятник павшим в Советско-Финской войне. На открытии памятника присутствовали вице-премьер РФ Алексей Кудрин, председатель правительства Карелии Сергей Катанандов и премьер-министр Финляндии Пааво Липпонен...
  
    []  []
  
    []  []  []
  

И, по традиции, финская песня на тему...

  
  Korsuorkesteri - Raatteentie
  
  Скажут - как же можно по такому поводу песни петь ?! Но мы же сами поём. Помните, есть такая замечательная песня - "Шумел сурово Брянский лес" ? Или вот - "Ой туманы мои, растуманы..." Обе фактически об одном и том же - в наши леса пришли чужеземцы, а обратно не вышли.
  
  И финская песня "Дорога на Раате" ровно о том же. . Раате - поселок рядом с границей, в средней Карелии. Отсюда начинается дорога на Суомуссалми и далее на Оулу - кратчайший путь, по которому можно перерезать Финляндию напополам. В конце 1939 года здесь наступала 9-я армия комбрига Виноградова, с которой случилось практически то же что и с 8-й: две дивизии (163-я и 44-я) вошли по единственной дороге в финские леса. 163-я была блокирована и почти уничтожена под Суомуссалми, 44-я шла ей на помощь, но также была блокирована в нескольких "мотти" вдоль Раатской дороги и тоже понесла большие потери.
  
  Для финнов этот успех был тем более важен, что на Карельском перешейке в конечном счете им пришлось отступить. Поэтому пропагандисты долго и охотно говорили о победе под Раате. И песню написали. Слова вот тут.

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) Д.Винтер "Постфинем: Дыхание Дьявола"(Постапокалипсис) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"