Крекер Вячеслав: другие произведения.

Феодалы Рейна нов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Здесь будет обновленный вариант произведения. Проект пока замёрз!

  
  
  Феодалы Рейна
  
  Аннотация: В галактике идут мероприятия по ускорению развития цивилизаций. Берется энное количество особей с одной из немногих уже совершивших определенный рывок в социальном и техническом плане цивилизаций, в нашем случае это Земля, и закидывается на довольно отсталую и подходящую для этого биологического вида планету. В наличии помощь на старте (склад музыкальных инструментов). Создаются также и препятствия, чтоб жизнь малиной не казалась, и переселенцы от счастья быть в раю не деградировали. Многое оказывается не просчитанным авторами этого проекта. А именно - не усмотрели недостатки в 'продвинутом' социальном развитии землян. Получается своего рода деградация в сторону ФЕОДАЛОВ с пушкой! Но есть и плюсы, очень уж земляне могут быстро подстраиваться под изменившиеся реалии. Вот Главгер этим и занимается - подстраивается и по ходу повествования открывает в себе раньше не выявленные качества. Не всегда изменения в нем попадают на ту сторону, где его будут любить! Как автор надеюсь, что он себя найдет, и читатель начнет хоть немного его уважать, или же ненавидеть! Иногда ведь кому и ста грамм хватает для отваги!
  
  
  
  Навеяно 'Стратегией' Вадима Денисова и играми от Sid Meier.
  
  Глава 1
  
  Жителей моего района, не всех конечно, можно смело отнести к классу неработающих. В смысле квалификацию деньги получать они все имеют, но только понемногу. Так, чтобы сильно не буянить, и было на что пожрать. Пока всякие там китайцы в своих Китаях прилежно пашут и деляги местные на этом навариваются, жить можно. Старые и бородатые Марксы еще вон когда призывали - надо делиться. Мужики здешние были, мудрые. Вот теперь дельцы и делятся. Поумнели, получается. А то ведь люди и сами могут взять, сколько им понравится. Такие концерты уже случались. Из истории знаем, весело тогда бывало.
  Вот и случаются поблизости места моего проживания всякие инциденты. Народ скучает, не работая-то!
  Иду я, значит, домой в настроении таком, славном. Вижу недалеко, какие-то разборки происходят. Вообще-то, я бы мимо прошел - да ну, его нафиг! Но кто-то там серьёзно так заругался, еще и на русском. Клич 'наших бьют' в крови еще с детства. Помог, как не помочь? Здоровья вроде для таких мероприятий всегда хватало. Мне, конечно, тоже перепало, но так слегонца. Зато настроение еще сильнее поднялось!
  Свои оказались, совсем не своими. Это здесь цыгане югославские с цыганами болгарскими терки устраивали. Вот один болгарский и лаялся по-нашему, очень даже сносно.
  Человек оказался с понятиями, решил отблагодарить. Предложил мне компьютер, такой весь навороченный и совсем новый. Еще даже мухи не успели обосрать. По его словам, вещь нечаянно свалилась с грузовика и при этом совсем даже не повредилась. Очень так, за дешево хотел мне его отдать. Вот ведь душа товарная, нет бы, подарить!
  Решил брать. Деньги как раз еще не прогулял, не пропил, и девкам не отдал. Очень впечатлила меня эта тумбочка электронная.
  Притащил домой, позвал соседа очкарика, систему настроить. Я ведь ни бум-бум в этих делах. Сосед ящик очень расхвалил, посоветовал какую-нибудь супер-мупер игрушку воткнуть, да проверить, как оно движет.
  Налил очкарику, выпили, да он домой побежал. Жена у него понимаешь, нервная.
  Засел я за комп. Он так под столом урчит прилежно. Зверюга! Полазил по сети на предмет каких-нибудь игрушек. Как-то я раньше мимо этих дел проходил. Мне бы все в реале. Подраться, так по-настоящему. А если девки, то чтобы пощупать, а не глазеть.
  Вот! А тут оказывается скандал на всю планету нашу. Какой-то там Сид Майер суды исками завалил. Он, видите ли, только-только шестую версию своей игры в продажу пустил, а у пиратов уже седьмая появилась. И очень такая, качественная, навороченная, с непонятными технологиями. Все с ног сбились, ищут авторов. На пиратские страницы гонения, а игру для свободного скачивания, никак из сети не удалить. Ну что ж, гляну и я.
  Скачал. Пока устанавливал, добил пузырь. Хорошо так стало. Начал играть. Ничё так, завлекает и думать приходиться, что в тех же шахматах! Только, наконец, разобрался в этой 'цивилизации', как зверь под столом мяукнул, а экран вдобавок мне еще и подмигнул на прощание. Типа иди ты нахер! Поглядел на часы, плохо! За соседом идти поздно. Его жена обязательно фольклор на всю лестничную площадку устроит! Любовь у нас с ней такая, обоюдная! Ну, и ладно, пойду спать.
  Встал утром, похмелиться нечем. Все как всегда! И еще мусор мухами обзавелся. Зоопарк на кухне! Пошел выносить.
  
  Воздух небывалой свежести. Зелень кругом. Лес. Только вот мусорного контейнера не наблюдается. Только что был, и нет его! И куда мне спрашивается теперь мусор девать? Теперь таскаться мне с этим ведром по лесу и контейнер искать что ли? Так, похоже, у меня начинается истерика. Надо присесть, обмозговать все как следует. Прямо тут на травку и приземлюсь. Вот и запоздалый адреналинчик загулял по телу. Хорошо, потрясемся малёха, глядишь, и вернется всё, как было.
  Картинка вокруг все никак не меняется. Уже и ноги затекли от неудобного сидения на земле. Думки были разные. Психушка, это самый реальный вариант происшествия. Можно еще конечно, мистику, какую выдумать и поверить в нее. Так для облегчения напервой прокатит. А что, вполне так даже идейка! Например, тот, который к кресту прибитый, мои мечты соизволил, в жизнь воплотить. Подумывал я частенько, все бросить на хрен и смыться поближе к природе. Ну, например, куда-нибудь на Байкал. Чтобы все вокруг зеленым было, ну как сейчас. Только спрашивается, нахрена вот так - без рюкзака, консервов, ружья. Наконец, без положенной спиртяги, в плоской такой фляжке, чтоб на глаза всегда не выпирала. Я же сейчас был одет как всякий себя уважающий утренний мусоровыносильщик - в спортивные штаны, футболку и сандалии на босу ногу. Нет, не могло это быть волей того крестанутого дядьки. Он вроде страдал, значит, по всем законам драмы добрым был. Не мог он меня вот так прокинуть в моих мечтаниях.
  Остается психушка, вроде и выпил-то немного. Правда, загулял я в последнее время, но не алкоголик же! Зависимости так ведь никакой. Просто в настроение постоянно-праздничное, как да не пройтись по забегаловкам?
  Все, харе в мыслях копаться, надо двигаться и выяснять, чё за хороводы тут со мной устраивают?
  Прошелся, вернулся за ведром. Подумал, подумал, да и обругал неизвестно кого. Хороший такой набор слов получился. Стало немного легче. Высыпал мусор из пакета и закинул его опять в ведро. При таких непонятках вокруг может и пригодиться!
  Ручеёк нашел довольно быстро, в ложбинке. Тут главное стараться идти вниз. Напился, умылся - благодать, если бы не неясности с моим местоположением. Человеком пока не пахло, а вот следы зверья наблюдались, правда, не знаю какого. Не охотник я ни разу. Так по грибы только ходил. Да и давно это было.
  Интуиция подсказывает - надо двигаться вдоль ручья, выйдешь к какой речушке, а потом уже и к нормальной реке, где и должны быть следы присутствия человека. Можно конечно попасть таким макаром и к болоту, но тут уж, как повезет. Это у меня в мыслях фантазия с логикой так встречаться стали. Вообще отметил у себя какое-то обострение в наблюдательности. Ускоренное перебирание всевозможных вариантов ко всему вокруг приметному. Вроде за собой такого раньше не замечал. Человек я все же городской, ленивый, Европой изнеженный.
  Путь вдоль ручья затруднялся девственным лесом. Приходилось подолгу огибать настоящие буреломы. Да и ложбинка вскоре превратилась в настоящий овраг, с крутыми склонами. Чтоб не спускаться каждый раз к ручью, набрал воды в ведро. Вымыв его предварительно, конечно же. Ну и пакет из-под мусора выкинул. Оказался не нужен. Сначала хотел насобирать в него каких даров леса, но не встретил. Может не сезон, пока не ясно! Но радует что тепло.
  Устал конкретно. Сколько уже часов шкандыряю по этому, долбанному лесу? На небольшой поляночке у края оврага решил отдохнуть. Присел, разглядываю противоположный склон. Опа! Ну точно! Вдалеке проглядывает кусок дома с плоской крышей и серой стеной. О хо-хо! Сердечко-то моё, как обрадовалось!
  Мне здорово повезло! Я на радостях не сразу выскочил из оврага, по причине его крутости. И вот вылезая на поверхность, увидел самую настоящую жопу! Большую такую, коричневую, мехом покрытую. Из ступора вышел довольно скоро. Слава богу! Пригнувшись и моля всех богов, на всех мирах, через довольно высокую траву стал наблюдать. Хотя первая реакция была дать дёру. Хорошо, что не побежал - нашумел бы изрядно.
  Слабый ветерок дует в лицо. Во как! Отметил как-то само собой разумеющее. Из травоядного превращаюсь в хищника что ли? Или голод с этакой обстановочкой вокруг так на меня влияет?
  А Миша-то будет гризли. Таких, по телеку видел. Здоровенные гады и рыбу жрут тоннами. Этот тоже что-то хавает. Хоть и метров сто до него и стоит он задом ко мне, перепутать, чем он занимается невозможно. Чуть поодаль наблюдаются два мотоцикла, один из них повален. Хибара с зарешёченными окнами, двускатная, почти плоская крыша. Решётка двери распахнута наружу.
  Переползаю обратно. На этой стороне оврага мишка меня не видит. И я его! Надо чуть отойти, да залезть на какое дерево. Воизбежания так сказать. Решаю ждать, когда он там все сожрет, да и свалит по другим своим делам.
  Огня нет, ночью наверно холодрыга. А там дом. Внутри всяко спички найдутся. И еще мотоциклы. В этой ситуации вещь хорошая. А еще если повезет, то найдется и оружие. Все-таки охотники. Должно оно быть тута. Все решено, жду здесь.
  На фасаде дома крупно выведено - общество охотников. Написано вроде на немецком. А то уже подумал, что зверюга задрал глупых янкесов и я в Америке! Получается, он кушает немчуру? Ну, тогда с какого боку тут этот гризли? С зоопарка убежал? Все-таки Америка! А общество может быть немецкое. Должны же они и там быть? Немецкие охотники, которые идут на прокорм американским медведям! Что косолапый пожирает человечину, уже никаких сомнений не было. Мотоциклы, открытые двери довольно явно говорят об этом.
  
  Дерево я все же нашёл. Разлапистое творение. Буду называть его дубом, потому как в литературе именно такими их всегда и описывали. Здоровый, старый, ветви торчат далеко вширь, и растет обязательно на поляне.
  С трудом, но все же, вскарабкался, расположился, думаю, волки не достанут. Ну и Мишаня, который гризли, с его-то весом, всяко не залезет. Вот так всю ночь и продрожал от холода, и от страха свалиться. Почти и не спал. Еле вытерпел до рассвета. Несколько раз уже порывался идти к дому. Но звуки ночного леса всякий раз отправляли мои мысли в благоразумное русло.
  В овраге тихонечко умылся, напился. Руки ноги дрожат, зубы стучат. И даже пробежка до оврага не помогла. Продрог ночью основательно.
  Осторожно наблюдаю с уже знакомого места. Вроде нет косолапого. Обхожу строение по опушке. За домом его тоже нет. Только бы топтыгин зараза на ночевку вовнутрь не залез!
  Пытаюсь тихо, не смотря на мою дрожь во всем теле пробраться к дому. Перед входом все извазюкано в крови, разбросаны какие-то ошмётки. Вижу покоцанный ботинок. Стараюсь туда не смотреть, потому, как рвотные спазмы подкрадываются к горлу.
  Двери состоят из собственно двери, потом решетки, открывающиеся наружу и еще одной решетчатой двери вовнутрь. Последняя закрыта, и ключ торчит в замке. Осматриваю наружную решетку, ключ также присутствует. Нехотя кидаю взгляд на остатки ботинка....
  Ухтыж, ёхтыж... Гризли несется с довольно большой скоростью. И не слышно же гада совсем! Руки дрожат, еле слушаются. Проклятое 'ВСЁ, ПРИЕХАЛИ' долбит по мозгам. Наконец, получается, провернуть ключ, успеваю еще потянуть наружную решетку, заскакиваю вовнутрь. Обе решетчатые двери с лязгом захлопываются. Дом содрогается от удара. Я по инерции лечу вперед, неловко оглядываюсь и шмякаюсь на пол.
  Наружная дверь выдержала, и эта косолапая ошибка природы, разинув пасть, пытается протолкнуть башку между прутьев. При этом требовательно так ревет что-то по-медвежьи. Ну и у меня от этой картины мозги совсем заклинили. Я ему тоже высказал, попрыгал, поулюлюкал. И вообще выдал все, что о нем думаю. Настроил кукишей, погримасничал и показал ему все места на теле, где он меня может отведать. Сука!
  Кажется, обиделся гад. Перестал рычать, только фыркает. И глаза мне строит умные такие. Или это только кажется? Помотал он башкой, видимо больно стало от столкновения, стал осматриваться. Ну и я совсем выдохся. Все перерыв....
  
  Всегда удивлялся, как люди в кино так быстро и часто сваливаются в обмороки? Ни когда бы, не подумал, что и со мной такое может произойти. И вот надо же! Видимо нервная система уж очень перенапряглась.
  Открываю глаза.... Никуда он не делся. Стоит, тихо так воздух тянет. Все никак душком моим не нанюхается! Я шевельнулся, у него аж слюни из рыла потекли. Скотина лесная!
  Так, коридор, муж - жен туалеты. Еще дверь, видимо подсобка. Знаю, бывал в похожих помещениях. В таких праздники всякие с пивом да грилем устраивают. А здесь, похоже, чисто охотники свои сходки делали. Дальше должен быть зал, с барной стойкой и множеством столов и стульев, составленных в стопки по стенкам. На медведя как-то перестал внимание обращать. Стоит себе, рычит, слюной исходит. Ну и пускай!
  За стойкой проход в довольно большую кухню, с холодильниками, плитами и столами из нержавейки. Открыл кран, воды нет. Плохо. В кладовке бочки из-под пива, алюминиевые такие. Пустые.
  Прошел через зал. Дверь, спуск в подвал. Понятно, свет не включается. На кухне плиты газовые и спички быть должны. На одной из полок нахожу коробку. Спичинки такие, длинные, специально для поджигателей. В подвале лестница заканчивается дверью. Опять решетка. Уже привыкаю, что везде ключи торчат. В помещении, железные шкафы, с табличками имён. Ага, всякие Курты да Маеры. А вот эти шкафчики заперты, и ключей не наблюдается. Ну да не беда. Они обыкновенные, жестяные.
  Топтыгина не видать. Спрятался. Думает самый умный! Порылся в подсобке, всякий инструмент в наличии, а вот и топор. Такой, для заготовки дров, колун вроде называется. Помню еще с детства.
  Первый шкаф я раздолбал качественно. При нехватке света-то! Находку воспринял уже без особого волнения. Предполагал что там. Ружьишко. И патроны, коробка новая, пятьдесят штук. Жизнь улыбается!
  Похожие винтовки видел в вестернах. Под курком рычаг, чтоб взводить. Блин, кроме калаша семьдесят четвертого и не знаю ничего. Разберусь! Буду как Клинт Иствуд. Щас вот на медведя пойду! Патроны надо заталкивать в ямку сбоку. Как в кино было, не наврали!
  Выкинул я швабру через решетку, косолапый и рад, из-за угла прыть, а меня нету. Поиздеваться что ли над ним? Смотрит Мишаня на меня, слюну глотает и по всему выходит, не знаком он еще с коварством человека. На решетку давит, пасть открыл, зубы мне свои демонстрирует. Ну, я и стрельнул ему в хавальник. Аж два раза успел. Похоже, все, поменялся хозяин леса.
  
  Толстенная же шкура у медведя оказалась! Хорошо ножики у бывшего хозяина ружья славные были. И то, по неумению уже подумывал, топором-колуном кусок мяса отхерачить.
  Газовый баллон на улице, в ящике с навесным замком. Замок сбил, вентиль открыл. Не совсем уж я и неумеха. Руки трясутся, жрать охота. Жира, масла на кухне не нашел. Пришлось до ручья сбегать. Немного воды на сковороду, мясо, посолил, поперчил, крышкой прикрыл. Лепота! Сахар тоже нашел, немного в сахарницах. Попил сладкой воды.
  Вот хожу я с большой тарелкой в руках, с ружьем на плече вокруг строения. И думаю, что-то здесь не так. Ну, еще понятно, стоит себе охотничий клуб глубоко в лесу, вода привозная, для электричества имеется генератор, газ в баллонах. Вот только как привозится все это сюда? Дороги я совсем не заметил. И как эти самые охотники доставляются сюда? На мотоциклах что ли? И как, наконец, это строилось? Все страньше и страньше. Совсем грустные мысли закрадываются в голову. И медведь, какой-то не такой. Очень уж он здоровый и совсем не пуганный. Да и ключи в замках? Довольно необычный подход для хозяев этого заведения!
  Добрел я так до медведя. Смотрю на все это кровавое непотребство, и уже никакие рвотные спазмы меня больше не беспокоят.
  Подумывал, уже было, сесть на мотоцикл, да и свалить нафиг отсюда. Опять же, ехать чёрт-те знает куда, когда вокруг столько всяких непоняток?
  После того, как глянул Потапычу в глаза, воспринимаю все вокруг как-то иначе. Может поэтому и тянуло меня в последнее время, куда бы подальше от людей? Отметиться хозяину леса! Посмотреть ему в глаза! Самому стать хозяином, хотя бы своей жизни!
  С медведем надо, что-то делать. Детство я провел в деревне. Часто наблюдал, да и помогал разделывать свиней. Батя всегда старался, по возможности, быстро освободить тушу от потрохов, чтобы значит, мясо хорошее получить. Хоть передо мной совсем и не свинья, но в этом, что-то есть. Особенно про получение ХОРОШЕГО мяса.
  Практичный все же народ! Спец помещение они здесь устроили, и назвали 'камера'. Всякие крюки для мяса, поддоны под кровь, прорезиненный фартук с нарукавниками. Провозился долго. Но теперь удовлетворен. Мяса наемся до отвала!
  Шкуру и внутренности отвез подальше в лес. Использовал тачку с одним колесом. Думаю, для этого она и была предусмотрена.
  Хождение за водой становится проблемой. Но тут деваться некуда. Бак для воды пуст.
  В здании существовали еще боковой вход, во двор и задний, выходящий в тир. Все двери обрешеченные.
  Притащил стул, сижу у входа со двора, наслаждаюсь погодой. А ведь хорошо-то как! Особенно после всех этих встрясок. Представил себя таким Крузо, в штанах Адидас! А чё? Мушкет есть, пятница какой-нибудь отыщется! Желательно конечно какая-нибудь!
  Хватит фантазировать, надо идти рыть. Это будет моим изобретением. Коптильная яма. В копчении, конечно, ни черта не смыслю, но хоть так, думается мне, порчу мяса задержу. Вырою окопчик, перекрою его ветками, кусочек оставлю открытым, в противоположном месте от огня. Все приготовил. Уже и день заканчивается. Умаялся, блин! Давно так не работал.
  Осталось теперь разобраться с генератором и оружейкой. В баке соляры немного, но рядом стоят канистры, вроде полные. Попинал я их, удостоверился. Стартанул движок, работает вроде нормально. Хотя, черт его знает, как нормально-то будет?
  Произвел вскрытие остальных ящиков. М-да! Сначала радовался, потом обыденно складывал оружие в стороне. Ружья в одну кучу, ножи в другую, пистолеты в третью. Некоторые, похоже, пневматика. Нашел даже один автомат. Хотя в этом и не уверен. Выглядит аппарат впечатляюще - черный, с оптикой. Стоит на нем HK SL8. Дорогущий наверно! Патроны примерил к магазину. Набил. Ничего особенного, даже для таких несведущих, как я. Два коротких по десять патронов и два больших по тридцать. Все, иду стрелять. Сказка! Жаль, что очередью машинка не может. Стрелок конечно, из меня слабенький. И патронов совсем немного, жалко их на тренировку тратить.
  Одёжку тоже, кое-какую нашел - пятнистую, добротную! Совсем, правда не по размеру, руки и ноги у меня длинные. Стал на клоуна похож. С ботинками, правда, плохо, все маленькие. Вообще человек я большой, метр девяносто пять, и обувь сорок семь. В магазине и то, не всегда подходящее находил, а тут лес!
  
  Долго не мог заснуть. Переутомился видать. Уже скоро двое суток почти не спал. Да еще эти стрессы... Чтоб такое врагу приснилось! Составленные столы поскрипывали подо мной. Жестковато, все же, непривычно.
  Думается, что случившееся это мне в наказание. Вообще все! Ведь был же звоночек. Очнулся я тогда уже в скорой. Хорошо, отделался только ушибами и сотрясением. Ну, еще в ошейнике докторском месяц ходил. Малолетки такие нынче пошли - дубиной по башке, потом попинать. Я конечно тоже хорош. Уже под сорок, а все пьянки, вечеринки, девки. Пройти просто мимо и не задеть кого, не всегда получалось. Не услышал ведь тогда. А он звенел, хорошо звенел. Оклемался я и дальше. Повадился ездить в Голландию. Возьму пару кило травы, сдам тут знакомому бармену и гуляю, пока деньги не кончатся.
   Вот так, пару дней назад, заспорил я в одном баре с местным журналюгой. Трения у нас были об очередном размножении демократии с помощью бомбометания. Привык он, как и многие здесь, за свои слова ответа не иметь.... Просто взял и поломал ему челюсть. Должен быть суд.... Уже, похоже, не будет! Хоть это в позитив!
  Проснулся, сердце колотится, эхом отдает. Глаза боюсь открыть. Приступ страха какой-то, прям как в детстве, после просмотра 'Собаки Баскервилей'. Так же подолгу лежал посреди ночи с колотящимся сердцем, боясь открыть глаза. А вдруг там псина со своей светящейся мордой стоит?
  За окном только-только небо светлеет. Тревожно как-то на душе. По идее ведь, меня должны были схарчить. И к клубу я просто обязан был выйти. Никак не мог я промахнуться, идя вдоль ручья. А иного пути, можно сказать, и не было. Что-то, не все сходится для того, кто это шоу здесь устроил. Ошибочка, какая то получается. Жив ведь я все еще!
  Вот! Мотоциклы.... Не посмотрел, не проверил. Забыл. Сердце учащенным биением напомнило о себе. Все откладывал, откладывал и забыл. Теперь ведь надо каждую мелочь учитывать. Иначе все, сливай воду! За окном промелькнула тень. Я неловко схватился за ружье и с грохотом сверзился со стола.
  Долго успокаивался, прислушивался, спрятавшись под столом. Потом спецназёрским методом в голливудской интерпретации перебегал к окну. Затем сидел на полу, вытирал холодный пот со лба и бубнил матерные слова в свой адрес. Совсем нервы ни к черту! А на улице развлекалась летучая мышь.
  Как окончательно рассвело, ходил с кружкой сладкого кипятка под окнами, высматривал обстановку. И начались пляски, только не с бубнами, а с мясом и дровами вокруг ямы. Нарезал. Солил. Развешивал. Поджигал. Матерился. И снова разжигал. Пришлось вырыть и подвести под огонь еще одну нору. Дым стелется вдоль моего коптильного окопчика. Вроде процесс пошел. Заодно немного проредил подлесок вокруг.
  Настоящие Харлеи! Один повален, но вроде в порядке. Ага, вот и эмблема интересная - 'Ангелы Ада'. Знаем, слышали. Видел таких, когда ходил в боксерскую секцию. Любят они наколки и всякие блестяшки на тело вывешивать. Еще в прессе было что-то про их войну с кем- то, с использованием автоматов, гранат и прочего ширпотреба. Серьезные ребята. Многие на голову совсем ушибленные. Метут эти товарищи нелегальный бизнес под себя. Теперь уже получается - они мели!
  Вокруг много следов. А газовали тут изрядно. Целые траншеи в траве выкопали. Да, деру они тут давали! Прошелся дальше и нашел еще одного американца двухколесного. Правда, убитого. Не вписался товарищ и угодил в дерево. А крови вот не наблюдается. Видимо свои подобрали. Получается, минимум двоих Мишаня слопал. Остальные убежали. Весело! Много тем для размышлений появилось.
  Если оружие есть в этом месте, то оно может быть и в другом. Вот как разживутся рокеры огнестрелом, так ведь сразу сюда заявятся. А если они не из обыкновенных членов клуба, а из настоящих отморозков?
  И тут я замер от неожиданной мысли. А ведь и я числюсь в этом спектакле отморозком! Получается, что так оно и есть. Только вот с медведем не понять. Зачем он здесь? По всем драматическим раскладам он не нужен. Я должен был договариваться с рокерами и по ходу не договориться. Статист, первая жертва! Но опять же, почему это я, вдруг уверено отношу все здесь происходящее к какому-нибудь, зверски профинансированному шоу? Со всеми установленными законами драмы? Чёта не логично все как-то. А есть ли она вообще, логика? Может это марсиане, или как в том 'Матриксе' заумные машины все придумали? Меня-то они просчитали, и этих гавриков тоже, а вот гризли вполне может быть случайностью. И не обязательно мне должна была выпасть роль жертвы. Может у рокеров не хватало боевых единиц? Оружия-то вон сколько!
  Неужто я действительно стал таким асоциальным типом, что это даже инопланетяне приметили?!
  Решил делать нычки для оружия. На всякий случай! Упаковал в большие мешки для мусора. Сделал три захоронки. Последнюю прикопал у дуба, где провел первую ночь. Часть пистолетов, ножей и пару длиноствола ставил в оружейке. Так, на всякий пожарный.
  Теперь мотоциклы. У разбитого передняя вилка и колесо годятся только на свалку. Машина тяжелая, одному не утащить. Закидал лапником, хоть не сразу бросается в глаза. И бензин надо потом не забыть слить. Остальные Харлеи отогнал к дому.
  Завелся мотор легко. Осторожно дал кружок. М-да! Доводилось мне в детстве погонять на стареньком 'Минске'. С этим зверем не сравнить. Тут надо потихонечку пробовать и разбираться. А то так можно и шею себе свернуть.
  Перед заходом солнца решил сворачивать коптильню. Боюсь я ночью из дома выходить. Да и на пробу, вроде уже нормально. Получилось так себе, но кушать можно. Соль пришлось экономить, немного ее здесь. Если мясо недели две не протухнет, повешу себе медаль на грудь, блястючую!
  На завтра решил делать разведку.
  
  
  Глава 2
  
  Проснулся с рассветом. По-другому ни как - лес птицами шумит. Пернатые тут такой концерт устраивают, что и закрытые двери с окнами не помогают. С непривычки-то! На этот раз кошмары не мучали, спал, снов не помню.
  Видимо охотники, бывшие пользователи этого домишка, забирали вещи домой. Надыбал я их тут совсем немного и не первой новизны. Рюкзак нашелся только один, да какой-то маленький, по ходу детский. И то хлеб!
  Хеклер на плечо, подумал, подумал, решил и Винчестера прихватить. Лучше больше чем мало! Хотя марка оружия вроде и ни так называется. Но имя красивое. Ассоциация Дикого Запада! Не знаю, как здесь насчет запада, но по дикости местность пока соответствует.
  Тяжеловатая все же поклажа получилась. Как снарядился, так и захватил меня какой-то, ранее незнакомый кураж. Индиана-Джонс, блин! Тока коляски к мотоциклу не хватает!
  Все закрыто. Поехали!
  Машина какая-то с комплексами мне попалась. На остановках, чтобы осмотреться, мучаюсь. На нейтралку попадаю через раз. Да еще эти сандалии - не совсем подходящая обувь для мотоциклетной прогулки.
  Быстро продвигаться не получается. Выше второй скорости пока не ходил. Так и виляю меж деревьями. Чуть дальше березы пошли, лес чище стал, светлее, наряднее. Скоро выехал на дорогу. Смешанное чувство. Вроде надо радоваться. Дороги должны соединять людей - вроде-бы так, кажется. Только вот она необычно немного выглядит. Воздушно как-то! Материал этой полосы насыпи чем-то на попкорн смахивает, только крупинки помельче будут.
  Взял несколько в ладонь, без лупы тут много о материале и не сказать. Вроде как из крупнозернистого песка слеплен. Попробовал растереть, хрен там, крепкие заразы.
  Надавил ступней на поверхность дороги. Держит неплохо, лишь немного продавилась, обозначая едва заметный отпечаток.
  Судя по следам, рокеры подались налево, на север. Значит мне направо. Интересно, почему они поехали в ту сторону? Спички что ли тянули? Еще раз внимательно все осмотрел - нет, не вижу причины ехать за ними.
  Местность холмистая, поросшая лесом. Иногда попадаются следы зверья, пересекающие дорогу. Путь плавно огибает довольно крутую возвышенность, поросшую деревьями. Лес смешанный, преобладает лиственный. Климат наверно умеренный. Это хорошо! По обочине часто встречаются желтые одуванчики, много. Дома они уже не так массово цветут. Эх!
  Вот бы еще кто подсказал, где ближайший гастроном, было-б вообще здорово!
  
  Вскоре дорога потянулась вдоль довольно полноводного, метра два шириной ручья. Дальше она ушла от воды, поднимаясь немного вверх, продолжая огибать гору.
  Солнце стремилось уже к зениту, что сказывалось на моем настроении. Маленькая скорость, ароматы леса - я разомлел и чуть не проскочил мимо.
  Пластиковая бутылка из-под колы, брошена, похоже, совсем недавно.
  Вялость во мне сразу улетучилась. Осмотрелся, ага, вот и следы.
  Человек вышел на дорогу, направился в ту же сторону что и я, то есть направо. На траве отпечатки видны все еще отчетливо. Решаю следовать туда, откуда пришел незнакомец. Ужасно захотелось колы!
  Идти пешком или ехать? В обоих вариантах много плюсов, как и минусов. Если там есть люди и они заметят крадущегося вооруженного человека, могут воспринять это очень агрессивно. А остаться незамеченным, с моим-то опытом подкрадывания, нереально. Лучше уж нахрапом. Если что и ружьишком можно постращать. Авось первые не стрельнут. А если зверь какой, то всяко лучше на колесах. Удивить и убежать! Наполеон так даже до Москвы умудрился дойти! А тут то?
  От дороги путь оказался не таким длинным, как от нее к моим пенатам. Посреди леса впритык к деревьям вдруг выросло одноэтажное здание. И вывеска интересная - 'Aldi'. В магазине товары 'что пожрать'. Здание кирпичное, только с торца, где двери, сплошное стекло. Точнее было сплошное. Сейчас в одной раме образовался проход. О, внутри заметно шевеление, а недалеко от входа еще и костерчик дышит.
  
  Ну, у меня и видок, наверное! На профессионального спасателя ни как не тяну.
  Вышли трое. Мужик и женщина, лет так за сорок с гаком, держатся вместе, видимо пара и одеты представительно. Очень прямо вызывающе для леса. Еще один чернявый в синем комбинезоне с ярлыками какой-то фирмы. Работяга смахивает на турка, выглядит лет на тридцать с половиной. В руках красный топор с пожарного щита. Внутри магазина остались еще две женщины и трое детей школьного возраста. Тот, который с топором, женщин и детей придержал на выходе. Опасается!
  Я заглушил мотор, поправил ружьишко. Мужик опустил топор на землю. Правильно!
  Почему-то особой радости от встречи людей не испытывал. Рушились затаенные надежды на меня в качестве Робинзона. Потому наверно и раздражение из меня прет!
  - А чё стекло выбили? Ключей что ли не заметили? - начал я с наезда.
  Они сначала переглянулись с отрицанием и непониманием в глазах.
  - Заперто все было, - ответил тот, что постарше, представительный.
  - Это все, кто здесь? - В моем голосе проступили командные такие нотки. Сам удивился.
  Они смутились. От чего интересно. От начальственного тона или произношения? Говорю то я, в принципе, правильно. Акцент, конечно, присутствует, куда же без него?
  - Один на разведку пошел, - отвечает все еще представительный в галстуке.
  Так как я одной рукой придерживал ружье, нехотя повел его в сторону магазина, хотел спросить, о нем, но тут этот мужичишка в костюме при галстуке вдруг сорвался с места и убежал за угол. Все опешили. И я в том числе. Его женщина долго хлопала глазами. Не могла наверно поверить!
  Во, напугался дядя! Я конечно тоже хорош, не привык с оружием в руках с людьми общаться. В армии то, конечно побывал, но когда это было!
  - Жена, дети твои? - киваю на чернявую женщину внутри.
  Работяга в комбезе, как то сжался, потянулся к топору.
  - Нет, нет. Еще жена и мальчик ушедшего за помощью! - быстро протараторила женщина и почему-то добавила еще. - Они скоро приедут и нам помогут!
  Подбородок у нее дрожал. Очень уж устрашающе и неформально я, вероятно, выгляжу!
  А выходили то они как нормальные люди. Немного опасались, но это же нормально, в такой-то обстановке! Один удрал. Подруга его вот деревом осиной прикидывается. Что только не вытворяет с людьми испуг и паника!
  Мужик с топором вон, тоже боится. Но видно, что не за себя. О как, зыркает и время от времени на своих в магазине оглядывается! Рука его так и тянется к инструменту.
  - Расслабься! Ни чего с ними не сделаю, - стараюсь несколько разрядить обстановку. - Как сюда попали?
  Женщина уже было набрала воздух мне все обсказать.
  - Молчать! - Честно, она начинала выводить меня из себя. Скоро, блин, зубами от страха стучать будет. А я ведь сейчас, вроде как хозяин леса здесь, новый!
  - Мы недалеко очутились, - помолчал. - Кто где. Потом все к магазину вышли.
  Люди, так же как и я в непонятках. Напуганы, трясутся. Медведей еще походу не встречали. Наверно ждут помощи. Вертолетов там всяких, быстрых!
  Да ну их! Что-то расхотелось мне с ними общаться.
  - Ты кино про индейцев видел? - спрашиваю у работяги с топором.
  Извилины у него в голове, похоже, дым пустили. Ищет оптимальный выход из ситуации.
  - Там индейцы волокуши такие к лошадям цепляли, - продолжил я после его утвердительного кивка. - Сделаешь мне такие? Только не очень широкие, чтоб мог меж деревьями пролезть!
  Пускай топором помашет, пар спустит. А то глупостей еще наделает.
  Выгнал я всех из магазина, пошел закупаться.
  Что же это за катаклизм такой с нами произошел? Наверняка должны быть еще люди. Стоит только поискать и они тут, как тут!
  
  Нагрузился я, будь здоров. Кое-как допер до дороги. Выехал, остановился. И так мне, почему-то, стыдно стало, вот хоть на месте провались! Чего это на меня нашло? Ведь люди конкретно в помощи нуждаются!
  Вывел меня из этого непонятного состояния мужик. Он размахивал руками, что-то кричал и со всех ног пылил ко мне по дороге.
  Чё это он так расшумелся? Ладно, если бы ехал, а то стою же. Ох, ё....
  За мужиком неслась серая тень. Еще довольно далеко, но уверено быстро расстояние сокращалось.
  Я спрыгнул с мотоцикла, чуть его не перевернул, мотор заглох. Замешкался с ремнем ружья. Руки не слушаются. Так, вздох, выдох. Спокойствие. Ищу цель. Чёрт! Мужик как раз на линии огня. Машу ему правой в сторону, чтоб отвернул. Молодец, соображает! Ага, в визире волчара, язык свесил, жму на курок.... Етить.... Забыл с предохранителя снять. Стреляю. Мимо, мимо, есть - кувыркнулся серый, вскочил, пытается дальше бежать. Вот тут я его в черепушку и поймал.
  Фу ты, ну ты! Коленки кадриль выплясывают. Пришлось присесть на мотоцикл. Благо тот, придерживаемый волокушей, остался в горизонтальном положении.
  Мужик еще какое-то время бежал, потом, осознав изменение обстановки, оглянулся, проделал еще пару шагов и свалился от усталости на дорогу.
  На мой вопрос он лишь отмахнулся рукой - все, мол, в порядке. Да, судя по его отдышке, выложился мужик конкретно! Похоже, это и есть разведчик магазинщиков. О уже и погоняло им придумал!
  Осторожно приблизился к зверю. Волчара капут. С половиной то головы, долго не побегаешь! Здоровенная все же, хрень! В мире животных таких не показывали. По неопытности долго ковырялся у него в пасти ножом, выдернул нехилый такой зубик. Теперь будет у меня два трофея. Повешу на шею, стану девок впечатлять!
  Тем временем мужик оклемался, подошел и видимо смутился моей деятельностью. Он долго выполаскивал в сторонке содержимое своего желудка.
  Я же задумался. Ведь всего два дня прошло, а такие картинки мне стали пофиг. Да и с людьми как-то обошелся.... Сразу давить начал. Вот смотрел я на раскуроченную черепушку зверюги - А может, и его не надо было убивать? Пострелял бы в воздух. Пофигу патроны! Глядишь, и передумал бы зверь нас за дичь принимать. Так и природа сохраннее останется. А через нее и погода! Куда-то мысли поскакали.... Не туда! Пришлось аж головой встряхнуть.
  - Слушай сюда! - Я начал ножом рисовать схему местности на дороге.
  - Вот здесь, - ткнул я в чертеж, - ручей отворачивает в сторону. До этого места моя земля.
  Буду 'робинзонить', хоть и с соседями. Хотел ведь, вот и пользуйся случаем! Вон уже и разговоры сам с собой веду. В роль, так сказать, вхожу!
  Я встал, огляделся.
  - И эта гора тоже моя! - меня явно понесло.
  - Как твоя? - мужик опешил. Их надо спасать, а я тут земельные угодья себе выкраиваю.
  - А вот так! Все бывай!
  А откуда они, интересно? Может все с моего города? Приостановил мои сборы, поинтересовался. Нет, он житель столичный с нового Кёльна. А я вот со старого. Километров шестьсот между нами было. Здесь будет, может от силы двадцать. Не хило так нас кидануло! Это какая тогда пропорция получается - через какие-нибудь сто, двести км я могу повстречать кого-нибудь из, скажем, Замоскворечья? Вот хохма будет. Построим автобан, будем в гости на ужин ездить!
  - А как же мы! - он уже понял, что я не шучу и собрался отъезжать.
  Я его осмотрел. Моего приблизительно возраста. Джинсы, клетчатый пиджак, без галстука, если и был, давно выкинул. Явно не из банковских, страховок и прочих кантор с вылизанными делягами. Больше похож на производственника.
  - Так живи, это теперь твоя земля!
  - Почему моя? - ну совсем тормозит человек.
  - Потому что, если не будет твоей, то тебя просто сожрут, - я кивнул в сторону волка. - И еще потому, что именно ты пошел искать помощь.
  Ага, задумался человек.
  - Может, хоть ружье дашь? - во, хоть что-то разумное.
  Жаба ведь измордует! Посмотрел я на него, ну и отдал ему мой Винчестер. И патроны из кармана выгреб. Ничё, еще приеду отовариваться, и не раз.
  Моего нового соседа звали Штефан. Мы еще немного поговорили. Он поведал о своей разведке. Получалось, через пять-шесть километров дорога уходила в небольшую реку и начиналась с другой стороны снова. Я же ему поведал о, возможно, нехороших рокерах и очень больших медведях. После этого он довольно скоро убежал. Защищать свою вотчину вероятно!
  
  Я хотел ее сварить и съесть. Очень хотел. Но присущая меркантильность мне этого не позволяла. Она уже подсчитывала будущий урожай. И вот как обидно, идея, что картошку можно посадить, пришла мне только сейчас. А магазинщики ведь сожрут весь посевной материал. С таким отуплением от страха, ну ни как, не догадаются. Пришлось мне готовить макароны. Потом пошел обрабатывать задел под огород. Подправил лезвие лопаты об кирпичную стенку и копал, копал, копал....
  Вечером усталость, поясницу ломит, зато появилось удовлетворение сделанным. И еще какое-то нежное чувство, воспоминание из детства. Вроде и заставляли меня родаки копаться в огороде, а все-таки и удовлетворение тогда после проделанного тоже получал. Просто не знал еще толком - от чего же оно приходит. Вспомнились родители, стало грустно и муторно на душе.
  Сижу вот утром, как и полагается на толчке, и думаю - куда же все это девается. Делаю то я вроде-бы правильно - рядышком стоит мое бывшее мусорное ведро, сейчас деградированное под воду для смыва унитаза. Но вот что происходит потом? Не полезет ли скоро параша обратно? По идее должен быть колодец, с крышкой и время от времени приезжать говновозка, высасывать содержимое оттуда. Только вот сервиса такого скоро явно не предвидеться.
  Я долго бродил по поляне вокруг, пока действительно не нашел железную крышку канализации. Открывать не стал и пытаться. И так ясно - срать придется в другом месте. Конечно не сразу, пока еще попользуюсь. Но зарубку в памяти надо сделать. А то придется ведром вычерпывать.... Меня аж передернуло от такой мысли!
  Потрогал я свою ноющую поясницу, вспомнил про лук, чеснок, помидоры и огурцы малосольные. Решил продолжать заниматься огородничеством. Хотя возникло сомнение насчет томатов, еще прозываемые пластмассовыми. Будут ли они без воздействия работников теплиц самостоятельно расти, тот еще вопрос! И еще надо было ждать вызревания семян. Разложил я имеющиеся помидоры на подоконниках. Надеюсь лето здесь длинное и я доживу до того счастливого момента собирания урожая.
  Вроде послышался какой-то чужой звук. Прислушался, да нет, лес обычный. Но сердечко заколотилось неспроста. Бросил я лопату, подхватил Хеклера, побежал домой. Меня плотно захватывала паника. Что делать, если мне действительно не послышалось, и был там звук мотоцикла?
  Ползал под окнами, высматривал врагов. Уже было расслабился, встал в полный рост и тут увидел рокера выходящего из леса. Перепутать не возможно. Мужик в знаменитой 'ангельской' жилетке, увешанной поблескивающими на солнце значками. Я отпрянул от окна, стал осторожно высматривать. Он держит что-то в руках. Похоже на оружие. Винтовка? Перебежал к другому окну. Такая же картина. Еще двое на расстоянии друг от друга выбрались на поляну. Так, их трое. Окружили суки!
  Вот и ясность моего положения. Паника сразу исчезла. Сейчас вроде похожее чувство, как и тогда с медведем, смотрел ему в глаза и жал на курок. Кто-то сегодня будет за мой страх расплачиваться!
  Так, двери закрытые. Осмотрел зал. А что, подходит! Укрыться им практически негде. А я буду за стойкой. Тогда пускай заходят, милости прошу! Парадный вход заперт, я им и не пользуюсь. Перебегаю к выходу во двор, он находится практически посередине зала, осторожно выглядываю - рокер с этой стороны еще далеко. Сплошная наружная дверь оставалась открыта и я, просунув сквозь решетку руку, вставляю ключ с другой стороны. Вроде мои телодвижения остались не замеченными!
  Прячусь за стойкой, проверяю оружие. Магазин полный, тридцать патронов. Пистолет в кобуре, расстёгиваю. Всё, теперь только надежда, что зайдут все сразу. А то устраивай тут перестрелки!
  Ага, попинали переднюю дверь. Вскоре собрались во дворе. Делятся впечатлениями. Язык их соответствует номерным знакам, немецким. Разговор о мотоцикле. Я его так с пустой волокушей и оставил стоять во дворе. Покричали, чтобы выходили, мол, разговор есть. Пообещали, что бить не будут. Ржут. А как же, понятно - пивные качки с окончательно вытекшими мозгами. Романтика свободы на двухколесных машинах шестидесятых и семидесятых прошлого века канула в небытие. Такие вот только торчки и остались наверно.
  Слышу, заходят. Опять разговоры. Это они вторую машину, стоящую в зале увидели.
  Все, теперь и мой выход.... Вскакиваю, луплю, почти не метясь. Над головой прошла очередь. Я падаю обратно за стойку. В ушах звенит. Слышу биение собственного сердца. Со стороны двери раздаются стоны, и крик боли. Щедро выплескивается ругань. И вот надо же, на улице есть еще кто-то, кричит вопросы. Любопытно ему стало!
  Они сейчас ошеломлены, медлить нельзя. Выскакиваю из моего убежища, стреляю на ходу в поваленные тела, не сильно разбираясь, кто жив, кто нет. Не добегая до двери, приседаю, прячусь за косяком. Кидаю взгляд на тела, кажись товарищам кирдык. Осторожно выглядываю на улицу - один убегает, петляя по поляне. Ловлю его на крестик. Два патрона и оба раза мимо. Все, магазин пустой, но надо бежать следом. На бегу пытаюсь сменить магазин, вовремя замечаю, как убегающий оглядывается, разворачивается. Валюсь на землю. Рядом ударяет длинная очередь. Магазин выпал из рук, затерялся где-то в траве. В нагрудном кармане остался только один, в десять патронов. Наконец-то перезарядил. Между тем, рокер уже забежал в лес. Преследую, пытаясь оставлять стволы деревьев между нами. Вот он ныряет за бугорок. Я тоже падаю. Опять пули проходят рядком. Выглядываю из-за дерева, за которым притаился. Ага, спрятался вражина. Думается, у меня есть преимущество в оружии. Имеется оптика, хоть и стрелок я никудышный. И вот тебе привет от красной армии. Кровавый фонтанчик над бугром виден был отчетливо. Сейчас полежу немножечко, отдышусь и пойду смотреть.
  
  Сколько оказывается, возни с мертвецами возникает. Следующий раз надо будет подумать, где их валить. Только не перед домом. Тяжеленые гады, говна-то сколько в них. Особенно последний убиенный. Пузяру себе отрастил, а я мучайся теперь.
   Странным оказалось, что у всех одинаковые часы. Настоящие Ролекс - стоят бешеные деньги наверно. И еще у них были 'Шмайсеры' из фильмов про войну и винтовки, которыми еще революции делали. Прям антиквар какой-то.
  Оттащил на мотоцикле тела к дороге. Популярный перекресток что-то в последнее время становится. Сначала хотел бросить их, где подальше, но больно хищники тут крупные. Зачем их приманивать.
  Бедная моя спина, опять надо копать!
  Смастерил крест из корявых сучьев. Постоял, поблагодарил товарищей за хабар, что они мне доставили, пожалел, что больше не приедут!
  Отъехал, посмотрел, а что, неплохо могила у перекрестка смотрится. Знак так сказать.
  Впереди меня ждала работа. Отмачивать и отстирывать шмотьё, снятое с убитых. Прибыли они на двух Харлеях, которые еще к дому перегнать надо.
  Посмотрел на незаконченные грядки, авось еще доделаю сегодня! Вообще, копание в земле начинало мне нравиться. Приходит умиротворение какое-то. Если это не рытье могил конечно!
  Глава 3
  
  Что-то лень на меня сегодня напала. Сижу вот на скамейке во дворе, греюсь на солнце, ковыряю пальцем в дырке на штанах.
  Ведь какая пакость приключилась - среди рокеров был только один длинноногий и он единственный умер от ран в жопе! Как уж у него так получилось все пули собрать, ума не приложу. Задом вперед, что ли пёр? Штаны блин жалко! Вот пойду в гости к девкам и спросят они - Меня что ранили? Ах, аж пять раз попали! И метко так. А получается ли у меня садиться? А как у меня вообще, со здоровьем?
  Не, одевать буду только дома, для работы в огороде.
  Встал поздно, сразу и пообедал. Вот сижу уже не знаю сколько. Подумываю к соседу податься, бухла набрать. Только надо ведь собираться, ехать....
  Из кучи барахла от вчерашних посетителей вытащил приемник 'kenwood' с гарнитурой, понажимал на кнопки, покрутил настройки. Тишина. Общаться со мной совсем ни кто не хочет! Отложил в сторону. Следующим из кучи вытянул 'Шмайсер', полюбовался. Стрельнуть что ли куда? О, а вот и цель! Мужик в форме пожарника. Синий пиджак с погонами и желтыми лычками. Только хотел сказать, хенде хох, а он уже и так лапы вверх тянет, открытые ладошки показывает.
  Короткий причесон, небольшого роста, крепкий, нервного переставления ног незаметно, стоит спокойно и рожа европейская, с носом от Цезаря в память. Лет ему уже за сорок пять точно перевалило.
  - С караулом у вас плоховато дело поставлено. Я уже устал руки задирать, пока сюда шел.
  - А вы что один? - Я поменял антикварную тарахтелку на Хеклера, снял с предохранителя. Мужик мое ружьишко оценил. - А то ко мне все толпами ходят. Подарки вот носят.
  Я кивнул на кучу трофейного добра.
  Он посмотрел, куча ему, кажется, тоже понравилась! Хорошие вещи.
  Звали его Герберт Штройзак, и был он представителем Германского населения. О, как! Потом он попросил не пугаться, протянул руку за угол, вытащил двустволку вертикалку, повесил себе на плечо. У меня такое же есть, в лесу закопал.
  - Ну что ж, давай поговорим, - я встал, протянул руку. - Сергей Нойман. Ответственный за графство Нойман.
  Получалось у меня так иногда, по настроению, очень серьезно, не очень серьезные вещи произносить. Впечатление я произвел. Замялся человек, думает.
  - А где все люди графства? - наконец, надумал он.
  - А еще не собрались. Но уже скоро будут. - Я ведь то же не лыком шитый. Граф все-таки!
  - Значит, Вы пока один представляете эти земли! - он даже не старался, он говорил серьезно и с каким-то оттенком разочарования.
  Потом гость долго смотрел на трофеи, на мои дырявые штаны со следами плохо отстиранной крови и что-то видимо про себя решил. Его рассказ меня честно, потряс.
  С германским населением случился раскол, и сейчас там правят 'ангелы'. После того как отсюда не вернулись добытчики из их рядов, решил Герберт искать помощи, в надежде её здесь и получить.
  Есть оказывается место, где из земли торчит артефакт, около десяти метров высотой. Материал вроде похож на железо, но тут уверенности ни у кого не было. Среди людей попалась одна йога, бывавшая в Индии, и она назвала это Кутубовой колонной. Хотя схожесть по ее мнению, не совсем соответствовала. И вот эта йога, после проявления удивительных качеств этого столба, выдвинула теорию, что древние индусы единственные на Земле, сохранили память о подобном сооружении и попытались в своей колонне воссоздать, что то похожее.
  Вот археологических лекций мне сейчас только и не доставало! Хотя интересно! Индии всякие, блин! Знаю, кино в детстве смотрел! Девки там мягкие все такие, поют!
  Так вот, это сооружение может по просьбе поставлять вещи. Надо только мысленно подумать о заказе этих вещей. Не всех оно понимает, как это выяснилось, но всех регистрирует и определяет суточную норму в один килограмм заказа. Есть и неприятное - надо точно знать, иметь конкретное представление о продуктах твоего заказа? Короче всезнающим уником, с головой дома советов надо быть. Есть еще ограничения, например с оружием. Почему то дает только старое. А вот патроны любые.
  У столба началось столпотворение. Каждый хотел лично пообщаться и, пользуясь случаем, нажаловаться неизвестным хозяевам артефакта на свою горемычную судьбу. Не у всех это выходило, дошло до выяснения отношений между обиженными на вселенскую не справедливость.
  К этому-то моменту прибыли рокеры и тоже приложились к колонне. Среди них оказалось аж трое 'умеющих' передавать мысли заказа.
  Как артефакт разделяет людей на 'умеющих' и 'не умеющих' не ясно. Пока лишь образовалась гипотеза, что только способные на определенные поступки, то есть решительные люди получают доступ. Остальной народ, значит, получает свои килограммы через этих избранных.
   В общем, ничего еще не ясно. Все занимаются только выживанием. Не до поисков ответов было пока.
  Кстати Герберт, был первый после йоги, попробовавший прижаться спиной, обхватить руками столб и приложиться затылком. Это так по индийской традиции загадывают желания. У девушки ничего не получилось, а вот у Герберта очень даже. Он захотел колы! Появилась семисотграммовая бутылка. Почему именно она, он не знает! Просто захотел и все тут!
  
  Рокеры были коллективом уже довольно сплоченным, и первые попробовали вооружиться. Они просто перебирали по памяти марки оружия, иногда срабатывало. Выбор, конечно, был не ахти, только всякие старые модели.
  Потом все пошло по наклонной. Они установили свои порядки. К столбу никто не имел права приближаться. Заказы делал только один из рокеров. За услугу взимался налог - с трех человек один килограмм. Вот так, да здравствует Рим!
  Рядом со столбом, метрах в пятидесяти, находились три добротных деревянных дома. Там и обосновались новоявленные правители. Остальные же все расползлись по многочисленным кучкам и ютились в шалашах на окраине небольшой рощи в некотором удалении.
  К Гербертским призывам на сплочение оппозиции никто не прислушивался. Люди разжились немногим количеством охотничьих ружей, получали часть товаров, и злились лучше на жителей соседнего шалаша. Потому как против рокеров не попрешь, там имелись автоматы и винтовки.
  По килограмму говоришь! Так, так, так.... Вот этот момент мне очень интересен. О чем я Герберту и поведал. Тут он быстро среагировал, обещал мне за помощь десять кило. Я был согласен на такой вес, но в сутки. А когда узнал, что можно заказывать практически любые патроны, твердо держался на моем видении реального положения в сложившийся ситуации. Но по мере его дальнейшего повествования, и параллельной торговле сошлись мы на пятидесяти килограммах общего веса, но не за раз. Много там, у людей потребностей накопилось.
  - А вот скажи мне Герберт, как это ты собираешься мои килограммы добывать? Пятьдесят дней сядешь на диету и будешь отдавать свои? А мне значит, каждый день туда мотаться? Где я столько бензину то возьму? - очень важные вопросы вообще-то. И еще мы как-то незаметно, как само собой разумеющееся, перешли на 'ты'.
  Оказывается, рокеры у них еще и экспериментаторами были. У них хватило смелости один день ничего не брать, а на второй все за два дня получить. Таким-то макаром они, в общем-то, и смогли вооружиться. И вообще, новая власть только два дня назад образовалась. А вчера они набрали караул из молодых парней. Сторожить артефакт и, наверно, очко у них заиграло! Друганы то, не вернулись!
  Тут значит, Герберта на подвиги и потянуло.
  Ну а мои призовые килограммы, собрался он с народа стрясти. Сколько людей там точно, он не знал, предположительно человек за двести. Ни кто пока подсчетом не занимался, не до этого как-то было.
  - А вот не захотят отдавать? Будем этот столб под охрану брать? Нахрена, мне такой геморрой спрашивается надо?
  - Ну, тогда сиди здесь! Патроны кончатся, что будешь делать? - выдал мне свой вспыльчивый аргумент Герберт.
  В этом, что то есть. Ладно, будем решать вопросы по их поступлению.
  А себе зарубку на память сделать надо - очень даже, себе на уме этот Герберт.
  С разработкой плана действий пришлось прерваться. Я решил за еще одним местным графом съездить. Нам в помощь. Ехать решил один. Поскольку нефиг, некоторым знать про все ништяки этого леса. Оружейку я запер, и в отношении другого моего имущества понадеялся на честное выражение лица Герберта.
  
  Вот она речка. Так задумался с проработкой плана захвата и перераспределения ресурсов для народа, что и съезд к магазинщикам проехал. Но зато наши будущие движения уже отчетливей вырисовываются.
  А хорошая речушка. И судя по дороге, продолжающей свой путь на противоположном берегу, здесь имеется брод.
  Эх, порыбачить бы сейчас! Потом ушицу, да с водочкой.... А что это там мельтешения вдали?
  Цепляю бинокль, навожу резкость. Ух-ты, кавалерия, аж три лошади. Всадники в костюмчиках, шлемах наезднических. Натуральные снобы, это вам не ёлы-палы! Красиво идут, быстро. Один чуть отстал и вдруг на полном скаку прыгнул с коня.
  Да что же это такое, блин! Я вам что - санитар леса, как тот дятел? Перехожу брод как американец по Вьетнаму с ружьё над головой. Воды по грудь. Дно хорошее, мелкая галька.
  Похоже, наездникам не получается справиться с конями. Те напуганы, несут прочь, врубаются в воду.
  Я выбираюсь из реки. Мимо проносится еще один коняга, но без всадника. Пыль стелется по дороге. Бегу с краю, так виднее. До меня доносится рык, нет скорее крик, но какой-то не человеческий. Мои ноги сами прибавили ходу. Но вот разум почему-то говорит совсем другое - поворачивай нафиг обратно.
  Наконец, можно уже что-то различить. Падаю на колено, смотрю в визир. Серая пыльная куча. Вот дернулась, хвост крутанулся. Да сколько же вас здесь, волки вы позорные?! Позиция не удобная, головы не видать, мечусь в туловище. После трёх попаданий туша оседает.
  Я уже приблизительно предполагал, что увижу, но такое.... Мужик обхватил шею матерого волка и крепко впился ему в горло. Он все еще продолжал утробно рычать. От этого звука морозные поземки загуляли по моей спине. Плохо то как. У мужика весь бок разорван и, похоже, это его внутренности тянутся по земле.
  Из пистолета произвел контрольный по волку.
  Все мои мысли свернулись в один клубок. Расцепляя руки незнакомцу, я стал что-то приговаривать, нести какую-то чушь о выздоровлении. Не так-то это просто, он сцепил руки намертво. Я и не заметил, как начал громко материться. Вдруг его руки ослабли, туша волка сползла. Мужик схватил меня за одежду, притягивая к себе. Лицо его все в темной, почти черной крови. На фоне этого немигающий взгляд, вытаращенных глаз.
  - Девочки.... Мои.... Дочки.... Понял? Отвечаешь.... Понял?
  Он потерял сознание. А я так и стоял на коленях ошеломленный. Этот его предсмертный хрип! До меня потихоньку стало доходить - произнес-то он на русском!
  Мужик очнулся, как то устало смотрел на меня. Потом сильно в предсмертной судороге потянул за одежду.
  Все! На меня уставились бездушные, мертвые глаза.
  Из оцепенения я вышел только на другом берегу. Мужика так и оставил лежать на дороге рядом со своим убийцей.
  Дальше делал я все машинально. Не слыша звука мотора. Не слыша, как он заглох, когда я, останавливаясь, опять не попал на нейтралку.
  Лошади стояли, тесно прижавшись, друг к другу. Только жеребец возбужденно задирал голову.
  Девчонки обнявшись, находились тут же. Мелкой было лет одиннадцать, двенадцать. Старшей пару годков больше. Они смотрели на меня без страха и без слез. Обреченно.
  И тут меня залихорадило. Я плотно сжал скулы, не давая стучать зубам. Все тело напряглось, хотелось рычать. Потом появился страх. Ужасный страх ответственности. Почему я? Куда? Я ведь совсем не умею с детьми!
  У меня никак не получалось унять дрожь в теле. Я страшно из-за этого злился.
  - Поедете за мной! - развернулся, направился к мотоциклу.
  Не спеша завел мотор, потихоньку прокатил мимо. Поодаль остановился, посмотрел назад, они начали тянуть лошадей за повод.
  
  Городок Алди преображается. Перед витриной вырос частокол из вкопанных стволов деревьев, образовав небольшой дворик. И сейчас они, похоже, монтировали, поставленные на полозья ворота, из тех же бревен, но потоньше. Хотя, когда я подъезжал, все попрятались. Правильно! Вдруг я злой!
  Единственный, кто приветливо отнесся моему появлению, был Штефан. Смотрю, с ружьишком-то он не расстается. Меня что ли опасается? Или боится, коллеги отнимут? О, а мужичишке кто-то фингал под глазом нарисовал. Это кто же тут у нас художник такой? Похоже, турок отреагировал. Вон как они друг на друга исподлобья смотрят! Получается 'разделяй и властвуй' для Штефана. Как все здесь просто!
  В сторонке я коротко описал происшедшее с детьми. Штефан только кивнул, убежал и вскоре вернулся с женщинами. Они быстро взяли девчонок в оборот, но те никак не хотели отпускать поводья, отчего лошади начинали нервничать.
  Я дал команду, чтоб их тоже заводили в магазин.
  - А как же мы? Мы ведь там живем! - подает голос мужичишка.
  Неожиданно! Очень даже.... Особенно сейчас, под мое впечатление от недавно пережитого!
  - Если к моему возвращению, что ни будь, с лошадьми произойдет, я тебя запрягу, и буду ездить. Ты меня понял?
  Я навис над ним, достал пистолет, наставил ему в лоб. Мужичишка потерял дар речи. Кровь схлынула с лица.
  - И если хоть один волос упадет с этих детей.... Ты меня понял? - Я еле сдерживал себя, чтоб его не пристрелить.
  Ведь все он понимает и всё равно действует по старой привычке, опровергать любую чужую инициативу. Такой вот мужичишка. Даже возможно не плохой и добрый человек был. Там. Вот только трус. Сейчас они могут быть опасными своей непредсказуемостью.
  Фу-х! Отпустило. Жить будет.
  Штефан подозвал турка. Звали его Казим.
  - За прошлое не в обиде? - смотря в глаза, протянул ему руку.
  Взгляд он не отвел, сказал, что переживет. Обменялись рукопожатием. Одной проблемой меньше.
  Я поведал в сжатой форме последние новости. Задал вопрос - со мной ли они? Они колебались. Ясен пень. На их месте тоже-бы раздумывал.
  Пришлось просвещать, что вот так, здесь спрятавшись, они не имеют шанса выжить. Ведь, весь сложившийся расклад очень прост. Надо выходить и требовать тебе положенное. А если не дают, то забирать.
  Винчестер и мой пистолет оставили женщинам. С наказами - мужичишку к стрелялкам не подпускать, лошадей не выводить. Травы и воду для них принести. Все делать осторожно, далеко и безоружным не удаляться. Женщины, конечно же, запротестовали, никак не хотели отпускать мужиков. Ну, это просто - завожу мотор, и 'ты едешь или не едешь' срабатывает правильно.
  Втроем на мотоцикле со стучащими амортизаторами добираться было не просто. Машина и так заточена под асфальт, а тут нагрузили еще вдобавок.
  
  Герберт был задумчив и глядел все больше на кружку чая в своих руках. Где-то понять его можно, ведь как человек деятельный он уже успел свои приблизительные действия спланировать. Но вот во время моего отсутствия у него было достаточно времени усомниться правильностью в своих дальнейших планах. Наверняка были исследованы мои запасы из последнего закупочного рейда. Все те вкусные продукты, от которых он уже успел отвыкнуть за пару дней здешнего пребывания. Опять же апартаменты с наличием удобств, в виде белого унитаза! Этот атрибут цивилизации, как ни странно, является очень многозначащим для европейцев, попадающих в другие более архаичные условия. Не для всех, конечно, это является важным, но из своего опыта путешествия по просторам России в качестве приятеля-переводчика, я успел удивиться этой стороной их менталитета. Для них становится ОЧЕНЬ важно, в каких условиях посрать! Не видели они многие ни разу, а уж тем более самому пробовать, как можно обходиться без унитаза и без туалетной бумаги. Для них это является катастрофой сродни землетрясению. Я действительно, наблюдал прямо паническое настроение по этому поводу.
  Иногда Герберт поглядывал в мою сторону. Тут было ему явно птица 'обломинго'. Ведь я конкретно дал ему понять - жду прибытия 'своих'. А тут еще привожу людей, но не 'своих', просто товарищей компаньонов. Если не 'мои', значит тоже уже как-то и без артефакта устроились! Много мыслей получается!
  У него проблема выбора, похоже - отказаться от части своих амбиций, по-другому никак, это он уже понял, и попроситься ко мне на ПМЖ или же продолжать дальше, следуя своим первоначальным планам. А идти под меня Герберт явно не хочет. Да и мне нафиг эти амбициозные товарищи. Поселится такой вот, придется, значит, скоро выселяться самому.
  Его задумчивость передалась и мне. Нахрена мне вот эти геморрои типа власти. С другой стороны, под кем-то ходить просто не смогу. Уж я-то себя знаю! И здешние реалии по ходу складываются так, что люди будут больше по древним буковкам альфа, бета и так далее сортироваться. Отсидеться, как я это делал в Европах, здесь не удастся. Мне сразу подумалось о девчонках из сегодняшнего происшествия. Они ведь сейчас на моей ответственности. Вроде и можно их спихнуть на магазинщиков, но вот коробит меня от этой мысли. Неправильно как-то это будет. Мне уже не двадцать лет и знаю я, точно - раз сделаешь против своего личного набора законов, правил и пойдет, покатится по наклонной и обязательно вниз. Проходили уже, пути известные.
  Чай попили, теперь и спать пора. Осталось то нам всего пару часов до выдвижения! О, уже и словечки армейские подбираю!
  Глава 4
  
  После подъема Штефан и Казим ходили и много хмурились. Появилось у них, наверно, подозрение об обмане. Ведь о моих договоренностях с Гербертом они узнали только поздно вечером, перед сном. В отличие от моих пятидесяти килограмм, они получали всего по пятнадцать. Как тут не подумать о всяких жуликах, что тебя окружают?
  А мне как-то в их дела с Гербертом вмешиваться совсем неохота было! Взрослые люди, папаши уже как-никак. Сами должны думать! К тому же, насчет моей доли они и не спрашивали. Узнать об этом удосужились только перед самым отбоем. Вообще-то до этого и некогда было - учились стрелять и ездить на мотоциклах.
  Штефан вначале даже и не мыслил, что-то с Герберта поиметь. Думал, если твориться зло, то надо помочь. Плюсы свои видел только с допуска к артефакту. Добрый человек! Казим отвел его тогда в сторонку, и просветил о приземленном пролетарском взгляде на некоторые вещи.
  И еще они оба как-то упустили подумать о материальной части этой акции. Оружие, боеприпасы и средства доставки, мотоциклы - все ведь мое. К тому же, организация с планированием как-то незаметно, и для меня тоже, уселись на мои плечи, да еще и ножки свесили. Придется, при дележке шкуры с уже убитого медведя, все это им напоминать. Взрослые же мужики, блин! Шок от переноса велик, и перестройка мышления происходит медленно, очень медленно! Думаю, дойдет когда-то и до них!
  Обогнув по дороге гору, остановились, дальше придется идти пешком. Впереди километров пять холмистая местность с редкими островами деревьев. Слева, от дороги сверкающая отблесками Луны нить большой реки. Название ей придумали - Рейн. Тогда, на берегу какой-нибудь Замок должен быть, хоть и захудалый! А-то и не Рейн вовсе получается!
  Сильно не торопимся, чтобы снарягой лишний раз не греметь. Идем зигзагами - от одной толпы деревьев к другой. Вскоре вдалеке обозначились темные тени домов. Рядом небольшие заросли смородины, там мы и прячемся.
  Дома стоят, относительно друг друга как попало, но двери все же выходят на одну площадку перед ними. Ее уже успели вытоптать, и сейчас она светлеет в предрассветной мгле. Свеженабранный гарнизон проживает в одном из домов. Два других остаются за рокерами. В них же находится и оружие. У караула на руках всегда лишь три ствола, у тех, кто заступает на дежурство.
  Охранялся только артефакт. Ну, это понятно, жадность - вещь такая, губительная. Ползем с Казимом к избе занятой гарнизоном. Тащим заготовленный заранее в лесу дрын. Подпираем основательно выход. Двери в домах открываются наружу. Как в России традиция, блин.
  Кажется тихо, не нашумели.
  Видно, мои товарищи по оружию сильно взволнованы. А мне вот как-то пофиг, обыденно. Любопытство только мучает - получится ли? Сам себя начинаю бояться! Так и сгинуть не долго, без здорового-то чувства страха!
  По здравому размышлению, гарнизон, не имея на руках оружия из дома не ломануться не должен. Если из окон и полезут, то всяко удирать куда-нибудь подальше будут. А вот товарищей мотоциклистов запирать нельзя. Забаррикадируются, и выкуривай их потом. Можно конечно по старому эсэсовскому методу, спалить их нафиг. Да вот хабар в домах жалко. Не, будем пробовать по-другому! Там всего-то их четверо и один у артефакта.
  Мой план был очень прост. Если честно, большего ничего придумать не смог. А остальные мои компаньоны, похоже, о нашем мероприятии не сильно то и задумывались. Быстро с моим планом согласились и решили, наверно, стрелять во все угрожающе выглядящее. Тоже простота в себе!
  Птицы уже отметились и начали активно насыщать шумовой фон. Одежда обильно впитывает выпавшую росу. Небо подкрасилось скорым рассветом, и охрана у столба стала отчетливо видна. Пожалуй, стоит начинать....
  Пихаю Герберта. Он кивает, немного мнется, но все же решается, встает. Лицо бледное, как мелом обсыпанное.
  Его заметили, встрепенулись. Герберт приближается к ним, показывая свои пустые руки. Расстояние от нас метров семьдесят. Гляжу в оптику. Двое, совсем молодые парни с винтовками. А вот бородатый мужик станет сегодня первой жертвой моего произвола.
  Герберт останавливается в паре метров от них. Жму на курок. Красота. Стояла борода, раз, и нет её. Это был, пожалуй, самый ответственный момент - завалить с первого выстрела. Иначе бы все насмарку пошло.
  Сейчас Герберт должен кричать 'ложись'. Правильно, парни падают вслед ему на землю. Все, они теперь его задача. На всякий случай смотрю в визир. Лица у пацанов страшно напуганы, слушают то, что им говорят и, похоже, внимают.
  Переношу взгляд на двери домов. Скоро одна приоткрывается, оттуда выглядывает мужик, всматривается в сторону столба и снова исчезает в доме. Вот он опять, все еще не одет, но уже с биноклем и, кажется, автоматом. Из второго дома тоже выглядывают. О чем-то переговариваются, пожимают плечами.
  Остатки караула сейчас по плану должны дать деру от столба. Что-то не клеится там у Герберта. Наконец, он сам вскакивает и припускается наутек. О, дает, быстро так бежит, зигзагами!
  Рокер с биноклем спохватывается, какое то время возится с автоматом, наконец, стреляет. Не, не достанет, цель уже далеко. Еле сумел себя сдержать и не завалить стреляющего. Рано еще!
  А вот и пацаны караульные не выдержали, побежали в разные стороны и тоже зигзагами. От домов больше не стреляют, слышно только ругань. Ну да, в этом они явно большие специалисты!
  Поглядываю на своих подельников, напряжены, вцепились в оружие, аж пальцы стали белые. Лишь бы они раньше положенного не пальнули!
  Наши противники собрались, наконец, все вместе. Наскоро одеты, вооружены. Поглядывают на подпертую дверь третьего дома. Обсуждают свое положение.
  А зачем его обсуждать, не надо? Сейчас все узнаете, с демонстрацией, так сказать.
  Стреляю первым. Штефан выпускает весь магазин. Казимова винтовка тоже несколько раз хлопает.
  Стояли наши враги кучно, а сейчас и улеглись также - в кучу. Но еще пока остаются врагами, потому как, наблюдается на свалке тел шевеление. Раздаются стоны. Не, близко не пойду! Дурной я что ли? Отсюда буду контроль делать. Высматриваю головы, добавляю краски. Патронов жалко, прям до слез! Осталось-то их всего ничего.
  Картина 'приплыли'! Штефан все еще судорожно зацепился за автомат, глаза вытаращены, по подбородку стекает кровь. Это он свою губу съесть хотел, что ли?
  Казим, вроде, держится нормально. Внешне во всяком случае.
  
  Перезарядились, встали и бегом к домам, контролировать дальше ситуацию и собирать урожай трофеев. Казим, при виде поверженных тел вблизи, сразу отвернул в сторону. Стошнило его! Штефан закусил нижнюю губу, и сморщился от боли. Это его, кажется, и спасло от опустошения желудка. Интересная у него привычка кусать самого себя! Творческий и увлекающийся человек наверно.
  Лишние трофеи закинули пока в один из домов.
  Личный состав гарнизона так и сидел в доме. Перепугались, но, слава богу, из окон не ломанулись.
  Сейчас стоят в одну неровную шеренгу, головы опущены, изучают землю. Совсем еще пацаны, лет от силы семнадцать-восемнадцать, напуганы, дрожат в прямом смысле слова! От такой-то картинки по соседству их строя еще и не так затрястись можно! Я еще удивляюсь, как их не выполоскало? У них, наверно, страх все функции организма парализовал.
  - Не хорошим людям, значит, помогаем! - Говорю громко, они еще больше съеживаются. Чувствую себя самым главным генералом перед строем новобранцев.
  Тут из-за дома выскакивает Казим с сообщением о приближении людей.
  К нам направляются несколько десятков. Среди них много женщин. Они, пожалуй, и задают темп движения. Несколько дам вырвались вперед и время от времени переходят на бег, не редко спотыкаясь.
  Мужики все вооружены, среди них высматриваю и Герберта. Красавец, автомат с убитого у столба себе на шею повесил! Похоже, это и есть 'своя игра' нашего союзника. Интересно, что они так спешат, за добро рокеров переживают что ли?
  Штефан вносит ясность. Пацаны немного осмелели и попросили его не стрелять в людей. Оказывается, это родители спешат к своим дитяткам. Вот тебе так новость! Ай, да Герберт! Ай, да сукин сын! Главного-то нам и не сообщил!
  Бегу обратно. Хочется мне узнать, находится ли среди гарнизона отпрыск Герберта. Спрашиваю, оказывается, нет, человек он вообще бездетный.
  Обещаю пацанам в родителей не стрелять. Этим немного их успокоил, загнал всех обратно в дом.
  - Никого не впускать, никого не выпускать, - командую Казиму. - Ты понимаешь, какое у нас сейчас положение может сложиться?
  Он кивает головой. Даже через смуглость его лица заметно проступает бледность.
  Все очень даже понятно. Наверно, хочет наш Герберт отцов семейств нам в противовес поставить, а себя значит, посередине видит. Вождь козлящий, блин!
  Все эти предположения пронеслись вихрем в голове. И что же мне сейчас делать? Могу ведь не выдержать, а там женщины! Сука Герберт!
  Выхожу навстречу. Штефан контролирует из-за угла дома. Но так чтобы его видели, точнее, его автомат.
  Жду приближения толпы. Только бы не пальнул кто от возбуждения. Надо как то миром разруливать эту ситуацию. Мне только партизанской войны здесь еще и не хватало. И так ни какого покоя!
  По ходу дела, рокеров скоро бы и без нас оттерли от артефакта. Люди начали сбиваться в команды. Так легче, да и килограммов можно больше накопить. Вот одну из этих команд я сейчас, кажется, и наблюдаю. Семейные, дети приблизительно одного возраста. Вполне логично! Детишек своих они поближе к кормушке уже пристроили и на днях, наверно, произвели бы перевыборы начальства. Только вот вмешалась партия бездетных в лице Герберта. Интересно, откуда он про мой клуб охотников узнал? Не удивлюсь, если сами рокеры его на разведку и послали. А что, вполне возможно! Осталось их пятеро, от столба не уйти, охранять надо. Чем же это он к ним в доверие втерся?
  Вдалеке смотрю, еще люди подтягиваются. Стрельбу то все должны были услышать. Да, трудно нам все же будет разграбление трех избушек производить.
  Народ я успокоил, заявил, что дети не пострадали, все живы и здоровы, сейчас сидят взаперти. Не поверили мне, решили удостовериться, послали двоих посмотреть. Пришлось напрягать глотку, кричать Штефану про делегатов и чтобы он Казима предупредил. Совсем, блин, про рацию забыл! Не привык еще.
  Ждем, переглядываемся с народом. Внутренний барометр у Герберта работает верно. Не приближается и старается в мою сторону не смотреть. Это он правильно делает, от греха то подальше!
  - Как дальше жить то будем? - спрашиваю у толпы.
  Не знают люди. Нет у них еще планов. Но уже видно появившееся на лицах расслабление - не командую, порядки свои не ввожу, а только лишь спрашиваю о житье бытье.
  Вскоре вернулись делегаты. Утвердительно закивали своим друзьям. Все проверили, дети в порядке.
  Одна женщина спросила об артефакте. Надо значит, народу за товаром идти. Многие голодуют.
  А мне то, какое дело, пускай идут! Мы тут ревизию как раз в спокойной обстановке проведем.
  - Только вот один вопрос надо сначала уладить, - тыкаю пальцем в Герберта. - Вот он мне от всей вашей общины гарантировал пятьдесят килограмм, и еще тридцать моим товарищам.
  Ага, поглядывают на него с укоризной. Наконец и он дождался своего выхода. Предлагает собраться всем народом, обсудить этот вопрос, а также и дальнейшее житье.
  Правильно, надо тебе этот вопрос решать. Не решишь, так пристрелю нахер!
  Обещал обществу, как только все соберутся, так и отпустить пацанов. Во избежание возникновения дурных идей, так сказать. Немного поворчали но, в конце концов, согласились на такой поворот. Покушать и попить у гарнизона в доме вроде есть. Об этом мне мамаши поведали. Наверно не раз у своих отпрысков такой информацией интересовались.
  Народ стал расходиться. Герберт быстрее всех припустил к другим людским скоплениям. Свою партию, наверно, организовывать. Политика понимаешь, это вам не медведей отстреливать!
  Ну и мне надо торопиться. Хабар, какой присмотреть, да и вывести успеть. Мотоциклы стоят, при стрельбе вроде не пострадали.
  Побежал я, первым делом, к артефакту. Пока там народ не скопился.
  Бородатый покойник лежит уже мухами обнаруженный. Они ему на голову срут. Пошарил по карманам, зажигалка, ключи от мотоцикла, патроны в нагрудных карманах рокерской жилетки. Часы тоже снимаю. Еще рация такая же, как и у нас. Напоследок решил и ботинки снять, хоть и не мой размер. Пригодятся!
  Пока обыскивал труп, появились зрители. Небольшая группа. Видят они, похоже, первый раз труп с частично раскрытым черепом. Или может мои действия по обыску вынудили их слепить такие гримасы неприятия?
  Посмотрел на колонну - метров десять ввысь и сантиметров тридцать в диаметре толщиной. Перед тем как закруглятся на оконечности, вырисовывается выпуклое утолщение по кругу, ободок. На первый взгляд похоже на железо, когда же присмотришься, чувствуется что-то до ужаса чужое в этом материале. Такое ощущение, что много слоев на поверхности и частично прозрачные, с постепенным изменением цветовой гаммы и преобладанием красивого тёмно-фиолетового в глубине. Вокруг столба, метра три - четыре по окружности пыльная, серая площадка. Поковырял по поверхности этой площадки носком обуви, интересно, прямо как цемент, настолько мелкие частицы. Глянув еще раз на артефакт, обозвал его, тем, на что он похож, хотя... тонкий больно, ну дык инопланетяне же делали, кто их знает, как там у них? Решил, что обозвал правильно - не в форме суть!
  Двери в доме с пацанами опять снаружи подперли. Казим меня уверил, что они ни куда не убегут. Ну и ладно. В мое отсутствие коллеги уже начали обшаривать дома и складывать хабар у мотоциклов. Вещей, к сожалению не много. Еще не успели рокеры их накопить.
  Из оружия кроме уже собранных автоматов в домах нашли только винтовку и два пистолета. Еще патроны две пачки по пятьдесят штук и немного россыпью.
  Осматриваю убитых. Мои товарищи, видите ли, брезгуют у них по карманам пошарить. Патронов мы в них потратили не жалея. Все буквально вымочено в крови. Тоже, как-то не очень тянет их обыскивать.
  Поснимал часы, рации. Надеюсь, не пострадали! Ключи от мотоциклов, опять же. У одного бинокль на шее, весь в крови. Ни чё, как-нибудь, отмою. Осмотрел обувь. Очень для меня важный вопрос. Кажись у одного большой размер, прикладываюсь, точно, мой!
  Загрузили два мотоцикла, благо багажные сумки у них были. Мои товарищи обвешались оружием, жадные мы! Решили припрятать хабар не далеко от наших мотоциклов в лесу. Я же остаюсь на стреме, изображаю временное правительство.
  У столба уже суетиться народ, но к нам, слава богу, не лезет.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"