Кравченко Ольга Константиновна: другие произведения.

Воины Вальгаарада

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Отряд пограничной стражи северной страны Вальгаарада выехал на встречу каравану южных торговцев, привозящих в страну ткани и сладости. В последнее время на рубежах страны было очень неспокойно, опять подняли головы торговцы живым товаром. В результате участились набеги разбойников на караваны и пограничные поселения. И поэтому служба на границе с Сализантром стала ещё трудней и опасней чем раньше. Говорят, что разбойникам покровительствует сам Темный Лорд, правитель Сализантра, молитвами своих приспешников, вернувшийся из потустроннего мира, куда его отправили пятнадцать лет назад два великих колдуна.
  Начали сбываться слова пророчества: "Изгнанный вновь вернется в мир творить зло, так будет до тех пор , пока на его пути не встанут воин и колдун, и не прогонят его навеки, разрушив его святилище". Таким союзом должны были стать лорд Артой, сын правителя Вальгаарада и его двоюродный брат Корис, в самом юном возрасте превзошедший в магическом искусстве своих наставников.
  Рождение лорда Артоя сопровождалось небесными знамениями, говорящими, что на землю пришел великий воин. И он действительно был прекрасным полководцем и справедливым командиром, и в будущем должен был стать хорошим правителем.
   Капитан Лонгар, и его маленький отряд, не торопясь, продвигались по приграничным районам на встречу каравану. Выехали они на несколько дней раньше и поэтому не очень спешили, наслаждаясь спокойствием и тишиной, которые все реже перепадали на долю пограничников.
  Лонгара совсем недавно поставили командиром сторожевого отряда, он был еще совсем молод. Невысокий с мягкими светло русыми волосами и серо голубыми глазами, которые, как он думал, сурово глядят на мир. Он и старался выглядеть опытным, все повидавшим бойцом. Но, глядя на него, во время отдыха, когда он думал, что его никто не видит, всё напускное полностью исчезало, и перед миром представал совсем обыкновенный молодой человек, может, чуть раньше повзрослевший, чем его ровесники. В детстве он потерял родителей, которые погибли во время одного из набегов разбойников. Он чудом уцелел, его подобрал отряд пограничных стражей и они стали его семьей . Здесь он вырос и возмужал.
  Пожалуй, его службе не хватает лишь остроты - все бойцы его отряда молоды, и им еще не доверяют опасных заданий. Это тяготит солдат, им хочется подвигов и славы. И никакие заверения старших товарищей, что "все еще впереди", не радуют.
  
   Стояло такое время, между весной и летом, когда солнце еще не успело выжечь всю растительность. И степь мягко колыхалась под легким дуновением ветра, воздух был чист и прозрачен. Цветущее разнотравье наполняло воздух пьянящим ароматом, и вдыхая его, хотелось забыть обо всем на свете, и пустить лошадей вскачь, просто куда глаза глядят, и так нестись вперед, на встречу ветру, небу, солнцу. Просто радоваться жизни. В конце концов, кто-то не выдержал, и пустил своего коня вперед, остальные, тоже понеслись во след. Так они скакали по бескрайнему равнине, радуясь жизни, и вдыхая полной грудью, степной ветер. Как что-то произошло: лошади резко остановились, и не хотели идти. Вдруг вокруг них из земли начал подниматься легкий дымок, который быстро сгустился в очень плотный туман, полностью скрывший все вокруг, стало нечем дышать, все звуки пропали, потом наступила непроглядная тьма, и время остановилось.
  
   Лонгар медленно приходил в себя, страшно болела голова, и хотелось пить, он попытался открыть глаза и осмотреться, но веки не повиновались ему, потом он осознал, что и все тело ему не подвластно! Тогда он стал прислушиваться к происходящему: он лежал на траве, вокруг ходили люди, слышалось ржание лошадей, бряцанье оружия, и чей-то спор неподалеку. Звуки то приближались, то удалялись из-за не прекращавшегося шума в голове. Послышались приближавшиеся шаги, кто-то пнул его ногой.
  - Этот очухался, раздался незнакомый голос, подошел ещё кто-то. Этот кто-то чем-то прикоснулся к Лонгару, и тот смог наконец-то открыть глаза и пошевелиться. Он лежал на земле, рядом лежал весь его отряд. Поодаль стояли их лошади, лежало оружие, вокруг ходили люди, осматривали лошадей, оружие, но особого интереса не проявляли ни к тому, ни к другому. Время от времени бросали взгляды на пограничников, и очень недобрыми были эти случайные знаки внимания. Неподалеку слышалось лязганье металла, повернув голову на этот звук, он увидел груду кандалов, и кузнеца, перебирающего их.
  -Ты, кажется, понял куда попал? спросили его подошедшие, они различались между собой как небо и земля, один был средних лет, коренастый и плечистый, с жестоким и властным выражением на лице, одет он был в богатые одежды, и его можно было принять за успешного купца если - бы не пятна крови украшавшие его, и слишком длинный для купца мечь, висевший на его поясе . Другой был высокий и страшно худой, одет он был в серую рясу, и не смотря на его худобу от всей его фигуры веяло силой, гораздо больше человеческой.
  -Мы не думали трогать вас, нам нужен был караван, но он пошел по другому пути, а вы оказались здесь. Теперь вы - наша добыча. Обычно мы не берем в плен солдат, за них цена меньше чем за курицу в базарный день, но с паршивой овцы хоть шерсти клок. Мы продадим вас на ближайшем рынке , за любую предложенную цену. Надеюсь, вы понимаете, что это значит: чем ниже цена, тем меньше хозяин ценит такого раба, и тем меньше этот раб живет. Может быть, нам повезет, и мы продадим вас в храм на пропитание демонам, но от этого меньше повезет вам.
   - Эй! Заковать их! Тут же к неподвижным людям подошло несколько разбойников, поднесли кандалы, чуть позже подошел кузнец, и по очереди заковал всех членов отряда , и только потом колдун снял с них заклинание неподвижности. После этого главарь разбойников отдал колдуну мешочек с деньгами и двух лошадей, прежде принадлежавших солдатам, и тот покинул лагерь.
   -Теперь будем знакомиться поближе, меня зовут Сетгорн, когда обращаетесь ко мне, добавляете: хозяин или господин. Понятно? Он подошел к Лонгару:
  -Ты был командиром, скажи своим людям как меня нужно звать?
  -Тебя звать Сетгорн, но нужно ли нам звать тебя? Ты ведь и так от нас далеко никуда не уйдешь!
  - Шутник, ты я вижу, ничего не понял. Сетгорн повернулся к своим людям и сделал знак рукой, тут же подошло несколько разбойников, повалили Лонгара на землю, двое растянули его за цепи на руках и ногах, а двое других взялись за плети.
  - Теперь вы увидите: как обучают правильно обращаться к своему хозяину. И на спину и плечи пленника посыпались удары.
  - Так как меня звать? обратился разбойник к Лонгару.
  Тот ничего не ответил.
   - Не надо, мы поняли тебя, раздался голос Рона, друга и заместителя Лонгара.
  - Так как ко мне нужно обращаться ?
   - Господин Сетгорн.
  - А еще как?
   - Хозяин.
   - Запомните это ! Отпустите его. Лонгара перестали бить и отпустили, товарищи помогли ему подняться. И еще: за малейшее неповиновение провинившийся будет наказан, но вместе с ним понесет наказание так же и невиновный. Кто это будет? Я сам выберу, и накажу его вдвойне, так что подумайте, прежде чем огорчить меня. А теперь пошли.
   После этих слов их всех сковали одной цепью, лошадей, прежде принадлежавших солдатам, согнали в небольшой табун, и пустили впереди. Затем пленников окружили конные разбойники, и караван тронулся в путь.
   Дорога от границы до невольничьего рынка заняла несколько недель, это было очень тяжелое путешествие. Шли все время на юг, зеленую степь постепенно сменила выжженная солнцем пустыня. Пыль, поднявшаяся с дороги, покрыла их, сделав лица серыми и одинаковыми, солнце немилосердно жгло плечи, быстро покрывшиеся стараньями надсмотрщиков кровавыми рубцами. Разбойники проявляли в пути о лошадях больше заботы, чем о людях, подчеркивая, как низко теперь они ценятся. Воды пленникам давали всего, по несколько глотков в день. Двое не выдержали этого пути и умерли, и только после этого, хозяин, сообразивший, что добыча буде еще меньше, приказал чаще останавливаться на отдых, и давать воды больше на пару глотков. Почему они безропотно пошли на невольничий рынок, почему они не вынудили своих пленителей убить их где-то в пути? Просто погибнуть мало доблести, и пока жива надежда на освобождение, любой ценой, нужно жить! И только когда надежда пропадает, только тогда умирает человек. Всю дорогу Лонгар с товарищами искали малейшего удобного случая, которых мог дать хоть какой то шанс освободиться, но охранники ни разу не ослабили бдительности, прекрасно зная, какой товар достался на этот раз.
  Но все когда-нибудь заканчивается. Стены города, куда их привели, можно было бы приветствовать как окончание пути, если бы это сулило избавление от цепей. Город был совсем небольшой, людей в нем могло жить столько, что все должны были бы знать друг друга, но все дома были отгорожены один от другого высокими каменными заборами. Улицы были серыми, пыльными и узкими. Прохожие редко встречались тут, а при встрече, не приветствовали друг друга, а старались как можно быстрее разойтись в разные стороны, и поскорее забыть встречного. Как не похоже было на города Вальгаарада. Где соседи приветствовали друг друга, а не отворачивались, как от прокаженных.
   Утром, перед тем, как вести свою добычу на рынок, хозяин приказал снять остатки одежды со своих пленников. Чтобы покупатели могли оценить их мускулы не только на ощупь, но и взглядом. Их привели на торжище, хозяин нанял зазывалу, и тот принялся зазывать покупателей, расхваливая товар, рассказывая про их силу и выносливость, и прося при этом такую низкую цену, что в начале собралась порядочная толпа, желающих приобрести работников. Пленники выглядели покорными, но собравшиеся были достаточно опытны, чтобы определить, что эта покорность только внешняя, и большой выгоды от приобретения не получишь. Весь день они провели на рынке, к ним подходили, щупали мышцы, смотрели зубы, но никто не решился купить ни одного из отряда. Видя такое, хозяин рассвирепел, и свою злобу выместил единственно известным ему способом, что не прибавило им ни здоровья, ни товарного вида.
   Прошло еще два дня торга, которые заканчивались так же, как и первый. Если бы Сетгорн привел свой товар в столицу Сализантра Секер, то там можно было продать их в Арены , где рабов убивали просто для развлечений. Такой товар, как в этот раз, пользовался там большим спросом. Но вести их в столицу, постоянно ожидая, что пленники в отчаянной попытке обрести свободу, смогут воспользоваться, каким ни будь, случаем, и попытаются или убежать, или напасть на своих охранников, было рискованно. На такое Сетгорн идти не хотел, и поэтому днем он пытался продать свой товар, а по вечерам пытался вколотить в них покорность. На головы несчастных сыпалась отборная брань , а на их плечи не менее отборные плети, когда рядом раздался женский голос:
  -Подожди, если ты мне дашь поговорить с ними, то я может быть, куплю их у тебя всех .
  - Говорите, госпожа, если вам так угодно. Связался с ними как с фальшивой монетой! Знал бы - убил на месте, а не тащил бы их сюда, одной воды на них сколько ушло!
  - Если мой разговор с ними меня устроит, я оплачу все твои расходы.
  - Среди вас есть кто-нибудь, кто может говорить от имени остальных? Обратилась к пленникам женщина.
  Лонгар с трудом поднялся на ноги, его шатало от слабости , а все тело болело от побоев, но он старался стоять прямо как только возможно, и смотреть на говорившую. Это была совсем молодая девушка одежда полностью закрывала всю её фигуру, не давая солнцу ни малейшего шанса коснуться её кожи, у неё было очень бледное, красивое лицо, и огромные черные глаза, которые , казалось, занимали пол лица, и эти глаза смотрели с сочувствием на сидевших перед нею людей.
  - Так получилось, что мои спутники по пути домой почти все погибли по разным причинам, а вернуться мне необходимо как можно скорей, а надежное сопровождение найти быстро не получится. Предлагаю вам сделку: я сейчас выкупаю вас, вы провожаете меня, куда я вам укажу. В дорогу, я дам вам ,другую одежду и оружие, взамен отобранного у вас, а на месте вы получаете полную свободу, и возможность идти на все четыре стороны. Если вам показалось, что это очень маленькая цена за вашу свободу, то вы ошибаетесь, путь долгий и трудный, и мне может понадобиться все ваше умение воинов.
  - Госпожа, мы согласны, но если идти надо завтра, то тут мы не помощники, нам всем нужно хотя - бы несколько дней, чтобы набраться сил, в таком состоянии мы будем только обузой в пути.
  - Неделя у вас будет. Готовы ли вы поклясться мне, что не предадите и не бросите в дороге ?
  - Готовы!
  - Ну тогда договорились! Эй, хозяин! Сколько ты хочешь за всех?
  Подбежал хозяин, и подобострастно кланяясь и приседая, принялся жаловаться как дорога вода в дороге, сколько её выпили пленники , да сколько еды съели, принялся повышать цену. Начался торг, несколько раз, казалось, сделка может сорваться, а с ней пропадет надежда на жизнь и свободу. Но все, когда то, заканчивается, хозяин с незнакомкой ударили по рукам, она отсчитала монеты, после чего позвали кузнеца, который снял цепи. И, наконец, можно было уйти с проклятого места. Отряд с большим трудом смог подняться, руки и ноги после тяжелых цепей плохо слушались, от голода и слабости людей шатало.
  - Не беспокойтесь, идти не далеко.
  Действительно, через несколько шагов, показался постоялый двор. Внутри их встретил хозяин, он низко поклонился женщине. Та приказала провести своих спутников туда, где они смогли бы отдохнуть и помыться, также приказала привести им утром лекаря. Владелец двора позвал слугу и приказал отвести солдат в сарай.
  - И только смотрите, не попадайтесь благородным господам на глаза, не шастайте куда попало. На вас смотреть противно, распугаете мне постояльцев- выгоню, будете ночевать за воротами города! Понятно?
  -Мы поняли вас господин, и не потревожим покой ваших благородных гостей.
   Сарай, в который их привели, был полон свежего душистого сена, слуга принес им воду в кувшине, холодное вареное мясо хлеб и не много овощей.
  - Чтобы вымыться: вот ведро - вон колодец, как все заснут, придете и помоетесь, чтобы вас никто не испугался, а утром придет лекарь, он осмотрит ваши раны, а пока ешьте и отдыхайте.
  Поев, и вымывшись, все почувствовали себя намного лучше, даже раны стали меньше болеть, у недавних пленников появилась надежда обрести свободу и возвратиться домой, тень близкой смерти отступила от них. С такими мыслями, полными светлых надежд они заснули. Рано утром ещё не рассвело, трактирный служка привел лекаря. У него была такая же бледная кожа и темные, огромные глаза, как и у их спасительницы, отчего сразу становилось ясно, что лекарь также был частью свиты, сопровождавшей её.
   Осмотрев всех лекарь дал Лонгару баночку с мазью, приказав мазать рубцы на спинах и раны от кандалов, и сказал, что через несколько дней, отряд окрепнет настолько, что сможет отправиться в путь.
   В этот день, и несколько следующих, сторожевых волков никто не беспокоил, им приносили пищу и воду, и не тревожили никакими поручениями. Мазь, которую им дали творила чудеса, раны заживали буквально на глазах. Силы быстро прибывали благодаря хорошему отдыху и молодости. В один из дней, вечером, когда сумерки начинали сгущаться над постоялым двором, к ним пришла сама их новая хозяйка, с ней пришел еще один человек, он был так же закутан в одежду, и имел такие же черты лица, как и лекарь с госпожой. Слуга принес узел с одеждой и оружием.
  - Это вам, завтра опять придет лекарь, осмотрит вас, и скажет, когда мы сможем выходить.
  - Госпожа, не назовете ли вы нам свое имя, что б знать, кого нам благодарить за наши жизни.
  - Мы не называем своего имени за пределами наших городов.
  - Простите, если обидели вас.
  - Я не обижена. Пока разбирайте одежду и оружие и отдыхайте.
  Она развернулась и ушла, за ней ушел и её слуга. Лонгар с отрядом подошли прежде всего, к оружию, мечи, кинжалы были выкованы из необычного металла, это не была привычная сталь. Металл был очень легким, но прочным, светлого цвета, рукояти на мечах были очень удобными, и по рукоятям и по лезвиям вились необычные руны. Потом пришла очередь одежды, она была из постой но прочной ткани, непривычного покроя, но она хорошо защищала от палящих лучей солнца, и при этом в ней не было жарко.
  Одевшись и разобрав оружие, отряд снова стал похожим на отряд, а не на банду оборванцев, какими они были несколько дней назад.
  Лекарь пришел также как и в первый раз, очень рано, осмотрев всех, сказал, что сегодня вечером можно отправляться в путь. К вечеру набрать во все фляги воды, и быть готовыми выступить по первому приказу, продовольствие уже собрано, обоз готов, и все ждут только знака врача, о том, что сопровождающие готовы к дороге.
   В конце дня, когда полуденная жара начала уходить, пришел слуга, и приказал идти за ним. Они прошли через весь постоялый двор. Никакой суеты, обычно сопровождающей сборы в дальни путь, не было. Караван был совсем небольшим, всего три груженные повозки, с какими то тюками, и повозка с бочкой воды. Везти их должны были несколько верблюдов, незаменимых спутников человека в пустыне. Лонгару с отрядом предстояло идти пешком. Когда убедились, что все спутники в сборе, караван покинул город. Дорога была хорошо укатана, идти по ней было легко, и так как жара уже спала, шли быстро и до наступления темноты прошли столько, что город совершенно скрылся за горизонтом.
  Когда тьма сгустилась настолько, что дорога была уже не видна, остановились на привал. Так продолжалось несколько дней: выходили затемно, самое светлое и самое жаркое время пережидали на привале, и выдвигались в путь только по вечерам, и шли уже до самой темноты. Хозяева каравана никогда не показывались на солнце без плотных одежд, свою особенность они объясняли тем, что живут в очень глубоком ущелье, и солнечный свет почти не проникает к ним, поэтому солнце может оставить очень сильные ожоги на их коже. Объяснение было вполне правдоподобным и никаких подозрений не вызывало.
   На одном из дневных привалов, когда хозяева каравана закрылись в своих плотных шатрах, Лонгар и его товарищи решили разведать местность вокруг, на наличие опасности. Для этого отряд несколькими группами разошелся в разные стороны от лагеря. Местность вокруг была засушливая и пустынная, до самого горизонта были только песок и камни. Вокруг не было никаких следов других караванов, и даже сама дорога постепенно исчезала, подчеркивая пустынность местности.
  Лонгар собирался уже возвращаться к лагерю, как его внимание привлек какой-то предмет ярко блестевший на солнце. Подойдя поближе, он и его товарищи увидели скелеты воинов, в полностью истлевших доспехах. Все кости были на своих местах, что говорило о том, что ни звери, ни птицы не тронули павших, и говорило о полнейшей безжизненности этих мест. И одно это казалось очень странным, их наняли для охраны там, где охранять было не от кого.
  У павших воинов было оружие из стали, при других обстоятельствах его бы не тронули, но путь был неизвестным, а оружие, данное им было хоть и удобным, но очень непривычным, поэтому взяли более привычное, предварительно похоронив останки по всем правилам, чтобы духи павших не тревожили живых.
   Прошло еще несколько дней пути, местность вокруг постепенно начала меняться, снова явилась дорога, которая вела их к горам, появившимся на горизонте. Но ни одного дерева, ни одной травинки так и не встретилось им на пути. Помня о своей находке, Лонгар с отрядом расходовали воду экономно настолько, насколько это было можно. И лишь только когда на одном из привалов встретился колодец, только тогда они напились вволю, и наполнили свои фляги свежей водой.
   После одного из ночных переходов, они увидели, что путь им преградили отвесные скалы, их можно было бы сравнить с неприступной стеной, если бы их не прорезало глубокое ущелье. И их дорога пролегала по дну этого ущелья. Дорога была широкой и достаточно ровной, но скалы по обе стороны были настолько высокими, что полуденное солнце заглядывало в ущелье лишь на несколько минут, а все остальное время внизу царил полумрак. И караван шел теперь днем, а по ночам отдыхали. Во время такого отдыха, к отряду подошла хозяйка каравана.
  - Завтра еще до полудня мы придем на место, ночью вы отдохнете у нас, а утром можете быть свободны. Вы честно выполнили наш уговор, а я выполню свои обязательства. Перед тем, как вы уйдете, вам расскажут, как добраться до вашего дома.
  - Большое спасибо, госпожа, вы очень добры.
  - Не за что, отдыхайте.
  Действительно, еще до полудня показался замок, построенный из того же камня, из которого состояли скалы вокруг. Частично он был в скале, частично построен вокруг скалы, и поэтому казался творением скорее природы, чем человеческих рук.
  Обитатели замка появление каравана приветствовали радостными криками, хозяйку с большим почтением проводили внутрь, уставших путников проводили в комнаты, принесли им поесть. Молоденькие служанки с таким восторгом смотрели на воинов, и так настойчиво предлагали растереть им уставшие спины и плечи, и помочь им вымыться с дороги, что некоторые не стали отказываться от помощи.
   Вечером их позвали за стол отпраздновать благополучное возвращение. В последний момент, пред тем как идти на пир, Лонгар и Рон , сами не зная почему всунули в голенища сапог металлические ножи, найденные ими в дороге, глядя на них еще несколько человек сделали то же самое. Пояса с подаренным оружием тоже одели. Столы накрыли в самом большом зале замка, все стены зала были покрыты светящимися рисунками, краски на которых причудливо смешиваясь и переплетаясь создавали впечатление то открытого неба, то предрассветного утра, то лунной ночи. Освещали зал рои маленьких мерцающих шариков хаотично летающих над головами пирующих.
  За столами их уже ждали, возле каждого из воинов село по две девушки, взявшие на себя заботу, чтобы их гости не скучали и не голодали. Когда пир был в самом разгаре, открылась дверь в глубине зала, и от туда вынесли носилки на которых сидела закутанная в серую вуаль фигура , все светящиеся шарики тут же собрались над головой фигуры, все почтительно замолчали и встали из-за столов.
   - Я вижу, все собрались. голос говорившего был похож на скрип старого дерева. Поблагодарим судьбу за то, что она опять благосклонна к нам. Можете продолжать пир!
  И тут за столами произошла разительная перемена , радушные хозяева, набросились на своих гостей , их лица до этого светившиеся заботой и гостеприимством, исказились в трансформации, превратившись в звериные морды волков и вепрей. Они принялись рвать и кусать их, девушки, ухаживавшие за столами за своими гостями, принялись рвать еще живых людей на куски, жадно поглощая живую плоть. Нескольким воинам удалось вскочить из-за столов, и они отбивались от наседавших на них чудовищ. Подаренное оружие не оставляло никаких следов на шкурах оборотней, тогда как железо причиняло им мучительные и смертельные раны. Оборотни раз за разом нападали на солдат, те отбивались из последних сил, и после каждого из натисков, оставалось людей все меньше и меньше, все больше воинов становилось добычей. И вдруг все разом закончилось. Оборотни снова превратились в людей.
  
  - Время охоты окончено, вы можете уходить, до темноты мы вас не тронем, День ваше время, ночь наше. Уходите, охота продлится еще две ночи, после, кто останется жив, будет в безопасности.
   Все расступились, выпуская оставшихся в живых солдат из замка.
   Не убирая оружия, и не расслабляясь ни на минуту, Лонгар и его товарищи поспешили к выходу. На дворе начинался рассвет. Возле ворот лежало два рюкзака и несколько фляг с водой.
  - Забирайте, это ваше, мы предпочитаем здоровую дичь, и интересную охоту. Если вы будете голодными, и будете думать о воде, охота будет не интересной.
  Лонгар со спутниками взяли мешки с едой и воду и направились к выходу из ущелья, справедливо полагая, что вне стен это каменной западни спрятаться будет легче.
   Выйдя из проклятого замка, Лонгар оглядел своих спутников, их осталось всего четверо Рон, верный и надежный друг, они с Лонгаром похожи как братья и не только поступками но и мыслями, Сыч невысокий немногословный надежный как скала, Флейдж, резкий, порывистый сначала скажет, потом подумает, но хороший боец и непревзойденный лучник. Из двенадцати, две трети отряда стали добычей и пропитаньем для оборотней. И не он ли отвечая, за всех привел своих людей на погибель.
   -Не казни себя командир, обратился к нему Рон, мы все рады были избавиться от гостеприимства Сетгорна. И готовы были отправиться от него даже к черту на рога, лишь бы хоть какая-то надежда на свободу.
  - Да, свобода, но какой ценой? И сможем ли мы сами выжить ?
  - Ничего, пока мы живы, то мы еще не умерли, и поэтому надо выбираться отсюда.
  - Да, ты прав, Сыч ,Флейдж пока мы шли по ущелью, вы не видели какой ни будь тропы в сторону, что б не возвращаться по прежнему пути.
   - Не далеко была не большая расщелина, идущая вверх, нужно посмотреть может можно подняться по ней.
  - Пошли посмотрим.
  Действительно, это была очень узкая расщелина, которая почти вертикально поднималась вверх, но при должном везении, подняться по ней было можно.
   Это был очень тяжелый подъем, казавшийся бесконечным, пальцы быстро изранились об острые камни, но они упрямо поднимались вверх, все выше и выше. Почти не отдыхая, они поднимались весь день. И наконец, показался золотой солнечный свет, и почти на исходе своих сил они поднялись на верх.
   Расщелина вывела их на небольшую поляну на горном плато, густо заросшем лесом. Ущелье, их которого они выбрались разрезало это плато на две части. И почти у самой кромки леса, там, где начиналась тень от деревьев, стояла та, которая и привела их в это проклятое место. Сколько сил потрачено понапрасну! Но они так просто не отдадут свои жизни, а заберут с собой к праотцам, столько чудовищ, сколько только смогут! И первой будет обманувшая их. Жаль только находится она слишком далеко для удара мечом.
   - Подождите, если вы выслушаете меня, я помогу вам.
   - Большое спасибо, вы уже помогли, восемь наших товарищей стали для вас едой! А нас вы решили сначала приготовить, или сырыми есть собрались?
   - Вы тоже охотитесь, и едите мясо, при этом у тех, на кого вы охотитесь, нет никаких шансов спастись, а вам этот шанс дается.
   - Ну да, оружие, которое вы нам дали не причиняет никакого вреда вашим сородичам!
   - Если мы дальше будем обвинять друг друга, то наступит ночь, и ваши шансы спастись уменьшатся ещё больше, чем сейчас.
  - Говорите, но не долго.
   - Мы боимся текущей воды, здесь есть поблизости ручей, если вы успеете дойти до него, то ваши шансы возрастут. Еще мы не любим огня, и солнечного света, хотя они нам и не смертельны. Нас можно убить железом и серебром, осина оставляет на нашем теле сильные ожоги. И еще, среди нас есть те, кто умеет оборачиваться не только в волков и диких кабанов, но и в сов и летучих мышей. Оружие, которое вам дали, если его прислонить к очень быстро вращающемуся точильному колесу, чтобы было очень много искр, может вспыхнуть, светом, похожим на солнечный, который ослепит и отпугнет нас. Только такое очень редко случалось, проще стружку и мелкие опилки от оружия кинуть в горящий костер, они тоже вспыхнут, но не надолго, просто будет очень яркая вспышка. Вот вам такие опилки. Она вытащила из складок своей одежды небольшой мешочек, и бросила в их сторону.
   - Почему мы должны верить вам.
   - Можете не верить. Я не заставляю. Но я обещала отпустить вас.
  - Можно было просто не вести нас к вашему столу.
  - Ваш хозяин просто забил бы вас, а так у вас есть шанс на спасенье. Мне просто стало вас жалко.
  - Ну да, пожалел волк кобылу.
  - Уже скоро стемнеет, и если вы останетесь здесь, вас очень быстро найдут, ведь не одна я умею летать.
  - Хорошо, в какой стороне находится ручей.
   - Я вам покажу.
   - Командир, а вдруг она нас приведет как раз в засаду к своим?
  - У тебя есть другие предложения Рон? Если нет, тогда пошли быстрей. Показывайте дорогу. Только идите так, что бы мы все время вас видели, госпожа.
   - Идите за мной.
   Все пошли вслед, нельзя сказать, что Лонгар с друзьями поверили женщине-оборотню, но и других предложений не было, через две ночи, если они останутся живы, тогда можно будет и поверить, а пока остается быть все время настороже.
   Действительно, скоро сначала послышалось журчанье ручья, а потом показался и сам ручей. Это был совсем небольшой ручеек, его можно было прейти вброд за два шага, но через ручей был переброшен самый настоящий мост, который начинался задолго до воды, и пролегал очень высоко над ней. По этому мосту можно было предположить, что речушка сильно разливается после дождей, или весной, но не было никаких следов разливов.
   -Если разобрать мост, то вы задержите преследователей, и если повезет, то на всю ночь. А на следующую ночь, вы можете воспользоваться той информацией, которую я дала вам. Прощайте.
  - Нет, стой! воскликнул Флейдж, Лонгар, давай оставим её заложницей у нас. Если она обманула, то она умрет первой!
  - Как ты удержишь её, когда она обернется совой?
  - Летучей мышью. Я обращаюсь в летучую мышь. Если не верите, я останусь сама. Только поспешите, разберите мост.
   Это было очень не легко разобрать мост, его построили настолько надежно, что по нему можно было провезти обоз, груженый камнями, и тот выстоял бы. Но желание жить предавало сил, и мост все-таки поддался. Бревна, из которых он состоял, перетащили на противоположный берег, подальше от воды. А сами отправились вглубь леса, стараясь уйти как можно дальше от возможных преследователей.
   Но в лесу темнеет очень быстро, и далеко уйти, не вышло. Для ночлега выбрали место не далеко от воды. С одной стороны, их защищал невысокий валун, с другой стороны ручей. Между валуном и ручьем развели не большой костер, но сухих веток собрали как можно больше, чтобы в любой момент можно было развести огонь как можно сильнее. Все поужинали припасами, данными им, установили дежурство на ночь. И, не занятые в дежурстве, легли отдыхать, а девушка - оборотень устроилась на ночь как можно дальше от костра . Первым выпало дежурить Лонгару, сначала он просто сидел и прислушивался к ночному лесу, костер горел еле-еле, слегка потрескивая и разбрасывая вокруг не большие искры, было очень тихо.
   - Лонгар, о чем ты думаешь? Раздался тихий голос из тени от валуна.
   - Я думаю, что я подвел своего командира, потерял отряд, неизвестно, буду ли я жив через два дня. О том, что я не могу понять, зачем вы пошли с нами, почему помогаете нам. Или только задерживаете и отвлекаете нас. Я многое не понимаю, и это меня беспокоит.
   - Я вам помогаю потому, что виновата перед вами. Я подала вам надежду, и обманула. Мы не испытываем постоянную жажду крови, многие не охотятся на людей. Такая пища нужна в основном нашим старейшинам, потому, что они появились первыми в результате опытов древних колдунов. Очень давно темные маги возомнили себя равными богам, и решили улучшить свою стражу, создав для себя полу -волков полу -людей, полу- вепрей полу- людей и так далее. Но у них что-то пошло не совсем так, как они рассчитывали. Первое поколение действительно было очень агрессивным и очень сильным, многие до сих пор живы, но они уже немощны и не могут охотиться сами. В следующих поколениях уже не было той силы и агрессивности, у них не было такого долгого века, человеческие черты все сильнее проявляются в нас. Но и звериные не исчезают. Поэтому мы живем как можно дальше от людей. Мы охотимся в лесу на животных. Но раз пятьдесят лет мы приводим людей для наших старейшин. Они не виноваты в том, что они такие, им уже не много жить осталось, а нам с детства внушали уважение и почтение к ним, и мы не можем их ослушаться.
   - Ну ладно, твои сородичи убили наших товарищей, а почему нужно охотиться за нами?
  - Вы знаете дорогу к нашему убежищу. Нас не очень много, и нас легко уничтожить, днем мы практически беспомощны. Это наша защита от людей.
  - А почему нас не убили сразу? Почему дали уйти?
   - Это тренировка для наших бойцов. Еще никто не смог уйти во время охоты, так что шансов у вас не много. Но в одном вы можете быть твердо уверенны, я сделаю все возможное, что бы вам помочь, и после второй ночи охота на вас прекратится. Вам дадут уйти.
  - А вы? Что будет с вами?
   - Не знаю, среди своих мне жить больше не разрешат, а люди меня не примут.
  - Может, не нужно было помогать нам?
   - Ты не поймешь. Я больше не могу так, и не человек, и не летучая мышь. Трудно жить, когда не знаешь - кто ты.
  Между ними повисло молчанье, которое Лонгар не мог развеять, никакие слова не могли выразить его чувств. И ничего не нарушало тишину, только слабое потрескиванье костра, который, казалось, тоже рассказывал свою историю, понятную только ему.
   Пришла пора сменяться, Лонгар разбудил Рона и лег отдыхать. Едва он начал проваливаться в сон, как от разрушенного моста послышались шум, и злобный волчий вой. Все вскочили и схватились за оружие.
   - Не торопитесь, так быстро они не перейдут воду.
   - А почему мы должны верить тебе? огрызнулся Флейдж, может, ты просто врешь нам, чтобы твои сородичи быстрее нас нашли ?
   - Замолчи! прикрикнул на него Рон , ты можешь что ни будь предложить? Нет? Тогда заткнись.
  Действительно, шум от ручья не приближался. Он даже начал слегка затихать, когда Лонгар услыхал рядом собой шепот: Быстрее, брось порошок в костер, только отвернись от огня!
  Лонгар быстро нашарил у себя на поясе мешочек, достал горсть порошка, крикнул: Отвернитесь от огня ! и бросил порошок в пламя. Пламя ярко вспыхнуло, белым ослепительным светом, несколько бесшумных теней, приблизившихся к ним под покровом темноты, шарахнулось в разные стороны, под защиту ветвей. Одна тень упала на землю, не далеко от ручья. Это был огромный черный филин, он слепо бился на земле, пытаясь взлететь. Одно неловкое движенье, и крыло попало в воду ручья, филин мучительно закричал, мгновенно превратился в высокого мужчину, теперь уже рука, попавшая в воду, почернела, и покрылась волдырями, затем плоть с руки стала отпадать огромными хлопьями, чернота стала быстро подниматься вверх. И вот уже не только кисть руки осыпается, а и плечо, шея, грудь, лицо человека почернели и рассыпались. И вот уже только горсть пепла лежит у воды. Быстрая и безжалостная смерть потрясла друзей, и похоже не только их из леса, куда улетели ночные гости, не раздавалось ни звука.
   Внезапно, со стороны леса в них полетел целый рой стрел, но он не смог причинить никакого вреда людям, стрелы просто попадали к их ногам. Нападавшие попытались еще раз достать беглецов стрелами, но опять безуспешно. Свет от костра мешал видеть, что происходит вокруг, лишь было слышно, как оборотни совещаются между собой. Через некоторое время со стороны леса приблизилась бесшумная фигура. Подошедший остановился на самой границе света и тьмы.
  - Вам помогает кто-то из нашего народа, мы хотим знать кто. Пусть он выйдет сюда и назовет причину своего поступка.
  Девушка-оборотень вышла из тени, стала видна подошедшему. Он грустно улыбнулся, увидев её.
  - Я так и думал. Ты не боишься, что люди не примут тебя?
  - Боюсь, но иначе я не могу.
  - Хорошо! Подойди сюда, обратился он к Лонгару, тебя не тронут. Я хочу говорить с тобой.
  Лонгар спрятал свой мечь в ножны и вышел из укрытия.
  - Подойди поближе.
  Лонгар подошел.
  - Можете уходить, вас больше не тронут, но об одном я хочу попросить только тебя. Береги мою дочь, в убежище я смог бы её защитить ото всего, но она выбрала другой путь. И если ей будет суждено умереть, дай ей легкую смерть. А теперь дай нам попрощаться: перенеси её через ручей.
  Лонгар выполнил его просьбу. Дочь подошла к отцу, он притянул её к себе за плечи, и нежно обнял, затем он что то прошептал ей на ухо, затем отодвинул её от себя, долго всматривался в лицо дочери, потом отпустил, резко развернулся и пошел прочь. Потом в лесу раздался шум крыльев, оборотни прокружились над ними, и улетели прочь.
  - Почему вас так легко отпустили, госпожа? спросил Лонгар .
  - Я только наполовину они, моя мать была обычной женщиной. Вернее не совсем обычной, она была деревенской колдуньей, помогала крестьянам, лечила их скот. Как-то в лесу она встретила моего отца, его ранил охотник, и отец умирал от раны. Мама его вылечила, а потом отец стал навещать её, потом родилась я. До десяти лет я жила с мамой, а потом пришли темные жрецы, они запретили колдовать всем, кроме их, мама ослушалась, её убили, а отец забрал меня к себе.
  - А как же люди в деревне? Как они относились к вам?
  - Они не знали кто мой отец, и потом, я почти не отличаюсь от людей, все что представляет опасность для моего народа, не опасно для меня. Единственно, что роднит меня с отцом, это то, что я могу превращаться .
   Остаток ночи прошел спокойно, после бессонной ночи все решили хорошенько отдохнуть, прежде чем отправляться в дорогу.
  - Нам нужно идти на север, там наш дом. Есть ли туда дорога ?
  - Прямой дороги нет. Нужно будет идти сначала на восток, так вы выйдите на старую дорогу, которая идет в нужном вам направлении. Но эта дорога идет мимо храмов темных жрецов, идти по ней опасно не только ночью, но и днем.
  -А есть ли здесь поблизости какая-нибудь деревня?
  - Зачем?
  - Может, получится , что мы раздобудем лошадь.
  - Вы решили её украсть?
  - Почему украсть?
  - У вас нет ни денег, ничего, за что можно было бы купить её или обменять.
  - Можно заработать.
  - А зачем вам нужна лошадь?
  - Для вас. Вам тяжело будет все время идти пешком.
  - Если мне будет тяжело идти, я могу лететь.
  - Тогда пошли.
  Новая спутница в пути не отставала от своих сопровождающих, и не доставляла хлопот, шли они достаточно быстро и еще до полудня вышли на дорогу, она выглядела почти заброшенной, вероятно ей редко пользовались. Но все равно решили идти вдоль неё по лесу, стараясь идти так, что бы их не заметили проходящие время от времени жрецы, и сопровождающие их солдаты.
   Пятнадцать лет назад, когда Лонгар и Рон были еще мальчишками, они слышали истории о том, как двое волшебников вызвали на битву Темного Лорда, сильно ослабили его, наполовину прогнав из этого мира, но погибли сами, оставив после себя пророчество: "Изгнанный вновь вернется в мир творить зло, так будет до тех пор , пока на его пути не встанут воин и колдун, и не прогонят его навеки, разрушив его святилище". Союз этот был известен: лорд Артой, наследник Вальгаарада, и его двоюродный брат Корис. Кроме того они были еще и в дальнем родстве с Темным Лордом, пока он был еще человеком и до того, как тот стал демоном этого мира.
   Лорд Артой командовал пограничными отрядами, и Лонгар его не раз видел, и даже проходил обучение в одном с ним отряде. Так как по обычаям Вальгаарада только тот мог стать правителем и хорошим военноначальником, кто знает службу не понаслышке, а сам испытал на её на себе. Такой правитель никогда не будет требовать от своих людей ,невыполнимых задач, но и сам не останется в стороне от жизни своего народа, будет понимать надежды и стремления своих подданных. Лорд Артой должен был стать именно таким правителем, так как он своими поступками не раз доказывал, что он в полной мере оправдывает возложенные на него надежды. А его советник и придворный маг Корис проходил обучение у самых могущественных колдунов страны, и во многом превзошел своих наставников.
   Родители Лонгара рассказывали ему , что в ту ночь, когда родились Артой и Корис, все небо сияло разноцветными огнями, и было светло как днем. И толкователи говорили, что в эту ночь родились избранные, которые совершат великие подвиги и будут равны по своей славе древним Богам.
   Сам Лонгар родился на месяц позже своего лорда, и бесконечно гордился своей службой под его началом. Теперь его больше всего мучило сознание того, что он так нелепо попал в плен, потерял свой отряд, и подвел своего командира, лорда Артоя. И единственной его мыслью было как можно быстрее вернуться домой и выследить разбойников, напавших на них и выведать имя колдуна, помогающего разбойникам. И предать их всех суду.
   Так они продвигались вдоль лесной дороги несколько дней. Движение по ней не было оживленным, очень редко проезжали обозы с солдатами, и не большие отряды стражников, сопровождавших чиновников, спешащих с поручениями от Темного Лорда. И поэтому они сразу обратили внимание на черную повозку, катившую в том направлении, в котором продвигались и они. В середине повозки торчал шест, к которому был привязан человек, по бокам ехали на лошадях два охранника, правил повозкой жрец, одетый в черный , бесформенный балахон.
  - Жрецы повезли жертву темным, сплюнув на землю, сказал Сыч.
  - И часто они приносят такие жертвы? Поинтересовался Лонгар у их спутницы.
  - Нет это очень опасное даже для них колдовство. Демоны, вызванные таким образом, бывает, выходят из повиновения и нападают на своих хозяев. Но если жрецы оказываются сильнее, демоны служат им как верные псы, нападая на того, кого им укажет их хозяин. Еще при помощи жертвоприношения можно вернуть сильного колдуна из потустороннего мира. Поговаривают, что для возвращения Темного Лорда принесли в жертву несколько человек, и теперь для поддержания его сил постоянно нужны свежие жертвы. Так будет до тех пор, пока он не убьет избранников пророчества.
  - Если это хоть не много ослабит Темного Лорда, то надо помешать им.
  - Я всегда знал, что не умру спокойно - ответил Сыч - ну и что ты можешь предложить. У нас нет ни лука ни пращи, а без коней мы их не догоним.
  - Едут они медленно, и когда-нибудь остановятся переночевать или отдохнуть, и тогда мы нападем на них, а пока будем идти вслед.
  - Хорошо, посмотрим, что будет дальше, а пока пошли - сказал Сыч, и они пошли по лесу вдоль дороги, стараясь не потерять повозку из вида.
   Повозка остановилась только вечером, когда стало смеркаться. Солдаты стреножили лошадей, и развели костер . Один отправился за водой, второй остался у костра, колдун остался с пленником. Звуки, которые при этом раздавались, говорили о том, что это далеко не дружеская беседа. Лучшего момента могло не представиться и поэтому решили напасть немедленно, Рон и Флейдж отправились за ушедшим охранником, Сыч решил напасть на оставшегося, а Лонгар направился к колдуну. Свою спутницу они оставили не много в стороне, попросив её подождать.
   Осторожно, стараясь не шуметь, он приблизился к темному на расстояние броска, тщательно прицелившись, метнул нож, стараясь попасть в то место, где у людей находится горло. Так как понять, какое существо скрывается под бесформенным балахоном, было невозможно. Бросок оказался удачным, фигура упала, и осталась лежать темной бесформенной грудой. Лонгар поспешил к пленнику, что бы разрезать веревки, связывающие его, и что бы убедиться, что колдун мертв.
   Разрезав веревки, связывающие несчастного, и повернувшись к колдуну, он замер. На том месте, где должно было лежать мертвое тело, ничего не было, там лежал только плащ, который быстро таял, и вскоре и от него ничего не осталось.
  - Это не был человек, это был демон, служивший темным, ты убил тело, в котором он был заключен. И он теперь освободился и вернулся к себе в свой мир. -Послышался голос пленника.
  Теперь Лонгар смог его рассмотреть: он был очень молод, почти мальчишка, но выглядел очень уставшим и измученным, на лице были видны следы побоев, а из пореза на руке сочилась кровь.
  -Это я тебя порезал ? спросил Лонгар.
  - Нет. Это демон так питается. В его задачу входило доставить меня для жертвоприношения в Темный храм живым, а на сколько я жив было не важно; не весело усмехнулся спасенный.
  - Как тебя зовут.
  -Юрг.
  -А меня Лонгар, это Рон , Сыч и Флейдж, указал он на подошедших друзей, а это наша госпожа, мы сопровождаем её.
  - Вы из Вальгаарада? Спросил Юрг.
  - Не все, но это не важно, надо уходить отсюда, вдруг кто-нибудь еще направится по этой дороге.
   Они решили уйти подальше в лес, и там заночевать. Поймав коней охранников, и отвязав лошадь от повозки, отряд направился в сторону леса.
  - Я не много знаю эти места, тут недалеко деревня, в которой я жила. Там, я думаю, можно будет отдохнуть, там живут очень хорошие люди. И, может быть, они помнят мою маму и не много помогут нам.
  - Если вы не против, то давайте заночуем здесь, путешественник из меня сейчас не важный, сказал Юрг, и демон, охранявший меня не ушел далеко. Я не хотел бы приводить его к людям.
  -Давайте, хотя бы отойдем подальше от этого места.
   Так и сделали: отнесли тела стражников от дороги, вырыли не большую яму, забросали их листьями и ветками. И пока не стемнело совсем, отошли в глубь леса, там, за густыми зарослями кустарника развели не большой костер, такой у которого можно было бы не много согреться, и что бы его не было видно со стороны дороги.
   Поужинав, члены маленького отряда улеглись спать, наступила темная, безлунная ночь. Даже звезды были не видны из-за плотной листвы деревьев. Первым выпало дежурить Рону. Он поддерживал огонь в костре так, чтобы он слегка рассеивал ночную тьму вокруг, но не угас совсем. Уже его дежурство почти заканчивалось, как вдруг повеяло ледяным, пронизывающим холодом, показалось, что пламя костра превратилось в кусочки льда. И от этого ледяного дыханья проснулись все.
  - Быстро разожгите огонь сильнее! крикнул Юрг, дайте мне меч или нож, быстрее!
  Рон дал ему свой меч, Юрг быстро начертил им вокруг костра круг, и воткнул этот меч на пути того, кто приближался. Затем, приказал всем взяться за руки и молчать, что бы они не увидели или не услышали, а сам принялся нараспев произносить слова древних заклинаний. От древних звуков, сохранившихся еще с тех времен, когда великие силы боролись между собой, без людской помощи, казалось, пробудились силы земли и огня, и встали на защиту горстки людей, воззвавших к ним. Пламя костра поднялось вверх, и разлилось внутри защитного круга, охватив золотым сияньем стоящий людей, и маленький отряд растворился в этом пламени, стал частью костра, при этом каждый понимал, что он все-таки остался также и сам собой. И они увидели как- бы со стороны, как демон, порожденный ночью, и чьей-то злой волей потянулся через волшебный огонь к ним, отпрянул от пламени. Потянулся раз и еще раз, но всякий раз пламя преграждало ему путь. И остановившись напротив меча, защищавшего людей принялся произносить проклятья в бессильной злобе к людям, сумевшим защититься от него. Но все когда-нибудь заканчивается, и с первыми лучами солнца существо бежало прочь, во мрак леса, и пропало там до следующей ночи.
  - Ты, что , колдун?
  -Да, немного, поэтому меня и выбрали в жертву. В стране колдовство без разрешения жрецов запрещено, а я лечил людей, вот меня и настигла "великая честь" послужить кормом для демонов.
  -Тебя теперь будут искать?
  -Ну дня через два хватятся, когда обоз не прибудет к храму, а до этого вы в моей компании будете в безопасности. Если конечно нас раньше не найдет демон, приходивший сегодня.
  -А разве нельзя от него защититься?
  -Вам можно, мне нет.
  -Почему?
  -Вы не были его пищей, а я был. Он найдет меня по вкусу моей крови в любом месте, как бы далеко я ни ушел.
  Тут в разговор вступила девушка, внимательно слушавшая их до этого:
  - Если ты согласишься, то я попробую тебе помочь.
  -Как вы это сделаете?
  -Можно попытаться обмануть демона, правда, только один раз. Но если попытка удастся, он тебя никогда не найдет.
  - А что для этого нужно?
  - Мне нужно попасть в родную деревню. Я говорила: она здесь рядом.
  -Лонгар, обратилась она к командиру, это не займет много времени, а мы пару ночей сможем переночевать под крышей.
  - Я не доверяю ей, командир, сказал Флейдж, один раз она привела нас к ужину, что мешает сделать это еще раз!
  Лонгар внимательно посмотрел в глаза своей спутнице, та не отвела взгляд и не смутилась, а затем произнесла.
  - Я не вправе требовать полного доверия мне, но прошу вас поверить.
  - Хорошо, собираемся.
  Сборы не заняли много времени, позавтракав остатками провизии, полученной от оборотней, посадили на коней девушку и Юрга, и отправились в путь. День был ясный и тихий, в лесу было спокойно и не верилось, что где то живут демоны, Темные жрецы, и вообще, что где-нибудь творятся злые дела. Ветерок слабо перебирал листву деревьев, птицы беззаботно перепархивали с ветки на ветку над головами путников, на душе было легко и светло.
  Девушка уверенно вела отряд по лесной дороге, радостно приветствуя знакомые места.
  - За этим поворотом, уже будет видна моя деревня, обратилась она к своим спутникам.
  И вот, перед ними открылся вид на деревню, но это было совсем не то, что ожидали они увидеть. Ничего не было: ни домов, ни изгородей, ни людей, ни животных. Все пространство перед ними было усеяно полуобгоревшими щепками, как будто дома, и остальные постройки, начала подожгли, но не дав огню разгореться и все уничтожить, просто размололи огромными жерновами, и высыпали за ненадобностью. Среди щепок можно было различить осколки глиняной посуды, и белые костяные осколки, будто дома перемололи вместе со всеми обитателями. Никто не мог спастись в этом кошмаре.
  - Я говорил, ей нельзя верить! Вы только посмотрите, куда она нас привела, мы потеряли целый день пути, насколько ближе мы были бы к дому, если послушали меня! Воскликнул Флейдж.
  - Я был против того, что бы она шла с нами, но ты Лонгар слушаешь только себя! Она околдовала тебя, из-за неё погибли наши товарищи, а ты её слушаешь!
  - Замолчи сейчас- же, сказал Рон, может благодаря её мы ещё живы. Не забывай, где мы находились.
  Тут в разговор вмешался Юрг:
  - Это не могли сделать люди-оборотни, нет у них такой магии, и такой силы. Это сделано теми, кто может призывать и приказывать демонам. У оборотней такой власти нет.
  - Откуда ты знаешь, кто я?
  - Меня, наверное, не зря называют колдуном.
  - Много ты знаешь! не сдавался Флейдж.
  - Это - знаю! ответил Юрг. Вам ведь не только крыша над головой была нужна, а что то ещё? обратился он к девушке.
  - Я думала, что наш с мамой дом остался не тронутым, и там остались нужные мне для колдовства принадлежности, и мы с тобой сможем составить нужное заклинание.
  - А ваш дом находился в самой деревне?
  - Нет рядом.
  - Раз мы уже пришли сюда, то можно пройти ещё не много. Показывайте дорогу.
  Идти пришлось через то, что раньше было деревней. Все, что можно было сровнять с землей, было разрушено чужой злой силой. Единственно, что можно было еще угадать, так это где раньше стояли дома, и то только потому, что там щепки лежали более толстым слоем, чем везде. Даже сады, росшие возле домов, не уцелели, полностью уничтоженные колдовством. Повсюду царили тишина и запустение, даже птицы не летали в этом мертвом месте.
  
  Оставив хаос разрушения позади, путники снова вошли в лес, и там в тени деревьев, они увидели хижину, полностью уцелевшую, и даже , казалось, вполне жилую. Но подойдя поближе, все увидели, что хижина пуста, и там давно никто не живет.
  - Это ваш дом? спросил Рон девушку. Та утвердительно кивнула.
  - Ну тогда не предложите ли вы войти и отдохнуть с дороги усталым путникам? Рон попытался рассеять маленькой шуткой тяжелые мысли своей спутницы.
  Она неловко соскочила с коня, медленно подошла к двери дома, провела рукой по двери, как будто погладила живое существо, прошептала несколько слов, и дверь сама собой открылась, словно приглашая всех внутрь. Девушка обернулась к своим сопровождающим, и пригласила их войти.
  
   В доме все выглядело так, как будто хозяева на минуту вышли во двор, и могут вернуться в любой момент, и только толстый слой пыли повсюду говорил, что давно никто не живет.
  - Похоже, здесь никого не было с того времени, как отец увез меня к себе. Там ,за домом есть навес для лошадей. Там их можно накормить и напоить.
  - А где здесь колодец или ручей?
  - Там же за домом.
  Лонгар сделал знак свои друзьям, и они тихо вышли из дома, оставив хозяйку побыть наедине со своими воспоминаньями. Сыч пошел привязать лошадей, Флейдж и Рон пошли в лес, надеясь подстрелить какую ни будь дичь к ужину. Лонгар пошел в лес за сухими ветками для очага, Юрг отправился с ним. Хворост, правда, собирал один Лонгар, Юрг еще не оправился от гостеприимства, оказанного ему темными.
  - Как ты думаешь, зачем темным было уничтожать целую деревню?
  - Не знаю, мне кажется, тут хранился какой-то очень сильный артефакт, существование которого могло угрожать темным. Его присутствие до сих пор еще чувствуется.
  - Почему нельзя было просто его отнять и уничтожить, не разрушая деревню?
  - Есть такие талисманы, их всего несколько штук во всем мире, одно присутствие которых рядом с любыми силами зла губительно для них.
  - Темным служат не только демоны, но и люди, они- то могли уничтожить их?
  - Значит не могли, или не нашли. Может, наша спутница что-нибудь знает об артефакте, но она сама расскажет, когда сочтет нужным.
  Когда они вошли в дом с вязанками хвороста, они поразились перемене, произошедшей с внутри, нигде не было следов пыли, в очаге горел огонь, над огнем висел небольшой котелок, там что то кипело, распространяя вокруг аромат трав и ягод. А их спутница, наконец сняла плотную одежду, скрывавшую её. Она была в легком светло зеленом платье длиной ниже колен и с рукавами до локтей, по вороту и рукавам платья вились вышитые руны, длинные черные волосы, она откинула назад и переплела их тонким ремешком, на ногах были легкие сандалии. Перед путниками стояла не загадочная женщина-оборотень, а радушная деревенская знахарка, к которой можно прийти и за помощью и за советом.
  - Травы и сухие ягоды хорошо сохранились, напиток, который я сварила, прибавит нам сил, а мясо которое добыли Рон и Флейдж наполнит наши желудки. Нам с тобой, Юрг, нужно будет сегодня приготовиться к визиту твоего преследователя. Он голоден, и он обязательно придет. Я тут кое-что приготовила, а после ужина мы с тобой, хорошо подготовимся к встрече.
   После ужина, девушка с Юргом сходили к ручью, набрали не много глины, принесли из разрушенной деревни горсть костяных осколков. Девушка собрала лесных трав, перетерла их в небольшой каменной чаше, добавила туда не много сухих трав, при этом она все время произносила какие-то заклинанья, потом всю смесь высыпала на принесенную глину. Теперь наступила очередь Юрга, он тщательно перемешав глину, принялся лепить из этой глины фигурки людей, что то тоже шепча при этом. Когда все фигурки были готовы, осколки костей вставили внутрь, сделав из осколков подобие скелета . За всеми приготовленьями время пролетело не заметно, и начало смеркаться. Они вдвоем отправились прочь от хижины колдуньи к разрушенной деревне. Там они расставили фигурки вдоль тропинки, по которой они пришли, Юрг сел напротив, девушка провела поперек тропы черту, и начертила вокруг колдовские символы и знаки. После чего, им оставалось только ждать. Время тянулось очень медленно, начало казаться, что ничего не произойдет, но ожиданья не были напрасными. Снова подул ледяной, замораживающий ветер, и показалась темная фигура демона. Демон, увидев свою добычу, радостно заурчал и начал двигаться быстрее, казалось еще мгновенье и он дотянется до своей жертвы, но переступить черту, начерченную колдуньей не смог. Черта ярко вспыхнула осветив все кругом, демон яростно взвыл, глиняные фигурки ожили в этом свете, и вот это уже не маленькие человечки, а сильные воины преградили путь злу. Юрг с колдуньей принялись громко произносить заклинанья, а их войско , по непрекращающийся вой , подняло светящуюся линию, начерченную на земле, и вот это уже не линия, а сеть, сплетенная из света. Затем они накинули эту сеть на демона, тот взвыл как ошпаренная собака, а волшебная сеть превратилась в прочную клетку, из которой демону уже не выбраться, а призванное войско останется охранять его, пока зло не рассеется над этим местом.
   Юрг и колдунья читали заклинанья до самого рассвета, укрепляя волшебную ловушку нужными словами, и только после восхода солнца они смогли вернуться в хижину. Все это отняло у них настолько много сил, что Юрг в тот же день серьезно заболел и не смог встать с постели. Их спутница несколько дней заботливо ухаживала за больным. Видя её заботу, Лонгар, сам не зная почему, испытывал болезненное чувство досады.
   Эти несколько дней отдыха небольшой отряд посвятил заготовлению провизии в дорогу, справедливо полагая, что не каждый день удастся поохотиться, а есть хочется каждый день, коптили и вялили дичь, которую сами же и добывали. И когда настал день, в который они покинули свое лесное убежище, то покидали они его хорошо отдохнувшими, и с запасами еды, которых должно было хватить до самой границы. Их спутница рассталась с тяжелыми одеждами оборотней, когда она появилась на пороге дома, готовая к пути, её сначала даже не узнали. На ней была мужская одежда, волосы она убрала под головную повязку, полностью спрятав их. Штаны и рубашка были ей велики и сидели мешковато, но полностью скрывали тонкую фигуру, теперь её можно было принять за мальчика, увязавшегося за взрослыми в дорогу.
   Так как коней было всего три, ехали на них по очереди, а в первой попавшейся на их пути деревне, выгодно обменяли лошадей на шесть осликов. Теперь передвигаться по стране можно было гораздо быстрей. Зная, что дорога домой пролегает по очень засушливым местам, запаслись водой с огромным запасом.
   Местность до самой границы с Вальгаарадом была пустынной и безжизненной. Леса закончились, впереди лежала ровная степь, но эта степь была и самой опасной частью пути, ведь именно здесь можно было встретить разбойников и работорговцев. Вперед продвигались очень осторожно, девушка по ночам оборачивалась летучей мышью, и облетала окрестности для того что бы вовремя обнаружить опасность, и избежать нежелательных встреч. Несколько раз это спасало им жизни. Но единственной встречи, которой они хотели, встречи, со своим пленителем, не произошло. Может быть это было и к лучшему, их было всего пятеро мужчин и одна женщина, вряд ли они смогли бы достойно противостоять хорошо обученному отряду разбойников.
  Но если опасностей, связанных с людьми им удалось избежать, то природа приготовила им своё испытание. Во время одного из дней, когда они брели под палящими лучами солнца по пустыне, они сами не заметили, как солнце померкло, подул раскаленный ветер, несущий тучи песка и пыли. Ослов под сильными порывами ветра с огромным трудом заставили лечь на песок, завязали им глаза, а сами легли между животными, накрывшись сверху одеялами. Так бы они и переждали бурю, но один из ослов, или ему надоело слушать завывание ветра, или он просто устал, вдруг вскочил на ноги, и начал брыкаться, пытаясь сбросить с повязку со своих глаз. С огромным трудом его успокоили, но это упрямое животное своими копытами растоптало несколько бурдюков с драгоценной водой. Над отрядом нависла угроза гибели от жажды, ибо оставшейся воды было очень мало. Её не хватило бы, даже если-бы отряд бросил животных на верную гибель, а живительную влагу отставил только для себя.
  - Лонгар, мне нужен один день, остаться на месте, и я попытаюсь найти воду. Сказал Юрг.
  -Ты, что решил вырыть здесь колодец за один день?
  - Нет у меня свой способ.
  - Ну, что-ж если нам суждено умереть от жажды, то все равно, где это произойдет, здесь или чуть дальше. Что тебе нужно для поиска?
  - Дайте мне пустой бурдюк, и не трогайте меня какое-то время.
  Юрг взял бурдюк, и отошел от отряда. Там он сел на песок, скрестил ноги, и замер в такой позе. До самой темноты он так и не пошевелился.
  Девушка, с наступлением темноты, снова обратилась в летучую мышь, и как это уже было принято, полетела в поисках опасности. Её не было почти всю ночь, Лонгар с друзьями уже стали беспокоиться за свою спутницу, как она показалась в светлеющем небе. Обратившись в человека, она упала от усталости.
  - Никого на нашем пути нет, и никаких следов оазисов, и никаких колодцев я не видела. Одна надежда на Юрга.
  Все с надеждой повернулись в его сторону. Он сидел в той же позе, в какой его застала ночь.
  Солнце медленно поднималось над горизонтом, постепенно все больше и больше раскаляя пустыню, когда наконец-то Юрг пошевелился и встал. Он очень медленно подошел к ожидавшим его товарищам.
  - Там, на северо-востоке, я почувствовал воду, источник очень далеко, и похоже он умирает. Нам нужно идти туда, это почти в нужном нам направлении.
  - Отдохни и пойдем.
  День они переждали, изнывая от жары, от которой не мог защитить навес, который они соорудили из своих одеял, набросив их на сухие ветки растений. Как только дневной зной начал уходить, собрались в путь. Это была очень тяжелая дорога, путники позволяли себе только несколько глотков воды в день, животным воды давали чуть больше, но этого им было крайне мало, и ослики отказывались идти. Но основная нагрузка легла на плечи их спутницы, днем она шла вместе со всеми, а по ночам летела разведать, не поджидает ли их нежелательная встреча. Как -то после одного из своих полетов, она сообщила своим спутникам, что впереди есть несколько живых деревьев, которые могут расти только там, где есть вода.
  Все, не смотря на огромную усталость, поспешили в указанном направлении. Действительно под двумя чахлыми деревцами доживало свои дни маленькое озерцо. Воды было мало, она была мутной и солоноватой. Но это была вода! Они напились вволю, напоили животных, и набрали себе воды во все опустевшие за время пути, бурдюки и фляги. И после хорошего отдыха, отправились дальше, домой.
  Оставшуюся часть пути прошла без каких-либо приключений.
  Когда показались знакомые очертания пограничной заставы, путники испытали огромное облегченью: наконец все испытания позади, и они, наконец, дома. Их товарищи не поверили своим глазам, когда увидели оставшихся в живых членов отряда. Расспросам, казалось, не будет конца, товарищи смотрели на них с радостью и удивлением. Единственно о чем не стали рассказывать, так это о природе юной колдуньи, пришедшей с ними.
   На следующий день, после возвращения Лонгара с отрядом, их отправили в гарнизон, что бы они могли отдохнуть, а Лонгар пополнить отряд новобранцами. К тому же на пограничной заставе женщинам было не место, и девушку решили отвезти в ближайшую
  обитель, где она могла бы спокойно жить, пока сама не определит свою дальнейшую судьбу. В обители давали кров всем, кто в нем нуждался, там находили приют вдовы и сироты, а так же те, кто в старости остался один, там можно было найти кров и заботу. Женщины, живущие там, ткали и продавали разные ткани, шили и продавали одежду, девочки учились быть хозяйками, мальчики могли жить там до 12 лет, после они переселялись в казармы, и жили там со своими сверстниками. Обитель не была монастырем,
  некоторые женщины, пожив там некоторое время, выходили замуж, и покидали её, некоторые оставались там навсегда, никого здесь не удерживали насильно, и не выгоняли прочь.
   Гарнизон находился в небольшом городке, и весть о возвращении Лонгара и его отряда мгновенно облетела его. Во многие дома он принес грустные вести. Но все равно его были рады видеть во всех домах его воинов. И отбоя от добровольцев не было, Лонгар мог бы нанять не один отряд. Он во что бы то ни стало, решил найти Сепгорна и предать его суду. Юрг так же решил присоединиться к отряду, чему все были рады, так как нашли в лице молодого колдуна доброго и верного товарища.
  Пришло так же время расстаться и с их спутницей, Лонгар решил сам сопровождать девушку в обитель. Перед дорогой, она со всеми тепло попрощалась. Даже Флейдж, постоянно не доверявший ей, попросил прощенья за недоверие. Обитель была расположена совсем рядом с городом, но путь занял времени столько, что можно было бы несколько раз попасть в обитель и вернуться назад. По дороге они с Лонгаром не строили никаких планов на будущее, просто ехали рядом и молчали, им было грустно расставаться, но они прекрасно понимали, что не настало время быть им вместе. Лонгар считал, что она встретит кого ни будь более достойного чем он, и старался убедить сам себя, что он не пара для своей спутницы. Наконец, показались ворота обители, их вышла встречать сама настоятельница. Она была в одежде коричневых тонов, символизирующих покой и плодородие, на её шее висел знак в виде открытой ладони, посередине которой, был глаз. Это был символ хранительницы, на не пропустит никакое зло из за внешних стен. Настоятельница внимательно вгляделась в глаза девушки, потом произнесла несколько слов на не знакомом языке, и получив ответ, она подняла правую руку ладонью вверх, спутница Лонгара положила свою руку на её ладонь, и так они простояли несколько минут, поле чего настоятельница улыбнулась и сказала:
  - В тебе нет ни капли тьмы, несмотря на твое происхождение. Тебя здесь никто не обидит, можешь жить здесь сколько хочешь. А сейчас попрощайся со своим спутником, потом он сможет приходить к тебе, если ты этого захочешь. и вошла в ворота.
  Лонгар подал свой спутнице узел с её вещами, она подошла к нему, и глядя в его глаза сказала:
  - Мы никому не называем своего имени, кроме своего народа, и своей семьи, своих я потеряла, Лонгар, меня зовут - Дея .
  Сказав это, она обняла его, потом развернулась и быстро вошла в ворота своего нового дома. Лонгар стоял, и не мог поверить в услышанное, потом он наконец, разрешил сам себе поверить в то, что и в его жизни будет место не только военной службе, но и для простых не военных забот и радостей. С такими мыслями он и вернулся в гарнизон.
   А на следующее утро начались привычные заботы, размещение новобранцев, их тренировки с утра и до самого вечера , времени ни на что другое почти не оставалось. Но как то он ухитрился выкроить немного времени для того, что бы навестить Дею. Она ему очень обрадовалась, показала свою комнату, познакомила его со своей соседкой, расспросила обо всех его новостях и обещала навестить его сама. Несколько часов встречи пролетело незаметно, пора было возвращаться в казарму. Через месяц ему нужно было отправляться со своим отрядом на дежурство на границу с Сализантром, по пути Лонгар для себя решил, что после возвращения с дежурства, если Дея согласится, то можно будет найти небольшую квартиру, и поселиться в ней. С такими мыслями он сам не заметил, как забрел в ту часть города, где обычно селились семейные пограничники.
  Увидев, где он оказался, он усмехнулся своим мыслям, и развернулся к казармам, как его взгляд остановился на том, кого он совсем не ожидал увидеть здесь, по улице не спеша, прогуливался Сетгорн. Он был одет как простой горожанин, и ничем не выделялся . Боясь обознаться Лонгар принялся следить за ним. Ничего не подозревающий разбойник, спокойно бродил, где считал нужным, пару раз к нему подходили какие-то люди, они о чем-то перешептывались, и расходились в разные стороны, стараясь показать, что они не знакомы. Все это было очень подозрительным, и Лонгар решил проследить, где остановился Сетгорн, после чего бежать в казармы, и позвать друзей, что бы проследить за всеми личностями, с которыми будет встречаться этот разбойник. Он ходил по городу почти до самой темноты, наконец, Сетгорн вошел в небольшой домик, Лонгар видел в окне, как ему накрыли стол, в глубине комнаты стояла постель. По видимому, разбойник здесь и обитал, подождав не много, и убедившись, что тот устроился на ночлег. Лонгар решил уже идти за друзьями, как что то ударило его по голове, и он потерял сознание. Очнулся он от того, что кто-то окатил его водой, когда он открыл глаза, то увидел того, кого меньше всего ожидал увидеть, перед ним стоял Сетгорн, собственной персоной. Они находились в каком- то полуразрушенном подвале, весь пол был усыпан костями летучих мышей и их сухим пометом, слышно было как они копошатся и пищат под потолком. Тут когда то очень давно был, вероятно, винный погреб, так как у стен еще стояли старые винные бочки. Освещался подвал двумя факелами. Под самым потолком подвала, было небольшое окошко вполне достаточное чтобы пролезть в него, если бы он был свободен, а пока только мыши свободно влетали и вылетали из него. Сам Лонгар был привязан за кисти рук к потолочной балке, осмотрев себя, он увидел, что оружие его забрали, плаща тоже на нем не было, рубашка его была порвана, и местами выпачкана кровью.
  - Да, мои люди несколько перестарались, когда узнали, что ты следил за мной. А когда они узнали, что ты был моим рабом, они вообще хотели сразу убить тебя. Но, видишь ли, я рад тебя видеть, можешь не верить, но я действительно рад. Очень приятно поговорить с тем, кто настолько жаждет встречи со мной, что не пожалел целого дня, для того, что бы только узнать где я остановился на ночлег. А хочешь я расскажу тебе зачем я здесь? По глазам вижу, что хочешь, надеюсь, ты понимаешь, что после этого ты уже точно не выйдешь живым отсюда. Я давно состою на службе у Темного Лорда, а тот случай с тобой и твоим отрядом, это моё маленькое увлечение, для души так сказать.
  Ваш городишко расположен на пути в столицу, он хорошо укреплен, здесь хорошо обученный гарнизон. Вы можете задержать войско Сализантра, подойдет подкрепление из столицы и других городов, и у нас может ничего не получиться. А вот если отравить ваши колодцы, или напустить мор на ваш город, то столица падет за считанные дни, Темный Лорд убьет Артоя и Кориса, и пророчество никогда не сбудется. Тогда мой господин сможет правит всем миром, а я смогу занять достойное место в этой жизни. Ну, что же ты молчишь? Я хочу услышать твоё мнение.
   - Что ты хочешь услышать? Займешь ли ты достойное место? Не знаю. Можно ли вообще назвать достойным место для разбойника и работорговца?
  - Ты так и не усвоил моих уроков. Ко мне нужно обращаться господин или хозяин Сетгорн. Тебе напомнить это?
   - Если ты решил убить меня, так зачем же тратить время и силы на ненужное обученье?
   - Ты знаешь, я только, что решил, что убью тебя только после того, как падет Вальгаарад, я хочу, что бы ты убедился в могуществе Темного Лорда. А если ты до этого времени усвоишь мои уроки, то у тебя появится шанс сохранить свою жизнь.
   - Ответь мне : зачем я тебе нужен? Твоим рабом я никогда не буду, можешь даже не надеяться.
   - Твой отряд был последней моей добычей. Вы были самым дрянным товаром за всю мою жизнь, а я горжусь тем, что мой товар всегда был самым лучшим. Считай это уязвленным самолюбием, но я хочу хотя бы одного из вас сделать хорошим товаром.
  Он хлопнул в ладоши, и тут же в подвал вошел высокий, мускулистый детина, Лонгар узнал его, это был один из надсмотрщиков Сепгорна. Он был одет только в кожаные штаны и кожаный жилет, оставлявшем открытыми сильные, мускулистые руки, в которых он держал толстую плеть. Надсмотрщик медленно подошел к пленнику, несколько раз со свистом рассек воздух плетью, потом зашел к нему за спину, раздался свист плети. Лонгар приготовился к удару , но его не последовало.
  - Пожалуй Грорм займется тобой на рассвете, а сейчас постой тут один. Ожидание наказанья, порой действует лучше, чем само наказанье. Постоишь тут до утра, и может быть, не понадобится тратить столько сил, сколько мы потратим, если начнем сейчас.
  С этими словами Сетгорн вышел. Грорм забрал один из факелов и тоже направился к выходу . Оставшись один Лонгар попробовал подтянуться по веревке, если бы ему только удалось подтянуться и зацепиться ногами за балку, то можно было бы ослабить веревку, стягивающую его руки, и освободить их. Раз за разом он пытался проделать это, но все попытки оказались безуспешными. Невозможность предотвратить опасность для людей и города вызывали к него бессильное отчаянье. Собственная судьба его волновала меньше, чем необходимость предупредить всех любой ценой. Постепенно небо в окошке начало светлеть, ночь подходила к своему концу, приближался рассвет.
  Лонгар, прежде испытавший на себе умение Грорма, понимал, что быстро он не умрет. Возможно, ему дадут прожить достаточно, что бы он мог сильно пожалеть, о том что не погиб на много раньше. Тут с улицы послышался какой-то шум и звон мечей. В сердце Лонгара затеплился слабый огонек надежды на спасенье. Тут в окно влетела летучая мышь, и упав на пол прямо перед ним, превратилась в человека. Дея, это была она, подбежала к Лонгару вытащила из-за пояса нож и перерезала веревку, стягивающую его руки. Они бессильно упали вниз. Дея принялась растирать их ему, стараясь побыстрее восстановить кровообращение.
  - Как ты здесь оказалась?
  - Я почувствовала, что с тобой, что то случилось, побежала в казарму, Рон сказал, что ты не приходил, а потом мы искали тебя. Я нашла тебя совсем не давно, и разу же поспешила сообщить Рону, где ты. Они уже пришли сюда, они во дворе дерутся со стражниками, а я поспешила сюда, вдруг они захотят тебя убить сейчас.
   Тут дверь подвала распахнулась, и на пороге показались Сыч и Флейдж.
  - Командир! Ты жив!
  - И даже почти невредим.
  - Поблагодари свою госпожу за это.
  - Нужно быстрее предупредить всех: Сализантр готовится к войне, Сетгорн должен был отравить колодцы в городе!
  - Конечно предупредим, мы захватили Сетгорна живым, он тоже сможет много чего рассказать.
   Все вышли из подвала на верх, там уже схватка была окончена, сам Сетгорн и его люди стояли во дворе, окруженные отрядом Лонгара.
  - Приветствую тебя мой бывший раб! сказал Сетгорн, при появлении Лонгара. Неужели ты думаешь, что сможешь, что ни будь узнать от меня. Темный Лорд, в своей великой милости дал мне волю умереть, когда я сочту нужным. Мои люди тебе ничего не скажут, они ничего не знают. А я уже мертв. Прощайте! и упал на землю.
   Всех разбойников отвели в городскую тюрьму. Командир гарнизона допросил всех их, на одном из допросов один из разбойников вспомнил, что Темный Лорд собирается напасть на Вальгаарад в день солнечного затмения, так как это самый благоприятный для него день. Услышав это, командир срочно составил и отправил в столицу, самым быстрым курьером, донесение.
  Артой и Корис решили не ждать когда вражеские войска перейдут границу, а напасть самим. Хотя звезды и показывали, что они смогут победить силы Зла только после солнечного затмения. Но Темный Лорд ждать до этого момента ни в коем случае не будет, поэтому, решили хоть не много нарушить его планы, и напасть первыми, что если и не уравняет шансы на победу, но, по крайней мере, не означает неминуемое поражение. Для этого по всей стране общий сбор войск. Лонгар с отрядом тоже собирались, проверяли оружие луки стрелы. Заново подковали лошадей, все были сосредоточенны, и не суетились. Вечером, перед выходом в поход, к Лонгару пришла Дея.
  - Я пришла попрощаться с тобой. Завтра вы уходите, я хочу тебе кое - что дать. она протянула Лонгару небольшой костяной наконечник. Он сделан из рога Единорога, приладь его к стреле, и против этой стрелы не сможет устоять ни один демон, и никто из нежити. Она убьет любого, кто связан со злом. Используй эту стрелу только тогда, когда других средств не останется. Я думаю, что мою деревню уничтожили из-за этого наконечника, темные знали про него, это ,может быть, самое сильное оружие против тьмы. И еще: береги себя.
  Лонгар обнял её, и сказал:
  - Я хочу вернуться к тебе, госпожа моя, но обещай мне одну вещь, если со мной случится что-нибудь, если мы проиграем, возвращайся к своим, они смогут защитить тебя. Для меня очень важно, что бы ты осталась жить. Это единственное, что я прошу у тебя.
  - Хорошо, я обещаю.
  Войска выступили точно в назначенный срок. С уходом солдат городок полностью опустел, все мужчины, способные держать оружие ушли, а женщины с детьми укрылись в стенах обители. С войсками ушли только самые сильные и опытные лекари и колдуньи.
   У границы уже стояли войска Темного. Их было столько, что казалось вся степь, до самого горизонта, покрыта сплошным, темным потоком, полностью уничтожающем все на своем пути. Впереди, перед своей армией, на огромном черном скакуне восседал Темный Лорд собственной персоной.
  - Безумцы! Покоритесь моей воле, и тогда я помилую вас. Зачем вам погибать во имя древнего пророчества? Что это даст вам? разнесся над двумя армиями его голос. Пока еще не поздно, можно избежать кровопролития и ненужных жертв.
  Ответом ему было молчанье.
  - Неужели никто из вас не хочет жить? Выдайте мне ваших предводителей, и отправляйтесь по домам.
  И опять только молчанье было ответом.
  
  -Упрямцы! Вы сами выбрали вашу судьбу! Уничтожить всех!
  И начался бой. Колдуны и чародей посылали на войска противников молнии и огненный дождь, раскаленные камни и ледяные глыбы. Войска поливали друг друга стрелами. Мечники ожесточенно сражались. Рядом с Лонгаром , спина к спине, бились его друзья Рон, Сыч, Флейдж и Юрг. Много врагов полегло в этот день, но еще больше оставалось. В конце концов, обе стороны выдохлись и разошлись по обе стороны границы. Следующий день должен был стать решающим в этой битве.
   На следующее утро все небо закрыли тяжелые плотные тучи.
  - Само небо дает знак нам, что силы на нашей стороне! Уничтожим всех , кто мешает распространению Тьмы!
   Второй день мало отличался от первого, только силы у людей убывали быстрее, чем вчера, и войска темных постепенно теснили людей все больше и больше. Около полудня начало быстро темнеть, наступало солнечное затмение.
  - Высшие силы дают нам знак, что они на нашей стороне, уничтожим наших врагов! Разнесся голос Темного. Очень быстро полностью стемнело, как будто опустилась ночь, и только вспышки колдовских молний не на долго рассеивали темноту, и во время одной из таких вспышек, Лонгар увидал Темного Лорда, пробившегося к Артою, и уже занесшего над ним мечь. Лонгару захотелось, хоть чем-то помешать ему.
  - Юрг, ты можешь заставить стрелу лететь, дальше чем обычно?
  - Да.
  - Тогда помоги мне!
   При следующей вспышке молнии, он выхватил свою последнюю стрелу, и натянул лук. Юрг что то крикнул вслед стреле, и она унеслась по воздуху, в сторону Темного, на помощь Артою. Молния погасла, и Лонгар не увидел, достигла ли стрела своей цели. Тут с неба раздался такой сильный раскат грома, что оглушил всех, кто находился в бою. И от этого грохота все на несколько минут замерли в оцепенении. Потом, в то места где последний раз видели Темного Лорда, ударил луч света. Это луч осветил все вокруг, стало светло как днем, потом свет погас. И все увидели, что затмение закончилось, люди живы, а приспешники Тьмы быстро покидают место битвы. Артой остался жив, а Темный Лорд лежит поверженный у его ног.
  Люди радостными криками приветствовали победителя, а он внимательно смотрел на своего поверженного противника. Из его горла торчала полуобгоревшая стрела с наконечником из рога Единорога. Темный был убит именно этой стрелой. И Артой точно знал, что такой стрелы не было ни у его, ни у Кориса. На стреле еще угадывались остатки магии, предавшие ей необходимую скорость, и чувствовалась сильная рука воина пославшая её. Действительно, Темный Лорд был повержен союзом воина и колдуна, но это не был тот союз, который привыкли считать.
   Во всех городах Вальгаарада устроили праздничные пиры, в честь победителей, Артоя и Кориса везде встречали самые знатные горожане, им дарили богатые подарки, матери называли детей в их честь. Но они не принимали дары, и старались избегать почестей, они оба видели стрелу, убившую их врага, и ни на минуту не забывали о том, что не они герои, победившие врагов всего живого, а двое неизвестных, так и не заявивших о своей Победе!
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"