Красильников Олег Юрьевич: другие произведения.

Капитан Воронин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


  Но люди верили ему как отцу,
Они знали, кто все должен решить.
Он был известен как тот кто никогда не спешил,
Когда некуда больше спешить
 []
"Капитан Воронин"
Борис Гребенщиков
  Владимир Иванович Воронин родился в 1890 г в старинном поморском селе Сумской Посад, на берегу Белого моря. В его большой семье было семь моряков. Все его братья служили во флоте. Его двоюродный дядя Федор Иванович Воронин в 1884-м участвовал в спасении в Баренцевом море австрийской экспедиции, открывшей Землю Франца-Иосифа.
  
   Сам наш герой, как и многие его земляки, с восьми (!) лет ходил в море зуйком (юнгой) на парусном боте. В 1912 г окончил курсы шкиперов каботажного плавания в г. Кемь. Затем в 1916 г в Архангельске сдал экзамены на штурмана дальнего плавания и получил первое назначение - штурманом на пароход "Федор Чижов". На нем же получил и боевое крещение.
  

Федор Чижов

  
   [] Дело было уже после революции. Не смотря на смену власти, северный каботажный флот по-прежнему пытался выполнять свои функции. Вот и почтово-пассажирский пароход Архангельско-Мурманского пароходства "Федор Чижов" следовал в мае 1918 обычным рейсом на Мурманск. По пути заходили в небольшие бухты - брали пассажиров, выгружали припасы. Собственно, это была единственная связь с цивилизацией многих поселков по берегу Белого моря. 16 мая в горле Белого моря у поселка Рыбачий их перехватила немецкая субмарина U-22.
  
  Два месяца как был подписан "похабный" Брестский мир. Вроде бы все боевые действия давно закончились. Но командиру "двадцать второй" что-то стрельнуло. То ли нервы не выдержали, то ли реально с зимы новостей не получал... Так или иначе, немцы без предупреждения атаковали абсолютно мирный пароходишко, не представлявший даже в теории никакой военной ценности.
  
  "Лодка повернула на норд-вест, начала удаляться, - в тот же день сообщал в краевой центр капитан "Чижова" Илья Бурков, - затем повернула обратно и открыла орудийный огонь по пароходу сначала гранатой, а потом комбинированный: гранатой и шрапнелью вперемешку. Снаряды попадали в пароход, а частью ложились около бортов".
  
  На судне было около трех десятков "официальных" пассажиров, купивших билеты. И еще бог весть сколько безбилетников, как-то договорившихся о проезде. Если потери "обилеченных" пассажиров известны - 6 убитых и 9 раненых, то сколько погибло "зайцев" - точно неизвестно. В официальных бумагах, понятное дело, считается что их вообще на судне не было. Но по оценкам очевидцев, было убито и ранено несколько десятков человек. Штурман Воронин, сам раненый, руководил эвакуацией людей, и оставил судно одним из последних.
  
  Интересно, что именно этот инцидент стал поводом для англо-французской военной интервенции на Севере России. Первая Мировая еще продолжалась. Союзникам меньше всего хотелось бы, чтоб немцы в нарушение Брестского договора дошли до Архангельска и захватили там многие тонны военного имущества, присланного русским еще при царе, но так и не вывезенного. Но это уже другая история...
  
  

Сосновец

  
   [] По окончании Гражданской войны на Севере, Воронин наконец получил в командование свое первое судно. Это был грузопассажирский пароход "Сосновец", до революции "Великая княгиня Ксения", построенный в Англии в 1895 г. 1135 т, 10 узлов. Вполне достойно по тем временам. Судно работало, как и "Чижов", между Архангельском и Мурманском.
  
  В августе 1926 г с ним произошла серьезная авария - шторм выбросил "Сосновец" на камни близ о. Мудьюг, у Архангельска. По этому поводу были разбирательство и суд. Второго штурмана лишили диплома, старпома Ф.В. Падорина посадили в тюрьму на три года, а капитан Воронин отделался выговором. Что там было на самом деле, трудно сказать. Подробности мы знаем со слов того самого старпома Падорина, а он, понятное дело, считал решение суда несправедливым. Встречались высказывания и других, еще довоенных судоводителей, которые вину за ту аварию возлагали все-таки на капитана Воронина. Темное, в общем, дело.
  
   []
  Но эта авария не только не испортила карьеру Воронина, а как будто подтолкнула ее. В следующую навигацию, на пароходе "Канин" ("Сергей Витте") и позже "Пролетарий" он участвует в двух Карских хлебных экспедициях - важнейших операциях по вывозу зерна из Западной Сибири северным путем в голодающую Европейскую часть СССР.
  
  

Георгий Седов

  
   [] А в 1928 г его назначают капитаном ледокольного парохода "Георгий Седов". Судно не новое - 1909 г. Зато строилось оно специально для работы во льдах - набор корпуса и обшивка усилены, у ватерлинии ледовый пояс 22 мм, форштевень ледокольной формы. Уже в конце мая он был направлен к Шпицбергену, на поиски экспедиции Нобиле. Но, как известно, главную роль в спасении итальянцев сыграл "Красин". "Седов" на сей раз не смог отличиться - но у него всё было впереди.
  
   [] Летом 1928 года "Седов", по приказу комитета по спасению дирижабля "Италия", принял участие в поисках экспедиции Нобиле. "Седову" было дано задание обследовать западную часть Земли Франца-Иосифа. Этот поисковый рейс продолжался два месяца - с июля по август 1928 года. Рейс "Седова" в отличие от плаваний "Красина" и "Малыгина" не получил тогда широкой известности, но для меня как для мореплавателя это было одно из интереснейших плаваний.
  
   Пройдя до западного берега Новой Земли и войдя в лед, "Седов" стал пробиваться к Шпицбергену. С большим упорством приходилось нам форсировать почти непроходимый многолетний полярный лед. Мы пробились к Земле Франца-Иосифа, но нигде следов дирижабля не обнаружили. Здесь мы занялись охотой на белых медведей и поймали свыше 20 живых медвежат, которых Госторг продал затем в Гамбург знаменитому Гагенбеку. Медвежата вели себя довольно смирно и в конце концов даже свыклись с судовой обстановкой и дружили со мной. Дойдя до острова Карла, "Седов" повернул на восток.
  
В.Воронин
  
  В 1929 г. "Георгий Седов" с капитаном Ворониным, под руководством начальника экспедиции О.Ю.Шмидта, обследовал Землю Франца-Иосифа и попутно установил рекорд свободного плавания в полярных льдах, достигнув 82 град.14 мин. с.ш. В следующей навигации экспедиция в том же составе исследовала Землю Франца-Иосифа и Новую Землю (впервые обогнув ее с севера). В пути были открыты новые острова, получившие имена Визе, Воронина и Исаченко. В бухте Тихой о. Гукера (земля Франца-Иосифа) была основана полярная станция.
  
  

Сибиряков

  
   [] В начале 1932 г. "Седов" встал на ремонт, и капитан Воронин был переведен на "Александр Сибиряков" - тоже ледокольный пароход английской постройки, но вдвое меньшего водоизмещения (1480 т против 3000). А вот задачу ему поставили глобальную - пройти Северный Морской Путь за одну навигацию. Об этом мечтал еще Ломоносов, но в реальности пока ни у кого не получалось. Экспедицию возглавили всё те же О.Ю.Шмидт и В.Ю.Визе.Отправились 28 июля.
  
  Успех похода зависел от многих вещей. От выучки экипажа, состояния корабля, умения капитана - и до банального везения, хотя бы по части погоды и ледовой обстановки. Очень кстати оказались результаты предыдущих плаваний Воронина и Шмидта - встретив плотные льды в проливе Вилькицкого (между Карским морем и морем Лаптевых), "Сибиряков" обошел их вокруг архипелага Северная Земля. Никто еще не ходил этим путем - но в позапрошлом году они на "Седове" так же обогнули Новую Землю, и примерно представляли обстановку на тех широтах.
  
  Затем были заходы в порт Тикси и в устье Колымы. В сентябре, уже в Чукотском море, сломался об лед единственный гребной винт. Судно остановилось, и течение медленно несло его назад, на северо-запад. Обидно было потерпеть неудачу так близко от цели ! Но выход нашли - из корабельных чехлов и брезентов сшили подобие паруса, и в октябре каким-то чудом все же достигли Берингова пролива. Задача экспедиции была выполнена за 65 дней, пройдено 4000 км !
  
  Потом было уже менее героическое путешествие на буксире до Йокогамы, и ремонт там винта. Отто Шмидт и Владимир Воронин были награждены орденами Ленина. А дальше началось наше любимое "головокружение от успехов". То, что с огромным трудом, буквально чудом, совершил ледокол "Сибиряков" - решили повторить на обычном транспорте.
  
  

Челюскин

  
   [] Пароход "Челюскин" был только что построен в Дании. Он был впятеро больше "Сибирякова" (7500 т против 1480), и в рекламе даже именовался транспортом ледового класса - и все-таки ни разу не ледоколом. Капитан Воронин, осмотрев судно еще в Ленинграде, наотрез отказался идти на нем в Арктику. Но куда денешься, если Партия велела ! Сначала его уговорили просто довести "Челюскин" до Мурманска. А там поставили перед фактом: экспедиция, организованная по директиве самого ИСа, под угрозой срыва из-за его, Воронина, несознательности! Куда было деваться...
  
  Осмотрев уже загруженное судно, Воронин записал Все то, что мне удалось осмотреть, на меня произвело нехорошее впечатление о корабле. Набор корпуса был слаб, шпангоуты редкие и прочность их не соответствовала для ледокольного судна, да еще предназначенного для работы в Арктике. Ширина "Челюскина" была большая. Это означало, что скуловая часть его будет сильно подвергаться ударам под невыгодным углом к корпусу, и эти удары будут сильно сказываться на прочности корпуса... Все это говорило за то, что "Челюскин" - судно для этого рейса непригодное.
  
 []  []
  Воронин, осмотрев судно, сразу сказал Шмидту: "Не годится он для ледового плавания. Первая крепкая льдина долбанет - и ему конец!" "Не отменять же экспедицию", - якобы возразил ему Шмидт. "Именно так, - ответил Воронин. - Если, конечно, нет другого парохода..." Другого парохода не было! Зато было стремление покорить Арктику, и, безусловно, присутствовало традиционный русский авось
  
   Дело осложнялось нестандартной системой подчинения. Обычно командир корабля - "первый после Бога". Даже адмиралы, согласно Корабельному Уставу, не имеют права вмешиваться в его распоряжения по внутренней части. А тут над Ворониным - начальник экспедиции, имеющий право приказывать. Капитан говорит - судно не годится. Шмидт отвечает - надо. Воронин говорит - перегруз. Шмидт требует взять еще угля... Немудрено, что отношения между капитаном и начальником экспедиции не сложились еще на "Сибирякове". Дело дошло до того, что Шмидт делил участников плавания на "команду" и "научных работников". К первым относился как к извозчикам, а вторым даже установил повышенную пайку.
  
  10 августа экспедиция покинула Мурманск. "Челюскин" при помощи ледоколов преодолел сплошные льды в Карском море. Используя прошлогодний опыт, успешно прошли море Лаптевых и Восточно-Сибирское. Вошли в Чукотское. До конца пути осталось меньше 500 км. И тут, на том же месте где год назад сломал винт "Сибиряков", "Челюскин" уперся в сплошные льды!
  23 сентября он оказался полностью заблокирован.
  
  

Дрейф

  
    []  [] Поход кончился, начался дрейф. 4 ноября 1933 года благодаря удачному течению вместе со льдами "Челюскин" вошел в Берингов пролив. Но когда до чистой воды оставались считанные мили, судно было увлечено назад в северо-западном направлении.
  
  В проливе "Челюскина" мог встретить ледорез "Федор Литке". Был шанс с его помощью преодолеть оставшиеся льды. Но Шмидт отказался - ибо в этом случае проход не считался бы самостоятельным, и рекорд не засчитали. А потом стало поздно.
  
  "Челюскин" был вновь унесен в Чукотское море, и дрейфовал там свыше четырех месяцев. Команда успела встретить Новый Год. Летчик Бабушкин совершил несколько рейсов на остров Врангеля, куда судно должно было зайти, но помешал лёд. Радист Кренкель поддерживал связь с "большой землей". Капитан Воронин, понимая, что первая же подвижка льда может стать фатальной - готовил команду к эвакуации. Было несколько учений по сходу на льдину. На верхней палубе разместили всё нужное для зимовки.
  
  В декабре даже пытались заранее разбить лагерь у борта. Поставили палатки, сгрузили припасы... Но лед непредсказуем - следующая крупная трещина прошла как раз под палатками. Часть грузов так и пропала, остальное успели погрузить обратно на судно.
  
  "13.02.1933 г. в 13.30 внезапным сильным напором разорвало левый борт на большом протяжении от носового трюма до машины котельного отделения. Одновременно лопнули трубы паропровода, что лишило возможности пустить водоотливные средства, бесполезные, впрочем, ввиду величины течи. Через 2 часа все было кончено..."
  
  Внезапно с ходового мостика позвали капитана, и он увидел огромный высокий ледовый вал. Торосы двигались прямо на пароход. Для "Челюскина" настал критический момент, и капитан отдал приказ об эвакуации. Паники места не было. Каждый отвечал за свой участок работы. Пароход уходил под воду толчками, как бы корчился в предсмертных судорогах. На снег полетели ящики с консервами, приборы, брикеты угля, листы фанеры, тюки с меховой одеждой, палатки, мешки с мукой и сахаром. Вскоре судно ушло под лед.
  
   На льдине оказались 104 человека, среди них 10 женщин и 2 ребенка. Погиб завхоз Б. Г. Могилевич. Он должен был сойти с парохода одним из последних, вместе с капитаном Ворониным. Но судно неожиданно накренилось, и лежавшие на палубе бочки и ящики сбили завхоза с ног. Оказать помощь ему не успели, судно уже погружалось в воду...
  
  После гибели "Челюскина" капитан Воронин стал "простым смертным" - еще одним членом команды академика О.Шмидта. Как все, трудился над сооружением лагеря, позже готовил ледовые аэродромы для прибывающих самолетов.
  
  Эпопея с эвакуацией челюскинцев достаточно хорошо известна. 5 марта Ляпидевский смог вывезти со льдины всех женщин и детей. Потом был перерыв, из-за плохой погоды и нехватки самолетов. И за неделю, с 7 апреля, были спасены все оставшиеся члены экспедиции. 13 апреля, ровно через два месяца со дня гибели парохода, на материк были вывезены последние шесть "челюскинцев" во главе с и.о. начальника экспедиции А.И.Бобровым (Шмидт тяжело заболел и был эвакуирован в Америку парой дней ранее) и капитаном В.И.Ворониным.
  
  

Результаты

  
   [] В Москве челюскинцев встречали как героев. Хотя вроде бы, чего радоваться - задача не выполнена, пароход потерян... Но главный редактор газеты "Правда" Лев Мехлис сотворил чудо - с его подачи кампания по спасению челюскинцев стала не просто героической эпопеей, но и чуть ли не первым свидетельством достижений СССР в мировом масштабе. "Что вы за страна!.. Полярную трагедию вы превратили в национальное торжество!" - воскликнул тогда Бернард Шоу.
  
  Как известно, семеро летчиков, спасавших челюскинцев, стали первыми Героями Советского Союза. Их штурманы и бортмеханики (включая двух американцев) награждены орденами Ленина. Летчики, участвовавшие в операции, но сами на льдину не летавшие - орденом Красной Звезды. Радисты в поселках Уэлен и Ванкарем, державшие связь с лагерем Шмидта - орденом Трудового Красного Знамени. Сами челюскинцы, не различая чинов и рангов - орденом Красной Звезды.
  
  Хотя сама экспедиция "Челюскина" не удалась, значение ее было огромным. "Отрицательный результат - тоже результат". До самых закоренелых мечтателей дошло, что ходить по Северному Морскому пути без ледоколов - ненадежно и опасно. Попытка проскочить на авось приводит к огромным материальным потерям в случае неудачи. Поэтому даже в войну, когда риск был в порядке вещей, караваны без ледоколов на Севере не ходили. В результате потери от льдов были минимальны.
  
  Также, конечно, огромную роль сыграли исследования льдов, течений, погоды в ходе плавания и дрейфа. Это позволило накопить данные об обстановке в разных районах, и последующие плавания производились уже в более-менее изученных условиях.
  
  

Ермак

  
   [] Ледокол "Ермак", как известно, был построен в 1898 г по проекту адмирала Макарова. К 1934 г он работал на Балтике, обеспечивая проводку судов зимой в Ленинград. Но в связи с открытием СевМорПути "Ермак" перевели в Арктику. Капитаном был назначен Владимир Воронин. В 1935 корабль был оборудован, по опыту "Челюскина", бортовым гидропланом Ш-2.
  
  Таким образом, дорожки капитана Воронина и академика Шмидта разошлись. Больше Воронин с его экспедициями не работал - теперь он на своем ледоколе "Ермак" обеспечивал регулярное движение транспортов по СевМорПути. В зимнее время, когда навигации не было, он много ездил по стране, выступал на встречах с общественностью, его имя по-прежнему, как говорится, оставалось на слуху и олицетворяло поколение "молодых капитанов", которые "поведут наш караван".
  
  Зима 1937 пришла неожиданно рано. Были ли тому виной происки шпионов и вредителей, ошибки руководства Главного управления Севморпути, или просто не было объективной информации о ледовой обстановке - уже неважно. Многие корабли и суда были затерты льдами и остались зимовать на трассе. Могучий "Ермак" не мог помочь другим - он сам потерял два внешних винта и с трудом добрался до базы на двух оставшихся. Ледокол требовал срочного ремонта.
  
  Чрезвычайная ситуация в Арктике, в 1937 г, не могла не вызвать чрезвычайных мер. Фактически все руководство Севморпути и Арктического института, ведущие исследователи Заполярья, оказались под следствием. Капитан Воронин избежал этой участи - он все-таки довел свое судно куда следует...
  
  

И.Сталин

  
    []  [] Капитан Воронин был по-прежнему в фаворе. Об этом говорило то, что он был назначен в следующую навигацию командовать новейшим ледоколом "И.Сталин". Это был первый линейный ледокол, построенный в СССР - головной в серии из четырех единиц (проект 51). До это ВСЕ наши ледокольные суда были зарубежной, как правило, английской постройки. Взяв за основу хорошо себя зарекомендовавший "Красин", Балтийский завод в Ленинграде успешно спустил на воду новый ледокол. Если машины и котлы строились по английским чертежам почти без изменений, то в архитектуру и оборудование судна были внесены серьезные улучшения - планировка помещений переработана по опыту прошедших экспедиций, установлены мощные электрогенераторы и современная радиостанция.
  
  Головной ледокол назвали, конечно же, в честь лучшего друга советских летчиков и полярников И.В.Сталина. Следующие в серии суда носили имена Молотова, Кагановича и Микояна. Ледокол вышел в свой первый рейс 23 августа 1938 года под командованием В.И. Воронина. Понятно, что полной ясности с характеристиками судна пока не было, он фактически проходил расширенные испытания, где не предполагалось излишнего риска. Поэтому снимать с льдины папанинцев пошел отремонтированный "Ермак", и на нем другой капитан - Сорокин Михаил Яковлевич. Экспедицию возглавлял О.Ю.Шмидт, а мы же помним, что между ним и Ворониным уже давно кошка пробежала. Так что новая слава досталась папанинцам, Сорокину и Шмидту, а наш герой слегка отошел в тень, занимаясь будничной вроде бы проводкой караванов. Но не забываем - это будничность стала возможной после экспедиций "Седова", "Сибирякова" и "Челюскина"...
  
  Уже в 1939 на мостике "Сталина" Воронина сменит капитан М.П,Белоусов, который за один год совершит два (!) сквозных прохода по СевМорПути. В 1940 г. он на "Сталине" под руководством Д.Папанина выведет изо льдов дрейфовавший полтора года ледокольный пароход "Георгий Седов". А капитан Воронин в это время будет лечиться в Москве - что делать, Арктика здоровья не прибавляет...
  
  

Война

  
   Война застала Воронина в больнице. Он просит вернуть его во флот. Ему отказывают. Он продолжает настаивать, наконец, врачи выдают ему довольно-таки странное заключение: "Плавать в Арктике может, но простужаться нельзя"...
  
  К этому времени известный нам капитан II ранга М.П. Белоусов уже руководил Управлением Беломорских Ледовых Операций (УБЛО). Именно ему подчинялись командиры мощнейших линейных ледоколов Арктики. Но все вакансии были уже заполнены, и капитан Воронин был принят пока на скромную должность ледового лоцмана.
  
   [] Зимой 1941 года ему поручили выручить эсминец "Урицкий" (типа "Новик"), вмерзший в лед около Северодвинска. Ледоколы были нужны для проводки караванов, и корабль пока оставили дрейфовать. Конечно, запасы пищи и воды не были рассчитаны на такой оборот. Поэтому из Архангельска к нему вышел обоз ("конно-санный поезд") со всем необходимым. С ним отправился и капитан Воронин. С огромным трудом они пробились к эсминцу и пополнили его запасы. А обоз пошел дальше, к Северодвинску (тогда Молотовск) под командованием Воронина. Дошли успешно.
  Сам "Урицкий" вскоре все же был освобожден ледоколами, так что его зимовка длилась недолго. Но заранее знать этого никто не мог.
  
  Сам же капитан Воронин по прибытии в Молотовск снова назначается на уже знакомый ему ледокол "И.Сталин", и готовит его к новой навигации. Но война есть война. В январе ледокол попал под бомбежку и получил повреждения. Настолько серьезные, что его решили отправить на ремонт в США. Ну, а капитан, как водится, отвечает за всё. Не смотря на то, что прямой вины Воронина не усмотрели, его отстранили от командования и оставили в резерве УБЛО. А "Сталина" повел на ремонт П.А.Пономарев.
  
  Вскоре капитана Воронина назначают главным лоцманом Севморпути. Работа, надо сказать, тяжелая - хотя скорее административная, а не судоводительская. Нервов требует немеряно, ответственность огромная. В любой аварии найдется твоя вина, хоть и частичная. На этой беспокойной должности Владимир Воронин служил до конца войны. Особых каких-то подвигов, может, и не совершил, но был награжден орденами Отечественной Войны 2-й (1943) и 1-й (1945) степени. А их тогда просто так не давали.
  
  

Слава

  
   [] После войны капитан Воронин был назначен совсем не по профилю - руководить первой советской антарктической китобойной флотилией "Слава". Так же назывался и флагман флотилии - китобойная база "Слава", размерами с линкор (водоизмещение 28 тысяч тонн). Таких судов раньше в СССР не было - "Славу" получили по репарациям от Германии, вместе с десятью китобойными катерами (около 400 т, 14 уз, экипаж 15 чел, гарпунная пушка). В первую путину почти все специалисты (гарпунёры, жировары, мастера по разделке китовых туш) были наняты в Норвегии. Наших моряков еще надо было учить всему этому (что было кстати сделано очень оперативно, и уже в 1949 г флотилия обходилась только советскими специалистами).
  В первый год было добыто 384 кита. По сравнению с последующими экспедициями - немного (было и свыше 2000 за сезон), но это вопрос опыта. Однако, вернувшись из похода, Воронин сразу же написал заявление с настойчивой просьбой вернуть его на ледокольный флот. Официальная версия - просто душа не лежала к этой работе, хотелось обратно на ледоколы.
  
  Неофициальная - не сработался со своим замом А. Н. Соляником. Будучи на 22 года младше Воронина, тот тоже имел большие заслуги. До войны - штурман дальнего плавания на Дальнем Востоке, затем капитан плавучего крабоконсервного завода. Почти всю войну был в составе Советской Правительственной закупочной комиссии в США, позже осуществлял приемку той самой "Славы". В общем, дельный вроде человек. Но факт - когда его назначили командиром "Славы" после Воронина, все норвежцы, работавшие по найму на флотилии, были возмущены и требовали другого начальника. Видимо и раньше они Соляника не жаловали, а Воронин в чем-то держал их сторону. Дело было давно, сейчас трудно что-то выяснить.
  
  К чести А.Н.Соляника. Не найдя общего языка с норвежцами, он тем настойчивее добивался замены их советскими специалистами. Уже вторая его путина (1949 г) была проведена без иностранных рабочих. А в 1950-м он стал Героем Соцтруда.
  
   []
   []
  
  

Снова "И.Сталин"

  
   [] Воронин же принял свой старый знакомый ледокол "И.Сталин" и командовал им пять лет. К тому времени советская Арктика из арены для подвигов и путешествий стала местом хоть и тяжелой, но будничной работы. По графику ходили караваны по СевМорПути. Без особой помпы высадилась у полюса экспедиция "СП-2". Каждый год осуществлялся "северный завоз" в арктические порты. И везде требовались ледоколы. "Сталин", не смотря на звездное имя, вместе с однотипными "Макаров" и "Микоян", а также всем прочими, обеспечивал проводку судов. Работа нудная, невидная, орденов за нее не дают - но нужная...
  
  10 октября 1952-го ледокол "Иосиф Сталин" в Хатангском заливе взял на буксир лихтер "Бея". Его предстояло доставить в Тикси. Груз был особенный - авиационный бензин в бочках, гусеничные тракторы и тяжелые насосы для буровиков. Лихтер решили вести "на усах", то есть вплотную к корме ледокола, и Владимир ИвановичВоронин тогда лично проверил крепление буксира.
  
  На следующий день двинулись в путь. В районе острова Бегичева на крупной зыби началась сильная качка, а еще через сутки матросы на лихтере обнаружили подвижку палубных грузов. Стали перекреплять тяжеловесы. В открытом неспокойном море эта операция особенно трудна и опасна. В 4 часа 25 минут утра прямо на мостике ледокола у капитана Воронина случился инсульт
  
  Ближайшая больница располагалась на Диксоне, а это примерно сутки самого полного хода по чистой воде. Вместо этого был и шторм, и лед, а больному, меж тем, требовался абсолютный покой. Уже на подходе к Диксону прославленного капитана не стало...
  
  

Память.

  
   [] Встретить свою смерть на ходовом мостике - какой еще конец может пожелать себе настоящий моряк ? Судьба не обошла капитана Воронина, подарив ему этот благородный финал. Похоронили Владимира Ивановича на Шуваловском кладбище Ленинграда. Сейчас это между станциями метро "Озерки" и "Проспект Просвещения".
  
  Именем капитана Воронина названа одна из улиц Санкт-Петербурга, рядом с Большим Сампсониевским проспектом. Также его имя носят улицы в Архангельске и Северодвинске, бухты, заливы, мысы и острова в Арктике.
  
  Вскоре после смерти капитана, один из современных ледоколов, построенных Финляндией для СССР, был назван "Капитан Воронин". Он проработал на Севере дольше всех своих систершипов, и провел за всё время 4240 кораблей.
 []  []
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"