Красов Костя: другие произведения.

Кадриль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:


Как будто страшной песенки
Веселенький напев
Идет по шаткой лесенке,
Разлуку одолев.
Не я к нему, а он ко мне.
И голуби в окне.
И двор в плюще, и ты в плаще
По слову моему.
Не он ко мне, а я к нему
Во тьму, во тьму, во тьму...
М.Цветаева

   Алекс так разогнался, что едва не пропустил поворот во двор дома Кэти, пришлось резко тормозить, отчего руль болезненно впился в живот. На животе и без того не было живого места, так что мужчина зашипел и выругался сквозь зубы по-итальянски.
   - Что ж ты не заживаешь, сволочь?
   Покушение, дерзкое и неожиданное, именно в тот момент, когда он отпустил большую часть охраны. Это мог быть лишь тот, кто хорошо знал его, постоянно следил и способен был предугадать удачный момент для нападения. Пришлось успокаивать по телефону бьющегося в истерике Михаила, который предлагал ему сделать то же самое с собой, а заодно давать ему инструкции: набрать еще телохранителей, выяснить, кто заказал убийство, благо, двое из шестерых нападавших упокоились навечно, а третьего он лично скрутил и сдал на руки единственному выжившему охраннику. И, конечно, усилить охрану Кэтрин.
   Кстати. О Кэтрин. Как объяснить ей происхождение рубцов на животе? Порезался во время бритья? Ничего себе, он промахнулся! От любви, наверное.
   У подъезда не было никого. Ни одной машины, в которой могли бы прятаться телохранители.
   - Михаилу голову оторву,- пообещал себе Алекс, паркуясь под березой.
   В сердце его прокрался страх: что-то случилось с Кэтрин, он опоздал с охраной... В панике Алекс выскочил из лифта, долго возился с замком - от напряжения дрожали руки. С силой распахнул дверь; мелодично зазвенели ветряные куранты, и точно эхо прокатилось по квартире: "Здесь никого нет". Алекс обошел комнаты. В гостиной на столе белел листок бумаги, записка. Мужчина схватил его, пробежал глазами: "Я люблю тебя, Алекс, ты это знаешь. Но я устала от всего этого, от твоего вранья, недомолвок, исчезновений без всякого объяснения. Я ухожу. Не ищи меня, пожалуйста. Катя".
   Алекс не поверил своим глазам. Кэти его бросила! Бросила - его. Почему? Как она посмела? Как...? И почему Михаил не звонит?
   Словно услышав благожелательные мысли любимого хозяина, позвонил Михаил.
   - Хозяин, она ушла.
   - Да что ты говоришь?- ехидно ответил Алекс,- а я стою и думаю, почему квартира пустая, думаю, может, не туда попал?
   - Двадцать минут назад девушка вышла из дома с небольшой сумкой. Ты велел не попадаться ей на глаза,- принялся оправдываться начальник охраны,- и я не знал, как поступить. Твой телефон был отключен. Мои люди проследили за ней до метро, и сели вместе с ней.
   - Все правильно,- Алекс задумался,- доведите до дома и следите за... новым местом ее нахождения. А как с остальным?
   - Подобрал восьмерых, подготовил для допроса наемника,- бодро отрапортовал Михаил.
   - Куда столько? Я же не футбольную команду просил, а телохранителей.
   - А в футбольной команде одиннадцать игроков. Прикажешь подобрать еще? Я могу!- Михаил прямо-таки излучал рвение, ощущаемое даже сквозь трубку.
   - Не надо, спасибо, Миша. До свидания.
   Алекс огляделся, приблизился к журнальному столику, заваленному журналами, провел по ним кончиками пальцев. Здесь Кэти ждала его перед тем, как позвонить в первый раз. Он тогда ехал на выставку - следить за ходом подготовки, - и было совершенно некогда разговаривать. Он сказал, чтобы Кэти не волновалась, он скоро освободится. Алекс вышел в коридор, затем в спальню. Покрывало еще хранило след тела Кэти: она не ложилась спать. А потом позвонила снова, но в тот момент его автомобиль подрезала разбитая "Хонда", и он понял, что это нападение. Алекс пообещал поговорить позже и отключил телефон. Тогда Кэтрин начала бесцельно бродить по квартире, стояла здесь, у окна, глядя на улицу и теребя кисть портьеры. Вынув наугад книгу и тут же поставив ее обратно, добралась, наконец, до кухни. Где и позвонила третий раз, и голос ее был взволнован. Он тогда передавал несостоявшегося убийцу охраннику с наказом вручить Михаилу в собственные руки, и сказал Кэти, что будет с минуты на минуту. Девушка посидела и пошла к шкафу, чьи полуоткрытые створки яснее ясного говорили: она забрала свои вещи и ушла, оставив эту нелепую записку.
   Сам собой набрался номер телефона Кэтрин. Она, как ни удивительно, подняла трубку.
   - Здравствуй, Александр,- голос слегка подрагивал,- ты уже вернулся?
   - Кэти, я вернулся, но не обнаружил тебя. Что это за шутки?
   - Разве похоже, что я шутила?- ответила Кэтрин,- я ухожу от тебя. Уже ушла.
   - Почему?- с неприятной мягкостью спросил Алекс,- я не понимаю, чего тебе не хватает? Я дал тебе все: деньги, квартиру, одежду. Я люблю тебя. Что еще тебе нужно?- Алекс знал, что именно нужно Кэти, но скорее отправился бы брататься с Гару, чем открылся девушке. А вдруг она умрет при Становлении? Тогда и он не в силах будет жить.
   - Не рассказывай мне сказки про любовь,- довольно резко сказала Кэти,- тех, кем ты пытаешься меня сделать, не любят. Найди более подходящую девушку, более достойную твоих подарков, которая с радостью примет квартиру, тряпки, деньги, побрякушки!- она повысила голос,- и люби ее сколько душе угодно!
   - Ах, ты мою заботу так воспринимаешь!- возмутился Алекс, проверяя шкаф. Шкаф оказался почти полон. Катя взяла минимум вещей,- я тебя люблю, я стремлюсь угодить тебе, а ты пренебрегаешь моими знаками внимания!- шкатулка с деньгами также была заполнена доверху,- я для тебя никто? У меня не может быть своих дел?- во время тирады Алекс успел обнаружить, что комплект ключей Кэти притулился на тумбочке в прихожей,- это подло!
   - Я согласилась переехать, бросила работу - потому что думала, что мы семья. Но ты не ведешь себя, как будто мы семья. Ты появляешься на три-четыре часа и уходишь по "своим делам". А я должна гадать, когда ты снова придешь... навестить меня? Ты звонишь и говоришь - ложись спать, не жди. Значит, секса сегодня не предвидится, ты об этом меня информируешь? Я ведь все понимаю, я давно поняла, и можно было не таиться. Хотя... теперь таись, сколько тебе заблагорассудится. Я устала. Прощай, любимый.
   - Погоди, Кэти, давай встретимся и обсудим все, как цивилизованные люди,- спохватился Алекс, услышав столь категоричное "прощай".
   - Нам нечего обсуждать,- и девушка повесила трубку.
   Это привело Алекса в такую ярость, что очнулся он лишь двадцать минут спустя посреди разгромленной прихожей. И сразу начал думать, что ему делать. Кэти не сможет уйти по-настоящему. Он заставит ее вернуться. Для этого существует множество способов. И он использует их все.
   Мужчина почувствовал сильную усталость, что неудивительно: приближался рассвет. Он хмуро оглядел учиненный разгром и поплелся в спальню, где, не раздеваясь, повалился на кровать. Покрывало пахло Кэти. Перед глазами возник образ девушки, такой живой и яркий, что к нему хотелось прикоснуться. Алекс глухо застонал. Как-то сразу навалились все события этой сумасшедшей ночи, заболел рассеченный бок. И Кэти ушла. Ушла тогда, когда он в ней нуждается больше всего.
   О, да, у него всегда полно дел, и это великолепное оправдание. Для всего время нашлось. А как насчет Кэти? Почему он каждый раз думал, что она поймет, должна понять?
   Как же без нее тяжело. Алекс перекатился на живот и уткнулся носом в подушку. Повернул голову, открыл глаза. На белой наволочке пламенел короткий красный волос. Мужчина осторожно взял его, и сразу появилась она, Кэтрин. Девушка легла рядом, ласково провела ладонью по его лицу, Алекс поймал ладошку губами, протянул руки... Наваждение исчезло - волос упал на постель. Алекс вскочил на колени и переворошил белье в поисках волоса. Ничего. Тогда он упал ничком и судорожно впился пальцами в простынь, загоняя обратно непрошенные слезы. Как же плохо. И больно. И одиноко.
   Сон Кати был неспокоен. Сначала она долго ворочалась, перебирая в уме подробности их с Алексом разговора. Потом пришла сестра, добрая девушка, которая не стала задавать лишних вопросов, увидев Катю на пороге своей квартиры в полшестого утра. Она дала Кате валерианки и велела спать без глупостей, сказав напоследок, что ни один мужчина не стоит кругов под глазами.
   Когда сестра ушла, выключив свет, Катя усмехнулась в темноте и повернулась набок. Круги под глазами - лишь малая часть того, чем она платит за любовь к Алексу. А как насчет бессонных ночей, необходимости спать днем, периодически возникающей анемии... Катя приподнялась и села на постели. Напротив стояло трюмо, загадочно поблескивая в темноте полированными поверхностями и большим зеркалом. В нем отражался смутный силуэт бледной худощавой девушки с красивыми темными глазами. Да уж. Вылитая невеста Дракулы. Можно сниматься без грима. И Катя снова улеглась.
   Где-то час спустя она почувствовала безотчетную тревогу, переходящую в страх, а затем в тоскливую боль. Перед глазами проплыло видение: Алекс лежит ничком на их кровати и кусает подушку, и ему очень плохо.
   - Алекс!- встрепенулась Катя и вскочила с дивана. Однако прошло не меньше пяти минут, прежде чем она поняла, что находится в квартире своей сестры, и Алекса тут нет. С трудом доковыляв до зеркала, Катя оперлась рукой о трюмо, пережидая, пока утихнет бешено бьющееся сердце. Отражение глядело на нее призраком: пылающие щеки, ночная рубашка прилипла к мокрому от пота телу... Она больна, смертельно больна Алексом, если он даже во сне не оставляет ее в покое. Алекс поработил ее, сделал своей вещью, а она любит его больше жизни. Где справедливость?
   - Ты ведь вернешься к нему,- прошептала девушка своему отражению,- рано или поздно вернешься...
   Особняк штаба Тореадор ничем не выделялся среди прочих старинных зданий Москвы: в меру заброшенное, в меру пыльное, со стенами, затянутыми зеленой сеточкой, и криво приколоченной к парадной двери табличкой с надписью "ремонт". Тореадоры, хоть и ценили прекрасное, но тоже не были врагами своему здоровью. И спокойно проходили мимо строительного мусора в заросший палисадник, чтобы войти через черный ход.
   Роман обогнул катушку с успевшим проржаветь стальным тросом, в который раз не испачкав костюм. В штабе ему совершенно нечего было делать, он просто хотел повидаться с братом. Примогенство отдалило Питера, сделав его редким гостем в доме поляка. А Роман скучал по нему, хотя скорее бы выпил крысу, чем признался бы в этом.
   Внизу, в холле, собралась довольно большая группа вурдалаков. Центром был высокий широкоплечий парень, обычно работающий в охране. Он что-то увлеченно рассказывал, жестикулируя, выпучивая глаза и изображая диалоги в лицах. Роман подошел поближе.
   - Это было нечто! Михаил построил претендентов и давай спрашивать о родственниках за границей, о судимостях предков, о внебрачных детях. Я чуть не упал! И все, главное, с серьезным лицом. Параноик, натуральный. Когда до меня очередь дошла, и я ляпнул, что у меня племянник в Бобруйске живет, он побагровел. Думал, удар его хватит! Короче, не подошел. А надо-то было, тьфу, на охрану хозяина десяток да на охрану его девушки пяток.
   Роман навострил уши - речь явно шла о Джованни. Начальника охраны Алекса, его личного гуля, звали Михаилом, и был он редким параноиком. До сих пор в кулуарах ходили слухи, как он устроил Веронике, бывшей любовнице Алекса, личный досмотр, когда она попыталась пройти мимо поста без разрешения хозяина - Михаил решил, что ее грудь - обманка, начиненная взрывчаткой. И было это еще на заре отношений Алекса и Вероники.
   - А я потом за ворота вышел, там ребята курили, из предыдущей партии претендентов. И кто-то рассказывал, что во время их приема Михаил забегал, чуть телефон не оборвал, так Джованни своему названивал. Оказалось, что девушка-то тю-тю!
   - Как это?- загалдели слушатели,- похитили?
   Роман насторожился. Если речь идет о Кэти, к которой он с недавних пор воспылал страстью, то известие неприятное.
   - Да нет, она сама ушла,- засмеялся рассказчик,- с ма-аленьким чемоданчиком, в джинсах, а главное - на метро.
   - И что, вагон пришлось отцеплять?- насмешливо поинтересовался Роман, рассекая толпу подобно ледоколу. Публика в испуге шарахнулась,- или разворачивать?
   - Н-нет,- оправился вурдалак,- они ее до дома проводили. До другого. Она теперь там живет.
   - Любопытно,- задумчиво протянул поляк,- вы общайтесь, молодые люди, развивайте ораторские способности,- и Роман прошествовал на второй этаж. Он был уверен, что станет следующей темой для обсуждения, как только вурдалаки решат, что он удалился достаточно далеко.
   В кабинет Питера он ввалился без стука.
   - Питер, брось заниматься ерундой, послушай, что я скажу.
   Тот отложил ручку и поднял взгляд на поляка.
   - Ну?
   - От некроманта ушла девушка!- торжествующе выпалил Роман.
   - Он уже повесился?- поинтересовался Примоген,- нет? Тогда что ты так разорался?- и он вернулся к бумагам. На самом деле ему лишь час назад сообщили о неудавшемся покушении, так что Джованни занимал некоторую часть его мыслей. Вернее, его занимало, что будет, когда до итальянца дойдет, кто стоит за покушением.
   - Да послушай же!- Роман выдернул листик из-под руки брата. На наполовину заполненном приказе остался извилистый чернильный след,- Кэт ушла от Алекса. С одной сумкой. В джинсах. На метро. Ты представляешь?
   Левая бровь Питера вопросительно изогнулась.
   - Я должен радоваться?
   - Нет, радуюсь я. А ты должен мне помочь. Я ее люблю. И хочу, чтобы она принадлежала мне.
   - Тебе и в этом помощь нужна? Боишься сам не справиться?- хмыкнул Питер и принялся строчить новый приказ взамен испорченного. Только этого ему и не хватало. Мало того, что придется как-то объясняться с итальянцем, беспокоиться о его ответных действиях, так еще и любимый братец пристает с глупостями.
   - Да перестань ты надо мной смеяться!- в сердцах воскликнул Роман,- я серьезно. Мне нужно как-то увлечь Кэти, чтобы она стала моей.
   Питер снова отложил перо.
   - Ну, что обычно делают в таких случаях? Цветы, шампанское, романтика. Можно конечно еще бандану, пиво и футбол, но ты ведь не Бруха.
   - Ты опять за свое? Кэтрин должна быть со мной! Я докажу этому выскочке, что вся его спесь ничего не стоит.
   - И тебе обязательно нужна девушка, чтобы это доказать?- Питер сцепил пальцы. Работать в ближайшее время не представлялось возможным. Роман опять наседает на него с личной жизнью Джованни. Не то, чтобы ирландец испытывал к Алексу нежные чувства, но иногда задавался вопросом: не икается ли родичу, когда его фамилию так часто треплют. Самому Питеру давно уже не икалось. Ежевечерние выступления любимого братца можно было только перетерпеть, стиснув зубы и вставляя редкие комментарии, которые Роман пропустит мимо ушей, дождаться мольбы: "Пожалей меня!" и спокойно закончить работу, когда окрыленный Роман покинет кабинет.
   - Ты меня не слушаешь? Тебе наплевать на меня?- горестно вопросил Роман, и Питер очнулся от раздумий. В голубых глазах поляка вместилась, казалось, вся боль мира.
   - Я слушаю,- Примоген подумал, что стоит убить Александра хотя бы для того, чтобы Роман перестал с ним соревноваться,- я все слышал. Попробуй привлечь ее внимание чем-нибудь необычным. Покажи себя благородным и бескорыстным. Ты это умеешь. Какая девушка откажет, если на нее с восторгом будут смотреть такие сапфиры?
   - Ах, оставь! При чем тут мои глаза?- отмахнулся Роман,- я не понравился Кэти при встрече. Она меня совсем не любит,- поляк упал на стул и, ссутулившись, принялся пинать носком ботинка ножку письменного стола.
   "Началось",- подумал Питер и со вздохом поднялся из кресла.
   - Не переживай. Никто не устоял перед твоим обаянием. И эта, как ее, Кэтрин, не устоит,- он подошел к брату и прижал к себе его голову,- все у тебя получится, ты чертовски красив, ты богат,- повторял он, перебирая пшеничные волосы Романа,- она будет твоей, братец, обещаю.
   - Правда?- Роман вскинул на него свои невозможные яркие глаза.
   - Конечно,- улыбнулся Питер,- это лишь вопрос времени. Воспользуйся моментом, и пусть Джованни кусает локти.
   Роман разулыбался и выскочил из кабинета. Питер вздохнул, привел мысли в порядок и принялся составлять на бумаге список необходимых действий для убийства Джованни.
   Москва никогда не спит. Движение огромного города не останавливается ни на секунду. Ночь в Москве - самое интересное время. Когда оживают сверкающие вывески казино и клубов, когда в кинотеатрах показывают самые хитовые ленты. Когда немертвые выходят на охоту. Но не только вампиры бродят по залитым желтым светом улицам в поисках жертв. Находятся охотники и на охотников.
   - Виктор, ты проверил последний адрес?
   - Я туда еду. Слежка как обычно или будут особые указания?- потрепанные "Жигули" припарковались за два квартала от места обитания предполагаемого вампира.
   - Ну, с богом, Витя.
   - Ага.
   Мужчина, названный Витей, неслышно прокрался вдоль дома и заглянул за угол. Никого. Эта предполагаемая вампирша - сплошная головная боль. Мало того, что ездит туда-сюда, так еще и поселилась в таком месте, куда состоятельные мужчины не сунутся. А в анонимке ясно сказано: дамочка - Тореадор, роковая соблазнительница, совращающая мужчин и толкающая их к геенне. Вокруг ее неказистого дома оказалось на удивление много охраны. Виктор про себя присвистнул от подобной расточительности. Ну, да ладно, делу время. Мужчина пробрался мимо охраны к противоположному от объекта дому и с неожиданной легкостью забрался по балконам на крышу. Где и закрепил миниатюрную видеокамеру, реагирующую на движение. Днем, конечно, на нее запишется много чепухи, но Инквизицию куда сильнее волнует ночь.
   Катя всерьез решила начать новую жизнь. Без Алекса. С чистого, так сказать, листа. Правда, оказалось, что решить - самое простое. А вот выполнить... Когда Катя поняла, что очередного мужчину, заговорившего с ней (дело было в парке), она сравнивает с Алексом и явно не в пользу первого, то испугалась. И опрометчиво ответила: "Да" на предложение мужчины сходить в кино.
   Черт, она даже имя его толком не запомнила. То ли Евгений, то ли Андрей. Но это можно прояснить по ходу дела. И Катя стала готовиться к свиданию. Сестра, увидев ее в боевой раскраске и наряде, только руками всплеснула.
   - Молодец, Катька, так держать!
   Пока лифт вез ее вниз, девушка успела десять раз пожалеть о своем поступке и столько же - убедить себя в его правильности. Но сев в машину к этому не то Евгению, не то Андрею и заглянув в его грязно-болотного цвета глаза, поняла, что все ее свидание - одна чудовищная ошибка, начиная с юбки с разрезом, надолго приковавшим внимание мужчины, и заканчивая собственно машиной, запах которой (мерзкий освежитель с как бы клубничным ароматом) шибанул в нос так, что Катя чуть не удрала домой. Это был не Алекс, и точка. Неважно, насколько мужчина был симпатичным, вежливым и галантным. Это был не Алекс. Только воспоминание о сестре, которая несказанно удивится, увидев ее на пороге так скоро, заставила Катю остаться.
   Сам фильм абсолютно не запомнился, поскольку большую часть времени Катя высвобождалась из объятий Евгения (это все-таки оказался Евгений), считавшего, что его прикосновения - лучшее средство от страха. Фильм был триллером. Но это, как уже сказано, прошло у Кати мимо сознания. У нее вообще была лишь одна мысль: что скажет обо всем этом Алекс, когда узнает. А в том, что он узнает, Катя не сомневалась.
   - Где она?!!! Повтори!- Алекс вопил на вытянувшегося в струнку Михаила, не веря ушам своим.
   - В кинотеатре. С мужчиной. Мы проверили - Евгений Зайцев, мелкий предприниматель, в криминале не замечен, не женат, детей не имеет. Окончил МАИ. В двухтысячном,- зачем-то добавил Михаил.
   - Понятно. Спасибо за информацию. Иди. Иди, Миша,- с нажимом повторил Алекс, и начальник охраны поспешил ретироваться.
   Алекс упал на стул и устало потер виски. Невероятно. Кэтрин, его Кэтрин, идет в кино с каким-то смертным. А он сидит у себя дома, как дурак, и ждет у моря погоды. Они наверняка уже поцеловались...
   - Bastardo!- Алекс с силой стукнул кулаком по столу. Одна из ножек треснула, стол опасно накренился, и все, что на нем стояло - коллекция хризолитовых фигурок, изображавших знаки Зодиака, письменный прибор из змеевика и фарфоровая ваза, - превратилось в веселые разноцветные осколки на полу,- я его растерзаю!
   Алекс вскочил и заметался по комнате.
   - Нет, я этого так не оставлю. Я его уничтожу. Раздавлю, как таракана. Как он посмел! Как она посмела! В кино пошли? Я вам устрою кино! Михаил!- и Алекс дернул шнур, вызвав небольшое обрушение штукатурки.
   - Да, Хозяин?- Михаил словно бы дежурил все это время под дверью (а, может, так оно и было).
   Алекс не стал изобретать велосипед: автомобиль предпринимателя Зайцева остановил милиционер, при осмотре багажника у него "нашли" пакет со ста граммами героина, и сладкую парочку замели в отделение.
   КПЗ оказалась набита бомжами, проститутками и прочими отбросами, но не это было самое страшное. Главное, что вокруг было очень много милиционеров.
   - Чудно,- проскрипел немолодой майор, занося их данные в пухлый засаленный журнал,- вот утречком придет капитан Ворфоломеев, он и снимет ваши показания. А пока посидите тут.
   Катя безучастно вошла в камеру и остановилась у решетки. Зайцев тем временем громко возмущался, ругая произвол властей, и безуспешно пытался оттереть краску с пальцев. Прошло два часа.
   Снаружи послышался шум отодвигаемого засова.
   - Синицина, на выход!- в проеме маячил давешний толстяк-майор.
   - За что?- попробовала возразить Катя. Казавшаяся отвратительной камера внезапно стала родной и уютной.
   - Разговорчики!- прикрикнул дежурный,- руки за спину, лицом к стене!
   Девушке ничего не оставалось, кроме как послушаться. В голове роились предположения, одно страшнее другого, поэтому когда ее привели в кабинет дежурного, где стоял Алекс, она без раздумий кинулась ему на шею и разрыдалась.
   - Алекс, как хорошо, что ты пришел! А как ты...?- Катя отстранилась,- это... ты? Ты все подстроил? Не может быть...,- она отступила на несколько шагов, глаза вспыхнули гневом,- видеть тебя не хочу! Никогда!
   Алекс помрачнел. Не так он себе это представлял. Только что Кэти обнимала его, а теперь смотрит, словно этого и не было.
   - Но, Кэти... Я просто... Я ревновал, очень. Прости, Кэт! Уже поздно, метро закрыто, давай я отвезу тебя домой. К твоей сестре,- поспешно добавил он,- я не хотел тебя обидеть, но... Я узнал, что ты отправилась на свидание...,- Алекс с некоторым удивлением отметил, что бормочет нечто оправдательно-бессвязное, лицо у него как у нашкодившего мальчишки и, более того, ему действительно стыдно.
   Изначально он, горящий жаждой мести, твердо решил продержать Кэти до утра в тюрьме вместе с этим ее новым поклонником - убедившись, естественно, что ей ничто не грозит, кроме бессонной ночи. Но час спустя гнев утих, а тревога нарастала. А вдруг ее там все-таки обидят? А она такая бледная, плохо спит и почти не ест - и что же, просидит всю ночь даже без ужина? В холодной камере... Но она заслужила! Пусть этот... предприниматель ее греет! Алекс бегал от стены к стене, бросаясь из ревности в раскаяние, пока, наконец, не выдержал.
   - А что ты так рано приехал? Не смог дождаться, пока меня допросят?- усмехнулась Катя,- попрессуют тут немного, дадут парочку пощечин, чтобы осознала свое преступление. Ты был бы удовлетворен?
   Алекс опешил:
   - Это не по-настоящему. Тебе ничего не угрожало. Никакого допроса. Тебя бы все равно отпустили,- он заглянул Кате в глаза, словно пытаясь разглядеть понимание, но девушка смотрела на него с натуральным презрением.
   - Спасибо, Александр,- холодно произнесла она,- за то, что меня отпустили,- и Катя направилась к двери.
   - Гражданочка!- Катя остановилась, как вкопанная, резко обернулась, в ее невольно брошенном на Алекса взгляде мелькнул страх. Тот немедленно среагировал на импульс и сделал шаг вперед. Майор указал на пакет,- вещички забыла.
   - Спасибо,- Катя подхватила пакет и выскочила за дверь. Но в коридоре затормозила и неохотно вернулась,- а... Евгений?
   Майор нервно взглянул на Алекса - насчет Зайцева никаких указаний не было. И денег. Александр насупился. У него и в мыслях не было отпускать этого донжуана, хотя и спорить с Кэтрин по этому поводу не хотелось. Но поступит он все равно по-своему.
   - Посидит дня три в тюрьме, ничего ему не сделается,- хмуро заявил мужчина,- а с какой стати ты беспокоишься? Что, внезапно влюбилась?
   - Если и влюбилась, это не твое дело!- выпалила девушка,- дня три - за то, что он со мной в кино сходил?! А если бы мы переспали - в карцер, на хлеб и воду во веки веков?!
   - Нет!- рявкнул Алекс.
   Кэтрин сжала свой пакет, прикусила губу.
   - Понятно,- и бросилась вон из отделения.
   На улице было темно и холодно, в лицо пригоршнями летел колючий январский снег.
   - Кэти, не делай глупостей,- окликнул ее Алекс: он неслышно выскользнул вслед из приземистого здания местного отделения милиции,- я просто отвезу тебя к твоей сестре.
   - Нет, Алекс, я такси поймаю, - Катя покачала головой, плотнее закуталась в шубку и пошла в сторону дороги.
   - Я тебя не пущу!- мужчина быстро догнал ее и развернул к себе, глаза сияли гневом,- ты не поедешь ночью на незнакомой машине!
   - Поеду! А не пустишь, пойду пешком!
   - Отлично,- Алекс внезапно успокоился,- значит, мы вместе пойдем пешком. Или поедем на моей машине. Решай сама.
   Катя в бешенстве посмотрела на него, но Алекс не собирался уступать. Крутанувшись вокруг своей оси, девушка зашагала прочь.
   Пятнадцать минут спустя она начала зябнуть. Коленки в тонких колготках немели от холода, руки и ноги просто окоченели, ветер задувал между полами шубы.
   - Кэти, пожалуйста, давай вернемся,- Алекс, судя по всему, не мерз. Ничего удивительного,- я ведь не хотел. Я же сказал, что был не прав, извинился. Ты заболеешь.
   - Я не заболею.
   - Кэти!- вокруг нее внезапно обвилось что-то невероятно большое и теплое, и Катя подпрыгнула от неожиданности. "Чем-то" оказался полушубок Алекса.
   - Не надо,- упрямо заявила девушка, пытаясь избавиться от полушубка.
   - Надо!- Алекс для надежности обхватил ее за плечи, на лице промелькнула довольно жестокая улыбка,- прогулка, если ты хочешь, моя принцесса! Куда хочешь. До метро, до МКАД, на край света. Посмотри, разве твой человек так может? Он бы умер от холода через час,- Алекс заглянул Кате в лицо, дернул за запястье, увлекая вперед,- я могу отнести тебя! Чем я хуже? Что во мне не так? Ну, скажи, почему ты меня бросила?
   Катя сделала вид, что не заметила его оговорок. Как всегда.
   - Потому что ты врун,- ответила она.
   Алекс прижал ее к себе, быстро поцеловал в холодные губы.
   - Вернись, Кэт,- попросил он,- вернись ко мне, любимая. Поедем домой.
   Катя помотала головой. Алекс сосредоточенно кивнул и повел ее дальше.
   - Завтра, наверное,- тихо сказал он.
   Роман эффектно крутанулся перед зеркалом. Кэти не устоит. Не сможет. Великолепный костюм-тройка, голубой шелковый галстук, сапфировые запонки и булавка для галстука. Нет, решительно, он был неотразим. И ничуть не хуже Алекса. Глаза - необыкновенно синие, как небо, а у Джованни всего лишь черные. И Роман специально оделся так, чтобы подчеркнуть глубокую лазурь своих глаз. Да и остальное... он определенно лучше Алекса во всем. Спросите любую девушку. Он даже выше итальянца. На сантиметр. А какие у него руки! Тонкие запястья, длинные пальцы с идеальным маникюром. У Алекса - когти, черные и бритвенно острые, почти все время. И фигура у него, у Романа, лучше, не такая тощая. Короче, куда не посмотри - везде он красавец.
   Роман последний раз окинул себя критическим взором, схватил букет роз и отправился на свидание. Он волновался. Все-таки, как ни крути, а приезжать неожиданно, когда девушка не в курсе твоих намерений, - дело нервное и рискованное. Но его же никогда никто не отвергал. Вот и нужный дом: серое пятиэтажное здание из блоков, грязное и обшарпанное. Поляка передернуло. Как здесь можно жить?
   - Кто там?
   - Это Роман. Кэтрин, открой, пожалуйста.
   Дверь приоткрылась, и Роман шагнул в квартиру. Кэти стояла, прищурившись, и с любопытством разглядывала его костюм. На ней были одеты штаны с вытянутыми коленками и футболка на четыре размера больше, чем надо, сверху - свитер, весь в прорехах, катышках и нитках, на ногах - шерстяные носки. Очень сексуально.
   - Здравствуй, Кэтрин. Я...,- Роман почувствовал себя подростком,- ты не могла бы... составить мне компанию?
   - Что?- девушка отвлеклась от рассматривания его персоны,- в смысле?
   - В смысле, сходить на свидание,- охотно пояснил Роман,- кстати, это тебе,- он протянул Кате цветы.
   - Я не могу,- послышался ее приглушенный голос из-за букета,- не хочу, чтобы ты зря на что-то рассчитывал.
   - Почему? Ты ведь рассталась с Алексом,- не успокоился мужчина,- значит, свободна.
   - Все равно. Ты мне не нравишься.
   Подумать только! Всем нравится, ей одной не нравится! Роман задумался на мгновение.
   - Мы просто сходим куда-нибудь. Обещаю, приставать не буду. Очень,- выложил он новый аргумент. В конце концов, во время свидания многое может произойти.
   Катя пробормотала нечто вроде: "Сейчас вернусь" и скрылась с букетом на кухне. Отступление давало ей возможность подумать. Увлеченно кромсая толстые черенки цветов и обрезая лишние листья, девушка обдумывала предложение Романа, вертела так и эдак, но не находила в душе повода не верить ему или отказывать. Почему нет? Пусть Алекс - а он же будет следить - помучается. Можно поспорить, что Романа ему нейтрализовать не удастся. А если Алекс уже не следит? Если для него "нет" - это "нет" и точка? На сердце стало тяжело. В таком случае свидание с Романом теряло смысл.
   - Можно, я помогу?- Роман неслышно подошел сзади и протянул руку за ножом, слегка коснувшись ее обнаженного запястья.
   Катя вздрогнула и зашипела, когда длинный шип вонзился ей в указательный палец. Она услышала, как Роман за ее спиной втянул воздух, а сама, словно завороженная, смотрела, как на кончике пальца набухает тяжелая красная капля. Отчего-то заболело сердце, закружилась голова. Потом Катя слизнула кровь и выдохнула. Оказывается, все это время она задерживала дыхание. Будто случилось что-то странное, непоправимое, будто мгновение, которое не могло кончиться, рассыпалось с хрустальным звоном.
   - Я пойду с тобой,- вот, она сказала это. И быстро, чтобы не передумать,- тогда займись пока розами, а я переоденусь, хорошо?
   - Как скажешь, Кэтрин,- мужчина улыбнулся, как кот, перед которым поставили банку сметаны.
   В кино, куда они по молчаливому согласию отправились, Роман вел себя пристойно: держал за руку и не более того. Но на улице, когда он предложил прогуляться, а после завел ее в скверик и остановился, развернув ее к себе, Катя поняла - ради этого все и затевалось.
   - Кэтрин, скажи, почему ты меня отвергаешь?- тихо спросил Роман, внимательно следя за ее реакцией,- я что, урод? Или это просто твой каприз?
   - Я не понимаю тебя,- и Катя говорила чистую правду,- я не люблю тебя. И никогда не полюблю.
   - Почему?
   - Потому что ты - не Алекс.
   Кажется, это ранило его, задело самолюбие, потому что Роман отпрянул, сжал кулаки и спросил злым голосом:
   - Чем же я хуже твоего драгоценного Алекса? Я красив, богат, умен. Ты очень нравишься мне, я готов выполнить любую твою просьбу.
   - Если любую, тогда оставь меня в покое!- в девушке заговорил гнев,- как же вы мне надоели! Можно подумать, у меня на лбу написано: содержанка, продаюсь задорого!!!
   - А ты знаешь, что Алекс целуется куда хуже, чем я?- произнес Роман неожиданно спокойным тоном. Словно на светской вечеринке.
   - Ты с ним целовался, что ли?- не удержалась от ехидства Катя.
   - Да, конечно.
   Девушка опешила. Роман немедленно воспользовался ее растерянностью и поцеловал. Поцелуй вышел глубоким и долгим. Поляк действовал уверенно и властно, не сомневаясь в своих способностях. Катя послушно прогибалась назад, расслабляясь в его объятьях, но все было не так. Словно Роман относился к ней, как к зверьку с рефлексами, как к игрушке - стоит надавить на кнопку и получишь нужную реакцию, кнопка сама подворачивается под руку, без усилий. С трудом высвободившись, Катя отскочила и несколько секунд смотрела на Романа, как будто видела впервые. Потом залепила ему пощечину.
   - Сволочи! Оба вы. Иди и целуйся с Алексом, если вы так хорошо знаете друг друга!- девушка сорвалась на крик.
   - Ты что? При чем тут Алекс?- изумленно прошептал Роман,- почему ты его везде приплетаешь? Ну, целовались мы. Он просто благодарил меня, за еду. И не надо утверждать, что мой поцелуй тебе не понравился. А за что ты вообще меня ударила?
   - За то, что руки распускаешь,- Катя развернулась на каблуках и помчалась в сторону метро. Роман растерянно потер щеку и припустил следом.
   - Кэти, стой!- он поймал девушку за локоть,- мы не закончили.
   - Я тебе все сказала!- Катя вывернулась и влетела в вестибюль метро.
   Туда Роман не пошел.
   На столе лежала распечатка с поминутным докладом телохранителей Кэти. Где черным по белому было написано, как Кэти ходила на свидание с князьком. Прилагалась пачка фотографий, на верхней они страстно целовались на фоне заснеженных каштанов.
   Твою мать.
   Алекс взвыл и покромсал компрометирующие снимки в лапшу. На одной полоске, толщиной с телеграфную ленту, оказались сомкнутые в поцелуе губы. Как символично! Только он за порог, и Кэтрин заигрывает с Романом. Правда, это не он за порог..., но это совершенно неважно. И пощечина... мало ли, может, он ей губу или язык прокусил, Рома вполне способен на подобный разврат. Сволочь. И она дрянь. Дрянь!
   - Хозяин,- в дверь бочком протиснулся Михаил,- если хочешь, у меня есть и видеозапись, со звуком.
   Алекс встал, с грохотом опрокинув стул, отшвырнул стол и кинулся на Михаила.
   - Видео!- ревел он,- конечно, принеси! И сам присоединяйся, позови прислугу, вместе посмотрим,- Тореадор почти не контролировал себя, он зарычал и впился укусом в плечо вурдалака. Тот вздрогнул, но не издал ни звука, лишь тяжело привалился к двери.
   Наконец, цветные пятна перед глазами Алекса рассеялись, он медленно выпрямился. Михаил опирался на дверную ручку, чтобы не упасть, глаза его были закрыты.
   - Извини,- глухо сказал Алекс, вытерев губы тыльной стороной ладони,- иди, приляг.
   - Ничего, Хозяин,- вурдалак открыл глаза,- тебе это было нужно. Я рад, что тебе теперь лучше,- он улыбнулся,- эта девушка... она ведь просто хотела тебя позлить.
   - Ты думаешь? В таком случае, она добилась своего,- Алекс подхватил едва не сползшего в обморок Михаила, подтащил к стулу, усадил и расстегнул верхние пуговицы у того на рубашке,- ты уверен, что не хочешь лечь?- Михаил замотал головой,- а вот я хочу, чтобы ты лег. Ты дурак, Миша, ты знаешь? Видел, в каком я состоянии, и все равно полез. А если бы я тебя выпил?
   - Ты бы расстроился,- с надеждой произнес Михаил.
   - Я бы очень расстроился. Где еще я найду начальника охраны, у которого паранойя сильнее, чем у меня?- Алекс вызвал Жанну и препоручил Михаила ее заботам. Объяснять что-либо он не счел нужным: Миша захочет, так сам все расскажет.
   А потом Алекс сел и придумал план.
   План не отличался оригинальностью, но был проверен временем. Надо было всего лишь ехать к Кэтрин и требовать, чтобы она вернулась. Пока она не вернется. Очень просто.
   Катя не удивилась, узрев Алекса на пороге. Она точно знала, что он приедет сегодня. И ждала его с раннего вечера. Весь день девушка переживала, что подумает Алекс, когда узнает о свидании с Романом, а он обязательно узнает. Она говорила себе, что ей плевать, что он подумает, но это было ложью. Сестра с тревогой смотрела на нее, за едой старалась положить на тарелку побольше, утверждала, что она очень исхудала, одни глаза и остались, блестят, как в лихорадке. Катя действительно извелась, то коря себя за глупость и слабость, то сердясь на Алекса и его вечное вранье, тайны и отговорки. Но она не в силах была перестать любить Алекса. Она даже не могла любить его меньше.
   - Здравствуй,- Катя посторонилась, пропуская его в коридор. Попутно она соображала, во что одета, и как это выглядит со стороны. Черт, и волосы встрепаны, и руки в муке.
   - Здравствуй, Кэти,- Алекс явно претендовал на главный приз в номинации "Самая обаятельная улыбка года". Он повесил на вешалку кашемировое пальто, отороченное мехом, и остался в синих джинсах и белоснежном свитере грубой вязки с широким воротом, так и норовившем сползти с плеча. Он был неотразим и знал это.
   - Проходи в комнату, Алекс, я сейчас закончу,- Катя ретировалась на кухню, закрыла дверь и уткнулась в нее пылающим лбом. Боже, она так соскучилась по этому телу, по этому голосу. Она хотела Алекса так, что скулы сводило. И плевать на все его секреты. Девушка, как сомнамбула, подошла к столу и принялась раскатывать тесто.
   - Давай помогу,- Алекс в точности повторял слова Романа и так же касался ее запястья, осторожно вынимая из рук миску с порезанными яблоками. Но насколько разнились ощущения! У Кати по руке словно электрический разряд пропустили,- а ты раскатай полоски для решетки.
   Потом Алекс сидел на табуретке и смотрел, как она выкладывает вырезанные елочкой полоски крест-накрест, обозвав себя дурой, сыплет на пирог корицу, стараясь попасть на яблоки... Катя готова была петь от радости. Распахнув раскаленную духовку, она спохватилась и с испугом обернулась на Алекса. Тот сидел спокойно, только глядел куда-то в сторону.
   - Алекс,- осторожно позвала девушка.
   - Да закрой ты ее!- простонал мужчина.
   Катя мигом сунула пирог в духовку, едва не перевернув форму, и с облегчением захлопнула дверцу. Сняла фартук, повесила на крючок и вышла из кухни, не говоря ни слова. Катя была уверена, что Алекс идет следом. Но пока он находился за спиной и не видел ее лица, можно было мысленно подготовиться к предстоящему нелегкому разговору. И вернуться к Алексу, не уронив достоинства.
   Держа спину очень прямо, Катя дошла до стоявшего в комнате дивана и резко развернулась. Алекс находился точно позади нее. И так близко! Девушка невольно качнулась назад, потеряла равновесие... и была поймана за локти.
   - Осторожнее, дорогая,- улыбнулся Алекс,- ты могла ушибиться.
   Катя залилась краской. Она никогда не думала, что станет так реагировать на простое прикосновение. Отстранившись, девушка села на диванчик.
   - На кухне так жарко, правда?- заметил Алекс, любуясь сменой розовых и красных оттенков на Катиных щеках.
   Той ничего не оставалось, кроме как согласиться. Алекс вольготно расположился в кресле напротив, небрежно подперев рукой щеку.
   - Так зачем ты пришел?- спросила девушка, чтобы хоть чем-то заполнить растущую паузу. Она неприлично долго пялилась на руки Алекса, не в силах оторваться, и потому с трудом расслышала ответную реплику.
   - Нам нужно поговорить, Кэти. О нас. Нам многое следует обсудить,- в голосе слышался глубоко скрытый смех. Он знал, черт, он знал, как Катя на него смотрит! И, словно издеваясь, Алекс скрестил руки на груди.
   - Давай. Начинай,- сказала Катя.
   - Ты встречалась с Романом,- это был не вопрос, а утверждение.
   - Боже, ты снова следил за мной!- с сарказмом ответила девушка,- понравилось?
   - Ты - с ним - целовалась!- Алекс ткнул в ее сторону обвиняющий перст.
   Катя сделала вид, что припоминает.
   - А, ну да, а что?
   Глаза Алекса гневно сверкнули, но он довольно быстро взял себя в руки.
   - Зачем ты с ним пошла?
   - Захотелось! Я девушка свободная, с кем хочу, с тем и хожу.
   - А вот и не свободная!- возмутился Алекс.
   - Свободная!
   - Нет!!! Почему ты с ним целовалась?!
   - Благодарила за кино!- выкрикнула Катя,- мне же не зазорно!
   - Что-о?!- Александр опешил. Потом постарался успокоиться - он сюда пришел не ссориться,- и кто из нас лучше целуется: я или Роман?- как можно небрежнее поинтересовался он.
   - Роман, конечно,- уверенно ответила Катя,- да ты и сам знаешь. Вы же с ним тоже...
   - Это ничего не значит, это было давно,- Катя первый раз видела, как Алекс смутился.
   - Было что?- ужаснулась девушка. Перед внутренним взором мелькнули непристойные картинки, и Катя постаралась их отогнать. Но они упорно возвращались.
   - Да ничего не было! Мы только целовались,- защищался Алекс.
   - Обалдеть!- с большим чувством произнесла Катя,- мой парень оправдывается, что у него ничего не было с другим парнем, они "только целовались"!
   - А! Я все-таки твой парень!- расцвел Алекс.
   Ему безумно хотелось прикоснуться к Кэти, поцеловать, быть с ней. Боги, он две недели не вдыхал запах ее кожи! Не испытывал этого пьянящего чувства близости, когда Кэти царапает ногтями его спину, хрипло шепчет его имя искусанными губами, засыпает под боком, прижимаясь щекой к его груди, словно там бьется сердце. И как же Алекс боялся, что Кэти не пустит его на порог, не станет слушать, что все действительно кончено, и она разлюбила его.
   - Бывший парень,- уточнила Катя.
   - Не-ет,- протянул Алекс, снова разозлившись,- ты можешь утверждать все, что угодно, но твое тело предает тебя, оно хочет меня, его тянет ко мне. Я у тебя вот здесь,- и он выразительно постучал пальцем по лбу,- и ты меня уже не выгонишь.
   - У меня пирог подгорает,- невозмутимо произнесла Катя, поднялась и направилась в сторону кухни, откуда и в самом деле тянуло выпечкой. Пирог, по счастью, не подгорел, наоборот, получился пышный, с хрустящей золотисто-коричневой корочкой. Перекладывая его на блюдо, Катя думала, что Алекс прав, и ее тело жаждет его жадных и страстных прикосновений, этих бездонных глаз, этого обволакивающего голоса. И она любит Алекса больше жизни, любит настолько, что готова закрывать глаза на его... необычность. Не хочет говорить - и не надо.
   Алекс медленно вошел в кухню.
   - Возвращайся, Кэти, мне без тебя плохо,- честно признался он и замер в ожидании ответа,- я умираю от тоски.
   Девушка повернулась, сделала пару шагов к мужчине.
   - Хорошо,- и поцеловала его.
   Потом резким движением толкнула Алекса к двери. Ее ладони скользнули под свитер, задирая его, погладили живот, грудь, кончики пальцев как бы нечаянно задевали соски. Алекс застонал, запрокидывая голову и прижимая к двери затылок. Непрерывно покрывая мужчину поцелуями, Катя перекинула свитер через его голову - руки оказались спутаны, прижалась, лаская живот, провела языком по ключице - ей с самого его прихода хотелось это сделать, встав на цыпочки, покусывала нежную кожу на шее. Алекс издал какой-то странный звук, вроде всхлипа. И он дрожал. Катя могла бы поклясться, что он дрожал от возбуждения. Эта власть, эта псевдобеспомощность Алекса - связанного, выгибающегося под ее губами, послушного - пьянила. И охмелевшая Катя потянулась к молнии на джинсах.
   - Как я мечтал об этом!- в мгновение ока свитер оказался на полу, а Алекс, прижав к себе Катины бедра, впился в ее губы. Его пассивность оказалась лишь иллюзией. Еще секунду спустя он посадил девушку на стол - крышка опасно покачнулась - и рванул футболку. Старенькая ткань не выдержала, обратившись в лохмотья.
   - Мы будем все в муке,- Катя откинулась назад.
   - Ммм, какая ты сладкая!
   В воздух поднялось облако муки. Кухня стала напоминать заснеженную поляну.
   - Алекс, не кусайся. Оох! Кусайся-кусайся.
   Ножки у стола не выдержали. К счастью, Алекс крепко держал девушку за бедра.
   - Да, вот здесь. Кэти... Кэтиии...
   - Алекс, я люблю тебя!
   - Так кто лучше целуется?
   - Ты! Ты! Ты!...
   Из разоренной кухни влюбленные переместились в гостиную.
   Тремя часами позже Катя вышла, вернее сказать, выползла в коридор, чтобы проводить Алекса. Они договорились, что она приедет следующей ночью.
   - Мы всю кухню засыпали мукой, сломали стол, и пружина порвала обивку дивана,- сообщила она. На губах девушки играла мечтательная улыбка.
   - И дали людям в соседнем доме пищу для разговоров,- Алекс легонько коснулся губами Катиного рта, точно собирая эту улыбку,- я все возмещу твоей сестре.
   Потом еще был обмен быстрыми легкими поцелуями и прощание возле лифта и в лифте. На улицу Алекс идти запретил категорически.
   - Ночь, по улицам лишь маньяки и ходят. Даже не думай. Да и холодно,- он поднял воротник пальто, последний раз поцеловал девушку и скрылся за тяжелой железной дверью.
   Виктор каждый вечер проверял установленные по Москве скрытые камеры. Этот вечер не стал исключением. В уютной темноте бронированного фургона прятался огромный пульт и десяток экранов, на которые можно было вызвать изображение любого из "объектов". Мужчина нажал на кнопку, и на одном из экранов появилось изображение дома, где обитала Екатерина Синицина. Несколько минут Виктор молча наблюдал за происходящим, затем густо покраснел и включил быструю перемотку. За занавесками не было видно всего, что происходило на тесной кухоньке, но и того, что видно, хватало. У Виктора имелось досье на... партнера женщины, бизнесмена Александра Иванова. Оно было подозрительно чистым, прямо-таки кристальным. Получил в двадцать лет приличное наследство, за восемь лет его приумножил. Два других, те, с которыми она встречалась, были соответственно Евгений Зайцев, мелкий предприниматель, и Роман Марков, организатор передвижных выставок художников-авангардистов (придумают же такую профессию). Оба тоже не были, не состояли, не участвовали. Правда, Зайцева задержали с наркотиками, поэтому они с Синициной, очевидно, расстались. Самое интересное, что пленка несколько раз фиксировала появление Синициной на улице в светлое время суток: та ездила устраиваться на работу, ходила по магазинам, навещала родителей. То есть, вопреки доносу, упырем не являлась. А значит, это была очередная интрига личей, и следовало приглядеть за визитерами. Кроме того, женщина могла оказаться вурдалаком, а тогда имелись шансы устроить охоту на большую шайку нечисти.
   Серебристо-серый "Ламборджини" летел по проспекту Мира. Колеса еле слышно шуршали, соприкасаясь с асфальтом. Пользуясь тем, что дорога впереди была прямой, Алекс позволил себе отвлечься на посторонние мысли. И эти мысли были отнюдь не о Питере, выяснять отношения с которым он, собственно, ехал. Бездоказательно выяснив, что никто иной, как Примоген, стоял за последним покушением, Алекс решил, что пора... обсудить это.
   Кэти.
   При звуках ее имени у Алекса внутри начинало все петь. В теле разливались тепло и нега. Она вернулась! Она вернулась к нему, несмотря ни на что. Кэти любит его и хочет быть с ним. И от этого возникало чувство невероятного всемогущества. Алекс живо представлял себя, как он разделается с Питером, унизит его. И если повезет - а ему должно повезти этой ночью - то и Роману кое-что перепадет.
   Затренькал телефон.
   - Хозяин,- взволнованный голос Михаила,- во время проверки охраны обнаружил камеру под крышей дома напротив того, где живет твоя девушка. Тип такой же, каким пользуется Инквизиция. Я наказал охрану за расхлябанность, но камеру не стал трогать.
   - Правильно,- Алекс подумал,- Кэти должна быть в моей,- он сделал ударение на этом слове,- квартире к полудню. Или я лично отверну тебе голову. Понял, Миша?
   - Я понял, Хозяин,- Миша был подозрительно радостен.
   - Пусть ее доставит охрана, а сам приезжай туда к рассвету. Я буду дневать там с ней. Ты позаботишься, чтобы мы были в безопасности.
   Алекс кинул мобильник на соседнее сидение и продолжил предвкушать разговор по душам с Питером. Об Охотниках он подумает, когда вернется.
   Питер размеренно и неторопливо проверял бухгалтерию. Сегодня его никто не должен был беспокоить. Вчера к нему прилетел накрученный Роман и долго жаловался на ветреность женщин, особенно его возлюбленной Кэти, пришлось его утешать. Имелся шанс, что сейчас он останется дома и будет зализывать сердечные раны либо вспоминать утешение. Раздался стук в дверь. Питер поднял глаза от монитора.
   - Войдите,- сегодня он старался быть приветливым, несмотря на то, что полдня выслушивал жалобы и стоны Романа на тему: "Меня никто не любит, особенно ты и Кэти".
   - Здравствуй, дорогой Питер,- голос вошедшего не предвещал ничего хорошего. И вид тоже. Алекс выглядел обманчиво дружелюбным и расслабленным, и чертовски соблазнительным в своем спадающем с плеча свитере и джинсах в обтяжку.
   Знает, понял Примоген. Знает, кто подготовил покушение. Жаль, что не получилось, такая задумка была! Потому что не стоит переходить дорогу Питеру, когда дело касается денег. Да и власть... Он поднялся из-за стола и сделал шаг навстречу Джованни. Единственный конкурент - Роман не в счет. Трудно представить кого-то менее подходящего на эту должность. Следующий ход за Алексом, если только...
   Додумать Питер не успел. Алекс неожиданно оказался рядом, и его пальцы цепко ухватили Питера за подбородок.
   - Мне,- Алекс слегка нагнулся и заглянул в глаза Примогену,- мне совсем не нравится, когда портят мои вещи: автомобиль, пальто, пиджак, рубашку, мою кожу. Ирландец, тебе лавры ИРА покоя не дают?
   Питер схватил его за запястье и резко отбросил холеную руку Алекса.
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь. Если твоя шкура кому-то понадобилась, то с чего ты взял, что именно я мечтаю украсить ею кабинет?
   Мужчина страстно желал вернуться в кресло, чтобы не стоять в такой опасной близости от тела Алекса... Но тот его не пускал, почти прижимая к столу. От него пахло уверенностью и хорошим сексом. Сочетание, сводящее с ума. Питеру даже стало любопытно, с кем только что был Алекс. Он потянул носом: яблоки и корица. Был у своей смертной, догадался Питер и ощутил укол чего-то, похожего на ревность. В мысли прокралось искреннее недоумение: как можно с таким чистым, юным лицом, с этими огромными глазами быть настолько порочным? Джованни четыреста лет, а ничего в нем не изменилось, словно он только вчера крутил роман с Мадлен, словно только вчера Питер захотел узнать вкус его кожи, захотел подчинить его так же, как Романа, а нахальный итальянец отказал. И смеялся при этом. Отвратительно, что его красота - только инструмент для манипулирования, охоты... да чего угодно. А сам Алекс холоден, как арктический лед. Как его любимые склепы.
   - Тебе не шкуру мою хочется в кабинет, а меня целиком - в свою постель,- жестко усмехнулся Алекс одними губами. Глаза же его оставались колючими и буквально сверлили Питера,- до сих пор злишься, что я предпочел тебе твою мать? Она была хороша, а ты,- Алекс оценивающе оглядел плотную коренастую фигуру,- ты тогда не был в моем вкусе, и сейчас ничего не изменилось. Хотя... я могу сделать одолжение,- в глубине его зрачков вспыхнул и сразу же погас огонь.
   У Питера по спине прошла волна жара.
   - Я никогда не хотел тебя,- попытался он возразить с презрением. Но голос не слушался, подводил,- у меня был Роман.
   Алекс насмешливо фыркнул и придвинулся ближе, так что Питер ощутил прикосновение его тела сквозь ткань брюк. Левая рука Алекса скользнула ему на талию, правая зарылась в волосы. Питер собрал остатки воли, таявшей, как масло, и оттолкнул своего соблазнителя. Алекс издал низкий грудной звук, который Примоген даже не стал расценивать, как смех, и вернулся на прежнюю позицию. Он нависал над коренастым ирландцем, заставляя того все сильнее откидываться назад.
   - Не трогай меня!- Питер не выдержал и залепил пощечину - прямо в это красивое надменное лицо,- я ведь сильнее тебя, я могу тебя убить! Не заставляй меня делать этого!
   На бледной коже вспух багровый след. Алекс отшатнулся, из уголка его рта по подбородку потекла тонкая струйка крови. Питеру нестерпимо захотелось слизнуть эту кровь, зализать ранку, чтобы и следа не осталось, но Алекс его опередил. Глядя прямо в глаза Примогену, он медленно облизнулся, так же медленно подошел. Питер, как завороженный, следил за его действиями.
   - А сейчас ты сможешь причинить мне вред, Питер? Я слабее, но если скажу: "Прыгай!", ты спросишь: "Откуда?", разве нет?- Алекс небрежно запрокинул голову Питера и впился поцелуем в его губы. Питер почувствовал во рту вкус крови. Алексовой крови. Колени у него начали подгибаться. Примоген понимал, что Джованни может взять его вот тут, в его кабинете, и он ни слова поперек не скажет, пусть хоть весь штаб сбежится посмотреть. Но, что самое обидное, Питер знал, что Алекс его не хочет. И знает, что он знает. И наслаждается этим.
   - Питер, я...,- в кабинет, как всегда, без стука, ворвался Роман. И застыл, как вкопанный.
   На его глазах Джованни целовался с его любимым братом. И тому явно нравилось. По крайней мере, на изнасилование действо никак не походило.
   - О, вот и второй братец! Я знал, что сегодня удачная ночь. Здравствуй, Роман. Закрой дверь,- фамильярно сказал Алекс, продолжая придерживать Питера,- ты же не хочешь, чтобы завтра вся Москва сплетничала о развратных Тореадорах?
   Роман автоматически хлопнул дверью и сделал несколько шагов по направлению к обнимавшимся мужчинам.
   - Что здесь происходит?- не придумал ничего лучшего он.
   - Надо же! Неужели не догадываешься? Расскажем ему, а, Питер?- Алекс по-хозяйски притиснул к себе Примогена,- понимаешь, Рома, в жизни каждого мужчины наступает такой момент, когда он решает взять все...
   - Не о чем рассказывать!- рявкнул Питер, отцепляя от себя Джованни и отшвыривая того на середину комнаты. Алекс притормозил, грациозно изогнувшись, чтобы не упасть.
   - Разве нет?- деланно изумился Роман,- а мне показалось, вы прекрасно поладили. Так Кэти, наконец, свободна? Алекс, попробуй намазаться кровью и попросить его слизать. Рекомендую. Приятного времяпрепровождения,- и он развернулся к двери.
   - Ты уходишь? Так скоро?- Алекс обогнул Романа и прислонился к косяку, не давая тому пройти,- мы еще обсудим Кэтрин,- он медленно вытянул руку и провел указательным пальцем по груди Романа,- она сказала мне, и не делай такие глаза - у любовников нет секретов друг от друга, - она сказала, что ты выболтал ей нашу невинную шалость.
   - Что за шалость?- преисполнился подозрений Питер.
   - О, ничего особенного,- небрежно отмахнулся Алекс,- пару раз поцеловались,- он приобнял Романа за плечи и игриво подмигнул Питеру.
   - Что?!
   - Не слушай его,- Роман безуспешно пытался вывернуться из цепких рук Алекса,- это было давно. Когда он спал с Мадлен. Однажды они сидели в гостиной, и Алекс попросил меня принести одну книгу. Я принес, он меня поцеловал. Довольно страстно. Мадлен понравилось, как мы смотримся вместе, она предложила секс втроем, но Алекс отказался. Это все.
   Алекс откровенно потешался над оправданиями поляка.
   - Не забудь рассказать о разочаровании, которое читалось на твоем лице, князек. Видишь, Питер, я всего лишь невинная жертва обаяния Романа.
   - Ты пришел только за этим?- Питер злобно сощурился,- поиграть со мной в кошки-мышки? По-моему, ты задержался. Думаешь задневать в штабе?
   - Нет, спасибо,- усмехнулся Алекс,- меня знобит от вашего гостеприимства. Изнасилуете еще. К тому же, я буду спать в куда более приятном моему сердцу обществе. С Кэтрин,- добавил он, в упор смотря на Романа.
   - Что-то не верится,- поляк сумел вывернуться и отбежал к Примогену,- еще вчера...
   Брови Алекса сошлись в сплошную полосу.
   - А уже сегодня Кэтрин возвращается. Но я пришел не к тебе, можешь нянчить раненое самолюбие в другом месте. Мне нужно поговорить с твоим старшим братом.
   - Я не намерен уходить,- уперся Роман.
   - Как хочешь,- Алекс пожал плечами,- Питер, ты хотел меня убить. Непростительная ошибка с твоей стороны. Теперь я знаю, что у тебя на уме. Ты утверждаешь, что сильнее, пусть так, я не спорю. Но тогда тебе следовало бы напасть на меня прямо здесь, с ножом, колом, гранатометом... Чем угодно. А не пытаться обыграть меня на моем поле. Ты,- Алекс ткнул пальцем в сторону Питера,- ничего не можешь мне сделать.
   - Тварь!- не выдержал Питер,- я тебя уничтожу!
   - Попробуй,- мягко улыбнулся Алекс,- но ты всегда будешь помнить, как едва не отдался мне на своих приказах, стоило мне поманить пальцем. А я забуду об этом маленьком происшествии завтра. Ты мне не нужен, Питер. Я не Роман, чтобы восхищаться тобой.
   - Ах, ты! Ты...!- Питер ринулся вперед. Роман едва успел схватить его за локти.
   - Тише, тише, Питер, он того не стоит,- зачастил Роман,- за каким чертом нам сдался этот итальянский выскочка? Не делай того, о чем станешь жалеть,- он посмотрел на Алекса,- держи свои угрозы при себе!
   Алекс склонил голову набок.
   - Как трогательно. Нежное проявление братской любви и солидарности. Роман, а зачем тебе Кэти? Вы с Питером созданы друг для друга. А Кэти, к тому же, моя,- он развернулся на каблуках и покинул комнату.
   Проходя в холле мимо группы вурдалаков, Алекс услышал окончание захватывающей истории о том, как Михаил бил сотрудников посреди улицы, и усмехнулся. Миша, определенно, пользовался популярностью.
   Как только за Джованни захлопнулась дверь, Питер обмяк и тяжело оперся на продолжавшего держать его Романа.
   - Его нельзя оставлять в живых,- просипел он,- Алекс слишком опасен для нас.
   - А я тебе о чем всегда говорил!- подхватил поляк, хотя это было неправдой: Алекс начал ему мешать лишь с момента знакомства с Кэти.
   - Ты только говорить и можешь. Попробуй для разнообразия не жаловаться, а сделать что-то дельное,- Примоген взял себя в руки и вернулся в кресло.
   - Кто бы говорил!- огрызнулся Роман,- я видел, как ты тут "делал". Джованни прав, ты едва не отдался ему. Прижимался, как последняя шлюха.
   Ирландец с невероятной для столь крупного тела ловкостью перепрыгнул письменный стол и очутился прямо перед опешившим Романом.
   - Я отдался?- Питер закатил ему оплеуху,- я шлюха?- вторая,- Джованни прав?- он занес руку для третьей, но Роман перехватил его за запястье.
   - Довольно. Я погорячился. Но и твое поведение нельзя назвать целомудренным. Я понимаю твои чувства,- Роман нежно погладил предплечье ирландца,- Алекс - весьма развратное существо. Его хотят все, включая Клару, а ты ее знаешь. Братец, ты же Примоген, ты выше этого,- продолжая уговаривать, Роман исподволь усадил Питера на кресло для посетителей, сам пристроился на подлокотнике,- мы его обязательно уничтожим, но сначала раздавим. Давай прямо сейчас сядем и придумаем.
   Питер медленно кивнул.
   - У меня есть несколько идей. Самая простая - написать донос в Инквизицию, они склонны проверять все анонимные послания.
   - Отлично,- просиял Роман,- знаешь, ко мне недавно подошел один Малкавиан, Игорь Нелидов. Он тоже не особенно жалует Алекса и готов помочь нам. Я не стал ему ничего говорить. Пока,- он многозначительно посмотрел на Питера,- я его проверил - Игорь вхож в дом этого Гангрела, с которым водится Алекс, и Алекс часто видится с ним. И Кэти тоже,- Роман углубился в какие-то свои соображения.
   - И что?- его отрезвил резкий вопрос брата.
   - Он сможет проследить за Алексом. К тому же, я не хочу, чтобы Кэти пострадала, когда мы разделаемся с Алексом. И я хочу быть уверен, что она достанется мне.
   - Любопытно, как ты ее уговоришь? Она влюблена в итальянца, как кошка,- заметил Питер.
   - На этот счет у меня тоже есть задумки. Ты ведь еще ведешь дела с Невзоровым?- лицо Романа осветила мстительная улыбка.
   Они просидели в кабинете до самого рассвета, когда его коридоры опустели, а на окна со стуком упали тяжелые ставни.
   Особняк Игоря темнел в колючем январском воздухе. А внутри, по контрасту, светились тысячи ламп. Игорь любил свет, так было удобнее видеть картины, да и им так уютнее. А пыль, что появилась с тех пор, как в его жизнь вошла Юлия... Что ж, это не страшно. Взмах тряпкой или хорошо сделанная иллюзия - и пыль исчезает бесследно.
   Он сидел на жесткой кушетке, Молчун же, как обычно, стоял возле закрытого портьерами окна и смотрел на улицу. Он не опасался, что свет заметят с улицы - как и многое другое в этом доме, свет был всего лишь иллюзией. Молчун подошел к нему и опустил руку на плечо. Это означало, что пришел Олег. И точно, по коридорам пронеслось мелодичное "динь-дилинь" старинного звонка.
   Олег Невзоров был его старым приятелем и вторым Старшим в клане, считая его самого. Не считая некоторых странностей, вроде любви к Таврополам, он был самым рассудительным и спокойным Малкавианом из всех, кого Игорь знал. Потому его и попросили в свое время стать Примогеном, давно, более пятидесяти лет назад. И теперь у Игоря были в отношение его кое-какие планы.
   Все началось с Нового Года. До этого Игорь даже мысли не допускал, что у него с Юлей что-то не так в отношениях. Пока не увидел Джованни и его девушку, Юлину подругу Катю. О, на ней уже лежала печать Тореадор, это Игорь чувствовал так сильно... Наверное, только сам Алекс чувствовал сильнее. Тогда, вечером, Игорь взялся обучать Юлю тонкостям преферанса. И ей нравилось. Нравилось. Игорь сжал ладонь так, что когти впились в плоть. А потом она поскучнела, стала оглядываться на диван, где Алекс и Катя смотрели какой-то старый фильм, укрывшись старым пледом, перепутавшись ногами. Девушка подлезла под бок Алексу, словно он мог ее согреть. Смешно. Только смеяться отчего-то не хотелось. Они казались такими счастливыми, как обычные глупые смертные влюбленные. А он... Пришлось слегка воздействовать на Юлю, чтобы она не огладывалась. И Игорь понял: главная причина их с Юлей трудностей - Алекс и его подружка. Избавиться от Алекса сложно, Игорь не был круглым идиотом и соображал, что Джованни ему не по зубам. А вот смертная... Он начал с того, что написал донос Охотникам. Уже много позже ему пришло в голову, что таким образом Инквизиция может выйти и на Александра.
   - Ты готов?- стремительно вошедший в залу Олег небрежно швырнул на столик перчатки, уронив на пол несколько журналов,- извини. Мы, конечно, белая кость и соль земли, но там, куда мы идем, этой соли больше, чем на улице. Принц не поймет, если мы на час опоздаем.
   Игорь хлопнул в ладоши. Свет в доме погас, проступили потеки на стенах, пыль и паутина по углам. Малкавианы вышли на крыльцо, минуту попрепирались, на чьей машине поедут, решили, что каждый на своей, и разошлись. Молчун вышел вслед за ними и прикрыл дверь, поправив табличку "ремонт".
   Бал был в разгаре. По залу кружились в вальсе причудливо одетые пары, в укромных уголках родичи развлекались с гулями и друг с другом, здесь же создавались и рушились союзы, заключались и расторгались соглашения. Все, как обычно.
   - Ну, показывай,- нетерпеливо потребовал Олег, буквально швыряя пальто и цилиндр подбежавшему слуге,- что это за роза, которая введет меня в Голконду, как ты говоришь.
   - Эк тебя распирает,- фыркнул Игорь, аккуратно стряхивая немногочисленные снежинки с лисьей шубы и шапки с пушистым хвостом,- никуда роза от тебя не денется.
   Поздоровавшись с Принцем, мужчины присоединились к празднующим.
   - Ну?- в очередной раз спросил Олег.
   Они переходили от компании к компании. Игорь тщетно высматривал в толпе Джованни со спутницей.
   - Сейчас,- он, наконец, заметил пару.
   Екатерина была чертовски красива и бледна. Игорь подумал, что живые девушки так выглядеть не должны. С другой стороны, она же суккуб, так что все возможно. Он заколебался. Может, сказать Олегу, что это шутка? Тот позлится, конечно, но поверит. Невзоров ведь сделает с ней такое... даже воображать не хочется. Ни одно преступление не заслуживает такой кары.
   - Слушай, Игорь, а как твои дела с той чокнутой Гангрелью?- спросил Олег,- вроде бы ее Отец возражает против ваших отношений?
   - Нет, мы прекрасно ладим,- сдержанно ответил Игорь. Он принял решение,- вот та роза.
   Олег проследил взглядом за рукой Нелидова. Рядом с Тореадором Джованни стояла красавица в черном платье. Игорь не обманул, это действительно роза. Ее достаточно очистить от скверны некроманта, и можно со спокойным сердцем следовать за ней в Голконду.
   В этот миг роза пошатнулась и едва не упала в обморок. Стоящий рядом Роман отпустил явно едкий комментарий, на что Джованни огрызнулся, подхватил девушку на руки и удалился.
   - Ты прав, Игорь,- прошептал Олег,- тысячу раз прав. Мой пастырь подал мне знак.
   Игорь засмеялся.
   - Берегись, Примоген, эта роза обойдется тебе куда дороже остальных.
   - Я заплачу любую цену,- Олег не отрывал глаз от дверей, за которыми скрылся Тореадор,- за этот цветок можно отдать все.
   - Смотри, приятель, как бы тебя мойры не услышали. Отдашь все, останешься нищим, и все равно не достигнешь цели.
   - Не смей так говорить!- Олег резко повернулся к Игорю,- ты что-то видишь?
   - Я ничего не вижу,- Игорь выставил ладони в примирительном жесте,- но мойры любят шутить.
   Не мог же он сказать, что видел Олега лежащим на полу, а на него падали и падали алые лепестки, и в тех местах, где они касались кожи, на теле Олега появлялись раны, а лепестки белели. Дурной знак, очень дурной. Игорь незаметно скрестил пальцы. Следом было еще какое-то видение с огнем, но Игорь отогнал его подальше. Он никогда не жаждал знать будущее.
   Катя устало положила голову на плечо Алекса. Они лишь неделю, как помирились, а казалось, будто не ссорились никогда. Последнее время Алекс был очень нервным, девушка думала, что он собирается открыться ей. Как же хотелось сказать: "Не надо, я ничего не прошу, храни свою тайну, как прежде. Я буду ждать сколько понадобится".
   - Алекс, ты меня любишь?- неожиданно спросила она.
   - Конечно, маленькая,- Алекс пощекотал девушке подбородок и нежно поцеловал в полуоткрытые губы,- я тебя люблю. Мы будем жить долго и счастливо.
   До смерти Кати оставалось семь ночей. До того, как Алекс ее бросил - столько же. А до потери рассудка - восемь.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) E.The "Странная находка"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"