Краснова Ирина Евгеньевна: другие произведения.

Как кошка с собакой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.07*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ... Глупая, дикая кошка. Кому поверила? Разве ты не знала, что псам верить нельзя? Особенно этому. Псы и кошки никогда не будут друзьями. Никогда?! Никогда не говори никогда... Не знаю, что из этого получится. Даже не знаю, буду ли писать. Если будут читать, то наверное да. Ну, а если нет, то... Обновление 12.01.14


  
   ... Глупая, дикая кошка. Кому поверила? Разве ты не знала, что псам верить нельзя? Особенно этому. Псы и кошки никогда не будут друзьями. Никогда?! Никогда не говори никогда...
  
  
  
  
  
  

Как кошка с собакой

  
  
  
  
  
  
   Пролог
  
   ... Снег опять попал в нос. Ф-р-р-х! Вроде тихо... Под снегом шуршит мышка. У-р-р... С трудом подавляю инстинкты. А мышка-то горячая, вкусная, разрываешь ее и... Му... Снова трясу мордой, стряхивая с усов снег. Надо двигаться... Страшно, аж жуть, но надо. Кошка я или где?! Припадая на брюхо, осторожно делаю первый шаг, потом еще один, еще, мягко, неслышно. Под лапой не хрустнет ни одна веточка. Шаги мои легки и осторожны. Перед последним рывком замираю. Ложусь в снег. Осторожно принюхиваюсь. Никого. Тем не менее, продолжаю лежать под кустом. Терпения кошкам не занимать, главное в нашем, кошачьем, деле не торопиться. Сейчас я вся обратилась в слух, зрение и нюх. Уши ловят малейшие звуки. Я слышу ВСЕ... Шум падающих снежинок, шорохи мелкого зверья, треск ломающихся от легкого мороза веток. Я чувствую ВСЕ... Запах снега и хвои, терпкий запах мышей под снегом, запах недавно пробежавшего зайца. Никого...
   Мне осталось пробежать только через эту поляну, всего лишь поляну. От возбуждения у меня дрожит хвостик и по шкуре проходят волны. Так много зависит от этого последнего рывка! Мне страшно и стыдно за свой страх. И я решаюсь. Мягко отталкиваюсь и делаю первый прыжок. Я, почти не проваливаясь в глубокий снег, несусь через белое поле... Мягкие, бесшумные прыжки... Граница леса все ближе... Еще один стремительный прыжок и... Я бьюсь в капкане...
   Как больно! Господи! Как больно-то!!! Словно кто-то безжалостный вгрызается в лапу, обращая меня в полубезумное существо. Я тщетно бьюсь, стараясь вырваться, и от этого делаю еще больнее. На снегу капли крови. Моей крови... Раздается насмешливый, лающий голос:
   -- Дарина, Дари-и-на, глупая кошка! Ты опять проиграла. Глупая, глупая кошка. Самая глупая на свете.
   Я в отчаянии поднимаю голову и вижу его, моего мучителя, мой личный кошмар на протяжении последних двух лет - единственного сына вождя племени волков, мерзкого, расчетливого, самовлюбленного болвана, проклятого пса, Эдхорка. И он же - мой ведущий по практике.
   Я, как вы уже поняли, Дарина. Незаконная дочь второго помощника вождя племени рысей, короче, непонятно кто, самая неудачливая кошка на свете. Я и в школу оборотней-то попала по чистому недоразумению. И видимо только, чтобы терпеть издевательства одного высокородного сыночка, да еще и пса. А у псов и кошек особая любовь. Ну, вы поняли...
  
  
  
  

Берут завидки на чужие пожитки

Глава 1. В голове бардак, в карманах ветер, а вокруг задница.

   Я стояла и сгорала от стыда. Маленькая, неуклюжая, в старой, ношеной до меня сестрами, куртке и широких, обшарпанных штанах. Студентка, блин. И так не красавица, а уж в этой одежке, вообще стыдоба. И зачем моему папеньке вообще понадобилось отправлять меня в столь престижное заведение - Высшую Школу Оборотней?! Тем более что я была пятой, младшей дочерью, к тому же незаконной. История проста, как тысячи других. Хозяин развлекся с молодой служанкой. Ах, ребенок родился? Ну, бывает. От этого родятся дети, иногда. Папочка дочку взял себе, правда прав у нее в его доме не больше, чем у таракана, но кого это волнует. Пусть скажет, неблагодарная, спасибо, что признал своей, а не дал подыхать с голоду. Ах, над ней в этом доме издеваются все, кому не лень? Ну, знаете, это с ее стороны просто наглость! Пусть скажет спасибо! За что? А за все! Вот я и говорю. Огромное такое спасибо!
   Нет, наверное, он хотел как лучше. И пожалел меня, и учиться отправил. Выгодно выйти замуж мне не светило, а так, будет образование, смогу зарабатывать, и неплохо. Я забыла сказать, что Школа была с уклоном, магическим. Я так понимаю, что это и стало решающим в выборе отца, потому как магия эта, будь она неладна, именно у меня почему-то и обнаружилась, хотя это последнее, чего бы я хотела. Вот так я сюда и попала, а теперь стою и от унижения хочу провалиться, как минимум, в подвальные помещения этого заведения, а как максимум, глубоко под землю. Только бы не видеть этих злых темно-карих глаз, устремленных на меня. Волки!
   Сначала этот гад на меня просто презрительно пялился, словно на непонятную, мерзкую букашку. А потом, ему показалось этого мало, и он с приятелями начал очень громко обсуждать мой наряд, вернее его отсутствие, и мою красоту, а какая тут к черту красота, если в наличии у меня волосы непонятного соломенного цвета, желтые, вечно голодные глаза и фигура в виде супового набора.
   Блин, еще и есть ужасно хочется, а солнце еще высоко, и ужин явно не скоро. Как любой молодой оборотень, хотя до оборота мне еще, как до луны, а вернее чуть поменьше двух лет, я не страдаю отсутствием аппетита. Он у меня вполне здоровый, этот аппетит, и полное отсутствие фигуры происходит не от того, что я эту самую фигуру соблюдаю, а потому что мне очень часто, просто напросто, нечего жрать. В семьях рысей младшим достается далеко не первый и лучший кусок, а совсем даже наоборот. А я - пятая, незаконнорожденная. Так что, вывод делайте сами.
   В мою сторону полетело очередное оскорбление. Я еще больше сжалась. Поскорее бы уже заканчивалась эта процедура распределения в общежитие. Хотя, не думаю, что очень обрадуюсь, когда она закончится. Остальные студенты уже как-то, более-менее, разбились на кучки и оживленно болтали, а я вот так и стою одна, под насмешками четверых придурков. Особенно старался этот гад. Красивый, зараза. Он заметно выделялся среди своих приятелей, и даже не внешностью, хотя его необычные рыже-черные волосы сразу обращали на себя внимание. Выделяло его самодовольное выражение лица, вообще было в его поведение что-то надменное и неприятное, и еще злой, колючий взгляд, которым он прожигал окружающих с таким видом, как будто все ему были должны.
   Видимо, я должна была больше других, так как именно на мне он со своими приятеля и отрывался по полной. Сволочь мелированная.
   -- Привет! Я - Хариша. А как тебя зовут? -- Звонкий голос вырвал меня из тягостных раздумий о моей неудавшейся жизни, и я увидела прямо перед собой миловидную высокую девчонку. Ярко рыжие волосы рассыпаны по плечам, светло карие глаза насмешливо, но доброжелательно смотрят на меня. Юная тигрица.
   -- Меня зовут Дарина, можно Дара, -- Покраснев, зачем-то добавила я.
   -- Что, достали? -- Девчонка понимающе махнула головой в сторону парней.
   -- Есть немного, -- вздохнув, согласилась я.
   -- Не обращай внимания. Богатенький наследник развлекается с дружками. Пришли попялиться и поиздеваться над первокурсниками. Ты еще не определилась с соседкой?
   -- Нет еще, -- промямлила я. Мне стало стыдно. Разве кто-нибудь обратит внимание на такую рвань? С такой поселишься вместе, и с голоду потом умрешь. Стипендия то небольшая. Вся надежда на помощь родни. А у меня какая там помощь!
   -- Пошли, будем жить вместе. Ой, если ты не против, конечно. -- Опомнилась девчонка, и замерла в ожидании моего ответа.
   -- Нет, не против, -- сдавленно прошептала я, не веря в свое счастье. По крайней мере, мне не придется ночевать на ступенях общежития. Да и девчонка вроде неплохая.
   -- Тогда пошли быстрее.
   Я подхватила свои котомки, а если точнее всего одну сумку, и побежала вслед за новой знакомой. Когда мы поравнялись с волками, один из них видимо выставил ногу, и я, запнувшись, полетела на пол. Сгруппироваться я почему-то не смогла и шлепнулась о каменные плиты со всей дури, порвав единственные свои штаны. Из глаз моих брызнули слезы, что еще больше развеселило придурков.
   -- А еще говорят, что кошки всегда приземляются на все четыре лапы. Глупая, ободранная кошка. -- Раздался надменный голос.
   Я подняла взгляд и прямо над собой увидела злые карие глаза, от которых захотелось спрятаться и убежать. Парень еще и нос скривил.
   -- Фу-у! Кошки так воняют! -- Презрительно добавил он. Как ни странно, это оказалось последней каплей.
   Я, забыв про слезы, подскочила, сжав кулаки, и зло выплюнула:
   -- Как вас не былО, так и не воняло!
   -- Ах ты, мерзкая оборванка! -- Парень, угрожающе зарычав, шагнул ко мне.
   Между нами втиснулась Хариша. Удивительно, но это остановило волка.
   -- Эдхорк, иди развлекаться в другое место. -- Холодно сказала она, глядя ему прямо в глаза.
   -- Встретимся еще. -- Пообещав взглядом мне все адские муки, ответил парень, и освободил нам дорогу.
   -- Кто это? -- Шепотом спросила я, когда мы достаточно отошли от четверки. И чего они ко мне прицепились?
   -- Эдхорк! -- Презрительно фыркнула Хариша. -- Единственный сын вождя Горных волков. Богатенький, избалованный мальчик. Привык, что весь мир для него!
   Мать моя женщина! Вот это я влипла! Кровные враги! Все, теперь мне явно не выжить. Этот пес, по-любому, мне горло перегрызет.
  
  
  
  

* * *

  
   Обстановка в комнате была спартанской. Две кровати, возле каждой тумбочка со светильником, довольно большое окно, притиснутый к нему стол, пара стульев, справа от дверей громоздкий обшарпанный шкаф. Все...
   "Вполне привычная общага". -- Подумала я. Угу, как будто этих самых общаг я видела немерено, и мне было с чем сравнивать.
   -- Надо располагаться, -- весело проговорила Хариша и бросила свою сумку на кровать справа от окна. -- Ничё, если я сюда упаду?
   -- А какая разница? По-моему, они одинаковы, -- согласилась я. -- А где здесь готовят еду? -- Задала я очень важный для меня вопрос. У меня с собой было несколько картофелин, немного крупы, ну, и так, по мелочи. Но на несколько дней, при экономии и скромности, должно хватить. А там куда-нибудь на подработку устроюсь. Прорвемся!
   -- Нигде, -- посмотрела удивленно Хариша. -- Ты разве не знаешь, что в общежитии готовить еду запрещено?
   -- А где же студенты едят? -- В душе начал поднимать страх, обыкновенный животный страх, страх голода.
   -- Есть столовая, в городке куча кафэшек, баров. -- Пожала плечами соседка. -- Ну, а для богатеньких, как вариант, есть пара ресторанов. -- Усмехнувшись, добавила она.
   Я обреченно села на кровать. Мне не выжить здесь, по-любому. Ну, зачем я приехала в эту грёбаную Школу?! Мне это надо?! С голоду умереть я могла бы и дома.
   -- Дара, с тобой все в порядке? -- Обеспокоилась соседка. -- Ты как-то побледнела.
   -- У меня с собой нет денег, -- обреченно прошептала я.
   -- Совсем?!
   Я смогла только молча кивнуть головой.
   -- Как же твои родители отправили тебя без единой копейки?! -- Возмущалась Хариша.
   Я молчала, даже не пытаясь защитить своих родных.
   "Как, как? КАком! Кому нужна самая младшая, пятая кошка в семье? Мой отец и так сделал для меня больше, чем следовало ожидать. Дал мне шанс вырваться из моей беспросветной жизни! Кто я ему? Рожденная по ошибке, очередная бастрючка. Дальше, как он сказал, сама".
   Я сидела и молчала, глотая слезы.
   "Ерунда! Ну, поголодаю немного. Первый раз, что-ли. Устроюсь куда-нибудь на работу, можно даже на две. Все будет нормально. Я сильная. Выкручусь".
   Я решительно поднялась, залатала магией штаны, ненадолго конечно, но до вечера хватит, потом зашью, пробежалась по волосам расческой и направилась к двери.
   -- Ты куда?
   -- Искать работу. Наверняка, в ближайших барах, ты же сказала, что их здесь много, что-нибудь подвернется. -- Пожала плечами. -- Все будет хорошо, -- уже скорее для себя добавила я.
   Хариша преградила мне дорогу.
   -- Дара, скоро вечер. Давай, мы сейчас с тобой перекусим по-быстрому в столовой, завтра с утра и пойдешь. Занятия начинаются через два дня. У тебя еще будет время. У меня достаточно денег.
   -- Мне не нужны твои деньги! У меня есть руки и ноги! -- Я гордо вскинула голову. В душе начинала подниматься злость. -- Кошки Клана Северных Рысей никогда не просят подаяний!
   -- А я тебе и не предлагаю! -- Обиделась Хариша. -- Могу дать взаймы. Гордость не должна переходить в тупость. -- Фыркнула она.
   -- Извини, я не хотела тебя обидеть, -- мне стало стыдно. Она ведь не виновата, что я такая жалкая.
   -- Но обидела, -- упрямо буркнула тигрица, а потом, хитро подмигнув, добавила. -- Поэтому ты просто обязана составить мне компанию. Давай, Дара, не вредничай, пошили схомячим чего-нибудь.
   Я вынуждена была согласиться. Все же мозги есть даже у меня. Никакой работы я вечером, конечно, не найду. Только еще больше устану и проголодаюсь.
   -- Но я тебе потом все верну!
   -- А куда ты денешься! -- Рассмеялась Хариша.
  
  
  

* * *

  
   В столовой было шумно. Почти все столики были заняты. Я с интересом осматривалась. Вокруг стоял непрерывный гул, слышались смех и оживленные разговоры. Студенческая столовая напоминала разворошенный муравейник. Кто-то постоянно приходил, уходил. Старшекурсники, соскучившись, оживленно болтали, смеялись, подкалывали друг друга. Первогодки или болтали нарочито громко, стараясь спрятать за дерзостью неловкость, или, как я, молчали, ошарашено наблюдая за эти бедламом. Мне было все очень непривычно, пугающе шумно и непонятно. Никак не могу привыкнуть к тому, что я теперь студентка. Какое там привыкнуть? Я даже осознать это еще не успела.
   К нашему столику подошел парень.
   -- Привет, мелкая! -- Он потрепал мою соседку по голове и плюхнулся на стул. Парень был крупный, черноволосый с такими же светло карими, как у Хариши глазами. Прищурившись, незнакомец с явным интересом рассматривал меня.
   -- Знакомься, Дара, это мой брат Хашэр. Это моя соседка по комнате Дарина.
   -- Старший, -- важно поправил парень.
   -- Старший, старший, -- фыркнув, согласилась Хариша. -- Кстати, брат мой старший, -- насмешливо продолжила она, -- реши проблему под названием Эдхорк.
   -- Чего этому уроду от тебя надо? -- Нахмурился Хашэр. -- Он приставал? -- Уже с угрозой зарычал он.
   -- Еще чего! -- Презрительно рыкнула тигрица. -- Дару они задирают с компанией своей.
   -- Рысь? -- Склонив голову набок, парень рассматривал меня с явным интересом.
   Я согласно кивнула.
   -- Будь спок! Кошки своих не бросают! -- Уверенно ответил Хашэр и легко поднялся из-за стола. -- Ладно, девчонки, бывайте. Мне пора. Приятели ждут. Не скучай, сестренка.
   Парень смешно чмокнул мою соседку в щеку и мягкой походкой пошел к выходу. Настоящий оборотень, инициированный.
   -- Сколько ему лет? -- Почему-то спросила я.
   -- Хашэру девятнадцать. Он уже на третьем курсе. -- Гордо ответила тигрица. Было видно, что брата она любит. -- Так что, считай, что вопрос с волками улажен. Хашэр слов на ветер не бросает. А, кстати, чего они к тебе прицепились?
   -- Это клановое. -- Я не хотела вдаваться в подробности.
   -- Да, серьезно, -- тем не менее, поняла тигрица, но расспрашивать не стала. У кошек не принято затрагивать личное.
   На некоторое время мы замолчали, поглощая еду. Я с удовольствием впивалась зубами в мясо, из всех сил стараясь не торопиться. Но как же это сложно! У-р-р! Заметив насмешливый взгляд Хариши, я покраснела. Есть сразу расхотелось.
   -- Да, ладно тебе, не парься. У кого не бывает трудных моментов жизни. -- Философствовала тигрица.
   "Ага. Только у кого-то это моменты, а кого-то вся жизнь такая".
   -- А ты маг какой стихии? Моя стихия Земля.
   -- Я универсал, -- не очень охотно ответила я. Не люблю говорить про это.
   -- Ничего себе?! -- Ахнула Хариша.
   Ну, вот! Я же говорила. Сейчас охать и ахать начнет. Мне и так мой универсализм, как кость в глотке. Хотя... Если бы не это, фиг бы меня в Школу отправили.
   -- Да, я работаю со всеми стихиями.
   Это я, конечно, приврала немного. Работаю, как же! От меня пока больше вреда, чем пользы. Это не я со стихиями работаю, это они, стихии, имеют меня, как хотят. А я только еще учусь управлять ими. Кстати, пока как-то не очень.
   -- А на какой факультет тебя приняли? Я буду заниматься целительством.
   -- Боевая магия.
   -- Ну да, ты же универсал, -- согласно кивнула тигрица, а потом убила меня своими словами. -- Поздравляю. Вы с Эдхорком на одном факультете. Правда он на третьем курсе, как и брат. Они учатся в одной группе. Но ты не бойся. Он не будет больше к тебе цепляться. Хашэр же сказал.
   "Еще как будет!" -- Почему-то подумалось мне. Настроение окончательно испортилось...
  
  
  
  
  

Сползая под стол, вежливо попрощайтесь с гостями.

Глава 2. Находясь в трезвом уме и твердой памяти, мы решили выпить и все забыть.

  
   Два месяца. Это много или мало? Ну, это как сказать. Все относительно. Для меня много, потому что эти два месяца я провела в Высшей Магической Школе Оборотней. И это были не самые простые месяцы.
   Но все же было здорово как-то. Я даже смирилась с такой неприятностью, как волки. Тем более что Эдхорк теперь не цеплялся, предпочитая лаять и рычать издалека. Брат Хариши держал слово.
   К тому же, как оказалось, к моей нечаянной радости, универсалов в Школе немного. И особенно с ними не связываются. Уникумы мы! Тем более, необученные. Это, знаете ли, опасная штука. И нервировать на, то есть универсалов, не рекомендуется. А то ведь разгромим все с испуга. Вон, тот же самый, весь из себя гордый, Эдхорк всего лишь маг Огня. И чего тогда, спрашивается, цепляется? Я вот годик поучусь, и задницу ему запросто надеру. Ага, если он мне раньше шкуру не спустит. Но о грустном лучше не надо. Выкручусь! У кошки девять жизней, и за каждую из них я буду драться, да и не одна я теперь.
   У меня появились друзья. Представляете, ДРУЗЬЯ! У меня никогда не было друзей. А теперь они есть. Веселая, надежная тигрица Хариша, серьезный, рассудительный Хашэр. А еще, в нашей компании были медведь СтЭпан и его подружка Нэра, замечательная пара с факультета травников. Как-то раз сели с нами за столик, да так и остались. Прикольные они оба. Крупные, веселые и очень добрые, и так друг другу подходят.
   Еще у меня теперь есть работа. Вернее, две работы. Утром, перед занятиями, я подрабатываю в лаборатории зелий. Ну, а основная работа в ближайшей кафешке. Работаю официанткой, а что? Я без претензий. Мне подходит. Деньги для меня вполне приличные. А что до шаловливых ручек и лапок посетителей, так у кошек имеются коготки. Это до полного оборота мне еще два года, а коготочки отрастают регулярно, особенно когда злюсь. Пару раз показала, а особо непонятливым и продемонстрировала в действии, и "ноу прОблем".
   Так что, жизнь, можно сказать, налаживается...
   -- Дарка, ты сегодня как, до закрытия?
   -- Не-а. У Хары день рождения. Посидеть немного хотели. Я уже отпросилась. Сейчас клиентов обслужу и двину. Проследишь, чтобы рассчитались?
   -- Не вопрос. Ты завтра будешь?
   -- Да. Я на этой неделе выходной брать не буду.
   -- Смотри, загонишь себя...
   -- Нифига мне не сделается. Деньги нужны. Скоро совсем холодно будет.
   -- Ох, деваха.
   -- Не бурчи. Все, я пошла. Сейчас заказ на столик отнесу только. Не забудь про клиентов.
   -- Беги уже, беги...
   Закрыв за собой двери, я с наслаждением вздохнула. Красота... Ноги немного гудят, но я почти не устала, привыкла уже. Как же на улице-то хорошо! После душного зала, приятно, му-р-р... Осенний воздух основательно холодит. Надо шевелить лапками, если не хочу замерзнуть до клацающих зубов. Я к холоду вообще-то отношусь вполне так терпимо, все же рысь, а не домашняя кошечка. Только обувка не совсем катит для долгих прогулок. А, да и пофиг! На следующей неделе зарплата, прикуплю чё-нибудь, прорвемся. Я вон и так, можно сказать, прибарахлилась. Плотные, удобные штанцы, куртяшка тоже ничего себе. Даже где-то нравиться себе начала. И, похоже, не только себе. По крайней мере, пару раз ловила на себе заинтересованные взгляды парней. Да и Хара говорит, что я симпатичная. Ну, это она по доброте душевной, конечно. Но, блин приятно...
   Так вот рассуждая, несусь по улице в сторону общаги. Посидеть решили сегодня у нас. Чтобы лишний раз не тратиться. Парни взяли на себя выпивку. А мы с девчонками стол. Заказали все в нашей столовой, так дешевле, сейчас прибегу, накроем стол и гулять...
   Уже стемнело, поэтому пришлось слегка сбавить бег, чтобы не угодить в лужу. А то прибегу такая вся красавица, в грязи, да и ноги промочить как-то не прикалывает совсем. Так что, торопимся, но аккуратненько, очень аккуратненько.
   Ну, вот почти и добралась, сейчас добежать до угла, свернуть, пару сотен шагов, и я в тепле.
   ... Добежать до угла я не успела.
   Сильные руки схватили меня за шкирку так, что ноги оторвались от земли, и зашвырнули между домами. В нос ударил запах псины...
   От удара о стену из груди вышибает весь воздух. Надо мной перекошенное от злости лицо волка. Ма-а-мочки! Он же на целую голову выше меня и шире раза в два, три.
   -- Что тебе надо от меня, Эдхорк? -- Изо всех сил стараюсь не скатиться в истерику.
   -- Грязная, ободранная кошка! -- Парень хватает меня за волосы и основательно прикладывает головой об стену. В голове взрыв! Совсем о***л?!
   С трудом прихожу в себя. И, несмотря на очевидную плачевность своего положения, пытаюсь вырваться. Ну, это я, конечно, преувеличиваю! Так, трепыхнулась слегка. А вы попробуйте, если одна его рука держит за волосы, другая держит за горло, а ноги мои плотно прижаты.
   "Попробовать договориться?"
   Посмотрев в глаза, полные ненависти, понимаю, что договориться не получится, а меня сейчас будут, просто напросто, убивать. И свернут сейчас бедной кошке шею. А за что, спрашивается? За то, что кто-то кого-то там очень давно обидел? А я под раздачу? И чего этот-то злобствует? Как будто это ему, как минимум, чего-то оторвали? А может, правда лишили парня самого дорогого, и он теперь мстит всем кошкам в моем лице. Спросить, что-ли? Ага, вот спрошу сейчас, и сразу же станет легче! Шею свернет мне, и сразу полегчает. И ему, и мне. Ага. Тем более что рука на шее сжалась уже до критического для моей жизни состояния. Ни фига! Я не собираюсь одна отвечать за весь рысиный род! Мне скучно! И обидно! И жить хочется! Да, вообще, видала я таких!!!
   -- Отпусти меня, придурок! Пес блохастый! Волчара шелудивый! -- Я изворачиваюсь, и изо всех сил бью коленом! Бинго! Куда? А куда попала! Надеюсь туда, куда очень хотелось. Все равно иметь потомство для такого дебила - лишнее. Пусть сначала наследственность свою подправит! Таких, как он, надо с самого рождения кастрировать, чтобы не плодили уродов!
   Эдхорк от моего напора и неожиданности, а еще от боли, ага все-таки попала куда хотела, охает и отпускает меня из жесткого захвата.
   -- Зараза... -- Злобно шипит он.
   Но таких, как я, надо убивать сразу. А не убил, значит, попал!
   Воздушный кулак впечатывается парню в грудь, отбрасывая его к противоположной стене, а я, не дожидаясь аплодисментов, потому что их, подозреваю, не будет, рву когти. Побежали, побежали отсюда... И мне уже пофиг на лужи. Какие лужи, когда очень остро стоит вопрос о собственной шкурке?! А она, шкурка моя, мне очень и очень дорога, потому как своя, родная. И другой не выдадут. Ходу, кошка, ходу!!!
   "Вот что ему от меня надо?!"
   Я бежала, размазывая слезы. Придурок озабоченный! Ну, что я ему сделала?! Ну, кровник! Ну, и что?! Я-то ведь ничего этим псам не делала. Я даже ведь не знаю из-за чего весь этот бред! Это же было еще до моего рождения!
   А теперь, после того как я его основательно так приложила, хоть собирай манатки и вали домой. Но ведь не хочется! Мне здесь нравится! А кулак у меня воздушный классно все-таки получился! Прям зачетный такой кулачек! Вспомнив ошалелые глаза волка, я зло и удовлетворенно хихикнула. А не надо трогать универсалов! Пусть скажет спасибо, что шкуру его блохастую не подпалила! Ну, если совсем честно, то не подпалила, потому что еще не умею. У меня пока только кулак и получается. Но ради этой бешеной собачки я обязательно научусь! Я лучше всех буду! Потому как стимул у меня железный - жизнь! Она у меня хоть и никудышная, но моя, любимая...
   В общагу я не прибежала, а просто доползла. Последние шаги давались уже просто с трудом. Весь вечер, гад, обгадил! Теперь только напиться, тупо напиться. А ведь еще и радость придется изображать. Не хочу ничего рассказывать. Жалеть начнут. Бр-р! Ненавижу! Да и с расспросами полезут, с чего это Эдхорк маньячит. А я знаю?!
   Значит, придется надевать на мордочку дежурную улыбку и пытаться веселиться! Ну, притворяться мне не привыкать. Авось, прорвемся. Только, как же я теперь с работы-то ходить буду? Может, это, кавалера завести? Вроде, Хашэр ко мне неровно дышит. А что? Когда-то надо начинать! По-моему, вполне уже пора.
  
  
  
  

* * *

   "Кто я?"
   Я, кажется, Дарина, в данный момент вдрызг пьяная кошка...
   "Где я?"
   Кажется, за столом...
   "А где все?"
   А х*** их знает! Мне и без них хорошо... А мир вокруг кружится, кружится... Последний бокал был явно лишний...
   "А по какому поводу пьем?"
   День рождения, вроде, был у кого-то...
   "А у кого?"
   А не все равно?...
   "А кто это рядом со мной?"
   О! ёпс! Хашэр! Хоть одно знакомое лицо...
   "А что он тут делает, рядом со мной?"
   Что, что! Пьет, наверное, тоже. Сегодня все пьют...
   "Кто все?"
   А я знаю?!... Блин! А я ведь хотела ему что-то сказать...
   "Что?"
   А х*** знает!...
   "Так спроси!"
   Кого?...
   "Того, кто знает".
   Спросить? А как?...
   "Для этого надо заговорить".
   А я умею?!...
   "Попробуй. Вдруг, получится"...
   Да-а? Пожалуй, попробую...
   -- Хашэр, я ведь тебе нравлюсь? -- Я, заплетающимся языком. Блин, кажется, я переоценила свои силы...
   -- О-очень. -- Он, гладя мою руку и заглядывая в глаза.
   -- А, давай, дружить! -- Я, пытаясь сфокусировать свой взгляд. А комната-то качается, качается...
   -- Близко? -- Он, шепотом, придвигаясь ко мне.
   -- И-ик! А это как? -- Я, из последних сил стараясь оставить глаза открытыми...
   -- Ну, ты же взрослая девочка, Дара-а... -- Он, обнимая меня за плечи и приближаясь к моему лицу.
   -- Я? Да, я взрослая... -- Это было последнее, что я смогла сказать.
   Темнота... Мой мозг устал задавать вопросы, уснул и просил в ближайшее время не беспокоить...
   Тело отправилось в полет...
   Как здорово, оказывается, лететь и купаться в облаках...
   Одно облачко попалось особенное мягкое и нежное. На нем я и устроилась... А облачко еще и целуется... Прикольно... Спа-а-а-ть...
  
  
  
  
  

-- Печень не беспокоит?

-- Нет. А я ее да.

Глава 3. Сидят два наркомана обдолбанные в хлам, один другого спрашивает: -- Сколько время? -- Четверг. -- Ооо, скоро лето...

  
   "Бли-и-и-н!!! Как же голова-то болит! Убейте меня кто-нибудь!"
   У самой рука не поднимется. А, кстати, где моя рука? Упирается во что-то... Трогаю наощупь, не в силах открыть глаза.
   "Я все еще сплю?"
   Судя по раскалывающейся бедной моей черепушке, нет. Не может так во сне голова болеть! Или может? А если это не сон, почему тогда моя рука в ЭТО упирается?
   От испуга я сразу же открываю глаза и отдергиваю руку. Слава тебе, господи! Я уж думала, что у меня эротические бзики! Нет, я, действительно, упиралась в ЭТО, но вполне целомудренно прикрытое штанами, хотя очень даже из-под этих штанов выпирающее...
   "Штаны?! Какие штаны?!"
   Штаны не могут сами по себе спать в моей кровати, да еще и с ЭТИМ! С трудом поднимаю взгляд, глаза не хотят ворочаться. О-о! Тут, оказывается, к штанам много чего прилагается! Или много кого? Как правильно? Мой уставший и сонный мозг посылает меня матом, не желая отвечать на глупые вопросы. Гад! Он что, не понимает, что мне очень важно узнать, ЧТО это, или КТО это в моей постели? Разница-то принципиальная!
   "А, кстати, я точно в своей постели?"
   Мозг игнорирует очередной мой вопрос, вредина, и я решаю выяснить это сама. Собрав всю свою волю, фокусирую взгляд...
   Нет, это точно КТО. А, действительно, кто?
   -- Е***, на ***, в ***!!!! Хашэр!!!
   -- Дарина, ты не могла бы материться чуть потише. Спать, блин, охота...
   -- Ты что делаешь в моей кровати?! Ах ты, **********!!!
   -- Дарочка! Ну, я же просил потише. Пожалуйста-а-а...
   -- Я спрашиваю, что ты здесь делаешь?!
   -- Сплю...
   -- В моей постели?! -- У меня уже почти истерика. Но все-таки решаю уточнить. Так, чисто для определенности. -- А мы точно в моей постели?
   -- В твоей, твоей... Спи, Дарина... -- Парень упорно не желает открывать глаза. А еще его наглая ручонка пытается меня заграбастать. Не знаю, в каких мы там отношениях после сегодняшней ночи, но я явно не желаю терпеть эту конечность у себя на животе.
   "Брысь обратно к хозяину!"
   -- Хашэр!!! Твою мать! Что. Ты. Здесь. Делаешь.
   Парень, горестно вздохнув, убирает руку и открывает глаза:
   -- Как же с тобой, Дарина, сложно. Кричишь с утра, дерешься. Ты же сама вчера предложила дружить...
   -- Я?!
   -- Близко... -- Соблазнительно облизнув губы, добавил Хашэр и снова протянул ко мне никак не желающую успокаиваться конечность. Я по ней шлепнула. Хашэр ойкнул, но руку убрал. Правда, взгляд такой укоризненный и несчастный!
   -- А сколько времени? -- Я не знаю, почему именно этот вопрос выдал мой, наконец-то проснувшийся, мозг. Не знаю. Стресс, наверное. Я все-таки первый раз просыпаюсь с парнем в одной постели.
   -- Сегодня выходной. -- Прикрыв глаза, потянулся мой сосед по койке. -- На работу тебе только к вечеру. Может, все же поспим? -- С надеждой спросил он? И посмотрел просительным взглядом самого невинного котика на свете. Ну, нас этим не проймешь!
   Я двинула ему локтем!
   -- Значит, нет...
   -- Хашэр, а мы это,... ну,... самое? -- Чуть не плача, задаю я, старательно разглядывая пуговки на его рубашке, главный волнующий меня на данный момент вопрос. Не могу я поднять глаза!
   -- А что, это самое? -- Вкрадчиво мурлыкнув, уточняет наглый тигр, оккупировавший мою кроватку.
   -- Ты издеваешься?! -- Он что, не понимает серьезность вопроса, вопроса жизни и смерти, практически!!!
   -- А ты что, совсем ничего не помнишь? -- Насмешливо интересуется парень и с хрустом потягивается. А глаза-то нагло сверкают. Вон как довольно жмурится, зараза! Наверняка, повод есть. Уж больно рожа у него довольная. Блин! Так бы и подправила ему улыбочку эту развратную, а также количество зубов. По-моему, у тигра их, зубов, чересчур много! Но я только молча трясу головой.
   -- И какие именно подробности этой восхитительной ночи тебя интересуют? -- Хашэр мечтательно закатывает глаза. Вот ведь гад! Еще и облизывается о-очень довольно, как кот, сожравший не только сметану, а все до чего успел добраться.
   Меня бросает в жар! Покраснев, как волчья ягода, я опускаю глаза, не зная, куда бы половчее пристроить свой взгляд.
   -- Хашэ-е-ер! -- Из меня вырывается стон.
   -- А-а! Ты хочешь узнать, занимались ли мы любовью? -- Лениво спрашивает мой предположительный партнер. Нет, этот котяра сегодня точно сожрал все мои стратегические запасы! -- Ну-у, даже не знаю, что тебе и ответить...
   Я в предчувствии катастрофы закрываю глаза, из последних сил не желая смириться с действительностью и глупо надеясь на чудо. Такое чудо, как, например, несуществующую совесть кота.
   "Ну, есть же у котов совесть? Да? Точно есть?"
   -- Дарочка, солнце мое! Я боевой маг. Моя стихия Воздух. Я не увлекаюсь некромантией, а потому не занимаюсь любовью с мертвецки пьяными девушками. -- Смеется парень и щелкает меня по носу. -- Как ты могла про меня такое подумать?! -- Возмущается он. Нет, у него точно чересчур много зубов, половина из которых явно лишняя.
   Но, на всякий случай, решаю не обострять.
   -- А почему тогда ты в моей постели? -- Осторожно спрашиваю я. Хотя от сердца уже как-то отлегло.
   Все же хотелось бы провести первую ночь с мужчиной в ясном уме и твердой памяти, а не как неодушевленное существо! Да еще и с первым попавшим котом. Нет, конечно, не совсем с первым попавшим, но к близким отношениям с которым, я явно не готова. Я вообще не уверена, что готова к каким-либо отношениям с этим тигром.
   -- Ну-у... -- Вновь задумывается Хашэр. -- Я тоже был, скажем так, несколько пьян. Это, во-первых. Ты сама предложила быть моей девушкой. Имею я право, провести ночь со своей девушкой? Это, во-вторых. А в-третьих, и, пожалуй, это самое главное, мне ну ОЧЕНЬ хотелось посмотреть на твое выражение лица утром...
   -- Ах ты, гад!!!
   -- И ты знаешь, Дарина, -- Захохотал парень. -- Оно того стоило!
   -- Я тебе сейчас все поотрываю!
   -- Эй, эй! Без фанатизма, солнышко! Если я с тобой не переспал, то это еще не значит, что мои таланты не востребованы.
   Парень явно развлекался. А я готова была провалиться от стыда. Вот ведь влипла! Да что бы я?! Еще хоть раз?! Нет, алкоголизм явно не мое!
   -- Ну, что, солнце? Будем дальше спать или завтракать? -- Парень ласково провел рукой по моей щеке.
   -- Руки убрал! -- Рыкнула я. Шутки кончились. Я вполне уже трезвая, и не собираюсь позволять некоторым вольности.
   -- Э нет, Дарочка, девочка моя! А вот руки я не уберу. Еще и целовать буду, -- прищурившись, уже вполне серьезно прошептал Хашэр. -- Или ты вчера пошутила?! -- Глаза тигра потемнели, в них почти не осталось желтизны, практически один черный зрачок.
   Я уже совсем было собралась ответить, что да, типа пошутила, но вовремя прикусила язык, вспомнив, что мне же как-то с работы теперь придется ходить. Судя по всему, я действительно нравилась парню. И если уж сегодня не воспользовался, то ему можно доверять. Такой не обидит.
   -- Нет, не шутила. -- Я твердо взглянула в его глаза.
   -- Ну и ладненько. -- Парень чмокнул меня в нос и, улыбнувшись, спросил:
   -- Завтракать?
  
  
  
  
  

Бачили очi, що обирали - iжте, хоч повылалазьте!

Глава 4. Опыт - это когда на смену вопросам: "Что? Где? Когда? Как? Почему?" приходит единственный вопрос: "Нахрена?"

  
   -- Дари-но-очка, -- лениво растягивая слоги, проговорил Хашэр. -- Мне кажется, или ты меня за дурака держишь?
   Я глупо хлопаю ресничками, стреляю глазками. Глупая, наивная, пушистая кошечка.
   -- Глазки не выпадут?
   -- Что?
   -- Ты такой ветер ресницами подняла, глаза, говорю, выпадут. -- Зло прищурившись, отвечает тигр.
   И почему я решила, что этот полосатый будет есть с моих рук? Этот хищник явно не намерен поддаваться дрессировке. У такого лучше хвост не отпускать. Вон как глаза сверкают!
   -- Мы вот уже месяц якобы встречаемся. -- Продолжал раздраженный Хаш. -- Я каждый день провожаю тебя на работу, а также встречаю, веду себя самым положительным образом, на других девиц не смотрю, с друзьями не пью. -- Хашэр посмотрел, видимо ожидая бурных аплодисментов. Не дождавшись, вздохнул и продолжил. -- И за все это время, я подержал тебя за руку двадцать семь раз, поцеловал в щечку шестнадцать, чмокнул в носик четырнадцать, а удостоился поцелуя в губы трижды. Ни чего не забыл? Ах, да, еще при каждой попытке тебя обнять, я получаю намеки о вырывании своих конечностей, а на предложения перевести наши отношения в другую, более приятную, плоскость, ты грозишься мне все отрезать. Так вот, Дарина, я и спрашиваю. Ты за дурака меня держишь?!
   -- Так точно все посчитал? -- Ахнула я. Ну, впечатлительная я очень.
   "А двадцать семь раз это не очень много? Может, стоит начать приучать молодого человека к большей аскетичности?" -- Вдруг подумалось.
   -- Знаешь, солнце, -- язвительно ответил парень, -- все эти замечательные моменты так редки, что невольно все-таки посчитаешь.
   "Нет, все же двадцать семь, по-моему, много!"
   -- Ты чего молчишь-то?
   -- Думаю...
   -- О чем?
   -- Двадцать семь - это много или мало?
   -- Ты издеваешься?!!! -- Кажется, я сейчас запросто могу познакомиться с очень злым и свирепым хищником.
   "Вот почему, сразу, издеваешься? Я размышляю".
   -- Дара, скажи, вот нахрена мне все это надо? -- Устало спросил Хашэр. По-моему, я сегодня перестаралась.
   -- Ну, чего ты, Хаш, сегодня взвился? Тебе со мной плохо?
   -- Мне, Дарочка, -- ласково прошептал парень, поцеловав в щеку, -- с тобой очень хорошо.
   "Семнадцать!" -- На автомате подумала я.
   -- Но, солнце мое, -- парень снова прошелся губами по щеке. Восемнадцать! Идет на рекорд! -- Нас с тобой, в мыслях, уже все почти поженили. -- Покосившись на меня, он все же сбавил обороты, но продолжил, -- по крайней мере, в постель-то уложили точно. А мы ходим, как школьники, за ручки держимся. Ты же даже не даешь тебя целовать.
   -- Ты меня целовал. -- Привожу убийственный аргумент.
   -- Да разве это поцелуи! -- Возмущается Хашэр, а потом глядит на меня потемневшими глазами, -- я хочу поцелуй, настоящий...
   -- Настоящий? -- Я что-то не пойму. А те три ненастоящие были, что-ли? Нет, у меня, конечно, не очень богатый опыт по части поцелуев, все больше теория. Но мне кажется, что вполне так ниче были поцелуи, настоящие. Куда уж еще больше?
   Пока я так размышляла, коварный тигр прижал меня к стене и взял мое лицо в ладони. Намерения его были более чем серьезны.
   -- Показывай! -- Милостиво разрешила я.
   Мой рот накрыли мягкие, горячие губы. Я закрыла глаза. Да... Теории оказалось явно недостаточно. К действительности я оказалась не готова. Нет, сначала все было вполне ожидаемо и обычно. Ровно до того момента, когда язык парня не прошелся по моим губам, словно спрашивая разрешения. Не поняла. Он чего? Язык толкнулся настойчивее. Я сжала губы. Тогда Хаш слегка прикусил мне нижнюю губу. От неожиданности я приоткрыла рот, в который тут же скользнул наглый язык и начал там хозяйничать. И я не скажу, что мне это не понравилось. От необычных ощущений у меня закружилась голова, а по телу побежали тысячи огоньков. Целоваться парень явно умел. Он играл моими губами, покусывал и отпускал, язык его ласкал, манил и обещал. Когда я, уже практически мало что, понимая, неожиданно для себя застонала, Хаш прервал поцелуй и хрипло спросил:
   -- Ну, как?
   -- Охренеть! -- Я тяжело дышала, перед глазами все качалось.
   -- Вот это, солнце мое, и есть настоящий поцелуй. -- Парень, еще раз, нежно и мягко прикоснулся к моим губам и решительно сообщил. -- Так и буду теперь тебя целовать. Надоело уже изображать из себя бесполое существо.
   -- Фига себе!
   -- А ты как думала? -- Насмешливо проговорил Хашэр, а потом зловещим шепотом добавил. -- Я уж не говорю про месяц воздержания! Это, знаешь ли, для меня настоящее испытание. Даже не знаю, сколько еще смогу продержаться. -- Правда, видимо увидев в моих глазах панику, хмуро буркнул. -- Не парься! Сказал, что не трону, значит, не трону. Пока сама не захочешь.
   Вот как раз последнее утверждение меня и смущает больше всего. С такими поцелуями что-то я не уверена, что мое хотение заставит себя долго ждать. Блин! Завела себе кавалера! Нахрена мне все это надо?!
   -- Хаш! Может, мы... это, пойдем? По поцелуям ты план уже перевыполнил. А то мы так до общаги до утра идти будем. Я так устала...
   -- Пойдем, солнышко мое, -- парень решительно притянул меня, обняв, к себе.
   Так. Мы сегодня оченно властные. И с нами сегодня, видимо, лучше не связываться. Ладно, переживу. Будем помнить про тигра, которого лучше держать за хвост и не отпускать. Тем более, парень мне, действительно, нравился. Да и самолюбию, если честно, внимание Хашэра льстит. Вон сколько за ним девок ухлестывает. А он польстился, на удивление всем, на меня, маленькую, ободранную рысь. Нет, я, конечно, уже далеко не ободранная, но все равно маленькая и худенькая, и грудь у меня не очень. К тому же, не тигрица. Правда, последнее вообще никого особо не напрягает. Он такой же кошак, как и я. Тут вообще никаких проблем. Ой! Чёй-то тебя, милая, куда-то понесло! Никто замуж и не собирается.
   "Дура! А тебе никто и не предлагал!"
   Я недовольно фыркнула. Хашэр лишь усмехнулся и еще крепче прижал к себе. Му-р-р... Теплый... Я потерлась ушком о его грудь.
   -- Кошка моя, -- ласково проурчал тигр и поцеловал меня в макушку. Хор-р-ош-ш-о....
   Шли мы очень медленно, постоянно останавливались, чтобы поцеловаться и поурчать. По-моему, тигр решил сегодня оторваться за весь месяц. А и ладно! Мне это тоже очень нравилось! Мур-мяу-у...
   Идиллия закончилась, как всегда, неожиданно. Оторвавшись в очередной раз от своего тигра, я наткнулась на злой волчий взгляд. Волк стоял у дверей общаги и, видимо, уже давно наблюдал за нами.
   "Что он здесь делает? Он не живет в общежитии. Таким богатеньким мальчикам западло жить со всеми. Они квартирки снимают. Кстати, это и к лучшему. Иначе, давно бы уже нашел способ мне шею свернуть".
   Волк стоял расслабленно, засунув руки в карманы. И лишь карие, почерневшие до черного, глаза выдавали, что все его спокойствие напускное.
   Не выдержав, я зашипела... На руках появились когти...
   -- Дарочка, ты чего?! -- Удивился Хашэр. А потом увидел причину моего недовольства.
   Озорно ухмыльнувшись, тигр притянул меня к себе и смачно поцеловал. А потом, с невозмутимым видом, повернулся к волку и спросил:
   -- Потерял что-то, Эдхорк? Или ищешь кого?
   -- Проходи, Хашэр! Это не твое дело. Ты лучше за кошкой своей следи!
   Мой тигренок, только что расслабленный и благодушный, на глазах превратился в грозного хищника. Он вплотную подошел к волку и низким голосом прорычал:
   -- Уж будь увер-р-ен! Пр-р-р-ослежу!
   -- Как следует, следи, Хашэр! Как следует! -- Оскалился волк. А сам по-прежнему не спускал с меня злых глаз.
   "Да что же это такое? Надо писать отцу! Иначе до каникул я не доживу!"
   Я решительно схватила Хашэра за руку и потянула ко входу. Только драки мне здесь не хватало. Скажут потом, что тигр с волком девку не поделили. Хашэр, рыча и отфыркиваясь, все же пошел за мной, хоть и пытался несколько раз вырвать руку. Но я вцепилась намертво. Кто сказал, что я мелкая? Ну, мелкая. Но если вцеплюсь, мало не покажется! Тигра мне удалось-таки впихнуть в двери. Упрямая я, когда захочу.
   Уже закрывая дверь, я обернулась. Волк уходил прочь.
   Зачем приходил? Неужели, правда, из-за меня? Нет, точно, надо писать отцу! Что они там намудрили с родом волков?
  
  
  
  
  

Жить-то, как хочется!!! - А скоро сессия... 

  
  

Глава 5. Три причины отсутствия студента на занятиях: забыл, запил, забил.

  
   -- Я уста-а-а-а-ла! А еще я хочу спать. Очень, очень хочу!
   -- Дариночка, солнце мое, вставай! Кошечка, ну вставай, же!
   -- Пошел на х***!
   -- Кошечки не ругаются матом. Они встают, умывают свою хорошенькую мордочку и идут на занятия.
   -- Иди в ***!
   -- Дарочка, радость моя! Да разве я против? Я же только за! У-ё-ё-ё! Дарка, зараза! А зачем туда-то пинать?! Если тебе без надобности, это же не значит, что никому больше не пригодится!
   -- Вот и иди... туда, где пригодится!
   -- Ну, все! Ты напросилась!
   -- Сволочь! Отдай одеяло! А-ф-ф! Пф-ф! Ты оф-ф-игел, что ли? Ты же знаешь, что я воду не люблю?!
   -- Знаю. Сама виновата. Вставай!
   -- Я же теперь мокрая буду!
   -- Стихию воздуха сдала? Сдала. Значит, высушишь. Вставай, кому сказал!!!!
   Пришлось открывать глаза. Надо мной злой, рычащий тигр. Я - мокрая кошка, лежащая в луже на своей кровати.
   -- Гад, ты, все-таки, Хашэр!
   -- Нет, посмотрите на нее! -- Тигр ходил по комнате, возмущенно размахивая руками. -- Ты почему на первой паре не была, ребенок?
   -- Проспала...
   -- Я тебе что, будильник?! Я же вчера тебя предупредил, что у меня нулевая, и я не смогу за тобой зайти.
   -- Забыла...
   -- Или забила? -- Зло прищурившись, спросил Хашэр. -- У тебя вообще мозги отсутствуют? Зачетная неделя идет! Вставай немедленно! Сейчас перерыв закончится, а у тебя зачет по Огненной.
   -- Хаш, я, наверное, не пойду. Я что-то себя неважно чувствую.
   Тигр устало опустился на кровать и внимательно посмотрел укоризненным взглядом. Потом вздохнул и погладил меня по голове.
   -- Дарка! Вот уж не знал, что ты такая трусиха. Да не сделает он тебе ничего.
   -- Ага! -- Я уже чуть не ревела. -- Вот если бы ты?
   -- Со мной ты завтра будешь драться, -- с улыбкой ответил тигр. -- Моя стихия Воздух.
   Да знаю я, знаю! Но мне от этого не легче. Сегодня день моей смерти. Быть может, даже в прямом, а не в переносном смысле. А, так вы, наверное, не знаете, из-за чего все страдания? А все очень и очень просто. Дуэли. Зачетные дуэли. А так как я универсал, у меня их четыре. И скажите после этого, что универсалом быть хорошо! Две я сдала. Сегодня третья. И жить я не хочу! А! Я ведь самое главное сказать забыла. В качестве спарринг-партнеров на зачетной неделе у нас третий курс. И кто у меня на этом почетном месте? Ну? Правильно!
   -- Дара! Ты хочешь убить своего противника внешним видом? -- Тигр, прищурившись, насмешливо оглядывает меня.
   -- Это как?
   -- Это я тебе, солнце, сейчас прямым текстом говорю, что если через минуту, запомни ключевое слово "минута", ты не будешь одета, то пойдешь так, мягко говоря, неодетая. И тогда уж точно убьешь его наповал.
   И тут я, наконец-то, обращаю внимание на свой внешний вид. В чем у нас девушки спят? Кто сказал, порядочные? Я не имела в виду порядочных. Я себя имела в виду! Мокрая, прилипшая к телу майка, не достающая до пупа, такие же мокрые трусики...
   -- Ах ты, гад, полосатый! Матрас, молью проеденный!
   -- А что? Мне все очень и очень понравилось! Пожалуй, я не прочь быть твоим будильником! -- Расхохотался наглый тигр. Еще и облизнулся развратно. А потом уже серьезно сказал, посмотрев со значением на часы. -- Минута, Дара, минута. Время пошло. -- И отвернулся, всем видом показывая, что из комнаты выходить, не намерен.
   Ох, ёпс!
  
  
  

* * *

  
   В Школу меня тигр привел под конвоем, причем дотащился за мной до самого зала.
   По дороге я несколько раз пыталась слинять, симулировать боли в животе, вывих ноги, обморок и сердечный приступ.
   Но парень оказался тренированный, и до места меня все, же допер, пригрозив, правда, на последней фишке с вывихом ноги, что вывих он, конечно, не обещает, но растяжение вполне уже морально готов мне организовать. После этого я заткнулась, перестав скулить и ругаться, и дальше передвигалась уже вполне самостоятельно.
   Не заморачиваясь особо, Хашэр просто взял и впихнул меня в открытые двери, чмокнув напоследок в щеку и с сожалением заметив, что с удовольствием поприсутствовал бы, но у него, увы, тоже зачет. Он так и сказал. Увы! Ага! Я бы тоже так расстраивалась, если бы не смогла присутствовать. Сидела бы где-нибудь в теплом месте, попивала пивко и расстраивалась, расстраивалась. Лицемер! Зараза полосатая! Вот заставлю специально вечером обернуться, и все усы повыщипаю, а еще хвост оторву нахрен! Ага! Если доживу...
   Зачет шел полным ходом. Парень из параллельной группы, невысокий, но юркий бдондинчик, тоже, блин, волк, ловко управлялся с защитой. Зачет! Парень обрадовано соскочил с помоста и пронесся к выходу. Эдхорк, давно за ним скучала, остался на помосте.
   -- Валигурская!
   Ой! Это ж надо, как удачно я зашла!
   На ватных ногах иду к помосту. Забыла сказать, что Валигурская - это я. Нервы, сами понимаете! Тут бы имя не забыть, не то, что фамилию!
   Напротив меня Эдхорк. Стоит и лениво перекатывает в руках огненный шар. Зеленый. Второй уровень. Взгляд спокойный и отстраненный. Весь вид излучает расслабленность и уверенность. Конечно, ему явно по кайфу поизмываться над молодняком. Дурацкие правила! Почему мы должны драться с третьим курсом?! Они же заведомо сильнее! Нет, конечно, есть определенные ограничения. Но! Интересно, а трупы они, куда потом прячут? Это у меня юмор черный! Нервничаю я. Помирать, видимо, не хочу. И с чего бы я это?
   Волк стоит, как ни в чем не бывало, даже дышит спокойно, не запыхавшись ни грамма. И, наверняка ведь, уже несколько боев провел, а стоит и спокойненько играет вторым уровнем. Обычно третьему курсу расписывают боев по десять. Лучше бы мне быть десятой. Тогда был бы шанс.
   Сердце мое застучало быстро-быстро. Эдхорк прищурился. В глазах полыхнул огонь. Сейчас начнет!
   "Так думай, кошка, вспоминай! Второй уровень. Зашита..."
   Додумать я не успела. Эдхорк стряхнул зеленый шар с руки, как ненужный мусор, и неожиданно сделал резкий выпад рукой. Но в ней, же только что ничего не было! В меня понесся огненный шар. Синий! Первый уровень. Ма-а-ма! Успев подумать, что защиту мне уже не выставить, слишком увлеклась вычислениями, я взвизгнула и бросилась в сторону... Кувырок, и я уже на ногах... Шиплю от досады... Выбрасываю руку и запускаю волку подарок, красный. Да, знаю, третий уровень - это хиловато, но хоть что-то. Мне бы только зачет сдать и шкурку не подпалить! Не успеваю выпрямиться, как в меня несутся сразу два шара. С обеих рук запускает, гад. И оба синие. Щит вспыхивает на автомате. Надо же! От страха, оказывается, как я могу. Защита прогибается от мощи заклинаний, руки жжет, от боли и обиды шиплю. С трудом отбиваю атаку и вижу, что на подлете еще два. Белые! Они же запрещены! Вот урод! Выставляю двойной щит, понимая, что он мне не поможет. Я просто еще не умею отбивать такие! Щит трещит и плавится. Со всех сторон слышны крики. Мои руки сильно обожжены. Перед глазами цветные круги. Щит искрит и окончательно опадает. Уже в полубессознательном состоянии вижу бегущего препода, злые волчьи глаза и... Все... Хорошая была кошка Дарина...
  
  
  
  
  
  

Не жалуйтесь на жизнь - могло не быть и этого. 

  
  

Глава 6. Ума хватает только на то, чтобы понять, что его больше ни на что не хватит.

   Я уплываю и возвращаюсь... Проваливаюсь и выныриваю...
   Плачет Хара... Глупая...
   Больно! Больно! Больно!...
   Кто-то гладит по голове. Наверное, Хаш. Хорошо...
   Больно! Больно! Больно!...
   Резко открываю глаза. В комнате темно. Прислушиваюсь к себе. Я жива? Не уверена. На кровати кто-то сидит. Сопит. Приглядываюсь. Волк! Нет, тогда точно, я умерла. А что он здесь делает?
   -- Тебя тоже убили? А кто? Хаш? -- Наверняка, Хаш. Кто еще вступится за бедную кошку. Как хорошо, что он грохнул этого противного волка.
   Эдхорк презрительно фыркает. Молчит...
   Постойте! Если его тоже убили, то что, он теперь и здесь меня будет доставать?! Я не согласна! Не хочу!
   -- Ну почему, даже на том свете я должна терпеть тебя. Слушай, может, ты поищешь себе другое место?
   Эдхорк усмехается одними губами. Глаза серьезные и... грустные. И не злые...
   Ах, да! Мы же оба умерли. А здесь, наверное, не бывает злых. А интересно, где мы?
   -- Мы в раю? Тогда почему ты тоже здесь? Ты же меня убил!
   Волк, молча, встает и уходит...
   Веки, какие тяжелые...
   Как больно!...
   Почему больно, если я умерла? Глаза закрываются. Спать...
  
  
  
  

* * *

  
   Как интересно рисовать на окне!
   Скоро Новый год. Все собираются на каникулы. А я не поеду. Хочу подзаработать немного, раз времени свободного теперь будет куча.
   Сейчас вот развлекаюсь тем, что рисую на замершем окне узоры. Чуть-чуть огня на кончик пальца, и рисуй, сколько хочешь. Красота!
   В который раз уже смотрю на руки, вспоминая. Не буду! Не хочу! Мне и так все непросто далось. Две недели провалялась. Регенерации-то ведь почти еще нет. Я же еще маленькая.
   Ну, вот! Опять вспомнила. Жалко себя, пушистую. И что самое обидное, что некоторым все сошло с лап! Конечно, скандал в Школе получился знатный. Преподавателя уволили. Но! И это самое обидное! Волку ничего не было. Этот урод мелированный сказал, что нечаянно запустил в меня высшим уровнем, увлекся он. Ага! И, типа, ему поверили. А как же не поверить, если там та-а-кой папа! Он же за деточку своего всю Школу по камушку разберет!
   А мой папа что? А ничего! Он даже не появился. Нет, совсем забыла. Он письмо прислал. Вам интересно, что мне он ответил на мои вопросы по поводу смертельной опасности для его дочери от одного волка с замашками маньяка? Мне тоже было интересно, пока я не открыла конверт. Вон он, до сих пор валяется на столе. Я перечитываю письмо, время от времени. И вот что странно, сколько не перечитываю, больше письмо не становится. Там по-прежнему всего два слова: "Держись подальше". Какой у меня лаконичный папа и, главное, добрый очень. Конечно, у него же есть еще четыре дочери. А то, что я у себя в единственном экземпляре, это как?
   Единственный, кто за меня вступился, это Хашэр. Там, говорят, такая драка была! Школа до сих пор гудит и обсуждает подробности. Потрепал мой тигр волчонка тогда изрядно. Сама-то я, понятное дело, ничего этого не помню. Не до того мне было. Умирала я, практически. Но мне потом Хариша рассказала. Гордая она при этом была до невозможности. Еще бы! Ее брат стал популярнейшей личностью в Школе. Я для приличия тоже повосхищалась, хотя, если честно было все равно. Устала я. Как же я от всего устала! Я так хочу просто жить, учиться, я даже согласна целоваться с тигром, тем более что это очень приятно. Но не надо за меня драться, вообще не надо драться, особенно меня больше бить не надо!
   -- Дара, я попрощаться! А ты чего на окно залезла?
   Блин, задумалась. Совсем не слышала, как Хара зашла.
   -- Уже все? -- Я нехотя слезла, оглянувшись на свое творение. Красиво получилось.
   -- Ага. Я же вещи еще вчера собрала. Сейчас за нами машина придет.
   -- А где Хаш? -- Спрашиваю я, почему-то смутившись.
   -- Да придет он, придет. -- Усмехнулась Хара. -- Сейчас СтЭпана проводит и прибежит. Куда он денется?
   -- А что, медведи к нам не зайдут? -- Удивилась я.
   -- Некогда им. Жутко извиняются и все такое. Зато подарок тебе привезти обещали за это. Ты не дуйся.
   -- Я и не дуюсь, -- пожимаю плечами. Не очень-то и хотелось.
   -- Ты чё такая?
   -- Какая?
   -- Ну, не знаю... Заторможенная...
   Ответить я ничего не успела, так как открылась дверь, и на меня налетел ураган.
   У-у! Морда тигриная! Наглая, улыбающаяся морда! А облапил-то, облапил!
   -- Инвентаризация проведена успешно? -- Улыбнулась я, пытаясь отпихнуть от себя его шаловливые лапки. -- Все потрогал? Ничего не забыл?
   -- Не-а. Еще не все. -- Нагло улыбается полосатый. -- Можно еще чуть-чуть вот тут потрогать.
   -- Обломаешься. Опять вчера по бабам бегал?
   Тигр надулся. Надо же, обидчивый какой!
   -- Дарка! Ну, обсуждали же уже. Сколько можно? Я же оборотень. -- Обиженно засопел тигр. -- Ты же меня на голодном пайке держишь. Мне что, в туалете, в обнимку с журналом, с физиологией своей справляться?
   -- Да, ладно. -- Милостиво погладила я своего тигра по голове. -- Иди уже сюда, чудо мое, усатое-полосатое, матрасик меховой.
   -- Сама такая, кошка пятнистая. Му-р-р...
   -- Я на улице подожду, -- насмешливо фыркает Хара, направляясь к двери. -- Не задерживайся, братец. А то на такси разоришься.
   Хаш презрительно рыкает. Я показываю Харке язык.
   -- Я буду скучать...
   -- Я тоже, солнце мое. -- Тигр трется об меня носом и нежно целует в губы.
   Нравится мне он, очень нравится. А, может, я его полюблю? Или уже?
   -- Мне пора, Дарочка. -- Еще один, очень нежный поцелуй.
   Нет, определенно, этот тигренок мне очень и очень нравится. А может, правда, пора уже перейти на другой, как говорит Хаш, уровень отношений, горизонтальный, ага? И не будет бедный тигр никуда больше бегать. М-м-м... Ладно, подумаю после каникул. Что-то боязно пока.
   -- Иди уже, полосатик. По бабам сильно не бегать, а то усы повыдергаю.
   -- Только по необходимости, солнышко, только по необходимости. Все, я пошел.
   -- Иди...
   -- Иду...
   -- Да уйдешь, ты, или нет?! И отпусти меня. Все кости сейчас раздавишь!
   -- Меня уже почти нет...
   -- Уходи...
   -- Ушел. Еще один поцелуй. Эй! Больно же! Да пошел я, пошел уже...
   Дверь закрылась. Ну, вот и все. На две недели осталась одна. С одной стороны хорошо. Отдохну, успокоюсь. Правда, без тигренка скучно будет. Странно. Вроде, и необходимость в охране отпала, волк больше ко мне даже не приближается, только издали бросает злобные взгляды, а я без тигра своего не могу, скучаю.
   Только странный он какой-то последнее время, взгляды настороженные, дергается, нервничает, словно чего-то боится.
   Эдхорк тоже как-то напрягает. Нет, как я уже говорила, он не приближается. Но пару раз, когда он не ожидал, что я повернусь, я успела заметить, что он смотрит на меня не злобно, а как-то задумчиво, словно пакость замышляет. И Хаш сразу нервничать начинал. В общем, так как все очень и очень странные, надо мне от них от всех отдохнуть. Может, опять на окно залезть? Узорчик мой подмерзать уже начал. Или почитать?
   Звук открывшейся двери заставил вздрогнуть. Хаш?
   -- Забы... -- Я подавилась словами.
   На пороге стоял Эдхорк.
   Не сводя с него взгляда, я отступала назад, онемев от ужаса. Уперевшись в кровать, я забралась на нее с ногами и забилась в угол, так ничего и не сумев сказать от страха, животного липкого страха.
   -- Не бойся, не трону, -- зло выплюнул волк и прошел к столу.
   Что, прямо сейчас бить не будет? Тогда может спросить? Или не надо? Нет, пожалуй, спрошу.
   -- Чего тебе надо? -- С трудом разжала я онемевшие губы. А в животе-то как пусто и холодно. Ма-мочка! И нет ведь никого. Уехали же все.
   -- Дарина! -- Волк повернулся. Смотрел серьезно. Взгляд черный и страшный. -- Тебе лучше покинуть Школу. Я очень не хочу тебя убивать, правда, не хочу. Только вот боюсь, что не смогу сдержаться.
   -- Оставь меня в покое! -- От страха и паники во мне проснулось упрямство.
   -- Я тебя предупредил. Уезжай от греха подальше!
   Последние слова Эдхорк почти выкрикнул. А потом неожиданно шагнул, схватил меня за руку и резко дернул на себя.
   Я не успела ничего даже сделать, как оказалась плотно прижата к нему. Несколько мгновений волк смотрит мне прямо в глаза, а потом... впивается в мои губы поцелуем. Властным, страстным, на грани грубости, поцелуем. Он безжалостно сминает мои губы, словно ставя свое клеймо, и ноги мои подгибаются, по позвоночнику бежит огонь, тягуче отдаваясь внизу живота, я дрожу, как в лихорадке от его напора и страсти, а еще от совершенно непонятной реакции моего тела. Мое тело меня предало?
   -- Кошка! -- Зло бросает Эдхорк, отталкивая меня.
   Я падаю на кровать, вообще ничего не понимая, а он еще раз бросив презрительное "кошка", быстро выходит, хлопнув дверью.
   И что это было?...
  
  
  
  

Соперник - это негодяй,

которому нужно то же, что и мне.

Глава 7. Когда же, наконец, придумают компьютеры, которые по голосовой команде "Мля!" отменяют все последние действия?

   Уже несколько месяцев единственный наследник вождя Клана Горных волков, жил в аду. Личный ад наследного княжича Эдхорка Крамарца. Кто же предполагал четыре месяца назад, что он так вляпается...
   Это недоразумение он увидел сразу. Маленькое, забитое существо, одетое в какие-то обноски. Совершенно не заслуживающая его внимания. Его, к услугам которого были любые самки, каких он только пожелает. Единственный сын вождя клана, альфа. За один только его взгляд все волчицы клана готовы были перегрызть друг другу глотки. Та, которую он себе выберет, поймает удачу за хвост. В Школе отбоя от девиц тоже не было, хотя молодой волк особо и не увлекался. Все равно отец никогда не позволит ввести в свой клан не волчицу. Но развлечься-то можно? Если осторожно. Вот он и развлекался. Надолго в девичьих постелях не задерживался, ничего не обещал, ни о чем серьезном не думал. А что тут думать? Надо успевать, пока не обременен властью и долгом. Потом уже не погуляешь, и не побегаешь.
   Вот и в тот день он пришел с друзьями, его бетами, чтобы посмотреть на первокурсников, а вернее первокурсниц, и выбрать себе на ближайшие дни новую подружку. Главный зал Магической Школы Оборотней напоминал растревоженный улей. Шло распределение студентов в общежитие. Посмотреть на это, забавное во всех отношениях, зрелище, стянулись почти все студенты со всех курсов. Эдхорк с друзьями развлекались вовсю. Они громко оценивали новичков, вгоняли в краску застенчивых первокурсниц, подкалывали друг друга, пытаясь угадать предпочтения на ближайшее время. Эдхорк лениво скользил взглядом по новеньким. Что-то выбор в этот раз бедноват. Ни одна пока его ничем не зацепила. Нет, было, конечно, несколько довольно хорошеньких, но как-то все не то. Ну, ничего, у него еще будет время присмотреться повнимательнее. Он своего не упустит и, как всегда, славно развлечется.
   Увидев ЭТО недоразумение, он презрительно фыркнул. Рысь. Он с некоторых пор не любил рысей. Кошки вообще не вызывали в нем симпатии. Ф-у-у! Кошатина. Нет, загнать такую и разорвать - это да, удовольствие для любого волка. Но не более.
   Отпустив пару колкостей, он отвернулся от облезлой кошки, как от незаслуживающей его внимания.
   -- Что-то с первокурсницами у нас в этом году как-то не очень. -- Лениво повернулся он к своему бете, верному и надежному Гарусу. -- Слушай, а кто, вообще, это недоразумение? -- Кивнул он на, опять попавшуюся на глаза, рысь.
   -- Эд, это Дарина Валигурская из Клана Северных Рысей.
   "Валигурская!" прозвучало, как выстрел, заставив шерсть на загривке встать дыбом, а рот наполниться ядовитой слюной.
   Он задохнулся от гнева и обиды. И вот ЭТИМ все закончилось?! Ради чего его мать никогда не была счастлива? Ради чего у его отца, столетнего сильного вождя, всего один сын? Ради чего его клан запятнал себя убийством своего? Все ради того, чтобы все закончилось вот ЭТИМ?! Недоразумением с растрепанными волосами и голодными глазами? Да он раздавит ее одним ударом своей лапы! Она одним своим существованием оскорбляет весь их клан! А для начала, надо сделать ее жизнь здесь невыносимой. Он изведет и замучает ее насмешками, сделает ее посмешищем для всех, каким она, по сути дела и является.
   Его беты сразу же поняли и разделили желание своего вожака. В сторону незадачливой кошки посыпались едкие замечания и обидные, громко высказанные шутки. К тому же зал стремительно пустел. Основная масса новеньких уже определилась с выбором соседей и, не теряя времени, бросилась осваивать новое жилище. В зале оставались лишь единицы. И среди них незадачливая, скромная рысь, проживать с которой желающих так и не находилось. Так как объектов для насмешек уже почти не осталось, то сосредоточили свое внимание волки на ней одной. Веселились они с парнями вовсю, ровно до того момента, пока один из них, Эдхорк даже не понял кто, не поставил ей подножку. Кошка свалилась прямо у его ног.
   Неожиданно девчонка очень даже воинственно ответила, он шагнул, чтобы проучить эту босячку и научить ее хорошим манерам, в нос ударил запах, в голове раздался щелчок и все...
   Он стоял, пораженный и раздавленный. Вокруг что-то говорили, а Эдхорк не мог сдвинуться с места, с трудом сохраняя равнодушное выражения лица, и изо всех сил пытаясь успокоить своего зверя, который выл и рычал: "МОЯ! ХОЧУ!"
   Девчонка уже давно убежала, а в ноздрях стоял ее запах. Зверь внутри бесновался.
   "МОЯ! ХОЧУ!"
   -- Эд! Ты чего?
   "МОЯ! ХОЧУ!"
   -- Эд! Ты уснул что-ли?
   -- Что? -- "МОЯ! ХОЧУ!" -- Ничего! Пошлите отсюда! Ничего интересного. -- "МОЯ! ХОЧУ!"
   С этого дня для молодого волка начался ад. Он вставал с этим рычанием своего зверя, и засыпал с ним же. Эдхорк хоть и не до конца понимал, что произошло, но догадался, что вляпался он очень и очень крупно. А еще больше вляпалась эта глупая кошка. Только бы никто не узнал. Потому что, ему, как единственному сыну, не будет ничего, а вот ей жить останется совсем недолго. Проклятье рода его настигло. Это он уже понял.
   Отныне он жил, как в угаре. Весельчак и кутила превратился в злобного, раздраженного зверя. От него шарахались даже друзья. Гарус попытался пару раз выяснить, какого черта с ним происходит, и отступил под гневное рычание княжича и обещание перегрызть глотку. Больше его не трогали, а лишь косились с недоумением и страхом. И ведь даже подружку новую себе не завел. Нет, он, конечно же, попытался. Все-таки репутация обязывает. Но очень быстро от девчонки сбежал. Если точнее, то в первый же вечер. А вы попробуйте целовать девушку, когда зверь внутри стонет и канючит, имея в виду совсем другую: "МОЯ! ХОЧУ!" Больше подруг он предпочитал не заводить.
   А волк внутри рычал: "МОЯ! ХОЧУ!" И так из дня в день, без отдыха, сводя Эдхорка с ума, заставляя от бессилия чуть ли не выть.
   И он снова и снова шел на ЕЕ поиски, по запаху, словно преследуя и загоняя добычу. Кошка была везде! ЕЕ запах сводил с ума. Зверь внутри бесновался и требовал, требовал удовлетворения своих желаний. И однажды он не выдержал, и сорвался. Подкараулил ее одну и напал, неожиданно и безжалостно. В голове было только одно: "убить эту тварь, чтобы он перестал мучиться. Раздавить, чтобы вытравить ЭТО из своего мозга. Он так устал..." Но в тот момент, когда он уже был почти готов ЕЕ прикончить, осталось-то всего лишь сжать посильнее эту тонкую шейку, зверь внутри вдруг жалобно заскулил: "МОЯ! ХОЧУ!". И он не смог. Он не мог убить эту проклятую кошку. Проклятье! Разве можно быть таким глупым и слабым?! Он ВОЛК! И он все равно избавится от этой зависимости. Пока никто не знает, пока еще не поздно.
   А зверь внутри все также рычал и требовал: "МОЯ! ХОЧУ!"
   Он сойдет с ума!!!
   Удача окончательно отвернулась от княжича волков. Судьбе, видимо, было мало его мучений и борьбы со своим зверем. Судьба решила его добить, ударив неожиданно и больно. У него появился соперник! Новость эта раздавила Эдхорка. Как этот грязный тигр смеет прикасаться к НЕЙ?! Как смеет смешивать свой поганый запах с ЕЕ?!
   "МОЯ! ХОЧУ!" Его зверь сходил с ума от ревности и желания.
   Господи! Только бы никто ничего не заметил!
   В результате, случилось то, чего он боялся больше всего. Он прокололся! Как пацан! Придурок!
   А как все удачно складывалось! Дуэль. Такого шанса больше может и не быть. И никто ничего не заподозрит. Мало ли несчастных случаев бывает во время дуэлей? Что ему будет? Он всего лишь ученик. С кем не бывает? Если кто и пострадает, так это преподаватель. Но на него было наплевать! О том, что будет с ним, когда он убьет эту проклятую кошку, Эдхорк старался не думать. В мозгу все время сверлило надоедливое "МОЯ! ХОЧУ!". И так хотелось избавиться от этого ужаса, что он был готов даже на это убийство. Это казалось ему лучшим выходом из положения. Ровно то тех пор, пока ОНА не рухнула, обожженная и полуживая...
   Вот тут-то он и испытал настоящий ужас! Зверь бесновался и выл от боли: "МОЯ! ХОЧУ!"
   Эдхорк понял, что не сможет этого сделать никогда. Он умрет, если умрет ОНА. И убьет любого, кто обидит ЕЕ. Он проклят! Окончательно и бесповоротно!
   Несколько дней он ходил кругами, стараясь изо всех сил заткнуть своего скулящего зверя, и все же, дурак, не выдержал! Он зашел...
   ОНА лежала беззащитная и трогательная. Зверь урчал от удовольствия и требовал: "МОЯ! ХОЧУ!"
   Неожиданно девчонка проснулась. И впервые не испугалась его. Эта дурочка подумала, что они оба умерли. ОНА несла всякую ерунду, а Эдхорк сидел и молчал. Зверь внутри поскуливал и махал хвостом, как последняя дворняга. Княжич не выдержал и выбежал вон. У дверей стоял Хашэр.
   Да. Он прокололся. Эдхорк понял это, как только увидел взгляд тигра. Взгляд, который для него, Эдхорка, не обещал ничего хорошего.
   -- Что ты здесь делаешь?
   -- А может быть, мне стыдно стало? -- Язвительно ответил Эдхорк, изо всех сил стараясь сохранить достоинство, а еще, не вцепиться в горло проклятому тигру, хоть зверь и требовал этого, постоянно напоминая, что ОНА принадлежит только волку, и никому больше.
   -- Ты совсем меня за придурка держишь?! -- Зарычав, выкрикнул тигр. -- Ты забываешь, что я не глупая, неинициированная кошка, которая шарахается от тебя, трясется от страха и, дурочка, не понимает, что происходит. Я взрослый оборотень, и меня тебе не обмануть? Тебе ее надо! Ты ее хочешь!
   -- Не твое дело, кошак!
   -- Ты запутался волк. ЭТА кошка как раз мое дело, а вот тебе, похоже, мозги надо прочистить! Интересно, что скажет папочка, когда узнает, вокруг кого его единственный сыночек круги выписывает?
   -- Ты ничего никому не скажешь! -- Зарычав, оскалился волк.
   -- Это почему же не скажу? Кто мне помешает?
   -- Они ее убьют. Ты не хуже меня знаешь, как поступают в таких случаях. -- Спокойно ответил Эдхорк, так как ему вдруг стало все равно, что будет с ним. Бесполезно скрывать от Хашэра то, что случилось. Его, действительно, не обмануть. Он оборотень и все равно поймет, в чем тут дело. Главное, чтобы ОНА не пострадала.
   -- Ах, ты ж! Твою мать! Придурок! Ты чё творишь?! -- Взревел тигр, как смертельно раненый. До него наконец-то дошло. -- Я убью тебя, поганый пес!!!
   Растаскивали их долго...
   Еще и слава пошла по Школе гулять, о том, что благородный тигр отомстил за свою любимую. Ни Эдхорк, ни Хашэр никому не сказали об истинной причине драки.
   Эдхорк все также ходил кругами, стараясь не приближаться. Зверь ежедневно изводил его своими воплями: "МОЯ! ХОЧУ!". И выхода из этого ада не было никакого. Он уже почти привык к своему сумасшествию. Даже научился затыкать своего зверя. Ну, почти, затыкать. Правда, на него иногда косились, так как ругаться с внутренним зверем приходилось часто и не всегда про себя. Когда вдруг Эдхорк ни с того, ни с сего, рявкал: "Заткнись!", даже его беты смотрели на княжича очень странно. А что будет, когда он встретится с отцом? Ведь, наверняка, ему все доложат. Об этом Эдхорк старался даже не думать.
   Перед отъездом он все же решился. Поговорить с НЕЙ, заставить уехать, убедить, что так будет лучше для всех, если понадобится, то и запугать.
   А сам... Лучше не вспоминать. Он не смог сдержаться. Зверь рванул наружу, рыча от желания! Он снова все испортил! Дурак! Безумец!
   Если бы все можно было отмотать назад?! Если бы только...
  
  
  
  
  

Бог создал девушку, а мужчина женщину

Глава 8. Кошка мечтала о крыльях: ей хотелось попробовать летучих мышей.

   -- Дарочка, солнце мое!
   Взвизгнув, я запрыгнула на своего тигра, обняв и руками, и ногами. Му-у-р-р! Усатенький мой!
   -- Хашик! Я так скучала! Так скучала!
   -- А я-то Дарочка, девочка моя!
   Тигр, дрожа, нашел мои губы, и мы с ним надолго выпали из реальности. Мне нравился вкус его губ, таких мягких и теплых, его запах, такой родной и приятный. В объятьях тигра было так уютно и спокойно!
   -- Ну, рассказывай, усатый, как ты себя вел без моего присмотра? -- Отдышавшись от очень жаркого поцелуя, я насмешливо посмотрела на своего парня.
   -- Положительно, солнышко. Исключительно, положительно! -- Тигр потерся об меня носом.
   Руки его все также были на моей попе, и, кажется, он не собирался их оттуда убирать. И не надо.
   И, вообще, нам с ним есть о чем сегодня поговорить. За две недели, что я провела одна, я о многом подумала. И приняла решение, серьезное решение. И намерена была воплотить его в жизнь. Сегодня. Надо только будет с Харой договориться.
   -- А я ведь за тобой, Дара. Наши все в столовой собрались. Пойдем.
   -- А Хара?
   -- Так там же она. Я вон вещи ее принес.
   Я улыбнулась. Умная у меня подруга и тактичная. Дала нам с ее братом побыть вдвоем.
   "Ну, придется тебе, Хариша, еще немного сегодня пострадать на благо подруги и брата. И почему-то мне кажется, что благодарность твоего братика не будет знать границ!" -- Хихикнула я про себя.
   А вслух спросила, внимательно глядя в глаза тигра. Я загадала, что от его ответа будет зависеть многое, практически все. По крайней мере, сегодня.
   -- Признавайся, матрасик, по бабам гулял?
   -- Представляешь, Дарка, нет. Не хочу ни на кого смотреть, кроме тебя, -- жарким шепотом выдохнул Хаш и снова нашел мои губы.
   Нет, он утопит меня в своей нежности. И как можно его после этого не пожалеть?
   -- Ну что, идем, солнце?
   -- А то! Я ведь по ним, по всем тоже скучала.
   Когда мы с Хашэром спустились в столовую, то первые несколько минут были заняты обниманиями и целованиями. Как же я соскучилась!
   -- Ой, СтЭпан, отпусти, говорю, медведище! Ты же меня раздавишь!
   -- А ты расти быстрее, мелкая.
   -- Ага, за тобой разве угонишься! Да пусти, ты, меня! Нэра! Ну, хоть ты-то ему скажи! Он же меня сейчас угробит, а я жить еще хочу!
   -- Стэп! Ты, это... притормози. Не надо лапать, как свое!
   За столом раздался дружный хохот.
   Мой тигр был такой шкодный в своей ревности. Хаш тоже улыбнулся, вызволив все-таки меня из лап неуклюжего мишки, и уютно устроил мою тушку на своих коленях. Рука его сразу же по-хозяйски легла мне на талию, даже не туда, а чуть ниже. Я сначала хотела обратить на это внимание. Но тигр так многозначительно поднял брови, что я смекнула, что если я сейчас уберу его наглую лапку, то дело кончится скандалом, как минимум. Максимум даже представить страшно. Наверняка, выкинет что-нибудь типа прилюдных поцелуев. Нет, я конечно не ханжа, но что-то на глазах у всех целоваться не прикалывает. А пофиг! Пусть трогает. Все равно, к этому все идет. Шкуркой чувствую, не отвертеться мне больше. Ох, не отвертеться.
   За столом все опять грохнули от хохота. Я растерянно захлопала глазами. Вот чую, что про меня что-то ляпнули. Дура, прослушала, задумавшись!
   -- А? Что? Не поняла.
   Все еще больше развеселились.
   -- Да, вот, солнце мое, все спрашивают, когда на свадьбу пригласим?
   "Вот, гады! И ржут еще!"
   Я покраснела до самых, до ушей! Придурки! И как на них злиться?! Вон морды, какие довольные сидят.
   -- А мне нельзя! -- Привела я, как мне казалось, убийственный аргумент. -- Я еще несовершеннолетняя. Мне через две недели только семнадцать будет.
   -- Знаешь, Дарочка, -- вкрадчивым голосом, проговорил Хаш, -- в исключительных случаях, при крайней необходимости...
   Договорить я ему не дала, а треснула по его дурной башке.
   -- Ах ты, зараза усатая! Пошел на х***.
   -- Фи! Солнышко! Будешь ругаться - не буду целовать. -- Пригрозил наглый тигр. Еще и лыбится, нахалюга.
   -- Очень буду рада, -- буркнула я, вызвав новый взрыв хохота.
   Нашли, блин, клоуна! Нашим только дай повод повеселиться!
   -- О! Тогда, наоборот! Целовать буду при всем честном народе.
   И с этими словами, вышедший из-под контроля и окончательно распоясавшийся, тигрище заграбастал меня в свои наглые лапы и на глазах у все так поцеловал! Блин! Оффигеваю от него!
   Друзья за столом уже просто лежали.
   Я ошарашено хлопала глазами, стараясь прийти в себя, и в этот момент наткнулась на взгляд черных волчьих глаз. За соседним столом сидел Эдхорк.
   Хашэр удивленно посмотрел на меня, почувствовав, как я дернулась, проследил за моим взглядом и нахмурился.
   -- Дарочка, радость моя! Посиди-ка минутку. Мне с приятелями поздороваться надо. Срочно. Соскучился я очень.
   С этими словами тигр сгрузил меня на стул, встал и медленно отправился к соседнему столику.
   Я сжалась в предчувствии беды.
   Тигр вальяжной, мягкой походкой подошел и встал напротив Эдхорка. Я невольно залюбовалась его грацией, грацией настоящего, взрослого хищника.
   Хашэр начал что-то говорить. Я вся обратилась в слух. У меня даже ушки, по-моему, задвигались. Да что ж такое?! Них*** не слышно. Я же кошка! А у кошек идеальный слух. Ну и что, что еще не умею оборачиваться. Я - кошка, я это точно знаю. Вон, у меня какие коготки от раздражения и страха вылезли. Р-р-р!
   Эдхорк что-то ответил, медленно поднялся и отправился на выход. И им я тоже невольно залюбовалась. А еще и поцелуй его к не месту вспомнился. Хищник, настоящий опасный зверь, оборотень. Блин! Или я такая испорченная, или у меня бзик! Как он мне может нравиться? И вообще, у нас тут все хищники и оборотни, зайчиков и канареечек здесь нет. А если бы и были, их давно бы скушали на завтрак. Даже я не мягкая, пушистая домашняя кошечка. Я - хищница, такая же, как и все остальные! А этот волчара мне, в принципе, не нравится. Я его ненавижу. Своих врагов принято ненавидеть. А он враг. Он пытался меня убить. Два раза!
   "Ага! А еще поцеловал. Один раз!" -- Коварно вспомнила взбунтовавшаяся "крыша".
   "Мозги включи, дура долбанутая! -- Это я ей, "крыше" то есть.
   "Я не поняла, а куда это тигра мой направился?" -- А это я уже себе, непостоянной, забывшей всякий стыд, и пялящейся на мерзкого волка вместо того, чтобы холить и лелеять своего тигрушу.
   Пока я тут пытаюсь поставить на место свою съехавшую "крышу", Хаш решил отправиться следом за Эдхорком, и, судя по выражению его лица, вовсе не затем, чтобы поздравить того с началом нового семестра.
   -- Хашик, а ты куда? -- Ласково спрашиваю я своего парня, а сама вцепляюсь в него намертво. Ни фига! Меня теперь не оторвать. Нет, можно конечно, но вместе с рукой. На это и рассчитываю. Наверняка, тигр не захочет жить без руки.
   Тигр, судя по всему, не хотел. Поэтому попробовал договориться:
   -- Дарочка, солнце. Я буквально туда и обратно.
   -- А зачем?
   -- Я только Эдхорку покажу, как пройти в библиотеку. Почитать, понимаешь, парень хочет. -- Не удержался Хаш от кровожадной улыбки.
   -- Я с тобой!
   -- Не стоит, Дарочка.
   -- А я, я тоже хочу в библиотеку.
   -- Не-ет, Дара, солнце мое. С этим парнем вы будете ходить в разные читальные залы. Это я тебе обещаю. -- Явно с намеком, хмуро проговорил тигр и, посмотрев пристально мне в глаза, сквозь зубы добавил. -- Руку отпусти. Не стоит хорошеньким девочкам влезать в дела взрослых дяденек.
   -- Я не хорошенькая девочка. Я плохая! -- Упрямо ответила я, руку так и не отпустив. Буду держаться до конца.
   -- Это тебе так кажется. Я докажу тебе обратное.
   -- Хаш! Не надо. Пожалуйста.
   -- Никогда. Не лезь. В мужские разборки. И не смей меня позорить. -- Шепотом проговорил разозлившийся тигр. -- Меня ждут.
   Я выпустила рукав. Слегка поведя плечом, тигр потрепал меня по волосам и, прошептав: "ну, вот и умница", такой же неспешной походкой направился к дверям.
   Я беспомощно оглянулась назад. Никто уже не смеялся. Все напряженно смотрели вслед уходившему тигру.
   -- Вы что сидите? Они же сейчас поубивают друг друга! Их надо разнять!
   -- Дарина, как ты себе это представляешь? Влезть в разборки оборотней и оскорбить их? -- Спросил СтЭпан, лениво вставая и потягиваясь. -- Пойду, посмотрю, что там. -- А потом повернулся к Нэре и строгим голосом добавил, -- самки сидят в комнате и не высовываются. Это понятно?
   Нэра, молча опустив голову, кивнула. Капец!
   -- Вы нормальные?! -- Я была уже близка к истерике.
   -- Дара, иди в комнату. Мы теряем время. Девочки, проводите ее.
   Мужской шовинизм в действии! Не-на-ви-жу! Всех мужиков вот сейчас, в этот самый момент, ненавижу! Подумаешь, самцы нашлись! Да я им сейчас!...
   Я зарычала и бросилась вперед.
   "Ой! А почему я над полом и вверх ногами?!"
   -- Ну вот, хотел развлечься, на парней посмотреть, а теперь эту тут таскай, -- горестно проворчал СтЭпан, взваливая меня на плечо.
   "Твою же мать! Гадство! И почему я такая маленькая?!"
   -- Пус-с-ти меня! Кому сказала! Медведь ободранный! Сейчас кусаться начну!
   -- Попробуй только, рысь психованная. -- Невозмутимо ответил этот злыдень. Я тебе не ручной тигренок, быстро задницу твою мелкую надеру. Э-эх! Совсем он тебя распустил.
   Медведь спокойно поднимался по лестнице. Даже не запыхался, зараза, нисколько.
   -- Ты зато, смотрю, совсем Нэрку замордовал!
   -- Нэра у меня медведица правильная во всех отношениях, не то, что некоторые малявки. -- Самодовольно проурчал СтЭпан, все также, равномерно печатая шаг.
   Я болталась на плече, как ненужная тряпка.
   -- Стэп! Отпусти меня, пожалуйста.
   -- Даже не проси, Дарка. А то уже мне потом с Хашэм драться придется. Он мне шкуру спустит за то, что тебя не удержал.
   -- Ты не понимаешь! Он же убьет его!
   -- Ты вот сейчас кого имела в виду? -- Хохотнул Стэпан. -- А-а? Дарка, скажи, за кого больше переживаешь? За тигра или за волка?
   -- Дурак ты, Стэп! -- Зарычала я, стукнув кулаком медведя по спине.
   -- Комары, однако, сегодня злые. Кусаются, заразы мелкие. -- Недовольно проворчал СтЭпан и треснул мне по заднице.
   Я взвыла.
   -- Висишь и виси, не рыпайся. -- Невозмутимо сказал мишка. -- Я же предупредил, что я не твой тигр. Церемониться не буду. У меня с этим делом строго.
   -- Стэп, может, ты меня отпустишь?
   -- Кошкам мелким сегодня веры нет! -- Вынес свой приговор медведь. -- К тому же, мы уже пришли.
   С этими словами СтЭпан открыл дверь в комнату, сгрузил меня, и пока я приходила в себя от аттракциона по переворачиванию бедной рыси туда и обратно, резво захлопнул дверь и закрыл с той стороны на замок.
   -- Открой, гад! Выпусти меня немедленно!
   -- Посиди, охолони немножко. А мне некогда. Я еще посмотреть хочу успеть. -- С этими словами противный мишка удалился, оставив меня сходить с ума от страха и злости.
   А что мне было делать?! С четвертого этажа даже рысь, хоть и на всю голову ударенная, прыгнуть не рискнет. Да еще и окна, вдобавок ко всему, выходили на другую сторону. Я вообще ничего не видела и не слышала. Мне оставалось только сидеть под дверью и копить злость, на всех.
   Убью! Тигру! Медведя! И подружек своих тоже убью!
   К счастью, сидеть мне пришлось не очень долго. Тем не менее, к тому моменту, когда дверь открылась, я успела себя уже очень даже накрутить, и встретила своих тюремщиков не пирогами и плюшками. Первому, кто рискнул войти в комнату, достался полный кувшин воды. Счастливчиком оказался тигра.
   -- Где остальные?! -- Прорычала я, пока ошарашенный Хаш отплевывался и фыркал.
   -- Дарка! Ты совсем уже озверела?
   -- Еще нет! -- Прорычала я. -- Иди сюда, наглая тигриная морда, я тебе сейчас всю шкурку твою полосатую подпорчу! Где ты был, отвечай?!
   -- На улице.
   -- Не увиливай! Где именно?
   -- На крыльце постоял.
   -- Ты издеваешься, да?! Что ты сделал с волком?!
   -- А почему ты не спрашиваешь о моем самочувствии? -- Взгляд тигра стал холодным и колючим.
   -- Ну, я и так вижу, что с тобой все в порядке. Вдруг ты его покалечил, и тебе теперь влетит? -- Постаралась выкрутиться я. Хотя, сама не понимала, почему я спросила именно про волка. Какая мне разница! Главное, что Хаш жив и здоров.
   -- Ничего я ему не сделал, -- все же недовольно буркнул Хашэр. -- Просто постояли, поговорили.
   -- Хватит мне пи***!
   -- Дарка! Если будешь ругаться, я тебя выдеру! -- Пригрозил парень и стиснул меня. -- Такая красивая девушка, и так выражаешься.
   -- Не нравится, можешь уматывать!
   -- Ни за что! -- Промурлыкал тигр. -- Я соскучился очень, очень. Му-р-р...
   -- А почему так долго? Я уж не знала, что и думать! Еще и СтЭпан, гад!
   -- Я в курсе, -- хихикнул тигр. -- Молодец, Михыч!
   -- Так значит, да?
   -- Ну, Дарочка, солнце, как еще было тебя утихомирить? Зато посидела, успокоилась.
   -- Я все-таки не поняла, о чем можно было разговаривать больше часа?
   -- Так я, это, воздухом дышал, перед сном, аппетит нагуливал. -- Хитро прищурился наглый тигр.
   -- Перед сном? -- Опешила я.
   -- Так ведь это, Дарочка, смотря, какой аппетит нагуливать. -- Похабно улыбнулся Хашэр.
   Я смутилась, и почему-то стало жарко. Глаза тигра опасно сверкнули.
   -- Я так понял, ты хотела мне что-то предложить?
   Хашэр взял ладонью мой подбородок и пристально посмотрел в глаза. Взгляд его утратил веселость и потемнел. Я начала стремительно краснеть.
   -- Значит, мне не показалось. -- Удовлетворенно заметил тигр. -- Уверена?
   Я смогла только кивнуть, стараясь отвести взгляд. Мне это не удалось. Тигр по-прежнему держал подбородок. Потом наклонился и поцеловал. Нежно-нежно.
   -- Не передумаешь? -- Хрипло спросил он.
   -- Нет, -- шепотом ответила я. -- Только я... боюсь.
   -- Не бойся, доверься мне, -- мурлыкнул тигр, снова приникая к моим губам.
   Ну, я и доверилась...
   -- Как же я люблю тебя, моя кошка! -- Шепчет Хашэр и легко подхватывает меня на руки.
   А его губы опять спешат найти мои. И сердечко бедной кошки проваливается, мысли растекаются, заставляя остатки разума отступить и уйти, освободив место инстинктам. Так хорошо... Руки сами тянутся к волосам, запускаю в них свои коготки. Какие мягкие...
   Я уже у тигра на коленях. Так хочется его потрогать. Дурацкая одежда! Она мне так мешает. Я тянусь, и начинаю расстегивать пуговицы его рубашки, неумело, но настырно. Раздается смешок.
   -- Ты сейчас мне все пуговки оторвешь, нетерпеливая...
   Сам-то тигр справляется намного лучше меня.
   "Кофточка куда-то делась"... -- Отмечаю краешком сознания.
   -- А Хара? -- Вдруг вспоминаю я, но как-то вяло.
   -- Ее сегодня не будет, -- раздается возле уха жаркий шепот, и мир переворачивается.
   Мои губы опять в плену... Поцелуи окончательно теряют нежность, становясь глубже, настойчивее... Тигр откровенно дрожит, его руки нетерпеливо исследуют мое тело, которое отзывается на каждую ласку с восторгом и радостью... Я плыву...
   Наконец-то с тигра снята рубашка... Я с жаждой наркомана, добравшегося до дозы, начинаю исследовать его тело, такое сильное и красивое... Дрожь охватывает теперь и меня.
   -- Дарочка, Дарочка-а...
   Я удивленно открываю глаза и недовольно ерзаю под ним. Какие могут быть разговоры, когда мне так хорошо?!
   -- Я же не смогу остановиться...
   -- Ну, значит, и не останавливайся. -- А сама тянусь к его ремню, ошалев от собственной смелости.
   Хаш снова тихо смеется и отрывает мои ладони от своих брюк.
   -- Я сам, смелая моя. -- Хрипло шепчет парень и расстегивает мои джинсы.
   Правильно, они мне ужасно мешают... Одежда летит на пол...
   Поцелуи спускаются на грудь... Я выгибаюсь... Сейчас с ума сойду от желания! В животе все скрутилось... Неужели нельзя, дать мне того, что так требует мое тело?
   Слышится хриплый, нетерпеливый стон... Это я? Конечно, я. Сил совсем уже нет... Извиваясь, шепчу:
   -- Ха-аш...
   -- П-подожди, нетерпеливая...
   -- Пожа-алуйста-а...
   -- Рано... -- Рычит тигр. -- Дарочка, пожалуйста... не хулигань... Тебе же будет хуже... Дара-а!...
   Я уже почти не отличаю реальность от фантазии...
   Неожиданно случается то, что вносит в наш танец страсти диссонанс. Сначала я даже не понимаю, что случилось. Только чувство, что что-то не так, неправильно. Я напрягаюсь и замираю. Хаш поднимает голову и удивленно смотрит на меня.
   -- Дара? Что...
   И в этот миг мы оба понимаем, что не так.
   Вдалеке, за окном раздается протяжный, полный боли и невыносимой муки волчий вой.
   На меня как будто вылили ведро холодной воды. Я дергаюсь и пытаюсь прикрыться руками. Так холодно и стыдно...
   Хашэр приподнимается и смотрит неожиданно злым взглядом.
   -- Понятно-о-о, -- ехидно протягивает он и садится на кровати.
   Рукой проводит по моей груди, животу, смотрит на меня очень тоскливо... и начинает одеваться. Ну вот, зачем он так?! Я же не специально! Я даже и не поняла, почему так сделала. Дебилка нервная! Все испортила!
   -- Хаш, я...
   -- Дарина, -- спокойно и четко говорит тигр, -- мне не надо "Христа ради". Я, знаешь ли, тебя, конечно, люблю. Но и себя я, солнце, люблю тоже. И не собираюсь заниматься с тобой любовью, когда в кровати третий. Это как-то не стимулирует.
   -- Какой третий?! Ты о чем?!
   -- Глупая, маленькая кошка. -- Грустно улыбнулся парень, уже вполне одетый. -- Я лучше подожду, когда одна девочка определится, чего же она на самом деле хочет. -- Закончил Хаш, застегивая пуговицы и с грустной улыбкой глядя на меня.
   -- Не уходи... -- Делаю я последнюю попытку его остановить. Судя по взгляду тигры, неудачную.
   -- Спокойной ночи, солнце, -- шепчет Хашэр, мягко целует меня в губы и выходит из комнаты.
   Фига себе! Позанималась любовью! Нет, почему у меня все через задницу?! Даже первую свою ночь с мужчиной умудрилась испортить. Дался мне этот волк! Воет и воет, мне-то какая разница? А, кстати, чего он воет под окнами? И чего это Хашэр так разозлился? Он теперь, наверное, меня бросит?
   "Признайся, Дарина, чего ты больше боишься? Того, что тигр тебя бросит, или того, что ты его обидела?" -- Мысленно задала я себе вопрос.
   И не смогла найти на него ответа. Хашэр вон сказал, что любит. А я? Люблю? Ой! А ведь, оказывается, не знаю. Мне с ним приятно, хорошо, и ночь сегодняшняя, наверняка, была бы замечательная. Но разве это любовь? Не знаю...
  
  

Записка от ежика: "Ушел в себя".

Глава 9. Волки запутываются в проволоке... Если вовремя не поможешь, не пристрелишь - погибнут!

   Он думал, что за две недели, что провел дома, вполне успокоился. А ведь у него и выхода-то другого не было.
   Эдхорк очень хорошо запомнил разговор с отцом...
   Князь Клана Горных Волков Вархард Крамарц пребывал в состоянии, близком к бешенству. Мало того, что у него, столетнего сильного самца, альфы, их которых шестьдесят он является неоспоримым и непререкаемым вождем, всего один наследник, что уже само по себе не добавляет спокойствия и авторитета среди оборотней. Но с этим он, худо-бедно, смирился. В крайнем случае, у него всегда есть клыки и когти, чтобы доказать желающим свою состоятельность, как главы клана.
   Но в довершение ко всему, его единственный наследник, его надежда, его сын Эдхорк Крамарц готов запятнать себя связью с кошкой. И не просто с кошкой, а одной из мерзкого Клана Северных Рысей. Но и этого судьбе оказалось мало. Эта облезлая кошка была Валигурской, потомком его кровного врага, врага, так бесцеремонно вторгшегося в жизнь волка и исковеркавшего ее. И вот теперь, его сын! Его надежда вырваться из замкнутого круга боли и ненависти! Его сын угодил в ловушку судьбы. Он просто не мог этого допустить, и не допустит, или он не Вархард Крамарц!
   Конечно, все можно было бы сделать по-тихому, сразу же, как ему доложили обо всем. Но тогда, сын никогда бы его не простил. Мальчик должен сам принять это решение. И он его примет!
   -- Князь! Ваш сын только что прибыл!
   -- Зови!
   Эдхорк вошел к отцу и по его виду сразу понял, что тому уже обо всем доложено. Зверь внутри робко пискнул "Моя! Хочу!" и заткнулся. Все-таки проклятая кошка была далеко, и княжичу теперь было значительно легче.
   Вид отца ничего хорошего не предвещал, в принципе. Однако стоять и молчать, вроде, тоже было глупо. Поэтому Эдхорк спросил, просто чтобы хоть как-то начать тяжелый, как он предполагал, разговор.
   -- Отец! Ты хотел меня видеть? Я слушаю.
   -- Нет, это я тебя слушаю, сын мой единственный и любимый! Ты ничего не хочешь мне сказать?
   -- Мне нечего тебе ответить, отец. Я так понял, что тебе все уже рассказали? Добрые у нас волки, заботливые. -- Эдхорк вздохнул и упрямо посмотрел на отца. Он понимал, что недопустимо дерзит в этот момент. Но проклятая гордость и вся его природа не позволяли поступить по-другому. Он тоже альфа! И не привык ни перед кем склонять голову.
   -- Ответь мне всего лишь на один вопрос. Ты запечатлен?
   -- Отец, я, я не знаю, -- честно ответил молодой волк, который действительно не совсем разобрался в том, что с ним происходит.
   Отец понимающе покачал головой и задал несколько коротких, точных вопросов.
   -- Сводит с ума запах? Зверь внутри рычит и беснуется? Требует обладания?
   Дождавшись согласных кивков сына, мужчина на минуту закрыл глаза, чтобы справиться с бессильным гневом на эту маленькую дрань, которая посмела украсть у него единственного сына.
   -- Ты понимаешь, мальчик мой, что выход у тебя только один.
   -- Нет! -- Выкрикнул Эдхорк. В глазах его были упрямство и ярость молодого альфы. Сейчас ярко, как никогда, проявилась кровь вождя, будущего вождя Горных Волков.
   Отец вздохнул. Нечто подобное он и предполагал. Правда, сейчас, глядя на сына, он понял, что ошибался, думая, что его будет трудно убедить. Очевидно, что сделать это будет невозможно. Мальчишка воистину сын своего отца. И, не смотря на ситуацию и свое недовольство, волк был вынужден признать, что невольно любуется своим отпрыском. В этом мальчишке есть все, чтобы стать настоящим вожаком. Тем более, он должен сделать все, чтобы спасти сына.
   -- Ты же понимаешь, что я могу все сделать и без твоего участия.
   -- Ты не посмеешь! -- Прорычал молодой волк.
   -- Не посмею? -- Спокойно спросил отец, пристально глядя сыну в глаза. И Эдхорк не выдержал, опустив взгляд. Зверь внутри униженно поджал хвост, признавая власть вожака. Парень из последних сил прошептал, -- не посмеешь. Пожалуйста, отец...
   Вархард Крамарц удовлетворенно хмыкнул. Хороший мальчик. Хоть и подчинился, но унизиться себе не позволил. Будет из парня толк.
   -- Ты спал с ней?
   Эдхорк вздрогнул и ответил:
   -- Нет.
   -- Это хорошо, это очень хорошо, -- задумчиво проговорил отец.
   Он замолчал на несколько минут, о чем-то напряженно размышляя.
   Молодой волк боялся даже пошевелиться. Он ждал приговора кошке. И, не стоило себя обманывать, себе тоже.
   -- Ты понимаешь, что никогда не сможешь ввести ее в свой дом? -- Наконец, нарушил молчание отец, видимо приняв какое-то решение.
   -- Понимаю, -- вздохнул Эдхорк. Это-то как раз он понимал и до разговора с отцом. Не дурак же, в самом-то деле.
   -- И тебе придется, рано или поздно, выбрать себе достойную пару?
   -- Понимаю, -- снова согласился Эдхорк. А что тут спорить с очевидным?
   -- Ты обещаешь мне осенью заняться выбором своей супруги из представленных мною невест?
   -- Обещаю, -- снова согласился Эдхорк, но упрямо добавил, -- но я не обещаю, что выбор будет сделан. Не дави на меня.
   -- Согласен. С выбором я тебя не тороплю. Но ты должен пообещать мне еще кое-что, и тогда, я, может быть, пощажу эту глупую кошку.
   -- Что я должен сделать? -- С готовностью спросил молодой волк. -- Отец! Я прошу, не трогайте ее. Она глупая, молодая девчонка. И ни в чем не виновата. Она даже не догадывается ни о чем. Ей даже до оборота еще целый год.
   -- Ты обещаешь мне, что не допустишь с кошкой близких отношений? -- Отец прожигал молодого волка взглядом, как будто старался заглянуть в самые потаенные мысли.
   -- Обещаю. -- Уверенно ответил Эдхорк, не отводя взгляда. Это было довольно легко. Он и сам об этом уже думал.
   -- Мальчик мой. У тебя еще есть шанс справиться со всем этим. Но запомни, если ты переспишь с этой девчонкой, то привязка станет необратимой. И вот тогда выход будет только один. Но даже он не принесет тебе облегчения. Я хочу, чтобы это очень хорошо запомнил...
  
  
  
  

* * *

   И он запомнил. Он очень хорошо запомнил. Но...
   Как все легко казалось дома вдали от нее и от ее запаха. Ему даже пришло в голову, что удалось избавиться от этого помешательства.
   Так было здорово бегать по лесу со своей стаей, ощущая собственную мощь и молодость, отрываться с девчонками в клубах, наслаждаться их податливыми телами, зажигавшими его волчью кровь. Спустя две недели проклятая кошка казалась ему кошмаром, который мучил его ночью, а утром ушел без следа.
   "Отец прав. Конечно же, прав. Все еще можно изменить". -- Думал Эдхорк.
   Ему и надо-то продержаться всего месяц. А потом начнется практика. И все. Летом он снова будет наслаждаться жизнью. А осенью, может быть, и выберет себе жену. Чем черт не шутит?!
   Как же он ошибался, рассуждая так. Глупец!
   Всей его выдержки хватило ровно до того момента, пока он не увидел ЕЕ, сидящей на коленях ненавистного тигра.
   "Да что б тебя!... Какая свадьба?! Да я его сейчас загрызу! Он еще ее и целует?!!!" -- Эдхорк задохнулся от гнева!
   "Моя! Хочу!" -- Взревел взбешенный зверь.
   Эдхорк сжал кулаки, стараясь сдержаться изо всех сил и пытаясь усмирить своего зверя. Если этот придурок сейчас вырвется наружу, то не избежать беды.
   Зверь внутри бесновался.
   "Моя! Хочу!" "Моя! Хочу!"
   Вот ведь заладил! Бедного волка уже трясло мелкой дрожью, в глазах отразилось безумство.
   Еще и тигр, как на грех, заметил его явно не нормальное состояние.
   Как завороженный, Эдхорк смотрел, как встает и медленно приближается Хашэр. По-хорошему, надо было вставать и уходить. Но волк просто не мог пошевелиться, полностью сосредоточенный на борьбе внутри себя. Друзья замолчали, со страхом глядя на своего вожака и не понимая, что происходит. Глупцы! Они даже не догадывались, что все находятся буквально в шаге от трагедии. Если зверь сейчас вырвется наружу...
   "Моя! Хочу!" "Моя! Хочу!"
   "Заткнись, придурок!" -- Что есть силы проревел волк своему зверь и стиснул зубы, стараясь удержать того в узде.
   -- И что происходит?! -- Зло прошептал подошедший тигр.
   "Вот что им всем от меня надо?" -- С тоской подумал Эдхорк.
   Кажется, зверя внутри удалось более-менее удержать внутри. Тот теперь только слегка поскуливал "Моя! Хочу!"
   "Заткнись. Я же попросил".
   Зверь обиженно пискнул и наконец-то замолчал. Эдхорк облегченно вздохнул.
   -- Ничего. -- Равнодушно ответил он Хашэру. -- Обязательно выставлять свои отношения напоказ? -- Все же не удержался волк от язвительного вопроса.
   -- Тебя это напрягает? -- Зло прищурился Хашэр.
   -- Да мне вообще похер. Можете трахаться прямо здесь. Но если хочешь это обсудить, то лучше не устраивать спектакль. -- Абсолютно спокойно ответил Эдхорк, даже сам собой восхитился, и пошел на выход.
   Ждать ему пришлось недолго.
   -- Ну, и какого черта, ты творишь? Кажется, мы вполне друг друга поняли.
   -- Все нормально! Я абсолютно спокоен!
   -- Я видел! -- Прорычал Хашэр.
   -- Слушай! Чего ты от меня хочешь?! -- Не выдержав, вспылил волк. -- Подраться?! Так давай! Повеселим публику!
   -- Дурак!
   -- Я знаю. И да, спасибо. Ты тоже очень хороший парень. -- Устало ответил Эдхорк.
   -- Держись подальше от Дарины. Я тебя пока по-хорошему предупреждаю. -- Тихо прорычал Хашэр, начиная терять терпение.
   Его бесил этот волк. Тигр просто не понимал его. Неужели этот придурок на что-то надеется? Да его же свои порвут! И его, и девчонку!
   -- Хорошо. Что-то еще? -- Также устало и равнодушно спросил волк.
   А глазах стояла такая боль, что тигр отшатнулся.
   -- Ты, придурок, совсем рехнулся?!
   -- Совсем. Дальше что? -- Эдхорк устало провел ладонью по лицу. -- Хаш! Что вам всем от меня надо? Я приставал к твоей девушке? Я пытался ее отбить?
   -- Но я чувству... -- Уже растерянно пробормотал тигр. Он окончательно запутался.
   -- А вот чувствовать ты можешь все, что тебе угодно. Тебе не о чем беспокоиться, кошак. Люби свою кошку и поменьше думай. -- Жестко оборвал тигра волк. -- Если ты передумал бить мне морду, то я пойду. А то вон, зрители уже нервничают. А я сегодня на спектакль как-то не настроен.
   И он ушел, оставив совсем обескураженного таким поведением тигра, который, уже совсем было, настроился на полноценную драку.
   "Не сегодня, Хашэр, не сегодня. Все будет, когда я решу!" -- Раздраженно думал Эдхорк. Он не собирался унижать себя дракой из-за чужой девчонки. Да еще и на глазах у всех. Это недостойно альфы!
   ... А потом наступил настоящий АД!
   Он-то, глупец, думал, что уже вполне привык к этому самому аду. И хуже быть не может. Оказывается, может! Еще как может!
   Почувствовав, что ОНА сейчас, вот прямо сейчас, будет принадлежать другому, его зверь взвыл от отчаяния и боли, и Эдхорк не смог его удержать. Зверь вырвался наружу и бросился бежать, воя от бессилия:
   "Моя-я-я! Хочу-у-у!"
  
  
  
  

Эх, хорошо, когда хорошо кончается.

Глава 10. Зайцы имеют серый окрас потому, что они седеют от постоянного страха перед хищниками.

   Чё происходит, вообще?
   Такое чувство, что я две недели в вакууме. Причем, полном.
   Тигр игнорит по полной, друзья смотрят с укоризной. В их глазах так и мигает: "обидела ребенка!"
   Сам двухметровый "ребенок" ходит, надув губы, и изображает оскорбленного в самых лучших чувствах.
   Между прочим, это он от меня сбежал, если чё! Я, понимаешь ли, дала, а он не взял. Я же не виновата, что тигр чувствительный такой попался. К тому же, если он такой весь оскорбленный и во мне, напрочь, разочарованный, то чё тогда продолжает таскаться, молча, между прочим, и пугает всех потенциальных кавалеров.
   "Сам не ам и другому не дам! Придурок!"
   Иду вечером на работу, он тащится сзади. Иду с работы, он опять следом. Немым укором. Ага. Ладно хоть, во время занятий меня не достает. Какое счастье, что мы с ним на разных курсах учимся. А то мне и сестры его хватает. Тоже ведь дуется. За брата переживает.
   Ну, настроение вы мое уже поняли. Надеюсь, что и оценили.
   А вот теперь представьте себе битком забитую кафэшку. Сегодня что, все дружно решили вечером пожрать именно у нас? Я мечусь, как угорелая, обслуживая одновременно семь столиков. Вы только вдумайтесь, семь!
   А добрый хозяин подзывает и ставит в известность, что мне предстоит "танцевать" еще перед одним. За которым, между прочим, четверо волков. А волки отсутствием аппетита, насколько мне известно, не страдают.
   Я в полном офиге смотрю на этого "доброго" и робко интересуюсь:
   -- А что все остальные сдохли?!
   -- Дарка! Не хами, а то уволю. Господа пожелали, чтобы обслуживала их ты. Не рычи, говорю. Я тебе потом деньжат подкину. Давай пошевеливай своим кошачьим задом!
   Нет, вы это слышали?!
   "Хотя... Деньжат,
  
   говорит, подкинет"...
   Ну, буду надеяться, что не свалюсь. А то деньги что-то совсем на нуле, боюсь, до зарплаты не дотяну. А занимать не хочу и не буду! Они же обиженные все.
   Э-эх! Где наша не пропадала!
   -- Что желают господа?...
   Приняв заказ, бегу со всех ног на кухню... Потом опять в зал... Снова на кухню... Зал... Кухня... Зал... Кухня...
   Кафе уже заметно опустело. Дело к ночи. И только тут до меня доходит, что волки как-то странно смотрят на меня. И не похоже, что развлекаются. Скорее ждут кого-то. Слишком уж сосредоточенные и напряженные.
   "А вот догадайся с трех раз, кошка, кого они ждут? Тебя, идиотка хвостатая, пардон, еще бесхвостая, тебя!"
   Иначе, зачем бы им настаивать, чтобы именно я их обслуживала? Да просто хотят, чтобы на глазах у них была. В меня вцепился страх...
   Вон как зыркают. Жуть! Прямо ощущаю себя не кошкой, а маленьким сереньким зайчиком. Сейчас седеть от страха начну. И будет зайчик беленький. Ага.
  
  
  
  

* * *

   -- Послушай, Хашэр. Сегодня днем, в городе видели Горных Волков.
   -- Это точно?!
   -- Железно! Не простые, беты вожака. Я просто знаю, что у тебя терки какие-то с Эдхорком. Имей в виду. По ходу дела, папашка мальчика псов своих прислал.
   -- Спасибо. Буду должен.
   -- Забей! Сочтемся при случае. Ну, бывай!
   -- Бывай, бывай...
   Тигр задумался.
   Значит, в город прибыли волки. Это не есть хорошо. Это очень и очень плохо!
   Вархард не мальчик, с ним шутки плохи. Этот долго думать не любит. И просто так он своих псов присылать не станет. А то, что прислал их он, ясно как божий день. Беты без приказа своего альфы и шагу не сделают. И причину, по которой они прибыли, тоже долго искать не надо. Вон она, причина эта. Перед глазами день и ночь маячит.
   "Идиот ты, Хашэр, редкостный! Нахрена было изображать из себя обиженного? Хотел сыграть на чувстве вины кошки? Ну, сыграл. Дальше что? Ты что, не знал, что такие чувства, как вина и совесть, кошкам не знакомы, в принципе. Зато гордости и самолюбия в избытке! Сам, что ли, не такой? А вот теперь, ходи и думай, как мириться будешь, болван!"
   Хашэр в очередной раз вздохнул, рассуждая над своим незавидным положением. Конечно, он дурак. Да еще какой!
   Не смог обуздать свою ревность. И когда?! Такой момент испортил! А теперь за кошкой придется побегать. И у него есть все основания бояться, что такой шанс может уже и не выпасть.
   Девчонка наконец-то решилась, а он...
   Да что там говорить! Вот какая ему разница была, о ком там она думает? В постели-то с ней оказался тигр, а не его соперник. Ну, так и пользуйся удачей! Нет же, выступил! А теперь, что?!
   Ведь не может он без своего рысеныша, не может. Плохо ему без Дарки, очень плохо. Плохо так, что внутри все клинит. И на девок других совершенно не стоит. Скоро в пору уже на стенку будет лезть. А не нужен ведь никто, от всех с души воротит. И перед глазами она, маленькая, несносная и такая любимая кошка.
   Встряхнув в очередной раз головой, чтобы хоть немного прийти в себя, тигр устало вздохнул. Что-то совсем он расклеился. Да и не вовремя, очень не вовремя.
   Сейчас надо с волками разбираться. Страдать он будет потом, когда опасность для своего котенка ликвидирует. За ней прибыли псы, за ней! Шкурой он своей это чувствует. И ему их не остановить, как это не противно осознавать.
   Но, к счастью, тигр уже вышел из того нежного возраста, когда кажешься себе всесильным, и мог трезво оценивать свои возможности. Обратиться к друзьям? И навлечь на них гнев такого сильного клана? Нет. Его проблемы - это его проблемы. Не стоит впрягать за себя других. А вот Эдхорка обрадовать стоит. Это ведь и его проблема тоже. Вот пусть и разбирается с шавками своего крутого папаши!
   Приняв решение, тигр успокоился, так как теперь не надо уже было мучиться раздумьями. Пришло время действовать, что было ему больше по душе.
   Найдя волка, тигр не стал особо заморачиваться, а спросил в лоб:
   -- Ты в курсе, что твой отец псов своих прислал?
   -- Как?!
   -- КАком!
   -- Этого не может быть! Ты серьезно? -- Эдхорк выглядел растерянным и встревоженным.
   Это хорошо. Значит, тигр не ошибся. И в этом раскладе они будут играть на одной стороне.
   -- Не, мля, это я прикалываюсь так, не удачно!
   -- Где они?
   -- А вот это ты сам выяснишь. И хочу предупредить, если с ее головы упадет, хотя бы, волос, я тебе горло перегрызу! -- Не выдержав, зарычал Хашэр.
   -- Не пугай! -- Оскалился Эдхорк. -- Я тебя понял. Еще что-то?
   -- А мало?!
   -- Достаточно. -- Ответил волк. Потом напряженно о чем-то подумал и, не удержавшись, добавил. -- На всякий случай, не оставляй ее сегодня одну.
   -- Учи меня, учи! -- Недовольно пробормотал тигр. -- В общем, я тебя предупредил. Решай эту проблему, Эдхорк.
   Эдхорк молча кивнул, и парни разошлись, хоть и не сказать, что довольные друг другом, но объединенные одной заботой.
   "Мы так ухаживать скоро за ней вместе начнем". -- Недовольно подумал тигр, но тут же себя успокоил, что ради безопасности любимой, можно и не на такое пойти...
  
  
  
  

* * *

   Минут за пятнадцать до закрытия волки потребовали счет. Расплатившись, они встали и пошли на выход, бросив на меня, как мне показалось, очень многообещающие взгляды.
   Вскоре после этого нарисовался Хашэр и молча встал у дверей. Вид у него был явно встревоженный, что, конечно же, не добавляло мне спокойствия. И так нервы, как натянутые струны. И от страха противно дрожат колени.
   Уже почти на автопилоте я переоделась, положила в карман, даже не считая, обещанную премию, я на подгибающихся ногах пошла к выходу.
   "Надо бы предупредить Хаша". -- Подумала я.
   Тигр быстро пробежался по мне взглядом и, шагнув, решительно взял за руку.
   -- Чё так долго? -- Недовольно проворчал он, как будто и не было двух недель молчания. -- Пошли.
   -- Хаш, там...
   -- Знаю. -- Коротко бросил тигр, таща меня к выходу.
   -- Хашэр, послушай. Ты не понимаешь! -- Я решительно выдернула руку. Не хватало еще, чтобы он из-за меня пострадал. Четыре волка - это не один. Тем более что, это не парни, а взрослые мужики.
   -- Дара, солнце мое, -- вкрадчиво проговорил тигр. -- Ты мне веришь?
   -- Да. Но... -- Совсем растерялась я.
   -- Ну, так и не парься. -- Усмехнулся Хашэр и снова решительно взял меня за руку. -- И не трясись ты так. Все будет хорошо.
   Попробую ему поверить...
   Выйдя на улицу, я нервно оглянулась. Волки были недалеко от входа. Напротив четверки стоял Эдхорк. Вид у него был напряженный и решительный. Проходя мимо, я заметила его очень бледное лицо и сильно сжатые кулаки. Волки провожали меня свирепыми взглядами.
   Болтаясь, как прицеп, на руке Хашэра, я пискнула, понимая, что ничего от меня не зависит:
   -- А что здесь делает Эдхорк?
   -- Да вот, приятелей встретил. Соскучились они очень. Испереживались все. Сейчас встрече радуются, очень. -- Спокойно ответил Хашэр. -- Не бери в голову. Волчьи дела.
   Ага, волчьи. Только чё ж у него желваки так гуляют, и бледный весь.
   -- Хаш...
   -- Дарина, не сейчас. Ты мне позже скажешь, как меня любишь. -- Сквозь зубы прорычал тигр и ускорился.
   Ускорился так, что я теперь за ним болталась уже ни как прицеп, а как белье на веревке!
   И только, когда парень затащил меня за угол, он наконец-то остановился.
   -- Что происходит? -- Шепотом спросила я.
   Хашэр устало провел по лицу рукой и неожиданно мягко улыбнулся, впервые за две недели.
   -- Уже ничего, Дариночка. Уже ничего. -- Прошептал парень, прижимая меня к стене. -- Как же я соскучился, солнце...
   Хашэр берет мое лицо в ладони, скользит легкими, порхающими поцелуями по глазам, щекам и, наконец, находит губы. Я плыву, вцепившись ему в волосы и раскрываясь навстречу мягким, горячим губам. Оказывается, я тоже очень по нему соскучилась. Очень, очень. Мы долго и самозабвенно целуемся. Когда мне уже не хватает воздуха, тигр с глухим рыком отрывается от меня и прижимает мою голову к своему плечу. Так мы и стоим, обнявшись. Я, уткнувшись в тигра. Он, целуя меня в макушку и медленно гладя по спине.
   -- Они ведь за мной приходили. А почему? -- Нарушаю я, наконец, наше молчание.
   -- Не бери в голову, солнце, -- глухо пробормотал Хашэр и потянул, обняв меня за плечи. -- Пойдем, давай, лучше. Ты сегодня и так устала.
   -- Но там Эд...
   -- Ничего не случится с твоим волком! -- Перебил меня неожиданно разозлившийся тигр.
   -- И ничего он не мой! -- Теперь я уже начинаю нервничать. Что за намеки? Мне просто неудобно, что мы бросили парня одного против четверых мужиков.
   -- Прости, прости, солнышко. Я тоже слегка перенервничал, -- торопливо говорит тигр и целует меня в щеку. -- Пошли?
   Так как мы только что вроде как помирились, и снова ругаться не очень хотелось, я согласно кивнула и, вложив свою ладошку в руку Хашэра, и послушно пошла за ним.
   Правда, прогулка наша продолжалась недолго. До первой скамейки. Ага. Видимо, сегодня с моей головой все же не совсем нормально, так как странным образом я опять выпала из реальности и очнулась уже сидящей на коленях парня, вдохновенно с ним целуясь. Одна рука тигра по-хозяйски обнимала меня, а вот вторая, видимо особенно самостоятельная, пробежалась по моему бедру, нагло заползла под одежду и устроилась на моей груди.
   Я поняла, что если не хочу провести свой "первый раз" прямо здесь, на скамейке, то надо срочно что-нибудь предпринимать. Тем более что, на дворе, вообще-то не май месяц, а начало февраля.
   Я недовольно завозилась, пытаясь выпрямиться, а заодно и убрать от себя чересчур любопытную конечность тигра, которая уже оставила мою грудь и норовила забраться в джинсы.
   -- Да ладно, тебе, Дарка. -- Промурлыкал с развратной улыбкой тигр, в довершение еще и фыркнув. -- Чего я там не видел и не трогал? -- Его глаза потемнели.
   Ой-ей-ей!
   -- Вот и надо было пользоваться моментом. Некоторые сами виноваты. -- Я решительно убрала руку парня.
   -- А если некоторые жутко извиняются, обещают исправиться, и вообще... -- Хашэр призывно мурлыкнув, снова потянулся к моим губам.
   -- А я обещаю подумать. В любом случае, на скамейке, по-любому, "не комильфо".
   Парень горестно вздохнул, но, видимо, с доводами моими согласился, так как ручки свои приструнил, просто крепко обняв и прижав меня к себе. Мы опять сидели, обнявшись, и молчали. Хорошо... Рядом с ним так спокойно и уютно... И совсем не холодно...
   -- У тебя завтра день рождения, -- промурлыкал Хашэр, проводя губами по моей щеке, и прикусил мочку уха.
   -- В курсе. -- Хихикнула я - щекотно.
   -- Как отмечать будем?
   -- Никак.
   -- Я что-нибудь придумаю, -- жарким шепотом выдохнул парень и снова нашел мои губы...
   От его поцелуев у меня "сносило крышу". Я должна признать, что целуется все-таки тигр просто замечательно, заставляя меня терять голову и безоглядно отдаваться во власть ласковых губ и настойчивого языка, отрываясь только, чтобы немного вздохнуть, и снова нырять в тягучее и будоражащее кровь удовольствие. Шапка давно уже где-то валялась, в моих волосах запутались руки тигра, а мне было не холодно. В его объятиях жарко...
   -- До дома я сегодня дойду? -- Шепчу я, воспользовавшись моментом, когда тигр оторвался от моих губ.
   Хашэр хищно улыбается и снова начинает целовать. Да... Видимо, если и дойду, то не скоро.
  
  
  
  

* * *

  
   -- Княжич! Тебе лучше отойти в сторону и не вмешиваться!
   Но Эдхорк не сдвинулся, ни на сантиметр, лишь покрепче уперся ногами и краем глаза проводил Хашэра с Дариной. Тигр, тянувший за руку девчонку, обменялся с волком быстрым взглядом и чуть заметно кивнул. Эдхорк криво усмехнулся. Ну вот! Он уже и с тиграми дружбу водит. Осталось, действительно, только отбить у него кошку и жениться.
   "А почему бы и нет?!" -- Пришла в голову совершенно шальная мысль.
   Зверь восторженно взревел и завел свою заезженную песню:
   "Моя! Хочу!"
   "Вот придурок озабоченный". -- Отстраненно подумал парень, а вслух произнес, снова разворачиваясь к напряженным волкам, провожающим парочку злобными взглядами:
   -- Харальд! С каких пор беты проявляют излишнюю самостоятельность и лезут в дела альф?
   -- Ты до альфы сначала дорасти, щенок! -- С рычанием выплюнул его собеседник.
   Этот юнец чересчур самостоятелен. И пусть он наследник, но Харальд подчиняется только вожаку и больше никому. Правда, в словах мальчишки было зерно истины, так как если Вархард узнает о визите волков, то им точно не поздоровится. Он ясно дал понять, что предпринимать пока ничего не стоит, только наблюдать. Просто они на то и беты, чтобы защищать и прикрывать интересы своего альфы и клана. А тут ситуации настолько очевидная...
   -- Я обещаю обязательно подумать над своим возрастом и вашим поведение. -- Спокойно, но с явной угрозой прорычал сквозь зубы Эдхорк.
   -- Мальчик! Ты совершаешь ошибку. Позволь нам решить эту проблему. -- Уже по-хорошему попробовал договориться Харальд. Он все-таки любил сына своего друга.
   -- Свои проблемы я решаю сам. -- Оскалился княжич. -- Убирайтесь!
   -- Эдхорк! Я буду вынужден все доложить твоему отцу! Ты не имеешь права так себя вести!
   -- Над этим я тоже подумаю! Обещаю. -- Уже с прямой угрозой прорычал парень. -- УБИРАЙТЕСЬ!
   Волки, ощетинившись, зарычали... Но были вынуждены отступить под напором молодого альфы. Да, молодого, да, практически щенка, но... Этот парень был рожден альфой! И его можно было только убить, но не заставить! Даже отец в последнее время предпочитал убеждать и договариваться. Что уж было говорить про остальных.
   Четверо волков, напоследок еще раз недовольно рыкнув, растворились в ночи.
   Эдхорк, дождавшись, когда они скроются из виду, обессилено опустился на корточки. Он был бледен, руки тряслись. И только сейчас стало ясно, как он еще, в сущности, молод и чего ему стоило это его внешнее спокойствие.
   Мальчишка первый раз в жизни одержал победу. Чистую, безусловную победу, победу характера и воли. И когда он станет вожаком, волки пойдут за ним, не задумываясь и не сопротивляясь. Но, как оказывается, тяжело это делать первый раз. Беты отца, сами того не ведая, сослужили Эдхорку очень важную и ценную службу.
   С корточек поднялся не испуганный парень, который сохранял спокойствие только внешне, а молодой волк, мужчина, который знает, чего он хочет, и который больше не будет спрашивать разрешения отца. Ему вообще ничьего разрешения не надо. А если кому-то что-то не нравится? Ну что же, у него есть клыки...
   Даже его зверь не решался рычать и настаивать на своем, а лишь униженно просил:
   "Моя! Хочу!"
   Эдхорк злорадно усмехнулся. Решение все четче начинало вырисовываться перед ним...
  
  

Жизнь иногда выкидывает такое...

Глава 11. Совесть - это то, что причиняет тебе страдания, когда все остальное - сплошное удовольствие.

   -- Нифига себе! Дарка! Дарка, вставай! Ты только посмотри!
   -- А?! Что?! -- Меня подкинуло на кровати. Стараясь проснуться, я пыталась понять, что происходит, где я, что я и, вообще, который час? Разлепив, наконец, глаза, я увидела стоящую надо мной Хару, которая еще и вопила, как потерпевшая. Да в гробу я видала такую побудку!
   -- Ты совсем охренела? -- С грустной надеждой спросила я. -- Тут, между прочим, люди спят. -- Ну, я немного погорячилась, конечно. Людей-то тут точно нет. Но все-таки. Что, кошек можно так бесцеремонно будить?
   Хара пихала мне что-то под нос и, не снижая оборотов, продолжала вопить.
   -- Ты только посмотри на это! -- Вот неймется же ей спозаранку. Какая мне разница, что там у нее такое.
   Кое-как сфокусировав взгляд, я попыталась взглянуть на протянутую вещь.
   "Наверняка, опять какая-то муть". -- Тоскливо подумала я, готовясь выслушивать длинный монолог подруги об очередной необыкновенной штуковине, которую эта ненормальная откопала. Нет, я, конечно, уже вполне привыкла к ее страсти к разным старинным штучкам, с завидной регулярностью перекочевывающим с ближайших рынков к нам в комнату. Но не рано утром же! И зачем так орать?!
   "Ой! А что это?!"
   На ладони Хары лежал серебряный браслет. Очень изящный, сложного плетения. На некоторых звеньях поблескивали стразы. Очень такой простенький, но симпатичный.
   -- Ну, и где ты его откопала? -- Обреченно спросила я, приготовившись выслушать очередную необыкновенную историю.
   -- Я? -- Искренне удивилась подруга. -- Это у тебя надо спросить, кто этот таинственный поклонник, который может позволить себе столь дорогой подарок.
   -- Поклонник? Дорогой? -- Что-то видимо соображаю я туго с утра пораньше. Никак не могу въехать, о чем она.
   Хара посмотрела на меня как на безнадежно больную и, вздохнув, протянула браслет, а вместе с ним листок. На листке было написано всего два слова: "просто будь". И все. Больше ничего. Ни подписи, ни упоминания о подарке. Ничего. Я недоуменно еще раз посмотрела на браслет. Странно. Вроде, серебро оборотни не жалуют. Нет, о смертельном действии, это, конечно чушь и предрассудки. Просто не любим мы серебро. Как-то так уж сложилось. И дарить оборотню серебро - это... неприлично, что-ли. И камушки как-то странно поблескивают.
   -- Это не серебро... -- Прошептала я, так как до меня начали доходить слова Хары о богатом поклонники. -- И камушки не стразы?
   -- Ну, наконец-то! -- Насмешливо фыркнула подруга. -- Какая ты, Дарка, все же тормознутая. "Стразы..." -- Передразнила она и снова фыркнула. -- Пора бы уже отличать настоящие бриллианты.
   -- Я их ни разу не видела, -- растерялась я. -- А что это за металл? -- Решила, на всякий случай уточнить я, правда уже догадалась, хотя тоже никогда не видела.
   -- Платина это, милочка, платина! -- Нравоучительно изрекла Хара, глядя на меня со снисхождением.
   -- И чье это? -- Задаю дебильный вопрос.
   -- И у кого у нас день рождения? -- Ехидно спрашивает Хариша.
   -- А от кого? -- Еще один вопрос, хотя и не дебильный, но очень близко.
   -- Ну... Наверное, это у тебя надо спросить, Дара, где ты успела подцепить себе состоятельного мужика.
   -- Я не цепляла. -- Окончательно растерялась я. -- И почему состоятельного?
   -- Ты, правда, такая идиотка? -- Снова с жалостью спросила Хара. -- Ты хоть знаешь, чудо, сколько стоит такая вещица?
   -- Много?
   -- Очень, Дарочка.
   -- А очень - это сколько? -- Нет, просто интересно, сколько денег некоторые придурки могут выкинуть за красивую, но вполне бесполезную вещь?
   -- Поверь, лучше тебе этого не знать. -- Как-то уж совсем жалостливо ответила мне подруга. -- Ладно. Не парься. Шикарный подарок. Мне вообще-то некогда. Ты на пары идешь?
   -- А? -- Я никак не могла переключиться. -- Да, мне только ко второй паре.
   -- Ну, я тогда побежала. Кстати, Хаша до вечера не будет. Сюрприз тебе какой-то готовит. -- Пояснила Хара в ответ на мой вопросительный взгляд. И уже в дверях, оглянувшись, хихикнула. -- Завидую я тебе. Такой подарок! Наверняка, шикарный мужик. Смотри, брату расскажу. -- И строго погрозила мне пальчиком. Я закатила глаза.
   А потом, когда дверь закрылась, задумалась. Сон давно уже слетел. Еще бы не слететь! После таких-то сюрпризов. Что-то не верилось мне в тайных поклонников. Да и кто из моего окружения мог подарить такой подарок? Не смешите меня! Почти все студенты жили, как говориться, от сессии до сессии. Вон, Хара с Хашэм, вроде и не бедствуют, и родители им помогают, но тоже ведь экономят, как могут. Я частенько отказываюсь от походов с Хашэм в кафэшки, потому что знаю, что деньги он не рисует и крутится, как может. Хотя тигр и делает вид, что вполне финансово обеспечен. А тут... Есть, конечно, детки очень и очень состоятельных родителей, но... Нет, даже среди богатеньких мальчиков вряд ли найдется много таких, кто бы мог выкинуть такие деньги, да еще и тайно. Здесь ведь студенты, а не олигархи.
   "Ничего не понимаю!"
   Еще раз, посмотрев на браслет, красивый все-таки, я взяла в руки записку.
   Гладкая, явно дорогая бумага. "Просто будь"...
   Почерк красивый, явно мужской, твердый такой, стремительный. Писал уверенный в себе человек. Принюхиваюсь... Ма-моч-ки... А ведь я, наверное, знаю, чей это подарок... Нос до сих пор помнит этот чуть терпкий, волнующий запах... А губы вкус...
   Решительно поднимаюсь с кровати. Подарок необходимо вернуть! Обязательно вернуть! Он такой дорогой, что принять его никак нельзя! Такие подарки обязывают...
   Пришлось тащиться в Школу. Какая уж тут вторая пара, когда такое...
   Эдхорка я нашла довольно быстро. Найти-то нашла, но к нему же еще и подойти как-то надо. Он, как всегда, стоял в компании своих друзей. Уверенный, надменный, холодный. Волки. Проклятые волки. Вот почему мне так не везет?! Меня передернуло от страха. Блин! И что делать. Приближаться жутко не хочется. Парни меня явно не замечали. Правда, мне на мгновение показалось, что рассеянно скользя вокруг взглядом, Эдхорк задержался на мне, всего на секунду. Но, наверняка, показалось. Очень уж не хочется подходить. Вот если бы он сам подошел. Но нет, мне действительно показалось. Парень все также увлеченно о чем-то разговаривал с друзьями. Даже послышался его низкий смех, от которого почему-то по телу побежали мурашки, а во рту стало сухо и противно. Сердце стучало уже где-то у горла.
   "Вот! Вроде бы опять повернулся! Нет, показалось!"
   Помявшись, я все же решаюсь подойти.
   -- Эдхорк...
   Волки, все как один, повернулись и удивленно уставились на такую смелую меня. Еще бы! Сама к ним решила сунуться. Самоубийца. Эдхорк внимательно посмотрел и, видимо увидев в моих глазах что-то необычное, кивнул головой и отошел в сторону. Вздохнув, я поплелась за ним. Зашибись, день рождения! Сейчас он на меня нарычит, или, еще хуже, поднимет на смех. И будет мне тогда совсем весело. Но надо было доводить дело до конца.
   Развернувшись, волк раздраженно спросил:
   -- Чего тебе?
   -- Спасибо, но я не могу принять. Тебе лучше забрать это. -- Я протянула ему браслет. Потом, подумав, все же решила быть вежливой. -- Извини...
   -- А я тут причем? -- Пожал плечами парень. -- Браслет не мой. -- И повернувшись, пошел обратно.
   -- Но, как же... -- Я растерялась и совсем запуталась. Не могла я ошибиться, никак не могла.
   Неожиданно Эдхорк остановился, развернулся на пятках и снова подошел. Несколько мгновений он смотрел на меня своим пронзительным взглядом страшных волчьих глаз, а потом вдруг наклонился очень близко и тихо прошептал:
   -- По-моему, очень даже неплохая вещица.
   Я в изумлении замерла и подняла на него глаза.
   А парень усмехнулся и добавил:
   -- И мне кажется, что тебе понравился подарок.
   И, видимо, чтобы окончательно меня добить, легко коснулся кончиками пальцев моей щеки и прошептал в самое ухо:
   -- С днем рождения, кошка.
   Я вздрогнула. По спине снова побежали мурашки. И, что самое ужасное, совсем не от страха. Видимо, волк это тоже понял. Потому что еще раз усмехнулся и посмотрел внимательно на меня. Больше он ничего не сказал, а просто развернулся и ушел.
   Спустя некоторое время, парень, как ни в чем не бывало, снова стоял и смеялся с друзьями, не обращая на меня абсолютно никакого внимания. А я стояла с дурацким браслетом на ладони и не знала, что мне теперь делать. И не признался, вроде, но и не отрицал. И назад он его не примет, это уж точно. А мне что делать? Насильно совать? Сама же, дура, опозорюсь. Он ведь точно еще и на смех поднимет. С него станется. Скажет вот, что я, дурочка, напридумывала себе непонятно что. И как я буду выглядеть? Как, как? Бледно!
   "А глаза то у него не злые... Красивые, орехового цвета... И взгляд не холодный, а мягкий и теплый... И голос приятный, очень"...
  
  
  
  

* * *

   -- Ты скучала, солнце?
   -- Хаш! Вот почему ты всегда входишь без стука? -- Разозлилась я, и даже больше не на тигра, а на себя.
   Блин! Я еле успела сунуть злополучный браслет под подушку. Вот попала, так попала! Мало того что, как последняя дура, позволила себе принять такой дорогой подарок. Я могу сколько угодно уговаривать себя, что выхода у меня не было, но надо смотреть правде в глаза. Захотела бы вернуть - вернула бы. Всегда можно найти способ. А раз оставила браслет у себя, значит, сама так захотела. Теперь придется скрывать подарок от Хашэра. Надеюсь, что его сестре хватит ума промолчать. И что теперь обо мне будет думать Эдхорк? Почему-то от его имени сразу часто застучало сердце.
   -- Дарочка, что-то случилось? -- Обеспокоенно мурлыкнул тигр. Меня обхватили сильные руки, а щеки коснулись нежные губы.
   -- Ничего, кроме того, что ты врываешься к нам в комнату, как к себе домой. Между прочим, здесь девушки живут. -- Недовольно проворчала я, аккуратно выпутываясь из объятий и пряча под ресницами взгляд.
   Почему-то казалось, что Хашэр сейчас все поймет, услышит стук моего сердца, увидит что-нибудь во взгляде. А мне бы очень этого не хотелось. Зачем зря волновать и расстраивать парня, если я и сама-то толком не понимаю, что происходит? Только чувствую, что происходит что-то очень нехорошее и неправильное, очень неправильное.
   -- Извини, -- смущенно пробормотал тигр.
   Я уже вполне справилась с собой и рискнула поднять на парня взгляд, постаравшись сделать его недовольным, чем этот хитрюга сразу же и воспользовался.
   Мягкие губы тигра тут же нашли мои. М-м-м. Нет, целоваться с ним мне все-таки очень нравиться, чего бы я там не думала и не придумывала. И вообще, мне нравится мой парень. Красивый, внимательный, видно, что любит меня. Что еще надо? Мне и так многие завидуют. Я иногда и сама себе завидую.
   "Мне кажется, или я себя уговариваю?"
   Когда я поплыла и окончательно размякла в тигриных руках, Хашэр прервал поцелуй и, насмешливо взглянув, прошептал:
   -- Я просто подумал, что в этой комнате нет ничего такого, что я уже не видел.
   -- Ах, ты ж...
   -- Все! Дарочка! О-о-й!! Ну, больно же! За что?!
   -- За нахальство!
   -- Я, между прочим, за тобой! -- Тигр стоял и обиженно тер запястье, по которому я прошлась отросшими коготочками. -- Царапаться-то зачем? С днем рождения, солнце мое!
   Тигр опять потянулся к губам.
   -- Где ты был? Так-то уже почти пять! -- Недовольно буркнула я, решив для разнообразия побыть сегодня капризной. И чтобы, окончательно поддержать образ, добавила. -- И, кстати, где мой подарок?
   -- Так я... собственно... поэтому... -- Окончательно растерялся и смутился тигр.
   Я про себя хихикнула. И он себя считает таким взрослым и опытным? Не-ет, все-таки этот хищник ест с моих рук. Приятно-то как!
   "Это я опять себя уговариваю?"
   Пока я упивалась своей властью над парнем, тот окончательно пришел в себя.
   -- Так Дара, хватит! -- Решительно проговорил Хашэр, с предвкушающей улыбкой глядя на меня. -- Собирайся! У тебя час.
   -- Куда?!
   -- А у нас сегодня праздничный ужин. В ресторане. -- Соблазняющее добавил довольный произведенным впечатлением парень.
   -- Хаш! Зачем?! -- Простонала я.
   Здравствуй, паника! Я никогда не была в ресторане. Я просто не знаю, как там себя вести.
   -- Давай, Дара, пошевеливайся! -- Строго посмотрел Хашэр и ехидно добавил. -- И не вздумай сказать, что тебе нечего надеть. Я знаю про платье. И мне не терпится его посмотреть. -- Он плотоядно ухмыльнулся.
   Капец! Вот ведь засада! Я именно эту отмазку и собиралась сказать. Ну, Хара! Ну, зараза! Подозреваю, что уговорила она меня на это дурацкое платье как раз из-за планов своего братца. Везде заговор! Нет, платье дурацким я, конечно, зря обозвала. Было оно, как раз очень даже красивое, цвета сливочного шоколада, строгое, но элегантное. Только вот купить его меня подруга практически заставила. До сих пор не понимаю, как ей удалось раскрутить меня на новое платье и туфли. Зараза, хитрая!
   -- Может, ты хотя бы выйдешь? -- Сделала я последнюю попытку схитрить.
   -- Нет, Дарочка, -- Развратно ухмыльнулся этот паразит. -- Но я отвернусь и обещаю не оборачиваться, пока ты не будешь готова.
   Он что, читает меня? Так сразу влет понял, что я хочу выставить его и тупо закрыться? Блин! Все против меня!
   -- Ну не хочу я ни в какой ресторан! А, и... это, у меня работа. Вот! -- Радостно прокричала я.
   -- Нет у тебя никакой работы! Тебя отпустили на сегодня! -- Тигр вовсю веселился. -- С сохранением заработка. -- Добил окончательно он, отрезая мне все пути к отступлению. -- Час, Дара. Хотя, нет. Пока мы с тобой препирались, осталось пятьдесят минут. И да, туфли можешь надеть сразу же. Мы едем на такси.
   С решительным видом Хашэр взял с полки книгу и уселся за стол, спиной ко мне.
   -- Солнце мое! Время пошло. -- Ласково промурлыкал парень, склоняясь над книгой.
   Я поняла, что никуда он не уйдет и, вздохнув, поплелась к шкафу. Плевать! Раз уж все равно придется тащиться, надо постараться сделать себя красивой!
   "Блин! А ведь на такси я тоже ни разу не ездила".
   Начав практически по принуждению, постепенно я увлеклась процессом. Хашэру даже несколько раз пришлось напомнить мне про время. Но результат того стоил. Я почти себе понравилась. Тигр тот вообще восхищенно ахнул, когда ему было милостиво разрешено повернуться. Мне даже пришлось стукнуть по его загребущим лапам, чтобы не испортил красоту.
   Я стояла перед зеркалом и откровенно любовалась. Кто бы мог подумать, что за каких-нибудь полгода моя внешность претерпит такие изменения. Я уже не пугала худобой, формы мои значительно округлились, а строгое приталенное платье подчеркивало идеальную стройную, но не тощую фигуру, тонкую талию, покатые бедра, длинные ноги. Даже грудь у меня откуда-то взялась и приковывала теперь к себе взгляд, благо глубокий вырез вполне это позволял. Волосы, довольно сильно отросшие, я уложила вокруг головы, открыв шею. Туфли на высоком каблуке значительно добавляли роста, я уже не казалась малявкой, даже по сравнению с Хашэром и доставала ему теперь не до плеча, а примерно до подбородка.
   Тигр подошел и встал сбоку. Блин! А ведь мы классно смотримся! И как я сразу не обратила внимания, что парень надел сегодня классический костюм, а не привычные джинсы с футболкой? Красивая пара!
   "Интересно, а как бы я смотрелась с Эдхорком?" -- Вдруг пришла в голову сумасшедшая мысль.
   От неожиданности я вздрогнула и в панике посмотрела на своего парня.
   -- Что? -- Глаза Хашэра тревожно вспыхнули. Он, словно что-то почувствовав, нахмурился.
   -- Ничего. Просто непривычно. -- Я опустила ресницы, спрятав за ними взгляд, и постаралась изобразить смущенную улыбку.
   Тигр сразу как-то расслабился и, поцеловав меня в висок, прошептал:
   -- Ты очень красивая, Дара.
   А мне опять почему-то захотелось, чтобы меня увидел волк. Я снова прикрыла ресницами глаза. Капец! Я так скоро вполне профессионально научусь врать. Дела-а-а... Я, видимо, все же очень испорченная кошка...
  
  
  
  

* * *

   В ресторан, как и обещал Хашэр, мы доехали на такси. Я чувствовала себя, прям таки, настоящей дамой. Рядом со мной такой шикарный кавалер, и я вся такая красивая. Все прямо замечательно! Только...
   Меня мучила совесть. Проснулась не вовремя, зараза, и грызла не отпуская. Почему? А просто, с самого нашего выхода из общаги я все время оглядывалась в поисках волка. Это продолжалось и тогда, когда мы садились в машину, и тогда, когда вошли в ресторан. Мне было очень и очень стыдно. К тому же казалось, что Хашэр о чем-то догадывается, потому что время от времени он хмурился. Правда, когда ловил мой взгляд, глаза тигра вспыхивали и он, как ни в чем не бывало, улыбался мягкой, нежной улыбкой. А меня донимала эта неугомонная совесть. Но я ничего не могла поделать. Мне просто ужасно хотелось, чтобы Эд увидел меня сегодня такой.
   "Ой! Я нечаянно назвала его Эдом! Блин!"
   -- Дарочка! -- Как будто издалека выплыл голос Хашэра. -- Подожди немного. Я сейчас, буквально на минуту.
   Парень отошел к администратору, а я стояла в полной прострации. В мои мозги точно налили отбеливателя! И наступила абсолютная стерильность. В голове не осталось ничего, только проклятая совесть.
   Тигр вернулся действительно очень быстро, я даже в себя не успела прийти, и решительно взял меня за руку.
   -- Готова? -- С улыбкой спросил он.
   -- Не уверена, -- пробормотала я, а сама, зараза такая, снова оглянулась. -- Это что-нибудь изменит? -- Я постаралась взять себя в руки и даже изобразила некое подобие улыбки.
   -- Абсолютно ничего. -- Улыбнувшись, произнес Хашэр и, поцеловав меня в щеку, прошептал. -- Смелее трусиха моя.
   Парень уверенно вел меня по проходу через весь зал. И до меня начало медленно доходить, что направляемся мы к отдельным кабинетам. От догадки у меня задрожали колени, и перед глазами все поплыло. Я даже плохо воспринимала окружающее, лишь краешком сознания отмечая шикарный, полный посетителей зал, взгляды, провожающие нашу пару, мягкое освещение, приятную музыку. Передо мной маячила перспектива ужина в приватной обстановке. И хотя, я совсем недавно практически предлагала себя Хашэру, сегодня к интиму я была явно не готова. Я вообще теперь не уверена, что готова к близким отношениям с тигром, в принципе.
   "А если Эдхорк увидит, что мы направились в отдельный кабинет?!" -- Вдруг пронеслась неизвестно откуда взявшаяся мысль, и я с огромным трудом удержалась, чтобы не вырвать руку и не убежать прочь.
   Нет, с моими мозгами точно что-то не так. Проклятый подарок! Наверняка, он во всем виноват.
   "Тогда почему передо мной маячит не злополучный браслет, а взгляд карих волчьих глаз?"
   Тресните мне кто-нибудь по черепушке!
   -- Прошу, солнце! -- Тигр призывно распахнул двери и хищно улыбнулся.
   Сердце сжалось от страха. Я с обреченным видом, закрыв глаза, шагнула вперед.
   "Допрыгалась, кошка"... -- С тоской подумала я.
   -- Поздравляем! Поздравляем!!!
   Я в изумлении открыла глаза.
   В небольшой комнате был накрыт стол, на стенах висели шарики, а напротив меня, держа плакат, на котором красовалась огромная рысь и цифра 17, стояли друзья и орали, как потерпевшие.
   -- Испугалас-с-ь? -- Над ухом раздался ехидный шепот тигра.
   -- Хашэр! -- Взвизгнула я и бросилась ему на шею.
   И сделала я это вполне искренне. Сердце мое переполняла радость и благодарность за праздник. СтЭпан с Нэрой и Харка стояли и хохотали.
   Хашэр тоже тихо засмеялся, выдохнул мне в губы: "Поздравляю, солнце мое", и подарил умопомрачительный поцелуй.
   -- Э-э-й! Приличия соблюдаем, молодые люди! -- Насмешливо пробасил мишка и фыркнул, -- можно подумать, не нацеловались еще.
   -- Не-а, -- оторвавшись от меня, промурлыкал тигр. -- Мне всегда мало. Я о-о-чень ненасытный...
   Я двинула тигра в плечо, чем вызвала очередной смех и очень умильно обиженное выражение на лице Хашэка.
   Нас ждал совершенно отвязный вечер. Обожаю своих друзей, а особенно своего полосатика...
  
  
  
  
  

* * *

  
   Я устало положила голову на плечо тигра и дремала.
   В голове все еще звучала музыка, ноги гудели от танцев, тело приятно покачивало от усталости и выпитого спиртного.
   Правда, сегодня все было очень и очень прилично. Видимо, первый неудачный опыт дал свои результаты. Я стала относиться к алкоголю осторожно. Зато, теперь почувствовала всю прелесть легкого подпития, когда, вроде и не трезвая, но и до пьяной далеко. Вот на этой грани и буду, значит, впредь останавливаться. Совсем ведь не пить тоже нельзя. Будем учиться пить правильно.
   Тигр нежно обнимал меня, время от времени целуя.
   Мягкие губы постоянно склонялись ко мне. М-м-м... Чего это я, дурочка, забиваю себе голову всякими глупостями. Мне с ним хорошо, очень хорошо. От близости горячего сильного тела, нежных поцелуев я тихонько таяла и уплывала... Мы ехали домой...
   -- Я люблю тебя, рысеныш. Солнце мое. -- Жарко прошептал Хашэр и снова накрыл мои губы своими. Легкий запах алкоголя и табака на губах, настойчивый и нежный язык, будоражили кровь. Я, постанывая, отвечала на поцелуи тигра. Слегка прикусив губу Хашэра, чем вызвала его сдавленный рык, я хихикнула и прошептала ему в губы:
   -- Спасибо за праздник. Ты самый лучший...
   -- Дара-а... -- Прошептал парень и, задрожав, снова начал целовать.
   Наверное, надо немного его притормозить, но у меня не было ни сил, ни желания. Рядом с ним мне было так уютно и надежно... И ничего не будет такого, чего я сама не захочу. Я знала это точно. У меня лучший парень на свете. Мягкий, ласковый, нежный и надежный.
   "А волк меня пугает!"
   Ну, зачем мне опять эти дурацкие мысли? Не хочу о нем сегодня думать! Не хочу и не буду! Меня переполняла нежность и благодарность к Хашэру. Он подарил мне сегодня лучший день рождения в моей жизни...
   И, уже проводив тигра и уплывая в сон, я подумала:
   "Я, наверное, люблю Хаша".
   А перед глазами почему-то стоял немного грустный волчий взгляд...
  
  
  
  

* * *

  
   На берегу реки сидел волк и улыбался.
   Ему, наконец-то удалось почти договориться со своим зверем.
   "Моя!" -- Видимо уже просто из упрямства пробубнил зверь, потихоньку сдаваясь.
   -- Будет, если будем терпеливы и последовательны.
   "Это как?" -- Зверь был явно заинтригован.
   -- Ну, если ты не будешь без конца рычать и истерить, а поможешь мне, я думаю, у нас все с тобой получится.
   "Обещаешь?" -- Недоверчиво пробормотал зверь, рыкнув скорее по привычке.
   -- Слово волка! -- Эдхорк снова удовлетворенно улыбнулся. Этот вредина понемногу сдавался, по чуть-чуть, по-шажочку, но, тем не менее, сдавался.
   "Как помочь?" -- Снова заинтересованное рычание.
   Это хорошо. Это очень хорошо. Зверь согласен помочь. А ему сейчас так нужен союзник.
   -- Немного звериного обаяния, чуть сумасшедшего блеска в глазах, но в меру. -- Строго пояснил Эдхорк. -- Что мне тебя учить что-ли? Ты же можешь, если хочешь, привлечь самку.
   "Но она кошка".
   -- Ну и что? Прежде всего, она женщина. Тебе же не мешает это хотеть ее.
   "Моя! Хочу! Ой! Прости, увлекся!" -- Виновато рыкнул зверь.
   -- Держи себя в руках. -- Эдхорк снова улыбнулся. Упрямец уже извиняется. Еще немного и зверь будет окончательно под контролем. -- А она очень красивая. Ты заметил?
   "Очень! Так хочу!" -- С энтузиазмом подхватил зверь, радостно повизгивая.
   -- Знаю, -- с грустной улыбкой ответил парень.
   Дарина действительно сегодня была чудо как хороша. Он весь вечер издали любовался кошкой, изо всех сил стараясь быть скрытным. И что особенно радовало, он остался незамеченным, хоть девчонка и оглядывалась постоянно, словно что-то почувствовав.
   Единственным неприятным моментом был тот, когда она с тигром отправилась в отдельный кабинет. Его зверь даже зарычал от ревности. Он и сам думал, что загнется от мыслей о том, что там происходит за закрытыми дверями. Успокоился Эдхорк только, когда из кабинета вывалилась шумная компания и пошла танцевать.
   Со смехом обозвав себя ревнивым маньяком, волк поспешил из ресторана, пока его не застукали, и отправился на берег реки, решив пообщаться со своим зверем, без свидетелей. Чем сейчас с определенным успехом и занимался.
   -- Ну, так что, поможешь мне, зверюга?
   "Да", -- прорычал зверь, а потом снова обеспокоенно спросил. -- "А не обманешь?"
   -- Ну, я же тебе дал слово! Чё ж ты у меня такой недоверчивый?!
   "Переживаю. Страшно"...
   -- Мне самому страшно. Но терплю. Терпи и ты.
   "Потерплю", -- окончательно сдаваясь, проворчал зверь.
   И Эдхорк понял, что он победил. Теперь зверь не будет мешать своим постоянным рычанием и нытьем, а наоборот поможет. И у них все получится. Он не привык в себе сомневаться. Тем более что, теперь он точно знал, чего хочет.
   Парень поднялся, на всякий случай оглянувшись. Не хватало, чтобы кто-то стал свидетелем их разговора со зверем. Все было тихо. Потянувшись, волк втянул морозный воздух и посмотрел на небо.
   Светила полная луна. Хорошее время для принятия решений. Какой идиот придумал, что луна сводит оборотней с ума?! Она наоборот помогает своей магией, проясняет мысли и обнажает чувства. И, кажется, что ты всесилен. Именно так и чувствовал себя сейчас молодой волк. И от этого и без того горячая кровь бежала по венам еще быстрее, душа пела, а зверь внутри довольно урчал. И неважно с кем сейчас его кошка. Она может позволить себе все, что угодно, потому что это уже ничего не изменит. Она все равно будет его. Его и зверя. Хорошо...
   Постояв еще немного, Эдхорк оправился домой.
   "Красивая?!"
   -- Очень!
   "Нравится"...
   -- Мне тоже. Очень!
   "Будет моя?"
   -- Обязательно. Наша.
   "А когда?"
   -- Надо потерпеть...
   "А как?"
   -- Мы обязательно что-нибудь придумаем...
   Если бы сейчас кто-нибудь увидел волка, то очень бы удивился.
   Идет по улице парень и с глупой улыбкой разговаривает сам с собой...
  
  
  
  
  
  

Не рой другому яму, пусть сам роет

Глава 12. Некоторые номера надо сохранять в телефоне только для того, чтобы ни в коем случае не поднимать трубку

   Сладко потягиваюсь и открываю глаза. Не смотря на довольно бурный вечер, выспалась я отлично. Напротив посапывает Хариша. Скоро вставать. Впереди новый напряженный день, а у меня настроение просто отличное. Какой же Хашик все-таки замечательный! В такси я немножко заволновалась, но в результате все было очень даже чинно и благородно. Мой тигрунчик доставил меня до кроватки, нежно поцеловал и удалился, весь из себя такой положительный. Няшка!...
   Рядом раздается какой-то вибрирующий звук. Похоже на сотовый. Но у меня нет телефона. Удивленно приподнимаюсь на кровати и смотрю на тумбочку. Телефон... Маленький, черненький, блестящий... Может Хара оставила? Нет, Харин вон лежит. И он попроще. К тому же, рядом с телефоном коробочка. Сомнений нет. Очередной подарок. Осторожно беру в руки это чудо. На экране сообщение.
   "С добрым утром, кошка!"
   Да что тебя! Гад! Это же, наверняка, он! Вот ведь, сволочь мелированная! Похоже, не только Хашэр захаживает к нам, как к себе домой. Некоторые тоже вполне вольготно чувствуют себя в нашей комнате!
   "И что теперь делать?"
   Настороженно, как преступница, кошусь на спящую подругу. Пока она не проснулась, надо срочно придумывать, что делать.
   Кажется, у меня нешуточные проблемы. И их, проблем этих, у меня несколько.
   Первая, как вернуть телефон? Ведь этот гад, наверняка, ни за что не признается, и боюсь, что телефон присоединится к браслету. Выбросить такую красоту совесть не позволит.
   А отсюда вытекает проблема вторая, что говорить подруге и моему парню? Соврать, что сама купила, не получится. У меня просто таких денег нет и быть не может, в принципе. Телефон-то явно дорогой. Тонкий, сенсорный. Блин! Красивый такой.
   И как ведь узнал, зараза, что я именно такой и хотела?!
   Хашэр обидится просто смертельно. Он ведь столько раз порывался купить мне телефон, а я категорически отказалась. Ну, не могла я принять такой подарок, никак не могла. Даже пригрозила, что все равно выброшу. И что теперь он скажет? От него, Хашэра, значит, не взяла, а от какого-то урода, да, именно так он и скажет, принимаю подарки.
   Это он еще браслета не видел. Спрятать вместе с браслетом тоже не вариант. Во-первых, чует мое сердце, что тогда этот придурочный что-нибудь новенькое придумает, а во-вторых, мне он так понравился-я-я! Чего уж себе-то врать? У меня прямо руки дрожат! Искушение-то, какое! Я, видимо, окончательно испорченная. Но я так хочу этот телефон! Ага! А что потом от меня за этот телефон потребуют?! И с чего это волк решил меня подарками забрасывать? И вчерашнее наше, так сказать, общение тоже оптимизма не добавляет. Я уж молчу про поцелуй. Я ведь его не забыла. Забудешь тут! А Хашик мой?! Господи! Ну, за что мне это?!
   Я сидела и смотрела на чудо техники, и из глаз моих капали слезы отчаянья...
  
  
  
  

* * *

   По лестнице, хихикая, улепетывал волк.
   "А тигр-то злой будет"... -- Довольно прорычал зверь.
   -- Еще какой, злой! Вот видишь, а ты переживал о сопернике. Да он сам все за нас сделает! Главное теперь не торопиться. Сейчас мне веришь?
   "Верю!" -- Восторженно взвизгнул зверь.
   -- Теперь дело за тобой. Ты уж меня, зверюга, не подведи сегодня.
   "Не подведу", -- уверенно проурчал зверь, но потом, не удержавшись, обеспокоенно спросил, -- "а придет?"
   -- Обязательно! -- Засмеялся волк.
   "Ой, как хочу!"
   -- Опять?! -- Строго прикрикнул парень.
   "А я что? Я ничего. Молчу уже, молчу".
   -- Ну, вот и молодец.
   Насвистывая, Эдхорк вышел из общежития и направился к учебному корпусу. До занятий еще куча времени, но ему будет, чем заняться. Надо приготовиться к тому моменту, когда кошка явится, чтобы вернуть подарок. Глупенькая! Куда же ты теперь денешься?
   Главное, чтобы еще отец ни о чем не догадался! Вождь Клана не шутил, предупреждая сына о последствиях. И угроз своих он никогда просто так не бросал. Несмотря на свой решительный настрой, молодой волк понимал, что права на ошибку у него нет, по определению.
   При всей своей эйфории Эдхорк очень четко осознавал, что игра предстоит сложная и опасная, по краю лезвия, на грани фола. И цена его ошибки лишь одна - ЕЕ жизнь. Поэтому права на эту самую ошибку он не имеет. Никак не имеет. И дергать того же тигра за усы надо очень аккуратно. Он не забыл угроз тигра рассказать все отцу. И ведь не факт, что Хашэр, загнанный в угол, не осуществит свою угрозу. В таких играл правил не бывает. Ну, что же. Он ведь тоже не обещал "fair play".* Пусть соперник все сделает сам. А он лишь немного поможет и подтолкнет кошку к правильному решению. И обязательно нужно пресечь любую утечку информации в Клан. Надо разговаривать с бетами. Заварил он кашу...
  
  
  
   * fair play - честная игра (спортивный термин)
  
  
  
  

* * *

   -- Дарка! Что случилось?! -- На меня, сонно щурясь, смотрела Хара.
   Блин! А я так ничего и не придумала. И телефон еще этот в руке, даже спрятать не успела!
   От обиды на судьбу и досады на себя, глупую, я зарыдала с еще большим вдохновением.
   -- Эпическая сила! -- Ошарашено выдохнула подруга, окончательно проснувшись и глядя на "подарочек" с восхищением и страхом.
   И, по-моему, страха в ее глазах было больше.
   -- Опять он?
   -- Не знаю-ю, телефон на тумбочке лежал, -- провыла я.
   -- А ты что, даже примерно не представляешь, кто это может быть? -- Подозрительно сощурив глаза, спросила Хара.
   Вот! Я же говорила! Гестапо не дремлет!
   Это один подарочек может прокатить на хи-хи, ха-ха, но не второй. Хара за брата порвет меня на британский флаг, если чё! Тигрица.
   Поэтому я предпочла снова провыть:
   -- Не-е знаю-ю-ю я!
   По крайней мере, даже моих мозгов на то, что ни в коем случае нельзя говорить, чей подарок, хватало.
   -- Хашэр тебя убьет! -- Вынесла мне приговор подруга.
   Добрая она. Ага!
   -- У-у-у! -- Еще сильнее завыла я. Теперь уже от жалости. Телефон мне жалко! Вот!
   -- Послушай, Дарка! А может, это, придумать что-нибудь? -- Хара села ко мне на кровать и погладила по голове.
   От такого искреннего участия я зарыдала еще громче.
   Какая все-таки она хорошая! А я дрянь последняя! Ну, не могу я сказать, кто подарил мне этот несчастный телефон!
   Хашэр же убьет ЕГО, точно убьет. Или ОН убьет Хашэра. Бли-и-н!!!
   -- А давай, я скажу, что нашла телефон. И подарила его тебе. У меня-то ведь уже есть.
   -- Ага, такие телефоны прямо так и валяются! -- С сомнением посмотрела я на подругу, хотя идея мне понравилась. Но только в принципе.
   -- А я скажу, что в ресторане вчера нашла. Там вполне мог такой потеряться. В ресторанах богатые люди и не такое теряют. -- Придумывала на ходу Хара.
   -- Ты представляешь, как будет орать Хашэр, что ты скрыла находку?! -- В ужасе прошептала я.
   Даже слезы все высохли. Всем известно, что в некоторых вопросах тигр очень щепетилен.
   -- П-ф-ф! -- Презрительно скривилась Хара. -- Ничего он мне не сделает. Я знаю, о чем говорю. -- Уверенно закончила она.
   На такую жертву я никак не могла согласиться. Поэтому пришлось решаться.
   -- Знаешь что, Хариша? Я сначала попробую его все-таки вернуть. Ну, а если уж не получится, то, как крайний вариант...
   -- Постой, Дарка! Так ты знаешь, что ли, кто развлекается столь оригинальным способом?
   Я, пряча глаза, кивнула. Ну не могу я так подставлять подругу?!
   -- И кто?
   -- Не скажу Хара. Даже не проси. -- Тихо прошептала я, все еще не поднимая глаз.
   -- Ты, знаешь, Дара, -- задумчиво проговорила Хара. -- Лучше, правда, не говори. А то Хашэр узнает. Беда будет. Ты только не мучай его, если что, Дарина. Я тебя очень прошу...
   Я удивленно уставилась на подругу. Я никогда ее не пойму!
  
  
  
  

* * *

   Еще немного вместе с Харой поплакав, она как настоящая подруга поддержала меня в этом благородном и мокром деле, мы все же отправились на пары.
   До обеда я таскалась с проклятым пакетом, в который закинула подарочек, так как возможности увидеться с волком не было никакой. У меня сегодня два семинара, которые пропускать ни в коем случае нельзя, а между парами перерывы оказались слишком коротки. Или мне просто не везло, или Эдхорк усиленно шифровался.
   В столовую я не пошла, опасаясь встречи с Хашэм, который, как мне уже передали, тоже усиленно меня искал. Сегодня у нас просто догонялки какие-то. Я бегаю за волком, Хашэр бегает за мной. И весь вопрос, кто до кого доберется первым.
   Первой добрались до меня. Но не Хаш...
   Выйдя на крыльцо в надежде обнаружить неуловимого Эдхорка, я, наконец-то, увидела волков. Только вот объекта моей охоты не было.
   А я уж было собралась гордо подойти и просто поставить пакет к его ногам, а потом также гордо удалиться. Красиво? Я думаю, да! Главное не споткнуться от страха и не упасть, а потом еще и ноги унести, пока он не очухался.
   Расстроено глядя на волчью компанию, я прикидывала, что мне делать. План явно требовал значительных изменений. Мне просто тупо надоело уже таскать этот пакет. Да и решительность моя таяла с каждым часом, и вариант Хары с находкой телефона приобретал все большую привлекательность.
   За своими размышлениями я почти пропустила момент, когда один из парней, кажется Гарус, отделился от остальных и направился ко мне. Если уж совсем без трепа, то обнаружила я его только, когда подняла глаза и увидела, что надо мной возвышается огромный светловолосый парень и с интересом разглядывает меня.
   Он смотрел на меня так, как дети смотрят на диковинных зверушек, попав первый раз в зоопарк. Я знаю, я там была, один раз.
   Светло карие глаза парня хитро сверкнули, и он, наконец, решил заговорить. Причем, так же, как с чудом ранее невиданным, которое, только по чистому недоразумению и недосмотру, понимает человеческую речь. Ладно, хоть жестами объясняться не стал Спасибо, что он все-таки в меня поверил.
   -- Если все еще заинтересована во встрече с одним ненормальным, следуй за мной. -- Даже не проговорил, а пролаял парень, и в ожидании замер. Все же интересная манера разговаривать у волков. Речь отрывистая, слова падают тяжело и емко. Мы кошки, в основном, говорим по-другому. Мягко и тягуче, как будто лапками перебираем.
   -- Так ты идешь или нет? -- Нетерпеливо напомнил о себе волк.
   Что-то я сегодня торможу!
   -- А куда? -- Я же говорю, что торможу!
   -- За мной, -- снова посмотрев на меня, как на существо полуразумное, вздохнул парень.
   -- Пошли, -- пожала плечами я. Ну не убивать же они меня будут. Для этого не надо сначала дарить телефон. Даже если предположить, что таким образом Эдхорк заманивает жертву, то есть меня, в ловушку, чтобы потом грохнуть, то бред какой-то получается. Какое-то уж больно затратное убийство.
   -- Тогда, давай, быстрее! -- Поторопил меня волк. А потом добавил вообще что-то несусветное. -- Парни не смогут до бесконечности удерживать в столовой твоего тигра. Он в любой момент может появиться. Пошевеливаться надо!
   Волк быстрым шагом пошел прочь от учебного корпуса. Я припустила за ним, все же не удержавшись и посмотрев назад. Вдруг больше не придется увидеть родную Школу?
   Торопливо перебирая лапками, я с трудом успевала за парнем.
   -- А тебя как зовут? -- Запыхавшись, спросила я, почему-то именно сейчас постаравшись быть вежливой.
   -- Гарус! -- Коротко выплюнул волк, снова посмотрев на меня с изумлением. В довершение, еще и закатив глаза.
   -- Я что такая смешная, что ты все время фыркаешь? -- Уже не выдержав, фыркнула сама. Похер на это воспитание, раз некоторые не особо им и заморачиваются.
   Гарус резко остановился и с явным интересом посмотрел на меня, а потом пролаял:
   -- Нет, ты совсем не смешная. Но смотреть мне на все это чрезвычайно весело. Пока весело. -- Непонятно зачем уточнил он. А потом уже и добавил, окончательно меня запутав. -- Правда, некоторым совсем не до смеха.
   -- А нормально говорить и поступать нельзя? -- Я откровенно начинала злиться.
   Но от следующих слов я быстренько заткнулась, а в голову опять пришла мысль про тонко спланированное убийство.
   -- Послушай, девочка. -- Сверкнув своими волчьими глазами, прорычал Гарус, -- Если бы некоторые поступали правильно, то одна глупая кошка давно бы уже валялась где-нибудь со свернутой шейкой. Не забывай этого, когда снова надумаешь хамить!
   "Это он сейчас про что?!"
   Дальше мы шли молча. Волк что-то негромко ворчал и фыркал, а я вообще предпочла помалкивать, чтобы лишний раз его не нервировать. Все же у нас с ним разные весовые категории.
   Как оказалось, я несколько ошиблась. С территории Школы мы не ушли, что вселило в мою замершую от страха душонку некоторую надежду на благоприятный исход этой авантюры. Судя по всему, мы направлялись к мастерским, которые в это время пустовали...
   Толкнув тяжелые двери, Гарус пропустил меня вперед.
   "Нет, когда-нибудь тебя не спасут и все твои жизни, идиотка!" -- В голову пришла наконец-то такая правильная мысль.
   Только чё ж так поздно?!
   Дверь за спиной захлопнулась...
   На столе в расслабленной позе сидел Эдхорк и с улыбкой смотрел на меня.
   В тусклом свете парень казался загадочным и нереальным, а еще пугающе... привлекательным. Карие глаза загадочно и завораживающе блестели, в них, казалось, проносятся огненные искры, манящие и зовущие куда-то. А еще запах...
   Я говорила, что волки пахнут псиной? Забудьте!
   ЕГО запах меня обволакивал и ласкал, качая в своих объятиях, заставляя нос трепетать, а сердце сжиматься от неведомого раньше томления.
   Я нервно сглотнула, потому, как никогда еще волка таким не видела. От него как будто исходили притяжение и, прямо кричащее, чувство опасности, но не пугающее, а завораживающее. Словно кто-то искушал и нашептывая на ушко: "попробуй, ну же, смелее, не пожалеешь".
   "Чего попробуй? Чего попробуй, дура?!" -- Завопил изо всех сил разум.
   Я нервно сглотнула и встряхнула головой, попытавшись, как могла, разуму помочь и заставить работать мозг, не спинной, а самый, что ни на есть, головной.
   А волк еще и заговорил...
   Кто сказал, что волки лают? Я?! Забудь этот бред!!!
   Он мягко и завораживающе рычал, вобрав в свое рычание все оттенки самых потаенных чувств, обещая и зовя за собой, вызывая дрожь и будя желание, желание отдавать и брать взамен.
   -- Дарина! Ты меня слышишь? -- Донесся до меня удивленный голос.
   -- А? Что? -- Я пыталась выйти из ступора. Получалось плохо.
   Глаза волка смотрели внимательно и понимающе.
   -- Ты ведь хотела меня сегодня видеть? Я тебя слушаю, кошка. -- Волк улыбнулся.
   Я сейчас с ума сойду от этих рычащих ноток его голоса! Голова снова поплыла...
   "Давай, Дара! Соберись, твою мать!"
   Я постаралась.
   Волк нагло улыбался.
   -- Вот! -- Я сама не поверила в свой подвиг. Мне удалось не только промямлить жалкое слово, но еще и шагнуть вперед.
   -- Что это? -- Удивленно спросил Эдхорк.
   А глаза сверкнули:
   "Детка! Ты все еще одета?!"
   -- Это твой подарок. Мне он не нужен.
   "Пожалуйста! Пусть он перестанет так смотреть! Ну, пожалуйста!"
   -- Подарок?!
   А в глазах:
   "Ну, же, малышка! Сними с себя все лишнее!"
   И я сдалась...
   -- Не надо! Пожалуйста, не надо! -- Пролепетала я.
   Одним плавным движением Эдхорк оказался рядом.
   -- Что не надо, Дари-и-на?
   -- Смотреть так не надо...
   -- Не буду, -- вздохнув, рыкнул волк. Его лицо так близко, что на моих губах я ощущаю его дыхание. Я обреченно закрываю глаза.
   Мгновение... И он уже отпрянул назад... Глаза утратили блеск... Снова отстраненный и холодный. Я облегченно перевела дух. Хотя упущенного поцелуя жалко. Глаза, независимо от меня, смотрят на губы парня.
   Волк понимающе усмехнулся.
   Я покраснела.
   "Да сколько же можно надо мной издеваться?"
   -- Так чем же так не понравился подарок? -- Эдхорк улыбался своей обычной, слегка холодноватой улыбкой.
   -- Он слишком дорогой для меня, я не могу его принять.
   -- Это всего лишь телефон, -- пожал плечами парень.
   -- Послушай! Я не понимаю... -- Я уже вполне пришла в себя и намеревалась дать бой этому наглецу.
   "Какое он имеет право играть со мной?!"
   -- О моем праве волка мы с тобой, Дариночка, поговорим потом. Позже, значительно позже. -- Эдхорк снова вплотную приблизился и плотоядно улыбнулся. -- А пока просто прими подарок. -- Губы волка скользнули по моей щеке.
   "Я что сказала это вслух?! Капец!"
   Волк тихо засмеялся мне в шею.
   "Опять вслух?!!"
   -- Зачем? -- Единственное, что я смогла пролепетать.
   -- Я хочу будить тебя по утрам, -- раздался его рыкающий шепот у самого уха.
   У меня подогнулись колени.
   -- Дари-и-но-о-чка! Не надо так бурно радоваться. Я имел в виду всего лишь звонки по телефону. Ты же приличная девушка. Держи себя в руках. -- Ехидно прошептал волк, прикусив мое ушко.
   Я со всхлипом ахнула, а горячие губы парня вновь пробежались по щеке, шее, вернулись обратно, чтобы снова вцепиться в ухо, слегка, нежно и игриво.
   В голове что-то лопнуло, перед глазами все закачалось, а по позвоночнику вниз устремился такой жар, что подумала, что вспыхну прямо сейчас!
   "Не могут уши быть такими чувствительными! Или могут? Но ведь Хаш целовал и ничего!" -- Пронеслась мысль. Судя по нелепости, последняя.
   Морально я была, кажется, готова уже ко всему, даже на предложение лечь и самой раздеться.
   Но парень решил, видимо, поразить меня своей непоследовательностью. Он снова резко отпрянул и прокричал:
   -- Гарус!
   Тяжелая дверь открылась, и на пороге тут же нарисовался еще один наглый волчара, который, в отличие от Эдхорка, даже не старался быть обаятельным. Гарус посмотрел на меня так что, видимо по его задумке, я должна была скончаться прямо на месте, как минимум - от стыда, за свою распущенность, а как максимум - от страха быть сьеденой прямо сейчас очень голодными волками, в общем, так или иначе, скончаться.
   Эдхорк посмотрел на друга и недовольно поморщился.
   -- Проводи Дарину. Она нас уже покидает, -- сказал он своим низким, рыкающим голосом.
   Блин! Ну, нельзя же так разговаривать, девушка, то есть я, еще ведь не ушла, а наоборот, еще от поцелуев-то не совсем отошла.
   Гарус нахмурился, но, тем не менее, согласно кивнул.
   Я, пока не растеклась тут окончательно, рванула в двери. Уже вылетая, я услышала предупреждающий рык, в котором не было ничего соблазняющего. Одна неприкрытая угроза.
   -- Не вздумай ее обижать! Тигр не догадается?
   -- Не-а! -- Хохотнул Гарус. Надо же! Не думала, что он умеет смеяться. -- Там в столовой такое шоу! Полшколы, наверное, собралось. Хашэр, оказывается, такой азартный парень!
   В ответ раздался ехидный смешок.
   Дальнейшего развития событий, равно как и Гаруса, я ждать не стала, а припустила со всех ног.
   "А вот со мной Эдхорк даже не попрощался!".
   Тараканы в голове носились стройными и мощными рядами. Мозг разгонял тараканов медленно и неохотно. На всякий случай я встряхнула головой. Вдруг, поможет, и они, тараканы эти, вывалятся нахрен, а я смогу рассуждать нормально, а не как шизанутая.
   Что вот сейчас только что было? Он же меня натуральным образом чуть не оттрахал. По крайней мере, мозги мои поимел точно! И вообще, он зачем меня звал?! Припугнуть? Но запугиванием он моим точно не занимался. Поиздеваться? О-о! Это да! Это ему вполне удалось. Соблазнить? И это ему удалось! Еще как удалось! Тогда, почему не воспользовался? Ведь, запросто, мог сейчас там разложить, я бы даже и не рыпнулась.
   Б***ь! Прости меня, Хашэк, я обещала не ругаться! Но как тут не ругаться, когда некоторые мне уже всю кровь свернули!
   Сзади подошел Гарус.
   -- Ну, пошли, что ли, -- недовольно проворчал он.
   Не обращая на парня внимания, я раскрыла пакет и достала из него телефон с зарядником. Зарядник сунула в карман, а в телефоне записала первый свой номер, тот с которого пришла утренняя СМСка. Назвала я его просто и незатейливо - БЯКА, пообещав, что с этого номера я звонки принимать не буду точно, а еще лучше вообще его заблокирую. Вот как только разберусь с этим чудо аппаратом, так сразу и заблокирую.
   Потом пакет с коробочкой подала волку, пришло время для плана Хары, а для него упаковка была не нужна. Это уже был бы перебор.
   В ответ на изумленный взгляд Гаруса, я небрежно дернула плечиком, снисходительно так. Судя по его приглушенному рыку, у меня это очень даже получилось. И чтобы окончательно вывести волка из себя, сказала:
   -- Выбросишь в мусорку.
   По-моему, от моей наглости парень охренел.
   -- Опять хамишь?! -- Зарычал он.
   -- Хамлю. -- Спокойно ответила я и с вызовом посмотрела в глаза волку.
   Ну, хоть на ком-то я должна оторваться и выпустить пар?!
   "А вот не сделаешь ты мне ничегошеньки!" -- Злорадно подумала я. У что-что, а то, что теперь я особа неприкосновенная, я поняла. И собиралась пользоваться этим беззастенчиво и при каждом удобном случае.
  
  
  

* * *

  
   Дотащились мы к учебному корпусу практически к концу обеденного перерыва.
   Гарус, как ни в чем не бывало, технично свалил в сторону, вроде, как и не со мной шел, и быстро присоединился к своей компании.
   Эдхорка видно не было. Видимо, на занятиях он сегодня появиться, не намерен. И, слава богу! Я им сегодня сыта по горло!
   Я уже почти пришла в себя от "тесного" общения с этим непонятным парнем, к тому же у меня сегодня заботы были поважнее.
   Мне предстояла встретиться с Хашэм. Отмазываться ведь как-то придется. И интересно, что это за развлекаловку мы с волками пропустили.
   Из Школы с хохотом вывалилась довольно большая компания, во главе с Хашэром, видимо покурить перед парами. Тигр размахивал руками и громко что-то обсуждал, ужасно довольный собой. С особенным превосходством он бросал красноречивые взгляды в сторону волков.
   "На чем же они его поймали?"
   Мой тигруша, наконец-то, заметил меня и почему-то сразу же смутился, сделав вид, что ему прямо сейчас, срочно надо прикурить.
   Ну, мы люди не гордые! Можем и сами подойти. К тому же такой замечательный принцип обороны, как нападение, еще никто не отменял. Может удача сегодня все же повернется ко мне своей мордочкой, а не тем местом, которое маячит с самого утра.
   Задвинув подальше любые мысли о волке, я решительно двинулась в сторону своего парня.
   Я не собиралась терять то, что у меня есть ради непонятно кого и чего. Жизнь меня давно научила ценить то, что дала, не прося слишком много. Поэтому, я не собираюсь рушить отношения с Хашэком. Да я лучше телефон этот проклятый выброшу!
   Где-то глубоко внутри царапнула мысль, что дело не в телефоне, далеко не в нем. Но я уверенно задавила эту подленькую гостью, не дав ей развиться. Буду думать потом, в спокойной обстановку, в одиночестве. Сейчас главное - Хаш.
   -- Дарочка! Солнце мое! -- Нарочито удивленно вскрикнул тигр, обнимая и целуя меня, старатель при этом пряча взгляд, виноватый, между прочим.
   -- А ты где был?! Я тебя по все территории искала! -- Я сразу пошла в атаку.
   -- А я тут это... -- Тигр замялся и слегка покраснел.
   -- О-о! Дарка! Привет! Ты многое пропустила. Тут Хашэр такое отжигал! -- На меня налетел ураган по имени СтЭпан и, судя по злому взгляду тигра, сдал того с потрохами. Ну, на деликатность мишки надеяться и не приходится, если честно-то я на это втайне расчитывала.
   -- Интересноооо... -- Протянула я. -- И что же это я пропустила?!
   Тигра спас звонок... Ага! Его спас, правда, временно, а вот меня, похоже, похоронил, здесь и сейчас, безо всякой отсрочки...
   Знаю, глупо! Но я сжалась и делала вид, что звенит не в моем кармане. А звонок хороший такой, качественный! Громкий!
   -- Звонят! -- Пристально глядя на меня, проговорил тигр.
   -- Ой! И, правда! -- Пришлось вытаскивать телефон. На экране единственный и "любимый" номер - БЯКА.
   Я стояла и тупо смотрела в экран. Телефон надрывался, а я лихорадочно искала отмазку.
   И еще! У меня появилось гаденькое чувство, что звонок этот неспроста, больно уж в очень нужный момент он прозвонил. Словно, кто-то дал отмашку. Ведь ни раньше, ни позже, а именно, когда тигр рядом.
   Блин! И что теперь делать?! Я ведь подготовить парня морально хотела. А так что же получается? Мало того, что телефон непонятно откуда появился, так еще и номер свой успела дать. А если я еще и скажу, что номера-то своего и не знаю? Пи***ц! Огромный, преогромный!
   -- Ответить не хочешь? -- Глаза Хашэра сделались ледяными.
   Теперь я знаю, как чувствует себя приговоренный, с петлей на шее.
   Именно с таким ощущением, между прочим, очень гадостным я поднесла трубку к уху.
   -- Да? -- Промямлила я под прожигающим взглядом тигриных глаз.
   -- Дари-и-но-о-чка...
   Да чтоб провалился он со своим голосом!
   Мое тело жило своей жизнью, независимо от меня, подчиняясь не мозгу, а своим, не ведомым мне законам. Ноги мои снова подгибались, ладошки вспотели...
   -- Вы ошиблись...
   Знаю! Оченно оригинально! Придумайте лучше! Мне на ум почему-то пришли любовники, договаривающиеся о свидании под бдительным надзором одного из обманутых супругов. Именно так сейчас на меня смотрел Хашэр, прищурившись и склонив голову набок.
   Я быстренько отключила телефон, совсем. Как эта гениальная мысль мне раньше в голову не пришла?!
   СтЭпан, почувствовав крупные семейные разборки, свалил по-тихому, оставив меня один на один с почти разъяренным тигром.
   Молчать и испепелять меня глазами Хашэру, видимо, надоело, и он пошел в лобовую:
   -- Что это?!
   -- Где? -- Мои глазки луп-луп, реснички хлоп-хлоп!
   -- Дара!!!
   Не прокатило...
   -- А-а! Ты о телефоне?! Так это мне Хара подарила.
   Тигр недоверчиво хмыкнул и явно ждал продолжения.
   -- Что?
   "Господи! И звонок, как на грех, не звонит!"
   -- Да вот, жду...
   -- А чего?
   -- Что ты придумывать еще будешь.
   -- Почему сразу придумывать? -- Я постаралась надуть губки.
   Покосившись на тигра, понимаю, что не прокатило.
   Может, обморок? Ну, как вариант, можно конечно. Но, думаю, не поможет. Этот все равно будет пытать. Представив, как очнувшись в реанимации, после многолетней комы, я слышу первые слова: "откуда телефон, зараза!", я захихикала. Знаю! Нервы!
   -- Что смешного?! -- Парень явно подошел к опасной черте.
   Кажется, я слишком долго испытываю его терпение. Вон уже и рычит, и глаза просто почернели.
   -- Ты ревнуешь что-ли, Хашэк? -- Постаралась я подлизаться, ласково улыбнувшись и погладив его по щеке.
   -- Дарина!!! -- Прорычал тигр, неожиданно отбрасывая мою руку.
   Ноздри его раздувались, из них, по-моему, сейчас пойдет пар. Честно говоря, мне стало жутко. Кроме шуток! Создавалось такое впечатление, что он сейчас будет меня самым натуральным образом бить.
   Ну, что же! Надо идти ва-банк! В конце концов, он сам только что подарил мне этот шанс.
   -- Знаешь что, Хашэр?! Я не собираюсь разговаривать в таком тоне! Когда перестанешь истерить из-за глупой ревности, абсолютно необоснованной, между прочим (здесь я, конечно, приврала, лихо так приврала, ревность-то была очень даже обоснована), тогда и поговорим.
   Есть все-таки Бог! Прозвенел спасительный звонок!
   Я развернулась и вся такая гордая постаралась покинуть поле боя. Сзади меня схватил за руку Хашэр.
   -- Дарка! Постой! -- Голос его был уже немного виноватый. Неплохо! -- Я немного погорячился. Прости. Давай поговорим.
   Очень неплохо! Э-эх! Слезу бы пустить! Но времени нет. Надо будет во время лекции все продумать, чтоб точно без проколов. И Харку надо увидеть. Срочно!
   -- Мне на занятия пора. Вечером увидимся. Надеюсь, что к тому времени остынешь. -- Надменно ответила я и, вырвав руку, отправилась в Школу, даже не оглянувшись.
   Да, такая я оскорбленная! Голову надо только повыше... И ноги, блин, подгибаются...
   Все равно, будем считать, что этот бой остался за мной. А до вечера время еще есть.
   Проходя мимо волков, которые явно не торопились на занятия, а с нездоровым интересом наблюдали за нашими разборками, я заметила, что Гарус что-то торопливо говорит по телефону, все время поглядывая на меня. Блин! Я же говорю, что без этих гадов не обошлось!
  
  
  

* * *

   Эдхорк ехал домой и захлебывался от смеха.
   Все прошло просто здорово и именно так, как он планировал. Тигр взбесился. Гарус сказал, что он даже рычал на кошку и руку ее откинул. Это хорошо. Это просто замечательно. Еще парочка звонков в присутствии Хашэра, и тот окончательно взбесится.
   Вечером бы нарисоваться! Но нельзя. На открытый конфликт никак идти нельзя. Надо, чтобы они сами поругались, без его участия. Ни одна сволочь не должна заподозрить волчий интерес. Потом, когда он подвинет тигра, можно уже и поговорить с ней откровенно. А сейчас дело кончится банальной дракой, и отцу сразу же станет все известно. У него везде свои глаза и уши. Надо терпеть.
   "Как я ее?!" -- Зверя распирало от гордости.
   -- Это да! Молодец! Я всегда в тебя верил!
   "Она могла быть сегодня моя! Так хочу, так хочу!" -- Мечтательно проканючил зверь.
   -- Не твоя, а наша. -- Строго одернул его волк. -- Рано!
   Зверь обиженно запыхтел, но промолчал, не решаясь спорить с хозяином. Он ему окончательно поверил. И если хозяин говорить терпеть, он будет терпеть и ждать.
   Вспомнив, как он сегодня старался, зверь снова азартно заурчал:
   "Нет, согласись, что я был великолепен!"
   -- Хорош, хорош, зверюга! Кто же спорит? -- Согласился парень.
   "И голос, и взгляд. Да?"
   -- Заткнись!
   Зверь запыхтел. Обидно! Он так старался...
   -- Ладно, не дуйся. -- Примиряющее, проговорил Эдхорк. -- Просто рано радоваться. Еще столько предстоит!
   "Потерплю"...
   Зайдя в квартиру, Эдхорк развалился на диване и уставился в потолок....
   "Красивая"... -- Начал было свою песню зверь, но парень его быстро осадил.
   -- Помолчи! Мне надо подумать.
   "Молчу, молчу! Это я так, чтобы разговор поддержать".
   -- Слишком много болтаешь! -- Прорычал Эдхорк, теряя терпение.
   Зверь обиженно засопел, но ушел. Прекрасно. Достал он уже! Раньше канючил, а теперь болтает, не остановишь. Разговор он поддерживает!
   Парень закрыл глаза и задумался... Перед глазами стояла кошка. Зверюга прав. Красивая! Еще какая красивая! Блин! В глазах утонуть просто можно, так и затягивает... А кожа! Он думал, что скончается на месте, когда прикоснулся к ней губами.
   До сих пор сам не понял, как ему удалось сохранить контроль!
   После того, как кошка ушла, он же несколько минут не мог в себя прийти, его трясло, как на морозе. Зря он на зверюгу своего наехал. Ведь именно он, как ни странно, помог прийти Эдхорку в себя. Помог, поддержал морально.
   Парень хотел было попросить прощения и поблагодарить, но потом передумал. Его же потом будет не заткнуть.
   А девчонка-то к нему неравнодушна, Эдхорк ей явно нравится. Дурочка сама просто этого еще не поняла. Нет, понятно, против звериного обаяния, да еще включенного на полную катушку, мало кто устоит. Но тут другое. Он чувствует, что другое. И самое главное, что давало надежду и заставляло сердце волка биться чаще, то, как девчонка отреагировала на его запах. А чем черт не шутит...
  
  
  

* * *

   А в это время на скамейке в парке сидел Хашэр, и ему было явно не до смеха. На занятия он, как и Эдхорк, тоже не пошел, но по совсем другой причине. И если волк предавался мечтам и прибывал в отличном настроении, то бедный тигр мучился от ревности и злости.
   А еще он звериным своим чутьем понимал, что происходит что-то очень и очень нехорошее. Словно кто-то расчетливый и хитрый плетет сеть.
   И сегодня, похоже, Хашэр, как последний придурок, напортачил. Ведь всем известно, что излишней ревностью девушку можно только оттолкнуть, что он и сделал. Он мог, конечно, оправдываться, что просто снесло напрочь голову, и он не сумел вовремя сориентироваться. Он, когда почувствовал запах волчий, думал, вообще все крушить начнет!
   Но это оправдание для слабаков. Не сдержался, дурак!
   Это сейчас, разложив все по полочкам, он понял, что его провели, как малолетку последнего.
   Сначала пари это дурацкое. Именно тогда, когда он к Даринке шел.
   Почему он сразу не допер, что неспроста волки к нему подкатили, и Эдхорка-то с ними не было?
   На слабо поймали! Млять! Идиот! Поверил, что захотелось мальчикам силой померяться? Выпендрился?! Мудак, безголовый!
   А потом понеслось, как снежный ком. Звонок... Запах... Истерика ...
   До него, придурка наивного, дошло только, когда он увидел злые и довольные глаза Гаруса.
   Вот тут-то в голове и щелкнуло. Сложился пазлик, сразу сложился.
   И что теперь делать? Главное не спешить. Бывают ситуации, когда играешь ты, а бывают, когда играют тебя. Он не позволить себя играть! Он сыграет в свою игру! Что она там говорила? Хариша подарила? Отлично, пусть будет Хариша.
   Главное, он понял, что Эдхорк не отступился, и, похоже, не отступится. Ну, что же! Он вовремя понял это. Еще ничего не потеряно. Посмотрим, кто кого!
  
  
  
  
  

Я тебя не избегаю, я тебя, дозирую.

  
  

Глава 13. Мнение о том, что корова даёт нам молоко и мясо, ОШИБОЧНО! И то, и другое у неё отбирают не спрашивая.

   "С добрым утром, кошка!"
   "С добрым утром, солнце!"
   Теперь каждый день начинается с этого. Я живу, как в бреду. И когда весь этот бред остановится, не известно. У меня такое ощущение, что от меня ничего не зависит.
   Хашик окружил меня такими заботой и вниманием, что скоро я, наверное, в них задохнусь.
   Эдхорк тот просто подавляет всю мою волю своим напором и обаянием так, что мне светит скончаться от желания, неудовлетворенности, а еще от совести. Куда же без нее?
   И что самое интересное, никто из этих двоих не собирается спрашивать моего мнения. Мои желания их не интересуют нисколько. Я, как та корова, что стоит и внимательно изучает "План по сдаче мяса". Интересно, план поражает масштабностью, но что-то этой дурочке говорит о том, что ничем хорошим для нее выполнение и перевыполнение плана не обернется.
   Может послать их обоих на хрен?! А как?!
   Хашэр на мои попытки поссориться только ласково улыбается и просит прощения. На ехидный вопрос: "за что?", который я, не выдержав, задала, этот нахал с самой невинной улыбкой ответил, что за все сразу и на всякий случай на будущее тоже, и полез целоваться.
   Эдхорк при первой же моей попытке заблокировать его номер, просто подошел при всех и очень так тихо и ласково объяснил мне, что лучше этого не делать ни в коем случае, доступно так объяснил, с грустной улыбкой и нешуточной угрозой в глазах. Можно считать меня слабой, но я впечатлилась и смирилась с неизбежным. Теперь звонки этого, больного во всех отношениях, волка раздавались в самых неожиданных местах и, как назло, в самое неподходящее время.
   Но самое для меня странное и до сих пор непонятное, это реакция Хаша, и на телефон, и на звонки. Он, на удивление, очень спокойно отреагировал на нашу с Харой версию, посмотрел только на сестру очень странно. Еще более странным кажется его отношение к звонкам. Он просто стоит и спокойно смотрит, улыбаясь каким-то своим мыслям, пока я, как партизан пытаюсь контролировать каждое свое слово, чтобы тигр ни в коем случае не догадался, с кем я говорю. А он стоит и улыбается, как будто ему известны все тайны этого мира, и даже больше.
   Господи! Я так от них устала, от обоих!
   Отдыхаю я, пожалуй, как это ни странно звучит, только на работе. Потому что там, меня никто не достает, не заглядывает в глаза, не говорит соблазняющим голосом. Там я просто работаю. И меня это устраивает.
   -- Дара! Ты домой?
   -- Да, сейчас переоденусь и двину!
   -- Ты сегодня какая-то не такая...
   -- Да нормально все. Устала просто.
   -- Ну, бывай тогда, мы побежали!
   -- Ага! До завтра!
   "Если будет это завтра", -- тоскливо подумала я, совершенно не торопясь покидать свое убежище.
   Да, вот так! Работа для меня уже стала убежищем.
   Хашэр меня сегодня не встречает. Почему? А все просто до идиотизма. Завтра у старших курсов начинается практика. И часть практикантов уехали уже сегодня, чтобы, как сказал тигр, все приготовить. Я знаю, что он отбивался до последнего, видимо не желая меня оставлять, но он староста группы. Этим все сказано.
   И мне страшно. Страшно так, как не было уже давно. Может, я и веду себя, как дебилка, но Хашэр в этом, знаете, сам виноват. Это он меня довел своей непонятной паникой. Я думала, мне днем будет его от себя не оторвать. Вцепился, как в последний раз! Ну и напугал меня, конечно, основательно.
   Вот, спрашивается, чего трясусь? Ведь Эдхорк мне ничего плохого не делает, да и не сделает. Это я уже поняла. Явно, что у него ко мне интерес совсем другого рода. Просто ведет он себя очень странно. Я никак не могу его понять. Я же вижу, что нравлюсь ему, причем сильно. Но... Вот, если парню нравится девушка, что он делает? Правильно! Ухаживает. А поведение волка ухаживанием назвать очень сложно, даже с большой натяжкой. Боится конфликта с тигром? Так трусом я его тоже назвать бы не рискнула. Нет. Эдхорк определенно не трус. А что тогда? И я в результате веду себя тоже по-идиотски. Вроде гуляю с одним, но с другим, тем не менее, регулярно общаюсь. Да и думаю о нем очень часто, что уж тут скрывать.
   "А как насчет того, чтобы сделать выбор, Дара?"
   А вот не могу я определиться! Осуждайтесь, смейтесь - мне все равно!
   Да и как-то меня никто пока что и не спрашивает про этот самый выбор.
   Хашэр избегает эту тему, в принципе.
   Эдхорк тот вообще ни о чем прямо не говорит, одни только намеки. Причем, как только видит мое расположение, сразу же делает шаг назад. А стоит мне начать избегать его, как сразу же "натягивает поводок". Кстати, это я очень точное нашла определение. Этот гад держит меня, как на привязи! Сволочь!
   А я бесхребетная какая-то.
   А что делать?! Представьте картину...
   -- Я решила остановить свой выбор на тебе! -- Сообщаю я с гордым и радостным видом волку.
   А он мне:
   -- А тебе кто-то предлагал?!
   Весело?! Мне лично нисколько.
   Вот такая вот байда! А сегодня еще и идти домой по темноте одной...
   Но страдай, не страдай, а отправляться надо.
   Пошла...
   Иду...
   Не дошла...
   Опять?!!! Стою между домами, куда меня очень технично утянули за руку. Напротив волчьи глаза. У меня, что, карма такая - быть придушенной в этом закутке?
   -- Дарина, ты только не бойся! Пожалуйста! -- Неожиданно мягко говорит Эдхорк и, смущаясь, добавляет, -- просто не надо, чтобы нас видели.
   -- Почему?
   -- Я не могу тебе пока этого сказать. Прости. Просто поверь. Ладно? -- Волк держит за руку и заглядывает в глаза.
   -- Что тебе надо? -- Все! Он меня разозлил! Если опять начнет шептать всякие пакости и глупости, я его просто загрызу!
   -- Ты знаешь, мне кажется, что я вел себя как полный идиот.
   -- Ну почему сразу, кажется? -- Ехидно отвечаю я. Мне становится интересно.
   -- Дари-и-н-а-а...
   -- Что ты хочешь? -- Господи! Как я от него устала!
   -- Я... просто... Я хочу тебя пригласить... В одно место... -- Очень неуверенно отвечает парень, а потом торопливо добавляет. -- Пожалуйста.
   Теперь неуверенно смотрю уже я. СтОит? Х-м-м! Не знаю. Наверное, нет. Хотя...
   -- Пошли. -- Эдхорк тянет меня за руку. Мягко, но настойчиво.
   -- Куда?
   -- Тут недалеко. И, да, кошка, тебе не нужно меня бояться. Я ни за что не причиню тебе вреда. -- С улыбкой обещает парень, и ему так хочется верить...
   Я посмотрела в ласковые карие глаза и пошла...
   Я распущенная? Авантюристка? Наверное... А может, я просто кошка, любопытная маленькая кошка? Тоже верно...
   Мы прошли через темный двор и остановились возле машины, большой черной.
   Эдхорк открыл передние двери.
   -- Прошу.
   -- Ты знаешь, в этого "зверя" лезть, чё в автобус. Боюсь, что у меня не получиться. -- Хихикнула я. Машина была, действительно, большая.
   -- Я помогу, -- усмехнулся парень и аккуратно подсадил меня.
   Устроившись в кресле и дождавшись, когда меня пристегнут, ибо с ремнями справиться у меня как-то не вышло, я повернулась к Эдхорку.
   -- И как зовут этого "зверя".
   -- Это Land Rover Freelander, -- спокойно ответил Эдхорк и начал выруливать со стоянки.
   Можно подумать, что мне это о чем-то говорит! Для меня есть только две марки машины: легковая и грузовая. К какой отнести эту, я пока не решила, поэтому сказала просто:
   -- Большая.
   -- Люблю большие машины.
   Х-м. Я бы, наверное, их тоже любила, если бы могла позволить себе такую купить.
   -- Щедрые у тебя родители! -- Ну, не могу удержаться, чтобы не съязвить.
   Эдхорк удивленно посмотрел на меня:
   -- Причем здесь родители? Я сам зарабатываю.
   -- Да-а?! И где же получают такие деньги?! -- Знаю, что лезу под кожу, но это выше моих сил. Уж больно он довольный и спокойный. Надо как-то исправлять.
   -- Помогаю отцу. Ну и... -- парень несколько замялся, -- есть еще способы. Увидишь.
   -- И чем же ты помогаешь отцу? -- Вопрос: "кто у нас папа" я задавать не стала. Что-то мне не очень хочется уточнять. И так болтают всякое. Нет, то, что он глава их клана, это-то я знаю, а вот что еще кроме этого, знать совершенно не хочется.
   -- Ну, я уже сейчас довольно неплохой боевой маг. -- Усмехнулся волк. -- Так что, мои способности в клане вполне востребованы.
   Вот! Я же говорила!
   Несколько минут мы ехали молча. Парень вел машину спокойно и уверенно, на значительной скорости. Он постоянно перестраивался, обгоняя попутные машины. Я хотела было съязвить по поводу прав, но прикусила язык, сообразив, что в данный момент лучше не выпендриваться, а то, вдруг, передумает быть хорошим. А на такой-то скорости! Хотя, надо сказать, в салоне скорость практически не ощущалась. Просто мелькало все вокруг очень подозрительно быстро. Я скосила взгляд на панель.140!
   Парень заметил мои телодвижения и усмехнулся.
   -- Не бойся...
   Ага! Легко сказать!
   -- Эдхорк, а куда мы едем? -- Собрав всю волю в кулак, пытаюсь быть спокойной. А еще стараюсь лишний раз не смотреть в окно и не думать о скорости.
   -- Мы просто катаемся. А потом съездим в одно место. Я думаю, тебе понравится. -- Парень снова улыбнулся, не отвлекаясь от дороги, а потом, повернувшись ко мне, попросил. -- Мне будет приятно, если ты будешь называть меня Эд.
   -- Всю жизнь мечтала доставить тебе приятное! -- Фыркнула я, закатив глаза.
   Приятно ему! Меня вот только забыл спросить!
   -- Догадываюсь, -- хмыкнул волк, чё-то как-то не весело.
   Вообще-то оно и понятно. Если по гадостям план перевыполнил, сложно ожидать восторгов со стороны жертвы. А сколько гадил он мне?!
   За окном проносился город, судя по тому, как Эдхорк еще прибавил скорость, направлялись мы к выезду из города, по-моему, куда-то в сторону аэропорта.
   -- И все-таки, куда мы едем? -- Снова заволновалась я. Чё-то как-то не очень хочется остаться с ним один на один за городом темной ночью. Да, помню, он обещал! Но что-то я недоверчивая очень с недавних пор. И с чего бы это? Прям, даже не знаю, что и думать!
   -- А мы уже почти приехали. Дарина! Ты знаешь, кто такие Стритрейсеры? -- Повернувшись, спросил Эдхорк.
   -- Не-а.
   -- Ну, значит, сейчас и познакомишься. -- С довольной улыбкой пообещал парень. И мне снова захотелось ее, улыбку эту, проредить. Основательно так. Интересно, ему половины зубов хватит?!
   Видимо что-то этакое отразилось в моих глазах, потому что волк торопливо и растерянно добавил:
   -- Тебе понравится.
   Да-а-а?!
   -- А что это там? -- Впереди явно что-то происходило.
   Эдхорк только усмехнулся, притормаживая. Сначала я подумала, что крупная авария, но по мере того, как мы подъезжали, я поняла, что это другое. Кругом машины, большинство яркие и расписанные, куча народу, в основном молодежь. Снова вопросительно смотрю на своего спутника. Он молчит, сосредоточенно что-то высматривая. Видимо, нашел. Мы остановились.
   -- Приехали! -- Весело проговорил парень, повернувшись ко мне. -- Пошли?
   -- Ты же говорил, что лучше, если нас не будут видеть вместе? -- Осторожно напоминаю я, хотя тревожит меня не это. Просто как-то не прикалывает меня выгружаться среди этой толпы.
   Эдхорк непонятно хмыкнул и вышел из машины. Если он хочет, чтобы я вышла, ему придется вытаскивать меня силой! Не хочу я туда. Дверь с моей стороны открылась. На меня смотрел улыбающийся Эдхорк.
   -- Здесь не бывает оборотней. Не бойся. -- Проговорил парень и потянулся, чтобы меня отстегнуть.
   Он что, действительно думает, что я боюсь этого?!
   -- А почему? -- Ладно, не буду его разубеждать. В конце концов, это мне тоже интересно.
   -- А оборотни не очень любят машины. -- Снова усмехнулся Эдхорк. Весело ему! Как я понимаю всех тех, кто не любит машины! Я и сама не в восторге.
   -- А ты?
   -- А он их просто обожает! -- Из-за плеча Эдхорка выглянула довольная рожа Гаруса. -- Что ты хочешь?! Больной на всю голову! -- Гарус театрально закатил глаза, а Эдхорк недовольно поморщился.
   -- Пригнал? -- Коротко спросил он.
   -- А как же?! -- Довольно хихикнул Гарус.
   Что-то этот тоже сегодня чересчур довольный. Тоже, наверняка, прореживание зубов требуется. Подумала об этом и на душе сразу же стало легче. Пока я рассуждала о проблеме прикуса у волков, Эдхорк открыл заднюю дверь и что-то достал.
   -- Мадам, прошу! -- Снова закривлялся Гарус, но тут же стух, так как Эдхорк его решительно и не очень вежливо отодвинул.
   -- Помолчи! -- Коротко рявкнул он и посмотрел, прищурившись, на меня. Потом, не спеша, надел короткую кожаную куртку и протянул мне руку. -- Смелее. Будет весело. Правда. -- Улыбнулся парень.
   От нее у меня сразу все внутри оборвалось и задрожало. Господи! Не могу я спокойно смотреть, когда он вот так улыбается. А этот гад, как будто ему мало того, что со мной происходит, еще и прошептал, наклонившись почти вплотную:
   -- Неужели боишься? Трусишка. -- И, видимо, чтобы окончательно свести меня с ума, мягко и очень нежно провел пальцами по щеке. -- Кошка...
   Ну, нельзя же так издеваться над бедной девушкой! Я смотрела в его глаза и просто таяла, подставляясь щекой под эту простую ласку уже сама. Я же кошка! Хорошо хоть мурлыкать не стала...
   Эдхорк усмехнулся и потянул меня на себя, мягко, но настойчиво. Я поддалась и очень скоро оказалась в его объятиях.
   Кругом все ревело и кричало! Я теперь понимаю, почему оборотней здесь не бывает. Какая-то безумная какофония криков, громкой музыки, рева машин... Мы такого не любим... Тишина лучше.
   -- Вот увидишь, будет весело! -- Снова прошептал мне на ухо парень, из объятий, правда, выпускать не спешил. По-моему, его руки вообще как-то разыгрались слегка. Одна гладила меня по волосам, а другая настойчиво спускалась по спине.
   "Надо остановить". -- Как-то очень лениво подумала я, млея в его таких горячих и нежных руках.
   Мыслей осталось совсем мало, а оставшиеся были почему-то сплошь неприличные. Парень медленно провел губами по моей щеке, а у меня иголочками закололо губы, он прикусил ушко, а у меня сладко заныло в груди. Я, наверное, схожу с ума, медленно, но неотвратимо...
   -- Эд! Эд! Волчара!!! -- Раздались громкие крики.
   Эдхорк с явной неохотой отстранился. Мне, если совсем уж честно, это тоже немножко не понравилось. Я бы еще так постояла. Чуть-чуть...
   К нам направлялись четверо. Два парня и две девчонки.
   -- Гарус! -- Коротко бросил Эдхорк, решительно оставляя меня, и насмешливо, но с явной угрозой, добавив, -- только без фанатизма.
   -- Даже не сомневайся! -- Непонятно ответил Гарус и бросил Эдхорку ключи, которые тот с ловкостью подхватил и своей мягкой, завораживающей походкой отправился навстречу четверке.
   -- А почему они кричали "Волчара"? Вы сказали, что оборотней здесь не бывает. -- Спросила я, наблюдая за незнакомцами. Девицы сразу же повесились на шею к Эдхорку, который отстранился и бросил короткий взгляд через плечо, на меня. Наши взгляды встретились. Парень извиняюще поморщился. Я равнодушно передернула плечами, хотя увиденное мне очень и очень не понравилось. Не знаю даже почему, но у меня сразу же отрасли коготочки, я недовольно проурчала, словно кто-то протянул свои загребущие ручонки к моему.
   -- Не парся! -- Прокричал мне в ухо Гарус. -- Пошли, надо занять лучшие места.
   -- Зачем? И все-таки, почему "Волчара"? -- Все еще не понимая, спросила я.
   -- Увидишь! -- Коротко рыкнул Гарус, хватая меня за руку и таща в толпу.
   Укрывая меня за спиной, парень ловко лавировал в толпе, куда-то настойчиво и уверенно пробираясь. Наконец мы остановились. Гарус потянул меня за руку и поставил перед собой. Я в изумлении оглядывалась. Все явно чего-то ждали, образовав довольно широкий коридор. Свистящий, улюлюкающий коридор. В середине расхаживала какая-то полуголая девица. Все мои инстинкты кричали и вопили, что надо бежать! Просто бежать и прятаться. Но сзади меня надежно обнимали мужские руки, не давая сдвинуться. Я уже плохо понимала происходящее от страха, оглохнув от воплей и всеобщей истерии, когда Гарус прокричал мне просто в ухо:
   -- Смотри! Вот он!
   Куда смотреть?! Кто он?!
   К нам с оглушающим ревом подъехал "зверь", самый настоящий грациозный и завораживающий своим видом "хищник". Потому что назвать это чудо машиной даже у меня язык не повернулся. Сверкающий металлическим блеском автомобиль, как будто пригнувшийся перед прыжком, на весь капот огромная оскалившаяся пасть волка, по бокам бьющиеся языки пламени.
   -- Что это?! -- В первобытном восторге выдохнула я.
   -- О-о! Эта крошка зовется Subaru Impreza WRX. Красотка! Правда?!
   -- Это же волк, настоящий волк! -- Воплю я, уже, наверное, громче всех.
   -- А ты спрашивала почему "Волчара"? -- Ржет под ухом Гарус.
   Из машины легко выскальзывает Эдхорк и подходит ко мне. По-хозяйски властно берет меня за талию и притягивает к себе. Глаза его сверкают, он склоняется и крепко целует.
   И пока я обалдеваю от неожиданности и волчьей наглости, он со смехом отпускает и шепчет мне в ухо:
   -- На удачу...
   -- Что?! Какую удачу! -- Я чувствую себя полной идиоткой, не понимая, что происходит вокруг меня.
   С ревом подъезжает еще одна машина, тоже красивая, желтая. Я ощущаю себя классической "блондинкой", которая на вопрос о телефоне отвечает: "красивый, красненький".
   Видимо в моих глазах, Эдхорк сумел многое прочитать, потому что он снова рассмеялся и чмокнул меня в нос.
   -- Ты просто прелесть! -- Шепчет он и снова направляется к машине.
   Из "красивой желтенькой" машинки выбирается крупный темноволосый парень. Они стоят и недолго о чем-то разговаривают с волком. Потом садятся по машинам. Девица встает между ними.
   -- А что вообще происходит?! -- Кричу я, уже окончательно одурев от эмоций и шума.
   -- Дарка! Не тупи! Сегодня главная гонка!
   -- Какая!
   -- Дрэг-рейсинг. -- Нетерпеливо кричит Гарус. Смотри лучше!
   -- Куда... -- я не успела задать очередной вопрос.
   Машины взревели, как дикие звери, и сорвались. Вокруг какое-то сумасшествие! Я схожу с ума, ничего не видя и не понимая, что происходит. Толпа рванулась вперед, улюлюкая и что-то крича. Вдруг покатился рев, оглушительный и неудержимый, он шел издали, нарастая как волна. От страха и полного непонимания происходящего я сжалась.
   -- Ура!!! Он выиграл!!! -- Завопил Гарус, подняв меня и закружив на месте.
   Не понимая, что происходит, я поддалась всеобщей истерии и неожиданно для себя тоже заорала:
   -- Ура!!! -- А потом прокричала Гарусу. -- А кто выиграл?!
   -- Дура! Дарка! Какая же ты дура! Эд выиграл! Гонку он выиграл! Сегодня гуляем!!!
   Да?! Ну, тогда действительно, УРА!
   -- Ура!!! -- Снова взвизгнула я, хотя ни черта не понимала.
   Меня захватило всеобщее безумство, я хохотала и прыгала, упиваясь радостью вместе со всеми.
   И когда снова раздался рев машины и показался "серебристый хищник", я, не дожидаясь Гаруса, рванула ему навстречу.
   Эдхорк под улюлюканье толпы выбрался из машины, довольно улыбающийся, и нашел меня взглядом. Нисколько не сомневаясь в правильности происходящего я, взвизгнув, повисла у него на шее и подарила заслуженный поцелуй победителю. Обожаю гонки!
   -- Хочешь прокатиться на моей "малышке"? -- Прошептал мне жарко в ухо Эдхорк.
   Это он про что? Про вот это чудо? Ничего себе малышка?!
   -- Хочу! -- Улыбаюсь я.
   В крови бурлит адреналин. Я упиваюсь от всеобщей радости и... внимания, понимая, что на, стоящего рядом со мной, парня бросают полные обожания взгляды все девицы. А он стоит и обнимает меня. А сейчас я вообще на глазах вот этой ревущей топы сяду с ним в машину!
   -- Сейчас только закончу кое-что. -- Шепчет Эд и скользит губами по щеке, а потом уже громко кричит. -- Гарус!
   -- Да тут я, тут! -- Недовольно кричит тот в ответ. -- Просто эта ненормальная как рванула, я даже поймать ее не успел.
   Подъезжает "желтенький", как я уже поняла, проигравший.
   Эд подходит к нему, о чем-то говорит, потом хлопает по плечу и улыбающийся поворачивается к нам с Гарусом. Я нетерпеливо подпрыгиваю на месте.
   Что еще происходит? Меня же обещали прокатить! Ненавижу, когда чего-то не понимаю.
   -- Тихо, Дарка! Постой спокойно немного! Сейчас он бабки возьмет и поедете! Надо же разошлась, кошка! -- Откровенно ржет Гарус.
   -- Какие бабки?!
   -- Ну, ты дура, Дарка! Точно, дура! -- Еще громче хохочет волк. -- Большие!
   Нет! Ну вот, чё он такой веселый?! Еще и обзывается постоянно.
   Я, повернувшись к Гарусу, оценивающе смотрю, решая сейчас его послать громко и отчетливо, или чуть позже. Парень мгновенно все понял. Надо же, догадливый какой!
   -- Все, Дарина! Перемирие! -- Примиряюще улыбается Гарус.
   -- А большие - это сколько? -- Решив его пока простить, задаю я следующий вопрос.
   Нет, я не меркантильная. И чужие деньги считать не собираюсь. Просто интересно, сколько же можно заработать вот таким образом.
   -- Поверь, лучше тебе этого не знать! -- Снова смеется Гарус и чмокает меня в щеку. -- Нет, Эд все-таки прав. Ты - чудо!
   -- Ты ничего не попутал?! -- Раздается рычание.
   -- Да я это, практически по-родственному. -- Растерянно оправдывается Гарус, выставив перед собой руки.
   -- Машину в гараж поставь, родственничек! -- Все еще недовольно, но вполне миролюбиво, рыкнул Эд и повернулся ко мне.
   Вот ведь тоже собственник! Мне почему-то ужасно приятно из-за этой короткой вспышки ревности.
   Эд, прищурившись, смотрит на меня.
   А я что? Я ничего! Хлопаю удивленно глазками. Я же не виновата, что нравлюсь не только ему!
   Парень снова расплывается в улыбке и мягко пробегается губами по моей щеке, между прочим, по той же самой, словно стирая след чужого. Точно! Собственник!
   -- Поехали?
   Меня на глазах у всех бережно усаживают в шикарную "бибику". Я просто лопнуть готова от гордости и удовольствия. Эд сидит рядом и с непонятной усмешкой смотрит на меня.
   -- Что?
   -- Хочешь, я повторю заезд? Ну, не такой скорости, конечно. -- Поспешно добавляет он, видимо видя страх в моих глазах.
   -- А что это было за соревнование?
   -- Дрэг-рейсинг. -- Говорит он уже знакомое слово. -- Классический. 402 метра по прямой.
   Полкилометра? Ой, да ерунда какая? Я даже испугаться не успею!
   -- Конечно, хочу!
   И мы срываемся с места...
   Испугаться я успела...
  
  
  

* * *

  
   Глаза его сверкают в темноте. В салоне темно и тихо...
   -- Тебе понравилось? -- Тихий шепот и блеск волчьих глаз.
   -- Очень... -- Слова почему-то даются с трудом. Эйфория схлынула, оставив какую-то опустошенность и смущение.
   Мы снова молчим... Я, просто физически, ощущаю ниточки, что тянутся от него, тоненькие, нежные и звенящие, и мне от этого становится еще неуютнее. Слегка ерзаю на сидении, не зная, что сказать и что сделать. А Эд молчит, словно чего-то ждет.
   -- Я завтра уезжаю, -- наконец раздается его голос.
   -- Я знаю...
   И снова молчание, тягостное и мучительное.
   -- Дарина... -- Медленно начинает Эдхорк, словно напряженно о чем- то думая. -- Только, пожалуйста, выслушай меня спокойно. -- Видно, что он старается подбирать слова. Я сжимаюсь от предчувствия чего-то нехорошего, того, что мне, скорее всего, совсем не понравиться. -- Мне очень не нравиться, что ты работаешь.
   Я удивленно вскидываю глаза, решаясь, наконец, на него посмотреть. Я была ко многому готова, только не к разговорам про мою работу. Это-то здесь причем?
   -- В смысле?
   -- Ты возвращаешься ночью.
   -- Я в курсе. И что?
   -- Нас с Хашэром, -- последнее слово волк произносит, поморщившись, ему явно неприятно, -- не будет, и сейчас тебя некому защитить. -- Объясняет он мне, как ребенку, который не понимает, почему солнышко утром встает, а вечером садится.
   Я в ответ только фыркаю. Заботливые, какие, оба! Один сегодня чуть ли не истерил, сейчас второй заныл. А то я сама ничего не понимаю. Только вот в чем проблема, маленькая такая проблемка, мне надо кушать. Да, чисто тупо, кушать. И вариантов просто нет. В принципе.
   Видимо Эд понял мое молчание как-то неправильно, потому что снова прошептал:
   -- Может, все же откажешься?
   И тут я не выдержала. А почему я должна щадить чувства этого богатенького мальчика, которому никогда меня не понять, которому личные деньги нужны только на карманные расходы? А мне они необходимы, чтобы выжить! Разница существенная.
   -- Я так плохо выгляжу? -- Зло спросила я.
   -- Не понял... -- Растерялся парень.
   -- А что тут понимать? Ты предлагаешь новую модную диету, голодом? Видимо я охренительно толстая!
   -- Нет, я не это имел ввиду! Я... Дара... Я... -- Совсем растерялся парень. Но вот он глубоко вздохнул и выдал, самоубийца! -- Я мог бы оставить тебе денег.
   Что?!!! Меня как будто ударили! Влепили, смачную такую, пощечину! Наотмаш, от души! На мгновение я прикрыла глаза. За что?! Больно-то так!
   -- Выпусти меня! -- Прорычала я, лихорадочно пытаясь вырвать этот проклятый ремень, удерживающий меня, свободную кошку, в этой мерзкой машине, рядом с подлым, наглым волком.
   Он предложил мне деньги?! Как последней содержанке и шлюхе! Почему я не плюнула ему в его нахальную и развратную рожу?! А лишь продолжала биться, пришпиленная на сидении, маленькая и жалкая. Боже! Как стыдно!
   С моей стороны открылась дверца. Эдхорк наклонился, чтобы отстегнуть меня.
   -- Послушай, Дара! Я не хотел! Ну, пожалуйста, прости. Я не понимаю, что на меня нашло. Я не хотел тебя обидеть. Прости! -- Сбиваясь, шептал он, пытаясь выпустить меня из капкана, в который я превратила ремень, перекрутив и запутав его.
   Наконец Эдхорку удалось с ним справиться, и я вырвалась на свободу. Бежать, только бежать! Подальше от его наглых глаз, от его грязных намеков и предложений. Хашэр тот хоть просто предлагал переспать, потому что любит. По крайней мере, хочется ему верить. А ЭТОТ деньги предложил. Деньги! Конечно! Богатенький мальчик решает свои проблемы привычным способом!
   -- Отпус-с-с-ти меня! -- Прорычала я, пытаясь вырвать руку. Но парень вцепился намертво.
   Вдобавок еще и дернул на себя, прижав к машине. Его руки легли на крышу, по обе стороны от меня. Эдхорк смотрел испуганно, в глазах нешуточная паника.
   -- Дар! Дар! Не надо! Только не убегай! Я полный мудак и придурок! Хрень сморозил! Прости! Дарка! Прости!
   -- Руки убери... -- Неожиданно даже для себя самой голос прозвучал холодно и спокойно.
   Не ожидал этого видимо и волк. Он как-то разом стух и выпустил меня из кольца.
   -- Я вот тут подумала, -- Я лихорадочно шарила по карманам. А, вот он где. -- Ты можешь подарить его какой-нибудь более сговорчивой дурочке. -- Знаю, что глупо. Но меня видимо окончательно замкнуло. Я выкинула телефон в ближайший сугроб. -- Если ты подождешь немного, то и браслетик твой я тоже верну. Сейчас из окна скину. -- Пообещала я замершему парню и, оттолкнув его, пошла прочь.
   -- Да что ж такое?! -- Взревел Эдхорк и, снова схватив меня за руку, дернул на себя с такой силой, что я в него впечаталась.
   Он ничего не говорил, просто смотрел. И от его почерневшего взгляда я проглотила все свои ругательства, которые была уже готова выплеснуть на него.
   Сухие горячие губы властно впиваются в мои, сминая и подавляя. Как будто имеют на это полное право, словно ставя свое клеймо. Язык по-хозяйски врывается, вырывая у меня стон. Я понимаю, что надо оттолкнуть, но просто не могу! Я не в силах противиться этому напору. Мои губы сдаются на милость победителя, пьянея от вкуса. Мои ноздри трепещут от запаха, чуть горьковатого запаха табака и ... леса. В голове все путается, реальность раскалывается на вспышки... Прелая листва... Мягкое касание лап земли... Стремительный бег... Мох под ногами... Волчьи раскосые глаза... Оскаленная пасть... Дрожь по шкуре....
   Внутри меня кто-то рычит и хочет выбраться наружу, чтобы бежать рядом с волком, бок о бок, кататься в траве, рвать добычу, а потом жадно лакать горячую кровь...
   Эдхорк отрывается и ошарашено смотрит на меня.
   -- Твоя кошка! Она отозвалась! Я знал... -- Срывающимся голосом шепчет он, и мои губы снова в плену, сладостном и сжигающем, до угольков, до пепла, заставляющем душу рассыпаться и искрами улетать в небо...
   Громкий рычащий стон выталкивает меня на поверхность. И я обнаруживаю себя сидящей на капоте. Куртка расстегнута, губы волка исследуют мою шею, а руки нашли надежное пристанище на моей груди.
   -- Фигасе! -- Выдыхаю, видимо вслух.
   Потому что Эд замирает и оставляет в покое мою шею, которая продолжает гореть после его поцелуев. Несколько секунд он ошарашено смотрит на расхристанную меня, а потом с нервным смехом утыкается мне в плечо.
   -- Нихрена себе увлекся!
   -- Во-во! -- Так же нервно хихикаю я. -- На улице, между прочим, зима, и если ты продолжишь, то у меня, чисто тупо, попа примерзнет к капоту. -- Выдает мой язык, прежде чем я успеваю подумать и помешать.
   Эдхорк поднимает на меня изумленные глаза, а потом начинает хохотать. Я панически краснею от собственной пошлости, но потом начинаю подхрюкивать, уткнувшись в него.
   -- Дарка... -- Парень гладит меня по спине и целует в макушку. -- Я тебя просто обожаю...
  
  

* * *

  
   Домой я попала нескоро...
   Не успела я зайти в комнату, как за окном раздался свист. Вот ведь неугомонный какой!
   Взобравшись на стол, припадаю лицом к стеклу.
   Внизу стоит Эдхорк и смотрит на меня. Но вот он по-хулигански улыбается и взмахивает руками. С ладоней волка взмывают бабочки. Десятки разноцветных огненных бабочек. Они поднимаются все выше и выше, пока не останавливаются напротив моего окна. Бабочки кружат и складываются в одно огромное сердце. Прикольно!
   Я улыбаюсь и машу парню, отправляя домой. Он дурашливо кланяется и снова взмахивает руками. Сердце рассыпается, а бабочки начинают биться в форточку. Мне ничего не остается, кроме как открыть ее. Бабочки устремляются в комнату, кружатся по ней, даже и не собираясь исчезать. Я в панике смотрю на кровать Хары. Слава богу, она спит!
   Когда поворачиваюсь к окну, парня уже нет. А бабочки остались. Они кружатся вокруг меня, садятся на руки, нежно и мягко лаская.
   Долго не могу уснуть, прокручивая весь вечер. Губы опухли, в мозгах полный раздрай. Воспоминаний и ощущений так много, что у меня кружится голова. Эмоции никак не хотят успокаиваться. И как я буду теперь со всем этим разбираться, я просто не представляю! Ясно одно, сегодня я на такой подвиг просто не способна. Буду думать на свежую голову. Организм сдается, я медленно засыпаю. Перед глазами танцующие бабочки...
   Утром на тумбочке обнаруживаю новый телефон. В нем сообщение:
   "С добрым утром, кошка! БЯКА еще раз, слезно, просит простить одного глупого волка, который очень надеется, что ты по нему будешь скучать. Береги себя!"
   Ну не зараза ли он?!
  
  
  

* * *

  
   Волк ехал домой...
   -- Ну, и что ты молчишь?
   "С дураками не разговариваю! Ты ее обидел!"
   -- Сам знаю! -- Рявкнул Эдхорк. Ему и в самом деле было стыдно и неприятно.
   Но что делать, если от страха за нее у него внутри все замирает и в голове все клинит! Блин! Он и представить не мог, что она так не правильно все поймет! Ладно, хоть, закончилось все более-менее...
   -- Но согласись, что в целом все было очень даже не плохо!
   "Да"... -- Довольно проурчал зверь. -- "Вку-у-с-с-ная, магкаа-а-я-я, хочу!".
   -- Ну, все! Понеслось! Теперь не остановить. -- Закатил глаза Эдхорк.
   "Вообще могу ничего не говорить!" -- Надулся зверь.
   -- Смотрите, какие мы обидчивые! Ты сегодня чего бухтишь? Толку от тебя просто никакого. То ноешь, то обижаешься. Ты бы так помогал, как говоришь!
   "Как могу, так и помогаю!"
   -- Вот и я говорю, что помогаешь ты мало, а разговариваешь много, а должно быть наоборот. -- Язвительно хмыкнул парень.
   "Мало?!" -- Возмущенно взвыл зверь. -- "Да если бы не я, то кошка бы так и не показалась!"
   -- Ладно, ладно, -- примирительно сказал парень. -- Ты ее видел? Красивая?
   "Красивая!" -- Восторженно взвизгнул зверь. -- "Так хочу! Так хочу!"
   -- Опять?!
   "Слова уже сказать нельзя!" -- Опять надулся зверь.
   -- Ну почему ты у меня такой упёртый? -- простонал Эдхорк. -- Вот, вроде разговариваешь нормально, и, как бы, не дурак. Чё ж тебя клинит то всё время?
   "Красивая, вкусная, хочу", -- грустно объяснил зверь.
   -- Знаю, сам с ума схожу, -- согласился с ним парень. -- Надо потерпеть.
   "Терплю-ю-ю"....
  
  
  
  
  

Совесть - это хорошая штука,

когда она есть у других.

Глава 14. -- Крылья!.. Ноги!.. Главное -- хвост! -- Это не главное, -- сказал волк и густо покраснел.

   Ни сидели у костра и молча смотрели друг на друга. Глаза в глаза.
   Один, полный ярости и боли, другой - радости и превосходства.
   Один сжимал до боли кулаки и с большим трудом подавлял желание броситься и разорвать ненавистному сопернику глотку.
   Другой был спокоен и расслаблен, как человек, давно принявший очень важное решение, и только яростно сверкавшие глаза выдавали его, доказывая, что все далеко не так радужно и благостно, как ему, наверное, хотелось бы показать. А, может, это просто блики от костра так странно освещают его лицо и глаза, обманывая соперника и давая ему призрачную надежду?
   Все остальные ученики уже дано присоединились к своим ведущим. Они проведут два месяца один на один со своим напарником в лесу, оттачивая свои звериные инстинкты. С утра еще раз были проверены все шестьдесят квадратов этой огромной площади девственного леса, оговорены все условности и правила, чтобы пары ни в коем случае не пересекались со своими соседями. Шалаши с необходимым минимумом вещей (по правилам в человеческом облике они смогут находиться только несколько часов в сутки) были подготовлены еще вчера. Практика началась. Они ее все так ждали! Слиться наконец-то со столь манящим диким лесом, чего они так лишены в своей повседневной жизни, почувствовать себя тем, кто ты есть на самом деле, отдаться своим инстинктам, так старательно ежедневно подавляемым. Что может быть лучше для настоящего оборотня?!
   Так почему же эти двое сидят, замерев друг напротив друга, тогда как остальные уже покинули поляну? Инструкторы уже несколько раз делали им замечания, последний уже вполне определенно, а эти двое никак не могли оторваться друг от друга.
   -- Зачем?! -- В который уже раз рычит Хашэр в бессильной злобе.
   -- Потому что я ее люблю. -- Спокойно отвечает Эдхорк, тоже уже в который раз.
   Он изначально ничего не хотел говорить тигру, надеясь на свою способность сохранять невозмутимость в любой ситуации. Но в этот раз, видимо, себя переоценил. Слишком уж сумасшедшим блеском горели его глаза, когда он утром прибыл на место сбора.
   Хашэр, взглянув на него, понял все. От крупной драки их спасло только вбитое осознание неприемлемости любых схваток во время практики, ибо наказание, неотвратимое и суровое, последовало бы незамедлительно. Это правило физически не мог нарушить ни один оборотень. Хотя сейчас тигр упорно стремился стать одним из первых. Его уже трясло и ломало, но тело никак не могло побороть гнев.
   "Как мог этот грязный волк прийти и поломать все его планы?! Как посмел нагло вторгнуться и разрушить столь бережно и аккуратно строимое счастье тигра?!"
   -- Вранье! Она тебе не нужна! Наиграешься, а потом женишься на какой-нибудь суке!
   -- Не говори о том, о чем не знаешь! -- Теперь угрожающе оскалился уже Эдхорк.
   "Как смеет этот наглый тигр говорить о каких-то играх?! Какое он имеет право рассуждать о чувствах волка, не зная всей боли, что сжигает его?!"
   -- Ты волк, а она рысь. Это невозможно!
   -- Что ты знаешь о возможном и невозможном?! Ее кошка отозвалась мне. Ты знаешь, что это значит! Тебе ничего не светит. Признай это, Хашэр. Ты не хуже меня знаешь, что даже, если ты уговоришь ее и женишься, это неважно. Уже ничего неважно!
   В порыве злорадства он хотел уже рассказать тигру, как таяла в его объятиях кошка, сдаваясь и признавая своим, как рычала в ответ на его ласки, как страстно отвечала на его поцелуи, но посмотрев в почти безумный взгляд тигра, понял, что если он это сделает, то драки тогда точно не избежать. Они вылетят из Школы, а в клане ему такого позора не простят. Ни ему, ни, что самое страшное, его отцу. И, стиснув зубы, вынужден был сдержаться.
   Но и того, что сказал Эдхорк, хватило, чтобы Хашэр глухо застонал, еще сильнее сжав кулаки. Тигр не хотел в это верить! Не мог смириться! Эдхорк специально придумывает, чтобы вывести его из равновесия, заставить почувствовать себя побежденным.
   -- Зачем? -- Снова повторяет Хашэр. -- Тебе все равно не позволят быть с ней вместе. Клан этого не допустит.
   -- Я не собираюсь повторять ошибок своего отца. -- Спокойно посмотрел волк в глаза тигру. Увидев непонимание, он усмехнулся. -- Вот видишь, Хашэр, ты берешься рассуждать, не зная ничего ни о моем отце, ни обо мне. Я не отпущу свою кошку!
   -- Ее просто убьют! -- Прорычал Хашэр. Это был последний аргумент. Последний и очень весомый!
   -- Никогда! -- Уверенно прорычал в ответ Эдхорк. -- Я уже сказал, что не повторю ошибку своего отца. Я умею делать выводы. И не только из своих собственных ошибок.
   Хашэр не мог найти ничего в ответ! Абсолютно ничего. Он только в бессилии рычал, истекая изнутри кровью.
   "Не сдамся! Ни за что не сдамся!" -- Как заклинание повторял он про себя. У него есть два месяца, чтобы что-нибудь придумать. Он доверится своему зверю, выпустив его наружу, и обязательно придумает выход! Он не верил в возможность серьезной связи кошки с псом! Это против природы оборотней! Так не бывает! Значит, и не будет!
   -- Крамарц! Баштанов! Если вы немедленно не отправитесь к своим ведущим, то будете немедленно отчислены!!! -- Инструктор, судя по всему, был на последней стадии бешенства.
   Эдхорк медленно встал, посмотрел на тигра своим пронзительным и уверенным взглядом и ничего не сказав, отправился к инструктору.
   -- Еще ничего не закончено! -- С неприкрытой угрозой выкрикнул Хашэр.
   -- Через два месяца я весь твой. -- Спокойно ответил Эдхорк, откидывая полог и входя в палатку, чтобы оставить все свои вещи.
   На два месяца не будет ничего, кроме приготовленных в шалаше пары одеял, спичек и минимума, позволяющего не забыть за два месяца про человеческий облик...
   Через несколько минут наружу вышел двухцветный, черно-рыжий волк, злобно оскалился в сторону Хашэра и бесшумно исчез в темноте...
   Появившийся спустя некоторое время тигр с яростью в желтых глазах посмотрел в сторону убежавшего врага.
   Ноздри его трепетали, роскошная яркая шкура перекатывалась волнами от возбуждения, хвост раздраженно бил по лапам, в глотке клокотало угрожающее рычание.
   "Ты должен его разорвать! Убить! Убить! Сейчас!" -- Рычал зверь.
   "Нельзя! Запрещено!" -- Пытался ослабевающим сознанием сопротивляться Хашэр.
   Но Зверь, беря на себя бразды правления, уже вовсю бесновался, подавляя и побеждая человека.
   И когда человек окончательно сдался, над лесом раздался яростный тигриный рык...
   Но когда этот сильный красивый хищник, в котором уже ничего не осталось от приятного и доброжелательного парня, уже готов был сорваться и, найдя по следу, прикончить своего врага, путь ему преградил еще один тигр, более крупный, и утробно зарычал, требуя подчинения.
   Хашэр, которого так можно было назвать только условно, припал в бессильной ярости на брюхо.
   Он угрожающе скалился, прижимал уши, но предательский хвост уже поджимался, тигр все ниже ложился, пока не опрокинулся на спину, все еще рыча, но теперь уже от бессилия, сдаваясь и подчиняясь воле "ведущего".
   Тот постоял еще несколько мгновений над поверженным, а потом, громко фыркнув и ткнувшись в него мордой, отпрыгнул и посмотрел свирепым взглядом. "Ведущий" был явно недоволен и требовал немедленно следовать за ним.
   Тигр легко и грациозно для такого крупного хищника перевернулся и, отряхнувшись, снова недовольно рыкнул, но подчинился и последовал за напарником.
   "Не сегодня!"
   Два тигра исчезли в снежной ночи...
  
  
  

* * *

  
   Эдхорк сидел, закутавшись в теплое одеяло, и пил горячий травяной чай. Хорошо-то как! Он, впервые за эту неделю, сменил волчий облик на человеческий и получал от этого настоящее удовольствие.
   -- Ты сейчас больше похож на довольного сытого кота, только что не урчишь. -- Презрительно фыркнула его напарница, строгая и жесткая "ведущая".
   Это "благодаря" ей они почти неделю мотались по лесу и спали в снегу. Хотя Эдхорк был, в общем-то, ей благодарен за то, что не позволяла побыть в человеческом облике даже положенные несколько часов. Гэрна, так звали его напарницу, сразу озвучила основное для него правило: нет добычи - бегает волком, пока не добудет. И не ее вина, а его, что получалось у них плохо. Конечно, голодать по несколько дней для волков не проблема, но все же последние два дня парень почти упал духом. Да еще и вина все время грызла за то, что никак не может отстраниться от посторонних мыслей, что, конечно же, мешало охоте. Но сегодня видимо голод сделал свое дело, у него все получилось. Их ждал роскошный обед в виде лося. Правда лось был больным и старым, но вгрызаясь в еще теплую тушу и жадно глотая целые куски мяча, волки, ошалевшие от голода, даже не думали об этом. Еще бы!
   Нажравшись до отвала и тщательно спрятав остатки туши, они решили сделать себе выходной. Гэрна разрешила помыться и переночевать в шалаше.
   -- Ну что? Приступим к разбору полетов?
   Эдхорк страдальчески закатил глаза. Сейчас эта ведьма его разделает!
   Повезло же ему, как утопленнику! Парню досталась в ведущие самая жесткая и безжалостная волчица, гордость пятого курса.
   Нет, конечно, никто не спорит, она была лучшей, и многие бы только мечтали стать ее "ведомыми". Только Эдхорк с большим удовольствием уступил бы столь почетное место, так как излишним мазохизмом не страдал, а этой фанатички откровенно побаивался.
   И если сначала его изрядно смущал пол будущей напарницы, он даже слегка растерялся, узнав о распределении по парам. Не то, чтобы это было что-то из ряда вон выходящее, но как-то провести два месяца с девушкой в натуральном, так сказать, виде, так как из одежды при них будут только упомянутые одеяла да, собственная шкура, не очень впечатляло. Но глупые мысли его мучили ровно до того момента, когда он познакомился со своей напарницей. Увидев ее впервые, он понял, что на первое место вышел куда более животрепещущий вопрос: "как остаться в живых". А после того, как его "ведущая" прямо сказала, что как мужчина он ее вообще не привлекает, так как она предпочитает самцов более опытных и заматерелых, то вопрос выживания остался единственным.
   -- Может все-таки спать? -- Со слабой надеждой простонал парень, наконец-то оторвавшись от своих не очень радостных дум.
   -- Никаких спать! -- Рявкнула Гэрна. -- Ты понял из-за чего, вернее из-за кого, мы голодали почти неделю?!
   Эдхорк фыркнул.
   -- Ну, зверюга, держись! Сейчас тебя начнут размазывать! -- Мстительно пробормотал, практически про себя, парень.
   Зверь трусливо молчал.
   -- Нет, ты посмотри на него! -- Недовольно проворчал Эдхорк уже вслух. -- То не затыкался, а сейчас хвост поджал!
   -- Ты чего бормочешь себе по нос? -- Недовольно прорычала Гэрна.
   -- Да вот, с половиной своей общаюсь. Спрятался, гад.
   -- Вот! -- Обвиняющее прошипела Гэрна. -- Вся твоя проблема в том, что ты не даешь зверю взять над собой верх. Ты хочешь снова голодать? Выпусти, черт тебя побери, инстинкты! Ослабь над зверем контроль! -- Уже не выдержав, закричала она.
   -- Знаешь, Гэрна, если я сниму контроль, то, боюсь, что голодать ты будешь значительно дольше.
   -- Почему? -- Девушка удивленно вытаращила глаза.
   -- А потому что из нас двоих, я являюсь более разумной и решительной половиной.
   -- Ты ненормальный?! -- Прорычала волчица.
   -- Нет, я-то вполне нормален. -- С ехидной улыбкой просветил ее я. -- А вот зверюга мой, тот да, несколько неадекватен, если можно так выразиться. Единственное, что у него получается хорошо - это слишком много говорить. Но сейчас, зараза заныкался и молчит. Еще и труслив, как оказалось, сволочь.
   -- Достался же мне ученик!
   -- Ну, не повезло тебе с напарником, Гэрна. Не переживай, это только первые два месяца тяжело. Потом привыкнешь. -- Язвительно ответил я, мстя ей за все издевательства надо мной за эту неделю.
   -- Придурок! -- Зло выплюнула девушка и отвернулась.
   -- Ладно, Гэрна, не парся. Все будет нормально! -- Уже серьезно проговорил я. -- Шучу я это так неудачно. Знаю, что виноват. Не настроился, мысли из головы дурацкие не выкинул. Конечно, мне стыдно, если ты это имеешь в виду. Обещаю больше дурью не маяться.
   -- Ты сейчас серьезно? -- С сомнением глядя на меня, спросила Гэрна.
   -- Абсолютно! Я что, по-твоему, дебил последний, чтобы не понимать, что подвел нас обоих.
   -- Хорошо, что ты это осознаешь. -- Задумчиво проговорила волчица. -- Ладно, зачет я тебе за эту неделю поставлю. Но это последнее предупреждение. Сумеешь взять себя в руки?
   -- Слово волка!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  

Оценка: 8.07*17  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"