Белозерцева Кристина: другие произведения.

Пестрая бабочка 3.4. Серебряный гамбит. Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  Глава 6. Мистрэ Салли Клиф
  
  Утром сержант Сквоззи сердечно попрощался с нами, накормил завтраком и выделил пять человек, включая вчерашнего Тофа - проводить, чтобы на въезде в Серебряный город со стражей не возникло проблем, а заодно передать официальное письмо о расторжении контракта. Путь стал совсем мрачным, как только мы оказались в пригороде. Тянулись вдоль дороги заброшенные дома, забитые окна, ни голоса человека, ни лая собаки. Гнетущая тишина. Господа гвардейцы почти все время молчали. Логично. Вместо парадного въезда в главные ворота в качестве спасителей, они тащились продрогшие, в маскарадных костюмах и в сопровождении непонятных наемников, еще и потеряв треть отряда по дороге. И, разумеется, они не могли не обдумывать: что же именно тут происходит? И почему все пошло не по плану? Но поговорить по дороге возможности не было, так что догадки приходилось оставлять при себе.
  Провожающие нас наемники, во главе со все тем же Тофом, тоже были не в духе. Никому не хотелось подъезжать близко к городу, в котором уже начала вовсю хозяйничать смерть. Лошади хлюпали по грязным лужам, оставшимися после вчерашнего ливня, и разделяли всеобщее уныние. Даже караванов с беженцами больше почти не попадалось навстречу.
  Как выяснилось с утра, застава наемников располагалась не в чистом поле, а на окраине так называемого "Перекрестка", неогороженного стенами поселка в предместьях полиса. Тракт здесь разделялся на три дороги: центральная сохраняла направление в сторону самой Аргентерии и была, судя по картам, самой широкой, когда-то вдоль нее даже поставили фонари - Аргенси были богаты и любили это демонстрировать. Направо через лес шел путь до сателлита Ортинари, до него от Перекрестка было ближе всего, и там расположилось большое торжище, куда сходились торговые потоки со всех пяти городов полиса. Налево от центральной отходила дорога на Виор - местный сельскохозяйственный центр, расположенный на берегу живописного озера и окруженный ухоженными садами. Севернее находились еще промышленные Свелл и Келлис. Насколько оправдывала себя такая специализация сателлитов экономически в лучшие времена - судить не берусь, но дома и многочисленные трактиры и лавки вдоль дороги после Перекрестка выглядели весьма благополучно, не смотря на серый цвет камня, из которого они были в основном построены. Вернее, выглядели бы, если бы не большое количество заколоченных дверей и ставней. Как скоро может обезлюдеть большой город в случае опасности эпидемии? Быстро, очень быстро. Мы телепортировались уже внутрь карантинной зоны, и к счастью, не были вынуждены любоваться на давку на выезде из нее. Наверняка, маги и клирики просто не могут проверять здоровье людей с той же скоростью, с какой они прибывают, а значит, лагеря беженцев вдоль дороги и все сопутствующие прелести жизни, вроде еды и воды втридорога, массы всяких нечистых на руку людей и нелюдей. Мутная вода для многих - повод порыбачить. Невольно вновь вспомнилась давешняя падальщица. Эх... Кто-то там еще бродит по этим улицам из темного камня. Высший, а? Ну-ну. Ощущение тянущего вперед поводка возвращалось время от времени, что было еще одним поводом для беспокойства.
  После обеда впереди, наконец, замаячили серые стены самой Аргентерии, скрытые отчасти деревьями. На въезде мы попрощались с парнями Сквоззи и благодаря их объяснению со стражей спокойно проехали за стены. Формально, задача была почти выполнена - доехать, мы доехали.
  За стенами все было еще хуже. Те же закрытые лавки, опущенные ставни на окнах и забитые двери, а на улицах - ни бездомной собаки, ни птицы. Жители, кто затаился и молчал, кто наоборот пил и гулял, как последний раз в жизни. Возможно, именно так оно и было. Возле фонтана пьяно и заливисто хохотали две девицы в дорогих платьях их яркого бархата с неприлично распущенной шнуровкой. Первая сделала большой глоток прямо из узкой бутылки синего стекла и передала сосуд второй. Размазанная от слез косметика и покрасневшие глаза подсказывали, что это истерика, а не веселье. Мы не стали останавливаться. Дальше в подворотне два мужика тискали кого-то, и я даже не разобрала - парень это или девушка: видела только порванный рукав белой тонкой сорочки. Еще через два квартала, когда мы выехали на набережную, стражники вязали кому-то руки, а рядом на мостовой из того же серого камня в растекающейся луже крови лежало тело бородатого толстяка с ножевой раной.
  На миг мелькнула безумная мысль: попросить помощи у ангела. Смог бы Андрэ совершить чудо и очистить город от демонов и умертвий? Что-то подсказывало мне, что да, мог бы. Гнать такие идеи надо, да побыстрее.
  Хотя, знаете, если оглядеться, несколько месяцев назад, это наверняка был красивый город. Набережная сковала реку, рассекающую Аргентерию на три неравные части, гранитными оковами, и дома на противоположной стороне стояли вплотную к воде, выстроенные по одной линии и впритык друг к другу. Три-четыре этажа, включая мансарду, узкие будто взлетающие крыши из темно-коричневой черепицы. А еще везде над домами - высокие декоративные башенки, протыкающие серое небо стремительными чернеными и высеребренными шпилями, и будто соревнующиеся друг с другом в их длине. На одних - часы, на других флюгеры или затейливо окованные фонари. Наверное, красиво тут по вечерам, когда зажигается иллюминация и все это великолепие отражается в воде.
  Аргентерия - не только город серебра, это город камня и металла, которые добывают в горах чуть севернее, город шпилей и каминных труб, город огней и кованых мостов. Георг заметил, что я совершенно неаристократично верчу головой по сторонам, поравнялся со мной и рассказал, что заинтересовавшие меня башенки - для наблюдения за фейерверками, которые в лучшие времена герцог устраивал в конце каждого месяца. Было время, когда полис работал, как один отлично налаженный и хорошо смазанный дварфийский механизм, из которого теперь под свист пара вылетали последние закрепленные шестеренки. Вековой уклад пошел прахом, и взрыв был только вопросом времени.
  Вообще изо всех сопровождающих Ги держался со мной наиболее тепло, настороженность, конечно, не пропала совсем, однако, теперь ее здорово разбавляло любопытство.
  - Часто бывали тут раньше, виконт Левьер? - поинтересовалась я.
  - Приходилось по семейным делам. А вы, как я понимаю, впервые? Да, неудачное время для экскурсий, увы. При более приятных обстоятельствах я бы с удовольствием показал вам город.
  - Не всегда получается выбирать обстоятельства. Зачастую, они сильнее нас.
  - Вы о поездке? - чуть вздернул бровь Ги, понижая голос. - Или о вашем... недопонимании с виконтом Селеретто? Ничего, что я напрямую спрашиваю?
  О как. В лоб без намека на реверансы. Этот парень мне определенно нравится.
  - Ваш капитан сам не знает, чего хочет. В этом на мой личный взгляд его основная проблема. Хочет он быть сыном своего отца? Каким-то там наследником чего-то? Мужем графини Шатт? Королевским защитником? Или же это все его тяготит? Спросите его как-нибудь во время совместного ужина, виконт, может, вам он ответит.
  - А вам?
  - А мне он вчера губу разбил, причем, на глазах шестерых гвардейцев, и сделал это с откровенным удовольствием. Это все, что нужно знать, о его отношении ко мне.
  Виконт Левьер бросил на меня короткий острый взгляд искоса.
  - Считаете, вы это заслужили? Если объективно?
  Я посмотрела на удушливо низкое небо, на реку, несущую куда-то свои свинцовые волны, и почему-то захотела быть честной.
  - Вероятно, да, заслужила, впрочем, это не сильно меня волнует.
  Он промолчал, поэтому пришлось продолжать снова мне.
  - Не считайте меня чудовищем, виконт, я просто старше вас. А крайний год дался мне весьма нелегко. Некоторые события не проходят бесследно, понимаете. Сейчас вопросы, кто кого больше обидел в прошлом, кажутся мне достойными подростков.
  - Считаете Леонарда подростком? - чуть помедлив, уточнил Ги.
  - В чем-то все мужчины - дети, - пожала я плечами, - не в обиду, так считают все женщины. А желаете убедиться в этом самостоятельно, попробуйте убедить своего друга собрать вещи и после обеда вернуться домой. В Дайсар. И послушайте, что именно он вам ответит.
  Георг одарил меня очень внимательным взглядом, но ответить ничего не успел: мы вывернули на более широкую улицу, на которой своего товарища догнал Клод. Так что беседа увяла сама собой.
  На площади, называющейся отчего-то Площадь Тишины, мы полюбовались помещением местной тюрьмы очень необычного для этих мест вида: длинное четырехэтажное здание выстроено из темно-красного кирпича, а окна - прямоугольные и забраны почерневшими от времени решетками. Табличка на стене кроме названия "Тишинская тюрьма" содержала только дату постройки: 723 п. и. - "После Империи", датировка принятая в Ойкумене. Не дварфийская постройка, но и не местный архитектор - вон, никаких украшений или барельефов. Перед зданием на самой площади рабочие споро готовили виселицу, за этим из прочной железной клетки наблюдало мрачное существо в драном балахоне, похоже, гоблин. Оливковая кожа, спрятанное под грязным капюшоном лицо, он сидел в углу, не шевелясь. Кажется, у него предстояло с возводимым шедевром инженерной мысли близкое свидание. На клетке висела криво прикрепленная табличка "Убийца".
  Добро пожаловать в веселый город - Серебряную Аргентерию.
  И вот тут снова случилось оно. То, чего не происходило со мной пару месяцев.
  Сладкое до головокружения, давящее до боли, драгоценное, долгожданное ощущение неправильности... Понять бы еще, из-за чего это оно?
  А в паре кварталов от Тишины мы наткнулись и на первую труповозку. Серая лошадь тащила небольшую низкую деревянную тележку, поскрипывающую всеми осями. Рядом шел пожилой мужчина в светло-оранжевом балахоне жреца Маахве Милосердной и вел конягу в поводу. У него была бледная кожа и синяки под покрасневшими глазами. Или он потерял кого-то близкого, или несколько дней не спал. Тела были укрыты рогожей, но и так было понятно, что их там не меньше десятка. Позади с тележки свесилась, выглядывая из-под покрывала, длинная когда-то каштановая коса с вплетенной в нее ярко синей лентой, сейчас мертвячьи грязной. Вид ее вызвал у меня внезапный приступ жалости.
  Тридцать заболевших, говорил Сквоззи? Это ж как быстро-то она распространяется...
  - Неприятное место, - подал голос Георг, провожая повозку взглядом.
  - Я бы тут лишней секунды не задержался, - вторил Клод, его тонкие ухоженные пальцы чуть нервно теребили бронзовый амулет на шнурке, к которому парень, кажется, преизрядно привык за сутки.
  Само собой, откуда им было видеть подобное? Атмосфера угнетала. Где-то выла собака, изредка доносились издалека чьи-то крики или взрывы пьяного хохота. Но все так же - ни одной птицы, даже ворон нет. Небо нависало и давило тяжестью гранитной плиты. Временами вновь начинал накрапывать дождь, и я в который раз с благодарностью вспоминала сержанта Сквоззи, кутаясь в его плащ.
  А еще поглядывала изредка на спрятанный в вырезе рубахи талисман охотника на демонов, иногда он чуть мерцал, но не светился. Может, все еще и обойдется. Однако же, стоило прояснить тот самый вопрос, который я только что задавала Георгу.
  - Как только доберемся и получим деньги, - проговорила я, поравнявшись с Лео, - вам лучше уезжать. Сразу. У вас же есть на этот случай телепорты, да?
  - А ты? - спросил виконт, мрачно оглядывающийся по сторонам. - Желаешь задержаться здесь в одиночестве?
  - Моя работа еще не закончена, - пожала я плечами.
  - Сколько времени это займет?
  - Дней пять, семь - это если все пойдет хорошо.
  - Пять дней... А мы сейчас - твоя охрана, у троих еще на эти самые пять дней иммунитет. Так что мы с Клодом и Георгом останемся, - это решение шло вразрез с разговором, который я подслушала накануне, зато полностью подтверждало мое мнение об умственных способностях этого упертого идиота!
  Вот что заставило его изменить мнение на сей раз?
  - Это крайне неразумно, - я попыталась выглядеть равнодушно и только плечами пожала.
  Он в точности повторил мой жест.
  - Мы же должны вернуть тебя назад живой. Помнишь, что говорил архимаг? Твоя жизнь не менее важна, чем наш груз.
  - Да я даже из здания гильдии выходить не собираюсь! - опрометчиво предположила я, что имею представления о собственных планах на ближайшее будущее.
  Будущее в ответ мерзко захихикало. Виконт тоже коротко невесело хохотнул.
  - Крис, а как ты потом собираешься отсюда выбираться? Свиток-то для возврата у тебя есть?
  Язык прикусила, чуть не ляпнув на голубом глазу - телепортом. Порталы-то вокруг зоны эпидемии закрыты, только свитки с королевским и могут работать, какими раненые гвардейцы ушли. И ведут они на всякий пожарный случай - в карантинную часть госпиталя в Дайсаре. Иммунитет, не иммунитет, а вещи придется сжечь или продезинфицировать, прежде чем выходить на люди.
  - Так оставь один мне, - пожала я плечами, - а сам уходи.
  - Я, пожалуй, задержусь. Хочу удостовериться, что все здесь пройдет... штатно.
  Упертый идиот. Переупрямить его было невозможно. Пусть делает, что в голову взбредет.
  Не. Мои. Проблемы.
  "Он только начал наблюдать за тобой, - протянул Шепот, - и уже увидел многое. Теперь он желает большего. Видишь, даже сейчас, пока вы просто едете бок о бок, он то и дело поглядывает на тебя искоса. Будто бы его грызет какой-то вопрос, спросить ответ на который он не решается. И это не раненая гордость, о нет, это не "почему ты меня бросила?", а что-то иное. Что-то, что волнует его гораздо больше. Леонард тянет время, оставаясь с тобой даже в зараженном городе, желая дождаться момента, когда он сможет задать этот вопрос".
  Да с чего ты взял?
  "Эмпатия. Тебе стоит прислушиваться к тому, чем тянет из открытой форточки".
  В этот момент передо мной так ясно встало лицо дроу, что я вздрогнула. Спорить с Лео не хотелось.
  - Как хочешь, последствия-то - полностью на тебе. Нам, кстати, направо, если я помню карту. Местное отделение гильдии за следующим поворотом.
  Мы добрались без приключений до трехэтажного облицованного мрамором здания со все той же семиконечной звездой над воротами. Когда на входе в приемной узнали, кто мы, Онтар Сэрри, главный маг местного отделения, сам поспешил навстречу. На вид ему было лет сорок, самым выдающимся в его облике была борода: белая, пушистая и густая, он зарос ей по самые глаза, скрытые за желтыми стеклышками эксцентричных квадратных очков. Длинная темно-фиолетовая мантия из плотного рондского шелка ничего не говорила о его специализации. Он явно обрадовался нам и даже машинально принялся потирать руки, при этом на пальце его вспыхивал искрами тяжелый перстень с крупным аметистом. Пока все не полетело в Бездну, Аргентерия явно не бедствовала. Панели из темного резного дуба, очень старые на вид, украшавшие стены, и высеребренная по краям лепнина на потолочных плафонах выглядели не менее роскошно, чем шитая серебром и шелком одежда местных магов.
  Я передала мэтру Сэрри темные флаконы с готовым лекарством, и вот тут он чуть замялся. Нужно было проверить на ком-то из заболевших действие перед тем, как начать работу над остальным зельем. В лазарете при местном храме Маахве - буквально перейти через площадь - лежало сейчас уже больше сотни человек, так что в подопытных недостатка не было. Но богиня давала своим адептам некоторый иммунитет, а вот у магов такового не было вовсе. Ставить столь рискованный эксперимент на себе не хотелось даже самому недалекому. Менее недалекие вообще предпочитали более не покидать стен гильдии. Гвардейцы делали лица кирпичом, ожидая решения уважаемых мэтров. Так что через четверть часа они договорились до того, что нужно собрать заседание гильдии и принять общее решение: кому выпадет эта почетная обязанность. Я вздохнула, забрала обратно пробники и пошла в лазарет сама, пообещав привести свидетелем настоятеля храма, кем бы он ни был.
  Этот вариант устроил всех. Тогда же мы и распрощались с тремя из шести гвардейцев, достаточно прохладно, надо сказать. Похоже, парни изрядно устали от дороги, проблем и моего общества и рады были вернуться в столицу, к нормальной жизни. Все трое отдали честь своему капитану и растаяли в серебристых облачках одноразовых королевских телепортов. Ну и прекрасно. Мне же меньше проблем.
  А вот Леонард увязался в храм со мной: похоже, совсем не доверял, или действительно серьезно относился к задаче "стеречь и охранять".
  Площадь была одна из трех самых больших в Аргентерии, как рассказал мне мимоходом мэтр Сэрри. Она называлась Площадь Солнца, благодаря огромным солнечным часам, расположенным прямо перед зданием гильдии. Тучи разошлись, наконец, снова выглянуло солнце, и бронзовые цифры, обозначающие часы в сутках сверкали в его лучах, как драгоценности в королевской сокровищнице. Напротив гильдии располагался самый большой в городе храм. В Ойкумене сейчас так редко строят, обычно выделяют целый квартал, называют его площадью Всех Богов, и ставят все часовни рядом, но тут адепты Маахве содержали еще и городской госпиталь, так что потребовалось отдельное большое здание - даже в храмовых делах проявлялась склонность жителей Аргентерии к специализации. Это была длинная постройка из серого камня, расположенная буквой "Г", примыкающая непосредственно к храму и окруженная парком.
  - И тут маги выпендриваются, - усмехнулся виконт.
  - А?
  - Весь город серый - а эти облицевали стены мрамором. Розовым!
  - И чего смешного?
  - На дорогой бордель похоже в этом окружении. Или на торт глазированный.
  Да я даже отвечать на это не стала. Пусть его.
  Мы пересекли выложенную светлыми плитами площадь с фонтаном и вошли под сень деревьев храмового парка. Дело шло к обеду, и храмовый колокол сообщал об этом всем присутствующим. Любопытно, а чем обычно питаются местные мистики?
  Парк был красивым и ухоженным, ровные ряды деревьев отделяли друг от друга небольшие теплицы и просто грядки с лекарственными растениями. Леонард тоже оглядывался вокруг с изрядной толикой любопытства.
  Что нужно знать о богах? Ну, они есть. Обитают в Эмпиреях. На нижних их слоях, почти явленных, живут разные наяды, нимфы и прочие мелкие божества природы. Выше обитают именно те, кого мы и называем богами. Иногда они вмешиваются в жизнь смертных. Иногда даже активно. У каждого божества свои принципы и кодекс поведения для смертных. Выполняешь - получаешь благословение и вкупе с ним разные приятные мелочи вроде способностей к исцелению, или изгнанию нежити, например. В них не верят, им служат или поклоняются - в зависимости от конкретного божества. А еще выше - собственно место, как раз и называемое Кущами или Эмпиреями. Миры застывшего света и порядка. Оттуда приходят ангелы и прочие существа, питающиеся именно верой. И вот от них лучше вообще держаться подальше. Что такое слепая вера? Это отсутствие критического мышления. А когда его нет, горят на кострах книги и люди, зато плодятся фанатики. Плавали, знаем. Нездоровое, словом, общество получается.
  К счастью, в Ойкумене в основном служат богам со средних Небес.
  Маахве Среброволосая, Маахве Сильваринн, кстати, воплощение милосердия. Одна из самых адекватных представительниц пантеона, позаимствованная людьми чуть ли не у эльфов. Впрочем, я опять отвлеклась.
  Нас встретил настоятель мистрэ Клиф. Совсем молодой еще парень, лет двадцати пяти, с большими серыми глазами и облачком вьющихся светло-русых волос. Чуть вздернутый нос и пухлые губы здорово отнимали его возраст, а вот ранние морщинки вокруг глаз добавляли. Детское лицо, недетское выражение глаз - вот исчерпывающее описание мистрэ настоятеля. Он споласкивал ладони около небольшого садового рукомойника, а рядом с ним обнаружилась корзинка с какими-то травами. Я опознала пушицу, мяту, остальное было прикрыто желтой льняной тряпицей. Вся его светло-оранжевая мантия была в зеленых пятнах, или настоятель много времени проводил на грядках и не обращал внимания на собственную внешность, или рук у них тут серьезно не хватало, и стирка отошла на десятый план.
  - Мэтресса, виконт, - поздоровался он, разобравшись, кто перед ним, - мы ждали вас. Прошу, сюда. Сколько у вас с собой готовых порций?
  - Четыре. Остальное сделаем, когда увидим эффект.
  Мистрэ посмотрел чуть напряженно, отвел взгляд на пару секунд, а потом снова уставился прямо мне в глаза.
  - Понятно. Кого выберете? Самых тяжелых или детей? - прямо спросил он. - Период до кризиса короткий.
  - Детей.
  - Хорошо, - он кивнул, кажется, кажется, испытывая облегчение, что решать в этот раз пришлось не ему.
  Я уже привыкла к подобным... решениям, и больше не испытывала внутренних терзаний. Это не "решение - кому жить, кому умереть", это возможность спасти хоть кого-то. А как выбрать - кого? Иногда он есть, этот выбор, и тогда его стоит делать разумно. Меду жизнями незнакомых булочника и разбойника, я выберу первого, вне зависимости от деталей и их личных качеств. Просто потому что, когда все немного устаканится, булочник будет кормить квартал хлебом, и возможно, этим спасет еще чью-то жизнь, а разбойник, скорее всего, наоборот чью-то отнимет. Если не быть добрым и человечным, не колебаться в таких вопросах - в итоге можно принести больше пользы, как это ни парадоксально.
  Другой вопрос, когда выбирать не из чего, ты понятия не имеешь, что за люди лежат на узких койках. Тогда - "метод тыка" ничем не хуже любого другого, главное, потом не приняться сомневаться - изматывает только.
  Но одно правило. Я должна всегда видеть последствия, чтобы знать, что именно я сделала. Если спасти четверых детишек, а в это время погибнут другие люди, я хочу хотя бы увидеть их лица. Чтобы узнавать их в той веренице теней, которая уже идет за мной попятам. Эрик говорит, что это самоистязание чистой воды. Я называю это ответственностью. Мы никогда не сходимся с ним во мнении по некоторым вопросам.
  Поэтому я прошла по всему госпиталю, вглядываясь в покрытые воспаленными язвами лица. Выбрала двоих братьев близнецов лет по шесть, рыжеволосую девочку чуть старше и совсем маленького беловолосого малыша. Адепты Маахве быстро унесли их в отдельную палату и влили в них по порции. Лео и настоятель следовали за мной по пятам, но не произносили ни слова.
  - Теперь только ждать, - проговорила я, - если через пять - шесть часов станет лучше, значит, все работает. Я пока начну смешивать остальное.
  - Вы, верно... устали с дороги? - участливо спросил мистрэ Клиф, разглядывая все ту же залитую кровью рубашку и мои разбитые губы. - Сложно было сюда добраться?
  - Терпимо, - дернула я уголком рта, хотя на самом деле, больше всего на свете мне хотелось домой, есть и спать.
  - Могу я навестить вас вечером? - чуть помявшись, спросил парень. - Расскажу, как действует ваш элексир?
  - Разумеется. Мы поселимся в комнатах при гильдии. Заглядывайте.
  - Спасибо, мэтресса. Виконт.
  Мы попрощались и двинулись обратно, а адепт Маахве, видимо все-таки решил пообедать. Что ж, нам следовало брать с него пример. Эти несколько дней будут долгими и утомительными.
  - Я наблюдал за тобой. У тебя совсем нет чувств? - проговорил молчащий все это время Лео. - Ни один мускул на лице не дрогнул, когда ты выбирала.
  - Кому бы помогло, если бы я начала дергаться? - парировала я безразлично, насколько могла.
  - Мне, - буркнул он, - я бы меньше сомневался, что ты еще человек.
  Я вздохнула. Что-то все-таки надо делать. С ним.
  - Сейчас мы пообедаем в гильдии, потом мне нужно несколько часов на первую партию. А потом просто необходимо будет отдохнуть. Алхимия - точная наука и не терпит дрожащих рук. Давай посидим вечером, выпьем? Это - достаточно человеческое желание?
  - Хорошо, - кивнул виконт, помедлив секунду, - мне это, пожалуй, тоже нужно.
  Мимо снова проехала труповозка. До госпиталя добирались не все...
  
  Я провозилась до самого заката, колдуя над ретортами и ступками. Лаборатория была не плохая. Далеко не лучшая, из того что я видела, но вполне сносная. Под нее маги выделили половину первого уровня подвала, хорошо, что мне местные выдали мантию, иначе в тонкой рубашке я бы точно уже зубами лязгала от холода. Серые камни пола и стен, никакой отделки, даже в комнате, где хранились книги и свитки. Удивительная беспечность, учитывая, что зимой в сезон дождей тут должно быть довольно сыро. Неплохие перегонные кубы, вполне приличный дистиллятор. Вообще, их три, но два сломаны, с ними возится, переругиваясь, пара мрачных гномов. Мы не мешаем друг другу, даже наоборот, с некоторых пор я очень не люблю оставаться одна.
  Я считаю капли и щепотки, они ковыряются в медных трубках и клапанах. Через некоторое время бородачи разругались окончательно, и для примирения решили перекусить. Я покосилась равнодушно на вытащенную из котомки еду, и с куда большим интересом - на баклагу со светлым пивом. Гномы - братья, мастер Корри и мастер Строн - усмехнулись в рыжие бороды и пригласили присоединиться. А заодно познакомиться и найти нам всем чашки. Я пожала плечами, укрылась вуалью и совершила набег на кухню, откуда стащила три кружки и кусок сыра. После первой - за знакомство, стандартного вопроса по поводу моей расовой принадлежности и "а чё это у тебя лицо разбито?" беседа пошла веселее. Говорливые и шумные, собутыльники оказались прекрасным источником сплетен. Гномы выполняли последний заказ в городе, после чего они намеревались уйти какими-то "своими путями". Проклят, мол, город - столько бед на его правителя свалилось. Сначала заболел маленький сын, по слухам, а может, герцог его подменил на кого-то, Бездна его знает. Но вот уже полгода Аргенси практически не выходит из своего дворца на холме в южной части города, отделенной двумя рукавами реки. Разве что стражей как-то руководит, да налоги собирает. Но так как свято место пусто не бывает, центральный город поделили несколько банд, как лужи после дождя появились какие-то подвальчики и притончики, где можно достать что угодно: от девочки на ночь, до запрещенного артефакта. Владельцу города было решительно наплевать. Так что не удивительно, что началась некрочума, а удивительно, что огонь с неба не пролился. Так что после заката ходить по улицам нужно очень-очень осторожно. Но мне-то с моей тенью, конечно, такое не страшно! Хотя, вообще-то это - магия дроу, что само по себе противно природе. И любопытно, откуда это у меня она вообще?
  Я отшутилась.
  Гномы весьма не любят темных эльфов.
  Эту расу больных на голову садистов никто не любит, если уж говорить откровенно, просто гномы чаще всего с ними сталкиваются. Причем, в замкнутых помещениям, под землей, где на узкой дороге ну никак не разойтись.
  Постепенно пиво и закуска подошли к концу, гномы поблагодарили меня за компанию и пообещали явиться завтра утром - закончить с дистилляторами, а я опять вернулась к работе. Никогда так не делайте. Подходить к алхимическому столу после алкоголя или сильно не выспавшейся - чревато, хорошо еще, что я не смешиваю ничего взрывающегося.
  Когда перед глазами от горящих спиртовок уже плыли цветные огоньки, а голова нещадно болела от усталости, духоты и выветривающегося алкоголя, пришел мистрэ Клиф. И лицо его сияло надеждой.
  - Мэтресса! Простите, но выглядите вы... краше хоронят. Давайте выйдем в сад? Немного воздуха пойдет вам на пользу.
  "На пользу нам пойдет большой стакан коньяка. И четырнадцатичасовой сон", - усмехнулся Лусус.
  "И симпатичный парень, чтобы расслабиться", - добавил Шепот.
  Я отмахнулась от обоих. До ужаса однообразные советы у плодов моей шизофрении, надо сказать.
  - Подождите немного, мистрэ, я почти закончила. Сейчас только смесь докипит положенное.
  Адепт богини милосердия посмотрел на три кружки на столе, но ничего не сказал и присел на стул в углу, аккуратно подобрав полы мантии.
  - Гномы были?
  - Ага.
  - Понятно. Что бы они ни собирали, получается оборудование для пивоварни.
  Я усмехнулась. Мне нравились гномы. Конкретикой во взглядах и основательным подходом ко всему. И да, гномы любили пиво. Это стало расхожим стереотипом и поводом для множества анекдотов и баек. Впрочем, в глаза такие вещи, разумеется, не говорят. Только гном имеет право прикалываться над гномами.
  К тому же "гном" - это общее название нескольких родственных народов, та же история, как с эльфами. Гномы, это - собственно, сами гномы, дварфы, цверги и карлики. Кроме некоторых морфологических различий у каждой ветви есть своя специализация, первые - прирожденные рудокопы и торговцы, дварфы - инженеры, изобретатели и лучшие из всей своей расы бойцы. Цверги - гениальные ювелиры, именно их любовь в золоту и драгоценным камням настолько сильна, что стала стереотипом при описании всех подгорных обитателей, но и подобной красоты создать не может больше никто, а секреты мастерства для них куда ценнее жизни. Карлики же - поголовно "каменные" или "металлические" шаманы. Конечно, все они живут вместе и практически нераздельны. Например, взять самую дорогую отцовскую огнестрельную пару: руду добыли гномы, сработали оружие - дварфы, украсили цверги, а карлики зачаровали на точность и надежность. В итоге стоят эти револьверы, как стальной мост с золотыми опорами.
  Но, так или иначе, все подгорные ребята обожают пиво.
  - Мистрэ, - полюбопытствовала я, закрывая коробочки и флаконы, - вы никогда не задумывались, как вообще наша Ойкумена не скатилась в пучину межнациональных конфликтов?
  Во взгляде молодого настоятеля промелькнул острый интерес любителя философских бесед.
  - По сути, государства создают только люди. Те же подгорные королевства гномов - просто огромные города-дворцы, никто к ним не лезет, а им в большинстве своем не слишком комфортно на поверхности. Вот и получается, что делить нечего.
  - Агорафобия?
  - Не совсем... У них просто есть отдел мозга отвечающий за что-то вроде эхо-локации, слышали такой термин?
  - Серьезно? - изумилась я. - Как летучие мыши?
  - Почти, но гораздо сложнее, они каким-то образом чувствуют не только полости, но даже руду в породе. А люди...
  - Люди - агрессивнее. Но соваться в подземные дворцы - чистое самоубийство, так что статус-кво сохраняется.
  - Вы не любите людей? - усмехнулся Клифф.
  - Да не то чтобы... Я не делаю различий.
  - Интересно услышать подобное от эльфа.
  - Я не эльф, только на четверть, - в тысячный раз покачала я головой, - и если говорить честно, то больше всего мне нравятся орки. В плане общего менталитета.
  Настоятель выразил неподдельное изумление подобной точке зрения.
  - Вы меня разыгрываете, мэтресса?
  - Нет, - я сняла с огня котелок, больше всего напоминающий сосуд для варки кофе, - если честно, самое психически здоровое общество. Ни социального расслоения, ни излишеств. Вы никогда не увидите старого орка, а знаете почему?
  - Воюют много, - пожал плечами мистик, подавая мне полотенце, пока я споласкивала руки после работы.
  - Не угадали, - улыбнулась я, - они просто не стареют, они растут до конца жизни. Ни морщин, ни сопутствующих болезней, представляете? А после смерти - гарантированное перерождение в каком-то из миров, так уж устроили их боги. Благо, миров по их верованиям - бесконечное множество.
  - Воинственные дикари, не боящиеся смерти, это... страшновато.
  - Так, я все. Пойдемте, подышим воздухом. Кажется, за зданием гильдии был вполне симпатичный сад.
  - Да-да, идемте, мэтресса.
  - А орки - никак не дикари, - покачала я головой, - Они нашли для себя ответы на вопросы, которые мучают всех остальных. Вроде, "зачем мы живем".
  - И зачем они живут? - улыбнулся невольно мистик, отвечая на мою улыбку.
  - Потому что это весело. И здорово. Никто не любит жизнь так, как орки.
  - Зато люди изобретают массу всего нового. Я бы сказал, что человечество двигает прогресс! Простите за пафос, мэтресса.
  - Зеленокожие берут от прогресса только то, что им нужно, - пожала я плечами, - например в их школах дети учатся чертить простенькое огнестрельное оружие. Представляете? Не гномское, конечно, и даже не хорошие реплики, но этому учатся все. И представляете, что будет через пару поколений, если у них найдется толковый вождь?
  Он промолчал, и не проронил ни слова, пока мы не обогнули мраморное здание и не вошли в неприметную калитку в ограде, ведущую во внутренний двор гильдии. В саду при гильдии магов Клиф вежливо предложил мне опереться на его локоть и повел в сторону видневшихся оранжерей. Что бы ни хотел он обсудить, прелюдии закончились. Кстати, молодой настоятель изрядно волновался и все время теребил край рукава своей мантии. Что ж, сейчас все узнаем. Хорошо, хоть дождь временно перестал, правда, лужи все так же хлюпали под ногами.
  - Мне бесконечно интересно разговаривать с вами, но давайте перейдем к делам. Сначала про ребят, которых мы начали лечить. Всем четверым стало лучше, - улыбнулся мистрэ, - начальный эффект проявляется от двух до пяти часов. Жар спал, а девочка даже пришла в себя.
  - Это отличная новость, - мы присели на деревянную, потемневшую от времени и влаги скамью в тени разросшейся старой груши.
  Легкий ветерок шевелил пушистые волосы мистика, делая его невообразимо милым. Судьба у меня в этой поездке сталкиваться с мужчинами младше меня.
  - Что мне нужно засвидетельствовать, чтобы подтвердить результат, мэтресса?
  - Подпишите бумаги у метра Сэрри. Я не помню, что именно, в гильдии должны знать точно.
  - Вы заключали сделку с герцогом?
  - Кажется, да, - кивнула я, - административными вопросами меня не нагружали.
  Клиф немного замялся. Эмпатически я чувствовала все нарастающую тревогу и неуверенность, причины которых не понимала. Ну не считая распространения самой страшной болезни тысячелетия, конечно. Но к этому обстоятельству молодой настоятель должен был уже привыкнуть.
  - Мэтресса... - начал мистик немного неуверенно.
  В этот момент мне за шиворот упала с груши здоровенная капля, и вдруг ужасно захотелось пропустить все этапы вежливости, перейти к делу, а потом как можно скорее добраться до горячей ванны.
  - Зовите меня Крис.
  - Это какое-то звание? Или обращение?
  Я искренне рассмеялась, впервые с того момента, как мы въехали в этот проклятый город.
  - Это имя. Сокращенно от Кристины.
  - А. О, - он улыбнулся, - простите, я не подумал. Мое имя Салли. От Салливана.
  - Давай на "ты", Салли? - предложила я. - Мы сейчас вообще не в той ситуации, чтобы разводить церемонии.
  Он снова замялся и чуть покраснел.
  - Вы знаете... Дело в том... Я не дворянин, - признался он и с некоторым вызовом посмотрел мне в глаза.
  И чего он ожидал? Какой, интересно, реакции? Высокомерия? "О, ну тогда другое дело! Вести беседы накоротке я согласна - минимум с герцогом!" - так что ли?
  - И? - подняла я бровь. - Какая мне разница, есть ли драгоценные перстни у твоего отца? Я ж не вор.
  Он невольно улыбнулся, еще не совсем уверенный, как реагировать:
  - Не слишком уважаешь традиции, да?
  - Не те, которые мне мешают.
  Небо залилось закатным багрянцем, пробивавшимся сквозь свинцовые тучи: тревожный цвет. Я еще вчера обратила внимание на этот оттенок. Я машинально принюхалась, ожидая уловить сладковатый металлический запах крови, но в вечернем воздухе струился только аромат свежей зелени, да цветов. А вот птицы все так же молчали. Странно. Шелест листьев, журчание воды в фонтане, а птичьего пения нет.
  "Не к добру", - буркнул Лусус.
  "Да ладно, - отмахнулась я, - лекарство действует, добьем дозы и домой, главное - добрались".
  "Поверь мне, своей интуиции".
  "И мне, - вклинился Шепот, - своей циничной практичности".
  - Я хотел с тобой поговорить, - прервал мою внутреннюю беседу Салли, - вернее посоветоваться. Тут происходит кое-что весьма неприятное. А ты - человек со стороны, и явно не замешана ни в чем...
  "А что я говорил!" - возопил Лусус.
  - Продолжай, - предложила я Салли, одновременно мысленно велев заткнуться внутреннему голосу под номером один.
  Но настоятель, видимо, по сложившейся привычке пустил дело кружным путем.
  - Я сначала хотел поговорить с виконтом Селеретто, все-таки, он - мужчина, военный... Но потом передумал, когда увидел, что решения здесь ты принимаешь. К тому же, ехали вы вместе, а... повреждений у тебя больше, это бывает или у жертвы, или у того, кто первым не боится влезть в проблемы...
  - Давай к сути.
  Он глянул остро: отмахиваюсь от него или просто хочу сразу к делу? Остановился на втором варианте и продолжил:
  - Ты могла бы... м-м-м... передать некоторые сведения в гильдию или кому-то из... э-э-э... конторы в Дайсаре.
  - Ты меня заинтриговал.
  Салли наклонился к самому моему уху, так, что я ощутила на шее его дыхание.
  - Некрочума появилась не просто так! - прошептал он. - Прости, если я впутываю тебя в чужие проблемы, но больше мне просто не с кем посоветоваться, а на кону жизни людей! И никто не должен знать, что я тебе это говорю.
  Ага. Опять тайны. А, собственно, доверяю ли я этому пареньку? Первый день знакомы все-таки. Эмпатия подсказала, что да, доверяю. Салли Клиф был искренен и очень встревожен. А что еще хуже, при взгляде на меня он испытывал надежду. Нет ничего более настораживающего, чем смотрящей на тебя с надеждой незнакомый человек. Серьезно. То есть, проблемы, которые сейчас на вас свалятся, никакими штатными методами этот незнакомый человек решить не может. И хорошо еще, если в просьбе фигурирует нечто вроде "долг" и "карты". "Некрочума" и "жизни на кону" - гораздо, гораздо хуже.
  - Рассказывай, - сдалась я, внутренне смиряясь, что, похоже, придется все-таки просить помощи у моих компаньонов.
  Он вздохнул глубоко и начал.
  - Я почти уверен, что изначально некрочума в Аргентерии - это результат употребление траммо. Это такой новый наркотик. Быстрое привыкание и необратимые изменения в организме. Те, кого ты видела в госпитале - это вторичные больные, заразившиеся уже от носителей-наркоманов.
  Я, ожидавшая "раскопанный могильник", "свихнувшегося некроманта" или "древнее проклятие", изумленно на него уставилась.
  - Ты серьезно?
  - Да! - горячо зашептал Салли. - К нам попал один человек, употребляющий его, у него определенно была чума, но иная, в скрытой форме. Он даже не представлял, что является разносчиком, пока не стало поздно.
  - Поздно?
  - Он почувствовал себя плохо, но списал это на ломку, денег на очередную дозу у этого человека не было, и он пришел к нам с просьбой хоть как-то облегчить страдания. Я проверил его и нашел эту странную форму болезни. И все закончилось - за пару часов, я еще ни разу не видел столь быстрой деградации организма.
  - Он потом поднялся? - уточнила я.
  - Да, простым зомби, мы быстро его упокоили и сожгли. Но я пошел к ближайшему притону, дождался темноты и проверил жреческими заклинаниями нескольких людей, выходящих оттуда. У них у всех была эта нетипичная форма болезни! У всех! Это чудовищно! Потому что, если я прав... - парень сглотнул, а в глазах его появилась обреченность. - Если я прав, то через несколько недель весь город погибнет. А кто знает, сколько несчастных наркоманов прошли за карантин, пока военные из Дайса и Ронда не перекрыли все дороги?
  Вот тут мне больше всего захотелось ущипнуть себя и проснуться.
  - То есть, хочешь сказать, некрочума - просто побочный эффект?
  Салли помотал головой.
  - Ерунда! Кто может случайно создать такое страшное оружие?
  - И правда... Но подожди. Стоп. Ты говоришь, траммо - наркотик? Кто будет синтезировать вещество, которое убьет того, кто будет его употреблять? Зомби не могут платить за новые порции. Да еще и других заражают.
  - Я и говорю, это больше всего похоже на оружие...
  - Но зачем? Кому могло понадобиться уничтожить целый город?.. - а потом подумала, что странный отряд стражи, с которым у нас вышла перестрелка, прекрасно вписывается в концепцию: "захватить ингредиенты и алхимика и не дать приготовить лекарство".
  - Я не знаю, - сокрушенно вздохнул мистрэ Клиф, - я даже не знаю, кто в этом может быть замешан... Тут такой размах... Никому из местных я не могу доверять. Поэтому я к тебе и обращаюсь, кто-то должен сообщить о происходящем... кому-то, не знаю, кому. Ты же сможешь выбраться из города, верно? Зеленая звезда - это иммунитет?
  - Смогу. Но я кое-чего не понимаю, Салли. Разве ты не мог сообщить об этом, - я задумалась, - в какой-то центральный ваш храм? У вас же есть кто-то вроде... главы гильдии?
  Он бледно усмехнулся и устало потер лицо ладонями.
  - Что ты знаешь об устройстве Храмов?
  Я вспомнила Да Ки Нэ, Короля Мертвых, Шаггората...
  - Да почти ничего, извини.
  - Если вкратце, то любой Храм в глобальном смысле - это дом бога, а отдельные храмы как здания с адептами - что-то вроде комнат в этом доме. Хозяин у всего этого - один, и это именно тот, кому служат люди. Он - глава всего. Ну, или она, как в моем случае. Служат богам тоже по-разному, я настоятель, содержу дом, выполняю угодную моей богине работу. Есть проповедники и странствующие адепты, есть храмовые школы, а есть и вовсе закрытые монастыри. Что касается...главы гильдии, - он снова улыбнулся и покачал головой,- такого нет. Есть ложа или круг, не важно, как называется, но это что-то вроде совета настоятелей. Он собирается по желанию бога, на большие праздники, и еще в нескольких конкретно прописанных в правилах случаях. Сами мы общаемся между собой, но ничего не можем сделать без воли бога.
  - Даже в таком крайнем случае? - изумилась я. - Город может погибнуть!
  - Это... сложно, Крис. Нам не ведомы пути высших существ и их планы. Бог может допустить гибель города ради каких-то своих целей, и мы не вправе выходить из повиновения. Я умолял Маахве о помощи, умолял собрать всю Ложу, коллективная молитва могла бы благословить Аргентерию, дать еще здоровым людям иммунитет.
  - Но она не ответила? - догадалась я.
  - Ответила. Сказала, что поможет мне в каждом исцелении, о котором я попрошу. И теперь я просто не понимаю... Моя помощь - капля в море, но может, маги смогут что-то сделать? Раз уж вы взялись за это?
  - Может быть, - согласилась я, - но мне нужно больше информации, извини, но пока это только твои догадки. Мы можем достать где-то этого вещества? Траммо, да?
  Салли поморщился.
  - Для этого придется идти в очень опасное место, к очень опасным людям, кроме того... я уверен, что создан траммо при помощи каких-то сил Инферно! - протараторив это, молодой настоятель замер, уставившись на меня, и ожидая реакции.
  - Че-го? - изумилась я уже по-настоящему, вытаращившись на собеседника. - Демоническая наркота, вызывающая некрочуму? Ты именно это имел в виду?
  Шестеренки в моем мозгу завертелись, обрисовывая возможную картину событий.
  А что, вообще - хорошая идея, с точки зрения тварей из Бездны. Тянуть жизненные силы из употребляющих, а после смерти получать их души. Люди сами будут приносить себя в жертву, по сути, просто медленно. И дело не в золоте и сбыте вещества, а в массовом добровольном жертвоприношении. Если до этого додумался кто-то из демонов, это плохо. Это очень плохо. Значит, Аргентерия - только проба пера. Отдельно стоящее объединение: Серебряная столица и сателлиты. Народу много, но вроде как на отшибе цивилизации. Да и демонологов в местной гильдии я не видела.
  Возвращаемся к вопросу, заданному Фениксу: откуда здесь взяться демону? Его должен был кто-то вызвать. Кто-то, кто хотел... Хотел что, кстати? Кому выгодна обезлюдевшая Аргентерия при ее богатейших рудниках? Увы, но это соседи: либо Дайс, либо Сэндис. Причем, скорее, именно моя родина, нежели наш северный сосед. Прислать лекарство, потом пару тысяч солдат, под шумок Аргенси не выживает, а потом останется только поставить в управляющие нужных людей и "Полис официально попросил помощи и защиты, и вошел в состав..." А кто разработал лекарство? Гильдия магов Дайса, так? А не проще ли готовить противоядие, если ты же сделал и яд? Хм-м... Дайс решил расширить территорию и попросил гильдию об услуге? Вполне реально. Но как тогда тут вписывается отряд черно-зеленых в трактире? А легко! Застрели один из парней в цветах герцога Лео, и наш король убил бы двух зайцев: подставил Аргенси, чтоб официально ввести войска, и избавился от беспокойного виконта, подбирающегося к трону с целеустремленностью почуявшей кровь акулы. Точно! А с магами договорились, что я останусь в живых - поэтому те парни и хотели меня именно захватить. Не убить. Очень похоже на правду.
  Политика. Опять долбаная политика.
  - Я почти уверен, что тут замешаны демоны, - повторил мистик, глядя на меня так, будто ждал какого-то чуда. Я сдалась.
  Мне было тупо жаль погибающий ни за что город. И конкретно, ту девушку, коса которой волочилась по грязной мостовой за труповозкой.
  "А разве один наш знакомый демон не поступил точно так же? - поинтересовался Лусус. - Когда целый город заразился Хаосом?"
  "Не наш знакомый демон же заразил его. Да и Хаос - не ветрянка, человек может ему сопротивляться".
  "И что теперь?"
  "Все как обычно: оденем сапоги потяжелее и полезем в местную посудную лавку. А когда начнут рушиться полки, примемся в голос звать на помощь наших друзей. Обычно - срабатывает".
  - Вы знаете, где находится... э-э-э... курильня? Или как его, кстати, употребляют вообще?
  - Все верно, вдыхают дым, - кивнул Салли, - я могу показать пару мест неподалеку. А что вы хотите сделать?
  А ты сам как думаешь?
  - Ну, ты же сказал мне об этом не просто так, верно?
  - Ты можешь сообщить кому-нибудь? Наружу? Я просто не представляю, кто в городе замешен в этом. Я даже... - он смутился окончательно. - Подозреваю кого-то из людей герцога.
  Ага. Или его грубо и внаглую подставляют.
  - Сообщу, - пообещала я, - но на притон этот все равно взглянуть не помешает. Найдем подходящего человека и позадаем вопросы. Заодно и дозу вещества неплохо бы поизучать.
  Мистрэ снова бледно улыбнулся и покачал головой. Облачко его пушистых вьющихся волос казалось золотым, так обычно изображали на фресках особо отмеченных доброжелательными богами - святых. Было что-то детское в его искренности и растерянности, в том, что доверился он, по сути, первому встречному. Салли Клиф мало что мог сделать сам, если то, что он рассказал о храмовом укладе - правда, но и не делать ничего - он просто не мог. Не был приспособлен. Совести и неравнодушия у этого человека хватило бы на десятерых. Отвыкла я от таких людей. От хороших людей. Когда привыкаешь, что тебя пытаются или использовать, или подставить всю дорогу, искренность хорошего человека выбивает почву у тебя из-под ног. Напрочь.
  - Не боишься? - серые глаза смотрели прямо и серьезно.
  - Немножко, - улыбнулась я.
  - Но идти нужно ночью, до заката эти заведения закрыты.
  - Сегодня?
  Он покачал головой.
  - Один день ничего не изменит. Завтра. А сегодня тебе нужно отдохнуть. Извини за бестактность, но выглядишь... мои пациенты краше.
  Это еще мягко выражаясь.
  - Не без этого.
  - Тогда пойдем, провожу тебя, заодно бумаги подпишу, - он поднялся, снова галантно предложив мне руку.
  - Хорошо.
  
  Мы вернулись в здание гильдии. Салли попрощался и пошел разбираться с административными вопросами, а я двинулась за одним из младших мэтров в приготовленные для меня комнаты. Нормально. Гостевая. Кровать, стол и пара зеленых кожаных кресел у забранного решетчатыми ставнями окна, маленькая ванная за одной дверью, маленькая библиотека или кабинет за другой. Жить вполне можно. Я упала на кровать, бездумно таращась в потолок. Сил больше не было ни на мысли, ни на чувства.
  Нужно было привести себя в порядок, так что через некоторое время пришлось плестись в ванну. От горячей воды мышцы расслабились, а веки наливались свинцовой тяжестью. Что может быть приятнее, в конце-то концов? Кристаллы, зачарованные на воду и жар, были, похоже, только что заряжены, так что я вывернула бронзовый вентиль крана на максимум, не стала затыкать сливное отверстие. Так и лежала в проточной воде, бездумно разглядывая узоры на зеленоватой каменной плитке. Потом пришлось приложить еще больше усилий, чтобы вылезти из ванны, вытереться и наконец-то переодеться в свежую одежду, извлеченную из моей безразмерной сумки. По дороге на глазах у гвардейцев совершенно не хотелось светить этот артефакт. Нижнее белье, рубаха, бриджи - позаимствованный у Сквоззи плащ и выданную мантию повесила на спинку кресла, а потом растянулась на кровати. Благодать! Нужно было доползти до местной столовой, поесть чего-нибудь, но на этот подвиг сил уже не было. Нет бы нашелся кто-нибудь догадливый, поухаживал и принес еды прямо сюда!
  Мечты...
  Через полчаса, когда я уже начала засыпать, словно ироничным ответом на мои мысли явился Лео с бутылкой чего-то крепкого и свертком сэндвичей. Мясо, сыр, хлеб, крабы - то, что нужно! То ли усталость, то ли общая атмосфера в городе, но черты виконта смягчились, а из глаз исчезло настороженное выражение. А может, без плаща и официальной бляхи с еще не высохшими толком, а потому смешно взъерошенными волосами он выглядел совершенно по-домашнему. Может, стоит рассказать ему, что здесь творится? Посмотрим...
  "Вы доехали, - пояснил Шепот, - не смотря на засаду, демона, наемников и чуму, он - выполнил то, что был должен. Теперь он в любой момент может вернуться обратно, как и хотел - героем, а пока, стены гильдии - одни из самых безопасных в этом городе. Вот тебе и причина расслабиться".
  "Точно, - согласился Лусус, - это у тебя проблемы, видимо, только начинаются, а он - все. Отделался".
  Мы расположились за столом и выпили по первой, чокнувшись, но так и не произнеся ни слова. Леонард слопал кусок ветчины прямо с ножа и уставился на меня.
  - Все еще паршиво выглядишь, - заметил он.
  - Бить надо было аккуратнее!
  Он усмехнулся, а следом прыснула и я, сбрасывая накопившееся за эти двое суток напряжение.
  - Что, давно хотелось, говоришь?
  - Ты даже не представляешь, насколько! - с чувством проговорил виконт, разливая по второй. - Почему ты не вылечишь ссадину?
  - Я не умею лечить себя, - пожала я плечами, - зелье на нее тратить жалко, а вот как ты не боишься оставаться тут даже лишние четверть часа? Благословение, это конечно, штука мощная, но...
  Леонард хитро подмигнул и улыбнулся, блеснули в свете свечи ровные белые зубы, похоже, этот бокал сегодня у него далеко не первый. Виконт расстегнул верхнюю пуговицу и оттянул в сторону ворот рубахи. Возле левого плеча прямо на коже было золотое изображение стилизованного солнечного круга.
  - Ты стал паладином? - от изумления я забыла про еду, ткнув вилкой в его сторону. - Аллеара Солнцеликого? Когда?!
  - Только никому не говори.
  - Сильно...
  - А то!
  Аллеар - специфическое божество, как и все солярные. Он давал своим священным войнам много преимуществ: отгонять нежить, очищать оскверненные места, иммунитет к болезням, но в качестве служения он требует славу. Героическую, сияющую, как само солнце славу. Что ж, теперь присутствие Лео в Аргентерии перестало быть загадкой: поступок более чем угодный этому богу. Никто из пантеона не содействует так своим адептам в получении власти, но никто и не наказывает так бессмысленно-жестоко, если человек не смог ее удержать.
  Серьезный настрой. Похоже, в игре "захвати трон" Лео поставил на кон собственную жизнь. Что тут скажешь?
  - Здравы будем, - предложила я традиционный первый тост, и мы снова опрокинули бокалы.
  - Ты же сама меня провоцируешь! - воскликнул виконт.
  - В смысле?
  - На счет этой ссадины...
  А, это он все про то, что сегодня губу мне разбил. Точно, суток же еще не прошло.
  - Я?!
  - Где ты была прошлой ночью?
  - Выходила подышать воздухом.
  - Каким воздухом? Я обошел весь лагерь. Тебя нигде не было.
  - Мне нужно было поговорить с сержантом, вот и все. Мы давно не виделись.
  - Да? А сегодня! Я выпустил тебя из поля зрения на несколько часов, и что? Ты уже обжимаешься на скамейке в саду с этим мальчишкой мистиком! Ты хоть одного смазливого парня пропускаешь?!
  Я снова рассмеялась, расслабляясь окончательно.
  - Да все вообще не так!
  - Вот только не начинай оправдываться. Мне это уже в печенках сидит.
  - Ладно, - пожала я плечами, рассказывать виконту о подозрениях Салли я передумала.
  Мы помолчали и выпили по третьей. За родных и их здоровье. Мягко извиваясь, плясал огонек единственной свечи на столе, оставляя в пятне уютного оранжевого света только нас, кусок стола, бокалы, да пузатую бутыль темного стекла. Сверкали драгоценные камни в перстнях виконта, гипнотизируя и притягивая взгляд. И мысли вились в голове лениво и уже совсем сонно.
  Надо как-то убедить его вернуться в Дайсар. Непонятно, чем тут все дальше обернется, так что чем меньше он увидит, тем лучше.
  - Почему ты не с этим баронетом? - спросил внезапно Лео, катая в руках опустевший бокал. - Как его? Купер?
  В узорчатых стеклянных гранях блики отраженного света свечи играли в прятки. Я кивнула.
  - Он меня не любит. А я не навязываюсь.
  - Не любит? - изумился виконт Селеретто. - Это с твоим внешним видом и эльфийской способностью нравиться?
  - Ага.
  - Он что, мужчин предпочитает? - приподнял одну бровь мой собутыльник, вновь продемонстрировав привычку рассуждать по шаблону.
  - Не-ет, - покачала я головой, - он предпочитает свои дела.
  - Ничего не понял. Кстати, я видел его на зимнем балу в Дайсаре с Мэган Лорес.
  Я кивнула, не желая вспоминать подробности той истории.
  - И что? - продолжил допытываться Лео. - Больше тебя что, никто не интересует?
  - Интересует. Но второй женился на моей сестре, - повисла небольшая пауза, - я вообще как-то застрелиться хотела. Да револьвер отобрали.
  "Зря", - фыркнул Лусус.
  "Усмехнись хотя бы! - потребовал Шепот. - Сведи тему к шутке! Ну!"
  Опекуны хреновы. Вот забавно, я пью, а они не пьянеют. Хоть и часть меня. Как так-то?..
  Виконт глянул с откровенным изумлением, но не успел спросить ничего.
  - Чего мы все обо мне? - фыркнула я, наливая еще крепкого пойла со вкусом апельсина, от которого уже начинала изрядно кружиться голова. - Ты помирился с графиней Шатт?
  - Да, - лаконично ответил Лео, в свою очередь не желавший обсуждать подробности уже этой темы.
  - А скажи, зачем тебе сдался трон Дайса? Ну, серьезно, это же такая головная боль...
  - Ты спрашиваешь, как наемник Алесия? - усмехнулся он.- Моего прямого соперника?
  Давно надо было сделать именно это: сесть, выпить и поговорить. Может, мы бы давно уже разрешили все наши проблемы.
  - Спрашиваю как твой собутыльник.
  - Тогда, собутыльник, скажу. Но снова по секрету. Идет?
  - Ага.
  - У моего отца с самого моего рождения был этот план. Так что я в каком-то роде действую в интересах семьи. Ну и азарт, признаю.
  - Это как со мной было? Ты с детства уже считал его "своим"? - догадалась я. - А отдавать кому-то "свое" ты просто не в состоянии?
  Леонард наклонился над столом, и в расширившихся зрачках появился нездоровый блеск. На миг стало тихо-тихо, пока он подбирал нужные слова, а потом колебался - стоит ли их произносить. Особенно при мне.
  - Я завидую Алесию, - глухо произнес виконт, наконец, - этот выскочка сумел сам подняться из ничего и заполучить себе мертвячью страну. Своими силами, своими мозгами. За какой-то долбаный год. А я... Я ничего не добился бы без отцовской поддержки. Когда я думаю об этом...
  Он сжал кулаки и не договорил.
  Вот это была самая правдивая правда. Суть. Виконт тщеславен, любой, кто хотя бы кажется ему более успешным, вызывает у него приступ раздражения. А нынешнего короля Аскота он и вовсе ненавидел. До скрежета зубов. И чувство это разъедало его изнутри, как кислота, не давая забыть о себе ни на мгновение, как невозможно забыть о воспаленной ране. И видимо, его отношение ко мне было той же природы, поскольку питалось из того же отравленного источника.
  "Дело не в безделушках на камин, - проговорил Шепот, - дело в том, что ты была первой, кто его так уязвил. До тебя он получал все, что хотел. А уже после была Аскара, Алесий, Ирен, интриги и все остальное, что его мучает в глубине души. А ты... Именно с тебя это все началось - в этом вся суть".
  "Это к тому, что не сможем мы стать друзьями?"
  "Именно".
  - Алесий тоже не сам по себе, - проговорила я уже вслух, невольно испытывая к виконту жалость.
  - Это как западня, - продолжил между тем Лео, словно размышлял вслух, - у меня нет выбора. Это водоворот, Кристина, он затягивает. Если Алесий получит Дайс, я не проживу и месяца. И все те, кто сейчас стоят за мной, что с ними будет, представляешь? Я как золотая рыбка в аквариуме, на виду, негде спрятаться, - он потер лоб ладонью, - некуда деться. Остается только поставить все на эту карту. Или трон, или пуля.
  - Звучит совсем невесело...
  - Сменим тему,- попросил он, - давай сюда бокал.
  Тост за удачу - обязательный в программе любой посиделки.
  - Те двенадцать застрелившихся, - я выпила уже почти не чувствуя вкуса, крепкая настойка хорошо легла на гномское пиво, - я не думала, что они погибнут просто от внушения. И не считай, что я не переживаю. Или что мне все равно. Знаешь, когда умираешь, видишь призраков. Они встречают тебя... На той стороне... Поэтому я всегда стараюсь запоминать лица...
  - Откуда знаешь? - встрепенулся виконт, и на лице мелькнуло недоверие.
  - А-а-а... Побывала.
  - Ты что - умерла?!
  - Да нет. Не совсем. Проводила один ритуал как-то, провожала душу через мертвый мир. Вот и повстречалась... Знаешь, это так... Словами не передать.
  - Чувство вины, - кивнул Лео с видом, будто бы произнес это вслух случайно.
  Его заметно передернуло.
  - Мертвый мир? Какой же хренью ты занимаешься, Крис?
  Я коротко зло хохотнула, пожалуй, слишком громко стукнув бокалом по столешнице.
  - Ты не поверишь. Пытаюсь выжить. Но чем дальше, тем больше запутываюсь в происходящем.
  Он вздохнул и накрыл мою ладонь своей.
  - Не надо, - попросила я, - не надо меня жалеть. Не стоит оно того. Вообще, не нужно было тебе всего этого говорить...
  - Поздно.
  - Что - поздно?
  - Я уже жалею тебя, - улыбнулся он невесело, и я ответила такой же кривой усмешкой.
  - Просто мы уже изрядно пьяны.
  - Вполне возможно, Крис.
  - И, пожалуй, мне пора спать.
  - Да. Завтра тебе до мертвяков много придется делать.
  Он встал, сделал большой глоток прямо из горлышка и направился к выходу уже не совсем твердой походкой. Я пошла провожать, комната в ответ слегка покачнулась, но устояла в границах разумного. Лео обернулся уже у самого порога. Он улыбался так, будто не было этого года, не было всех наших недоразумений и обид. Даже голос смягчился.
  - Я должен извиниться. Не стоило называть тебя чудовищем. Я только сейчас понял, ты просто устала и тоже понятия не имеешь, что будет дальше. Влипаешь в какие-то дурацкие истории и защищаешься от всего мира. Даже от друзей.
  Не самая неправильная трактовка, признаю. Он обнял меня, прижав к собственному плечу. Иногда очень хочется, чтобы тебя обняли и погладили по голове. Особенно, когда пьяна и действительно устала. Хочу домой. К своим. Расскажу им все про этот мертвячий наркотик, демонов и пусть придумывают, как разбираться.
  Леонард оторвал меня от всех размышлений самым простым и действенным способом. Я сама не поняла, как вышло, что он держал меня в объятиях и целовал. И почему-то еще и отвечала ему, а вот это было уже совсем неправильно. Он становился жадным. Настойчивым. Сейчас, главное - аккуратно высвободиться, а не оттолкнуть. Если виконт разозлиться, он совершенно перестанет соображать, что светит мне всякими разными не нужными проблемами.
  - Стой, - попросила я, отодвигаясь, - не стоит все еще больше усложнять.
  Он криво усмехнулся, даже не подумав разжимать кольцо рук, и теперь с нехорошим любопытством наблюдал: что я предприму по этому поводу? Все-таки я разозлила его.
  - А если нет? Что ты тогда сделаешь? Магию-то ты потеряла, а от любых ментальных и эмпатических воздействий у меня теперь - коллекция амулетов, сама меня к этому приучила. И еще, - уголки его губ растянулись шире, сделав выражение лица хищным, - я сильнее.
  Нет, вот надо было ему все испортить.
  Я вот вообще много чего могу. Коленом между ног, бутылкой по голове, внушить Георгу и Клоду, что они ненавидят своего командира. Но стоило мне представить себе, что кроме некрочумы, демона и непонятной наркоты мне придется еще и участвовать в никому не нужных разборках с виконтом... Боги, да пошел он. Пусть считает, что хочет, попрошу вот мэтра Сэрри выпроводить его отсюда завтра, и проблемам конец. А сейчас я хочу только одного - спать.
  Виконт резко притянул меня к себе и снова поцеловал, задев ссадину на губе, случайно или нет.
  - Вот, - проговорил он тихо, разжимая руки, - вот чего мне хотелось. Это ощущение. Я прямо сейчас могу сделать с тобой все, что мне заблагорассудится. Такая маленькая месть за весь прошлый год. Спокойной ночи, Кристина.
  Виконт широко улыбнулся и вышел. Я не чувствовала ни бешенства, ни злости, только детская обида на само его совершенно свинское поведение. Стоило только попробовать довериться кому-то, показать слабину, и тебя уже тыкают в это носом.
  Я сделала единственное, что мне оставалось: допила остатки алкоголя и, скинув одежду, легла спать. Выпендриваться дальше не имело смысла, поэтому я активировала колокольчик.
  - Привет, - раздался в ухе голос Дэвлина.
  - Я в Аргентерии, - без предисловий начала я, - поговорила с местным мистиком, он считает, что некрочума началась из-за какого-то демона. Думаю, тебе стоит приехать и посмотреть. Это по твоей специальности.
  - С кем ты там? И где именно?
  Вот так - все вопросы строго по существу.
  - В гильдии магов, местное отделение на центральной площади города. Мне дали задание отвезти ингредиенты для лекарства. Еще одна проблема, в качестве сопровождающего ко мне приставили виконта Селеретто.
  Дэвлин помолчал несколько секунд.
  - Насколько много виконт узнал о тебе? - угадал он с первого раза причину моего дурного настроения.
  - Про Да Ки Нэ, - призналась я, - и про способности, доставшиеся мне от темного эльфа. Про тебя и остальных - ничего.
  - Хорошо.
  Судя по тону, возможно, я только что спасла Лео жизнь.
  - Ладно, - решил мэтр Купер, - постарайся ни во что не влезать. Дождись меня.
  - Я могу открыть портал отсюда прямо сейчас, - предложила я, - только скажи, куда.
  - Мы сейчас под землей, выберемся примерно за двое суток с небольшим.
  - Хорошо, - неслышно вздохнула я, понимая, что спрашивать сейчас подробности бессмысленно, - Дэвлин, я совсем беспомощная, да?
  - Нет, - ответил он без паузы.
  И все. Считает, что этим все сказал. Тот кто не жалеет себя, не в состоянии испытать сочувствие к другому.
  - Спокойной ночи.
  - И тебе. Будь осторожна.
  - Ты тоже.
  Из окна светили обе луны: зеленый Пиллз и розовая Орхидея, превращая комнату в царство теней и призраков.
  Почему я сбежала от тех, кто заботился обо мне?
  Дело же не в потерянной магии.
  Я вела себя, как обиженный ребенок, убежавший из дома в ближайший лес. Назло. Из-за того, что один не смог полюбить меня, а второй выбрал мою сестру. Я ничего не могла сделать, чтобы показать, насколько хреново мне от этого. Только демонстративно уйти. Совершенно по той же причине тот же Лео ненавидит уже меня. Потому что не понимает, в чем проблема? Что с ним не так, из-за чего мы не вместе?
  Потом я тешила себя мыслью, что смогу сделать что-то сама, своими силами, после чего буду иметь право говорить с моими компаньонами на равных. Но и этого не произошло. Хуже того, каждый раз, когда я попадаю в неприятности, я в итоге зову кого-то из них. А они понимают это, и позволяют мне так поступать.
  Стыдобища, откровенно говоря.
  Та и боги с ним.
  В этот момент кто-то постучал в дверь, прерывая мой приступ самобичевания. Я завернулась в клетчатое покрывало из тонкой шерсти, снова зажгла свечу и пошла открывать. Если это Лео, я воткну ему в глаз вилку, полагаю, от этого мне полегчает.
  Но за дверью стоял Георг. Смуглое лицо выглядело бледным даже в полумраке при свете огня, только глаза казались на его фоне двумя скорбными чернильными пятнами. Он тоже снял плащ и остался в рубахе и штанах. Плотно сжатые губы, зрачки почти во всю радужку, нервно сжатые в кулак пальцы на руке. Сердце у меня застучало быстрее, прогоняя остатки сна.
  - Что случилось?
  - Простите, графиня... Я очень сожалею, что побеспокоил в столь неурочное...
  Тут он разглядел покрывало и быстро отвел глаза в сторону.
  - Заходите виконт, - предложила я, посторонившись.
  Когда он проходил мимо меня, я с удивлением уловила сильный запах коньяка, причем, не из самых дорогих. Не должен при этом он таким трезвым выглядеть. Я прикрыла дверь, поплотнее закуталась в покрывало поплотнее и последовала за ним к столу. Георг опустился в кресло, где полчаса назад сидел Лео.
  - Я не знал, к кому еще пойти... Взгляните...
  Он протянул ладони, позволив свече осветить их тыльные стороны. На смуглой коже явственно различалась темная сыпь. Глаза у меня расширились, когда я поймала его взгляд: в нем полоскался затаенный ужас.
  - Графиня, скажите честно, это чума? - голос не сорвался, но был глухим, будто доносился из глубокого погреба.
  Я только кивнула, не зная, что и сказать.
  - Но как, виконт? Я не понимаю... Как вы заразились, на вас же благословение?
  - Я не знаю.
  - Где вы были сегодня?
  - Почти не выходили из здания гильдии, только перекусить, тут за углом. Таверна называется "Шмель". Вроде, возле храма должно быть безопасно. Боги...
  Виконт Левьер потер ладонями лицо. Он ждал чуда, но у меня такого в запасе, увы, не было.
  - Ничего не понимаю, - я потерла лоб, - вы извините меня на минутку.
  Пришлось взять одежду и закрыться в библиотеке. Как-то не получается у меня выспаться. Когда я вернулась в комнату, Георг сидел, облокотившись на стол, и смотрел куда-то в пространство.
  - Так, - голос должен быть бодрым, Крис, постарайся, - без паники. У нас почти готово лекарство, уж на вас - точно хватит, потом перенесетесь в госпиталь в Дайсаре. У вас же есть экстренный телепорт?
  - Я не могу, - мрачно покачал он головой, поднимая на меня взгляд, в котором страх уступил место мрачной решительности, - а если я заражу кого-нибудь в столице? Слишком большой риск.
  - Сейчас рискуете вы!
  - Да, графиня. Но я на службе короля. Выполняю задание. И намерен продолжить это делать. И уж точно не намерен подвергать опасности из-за собственной слабости жизни его подданных.
  Что ж, полагаю, он был прав. Что я там говорила про гвардейцев, честь и благородство? Беру свои слова назад. Побольше бы таких людей.
  - Ладно. Тогда такой вариант: вы переберетесь в госпиталь при храме Маахве, найдем вам комнату, и я дам вам эликсир. Отлежитесь и придете в себя.
  - Какой шанс, что лекарство поможет? - спросил Георг, и ему нужен был честный ответ.
  - Шансы хорошие, если у вас нет врожденной предрасположенности.
  - Хорошо. Спасибо вам, что... я сейчас не один.
  - Не за что пока благодарить. Ждите меня здесь.
  Я сходила в лабораторию за порцией только что приготовленного зелья и проводила гвардейца до храма. Салли, тоже все еще не спавший, нашел для больного отдельную комнатку и пообещал проследить, чтобы Георг ни в чем не нуждался. Мистрэ Клиф заставил виконта лечь и сам набросил шерстяное одеяло, а потом замер на миг и принюхался.
  - Прошу прощения, но куда вы ходили сегодня? После того, как приехали?
  - Поужинать с другом. С ним все в порядке, если вы об этом.
  - Нет-нет, - мистик быстро покачал головой, - я имею в виду, куда именно вы ходили? И что было на ужин?
  - В "Шмель", это здесь за углом. А ужин - обычно, мясо, тушеные овощи, немного вина, кальян...
  - Кальян? - встрепенулся Салли.
  - Ну да, - кивнул Георг, - расслабляющий, я бываю в Аргентерии по делам и люблю местную экзотику.
  Мистик растопырил пальцы, и ладонь его слегка засветилась золотым, он поднес руку к лицу Георга, потом опустил ее до низа шеи - на смуглой коже пациента вспыхивали ярко красные пятна. Я поднапряглась, вспоминая курс анатомии - лимфоузлы, вот это что.
  - А этот кальян, он не показался вам странным?
  - Да нет... Думаете, причина в нем? В принципе... Клод не пробовал, действительно.
  - Мне нужно немного вашей крови, виконт. Потом вы выпьете лекарство и поспите. Я благословлю вас.
  - Думаете, я поправлюсь? - прямо спросил Георг, приподнимаясь на локтях.
  - Думаю, вам повезло, что вы сразу оказались здесь, а мэтресса не стала сегодня отдыхать с дороги. Особенно учитывая, насколько эта дорога ее... утомила.
  Я машинально потерла заживающую губу.
  - Спасибо, - гвардеец снова откинулся на подушки, улыбнувшись мне, - графиня, я ошибался в вас, вы во всем были правы с начала этой поездки. Клянусь честью, когда все это закончится, у вас не будет более преданного и надежного друга, чем я.
  Виконт Левьер принял лекарство, которое еще не успело толком настояться, потом какое-то успокоительное, чтобы уснуть поскорее, и мы с настоятелем оставили его отдыхать.
  - Почему он вообще заболел? - задала я самый важный в этой ситуации вопрос, как только мы остались одни. - И почему - так быстро? И что это за красные...
  Было уже совсем поздно и в длинном коридоре госпиталя кроме нас не было ни души. Мистрэ Клиф качнул русыми кудрями, сделав ладонью знак - помолчи, не все сразу. Привычный жест, все-таки я все время забываю, что этот молодой парень - настоятель большого храма и привык управлять кучей народу.
  - В этом кальяне вполне мог быть траммо. Влияние - то же самое, как я видел - сначала поражаются бронхи, от непосредственного контакта с дымом, и лимфатическая система, пытающаяся бороться.
  - Но почему так быстро?
  - Возможно, у него предрасположенность к болезни.
  - Но тогда...
  - Да. Тогда не поможет и лекарство. Кстати, ты сама понимаешь, что оно еще до конца не готово.
  - Настаиваться до нужной консистенции оно должно двое суток. Но не могла же я не попробовать?
  - В худшем варианте он не протянет двух суток. К сожалению.
  Слова звучали, как падающая могильная плита, и я схватилась за голову. Лео идиот. На кой хрен ему понадобилось тащить сюда своих ребят? Почему они не свалили еще сегодня утром? Боги, тщеславный идиот!
  - Можно еще хоть что-то сделать?
  - Крис, - настоятель взял меня за руку совершенно профессиональным жестом доброго целителя-психиатра, - иди и ложись спать. Отчаиваться рано. Я провожу тебя, а потом помолюсь о его здоровье и попрошу у богини благословения. Паника сейчас никому не поможет.
  - Но...
  - Иди спать!
  - Но тебе бы помог образец зелья, которым он отравился?
  - Крис! - голос обрел доселе незнакомые мне металлические нотки. - Мы сделали все, что могли. Ты сделала все, что могла. Все, что от тебя требуется сейчас - лечь спать. Завтра будет очень тяжелый день, а времени уже час ночи. Не заставляй поить успокоительным и тебя.
  Он думал, что я смогу уснуть. Наивный.
  Минут десять ушло у меня на разглядывание теней по углам комнаты и осознание того простого факта, что сна-то ни в одном глазу. Ладно. Я - не слишком хороший мистик, зато я отличный алхимик. И как минимум, я могу понять, из чего именно состоит дрянь, которой, по мнению Салли, отравился Георг. Он же сам сказал мне: сообщи кому-нибудь. Значит, нужно узнать побольше, вот и все.
  Я встала и снова полезла в сумку в поисках приличного плаща, нашла, завязала под горло, накинула капюшон и снова пошла на улицу. Охранник на выходе из гильдии посмотрел с удивлением, но потом только пожал плечами и посоветовал быть осторожнее.
   Вход в "Шмеля" действительно обнаружился за углом и выглядел вполне респектабельно. Разумеется, при нормальных обстоятельствах молодая женщина, являющаяся в кабак одна ночью - нонсенс, но Серебряный город уже погрузился в пучину безумия, и на такие мелочи всем было уже плевать. Внутри было светло, жарко натоплено и звучала громкая музыка. Несмотря на поздний час, заняты были почти все столики, рекой лилось вино, слышался смех, а под потолком плавали клубы сладкого сиреневого дыма. Бархат, шелк, золотое шитье и целые созвездия драгоценностей. В правом углу играли в королевский покер. Похоже, все, у кого еще оставались деньги, и кто не смог покинуть город по какой-то причине, вели именно такой образ жизни.
  Распорядитель нашел мне маленький столик возле колонны, увитой темно-зеленым плющом, а официант ушел за вином, фруктами и кальяном. Не то, чтоб у меня было желание хоть что-то здесь съесть или выпить, так для вида.
  В это время музыка смолкла, и на маленькую сцену вышел худощавый высокий человек. Он был странно одет: вместо камзола, нечто темно-лиловое, напоминающее по покрою одежду на статуе Шаггората в его подземном храме - слишком прямые линии и никакого шитья и кружев. Под ним белоснежная сорочка и атласная фиолетовая штука, которую все тот же Шаггорат называл "жилетом". На голове человека была высокая черная шляпа с прямой высокой тульей и неширокими полями, украшенная темно-фиолетовой лентой, удерживающей цветные петушиные перья. Лицо его было раскрашено белым и черным - как череп. Мужчина потешно раскланялся, подчеркивая нескладность каждого своего движения, зал мгновенно затих. Любопытно, вместо оркестра - маленький спектакль из одного актера для развлечения? Немного экзотики, как говорил Георг.
  - Знаете, - человек повертел в руках блестящую лакированную тросточку с посеребренным набалдашником, - зашел я вчера к целителю. Не, правда, без дураков! Зашел, значит, и спрашиваю - сколько у вас стоит удалить зуб? А он мне - три золотых. Три! Представляете? Это за две минуты работы! А он мне на это - а хотите, я попробую специально для вас удалить его ме-е-е-едленно?
  Зал нашел в этой шутке что-то смешное и разразился истерическим хохотом.
  - Ну, я ему на это: "Мистрэ! Мистрэ, вы не любите людей!". "Да вы знаете, люблю, но среди пациентов их попадается так мало..."
  Снова смех. Похоже, все здесь были пьяны настолько, что не важно было уже, над чем хохотать. Мне тем временем принесли вина, бокал, тарелку с нарезанными фруктами и высокий кальян из синего стекла. Я видела такой у Эрика, он же и показал мне, как с этой штукой обращаться, в Дайсаре же традиция курить пар не прижилась. Я достала платок и аккуратно вытащила из чашки немного табачной смеси, влажной и сладко пахнущей. Завернула свою добычу в ткань, что ж, пожалуй, больше здесь делать было нечего: расплачусь и назад.
  - Знаете ли вы, - продолжал юродствовать раскрашенный под скелет, - что в поэзии называется "Я помню этот чудный миг, когда вас встретил...", в медицине зовется просто: "беспорядочные половые связи".
  Теперь хохот просто оглушил, но я замерла не поэтому: артист окидывал взглядом весь зал, и когда уставился на меня, глаза его почернели, очень знакомо так почернели. Я глянула за собственный ворот - амулет сиял мягким золотистым светом. Мертвяки! Да сколько же их тут? Тонкие губы существа растянулись еще шире, совсем как у лягушки. Он дал знак музыкантам, что теперь их очередь, а сам, лавируя между столиками, добрался до меня и снова изобразил шутовской поклон, взмахнув странной шляпой с петушиными перьями.
  - Похоже, вы скучаете? Могу я?.. - мой ответ не требовался, он уже уселся на второй стул, буквально сложившись пополам, как пляжный шезлонг.
  Худой и длинный, нескладный, такой забавный и такой неопасный на вид.
  - Прошу, - я пожала плечами, изображая равнодушие, - не боитесь глазками сверкать при всех-то?
  Он взялся за одну из двух гибких трубок, затянулся и выпустил несколько колец розового дыма под потолок.
  - Никогда не слышал, чтоб Дом Багрового Пламени покровительствовал смертным.
  - Первый раз вижу демона, питающегося смехом, - парировала я, не отводя от него взгляда.
  Косяками прямо прут ведь господа из Бездны, как форель на нерест в верховьях реки.
  - Растягиваю удовольствие! Смех, знаешь ли, продлевает жизнь.
  - Это смотря над кем смеяться, - отрезала я, - может и сократить...
  - Ты можешь называть меня - Сам.
  - А ты меня - Крис.
  Существо ухватило мою руку длинными пальцами, напоминавшими паучьи лапы, и коснулось губами кисти. Прикосновение было неприятным и холодным, от него по коже побежали омерзительно похожие на лапки насекомых мурашки.
  - Это не смех, кстати, - он откинулся на спинку стула и обвел рукой свои охотничьи угодья, - я за несколько часов довожу их до истерики. Страх, ужас, смех, слезы - очень вкусный и питательный коктейль. Понимаю, что проще было бы устроить тут кровавую баню, но я не любитель таких методов. Это как мороженое, понимаешь? Можно заглотить всю вазочку разом, а можно втыкать шпажки в шарики и облизывать их. Предпочитаю растягивать.
  Длинный розовый язык облизнул черно-белые губы, и меня невольно передернуло от отвращения.
  "Да он совсем молодой, кажется! - пробормотал Шепот. - До того что выпендривается перед смертной, просто потому что увидел на ней Печать чужого Дома".
  Да, любопытно. Та тварь возле города все-таки сомневалась, не попробовать ли сожрать, а у этого даже мысли подобной не возникло.
  - Любопытная тактика, - кивнула я, кидая пробный шар, - как, впрочем, и вся затея с Аргентерией.
  - Понравилось? - довольно ухмыльнулся демон. - Мой Дом в плане задумок - жутко прогрессивный! Всякого рода задумок, - добавил он, глумливо ухмыляясь мне в лицо.
  Этого еще не хватало!
  А ведь еще где-то тут бродит, тот самый высший, о котором говорила падальщица.
  - Но устраивать эти твои... представления в шаге от храма Маахве... - я покачала головой, изображая улыбку. - Это тоже твой Дом одобряет?
  - Пф-ф! Милосердные братья? Да что они могут? Их задача - мясо лечить, а не бороться с кем-то. Куда интереснее, зачем ты меня нашла? - чернота снова медленно затопила глаза. - Ладно, можешь не говорить. И так понятно, что ты - наблюдатель. Явись сюда кто-то из Дома самолично, вышла бы провокация, а так - мясо и мясо, что тебе предъявить? Умно. Но мы не против, смотри, сколько душе угодно!
  Я кивнула, снова изображая улыбку. Болтун - находка для шпиона, ага. И о себе разболтает, и твоим действиям причину и повод придумает. Молодец какой. Вот сейчас и проверим заодно теорию мистрэ Клифа.
  - Отравить целый город, стоявший на отшибе Ойкумены, а потом медленно попивать его агонию. Как коктейль. Странно, что твой Хозяин не срывается от такого изобилия. Видимо, смакует, как и ты?
  Он дурашливо изогнул бровь и похлопал ресницами.
  - Так с каждого смертного получается в два три раза больше. Хорошее сравнение с алкоголем, кстати. Ты права, мой Хозяин предпочитает потягивать коктейль, а не глушить залпом крепкие настойки.
  
  А пока мой принц ждет тебя в темноте,
  Ловит каждый твой взгляд, упоения вой,
  Я с тобой, я твой меч, да полягут все те,
  Кто ломает кайф нам с тобой. Нам с тобой.
  
  Не слишком хороший перевод, но человеческий язык слишком беден, увы.
  - Да? - приподняла я одну бровь. - Любопытно было бы с ним познакомиться. С твоим Хозяином. Похоже, совершенно незаурядное существо.
  - И не думай, - покачал головой Сам, - инкогнито - важная часть плана на это место. Узнает, что шпионишь за ним - убьет, и никакая Печать Рхашасса тебе не поможет. Зачем лезть в разборки тех, кто... выше? Только лишние проблемы.
  - Разумно, - пожала я плечами, - разумно, полагаю, тело герцога носит твой сородич?
  - Э-э-э, нет, - усмехнулся нарисованный череп, - подробностей не расскажу. Да и к чему тебе?
  Да и мертвяки с тобой, попробовать стоило.
  - Ладно, спасибо за компанию, - пожалуй, на сегодня событий с меня хватит, - а то твой "ужин" остывает.
  - Провожу, - он встал и снова издевательски раскланялся.
  Плохая идея, не стоит ему связывать меня с гильдией.
  - До храма? - приподняла я одну бровь, изображая Дэвлина.
  - Ты что, остановилась в храме? - нахмурился он. - Хотя... Умно! Люди не видят твою отметину, даже мистики, если они конечно, не освященные, она только для таких, как я. Ха! Лучший способ скрываться - быть на виду. Нагло, мне нравится.
  Я потянулась за кошелем, но существо театрально закатило глаза.
  - Да что ты! Угощаю, дорогая. К тому же, ты ни к чему толком не притронулась.
  Когда мы вышли на свежий воздух, мне стало гораздо легче: от мертвячьего дыма, шума и духоты голова изрядно заболела.
  - Какая ночь! - воскликнул демон, раскидывая руки и кружась, задрав лицо к небу. - Как бриллианты горят звезды, рассыпанные по ее бархатному покрывалу! Мерцают своим далеким светом. Ты же знаешь, что все звезды - это такие же явленные миры? Просто они далеко-далеко отсюда.
  
  Жаль, реки времени нам вспять не повернуть,
  И остается любоваться в старом зеркале
  Осколками чужих миров,
  Обрывками далеких слов,
  Свечами, гаснущими где-то на чужом столе.
  
  - Красиво, - удивилась я, уже вообще не зная, что и думать.
  - Балуюсь, - отмахнулся Сам, но похвала явно даже ему была приятна.
  А у меня натурально вскипал мозг. Какой бы Дом не устроил весь этот кошмар, они - уж совсем странные. Демон, читающий посреди улицы стихи? Это вообще - как? Это вот - норма?
  - Ты зарываешь свой талант, - внезапно произнес Шепот моими губами.
  - А? - он оказался за спиной каким-то неведомым образом, стоял на тумбе фонарного столба и обвивал тот руками, изображая влюбленного.
  - Тебе нужен большой роскошный театр, а не это фиглярство.
  Внутренние голоса, не смотря на свою изрядную долю самостоятельности, редко ведут себя настолько бесцеремонно с моим телом.
  - Театр? - чуть нахмурила брови человеческая оболочка. - Это ты к чему?
  Шепот прищурился и изобразил светскую улыбку.
  - Представь, шикарное здание, талантливые актеры, пылающие души, которые ты вдохновляешь, доводишь их до пика возможностей и медленно смакуешь. М-м-м. Деликатес! Тот случай, когда качество компенсирует количество за глаза. Внушаешь им строки собственных стихов или мелодию собственного сочинения. А еще зрители! Сколько эмоций можно вызвать у людей! Сопереживание, смех и слезы. Театр демона...
  Пока мой внутренний голос разливался соловьем, губы существа растягивались в широкой, уже совершенно нечеловеческой ухмылке. А когда я моргнула, поняла, что под странной шляпой больше не раскрашенное лицо - а самый натуральный череп, отполированный до блеска.
  "Что ты делаешь?" - полюбопытствовала я, не вмешиваясь в диалог.
  "Пытаюсь разговорить. Нам нужно узнать, кто стоит за этим. Подумай сама, это может быть другой наш демон, тот, кто сделал тебя такой, понимаешь? Разве найти его - не наша первоочередная задача?"
  "Да с чего ты взял, что это он?"
  "А ты считаешь, что в нашем мире высших демонов - толпы бродят? К тому же, чем-то он мне Феникса напоминает, такой же: со своей придурью, и ему комфортно среди смертных".
  "Сдается мне, Дэвлин разберется куда лучше, чем мы..."
  "Они - в сосудах, дорогая! Демоны тоже не чуют друг друга в сосудах, пока желают скрывать свою суть и не призывают силы Инферно, в этом суть. И даже этого парня мы бы никак не опознали, если бы не талисман Джазира или он сам бы не выдал себя. Доверься мне уже! Найдем того, от кого амулет засветится фиолетовым - и скажем Дэвлину, дальше он и правда разберется лучше, но найти сейчас этого парня можем только мы! С помощью амулета, разумеется".
  Я машинально огляделась вокруг, но площадь была совершенно пустынна. Только небо обвисло на шпилях, как мокрая черная тряпка.
  - Какая идея... А ты умна для смертной! Пожалуй, можно попробовать. Театр! Именно то, что надо! Изысканно! - Сам застыл, бездумно глядя на бронзовые часы посреди площади.
  - А представь себе, какие страсти бурлят за кулисами... - мои губы произносили ему это в спину. - Отдал роль не той актрисе... И все: зависть и ревность, бессонные ночи в слезах, козни друг другу.
  "Кажется, я начал понимать образ мыслей ребят из этого конкретного Дома", - мрачно усмехнулся Шепот.
  Коллективный разум, это - странно. Никогда не знаешь, чего от себя ждать.
  - Заманчиво. Я подумаю, - кивнул он, - может быть. Может быть. А теперь позволь откланяться, мой ужин действительно стынет.
  Он крутанул в воздухе тросточку и отправился обратно - длинная несуразная тень с подпрыгивающей, как у гигантского кузнечика походкой.
  Ничего, что-то подсказывало, что мы еще встретимся.
  Шепот вернул мне контроль над телом, и я только тут поняла, что руки дрожат, как у алкоголика, ноги подкашиваются, а пальцы машинально сжимают пирамидку Бенту в кармане плаща. Это был слишком долгий день.
  "Тебя до комнаты довести?" - полюбопытствовал сочувственно Лусус, и мне оставалось только кивнуть. Охранник на входе посмотрел на меня неодобрительно, потом демонстративно - на часы и снова на меня, но только покачал головой.
  В моей комнате было прохладно, я кое-как добралась до ванной и принялась плескать холодную воду в лицо.
  "Это влияние Сам, - заметил Шепот, - он туманит разум и отравляет организм, у тебя сейчас отходняк, теперь стоит поспать".
  "В Бездну! - фыркнул Лусус. - Клеверная эссенция, выпей, если это вправду какой-то яд..."
  Мысль была дельной, так что пришлось выхлебать вторую порцию за сутки.
  - И что это было? - полюбопытствовала я у внутреннего голоса за номером два. - Придумать театр? Предложить демону еще более изощренный способ жрать наших же сородичей? Что за выходка?
  "Зато мы заинтересовали этого парня".
  - И к чему нам его интерес?
  "Нам. Нужно. Узнать. Кто. Его. Хозяин. Я прямо чую ниточку к нашему врагу".
  - Очень в стиле дроу, знаешь ли. Я про образ мыслей.
  "Пф-ф! Тот же Эрик бы поступил так же".
  Ну и чего? Явится к нам этот высший, что делать будем?
  "Откроем телепорт и свалим, как только опознаем".
  Сил не было ни на споры, ни на что другое.
  "Ты, кстати, забыла про платок с табачной смесью".
  Пришлось снова вставать, копаться в сумке, доставать контейнер для алхимических образцов и перекладывать добычу туда. Когда я брела до кровати, я заметила краем глаза какое-то движение. Зеркало! В его глубине стоял, не скрываясь, давешний призрак, виденный в приемной мэтра Ллойда. Привязался что ли?
  - Чего ты хочешь? - полюбопытствовала я.
  Но бледная черноволосая женщина, колыхнула перламутровыми одеждами и растаяла в глубине зеркала. Та и боги с ней. Еще призраков мне не хватало. Начнется сейчас, проводи, отпусти, проведи ритуал. К мертвякам.
  "А вдруг, это - жена Аргенси? - мелькнула в голове мысль. - Вдруг это с ее смерти началась вся эта ерунда? Надо бы как-то с ней поговорить..."
  Я не успела додумать эту мысль, сон набросился, подобно бешеной собаке, не успела я коснуться головой подушки.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Радостная "Еще много денег, пожалуйста!" (Городское фэнтези) | | А.Субботина "Осень и Ветер" (Романтическая проза) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | | К.Невестина "Брачная охота на главу тайной канцелярии" (Юмористическое фэнтези) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | В.Мальцева "Искупление любовью" (Современный любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Современный любовный роман) | | Ю.Меллер "По зову сердца" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"