Креймер Захар Яковлевич: другие произведения.

Василий Бетехтин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:

  Василий появился на нашем ЛИТО сначала заочно. Он жил тогда с Ольгой Харловой (вы с её творчеством уже немного знакомы) в с. Беловодском, в 40 км от Фрунзе. Ольга приезжала на ЛИТО и привозила его стихи. Стихи были очень звучные, музыкальные, во многих трудно было найти какой-то смысл и логику, но стихи завораживали, и мы жаждали увидеть автора. Он приехал, невысокий, угловатый, очкастый, с какой-то 'таёжной усмешкой' (это из одного моего стихотворения, ему посвящённого). Он был моим приятелем. Были у него проблемы. Вася был патологический бич. Любая работа ему была противопоказана. Его полюбила одна еврейская девочка, Света, они поженились, жили в нищете. За тунеядство в Союзе могли посадить, у Васи бывали нелады с милицией. Как-то вдруг он и вся его семья исчезли. Свету я встретил год спустя, и она сказала, что Вася умер. Оказывается, за год до его смерти они переехали в город Токмак, это 60 км от Фрунзе. От чего он умер, мне неизвестно, однако есть подозрения, что это было самоубийство. Об этом знал Мирослав Андреев, но его тоже нет в живых. Света вышла замуж, сейчас она живёт в Израиле, где-то на юге. У неё 3 детей.
  Обратите внимание на стихотворение 'Разливы зимние', это по его мотивам я написал своё 'Январь и оттепель'.
  
  
  ЗАПОВЕДЬ
  
  Локтями опершись на стол,
  ладонями о скулы,-
  держись за землю.
  Зеницей тьмы
  пронзая ночи темь,-
  держись за землю.
  Идя из кабака домой-
  Бог мой!
  Держись за землю!
  Держись за землю - вылетая,
  держись за землю - возлетая,-
  и отлетая,
  держись за землю,
  раб!
  
  
  
  Пролог
  
  Вновь выхожу на мокрое крыльцо,
  закинув подбородок, как великий,
  Гляжу на тучек слабенькие лики,
  на дряблое сырой земли лицо.
  На мокрых досках синие занозы -
  забор сквозит на мокрые кусты,
  и ветки, как зеленые стрекозы
  сложили крылья - гулкие листы.
  Столкнулись годы лбами. Тихо-тихо...
  Озноб между лопаток ручейком...
  Шальное счастье и смешное лихо,
  грустится вам, тоскуется по ком?
  По пареньку из августовской ночи? -
  Подставив звездам острое лицо,
  он остается, он уйти не хочет,
  подняв крыло и опустив плечо...
  А звездопады тренькают в дорогу,
  кресалом чиркнув где-то между крыш...
  Там старый тополь у разбитого порога
  под небом где-то режет пальцем тишь,
  да в гиблой балке, в черных дуплах лунность
  стоит в тенях, почти не шевелясь...
  Там оборвалась, что-то крикнув, юность,
  а зрелость до сих пор не началась.
  
   1972
  
  
  * * *
  
  Разливы зимние. В нагую акварель
  раскроешь дверь, и - клюнут снег капели -
  запричитает жадная свирель,
  и - губы в грязь - где окна коченели.
  
  Глаз голубой. Стоит снегов снегирь.
  День - в ватнике, и ветках, и водице.
  Там тёмный смысл у неба - в глубь и вширь -
  на дне дрожит, пугается, дробится.
  
  И бриллианты снова - звук за звук -
  оконных переплётов, стёкол, лестниц -
  сочельник, оттепель - не покладая рук,
  как бы за пультом - плачет, льётся, лепит.
  
  Морозный дым, и - шорохи крови
  в карагачах мутнеют и слезятся -
  средь переулков талых и кривых.
  А тени плавают и на лицо садятся.
  
  В пейзаже чудится: чердак Замоскворечья.
  И не троллейбус за углом - извозчик
  затрюхает апрельской сладкой речью.
  И - букинист, и - воробей доносчик.
  
  Январь и оттепель. Базара ли, квартета ль
  хмельная говорит виолончель.
  Броженье солнца и броженье света.
  И слушает торжественная ель.
  
  
  
  Кровь соловья
  
  1
  
  В Гефсиманском саду.
  Имя мне Иисус.
  Горизонт пошатнулся в луне.
  Соловьиная кровь
  настоялась на льду,
  и горит её гимн - полонез.
  Но за что, но за что этот
  страшный искус,
  Господин мой, мой страшный родитель!
  Или в небе тебе
  не хватает крестов?
  Но зачем же так скоро, Учитель?
  В руку, полную звёзд,
  что там, голубь души?
  Так огонь на себя вызывают.
  Всё и так,
  словно медленно сладостный гвоздь
  К этой чести меня прибивает.
  Ах, как реки поют!
  Нам бы правду испить
  в той предутренней, длинной росе!
  Соловьиную смерть
  Дай мне, Боже, избыть-
  Эту ночь и недолгий рассвет.
  
  2
  
  В Гефсиманском саду
  соловьиная ночь,
  и земля пошатнулась, крича.
  Кто ты есть, кто ты есть,
  человечья ли дочь, -
  Лунный слепок очей и плеча!
  Дай, коснусь твоих рук,
  дай возьму твоих глаз,
  соловьиного света простуда.
  Заколдованный круг:
  это - свет, это - сад,
  я люблю, моё имя Иуда.
  Но за что мне, за что
  это - в нежности лба,
  это тьмы голубое дыханье,
  эта тайна и ночь,
  та смерть и судьба,
  это правд и неправд отрицанье!
  Разрывается сердце ночное, горя,
  горе сладкое пьёт
  птичью кровь и веселье...
  Что-то снова умрёт,
  если встанет заря
  этой грустною ночью весенней.
  Как два сердца когтит
  соловьиная кровь, -
  грудь одна, двуедино - дыханье.
  Разверзается звёздная
  грудь облаков.
  Свято слово.
  Пресвято молчанье.
  
  
  
  Astra
  
  Лицо твое теплое
  возьму в ладони свои.
  Ты покорна.
  Но какая под этим покровом покорства
  таится упругая сила!
  Голову твою солнечную
  возьму руками грубыми и беспомощными,
  к губам своим поднесу обожженным.
  Нежная! В дымке Галактики
  завихрено, спрятано
  твое звездное сердце,
  исходящее светом и кровью.
  
  
  КОЛЫБЕЛЬНАЯ
  
  Ты зол не чересчур
  меня обворожив,
  ты добр не через край,
  меня обворовав.
  Кровавит мой ощур,
  но я покамест жив.
  Моя нагая музыка,
  играй!
  
  В прозрачном сентябре
  куда как мал мой стыд.
  А звезд соленый цвет
  идет и сердце жрет,
  и на слепой заре,-
  горит она, зорит,-
  ни тени рядом нет,
  и лишь роса ревет.
  
  И сволочей - до нас,
  и милых - после нас,
  не считано - на рой,
  останется - на ад.
  Не тяжелее нас
  хароновский баркас,
  и был уже другой
  горящий звукоряд.
  
  В мой самый добрый день,
  в мой самый гиблый год
  не поспеши любить -
  не поспеши смешить:
  в такую голубень,
  в такую золотынь
  не надо приходить,
  не надо приходить.
  
  Еще совсем чуть-чуть
  до аховых кончин.
  Ни там, ни там, ни здесь -
  ни смысла, ни конца.
  
  Продолжишь этот путь,
  так страшно отличим! -
  одна святая песнь
  пропавшего отца!
  
  76
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Анастасия "Жена поневоле" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "В объятиях врага" (Любовное фэнтези) | | М.Воронцова "Самый нежный злобный босс" (Женский роман) | | М.Ртуть "Черный вдовец. Часть 2" (Попаданцы в другие миры) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Ханевская "Витморт. Играя со смертью" (Юмористическое фэнтези) | | Э.Тарс "Чип Блейза. Альфа" (ЛитРПГ) | | Д.Тараторина "Волчья тропа" (Приключенческое фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | М.Багирова "Присвоенная " (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"