Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Бой в Норчепингской бухте (июнь 1916)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Балтика. Налет русских эсминцев на немецкий транспортный конвой.

  Не успели замолкнуть пушки Ютландского сражения, как на Балтике стряслась наша собственная "перемога". Не блиставший до этого излишней активностью адмирал Канин здраво рассудил, что немцам в ближайшее время не до русских. Поэтому был одобрен план набега на германские конвои с железной рудой, проходившие вдоль шведского побережья.
  
  Два слова о Швеции и о конвоях. Всё что можно плохого сказать о нейтралах - в данном случае будет к месту. С началом войны Швеция, которая и до этого была крупнейшим поставщиком руды в Германию, осталась единственной страной, из которой было возможно продолжать поставки. Людендорф писал, что без этого немцы не смогли бы развернуть "подводную войну" в опасных для Англии масштабах. А германский историк Гроос писал, что "Германия была в силах поддерживать свою боеспособность только до тех пор, пока были обеспечены пути подвоза шведской руды через Балтийское море".
  
  В начале 1916 года германо-шведскую торговлю обслуживало свыше 250 торговых судов под германскими, шведскими и норвежскими флагами. шведский военно-морской флот обеспечивал охранение германских торговых судов в пределах шведских территориальных вод (три мили), что было весьма на руку германскому командованию. Кроме того, шведы передавали в германский адмирал-штаб ценные сведения, касавшиеся присутствия российских и английских кораблей у своего побережья.
  
  В тоже время, как Россия, так и Великобритания старались во что бы то ни стало избежать недоразумений с нейтральной Швецией - через её территорию проходил транзит грузов Антанты. Опасаясь прерывания этого грузопотока в случае дипломатических или военных осложнений, Российское правительство готово было даже мириться с тем, что из Швеции в Германию шёл реэкспорт российских товаров (!!), закупаемых специально для таких целей шведскими коммерсантами. Вот как хошь тут, так и воюй...
  
  Впрочем, нельзя сказать чтобы Балтфлот особо напрягался: не смотря на то, что шведский берег был всего в 190 милях от Ревеля (и в 160 от Ирбенского пролива), попытки русских кораблей помешать немцам возить руду можно пересчитать по пальцам одной руки. Имея, с 1916 года, дивизион "новиков", превосходивших по скорости любой корабль на Балтике, Канин мог закрыть проход для немцев наглухо. А уж для отдельных набегов вообще не было никаких препятствий. Однако Балтфлоту до сих пор ставились сугубо оборонительные задачи, и даже подлодки нацеливались на борьбу только с боевыми кораблями противника. А немцы тем временем проводили по два-три конвоя в неделю (!!) Черноморского адмирала Эбергарда ругали за бездеятельность, и справедливо. Но даже он к 1916 году пресёк турецкие перевозки угля из Зонгудлака...
   []
  И вот и июне 1916 года лёд тронулся. Командующий одобрил "Операцию 12" и выделил для нее немалые силы. Крейсера "Рюрик", "Олег" и "Богатырь", новейшие эсминцы "Новик", "Гром", "Победитель" и "Орфей", и дивизион "добровольцев" (8 единиц). Командовать должен был адмирал Трухачев, начальник отряда крейсеров. План основывался на том, что проходя мимо Норчепингской бухты, немцы для сокращения пути пройдут нейтральными водами, и их можно будет перехватить, не нарушая шведского нейтралитета, будь он неладен.
  
  10 июня состоялась первая попытка. Из-за тумана караван обнаружить не удалось. В ночь с 13 на 14 июня (по старому стилю - с 31 мая на 1 июня) корабли снова вышли в море. У "Орфея" обнаружились неполадки в машинах, он отстал. Чуть не самое подробное описание последовавшего затем боя оставил Г.Граф в своей книге "На Новике".
  
  Около полуночи, находясь уже близко от Ландсорта, мы увидели на горизонте караван пароходов, шедший с открытыми огнями. Между пароходами были заметны какие-то маленькие силуэты, которые мы приняли за миноносцы. Всего удалось насчитать 10-12 судов, но разобраться в их типе было еще невозможно.
  
  Недолго думая, начальник дивизии приказал дать полный ход, и миноносцы стали быстро сближаться с караваном.
  
  Перед адмиралом возникла дилемма - действительно ли это германские пароходы, а не шведские, так как имелись сведения, что и шведы тоже, из предосторожности, конвоируют свои коммерческие суда. Если бы это было так, то мог произойти неприятный конфликт.
  
  Чтобы как-нибудь выяснить вопрос, адмирал решил дать выстрел и посмотреть, как отнесутся к этому суда, конвоирующие караван.
  
  Выстрел был дан, но, по крайней мере наружно, он никакого впечатления не произвел, и караван продолжал спокойно идти дальше. Тогда адмирал приказал дать второй выстрел, который произвел уже совсем другой эффект. С одного из судов взвилась белая ракета, потом красная и опять белая, и между пароходами стало заметно сильное смятение.
  
  Тогда всякие сомнения исчезли, и адмирал приказал открыть огонь, сосредоточив его по передним пароходам.
  
  Однако очень близко к каравану мы не подходили, так как существовало предположение, что вспомогательные суда, конвоирующие пароходы, вооружены весьма крупной артиллерией, а кроме того, как уже упоминалось, среди конвоиров были замечены миноносцы.
  
  По мере того как наши миноносцы стреляли, среди судов каравана были видны пожары и взрывы, что несомненно свидетельствовало об удачном действии нашей артиллерии. Среди каравана возникла сильная паника. Видно было, как кто-то беспорядочно стал светить прожектором, кто-то слабо стрелял неизвестно по какой цели, и все пароходы сбились в невообразимую кучу. Этим последним обстоятельством решил воспользоваться адмирал и приказал "Новику" выпустить две мины. Достигли ли они цели, трудно было сказать, но в тот же момент один из пароходов ярко загорелся и стал сильно парить.
  
  Тем временем наша флотилия все продолжала стрелять, стараясь обойти караван, чтобы не дать возможности пароходам спрятаться в территориальные воды Швеции. Вдруг было замечено, что от каравана отделились какие-то силуэты и, прикрываясь дымовой завесой, пошли на сближение с нами. Это были миноносцы. Адмирал сейчас же приказал прибавить ход до 30 узлов и сосредоточить по ним огонь. Вскоре миноносцы не выдержали нашего огня и повернули обратно. Мы стали подходить ближе к каравану, который продолжал беспорядочно метаться. Большинство пароходов бросилось в территориальные воды; остальные парили и старались уйти к югу, и только один стоял неподвижно. По-видимому, он был сильно поврежден. Адмирал решил с ним покончить, и мы направились к нему. Подойдя на расстояние одного кабельтова, "Новик" выпустил мину, но она, ударившись о пароход, не взорвалась. Тогда выпустили вторую с дистанции 3 кабельтовых, но она опять не взорвалась, хотя было видно, что попала в борт. Считая, что наши мины не в порядке, адмирал приказал выпустить мины "Грому". Тот это сделал с расстояния в один кабельтов от судна, но опять обе выпущенные мины, попав в цель, не взорвались. Только когда "Гром", отойдя кабельтовых на восемь, выпустил мину, она, наконец, взорвалась в корме парохода. После этого он стал медленно тонуть, причем в носу у него был виден пожар, а изнутри слышались частые взрывы.
  
  "Новик" занялся спасением погибавших людей, которые плавали вокруг нас на различных обломках, разбитых шлюпках и просто в воде. Спасать было очень трудно. Времени было дано мало и шлюпки спустить было нельзя. Приходилось лишь бросать концы, подтягивать к борту тонувших людей и таким образом вытаскивать их на палубу. Удалось спасти всего 9 человек. Невольно вспоминается, как к борту был подтянут один очень грузный матрос в спасательном поясе. Он сильно окоченел и еле мог двигать своими членами, так что наши люди начали вытаскивать его с большим трудом. В этот момент "Новик" дал ход, и матрос, не удержавшись, сорвался со штормтрапа и упал в воду, чуть не стянув с собою и одного нашего матроса; потом его быстро затянуло под винты и он погиб. Вообще-то была ужасно тяжелая картина, и всех беспомощно плававших людей хотелось непременно спасти; их вопли еще надолго останутся у нас в памяти. Тратить же больше времени адмирал не мог, так как получил предупреждение, что в этом районе находится неприятельская подлодка и что какие-то суда вышли на выручку каравана.
  
  От спасенных пленных удалось узнать, что они все со вспомогательного крейсера "Герман", который конвоировал пароходы и был вооружен двумя орудиями небольшого калибра. Специально служа для борьбы с подлодками, он имел для непотопляемости воздушный балласт.
  
  От прочитанного волосы дыбом встают. Год назад тот же "Новик" не побоялся вступить в поединок с двумя практически равными ему по силам немецкими миноносцами. Сейчас три новейших эсминца, при поддержке трех крейсеров и восьми эсминцев постарше - испугались (иначе не скажешь) трех вооруженных пароходов. При этом и стреляли настолько плохо, что все немецкие транспорты успели укрыться в нейтральных водах. Использование же торпед вообще навевает воспоминания о книжке Новикова-Прибоя, где после Цусимы горе-артиллеристы не смогли даже в упор расстрелять свой собственный поврежденный миноносец. И это Минная Дивизия, любимое детище Эссена ! Наверное, Николай Оттович в гробу переворачивался - до чего она докатилась за год его отсутствия ! Кстати, торпедами стреляли не только "новики", но и 7 из 8 "добровольцев" - столь же безрезультатно. Сведения о потерях конвоя по горячим следам сообщались самые разные, но фактически из 10 транспортов и 3 кораблей охранения был потоплен только один.
  
  Российскому флоту не удалось прервать грузовые перевозки между Германией и Швецией. С 23 июня 1916 года, то есть спустя всего десять дней после набега, германское командование увеличило число еженедельных конвоев из Свинемюнде к Ландсорту с трёх до шести.
  
  Единственной жертвой всего этого действа стал скромный пароход, не имевший даже нормального имени. До войны это был сухогруз "Hermann", водоизмещением 5000 тонн и с парадной скоростью 9 узлов. В 1916 году его переоборудовали в "судно-ловушку" для подводных лодок. Трюм набили пустыми бочками, ящиками, пробкой и прочим легким грузом. Установили четыре старых 105-мм орудия. Теперь он мог выдержать одно-два торпедных попадания и при большом везении разделаться со всплывшей подлодкой. Но бой с серьезным надводным противником просто не предусматривался. Обозвали его просто "Судно Х" (SMS Schiff H). Командиром был назначен капитан-лейтенант Карл Хоффманн. Это был их первый рейс в новом качестве, почти "maiden voyage". Первый и последний...
  
  Капитан Хоффман действовал так же, как в свое время Эдвард Феген (командир вспомогательного крейсера "Джервис-Бей"). Приказал конвою спасаться в нейтральных водах. Поставил дымзавесу. Повернул навстречу противнику и открыл огонь. Не было шансов даже нанести нападающим какой-нибудь ущерб - пушки чуть не из музея, команда только сформирована... Однако получилось даже лучше, чем можно было ожидать - неожиданный отпор отпугнул русские эсминцы, которым привиделась даже атака миноносцев. Вместо быстрого расстрела транспортов в упор, адмиралу Трухачёву пришлось заняться сперва потоплением упрямого "Германа". Единственное преимущество немца - огромный запас плавучести - позволил затянуть поединок на целый час, и транспорты (все !!) успели скрыться в нейтральных водах. Фактически, русская операция была сорвана. Из экипажа "Германа" 29 человек (в том числе старший офицер, обер-лейтенант цур зее Н. Гейнрих) погибли, 9 вытащили из воды на русские эсминцы, остальных (около 30) спасли вернувшиеся в темноте немецкие суда.
  
  Верноподданный пУтриот, каким-то чудом дочитав досюда, огорчится: "Вы опошляете великие победы России!". Что же, если других побед нет, то и эта "перемога" сойдёт. Особенно для тех, кто привык к сусальным сказочкам "про подвиги", когда в качестве противника - тупые манекены толпами прущие на пулемет, а наши, конечно, оказываются умнее, храбрее, белее и пушистее всех.
  
  Но возникает проклятый вопрос: если всё было так хорошо, почему всё стало плохо ? Почему, не смотря на все победы, реальные и дутые, приходилось иногда отступать, терпеть поражения? Да не в последнюю очередь потому, что и на другой стороне есть такие вот Хоффманы, о которых в наших сказках ни слова не говорится.
                                         Но кто-то станет стеной,
                                         А кто-то плечом,
                                         Под которым дрогнем стена...
                                                           В.Цой.
  
  Говорят, у японцев до 1945 годы была традиция - в школьной, именно школьной, истории, помимо своих героев (что естественно) рассказывать и о выдающихся воинах противника. "Смотрите, как они любили свою Родину, и что для нее сделали. Превзойдите же их, сделайте для страны Ямато еще больше!". IMHO, не самый плохой подход.
  
  Как писал К.Симонов про тех же японцев:
                                         Да, нам далась победа нелегко.
                                         Да, враг был храбр -
                                         Тем больше наша слава !
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"