Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Моонзунд - 15

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Сто лет назад...

  Куда мы катимся... Весь август отмечали тыщу лет смерти (!!!) тёзки нынешнего Президента...
  
  И даже не вспомнили про другую круглую дату: 100 лет назад Балтийский флот достойно противостоял немецком Флоту Открытого моря.
  
  Моонзундская операция 1915 менее известна, чем события 1917 года в том же Моонзунде. Хотя вроде бы должно быть наоборот.
  
  В 1915 мы видим осмысленную борьбу Балтфлота против многократно превосходящих немецких сил, закончившуюся отступлением противника.
  В 1917 революционный бардак сделал флот и армию практически небоеспособными. Беспримерный героизм немногих не мог остановить всеобщего развала. В результате немцы плюс-минус по плану завершили операцию "Альбион", вытеснив русских из Рижского Залива и захватив Моонзундский архипелаг. Но не будем пока о грустном, вернемся в 1915-й год и даже раньше.
 []
  
  Эссен.
  
  Говоря "Балтфлот", мы говорим "адмирал Эссен". Это было его детище, которое адмирал создал практически с нуля. Известность пришла к Эссену еще в русско-японскую войну. В первый же день, 27 января 1904 года, крейсер 2 ранга "Новик" под командованием кавторанга Эссена в одиночку вышел в атаку на японскую эскадру, дважды пытался торпедировать "Микасу". Да, неудачно. Да, сам потом едва ушел. Но эта атака была единственным светлым пятном этого несчастного дня. Её запомнили. И в дальнейшем "Новик" - лучший скороход эскадры - участвовал практически во всех боях, вел разведку, сопровождал миноносцы...
  
  В марте Эссен приказом адмирала Макарова был назначен командиром броненосца "Севастополь". Назначение его не порадовало: вместо быстроходного современного крейсера он получил устаревший броненосец, к тому же "невезучий". Еще при постройке на нем неправильно собрали главные машины, в результате скорость "Севастополя" никогда не превышала 13 узлов, вместо 16 у систершипов. За пару месяцев с начала войны он умудрился столкнуться сначала с "Полтавой", а потом с "Пересветом", повредив при этом свои винты и тем снизив скорость до 10 узлов. Этот случай и повлек смену командиров. Но как ни странно, именно командование этим кораблем-инвалидом принесло Эссену настоящую славу.
  
  "Севастополь"
  
  В конце осады, 22 ноября 1904 года, японцы после десятидневного отчаянного штурма заняли гору Высокая, с которой просматривался весь Порт-Артурский внутренний рейд. Немедля они оборудовали на ней наблюдательный пункт и открыли стрельбу из 11-дюймовых гаубиц по кораблям. В тот же день погибла "Полтава", а к 25 ноября были потоплены все крупные корабли кроме "Севастополя". Эссен просил, даже требовал разрешения идти на прорыв. До сих пор адмирал Вирен не разрешал, но 25-го махнул рукой: делайте что хотите...
  
  А сделать пришлось много. То здесь то там всплывали проблемы, каждая из которых могла бы сорвать всё - для менее упорного человека.
  - Почти вся команда на берегу, в окопах. Некому даже пары поднять.
  - Срочно отозвать кого можно.
  - Противоминная артиллерия тоже там.
  - Частично вернуть.
  - На корабле почти нет угля и продовольствия
  - Примем на внешнем рейде
  - Шпиль поврежден, якорь поднять нельзя.
  - Расклепать цепь.
  - Нет буксиров для выхода с рейда.
  - Сами пройдем, как Макаров учил.
  - Защитный бон на выходе нЕкому развести...
  - Таранить !
  
  В результате ночью "Севастополь" перешел в бухту Белый Волк, вне зоны видимости с Высокой. Но погрузка угля и прочих припасов затянулась, японцы обнаружили стоянку и уже на следующий день атаковали ее. В дальнейшем атаки миноносцев повторялись каждую ночь. Через неделю они добились успеха: 3 декабря "Севастополь" получил тяжелые повреждения. Выйти в море было уже невозможно. Тем не менее до 19 декабря корабль поддерживал своими пушками сухопутную оборону, а в конце был выведен на глубокое место и затоплен. Из находившихся в Порт-Артуре крупных кораблей только "Севастополь" и "Петропавловск" избежали дальнейшей службы под японским флагом.
  
  Балтика.
  
  Вернувшись в Россию, Эссен застал Балтику пустынной. Всё было отправлено на Дальний Восток и потеряно. Завершала испытания одинокая "Слава", скоропостижно потерявшая всех четырех однотипных братьев в Цусиме. Дымил древний однобашенный "Александр II", систершип небогатовского "Николая". Еще более древние полуброненосные фрегаты "Минин", "Герцог Эдинбургский" и "Генерал-адмирал" с бортовыми пушками, как во времена Ушакова. И... всё. Впору воевать разве что с Данией, даже со Швецией уже не получится. Ожидали из Англии новейший "Рюрик" (к слову, построенный по устаревшему проекту), но и он погоды не делал.
  
  Эссен был назначен командующим Отрядом минных крейсеров. В него входили 20 кораблей класса "Доброволец", построенные на народные пожертвования в ходе Русско-Японской. Представляли собой достаточно крупные эсминцы водоизмещением около 600-650 тонн, с 2 75-мм пушками, несколькими орудиями поменьше и тремя торпедными аппаратами. Угольная паровая машина, 25 узлов. Не лучше и не хуже чем у японских контрминоносцев в 1904. На Дальний Восток они не успели, но на опустевшей Балтике позволили хоть как-то прикрыть морские границы.
 []
  Учеба
  
  Одной из главных причин поражения в Русско-Японской Николай Оттович считал незнание театра военных действий. И стремился не повторить этой ошибки: его миноносцы изучили все финляндские шхеры, научились ходить там полным ходом без аварий. Это позволяло русским появиться в любом месте Финского и Ботнического залива, даже если основные фарватеры перекрыл превосходящий противник. Создается сеть постов СНИС (системы наблюдения и связи), охватывавшая всё побережье. Свежеизобретенное радио используется не только для связи - делаются опыты по пеленгации чужих радиостанций.
  
  Мины, которыми японцы в конце концов "завалили" Порт-Артур, также не были забыты. Вместо кустарных "минных плотов" использовали минные рельсы, с которых установка производилась быстро, безопасно, и на хорошем ходу. Эти рельсы появились и на всех "Добровольцах", и на новейшем крейсере "Рюрик". Даже древние фрегаты типа "Минин" перестроили в минные заградители. В общем, мины ставить учились все. Но особенно выделялся Полудивизион Особого Назначения - 4 эсминца последней модификации ("Охотник", "Пограничник", "Сибирский Стрелок" и "Генерал Кондратенко"). Лучшая мореходность и повышенное водоизмещение давали им возможность выполнять особо сложные минные постановки. Полудивизион был элитой Минной Дивизии (в которую был преобразован Отряд Минных Крейсеров), любимым подразделением Эссена. А когда Николай Оттович стал начальником Действующего флота, сама Минная Дивизия стала рассадником "эссеновских" методов для всех остальных кораблей, кадровым резервом Балтфлота.
 []
  
  
  Перед войной.
  
  К 1914 году флот слегка усилился: вернулись с Дальнего Востока уцелевшие корабли ("Цесаревич", "Олег", "Аврора", "Россия", "Громобой", "Богатырь"), вступили в строй крейсера типа "Баян" (повторявшие устаревший довоенный проект - вот уж воистину "баян"!). Пришел из Англии "Рюрик" - вроде бы новейший, но рядом не лежавший с британскими линейными крейсерами, с коими он строился одновременно. Наконец-то вступили в строй "Андрей Первозванный" и "Павел I" - развитие "Славы" с 203-мм вспомогательным калибром. Были заложены первые русские дредноуты, но когда еще их достроят...
  
  "Добровольцы" были перевооружены. Вместо 2 75-мм и 6 57-мм пушек на каждый поставили два новейших 4-дюймовых орудия с дальностью стрельбы 16 км. Кстати, вопрос о разработке подобных орудий тоже поставил Эссен...
  
  Наконец, перед войной в строй вступил эсминец "Новик" - единственный в своем роде, сильнейший в мире на тот момент. Обидно, что эти выдающиеся ТТХ удалось получить, только использовав немецкие котлы и турбины. Построенные вроде бы по образцу "Новика" эсминцы с нашими турбинами всё-таки уступали головному и в скорости, и в надежности. Да и в строй они вступили в 1915-16, когда такими ТТХ уже никого удивить было нельзя.
  
  Война.
  
  Начала войны Балтфлот ждал как судного дня. Простое сравнение морских сил России и Германии навевало мысли о вечном. 24 дредноута и линейных крейсера немцев против четырёх наших броненосцев. Даже не смешно. Недавно прорытый Кильский канал давал немцам возможность перебросить на Балтику столько кораблей, сколько сочтут нужным. Русский флот мог только завалить море минами, после чего героически погибнуть. Собственно, к этому были готовы. Большинство офицеров, идя в первый поход, оставили завещания. Но... ничего не произошло. Немецкий флот сам с подобным настроением ожидал атаки Британского флота, и для Балтики было выделено только несколько устаревших крейсеров.
  
  Так что Балтфлот без помех выставил мины на "Главной минно-артиллерийской позиции" - между Ревелем и Гельсингфорсом (Таллинном и Хельсинки, по нынешнему). В дальнейшем были предприняты активные минные постановки в немецких водах - район Мемеля (Клайпеды) и даже Данцига. Этим занимались Полудивизион Особого Назначения и "Новик". В результате на минах подорвались несколько немецких кораблей. Попытка противника проникнуть в Финский Залив привела к потере крейсера "Магдебург" и захвату союзниками немецких шифров. Единственный успех немцев в 1914 году - потопление подлодкой U-26 крейсера "Паллада" со всем экипажем. Но союзники в подобной ситуации теряли и по три крейсера за раз...
  
  1915 год.
  
  В 1915 активные постановки были продолжены. Еще два немецких крейсера подорвались на русских минах. В добавок к Главной Минно-Артиллерийской Позиции устроили Передовую, на входе в Финский Залив. Прикрыли минами Ирбенский пролив. Русские постепенно "брали море в свои руки", как выражался Эссен. Но... мы предполагаем, а судьба располагает. В мае 1915 Николай Оттович умер от пневмонии. Он подготовил флот к этой войне, но не успел повести его в бой...
  
  А бой грянул уже скоро - в июле. Русский отряд из 5 крейсеров и "Новика" шел на обстрел Мемеля. В темноте "Рюрик" и "Новик" отстали. Тем временем радиопеленгатор засек немецкие корабли у Готланда и навел на них 4 русских крейсера. Немецкий отряд состоял из легкого крейсера "Аусбург", минного заградителя "Альбатрос" и 3 эсминцев. Не смотря на подавляющий перевес русских, крейсеру и эсминцам удалось уйти без повреждений, а тихоходный "Альбатрос" каким-то чудом все-таки дотянул до шведского берега и выбросился на мель. Русские крейсера на обратном пути встретили немецкие "Роон" и "Любек". Превосходство четыре против двух показалось недостаточным, и к месту боя был вызван "Рюрик". Последовал суматошный обмен залпами, "Роон" получил попадание, после чего немцы решили не испытывать судьбу и скрылись. Вроде бы наша победа, но хвастаться особо нечем. Как говорят хоккеисты, "численное преимущество не было реализовано".
  
  Моонзунд
  
  Летом 1915 русская армия совершала своё "великое отступление". Немцы стянули силы на Восточный фронт и методично вытесняли её с территорий нынешней Польши, Белоруссии, Прибалтики... Противник подошел к Риге, но тут произошла заминка: поддержанная пушками Балтфлота, 5-я армия совместно с дружинами "ополченцев" успешно держала оборону. Немецкий флот, чтобы помочь своей армии, должен был проникнуть в Рижский Залив. А единственный путь туда с запада - Ирбенский Пролив - был закрыт русскими минами. Хотели ещё дальнобойные батареи там поставить, но не успели (сделали только к 1917 г).
   []
  Русские силы в Рижском заливе состояли из 4 канонерских лодок, десятка эсминцев во главе с Новиком", минзага "Амур" и нескольких подводных лодок, в т.ч. 3 английских. Крупных кораблей изначально не было, но когда потребовалось усилить оборону Риги, решили рискнуть и направить туда "Славу". Рискнуть - потому что войти и выйти она могла только через Ирбены. Северный проход (Моонзундский пролив) был слишком мелким. В случае нападения немцев отступать "Славе" было некуда. Поэтому более новые корабли посылать не стали.
  
  Сам прорыв "Славы" через Ирбены был сложной многоходовой операцией. Подготовили специальный секретный фарватер. Сам броненосец сопровождался до пролива отрядом крейсеров и дюжиной миноносцев. В дальнем прикрытии находились даже свежепостроенные дредноуты типа "Севастополь" - на случай встречи с немецкими линкорами. Но обошлось.
  
 []
  Первый удар
  
  В конце июля немецкое командование выделило отряд из 7 устаревших броненосцев (равноценных "Славе"), 2 броненосных и 4 легких крейсеров, 24 эсминца и 32 тральщика для прорыва Ирбенской позиции и содействия армии под Ригой. 26 июля немецкие тральщики начали траление. Ответный огонь открыли сначала канлодки, чуть позже - "Слава". Нанесли удар гидросамолеты с авиаматки (гидроавианосца) "Орлица". С немецкой стороны в бой вступили два броненосца.
  
  Орудия "Славы" уступали немцам в дальнобойности. Поэтому командир броненосца принял решение затопить часть отсеков одного борта и вести огонь с креном 3 градуса. Впрочем, это не помогло: обе стороны имели только недолёты. А вот мины работали безотказно: за день подорвались 3 тральщика и минонец. Немцы временно отступили. Ночью относительно мелкосидящик канонерки поставили дополнительные мины поверх существующих заграждений. Риск ? Конечно. Но куда деваться... На следующий день немцы ничего не предпринимали.
  
  А 28 июля день начался "побудкой": русские эсминцы и канлодки настолько привыкли к опасности, что после ночных операций вставали на якорь прямо у заграждения, рядом с мысом Церель. С запада, извне пролива, их было отлично видно. Заметив это, немцы в 4:30 подошли двумя кораблями и выпустили по Церелю свыше 200 снарядов. Еще легко отделались - были только 2 попадания в "Сибирского Стрелка" да несколько - в здания на берегу. Потерь не было. Тем временем траление прекратилось. Немцы взяли тайм-аут.
  
  Бой
  
  3 августа операция продолжилась. На сей раз помимо старых броненосцев были привлечены 8 дредноутов и три новейших линейных крейсера. Конечно, не против самой старушки "Славы". Этих сил хватило бы, чтобы раскатать весь Балтфлот, буде он явится. Но он не появился.
  
  Тральщики под прикрытием крейсеров начали свою работу. "Слава" отогнала и тех и других, но взамен к проливу подошли два дредноута - на каждом по 12 орудий главного калибра, против 4 на "Славе". Ей пришлось отступить, имея 3 попадания. В результате немцам к вечеру удалось протралить проход вдоль южного берега, уже занятого их войсками. Ночью этим путем два новейших эсминца - V-99 и V-100 - прошли в Залив с задачей уничтожить "Славу".
 []
 []
  V-99 и V-100
  
  ...Как уже было сказано, наш "Новик" создавался при технической помощи немецкой фирмы "Вулкан" - она поставляла турбины, котлы и ряд других систем. Более того, сам "Новик" отправляли в Германию для наладки турбин и подбора гребных винтов. То есть фирма получила достаточно информации, чтобы предложить германскому флоту построить такие же. Ну, не совсем, но с теми же турбинами, котлами, идентичным водоизмещением и скоростью, похожим вооружением (4 88-мм пушки). Архитектура правда отличалась (характерный немецкий короткий полубак, и вооружение размещено по-другому).
  
  Они - V-99 и V-100 - были закончены в 1915 году и стали первыми в Кайзермарине кораблями класса Zerstorer (эсминец), тогда как все их предшественники числились в классе Torpedо Boot (миноносец) и в большинстве уступали даже "добровольцам". Так или иначе, новые эсминцы приходились "Новику" если не родными, то двоюродными братьями...
  
  Проскочив под южным берегом в Рижский залив, они приступили к поиску русского броненосца. Вместо него встретили эсминцы "Кондратенко" и "Охотник". Через 5 минут безрезультатной перестрелки противники потеряли друг друга. Немцы подошли к Аренсбургу, но снова наткнулись на дозорные эсминцы "Украйна" и "Войсковой". Бой велся на дистанции всего 3 кабельтовых и длился 3 минуты. Немцы, не найдя "Славы", решили побыстрее покинуть разворошенный муравейник. Уже на отходе их догнал "Новик".
  
  Новик
  
  Из 23 выпущенных "Новиком" снарядов 11 попали в цель. В результате оба немецких корабля получили повреждения. V-99 вдобавок подорвался на мине и вынужден был выброситься на берег, "сотому" удалось уйти. В результате мы имеем практически ЕДИНСТВЕННУЮ в Российском паровом Флоте победу "не числом а умением" над равным противником - как минимум со времен бутаковского "Владимира". (Победы эсминцев над подлодками, и наоборот, тяжело сравнивать, слишком много там неизвестных величин).
  
  Наутро немцы продолжили траление. "Слава" вновь вышла на позицию, но получила еще нескольких попаданий. Один снаряд разорвался над кормой "Новика". Русские отошли. 5-го августа немцы закончили траление Ирбен. 6-го немецких флот вошел в Рижский Залив. Русские корабли отходили на север, к Моонзундскому проливу.
  Сивуч
  
   []
  Канлодки "Сивуч" и "Кореец", до этого базировавшиеся на Ригу, 6-го также получили приказ следовать на север, в Куйваст. Видимо в общей неразберихе отступления забыли, какая у них скорость (12 уз.). В результате оба корабля были вечером перехвачены в центре Рижского Залива крейсером "Аугсбург" и 2 миноносцами. В сумерках крейсер опознал головного "Сивуча" как "Славу", и, соответственно, вызвал подкрепление. Подошедшие на помощь дредноуты "Позен" и "Нассау" обрушили на небольшие безбронные корабли такой огонь, что даже линкору бы не поздоровилось. Исход боя был более чем очевиден.
  Героически сражавшийся под командованием капитана 2 ранга П.Н. Черкасова, "Сивуч" весь горел, но продолжал огонь до последней минуты. Он даже смог развернуться и атаковать противника, а сбитый снарядом прожектор "Аренсбурга" позволил "Корейцу" скрыться в темноте. Уже погружаясь в воду, "Сивуч" продолжал вести огонь из единственного уцелевшего 75-мм плутонгового орудия мичмана М. Мурзина. В 21 час 30 минут лодка перевернулась и, окутавшись паром, ушла под воду. Не зря её назвали балтийским "Варягом".
  
  Кстати, ее командир Петр Нилович Черкасов в последние дни обороны Порт-Артура служил старшим офицером броненосца "Севастополь" - вместе с Эссеном. За свой последний бой капитан 2 ранга П.Н. Черкасов был посмертно награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.
  Несолоно хлебавши.
  
  Увидев что "Кореец" скрылся в направлении порта Пернов (ныне Пярну), немцы видимо посчитали его одной из российских баз, и не поленились затопить несколько брандеров на подходах к нему. При этом к Риге даже не приближались (возможно боялись мин), Аренсбург только обстреляли издали, на север (Куйваст, Рогокюль) даже не пытались пройти. Незнание минной обстановки делало бессмысленным нахождение крупных кораблей в Заливе: предпринять что-то полезное они не могли, а вот подорваться на мине - в любой момент.
  
  Тем более что 6 же числа новейший линейный крейсер "Мольтке" был торпедирован английской подлодкой Е-1. Вместе с ним на базу ушли и прочие линейные крейсера. Оставшиеся больше думали о самообороне, а не о наступлении на русских.
  В итоге, немецкий флот покинул Рижский залив 8 августа 1915 года. Его потери составили - эсминцы V-99 и S-31, тральщики Т-46, Т-52 и Т-58. Линейный крейсер "Мольтке", крейсера "Тетис" и "Аугсбург", эсминцы V-100 и S-144, тральщик Т-77 были повреждены. Балтийский флот потерял канонерские лодки "Кореец" и "Сивуч", были серьезно повреждены броненосец "Слава" и эсминец "Сибирский стрелок". Вместо ожидаемой лёгкой морской прогулки, немцы получили жестокую и кровопролитную битву. Безусловно, немецкому флоту удалось зайти в Рижский залив, но закрепиться в нём они не смогли. В итоге, все их потери оказались бессмысленны.
  
  Через два года в Моонзунде снова закипел бой. Но теперь немецкая эскадра исправила свои старые ошибки, а во главе ее стоял знаменитый адмирал Сушон. С русской же стороны несомненные успехи в укреплении обороны (новые береговые батареи и т д) и пополнении флота (до 15 эсминцев типа "Новик") нивелировались послереволюционным бардаком. Поэтому и результат получился совершенно другой.
   []
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"