Краснова Ирина Евгеньевна: другие произведения.

Дочь Дракона

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.50*84  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ... Еще не знаю, совсем не знаю. Просто оставить все так, как я "наваяла" в конце второй книги, совесть на позволяет. И во что бы то ни стало, будет ХЭ. Буду бить себя по голове и по рукам, если что... Драконов буду пытаться приструнить, хоть занятие это и не благодарное. Но я попробую. Поэтому... И да, конечно, продолжение следует... Обновление 12.01.14


   ... Еще не знаю, совсем не знаю. Просто оставить все так, как я "наваяла" в конце второй книги, совесть не позволяет. И во что бы то ни стало, будет ХЭ. Буду бить себя по голове и по рукам, если что... Драконов буду пытаться приструнить, хоть занятие это и не благодарное. Но я попробую. Поэтому... И да, конечно, продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  

Дочь Дракона

  
  
  
  
   Пролог
  
   ... Пятнадцать лет назад
  
   -- Ма-ма! Ма-ам! -- через площадь, ловко лавируя между гуляющими неслось "чудо" - маленькая, лет десяти, девочка.
   -- Эла! Что за дикие вопли? -- Молодая женщина была явно недовольна. Она была удивительно красива. Высокая, красноволосая, красавица выделялась среди окружающих ярким пятном. Потрясающие, по-кошачьи зеленые глаза смотрели строго. -- Посмотри, на кого ты похожа!
   А посмотреть, действительно, было на что! Нарядное белое платье имело вид, мягко сказать, потрепанный, все в пятнах, по которым можно, наверное, было изучать весь ассортимент лотков со сладостями, один бант отсутствовал, второй держался лишь чудом.
   Девочка упрямо тряхнула черными роскошными волосами, которые волнами спускались до лопаток, и подняла на мать глаза, удивительного изумрудного цвета.
   -- Ну, ты же говорила, что сегодня праздник? -- С детской непосредственностью удивилась девчушка, искренне не понимая, за что ее ругают. Ведь все вокруг было празднично и очень весело. И она даже получила подарок, который так торопилась показать маме, а та...
   -- Праздник, а не война, -- вздохнула женщина и устало добавила, -- вот что с ней делать? Тарас ты-то что молчишь?
   -- А что я? Нормальный активный ребенок. -- Невозмутимо ответил высокий крупный мужчина. Он был на целую голову выше своей спутницы, не смотря на то, что та, как уже говорилось, была довольно высока. Темно-карие глаза смотрели на женщину с нежностью. Повернувшись, он незаметно подмигнул девочке и снова повернулся к своей спутнице.
   -- Я не поняла, вы оба что, войны хотите? -- Ласково и проникновенно проговорила женщина, прищурив кошачьи глаза.
   Девочка и мужчина вздрогнули и хором ответили:
   -- НЕТ!
   -- То-то, же, -- удовлетворительно усмехнулась красавица и добавила. -- Отправляемся домой! Праздник кончился!
   -- Но мам!
   -- Не мам! Я сказала домой, значит домой!
   -- А у меня подарок, -- предприняла девочка последнюю попытку отвлечь мать от решения покинуть эту прекрасную ярмарку. Девочке надоело дома, где единственным развлечение был старый, дряхлеющий трэмс. Ей очень не хотелось покидать праздник, первый настоящий праздник в ее жизни.
   -- Какой подарок? -- Заволновалась женщина и с тревогой посмотрела на своего спутника. Тот нахмурился и, успокаивая, сжал женщине руку.
   -- Вот, -- Эла со счастливым видом протянула ладошку, на которой лежал маленький серебряный дракончик, покрытый изумрудной эмалью. -- Мне его дядя подарил! -- С гордостью закончила она, победно глядя на родителей.
   -- Какой дядя? -- Вздрогнула женщина и уже с откровенной паникой прошептала. -- Тарас?
   -- Все хорошо, дорогая. Все хорошо, -- спокойно ответил мужчина и, присев возле девочки, ласково спросил:
   -- А где ты его встретила, родная?
   -- Прошу прощения! -- Раздался спокойный мужской голос.
   Мужчина резко выпрямился и повернулся на голос. Он настороженно, молча, смотрел на незнакомца, прикрывая собой обеих своих спутниц.
   Напротив стоял мужчина примерно сорока-сорока пяти лет. Короткая стрижка, гладко выбритое лицо, слегка тронутые сединой черные волосы, темно-серые внимательные глаза, доброжелательно смотревшие на семейство. Человек. Ни грамма Драконьей магии.
   -- Еще раз прошу прощения, -- улыбнувшись, вновь заговорил незнакомец. -- Я здесь с сыном. Олег ровесник Вашей дочери. Если я не ошибаюсь, ей, ведь, десять лет? Дети немного поиграли вместе. Я подарил им по сувениру. Сегодня же праздник Драконов. Разрешите представиться - Глушев Нестор.
   -- Очень приятно! -- Мужчина заметно расслабился. Это имя было ему знакомо. Как же! Крупнейший владелец недвижимости в городе. -- Меня зовут Краев Тарас. А это мои жена Алла и дочь Эла.
   -- Взаимно! -- Поклонился мужчина и продолжил. -- Вы простите мне мою бесцеремонность? Просто я узнал, что Вы недавно поселились в нашем городке и Вам нужно более просторное жилье.
   -- А откуда Вам это известно? -- Снова нахмурился Краев.
   -- О! Это моя работа. Я бы не позволил мешать вам наслаждаться праздником. Но просто у меня к Вам есть предложение.
   -- Какое?
   -- Насколько мне известно, вы ведь охотник? -- Дождавшись утвердительного кивка, Глушев продолжил. -- У меня в лесу есть дом. Довольно большой, есть все необходимое. Но мне никак не удается его сдать по причине удаленности от города. Я предлагаю за него половину обычной платы, но желающие все равно не находятся. Я вот и подумал, что может он Вас заинтересует?
   -- Хм, -- задумался Краев, посмотрев вопросительно на жену. Та неуловимо пожала плечами. -- Наверное, я не готов ответить Вам так сразу.
   -- А Вы подумайте. Я пришлю к Вам завтра своего помощника. Съездите, посмотрите. Может и надумаете. А нет - так нет. Ну, позвольте, откланяться. Не буду больше Вам мешать. Всего доброго.
   Мужчина развернулся к стоящему в нескольких метрах от него мальчику. Неугомонная Эла уже добралась до своего случайного друга и теперь прыгала вокруг него. Краев подошел к детям, что-то проговорил Эле, погладив ее по голове и, взяв сына за руку, скрылся в ближайшем переулке. Девочка прискакала обратно к родителям.
   -- Что сказал тебе дядя? -- Ласково спросил отец.
   -- Дядя назвал меня хорошей девочкой, -- гордо ответила та.
   -- Что думаешь? -- Мужчина повернулся к жене.
   -- Не знаю, -- ответила Алла, задумчиво глядя вслед уходящим, а потом решительно проговорила. -- Уходим.
   -- Но ма-ам!!!
   -- Не мам! Я сказала, что уходим! -- И женщина решительно взяла дочь за руку.
   Девочка надула губы, глаза ее наполнились слезами, но возражать она не решилась, так как давно уже уяснила, что с матерью лучше не спорить...
  
  
  

* * *

  
   Когда Глушев с сыном подошли к своему дому, мальчишка решил еще немного погулять. А так как отец был не против, то тут же рванул к друзьям, чтобы поделиться впечатлениями о новом знакомстве. Мужчина грустно вздохнул и вошел внутрь большого двухэтажного здания, легко поднялся на второй этаж и открыл первую же дверь.
   В комнате находились двое. Один, точная копия вошедшего, сидел за столом. Вид у него был бледный и какой-то потерянный. Второй сидел расслаблено в кресле и с ленцой смотрел по сторонам. Только вот что-то в этом молодом мужчине говорило, что вся его лень и расслабленность насквозь фальшивые, так как взгляд карих глаз был серьезен и цепок.
   -- Ну, как тут у вас? Не скучали? -- Насмешливо спросил вошедший.
   -- Все в порядке, -- ответил сидевший в кресле, вскочив и поклонившись вошедшему.
   -- Чудненько!
   -- Что с моим сыном? -- Сдавленно прошептал сидевший за столом.
   -- Господин Глушев! Не считаете же Вы меня пожирателем детей? Ваш сын побежал к друзьям. -- Усмехнулся вошедший, садясь в кресло. -- Ну-с, пора нам покончить с нашим делом.
   Взгляд мужчины неуловимо изменился, сделавшись холодным и серьезным. Достав из кармана увесистый кошелек, мужчина бросил его на стол и властным уверенным голосом проговорил:
   -- Здесь Ваши премиальные за услуги и вторая часть оплаты за дом. Ежемесячно Вы будете получать столько же в обмен на небольшое дополнение к нашему договору.
   -- Какое? -- Слегка дрожащим голосом спросил хозяин.
   -- Раз в месяц Вы будете присылать мне отчет об интересующей меня семье вот по этому адресу, -- он достал конверт и подтолкнул его к своему собеседнику.
   -- Это все?
   -- Ну, в общем-то, да, -- мужчина легко поднялся из кресла и кивнув своему спутнику: "Шаур, уходим", уверенно направился к дверям.
   Уже открыв двери он замер, повернулся к хозяину и тихим, проникновенным голосом, от которого у того затряслись поджилки, сказал:
   -- Совсем забыл. Девиз у нас такой: "Меньше говорим - дольше живем".
   С этими словами мужчины вышли, плотно прикрыв за собой двери.
   Бледный хозяин сидел за столом. Руки его тряслись, глаз дергался...
  
  
  
  
  
  

А что, ты думала, что в сказку попала?

Нет, моя дорогая, это ты в жизнь вляпалась.

  
  
   Алла Краева
  
   По стеклу ползла гусеница. Большая, мохнатая, голубая.
   Я тихонько подцепила ее ногтем и сбросила вниз. Знаю, что подло и низко издеваться над бедным насекомым, но уж больно пакость сделать хочется. А сделать ее некому. Так что, бедное существо просто попало под раздачу. Гусеница упорно поползла снова вверх...
   Тихо-то как дома. Дочь с мужем опять улетели. Дракон девочки всего месяц как проснулся. Муж ее тренирует. Муж.
   Закрываю глаза и проваливаюсь в воспоминания. В тот день, когда мы переехали в этот дом. Пятнадцать лет назад...
  
  
  

* * *

  
   ... У нас наконец-то есть дом, пусть не свой, а взятый в аренду, но зато бессрочно, и за мизерную палату. Неужели нам наконец-то повезло, и судьба развернулась своей лучшей стороной? Забегая вперед, скажу, что этот дом, действительно, принес нам удачу. Тарасу, я уже привыкла его так называть, больше не приходилось подолгу искать работу, заказчики находились сами. Мы перестали нуждаться в деньгах и смогли обеспечить, наконец-то, нашей дочери достойную жизнь. Нашей.
   А в тот день, уложив Элу, я долго бродила по дому, прикасаясь к стенам, мебели. Стараясь почувствовать характер дома, подружиться с ним. Конечно, кое-что придется переделать, но это ерунда. Главное, у нас теперь был свой дом. Можно будет, наконец-то, осесть на одном месте. Девочке нужно учиться, а в городе есть возможность получить образование, как-никак столица, да и устала я от бесконечной гонки. И население города сплошь люди. А в крупном городе так легко затеряться и не привлекать внимание, и, что самое главное, никаких Драконов. Красота! Прошло уже десять лет. Наверное, пора уже перестать вздрагивать и научиться жить спокойно.
   Выйдя из дома, я пошла к озеру, которое заприметила еще днем, оставив посещение на вечер. Села на берег и посмотрела на воду. От потрясения я чуть не закричала, вода при лунном свете казалась серебристо-белой. Совсем как то далекое озеро. Воспоминания, не смотря на то, что я запретила им появляться, подленько забрались в голову. Я сидела, устремив взгляд на воду и не видя ее. По щекам катились слезы.
   "Зачем и почему он так со мной?" -- В который раз задаю себе этот вопрос и не нахожу ответа.
   -- Дорогая, что случилось? -- Сзади незаметно подошел Тарас.
   -- Тарас, не надо, мы одни, -- тихо напомнила ему.
   -- Прости...
   Мужчина садится рядом и внимательно смотрит на меня.
   -- Что случилось? -- Ласково спрашивает он. Всегда внимательный, заботливый, ничего не ждущий взамен. А ведь вижу же, что любит меня. И уже давно. Бедный, бедный Дракон. Угораздило же тебя! Сердце сжимается от боли и тоски. И я решаюсь...
   -- Поцелуй меня, пожалуйста.
   -- Аниам! -- Ахнул сидящий рядом мужчина.
   -- Меня зовут Алла, -- упрямо говорю я и поворачиваю к нему лицо, -- ты заставишь меня еще раз попросить?
   -- Нет, -- сдавленно шепчет мужчина и, решаясь, притягивает меня к себе.
   Поцелуй ведь должен обжигать? А я не чувствую ничего. Ни-че-го! Плевать! Я должна хоть кого-то сделать счастливым. И постараться сама отогреться. Невозможно бесконечно плутать в воспоминаниях и каждую ночь просыпаться от ужаса и тоски. Прошло уже десять лет. Хватит!
   Я отвечаю на поцелуи Тараса и начинаю расстегивать его куртку.
   -- Алла...
   -- Тарас, хватит уже думать, просто люби меня сегодня. Я так хочу.
   Задрожав, мужчина снова приникает к мои губам и неожиданно тело, изголодавшее по теплу и ласке, откликается, и я окончательно отогнав все свои рассуждения о морали, о том, что можно, а что нельзя, ныряю с головой в этот тягучий омут. И пусть я не теряю разум от его прикосновений и не "умираю" от восторга и счастья в его руках, но я попробую оттаять от его страсти. Может ее хватит на двоих?...
   На следующий день Тарас уехал на несколько дней. Подвернулся выгодный заказ.
   Мы с дочерью остались одни.
   Я сделала в доме перестановку.
   Так что, когда муж вернулся, его ждала настоящая супружеская спальня. Тарас, как всегда, ничего не сказал, просто принял мое решение...
   У нас, у меня получилось. Я научилась жить заново.
   И пусть это лишь жалкая копия любви, пусть я не могу погасить огонь, сжирающий меня изнутри, но мне удалось его немного притушить, а это уже не мало. И пусть я не схожу с ума от прикосновений мужа, мне рядом с ним надежно и уютно, и это тоже не мало. И дочь моя растет в любви и заботе.
   А любовь? Что любовь? Опалила, хорошо, что не до пепла, и оставила после себя горечь и тихую радость от того, что, по крайней мере, у меня это было...
  
  
  
  

* * *

  
   -- Гостей принимаете? -- Насмешливый голос заставил вздрогнуть и оторваться от воспоминаний.
   Резко поворачиваюсь и замираю. На пороге стоит молодой, красивый, лет двадцати пяти, синеволосый мужчина. Глаза удивительно глубокого синего цвета внимательно и цепко оглядывают помещение, потом останавливаются на мне и вспыхивают тепло и радостно. Дракон... Маэлан...
   -- Ну, так что? Гостей, говорю, принимаете? Или у Вас сегодня неприемный день, Повелительница? -- Синеволосый Дракон хитро улыбается. А вот меня его улыбка не радует. Совсем не радует.
   -- Ты как нас нашел? -- Спрашиваю я, всеми силами стараясь погасить неприязнь. Не получилось. И это несправедливо. Он же мне тогда так помог! -- Прости, Мэл. -- Попыталась извиниться. Вроде, получилось. Судя по всему, Маэлан не обиделся. Или виду не показал.
   -- Да, ладно, Аниам. Я все равно рад тебя видеть, -- Махнул рукой Маэлан и по-хозяйски огляделся. -- А у вас здесь неплохо. Совсем неплохо. Я присяду, а то намахался уже. -- И не дожидаясь разрешения, плюхнулся в кресло.
   -- Меня зовут Алла. Чай будешь? -- Я попыталась быть вежливой. -- Ты каким ветром?
   -- А ты совсем не изменилась, -- игнорируя вопрос, усмехнулся Маэлан и добавил, -- спасибо, конечно, за чай, но мне бы лучше вина.
   -- А что мне сделается, -- пожала я плечами.
   Можно подумать, что сам он стал другим. Двадцать пять лет - слишком маленький отрезок для Дракона. Меняемся мы где-то через сто лет и то почти незаметно. Господи! Неужели мне жить еще несколько тысяч лет? Как подумаю об этом, дрожь пробирает. Хоть бы Элегиэм быстрее на ноги поднять. Пристрою, а там уж и о Долине Скорби можно подумать. Скорее бы!
   Заметив, что Маэлан внимательно смотрит на меня, быстро опустила ресницы, спрятав взгляд. Я давно уже этому научилась, чтобы скрывать боль.
   -- Извини. Забыла ваши привычки. Вино возьми сам, в шкафу. Там же бокалы. Так ты не ответил на мой вопрос. Что тебе нужно? Только не надо говорить, что ты соскучился. Не стоит.
   Разлив вино по бокалам, Маэлан один подал мне. Пожав плечами, взяла бокал с вином. Почему бы и нет?
   -- Не буду, -- легко согласился мужчина, усаживаясь в кресло. Пригубив вино, он прикрыл глаза и несколько мгновений молчал, наслаждаясь вкусом. Когда он вновь посмотрел на меня, взгляд его был внимателен и серьезен. -- Аниам, у меня к тебе очень деликатное и щекотливое дело, -- осторожно начал Маэлан, напрочь, игнорируя замечание по поводу имени. Плевать, как хочет, так пусть и называет. Это не самое страшное.
   Сердце предательски решило сбежать. Я столько лет боялась этого! Хотя, подозревала, что избежать все же не удастся.
   -- Маэлан, я не хочу это обсуждать. -- Не удержавшись, я недовольно дернула плечом. Контроль, который я не позволяла терять столько лет, начал мне изменять. Глаза Дракона азартно вспыхнули.
   -- Да, ладно, тебе, Аниам, брось! Ты прекрасно знала, что рано или поздно вопрос этот возникнет. Твоя дочь - единственная наследница Престола Драконов. Для Драконов долг превыше всего. А ты давала клятву Повелительницы, и ее никто не отменял. Не хочешь встречаться с Грэммером - не надо. Но твоя дочь должна иметь статус законной. А если с Повелителем что-то случится? Однажды я не смогу вытащить его с того света, учитывая его маниакальное стремление к Аиду! Ты хочешь, чтобы государство Драконов рухнуло, или погрязло в междоусобных войнах?
   -- Мне плевать на него и на Драконов! -- Наружу начало прорываться раздражение, пробивая ледяную корку, которую я строила двадцать пять лет. А имя так и не смогла выговорить...
   -- Не ври, ни мне, ни себе. -- Жестко прервал меня Маэлан. Глаза его опасно сверкнули, раскрывая страстную и опасную суть хозяина. -- Ты - Дракон, и тебе не может быть наплевать! Кровь не позволит!
   Проклятая Драконья кровь! Жить не дает! Забыть не дает! Маэлан даже не подозревал, как он прав.
   -- Когда ты нашел нас? -- Тихо спросила, я, хотя уже знала ответ. Кому я в очередной раз поверила? Драконам? Наивная, глупая женщина! Маленькая пешка в Драконьей игре, песчинка в тысячелетних часах.
   -- А я вас и не терял. -- Спокойно ответил Маэлан.
   Мужчина, с обманчивым спокойствием развалившись в кресле, продолжал потягивать вино, вновь спрятав свой удивительный взгляд за ресницами.
   Понятно...
   -- А ОН? -- Осторожно спрашиваю, по-прежнему не имея сил назвать имя.
   -- Ну, зная Грэммера... По крайней мере, я не говорил.
   -- Значит, знает... -- И я даже подозреваю, когда это произошло.
   Пазл сложился. Теперь я в этом почти уверена. Все эти нечаянные подарки на дни рождения дочери, порой от случайных людей. Эта неожиданно приблудившаяся белая лошадь, аккурат на двадцатилетие Элегиэм. Где были мои глаза? Ведь подозревала же внутри, всегда подозревала. Надо было бежать сразу же после неожиданно свалившегося дома. Хотя зачем себя обманывать? Куда бежать? От кого? От Повелителя Драконов? Если он захочет найти, то рано или поздно сделает это!
   -- Почему появился только сейчас?
   -- Грэммер запретил вмешиваться. -- И все. Глаза снова прикрыты ресницами, не давая возможности понять, что там в их глубине.
   Ну, сам-то Грэммер, судя по всему, очень даже неплохо вмешивался. Интересно, а Тарас подозревал. Я думаю, что да. Но он, как всегда, будет молчать.
   -- А почему все же нарушил запрет? Ну же, Мэл. Сказав "А", говори и "Б". -- А стараюсь сорвать с Дракона эту его неизменную маску несерьезности и равнодушия. И судя по вспыхнувшим глазам мужчины, мне это удается. Он больше не прячет от меня свой взгляд, а смотрит решительно, открывая, наконец, все свои карты. Все ли? Посмотрим...
   -- На него уже было два покушения. А мне пока не удается выяснить, откуда ноги растут. Я боюсь, что просто однажды могу не успеть, -- тихо ответил Маэлан, а потом добавил. -- Ань, столько лет уже прошло.
   Вот! Главное, зачем прилетел этот Дракон, сказано. Значит, ждали, когда пройдет время, и я остыну. И все эти годы меня по-прежнему держали на поводке, просто поводок был достаточно длинным, чтобы создавалось ощущение свободы.
   Ну, что же! Теперь слово за мной. Надеюсь, я сейчас тебя сумею удивить...
   -- Мне надо подумать. И посоветоваться с мужем. Я не свободна.
   -- Аниам! -- Ахнул Маэлан. -- Ну, заче-ем? -- Простонал он. Синие глаза потемнели, в них отразился истинный возраст Дракона. Циничный и несерьезный мальчишка исчез. На меня обвиняющее смотрел взрослый, жесткий мужчина, непримиримо стоящий на страже интересов своего Повелителя.
   Что, голубчик?! Не такой уж ты и непробиваемый, мой друг. Вот и посмотрим, что на это скажет этот Повелитель, когда к нему прилетит "синяя птица счастья". Неужели по-прежнему захочет для меня официальный статус жены. А как же пресловутая репутация Драконов?
   -- Затем, что когда мужчина и женщина столько живут вместе, это случается. Так бывает, Мэл. -- Жестко ответила я и споткнулась о гневный взгляд. Из меня начал стремительно уходить воздух, а вместе с ним и боевой настрой. Господи! Совершенно нечем дышать! -- Извини, мне надо выйти. -- Не могу больше!
   Взлетев по лестнице, я ввалилась в спальню и обессилено опустилась на колени. Мне не выиграть эту игру! Никогда не выиграть! Вся моя стена изо льда, что я так тщательно выстраивала, готова рухнуть под напором ожигающей боли! Я выла, уткнув голову в пол, как дурная баба, повторяя лишь одно:
   -- Зачем? Ну, зачем он со мной это сделал?
   -- Драконье безумие. -- Раздался за спиной голос Маэлана.
   -- Что? -- Я подняла голову, не понимая, о чем это он.
   Дракон стоял, прислонившись к косяку и, склонив на бок, голову смотрел на меня. Мне показалось, или в глазах добавились сожаление и боль. Боль?!
   -- Травка называется "Драконье безумие". Забавная такая травка. И магия от нее не защищает. -- Горько усмехнувшись, ответил Маэлан. -- Так бывает, Аня. В жизни все бывает. Это только в сказках красивый конец, и то в нестрашных.
   -- Но... но мне ничего не сказали...
   -- А ты бы согласилась слушать? Ты же предпочла сбежать. Да и не стал бы он оправдываться. Грэммер и сейчас во всем винит только себя, и больше никого. -- Глаза мужчины снова сверкнули решимостью идти до конца. А слова падали тяжело и беспощадно, не оставляя для меня никакой надежды. Они не оставят меня в покое, по крайней мере, этот точно. -- Что было, то было. Дочери жизнь не порть. Она - Дракон. В ней кровь Повелителей Драконов. Тебе не удастся удержать ее в рамка, в какие загнала себя.
   -- Мэ-эл, уйди! Просто сейчас уйди!
   Маэлан, молча, вышел. Гребаная жизнь!!!
  
  
  
  
  

-- Вы сделали то, что должны были сделать, 

но может быть, Вы сделали ошибку. 

/х.ф. Д'Артаньян и три мушкетера /

  
  
   Маэлан
  
   Я спустился и расположился с бокалом вина на диване, в гостиной.
   Не уйду, пока не добьюсь положительного результата. Ситуация и так слишком серьезна.
   Еще и Повелитель как с цепи сорвался. Ладно, я еще понимаю, всех своих фавориток выселил. Хотя, как вспомню скандал, который последовал после этого решения, так до сих пор всего передергивает. Я могу также понять его паническое шараханье от всех женщин. Еще бы! Такой иммунитет заработал! Еще не на одно десятилетие хватит!
   Но что мне никак не понятно, так это его маниакальное стремление к смерти. Носится, Аид знает где, и собирает себе на хвост все, что только можно. Как только с Правителями остальных государств еще умудрился все отношения не испортить!
   Я согласился и терпел, когда он месяц пил, не выходя из своих покоев, взяв все управление на себя. И даже то, что мне пришлось потом его силой вытаскивать, применяя, мягко сказать, нестандартные методы. А учитывая характер нашего Повелителя и его полубезумное, хотя, наверное, все же безумное состояние, полу - это у него нормальное состояние, то я, и я в этом просто убежден, совершил настоящий подвиг, достойный быть записанным в историю государства Драконов!
   Я согласился и даже помог в мести наследному принцу эльфов. Хотя речь шла чуть не о войне, и ходили мы натурально по лезвию клинка. И только Боги знают, чего мне стоило провернуть все так, чтобы ни одна морда не догадалась, откуда ноги растут. А этот, стесняюсь сказать, Повелитель, даже спасибо не сказал. Просто, молча, ушел к себе и опять пил неделю. И мне снова пришлось его из этого вытаскивать, как всегда рискуя жизнью.
   Но больше я терпеть, не намерен. Два покушения - это вам не детские забавы. Это серьезно, очень серьезно. И, в конце концов, я ему не нянька! Он взрослый мужик! Хочет в гости к Аиду? Да, пожалуйста! Но государство я должен спасти! Он же сам мне потом не простит, если все развалится. Я его знаю. Сложит где-нибудь свою бедовую голову, а потом мне же из преисподней будет предъявлять!
   Неожиданно сверху раздался страшный крик - крик раненого Дракона!
   Боги! Ну, за что мне все это?! Сейчас эта ненормальная блажит!
   Вздохнув, настроился на долгое ожидание. А что еще остается? Не слезы же бежать утирать. Да и с Драконицей в таком состоянии это смертельно опасно. Драконы с этим справляются сами.
   Значит, все еще любит. И такая боль - это хорошо! Есть надежда. Все же как-то не очень хотелось бы провожать друга к Аиду. А судя по крикам Аниам, эта тоже недолго после него задержится. А двое сразу - это уже перебор. Кричи, миленькая, кричи! Потом тебе же легче станет...
   Сквозь меня прошла магия Драконов.
   Кажется, пожаловал хозяин. С ним мне тоже хотелось бы пообщаться. Так, сказать несколько тепленьких слов. И так все плохо так, что хуже некуда, так и этот "деятель" постарался, воспользовался, можно сказать, не совсем адекватным состоянием женщины. Интересно, сразу он ее уболтал или как? Давно ведь глаз положил. Вот почему я с ним в свое время не поговорил, а ведь видел же, видел, что неровно к девчонке дышит? Хотя, с Драконом о таком говори не говори, бесполезно.
   -- Что ты здесь делаешь? -- Голос Таурэна звучал неприязненно. Вот как?! Как же быстро некоторые все забывают? Когда приперло, так ко мне прибежал. Ох, Драконы, Драконы... Неблагодарные мы все же создания.
   -- Так, мимо пролетал... А, ты, я вижу, мне рад очень? -- Пришлось вставать, чтобы поприветствовать старого знакомого.
   -- Где она? -- Мой потенциальный противник смотрел настороженно. Зря он изображает из себя заботливого супруга. Пора из роли выходить. А не сможет или не захочет сам, так я помогу. А что? Мы Драконы не гордые. Запросто, можем подтолкнуть в нужном направлении, у нас и аргументы для этого дела есть весомые, которые, кстати, всегда при себе. Вон он, мой аргумент, на боку висит.
   В этот момент сверху снова раздался полный муки и боли крик.
   -- Что ты ей сказал?! -- Таурэн зарычал, готовый броситься. А вот это он зря. Очень зря. Я ведь могу прямо сейчас начать "убеждать", мне не трудно.
   -- Правду, -- пожав плечами, ответил я, положа руку на рукоять клинка. Это чтобы у некоторых не оставалось никаких иллюзий в отношении меня.
   Таурэн неожиданно хмыкнул и жестом пригласил сесть. Что сначала поговорим? А почему бы и нет? Я снова с комфортом устроился на диване, плеснув себе еще вина. А что? Сидеть, я так понимаю, еще долго. А вино, между прочим, я не сам нагло захватил. Мне хозяйка разрешила!
   -- Так, все-таки, зачем ты явился? -- уже вполне спокойно спросил Таурэн. Давно бы так! А то у меня причин гораздо больше набить ему морду.
   -- Ну, если не совсем дурак, то поймешь. А ты не дурак, далеко не дурак! И как семейная жизнь? -- Не удержавшись, съязвил я.
   -- Тебя это не касается!
   -- Да-а-а? -- Ласково спросил я. -- Ну, уж Повелителя -то касается точно. А я, если ты еще не забыл, нахожусь у него на службе. И ты, кстати тоже. И, если мне не изменяет память, являешься телохранителем его жены. И вот еще, Таурэн, ты не подскажешь мне, кто такой маен? И что означает клятва на крови? Здорово ты охраняешь супругу Повелителя Драконов. Мо-ло-дец! -- Уже совсем язвительно добавил я.
   -- Она сама так решила, -- побледнев, ответил этот придурок.
   -- Да что ты?! А ты, значит, совсем не при делах?!
   -- Маэлан! Ты что, мораль мне прилетел читать? Так не надо. Я про себя еще и не такое знаю! Да! Воспользовался! И что дальше?!
   -- Дурак ты, Таурэн! Она же тебя не любит.
   -- Я знаю, -- тихо проговорил Таурэн.
   -- Тогда заче-ем?
   -- Я люблю ее.
   -- Он тебя убьет.
   -- Я знаю, -- Таурэн спокойно посмотрел мне в глаза. Еще один влюбленный идиот! А потом добавил. -- Она никогда не согласится. Ты зря прилетел.
   Нет, я просто умиляюсь, глядя на этого глупца!
   -- Это ты так думаешь. Я ей дал тему для размышления. Сейчас вот жду решения. И, знаешь, Таурэн, я почему-то догадываюсь, каким оно будет. Слышишь? По тем, на кого наплевать, так не кричат.
   Он побледнел.
   -- Правильно думаешь. -- Знаю, что подло добивать. Но он не юнец, а зрелый мужчина и должен был понимать, что никогда не получит эту женщину. Понимал и все-таки попытался взять. А брать чужое нехорошо! Очень не хорошо!
   -- Что он хочет?
   -- Пока лишь, официального подтверждения брака. А, вообще, конечно, мы все ждем с нетерпение представления единственной Наследницы Драконов ко двору. А если ты хочешь знать еще и мое желание, то я просто жажду вернуть Грэммеру его супругу. А после того, что я здесь увидел и услышал, -- я многозначительно кинул на потолок, -- меня будет очень сложно остановить. Я не собираюсь больше сидеть и смотреть, как Повелитель Драконов казнит себя и придумает новые способы попасть к дядюшке Аиду. Хватит! Он уже достаточно настрадался и за все сполна заплатил. Не надо делать из него главного злодея. По большому, счету, мы от него не очень-то и отличаемся. Что, у меня или у тебя меньше кровожадности? Мы с тобой и похуже вещи делали. Разве не так? Или, может, тебе напомнить?
   Таурэн снова побледнел и не нашелся, что мне ответить. Правильно! А то судить, все горазды. Можно подумать, Таурэн мало убивал. И не всегда это были воины и мужчины...
   Не знаю, до чего бы мы с ним договорились, хотя, скорее всего, до мордобоя, уж больно искушение было велико, но сверху раздался шум распахнувшейся двери, и послышались шаги. Не сговариваясь, мы с Таурэном замолчали. Ни к чему наши разборки при женщине.
   По лестнице спускалась Аниам. Нет, не Аниам. Повелительница Драконов! Красивая все же у Грэммера жена. Красивая и сильная...
   -- Маэлан, я готова встретиться с Лордом Грэммером и обсудить официальное подтверждение брака. -- И ведь ни следа от слез. Гордо вздернутая голова, уверенный и спокойный взгляд. -- Только не на этой неделе. -- Поспешно добавила она.
   -- Алла...
   -- Меня зовут Аниам. Я так решила, Таурэн. Пора сказать дочери правду. Не вижу больше смысла скрываться.
   -- Спасибо, Леди Аниам Грэммер Дэвеш, -- почтительно поклонился я, заметив, как недовольно поморщился Таурэн. А вот Аниам отреагировала совершенно спокойно. Это хороший знак.
   -- Пойдем, я провожу тебя, -- сказала Аниам, показывая, что аудиенция закончена, а потом повернулась к Таурэну и с улыбкой успокоила, -- все хорошо, дорогой. Где Эла?
   -- В конюшне. Пошла повозиться с Серебряной Звездой. -- Явно с облегчением ответил этот болван. Меня чуть не стошнило! Он еще на что-то надеется?! Посмотрим!...
  
  
  
  

* * *

  
   -- А почему не на этой неделе? -- Рискнул все же спросить я, когда мы вышли из дома, искоса поглядывая на Аниам. Все же не хотелось в такой ситуации пережать.
   Мне и так кажется, что я много добился. И всего за один раз. Не хочу хвалиться, но, по-моему, я сегодня просто молодец!
   -- У меня сука должна ощениться. У нее первые роды. Жду со дня на день. Боюсь оставлять. -- Ответила она, а потом, заметив мой удивленный взгляд, пояснила, -- Я развожу трэмсов. Что ты так смотришь? Трэмсы пользуются спросом. Я ввела на них моду среди людей. Это очень прибыльный бизнес.
   -- Прибыльный что?
   -- Дело говорю это прибыльное и выгодное, -- махнула Аниам на меня как на дитя неразумное. Ну да. Наверняка, одно из ее словечек того мира. Все еще выражается чудно. Да и нас всех научила. По дворцу гуляют такие перлы, закачаешься! Вот, я же говорю!
   Вдруг нахлынули воспоминания, я несколько задумался, а когда посмотрел перед собой...
   На белоснежной лошади сидело чудо. И это действительно было так. ЧЮДО!!!!!!!! Вас когда-нибудь били по голове? Меня сейчас ударили кувалдой! От удара весь мозг вылетел, следом за ним отправилось сердце, а душа, повизгивая от восторга, устремилась к НЕЙ!
   "Так вот как оно бывает-то?" -- Раздалось где-то на самом краю сознания, пока я безуспешно пытался собрать обратно в кучу свои мозги и вернуть сердце на его законное место.
   -- Маэлан, познакомься. Это моя дочь Элегиэм. Эла, это Граф Маэлан Даугерр Шуэр.
   -- Граф? -- Хихикнула черноволосая, зеленоглазая Богиня. А я понял, что попал. По страшному попал! Грэммер меня убьет!
  
  
  
  
  
  

Привлекательные девушки отвлекают...

  
   Эла Краева
  
   -- Звездочка! Ты ж моя хорошая! Сейчас мы с тобой прогуляемся.
   "Звездочка" фыркала и недовольно косила глазом. Ну не любит она это имя. А мне не нравится ее претензионная кличка "Серебряная звезда". Это мама ее так назвала. Почему? Да шут ее знает. А лошади вот понравилось. Какая, казалось бы, ей разница? Ан нет. Каждый раз, когда называю ее звездочкой, фыркает. Подумаешь, "прынцесса".!
   А лошадь у меня, это надо признать, шикарная. Серебристо-белая, с роскошной гривой. Появилась она самым удивительным образом. Просто в одно прекрасное утро, тут стоит уточнить, что это было утро моего двадцатилетия, мы, открыв двери, увидели белоснежную красавицу, просто стоящую во дворе. Тарас, мой приемный отец, с мамой почему-то страшно перепугались. До сих пор так и не пойму, почему. Даже окрестности все прошарили. А лошадь и не думала уходить, просто стояла и смотрела на меня. Потом все успокоились и решили - это будет моим нечаянным подарком. Даже мам, пусть и неохотно, но согласилась. Хотя, потом несколько дней в ее глазах была тревога. Чего она так всполошилась? Странно как-то... Так вот у меня и появилась лошадка...
   Легко вскочив в седло моей красотки, я уже собиралась выехать со двора, чтобы лишний раз не объясняться с родителями, страдающими просто маниакальным стремлением меня опекать. А мне ведь уже двадцать пять! Да, я согласна, что Драконы растут и взрослеют не так как люди, но, тем не менее, некоторым неплохо бы и чувство меры иметь!
   Кстати, то, что не человек я узнала годам этак к пятнадцати. До того времени и понятия не имела о своем происхождении. Ага, пока однажды не разозлилась и чуть не спалила сарай, запустив в него, неведомо откуда взявшимся в моей руке, файерболом. Тут-то родители и раскололись. Рассказали мне, что к людям мы втроем не имеем никакого отношения и я, также как и они, являюсь Драконом, а значит и магом. И довольно таки нехилым, правда, еще только в потенциале. Вот так и началось мое обучение магии и контролю над ней, а также подготовка к вылету Дракона. Моя Драконица появилась около месяца назад. И я ее обожаю. Кстати, она у меня такая мнямка! Серебристо-черная! Вот! Бе-е!
   А о чем я говорила? Вот так всегда! Начну об одном, а потом как уведет... Ах, да! Та вот, как я уже говорила, только я собиралась свалить по-тихому, как заметила маму с каким-то незнакомым мужчиной, направлявшихся прямо в мою сторону. Наверняка, новый заказчик. Вот ведь засада! Пришлось остановиться и приготовиться выслушивать нотации.
   Интересно... А на заказчика незнакомец не похож. Ну, во-первых, от него прямо-таки веяло Магией Драконов, а Драконы трэмсов не заводят. Не любят они друг друга. Это мама у меня не такая, как все. А во-вторых, у меня создалось впечатление, что он близко знаком с моей строгой мамочкой.
   А чё он так уставился? У меня, случайно рожки не выросли? Я, на всякий случай, провела по волосам. Не-е. Вроде все нормально. Вот ведь придурок! Стоит и пялится. Я что, ему чюдо-юдо в перьях?! Так перьев на мне нет. Чешуя только отрастает, время от времени.
   Конечно, согласна, что мужчина был довольно привлекательный. Стройный, высокий, даже синие волосы его нисколько не портили, а смотрелись очень даже стильно. Короче, потянет. Но это еще не повод разглядывать меня столь откровенно. Я с вызовом посмотрела на незнакомца.
   Мужчина не реагировал.
   Похоже, он прибывал в прострации. Может, забыл что-нибудь дома? А сейчас вот вспомнил?
   -- Маэлан, познакомься. Это моя дочь Элегиэм. Эла, это Граф Маэлан Даугерр Шуэр.
   -- Граф? -- Не выдержав, хихикнула я.
   Мужчина продолжал пребывать каком-то своем мире, лишь удивленно хлопая глазами. Красивыми, кстати. Они у него насыщенного синего цвета. Ниче так смотрятся. Прикольно. Ну, все! Мне это уже надоело. Вздохнув поглубже, я выдала:
   -- Кх-м! Уважаемый граф! Я что, случайно забыла надеть какую-то часть туалета?
   -- Эла!
   -- Мама, я просто пытаюсь напомнить молодому человеку о правилах хорошего тона.
   -- Ничего, Леди Аниам, ничего! Все правильно. Прошу прощения дамы, но я вынужден попрощаться. Дела. Очень приятно было познакомиться, Эла. -- Смущенно улыбнувшись, пробормотал "граф".
   А голос-то у него приятный. Бархатистый такой. И улыбка хорошая. А еще, мама дорогая, у этого кадра, оказывается, ямочки на щеках появляются, когда он улыбается. И нос у него курносый. Вот! Обалдеть!
   Подождите! Как он назвал ее? Леди Аниам?! Я в изумлении посмотрела на свою родительницу. Теперь уже смутилась она. Да что ж такое, в самом деле!
   Незнакомец, а нет, вполне уже "знакомец", между тем развернулся и попросту сбежал. В небо взмыл сверкающий синий Дракон. Красивый...
   -- Ма-ам?!
   -- Эла, нам необходимо поговорить!
   -- Но я собиралась прокатиться. Олег будет ждать.
   -- Я все сказала! Пошли в дом. Сейчас! -- Тоном, не терпящим возражения, отрезала мама, а потом еще и добавила. -- Не слишком ли много времени ты проводишь с Олегом Глушевым? Догуляешься!
   Ну, как же! Он ведь человек! Ах, мама, мама! Все тебе мерещиться не то, что есть на самом деле. Олежка просто друг. И ничего больше. Но даже если бы он мне нравился, как парень, это еще не повод укладываться с ним в постель, а тем более, выходить замуж. Я любви хочу. Настоящей! Вот такая я дура! Чтобы было у-ух! А не как у родителей. Нет, Тарас жену любит, это не заметит только слепой. А вот она... И это, к сожалению, тоже видно. Мне его жалко, хороший он. Но мама у меня вообще какая-то излишне холодная, как заледенелая. Правда, лишь до того момента, пока ее не разозлишь. Вот тогда ховайтесь, как говорит маман, кто может!
   Но говорить я этого своей строгой родительнице не стала, ибо инстинкт самосохранения у меня присутствует, а спрыгнув с лошади, просто поплелась в дом. Да мне и самой уже стало интересно. Леди Аниам! Надо же! Какие же тайны ты хранишь, мамочка?...
  
  
  
  

* * *

   Я сидела и с интересом смотрела на свою мать. Сказать, что я была заинтригована, ничего не сказать. Моя мама нервничала. Непонятно? Тогда так. Она НЕРВНИЧАЛА. Моя мама, которая отличается редким хладнокровием и невозмутимость. Мне всегда казалось, что ее невозможно ни удивить, ни поразить. А вот сейчас она сидит и нервно сжимает пальцы. Взгляд бегающий. И, или мне это мерещится, или мама плакала? Она плакала?! Видимо, сегодня день открытий и потрясений.
   Не выдержав, маман соскочила и начала нервно ходить по комнате. Отчим сидел, опустив голову, и молчал. Я не выдержала первой.
   -- Мам, может, ты все-таки успокоишься и скажешь, наконец, что происходит?
   -- Да-да, конечно! -- Рассеянно ответила она, остановившись и закрыв глаза, а потом почему-то обратилась к отчиму. -- Таурэн! Тебе знаком яд "Драконье безумие"?
   А отчим почему-то вздрогнул и с тоской посмотрел на мать. Что происходит? Леди Аниам? Таурэн? Я уж не говорю про яды там какие-то.
   -- Ма-ам... -- По-моему, вышло у меня уже просто как-то жалко.
   Мама отвела от своего мужа взгляд, почему-то обвиняющий, как будто он полгорода отравил этим самым ядом, и посмотрела пристально на меня.
   -- Элла, я должна рассказать тебе правду про твоего отца.
   Нет, только не про то, что мой отчим папочку как раз и траванул! Я как-то к таким признаниям не готова. Проследив за моим полным ужаса взглядом, она усмехнулась и фыркнула:
   -- Не придумывай глупости!
   Ну, слава Богу! Хорошо, что отчим никого не пришил! Всё легче!
   -- Элла! -- Торжественно начала мама. Я невольно сжалась. -- Для начала, наверное, нам надо познакомиться.
   Дурку вызывали? Нет?! Похоже, пора!
   -- Меня зовут Леди Аниам Грэммер Дэвеш. Я являюсь супругой Повелителя Драконов, Лорда Грэммера Эрам Дэвеша. Соответственно ты - принцесса, единственная наследница престола Драконов, Леди Элегиэм Грэммер Дэвеш.
   Капец! Если она хотела меня удивить, то это ей вполне удалось. Из всей абракодабры я поняла только одно. Я крупно влипла! Мне почему-то сразу же стало ясно, что новый статус лично мне ничего хорошего не сулит. Видимо, за этим и прилетал тот странный мужчина.
   -- А Тарас? -- Почему-то спросила я совсем про другое. Наверное, с отчимом хотелось тоже познакомиться.
   Он встал сам и почтительно поклонился:
   -- Маен Повелителя Драконов и личный телохранитель Леди Аниам, Граф Таурэн Праэн Краэш, к Вашим услугам, принцесса Элегиэм.
   -- А маен это кто? -- Знаю вопрос тупой! Но это слово было первым. Остальные я практически не запомнила.
   -- Воин для особых поручений лично Повелителя Драконов. -- Спокойно ответил отчим, словно рассказывал, что он занимается разведением бабочек.
   Очень хотелось спросить про особые поручения, но что-то мне подсказывало, что лучше этого не делать. Боюсь, что тогда я просто не переживу разочарования в близком и любимом мной Драконе. Зачем спрашивать, если по его взгляду и так все понятно. Но пока слова не произнесены, их, вроде как, и нет. Поэтому я лишь повернулась снова к своей матери, или может ее ужу нужно называть скромно Повелительницей Драконов, и спросила:
   -- Меня еще ждут сегодня какие-то сюрпризы?
   -- Сегодня нет, -- с ударением на первом слове ответила мама.
   Ага! Значит, например, завтра очень даже ждут. Видимо она просто решила дозировать информацию. Ну, что же. Очень гуманно с ее стороны.
   -- В таком случае, с Вашего позволения, Повелительница, пойду я.
   И меня не рискнули остановить. А вот лучше и не надо! Мне сегодня надо побыть одной и подумать. О многом подумать. И самый первый, очень важный и, главное, очень оригинальный вопрос - как жить дальше?!
  
  
  
  
  
  
  

Если б удалось надрать задницу тому,

кто виновен в большинстве ваших проблем...

Вы бы долго не смогли сидеть!!!

  
  
   Грэммер Эрам Дэвеш
  
   Скала Выбора...
   Последнее время я полюбил это место. Тихо, спокойно тут...
   По привычке заглядываю вниз, в манящую, черную темноту. Чем дольше я живу без НЕЕ, демоны, что же больно-то так до сих пор, тем больше прихожу к выводу, что выбор бездны будет наилучшим для меня. К сожалению, мне придется подождать веков пять, не меньше. Я должен как следует подготовить дочь к ноше, тяжелой ноше Повелительницы Драконов. И мужа еще надо ей подобрать. Но зато потом я буду свободен в своем выборе. И я этот выбор уже знаю.
   Вздохнув, отхожу от столь манящей меня бездны и иду во дворец. Должен уже вернуться Маэлан. Интересно, что ответила ему ОНА, моя несбывшаяся мечта, моя жизнь, мое проклятье и самый великий дар Прародителя, который я не сумел удержать. Я сам все испортил... Я даже имени ЕЕ не достоин произносить...
   Почему я до сих пор жив? Нет, почему я сам этого не делаю, я знаю. А вот почему Боги до сих пор меня щадят? Непонятно. Хотя, почему непонятно. Как раз все понятно. Даже Аид брезгует моим обществом. Дракон-Прародитель ведь не стал со мной разговаривать, даже в пещеру не пустил. Как вспомню первые годы, когда ОНА ушла, сбежала, скрылась, самого от себя с души воротит. Бегал глупец, метался. Нет, первый месяц-то я вообще ничего не помню, прошел он как в тумане. А вот потом...
   Все правильно! Я несу достойное наказание. Смерть - слишком легкое избавление. Перехитрить Богов не удастся. Такая мразь, как я, должна жить и мучиться.
   -- Вот ты где! Грэммер, сколько можно?! Может, хватит уже сюда ходить?
   -- Заткнись, -- привычно рычу на Маэлана.
   -- Я-то заткнусь, -- вздыхает друг.
   Вот что им всем от меня надо?! Я что не выполняю свои обязанности Повелителя? Выполняю. А свободное время я могу проводить, как угодно. Не нравлюсь? Пусть найдут себе другого. Я быстрее освобожусь и наконец-то встречусь с такой притягательной для меня бездной.
   -- Слетал?
   -- Слетал.
   -- Ну?! -- Он, видимо, специально решил меня изводить!
   -- Хорошие, Грэммер, новости. Хорошие. Она согласилась встретиться.
   Я облегченно закрываю глаза. А потом до меня доходит смысл сказанного. Весь ужас, что сжимал меня все эти годы, вырывается наружу и захлестывает меня, лишая возможности дышать.
   -- Я... я... не могу...
   -- Нет! Ты можешь! Еще как сможешь! Хватит себя уже изводить!
   -- Ты не понимаешь!
   -- Это я-то не понимаю?! Да кто тебя еще, ущербного, кроме меня поймет?! Ты посмотри на себя! Ты даже жалости не заслуживаешь, не то, что ненависти!
   -- Маэлан, хватит! Я, конечно, многое тебе позволяю, но не смей меня оскорблять. Я все же твой Повелитель. И то, что ты мне бил морду, не повод хамить. Я, может, и не заслуживаю твоего уважение, но, ни меня, ни тебя никто не спрашивает, и спрашивать не собирается! Так что, прикуси свой поганый язык! -- Все он меня уже достал со своими нравоучениями!
   -- И это наш Повелитель! -- Маэлан привычно закатывает глаза. Но сегодня я его шутки терпеть, не намерен. И так хреново!
   -- Ну, значит, не повезло тебе с Повелителем! -- Отрезаю я, показывая, что психотерапия его в очередной раз не удалась.
   Хватает же у него терпения! Неужели не понятно, что я всего лишь хочу, чтобы меня оставили в покое. Просто оставили в покое! И не лезли ко мне в душу. Потому как там все равно ничего не найдут. У таких чудовищ, как я, души не бывает!
   Иду по дорожке к дворцу. Все Драконы привычно шарахаются от меня, стараясь исчезнуть из виду, прежде чем я их увижу. А я тако-ой наивный! Не замечаю всех этих телодвижений. Глаза бы никого сегодня не видели! Надоело все!
   Сзади догоняет Маэлан.
   -- Успокойся, -- шепотом говорит он. -- А то ты сегодня сам себя превзошел. Давай спарринг проведем на мечах.
   -- Не хочу.
   -- Может, все-таки девицу какую-нибудь? Когда-то ведь надо начинать общаться с прекрасным полом. Своих же всех разогнал.
   -- Не хочу. Пошел вон! -- Вот ведь, прилепился! Не оторвешь!
   -- На следующей неделе она прилетит, Грэммер.
   -- Почему на следующей? -- От неожиданности я даже останавливаюсь. Мне почему-то показалось, что ОНА прилетает уже завтра. От того, что не смог скрыть растерянность, снова накатывает злость. -- Пошел вон!
   -- А она теперь трэмсов разводит. Сучка у нее рожает. Не может раньше прилететь.
   -- Мне все равно, -- как можно равнодушнее отвечаю я, пытаясь скинуть этого нахала со своего хвоста.
   -- Грэммер, знаешь, так жрать охота. Может, посидим у тебя, поедим чего-нибудь.
   -- Не хочу, пошел вон!
   -- А она ведь с дочерью прилетит.
   Воздух вокруг меня становится тяжелым и густым. Я закрываю глаза и пытаюсь дышать. Но воздух такой плотным, что мне с трудом удается проталкивать его в легкие. Меня хватает лишь на хрип:
   -- Пошли, выпьем...
   -- Вот, и я про то же, -- с видимым облегчение говорит Маэлан. А я прикрываю глаза и в очередной раз признаю, что ему опять пришлось меня перехитрить.
   Ну, ладно. По крайне мере, вечером не буду сидеть один, когда со всех сторон окружают тени прошлого.
   Как я от него устал! Как хорошо, что он у меня есть!...
  
  
  
  
  

Сколько мусорное ведро ни

утрамбовывай - выносить все равно придется.

  
  
   Маэлан
  
   Тихо потрескивает камин. Повелитель сидит, слегка прикрыв глаза, и потягивает вино. Мы молчим. На мгновение мне кажется, что все как раньше. Сейчас он откроет глаза, ехидно улыбнется и скажет какую-нибудь колкость. И мы будем смеяться. Хорошо... Как же давно это было...
   -- И как давно ты их нашел? -- Рискнул я все же нарушить молчание.
   Грэммер открывает глаза и пристально смотрит на меня.
   -- А с чего ты решил, что я их нашел?
   -- Грэммер! Не держи меня за ребенка. Во-первых, ты совершенно не удивился, что у тебя дочь. Мог бы быть и сын. А во-вторых, у Элы есть замечательная такая лошадка - чистокровная эльфийская кобыла. Если мне не изменяет память, именно ее ты купил пять лет назад на торгах за баснословные деньги, чем привел в шок всех участников и заставил несколько месяцев всех гадать: зачем тебе кобыла, да еще и белая. Ты же всегда предпочитал черных скакунов.
   -- Все-то ты знаешь. Самому не противно? -- Устало вздохнул Грэммер. Хоть бы улыбнулся. Боги, как я соскучился по этому. Как тяжело жить и работать рядом с ним. Я уже и сам начинаю чувствовать себя таким же замороженным. Если не выгорит с его женой, уйду в отставку. Не могу больше!
   -- Придумай что-нибудь новое. Нет, мне не противно, а очень даже приятно. Люблю все знать. Ты не ответил на вопрос.
   -- Пятнадцать лет назад, -- признался Грэммер.
   -- И ни разу не попытался встретиться и поговорить?
   -- Нет. Мне нечего ЕЙ сказать.
   Нет, он меня иногда просто поражает! Хотя, почему иногда. Поражает он меня постоянно. Я уже устал поражаться!
   -- Послушай, Грэммер! Вам все равно на следующей неделе предстоит встретиться. Вот и используй случай, чтобы поговорить и все объяснить. Вот увидишь, она все поймет и простит.
   -- Я не собираюсь с НЕЙ встречаться. Советники все сделают без меня.
   -- Но почему?! -- Невольно ахнул я. Честно говоря, этого я уж точно не ожидал. -- Почему бы не попытаться?
   -- Потому что мне не нужно ЕЕ прощение. Мне вообще ничего не нужно. -- Грэммер резко встал и подошел к окну. И уже совсем тихо добавил. -- Я даже сам себя простить не могу.
   Повелитель развернулся ко мне. Было видно, что он о чем-то напряженно думает. Я молчал, боясь спугнуть это неожиданный миг откровенности. Ведь все эти годы он упорно молчал, отгородившись от меня непробиваемой стеной, разговаривая только по делу и никогда по душам. Наконец, встряхнув головой, Грэммер, видимо, принял решение и спросил:
   -- Маэлан, что ты знаешь о "Драконьем Безумии"?
   -- То же, что и все, -- я пожал плечами. Что он хочет услышать? Травка эта известна, хоть и в очень "узких кругах". -- Штука очень пакостная.
   -- Так вот, "мистер всезнайка", должен тебе сказать, что знаешь ты далеко не все. Главным, так сказать, эффектом этого замечательного зелья является не его прямое действие. И название свое оно получила не из-за воздействия, которое оказывает на Драконов, делая их невменяемыми.
   -- А что еще? -- Удивился я. Что-то предчувствия у меня нехорошие.
   -- А то, что после окончания воздействия зелья, жертва вспоминает все, что совершила, находясь в невменяемом состоянии. И, как правило, сходит с ума от потрясения. Так что, Маэлан, я помню все события той ночи. -- С болью, исказившей его лицо, признался он и уже совсем тихо прошептал, -- все, до мельчайших подробностей.
   -- Грэммер, но как... -- Я не в силах был закончить вопрос.
   -- Месяц пьянства помог справиться с безумием. -- Пожав плечами, ответил Грэммер. -- Алкоголь притупляет чувства и позволил мне удержаться на краю.
   Я не нашелся, что и ответить. Я и забыл, что Грэммер никогда и ничего не делает просто так. И позволил он мне вывести себя из запоя именно тогда, когда это было нужно. Да уж, Лорд Грэммер никогда не перестанет меня удивлять! И после всего этого у кого-то еще останутся сомнения, что это лучший Повелитель Драконов за всю историю?!
   -- Все! Лирическое отступление закончено. -- Взгляд Грэммера снова заледенел и я понял, что откровенности больше не будет. -- Давай о делах. Ты отправил кого-нибудь в человеческие земли?
   -- Да, но мне кажется, что мы не там ищем.
   -- Почему?
   -- А ты не думал, что в этих покушениях видны эльфийские ушки? Элланиэлль не дурак и думаешь что, не догадывается, почему со страшным недугом, поразившим наследника, не могут справиться лучшие маги?
   -- Ты его видел? -- С неожиданным интересом спросил Грэммер. Даже глаза на мгновение вспыхнули.
   -- Видел. Зрелище не для слабонервных. Весь в язвах, гниющий заживо. Послушай, Грэммер, может, хватит с него. Элланиэлль ведь не простит. Нам что, войны с эльфами не хватает. Наследник все же.
   -- Уже нет. Насколько я знаю, наследником назван младший сын Владыки - Ландриэлль. Тананиэлль будет гнить и сдохнет, как последняя тварь, но не скоро, ему еще долго мучиться. Успеет прочувствовать все прелести своего состояния во всех нюансах. -- Кровожадно оскалившись, прорычал Грэммер. И уже почти спокойно закончил. -- А Эллан, я думаю, уже давно все понял. Но он не дурак, совсем не дурак. Так что не там ты ищешь, Маэлан, не там. Виктор что-то затевает. Поверь моему драконьему нюху. Ты должен выяснить, что происходит у людей. А там что-то происходит не очень хорошее. Если я не ошибаюсь. Но ошибаюсь я редко.
   -- Хорошо. -- Легко согласился я. Все же чутье у Грэммера потрясающее. К нему стоит прислушаться. -- А ты пока все очень неопределенно, пожалуйста, будь осторожен.
   Грэммер презрительно фыркнул. Боги! Ну что тут скажешь? Горбатый, могила, лопата...
   -- Подумай, кого назначишь в личную охрану принцессы. Также ей нужен учитель по боевой подготовке. Я думаю, что у тебя для этого не будет время.
   -- Я справлюсь! -- Слишком поспешно ответил я. Грэммер удивленно посмотрел на меня, хмыкнул, но говорить ничего не стал.
   Демоны! Чуть не влип. Надо что-то с этим делать. Я ведь не дурак. Мне здесь ничего не светит. Кто я и кто она? Да, Маэлан, попал ты! Доигрался! Хотел любви? Получите и распишитесь.
   -- Еще надо слетать к Старэсу. Он должен переехать во дворец. Свою дочь я к нему не отправлю. А терять такого учителя не хотелось бы. Но полечу я к нему сам. Кстати, как тебе моя дочь? -- Неожиданно спросил в конце он.
   Я вздрогнул. Неужели что-то почувствовал. Дохлые трэмсы! Надо быть впредь осмотрительнее, а то точно без головы останусь. Хотя, похоже, что мне теперь будет уже все равно. А, плевать! На худой коней, попрошу перевода куда-нибудь на край драконьих земель, подальше отсюда. Не у всех любовь счастливая. Видимо я не заслужил у Богов ничего лучшего, как влюбиться совершенно неподходящим образом. Как бы Грэммер ко мне не относился, он никогда не пойдет на этот брак. Граф не может быть мужем дочери Повелителя Драконов. Так что нечего и мечтать. К тому же, я ей совершенно не понравился. И у нее может быть совершенно невыносимый характер. И первое впечатление, наверняка, обманчиво. Вот увижу во второй раз и пойму, что это все такая ерунда и блажь.
   "Маэлан! Ты самый настоящий придурок. Себя-то не обманывай. Если это не любовь, тогда ты вообще ничего не понимаешь в жизни!" -- Рассмеялся я сам над собой. Да, уж! Тут либо плакать, либо смеяться. Боги! За что мне все это!
   -- Ты чего молчишь? Маэлан! Ты себя нормально чувствуешь?
   -- Да что-то как-то не хорошо стало. Устал, наверное. -- Соврал, не моргнув глазом, я. Демоны! Что же делать-то? -- А дочь у тебя, Грэммер, красивая. На тебя похожа. -- Уже вполне спокойно ответил я, даже сумев посмотреть в глаза Повелителю. Он вроде бы поверил. Или сделал вид.
   -- Я знаю, -- вздохнул Грэммер. А потом добавил. -- А Драконица у нее серебристо- черная. -- С неожиданно теплой улыбкой закончил он. Грэммер улыбнулся! Я чуть со стула не свалился от потрясения. Я думал, что у него нужные для этого мышцы давно атрофировались. А тут надо же!
   -- Может, все же встретишься с Аниам? -- Рискнул снова спросить я. Блин, нарвусь сейчас же!
   -- Нет, -- ответил Грэммер. В глазах его снова отразилась боль.
   И тогда я решил использовать запрещенный прием. Знаю, подло! Но ведь ревность еще никто не отменял. Может быть, хоть это чувство заставит его встряхнуться. О том, что будет с Таурэном, я старался не думать. А я никогда и не говорил, что я весь такой добренький и порядочный. К тому же, ради Грэммера я готов пойти на многое, может быть даже и на все. Не знаю, не пробовал.
   -- Послушай, Грэм. Аниам и Таурэн... -- Осторожно начал я.
   -- Я все знаю! Можешь не утруждаться! -- Неожиданно резко оборвал меня Грэммер.
   -- И что?
   -- И ничего? Она имеет право на счастье. Я не собираюсь больше вмешиваться в ее жизнь. Договор касается только моей дочери. Аниам свободна! -- Было видно, как нелегко далось ему произнести это имя.
   -- Ты с ума сошел!
   -- А ты этого еще не понял? Все, Маэлан, ты явно засиделся. Я устал, ступай. И лучше не беси меня!
   Я тихо выскользнул за дверь. Что же делать? "Думай, Маэлан, думай!"
   Если бы я только знал, что боги все решат за нас и, как всегда, не так, как бы мне этого хотелось.
  
  
  
  
  

Те, кто хвалит женщин,

знают их недостаточно;

те, кто их ругает, не знает их вовсе

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   Вот где опять носит эту девчонку? Когда-нибудь я ее просто выпорю!
   Никогда не думала, что иметь взрослую дочь так хлопотно. Носится по лесам непонятно где, да еще в компании вполне взрослого мужчины. Это ОНА его называет парнем и другом. У него, по-моему, совсем другое мнение на этот счет. Я же вижу, какие взгляды он на нее бросает. Как бы слюной не захлебнулся, бедолага. Да и какой он парень? Для человека двадцать пять лет - вполне зрелый возраст. И намерения Олега Глушева мне вполне понятны. Вот только пусть попробует! Голову оторву так быстро, что он этого даже не почувствует! Моя дочь не для него!
   Да еще и Маэлан что-то явно к нам зачастил. Сказала же через неделю, так че прилетать каждый день? Или у меня уже паранойя, или он на мою дочь запал. Если это действительно так, то тоже голову оторву. Я не позволю, чтобы он включил Элу в длинный список своих побед. Как-то в глубокие чувства этого котяры не верится. Так что, пусть держится подальше!
   -- Дорогая, что случилось? -- Подошедший сзади муж обнял меня и поцеловал в висок. Я невольно вздрогнула и попыталась выпутаться. Таурэн вздохнул и разжал руки. Мне стало стыдно. Он же не виноват, что у меня с головой совсем плохо.
   -- Что-то Маэлан к нам зачастил.
   -- По-моему, ему Эла понравилась.
   -- Значит, мне не показалось. И что делать?
   -- Если он ее тронет, я его убью! -- Решительно ответил Таурэн.
   -- Не вмешивайся. Я сама. Может у него это серьезно.
   -- Ты сама-то в это веришь? Маэлан и серьезно! -- Презрительно усмехнулся муж.
   -- Ну, в жизни все бывает...
   -- Даже, если и серьезно. Грэммер никогда не даст своего согласия на их союз.
   -- Моя дочь сама сделает выбор! Я никому не позволю решать ее судьбу!
   -- Тогда не соглашайся на предложение Грэммера! Ты же знаешь законы Драконов. Или ты решила вернуться к нему?!
   -- Таурэн! Я не расположена сейчас к семейному скандалу. Оставь меня!
   Муж сразу как-то сник и тихо вышел из дома. Блин! Опять его обидела. К дьяволу! Почему я всегда должна чувствовать себя виноватой?! Я и так даю ему больше, чем он мог себе представить. А моя душа - это моя душа. И нечего туда лезть!
   Магия Драконов! Невдалеке раскрылся портал. Наверняка, Маэлан в гости пожаловал. Странно, а почему порталом? Неохота крыльями махать? Что-то давненько он нас не посещал. Со вчерашнего дня. Сейчас он у меня получит по полной программе. А не поймет слов, оторву к чертям собачьим все его самые дорогие ему места. Довольно! Пусть найдет себе чью-нибудь другую дочку для соблазнения.
   Дверь с грохотом распахнулась, и вбежал Маэлан, растрепанный и напуганный. Вот это да! Первый раз вижу его таким.
   -- Ань! Ты нужна мне! Срочно!
   -- Что случилось? Ты чего такой?
   -- Случилось. На Грэммера очередное нападение.
   -- Он жив? -- У меня хватает сил только на шепот. Я и не думала, что это будет так страшно. Передо мной как будто разверзлась бездна Скалы Выбора.
   "Элка еще совсем зеленая! Как же она без меня?" -- Пронеслась мысль, словно я уже готовлюсь прыгать. И ведь я это сделаю! Грэммер! Я без тебя не останусь! Гребаное все!
   -- Жив, Анечка, пока жив...
   -- Маэлан, что значит пока? Он же Дракон! Если не убили сразу, он должен выкарабкаться!
   -- Понимаешь, у него регенерация совсем не идет. Целители бьются, но без толку. Не хочет он, Аня, жить. Не хочет! Он уходит...
   Неожиданно Маэлан сел прямо на пол и разрыдался. Этот, как всегда казалось, непробиваемый оптимист и балагур, сидел, обхватив голову руками, и рыдал как мальчишка. Навзрыд, нисколько не стесняясь своих слез...
   И вот тут я разозлилась! Да пошло все к дьяволу!!!
   Схватив Маэлана за шкирку, я одним рывком подняла его с пола и влепила затрещину! Хорошую такую, чтобы сразу пришел в чувство! Без вариантов!
   -- Ты че расселся, придурок?! Марш за мной!
   Я выбегаю на крыльцо и, что есть силы, ору:
   -- Таурэн! Срочно найди Элку! -- Посмотрев на подбежавшего бледного Таурэна, добавила. -- Найдешь, немедленно проведешь порталом во дворец!
   Муж спорить не стал. Правильно! И не надо сейчас со мной спорить. Загрызу!
   Повернувшись к Маэлану, говорю:
   -- Что уставился?! Пошли!
   И шагаю в серую воронку выстроенного портала. Только бы успеть!!!
  
  
  
  
  

* * *

  
  
   Портал открылся прямо перед дворцом.
   Как будто и не было стольких лет. Отделка фасада только другая. Ладно, разглядыванием займемся в другой раз. Сейчас некогда.
   Я быстро взбежала по ступеням, даже не оглядываясь на Маэлан. Так, сейчас снова по лестнице, потом направо...
   -- Ань, нам в другое крыло, -- Маэлан хватает меня за руку и останавливает. Почему? Я не могла перепутать.
   В ответ на мой немой вопрос Маэлан быстро поясняет:
   -- Грэммер больше ни разу не входил в ваши покои. Он переехал.
   -- Ну, так показывай дорогу. Давай, Мэл, не тупи! -- Мне некогда задумываться, по какой причине Грэммер перебрался в другие покои. Они мне расскажут это потом, на досуге. Сейчас у меня как-то настрой не тот.
   Маэлан, молча, кивнул, и мы продолжили свой бег. Теперь впереди бежал уже он. Встречавшиеся на пути Драконы, шарахались от нашей парочки и вжимались в стены.
   Наверное, мы производили жуткое впечатление: бледный, растрепанный Маэлан и такая же Повелительница, причем последняя, вроде как, благополучно почила двадцать пять лет назад. Таким образом, можно было предположить, что за Маэланом по дворцу гоняется привидение, причем сидит у него на хвосте с маниакальностью мессершмитта. Честно говоря, мне это было абсолютно пофиг, но несколько дам хлопнулись в обморок.
   Ну, вот, наконец, и нужные двери. Храбрые Драконы охраны брызнули в стороны. Я ворвалась в Покои Повелителя. Убранство и рада бы описать, да не запомнила я. Отметила только краем сознания, что тесновато здесь. А может мне показалось, так как набилось здесь Драконов немерено.
   -- Повелительница, Повелительница, Повелительница.... -- Слышалось со всех сторон.
   Но я не задерживалась. Моей целью была спальня. Я открыла тяжелые двери и, набрав побольше воздуха, вошла вовнутрь...
   Здесь, в отличие от приемной, было очень тихо, только потрескивал камин, да слышались тихие всхлипы. У кровати сидела женщина. Она подняла заплаканное лицо, и я сразу же узнала ее. Валмэн. Бедная женщина так и осталась сидеть с открытым ртом и ужасом на лице. Остальные присутствующие тоже были мне хорошо знакомы. Их и было-то всего пятеро: трое целителей, заледеневший Старэс и бледный, осунувшийся Шаур. Больше никого, видимо, не пускали. Все ждали момента прощания со своим Повелителем...
   Ну, на похороны мы всегда успеем. А посему...
   -- Выйдите все. -- Тихо, но твердо проговорила я.
   Спорить со мной никто не решился. Драконы, все также молча, потянулись к выходу. Только Валмэн надрывно всхлипнула. Я посмотрела на нее. Видимо что-то она увидела в моем взгляде, раз сразу же закрыла рот ладошкой и тихо выскользнула за дверь.
   -- Маэлан, ты тоже! -- Не оборачиваясь, потребовала я, так как за спиной все еще чувствовала его пыхтение.
   Маэлан вздохнул, но тоже вышел. Я осталась одна. Правильно, свидетели нам не нужны. Ни к чему они нам...
   Медленно приближаюсь к кровати... Страшно... А вдруг, не получится?... Набравшись смелости, подхожу вплотную... Лежит... Бледный, осунувшийся, черты лица заостренны, даже волосы тусклые какие-то... Дыхание почти не слышно. По-моему, он вообще дышит через раз... Милый ты мой... Как же тебя... Кусаю губы, чтобы не зареветь... Слезы нам сейчас не нужны, они сейчас лишние... Реветь мы будем потом, когда все будет хорошо... Протягиваю руку и осторожно провожу по волосам, касаюсь седой пряди... Рука дрожит... Блин! Надо собирать себя в кучу...
   Беру в руку холодную, почти прозрачную ладонь и, наклонившись, ехидно и проникновенно шепчу Грэммеру на ухо:
   -- Милый, если ты уйдешь к Аиду, то я последую за тобой. Если ты хочешь, чтобы я жила, ты будешь бороться и выкарабкаешься. И еще, Грэммер, тебе не кажется, что пора познакомиться с дочерью? Она здесь, рядом со мной! Тебе выбирать, будут у нее оба родителя, или не будет ни одного. Я без тебя не останусь... Даже не надейся...
   Веки Грэммер дрожат... Раздается еле слышный шепот, почти шелест:
   -- Не уходи-и...
   И я понимаю, что победила...
   -- Не уйду. Теперь уже никогда не уйду.
   По щекам текут слезы... Теперь уже можно...
   Я сажусь на край кровати, трогаю лицо Грэммера. Легко касаюсь щек, губ, глажу лоб, очерчиваю пальцем линию бровей... Из уголка глаза грозного Повелителя Драконов скатывается слеза... Вот этого я ему точно никогда не расскажу... Я целую его, слегка касаясь губ... Сердце сжимается от нежности и любви, и я понимаю, что, действительно, никогда не смогу уйти. Да и не хочу... Если только он позовет... Если позовет...
  
  
  
  

* * *

   Сколько я просидела так, не знаю. Видимо, в конце концов, я уснула. Потому что очнулась от того что, кто-то легко толкает меня в плечо. Открываю глаза... Я приткнулась на подушку рядом с Грэммером, правая рука обнимает его голову, в левой - его ладонь...
   -- Анечка, девочка! Пойдем. Тебе надо отдохнуть. -- Тихо зовет Маэлан. Оказывается, это он меня разбудил. Я действительно уснула.
   -- Грэм?
   -- С ним все хорошо. Теперь все будет хорошо. -- Улыбается Маэлан и тянет меня с кровати.
   Я оглядываюсь на Грэммера и понимаю, что все правда будет хорошо. Он немного порозовел. Дыхание спокойное и ровное. Теперь дело за Драконьей кровью. И я знаю, она не подведет. Регенерация сделает свое дело. Через пару дней будет здоров. Я сделала это... Я больше здесь не нужна...
   Я выхожу из спальни и несколько минут стою, прислонившись спиной к двери и закрыв глаза. Что-то устала я сегодня... Открываю глаза...
   -- Не поняла, а что это за тусовка? Так, уважаемые Драконы, траур отменяется. Так что, попрошу всех удалиться и заняться, наконец, делом. А Вас, Штирлиц, я попрошу остаться, -- насмешливо заканчиваю я, повернувшись к Маэлану.
   Разговоры смолкают. В комнате повисает, так и хочется сказать - зловещая, но, увы, скорее обалдевшая тишина. Интересно, а тишина может обалдеть? Наверное, может. Драконы же обалдели. Первым опомнился Маэлан.
   -- Кто должен остаться?!
   -- Все свободны, Маэлан останься, -- устало произношу я. Что-то с юмором явно не получилось. Или квалификацию потеряла, или настрой не тот. Драконы, все как один, как-то тоскливо и обреченно посмотрели на меня и потянулись к выходу.
   Ну, вот чего они так испугались? Может им еще повезет, и Повелитель решит не повторять прежней ошибки, то есть меня. Правда, у них теперь будет Наследница. И я бы не сказала, что им с ней будет легче, чем со мной. Но они же этого еще не знают. Подумав так, я чуть мстительно не хихикнула, вовремя сообразив, что меня сочтут сошедшей с ума от потрясения. А у меня, просто, начался самый обыкновенный откат. Я в таких случаях всегда не совсем адекватна и юмор неудачный, в основном черный. Не стоит портить Драконом этот маленький праздник. Поэтому я в очередной раз вздохнула и промолчала.
   Дождавшись, когда мы остались одни, я повернулась к Маэлану и предложила:
   -- Маэлан, давай ка выпьем. А то что-то хреново мне, -- и, не дожидаясь ответа, пошла к креслу.
   ... Сидим, молча пьем вино... Хорошее... У Грэммера всегда хорошее вино. Маэлан как-то глупо улыбается. Видимо, его тоже слегка колбасит. Потом, задумавшись, он говорит:
   -- Ну, ты, Ань, и даешь! А что ты, кстати, с ним сделала? Я ведь, чего только не пробовал, -- и, нахмурившись, замолчал.
   -- Так, сказала кое-что, -- пожимаю я плечами.
   Ну, не говорить же, что я использовала самый натуральный и банальный шантаж. Я всегда знала больное место Повелителя Драконов. И просто использовала это. Потом, посмотрев на Маэлана, усмехнулась. Некоторые, особо умные, думают, что сильнее всего на Грэммера действует ревность. Вовсе нет. Есть кое-что похуже. Раньше у Грэммер была одна болевая точка, а теперь две. И я ударила по обоим. Низко и мерзко? Зато действенно. Я оказалась права...
   Ладно... В себя я уже пришла? Пришла. У меня еще есть одно дело, которое я не могу откладывать на потом. Таурэн... Я должна с ним поговорить. Исправить всего, конечно, не получится, но...
   -- Таурэн с Элкой прибыли?
   -- Да, твоя дочь в отведенных ей покоях. Спряталась там и не выходит. -- Вздохнув, ответил Маэлан. -- Ты же знаешь, Драконы могут быть такими навязчивыми. Я, конечно, отбил ее от всех любопытных, но, похоже, настроение ей ее будущие подданные успели подпортить изрядно. Теперь вот сидит в засаде. Я пообещал что-нибудь придумать.
   -- Да, уж! -- Я усмехнулась, вспомнив, как меня первое время просто душила эта их забота.
   -- Маэлан, ты позаботься пока о ней. Мне в ближайшие дни, боюсь, будет не до нее. Она, конечно, девочка вполне взрослая и самостоятельная. Но, все равно, никого и ничего здесь не знает, а тут притащили и бросили. Она же до этого и Драконов-то, кроме нас с Таурэном, не видела. А нас с ним стандартными никак не назовешь.
   -- Конечно! -- С энтузиазмом ответил Маэлан, а потом, смутившись, продолжил, -- я хотел предложить ей слетать к Старэсу. Тем более что он собирается домой. Ты как, не против, если мы туда смотаемся на пару дней?
   -- Замечательно! То, что надо. Только, Маэлан, ты ничего не хочешь мне сказать? -- Пристально посмотрела я.
   Маэлан побледнел, но потом уверенно взглянул на меня:
   -- Ты о чем? -- А глаза чистые и наивные.
   -- Да так... Знаешь, Мэл, если кто-то решит обидеть мою дочь, то я буду о-очень изобретательна в плане мести... -- И выразительно так гляжу в эти плутовские глаза.
   -- Тебе не о чем беспокоится, Повелительница! ЕЕ никто не посмеет обидеть! -- Уверенно и серьезно, не отводя взгляда, отвечает Маэлан.
   Попробую ему поверить...
   -- Где Таурэн? Мне надо с ним поговорить.
   -- В гостевом доме. Ты уверена, что тебе с ним стоит разговаривать? Ты думаешь, ему это поможет? -- Осторожно спрашивает Маэлан. А взгляд настороженный. Боится? Все еще не уверен в моем решении? Готов броситься на защиту своего драгоценного Повелителя?
   -- Уверена. -- Решительно отвечаю я. -- Я слишком много причинила ему боли. Я понимаю, что исправить ничего нельзя, но я, хотя бы, постараюсь все объяснить. Хотя, в одном ты прав. Разговор нужен, наверное, больше для меня. Слишком много я натворила. Тут уж ничего не поделаешь, но если я с ним не поговорю, то буду чувствовать себя последней скотиной. Впрочем, я и так ею себя ощущаю.
   Ладно, хватит! Решила - значит, решила! Я поднимаюсь и иду к дверям. Уже открыв их, поворачиваюсь к Маэлану и говорю:
   -- Я готова буду подписать необходимые бумаги завтра, с утра. Я так понимаю, подпись Грэммера там уже стоит. -- Увидя удивленный взгляд Маэлана, я, усмехнувшись, пояснила. -- Я очень хорошо знаю Грэммера.
   Боже! До чего же они предсказуемые...
  
  
  
  
  
  

Любовь переносит и прощает все,

но ничего не пропускает.

Она радуется малости, но требует всего.

/ Клайв Льюис /

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   А за окном сегодня дождь...
   Видимо, погода за женскую солидарность. И все мои непролитые слезы она взяла на себя. А я вот реветь не могу. Совсем не могу. Как будто кто-то вцепился когтистой лапой в горло и сжал. И придушить, вроде бы, жалко и отпустить тоже вроде как стремно. Вот и держит меня кто-то невидимый уже четвертый день. Так и хожу, не живая и не мертвая. Умом все понимаю - он выкарабкался. Только вот выздоровление идет уж больно медленно. Хотя, вчера уже встал, даже в сад вышел с Наэлем. Я в окно видела. А ко мне не пришел...
   Элку до завтра отправила с Маэланом к Старэсу. Тяготит ее всеобщее внимание, не привыкла еще. Мне и то не по себе. Поэтому-то я и спряталась в покоях, гостевых. Правильно, у Повелительницы больше нет покоев в этом дворце. А он не пришел...
   Снова посмотрев в окно, вздохнула. Вот что я, спрашивается, здесь торчу? С Советниками Повелителя Драконов мы все решили. Бумаги я все подписала. Торжественной церемонии мне не надо. Расписались, одним словом. Теперь моя дочь - законная и единственная Наследница Повелителя Драконов. А мне здесь делать нечего. Теперь заботу о ней возьмет на себя Грэммер. Как бы ни придушил этой самой заботой! Ну, да девочку мою так просто не возьмешь. Она умеет за себя постоять. К Таурэну я больше не вернусь, мосты сожжены. Подожду тут еще немного и отправлюсь восвояси. Хотя, непонятно чего жду. Хотел бы прийти - уже бы пришел...
   Снова нечем дышать. Открываю окно и подставляю лицо влажной прохладе. Капли дождя приятно освежают. В принципе, вот сейчас можно и поплакать. Маскировка, что надо. Если че, скажу, что дождь. Только вот слез-то нет... Дела... А в Долине Скорби сейчас хорошо, спокойно... Подожду еще немного и полечу... А он так вчера и не пришел...
   Из-за шума дождя я совершенно не слышала открывшейся двери. Просто почувствовала, что кто-то стоит за спиной. Когтистая лапа сжала сильнее. Боюсь поворачиваться... Надо повернуться... Боюсь... Надо... Поворачиваюсь... Он...
   Стоит и просто смотрит. Красивый такой, что больно. Его ведь даже седина не портит. Благородности добавляет. Упрямо сжатые губы, пронзительный взгляд темного изумруда, который затягивает как в омут, не давая отвести глаз. Боже! Ну, за что мне это проклятье?! Чем же привязал меня к себе этот мужчина, забрав навсегда мое сердце и не оставив ничего взамен? Мое теперь бьется в его руках, и отдавать он его не намерен. А как можно жить без сердца? Никак. Тем, у кого похитили сердце, дорога одна - Долина Скорби.
   Я молчу, он молчит тоже... Надо что-то сказать...
   -- Я так понимаю, Повелитель Драконов теперь входит без стука. -- Вот это сказала, так сказала! Дура, дура, дура...
   -- Я стучался... -- Растерянно отвечает Грэммер и снова замолкает.
   Затянувшееся молчание начинает тяготить...
   -- Ты что-то хотел?
   -- Спасибо...
   -- Всегда, пожалуйста. -- Господи! Вырви мне язык! Все не то!
   -- Извини, я, пожалуй, пойду, -- тихо и потерянно бормочет Грэммер и разворачивается к двери.
   Он не может вот так взять и уйти! Почему я должна помогать ему? Это же он должен говорить! Значит, ему нечего сказать? Но, если он сейчас уйдет, это будет все. Все? Нет! Я не могу дать ему уйти... И я решаюсь.
   -- Неужели Повелителю Драконов изменила храбрость? -- Насмешливо спрашиваю я.
   Ну, же, Грэммер, я подала этот мяч - принимай!
   И неожиданно Повелитель рванулся ко мне, схватил меня за руку и начал говорить...
   Он говорил и говорил, торопясь, постоянно сбиваясь, как будто боялся, что я перебью, и он не успеет сказать всего... Он говорил о том, какой он дурак, как он виноват, как любит и не может больше так жить. Говорил, говорил, говорил... Не отпуская руки и не отводя взгляда. Иногда бормотал совсем несвязное и нелепое, смущался и снова говорил. Я утонула в его словах, запуталась в его взгляде, и когда Грэммер замолчал, неожиданно даже для себя, встала на цыпочки и погладила его по голове.
   -- Бедный, глупый Повелитель Драконов...
   Грэммер замер и вдруг совершил вообще что-то из ряда вон выходящее. Повелитель Драконов рухнул передо мной на колени. Я растерялась. А он обхватил меня руками и уткнулся головой ... И молчит... Блин!
   -- Встаньте, Повелитель! Вам не пристало ни перед кем преклонять колени.
   -- Я преклоняю свои колени пред моей Повелительницей. Прости меня... -- Тихо проговорил Грэммер.
   -- Мой бедный, глупый Повелитель Драконов...
   -- Ты это уже говорила, -- обиженно засопел Грэммер.
   -- Да, но я не называла тебя своим...
   Грэммер поднял голову. В его глазах были растерянность и надежда.
   -- Ты меня прощаешь? -- Видимо, еще не веря, прошептал он.
   Я снова погладила его по голове.
   -- А у меня есть выбор? От любви Дракона нет спасения. Ты ведь сам это говорил. Помнишь?
   -- Я все помню ...
   -- Так какая же жена нужна Вам, Повелитель Драконов? И встань уже, Грэммер. Ты меня смущаешь.
   Грэммер поднялся и, прижав меня к груди, уткнулся в волосы.
   -- Мне нужна моя Аниам, -- тихо прошептал он и поцеловал меня в макушку.
   -- Но ведь она постоянно спорит, скандалит и дерется?
   -- Ну, и пусть! Плевать! Согласится ли ОНА на такого мужа?
   -- Возможно...
   -- Но ведь он по любому поводу рычит, жутко ревнует и вообще у него куча других недостатков.
   -- Ну и пусть! Если мой муж меня поцелует, возможно, я забуду их все. Ну, по крайней мере, большую часть.
   Грэммер легко подхватывает меня на руки и, наконец-то, находит мои губы. Господи! Как же я соскучилась по ним! Как же мне не хватало его рук, его сильных и ласковых рук! Наконец-то я живу...
   Я еще удерживалась на самом краешке реальности, когда Грэммер раздевал меня дрожащими руками, я еще принадлежала себе, когда он начал целовать и ласкать мое тело. А потом...
   А потом я просто потерялась, растворилась в его движениях, заколдованная этим танцем двоих. Танцем, в котором время останавливается и исчезает, поглощая все мысли и желания, кроме одного, древнего, как жизнь и прекрасного, как жизнь. Желания отдаваться и обладать. Когда ты уже не понимаешь, где он, а где ты. Когда двое сливаются в одно целое, как половинки чего-то потерянного и неожиданно обретенного. Когда дыхание одно на двоих. И ты улетаешь все выше и выше, пока не взрываешься миллиардом частичек. А потом падаешь полностью опустошенная. И ты таешь от нежности и любви, обессиленная и потерянная. Потому что тебя больше нет. Ты полностью растворилась в нем, в его нежности и безудержной страсти.
   В какой-то момент я вспомнила нашу первую ночь. Как же сегодняшняя не похожа на нее. В Грэммере столько нежности, что кажется, что я не вынесу ее. Он пил меня, как самый драгоценный напиток, с восхищение и преклонением знатока, улавливая и раскрывая все оттенки вкуса, наслаждаясь и даря наслаждение.
   "La petite mort"...* И я умирала, и воскресала вновь. Я засыпала, выбившись из сил, и просыпалась от его поцелуев, пребывая в зыбком состоянии отрешенности от всего мира. Мы не могли насытиться друг другом. Мир сузился до кровати, и нам было в этом мире хорошо...
  
  
  
  
  
   * "La petite mort" - "Маленькая смерть". Французы так называют оргазм.
  
  
  
  
  
  

Он молча пожирал ее глазами...

-Только не чавкай, - попросила она.

  
  
   Маэлан
  
   "Вот что, стою здесь как мальчишка, как неопытный юнец, у которого не было ни одной женщины?" -- Ругаю себя последними словами, а постучаться не могу. Демоны, что же со мной происходит? В присутствии этой девчонки я теряю всю свою уверенность. Ведь придумал же, как побыть рядом с ней, осталось-то всего на всего красиво предложить девушке развлечься и... не могу. Рука так и замерла, не решаясь постучать.
   "Давай, придурок, решайся уже. Через пару дней ее грозный отец окончательно придет в себя и тогда тебе уже точно не светит!" -- Снова рычу про себя я.
   И вдруг понимаю, что не светит мне в любом случае. Хватит уже обманывать себя! Мне не нужна интрижка с очередной девчонкой. Я хочу большего, значительно большего. Я хочу, чтобы она была рядом, всегда рядом. А вот этого-то как раз и не будет. Никогда не будет. Может, не стоит и начинать? Нет, ну надо же было так вляпаться!
   "Маэлан, болван, не порть девочке жизнь! Очнись! Что с тобой? Грэммер никогда тебе ее не отдаст!"
   Мне, наконец, удается себя приструнить, и я решительно стучусь...
   -- Принцесса, разрешите?
   Элегиэм, сидящая в кресле и что-то увлеченно читающая, поднимает голову и удивленно смотрит на меня.
   -- Маэлан, что случилось? Мой счастливо обретенный папаша изволили прийти в себя и желают прижать меня к своей груди? -- Насмешливо спросила она.
   "Это я желаю прижать тебя к груди, своей. А потом много еще чего желаю!" -- Подумал я, а в слух сказал как можно официальнее:
   -- Нет. Ваш отец еще не очнулся. Просто у меня к Вам, леди Элегиэм Грэммер Дэвеш, предложение. И, кстати, Вам не кажется, что насмешки не совсем уместны в отношении тяжелораненого?
   "Боги! Что я несу?"
   -- Простите, я не хотела оскорбить Ваши трепетные чувства к Повелителю Драконов. -- Насмешливо ответила девчонка.
   -- Он - Ваш отец. -- Напомнил я.
   -- Мне обрыдаться?
   "Ну, Грэммер, я тебе не завидую! Когда ты познакомишься со своей доченькой, то не раз пожалеешь, что не остался в беспамятстве до конца дней".
   -- Так что Вы хотели мне предложить? -- Девчонка решительно закрыла книгу и, встряхнув копной черных волос, вопросительно взглянула на меня.
   Тягуче заныло в паху...
   -- Х-м, это...
   -- Что? Странно, а бравые воины все такие нерешительные? А Вас за нерешительность назначили начальником разведки? Или как у вас это называется? -- Элегиэм легко поднялась и, мягкой, кошачьей походкой приблизившись, с интересом уставилась на меня, наклонив при этом набок голову и прищурившись. Этот непроизвольный жест неожиданно напомнил мне Грэммера. Я снова вздрогнул.
   "А может, рискнуть? Ну, останусь без головы! Но оно ведь этого стоит? Да?" -- Промелькнула шальная мысль.
   -- А Вы, принцесса, удивительно информированы для одного дня пребывания во дворце.
   -- У меня есть уши. К тому же, я умею делать выводы.
   -- Похвально, -- пробормотал я, а сам подумал: "Она еще и умна! Маэлан! Куда ты вляпался?!"
   -- Всю жизнь мечтала дождаться Вашей похвалы. Так что Вы хотели мне предложить? Неужели пригласить на свидание? -- Томным голосом прошептала девчонка, сверкнув зелеными глазами и только что не мурлыкнув. И, видимо, чтобы окончательно меня добить, мягко коснулась моей руки.
   По руке вверх устремился жар, во рту сразу же стало сухо.
   "Она меня соблазняет?" -- Ахнул я. А потом посмотрел ей в глаза. Там был смех... Девчонка откровенно издевалась.
   Внутри началось подниматься раздражение на свою нерешительность и на коварство зеленоглазой ведьмы.
   "Маэлан, идиот придурочный, она с тобой играет. Настоящая кошка! Забавляется, как с мышкой".
   Осознание этого, неожиданно, помогло прийти в себя. Я решительно отошел назад и уже вполне спокойно посмотрел на Элегиэм.
   -- Принцесса...
   -- Ну, наконец-то! Господин Маэлан! Вы вернулись. А то я уж подумала, что Вы надолго выпали в астрал. Так что вы там хотели сказать?
   -- Принцесса, я бы хотел предложить Вам слетать в гости к одному Дракону. Он является учителем Ваших родителей. Все равно в ближайшие дни Вашей матери будет не до Вас, а во дворце скучно. К тому же, лорд Старэс Эммер Дэвеш, насколько я знаю, предположительно будет и вашим учителем. Ну, как? Летим?
   -- И чему же будет обучать меня столь сиятельный лорд? -- Насмешливо спросила принцесса.
   -- В основном магии. В остальном, как мне уже известно, Вы довольно образованная девушка.
   -- И много Вам еще известно?
   -- Ну, у меня тоже есть уши. И я умею делать выводы. -- Улыбнувшись, ответил я. Слава Богам! Меня понемногу начало отпускать.
   -- А кто будет заниматься со мной боевой подготовкой? Насколько я знаю, она обязательна для наследников?
   -- Ну, я же говорил, что Вы образованная девушка. Боевой подготовкой буду заниматься я.
   -- Вот как? А что, Вы лучше Таурэна? -- Девчонка презрительно фыркнула.
   -- Лучше. -- Уверенно ответил я. А что, мне стесняться что ли? Я правду говорю!
   -- А лучше вас кто?
   -- Ваш отец, -- пожал плечами я. И это тоже было правдой.
   Девчонка недовольно скривилась и буркнула:
   -- У моего папочки, как я вижу, множество талантов.
   -- Элегиэм, за что Вы его так не любите?
   -- А за что мне его любить? Сам подумал, что спросил? -- Как-то зло спросила Элегиэм. Я даже растерялся.
   "Да уж, теплых чувств она к Грэммеру не испытывает"
   -- Он - Ваш отец, и очень любит Вашу мать и Вас!
   -- Это Таурэн очень любит мою мать и меня. -- Упрямо ответила девчонка. -- Кстати, где он?
   -- Отправился домой.
   -- Понятно...
   -- Принцесса...
   -- Так все! Проехали. Надеюсь, он позаботится о Звездочке. Я так понимаю, от "почетной" роли Наследницы отвертеться мне не удастся?
   -- Нет, -- вздохнув, признался я.
   -- Ну, тогда нечего и рассуждать, -- неожиданно спокойно сказала Элегиэм, а потом добавила, -- будем решать неприятности по мере их поступления.
   -- Очень разумно с Вашей стороны.
   -- А я вообще девушка разумная, -- усмехнулась зеленоглазка, -- только, как говорит маман, хамоватая.
   -- Что есть, то есть, -- засмеялся я.
   -- Ну, если мы уже выяснили, какое я сокровище, может, перейдем на ты? И прекращай обзывать меня принцессой. Кстати, друзья зовут меня Элой.
   "Это приглашение к дружбе? Где-то я это уже слышал. Милая, мне не дружба от тебя нужна, а большее. Гора-а-здо большее! Грэммер меня убьет!"...
   -- С удовольствием. -- Согласился я. -- Только лучше, если мы так будем общаться наедине. Сама понимаешь, этикет.
   -- Ах, да! Я и забыла, что все Драконы повернуты на этикете.
   -- Это так плохо?
   -- Да нет, нормально. Кто ж идеален?!
   "Боги! Какие у нее губы! А если ее поцеловать? Ага! И наверняка, получить по шее!"
   Нет, я определенно схожу с ума от этой девчонки.
   -- Ну, так мы летим?
   -- Летим, летим. Только у меня просьба. -- Ответила Эла и в ответ на мой вопросительный взгляд добавила заговорщески. -- Давай, из дворца выйдем порталом, а то, если ОНИ опять начнут ко мне приставать с проявлением любви и уважения, меня надолго не хватит, и Наследница Драконов оскандалится.
   Я, не сдержавшись, рассмеялся. Эла хихикнула, а мне вдруг так захотелось ее обнять!
   "Боги! Это будет сложнее, чем я думал! Интересно, как долго я смогу сдерживаться. А может, правда, послать все к Аиду и поцеловать?"
   Но вместо этого я просто выстроил портал...
  
  
  
  
  
  

- Я мужчина! 

- У каждого свои недостатки. 

  
   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   Медленно выплываю из сна... Глаза открывать лень. Все тело ломит, как после основательной тренировки. Но как приятно, блин! Лежу и улыбаюсь. Хорошо-то как... Все-таки открываю глаза... В комнате темно, потрескивают дрова...
   А где же Грэммер? Трогаю простыню. Судя по холоду, нет рядом его уже давно. Интересно...
   Как я и предполагала, Повелителя Драконов искать долго не пришлось. Грэммера я нашла в кабинете. Он уютно устроился в кресле и что-то увлеченно читал.
   -- Работаешь?
   Муж оторвался от чтения и виновато пробормотал:
   -- Да, я вот тут... Меня столько не было... А здесь... срочные бумаги... Я тут у тебя похозяйничал немножко. Прости, я думал, что ты еще не скоро проснешься. Я вздохнула. А что я хотела? Чтобы он ради меня забросил все?
   -- Нет, все нормально. Не буду тебе мешать.
   -- Подожди. Не уходи. Я хочу, чтобы ты это посмотрела. -- С этими словами Грэммер схватил меня в охапку и усадил к себе на колени, естественно не забыв поцеловать.
   М-м... Так я согласна! Я, пожалуй, даже организую здесь рабочее место, я имею в виду - у него на коленях. Я взяла в руки предложенный лист. Попыталась сосредоточиться на тексте. Фиг вам! Дыхание мужа приятно щекотало затылок. Я натуральным образом замурлыкала.
   -- Не отвлекайся, -- прошептал Грэммер в самое ухо, а сам уже и руку просунул под простыню.
   -- Повелитель, если Вы действительно хотите, чтобы я посмотрела эти документы, Вам придется убраться подальше. Иначе мы сейчас продолжим изучать их уже в кровати.
   Муж расстроенно вздохнул и, легко поднявшись, пересадил меня в кресло. Сам устроился напротив.
   -- Аниам, это важно, -- серьезно сказал он.
   Так... Интересно... Я попыталась сосредоточиться...
   Так. Разработка рудников.
   -- И в чем засада? Что тебя смущает?
   -- То, что рудников, как таковых, не существует. Добыча ведется в древних пещерах. И добывают не руду, а непонятно что. Упаковывают в мешки и вывозят в закрытую крепость.
   -- Интересно. А что происходит в крепости?
   Вздохнув, Грэммер прошел к столу и взял небольшой мешочек, который я сначала даже и не заметила.
   -- Ты можешь сказать, что это такое?
   Заинтригованная, я высыпала немного в ладонь. Поднесла к глазам. Понюхала. Продолговатые, белые кристаллы. Мне стало совсем не весело.
   -- И где это происходит?
   -- На человеческих землях.
   -- А скажи ка мне, Грэммер, не увеличил ли в последнее время Виктор добычу серы и древесного угля?
   -- Он предложил очень выгодные условия на аренду наших старых серных рудников. -- Удивленно ответил муж.
   -- Ну, тогда Повелитель Драконов, я тебя поздравляю. У Виктора появился умелец. Он производит порох. Ты знаешь, что такое порох?
   Грэммер побледнел и задумчиво произнес:
   -- Я знаю, что такое порох. Читал как-то, что на Земле его используют в качестве оружия. Но подробно не вникал. Нам это интереса не представляло. Но несколько дней во дворце короля Виктора прогремел взрыв непонятной природы. Магических следов обнаружено не было.
   Я только развела руками.
   -- Аниам, ты не могла бы оставить меня. Мне надо подумать. -- Тихо попросил муж и ласково добавил, -- ты только не обижайся.
   -- Ты что? Какие обиды, глупый? -- Я подошла и взъерошила волосы моего мужчины. Теперь уже он довольно проурчал и, поймав, поцеловал мою ладонь. -- Я пойду, пожалуй, посплю.
   Уже в дверях я, вспомнив, спросила:
   -- А случайно в последнее время в мой мир не открывался проход? Кстати, я тоже, вполне, могу изготовить порох и гораздо проще, в домашних, так сказать, условиях. Если че.
   -- Ань, мы потом об этом с тобой поговорим. -- Мягко, но решительно прервал мои рассуждения муж. Ну, что ж, ему виднее. Слава богу, с мозгами у Грэммера все нормально. Нужна будет моя помощь - скажет.
   -- Грэммер...
   -- Что?
   По-моему мой благоверный начинает терять терпение.
   -- Да ухожу я уже, ухожу.
   Прежде чем закрыть дверь, я повернулась и спросила:
   -- Я тебе говорила, что я тебя люблю?
   А он в ответ улыбнулся. Вот!
  
  
  
  

* * *

  
  
   Когда я осталась одна, мое благодушие вмиг слетело. Грэммер даже не представляет, какие у них проблемы. Только гонки вооружений в этом мире не хватало. Конечно, людей можно понять, в этом мире они самая беззащитная раса. Как-то так получилось, что среди людей наименьшее количество магов. А зная амбиции человечества...
   Но, видимо, по поводу беспечности мужа я была в корне не права. За дверями явно что-то происходило. И Грэммер, похоже, был настроен вовсе не думать.
   Тихонько, на цыпочках, чтобы не спалили, я прокралась к дверям и прислушалась...
   -- Шаур, срочно найди Маэлана. -- Негромко приказал Грэммер. -- Как прибудет, сразу проводи его в библиотеку. Я буду там.
   ... Я еле успела юркнуть в кровать и затаиться.
   -- Любимая, -- муж наклонился и поцеловал меня в висок и ласково так спросил. -- А ты в курсе, что подслушивать не хорошо? -- И ехидно добавил. -- У тех, кто подслушивает, потом болят их прелестные ушки и хвост.
   Я открыла глаза...
   Грэммер, улыбаясь, смотрел на меня и явно о чем-то размышлял.
   -- Я просто хочу помочь, -- пробормотала, покраснев, я.
   -- Одевайся. -- Вздохнув, проговорил муж. -- Видимо, без тебя, все же не обойтись. Хотя, мне и не очень хочется вмешивать тебя в мужские проблемы. Но получается, не обойтись.
   Мне не пришлось дважды предлагать. Я подскочила и рванула одеваться. Правда, не удержавшись, ехидно заметила:
   -- Уж и не знаю, как твое мужское самолюбие это переживет.
   Муж лишь улыбнулся, ничего не ответив.
  
  
  
  
  

Гадюка, перепутанная с ужом,

первые пять минут не кусает,

офигевая от непривычного обращения.

/NN/

  
   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   Они меня бесили... Оба.
   Нет, вначале, мужчины вели себя вполне прилично. Ага, ровно до того момента, пока не получили от мня всю интересующую их информацию. А потом... А потом, они занялись любимым делом всех мужчин - планированием. И, конечно, планы - один грандиознее другого.
   И никому из этих надутых индюков, прости меня господи, но ты бы и сам их так сейчас назвал... Так вот, никому из этих индюков, да только так и не иначе, не пришла в голову единственно правильная мысль. Простая, как вся моя жизнь. Нет человека - нет проблем.
   А то развели тут трагедию. Да порох вообще можно изготовить и в домашних условиях. И нужно-то всего ничего: марганцовочка, сахарок, вполне безобидные таблеточки и... вуаля! Порох готов. Но это же не значит, что все на кухне занимаются производством пороха. Это я могу. А я не все! Так и здесь. Наверняка, без моего земляка не обошлось, учитывая уровень развитие химии в этом мире, то есть практически нулевой. А зачем? У них же магия есть. Это ведь человечество вынуждено извращаться, чтобы получить различные блага, а тут сие все без надобности. Нет, земные ушки торчат... Еще, как торчат.
   Я, естественно, попыталась обратить на себя внимание. Но, то ли мои попытки были слишком робкими, то ли мужики окончательно вошли в раж, но только чихать они хотели и на меня, и на мои советы. Грэммер вообще на меня глянул даже не как на ребенка, а как на существо полуразумное, собачку, или пресмыкающееся, приятное, конечно, но больное уж маленькое такое. Ну, пресмыкающиеся тоже бывают разные. Бывают ужики, а бывают и гадючки. Вот с одной из них он сейчас и пообщается! К тому мне не дает покоя один вопрос. И мне даже нехорошо стало от этого вопроса:
   -- Милый, а когда открывался проход на Землю? И не надо, любимый, смотреть на меня честными и наивными глазами. Как говорил старина Станиславский - не верю!
   В библиотеке повисла тишина. Абсолютная! Даже книжные жучки, по-моему, затаились. Или им, как и мне, просто стало интересно, как же Повелитель Драконов будет выкручиваться. Повелитель, как ни странно, выкручиваться не стал.
   -- Несколько лет назад, -- обреченно вздохнув, признался он.
   "Боишься? Правильно боишься?"
   -- А скажи ка мне, родной, почему я об этом ничего не знаю? -- Ласково так спросила я.
   -- Но я же...
   -- Давай я сама продолжу твою мысль. Ты же не знал, где я. А я тут во дворце вообще случайно оказалась, попИсать зашла. Так ведь, радость моя?
   -- Аниам, ну откуда в тебе столько яда? -- Тихо спросил Грэммер.
   -- А я его двадцать пять лет копила, забывчивый ты мой.
   -- Боги! -- Простонал муж, обхватывая голову руками.
   -- Ты почему мне ничего не сказал?! -- Не выдержав, рявкнула я.
   -- Опять?! -- С ужасом вскричал Маэлан.
   "А! Голубчик, про тебя-то я совсем забыла".
   -- А кому сейчас легко? -- Пожала плечами я и с нескрываемым интересом посмотрела на этого прохвоста.
   Видимо, Маэлан решил, что я примеряюсь, как бы половчее начать его разделывать, и вжался в кресло, закрыв глаза. Кстати, он был не далеко от истины.
   Воспользовавшись, что внимание мое переключилось на другого, мой храбрый супруг решил попросту свалить. Ну, от меня еще никто не уходил!
   -- Сидеть! -- Рявкнула я и, нацелив на него палец, добавила. -- Я с тобой еще не закончила!
   Все!... Я злая!... Р-р-р-р-р!...
   Муж неожиданно прошептал:
   -- Прости... -- И покаянно опустил голову.
   -- Ты же обеща-ал! -- В отчаянии прошептала я. Злость сразу же прошла. На смену ей явилась безысходность. Это же был последний шанс застать хоть кого-то в живых из моих родных! Они же не Драконы и по три тысячи лет не живут!
   -- Прости, -- повторил муж. Только вот не верю я в его раскаянье. Ну, что же, мужской эгоизм во всей красе.
   -- Грэммер, скажи, зачем я тебе? Чтоб былО? Или тебе в голову не приходит, что боль любимого чувствуешь, как свою. Ты ведь ничего не сказал просто, потому что боялся. Самым мерзким образом боялся! Боялся, что я не вернусь. И все решил за меня. Разве не так? И тебе начхать, что чувствую я!
   -- Аниам!
   -- Заткнись, а! Лучше сейчас заткнись!
   -- Э, х-м, это... -- подал голос дружок этого прохвоста. -- Господа Повелители! Можно я уже пойду. Что-то тут тесно становится для троих. Я Вас только об одном прошу, пожалейте древние фолианты. Многие из них в единственном экземпляре.
   -- Да сиди ты, болезный! Не буду я ничего громить! Смысл? Это что, совести Грэммеру прибавит? Или откроет проход между мирами.
   -- Аниам!
   -- Я сказала, лучше сейчас молчи! -- Я выставила перед собой руки. Не хочу слушать его оправдания. Потому что их нет, просто нет! Он в очередной раз меня обманул.
   Грэммер, самоубийца, неожиданно подошел и обнял меня. Надо же! И по шее получить, совсем не боится! А потом тихо прошептал мне на ухо:
   -- Уймись, бешеная. Я попрошу Джэллала, он тебя проведет, когда ты захочешь.
   -- Что? -- Если я вам скажу, что не обалдела, вы мне поверите? Я бы не поверила.
   -- Ты можешь посетить Землю, когда захочешь. -- Спокойно сказал Грэммер. Правда, побледнел очень. Но уверенно добавил. -- Если захочешь.
   -- Ты... ты..., гад... -- Выдохнула я. Да, знаю, старо. Но больше придумать ничего не могла. Дальше вообще только мычала. Господи! Не дай мне набить ему морду! Ведь мы только-только помирились!
   -- Я знаю, -- спокойно ответил муж. -- Ты довольна? -- Зло спросил он. -- Если да, то я хотел бы продолжить. Ты ведь не просто так спросила про Землю. Что ты предлагаешь?
   Я, в отличие от него, не могу так быстро менять тему. Ну не перезагружается мой комп так быстро, как его. Наверняка, его процессор шестиядерный. Наука не достигла еще таких высот? Поверьте на слово, у него достигла.
   Я закрыла глаза, традиционно сосчитала до десяти, вздохнула и... пошла к выходу.
   -- Аниам, остановись!
   -- Да пошел ты! Видимо, эгоизм и лживость - хронические заболевания, которые не лечатся!
   -- Стой, я сказал!
   Я выскочила за дверь, запечатала ее и рванула по коридору, пока Грэммер не опомнился. Конечно, вскроет он дверь как семечки, но свалить время у меня будет.
   Не могу я его сейчас видеть, а тем более слушать. После нашего примирения прошло несколько часов! Всего несколько часов! Мы же с ним через несколько лет совместной жизни поубиваем друг-друга!
   Я, как последняя дура, надеялась, что Грэммер изменился. Самой-то вот не смешно? Повелитель Драконов изменился? Стал мягким и пушистым? Ха! Как плел вокруг меня свои интриги, так и будет плести, пока не задушит своей опекой!
  
  
  
  
  

* * *

  
  
   Добежав до своих покоев, я капитально запечатала двери, предупредив охрану, чтобы никого не пускали. Сделала я это чисто для успокоения собственной совести, так как знала, что при появлении Грэммера, злого Грэммера, охрана, скорее всего, сбежит, а закрытая дверь, даже укрепленная заклинанием, мужа не удержит. Просто я давала ему шанс избежать скандала. По крайней мере, я сделала все, чтобы избежать общения с бессовестным Драконом. Будем надеяться, что он поймет, что присутствие его здесь не желательно.
   Надежда сдохла, не успев родиться! А Дракон на то и бессовестный, чтобы поступать бессовестно...
   Двери просто не стало... Была дверь, хорошая и прочная, и вот ее нет. Нет, дверь не вынесло, нет. Она просто вспыхнула и осыпалась пеплом. Ну, если он хотел появиться эффектно, то у него это получилось! Вполне!
   В проеме бывшей двери стоял Грэммер, и он был очень зол. Когда муж двинулся ко мне, я инстинктивно попятилась, даже забыв, что собиралась дать отпор. Знаете, кучка пепла на месте бывшей двери очень впечатляла. А что, если сейчас будет не одна, а две кучки? Вот, то-то и оно!
   Муж подошел, посмотрел, прищурившись, а потом... просто закинул меня на плечо и понес. Да, как мешок с мукой! Если он хотел меня поразить, ему это удалось! Более униженной я себя еще не чувствовала! Че ж мужики так любят переносить женщин таким манером?! Чтобы продемонстрировать свое превосходство? Наверняка. А этот муж, чтоб ему, еще и по заднице врезал. Именно врезал, а не шлепнул! Хорошо была глубокая ночь, и видели наши передвижения лишь воины охраны. Эти хоть молчать будут.
   Сгрузив меня в своей спальне, он молча прошел к окну и, повернувшись спиной, вцепился руками в подоконник.
   Я с трудом, задница-то болит, пристроилась на краешек кровати и стала ждать. А что? Он же припер меня сюда, вот пусть сам теперь и выкручивается.
   -- Почему?! -- Прорычал, не поворачиваясь, Грэммер.
   -- Что почему? -- Я опешила от вопроса.
   Почему я так себя веду? Почему мы опять ругаемся? Почему он меня снова обманул? Почему он таскает меня по дворцу таким унизительным способом на глазах у охраны? Интересно, на какой из этих вопросов мы сейчас ищем ответ. Оказалось, ни на один из них.
   -- Почему я все время должен бегать за тобой?
   -- Ты снова меня обманул, -- прошептала я.
   Знаю, звучит по-детски. А вы поставьте себя на мое место. Мне что, очень легко далось решение вернуться к нему?! Я, может, переступила через такое, через что никогда не переступала! И что?! Чтобы через сутки, вдумайтесь - ЧЕРЕЗ СУТКИ, обнаружить, что ничего не изменилось! Это я должна сейчас сказать мужу? А смысл? Это его изменит? Он не изменится никогда! И помочь ему может только лопата и могила. Так что, лучше уж я помолчу. Потому как, по сценарию, он должен начать истерить и орать на меня. Я закрыла глаза и приготовилась выслушать все про свое поведение, про то, что поступаю недостойно Повелительницы. Ну, в общем, все по списку. Оказывается, двадцать пять лет - это так мало!
   ... Муж меня удивил! Ну, во-первых, голосом, который был относительно спокойным, правда, подоконник подозрительно трещал, но тем не менее. А, во-вторых, Грэммер сказал совершенно не то, что я предполагала.
   -- Я же попросил прощение. И признаю, что был не прав. Но я никогда бы так не поступил, если бы не имел вариант в запасе. Так что, все остается в силе. Ты сможешь побывать на Земле, когда захочешь.
   -- Почему ты не сказал, что открылся проход?
   -- Ань, ну что ты хочешь от меня услышать? -- Устало спросил Грэммер.
   -- Правду! -- Упрямо повторила я. Я уже не прежняя девчонка. И не собираюсь больше собирать на своих ушах лапшу. Она мне не идет!
   Муж отлип от окна и, подойдя, опустился передо мной на корточки.
   -- А в чем состоит правда? -- Насмешливо спросил он, глядя на меня потемневшими глазами. -- Что я до безумия тебя люблю? Но я ведь ты и сама это знаешь. Что я боюсь тебя потерять? Если в этом, то да, я всегда буду делать все, чтобы этого избежать. Что часто прибегаю к грязным методам? Так я и не обещал, что играть буду честно. И чтобы избежать новых вопросов, сразу отвечаю, что и про Джэллала я не сказал тоже по этой же причине. Я. Не. Хочу. Тебя. Потерять. Не хочу и не могу.
   -- Но ты делаешь мне больно, -- скорее из вредности прошептала я, хотя злость уже прошла, и рука, против моей воли, потянулась к его щеке.
   -- Ты тоже делаешь мне больно, -- фыркнул он и поцеловал мою ладонь.
   -- И что же нам делать?
   -- Жить... -- Пожал плечами муж.
   А может он прав? Может, действительно плюнуть на все и жить? Все равно, без него гораздо хуже, чем с ним.
   Муж легко поднялся, дернул меня на себя и крепко обняв, прошептал:
   -- Так какие у тебя есть идеи? Маэлан то сидит и ждет.
   А вы думали, что он будет шептать мне слова любви? Я тоже так думала. Видимо, мы с вами недостаточно знаем Повелителя Драконов.
   -- Гад, ты Грэммер, -- по инерции буркнула я.
   -- Я - Дракон, -- тоже, наверное, по привычке ответил он и повторил. -- Так что ты хотела предложить?
   Ну, что же? Любви сейчас, видимо, не будет. А будут сейчас иметь мой мозг. Вздохнув, я выпуталась из рук мужа. Не знаю, как его, а меня столь близкое общение смущает. Потому как мне сразу же хочется, чтобы имели не мой мозг, а меня, всю. Встряхнув головой и надеясь, что это поможет, я отошла подальше. Грэммер понимающе фыркнул и снова вопросительно посмотрел на меня, предлагая продолжить.
   -- Надо вычислить этого умельца, поймать, допросить, ну а дальше по обстоятельствам. Но мне кажется, что будет достаточно простой ликвидации. Все зависит от того, как давно он здесь находится. Но я не думаю, что он успел передать какие-то знания. Обычно, наоборот, такие не торопятся делиться с другими. Иначе ведь надобность в нем отпадет.
   -- Ну, выйти на него - это проблема Маэлана. И сейчас она решается. Проблема, чтобы захватить этого самородка без шума. Международный скандал нам ни к чему.
   -- У меня есть одна идейка...
   -- Нет!
   -- Но я же ничего еще не сказала.
   -- А ты себя видела?! У тебя вид, как у кошки перед охотой на мышь. Только, что слюни не текут.
   -- Грэм, послушай...
   -- Нет, я сказал! Ты в этом участвовать не будешь!
   -- Может, все же с Маэланом обсудим? Ему же работать.
   -- Давай, обсудим. Но если ты думаешь, что тебе это поможет, то ты, милая моя, очень не права. Я сказал. Ты никуда не будешь влезать!
   С этими словами муж открыл двери, пропуская меня. Выходя, я услышала, как он прошептал: "Тоже мне, шпионка нашлась, соблазнительница".
   А! Вон почему, он так взвился! Значит, понял. Умный. Ревнивый. Упрямый. Ну, будем надеяться на непредвзятый взгляд Маэлана. Посмотрим!
  
  
  
  
  
  

- Ну, вот почему ты такая вредная?

- Я полезная, просто вы меня не тем поливали.

  
  
  
   Маэлан
   Все как всегда! А я-то, наивный, надеялся, что эти двое изменятся. Хотя, прогресс налицо! Громить библиотеку не стали. А я уж думал, бежать придется. В результате, сбежали они. Вернее унеслась наша "звезда", а Грэммер, как настоящий мужчина, выругавшись так, что древние рукописи покраснели и сморщились, рванул за своим сокровищем. Сейчас будет ее уговаривать. Так что, время подумать у меня есть. И Повелитель даже не догадывается о чем! А если бы догадался, то прибил бы меня к демонам! И пусть! Я закрыл глаза и уплыл, вспоминая...
  
  
  

* * *

  
   ... Усмешка... Поворот головы... Зеленые глаза напротив... Ее руки в моих...
   -- А что, Драконы всегда такие? -- Томно спрашивает Эла.
   -- Какие? -- Шепчу я. Голос почему-то дрожит.
   -- Наглые и напористые! -- Резко отвечает она и вырывает руку. А зеленые глаза смотрят насмешливо. Издевается...
   Ну, вот почему сразу наглый?! По-моему, я очень даже скромный и обаятельный. По крайней мере, до этого никто не жаловался.
  
  
  

* * *

  
   -- Ты здесь, случаем, не уснул?
   Да чтоб вам провалиться всем!
   -- Не уснул я, не уснул. Надеюсь, вы закончили?
   -- Надейся... Кто не дает? -- Пожал плечами Грэммер. -- Давайте уже продолжим. Поспать все же будет нелишним.
   Как будто я против? Это, между прочим, меня оторвали от очень даже приятных дел. А вдруг бы она более благосклонно ко мне отнеслась? А теперь вот она осталась у Старэса, а я принесся сюда. И для чего? Чтобы наблюдать семейные разборки? А мне, может быть, свою семейную жизнь пора налаживать. Хотя, что-то, по-моему, меня несет. Какая семейная жизнь? Мне Грэммер голову оторвет до того, как я доберусь до алтаря, по крайней мере, с ней. Э-эх! Ну, что же за невезуха-то такая! А может, влюбиться в кого-нибудь попроще?
   -- Маэлан, у тебя все в порядке? -- Подозрительно посмотрев, спросила Аниам, а потом еще и добавила. -- А где Элка?
   "Вот ведь проницательная, зараза. Хотя, наверное, про потенциальную тещу надо бы как-то повежливее. Ага, теща, аж три раза! Дурак ты, Маэлан! Причем, полный!"
   -- Все у меня нормально. Спать хочу, -- огрызнулся я. -- У Старэса Ваше сокровище. Скучно ей здесь.
   -- Понятно, -- недовольно поморщился Грэммер. По-моему, он понял, что доченька его явно избегает.
   "Кстати, ему же лучше!"
   -- Мэл, у меня тут идея есть одна. Так, небольшая такая идейка.
   -- Я против! -- Сразу же рявкнул Грэммер.
   -- Слушай, ты можешь помолчать?! Вот, Маэлан выслушает и выскажется. Ты ведь свое мнение уже озвучил. Хотя, между прочим, даже и договорить не дал. -- В ответ рявкнула Аниам.
   Ну, все, они меня достали!
   -- Значит так! -- Зарычал я. -- Или вы прекращаете, или я разворачиваюсь и иду спать! А быть между вами прослойкой противоударной я не желаю!
   Грэммер с интересом посмотрел на меня, потер кончик носа, хмыкнул и, вздохнув, посмотрел на Аниам.
   -- Говори уж, что у тебя там.
   Повелительница улыбнулась и выдала:
   -- А все старо, как мир. Единственное, на что сто процентов может клюнуть молодой мужчина - это красивая женщина. А моя задача сделать так, чтобы он пошел за мной, куда позову. Я думаю, что справлюсь с этой задачей.
   -- Даже не сомневаюсь, -- недовольно пробурчал Грэммер.
   -- А почему ты решила, что мы имеем дело с молодым мужчиной?
   -- А вот поверьте интуиции. Я вам больше скажу. Он еще и вниманием женским обделен.
   -- Это почему? -- Тут уже заинтересовался Грэммер.
   -- Потому что мужчинам, у которых с личной жизнью полный порядок, не нужно для самоутверждения изготавливать порох. Они по-другому реализуются. А тут видны амбиции. Он хочет выпендриться таким образом.
   -- И ты хочешь, чтобы я нашел этого деятеля и вывел тебя на него?
   -- Конечно, догадливый ты наш.
   -- Маэлан! Я, по-моему, ясно сказал, что против!
   -- А для чего тогда позволил ей озвучить этот план? Грэммер, я понимаю, что ты рассчитывал, что я помогу тебе убедить Аниам, что она неправа. Но мне, ты знаешь, это нравиться.
   -- Остановись! Или пожалеешь!
   -- Да, ладно тебе, Грэммер! Сам подумай! Найти я тебе его найду. Но его же надо еще и умыкнуть! Его же искать будут, если он исчезнет. А вот, если он закрутит интрижку с женщиной, то пару дней никто даже не рыпнется. А нам больше и не надо.
   -- Вот! Золотые слова! Я же тебе говорила! Он же человек. Что мне может сделать человек?
   -- Да-а? -- Прищурил глаза Грэммер. -- А как насчет того, что он мужчина?
   -- Но я же не собираюсь прыгать к нему в койку!
   Грэммер шумно вздохнул и начал наливаться злостью.
  
  
  
  
  

Не ошибается тот, кто ничего не делает,

хотя это и есть его основная ошибка.

/А. Толстой/

  
   Грэммер Эрам Дэвеш
  
   "Спокойно, Грэммер! Только не сорвись!" -- Как заклинание повторял я, вцепившись в столешницу и закрыв глаза. Дерево уже зловеще трещало, а я все никак не мог справиться с гневом.
   -- Не советую больше так шутить, -- я со свистом втянул в себя воздух. До конца успокоиться так и не получилось. Но пусть радуются, что, по крайней мере, не начал все здесь громить. Даже чешуей не покрылся, и то радость. У-уф!
   -- Я и не шутила. -- Жена тоже дрожала от злости. Казалось, что еще немного, и мы вцепимся друг другу в глотки. -- Не смей меня ревновать, Грэммер! Я - твоя жена, и не собираюсь давать повода для ревности.
   Ну, знаете, с ее стороны это уже просто нахальство! Как будто моя ревность совершенно необоснованна и возникла на пустом месте. Может ей напомнить?!
   Видимо, на моем лице написано было многое, так как Аниам побледнела и закрыла глаза.
   -- Не заставляй меня оправдываться за прошлое, -- тихо прошептала она. В голосе была боль.
   "Проклятье! Он что, так и будет стоять между нами до конца жизни?! Грэммер, ты настоящий придурок!"
   Маэлан так на меня посмотрел...
   Демоны Аида! Я вдруг понял, что стою на краю. На самом краю! Я же пообещал ей ни о чем не вспоминать! И как теперь выкручиваться?!
   -- Так, все! Хватит! -- Я решительно встал, хлопнув для убедительности кулаком по столу. -- Маэлан у тебя неделя на поиски и разработку всей операции. Аниам, -- я рискнул повернуться к своей девочке. Взгляд затравленный, в глазах боль. Придется подлизываться! Дурак! Сам себя загнал в угол! Поганый язык! -- Ты в деле. Поможешь Маэлану.
   -- Ты согласен?! -- Вскрикнула жена. В глазах настороженность, но, по крайней мере, из них ушла боль, и появился интерес.
   Боги! Какой же она еще все-таки ребенок! Ребенок, с радостью хватающий протянутую конфетку.
   "Больно дорога конфетка! Как бы потом не пожалеть!"
   -- Согласен, -- со вздохом признал я. И добавил, чисто для собственного успокоения, -- я все равно планировал предложить тебе работу в ведомстве Маэлана. Извини, родная, не обижайся, но хозяйка из тебя не очень, -- я постарался изобразить улыбку.
   -- Мог бы и покорректнее выразиться, -- буркнула жена и добавила, -- гад!
   -- Ага! -- С радостью, от того что гроза прошла, лишь слегка напугав, согласился я.
   И не надо меня осуждать! Да, бросил подачку! Ну и что! Как могу, так и выкручиваюсь. Вас бы на мое место! Но согласитесь, что я очень технично ушел из-под удара. О главном-то она забыла. А вмешиваться и корректировать ее участие во всем мне никто не запретит!
   -- Так, хорошие девочки отправляются в постельку! А плохие дяденьки остаются, чтобы еще немного побезобразничать, -- как можно беззаботнее постарался проговорить я. И, взяв жену за руку, поднял из-за стола. -- Иди, родная, поспи немного. Я скоро буду.
   -- Но...
   -- Никаких но, любимая. Нам надо еще подумать, как получше тебя на него вывести. Мы недолго, -- нежно обнимаю жену, для убедительности целую в висок и потихоньку, потихоньку подталкиваю к двери.
   Жена растерянно оглядывается, но направляется к двери. Правильно, любимая, я бы тоже растерялся. Тут главное не останавливаться. Главное выставить ее за дверь. Потом она, скорее всего, сообразит, что ее "немножко" обманули. Но это все будет потом. А сейчас мне просто нужна передышка.
   Дверь захлопывается. Фу-у!
   -- Грэммер! Извини, но ты идиот! -- Раздается спокойный голос Маэлана.
   -- Знаю! -- Рыкнул я, скорее по привычке. Сил злиться уже не осталось. Меня в данный момент просто трясло от страха. Страха от того, что чуть было, не натворил.
   -- Хотя, в сообразительности тебе не откажешь! -- В голосе друга появляется насмешка.
   -- А то! -- Я устало рухнул в кресло и попросил, -- плесни мне чего-нибудь. А то даже руки дрожат.
   -- Думать надо, прежде чем говорить. А то сначала делаешь, а потом разгребаешь. -- Недовольно проворчал Маэлан, но все же поднялся и разлил вино по бокалам. Взяв свой бокал, он задумчиво посмотрел на меня, а потом спросил. -- Ты действительно решил ее привлечь, или это был чес с целью отвлечь?
   -- Ну, и того, и того понемногу, -- уклончиво ответил я.
   -- Грэммер, ты плохо знаешь собственную жену. Тебе не удастся контролировать ее и удержать в рамках, если она в это ввяжется. Она все равно будет действовать по-своему.
   -- Я хорошо знаю СВОЮ жену! -- Не выдержав, рявкнул я. -- Что ты мне предлагаешь? Запереть ее во дворце? Так она со скуки через неделю тут все по камешку разберет. Так что я сказал почти правду. Я действительно планировал, что заниматься она будет твоим ведомством. Правда, я думал о несколько другом ее участии - теоретические разработки, обучение новичков, в общем, что-то неопасное. Но как получилось - так получилось. Так что, давай, Маэлан, думай, как использовать таланты моего сокровища. Но хочу сразу же предупредить. Если она пострадает...
   -- Ну, ты молодец! -- Взвился Маэлан. -- Болтанул, наворотил, а отвечать буду я?!
   -- А я здесь главный! Что хочу, то и делаю! -- Не удержавшись, засмеялся я.
   -- Змей!
   -- Дракон.
   -- У меня неделя, я это понял, -- смирившись, вздохнул Маэлан. -- Когда нужен предварительный план?
   -- Завтра вечером. -- В ответ на вопросительный взгляд Маэлана, я пояснил. -- Меня завтра весь день не будет. И еще. Послезавтра я хочу отправиться к Виктору. Повод есть. Он же хотел наши рудники? Договаривайся. Кстати, ты полетишь тоже.
   -- Ты думаешь, он может там засветиться?
   -- Ну, человеческое любопытство еще никто не отменял. В любом случае, пока я буду обговаривать условия аренды, понюхаешь там, как следует.
   -- И что, будешь отдавать рудники?
   -- Ты сам-то как думаешь? -- Язвительно спросил я и, не выдержав, добавил.-- Я похож на идиота?
   -- Местами, -- усмехнулся Маэлан, но наткнувшись на мой взгляд, предпочел сменить тему. -- А куда ты завтра намылился?
   -- Пора познакомиться с дочерью.
   -- О-о! Удачи тебе, Грэммер. Она тебе понадобится.
   -- Что так все плохо?
   Маэлан задумался, потом ехидно усмехнулся и добил меня:
   -- Знаешь, Грэммер. Кровь, действительно, не водица. А в этой девчонке течет кровь твоя и Аниам. У тебя еще есть вопросы?
   Что-то разговаривать на эту тему я передумал. А то боюсь, утром передумаю и опять отложу знакомство. Поэтому я предпочел обсудить следующий вопрос.
   -- Ты подумал над телохранителем для моей жены?
   -- Ну, лучше других ее может защитить только...
   -- НЕТ!!!
   -- Хорошо, хорошо! Это я так, чисто теоретически. -- Сразу дал задний ход Маэлан. Он что, совсем сдурел?! Предлагать мне такое?!
   -- Умэн?
   -- Грэммер, ты же знаешь, что на нем западный гарнизон. Я подберу ей кого-нибудь из элиты. У меня есть парочка опытных воинов.
   Меня передернуло. Как подумаю, что опять возле нее будет виться какой-нибудь Дракон, так аж перекашивает всего! Если даже Таурэн не устоял! Демоны! Даже зубы заскрипели от его имени! Так бы голову и оторвал!
   -- Вот пусть Таурэн его и заменит. Все! Я решил. Это будет Умэн.
   -- Ты когда-нибудь от собственной ревности свихнешься.
   -- Вот когда заведешь себе жену, тогда и буду выслушивать советы.
   Маэлан неожиданно смутился. Интересно...
   -- Что? Неужели зацепила какая-то? -- Насмешливо спросил я.
   -- Грэммер, не придумывай глупости, -- неожиданно раздраженно ответил друг.
   Да... Все еще интереснее. Что-то здесь нечисто. Надо будет за ним понаблюдать. Ладно, это потом.
   -- Таурэна вызови завтра на вечер. Пора нам встретиться и поговорить.
   -- Ты уверен, что не оторвешь ему ничего?
   -- Хотел бы оторвать, то уже оторвал бы. И не надо на меня так смотреть! Все! Хватит! Я пошел спать...
  
  
  
  

* * *

  
  
   Когда я зашел в спальню, жена уже спала. Свернувшись клубочком, как ребенок, она тихонько посапывала. Убегалась за ночь. Вздохнув, я быстро разделся и забрался под одеяло. Подтянув к себе горячее тело жены, я осторожно поцеловал ее в плечо. Замурлыкала, даже не проснувшись... Настоящая кошка...
   А я вот, так и не смог заснуть... Да... Это будет сложнее, чем я думал. Казалось, что главное, чтобы она вернулась. А остальное такая ерунда. Оказалось, что главное - удержать... Прошли сутки, а я чувствую себя, как будто выдержал многомесячную войну. Мой противник измотал меня и выжал все силы. Одно радует. Она ни разу за прошедшие сутки не набила мне морду! Хотя была близка и не раз. Сейчас вот спит, такая нежная, закинув на меня свою ножку, и кажется, что рядом со мной спит само счастье. Мне даже дышать больно от любви к ней.
   Утыкаюсь в волосы жены... Вдыхаю запах... Рука непроизвольно лезет под рубашку... Какой горячий живот... Жена недовольно ворчит... Настоящая кошка! То мурлыкает, то шипит. Любимая...
   Так, все! Надо вставать. Иначе все кончится тем, что с утра я никуда не полечу. Вон, рассвет уже совсем близко. А мне предстоит еще одно непростое дело. Оттягивать дальше уже нельзя. Аниам конечно молчит, но я же вижу ее настороженные взгляды. Дочь..
   Стараясь не разбудить жену, я осторожно выбрался из кровати...
   Когда, уже полностью одетый, я крался к дверям, раздался вопрос:
   -- Уже куда-то побежал?
   Я замер. Постараясь нацепить беспечную улыбку, я повернулся к жене.
   Аниам приподнялась на локтях и настороженно смотрела на меня.
   -- Спи, любимая, еще очень рано. У меня дела.
   -- Что-то серьезное?
   -- Абсолютно ничего. Так текучка накопилась. А чем ты собираешься заняться?
   -- Хочу сегодня размяться с мечом и заняться обустройством псарни. Ты ведь не против псарни?
   Я невольно поморщился. Вообще-то я против.
   -- Милая, а обязательно тащить сюда своих трэмсов? Ты же знаешь, что Драконы их не любят.
   -- Полюбят...
   -- Делай, как знаешь, -- вынужден смириться я, иначе сейчас опять начнем спорить, и я никуда не улечу. -- Кстати, отложи разминку на вечер, я хочу присоединиться.
   -- Не вопрос. Ладно, я, пожалуй, и правда посплю, -- Аниам зевнула и, откинувшись на подушки, закрыла глаза.
   Я постарался побыстрее выскользнуть за дверь. Теперь вперед.
   К Старэсу я решил лететь. Во-первых, любой нормальный Дракон между порталом и полетом выберет полет. Ну, любим мы небо. Больше всего на свете любим. А во-вторых, мне надо подумать. А нигде так хорошо не думается, как в небе...
  
  
  
  
  

Настоящая женщина должна спилить дерево,

разрушить дом и вырастить дочь. 

/NN/

  
   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   Свалил... Ну, может это и к лучшему... Подумать мне надо, успокоиться...
   Что же это было вчера? А ведь он испугался, очень сильно испугался, хоть и виду не показал. Как истинный мужчина попытался спрыгнуть со скользкой темы, отвлечь, чтобы забыла последние его слова. Смешной. Он думал, что я поведусь на эту его подачку. Да мне просто самой выгодно не поднимать столь щекотливую тему. Ведь накосячила я, как ни посмотри, а накосячила. И не Таурэн, а я. Конечно, я могу оправдывать себя тем, что столько лет прошло, что я живая, что женщине сложно быть одной, ну и далее по списку. Только для Драконов это не причины. Для них узы брака священны, и время здесь не имеет никакого значения. А этот терпит и молчит. Хотя вчера чуть не сорвался. Я уж думала, что все, бежать придется, а оно вон как повернулось. Повелитель Драконов перепугался. Надо запомнить, если че, на будущее.
   Разлеживаться я не собиралась. Пусть Грэммер думает, что буду спать. Ему так спокойнее. А у меня дел полно. Принимая душ, я все думала, что могло означать его столь стремительное исчезновение. Интересно, куда это он намылился с утра пораньше? Вчера никуда же не собирался. Неужели отправился к Таурэну?! От этой мысли внутри все похолодело. Да, нет. Ерунда. Не похоже. И вообще, чем дольше эти двое не увидятся, тем всем же лучше. А то, как бы чего не вышло. И все-таки, куда он рванул? Что-то, когда он говорит, что ничего серьезного, это наоборот начинает напрягать. Сейчас кое-что проверим.
   -- Шаур!
   -- Вы что-то хотели, Повелительница? -- Телохранитель мужа появился мгновенно. Так, улетел один. Значит, не по делам...
   -- Ничего особенного. Распорядись насчет завтрака. И найди мне Маэлана.
   Шаур кивнул и бесшумно выскользнул за дверь. По-моему, он стал еще молчаливее. И все же, куда улетел Грэммер? Шаура спрашивать бесполезно. Этот даже, если и знает, ни за что не скажет. Нет, ну не к бабе же он отправился? Бред! Хотя... А ведь я, кажется, знаю, куда рванул мой муженек. Элка! Ну, конечно же! Ох, и не завидую же я тебе, Грэммер. Зря ты со мной это не обсудил. Ведь видела же, что хочется тебе об этом поговорить, но промолчали мы оба. А зря. Я бы подсказала, как получше к ней подступиться. А сейчас мой милый огребет по полной программе.
   Да, уж! Откровенности друг с другом нам, похоже, долго придется учиться. Я для него все еще маленькая глупенькая девочка, которую так легко обмануть. Вот почему он так решил? По-моему, простушкой я не была даже двадцать пять лет назад. А уж сейчас и подавно. К тому же, стервозности не убавилось, даже наоборот. Те же самые истерики и то, стали более продуманными. Уж я-то про себя все знаю. Ладно, пусть все пока идет, как идет. Это даже не плохо, что он меня недооценивает. Пусть думает, что по-прежнему самый умный и мудрый. Как говориться: "ну и пусть дурочка, ну и пусть истеричка. Зато живая."
  
  
  
  

Интуиция сначала поддакивает,

а потом отнекивается

/NN/

   Грэммер Эрам Дэвеш
  
   На поляне стояла черноволосая, высокая девушка и с явным интересом наблюдала за моим приземлением. Дочь...
   Я видел ее десятилетней девочкой, рискнув всего лишь один раз. А потом лишь помогал, боясь появиться и спугнуть Аниам. Ведь сбежала бы и опять ищи ее по миру.
   Я замер, разглядывая Элегиэм, а это, без сомнения была она. Красивая, очень красивая. На меня очень похожа. Волосы, глаза, даже взгляд мой. А вот улыбка матери. Боги! Взрослая дочь!
   -- Ой, батюшки! -- Заголосила "доченька", картинно всплеснув руками. -- Никак папенька нас своим присутствием почтить решили!
   Я проглотил все слова, что приготовил заранее. Вот это язва! И как теперь налаживать этот самый контакт.
   "Спокойно, Грэммер! Это твоя дочь. А ты - отец! Ты должен сделать это!"
   -- Не переигрываешь? -- Спокойно спросил я.
   -- Не, ниче так, нормально, по-моему, -- пожала плечами девчонка. И взгляд, зараза такая не отводит, смотрит в упор. Мой взгляд... Мой характер у чертовки!
   -- Грэммер! -- Как спасение раздался голос учителя. -- Мальчик мой, как ты?
   Дочь презрительно фыркнула, а мне стало в очередной раз неудобно. Старэс меня когда-нибудь добьет этим "мальчиком".
   -- Нормально. Здоров, как и раньше, Учитель.
   Я обнял Старэса, краем глаза наблюдая за реакцией дочери. Поймав мой взгляд, она снова фыркнула и направилась в дом.
   "А ведь ты, милая, не так равнодушна, какой хочешь казаться! Ладно, Грэммер, надо пытаться найти с ней общий язык, хотя золотую цепочку с кулоном придется пока засунуть себе куда-нибудь, иначе ей ты, Грэммер, по морде и получишь!"
   -- Ты завтракал? -- Спросил Старэс. -- Пойдем, мы тебя покормим. Правда, Эла?
   Эла побурчала что-то по поводу того, что здесь и на двоих Драконов завтрака мало, но я предпочел сделать вид, что не расслышал. Чувствую, что мне сегодня понадобится вся моя выдержка.
   Завтрак прошел чинно и тягостно. На мои любые попытки завязать разговор, девчонка или молчала, или язвила. Правда, когда выйдя из-за стола, я пригласил ее прогуляться, то не отказалась. Отлично! Все вперед!
   -- Ну, как тебе Старэс? -- Задал я вопрос, просто чтобы с чего-то начать.
   -- Понравился. -- Неожиданно ответила дочь, и чувствовалось, что говорит она это искренне. А потом неожиданно добавила. -- Он тебя любит.
   -- Старэс - мой учитель. Он мне как отец.
   -- Как я погляжу, тебя все любят. -- Насмешливо то-ли спросила, то-ли констатировала дочь.
   И я позволил себе немного пошутить:
   -- Ну, может, они не так уж и неправы. Может, я не совсем плохой. Может, во мне есть и хорошее, ну вот столечко, -- Я, улыбнувшись, показал кончик мизинца. Девчонка снова фыркнула, но теперь уже насмешливо.
   А потом неожиданно спросила:
   -- Ты седой. Почему? Драконы в таком возрасте не седеют.
   -- Это долгая история, -- от ее вопроса я, честно говоря, растерялся.
   -- Длиною в двадцать пять лет? -- Насмешливо спросила Эла.
   -- Ну, что-то типа того, -- в ответ усмехнулся я, продолжая ее разглядывать. А дочка-то умна. Ох, умна. И вся ее хамоватость напускная. Явно у матери переняла манеру разговаривать. Но у Аниам это идет изнутри, а у этой напускное. Другая она, другая. Похоже, моя девочка по характеру, моя. От этой мысли внутри стало так тепло. Я так боялся, что получу еще одну мегеру, а тут надо же! Дочка-то, судя по всему, на моей волне.
   Прозвучавший резко вопрос заставил меня вздрогнуть и растеряться.
   -- Что у вас произошло с мамой? Почему расстались?
   "А вот теперь думай, Грэммер! Думай! Вряд ли жена рассказала правду. Она для этого слишком гордая. Но врать сейчас нельзя. Ой, нельзя!"
   Закрыв глаза, я все же решился:
   -- Двадцать пять лет назад я поступил с твоей матерью как последняя скотина и животное. Она ушла, потому что такое не прощают.
   "Ну, вот и все, Грэммер! А теперь либо она развернется и уйдет, либо у тебя появится надежда обрести свою дочь!"
   Я открыл глаза и наткнулся на внимательный взгляд зеленых глаз. Дочь довольно долго смотрела на меня, видимо что-то решая про себя, а потом тихо сказала:
   -- Понятно... -- А потом неожиданно добавила, -- но ведь простила...
   -- Надеюсь...
   Снова глаза, от которых не спрятаться и не закрыться. Я впервые понял, каково приходится другим, когда я вот так смотрю. Да уж! Вот и испытаю теперь на своей шкуре!
   -- Ты ее любишь?
   "Вот это вопросики! Она решила всю душу из меня вынуть?! Ну что, Грэммер, в эту воду ты уже шагнул. Теперь ныряй! Надеюсь, здесь не глубоко!"
   -- Безумно! Она и ты - это единственное, что мне по-настоящему дорого.
   -- Повелитель Драконов решил поиграть в откровенность? -- Ехидно спросила дочь. А глаза смотрели серьезно и настороженно.
   -- Я не играю Эла. Я действительно с тобой сейчас откровенен.
   "Ну, же, девочка! Убери, ты, свои колючки! Я уже и так об них весь исцарапался!"
   -- Если говоришь, что любишь, то почему столько лет не появлялся? Не нашел? Не попытался?
   -- Ну, почему не нашел, нашел. А пытаться? Она ведь сбежала бы сразу же...
   -- Это да! Мамка бы точно сбежала! -- Неожиданно засмеялась Эла.
   -- Ну, а я тебе о чем?!
   -- Кстати, она тебя любит, это видно, -- как то по-доброму сказала дочь.
   -- Очень на это надеюсь...
   -- Что же это за неуверенный такой Повелитель Драконов? Одни надежды. А как насчет уверенности?
   "Боги! Да что же это за танец по лезвию ножа?"
   -- А с женщиной никогда нельзя быть уверенным. Мужчина должен всю жизнь доказывать свою состоятельность и надеяться.
   -- О как?! -- Глаза Элы вспыхнули, как у игрока, который поймал партнера на глупой ошибке. Я сначала не понял, но потом... -- Давай, доказывай! -- Насмешливо закончила дочь и, скромно потупив глазки, добавила, -- я же тоже женщина...
   "Плел ты, Грэммер, плел словесные сети, сам же в них и угодил! А ударить девочка умеет!"
   -- Почему?
   -- Что почему? -- Брови Элы удивленно взлетели вверх.
   -- Почему ты все время пытаешься меня укусить? Хочешь сделать побольнее? Так не старайся. Больнее, чем сделал я себе сам, мне уже не сделает никто. -- Я отвернулся. На душе стало так пусто и погано. Когда выворачиваешься перед кем-то наизнанку весь, до донышка, а в ответ... Больно...
   Неожиданно моего плеча коснулась рука. Я замер...
   -- Звездочка - это твой подарок?
   -- Ее зовут Серебряная Звезда, -- почему-то пробормотал я.
   -- Спасибо...
   -- Эла, я... -- Я не знал, что мне говорить. Как объяснить этой настороженной девочке, что она дорога мне, что я люблю ее, что прошу всего лишь дать мне шанс все исправить? Я хотел ей столько сказать, а в результате не смог ничего...
   -- Ты расскажешь мне, почему мама дала ей это имя? -- Шепотом спросила дочь.
   -- Она потом тебе сама расскажет. Обещаю... -- Я взял в руки нежную ладошку.
   Пальчики дернулись, сжались, но руку дочь не вырвала. Несколько мгновений мы молча смотрели друг на друга.
   "А... Пошло все к демонам!"
   Я обнял свою дочь и прижал к себе. И пусть только попробует вырваться! Не могу больше!
   Эла почему-то не вырывалась, а лишь как-то всхлипнула и затихла, уткнувшись в меня. А потом я услышал то, чего со страхом ждал и надеялся.
   -- Можно, я буду называть тебя Грэммер? Мне трудно вот так сразу назвать папой...
   "Боги! Спасибо!"
   Глазам стало вдруг горячо. И чтобы окончательно не опозориться банальными слезами, я ляпнул первое, что пришло в голову:
   -- Давай полетаем!
   Эла подняла голову. Зеленые глаза удивленно округлились, потом в них промелькнуло сомнение, а затем вспыхнули озорные огоньки. Дочь улыбнулась.
   -- Давай! Кстати, моя Драконица Серебристо-черная...
  
  
  
  
  
  

Она слишком красива,

чтобы позволить себе иметь совесть...

/NN /

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   -- Анька! У тебя совесть есть?! Он же меня убьет!
   -- Да ладно, Мэл, расслабься. Конечно, убьет, если узнает. Но ведь мы ему ничего не скажем.
   -- А если что-то пойдет не так?
   -- Ну, сам подумай, что может пойти не так? Что могут сделать мне люди? На худой конец, если запахнет жареным, я выкручусь. Ты же меня знаешь. Я очень люблю себя и буду за себя бороться.
   -- Да знаю я тебя, знаю, -- Снова вздохнул Маэлан. -- Поэтому-то и сопротивляюсь, как могу. Ты же им там полгосударства разнесешь! А Грэммер, если с тобой что случится, тот вообще сотрет всех в порошок. Нам еще и людей на нашей совести не хватает? -- И совсем тихо добавил. -- Как будто без этого грехов недостаточно.
   -- Ну, что ты все ноешь и ноешь? Мэл, я тебя просто не узнаю. Ведь сам же понимаешь, что я права. Вот скажи мне, кто лучше меня знает людей? Молчишь? То-то же.
   -- Ну, почему? Есть у меня там надежный Дракон.
   -- Ха, не смеши мою больную печень! Он - мужчина. А здесь нужна женщина. Понимаешь, женщина! Соглашайся лучше по-хорошему. Иначе я отправлюсь одна, без прикрытия. Удержать ты меня не можешь? Не можешь! Так что, выбора у Вас граф нет, и быть не может.
   Да знаю, это обыкновенный шантаж. Но что делать? Люблю я шантаж. К тому же, обычно, он приносит совсем даже неплохие результаты. Сейчас вот еще немножечко надавлю, и сдастся Маэлан как миленький. К тому же, я действительно права. А они с Грэммером не хотят увидеть очевидного просто из-за глупой своей паранойи.
   -- Маэлан, давай так. Я сейчас быстренько туда портальчиком смотаюсь, посмотрю, что и как, с Дракончиком твоим встречусь, а потом мы и решим, что и как будем делать.
   Маэлан молчал...
   -- Маэлан, обещаю ничего не предпринимать самостоятельно. Просто посмотрю.
   Маэлан молчал...
   -- Говори, стервец, как поддерживаете связь! Быстро!
   -- Каждый день, в обед, кабак "У Вани". -- Сдался Маэлан. И, простонав, добавил. -- Грэммер меня убьет!
   -- Будешь молчать - не убьет. -- Как смогла, приободрила я друга.
   Сама же времени не теряла, выстраивая портал. Время-то как раз к обеду.
   -- Как он меня узнает? Пароль или что?
   -- Протяни ладонь, -- обреченно попросил Маэлан.
   Я протянула. На ладошку опустился маленький дракончик и растворился под кожей. Отлично!
   -- Все, не скучай! К вечеру буду. -- И, не сдержавшись, ехидно добавила. -- Заметь, я ведь не спрашиваю, куда на весь день умотал мой драгоценный супруг. Один и без охраны. А ведь могла бы... Вдруг, он к мадаме отправился, и меня сжигает ревность. Но я же молчу. Цени!
   -- Как будто ты сама не знаешь, куда он рванул, -- проворчал недовольно Маэлан. -- Сама давно догадалась. Иначе бы всю душу из меня вытянула.
   -- Вот почему ты все заранее знаешь?
   -- Служба у меня такая - все знать и всюду свой зад подставлять, -- снова вздохнул Маэлан.
   -- Тем более, чего тогда сопротивляешься. Расслабься и получай удовольствие. Все, меня уже нет.
   Я шагнула в портал...
  
  
  
  

* * *

   Вышла я далеко от ворот Града, в небольшом таком лесочке, надо было надеть личину. Да и оглядеться не мешает. Ну и название люди придумали для своей столицы! Фантазии ноль.
   Ну, вроде, с личиной порядок... Еще раз проверяю щиты... Все, вперед...
   Выглянув и удостоверившись, что на меня никто не обращает внимания, я незаметно влилась в поток людей, направляющихся к главным воротам города. Кто обратит внимание на вполне прилично одетую женщину, которая смущенно выходит из кустиков? Может, я там по техническим причинам уединилась? Человеческие женщины, в отличие от Дракониц, частенько путешествуют одни. Люди в этом отношении гораздо демократичнее Драконов. Я еще раз оглянулась по сторонам. Вроде никто не проявляет излишнего интереса.
   Правда, довольно молодой мужчина попробовал состроить мне глазки, но я многозначительно перевела взгляд на пояс с ножичками, уютно устроившийся у меня на бедрах, и вопрос был снят. Вооруженные женщины тоже людям не в новинку. К тому же, каждому понятно, если у меня есть оружие, то я естественно умею с ним обращаться. Потенциальный кавалер был, видимо, в этих вопросах опытен, так как взгляд его сразу же перестал быть заинтересованным, и он с энтузиазмом принялся разглядывать кустики по обочине дороги. А что? Очень увлекательное занятие. Такое интересное! Гораздо интереснее меня...
   Через ворота я прошла тоже без проблем и уверенно отправилась к нужному мне заведению. Кабак с этим "романтическим" названием был мне знаком, да и в городе я ориентировалась уверенно, все же помоталась за эти годы везде, особенно в человеческих землях, так что добралась до места без проблем.
   Зайдя в довольно большой зал, как же, столица - не хухры-мухры, я уверенно направилась к молодому мужчине, сидевшему в одиночестве за столиком, в углу. Не знаю, как для людей, а для меня его аура была как раскрытая книга. Дракон, довольно молодой, лет пятьсот, не больше, хоть и под личиной. Но мне его личина, как детская забава. Маг все же из парня почти никакой.
   -- Молодой человек, разрешите? -- Не дожидаясь ответа, я присела на свободное место и, в ответ на вопросительный взгляд мужчины, на несколько мгновений приоткрыла магические щиты.
   Глаза мужика удивленно округлились:
   -- Дракон? Женщина... -- Презрительно скривив губы, парень последнее слово просто выплюнул. Самоубийца!
   -- Не любишь женщин? Проблемы с потенцией или с ориентацией? -- Ласково так спросила я.
   Видя, что парень начал краснеть и нервно задергался, я посмотрела пристально ему в глаза и постаралась донести очень важную, по крайней мере, для него, мысль:
   -- Ты мужское эго-то свое придуши, пока. Я вот уйду, потом и оторвешься на полную. С дружками будешь меряться членами, и рассуждать, какие все бабы глупые курицы. А сейчас ты мне подробно расскажешь, что нарыл, ибо мне жутко некогда и я не собираюсь доказывать тебе, кто из нас двоих круче. -- И совсем уже ехидно добавила. -- Я и так знаю, что Я. Не надо на меня глазками сверкать. Просто поверь мне на слово. Я потом как-нибудь докажу тебе свою крутизну, если захочешь...
   -- Кто ты такая! -- Растерянно прошептал Дракон.
   Я, протянув руку, раскрыла ладонь. Маленький дракончик распахнул крылья и подмигнул обалдевшему разведчику. Да, знаю! Я могу быть эффектной!
   -- Я - твоя подмога, или кошмар. Выбор за тобой. Мы будем говорить по делу, или тебе все еще глупые мысли лезут про место женщины? Давай, я сама побыстренькому озвучу, чтобы сэкономить и твое, и мое время. Босая, беременная, на кухне. Выяснили? Тогда закрыли этот, как я вижу, животрепещущий для тебя вопрос. Слушаю тебя очень внимательно...
   Мужик подавился... Что ж они такие нежные, эти Драконы? Всегда одна и та же реакция. Нет, мы так далеко не уйдем. А мне еще домой к вечеру попасть надо. Дома-то тоже еще тот истерик ждет. У того вообще про беременную и босую - голубая мечта.
   Так! Чувствую, без наводящих вопросов не обойтись...
   -- Не появлялся ли в окружении Виктора в последнее время новый советник?
   Мужчина, надо отдать ему должное, быстро взял себя в руки. А я и не сомневалась. Не будет держать Маэлан возле себя кадры с неустойчивой психикой. Так что, я думаю, мы с ним договоримся. Если уж он выдержал меня первые пять минут, то значит, выдержит и в последующем. А вы думаете, я такая глупая? Нет, просто у меня методы свои, нестандартные. Но важен-то результат. Не так ли?
   -- Нет, советника не появилось. Хотя... Я не знаю, стоит ли обратить на это внимание...
   -- А давай я сама решу, на что нужно обратить внимание. Ты просто рассказывай, что нарыл. ОК?
   -- Что?
   -- Выдавай, говорю, инфу?
   -- В королевской библиотеке появился новый смотритель. Лет двадцати, с небольшим. Молодой человек. Из дворца не выходит. По крайней мере, установить его передвижения по городу не удалось. Очередной книжный червь.
   -- Как давно он появился?
   -- Примерно год.
   -- Откуда данные?
   -- Там кухарка одна есть, -- почему-то покраснел мужчина, -- обедает он у них на кухне.
   -- Молодой, говоришь? -- Задумалась я, полностью игноря смущение собеседника. А то я не знаю, как он раздобыл эти сведения. Некоторые глупые женщины такие болтливые в постели. Кстати, глупые мужчины тоже.
   -- Молодой, -- вполне успокоился мужчина после моей реакции на источник информации.
   -- Тебя, кстати, как зовут? Ну, так чисто, чтобы общаться.
   -- Здесь меня зовут Кирилл.
   -- Очень приятно. Мое имя - Аня. Я могу называть тебя Кир? -- Дождавшись кивка, я продолжила. -- Так вот, Кир, выходит он в город. Выходит. Это я тебе говорю. Бордели проверяли?
   Или я совсем не знаю мужчин...
   -- Проверяли, -- недовольно буркнул Кир. -- Не выходит. Это абсолютно точно.
   -- Почему так уверен? Ты давай, милый, не обижайся и не смущайся. Представь, что я "дохтор". Колись! Маячок на нем?
   -- Да, -- вынужден был признаться Кир.
   -- Подружка?
   -- Она ничего не знает. -- Поспешил заверить мужчина. -- Я просто пообедал там один раз в удачное время, -- неожиданно лукаво усмехнулся Кир.
   -- И как он тебе?
   -- Обычный парень, по-моему, кроме книжек его ничего не интересует. -- Пожал пренебрежительно плечами собеседник.
   -- Ну, ботаники-социологи они такие опасные, скажу я тебе. В тихом омуте черти водятся.
   -- Кто?
   -- Не загружай себе мозг лишней информацией. Говоришь, не выходит он?
   Я задумалась...
   -- Значит, подружка у него есть во дворце. Ну, так, чисто для перепиха. Однозначно должна быть.
   -- Для чего?
   -- Слушай, ты чего такой любопытный? Сказала же, не грузись! Ты с этой подружанкой своей часто встречаешься?
   -- Почти каждый день, -- снова смутился Кир. Странно, Дракон и человек. Чудны дела твои, господи!
   -- Надеюсь, у тебя хватило ума, не появляться больше во дворце.
   -- Я что похож на идиота?! -- Неожиданно обиделся мужчина.
   "Ути-пути! Какие мы важные! Так и хочется сделать ему "козу"!"
   Вслух же я сказала:
   -- Так все! Мне надо подумать. А ты пока, на всякий случай, узнай у подружки, есть ли возможность устроиться на работу, на кухню? Мне самой посмотреть надо на этого мальчика. Больше подходящих кандидатур, я так поняла, у тебя нет?
   -- Нет.
   -- Ну, вот и не будем голову кружить ни себе, не коллективу. Все! Не обещаю, что до завтра... Не забывай меня, красавчик. Я уже почти скучаю...
   С этими словами, не дожидаясь реакции обалдевающего Кира, я удалилась. Знаю! Со мной непросто. А, впрочем, кому сейчас легко! Мне вон тоже мало не покажется, если меня муж сейчас поймает на горячем. Надо быстрее сваливать, пока он не вернулся...
  
  
  
  
  

Безумие есть повторение одного и

того же действия одним и тем же способом

в ожидании различных результатов...

/NN/

   Грэммер Эрам Дэвеш
  
   Боги! Хорошо-то как! Я иду и держу за руку свою дочь, и она мне улыбается. Я самый счастливый Дракон в этом мире...
   -- Полетаем еще как-нибудь?
   -- Ага! Я у тебя парочку пируэтиков подсмотрела. Вот потренируюсь, потом оценишь.
   -- Если хочешь, я могу помочь.
   -- Я подумаю над твоим предложением, -- засмеялась Эла, -- кстати, Грэммер, мне нужна моя Звездочка. Нельзя это как-то организовать?
   -- Ну, я думаю, -- не могу сдержать улыбку. Уже и не помню, когда я столько улыбался, -- она уже здесь.
   -- Ты всегда предугадываешь желания? -- Удивленно вскидывает глаза дочь.
   -- Стараюсь...
   -- Надо же, какой у меня умный и проницательный отец?
   -- Что-то сказала ты это не совсем радостно.
   -- А какая уж тут радость. Умные родители - это не всегда есть хорошо. Иногда это проблема, -- усмехнувшись, честно ответила дочь. А потом снова улыбнулась и предупредила. -- Но я буду стараться решить эту проблему, по мере сил.
   "Вот ведь зараза малолетняя. Это она к тому, чтобы я готовился к шалостям взрослой доченьки? Это мне еще и кавалеров ведь придется отваживать? Убью!"
   У дверей стояли два Дракона Элиты. Маэлан, как всегда угадал. Лучшие...
   Я остановился перед лестницей. Есть еще кое-то, что я хотел бы сделать.
   -- Эла,... х-м,... это,... -- вся уверенность опять куда-то пропала, -- ты будешь не против небольшого подарка?
   Дочь вопросительно подняла бровь.
   -- В общем... Вот... -- Я достал из кармана цепочку с кулоном и протянул Эле.
   Дочка осторожно взяла золотого дракончика, покрытого зеленой эмалью, и несколько мгновений его разглядывала, а потом удивленно подняла на меня глаза:
   -- Там, на ярмарке, это был ты? -- Ахнула она.
   -- Я, -- вынужденно признаюсь.
   -- А я-то все думала, что это Олежкин отец так странно на меня всегда реагирует! -- Рассмеялась дочка.
   -- Какого Олежки? -- Заволновался я. Этого еще не хватало! Моя дочь и человек?!
   -- Он друг, просто друг, -- пожала плечами Эла.
   "Ха! Знаю я таких друзей! Надо будет не забыть провести с молодым человеком беседу. Профилактическую!"
   Видимо все мои размышления были написаны у меня на лице. Потому что дочь вздохнула и обреченно произнесла:
   -- Я же говорила, что умные родители - это проблема. Может не надо, а? Я сама разберусь с этим.
   -- Попробую поверить..
   -- Спасибо за подарок.
   -- А за доверие?
   -- И за доверие тоже, -- легко засмеялась моя девочка, а потом сделала то, от чего я растекся перед ней аккуратной лужицей...
   Она приподнялась на носки и поцеловала меня в щеку.
   И скажите после этого, что я не самый счастливый Дракон?
   С огромным трудом стараюсь убрать с лица идиотскую улыбку, и обращаю внимание дочери на, мнущихся у дверей, Драконов:
   -- Эла! Есть еще кое-что. В общем, знакомься. Это твои телохранители.
   Драконы почтительно склоняют головы.
   -- Офигеть! Еще и двое! А без этого не как? -- Растерянно спрашивает дочь. Я молча мотаю головой.
   Эла, склонив голову на бок и прищурившись, рассматривает парней. Воины заметно нервничают. А то я не знаю, как действует такой взгляд!
   -- Ну, развлекайся, девочка, -- не выдержав, хохотнул я.
   "А чего уж там! Гулять - так гулять!"
   Я наклоняюсь и целую дочь в лоб. Вроде, она не против. Ну, и замечательно. Более того, встав на цыпочки, Эла шепчет мне на ухо:
   -- Ты мне уже почти нравишься, Грэммер.
   Отличный день! Вы не находите?!
  
  
  
  

* * *

   Оставив парней на растерзание дочери, я в весьма приподнятом настроении вошел во дворец...
   Настроение было приподнятым, пока я не встретил в коридоре Маэлана. Увидев меня, этот прохвост побледнел и закрыл глаза. У меня по позвоночнику побежал холод.
   -- Где моя жена!
   -- Грэммер, только не нервничай! Она скоро будет...
   Протягиваю нити поиска... Во дворце ее нет!!! Все демоны Аида!
   -- Я тебя не спрашиваю, когда она будет. Я спрашиваю. Где. Она. Мне повторить свой вопрос-с?!
   -- Не надо. Я уже проникся. Она отбыла по делам в Град. Ненадолго...
   -- Маэлан! Ты - почти труп!!!
   Схватив Маэлана за горло, я прижал его к стене. Убь-ю-ю!!!
   Сзади схлопывается портал... Я оборачиваюсь... Мое сокровище сваливает!
   -- Стой, мерзавка!
   Делаю рывок в сторону жены... Маэлан, самоубийца, вцепляется в меня мертвой хваткой...
   -- Грэммер остановись!
   -- Пусти меня! Я вам обоим сейчас хвосты поотрываю!
   Маэлан, повиснув на мене, шепчет:
   -- Да успокойся ты! Не делай глупостей! Опять ведь будешь разгребать.
   Кровавая пелена потихоньку начинает отступать, мне удается почти успокоиться.
   -- Скажи мне, Маэлан, у тебя мозг атрофировался, или авантюризм моей супруги настолько заразен?!
   "И я абсолютно спокоен! Ну, почти спокоен! Р-р-р!"
   -- Фу-у! Знаешь что, Грэммер, мне точно нужна прибавка к жалованью! Вот чего ты разошелся? С ровного места. Ну, смоталась туда. Ничего же страшного. Надо было, надо! И совершенно ничего опасного!
   "Грэммер! Ты спокоен! Спокоен, я сказал!"
   -- Иди лучше отсюда! Пока я тебя не прибил! Не желаю сейчас тебя видеть, иначе не выдержу и сорвусь!
   -- Да не вопрос! Меня уже и нет, практически!
   -- Я у себя! Таурэна жду через час. И это... Анька пусть пока лучше на глаза не попадается... Мало ли что...
   -- Так, я думаю, она и сама не дура.
   -- Иди уже, умник! И молись Прародителю, чтобы я до вечера отошел. Вон!
   Маэлана сдуло...
   Идиоты! Угораздило же меня ляпнуть вчера! Теперь эти двое не успокоятся, пока меня в могилу не сведут. А мне сейчас жить охота, как никогда!
   До сих пор трясет! Надо что-то с этим делать. Легко сказать. А как, если я от одной мысли о том, что ЕЙ может грозить опасность, с катушек слетаю! И мысль одна: крушить и убивать! Может, привыкну? А пока что делать? Стиснув зубы, терпеть? А как? Беда...
   Через час я уже вполне справился с гневом. Стоило мне это полбутылки вина и... одного разбитого кресла. Так что, можно сказать, что дворец отделался минимальными потерями. Надо будет поговорить с Наэлем. Может, успокоительное какое есть?
   В дверь раздался стук и вошел... ОН.
   -- Повелитель, Вы меня хотели видеть. -- Таурэн молча, поклонился и спокойно встал, не отводя взгляда. Во всем облике спокойствие и решимость. Никак к смерти приготовился, болезный!
   Ну, это он удачно сегодня попал! На две истерики меня сегодня точно не хватит. Запал не тот! Так что, пусть радуется! Но профилактика нужна. Чтобы не расслаблялся...
   -- Ну... -- Я сделал многозначительную паузу и пристально посмотрел своему маену в глаза. Таурэн взгляд не отводил. Вот ведь, засранец! Он что, и правда без головы хочет остаться?! -- Слушаю тебя.
   Таурэн молчит и взгляд не отводит... Самоубийца!
   -- И что прикажешь с тобой делать герой-любовник? -- Я почти без труда сохраняю спокойствие. Говорю же, что две истерики за день перебор даже для меня.
   "Но морально я тебя, сволочь, все-таки размажу! Ты что, гад, не знал, что нельзя брать чужое?"
   Ха! И Таурэн не выдерживает. А я не знаю никого, кто бы мог меня переглядеть! Маен опускается на одно колено и, смирившись, шепчет:
   -- Я готов к любому наказанию...
   И в тот момент, когда я уже был готов в полной мере насладиться униженным видом соперника, дверь с шумом распахивается и покои влетает ... жена.
   -- Грэммер! Ты не посмеешь! Я не позволю его убить!
   "Да что ж сегодня за день-то такой!"
   Стиснув зубы, сцепив на всякий случай за спиной руки, чтобы нечаянно не свернуть этой ненормальной шею, я смог только прошептать:
   -- Вон! Пошла вон!
   И просто на нее посмотрел...
   Странно, но жена исчезла мгновенно, не смотря на боевой настрой.
   -- Знаешь, Грэммер, ты умеешь быть таким убедительным, -- задумчиво проговорил Таурэн. -- За это, наверное, она тебя и любит. Мне отправляться к палачу?
   -- Ты завтра отправляешься в Западный гарнизон, сменишь там Умэна. Свободен...
   Таурэн удивленно посмотрел и поднялся с колен.
   -- Как прикажете, Повелитель Грэммер.
   -- Вот именно прикажу! И еще я желаю никогда больше тебя не наблюдать!
   -- Я постараюсь, -- тихо ответил Таурэн и пошел к двери.
   -- Уж будь добр! В следующий раз может все не так удачно сложится!
   Таурэн кивнул головой и тихо вышел за дверь.
   Я провел рукой по лицу и посмотрел в сторону кабинета, где тихо, как мышка, сидела жена. В засаде...
  
  
  
  
  

Мужчины - Женитесь, Женщины - Мужайтесь

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   Я сидела в кабинете и тряслась... Кажется, я попала... Мало того, что вернуться не получилось пораньше, и муж меня элементарно застукал, так еще и черт меня дернул ворваться, не подумав. Вот где были мозги? Че вечно лезу, куда меня не просят? За Таурэна, дура, испугалась? Ну, вот теперь и огребу, похоже, за доброту душевную. Идиотка! Совесть, видите ли, у меня проснулась! Лучше бы эта дура спала беспробудно. Сейчас ОН явится и размажет меня совестливую такую!
   Дверь открылась. Не-а, не с грохотом, а тихонечко так, зловеще, как в плохом фильме ужасов. Я сжалась...
   -- Ну, и где ты была?! -- Муж был злой. О-очень злой!
   Странно. Я думала, что выходка с Таурэном затмила собой все остальные прегрешения. Нет, как с этим мужчиной можно бороться, если у него своя собственная, отличная от всех остальных, логика, которую я не могу понять вот уже столько лет? Вначале полагается что? Полагается устроить жене сцену ревности. Пригрозить, что, мол, еще раз и все... А он?! Банальное, "где ты была". Мало ли где я была.
   -- Шопинг не проходит?
   Грэммер мотает головой. Выучил, зараза, слово. Я рассчитывала его запутать.
   Вздохнув, делаю следующую попытку:
   -- Подруга молодости тоже не канает?
   -- Нет! -- Рычит благоверный. -- Мне повторить вопрос?
   -- Не нужно. Я все прекрасно поняла. Я просто пытаюсь придумать историю подостовернее.
   -- Не получается? -- Ехидно интересуется Грэммер, прищурившись, глядя на меня. Вот не надо бы ему так смотреть. Я его и так сейчас боюсь. -- Правду сказать не хочешь?
   -- Грэммер, понимаешь, я...
   И вот тут муж взорвался.
   -- Идиотка! Тебе вообще на себя наплевать?! Ты хоть понимаешь, что с тобой могло случиться?!
   А дальше был вообще финиш...
   Муж стремительно шагнул ко мне и, схватив начал целовать. Яростно, властно, на грани грубости. Тем не менее, мое тело мгновенно откликнулось, я поплыла и начала отвечать ему. Нас обоих захлестнул угар. Хряц! Полетели пуговицы моей рубашки. Плевать! Мне бы и самой дотронуться до него, камзол этот чертов! Какой гад придумал столько одежды? Рукой лихорадочно ищу ремень. Грэммер уже добрался до моей груди. Слышу хриплый стон... Это я?! О, господи! Я уже плохо понимаю, что я и где я...
   Муж одним движением легко поднимает меня и садит на стол...
   Меня как будто окунули в прорубь! Я замерла... Я и не думала, что этот ужас когда-нибудь вернется ко мне! Муж почувствовав, что я заледенела вся, хриплым голосом шепчет:
   -- Что... девочка...
   Смогла только пролепетать:
   -- Грэ-эм, умоляю, только не на столе.
   Грэммер дернулся, как от удара. Волшебство закончилось. В панике муж посмотрел на меня, осторожно поставил на пол и вышел...
  
  
  

* * *

  
   Я не знаю, сколько я просидела, обхватив руками плечи и закрыв глаза. Меня трясло так, что стучали зубы. Но постепенно дрожь проходила, и ей на смену пришло отупение, я никак не могла вернуться в реальность.
   Блин! Что это было? Здравствуй прострация!
   Мысли в голове шевелились как-то лениво и неохотно. Словно организм намеренно блокировал разум, давая возможность удержаться, и не впасть от страха в истерику. Это, в конце концов, сделало свое дело, постепенно я приходила в себя...
   Я уже вполне успокоилась, когда на меня обрушился очень такой серьезный вопрос. А где Грэммер? Боже! Осознание того, что по ходу дела, ему гораздо хреновее, чем мне, а я даже не знаю, куда он направился, заставило меня снова похолодеть, на это раз от страха за него.
   Кое-как приведя себя в более-менее приличный вид, я рванула на поиски мужа...
   Обнаружила я его очень быстро, не выходя из покоев. Грэммер сидел на полу возле камина и самым банальным образом надирался. Причем, судя по уже двум пустым бутылкам, довольно успешно. Дорогой муж, не заморачиваясь с бокалами, пил "прямо из горла", третья бутылка стремилась присоединиться к уже пустым собратьям, и, похоже, произойдет это довольно скоро. Ситуация сначала показалась довольно комичной, все же мне еще не доводилось видеть Повелителя Драконов, всего такого из себя благородного и образованного, напивающимся, как простой алкоголик из подворотни.
   Ага, веселилась я в душе ровно до того момента, пока язвительно не предложила:
   -- Ты бы хоть закусывал, бедолага. Мне ж тебя до кровати не дотащить, если че!
   Муж поднял голову... В зеленых глазах была такая БОЛЬ! Меня полоснуло ею так, что перехватило дыхание, и сбило с ног...
   Я подползла к Грэммеру и схватила руками его лицо.
   -- Грэм! Ты что?!!! Не смей...
   Муж неожиданно крепко, до боли, стиснул мои запястья, не давая вырваться, и жарко зашептал, причем почти трезвым голосом:
   -- Ань, ты понимаешь... Я же помню... Все помню...
   -- Как!!! -- Я ахнула.
   -- Через сутки вспомнил все. Понимаешь, все-е! -- Голос превратился в стон. Наклонившись к самому уху, муж шептал, -- я ж... пил месяц потом, чтобы с ума не сойти... Помню... Все помню... Кровь... Кругом кровь... Крики твои... Помню...
   Я боюсь пошевелиться. Как же он живет-то с такой болью?!
   А Грэммер, в довершение ко всему, вдруг стиснул меня и зарыдал, навзрыд, как ребенок:
   -- Я... руки видеть свои не могу... Я сам себе противен... Я ненавижу себя так... так... как... ну, невозможно так ненавидеть... Я же дышать на тебя боюсь... Потерять боюсь... Сорваться боюсь... Я все время чего-то боюсь, боюсь, боюсь... Я же Элке сегодня признался... И снова боюсь... Что, когда поймет, оттолкнет... Боюсь...
   Вам приходилось когда-нибудь уговаривать плачущих мужчин? Сильных, всегда уверенных в себе мужчин, плачущих у вас на руках? Я никогда не думала, что мужчина может быть таким беззащитным. Каждое его слово било наповал. Болью, отчаяньем, страхом...
   Я просто напросто запаниковала. Что же с ним делать? Как выводить из этого ступора? И что делать потом, когда он придет в себя и осознает, в каком видочке он тут передо мной предстал. Он же потом ни себе, ни мне не простит того, что я видела его ТАКИМ!
   Я машинально гладила мужа по голове, лихорадочно пытаясь найти хоть какой-нибудь выход из ситуации.
   "Эх, Грэммер, Грэммер! Это ж надо было довести себя до такого?! Поистине максималист ты мой долбанутый! А еще кто-то мне говорил, что я прощать не имею. Это этот идиот прощать не умеет! И, судя по всему, именно себя и не умеет!"
   Видимо от страха и паники, я ляпнула:
   -- А бокалов в этом доме нет совсем? Мы че, такие бедные? Я вышла замуж за нищего?
   -- Что?... -- Глаза мужа округлились, как у совы, даже рыдать перестал.
   Я бросилась закреплять успех.
   -- Ну, хоть стаканы-то у нас есть? Халкаешь тут в одиночку. А я, может, тоже выпить хочу?! Но без стакана не могу.
   Муж натуральным образом икнул и удивленно ответил:
   -- И-и-к! Там, в баре...
   -- Я что, еще и разливать сама должна?!
   Муж, как под гипнозом, поднялся, достал два бокала, налил один мне и молча протянул. Я выпила залпом, полный...
   В ответ на его изумленный взгляд утерлась рукавом и голосом прожженной алкоголички ответила:
   -- После первой не закусываю. Наливай! Че тормозишь?
   Грэммер, заворожено глядя на меня, налил снова. Я снова выпила залпом, весь... Блин! А ведь тащить-то, похоже, придется сегодня меня. Ну, по крайней мере, ему будет, чем заняться...
   "Ой, Грэммер, ты еще меня пьяную не видел! Сейчас тебе, милый, все твои заморочки покажутся такими мелкими и глупыми. Поговорим мы с тобой завтра, серьезно, и надеюсь окончательно. Хватит уже гоняться за прошлым! А сегодня придется надираться. Главное что? Главное - противника ошарашить. Господи помоги мне и моей печени!"
   ... Обнаружили нас, когда я учила петь Повелителя Драконов матерные частушки. Получалось у него очень даже неплохо. Видимо наше акапелльное пение и привлекло всеобщее внимание. Последнее, что помню четко - изумленные глаза Шаура. Надо же, какие они у него большие! Никогда бы не подумала.
   Я все же ошиблась. Судя по всему, таскать нас с мужем пришлось Шауру. Правда, он об этом не рассказывал. Никогда...
  
  
  
  

Положительные эмоции - это эмоции,

которые возникают, если на все положить.

   Маэлан
  
   Повелители разошлись не на шутку. Это хорошо, что бесчинствуют они в своих покоях. А если им приспичит "пойти в народ"?
   Надо сваливать из дворца. И срочно уводить принцессу. Если она увидит "показательные" выступления своих родителей, боюсь, у нее случится "культурный" шок.
   Конечно, может я и преувеличиваю. Но такой шикарный повод увидеть Элу я просто не могу упустить. Кивком показываю телохранителям, что они свободны и решительно стучусь... Дверь открывается... ОНА!...
   В душе запели птички, запрыгали кузнечики, по телу побежали мурашки, в общем, организм проснулся... Пытаюсь успокоиться. Знаете, очень неудобно стоять с таким проснувшимся "организмом". А если она увидит, ЧТО у меня там проснулось? Меня бросает в жар!
   "Проклятая природа! Живет независимо от меня! Маэлан! Соберись! В твоем возрасте уже пора научиться контролировать возбуждение!"
   -- Маэлан! Ты опять не с нами? -- Эла издевательски хихикала, а я соскребал с пола растекшиеся мозги и старался приструнить всех моих "птичек и насекомых".
   -- Принцесса, Вы не хотели бы погулять?
   -- Не знаю, не спрашивала...
   -- Эла, я хотел тебя пригласить...
   -- О! Уже лучше. А то заладил, "принцесса, принцесса". Ну, и куда ты хотел меня пригласить?
   -- Я... это... -- Я окончательно смутился.
   "Демоны! Да чтоб ты, Маэлан, провалился! Ведешь себя, как малолетний придурок! Соберись, Аид тебя забери!"
   -- Маэлан, ты хочешь пригласить меня на свидание, что ли? -- Вздохнув, сжалилась Эла. -- Ну, так я согласна. Никогда бы не подумала, что ты такой нерешительный.
   "А я-то как не думал, что могу быть таким болваном!"
   -- Ну, если ты не против, провести несколько часов в моем обществе, прошу, -- я протянул Эле руку.
   Уверенность уже почти вернулась. Все же я не мальчик, и умею быть обаятельным и уверенным. Просто, ОНА в первые моменты на меня так действует! Наверное, надо видеться почаще. В этом вся проблема. Да, определенно, в этом. Вот буду общаться с ней постоянно, и все пройдет.
   "И чем ближе общаться, тем лучше! Да?!"
   Эла шагнула из комнаты и... в этот момент раздались такие рулады! Повелители орали с чувством, вдохновенно и заразительно!
   Принцесса замерла...
   -- Это там кто?!
   -- А это, х-м, твои родители изволят развлекаться. Музыкальный вечер у них. Не стоит твоего внимания, -- пожал плечами я, как можно равнодушнее, пытаясь утянуть девчонку в другую сторону. Ага, как будто она меня послушала!
   Эла решительно вырвала руку и быстрым шагом направилась к покоям Повелителей. Зрелище нам предстало просто незабываемое...
   Возле дверей в покои, прямо на полу, сидела охрана и с одухотворенными лицами слушала... А из-за двери неслось:
  
   Мы с миленочком под утро
   Изучали "Камасутру",
   И на сто девятой позе
   Пребывали в каматозе
  
   -- Сильно! -- Ошарашено выдохнула Эла. -- Это мама?!
   -- Ага, и папа...
   -- Они что, пьяные, что ли?!
   -- Ага, в хлам! -- Надо же какое точное слово! Анька научила. Я становлюсь "продвинутым". Вот еще, какое слово знаю!
   -- Но мама же не пьет! -- Потрясенно прошептала принцесса.
   А по дворцу гремело задорное:
  
   Эх, сад, виноград,
   Зеленая ветка
   Я такого полюблю,
   Кто целует крепко
  
   -- Ну..., -- усмехнулся я, увлекая Элу по коридору, -- пьют все. Все дело в компании и поводе. А сегодня есть повод.
   -- Какой? -- Совсем растерялась принцесса.
   -- Так папочка же с тобой пообщался, -- ехидно ответил я.
   "Бедный ребенок! Как много она, оказывается, о своей мамочке не знает!"
   Мы устремились на выход, а вслед неслось:
  
   Мне сегодня между ног
   Как-то очень весело.
   Это милка мне на х**
   Бубенцы навесила!
   Эла споткнулась и беспомощно посмотрела на меня. Знаю, открывать неожиданные грани таланта своих близких так не просто. Я вот тоже не подозревал о музыкальных способностях своего друга, тем более столь не ординарных. И как ведь лихо, стервец, подхватывает! Недаром охрана заслушалась. Нет, Анька, она еще и не такое может. Но Грэммер!!!
   Но иммунитет сделал свое дело, я решительно взял принцессу за руку и повел к выходу.
   -- Не бери в голову Эла. В жизни так много удивительного...
   "По крайне мере, меня сегодня ждет явно приятный вечер!"
  
  
  
  

В мире существует слишком много причин для смерти,

чтобы умирать еще и от скромности...

  
   Элегиэм Грэммер Дэвеш
  
   -- Да уж! Родители сегодня зажгли! Никогда бы не подумала, что из уст своей маман услышу такую похабщину! Она же у меня такая строгая и серьезная! Это, наверняка, на нее папочка так влияет. Ну и Повелитель у вас, Маэлан!
   -- У нас, Эла, у нас. -- Хохотнул Маэлан. -- Х-м, а насчет влияния... Ты так хорошо знаешь свою мать?
   -- Маэлан, ты издеваешься?! Я знаю ее всю жизнь. И говорю тебе точно. ЭТО на нее совершенно не похоже.
   -- Ну, значит, ты совершенно не знаешь свою родительницу. Потому что вот ЭТО как раз именно на нее и похоже. И готов поспорить хоть на что угодно, но зачинщицей является Повелительница. А Грэммер всегда шел у нее на поводу.
   Синеволосый ехидина еще и нагло лыбится! Непонятный мужчина. То замирает, словно в ступоре, то просто кипит энергией, то необычайно серьезен, а то фонтанирует шутками и весельем. И я никак не могу понять, что мне нравится больше. Нет, определенно он мне симпатичен. Но... он, наверное, для меня как друг, старший брат, не более. А вот с его стороны я определенно чувствую интерес. И интерес далеко не дружественный, нет. Уж это-то каждая женщина чувствует. А как за руки меня схватил, когда были у Старэса? Я думала, меня спалит огнем, который от него исходил. А я вот прислушиваюсь к себе и ничего... Никакого огня. Спокойно, комфортно, не более...
   Вон, опять уставился и смотрит. А глаза у него красивые... Вне всякого сомнения...
   -- Я опять забыла какую-то часть туалета? -- Не могу удержаться от колкости.
   -- Эла... Зачем ты так?...
   И взгляд затравленный. Нет, он мне больше нравится, когда балагурит.
   -- Маэлан, давай не усложнять. Мне нравится с тобой общаться. Давай ценить то, что есть.
   Маэлан дернулся, как-то странно поморщился, встряхнул головой и, неожиданно мягко и легко, улыбнулся.
   -- А давай, смотаемся в одно место, поужинаем!
   "Ну, вот! Это же совсем другое дело! Тем более что, как собеседник он мне очень даже нравится. Интересно с ним".
   -- М-м, не смотря на очень не стандартное приглашение, я согласна. Заведение-то приличное? А танцы будут?
   -- Приличное, приличное, -- засмеялся Маэлан. -- И танцы будут. Обязательно будут! -- Загадочно добавил он, выстраивая портал.
  
  
  

* * *

   ... Я огляделась. Если граф Шуэр хотел меня поразить, то ему это вполне удалось! Я все-таки нарвалась на романтИк...
   Мне в детстве мама рассказывала сказки. Была там одна... "Алиса в стране чудес". Так вот, эта самая Алиса отдыхает вместе со своими чудесами... Потому, что она свалилась в банальную нору, а я стояла на облаке... Во, я тоже сначала подумала, что у меня глюки! Потом, как девушка вполне разумная, я попробовала все проанализировать и пришла к выводу, что речь, видимо, идет о массовом помешательстве, так как облаков таких было много - вверху, внизу, со всех сторон. И на каждом облачке располагались столики, причем по большей части занятые. Между облачками сновали юркие крылатые фигурки...
   Мой спутник, видимо, решил о себе напомнить, так как приобнял меня за талию. Я отметила столь смелый жест каким-то краешком сознания, самым маленьким краешком, так как была полностью сосредоточена на созерцании всей этой красоты, и неимоверных усилиях остаться в здравом уме. Я, конечно, много читала, мама кое-что рассказывала. Но я что-то не припомню ничего, где бы говорилось о ресторане в небе. Понимаете, просто в небе! И вместо стен и потолка у этого ресторана было именно небо, неимоверно потрясающее небо! Необычное темно-синее, все в ярких звездах. Звезды были везде. Создавалось ощущение, что мы несемся сквозь них на облаке.
   Я... На облаке... Лечу сквозь звезды... И на моей талии рука... Рука... Мужчины...
   А интересно, что эта самая рука там делает?
   Мое сознание советует мне не заморачиваться с непонятно откуда взявшейся рукой, а наслаждаться полетом, полетом на облаке...
   Я всегда считала, что у меня очень устойчивая психика, к тому же лишенная излишнего романтизма. Ну, рациональная я очень! И уж никак не ожидала я от себя такой реакции.
   -- Офигеть! Полный улет! -- Слова вырвались у меня помимо моей воли.
   -- Т-ш-шь, -- над ухом раздался смешок.
   В голове что-то щелкнуло и мозги, уже вполне отправившиеся в самостоятельный полет, благополучно вернулись на свое законное место. А вот когда они вернулись, то обнаружили, что наглая чужая конечность вовсе и не собирается убираться с моей талии, а наоборот еще и крепче меня стиснуть норовит.
   -- Рук не лишняя, нет? -- Как можно нежнее спросила я.
   Маэлан сделал такие удивленные глаза, как будто понятия не имел, чем в данный момент занимается его такая непослушная рука. Так хочется ему верить! Вот только глаза можно было сделать и менее честными!
   Вздохнув, мужчина сдался и приструнил, наконец, себя.
   -- Прошу! -- С улыбкой пригласил он, отодвигая стул. Блин, какая все же улыбка у него обаятельная! Ямочки эти смешные...
   -- А... мы где, вообще?
   -- Х-м, скажем, в одном из приятнейших миров, -- Усмехнулся Маэлан.
   В свете покачивающего над столиком фонаря, мужчина казался нереальным. Синие волосы, загадочно блестевшие глаза, губы, чуть тронутые улыбкой. Сейчас Маэлана нерешительным назвать мог бы только идиот. Передо мной расслабленно сидел уверенный, красивый мужчина, который прекрасно знал себе цену и понимал, какое он производит впечатление.
   ... Момент заказа ужина, как собственно и сама трапеза, прошли почти мимо моего сознание по довольно банальной причине. Под слегка насмешливым, изучающим взглядом я тупо впала в прострацию. Сначала, не совсем понимая, тыкала пальчиком в меню, потом боясь поднять глаза и давясь, поедала все, что умудрилась заказать. По-моему, это была рыба. Еще и к вину приложилась дура! Как будто у меня и без него голова мало съехала. И где ж ее теперь ловить, эту голову...
   А Мужчина напротив молчал... Но так, зараза, соблазнительно молчал...
   "Элка, дура! Ты же сейчас под стол начнешь сползать лужицей!"
   -- Я обещал танцы, -- прошептал Маэлан, -- я всегда выполняю свои обещания.
   "Если он сейчас протянет ко мне руку, я умру!"
   ОН протянул... И положил поверх моей ладони... Я не умерла... Только сдавленно пискнула:
   -- Всегда?
   -- Абсолютно, -- уверенно ответил мужчина и сжал мои пальцы. -- Станцуешь со мной, принцесса?
   "Элка! Дрянь такая! Он тебя соблазняет. Самым наглым образом соблазняет! Он просто смазливый мужик и ты его запросто отошьешь! Да?!"
   Как же, все-таки, я себя красиво убеждала! А сама встала и пошла за ним, и всей моей уверенности хватило лишь на насмешливое. Ладно, ладно, если уж говорить правду, так говорить! Вышло у меня не насмешливо, а жалко:
   -- А музыка?
   -- Ах, это! -- Маэлан небрежно сделал жест рукой, и зазвучала тихая мелодия...
   Я уже заметила, как легко и непринужденно Маэлан обращается с магией, словно играя и забавляясь с ней. Он вообще все делает все очень изящно и красиво!
   "Так, стоп! Он - друг, Просто друг! Ох, чувствую, и подружимся мы сегодня с ним!"
   ... Я таяла... как мороженка в летний день, незаметно, но неотвратимо. Синие глаза... Я в них тону... Губы... Так близко, что я дышу ЕГО дыханием... Рука на моей спине... И все кружится, кружится, кружится... А губы совсем близко, я чувствую их вкус, вкус мяты и вина... И я уже в кольце рук... Мои ладони на его груди... Как все оказывается просто и правильно... И как легко и уютно... И я лечу, лечу... И продолжаю таять... К черту все! Все будет завтра. А сегодня я лечу...
   -- Эла, девочка. Моя принцесса, -- шепчет Маэлан, оторвавшись только, чтобы дать мне хоть немного вздохнуть, -- что же я творю?
   -- Целуешь, -- нервно хихикаю я, пряча лицо на его груди.
   -- Я так смешно это делаю? -- На меня удивленно смотрят черно-синие глаза с такой обжигающей страстью, что становится страшно.
   -- А ведь меня еще никто не целовал, -- от неожиданного, нелепого признания я утыкаюсь в него еще сильнее.
   -- Т-шь, девочка. Я тебя никогда не обижу, -- шепчет Маэлан и целует мои волосы.
   Мы стоим обнявшись. Вокруг уже тишина. В голову постепенно возвращается временно отсутствующий мозг. И все совсем не радужно. Отнюдь.
   "Вот что я творю! Я знаю его от силы неделю! Мне это ведь совершенно не нужно!"
   -- Маэлан, все это неправильно, и совершенно не нужно ни мне, ни тебе, -- тихо, но уже вполне твердо говорю я, решительно выпутываясь из его рук.
   Сказка кончилась.
   Очень зябко и неуютно.
   -- Я что-нибудь обязательно придумаю, -- растерянно отвечает мужчина, как-то враз растеряв всю уверенность. Он знает, что я права.
   -- Маэлан, я прекрасно знаю, кем являюсь. И достаточно осведомлена о своих правах и обязанностях.
   -- А я-то как осведомлен... -- С тоской говорит Маэлан. И уже ничего не обещает.
   Холодно! Как же здесь холодно!
   -- Я хочу домой...
   -- Как прикажет моя принцесса...
   Маэлан выстраивает портал. Развлеклись, блин!
  
  
  
  
  

Совесть - как хомяк. Или спит или грызет.

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   -- Е***е все!
   -- Любимая! Ты могла бы выражаться поделикатнее?
   -- Как себя чувствую, так и выражаюсь... Как же мне ху***!... М-мммм... Голова...
   -- Дорогая, успокойся. А то я сейчас подумаю, что это я на тебя так дурно влияю. Сейчас, потерпи, сокровище мое.
   -- Конечно ты! Я уже и не помню, когда так напивалась! О-о! Так уже лучше... Мур-рррр... А почему я не знаю этого заклинания? -- Я наконец-то открываю глаза.
   -- Ну, видимо, никому и в голову не пришло, что оно может тебе пригодится. -- Грэммер смотрит насмешливо.
   Представляю, что он видит! Ладно, хоть не плачет. Судя по ощущениям, видок у меня сейчас "без слезы не взглянешь".
   -- Ага! Тебе-то уж, конечно, без такого заклинания никуда! Алкоголик. -- Решительно ставлю я ему диагноз, -- причем с многовековым стажем!
   Муж пристально смотрит на меня. Взгляд его темнеет, и он нежно целует меня, слегка прикасаясь.
   -- С добрым утром, любимая...
   -- Ну, благодаря твоим усилиям, я готова с тобой согласиться. Но не до конца, -- шепчу я.
   Вот за что люблю своего мужа, так это за ум. Ведь стоит ему только намекнуть, он все сразу же понимает.
   -- Анька...
   Я согласна просыпаться так до конца жизни.
   "Шепчи, шепчи мне слова любви... Они для меня, как самая лучшая музыка... Твои губы так горячи... Они для меня слаще всего на свете... Увлекай своим танцем... Танцем страсти... Возьми меня в плен... Только не отпускай... Никогда не отпускай... Никогда..."
   ... Я уплываю... Выныриваю и снова погружаюсь в негу. Рука мужа гладит мое плечо. Хорошо...
   -- А где же, все-таки, ты вчера была, -- ласковым шепотом спрашивает Грэммер.
   Вот что за мужчина! В такой момент! Я его никогда не пойму
   -- А тебя, что, совесть уже не грызет? -- Невинно спрашиваю я, видя, что муж уже вполне владеет собой, от вчерашней депрессии не осталась и следа.
   -- Она спит...
   -- Ты, знаешь, Грэммер, не буди ее, пусть спит, -- я пристально смотрю ему в глаза. -- Ну, ее, эту твою даму! Хлопотно с ней очень!
   -- Я постараюсь, -- смущенно бормочет муж.
   -- А ты не старайся. Ты делай. Серьезно, хватит уже, Грэм. Прошлое на то и прошлое, чтобы оставить его за спиной. И пойти дальше. Мы ведь пойдем с тобой дальше?
   -- Обязательно...
   -- Ну, вот и ладушки. А была я, драгоценный мой супруг, в Граде. И провела время с исключительной пользой.
   -- Аниам... -- Простонал Грэммер, -- когда-нибудь я умру от страха за тебя.
   -- Грэм, ты и будешь так поскуливать, или все же поинтересуешься, что я там нарыла.
   -- Рассказывай, -- обреченно проговорил муж. -- Тем более что, мне сегодня встречаться с Виктором. Вдруг пригодится. -- А сам самым наглым образом облапил меня со всех сторон, еще и на животе узоры выводит. Как будто это мне добавляет красноречия.
   Нет, так дело не пойдет! Пора брать бразды правления в свои руки. А то я сейчас здесь дорассказываюсь. Вот сейчас точно готова поверить, что у мужчин после похмелья частенько возрастает сексуальная активность. Типа, при состоянии организма, близком между жизнью и смертью. Хотя... Он же заклинание применил, так что похмелья у него точно нет. Может какой-нибудь побочный эффект? Короче причины не известны, но диагноз и намерения супруга верны! Мужчина снова хочет любви! А по сему, из кровати надо валить, иначе мы никуда не попадем до вечера, а вечером, сами понимаете, и смысла уже нет покидать кроватку. Так что, я сказала валим! Значит, валим! Но технично, дабы не вводить Дракона в азарт.
   -- Солнце мое! Я всеми руками и прочими частями тела поддерживаю твою инициативу, но извини, что порчу банальностями твои священные порывы, девочке надо срочно пи-пи.
   -- Что так критично? А попозже, -- заискивающе спросил муж, уже вполне определенно обозначая свои намерения.
   -- Никак! -- Сделав страшные глаза, ответила я и ехидно добавила, -- если только ты не хочешь стать капитаном нашего семейного корабля в самом прямом смысле.
   И под изумленный взгляд обожаемого супруга я смылась в гардеробную, успев закрыться, раньше, чем доверчивый Повелитель сообразил, что его просто развели.
   -- Ты меня обманула! -- Взревел обманутый и оскорбленный в своих самых светлых чувствах, мужчина.
   -- Ага! Обманула! -- Радостно прокричала я из-за спасительной двери, а потом строгим голосом скомандовала, -- даю тебе десять минут, чтобы привести себя в порядок и включить мозги. Кто у нас решает государственные вопросы? Ты или я!
   -- Я, -- Обреченно ответил муж с той стороны спасительной для меня двери.
   -- Ну, вот и решай! До вечера мораторий. Вперед! Нас ждут великие дела!
   -- Жестокая! -- Проворчал обиженный супруг. И неожиданно совершенно спокойно добавил. -- Через десять минут в кабинете. Я закажу завтрак.
   Вот за это я тоже люблю Грэммера, за выдержку и умение собраться. Тут ведь главное - направить правильно...
  
  
  
  
  

Хорошее решение - результат опыта.

А опыт - результат плохих решений.

/Уолтер Ристон/

   Грэммер Эрам Дэвеш
  
   -- М-м, булочки - вкуснятина! Обожаю...
   Жена с азартом орка поглощала завтрак. Меня всегда умилял ее здоровый драконий аппетит.
   "Боги! Как же я ее люблю! Ну, вот за что мне такое счастье! Я же без нее дышать не могу, и сердце бьется через раз. Я же готов от нее терпеть все! Кого я собирался приручить? Это она меня приручила и заставила хищника есть с ее рук... И, демоны, мне это ужасно приятно..."
   -- Ты чего так смотришь?
   -- Так... Нравится наблюдать, как ты ешь...
   -- Не хочешь обсуждать дела, -- вздохнув, усмехнулась жена. Моя умная, проницательная девочка.
   Умом понимаю, что права она, во всем права. Если этот человечишка не выходит из дворца, то единственный способ выманить его в город сидит передо мной. Но эта "наживка" мне ужасно дорога и чрезвычайно нужна самому.
   -- Не хочу, -- мрачно согласился я. -- Аниам, не вздумай начинать уговаривать меня по новому кругу. Я принял к сведению всю информацию и понял твои предложения. Давай, оставим окончательное решение до вечера. Мы с Маэланом вернемся и окончательно решим. Обещаю, что я очень постараюсь быть хладнокровным.
   -- А я что, с вами не лечу? -- Удивленно вскинулась жена.
   -- Нет, это неофициальный визит. И ты не летишь с нами.
   -- Но...
   -- Ты. Не. Летишь. -- Я начал терять терпение. Я, конечно, все понимаю, но, Аид меня забери, кто здесь Повелитель?
   Жена надулась, но промолчала. Чудненько. Знает, зараза, когда лучше не спорить.
   -- Повелители! Здесь есть живые, или поубивали друг друга?
   -- Маэлан! Мы в кабинете!
   -- Ты готов? -- В дверь просунулась наглая морда. -- Прошу прощения. С добрым утром, Леди Аниам.
   -- Утро добрым не бывает, -- буркнула жена, все еще дуясь.
   -- О как?! -- Изумился Маэлан и вопросительно посмотрел на меня, а потом ехидно улыбнулся и добавил. -- Ты меня, Грэммер, удивляешь. Плохое настроение жены с утра - прямая вина мужа.
   -- Ах, ты, ж!!!...
   Морда исчезла. Нахал за дверью затаился.
   "Дождется! Доберусь я до него!"
   Жена хихикнула и лукаво приподняла бровку, стрельнув глазами из-под ресниц. Внутри все ухнуло! Соблазнительница! А кто от меня самым наглым образом сбежал?! Я же как раз собирался основательно так закрепить утренние впечатления. А теперь вот оправдывайся, что плохое настроение жены не есть результат моей недостаточной нежности!
   -- Ты, Грэммер, такой сейчас смешной! -- Засмеялась жена. -- Как будто кто-то сомневается в твоей мужественности. Ты меня с утра вполне убедил, -- шепот закончила она. И уже игриво, -- вечером будешь заново доказывать...
   "Зараза все-таки она редкостная! Р-р-р! Обожаю!"
  
  
  

* * *

   -- Ты что, стервец, себе позволяешь?! -- Сквозь зубы прорычал я шагающему рядом нахалу. Сзади маячили Шаур и воины сопровождения. После вчерашних наших с женой выступлений мне не очень хотелось громких разборок. И так, телохранитель все утро смотрит на нас с Аниам, как на чудеса ранее не виданные. А ведь он у меня отличается редкостной выдержкой.
   -- Да, ладно, тебе, Грэммер. Я просто попытался немного разрядить обстановку. Что надулась, что дома оставил?
   -- Надулась, -- вынужденно согласился я. И чего все рядом такие умные и догадливые? Натренированные, сволочи. -- Маэлан, ты помолчи пока. Мне подумать надо. Разговор впереди не простой.
   -- Меня просто нет, я - тень, -- легко согласился друг и тоже ушел в свои мысли...
   А разговор предстоял, и правда, непростой.
   "Виктору нужны эти рудники, это ясно. На территории людей запасов серы практически нет. Надо это использовать. Посмотрим, как много он мне готов предложить, чтобы заполучить их в свое пользование. А может, ну его, пусть забирает? Раскрутить его по максимуму? Никто ведь не собирается обсуждать состояние рудников. Там же все можно будет подготовить так, что мало не покажется. С магией Драконов людям не тягаться. Сюрприз им подготовить. А потом лишь развести руками: "Качество продукта никто не обговаривал". Вот что он мне сделает? А ничего! А моя безупречная репутация? Все же знают, что я так грубо и грязно не действую. Просто отказать? И снова будет покушение. Нет, мне-то плевать на них со Скалы Выбора. Но Анька с Элкой... Их же может зацепить! Попадут под раздачу. Я обязан защищать своих женщин, а не подставлять под удар! Еще потянуть время? И так тяну. Результат один - снова попытаются убить. Да, видимо, крепко зацепили его рудники, нужны они Виктору. Ничего сволочь не боится! Я ведь и в порошок могу стереть, наплевав на политику! Так, спокойно! Дать понять, что его предложение мне интересно, нагородить кучу требований и утопить во второстепенных вопросах и юридических тонкостях? Заставить корпеть над договором до одурения? Ну, в принципе, как вариант. Сделать так, чтобы его советники захлебнулись в бумаготворчестве примерно на месяц, выиграть время и натравить на молокососа Аньку. Она выманит его в город, а дальше дело техники. Демоны! И хочется, и выгоду понимаю, и выбора нет. И страх сжимает так, что даже думать больно. А если что случится? Ведь паренек, судя по всему, психопат. Тихий такой психопат. А эти особенно опасны. И какая может у него быть реакция, когда не получится у него девку во дворце трахнуть? Мне перед самим собой не надо изображать девственника. Я прекрасно понял задумку жены. И я нисколько не сомневаюсь, что он ее захочет. Еще как захочет! Я свою заразу знаю. Захочет так, что голову ему напрочь снесет! А вдруг, вместо того, чтобы пойти к ней домой, он просто с психу ее грохнет?! Грэммер, хватит уже трястись, как последний истерик! Аниам сказала, оставить все страхи за спиной? Вот и оставь! Она - Повелительница! И в бой должна идти рядом с Повелителем! Иначе Драконы перестанут ее уважать, а она перестанет уважать тебя, Грэммер. Ты этого хочешь?! Хватит трястись! Она не безобидная девочка! Научись доверять ей!"
   -- Маэлан! Та остаешься. -- Я принял решение.
   -- Не понял, -- Маэлан удивленно остановился. По-моему я его выдернул из каких-то размышлений.
   -- К моему возвращению у вас с Аниам должен быть подробный план по внедрению ее во дворец. Мы с советниками справимся сами, тебе нечего там делать. Я согласен с планом Повелительницы. Ее предложение само разумное. Тонкости подхода оставь ей, она в этом лучше разберется. Для тебя главное - ее безопасность и прикрытие. Ты понял меня?
   -- Учи, учи меня неразумного, -- недовольно буркнул друг и внимательно посмотрел на меня. -- Значит решил...
   -- Решил.
   -- Сколько знаю тебя, Грэммер, не перестаю тебе удивляться.
   -- Вот такой я "удивительный", -- съязвил я. Еще его выступлений мне не хватает. Сам не понимаю, как согласился на эту авантюру!
  
  
  
  
  
  

Если советы не приносят вам пользу,

значит, вы не умеете их давать.

  
   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   Ну, что же! Пока мужчины занимаются политикой, мы тоже займемся полезным делом. А что для женщины очень важно? Правильно! Наша физическая форма. А то с этими нервными событиями недолго и в амебу бесформенную превратиться.
   Сказано - сделано! Сейчас переоденусь и пойду за Элкой. Ей тем более полезно мечиком помахать. Лишним занятие не будет.
   Сделав налет на гардероб, я чуть не зависла там надолго. М-м-м! Коварный Грэммер! Судя по всему, мой муж изрядно потратился. Он, видимо, решил наверстать все упущенное разом. Особенно впечатлили запасы нижнего белья. Черт! И ведь эльфийское же все! Мамочка родная! Дай мне сил уйти отсюда! Он что, действительно хочет, чтобы я это все носила?! Извращенец! Развратник! Бесстыдник! А еще Повелитель называется! Нет, я, конечно, была в курсе богатой сексуальной фантазии супруга, но это уже, кажется, перебор. И ведь не скажешь же ничего. Только фыркнет, что в любви нет запретных форм. А еще и обидится. Как же! Он же старался! А я вот как представлю, как он ЭТО все скупал, и что про него при этом думали, так в краску бросает.
   В совершенно растрепанных чувствах я вышла из гардероба и, чтобы прийти в себя от увиденного, и настроиться на тренировку, решила, как следует подготовить оружии.
   Кстати, совсем забыла спросить Грэммера, кого он назначит дочери в учителя. Мне почему-то кажется, что Мэла.
   В дверь просунулась растрепанная синеволосая голова.
   Ну вот! Как говорится "вспомни лучшего друга, он и появится!"
   -- Можно?
   -- Ты, Маэлан, заканчивай без стука сюда таскаться. Если ты еще не понял, здесь теперь женщина обитает. И вид ее может быть не совсем подходящим для общения. Нет, мне-то все равно. Это же тебе потом Грэммер кое-что оторвет, если увидишь лишнее.
   -- Ой! Извини! Я как-то не подумал! -- Растерялся Маэлан.
   -- Не подумал, не подумал. А надо бы иногда и думать. Чай думалка не отвалится, -- скорее по инерции проворчала я. Не умею я на него злиться. И вдруг до меня дошло. -- А ты чё во дворце тусуешься? Разве ты не должен сопровождать Повелителя?
   -- О-о! У нас с тобой до вечера очень ответственная задача! -- Подняв вверх палец, важно изрек Маэлан. -- А ты никак на тренировку собралась.
   -- Собралась. Постой, ты хочешь сказать, что Грэммер сдался и согласен с моим предложением.
   -- Именно! А можно с тобой. Спарринг устроим. Потом думаться будет легче.
   -- Конечно! Рада буду с тобой размяться! Сейчас только за Элкой зайдем.
   Маэлан неожиданно смутился...
   "Та-ак! Убью, гада чешуйчатого! Котяра шелудивый!"
   -- Что у тебя с моей дочерью?! -- Рявкнула я.
   -- Н-ничего, -- заикаясь, проблеял этот потенциальный труп, а сам, зараза, даже глаза не успел сделать честными.
   "Убью-ю!!!"
   -- Говори! Дракон общипанный! Если ты ее тронул, я тебе сейчас, зараза хвостатая, все самые любимые места оторву и на ворота замка прибью!
   -- Да ничего я ей не сделал. И никогда не сделаю! Совсем с ума сошла?! -- Неожиданно с возмущением вскричал Маэлан.
   "О-о-чень интересно!"
   Не смотря на сопротивление мужчины, я взяла его за шкирку и втащила в кабинет. Толкнула в кресло и, нависнув над ним, я гаркнула:
   -- Колись, гад, лучше по-хорошему!
   Маэлан побледнел, взъерошил и без того растрепанную шевелюру, шумно вздохнул и, закрыв глаза, прошептал:
   -- Ань, я, кажется, влюбился...
   -- Да ну?! -- Я плюхнулась на соседнее кресло и ошарашено уставилась на мужика.
   "Больной! Самоубийца!"
   -- Ты совсем с ума сошел?!
   -- Сошел, Аня, совсем сошел! -- Маэлан обхватил голову руками и простонал. -- Я так устал, Аня, так устал! Куда не пойду - она, куда не посмотрю - она. Спать не могу, есть не могу, пить не могу. Веришь, даже на баб смотреть не могу! И скрываться уже сил никаких! Я, если бы мог, жить бы устроился у ее дверей, на ковричке.
   Почему-то именно последнее утверждение меня впечатлило больше всего. Этот самонадеянный, избалованный женщинами мужчина, тот, который в одной постели дважды-то бывал очень редко, тот который менял подружек, не запоминая их имен и лиц, согласен поселиться на коврике у дверей моей дочери?!
   -- Как же тебя угораздило-то, бедолага?
   -- А я знаю?! Как по голове садануло! Сначала еще надеялся, что показалось. А теперь, нет, не показалось? Анька! Что же делать-то теперь?! Грэммер меня убьет!
   Я растерялась. Ну, дела... Моя дочь и Мэл?! Вот чего я не могла предположить, так этого. Хотя... Если честно, то такому варианту я была бы только рада. Интересно, а Элка-то что?
   -- А ты с ней-то говорил, Маэлан?
   -- А смысл? Только еще не хватает девочку напугать!
   -- Ну, мою дочь не так-то просто и напугать. Мэл! Не крути, давай! Ни за что не поверю, что ты не попытался обозначить свой интерес.
   -- Ну, пригласил ее на ужин, -- понурив голову, признался мужчина.
   -- И?
   -- Посидели, потанцевали...
   -- И?
   -- Ну, поцеловал я ее, -- окончательно сдаваясь, прошептал этот бедолага.
   -- И? Маэлан! Ты лучше сейчас мое терпение не испытывай! -- Не выдержала я. -- Тебе, милый мой, со мной сейчас ссориться не с руки. Ты, непонятливый ты мой, меня не злить сейчас должен, а всячески задабривать.
   -- Ань! Ну, что ты от меня хочешь?! Подробностей? Так их нет. Сначала мне показалось, что заинтересовалась она мной, даже поцеловать решился. А потом..., -- Маэлан в отчаянии махнул рукой.
   -- Что она тебе сказала? -- Все! У меня уже терпения на него не хватает. Почему все влюбленные мужики становятся такими идиотами?
   -- Да правду она мне сказала, правду! -- Зло выкрикнул Маэлан и, проведя рукой по лицу, прошептал. -- Правильно... Все так и есть... Мне нечего ей предложить. А обжиматься с ней по углам я не могу и не буду. Так что, Повелительница, тебе не о чем беспокоиться. Это только моя проблема. И только моя. Я постараюсь решить ее сам. В крайнем случае, всегда можно уехать. Если ты позволишь, я пойду.
   Маэлан поднялся и посмотрел на меня. В глазах его было упрямство и ... боль.
   Вот ведь, поди ж ты! Попал ведь мужик! И хороший же мужик!
   -- Сидеть! -- Рявкнула я.
   Маэлан стоял...
   Вот ведь упрямый! И гордый! Уж я-то знаю! Это он только на вид весь такой несерьезный. У этого парня внутри стальной стержень. И я бы желала такого мужа для своей дочери. Такой никогда не предаст. Он ведь даже ни одну из своих баб не обидел. Сразу предупреждал обо всем честно. Правда, никого это не останавливало. Обаятельный ведь, гаденыш. Вот и липнут к нему. Но, насколько я знаю, ни одна о нем и слова плохого не сказала. Неужели не по вкусу дочери пришелся?
   -- Маэлан, что тебе сказала Эла? -- почти ласково спросила я.
   -- Она сказала, что прекрасно осознает, кем является. Она ведь, Аня, правильно сказала. Граф не может претендовать на руку наследницы. А на меньшее я не согласен. Так что...
   -- Это почему же? -- Прищурилась я. Ах ты, мерзавка малолетняя. Как быстро мы этикет выучили! Вот ведь папина кровь!
   -- Потому что Грэммер никогда не даст согласия на этот брак. Да и дочь твоя, похоже, того же мнения. Так что, закрыли тему!
   -- Ну, это мы еще посмотрим! Значит так, друг мой ситный! Задача номер один, не раскисать! Задача номер два, доказать девочку свою любовь и добиться ее расположения. А вот Грэммер - это не твоя забота!
   -- Ты не против, что-ли?! -- Ахнул Маэлан, одуревши, глядя на меня.
   -- А почему я должна быть против? Я что враг своему ребенку? Лучшего мужика, чем ты, я лично не знаю. А для дочери я хочу только лучшего. Ты погоди губы-то раскатывать, -- добавила я, увидев, как заблестели глаза у этого придурочного. -- Если она не будет против. Ты меня понял, Маэлан? Неволить я ее не стану.
   Дождавшись, когда Маэлан согласно кивнет, я встала, подошла к нему вплотную, взяла за воротник и очень ласково и проникновенно сказала:
   -- Но, если ты, паршивец такой, девку мою испортишь, то я тебе..., ну ты сам понимаешь, что я тебе оторву и что с этим сделаю....
  
  
  
  
  
  

Умная женщина никогда не повторяет

чужие глупости - она способна придумать новые

  
   Элегиэм Грэммер Дэвеш
  
   Выглядываю в коридор. За дверью застыли телохранители. А вот интересно, они что, вообще спать не ложатся?
   -- Доброе утро, мальчики!
   -- Доброе утро, принцесса. -- Хором отвечают они. Два абсолютно одинаковых зеленоволосых воина, видимо близнецы. Прикольные. Молодые. Значит, можно будет немного похулиганить. Все развлечение.
   Еще раз внимательно оглядываю свою охрану. Скукота... Пойду-ка, навещу родителей. Все развлечение. Да и вопрос надо решить с моим обучение. По крайней мере, день будет занят. А то я здесь от тоски загнусь. Нет, конечно, есть книги, читать я люблю. Но я и так уже, который день только и делаю, что читаю. Надоело... Ладно хоть, вчера с Маэланом прогулялись, хоть что-то. Правда, не сказала бы, что мне это все понравилось. Нет, сама прогулка, конечно, выше всяких похвал. РомантИк и все такое. Но, по-моему, увлеклись мы. По крайней мере, он точно. Еще парочка таких свиданий и все, пиши пропало. А учитывая все, что я знаю и слышала о своем отце, жить после этого парню останется совсем недолго. Только его жизни мне на совести не хватает. Правда, Маэлан у Грэммера на особом счету. Но когда это кого-то останавливало, если речь идет о собственной дочери? Так что, не надо бы играть в такие опасные игры.
   Да... Засада какая-то... Это что же получается? Мне ведь и с Олежкой теперь видеться, судя по всему, нельзя. Но если по поводу Маэлана есть хоть какие-то сомнения, то человека, опять, же, исходя из репутации своего родителя, прибью, не моргнув глазом. Даже разбираться особо ни в чем не будут. Капец! Вот это я попала! Это что же получается? У меня просто физической возможности теперь нет встречаться с молодыми людьми? А как же чувства, любовь и все такое? Что любить того, кого одобрит мой папочка? Не-е, так мне точно не нравится. А если, допустим, завести роман с каким-нибудь наследником соседнего государства? Мой папочка войну им объявит? Вздохнув, я была вынуждена признать, что объявит. Вне всякого сомнения. Надо бы с мамой обсудить этот щекотливый момент. Она у меня все же понимающая женщина, и умная. Что-нибудь да подскажет.
   Решительно направляюсь в покои родителей! А чё тянуть-то! У меня важный личный вопрос!
   Решительно направляюсь по коридору. Телохранителя молча пристраиваются за спиной. Ничё так, вроде и не сильно раздражают. Или это я такая терпеливая? Ну, ладно, пока терпится, буду терпеть, а там посмотрим.
   -- Я хочу навестить родителей! -- Раздраженно пытаюсь отодвинуть охрану у дверей.
   -- Принцесса, -- склоняется в поклоне воин, -- Повелитель отсутствует, а у Повелительницы сейчас господин Маэлан. Подождите, я спрошу.
   Охранник исчезает за дверями.
   Так! Я потихоньку начинаю нервничать! Это я что, без разрешения уже и к собственным папе с мамой попасть теперь не смогу?!
   -- Прошу Вас, Принцесса, -- воин открывает двери.
   -- Ну, мам! К тебе теперь на аудиенцию заранее записываться надо? А за сколько? За полгода? -- Изо всех сил пытаюсь скрыть за шуткой свое раздражение.
   -- Эльчик! Кошка моя!-- Мама, улыбаясь, обнимает меня. Все раздражение уходит. Так хорошо... Я трусь носом об ее плечо. Му-р-р! Хочу всегда быть маленькой девочкой...
   -- Доброе утро, принцесса, -- здоровается Маэлан. Все-таки голос у него очень приятный, мурлыкающий, как у хищника...
   -- Привет, привет! -- Как можно беспечнее отвечаю я, хотя внутри как будто задрожала струна. Чего это я? Неужели смущаюсь после вчерашнего? Бред, какой! Ну, подумаешь, поцеловались! С кем не бывает!
   Мама как-то излишне пристально смотрит на меня...
   -- Что? Я чего-то не знаю?
   -- Все в порядке! -- Смеется она, бросая быстрый взгляд на Маэлана. Что за переглядки, блин?
   -- Мам, я вообще к тебе поговорить зашла.
   -- Что-то срочное, кошка? -- В глазах мамки появляется тревога. Вот почему она сразу начинает за меня переживать!
   -- Нет, так... Просто посоветоваться надо, чисто по-женски... Ничего серьезного. -- Спешно успокаиваю я маму, пока она себе не напридумывала ничего. А она может. Фантазия еще та!
   Теперь почему-то волнуется Маэлан. Побледнел, в глазах паника. Сегодня что, с погодой что-то? Или сны всем разом приснились дурные? Может Повелитель с утра всех так напугал?
   -- А где Грэммер? -- Кстати, а где он?
   -- Отец, Аня. -- Недовольно поправляет мама.
   -- А он мне разрешил! -- Незаметно показываю язык Маэлану. Он улыбается в ответ, а глаза все равно какие-то тревожные.
   -- Повелитель отправился по делам, -- пытается разрядить некоторое возникшее напряжение Маэлан. -- А мы вот решили провести тренировку. Вы не хотите присоединиться, принцесса?
   -- Не знаю. Можешь спросить у принцессы, -- я снова показываю ему язык.
   Маэлан улыбается уже вполне искренне и, смущенно покосившись на маман, поправляется:
   -- Присоединишься к нам, Эла?
   -- А это как уговоришь...
   -- Эла! Сейчас за ремнем схожу... -- Шутливо мама.
   -- А надо? -- Совсем даже не шутливо Маэлан. Ух, ты! А взгляд-то у мужика потемнел. -- Повелительница, у Вас там, кажется, молоко убежало.
   -- Ой! Батюшки! И, правда! -- Мамка картинно всплескивает руками и сваливает, добавляя Маэлану, -- я вас на площадке подожду.
   Это вот что сейчас было?! Я в полном офиге смотрю на закрывшуюся за родительницей дверь. Она что, оставила меня с ним наедине, чтобы он поуговаривал? У мамы затмение?! Интересно, и как он будет уговаривать? А, может, снова поцелует?! Я мечтательно закрыла глаза и принялась решать очень сложный вопрос. Соглашаться на поцелуй или нет. И если соглашаться, то сразу или поломаться немного для приличия?
   -- Значит, как уговорю? -- За спиной раздался задумчивый голос.
   Я про себя ехидненько улыбнулась, предвкушая уже, как я сейчас над ним буду издеваться.
   Мужчина подошел очень близко и проникновенно прошептал мне на ухо:
   -- Учитывая, что ты - моя ученица, а Повелитель дал мне самые широкие полномочия, я думаю, у меня есть стопроцентный способ тебя уговорить.
   Я отпрыгнула от него, как от ядовитой змеи...
   Маэлан с соблазнительной улыбкой искусителя невинных девиц снова шагнул ко мне и, нагнувшись к самому лицу, добил меня:
   -- Если через десять минут тебя не будет на тренировке, то бегать ты будешь долго. Как считаешь, кругов двадцать по плацу будет достаточно для уговаривания?
   -- Ах, ты...
   -- Я твой учитель, Эла! И во время занятий шутить не намерен. -- Строго проговорил Маэлан, а потом вдруг взял меня за подбородок и, посмотрев снова потемневшими глазами, прошептал мне прямо в губы. А для поцелуев мы найдем другое время, если ты будешь не против.
   Затем мужчина резко отстранился и быстро вышел, бросив:
   -- Десять минут, Эла. Десять минут.
   Я осталась одна... Ничего себе уговорил! Еще никто не позволял себе со мной так разговаривать! Да я его... Да он у меня... И ведь уверен же, гад, что я думала о поцелуях! Нужны мне его поцелуи! Это мы еще посмотрим! Подумаешь, нашелся неотразимый! Да я, если только захочу, он за мной трэмсом голодным будет бегать! Да он через десять минут... Стоп! Десять минут?! Двадцать кругов?!
   Ма-ма! Блин, и мамочка, боюсь, мне не поможет, да и папочка тоже! А еще и переодеться надо. Чё ж я стою-то, дура!...
  
  
  
  

* * *

   Я успела...
   -- Ну, вот! -- Удовлетворенно проговорил Маэлан, поворачиваясь к маме. -- Видишь, Ань, как я хорошо умею уговаривать.
   -- А я и не сомневалась в тебе Маэлан нисколько. -- Усмехнулась моя коварная мамочка.
   Так она все знала! Ну, знаете!
   Мама подошла ко мне и, поправив выбившиеся волосы, проговорила:
   -- Ой, Элка, если бы только знала, сколько он меня бегать заставлял. А уж про первую свою тренировку я даже вспоминать не хочу! Маэлан, сколько я тогда продержалась?
   -- Десять часов, -- с улыбкой ответил Маэлан.
   Выглядел он, конечно, ах... Белая тонкая рубашка с закатанными рукавами, верхние пуговки расстегнуты, обнажая грудь. Брюки плотно обтягивают мышцы ног. Гибкий, грациозный хищник. Я даже, засмотревшись, забыла про обиду. Но все равно, отомщу! Пусть не сомневается!
   -- Ну что? Спарринг? -- Плотоядно улыбнулся мужчина.
   Я с готовностью встала в стойку.
   -- Спарринг! -- Посмотрим, кто кого! Сейчас я улыбочку-то твою сотру, красавчик! Меня Таурэн тренировал!
   Маэлан стоял расслабленно передо мной, с отстраненным видом, и улыбался. Я с рычанием рванула в атаку...
   Неуловимое движение... Я промахиваюсь... Маэлан прижимает меня к себе спиной и шепчет:
   -- Никогда не торопись. Включай мозги и отключай эмоции.
   И отталкивает от себя...
   Снова атака... Маэлан прогибается под моим клинком и отвешивает ощутимый шлепок по заду.
   -- Меч ровнее, он продолжение руки! Центр тяжести держи, не заваливайся! -- Отдает он отрывистые команды.
   Снова атака... Маэлан делает шаг в сторону... Я промахиваюсь... И с позором падаю в песок... Из глаз текут злые слезы.
   -- Ну, что же? -- Задумчиво глядя на меня, говорит мужчина. -- Неплохо, совсем не плохо. Будем работать. Каждый день, здесь, на рассвете. Не опаздывать. А потом добавляет, повернувшись к мамочке, -- а у дочери-то техника получше, чем у тебя была.
   И только после этого подает мне руку. Я встаю и начинаю отряхиваться, сердито пыхтя, правда, не понятно на кого. Сама же дура виновата! Но обидно!
   -- Эль, ты как, не ушиблась? -- Взгляд Маэлана неожиданно меняется. В нем... нежность?
   Он делает шаг ко мне и проводит кончиками пальцев по щеке. Я дергаюсь в сторону. Маэлан усмехается и, наклоняясь, шепчет:
   -- Зеленоглазая кошка...
   -- Если вы уже закончили, -- насмешливо говорит мама, -- то я тоже непрочь размяться. За одно, Мэл, и посмотришь на МОЮ технику...
  
  
  
  
  

Я мастер на все руки! - А я умный на всю голову!

   Маэлан
  
   -- Ты по-прежнему хочешь посмотреть мою технику? Уверен? -- Усмехнулась Аниам. Интересно... Она собралась меня удивить?!
   Эла посмотрела на меня жалостливо, как на бездомного Дракончика. Да, становится все интереснее и интереснее...
   -- Я думаю у меня устойчивая психика. -- Спокойно ответил я.
   -- Полный контакт? -- Кровожадно оскалилась Повелительница.
   -- Естественно. -- А что мы дети, что ли?
   Аниам, закрыв глаза, улыбнулась, поиграла мечом и встала в стойку. Мы начали.
   ... Огненная Драконица... Огонь в ее крови... Танец огня... Она танцевала, как танцует пламя, дрожа от малейшего ветерка, а потом, взрываясь ярким пламенем, и снова успокаиваясь, слегка затухая, чтобы через миг взорваться... Ее стиль завораживает и заставляет восхищаться, зажигает азартом кровь и зовет окунуться в этот смертельный танец.
   Танец... Танец на грани, на кончиках клинков... Танец на обнаженных нервах, где ни одного лишнего движения... Танец, отточенный и прекрасный в своей гармонии... Мы танцевали, ускользая и сближаясь, вздрагивая от уколов и порезов, и тут же забывая о них.
   Наконец-то, у нас с Грэммером появился достойный соперник! Я упивался боем, извлекая из самых отдаленных уголков памяти тела все свои лучшие приемы и проходы. Передо мной был огонь, пламя, которое я должен был укротить. И я укрощу его! Я не могу проиграть! И я снова и снова бросаюсь в атаку не на женщину, нет, на безумную и неукрощенную стихию огня.
   -- Маэлан! Все! -- Аниам останавливает бой. -- Так мы с тобой поубиваем друг друга.
   Сознание медленно возвращается ко мне. Я удивленно оглядываюсь...
   Моя рубашка вся в крови, превратившись из белой в красные, рваные лоскутья. Вид Повелительницы нельзя даже с натяжкой назвать приличным. Она также вся в крови и ее одежда уже мало что прикрывает.
   "Ничего себе увлеклись! Хорош бы я был, убив потенциальную тещу!"
   -- Да, Мэл, ты снова доказал, что по праву носишь звание второго клинка этого мира! Уф-ф! -- Аниам, тяжело дыша и улыбаясь, одела куртку. -- Эла, ты все еще сомневаешься, что у тебя будет лучший учитель? -- Добавила она, уже обращаясь к дочери.
   -- Н-нет, -- растерянно пробормотала принцесса, глядя на меня круглыми от удивления глазами. И, знаете, по-моему, в них промелькнуло что-то похожее на восхищение. Или мне хочется так думать?
   -- Спасибо, Мэл. У тебя полчаса на обед и отдых. Жду в библиотеке. Я не думаю, что Грэммер будет доволен, если к его возвращению мы не придумаем с тобой нечто гениальное.
   -- А ты сейчас о чем? -- Заинтересовалась принцесса. Ишь, ты! Даже глазки заблестели. М-м-м! Так бы и поцеловал эти глазки... А потом еще и щечки... и губки... и...
   "Стоп! Уймись болван! Ты не юный пацан, а мужчина. Опытный мужчина. Ты что решил? Полный контроль над собой и своим телом. Тебе дали шанс! Ну, так и используй его, а не капай слюнями. Неужели не сможешь приручить эту строптивую Драконицу? Да, ну?! У меня было столько женщин! И я не смогу очаровать девочку?! Тем более что на кону вся моя жизнь. Да я наизнанку вывернусь, но она меня полюбит! Главное не торопиться. А холодный душ еще никто не отменял. И мне некуда торопиться. Я подожду"...
   Встряхнувшись и отогнав опасные мысли, замечаю, что Аниам пристально смотрит на меня, в глазах насмешка. Все мои мысли, похоже, ясны для нее как стеклышко. Зараза! Простите боги! Ну, она ведь еще не теща. Вот когда станет ею, обещаю относиться к ней со всем своим уважением.
   "Демоны! Опять куда-то не туда сворачивают мысли! Болван! Соберись!"
   -- Вы оба ушли в астрал?! -- Недовольно вскрикивает Эла. -- Кто-нибудь ответит на мой вопрос?
   -- Знаешь что, кошка, ты займись чем-нибудь. -- Задумчиво говорит Аниам, не переставая смотреть на меня. -- Покатайся на Серебряной Звезде... Ну, что мне тебя учить девочка? Дела у нас, Элка. Дела. И не дуйся! Не могу я тебе сказать. "По сроку службы тебе знать не положено".
   -- Понятно... -- Обиженно пыхтит девчонка, но с матерью, что удивительно, не связывается. Дисциплинка...
   -- Эль, подожди! -- Я не могу позволить ей вот так взять и уйти.
   -- Ну? Только не надо подслащивать горькую пилюлю! -- Похоже, она разозлилась.
   -- Ты не против, если я приглашу тебя вечером, после ужина, на прогулку? Просто погуляем по саду. -- Торопливо добавляю я, боясь, что спугну ее своим напором.
   Девчонка, прищурившись, изучает меня. Как же она сейчас на отца похожа! Я уже готов к насмешкам и холодному отказу, но Эла, неожиданно смутившись, шепчет:
   -- Не против...
   Я решаюсь, хотя рискую ведь... Очень сильно рискую... Я беру в свою руку тонкую ладонь и мягко касаюсь губами. И она руку свою не вырывает. Вот! И кто после этого скажет, что я не молодец?!
   -- Маэлан! Время пошло! -- Насмешливо говорит Повелительница, проходя мимо нас. А потом, наклонившись ко мне, тихо добавляет, -- мог бы, и поддаться мне, стервец.
   "Поддаться?! При Элке?! Да я лучше сдохну, чем опозорюсь при своей любимой!"
  
  
  
  
  
  

Желание женщины - закон до тех пор,

пока желание мужчины - женщина

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   -- Устала? -- Спрашивает шепотом Грэммер, нежно целуя меня в висок. -- Я тебя утомил?
   Я в ответ лишь хихикаю, закрыв глаза.
   Муж полулежит на подушках, я уютно пристроилась спиной к нему, положив голову на грудь. Грэммер одной рукой перебирает мои волосы, второй гладит живот. Хорошо...
   -- Грэм, нам надо поговорить.
   -- У-у-у! Неужели за вечер не наговорились, вы с Маэланом меня и так достали, -- обиженно сопит муж, -- Анька-а, у меня есть предложение получше, -- мужчина легким движение переворачивает меня на спину и, нависнув, выдыхает, -- значительно-о-о лучше-е-е...
   А глаза темные и дикие. О-ё-ё-й! Если так и дальше пойдет, мне так и не удастся с ним поговорить. Я ведь его знаю. Он же не успокоится теперь до утра, а потом будет уже некогда. И как предложение мужа не было соблазнительно, я уверенно закрываю ладошкой его рот и твердо говорю:
   -- Поговорить!
   -- Ну, Ань, не будь так жестока, -- канючит муженек, начиная своими действиями вполне определенно обозначивать намерения.
   "О-о! Мозг, молю тебя! Вернись! Вернись, мерзавец, немедленно!"
   -- Грэммер!
   -- Жестокая! -- Обиженно простонал Грэммер, но, тем не менее, руки убрал и, видимо на всякий случай, сев, вообще закинул их за голову. Затем еще раз, горестно вздохнув, спросил, уже вполне смирившись. -- О чем?
   Уважаю его самоконтроль.
   Я поудобнее устроившись на подушках рядом, осторожно начала:
   -- Эла.
   -- А что Эла? Завтра прилетает Старэс. Маэлан, как я уже понял, занятия свои начал. Кстати, тебе удалось поразить нашего мастера клинка. Поздравляю! Покажешь? Что за техника?
   -- Так, разработали специально под меня, -- пожав плечами, неохотно ответила. Вот уж о ком, а о Таурэне с мужем разговаривать не было абсолютно никакого желания.
   Как и ожидалось, Грэммер, поняв, кто является, так сказать, разработчиком моего стиля, замолчал. Было явно слышно его недовольное пыхтение. Не собираюсь его успокаивать! Сам себя накручивает? Вот и успокаивает пусть себя тоже сам.
   -- Я не про обучение. Я про Элу.
   -- Не понял...
   -- А что тут не понять? Она молодая девушка. Ей нужно общаться с молодыми людьми, развлекаться, влюбляться, в конце концов!
   -- Это еще зачем?!
   Я повернулась к мужу. Нет, мне просто очень интересно было посмотреть в лицо этому мужчине. Грэммер выглядел очень недовольным. Нет, посмотрите на него! Эгоизм в чистом виде! Что-то за ним я не наблюдала монашеского поведения. А дочь, значит, надо заточить в четырех стенах? Может еще и паранджу надеть?
   -- Грэммер, ты, правда, дурак, или очень удачно так притворяешься. А мужа она себе как искать будет? По портретам?
   -- Зачем по портретам?
   -- А как еще, милый мой, если ты считаешь, что встречаться с молодыми людьми ей совсем необязательно.
   -- Да, ты абсолютна права! Как я об этом не подумал? Болван! Завтра же надо дать советникам поручение предоставить мне информацию обо всех холостых Драконах знатных кланов. Не переживай, любимая. Время у нас еще много. Лет десять, двадцать точно. Я что-нибудь обязательно ей подберу.
   И этот идиот посмотрел на меня так, как будто только что подарил мне как минимум полмира! Нет, я его сейчас точно покусаю!
   -- Что-нибудь? -- Вкрадчиво спрашиваю я, стараясь изо всех сил не зарычать.
   -- Нет, дорогая, ты не правильно поняла. Мужа я нашей дочери выберу самого достойного! Даже не сомневайся! -- Начал горячо убеждать меня этот Повелитель, прости меня господи! Даже раздулся бедный от собственной важности!
   -- Никогда! Наша дочь выберет себе мужа сама.
   -- Не говори глупостей, Аниам! -- Вспылил муж. -- Она наследница. Ее мужем может быть лорд только самого влиятельного клана Драконов. А выбор среди претендентов должен сделать я, как отец, и передать ее мужу. Таков закон!
   -- Грэммер! Читай по губам! Моя. Дочь. Никогда. Не. Выйдет. Замуж. Без. Любви. -- Мне кажется, или на моих кончиках действительно заискрился огонь?
   -- Но традиции? -- Беспомощно пробормотал Грэммер, с опаской глядя на мои руки. Значит, не показалось...
   -- Придумаешь что-нибудь. -- Отмахнулась я.
   Грэммер снова запыхтел. Я украдкой наблюдаю за мужем. Повелитель хмурился, что-то шептал про себя, явно не совсем цензурное и уж, тем более, не печатное, но молчал. Было видно, что в его голове идет ну очень сложный мыслительный процесс.
   "Складывает, вычитает, просчитывает варианты, стервец!" -- Беззлобно подумала я.
   Грэммер думал... Я молчала...
   -- У нее кто-то есть? И этот кто-то незнатного рода, -- На меня смотрели внимательные изумрудные глаза. Бр-р! Ненавижу этот взгляд! Так и хочется прикрыться подушкой.
   -- Ну, почему так сразу? Я просто подумала...
   -- Любимая, -- муж прищурился. -- По-моему я уже не раз доказывал, что я не самый глупый мужчина этого мира. Неужели ты снова сомневаешься?
   -- Нет. Я уверена, что ты очень умный мужчина. -- Вынуждена согласиться я.
   "А также упрямый, самолюбивый и бзикнутый на этикете и традициях!" -- добавляю про себя.
   -- И кто он? -- Строго спрашивает Грэммер и, чтобы у меня не осталось на его счет никаких иллюзий, добавляет кровожадно, -- только предупреждаю, любимая, что если это ее человеческий дружок, то я даже обсуждать ничего не буду, я просто пойду и оторву ему голову. Решу эту, так сказать, проблему очень быстро и эффективно!
   -- Боже упаси, Грэммер! Я против межвидовых экспериментов!
   Грэммер покосился, но явно успокоился, вполне поверив в мою искренность.
   -- Кто?! -- Уже с угрозой спрашивает муж.
   -- Только обещай, что не будешь нервничать.
   -- Кто-о! -- Раздается рычания. И я понимаю, что доигралась в дипломатку окончательно. Спасет меня теперь только чистосердечное признание.
   -- Маэлан Даугерр Шуэр.
   Если бы сейчас случилось нападение на дворец, я думаю, что мужа это бы удивило гораздо меньше, чем три таких коротких слова.
   -- Граф Шуэр... -- Заторможено говорит супруг.
   -- Ага! -- Радостно соглашаюсь я. -- Послушай, Грэм, он...
   Договорить я не успела. Грэммер стремительно отбросил простынь, вскочил с кровати и выскочил из спальни.
   -- А штаны?... -- Пискнула я уже в закрытую дверь.
   "Ма-моч-ки! Что же теперь будет! Бедный Маэлан! Помоги ему боги!"
  
  
  
  
  
  

Не нервируйте меня,

мне скоро некуда будет трупы прятать.

   Грэммер Эрам Дэвеш
  
   "Мне надо выпить! Срочно выпить!"
   После второго, залпом выпитого бокала, наконец, начинаю чувствовать вкус вина.
   "Боги! Дайте мне терпения!"
   -- Шаур, -- шепчу я, вцепившись в каминную полку. Какое счастье, что он услышит даже мой шепот. На крик сил нет. Горло как будто сжали.
   Телохранитель появился как всегда бесшумно.
   -- Слушаю, Повелитель.
   -- Маэлана, срочно, -- прохрипел я.
   Шаур также, молча, выскользнул за дверь, только удивленно посмотрел. Но ничего спрашивать не стал. Правильно. Умный мальчик и жить, видимо, хочет долго. Я тут хозяин! Как хочу, так и хожу!
   Наливаю себе еще!
   Грхманш! Манграхлак с тандуркимом! Ведь видел же, что с Маэланом что-то не то, чувствовал, что происходит непонятное. Что же делать?! У меня рука его убить не поднимется! Идиот, придурок! И жена такая же идиотка! Если хоть кто-нибудь узнает об этом, мне же дороги обратно не будет! Ну, ладно, этой авантюристке все ни почем, но Маэлан! Он что, не понимает?! Один неверный шаг и спасти его даже я не смогу!
   -- Не лучшая идея, надираться. -- За спиной раздается спокойный голос жены.
   -- Иди спать.
   -- Штаны надень. -- Подает мне одежду. Фыркнув, одеваюсь.
   -- Иди спать!
   -- Ты чего истеришь?!
   -- Иди ты... в библиотеку, -- неожиданно спокойно отвечаю я. Даже сам от себя не ожидал. Ну, и уточняю. Между прочим, по памяти. -- Почитай законодательство, том двенадцать, параграф девять. Когда до тебя дойдет, поговорим.
   Жена фыркнула и ушла в спальню. Обиделась.
   Ничего, я не гордый. Я завтра ей сам этот томик из библиотеки принесу, когда вернется из Града, пусть просвещается. Демократичная моя. А заодно и Маэлану надо дать почитать. И вообще, я этим двум экзамен устрою!
   Дверь открылась. Вошел Маэлан. Бледный. Значит, уже понял, поганец.
   Молча, указываю ему на кресло. Пить не предлагаю. Обойдется! А вот мне надо, ярость еще кипит, боюсь, морду ему набью.
   -- Слушаю тебя очень внимательно.
   Молчит...
   -- Ты оглох? Или онемел от счастья?
   Молчит, опустив голову. Самоубийца!
   -- Мне тебя зятем называть?
   Молчит. Только побледнел еще больше.
   "Нет. Я так не могу! Как я могу ему голову отрывать, если он молчит и не оправдывается!"
   Неожиданно накатила такая усталость! И бить я его не могу. Сидит предо мной жалкий, губы кусает, сам на себя не похож. Беда-а...
   -- Вот, скажи мне Маэлан. Чего тебе не хватает? Развлечений? Девки у твоих ног любые, каких только не пожелаешь. Власти? На службе выше тебя только я и боги. Богатства? В деньгах ты нужды не знаешь, да и не охотник ты до них чрезмерно. Славы? Ты ее уже наелся, наверное, до оскомины. Тебе понадобилось затащить в койку еще и мою дочь? Остроты ощущений не хватает? Так я могу обеспечить.
   -- Мне отправляться к палачу? Я готов! -- Маэлан поднялся и, гордо встряхнув головой, уставился прямо перед собой.
   "Ишь, ты! Гордые мы какие!"
   -- Сидеть! -- Не выдержав, рявкнул я. Бокал в руке хрустнул и рассыпался. Да чтоб тебя! -- Я тебе и сам башку твою безмозглую могу оторвать, без посторонней помощи! Как ты посмел?! Отвечай, стервец! Или я за себя не отвечаю!
   -- Грэммер! Держи себя в руках! -- Из спальни высунулась голова жены.
   -- Вон пошла! Я с тобой позже поговорю!
   Дверь сразу же захлопнулась. Правильно! Всем бояться! Я злой!
   -- Что у тебя с моей дочерью?!
   -- Ничего. -- Спокойно отвечает Маэлан. Смотрит он теперь на меня и взгляд не отводит. -- Кроме того, что я люблю твою дочь, Повелитель Грэммер.
   -- Ты совсем спятил?!
   -- Совсем, -- признается Маэлан.
   -- Идиот! Ты хоть догадываешься, что тебе светит?!
   -- Я знаю, -- все также спокойно отвечает этот ненормальный. -- Том двенадцать. Я прочитал все самым внимательным образом.
   -- И?
   -- И мне наплевать! -- Неожиданно зло выкрикнул Маэлан. -- Достало все уже! Сил нет никаких! Грэммер, я тебя очень прошу, оторви ты мне голову к демонам. Все равно это не жизнь!
   -- Что, все так хреново? -- Мне становится его жалко.
   -- А то ты не знаешь? -- Язвительно усмехается Маэлан.
   "Знаю! Еще как знаю! Но сделать-то я ничего не могу!"
   -- Мэл, послушай! Ты же знаешь, что я ничем не могу тебе помочь.
   -- Знаю, -- обреченно отвечает друг. Вот ведь беда-то!
   "Думай, Грэммер! Думай!"
   -- Иди Маэлан. Я подумаю, что можно придумать.
   -- Грэммер! -- На меня смотрели ошалелые синие глаза.
   -- Что Грэммер?! Что Грэммер?! Уйди с глаз моих долой, пока я тебя не прибил! Думать буду! Но если ты ее тронешь?...
   -- Ты что?! Я ни за что ее не обижу!
   -- Все брысь отсюда, я сказал!
   Маэлана сдуло.
   "Идиот! Да я бы сам вручил мою дочь Маэлану хоть завтра. Если бы... Думай, Грэммер! Думай! Ведь другого такого не найти!"
   Вот не паразит ли Маэлан! Такую ночь испоганил! Теперь вот, сиди, думай. Не уснуть ведь...
   Смирившись с неизбежным, я побрел в кабинет. В спальню даже заглядывать не стал. А чего травить себя?! Да и настроение теперь уже далекое от романтики. Аниам опять же обиженная там. Э-эх...
   Пристроившись за столом, я задумался...
   "Ну-с, что мы имеем? Проблем я вижу две. Одна попроще, другая посложнее. Начнем с попроще. Как решать?
   Ну, допустим, законопроект я на рассмотрение Совета Лордов внесу. Заставлю принять. Да-а? Грэммер, а ты себе не льстишь? Чтобы Совет пошел на изменение закона, которому трэмсы знают, сколько тысяч лет?! А куда они денутся?! Рассмотрят, как миленькие.
   Так, допустим, примем. Далее... Обоснование, чтобы этот придурок попал под этот закон. Ну-у... Тут как раз, я думаю, проблем не будет. Покопаюсь поглубже, на худой конец придумаю что-нибудь этакое красивое. Решаемо!
   А как с материальным обеспечением быть? Я же не могу вот так взять из кармана! Мне что, соседям войну объявлять?! Где? Где? Надо поскрести по сусекам. Надо завтра справку у советников запросить. Может, где невостребованное есть.
   Так... Ну, в принципе, хоть чисто теоретически, но возможно... А если возможно теоретически, значит смогу и практически...
   А вот вторая проблема?!
   Даже как подступиться, не знаю... Решить все самому? Нет. Однозначно нет. Два раза в жизни так повезти не может. Поговорить? Убедить? Уговорить? И без хвоста останусь! И это самое меньшее. Или не говорить? Грэммер! Болван! Ты тоже в самоубийцы решил записаться?! Боги! Мне жить сейчас, как никогда, хочется!
   Слетать в пещеру?! Ага! Меня после последнего раза, когда я половину храма разгромил, так рады там будут увидеть! Грэммер! Ну что за пораженческие настроения! Ведь лететь все равно придется. Начинать решать вопрос надо оттуда, как ни крути. И, так думаю, это будет самое простое. А вот потом уже и приступлю к самому главному и опасному...
   Ну, что, Грэммер, Повелитель Драконов? План готов? Берись, давай, за работу! К утру надо накарябать.
   Аниам до вечера не будет. Маэлана бы куда-нибудь сбагрить недельки на две, а то он мне все испортит. Я тут, понимаешь, лилии выращивать собрался, а этот свои носом может все изрыть и попортить.
   А как отправишь? Он Аньке нужен. А вот зачем он ей нужен? Завтра с утра Умэн прибудет. Он прекрасно справится с ее прикрытием. Судя по всему, там действительно не будет ничего опасного. Зря я себя накручивал. Обрабатывать она парня будет, как минимум, неделю. Меньше нельзя. Он дозреть должен и ничего не заподозрить. А вот как изымать будем этого умельца, так уж мое сокровище и подстрахуем. А Маэлан мне сейчас здесь не нужен, совсем не нужен.
   И куда его послать? Э-эх! Послал бы я его! Так, чтобы дорогу искал долго! А пошлю ка я его на Землю! Пусть пороется по существу вопроса и по личности гостя этого незваного. Анька слепок ауры завтра в клювике принесет, вручу моему другу этот ценный след, Джэллала попрошу, чтобы провел кто-нибудь моего посланца и адью! Надо только предупредить, чтобы экскурсию ему обеспечили незабываемую, на недельку, не меньше. Пусть развлекается! Может, в мозгах прояснится! Да и я делом займусь, и не будут у меня под ногами болтаться некоторые".
   Сказано - сделано! Я засел за бумаги. До утра, думаю, должен успеть...
  
  
  
  
  
  
  
  

Мат - единственный язык,

указания, на котором понимаются без искажений.

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   Интересно... А муженек-то, похоже, не ложился. Что, так сильно разнервничался? Ну и дурак! Все равно ведь что-нибудь придумает. А то тычет мне законодательством! Даже и читать эту муть не буду. А что толку читать, если у Драконов куда ни глянь, за все смертная казнь. "Шаг вправо, шаг влево - расстрел". Ага!
   Я сладко потянулась... Надо одеваться и идти искать супруга. А то что-то уже чувствую себя брошенной женщиной.
   Грэммер ожидаемо нашелся в кабинете.
   -- Ты что, не ложился даже?
   -- Угу! -- Даже головы не поднял. Что-то быстро пишет. На столе гора исписанных и разорванных листов.
   -- М-м, а чем же ты так увлеченно занят?
   -- К заседанию Совета Лордов готовлюсь.
   -- А когда Совет?
   -- Сегодня.
   -- Что-нибудь серьезное?
   -- Да.
   -- Тебе помочь?
   -- Нет.
   -- Грэм, по поводу вчерашнего...
   Грэммер с досадой рвет только что написанное.
   -- Да видал я **************!!!! -- Несется тако-о-й-й мат! Как емко и точно! Я впечатлилась. У меня так компактно не получается. Очень хочется повторения на бис, чего и где он видал и в каких позах.
   -- Грэммер?!
   -- Аниам! Лети ка ты в... Град... -- Муж устало провел по лицу рукой.
   Вид у него был измученный и к шуткам явно не располагал. Я, молча, подошла и, поцеловав, погладила мужа по голове. Он уткнулся в меня и затих. Бедолага...
   -- Меня уже нет, -- прошептала я и выскользнула за дверь.
   Вслед понеслось усталое:
   -- Осторожнее там...
  
  

* * *

   Ну, что же. Займемся внешним видом, а вернее, личины. Надо что-нибудь неприметное. Сегодня все равно я с жертвой своей на контакт не пойду. Мне его сегодня только посмотреть надо, чтобы понять, какие женщины в его вкусе. Ну и ауру, конечно, нужно посмотреть. Работать с ним я завтра начну.
   Вполне удовлетворившись личиной, я уже собралась выстроить портал, но передумала. Плюс минус полчаса ничего не дает, а вот Маэлана увидеть надо бы. Они, наверняка, сейчас с Элкой на тренировку.
   Сняв заготовленную личину, я пошла на поиски влюбленного Дракона.
   Из кабинета опять раздался отборный мат. Как же заливается-то! Чисто соловей!
   Всю дорогу я пыталась сложить так же компактно только что услышанные слова. Не получилось. Да, уж! Муж у меня талантлив во всем...
   Как я и предполагала, Маэлана я нашла на площадке. Но одного. Дракон стоял, заложив руки за спину и запрокинув вверх голову. Как всегда подтянутый, синие волосы заплетены в тугую косу. Сама невозмутимость и спокойствие. А ведь хорош, паразит такой! Красивый, чертяка. Если Элка не влюбится, будет такая дура!
   Услышав шаги, Маэлан поворачивается, и мне становится ясно, что все его спокойствие только внешне. Лицо осунувшееся, под глазами темные круги. Тоже, видимо, не спал.
   -- Где Эла?
   -- Пробежка до пруда. Все как обычно, -- пожав плечами, отвечает Маэлан.
   -- Ты как?
   -- А что мне сделается.
   И снова молчание. Лучше бы сразу в Град рванула, чем наблюдать его кислую физиономию.
   -- Что тебе сказал Грэммер?
   -- Сказал, что будет думать.
   -- Вот видишь! Все будет хорошо!
   -- Что хорошо, Ань? -- Ехидно спросил Маэлан. Глаза почему-то почернели. Что с ним?
   -- Маэлан?
   -- Что Маэлан?! Что вы лезете все ко мне со своим участием. Добренькие, да?! -- Неожиданно взорвался он. -- А вам не приходило в голову, что я горжусь своим родом и своим происхождением! Мой отец погиб, защищая Повелителя Драконов! Я достойно исполняю свой долг и горжусь этим. И мне не нужны подачки. И со своей личной жизнью я тоже разберусь! Не нравится, можешь пожаловаться Повелителю. У нас палач уже который месяц без работы сидит. Все ему развлечение будет. Все, мне нужно настроиться на урок с наследницей. Прошу прощения, леди. -- И Маэлан, поклонившись, отвернулся.
   -- Ты свихнулся?! -- С надеждой спросила я.
   -- Со мной все прекрасно. Здоровье в норме. Аппетит отменный. С потенцией полный порядок. Мозговая деятельность по возрасту. Что еще?
   -- Тебя Элка, что ли, послала? -- Озарила меня неожиданная догадка.
   -- Ну, послала, -- неохотно согласился бедолага.
   -- Ты полез к ней, что ли?
   -- Да что вы все заладили?! -- Снова занервничал Маэлан. -- Я что, похож на сексуального маньяка? Я ведь не придурок!
   -- Репутация, знаешь ли, -- осторожно уточняю я.
   -- Я женщин обольщал, а не насиловал! Разницу чувствуешь?
   -- И далеко она тебя послала? -- Не удержалась я от уточнения.
   -- Нет. В баню. -- Обиженно пробормотал Маэлан. -- Ань, а почему в баню? Я что, грязный? Мне еще никто не советовал помыться.
   Я не выдержала и расхохоталась:
   -- Знаешь, Маэлан, тебе еще повезло. Грэммер меня отправил значительно дальше.
   В ответ на вопросительный взгляд мужчины я ему дословно повторила весь монолог Грэммера, правда так талантливо, как у него, у меня не получилось.
   -- О как! -- Восхитился Маэлан. -- И что?
   -- И ничего. Пойду в Град. Всяко ближе.
   -- Демоны! Я, видимо, свихнулся! -- Спохватился Маэлан. -- Тебя проводить?
   -- Не маленькая. Я только туда и обратно. Присмотреться только сегодня.
   -- Но встреча же только в обед. Зачем так рано?
   -- Я же говорю, присмотрюсь, порыскаю. Ладно, Мэл, пойду я. Что-то передумала я на ваши бои местного значения смотреть. А то, что послала она тебя, это, Мэл, хорошо. Хуже было бы, если бы смотрела, как на пустое место.
   -- Разберусь, -- упрямо буркнул Маэлан.
   Ну-ну! Удачи ему в этом нелегком деле...
  
  
  

* * *

  
   Портал я открыла, не заходя во дворец...
   Ну, здравствуй, Град!
   До полудня еще куча времени. Надо присмотреть и снять жилье, кое-что прикупить, осмотреться. В общем, дел уйма...
   Так с чего начать? С квартиры, однозначно. Наведаюсь-ка я к господину Глушеву. Только вот надо решить, намекать или нет на интерес известного ему господина. Я все-таки думаю, что стоит намекнуть.
   Ведь квартирка-то мне нужна удобная во всех отношениях. И чтобы соседей поменьше, вдруг пошумим мы немного, когда героя нашего будем изымать, и в относительно приличном районе, в богатый парень не пойдет, заподозрит что-нибудь, а в бедный побоится.
   Ну, господин Глушев у нас специалист, думаю, справится. Главное, ему ускорение нужное придать. Судя по рассказам Грэммера, очень этот господин мужем моим впечатлился. Вот и дальше не будем портить ему впечатление. Имидж - наше все. Прости, Грэммер, будем дальше портить твою репутацию.
   Только личинку надо чуть-чуть подправить. Для господина Глушева образ простушки не годится.
   Рассуждая таким образом, я добралась до конторы самого известного "риэлтора" этого города. Кстати, можно будет подсказать ему это название. Звучит красиво. Вдруг, понравится. Опять, же, реклама. Люди любят все необычное и красивое.
   Ну, вот и конторка.
   -- Здравствуйте, проходите, всегда Вам рады! -- Олег Глушев с дежурной улыбкой произносит дежурные слова. А ничё так, мальчик смотрится на этом месте. Значит, у отца работает.
   Так, изображаем светскую даму.
   -- Молодой человек! Не могли бы Вы пригласить господина Нестора Глушева.
   -- Могу я поинтересоваться, по какому вопросу он Вам нужен, госпожа...
   -- Деева.
   -- Очень приятно, госпожа Деева. Может, я могу чем-нибудь помочь?
   -- Молодой человек, чем-нибудь мне не надо помогать, а вот по моему вопросу мне нужен именно Нестор Глушев.
   Парень недовольно поморщился, но все, же, отправился за отцом
   -- Минуточку...
   -- Уж будьте так любезны, -- не удержалась я от колкости. Не нравился мне этот Олег. Даже, если бы он был Драконом, даже тогда бы я была против. Прилизанный он какой-то и чересчур услужливый. И смотрится действительно только на этом месте. Ну, видимо, род деятельности располагает.
   -- Проходите, госпожа Деева. -- Дверь призывно распахнулась.
   Ну, что же. Поиграем.
   -- Добрый день, госпожа Деева. Прошу.
   -- Спасибо. -- Я села в предложенное кресло и внимательно посмотрела на Глушева. Человек очень неуютно чувствует себя под таким "прицелом". Знаю. У мужа научилась. Глушев заерзал, даже глаз, по-моему, заподергивался. Неужели, знакомое что увидел. Не зря, значит, я столько перед зеркалом тренировалась.
   -- Да, господин Глушев, да. Вам большой привет от известного Вам господина. Очень большой такой привет.
   Для большего эффекта я слегка оскалилась, так, совсем чуть-чуть, чисто для придания некоторого драматизма. Вдруг, у него мозги лучше заработают, простимулированные.
   -- Что Вам нужно? -- Ну вот, уже и побледнел. А кто-то говорил, что Грэммер так убедительно на всех воздействует? Я, между прочим, тоже так могу, если захочу.
   -- Пустячок, господин Глушев, сущий пустячок. Да успокойтесь Вы так. Что за паника, прямо слово? Мне показалось, что Вам наоборот приятно иметь дело с господином, которого я представляю. Ведь платил он всегда исправно?
   Мужчина, нервно сглотнув, кивнул. Чё ж так напугал-то мой муженек дядьку? Не мог поаккуратнее?
   -- Ну вот, видите! Какие же могут быть проблемы? Уверяю Вас, что и этот заказ будет оплачен точно и, несомненно, щедро.
   -- Слушаю Вас. -- Глушев уже вполне пришел в себя. Сейчас мужчина был сама внимательность и серьезность.
   -- А нужна мне, господин Глушев, квартира, на пару недель.
   -- Не могли бы Вы рассказать поподробнее, что именно Вы хотите.
   Конечно, могу! Отчего же не рассказать? Мне почему-то кажется, что мы останемся, вполне, довольны друг другом.
   -- Значит так. Я хочу...
  
  
  
  
  

* * *

  
   Побродив по лавочкам, к сожалению, так ничего и не прикупив, я отправилась на встречу с "Кириллом".
   Дракона я нашла на прежнем месте.
   Не буду рассказывать, как я добилась того, чтобы он взял меня во дворец к своей зазнобе, потому что все просто до смешного.
   Кир, конечно, вопил, как потерпевший, приводя разумные, как ему казалось, доводы о невозможности такого, о риске, которому я подвергаю его. Вот интересно, о моем риске сказано не было ничего. Что это, если не эгоизм чистой воды? Еще, он назвал меня авантюристкой и неуправляемой. Да! Как говориться, на том стоим! Это я, кстати, ему тоже сообщила.
   И вот что толку, шумел, рычал, жаловался на богов, которые подсунули ему меня? Между прочим, на это жалуются все, кто имеет со мной дело. Все равно вышло по моему.
   Как мне это удалось? Ну-у... Слабо догадаться? Ну, конечно же! Шантаж, Мой любимый шантаж. Ничто не может сравниться с шантажом в эффективности достижения цели. Чем шантажировала? А вот не скажу. Расскажешь тут всяким, они воспользуются, а у меня такой рычаг воздействия шикарный накроется. Нет уж, нет уж! Каждый решает свои проблемы сам. Мне вот надо было попасть во дворец - я попала. Если вам надо - сами и придумывайте, как это сделать.
   О чем я? Ах, да, во дворец мы с Киром прошли. Ну, это я, конечно, слегка приврала, не без этого. На кухню мы прошли, на кухню. Знаете, кухня, в принципе, тоже дворец, если что. Не знаю, что Кир так переживал. По-моему, все получилось тонко и ювелирно.
   Что тут такого? Зашел парень к своей девушке, а вместе с собой прихватил своего ученика, растрепанного рыжего мальчишку, очень сообразительного такого паренька с умными и хитрыми глазами.
   "А почему с НИМ явился?"
   Так дело у них потом крайне важное и серьезное, время они не хотят терять. И, кстати, они ненадолго, времени совершенно нет.
   "И что, Кир даже не останется?"
   Да он бы с радостью. Но никак, вот прям никак сегодня. Дело, же говорю, важное и серьезное. Но уж завтра, он на всю ночь (Кто там морщится? Сказала на всю ночь - значит, на всю ночь. Ничего, не изотрется!) останется. Уж он отслужит!
   А нет ли во дворце места, какого свободного. Бедную родственницу надобно на работу пристроить? Жалко девчонку, такая бедная и несчастная.
   "Симпатичная?"
   Не замечал. Так это, родственница, ведь. Сестра, это, двоюродная, вот.
   "Что, ничего нет? Только одно место? Но там грамотную надо?"
   Ой! А она ведь грамотная, как раз.
   "Меню переписывать для короля?;
   Да, конечно она справится!
   "Что, обязательно проходить собеседование у главного мага?"
   Ну конечно! Такая ответственность!
   "А когда собеседование? Завтра?"
   Замечательно! Так она придет завтра? А уж как Кирилл будет благодарен! Сестренка все-таки, хоть и, это, двоюродная. Не чужая ведь. Да, да! Вот, вот! Своя кровь!
   "Ах, господин библиотекарь обедать не придут? В библиотеку просили принести?"
   Ну, так наш ученик все быстренько отнесет.
   "Почему ОН?"
   Ну, так это, с любимой своей (я сказала, ЛЮБИМОЙ - значит, любимой) Кирилл очень хочет побыть.
   "Не заблудится ли его ученик?"
   Да ни в жись! Он такой у Кирилла сообразительный! (Конечно, не заблудится. С картой дворца вообще очень трудно заблудиться, особенно, если ты Дракон, и не простой, а Повелительница Драконов. Ну, это я скромненько так, потупив взгляд.)
   Дальше рассказывать? Сами догадались? А вот все же расскажу, потому как распирает. Уж больно личность ученого изумительная в своей банальности. Да, банальность тоже может быть изумительна. Закройте глаза и представьте ботаника-социолога. Представили? Ну, вот! Один в один. Даже очки в наличии. И имя соответствующее. Валера. И что бы этот Валерик за мной не пошел? Да куда он денется? Побежит, как миленький! Как теленочек побежит.
   -- Ну вот, а ты боялся. Завтра представишь меня своей подружке, и свободен. -- Обрадовала я Кира, когда мы отошли подальше от дворца.
   -- А маг? Он, насколько я знаю, силен, -- засомневался этот пессимист. Ну что за пораженческие настроения?
   -- Не сильнее меня, -- легко пожала плечами я. Даже не собираюсь с этим заморачиваться. Сильный, не сильный, какая разница? Все равно, сильнее меня только Грэммер. Так что, выводы делать даже нет необходимости.
   Кирилл стоял и мялся в нерешительности. Он уже не так, после нашего повторного общения, пренебрежительно смотрел на меня.
   "Ага, голубчик, ауру-то просчитать не можешь? И это тебе о многом говорит?"
   -- Не парься! -- Как можно беззаботнее сказала я, наблюдая за тяжелой мыслительной деятельностью. Как я его понимаю! Стоит, бедный, перебирает, прикидывает, стараясь понять, с кем имеет дело.
   -- Что? -- Растерянно спросил парень.
   -- Иди уже, говорю. Увидимся завтра.
   -- Ага, завтра, -- задумчиво пробормотал Кир и побрел прочь, постоянно оглядываясь и шевеля губами.
   "Темный народ!" -- Вздохнула я про себя и тоже отправилась восвояси, а вернее обратно к господину Глушеву. Мне договор на квартирку оформить надо. А куда же я полюбовника-то своего поведу? Я девушка приличная, по углам, с кем попало, не обжимаюсь.
  
  
  
  

* * *

   Ой! Как это удачно я зашла!
   Открыв двери в контору Нестора Глушева, я увидела дивную картину...
   Напротив друг друга в напряженных позах стояли сыночек Глушева Олег и мой друг, а в потенциале, на что я все же надеюсь и зять, граф Шуэр. Олег Глушев имел вид растрепанный и возмущенный, Маэлан был бледен и спокоен, и только очень близко знавший его мог бы догадаться, что весельчак и балагур Маэлан Даугерр Шуэр прибывал в высшей степени бешенства. А когда этот Дракон находится в таком состоянии, быть беде. По крайней мере, испытавшие на себе его гнев, ничего об этом никому не рассказывали, не потому что им нечего сказать, а потому что просто рассказывать некому, совсем. И бедный Олежек не понимает, что сейчас у него есть вполне реальный шанс присоединиться ко всем остальным "молчунам".
   В довершение ко всему, между этими, оглушенными тестостероном самцами, стояла моя малолетняя мерзавка, что не добавляло спокойствия уже мне.
   Понимая, что терять нельзя ни минуты, ибо все это чревато большими проблемами, а я подозреваю, что и катастрофой, я рванула наверх, к Глушеву. Почему наверх? Да потому что в личине я была, в личине. И ставить в известность семейство Глушевых, кто же это квартирку надумал у них снять, я тоже не могла.
   Но эти двое стоят, готовые броситься друг на друга. А если это случится, то прольется кровь, и я даже не буду гадать чья.
   Так что делаем все быстренько.
   Резво забегаю в кабинет, хватаю ключи и адрес, под изумленный взгляд Глушева. Вот чего удивляется? Ко всему уже должен был привыкнуть.
   -- Подписать где?! -- Рычу я.
   Подписываем договор, кидаю деньги, и бегом назад... Так... Стоят? Пока стоят...
   Господи! Пусть они еще друг друга попугают. Мне и надо-то за дверь выскочить. Я скоренько. Туда и обратно.
   Эти трое так были увлечены, что на смерч в лице меня даже не обращают внимания. В который раз за день радуюсь, что разглядеть под личиной меня может только Грэммер.
   Фу-у! Теперь снимаем личину... Успокаиваемся... На лицо уверенность и достоинство... Открываем дверь...
   -- Я не поняла! Что. Здесь. Происходит?!
   -- Госпожа Краева?!
   -- Повелительница?!
   -- Мама?!
   Ах! Как у них хором здорово получается!
   Так, смертоубийства, по крайней мере, сегодня, теперь уже точно не будет. Можно начать вправлять мозги. Всем троим.
   -- Господин граф, увидите принцессу.
   -- Госпожа Краева!
   -- Повелительница!
   -- Мама!!!
   -- Я что, Маэлан, не ясно выразилась? Извольте выполнять! А с тобой я попозже поговорю! Ну-с, молодой человек, а вот с тобой я прямо сейчас и пообщаюсь.
   Надеюсь, ответить, всем троим сразу, у меня очень компактно получилось.
   Маэлан, угрюмо посмотрев на меня, ожидаемо принял правильное решение. Все же из этой троицы он был самым разумным.
   -- Принцесса! Прошу. -- Граф отошел в сторону и сделал приглашающий жест в сторону двери. Умеет все-таки держать лицо, негодник. Воспитание, блин.
   Моей Элке до него далеко. Вон глазками как сверкает.
   -- Мама! Я не понимаю, почему должна...
   -- Цыц! -- Рявкнула я, не собираясь выслушивать ее претензии. Прямо здесь и сейчас лучше этой пигалице помолчать. -- Я потом с тобой поговорю. Дома. -- Я подарила дочери многообещающий взгляд, который, видимо, впечатлил Элу и пробудил, наконец, в ней инстинкт самосохранения и здравый смысл.
   Это хорошо. А то я уже подумала, что они бесславно погибли под разыгравшими гормонами. Это ж надо! Чуть ведь мужиков не стравила, зараза. Нам не хватало еще с убийством сыночка Нестора Глушева разбираться! Как будто без этого забот мало?!
   Дочь зыркнула на меня очень сердито, но молча, и подчинилась. Правда, проходя мимо Маэлана, предусмотрительно открывшего двери, фыркнула.
   Маэлан, посмотрев на меня, закатил глаза.
   Я в ответ лишь пожала плечами. Ничего, не мальчик, сам как-нибудь разберется.
   У меня на данный момент дело поважней есть. Если Грэммер узнает?! А он запросто может узнать. Нет, Мэл-то, конечно, не скажет, да и Элка не дура. Но у моего мужа везде "ушки, ушки, язычок". И если он, то есть муж, узнает, то жить Олежеку останется не очень долго. Ровно столько, сколько понадобится Грэммеру, чтобы сюда добраться, то есть, практически нисколько. Связи дочери с человеком он не потерпит ни в коем случае, и ни под каким предлогом! Ну, вот и надо сейчас донести до мальчика эту простую, как вся моя жизнь, мысль.
   Я, дождавшись, когда за моими "детками" закроется дверь, повернулась к Олегу и, прежде чем начать выносить ему мозг, очень пристально посмотрела, чтобы, так сказать, подготовить почву. Потому как, если она, почва, благодатна, то и урожай, то бишь, результат, соответствующий.
   -- Повелительница? Что это значит, госпожа Краева? -- Растерянно пробормотал парень, все еще не понимая, куда же он так неожиданно и неудачно вляпался.
   Как я его понимаю! Он ведь, наверняка, планы долго идущие строил, надеялся. Тем более что я, хоть и не выказывала восторгов по поводу общения его с Элой, но ведь и препятствий особенных не чинила. Да, это я сглупила. Надо было яснее свое недовольство выражать. А так у человека появились ложные надежды.
   Пока я рассуждала, с чего бы начать, ведь бить надо наверняка, и очень убедительно, раздался спокойный голос:
   -- А это значит, сын, что, похоже, мы перешли дорогу Повелителю Драконов.
   О! А господин Краев, оказывается, очень даже не глуп, умеет слушать и делать выводы.
   -- Но я ничего плохого даже не помышлял.
   "Еще бы ты, что плохое замыслил. Самоубийца!"
   -- Поверьте, госпожа Краева, у меня самые серьезные намерения в отношении Вашей дочери.
   -- Вот только, знаешь ли мальчик, ты не на ТУ имел неосторожность обратить внимание. А о твоих намерениях лучше никому больше не знать, особенно отцу этой малолетней интриганки. Не так ли, господин Глушев.
   -- Абсолютно с Вами согласен, госпожа...
   -- Леди Дэвеш. Какой смысл скрывать? Вы же уже поняли, с кем имеете дело?
   -- Несомненно, Леди Аниам Грэммер Дэвеш.
   -- Приятно быть столь популярной. Но вернемся к главному вопросу. Если Вам, Нестор, можно я Вас буду так называть? Все же мы с Вами уже пятнадцать лет знакомы. Так вот, Нестор, если Вам дорога жизнь Вашего сына, то я думаю, что Вы найдете нужные слова, чтобы донести до него главную мысль. ЭТА девушка не для него. Иначе сюда явится ее отец, и вот тогда мне даже страшно представить, какими методами для убеждения воспользуется он. Боюсь, что он даже не будет пробовать убедить. Он просто все сделает, не заморачиваясь с моралью и жалостью. Вы, наверное, в курсе, Нестор, что понятия о морали у людей и Драконов очень существенно отличаются?
   -- Я в курсе, Леди Аниам! Позвольте Вас заверить, что я обязательно объясню своему сыну, как он неправ. У Вашего семейства больше не будет с нами никаких проблем.
   -- А меня никто не хочет спросить?! -- Возмущенно воскликнул парень, о котором мы, увлекшись, дружно забыли.
   Мы с Глушевым одновременно посмотрели на покрасневшего от гнева Олега.
   -- Бедный, глупый мальчик! -- Сокрушенно покачав головой, я направилась на выход, предоставив возможность отцу самому вправить мозги своему сыну. По крайней мере, я сделала все возможное. А дальше все зависит от того, насколько хочет жить этот молодой парень, ну, и от убедительности Нестора, конечно.
   Уже открыв двери, я оглянулась и с улыбкой поведала Глушеву:
   -- Кстати, Нестор. Домик, по-прежнему, останется за мной. Буквально на днях Вам поступит плата за следующий месяц, в полном объеме. -- Я решила оставить этот дом себе. Он мне нравится. Да и мало-ли, вдруг пригодится зачем-нибудь?
   -- Как скажете, Леди.
   Уже закрывая двери, я услышала.
   -- Придурок! Ты хоть понимаешь...
   Что там и как должен понимать Олег Глушев, мне было уже не интересно. Мне еще со своими "деточками" разбираться сейчас...
  
  
  
  
  
  

Ничто так не украшает женщину,

как удачно подобранный мужчина

   Маэлан
  
   -- Ну, что же. Неплохо, совсем неплохо.
   Принцесса улыбнулась, впервые за все утро.
   Конечно, я сам во всем виноват. Кто просил вчера, лезть с поцелуями?
   Ведь говорил же себе, что торопиться не стоит. Поаккуратнее надо действовать, потихоньку приручать. Неожиданно вспомнилось, как давал советы Грэммеру, как просил его не торопиться, как удивлялся отсутствию у того выдержки.
   "А что же ты, Маэлан, сам-то такой не выдержанный?! Что, трудно быть спокойным и рассудительным, когда в душе полыхает огонь и Дракон внутри рычит от страсти и желания".
   Да еще и ее Драконица моему Дракону явно строит глазки, только девчонка этого еще не понимает.
   Ну, ничего. Я терпеливый.
   Только вот активность Повелителей меня что-то напрягает. Не люблю я этого. Как-то в жизни так получилось, что все свои проблемы я решаю сам, ну и проблемы Грэммера заодно. А в свое, личное, никого не пускаю. Все давно уже привыкли, что забот у Маэлана нет совсем. Правильно, пусть так и дальше думают. Я просто предпочитаю решать свои неприятности до того, как они нарисовались.
   И вот, надо же? Влетел! Да со всего маху! Да еще и двое эти, простите мне Боги непочтение к Повелителям, лезут. А так как ни он, ни она излишней деликатностью не страдают, то и получается у них, как у того слона в посудной лавке. Боюсь, что со своим участием оставят они меня на пепелище. Надо бы с Грэммеру зайти. Анька сказала, что он даже спать не ложился, и ругается матом с утра. Не к добру это. Ох, не к добру. Грэммер, когда много думает, всегда придумывает что-нибудь этакое, извращенное.
   -- Я свободна? -- Вопрос Элы вернул меня в действительность.
   -- Эль, ты завтракала? -- Ну, я думаю, что с учителем на сегодня покончено. Можно и личной жизнью немного заняться.
   -- Нет. Но позавтракать я намерена с отцом. -- Насмешливо ответила моя девочка, явно имея в виду отказ от нашей совместной трапезы.
   "Ох, Маэлан, Маэлан! Ну, какая же она твоя? До твоей, как до того светила! Болван ты, Маэлан. Зачем было целовать ее вчера? Поцеловал? Ну, вот! Теперь будешь бегать кругами!"
   -- А после завтрака, чем займешься? -- Я попытался быть настойчивым.
   -- А после завтрака я займусь личной жизнью. -- Отрезала принцесса. А потом еще и добавила ехидно. -- А что, начальнику разведки нечем заняться? Я думала, что подданные моего отца более ревностно относятся к службе.
   Это была пощечина! Болезненная такая оплеуха! Я на мгновенье закрыл глаза от такого унижения и постарался сохранить свое достоинство. Хоть оно-то у меня есть!
   -- Прошу прощения, Принцесса Элегиэм! Вы совершенно правы. Пойду, потружусь на благо государства Драконов и правящей семьи.
   Я не стал дожидаться ответа, а просто ушел. Тем более что, работы действительно было много, и она, богами проклятая моя работа, была гораздо важнее переживаний какого-то там графа, этого идеалиста, посмевшего замахнуться на то, что его не может быть никогда, по определению.
   "Что, получил?! А девочка-то злая. Анька, та хамит по привычке, это просто как вторая ее кожа. А эта бьет расчетливо и наверняка, вся в отца. И еще, не прощает ошибок. Надо иметь ввиду. Только, если она думает, что таким унижением отобьет у меня всю охоту, то ошибается. Сколько у меня унижений этих было от ее батеньки?! Если все вспомнить, то проще броситься со Скалы Выбора, чем жить дальше! А вот интересно, какой такой личной жизнью собралась заняться эта высокородная хамка? Не будет у нее никакой личной жизни, кроме как со мной! Уж об этом я позабочусь. Соперники тем и хороши, что их вполне можно устранить".
   Рассуждая так, я быстро шел по дорожке к дворцу. Требовалось поторопиться, чтобы освободить себе время после завтрака. Поем потом. Сейчас главное, отдать необходимые распоряжения, проверить кое-что и обязательно сбегать в казармы. Ах, да! Там у меня еще и бумаги же со вчерашнего дня лежат. Тогда тем более, все делаем очень, очень быстро. Пока Грэммер с дочерью завтракают, я должен успеть управиться с самыми срочными делами. А потом займусь самым приятным - слежкой за принцессой. Остальное можно будет доделать позже. Повелителю сегодня все равно не до меня. У него предварительные слушания к Совету Лордов, который будет в конце недели. Так что, время у меня, как говорит Анька, сегодня вагон и маленькая тележка, хотя понятия не имею, что такое вагон. Наверное, что-то очень большое. Надо будет не забыть, спросить. Демоны! Чуть не забыл! Сегодня же Умэн должен прибыть! А, Шаура предупрежу, он возьмет все на себя.
   Так, вроде, все. Вперед, Маэлан. Главное, поторопиться...
  
  
  
  

* * *

  
  
   Когда я собирался следить за принцессой, то совершенно не догадывался, к чему это все может привести.
   Я просто морально не был готов к такому.
   Нет, конечно, я предполагал, что у Элы может быть друг. Все же девушка она молодая и красивая, и если она понравилась мне, то вполне может понравиться и еще кому-то. Логично? Вполне.
   Правда, при мысли об этом неизвестном, у меня начинается нездоровое очешуение, но это так, к сведению. Все равно сопернику ничего не светит.
   Почему? Потому что я так решил. Я даже, за неимением его имени, мысленно прозвал его самоубийцей.
   Но то, что я увидел! Это переходит все мыслимые границы! За такое я и ей задницу надеру. Хотя, видят Боги, никогда не поднимал руки на женщину!
   Если подробнее, то...
   Как и следовало ожидать, избавилась моя принцесса от телохранителей довольно легко. Эти олухи не могли и предположить, что девчонка умеет пользоваться порталами. А стоило бы! Телохранители должны быть готовы ко всему.
   Правда, ее мамочка даже от Таурэна умудрялась смыться. Но та, хотя бы, проявляла чудеса изобретательности, а дочурка сделала все просто и изящно. Около двух часов моталась верхом на своей лошади по лесу. Умучила свою охрану до потери бдительности, а потом просто смылась в открывшийся портал. И проделала этот фокус настолько быстро и аккуратно, что телохранители не то, что последовать, даже понять ничего не успели. Болваны!
   Мне приходилось двигаться на некотором отдалении от троицы, поэтому вмешаться я не смог.
   Да в этом и не было никакой необходимости. Я в отличие от этих охранничков, даже стыдно за них в какой-то степени, всегда стараюсь предусмотреть любой исход. Девчонка может теперь убегать порталом хоть на край мира. Тайной для меня ее нахождение не будет. Я, как мужчина опытный, к тому наученный ее мамочкой неоднократно, прицепил на принцессу метку. На всякий случай. Еще в первый день прибытия во дворец. А что? В жизни пригодится все. Тем более, даже Грэммер, увидев на своей дочери маячок, только похвалил меня за бдительность. А раз уж отец не против слежки за своим чадом, то мне-то, как начальнику службы безопасности, это по службе положено. Короче, принцесса теперь была на поводке. В данный момент, на длинном.
   Сначала я не думал следовать за ней. Просто проследил след. Принцесса была в своем доме. Я, вроде как, и успокоился. Может, соскучилась девчонка? Тем более что, рядом никого больше не ощущалось. Принцесса гуляла в окрестностях своего бывшего дома еще где-то часа два.
   Я, уже было совсем, успокоился и стал подумывать над тем, как бы составить ей компанию.
   Но неожиданно эта авантюристка отправилась в город. Это меня заставило несколько напрячься. Ведь в Граде сейчас была ее мать, по очень серьезному делу. И я не думаю, что она будет счастлива, застать свою дочь так далеко от Драконьих земель, да еще и одну, без охраны.
   Но ведь и тогда еще нисколько я не волновался, хотя уже надо было начинать. Я просто взял этих горе-телохранителей за шкирку, и провел порталом, настроив его на метку Элы.
   И вот только тогда моя интуиция взвыла и прокричала, что пришло время для волнения. Поздновато она, однако. Потому что то, что я увидел, заставило меня не просто заволноваться. Я впал в бешенство!
   Эта лицемерка, которая говорила, что ни с кем еще не целовалась, стояла и обнималась с мужчиной!
   И с кем?! С мерзким человечишкой! Нет, я, в отличие от нашего Повелителя, не страдаю предубеждением к людям. Но вот именно сейчас, в этот самый момент, я возненавидел все человечество! Разом! И бесповоротно!
   А этого слизняка, который посмел прикоснуться к моей женщине, я просто раздавлю! А этой мерзавке надеру зад! Предпочесть мне ЧЕЛОВЕКА?! Дракон внутри проснулся и зарычал. Я же сейчас им все здесь разнесу!!! По коже уже пошла волна изменений, когда я услышал спокойное:
   -- Я не поняла! Что. Здесь. Происходит?!
   Демоны! А вот этого я даже предположить не мог.
  
  
  
  
  
  
  

Парни, что часы,

их нужно заводить каждый день

   Элегиэм Грэммер Дэвеш
  
   Мне было скучно-о...
   Завтрак с отцом прошел тоскливо и тягостно. Было видно, что Повелитель Грэммер чем-то серьезно озабочен. На мой вопрос он только отмахнулся и сказал, чтобы я не забивала глупостями свою хорошенькую головку. Да, так вот и сказал!
   В последние дни от меня все отмахиваются, как от назойливой мухи. Мамка куда-то свалила, тоже отмахнувшись и намекнув, что маловата я еще до таких тайн. Папка тот послал более открытым текстом.
   И чем прикажете мне заняться?
   Кстати, я там Маэлану несла утром что-то по поводу личной жизни? Ну, вот. Ей, личной жизнью своей, и займусь.
   Конечно, изначально я наплела это Дракону только, чтобы отвязаться. Достал! Нет, я не скажу, что мужчина мне не нравился. Наоборот. Но именно это меня и пугало. Может ему гормоны разум и застили, но я-то рассуждала вполне разумно. Ничего хорошего близкие отношения с ним не принесут, ни мне, ни ему, особенно ему. Тогда зачем начинать?
   А он, как будто не понимая, куда сует свою голову, чрезмерно настойчив и безрассуден. Вчера целоваться полез, что само по себе не добавляет мне спокойствия. Конечно, я нахамила.
   Вспомнив его вытянувшееся лицо, когда я вежливо посоветовала идти в баню, я удовлетворенно захихикала.
   Да, я умею хамить! Не скажу, что люблю. Гораздо больше всех выводят из себя мои изысканные издевательства. Но хамство, как вариант, тоже не плохо.
   Хотя, как показало сегодняшнее утро, так легко я от Маэлана не избавлюсь. А ведь красив, мерзавец! Ой, красив! Вспомнив его вкус на губах, я закрыла глаза и немного потеряла связь с реальностью. Ничего не могу поделать, но мне нравился его запах и вкус. Блин! Совсем с ума сошла! На фига предаваться столь опасным мечтаниям. Домечтаюсь!
   Встряхнув с себя неприличные и скользкие мысли, я покосилась в сторону своей охраны. Для выполнения моей задумки необходимо было избавиться от этих близнецов. И избавляться надо не здесь. Это однозначно. Если я свалю прямо сейчас, то они доложат Маэлану, тот поднимет на уши весь дворец, поставит в известность отца и... все, прощай свобода. Найдут меня очень быстро. А вот если я брошу их где-нибудь в глухом лесу, за три девять, как говорят земные сказки, земель, то время у меня будет значительно больше.
   Рассудив таким образом, я быстро и воплотила задуманное. Ну, как быстро? Часа два гоняла их по лесу. А что? И им полезно, и мне развлечение. Какое-никакое, а все же!
   Потом пришлось еще немного потусоваться возле нашего бывшего дома, ну чтобы окончательно успокоиться и проверить, что меня не ищут.
   И вот, наконец, когда я уже достигла цели своего сегодняшнего путешествия, надо же было появиться этому вездесущему Дракону.
   Причем, момент он выбрал очень неудачный. И это мягко сказано.
   Представьте картину:
   Я - захожу в контору Глушевых, естественно намереваясь сделать сюрприз, приятный.
   Олежка - стоит и расплывается от радости. Сюрприз явно удался.
   Мы - обнимаемся, так как давно не виделись и очень рады друг другу. А что целая неделя - это вам мало? Конечно, это давно.
   И вдруг, ЭТОТ! Причем появился и застал нас с Глушевым в объятиях, я еще раз хочу подчеркнуть, дружеских объятиях. Но, видимо, Дракон так не думал.
   Правда, с виду был он относительно спокоен, только бледный очень. Но мне почему-то стало страшно. От него так и повеяло силой и магией Драконов.
   Не знаю, чем бы все закончилось, если бы, не мама. Моя вездесущая мама. Я была ей рада, где-то там, в глубине души, очень, очень. Но, подозреваю, что это была наша последняя встреча с Олежкой. Иначе, зачем бы моя грозная родительница потребовала нас с Маэланом удалиться, а сама осталась. Не о погоде же они разговаривают сейчас с моим другом. Уже полчаса, как разговаривают.
   А я вот, стою и терплю общество этого невыносимого мужчины. Вот как он меня нашел? Еще и взглядом уничтожает.
   Ну, все! Мне это уже надоело.
   -- Уважаемый учитель! Ты дыру во мне протрешь.
   -- Тебе обязательно хамить?
   -- Мне? Ну, ты нахал, Маэлан! Это ты последний час хамишь. Кто тебе позволил врываться и так себя вести? В присутствии порядочной девушки, между прочим.
   -- Порядочные девушки, -- ехидно усмехнулся мужчина. Глаза его меня просто прожигали, грозясь испепелить, -- с парнями по углам не обжимаются.
   -- Ах ты!...
   -- Что я?! -- Неожиданно зло зарычал Дракон. -- Скажи спасибо, что я не убил этого молокососа.
   -- Ты не имеешь права так со мной разговаривать.
   И вдруг, случилось невероятное. Я даже предположить подобное не могла. Мужчина одним невероятно быстрым движением оказался близко, опасно близко, крепко обнял меня за талию и тихо, но очень твердо и убедительно прошептал:
   -- Запомни, девочка. Я сам решаю, на что я имею право. И я не привык отказываться от того, что мне интересно и дорого. Не играй со мной, не надо.
   Ой! Мамочки! А взгляд-то, какой страшный!
   В глазах Дракона почти не осталось синевы. И вообще, сейчас от этого мужчины исходили такие волны страсти, мощи, опасности, что мне стало жутко.
   Я ощутила себя в руках этого Дракона маленькой глупой девочкой, которая по чистому недоразумению решила, что очень взрослая и умная.
   Он не мальчишка, с которыми я до этого имела дело, а взрослый мужчина, опасный мужчина.
   И у меня появилось странное, очень нехорошее предчувствие, что позволять мне он будет ровно столько, сколько захочет.
   Господи! Куда же я вляпалась?! И как из этого теперь выпутываться?
   А Маэлан не отпускал. Более того, он провел пальцами по моей щеке, очертил контур губ, спустился на подбородок, прочертил линию по шее до груди. И все также не отрывал взгляд, внимательно и цепко следя за мной.
   Как огромный кот, который поймал мышь и теперь забавляется, задумчиво и неспешно, решая, есть сейчас, или оставить на потом. И ничего от мышки теперь не зависит. А зависит все от сытости кота.
   Мой хищник, судя по выражению глаз, был не очень сыт, если не сказать голоден. Единственное, что внушало оптимизм, это то, что сейчас должна появиться мама. Ну не сделает же он мне ничего сейчас? Точно не сделает?
   Я, жалобно пискнув, постаралась отстраниться.
   Маэлан усмехнулся одними губами, глаза оставались такими же темными и страшными. Потом вздохнул и разжал объятия и, нежно чмокнув меня в губы, прошептал:
   -- Глупенькая, строптивая Драконица.
   Оказавшись от него на относительно безопасном расстоянии, все же не стоило забывать скорость, с которой он двигался, я несколько приободрилась:
   -- В следующий раз, когда надумаешь поцеловать, не забудь, для начала спросить. -- Надменно высказала я. И покраснела от собственной глупости. Вот, что сейчас ляпнула?
   Маэлан откровенно веселился.
   -- Так уверена, что надумаю? -- Рассмеялся он.
   Я фыркнула. Что, все мои желания так очевидны? Еще и язык поганый! А этот и рад поиздеваться. Опытный, зараза! А, кстати...
   -- Маэлан, а сколько тебе лет?
   -- О! У тебя, Эль, начали формироваться правильные вопросы. -- Снова улыбнулся мужчина.
   У меня по телу бегали уже целые табуны мурашек.
   -- Ты не ответил, -- упрямо проговорила я.
   Надо же знать силу противника. И почему я раньше об этом не задумалась? И ведь спросить ни у кого не догадалась. Наверное, потому что парень этот производил впечатление не очень серьезное, хотя ведь ловила в его глазах этакое, силу что ли. Первый раз, там, в небесном ресторане. Потом еще. И не придала особого значения, а надо было.
   Мужчина с интересом наблюдал за моим мыслешевелением с улыбкой и пониманием. Нет, он не кот. Он змей!
   -- Мне четыреста семьдесят, принцесса.
   Я не смогла сдержать возгласа удивления.
   -- Сожалею, что обманул твои ожидания. -- Насмешливо проговорил мужчина, а потом добавил. -- Поскольку мы выяснили, что глупых и наивных мальчиков здесь нет, то, может, теперь поговорим серьезно?
   -- Попробуй! -- Довольно таки надменно ответила. Посмотрим, что есть сказать у этого мужчины.
   Но то, что последовало дальше, заставило сойти всю спесь с моего лица. Я начала стремительно краснеть, действительно как маленькая нашкодившая девочка.
   -- Во-первых, я отвечаю за твою безопасность перед Повелителем Драконов и буду делать для этого, что считаю нужным и как считаю нужным. -- Маэлан говорил жестко и твердо, заставляя напрочь забыть об образе весельчака. -- Во-вторых, своей глупой выходкой ты подвергла опасности жизнь совершенно невиновного и безобидного парня.
   -- Я не думала... -- Совершенно по-детски прошептала я.
   -- А стоило бы! -- Довольно бесцеремонно перебил меня мужчина. -- Статус Наследницы Престола Драконов предполагает значительно больше разумности и ответственности, чем у простой девчонки. Разве ты не знала отношение Повелителя Драконов к людям? И если теперь этот мальчишка расплатится за твою глупость головой, то его смерть будет на твоей совести.
   Я стояла уже совершенно красная от стыда. До меня только сейчас дошло, что Олежку действительно могут просто взять и убить только лишь за одно подозрение в романе со мной. Мне стало страшно. А Маэлан и не думал останавливаться. Его взгляд прожигал, а слова падали тяжело и беспощадно.
   -- В-третьих, я не маленький мальчик, чтобы бегать за тобой по всему миру, как будто у Начальника Службы Безопасности Повелителя нет других важных дел. И если ты еще раз позволишь себе подобную выходку, то я просто запру тебя во дворце. Для собственного спокойствия. Если тебе не нравится, можешь пожаловаться на меня своему отцу. Это понятно?
   Я молча кивнула, не в силах от его напора выдавить из себя даже слово.
   -- И, наконец, в-четвертых. Воины, которые тебя охраняют, не картонные игрушки, а живые Драконы. Тебе не приходило в голову, что парни, за то, что упустили тебя, могут серьезно пострадать?
   -- Я не знала...
   -- Зато теперь знаешь, -- снова жестко перебил Маэлан. -- Я буду вынужден назначить им достаточно суровое наказание. И это тоже будет на твоей совести, принцесса Элегиэм.
   -- Прости, Маэлан, но я правда не знала. Не надо никого наказывать. -- Из глаз брызнули слезы. Я натуральным образом разревелась. Вся моя показушность мигом слетела, и мне хотелось только одного. Чтобы этот ужасный мужчина перестал ругаться. И еще мне было стыдно и ужасно жалко Олежку, телохранителей, себя. А еще больше было стыдно за свои неожиданные слезы. Я думала, что уже давно научилась не плакать. А тут, надо же!
   -- Эй! Эль! Ну, ты чего? Ну, ка, прекрати. -- Рядом раздался растерянный голос.
   Я подняла глаза. Маэлан выглядел обескураженным, как будто никогда не видел женских слез. Он ласково вытер слезы с моих щек и прошептал срывающимся голосом:
   -- Ну, пожалуйста, только не плачь! Не надо. Я - болван. Пожалуйста, Эль, не надо. Ну, погорячился я. Все не так страшно, девочка. Да не буду я никого наказывать! Только не плачь, Эль!
   Маэлан прижал меня к своей груди.
   Мои слезы мгновенно высохли. Я, стояла, уткнувшись в Дракона, а мой мозг начал лихорадочную работу. Так вот значит, господин Маэлан, где твое слабое место? Как оказывается все просто. Чувство вины и раскаянья уже прошли. Им на место явилось злорадство. Я нашла болевую точку невозмутимого Дракона. От осознания этого, я хищно улыбнулась в предвкушении мести одному самодовольному типу, который воспользовался моей растерянностью, чтобы навязать свои правила игры.
   Ну, уж нет! Игра-то ведь не закончена. Господин Дракон захотел войны? Он ее получит. Он дорого мне заплатит за каждую мою слезинку!
   -- Я вижу, профилактическая беседа прошла успешно. -- Раздался рядом насмешливый голос мамы. Я подняла голову, постаравшись напустить на лицо совершенно горестное выражение.
   -- Мы во всем разобрались. -- Спокойно ответил Маэлан, вытирая мои последние слезинки. -- Больше подобного не повториться.
   -- Твои бы слова, да Богу в уши. -- Посмотрев внимательно на меня, ответила мамочка. С трудом, но я выдержала ее взгляд, слегка опустив ресницы, чтобы скрыть хищный блеск своих глаз. Только, боюсь, что она не до конца поверила. -- Где эти Чип и Дейл?
   -- Кто? Кто? -- Хором воскликнули мы с Маэланом.
   -- А... Вы же темные у меня совсем, -- разочаровано протянула мама, -- телохранители гребаные где?
   -- Мам! Не надо никого наказывать. Я сама виновата и уже раскаиваюсь, очень, очень.
   -- Повелительница! Если позволите, я сам ими займусь. -- Попросил Маэлан. А потом выдал вообще что-то непонятное, еще и подмигнув мне. -- Не сочтите за дерзость, но я бы посоветовал Вам поделиться с дочерью опытом изучения законов государства Драконов.
   Мама, прищурившись, посмотрела на Маэлан и фыркнула:
   -- Самый умный, да? Ладно, сам - так сам. Уходим! Устроили тут спектакль! Забирай свою сладкую парочку. -- Добавила она уже мне.
   -- А почему Чип и Дейл? -- Нет, интересно же!
   -- Потому что спешат на помощь. -- Непонятно ответила мамочка, посмотрела на меня и вздохнула, -- потом расскажу как-нибудь.
   Чип и Дейл! А мне понравилось! Классные имена!
   -- Будете теперь Чип и Дейл! -- Объявила я телохранителям.
   Те покраснели, но промолчали. Правильно! Не в их положении спорить. Маэлан укоризненно покачал головой, но тоже ничего не сказал. И это тоже правильно! А, вдруг, девушка запла-а-че-е-ет?!
  
  
  
  
  
  

Каждый испорчен в меру своих возможностей.

  
   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   -- Всем спасибо! Все свободны! Маэлан, за мной!
   Дочь даже спорить не стала. Что-то больно она покладиста. Не иначе, как что-то задумала. Что же без меня произошло? У Маэлана вид растерянный. Элка, вроде и виноватую из себя строит, а глазки блестят, нехорошо так блестят. Надо будет разобраться. Но потом, устала я. Есть хочу. А еще и поговорить надо. Завтра очень трудный день. Нужно все обсудить.
   -- Ну, и что у вас случилось? -- Спросила я, когда мы с Маэланом остались одни.
   -- Понимаешь, Ань,... -- Смущенно пробормотал Дракон. Я покосилась на него, не останавливаясь.
   Хотелось побыстрее добраться до покоев и элементарно присесть.
   -- Маэлан, что ты мнешься? Что-то я не замечала у тебя никогда чрезмерной стеснительности.
   -- Я Элю до слез довел, -- вздохнул Маэлан, -- нечаянно.
   -- Ты? Элку? До слез? Не смеши меня.
   -- Серьезно.
   -- Правда что ли? -- Я думала, что меня в моем возрасте уже трудно чем-либо удивить. Да моя красавица последний раз плакала лет, этак, в пятнадцать. Это, если мне память не изменяет, а я на нее пока не жалуюсь.
   -- И как тебе это удалось?
   -- Ну... я просто объяснил ей, как она была неправа.
   -- Хм, Мэл. А ты талантливый мужчина, как я посмотрю. Только вот знаешь, что я тебе скажу? Не завидую я тебе, Маэлан. Ох, не завидую.
   Дракон споткнулся.
   -- Это ты зря. -- Усмехнулась я. -- Тебе, милый мой, силы теперь ох как понадобятся.
   -- Да понял я уже, понял, -- расстроенно пробормотал Маэлан, догоняя. -- Только, понимаешь, так обидно за парней стало. Это же позор для них! Для нее развлечение, а им... Ты только Грэммеру, Ань, не говори, пожалуйста. Я лучше сам. Не хочу парней ломать. Они талантливые очень, но молодые. Мне ведь так и не удалось пока восстановить четверку Умэна. Я на этих очень надеялся...
   -- Не бери в голову. Кстати, как он?
   -- Думаю, прибыл уже. Он твой новый телохранитель.
   Я удивленно посмотрела на Дракона.
   Маэлан улыбался, как мальчишка, которому удалась шалость. Ах ты, зараза синяя! И ведь молчал!
   -- Вот спасибо, Мэльчик!
   -- Так не мне. Грэммер так решил. -- И лыбится, чертенок.
   Надо же? А я думала, что муж после столь "неудачного" опыта, ко мне решится подпустить только какого-нибудь пенсионера.
   Ну, вот. Слава богу, дошли.
   У дверей мялся Шаур.
   -- Ну что там? -- Спросил Маэлан, сразу весь подобравшись.
   -- Злой, как целая стая трэмсов, -- бедного Шаура передернуло.
   -- Что так? -- Уже не выдержала я.
   -- Да на заседании, вроде, скандал был.
   -- Какой? -- прищурился Маэлан, моментально "делая стойку", как гончая.
   -- А я знаю?! -- Раздраженно ответил Шаур. -- Никто ничего не знает. Заседание закрытое было.
   -- Это кто ж так решил? Это же предварительное слушание. Совет только в конце недели. -- Маэлан откровенно занервничал. Я понимающе хмыкнула. Не любит он быть не в курсе.
   -- Кто, кто? Повелитель! Маэлан! Ты чего в меня впился? Надо - иди и спроси. А мне мой хвост дороже. -- Шаур явно разозлился.
   Видимо, ему уже не слабо перепало, так как обычно этот парень очень даже спокойный.
   -- Пойдем? -- Я нерешительно посмотрела на Маэлана.
   -- У тебя есть другие предложения? -- Спросил Маэлан и ехидно добавил. -- Вот уж не думал, что ты боишься собственного мужа. Обычно, как раз наоборот.
   -- Еще как боюсь! Прям, жуть! -- Хохотнула я, правда нервно. Все же нарваться не хотелось. А что? Нормальный инстинкт самосохранения.
   Осторожно приоткрываю дверь и заглядываю. На меня смотрит Грэммер. Лицо его вытягивается. В глазах изумление и растерянность.
   -- Это что, моя репутация настолько безнадежно испорчена?!
   -- Милый, ты о чем? -- Видя, что на самом деле все не так и страшно, как представил Шаур, я волне уже уверенно так вхожу в покои.
   Может, у телохранителя мужа сегодня неудачный день? В принципе. Бывает же. Просто не повезло парню.
   Следом бочком протискивается Маэлан.
   -- Я, конечно, все понимаю, но когда твоя собственная жена таким вот нестандартным способом входит в ваши собственные покои, это, знаешь ли, заставляет задуматься. Иди сюда, моя ящерка. Я соскучился.
   Муж заграбастал меня, втянул носом запах, как какой-нибудь пес, и поцеловал. Мням-м-м...
   Мне нравится, когда меня так встречают. А то запугали бедную женщину некоторые бессовестные Драконы.
   За спиной деликатно кашлянул Маэлан.
   -- А ты завидуй молча. -- Беззлобно рыкнул Грэммер.
   -- А я что? Я ничего? -- Изумляется Маэлан.
   Мы с мужем поворачиваемся и видим невинную такую рожу.
   -- Он когда-нибудь устает? -- Вздыхает Грэммер. А я молчу, в очередной раз, поражаясь выдержке Маэлана.
   Если бы я не знала, как ему сегодня досталось, запросто бы подумала, что он весь день кувыркался с бабами, пил вино и, вообще, развлекался от души. Нет, определенно, я ему завидую.
   -- Ладно, раз уж просочился, проходи. Тем более, у меня к тебе дело есть. Умэн прибыл?
   -- Здесь уже. -- Уверенно ответил Маэлан. Когда успел? Он же не отходил от меня!
   -- Очень хорошо. Сам его проинструктируешь. Пошли, чего стоять-то.
   -- Мальчики, вы располагайтесь. Я сейчас.
   Я открыла дверь и попросила Шаура:
   -- Организуй нам что-нибудь поесть. На трех очень голодных Драконов.
   Шаур молча кивнул.
   Зайдя в кабинет, застаю обоих мужчин вполне уже уютно развалившимися в креслах. И, как всегда, с вином.
   -- Нет, это нормально? Не успели встретиться, как обязательно надо приложиться к бутылке.
   Оба Дракона в изумлении застыли с бокалами в руках.
   -- Маэлан, а ты точно уверен, что тебе необходимо жениться? -- Задумчиво спрашивает Грэммер.
   -- Уже не очень, -- лыбится Маэлан.
   -- Ты хоть сегодня ел, бедолага? -- Совершенно не разделяю я их шутки.
   -- Не помню, -- растерянно отвечает мне Маэлан. И я понимаю, что нет.
   -- Сначала поешь, потом пить будешь. -- Я решительно забираю у него бокал.
   -- Мне вот интересно, почему ты у любимого мужа не поинтересуешься, не голоден ли он. -- Обиженно бурчит Грэммер.
   -- О тебе Шаур заботится, он тебя голодным ни за что не оставит, а о бедном мальчике побеспокоится некому. -- Парирую я, и показываю мужу язык.
   -- Мальчик! -- Презрительно фыркнул Грэммер, а потом ехидно добавил. -- Вообще-то я другой голод имел в виду.
   У меня вытянулось лицо, а Маэлан захохотал.
   -- Хвост...
   -- Оторвешь! -- Мы с Маэланом хором закончили очень свежую мысль Повелителя.
   -- Уже спелись. И давно, -- вздохнув, вынес приговор нам Грэммер. А потом, притянув меня к себе и усадив на колени, уже серьезным голосом сказал. -- Рассказывайте...
  
  
  
  
  

Независимость - это возможность послать

того, кого считаешь нужным,

тогда, когда считаешь нужным,

туда, куда считаешь нужным.

   Грэммер Эрам Дэвеш
  
   Пока мы ждали обеда, мое сокровище успела: рассказать все, что добыла в Граде, два раза со мной поругаться, причем один из них почти с мордобоем, попросить прощения, отобрать у меня бокал с вином, обозвав алкоголиком, вернуть его, бокал, обратно, очень нежно, при этом, поцеловав, попытаться выведать мои секреты, надуться, а потом опять простить и уютно устроиться на моих коленях.
   У-у-ф! Деятельная она у меня, очень. У-р-р! Обожаю!
   Сейчас моя горячо любимая супруга сидела в моих объятиях, уплетая ужин, и ни сколько при этом мне не мешала. Даже наоборот, очень сильно возбуждала мой аппетит. Правда, последний не имел к ужину никакого отношения.
   Меня волновал голод совсем другого свойства. Я сидел и, глядя на жующего напротив Маэлана, рассуждал, выставить его сейчас и заняться, наконец, с женой решением "очень важных государственных" вопросов, или дать ему поесть. Маэлана жалко оставлять голодным, но и себя жалко тоже, ибо сил терпеть свое "волнение" не было уже никаких. Еще и зараза эта, любимая жена, то есть, постоянно ерзает, совсем даже не добавляя спокойствия. Мне уже надоело сидеть таким "разволнованным" и я, не выдержав, урвал-таки, свой поцелуй, постаравшись хоть немного утолить свой голод.
   Маэлан подавился.
   Аниам захихикала.
   Голод остался.
   Откашлявшись, Маэлан тихо проговорил, уткнувшись в тарелку и, о чудо, жутко краснея:
   -- Отправляясь к вам, никогда не знаешь точно, на что нарвешься.
   -- Ты закончил? -- Нетерпеливо спросил я, со значением посмотрев на друга.
   Мне срочно требовался перерыв. Да! Я очень устал и мне надо отдохнуть прямо сейчас! Срочно! Мой Дракон меня в этом поддерживал целиком и полностью. Он во всю уже рычал и строил глазки Драконице супруги.
   Маэлан упорно жевал, видимо решив, бороться за еду до конца. Я с ненавистью смотрел на каждый кусок, который друг отправлял себе в рот.
   "Почему некоторые такие прожорливые?!"
   Вон нам с Драконом много и не надо. Немного вкусить, чуть-чуть совсем, так, в качестве аперитива перед основным ночным блюдом.
   А тут сидят некоторые наглые и жуют, жуют...
   Жена змейкой соскользнула с моих колен и, понимающе усмехнувшись, вот ведь зараза такая, отошла к окну.
   Я уж было собрался напомнить, что меня вчера вообще-то оставили голодным, и я имею моральное право на компенсацию, и мне плевать, что напротив сидит один наглый и голодный Дракон, которого, кстати, я могу в любой момент и турнуть. Но наткнулся на строгий взгляд жены. Еще и пальцем грозит! Жестокая...
   Ну, почему я должен страдать?! Я всю ночь не спал, весь день, как проклятый работал, ради этого гада, меду прочим, который мне сейчас портит все, а теперь, когда я прошу немного ласки, мне грозят пальчиком, ясно давая понять, что до ночи я ничего сладкого точно не увижу. А ночью? Вдруг ей опять приспичит о чем-нибудь поговорить, и я снова останусь ни с чем? Отправить бы сейчас этого Маэлана куда-нибудь...
   Кстати, по поводу отправить...
   "Сейчас я тебе аппетит испорчу, и ты сам отсюда свалишь! Быстро, быстро!"
   -- Маэлан, ты завтра отправляешься на Землю.
   -- Куда?! Куда?! -- Ох, как у них хором хорошо получилось.
   А у наглеца-то кусок изо рта вывалился! Красота! Хоть какое-то удовлетворение...
   "Так, Грэммер, спокойно! Надо взять себя в руки. Ненадолго, но надо. Всего потерпеть-то немного. Сейчас с этим "ценным кадром" решу, а потом уж и у-р-р! Отор-р-рвусь сегодня! Я ж ее, мерзавку такую, к кровати привяжу, чтобы пальчиками впредь не грозилась! Смелая какая. Я ее... Стоп! Контроль! Сейчас... Вот, прямо сейчас... Вдох... Выдох..."
   -- А затем, друг мой, что я так решил. -- Уже вполне спокойно ответил я Маэлану, на жену предпочитая не смотреть, ибо сорвусь ведь.
   "Боги! Веду себя как мальчишка! У меня же вся ночь впереди!"
   -- Но причину хотя бы объяснить ты можешь? -- Рассеянно спросил Маэлан, думая о чем-то своем.
   И готов поставить на свой хвост, что я знаю о чем, вернее о ком, он думает. Перебьется! Ему полезно охолонуть слегка. Он думает, я не знаю про их сегодняшние художества? П-ф-ф! Я все и всегда знаю. По крайней мере, все, что входит в сферу моих интересов. Так что пусть скажет спасибо, что не заостряю внимание на нем и его парнях. А если, вдруг, заострю? Интересно, а что он мне ответит на такой вопрос?! Но вместо этого, я, подумав, решил пока приберечь этот козырь на потом, а пока просто придавить слегка морально.
   -- Тебе недостаточно желания Повелителя? -- Спросил я вкрадчивым голосом, который, как я знаю, "обожают" все подданные, особенно когда я говорю так проникновенно, глядя прямо в глаза.
   Маэлан побледнел.
   Аниам насмешливо фыркнула.
   Я обернулся к ней и подарил ей ее персональную порцию моего взгляда. А что? Я уже вполне владел собой, чтобы поставить некоторых зарвавшихся и особо веселых на место.
   "Во-от! А теперь ты, любимая, будешь думать о том, что и как я тебе сделаю после того, как отправлю Маэлана на... Землю!"
   -- Что я должен выполнить, Повелитель? -- Синие глаза смотрели внимательно и серьезно.
   "Чудненько!" -- Я мысленно потер я руки, а вслух сказал:
   -- Мне нужна вся информация на нашего парня. Все, что нароешь. Слепок ауры Аниам тебе передала? -- Маэлан утвердительно кивнул. -- Отправляешься завтра, на рассвете. Джэллал даст проводника. -- И, с особым удовольствием и злорадством, я добавил. -- Свободен!
   Маэлан с тоской посмотрел на недоеденный ужин и поднялся из-за стола.
   А вот и не стыдно мне, ни капельки! Я же не оставил его совсем голодным. Он поел! Ну и что из того, что самую малость? Много есть вредно!
   Дождавшись, когда за другом закроется дверь, я, кровожадно улыбнувшись, повернулся к жене...
   Ну-с! У нас тут дело одно намечается...
   -- У меня это, дела по хозяйству, срочные, -- Смущенно пролепетав, жена попыталась улизнуть. Щас!
   -- Белье замочила? -- Предположил я, перекрывая ей пути отхода.
   -- Ага! -- Радостно закивала она, пытаясь просочиться мимо меня.
   -- Успеешь, позже. У нас с тобой есть кое-что поважнее...
   Я думаю, что буду достаточно убедителен, чтобы она забыла на ближайшее время обо всем.
   "Я в тебя верю!" -- Ободряюще прорычал Дракон.
   А я, подхватив жену на руки, начал приводит ей первые аргументы...
  
  
  
  
  

В природе у человека остался только

один естественный враг - это женщина.

   Аниам Грэммер Дэвеш
  
   -- Ну, и чего ты Маэлана выгнал, сумасшедший? Поесть бедолаге не дал нормально. Лишний час потерпеть не как? -- Устало хихикнула я.
   Муж лениво рисовал узоры на моем плече, довольно щурясь с наглой и сытой мордой. Прямо не Повелитель Драконов, а кот какой-то, только что не мурлыкает.
   -- Я соскучилсссся, -- прошептал Грэммер и прошелся по плечу легкими поцелуями. М-м-м.
   -- Потерпеть всего какой-то часик не судьба? Парень и так сегодня намотался.
   Муж вздохнул и, мягко освободившись от меня, встал с кровати.
   Вернулся через минуту с бутылкой и бокалами.
   -- Вот почему тебе обязательно надо испортить момент, любимая, -- усмехнулся он, протягивая вино. -- Не мог я больше терпеть, не мог. И ничего с твоим драгоценным Маэланом не случится. И вообще, тебе не кажется, что мы уже вторую ночь подряд обсуждаем постороннего мужчину в нашей кровати, супружеской, между прочим. Это я на всякий случай напоминаю некоторым легкомысленным особам.
   Я фыркнула, глядя на его лицо. Если бы сейчас кто-нибудь увидел Грэммера, то непременно бы сделал вывод, что бедного мужчину держат на голодном пайке месяц, как минимум. Он же только что сыто улыбался. Во нахал!
   -- Милый, я говорила, что ты маньяк?
   -- Ага! А еще, сексуальный! А что?
   -- Да так...
   Я невольно поддалась обаянию мужа, совсем забыв, что супружник мой любимый ничего не делает просто так. Нет, я вполне могу согласиться, что он соскучился, но, вот сейчас, меня что-то напрягает. К чему эти упреки о третьем в нашей постели? Вино это? Почему упорно не хочет говорить про Мэла?
   -- А ты зачем Маэлана отослал на Землю? -- Спросила я, просто так, чисто по наитию.
   -- Мне надо знать все про этого самородка, -- Грэммер сверкнул глазами, всего на миг, но я успела понять, что чуечка моя верная права. Задумал этот Дракон что-то.
   -- Ой-ли?!
   -- Аниам, а расскажи-ка мне о своих планах на завтра. -- Супруг тихонько потягивал вино, внимательно следя за мной из-под ресниц.
   "Просчитывает варианты, гад чешуйчатый! Вот почему с ним всегда, как бег по краю пропасти. Интриган!"
   -- А давай, Грэммер, ты не будешь с темы соскакивать!
   -- Фи-и! Ваш сленг, леди, меня просто убивает! -- Снова глоток и пристальный взгляд.
   Ну-у! Если уж мы до моих манер добрались, то точно что-то задумал. И Маэлана просто убрал, чтобы не мешался. А скажет ли мне? Большой вопрос. Судя по всему, колоться он не намерен.
   Муж улыбнулся кончиком рта, глаза по-прежнему оставались холодным и оценивающим, как у игрока, который очень не хочет, чтобы его поймали за руку.
   -- И все-таки, любимая, мне хотелось бы знать, чем конкретно ты займешься?
   "Так да? Ну, что же, ты сам это предложил!"
   -- Чем, чем? Мужика буду завтра соблазнять, -- легко ответила я, постаравшись, чтобы улыбка получилась хищной.
   Судя по реакции мужа, мне это вполне удалось. А что? Я тоже умею играть.
   -- Анька! -- Грэммер оскалившись, зарычал.
   Я невинно похлопала глазками.
   "Что? Эта тема нам тоже не нравиться?"
   -- Может, все же о Мэле поговорим? -- Ехидно предложила я.
   Муж улыбнулся и отсалютовал бокалом, признавая мой удачный ход. Не спеша, допил вино, с интересом рассматривая меня.
   -- Ну, почему же? Можно поговорить и о соблазнении, -- задумчиво проговорил он, отставляя бокал.
   Затем мягким движением, с грацией хищника, которая меня всегда поражала и заставляла дрожать в предвкушении, скользнул ко мне.
   -- И как же ты будешь соблазнять? -- Промурлыкал он, вынимая бокал из моих рук и отправляя его легким движение к столику.
   Бокал проплыл по воздуху и мягко опустился на гладкую поверхность стола...
   Проводив его взглядом, я повернулась к мужу и спокойно взглянула ему в глаза. Нет, милый мой, на меня фокусы эти не действуют. Я и сама не хуже могу. Муж понимающе хмыкнул, но снова оценивающе прищурился.
   -- Ань, давай ничья, а? -- Неожиданно рассмеялся он. -- Про задумку с Маэланом я все равно тебе не скажу, даже не пытайся. -- Увидев мой недовольный взгляд, добавил. -- Можешь подуться, я подожду. Но недолго. -- Все также с улыбкой, но уже строже добавил он. -- А вот твои планы действительно стоит обсудить. Помощь не нужна?
   -- Нужна. -- Легко согласилась я.
   К чему отрицать очевидное. К тому же, я могла бы пообижаться, но это ничего бы не изменило. Грэммер был абсолютно искренен. Я его знаю. Сказал, что не скажет - значит, не скажет. И выпытывать было бесполезно. Только нервы себе и ему измотаю.
   Муж растянулся рядом на животе и, подставив под подбородок ладони, с явным интересом посмотрел на меня:
   -- И какая помощь тебе нужна? Говори. Ты же знаешь, что сделаю все, что смогу.
   -- А скажи-ка мне, Грэммер, какие женщины тебе нравятся?
   -- Мне нравишься ты, -- проурчал муж, глаза его сверкнули и потемнели.
   -- Нет, ты не понял. Какого типа тебе нравятся женщины, в принципе? Как мужчине.
   Муж задумался... Потом поднялся и сел напротив "по-турецки".
   -- Наверное, яркие, красивые, опасные... -- Задумчиво проговорил он. -- А вообще, знаешь, Ань, оказывается, что до тебя меня как-то не интересовало, что из себя представляют женщины. Они для меня были, -- Грэммер прищелкнул пальцами, -- развлечением, что ли. Надо же? Я только сейчас подумал, что я по большей части и лиц-то ведь не помню...
   Муж до такой степени выглядел растерянным, причем совершенно искренне, что я хихикнула. Он снова удивленно посмотрел на меня и, взяв за руку, прошептал:
   -- Серьезно, Аниам! Мне же только с тобой с самого начала было интересно говорить, спорить. Я ведь до этого абсолютно откровенно считал, что такой орган, как голова, женщине вообще не нужен. У нее много других более важных мест. Надо же! -- Грэммер хмыкнул и взъерошил свои волосы.
   -- А мне, значит, голова не лишняя? -- Съехидничала я.
   -- О-о! -- Усмехнулся муж и поцеловал мою ладонь. -- В твоей головке так много интересного, важного и полезного! Но ведь ты не просто так спросила? -- Взгляд Грэммер снова сделался внимательным и серьезным.
   -- Я пытаюсь рассуждать. Вот зная тебя, я могу предположить, на какую женщину ты поведешься. -- Грэммер недовольно рыкнул. Я усмехнулась. -- Не принимай буквально на свой счет, дорогой. Я чисто теоретически. -- Муж немного успокоился. Я продолжила. -- А вот, этакий, "ботаник-социолог", какой женщиной может заинтересоваться?
   -- Кто такой "ботаник-социолог"?
   -- Ну, это такой умник, зубрилка, "книжный червь". Так понятнее?
   -- Понятнее, -- согласился муж и слегка прикрыл глаза, задумавшись. -- Я думаю, -- начал медленно он, снова прищурившись на меня, -- такая, как ты ему точно не понравится.
   -- Почему?
   -- Ты для него слишком яркая, слишком сильная, слишком красивая. В общем, в тебе всего для него слишком. Такая женщина должна его отпугнуть и почувствовать себя слабым. А мы, мужчины, этого не любим.
   -- Все правильно. Спасибо. -- Удовлетворенно произнесла я. -- Если мы думаем одинаково, значит на верном пути. Мне кажется, сильным он себя почувствует рядом с, этакой, серой, восторженной мышкой, которая будет глядеть ему в рот и бесконечно восхищаться.
   -- Восхищаться? -- С завистью переспросил муж?
   -- Ты тоже хочешь такую?! -- Удивилась я.
   -- Упасите Боги! Зачем мне серая мышь? Что мне с ней делать? Нет, с такой мне было бы совсем неинтересно. -- Рассмеялся Грэммер, а потом хитро прищурился и добавил. -- А вот от восхищения я бы и сам не оказался!
   -- Ну, иди тогда ко мне, -- с улыбкой прошептала я. -- Буду восхищаться...
   -- Даже не сомневайся, -- выдохнул в губы муж, -- у тебя для этого сегодня будет достаточно поводов...
  
  
  

* * *

  
   Я стояла перед зеркалом и усиленно работала над личиной.
   Так... Сначала лицо... Немного бледненькое, чуть вытянутое, большие наивные глазки, обязательно убрать искорки, поменьше яркости... Носик лучше курносый, губки маленькие, мягко очерченный подбородок... Волосы лучше длинные, короткие говорят о независимости, а мы зависимые, очень зависимые, светлые, слегка вьющиеся...
   Критично осматриваю себя. Нет, не годится... Цвет глаз не тот. Лучше серо-голубые... И линю рта более мягкую, чтоб совсем без характера... А носик надо посимпатичнее. Мы же хоть и мышки, но симпатичные, миленькие и домашние... И податливые, как воск.
   Попробуем изобразить восхищение... Ротик приоткрыть, глазки распахнуть... Да... только реснички надо все же подлиннее.
   Ну, вроде ничего так получилось...
   Теперь фигура... Рост однозначно убрать, я должна быть ниже, чтобы он смотрел на меня сверху вниз, снисходительно и покровительственно... Плечики слегка опустить... Вот грудь уменьшать, или не надо?
   -- Грэммер! Грудь убираем, или оставить, как есть?
   За дверью раздается звон разбитой посуды и тихое ругательство. В дверь тихонько поскребся муж.
   -- Любимая! Ты что там делаешь? -- Обеспокоенно спросил он.
   -- Личину я тут делаю. А ты чё подумал?
   -- Родная, не пугай меня так больше. -- Облегченно вздохнул муж.
   -- Так что с грудью? -- Я нетерпеливо крутилась возле зеркала, никак не зная, на каком варианте остановиться.
   -- Я думаю, -- медленно проговорил супруг, -- лучше оставить. Он же мужик. Кто ж от такого богатства откажется! -- Хохотнув, закончил он.
   Я фыркнула, но все же согласилась. В конце концов, он мужчина, ему виднее.
   Так. На чем я остановилась? Фигура... Оставим, наверное, формы почти без изменения... Немного просто смягчим... Руки... Маникюр убираем, однозначно... ноготочки аккуратненькие, но без претензий... Пальчики длинненькие, ладошка узкая...
   Еще раз смотрю в зеркало.
   По-моему хорошо получилось? Этакая трогательная, вполне симпатичная девочка, которой ну просто срочно нужен интеллигентный, умный мужчина, чтобы уверенно вести ее, дурочку, по жизни...
   Перед выходом из гардероба я немного постояла, предвкушая реакцию мужа, а потом уверенно толкнула дверь.
   Мои ожидания более чем оправдались.
   -- О, Боги! -- Сдавленно прошептал Грэммер, подавившись и выронив из рук чашку. Судя по его обалдевшему виду, впечатление мне произвести удалось.
   Откашлявшись, муж жалобно пробормотал, -- ты только постоянно так не ходи. Ладно? Между прочим, это уже вторая чашка. -- Обиженно добавил он.
   -- Завтракать надо за столом! -- Нравоучительно изрекла я.
   -- Да, ты понимаешь, -- виновато проговорил Грэммер, -- я почему-то из-за груди так разволновался, что решил здесь подождать.
   -- Боишься? -- Съехидничала я.
   -- О-очень! -- Развратно улыбнулся муж, но снова оглядев меня, недовольно поморщился.
   Я про себя усмехнулась. Было видно, что мой образ его явно не возбуждал. Ну и отлично!
   -- Как считаешь, очки не нужны?
   -- Не-е! Будет явный перебор. -- Еще раз внимательно осмотрел меня муж и, вздохнув, добавил, -- что-то у меня даже аппетит пропал.
   Из его уст это звучало, как явная похвала. Выглядела я просто великолепно и была готова к охоте...
   -- А ты чем займешься? -- Спросила я, усаживаясь за завтрак. Мне аппетит никто не портил, он у меня отличный.
   -- Я сегодня намерен день провести с дочерью. Полетать ей обещал. -- Ответил муж, а потом снова поморщился. Что его так убивает мой новый образ. Надо же, какой он у меня, оказывается, привередливый!
   -- А ты чего не ешь? -- Не удержалась я от ехидства.
   -- Да знаешь, любимая, как-то внешний вид твой не располагает. Я лучше потом.
   -- Хамите, Повелитель Грэммер.
   -- Хамлю, -- легко согласился муж, а потом рассмеялся. -- Ань, ты только дома так не ходи. А то у меня не только аппетит пропадет.
   Я фыркнула и чуть не подавилась, представив, что я такая красивая в кровать к нему улягусь. Импотентом ведь станет чего доброго.
   -- Не буду, -- пообещала я.
   Грэммер явно облегченно вздохнул.
   -- Ну, ладно. Пошла я.
   -- Иди, иди, соблазнительница...
  
  
  
  
  

Раскаиваться, - значит прибавлять

к совершённой глупости новую.

   Элегиэм Грэммер Дэвеш
  
   Что за дурацкое правило, вставать на рассвете! Нет, я, конечно, все понимаю. Драконы очень рано встают, но не до такой же степени! Почему обязательно на рассвете? Почему не поспать, например, еще пару часиков? Я бы не прочь, хотя и Дракон. Нет же, мой папочка встает вместе с солнцем, и все во дворце, естественно вместе с ним. Хотя, вот это я как раз считаю противоестественным. Насколько я знаю, мой родитель по несколько суток может не спать. Что теперь всем остальным бодрствовать вместе с ним? Нет, ну я понимаю, охрана его личная. А мы-то за что наказаны. Согласитесь, что это бред?
   И вообще, мне никуда не охота. Особенно на тренировку эту, будь она неладна! Почему я должна на рассвете бегать и махать мечом, когда просто хочу спать?! Вообще, по-моему, эти двое ненормальных друг-друга нашли, я имею в виду моего папочку и Маэлана. Ну, и трудились бы на благо государства Драконов вдвоем, и не портили бы остальным жизнь. Так нет же, им видимо вдвоем скучно. Они остальным тоже жизни не дают.
   Вы уже поняли, что настроение у меня с утра ноль, причем абсолютный. Кое-как соскребла себя с кровати, сейчас хожу, тыркаюсь, как слепой котенок, ворчу. Спит не только душа, но и организм. Пытаюсь, как могу, оттянуть утреннюю экзекуцию.
   Но Маэлан строгий учитель, это я уже успела понять. И трудоголик еще тот, это мне тоже уже ясно. Поэтому, ворчи не ворчи, а пришлось заставить себя проснуться и одеваться. Лишнее, знаете, как-то бегать не хочется. Мне бы положенное выдержать.
   Ремень еще этот дурацкий! Кое-как застегнула. Теперь только волосы уложить и я все, я готова. Вроде опоздать не должна...
   Я заплетала косу, когда раздался стук в дверь.
   -- Заходите уже! -- Вот кого несет в такую рань? Тем более что я опаздываю.
   И вообще, приходить в гости на рассвете к девушке неприлично! На рассвете и приличные девушки, и неприличные должны спать, сладко и крепко. Но видимо кто-то считал иначе. И кто он этот самоубийца?!
   -- Принцесса! Можно?
   Маэлан? Странно. А он-то что тут делает? Я как-то рассчитывала увидеть его несколько попозже.
   -- Я думала, что мы на тренировке встретимся, -- начала я и осеклась.
   Маэлан был непривычно серьезен, собран и... грустный. Даже, наверное, не грустный, а потерянный какой-то.
   -- Что случилось, Мэл?
   -- Ничего особенного. Я пришел сообщить, что занятия сегодня отменяются. -- Спокойно ответил он, хотя все же было заметно, что спокойствие дается ему непросто, очень не просто. Губы вон кусает и побледнел слегка.
   -- Почему?! -- Растерялась я. Мне неожиданно для себя стало как-то пусто и неуютно, словно сквозняк подул. Неприятный и холодный.
   -- Я срочно вынужден покинуть дворец. На несколько дней. Служба. -- Мужчина, наконец, смог справиться, его лицо вновь приобрело спокойное, слегка насмешливое выражение. -- Не переживай, с завтрашнего дня тренировки возобновятся. Их будет проводить твой отец. Считай, тебе даже повезло. Он лучший мечник в этом мире. -- С улыбкой закончил Мэл. Только в глазах по-прежнему виден был отголосок грусти.
   -- Но что произошло? -- Уже в нетерпении спросила я. -- И вообще, я как-то не намерена была менять учителя! -- Не знаю зачем, недовольно добавила, не успев прикусить язык.
   В глазах Маэлана промелькнуло удивление и, готова поспорить, радость, но он быстро опустил взгляд, а когда снова посмотрел, в синих глазах уже не было ничего, кроме спокойной уверенности.
   -- Так решил Повелитель. И не нам с тобой обсуждать его приказы. Мне нужно уехать на несколько дней.
   -- Но почему?
   -- Приказ Повелителя, -- спокойно и настырно повторил Маэлан. -- Я на службе, и обязан подчиняться приказам, отказаться я не могу, рассказать, куда и зачем, я тоже не могу. Так что, обсуждать тут нечего.
   Я, опустив голову, молчала. А что тут ответишь? Он прав. Маэлан - Дракон подневольный. Просто жалко так! Я даже сама не думала, что будет так неприятно узнать, что не увижу его.
   -- А несколько - это сколько? -- Блин! Прикусить язык, что ли?
   -- Я думаю, не больше недели. -- С улыбкой рассматривая меня, ответил Маэлан.
   Я не знала, что ответить. Он тоже не спешил ни говорить, ни уходить, словно чего-то ждал. Молчание явно затягивалось...
   Мужчина пристально смотрел на меня, взгляд его постепенно темнел. Я физически ощущала, как он скользит по мне. Вот пытается что-то найти в моих глазах, слегка касается губ, ласкает шею грудь, спускается ниже... От этого взгляда становится жарко, словно он не смотрит, а вполне реально гладит. Я судорожно пытаюсь вздохнуть и не могу, хочу, чтобы хоть немного прийти в себя и обрести привычную уверенность, что-то ответить, и не могу. У меня просто не получается поймать убегающие мысли и подобрать слова. Я, как голая перед ним, как будто он с меня снял все, даже кожу, оставив обнаженными нервы и чувства. Его взгляд проникает глубоко, туда, где прячутся от всех, даже от себя самой, все тайные мысли и желания, туда, где живет моя Драконица, где правят инстинкты, а не разум.
   Драконица просыпается и поднимает голову, с явным интересом изучая ЕГО. И я понимаю, что видит она не стоящего передо мной мужчину, а того, кто внутри. И тот, кого прячет Маэлан, ей явно нравится...
   Видимо приняв какое-то решение, Маэлан делает шаг и берет за руку.
   -- Эль! Прости меня, но просто очень хочется! Не могу устоять...
   Я не успела ничего, ни спросить, ни сделать. Мужчина одним резким рывком прижал меня к себе.
   Глаза в глаза... Я смотрю глазами своей Драконицы и вижу Дракона, рычащего от страсти и желания... Секунда, и горячие и мягкие губы накрывают мои...
   Маэлан не целовал меня, он вкушал, нежно и осторожно... Он чуть касаясь, пробует мои губы на вкус, слегка прикусывая и тут же отпуская, его язык ласково скользит по губам, как будто спрашивая разрешения ... Танец нежности, завораживающий и пьянящий, легкий натиск, будоражащий кровь, и отступление, вызывающее досаду, танец, зовущий за собой, обещающий сладость и наслаждение, и ждущий ответа. И неожиданно для себя я отвечаю... Мои руки опять на его плечах... И снова этот сводящий с ума вкус мяты и вина. Я проваливаюсь в свои ощущения, как в тягучую трясину, из которой уже не выбраться. Маэлан везде... Я запуталась в его руках, в его губах, как бабочка в липкой паутине. Глупая еще бьется, но уже пропала. Пропала... Как могут быть губы такими пьянящими, а объятия такими жаркими и желанными? Я хочу раствориться в этом мужчине, его коже, его дыхании... Мне хочется, чтобы он не отпускал и не прекращал целовать, не смотря на то, что уже не хватает воздуха, и я держусь за самый краешек сознания. Но даже на этом самом краешке, я не хочу, чтобы он прерывался...
   Драконица рычит и пол уходит из-под ног. И в поцелуе уже совсем нет нежности. Я задыхаюсь... От страсти, которая вспыхивает и бежит по мне, как языки пламени, охватывая меня всю до кончиков пальцев на руках и ногах. Я готова броситься навстречу этой страсти, дрожа от нетерпения и желания...
   Неожиданно все прекратилась. Маэлан отстранился.
   Я с трудом открываю глаза, Драконица недовольно рычит и стонет.
   Глаза мужчины полыхает темной синевой, он дрожит и видно, что изо всех сил пытается удержать контроль.
   Маэлан на мгновение прикрывает глаза, и передо мной снова спокойный и уверенный мужчина, только в глазах такая нежность, что кажется, я в ней сейчас утону и погибну. А я и так почти погибла.
   -- Эль! Я так буду скучать! -- Мужчина мягко, почти невесомо, касается моих губ. -- До встречи, любимая...
   И быстро исчезает за дверью.
   Я касаюсь припухших губ и не могу собрать разбежавшиеся мысли.
   Стало как-то пусто и неуютно, словно ушел кто-то очень важный и нужный. И последние слова...
   Что это было? Он мне в любви признался, что-ли?!
   Как же так, почему? Он ведь не из тех, кто бросается словами. И что это все должно обозначать?
   Еще более непонятно, что происходит со мной. Я не против что-ли? Почему мне так хорошо рядом с ним? Почему без его рук стало так одиноко и тоскливо. И почему Драконица так стонет?
   -- Тебе-то что надо? -- С легкой досадой спрашиваю я.
   Но она молчит и тихо плачет. Почему? Кто-нибудь мне может объяснить, что же происходит? И главное, что теперь с этим всем делать?
   Думать о том, что мне нравиться этот мужчина, я даже боюсь. Что скажет и что сделает с Маэланом отец, мне даже представить страшно.
   -- Вот зачем он сказал эти слова? -- В отчаянии простонала я, хотя умом понимала, что даже, если бы он промолчал, это ничего бы не изменило.
   Дракону не нужно говорить о чувствах своей Драконице. Они понимают и чувствуют друг друга без слов, по рычанию и запаху, по стуку сердца и прикосновениям. Именно поэтому моя Драконица сейчас стонала от тоски. Она почувствовала ЕГО. И даже, если бы Мэл промолчал, это не изменило бы ничего. Уже ничего...
   Желудок напоминает своим урчанием, что пора возвращаться в реальность.
   Это сколько же я просидела? Наверное, не меньше часа, точно. А мыслей нужных так и не появилось.
   -- Мальчики! Принесите мне что-нибудь, кушать оченно хочется, -- торопливо добавляю на удивленные взгляды своих "Чипа и Дейла".
   Странно как-то они на меня посмотрели. Я что, умерла и являюсь в кошмарах? Быстро иду к зеркалу, чтобы убедиться, что они ошиблись, и я все еще жива.
   М-да... Я бы тоже испугалась... Губы искусаны, лицо бледное, в глазах безумный блеск.
   "Что-то ты, девонька, расклеилась, однако. Ну, подумаешь, признался мужик в любви! Никто же не умер!" -- Говорит оптимистка.
   "Пока не умер!" -- А это уже реалистка.
   Интересно, я буду спорить сама с собой, пока не свихнусь?
   Может, с мамкой поговорить?
   Или с отцом? Нет, "чур, меня, чур", с отцом я точно не буду, даже думать об этом нельзя. Во-первых, не представляю, как буду выворачивать душу перед фактически еще чужим для меня мужчиной, а во-вторых, вероятность, что Маэлан жив, пока я молчу, достаточно велика. Уж в этом-то моя внутренняя реалистка права.
   Мама? Готова ли я поделиться? А зачем? Мне нужен совет, или вправление мозгов? Хотя, Маэлан ее друг, и она к нему очень трогательно относится. Ну, и что? Друг - это друг, а дочь - это дочь. И зная ее маниакальное стремление защитить меня от всего, я бы не решилась предугадывать реакцию своей родительницы в данной ситуации. А голову оторвать зарвавшемуся Дракону моя маман может столь же быстро, как и папочка.
   Тогда что? Молчать и попытаться разобраться самой? А в чем? В его чувствах ко мне? А что тут разбираться? По-моему, мужчина высказался более чем понятно и доступно. И он не просто так болтанул. Этот не будет молоть всякие глупости просто так. Не-ет, не тот тип. И если решился сказать, значит, подумал, крепко так подумал. Что так невмоготу, что наплевать на собственную голову? Похоже, на то.
   А я? А что я? Дуру свою, Драконица которая, я, конечно, заткну, может она, как та девица, что мужиков не видала и теперь бросается на первого встречного. Да и не собираюсь я идти у нее на поводу. Слава богу, характера и силы у меня хватает, чтобы держать эту особу в узде. Тут я сразу расставила все по местам, как только она появилась. Я не собираюсь быть в нашем тандеме ведомой и идти на поводу у звериных инстинктов. Я - главная, и решать всегда буду только я. Зараза не сразу, конечно, но поняла, что лучше со мной не связываться. Вон и сейчас присмирела и сидит, не высовываясь. Вот и хорошо. Мне сейчас нужны холодные мозги, а не ее скулеж.
   Так, о чем я? А, да... Мама... А вот не буду я с ней разговаривать. Не хочу выслушивать советы. Решение я буду принимать сама. Может, мне просто крышу сорвало от близости мужчины. А что говорит сердце? Господи, какое сердце? Бред полный! Мозги-то зачем?! Мне хватит драгоценного опыта моих родителей. Не собираюсь идти по проторенной дорожке и повторять чужих ошибок. Любовь? Никакой любви я пока не чувствую, по крайней мере такой, как я себе представляла? Ну, потряхивает меня слегка в ЕГО присутствии. Это любовь? Не уверена. А что? Гормоны? Так их и усмирить можно.
   В дверь постучали. Завтрак? Завтрак - это хорошо. Мозг надо питать, он мне в ближайшее время понадобится...
   Чип, или Дейл, кто их разберет одинаковых, молча поставил поднос на столик и также молча удалился. Нравились все-таки мне эти парни. Молчаливые, точные и конкретные. В этом Маэлану не откажешь, чувствует он меня. Так, стоп! Думать мы о нем не будем!
   Взяв булочку, я подошла к окну и снова задумалась...
   Вот сейчас сама себе противоречу. Не хочу думать о НЕМ, а думаю... Надо что-то делать с этим.
   Что? Читать? Мне скоро тошнить будет от чтения. Попросить у отца дополнительные занятия? Есть резон. К тому же, Старэс должен сегодня прилететь. Очень хорошо. Просто отлично! Значит, надо настоять на плотном расписании. Например, с утра тренировка, потом до обеда и после занятия магией, а вечером снова тренировка. Тогда я уставать буду, как последняя..., не знаю кто, но последняя. И мыслей бредовых возникать не будет.
   А, скажем, через недельку, когда смогу спокойно и взвешенно рассуждать, обо всем и подумаю. План есть? Есть. Вот и отлично. Надо сегодня поговорить с отцом о расписании, все равно он его будет утверждать, вот и обсудим.
   В дверь снова раздался стук.
   -- Да! -- Кого я не хочу сейчас видеть? Мать или отца?
   Отец...
   Ну, если подумать, не самый плохой вариант. С мамой мне, наверное, не удалось бы сохранять спокойствие...
   -- Эла? Можно к тебе?
   -- Да, проходи, конечно. Я не занята.
   -- Я прервал твой завтрак? Извини.
   -- Нет, все в порядке. Я уже закончила.
   Грэммер с сомнением посмотрел на практически полный поднос. Я в ответ пожала плечами.
   -- Нет аппетита? -- Прищурившись, посмотрел на меня он.
   -- Нет, просто я не в силах съедать столько, сколько пытаются впихнуть в меня мои телохранители. -- С улыбкой, надеюсь, что вполне натуральной, ответила я.
   Грэммер еще раз, с сомнением, посмотрел на поднос с почти нетронутым завтраком. У меня создалось очень стойкое ощущение, что он сейчас пойдет и стребует с этих бедолаг полный список доставленных блюд, потом сравнит с тем, что осталось и высчитает то, что я съела. Слава богу, здравый смысл моего заботливого папочку не покинул, а может о просто не захотел ловить меня на лжи, чтобы не унижать. Не знаю, но Грэммер сделал вид, что поверил.
   -- Ты что-то хотел?
   -- С завтрашнего дня заниматься боевой подготовкой с тобой буду я сам.
   -- Я уже в курсе.
   -- Вот как? -- Грэммер изучающее смотрел на меня, словно что-то пытался найти.
   Ха! Ищи, ищи! Лицо я держать умею. Что? Не достаточно хорошо? Что-то уж подозрительно он усмехнулся. Правда одними глазами и то всего лишь на мгновение. Надо попробовать быть поубедительнее.
   -- Ты по делу, или просто так заглянул?
   -- У тебя есть какие-то планы на сегодня?
   -- Планы? Тренировки сегодня нет, -- неожиданно для себя я произнесла это с горечью, легкой, но отец успел видимо заметить, и снова почти неуловимо пробежался взглядом. Я выругалась про себя на его наблюдательность, но смогла уже уверенно продолжить, -- так что, никаких, если только Лорд Старэс сегодня не прилетит.
   -- Прилетит. -- Утвердительно ответил Грэммер, но тут же поправился. -- Занятия начнутся с завтрашнего дня. Есть какие-либо пожелания?
   "Говорить? Не говорить?"
   -- Я бы хотела по боевой подготовке два занятия в день. -- Рискнула я.
   -- Вот как? -- Удивленно поднял брови отец. -- Позволь узнать, почему?
   -- Ты лучший! Мэл сказал... -- Я не успела прикусить язык так же, как и убрать испуганное выражение лица.
   -- Мэл... -- Снова задумчивое выражение лица напротив.
   "Блин! Ну что за мужчина? Невыносимо контролировать каждое слово и каждый жест. Как мамка его выдерживает?!"
   Грэммер повернулся к окну и несколько минут молча смотрел в небо. Потом медленно повернулся ко мне и мягко спросил:
   -- Дочка, ты мне ничего не хочешь сказать? -- А глаза настороженные, прожигают насквозь.
   -- Ну, если ты хочешь узнать о погоде, то, по-моему, дождя сегодня не предвидится. -- Я попыталась отшутиться и спрятать взгляд.
   Отец непонятно хмыкнул, но настаивать не стал, а потом подумал и с улыбкой уточнил:
   -- То есть ты считаешь, что погода летная?
   -- Вне всякого сомнения, -- я внутренне облегченно выдохнула, так как надолго меня бы явно не хватило.
   -- Ну, раз погода благоприятствует и у тебя день свободен, то я предлагаю полетать.
   -- Куда летим? -- Совершенно искренне обрадовалась я такому предложению.
   -- Мне тут в одно место надо слетать. -- Загадочно ответил отец. -- Предлагаю составить компанию. Ну, так как? Согласна?
   -- А почему бы и нет?
   -- Ну, тогда жду тебя минут через двадцать у входа. Надеюсь, времени хватит.
   С этими словами он направился на выход.
   -- Грэммер?!
   -- Что-то еще?
   -- А охрана с нами полетят?
   -- Обязательно. -- Сразу же став серьезным, ответил отец. -- Какие-то проблемы? -- Настороженно спросил.
   -- Просто... меня это немного напрягает. -- Пожала плечами я, хотя напрягает - это мягко сказано.
   Нет, я ничего не имею против своих мальчиков. Они не противные, не вредные, стараются. Но то, что за тобой кто-то постоянно таскается, не доставляет удовольствия от прогулок.
   -- Привыкнешь! -- Довольно резко ответил Грэммер. И тоном, не терпящим возражения, добавил. -- Твои телохранители обязаны быть рядом постоянно. И это не обсуждается. Я жду внизу.
   Ну, то, что характер у моего папочки в общем-то не сахар, для меня не новость. Успела уже оценить и порядок во дворце, и выучку его воинов. Да и сам факт, что этот мужчина сумел обуздать такую сильную женщину, как моя мать, тоже о многом говорит.
   Поэтому я постаралась не заморачиваться глупыми обидами, а постаралась побыстрее собраться. По крайней мере полеты стоили того, чтобы потерпеть собственную охрану. Да и с отцом лишний раз все же пообщаться хотелось. Что ни говори, а он интересный собеседник. Главное тему опасную обходить стороной.
  
  
  

* * *

   Когда я под конвоем своей парочки спустилась вниз, нас уже ждали Отец со своим телохранителем.
   В ответ на мой удивленный взгляд, Грэммер заговорщицки подмигнул, кивнув на Шаура, и сказал:
   -- Я же терплю...
   Типа, солидарность проявляет, что ли? Или это личный пример? Я усмехнулась, показывая, что оценила такой "жест доброй воли"...
   Когда взлетали, я в очередной раз полюбовалась на технику своего родителя. Все-таки грация у него потрясающая, движения плавные, перетекающие, когда непонятно где был человек, а где он превратился в Дракона, словно просто плавно перетек из одной формы в другую.
   Про взлет я вообще молчу. Как будто взлетает не тяжеловесный Дракон, а грациозная и легкая птица, мне еще долго до такого тренироваться, хотя взлетела я вполне сносно, даже похвалы удостоилась.
   Наши телохранители неслышно пристроились сзади. Вообще, у меня создалось такое ощущение, что пока я собиралась, вездесущий папочка успел дать моей охране дополнительные инструкции. "Чип и Дейл" были сегодня просто образцом деликатности и тактичности. Еще немного усердия с их стороны и они, по-моему, станут абсолютно невидимыми.
   Некоторое время мы летим молча. Разговаривать абсолютно не хочется. Я упивалась полетом, своей мощью и силой. Это невозможно описать и передать. Никто и никогда из тех, кто приговорен ходить не поймет нас, детей неба. Оно такое нежное и ласкающее, податливое на любое движение, так легко подчиняется любому твоему движение, потоки воздуха скользят по крыльям, заставляя захлебываться от восторга и упоения.
   Считается, что самое важное - это рога Дракона, которые говорят о его происхождении и статусе. Так вот. Бред и наглое вранье!
   Самое важное и ценное для Дракона - его крылья. Без них мы просто ящеры, жалкие ящеры. А с крыльями - повелители неба, его баловни и любимчики. И если бы я лишилась крыльев, то, наверное, не захотела бы жить. Я уверена, это скажет любой Дракон.
   "А куда мы летим?" -- Решила я все-таки удовлетворить свое любопытство.
   Летящий рядом черный Дракон сверкнул изумрудным глазом.
   "Что ты знаешь про священную пещеру Драконов?"
   Я задумалась. Ну, вообще-то про богов Драконов и их Прародителе я читала довольно много. И что это за пещера, я отлично знаю. А вот как ответить? Наверное, лучше сказать правду...
   "Я много про это читала. Но у меня другая вера".
   "Мамочкино влияние?" -- Недовольно фыркнул отец.
   "Это плохо?"
   "Это твой выбор. Но посетить Прародителя все же придется. Я должен представить Наследницу Драконов".
   "Что от меня требуется?"
   Черный Дракон снова фыркнул, сверкнув глазом:
   "Веди себя, как считаешь нужным. Я тебе полностью доверяю". -- А потом добавил непонятное. -- "Если нас вообще туда пустят!"
   "Ты о чем?"
   "Да так, мысли вслух!" -- Неожиданно по-хулигански хихикнул Грэммер.
   И мы снова надолго замолчали. Мне надо было вспомнить все, что я читала, чтобы не опозориться и не опозорить отца. Грэммер видимо понял и не мешал, лишь изредка поворачивая голову и сверкая глазами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  

Оценка: 7.50*84  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"