Креми: другие произведения.

Не герой. Совсем...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.36*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик на "Евангелион". Люди, это пишется как попытка взбодриться, так что не судите строго)

  Глава 1.
  Прибытие.
  ..Или глава, в которой Синдзи понимает, что боится темноты и ученых...
  
  И все-таки красивый город этот Токио-3, скажу я вам! Новенькие небоскребы сияющими иглами пронзают девственно-чистый небосвод. Ухоженные улочки до миллиметра выверенными нитями оплетают город, служат его венами и артериями, по которым струится поток людей и машин. А в центре всего этого великолепия бьется сердце города - Геофронт - огромный научно-исследовательский комплекс, построенный в природной полости под Токио-3. Даже не так; это город построен над Геофронтом, поскольку их размеры несоизмеримы. Если верить тому, что пишут и говорят в СМИ, то в этот подземный мирок, который спрятался под скромным названием 'научно-исследовательский комплекс' можно без особых проблем уместить три таких города как Токио, еще и место для пары деревень останется. А уж как там красиво внизу... У моего приятеля пол стены открытками и фотографиями с пейзажами Геофронта заклеено. И скоро все это великолепие я смогу увидеть собственными глазами...
  Грохот многократных взрывов прокатился по переулкам и, несколько раз весело звякнув об асфальт стоянки, к моей ноге подкатился еще дымящийся осколок...
  Хм... Если, конечно, та многометровая образина не уничтожит его. А, учитывая, что некая Мисато Кацураги, как утверждала подпись под фотографией грудастой брюнетки, совсем не спешит меня встречать, то можно смело утверждать, что "увидеть Париж и умереть" мне, увы, не светить. Исключительно по причине того, что этот 'Париж' превратят в развалины раньше, чем я его увижу.
  Я запил столь прискорбный вывод глотком холодной кока-колы, печально вздохнул и, подперев подбородок рукой, стал наблюдать за неравной битвой стаи принявших сто грамм саке для храбрости воробьев, и несколько ошалевшего от такой наглости пернатых котяры. Роль первых вполне успешно исполняли вертолеты сил самообороны, а вот роль кота досталась... кому-то... или чему-то.
  "Что это за хрень такая, и почему она шевелится?" - этот совсем не праздный вопрос очень волновал меня с того самого момента, как я впервые увидел двуногого монстра, метров в шестьдесят ростом, который почти что мирно прогуливался среди небоскребов Токио-3. Две руки, две ноги, вытянутое худое туловище и белая маска с птичьим черепом на том месте где должна быть голова. И эта штука не только ходит, но еще и стреляет какими-то фиолетово-белыми лучами в парящие вокруг вертолеты, сбивая их как дихлофос мух.
  Ужас, одним словом. Я такого даже в кино не видел... Хотя нет, вру, видел и не раз, но в реальности все смотрится гораздо круче. Интересно, а суровый герой, что замочит эту хреновину, по сюжету запланирован? А то какое-то грустное кино получится, если таковой не найдется.
  О, а что это за синяя тачка, что под звуки скрипа не то шин, не то тормозов ворвалась на стоянку перед вокзалом, на крылечке которого я с удобством устроился, и теперь с разворотом затормозила передо мой. Неужели кавалерия подоспела?
  - Прости, давно ждешь? - спросила красивая брюнетка в синем платье и красной короткой куртке, что сидела за рулем этого спорткара. Она? Она... Правда на фотокарточке одежда была другой - короткий топик с большим вырезом на груди и джинсовые шортики. Чисто с мужской точки зрения тот наряд мне нравился больше...
  Я, не меняя равнодушного выражения лица, допил лимонад, смял банку в руке и отправил её в стоящую в двух метрах урну.
  - Вы не пунктуальны, Кацураги-сан.
  Потом не спеша обошел машину, уселся на переднее место рядом с водителем и, повернувшись к растерявшейся от такого поведения женщине, выдал:
  - Чего ждем? Поехали! - и улыбнулся самой ехидной улыбкой, какую только смог выдать.
  - Вот же паршивец! - возмущенно, но с восхищенными нотками воскликнула Мисато, и вдавила педаль газа в пол.
  Бум... Шварк... Плюх... О черт...
  Я дрожащими руками вцепился в ремень безопасности и пытался засунуть его в спасительную щель замка. Пока мне это никак не удавалось...
  - М... М... М... - промычал я.
  - Что? Я не расслышала!
  - М... М... Может помедленнее?! Не стоит так спеш... А! Кхе... Хрр... Кха... - на очередной, невесть откуда взявшейся на дорогах Японии то ли яме, то ли кочке, бардачок машины распахнулся, и мне в рот прилетело что-то небольшое с палец в длину.
  - Тьфу, блин! - мне с третьей попытки удалось выплюнуть эту фигню изо рта, и я смог полюбоваться на тюбик губной помады, что едва не застрял у меня в горле. Одновременно щелкнул ремень в замке, показывая, что мне больше можно не опасаться за сохранность своей головы, которая совсем недавно грозилась пробить крышу автомобиля. Да и дорога выпрямилась, и грохот разрывов стих за спиной.
  Я контуженой медузой растекся в кресле, наслаждаясь пусть и очень быстрой, но все же ровной ездой.
  - Мисато, ты всегда так ездишь?
  - О, а мы уже на ты? - ехидно спросила девушка, зачем-то притормаживая у обочины.
  - После того, что ты со мной сделала, ты обязана на мне жени... Эээ, то есть я хотел сказать "выйти замуж". Ну, ты поняла, в общем...
  Мисато фыркнула, хихикнула, но все-таки не удержалась и расхохоталась.
  - Да ты нахал! - произнесла она и щелкнула меня по носу от чего я сморщился и обиженно насупился. Завуч в школе точно также всегда делал, когда учителя приводили меня к нему с жалобами на дисциплину (ну, подумаешь, сплю на уроках, так они бы что-нибудь новое и интересное для меня рассказывали.). Торияма-сан как правило в таких случаях смотрел очень грозным взглядом, хмурился и обещал разобраться и назначить заслуженное наказание, а после щелкал меня по носу и мы шли пить чай с печеньем. Эх, жаль теперь, когда я учусь в средней школе, мы с ним редко видимся.
  - Так, тут где-то... - пробормотала Мисато, навалившись на меня и засунув руку в бардачок и что-то там выискивая. Надеюсь не помаду, поскольку я её выкинул... Зря, наверное, говорят, женщина за свою косметику убить может.
  - Вот он! - воскликнула девушка, извлекая из бардачка здоровенный армейский бинокль. Я оценил размеры этого гибрида кирпича и двух подзорных труб и решил, что тюбик, застрявший в горле, это далеко не самое плохое, что может случиться в жизни. Если бы мне прилетело по голове этим монстром, я бы, наверное, отправился на встречу с создателем...
  - Так, что там у нас... - протянула Мисато, прильнув к окулярам.
  - Чтооо! - от этого удивленного вскрика у меня внезапно появилось дурное предчувствие, - Они что, решили сбросить на город NN бомбу?! Ложись!!!
  Дальнейшие события произошли мгновенно: тело среагировало на знакомое слово, стоящее в одном предложении со словом "сбросить" и попыталось забиться под автомобильный коврик, а Мисато навалилась на меня сверху с желанием прикрыть. Вот только никто из них почему-то не подумал, что я как бы пристегнут, и в результате очень крепкая полоска ткани ласково обхватило мое горло, угрожая повторить судьбу небезызвестного поэта.
  "Не взорвут, так задушат" - грустно подумал я за мгновение до того, как в борт машины ударила взрывная волна.
  
  ***
  
  - Господи, я жив, - тихо известил я этот мир, - Господи, спасибо тебе!
  Теперь надо выпутаться из обрывков лопнувшего ремня безопасности и спихнуть с себя чье-то тяжелое тело. Точнее я даже догадываюсь чье оно, но высказать этой особе, что я думаю о гостеприимстве всего Токио и её в частности, пока рано. Вот когда смогу вздохнуть полной грудью свежего воздуха, тогда и повозмущаюсь.
  А еще я язык прикусил...
  Так, она собирается с меня слазить? Хм, а она вообще там жива? Сейчас проверим.
  - Ай! - взвизгнула через пару секунд Мисато, - Ты чего кусаешься?
  Одновременно с этим девушка попыталась лягнуться, но немного промазала. Судя по хрусту, досталось боковому стеклу. Или лобовому, я в этой куче плохо понимаю в какой именно части машины мы находимся.
  - О, черт, я ведь еще даже кредит за нее не выплатила... - простонала Мисато, верно поняв, что означают эти звуки, - Ты чего кусаешься? - снова спросила меня она.
  - Просто хотел узнать, чья это попа на моем лице: твоя, или все-таки моя...
  Девушка замолчала, а после паузы доверительно сказала.
  - Знаешь, я с тобой меньше четверти часа знакома, а уже хочу тебя прибить. Ты всегда такой?
  - Учителя говорят, что меня в детстве часто роняли головой на пол, но это все бред, они просто не могут понять всю гениальность моего разума.
  - Тоже мне гений... Лучше отпусти мою руку, я попытаюсь открыть дверь.
  - А я тебя и не держу...
  - Ты ногами её зажал...
  Через какое-то время, со стонами и руганью нам все же удалось выбраться из покореженного автомобиля. Наше средство передвижения взрывной волной отбросило в кювет и теперь некогда новенький спорткар стоял на боку, и имел весьма помятый вид.
  Я сидел на песке, скосив глаза к переносице и высунув до предела язык, пытался разглядеть его кончик. Я, кажется, умудрился прокусить его и теперь столь нужный орган немилосердно ныл. Угу, вон даже кровь выступила.
  - Ты в порядке? - как-то осторожно спросила Мисато.
  - Уммх, - попытался проговорить с высунутым языком, но ожидаемо потерпел неудачу, - То есть я хотел сказать, угу. Просто язык прикусил, - пожаловался я ей.
  - Ну, это не страшно, - рассмеялась она. - Мы, кстати, так и не познакомились. Мое имя Мисато Кацураги, можно просто Мисато, - и протянула мне руку.
  - Синдзи Икари, лучше по имени.
  Я улыбнулся новой знакомой и получил в ответ широкую, а главное искреннюю улыбку. Судя по всему, все произошедшее нисколько не омрачило её настроения. Кажется, я нашел сестру по деби... эээ... то есть я хотел сказать по духу.
  К моему великому удивлению, машина Кацураги не только завелась, но и с вполне бодрым поскрипыванием катилась в сторону служебного входа в Геофрот. Ну, по крайней мере, из короткого разговора Мисато по мобильнику следовало именно это. А еще, что она должна обеспечить мою безопасность? Интересно, каким образом она будет спасать меня от той образины, если ей вдруг захочется напасть на нас? Прикроет грудью? Хм, а что я не против...
  Я поерзал на перекошенном сиденье и поправил связанный ремень безопасности (без него с таким водителем я напрочь отказался садиться в машину).
  Веселенький сегодня денек выдался... А ведь еще не вечер. Мда, а ведь еще вчера я легкомысленно считал, что единственным важным событием сегодня будет первая встреча с отцом за... Сколько там уже лет? Шесть или все-таки пять? Я бы и не нарушал нашу славную семейную традицию, но когда батя отправил письмо с вложенным билетом, да еще и фотку такой красотки вложил с надписью 'Дождись меня', я понял, дело серьезное. Впрочем, я бы и не поехал, если бы меня сначала дядя не попытался уговорить, а потом и Акиямо-сенсей в своей излюбленной манере припечатал: 'Езжай!'. А я еще не настолько безумен, чтобы спорить со своим наставником по тхэквондо.
  Я ведь его знаю; что не так и сразу - 'Во имя мужества!' - и десять км с утяжелителями по бездорожью, какое только в нашей стране найдется. А то, что мне по возрасту не положено столько бегать, его ничуть не волнует. Мол, ты у нас кто? Правильно, обладатель красно-черного пояса, причем самый молодой если и не во всей Японии, то уж в нашем городе точно. Вот и соответствуй своему рангу.
  И бегает несчастный ученик с утра и до вечера...
  Ну да ладно, не стоит о грустном вспоминать, лучше порасспрашиваю Мисато на тему темно-зеленых образин. Не глюки же это, в конце концов. Я, правда, именно на них грешил в первый момент, но когда толпа пассажиров с моего поезда куда-то ломанулась, решил, что столь массовых глюков быть не может, а значит все вполне реально.
  - Мисато-сан, - просительно протянул я, чем, судя по всему, сбил девушку с каких-то невеселых мыслей.
  - Да, Синдзи? - опасливо покосилась она на меня.
  Что это с ней? Я же вроде еще ничего такого не сделал...
  - А что это за монстр в городе был? Ну, тот, который вертолеты сбивал...
  - Я поняла, о чем ты, - судя по всему, какие-то подозрения в голове Мисато окончательно утвердились.
  Мда, и эта туда же. Ну почему все вокруг считают меня странным? Причем 'все' - это в самом прямом смысле. Исключением был завуч в начальной школе и мой учитель по боевым искусствам. Правда, последнего тоже двинутым все называли, но ему на это наплевать.
  - Это существо мы называем Ангелом... - первая же фраза девушки поставила меня в тупик.
  'Это Ангел?!' - шестеренки в моей голове прочно заклинило, в попытке протолкнуть эту мысль...
  - А, я понял! Это чтобы враги не догадались!
  Мисато обреченно прикрыла глаза, а потом вновь залезла в бардачок и покопавшись там, выудила на свет тонкую папку с половинкой фигового листа и надписью 'NERV' на обложке.
  - Вот почитай, а что не поймешь, спрашивай...
  Нет, она меня точно за идиота держит, а я, между прочим, уже самостоятельно всю программу средней школы освоил. Правда, я это сделал, чтобы во время уроков можно было со спокойной совестью спать и тренировкам больше времени уделять, но ведь причины не важны, важен сам факт, верно?
  К концу второй страницы (первая была титульной с полным названием института, гербом и девизом) мой взгляд окончательно запутался в хитросплетении пафоса, громких слов и рекламных лозунгов. Ужас, если и дальше такое же идет, то я лучше удавлюсь, чем читать буду. Ладно, пробегусь по диагонали, авось что-нибудь пойму...
  Хм, вот как... Нападение Ангела... Значит не ошибался учитель по астрономии, когда тихо, шепотом, чтобы начальство не услышало и не сделало втык, говорил нам, что падение метеорита в тех широтах это бред и ненаучная фантастика.
  А, ладно, Ангел так Ангел, мне как-то пофиг. Даже если эта образина попробует повторить то, что сделала в Антарктиде, то флаг ей в руки - в Токио ледников нет, а значит таять будет нечему.
  Я с довольным видом захлопнул папку и кинул её назад в бардачок.
  - А еще что-нибудь интересное почитать есть?
  Мисато посмотрела на меня и спрятав пилочку для ногтей... Стоп! Пилочку для ногтей за рулем?! А... Уф, я уж испугался. Оказалось, пока я был увлечен чтением, мы уже успели доехать до того самого служебного входа, о котором говорила Мисато и теперь сидя в машине на поезде спускались под землю.
  А я-то и не понял, почему так темно стало...
  - Мы почти на месте, - улыбнулась Мисато, - Подожди немного и ты увидишь нечто интересное.
  - Жду с нетерпением...
  Туннель наконец-то пробрался сквозь толщу земли и перед моими глазами открылся завораживающий пейзаж Геофронта. Золотистое сияние облаков, растущие, казалось бы из потолка здания.... Отсюда, даже видно центральный парк и озеро.
  Я достал из заднего кармана фотоаппарат - обычную мыльницу - и решительно высунулся из окна.
  - Эй-эй, - заволновалась Кацураги, - ты чего делаешь? Если ты сейчас упадешь, меня же Командующий уволит.
  - Спокойствие, только спокойствие - все под контролем. Если я вернусь из Геофронта и ничего не сфотографирую, одна личность меня заживо сожрет...
  Не прошло и пяти минут, как поезд добрался до цели, но выяснилось, что дальше нам придется добираться пешком. Ну вот, а я-то надеялся...
  Мисато залезла в бардачок и достала оттуда нарисованную от руки карту. Хм, кажется, я теперь понимаю, что имел в виду дядя, когда говорил, что у женщины-водителя бардачок - это вторая сумочка.
  - Я тут еще не очень хорошо ориентируюсь, - ответила Мисато на мой полный сомнения взгляд, брошенный на эту, с позволения сказать, карту, - Ну все, пошли!
  
  ***
  
  - Еще один поворот и мы выйдем к лифту.
  - Синдзи, ты в этом уверен? - даже как-то жалобно спросила Мисато.
  - На сто процентов! Я карту правильно держу, в отличие от тебя...
  - Да? - обиделась девушка на очередное упоминание её оплошности, - Знаешь, когда я вела мы хотя бы кругами ходили, а сейчас вообще в какие-то дебри забрели... Да тут наверно людей с того момента как эти коридоры построили не было. Вон, какой слой пыли на полу.
  - Да ландо тебе, Мисато, мы просто пошли по более длинному пути... - жизнерадостно улыбнулся я, предпочитая не замечать, что искомый блок А11, на деле оказался блоком А111.
  Мы прошли короткий коридор, еще дважды повернули и... Погасло освещение.
  - Это еще что такое? - ошарашено спросил я, тщетно пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь в наступившей темноте.
  - Кажется, у нас проблемы, - обреченно констатировала факт Мисато.
  - У тебя, случайно, фонарика нет? А то я свой дома забыл.
  - Откуда... Хотя постой!
  Раздалось странное шебуршание, а потом радостный вскрик девушки и щелчки, как я понял зажигалки.
  Слабый трепещущий огонек с трудом разгонял окружающую тьму. Звуки шагов гулко раздавались вокруг. И только далекое и методичное 'Бум... Бум...' говорило о том, что где-то есть люди... ну или по крайней мере один Ангел точно.
  - Рицуко меня убьет, - простонала Кацураги.
  - А кто это? - спросил я, чтобы хоть как-то отвлечься от подступающей паники. Раньше я думал, что боюсь только тараканов, но теперь в этот короткий список, кажется, попадет и темнота...
  - Это наш начальник по научной части... Она меня всегда за опоздания ругает.
  - Вы с ней подруги?
  Не паниковать, спокойно, закрой глаза и представь, что это просто очередная тренировка устроенная сенсеем.
  - Да. Учились вместе еще в школе. Потом на какое-то время жизнь разбросала, а теперь вот работаем вместе...
  Огонек зажигалки все больше слабел, пока не погас вовсе, выпустив н последок струйку белесого дыма.
  Темно... Да так что не видно ладони поднесенной к лицу.
  - Скажите, Мисато-сан, - от волнения я даже отбросил свою обычную хамоватую манеру общения, - Нас найдут?
  Девушка помолчала, видимо задумавшись, и ответила:
  - Когда восстановят освещение и видеонаблюдение, то обязательно, но пока...
  - А когда восстановят?
  - Не раньше, чем закончится бой...
  Бум... Бум... Бум...
  'Не паниковать... Не паниковать... Не паниковать...' - как заведенный твержу я себе.
  Бум...
  Не паниковать...
  Мне всегда говорили, что паника в моем исполнении страшнее и Первого удара, в результате которого динозавры вымерли, и Второго - чуть не погубившего человечество.
  Бум...
  Не паниковать...
  - Слышишь? - вдруг вскинулась Мисато. Мы с ней уже четверть часа не двигаемся и ждем, когда нас кто-нибудь найдет, поскольку в такой темноте все равно найти дорогу нереально, особенно учитывая, как далеко я нас завел.
  - Что? - я тщетно вслушивался в окружающую темноту, но ничего кроме ритмичных ударов не слышал.
  Бум...
  Не паниковать...
  Блин, вот же приелось!
  - Нет, я точно слышала голоса! - и, схватив за руку, подруга по несчастью потащила меня куда-то.
  - А ты точно уверена, что не ослышалась? Может, тебе просто показалось, и мы сейчас еще больше заблудимся...
  - Уверена-уверена, у меня всегда был хороший слух. И вообще заплутать больше, чем это уже сделали мы, просто невозможно!
  Не прошло и пяти минут, как я начал различать голоса и вдалеке блеснул свет фонарей.
  - Эгей! Мы здесь! - прокричала Мисато и помахала руками.
  Вскоре группа спасателей, а, судя по всему, они искали именно нас, приблизилась.
  - Ри-чан, - радостно взвизгнула Кацураги и видимо хотела броситься на шею блондинке идущей впереди, но на пол пути вдруг затормозила и попятилась назад.
  - Рицуко, я могу все объяснить, - эта уже взрослая женщина позорно попыталась спрятаться у меня за спиной. Что за детский сад, честное слово! Прячется от подруги за спиной ребенка!
  Это я должен за её спиной прятаться!!!
  Жажда крови, которая волнами расходилась от этой зеленоглазой женщины в белом халате, была такой силы, что даже учитель в моменты ярости на её фоне смотрелся не так уж и страшно...
  - Ми-са-то! - по слогам не сказала, а прорычала Рицко. На мгновение мне показалось, что за стеклами очков сверкнули черно-красные очи Люцифера...
  ...'Ты не пройдешь!' - прокричал седовласый старик, стоящий на узком мосту и ударил посохом о камень. Вспышка света заставила порождение глубин в ужасе отшатнуться...
  Нет, нет, нет... Я не герой, и защищать грудью товарищей от лап Люцифера, не смогу. Да и вообще это Кацураги должна обеспечивать мою безопасность, вот пусть и отдается на растерзание этого монстра в человеческом обличии, а я пока тихонько вдоль стеночки...
  Ай! За ухо-то зачем!
  Рицуко быстрым шагом двигалась по коридору и вела нас к лифту. Она вроде успокоилась, и о недавней ярости напоминало лишь моё покрасневшее ухо и почти таково же оттенка ухо Мисато. А еще, блин, взрослые люди, начальники научного и оперативного отдела, а ведут себя хуже детей... Кстати, то что Кацураги оказывается капитан и большой начальник в Нерв, я узнал из яростной отповеди Рицуко. А со стороны и не скажешь...
  К тому моменту, когда мы добрались до лифта и опускались вниз, Акаги окончательно успокоилась и вела с подругой вполне мирный разговор.
  - Тот самый мальчик? - она окинула меня цепким взглядом.
  Рррр, ненавижу, когда в разговоре обсуждают мою персону и при этом делают вид, что меня рядом нет.
  - Да. В докладе Мардука сказано, что он Третье дитя, - облегченно улыбнулась Мисато.
  - Рада познакомиться, - кивнула она мне.
  А у меня внезапно заболел кончик языка...
  - Тетя, а вы ведь доктор? Я шуш яфык пфикушил, фкафысе это смхтельно?
  У Акаги нервно дернулась щека, и она неспешно достала сигарету, щелкнула зажигалкой и сделала могучую затяжку...
  Мисато почти с ужасом смотрела на меня. Рицуко все так же делала затяжку...
  Сигарета уже на три вторых истлела, а Рицуко даже не думала останавливаться...
  Я спрятал язык и озадаченно спросил у женщины:
  - А вы не задохнетесь?
  Акаги оторвала сигарету ото рта и выпустила дым изо рта и носа. В этот момент свет в лифте мигнул и на мгновение погас.
  ...И вновь, как тогда в лабиринте Геофронта за стеклами очков блеснули черно-красные глаза, а губы исказились в дьявольской усмешке, обнажая не по-человечески заостренные клыки. Табачный дым клубился вокруг её головы, создавая последний штрих в картине демонического лика...
  Прошло мгновение, свет зажегся, и Акаги вновь стала той почти безопасной и не страшной женщиной, какой была минуту назад...
  Я осторожно отступил в угол лифта и мудро решил, что не стоит связываться с этой ненормальной. Правильно говорит, что все ученые немного того...
  А Рицуко между тем победоносно усмехнулась: 'И кто после этого скажет, что я не умею ладить с детьми?'.
  - А что с Евой 01? - спросила Мисато.
  Уж не знаю действительно ей было интересно, или она просто хотела перевести огонь на себя... Да и вообще, что за Ева? И Мардук какой-то недавно упоминался. Что-то не совсем понимаю, о чем речь идет. Хотя, Мардук... где-то я это уже слышал...
  Ммм, нет, не вспомню.
  - На неё установили снаряжение класса 'Б', сейчас идет охлаждение.
  - И что, она заработает? Я слышала, что до сих пор ничего не получалось, - с едва заметным скептизмом в голосе проговорила Мисато.
  - Вероятность активации равна ноль целой, одной миллиардной процента...
  Совершенно внезапно проснулась интуиция и стала настойчиво вопить, о том, что впереди меня ожидает нечто совсем не хорошее. Так, что-то мне это все не нравиться...
  - А что это за Ева такая? И почему вы назвали меня Третьим дитя?
  Акаги после паузы ответила:
  - ...Ты скоро сам все увидишь...
  Я перевел взгляд полный отчаяния на Мисато, но та лишь пожала плечами. Она тоже не знает, зачем меня сюда притащили или только делает вид?
  Я прижался спиной к дверям лифта, готовясь, как только они откроются рвать когти от этой ненормальной парочки. А я то думал, что Мисато хороший человек, но видимо она такая же, как и Акаги...
  Что я могу сказать; сбежать от своих конвоиров мне не удалось. Ну кто бы мог подумать, что Кацураги на каблуках сможет меня догнать? Я вот не подумал, а так бы быстрее побежал...
  Две женщины, схватив с двух сторон за подмышки, потащили меня куда-то. Я вяло дергался оглушенный метко брошенной Рицуко папкой, и безуспешно пытался перебирать ногами.
  Меня втащили в какой-то просторный зал, по крайней мере, по отзвуку эхо, он был очень велик. Двери за нашими спинами с шипением закрылись, и мы остались в темноте.
  - Что опять свет вырубили? - я поднял голову, но в этот момент вспыхнули десятки ламп, ослепив меня своим сиянием.
  Гады, специально момент подгадали! Ну, батя, встретимся лицом к лицу, и я тебе выражу свою благодарность за весь этот безумный денек...
  Мисато пихнула меня локтем в бок.
  - Что? - недовольно спросил я, моргая заслезившимися глазами.
  - Давно не виделись сын, - раздался в динамиках уже изрядно позабытый, но все еще узнаваемый голос отца. Я поднял голову, пытаясь отыскать его источник. Ага, вон стоит сволочь, специально туда забрался, чтобы я его не достал. Ууу, изверг!
  - Да пошел ты, - мрачно буркнул я и перевел взгляд на не замеченную ранее деталь...
  Маленькую такую деталь метров в семь шириною. Огромная фиолетовая рожа пялилась на меня своими раскосыми глазами. Робот? Ну нифига себе! А я то думал, что Нерв всякими исследованиями занимается, там птички, цветочки изучает, а они тут человекоподобных роботов строят.
  'Ева-01' - красовалась надпись на груди у этого монстра. Понятно о чем говорила Акаги...
  Монстра...
  А ведь по размерам он немного уступает той образине, что напала на Токио-3... Ой-ей, что-то у меня дурное предчувствие! Третье дитя?
  ...Интуиция, что до этого зорко всматривалась в горизонт, готовясь предупредить хозяина, как только появится хотя бы тень угрозы его тушке, обернулась и обнаружила за спиной белую пушистую лисичку, что высунув язычок, весело махала хвостиком...
  - Что бы сейчас не предложил, говорю сразу: НЕТ! - перебил я начавшего говорить отца.
  - Что же, вижу, ты уже обо всем догадался, но раз отказываешься... - сделал многозначительную паузу Гендо, - Можешь идти...
  Что, правда что ли? Ну, тогда я быстренько-быстренько...
  - Сын!
  - Да, отец? - осторожно обернулся я, с уже занесенной ногой для побега.
  - Я пошутил, - улыбнулся этот ублюдок, - Капитан Кацураги, запихайте Синдзи Икари в контактную капсулу первого юнита...
  - Но! Даже Рей понадобилось семь месяцев для полной синхронизации с Евой. Он не сможет, он ведь только что приехал! - вроде даже натурально возмутилась Мисато.
  - Он должен просто сидеть внутри, ничего больше... - холодно-безразличным тоном произнесла Акаги.
  - Это приказ капитан Кацураги! Будьте добры его исполнять, - перебил разгорающийся спор мой отец.
  
  Глава 2.
  Первый бой.
  ...Или глава, в которой Синдзи понимает, что мясо Ангелов не очень полезно и совсем не питательно для Евы...
  
  Я сопротивлялся, честное слово, но меня заставили. Схватили, и затолкали в эту странного вида хреновину, со стороны больше похожую не то на сигару, не то на дамский тампон... Ага, тот самый, который для интимных мест. Остается только надеяться, что мой робот мужского пола. Хотя, учитывая его имя, надежда на это мала.
  Я поерзал в довольно удобном кресле, поправил безнадежно девичью заколку в волосах, которую на меня нацепила Акаги, сказав, что это нужно для связи со штабом.
  Надо, кстати проверить, как это работает.
  - Бульк... - ничего вразумительного сказать мне не удалось. Ах да, совсем забыл сказать, эти изверги еще вдобавок попытались меня утопить, но, не смотря на то, что капсула была заполнена водой с противным тухлым привкусом, я мог свободно дышать. Вот так то, неудачники, даже утопить меня нормально не смогли, Сила Мужества как всегда спасла меня!
  - Синдзи, ты меня слышишь?
  Что, еще одна шиза?! А почему с голосом Акаги?
  - Я говорю с тобой по мыслесвязи. Чтобы ответить мне, четко произнеси про себя фразу.
  - Мисато домогалась до меня по пути сюда. И заблудились мы, потому что она решила изнасиловать бедного ребенка! - для проверки произнес я.
  - ЧТО?! Нет, это все ложь! Ничего такого я не хотела! - всполошилась Кацураги.
  - Два - один в мою пользу, - я скорчил ехидную рожицу в сторону предполагаемых камер.
  Счет открыл я, оттоптав девушке ноги, пока она меня сюда тащила. А потом Мисато "случайно" впечатала меня лбом в борт контактной капсулы.
  - Будьте серьезней пилот Икари, - прозвучал у меня в голове голос отца.
  - А ты вообще молчи, пародия на Сталина. Это для других ты командующий и все такое, а для меня нерадивый папаша... Я кстати очень надеюсь, что мы скоро встретимся лицом к лицу: мне нужно многое тебе сказать.
  Судя по тому, что на мостике резко воцарила тишина, моя отповедь всех очень впечатлила. Ага, их суровому начальнику перед которым они наверно и дышать боятся, можно сказать в лицо грубит малолетний сопляк. Ну-ну, если бой переживу, то вы завтра вы еще больше удивитесь...
  - Мы поговорим об этом позже, сын, - чеканя каждое слово, с явно читающейся угрозой и арктическим холодом в голосе произнес Гендо, - А пока делай, что должен!
  Давай-давай, спасай свою репутацию, папаша, она тебе скоро снова понадобится.
  - Приступаем ко второй стадии синхронизации, - очнулась Рицуко.
  У меня в голове одна за другой раздавались её отрывистые приказы.
  - Установить языком интерфейса японский...
  По стенкам капсулы пронеслось радужное сияние, но не успел я удивиться, как оно сменилось вполне нормальной картинкой ангара. Причем, судя по всему, изображение поступало прямо из глаз Евы.
  - Контакт прошел нормально... - а это уже другой голос, тоже женский, но с его обладательницей я не знаком, - Уровень синхронизации 22%. Все гармоники в норме.
  - Удивительно, - тихо пробормотала Акаги, но я её услышал.
  Здорово, просто здорово... И на что они рассчитывали, хотелось бы мне знать? Что было, если бы я не приехал или не смог управлять этой штукой? Ждали бы пока Ангел возьмет их тепленькими? Батя, похоже, окончательно свихнулся...
  Внезапно я почувствовал, как Ева дернулась, а потом начала двигаться. В течении двух-трех минут что-то лязгало, скрежетало и гудело. У меня вдруг появилось стойкое ощущение, что двигаться это чудо техники не сможет, а развалиться после первого же шага.
  Все смолкло так же внезапно, как и появилось. Я опасливо рассматривал изображение с экранов и пытался понять, что вообще происходит.
  - Пуск! - раздался резкий крик Мисато, от чего я непроизвольно вздрогнул.
  Подчиняясь её команде, Ева рванула куда-то вверх.
  Черт, они меня в космонавты что ли записали? Меня едва не размазало по креслу от перегрузки, но когда я уже открыл рот чтобы возмутиться, Ева вдруг остановилась, и я второй раз за сегодняшний день прикусил язык. Ну, это ладно, если бы не ремни, меня бы вообще по верхней части капсулы размазало.
  - Да чтоб вас всех! - известил я этих извергов, что о них думаю.
  - Синдзи, - проигнорировав мои возмущения сказала Акаги, - Просто представь, что делаешь шаг. Ты можешь управлять Евой, так же как своим телом.
  Как оказалось, целью всех этих телодвижений было доставить мою Еву на поверхность. Если верить развернувшейся в углу карте, то я нахожусь примерно в километре от Ангела.
  Что там Акаги сказала, представить, что делаешь шаг? Ну ладно... Я сделал неуклюжий шаг вперед и, запнувшись на ровном месте, чуть не упал, но, размахивая руками, смог удержать равновесие.
  - Эй, вы говорили, что я буду чувствовать его как свое тело, но это нифига не так! - возмутился я, судорожно вцепившись в джойстики и стараясь даже лишний раз не дышать, чтобы не дай бог не уронить Еву.
  - Это все потому, что твой уровень синхронизации очень низок. Постарайся расслабиться и почувствовать её, - сказала Рицуко.
  - Эээ, - растерянно протянул я, - Ну я, конечно, попробую, но разве та образина не попытается на меня напасть, пока я тут медитировать буду?
  - Она... Тьфу, сбил! Он - Ангел уже тебя почувствовал... - влезла в разговор Мисато, - И... пытается двигаться в твою сторону.
  - Что значит пытается?
  - Кажется, он не может выбраться из ямы... - с сомнением протянула девушка.
  - Какой ямы? - ошарашено спросил я, прикидывая какой должна быть яма, чтобы в ней застрял шестидесятиметровый монстр.
  - Которую сам же сделал, пытаясь пробраться внутрь Геофронта...
  - Вы отвлекаетесь, капитан Кацураги, - вклинился в разговор Командующий, - Займитесь, наконец, делом!
  
  ***
  
  В командном центре в этот момент царил хаос и кавардак. Внезапное нападение Ангела, вмешательство военных в начальной фазе, их жалкие попытки уничтожить противника... Все это, на фоне абсолютной неподготовленности Нерва к подобным ситуациям, изрядно портило настроение Командующему.
  - Вы отвлекаетесь, капитан Кацураги. Займитесь, наконец, делом! - рявкнул он на свою нерадивую подчиненную, которая похоже встретила близкого по духу человека, и теперь они совместными усилиями решили довести его, Икари-старшего, до нервного срыва.
  - Так точно, командующий! - бодро воскликнула девушка и сделала нечто, что в её понимании значило 'отдать честь'.
  - Мисато, а чего он мучается? - прошептал Синдзи, видимо рассчитывая, что Гендо его не услышит, - Он же летать умеет, я своими глазами видел.
  - Ну, может, разучился... - неуверенно протянула Кацураги.
  Гендо с трудом сдержал порыв хлопнуть себя по лбу.
  "И это наш тактический командир!"
  Ладно бы Мисато была уникальным случаем, так ведь нет, Икари мог с полной ответственностью заявить, что абсолютно нормальных людей среди офицерского состава Нерва просто не было! Каждый здесь был со своими тараканами в голове... в том числе и он сам. Впрочем, о последнем знал только Козо Фуюцуки - его заместитель и близкий друг.
  Нет, Гендо вполне понимал, почему сложилась такая ситуация: старикам было не выгодно чрезмерное усиление института, но в тоже время они возлагали на него большие надежды в уже начавшемся спектакле, и по-крупному саботировать работу не решались. Вот и выбрали такой своеобразный способ... Хотя, вполне жизнеспособна была и версия его заместителя: старики таким странным образом заботились об их благополучии и присылали лучшие кадры, какие только могли найти. Вот только лучшими они были исключительно по критериям их впавших в маразм мозгов.
  Но так или иначе Командующему приходилось работать с теми, кто есть...
  - Ай! Уй! Отстань! Отпусти, сволочь! Ууу, спасите, убивают!
  Икари печально вздохнул и перевел взгляд на большой экран, на котором отображалась все происходящее в городе. Он начинал искренне опасаться того, что там увидит.
  Возможно, вызвать сюда своего сына стало большой ошибкой. Но когда два дня назад Рей пострадала во время попытки синхронизации с Евой-00, рука Командующего сама потянулась к телефону. Возможно, это было предчувствием, поскольку в Свитках было вполне четко указанно, что раньше чем через три года нападения Ангелов можно не ждать. И вот как все вышло... Большая удача, что Синдзи удалось активировать Еву, иначе пришлось бы использовать еще не оправившуюся от ран Аянами и Копье Лонгиния с абсолютно непредсказуемым результатом.
  Правда, на краю сознания таилась мысль, что возможно Икари-младший доставит ему проблем не меньше Комитета. Одно его поведение сначала при встрече, а потом и по мыслесвязи чего стоит. Сыночка он потом проучит за эти минуты позора, но их памяти подчиненных этого, увы, уже не вычеркнешь.
  Так, что-то он отвлекся. Как там вообще бой проходит?
  - Синдзи, постарайся удержать его в таком положении. Пока ты так близко к Ангелу, он не может активировать АТ-поле, - с чашкой кофе в одной руке и сигаретой в другой, посоветовала Акаги.
  Майя - молодая, но подающая большие надежды девушка, которую Икари высоко ценил, как, пожалуй, одну из самых адекватных людей из тех, что присутствовали на мостике. Сейчас она увлеченно стучала по клавиатуре. Зная её, Командующий мог с уверенностью сказать, что она действительно занята делом.
  Макото Хьюга развалился в кресле и, сложив руки на груди, смотрел в экран. Его работа началась и закончилась на том, чтобы открыть плечевые пилоны Евы, где хранился прогнож. Ему бы еще шарф на шею с надписью "Синдзи, вперёд!" и дуделку в руки, а настрой у него подходящий уже есть.
  Сигеру Аоба, сидящий рядом с Макото, достал откуда-то зеленую планшетку, что-то туда записал и передал дальше...
  Командующий проводил планшетку подозрительным взглядом, вспоминая, где он уже мог её видеть.
  - Оу! - раздался дружный выкрик от подчиненных.
  - Это было жестоко, - протянула Рицуко.
  - Зато действенно! - припечатала Мисато и хлопнула ладонью по столу, от чего кружка с кофе подпрыгнула в опасной близости от края, заставляя Акаги спасать свой напиток.
  - Да он псих! - воскликнул кто-то.
  Икари бросил недоуменный взгляд вниз, на подчиненных, как раз, чтобы увидеть, как Майя сорвалась с места и убежала куда-то, зажимая рот.
  - Что произошло? - краем губ прошептал Икари в сторону зама.
  - Твой сын... Ээ, то есть пилот Икари, с помощью Евы отгрыз Ангелу руку... На удивление действенный прием, хотя на соревнованиях его бы дисквалифицировали...
  - Перегрыз? Но ведь челюсть у Евы заблокирована, - переспросил Гендо, чувствуя, как к горлу подкатился ком.
  - Видимо, крепления не выдержали...
  
  ***
  
  Пусть и с большим трудом, но мне все-таки удалось совладать с Евой. Нет, двигалась она все такой же вихляющей походкой, поминутно спотыкаясь и только чудом сохраняя равновесие, но сам факт того, что двигалась примерно в нужную сторону, уже достоин упоминания в истории нашей страны. Чтобы, как говорится, потомки знали своих героев в лицо.
  Но суть не в этом. Суть в том, что за этими попытками заставить Еву идти ровно, я как-то забыл, зачем меня в неё засунули. Когда я приблизился к краю котлована в центре города и заглянул вниз, смог оценить вид вытянутой в моем направлении лапы Ангела и явно оружейного ствола торчащего из его ладони.
  - Млять! - тоскливо подумал я перед тем, как по моей голове со всего маху двинули кувалдой... По крайней мере, в тот момент у меня было именно такое чувство.
  Я потерял контроль над Евой, а когда смог снова соображать что вокруг происходит, ощутил, что падаю вниз прямо в объятия Ангела.
  Образина явно не ожидала от меня такой подлости и успела лишь отвести лапу в сторону, перед тем как я рухнул ей на шею. И опять Ангел успел среагировать быстрее меня. Я еще только барахтался пытаясь встать, а он уже сжал мою Еву в стальных объятиях.
  - Ух, черт, - я попытался освободиться, но Ангел лишь крепче сжимал хватку.
  Более того, когда мне удалось немного отлипнуть от его широкой груди, руки Ангела лишь растянулись, а потом меня опять впечатало в его тело.
  - Ууу, сволочь, отпусти!
  Из командного центра что-то кричали, но я даже не пытался их слушать.
  Внезапно Ангел немного ослабил хватку, но не успел я обрадоваться, как мне под ребро, как будто всадили раскаленный штырь.
  - Какая поразительная гибкость тела, - сквозь боль донеслись до меня слова Акаги.
  И эта стерва еще восхищается моим противником? Убью, сволочей! Обоих!
  Ангел повторно выстрелил из лучемета - как я потом понял - и боль прошла между ребер и возле сердца.
  Это уже не смешно...
  - Целостность брони нарушена! Повреждение внутренних органов!
  Учитель всегда мне говорил, что если в уличной драке можешь ударить ногой - бей, не можешь - бей рукой, не можешь и этого - ударь головой, а если вообще ничем ударить не можешь - кусай. И вот теперь этот совет пришелся как нельзя кстати.
  Правда, поначалу что-то не давало мне разомкнуть челюсти Евы, но потом это что-то хрустнуло и отвалилось, и я получил свободу.
  С агрессивным рычанием я вцепился в плечо Ангела, и его плоть на удивление легко поддалась.
  ...Надо же, какая сильная челюсть, хочу себе такую же...
  Я уже азартно грыз Ангела, попутно гадая, удастся ли с такой же легкостью перекусить кости... Как оказалось ничуть не сложнее. Под зубами несколько раз хрустнуло, и хватка Ангела ослабла. Он еще раз выстрелил в меня, но, несмотря на очередное ранение, полученное Евой, особой роли это уже не играло.
  Я оттолкнул его от себя и несколько раз наотмашь ударил каким-то чудом сохраненным ножом. Лезвие послушно разрезало плоть противника, но на третьем ударе напоролось на красную сферу в груди Ангела и, оставив на нем глубокую вмятину, сломалось.
  Здорово, и что теперь делать? Я смотрел на то, как с таким трудом нанесенные раны Ангелу зарастают прямо на глазах. Ну уж нет, тварь, так просто ты от меня не отделаешься!
  - Синдзи, попытайся уничтожить ядро у него в груди. По нашим предположениям это источник энергии Ангела.
  Вот спасибо вам Акаги, хоть какая-то польза от этой маньячки...
  Локтем бью Ангела по его батарейки, но на нем даже царапинки не остается. Зато в отместку, этот гад в очередной раз всадил мне заряд в спину.
  А черт, больно!
  Уже не особо разбираясь, что происходит, я обрушил на противника град ударов кулаками и локтями. При этом Ангел все еще держал меня одной рукой, а я обхватил его ногами, не давая разорвать дистанцию.
  В последствии, смотря записи боя и слушая комментарии Мисато и Акаги, я понял, что мне просто безумно повезло с самого начала перевести схватку на партер. Иначе, Ангел, скорее всего, поставил АТ-поле и безнаказанно расстрелял мою Еву из своего лучевого орудия.
  Но сейчас я безрезультатно пытался разбить этот чересчур прочный, на мой скромный взгляд, шарик. В конце концов, я сделал то, что позволило Кацураги самостоятельно оплатить ремонт своей машины: а именно, оттолкнул от себя тушу противника и вцепился зубами в его ядро. Пару долгих мгновений мы решали что крепче, зубы моей Евы или оболочка ядра Ангела, а потом...
  А потом что-то рвануло, и я третий раз в жизни потерял сознание.
  
  Глава 3.
  Знакомство с опекуном.
  ...Или глава, в которой Синдзи выясняет, что труп взрослого мужчины в коробку из-под телевизора не помещается...
  
  Очнулся я резко, так, как будто кто-то дернул за рубильник моего разума, и он вернулся в тело. Рывком сел и, оскалив зубы, зарычал.
  Приглушенный свет, белые стены, широкие жалюзи на окнах. Из одежды на мне только больничный халат. До пробуждения я был прикрыт тонким одеялом, сейчас безжалостно отброшенным в сторону.
  Уф, спокойно, врагов по близости нет.
  Я расслабленно откинулся на подушку.
  Чего это меня в больницу засунули? Вроде травм нет. Челюсть, правда, ноет, и язык немного опух, но это не смертельно. Зубы все на месте. Спина еще побаливает, но тоже не очень сильно.
  Но денек, конечно, выдался безумным... Интересно, еще неприятности запланированы? А то вдруг небеса решат, что бойни в городе, взрыва NN бомбы и сражения с Ангелом для меня на сегодня недостаточно и решат подкинуть еще развлечений.
  Кстати, сколько я спал, может уже не 'сегодня', а 'завтра'?
  Я вскочил с кровати и подошел к окну. Так судя по положению солнца сейчас не позднее шести вечера... Еще бы узнать какого дня.
  Ну да ладно, я уверен только в одном: валить отсюда надо и как можно быстрее, пока не обнаружили, что я очнулся.
  Мне многое непонятно из того, что произошло сегодня, но одно я могу сказать точно: батя из тех людей, каким стоит уступить лишь раз, и они тебя на всю жизнь припашут. А я, между прочим, жить хочу, долго и желательно счастливо, а убиение всяких разных образин в эти планы совсем не вписывается... Так что пусть они как-нибудь без меня разбираются.
  Так, мои шорты и футболка на стуле висят, их кто-то добрый успел постирать и даже высушить. Спасибо тебе, о неизвестный благожелатель, теперь не придется в вонючей одежде сбегать. А вот кроссовки еще влажные, ладно, главное, чтобы не хлюпали при ходьбе...
  Ууу, твари, всю мелочь из кармана выгребли, чем же я теперь проезд оплачивать буду! И фотик тоже сперли! Ну, ничего, запишем это на счет отца. Жаль не успею с этим ублюдком поговорить, но я с самого начала предполагал, что придется в темпе сматываться, так что особых надежд не питал.
  Все, собрался, теперь можно и уходить. Осторожно выглянул в коридор, не обнаружил там охраны, чего я очень опасался, и просочился за дверь.
  Я бесшумной тенью скользил по коридору, настороженно прислушиваясь к звукам больницы. Судя по всему, народу сюда после недавнего боя попало не мало, но на моем этаже было на удивление пусто. Вип-палаты? Возможно...
  Когда я уже подходил к своей цели - служебной лестнице - уловил топот ног за спиной и поскрипывание колесиков каталки, на которых перевозят лежачих больных. Я рванул к лестнице, но внезапно двери лифта впереди начали открываться.
  Черт! Сейчас же спалюсь! Придется прорываться силой...
  Или... Стоп, там один человек, и он мне знаком.
  - Здравствуй, папочка, - я растянул губы в широкой и наверно несколько кровожадной ухмылке, отчего Гендо чуть заметно отшатнулся назад, - А я как раз хотел с тобой поговорить!
  Я заскочил в лифт и, не глядя, ткнул нижнюю кнопку.
  - Нам очень многое необходимо обсудить, ты так не считаешь? - ласково спросил я, разминая запястье...
  
   ***
  
   Кабинет командующего специальным институтом Нерв был погружен в полумрак. Просторное помещение с минимумом мебели (один тяжелый письменный стол, мягкое кресло для Икари и стул для посетителя), четыре больших окна с затемненными стеклами, на полу и потолке раскинулся узор линий складывающихся в библейский рисунок Древа Сефирот... Даже когда солнце стояло в зените, здесь, в Верхней Догме, по углам таилась беспросветная тьма, которая, казалось пристально наблюдает за всяким сюда входящим.
  В центре зала, за столом, сложив перед лицом ладони, восседал сам хозяин кабинета - Гендо Икари. Его неподвижная фигура, излучающая спокойствие и непоколебимую уверенность, вкупе с плохо прикрытой угрозой, могла заставить дрожать колени у любого случайного посетителя...
  Впрочем, случайные сюда не попадали...
  Будь на месте Козо Фуюцуки кто-нибудь другой, он бы не раздумывая сказал, что сегодня Командующий выглядит так же, как и всегда. И только бывший профессор, который помнил Икари-старшего еще безбашенным студентом, мог точно сказать, что это не так. Сейчас в его внешнем виде было что-то неправильное, непривычное. То ли чуть сутулящаяся спина, то ли плотно сведенные вместе ноги, то ли кривящиеся изредка губы...
  - Таким образом, повреждения полученные Первым Евангелионом, не являются тяжелыми. Разрушенную челюсть восстановят в течение недели, броню заменят уже сегодня ближе к полуночи, а внутренние повреждения регенерируются за три дня.
  Монотонный голос Фуюцуки не мог обмануть Гендо - он прекрасно видел, что его бывшего учителя съедает любопытство, но утолять его не спешил.
  - Но всё это не отменяет того факта, что у нас опять нет пилота...
  - Третье Дитя обнаружить так и не удалось? - спросил Икари и опять заместитель почувствовал что-то необычное в ровном тоне его голоса.
  - Нет. Отправленные на вокзал и автобусные остановки сотрудники ничего не обнаружили. От полиции тоже никаких известий.
  - Он направился к себе домой, больше ему просто некуда пойти...
  - Отправить сотрудников прямо туда?
  - Мы можем привести Синдзи силой, но заставить его пилотировать Еву - нет. Нам необходимо его добровольное согласие. Нужно отправить к нему человека, который сможет убедить Третье Дитя.
  - Кого именно? Капитана Кацураги? Они вроде уже неплохо ладят...
  - Решим этот вопрос завтра, а на сегодня всё. Нам всем стоит отдохнуть.
  Подождав пока за Фуюцуки закроется дверь, Гендо облегченно выдохнул, и его голова с глухим стуком соприкоснулась с полированной поверхностью стола. Он ничуть не соврал, когда сказал что им всем надо отдохнуть. Особенно ему... Вначале нервотрепка с нападением, потом встреча с сыном и... вторая встреча с сыном. А под конец этого тяжелого дня еще и грандиозная головомойка сначала от представителей ООН, а потом и от стариков из Комитета. Пожалуй, это был его самый худший день за последние десять лет...
  Гендо поднялся с кресла и медленно, морщась и держась за пах, побрел к скрытому лифту в углу комнаты. Он вел на уровень ниже, в личные апартаменты Командующего. Приняв душ и переодевшись в темно-коричневый махровый халат, Икари растянулся в стоящем возле камина старомодном кресле и, неспешно потягивая дорогие виски, смотрел сквозь синеватое пламя. Будь здесь посторонний наблюдатель, он бы с уверенностью мог сказать, что с таким одухотворенным лицом человек может думать только о мире во всем мире, ну или хотя бы о равенстве и братстве всех народов Земли.
  Вот только наблюдатель ошибся бы... Икари во всех подробностях представлял, как сдирает погоны с плеч своего сына, а его самого отправляет под трибунал за нападение на старшего по званию. К сожалению, все фантазии разбивались о тот факт, что Синдзи не был служащим Нерв, а значит и разжаловать его нельзя.
  И этот маленький факт доставлял массу неудобств Гендо. Будь на месте Икари-старшего нормальный отец, и он бы не долго думая, достал ремень и выпорол своего сыночка за наглое поведение.
  Проблема в том, что Гендо не был нормальным отцом. Он вообще с детьми обращаться не умел, да и не хотел учиться. Раньше воспитанием Синдзи занималась его жена - Юи Икари, а после её гибели Гендо позорно сбежал от своих обязанностей, оставив сына на попечение своего двоюродного брата.
  И вот что из этого получилось, а точнее выросло...
  Он ожидал, что Синдзи будет кричать, обвинять его во всех грехах, может даже плакать, ну или вообще игнорировать, но никак не то, что сынишка сначала заедет ему коленом между ног, а потом еще и кулаком в глаз добавит. Гендо просто растерялся, не зная что предпринять и, наверное, его бы там в лифте и добили, но тут они доехали до первого этажа и Синдзи сбежал, напоследок пообещав 'договорить позже'. И его обещание несколько беспокоило Икари...
  Но, так или иначе, ему придется еще какое-то время работать рядом с сыном и сейчас необходимо решить, кто отправится домой к Синдзи и вернет его в Нерв. А еще этот человек, скорее всего, станет его опекуном, поскольку за подростком необходимо присматривать. Его сын явно не похож на Аянами, которая слушается любого его слова.
  Ну, так кто? Мисато Кацураги? Она первая кто приходит на ум. Общительная, умеет располагать к себе людей, правда, несколько взбалмошная, но эта черта характера порой бывает даже в плюс. Впрочем, это нисколько не меняло мнения Икари, что Кацураги совсем не место на посту начальника оперативного отдела, но игнорировать настойчивую просьбу Комитета в данном случае он не мог...
  К сожалению, образ жизни у Кацураги был совсем не тот, какой нужен для воспитания Икари-младшего. Еще сопьется чего доброго, да и опасался Гендо раньше времени стать дедушкой...
  Но, так или иначе, кандидатуру Кацураги Командующий не отбрасывал со счетов...
  Его заместитель Козо Фуюцуки? Всем хорош: и исполнителен, и умеет хорошо вправлять мозги молодежи. В рабочее время... К сожалению, за границами служебного времени он превращался в престарелого мерина, периодически страдающего острыми приступами нарциссизма.
  Гендо невольно содрогнулся, представив своего сына в кожаных обтягивающих брюках, что так любил Козо.
  'Нет, такого нам точно не надо' - решил он.
  Кто еще? Рицуко Акаги? Вроде Синдзи её немного опасается и вряд ли будет особо бузить под такой опекой, но... Перед глазами Гендо как наяву всплыла картина из далекого прошлого...
  ...Белокурая шестнадцатилетняя девочка, с глазами цвета изумрудов, и восторженным выражением на лице ловко вскрывала пятую по счету лабораторную мышь. Незадолго до этого были семь лягушек и один белый кролик с цифрой 6 на спине, которого Гендо иногда подкармливал морковкой. А рядом стояла её мать - Наоко Акаги и со слезами умиления на глазах наблюдала за своей дочуркой...
  Гендо представил на миг Синдзи со скальпелем в руках и мечтательной улыбкой на лице, который говорит, что пришел закончить недавно начатый разговор. Командующий судорожно сглотнул и решил что и такого счастья ему не нужно.
  Икари-старший еще некоторое время перебирал в памяти кандидатов, но так и не нашел никого подходящего, и уже решил было отправиться спать, когда взгляд зацепился за раскрытую папку, лежащую на его кровати. Он нахмурился, пытаясь вспомнить, что это такое.
  'Ах да, новый сотрудник' - бегло пролистал её Гендо.
  Он читал это досье, как раз перед нападением Ангела, и вроде там было что-то интересное...
  - Они точно издеваются! - возмущенно воскликнул Икари, отыскав в конце свежую запись: 'довел до сердечного приступа своего непосредственного начальника, в связи с чем переведен под вашу ответственность'. Толще намека от стариков и придумать сложно...
  Икари открыл досье на первой странице и пристально впился взглядом в фотографию рыжего, веснушчатого парня двадцати пяти лет, пытаясь заранее понять, каких хлопот он может доставить.
  'А что если...' - пронзила Гендо внезапная мысль. И по мере её обдумывания на его лице появлялась улыбка.
  'Так и сделаю' - решил Икари, и залпом допив виски, отправился спать.
  
  ***
  За месяц до нападения Ангела на Токио-3...
  
  - Как! ...Бум!.. Можно было! ...Бум!.. Их перепутать! - шеф в очередной раз долбанул кулаком по столу, и чашка с недопитым кофе подпрыгнула и застыла на краю, грозясь вот-вот сорваться вниз.
   Отчаянно покрасневший парень понуро опустил голову и занимался тем, что разглядывал свои замызганные весенней грязью ботинки. Несмотря на то, что за последние семь лет Джон Смит успел побывать, пожалуй, во всех горячих точках, которые периодически появлялись на карте этого бренного мира, как и много лет назад, перед отчитывающим его начальством, он чувствовал себя нашкодившим котенком. И хотя Жан Журден в его глазах уважением никогда не пользовался, уши все равно предательски горели.
   - Что общего между рукой и задницей, Смит? - рявкнул Жан.
   Когда Джон только покинул родительское ранчо в Техасе, при слове 'Франция' перед взором восемнадцатилетнего наивного паренька представлялась Эйфелева башня, странноватая, но очень изысканная кухня, и, разумеется, многочисленные кварталы красных фонарей. Ну и конечно жители этой далекой страны должны быть все как на подбор стройными, красивыми и невысокого роста. Увы, полгода назад, будучи переведенным во Французский отдел Нерв, он вынужден был признать, что в большинстве своем его фантазии не имели ничего общего с действительностью. Да, кухня у французов действительно была странной, и кварталов красных фонарей было действительно много...
  На этом сходство реальности с тем образом, что сложился в голове Смита, заканчивалось. Увы, знаменитая телевизионная башня была разрушена сильнейшим землетрясением в 2001 году (на том месте сейчас стоял мемориал в честь погибших в результате Второго удара), в борделях он разочаровался после того как его бывший напарник подцепил там какую-то вредную заразу, а миф о поголовно стройных французах развалился сразу после знакомства с начальством.
  - Ну, так в чем, Смит? - неожиданно тихим голосом спросил шеф, видимо приняв молчание подчиненного за задумчивость.
  - Не знаю, сэр, - уныло произнес Джон. Он предпочитал прикинуться вешалкой, ожидая пока начальство хоть немного остынет и сможет рассуждать здраво.
  - Правильно, не знаешь, - все так же тихо произнес Журден, а потом вдруг сорвался на визг, - Потому что ты идиот, лейтенант! - и сопроводил свой крик еще одним ударом, от чего кружка все-таки сорвалась со стола и с мелодичным звоном разлетелась на осколки, попутно забрызгав остатками кофе светлый ковер на полу.
  - Да ты знаешь, что я с тобой сделаю?! Я тебя под трибунал отправлю, лейтенант! - бешено вращая налитыми кровью глазами, проорал Журден, смотря при этом почему-то на разбитую кружку.
  Джону было невдомек, что это подарок от одной очень красивой особы, сделанный почти двадцать лет назад и с тех пор бережно хранимый, как память о былой юности, когда он был красив, силен и безрассуден. Увы, те времена давно прошли, и кабинетная рутина прочно затянула Жана, сделав его толстым и лысым чинушей. За это, а также за весьма злобный и мстительный характер Журден получил от русских Иванов, работающих в Нерв, очень точное прозвище - "Бешеный колобок". И за какую-то неделю все подчиненные между собой его никак иначе не называли, чем доставляли измученной душе своего шефа немыслимые страдания.
  Он до сих пор мечтал о том, что когда-нибудь станет богатым, известным и всеми любимым и последнее дело, которое он скрупулезно распутывал уже три года, должно было стать существенным вкладом в счастливое будущее, если бы не его криворукий подчиненный...
  Будь на месте Жана кто-нибудь другой, он бы, наверное, восхитился доблестью и мастерством Смита сумевшего проникнуть в логово наркоторговцев, обойдя многочисленную охрану и видеокамеры, и незаметно выкрасть оттуда человека. Но в голове Журдена просто не укладывалась мысль: 'Как?! Как можно было перепутать главаря бандитов с его ближайшим помощником?'.
  Сам Смит мог многое рассказать на этот счет. И про слепую разведку, что не смогла разглядеть нестандартные отношения между теми двумя, и про то, что отличить двух голых корейцев примерно одного роста и комплекции, да еще и слившихся в страстных объятиях, просто невозможно. Про полный идиотизм начальства, не желающего связываться с военными и передавать им столь аппетитную добычу, он бы тоже мог многое рассказать, но, увы, его никто не спрашивал...
  Джон чуть слышно вздохнул и уже набрал в легкие побольше воздуха, чтобы хоть как-то заткнуть шефа, который уже час не замолкал, но внезапно в кабинете воцарила тишина. Точнее сначала замолчал Журден, потом раздался глухой удар и странный плюх, который бывает, когда на пол падает шарик с водой.
  Смит поднял голову и не обнаружил начальство на своем законом месте.
  - Сэр? - осторожно позвал он, гадая, как могла незаметно исчезнуть двухсоткилограммовая тушка босса.
  Джон потоптался на месте решая, не стоит ли незаметно свалить отсюда, пока начальство не видит, но все же обошел стол и заглянул за него.
  - Шеф, вы в порядке? - спросил он у Журдена, развалившегося возле своего кресла, а потом поискав у тела пульс и не найдя его, с отчаянием прошептал, - Вот дерьмо...
  
  ***
  
  Смит снова стоял, понуро опустив свою рыжеволосую голову с покрасневшими ушами. В уголке рта у него тлела сигарета, про которую он, впрочем, почти забыл, погруженный в размышления о своем будущем. А оно виделось ему исключительно в мрачных тонах, ведь учитывая его репутацию в кругах командования и проваленного задания, умершего на его глазах шефа, ему не простят...
  - И что, ничего не успел сделать? - сочувственно спросил его мужчина лет сорока на вид, с некогда черной, а теперь за исключением нескольких прядей седой шевелюрой.
  - Ничего, - уныло покачал головой Смит, - Инсульт сердца, и готов труп...
  - Мда, дела... - собеседник сделал глубокую затяжку и, выдохнув, сказал, - Слушай, а может, к Кравченко обратишься? Он тебя наверняка с Ирака еще помнит, вдруг сможет чем-нибудь помочь?
  Джон задумчиво почесал затылок. С майором, а в последствии и генералом Кравченко он познакомился пять лет назад, когда в той, жаркой во всех смыслах стране, ООН искало ядерное оружие (в очередной раз). И что самое паршивое нашли, но немного поздновато, когда ракеты уже летели в сторону Нью-Йорка. Смиту, в то время в звании сержанта, и его отряду, стало очень весело, когда от командования пришел приказ любой ценой уничтожить эти ракеты...
  - Не знаю... - задумчиво протянул Джон, но потом добавил, - Хотя, почему бы и нет...
  И вот, спустя месяц, лейтенант стоял на вытяжку перед пожилым мужчиной и слушал новый приказ.
  - ...Надеюсь, вы понимаете, с учетом последних событий, насколько важно ваше задание. Без пилотов, Евангелионы просто ненужный хлам, интересный только ученым. Вам необходимо доставить Икари Синдзи в Геофронт, и желательно сделать это без применения силы...
  - То есть, если не получиться склонить к сотрудничеству, привести силой?
  - Да, - кивнул Козо Фуюцуки.
  
  ***
  
  - Ну вот, как-то так... Пришлось, правда, почти два часа по полям драпать, но зато не поймали.
  - Да тебя просто и не хотели ловить, - скептически хмыкнул Казуки, - Или думаешь, смог обмануть опытных оперативников?
  - Ты просто не видел, что в городе в это время творилось: жителей из убежищ выпустили, а порядок организовать не смогли. Там же несколько десятков домов в пыль превратились, а остальные для жилья стали непригодны. А людям жить где-то надо... Короче, хаос такой, что найти кого-нибудь нереально.
  - Да ладно, а как же дома, которые под землю могут погружаться? Отец рассказывал, что эти штуки могут выдержать любую бомбардировку. Этот проект лет восемь назад среди военных неплохо распиарили, вот ООН и расщедрилось...
  Я кинул резиновый мячик в пол, и он, отскочив от стены и потолка, вернулся мне в руки. Разговор происходил дома у моего одноклассника и близкого друга - Казуки Мори, спустя два дня после моей схватки с Ангелом. Вернулся я вчера с утра и весь день и ночь отсыпался, все-таки сорок километров пролетаю быстро, только когда сидишь в поезде, а на своих двоих тяжело добираться.
  - Честно говоря, я ничего такого не заметил. Да и таких зданий там, по-моему, немного.
  - Надо будет узнать, - почесал подбородок Казуки, - А делать-то что будешь? Вряд ли от тебя теперь так просто отстанут.
  - Постараюсь отвертеться по возможности, - сказал я, в очередной раз кидая мячик.
  - А если не получиться?
  - Вот тогда и подумаю...
  - Ну и зря, такие вещи надо заранее планировать, иначе опять в неприятности влипнешь. Тебе напомнить, что пол года назад было?
  - Не надо, - скривился я, непроизвольно потирая шрам на левом плече, - А вообще все эти Ангелы фигня...
  - А что тогда не фигня?
  Я задумчиво посмотрел на потолок и произнес.
  - А не фигня, друг мой, будет, если они додумаются проявить пленку с моего фотика, а потом покажут фотки Мисато и Рицуко.
  - Так ты что, успел? - восхитился Казуки.
  - Разумеется, - самодовольно кивнул я, - Штук тридцать, не меньше.
  - И?
  - Черное кружевное у брюнетки, и очень миленькие розовые у блондинки...
  - Силен, брат! Как тебе это удалось?
  - Ловкость рук, только она родимая...
  - Опять свои извращения обсуждаете?! - звонкий голосок со стороны дверей заставил нас вздрогнуть.
  - Нарука! Сколько раз тебе говорить, стучись, прежде чем входишь! - возмущенно воскликнул Казуки, пытаясь испепелить взглядом свою младшую сестренку.
  - Ха! Злюка! - Нарука скорчила смешную рожицу и убежала, напоследок успев крикнуть, - Идите обедать, мама зовет.
  - Вот же непоседа, - покачал головой Казуки, - Ну что, пошли?
  - Ага, - с энтузиазмом кивнул я.
  У нас с дядей была одна черта, которая нас объединяла - мы оба отвратительно готовили, так что обедать у кого-нибудь из моих многочисленных знакомых, для меня уже стало традицией.
  - До завтра, - махнул я другу на прощание и, закинув на плечо чехол с боккеном (тренировочный меч), неспешно отправился домой.
  Солнце клонилось к горизонту, дневная жара постепенно спадала, и ветерок приятно трепал волосы. Домой я не особо спешил: дядя все равно еще на работе, а никого другого кто бы меня мог ждать там, не было. Нет, меня это нисколько не напрягало - с отсутствием родителей я уже давно смирился. Хотя я и называл Гендо отцом, но по сути это был совершенно посторонний для меня человек. Ну а единственное воспоминание о матери, обернулось ежедневным ночным кошмаром на протяжении двух лет...
  Странно, почему свет в окне горит, ведь дядя еще не должен был вернуться? Я зашел в подъезд и по лестнице поднялся на свой этаж. Тихо лязгнул ключ в замке, почти неслышно распахнулась дверь.
  Я втянул носом воздух квартиры. Чужой запах. Не мой и не дяди - наши запахи ослабли за время отсутствия, а вот чужой был свеж... Его обладатель все еще здесь. Меч, как верный пес носом, ткнулся рукоятью в мою ладонь. Пять шагов и я оказываюсь в комнате, как раз, чтобы увидеть рыжего воришку, который уже тянет руки к моему кубку за участие в турнире пол года назад.
  Древний самурайский клич, как и сотни лет назад рассекает воздух, вселяя страх и ужас в сердца врагов.
  - Банзай!
  За мгновение до того как меч достиг головы противника, тот успел повернуться и в итоге удар пришелся точно в середину лба.
  "Черт, кажется, немного переборщил" - с ужасом понял я, глядя на тело с окровавленной головой, растянувшееся на ковре.
  Черт, черт, черт! Что же делать? Что же делать?!
  Так, стоп, надо успокоиться и хорошенько все обдумать. Подумать... Точно, надо позвонить Казуки, среди нас двоих мозг - он.
  Спустя десять минут в квартире стало на одного паникующего подростка больше.
  - Да как так-то?! - пытался шепотом вопить Казуки. Шепотом чтобы никто не услышал, а вопил, потому что сил сдерживаться не было.
  - С чего ты вообще на него набросился?
  - Я думал, он вор...
  - И что, обязательно убивать надо было? И с чего ты вообще решил, что он грабитель? Может, его впустил твой дядя.
  - Не подумал, - убито вздохнул я.
  - А что, когда-нибудь думал?! Или все твои мозги в кулаки ушли? А я-то все гадал, почему у меня друг такой тупоголовый!
  - Так, - внезапно успокоившись, сказал Казуки, - От тела надо избавиться.
  - Как?
  - Не знаю, но в квартире его оставлять нельзя.
  - Если попытаемся вынести, то точно заметят, - почесал я в затылке.
  - Надо его чем-нибудь прикрыть... - стекла очков Казуки возбужденно поблескивали, а сам он беспокойно мерил комнату шагами, - Ковер? Нет, это классика, сразу догадаются. Коробка? Можно попробовать...
  - Син, нужна какая-нибудь коробка из плотного картона, есть что-то подобное?
  - Ммм, - задумчиво протянул я, и щелкнул пальцами, - Есть коробка из-под телевизора, мы её как раз выбрасывать собрались. Подойдет?
  - Тащи, сейчас узнаем.
  - Мда, - проговорил Казуки, - Маловата будет, - он достал откуда-то рулетку и измерил сначала коробку, а затем и тело, - За раз все не вынесем...
  - Что значит за раз? - испугался я. Состояние друга сильно волновало меня. Он стал каким-то... одержимым...
  - То и значит. Неси нож... Хотя нет - лучше пилу... Да, пила подойдет лучше.
  - Эээ, Казуки, может не стоит так кардинально решать проблему? Найдем коробку побольше...
  - Нет! - резко оборвал меня он, - Сделаем так, как я решил. Пилу мне, ассистент, пилу! Сейчас мы вскроем это тело! - воскликнул он, явно кого-то цитируя.
  Я уже было дернулся в коридор, где в кладовке хранились инструменты, когда со стороны тела раздался слабый стон.
  - Не надо меня вскрывать...
  
  ***
  
  - Вот я и приехал сюда. Дома никого не было, поэтому я пошел на работу к твоему дяде, поговорил с ним, и он дал мне ключи от квартиры, чтобы я тебя дождался...
  - Мда, вот оно как, - я смущенно почесал затылок, и виновато произнес, - Вы извините, что я вас так... ну... по голове приложил...
  - Да ладно, - великодушно отмахнулся мой новый знакомый, по имени Джон Смит, - Со мной и похуже бывало...
  - Кстати, а как вы меня уговаривать будете? - я поставил на стол полупустую чашку с душистым зеленым чаем, что приготовил Казуки, после того как всё объяснилось и мы перевязали голову незадачливому гостю.
  - Ну... - неловко повел плечами Смит, - Эээ... Если вернешься в Токио, то тебе примут на службу в Нерв...
  - И что?
  - Звание присвоят...
  - И что?
  - Зарплату будешь получать?
  - Сколько? - заинтересованно спросил я.
  - 200 тысяч в неделю, плюс премиальные за каждого уничтоженного Ангела...
  - Я согласен!
  - Идиот, - обреченно вздохнул Казуки.
  - Вот и отлично! - одновременно с ним воскликнул Джон и радостно улыбнулся.
  
  Глава 4.
  Новоселье.
  ...Или глава, в которой Джон и Синдзи понимают, что красота - это страшная сила...
  
  ...Бум-бум-бум...
  Мерные удары раздавались в маленькой комнатушке, которую нам выделили в жилых помещениях Геофронта, пообещав в ближайшее время подыскать нормальное жилье...
  ...Бум-бум-бум...
  Стальной лист, что по какому-то недоразумению изображал из себя стену, за последний час немного прогнулся, уступая моему упрямству.
  - Син, если хочешь выйти, то дверь справа от тебя, - сквозь гитарные переборы донесся до меня голос Джона, - Не надо новый проход делать...
  Я сдвинул наушники на шею, повернулся к лежащему на кровати и лениво листающему журнал рыжику и елейным голосом произнес.
  - Знаешь, я тут подумал, что было бы неплохо еще с мечом потренироваться... Поможешь мне?
  - Как именно? - с подозрением спросил Смит.
  - Побудь вместо манекена, лады?
  - Э, я, пожалуй, откажусь, мне одного раза хватило.
  - Ну, вот и не возникай тогда, - огрызнулся я и вернулся к избиению несчастной стенки.
  - Тебе когда-нибудь говорили, что ты хамло? - вздохнул Джон, - Взрослым грубить нельзя, или ты не в курсе?
  - Наверно те уроки я проспал... - пробурчал я и вернул наушники на голову, показывая, что больше общаться желания не имею.
  Мое скверное настроение объяснялось просто - мы уже больше суток вынуждены были сидеть в этой комнатушке три на четыре метра, с голыми стенами, минимумом мебели, без телевизора, даже радио и того здесь не было. Из развлечений, только стопка журналов месячной давности, да пара потрепанных книжек. Покидать же пределы отведенной жилплощади нам строго запретили.
  Как в карцере, ей-богу. Узнаю, кто это устроил - шею сверну (Икари-старшему внезапно икнулось).
  ...Бум-бум-бум...
  Хорошо хоть соседей нету, а то прибежали бы мозги грузить... А может они и есть, просто глухие? Кто знает...
  ...Бум-бум-бум...
  С другой стороны, если бы всё-таки прибежали, то хоть какое-то развлечение появилось бы.
  - Хех, - выдохнул я, нанося особо мощный удар, и отступил на шаг, любуясь результатом. Неплохая такая вмятина на стене полуметрового диаметра. Ну вот, подгадил, и на душе легче стало: это мебель можно быстро заменить, а вы попробуйте такую вмятину заделать...
  Я стянул с рук шингарты и кинул их на стул. Чем еще заняться? Отжиматься или пресс качать? Надоело... Турника нет, с Джоном спарринг тоже не устроишь - место маловато. Я с вздохом рухнул на кровать, которая под моим весом жалобно скрипнула.
  Лежу на спине, закинув руки за голову и не спеша прокручиваю в голове события последних дней. Приезд в Токио-3, драка с Ангелом, побег... Потом еще знакомство со Смитом и возращение в Нерв... Три дня всего прошло, а по ощущениям больше месяца минуло, с того момента, когда я сидел возле вокзала и ждал Кацураги...
  - Джон, а кто такие Ангелы? - неожиданно даже для меня сорвался с языка вопрос.
  Рыжик отложил журнал и задумчиво посмотрел на меня.
  - А тебе что о них ничего не рассказывали?
  - Неа, только какую-то брошюрку дали почитать и все, - я скривился, - Там из полезного было лишь то, что Второй удар произошел из-за нападения Ангела, а все остальное - несколько страниц болтовни ни о чем.
  - Ага, мне такую же выдали. Всё что могу добавить, Ангела, которого ты уничтожил, назвали Сакиилом.
  - Так тебе что тоже ничего не объяснили?
  - А когда бы успели? - пожал плечами Джон, - Я же сам здесь от силы три дня работаю. Даже о нападении на город узнал только по прибытии...
  - А раньше? Ты ведь все равно в Нерв работал, просто в другом отделении. Во Франции кажется.
  - И что? Я раньше о проекте 'Е', только краем уха слышал. Французское отделение никакими разработками не занимается, - так грузы иногда переправляет и вместо полиции работает. У нас и штат-то был человек тридцать от силы...
  - Вот как... А что за проект 'Е'? Я о нем ничего не знаю.
  - Это? - рыжик почесал за ухом, - Ну, та штука, которой ты управлял и есть результат работы этого проекта. Вроде там еще какие-то разработки есть, но я о них не в курсе.
  - Печально как-то, даже не знаю, с чем придется столкнуть в будущем...
  - Да ладно, не вешай нос, - весело хмыкнул он, - Еще успеешь все разузнать... Да и не факт, что нападение случится в ближайшее время. Все-таки с момента Второго удара пятнадцать лет прошло, возможно и следующего Ангела придется ждать годы.
  - Годы?! - я только сейчас начал понимать, во что ввязался, - Эй, я не собирался всю жизнь посвящать службе человечеству! У меня, между прочим, большие планы...
  - Это какие же? - с интересом покосился Джон.
  - Хочу стать мастером боевых искусств и открыть собственную школу.
  - Ну, первое ты и так сможешь сделать вне зависимости от места службы или работы. Даже, пожалуй, в Нерв тебе это будет сделать проще, чем где-либо...
  - Почему?
  - Ты теперь пилот боевого робота - Евангелионы, так вроде их называют - и тебе необходимо уметь сражаться.
  - Ну, сражаться я и так умею, - уверенно сказал я.
  - Лупить стенку, еще не значит уметь вести бой.
  - А я, по-твоему, только на это способен? - я даже обиделся на такое заявление.
  - Не о том речь, - примирительно поднял ладони рыжик, - Ты что-нибудь знаешь о тактике и стратегии?
  - А зачем извращаться? Видишь врага - бей!
  Смит печально вздохнул.
  - Вот если будешь так действовать, то когда-нибудь окажешься в могиле...
  - Мы там все окажемся когда-нибудь.
  - Просто кто-то раньше...
  Нашу беседу прервал стук в дверь. Пришел посыльный и передал Смиту приказ явиться на очи к начальству, а мне собирать свои вещи и выматываться отсюда. А мы что, мы не против. А кислую мину этому мужику я еще припомню.
  В общем, уже через пять минут я сидел на стульчике в зале на выходе в город и ждал своего опекуна. Да-да, Смит теперь мой официальный опекун и жить мы будем вместе. Мол, нельзя несовершеннолетним одним обитать. То есть с Ангелами мне сражаться можно, а без контроля взрослых пожить нельзя. Совсем, короче, обнаглели. Я конечно против рыжика ничего не имею, но и восторга по этому поводу не чувствую. Для Джона такой приказ командования тоже стал неожиданностью. Он еще долго бурчал, что пошел в армию не для того чтобы с малолетками нянчиться, но, поймав своей многострадальной башкой тяжелый глянцевый журнал, вроде успокоился.
  Ждать пришлось почти пол часа, и когда я был готов плюнуть на все и свалить отсюда, пришел, наконец, Смит.
  - Что так долго?
  - Документы наши получал, - произнес Джон, протягивая мне папку с бумагами, - Вот держи, там твой пропуск в Нерв, кредитка и еще всякая мелочь.
  - Кредитка это хорошо, - я принял папку и тут же сунул свой любопытный нос внутрь, - Ух ты, и фотик все-таки вернули. А с жильем что? Надеюсь, нас переселят?
  - Ага, - кивнул он, - Кстати, твой пропуск это еще и ключи от дома, так что не потеряй.
  Джон достал из кармана брюк сложенный листок бумаги с распечатанным куском карты.
  - Теперь осталось отыскать дом, в котором мы будем жить, а то я Токио совсем не знаю.
  - Да это без проблем! - воскликнул я, уже предвкушая, как залезу под душ, - Давай сюда адрес, сейчас быстренько нас доведу.
  - Эм, нет, Син, давай лучше я. Мне тут наш новый начальник рассказала, как вы с ней по Геофронту блуждали...
  - О, так ты уже с Мисато познакомился?
  - Ага, - кивнул Джон и растянул губы в блаженной улыбке, - Такая женщина...
  - Сделай лицо попроще, а то как мартовский котяра выглядишь.
  - Ничего ты не понимаешь, мелочь пузатая.
  - Эй, ты кого мелочью назвал, рыжий?!
  - А что есть варианты?
  Так перекидываясь шутливыми подколками, мы дошли до нового дома.
  Что могу сказать: ничего особенного, обычный жилой район, правда здания несколько странной планировки - балконы нижних этажей выступают чуть дальше верхних, то есть все здание сужено кверху. Даже не знаю, зачем так сделали. Может, чтобы иметь возможность плюнуть своему соседу снизу на голову, когда он покурить вышел? Такая угроза очень, знаете ли, способствует дружеским отношениям между жильцами. Мы поднялись на свой этаж, и нашли дверь с номером <>.
  - Ну что же, добро пожаловать, теперь мы будем жить здесь! - улыбка Смита меркла по ходу того, как он осматривал наши 'хоромы'.
  - Мда, ну и свинарник, - протянул я.
  Такое ощущение, что сюда уже с полгода никто не заглядывал. Грязь, мусор и слой пыли. Да по сравнению с этой квартирой наш недавний карцер просто вип-номер! Там хотя бы чисто и кровати есть, а тут из мебели только футоны.
  - Что делать будем?
  - Убираться, что же еще... - тоскливо вздохнул я.
  - Черт, а я так надеялся подремать... Ладно, пока помой тут все, а я пойду мебель покупать, - произнес Смит и ушел.
  Ну ладно... Я скинул футболку и ботинки и остался в одних шортах. Надо найти тряпку и ведро, а если какое-нибудь моющее средство отыщется, то будет просто замечательно...
  Плюх, хлюп... Шварк-шварк-шварк...
  Я устало смахнул со лба трудовой пот и с новыми силами принялся тереть тряпкой пол, пытаясь добраться до чистой поверхности, пока укрытой слоем въедливой грязи. Начинаю подозревать, что за то время, которое мы провели в карцере, сотрудники Нерв всей веселой толпой специально искали самую грязную квартиру в Токио-3, чтобы потом заставить меня её отмывать.
  Еще и Джон уже второй час где-то пропадает. Такое ощущение, что он в свою Францию поехал мебель заказывать. Наверняка по городу шляется, чтобы не работать. Ууу, сволочь рыжая, вернется - ведро на голову надену!
  - Фух, - тяжело вздохнул через полчаса, взгромоздившись на подоконник.
  Общую комнату, одну из спален и кухню отчистил, остались еще две комнаты и ванная. Ну и по мелочи: кладовка и балкон, но это можно на потом оставить.
  Прошел еще час, прежде чем вернулся Смит.
  - А ты не плохо справляешься, - жизнерадостно заметил он, окинув взглядом едва ли не блестящую комнату.
  - Спасибо, - я попытался сунуть ему в руки ведро с водой и тряпкой, - А теперь постарайся, чтобы и оставшаяся квартира блестела также.
  - Эм, Синдзи, тут понимаешь какое дело... - Джон попятился, - В общем, мне работать надо. Сам посмотри, - он для убедительности потряс пухлым портфелем, - Там бумаги, которые мне надо разобрать до вечера...
  Я сверлил улыбающегося Смита подозрительным взглядом.
  - Почему у меня такое чувство, что ты гонишь?
  - Я?! - состроил возмущенно-обиженный вид рыжик, - Да разве я тебя когда-нибудь обманывал?
  - Просто не успел.
  - Зря ты так...
  Кажется, мне и вправду придется всю квартиру отмывать. Блин, это эксплуатация детского труда, я буду жаловаться! Хм, а где он работать будет? У нас же даже стульев нету, не то что стола.
  - Почему нет? Уже есть, - ответил Джон на заданный вопрос, - Рабочие внизу, сейчас поднимать начнут.
  
  ***
  
  'Вот сволочь, обманул все-таки' - мысленно возмутился я, когда вечером, отмыв всю грязь и выбросив весь мусор, заглянул в комнату рыжика и обнаружил его самого мирно дрыхнущего на кровати.
  Ну, ничего... Я достал из кармана специально подготовленный на этот случай маркер и подкрался к ничего неподозревающему Смиту. Он лишь поморщился, когда грифель скользил по коже.
  Вот так то лучше... Я отступил на шаг, оценивая результат.
  - Джон, подъем, - потряс своего опекуна за плечо, - Уже почти ночь, а мы еще не ужинали...
  - Ммм... Джин, давай не сейчас... - пробормотал Смит заплетающимся языком, - Спать охота...
  Я на минуту завис, пытаясь понять, с кем это он разговаривает.
  - Слышь, рыжий, я не Джин, - толкнул, попытавшегося отвернуться к стенке Джона.
  - Да, прости... Оговорился... Лиз...
  Он что надо мной издевается?
  - Я Синдзи! - рявкнул ему на ухо.
  - Черт, чего кричишь? - подскочил этот соня.
  - Я тебя разбудить пытаюсь!
  - Зачем? - Смит запустил пальцы в шевелюру и душераздирающе зевнул, от чего полоски на щеках в виде кошачьих усов смешно шевельнулись.
  - Кхм, - я закашлялся, пытаясь скрыть смех, - Время готовить ужин.
  - А сам?
  - Не умею, - почти радостно ответил я.
  Смит печально вздохнул, но все же поднялся и поплелся на кухню. За продуктами он сходил, сразу после того, как нам поставили и подключили холодильник. Обязанности мы распределили так: рыжий готовит и моет посуду, а за мной остается уборка и стирка, впрочем, последнее чисто символически, поскольку закинуть вещи в стиральную машинку много труда не составит. Меня, правда, беспокоило, насколько хорошо мой опекун умеет обращаться с плитой и сковородкой, но если верить ему, то он даже окончил курсы в какой-то кулинарной школе.
  - Нуссс, и чего приготовим? - спросил Смит, заглядывая в холодильник.
  - Чего-нибудь съедобного и что быстро готовиться.
  - Ну, тогда сосиски с вермишелью. Устроит?
  - Пойдет...
  Вкусно (особенно по сравнению с тем, что обычно получается у меня), а главное сытно поужинав, решил немного прогуляться. Однако, выйдя из квартиры, нос к носу столкнулся со старой знакомой. Точнее совсем не старой ни по возрасту, ни по... эээ... времени знакомства.
  - Мисато? А ты что тут делаешь? - удивился я. Не ожидал встретить её здесь.
  - О, привет, Син, - девушка, высунув от усердия кончик языка, выволокла из соседней квартиры внушительный пакет с мусором, - А мы, между прочим, теперь соседи.
  - Круто, - чувствую, будет весело, - Интересно, сюда всех таких селят... - задумчиво протянул я.
  - Это, каких же? - Мисато остановилась и подбоченившись подозрительно посмотрела на меня.
  - Таких... Впрочем, не обращай внимания, это так, мысли в слух.
  - Ну-ну, - с еще большим подозрением протянула Мисато. Сейчас она одета в синий топ и джинсовые не то короткие шорты, не то трусы.
  - О, капитан Кацураги, а я все хотел к вам зайти, поздороваться, - это Смит, видимо услышав голоса, вышел посмотреть кто там.
  - Можно просто по имени, Смит, мы же не на службе...
  - Хорошо, тогда и вы меня Джоном называйте, - легко согласился рыжик и обворожительно улыбнулся, что в сочетании с нарисованными мною усами на его лице, которые он так и не заметил, смотрелось уморительно.
  Какие чудесные перемены произошли с моим опекуном: прямо таки светиться улыбкой и осыпает нашу соседку комплиментами. А у самого рожа хитрющая-хитрющая...
  Ох, пожалуй, мне надо вернуться в квартиру, пока я не заржал в полный голос. Надо брать уроки выдержки у Кацураги - у неё на лице не один мускул не дрогнул...
  - А я смотрю, она тебе понравилась, - встретил я Джона вопросом.
  Он лишь довольно кивнул и, насвистывая веселенький мотивчик, направился в ванную.
  - Учти, она готовить не умеет и пьет много.
  - А ты откуда знаешь?
  - Пакет на треть был заполнен коробками из-под лапши, а все остальное - пивные банки... - ответил, смещаясь в сторону балкона.
  - Ну и что? Научим и перевоспитаем...
  Какой смелый и решительный человек. Ну что же, пожелаем ему удачи, поскольку мне кажется, что он скорее сам в запой уйдет, чем Кацураги перевоспитает...
  - Сиииин, - раздался вопль из ванны.
  О, кажется, в зеркало заглянул... Раз - встать на перила, два, три - и я уже на соседнем балконе. Я обернулся и встретился взглядом с сидящей за кухонным столом Мисато. Девушка удивленно застыла с банкой пива у рта.
  - Ты чего... - начала она, когда из нашей квартиры донесся злобный рык моего опекуна.
  Значит, обнаружил, что полоски водой и мылом не смываются...
  - Тссс, - приложил я палец к губам, - Меня здесь нет...
  - Син! - судя по голосу, Смит выскочил на балкон. Как же он быстро понял, где я могу прятаться. Вот только догадается ли, что я...
  - Джон, он ко мне перелез! - внезапно сдала меня Кацураги.
  Вот же!.. Предательница!
  Раздалось шебуршание и из-за перемычки, разделяющий наши балконы, высунулась усатая голова рыжика.
  - Сиииин, - кровожадно оскалился он.
  Я попятился назад, но уперся спиной в стену.
  - Мальчики, вы тут веселитесь, только не разгромите мне кухню, - Мисато встала, отправила банку в урну и гибко потянулась, от чего под тонким топиком четко проступила совсем немаленькая грудь, а после покачивая бедрами ушла, но на последок обернувшись, сказала.
  - Два-два...
  Мда, отомстила, значит за мою фразу перед боем... Ну уж нет, капитан, мы еще сочтемся.
  - И все-таки она прелесть, - вздохнул я, - Правда, Джон.
  Однако мой опекун промолчал. Я обернулся, но не увидел никого.
  - Джон?
  Тут снизу донеслось тихий, но узнаваемый стон.
  - Ух, ё-моё...
  Я посмотрел вниз и увидел Смита лежащего на балконе, на два этажа ниже...
  
  ***
  
  - Вот видишь, ничего страшного, - примирительно подняв руки, говорил я, пятясь от наступающего рыжика. Врач только что наложил ему гипс на руку и теперь опекун горел желанием прибить меня. За что - непонятно. Я ведь не заставлял его на Мисато засматриваться, так, глядишь, и не свалился бы ...
  - Всего лишь перелом руки, это же не смертельно...
  - Прибью, гаденыша, - Смит никак не желал прислушиваться к голосу разума в моем лице.
  - Ну, зачем тебе это? Меня убивать - дело долгое и не благодарное, а там нас Кацураги ждет...
  - Стой и прими заслуженную кару!
  - Сам подумай, прибьешь меня - некому будет человечество спасать...
  - Я спасу его, избавив от тебя! - вроде немного остыв, но все еще злобно сказал Джон.
  - Ладно-ладно, спасешь, но попозже...
  Рыжик смерил меня пламенным взглядом, но так как испепеляться я не собирался, оставил это безнадежное дело и пошел на выход из травмпункта. Я же, помедлив, чтобы случайно не оказаться в пределах досягаемости рук Смита, потопал вслед за ним.
  На улице нас ждала Мисато. Девушка сидела за рулем уже знакомой мне машины, только целой, без единой царапинки, в отличие от момента, когда я видел её в последний раз.
  - Ну, как? - встретила она нас вопросом.
  Рыжик молча помахал загипсованной рукой.
  - Он покушался на мою жизнь, - сразу пожаловался я и тут же отступил под гневным взглядом пострадавшего.
  - Но я, пожалуй, не в обиде, - поспешно добавил, чтобы опять не пришлось убегать.
  - Вот так-то лучше, - буркнул все еще усатый Смит и залез в машину на переднее сиденье.
  
  Глава 5.
  Новые обязанности, впечатления и знакомства.
  ...Или глава обо всем и ни о чем...
  
  Если раньше я только подозревал, что в Нерв работают сплошь изверги, садюги и извращенцы, то теперь знаю это точно. Вот сегодня, к примеру: сначала Кацураги воплями и стуком в дверь подняла нас со Смитом часов в восемь утра. Оказывается, мы оба должны сегодня выйти на работу, но она забыла нас об этом предупредить и поэтому у нас есть десять минут на то чтобы умыться, позавтракать и переодеться. Но это, даже с учетом манеры езды Мисато, еще пол беды. Не знаю, как запрягли рыжика, а мою тушку отправили на растерзание Акаги.
  Несколько часов подряд меня щупали, просвечивали, тыкали, куда только можно и нельзя. Я даже честно предупредил Рицуко, что она, конечно же, красавица и все такое, но я предпочитаю девушек помоложе. Шутку Акаги не оценила и попыталась прописать мне клизму - еле отбился...
  К сожалению, на этом мои мучения не закончились. Мне выдали странноватый синий с белыми вставками комбинезон и заставили его одеть. Якобы эта штука может улучшить связь с Евангелионом.
  Ну что можно сказать, одел я это недоразумение... Никогда не был стеснительным и нередко в особо жаркие летние деньки разгуливал по городу в одних шортах, без майки и босиком, но в этом латексном наряде почувствовал себя неуютно. Обтягивает, сволочь, как перчатка, каждую впадинку или выпуклость тела подчеркивает.
  А Мисато, нехорошая личность, едва не свалилась со стула от смеха, когда увидела меня, а точнее выражение моего лица. Смейтесь-смейтесь, Кацураги-сан, живем мы рядом, так что компромата на вас я уже насобирал немало, а в ближайшее время наберу еще больше, вот тогда посмеемся вместе.
  После этого меня заставили залезть в контактную капсулу, точную копию той, в которой я побывал четыре дня назад. Хотя, возможно, это и была она, но интересоваться я не стал. В конце концов, в тот момент у меня были проблемы и поважнее. Например, желтоватая, вонючая, особенно для моего тонкого обоняния, жидкость, которая стремительно заполняла капсулу.
  - Давно хотел узнать, что это такое? - спросил я, глядя на то, как свободного места остается всё меньше.
  - ЛСЛ, - раздался в голове спокойный, даже равнодушный голос Акаги, - Это вещество позволяет тебе управлять Евой. Второе её назначение - через легкие снабжать твою кровь кислородом. Вообще-то, у ЛСЛ есть еще огромное количество свойств и применений, но для тебя они неважны.
  - Короче, я так понял, что без этого никак.
  - Именно... Итак, Синдзи, сейчас мы подключим тебя к Еве-01. Ты уже делал это и вполне успешно, по крайней мере, для первого раза. Вот только ты и сам понимаешь, что уровень синхронизации у тебя пока еще очень низок, и ты не сможешь полностью использовать возможности Евы. Сейчас тебе не требуется ничего делать, просто расслабься...
  - Чем это поможет?
  - Постепенно ты будешь привыкать к Еве, а Ева будет привыкать к тебе.
  - Она будет привыкать ко мне? Это как? Евангелион же просто машина...
  - Не совсем так, - хоть я и не видел Акаги, но представить, как она поморщилась, было не сложно, - Евангелионы - это биомеханические роботы. У них нет разума в обычном понимании этого слова, но они способны на определенные чувства и эмоции... К примеру, Ева-01 могла не принять тебя и тогда бы попытка синхронизация окончилась неудачей.
  Жесть, мало того что строят огромных человекоподобных роботов, так они им еще и мозги дают. И что значит 'окончилась неудачей'? Нет, пожалуй, не буду спрашивать - поберегу свои нервы, они, как известно, не восстанавливаются.
  По стенкам капсулы пробежало радужное сияние и сменилось изображением ангара.
  - ...Уровень синхронизации 25.6%...
  Как там сказала Акаги? Попытайся почувствовать Еву? Ну что же...
  
  ***
  
  Прижав автомат к груди, шустро бегу по разрушенному бомбежкой городу. По спине бьет плохо закрепленный рюкзак, а где-то позади раздается рык и вой монстров. Ноги уже начинают наливаться тяжестью.
  Я резко остановился и, развернувшись, выпустил длинную очередь от бедра. Пули выбивают фонтанчики из земли, со звоном рикошетят от стен и решеток. Один из монстров запнулся на ровном месте и, перекувырнувшись через голову, застыл неопрятной кучей посередине дороги.
  Пустая обойма упала на асфальт, затвор мягко щелкнул, досылая новый патрон в ствол. Встать на одного колено, навести на врага красную точку коллиматорного прицела... Двухметровые, четырехпалые звери, внешне чем-то похожие на волков, которые сильно подросли и обзавелись колючками, как у дикобразов, по всему телу ... Палец надавил на курок... Три короткие очереди и три монстра присоединяются к своему сородичу по пути на тот свет.
  Я настороженно прислушивался к звукам опустошенного города.
  - Таков твой внутренний мир? - голос за спиной заставил вздрогнуть.
  Не особо разбираясь что к чему, развернулся и длинной очередью перечертил светлую человеческую фигуру от бедра и до плеча.
  - Ходят тут всякие, - недовольно пробурчал я, перезаряжая оружие. Потом подошел к лежащему лицом в землю телу и пинком перевернул его на спину.
  Хм, женщина... Каштановые волосы, тонкие черты лица. На вид не старше тридцати. В целом симпатичная, но и без особых изысков.
  Кого-то она мне напоминает...
  Труп внезапно открыл глаза и мрачно уставился на меня.
  - Ты всегда так здороваешься?
  - Ох, млять! - я отскочил и судорожно вцепился в свою винтовку.
  - Не ругайся, - сказал... точнее сказала, раз уж труп оказался живым.
  Женщина села, а затем поднялась на ноги. Отметины от пуль на её груди и животе стремительно исчезали. Она была одета в белый обтягивающий комбинезон, смутно знакомого покроя.
  - Здравствуй, Синдзи, - она тепло улыбнулась. Я же смотрел на неё с подозрением: никогда не доверял людям, спокойно выдерживающим автоматную очередь в упор.
  - А если в голову? - поинтересовался я, наводя оружие ей на лоб.
  - Не надо, - покачала головой незнакомка, - Это ничего не изменит...
  Тишину города разорвал хлопок одиночного выстрела.
  Она вновь упала в дорожную грязь с дыркой ровно посередине лба. Однако не прошло и минуты, как снова поднялась на ноги.
  Упс, кажется я её разозлил...
  - Если ты! Еще раз! - гневно произнесла женщина, - В меня выстрелишь! Я тебя, засранца, выпорю!
  - Ладно-ладно, - примирительно поднял руки, - Надо же было проверить...
  - А теперь слушай меня внимательно, - незнакомка ткнула мне в грудь указательным пальцем, - Ты должен...
  Договорить она не успела: окружающий мир внезапно начал дробиться на осколки и до меня донесся смутно знакомый голос.
  - ...Подъем!..
  Я обернулся к женщине и уже открыл рот, желая спросить, что она от меня хотела, но сказать ничего не успел, как проснулся...
  
  ***
  
  - Пришлось отвозить этих неудачников сначала в больницу, а потом домой. Пока то, пока сё... До постели добралась только часа в два ночи, - брюнетка, сидящая в кресле на колесиках со вкусам потянулась, - Спать охота...
  - И как он тебе? - Акаги прикурила очередную сигарету. Среди своих подчиненных она уже давно завоевала славу второго Цезаря, умудряясь одновременно курить, пить кофе, одной рукой что-то набирать на клавиатуре, причем со скоростью доступной далеко не каждому смертному, а также разговаривать по телефону, поправлять ошибки подчиненных, если таковые появлялись и краем взгляда следить за показаниями приборов.
  - Смит? - Кацураги задумчиво покрутила массивным крестом, весящим на груди поверх одежды, - Старательный парень, правда к бумажной работе совершенно не приспособлен... А теперь еще и руку сломал, даже не знаю, куда его пристроить...
  - Вообще-то, я имела ввиду сына командующего... А Смита отдай мне; как раз подо... то есть помощники в лаборатории нужны.
  - Не дам, - твердо сказала Мисато, - Ты еще прошлых не вернула.
  - Они сами уволились...
  Кацураги сложила руки на груди и окинула свою подругу скептическим взглядом. Рицуко уткнулась в ноутбук, всем видом показывая, насколько она занята. Ей совсем не хотелось отвечать на неудобные вопросы Мисато, даже притом, что подозрения капитана были ошибочными. Они действительно увольнялись, проработав от двух дней до недели, и, по мнению Акаги, её вины в том, что вояки нынче такие слабонервные пошли, не было...
  - Синдзи, - она наконец нашла веский повод не обращать на подругу внимание: за последние десять минут показатель синхронизации подо... пилота упал еще на одну десятую процента.
  Парень молчал. На экране было видно, как он, закрыв глаза, сидит в наполненной ЛСЛ контактной капсуле.
  - Синдзи! - громче повторила Акаги.
  Пилот никак на это не отреагировал, только его голова склонилась к груди. Рицуко бросила взгляд на данные системы жизнеобеспечения и досадливо поморщилась - паршивец умудрился банально уснуть.
  - Рота подъем! - это Мисато правильно поняла гримасу Акаги и в своей манере решила немного помочь.
  Синдзи встрепенулся и ошалело помотал головой.
  - А... Блин... Приснится же...
  - Пилот Икари разве я говорила, что вы можете дрыхнуть во время синхротестов? - начальник научного отдела не терпела, когда кто-то небрежно относился к её работе.
  - Нет, но вы этого и не запрещали, Рицуко-сан, - пожал плечами Синдзи.
  Мисато хихикнула, чем заработала от Акаги тяжелый взгляд.
  - Молчу-молчу, - примирительно подняла руки та.
  - Спать во время синхротестов нельзя, - ученая решила пойти по пути меньшей крови и не пытаться вправлять мозги своему подо... печному.
  - Хорошо, не буду, - Икари попытался зевнуть, но с ЛСЛ в легких это ему не особо удалось, - Сколько мне еще здесь мокнуть?
  - Пока твой уровень синхронизации не повыситься.
  - Но вы же говорили, что это продлиться ровно два часа! - возмутился пилот.
  - Ты просидел уже полтора часа, но синхронизация только уменьшилась, и пока мы не поймем в чем проблема, ты оттуда не выйдешь.
  - Так не честно! - уже с отчетливой паникой в голосе произнес Синдзи.
  - Все зависит от тебя: подними уровень синхронизации хотя бы на процент, и мы тебя отпустим...
  
  ***
  
  Весело... Значит не выйду, пока не смогу поднять уровень синхронизации хотя бы на один процент? Она точно издевается! Так, ладно, сидеть тут до вечера, никакого желания нет, а значит надо что-то делать.
  Я изо всех сил пытался ощутить хоть что-нибудь, но, судя по всему, тщетно...
  - Синдзи, - раздался ехидный голос Кацураги, - Я, конечно, во всем этом не особо разбираюсь, но думаю, если будешь так тужиться, то добьешься совсем другого...
  - Лучше бы что-нибудь дельного посоветовала, чем прикалываться, - огрызнулся я.
  - Какой злой... А между прочим, у пилота из Нерв-Америка синхроуровень уже выше семидесяти процентов...
  - Вот как? Значит я не один такой, кто в ЛСЛ плавает?
  - Разумеется, есть и другие. Не очень много, конечно, но есть. Законченных и готовых к использованию Ев во всем мире всего три: две у нас и одна в Америке. И пилотов сейчас тоже трое...
  - В Токио есть еще одна Ева и её пилот? - моему удивлению не было предела, - А какого фига меня тогда заставили сражаться?
  - Ну, понимаешь, - помялась Мисато, - Дело в том, что Аянами Рей получила травмы незадолго до нападения Ангела и не могла управлять своей Евой.
  - Дайте угадаю: травмы она получила при попытке синхронизации.
  Судя по всему, мне удалось удивить Кацураги.
  - Как ты догадался?
  - Интуиция, - мрачно буркнул я и добавил, - Давайте вы в следующий раз будете меня заранее предупреждать, если моему здоровью что-то угрожает.
  - Ты уже согласился сражаться против Ангелов и безопасность тебе никто гарантировать не может, - это уже Акаги включилась в разговор.
  - Одно дело пострадать во время боя, и совсем другое помереть от каких-нибудь ваших тестов или анализов... Вы мне лучше про пилотов расскажите.
  - А что про них рассказывать? Такие же как и ты школьники... С Рей ты наверняка скоро познакомишься, а вот Аску - пилота из Америки - вряд ли к нам отпустят, пока ситуация с Ангелами не станет слишком жаркой. Но если очень хочешь познакомиться, то позвони ей.
  - Позвонить... Мда... - я задумался, - Мисато, а почему все пилоты - школьники?
  - Пилотировать Евангелионов способны только дети родившиеся после Второго Удара. Скорее всего, дело в каком-то генетическом сдвиге, но точнее сказать не могу, - опять влезла Рицуко.
  - Не можете, потому что не знаете, или потому что не имеете право?
  - И то и другое...
  Я вздохнул и закинул руки за голову.
  - Что ни день, то новость... Теперь, оказывается, я еще и мутант какой-то...
  - Займись делом, - оборвала меня Акаги, - Я не шутила когда говорила, что ты не выйдешь отсюда...
  ...Садистка. Монстр в человеческом обличии. Как я, интересно, должен повышать синхронизацию, если даже не представляю, что это такое? Почувствовать Еву? Так и хочется спросить, что она курит. Я еще могу понять, когда нужно почувствовать клинок в своей руке, но робота...
  Хм... А может, так и надо? Евангелион - ведь это такое же оружие как нож или пистолет. Чтобы овладеть им в полной мере, надо сначала сделать частью себя - продолжением руки.
  Частью своего тела, частью своей души... Может именно в этом вся суть синхронизации?
  ...А связаться с пилотом из Америки не такая уж плохая идея - возможно, она сможет мне чем-нибудь помочь. Поделится, так сказать, своим опытом...
  
  ***
  
  Облом, полный... Я стянул с себя осточертевший за столько часов костюм, бросил его в угол раздевалки и направился к душевым кабинкам. Упругие струи воды обжигали тело, смывая остатки ЛСЛ. Как жаль, что они не могут избавить от противного тухлого запаха в носу и металлического привкуса на языке. Почти пять часов в этой проклятой пробирке-переростке и в результате прибавление каких-то жалких полпроцента. Даже не смешно...
  Рицуко говорила, что во время боя с Ангелом, в пиковые моменты уровень синхронизации достигал тридцати с лишним процентов, в то время как на тренировках она не превышала двадцати шести. На самом деле нет ничего удивительного: в тот раз я мог свободно двигаться, а сейчас капсула даже не подключена на прямую к Еве-01. Фактически это какой-то примитивный симулятор, в котором я играю роль немощного старика, что чувствует свои конечности, но пошевелить ими не может. И это просто жутко выводит из себя.
  Я попытался убедить Акаги, что для большей эффективности нужно устроить полевые испытания, но наткнулся на твердый и ничем не обоснованный отказ. Ну не считать же веской причиной отсутствие оборудованного полигона? Мне бы и крупной полянки где-нибудь за городом хватило, но - нет. Нельзя.
  Ррр, бесит! Я выключил воду, наскоро обтерся полотенцем и оделся. Сейчас я буду бегать. Очень долго и быстро, до полного изнеможения, потому что многочасовое сидение на одном месте меня изрядно утомило. А еще надо срочно найти спарринг-партнера, поскольку без хорошей ежедневной разминки я быстро заржавею и покроюсь плесенью.
  Солнце клонилось к горизонту, когда я прогулочным шагом подходил к дому. Смит, как оказалось, уже вернулся со службы и сейчас занимался своим, как я начинаю подозревать, любимым делом, то есть дрых без задних ног. Растолкал своего опекуна и отправил его готовить ужин. Уже через полчаса мы сидели за столом и уплетали за обе щеки какое-то незнакомое мне блюдо. Что-то из европейской кухни, наверное. Вкусно, вот только палочками есть неудобно.
  - Как прошел день? - Джон с какой-то хитрой улыбочкой посмотрел на меня.
  - Хреново, - вздохнул я в ответ, - Еще дня три-четыре и я либо повешусь сам, либо задушу Акаги... Кстати, пригласи завтра к нам на ужин Мисато.
  Рыжик от такого неожиданного предложения подавился.
  - С чего это ты так?
  - Если убью Акаги, то нужен кто-нибудь, кто выступит на трибунале в мою защиту...
  - А если серьезно?
  - Ты меня поражаешь, Смит. Кто из нас умудренный опытом взрослый, ты или я? - я осуждающе ткнул палочками для еды в сторону опекуна, - Мисато раз, - я оттопырил один палец, - красивая, молодая женщина. Два, - второй палец, - наш начальник и три, - одна из палочек вывалилась из руки, но палец я все-таки поднял, - Она наша соседка.
  Пришлось встать и сменить столовый прибор. Вернувшись за стол, продолжил.
  - Короче - будем наводить мосты дружбы через желудок. Можно было бы через постель, но у тебя решимости не хватит...
  - Что?! - возмутился рыжик, - Да ты вообще мелкий обнаглел! А ну иди сюда!
  'Мда, совсем шуток не понимает' - грустно думал я, удирая от разъяренного опекуна.
  
  
  
  
Оценка: 8.36*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"