Крестьянова Елена Геннадиевна: другие произведения.

Шарада для Ангела

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

blockquote
   Шарада для Ангела
  
   Крестьянова Елена Геннадиевна, vitalena@gmail.com
  
  
  Краткое содержание:
  
  С Ангелиной произошла банальная, на первый взгляд, история - муж неожиданно выгоняет ее с маленьким сыном из дома, чтобы жениться на другой. Сумочку с деньгами и документами украли, знакомая приютила на несколько месяцев, а потом тоже попросила съехать. Отчаявшаяся молодая женщина готова забрать из мусорного ящика пустые бутылки, чтобы накормить сына. Неожиданно ее останавливает бомж по кличке Красавчик и предлагает заманчивую работу у своего босса. Босс, которого 'на дне' величают Мраком, действительно обещает ей хороший заработок, если она пройдет испытательный срок среди 'братства нищих'. На Ангелину обрушивается шквал проблем, которые решить не так просто: при странных обстоятельствах погибает бывший муж, оставив для нее письмо, из которого следует, что они с Мраком были компаньонами по бизнесу. Мрак, в свою очередь, предлагает ей весьма деликатную миссию...
  
   Раскрытие темы "Истинные ценности":
  
   Всем известно, что от любви до ненависти - один шаг. А если жизнь заставляет идти не по прямой, а заводит в глухие дебри неизвестности и отчаянья? Шаг в обратную сторону - от ненависти до любви, способен ли он принести счастье двум одиноким сердцам?
  
  

Лучший способ помочь бедным - это не стать одним из них

(австралийский миллионер Ланг Ханкок)

  -- Глава 1. Когда женщина бьет ниже пояса
   Визг тормозов раздался так близко, что Ангелина вздрогнула и испуганно прижала к себе сына. Четырехлетний малыш сладко посапывал у нее на руках, но мог проснуться в любой момент. А какой-то ненормальный водитель тормозит, не жалея покрышек своего автомобиля, ничуть не беспокоясь, что разбудит ребенка! Тихо покачивая Данилку, она стала напевать нежную мелодию колыбельной.
   Звон стеклянной тары - женщина смолкла и насторожилась. Подняв заблестевшие от надежды глаза, она завороженно наблюдала, как из машины вылез высокий парень и швырнул в мусорный контейнер несколько пакетов. Бутылка! И не одна! Какое счастье - можно сдать и купить булочку или даже пакетик кефиру... Скорее бы он отъехал - так стыдно подойти к ящику у него на глазах!
   И только когда машина скрылась за поворотом, Ангелина наконец решилась. Она поднялась со скамейки и, затаив дыхание, оглянулась вокруг. Никто не обращал на нее внимания. Редкие прохожие спешили по своим делам. Два старичка на противоположной стороне улицы о чем-то увлеченно спорили, размахивая руками и перебивая друг друга. Облегченно выдохнув, она направилась к пластиковому мусорному контейнеру с броской надписью "Союз" на зеленом фоне. Прижимая к себе сына, откинула дрожащей рукой крышку...
   - Отойди, дура! - усыпанная веснушками морда под курчавой рыжей шевелюрой, появившаяся из-за бачка, нахально ухмылялась. Мужчина, которому можно было с одинаковым успехом дать и тридцать пять и на десяток лет больше, больно схватил ее за руку и бесцеремонно потащил к ближайшему киоску "Мороженое".
   Ангелина с трудом вырвала руку и обратилась к своему мучителю:
   - Почему вы не дали мне забрать бутылки? - жалобно произнесла она, - мне нужно накормить ребенка. Если хотите, поделимся, ведь бросили много!
   - Дура, дура и есть, - беззлобно покачал головой рыжий, - угораздило тебя сунуться в этот контейнер, не видишь что ли, сюда идет она!
   - Она? Кто это - она? - удивленно спросила Ангелина, но рыжий не ответил. Его немигающий взгляд был устремлен на женщину, которая не спеша приближалась к ним.
   - Королева Марго! - восхищенно прищелкнул языком рыжий и бросился к мусорному контейнеру, позабыв об Ангелине, которая во все глаза рассматривала высокую, загорелую женщину. Таких сейчас можно встретить в любом офисе - лет тридцать, ладная фигурка, туго затянутая в деловой серый костюм; туфли-лодочки на высоком каблуке; тщательно уложенная прическа - короткая стрижка с пробором; вызывающе яркая помада на пухлых губах. Но что-то в женщине было не так. Что-то, вызывающее удивление и даже сбивающее с толку. И только когда королева Марго подошла поближе, стало понятно: одежда на ней не новая и даже чуть потерта на швах, туфли не запылены, а просто потеряли свой первоначальный цвет, макияж небрежен и вульгарен. "Офисная штучка" вблизи оказалась чучелом с претензией на особенность. К тому же Марго везла за собой тележку на двух колесиках с укрепленной на ней объемной сумкой из кожзаменителя. В правой руке с ярко-красным облупленным лаком на длинных ногтях королева держала тросточку с крючком на конце.
   Женщина подошла к контейнеру, гордо вздернув подбородок, словно королева к трону, даже не взглянув на рыжего, угодливо откинувшего перед ней крышку. Ловко орудуя тросточкой, она с брезгливым выражением лица поддела несколько целлофановых пакетов с бутылками, пару стоптанной обуви и еще с десяток вещей. Все с тем же брезгливым выражением швырнула это богатство в сумку с помощью трости, круто развернулась и пошла прочь. Ошеломленная Ангелина смотрела ей вслед и лихорадочно пыталась понять, что это было.
   - Ну, как? - рыжий, проводив завистливым взглядом узкие бедра королевы Марго, повернулся к Ангелине. - Хороша, а?
   - Это вы о королеве? - хриплым шепотом пробормотала вконец растерявшаяся Ангелина.
   - Ага! Хороша чертовка, и какое самообладание! Никогда не скажешь, что наша.
   - Наша? - Ангелина проглотила набежавшую слюну и почувствовала легкое головокружение. Добыча только что уплыла из-под носа, и Данилка вот-вот проснется... Хотя, может быть, несколько бутылок еще осталось? Контейнер такой большой, и если как следует поискать...
   - Настоящая королева бомжей, - убежденно добавил рыжий и уже с интересом посмотрел на Ангелину: - Сама-то маркизой ангелов стать не желаешь?
   - Вы читали "Анжелику"? - машинально уточнила Ангелина.
   - Кино смотрел, все четыре серии, - передернул плечами рыжий. - Шикарная женщина эта француженка, но ей до наших далеко. Да и что с нее взять - темное средневековье, султаны, графы и короли кругом. А ты попробуй, сунь ее к нам, в капитализм со звериным лицом, вот тогда и посмотрим, что от графинечки останется.
   Он демонстративно и как-то по-особенному залихватски сплюнул, скривив тонкие губы.
   - Странно, вы говорите как образованный человек, а себя причисляете к каким-то бомжам!
   - Ну, во-первых, я действительно образованный - техникум закончил, в школе в любительских спектаклях играл. А как понял, что можно жить легко и с наслаждением, так и стал бомжом. Бомж - он кто? Человек без определенного места жительства. То есть свободная личность. У тебя регистрация по месту жительства имеется?
   - Н-нет...
   - Вот и у меня нет. Значит, мы оба - бомжи. И таких четверть города, если не больше. Или вот человек квартиру купил, взял кредит в банке, он кто?
   - Кто? - эхом откликнулась сбитая с толку Ангелина.
   - Да бомж он, и раб, на все двадцать или тридцать лет, пока долги банку не выплатит. Бомж - потому что квартира не его, а банка, а раб, потому что пахать ему и его семье за свои метры всю сознательную жизнь. Вот и сын твой - тоже бомж!
   Рыжий покосился на спящего малыша и неожиданно улыбнулся. Морщинки вокруг светлых глаз разбежались лучиками и собрались прямо на переносице. Помимо воли Ангелина почувствовала к незнакомцу что-то вроде расположения. Он одернул яркий клетчатый пиджак, поправил черную косынку на тонкой заросшей щетиной шее, обтер об полы вспотевшие ладони и протянув руку, галантно-театрально представился:
   - Красавчик!
   "Тоже мне - красавчик, - подумала Ангелина, скептически оглядывая нового знакомого. Невысокий, худощавый - пиджак болтается, точно на вешалке. Но рыжий чуб зачесан с претензией на моду. "Чубчик кучерявый", - пришла на ум старинная песенка Вертинского. - И передний зуб золотой, как у бандитов из фильмов. Шея что у цыпленка, кадык вперед. Тоже мне - актер непризнанный. Но в моем положении..."
   Она не осмелилась протянуть руку, но вежливо ответила, гладя Красавчику прямо в глаза:
   - Ангелина Дегтярева.
   - И откуда ты такая? - по тону Красавчика нельзя было понять, обиделся он или нет, что ему не подали руку.
   - Оттуда, - неопределенно махнула рукой Ангелина.
   В это время Данилка открыл глаза и, потирая рукой вспотевший лобик, пробормотал:
   - Мама, хочу пить!
   - Сейчас сообразим, - встрепенулся рыжий. - Он какую любит - газировку или без газа?
   - Лучше сок, яблочный, - машинально ответила она и тут же схватила Красавчика за рукав: - Но у меня денег нет...
   Не говоря ни слова, Красавчик подошел к киоску и через минуту вернулся с пакетиком сока в квадратной упаковке и соломинкой, прикрепленной сбоку. Данилка схватил сок, обхватил розовыми губками соломинку и сразу поперхнулся.
   - Не спеши, малец, - снисходительно бросил Красавчик. - Если захочешь - куплю еще. - Перехватив благодарный взгляд Ангелины, он распрямил плечи, еще раз окинул ее цепким взглядом и уже покровительственным тоном произнес:
   - А ты вроде ничего, сгодишься... Пошли!
   - Куда? - растерянно спросила она.
   - Отведу тебя в гостиницу к Мраку, если покажешься, будешь жить как у Бога за пазухой.
   - Кто это - Мрак? - испуганно спросила Ангелина, прижав сына. - И что значит - "покажешься"?
   - Мрак - он... - Красавчик закатил глаза и раздвинул руки в стороны, пытаясь объяснить, что представляет собой таинственный Мрак. Но воображения его явно не хватало, поэтому он беспомощно вздохнул и сдулся, словно воздушный шарик. - Мрак - это человечище, во кто! Он такой... ну, ты увидишь - и сама поймешь.
   - Тоже бомж? - задавая вопрос, Ангелина невольно вздрогнула, мысленно представив себе Мрака в виде огромного неряшливого бомжа в рваной одежде, грязного и страшного.
   - Мрак из наших, свободных, - охотно подтвердил Красавчик. - Он наш, но... другой. В-общем, увидишь сама.
   - Нет, - голос Ангелины предательски дрогнул. - Я не пойду к этому Мраку. Мне работа нужна, только нормальная.
   - Дура, дура и есть, - добродушно отозвался рыжий, презрительно скривив губы. - Хочешь остаться возле мусорки - пожалуйста. Но имей в виду, что придут другие, могут отлупить, могут убить, и никто даже не спросит, кто ты и твой парнишка. Так что для тебя же лучше будет, если меня послушаешься. Держись рядом - не обижу!
   Ангелина в растерянности посмотрела на сына, потом на Красавчика, снова на сына. Рыжий демонстративно отвернулся и сделал шаг в сторону, будто собрался уйти.
   - Хорошо, - вздохнула она, - я лучше пойду с тобой...
   - Вот и ладненько, - сразу обрадовался рыжий, поворачивая голову вместе с взлетевшим чубом. - Давай, пацаненка понесу, что ли?
   Он еще раз оттер руки о пиджак и попытался взять малыша. Ангелина отрицательно помотала головой и крепче прижала к себе ребенка.
   - В кустах я спрятала сумку с бельем, если хочешь, можешь помочь, - только и сказала она.
   - Заметано, - обронил Красавчик, вытаскивая нехитрый скарб в большой полосатой сумке. - Анекдот рассказать?
   - Анекдот? Зачем? - Ангелина в недоумении уставились на спутника.
   - А так жить веселее! Я их собираю - хобби у меня такое, - засмеялся Красавчик, блеснув фиксой между зубами. Слушай:
   - Разговаривают два бомжа:
   - Ты знаешь, какую толковую работу я нашел на ярмарке?
   - Надеюсь, не очень тяжелую?
   - Очень даже легкую! Меня наряжают индийским факиром и укладывают на доску с гвоздями, на которой я должен пролежать не емши сорок дней.
   - Ничего себе! И сколько они тебе платят?
   - Нисколько. Зато у меня есть постель и еда!
   - Не смешно, - проронила Ангелина и горько вздохнула. - Я тоже скоро буду похожа на твоего индийского факира, если только...
   Договорить она не успела, так как Красавчик грубо схватил ее за рукав и потянул к ближайшей станции метро.
  -- Глава 2. Призраки метрополитена
   В метро было гораздо прохладнее, чем на улице.
   На ступеньках у входа сидела молодая женщина со спящим ребенком на руках. Раньше Ангелина часто проходила мимо таких, торопливо бросая монетку в пластиковый стаканчик и отводила взгляд, даже не задумываясь. Но сейчас она с жалостью посмотрела на нищенку, и рука сама потянулась к карману. Красавчик, краем глаза уловивший ее движение и потемневшие от сострадания глаза, тихо процедил сквозь зубы:
   - Как есть дура, да еще и жалостливая. Ребенка пожалела или себя на ее месте представила? Забудь, у тебя так не получится!
   - Что не получится? - удивленно спросила Ангелина, все еще оглядываясь на нищенку.
   - Изображать из себя несчастную мать. Малец - твой ребенок?
   - Д-да...
   - А эти все, - Красавчик презрительно глянул через плечо, - купленные или краденные.
   - Как - купленные?!
   - Да очень просто! Полторы штуки тут каждый малец стоит, это тебе понятно? Но можно и арендовать, сотни за две баксов. А еще лучше - украсть у разини-мамаши или пьяницы. Неужто не обращала внимания, что все дети дрыхнут у них на руках?
   - Но они маленькие, вот и спят!
   Рыжий презрительно хмыкнул и укоризненно посмотрел на свою спутницу, как на тяжело больную.
   - Опоенные они, малюки эти. Маком, или еще чем похуже, вот и спят весь день. И ей спокойнее, и они есть и пить не просят! Уличные мадонны, одним словом. Рафаэль отдыхает!
   Ангелина в ужасе посмотрела на Красавчика, снова оглянулась на нищенку и покрепче прижала к себе сына.
   - А что потом? - с трудом выдавила она, едва поспевая за своим спутником.
   - Когда потом?
   - Дети ведь когда-нибудь вырастают...
   - Ну, те кто выживет, пойдут уже сами попрошайничать, но большинство помрет, - безразличие в голосе мужчины показалось Ангелине кощунством.
   - И никто ничего не делает? - с трудом выдавила она.
   - А что делать-то?
   - Ну, куда смотрит милиция, общественность?
   - Тю, тоже мне, моралистка выискалась! Куда смотрят, куда смотрят! Да никуда не смотрят! Мусора отворачиваются, да руку протягивают, чтоб самим с этих убогих поиметь. У всех дети жрать просят, и у ментов - тоже! А общественность выживает, как может, ей на чужих плевать, она нынче равнодушнее покойника стала. Болтать будем или идем?
   Он шагнул к проходным автоматам, Ангелина поспешила за ним. Данилка вертел головой и удивленно оглядывался вокруг. Ангелина зажала в кулачке карточку, протянутую Красавчиком, и пояснила сыну:
   - Сейчас мы опустим карточку вот в эту щелочку, и сможем пройти.
   - А если не опустим?
   - Тогда вот эти резиновые рожки закроются и не позволят пройти. Опускай!
   Процедура прошла успешно. Пройдя через турникет и подходя к эскалатору, Ангелина опустила Данилку на мраморный пол и пояснила: - Сейчас мы с тобой прокатимся по лестнице-чудеснице.
   - Не хочу я на лестницу-чудесницу! - уперся малыш и схватился за мамину юбку. Она виновато посмотрела на рыжего и вздохнув, снова взяла сына на руки.
   - Ты что, никогда с ним в метро не ездила? - удивился Красавчик, покачав головой. Рыжий чуб с готовностью повторил его движение. - Чего он так испугался?
   - Мы с мужем всегда возили его на машине, - растерянно произнесла она, и покраснела, натолкнувшись на циничную усмешку.
   - Так ты из этих, из богатеньких? А я-то думал - детдомовская, они все из интернатов такие как ты выходят - будто не от мира сего. Как же тебя, куколка, угораздило докатиться до мусорки?
   Как? На этот вопрос Ангелине отвечать не хотелось. Еще совсем свежи были в памяти воспоминания о безмятежной жизни под крылом Виктора - мужа, который недавно был всем в ее жизни. Был - такое емкое и грустное слово! В нем словно спрессованы безысходность, разочарование и крах надежд. Были вместе Виктор и она, счастливая пара, у которой родился прекрасный ребенок. Было и все остальное, что казалось таким несущественным по сравнению с их любовью - загородный дом и городская квартира, машины, няня и домработница, частые поездки за границу. И еще многое-многое другое, что осталось в той, прошлой жизни.
   Да и к чему сейчас вспоминать то, что уже было? Больно, мучительно и так странно, что поневоле задаешь себе вопрос: "Почему это произошло? Почему именно со мной? Почему любимый и дорогой человек в одну минуту стал чужим и далеким?" И еще сто тысяч "почему", на которые все равно нет ответа...
   - Ты не ответила на мой вопрос, - ворчливо напомнил Красавчик, едва они сошли с эскалатора и направились к платформе. Данилка повеселел, оставив позади лестницу-чудесницу, охотно шел рядом, вертя головой по сторонам и даже пробовал вырвать у матери руку. Ангелина тут же осадила его пыл, развернула вокруг себя и строго сказала:
   - Если не будешь слушаться, я не возьму тебя прокатиться в вагоне.
   - А паровоз покажешь? - нетерпеливо спросил мальчик, переминаясь с ноги на ногу.
   - Какой паровоз? В метро нет паровоза!
   - У вагончиков всегда есть паровоз! - убежденно сказал малыш и взглянул на Красавчика: - Правда, дядя? Хочу паровоз!
   - Паровозы ходят наверху, по полям, лесам и долинам. А мы сейчас под землей. Здесь только поезда метро.
   Данилка затих, соображая что-то про себя и через минуту радостно объявил:
   - Значит, мы встретим гнома! Под землей гномы живут, и хоббиты!
   - Может быть, и встретим, - не стала спорить Ангелина и потащила мальчика за собой, чтобы не отстать от Красавчика.
   А рыжий, поняв, что ответа не дождется, круто развернулся влево и быстро пошел к переходу на Кольцевую линию. Ангелина едва поспевала за ним, но вскоре чуть не уткнулась носом в клетчатый пиджак - рыжий вдруг резко остановился. Впереди, загородив пол-коридора, сидела группа цыганок, живописно раскинув по мраморному полу цветастые юбки. Две молодки кормили грудных детей, ничуть не стесняясь проходящих мимо людей. Несколько миловидных смуглых девушек с длинными косами скоро переговаривались между собой на тарабарском наречии, блестя темными, как ночь, огромными глазами. Старуха - вылитая Баба-Яга - пугала своим беззубым ртом и костлявыми, точно у мумии, руками. Прохожие равнодушно проходили мимо, а молоденькие цыганочки зазывно улыбались и верещали, позванивая металлическими бусами:
   - Дяденька, иди, погадаю, всю правду о тебе скажу!
   - Предскажу судьбу, отгоню наворот, расскажу, что было и что будет...
   - Девушка, подскажите, как пройти... у, зараза! - Это уже относилось к толстой тетке, нагруженной четырьмя сумками, которая грубо оттолкнула цыганочку в сторону.
   Ангелина неуверенно тронула Красавчика за рукав и тихо прошептала:
   - Вы мне неправду сказали. Видите, цыганки детишек кормят, значит, это ихние детки.
   - Эти-то ихние, - отмахнулся рыжий. - Да они и не цыганки вовсе! Это ж люли, таджики-бомжи. Жрать у них там нечего, вот они и лезут сюда, в столицу, бродяги! Чурки, одним словом.
   - Они все воры? - Ангелина придвинулась поближе к спутнику, как будто у нее было, что красть. Красавчик самодовольно и как-то по-хозяйски обнял ее за плечи и назидательно произнес:
   - Эти даже на воров не потянут. И до нищих им далеко. Это грязные бродяжки, с которыми ни один из наших дела иметь не пожелает.
   - Неужели не воруют? С трудом верится, что бродяга не склонен что-нибудь слямзить при случае...
   - В каждом народе есть воры, - назидательно поднял указательный палец Красавчик, - даже среди арабов встречаются, хотя там за воровство отрубают руку. Но у люли воровать не принято. Главное их занятие - нищенство. Они прирожденные попрошайки - это их исконное ремесло. Да и клянчат одни бабы и дети, тем и живут. Их мужики за это своих баб очень уважают, защищают, а сами все больше не работают. Люли никто не любит - родины не имеют, паспортов тоже, а язык у них свой, особый, тайный, арго называется. Сами-то говорят, что православные христиане, но чтят не Христа, а своего особого бога.
   - Отверженные...
   - Вот-вот. Была у меня однажды девочка, из этих. Занятно сказки рассказывала, что тебе Шахерезада.
   "Жили-были бедные родители, они имели сына Лю и дочь Ли. Однажды в страну пришел завоеватель, родители бежали и в суматохе потеряли детей. Осиротевшие Лю и Ли пошли искать их - каждый выбрал свою дорогу. Через несколько лет они встретились и, не узнав друг друга, поженились. Когда правда открылась, мулла проклял их, и с тех пор это проклятие преследует их потомков, которые зовутся люли".
   - Это тебе цыганка рассказала, или сам выдумал?
   - Да какая разница! - скривился Красавчик. - Бога благодари, что меня встретила, а не падаль какую. Я тебя в высший свет введу, и мальца со временем обучу, как жить. Мы ведь люди воспитанные, есть среди нас и с высшим образованием, бывшая интеллигенция и военные, даже служители божьи. Идем скорее, а то так мы и до вечера не доберемся!
   - А ехать далеко? - робко поинтересовалась Ангелина.
   - Да с полчаса, - нехотя пояснил спутник. - А потом пешком, там уж близко...
   "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция..." - прошелестел в репродукторе металлический голос. Вместе с Красавчиком и Ангелиной в вагон вошли трое детишек. Младший сидел за спиной у девочки лет восьми, перевязанный цветастым платком крест-накрест, чтобы не выпал. Малыш с упоением сосал конфетку на палочке, засовывая в рот не только сладкий шарик, но и липкие пальчики. Девочка так сильно согнулась под тяжестью мальца, что ее длинные черные косы почти касались пола. Она исподлобья окинула быстрым и цепким взглядом вагон и незаметно кивнула мальчишке лет десяти-двенадцати. Тот тряхнул черной курчавой шевелюрой и заиграл на маленькой гармошке. Оба запели тягучую песню и неспешно двинулись вдоль вагона.
   Люди реагировали на детей по-разному. Кто-то брезгливо отворачивался, поджимая под себя ноги. Кто-то нарочито спокойно доставал кошелек и с видом превосходства кидал в кружку монетку или бумажную купюру. Больше всех давали женщины среднего возраста. Нагруженные сумками тетеньки опускали милостыню в кружку и скорбно вздыхали, вздымая и опуская крепкие груди, обтянутые трикотажными футболками.
   - Ах, зачем я на свет появился, - выводил мальчишка известную песенку, разбавляя новыми аккордами потрепанную временем мелодию.
   - Ах, зачем меня мать родила.., - вносила свою лепту девочка, покачиваясь в такт стремительно летящему в черноту туннеля вагону.
   Красавчик подмигнул пацаненку, когда троица поравнялась с ним. Мальчишка незаметно кивнул, не прекращая пения. На следующей станции троица высыпала из вагона. Через окно Ангелина с удивлением увидала, как к мальчишке подошел прилично одетый молодой человек и опрокинул в карман кружку с только что собранной милостыней. Она уже открыла рот, чтобы спросить Красавчика - как же так, обижают детей, но заметила, что молодой парень и рыжий обменялись быстрыми взглядами.
   "Да они знакомы!" - подумала она и вопрос застрял в горле. А в голове промелькнуло, что все-таки лучше держать язык за зубами.
   - Слушай анекдот, недавно в "Комсомолке" прочитал, - шепнул Красавчик ей на ухо, когда толпа двинувшихся к выходу людей сильно прижала их друг к другу. - Если правую руку вы держите на попке красивой брюнетки, левую - на талии шикарной шатенки, а ваше лицо утопает в бюсте очаровательной блондинки, это вовсе не значит, что вы попали в рай. Просто вам реально круто повезло в метро в час пик!
   - Вы и газеты читаете? - удивленно протянула Ангелина, почти уткнувшись лицом в клетчатый пиджак.
   - Редко, когда выйдет случай, - признался Красавчик, хватая Данилку на руки, чтобы не задавили. - "Комсомольскую правду" люблю, приятные ассоциации еще с комсомольского возраста, я ее тогда выписывал. Они молодцы, ни от названия, ни от наград не отказались, не то, что некоторые...
   Кого он подразумевал под словом "некоторые", Ангелина узнать не успела.
   "Станция Курская, - объявил бесстрастный металлический голос. - Выход в город к Курскому вокзалу. Следующая станция..."
   - Пошли, - дернул ее за руку Красавчик, - приехали!
   Они поднялись по эскалатору и вышли через один из боковых выходов прямо на привокзальную площадь.
   - Заметь, - рыжий кивнул на группу милиционеров, что-то оживленно обсуждавших между собой на ступеньках у входа. - Парадокс московского метро: чем больше милиционеров при входе или выходе из метро, тем больше бомжей в вагонах.
   - Их милиция не выпускает на поверхность, что ли? - удивилась Ангелина.
   - Немая сцена! - потрясенно произнес Красавчик, разведя в стороны руки.
  -- Глава 3. "Последнее пристанище"
   Начальник службы безопасности докладывал, даже не заглядывая в папку с документами. Он отличался феноменальной зрительной памятью - мог с легкостью запоминать с первого прочтения несколько страниц текста. Папка лежала нераскрытой перед ним на столе: кожаная, с золотым тиснением "К докладу" на титульной обложке.
   - Согласно вашему распоряжению, мною собраны сведения о Дегтяревой, в девичестве Галкиной, Ангелине Витальевне, 1985 года рождения. По нашей базе будет проходить под кличкой "Ангел". Два года назад окончила физический факультет МГУ, специальность - менеджмент, педагогика. Замужем с января 2003-го. Муж - Дегтярев Виктор Викторович, бизнесмен. Сын Даниил, три года. Четыре месяца назад, по инициативе Виктора Дегтярева, брак расторгнут в Тверском райсуде города Москвы.
   - Сергей, - перебил шеф. - Как бы Красавчик её с кем-нибудь не перепутал, а то переусердствует с радости....
   - Он свое дело знает, - безопасник приподнял уголки губ, что, по всей видимости, должно было означать улыбку. Он бросил взгляд на запястье и добавил: - Думаю, где-то минут через двадцать они появятся в "Пристанище".
   - Добро, - кивнул шеф. - По базам ее пробил?
   - По данным БТИ, вся недвижимость семьи числится на Ангелине Витальевне, согласно нескольким дарственным, оформленным мужем в июле прошлого года. Список прилагается. Продана дача в Грибово, деньги от продажи зачислены также на счет Ангелины Витальевны. Вот справка из банка, - начальник безопасности открыл папку, вынул несколько бумажек и протянул шефу. - Имеется также двухэтажный коттедж в Болгарии, в пяти километрах от города Варна. Ей же принадлежит и неплохая квартирка в Турции - в жилом комплексе "Sultan Hills", расположенном в пригороде Аланьи, район Каргиджак, в десяти километрах от центра города. Общая площадь квартиры 110 квадратных метров, полная евроотделка, великолепный панорамный вид на море, горы и город, рыночная стоимость 120 тысяч евро. На Ангелину Дегтяреву оформлены два автомобиля - "Тойота Ленд Круизер", госномер ***, и "Ниссан-Инфинити", госномер ***. В собственности Виктора осталась только московская квартира, в которой они проживали - бывшая жена и ребенок по данной жилплощади сняты с регистрации сразу после расторжения брака. В данной квартире проживает также домработница Виктора Детярева - Ольга Давыдовна Яценко.
   Месяц назад он расписался с некоей Сухоруковой Александрой Ивановной, 1985 года рождения, и прописал ее в свою квартиру как совладельца. Интересно, что Сухорукова Александра является племянницей домработницы Виктора и до женитьбы последнего состояла с ним в интимных отношениях.
   - Знаю, пухленькая симпатичная блондинка. Я видел ее лет шесть назад, совсем девочка, лет семнадцати. А после женитьбы отношения между ними были? - перебил шеф.
   - После женитьбы отношения между ними прекратились. Александра Сухорукова окончила медучилище и подрабатывала в качестве медсестры-сиделки у тяжелобольных. Кстати, четверо из пятерых, за которыми она ухаживала, оставили после смерти ей свои квартиры. Возможно, и еще кое-что, - осторожно добавил безопасник.
   - А пятый оказался нечувствительным к ее чарам? - пошутил шеф.
   - У пятого нашлись влиятельные родственники.
   Шеф удовлетворенно кивнул, мельком просматривая бумаги и задерживая взгляд на суммах. Потом, не удержавшись, присвистнул:
   - Да тут одной недвижимости на десяток лимонов баксов, а еще банковские депозиты, акции... Кредиты есть?
   - Бюро кредитных историй прислало ответ на запрос, - еще один листок лег на стол перед шефом, - непогашенных кредитов за А. В. Дегтяревой не числится.
   - Не мешало бы проверить по твоим каналам - вдруг в каком-то из маленьких вшивых банков что-то интересное вылезет...
   - Занимаюсь, - кивнул в ответ безопасник, - пока чисто.
   Шеф озадаченно потер чисто выбритый подбородок: - То, что она сумела заставить Виктора переписать на себя все имущество и оформить доверенности на ведение всех дел, это я еще могу понять. Но зачем эта дамочка вместо того, чтобы наслаждаться жизнью где-нибудь за границей, таскается по Москве с сыном на руках, словно побитая собака? Может, это еще один гениальный ход? Но какой?
   - Пока не могу дать ответ, - признание такого рода далось безопаснику нелегко. - Ее поступки зачастую спонтанные и бестолковые, поведение никакой логике не поддается. Странно все это, Марк Семенович...
   - Вот именно. Поэтому придержим ее с малышом пока у себя, чтобы глупостей не натворила. Во-первых, будет о чем с Виктором толковать, во-вторых, она под присмотром будет. Все-таки им принадлежит часть моего бизнеса, тут нельзя сидеть сложа руки...
   Начальник безопасности молча кивнул, понимая, что разговор окончен.
   - Если не возражаете, я удалюсь, Марк Семенович, чтобы с ней не сталкиваться до поры до времени.
   Шеф не ответил, он смотрел на знакомый пейзаж за окном, и только руки, выбивающие такты "Тореадор, смелее в бой" на полировке огромного стола, говорили о его крайнем раздражении в связи с создавшейся ситуацией.

***

   - А можно, я буду называть вас как-нибудь иначе, не Красавчиком, - робко произнесла Ангелина, едва они свернули в проулок. Народу здесь было гораздо меньше, чем на площади, прохожие почти не толкались.
   - Это еще почему? - насторожился рыжий.
   - Просто как-то неудобно, - замялась она. - Есть же у вас собственное имя? Если хотите остаться инкогнито, назовите любое: Вася или Петя, например...
   - Как хочешь, можешь звать меня Вася, если тебе так по душе.
   - А отчество?
   - Так ты меня по имени-отчеству величать вздумала? Ну, пусть будет Петрович, - великодушно разрешил Красавчик.
   - Это ваше настоящее имя?
   - Вот дура, - добродушно усмехнулся рыжий. - Ты бы еще фамилию спросила. Мы тут все актеры, под псевдонимами работаем. Так тебе кто свою настоящую фамилию и скажет...
   - Извините, Василий Петрович, - смущенно откликнулась Ангелина. По ее щекам пошли красные пятна, а рыжий аж застонал от еле сдерживаемого смеха:
   - Иди уж, Ангел небесный! И смотри мне, чтоб с Мраком повежливее. Он не простой тебе... бизнесмен.
   Ангелина обрадовалась, что спутник наконец-то заговорил о том, что ее больше всего сейчас беспокоило - кто этот самый Мрак, который должен будет решить ее дальнейшую судьбу. Она задала еще несколько вопросов, но по ответам так и не смогла себе представить этого таинственного Мрака. Чем больше она думала об этом человеке, тем меньше ей хотелось идти за Красавчиком. Но день катился к вечеру, небо посерело и насупилось - недолго и до дождя...
   Впереди показалось пятиэтажное здание. Вероятно, когда-то оно служило общежитием для студентов или рабочих завода. Фасад выкрашен в скромный светло-бежевый тон. Все окна из металлопластика, на первом этаже - добротные металлические решетки, что редкость в общагах. Входов в здание было два. Над первым, что поближе, красовался рекламный щит с броской надписью: "Корпорация XXI век. Современные технологии нетрадиционной медицины". Рисунок ниже изображал улыбающегося старичка из русских сказок - в полосатых штанах, косоворотке и лаптях; и бабушку, в сарафане и белой косыночке. Дед держал в узловатых руках румяного Колобка и гордо улыбался. Бабка, уперев одну руку в бок, второй опиралась на ухват. Все это действо разворачивалось на фоне нарисованной русской печки, почти такой же, какая была когда-то в доме самой Ангелины.
   Непрошеные воспоминания разом хлынули в душу. Обычный провинциальный городок в шестидесяти пяти километрах от столицы. Мост через речку Воханку, густо заросший у свай камышом и кувшинками. Вдоль реки - деревянные мостки, выдающиеся на несколько метров от берега, где раньше хозяйки полоскали белье зимой и летом. И родная, самая последняя улица, по одну сторону которой огороды выходили на поле, по другую - на лесок, где несла свои воды Вохна. А дальше - кладбище, старинная церквушка с золотыми куполами и лес, лес, лес... Лишь кое-где попадутся на пути заброшенные в березах и осинах деревеньки с родными названиями: Семеново, Фатеево, Игнатьево... И черный от лет и зим деревянный палисадник передней избы на три окна, высокая калитка с медным кольцом. А за ней - двор, обрамленный срубами сараев, в которых хранятся брикеты торфа на зиму, сено для коз и крутая лестница в каморку сеновала, где целый день квохчут беспокойные куры...
   Даже с закрытыми глазами Ангелина смогла бы пройтись по своему двору, босиком прошлепать по истертым деревянным ступеням - одна, две, три, четыре - и распахнуть двери в сенцы. Незабываемый запах старого дома, где прожили свою жизнь несколько поколений предков. Узенькая лестница на чердак, еле-еле брезжит свет сквозь подслеповатое слюдяное окошко, гирлянды сухих грибов и яблок, связки чеснока и лука, старый ненужный скарб, накопленный за столетия...
   - Эй! Заснула ты, что ли? - бесцеремонно прервал детские воспоминания Красавчик, он же с сегодняшнего вечера Василий Петрович. - Или столбняк напал? Ты мне смотри! - он строго погрозил пальцем с нечищеным ногтем и осклабился, блеснув фиксой во рту.
   - Я... я просто так, чуть задумалась, - виновато ответила Ангелина. - Печка мне детство напомнила. У нас такая же в задней избе была - огромная, на полкомнаты. И с кафельными изразцами, и с лежанкой наверху...
   Они миновали вывеску "Корпорация XXI век" и по выложенной серой и красной плиткой дорожке направились ко второму подъезду.
   - Весь дом наш, элитный, - не удержавшись, похвастался рыжий. - Мрак тут все чин-чинарем организовал: есть столовая, душ и прачечная, и отдельные комнаты для избранных. Не будешь дурой и подойдешь Мраку, устроишься лучше всех.
   - Что значит - подойду? - испуганно спросила Ангелина. - Для секса, что ли?
   - Не-а, - ухмыльнулся Красавчик. Его рыжий чуб победно взметнулся вверх, и враз заходил кадык на тощей шее. - Для этого другие сыщутся. А Мрак - он не по этому делу. Женщин в натуре презирает. Ни разу его с бабой не видел, ну так, чтоб его была. Не вздумай ему глазки строить - по роже схлопочешь и выкинут из Пристанища.
   - Пристанища?
   - Так эта гостиница зовется - "Последнее пристанище".
   Действительно, сбоку от входа прилепилась скромная надпись на медной, до блеска начищенной дощечке: "Последнее пристанище". Общественная организация ООО..." - дальше прочесть Ангелина не успела. Красавчик пропустил ее в ярко освещенный чистенький коридор с деревянными панелями, стеклянные двери которого гостеприимно распахнулись перед ними. Холл, как в настоящей гостинице: ковровые дорожки на полу, стойка с администратором и телефоном, несколько кресел и диван, рядом кадка с монстерой, простирающей свои лапчатые листья над журнальным столиком - обстановка привычная и успокаивающая. Ангелина только вздохнула, краем глаза обратив внимание на телевизор, по которому шли шестичасовые новости неизвестно для кого - наплыва посетителей здесь не наблюдалось. Даже двое крупных бритоголовых охранников, мирно потягивающих кофе позади администратора, за стеклянной перегородкой, не испугали - все как в обычной третьеразрядной гостинице. Разве что видеокамеры в углах, так сейчас и в жилых домах их навалом...
   Красавчик подтолкнул ее легонько в спину по направлению к стойке. Ангелина спустила с рук Данилку, и потянула его за собой. Откуда-то сбоку из-за плюшевой портьеры выглянула приветливая худощавая женщина лет пятидесяти. Широкая улыбка умело подкрашенного лица была явно предназначена Красавчику. Она кокетливо стрельнула глазками в его сторону.
   - Давно не заходил. Соскучился, что ли?
   Он, наоборот, поприветствовал ее сдержанно. Лишь многозначительно крякнул и вежливо произнес внезапно осипшим голосом:
   - Добрый вечер, Галина Васильевна. Соскучился. Вот, привел новенькую. Хочу показать...
   Галина Васильевна окинула Ангелину цепким и немного озабоченным взглядом, вышла из-за стойки и обошла кругом. Казалось, она оценивает товар и боится продешевить.
   - Вроде пойдет, - неуверенно произнесла женщина, а Красавчик в ответ заулыбался и заискивающе произнес:
   - Вы обратите внимание - все как требуется: длинные светлые волосы, не крашенные, фигурка - что статуэтка в Эрмитаже, зубки-жемчужинки и ножки. Вы ж поглядите, что за ножки!
   Данилка обхватил колени матери и уткнулся носом в юбку.
   - Мамочка, когда мы будем ужинать?
   - Скоро, - машинально ответила Ангелина, еще не пришедшая в себя от придирчивого осмотра.
   - Только вот ребенок, - поморщилась администраторша. Она еще раз бросила взгляд на Данилку и скрестила на груди руки, щедро унизанные золотыми перстнями. - Сомневаюсь, что Марк Семенович возьмет с ребенком.
   - А вы-то на что, Галочка, дорогая! В долгу ведь не останусь! Сами знаете, что мне сюда без дела хода нет. А так, может, Марк Семенович и простит...
   - Ладно, - все еще неуверенно произнесла администраторша. - Попробую уговорить шефа, но если он откажет, моей вины в том не будет.
   - Отработаю, как есть отблагодарю, - взвился рыжий. Он опустился на одно колено перед Галиной и театральным жестом склонил голову. - Офелия, о, нимфа!
   - Отстань, Отелло доморощенный, - притворно сердито отмахнулась администраторша. Ангелина каким-то шестым чутьем уловила, что обещанная благодарность Красавчика будет не первой и не последней - Галине явно не хватало мужского внимания.
   - Так доложишь? - Рыжий стремительно вскочил с колен и, приложив руку к сердцу, прошептал: - доложи Мраку, а?
   Администраторша укоризненно посмотрела на ухажера, набрала по телефону номер и проворковала в трубку:
   - Марк Семенович, Галина с проходной. К вам привели очередную претендентку. Что? Да, похожа. Провести к вам в кабинет? Да, Марк Семенович. Красавчик привел, только что оба вошли. На проститутку не похожа. Хорошо, Марк Семенович!
   Положив трубку на базу, она строго зыркнула на Красавчика и назидательным тоном произнесла, сделав ударение на первом слове:
   - Марк Семенович сейчас примет. Поднимайтесь на второй этаж, охранник вас проводит.
   Она нажала какую-то невидимую кнопку, один из охранников тут же вынырнул из-за стеклянной панели и, выслушав указание Галины, повел Ангелину и Красавчика к лифту.
   - Анекдот хочешь? - обратился явно воспрянувший духом Красавчик к громиле-охраннику.
   - Давай, - протянул тот, снисходительно поглядев с двухметровой высоты.
   "Бомж получил богатое наследство и не знает что с ним делать. Кореша советуют: - Ты для начала жилье поприличней купи.
   Пришел бомж в риэлторскую контору и спрашивает:
   - У вас на Арбате сухие подвалы есть?
   В ответ: - Нет, у нас только пентхаусы.
   - А это че такое?
   - Ну, типа чердаки.
   Бомж поморщился, почесал задницу и говорит:
   - Хрен с ним, давай чердак, но только чтобы с видом на помойку!"
   Охранник, медленно переварив анекдот, заржал, помедлив всего минуту. Все еще улыбаясь, нажал кнопку лифта и шагнул внутрь.
   - Я тоже анекдот знаю, - произнес он, как только все вышли из лифта на втором этаже.
   - Давай! - оживился рыжий.
   "Сколько надо киллеров, чтобы заменить перегоревшую лампочку? - задал вопрос охранник, и так как никто не ответил, снисходительно пояснил:
   - Трое. Первый завернет лампочку, второй пришьет первого, чтоб не рассказал никому, третий замочит второго, как свидетеля, разобьет новую лампочку и застрелится - чтоб никто не догадался..."
   Оба мужчины загоготали, а Ангелина почла за лучшее промолчать - анекдот ей не понравился.

***

   Массивные двери красного дерева в кабинет таинственного Мрака, Марка Семеновича, были плотно закрыты. Охранник тихонько стукнул два раза. Створка отворилась и оттуда выглянул мужчина, точь-в-точь похожий на него - такая же квадратная бритая голова на двухметровом теле, черная форма и грудная клетка борца.
   - Прошу, - хриплый голос звучал почти любезно.
   За дверью оказалась приемная - офисный стол, прозрачные подставки для деловых бумаг, компьютер и молодой парень-секретарь. У стены на вертушках-стульях - еще два бритоголовых охранника. По углам - две видеокамеры.
   Секретарь проворно выскочил из-за столика и рванул ко вторым дверям, таким же массивным, как и те, через которые они только что прошли. Через минуту из-за дверей высунулась его лисья мордочка, остановила свой взгляд на Ангелине и парень вдохновенно произнес:
   - Марк Семенович ожидает вас!
   - Меня? Одну? - ее голос предательски дрогнул.
   - Только вас, ребенок пока посидит с нами... - секретарь широко распахнул створку, пропустил оробевшую женщину и аккуратно прикрыл за ней двери.
  -- Глава 4. Договор без правил
   Ангелина шагнула вперед и зажмурилась. Судя по тому что ей уже довелось увидеть, она догадывалась, что сейчас развернется перед ней. Курс психологии, который вела в университете Галина Ивановна, ей запомнился и навсегда врезался в память.
   "Манеры делают человека" - факт, проверенный не одним столетием, - зазвучал в ушах удивительно проникновенный голос старенькой профессорши. - Эта единственная надпись, сделанная на главном здании Оксфорда, призвана ежедневно напоминать студентам одного из престижнейших университетов мира именно эту сентенцию. Этикет - это правила игры, которые называются жизнью, запомните это, мои дорогие".
   По правилам выходило, что человек, в кабинет которого вошла Ангелина, внешне должен был соответствовать образу мафиози из российских фильмов последних лет: дорогой костюм в тонкую полоску - обязательная тройка от "Brioni", черные дорогие туфли крокодиловой кожи, толстые золотые часы и под стать им цепь на шее, перстень размером с кастет, лысина, бородка, мешки под глазами, уверенный немигающий взгляд...
   Мрак оказался действительно мрачным, но совсем другим. Темный и грозный, он сидел за необъятным столом в огромном кабинете и вовсе не казался маленьким, несмотря на размеры комнаты. Он напоминал скорее глыбу льда. Не того льда, какой мы обычно себе представляем - пронзительной голубизны, искрящегося под лучами холодного зимнего солнца кристаллами разломов. Нет, Мрак был похож на ледяной айсберг, плывущий в океане - темный, грозный, подтаявший с боков - интригующий и одновременно пугающий. Ангелина встречала нечто похожее в Атлантике. Во время свадебного путешествия они с мужем отправились в кругосветку. Айсберг плыл на значительном расстоянии от лайнера, но все равно производил жуткое впечатление. И главное - каждый пассажир вспомнил в этот миг о судьбе "Титаника" и каждый поеживался внутри - черт их знает, эти ледяные глыбы, как они поведут себя через минуту? А то, что айсберг способен на многое, ни у кого сомнений не возникало.
   Так и Мрак - с этим человеком осторожность не помешает. И что ожидать от него в следующую минуту, один Господь знает...
   Ангелина не набралась духу посмотреть ему в лицо. Она лишь скользила взглядом по крупной, внушительной фигуре. Машинально отметила, что костюм на Мраке - действительно от "Brioni", и рубашка той же фирмы. Галстук не броский, в тон рубашке, завязан на полувиндзор и сколот дорогой заколкой. Разглядела даже запонки на манжетах, так как Мрак сидел, опираясь локтями на стол, сложив вместе длинные пальцы.
   "Этикет - это искусство. Искусство в любой ситуации держать в себе стержень, обходить "острые" ситуации стороной и выходить из них победителем. Притягивать к себе нужных людей и красиво избавляться от "ненужных". Не забывая при этом главного и, пожалуй, самого сложного - всегда и везде оставаться самим собой... - вибрировала в голове старенькая профессорша. - Помните, что не деньги делят общество на слоеный пирог под названием социум - этикет расставляет всех на свои места. У нас в стране теперь много богатых людей, у них есть деньги, но им не хватает манер!"
   Пауза несколько затянулась. Последовав советам учительницы, которые нашептывал внутренний голос, Ангелина решительно взмахнула ресницами и смело посмотрела Мраку прямо в глаза. Лед, вот что она там увидела. Светло-серые, почти прозрачные, они смотрели на нее и ничего не выражали. Ни радости, ни удивления, ни отвращения, ни насмешки, ни-че-го.
   "Да он вовсе не Мрак! Гласон - вот единственная подходящая кличка для этого типа. Как там у Джулиан Мэй?
   - Гласон... это что, кубик льда?
   - Или хладнокровный дьявол..."
   Тонкие, чистые черты сидящего перед ней человека портило выражение какой-то отрешенности: казалось, страдания и радости мало трогают обладателя этого неумолимо прекрасного лица. И как ни странно, это безразличие Мрака ее в какой-то мере подстегнуло. Она почувствовала облегчение оттого, что ею, именно ею, вовсе не интересуются. Она стала на миг свободной и совершенно чужой этому темному непостижимому человеку.
   - Возраст? - безразличный, чуть хрипловатый механический голос с таким же успехом мог принадлежать всему российскому метрополитену.
   - Двадцать четыре.
   - Образование?
   - Высшее. Я окончила химфак университета, - пояснила она. "Он что, нанимает меня на работу?" - пронеслось в голове.
   - Замужем?
   - Не замужем... Была...
   - Место жительства?
   - Теперь уже нет.
   - Документы, паспорт?
   - Паспорт украли, и все остальные документы тоже...
   - Знание компьютера?
   - На уровне квалифицированного пользователя.
   - Иностранные языки?
   - Английский, немецкий немного хуже...
   - Водительские права?
   - Водить машину умею.
   - Желание изменить жизнь?
   Вопрос поставил Ангелину в тупик. Есть ли желание? Конечно есть! Но как, в какую сторону? Начинать новую жизнь с "Последнего пристанища" может человек, который дошел до этого самого последнего...
   - Да! - рявкнула она, выплескивая в бесстрастное лицо Марка-Гласона все, что накопилось за последние три месяца скитаний с ребенком на руках: боль, страх, надежду, обиду и ненависть.
   Ни один мускул на лице Мрака не дрогнул. Чистое выбритое и загорелое, небольшая морщинка на переносице, тонкие изящно вырезанные ноздри и губы - красивое лицо холеного мужчины, сознающего себе цену. Вернее, стало бы красивым, если бы в тонких линиях появился хоть какой-то намек на движение, жизнь, чувство... Ничего этого не было. Нарисованная маска - вот что видела перед собой Ангелина.
   - Красавчика, - проговорил Мрак, нажав на переговорном кнопку. Двери в кабинет тотчас распахнулись, на пороге возник Красавчик. Он виновато переминался с ноги на ногу, не решаясь заговорить первым.
   - Испытательный срок две недели. Под твою ответственность. Провалится - уйдешь вместе с ней.
   - Марк Семенович, да я... Да мы... Да что тут говорить, спасибо, - заикаясь от волнения, пытался выразить свою благодарность Красавчик, но не успел.
   - Свободен. К Насте, - перебил Мрак и снова нажал кнопку.
   - Спасибо, Марк Семенович, - еще раз пробормотал Красавчик.
   "Сейчас упадет на колени и облобызает руку этого монстра" - пронеслось в голове девушки. Не успел. Секретарь вежливо, но настойчиво, выпроводил их обоих за дверь.
  -- Глава 5. Наидревнейшая в мире профессия
   - Порядочек, теперь все как по маслу покатится, - облегченно потер руки Красавчик, едва за ними захлопнулись двери.
   "Даже не спросил, как меня зовут, - размышляла в это время Ангелина. - Ни здравствуйте, ни до свидания - ровным счетом ничего! А что ты хотела, чтобы с тобой обращались, как раньше? Конфеты, цветы, магазины, вечеринки, театры и выставки? Скажи спасибо, что хоть этот монстр принял на работу. Только в чем она заключаться будет, эта работа?"
   Почувствовав на миг облегчение - все-таки что-то изменилось в ее жизни - она взяла за руку сына, проследила, не забыл ли Красавчик ее сумку с пожитками и внимательно огляделась. Куда теперь? Кто эта таинственная Настя, о которой упомянул Мрак?
   Не успела она подумать о новом хозяине, как двери снова распахнулись. Из них вышли два охранника и следом - сам Мрак.
   Красавчик почтительно уступил дорогу, а Данилка радостно закричал:
   - Мамочка, а у этих дяденек всамделишные пистолетики?
   Ангелина испуганно охнула и потянула сына за спину. Данилка не понял, почему мать нервничает. Он настойчиво указывал на кобуру, ремни которой опоясывали одного из охранников, не успевшего надеть пиджак.
   Мрак подошел ближе и внимательно посмотрел на мальчика.
   - Чей?
   - Это мой сын, - торопливо объяснила Ангелина. - Он послушный и тихий, не обращайте внимания, прошу вас.
   Данилка почувствовал беспокойство и затеребил мать за руку:
   - Мам, эти дяди - менты?
   Красавчик, который оказался за спинами троих мужчин, схватился за голову. Его гордый чубчик как-то поник, а сам он враз съежился и стал еще меньше ростом. Ангелина с ужасом впилась в лицо Мрака, моля Бога, чтобы их тотчас не вышвырнули на улицу. Охранники переглянулись - видно было, что тщетно пытаются сдержать веселье. Один Мрак не поменял выражения лица, он внимательно рассматривал мальчика, казалось, изучая.
   И тут Данилка, чувствуя, что стал центром внимания, гордо выпалил:
   - А я знаю, почему попугаи зеленые!
   - Почему? - вопрос Мрака застал врасплох всех.
   - Их на деревьях укачивает!
   Охранники прыснули. Красавчик отвернулся и согнулся вдвое. Ангелина побледнела как смерть. Усмехнувшись, Мрак отвел в сторону руку ладонью вверх и щелкнул пальцами. Один из охранников с готовностью протянул ему свой пистолет.
   - Держи! - Мрак спокойно вложил оружие в маленькую детскую ручонку. Глаза Дани засверкали от восторга. Тяжелая вороненая сталь, холодная и страшная даже на ощупь - и такая тяжесть...
   - Это... мне? - не веря глазам, ошеломленно прошептал мальчик.
   - Тебе. Мамы всегда нуждаются в защите, - холодно бросил Мрак и спокойно направился к лифту.
   - Мамочка, - завопил от восторга Данилка, - мамочка, я теперь тоже мент!!!
   Спина Мрака едва заметно вздрогнула, но двери лифта уже сомкнулись.
   - Что это было? Нет, не говори ничего, слова тут излишни! - только теперь Красавчик пришел в себя. - Отдай дяде оружие, сынок!
   - Я тебе не сынок, - выкрикнул мальчик и направил оружие на рыжего.
   - Сдаюсь, - засмеялся Красавчик, но глаза его стали сразу колючими и злыми. - Я сдался, теперь твоя очередь!
   - Менты не сдаются! - выкрикнул Данилка где-то подслушанную фразу. - На колени, гад!
   Ангелина умоляюще поглядела на Красавчика, присела на корточки перед сыном и тихо сказала:
   - Данечка, дай маме эту игрушку, мы ее спрячем от всех!
   - А этот не заберет? - Данилка кивнул на Красавчика.
   - Нет, сынок, я ему не отдам твою игрушку.
   - Хорошо, - доверчиво сказал ребенок и вложил в руку матери пистолет. - Спрячь подальше!
   Ангелина лихорадочно запихнула пистолет в поясную сумку, где раньше хранился сотовый. Телефон продан уже с неделю, и теперь оружие заняло пустое место.
   - Василий Петрович, шеф велел нам отправляться к Насте, - бодрым тоном напомнила она Красавчику.
   Тот молча схватил сумку и поплелся к лифту.
   На выходе из лифта их встретила женщина лет сорока - Настя, хозяйка пятого этажа. Она деловито записала новых постояльцев в книгу, выдала обоим приятно пахнущие комплекты белья и ключи.
   - Вам с мальчиком - в 59 номер. А вам - в 57. Ужин в семь, не опаздывайте. Столовая в конце коридора, гостиная с телевизором - напротив.
   Ангелина взяла в руки ключ и поспешила в номер. Только закрыв за собой дверь, она без сил рухнула на односпальную кровать и разрыдалась.

***

   Без пяти минут семь в двери осторожно постучали - раз, другой. Ангелина подошла к двери и рывком открыла. Она даже не спросила кто - какая теперь разница?
   - Это я, - на пороге стоял Красавчик. - Пора на ужин.
   Ангелина оглянулась на сладко спящего сына. Она устроила его на гостевом диванчике. Светлые волосы мальчика стали после мытья совсем мягкими и взмокли на лбу. Пухлый ротик приоткрыт, щечки порозовели от загара. Жаль будить! Но нельзя опаздывать, Настя ведь предупреждала! Поэтому она осторожно подняла сына и стала одевать, сонного.
   - Мы идем ужинать, солнышко, - говорила она, натягивая штанишки и футболку.
   Столовая была небольшая, на восемь столиков, расположенных в два ряда. В дальнем углу стоял холодильник и располагалось окно со створками, через которое можно было получить комплексный обед, вернее, ужин. Все столики, кроме одного, были заняты.
   Все чисто, опрятно, уютно - хозяйка Настя знала свое дело.
   Ангелина украдкой разглядывала соседей и на душе становилось легче - вполне прилично одетые люди, свободно общаются между собой, улыбаются...
   Данилка набросился на еду, словно голодный волчонок. Проглотил свою порцию гречневой каши с котлетой, запил какао с молоком и с наслаждением придвинул к себе тарелочку с кексами.
   Красавчик также не отставал от мальчика, и лишь Ангелина с трудом осилила свою порцию. Мысль о том, что же все-таки должна она будет делать за кров для себя и сына, не давала покоя. Увидев, что рыжий удовлетворенно откинулся на спинку стула, она решила кое-что уточнить.
   - Василий Петрович, мне бы хотелось спросить вас...
   - Куколка, давай перейдем на ты. Теперь ты моя подопечная на две недели, обойдемся без церемоний, так будет лучше.
   - Вот об этом-то я и хотела узнать, - гнула свою мысль Ангелина. - Чем эти две недели мне нужно будет заниматься, чтобы отработать стол и жилье?
   - Ну, зачем же так, - укоризненно произнес Красавчик. - Что значит - отработать, тебе же сделали деловое предложение. Завтра - занятия, вступаешь в курс дела, так сказать, а потом - практика. И так две недели. За практические занятия будешь получать плату в конце каждого дня.
   - Даже так? - удивилась Ангелина. Мысли сразу побежали быстрым ручейком: нужно купить перво-наперво... - Но мне даже нечего на работу надеть!
   - Хо-хо-хо, - разразился веселый смех Красавчика. - Когда женщина говорит, что ей нечего надеть, это значит, что закончилось все новое.
   - А если мужчина? - огрызнулась соседка.
   - Когда мужчина говорит, что ему нечего надеть, это значит, что закончилось все чистое, - добродушно парировал рыжий. - Но на работу ничего нового не надо, сойдет все, что есть.
   - А чем же я буду заниматься?
   - Милочка, ты должна гордиться своей новой профессией - она наидревнейшая в мире!
   - Проститутка? - голос предательски дрогнул, и Ангелина попыталась выскочить из-за стола. Красавчик удержал ее и насильно усадил снова на стул.
   - Дуреха, я ж тебе русскими словами толкую - наидревнейшая!
   - Но самыми древними профессиями считаются проституция и наемничество...
   - Вот именно, а самая древняя - это попрошайничество. Просить милостыню самому Иисусу Христу и его апостолам не зазорно было. Профессия - что надо, еще до человека родилась! В зоопарке была когда-нибудь?
   - Конечно, а что?
   - Большая часть зверей там - тоже попрошайки. Так что профессия - самая что ни на есть доходная и почетная! Расходов - никаких, начальный капитал - старые шмотки да шарики в голове, один доход. Главное - вдохновение, артистизм и знание психологии. Это пройдешь на занятиях. А практика - дело тонкое. Тут поначалу без крыши никак - для этого к тебе я и приставлен.
   - А потом?
   - Что - потом?
   - Ну, когда кончатся две недели?
   - А потом на экзамен - к Мраку. Дальше он решает, я умываю руки. Все теперь от тебя зависит - пройдешь, заработаешь как положено, не покажешься - верну обратно к мусорному бачку. Откуда взял, туда и положу, я парень честный! Но я искренне надеюсь, что ты не сделаешь ошибки и найдешь свое счастье.
   - Сказал бы кто, в чем оно заключается, - вздохнула Ангелина.
   - Счастье - это когда желаемое совпадает с неизбежным, главное вовремя попасть в точку совпадения, детка, - философски заметил Красавчик.
  -- Глава 6. Семь смертных грехов
   - Дорогие братья и сестры, приветствую вас радостно я, протоиерей Димитрий Смирнов, - обратился к двум десяткам слушателей статный священник в черной одежде. Русая курчавая бородка, напевный голос, добрые синие глаза и крест на груди - все в батюшке располагало. Он степенно прошел мимо стола и встал за маленькую кафедру, чтобы каждого было видно.
   - Тема нашей сегодняшней беседы - семь смертных грехов. Может ли кто-то из вас назвать все семь?
   Ангелина стала лихорадочно вылавливать из памяти все, что знала когда-то о религии. Она с самого начала решила стать прилежной ученицей. Мысль о возможности хорошо заработать жгла ее раскаленным железом. Да и Мрак заинтересовал выше меры - что он, в конце концов, сможет ей предложить? Не попрошайничать же, в самом деле? Да и Красавчик предупреждал - что занятия и практика будут самыми разнообразными.
   - Не убий! - выкрикнул молодой парень, сидевший рядом с ней.
   - Молодой человек заблуждается, - мягко отозвался священник. - Не только он, но и многие путают смертные грехи с десятью заповедями, данными Господом Богом Моисею. Между этими двумя списками есть некоторое сходство, но больше различий, - тихим, проникновенным голосом пояснил священник. - Так, например, понятия "не убий" и "не укради" относятся к заповедям, отступление от которых карается на небесах как смертные грехи. А те семь пороков, о которых мы поговорим сегодня, одолевают в течение жизни каждого человека. При желании от них можно избавиться, и в итоге все-таки попасть в Царствие Небесное.
   - А почему тогда их называют "смертные"? - не унимался юноша.
   - Часто можно слышать, что словосочетание "грехи смертные" означает, что за "плохое поведение" преступника наказывают смертной казнью. Это не так. Значение слова "смертные" гораздо глубже. Это грехи, которые не покрываются смертью человека, а остаются с ним и после того, как он перейдет в мир иной, и где ему придется отвечать за них по всей строгости. Смертными в христианстве называют грехи, которые ведут к смерти души. Многие ошибочно полагают, что в данном термине имеется в виду физическая смерть, но на самом деле имеется в виду смерть духовная. Библия не приводит точного списка смертных грехов, но предостерегает от их совершения в десяти заповедях. Список восходит к восьми помыслам Евагрия Понтийского, однако печаль заменена на зависть, а тщеславие объединено с гордостью. Сам же перечень смертных грехов взят мною из книги под названием "Православное исповедание кафолической и апостольской Церкви восточной с приложением слова Святаго Иоанна Дамаскина о святых иконах, и изложения веры, по откровению Святаго Григория чудотворца, Епископа Неокессарийского".
   - Так семь или восемь грехов-то? - поинтересовался кто-то с заднего ряда.
   - Цифра "семь" условна. Если говорить о христианстве, о православии, то нам ближе и понятнее опираться на Христовы заповеди. Главное, что должно вам уразуметь - все грехи неодинаковы по своему смыслу. Одни грехи - это проступки человека перед людьми, другие - перед Богом.
   - С современной точки зрения самое тяжкое прегрешение - убийство. Это грех человека перед человеком, - твердо произнесла Ангелина. - Я думаю, что молодой человек прав. Самый страшный грех - лишить другого человека жизни.
   - Запомните, дети мои - нет более омерзительного состояния человеческой души, чем гордость. Лучше быть каким угодно злодеем, но не гордецом, - строго произнес святой отец. - С точки зрения мира сего, наоборот: гордость превозносят, каждый человек любит говорить о себе хорошее, каждый стремится людям угождать, чтобы его все вокруг хвалили. Но нам надо навеки запомнить: то, что хорошо у людей, мерзость перед Богом, а что перед Богом высоко, то у людей находится в уничижении и презрении. Поэтому каждый должен выбрать, чему и кому он служит - Богу или себе. Ну, а если человек служит не Богу, значит, самому дьяволу, потому что именно дьявол оторвал человека от Бога и прилепил к самому себе. Человеческая душа, созданная Богом, способна на любовь, но дьявол, соблазнив человека, ввел его в грех, и человек исказил данную ему возможность любви, стал любить не Бога, а самого себя. Человек отпал от Бога по гордости, поэтому нет страшнее греха. Гордость - мать всех пороков. Возьмем любой грех: зависть ли, воровство ли, тщеславие, блуд, многословие. Если мы проследим источник, откуда он истекает, увидим, что в начале всегда лежит гордость, любовь к себе, желание властвовать над другим, желание добиться своего любыми средствами.
   - Здорово сказано! - восхищение в словах молодого человека нашло отклик в сердцах многих.
   Ангелина повнимательнее оглядела собравшихся. Здесь присутствовали все двенадцать человек, которые вчера вечером трапезничали вместе с ней в столовой. Кроме того, было еще с десяток незнакомых мужчин и женщин, видимо, с других этажей. На лицах "студентов" отражались столь противоречивые чувства, что сразу было понятно - урок батюшки задел всех.
   - Гордыня, любостяжание или жадность, зависть, злопамятование - то есть злоба, блуд (похоть), лень и чревоугодие, беспечность - перечислял отец Дмитрий. - Вот семь грехов, которые выделил греческий монах-теолог Эвагриус из Понта, составляя список из худших страстей человеческих.
   - А уныние? - добавила женщина постарше, сидевшая слева в уголке, в белой косыночке и скромной кофточке, с крестиком на груди. Сразу чувствовалось, что она не понаслышке знакома с проповедями. - Человеку часто тяжко справиться с этим чувством в одиночку.
   - Уныние, а также апатия, безделие и лень - также от гордости, - голубые добрые глаза священника стали как-то по-особенному ясными. Он протянул руки ладонями вверх, как бы призывая небеса в свидетели, и продолжил: - Все проистекает от гордости. Человек вдруг возомнил, что он что-то из себя представляет. А на самом-то деле достаточно самого маленького микроба, чтобы он свалился в постель. Небольшая жизненная неурядица выводит из равновесия, он сердится и нервничает. А горе посильнее - слезы из глаз ручьем, маленькая ссора - распалась семья. В силу своей греховности человек немощен и ничтожен, но в ослеплении гордостью он не видит этого. Оттого гордость так опасна. А уныние - также серьезный проступок и грех перед всевышним. Оно противоречит главному настрою верующего человека: впереди, после смерти, его ждет радость, и поэтому хандра, апатия означают неверие. Смирение и раскаяние - вот истинные добродетели.
   - Значит, можно ругаться, грабить, блудить, потом стукнуть себя в грудь и сказать: "Боже, милостив буди мне, грешному" - и все простится? - отозвался откуда-то сзади мужчина лет пятидесяти.
   - Нет, Господь не к этому призывает, и заповеди Божии охраняют от греха. Господь однажды сказал: "Даже если когда все исполните, говорите про себя, что вы рабы есть негодные, потому что сделали только то, что требуется от вас". Поэтому тот, кто постится, вкушая только раз в неделю, спит на голой земле, наизусть знает Священное Писание, ежедневно ходит в храм, еженедельно причащается Святых Христовых Таинств, - что он, собственно, такого особенного делает? Да ничего - только то, что должен делать каждый православный христианин. Каждый христианин должен ходить в храм Господа, каждый должен причащаться Святых Христовых Таинств и наизусть знать Священное Писание!
   Безусловно, важно очистить внешнюю часть своей жизни, но еще более - очистить внутреннее содержание своей души. Потому что можно научиться не воровать, не прелюбодействовать, умно говорить и вести себя в обществе прилично - хотя это трудно, но можно, - но это не значит еще стать христианином, это не значит еще быть оправданным от Бога, потому что Богу не нужно только внешнее, Богу важно то, что у нас внутри, какие мы по своей сути.
   - Тогда спасение никто получить не сможет, - вздохнул кто-то позади. - Разве что праведники...
   - Когда человек превозносит сам себя, тем самым он отрывает себя от Бога. Только изжив гордыню, можно начать путь ко спасению. И все, чему Церковь нас учит: богослужение, посты, Священное Писание, заповеди Божии - это путь освобождения от гордости, от своеволия, от наглости, от собственных предвзятых и ложных мнений, которые противоречат воле Божией, - убежденно произнес священник.
   Ангелина сидела и слушала. Она никогда не была верующей, церковь посещала лишь изредка - для того, чтобы на красивые иконы и росписи поглазеть. Иногда ставила свечку и желания загадывала - на всякий случай, а вдруг что-нибудь да сбудется. Знакомые и родственники также особой набожностью не отличались. Спроси любого: - Ты крещеный? - Конечно! - Какую веру исповедуешь? - Я православный! И все на этом. Из десяти заповедей вряд ли кто пять перечислит. А уж если обратиться к ним с вопросом библейским - один смех! Не вера это, одно суеверие дремучее! Повинуясь чувству противоречия, она решила поддержать спор, благо когда-то реферат в институте на эту тему писала.
   - Классификацию грехов сотни веков назад создали. Но жизнь с тех пор поменялась, - откликнулась она со своего места. - Несколько лет назад британцы провели исследование по заказу телекомпании ВВС. Они хотели узнать, какой же из пороков самый-самый плохой? Оказалось, что это - гнев, влекущий за собой жестокость. Пять тысяч опрошенных жителей Британии сошлись в одном мнении: прежняя концепция семи смертных грехов безнадежно устарела. Опрос показал, что жестокость регулярно проявляют почти 80 процентов опрошенных. Чревоугодничают, завидуют и гордятся сверх меры - две трети. А половина - похотливы, ленивы и алчны. Также в результате опроса был составлен новый список грехов. Из старого в него вошло только сладострастие, и то под видом прелюбодеяния. Хотя в ходе дискуссии ведущий британский философ профессор Саймон Блэкбурн предлагал вычеркнуть сладострастие, считая его добродетелью, способствующей продолжению жизни. Далее следуют фанатизм, нечестность, лицемерие, жадность и эгоизм. А гордыню почли за благо. Слышали вы об этом, святой отец?
   - Человек только думает, что Богу поклоняется, а на деле поклоняется самому себе, своим желаниям, своим страстям, привычкам, привязанностям. Человек служит себе, у него все для себя: и дом для себя, и муж для себя, и дети, и работа, и книжки - все только себе, только возвеличивание самого себя. То есть человек вместо Бога в своем сердце поставил на пьедестал самого себя. Человек любит себя - это есть самый страшный духовный разврат, страшный блуд, именно потому для Бога омерзительный, что это искажение богосозданной человеческой природы: способность человеческого сердца на любовь должна быть направлена вовне, а не на себя, - страстно возразил священник. - В человеке есть печать Божества, в нем есть образ Божий - и если бы он поклонялся образу Божию, который начертан в нем перстом Господним! Но нет, человек пристрастен к своим греховным привычкам, к вкусненькому, к красивенькому, ко всему спокойненькому, чтобы его все ласкало, утешало. Он ищет себе комфорта, покоя, душевного благополучия, хочет, как страус, под собственное крыло или в песок голову зарыть и там пребывать, чтобы ему было сыто, сухо, спокойно, богато и тепло. И каждый из нас в меру своей испорченности вот в этом живет и тратит драгоценные годы, драгоценные месяцы, дни, часы на эту пустоту, на служение самому себе. А это бесплодно, потому что всегда придет крах, причем часто и в этой еще жизни. Я ответил на ваш вопрос?
   Ангелина кивнула и решила больше не дискутировать. "В конце концов он прав, этот священник. Чего она хотела от жизни? Обеспеченности, стабильности, любви, счастья. А что получила в итоге? Служение себе обернулось крахом, который привел ее и сына на порог голодной смерти. И если бы не Красавчик... Кстати, а где же он? Оглянувшись, она осмотрела комнату - Василия Петровича нигде не было.
   - А десять заповедей? - напомнил кто-то.
   Священник раскрыл общую тетрадь и торжественно прочел:
   "Текст десяти заповедей по Синодальному переводу Библии, который был опубликован в 1876 году. Исх. 20, 2-17."
   1. Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.
   2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.
   3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.
   4. Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой - суббота, Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни всякий скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.
   5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.
   6. Не убивай.
   7. Не прелюбодействуй.
   8. Не кради.
   9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
   10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего.
   Как видите, многое из того, что завещал нам Господь согласуется с семью смертными грехами, о чем было говорено выше. Сейчас я раздам вам, ученики мои, вот эти листочки со списком семи грехов и десятью заповедями. Каждому стоит прочитать их перед сном и постараться до конца осмыслить. Ежели возникнут у вас ко мне вопросы, всегда буду рад ответить на них. На сегодня занятие окончено. Благослови вас Господь, аминь!
  -- Глава 7. Правила вытянутой руки
   - Ты почему вчера заниматься вместе со мной не ходил? - поинтересовалась Ангелина по пути на работу.
   Красавчик безразлично повел худенькими плечами. Он был все в том же клетчатом пиджаке, только натянул на свой рыжий чуб черную кепку с надписью "Найк" над вышитой белой петлей.
   - А нафига мне их занятия? - равнодушно ответил он. - Молотят ерунду все эти батюшки, психологи и аналитики душ человеческих. С ними только время терять. Все о спасении души нашей заботятся, лучше б о карманах пеклись. А то начинают поучать: когда бьют - щеку подставь, не убий, не кради.
   - Не рой другому яму - сам в нее попадешь, - подсказала Ангелина.
   - Нет, тут другое правило работает, - отмахнулся Красавчик. - У нас говорят "если тебе роют яму, не мешай: закончат - сделаешь себе бассейн".
   - Тоже неплохо, - засмеялась Ангелина.
   Она с утра переоделась по совету рыжего в длинную темную юбку непонятной расцветки - рисунок уже при своем рождении получился вылинявшим. Белый платочек, перевязанный сзади крест-накрест полностью скрыл волосы, лоб и шею. Кофточка с рюшами на всех местах, где только удалось их пришить - все это притащил ей рыжий.
   - Вещи чистые, - уверил он. - Прямиком из секонд-хэнда, санитарную обработку прошли. Одевай смело, не боись!
   Вместо уродливых тапочек сорокового размера, в которых не получалось сделать ни шага, пришлось натянуть кроссовки из собственных запасов. Сумку, две металлических кружки, деревянную скамеечку и небольшой изъеденный молью коврик Красавчик также принес с собой. Данилку нарядили общими усилиями в простиранную до дыр футболочку, стоптанные сандалики и сильно потертые джинсики - все из того же секонд-хэнда. Выцветшая панамка с широкими полями выполняла двоякую функцию - защищала от солнца и полностью меняла его мордашку.
   - Я измазала ему тенями щечки, чтобы больше был на чумазого похож. Правильно? - озабоченно спросила Ангелина, рассматривая ребенка. Еще с вечера она рассказала Данилке о том, что у них с завтрашнего дня будет веселая игра - кто больше монеток соберет, тот и выиграет мороженое. Данилка с нетерпением вертелся, заранее предвкушая, как он обыграет мать.
   - У тебя сегодня имидж - "чистая бедность", - возразил Красавчик. - Пускай малый умоется. Ты должна вжиться в роль матери-одиночки, оказавшейся на мели, но не падшей окончательно, которая трогательно заботится о своем малыше. Считай, что сдаешь экзамены в театральный - так будет по-первости привыкнуть полегче. Учти: сам великий Бетховен был однажды арестован за бродяжничество.
   - Хорошо, - покорно согласилась Ангелина. - Данилка, иди умой лицо!
   Мальчик умчался в маленькую ванну, совмещенную с туалетом. Вскоре оттуда послышался его тонкий голосок:
   - Мама, а уши еще к лицу относятся или уже к затылку?
   - Уши тоже помой, - засмеялась мать. - Они сами по себе! А зачем такая тяжелая кружка, нынче все больше с пластиковыми стаканчиками стоят, сама видела, - продолжила она, обращаясь к Красавчику.
   - Ничего ты не понимаешь, учить тебя и учить. Ответь мне, пожалуйста, кому подают милостыню?
   - Ну, тем, кто просит... - неуверенно произнесла Ангелина.
   - А почему подают?
   - Жалеют, наверное...
   - Вот-вот, жалеют. Тут и без психолога понятно - человек в такой момент чувствует себя особенно хорошим, испытывает очищение и эмоциональный подъем. То есть сам себе повышает настроение. Неужели за такое дело жалко монетки? Подающий ощущает себя богачом, он лучше всех, он всех добрее. А если монетка упадет в пластиковый стаканчик, что услышит подающий?
   - Ничего, - пожала плечами Ангелина.
   - Вот то-то, что ничего! А он, сердешный, хочет слышать звон, да погромче, да пожалостливее, чтобы все видели и слышали, какой он щедрый. А вот в этой кружечке самый звон и живет!
   Красавчик вытащил из кармана монетку и бросил ее в кружку, которую держала в руках Ангелина. Монетка дребезжаще-жалобно зазвенела, ударившись о дно. Раз, и еще раз...
   - Чувствуешь разницу?
   - Ага! - она уважительно посмотрела на рыжего.
   - Кроме чувств, у человека работает разум. - Красавчик постучал себя по лбу. - Проходит он мимо нищего и рассуждает: "От сумы и от тюрьмы не отрекайся. Я помогу - и мне когда-нибудь помогут". То есть, человек выплачивает свой персональный социальный налог. Ну, а еще милостыню подают потому, что просто "так принято". Люди, они ведь раньше все по деревням жили. И верили, что душам родственников на том свете достанется столько еды, сколько милостыни они раздадут на земле. Нынешние жители помнят ценности своих бабушек и дедушек, вот и подают сердешным, немощным и калечным.
   - Но ведь не все, кто просит милостыню, действительно сердешные, немощные и калеки?
   - А кто их различит? Проходит человек, и даже если знает, что это все мафия, а нет-нет да и прыгнет в душе: а вдруг действительно человек до ручки дошел? Если ему не подать, умрет. Лучше уж кинуть монетку, это проще, чем потом корить себя за равнодушие. Так что нищие были, есть и всегда будут, потому что есть те, кто подаст. "Не оскудеет рука дающего" - церковь ох, как права! Слушай, анекдот в тему:
   "Новый русский выходит из тачки и идет к офису. Навстречу ему - старушка. Согнулась, старая, в три погибели, еле ноги волочит, а в вытянутой руке - кружка. В голове нового русского мгновенно проносится: "Одинокая старость... инфляция... рыночные цены... нищенская пенсия..."
   Ему вдруг становится жалко старушку, он нащупывает в кармане завалявшийся металлический стольник, вынимает его и бросает в кружку. И неожиданно слышит истошный вопль:
   - Иро-о-о-од! Ты мне что в сметану кинул?!"
   Видишь, до чего напрасная жалость довести может!

***

   Место, куда направились Красавчик и Ангелина, было людным - недавно отстроенный монастырь расположился рядом со старинной церквушкой, через дорогу - супермаркет, метрах в двадцати - автостоянка. Охотников собирать милостыню в этот ранний час - еще и семи не пробило - было уже достаточно. С удивлением Ангелина признала троих знакомых - из тех, кто посещал вчера вместе с ней занятия с батюшкой. Только вчера все они были здоровы, а сейчас молодой парень, сидевший возле нее, почему-то оказался без ноги, женщина в белом платочке тряслась, словно страдала нервной болезнью или параличом с детства, а мужчина средних лет превратился в глубокого старика без одной руки. Красавчик перехватил ее удивленный взгляд и пояснил:
   - Делай вид, что никого из них не узнала, они поступят также. Сейчас застолблю тебе место. Ничего не бойся, я постоянно буду рядом, даже если меня видно не будет. К обеду сменю на час, а в пять поедем домой.
   О том, что могут узнать и ее, Ангелина старалась не думать. Вряд ли кто-то из знакомых сможет разглядеть в молоденькой нищенке отставную жену известного бизнесмена Виктора Дегтярева. Да и она сама не больно-то и разглядывать по сторонам будет...
   Расположились с Данилкой там, где указал Красавчик - рядом с парнишкой без ноги. Данилка сел на стульчик, взял в ручонку кружку и почти сразу же послышался звон - сердобольная супружеская пара, проходившая мимо, кинула ему монетку.
   - Один - ноль! - восторженно прошептал мальчик, лукаво улыбнувшись матери. - Я первый!
   Ангелина заранее решила, что просить ничего не будет, просто обойдется молитвой. "Отче наш", что была напечатана вместе с текстом десяти заповедей, розданных священником на занятиях, подходила вполне. Она опустилась на коврик, согнула голову к коленям и принялась читать выученные с вечера слова. Прохожих становилось все больше - люди постепенно просыпались и заполняли улицы.
   Часам к девяти возле церкви стало людно - собирались кучками туристические группки, степенно проходили прихожане. На парковке через дорогу останавливались автобусы и машины, чаще иномарки. Нищие оживлялись, увидев вываливающихся из серебристых "Ленд Круизеров" и "Мерсов" важных, толстых дядек со спутницами модельной внешности. Крупная рыба, грехи крупные и подаяние будет щедрым - кто же для себя прощения пожалеет?
   - Те, кто хорошо устроились на этом свете, хотят и в загробной жизни не бедствовать, это еще фараоны поняли и таких усыпальниц себе понастроили, что им до неба рукой подать было, - пришло вдруг в голову Ангелине, исподлобья наблюдавшей за "сладкими" парочками.
   То и дело кружки победно звенели. Теперь уже ни она, ни Данилка не могли определить, кто из них выигрывает. С непривычки ноги затекали, колени болели, но Ангелина мужественно терпела. Постепенно она села поудобнее, освоилась и даже начала с интересом поглядывать вокруг.
   Ближе к полудню меньше нищих не стало, наоборот. Все места вокруг были до отказу заполнены. Она уже с рассмотрела своих коллег по ремеслу, а теперь ради интереса пыталась определить среди откровенно ряженых тех, кого действительно вывела на улицу нужда.
   Невдалеке загорелый дородный монах гнусаво просил "на достройку храма". Черный ящичек с золотистым крестом для сбора пожертвований смотрелся на его толстом животе, как на крутом братке увесистая барсетка. Этот явно не бедствует.
   Два "ветерана" из Афгана или Чечни, в том числе и знакомый молодой парнишка, явно не соответствовали своему возрасту. Их загорелые лица цвета многодневной немытости больше подошли бы студентам курса третьего-четвертого. Выходило, что с душманами сражались они, будучи в детсадовском возрасте, а в Чечню отправились сразу после пятого класса. Однако без своей порции мелочи, измятых пятерок и десяток и эти "вояки-ветераны" не оставались.
   Все прилежно и старательно играли свои давно заученные роли. Почти никто не обращал внимания на соседей - река прохожих не способствовала задушевным беседам. Прохожие проходили мимо, отдавали дань, облегчая кошельки и души, и также равнодушно уходили прочь, по своим делам.
   Лишь один раз старушка, очень похожая на бывшую учительницу, обратилась к одному из "ветеранов":
   - И не стыдно вам, мальчики, попрошайничать на улице?!
   - Что поделаешь, на офис еще не собрал! - нашелся молодой человек и с улыбкой протянул кружку. К удивлению Ангелины, старушка поджала губы, но тоже опустила в его кружку мелкую монетку.
   Через пару часов нищие обеспокоенно зашевелились. Ангелина краешком глаза увидела, что к ним приближается незнакомая женщина лет сорока. Незнакомка стала обходить точки, где стояли попрошайки. Подойдя к Ангелине, она строго спросила:
   - Ты новенькая?
   - Д-да...
   - А ты знаешь, кто новенький сюда приходит, те стоят вот там, где Юра, на той стороне. Это совсем рядышком. Пожалуйста, перейди туда, хорошо?. Новенькие сидят у нас там, ты меня поняла? Если будешь приходить сюда постоянно, в следующий раз возьми с собой документы.
   Ангелина растерянно оглянулась в поисках Красавчика, но его нигде не было видно. Раз так вежливо просят, можно и согласиться. Да и какая, собственно ей разница - стоять здесь или метрах в пятидесяти? Она послушно стала скатывать коврик. Поставив новенькую на место, женщина с чувством исполненного долга двинулась дальше.
   Перейдя с Данилкой через дорогу, Ангелина с удивлением поняла, что разница все-таки была. Подавали здесь уже не так часто и не так щедро. Старушка-нищенка в темной одежде неподалеку от нее посмотрела настороженно и хмуро, поджав сухие тонкие губы. Тем не менее, минут через пятнадцать старушка не выдержала и первой обратилась к Ангелине.
   - Ты здесь новенькая, что ли? Я тебя никогда не видела.
   - Ага, - согласилась Ангелина и снова забормотала слова молитвы.
   - А охрана у тебя есть?
   Ангелина отрицательно покачала головой - ведь Красавчик обещал, но скрылся, поэтому вроде как охранника на данный момент у нее не оказалось.
   - Будешь так сидеть - охранники тебя выгонят отсюда, - с надеждой произнесла вредная бабка.
   - Какие охранники? Которые монастырь охраняют? Почему они выгонят?
   - Потому что наши паспорта проверены и записаны все, а ты здесь чужая.
   - А вы что, бабушка, договаривались как-то с охранником?
   - А чего тут договариваться, он должен знать, что за нищие сидят тут. В случае чего, чтобы можно было найти.
   - Так что, паспорта нужно приносить сюда, или что?
   - У нас проверяли паспорта, записали откуда, кто и что.
   - А кто записывал, охрана монастыря?
   - Они самые, - сказала бабка и отвернулась - подходили очередные прохожие.
   Прошло еще с полчаса - Данилка откровенно заскучал и попросился на ручки. Нежно укачивая сына, Ангелина тем не менее не опускала кружку - мелочь хоть и реже, но сыпалась.
   - Ты чего тут расселась, зачем поменяла место? - прогремело над головой через минут пятнадцать.
   Ангелина подняла голову и по-настоящему обрадовалась: Красавчик!
   - Меня оттуда выгнали, - шепотом пожаловалась она своему напарнику.
   - Кто посмел? - он грозно обернулся в поиске обидчиков.
   - Какая-то высокая начальница из монастыря. Она тут главная, у всех паспорта проверяет и указывает, где стоять. Для своих места самые хорошие, а нас гоняет.
   - Я сейчас, - рыжий победно сдвинул на бок кепку и ринулся в бой, ловко лавируя среди прохожих. Через полчаса он вернулся - красный, взъерошенный, изрядно помятый, но вполне довольный.
   - Возвращаемся обратно, - победно приказал он. - Теперь на две недели то место тебе обеспечено. Я договорился. Иди с сыном обедать, я пока за вас постою.
   Он ловко вывернул пиджак, и тот в одно мгновение из клетчатого и нарядного сделался тускло-серым и довольно поношенным. Сорвав с головы картуз, Красавчик лихо натянул на глаз черную повязку, подвязал одну руку - вроде бы перелом - и достал из кармана губную гармошку. Схватив в рот блестящую игрушку, он залихватски подмигнул:
   - Представление продолжается!
  -- Глава 8. Корешки на распутье
   Ангелина вернулась на свое место после обеда. Данилка, разморившись от жары и сытной еды, заснул у нее на плече. И ей так было даже лучше - стоять и протягивать кружку, прижимая спящего малыша. Она с интересом прислушивалась к разговору Красавчика, который развалился на скамейке метрах в десяти и болтал с двумя нищими, стоящими поодаль. Один из них был уже знакомый "ветеран-афганец" лет двадцати, назвавшийся Серегой. Второй - совсем старик, лет под семьдесят, немного смахивающий на безумного короля Лира из шекспировской трагедии.
   - Самые дорогие места возле известных церквей и монастырей, - поучал "король Лир" скрипучим пропитым голосом. - Лучше всего - Киевская Лавра или любой московский собор. И ничего удивительного здесь нет - простая наука под названием психология. Ведь человек, который идет в дом Божий, изначально настроен на благие дела. Чаще всего люди идут в церковь, чтобы чего-нибудь у Боженьки попросить. А для того, чтобы заслужить благословение Всевышнего, даже самые скаредные и жестокие способны на хорошие поступки - например, помочь бедным и обездоленным нищим. К тому же несчастный попрошайка еще и за спасение твоей души помолится - такая просьба со стороны нуждающегося дорогого стоит.
   - Господи, и этот туда же, философ пропитый, - подумала Ангелина. - Не хватало и здесь открыть курсы повышения образования для тех, кто на дне! В одном он прав - и под тенью золотых куполов, и на ступеньках грязных пешеходных переходов, и посреди оживленных перекрестков, и на многолюдных вокзалах есть шанс встретить незаурядную личность, но в основной своей массе - это уже личность деградировавшая. Можно испытывать к ним отвращение или жалость, любопытство или безразличие, но каковы бы ни были эти чувства, в глазах окружающих нищие всегда представляются бедными и беззащитными. И я должна воспользоваться этим всеобщим заблуждением в полной мере, иначе нам с сыном отсюда не выбраться...
   - Вот и я говорю - тут собирается элита! - словно прочитав ее мысли, поддакнул Серега-афганец, шмыгнув носом. - Да ты подойди к любой из этих нищенок и попроси разменять крупную купюру. Никакой сложности!
   - Ага, - тут же подтвердил Красавчик. - А еще лучше: предложи любому из этих прохожих стать экстремалом - устроиться на недельку нищим на высокооплачиваемой территории. Условие - без оплаты этого самого доходного места и без помощи "смотрящих". Ставлю ящик водки против, что обделаются!
   - Зато я - смог, потому что я не бомж, я самый настоящий нищий! - гордо ударил себя в грудь Серега. - Я - человек, питающийся людским подаянием. Здесь тоже бомжи есть, это которые без квартир живут где-то в парадных, на улицах и помойках. Я вот свою квартиру имею, на Ленинградском проспекте живу. Вдвоем с матушкой живу, не женат. А многие наши нищие и семьи имеют.
   - А ты чего отстаешь? - равнодушный тон Красавчика пришелся не по нутру Сереге. Он оглянулся по сторонам и не без гордости сказал:
   - Как в новой квартире ремонт сделаю, так и женюсь! А что - машина у меня есть, старенькая, правда, но "Бумер". Слышал песню про черный бумер? Так это точно про меня! Квартиру три года назад новую взял, в Люберцах, от строителей. Теперь в порядок привожу - знаешь, сколько ремонт нынче стоит? Обдираловка полная! А там уж и женитьбой займусь. Я не пьянчуга какой-нибудь, вроде Алексеича, - кивнул Серый в сторону напарника. - Я этого не люблю, иногда за компанию только.
   - Да, заделаться бедным достаточно легко, это без труда может сделать каждый. А вот быть профессиональным нищим, да еще и со своей прибыльной точкой - не так и просто, - Красавчик разговор поддерживал чисто из вежливости, чувствовалось, что его эта тема мало волнует.
   "Надо же, - удивилась Ангелина. - Раньше мне казалось. что самоучки-философы встречаются только среди строителей (попадались ей во время ремонта дачи такие экземпляры), а оказывается, среди нищих их еще больше! Видно, профессия располагает..."
   - Только с пустым карманом в наш бизнес и соваться нечего, - продолжал тем временем Серега. Он явно завел одну из любимых тем. - Как в любом бизнесе, нужно сперва вложить в это дело капиталец, чтобы потом иметь хороший и стабильный заработок. У нас свои законы: или ты работаешь сам за себя, или ты работаешь в команде, но тогда все делится поровну. Самостоятельные здесь встречаются нечасто. Таких, как мы с Алексеичем, почти нет. Все в рабстве у братков, или образовали свой сходняк, где каждому определена обязательная норма дневной выручки. Если норму не выполняешь - жестоко бьют. Мы в такие игры не играем, правда, Алексеич?
   "Король Лир" Алексеич, услышав, что его зовут, с трудом повернулся к своему подельнику. Мешки под воспаленными глазами, трясущиеся руки, сгорбленная поза рано состарившегося мужчины - Ангелина отвела взгляд, настолько неприятно он выглядел. Тот в ответ повел мутными глазами и широко улыбнулся беззубым ртом:
   - А как же, мы тут сами по себе, вольные братья!
   - Больше всего подают маленьким детям, - со вздохом признал Серега, с завистью посматривая на спящего Данилку. - По двести баксов в день гребут, Богом клянусь. Мамашки с грудничками - те зарабатывают поменьше. Да и дети у них не родные, а выданные специально для работы - напрокат. Дальше идут нищие с животными всякими: собакам, обезьянам и другим тварям подают охотнее, чем людям. Потом ветераны в камуфляже, на костылях и в инвалидных колясках - я иногда тоже на коляске выезжаю - до сотенки в день бывает. А обычные здоровые мужики типа Алексеича котируются меньше всего - больше 20 баксов скачать даже на хорошем месте трудно.
   "Здоровый мужик" Алексеич тяжко крякнул, поддакивая Сереге, и прохрипел:
   - Я тут уже лет двенадцать, почти всех знаю, да и меня каждая собака помнит. Тут некоторые десятки лет стоят. Вот и вы с девкой запомните: Алексеич, вот он какой!
   Нищий гордо ударил себя в грудь и чуть не завалился на клумбу. Еле удержав равновесие, он ухватился за скамью, на которой расположился Красавчик.
   - Может, одолжишь мальчонку на завтра, а? Пополам поделимся, девка и так заработает.
   - Девку не трожь, моя, - беззлобно процедил Красавчик, отлично сознавая свое превосходство над стариком.
   - А мне уже не до баб, - осклабился старик. - Мне пацаненка бы в аренду, не обижу...
   - Не положено, Мрак за ними присмотреть приказал.
   - Ого! - отшатнулся Алексеич, - Тады нам нехрен лезть, - это уже относилось к Сереге-"афганцу". Тот уважительно покивал и шмыгнул носом:
   - Ладно, завтра ногу потуже перевяжу, на коляске выйдем! Алексеич лет пять назад вон там стоял, с коробочками. А теперь на церковную территорию не пускают, там просить нельзя. Вот девка сможет - возле ворот на углу станет, оттуда идут с памятника и с церкви, кто заходит, хорошее место, дорогого стоит...
   - Ну да, - отозвался Красавчик, - место хорошее, вот мы на него послезавтра придем. Завтра нас другие дела ожидают. Слушай лучше, анекдот расскажу:
   "Новый русский говорит нищему:
   - Мужик, да ты че, в натуре?! Я ж тебе пять баксов кинул! Мог бы хоть "спасибо" сказать!
   - Офигел, что ли? За свои пять паршивых баксов чуда хочешь? Я же - глухонемой..."
   Оба дружбана - Серега и Алексеич - засмеялись. Серега хохотал по-юношески звонко и заливисто. Алексеич закряхтел от натуги и вместо смеха вышел надрывный кашель.
   - Ты не смотри, ангелочек, - обратился Серега к девушке, учуяв ее отвращение к старику. - Алексеич - он не всегда нищим был. Он из Владимира, всего-то часа три на электричке отсюда. И документы имеет - инвалидность у него, вторая группа. А раньше учителем был, в Белой Церкви. Потом корабельным фельдшером по реке отплавал. Он человек образованный. Как жена умерла, квартиру потерял, опустился вот. А так - хороший, душевный человек. И верующий...
   Алексеич порылся в складках ветхой одежды и с гордостью вытащил потертый снимок.
   - Это я, с женой и дочкой. А то не я, - он ударил себя в грудь. - То чужой человек. - Не удержавшись, он заплакал, гладя дрожащими руками черно-белый снимок. - Вот так вот человек с высшим образованием заканчивает жизнь, потому что судьба не сложилась: перестройка, будь она неладна, смерть жены Наташеньки. После похорон в больнице лежал всю зиму, у меня с ногой беда, за грехи, конечно. И дочь бросила, зачем я ей такой, обуза?
   Ангелина промолчала, но уже с жалостью поглядела на всхлипывающего Алексеича.
   "А ведь они такие же люди, как все, со своими мыслями, мечтами и переживаниями. Они так же как и мы, испытывают высокие чувства, им не безразличны такие же земные радости. Люди с покалеченной судьбой: пьянка и слабость губит даже хороших и душевных..."
   - У меня невеста есть, а я не могу привести ее, даже чтобы потрахаться. Мать ругается, приходится где-то идти искать место. Идти в кусты, искать, имея квартиру! Понимаете? - перебил "афганец", косясь на Ангелину. Он раскраснелся, вымазанное в грязных потеках лицо приняло возмущенное выражение. - Бабу даже не могу привести, а я ж не импотент, силы есть валом, и слава Богу, Бог дает здоровье. Привел раз, втихаря, ночью. Тихо зашел, только разделись, мать мусоров вызвала - боится, что ее из квартиры выживут. Хочу самостоятельности, и баcта! А вы до скольки сегодня будете? - неожиданно резко сменил он тему.
   Красавчик лениво потянулся, взглянул на напряженно замершую Ангелину и проронил:
   - До четырех только, дела.
   Настроение Алексеича за пару минут резко поменялось. От слез не осталось и следа. Он словно сбросил еще одну маску с лица и надел следующую. Откинув со лба седые редкие пряди, он заискивающе улыбнулся и предложил:
   - Может, поедем ко мне? У меня в Электростали хатка есть заветная. Будем вместе корешевать, вместе-то сподручнее...
   - Иди ты со своей хаткой, знаешь куда, - Красавчик грязно выругался, встал со скамейки и угрожающе двинулся на Алексеича. - Знаем мы эти хатки за городом, люди там исчезают пачками! Шашлычков захотелось, корешок?
   - Что ты, что ты! - Алексеич замахал руками и попятился, споткнулся об обочину и повалился на траву.
   - Как в том анекдоте, папаша, - процедил Красавчик, сунув руки в карманы пиджака, вновь после обеда ставшего клетчатым.
   - А чем же вы питаетесь, горемычные?
   - Да так, объедками с мусорника, травкой и корешками...
   - А какими?
   - Пойдем, покажу, корешок...
   - Мы не бандиты... - губы Алексеича тряслись от страха. Ангелине он показался похожим на кучу рванья, мерзкую и липкую на ярко-зеленом газоне.
   - А мы - не бараны, на шашлычки не сгодимся, - отрезал Красавчик.
  -- Глава 9. Занимательная психология
   - Да ты присмотрись только, нищие ж всюду просят о помощи. Заработать можно и в этой профессии, особенно если со временем завести гвардию, которая будет пахать за тебя. Если в голове что-то имеется, можно поставить дело на широкую ногу, - рассуждал вслух Красавчик на обратной дороге в "Пристанище"
   Утомленный Данилка дремал в старенькой коляске, раздобытой где-то Красавчиком. Под сидением коляски примостилась деревянная табуретка и позвякивали две оловянные кружки. Ангелина молча шла рядом. К вечеру она чувствовала себя до такой степени измотанной, что даже не сосчитала свой заработок, но увесистый мешочек приятно оттягивал руку.
   - Или вот проблема сбыта мелочи, - рассуждал Красавчик, в руке которого был еще один мешок, поувесистей - заработок Данилки. - Её тоже нищим приходится решать. А почему? Да потому, что кому охота таскаться с такими вот мешками, как у нас. Нормальный уважающий себя нищий имеет тележку, на которой отвозит выручку в магазин. Думаешь, легко устроиться на недельку нищим на высокооплачиваемой территории? Это тебе повезло, а другие такой чести годами добиваются! Для того, чтобы арендовать для себя денежное и хорошо насиженное место, надо уладить множество деталей с его хозяевами. Ведь такие хлебные места как площади, церкви, переходы и вокзалы давно поделены и заняты штатными работниками, сама небось уже поняла.
   - Поняла, - послушно кивнула головой Ангелина. Коленки ломило, сильно хотелось спать, но она была счастлива: первый день испытаний позади! Мелких монет к вечеру накопилось столько, что самой поднять было тяжело - помог Красавчик. - Нужно купить сумку на колесиках и в следующий раз взять с собой.
   - Самые дорогие места возле известных церквей и монастырей, а их сейчас в Москве - как грибов понавыростало, - не унимался Красавчик. От удачно выполненного поручения Мрака его просто распирало от гордости, и он разглагольствовал, не переставая. - И ничего удивительного здесь нет - простая наука под названием психология. В самые скрутные времена человек завсегда ищет утешения. Если семья крепкая - то в ней. А если человек больной или одинокий, или несчастный какой - завсегда в церковь придет. Сама, наверное, замечала, как в церкви душа отдыхает - красота кругом, спокойствие, надежда на исполнение молитвы... Да это настоящая психотерапия для души!
   - Или может тачку купить? - перебила Ангелина, чтобы направить мысли собеседника в другую сторону. Её уже тошнило от разговоров про психологию попрошаек.
   - Купим и тачку, и машину, - успокоил Красавчик. - Все у нас с тобой, детка будет, дай только время!
   "У нас?! - возмутилась в душе Ангелина. - У нас?! Неужто он еще ухаживать за мной вздумает? Нет-нет, деловые отношения, и только. Опуститься до такого ухажера я не смогу никогда".
   - Завтра с утра снова пойдешь заниматься. А вечером - к Марку Семеновичу. Он здесь бывает каждый вечер с шести до восьми. В другое время - редко. А после шефа, ежели желаешь, могу поход в театр организовать. Мальчонку на время пристроим.
   - А зачем нас вызывают к Марку Семеновичу? - поинтересовалась Ангелина, пропустив мимо ушей заманчивое предложение о театре. Она инстинктивно чувствовала, что с тех пор, как пришла в "Пристанище", ее никуда одну не отпустят, пока... Что скрывалось за таинственным "пока" было и любопытно, и страшно. Но пока больше - любопытно. Что может потребовать от нее этот холодный монстр Глассон в человеческом обличье?
   - Не нас, а тебя, - возразил Красавчик, задетый ее молчанием. - Какой-то отчет, что ли требуется? Решишь на месте. Может, и не нужна вовсе будешь, но прийти к шести должна обязательно. Мрак - это Мрак, с ним лучше не шутить, всегда помни об этом, детка.
   - Хорошо, - пожала плечиками Ангелина. А про себя подумала: "Строит этот Мрак из себя что-то, а сам такой же, как и все, разве что на женщин не смотрит. Да и таких, дурно ориентированных, пруд пруди. Взять хоть знакомых мужа - если не импотент законченный, так в сторону мальчишек смотрит, почти все жены в обиде. Видно, придется сегодня при встрече применить к этому Мраку метод Клары Павловны".
   Метод "Клары Павловны" был простой, но очень эффективный. Его когда-то давным-давно привела в пример преподаватель по семейной психологии и этике. Заключался он в восприятии собеседника в несколько ином свете, чтобы почувствовать к нему расположение или наоборот, в зависимости от обстоятельств.
   - Попробуйте представить себе, как выглядит без одежды какой-нибудь важный чиновник, который требует у вас взятку или не выдает нужную справку. Мысленно разденьте его и поставьте перед собой, чтобы был виден его толстый живот, кривые ножки и все такое. И сразу же большой и важный господин упадет в ваших глазах до уровня раздетого и смущенного своей некрасивой наготой пожилого человечка. Испуг сразу пройдет, и вы будете более уверенными в своих силах, а также в поведении, - предложила Клара Павловна.
   С тех пор Ангелина иногда прибегала к помощи этого метода. Теперь он должен был сработать вечером в отношении таинственного Мрака.

***

   В комнату, где проходили занятия, собрались практически те же люди, что и в прошлый раз. Серега на правах знакомого кивнул и устроился слева. Красавчик опять отсутствовал, но Ангелина была даже рада - его вчерашнее постоянное присутствие уже напрягало.
   Старенькая сухонькая женщина в темном старомодном деловом костюме, в туфлях на высоких каблуках и невероятной формы шапочке с черной сеточкой вуальки вошла в комнату. Она положила на стол маленькую сумочку, строго обвела глазами собравшихся и постучала ложечкой по стеклянному графину, стоящему на столе. Звон стекла - и шум мгновенно стих. Ангелина напряженно всматривалась в учительницу - что-то знакомое и давнее угадывалось в этой сухонькой строго затянутой фигурке, посадке головы...
   - Меня зовут Клара Павловна, - произнесла женщина, но Ангелина и так уже поняла, кто это. Воспоминание обожгло, едва она услышала тихий, но упрямый и такой знакомый голос.
   "Боже мой, постарела-то как! - было первой мыслью, которая пронеслась в ее голове. - Что годы делают с людьми! Сколько же прошло лет с тех пор, как она вела у нас пары в институте? Пять? Шесть? Да встреть я ее на улице - ни за что бы не признала. Только голос не изменился..."
   Клара Павловна ровным и спокойным голосом начала говорить. Ангелина сперва даже не вслушивалась в слова - так ее захватили воспоминания счастливой студенческой жизни. А Клара Павловна читала свою лекцию со знанием дела, приводила занимательные примеры и слушатели явно были заинтересованы, хотя поначалу вопросов почти не задавали.
   "На сегодняшний день у российских нищих есть своя инфраструктура. С 1993 года они фактически имеют легальный статус - с тех пор, как отменили 209-ю статью Уголовного Кодекса РСФСР, предусматривавшую ответственность за "ведение паразитического образа жизни". За прошедшие после развала Союза годы российские нищие превратились в уникальное явление: сейчас в среднем за день они собирают столько, сколько их американские коллеги зарабатывают за пять. Чтобы из психолога-самоучки стать настоящим профессионалом, вы должны познакомиться с так называемыми правилами эксплуатации национального характера. Они учат умело играть на струнах души, действовать не интуитивно, а расчетливо. Ведь у нищего цель одна - получить от прохожего монету. А вот как ее получить - здесь выбор средств достаточно большой: религия, патриотизм, агрессия или наоборот, жалость. Выбирать вам, в соответствии со своим складом души, возрастом и полом."
   "Как она здесь очутилась, - вертелась в голове назойливая, словно осенняя муха, мысль. - Она, интеллигентка до мозга костей? И читает каким-то попрошайкам с тем же рвением, как когда-то нам, студентам университета..."
   - Недавно группа ученых из Карлова университета в Праге и Института этнологии и антропологии РАН опубликовала многолетнее исследование поведения нищих в России и Европе. Советую почитать книгу, которую они издали. Она называется "Бредущие среди нас: нищие в России и странах Европы, история и современность". Это масштабный труд, описывающий методы воздействия нищих на общество как в России, так и Европе. Вы будете изумлены, насколько отличается национальный менталитет и поведение подающих милостыню в разных странах. Отсюда и правила, которые необходимы, чтобы добиться успеха в делах.
   Книга "Бредущие среди нас" интересна тем, что в ней ученые привели практические исследования не столько психологии нищих, сколько "национальную душу" подающих. И поэтому ее стоит почитать именно вам, мои слушатели. Каждый, кто хочет иметь успех на своем поприще, должен знать так называемый "культурный код нации". И соответственно вырабатывать свой набор приемов для максимально эффективного заработка.
   "Максимально эффективного заработка, слова-то какие! - мысли Ангелины снова улетели в сторону от лекции. - Именно мне это сейчас и нужно - максимально заработать у этого треклятого Мрака, получить свободу и возможность достойно воспитывать Данилку".
   Она усилием воли вернула себя в комнату и полностью сосредоточилась на том, что так красноречиво расписывала Клара Павловна.
   - Россия оказалась и здесь в некотором роде уникальна. Как я уже говорила, у нас нищие зарабатывают едва ли не больше всех не только у себя дома, но и в Европе, отлично адаптируясь к изменению общественного мнения. Ведь те, кто подают, делают это чаще всего не столько из-за человеколюбия и сострадания, сколько из желания соблюсти традицию и самоутвердиться в собственных же глазах.
   Попрошайничество - исключительно древний акт. Ему столько же лет, сколько и человечеству, а может быть, даже больше. Выпрашивание еды, например, очень распространено у человекообразных обезьян - шимпанзе. По современным представлениям ученых, альтруизм (а попрошайничество эксплуатирует именно это чувство) - одно из главных свойств человека. Оно возникает в ответ на определенные символы или раздражители. Главный из них - обращение к религиозным чувствам человека.
   В Китае совершенно бессмысленно просить милостыню, как это принято у российских нищих - если просители встанут шеренгой у входа в китайскую церковь, им никто ничего не подаст.
   В Европе религией также никого не разжалобишь. И это при том, что там церковные обряды регулярно исполняет куда больше людей, чем в России. К примеру, только третья часть всего чешского населения считает себя католиками, но эта же треть ходит на воскресную мессу. В России православными себя считают три четверти граждан, а регулярно ходят в церковь не более 5%. Зато утомительные обряды россияне стараются заменить актом подаяния. Авторы исследования называют это стереотипом нищего как "духовного посоха" человека. И здесь для Вас открываются поистине безграничные перспективы в возможности использования религиозных мотивов. Даже на столь примитивную и неизменную в течение веков фразу "люди добрые, помогите, пожалуйста, кто сколько может, спаси вас Господь" отзываются почти все должным образом - кидают монету. А если придумать что-нибудь более жалостливое, идущее до глубины души, то это будет беспроигрышным вариантом.
   Сейчас, когда в стране идет бурный период реабилитации религии, открываются большие возможности для заработка. Современные нищие интуитивно уже уловили.
   К примеру, одной из самых прибыльных точек в Санкт-Петербурге считается вход на территорию Александро-Невской лавры. Я лично поинтересовалась у смотрящего за несколькими такими точками молодого человека кавказской внешности. Он подтвердил, что с лавры - самая большая выручка. "Мне инвалиды, которые работают в центре на точках, сдают за день от 5000 до 10000 рублей, а в лавре меньше "десятки" никогда не бывает", - рассказал он.
   Я разговаривала о том же с одиноким нищим в Праге, сидевшим у храма Святого Николая. О таких заработках он даже никогда не слышал! За час, что я провела неподалеку, прилично одетый старик не получил ни одной кроны. Никто даже не подошел к его пластиковой коробочке, хотя туристов и прихожан вокруг было предостаточно. В той же Праге, в отличие от России, нищие у храма никогда не крестятся, то есть ведут себя как атеисты - они просто благодарят за милостыню. Но там, согласно исследованиям, возле церквей подают 6% посещающих, в России же - в четыре раза больше.
   Не сработает "религиозная" стратегия и в Италии. Согласно опросу, проведенному среди нищих, итальянские туристы были признаны самой плохо подающей нацией. "Они даже наши миски сбивают ногами или переворачивают, а еще называют себя католиками", - сетовал один из нищих. В Италии, стране с ярко выраженными традициями чадолюбия, гораздо больший доход приносит использование детей. Самый прибыльный вариант - многодетная мать, желательно беременная.
   - И у нас - тоже! - откликнулся женский голос справа. Ангелина оторвала взгляд от Клары Павловны и сразу узнала свою вчерашнюю вредную старушку, которая хотела согнать ее с места. Но сегодня она была довольно привлекательной женщиной лет сорока пяти. О вчерашнем маскараде напоминали лишь глаза - пронзительно-темные и жесткие.
   - Использование детей для попрошайничества имеет давнюю историю и в России, - подтвердила Клара Павловна. - Еще в XIX веке жители одного из самых крупных "нищенских гнезд" в Пензенской губернии предпочитали нанимать для попрошайничества детей, калек и женщин, а иногда и целые семьи. Они обладали такими большими средствами, что выплачивали за работу нищему до 10 рублей в месяц, это по тем временам были хорошие деньги. По окончании установленного срока калеки могли передаваться от одного хозяина к другому как простая вещь.
   Дети - действительно самое эффективное оружие, но и оно поражает далеко не всех. Авторы книги пришли к выводу, что половые различия в мотивациях подаяния в России куда более сильные, чем в других странах. Русские женщины более склонны подавать милостыню тем нищим, во внешности которых присутствуют классические "катализаторы" альтруизма - то есть беспомощность. Они чаще испытывают по отношению к нищему непосредственную жалость, особенно к калекам и ветеранам. Почти в каждой российской семье жива память о погибших родственниках времен Великой Отечественной войны или Афганистана. Не говоря о Чечне и других недавних конфликтах. У каждой женщины сын, муж, брат, любимый или зять прошел через армию, поэтому она не пройдет мимо калеки в военной форме.
   Для российских мужчин жалобный вид ребенка или старика еще не повод делиться с ними деньгами. В данном случае можно говорить об идентификации подающего с функцией государственной власти. Он как бы делает то, что должно было сделать государство. Нищий оказывается средством утверждения человека как хранителя порядка и существующих норм. Поэтому мужчины более склонны подавать членам тех же социальных категорий, к которым принадлежат и они сами. Наиболее положительное отношение они показывают к покалеченным русским ветеранам, одетым в военную форму с медалями. Среди российских мужчин очень сильна идентификация с потенциальными товарищами по армии. Многие подающие являются бывшими военнослужащими, причем немало из них прошло горячие точки. Ученые проводили свои исследования в Москве четыре года назад, когда информации о военных действиях в Чечне в СМИ было гораздо больше, чем сейчас. А сейчас "чеченцев" на улицах стало меньше, чем раньше - попрошайки хорошо ориентируются в политической обстановке. Меняется общество, меняются конфликты, а с ними - и нищие.
   Можно хорошо сыграть на межэтнических трениях, которых с годами меньше не становится. К примеру, русский мужчина более склонен подавать милостыню русской женщине, чем таджичке, а таджичке - больше, чем цыганке. Сравнивая детей русского и цыганского происхождения, зарабатывающих пением, исследователи обнаружили, что русские дети получали примерно в три раза больше.
   Авторы книги отметили, что отказ подавать инородцам - отличительная черта небогатых стран. Феномен отвержения нищих беженцев отмечается во многих обществах третьего мира, в частности, в Индии, Нигерии. А вот в европейской культуре к беженцам отношение позитивное. Особенно если беженец - с ребенком.
   Во многих европейских странах законодательство запрещает принуждать детей к попрошайничеству, поэтому в каждой стране им ищут замену. Например, в Чехии собака - как второй ребенок в семье, а иногда и заменяет его. Поэтому их активно используют чешские нищие. А вот во Флоренции или Москве собаки не так популярны, интересны более экзотические животные.
   "Маркетинговая политика" российских нищих свидетельствует о том, что русские до сих пор "клюют" на "семейную взаимопомощь", пусть и вымышленную. Об этом говорят распространенные таблички на груди, письменные и устные обращения к подающим, когда нищие намекают на родство, говоря "братья", "сестричка" или "сынок". В Чехии и Италии такие обращения отсутствуют полностью. В Италии таблички с надписями используют только цыгане, а выглядят они как хорошо составленное генеалогическое древо, с именами родственников, фотографиями, кратким описанием проблем и лаконичной подписью "Спасибо!".
   Русские же никогда подробностями жизни нищего не интересуются, поскольку для них он - символ, а не личность.
   В Италии и Румынии цыгане работают сами, поскольку на жалость и на традиции рассчитывать не приходится. Там широко распространен абсолютно непопулярный в России тип "агрессивных попрошаек", когда потенциального клиента преследуют до тех пор, пока он не подаст. Такой метод сильно уменьшает шансы на получение максимального заработка, зато гарантирует минимальный, а иногда даже средний доход. А у нас в России самая прибыльная стратегия - пассивность и демонстрация признаков крайней нужды - грустное лицо и молчаливое движение протянутой рукой. Смирение - это важная составляющая русского культурного кода, и я советую этим воспользоваться.
   Знаете, друзья мои, я всегда рассматривала анекдоты как своего рода литературные шаржи, которые ярко и тонко высмеивают какую-нибудь актуальную тему. В качестве примера ментальности я расскажу два анекдота, которые характеризуют иностранца и русского:
   "Удалось английскому бедняку попасть на прием к миллионеру, он начал рассказывать о своих несчастьях. Его горестный рассказ произвел на богача глубочайшее впечатление. Он позвонил слуге и, утирая слезы, дрожащим голосом произнес: "Джон, выведите этого беднягу. Он разбивает мне сердце!"
   А теперь для сравнения отношение между русскими:
   "Нищий просит у нового русского денег.
   - Не дам... Ты их все равно пропьешь.
   - Я не пью...
   - Тогда в карты проиграешь.
   - Я не играю в карты...
   - Тогда потратишь на проститутку.
   - Я не общаюсь с женщинами...
   - Ладно, я дам тебе двести баксов, но ты пойдешь со мной... Пусть моя жена увидит - что типа делается с мужиком, у которого нет недостатков..."

***

   После окончания занятий Ангелина вылетела в коридор вслед за Кларой Павловной. Она догнала ее уже возле лифта и бесцеремонно схватила за руку:
   - Клара Павловна, дорогая? Какими судьбами вы здесь очутились?!
   - Ангелочек? - неуверенно произнесла старушка, взглянув девушке в лицо.
   Ангелина засмеялась, услышав свое институтское прозвище.
   - А ты, деточка, как здесь оказалась?
   - Пришла послушать лекцию по психологии, и увидела вас. Идемте ко мне, у меня на пятом этаже комната, познакомлю вас с сыном, чайку попьем.
   - Идем, деточка, - согласилась Клара Павловна. - Я уже лет пять в гостях не была, соскучилась за живым разговором.
  -- Глава 10. Тайна, скрытая Мраком
   Разлив душистый чай в кружки, позаимствованные у заботливой Насти, Ангелина присела за столик и сразу же спросила:
   - Расскажите о себе, как вы живете, Клара Павловна?
   Старушка чуть застенчиво улыбнулась и, помешивая в кружке чай, принялась рассказывать. По ее словам, ничего интригующего и загадочного в ее жизни за последние годы не произошло: обычная житейская история, в которую может попасть одинокий пожилой человек. Единственная дочка заболела раком и буквально сгорела за полгода. Муж умер через три месяца - обширный инфаркт. Все, что было накоплено за прожитые годы, ушло, словно вода сквозь пальцы, на их лечение. И остался одинокий, надломленный горем человек один на один с суровой действительностью. Пенсия - небольшая, сбережений нет, из близких - никого.
   - Не выдержала я такой жизни, - горько призналась Клара Павловна. - Стала запивать свою потерю. Сперва только по вечерам, когда хотелось выть от одиночества и тоски. Потом и с утра. Через полгода меня не узнавали коллеги по работе и жильцы нашего дома. И не знаю, где сейчас я была, если бы не Маречек, который вернул меня к жизни.
   - Кто же этот Маречек? - поинтересовалась Ангелина. Она забыла об остывающем чае и, подперев подбородок ладошкой, слушала свою старенькую учительницу.
   - Марк Витебский, он ведь тоже мой ученик. Когда-то мы с ним занимались большой научной работой, выпустили несколько книг по психологии. Защищался он тоже под моим руководством.
   - Марк Семенович защитил кандидатскую диссертацию? - удивлению Ангелины не было предела.
   - Мог бы и докторскую защитить, - подтвердила Клара Павловна, - материала и исследований было предостаточно, но он бросил все и пропал, никому ничего не сказав. Судя по тому, как он сейчас живет, он выбрал бизнес, а не науку. Но я на него была не в обиде - тяжелая судьба, мальчик и так сделал больше, чем мог.
   - Неужели он рассказывал вам о себе? - удивилась Ангелина. - На меня Марк Семенович произвел впечатление замкнутого и не слишком разговорчивого человека. Эдакий бука, к которому не имеешь понятия, как подступиться и что сказать.
   - Кое-что рассказал, кое-что рассказали сокурсники - слухи, они ведь и сквозь стены просачиваются.
   - Я бы хотела услышать, что случилось с Марком Семеновичем, может, тогда с ним стало бы легче общаться?
   - Конечно, лапушка, Маречек нуждается в друзьях, - с готовностью кивнула старушка.
   И вот что узнала от нее Ангелина.
   Мать Марка умерла, когда ему было восемнадцать. Он только закончил первый семестр в университете, и, как все одногруппники, строил планы поездки в горы на Новый год.
   Перед самыми новогодними праздниками мать в который раз поругалась с отцом. Марк знал, что она не спит ночами, курит тайком на кухне и горько плачет. У отца появилась молодая любовница, и мать давно обо всем догадалась, но страдала молча. Кроме того, и подруги советовали не идти на конфликт - погуляет, мол, перебесится. Лучше следовать поговорке "ничто так не укрепляет брак, как связь на стороне", чем разваливать семью на старости лет - все мужики к сорока с ума сходят.
   И мать смирилась, терпела больше года, но муж отдалялся все дальше и дальше. Когда он стал пропадать не только вечерами, но и по ночам, ее терпение лопнуло. Начались скандалы и истерики, дело порой доходило до драки. Марк с тревогой и возмущением наблюдал, как из-за нарастающей депрессии мама из ласковой, мудрой и крепкой женщины превращается в несчастное забитое существо. С каждым днем состояние ее все ухудшалось: она перестала спать по ночам, потом бросила работу, совсем перестала следить за собой. На все попытки Марка поговорить, отвечала односложно и категорично: "Не вмешивайся, сынок, мы сами разберемся".
   В то роковое утро он проснулся от громкого крика: мама обвиняла отца, что он опять не пришел домой ночевать, и от него опять пахнет чужими духами.
   Отец действительно вернулся под утро, тихо разделся и прошел на кухню, где увидал заплаканную жену. Вид злой неряшливой женщины в замусоленном халате показался ему отвратительным, особенно по сравнению с молодой цветущей любовницей, которая час назад целовала его на прощание. Чаша терпения внезапно переполнилась, и он резко и раздраженно произнес: "Ты спрашиваешь, почему я не ночую дома? Да ты посмотри на себя в зеркало: выглядишь, как старая, облезлая обезьяна... Мне не нужна такая жена, я с тобой развожусь".
   Марк одевался в своей комнате, когда услышал, как громко хлопнула оконная рама и дико закричал отец. Вбежав на кухню, он увидел отца, который стоял возле открытого окна и, как завороженный, смотрел вниз. Марк, еще не понимая, что произошло, глянул вниз. С высоты одиннадцатого этажа одной из элитных в столице многоэтажек, тело матери казалось лишь маленьким цветным пятнышком на запорошенном снегом асфальте.
   Похороны были спешными, народу мало. Родственникам не сообщили, пришло лишь несколько маминых подруг и соседи по лестничной клетке. Глядя на них, осиротевший Марк понимал, что каждый занят своими мыслями, все торопятся по своим делам, а смерть матери просто нарушила обычный распорядок жизни этих чужих ему людей. Никто не плакал, даже мамины подруги. Мороз стоял сильный, и всем не терпелось поскорее покончить с похоронами и вернуться в тепло.
   Отец даже не скрывал ликующе-возбужденного состояния в преддверии новой жизни. Он охотно принимал соболезнования, цокал языком и все время приговаривал: "Ну что тут поделаешь? Надо жить дальше". Но самым обидным было даже не это: сердце Марка разрывалось оттого, что эту бледную и худую женщину в гробу провожали в мир иной не как несчастную и преданную жену, а как сумасшедшую, психически больную самоубийцу. Именно в тот день Марк понял, что самое страшное в жизни - это когда на твоих похоронах никто не плачет и каждый лишь тягостно ждет конца траурной церемонии.
   Но дальнейшая жизнь оказалась еще страшнее. Не прошло и месяца, как в доме появилась мачеха. Наплевав на приличия, отец и его любовница спешно оформили брак. Ирина была всего на два года старше Марка. Она вошла с победным видом в дом, где все было сделано руками матери, где находились ее любимые вещи, где все еще витал запах ее духов.
   Марк долго не мог смириться с потерей матери. Он по привычке ждал ее с работы, прислушиваясь к шуму лифта или стуку двери. Потом стал возвращаться домой все позже и позже, но никто не обращал внимания, как он крадется по коридору, опасаясь получить хорошую взбучку за ночные гулянья. Его больше никто дома не ждал. Полгода ни мачеха, ни отец не обращали на него внимания. Но когда Марк закончил первый курс, отец коротко сказал: "Ты уже взрослый мужик, платить за твою учебу я не намерен. Работай и оплачивай свое образование сам. Не нравится жить с нами - уходи на квартиру".
   Марк перевелся на заочное отделение и пошел на работу. Занялся перепродажей и сборкой компьютерной техники, кое-какими левыми махинациями, чтобы свести концы с концами.
   А жизнь в отчем доме с каждым днем становилась невыносимей. Капризная и вздорная, молодая мачеха требовала к себе повышенного внимания, отец потакал всем ее желаниям. Однажды Марк пришел с работы пораньше - решил отоспаться за всю рабочую неделю. Проснулся он, когда почувствовал чьи-то ладони у себя на груди. Он открыл глаза и увидел перед собой мачеху, которая нагнулась, собираясь его поцеловать. Марк так сильно оттолкнул ее, что девица отлетела в сторону, больно ударилась о стол и заорала, что он такой же психопат, как и его ненормальная мать. Марк не выдержал и отвесил ей пощечину. Рыдая, мачеха схватила телефонную трубку и закричала отцу, что Марк ее изнасиловал. Через пару часов папаша ворвался в квартиру, словно ураган, в сопровождении трех здоровенных парней.
   Очнулся Марк под утро на кладбище, среди могил и крестов, рядом валялись его вещи. Так он остался совсем один, на улице, без помощи близких. Бросил институт - не потянул оплату. Снял на окраине города комнату и стал подрабатывать, где и чем мог. Его целью было крепко встать на ноги, и Марк добился своего. Открыл свое дело, через год вернулся в университет, закончил заочно аспирантуру. А потом на долгие годы исчез.
   - Он остановил свою машину у обочины, когда я шла по улице, пьяная, голодная и грязная, - утирая слезы, призналась Клара Павловна. - Я тогда продала свою большую квартиру в центре, чтобы купить поменьше в районе Кольцевой, много ли мне, старухе, надо? Но меня обманули, и я оказалась на улице. Как он меня тогда признал в оборванной бомжихе и не постеснялся посадить к себе в машину? Марку я обязана жизнью, он вернул мне мою квартиру, дал работу. Вот такой душевный и чуткий человек оказался...
   - Ни за что бы не поверила, что этот рассказ о Марке, - откровенно призналась Ангелина. - Правда, я разговаривала с ним всего один раз, но он произвел на меня совсем другое впечатление. Похоже, что сейчас в нем не осталось и капли от того чуткого и несчастного паренька, о котором вы только что рассказали. Наверное, он только по отношению к Вам такой добрый, остальные просто дрожат при упоминании его имени.
   - В любом случае, он чудесный! И такой симпатичный! А ведь ему даже пришлось операцию пластическую делать, через несколько лет после того, как его родной отец изуродовал. Да и фамилию пришлось поменять на Витебский. От прошлого осталось только имя и отчество, - сообщая это, Клара Павловна слегка понизила голос, будто ее мог кто-то услышать.
   На прощание старушка протянула Ангелине свою визитку. - Приходи с сыночком ко мне в гости, я здесь недалеко живу.
   Взяв в руки визитку, Ангелина прочла:
   "Психолог
   с многолетним стажем работы. Решение любых личных, семейных, детско-родительских и сексуальных проблем. Обследование современным компьютерным комплексом, выдача заключений в официальные инстанции и суды. Возможен выезд на дом. Адрес: *** Телефон ***, Клара Павловна"
  -- Глава 11. Падший не ангел
   Кабинет Мрака за три прошедших дня ничуть не изменился. И сам хозяин - тоже. Он не сделал ни одного движения, чтобы привстать ей навстречу, не вскинул глаз, пока она шла к столу, стуча каблучками единственных приличных лодочек, оставшихся от прежней жизни. Она остановилась шагах в трех от стола и стала ждать. Минута, другая, прошли в гробовом молчании. Ангелина глубоко вздохнула, открыла сумочку и вытащила пистолет. Снова никакой реакции.
   - Марк Семенович, - вежливо, но настойчиво обратилась она к каменной фигуре, которая по-прежнему не обращала на нее никакого внимания. - Я возвращаю оружие, которое вы дали моему сыну. Оно все равно ему никогда не понадобится.
   Она протянула пистолет, но поняв, что оружие никто не собирается брать, подошла к столу и осторожно положила тяжелый предмет на идеально отполированную поверхность. Мрак поднял наконец равнодушные глаза, и Ангелина напрочь забыла обо всех обещаниях, что давала себе вчера вечером, после разговора с Кларой Павловной. О том, что к ранимым людям надо относиться с пониманием, о том, что Марк много пережил, поэтому так отстраненно себя ведет. И от привычной, до щипания в глазах и готовой на все, извечной женской жалости, которая так отличает россиянку от эмансипированных западных представительниц прекрасного пола, не осталось и следа.
   На нее с высокомерным презрением смотрел тяжелый, светло-серый немигающий взгляд.
   Она поежилась и уже было подумала, что Мрак ее не расслышал, но тонкие капризные губы резко и повелительно изогнулись:
   - Зато вскоре понадобится вам, это обычный "Корнет" с резиновыми пулями, - спокойно и холодно произнес Мрак. - По субботам вас будут возить в тир - научитесь стрелять.
   - Значит, в выходные я тоже буду занята? - осторожно спросила Ангелина, радуясь в душе, что наконец-то дождалась ответа и ее называют на "вы".
   - Если вас интересует, сможете ли вы выходить без сопровождающих - нет, - отрезал Мрак, словно прочитав ее затаенные мысли.
   - Вы что же, надеетесь из меня российскую Никиту вылепить? - вырвалось у возмущенной девушки. - Боюсь, не выйдет!
   - Посмотрим, - буркнул Мрак, откидываясь в кожаном кресле. Он положил левую руку на подлокотник и несколько раз провел по его резной деревянной поверхности. - Пока что ваша задача - неукоснительно выполнять то, что вам поручено. Кроме того, каждые два дня будете писать письменный отчет о том, что делали. Вас пропустят, даже если меня не будет в кабинете.
   - А когда же мне спать? Весь день либо занятия, либо работа на паперти, на руках маленький ребенок, выходных нет, а теперь еще отчеты писать до утра? - она постаралась придать своему голосу жалобные нотки, но звучало все равно вызывающе.
   - Благодарите Бога, что на паперти, а не на панели, - холодно отрезал Марк. - Ноутбук лежит на столике возле окна, надеюсь, печатаете вы быстрее, чем пишите?
   Не обратив внимания на ее вспышку, Мрак кивком указал куда-то за ее спиной. Возле окна действительно стоял небольшой столик с уютным креслом, на котором лежал черный ноутбук.
   "Что это, - пронеслось у нее в голове, - он хочет, чтобы я оставалась в его кабинете одна. Может, это проверка?"
   - Не нравится здесь, можно работать за компьютером секретаря, но он постоянно занят, - словно прочитав ее мысли, добавил Марк.
   - Хорошо, - опустила голову Ангелина, соглашаясь с этим несносным чурбаном.
   - Начинайте, - равнодушно бросил Мрак. Он взял в руки какие-то бумаги и, не обращая внимания на присутствие девушки, стал читать, делая на полях какие-то пометки.
   "Хорошо же, - кипя от возмущения, подумала Ангелина, устраиваясь в кресле. - Я напишу тебе отчет, идол каменный! Все лекции, которые заставил меня выслушать, тебе перепишу, наслаждайся искусством просить милостыню вместе со мной - увлекательно и познавательно!"
   Она открыла ноутбук, все еще кипя от возмущения, зло ткнула ни в чем не повинную кнопку питания. По черному экрану побежали знакомые белые буквы, а руки привычно легли на клавиатуру.
   "Хорошо, хоть мышь есть, - подумала она, так как не любила пользоваться тачпадом. - Еще бы знать логин и пароль..."
   - Ангел, - в тот же миг услышала она и в недоумении повернула голову.
   Не отрывая глаз от бумаг, Мрак отчетливо повторил: - Логин - "ангел", английской раскладкой, русскими буквами.
   "Назвался бы уж лучше падшим ангелом, или черным демоном, - подумала Ангелина, а вслух произнесла:
   - Пароль?
   - Для вас - "Дети - цветы жизни.", через тире, тоже в английской раскладке, точка в конце.
   С остервенением стуча по клавишам ноутбука, она выплескивала свою ярость. Страница за страницей бежали по экрану. Постепенно успокаиваясь, она уже с удивлением обнаружила, что не просто пишет конспект лекций, а дает характеристики и оценки окружающим ее в последние дни людям и их поступкам.
   "Ну и пусть, - упрямо думала она. - Пусть этот ледяной истукан почитает, каким я вижу его со стороны! Буду описывать как есть - жри на здоровье! Да и я-то хороша - докатиться до того, чтобы стать игрушкой в грязных руках барона попрошаек и нищих! Мата Хари, мать твою!"

***

   Всего через пару дней вроде бы непыльная работа на свежем воздухе, которую так пылко расписывал Красавчик, обернулась своей неприглядной стороной. Оказалось, что не все так мирно в профессии попрошайки, и если бы не вмешательство крыши...
   К той же церкви, где Красавчик забил ей место на две недели, рядом с въездом на стоянку, ранним утром привезли двух безногих инвалидов. Белый новенький микроавтобус лихо выгрузил у светофора инвалидную коляску, а через дорогу перед парковкой - еще одну. Вместе с калеками из микроавтобуса вывалилась тройка детей и один взрослый - лысый парень крупного телосложения, в ярко-красной майке и облезлых дырявых джинсах. Лысый, вероятно, был у них за главного. Он стрельнул глазами на попрошаек, выстроившихся вдоль прохода к церковному зданию, кивнул троим мелким мальчишкам, приехавшим с ним, и те резво вклинились в нестройный и пестрый ряд просящих подаяние.
   Среди нищих произошло замешательство - посягнули на их кровное. Территорию, прикормленную годами, следовало защитить от непрошеного вторжения. И пошло-поехало. Ангелина в страхе схватила Данилку и бухнулась на колени, стараясь прикрыть собой малыша. Непосредственная опасность ей не угрожала, поскольку драка была далеко, но громкие крики и брань испугали ребенка.
   Разборки продолжались около пятнадцати минут, крики возмущения и угрозы на словах потихоньку стихли, вновь прибывшие инвалиды ловко выехали на колясках к перекресткам дороги, мальцы присели на корточки среди недовольно ворчащих "местных".
   У Ангелины отлегло от сердца, она посадила сына в кресло коляски и принялась искать глазами Красавчика. Но "крыши" нигде не было.
   "Появится - выскажу все, что о нем думаю, - ругалась в сердцах Ангелина. - Когда он нужен, его нет. И куда запропастился?"
   Визг тормозов прямо рядом с ней был настолько пронзительным и страшным, что она на минуту онемела и оглохла. Очнулась только тогда, когда увидела, что сын ревет во все горло. Именно увидела, потому что в ушах все еще стоял перезвон. Из подъехавшего микроавтобуса высыпало с десяток крепких парней, за ними - Красавчик, красный и возбужденный.
   Приехавшие двинулись в сторону лысого, среди нищих на дорожке сразу вспыхнула драка. Однако Ангелина этого уже не видела. Красавчик подхватил ее, Данилку и быстро свернул за угол ближайшего здания. Сунув ей в руки кружку, которую уронил мальчик, он приказал:
   - Быстро уходим. Сегодня мы будем стоять на другом месте. Не плачь, пацаненок, - он поднял мальчика на руки и достал из кармана помятую конфету "Карапуз". - Дяденьки плохие, но мы-то с тобой хорошие, правда? И мамочка у нас хорошая...
   - Моя мама - лучше всех! - гордо заявил мальчик и сунул в рот леденец.
   Ангелина на миг ощутила что-то вроде признательности к Красавчику - спас ее и сына. Кто знает, чем закончится эта страшная разборка среди нищих?
   - Вот видите, Василий Петрович, а вы утверждали, что это простой и доходный бизнес, - не удержавшись, упрекнула она.
   - Легких денег не бывает, - крякнул Красавчик и усадил успокоившегося ребенка в коляску. - Бесплатная эта работа только с виду, а на самом деле - грязь и мразь. Лучше анекдот послушай.
   Ангелина даже не протестовала. Она уже давно поняла, что у Красавчика страсть к анекдотному хобби, так что лучше не протестовать.
   "Приходит бомж к другому бомжу в гости.
   А тот на кусок черствой булки кладет ломтик свежего сыра.
   - Ты че! Буржуй!! Где сыр взял?
   - Этот сыр мне бесплатно достался.
   - Не вешай лапшу! Бесплатный сыр бывает только в мышеловке!!
   - Оттуда и взял!"
   Ангелина улыбнулась и толкнула перед собой коляску.
   - Василь Петрович, а они и этих, которые на инвалидных колясках, тоже побьют?
   - Да вряд ли им сильно достанется, они люди подневольные, если сами в драку не сунутся, их просто вышвырнут с территории.
   - А что значит - подневольные?
   - Да купленные, - равнодушно обронил Красавчик, оглядываясь по сторонам. - Каждое утро их развозят по перекресткам города. После окончания рабочего дня за ними снова приходит машина и забирает их на базу. Все деньги, заработанные за день, отнимают хозяева. Говорят, кормят таких убогих нормально, но только один раз в день, вечером, после работы. Утром и в течение дня им запрещают даже пить.
   - За что? - вырвалось у Ангелины. - Они ж деньги зарабатывают...
   - А чтобы нищим не хотелось в туалет, и они не отлынивали от работы. Заработок одного такого инвалида за день составляет несколько тысяч рублей, в праздники дают больше. Да еще им придумывают имидж одежки и легенды всякие - то пострадавшие "чернобыльцы", то потерпевшие от наводнения в Закарпатье, то чудом спасшиеся от происков террористов или обнищавшие от разрушений цунами. Теперь вот пострадавшие из Цхинвали пошли. Да мало ли что придумывают. Новости слушают и на ус мотают, что в мире делается, то и используют. Артисты, одним словом.
   - Марионетки, - пробормотала Ангелина. - "Кукол дергают за нитки на лице у них улыбки", - процитировала она известную песенку группы "Машина времени".
   - Похоже, - согласился Красавчик. - Сами-то они ничего не получают, просто живут - их кормят и поят, даже баб подбрасывают, чего еще калеке надо? Некоторые сами себя калечат, или ноги-руки перетягивают, чтобы казалось, что ампутированные.
   - А я вчера отчет писала, в кабинете Марка Семеновича, - задумчиво произнесла Ангелина. - Сделала запрос в Гугле по нищим - и нашла статью об одном китайце, который просит милостыню виртуально, прямо в Интернете.
   - Мудрено говоришь, детка, какой такой Гугл? - переспросил Красавчик.
   - Гугл - одна из поисковых систем интернета, - пояснила Ангелина. - Заработок этого китайца, как пишут, зависит не от погодных условий, не от времени года, и даже не от места, на котором он попрошайничает. Для него важнее бесперебойная подача электроэнергии, хороший "коннект", то есть, стабильное соединение и навыки литератора. Он посылает на электронные почтовые ящики сообщения приблизительно такого содержания: "Моему сыну нужна операция, нам не хватает на еду, счета не оплачены. Люди добрые, помогите, кто чем может". И прикрепляет к такому сообщению номер банковского счета или электронного кошелька.
   - И подают?
   - Пишут, что сумма разовых пожертвований, переводя с китайских юаней на американскую валюту, составляет от 1 до 6 долларов США.
   - И не думай зарабатывать таким образом, детка, настоящие артисты теперь получают гораздо больше. Нынче шоу-бизнес в цене, надо только поставить на нужного человека и поладить со спонсором. Остальное сделают деньги и реклама.
   - Это вы обо мне, Василий Петрович? - загорелась надеждой Ангелина. - Может, вы знаете что-нибудь о том, что ожидает меня дальше?
   - Могу только догадываться, - рыжий пригладил свой чуб и сверкнул золотозубой улыбкой. - Только догадываться. А что на самом деле на уме у Мрака, даже Господь Бог не знает. Но если пообещает, то расплачивается он честно, даю слово.
   - А вас вот выгнал недавно, я права?
   - Права, да и он прав со своей стороны, - признался Красавчик. - Я ему подходящую девчонку привел, деньги получил, а она на него глаз положила, закатила истерику, из окна выброситься грозилась, если он на ней не женится.
   Ангелина вспомнила, что рассказывала ей Клара Павловна и даже зажмурилась от испуга, представив на минуту реакцию Мрака.
   - И... что? - рискнула продолжить она.
   - Что-что! Девчонку - на улицу, меня - тоже. Даже не выслушал. Ежели б не ты... - Красавчик прикусил язык и надолго закашлялся.
   - Мрак за меня тоже заплатил вам деньги, то есть вы меня продали?
   - Ой, девка-дура, - деланно засмеялся рыжий и поперхнулся. - Кто ж тебя продал, ты ж свободна, как ветер, и пацаненок твой пристроен. И денег я за тебя не получал, просто меня обратно на работу взяли. Вот выполнишь задание - оба станем богатыми, тогда и заживем на славу. А Мрак - он обязательно расплатится, ты только слушай его, и все будет хорошо.

***

   Вечером Ангелина, минуя протесты секретаря, влетела в кабинет Мрака.
   - Марк Семенович, - умоляюще пробормотала она. - Сегодня была драка между нищими.
   - Знаю, - проронил Мрак. Он стоял к ней спиной и, казалось, что-то внимательно разглядывал через окно.
   - Я больше не могу выйти попрошайничать на улицу с ребенком. Даня сегодня сильно испугался, а такая ситуация может повториться.
   - И что требуется сделать? - голос был все также глух и равнодушен, словно Ангелина говорила со спиной.
   - Ну, что-нибудь, - растерялась она. - Может, устроить в детский садик? Но может возникнуть проблема, потому что у меня нет прописки. Хотя медицинскую карту в нашей бывшей поликлинике я, наверное, оформить смогу...
   - Передайте... - начал Мрак и замолчал. Не сказав больше ни слова, он подошел к своему рабочему столу и нажал кнопку на переговорном устройстве.
   - Слушаю, Марк Семенович, - проблеял в аппарате угодливый голос.
   - Красавчика, - отрывисто бросил Мрак.
   Минута текли за минутой. Никто больше не проронил ни слова. Ангелина обреченно стояла посреди кабинета, сжав в волнении руки.
   "Господи, помоги мне, - беззвучно молилась она, боясь что ее сейчас вышвырнут прочь вместе с Красавчиком. - Я никогда больше не буду..."
   Чего она больше делать не будет, Господь не успел узнать, так как двери распахнулись, пропуская смертельно бледного Василия Петровича. Она взглянула на него исподлобья и заметила, что у рыжего дрожат руки.
   - Марк Семенович, - умоляющим голосом начал Красавчик, - я тут совершенно не при чем, я говорил, что к вам без предупреждения нельзя, но она так боялась за мальчишку, что готова была поколотить меня своими маленькими кулачками...
   Ангелина исподтишка оглядела свои кулачки и вздохнула. Красавчик нес откровенную чушь, но может, он знал, что надо говорить этому хладнокровному дьяволу в костюме от "Бриони".
   - Завтра по расписанию... - начал Мрак.
   - Завтра по расписанию лекция, послезавтра - практика по воровству, - угодливо подсказал Красавчик.
   "Что он говорит, да он просто бредит! - Ангелина возмутилась в душе, но промолчала, едва сдержав свои эмоции. Лишь сверкающие от негодования ярко-синие глаза да порозовевшие щеки выдавали ее волнение и растерянность. - У кого это - практика по воровству?! Я схожу с ума или уже нахожусь в сумасшедшем доме?"
   - После практики отвезешь ее на Севастопольскую. Сегодня же найти ребенку няню и устроить в садик рядом с домом.
   - На Севастопольскую... - Красавчик задохнулся от едва скрываемого восторга и уже более спокойно произнес: - Да, Марк Семенович, все сделаю.
   - Сегодня, - ледяным тоном перебил Марк.
   - А в понедельник на Севастопольскую с малышом и няней, - с готовностью подхватил рыжий. Ангелина почувствовала, что он опять дрожит, но уже от еле сдерживаемого восторга.
   "Что происходит? - недоуменно спрашивала себя она. - Что, черт возьми, я буду делать на Севастопольской?"
   - Ваша просьба решена, - глядя как всегда, мимо нее, проронил Мрак. - Прощайте.
   - Но, - попыталась сказать Ангелина, и не успела. Красавчик буквально схватил ее в охапку и попятился к двери.
   Когда секретарь затворил за ними двери, Ангелина пришла в себя и, вырвавшись из объятий Красавчика, прошипела:
   - Что это было? Куда вы меня тащите?
   - Это почти победа! - ликующе пропел Василий Петрович. Он издал победный клич, взметнул вверх рыжий чубчик и резво отбил чечетку на коридорном паркете. - Осталось совсем немного - прослушать последнюю лекцию, украсть пару кошельков, потом в салон красоты - и с шиком на Севастопольскую!
   - Украсть? В салон красоты? Вы шутите, Василий Петрович? - она пыталась схватить его за рукав клетчатого пиджака, но тщетно: Красавчик, упоенный собственным везением, уже мчался к лифту.
  -- Глава 12. Мрачные истоки европейской цивилизации
   Последнюю лекцию Ангелина записала почти целиком. Необходимость писать отчеты для Мрака обернулась на деле мстительной радостью, когда она узнала, что лекция будет на медицинскую тему.
   "Я законспектирую поподробнее все, что скажут, - возбужденно думала она, доставая тетрадь. - Такая тема, безусловно, заинтересует моего мрачного работодателя. На, выкуси, каменная статуя! Читай и наслаждайся!"
   Лектором оказался невысокий старичок, слегка похожий на Шона Коннери - ухоженная профессорская бородка с проблесками седины, серебряные виски, густые коротко подстриженные волосы. Плотная фигура лектора была облачена в хлопчатобумажный костюм цвета хаки со множеством заклепок и карманов, что делало старичка похожим на археолога или перезревшего скаута. Для полноты образа не хватало шляпы с круглыми полями - и вылитый папа Индианы Джонса. Правда, манера поведения лектора немного смущала и никак с Шоном Коннери не вязалась: у старика подергивалась левая рука, и в такт разговору подрагивала голова, выдавая старческую нервную болезнь.
   Он манерно откашлялся и гордо заявил, высоко задрав кверху подбородок:
   - Мое имя слишком известно, думаю, нет нужды представляться. На все ваши вопросы буду отвечать в конце, но особо нетерпеливые могут задавать их и во время лекции.
   Говор старичка был странный, не московский. Явно выраженный акцент и быстрое произношение с мягкими "е" и "и" выдавали уроженца юга. Кроме того, он так забавно картавил, что хотелось улыбнуться в ответ. Подождав, пока компания "учеников" утихнет, старичок выдержал эффектную паузу и безапелляционно заявил:
   - Я влюбился...
   Собравшиеся удивленно воззарились на это седобородое чудо.
   - ...Я влюбился в девушку, но она предпочла моего друга, - в тихом голосе новоявленного Шона Коннери сквозила печаль, затем он обвел комнату взглядом затравленного собаками кота и резко выкрикнул: - И я остался с носом... а мой друг - без носа, потому что она заразила его сифилисом. Итак, тема сегодняшней лекции - сифилис и его последствия!
   "Эффект разорвавшейся бомбы, кажется, удался", - успела подумать Ангелина, машинально записывая название темы.
   - Лекция будет о венерических заболеваниях, - пропел старичок, которого все просто обязаны были знать в лицо. - Всем известно, что они получили свое название в честь богини любви - Венеры. Сегодня мы вместе рассмотрим развитие человеческого общества на примере обычного сифилиса. Конечно, все слышали об этой болезни, но мало кто знает, что именно она самым непосредственным образом повлияла на всю ныне процветающую европейскую цивилизацию!
   И пусть медики копаются в научных библиотеках и препарируют трупы в поисках истины, никто все равно до нее не докопается, потому что сифилис слишком стар. Говорят, им болел сам библейский Иов, да и древним египетским фараонам пришлось не раз с ним познакомиться. А вот откуда в Европу пришло это заболевание - тут версий великое множество. Самая распространенная из них та, что первыми европейцами, подхватившими заразу, были матросы из экспедиции Христофора Колумба, они-то и привезли сифилис из Америки.
   Впервые эпидемия этой болезни была зафиксирована лекарями французского короля Франциска I среди солдат его армии, воюющей в Италии. Но что интересно, солдаты противника заболели сифилисом практически в то же самое время. И поскольку каждый приписывал заразу противнику, французы стали называть эту болезнь "итальянской", а итальянцы - "французской". Во всяком случае, именно с тех веков человеческая цивилизация и сифилизация развивались уже неразрывно друг от друга.
   Интересно и само название болезни - Сифилисом звали пастуха, героя древней поэмы, удовлетворявшего свои желания, как сейчас принято говорить - нетрадиционным путем. Благо многочисленное стадо коз и овец было полностью в его распоряжении. Сифилис вызывает бледная трепонема, самым характерным движением которой является вращение вокруг собственной оси.
   - Бледная поганка, - не удержавшись, пошутил Серега-афганец.
   - Похоже на то, - благосклонно улыбнулся старичок-лектор. - Начало шествия сифилиса по средневековой Европе было сродни эпидемии холеры, оспы или чумы. Поскольку с XVI века сифилис становится настоящим бичом человечества, даже название этой болезни боялись произносить вслух. Церковь тут же провозгласила, что подобное заболевание - кара Божья, обрушившаяся на человека за грехи. По свидетельству старинных летописей, в первые пятьдесят лет после появления в Европе болезнь выкосила едва ли не треть всего населения. Я бы отнесся к такому заявлению крайне скептически, поскольку в те годы еще свирепствовала и бубонная чума, и холера. В период позднего средневековья эта болезнь не знала преград, ею болели даже Римские Папы Александр VI, Бонифаций II, Юлиан II, Лев X и другие. Сифилис остался в спинномозговой жидкости почти у всех испанских, французских, итальянских и немецких государей. Несмотря на такой обильный урожай смерти, человечество выжило и частично приспособилось к этой болезни.
   Историки разных стран выдвигают версии, что сифилис имел и политические последствия: католическое движение породило свои крайне аскетические формы - протестантство и пуританство - именно в связи с переменой общественных взглядов на прежнюю свободу секса и вопросы половой морали. Более того, влияние сифилиса сказалось и на моде тех времен. Посмотрите, как одета знать на средневековых портретах и сравните с древнегреческими изображениями. Легкость и открытость туник и сандалий сменилась париками, высокими гофрированными воротниками, женские платья, и те утратили свои декольте - под одеждой знать пыталась скрыть свои язвы! К примеру, моду на парики ввел король Франции Людовик XIII, облысевший после заболевания сифилисом.
   Шли годы, люди приспосабливались к болезни, и в определенный период она вместо табу обрела своего рода богемный флер, своеобразный налет, которого уже не стеснялись, а которым гордились. Мопассан и Гейне признавались, что сифилис помогает им творить свои литературные шедевры, а также приводит к некоей духовности.
   Не так давно американский врач Дебора Хайден опубликовала книгу "Сифилис: Гении, Безумцы тайного недуга", в которой проанализировала последствия поражения организма сифилисом. Она нашла симптомы сифилиса у Гитлера, Ван Гога, Уайлда, Линкольна, Колумба, Ницше, Бетховена, Моне, Пикассо, Тулуз-Лотрека, Паганини и десятков других известных гениев прошлого. Доктор Хейден уверена, что влияние бледной трепонемы на великих мужей человечества сильно недооценена.
   Еще в начале XX века один известный немецкий писатель высказал идею, что европейцы навязали миру политические, художественные и научные ценности, созданные в воспаленном мозгу великих сифилитиков. Он попытался доказать, что все западноевропейские ценности появились вследствие влияния бледных спирохет на головной мозг людей, принимающих непосредственное участие в развитии всемирной истории. И кто знает, может со временем, когда наука достигнет новых высот, а археологи вскроют все могилы и саркофаги, оставшиеся от великих мира сего, добавятся новые доказательства этой болезни "цивилизации"...
   Аудитория молчала на протяжении всего времени лекции, и старенький профессор с известным именем все более входил в раж. Усевшись на своего любимого конька, он излагал притихшим от изумления слушателям свою любимую теорию. Глаза ученого сверкали, голова все больше тряслась, и Ангелина поймала себя на мысли, что "профессор" просто упивается собственным величием.
   "Уж не болен ли он сам? - закралась в душу предательская мысль, но она отогнала ее в сторону. - Наверное, еще один из любимых преподавателей Мрака по университету, призванных заботиться о спасении души и тела живущих в "Последнем пристанище". Осчастливил дедушку на пенсии, а мне приходится выслушивать черт знает что. Хотя старичок-то забавный, как и его идеи..."
   А старичок тем временем вдохновенно продолжал:
   - Пойдем дальше. Культура и искусство. А кто, собственно говоря, двигал ее и направлял? Те же самые великие сифилитики! Вспомним художников начала двадцатого века. Импрессионизм, которым все так восхищаются и кубизм, о котором столько спорят. Только в больном, пропитанном сифилитическим ядом мозгу, могли происходить дикие изменения цветов и естественных натур в странные, я бы сказал, жуткие формы и пропорции. Неужели здоровый человек может увидеть в природе что-либо подобное? Но я вижу, вы что-то подозрительно притихли, дорогие мои. И чтобы разрядить обстановку - анекдот!
   "У Армянского радио спросили:
   - От чего лучше умереть, от сифилиса или дизентерии?
   - Лучше умереть настоящим мужчиной, чем каким-то засранцем!"
   - Профессор, - раздался сквозь смех зала сиплый голос одного из "студентов". - А слабо рассказать не только про сифилис, а что-нибудь более близкое и страшное, СПИД, например?
   - О! СПИД! - воскликнул лектор. - Это, молодой человек, отдельная тема, требующая более тщательного, а главное - более дальнеприцельного рассмотрения.
   - Это что же за прицел такой? Когда все сдохнут на планете, что ли? - рассмеялся все тот же сиплый голос.
   - При ближнем рассмотрении СПИД - это бедствие, это болезнь и смерть миллионов. Но если глядеть в далекое будущее - то СПИД, возможно станет причиной появления нового человечества!
   - Вы хотите сказать, что когда все вымрут, нашу землю заселят инопланетяне? - тихий вопрос женщины заставил умолкнуть встрепенувшуюся было аудиторию.
   - Вовсе нет! - торжествующим голосом вскричал эксперт по сифилису. - Неужели вы не слыхали о новом поколении, зарождающемся прямо сейчас, в эти минуты среди нас?
   - Среди нас ничего сейчас не зарождается, кроме раздражения и желанья поспать, - сиплый голос высказал общую мысль.
   - О чем вы только думаете, молодой человек! - возмущению лектора не было предела. - Неужели вы не слышали о детях-индиго? Это не просто дети, это Дети Мечты!
   Десяток лет назад в США родился один ВИЧ-инфицированный ребенок. Сразу после рождения, а потом в возрасте шести месяцев был проведен анализ его крови, который показал наличие вируса СПИДа. Его обследовали также год спустя, и результат снова был положительным. В следующий раз анализ был проведен, когда ребенку исполнилось шесть лет, и следов от ВИЧ инфекции не обнаружилось! Решив разобраться, что происходит, ребенка отвезли в Калифорнийский Университет в Лос-Анджелесе. Проведенные там исследования показали, что его ДНК была не такой, как у обычных людей. В ДНК человека четыре нуклеиновые кислоты образуют соединения по три, в результате чего могут образовываться 64 различные комбинации, называемые кодонами. В ДНК обычных людей активированы только 20 из 64 кодонов, Еще три представляют собой коды начала и завершения. Согласитесь, очень похоже на то, как работает компьютер.
   Так вот, у этого мальчика было активировано 24 кодона - на четыре больше, чем у любого другого человека! Затем ребенка протестировали, чтобы проверить, насколько сильна его иммунная система. Взяли смертельную дозу ВИЧ-инфицированных клеток и смешали ее в чашке Петри с некоторым количеством клеток ребенка. Его клетки остались абсолютно нетронутыми! Тогда концентрацию смертоносных клеток стали увеличивать, превысив в 3000 раз ту, которая потребовалась бы для заражения человека. Клетки ребенка остались абсолютно не инфицированными. Ученые начали тестировать его кровь на устойчивость к другим болезням, таким как рак, и обнаружили, что этот ребенок обладал иммунитетом ко всему! Затем был найден еще один ребенок, у которого также были активированы 24 кодона, потом еще один, и еще один, потом 10000, потом 100000, потом миллион! Сейчас, по оценкам Калифорнийского Университета, который отслеживает тесты ДНК по всему миру, один процент людей на Земле обладает этой новой ДНК. Это дает цифру примерно в 60 миллионов людей, которые по старым критериям людьми не являются!
   - Может, виноваты инопланетяне, которые делают из нас мутантов? - подсказал сосед Ангелины, и на него зашикали.
   - Наукой установлено появление множества людей с этой новой чуждой ДНК, и это означает, что в наши дни на Земле рождается новая раса людей, представители которой, очевидно, вообще не будут болеть.
   - Но для начала 90 процентов людей должны умереть от СПИДА, так что ли? - не вытерпела Ангелина. - К тому же, неизвестно, что будет с детьми этих самых мутантов. Иммунитета родителей даже на одно поколение не всегда хватает.
   - Еще не известно, существует ли что-либо еще, помимо того, что эти дети обладают полным иммунитетом, - старичок повернулся в ее сторону и так строго посмотрел, как будто она сказала что-то неприличное. - А вдруг некоторые из них носят в себе ген бессмертия - кто знает? Возможно, существуют и другие особенности, о которых мы и мечтать не могли. Я часто думаю о том, не связываются ли эти люди друг с другом - например, телепатической связью? Но это уже тема для нашей следующей лекции. На сегодня - прощайте.
   Человек, которого были просто обязаны знать все, гордо задрал бородку и направился к выходу - трясущаяся от старости голова и затаенная мысль о бессмертии в подслеповатых глазах...
  -- Глава 13. Не пойман - не вор
   Оставив позади Киевский вокзал и арки Бородинского моста, они прошли по левой стороне Смоленской площади и с узенькой улочки нырнули в какой-то переулок. Ангелина здесь никогда не была, поэтому старалась не отстать и мало обращала внимания, куда ее ведет Красавчик. Мысли буквально раздваивались - как там Данилка и как пройти сегодняшнюю непростую практику. А то, что задание будет непростым, ей было понятно с самого начала - невозможно вот так, на ровном месте, за один день обучиться ремеслу, тем более - воровскому.
   Данилка остался дома с няней, которую отыскал рыжий. Девушка лет двадцати пяти, на вид скромная и приятная, каких сейчас редко встретишь в столице, как он предупредил, из глухой сибирской деревни.
   - Не боись, Надя прошла отличную школу - была сиделкой у одного очень хорошего, и очень влиятельного человека. Сейчас вот не у дел осталась, поскольку он пару недель назад скончался. Так что за мальцом присмотрит, что надо - и накормит, и оденет, и гулять выведет, - выдал Красавчик, едва только вошел в двери. - Вот знакомься со своим новым пациентом, - это уже относилось к няне.
   Ангелина непроизвольно вздрогнула, услышав "пациент", но улыбка девушки, кроткая и печальная, обезоруживала.
   "Наверное, все еще о смерти своего подопечного переживает. Когда за беспомощным человеком ухаживаешь, поневоле к нему привязываешься. Интересно, я почему-то представляла сибирячек крупными, сильными, светлыми и лицом, и волосами. А Надежда - тоненькая и смуглая, как цыганка. Хотя чукчи тоже в холодной тундре живут, а на вид темноволосые и смуглые".

***

   И вот теперь, оставив ребенка с няней Надей, Ангелина шла за Красавчиком на очередную авантюру, плохо представляя, что же ее ожидает впереди. Василий Петрович просто предупредил, что ее сегодняшней наставницей будет воровка-карманница. Они молча поднялись по металлической лестнице старой московской четырехэтажки и постучали в обшарпанные двери на последнем этаже.
   - Кто там? - спросил из-за двери хриплый женский голос.
   - Свои, Любка, открывай, - отозвался Красавчик, подмигивая Ангелине - мол, все по плану, не беспокойся. В проеме распахнувшейся двери показалось женское лицо - чуть одутловатое, помятое; лишь с некоторой натяжкой в нем можно было разглядеть следы былой миловидности.
   - А... вы... я почти готова, - мотнула курчавой головой с химзавивкой женщина. - Подождите пять минут.
   Спустя минут пятнадцать все трое уже шли по улице. Люба, которая должна была показать Ангелине, как надо работать, охотно болтала, потому что получила причитающийся ей гонорар вперед. У карманницы отсутствовали передние зубы, отчего говорила она шепеляво и медленно, порой подбирая ускользающие в памяти слова.
   - Милиционеры, милочка, так говорят: "Мало поймать вора, надо доказать его вину". Следовательно, нам с тобой надо идти от противного - то есть, не дать доказать свою вину даже при поимке, - наставляла она, гордая поручением. - Скажу тебе, деваха, в наше время поймать карманника с поличным - задача почти нереальная.
   - А если я, например, жулика за руку поймала в собственном кармане - разве нужно что-то доказывать? Сразу вести в милицию, - не стерпела Ангелина.
   - А что толку? - отмахнулась Любка. - Ну, даже если приведешь такого в отделение, менты обыщут - кошелька нет, он Христом Богом клянется, что в глаза его не видел, а рука в твой карман или сумочку попала по чистейшей случайности - прижали в толпе, и все тут... За что судить безвинного человека?
   - Но... как же? Он ведь украл?
   - Во-первых, схватить карманника за руку - вещь редкая: вор-карманник работает как фокусник или там пианист какой с музыкальными пальцами, - гордо произнесла Любка. - Во-вторых, обычно на дело идут в паре, украденный кошелек тут же передается товарищу, и тот успевает скрыться, как только подымается шум. Правда, - честно призналась она, - я-то сама сидела уже дважды, первый раз - за наркотики, второй раз - за "карман".
   - А как же тебя поймали, если это почти нереально? - не удержавшись, съязвила Ангелина.
   - А я была наколотая тогда, в таком состоянии нам "работать" противопоказано. А куда деваться, когда деньги позарез нужны? Да и чему удивляться, на транспорте настоящих спецов уже почти не осталось. Таких, которые могут часы с руки снять или цепочку с шеи, чтобы никто не заметил. Кто сейчас в троллейбусах да автобусах по карманам лазит? Наркоманы, такие же, как и я! А какой уж тут профессионализм? "Завтыкает" до ступора, таких и ловят... А те, что покруче, те в транспорте не промышляют, те в центре работают, по элитным магазинам, театрам или барам. Наркоманов среди них почти нет, одеты с иголочки, никогда не догадаешься, что они "щипачи". Стоит себе такая краля в дорогом бутике в шикарной шубе, или мужик, прям бизнесмен с виду, познакомиться с тобой лезет, а по выходу из магазина или ресторана обнаружишь, что сотового телефона или кошелька нет.
   - Нечего тут зубы заговаривать копеечными уловами, - рассмеялся Красавчик, фамильярно шлепнув Любку по заду, отчего она картинно взвизгнула. - Ты лучше расскажи ей, как на Куреневке малолетки вытянули у тетки кошелек с семью тысячами долларов!
   - А ты откуда знаешь? Ну, было дело, только давно. Купили они себе тогда БМВ одну на пятерых, разоделись, как не знаю, кто. А где они теперь? Одного уже и на свете нет, двое сидят, двое нариками стали...
   - Вы, Люба, лучше расскажите, что мне делать надо будет, - попросила Ангелина, умоляюще взглянув на Красавчика.
   - Ближе к делу, так сказать, - усмехнулась Любка. - Ну, слушай сюда. Вот тебе хозяйственная сумка, держи ее в руках. А перед тем, как войдем в троллейбус, снимешь свой пиджак и перебросишь через руку. Я сделаю то же самое - это так называемая "ширма" - она прикрывает руку тому, кто шарит в кармане.
   - Я не буду, - Ангелина остановилась и посмотрела на Красавчика. - Я в карман к человеку не полезу, хоть режьте...
   - Ты на стреме стоять будешь, только и всего, - успокоил Красавчик. - Я зайду для подстраховки в заднюю дверь, вы с Любкой - через переднюю.
   - Ага, - подтвердила карманница, обращаясь к Ангелине. - Будем работать в троллейбусе. Ты меня не знаешь, я тебя тоже. Стоять должна прямо позади меня, если начну двигаться, ты идешь вслед за мной, как привязанная. Если что пойдет не так - крик кто поднимет, или еще что - протискиваешься мимо меня и выходишь на первой же остановке черед заднюю дверь, Красавчик прикроет.
   - И все? - облегченно вздохнула Ангелина.
   - Все, - подтвердил Красавчик. - Твоя задача - просто быть рядом с Любкой, она все сама сделает. И не вздумай пикнуть, тебя ведь дома ребенок ждет-не -дождется, помни о этом, куколка!
   - Хорошо, - покорно согласилась Ангелина. - Если просто постоять рядом...
   - В одиночку на транспорте мало кто "работает", чаще по двое или по трое, - пояснила Любка, когда конфликт был улажен. - Один вытаскивает содержимое карманов, другой принимает, третий отвлекает внимание.

***

   Сначала все было так, как сказал Красавчик - они вошли в разные двери троллейбуса. Ангелина, стараясь не отстать, протиснулась вслед за Любкой в середину вагона и уставилась в окно. Любка пристроилась возле темнокожего молодого человека, судя по виду - иностранного студента. Через одну остановку Красавчик, который до этого оставался у задних дверей, вдруг взмахнул рукой и на весь вагон крикнул:
   - Привет, детка, как же давно мы не виделись! Сколько лет, сколько зим! Айда ко мне!
   Ангелина недоумевающе посмотрела на рыжего, а потом вдруг поняла, что эти слова предназначены ей. Она улыбнулась одними губами и стала протискиваться к заднему выходу. На остановке Красавчик спрыгнул первым и галантно подал ей руку. Двери захлопнулись, они остались на тротуаре. Оглянувшись, Ангелина увидела Любку, которая вышла на той же остановке, только через переднюю дверь.
   Карманница чуть повела головой, приглашая следовать за ней. Свернув за угол, Любка бесцеремонно выхватила у Ангелины ее же пиджак и достала из кармана кошелек.
   - 200 баксов и пару тысяч с мелочью, - подвела итог карманница. - Клевый улов! - Она протянула сотку Ангелине. - Твоя доля.
   - Но... - пролепетала та в ответ.
   - Сдачи не надо, чао! - засмеялась Любка, сунула Ангелине в руки пиджак, схватила сумку и стремительно зашагала прочь.
   - "А третья дочечка Броня - была она воровка в законе. Что с глаз она видала, то с рук она хватала. Словом... любила чужих вещей!", - дурашливо запел Красавчик вслед Любке старую песенку одесского разлива.
   - Василь Петрович, так это и все? - озадаченно дернула его за рукав пиджака Ангелина. - Я уже свободна?
   - Все познается в сравнении, - загадочно произнес Красавчик. - Сначала для себя реши, хочешь ли ты быть свободной, а если да, то от чего или от кого?
   - Я об этом не думала, - растерялась Ангелина.
   - А ты подумай, крепко подумай, красавица. Ты ведь теперь у меня на крючке, рыбка моя, - усмехнулся Красавчик. - Как соучастница кражи у иностранного студента, а я - свидетель преступления.
   - Но я же ничего не делала, - сдерживая вмиг набежавшие слезы, прошептала Ангелина, уже чувствуя, что ее загоняют в угол.
   - Как это не делала - ты помогла воровке украсть, вынесла из троллейбуса украденный кошелек в кармане своего пиджака и получила свою долю добычи. Что еще нужно следователю?
   - В таком случае, вы тоже соучастник, - из жертвы, загнанной в угол, Ангелина перешла к нападению.
   - А вот и нет, я-то как раз обычный попутчик, ставший свидетелем кражи, - Красавчик произнес эту фразу сурово, почти обличающе, и тут же расхохотался. - Да не дрейфь ты, это я просто тебя уму-разуму учу, чтобы нутром чувствовала, кого в этой жизни держаться надо.
   - А если я решу сорваться с крючка, тогда что? - спросила в упор Ангелина.
   - А ничего, тогда с тобой не я, а другие разбираться будут.
   Ангелина сглотнула слюну, на миг представив себе Мрака, отдающего приказ своим охранникам, и содрогнулась.

***

   - Постоянное наблюдение организовано, шеф, - пророкотал в трубку сотового начальник безопасности. - Клиент провел сегодня три встречи - отчеты выслал по факсу. Послезавтра примерно в 10:30 собирается везти свою телку в "Стрекозу".
   - Примерно или точно?
   - По трубке они договаривались на 10:30, а как можно с бабами быть точным? Думаю, на полчаса-час задержатся.
   - Проинструктируй своих орлов, чтобы как только они направятся к "Стрекозе", немедленно дали знать.
   - Есть, сэр, - это была одна из шуток безопасника. - А что с нашей ангельской сучкой - тоже планируем на послезавтра на утро?
   - Серый, смени пластинку, - в голосе шефа послышались недовольные нотки. - Ангел послезавтра с утра тоже будет в "Стрекозе". Поедет на моем "Prado". Внутри здания держать ее под постоянным наблюдением, понял?
   - О'кей...
   "Что это с ним ? - подумал безопасник, пряча сотовый в карман. - Неужто его интересует сама девчонка, а не ее деньги? Надо бы с ней поосторожнее - такую работу, как у Мрака, терять больно..."
  -- Глава 14. Крокодиловы деньги
   - Ну, плохого понемножку! - бодро скомандовал Красавчик, увидев, что жертва недавней "рыбалки" в транспорте немного опомнилась. - Теперь переходим к хорошему. А что самое приятное для женщины?
   И, видя, что Ангелина, все еще подавленная недавним разговором, молчит, сделал театральный жест обеими руками: - Вуаля! Шоппинг, рыбонька, вот что способно отвлечь любую женщину от любой проблемы!
   - А зачем воровке шоппинг? - пролепетала девушка, - Очередной маскарад?
   - Надо тебя приодеть перед завтрашним посещением фитнесс-клуба. Кроме того, не мешает запастись и другой одежкой, на все случаи жизни, ты ведь теперь из себя светскую даму изображать будешь. Тут недалеко секонд-хенд имеется, там и дело справим.
   - В секонд-хенде прилично одеться нельзя, - усмехнулась Ангелина. - Может, лучше я теперь стану гидом? Здесь совсем рядом - на Киевской - Торговый центр "Европейский", там можно сразу же приобрести все, что нужно. Если, конечно, Мрак на мои наряды выделил нормальные деньги...
   "Хотя что может понравиться Мраку, сложно представить даже в самом страшном сне", - подумала она про себя, опасаясь высказать свои мысли вслух и помня свое твердое решение держать язык за зубами. - Хоть бы намек какой на то, как мне надо завтра выглядеть. Но если дело идет о фитнесс-центре, то нужна будет и спортивная, и деловая одежда, да еще повседневный костюм на все случаи. Выходная экипировка вряд ли понадобится, но на всякий случай нужно и "маленькое черное платье" иметь. Красавчик подсказал, что этот раз мой ледяной шеф хочет видеть меня "светской дамой", но что на самом деле имелось в виду?
   - Марк Семенович все предусмотрел, - словно прочитав ее мысли, похвастался Красавчик. - А одеваться будем там, где сказали. В нашем секонд-хэнде и кое-что приличное имеется...
   Минут через пятнадцать они подошли к магазину, занимавшему первый этаж и подвальное помещение под целым подъездом. Вывеска гласила, что магазин стоковой одежды "Саламандра-M" предлагает по бросовым ценам последние новинки в мире моды. Словно в подтверждение этому на стене выделялся броский рисунок - в черной каминной арке на горящих углях танцевала в кроссовках и кружевном чепчике неистовая саламандра. Правда, Ангелине показалось, что пресмыкающееся больше смахивает на тощего крокодила из сказок Корнея Чуковского, того самого, который "солнце проглотил".
   Прямо у входной двери стоял охранник, до боли напомнивший ей "орлов" Мрака. Сразу за входной стеклянной дверью просматривалось большое и ярко освещенное помещение, заставленное вешалками с одеждой, распределенной согласно сезонам года на четыре сектора.
   Едва они минули охранника и переступили порог, Красавчик наклонился и шепнул ей на ухо: - Идем прямо через зал и проходим за правую ширму.
   Ангелина проследила за его взглядом и заметила в дальних углах комнаты примерочные ширмы, задрапированные тяжелыми бархатными шторами. Возле правой стоял еще один охранник в черном. Посетителей в магазине было мало - несколько молоденьких девушек щебетали возле осенней стойки да пожилая пара яростным шепотом обсуждала между собой ценники на шубах.
   "Куда я попала? - недоумевая, спросила она сама себя. - Что за странный магазин и куда, в конце концов привел меня Красавчик? А вдруг это западня?"
   Увидев, что она замешкалась, рыжий подтолкнул легонько в сторону правой ширмы, мол, не трать понапрасну время. Смирившись, она направилась прямо через зал, с замиранием сердца отодвинула тяжелые складки и вздрогнула от неожиданности, увидев саму себя в полный рост. Стена за ширмой представляла собой обычное примерочное помещение с зеркалом. Огромное, в роскошной золоченой раме, оно занимало всю стену. Светильники-бра, освещавшие внутренность примерочной, также были сделаны "под старину" - в виде подсвечников, в каждом из которых пылали по три лампочки-свечки. Свет от них многократно отражался на кафельном полу в черно-белую плитку и на зеркальном потолке.
   Красавчик вошел вслед за ней и остановился сзади, шумно дыша в затылок. Протянув руку через плечо Ангелины, он нащупал кнопку сбоку зеркальной рамы - левая панель стены отъехала в сторону. Внутри оказался еще один зал, большой и ярко освещенный, заполненный вешалками с вещами. Только, в отличие от первого, шмотки здесь были действительно фирменными. Яркий плакат на стене справа с изображением серебристо-серого крокодила, видимо символизировал, что здесь присутствуют товары фирмы Lacoste. И действительно, вешалки заполняла в основном спортивная одежда: рубашки, поло, свитера, кардиганы.
   В центре зала сосредоточились коллекции Zara, МЕХХ и других известных марок. Всю левую сторону комнаты занимали витрины с бельем, обувью и сопутствующими товарами - духами, часами, сумками и другими аксессуарами.
   К ним уже спешила невероятно тоненькая и обаятельная девушка - сразу чувствовалось, что зала находится под ее неусыпным вниманием и контролем.
   - Здравствуйте, - приветливо улыбнулась она, окинув посетительницу цепко-оценочным взглядом. - Меня зовут Рената, я готова ответить на все вопросы и подобрать для вас наиболее удачный образ.
   "Если бы я знала, какой образ будет удачным, - пронеслось в голове Ангелины. - Попробую одеться на свой вкус, добавив немного ярких деталей, чтобы не выглядеть богатой серой мышкой. К тому же, красное всегда вызывало во мне чувство противоречия и настраивало на боевой лад".
   - Коллекции лето-осень в нашем отделе представлены, как Вы видите, в большом ассортименте, - уже вовсю щебетала Рената. - Поскольку в этом сезоне в моде смешение стилей - от 20-х до 80-х годов прошлого века, чтобы выглядеть на все сто, могу посоветовать большой воротник, воланы, ботильоны, экстравагантную шляпку. Брюки и юбки на бедрах ушли в прошлое, талия вернулась на место и оттеняется тонким пояском. Силуэт стал более узким, удлиненным и облегающим, такой стиль отлично подойдет к Вашей фигуре.
   - Сначала выберем спортивную одежду, - попросила Ангелина.
   - Пожалуйста, прошу сюда, - продавщица направилась к вешалкам и стала неспешно тасовать одежду, то и дело останавливая внимание гостьи на наиболее, по ее мнению, подходящих вещах. - В палитре этой осени будут преобладать бежевые и жемчужные оттенки. Дополняют их оранжевый, желтый, темно-зеленый, лиловый и коричневый цвета. По-прежнему актуальными остаются "золотые" и "серебряные" наряды. А вот для верхней одежды лидирующие позиции занимает белый цвет или крупная клетка с его присутствием.
   Ангелина не пыталась остановить поток красноречия Ренаты. Наоборот, она внимательно прислушивалась к ее советам. Во-первых, какая женщина откажется примерить столько интересных фасонов, если представляется возможность? Во-вторых, шоппинги с мужем ей не доставляли большого удовольствия, так как наряды он предпочитал выбирать для жены сам. В-третьих, такие походы в последние годы были очень редкими - после рождения Данилки супруги гораздо реже бывали в гостях и на вечеринках, чем в первый год совместной жизни.
   - По мнению дизайнера Кристофа Лэмера, блестящий серебряный логотип Lacoste - это современный взгляд на марку фирмы, - воодушевленно выдавала подкованная Рената явно заученный текст, указывая на яркие бирки с серебристым крокодилом. - Могу сказать, что новое направление стиля от Лэмера, сохраняя спортивную индивидуальность Лакост, привносит в него элементы шика и беззаботной элегантности, которые отражены в коллекциях Sport, SportsWear и Club.
   Порывшись в памяти, Ангелина смогла лишь смутно припомнить, что фирма Лакост обязана своему названию теннисисту Рене Лакосту за победу на Кубке Дэвиса в дремучем 1927 году. Едва заполучив кубок, Рене потребовал от капитана французской сборной по теннису обещанный для победителя турнира чемодан из крокодиловой кожи. Американская пресса после этого окрестила Рене Крокодилом, а фирму, одевавшую команду, стали называть Лакост. О других известных марках одежды ее познания были еще более скромными.
   Наслушавшись советов, уже через полчаса Ангелина успела сделать для себя несколько выводов: сапоги стоит взять в форме лыжных ботинок, с застежкой сбоку; большой бант можно использовать в качестве пояса, галстука, воротника или декоративного украшения; в верхней одежде модны этнические орнаменты; плотные колготы могут быть всевозможных цветов с крупным рисунком, ткани - в клетку или с крупными цветами, сумки модны большие, как чемоданы; украшения - также очень крупные, из кристаллов, камней и метала сложного дизайна.
   - Тем, кто хочет выглядеть немного сексуально и на сто процентов женственно, стоит присмотреться к блузкам BGN из ткани, имитирующей атласный шелк, что невероятно притягательно для мужских взоров, - бодрый голосок Ренаты не умолкал ни на минуту.
   Общими усилиями они выбрали несколько пар джинсов, подобрали по паре свитерков и коротких пиджаков, несколько элегантных футболок, кроссовок и прочую мелочь.
   С деловой и верхней одеждой пришлось повозиться дольше - август месяц был на исходе, поэтому продавщица предложила взять несколько теплых моделей из последней коллекции МЕХХ. Когда покончили с бельем, бижутерией и обувью, Ангелина посмотрела на часы и ужаснулась - уже вечер! Она напрочь позабыла о сыне, поддавшись увлекательному путешествию в мир моды. И только сейчас она обратила внимание, что утомленный женскими поисками красоты Красавчик сладко спит на примерочном диванчике.
   Девушки с пониманием посмотрели на спящего и обменялись веселыми взглядами, подмигнув друг другу.
   Наконец выбор был закончен. Ангелина в последний раз подошла к зеркалу и критически оглядела себя с ног до головы, словно чужую, прикидывая, удачен ли подобранный стиль. Платье-футляр из шерстяного твида, сумка из кожи питона (Oscar de la Renta); флисовый ободок, серьги (Marc Jacobs); замшевый ремень (Linea Pelle Collection); чулки (DKNY); кожаные ботильоны (Cesare Paciotti) - все сидело великолепно.
   - Просто прелесть! - восхищенно прошептала продавщица, закатывая глаза. - Как тут не потерять голову Вашему мужчине!
   - Моему мужчине? - озадаченно переспросила Ангелина, не понимая, о чем толкует Рената.
   - Марк Семенович сегодня звонил лично, просил обслужить как положено и счет прислать ему.
   Ангелина на минуту потеряла дар речи: кажется, ее приняли за любовницу Мрака!!!
   - Знаете, милочка, - обратилась она ледяным тоном к продавщице, - пожалуй, мы продолжим. Думаю, мне не помешают еще несколько деловых костюмов от Шанель и Стеллы Маккартни, пяток выходных платьев и драгоценности, о которых я попросту забыла.
   - Отлично, - буквально захлопала в ладоши продавщица.
   "Вот вылезут на лоб глаза у Мрака, когда он получит счет за мои наряды, - мстительно размышляла Ангелина, снова направляясь к вешалкам. - За крокодиловы наряды - крокодиловы деньги!"
   ...Красавчика, все еще храпевшего на диване, бесцеремонно растолкали только часам к десяти вечера.
   - Как, уже все? - зевая, простонал он и нехотя открыл глаза.
   - Все, - хором ответили девушки и звонко рассмеялись.
   Зато Красавчику стало не до смеха, когда он оценил количество приобретенного.
   - Ну, Вы даете, - только и смог произнести он, - да Вас и на полчаса оставить невозможно, как в том анекдоте про блондинку.
   - Расскажите, - попросила заинтригованная Рената, окрыленная и вниманием Красавчика и сегодняшним выторгом.
   "Заходит блондинка в Sex Shop, подходит к продавцу, и говорит: - Будьте добры, мне пожалуйста во-о-он тот фаллоимитатор черненького цвета.
   Продавец отвечает: "Девушка, у Вас замечательный вкус, отличный выбор!"
   "Да? Ну, тогда мне еще вот тот оранжевый!"
   Продавец: "Превосходно! Да Вы, я вижу, по нарастающей идете?"
   "Ну и напоследок, еще пожалуй, тот красненький, упакуйте пожалуйста, уж очень мне он понравился!"
   Продавец только глаза выпучил и через несколько секунд отвечает: "Девушка, это огнетушитель, и он не продается..."
   - Так-то вот! - подытожил Красавчик, и видя, что покрасневшая Рената не сводит с него глаз, самодовольно добавил: - А хотите анекдот про то, как блондинки сводят счеты с жизнью?
   - Как?!
   - Первая блондинка захотела покончить жизнь самоубийством, так потом в зеркале насчитали шесть пулевых отверстий. Вторая сгребла все свои вещи в гору и сбросилась с нее вниз. По-моему, сейчас как раз такой случай.
   Вздыхая и еще что-то бормоча по поводу блондинок, он пошел заказывать машину.
  -- Глава 15. Красота и ее жертвы
   На следующее утро Ангелина проснулась очень рано. Как-никак сегодня ей предстоял "выход в свет", которого она боялась не меньше, чем практики по воровству. Надо было успеть почистить перышки и еще раз проверить, все ли вещи уложены. О том, что сегодня ее вещи должны перевезти на новую квартиру, она знала еще два дня назад, но что вещей будет столько - не догадывалась до вчерашнего вечера. Сегодня комната напоминала маленький магазин. Все свободные места занимали кульки с логотипами известных модельных марок, коробки разных размеров и форм - результат ее вчерашнего шоппинга в "Саламандре-М".
   Реакция Мрака на ее столь грандиозное пополнение собственного гардероба была не ясна. И спросить об этом было некого - Красавчик отсутствовал, то ли демонстративно, то ли его послали по делам. Ангелину должен был отвезти в клуб охранник Мрака, поэтому один из двух серебристых "Land Cruiser Prado" хозяина уже стоял у подъезда "Последней обители".

***

   Фитнесс-клуб "Супер-Стрекоза", (Си-Си, как прозвали его завсегдатаи) располагался в престижном месте - рядом с Арбатом. Весь первый этаж занимал шикарный салон красоты, известный на весь город. Под бар и ресторан был отдан второй этаж здания. Фитнесс и спа-салоны, бассейн, кегельбан и бильярд располагались в полуподвальном помещении, куда вела широкая мраморная лестница.
   "Интересно, зачем Марк решил отправить меня позаниматься фитнессом? Причем именно в этот клуб? - мучительно размышляла она и в машине, и спускаясь по лестнице в вестибюль клуба, и на пути в раздевалку. - Наверное, здесь я должна встретить кого-то, с кем впоследствии придется иметь дело. Но кто это - мужчина или женщина? А может, их будет несколько? Придется попотеть, чтобы узнать".
   Потеть ей пришлось в самом прямом смысле слова - тренер, взявшийся опекать ее, оказался на редкость требовательным. Но ей это даже понравилось.
   С удовольствием выполнив положенную разминку, она перешла в общий зал, чтобы заняться силовыми упражнениями. Здесь уже было много народа, и Ангелина, старательно выполняя намеченную программу, переходила от тренажера к тренажеру, поглядывая украдкой по сторонам.
   "Неужели никто так и не подойдет? - гадала она. - А если подойдет - как мне вести себя? Чертов Марк, даже не соизволил дать никаких указаний на этот счет... А вдруг это будет кто-то из его знакомых, ведь звонил же он вчера в "Саламандру", может и фитнесс у него в кармане? В конце концов пусть это будет кто угодно, только бы избавиться от мучительного неведения и узнать, что же за дело ей предстоит".
   Но ничего не случилось ни за полчаса, ни за час. По окончании комплекса тренер предложил на выбор новинки клуба: аква-аэробику или боди-балет. Ответив, что подумает, она попрощалась с ним и еще раз прошлась по залу в надежде, что кто-то ее окликнет или подойдет.
   Посетителей с утра было немного, каждый занимался своим комплексом. Перехватив несколько заинтересованных мужских взглядов, она решила, что пора уходить - оставаться здесь дольше бессмысленно.
   Напряженное ожидание становилось все мучительнее: ни в вестибюле, ни в раздевалке также ничего не произошло. И только когда Ангелина направилась в бассейн, ее вдруг окликнули:
   - Ангелочек! Привет, подруга, сколько лет, сколько зим!
   Она оглянулась и увидела двух девиц, лица которых показались ей смутно знакомыми.
   - Да она нас, наверное, опять не помнит! - укоризненно сказала первая.
   - Мы с тобой в универе вместе учились, только на три года младше курсом. А в этот Новый год вместе гуляли у Валерика Сычева, - охотно пояснила вторая.
   Ангелина с трудом припомнила, где видела этих "подруг". Действительно, прошедший Новый год, а заодно и день рождения, они гуляли у Валерика Сычева, одноклассника мужа. А этих двух "отважных охотниц за холостыми миллионерами" представил им с Виктором сам именинник. Девчонки утверждали, что учились вместе с ней в университете, хотя она сама вспомнить их не смогла - много ли внимания старшекурсники уделяют младшим?
   И еще она вспомнила, какими голодными взглядами эти еще не пристроившиеся "светские львицы" провожали всех мало-мальски значимых мужиков на той вечеринке. Господи, это же всего восемь месяцев назад было, а кажется, что прошла с тех пор целая вечность!
   Изобразив искреннюю и радостную улыбку, она шагнула им навстречу, недоумевая, какое отношение эти ветреные пустышки могут иметь к ее неизвестному заданию. Обе были блондинками, ухоженными и явно привыкшими к занятиям спортом, о чем свидетельствовали их стройные подтянутые фигуры. Первая была высокого роста, крутобедрая и мускулистая, с вызывающе крупной грудью. Вторая - пониже, более хрупкого телосложения.
   - Привет! - пропела Ангелина, оглядывая девиц, имена которых не помнила. - Вот так неожиданная встреча! Девочки, так приятно вас видеть. Вы здесь постоянно бываете, или как я - впервые забрели?
   - Можно сказать, мы завсегдатаи, у нас клубные карточки, - с пафосом отвечала блондинка повыше ростом. - Мы с Маринкой уже второй сезон здесь потеем по три раза в неделю. Но, результат, как видишь, налицо!
   Она крутанула на высоких каблуках, чтобы Ангелина могла оценить высокий результат тренировок в "Си-Си".
   - Вернее, на теле, - поправила подружка, которую назвали Мариной. - Здесь очень удобно и классно - все в одном здании, и спортзал, и бассейн, и салоны. Даже можно поесть в кафешках или ресторанчике на втором этаже. Наташка вот только - цербер, не дает устроить праздник души.
   - Это кто здесь вспоминает про еду? - грозно сдвинув брови, нарочито сердито вскрикнула Наталья. - Праздник души - сколько угодно, а о празднике желудка - забыть до замужества! Дала слово - держись!
   - В здешнем ресторане - пища легкая, можно сказать, воздушная, - шепотом поддакнула Марина, закатив к потолку шаловливые глазки.
   - Чего не скажешь о ценах, - встряла Наталья. - Дары моря и фруктово-овощные салатики, от которых есть еще больше хочется, стоят как тазик черной икры, честное слово!
   - Какое это имеет значение, если платишь не из своего кармана, - одернула ее Марина, - изображать, что сидишь на диете, очень удобно: можно только минералку заказывать. Зато здесь такие потрясающие мужчины встречаются, только почти все уже заняты...
   Она осеклась, проводив взглядом пару, проходившую мимо них. Толстенький невысокий мужчина средних лет вел под руку сногсшибательную блондинку на две головы выше себя.
   - И этот уже занят, когда только Катька успела, - сквозь зубы прошипела Наташа, скривив тонкие губы, умело увеличенные ярко-алой помадой.
   - Извините, девочки, но мне пора в бассейн, - заторопилась Ангелина и решительно повернула в сторону душевых.
   - Постой, - удержала ее за рукав Марина. - Нам тоже в бассейн. А ты сегодня одна или с Виктором?
   При упоминании имени мужа Ангелина с такой силой сжала челюсти, что заломило скулы. Почувствовав легкое головокружение, она сжала ручку сумки так, что побелели костяшки пальцев.
   - Виктор не любит фитнесс, он предпочитает футбол, - осторожно ответила она.
   - Да-а-а? - недоверчиво протянула Марина и переглянулась с подругой. - А мы его на той неделе здесь, в "Си-Си", видели.
   - С такой эффектной брюнеткой, тощей, словно жердь и черномазой, как цыганка, - подхватила Наталья.
   Ангелина на миг растерялась. Мысли, словно испуганные кузнечики, запрыгали в голове, в висках гулко застучало. "Виктор? С брюнеткой? О, Господи, неужели с той стервой, что выгнала меня из дома?"
   Назойливые подруги, не отставая ни на шаг, ринулись вслед за ней в душевую, наперебой описывая встречу с ее бывшим мужем и его спутницей. Ангелина старалась взять себя в руки, но скрыть смятение ей не удалось. Она повесила сумку в свободный ящик, скинула футболку, достала полотенце и купальник. Под оханье и аханье двух доброжелательниц, стремглав вбежала в душевую кабинку. Захлопнув за собой дверцу и подставив лицо под теплые струи воды, она беззвучно зарыдала, не в силах остановиться. Предательские воспоминания, которые все эти месяцы старательно изгонялись из памяти, нахлынули враз, мучительно и больно.

***

   Жизнь для нее остановилась в тот миг, когда возвратившись с прогулки, Ангелина позвонила в дверь своей квартиры. Домработница Ольга, крупная некрасивая женщина с тупыми, как у коровы глазами, выросла на пороге. Ангелине домработница никогда не нравилась, но она служила у Виктора еще до женитьбы, и он не намерен был ее менять. Молодой жене пришлось смириться с ее существованием. Впрочем, свои обязанности Ольга исполняла ревностно: их пятикомнатная квартира всегда была чисто убрана, зеркала и стекла окон блестели, на кухне всегда вкусно пахло: часто готовились блюда по экзотическим рецептам Виктора.
   По привычке спрятав крупные руки под передник, Ольга объявила, растягивая слова: "Вас велено в квартиру не пускать!"
   - Что? - изумилась Ангелина. - Кого велено не пускать?!
   - Хозяин не велел вас пускать, - упрямо повторила Ольга, загораживая своим крупным телом почти весь дверной проем.
   Из-за спины домработницы показалось бледное лицо мужа. Отстранив Ольгу, он вынес на лестничную клетку два больших саквояжа, с которыми они путешествовали в прошлом году в Египет, и сунул в руки оторопевшей жены ее любимую сумочку со словами:
   - Здесь все документы, деньги и письма. Я с тобой развожусь, прощай и береги сына. Вам лучше сейчас же уехать в Павлово... - пробормотал он скороговоркой, не смотря на жену, и шагнул обратно в квартиру.
   - Виктор! Что происходит? - уронив сумочку, Ангелина рванулась вперед, но двери захлопнулись, оставив ее и Данилку в коляске на лестничной клетке. Единственное, что успела она увидеть мельком, когда закрывались двери, высокую брюнетку, выходившую из их спальни...
   Еще минут пять Ангелина колотила в дверь руками и ногами, а потом спустилась во двор. Обрывки мыслей вертелись в голове, тысячи "почему" и "отчего" не находили ответа. Она с полчаса смотрела на окна своей квартиры, все еще не веря и ожидая, что муж передумает и бросится следом. Тщетно.
   Чтобы прийти в себя, Ангелина побрела, толкая перед собой коляску, по парковой дорожке. Вернувшись через несколько часов обратно, она обнаружила, что саквояжей и сумочки на площадке нет, а двери квартиры закрыты для нее навсегда.

***

   Струи теплой воды перемешивались со слезами, Ангелина вздрагивала всем телом, сотрясаясь уже не столько от рыданий, сколько от горьких воспоминаний. Сквозь шум воды она услышала веселенький мотивчик канкана, доносившейся из соседней душевой. Как ни странно, этот звук отрезвил ее больше, чем поток льющейся на голову воды.
   "Раскисла, Мата Хари! От первой же встречи раскисла, - все еще всхлипывая, подумала Ангелина. - Теперь глаза будут красными, девчонки поймут, что я плакала. Надо сейчас же взять себя в руки - у меня важное поручение, на выполнении которого я должна полностью сосредоточиться. Первое правило - успокоиться и выкинуть из головы прошлое. Теперь для меня главное - заработать побольше денег у Гласона и забыть обо всем, что случилось. В конце концов, это всего лишь две пустышки, которые ищут богатого барана, согласного их содержать. А если бы я встретила здесь самого Виктора, да еще с его девкой? Не эта ли встреча была запланирована Марком? Может, это еще одно испытание? Выдержу и его. Как учила нас Клара Павловна: человек - единственное существо, которое стоит на пути у самого себя".
   Марина и Наталья отстали в бассейне - плавали юные охотницы на богатых мужчин плохо, Ангелина оставляла их далеко позади. А она, не щадя себя, плыла без остановки от одного края к другому, пока совсем не выбилась из сил.
   Закутавшись в теплый халат, она присела на кушетку, чтобы перевести дух.
   - Ух, здорово! - воскликнула Натали, опускаясь в пластиковое кресло рядом с ней.
   - Отлично поплавали, - поддакнула Марина, занявшая рядом второе кресло. - Думаю, килограмма полтора мы сегодня скинули. Можно будет на сегодняшней вечеринке оторваться по полной. Кстати, Виктора твоего мы видели с этой чернявой дылдой не на прошлой, а на позапрошлой неделе, это Мари опять все перепутала! На прошлой неделе мы пытались познакомиться с Витебским.
   - С Марком? - удивление, прозвучавшее в ее голосе, насторожило девушек.
   - Конечно, с Марком Витебским, с кем же еще! - воскликнула Натали. - А ты что, его знаешь?
   - Встречались пару раз, - осторожно протянула Ангелина. - Но он очень осторожен в выборе знакомств.
   - Еще бы, один из самых интересных мужчин в городе, и все еще холостой, - мечтательно закинув руки за голову, вздохнула Марина. - Да только он на нас и смотреть не станет...
   - А он вообще ни на кого не смотрит, - парировала подруга. - Его ни с одной женщиной не видели, так, чтобы было понятно, что это его женщина.
   - Вот бы заарканить Витебского - все бы девчонки полопались от зависти!
   - Вы все еще мечтаете выйти замуж за миллионеров? - усмехнулась Ангелина. - А если вдруг полюбите нищего?
   - Невозможно по определению, - отрезала Натали. - И почему обязательно замуж? Можно и в любовницах походить. Содержанки тоже живут отлично, особенно если заиметь ребенка. А лучше - нескольких, но только чур, от разных отцов. Тогда алиментов больше срубить можно.
   - А мне Марк Витебский напоминает киноартиста французского, не помню только его фамилии. Из фильма "Крестный отец", такой же таинственный и симпатичный. Да и богатый к тому же...
   Наперебой загалдевшие "охотницы" стали описывать Марка прямо-таки шекспировскими эпитетами и наделять столь необычными чертами, что Ангелина еле сдержалась, чтобы не расхохотаться им в лицо.
   - И чего вы в Марке нашли симпатичного? - не выдержала она. - Ну, разве можно его с Марлоном Брандо сравнивать? По-моему, он просто разыгрывает из себя невесть что. Неужели такой айсберг может быть кому-то интересен? Вот разве что его состояние? Но как я слышала, он всего лишь владелец низкосортного отеля, - коварный вопрос Ангелины разжег пыл "охотниц" еще сильнее.
   - Мы с Маринкой вовсе не дурочки, что на первого встречного вешаются, - обиделась Наталья. - У нас и связи есть, и в интернете кое-какие сведения раскопать можно. Всех мужиков, заслуживающих внимания, мы в таблицу занесли: возраст, семейное положение, наличие детей, любовниц, кто и чем владеет и прочие сведения. И каждому критерию соответствующее количество баллов присвоили. А потом суммарный результат - стоит или не стоит тратить на него время.
   - Да ты хоть знаешь, что Витебскому принадлежит две гостиницы в центре, ювелирная фабрика и этот самый фитнесс-клуб, в котором мы сидим! - авторитетно перечислила Марина, загибая розовые пальчики с накладными гелевыми ногтями. - И это только вершина айсберга, а уж какие дела он обделывает с Володей-Барселоной и его ребятами, об этом только многие шепчутся, вслух не говорят. Да твой Виктор, наверное, тебе тоже кое-что рассказать может.
   Ангелина, в душе довольная, что нашла подтверждение о платежеспособности Марка, изобразила полное неведение, безразлично пожала плечиками и капризно надула губки:
   - Виктор мне уже ничего не скажет, потому что мы с ним решили жить отдельно, вместе никуда не ходим...
   - Да? - у Марины от предвкушения новой охоты заблестели глазки, она даже непроизвольно напряглась, словно кошечка перед прыжком. - И как давно он свободен?
   - От меня - уже три месяца, - небрежно обронила Ангелина, стараясь говорить как можно спокойнее. - У него теперь своя жизнь, у меня - своя. Так что, девочки, если есть желание - счастливой охоты!
   - Спасибо за наводку, а жалеть не будешь после? Или вы уже все имущество поделили?
   - Пользуйтесь на здоровье, я все свое уже сполна получила, - засмеялась Ангелина, радуясь про себя, что смех звучит почти искренне.
   Она грациозно поднялась с кушетки и отравилась переодеваться.
   В вестибюле ее снова нагнали Наталья с Мариной и стали настойчиво звать на вечеринку.
   "Неужели они никогда не отстанут? - мысленно взмолилась Ангелина, теряя терпение. - Пока эти идиотки крутятся вокруг меня, я вполне могу пропустить важную встречу и не выполнить то, к чему готовил меня Марк".
   Она уже повернулась и открыла рот, чтобы дать "подругам" откат порезче, как вдруг услышала знакомый голос.
   - Дорогая, ты заставляешь меня ждать!
   Ошеломленные лица Марины и Натальи были красноречивее слов. Обе враз напряглись, развернув бюсты, и призывно заулыбались, явно желая показать себя во всей красе: кроме них и Ангелины в вестибюле лиц женского пола более не наблюдалось.
   Ангелина тоже повернулась на голос, не веря, что ее шеф-айсберг умеет пользоваться таким словом, как "дорогая".
   - Ангел мой, я, конечно, могу ждать тебя и вечность, но напоминаю, что у нас встреча через час, а тебе еще надо успеть к парикмахеру, - произнося эту невероятную тираду, Марк блеснул бриллиантовыми запонками, оголив "Ролекс" на запястье, и поднял свои ледяные глаза.
   - Извини, милый, - еле выдавила Ангелина враз севшим голосом, боковым зрением успев заметить вытянувшиеся лица Марины и Натальи. - Я задержалась в бассейне с подругами. Это Марина и Наташа, они давно мечтают с тобой познакомиться.
   Марк молча кивнул, даже не взглянув в сторону девушек, спокойно подошел и взял Ангелину под руку.
   - Я уже пятнадцать минут торчу в вестибюле, а тебя все нет. Хорошо хоть с подругами плаваешь, а не с друзьями. Прикажешь и в бассейн теперь тебя сопровождать?
   "Кажется, Марк решил поиграть на людях? Роль ревнивого любовника ему явно не идет", - подумала Ангелина, еле касаясь его крепкой руки, а вслух произнесла:
   - Мог бы и поплавать, я ради тебя и не на такое готова. Привет, девочки! - махнула она на прощанье, оглянувшись в дверях.
   Потрясенные подруги не удержались и выбежали на крыльцо, чтобы посмотреть вслед уходящей машине.
  -- Глава 16. Каждая женщина - ангел....
   В ресторане Марк заказал отдельный столик на двоих возле окна. Охранник, не отходивший от хозяина ни на шаг, приземлился за соседним столиком и делал вид, что тщательно изучает меню. Ангелина, за час успевшая переодеться, посетить парикмахера и наложить вечерний, более яркий макияж, чувствовала себя немного растерянно. Ярким румянцем пылали щеки, сердце то колотилось сильнее, то сбивалось с ритма, словно после долгого бега.
   Не зная, чем занять себя в присутствии молчаливого Марка, она оглядела зал, выполненный в бело-золотых тонах. На каждом столике - фрукты, роза в вазочке, серебряный подсвечник с зажженной арома-свечой, хрусталь и тонкая бело-золотая фарфоровая посуда. В тяжелых угловых люстрах потолка притушен свет, зато средняя горит ярко, выхватывая большой круг посреди зала, видимо, предназначенный для танцев. Вдоль окон - напольные вазы с живыми цветами, несколько больших аквариумов с экзотическими растениями и золотыми рыбками таких размеров, будто их растили специально для гурмана. Вышколенные официанты ловко снуют между столиками с подносами...
   Зал был уже заполнен наполовину, а посетители все прибывали. Многие из них, как определила Ангелина, были знакомы между собой. Кое-кто просто обменивался взглядами, кто-то кивками или взмахом руки, некоторые приветствовали входивших радостными возгласами. Сцена в глубине эстрады-раковины была еще пуста, но декорации, по виду отдаленно напоминающие помесь японского квартала а-ля мадам Баттерфляй с амстердамской улицей красных фонарей, обещали нечто весьма эротичное. Тихие звуки музыки, льющиеся из динамиков по бокам от сцены, наполняли зал мелодией в испанском стиле - виртуозные аккорды гитары Дедюли можно было слушать бесконечно.
   Марк сам сделал заказ подлетевшему официанту, даже не спросив Ангелину, что она предпочитает. Обсудив вино, десерт и время подачи горячего, он кивнул нескольким знакомым и, положив в рот виноградинку, удовлетворенно откинулся на спинку стула. Ангелина, прекрасно понимая, кто здесь хозяин положения, молчала, ожидая, когда Марк заговорит первым. Пауза несколько затянулась, ее прервал официант, наполнивший бокалы из откупоренной тут же бутылки.
   "Неужели сегодня я наконец узнаю, что стоит за всеми причудами Марка? А если он прикажет кого-нибудь убить? Ведь велел же он оставить у себя пистолет, пусть и с резиновыми пулями. Что тогда? Я конечно же, откажусь, даже если нам с Данилкой придется опять ночевать на вокзале", - размышляла Ангелина, опустив ресницы и потягивая сок через соломинку.
   - Раньше все рестораны были с живой музыкой - сейчас таких почти нет, разве этот один из немногих остался, - низкий голос Марка, неожиданно прервавший тягостное молчание, задел какие-то потаенные струны в ее душе. Даже себе самой она отказывалась признаться, что с некоторых пор этот мужчина стал значить для нее гораздо больше, чем просто работодатель. И его влияние, в воронку которого ее засасывало все больше и больше, она поясняла лишь таинственностью предстоящего задания.
   - А откуда вы знаете? - она посмотрела на это холодное лицо, которое, казалось, начало понемногу оттаивать в интимной атмосфере приглушенного света, зажженных свечей, тихой музыки и аромата роз. Все окружающее, да и они сами, казалось нереальным - сейчас включат свет, очарование рассеется, Марк снова станет хладнокровным дьяволом, а она...
   - Мама рассказывала, - отрывисто произнес Марк. Он выбил на столе кончиками пальцев мотив, который в это время пела гитара. - Она очень любила ходить в рестораны. Потому что ресторан тогда был не только местом поглощения пищи и приятного общения, но и местом, где танцевали. А мама танцевала прекрасно. И еще часто она брала меня в оперетту. "Марица" - ее любимая...
   - А мне больше нравится "Дон Сезар де Базан", хотя и "Марица" - чудесная.
   Ангелина недоумевала, зачем Марк устроил представление в фитнесс-клубе, а теперь здесь, в ее обществе, предается воспоминаниям детства. Неужели и это имеет какое-то отношение к ее заданию, или просто у него вечер, посвященный ностальгии по давно ушедшему родному человеку?
   Ее собеседник видно и сам почувствовал, что переходит им самим установленную границу. Он не ответил и сделал знак официанту, чтобы подавали закуску.
   Ковыряя вилкой в тарелке со средиземноморским салатом, Ангелина не выдержала и без обиняков спросила:
   - Марк Семенович, зачем вы послали меня в "Стрекозу"?
   - Алиби, детка, - усмехнулся Марк. Мечтательное выражение (а может, оно только привиделось на минуту?) уже исчезло с его лица, оставив чуть заметные горькие складки в уголках капризных губ. - Алиби иногда очень полезная штука.
   - К чему мне алиби, если я ничего не сделала?
   - Не сделала, так сделаешь, - хищная усмешка и острый взгляд его ледяных завораживающих глаз заставили ее в очередной раз почувствовать себя заживо вздернутой на крючке. - И почему так официально - на вы? Кажется, сегодня в "Си-Си" мы перешли на "ты".
   - Здесь не перед кем разыгрывать влюбленную парочку, - огрызнулась Ангелина. - Когда будет нужно, я согласна называть вас на "ты". Или вы предпочитаете что-то поласковее, типа "мой маленький львенок"?
   - Ну, зачем же перегибать палку? Можно ограничиться котиком, только не козликом и не рыбкой, - улыбкой Марка с успехом мог бы в эту минуту воспользоваться сам Мефистофель.
   - Как в бородатом анекдоте о женской логике?
   - Не понял.
   - К гражданке в трамвае обращается мужчина: "Рыбка, пропустите пожалуйста, мне скоро выходить". Дама посторонилась, а сама рассуждает: "Если рыбка, значит - рыба, если рыба, значит - щука. Товарищи, держите нахала, он меня сукой обозвал!"
   В стальных глазах Марка заплясали теплые огоньки, и Ангелина быстро отвела взгляд, настолько симпатичным он ей показался в эту минуту. "Не забывай, подруга, Марк - это Мрак!", - резко напомнила она самой себе.
   - Вы обещали, если я выполню ваше задание, то мне дадут работу, - упрямо вернулась к теме Ангелина, решив сегодняшним вечером узнать свою дальнейшую судьбу.
   - Да? А когда это я давал такое обещание?
   Ангелина закусила от волнения губу, припоминая краткие минуты общения с Марком. Кажется, действительно не давал...
   - Но вы же назначили мне испытательный срок, - напомнила она. - После испытательного срока положено дать работу. Не расскажете ли, в чем она будет заключаться?
   Марк вопросительно приподнял бровь и усмехнулся:
   - Запомни, крошка, я никому никогда не даю обещаний. Я ставлю условия. Если они выполняются, я иду человеку навстречу. Если не выполняются, я выбрасываю его из дела и из памяти, чтобы не засорять свою жизнь.
   - Василий Петрович уверял, что мне найдут хорошее место.
   - Кто это - Василий Петрович? Ты мне ничего не рассказывала о таком, - подозрение, прозвучавшее в словах Марка, как угроза, испугало ее больше, чем надменный тон и обращение на "ты".
   - Красавчик, я его зову Василий Петрович, - поспешила объяснить Ангелина. - Скажите мне свои условия, а я решу, соглашаться ли мне на них.
   - Решать здесь буду я, - отрезал ее собеседник. - Оставшись в "Последнем пристанище", ты сама согласилась на все, неужели еще не поняла? Ты выполнишь то, что я тебе скажу, и у тебя действительно будет хорошая работа - отличный бизнес, которым я предложу тебе заняться. Ты слышала что-нибудь о бриллиантах из волос?
   - Конечно. В "Нон-стопе", например, наращивают пряди натуральных волос с кристаллами Сваровски. Стоит дорого, но эффект потрясающий. Они так и рекламируют: "Бриллианты нужно носить не только на руках! Результат Вы будете созерцать в течении 3 месяцев!"
   - Я говорю не о бриллиантах в волосах, а о бриллиантах из волос.
   - Мертвецов?!
   - Можно и мертвецов, хотя алмаз выращивают из любых волос, - усмешка Марка стала почти ядовитой. Видя полное непонимание, он снисходительно продолжал: - Поскольку ты институт заканчивала, то наверное помнишь, что любой алмаз - это соединение обычного углерода. Сейчас разработаны технологии, при которых трех граммов волос любого человека достаточно для того, чтобы выращенный из них алмаз нес в себе неповторимую частичку индивидуальности своего владельца. То есть каждый человек на этой планете может иметь свой собственный алмаз, который ни с одним другим не спутаешь.
   - Сродни отпечатков пальцев?
   - Что-то в этом роде. Американцы еще в 2002 году поняли, что на этом деле можно сорвать хороший куш. Хотя разработали технологию наши новосибирские ученые - в Институте неорганической химии Сибирского отделения РАН. Американская компания LifeGem слямзила технологию и теперь вовсю торгует искусственными алмазами. Причем клиенту предлагают выбрать не только огранку, но и заказать цвет будущего камня. После огранки получается бриллиант, который можно использовать по своему усмотрению - хоть в кольцо, хоть в запонки, хоть сережки в уши или кулон на шею. Кумекаешь наконец?
   - То есть, у вас есть идея заказывать у американцев алмазы и продавать здесь, в России?
   - К чему мне америкосы? Моя фирма через Новосибирск может сделать заказ по желанию клиента. Выбор на любой вкус - локон ребенка, потерянного любимого, умершего родителя. Из любого клока волос можно создать неповторимый по структуре алмаз. Бриллиант души, одним словом. Твоей задачей станет поиск состоятельных клиентов - согласись, работа чистая и многообещающая. Сейчас пошла мода делать алмазы из волос известных людей. К примеру, у тех же америкосов в архиве Университета штата Коннектикут уже лет пятьдесят собирают волосы разных знаменитостей. Там есть и уникальные экспонаты. Из нескольких граммов волос Бетховена компания LifeGem вырастила три бриллианта: один оставила себе, второй - передала в архив Университета, а третий выставила на интернет-аукционе по стартовой цене в $1 млн. Перспективу чувствуешь? Да что там Бетховен! У нас в стране найдутся миллионы фанатов, которые захотят иметь алмаз из волос своего кумира: футболиста, певца, артиста или музыканта. Возможности - безграничны!
   - Это почти как святые мощи, - вырвалось у Ангелины помимо воли.
   - Похоже, - снисходительно кивнул Марк. - Вряд ли святые имели столько пальцев, волос и костей, сколько их хранится в церквах и костелах по всему миру. Но люди-то верят! Также и с волосами: поди докажи, чей на самом деле использован волос.
   - И любят.
   - Что? - не понял Марк.
   - Где-то читала, что истинное предназначение бриллианта - дар любви. Я имею в виду, что найдется много желающих заплатить любые деньги, лишь бы всегда носить с собой частичку любимого человека.
   - Или кота, собаки, морской свинки, наконец, - пределу человеческой любви и глупости не бывает. Но это - в перспективе, а сейчас переходим к делу. - Марк не менял тона и не повернул головы, но Ангелина ощутила, как он внезапно весь напрягся, словно тигр перед прыжком. Ледяные глаза резко сузились: - Посмотри через мое плечо на пожилого мужчину, который садится за третий столик возле эстрады.
   - Старик с брюнеткой в голубом костюме?
   - Именно. Рассмотри его хорошенько, детка. Да и ее тоже.
   - Кто они? - спросила Ангелина, во все глаза рассматривая пожилую парочку. Брюнетке было лет тридцать пять. Иссиня-черная копна волос, собранная в высокую прическу, яркий макияж. Она, судя по виду, была из тех, кто ценит свою увядающую красоту и заботится о соответствующем для нее обрамлении и обеспечении. Правильные черты ее лица были бы очень привлекательны, если б в данный момент их не портила гримаса раздражения, подчеркивая неприятную резкость. В ее яркой красоте чувствовалось что-то надменное и заносчивое.
   Мужчина - лет на двадцать старше, уже с порядочным брюшком и обширной лысиной. Седая каемка волос прилипла к вискам, дряблые щеки усеяны багровыми пятнами и красноватыми прожилками. Одежда - спортивного стиля, более подходящая для молодого и стройного мужчины.
   - Мужчину зовут Семен Павлович. Ирина - его жена, но ее я беру на себя. Твоя забота - он, потому что этот старик и есть твое задание. Ты должна задурить ему голову настолько, чтобы он забыл обо всем на свете. Я то же самое сделаю с ней. Вот и все.
   Марк говорил спокойно, все также не поворачивая головы, но Ангелине казалось, что он видит тех двоих за столиком также отчетливо, как и она.
   - А что потом?
   - Разобьем семью, его пошлем к господу Богу, ее - к самому дьяволу.
   Злая усмешка искривила губы Марка, глаза сверкнули настолько неприкрытой ненавистью, что Ангелине стало по-настоящему страшно.
   В зале между тем пошло оживление. Казалось, прокатилась теплая волна чего-то неощутимо волнующего и восхитительного. На маленькую эстраду-раковину, уже сверкающую всеми переливами перламутра, вышла девушка и запела.
   - Идем танцевать, - Марк резко встал из-за стола и протянул ей руку.

***

   Всю дорогу к новой квартире ехали молча. Марк развалился на переднем сидении рядом с шофером-охранником, прикрыв глаза тяжелыми веками. Ангелина делала вид, что старательно разглядывает московские улицы, щедро расцвеченные неоновой рекламой и ярко освещенными стеклами витрин, но ее взгляд то и дело останавливался на резком профиле своего шефа.
   Она проигрывала в памяти наставления Марка: "Ирина ходит в "Стрекозу" по вторникам и пятницам. Твоя задача - познакомиться с ней, вы должны стать подругами. Потом представишь ей меня, при случае предложишь подвезти домой. Я высажу тебя первой, а сам повезу ее дальше. С Семеном Петровичем тебя должна познакомить сама Ирина. Не забудь, через две недели у нее юбилей - тридцать пять лет. Они уже обсуждали, что будут этот юбилей праздновать. На вечеринке задури старику голову. Он клюнет: ты в его вкусе, а если рядом нет жены, он ни одной юбки не пропустит. Жены рядом точно не будет: об этом я позабочусь".
   Машина резко затормозила возле элитной высотки. Марк вышел из машины и открыл двери Ангелине. Охранник тем временем подбежал к будке дежурного, чтобы подняли шлагбаум для въезда машины на территорию.
   - Я снял тебе квартиру под номером 3 на втором этаже, - Марк махнул рукой на ярко освещенные окна. В одном из них была видна темная головка ребенка, прильнувшего к стеклу. - Идем.
   Поеживаясь от резкого перехода в прохладу ночи, она посмотрела на окна своего будущего жилища, за которыми уже ждал ее сын и покорно пошла за Марком. Следом на некотором расстоянии шел охранник.
   Они вошли в просторный пустой вестибюль. Слева и справа - две двери в квартиры под номерами 1 и 2 с глазками видеокамер. Марк, не вызывая лифта, все также молча стал подниматься по лестнице. На площадке второго этажа он достал из кармана ключ и отпер замок. Пропустив Ангелину вперед, он вошел и прикрыл двери, оставив за ними охранника.
   Услышав щелчок, Ангелина резко повернулась, едва не налетев на Марка, и глядя ему прямо в глаза, отчетливо произнесла:
   - Семен Петрович, которого я должна соблазнить - ваш отец?
   Марк молча кивнул.
   - Я не смогу, - чуть слышно прошептала Ангелина. - Не смогу, и все. Нельзя прыгнуть выше своей головы.
   Марк протянул руку и коснулся неожиданно нежным и успокаивающим жестом ее подбородка, заставив поднять голову и посмотреть ему прямо в глаза.
   - Каждая женщина - ангел, - его хриплый голос завораживал, затягивал Ангелину в липкий омут повиновения, но она все еще пыталась сопротивляться:
   - Если ангелу обламывают крылья, приходится летать на метле.
   - О, да, но женщина все сможет, если захочет. Даже летать... - Он крепко прижал ее к себе и, зарывшись губами в мягкие душистые волосы, тихо прибавил: - Правда, недолго...
   Ангелина чувствовала, что теряет голову, настолько властными и чувственными были объятия Марка. Внезапно в вязкую темноту, сгустившуюся между ними, ворвался звонкий голосок выбежавшего в коридор Данилки:
   - Мамочка, скорее иди сюда, нашего папу по телевизору показывают!
   Ангелина охнула от неожиданности, вырвалась из объятий Марка и бросилась в комнату. И действительно на экране телевизора увидела Виктора - таким, каким запомнила его в последний отпуск - загорелый, улыбающийся на фоне ярко-синего моря и серого песка египетского пляжа.
   "Откуда у них эта фотография? - удивленно подумала она, всматриваясь в знакомые черты на экране, и только через несколько минут осознала, что говорит диктор: "Сегодня в 10:45 известный предприниматель Виктор Дегтярев погиб в автомобильной катастрофе. Предположительная версия случившегося - не справился с управлением. Просьба всех, кто стал свидетелем данного происшествия, позвонить по телефонам..."
  -- Глава 17. Без крыши
   Ангелина ехала домой. Никогда она не думала, что знакомая дорога в родной подмосковный городок будет такой трудной.
   - Смерть бывшего мужа, который к тому же тебя бросил, вовсе не повод раскисать, и на кладбище не пущу, - возразил Марк, когда она стала просить отпустить ее на похороны Виктора. - Там кроме тебя будет, кому сыграть роль несчастной вдовы. Запомни, похороны и поминки - это инвентаризация кредиторами выживших родственников. Ты же не знаешь, почему погиб Виктор. Зачем тебе светиться, или ты рассчитываешь на наследство?
   - Н-нет... Мне ничего из имущества Виктора не принадлежало, развод он оформил без моего присутствия, - смутилась Ангелина. - Сразу после того, как мы с Данилкой остались на улице, я жила несколько месяцев у подруги. Сходила к юристу, узнала - согласно новому Жилищному кодексу от 2005 года бывший муж имел право выписать меня со своей жилплощади как владелец квартиры. Юрист предупредил, что через суд, если иметь деньги, можно попытаться добиться совместного проживания на его территории, но только на год. И то лишь в том случае, если суд решит, что мое материальное положение не позволяет решить жилищную проблему сразу. Взамен мне должны предоставить социальное жилье. Кто, кроме писавших такой закон, в это поверит? Правда, бывший муж не имеет права выгнать ребенка на улицу, но тогда Дениска должен остаться у отца. Кроме того, куда ни обратишься - везде нужен паспорт, а у меня его нет. Делать новый - нет прописки. Короче - замкнутый круг, - горько подытожила Ангелина. - Еще дача у нас была, в Грибово - трехэтажный капитальный дом, большой участок. Одно время мы думали, что будем там постоянно жить, но Виктора держали дела в центре, а оставаться с малышом без него в огромной домине мне не хотелось. Съездила и на ту дачу, думала, поживу пока с сыном, может, за это время Виктор одумается. Мы там редко бывали, за домом и участком пожилая пара присматривала - жена работала у нас экономкой, а муж совмещал должности садовника и дворника. Они мне и рассказали, что полгода назад муж дачу продал, теперь у них другие хозяева. Так что и этот вариант отпал. Виктор еще до нашей женитьбы вложил деньги в заграничную недвижимость - взял коттедж в Болгарии, в пяти километрах от Варны. Мы там всего два раза были. И еще есть квартира в Турции, наверное, и она уже продана. Теперь, поскольку Виктора нет, могу попытаться оформить на Данилку пенсию, но для этого надо восстановить паспорт и иметь прописку, а также иметь решение суда о причине смерти отца. Я сама во всем виновата, если бы я тогда не потеряла сумочку с деньгами и документами, сейчас можно было бы за что-то бороться. А так...
   Марк терпеливо ждал, пока она выговорится. И едва ее тихий голосок скорбно примолк, он спокойно заметил:
   - Неужели ты еще до сих пор не поняла, что все, связанное с поведением твоего мужа перед смертью - странно? Сама-то ты веришь, что все произошло только потому, что у мужа появилась другая женщина? Нормальный мужик, особенно если без скандала развестись хочет, сначала семью обеспечивает, а потом бежит к любовнице. А Виктор неожиданно выгоняет тебя с ребенком на улицу. Успокойся, по-моему, потеря всех документов - единственное, что спасло тебя и сына.
   - Спасло? От чего?
   - От смерти, глупышка. Если бы какие-то значимые документы, доверенности, а тем более завещание оказались у тебя на руках, скорее всего вас бы с сыном уже не было в живых. Поразмысли над этим на досуге - даю тебе два дня отпуска, съезди на родину, только не оставайся в Москве на время похорон. В пятницу ты должна быть в "Стрекозе" и найти предлог познакомиться с Ириной.
   - Можно, я возьму с собой сына?
   - Нет, - отрезал Марк. - Поедешь одна - так я буду уверен, что ты вернешься вовремя.

***

   "Не по-вод рас-ки-сать, не по-вод рас-ки-сать", - мерно отстукивали по рельсам колеса электрички. Внезапный грохот упавшего с колен журнала заставил ее нехотя открыть глаза. Не сомкнув за всю ночь глаз ни на минуту, Ангелина попросту заснула в утреннем пригородном поезде.
   Прямо перед посадкой она купила на Курском вокзале свежий номер "Vogue Россия" скорее по привычке, чем от большого желания окунуться в мир высокой моды. Несколько лет назад муж познакомил ее с Аленой Долецкой, главным редактором российской версии журнала. Мимолетное знакомство не имело продолжения, зато Ангелина с тех пор стала постоянным подписчиком "Vogue". Виктор однажды даже пошутил по поводу стоимости подписки: "из-за недостатка денег блондинки резко прибавляют в весе - не хватает денег на покупку глянцевых журналов с новыми диетами". На что Ангелина резонно ответила, что не только блондинки, но и сам журнал постепенно прибавляет в весе. Она запоздало вспомнила об этом, только взяв в руки глянцевое творение: "Ну вот, теперь придется таскать с собой эту тяжесть. Уже, наверное, килограмма три весит. Такой фолиант на ногу уронить - перелом обеспечен. Шутка ли - больше 300 страниц, сейчас книги меньшего объема печатают. А этот на "Анну Каренину" в двух частях потянет. Впрочем, я оставлю его потом в электричке".
   Но и в вагоне сосредоточиться и раствориться в глянцевых новинках моды ей никак не удавалось. Сегодня журнал почему-то вызывал раздражение.
   Фотография Виктории Бэкхем для будущей обложки ноябрьского номера "Vogue Индия", показалась ей отвратительной, а образ "невесты индийского визиря" в розовом сари c нарощенными волосами - просто смешным. Куда смотрела главный редактор журнала Анна Винтур, которая в 99-м отказалась поместить снимок Дженнифер Лопес на обложку, мотивируя это тем, что певица слишком вульгарна для "Vogue"? Чем эта экс-спайс-герла интеллигентнее? Женя Лопес в сари смотрелась бы куда естественнее...
   Ангелина с тоской оглянулась по сторонам - многие представительницы прекрасного пола также, как и она, благоговейно разложили на коленях новинки гламура.
   "Что в последнее время со всеми нами происходит? - вдруг пришло на ум. - Такое впечатление, что все мы - и девчонки-школьницы, и молодые секретарши, и менеджеры среднего звена, и толстые тетки бальзаковского возраста - умудрились возвести гламур в ранг личной идеологии. Да все сидящие и в этом, и в остальных вагонах не то что бриллиантов - кристаллов Сваровски в жизни не носили. Ну, неужели вот эта матрона возле окна, скупившая в столице пять сумок продуктов, когда-нибудь сможет сесть в "Ягуар" или надеть платье от Оскара де ла Рента? Но и она с упоением листает наслюнявленным пальцем глянцевые страницы, чтобы узнать, по какой цене будут продаваться цветочные броши дизайнера Мэттью Уилльямсона в его лондонском магазине на Брутон-стрит. Почему ее волнует, что ест на завтрак Дима Маликов или в какой рубашке появился на очередном сходняке звезд Филя Киркоров? Но ведь волнует же, и не только ее!
   Или вот эта старая дылда с прыщавым носом, что дышит мне в затылок и подглядывает исподтишка - ей что, жизненно необходимо знать, какой каблук будет моден в этом сезоне? Да на ней галоши не то что "прощай молодость", а уже "здравствуй, старость!". И она туда же...
   Да и я сама, надевшая в поездку старенькие джинсы и куртку, произведенную где-то на задворках Поднебесной, сижу и читаю про алмазных кукол-близнецов Калисту и Наталью от дизайнера Эли Сааб. Я никогда не куплю на аукционе Монтана этих русских матрешек от Moschino, Chanel или Louis Vuitton. А в это время Виктора хоронят неизвестно где и неизвестно кто".
   Она и не заметила, как уснула, и только упавший журнал вернул ее к действительности.
   "Хорошо хоть, на ногу не упал, мне только ушиба недоставало", - подумала Ангелина. Она глянула в окошко, ориентируясь по знакомым местам, нехотя подняла журнал и обратилась к соседке у окна:
   - Не хотите взять почитать? Мне скоро выходить.
   Соседка с благодарностью схватила драгоценное издание. Ангелина кинула взгляд на ее битком набитые сумки: "Не удивлюсь, если она таки захватит "Vogue" с собой, чтобы прочесть до дыр на досуге..."

***

   Ангелина специально вышла не в городе, а на пригородной платформе "Вохна". Отсюда можно было пешком, не садясь на автобус, пройти напрямую через поле к дому. Вокруг все напоминало детство. Слева - река Воханка, которая в этих местах сливается с Клязьмой. За рекой - старинные корпуса прядильно-ткацкой фабрики и камвольного комбината, на которой, как и в старину, работает полгорода. Шерстяные павлово-посадские платки, которые выпускает фабрика - великолепный бренд, известный в ближнем и дальнем зарубежье. Шутка ли, благодаря цветастым платкам Павлово-Посад, скромный центр текстильной промышленности, известен с 1328 года, то есть ровесник самой Москвы!
   Через деревянный мосток за рекой - городская баня, куда раз в неделю ходили с мамой и бабушкой, как на праздник. Справа раскинулось широкое поле до дальнего леса: желтеющая трава, поздние луговые цветы, пузатые лягушки надувают зоб в осоке у берега. А впереди - родная улица, до нее километра полтора, по узкой, веками протоптанной тропинке вдоль речного берега. И свежий дурманящий запах, знакомый с детства: душистый травяной, перемешанный с влажной прелой листвой, землей и речными испарениями. Вот так идти бы по этой тропинке куда глаза глядят, не думать ни о чем, просто вдыхать полной грудью чудесный воздух и наслаждаться пением птиц и стрекотом последних, не успевших уснуть, кузнечиков в жухлой траве.
   Но мысли, предательские тревожные мысли не давали покоя даже в этом благословенном краю. Ангелина медленно шла по тропинке, стараясь оттянуть встречу с родным домом, в котором не была больше пяти лет.
   После похорон матери она не приезжала сюда ни разу. Не могла представить себе дома без мамы. Казалось кощунством прикасаться к вещам, которые помнили маму: сидеть в ее любимом потертом кресле, брать в руки пушистое вязание из старой берестяной коробки, которое так и осталось незаконченным, открывать заслонки русской печки на пол-избы, где мама пекла раз в две недели хлеб, предпочитая свой магазинному. А самым страшным казалось ей остаться там одной на ночь. Дом, который помнил несколько поколений предков, она не могла продать, но и приезжать в него не было сил. Ангелина утешала себя мыслью, что просто рана от потери мамы еще не зажила, но когда-нибудь, когда она сживется, свыкнется с тем, что мамы больше нет, можно будет сюда вернуться.
   Она не приехала, даже когда соседи позвонили, что бомжи устроили пожар в задней избе и все погорело. У нее не было желания смотреть на обгорелые остатки того, что представлялось ей в мечтах уютным, радостным и красивым. Пускай лучше в памяти все останется таким, как было при маме.
   И вот она здесь, идет по знакомой, безлюдной в этот час улице, оглядывается по сторонам - кажется, ничего не изменилось. Все те же рубленые деревянные избы вперемежку с кирпичными домами более поздней постройки. Магазинчик, возле которого летними вечерами судачат старушки, перемывая косточки соседям и обсуждая похороны своих менее удачливых подруг, уже покинувших этот свет. Деревянные срубы колодцев с позеленевшими от воды и старости желобами все также высятся вдоль улицы, хотя ими теперь почти не пользуются. Даже высокий дощатый забор у родного дома по нечетной стороне, слепые окна передней избы в палисаднике и калитка, сколоченная крест-на-крест - все на своем привычном месте.
   Повернув медное кольцо, она толкнула внутрь натужно заскрипевшую калитку и ступила во двор. Ком подкатил к горлу - задней избы не было, в открытое пространство глядел лес за огородами и голубое небо. Передняя изба пострадала меньше задней, но входное крыльцо между ними полностью сгорело. Почерневшие от копоти стены, рухнувшая крыша, среди обломков которой уже пробилась растительность, мусор и разбросанные по двору искореженные предметы домашней утвари придавали пепелищу безобразный вид. Странно: нетронутой во дворе осталась лишь большая деревянная кадка, обитая железными обручами и служившая для полива. Сколько помнила себя Ангелина, бочка всегда стояла здесь, позади крыльца - в нее во время дождей и таяния снега собиралась вода, стекавшая с крыши по водосточной трубе. Воды в кадке часто бывало с избытком, и за десятилетия вокруг нее на земле отмылись разноцветные камешки. Вид этой последней оставшейся в неприкосновенности реликвии детства тронул ее больше, чем все вокруг. Она присела и взяла в руки несколько отполированных до блеска камешков.
   "Вот и все, что осталось мне на память", - подумала она, ощущая холодок в руке. И тут же в голову пришла странная мысль, - почему Виктор, выгоняя ее из дому, посоветовал им с Данилкой ехать сюда? Ведь он прекрасно знал, что после пожара жить здесь нельзя.
   В памяти всплыло бледное, расстроенное лицо мужа и его последние слова: "Вам лучше сейчас же уехать в Павлово". Почему он так сказал? Не скрывалось ли за этими, произнесенными скороговоркой словами, нечто большее? Тогда что именно? И главное, что знает об этом Марк, который направил ее сюда же? Девчонки в "Стрекозе" намекали, что у него были какие-то дела с Виктором, а она, дура, и не расспросила их как следует...
   Ангелина открыла почерневшую от сажи маленькую калитку, ведущую в сад. Красавица-яблоня сорта "белый налив" давно сбросила летний урожай - вся земля вокруг была усыпана остатками перегнивших яблок вперемежку с желтыми листьями. Листва на двух вишенках, посаженных еще отцом, держалась, но побурела. Трава и сорняки выросли почти до пояса, заглушили кусты черной смородины и когда-то аккуратно размежеванные помидорные и клубничные грядки. Малинник вдоль забора манил несорванными поздними ягодами, но до него не добраться: сад без заботливых маминых рук стал неухоженным, диким, чужим.
   Делать в родном гнезде было нечего. Сердце надрывалось, пульсирующая головная боль нарастала с каждой минутой. Медленно вернувшись во двор, она взялась за медное кольцо, чтобы закрыть за собой калитку навсегда. И удивленно застыла на месте: из круглых отверстий в почтовом ящике виднелся уголок письма. Как и во всех соседних избах, почтовые ящики представляли собой прорезь в калитке, к которой со стороны двора крепилась дощатая коробка. Внизу коробки просверливали дырочки и крепили выдвигающееся дно.
   Трясущимися руками Ангелина сдвинула дно почтового ящика и вытащила письмо. Еще не взглянув на штемпель, она поняла, что письмо от Виктора и адресовано ей...
   "Здравствуй, милая девочка! - быстрым, не совсем разборчивым почерком писал ей муж. - Рад, что послушалась моего совета и поехала в Павлово. Прежде всего, прошу прощения у тебя и сына за то, что пришлось так жестоко поступить с Вами - иначе я не мог. Не мог подвергать вас, единственных любимых мной в этом мире, опасности. Сам влип в историю - самому и выкручиваться из нее. Подробностей не сообщаю, это тебе ни к чему. Единственное, о чем беспокоюсь, хватит ли вам денег, что положил тебе в сумочку, до тех пор, пока не улажу все дела.
   Ангелочек мой, прости и пойми, жестокость с моей стороны должна оградить и спасти тебя с сыном. Не хочу пугать, моя радость, но если со мной что-нибудь случится, знай, что всегда любил только тебя. Жалею лишь о том, что не смог попрощаться с тобой без свидетелей и предупредить, что мы все равно раньше или позже опять будем вместе.
   На всякий случай я предпринял кое-какие меры, чтобы в случае чего вы с сыном были обеспечены. Если ты сделаешь все, согласно инструкции, то вам хватит до конца жизни. Боюсь, что кто-то из моих кредиторов может наведаться и в этот всеми заброшенный уголок, поэтому все бумаги оформил в трех экземплярах. Первый положил в твою сумочку, второй отправил своему адвокату, третий экземпляр переслал твоей подруге, той, что влюблена в Мэла Гибсона. Ты поймешь, о ком я. Там же и инструкции.
   Еще одно. Если вдруг со мной что-нибудь случится, тебе, возможно, придется иметь дело с моим компаньоном - Марком Витебским. Осторожнее с ним, родная, он умный, но жесткий человек.
   Времени почти не осталось, прощай.
   Целую тебя и Данилку. Твой Виктор".
   Натянутые нервы не выдержали, и Ангелина громко зарыдала, выплескивая со слезами горечь утраты и облегчение от того, что Виктор, несмотря ни на что, любил ее и Данилку.
  -- Глава 18. Владимирские мадонны
   Подмосковные электрички - это своего рода субкультура, а те, кто проводит в электричках по два-три часа в день, постепенно становятся ее частью. Тот, кто утверждает, что метро в час пик - это полный кошмар, просто никогда не ездил в вечерних пригородных поездах, вот там действительно обстановочка иногда сродни фильму ужасов.
   В разное время электрички заполняют разные слои населения. Первыми поездами отправляются на работу в основном работяги. Чуть позже - "белые воротнички", ИТР по-старому. Среди них попадаются даже особы в норковых шубах и мужики в приличных костюмах и галстуках. Самые занятные из пассажиров - дамочки всех возрастов и сословий, которые снимают бигуди и наводят макияж перед работой непосредственно в вагоне.
   Только в середине дня электрички пустеют и ходят реже. Зато к вечеру наблюдается обратная волна возвращения людей в родные пенаты. И тут уже практически все поголовно едут не с пустыми руками, а с бутылками пива, пакетами чипсов, пирожков и хот-догов. Пустые бутылки, банки, обертки и прочие остатки вагонного пиршества без зазрения совести отправляются пассажирами под сиденья - для многих это в порядке вещей. Места в такой переполненной электричке - самый дефицитный ресурс, поэтому особо предусмотрительные местные старожилы берут с собой раскладные стульчики.
   Юмор в электричках заслуживает отдельной оценки. Представьте бабушку- старушку, бредущую по проходу с палочкой в одной руке и огромной сумкой, набитой всякой всячиной - в другой. Бабушка надрывно кряхтит и периодически даже постанывает, но никто уперто не уступает места. И вдруг из ее сумочки выпадает на пол пакет. Сердобольный молодой человек, сидящий неподалеку, наклоняется и шутит: "Что упало, то все мое!". На что бабка отвечает: "Ты лучше б место мне уступил, а то я сейчас упаду и буду вся твоя!"
   Немало веселых картинок можно наблюдать, когда контролеры начинают гонять зайцев из вагонов. Те умудряются оставлять на том месте, где сидели, сигареты, перчатки или целлофановые кульки, чтобы потом, пройдя обряд очищения в десятке тамбуров, спокойно возвратиться и занять свое кровное место.
   Зря утверждают некоторые, что электрички - это зло, пожирающее наше драгоценное время. Народ, который регулярно пользуется этим весьма демократичным видом транспорта, все еще может считаться самым читающим в мире. Потому что никаких развлечений, кроме еды, карт и чтива, здесь нет и в ближайшее время не предвидится.

***

   Всю эту разношерстную картину, от которой успела порядком отвыкнуть, Ангелина наблюдала вечером, когда ехала к подруге во Владимир. Той самой, которая, как писал Виктор, "влюблена в Мэла Гибсона".
   Валя Носкова (так звали подругу), по большому счету близкой подругой Ангелине никогда не была. Так, университетская приятельница, с которой они посещали в годы студенчества курсы английского языка. Эта самая Валя познакомила Ангелину с Виктором, пригласив его в студенческий клуб на новогодний вечер - его родители были родом из Владимира и жили рядом с ее родными.
   Выбор Вали в качестве "передаточного звена", по мнению Ангелины, был сделан с расчетом. Во-первых, Виктор Валю хорошо знал, и она не проживала в Москве. Во-вторых, Валя, в отличие от остальных друзей-приятелей, никогда не была перекати-полем, предпочитала как можно больше оставаться дома, сутками общаясь с друзьями в интернете. И это несмотря на то, что в последнем классе она стала победительницей в школьном конкурсе "Мисс совершенство"! Поэтому второе письмо Виктора, в конечном итоге, тоже должно было найти своего адресата.
   Девичья влюбленность в известного австралийского актера началась с просмотра видеокассеты с фильмом "Бешеный Макс", но дальше мечтаний дело не пошло. Зато Мэл, сам того не подозревая, оказал Валентине хорошую услугу. Она вообразила, что когда-нибудь сможет поговорить с ним, и с жаром нерастраченных желаний уселась изучать английский язык. Сначала самостоятельно, затем на курсах, а после и вовсе поступила на иняз. Вожделенная встреча с героем девичьих грез так не состоялась, зато теперь Валентина имела работу и круг общения таких же как она, обожателей Гибсона и в России, и за рубежом.

***

   От Павлова до Владимира добираться на электричке больше двух часов. Ангелина мужественно простояла все это время на ногах, укладывая и перекладывая в памяти все случившееся за последнее время. Какое счастье, что Виктор написал это прощальное письмо! Оно хоть немного пролило свет на те запутанные события, в сети которых ей пришлось побывать все последнее время. И какая радость, какое облегчение, что Виктор оказался не подлецом, а несчастным, запутавшимся в бизнесе и жизни человеком! Теперь она может рассказывать сыну об отце, не пряча глаз.
   Она в который раз достала из сумочки конверт и повертела его в руке. Письмо как письмо... Внезапно ее осенило: на конверте нет почтового штемпеля! Ни с места отправки, ни при получении его не проштамповали. А это значит, что письмо принес не почтальон - его привезли и бросили в ящик! И правда, если бы письмо пришло на почту, его бы просто-напросто отправили обратно - почтальонша тетя Даша наверняка знает, что в погорелом доме никто не живет. Следовательно, или сам Виктор, или кто-то по его поручению бросил это послание в ящик. Вопрос только - когда? Адрес получателя и отправителя на конверте напечатаны на принтере, а само письмо - написано рукой Виктора. Это тоже стоит принять к сведению... И самое главное - оказывается, Виктор и Марк были компаньонами! Тогда почему Марк ничего не сказал об этом? Ведь при первом знакомстве он спрашивал ее фамилию... Стоп! Но она же сказала, что не замужем, а в Москве наверняка сотни Дегтяревых, вот он и не обратил внимания. Хотя... похоже ли это на Марка? Не похоже... Значит знал, но предпочел сделать вид, что ни о чем не догадывается. Эх, Гласон, дьявол хладнокровный... А она-то дура, вообразила, что между нами может возникнуть что-то, похожее на нежные чувства! Да, он еще вспоминал в ресторане про алиби. Это не ей, это ему алиби было нужно, если, конечно, он причастен к смерти Виктора... С другой стороны, они оба были в момент смерти Виктора в "Стрекозе". Или алиби нужно для чего-то другого? Тогда - для чего? Если гибель Виктора в автокатастрофе - трагическая случайность, зачем тогда алиби? Или Виктора намеренно убили?!
   Ангелина настолько ужаснулась пришедшей в голову мысли, что ноги у нее подкосились. Схватившись за железную скобу сверху сиденья, она перехватила удивленный взгляд молодого человека, стоявшего шагах в десяти в проходе. Он даже сделал движение в ее сторону, но, видимо убедившись, что падать она не собирается, равнодушно отвернулся к окну.
   "Знакомый? - было первой мыслью. - Нет, кажется, я его никогда не встречала. Просто неравнодушный человек. Нервишки у тебя в последнее время пошаливают, Мата Хари!"

***

   - Ангел в электричке, шеф. Направляется по Горьковскому направлению, билет - до Владимира. Без спутников.
   - Кто прикрывает?
   - Крот в электричке, Мясник в городе.
   - Хорошо, пусть держатся рядом, мало ли что...
   - Да уж, эта ведьма с кладбища все поставила с ног на голову...
   - Сергей, проколов быть не должно, - буркнул шеф. - Смотри в оба!
   Сотовый отключился, безопасник еще с минуту вертел трубку в руках, потом набрал другой номер:
   - Обстановка?
   - Стабильная, - бодро ответил далекий оппонент. - Только что вышли на улицу Горького, все по плану. Дождь только, гад, донимает...
   - Не сахарный - не растаешь, - отрезал начальник безопасности и отключился.

***

   Город Владимир встретил неприветливо - мелким моросящим дождичком. Такому в начале сентября только грибники рады. Дорогу Ангелина знала хорошо - несколько раз с мужем навещали родительский дом, пока была жива его мать. После ее смерти три года назад дом продали - Виктору нужны были деньги на очередной бизнес-проект.
   Улица, на которой проживала Валентина Носкова, была минутах в десяти ходьбы от вокзала. Несмотря на сырость, Ангелина пошла пешком - хотелось размять ноги после двухчасового стояния и подышать свежим воздухом.
   Двери калитки открыла мама Вали - Надежда Валерьевна. Не по годам согнутая старушка (Валя была у нее единственным поздним ребенком), в галошах и онучах, прищурившись, смотрела подслеповатыми глазами на неожиданную гостью, явно не узнавая.
   - Вам кого, барышня? - глухо спросила она и запахнула поплотнее на груди плюшевую безрукавку с меховой оторочкой - дождик разошелся не на шутку.
   - Здравствуйте, Надежда Валерьевна, - громко произнесла Ангелина (старушка была туга на ухо). - Я - Ангелина, жена Вити Дегтярева. Мне нужна Валя.
   Морщинистое лицо на миг просияло:
   - Ангелочек, не узнала тебя сослепу-то, уж извини, зато богатой будешь!
   - Вашими бы устами, Надежда Валерьевна, да мед пить! - ответила Ангелина.
   - А что это ты одна, без Витеньки?
   Ангелина едва подавила ком, враз подкативший к горлу, задохнувшись, закашляла и через силу произнесла:
   - Витя, он... в данный момент... не может...
   - Опять занят? Вот молодежь, все крутятся, как белки в колесе - хоть быстрее, хоть медленнее, а все по кругу. Да что это я, старая, держу тебя под дождем, идем в дом скорее!
   Уже в сенцах потянуло ни с чем не сравнимым духом русской избы - запахом дерева, дыма, свежего хлеба, лука, яблок и еще чего-то неуловимого, но до боли родного.
   - Сядем, чайку попьем, - предложила Надежда Валерьевна, суетясь возле стола - круглого, одноногого, с лапой-тройником книзу. Она вытащила из буфета маленькие розочки для варенья, вазу с конфетами и баранками. - Варенья тебе какого: клубничное есть, из крыжовника и вишневое.
   - Клубничное! - откликнулась Ангелина, потирая озябшие руки. - Я, в общем-то, к Вале приехала, она дома?
   - Да в столице она, почти уж год, - девчушка лет шестнадцати выглянула из спальни. Ее кругленькое личико, щедро усыпанное веснушками, было милым и непосредственным. Две толстые золотистые косы спускались по пестрому байковому халатику на худенькие плечики. Девчонка без смущения забралась на стул и потянулась к вазочке с конфетами.
   - Внучка Дашенька, - ответила на немой вопрос Надежда Валерьевна. - В колледж приехала учиться. Дочка моего племянника Пети.
   - А чего ж в Москве поступать не стала? - не удержалась Ангелина.
   И она сама, и подруги-друзья наоборот, пытались всеми силами выбраться в Москву на учебу, чтобы потом зацепиться намертво в вожделенной столице. А тут москвичка - и во Владимир!
   - А здесь дешевле и поступить легче, - радостно пояснила девчушка, запихивая в рот конфету. - А Вали здесь больше года как нет, в столицу переехала. Сначала у нас с полгодика пожила, а потом своим жильем обзавелась.
   - Замуж вышла? - оживилась Ангелина.
   - Не, самостоятельно живет, - важно пояснила Даша. - Куда ей замуж, она же на Мэле свихнутая.
   - Ой, девочки, - спохватилась Надежда Валерьевна, взглянув на часы. - У меня сериал начался, сегодня самая интересная серия - все должно решиться. Вы уж тут без меня поворкуйте, а я в спаленку пойду, там у меня маленький телевизор.
   - Иди, иди, баба Надя, мы тут сами справимся, - по-хозяйски ответила юркая Дашка. И, повернувшись к Ангелине, озорно улыбнулась: - Вот ведь, эти бабушки: слепые, глухие, а одни сериалы на уме. Хотя что с них взять, одиноких - дети выросли и поразъехались, за границу на свою пенсию не покатишь, остается одна радость - страсти по телеку.
   - Угу, - согласилась с юным дарованием Ангелина, с удовольствием прихлебывая крепкий чай из блюдечка. - А московский адрес Вали ты знаешь?
   - А то! - хмыкнула Даша. - Я ж ее лучшая подруга. Мы, можно сказать, бизнес вместе с ней начинали...
   - Ну-ка, с этого места поподробней, - заинтересовалась Ангелина. Неужто Валя, которая могла за компом ночи просиживать, занялась бизнесом? Да она и работу-то выбрала, чтобы поменьше из дому выходить - ученики сами на дом приходили.
   - Вдовой работает, - Даша с хрустом надкусила баранку.
   - Вдовой? Она мужа потеряла?
   - Наоборот, ищет. Только не мужа, а душевного и обеспеченного человека, который ей сможет оказать поддержку. Я ей на первых порах помогала, кладбища показывала, объявления в прессе выискивала - где чьи похороны. Вот выросту, тоже на такой промысел пойду. Нафиг мне после медучилища в больницах за копейки горбатиться?
   - Ничего не понимаю, - честно призналась Ангелина, опустив на стол блюдечко. - Поясни толком, в чем Валин бизнес заключается?
   - Все предельно просто, - важно произнесла Даша, гордая произведенным на гостью впечатлением. - Валька, когда к нам перебралась, на работу в школу англичанкой устроилась. Да еще репетиторством занималась. Только недолго. Потому что даже неплохо оплачиваемая работа занимала уйму времени и не приближала к главному - знакомству с Мэлом Гибсоном, от которого она тащилась. Надо было заработать денег для поездки в Голливуд и в Австралию, на родину Мэла. И побыстрее, потому что жизнь-то проходит! Замуж выходить она не собиралась - муж стал бы препятствием между ней и любимым. И тогда ей в голову пришла отличная идея - стать вдовой. Она попросила меня отвезти ее на кладбище и по-первости подстраховать, если что. Надели мы черные костюмчики в траурно-деловом стиле, на голову Валя нацепила вуальку, туфли-лодочки на высоченных каблуках... Только в первый раз не вышло - я ее на Кузьминское отвезла, а там контингент не тот, одна шваль цепляется. На Ваганьковском было покруче - там новых русских хоронят, артистов известных, писателей всяких, там и посетители соответствующие. А уж потом мы на Новодевичьем развернулись.
   - Там же вход по пропускам, - удивилась Ангелина. - К тому же в прошлом году после похорон Мстислава Ростроповича говорили, что свободных мест на Новодевичьем нет.
   - Свободных может и нет, а после Ростроповича Игоря Моисеева похоронили. К тому же, если там родственники похоронены, через 13,5 лет можно добавлять. - Дарья явно наслаждалась знанием кладбищенских законов. - Но нас не места интересовали, а посетители, которые к известным покойникам ходят. А без пропуска туда пройти - раз плюнуть. Валя - она же красавица, в школе конкурсы красоты выигрывала! Я сама помогала ей входить в образ вдовы: черный элегантный костюм, юбочка обязательно короткая, вуалька чуть прикрывает бледное лицо с огромными, подведенными глазами, от ресниц - тени на полщеки, ярко-алая помада, крошечный букетик цветов в кружевных черных перчатках... Да ни один охранник такую не остановит! А мужики, те просто штабелями под ноги ложились - бери любого и дои. Ну, какой же уважающий себя мужчина не поможет безутешной вдове-красавице? Да и в постель даму в трауре не в первый день потащат, в лучшем случае в ресторан или в театр пригласят, разумеешь? Уже через месяц "Тойоту Ярис" ей подарили, потом квартиркой обзавелась, а шмотки - и говорить нечего. Словом, кладбище - доходный бизнес!
   - Так она и сейчас этим делом промышляет?
   - А то! Конечно, не возле могил декабристов ходит. К примеру на Новодевичьем вся 7 аллея - сплошь маршалы, генералы да адмиралы лежат или, в крайнем случае, полковники. Да там таких людей можно встретить - никогда в обычной жизни к ним охрана не подпустит. А здесь - пожалуйста. Я там с парнем познакомилась - у нас общие родственники отыскались, которые еще в семьдесят третьем при катастрофе самолета Ту-144 в Ле-Бурже погибли. Мы потом специально заранее договаривались, чтобы вместе к могилам подходить.
   - Надо же, - удивилась Ангелина. - А кем тебе погибшие в Ле-Бурже приходились?
   - Ой, а ты и поверила! - засмеялась Даша, но смех у нее вышел какой-то грустный. - Вот и он поверил... Зато мои предки, когда узнали, чем Валя занимается и меня втягивает, от ворот поворот ей показали. А меня вот к бабушке в ссылку отправили...
   - В голове не укладывается, - помотала головой Ангелина. - Валя - и на кладбище!
   - Чего ради любви не сделаешь, - серьезно, совсем по-взрослому, ответила Даша...
  -- Глава 19. Найти и потерять
   Час езды в переполненном, душном метро дался Ангелине с трудом. Возвращаясь из Владимира, она угодила в час пик, но жгучее желание поскорее встретиться с Валей заставило ее ринуться в подземную пробку московского метрополитена на Курском вокзале. С трудом впихнувшись в вагон, она поискала карту станций метро. Вот она - станция "Выхино". Далеко Валя забралась - в Люберцы. Это как бы уже Москва, а вроде бы еще нет. "Нельзя быть наполовину беременной", вспомнила она поговорку и усмехнулась. Видно, на выбор Вали повлияли цены - в Люберцах квартиры подешевле будут.
   На следующей станции ее сдавили в вагоне так, что тяжко было вздохнуть. Ангелина порадовалась, что одета весьма демократично - куртка-плащевка, джинсы и свитер. Это к деловому костюму и шпилькам нужна машина. Вот если бы Марк дал нормальную зарплату, она бы в кредит старенький "Рено Твинго" купила, или уж "Оку" на худой случай. Только кто ей кредит без документов даст?
   Толчок в бок был настолько ощутим, что потемнело в глазах. Если бы не переполненный вагон, она бы точно упала. Толстый мужик средних лет, прижимая дипломат, пытался пробиться к выходу. Он еще раз рванулся к дверям, теряя пуговицы от плаща, и снова толкнул Ангелину. Стоящий боком к ней молодой человек выставил локоть и закрыл ее от нападок толстяка, с силой продавив его дальше. Ангелина с благодарностью посмотрела на своего спасителя, он улыбнулся ей одними глазами. И тут она со страхом поняла, что это тот самый молодой человек, чей внимательный, настороженный взгляд она поймала в электричке по дороге во Владимир.
   "Он что, за мной следит? - было первой мыслью. - Нет, скорее всего я ошиблась и это не тот, из электрички, он же выходит вслед за толстяком, а я еду дальше. Значит, это не слежка, просто нервы разыгрались".
   Молодой человек, действительно вышел вслед за толстяком на перрон и затерялся в толпе. Двери вагона закрылись и Ангелина поехала дальше, в темноту туннеля.

***

   Выйдя в Выхино, она долго рылась в карманах, отыскивая бумажку с адресом Вали, который дала ей Даша.
   "Странно, я же прекрасно помню, что положила ее в карман куртки, неужели листок выпал в давке метро? Ну, не страшно, я и так помню: Люберцы, улица Колхозная **, квартира 35, новострой - восемнадцатиэтажная высотка по четной стороне. От метро "Выхино" ехать на маршрутке минут пятнадцать".

***

   Дом Вали оказалось найти проще, чем пройти к нему. Несмотря на то, что дом, по словам Даши, был сдан, рядом все еще велось строительство. К тому же начало смеркаться, а кое-где горевшие фонари больше освещали строительные площадки, чем дорожки для пешеходов. Пришлось поплутать вокруг нескольких монолитно-каркасных зданий, чтобы выбраться на асфальтовую дорожку, ведущую к нужному дому.
   Дверь парадной, как и предупреждала Даша, была с кодовым замком, но к радости Ангелины, оказалась открытой. А вот лифт, судя по всему, мертво стоял на приколе. Топать на восьмой этаж по кое-где освещенной лестнице - удовольствие сомнительное, да что поделаешь?
   Ангелина добрела до нужной квартиры и бодро позвонила в дверь. Тишина. Неужели Вали нет дома? Дверь бронированная, новая, обшита деревом... Ангелина прильнула ухом к замочной скважине в надежде услышать хоть что-нибудь. Щелк! Ручка, на которую она надавила, подалась, и дверь открылась, обнажив полоску света в коридоре. Свет горит! Значит, хозяйка должна быть дома! Для порядка Ангелина постучала ладошкой по двери:
   - Валя! Ты дома? - и вошла. - Валя, это я, Ангелина! - еще раз громко крикнула она и огляделась.
   Евроремонт. Квадратная прихожая, довольно просторная, на полу - черная зеркальная плитка, в которой отражаются десятками огоньков встроенные светильники на потолке. Слева - большой стенной шкаф с зеркальными дверями, зрительно увеличивающий глубину прихожей. Дальше - комод, заваленный косметикой, щетками для волос и одежды, фигурками слоников и прочих африканских тварей, вырезанных из красного дерева. Над комодом - зеркало. Напротив резная арка, ведущая в гостиную - комнату квадратов на сорок. Она заглянула в гостиную - никого. В гостиной ярко горели напольные торшеры, стоящие обоим по сторонам углового дивана.
   "Аэродром, - усмехнулась Ангелина, оценив размеры дивана в разобранном состоянии. Комната, казалась почти пустой - кроме дивана, который, несмотря на свои размеры, терялся в такой большой зале, здесь присутствовал домашний кинотеатр - на стене висела панель телевизора, под ней прямо на полу стояли колонки. В полукруглой нише из стеклопакетов вместо окна - две напольные вазы с пальмами.
   Ангелина заглянула на кухню - никого. Встроенная дорогая мебель, пластик на столешне какого-то невообразимо алого цвета, плитка и серые обои под тисненую кожу, круглый стол и два высоких барных стула.
   "Спит она, что ли? - Ангелине было неудобно ходить по квартире в отсутствие хозяйки, но решимость получить письмо от Виктора и надвигающаяся ночь заставляли поспешить.
   - Валя! - еще раз окликнула она, отворяя двери второй комнаты. Спальня. Из мебели - встроенный шкаф белого цвета, трильяж с пуфиком на гнутых ножках, огромная кровать в полкомнаты. Зеркальная стена напротив кровати, подвесные потолки темно-сиреневого цвета с вкраплениями ламп-звездочек... На погруженном во мрак покрывале кровати лежало что-то, напоминающее человека. Ангелина не стала включать свет, чтобы не испугать спящую. Она тихонько подошла и тронула за плечо...
   Рука ощутила мягкий мех шубы, разложенной на кровати. Ойкнув от удивления, она стала ощупывать руками - действительно, шуба, длинная и пушистая. А она-то приняла ее за спящую Валю!
   Посмеиваясь над собственной ошибкой, Ангелина притворила двери спальни. Осталась последняя дверь, за которой могла быть ее подруга.
   Совмещенный санузел был соответствующих всей квартире размеров. Ярко освещенный, сверкающий белым кафелем с золотой отделкой, он оказался подходящим обрамлением для хозяйки квартиры, сидевшей на табуретке перед зеркалом туалетного столика. Валя одной рукой увлеченно орудовала плойкой, сооружая из мокрых волос крупные локоны, а в другой жужжал фен.
   - Валя! - обрадованно воскликнула Ангелина, но та не повернулась. - Валя! - она тронула ее за плечо.
   - Ангелка! - громко закричала, обернувшись Валя. - Ты как сюда попала?!
   - Входная дверь была открыта, - стала оправдываться та, - а ты чего кричишь? - но Валя со смехом помотала головой и вынула из ушей наушники. Ангелина поняла, почему подруга ее не слышала - громкая музыка и гул фена заглушали все звуки.
   - Ангелка, - еще раз повторила Валя, назвав ее университетской кличкой. - Ты откуда? Почему не позвонила?
   - Вот, приехала к тебе, Даша адрес дала... Дверь была открыта, я и пошла тебя по комнатам искать... А ты тут, оказывается, марафет наводишь, - сбивчиво заговорила Ангелина, но Валя перебила ее:
   - Молодец, что нашла, я уже почти закончила, айда на кухню, кофе напою.
   - А волосы?
   - Потом досушу, - махнула рукой Валя, выдергивая плойку из розетки. В белом махровом халатике, оттенявшем крупные кудри темных волос, нежно-розовые скулы и огромные карие глаза, она была очень хороша.
   - А ты стала еще красивее, - откровенно любуясь Валей, сказала Ангелина. - И обстановка у тебя здесь подходящая, - она обвела глазами сияющий кафель.
   - Нашла обстановку - туалет с ванной, - усмехнулась Валя, выходя в коридор, хотя было видно, что она гордится своим нынешним положением. - Вот у тебя квартира - это класс! За дачу в Грибово уже молчу, мне на такую в жизни не заработать. А ты одна или с Витьком?
   - Одна...
   - И как он тебя отпустил в нашу глухомань? Иди раздевайся! Что-то ты совсем демократично одеваться стала, - усмехнулась она, вешая в шкаф скромную китайскую курточку на рыбьем меху.
   - Я из Владимира прямо к тебе, у твоей мамы была.
   - Сама туда на следующей неделе собираюсь - сюрприз маме готовлю. Машину-то нашла где поставить? У нас оборудованных стоянок еще нет, возле дома приходится ставить. А люди сейчас сама знаешь какие, - Валя щелкнула выключателем на кухне и выглянула в окно.
   - Я на метро добралась, а потом на частнике...
   - Ненормальная! - покачала головой Валя и поставила на плиту турку с кофе. - Звони Витьку, пускай сюда приезжает. Посидим, поокаем.
   - Я... Витя... он не может... В-общем, он недавно в аварию попал, - упавшим голосом, сбиваясь, начала пояснять Ангелина. - Больше не приедет он...
   - Ой, Ангелка, - от неожиданности Валя присела на стульчик. - Витек что, убился насмерть?
   Ангелина молча кивнула головой, непрошеные слезы покатились по щекам:
   - Его больше нет, вчера похоронили, - всхлипнула она
   - Бедная ты бедная. Что ж не позвонила? Я бы пришла на похороны, тебя поддержала.
   - Валюша, за последние несколько месяцев столько всего случилось, что и ночи не хватит, чтобы рассказать обо всем. А мне к десяти вечера надо быть дома, я обещала...
   - Так еще только восьмой час! Мамочки, - спохватилась Валя, поворачиваясь к плите, - мой кофе!
   На белой эмали плиты пузырились черно-коричневые змейки убежавшей кофейной гущи.
   - Теперь придется пить помои, - огорченно вздохнула Валя, разливая остатки по маленьким чашкам с нарисованными китайскими дракончиками. Она пододвинула сахарницу, достала из холодильника бутылку сливок, из барной стойки - бутылку коньяка и строго сказала: - Ну, подруга, давай-ка, помянем Виктора, а потом расскажи мне все по порядку, что там у вас произошло.
   Ангелина, не вдаваясь в подробности, коротко рассказала, что Виктор попал в какую-то неприятную историю и, чтобы обезопасить ее и сына, развелся. Все имущество продал за долги. О его смерти сама узнала по телевизору, на кладбище не была, чтобы не привлекать внимания возможных кредиторов. О Мраке и собственных похождениях последних дней предусмотрительно умолчала.
   - Я к тебе, Валюша, по делу заехала. Виктор мне сообщил, что послал на твой адрес во Владимире для меня заказное письмо. Ты его получила?
   - Нет... А когда он письмо отправлял?
   - Не знаю, я позавчера только узнала об этом и сразу во Владимир рванула, думала, у тебя спрошу. А тут меня Даша огорошила, что ты теперь в столице живешь.
   - Ко мне Дашка иногда заезжает, почту привозит, от мамы пирожки да варенье. Может, и твое письмо привезет. Если что - я тебе позвоню.
   - Тогда запиши новый номер моего сотового. А мне давай свой. Кстати, а Виктор знал, что ты теперь москвичкой стала?
   - Да. Он был у меня пару раз. Странно, что тебе ничего не сказал. Может, забыл?
   - Может, и забыл, - пожала плечами Ангелина. - А когда он в последний раз заезжал?
   - Постой, дай-ка припомнить... - Валя наморщила лоб, вспоминая. - Да уж с полгода, наверное. Нет, вспомнила, четыре месяца назад. Мы с Владиславом только-только в эту квартиру переехали.
   - С Владиславом? - удивилась Ангелина.
   - Ну, да, я же теперь замужем! Ой, Ангелка, а я так счастлива, что мне даже перед твоими несчастьями стыдно, - помимо воли, улыбнулась Валя.
   - А мне твоя мама тоже ничего не сказала...
   - А она еще не знает, мы месяц как расписались, в следующие выходные поеду домой, знакомить своего Владислава с тещей.
   - Поздравляю, Валечка, я очень за тебя рада. Приятно, что хоть кто-то счастлив в этом мире. А как же Мэл? - не удержавшись, пошутила Ангелина.
   - Так это же самое невероятное! - воскликнула Валя. - Представь, иду я по Новодевичьему, а мне навстречу - он, Мэл Гибсон собственной персоной! У меня просто ноги подкосились, честное слово! Одно лицо, обалдеть можно! Я чуть в обморок не грохнулась, хорошо, он подбежал, подхватил. Вот так и познакомились... Оказывается, Владислав пять лет назад жену похоронил, известная балерина была, несчастный случай. Такой верный оказался - каждые выходные к ней на могилу приезжал. Так что теперь и за границу ехать не надо - нашла здесь свою любовь. Видишь, как в жизни бывает, так что ты не унывай, может и тебе счастье улыбнется...
   - Ну, мне, пожалуй, пора, - заторопилась Ангелина, - пока выберусь из твоих новостроек, пока на метро доеду...
   - Ты уж, извини, - виновато улыбнулась Валя. - Я бы тебя отвезла, но через полчаса Владислав с работы вернется, покормить надо. А может, останешься, я вас познакомлю?
   - Нет-нет, мне домой пора, Данилка ждет. Думаю, скоро увидимся, как письмо для меня получишь, сразу звони, хорошо?
   Валя молча кивнула и достала из шкафа куртку. Ангелина быстро оделась и вышла на площадку.
   - Зря оставляешь двери открытыми, мало ли что.., - начала она.
   - Не беспокойся, закрою, - улыбнулась Валя, накручивая на палец локон.
   Спускаясь вниз по лестнице, Ангелина помахала подруге рукой. Та стояла в ярко освещенном проеме двери, и на мгновение почудилось, что вокруг ее головы появился мерцающий ореол, как на иконе.
   "Привидится же такое! Теперь понятно, почему говорят - когда кажется, креститься надо", - подумала Ангелина, сбегая вниз по лестнице.

***

   Уже возле входа в метро Ангелина обнаружила, что сотовый в кармане отсутствует.
   "Черт! Неужели в такси выронила? Давай вспоминай, когда последний раз в руках держала? Когда Валин номер в память записывала. Так и есть, на столе у нее в кухне оставила. Вот растяпа! Придется возвращаться, теперь целый час потеряю..."

***

   - Я, Сергей Вадимыч, Мясник. Объект остановился возле станции метро "Выхино". Роется в карманах... Идет обратно по направлению к стоянке такси... Ее задержать?
   - Пока не надо, следуй за ней на расстоянии. Крота я сейчас предупрежу.
   - Слушаюсь.
   Начальник безопасности вполголоса выругался и снова набрал номер:
   - Крот, похоже она решила вернуться на то же место.
   - За каким чертом?
   - А я откуда знаю? - недовольство в голосе уже переходило в раздражение. - Если вернется в квартиру Ведьмы, подготовь быстрый отход в деревню. И никаких отпечатков, понял? Мясник прикроет.
   - Есть!
   Безопасник тронул с места "Тойоту Камри", вырулил на Кольцевую. Снова зазвонил сотовый.
   - Да, Марк Семенович... Меры принимаем... До утра побудет с ребятами у вас в деревне... Хорошо, уже еду... До встречи...
   Крепко выругавшись, он увеличил скорость, едва не столкнувшись с грузовиком.
   "Спокойно, Серега, спокойно, - сквозь зубы пробормотал он сам себе. - Где наша не пропадала? Ну, придется чуть подкорректировать план, накладки в нашем деле иногда бывают. Поэтому главное - спокойствие. Недаром говорят - мертвые открывают глаза живым."

***

   На восьмой этаж она неслась на всех парах, чертыхаясь по поводу новостроев и неработающих лифтов. Едва разминувшись на площадке четвертого этажа с каким-то мужчиной, она глухо извинилась и побежала дальше, бормоча про "некоторых, которые душатся так, что задохнуться можно". Буквально через пролет угодила в живот второму.
   - Прошу прощения, - вежливо сказала Ангелина, поправляя съехавший набок берет. Тот не ответил, и она прошмыгнула мимо.
   "Ух, наконец-то восьмой! - выдохнула она, тяжело дыша и нажала ручку двери. Та послушно подалась. - Ну, Валька, опять открытой оставила! Вот шайба!"
   - Валя! Это опять я, - громко закричала Ангелина и побежала по коридору в кухню. - Валя!
   Валя была в ванной. Нажав ручку двери, Ангелина сперва не поняла, что случилось - видела лишь стройные ноги с ярко-алыми ногтями, высоко поднятые на бело-золотую плитку. И застывшее лицо под водой - удивленно поднятые брови, широко открытые глаза, кольца темных русалочьих волос в воде...
   - А-а-а-а-а, - Ангелина хотела закричать, и не смогла. Спазмы сдавили горло, перехватили дыхание... Из горла вырвался полухрип-полустон, и она рухнула на пол, неловко ударившись головой о раковину.
  -- Глава 20. Никто себя не знает
   - Эй, ты жива? - взволнованный шепот, энергичные удары по щекам, тупая боль в висках... И только потом осознание происшедшего - Валя мертва!
   - Умерла, - всхлипнув, произнесла Ангелина, пытаясь раскрыть глаза. - Умерла!!!
   - Ну, слава Богу жива, - удовлетворенно произнес кто-то рядом. - А то я уж не знал, что Сергей Вадимычу докладывать...
   Ангелина затихла, сообразив, что находится в машине на заднем сидении и ее куда-то везут. Она чуть приоткрыла глаза - в салоне темно, только светятся красные стрелки приборов да за окном изредка мелькают среди темных силуэтов деревьев одинокие фонари.
   "Где-то за городом, - попыталась сообразить она. - Кто это в машине и куда меня везут? А если это те, кто убил Валю?"
   При воспоминании жуткого зрелища в ванной она зажмурила глаза и застонала.
   - Может, глотнешь? - тронул ее за плечо сидевший рядом мужчина. Она отрицательно покачала головой, не открывая глаз.
   "Хотят напоить, - пронеслось в голове. - Вывезут за город, а там... Но почему тогда не связали и не заткнули рот? Не боятся или пока не будут трогать? - Она скосила глаза как раз в ту минуту, когда проезжали под фонарем. - Да это же тот самый тип, который следил за мной в электричке и в метро! Значит, они знают, что я ездила во Владимир. И бумажку с Валиным адресом наверное он у меня в метро вытащил. Ворюга чертов!"
   - Зря отказываешься, я на твоем месте налакался бы до чертиков - небось труп в первый раз увидела?
   Голос парня звучал участливо, Ангелина чуть успокоилась - вряд ли ей в данный момент что-то угрожает.
   - За что убили Валю? - хрипло спросила она, обращаясь к сидящему рядом.
   - А шут ее знает, мне не докладывали, - беззаботно ответил он, отхлебывая из пластиковой бутылки минералку. - С этим без нас разберутся. Может, она сама утопиться решила?
   "Значит, убили не они? Или все-таки кто-то из них, просто делают вид, что не при чем? Вот этот, что за рулем, очень похож на типа, которого я встретила на лестнице, когда поднималась к Вале. А второй не похож... Лица не помню, только запах туалетной воды "Noir", которой мой Виктор иногда пользовался. Запах настолько сильный, аж приторный. Виктор, Виктор, почему же ты мне ничего про Валю не сказал? И почему письмо во Владимир отправил, а не на ее московский адрес?".
   - Или кто из соседей помог, - добавил тот, что за рулем.
   - А кто такой Сергей Вадимович? Вы меня к нему везете? - Ангелина вспомнила имя, которое услышала от охранников.
   - Много будешь знать - состариться не успеешь, - отозвался второй, за рулем. - То таскай ее, словно дохлую, то на вопросы отвечай... Задрала. И чего такие дамочки вечно суют свой нос в чужие дела?
   "Дело-то как раз мое, - хотела ответить Ангелина, но почла за лучшее на этот раз промолчать. - Ишь как повернули - сама утопиться решила! С чего бы это? Час назад Валя была живой и счастливой. Чего такого могло случиться за этот час, чтобы человек решил покончить счеты с жизнью?"
   - Бывает, сердце сильно горячей воды не выдерживает, и можно случайно в ванне захлебнуться, - словно отвечая на ее вопрос, сказал тот, который сидел за рулем.
   "А зачем она в воду полезла, если только перед этим купалась? Когда я увидела ее в первый раз, она волосы плойкой укладывала. И после этого опять решила искупнуться?"
   - А я еще такой случай знаю, - отозвался второй. - Однажды парочка сексом в ванне занималась, один из них случайно захлебнулся, а второй слишком поздно заметил...
   "Сексом? Валя ждала с работы мужа. Могли бы они полезть в ванну в медовый месяц? Теоретически - да, но тогда бы муж вызвал скорую... В квартире же никого не было. Вернее, я думаю, что никого, а если был? Что-то не сходится... Что же произошло за это время? Кому нужна Валина смерть? Имеет ли отношение к ней мое посещение, или это трагическая случайность?"
   Машина резко затормозила, затем сделала крутой поворот на проселочную дорогу, минут через десять снова вырулила на асфальт. По обеим сторонам замелькали огни коттеджей загородного поселка. Попетляв по улочкам, они остановились возле трехэтажной постройки, видневшейся из-за внушительного каменного забора.
   - Приехали! - водитель открыл дверь и обернулся.
   "Один из охранников Марка", - поняла Ангелина, едва в салоне зажегся свет.

***

   - Ты не сдержала обещания, - резко произнес Марк, как только она вошла в гостиную.
   Роскошным здесь было все - резное дерево стен и мебели, фарфор и картины в дорогих рамах, огромный ковер на паркетном полу. Марк сидел у кресле возле пылающего камина, его увеличенная в несколько раз тень колебалась на фоне стены, послушная игре пламени.
   - Обстоятельства задержали... - начала Ангелина, подходя ближе к огню. Только увидев яркие языки, пожирающие огромное полено, она почувствовала, что замерзла. Подошла ближе к огню и оглянулась. - Я собиралась быть вовремя, честное слово...
   - Обстоятельства? Какие же?
   Ангелина решила в этот раз быть откровенной. Насколько возможно. Ведь люди Марка наблюдали за ней эти два дня, что толку рассказывать небылицы?
   - В Павлове я кое-что узнала. Оказывается, Виктор не выгнал меня из дому...
   - Вот как, - с издевкой произнес Марк. - А как же ты тогда докатилась до мусорных баков? По призванию?
   - Не собираюсь реагировать на бессмысленные шутки, - парировала Ангелина. - Виктор не выгнал меня. Вернее, выгнал, но для моей же пользы, чтобы защитить нас с Данилкой...
   Брови Марка удивленно поползли вверх, но голос оставался спокоен: - Для пользы дела, значит, ребенка на улицу? Ну-ну...
   - Ты не понял, - заторопилась Ангелина, - он запутался, но хотел как лучше... Откуда он мог знать, что я потеряю сумочку с деньгами и документами?
   - Значит, Виктор тобою уже оправдан, - спокойно, чуть насмешливо произнес Марк, поднимая в душе Ангелины вихрь возражений и сомнений. - А зачем ты из Павлова тут же рванула во Владимир?
   - К Вале, я думала, что она все также живет там, на улице Горького...
   - А узнав, что ее там нет, ты прямо с вокзала поехала к своей подруге, а не домой? - голос все также был холоден и сух.
   - Мне... Мне надо было взять у нее письмо...
   - Давай, - Марк протянул руку.
   - Что? - изумилась Ангелина.
   - Письмо, из-за которого ты в одиночку потащилась во Владимир, а потом через пол Москвы в Люберцы.
   - У меня его нет...
   Ответом ей был тихий смешок. Казалось, в горле Марка перекатывался шарик: вверх-вниз, вверх-вниз...
   - Может, его никогда и не было?
   - Может быть, - тихо ответила Ангелина и снова отвернулась к огню. - Ты не замечал, что на огонь так приятно смотреть, наверное у нас это от предков?
   - Твой друг Красавчик ввернул бы к этому очередной анекдот: "На морские волны, бегущие к берегу, на огонь, пожирающий угли и на руки шефа, отсчитывающие зарплату, можно смотреть вечно".
   - Хороший анекдот. Не раз слышала, что не в деньгах счастье, а в их количестве, но никогда не понимала смысла. И только очутившись на мели с ребенком, за которого надо нести ответственность, я поняла смысл: мать готова на все, лишь бы накормить своего ребенка...
   Пауза после ее слов несколько затянулась, и первым ее нарушил Марк:
   - Значит, Виктор оправдан, письма у тебя нет, твоя подруга погибла и ты последняя, кто с ней говорил?
   - После меня в квартире Вали были ваши орлы, - напомнила Ангелина. - И возможно, муж Вали.
   - Хорошо, ты поехала к ней за каким-то письмом, но зачем ты вернулась обратно в Люберцы?
   - Забыла свой сотовый у Вали на столе...
   - Какой подарок для нашей доблестной милиции!
   Ангелина содрогнулась, только теперь поняв, в какую ловушку попала по собственной глупости.
   - Но я ни в чем не виновата, вы мне верите?
   - По-моему, мы договорились, что будем на "ты"?
   Сарказм в его голосе обидел и разозлил. Ангелина решительно подошла к креслу, в котором удобно устроился Марк и встала между ним и камином.
   - Послушайте, господин работодатель, мы договаривались, что я буду работать на вас и называть вас на "ты" во время работы. Вы выставили меня своей любовницей, это я тоже молча проглотила. Все так, но никто не давал вам права лезть мне в душу и приказывать в нерабочее время!
   Только тут она наконец заметила, что Марк одет по домашнему - мягкий белый халат, шлепанцы на ногах... Она почувствовала, как щеки заливает предательский румянец, а ноги становятся ватными. Больше всего ей хотелось в эту минуту быть где-нибудь далеко-далеко, чтобы не видеть этих прозрачных внимательных глаз, в которых плещется насмешка, темных волос на груди и этих проклятых домашних тапочек на босых ногах...
   - В таком случае, придется перевести вас, милочка, на ненормированный рабочий день. Зато будете получать вдвое больше за сверхурочную работу, - ухмыльнулся Марк.
   Ангелина зажмурилась: "вас" прозвучало настолько издевательски, словно он дал пощечину. Мгновенно почуяв ее состояние, он тут же изменил тон с насмешливого на деловой и резкий. Когда ледяные глаза смотрят в упор, а слова звучат отрывисто и требовательно, приходится отвечать...
   - Считай, что сейчас ты на работе и давай четкие ответы, когда я задаю вопросы. Где письмо?
   - Письма нет, Валя сказала, что письма не получала...
   - А от кого она должна была его получить?
   - От Виктора.
   - Интересно, письмо с того света, значит... А что же ты тогда с таким интересом читала в электричке?
   - Уже доложили... Это... Это другое письмо...
   - И тоже с того света?
   - Почти. Я не знаю, когда написал его Виктор, скорее всего, перед тем как выгнал нас. В нем он просил прощения за то, что так поступил со мной и сыном. И назвал тебя своим компаньоном. - Она внимательно вглядывалась в лицо Марка, но оно было непроницаемо. Со вздохом достав конверт из кармана, она протянула его своему мучителю.
   - Я хочу, чтобы ты прочитал его.
   - Зачем?
   - Ты же хочешь знать, что в нем, не так ли? Значит, рано или поздно твои люди положат тебе на стол копию. Уж лучше я отдам сама...
   Она села на ковер возле кресла, поджав под себя колени и молча смотрела на огонь, пока Марк читал письмо. Тепло разливалось по телу, страх пережитого постепенно становился все меньше. Ангелина протянула руку и взяла тяжелую кочергу, чтобы пошевелить угасающие угли.
   "А ведь я могу сейчас убить его, - пронеслось в голове. - Дать по башке кочергой, и все. Не будет насмешек, слежки, не надо будет выполнять бессмысленные поручения... И Марка не будет". Она ужаснулась своих мыслей и быстро вернула кочергу на место.
   - Похоже, Виктор крупно во что-то влип, - раздался спокойный голос Марка. - О каких бумагах он упоминал в письме?
   - Понятия не имею.
   - Адвокат, который вел его дела, уехал на ПМЖ в Штаты месяц назад, когда Виктор был еще жив...
   - Я этого не знала... А что это за дела, которые я, возможно, буду иметь с компаньоном Виктора? Может быть мне принадлежит то, что ты можешь у меня купить? Я охотно продала бы тебе что угодно, только...
   - ...чтобы избавиться от меня, - закончил за нее Марк. - Ничего я у тебя покупать не собираюсь. По крайней мере, пока ты не покажешь мне доверенности, по которым можешь распоряжаться имуществом покойного, которое имеет отношение и ко мне.
   - Теперь я поняла, - убежденно сказала Ангелина. - Ты и твои люди охотились за этими бумагами. И это ты приказал убить Виктора, а потом и Валю...
   - "Ну и дура же ты, ангел мой", - цитата из письма Александра Пушкина к жене прозвучала в устах Марка как собственная. - Ну, допустим, я хотел избавиться от конкурента, и мои ребята устроили аварию Виктору. Но зачем мне было убивать эту кладбищенскую ведьму, не проще ли было уничтожить тебя?
   - А ты хотел меня убить? - в упор спросила Ангелина, повернувшись к нему.
   - А ты меня? - ответил он вопросом на вопрос.
   Она в смущении отвела глаза: "Откуда он знает? Как догадался? Может, мысли мои читает?"
   - А может, проще было бы засадить тебя в тюрьму за убийство подруги? Ты не спросила себя, почему мои ребята вынуждены заметать твои следы, вытаскивать тебя перед носом у милиции из квартиры со стремным трупом, везти на дачу, подставляя и меня в том числе? А знаешь ли ты, что твой обожаемый Виктор не только написал тебе письмо перед смертью, но и успел жениться на племяннице своей домохозяйки?
   - Не может быть, - прошептала пораженная Ангелина.
   - Еще как может. Он же с ней еще до вашей свадьбы жил, почему же не вернуться к старой любви?
   - Ты лжешь! - уже не сдерживаясь, закричала Ангелина.
   Марк встал с кресла, подошел к секретеру и выдвинул один из ящиков.
   - Вот копия свидетельства о браке и выписка из домовой книги. Как видишь, твой Виктор женился за месяц до гибели и даже успел прописать в вашу квартиру свою новую жену.
   Ангелина смотрела на документы, и буквы расплывались у нее перед глазами.
   "Женился! После того, как уверял в письме, что любит меня одну и мы будем вместе! Жил с этой Александрой Сухоруковой еще до свадьбы... А может быть, и после свадьбы? Боже, как я была слепа! А Марк все знал и молчал. Ждал момента, чтобы унизить меня, или у него были другие планы?"
   Ангелина в замешательстве смотрела на спокойное, бледное лицо с прозрачными глазами, и ей хотелось что-то сделать, чтобы нарушить, разбить раз и навсегда это ледяное спокойствие: ударить, сломать, уничтожить! Или... поцеловать... Прикоснуться губами к упрямому подбородку, тяжелым векам, капризному излому губ...
   - Поздно уже, идем спать, - неожиданно устало проговорил Марк, вставая с кресла. Ангелина быстро вскочила и глухо сказала ему прямо в спину:
   - Спать? С тобой? Это тоже входит в мою сверхурочную работу?
   Спина под белым халатом заметно напряглась. Не оборачиваясь, Марк высокомерно произнес:
   - Ты скоро будешь в постели моего отца, а я объедками не питаюсь, - и вышел из комнаты, даже не оглянувшись...

***

   Мелодия пела настырно-громко, Ангелина со стоном протянула руку:
   - Да, слушаю!
   - Привет, красотка! - раздался в трубке веселый голос Красавчика. - Доброе утро!
   - А ты уверен, что оно доброе? - проворчала Ангелина, все еще не открывая глаз.
   - На все сто!
   "Энтузиазм этого кретина может угробить кого угодно", - зло прошипела Ангелина и добавила, уже в трубку, - А который час?
   - Семь утра, машина у ворот, я в машине, ждем только тебя.
   - А какой сегодня день недели?
   - Четверг, соня, настоящий солнечный четверг! Гидрометцентр обещает 15 градусов выше нуля. Есть еще вопросы? Может, год уточнить?
   - Не надо, сама вспомнила...
   - Тогда одеваться, завтракать и в путь! На все-про-все тебе полчаса!
   - Чтоб ты провалился в преисподнюю, - от души пожелала она в трубку.
   - Все там будем, вопрос только - когда, - жизнерадостно констатировал Красавчик и отключился.
   Ангелина спустила ноги с кровати и посмотрела на трубку в руке. "Это же мой сотовый, который я у Вали в кухне забыла! Значит, ребята Марка его из квартиры забрали, чтобы меня не подставить!" Сон как рукой сняло.

***

   - Что с письмом?
   - По моим сведениям, Марк Семенович, Валентина Андреевна Носкова получила на московский адрес ценное письмо двенадцать дней назад. Отправитель - Дегтярев Виктор Викторович, ценность - три тысячи рублей.
   - Значит, доверенности все-таки существуют и кто-то из двух девушек солгал...
   - Пока только могу утверждать, что письмо существует. Поскольку у Ангела при обыске ничего не нашли, склоняюсь к мысли, что солгала вторая.
   - В квартире убитой тоже ничего не нашли...
   - Так времени было в обрез, Марк Семенович, могли и пропустить...
   - Ангелина считала, что Виктор переслал доверенности во Владимир. А на самом деле выходит, что он послал их на московский адрес. Почему?
   - Ангелина не знала, что Валя живет в Москве - она об этом узнала только во Владимире. А Виктор, очевидно, знал. "Третий экземпляр переслал твоей подруге, той, что влюблена в Мэла Гибсона. Ты поймешь, о ком я", - процитировал безопасник письмо Виктора, которое Ангелина отдала Марку. Здесь же не сказано, куда именно отослано письмо.
   - А что Калифорния?
   - С адвокатом договариваемся, думаю, придется оформить командировку на недельку. Заодно прощупаю наших "американских каменщиков".
   - Добро. Что по делу Ведьмы?
   - Следователем назначен Шаповалов Валерий Александрович. Наш общий друг заверил: как только что-то проклюнется, сразу будем в курсе.
   - Муж под подозрением?
   - У него алиби. Но сомнения есть. Будем работать.
   - Семейка папаши на крючке?
   - Телефон и квартиру прослушиваем. Пока все по плану.
   - Хорошо, сегодня в пять с отчетом в "Пристанище"...
  -- Глава 21. В школе стерв
   После встречи с сыном Ангелина почувствовала себя более спокойно. Мальчик выглядел хорошо, был весел и здоров. За эту неделю почти привык к детскому садику. По дороге в садик, куда Ангелина решила его отвести вместе с няней Надей, чтобы посмотреть группу, воспитателей и общую обстановку, он с удовольствием рассказывал ей обо всем и отвечал на вопросы. Кормят хорошо, он съедает все, и еще помог Светке доесть котлету. Компот вкусный, а кисель не понравился - отдал Диме. На танцах дети готовятся к празднику осени. Он будет листиком, надо пошить наряд - желтую шапочку, штанишки и курточку. И нашить на них листики. Пластилин сначала твердый, а если нагреть в ладошке - мягкий. Из него получаются здоровские дракончики. Вчера подрался с Митькой - он сказал, что его "Феррари" лучше, чем "BMW".
   Слушая веселый лепет сына, Ангелина буквально оттаивала душой. И еще немножко ревновала - он так быстро вжился в новую жизнь, приобрел друзей, узнал много нового. Она, мать, которая в последнее время была для него всем, теперь является только частью его мира. Большой, но все же частью...
   Проводив сына, она всю обратную дорогу расспрашивала гувернантку, как он вел себя, пока ее не было, хорошо ли спал, слушал ли на ночь сказку... Получив исчерпывающие ответы, она попрощалась с Надей, предупредив, что сегодня будет спать дома и сама уложит сына в постель. Наверное...

***

   - Василий Петрович, куда теперь, как одеваться? - весело спросила она, увидев его на скамейке возле своего подъезда. Она была благодарна Красавчику за проявленную чуткость - за всю дорогу к садику и обратно он наблюдал за ними издалека, не приближаясь и не вступая в разговор.
   - До четырех - приводишь себя в порядок. К шести - в школу стерв. Я тебя вчера по телефону на первое занятие записал.
   - Куда?!
   - В школу стерв. Официально - "Международный центр развития коммуникативных навыков". Между прочим, весьма респектабельное заведение, одно из лучших в столице. Марк Семенович рекомендовал именно его, - скороговоркой отрапортовал Красавчик и, словно оправдываясь, добавил, - Одежда - по желанию, можно что-нибудь эдакое... ультравызывающее, чтобы контингенту соответствовать... Да, ты там будешь под псевдонимом Анжела Поплавская, чтобы не привлекать внимания.
   - А если я встречу там знакомых?
   - Придумаешь что-нибудь, ты же можешь...
   Уже в машине по дороге в школу Ангелина получила дальнейшие инструкции. Для начала Красавчик выдал ей пухлый конверт:
   - Здесь восемьсот евро.
   - А почему так много?
   - Школа - известная, потому и цены на обучение соответствующие, - охотно пояснил Красавчик. - Основной курс - восемь занятий за 300 евро плюс дополнительные занятия по психологии обольщения и пластике стриптиза. Для особо одаренных, которые до вершин мастерства захотят добраться, есть еще шесть ступеней развития, но Марк Семенович велел ограничиться первой ступенью.
   - Как чутко с его стороны, - не удержавшись, съязвила Ангелина. Отдавать такие деньги за какую-то ерунду! А ей, вместо того, чтобы вечера проводить в сыном, придется выслушивать очередной бред какого-нибудь выжившего из ума старика психоаналитика или эмансипированной старушки, которая будет уверять, что в свое время заканчивала институт благородных девиц...
   - Мне что, опять конспекты для Мрака писать?
   - Марк Семенович про это не упоминал, но очень может быть. Сказал только, что владелец школы Эдуард Халецкий - его хороший знакомый, поэтому экзамены будут принимать вдвоем.
   - Ого! Наш Мрак, оказывается, в экзаменационную комиссию входит? Интересно... Школа, значит, готовит стерв, а экзамены стервятники принимают? Практику тоже они ведут?
   - Не знаю, не участвовал, - парировал Красавчик.
   Наклонившись к ней на очередном повороте он прошипел в ухо: - Поменьше болтай при шофере! - И уже громче добавил: - Я тебе лучше анекдот расскажу, как раз в школе стерв пригодится.
   - У меня в последнее время вся жизнь - сплошной анекдот с элементами фильма ужасов. Ну, давай уж, все равно не отцепишься.
   "У директора станции техобслуживания за короткий период доходы возросли в пять раз. Секрет оказался прост - он нашел четырех ослепительных девушек для обслуживания клиентов и развесил повсюду лозунги: "Каждый раз, как только поднимаются цены на бензин, наши юбки становятся на столько же сантиметров короче!"
   - Так что в любом положении есть свои плюсы и свои минусы, - подытожил Красавчик.
   - С каждым днем минусов становится все больше и больше, - вздохнула Ангелина. - Хотя минус на минус дает плюс, но это лишь при умножении несчастий.

***

   Школа стерв помещалась в Доме культуры трамвайно-троллейбусного депо. Ангелина, ожидавшая, что судя по высокой цену за занятия, помещение будет с евроремонтом, удобными креслами, кондиционером и прочими благами цивилизации, явно ошиблась.
   Красавчик довел ее до обшарпанной двери, которую в последний раз покрывали лаком еще до начала перестройки. На двери висела скромная табличка: "Международный центр развития коммуникативных навыков". Дирекция.
   За дверью обстановка была поприличнее - молодая девушка модельной внешности с приклеенной улыбкой на неестественно пухлых губах (явный продукт действия коллагена) и в прозрачной кофточке, готовой лопнуть при первом глубоком вздохе, двинулась им навстречу.
   - Рада приветствовать вас в нашей школе. Сегодня первое занятие во вновь набранной группе, осталось всего два свободных места, но и на них есть претенденты, так что стоит поспешить. Занятия проводят квалифицированные и опытные преподаватели. Курс занимает восемь дней, по три часа, включая практические занятия. Осень - очень удачное время для посещения наших курсов - как раз сейчас у нас значительные сезонные скидки.
   - Меня записали по телефону, Анжела Поплавская, - едва успела вставить Ангелина пару слов в льющийся на нее поток красноречия.
   - Отлично, сейчас проверим.
   Девица метнулась за компьютер, отбила на клавиатуре быструю чечетку наманикюренными пальчиками и удовлетворенно хмыкнув, сказала:
   - Могу вас поздравить, вы в списке. Через пятнадцать минут начнется первое занятие. Зал на втором этаже. Оплата может производиться как по каждому занятию в отдельности, так и за весь курс сразу.
   - За весь курс сразу будет дешевле?
   - Конечно, - заверила девушка. - Кроме того, у нас есть дополнительные занятия, для постоянных клиентов на них тоже большие скидки.
   Остановились на 250 евро за полный курс из восьми занятий плюс 150 евро за дополнительные. Четыреста сэкономленных евро Ангелина решила оставить себе - в конце концов, она их честно заработала, пообещав привести еще парочку знакомых на занятия в школу.
   Зал гармонировал с общим состоянием заброшенности всего дома культуры. Колченогие деревянные стулья, сбитые по пять, как в старых кинотеатрах, постепенно заполнялись "студентками". Желание стать стервами привело в этот вечер в зал около тридцати дам разных возрастов и весовых категорий - от совсем молоденьких тоненьких ресепшн-герл до пышнотелых жриц любви полувековой зрелости. По мере заполнения стульев возрастало и нетерпение, с которым ожидалось появление главного действующего лица - Эдуарда Халецкого, Эдички, как его любовно между собой называли "студентки".
   Он ворвался в зал внезапно и шумно, в сопровождении нескольких девиц такой же модельной внешности, как и секретарша в приемной. Лысый, кругленький, Эдичка был похож на бегемотика - такие же оттопыренные ушки, короткие мясистые ножки-ручки, внушительный животик, маленькие колючие глазки и большой живой рот, извергающий незыблемые истины по технике соблазна мужчин. Называл он всех, независимо от возраста, на "ты" и "девочками". К нему самому, как любезно предупредила секретарша, следовало обращаться в уважительном тоне исключительно на "вы".
   - В стране с хроническим дефицитом мужиков, где понятие бьет - значит любит, считается хорошим тоном, вы сделали удачную инвестицию - пришли в наш центр, - с ходу изрек мэтр от соблазна. - В стране с жестокой конкуренцией за обладание немногочисленными более или менее подходящими мужчинами, стерва - не просто женщина, это элита женского рода! Почему вы пришли сюда? Вы, умные, привлекательные, преуспевающие женщины? Потому что вы растеряны от того, что так и не удалось найти себе правильного мужчину. Согласитесь, что в наше непростое время, когда побудить мужчину к половому акту приравнивается к экстриму в логове льва, все сверх этого уже представляется просто фантастикой. И я сделаю каждую вас настоящей леди-стервой, которая знает, что хочет от жизни и от своего мужчины. Если вы готовы пострадать, чтобы заполучить идеального спутника жизни - вы обратились по адресу!
   Тридцать пар голодных по мужской ласке глаз впились в Эдичку, словно стая скорпионов в пересохшей пустыне.
   - Большинство девушек нашей многострадальной страны, к сожалению, воспитывались в патриархальном духе, что предопределяло: главная цель жизни - оказаться замужем, неважно как и за кем, лишь бы не остаться старой девой. Вы должны избавиться от этих пут, очиститься от замшелых представлений, найти в себе женщину, познать и полюбить саму себя. Наши курсы - это вариант западной эмансипации, взращенный на современной российской почве, это шаг навстречу свободе, счастью и богатству.
   Ангелина вздохнула - правильные вещи говорит Эдичка, да только неужели сотни жаждущих, выпускаемых школой стерв за год, смогут стать счастливыми всего за 300 евро? И сколько для этих самых стерв принцев насобирать придется? Даже в нашей большой стране, учитывая вновь испеченных олигархов, их детей и внуков, а также дворян и прочих остатков недостреленой "голубой крови", вряд ли столько наберется. А ведь все, кто сюда приходят, мечтают о совершенном муже...
   Но оказалось, она ошибалась, что и выяснилось в перерыве. Примерно минут через сорок Эдичка резко прервал свой вдохновенный монолог и провозгласил: "Перерыв 15 минут, потом расходимся по аудиториям на практические занятия".
   В перерыве Ангелина разговорилась с соседкой - пышной блондинкой лет тридцати пяти, которая, по ее словам, уже второй раз на курсах. Новая знакомая Алла поведала, что уже достигла полного раскрепощения и избавилась от неподходящего мужа.
   - А чего ж вы опять сюда?
   - Хочу найти классного любовника, надо попрактиковаться. Говорят, эта новая девочка по имени Инночка (кстати, четвертая жена нашего Эдички), чертовски успешно ведет практику обольщения.
   - Четвертая жена? - удивилась Ангелина. - А сколько же их у него?
   - Говорят, пять, - улыбнулась Алла. - Но это только слухи, между нами, девочками. Впрочем, разве в наше время это имеет значение? Главное, что для меня благодаря учителю открылась новая жизнь. Что вы знаете, милочка, я почти похоронила себя, как женщину, и вот - как видите - вновь расцвела. Мой бывший муж - жуткий ревнивец - сразу же после свадьбы настоял на том, чтобы я бросила работу. Я стала его вещью, его рабыней! Мне запрещалось носить прозрачные кофточки и короткие платья, даже яркая одежда на мне вызывала его раздражение. До того дошло, что одежду он выбирал мне сам. Мне оставалась роль домработницы у плиты на кухне. Знаете, как в том анекдоте: "Пришел муж домой. Все кругом блестит, обед готов, пирогами пахнет, жена тапочки подает. Так чисто, что плюнуть некуда. Взял и плюнул жене на голову!".
   - А что же теперь? - грустно улыбнулась Ангелина, припомнив, что и ее собственный муж кое в чем был похож: также покупал ей одежду, не желал, чтобы она работала, не отпускал одну к подругам и на курсы. С одной стороны - окружил ее, как нежный цветок, комфортом и уютом, с другой - никогда не посвящал в свои дела и полностью убил желание расти, двигаться выше.
   - Я никого теперь не обслуживаю, ношу, что хочу, даже самые экстравагантные вещи, могу гулять на вечеринках и приходить домой, когда угодно и в каком угодно виде, - хвасталась Алла.
   - Но если вы так счастливы, почему снова пришли сюда, неужели нельзя подцепить любовника без школы стерв?
   - В последнее время я сталкиваюсь с тем, что мужчины мне улыбаются, но этим все и заканчивается - никакого продолжения отношений. Думаю, Инночка пояснит, что я делаю не так, - поджав губы, выдавила Алла.
  -- Глава 23. Стерва как она есть
   Инночка, о которой рассказала Ангелине новая знакомая, оказалась стройной, высокой девушкой лет двадцати. Высоченные сапоги ядовито-салатового цвета на умопомрачительной шпильке, шифоновая кофточка такого же цвета, не скрывающая черный лифчик четвертого размера, мини-юбка, которую легко перепутать с широким поясом... И над всем этим великолепием - платиново-рыжая головка с короткой стрижкой, узкое раскосое лицо, на котором ярко выделялись пунцовые губы и золотая фишка в левой ноздре.
   - Женщина во все времена стремится нравиться и быть желанной, - нараспев выговаривая гласные, начала Инночка. - Для этого надо досконально изучить науку кокетства. Цель кокетства - вызвать у мужчины восхищение и поклонение. Все женщины рождаются с желанием нравиться, и живет оно в душе каждой независимо от возраста. На вечерах встреч "тем, кому за 50" - те же увлечения, флирт и кокетство, что и на дискотеках молодых.
   Согласно гендерному учению, которое развил и усовершенствовал глава нашей школы Эдуард Константинович Халецкий, существует четыре типа мужчин и женщин. Если подобрать к мужчине соответствующую ему по типу женщину, они сольются, словно половинки одного яблока.
   Мужчины разделяются: на "маленьких мальчиков", которые в любой женщине видят прежде всего маму и требуют от нее соответствующего отношения; "тинейджеров" - подростков, эгоистичных, недозрелых и помешанных на удовольствиях, "охотников" - мужчин с инстинктом защитника, ждущих свою маленькую Лолиту и "зрелых", которые уже не могут, но все еще хотят и поэтому больше смотрят, чем делают.
   Им соответствует четыре типа женщин: "мама", которая в каждом мужчине видит большого ребенка; "девочка-подросток", притягивающая склонностью к разнообразию, развлечениям и удовольствиям; "дитя" с развитием и инстинктами не выше детсадовских, которая жаждет покровительства зрелого мужчины и "нарцисса", которая наслаждается тем, что дает себя рассмотреть и при желании потрогать.
   Ваше поведение с мужчиной должно сводиться к следующему: нужно определить его тип и настроиться на тот тип женщины, которой предпочитает он. Тогда мужчина сразу поймет, что ему необходимы именно вы, и только вы.
   - А если мужчина не моего типа окажется, мы же не сможем, как две половинки, слиться? - задала вопрос Ангелина.
   Инночка посмотрела на нее со снисходительным сожалением (мол, и встречаются же еще такие наивные дурочки!): - Настоящая женщина, если она хочет быть успешной в этой жизни, должна правильно выбрать не только "мишень", но и подобрать соответствующее "оружие" в охоте на мужчину. Вам нужно думать не о полном "слиянии", нужно думать о том, как заарканить "жертву" и оставить ее за собой. Знаете, как говорит наш ведущий психолог Наталья Левадова? "Мы должны из каждой пришедшей к нам женщины сделать леди-стерву". Англичане считают, что леди - это женщина, которая умеет одинаково говорить со служанкой и с королевой, а стерва - это целеустремленная независимая женщина, которая добивается своего любым способом. Симбиоз таких двух понятий - это наши самые талантливые выпускницы.
   - А мой знакомый утверждает, что человек, который в конце концов понимает, что женился на стерве, приходит домой только поесть, - упрямо стояла на своем Ангелина.
   - Это вы о бедняке? - снисходительно улыбнувшись, возразила Инночка, - Состоятельный человек в таком случае идет поесть в ресторан... с другой стервой. И к нам, как раз, приходят именно те женщины, которые претендуют на ресторан, а не на кухонное рабство.
   Ученицы весело рассмеялись, а Ангелина обиженно закусила губу.
   - Инночка, вы лучше вот что подскажите, - попросила новая знакомая Алла. - Как лучше при встрече дать мужчине понять, что я хочу лечь с ним в постель, но не сразу? Или все-таки сразу лечь, если будет настаивать?
   - Если покажете, что готовы сразу лечь с ним в постель, можете навсегда распрощаться с мечтой найти себе приличного мужа, - степенно ораторствовала тоненькая Инночка. - Стерва сначала с умом выбирает себе мужчину, потом пытается разузнать о нем все и, если в итоге она приходит к выводу, что именно он ей и нужен, то тогда она влюбляется в него. И ни в коем случае не наоборот! Чтобы продолжение последовало, надо прежде всего подобрать соответствующие прическу, макияж, одежду, духи, нижнее белье. Приведу простой пример. Во время съемок фильма "Унесенные ветром", голливудский режиссер заказал для актрисы Вивьен Ли, исполнительницы главной роли Скарлетт О'Хара, безумно дорогое нижнее белье. Когда директор картины стал возражать, что можно купить и менее дорогое, поскольку оно не попадет в кадр, и об этом никто не узнает, режиссер возразил: "Главное, чтобы об этом знала сама Вивьен". То есть, внутренняя уверенность, знание того, что вы и вещи, надетые и окружающие вас, неотразимы, делает женщину безумно привлекательной, притягательной для мужчин и... опасной для других представительниц женского пола. Еще один козырь вы получите, если овладеете искусством ролевой игры в обольщение. Поскольку сегодня первое занятие - будем проводить как есть, но на следующее просьба прийти в мини-юбке и прозрачной кофточке, как у меня.
   Ролевая игра, заданная Инночкой, представляла собой набор движений, способных привлечь внимание мужчины: уронить карандаш (и нагнуться за ним в мини-юбке), попросить у "жертвы" сотовый телефон, чтобы позвонить подруге (у нее определится номер, и можно будет потом ему перезвонить), трюк с леденцом (бананом, огурцом - на любой вкус), облизывание пальцев после шоколадной конфеты, лопнувшая или спустившаяся шлейка на платье и прочие премудрости.
   - А как же найти такого мужчину, чтобы перед ним все это продемонстрировать, - робко спросила еще одна ученица, судя по виду, начинающая секретарша.
   - Самый действенный способ - постоянно появляться в тех местах, где встречается потенциальная "дичь". Например, различные благотворительные мероприятия, фитнесс-центры, презентации, вечера, посвященные каким-либо награждениям. Для этого стоит подружиться с другими женщинами, которые вращаются в соответствующих кругах...
   Ангелина поймала себя на мысли, что идея Марка познакомиться с женщиной, "которая вращается в соответствующих кругах", то есть, с женой его отца, как раз соответствует теме сегодняшнего урока. И уже завтра должна быть воплощена в жизнь.
   Инночка еще что-то отвечала, но Ангелина уже не слушала. Она позволила себе отвлечься - пускай несет свою чушь, у нее самой вопросы поважнее.
   "Может, эту Ирину и сюда, в школу стерв после завтрашнего знакомства пригласить? Хотя, судя по рассказам Клары Павловны, она сама - еще та стерва была в молодости. Интересно, сможет ли Марк соблазнить собственную мачеху, как когда-то пыталась охмурить его она? А Валя? Вдруг в связи с ее смертью, я тоже попаду под подозрение? Не опасно ли мне теперь появляться в многолюдных местах? Марк сказал, что меня вытащили из квартиры прямо перед носом милиции, но кто-то же эту милицию вызвал? Значит, убийца мог и меня видеть... И еще этот муж - Владислав. Валя сказала, что не может меня отвезти, потому что ждет его с работы. Может... это сделал он? Но как, не зная человека, обвинить его в чем-нибудь? К тому же, у них был медовый месяц, к чему мужу убивать собственную жену? Никаких мотивов не вижу, разве что квартира? Подозрительным остается Марк и его люди, но здесь тоже масса вопросов. И самый главный - зачем это Марку? А если предположить, что Валю не убили, а она сама решила покончить счеты с жизнью. Что же должно было произойти за эти час-полтора, чтобы из счастливой жены она вдруг превратилась в самоубийцу?"
   - И не забудьте, дорогие мои ученицы, что по окончании курсов вас ожидает экзамен, - ворвался в мысли голосок Инночки. Эдуард Константинович обычно сам принимает его, кроме того, приглашается несколько мужчин, которых вы за несколько минут должны свести с ума или, по крайней мере, обольстить так, чтобы они остались под большим впечатлением.
   "Кажется, моя новая студенческая жизнь развивается по нарастающей, - с тоской подумала Ангелина. - Охмурить стареющего донжуана Эдичку с пятью женами или старичка Семена Павловича, отца Марка - это почти аспирантуру закончить экстерном".
  -- Глава 24. Призраки возвращаются
   На следующее утро в "Стрекозе" Ангелина сразу же ощутила на себе любопытные, внимательные, а порой и завистливые взгляды. Ее однокашницы Марина и Наталья, судя по всему, уже успели раззвонить всем, кому только можно, про любовницу самого Марка Витебского. Заинтересованность проявлялась ненавязчиво, но весьма ощутимо.
   Незнакомые женщины украдкой разглядывали ее, но подойти то ли не решались, то ли не хотели. Ангелина вместе с инструктором отработала несколько комплексов, а затем решила перейти к индивидуальным занятиям.
   И тут она увидела, что в зал входит Ирина, мачеха Марка. С усердием выполняя упражнения на растяжку, Ангелина мучительно раздумывала, как бы сделать так, чтобы встреча (за которой должна была последовать дружба) выглядела непринужденной и случайной.
   Ирина выглядела она моложе своих тридцати пяти, хотя худенькой ее назвать не отважился бы даже отъявленный льстец. Полнота с лихвой компенсировалась живостью движений, лучезарной улыбкой (над которой явно поработал дорогой дантист), пышными иссиня-черными волосами, завязанными в кокетливый хвост толщиной с руку и огромными, как у куклы, ярко-синими глазами с щедро намазанными тушью черными густыми ресницами вокруг.
   Плавно покачивая крутыми бедрами, Ирина направилась к тренажерам под одобрительные взгляды мужчин, которые тренировались в зале. После появления Ирины внимание явно переключилось с Ангелины на нее.
   "Ну, что же придумать такого, чтобы сразу познакомиться с ней поближе? - в который раз спрашивала себя Ангелина и не находила ответа. - Да чтоб ты поскользнулась!" - в сердцах мысленно прокричала она, когда Ирина почти поравнялась с ее тренажером.
   И - о, чудо, - почти в тот же момент Ирина неловко ступила на ногу и, ойкнув, приземлилась на мягкое место прямо рядом с Ангелиной.
   - Что с вами, вы не сильно ушиблись, - участливо обратилась Ангелина к упавшей. - Может, сбегать за врачом?
   - Надеюсь, ничего серьезного, - пробормотала Ирина, потирая лодыжку. - Просто неудачно подвернула ногу, у меня сухожилие в районе щиколотки хромает, и я вместе с ним.
   Ангелина помогла ей встать и, придерживая под руку, повела к скамейке.
   - Наверное, стоит, чтобы вашу ногу осмотрел врач. Знаете, иногда люди думают, что подвернули ногу, а на самом деле у них может быть перелом. У моего знакомого когда-то похожий случай был. Он подвернул ногу на рынке, потом еще пару часов с женой отходил, и только к вечеру, когда нога распухла, обратился к врачу. Оказалось - перелом, месяц в гипсе потом прыгал. Вам тоже рентген сделать не помешает.
   - Я не могу, - беспомощно отозвалась Ирина. - Муж привез меня сюда и уехал по делам, вернется часа через три.
   - Не беспокойтесь, я свои занятия закончила, поэтому мы сможем поехать в клинику на... (она на миг замялась, не зная, как лучше назвать Марка) ...на машине моего хорошего друга. Сейчас я ему позвоню, а вы не двигайтесь с места, хорошо?
   Она метнулась в раздевалку за телефоном и набрала номер Марка.
   - Марк Семенович? Это я, Ангелина, - затараторила она в трубку.
   - Опять по имени-отчеству? - грохнул возмущенный голос Марка. - Ты же на работе!
   - Прости, Марк, это от волнения, - виновато отозвалась Ангелина. - Тут такое дело, Ирина поскользнулась и подвернула ногу. Было бы хорошо отвезти ее в клинику, и если ты подъедешь к "Стрекозе", то выступишь в роли спасителя несчастной женщины. Заодно отличный повод познакомиться и подружиться...
   - Понял, - тут же отреагировал Марк. - Через пятнадцать минут я буду. И без меня никуда!
   - Слушаюсь, сэр, - радостно отозвалась Ангелина, счастливая от того, что так удачно завела знакомство и через четверть часа сбагрит Ирину в лапы Марка.

***

   Марк превзошел все ожидания: он лично вынес Ирину на руках к машине, оба разместились на заднем сиденье и вели оживленный разговор по дороге в клинику. Ангелина сидела впереди рядом с водителем, но не смогла разобрать ни слова из того, что говорил Ирине Марк: в салоне грохотала музыка. Зато Марк воспользовался этим обстоятельством: он то и дело наклонялся к соседке, чтобы сказать ей что-нибудь на ухо. Ангелина одновременно радовалась, что так легко убила сразу двух зайцев (познакомилась с Ириной и представила ей Марка) и злилась, что они весело и непринужденно воркуют на заднем сидении "Toyota Land Cruiser Prado".
   В клинике оказалось, что перелома нет - Ирина растянула связки. Поскольку нога требовала покоя, травматолог предложил на десять дней наложить гипс.
   Ирина сначала пришла в ужас - до ее дня рождения как раз оставалось десять дней и принимать гостей на костылях ей не улыбалось.
   - Мы снимем гипс накануне, - успокоил доктор, и вопрос был решен.
   На обратной дороге они поменялись местами: Ирине пришлось сесть впереди рядом с шофером, чтобы удобнее разместить загипсованную ногу. Марк, устроился прямо позади пострадавшей и то и дело наклонялся к ней, чтобы справиться о самочувствии или шепнуть комплимент. Ангелина молча отвернулась к окну и рассеянно глазела на желто-бурые осенние краски.
   "Как странно устроен мир, - невесело размышляла она. - Сначала Марк показался мне куском айсберга, растопить который не сможет никто. Потом мне показалось, что между нами что-то происходит, и он относится ко мне с симпатией. А сейчас он обхаживает женщину, которую ненавидит, а мне кажется, что она ему нравится".
   Воспоминания о прикосновении в прихожей до сих пор жгли душу - даже в самые приятные минуты с мужем она не ощущала ничего подобного. Но как только закрались подозрения в отношении причастности Марка или его людей к гибели Виктора и Вали, он снова стал казаться невыносимым.
   "Даже любовь обращается в ничто, если начинаешь сомневаться в родном человеке, что уж говорить о Мраке - он в полной мере оправдывает свою кличку. Смотришь, как он ухаживает за Ириной, и никогда не подумаешь, что на самом деле здесь один только трезвый расчет. Наверное, и со мной он старался казаться внимательным из расчета, что я стану орудием его мести. Как же это все противно!"
   Правда, в причастности Марка к гибели Виктора она сомневалась - последние новости и несколько заметок в бульварных газетах и деловых журналах сообщали, что произошло банальное ДТП, основная версия - сердечный приступ. И хотя Виктор никогда на сердце не жаловался, такое вполне могло случиться, особенно с учетом событий последних месяцев. Но Валя... Ее смерть произошла настолько быстро и непредсказуемо, что поневоле напрашивалась мысль об убийстве. И она, Ангелина, могла бы привести следствию немало доводов в том, что Валентина не собиралась умирать. Но в милицию ей путь заказан...
   Машина резко затормозила возле подъезда элитной многоэтажки. Марк сделал знак шоферу, чтобы он занес несчастную в квартиру. Ангелина поняла, что ему не хочется заходить в дом, где когда-то погибла его мать и был избит он сам. Она смело последовала впереди шофера, открыла двери и отрапортовала консьержке, куда и зачем они идут.
   Уже прощаясь с Ириной в квартире, она спросила, можно ли ее будет навестить, и та обрадованно согласилась. Причем не преминула спросить, кем приходится ей Марк.
   - Он друг и деловой партнер моего погибшего мужа, - честно ответила Ангелина. - Нас связывают чисто деловые отношения - после смерти мужа мы стали компаньонами.
   Ирина, услышав об этом, сразу развеселилась и намекнула, что навестить ее можно и вдвоем. Ангелина пообещала, что сообщит об этом Марку.
   - Но он очень занятой человек, - озабоченно добавила она. - Часто уезжает в командировки за границу и по стране. Но думаю, что для вас он постарается выкроить время.
   - Даже и слышать ничего не желаю, - безапелляционно заявила Ирина. - На мой юбилей я жду вас обоих. И если вы, Ангелина, поможете мне организовать вечеринку, буду вам весьма благодарна.
   Ангелина пообещала через день быть у Ирины, чтобы вплотную заняться подготовкой праздника.

***

   Марк ждал в машине. Он не терял даром время - разговаривал по сотовому, отдавая распоряжения. Ангелина села возле него на заднее сидение и, как только он окончил говорить, доложила:
   - Послезавтра мы с Ириной собираемся заниматься подготовкой к празднику - пригласительные, цветы, меню и прочее. Вами она явно заинтересовалась - просила навещать и пригласила на предстоящее торжество.
   На лице Марка против воли задергался мускул. Он так сцепил зубы, что губы образовали тонкую линию, вокруг которой обозначились горькие складки.
   - Предложение принимается, - отрывисто произнес он. - Гони на Севастопольскую (это уже относилось к шоферу).
  -- Глава 25. Экзамен на зрелость
   Ангелина получила передышку до вечера. До занятий в школе стерв оставалось еще много времени, и она решила забрать сына из садика пораньше, сразу после сна, чтобы погулять с ним в парке возле дома. Там была отличная детская площадка со всевозможными горками, качелями и лазанками.
   Данилка, радостный и возбужденный присутствием матери, всю дорогу не умолкая болтал и рассказывал, как он проводит в садике время. На площадке он выпустил ее руку и, сломя голову, побежал к детской площадке. Ангелина присела на скамейку и с улыбкой наблюдала за сыном - какой он стал веселый, подвижный, как быстро щеки снова налились румянцем! Ради своего малыша она готова вытерпеть все...
   Ее мысли неожиданно прервало появление двух парней, которые остановились возле скамейки, на которой она сидела. Судя по заторможенным движениям, отсутствующему выражению глаз и малопонятной речи, оба были наркоманами.
   - Можно присесть? - запинаясь, спросил первый, опускаясь возле нее на скамейку.
   - Скучаете в одиночестве? - выдавил второй, плюхнувшись с другой стороны. - Мы можем составить компанию красивой девушке.
   С трудом произнеся такую длинную фразу, он повернул к ней всклоченную голову и невероятным усилием попытался сфокусировать взгляд.
   - Девушка заангажирована, - раздался веселый мужской голос, и Ангелина увидела протянутую руку с длинными холеными пальцами. Она подняла глаза - прямо перед ней стоял симпатичный мужчина лет сорока, в темном плаще с поднятым воротником. Седеющие виски ничуть не портили его внешности, а наоборот, придавали ему еще больше шарма. Она быстро подала руку, и он буквально выдернул ее из окружения наркоманов.
   - Разрешите представиться: Славик, - как-то неожиданно, по-домашнему, обратился к ней неожиданный спаситель, едва они отошли на несколько шагов.
   "Надо же, Славик, назвался, словно ребенок. Седина в голову - бес в ребро - Славик! Да в конце-концов, мне-то что? Пусть называется хоть Леликом, или как там его в детстве звали..."
   - Ангелина, - рассеяно сказала она, ища глазами сына. Помахав ему в ответ рукой, она повернулась и дружелюбно повторила: - Большое вам спасибо, Славик. Столько наркоманов теперь развелось, никакой управы.
   - Все от безответственности, - с готовностью подхватил ее неожиданный собеседник. - Их ведь жалеют, больными считают, носятся, словно с писанной торбой, вместо того, чтобы сажать, изолируя таких от общества.
   - Вы абсолютно правы, - эхом отозвалась Ангелина. - Еще раз большое спасибо, мне надо к сыну.
   Славик не понял, или сделал вид, что не понял ее желания распрощаться. Он пошел вслед за ней к горке, на которой восседал Данилка.
   - Привет! - радостно воскликнул Даня. - Смотри, как я научился съезжать!
   Малыш перевернулся на живот и съехал ногами вперед.
   - Здорово, - восхитился Славик. - А можешь еще разок?
   - Даня вас знает? - удивилась Ангелина.
   - Я видел его несколько раз на этой площадке, но с другой женщиной.
   - Это была няня, - пояснила Ангелина.
   - Я так и подумал, - улыбнулся Славик. - Малыш звал ее по имени. Какой милый ребенок!
   - Да, - односложно ответила она, не желая больше поддерживать разговор. К каждому неожиданному знакомству она теперь относилась с большой опаской.
   - Мне кажется, что я вас где-то видел, - задумчиво произнес Славик, наморщив лоб. - Мы не могли встречаться раньше?
   - Москва - большая деревня, - помимо воли улыбнулась Ангелина. - Как только разговоришься с новым знакомым, обязательно найдутся общие знакомые, коллеги по работе или даже родственники.
   Как ни странно, ей и самой он казался знакомым. Она пыталась вспомнить, где могла его встречать, но ничего в голову не приходило. И все-таки он кого-то ей напоминал...
   - Извините, нам с сыном пора домой, - повторила Ангелина и позвала Данилку: - Даня, мы уходим!
   - Сейчас, мам, еще разок прокачусь с горки, - взмолился сынишка, топая вверх по лестнице.
   - Если я вспомню, где вас встречал, то обязательно сообщу, - пообещал Славик, прощаясь.
   Ангелина озадаченно смотрела ему вслед - невысокий, коренастый, но не полный; поднятый ворот плаща почти скрывал густую шевелюру начинающих седеть темных волос.
   - Я точно где-то его видела, но где? - еще раз подумала она, поднимаясь в квартиру. - Почему его лицо кажется мне таким знакомым? Может, встречались в институте? Надо было спросить его, не преподавал ли он у нас в университете...

***

   Во время знакомства с отцом Марка, Семеном Павловичем, Ангелина сыграла свою роль почти безупречно. Во всяком случае, так ей самой показалось. К стареющему ловеласу она с самого начала испытывала нечто похожее на легкое презрение, чуть смешанное с отвращением к возможному партнеру по сексу. Ее тянуло узнать больше об этом человеке, и в то же время отталкивало то, что она о нем уже успела узнать. Он почти сразу дал понять, что Ангелина ему понравилась. Травма жены и зарождающаяся дружба между женщинами обещала много пикантных ситуаций и вариантов, и Семен Павлович, судя по всему, не прочь был воспользоваться интересным знакомством. Он с готовностью предложил поехать вместе с Ангелиной в выбранный ресторан, чтобы обсудить меню и в компанию по проведению торжественных мероприятий - ознакомиться со сценарием предстоящего праздника. Семен Павлович сам предложил заняться вместе с ней заказом букетов и сюрпризов для именинницы и гостей. И все время, пока находился рядом, каждым словом и жестом старался дать ей понять, что она ему нравится, и он не прочь сделать их отношения еще теснее и ближе. Ангелина, следуя своей роли, всячески подогревала разгоравшуюся страсть и кормила обещаниями. Она не отвергла несколько весьма ценных подарков, выразив восторг по поводу вкуса и возможностей Семена Павловича, что послужило еще более настойчивым ухаживаниям с его стороны.
   Он старался использовать беспомощность жены, чтобы лишний раз обнять Ангелину в коридоре, погладить по плечику, подавая ей пальто, дотронуться до тонких пальцев, передавая чашку с кофе или заглядывая ей через плечо, когда она готовила поднос со сладостями для Ирины. Ангелина закрывала глаза и старалась всячески выказать ему расположение, а в душе гадала, насколько ее еще хватит.
   Марк тоже играл свою роль безупречно - звонил в отсутствие мужа и справлялся о здоровье, передавал через Ангелину фрукты и записки, посылал SMS-ки. Ирина млела от такого внимания и мечтала поскорее скинуть проклятый гипс, отдалявший ее от Марка.

***

   За несколько дней до дня рождения Ирины, в школе стерв, которую усердно посещала Ангелина, был назначен экзамен на сдачу первого уровня сложности. Накануне Инночка еще раз провела беседу со своими студентками и предупредила, что завтра - решающий день, когда можно блеснуть полученными познаниями и показать достижение внутренней раскрепощенности.
   - Запомните: на экзамене все в вас должно преобразиться уже при одном виде мужчины, которого вам предложат соблазнить. Вы должны подойти к нему по-кошачьи грациозной походкой: глаза мерцают, грудь вздымается от волнения, бедра плавно покачиваются в такт ходьбе. Вы в боевой готовности, но это не должно выглядеть атакой. Все должно происходить как бы между прочим: походите к нему, бросаете несколько фраз, смеетесь низким воркующим смехом. Жертву для начала надо увлечь, затем оттолкнуть, делая вид, будто что-то дарите и отнимаете в то же время. Встаньте перед ним на колени, дальше - на сколько у кого хватит фантазии, чтобы он попал на крючок. Самый положительный результат - когда мужчина после экзамена предложит отправиться в ресторан именно вам, выбрав из всех. И не обязательно потом оставаться с ним на ночь - можно ограничиться легким флиртом, не более того, зато какой огромный стимул для наших выпускниц!

***

   Ангелина весь день настраивала себя на успешную сдачу - приготовила самую короткую юбку со сверкающим стразами поясом, сапоги на высокой платформе и шпильках, чтобы длинные ноги выглядели еще стройнее. Среди купленных недавно вещей абсолютно прозрачной блузки не было, поэтому она просто расстегнула насколько верхних пуговиц на ярко-атласной кофточке. В конце концов, мужчиной, которого придется охмурять на экзаменах, скорее всего окажется сам Эдичка или похожие на него стареющие ловеласы. Мчаться ради таких кавалеров в магазин за прозрачной кофточкой - смешно и противно.
   "Будем считать, что это тренировка перед флиртом с Семеном Петровичем, - уговаривала она себя. - Как говорят студенты перед сдачей диплома: "Пять минут позора - и ты инженер". Так и я: десять минут позора - и я первоклассная стерва с дипломом".
   Но на душе было мерзко, и Ангелину немного подташнивало.

***

   Когда она увидела рядом с Эдичкой пятерых незнакомых пожилых мужчин и среди них - Марка, ноги у нее подкосились.
   "Красавчик предупреждал, что Эдичка - приятель Марка, - тут же пронеслось в голове. - Наверное, оба привыкли развлекаться в "приемной комиссии стервятников". Каждую неделю выпускается группа - чем не поход в стриптиз-бар, да еще бесплатный? Видно, Эдичке после своих пятерых жен сил не хватает, вот и организовал "группу поддержки". Чем больше я узнаю о Марке, тем меньше мне хочется верить в грустную сказку, рассказанную Кларой Павловной. Она сочинила миф о добром ангеле, а ангел-то на деле оказывается падшим..."
   Первой пошла сдавать экзамен Алла. Она прошла через зал уверенной походкой, чуть покачивая бедрами, при этом держа спину прямой, чтобы "подопытные" и экзаменатор могли по достоинству оценить ее красивую грудь. Ангелина отметила, что Алла шла босой, хотя в школу пришла в сапогах и колготках.
   "Студентка" подошла к первому из мужичков, кинула на него взгляд, от которого он (по идее) должен был задохнуться, и опустилась перед нам на колени, прямо на стертый потрескавшийся паркет с остатками лака. Алла медленно протянула руку и поправила свои длинные блестящие волосы, потом так же медленно дотронулась до колена мужчины и стала, потихоньку перебирая пальцами, двигаться выше по ноге.
   Мужчина покраснел, заерзал и попытался ее поднять:
   - Ну, что вы, пожалуйста, встаньте, вам же на коленях неудобно, - забормотал он, неловко пытаясь ее поднять, обхватив за талию. Алла поднялась, и тут же раздался трубный голос возмущенного Эдички:
   - Стоп! Не сдала!
   - Почему? - подбоченясь, повернулась к нему Алла. - Он же на меня отреагировал?
   - Ты должна была оставаться внизу! Надо смотреть на мужчину только снизу вверх, иначе его испугаешь! Даже если он пытается тебя поднять, нужно оставаться на коленях! Подожди следующей попытки.
   Алла покорно отошла в сторону и села на скамейке "запасных", чтобы дождаться следующей попытки.
   - Машенька, прошу! - провозгласил Эдичка величественным жестом.
   Скромница Машенька, которую еще на первом занятии Ангелина окрестила про себя "начинающей секретаршей", сегодня выглядела особенно эффектно. Она ярко накрасилась, вызывающе оделась и была с самого начала так оживлена, что невольно напрашивалась мысль, что она здорово нагрузилась алкоголем, чтобы чувствовать себя свободно.
   Маша уже глядела на следующего подопытного своими робкими, как у газели, огромными карими глазами при этом облизывая розовым язычком пухлые, как у ребенка, губы.
   - Ты просто прелесть, - пела она низким хриплым голосом, водя пальчиками по коленке стареющего хрыча. - Как тебя зовут, милый? Где ты живешь?
   - Отбой, - громогласно провозгласил Эдичка, - с первой попытки ты провалилась. К чему задавать мужчине столько вопросов - он на допросе у тебя, что ли? Достаточно просто, поглаживая колено, загадочно улыбаться, а не изображать из себя следователя с кнутом и пряником. Инночка, продемонстрируй ученицам еще раз, как надо вести себя с мужчиной!
   Учительница по практике походкой от бедра двинулась к Марку и недовольно отодвинула сникшую Машу в сторону.
   - Какой ты сладкий, - прошептала она, склоняясь перед ним и поглаживая его колено.
   - Конечно, такого красавчика выбрала, - завистливо прошептала одна из девушек рядом с Ангелиной. - Я бы сама такую конфетку облизала и проглотила не задумываясь...
   - Надо уметь так с любым, а не только с тем, кто нравится, - прошептала в ответ одна из студенток. - Иначе какая ты стерва?
   Инночка тем временем поднесла указательный палец к губам, потом накрутила на него прядь волос, не забывая ласково поглаживать Марка по колену. Ангелина почувствовала, что у нее пересохло во рту. Машинально проведя языком по губам, она ощутила вкус помады и поморщилась. Эдичка Халецкий, не скрывая торжества, поглядел на окружающих. Казалось, он сейчас лопнет от гордости за свою четвертую жену и самую способную ученицу.
   - Просто великолепно! - раздувшись от важности, словно индюк, произнес Эдичка. - Смотрите, Инночка ласкова, словно кошка, она предлагает мужчине максимум комфорта, ему с ней хорошо. Вот что от вас всех требуется, стервочки мои, - это уже относилось к остальной партии экзаменующихся. - Следующая!
   Ангелина поняла, что настала ее очередь.
   "Надо было напиться, как Машка, - запоздало пронеслось в голове, когда она на негнущихся ногах двинулась к испытуемым. - Выберу крайнего, самого старого".
   Не успела она окинуть огненным (как ей казалось) взглядом заерзавшего старичка с левого края, как Эдичка сделал кивок в сторону Марка, мол, знай свое место. Ангелина в душе возмутилась, но внешне даже не подала виду. Стремительность последних событий несколько притупила остроту ощущений. Она повернулась в сторону невозмутимого Марка, твердя про себя пришедшую на ум цитату какого-то классика: "Действие рождается под влиянием смешанных в одно причин; в основе каждого поступка лежат благородные и низменные побуждения, неразрывно перепутанные между собой".
   Марк встретился с ней взглядом, и она поняла, что ему самому интересно, выдержит ли она испытание. Искорки неприкрытого издевательского смеха в его глазах показались ей отвратительной насмешкой. И перед ним она должна опуститься на колени?
   Ангелина обошла стул, на котором сидел Марк, как бы оценивая подопечного со всех сторон, нагнулась сзади и положила ему на плечо подбородок, потерлась ухом о щеку, уловив колкость скул. Потом перешла ко второму плечу, пощекотав щеку копной волос. Марк не среагировал даже тогда, когда она положила ему на грудь руку и ослабила галстук, а затем расстегнула несколько верхних пуговиц рубашки.
   - Почувствуй тяжесть моего тела, парниша, - хриплым голосом проститутки протянула она и плюхнулась сбоку ему на колени, высоко скрестив ноги в лакированных сапогах.
   Марк машинально подхватил ее и заметно напрягся. Она вывернулась на его коленях, словно наездница на крупе лошади, и уселась лицом к нему, ловким движением сорвав галстук. Огромные накладные ногти черного цвета с нарисованными на них черепами (фантазия парикмахерши из "Стрекозы") легли ему на грудь, нежно перебирая густые темные волосы... Марк схватил ее за талию, на мгновение со страшной силой прижал к себе и резко поставил соблазнительницу на ноги. Ангелина приложила указательный палец к его губам, очертила круг, легонько ущипнула за подбородок и вышла из зала.
   Только захлопнув за собой дверь, она остановилась, чтобы перевести дух, прижалась к косяку головой и застонала - то ли от бессилия, то ли от безнадежности.
   - Ненавижу! Ненавижу его! - твердила Ангелина, в ярости шагая по коридору. Присутствие Мрака вывело ее из себя до такой степени, что она провалила экзамен. А в том, что он провален, сомнений быть не могло: вместо того, чтобы быть все время в приниженной позе, она оседлала Марка, словно разъяренная фурия на взбесившейся метле!
   - Добрый день, - послышался над ухом вкрадчивый голос. Она удивленно повернулась: на нее, улыбаясь, смотрел тот самый Славик, который недавно спас ее от наркоманов. - Наконец-то я вас нашел!
  -- Глава 26. Не пойман - не убийца
   Ангелина с недоумением посмотрела на этого великовозрастного ребенка с подкупающе искренней улыбкой и не смогла не улыбнуться в ответ. Он был настолько обаятельным и каким-то непосредственным, что ли? Синие глаза - не прозрачные, как у Марка, а густо-голубые, как вода в горном озере, смотрели участливо и чуть грустно. Седина в волосах придавала ему шарма - Славик был из тех мужчин, которые с возрастом становятся еще привлекательнее. Высокий лоб с небольшими залысинами, густая шапка чуть вьющихся волос, мелкие морщинки в уголках глаз и глубокие - на лбу, выразительные упрямые губы... Казалось, она давно знает этого человека, только... Только бы вспомнить, где она его видела раньше?
   - А вы так выглядите, - тихо выдавил Славик, буквально пожирая ее глазами. - Так...
   - Отвратительно? - усмехнулась Ангелина. - Это из-за экзамена. На стерву учусь... "Еще немного, и покраснеет, как мальчишка! Недаром говорят, что мужчины по жизни не взрослеют, а только меняют игрушки..."
   - И вовсе не отвратительно, а просто сногсшибательно, - поспешил уверить Славик. - А зачем вам учиться на стерву?
   - Хотите сказать, что я и так стерва?
   - Ну, что вы, наоборот, - растерянно пробормотал Славик. - Каждый человек, как отдельный индивидуум, имеет право выбора. Хотите быть стервой - Бога ради! Мне только интересно - зачем? Можете мне пояснить, зачем милые, интеллигентные москвички идут к таким, с позволения сказать, психологам-практикам, чтобы научиться приемам строить глазки или надеть покороче юбку и расстегнуть пару пуговиц на блузке, чтобы выглядеть сексапильнее, - он еще раз покосился на экзаменационную униформу Ангелины.
   - Вы не понимаете, - отозвалась она в ответ. - Кокетство и стервозное поведение - это современный стиль общения, умение легко и уютно чувствовать себя в социальном и сексуальном отношении. Если ты не такой, как все, ты изгой. Кроме того, это определенный социальный прием, который позволяет добиться поставленной цели.
   - И какой же цели вы стремитесь добиться, окончив школу подобного шарма?
   "Быть свободной и богатой! Обольстить Марка, чтобы не я, а он встал передо мной на колени; ударить и разбить тонкую корку льда, которой он как броней, закрылся от жизни и от... меня", - хотела закричать Ангелина, но только пожала плечами.
   - Я поставила себе цель, и я ее добьюсь, во что бы то ни стало, - упрямо повторила она вслух. - Извините, у меня идет экзамен, мне надо вернуться в зал.
   - Хорошо, я подожду вас, - покорно произнес Славик.
   - Не стоит, меня проводят, - грустно улыбнулась Ангелина. "Зачем давать повод Марку брать на мушку и этого милого мужчину?".
   Вздохнув полной грудью, она открыла двери и, не оглядываясь, шагнула в зал.

***

   Удивительно, но, как оказалось, экзамен она сдала. И засчитали его с первой попытки, несмотря на вызывающее поведение. Эдичка, выдавая свидетельство о прохождении школы первой ступени, одобрительно потрепал по плечу и добавил, что у нее выдающиеся задатки.
   - Советую продолжить так успешно начатое образование. Такие девочки, как ты, Анжела, обычно далеко идут!
   "Или их далеко посылают, - подумала Ангелина. - Мужики гуляют и ложатся в постель со стервами, а женятся обычно совсем на других. Мой Виктор всегда говорил, что полюбил меня из-за моей застенчивости и слабости. Ему хотелось меня защитить. А кому охота защищать стерву? Как по мне, стерву хочется сломать и растоптать. Хотя кто их, этих мужиков поймет? Каждый по-своему с ума сходит, это уж Инночка нам весьма доходчиво объяснила".

***

   Марк в выдаче свидетельств не участвовал, хотя остальные старички остались, и, судя по их масляным взглядам, рассчитывали на продолжение банкета.
   - Мы решили отметить такое важное мероприятие, - шепнула подошедшая сзади Алла. - Здесь недалеко кафе "Бегемот", очень славное заведение. Кавалеры приглашают дам!
   Раскрасневшись от мужского внимания, Алла похорошела и как-то враз помолодела.
   - Старички-подопытные, что ли? - усмехнулась Ангелина
   - А кто же еще! Жалко, тот молодой сбежал, которого вы с Инночкой охмуряли. Видно, кишка тонка оказалась. Ты участвуешь?
   - Не знаю, стоит ли, на всех кавалеров не хватит, - шутка вышла немного печальной, и Алла поняла это по-своему.
   - Оставайся, чем больше народа, тем веселее будет! Когда теперь увидимся, разве что парой SMS-ок перекинемся... А насчет кавалеров, не прибедняйся - твой все еще в коридоре ошивается...
   - Мой?! - опешила Ангелина. - Ты же только что сказала, что он сбежал!
   - Ага, - торжествующе воскликнула Алла, - теперь поняла: тот мужик импозантный, на коленях которого ты цирк устраивала, твой? Подсадная утка, да? Вот умница, подстраховалась! Слушай, а почему ты, захомутав такого бычка, сюда пришла? К чему тебе эта долбаная школа, когда мужики и так возле тебя хороводы водят?
   - Да брось ты, - отмахнулась Ангелина, открывая двери в коридор, - нашла мужика, это - мой... - Она осеклась на полуслове, потому что в коридоре стоял Славик с букетом роз в руках.
   - Вы уже освободились? - спросил он с надеждой и протянул ей букет.
   Она взяла букет и вдохнула аромат цветов: "Пахнут! Сейчас импортные розы почти без запаха, а эти так чудесно пахнут"!
   - Освободились, и теперь идем отмечать окончание курсов по выживанию в городских джунглях, - любезно подтвердила Алла, выглядывая из-за ее плеча . - Хотите с нами в "Бегемот", красавчик?
   - Хочу, - отозвался Славик, не отрывая глаз от Ангелины, - если вы не против, дорогая...
   - Дорогая дает добро, - захохотала Алла.
   Она подхватила обоих под руки и потащила к выходу. У входа машин Марка не было - ни той, на которой она приехала, ни той, на которой, очевидно, приехал сам Марк. Охранники тоже испарились.
   "Вот и чудесно, - подумала Ангелина. - Всего шесть вечера, можно пару часов с девчонками погулять. И еще этот Славик - до чего обаятельный человек! Он мне нравится все больше и больше. Рядом с ним чувствуешь себя так спокойно и уютно..."

***

   "Бегемот" - небольшое уютное кафе в подвальчике недалеко от школы стерв - выглядело очаровательно: стилизованная полянка с валунами, окруженными цветущими растениями, кактусами и небольшим бассейном с фонтанчиком. Посреди бассейна на искусственной горке поместили пластикового бегемота, которого издалека вполне можно было принять за настоящего. Дно бассейна было усыпано монетками разных стран, некоторые даже успели позеленеть, ожидая возвращения хозяев в этот уютный зеленый мирок. Довершали картину импровизированных джунглей несколько клеток с попугаями ара, подвешенных к потолку на веревках типа лиан. Время от времени какой-то из попугаев пронзительно вскрикивал, а затем принимался бормотать, словно недовольный старичок, которого потревожили слишком веселые гости.
   Столики к их приходу успели сдвинуть, и официантки в спешном порядке раскладывали посуду и столовые приборы.
   - Я здесь был с друзьями пару раз, - сказал Славик, принимая плащ у Ангелины. - Кухня здесь почти домашняя. И официантки, в отличие от многих столичных кафешек, очень внимательные. Думаю, вам тоже понравится.
   - Славик, давайте перейдем на "ты", - предложила Ангелина. - А то мне как-то неудобно...
   - Из-за того, что я намного старше? - лукавинка в ярко-синих глазах заплескалась, обдавая каким-то теплым, приятным чувством. Положительно, он очень интересный мужчина!
   - Причем тут возраст, - с упреком сказала Ангелина. - Просто перед девочками неудобно. И хотя мы едва знакомы...
   - Что же мешает нам познакомиться поближе? - он галантно предложил ей руку и посмотрел в глаза так многообещающе, что внутри стало жарко. Она нервно оглянулась и буквально сразу же напоролась на чей-то настойчивый взгляд. Мужчина, сидевший за отдельным столиком у дальнего окошка мгновенно опустил глаза и сделал вид, что внимательно изучает меню.
   "Тот самый, из электрички, который вытащил меня из Валиной квартиры, - сразу узнала Ангелина. - Соглядатай Марка, наблюдает за мной, и еще делает невинный вид. - Господи, ну почему, когда мне встретился такой интересный, неординарный человек, как Славик, рядом торчит этот навязчивый тип? Интересно, а чтобы он сделал, если бы я после гулянки решила отправиться куда-нибудь с новым знакомым? - промелькнула шальная мысль. - Поехал бы за нами, или забрал меня домой? А если бы я не согласилась?"

***

   Два часа пролетели быстро, и. Ангелина решила, что настало время уйти незаметно, по-английски. Тем более, что девчонки уже нагрузились, а старички еле держались на ногах.
   - Мне пора, - сказала она Славику. - Данилку нужно спать уложить. Я и так в последнее время уделяю ему слишком мало внимания...
   - Я на машине, могу подвезти, - с готовностью отозвался Славик. Весь вечер он почти не пил, и ей это тоже понравилось.
   Когда-то, еще студенткой, она попала в неприятную ситуацию. Возвращаясь после каникул из Минска в Москву, она познакомилась в вагоне поезда с моряком. Веселый, симпатичный парень буквально за несколько часов стал душой компании - в плацкарте возвращалось в Москву много студентов. Всю ночь играла гитара, пели и пили, травили анекдоты, которые чем дальше к утру, тем становились более непристойными. Весь вагон не спал, но никому и в голову не пришло устраивать из-за этого скандал. Угомонились лишь к утру. Морячок недвусмысленно предложил Ангелине прогуляться к туалету. Обдавая ее перегаром, он шептал страстные слова заплетающимся языком. Когда она резко отказала, он пробурчал, что найдет себе кое-что получше и отправился в вагон-ресторан. Утром, за час до прихода поезда, морячка, в дупель пьяного, принесли вожатые и бросили на нижнюю полку. Сине-бардовое лицо, мокрая, местами облеваная форма - вид у недавно симпатичного и бравого морячка был ужасным. Она испытала еще больший шок, когда сердобольные студенты вытаскивали его из вагона за руки за ноги, а он проснулся и выкрикивал ей вдогонку всякие непристойности. С тех пор она старалась обходить десятой дорогой тех, кто позволял себе лишнего.
   - Если захочешь, могу остаться внизу и подождать, пока ты уложишь сынишку, а потом поедем еще куда-нибудь.
   - Он долго ложится. И няня, и я иногда несколько сказок прочтем, пока он заснет, - нашла предлог Ангелина.
   - Я могу ждать до утра, - просто ответил Славик. - И вообще, готов ждать тебя всю жизнь, если понадобится. - Он взглянул на нее так тепло и нежно, что она поняла - он действительно готов ждать, сколько будет нужно.
   - Мне действительно пора, - отозвалась она, чувствуя себя одновременно и счастливой, и несчастной. Счастливой - потому что в ее жизни появился такой чуткий, внимательный и интересный мужчина. И несчастной, потому что за соседним столиком сидит человек Марка, который следит за каждым ее движением, чтобы потом все передать хозяину. В одно мгновение ей показалось, что она права, пытаясь любым способом обеспечить себе и ребенку нормальное существование в этой жестокой, равнодушной к слабым жизни. А в следующее мгновенье она почувствовала, что презирает себя, и вопреки всему испытала горькое, покаянное, сладострастное удовлетворение - она жива, она добьется своего и будет счастлива вопреки всему.
   - Едем, - решительно поднялась она из-за стола.
   - Эй, вы решили удрать без меня? Я так не играю, - обиженно выпятив губки, ворвалась в их разговор Алла. - А меня кто подвезет? Старичков уже разобрали, неужели вы меня здесь одну кинете?
   - Я завезу вас, а потом Ангелину, - любезно отозвался Славик. Ангелина уловила, что он недовольно поморщился, но Алла этого не заметила. Она повисла у него на руке и театрально выкрикнула, подражая известной героине: "В любви я - Эйнштейн!"
   Славик взглянул на Ангелину, словно прося прощения, подхватил Аллу и двинулся с ней к выходу, с трудом прокладывая дорогу среди беснующейся толпы танцующих...

***

   Через полчаса, когда они приехали по названному адресу, дремавшая на заднем сиденье Алла пробормотала: "Ну, вот и приехали! Анжела, дружок, идем со мной - наберешь мне код на двери - 4678, а то я пальчиком не попаду!"
   Она рывком открыла дверь "Тойоты-Ярис", неловко вывалилась на тротуар. Ангелина выпорхнула и подхватила подругу. Они побрели к ярко освещенному подъезду. Алла, вздохнув свежего осеннего воздуха, чуть пришла в себя. Выдохнув винным перегаром, она сказала:
   - Счастливая ты, Анжелка! Такие мужики вокруг тебя, хотя бы одного уступила. А я все одна и одна...
   Ангелина набрала код, дверь, пискнув, открылась. Алла переступила порог и обернувшись, еще раз тоскливо попросила:
   - Может, поделишься, а? Ну, зачем тебе столько? Которого ты у Эдички охмуряла, так и быть, бери себе. А этот, что в машине сидит, так мне понравился. Очаровашка, вылитый Мэл Гибсон. Эх, подруга, мне бы такого хоть на месяц, на всю жизнь запомнила бы...
   Двери за Аллой захлопнулись, Ангелина стала спускаться со ступенек, и тут в голове словно сложился рисунок калейдоскопа - похож на Мэла Гибсона! Машина - "Тойота Ярис"! Славик! Владислав, муж покойной Вали, вот кто ждет ее в машине! И еще одно - столкновение на лестнице. Она только теперь отчетливо и ясно вспомнила, как врезалась в мужчину, спускавшегося по лестнице в доме Вали. Вспомнила и сильный запах туалетной воды "Noir", и голос, и темный плащ.
   "Он спускался вниз по лестнице, возможно, из квартиры, где в это время лежала в ванне бедняжка Валя. Сзади него через несколько пролетов мне встретился еще один мужчина, может, сосед? Возможно ли, что к убийству Вали имеют отношение двое? В любом случае, железное алиби Владислава, о котором упоминал Марк - всего лишь ржавчина, рассыпавшаяся в мгновение ока. Нельзя рассказать Славику о моих подозрениях - можно оставить Данилку сиротой. Нельзя довериться Марку - а вдруг, и он в этом участвует? Придется все делать самой. Теперь я уверена, что Валю убили. Но какое же слабое утешение доказать самой себе, что права!"
   Когда она села в машину Славика, ее била мелкая дрожь. Запах туалетной воды "Noir" больше не напоминал о Викторе - в машине пахло смертью...
  -- Глава 27. Блеф в "Блефе"

***

   - Серега, привет, как дела?
   - На взлете, Марк Семенович!
   - Что это за тип возле моей девочки вчера ошивался?
   - Шеф, не поверите - это муж той ведьмочки с кладбища, которую недавно нашли мертвой в ванне. Владислав Альфредович Наливайченко, 1953 года рождения.
   - Час от часу не легче! И зачем ему сдалась наша вдовушка?
   - А это лучше у него спросить. Кстати, мои ребята видели его несколько раз на детской площадке.
   - Он говорил с ребенком?
   - Да, и с няней. Видно, искал способ познакомиться с Ангелиной. Следователь, что ведет дело, говорит, что вроде бы чисто, никаких следов насилия, скорее всего, квалифицируют как самоубийство или смерть по неосторожности. Хотя лично я бы прощупал этого Славика поконкретней.
   - Действуй, но ты же говорил, что у него алиби?
   - Да, следователь сообщил, что муж Вали находился во время убийства у соседа с первого этажа. У того был день рождения, встретились вечером в подъезде, он и затащил Владислава Наливайченко к себе на пару часов. Заодно обмыли паркинг для машин возле дома - оба недавно купили там места. Когда вернулся домой - нашел жену в ванной. Считает, что несчастный случай. Самоубийство, естественно, отрицает - ну, какая дура покончит собой в медовый месяц?
   - А какой дурак пьет с соседом в свой медовый месяц, пока жена ждет наверху? М-да, скользкий какой-то этот тип. Даже если в смерти жены не виноват - зачем-то ему наш Ангелочек все-таки понадобился, а?
   - Так точно, дыма без огня не бывает!
   - Может, ты с Ангелиной по душам потолкуешь? Знала ли она этого Славика раньше?
   - Еще одним ухажером представиться? Ой, возомнит о себе девка невесть что, и так вокруг нее слишком много кавалеров увивается.
   - А если официально моим начальником безопасности представишься? Мол, дополнительно проверяю кое-какие данные...
   - Если вам, судя по всему, не доверяет, так я и вовсе спугну. Думаю, просто одним из охранников прикинуться. Так легче войти в контакт.
   - Добро. Я на той неделе еду в Турцию, вот и потолкайся возле нее, пока не вернусь. Да вот еще что, с прослушки телефон Папаши не снимай, пока не вернусь и не дам отбой.
   - Договорились, Марк Семенович, спокойной дороги!

***

   Утром следующего дня Ангелина заскочила к Ирине домой, чтобы забрать задаток и отвезти в ресторан "Блеф". Кроме того, нужно было уточнить количество гостей - от этого зависело, в каком зале будут накрывать столы. Марк предупредил заранее, что встречаться с отцом в "Блефе" не намерен - будет ожидать Ирину в небольшом баре, смежном с голубым залом.
   Славик вчера вечером повел себя безупречно - отвез ее домой и не стал настаивать, когда она решительно с ним простилась. Огромных усилий стоило Ангелине непринужденно чмокнуть его в колючую щеку, поблагодарить за букет и попрощаться, пообещав встретиться через два дня у Большого театра.
   Уже на лестничной клетке из-за двери слышались гневные голоса - Семен и Ирина ругались.
   "Позвонить или прийти позже? - подумала Ангелина, но, увидев поднимающуюся по лестнице соседку, решительно нажала кнопку звонка. - Иначе может подумать, что подслушиваю".
   Двери открыла Ирина. Возбужденная до крайности, встрепанная, с красными пятнами на щеках, она часто и тяжело дышала. Не успела Ангелина пролепетать, что пришла забрать аванс, как новая подруга втянула ее в квартиру и захлопнула дверь.
   Ангелина рассматривала ее с удивлением, впервые Ирина представилась в ином свете: ненакрашенная, с растрепанными волосами, дергающейся жилкой под глазом, она была похожа на Бабу Ягу из детской сказки. Впечатление довершал мятый халат, на котором отсутствовала половина пуговиц - как видно, разговор супругов не обошелся без рукоприкладства. Если раньше Ангелина, несмотря на то, что ей рассказывали об Ирине, жалела ее, то теперь она вызывала скорее не жалось, а отвращение.
   - Наконец-то ты избавишь меня от этого старого идиота, - прошипела сквозь зубы Ирина, подвигая гостье ногой домашние тапочки. - Забодал, гад, с самого утра лается. Может, хоть тебя постесняется. Марк передавал для меня что-то? - с надеждой спросила она.
   - Сказал, что во время праздника будет рядом в баре. Если захочешь, найдешь его там.
   - Девочка, а ты действительно не спишь с Марком? - подозрительность в голосе и сузившиеся глаза довершили образ грозной бабы. - Смотри, если ты мне наврала, если он твой любовник, как уверяют наши общие знакомые...
   - И что тогда? - фыркнула Ангелина. - Что будет, если Марк окажется моим любовником?
   - Убью, - тихо и отчетливо произнесла Ирина таким тоном, что Ангелина поняла - эта действительно убьет.
   - Очнись, Ирина, - резко сказала она. - Неужели ты не видишь, что между мной и Марком ничего нет? Он мой шеф, я на него работаю и получаю свой процент от сделок, только и всего. Иногда он берет меня в качестве сопровождения на встречи и вечеринки. К тому же, если некоторые думают, что между нами что-то есть, так это вам же обоим на пользу...
   - Да, Марк предупреждал, что ты можешь прикрыть нас, оказывая внимание моему старому дураку. Можешь даже переспать с ним, если хочешь, но Марка я тебе не отдам. - Ирина уже немного отошла и смотрела более приветливо. - А чем твой шеф занимается?
   - Берем заказы на изготовление искусственных драгоценных камней из волос заказчика (Ангелина вспомнила обещание Марка дать ей эту работу).
   - Я хочу иметь такой камень из волос Марка, - тут же заявила Ирина. - Сколько это будет стоить?
   - Думаю, нисколько, - поспешила уверить Ангелина. - Стоит только намекнуть Марку, какой подарок ты хочешь, и он с радостью закажет его для тебя.
   - Девочки, о чем это вы тут шепчетесь? - шаловливый голос Семена Павловича заставил обеих обернуться. Ирина незаметно подтолкнула локтем Ангелину, мол, бери огонь на себя, и та, радостно улыбаясь, пошла навстречу старому ловеласу.
   Семен Павлович, видимо, уже успел переодеться и причесать остатки волос, пока они болтали в коридоре. Во всяком случае, выглядел он, несмотря на возраст и произошедшую ссору, гораздо приятнее жены.
   - Добрый день, Семен Павлович, хочу похитить вас на пару часов - нужно завезти задаток в "Блеф" и забрать спиртное из супермаркета, как договаривались.
   - Вот видишь, как со мной молоденькие ангелочки разговаривают? - усмехнулся Семен, - а ты чисто фурия разошлась! И из-за этой стервы я пожертвовал своей семьей! - последнюю фразу Семен Павлович шепнул уже на ушко Ангелины, когда Ирина, возмущенно вильнув бедрами, отправилась курить на кухню.
   - А где сейчас ваша семья? - невинный вопрос Ангелины застал старика врасплох. Он погладил ее по плечу и проникновенно произнес: - Милочка, какое вам дело до того, что произошло лет двадцать назад? Гораздо интереснее, что случится с нами завтра, или послезавтра, а может быть, еще сегодня?
   Глядя на хорохорящегося Семена, Ангелина, как и несколько минут в компании с Ириной, ощутила некоторую брезгливость.
   "Марк, живущий шестнадцать лет в ожидании мести, думает, что отомстит обоим, если разобьет семью, как когда-то поступил его отец. Но здесь нечего бить - все давно расколошмачено, если вообще когда-нибудь что-то было... Жаль, что бесполезно говорить об этом Марку - эти двое уже давно сами себе отмстили, возненавидев друг друга. Удивительно, но эта возлелеянная месть может на самом деле стать избавлением. И если бы он это понял, то оставил бы все как есть, это, пожалуй, лучшее, что можно сделать в такой ситуации.

***

   Даже на именинах Ирины, знакомясь с гостями, заполнявшими уютный зал, она все еще не решила, стоит ли объяснять Марку, что семья его отца по большому счету уже давно развалилась. И роль разлучницы, к которой так долго и тщательно готовил ее шеф, становилась ненужной... Разрываемая противоречиями, она, тем не менее, как и было уговорено, не отпускала от себя Семена Павловича, который в ее присутствии расцветал буквально на глазах. Танцы сменялись забавными играми, которые предлагал нанятый распорядитель праздника, затем подкрепившиеся и разгоряченные гости снова выходили потрястись на танцплощадку.
   Наконец Ангелина решилась. Воспользовавшись тем, что Семен Павлович отправился в туалетную комнату, она прошла через узкий коридор в бар, где должен был ждать Марк. Высокие стулья вокруг барной стойки были почти заполнены, как и отдельные столики в небольшой зале. Марк сидел возле барной стойки и разговаривал по сотовому. Понять, кто собеседник, было невозможно - односложные ответы типа "да-нет-обязательно" ни о чем не говорили. Потом прозвучало кое-что конкретное - "вылетаю завтра в десять утра на Анкару, вернусь через неделю. Я тоже вас целую".
   "Уже кое-что, - отметила про себя Ангелина. - У меня на все про все будет неделя. Хотя вряд ли меня оставят одну - орлы Марка в Анкару не летят. Интересно, с кем это он так нежно целуется на прощание?".
   - Марк, - она тронула его за рукав, когда он отключил трубку... - Я хочу с тобой поговорить.
   - Почему ты здесь? - резко спросил он, не оборачиваясь. - Ты должна быть возле Семена весь вечер, как договаривались.
   - Я хотела тебе объяснить...
   - Объяснишь через неделю, когда я вернусь, - он положил сотовый на стойку, взял в руки стакан и только после этого повернулся к ней.
   - Может, все-таки передумаешь? - с надеждой прошептала Ангелина, все еще держа его за рукав. - Далась тебе эта Ирина...
   - Поздно, детка, у каждого из нас своя игра, эта партия будет разыграна до конца. Возвращайся к Семену и продержи его возле себя любым способом до утра.
   - Хорошо, как скажешь, - вздохнула Ангелина. - В конце концов, ты заказал музыку...
   - И я ее оплатил. А теперь иди, передай Ирине, что я жду ее в баре.
   - Она и так уже здесь. Тебя ищет, - горько сказала Ангелина.
   Марк проследил за ее взглядом и, действительно, увидел Ирину. Она внимательно разглядывала посетителей бара, очевидно, искала его. Он тут же двинулся ей навстречу. Ангелина поспешно заняла место на высоком стуле и повернулась спиной к танцующим. Ей прекрасно было видно в зеркальной стене, как Марк подошел к Ирине, они стали о чем-то спорить, а потом закружились в медленном танце.
   Ее внимание захватила трубка, оставленная Марком на столе. Желание узнать, с кем это он так нежно прощался, пересилило страх. Еще раз бросив взгляд в зеркало, она убедилась, что двое танцующих полностью поглощены разговором. Ангелина схватила трубку. "Motorola A 1200". Надо же, такой же смартфон, как у Виктора. Она откинула прозрачную крышку ткнула пальцем в интерактивный экран. Инициалы К. П., которыми был помечен последний входящий звонок, ей ничего не говорили.
   "Посмотрим, что еще тут у него в меню... - руки привычно выхватили серебристую палочку-стилус из паза на задней крышке телефона. - Так... Мои файлы, Телефон, Карта памяти, Моя музыка, Мое видео... О, каталог My Notes - Мои заметки..."
   Она пробежалась по каталогу My Notes и наткнулась на файл password.txt. Пароли! Интересно, к чему? Но времени разбираться не было, и Ангелина внезапно решилась - достала свою трубку и подключила телефоны по каналу Bluetooth.
   "Перепишу к себе, а уж потом разбираться буду", - решила она, нервно посматривая в зеркало.

***

   Когда танец закончился, Марк подвел Ирину к барной стойке и сделал знак бармену.
   - Хотите, анекдот расскажу? - предложила Ангелина, круто развернувшись на высоком стуле.
   "Сидят в ресторане лев и бык. Вдруг льву звонит жена по сотовому и требует, чтобы он немедленно возвращался домой. Лев встает и собирается уходить. Бык его на смех поднимает, мол, как это тебя жена на поводке водит, мол, я со своей не так разговариваю. А лев ему в ответ: - Братан, ты не путай. У тебя жена - корова, а у меня львица!"
   - Смойся, - сквозь зубы прошипел Марк. Она послушно соскользнула с высокого стула со словами "Стерегла, пока ты развлекался", протянула Марку трубку и растворилась в толпе.
  -- Глава 28. Операция "Сейф"
   Самолет, на котором Марк должен был увезти "похищенную" им с вечера Ирину в Анкару, вылетал в 10 утра. В 9:30 она набрала номер Марка.
   - Слушаю, - раздался в трубке до боли знакомый голос.
   - Марк, я с просьбой, - умоляюще пропела Ангелина. - Последний отчет не закончила, можно твой ноутбук взять домой из "Пристанища"? Заодно попрактикуюсь с экселевскими табличками - у меня тут клиенты на камешки намечаются, сделаю шаблоны-заготовки.
   - Как хочешь, можешь и в моем кабинете работать, - голос звучал так отчетливо, словно Марк был рядом.
   - А меня пустят в твой кабинет?
   - Сейчас позвоню охране, они передадут секретарю, чтобы он отдал тебе ноут. А как твой подопечный?
   - Спит, как сурок, сильно перепил вчера ночью. Пришлось везти его домой на его же машине. Еле затащила в квартиру - тяжкий у тебя родственник.
   - Так вы еще не... - начал Марк.
   - Хочешь узнать, не переспали ли мы? - пришла на помощь Ангелина. - А вы с Ириной?
   - Детка, нарываешься на грубость, - отрезал Марк.
   - Надеюсь, крем для загара и плавки не забыл? - деловито поинтересовалась Ангелина. - Надо было мне собирать твои чемоданы, с Ирины толку абсолютный нолик.
   - Отстань, - рявкнул Марк, и Ангелина с удовлетворением отключила трубку. Наконец-то она научилась выводить ледяного монстра из себя!
   - Скатертью дорога, - усмехнулась она, зная, что Марк уже не мог ее слышать.

***

   Она приехала в "Последнее пристанище" за ноутбуком в тот же день. Вернее, так должны были думать охранники, предупрежденные Марком. На самом деле у Ангелины были совсем другие планы - она собиралась проверить, не подходит ли один из паролей, скачанных с сотового, к сейфу в кабинете Марка. По прошлым посещениям она помнила, что видеокамеры стояли в вестибюле у Галины, возле лифта и в кабинете у секретаря. Значит, если удастся войти в кабинет одной, у нее будет шанс попробовать открыть сейф. Зачем ей это было нужно, она и сама до конца не знала. Просто если есть железный ящик, в который врезан секретный замок, значит, он должен содержать какие-то секреты, разве не так? А вдруг она там найдет что-то такое, что позволит ей сорваться с крючка, на котором держит ее Марк? В любом случае, стоило рискнуть. Для храбрости она даже достала из потайного места "Корнет", из которого уже сносно научилась стрелять за пару уроков, стреляя по мишени. Применять его она не собиралась, но оружие, пусть даже и с резиновыми пулями, давало иллюзию уверенности в задуманной операции.
   Семен Павлович, квартиру которого она с большим удовольствием покинула рано утром, еще крепко спал после выпитого накануне. Она заперла двери его же ключами и положила их в свою сумочку, чтобы вернуться к вечеру.
   "Наверное, Ирина сообщит ему о том, что ушла к Марку, не раньше, чем к вечеру, а то и на следующий день, - размышляла Ангелина. - А может, Марк решил сам сообщить дорогому папочке столь важную новость? Главное, чтобы старичок не поднял паники раньше времени и не обратился в милицию по поводу пропажи жены. Придется развлекать старого дуралея еще целых шесть дней, пока не вернется Марк и не возьмет игру в свои руки".

***

   Марк, как всегда, сдержал слово - ее беспрепятственно пропустила и администраторша Галина Васильевна, и охрана у кабинета. Охранник предупредительно открыл перед нею двери и вошел вслед за ней в приемную. Он подошел к секретарю и что-то ему сказал. Ангелина расслышала имя Марка и ноутбук и сразу успокоилась - пока все шло по плану.
   - Спасибо, я сама справлюсь, - ласково улыбнулась она мальчишке-секретарю, когда он предложил свою помощь. - Там ведь всего несколько кабелей отсоединить. И заодно проверю почту - у меня дома интернет еще не подключили.
   От охранника отделаться было сложнее, к тому же, он был Ангелине не знаком и сильно отличался от тех, кто обычно ее сопровождал. Те были молоды, и все как на подбор, словно тридцать три богатыря из сказки: высокий рост, крепкое сложение, даже выражение на лицах, и то одинаковое. Этот был постарше, пониже ростом и какой-то невыразительный. Мимо такого в толпе пройдешь и не заметишь. Новенький старался услужить, чем мог - прошел с ней в кабинет шефа, достал из шкафа сумку от ноутбука и остался стоять у двери, пока Ангелина загружала операционную систему. Она ввела свои пароли, запустила почтовую программу и сделала вид, что сосредоточенно пересматривает почту. Писем для нее не оказалось, зато спама пришло достаточно. Чтобы затянуть время, она стала удалять сообщения по одному, тщательно просматривая любую чушь, присланную настойчивыми спамерами.
   Через пару минут зазвонил телефон в передней, секретарь просунул голову в дверь и шепнул:
   - Сергей Вадимыч, вас, Америка на проводе...
   Охранник кивнул и ретировался, плотно прикрыв за собой двери.
   "Видно, пользуются тем, что хозяина нет, с заграницей болтают, - злорадно подумала Ангелина. - Наконец-то я одна, только удастся ли справиться с сейфом?"
   В списке паролей из телефона Марка она выбрала несколько, которые могли (судя по сокращенным пояснениям) подойти к сейфу. Когда она посмотрела на замок, состоящий из семизначного кода, вариантов осталось всего три. Первый не подошел, а второй оказался счастливым - замок тихо щелкнул. С трудом отворив тяжелую дверцу, она заглянула внутрь. Сердце колотилось так сильно, что казалось, его стук слышен не только в кабинете, но и в приемной.
   "Тише, тише, кот на крыше", - бормотала Ангелина, стараясь унять сердцебиение. Едва дыша, она открыла внутреннюю дверцу на верхней полке. Папки, несколько десятков блокнотов и стопка компакт-дисков. Возможно, там и находилась какая-то интересная информация, но чтобы ее изучить, нужно время, а войти могут в любую минуту.
   На второй полке лежали деньги. Много. Туго перетянутые пачки сотенных купюр, доллары и евро, были разложены в строгом порядке в несколько рядов. Сбоку - рубли, японские йены, канадские доллары и еще какая-то валюта, которой Ангелина и в руках никогда не держала. Первым движением было взять пару пачек так нужных ей сейчас купюр, хотя бы в качестве аванса. Но представив на миг ледяные глаза, налитые бешенством, она отдернула руку. "Нет, ни в коем случае! Я могу раздражать Марка, могу ослушаться, но обворовать... Нет!"
   Открыв третью дверцу, она помимо воли вскрикнула от радости: там лежала ее сумочка! Та самая, которую сунул ей на прощание Виктор и которую потом украли! Ангелина схватила сумочку, заглянула внутрь, увидела свои паспорта - внутренний и заграничный, документы, несколько пачек денег, туго перетянутые резинками, пару пухлых конвертов, свою любимую косметичку... и уже собралась захлопнуть дверь сейфа.
   "Стоп! - Тут же сказала она сама себе. - Если я выйду с двумя сумочками, охранник может заподозрить. Правда, мужики невнимательны ни к одежде, ни к аксессуарам, но что сумочек две, могут заметить. Да и Марк, если вернется и заглянет в сейф, сразу увидит пропажу".
   Она подбежала к столу с ноутбуком, схватила сумочку, с которой пришла и, не разбирая, вытряхнула все содержимое туда. Затем быстро вернула пустую сумочку обратно и захлопнула сейф.
   "Вряд ли пропажа обнаружится сразу, кто станет в ней рыться, если не будет подозревать? А искать компромат теперь не имеет смысла - у меня есть деньги и документы! Без бумажки ты букашка, а с бумажкой - человек!!!"
   Когда охранник вошел в кабинет, она уже успела выключить ноутбук и спокойно укладывала его в чехол. Скручивая провод аккумулятора и засовывая мышь в боковой карман, Ангелина чувствовала, что руки предательски дрожат, но поделать с собой ничего не могла. Попрощавшись с секретарем, она кивнула охраннику, отворившему двери и вышла к лифту. В кабинке она счастливо улыбнулась своему отражению в зеркале. Спуск продолжался, казалось, целую вечность. Как ей хотелось заглянуть в сумочку, пересмотреть все, что там было или то, что осталось. Наконец двери лифта распахнулись на первом этаже, и Ангелина чуть не вскрикнула от испуга: перед ней стоял Красавчик и улыбался.
   - Здравствуйте, Василий Петрович, - машинально поздоровалась Ангелина. - Рада вас видеть, как поживаете?
   - Вашими молитвами, - благодушно отозвался тот, делая шаг в сторону, чтобы дать ей выйти из кабинки. - Совсем забыли старого приятеля, Ангелочек?
   - Ну, что вы, Василий Петрович! Разве вас забудешь? После каждой встречи с вами моя жизнь настолько кардинально меняется, что сама себя не узнаю.
   - Значит, богатой будешь, надо на жизнь смотреть с оптимизмом!
   - Оптимизм, говорят, появляется, когда жизнь становится хуже некуда, а пессимизм - когда лучше не надо. И вообще, сами же говорили, что мир - это театр.
   - Ага, - рыжий чубчик согласно кивнул вслед хозяину, - Только автором сценария является Всевышний, а режиссером - сам Дьявол. А мы - актеры, играющие от рождения и до смерти без перерыва. И в каждом из нас спит гений!
   - И с каждым днем все крепче, - усмехнулась Ангелина.
   - Ты, как видно, сегодня пессимистка. Давай помогу! - он протянул руку к сумке с ноутбуком.
   - Я сегодня - с переменным успехом, к тому же поеду на метро, - тут же предупредила Ангелина, перехватив ревнивый взгляд администраторши Галины. - Как Марк Семенович уехал, так на метро пересела, теперь обхожусь без провожатых.
   - А я и до метро могу проводить, и до самого дому. Чего уж там, нам же с тобой путешествовать вдвоем не привыкать. Заодно по дороге парочку анекдотов расскажу, только вчера услышал. Один как раз в тему:
   "Заходит дама в автосалон, и видит машину своей мечты - "Лексус". Подходит к машине, открывает дверцу, ощупывает кожаные сиденья, и в этот момент случайно пукает. К ней тут же бросается менеджер. - Чем я могу вам помочь, мадам? - спрашивает он. Смущенная дама отвечает: - Я бы хотела узнать цену этой машины. Менеджер улыбается: - Мадам, если вы перднули, всего лишь прикоснувшись к этому "Лексусу", вы уделаетесь, услышав цену".
   Он, словно нарочно провоцируя Галину, говорил громко и весело. Ангелина рассмеялась, ревнивица фыркнула и с вызывающим видом уставилась в экран телевизора, сделав вид, что поглощена очередным сериалом.
   "Красавчик, кажется, нарывается на отставку. С чего бы это? То юлил перед ней, как пес нашкодивший, то делает вид, что не замечает. И чего они не поделили? - подумала Ангелина. - А я, кажется, сейчас нового врага заимела: собаки женского пола кусают чаще, чем псы".
   Зная, что спорить с Красавчиком бесполезно, она передала ему ноутбук, прижала к себе покрепче сумочку с драгоценными паспортами и двинулась к выходу.
  -- Глава 29. Что ни мент - то красавчик
   - Вот еще один, совсем свеженький, - оживленно сыпал Красавчик, едва они спустились с крыльца. Ангелина привычно оглянулась - провожатых от Марка вблизи не наблюдалось. Да и к чему, если она снова под надзором Красавчика?
   - Василь Петрович, - решилась она, - скажите, только честно - с Галиной у вас - это серьезно, или так? Она прям волком на меня только что смотрела.
   - Или так, - эхом откликнулся Красавчик. - Уж очень напирает в последнее время - замуж хочет.
   - Так чего же теряетесь, вроде бы партия подходящая?
   - А я сроду беспартийный, - нашелся рыжий. - Нам партбилеты ни к чему.
   - И потому решили стрелки на меня перевести?
   - Обижаешь, Ангел мой, мне тебя уже не достать: сам Мрак лапу наложил. Слушай вот, что расскажу по этому поводу:
   "Встречаются два друга детства. Один другого спрашивает:
   - Ты богат, а я все еще беден, хотя я умнее тебя: и учился лучше, и знаю больше. А деньги разве могут чему-нибудь научить?
   - Конечно, - отвечает второй. Благодаря деньгам я понял одну важную вещь.
   - Какую же?
   - Ты знаешь, что я обожаю парусный спорт. Купил роскошную яхту, а она наскочила на скалы и утонула. Решил заняться воздухоплаванием - купил спортивный самолет, а он загорелся в воздухе, и я едва успел выпрыгнуть с парашютом. Потом женился на самой красивой женщине города, а через неделю застал ее в постели с другим.
   - И что?
   - А то, что если что-то плавает, летает или трахается, то этим надо пользоваться от души, но не надо пытаться стать его владельцем!"
   - Не до анекдотов мне, Василь Петрович, - взмолилась Ангелина.
   - Да и мне, честно говоря, тоже, - вздохнул Красавчик.
   Сказанное так сильно отличалось от того, что обычно приходилось слышать от наставника по нищенству, что Ангелина удивленно и немного обеспокоенно посмотрела на своего спутника: решил исполнить очередную роль? Рыжий как будто постарел за то время, пока они не виделись. Все тот же рыжий непокорный чуб, золотая фикса проглядывает в криво улыбающихся губах, тот же клетчатый пиджак и платок на тощей шее. И все-таки сегодня Красавчик был каким-то другим.
   - Вы часом не заболели, Василий Петрович? - участливо спросила Ангелина. - Могу я вам чем-то помочь?
   - Можешь, девочка, если откровенно ответишь на несколько моих вопросов.
   - Смотря какие вопросы вы собираетесь задать, - озадаченно пробормотала она, уже сожалея, что согласилась на проводы.
   - Чтобы между нами не было неясностей, - деловито начал Красавчик, - посмотри мою ксиву.
   Он вынул из внутреннего кармана пиджака удостоверение и распахнул перед опешившей девушкой. Фотография - на ней он, Красавчик... Печать... МВД РФ... Капитан... Фамилия, имя и отчество вписаны от руки - Мурашов Василий Петрович...
   - Вы... вы работаете в милиции?!
   Василий Петрович молча кивнул и спрятал удостоверение обратно.
   - А как же театр... анекдоты... мусорный ящик и попрошайки? - растерянно произнесла Ангелина, пытаясь осознать увиденное. - А... воровство в троллейбусе? Вы меня теперь арестуете?
   - Брось, ты играла свою роль также, как и я играл свою, - усмехнулся Красавчик, беря ее под руку. - Так ты будешь отвечать?
   - Постараюсь, если смогу...
   - Сначала по делу убитой Валентины Андреевны Носковой...
   - Так Валю убили?! - полувопросительно-полуутвердительно воскликнула Ангелина. - Я так и думала! Не могла она наложить на себя руки! Ждала с работы мужа, меня отвезти даже из-за этого отказалась. А я возвращаюсь за сотовым через час - она в ванне... Не могла она сама...
   - А ты кого-нибудь подозреваешь? - в голосе Красавчика сквозило недоверие, и Ангелина поняла, что он смотрит на нее, как на взбалмошную дилетантку, которая дает советы профессионалу. И она решила не ударить в грязь лицом, а наоборот, показать, что тоже имеет кое-что в голове.
   - Во-первых, это могли быть люди Марка, они за мной постоянно следят или сопровождают. В тот день я ездила к Валиной маме во Владимир - в электричке за мной следил парень по кличке Крот.
   Красавчик кивнул, мол, знаем такого.
   - На обратном пути, уже в Москве, он в вагоне метрополитена вытащил у меня бумажку с адресом Вали. Крот с напарником вынесли меня из квартиры, когда я обнаружила Валю в ванне и потеряла сознание. Они отвезли меня на дачу к Марку. Он, как оказалось, был уже в курсе произошедшего. Но для чего Марку или его людям убивать Валю - для меня загадка...
   - Если только это каким-то образом не связано с тобой, - задумчиво пробормотал Красавчик.
   - Во-вторых, я подозреваю ее мужа, Владислава.
   - У него алиби, - тут возразил Василий Петрович. - Причем железное.
   - Слышала, об этом Марк говорил, но не верю. Я ж его на лестнице встретила, когда за сотовым вернулась. Бегу быстро, время поджимает, а лифт не работает. И вдруг прямо сталкиваюсь с ним! Чуть в живот не угодила!
   - А больше никого на лестнице не видела?
   - Через пролет столкнулась еще с одним мужчиной, но его не разглядела. Я и Владислава-то толком не рассмотрела. Потом вспомнила, и поняла, что это он - такой же сильный запах туалетной воды "Noir", как и на лестнице.
   - Но это мог быть и не Владислав?
   - Мог, - честно ответила Ангелина.
   - Тогда почему ты на него подумала, только потому что он пользуется определенным типом туалетной воды?
   - Я когда-то книгу читала, еще в институте, "100 лет криминалистики" называется или что-то в этом роде. Там описывался брачный аферист, который отправил на тот свет пятерых жен. Все были богаты, и он получал после смерти каждой наследство. Знаете, как он их убивал? Топил в ванне. Причем, не оставляя никаких следов насилия, и смерть квалифицировали как самоубийство или несчастный случай. Он приходил в ванну к жене и в какой-то момент, вроде бы играясь, хватал ее за щиколотки и резко поднимал ноги вверх. Ничего не подозревающая женщина просто захлебывалась водой. Если исходить из того, что Валя не покончила собой (а я в это не верю, ведь мы разговаривали за час до этого), значит, ее мог убить только близкий человек, который предложил принять ванну вместе с ним. Этим человеком, скорее всего, был молодой муж.
   - А почему не любовник?
   - Она ждала мужа, вряд ли любовнику было назначено на то же время...
   - Если только она тебе сказала, что ждала мужа, а сама ждала кое-кого другого...
   - Возможно, и так, - согласилась Ангелина. - Но это трудно предположить, тем более, что согласно алиби, Владислав обмывал с соседом с первого этажа покупку места на паркинге. Любовник маловероятен, хотя полностью исключить нельзя.
   - Значит, если убил муж, то за наследство? - Василий потер подбородок, оценивая ситуацию. - А если убили люди Марка - то зачем?
   - Понятия не имею, что им было нужно, - призналась Ангелина. - Если они просто приехали у меня на хвосте, то должны были и уехать вслед за мной, и опять вернуться тоже вслед за мной. Но как они узнали, что Валя мертва? Зашли в квартиру впереди меня?
   - А если не знали, а просто вошли вслед за тобой?
   - Но в первый раз не входили, когда мы с Валей болтали целый час?
   - А ты откуда знаешь? Может, квартира стояла на прослушке, и они слышали, о чем вы болтаете? А во второй раз услышали твой крик и прибежали?
   - Возможно, не знаю. Других подозреваемых у меня нет. Правда, есть еще родственники...
   - Чьи?
   - Валин двоюродный брат Петя. Его дочь Дашенька учится во Владимире и живет у матери Вали, Надежды Валерьевны. Она и дала мне новый адрес Вали. Петя поругался с Валей, которая по приезде в Москву остановилась у них: он считал, что Валя своими походами на кладбище втягивает Дашу в нехорошую компанию. Но чтобы за такое убить? Тем более, что Дашка уже с полгода живет во Владимире...
   - Давай, Ангелочек, договоримся так. Ты напишешь все, что знаешь, о смерти Вали - подробно, разложи по полочкам. Я передам нашим ребятам в органы, пусть еще раз проверят алиби Владислава и прочих родичей.
   - Хорошо, но у меня два условия: я не пойду в милицию, почему - вы сами знаете. Но я хочу знать, кто убил моего мужа, хочу, чтобы нашли и наказали этого человека или этих людей, если их несколько.
   - А ты уверена, что его убили?
   - Подозреваю. Он оставил мне письмо, в котором признался, что попал в сложную ситуацию и пытается выбраться из нее. Женщина, которую я видела в нашей квартире перед тем, как Виктор выставил нас с сыном за дверь, за месяц до его смерти вышла за него замуж. Они были близки с Виктором еще до нашей свадьбы, - выдавила Ангелина.
   - Тогда придется тебе написать еще одну бумагу - все, что ты знаешь по этому делу. Плюс приложить копию письма мужа. Думаю, наши ребята докопаются до истины.
   - А если они подкопаются под меня? У меня нет никакой защиты. Не в обиду вам будет сказано, но от нашей милиции лучше держаться подальше, - возразила Ангелина.
   - От сумы и от тюрьмы не зарекайся!
   - С сумой я уже ходила, а тюрьму мне не шейте, и так тошно!
   - Хорошо, я обещаю, что тебя в дело вмешивать не будут.
   - Тогда кто поверит тем бумагам, которые я напишу?
   - Если не будет твоих свидетельских показаний, эти дела могут зависнуть. А так их сразу не закроют, как несчастные случаи - автокатастрофу и самоубийство. А там, возможно, во время следствия и еще какие-то концы выплывут.
   - Хорошо, но предупреждаю, я в эту игру не вступаю. У меня Данилка на руках, изображать Жанну д'Арк в такой ситуации я не намерена. Давайте сумку, мы подходим к метро.
   - А что ты делала в "Пристанище?" - сменив тему, поинтересовался Красавчик, передавая ей сумку.
   - Ноутбук у Марка выклянчила, чтобы эти чертовы отчеты дописать, пока он вернется.
   - А тебе известно, куда укатил Марк? - Василий Петрович говорил спокойно, даже небрежно, но Ангелина показалось, что он, словно гончая, почуявшая добычу, резко насторожился.
   Теперь она знала, что Красавчик - мент, но решила не рассказывать ему все до конца. Во-первых, потому, что месть Марка (и ее гонорар - в том числе) еще не состоялась, и неизвестно, состоится ли. Во-вторых, ее роль в данном случае незавидна и далеко неоднозначна. И напоследок - а если Красавчик не сдержит слова и ее возьмет в оборот милиция? Плакали тогда виды на спокойную работу в бизнесе Марка и будущее сына под вопросом... Хотя теперь у нее есть паспорта и деньги, можно уехать за границу, хотя бы на время.
   - Марк сказал, что едет на недельку в Турцию. Велел доделать всю отчетность и ждать его указаний.
   - Он уехал один?
   - Я ему билет не покупала, и он передо мной не отчитывается. Может, и прихватил какую-нибудь кралю...
   - Чтобы Мрак взял с собой в деловую поездку девку? - Красавчик засмеялся, привычно обнажив золотую фиксу. - Это не в его привычках!
   - Вам привычки Марка известны лучше, чем мне, - сухо ответила Ангелина. Она уже тяготилась разговором и хотела побыстрее оказаться дома, чтобы рассмотреть содержимое сумочки. К тому же, следовало позвонить Семену Петровичу, а вечером поехать к нему домой. До приезда Марка есть время все тщательно обдумать. - До свидания, Василий Петрович. Я рада, что мы были откровенны друг с другом. Теперь буду внимательнее относиться к знакомым - а вдруг еще кто-то из ваших коллег рядом крутится. К примеру, та Королева Марго, которую вы мне рекомендовали, как "нашу".
   - Она - наша, - подтвердил Красавчик. - Из элитных бомжей.
   - Теперь мне в каждом бомже будет чудиться мент.
   - Что ни мент - то Красавчик, а что ни красавчик...
   - То мент, - закончила за него Ангелина.
   Мелодия запевшего сотового прервала их беседу. Ангелина открыла свою раскладушку:
   - Слушаю. Да, у меня. Нет. Не переживайте, сейчас приеду. Уже еду, - она захлопнула трубку и сунула телефон в карман.
   - Извините, Василий Петрович, меня срочно вызывают - человеку плохо. Поймайте такси, пожалуйста.
   - Давай сотовый - вызову. А могу я узнать, кому в этом мире стало плохо? - саркастически осведомился Красавчик, снова входя в обычную для него роль и щелкая по клавишам телефона.
   - Отцу Марка. Сердечный приступ.
  -- Глава 30. Месть Мрака

***

   - Серега?
   - Порядок, Марк Семенович! Приходила в "Пристанище", забрала ноутбук. Оставил на десять минут одну, как вы приказывали.
   - Что деньги?
   - Из сейфа ничего не взяла, все деньги на месте. Исчезло содержимое ее сумочки. Саму сумочку положила обратно. Вышла вместе с Красавчиком, он ее внизу ждал. Дошли до метро, там ей позвонили - разговаривала с минуту, не больше. Потом Красавчик словил такси, и она уехала.
   - А он?
   - Остался...
   - Кто ей звонил, выяснил?
   - Папаша, по домашнему. Кажется, там кому-то стало плохо после попойки.
   - Отпечатки пальчиков на экране моего телефона точно оставила она, других нет?
   - Только ее и ваши, шеф.
   - Хорошо, я закончил свои дела раньше, чем планировал. Завтра буду в Москве.
   - До встречи!

***

   Семен Павлович действительно чувствовал себя скверно. Выпитое накануне давало о себе знать. То, что можно было себе позволить в сорок без особых последствий, к шестидесяти становилось смертельно опасным. А он все еще не смирился с мыслью, что старость на пороге. Пытался завести (и не раз), любовниц моложе Ирины, волочился за каждой мало-мальски привлекательной юбкой. Одевался в спортивном стиле, не обращая внимания на увеличивающуюся лысину и растущий живот. Посещал тренажерный зал, где больше любовался на молодых девчонок, чем качал мышцы, И по-прежнему много ел и пил, если бывал в компании.
   Проснувшись после попойки в "Блефе" (которой в какой-то мере поспособствовала Ангелина), он попытался позвать жену. Убедившись, что дома никого нет, набрал ее номер. И услышал необычайную весть: жена веселым тоном сообщила, что наконец-то нашла себе настоящего мужчину, а потому разводится, притом немедленно. На вопрос, можно ли это решение обсудить, ответила резким отказом - говорить не о чем, между ними давно все кончено, она не вернется к нему никогда. Вещи и прочее имущество заберет после возвращения из Турции.
   - А что ты там делаешь, позволь спросить?
   - Улетела в свадебное путешествие. Прощай, козлик!
   И вот тут ему действительно поплохело. Сердечный ритм стал вместо равномерных толчков вытанцовывать полечку, то переходя на бешеный темп, то замирая на месте. Тупая боль в левой лопатке отдавала куда-то ниже в поясницу, в висках грохотал колокольный звон... С трудом соображая, он набрал номер "Скорой", продиктовал адрес и со стоном откинулся на подушки. И только через некоторое время сообразил, что добраться до дверей, чтобы открыть врачам, он самостоятельно не сможет. Ангелина! Имя всплыло в памяти внезапно и ярко. Если Ирина смылась в Турцию, значит, домой вчера привезла его Ангелина. Она же открыла дверь и уложила его в кровать. Она же должна впустить врачей. Каждое движение давалось с трудом. Тупая боль, казалось, уже сковала половину тела...
   - Слушаю, - раздался голос Ангелины в трубке.
   - Ангелочек, это Сеня, Семен Павлович, - прохрипел он. - Мне стало плохо, похоже, сердце. Ключи от моей квартиры у тебя?
   - Да, у меня.
   - Вызвал "Скорую", но сам не смогу открыть врачам. Ты сильно занята?
   - Нет. Не переживайте, сейчас приеду.
   - Поскорее, девочка, прошу тебя...
   - Уже еду.
   Сотовый отключился. Семен Павлович бессильно опустил руки вдоль одеяла и заплакал...

***

   Резкий звонок в дверь прервал тревожный сон, наполненный какими-то кошмарами и обрывками событий. Запахнув на груди халат, сонная Ангелина поплелась к двери, на ходу поправляя рассыпавшиеся по плечам волосы. Она щелкнула задвижкой и открыла двери. На пороге стоял Марк. Ледяные глаза скользнули по ее халатику, голым ногам в шлепанцах явно не по размеру и заспанному лицу.
   - Доброе утро, Марк Семенович, - мгновенно просыпаясь, произнесла Ангелина. - Мы не ждали вас так быстро. Вы же собирались вернуться через неделю...
   - Оставь свои штучки, ты же на работе, не так ли? - оборвал ее сухим, не допускающим возражений тоном Марк, - и как вижу, справляешься совсем неплохо. Я тоже поработал ударно, вот и вернулся пораньше.
   - Отчеты еще не готовы, - с вызовом произнесла Ангелина. - Вчера весь день бегала по врачам и аптекам - Семену Павловичу стало плохо. Думали, придется везти в клинику, но вроде бы отошел после уколов. С понедельника велели положить на обследование. Я думала, что звонит сиделка - она обещала прийти к десяти утра.
   Помятый Семен Павлович вышел в коридор - настойчивый звонок разбудил и его. Он услышал последние слова Ангелины и проворчал:
   - Никаких сиделок, я чувствую себя значительно лучше. Кто это такой?
   - Это, - Ангелина замялась, не зная, как представить ему Марка, но он сам пришел ей на помощь.
   - Не узнаешь? - Марк шагнул ему навстречу. Старик внимательно вглядывался в лицо сына.
   - Марек? - губы Семена затряслись, глаза наполнились ненавистью и страхом. - Почему ты здесь, что тебе нужно?
   - Ничего, - пожал плечами Марк. - От тебя мне уже давно ничего не нужно. Почему бы не посмотреть квартиру, где я родился? Кстати, Ирина передавала тебе привет.
   - Где она, что с ней?
   - Ты ее больше не увидишь.
   - Где она, - настойчиво прохрипел Семен. - Что ты с ней сделал?
   - Я подарил ей незабываемые впечатления, о которых мечтает любая женщина, - усмехнулся Марк.
   - Ты... с ней? - мутный взор старика остановился на лице сына. - Опять?
   - Нет, папуля, - презрительно скривил губы Марк. - Я не с ней, и никогда у меня с ней ничего не было и не будет. Если ты хочешь знать, что произошло тогда между нами - она полезла ко мне сама, а когда поняла, что я ее не желаю, разорвала на себе одежду и позвонила тебе, что я ее изнасиловал. Ты примчался с группой поддержки, чтобы защитить несчастную от беспутного сына, а заодно отучить его от гнусной привычки приставать к своей мачехе.
   - Но я же не знал, - жалобно прошептал Семен Павлович. - Ты ничего не сказал...
   - А ты хотел меня слушать? Ты бы мне поверил? Вот то-то и оно. Зато теперь могу поблагодарить тебя за науку и отплатить той же монетой - я устроил Ирину в турецкий бордель, там ей самое подходящее место. Осталось рассчитаться с тобой, папочка.
   - Ты меня убьешь?
   - Ну, зачем, я намного гуманнее, чем ты. Я даже не буду избивать тебя и выбрасывать на кладбище. Ты сам исполнишь то, на что толкнул маму. Ведь сейчас ты стоишь на том самом месте, где стояла она. Помнишь, что ты ей говорил в тот вечер, когда она умоляла тебя остаться? "Посмотри на себя: выглядишь, как старая, облезлая обезьяна... Я с тобой развожусь". Сейчас так же выглядишь ты, а Ирина с тобой развелась. Не желаешь полетать, кухонное окно открыто? Может, на том свете мама тебя простит...
   - Я болен, вчера весь день провел в постели, - остекленевший взгляд отца остановился на непроницаемом лице сына.
   - Заливать за ворот меньше надо - в твои-то годы, - жестко произнес Марк. - К тому же, каждый человек проводит треть своей жизни в постели. Остальные две трети он пытается в эту постель кого-нибудь затащить.
   Он искоса глянул на Ангелину - поняла ли намек. Из глаз девушки брызнули непрошеные слезы. Она резко развернулась и бросилась в комнату.
   Отец и сын остались в коридоре одни.
   - Ты пришел отомстить, - прошептал Семен Павлович, - ты забрал Ирину, разрушил мою жизнь, а теперь пытаешься меня убить...
   - Ты сам должен решить, жить ли тебе дальше или умереть, - в голосе Марка было столько ненависти, что старик понял - сын хочет, чтобы отец повторил путь матери. Семен Павлович еще раз глянул на темное, непроницаемое лицо и простонал:
   - Чего уж там, моя вина, мне и отвечать.
   Он вышел на кухню и подошел к окошку, открыл его настежь и выглянул на улицу.
   - В конце концов, умереть вот так, в одну минуту, это лучше чем медленно и верно угасать в больнице, когда рядом никого нет, - с вызовом произнес он.
   В это мгновение раздался громкий звук выстрела, Семен Павлович вздрогнул и стал медленно оседать на пол.
  -- Глава 31. Сын своего отца
   Солнце палило немилосердно, от жарких лучей не спасал и крем от загара. Ангелина уже давно вернулась бы к себе в квартиру, к прохладе кондиционера, если бы не Данилка. Он плавал вместе с няней Надей в бассейне, плескался, барахтался, бросал разноцветные мячи и ни за что не хотел вылезать.
   Ангелина лениво растянулась под зонтом на шезлонге, оставив солнцу лишь ноги, которые не успели как следует загореть на бедрах. Бассейн, расположенный на территории четырехэтажного жилого комплекса "Sultan Hills" в пригороде Аланьи, сверкал голубоватой водой, в которой отражались посаженные по краям пальмы и полуокружности балконов дома. Комплекс, где они с Виктором приобрели недвижимость, состоял из шести блоков по четыре дублекс-квартиры в два уровня. В это время года он был полупустой - жильцы дома, преимущественно россияне, наведывались весной в свои резиденции очень редко. Чувство равновесия и внутреннее спокойствие, так нужные в последнее время, она обрела именно здесь. К морю, до которого было около семисот метров, она не ходила, чтобы избежать случайных встреч и ненужного общения. Ее вполне устраивали удобства, расположенные в самом комплексе: бассейн возле дома, баня-сауна, фитнесс-центр и детская игровая площадка.
   Она немного задремала, но тень, закрывшая ноги, заставила пошевелиться и приоткрыть глаза. Первое, что она увидела - мужские ноги в ярких шлепанцах. Выше взгляд остановился на узеньких плавках, которые говорили о владельце больше, чем скрывали. Крепкий торс, выпуклость мускул на животе; единственное, что портит вид - свежий рваный шрам на левом бедре...
   Ангелина покрепче зажмурила глаза - этого не может быть! Это не может быть он! Только не он!
   Марк молча опустился на соседний шезлонг и лег, закинув руки за голову. Через минуту она услышала насмешливый, чуть хрипловатый голос, поразивший ее в самое сердце.
   - Так и будешь молчать, даже не поздороваешься?
   - Здравствуйте, Марк Семенович, - пролепетала Ангелина, не открывая глаз.
   - Опять перешла на "вы"? Считай, что ты все еще на работе.
   - Вы что, забыли, что я уволилась полгода назад? - она наконец открыла глаза и с вызовом посмотрела на собеседника.
   - А я твоего заявления не видел, - все также насмешливо отозвался Марк, рассматривая лениво ползущие по ярко-синему небу легкие облачка. - И увольнительную не подписывал.
   - К чему формальности: я ведь заявления о приеме тоже не писала.
   - Мы это всегда можем исправить, - успокоил Марк.
   - Спасибо, но повторять судьбу Ирины я не намерена, бордели Турции как-нибудь обойдутся без моего присутствия.
   - Тебе это не грозило, малышка, - добродушно отозвался Марк. - Ирина по праву получила то, что заслужила.
   - Ты искалечил ей жизнь! - она приподнялась на локте и возмущенно посмотрела на Марка.
   - А она мне - нет? Это из-за нее погибла моя мать, а меня выбросили, как щенка на улицу. Да и ты не лучше - если бы прицелилась немного выше, я мог навсегда остаться калекой.
   - Извини, - запоздалое раскаяние в голосе Ангелины было искренним, - я не целилась и не хотела нанести тебе большого вреда. Выстрелила в ногу, чтобы остановить, а потом вызвала по твоему сотовому Сергея Вадимовича и уехала.
   - Так ты всерьез думала, что я столкну отца в окошко?
   Ангелина предпочла не отвечать. Она до сих пор по ночам просыпалась от звука выстрела и страшной картины: Семен Павлович бессильно оседает на пол, а левая штанина брюк Марка медленно окрашивается кровью...
   - Кстати, насчет Ирины ты ошибаешься, она счастлива и довольна. Видел ее пару дней назад.
   - В борделе? Или ты ее оттуда забрал?
   - Представь себе, нет. Она и тут выкрутилась, как кошка - нашла турка, который женился на ней. Живет в Анкаре, и в Москву возвращаться не собирается. В конце концов, женщинам в мужчинах больше всего нравятся вторичные половые признаки: дача, машина, высокая зарплата. У моего папаши с каждым годом для этого становилось все меньше возможностей, и Ирина это остро чувствовала, - пошутил Марк.
   - А Семен Павлович, как он?
   - Перенес инсульт. Сейчас в санатории, отправил его в Ялту. Мы, кстати, почти неделю в одной палате с ним лежали, отношения выяснили, поговорили по душам. И все благодаря тебе...
   - Прости, я не хотела. Не думала, что резиновая пуля может так ногу разворотить. Сам виноват, зачем учил меня стрелять, зачем дал такое страшное оружие Данилке?
   - Ты хочешь сказать, что по примеру ружья, висящего в первом акте на стене и выстрелившего в последнем, мой пистолет должен был непременно покалечить именно меня? Впрочем, - тут же прибавил он небрежно, - шрамы украшают мужчину, разве не так? И как я тебе?
   Он встал во весь рост, чтобы она смогла полюбоваться его крепким телом, и пересел к ней на шезлонг. Она резко отодвинулась, почувствовав его горячее прикосновение.
   - Тебе не очень идет, - Ангелина смущенно прикусила губу, поглядев на шрам. - Если бы я знала, что вы оба попали в больницу то не уехала бы, осталась за вами ухаживать. А как ты меня нашел?
   - Легко! Как ты помнишь, документы на право собственности, заверенные нотариусом, Виктор отослал Вале, и они пропали. Второй экземпляр он передал адвокату, эти бумаги теперь у меня на руках. А оригиналы ты выкрала у меня из сейфа.
   - Так ты явился требовать по счетам? Как же я сразу не сообразила! Но знаешь, я тебе ничего не должна - сумочка из сейфа была моя, и я имела полное право забрать ее содержимое.
   - Как сказал бы твой кореш Красавчик, нелегко пришлось матери Кощея Бессмертного. Вначале ей пришлось рожать сундук...
   - Прекрати издеваться, причем тут Красавчик? Он ведь работает на тебя.
   Марк резко придвинулся в тень зонта, и Ангелина снова опустила глаза - багровый рваный шрам на его бедре жег душу запоздалым раскаянием.
   - А он тоже уволился, заодно прихватив все бабки из моего сейфа. Или это сделала ты?
   - Я? Я ничего не крала из сейфа. И Василий Петрович не мог... Разве ты не знал, что он - милиционер?
   - Бывший, голубушка, бывший, а это две большие разницы. Он действительно работал на меня, имея контакты с органами - кое-что старым сослуживцам подкидывал взамен нужной информации. А преимущественно работал на самого себя.
   - Он мне свое удостоверение показывал. Настоящее. Василий Петрович - капитан милиции.
   - Господи, не изображай из себя полную наивность! Да сейчас любой документ купить - не проблема. Были бы деньги - нарисуют, что захочешь.
   - А говорят, бывших ментов не бывает, - разочарованно произнесла Ангелина.
   - Это чекистов бывших не бывает, им до сих пор за державу обидно, - засмеялся Марк. - А ментов больше бывших, чем настоящих, и все на себя пашут. Мусора, одним словом. Вот и твоим сотовым он воспользовался, чтобы взять пароль от моего сейфа.
   - Я сама дала ему телефон, чтобы вызвать такси. На следующий день он мне его возвратил, - возразила Ангелина.
   - А через три дня его убили.
   - Василий Петрович мертв?!
   - Мертвее не бывает, да и погиб при странных обстоятельствах - перед смертью кто-то его хорошенько обработал. Видно, не только он моим сейфом интересовался. Пока я возился с отцом, убийцы Красавчика очистили мой сейф на кругленькую сумму. Как теперь рассчитываться будем?
   - Я... я за него долг отдам, только отпусти меня, Марк. Продам коттедж в Болгарии, есть еще две машины в Москве. Виктор все на меня переписал, бумаги в порядке. Только отпусти...
   - Что ты, Ангелочек, Бог с тобой, - отозвался Марк елейным голосом. - В данном случае я не особо пострадал - почти все денежки из сейфа были твоими...
   - Опять блефуешь?!
   - Ничуть. Незадолго до гибели Виктор примчался ко мне с просьбой купить его долю в бизнесе и оплатить долг. Как я понял, долг был о-о-очень большим - проданной дачи ему не хватило, а остальное имущество он уже успел переписать на тебя. Вот я и выкупил у него долю, а оплатил долги уже после его смерти, иначе тебя с сыном все равно бы нашли. Остаток денег я положил в сейф, чтобы передать тебе, жене моего старого друга.
   - Друга!? Виктор никогда не упоминал о тебе, я ни разу за пять лет нашей жизни тебя не встречала, не видела ни на одной фотографии с мужем. И это называется друзья?
   - Он сам сообщил тебе об этом в прощальном письме, если помнишь. - Марк глянул в упор, и она, не выдержав, отвела взгляд в сторону. - Я был и на вашей свадьбе, просто ты меня не запомнила, было много народу. Потом уезжал на полгода за границу.
   - А потом?
   - А потом Виктор постарался вычеркнуть меня из своей жизни насовсем. И это ему почти удалось...
   - Почему?
   - Из-за тебя.
   - Ты хочешь сказать, что он ревновал?! Глупости, мы с тобой даже не были знакомы. Нельзя ревновать заочно! - Ангелина возмущенно поджала ноги и забилась дальше под зонт.
   - Ревновал, да еще как, его прямо-таки трясло от страха, что Данилка может вырасти похожим на меня!
   - На тебя? - не поняла Ангелина, - бандитом, что ли?
   - Польстила, - в ледяных, обжигающе прекрасных глазах заплескались уже виденные ею однажды веселые искорки. - Вырастет похожим на своего родного отца!
   И, видя полное непонимание, уже серьезно добавил:
   - Тебя ведь Виктор перед свадьбой предупреждал, что у него проблемы по мужской части?
   - Да... Он сказал, что переболел в детстве болезнью, которая поразила семенные канатики. Орхит, кажется. Мужская потенция ни в коей мере не пострадала, но семя после осложнения стало слабым, поэтому чтобы иметь ребенка, нужно искусственное оплодотворение. Так мы и сделали - через полгода после свадьбы вместе пришли в клинику. Через девять месяцев родился Данилка...
   - Виктор не сказал тебе всей правды - он после болезни вообще не мог иметь детей. Проверялся много раз, за границей проходил курс лечения, но семя было полностью нежизнеспособным.
   - И Данилка...
   - Он уговорил своего лучшего друга пожертвовать капельку своего семени, - с кривой улыбкой закончил Марк. - Я поддался на уговоры, к тому же, жениться и заводить детей не собирался - Ирина с детства всю охоту отбила. А когда родился мальчик, Виктор решил, что будет лучше, если мы вообще прекратим видеться. Я пообещал его не беспокоить, пока он сам не попросит о встрече. Виктор снова пришел за помощью только через пять лет, но, к сожалению, опоздал.
   - Не верю, - слабым голосом отозвалась Ангелина. - Никогда не поверю.
   - Можешь заказать генетическую экспертизу, я сдам анализы и все оплачу, - просто ответил Марк, и она поняла, что он уверен в своем отцовстве на все сто.
   Он попытался взять Ангелину за руку, но она резко отдернула ее. Потом, словно очнувшись, вскочила с шезлонга и бросилась в прохладную воду бассейна. Куда угодно, лишь бы быть в этот миг подальше от Марка!
  -- Глава 32. Сильные всегда ищут выход
   Прошла неделя с тех пор, как Марк поселился в "Sultan Hills". Он не пытался увидеться с ней, но выходил на детскую площадку или в бассейн, когда там появлялись няня с Данилкой. Мальчику, судя по всему, очень нравилось его общество, и он с восторгом рассказывал матери о дяде Марке. Запретить ему видеться с ребенком она не могла, посадить Данилку в квартире и выпускать гулять только по балкону - тоже. Уехать в другое место или даже другую страну - не выход, если Марк захочет, его люди отыщут ее везде. Убегать от него всю жизнь невозможно - для этого нужны средства... и желание. К концу недели бесцельно бродить по квартире уже не было сил. За это время она успела многое передумать, переосмыслить. Но ответа на самый главный вопрос так и не нашла - как жить дальше? Оставалось встретиться с глазу на глаз, чтобы выяснить и это.
   Боясь передумать, она быстро набрала телефон Марка.
   - Слушаю, - хрипловатый голос в трубке был как всегда сух и спокоен.
   - Марк, это я... Нам нужно поговорить...
   - Мне зайти к тебе, или ты зайдешь ко мне? - удивления в голосе почему-то не было, словно он ждал ее звонка.
   - Ко мне нельзя, Данилка спит, Надюша его еле угомонила. К тебе тоже не хочу. Давай встретимся где-нибудь на нейтральной территории.
   - Я тут как раз рассматриваю проспект с экскурсиями - выбирай, что тебе по душе. Акваленд+дельфинарий - 50 долларов, аквапарк - 35. Или, может, предпочтешь дайвинг - всего за 70 баксов с носа.
   - Прекрати ты свои шуточки, - вскипела Ангелина. - Нам что, под водой, что ли общаться?
   - А что, язык жестов очень выразителен, - голос Марка стал чуточку теплее. - Ну, если не хочешь дайвинг, тут еще в списке джип-сафари, культурная экскурсия по Аланье, ночная яхт-дискотека. Обещают в неограниченном количестве местные спиртные напитки...
   - Найди что-нибудь попроще, - усмехнулась Ангелина. - Или поэкзотичнее...
   - Прогулка на яхте индивидуальная, рафтинг-сплав по реке, рыбалка-пикник, сафари на квадроциклах, - перечислял Марк. - Или вот еще экзотичнее - турецкая баня: пилинг, масляный массаж, окраска ступней, ладоней и волос хной, медитация в помещении для кейфа, где можно покурить настоящий кальян, выпить чаю, пообщаться с друзьями, обсудить сделку с партнерами по бизнесу. Так как, берем баню?
   - Ты огласил весь список? - уже смеясь, отозвалась Ангелина.
   - Нет, тут еще есть "Турецкая ночь". Замечательная возможность познакомиться с танцами, традициями, обрядами и одеждой различных регионов Анатолии. "Красота и синхронность движений танцоров, облаченных в красочные костюмы разных времен, не могут не вызвать восхищение зрителей. К тому же представления проходят в исторических местах, что придает действу неповторимый шарм", - процитировал Марк. - Ужин в сопровождении живой музыки и опять же с неограниченным количеством алкогольных напитков местного производства, национальные танцы, танец живота, шоу восточной танцевальной группы. Думаю, будет интересно.
   - Ну что ж, пусть будет "Турецкая ночь". Надеюсь, тебя развлечет танец живота.
   - Непременно, это мое любимое развлечение, - заверил Марк. - Начало в десять вечера, трансфер в сопровождении русскоговорящего гида к месту проведения, развлекательная программа начнется с одиннадцати вечера. Решено, звоню и заказываю, в двадцать два часа жду тебя внизу.

***

   Русскоговорящий гид, лихо подкативший ко входу на серебристом "Рено-Меган", толстенький кругленький живчик с карими глазами и изрядно побитой временем шевелюрой, оказался "настоящим русским". Об этом он тут же поведал своим пассажирам: "Вижу, вы из России, я тоже настоящий русский, просто живу и работаю в Турции. Зовут меня Андрей".
   Когда же Марк уточнил, откуда Андрей приехал, то оказалось, что "настоящий русский" родом из Тирасполя, уехал еще во время гражданской войны после распада Союза и зацепился в Турции.
   Он с удовольствием распахнул перед Ангелиной двери машины и пригласил на заднее сиденье, заботливо поправив кончик ее вечернего платья, чтобы не защемило. Когда Марк занял место рядом с экскурсоводом, Ангелина почувствовала легкую досаду - не захотел сесть рядом с ней. Но в конце концов, выяснять отношения с самого начала экскурсии не стоило, для этого вполне сгодится обещанный танец живота.
   Гид начал отрабатывать гонорар, едва машина тронулась с места.
   - Хочу заметить, - с места в карьер начал он, - что каких-то десяток лет назад Аланья была сонным приморским городом с горсткой заштатных гостиниц. Сегодня же это один из важнейших морских курортов Средиземноморья, очень популярный, но, в то же время, сумевший сохранить собственное лицо. Кроме того, здесь все еще намного меньше загруженность туристами. Если позволите, могу дать совет: приезжайте в Аланью в августе. Ежегодно здесь проходит Международный фольклорный фестиваль, и тогда размеренная жизнь города превращается во всеобщее веселье.
   - Спасибо, мы подумаем, - рассеянно отозвалась Ангелина, разглядывая в окошко проплывающий пейзаж.
   Они медленно проехали по узким улочкам города, мимо живописного городского парка, вдоль набережной к гавани мимо многочисленных магазинчиков с одеждой, ремесленными и кожаными изделиями, ювелирными украшениями.
   - Если хотите приобрести что-нибудь, мы можем остановиться, - услужливо предложил гид. - К примеру, вот в этом магазинчике на углу продаются изумительные бутыли из тыквы, это наш местный символ.
   Марк повернулся и вопросительно взглянул на Ангелину. Она отрицательно покачала головой:
   - В следующий раз.
   Поняв, что затащить подопечных за сувенирами не удастся, шофер вернулся к перечислению достопримечательностей:
   - Наш город основан в IV веке до нашей эры, местность тогда называлась Коракекессиум. К этому же времени относится строительство первых крепостных сооружений. А во времена Римской Империи здесь располагалась знаменитая пиратская база под названием Коракесион. Добычу контрабандисты и пираты укрывали в крепости на горе, которая была центром управления. Позднее Марк Антоний подарил город и прилегающие территории знаменитой царице Клеопатре, которая преобразила местность и сделала ее своим излюбленным местом для отдыха. Ее именем назван один из самых красивых пляжей Аланьи. В период христианства город получил новое название - Колонорес, что в переводе означает "Красивая гора". Главная достопримечательность Аланьи - Византийская крепость на вершине горы. С высоты 250 метров с трех сторон открывается неописуемой красоты вид на морские глубины, а с четвертой - на сады у подножия гор Тавра. В XII веке эту крепость, достаточно хорошо сохранившуюся до сей поры, захватил сельджукский правитель Алаадин Кейкуба, превративший ее в свою резиденцию и переименовавший Коракесион в Алайа. Благодаря своей близости к сельджуйской столице Конии, Алайа превзошла Анталью как торговый и военный порт. Если будет желание, можно в следующий раз заказать экскурсию в крепость. Обратите внимание, что в гавани, к которой мы подъезжаем, практически все ночные клубы и рестораны находятся под открытым небом.
   Гид достал из "бардачка" красочные пригласительные билеты и протянул Марку:
   - Здесь указан номер вашего столика. По окончании концерта просьба подойти к месту парковки моей машины, я отвезу вас обратно или поедем развлекаться дальше, как господа пожелают. Приятного просмотра.
   Пока машина парковалась у ночного клуба, где должен был состояться шоу-концерт, оба "туриста" упорно молчали. И лишь оказавшись рука об руку под арочными сводами входа на площадку со столиками, одновременно заговорили.
   - Ты мне хотела сказать что-то важное?
   - И да, и нет, я позвонила, чтобы сесть и спокойно поговорить, выяснить наши отношения.
   - А они все еще у нас есть? - усмехнулся Марк.
   - Но ты же снял квартиру в моем доме, купаешься с Данилкой в бассейне, флиртуешь с гувернанткой, вместо того, чтобы заниматься делами в Москве - значит, ты чего-то добиваешься? Говори прямо - что тебе нужно здесь, в Аланье?
   Они подошли к столику под номером 18, накрытому на двоих. Марк предупредительно отодвинул стул и усадил Ангелину.
   - Еще не решил, - честно признался он ей. - Нюхом чую, что в ближайшее время что-то должно случиться. Но что - не знаю. Может, ты подскажешь?
   - Это "что-то" имеет отношение ко мне или к тебе?
   - Думаю, к нам обоим. Поэтому и остался здесь, рядом с тобой. Думаю, нам вообще лучше быть вместе. Выходи за меня замуж...
   Пауза, наступившая вслед за неожиданным предложением, была прервана группой восточных красавиц, вмиг заполнивших сцену. Начался показ древних танцев, на который, впрочем, оба практически не обратили внимания.
   - А я хотела уговорить тебя вернуться в Москву и забыть о моем существовании, - Ангелина в упор взглянула на Марка, в ее глазах заиграл демон безрассудства, порожденный последними переживаниями и отчаяньем. - Забудь обо мне, хотя бы на время. Мне нужно разобраться в себе. Пойми, Марк, я хочу самостоятельности. Выйти за тебя замуж - опять замкнуться в четырех стенах, отгородиться от внешнего мира. Я уже так жила, и больше не хочу.
   - Для того, чтобы обладать собственной независимостью, тебе не хватает как минимум двух вещей: признать свои слабые стороны и научиться либо тщательно их маскировать, либо нейтрализовать сильными позициями, - тут же возразил Марк. - Думаешь, почему я посылал тебя на курсы, заставлял просить милостыню на улице? Я пытался познакомить тебя с действительностью, вывести на улицу из той оранжереи, в которой ты жила после замужества.
   - Ты хочешь сказать, что независимо от формального статуса или принадлежности к тому или иному слою общества можно взобраться на более высокую ступеньку карьерной лестницы только за счет своих внутренних резервов? Общество равных возможностей?
   - Взобраться по ступенькам не только карьерной лестницы, но и социальной, что тоже немаловажно, - подтвердил Марк. - Я рад, что у тебя появилось стремление изменить свою судьбу, жить и быть собой независимо от требований общества. И такая женщина, какой ты стала, пройдя через трудности, мне более интересна, чем та студенточка, какой я увидел тебя в первый раз. Так как насчет моего предложения?
   - Никак, - отозвалась Ангелина. - Такое впечатление, что ты хочешь заключить со мной сделку, а ведь в браке живут вместе два человека, живут, понимаешь? Они могут сделать совместную жизнь ярче и счастливее, а могут растоптать друг друга. В нашем случае, похоже, нет ни того, ни другого, то есть, ни любви, ни ненависти. А находиться рядом со скуки - еще хуже, чем друг друга ненавидеть...
   Она вдруг обратила внимание, что за неделю Марк сильно изменился. Его бледность, так привычная на весенних московских улицах, уже успела смениться загаром под напором турецкого солнца. А сейчас чуть посмуглевшие щеки стал заливать румянец то ли раздражения, то ли возмущения, а быть может, стыда? Перед ее глазами происходило поистине чудо: лицо Марка с краской смущения и необычной робости в глазах! Длилось это всего несколько секунд, собеседник мгновенно взял себя в руки. Но это уже было не важно. Главное, с ликованием призналась она сама себе, неприступный айсберг дал трещину и стал таять буквально на глазах!
   - Тебе бы поработать палачом: у того клиенты всегда не правы и никогда не жалуются, - горько признал Марк. - Почему ты решила, что твоя жизнь мне безразлична? Неужели не понятно, что если бы это было так, меня сейчас рядом с тобой не было?
   - Не понятно, - честно ответила она, поглядев с такой испытывающей искренностью, которая смутила бы любого. Но не Марка, который успел взять себя в руки и похоже, приготовился к наступлению.
   - Тогда объясню доходчиво: мы оба одиноки, ты мне нравишься, ты мать моего ребенка. Принимаю твое желание быть независимой - открывай свой бизнес в Москве, я тебе помогу на первых порах. Чем бы ты хотела заняться?
   - Я подолгу размышляла с тех пор, как оказалась здесь, в Аланье. Думаю, можно было бы открыть в Москве кофейню наподобие турецкой или женский клуб. Знаешь, я даже несколько бизнес-планов составила. Вопрос только в деньгах и помещении.
   - С помещением могу помочь, недалеко от "Стрекозы" сдается одно в аренду - знакомый депутат выбил себе на сорок девять лет - теперь ищет арендатора. Сделаешь капитальный ремонт в счет аренды. Конечно, будет очень дорого, но стоит просчитать, за сколько окупится.
   - Марк, а если я не соглашусь выйти за тебя замуж, ты не станешь мне помогать?
   - Почему же? Но не требуй от меня клятвы, что буду ждать твоего решения до скончания века. Вот возьму да и женюсь на твоей няне Наде, которую так любит Данилка, - шутя пригрозил Марк.
   - В таком случае, я ее завтра уволю, - ехидно проворковала Ангелина.
   - Найдется другая няня. После известного сериала, это одна из престижных профессий. Некоторые девушки уверены, что стоит устроиться няней к олигарху, и тут же им откроется прямая дорога под венец с хозяином.
   - Не забывай, что в данном случае хозяйка - я, а ты не олигарх.
   - Ты же моих денег не считала, - резонно заметил Марк. - Может, именно олигарх предлагает тебе сейчас руку и сердце?
   "Сердце-то как раз ты и не предложил, - грустно подумала она. - А без этого твоя рука мне не нужна".
   - Я уже купил обручальное кольцо, - Марк жестом доброго сказочного волшебника извлек из кармана брюк миниатюрную коробочку и протянул Ангелине. Она раскрыла ее - на алом бархате покоился платиновый ободок с тремя бриллиантами разной величины, расположенными вдоль выпуклых концентрических окружностей из золота, словно электроны вокруг атома. - Если не нравится, или не подойдет размер, мы сможем обменять его в городе, я договорился с владельцем магазина.
   - Нравится, - честно, без ужимок призналась Ангелина. ("Осталось встать передо мной на колени и произнести: "Я тебя люблю! Мы будем счастливо жить вместе и умрем в один день! - Но ты этого не сделаешь"). - Только кольцо не возьму, пока... "Пока ты не признаешься, что любишь меня", - добавила она про себя.
   - Тогда я подарю тебе другой подарок, - нежно произнес Марк. Из второго кармана он выудил футляр побольше - фонтан кристаллизованного света забил у нее перед глазами. Ажурный кулон с крупным каплевидным бриллиантом посередине и десятком мелких по краям, переливался всеми цветами радуги.
   - Я не могу принять такой дорогой подарок, - тихо произнесла Ангелина, завороженно наблюдая за радужной игрой граней. - А камень похож на тебя...
   - Не понял.
   - Такой же, как твои глаза - ледяные, холодные и безумно красивые, - нехотя пояснила она, все еще не отрывая взгляда от прозрачных радужных переливов.
   - Это не настоящие бриллианты, - вкрадчивый голос Марка и его настойчивое внимание словно обволакивали ее со всех сторон. В просторном зале на открытом воздухе она снова почувствовала, что задыхается, как тогда в коридоре. А может, всему виной апельсиновые и лимонные деревья, посаженные по периметру, и это от их пряного аромата кружится голова?
   Марк осторожно щелкнул застежку на ее шее, и тяжесть холодных камней легла на грудь.
   - Это обычные стразы, вправленные в золото, ты можешь их носить, не беспокоясь о последствиях.
   - Марк, неужели ты решил поухаживать за мной? - подозрение, недоверие, радость и обида намертво переплелись в ее вопросе.
   - Почему бы нет? - глаза Марка ярко блеснули. - Ты же согласилась быть моей любовницей, может согласишься стать и невестой?
  -- Глава 33. Что происходит на рассвете
   Когда мировое соглашение ("союз равных", как назвала его Ангелина), достигнутое ими где-то ближе к утру, было скреплено несколькими бокалами коктейлей с провоцирующими названиями, Марк предложил прогуляться по набережной, чтобы встретить рассвет. Ангелина согласилась на помощь в организации собственного бизнеса, Марк обещал не говорить о женитьбе, пока она не встанет на ноги.
   После двух-трех заходов в диско-бары, куда их буквально затаскивали гостеприимно-настойчивые зазывалы, они вместе с шумно веселящейся компанией поющих и танцующих туристов попали в очередное увеселительное заведение. Хоровод в стиле мамба окружил столик, за который их усадил услужливый официант, и Ангелина помимо воли заулыбалась в ответ на проплывающие перед ней лица. Внезапно улыбка ее погасла - она заметила в толпе человека, который напомнил ей известного киноартиста, кумира погибшей Вали.
   "Господи, сделай так, чтобы это был сам Мэл Гибсон! - мысленно взмолилась она, уже понимая, что ошибки быть не может. - Только не Славик, Господи, только не Славик!"
   - Что с тобой? - удивленно спросил Марк, видя ее испуганное лицо. - Ты кого-то увидела в толпе? Знакомый?
   - Вот тот человек в белых джинсах и синей рубашке с желтыми пальмами, - начала Ангелина и поперхнулась. Мужчина в этот миг обернулся, и она поняла, что обозналась. - Да нет, показалось... Показалось, что он похож на Мэла Гибсона. А было бы здорово, если б тут оказался сам Мэл, - продолжила она уже весело.
   - Тут можно встретить, кого угодно, - успокоился Марк. Он кивнул кому-то и показал два пальца. На вопросительный взгляд спутницы, пояснил: - Это хозяин заведения, он знает всех своих завсегдатаев.
   - Так ты здесь уже был?
   - Один раз, и он меня запомнил. До сих пор для меня загадка, как эти хозяева могут среди сотен проходящих за ночь туристов отличить тех, кто уже успел побывать здесь однажды, но факт остается фактом. Спорим, сейчас нам принесут поощрительный коктейль и спросят, не хотим ли мы заказать музыкальный подарок.
   - Может, хватит на сегодня коктейлей?
   - Не будем обижать хорошего человека. Еще по одному "Красному дракону" - и домой.
   - После твоих драконов я чувствую себя "Кровавой Мэри", - рассмеялась Ангелина. - Смотри, как бы я потом не наделала глупостей.
   - А ты их и так наделала достаточно, мой ангел, - Марк перегнулся через столик и выдохнул ей прямо в ухо: - Но ты все равно мне нравишься, и я хочу быть с тобой! Сейчас вызову такси, поедем ко мне, - почти умоляющие нотки в его голосе поразили Ангелину не меньше, чем само предложение.
   - Марк, мы с тобой пошли на перемирие, но его не обязательно подписывать в кровати, - твердо произнесла она.
   - Ты обзываешь меня айсбергом, а сама - настоящая ледышка, - обиделся Марк. Он схватил в руки стакан с очередной порцией "Красного дракона" и залпом осушил его.
   - Довольно, - Ангелина поднялась из-за стола и открыла сумочку, чтобы дать чаевые официанту, мгновенно материализовавшемуся у столика. - Рассвет все равно проворонили, едем домой. Вызовите нам такси, - обратилась она к официанту.
   Обратную дорогу ехали молча - Марк задремал, опустив голову ей на плечо, Ангелина, почти протрезвев, прислушивалась к его прерывистому дыханию.
   "Похоже, я окончательно запуталась. Не надо было уступать Марку, надо решать за себя и жить своим умом, - размышляла она. - Он не успокоится, не снимет осаду. Он постоянно будет рядом, добиваясь... А чего, собственно, ему от меня нужно? Я сама? Разве что переспать пару раз. Он ведь меня не любит. Значит, его держит возле меня совсем другое. Деньги? Их у него достаточно. Остается всего одно объяснение, почему он возится со мной - это Данилка. Сын - вот единственная цель Марка. Либо заполучить его, даже женившись на нелюбимой, либо, если я не соглашусь, забрать его у меня любым другим способом. В конце концов, он даже может упечь меня за решетку - достаточно показаний двух его охранников, которые вытащили меня из квартиры убитой Вали. Если я окажусь обвиняемой в убийстве, или меня осудят, тогда Данилку он сможет усыновить. Вот почему он предложил мне выйти за него замуж и вернуться в Москву - там проще забрать сына. Да, жизнь - чертовски сложная штука, особенно если ты - женщина и мать".
   Охрана, круглосуточно дежурившая у въезда в комплекс, беспрепятственно пропустила такси к дому. Ангелина бесцеремонно тряхнула Марка за плечо:
   - Вставай, мы уже приехали!
   Когда они вышли из машины, все вокруг казалось нереальным - восходящее солнце окрасило небо в яркие желто-розовые краски.
   "Вот он, рассвет моей новой жизни, - грустно подумала Ангелина, поднимаясь в квартиру. - Жизни без иллюзий, без веры, обреченной на одиночество. А ведь все могло быть совсем иначе, если бы Марк меня любил, если бы я могла поверить ему. Мы бы сейчас поднялись в его квартиру и весь мир вокруг перестал существовать вокруг нас. Только он и я..."
   Она швырнула сумочку на диван в гостиной, скинула босоножки на высоком каблуке и на цыпочках прошла в детскую. Тяжелые плотные шторы на окнах почти не пропускали утренний свет. Ангелина шла почти на ощупь и, дойдя до кроватки сына, осторожно отодвинула полог - мальчика в кровати не было. Она машинально ощупала смятую простынку. Холодная. Значит, как минимум полчаса Данилка в ней не лежал. На ватных ногах она добралась до окна и рванула цепочку, раскрывающую шторы. Зыбкий розовый свет тотчас залил спальню. Кровать няни была аккуратно застелена - значит, она вообще не ложилась. Куда же они делись?
   Она перерыла коробочки с косметикой в прикроватной тумбочке Нади - вдруг где-нибудь есть записка? Потом схватила сумочку и вытряхнула на кровать ее содержимое. На покрывало упали фотографии - Надя с Дениской в бассейне, вот они же у ворот детского садика, а здесь - втроем: Дениска, Надя и Марк. А вот и она сама, Ангелина, с Марком в машине. Ангелина отбросила снимки. Тупая боль под лопаткой отдала в виски, в голове мелко-мелко зазвенели невидимые колокольчики, отбивая одну и ту же мысль: "Украли! Даню украли, пока они с Марком развлекалась! Значит, она была права, когда не доверяла ему!"
   Осознание своей правоты не доставило ей никакого удовольствия, наоборот, мысль о предательстве Марка и собственной беспечности жгла раскаленным железом.
   "Наверное, он воспользовался тем, что Данилка с няней остались одни, и когда убедился, что я не хочу выходить за него замуж, дал приказ своим людям переправить Даню и Надю в Москву, где их легче спрятать. Потому и предложил мне пройтись по набережной встретить рассвет, чтобы дать больше времени на выполнение задания. Как он мог?! И зачем? Что теперь делать? Звонить ему и требовать назад сына? Но у меня даже нет доказательств - Марк всю ночь был со мной..."
   Она вышла в гостиную, шатаясь от резко подскочившего давления. Радужные блики мешали отчетливо различать предметы. Упав в кресло, Ангелина схватила трубку и стала набирать номер Марка.
   - Не думаю, что полиция тебе поможет, - услышала она насмешливый голос.
   Оторвавшись в изумлении от трубки, Ангелина увидела в кресле напротив Славика. Он сидел, закинув ногу на ногу и улыбался.
   - Ч-т-т-то т-ты т-ту-т-т делаешь, - от волнения ее зубы выбивали дробь, и буквы не желали складываться в слова, - в м-м-оем д-дом-ме?
   - Может, водички выпьешь для начала? - он протянул ей пластиковую бутылку с минералкой, стоявшую на столике между кресел.
   Ангелина глотнула прямо из горлышка и закашлялась. Славик невозмутимо наблюдал за ней, казалось, получая наслаждение от каждого мгновения.
   "Возьми себя в руки, Мата Хари, - строго приказала она сама себе. - Сейчас главное - узнать, где Даня и попытаться его вернуть. Головоломка "кто чего от меня хочет" похоже, усложняется. Кажется, я зря обвиняла Марка, раз здесь появился Славик. Не стоит злить его раньше времени, пока не узнаю, где Даня".
   Она еще пару раз кашлянула, прочищая горло перед схваткой и в упор глянула на Славика: - Будешь рассказывать, как рад меня видеть, или сразу выложишь условия возвращения сына?
   - Я действительно очень рад тебя видеть, - обаяние ярко-синих глаз и веселых морщинок способно было очаровать любую женщину. - Ты так внезапно исчезла тогда, а ведь наши отношения, кажется, начали складываться совсем неплохо. От кого же ты удрала - от меня или от этого типа, что снял соседний с твоим дублекс? Мрачный такой типчик, его, кажется, в воровском мире Мраком кличут?
   "Неужели я ошиблась? - лихорадочно пыталась сообразить Ангелина. - И Марк к исчезновению Данилки никакого отношения не имеет? Или Славик тоже на Марка работает? Господи, как бы я хотела ошибиться в отношении Марка!"
   - Я уехала вовсе не от тебя, - пошла ва-банк Ангелина. - Убежала от Мрака, потому что он продал в турецкий бордель свою мачеху - отомстил ей за то, что разбила когда-то семью. Я побоялась, что и меня ждет такая же участь...
   - С чего бы это? Ты же его семью вроде не разбивала? - перебил Славик.
   - Из-за моей оплошности кто-то ограбил сейф в офисе Мрака, - изображая полное неведение, Ангелина пыталась выведать, имеет ли Славик отношение к смерти Красавчика и исчезновению денег из сейфа, и он клюнул на удочку.
   - Если этот Мрак заподозрил тебя, значит, башка у него совсем плохо варит. Сейф же ограбили после твоего отъезда, - усмехнулся он.
   - Но шифр от сейфа Красавчик узнал от меня, и Мрак уверен, что Василий Петрович действовал по моей просьбе, - на ходу сочиняла Ангелина. - Но это не так, зачем ему с кем-то делиться? Думаю, он сам провернул всю операцию, тем более, что часто бывал в кабинете шефа.
   - Значит, ты сообщила Красавчику шифр от сейфа, - испытующе глядя на нее, пробормотал Славик, - жаль, что я раньше не знал. А что получила взамен?
   - Паспорта и свидетельства на право собственности и доверенности, оформленные на меня мужем, - без зазрения совести соврала Ангелина. - Поэтому я и смогла уехать вместе с сыном и Надюшей сюда, в Аланью. Славик, верни мне сына!
   - А что хочет теперь этот Мрак, почему он вторую неделю возле тебя околачивается? - подозрение в ярко-голубых глазах заставило Ангелину поежиться - холодок страха пробежался по спине и отозвался судорогой в где-то внизу живота. И все же она торжествовала - судя по расспросам Славика, он и Марк не связаны друг с другом.
   - Мрак хочет вернуть свои деньги.
   - Все хотят вернуть свои деньги, - отрезал Славик, - но почему он требует их от тебя?
   - Потому что вбил себе в голову, что Красавчик передал мне не только документы, но и деньги.
   - А у него есть для этого основания? - вопрос Славика снова заставил Ангелину соврать.
   - Василий Петрович ухаживал за мной, - нехотя ответила она, - и предлагал уехать вместе, чтобы начать за границей новую жизнь...
   - Понятно, - протянул Славик. - Хорошенькая женщина, не бедная, почему бы действительно не начать с ней новую жизнь? Я бы тоже не отказался, даже если бы это стоило мне кучи денег...
   - Славик, меня интересует сын. Зачем вмешивать в грязные дела ребенка и бедную девушку? Если ты здесь, значит, знаешь, где Даня с няней. Говори свои условия.
   - Условия самые простые: ты переписываешь все свое имущество - и столичное и то, что за бугром - на меня, я возвращаю тебе сына, мы в расчете.
   - Условия непростые, - возразила Ангелина. - Начнем с того, что если ты хоть немного знаком со здешними законами, то понимаешь - быстро оформить что-либо для иностранца в Турции нельзя. Все операции, связанные с оформлением прав на недвижимость, проводятся в местных госучреждениях государственными служащими с привлечением нотариуса. А затем идет регистрация в Главном Кадастровом управлении, которое находится в Анкаре, потом - в Генштабе в Измире, где отмечают, что недвижимость находится не в стратегической зоне. После всех проверок документы возвращают в районное кадастровое управление, откуда и сообщают о результатах в ту компанию, через которую осуществлялось оформление недвижимости. Компания, в свою очередь, извещает владельца и ждет его приезда либо получает документы по доверенности и пересылает в Москву. То есть, оформление ТАПУ, свидетельства о регистрации права, составляет от трех до шести месяцев. Я сама проходила эту процедуру и уверяю тебя, раньше, чем через полгода, ничего оформлено не будет. Это восток, здесь никто не спешит.
   Славик выслушал ее пояснения молча, что-то про себя обдумывая, и лишь потом сказал:
   - Но у тебя есть еще кое-что в Болгарии и Москве.
   - С Болгарией тот же вариант, правда, там можно дать взятку, чтобы ускорить процесс, а в Москве можно быстрее, но размер взятки будет еще круче. И за все оформление нужно еще и официально платить, а я практически на мели. Смерть Красавчика перевернула все мои планы...
   - Значит, ты пыталась руками этого отставного мента загрести денежки Мрака, - прищурил глаза Славик. - Мало тебе мужниного наследства показалось?
   - Дело прошлое, - отмахнулась Ангелина, мастерски изображая отчаяние на лице. - Сейчас у меня денег нет, но они есть у тебя.
   - С чего ты взяла? - тут же возмущенно отреагировал Славик.
   - Тебе досталось наследство бедной Вали, ты получил все, что пытался украсть Красавчик, - медленно взвешивая каждое слово, произнесла Ангелина. - Если хочешь, чтобы и я отдала тебе все имущество, нужно заплатить.
   - Ты знаешь слишком много, - облизнул губы Славик, - и я мог бы все забрать у тебя и так - мы не можем ждать целых полгода.
   - Я согласна оформить все документы на эту квартиру, если ты вернешь мне сына и Надю, потом поедем решать дела в Москве и Болгарии. Но без ребенка я никуда с места не тронусь, - пригрозила Ангелина.
   - Хорошо, - сдался Славик. - Сейчас я вызываю нотариуса, ты пишешь дарственную на мое имя на эту квартиру, и ребенок с няней возвращается к тебе. Имей в виду, одно неосторожное движение - первой умрет девушка, вторым - твой сын, третьей - ты. Или наоборот, я еще не решил, осклабился Славик. - У меня будет на это время.
   - Раз уж мы ведем откровенный разговор, скажи мне, пожалуйста, зачем ты убил Валю? - не утерпела Ангелина.
   - Из-за тебя, собственно, - небрежно бросил Славик. - У нее, видите ли, совесть проснулась, и она решила отдать тебе письмо Виктора.
   - Так значит, когда я была у нее в первый раз, письмо уже было у тебя в руках, - сообразила наконец Ангелина. - И когда ты пришел домой, Валя сказала, что намерена отдать мне документы? И из-за этого ты ее утопил?
   - Фи, как ты некрасиво выражаешься, - поморщился Славик. - Я вовсе не топил свою любимую жену, достаточно было резко дернуть ее за лодыжки, и делу конец...
   - И это тебя я встретила на лестнице в подъезде, когда возвращалась за мобилкой!
   - Ты так много знаешь, что удивительно, как еще жива, - буркнул Славик, беря в руки трубку телефона.
   - А смерть Виктора - тоже твоих рук дело? - Ангелина пустила стрелу, даже не надеясь, что она достигнет цели.
   - Виктор тоже из-за тебя погиб, - буркнул Славик. - Все, кто тебя любят, погибают: Виктор, Красавчик, дойдет очередь и до Мрака...
   - Не бери меня на пушку. Какое отношение к смерти Виктора имею я?
   - А кто отбил его у любимой женщины? Скажешь, не ты?
   - Что ты знаешь об этом? Ты знал эту Александру Сухорукову, с которой он расписался перед смертью?
   - И которую он бросил ради тебя, - добавил Славик. - А потом она сделала так, что Виктор бросил тебя ради нее. Жаль только, не успела все имущество на себя переписать, теперь мне исправлять приходится.
   - Ты сам себе противоречишь. Раз Виктор все переписал на меня, значит, он меня любил и мне доверял.
   - Ага, доверял, до тех пор, пока не узнал, что ты живешь у Мрака в "Пристанище". А как только увидел фотографии тебя с Мраком, сразу женился на другой. Прошла любовь, виновны фотки, и нету мужа у красотки! А теперь без глупостей, - пригрозил Славик. - Сейчас вызову нотариуса, и ты будешь, как шелковая, помни о сыне!
  -- Глава 34. Адвокат, который знал свое дело
   Звонок видеофона прервал тягостное молчание, воцарившееся в квартире после того, как Славик вызвал нотариуса. Ангелина позвонила в круглосуточную охрану комплекса, чтобы пропустить нотариуса, как только он приедет.
   - Надеюсь, он хорошо говорит по-русски, - проворчал Славик, вставая с кресла. - И еще раз предупреждаю тебя: один неверный шаг, и твой сыночек - покойник.

***

   Через час в проеме двери показался симпатичный мужчина средних лет, невысокого роста, со светлой заостренной бородкой и начинающими седеть висками. Летний костюм цвета слоновой кости, широкополая шляпа в руке, дорогие светлые туфли из кожи и носки им в тон - вид преуспевающего и довольного жизнью человека, который ничуть не обижен, что его подняли чуть свет ради важного контракта. Нотариус что-то пролопотал быстро-быстро по-турецки на что Славик лишь недоуменно пожал плечами.
   - Я просил прислать человека, который понимает по-русски, - недовольно проворчал он.
   Незнакомец широко улыбнулся и представился на чистом русском языке:
   - Доброе утро. Меня зовут Аднан, я представитель юридической фирмы "Эмин Дженгис и сын", прошу любить и жаловать.
   - Простите, а вы - отец или сын? - вмешалась Ангелина, которая с неподдельным изумлением рассматривала вновь прибывшего. Он, в свою очередь, лишь скользнул по ней взглядом, сосредоточив все свое внимание на Владиславе. Его манеры казались обходительными и какими-то подкупающе-искренними.
   - Я всего лишь у них работаю, у отца и сына, - скромно пояснил нотариус, обращаясь не к ней, а к Славику, - Отец возглавляет фирму, а сын сейчас в отъезде, но смею вас уверить, я тоже профи в своем деле. Итак, чем могу служить, господа?
   Славик коротко изложил ему свою просьбу. Тот понимающе кивнул в ответ и раскрыл кожаную папку с ворохом документов. Выудив из нее несколько листков, судя по всему, бланков, он спросил:
   - Куда можно присесть?
   - Давайте пройдем на кухню, - тут же предложила Ангелина, - там стол повыше, будет удобнее.
   Она первой вошла в чистенькую кухню-столовую, схватила со спинки стула полотенце и смахнула воображаемые крошки со стола:
   - Присаживайтесь, пожалуйста!
   Нотариус положил папку на стол, достал из нее авторучку и принялся выводить на листке непонятные иероглифы. Славик, чтобы не пропустить, придвинул стул и тоже склонился над бланками. Ангелина отреагировала мгновенно: она схватила стоявшую возле плиты на столешнице стеклянную бутылку с оливковым маслом и что есть силы ударила Славика по голове. Он ткнулся лицом в стол, заливая кровью бумаги нотариуса.
   - Поспешила, - неодобрительно покачал головой нотариус, с трудом сдерживая улыбку.
   - Хотела помочь вам, Сергей Вадимович, - виновато прошептала Ангелина, возвращая бутылку на место.
   - А если ты убила этого прохвоста, где сына искать будем?
   - Марк найдет, - убежденно произнесла Ангелина, оглядываясь на входящего в кухню Марка.

***

   Через несколько часов она обнимала Данилку и Надю, которых привел Марк - они были заперты в спальне одной их пустующих в комплексе квартир. Славик, судя по всему, сознался не только где спрятал няню с мальчиком, но и выказал желание обменять свою жизнь на содержимое из сейфа Марка.
   - А как ты узнал, что Славик проник в мою квартиру? - допытывала она Марка.
   - Я же предупреждал тебя, что ожидал чего-то подобного, потому и поставил в твоей квартире "жучка", - признался Марк. - Когда услышал ваш разговор, дал команду доставить к тебе своего нотариуса. Сам прийти не мог, Славик меня знал, пришлось просить своего человека.
   - А настоящий нотариус?
   - Я позвонил охране и попросил проводить его ко мне в квартиру, а вместо него направил Сергея Вадимовича, начальника моей службы безопасности. Он вел Славика с самой Москвы, вот и прилетел у него на хвосте. Пришлось ему лишь немного загримироваться.
   - Я его сразу узнала, - обрадованно подтвердила Ангелина. - И поняла, что ты уже знаешь и где-то близко. Я так благодарна тебе за спасение сына, Марк!
   - К тебе еще вернутся твои деньги из сейфа, Славик раскололся полностью.
   - Часть суммы я передам маме Валентины, - перебила Ангелина. - Поеду к ней во Владимир и попрошу прощения. Все-таки, в смерти Вали есть доля и моей вины...
   - Поедем к ней вместе, - тут же предложил Марк. - Вот вернемся в Москву, сядем в электричку...
   - Лучше уж я отвезу тебя на машине, - засмеялась в ответ Ангелина. - Электричка для таких, как мы - транспорт ненадежный.
   - Как скажешь, - он привлек ее к себе, намереваясь поцеловать.
   - Марк, перестань, - решительно высвободилась из его объятий Ангелина. - Не забывай, что мы в доме не одни - Надюша укладывает Данилку, он полночи не спал. Дай мне время, чтобы прийти в себя после всего, что случилось.
   - Ты хочешь от меня отделаться?
   - Я хочу лишь на пару месяцев остаться одна, - упрямо повторила Ангелина. - Уговор дороже денег, а мы вчера обо всем с тобой договорились.
   - Не вчера, а сегодня, - уточнил Марк. - У тебя есть один день, пока мы будем разбираться со Славиком, чтобы изменить решение. Если не передумаешь, завтра утром я уеду и буду ждать тебя в Москве.
   Раздражение и обида, прозвучавшая в его голосе, заставили ее лишь грустно улыбнуться в ответ:
   - Не передумаю. Но я обязательно провожу тебя в аэропорт, дорогой, обязательно!
   "Эту партию я сама доиграю до конца, - подумала она, выпроваживая Марка за дверь. - Между нами девочками Марк будет лишним"...
   Едва она закрыла за мужчинами дверь, в гостиную вошла взволнованная Надя.
   - Ангелина Витальевна, у Данилки температура. Невысокая, 37,2, но на всякий случай ему лучше несколько дней полежать и не выходить на солнце и в бассейн.
   - Конечно, Надюша. Таблетки до вечера давать не нужно, просто завари зеленый чай с лимоном и пои теплым, - распорядилась Ангелина. - возможно, он просто так отреагировал на последние события.
   - Я старалась объяснить ему, когда этот изверг нас запер в чужой квартире, что мы играем в прятки. Думаю, он не испугался, но лучше ему побыть в покое.
   - Нам всем нужно немного успокоиться, - мягко подтвердила Ангелина.
   - А что будет с этим... который нас украл? - голос Нади задрожал от волнения.
   - Не знаю, - честно призналась Ангелина. - Думаю, ему придется вернуть украденное. И еще придется ответить за убийство жены. В конце концов, его судьба меня уже мало волнует - он свое в любом случае получит.
   - Какой страшный человек, - содрогнулась Надя. - А с виду такой обходительный, симпатичный, на Мэла Гибсона похож... Ну, просто душка!
   - Говорят, самые умные и опасные преступники всегда очень привлекательны, хорошо одеты и обладают определенной долей обаяния - так обманывать легче, - усмехнулась Ангелина.
   - А Марк Семенович - он сделал вам предложение? - осторожно поинтересовалась Надежда. - Не подумайте, что я вмешиваюсь в ваши личные дела, но мне хотелось бы знать, что ожидает меня в будущем. Я так привязалась к Данилке, и мне не хотелось бы расставаться с ним.
   - Ну, о чем ты говоришь, Надя! Независимо от того, приму я или нет предложение Марка, ты без работы не останешься, это я тебе обещаю. К тому же, вопрос пока остается открытым - предложение я не приняла. Мне надо все хорошенько обдумать. Я уже обожглась один раз с Виктором, второго раза быть не должно. Провожу Марка послезавтра утром в аэропорт, поживем здесь до осени, а потом вернемся в Москву - собственный бизнес налаживать.
   - Послезавтра утром? - переспросила Надя, - как жаль, что мы с Данилкой не сможем проводить Марка Семеновича, мальчик так его любит. Да и самолеты тоже.
   - Нет, в такую жару рисковать здоровьем ребенка не будем, - твердо сказала Ангелина. - Я поеду одна, а вы останетесь дома.
   - Как скажете, Ангелина Витальевна, - согласно кивнула Надя.
  -- Глава 35. Как провожают самолеты
   Самолет, который должен был умчать Марка и Сергея Вадимовича в Москву, улетал из Антальи утром. Ангелина объявила, что отвезет их в аэропорт сама, а потом вернется в Аланью. Но Марк категорически был против, чтобы она садилась за руль - дороги здесь хоть и неплохого качества, но на пути в сто двадцать километров встречаются узкие места и участки горного серпантина. К тому же, местные водилы, как известно, весьма скептически относятся к соблюдению правил дорожного движения. Все эти аргументы он тут же безапелляционно выложил ей, и она сдалась.
   Мини-автобус, который местные называют "долмуш", тоже не подходил, как по времени работы (с шести утра до полуночи, а им нужно было выехать на час раньше), так и по наличию в салоне лишних глаз. Оставалось только такси на заказ, чем они и воспользовались.
   Обычной спешки перед отъездом не было - вещей всего ничего, две сумки на двоих. Ангелина сразу представила, как выглядел бы отъезд вместе с ней и Данилкой - чемоданы, набитые одеждой, любимыми игрушками и крайне необходимыми вещами, нехватка места, раздражение и попытка упихнуть еще что-нибудь в заполненный под завязку чемодан. В такие минуты она всегда вспоминала родителей. Семья собирается ехать на юг, к родственникам в солнечную Одессу. Папа стоит в растерянности перед горой сумок, чемоданов и саквояжей и, прикидывая, за сколько раз он все это унесет, с тоской произносит: "Настанет ли такое время, когда я поеду в отпуск с одним дипломатом?" Не дожил бедный папа до такой жизни.
   Несмотря на раннее утро, на улице уже было жарко. Ангелина надела легкие светлые джинсы и льняную сорочку местного производства, взяла в руки сумочку и у лифта столкнулась с Надей, поджидающей ее.
   -Ты вниз, попрощаться хочешь? - спросила она у девушки.
   - Вот, водички вам в дорогу приготовила, - весело отозвалась та, показывая пакет с бутылочками. - Положила сладкую и чистую, прямо из морозилки. На обратном пути растает, будет в самый раз. Отнесу в машину.
   Ангелина кивнула, и обе спустились вниз, к заказанной машине ярко-желтого цвета.

***

   За окнами такси давно промелькнули Византийская крепость на вершине горы, апельсиновые сады и банановые плантации у подножия Торосских гор, длинные песчано-галечные пляжи. Неописуемой красоты виды, открывающиеся с каждым новым витком серпантина горной дороги, сегодняшним утром совсем не прельщали Ангелину. Она раздумывала, не рассказать ли Марку в последний момент о своих подозрениях, но решила не делать этого, пока не убедится сама.
   В аэропорту разговор тоже не клеился. Все трое поглядывали по сторонам на обычную сутолоку перед регистрацией и заполнением деклараций, и каждый думал о своем, отделываясь вслух ничего не значащими замечаниями. Когда через полчаса вынужденного ожидания было объявлено, что по метеорологическим причинам рейс на Москву задерживается на час, Марк не выдержал. Говорить о чем-то личном в присутствии безопасника не хотелось, поэтому он предложил Ангелине отправляться домой. Таксист не будет ждать вечно, а погодные условия в Москве могут задержать рейс и дольше. Ангелина на удивление быстро согласилась. Она сдержанно попрощалась с Марком, тепло улыбнулась Сергею Вадимовичу и выпорхнула из здания аэропорта.
   - Ты что-нибудь понимаешь? - прервал Марк молчание, установившееся после ее ухода.
   - Пока нет, - медленно произнес безопасник. - Но у меня дурные предчувствия. Такое впечатление, что твоя красотка снова что-то задумала. Кстати, она не спрашивала, куда делся Славик?
   - Вроде нет, - протянул Марк. - Спросила, все ли дела улажены, и даже не поинтересовалась судьбой денег из сейфа. А ведь это в какой-то мере ее приданое. Учитывая, что она собирается открыть свое дело, деньги ей будут нужны позарез.
   - Значит, сейчас ее занимает нечто более важное, чем деньги. И я хотел бы знать, что именно. Давайте поднимемся на второй этаж, оттуда видна парковка. Посмотрим, как она будет отъезжать.
   Они поднялись эскалатором на этаж выше и подошли к стене из тонированного стекла. Отсюда было прекрасно видно, как Ангелина торопливо прошла по площади, заполненной автобусами, машинами и тележками с грузом, нырнула в подземный переход под пластиковым навесом и появилась уже с другой стороны, на стоянке машин, где ждал шофер. Оба с интересом наблюдали, как она разговаривала с водителем заказанного такси, потом достала что-то из машины и переложила в сумку. Буквально через несколько минут она села в "долмуш", судя по надписи на переднем стекле, направляющийся в центр Антальи. Такси осталось стоять на месте, а шофер не спеша направился в маленький бар напротив, очевидно, под прохладу кондиционера.
   - Становится все интереснее, - безопасник так выразительно поглядел на Марка, что тот отреагировал почти мгновенно.
   - Серега, иди сдай билеты, мы полетим чуть позже, когда уладим здесь все дела.
   - Есть, шеф, - облегченно воскликнул безопасник. - Я мигом. Вы пока за водилой присмотрите, думаю, он сообщит нам что-то интересное.

***

   В баре, под прохладой кондиционера, было многолюдно. Похоже, сюда стекались водители, которые не хотели торчать на парковке - через стеклянную стену и отсюда было прекрасно видно клиентов. Марк протиснулся к стойке между двумя грузными мужчинами, обсуждающими, насколько хватало знаний его языка, последние спортивные новости. Он заказал цветочный чай - местную достопримечательность - и исподлобья стал наблюдать за ничего не подозревающим шофером. Тот, видимо, был здесь не в первый раз, потому что уже нашел двоих знакомых собеседников.
   Минут через пятнадцать в бар заглянул безопасник. Обычно спокойное лицо Сергея Вадимовича показалось Марку крайне взволнованным. Он поспешил к выходу.
   - Есть новости, - выпалил безопасник. - Звонили ребята из Москвы, дело Виктора Дегтярева отправили на доследование - обнаружились новые факты.
   - Какие? - отрывисто спросил Марк.
   - Подозревают отравление каким-то мудреным препаратом, по-русски и не выговоришь, сбросят отчет медэксперта по интернету.
   - Час от часу не легче, - протянул Марк.
   - Это еще не все, видимо, нам стоит вернуться в Аланью, потрясти няню Надю, - прибавил Сергей Вадимович. - В отравлении Виктора подозревают некую Сухорукову Александру Ивановну, 1985 года рождения, которую он незадолго до смерти прописал в свою квартиру как совладельца.
   - Это ту дамочку, на которой он женился?
   - Она самая, я вам докладывал. И самое интересное - когда я обыскивал квартиру, в которой Владислав держал няню с ребенком, то в его вещах я нашел паспорт, угадайте с трех раз, на чье имя он был оформлен?
   - Причем здесь няня? Серега, ты мне не загадки загадывай, а факты давай, - вскипел Марк.
   - Паспорт на Сухорукову Александру Ивановну! На фотографии блондинка, чем-то напоминающая Надю. Не зря этот Славик держал у себя документы, кто-то ему здесь помогал, и если это была няня, то все сходится!
   - Что ж сразу не сказал?
   - Хотел вернуться в Москву, уточнить кое-какие детали, я же не знал, что ее в убийстве подозревают, - стал оправдываться Сергей Вадимович.
   - Ладно, берем за жабры шофера и отправляемся обратно. Пока Ангелина болтается по городу, мы поговорим с этой загадочной няней. Кстати, кто ее для ребенка рекомендовал?
   - Покойный Красавчик.
   - Да, - только и смог вымолвить Марк. - А каша-то крутая заваривается.
   - Секундочку, - прервал его безопасник, - на вызов отвечу. Он вытащил сотовый и буркнул: - Слушаю. Да, я.
   Видимо, говоривший в чем-то настойчиво убеждал, но безопасник гнул свою линию:
   - Толик, ты же знаешь, меня мало печет, понесет или нет преступник наказание. Он должен моему клиенту большую сумму, если я получаю назад деньги, то сдаю его тебе с потрохами, как и было договорено. Остальное - твоя забота. Да, расписка о том, что он одолжил у моего клиента энную сумму у меня на руках, заверена нотариусом задним числом, надо только получить доступ к счетам. Предупреждаю, если с этим козлом подсуетишься, можешь получить не только комиссионные, но и дополнительный презент по этому делу - ту самую роковую даму. Что? Почти уверен, через несколько часов буду знать точно, тогда и сообщу. Согласен? По рукам.
   Сергей Вадимович отключил сотовый и улыбнулся:
   - Похоже, мы на правильном пути, шеф. Только что решился вопрос возврата денег, украденных Славиком, в обмен на его собственную персону.
   - Пообещал им няню в довесок? - усмехнулся Марк. - любишь ты торговаться, Серега, тебе бы в Турции жить.
   - Мне и в Москве хорошо, - рассмеялся безопасник. - Но Турция - тоже неплохо. По крайней мере, здесь официанты, продавцы и водилы все по-русски шпрехают. Пойду поболтаю с шофером.
   Через пять минут Сергей Вадимович и шофер вышел к Марку на улицу.
   - Шофер ничего толком не знает, - признался он. - Ангелина подошла к машине, попросила достать бутылку воды из пакета, который она прихватила из дома и велела ее ждать здесь, пока она пробежится по магазинам. Обещала оплатить по тройному тарифу, если шофер дождется ее возвращения.
   - Идем посмотрим пакет, - распорядился Марк.
   Они двинулись к машине, а потом пару минут разглядывали бутылки с газированной водой, оставшиеся в пакете. Лед в них уже начал таять.
   - По-моему, она просто захватила с собой в дорогу холодной воды попить, - наконец предположил безопасник. - Другой версии у меня нет.
   - Тогда бери на прокат машину, поедем обратно, - решил Марк.
   Он повернулся к шоферу и приказал дождаться Ангелину и доставить ее домой в целости и сохранности.
   - Водичку с собой возьмем, - заявил безопасник, забирая пакет, - пока хозяйка вернется, все равно что ослиная моча будет на такой жаре, а нам в дороге сгодится.
  -- Глава 36. Причины любви или любовь без причин?
   Ангелина вернулась в аэропорт часа через три. Она выглядела усталой, но довольной. Почти упав на переднее сиденье, она протянула руку к пакету, лежавшему сзади. Он был пуст.
   - Вы выпили воду из бутылок? - обратилась она к шоферу.
   - Нет, - отрицательно помотал он головой. - Два господина, с которыми вы приехали, забрали их с собой.
   - Два господина? - озадаченно спросила Ангелина. - Ты уверен, что это те самые люди, с которыми мы сюда ехали, я правильно поняла?
   - Госпожа поняла правильно, - закивал шофер. - Те двое, которые ехали с нами из Аланьи, забрали бутылки с собой. Один из них, который пониже ростом, сказал, что пригодятся в дороге.
   - Странно, - пробормотала Ангелина. - Их же в самолет все равно с бутылками не пропустят...
   - Нет самолет, - замахал руками шофер. - Господа брать машину напрокат.
   - Что? Что?! Они не полетели? - Ангелина выхватила сотовый и набрала номер Марка.
   - Абонент находится вне зоны досягаемости, - прошелестел автоматический голос.
   "Слава Богу, - у нее на минуту отлегло от сердца. - Значит, шофер действительно что-то напутал, они уже в самолете, потому и мобилка не отвечает. А если не напутал, если они все-таки по какой-то причине не полетели? Тогда любой из них может выпить воды из бутылки... Что же я натворила! Почему не выбросила сразу эту гадость? Но у меня должны были быть доказательства, что вода отравлена..."
   - Возвращаемся в Аланью, - скомандовала она шоферу. - По дороге внимательно смотри, не видно ли будет где аварии. Если увидишь, тут же останавливайся!
   Пока машина выруливала с автостоянки она все набирала и набирала Марка, но его номер отвечал долгими гудками.

***

   Машина, которую арендовал безопасник, не доехала до Аланьи каких-то полсотни километров. Водитель затормозил возле бежевой "Тойоты", которая съехала в кювет перед самым подъемом на горный серпантин. Издали казалось, что машина не повреждена, а просто пассажиры решили остановиться и отдохнуть. Водитель лежал, обнимая руками руль, а пассажир откинулся на переднем сидении назад и, казалось, задремал...
   Ангелина первой подбежала к машине. Рванув на себя правую переднюю дверь, она трясущимися руками дотронулась до лица Марка. Вроде бы жив, но...
   Она выхватила сотовый, но тот, пискнув, замолчал - сел аккумулятор. Подбежавший водитель с готовностью протянул свой. Ангелина отрицательно покачала головой:
   - Звоните лучше вы, вызывайте доктора, вас быстрее поймут! Объясните, что у человека сердечный приступ или солнечный удар, говорите, что хотите, лишь бы они быстрее приехали! Страховка есть, кроме того, я оплачу любые дополнительные услуги. И скорее, попросите их приехать как можно скорее!

***

   ...После того, как Марк и Сергей, которым доктор уже разрешил вставать, удобно расположились в мягких креслах уютной гостиной, Ангелина, по их настойчивому требованию, согласилась рассказать "все".
   - Когда я узнала от водителя, что вы, вместо того, чтобы отправиться в Москву, помчались назад в Аланью, да еще прихватив бутылки, куда Надя добавила лекарство, вызывающее временную потерю сознания при резком повышении давления, то чуть не сошла с ума от беспокойства, - призналась она. - Судя по всему, этот прохладительный напиток предназначался моему шоферу или мне.
   - А когда ты догадалась о том, что Надя замешана в похищении? - поинтересовался безопасник.
   - Уже после того, как вы разделались со Славиком. Предчувствие какое-то сработало или интуиция. Мне почему-то показалось странным, что мальчика похитили вместе с няней. К тому же, Славик Надю знал - Дениска с ним когда-то поздоровался на детской площадке, как со знакомым, и Славик подтвердил, что знает его - видел, как он гулял с няней. Когда Славик их якобы выкрал и надолго оставил одних в пустой квартире, Надежда даже не попыталась как-то дать знать о том, где они. У нас в комплексе круглосуточная охрана, можно было выбить окно или придумать еще что-нибудь. Кроме того, Славик подозрительно легко попал в дом, минуя ту же охрану. А ведь везде на лестницах стоят камеры. Я уже тогда подумала, что ему помог кто-то, кто ориентируется на месте. И еще - Славик косвенно обвинил меня в смерти Виктора. Мол, он все, что имел, перевел на меня, но когда ему показали фотографии меня с Марком, он женился на своей старой пассии. Перерывая вещи Нади, я натолкнулась на несколько таких фотографий.
   - Почему же ты не поделилась своими подозрениями со мной, а наоборот, отправила меня в Москву? - возмутился Марк.
   - Тебе нельзя волноваться, - перебила Ангелина. - Ты же слышал, что сказал доктор. Спокойствие, только спокойствие!
   - Это, по-моему, не доктор, а Карлсон сказал, - проворчал Марк.
   - Все равно помолчи, говорить буду я, - улыбнулась Ангелина. - Все просто, удачный план, разработанный моей гувернанткой Надей и Владиславом, мужем Вали, не сработал. Надя после ареста Славика осталась без средств. У нее было два выхода: либо попытаться увлечь Марка, чем она безуспешно занималась всю неделю у бассейна, либо уничтожить меня физически. Несчастный случай, произошедший со мной дома, неизбежно вызвал бы расследование и массу вопросов, прежде всего к ней самой. А вот автокатастрофа - прекрасный повод свалить все на местные дороги. Чтобы спровоцировать аварию, нужно было всего-навсего дать человеку, который будет за рулем, препарат, резко повышающий, к примеру, давление. Как его дать - проще всего ввести препарат шприцем в бутылочки с водой. Таким образом, я подозреваю, был убит и Виктор.
   - Это действительно так, - подтвердил безопасник. - Мне уже звонили из Москвы, дело о смерти Виктора получило новый оборот.
   - Надеюсь, его доведут до конца, - отозвалась Ангелина и продолжила: - Надя, вероятно, слышала, или сама догадалась, что заказывать мини-автобус "долмуш", который работает с шести утра до 12 ночи, мы не станем, потому что, чтобы добраться из Аланьи в Анталью, да еще с учетом отставания московского времени на один час, нужно выехать на час раньше. Значит, остается два варианта - заказать такси, либо арендовать машину. Она не знала, каким вариантом мы воспользуемся, очевидно рассуждала так: если заказываем такси, можно вынести воду шоферу, если за рулем буду я, значит, положить водичку мне с собой. Почти все магазины открываются не раньше 9:30, это она учла, вот и положила в пакет несколько бутылок - сладкую, минералку и не газированную, то есть, на любой вкус. Причем в маленьких расфасовках, чтобы выпили и выбросили бутылку. Тогда вообще концы в воду.
   - А если бы мы решили все вместе попить водички прямо с утра, и в аварию попали бы все, а не только ты и шофер? - вмешался безопасник.
   - Воспользоваться водой мы могли только на обратной дороге, потому что вода была предварительно заморожена в холодильнике. Во-первых, это удобно и не вызывает подозрений - мы часто так делали, а во-вторых, прекрасно скрывает следы прокола от шприца, которым, скорее всего, ввели лекарство.
   - А если бы воду не выпил бы никто?
   - Она придумала бы еще что-нибудь, какой-нибудь несчастный случай в бассейне или в ванне, - голос Ангелины дрогнул, она вспомнила про жуткую смерть Вали.
   - Ты поступила очень опрометчиво, - вставил Марк. - Достаточно было просто уволить эту ведьму, и все.
   - А что прикажешь делать, - огрызнулась Анеглина, - у меня были только подозрения. Если бы я рассказала вам о них, вы же первые и подняли меня на смех, что не так? Мне нужны были доказательства, и я их получила. Проводив вас, я поехала с бутылкой воды, в лабораторию, чтобы ее проверили на наличие примесей. Если бы я не спровоцировала это покушение, вызвавшись провожать вас в аэропорт, вывести ее на чистую воду возможность еще долго могла не представиться. И она висела бы над нашей жизнью дамокловым мечом, независимо от того, уволила бы я ее или нет. За сына не боялась - она бы его не тронула, он ей нужен. Ну, откуда я могла знать, что вы сойдете с рейса, да еще умудритесь напиться этой проклятой воды?
   - Не отрицаю, твоя помощь оказалась очень кстати. Мы выпили воду из бутылок почти одновременно, и если бы не умение Сереги, который остановил машину буквально на автопилоте, то метров через сто слетели бы в пропасть. И все-таки, ты не имела права так рисковать, надо было рассказать о своих подозрениях, мы бы что-нибудь придумали, - повторил Марк.
   - Ну, что могут сделать двое мужчин с хорошенькой искренней девочкой, какой представляла себя Надя? Вы бы принялись уверять, что мне всюду мерещатся ужасы, а ужас был как раз у нас под носом.
   - Я вот только не совсем понимаю, - честно признался безопасник, - какую выгоду она получала, устранив тебя? Денег-то, которые украл Владислав из сейфа, у тебя не было. Как она могла их получить?
   - Я пришла к мысли, что Надя и была той самой женщиной, с которой расписался после развода со мной Виктор, просто нанялась ко мне под чужим именем. Сам же говорил, что достать любые документы сейчас не проблема, были бы деньги. Я ее тоже не сразу узнала, видела всего один раз мельком в нашей квартире, когда меня выставляли за дверь. После моей смерти она надеялась взять опекунство или усыновить Данилку вместе со всем наследством.
   - А ведь и я ее не узнал, - задумчиво проронил Марк. - Видел с Виктором лет пять-шесть назад, но тогда она выглядела по-другому - пухленькая блондиночка со светлой кожей. А теперь худая, с черными волосами и загорелая, как цыганка.
   - С нынешней косметикой это не проблема, - заметила Ангелина.
   - По имеющимся сведениям, она и на Красавчика работала, - добавил Сергей Вадимович, - досматривала состоятельных неизлечимо больных, у которых отсутствуют родственники. Таковых, судя по всему, Василий Петрович отслеживал давно, еще со времени работы в милиции.
   - Прекрасно разработанная схема не учла лишь три момента, - добавила Ангелина.
   - И какие же? - удивление в голосе безопасника заставило Ангелину лишь улыбнуться.
   - Марк не поддался на ее чары - это первая неудача. Вторая - я догадалась, кто она. И последнее - она не знала, да и не могла знать, что у Данилки есть живой отец, который не позволил бы ей оформить опекунство.
   - И кто же этот, с позволения сказать, свалившийся неизвестно откуда живой отец? - саркастически осведомился безопасник.
   - Серега, - вмешался Марк, - тебе первому разрешаю нас поздравить: Данилка - мой родной сын, а Ангелина - моя будущая жена
   - Но... как же так... родной сын, - растерялся вечно невозмутимый Сергей Вадимович. - И вы скрывали!
   - Это была не моя тайна. Но как говорится, все тайное когда-нибудь становится явным, - рассмеялся Марк. - Наша команда, тем не менее отработала на отлично: Ангелина помогла раскрыть убийство Виктора, Вали и покушение на нас. А ты спас ее и моего сына от маньяка-убийцы.
   - Ну, положим, при захвате Славика я только отвлек внимание, - тут же запротестовал безопасник. - Я даже не мог предположить, что такой хрупкий Ангел в буквальном смысле слова даст по голове умудренному опытом авантюристу. Вот что значит любовь матери! Но если все вопросы решены, думаю, мне можно удалиться покурить и обдумать услышанное, - усмехнулся безопасник. - Можно и билеты заказать домой, мы ведь теперь летим все вместе? - уточнил он.
   - Вместе, - одновременно ответили Марк с Ангелиной и счастливо рассмеялись.
   Едва Сергей удалился, Ангелина обратила к Марку смеющейся взор:
   - А теперь, когда мы одни, признавайся, с кем это ты прощался по телефону в "Блефе"?
   - Прощался? В "Блефе"? - удивился Марк.
   - Кому ты говорил: "И я вас тоже целую"? Кто у тебя в сотовом обозначен инициалами К. П.?
   - Клара Павловна, - недоуменно протянул Марк, - а что?
   - Клара Павловна! - захохотала Ангелина. - А я-то из-за этого чертового звонка скачала файлы из твоей мобилки вместе с паролями от сейфа! Вот дурочка!
   - Ревнивая дуреха, - подтвердил Марк.
   - А скажи, "жучок", который ты поставил у меня в квартире, все еще на месте?
   Марк посмотрел на сверкающий кулон на ее шее и счастливо кивнул.
   - Я забыл тебя предупредить, что "жучок" находится в оправе, - с виноватым видом признался он.
   - Значит, все твои подарки были только ловушкой для Славика? Театр для отпетого мошенника и женоубийцы?
   - Ну, почему же? Обручальное кольцо самое настоящее, без обмана. Что касается кулона, бриллиант в нем - прекрасная работа наших новосибирских партнеров, к тому же отличная реклама моей фирме. Оправа изготовлена у лучшего ювелира Москвы. Вот организуешь свой бизнес, можешь носить и заодно привлекать клиентов. Буду платить тебе процент от выручки, - пошутил Марк.
   - То есть, бриллиант изготовлен из чьих-то волос? - на всякий случай уточнила Ангелина, поглаживая камень.
   - Угадала.
   - Из чьих?
   - Да какая разница? Главное, что выглядит на твоей шейке просто царственно.
   - Ты не ответил на мой вопрос - чьи волосы использовались для создания бриллианта? - настойчиво повторила Ангелина.
   - Мои. Отросли за несколько месяцев, пока был в клинике и санатории, не пропадать же добру, - нехотя признался Марк.
   - И ты хочешь в ответ получить мою искреннюю благодарность за этот дар любви?
   - Будет достаточно, если за успехи в спасении ты увенчаешь меня лавровым венком победителя, как Юлия Цезаря, - отшутился Марк.
   - Юлий Цезарь носил лавровый венок, чтобы скрыть начинающуюся лысину, тебе это пока не грозит, к чему же портить благородное дерево?
   - Ну, ты и стервочка! - прошептал Марк, прикоснувшись губами к нежным векам. - И угораздило меня полюбить такую!
   - У меня были хорошие учителя и щедрый спонсор, - отозвалась Ангелина, подставляя ему губы для поцелуя.
  
   26.06.2007-13.02.2009
   No Copyright Крестьянова Елена Геннадиевна (vitalena@gmail.com)

Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"