Кравчук Иван Николаевич: другие произведения.

Уу-9_Они

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На УУ-9

  Бывают такие дни, когда лучше не выходить из дома. И не потому, что там, за окном льет дождь, в попытке затопить весь город, и не потому, что на меня сегодня накричал начальник и лишил премии, и даже не потому, что я сильно ушибся, когда спускался по лестнице. Просто бывают такие дни, когда лучше остаться в теплой постели и переждать до следующего утра. Будто внутренний голос тебе говорит:
  - Эй, парень, сегодня не лучшее время, чтобы выйти за порог дома. Там, - смотришь в окно,- с тобой может произойти нечто нехорошее.
  - Серьезно?- отвечаешь саркастически ты, натягивая брюки.- Со мной ничего не случится, это ведь я,- застегиваешь пуговицы на белой рубашке, набрасываешь пиджак, завязываешь шнурки на черных блестящих ботинках и выскакиваешь из дома. Ты смотришь на часы, пока дожидаешься лифта. Опаздываешь.
  То же самое можно было сказать и обо мне. Я торопливо вышел на улицу и направился в сторону метро. Утреннее небо выглядело тревожным. По прогнозу погоды обещали грозу и сильный ливень. Что ж, судя по всему, так и будет. На этот случай я предусмотрительно прихватил с собой зонт.
  С утра у меня было неплохое настроение, даже я бы сказал, хорошее, но ему было не суждено продлиться долго. Первым нанес удар мой начальник, лишив меня премии, после чего я взял отгул и ушел с работы. До сих пор не понимаю, как этот ненормальным мог дослужиться до такой должности. С ним никто не хочет работать, а Витя, божий одуванчик, первым озвучил желание устроить темную диктатору.
  Когда я раздраженный выскочил из офиса, шел сильный дождь, а ветер в момент раскурочивал зонты. Пришлось бежать через дорогу, прикрывая голову кожаной сумкой. Так себе защита, конечно. Я столь сильно торопился, что потерял равновесие и слетел по мокрой лестнице, крепко ударившись ребрами о ступени.
  Морщась от боли, я быстро поднялся и поспешил в ближайшее укрытие, в кафе. Оно ничем внешне не выделялось от остальных и в тоже время, оказалось весьма уютным. В сухом теплом помещении меня с улыбкой встретила девушка-официант и проводила до свободного столика. На ней, как и на других была белая рубашка и изумрудного цвета юбка. Волосы аккуратно собраны сзади в пучок, губы ярко накрашены красной помадой, в руках наготове блокнот и ручка.
  Передо мной положили меню:
  - Что-нибудь желаете заказать сейчас? Или подойти позже?- стандартные вопросы, которые сотрудники подобных заведений задают, как только клиент успевает приземлить свою пятую точку на стул.
  Я повесил мокрый пиджак на спинку соседнего стула и попросил дать мне немного времени. Окинул взглядом помещение. Самый разгар рабочего дня, а все столики уже заняты. Из настенных колонок тихо играет неспешная музыка. Я невольно успокоился и почувствовал себя гораздо лучше. Ребра немного болели, но не так сильно, чтобы доставлять мне дискомфорт. Я взял в руки меню и принялся листать его. Надеюсь, здесь кормят не хуже, чем в нашей офисной столовой, та еще таракановка.
  Молодая парочка, слева от меня громко засмеялась. Они так мило беседуют, смотрят друг на друга глазами полными любви. Им, наверное, не так сыро и холодно, они этого попросту не замечают, наслаждаются каждой секундой, проведенной в объятиях любимого человека. Наверняка, их сейчас заботит не ливень за окном и уж точно не конфликт с начальником.
   А я в свои двадцать семь добился лишь того, что поссорился с родителями, съехал от них семь лет назад, снял квартиру, на которую уходит треть моей зарплаты и устроился на самую скучную работу в жизни. И у меня нет ни жены, ни девушки, никого, даже друзей сложно назвать друзьями. Потому что они, вспоминают обо мне лишь, когда им нужна помощь. Эти люди даже не знают дату моего дня рождения! В общем, если посмотреть на меня со стороны, то термин неудачник, пожалуй, подойдет лучше всего. И я вовсе не пытаюсь кого-либо разжалобить, просто так и есть.
  Зеленый чай и два сандвича мне несли уже двадцать минут. Но возмущаться я даже не собирался. Сегодня спешить точно некуда. Картина за окном выглядела по-прежнему удручающей. И для меня стало полной неожиданностью увидеть нового посетителя. Ввалившись в кафе, внешне он был похож на гигантскую мокрую губку для мытья посуды, из которой ручьями стекала вода.
  Как я уже отмечал, последний свободный столик у входа занял я, и совершенно было не ясно, куда разместят промокшего до последней нитки бедолагу. Я с интересом наблюдал за реакцией официантов и администратора, но как только посетитель поправил свою мокрую шевелюру, я узнал в нем одного из наших программистов с четвертого этажа. Петр, вроде так его звали. Всего пару раз мне свезло с ним пересечься, но даже за столь короткое время мне удалось понять, что он был немного странным... или много. Не знаю, но он ни с кем не общался, пропускал банкеты и был всегда один. Просто сидел за компьютером и делал свою работу, а вечером собирался и молча уходил.
  - Петр?- крикнул я из-за своего столика.
  Услышав свое имя, молодой человек обернулся. Давно я не видел столько счастья на лице: он расплылся в улыбке и с широко раскрытыми глазами поплелся в мою сторону. Красная ветровка, желтые брюки, зеленые ботинки,- он напоминал светофор.
  - Мне сказали тут нет свободных столиков,- начал тихо он,- может вы бы могли мне позволить переждать шторм за вашим? - Программист был выше меня ростом, но сейчас, он казался ниже на пол головы. Он, словно ребенок, просящий у родителей разрешения пойти погулять вечером с друзьями, смотрел на меня в ожидании ответа.
  - Ну, конечно,- я пригласил его жестом руки сесть напротив.
  - Не могу выразить, насколько я вам благодарен! Спасибо вам огромное!- программист пожал мне руку, скинул куртку и с облегчением сел.
  Он оказался невероятно разговорчивым. Мы беседовали с ним больше часа, пока шел дождь. Я успел выпить несколько кружек и съесть три сандвича. В какой-то момент я утомился и взял карандаш из стаканчика на столе. Оказывается, это был не просто предмет интерьера. Я подглядел, как любовная парочка что-то рисовала на скатерти, и сам решил нарисовать первое, что взбредет в голову.
  Когда мне было шесть или семь лет, точно не помню, отец повел меня в подвал, где творил свои "шедевры". Он был художником. Помню эту длинную скрипучую лестницу, которая казалась бесконечной. По бокам вдоль стен тянулись старые ржавые трубы. Я шел за ним, боясь отстать даже на несколько метров, - так мне было страшно.
  Толкнув тяжелую дверь, отец открыл мне свой мир, мир, который он тщательно скрывал от посторонних глаз. О его увлечении знала только моя мама, которая не очень-то обрадовалась идее, чтобы я шел с ним, но папа умел уговаривать. Первое, что бросилось в глаза - это большой мольберт, стоявший по центру комнаты. Интерес вызывал еще и тот факт, что полотно на нем было прикрыто тканью. Оно, словно магнит, притягивало к себе и звало:
  - Ну, сними же с меня эту мерзкую тряпку. Посмотри на меня...
  Остальные же картины, коих было не мало, аккуратно стояли вдоль стен. В основном это были мрачные картины, что и неудивительно, когда сидишь здесь в подвале собственного дома, отрезанный от природы и живых звуков, где единственный источник света - лампочка над мольбертом, невольно настраиваешься на зловещую атмосферу. Позже отец расставлял еще и свечи, когда стал хуже видеть, но он боялся, что заденет одну из них, и все сгорит дотла. Слава богу, этого не произошло.
  Я послушно стоял возле двери, боясь малейшим проступком вывести из себя отца, который воодушевленно рассказывал о том, как он проводит здесь время. Но чем дольше я находился там, тем больше мне хотелось посмотреть на полотно, скрытое под тканью. Усиленно продолжая делать вид, что слушаю отца, я стал думать о том, как бы мне добраться до новой картины.
  Однако мне даже не пришлось ничего предпринимать - папа случайно зацепил рукавом край ткани, и она сползла вниз, открыв мне самое страшное из всего, что я когда-либо видел. Мне стало столь жутко, что в груди резко защемило, а нутро прошиб холодный ужас. Я стал учащенно дышать и перестал слышать все, что происходило вокруг. На тот момент существовало лишь нас трое: я, изображение на холсте и страх, сковавший меня по рукам и ногам.
  Я не издал ни звука, просто стоял и пялился на картину, побелев, как молоко. Отец подскочил ко мне, пытаясь понять, что произошло, но он все прекрасно понимал. Виной была картина.
  Мне никогда не забыть трех повешенных девочек в лесу. Их серые лица выглядели омерзительно, веревка от петли врезалась каждой в горло, разрезая кожу, а зеленые глаза выдавали в них ведьм. Собственно ведьм сжигали, так поступил и отец: после всей этой истории он кинул картину в камин. Но я на всю жизнь запомнил тот кошмар, который она пробудила во мне. Это было его последнее творение.
  Задумавшись, и практически не слыша Петра, я небрежно нарисовал карандашом трех повешенных девиц в юбках. Рисунок был детским: палки и круглешки, но я точно знал, что вызывает у меня это изображение. И я совершенно не имел представления о том, почему вдруг, спустя столько лет, сидя в кафе во время непогоды, я нарисовал его.
  Когда я оторвал взгляд от рисунка, то заметил, что Петр тоже что-то чиркал на скатерти. Я немного приподнялся, чтобы лучше разглядеть. И то, что я увидел, мне крайне не понравилось. Человек стоял на краю крыши многоэтажного здания.
  - Можно узнать, почему ты нарисовал это?- я старался задать вопрос как можно более деликатно.
  Программист посмотрел на меня и пожал плечами.
  - Первое, что пришло в голову.
  - И он бросится вниз?- кивнул я в сторону рисунка.
  - Да, ведь он пришел туда не просто так,- ответил Петр.
  - То есть?
  Программист отложил карандаш и сложил руки в замок так, что костяшки пальцев побелели.
  - Когда он поднимался на пятнадцатый этаж, то вряд ли это было просто так? Вы согласны?
  - Допустим,- я закинул ногу на ногу, развернувшись боком к собеседнику.
  - Значит, у него была какая-то цель.- Петр сделал паузу, видимо ожидая моей реакции, но, когда ее не последовало, он продолжил.- И вряд ли насладиться красивым видом на город, или выйти покурить. Верно? Мой герой стоит спиной к обрыву. А вы знаете, почему он стоит именно так, а не наоборот?- Петр выразительно посмотрел на меня.
  Я изобразил на лице недоумение и попытался придумать что-то вразумительное:
  - Может,- пауза,- может ему хотелось видеть небо во время падения, а не грязный асфальт?
  Но судя по скривленной физиономии программиста, мои старания его не сильно удовлетворили.
  - Нет. Он стоит так, потому что смотрит на близкого ему человека, который уговаривает его изо всех сил не спрыгивать с крыши.
  - И этот близкий человек ты?
  Я сразу пожалел о своем вопросе, потому как мой новый друг резко поднялся из-за стола, накинул куртку, пробубнил что-то вроде благодарности и выскочил на улицу, где уже во всю светило солнце.
  Вслед за ним, я расплатился и направился к выходу. И вполне возможно, на почве разговора и мрачных мыслей о своем прошлом, у меня разыгралось воображение. Но я клянусь, что когда проходил мимо одного из столиков, то заметил на одной из скатертей, где уже никого не было, разлитую воду, которая образовала собой еле заметную пентаграмму. Наверное мне следовало остановиться и убедиться в том, что это всего лишь пролитая вода, однако сегодня и без того произошло много неприятных событий, чтобы обращать внимание на всякие глупости и видения.
  В голове крутилась фраза: странный разговор, странный человек, странное место...- я оглянулся и уже при свете солнечных лучей взглянул на вывеску. Ничего необычного. Просто кафе, каких в нашем мегаполисе пруд пруди.
  По дороге домой решил зайти в магазин купить бритву, а то моя щетина отпугивала даже меня от собственного отражения. Это должно было занять всего пару минут: взял, расплатился и вышел. А получилось все несколько иначе.
  Как и в фильмах ужасов горел тусклый свет, а одна из лампочек нервно мигала, издавая при этом противный щелкающий звук. Поначалу мне показалось, что в магазине только я, пара кассиров, уборщица и охранник, но стоило мне пройти несколько отделов, как вдруг боковым зрением я заметил сгорбленного человека. Сгорбившись, он стоял, прижав руки к груди, и что-то тихо и беспокойно бубнил себе под нос, раскачиваясь из стороны в сторону. Я хотел оставить его, но мое внимание приковал кухонный нож, который мужчина держал в правой руке и то, что мне удалось расслышать:
  - Посланники сатаны, посланники сатаны, посланники сатаны,- не переставал повторять он.
  Махнув охраннику рукой, я сделал шаг вперед. Было жутковато, но не хотелось стать свидетелем возможного самоубийства.
  - Простите, могу ли я вам чем-нибудь помочь?- свой голос я узнал с трудом.
  Человек замолчал и через мгновение повернулся, сверля меня безумными глазами. Он обнажил зубы в зверином оскале, продолжая держать нож у груди.
  Я нервно сглотнул и стал пятиться, пока не заметил, что охранник уже подошел. Он точно так же оцепенел, как и я, боясь сделать любое неверное движение.
  - Мужчина, будьте так добры, положите нож на пол.
  Повисла зловещая тишина. Мне даже показалось, что воздух стал настолько тяжелым, что вдыхать его стало труднее, чем обычно. Мои ладони вспотели и одновременно похолодели кончики пальцев. Я мысленно проклинал этот день и в глубине души молился, чтобы он не стал еще более дерьмовым, нежели до того момента, когда мне взбрело в голову купить бритву.
  Лучше бы я пошел домой, лучше бы не заходил в магазин. А еще лучше бы я сегодня вообще не высовывал носа из своей квартиры! Заказал бы пиццу, посмотрел очередной сериал под теплым одеялом и, что-то мне подсказывает, что это было бы гораздо лучше, чем стоять сейчас здесь.
  - Мужчина,- продолжил охранник,- если вы сейчас же не положите нож на пол и не покинете магазин, я вызову полицию.
  Человек медленно поднял руку и указал на меня пальцем:
  - Они уже близко. Они идут. От них не убежать, не скрыться, не вымолить пощады.
  По моей спине пробежал неприятный холодок. Тем временем мужчина продолжал говорить фразы, понятные лишь ему одному. А потом внезапно произнес то, что заставило меня содрогнуться:
  - Зря ты нарисовал их.
  - Что?- испуганно крикнул я.- Что ты несешь?
  - Папа и мальчик спустились в подвал,
  Папа картину ему показал,
  Ведьмы висели осенней листвой,
  И тихо шептали: "придем за тобой!",- он нервно хихикнул и вытер губы рукавом.
  - Откуда...- я не мог подобрать слов, все вокруг словно замерло, и остались только мы двое. Мужчина выпрямился и, улыбаясь, сказал:
  - Не надо бояться смерти,- с этими словами он провел лезвием ножа поперек горла.
  Признаться, я плохо помню, что было дальше. Какие-то клочки, мутные обрывки происходящего остались у меня в голове. До приезда полиции я сидел вместе с охранником и курил, хотя прежде этого никогда не делал. Раньше мне казалось, что это все штамп в кино, но в тот момент, первым моим желанием было совершить то, что обычно люди делают в подобных ситуациях. Скорая приехала на пару минут раньше, чем полиция. У нас с охранником взяли показания и сразу же отпустили.
  Домой я пришел поздно, руки по-прежнему дрожали. Мне дали таблетку успокоительного, но либо она еще не начала действовать, либо слабо приглушала мои внутренние ощущения. Очень хотелось выпить прохладной воды. Я направился на кухню, взял стакан и открыл кран.
  Мерзкий стишок не выходил из головы, как и перерезанная глотка психопата, который все меньше начинал казаться таковым. Он сказал то, чего не знать не мог. И это пугало. По-настоящему пугало.
  Глядя в окно, я подумал, что ночь обещает быть длинной. Не знаю, почему такая мысль взбрела в мою уставшую голову, но мне она не понравилась. Я поставил стакан и сбросил пиджак, который к концу дня начал казаться на пять килограммов тяжелее, чем с утра.
  Мысли путались, в висках неприятно гудело. Погасив свет на кухне, добрел до спальни, где в брюках и рубашке плюхнулся на мягкую кровать. Надеюсь, следующий день окажется лучше, чем сегодняшний, ведь сложно даже представить, что должно произойти, чтобы я его назвал худшим днем в своей жизни, а не этот.
  Меня разбудил шепот. Кто-то был в моей квартире. Я отчетливо слышал, как он или она произносил одну и ту же фразу:
  - Зачем ты повесил нас?
  В комнате кроме меня никого не было, так, по крайней мере, мне думалось. Я включил свет, чтобы в этом убедиться. Первое ощущение не подвело, но легче не стало. Сердце колотилось с невероятной скоростью, холодный пот выступил на лбу. Я осторожно встал с кровати и медленно, крадясь, направился на шепот, который и не думал прекращаться. Скрип половиц выдавал меня, но ничего больше не происходило. Никто не выбрасывался на меня из темноты. Я продолжал идти. Шепот был повсюду, словно сами стены разговаривали со мной.
  Когда я включил свет на кухне, то увидел, что вся мебель была сломана, кроме одной табуретки, а с люстры свисала веревка, на конце которой красовалась петля.
  - Зачем? Зачем ты нас повесил!?- раздалось возле моего уха так, что я подпрыгнул от неожиданности. Но никого поблизости по-прежнему не было. Я стоял один, в носках, брюках и расстегнутой рубашке.
  - Кто здесь? И что ты хочешь от меня?- в моем голосе отчетливо звучал страх.
  Внезапно шепот стих и наступила полная тишина, от чего мне стало еще более жутко. Затем резко погас свет во всей квартире, и позади меня раздались женские противные смешки. Я никого не видел, но совершенно точно там кто-то был. Спустя некоторое время, мне удалось разглядеть, то чего я боялся увидеть больше всего - их глаза, ядовито зеленые, они смотрели на меня с неподдельной ненавистью из тьмы и смеялись.
  - Не стоило вешать нас, маленький глупец,- ехидно раздалось из темноты,- сегодня ты за это поплатишься.
  - Нет!- завопил я.- Это был не я!
  Тьма стала молча надвигаться на меня, и стало понятно, что тот ненормальный был прав: у них не вымолить пощаду. Я раскрыл окно и, обезумев от ужаса, прыгнул вниз.
  Адская боль пронзила мои ноги. На крик в доме стали загораться огни. Вопя, как ненормальный, я поглядывал в открытое окно, откуда на меня взирали шесть зеленых точек. Они не учли тот факт, что моя квартира находилась на третьем этаже, и боязнью высоты их жертва не страдала.
  Кто-то из сердобольных жильцов дома вызвал скорую, которая ехала, наверное, целую вечность. Меня несколько раз вырвало от невыносимой боли. Я боялся смотреть на свои ноги, потому что знал, что ничего хорошего там не увижу и будет только хуже.
  Еще никогда я не радовался так врачам скорой помощи. Плача, как ребенок, я благодарил их за то, что они позаботятся обо мне. Наверное, они решили, что перед ними сумасшедший, но мне было плевать. Главное то, что теперь эти твари далеко и им меня не достать.
  В больнице я был помещен в отдельную палату. Медсестра ушла пару минут назад, пожелав спокойной ночи. Вот только спокойно мне не было и спать совсем не хотелось, а ее лицо казалось очень знакомым, будто мы виделись не так давно, возможно, даже сегодня. Я не мог вспомнить и от этого тревога возрастала.
  Когда на тумбочке подле меня, в полнейшей тишине, завибрировал телефон, сердце чуть не выскочило из груди. Я посмотрел на дисплей. В пять часов ночи мне звонил начальник. Наверное, в любой другой ситуации я бы не поднял трубку, но этот раз был особенным.
  - Сергей Леонидович?- тихо произнес я, продолжая вспоминать, где еще мог видеть медсестру.
  - Вы там все, что, совсем с ума сошли? Если у нас с тобой произошел конфликт, однако это еще не повод выбрасываться из окна!- проорал он.
  - Сергей Леонидович, а кто это все?- если представить медсестру в другой одежде и без очков, то...
  - Да один программист. Вернулся после работы, поднялся на крышу дома и сиганул вниз. Не знаю, сколько парня отскребали от...
  Я уже не слушал его, потому что вспомнил, где мог видеть медсестру. Она сегодня обслуживала меня в кафе. Белый верх, изумрудная юбка, волосы заколоты в пучок, красная помада, а вместо шприца - блокнот с ручкой. Рисунок, пентаграмма, скатерть, официантка.
  - Сергей Леонидович, возможно, это прозвучит странно, но я не хотел покончить с собой. Меня хотят убить,- отчаяние сквозило в моей интонации.
  Безысходность,- крутилось в моей голове,- они все равно достанут меня.
  На другом конце трубки повисло молчание.
  - Завтра утром, я к тебе заеду, а сейчас постарайся заснуть.
  Из динамика послышались быстрые гудки. Я хотел крикнуть что-то вроде: приезжайте скорее, приезжайте немедленно, они убьют меня! Но вместо этого телефон выпал из моей руки и громко ударился о кафельный пол. На стене напротив появились глаза, зеленые глаза, и вместе с тьмой начали приближаться ко мне. Медленно, словно получая удовольствие от сладкого предвкушения неминуемой расплаты, они тихо напевали:
  Папа и мальчик спустились в подвал,
  Папа картину ему показал,
  Ведьмы висели осенней листвой,
  И тихо шептали: "придем за тобой!"
  И они пришли.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"