Кривицкий Кирилл Михайлович: другие произведения.

Глава 7 Осознание своей природы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новая редакция.


Глава VII. Осознание своей природы

   - Пап, ты дома? - Крикнул с порога, вошедший к себе домой Роман, скинул кроссовки и куртку на пол, прошел в дом. Посмотрел в гостиной, выглянул во двор, затем поднялся на второй этаж частного дома, прошел по отполированному паркету к отцу в кабинет. - Пап, ты где?
   - У себя, где же мне еще быть, что случилось? - Из кабинета вышел грузный мужчина в тонких очках, поднятых на лоб, облаченный в домашний махровый халат, в красно-белую полоску. Широкое лицо, нос картошкой, густые русые брови непонятно почему хмурились, аккуратная прическа русых волос с небольшой сединой на висках.
   - Разговор есть, пап, давай пройдем в кабинет. - Роман протиснулся в открытую дверь и с размаху плюхнулся на черный кожаный диван. - Па, ты че встал, как будто и не у себя дома? - отец нахмурился еще больше, пристально осмотрел своего сына и не спеша, прошел в кабинет, обогнул массивный письменный стол, красного дерева. Повернувшись к сыну спиной, стал всматриваться в ночную темноту окна.
   - О чем ты хотел со мной поговорить? Рассказывай, я тебя слушаю. - поставил стакан на подоконник, и устало потер лоб рукой.
   - Па, я хотел поговорить насчет этого, который мне на дискотеке заехал, да эту суку, которая мне зубы выбила, их надо наказать. - Голос Романа просто, таки сочился ядом.
   - Не выражайся в моем доме! - Отец развернулся и уперся в сына тяжелым взглядом. - Я считаю, что тебе за дело по твоей смазливой роже смазали, и никому я мстить не собираюсь, а если ты такой дурак, что не можешь сам ответить за свои слова, то и не подходи ко мне с идиотскими предложениями!
   - Но, отец, такого нельзя спускать, никто не смеет меня трогать! Меня! Твоего сына, ты авторитетный человек, как ты не понимаешь, что это плохая реклама бизнесу! - Роман вскочил, подошел к столу и подался корпусом вперед, опершись руками о столешницу. - Это подрывает твой авторитет! За одно это надо их наказать! - Вопил молодой человек, чуть не брызжа слюной.
   - Заткнись, молокосос! - Отрезал отец. - Поучи меня еще! Я уже давно законопослушный гражданин, и от криминала отказался ради тебя, щенок, а ты все строишь из себя гангстера и не ценишь! - Отец медленно обернулся, взял стакан с коньяком, сделал большой глоток. - Это ты не понимаешь, ты, и никто другой подрываешь авторитет нашей семьи, по городу ходят слухи, весьма неприятного толка, и причина их именно ты! - Борис ткнул Романа пальцем в грудь. - Кичишься "авторитетом" отца, строишь из себя бандита, одеваешься как сутенер, а что ты сделал, кто ты сам такой? Что ты из себя представляешь? Живешь как король, я за тебя плачу везде, за учебу, которую ты прогуливаешь и не учишься, наконец, какой из тебя юрист, я тебя спрашиваю?
   - Нормальный, уголовный кодекс знаю! - Рома отвернулся, прошелся по комнате и снова уселся на диван.
   - Нормальный. - Передразнил его отец. - Уголовный кодекс он знает! Посмотрите на него, готовишься к отсидке? Ты гляди, так и будет, помяни мое слово, ...хотя нет, ты просто не доживешь до тюрьмы, убьют, и будут правы! - мужчина подошел к бару и плеснул немного коньяку в стакан. - Ты избалованный мальчишка, которому в жизни достается все без труда. - сделав глоток, продолжил. - Захотел машину, пожалуйста, я ее тебе купил, одежда самая модная, ты хоть раз на рынке в своей жизни был? - И тут же ответил. - Нет! Захотел в бар, пожалуйста, у тебя личных денег всегда хватает. Чего тебе еще нужно?
   - Мне? - Рома вскочил. - Мне нужно вернуть утраченное достоинство! Вот что мне нужно, я хочу, чтобы их не-бы-ло! - Прошипел он.
   - А оно у тебя было, достоинство? - Отец хмыкнул. - За тебя всегда дрались твои дружки шестерки, а ты стоял в сторонке, только пинал лежачих, много ли в этом достоинства? А стоило нарваться на нормального парня, который не побоялся тебя, ... скорее меня, благодаря тебе, как ты бежишь собирать свою шеблу, дабы отомстить.
   - Да, собрал, и что?
   - Да ничего, что из этого вышло? - Отец прищурился, Роман опустил глаза. - Вот именно, твоих шестерок положили как котят, тебе по роже заехала девушка, спасибо ей за это, я тебя ни разу не порол, а зря, наверное, хоть кто-то тебе надавал по шее и за дело! За свои слова и поступки отвечать нужно, ты понял?
   - Понял! Все я понял! Они за свои поступки ответят, еще как ответят!
   - Ничего ты не понял, оставь их в покое, я еще раз повторяю, тебе досталось за дело!
   - За какое такое дело? Да, что ты вообще знаешь?
   - Да все я знаю, прижал твоего дружка, которому в задницу перо вставили, он мне все и выложил. Как вы выследили их, что вы говорили при этом, и как вы люлей отхватывали, чей, наконец, нож был. Я когда это дело с ножом замял, мне объяснили, что даже убей они вас, дела бы просто не было, усек? - Рома смотрел на отца с отвисшей челюстью.
   - Как это? - Отмер Рома.
   - Да так, они не простые люди, насчет них, указание пришло с самого верха. И запомни, сын, еще раз с ними свяжешься, даже мои старые связи не спасут, прирежут тихонько, чтобы не мешал и все, понял? Просто живи нормальной жизнью, а о них забудь.
   - Понял! - Повесил голову Рома, поднялся и медленно вышел из комнаты, зло сплюнув, пробормотал себе под нос - Все равно они за это заплатят!
   ***
   Сергей.
   Всю неделю, я себя просто убивал, тренировался так, будто это составляло смысл всей моей жизни. Рукопашный бой сменяли тренировки по ножевому бою, оттачивал удары на стальной груше, загонял себя на тренировках с мечами, в клуб больше не ездил, тренировался только в особняке под руководством Михалыча. После этого уходил в тир и тренировался с метательными ножами, под конец стал метать все, сколько-нибудь острое и пригодное для метания.
   Помня просьбу Виктора Павловича, о работе "почище", съездил в мехколонну, где купил несколько шарикоподшипников, разломав их забрал себе несколько стальных шариков, весьма увесистых, включил их в тренировки по метанию.
   Под вечер выбирался в лес и бегал по лесу в виде волка до потемнения в глазах, после чего время, от времени расправляя крылья, скользил в ночной вышине, на время, избавляясь от тоски и чувства тревоги в душе.
   Так и сменял одну тренировку другой, доводил себя до такого состояния, что просто доходил до своей постели в особняке и падал без сил, моментально проваливаясь в глубокий короткий сон. Периоды сна, день ото дня становились все короче и короче, дошло до того, что мне для сна и полноценного отдыха хватало минут тридцать. Временами забывал о еде, только окрик дяди Вани или Михалыча, заставляли оторваться от тренировок и плестись на жилой уровень, чтобы, бездумно совершенно не ощущая вкуса, закинуть чего-нибудь в желудок и снова приступить к тренировкам.
   Бывало и так, что, закончив очередную тренировку, просто заваливался на маты прямо в спортзале, спал несколько минут и снова начинал тренироваться. Стальную грушу украшали глубокие вмятины, сколы, краска облетела еще на второй день, под конец просто не выдержали цепи, и груша с громким грохотом рухнула на пол, ломая своим весом доски.
   Все это время держался подальше ото всех, общался только короткими односложными фразами.
   - Все, ты меня достал своим кислым видом! - Взорвался сенсей. - Ты в кого превращаешься, а? Сергей, что с тобой такое происходит? - Я молчал, хмуро смотря на учителя и искренне не понимая, что ему от меня нужно.
   - Что такое?
   - Что такое? Это ты меня спрашиваешь? - Взъярился сенсей. - Ты за эту неделю превратился в хмурую нелюдимую, неразговорчивую машину для убийств, в тебе день ото дня остается все меньше и меньше человеческого. Ты почти не спишь, не ешь, ни с кем не общаешься, как приехал в штаб-квартиру в воскресение вечером, так и не выходил почти!
   - Я каждый вечер выхожу.
   - Ну да, только для того, чтобы снова и снова себя загонять в могилу, другой бы на твоем месте уже давно лег в землю!
   - Я не другой.
   - Да, ты не другой, я уже и не знаю, человек ли ты еще? Тебя стали бояться свои же, ты знаешь, что это значит? - Сенсей медленно приближался. - Это значит, что те, кому ты будешь прикрывать спину на задании, тебе не доверяют, соответственно можете провалить все дело, или вообще от тебя попытаются избавиться, желательно насовсем.
   - Я им не причиню вреда, вы это прекрасно знаете. - ответил, внимательно наблюдая за наставником.
   - Да я то знаю, а вот ребята сами стали тебя сторониться. Ты в зеркало давно смотрел?
   - Не помню. - Пожал равнодушно плечами.
   - То-то и оно, что не помнишь! Ты последние два дня вовсе на жилой уровень не поднимался, не брился с самого воскресения, зарос весь, ты вообще сегодня ел?
   - Нет.
   - Б..дь! - Сорвался наставник. - Да отвечай же мне нормально, робот клыкастый! - Дядя Ваня, сложив руки на груди, начал медленно покачиваться с пятки на носок. - С тобой надо что-то делать, никто не знает причины твоей хандры. Нашего психолога, то есть Лизу каждый раз, когда она приглашает к себе на беседу, посылаешь лесом и молча уходишь в спортзал. - Дядя Ваня окинул меня задумчивым взглядом. - Завтра твои итоговые экзамены. По-моему, это просто формальность, лучше тебя здесь никто не подготовлен, единственно, ребята стреляют лучше.
   - Я в курсе, так как не упражнялся в стрельбе, не нравится оно мне, чувствую брезгливость по отношению ко всему огнестрельному оружию.
   - Ну, наконец-то, сказал целое предложение! - Сенсей отошел в сторону и уселся на маты в позе лотоса, указал рукой напротив себя. - Садись, говорить будем. - медленно усевшись рядом по-турецки и поставив локти на колени встретился глазами с учителем. - Рассказывай.
   - Что?
   - Ты мне тут не чтокай! Рассказывай подробно, что с тобой творится? Я тебя внимательно слушаю. - немного помявшись выложил все наболевшее, учитель, молча и внимательно слушал, не перебивая.
   - Да еще непонятная тревога, просто выводит из себя! Обзваниваю, чуть ли не каждый день всех своих родственников, узнавая, все ли с ними в порядке, племянница, только услышав мой голос, говорит, что со всеми все в порядке и на три буквы посылает. Короче, я уже всю родню достал своей тревогой, а меня это пилит, нормально жить не дает!
   - Ф-фух! Хорошо, что Палыч ошибся. - недоуменно посмотрел на него, учитель, видя мой вопросительный взгляд, пояснил. - Мы думали, что ты сломался, не выдержал последнюю операцию.
   - Если бы это. - вздохнул. - По крайней мере, знал бы, что со мной происходит, а так одни смутные ощущения и никаких идей по этому поводу.
   - Тоска по девушке это понятно, а вот необъяснимая тревога это плохо, до добра не доведет. - наставник задумчиво уставился в одну точку на полу. - Тебе нужно отдохнуть. - попробовал возмутиться, вскинул на него глаза, учитель предупреждающе поднял руку. - Не спорь, я говорю нужно! Сейчас пойдешь в баню, попаришься, приведешь себя в относительный порядок, а я сейчас пойду, найду одно очень хорошее успокоительное, по старинному семейному рецепту приготовленное. - Учитель поднялся, пришлось последовать его примеру. - После бани выпьешь его, затем ляжешь в постель, не уверен, что оно на тебя подействует, но попробовать стоит, не яд, все-таки. - Развернувшись, направился в сторону лифта, обернулся на пороге. - Грушу в сторону оттащи, тут тебе не свалка. - кивнув, пошел в противоположную от наставника сторону, подхватив стальную чурку вынес к грузовому лифту, скинул ее на пол, затем поднялся на жилой уровень.
   Баня была выше всяких похвал, предбанник с раздевалкой, небольшая комната отдыха со столом и деревянными лавками вокруг него, большая, пышущая влажным жаром парилка, попахивающая дымом. Справа от входа располагалась печь, самая настоящая, дровяная, выложенная камнями, рядом лежало несколько поленьев. Прошел вперед, в тазике отмокал дубовый веник, забравшись на верхнюю полку, блаженно растянулся на ней. Пришлось произвести с организмом некоторые манипуляции, пара добавлял, и даже не вспотел нисколько, минут пять пытался снизить теплоустойчивость, как ни странно получилось. Парился несколько часов, время, от времени выбегал на улицу нырял в искусственное озеро рядом, с услужливо пробитой полыньей. Выполз из бани, полностью расслабленный и посвежевший. Казалось, даже непонятная тревога отошла в сторону и особо не досаждала, не ушла, а как бы свила где-то на дне души маленький, отравляющий спокойствие комочек.
   На столе стояла чашка с чем-то напоминающим по виду чай, пахло довольно приятно, травами какими-то, различил только мяту и ромашку с шиповником. Выпил по пути в свою комнату, почти сразу глаза, непроизвольно начали закрываться, еле дополз до кровати, как был в полотенце, обернутом вокруг бедер, так и рухнул, моментально провалившись в глубокий сон, без сновидений.
   ***
   Ксения.
   Светлана Николаевна сидела возле больничной койки дочери в одиночной палате, читая в слух какую-то книгу. В палате попискивали больничные аппараты, показывая слабое сердцебиение девушки. Ксения лежала на кровати, вся исколотая разными трубками, бледная и еще более осунувшаяся, мерно капала капельница. В палату зашел врач, в синей униформе и белом халате.
   - Доброе утро, вы так и не ложились спать? - Обратился мужчина к матери девушки, Светлана Николаевна подняла на него уставшие и покрасневшие от недосыпа и слез глаза, казалось, она за эти пять дней постарела лет на десять. Под глазами залегли большие тени, смахивающие на синяки, резче обозначились морщинки на лице, руки предательски подрагивали. Завершали картину уныло опущенные к низу уголки губ.
   - Доброе, не могла уснуть. - Отозвалась слабым голосом.
   - Шли бы вы домой, выспались, немного отдохнули, сейчас вашей дочери ничем не помочь, она сама должна справиться со своей болезнью.
   - Я не могу оставить ее одну. - В голосе женщины прорезалась сталь. - Я должна быть рядом, когда она выйдет из комы.
   - Это может произойти с равным успехом, как сейчас, так и через десять лет. - Врач оставался непреклонным, однако голос был сочувствующим.
   - Все равно, пока могу, буду находиться рядом. - Светлана Николаевна мотнула головой, от чего с плеч свалился на пол бежевый шерстяной платок. Врач, покачав головой, поднял его, убитая горем мать этого даже не заметила. - Константин Ильич, вы так и не выяснили, что это за болезнь?
   - К моему сожалению, нет. Сначала, когда ее увидел, думал, что это анерексия в худшем ее проявлении, но вы сказали, что девочка так усохла всего за два дня, такого просто не бывает. - Светлана Николаевна резко вскинула голову, направляя на него взгляд серых глаз. - Я вам верю, но такое истощение и обезвоживание, я еще просто не встречал, перешерстил гору медицинской литературы и как ни странно, это звучит, не нашел ни одного подобного случая. - мужчина провел рукой по волосам. - Я просто не знаю что делать. Ваша дочь находится в глубокой коме, тоже необъяснимой, мы не можем найти никаких предпосылок для болезни. - Константин Ильич прошелся по палате, больше рассуждая в слух, чем, разговаривая со Светланой Николаевной. - Ее организм совершенно не отторгает пищу, наоборот, в нее как бездну все летит, словно это булимия, но это не она.
   - Мы брали кровь на анализ, так она по своим характеристикам просто великолепна. УЗИ и снимки, тоже ничего не дали, она совершенно здорова, но это истощение и обезвоживание организма портит всю картину. - Константин Ильич подошел к изголовью кровати, приподнял девушке веко и посветил маленьким фонариком. - Аномалия глаз, встречается, конечно, только не было еще случая, чтобы зрачок менял свою форму в таком возрасте, обычно с кошачьими глазами рождаются, да еще эта непонятная татуировка. - врач приспустил одеяло, оголив пентаграмму на груди.
   - У вашей дочери вся кожа немного сморщена, это результат обезвоживания, а тут она гладкая, словно на что-то натянута. - осторожно провел по ней пальцем. - Прочна настолько, что просто удивительно, медсестра случайно кольнула иглой, так ничего не случилось. - Константин Ильич поправил одеяло и отошел от кровати. - Я сам пробовал проколоть ее - врач развел руками - не получилось, только игла погнулась.
   - Я видела ее. - отозвалась Светлана Николаевна, откинувшись на спинку стула и закрыв глаза - Татуировка появилась совсем недавно, и понятия не имею, что она означает.
   - По крайней мере, это не знак сатаны или что-то в этом роде, пятиконечная пентаграмма в круге, означает порядок. - врач снял очки и начал протирать стекла белоснежным платком - Вот если бы пентаграмма была без круга, это был бы знак хаоса, еще хуже, если она была бы перевернута. Что означает белый дракон в центре, не знаю, это уже из области мистики.
   - Откуда такие познания? - Светлана Николаевна пристально посмотрела на него, Константин Ильич пожал плечами.
   - В свое время, попалась книга по оккультизму, вот и прочитал, от нечего делать. Мой вам совет, пойдите домой и отдохните. Можете позвать кого-нибудь, кого бы ваша дочь желала видеть или слышать. - Светлана Николаевна задумалась.
   - Есть один человек, но я не знаю, как с ним связаться, телефон отключен, думаю, он смог бы, наверное, помочь.
   - Приверженец нетрадиционной медицины?
   - Да кто его знает? - отмахнулась женщина рукой. - Если верить дочери, он за мгновения залечил кучу ран на ее теле, поэтому Ксюша стала такой. - Константин Ильич скептически хмыкнул, Светлана Николаевна внимательно посмотрела на него. - А в ее крови не нашли ничего постороннего?
   - Совершенно. - Константин Ильич покачал головой. - Гемоглобин и сахар в норме, проверяли на все известные инфекции и яды, совершенно чистая кровь, это вообще поразительно!
   - Ладно, будем ждать.
   - Хорошо, оставайтесь, не буду вам мешать, включите телевизор, не накручивайте себя. - С этими словами мужчина вышел за дверь, плотно притворив за собой.
   ***
   Сергей.
   Проснулся, оттого что меня кто-то настойчиво тряс и громко звал по имени, узнав женский голос, притворился жутко спящим.
   - Сергей! Да проснись же ты, скотина неблагодарная! - Лиза настойчиво трясла за плечо. - Вот увалень! Засоня клыкастая, вампир травоядный! Ты проснешься или нет? - Лиза убежала в ванную, выскочила оттуда со стаканом холодной воды и, размахнувшись, попыталась меня облить. Быстро метнулся в строну и в одно мгновение оказался за ее спиной, перехватил правой рукой стакан, а левой приобнял за талию.
   - Спасибо, ты настоящий друг! - не спеша, выпил воду и вернул стакан обратно обалдевшей девушке - Не дашь помереть от жажды. - Лиза слабо дернулась и, вывернувшись из объятий, повернулась ко мне лицом, уперев руки в бока. - Ты чего, не собираешься меня послать, как обычно и снова смыться в спортзал? - девушка наблюдала за мной, слегка прищурившись.
   - Не-а, не собираюсь. - Для убедительности широко улыбнувшись, покачал головой.
   - Тогда, добро пожаловать в живой мир обратно, неужто хандра прошла?
   - Прошла, да не совсем, просто отступила, но жить уже хочется.
   - Отлично, расскажешь, что с тобой происходило все это время? - Лиза присела на кровать, я, проигнорировав вопрос, отправился в душ. Лиза нахмурилась и двинулась следом, встала в дверях. - Я от тебя не отстану, как главный психолог должна, нет, обязана знать, что с тобой было такое! - хмыкнув на это заявление, промолчал и забрался в душевую. - Сергей, я ведь могу и не допустить тебя к прохождению итоговых экзаменов. - Лиза подошла к кабине и постучала в стекло. - Ты меня вообще слышишь, или снова решил уйти в несознанку и игнор?
   - Лизет, дорогая, да отстань ты от меня, это мои личные сердечные дела. - Голос выходил каким-то глухим из-за шума воды и закрытого помещения душевой.
   - Сердечные дела. - Лиза нервно начала теребить цепочку, висящую на шее - Не из-за меня надеюсь?
   - Не беспокойся, не по тебе сохну, по Ксеньке, мозгоправ, ты наш обворожительный. - плескался, холодной водой прогоняя остатки сонливой вялости, навеянной успокоительным напитком. Открыв дверцу душевой, прошлепал по белому кафелю к полке с полотенцами. Начав вытираться, поднял голову и встретился с любопытными глазами Лизаветы. - Что?
   - Да ничего, неужели твое сердце не каменное!? - девушка тепло улыбнулась и покачала головой.
   Поморщившись, ответил - Ну да, если я по человеческим меркам мутант, то и чувства для меня недоступны?
   - Да нет, что ты, просто непривычно как-то, то весь такой язвительный и веселый, то хмурый и злой, словно демон, заодно убиваешь себя тренировками.
   - Ты же психолог, должна понимать, что со мной происходило. - Пристально посмотрел Лизе в глаза.
   - Да все я понимаю. - Лиза вздохнула и отошла в сторону, наблюдая за тем, как сбриваю недельную щетину опасной бритвой, как раз ей подаренной. - Ты это делал, чтобы забыть ее, хотя бы на время, правильно? - согласно кивнул. - Но зачем надо было так себя загонять?
   - Понимаешь, Лиз, я раньше работал все больше головой, и привык думать, а тут начинаются тренировки, которые тренируют тело, но не мозг. - Сполоснул подбородок. Провел по нему тыльной стороной ладони и кивнул самому себе, удовлетворенный полученным результатом. - Во время тренировки остается слишком много времени для раздумий, а так как фантазия у меня живая, то и представляю себе, невольно, всякие картины, это меня так заводит! - Рыкнул от разочарования. - Особенно оттого, что не могу ее увидеть или услышать голос хотя бы, не говоря уже обо всем другом, вот и загоняю себя до такого состояния, тренируюсь на пределе возможного, что бы не оставалось времени, для раздумий. - Перевел на нее взгляд, девушка слушала очень внимательно, подхватив под руку, повел в комнату, усадил на кровать, а сам начал не спеша одеваться.
   - Людей сторонился, только потому, что мог не сдержаться, сама понимаешь, мне тут никто не соперник, мог и убить, вот тогда бы я сломался точно. - Облачился в черный спортивный костюм, натянул на ноги серые легкие кроссовки. - После того как со мной начали происходить изменения, во мне с каждым днем остается все меньше от меня прежнего, поэтому всеми силами стараюсь сохранить те крохи, что пока остались. Не переживаю, по поводу того, что стал таким. - для убедительности расправил крылья, любовно провел пальцами по перьям, затем убрал их обратно, только поморщился от того, что порвал спортивный костюм. - Плюс к тому еще и влюбился в девчонку, такое со мной впервые, а Ксюха меня боится, не звонит, не пишет. Определенности в отношениях, как не было, так и нет, а это бесит и злит! - с трудом потушил полыхающие глаза, успокоился, затем спросил с улыбкой - Ну что, удовлетворил твое любопытство?
   - Удовлетворил, - Лиза кивнула и улыбнулась - пошли, позавтракаем, скоро начнутся экзамены, ... не понимаю, зачем их проводить? Поставили все отметки, которые нужны и все на этом. - девушка подхватила меня под руку и потащила за собой. - Все равно, это лишь формальность.
   - Вопрос не по адресу, ты его лучше Виктору Павловичу задай. - Услышал легкие шаги, сердцебиение, затем почувствовал запах чернил.
   - Да знаю я, зачем это делает, - легонько сжал ее руку, в тщетной попытке привлечь внимание - Виктор Павлович всегда все делает по инструкции, сказали, положено, значит, положено, как бы бессмысленно это не было. - Отозвалась Лиза, закатив глаза.
   - Думаю, что ты прямо сейчас узнаешь его непосредственное мнение на этот счет, - Лиза посмотрела на меня с удивлением - не так ли, Виктор Павлович?
   - Кхм-кхм, я что, настолько предсказуем? - За спиной раздался голос нашего шефа. - И как ты меня засек? - Мы обернулись, наш шеф был, как всегда безукоризненно выбрит, причесан и облачен в свой неизменный серый костюм тройку.
   - Вы топочите как слон, и глухой услышал бы. - Виктор Павлович нахмурился и приподнял удивленно левую бровь - Шучу, но я вас действительно слышал, и еще от вас постоянно пахнет чернилами.
   - А я ничего не чувствую. - Лиза потянула носом воздух, не отпуская моей руки. - Только от тебя хвоей пахнет и все.
   - Угу, от меня теперь так постоянно пахнет, если запах хвои не заглушается запахом крови, что характерно не моей. - Поморщился от воспоминаний. - Ладно, Виктор Павлович, мы услышим, по какому поводу вы к нам пожаловали?
   - Хотел убедиться, что с тобой все в порядке, и ты готов к экзаменам. Кстати, Лиза, твое заключение? - Виктор Павлович перевел взгляд на нее.
   - С ним все в полном порядке, депрессия прошла, и что самое главное, она ни как не связана с нашей работой, то есть, Сергей полностью пригоден для дальнейшей работы оперативником. - Четко отрапортовала Лиза.
   - Могу узнать причины депрессии?
   - Если только Сергей сам пожелает вам рассказать, я же обязана хранить дружескую и врачебную тайну. - Не моргнув глазом, выдала Лизавета. Про себя ей только аплодировал, Виктор Павлович лишь хмыкнул.
   - Спелись?
   - А как же иначе? - Хором, произнесли, переглянулись и рассмеялись.
   - Ну-ну, ладно, идем завтракать и вперед на мины. - Скомандовал начальник, мы с Лизой шутливо вытянувшись в струнку, козырнули.
   - Шагом марш, Клоуны! - Виктор Павлович усмехнулся и ретировался, мы отправились на кухню. Вся компания была в сборе, ждали только нас.
   - Всем привет, чего сидим, почему не жуем? - Одарил всех жизнерадостной улыбкой.
   - Ну точно! Крыша едет не спеша, тихо шинами шурша. Привет. - поприветствовал Костя, Лена с Лехой нестройно поприветствовали, Илья лишь кивнул, пристально меня рассматривая.
   - Ты чего? Весь такой серьезный, словно язык проглотил? - Обратился к Илье.
   - Смотрю, тебе лучше, вот и славненько, будет с кем напиться, отмечая успешную сдачу твоих экзаменов.
   - Ага, утопить в абсенте твою печаль. - поддержал Костя - Я уже ящик абсента купил, всей аравой накушаемся. - Появился серьезный как никогда Виктор Павлович, Костя скосил на него глаза.
   - Задним чувством, чую, накрылась пьянка медным чугунком. - пробормотал Илья.
   - Ты сам себе противоречишь, чугун по определению не может быть медным, но оставим лирику на потом, всем срочно одеваться, Алексей, ты на связи. - Скомандовал Виктор Павлович, посмотрел на меня. - Сергей, твои экзамены, откладываются, - пояснил, в ответ на наши недоуменные взгляды - операция, сейчас иди за ребятами, по пути всех введу в курс дела. - Говорил, уже удаляясь из столовой на крейсерской скорости.
   Быстро догнал ребят, бегом промаршировали по лестнице в отдельный подвал, где был оборудован склад. В этом помещении еще не был, у каждого был свой собственный шкафчик, пробежал глазами по именам. Лена подскочила к шкафчику с именем Стрелка, Лиза торопливо скидывала с себя одежду возле имени Лиса, непроизвольно улыбнулся такому псевдониму. Костя возле шкафчика с именем Кощей, Илья в свою очередь переодевался под именем Игла, ну а мой шкафчик естественно был под именем Данте-с. Подскочил к нему и начал облачаться. Через минуту все были словно клоны, только отличались по комплекции и росту.
   Лена, схватила винтовку в чехле, любовно ее погладила, остальные тоже обвешивались оружием, я же с брезгливостью оставил пистолет висеть в чехле в шкафу, там же оставил и бронежилет, с мыслью, что мое главное преимущество, это скорость, а бронежилет не давал свободно двигаться. Повесил ножны с метательными ножами за спину, спереди затянул ремни, вогнал в ножные ножны кукри.
   Все были одеты в камуфляж, лица скрывали лыжные шапочки, только возбужденно сверкали глаза сквозь прорези, на ребятах красовались бронежилеты, на ногах у всех были берцы на шнуровке. Еще раз осмотрел свой прикид и закрепил чуть туже крепежные ремешки ножных ножен, попрыгал, ничего не гремит и не вываливается, остался доволен осмотром.
   - Ну что, как говорил наш космонавт, по фамилии Гагарин, поехали? - выдал Илья и первым направился на выход. - Дан, ты бы хоть броник напялил, что ли.
   - Да ладно, только стесняет в движениях и мешает. - Отмахнулся от предложения.
   - Как хочешь. - пожал Илья плечами.
   Выскочили на улицу, нас дожидался микроавтобус - газель, белого цвета, с полностью тонированными стеклами, на номерах, вместо номера региона только российский триколор. В один момент загрузились, машина резко сорвалась с места, оглушив сиреной.
   В микроавтобусе на переднем пассажирском сидении с ноутбуком на коленях сидел Виктор Павлович.
   Обернувшись в нашу сторону, Виктор Павлович скомандовал. - Закрепляем переговорные устройства. - Ребята начали рыться в нагрудных карманах, доставая какие-то провода, Лиза, видя мою, полную неосведомленность помогла закрепить переговорное устройство на шее, наушник сунула в левое ухо. Виктор Павлович проговорил в свое - Проверка связи, как слышно? - чуть не оглох, быстро убавил громкость.
   - Стрелка, слышно нормально. - все стали повторять за ней, Виктор Павлович кивнул удовлетворенно.
   - Даю вводную. - отвернулся и уставился в монитор ноутбука. - Четверо придурков, ограбили ювелирный магазин на Ленина, охранник успел нажать на экстренную кнопку, через три минуты подъехала вневедомственная охрана. Преступникам удалось уйти недалеко, машину заблокировали. Открыв огонь, кстати, они вооружены, заскочили в магазин по продаже принадлежностей для вязания "Клубок и спицы", недалеко от главной площади города. - Досадливо махнул рукой. - Слишком много нежелательных глаз, улицу перекрыли, но все равно свидетелей очень много. - Виктор Павлович пощелкав клавиатурой, продолжил. - Тяжело ранили сотрудника милиции, его сейчас везут в больницу. Похоже, преступники там ни разу не бывали, или это сделано со специальным умыслом, магазин располагается в подвальном помещении, выход только один, пожарный вопреки всем требованиям заблокирован намертво, не выйдут, если только у них нет взрывчатки. К сожалению, нам этим входом тоже не воспользоваться, по той же причине. Окон соответственно нет, тебе Лена, развернуться негде, придется на выходе укладывать. - Лена кивнула.
   - Это как сказать, могу с помощью малых зарядов и направленных взрывов открыть нам путь. - Подал голос Илья.
   - Не стоит, слишком много шума поднимем. - Отмахнулась Лиза. - Они в переговоры вступать собираются?
   - Нет, выдвинули требования и связаться с ними можно будет, только когда будут автомобиль с деньгами. - Виктор Павлович внимательно слушал рацию. - Авто уже доставили, на всякий случай повесили маяк, шансов нет, город не позволит, путей отхода мало, значит, шансы уйти стремительно падают до нулевой отметки. Вертолет наготове, наша главная задача - заложники, приказа о ликвидации не поступало, так что поимка не наша работа, пусть милиция ими занимается.
   - На что надеются? - Задумчиво спросила Лена.
   - Дилетанты, сами загнали себя в ловушку и запаниковали, насмотрелись фильмов, придурки блин! - Виктор Павлович почесал переносицу. - По предварительным данным в момент прибытия в магазине было несколько покупателей, в том числе и дети. - услышав последнее предложение, начал заводиться, с силой стиснул челюсти, чтобы успокоиться.
   - Виктор Павлович, можно вопрос, почему этим мы занимаемся? - Подал голос Костя.
   - Все просто, наш местный спецназ с ОМОНОм сейчас находятся на учениях, мы были ближе, и у нас есть в этом навыки, Сергей новенький, но так как ситуация коснулась детей, будем использовать его возможности. - Пристально посмотрел на меня, дождавшись ответного кивка, продолжил. - Они не отличаются оригинальностью, взяли заложников, потребовали пять миллионов рублей, вот они. - Виктор Павлович продемонстрировал небольшой алюминиевый кейс, серебристого цвета - Машину с полным баком и зеленую улицу, без милицейского сопровождения соответственно. В противном случае, грозятся убивать по одному заложнику каждые тридцать минут, у нас осталось, - Виктор Павлович глянул на наручные часы - сорок.
   - Есть данные, сколько там заложников? - Спросила Лена, расчехляя винтовку.
   - Нет, и предупреждаю вопросы, там наставили павильонов, так что точного внутреннего расположения мы не знаем, далее. - Виктор Павлович посмотрел на меня в упор - Чтобы было меньше бумагомарания и вопросов к нашей организации, мы обязаны показать свой профессионализм. В общем, мы должны их по возможности взять живыми, не обязательно целыми, можно по запчастям, только, чтобы живыми, ты понял?
   - Понял-понял, не глухой, можно подумать мне нравится убивать. - проворчал -Хреново, что заложников несколько, если бы там был только один, - закатал маску на лоб - хотя, нас бы тогда не сорвали. Бандиты с оружием, могу просто не успеть, всех сразу нейтрализовать. Есть возможность всех кончить моментально, но потом нечего нашей милиции предъявить будет, соответственно, куча вопросов. Значит этот способ не вариант, точнее вариант, но на самый крайний случай. - Погладил рукоятку ножа - Если будет непосредственная опасность заложникам, а тем паче детям, я их буду укладывать наверняка, уж не обессудьте. - Виктор Павлович бросил на меня хмурый вопросительный взгляд. - Когда дело касается детей, у меня начисто срывает башню, в этом случае всех обидчиков ждет весьма мучительная смерть, почему, сам не знаю, уж простите, - развел руками - какой есть.
   - Твое право, лучше пусть дети будут немного заиками, но живыми заиками. - Виктор Павлович кивнул - Постарайся в таком случае хотя бы одного взять живым, нам надо предоставить козла отпущения нашей милиции, им за своего тоже поквитаться охота. Ребята рвут и мечут, но если сами туда полезут, неизбежны жертвы среди гражданских. - Виктор Павлович замолчал, прислушиваясь к словам из рации. - Подъезжаем.
   Автомобиль остановился, открылась дверь, мы выскочили на улицу. На площади возле гостиницы по большому монитору передавали, безучастную ко всему рекламу, призывающую покупать всякое барахло, нужное и не очень. Стояли милицейские машины, перегораживающие дорогу с четырех сторон, милиция, с автоматами направленными на двери магазина, рассредоточилась по всему периметру, куча вездесущих зевак, охочих до зрелищ с не менее вездесущими репортерами. Пара машин телевидения маячило недалеко от кордона, стояли видеокамеры, направленные в самый центр событий. Пара карет скорой помощи дожидались за углом дома. Бегом направились за Виктором Павловичем, шеф с ходу заскочил в такой же микроавтобус, как и наш, только с синими номерами и синей линией вдоль борта, судя по всему, там располагался наспех собранный штаб по чрезвычайным ситуациям.
   Через пару минут оттуда появился Виктор Павлович в сопровождении полковника, в форменном кителе, седой головой и вопреки всем моим ожиданиям спортивного вида без лишнего веса, полковник нервно закурил сигарету.
   - Приветствую, - кивнул нашей немногочисленной компании - хорошо, что вы прибыли, у нас нет опыта таких операций, учения учениями, а опыт отсутствует, берите ситуацию под контроль. - кивнул Виктору Павловичу, он вернул кивок, затем обернулся к нам.
   - Лиса, приступай, попробуй выторговать немного времени и хоть кого-нибудь обменять. - Лиза кивнула.
   - Товарищ полковник, когда последний раз выходили на связь, и сколько у нас времени осталось? - Пытливо на него посмотрела, залезая в салон микроавтобуса, взяла трубку телефона, полковник глянул на часы.
   - Час назад, пятнадцать минут, машина готова, можем подать в любой момент. - Коротко ответил милиционер.
   - Стрелка, бери вон тех орлов. - Виктор Павлович указал на двух милиционеров, в светло-голубом камуфляже с СВД в руках, - Распредели их и наметь сектора обстрела, если что валите на выходе. - Лена кивнула, подозвав снайперов, побежала к противоположному дому. - Планы меняются, Игла, минируй пожарный выход и будь готов по сигналу пропустить внутрь группу захвата. - Илья молча поправил лямку небольшого ранца. - Игнат, - Виктор Павлович обратился к полковнику - выдели группу ребят, самых выдержанных, пусть покажут, где выход, Кощей, скоординируй бойцов.
   - Игорь, иди сюда. - Полковник обернулся, на его окрик подбежал плечистый молодой парень с Калашниковым на перевес. - Вот, - указал на Илью и Костю. - возьми своих, работаете под их началом, покажите, где пожарный выход.
   - Есть! - Кивнул Игорь, посмотрел на ребят, молча поднял вверх кулак и бегом отправился за дом, от рядом стоящего милицейского форда отделились четыре человека, и направились следом. Илья с Костей последовали за ними, быстро нагнав Игоря, пристроились рядом, на ходу о чем-то выспрашивая.
   Виктор Павлович взял рацию и проговорил: - Лекс, есть данные по тем отпечаткам, что тебе прислал? - В рации послышался голос Алексея, сопровождаемый легкими помехами.
   - Нет, ни по одной базе не проходили, скорее всего, новички дилетанты.
   - Спасибо, выведи мне на монитор план подвального помещения и будь на связи. - Виктор Павлович убрал рацию в нагрудный карман и открыл свой ноутбук. Чрез пару секунд, на мониторе появился план с указанием входов и выходов, выделенные красным цветом. - Дан, запомни расположение, ребята ворвутся отсюда. - Виктор Павлович показал пальцем на пожарный выход, находящийся на противоположной стороне от входа, и немного левее его. - Данные не точные, как говорил ранее, там наставили павильонов. Лиса, есть результаты? - Обернулся к автобусу. - У нас пять минут осталось.
   - Они согласны обменять одного заложника на кого-нибудь из наших, требуют, чтобы он принес с собой деньги. - Замолчала, прислушиваясь к голосу из трубки, кивнув своим мыслям, положила ее на место. - Преступники выдвинули еще одно условие. - девушка мгновение помялась. - Больше времени не дали. Требуют, чтобы наш человек был раздет, дабы убедиться, что он не вооружен.
   - Тьфу, идиоты! Чтоб им гранатой подавиться! УК им в рот, да через зад! - Выругался Игнат. - Я своих ребят не подставлю без бронника.
   - И не надо, у нас есть свой человек. - Виктор Павлович обернулся ко мне. - Данте, тебе же не первый раз придется стриптиз на людях исполнять, верно?
   - Верно, трусы тоже снимать? - Начал расстегивать крепежные ремни ножен, осмотрелся вокруг. - Шеф, уберите камеры, все-таки мне за стриптиз по TV не платят.
   - Глаз. - Ответил Виктор Павлович.
   - Чего глаз? - Не понял я, продолжая быстро раздеваться, присел на корточки, развязывая шнурки.
   - Мой оперативный псевдоним, Глаз. - Пояснил начальник. - Игнат, позаботься, чтобы моего парня не засняли, нам такая известность не к чему.
   - Сейчас исполним. - Игнат кивнул, и проговорил в рацию. - Сань, убери бойцов "камеры и микрофона". - В тот же миг, от милицейского заслона отделилось несколько человек в форме и с вежливыми улыбками, и весьма не корректно запихали репортеров в их передвижные студии. Во избежание нежелательных инцидентов развернули все оставшиеся видеокамеры в обратную сторону.
   - На, тут деньги, кстати, чего-то они мало попросили. - Прокомментировал Виктор Павлович. В рации раздался голос Лены. - Стрелка с птенцами в гнездах, обзор отличный, только света маловато, скоро темнеть начнет. Освещение хреновое, вот в такие моменты особо не люблю нашу полярную ночь! - Виктор Павлович кивнул. - Хорошо. Игла, Кощей, что у вас?
   - Пластилин намазан. - Ответил Илья.
   - Роли распределили, готовы к пьесе. - Следом за ним отозвался Костя.
   - Работаем. - обратился ко мне Виктор Павлович - Дан, а ты чего маску не снял?
   - Вы в толпу посмотрите, там каждый третий, не считая каждого первого и второго, на дебильник снимает. Сегодня же в инэте выложат, известность покруче, чем в СМИ будет.
   - Твоя, правда, приступаем! - подал кейс с деньгами - Дан, трусы-то оставь, нечего яйцами на людях звенеть. - вздохнув с облегчением, взял чемоданчик - Плохо, тебе в твои семейники даже ножа не засунуть.
   - Ничего мне в трусы засовывать не нужно, все свое ношу с собой, свои релаксационные шарики возьму. - Сунул руку в карман и достал два стальных подшипника, начал крутить их в ладони, полковник смотрел на наши приготовления с легким недоумением. Краем уха услышал короткий разговор.
   - Палыч, ты своего парня не боишься отправлять к ним, да еще и без оружия?
   - Нет, Игнат, за него, - выделил последние слова - не боюсь, Дан сам по себе оружие, мясорубка ходячая, я бы меньше беспокоился, если бы у него был нож.
   - И что, он этим ножом сделал бы? - хмыкнул полковник - Одного прикончил, так ведь еще трое остается.
   - Игнат, я не шучу, он голыми руками такое сотворить может, - Виктор Павлович содрогнулся - даже меня мутить начинает, с ножом было бы не в пример аккуратнее.
   - Все так серьезно?
   - Довелось повидать результаты его трудов!
   Отвернул край маски и стянул очки, бросил Виктору Павловичу. Не спеша, отправился в сторону двери, беззаботно помахивая кейсом.
   - Наш человек подходит к двери, как вы просили, раздет и безоружен. - Лиза обратилась к бандитам, выслушала ответ и прокричала мне, портативную рацию пришлось снять. - Дан! - Обернулся. - Подними руки и медленно покрутись, пусть рассмотрят со всех сторон. - начал поворачиваться вокруг своей оси, приближаясь к двери.
   За дверью, сквозь стекло, сплошь заклеенного рекламными плакатами, рассмотрел два красноватых пятна теплового излучения, один стоял позади другого. Дверь, грязно-белого цвета, приоткрылась на пару сантиметров, сзади послышался голос Лизы: - Дан, покрутись еще немного, пусть убедятся, что оружия при тебе нет. - Исполнил просьбу, протиснулся в дверной проем, мне в левый бок сразу уперлось что-то холодное и тупое, медленно повернул голову. Встретился глазами с индивидом бандитской наружности, лыжная маска скрывала лицо, только настороженно смотрели карие глаза. Рядом, с мокрым от слез лицом, переминалась с ноги на ногу старушка, скользнул по ней взглядом и опустил глаза вниз. Сразу от входа начиналась лестница, круто уходящая вниз, на нижней площадке маячил еще один "фантомас" с потертым ТТ в руке, прикрываясь молодой женщиной, боящейся даже дышать, снова взглянул на первого.
   - Отпусти бабушку, я за нее остаюсь. - Парень не шелохнулся, бросил быстрый взгляд на подельника, тот медленно, словно с неохотой кивнул.
   - Вали отсюда! - Бросил старушке, словно сплюнул, осторожно переместился за косяк, бабушка с девичьей прытью исчезла в дверях.
   - Не воспитанный ты тип, как посмотрю, старость нужно уважать, того и гляди, не доживешь до нее, раньше прибьют! - Обратился к первому, мельком посмотрел вниз, мне в бок упирался обрез вертикальной двустволки. - Такую красоту испортил Ирод.
   - Еще слово и ты раньше сдохнешь! - бандит грубо ткнул дулом. - Двигай вперед. - начали медленно спускаться вниз, второй "фантомас" заменил его у двери, все так же, не выпуская заложницу. Вошли в небольшое вытянутое помещение Т-образной формы, если считать вход, там располагались остальные заложники, было трое детей, две девочки и паренек, испуганно жались к своим родителям, или с кем они там пришли. Все остальные заложники стояли на коленях, с заложенными за голову руками, двое мужчин среднего возраста, и шесть женщин, три в пальто и одна в куртке. Одна лежала на полу, из раны на голове медленно сочилась кровь, прислушался: - "Жива, сердце бьется. Значит так, семь женщин, два мужика и трое детей, из них две продавщицы, те, что без верхней одежды, итого двенадцать" - удовлетворенно промелькнуло в голове.
   Еще два "фантомаса" рассредоточились по тесному душному помещению, один стоял у стены, с лева от меня, второй ближе к двери справа, возвышаясь над пленниками. При нашем появлении синхронно направили на меня оружие.
   - Ха! Без порток, но в шляпе! - Заржал один из них, тот, что справа. - Деньги принес? - потряс кейсом, привлекая к нему внимание, сам окинул их быстрым взглядом.
   - "У каждого по ТТ... Твою мать! Ребятам в маски-шоу поиграть, сегодня не придется". - Глаза зацепились за большущий стальной сейф, еще Советского производства, желтого цвета и с двумя створками, сверкающими никелированными ручками, опустил глаза вниз, на полу отчетливо выделялись борозды оставленные при его перемещении. Сейф намертво перегородил пожарный выход, лишая ребят эффекта неожиданности. - "Пока опрокинут эту бандуру, тут перестрелять успеют всех раза четыре". - в слух произнес - Принес-принес, пересчитывать будешь?
   - А ты как думал? Вдруг ты мне куклу притаранил, я тогда тебе лично кишки на кулак намотаю, понял? - Фантомас сплюнул и потряс пистолетом возле моего лица для убедительности.
   - Ну, так мне открывать? - Медленно перехватил кейс. - И слюной не брызгай, это некрасиво.
   - Стой! - замер. - Эстет б..! Сам открою, вдруг там ствол? - бандит, етерпеливо выхватил кейс, опустил его на пол, пистолет отложил в противоположную от меня сторону, открыл. В чемоданчике, ровными рядами лежало пятьдесят пачек по сто тысяч в каждой, тысячными купюрами, "фантомас" взял одну наугад и провел по ней пальцем, заглядывая внутрь.
   - Братва, вроде все в порядке. - Захлопнул крышку кейса, не поднимаясь, скомандовал. - На колени, руки за голову! - подчинился, медленно опустился на колени, словно невзначай, перекрыв сектор обстрела для правого "братка", но в стороне от остальных заложников.
   - Эй, как там насчет машины? - Спросил левый "браток", дернув дулом пистолета.
   - Ща, узнаем. - Отозвался "фантомас" с обрезом за моей спиной, достал телефон и позвонил, через секунду сказал в трубку. - Где машина? Бабло приперли, а тачки нет, так дела не делаются! - Выслушал ответ. - Щас, пригонят, не ссы. - Культурно успокоил своего подельника.
   - Машину пригнали. - Послышался голос, сверху от входной двери. - Могли бы и лучше найти. - Отчетливо послышался усилившийся уличный шум, затем крик. - Машину не глуши и проваливай из тачки. - Левый "браток" подошел к лестнице и прокричал в ответ.
   - Хватай бабу и садись за руль, мы на подходе, только себе по щиту выберем.
   - Жду. - Шум снова усилился и тут же затих.
   - "Лучшего момента не найти, все трое здесь, на четвертого Стрелка сделает пристрелку" - промелькнула мысль, переложил один подшипник в правую руку, рывком поднялся, в момент разворота из-за головы отправил стальные шарики по необходимому адресу. Один подшипник угодил в лоб левому, фантомас красиво всплеснув руками, врезался в стену, заливаясь кровью, поднятый пистолет с кейсом полетели в разные стороны, глаза закатились. Бандит начал медленно сползать на пол. Второй шарик сильным ударом сбил с ног второго, дыхание со свистом вылетело из груди, проследил направление руки с зажатым в нем пистолетом, направленного в сторону детей, затем посмотрел на третьего братка, в голове зло пролетело - "Не успеваю!".
   Перехватил в полете кейс с деньгами и со всего размаха ударил по руке с пистолетом снизу вверх, прогремел выстрел, пуля ушла в подвесной потолок, ТТ вылетел из руки. Миг спустя, пистолет еще не приземлился, отмер третий бандит. В голове мелькнула мысль: - "Достать не успею, уйти с сектора могу, но за мной заложники, хрен с ними с людьми, дети! Пристрелит кого-нибудь, остаюсь!" - внутренне приготовился к боли. Все раздумья прошли за доли секунды. Прогремел следующий выстрел, сильная боль обожгла живот, непроизвольно сделал шаг назад, бандиту в лицо брызнуло моей кровью, боль разбудила ярость, захлестнувшая волной.
   Выстрелы послужили сигналом для атаки группы захвата, за сейфом глухо бухнуло, следом отчетливо послышались крики: - "Всем лежать! Милиция!" - затем, когда ребята уперлись в сейф, послышались уже отборные маты, сверху раздался топот форменных ботинок по лестнице. Заложники, все как один, попадали плашмя на пол, вопя во всю глотку, моя голова раскалывалась от дикого шума.
   Оставшийся на ногах браток, по-видимому, уже списав меня со счетов, резко повернулся ко мне спиной, встречать "дорогих гостей". Уже по привычке начал комментировать свои действия про себя - "Шаг вперед, а вот и шейка в моей левой руке. Такая хрупкая, одно резкое движение и ты труп! Правой перехватываем правой рукой кисть с обрезом. Хрусть! Привет перелому!" - немного пришел в себя. Продолжил комментарии - "Рывок на себя, удар под колено". - браток, жалко всхлипнув, упал на колени, выронив оружие.
   - Я же тебя застрелил. - простонал "фантомас".
   - А я живучий. - нанес не сильный удар в основание шеи, фантомас упал, потеряв сознание.
   В помещении магазина моментально стало тесно. С лестницы ворвались спасатели: Лиза, в первых рядах, с пистолетом на перевес, следом местная милиция с автоматами.
   - Дан, с тобой все в порядке? - Лиза подскочила ко мне, ребята из милиции скрутили остальных. - Ты весь в крови. - опустил глаза на свой живот, провел ладонью, успело зажить, только разводы запекшейся крови на животе и семейниках.
   - Спасибо, все нормально, не смертельно. - Осмотрел свои трусы. - Черт! Снова семейники выкидывать, мне их что, вагонами закупать? - Лиза улыбнулась и повернулась на грохот от падения сейфа, с усилившейся бранью.
   - Да что за ..., полосатая? - Возвестил о своем появлении Костя, следом показался Илья с Игорем и компанией, стало совсем тесно.
   - Мы что опоздали? - вопросил Игорь, осмотрев помещение цепким, профессиональным взглядом.
   - Да, мальчики, маски-шоу отменяются! - С улыбкой озвучила мою мысль Лиза, появился Виктор Павлович.
   - Дан, ты хоть одного в живых оставил? - Шеф пробежался глазами по поверженным телам. - А то, тому сверху, Стрелка мозги по тротуару расплескала, от затылка ничего не осталось. - Посмотрел на меня, опустил глаза вниз. - Ты в порядке?
   - В порядке, не волнуйтесь, мне штаны, кто-нибудь прихватил? - Все переглянулись и ничего не ответили. - Понятно, не цените, значит. - Притворно вздохнул, перевел взгляд на молодого стража порядка, в котором с удивлением узнал старого знакомого из поезда. Василий меня не узнал, маска свое дело делала. Оглянулся по сторонам, призрак маячил только один, остальных не наблюдалось, в голове промелькнуло слегка разочарованно - "Значит еще живы". - посмотрев в глаза Виктору Павловичу, отрапортовал - Глаз, все исполнено в лучшем виде, все живы и поданы на блюде с кровавой каемочкой.
   - Да я уж вижу, юморист, е-мое. Иди, давай, не пугай детишек своим видом, наша работа выполнена, пусть ребята из милиции дальше действуют. - пожав плечами, отправился на выход, Лиза пристроилась рядом, Костя с Ильей, о чем-то споря, вышли через пожарный выход.
   Вышли на улицу, огляделся по сторонам, справа на тротуаре лежало накрытое простыней тело, на стене и заснеженном тротуаре, кровавый след.
   - Хорошо Стрелка поработала, - прокомментировала мои наблюдения Лиза - с женщиной все в полном порядке, пошли быстро в фургон, незачем тебе светиться на людях в таком виде.
   - Да ладно, кто хотел уже рассмотрел.
   Бегом пересекли улицу, и ввалились в наш микроавтобус, Лиза подала бутылку минералки с пачкой салфеток.
   - На, приведи себя в порядок. - выскочила из машины, надо отметить, что все это время, мы все оставались в масках. Стянув окровавленные трусы и бросив на пол, начал смывать с себя кровь с грязью.
   - Все, больше босиком по грязному полу бегать, не намерен! - стирал и приговаривал - Только, кто меня спросит? ... Правильно Серый, никто. - Осмотрелся по сторонам, но своей одежды так и не обнаружил. - Вот блин пережаренный! Я же ее в милицейском фургоне оставил. ... Ага, кто бы сомневался, постепенно превращаюсь в убежденного нудиста. - Пока ждал, быстро завербовал себе в подчинение призрака. - И куда мне столько, хоть соли их в призрачной бочке!?
   Появилась Лена, бросила на меня взгляд, закрыла за собой дверь.
   - А ты чего снова голый? - Уложила в чехол винтовку, любовно погладив по оптическому прицелу.
   - Лен, будь подругой принеси, пожалуйста, из милицейского микроавтобуса мою одежду, я ее там оставил, когда исполнял стриптиз.
   - А чего сам не сходишь? - Лена отложила винтовку в сторону. - Тут ведь недалеко.
   - Ага, недалеко, только окровавленные трусы снова одевать что-то не хочется, - посмотрел на тряпку, по совместительству бывшие семейники. - а голышом как-то не тянет снова бегать.
   - Почему это?
   - Лен, ты что издеваешься? - Встретился с ее смеющимися глазами. - Ну, точно, издеваешься. Я конечно не стеснительный, но не перед такой же широкой аудиторией с голой задницей бегать? - Возмутился, лена расплылась в улыбке.
   - Ладно, так уж и быть, принесу. - Открыв бутылку минералки, девушка демонстративно медленно начала пить.
   - Лена, по-хорошему прошу, сделай милость, принеси, пожалуйста, мою одежду.
   - Попроси лучше. - Лена состроила глазки на ожидающей мордашке, невольно улыбнулся.
   - Уважаемая Елена, будьте так любезны, не сочтите за труд. Не соблаговолите ли вы, выполнить мою ничтожную просьбу, принести, мою одежду!? Пожалуйста! - Выпалил на одном дыхании.
   - Эк завернул! - Лена медленно поставила бутылку на пол, демонстративно начала полировать ногти о бронежилет, время, от времени посматривая на них.
   - Лен, ну так что? - Выразительно на нее посмотрел.
   - Перетопчешься. - Расплылась в злорадной улыбке.
   - И что я тебе такое сделал? - Поднявшись, нарочито медленно направился к ней, Лена даже не шелохнулась. - Принесешь?
   - Не-а. - Помотала для убедительности головой.
   - Ладно, вместе пойдем. - За секунду расстегнул броник и стянул через голову, принялся расстегивать камуфлированную куртку, Лена начала вырываться.
   - Эй, ты чего удумал? - Попыталась оторвать мои руки. - Отстань! Отстань, говорю!
   - Сказал же вместе пойдем, все внимание достанется тебе, точнее кое-каким частям тела, а я тем временем проскачу за одеждой, а ты чего подумала?
   - Маньяк! Отпусти, говорю! - Лена ухватилась за свой ремень, я перешел к штанам. - Прекрати, клыкастый, хорошо принесу. - оставил в покое штаны, быстро развернул на сто восемьдесят градусов, стянул с нее куртку и оставив в одной футболке выпихнул из машины.
   - Чем быстрее вернешься, тем раньше получишь назад свою одежду. - Захлопнул дверь перед ее носом, Лена только глазами хлопала. Очнувшись, потрусила в сторону милицейского фургона, вернулась в рекордные сроки, бросила в лицо мою одежду и зябко поежилась.
   - Больной? Там же холодно, снег и все такое! Совсем шуток не понимаешь!? - Схватив куртку, торопливо начала одеваться.
   - Будешь знать, как над людьми издеваться, думаешь, мне приятно по улице в одних трусах рассекать?
   - А я откуда знаю, нравится тебе или нет? Я тебя последнее время, на каждом задании вижу голышом, так что уже вполне привыкла!
   - Ты может, и привыкла, но я-то нет! Ты меня достанешь сегодня, возьму и перегну через колено, отшлепаю как маленькую!
   - Извращенец! Меня воспитывать уже поздно, понял? - Показав язык, выскочила на улицу, последовал следом, за ножами. Направился к милицейскому фургону, вся наша компания собралась возле него, сунулся в машину, отыскал ножи и начал их крепить на законное место, прислушиваясь к разговору.
   - Игнат, принимай работу, да мы поехали, сам знаешь, нам тут светиться не стоит больше положенного. - Говорил Виктор Павлович.
   - Да знаю я, как обычно вся слава нам достанется? Поставим себе галочку, благодарность получим, а вы как всегда в тени. - Уныло вторил ему полковник. - Ох, как не люблю в рапортах липу строчить, и ведь наверху прекрасно осведомлены обо всем, только что имен твоих птенцов не знают.
   - И не нужно нам этого, сам знаешь, в тени работается легче, бюрократии и прочей тягомотины нет!
   - Ладно уж, ты не забывай своего боевого товарища. А твой парень поработал здорово, концерт как по нотам разыграл. - При последних словах полковник развернулся ко мне, пристально осмотрел. - Слушай, Дан, так тебя вроде кличут? - я кивнул - А чего у тебя нет оружия?
   - Ошибаетесь, товарищ полковник, я им увешан. - Непроизвольно опустил ладони на рукояти клинков.
   - Да нет, не зубочистки, - отмахнулся полковник - почему пистолета нет?
   - Мне его не нужно, моя специализация - переговоры в тесном контакте, ножи как нельзя лучше для этого подходят.
   - Ну, твое дело, - пожал Игнат плечами, но при этом видно, что остался при своем мнении - не мне тебе приказывать, отлично поработал!
   Мгновенно стянув каску, с головы, пробегающего мимо стража порядка, напялил эту кастрюлю и вытянувшись отдал честь. - Служу России! - Протянул средство индивидуальной защиты обратно. - Спасибо! - Молодой паренек, сержант, только хлопнул удивленно глазами.
   - Глаз, можно отчаливать? - обратился к шефу - У нас вроде, как еще одно мероприятие на сегодня назначено? - Виктор Павлович молчал, задумчиво на меня посматривая - Или я ошибаюсь?
   - Да нет, все правильно, мы решили совместить два дела, экзамены сданы успешно. - Обернулся и обратился сразу ко всем - Все свободны, можете разносить базу, я к вам потом присоединюсь.
   - Оба на! - оторопел от такого заявления. - А что я такого сделал, чтобы пройти экзамены?
   - Выполнил поставленную задачу, никого не убил при этом, и все заложники остались целы, как ни странно. Молодец, первый раз и работа чистая!
   - Понятно. Честь имею! - развернувшись, отправился обратно к нашему фургону.
   - Дан! - Окликнул шеф, я обернулся - Не напивайся сильно, нам с тобой поговорить необходимо, после разговора хоть в ножны ухлебайся. - кивнув, последовал за ребятами, размышляя на ходу.
   - "Меня считают чудовищем, и мне это определенно не нравится. Ребята конечно ко мне нормально относятся, а вот отношение шефа, как-то не добавляет радужных перспектив, уж больно двоякое: рад, конечно, что работаю на него, но при этом очень серьезно опасается. Палыч, тертый калач, просто так не проведешь, надо слегка снизить темпы. Доверие есть, кровью повязаны, но только до определенной степени, оно и понятно, не школа все же. Хотя оно конечно да, я превратился в этакого выбраковщика, как в одноименной книге "Выбраковка". Как бы не посчитали достаточно опасным, для того чтобы сдать нашим ученым на ЗИП, типа для изучений, или того хуже, сами разберут, правда, еще не известно, что хуже на самом деле? Хоть пристукнуть меня сложнова-то, но все же не бессмертный!"
   Ребята топали впереди, обогнав всего на несколько шагов. Костя с Ильей продолжали спорить.
   - Да иди ты, - горячился Костя - не мог заложить нормальный заряд, чтобы и сейф этот чертов повалило? Дан, там один, без поддержки оставался, а если бы он помедлил?
   - Ребят, вы чего спорите? - вклинился между близнецами.
   - Да вот, этот горе подрывник, схалявил, пожалел взрывчатки, дверь-то открыли, а вот в помещение попасть вовремя не смогли, в сейф уперлись!
   - Все я правильно сделал, если бы больше пластилина налепил, знаешь, что бы было? - не сдавался Илья.
   - Ну что? Уж поведай, нам сирым, просвети. - Костя никак не мог успокоиться.
   - Что-что, дверь бы вынесли вместе с сейфом, нас в клочки порвало и вылетевшим сейфом половину заложников передавило, вот что! - Илья чуть не кричал.
   - Да успокойтесь вы, спорщики ё-мое! Все уже закончилось, и Кощей, кончай нагнетать обстановку, Игла прав. - посмотрел ему в глаза - Этот сейф тяжеленный, сам его толкал, знаешь. Там бы просто кучка блинчиков от людей осталась, замучились бы отскребать от пола. ... Не думаю, что нам потом спасибо за это сказали.
   - Может ты и прав, - Костя немного оттаял - но ведь ты же пострадать мог, в конце концов. Ты там один на один с тремя вооруженными придурками находился, а помощь запаздывала.
   Мы подошли к нашему микроавтобусу, загрузились, Лену с Лизой пропустили вперед.
   - Кость, меня убить не так-то легко, справился ведь, так чего теперь спорить, да и Илья просто не мог знать, что там сейфом дверь перегородили, он же не человек рентген.
   - Вот именно! - поддержал меня Илья - Откуда я мог о нем знать?
   - Черт с вами! - Костя тяжело опустился на сидение, яростно почесал голову под лыжной маской - Как меня достала эта матерчатая конспирация! Скорей бы уже уехать от сюда! - Костя повертел головой - А где наш водитель, куда Влад запропастился? - Все обернулись и посмотрели на водительское сидение.
   - Да вот он, - отозвалась Лена, указала рукой в окно, Влад стоял неподалеку, ел мороженое - ну прямо как в театре, за одно флиртует с кем-то, наверное, думает, что мы надолго тут застряли. - Лена направилась к выходу.
   - Ты куда? - Лиза схватила ее за руку.
   - Пойду, скажу, что мы уже освободились, пусть везет на базу. - пожав плечами, протянула руку к ручке дверцы.
   - Ребят, может, обойдемся пока без него, а? - подал голос Илья, снимая бронежилет, смотря на его действия, остальные тоже решили поснимать тяжелую защиту - Сейчас с Серым в магазин заскочим, посидим прямо тут, когда еще так будет, не надо ни от кого из наших скрываться, бежать куда-то, ни перед кем отчитываться, на базе попозже посидеть можно, но уже культурно. - выжидающе на нас посмотрел - Совместную операцию в обновленном составе обмыть нужно.
   - Слушайте, я за эти три недели нового состояния, выпил больше чем за предыдущий год вместе взятый. - Пробормотал - А хотя, ... давайте устроим прямо тут поляну, только сильно не буду, меня шеф на ковер вызвал. - начал не спеша снимать сбрую ножен с оружием - Кстати, мы случаем мнение окружающих о нашей доблестной милиции не подорвем, в худшую сторону, когда в камуфляже за спиртным побежим?
   - Сомневаюсь, что ты этим кому-то повредишь, - Протянула Лена - лично я буду вино, белое полусладкое, с меня красного цвета на сегодня хватит! - Лиза проследила за ее взглядом и уперлась в мои окровавленные семейники, валяющиеся на полу, кивнула, безмолвно поддерживая.
   - Серый, ты хоть убрал бы их подальше, что ли. - обратилась Лиза ко мне, пожав плечами, задвинул их в сторону.
   - В магазин заскочим, в пакет брошу, а пока пусть тут валяются. - повел плечами, Лена ухватила мои метательные ножи, достала один, начав рассматривать - Не порежься, они заточены так, что ими можно бриться.
   - Не учи меня, ладно? Я все еще на тебя злюсь, это ж надо было меня на улицу раздетой выставить! - хмыкнул на это заявление, чувства с интонацией никак не вязались, по ауре пробежался всполох.
   - Вот только заливать не надо, мне врать бесполезно, сама знаешь. - расплылся в улыбке и нацепил маску, обернулся к Илье - Илья ты идешь?
   - Иду-иду. - нацепив маску, последовал следом за мной.
   Выскочив на улицу, легкой трусцой побежали вдоль улицы, постепенно удаляясь от площади, перебежав через нее, быстро закупились, люди уступали очередь, вернулись обратно.
   - Вас только за смертью посылать! - высказалась Лиза - Для тебя, Серый, гулянка пока откладывается, шеф с полковником дожидаются, поговорить хотят. - выхватила у меня из рук пакеты и вытолкала за дверь.
   Пожав плечами, быстрым шагом направился к милицейскому микроавтобусу. Коротко постучавшись, вошел, перед этим окинув улицу взором, народ начал потихоньку рассасываться, только слегка помятые репортеры еще оставались на своем боевом посту.
   Виктор Павлович с полковником сидели на сидениях друг напротив друга, шеф находился без маски, вели неспешную беседу.
   - Явился? - обернулся в мою сторону Виктор Павлович - Это хорошо, у меня будет к тебе просьба личного свойства. - немного помолчал, сосредоточенно рассматривая какие-то бумаги прямо перед собой - Ты можешь допросить человека, все разузнать и молчать об этом?
   - Обижаете, я бы под вашим началом не работал, если бы это было наоборот. - искренне возмутился постановке вопроса.
   - Знаю, просто не могу собраться с мыслями, думаю с чего начать? - потер задумчиво подбородок - Ладно, наводящий вопрос. Как ты относишься к похищению детей? - пристально посмотрел на меня, я начал недоуменно переводить взгляд с одного на другого. Полковник смотрел на меня в упор, и было видно невооруженным взглядом, что он очень сосредоточен и напряжен.
   - Весьма отрицательно! Как еще к такому можно относиться? Детей - родителям, похитителям - сталь под ребро, и все дела, а что? - Полковник расслабился, Виктор Павлович, откинувшись на спинку сидения, прикрыл глаза и облегченно вздохнул, на его губах играла рассеянная улыбка.
   - Мы хотим тебя привлечь для спасения ребенка, но это во внерабочем порядке, самодеятельность так сказать, причем наше начальство, да вообще кто бы то ни был не должен об этом знать. - заинтересованно посмотрел на собеседников, расстегнул верхнюю пуговицу. - Хочу попросить тебя об одной услуге личного свойства. - Виктор Павлович заметно нервничал, от него исходили волны страха, присмотрелся внимательней, от полковника исходили аналогичные чувства. Не заметил этого ранее только потому, что боялись не меня, а за кого-то, кого тут не было.
   - Понятно, у вас двоих кого-то украли, правильно понял?
   - Да, ну так ты согласен помочь? - Спросил Виктор Павлович, полковник хмурился, на его лице читались явные сомнения.
   - Помочь ребенку согласен, почему бы и нет? Только хочу знать как можно больше деталей.
   - Палыч, ты в нем уверен? - спросил полковник, словно меня тут и вовсе нет.
   - Уверен, Дан сможет срезать острые углы и весьма сократить время поиска, тебе решать, но я бы взял его в команду. - Шеф смотрел все еще сомневающемуся полковнику в глаза, затем повернулся в мою сторону.
   - Дан, скажи, если придется, а, скорее всего, придется для этого убить кого-то, минуя закон, ты как к этому отнесешься?
   - Имеете в виду, что после освобождения просто захотите отомстить, так сказать смыть испуг за дорогого вам человека кровью, ... не своей естественно, правильно? - Оба синхронно кивнули, у обоих на лицах читалась мрачная решимость - Я в деле, дети должны быть неприкасаемы при любых обстоятельствах. У меня у самого есть крестница, если ее кто-нибудь тронет, буду рвать медленно, так чтобы ощутили всю глубину своей ошибки.
   - Хорошо, нас будет всего четверо, потом расскажу все, но сейчас нам надо переодеться, сам понимаешь, нам внимание привлекать к себе нежелательно, даже опасно. - отмер Виктор Павлович, я кивнул соглашаясь - Поступим так, мы сейчас немедленно едем в особняк, переодеваемся в гражданскую одежду, потом к Игнату домой. - полковник утвердительно кивнул - Затем мы тебе рассказываем все, подберем еще одного человека и займемся поисками.
   - У меня контрпредложение, мне надо заскочить домой, одежды нет нормальной в особняке, все, в чем был одет, за неделю тренировок убил напрочь. - Виктор Павлович кивнул, перевел взгляд на полковника - Товарищ полковник,..
   - Просто Игнат. - перебил полковник.
   - Ну, так вот, Игнат, если есть возможность, прихватите какую-нибудь вещь ребенка, желательно одежду или любимую игрушку, так чтобы на ней его запах остался.
   - У тебя собака есть? - спросил Игнат, подняв вопросительно брови, трясущейся рукой доставая сигарету.
   - Я сам лучше любой собаки, так будет лучше, поверьте.
   - Хорошо, найдем что-нибудь подходящее. - Игнат немного помялся - Дан, сколько ты возьмешь?
   - Чего возьму. - посмотрел на него недоуменно.
   - Денег, сколько ты с нас возьмешь? - вмешался Виктор Павлович - Отблагодарить чем-то надо.
   Зло сплюнув, ответил - Шеф, идите вы .....! А вы, Игнат, следом! - Взялся за ручку двери и уже хотел открыть дверь, как меня остановил твердый голос Виктора Павловича.
   - Стой! - нехотя развернувшись, встретился с недоуменными глазами своего начальника - Что ты хочешь за свою помощь?
   - И где таких идиотов находят? Мне от вас ничего не нужно, неужели не можете понять этого, могу помочь просто так, без всяких условий? - медленно покачал головой - Не думал что вы обо мне такого низкого мнения, я конечно правительственный убийца, наемник, но не до такой же степени! - Открыв дверь, выскочил наружу, едва не снеся с ног подбегающего милиционера, тот с трудом затормозил возле дверцы и споро запрыгнул в салон автомобиля.
   Передернув плечами, медленно направился к нашей машине, постоял, немного успокаиваясь, затем вошел. На откидном столике уже была сервирована "поляна", стояли бутылка вина и бутыль коньяка. На одноразовых тарелочках лежали порезанные огурцы с помидорами, сыр с беконом в нарезку. Костя строгал лимон, одним из моих метательных ножей. Вся компания синхронно повернула головы в мою сторону.
   - Быстро ты, давай присоединяйся. - улыбнувшись, Илья начал расставлять пластиковые стаканчики.
   Лиза пристально посмотрев на меня, поинтересовалась - Ты что снова в депресняк впадать вздумал? - решительно поднялась, подошла ко мне вплотную - Хватит грустить, давай улыбнись и ... - договорить не успела, открылась дверь, и появился Виктор Павлович, все разом замолкли, я отошел в другой конец салона.
   - О, Глаз, давайте сюда, присоединяйтесь к нашей компании. - Илья обвел столик широким жестом.
   - Спасибо, не сейчас. - шеф мотнул головой и посмотрел на меня - Дан, мы не договорили.
   - По-моему, было достаточно сказано, если не отстанете, могу и еще раз послать, если в первый раз не поняли! - начал заводиться.
   - Прекращай, с дуру ляпнули. - Виктор Павлович поежился - Извини, со всеми ошибки случаются, нам нужна твоя помощь. - В салоне повисла полная тишина.
   - Тьфу, на вас, пойдемте. - начал подбираться к выходу, обратился к ребятам - Нас не ждите.
   - В следующий раз, если такое повторится, не посылай матом, ладно?
   Непроизвольно улыбнувшись, согласился - Хорошо, матом посылать не буду, - выбрались обратно на улицу - но не матом посылать буду, если этого заслужите. - Виктор Павлович улыбнулся.
   - Оружие прихвати свое, скорее всего, понадобится.
   Отрицательно мотнул головой - Не стоит, у меня есть другой комплект, трофейный еще, похуже, но зато не жалко.
   - Тогда пошли в машину. - Виктор Павлович направился в сторону площади, подошли к милицейскому форду, стоящему на обочине.
   В машине, на переднем пассажирском сидении дожидался Игнат, на заднем оказался уже знакомый Игорь, лейтенант посмотрел на нас с интересом. Мимоходом отметил сходство с полковником, от Игоря тоже исходили волны страха.
   ***
   Светлана Николаевна вынырнула из полудремы, посмотрела на Ксению, все, так же как и неделю назад находящуюся в коме. Мерно попискивали загадочные медицинские аппараты, девушка за неделю еще больше осунулась, стала походить на обтянутый кожей скелет, волосы поблекли. Посмотрела на руку дочери, которую постоянно держала в своей, складывалось впечатление, что кожа стала прозрачной, были видны все прожилки, каждая вена, каждый сосуд.
   - Добрый день, доченька. - Светлана Николаевна взяла за привычку постоянно разговаривать с дочерью, словно Ксения могла ее слышать, хотя кто знает, может человек находящийся в коме действительно слышит, когда с ним разговаривают? - Сегодня такой чудесный день, - перевела взор в окно - идет легкий снежок, ветра нет. Когда придешь в себя, - Мать ни на мгновение не верила, что дочь так и не поправится - пойдем с тобой гулять, будем дышать свежим воздухом.
   Светлана Николаевна, тихонечко, словно боясь разбудить дочь, встала и на цыпочках подошла к окну, промокнула салфеткой выступившие на глазах слезы.
   - Экстренный выпуск новостей. - Раздалось за спиной, со стороны работающего телевизора - Ведем прямой репортаж с места событий. Четыре человека, предприняли безрезультатную попытку ограбления ювелирного магазина, силами милиции и вневедомственной охраны удалось пресечь ограбление. Неудачливым грабителям удалось уйти от задержания, но недалеко, после непродолжительной погони, автомобиль преступников остановили недалеко от центральной площади нашего города. - Светлана Николаевна невольно заинтересовалась новостями, повернулась, остановила свой взор на экране маленького телевизора, стоящего на тумбочке. На экране был хорошо виден диктор, молодая девушка с микрофоном в руках, темные волосы, край светлого пиджака виднелся из-под черного кашемирового пальто. За спиной репортера была видна площадь с милицейским кордоном и толпой праздных зевак.
   - Преступники ворвались в небольшой магазин и взяли заложников, милиция пока воздерживается от комментариев. По непроверенным данным, грабители потребовали автомобиль и некоторую сумму. - Объектив видеокамеры сместился, на экране появился белый микроавтобус с тонированными стеклами, из него выскочило шесть человек и бегом направились к милицейскому фургону. Из него вышел Милиционер в форме полковника и о чем-то начал разговаривать с вновь прибывшими.
   Светлана Николаевна отошла к дочери, села на стул возле нее, прибавила звук и взяла дочь за руку, продолжая внимательно слушать. Тем временем на экране разворачивались следующие события.
   - По-видимому, что-то намечается - вещал голос репортера - прибыл спецназ ФСБ.
   Люди начали расходиться, подчиняясь командам, занимая свои места, Светлана Николаевна посмотрела на оставшихся трех, один из которых начал быстро раздеваться, спецназовец что-то сказав, кивнул в сторону камеры, Светлана Николаевна обратила внимание на его глаза. В прорезях маски поблескивали стекла солнцезащитных очков, миг спустя, от кордона отделилось несколько милиционеров, направившихся в сторону репортера. До того как переда была прервана, Светлана Николаевна успела заметить, еле различимую с такого расстояния татуировку на груди у раздевшегося спецназовца.
   - Сергей! - воскликнув, Светлана Николаевна, негнущимися пальцами стала быстро доставать мобильный телефон, сильно нервничая от возбуждения начала набирать номер - Стас, ты можешь приехать в больницу прямо сейчас?
   - Что-то с Ксюшкой? Что с ней? Она очнулась? - донесся взволнованный голос отца из телефона.
   - Нет, она не очнулась, мне нужно сейчас уехать, я знаю, где искать Сергея,...
   - Скажи мне, я немедленно направлюсь к нему. - перебил Стас.
   - Не надо, лучше мне, я думаю, что он с тобой даже разговаривать не станет. - Светлана Николаевна бросила взгляд на телевизор, шла какая-то передача - Лучше приезжай в больницу, посиди с Ксюшей, а я съезжу, попробую пробиться к Сергею.
   - Хорошо, скоро буду. - донеслось из трубки, связь прервалась, Светлана Николаевна начала взволнованно ходить по палате.
   Отец Ксении появился на удивление быстро, не прошло и получаса, как мужчина вошел в палату, рассеянно поцеловал жену и погладил волосы дочери.
   - Свет, ты поезжай, я посижу. - Светлана Николаевна кивнула, погладила мужа по плечу и почти бегом отправилась из палаты. Поймала такси и уже через некоторое время была на площади.
   Окинув внимательным взором площадь, мельком посмотрела на тело, накрытое простыней, направилась к памятному белому микроавтобусу, не прошла и двадцати шагов как была остановлена бдительным милиционером.
   - Сюда нельзя! - на женщину смотрел молодой милиционер, преградивший путь к заветной цели - Подождите немного, скоро заграждение снимут.
   - Уже все кончилось? - спросила взволнованная мать.
   - Я не уполномочен ничего говорить. - милиционер посмотрел на женщину, пытавшуюся рассмотреть место событий из-за его плеча, постоянно отклоняясь в сторону, сжалился - Не волнуйтесь, из заложников никто не пострадал. - милиционер подумал, что женщина волнуется за кого-то из своих близких, оказавшихся в не том месте и не в то время - Их скоро отпустят, только показания и данные снимут.
   - Извините, а ребята из того микроавтобуса, вон того. - Светлана Николаевна указала на него рукой, милиционер проследил - Ребята уже вернулись или еще нет?
   - Вернулись, только двое куда-то убежали, на ту сторону. - милиционер показал себе за спину.
   - Спасибо! - Светлана Николаевна почти бегом направилась, куда ей указали, обходить пришлось долго, все ходы были перекрыты, на другом конце, ей сказали, что ребята пробежали обратно, с каким-то пакетом в руках, это было произнесено с иронией и некоторой долей зависти. Взволнованная женщина отправилась в обратный путь, уже подходя к знакомому милиционеру, бездумно проводила взглядом отъезжающий милицейский форд, встала немного в стороне, не выпуская белый микроавтобус из поля зрения.
   Ждать пришлось около часа, прежде чем были сняты ограждения и восстановлено движение по центральной улице, как только заграждения сняли, Светлана Николаевна подбежала к автомобилю и постучала, дверь открылась.
   - Что вам угодно?... - проход загородила фигура, полностью затянутая в камуфляж, на женщину смотрели карие глаза, отчетливо выделяющиеся в прорезях маски, голос оказался женский - Ксения? - произнесла Лена, скрывая лицо под маской - Хотя нет. Что вам угодно?
   - Извините, а нельзя ли позвать Сергея? - спросила Светлана Николаевна, пытаясь рассмотреть салон автомобиля за спиной девушки - Мне нужно поговорить на счет моей дочери, Ксении,... вы, наверное, знакомы? - Из-за плеча первой фигуры показалась вторая, одетая точно так же - Что тут происходит? - донесся из-под маски голос Лизы.
   - Это по поводу Ксюхи. - ответила Лена, не сводя изучающего взора со стоящей перед ней женщины.
   - Смотри как похожи, ну и что вам нужно?
   - Мне нужен Сергей. - переглянувшись, Лена с Лизой в мгновение ока втянули растерявшуюся женщину в салон автомобиля, Светлана Николаевна, даже пискнуть не успела.
   - Сергея здесь нет, что вам от него нужно? - спросила Лиза, пристально изучая женщину, остальные настороженно молчали, прислушиваясь к разговору. Светлана Николаевна, от растерянности не сразу смогла заговорить, окинула салон рассеянным взором, в салоне находилось четыре человека, все в масках и форме, на столе лежали какие-то бумаги, слабо пахло алкоголем.
   - Вы будете говорить, или молчать? - подтолкнула ее Лена.
   - Мне нужно поговорить с Сергеем, это касается Ксении, ... это очень важно! - Светлана Николаевна сложила ладони на груди, словно умоляя - Пожалуйста! - опустив глаза, начала нервно теребить лямку сумки.
   - Его сейчас нет, и мы не можем с ним связаться. - сжалилась Лиза, поймав Ленин вопросительный взгляд, подтверждающее прикрыла глаза - Что ему передать, когда появится?
   - Понимаете, у меня надежда только на него, Ксения рассказала кое-что...
   - Что она вам рассказала? - перебила Лена.
   - Ну, что он ее как-то лечил, Ксюша ужасно похудела. - все присутствующие незаметно перевели дух - В общем, Ксения сейчас в коме. - повисло молчание. - Я подумала, раз он ее как-то лечил, может, сможет помочь?
   - Когда это с ней произошло? - спросила Лиза.
   - В воскресение, она уже почти неделю в таком состоянии, и с каждым днем Ксюше становится все хуже. - Светлана Николаевна говорила, опустив голову, поэтому не заметила, переглядываний в салоне микроавтобуса.
   - Где Ксения? - спросила Лена.
   - В областной больнице, на восьмом этаже, отделение интенсивной терапии.
   - Сделаем так, - начала Лиза - вы едете по своим делам, а мы передадим все Сергею, когда он с нами свяжется. - взволнованная мать вскинув резко голову, посмотрела на нее.
   - А почему не сейчас? - спросила, крепче прижав к груди сумку.
   - Мы на службе, и связаться с ним сейчас нет никакой возможности. - пояснила Лена - Не волнуйтесь, мы обязательно все передадим, как только появится возможность, а сейчас отправляйтесь по своим делам, не волнуйтесь, все образуется.
   - Спасибо! - Светлана Николаевна поднялась и отправилась на выход.
   - Еще одно. - остановила ее Лена - Не распространяйтесь о Сергее и о нас, да вообще не говорите никому о том, что случилось с вашей дочерью. - Женщина кивнула и вышла на улицу, вздохнула немного успокоено. Отправилась обратно в больницу.
   ***
   - Игнат, там без тебя справятся? - спросил Виктор Павлович, покосившись на полковника, ведущего автомобиль.
   - Справятся, не дети малые, нам сейчас нужно не об этом думать. - ответил полковник и сжал челюсти, так что начали ходить желваки - Куда сейчас направляемся?
   - Сначала выкинем, Дана возле дома, потом выбросите меня, встретимся через час там же. - набросал примерный план Виктор Павлович, полковник кивнул, Игорь всю дорогу сидел молча, лишь смотрел в окно рассеянным взглядом.
   - Кто-нибудь прояснит суть дела? - решил задать резонный вопрос.
   - Потом, - отмахнулся Виктор Павлович - в гражданку переоденемся, тогда все и расскажем. - перевел взгляд на полковника - Игнат, ты машину надеюсь, поменяешь?
   - Конечно, в отдел заедем, переоденемся и машину оставим, а ты как думал? - ответил полковник, включив сирену с проблесковыми маячками, надавил на газ. Под звуковое сопровождение, прибыли на место чрез пять минут, выскочив из салона, быстрым шагом отправился домой, на ходу снимая осточертевшую маску.
   Ввалился домой, с порога начиная скидывать одежду.
   - Черт! - посмотрел на себя - Надо быстро принять душ, кровью за версту несет! - забежав на кухню, поставил турку с кофе на плиту и пока оный закипал, принял душ. Прихлебывая горячий напиток, разыскал свои трофеи, взял два боевых ножа, закрепил их на запястьях, поверх черной рубашки, перевязь с метательными ножами, закрепил на поясе, сверху прикрыл коричневой кожаной курткой, посмотрев на часы, выскочил на улицу. Господам милиционерам нельзя отказать в пунктуальности, приехали за пять минут до назначенного срока, на серебристой "ауди", облаченные в гражданскую одежду.
   Запрыгнул на заднее сидение, Игорь начал с интересом меня рассматривать, моя скромная персона удостоилась внимания и со стороны полковника.
   - Да я это, я, чего уставились, словно впервые видите?
   - Ну, вообще-то впервые, - ответил Игорь - в смысле, без маски.
   - Понятно, а где Глаз? - решил уточнить местоположение своего непосредственного начальства, его в автомобиле не наблюдалось.
   - При нас можешь по имени его называть, мы в курсе как Палыча звать. - отозвался Игнат - Кстати, сам не хочешь представиться? - встретились глазами в зеркале заднего вида.
   - Наверное, можно, если что потом подкорректирую. - рассудил - Сергей, можно просто Серый, а то больно официально выходит.
   - Так действительно лучше. - согласился Игорь, тяжело вздохнул и уставился в окно равнодушным взглядом.
   - Ну, так как? Расскажете, что приключилось, или как? - решил поднять животрепещущую тему.
   - Ладно, - вздохнул Игнат - мы сейчас подберем Палыча и будем устраивать мозговой штурм. - автомобиль, тем временем, выехал за город - Сразу хочу прояснить один момент, Игорь - мой сын, у него украли дочь, то есть мою внучку, как раз ее мы и будем искать.
   - Это связано с вашей работой? - Игнат кивнул, остановился на обочине, возле поворота, в машину сел Виктор Павлович, бросил быстрый взгляд на меня.
   - Сергей, тут все свои, на сколько это возможно, так что можно просто по именам, меня зови просто Виктор.
   - Давайте, посвящайте в детали, как, кого, и главное где, а еще лучше с кого начинать? - Виктор с Игнатом переглянулись, последний остановил автомобиль, отъехав от перекрестка на несколько километров.
   - Как я уже сказал, похитили мою внучку, она, кстати, крестница Палыча, так что он в этом непосредственно заинтересован. - Игнат откинулся на сидение, закрыл глаза и на чал повествование: - Примерно два года назад, мы вышли на след одной группировки, как обычно, стандартный набор, заказные убийства, рэкет, торговля наркотой по мелочи. Основной доход приходится на заказные убийства, шлепнули несколько довольно влиятельных людей, тоже теневики, но сам понимаешь, мы милиция и обязаны расследовать, кого бы не убили. По началу, пока бандитов постреливали, мы не особо это дело рыли, но с течением времени начали распутывать, проследили всю цепочку. - Игнат достал сигарету, затянулся - Приходит заказ, кстати, во главе организации стоит женщина, в общем, все заказы поступают к ней, она уже определяет исполнителей. Все началось как обычно, наш оперативник, под видом заказчика попытался вступить с ней в контакт, еле живой ушел, вовремя успели выдернуть. - Игнат открыл окно и досадливо сплюнул - Кто-то из наших стучит, завелась крыса в отделе, как ни пытался выяснить кто, так и не получилось. Месяц назад, поступил звонок, мол, если не прекратишь дело, самого пристрелим и всю родню у тебя на глазах вырежем. - Игорь с силой сжал кулаки, Игнат продолжал - Я не придал этому разговору значение, и спустя неделю пропала дочь Игоря, с нами связались и повторили требования, грозятся Инку по частям присылать, если не соглашусь. В подтверждение серьезности прислали локон, с запиской, "это только начало". Мало того, так и из Москвы поступило указание закрыть дело, причем от людей обличенных немаленькой властью.
   - Понятно, ну так и закрыли бы это чертово дело,... хотя нет, тогда девочку вообще никогда не найдете, так хоть есть шанс, примерно девяносто процентов, что она жива и относительно невредима. - озвучил шансы.
   - Ну спасибо, успокоил! - донесся возмущенный голос Игоря - Да ты хоть понимаешь, что Инна, моя дочь, ты....
   - Игорь, завянь. - оборвал его - Игнат, вы хоть примерно знаете, кто под дятла в вашем отделе заделался? - встретился с ним глазами.
   - Даже не представляю, - покачал головой полковник - уж слишком много людей в это дело было посвящено, очень многие, в том числе и наверху были в курсе хода расследования, там еще некоторые улики начали загадочным образом пропадать. Соответственно, ребят из отдела, на счет похищения мы не посвящали, чревато, я просто тогда не выдержу, и так на пределе.
   - Вы хоть имеете понятие, с чего начинать, я по ходу дела тут самый молодой, и как-то слабо представляю себе ход поисков. - поднял вопросительно брови и обвел всех взором.
   - Лучше всего это побеседовать непосредственно с главой всей организации, наверняка это она отдавала приказ похитить Инну. - кивнул - Но ...
   - Угу, как обычно есть одно, если не несколько этих НО, я так понимаю, вы понятия не имеете, где она находится?
   - В том-то и дело, что знаем, но там такая охрана, хрен подберешься без небольшого отряда. - "успокоил" Игнат - Она находится в частном доме, но там столько ее мордоворотов, охрана блин! У всех за спиной богатый жизненный опыт и небольшое личное кладбище. Короче, ее достать, просто не реально! - полковник посмотрел на Виктора - Слушай, Палыч, может пока не поздно, твоих орлов подключим?
   - Нет, не стоит, и так нас четыре человека в это дело втянуто, вы-то ладно, меня коробит, что Сергея подтянул, мне умирать не страшно, но своих людей, уж извини, не подставлю. - Виктор уперся непреклонным взглядом в глаза Игнату - Сам знаешь, если кто-нибудь из них где-то засветится, придется убирать, а мне этого очень хочется избежать, сам знаешь, у нас нет права на ошибку. - пока Виктор вещал, я напряженно прикидывал шансы на успех - Да и о Владиславе забывать не стоит, твой второй сын сейчас землю носом роет, неофициально правда, но все же, а он у тебя моралист и законник еще тот.
   - Виктор, Игнат, у вас есть фотография этой дамочки?
   - Зачем тебе? - спросил Игорь, постепенно возвращаясь к жизни.
   - Надо! - на мне скрестились три пары глаз - Дайте посмотреть на эту мадмуазель, чтобы случайно ей глотку не перегрызть. - вопросительное молчание не проходило - Виктор, вы же представляете, кто я? - шеф медленно кивнул, подтверждая - Ну так вот, я не умею разрабатывать такие красивые планы, чтобы всех молниеносно и качественно обезвредить, и при этом не подставить ребенка под удар. Могу, только грубо, грязно, примитивно и до идиотизма кроваво, короче есть план.
   - Можно узнать о нем поподробнее? - Игнат непроизвольно заинтересовался.
   - Конечно можно, только волков жалко, ... хотя скажу, чтобы пару лет близко к человеческому жилью не подходили. - Игорь фыркнул, Игнат бросил недоуменный взгляд на Виктора - Сейчас подъезжаем к ее дому, только так, чтобы нас не засекли ни люди, ни видеокамеры, если такие есть в наличии, я быстро посмотрю, есть ли в доме дети, и имеется ли на месте наша мадмуазелька. Хотя думаю, что она не такая дура, чтобы ребенка при себе держать, наверняка где-то в другом месте. Ну, так как, есть фотка или нет?
   - Держи. - Игорь достал из нагрудного кармана куртки цветную фотографию, моложавой женщины, лет тридцати пяти - сорока, вьющиеся пепельные волосы, голубые глаза, прямой нос и тонкие губы, в целом весьма добродушное лицо, и не скажешь, что наемных убийц под каблуком держит. Про себя подумал - "У моего начальника и то, глаза смертным холодом отдают, а тут, ну прямо ангел!" - Недоуменно покрутив головой, отдал карточку обратно, Игорь ее спрятал, затем вопросительно посмотрел на меня. - А дальше что? Ну подъехали мы, и...?
   - Да все просто, вхожу, убиваю всех, кто там находится, ну или калечу, это уже по обстоятельствам, допрашиваю, едем и забираем вашу Инну, вот собственно и все, есть вопросы?
   - Зашибись план! - Игорь произнес это с такой черной иронией, невольно восхитился, никогда не передать это словами, такая гамма чувств на лице, залюбуешься - Я иду с тобой, мне тоже хочется свою долю крови получить!
   - Не парься, все гениальное просто. - улыбнулся - Поверь мне, это действительно просто, а главное никто и никогда на нас не подумает, правда, вам для мести может никого не остаться, но зато Инна останется цела, "если девочка еще жива". - последнее уже подумал про себя, незачем их расстраивать - Только вот думаю, что убивать придется всех, могут передать, чтобы девочку перепрятали, а то и вообще убили, так что придется наверняка действовать. - откинулся на спинку сидения, в задумчивости - Мужики, а у вас хватит духу, чтобы казнить? Вы, ребята - блюстители закона, не стоит вам переступать черту, как говорит практика, это может выйти вам боком.
   - Поясни. - попросил Игнат, заинтересованно меня рассматривая - Не понял сути, почему это может нам выйти боком?
   - Да все просто, вы с самого начала, идете мстить, вполне понятное желание, даже приветствую в данной ситуации, такое не прощают. Имею в виду что, переступив черту однажды, пусть даже в такой ситуации, очень легко это сделать уже для достижения другой цели, ну... для наживы, типа стать оборотнем в погонах. А статистика, штука бездушная, показывает, что это очень часто происходит с теми, кто обличен властью. Причем с теми, кто уже дал себе такую поблажку. - перевел взгляд на Игната - Судя по вашему званию, вы, далеко не последний человек в милиции, да и Игорь, - повернул голову в его сторону, поймал заинтересованный взгляд последнего - капитан. Судя по первому впечатлению, вполне адекватные, здравомыслящие люди, с такими иногда происходят плохие вещи. Сломаться можете, - пояснил - вполне реально заделаться этаким мстителем, судьей и палачом в одном лице. Насколько знаю Виктора, - скользнул взглядом по своему шефу - если такое произойдет, ему придется принимать меры, причем казнит собственноручно, а убить друга, думаю весьма и весьма не просто. Тьфу-тьфу-тьфу, - сплюнул через левое плечо - чтобы мне не выпадало такого "счастья"!
   - Может ты и прав, но все же, это далеко не работа, у меня внучку украли, а Игорю, Инна приходится дочерью, не забывай.
   - Я и не забываю, просто вы мне симпатичны, нормальные люди, просто предлагаю не вмешиваться.
   - Хочешь, чтобы мы просто в сторонке постояли? Ты вообще понимаешь, о чем говоришь?
   - Все я прекрасно понимаю, но как вы сами выполняете свою работу?
   - Как обычно, мозгами. - зло бросил Игорь.
   - Я и не говорю что задом, имею в виду, когда к вам люди приходят в аналогичной ситуации, вы их что в опергруппу включаете? - обвел взглядом задумчивые физиономии, на лице Игоря читалась мрачная решительность - Нет! - припечатал, смотря ему в глаза - В вашей ситуации мы выполняем вашу роль, только своими методами. Поэтому и прошу, не вмешиваться, советоваться будем, это бесспорно, и Инну выручать, если можно будет обойтись без убийств тоже вместе, или вообще сами займетесь, слова против не скажу.
   - Игнат, - Виктор посмотрел на своего старого друга - Сергей прав, казнь, это наша работа, не вмешивайся. Он может найти Инну и при этом на вас не упадет и тени подозрения.
   - Хорошо. - Игнат опустил глаза, медленно отвернулся и с силой потер ладонями лицо - Работайте.
   - Можешь немного приподнять завесу тайны? - спросил Виктор, сохраняя на лице вежливое сомнение в моем рассудке.
   - Вы о чем? - спросил его.
   - Как ты действовать будешь?
   - Петрозаводск. - Виктор приподнял вопросительно бровь и медленно кивнул.
   - Тогда тебе нужно идти одному, я тебе буду обузой.
   - Есть такое дело. - согласился с ним - Игнат, поехали уже, меня ребята заждались, а ведь еще Инну искать и высвобождать. - полковник посмотрел пытливо сначала на меня, потом перевел вопросительный взгляд на Виктора, тот кивнул, машина тронулась.
   Минут через двадцать пять - тридцать, подъехали к перекрестку, вправо уходила хорошая асфальтовая дорога, выгодно отличаясь от основной трассы, расчищенная от снега убегала поблескивающей, в свете фар, матовой черной лентой далеко в лес. Никаких строений видно не было, только звуки леса и шум мимо проезжающих автомобилей нарушали окружающую идиллию.
   - Там, в конце дороги стоит загородный дом, не промажешь, он там единственный. - начал инструктировать Игорь - Высокий забор, куча охраны, масса стволов, словно золотой запас охраняют. Мы там два раза обыск проводили, и эти гады оба раза были подготовлены! - досадливо поморщился - Всякий раз встречали с такой наглостью, что зло берет! - сжал кулаки, костяшки пальцев побелели - Представь себе, мы как дураки, едем с группой захвата, были сведения насчет незарегистрированного оружия, так они нас встречали с открытыми воротами, чуть не хлебом-солью! Естественно ничего так и не нашли, - Игорь скрипнул зубами - поймать бы эту тварь, что стучит...!
   - Ладно, это все лирика. - задумался - "Убивать много ... да и вообще убивать не хочется". - Игорь, слушай, ты говоришь, что там этот дом только один? - он кивнул, подтверждая - Может мне туда пройти и только эту дамочку прижать, а других оставить в покое? Как думаешь? - Игорь задумался - Игнат, давай проедем дальше, километров на пять, незачем тут маячить, какой-нибудь внимательный водитель может запомнить, если не номера, то марку. - Игнат, не говоря ни слова, тронулся и отъехал дальше, остановился на стоянке для большегрузных автомобилей.
   Послал двух призраков на разведку, обоим передал ментальный образ дамы с приказом обыскать каждую щелку на предмет наличия ребенка.
   - В принципе, нам рядовые исполнители не нужны, их можно и посадить, за что, всегда найдем, это не проблема. - я кивнул. Зазвонил мобильный телефон, Виктор извинился и вышел из машины, я просто расслабился в ожидании призраков.
   - Мне интересно, как ты обойдешь охрану? - обратился ко мне Игнат - Там куча народу и все охраняют эту стерву.
   - На крыльях ночи. - отмахнулся - Профессиональные секреты.
   - Угу, бэтмен е-мое!
   - А кто такой Владислав? Краем уха слышал, но не все, он вроде как тоже в этом деле замешан, или я что-то не то говорю? - посмотрел на лица своих товарищей, полковник отвел глаза в сторону и медленно покачал головой, Игорь повернул голову в мою сторону.
   - Да нет, Влад тут совершенно не причем. Он мой брат, - Игнат кивнул - старший лейтенант, работает в отделе розыска пропавших людей, чтит закон до последней запятой. Влад в курсе похищения Инны, и ведет свое расследование, по своим каналам. - Игорь вздохнул - Не знает, что мы собираемся предпринять, может просто не понять. - я кивнул.
   Вернулись призраки, как и предполагал, девочки в доме нет, что плохо, искомой представительницы криминального мира в доме на данный момент тоже не наблюдается.
   Мысленно обратился к призракам - Вы слышали, где она?
   - Нет, ничего такого, мы не слышали. - хором ответили призрачные собеседники, один замялся.
   - Что такое, есть предположение? - обратился к нему.
   - Да так, вроде бы ничего существенного.
   - Говори.
   - Ждут звонка из "изумрудных россыпей", это ювелирный магазин. Там двое возле телефона в доме сидят, вроде, должны позвонить на счет ожерелья, рядом на столике каталог лежит, цена обведена маркером. Интернет магазин и так далее. - я задумался.
   - Она его купила?
   - Да, ждет, когда ей его доставят. Оставила указание, принять звонок и договориться о встрече, сама хочет на него взглянуть при посыльном. - ответил призрак - кивнул и отправил их обратно, с приказом следить, позвонят или нет, и за разговорами о ребенке и самой хозяйке.
   Про себя подумал - "Вот так удача, дамочка исчезнет по пути домой, и других трогать не придется!" - Вернулся взволнованный Виктор, открыл дверцу автомобиля, но не сел.
   - Плохи наши дела! - Виктор раздраженно бросил телефон на приборную доску, мы замерли в напряженном ожидании - Игнат, Игорь, посидите в машине, Сергей, пойдем, поговорим, это касается нашей работы. - вышел. Отошли на несколько метров от машины, Игнат с Игорем наблюдали за нами.
   - В чем дело? - решил прояснить ситуацию.
   - Планы в очередной раз меняются, только как, еще пока непонятно. Всю эту кодлу, решили зачистить, приказ только что пришел, это Алексей звонил, нам все данные на них скинули. - Виктор запустил пятерню в волосы, отвернулся, подставив лицо под струи не сильного холодного ветра.
   Про себя подумал - "Не, ну что за дела такие странные, попадалово за попадоловом! Только настроился на минимальные расходы, как на тебе! Ну, хвостатые, мы еще поговорим по душам!"
   Тем временем, Виктор продолжил - Есть данные, что им дали заказ на нашего мэра, приказали всю шайку ликвидировать до того как заказ будет выполнен, превентивный удар так сказать. - Виктор начал ходить из стороны в сторону - Инна оказалась между молотом и наковальней. Если мы сейчас нанесем удар, и вытащим Инну, поставим операцию под угрозу срыва, если поступить наоборот, можем никогда не увидеть девочку! Что делать?!
   С горькой иронией подумал - "Что и требовалось доказать! Ребята уже накушались, значит, на них рассчитывать не приходится, остаюсь только я, Виктор уже пожилой, хоть и крепкий мужик, но он стратег, его роль - командование. Игнат с Игорем тоже не подмога, кровные интересы и общее переживание. Наделают кучу ошибок, придется избавляться, а такими друзьями раскидываться - себя не уважать. Итог - придется снова измазаться в крови по самое не хочу, людей у дамочки много, а ждать нельзя, Инна, едрить ее налево! Ну почему я не могу просто отойти в сторону? Да потому, что если ты, Сергей, это сделаешь, в тебе окончательно умрет прежний Сергей! Станешь, таким, каким хотят тебя видеть - бездушным убийцей!" - задумался, прикидывая шансы, отошел обратно к машине, открыл дверцу со стороны водителя.
   - Игнат, поделись сигаретой, будь другом! - уже не задумываясь, перешел на ты, не до того было, в голове продолжали бегать мысли - "Почему я всегда чувствую ответственность за жизнь ребенка, причем даже не своего?!"
   - Что случилось? - спросил Игнат, доставая сигарету и протягивая вместе с зажигалкой.
   - Сложная ситуация приключилась, если культурно выражаться! Вот что случилось! - глаза полковника налились сталью - Не волнуйся, с девочкой ничего не случилось - успокоил, про себя подумал - "По крайней мере, у меня нет противоположных данных".
   Отошел обратно к Виктору, чиркнул зажигалкой, глубоко затянулся и закашлялся, слезы брызнули из глаз. Поморщился и отбросил сигарету в урну, отдышался немного. Пояснил недоуменно смотрящему Виктору - Это я так стимулирую свою мозговую активность, не могу курить, всегда такой вот результат выходит. Мигом вышибает из головы все мысли, потом почему-то всегда легче думается, особенно когда надо решить весьма щекотливую проблему. - Постоял несколько минут, обсасывая свой черновой план со всех сторон. - Виктор, я как-то читал в одной художественной книге, что спецслужбы могут перехватывать все телефонные переговоры, это правда?
   - Конечно, и мы такой техникой располагаем. - кивнул Виктор - Это можно сделать даже из нашего особняка.
   - Вот и отлично, позвони ребятам, пусть готовятся перекрыть все входящие звонки, - отвернулся в сторону, продолжая развивать свою идею - фиг с ними с исходящими. Потом нужно перехватывать абсолютно все, как входящие, так и исходящие.
   - У тебя есть какой-то план?
   - Да, предлагаю совместить оба дела. Девочки в доме нет, миссис икс сейчас тоже нет на месте, но она оставила указания, должен поступить звонок из ювелирного. Хочу позвонить и договориться о встрече, для этого надо, чтобы ребята перехватывали все поступающие звонки. Далее, договариваюсь, после чего, если есть время, зачищаю вех в доме, в это время блокируются все звонки туда и оттуда. - Виктор начал прикидывать шансы, веселея на глазах - Есть способ, позвонить, так чтобы этот звонок потом не смогли отследить?
   - Есть, можно запутать след, не сложно. Можешь с моего позвонить, ты ведь свой оставил в особняке, правильно? - дождавшись утвердительного кивка, продолжил - Звонишь на нашу станцию, Алексей пропустит звонок через несколько стран и фильтров, все будет исполнено в лучшем виде.
   - Идем дальше, перехватываем объект, - для себя переквалифицировал ее в объект, так легче, чем считать человеком, которого необходимо лишить жизни - узнаем, где девочка и, пожалуйста, по сути тот же план, что предлагал с самого начала, только с маленькими коррективами. Ладно, пошли в машину, успокоим наших стражей порядка, а то они уже чуть кипятком не писают.
   - Все нормально, если можно так выразиться. - успокоил их Виктор, погрузившись в автомобиль - план тот же. - взял телефон и позвонил на базу - Алексей, перехватывай все входящие звонки, мобильные тоже. ... Ребят не дергай, они я так понимаю, уже успели выпить?... Нет, предварительного планирования как обычно не будет... мы с Сергеем уже на месте и ввязались по самые уши, будем действовать по обстоятельствам. - выслушал ответ, кивнул, набрал номер и передал телефон - Сергей действуй.
   - Алло, здравствуйте. Ювелирный магазин "изумрудные россыпи", я звоню по поводу колье, купленного в нашем Интернет магазине, по поводу доставки.
   - Аллы Юрьевны, сейчас нет, она появится через час, или около того. - на том конце раздался тягучий, словно кисель мужской голос - Если вам удобно, то подъезжайте часа через два, если же нет, то завтра с утра, Алла Юрьевна будет на месте.
   - Спасибо, до свидания! - ухмыльнувшись правой стороной лица, положил трубку, повернулся к Игорю - Знаешь, на какой машине разъезжает наша подопечная? - Игнат с Игорем все это время молча внимали.
   - У нее БМВ Х5, номер ноль семь ноль, не помню буквы, могу уточнить. - ответил Игорь на автомате.
   - Не нужно, обойдусь. - отмахнулся от предложения - Никакого воображения у господ бандитов, уже второй криминальный элемент на немецкой "инке" катается. В общем, так, я сейчас пойду к ним на чашечку вкусного и красного, а вы сидите тут тупо терзаясь неизвестностью. - уже выходя из автомобиля вспомнил еще об одной детали, плюхнулся обратно на сидение - Виктор, в этот раз будет фото-сессия, или обойдемся?
   - Не будет, все равно в новости попадет, а что?
   - Да так, буду запутывать след максимально.
   - Это как? - Виктор повернулся в мою сторону.
   - Петрозаводск плюс памятный подвал, то есть максимально неприглядно, - Виктора явственно передернуло - ладно, скоро буду. - снял очки, только мешать будут, бросил на заднее сидение, захлопнув дверь, направился вдоль обочины дороги, подальше от автомобиля.
   - Что он имел в виду? - спросил Игнат, вопросительно посмотрев на старого друга.
   - Если все получится, в чем я не сомневаюсь, увидишь сам, только пакетов прихвати с собой, не помешают.
   - Зачем? - полковник вопросительно изогнул бровь.
   - Увидишь! - туманно ответил Виктор и молча уставился в окно, прекращая разговор. Игорь иронично хмыкнул на заднем сидении, переглянувшись с отцом.
   Топал по дороге, пока машина не исчезла за поворотом, огляделся по сторонам, никого. Перекинулся и взмыл в воздух, какое это блаженство, ни с чем не сравнимое удовольствие, свобода, в ночной вышине только ты, небо и ветер, эйфория, сравнимая, разве что с нирваной, никогда ее не достигал, но думаю не сильно ошибаюсь, называя это чувство нирваной. Полетел вдоль дороги, держась немного в стороне, чтобы никто не заметил, минуты через три был уже около поворота, быстро оставил призрака с приказом предупредить, если появится искомая мадам, снова взмыл в воздух.
   С высоты оглядел место предполагаемого побоища, глазам открылась следующая картина - довольно большой периметр, окруженный двухметровым забором, в самой середине стоит трехэтажный особняк с островерхой крышей, несколько органично вписывающихся пристроек, лужайка. Возле парадного входа разбит сад, по зимнему времени, с пожухлыми, аккуратно убранными кустами, справа от входа располагается небольшая деревянная беседка, чуть в стороне от нее стоит мангал, на половину сложенный из камней. От него отходит труба, все это великолепие соединяют гравийные дорожки, края которой выделены небольшими бордюрами. За домом был в наличии черный ход, стеклянная дверь, все пространство двора освещалось желтоватым светом фонарей.
   По двору, кое-где ходила охрана, парами и по одиночке, возле ворот оборудован самый настоящий контрольно пропускной пункт, возле него на посту стояло несколько человек. Играла музыка.
  

Ночью день разорван, затянула рану мгла,

Смотрит черный ворон на меня рубином глаз.

  
   Словно вторя словам песни, вдали раздалось отчетливое единичное карканье.
   Сделал еще один ознакомительный круг над территорией, взгляд остановился на полностью застекленной теплице, весьма большой, видимо своеобразный зимний сад, для услады взора хозяйки и ее друзей. В ней горели лампы дневного света, освещая несколько экзотических кустов с неизвестными мне растениями, большие, широкие листья поднимались над землей на толстых зеленых стеблях на полтора-два метра, мельком заметил несколько небольших розовых кустов и лилий. Были и фиалки и еще много чего из зеленой флоры.
  

Я не суеверен, но мой гость пророчит смерть.

Траур оперенья - это траур и по мне...

Из другого мира ворон вести мне принес,

  
   - Извините растения, но мне нужно как можно больше народу выманить на улицу. - пробормотал растениям, набирая высоту и камнем рухнул в оранжерею, в полете меняя ипостась.
  

Скоро с неба хлынет из камней тяжелый дождь,

На коне крылатом всадник спустится за мной,

Любоваться адом и агонией земной.

  
   Звон разбитого стекла разнесся далеко в ночи, несколько мгновений стояла оглушительная тишина, нарушаемая лишь редким позвякиванием, кое-где осыпающихся осколков и играющей, беспристрастной безучастной ко всему музыкой.
  

Мир обречен,

Выбора нет,

Вечная ночь

Там, где был свет

  
   Охрана во дворе замерла на мгновение, соображая, что происходит, потом раздался топот бегущих ног. Со всех сторон стягивалась охрана, на бегу кидая друг на друга вопросительные ничего не понимающие взгляды.
   - Что произошло? - спросил один из охранников, внимательно рассматривая остатки зимнего сада, приближаясь к нему быстрым, уверенным шагом. От ворот раздавались тяжелые аккорды песни.
   - Что-то с неба свалилось. - ответил второй - Хозяйка нам бошки по отрывает.
   - Не по отрывает, мы-то тут причем?
   - Угу, ты ей попробуй дока... - охранник был прерван оглушительным, протяжным и завораживающим волчьим воем, раздавшимся прямо из остатков оранжереи. Охранники остановились как вкопанные, нерешительно переглянулись.
  

Трижды ворон крикнул - потемнели небеса.

Ангел мой хранитель от меня отрекся сам.

С неба звезды пали и в огне зашлась земля,

Всадник засмеялся и в огонь швырнул меня.

  
   Вой повторился, на этот раз люди услышали зловещие обертоны, лишающие воли к сопротивлению, селящий своим звуком и близостью безотчетный страх, проникающий прямо в душу.
  

Все, что будет - я забуду,

Это сон чужой,

Только снова кружит ворон

Над землёю, надо мной!

[Ворон - Группа Ария]

  
   Тональность изменилась, где-то на животном уровне, охранники распознали в ночной песне охотника мрачное торжество погони за жертвой, древнее как сама природа, дикое и неудержимое, ликующее восхваление охоты.
   Охранники продолжали стягиваться со всей территории, из оранжереи послышался глухой рык.
   У многих в этот день, последним воспоминанием перед смертью была серая тень с ярко горящими во тьме желто-голубыми глазами.
   - "Я видел перед собой скопище трусливого мяса, и только! Первая жертва умерла быстро, мне нужно было нагнать больше страха, как можно больше! Великая Мара сегодня примет много душ! Теорун, покровитель безумства битвы, не скупился на боевую ярость, нагнетая в мою душу безумие схватки, кровавой пеленой упавшей на глаза. Бойня! Это была просто бойня, ибо что, что они могли противопоставить высшему оборотню, серой тенью мелькающему меж ними и сеющему белоснежными клыками боль, панический ужас, страдания и смерть!? Смерть, одного за другим!"
   В стороны отлетали разорванные тела, орошая еще живых фонтанами крови, многие лишались своих конечностей, падали на снег с надсадными хрипами, криками боли, стенаниями, и предсмертными проклятиями, медленно, но неуклонно истекая кровью, вонью испражнений и расставаясь со своими смертными оболочками. Пока еще живыми оболочками, но ненадолго, милосердная длань черной, как сама великая Тьма, Мары уже распростерлась над ними, многие еще не понимали этого, но все же были в одном шаге, одном вздохе от призрачного существования.
   Шерсть была вся в крови, слипшаяся вздыбленная, уже бурого цвета, стояла иглами дикобраза и уже не серая тень - оборотень, но кровавый демон рвал тела жертв, отрывая куски плоти, конечности и упивающийся ярой охотой, лишь полыхающие адским огнем глаза мелькали то тут, то там. Вой торжества казалось доноситься со всех углов усадьбы, никому не удалось уйти. Люди в ужасе умирали как овцы, идущие на бойню, все до единого забыли, что они мужчины, что у каждого имеется оружие, за время адского безумия не раздалось ни единого выстрела, лишь крики, изредка прерываемые истошными мольбами о спасении. Но Бог был сегодня глух к мольбам, презревших все человеческое, предавших понятия чести, переполнивших чашу терпения Его. Он молча смотрел за работой палача, ибо я и был им палач, не больше и не меньше. Их души настолько были запоганены деяниями, что не пришлось их обрекать на столетнее заточение в самих себе". В какой-то момент произошел сдвиг, над притихшим двором раздался удовлетворенный и одновременно разочарованный вой, возвестивший о том, что враги закончились, где-то вдали затухал ответный вой одиночек, санитаров леса, диких охотников.
   Окровавленный демон стоял посреди груды мертвых, разорванных тел, полыхающие адским огнем глазницы осматривали окружающее пространство внимательным взглядом, от которого ничего не укроется. Вдали, в темном небе, затянутом тучами раздался нарастающий гром, поднялся сильный шквал ледяного ветра, природа замерла в ожидании бури, нарастающей, словно снежный ком. Оборотень задрал голову к безумствующему небу, в темных облаках образовался просвет, в который, словно не решительно, заглянула загадочная луна. Полыхающие глаза уставились на вечную спутницу ночных охотников, холодное ночное солнце, пасть зверя ощерилась, с клыков падала тягучая кровавая слюна, далеко окрест разнесся боевой клич высшего оборотня, проникающий в душу, и такой же естественный как дыхание. Древняя песня была весьма уместна на месте казни. Быстро бегущие тучи, спрятали лик безмолвной луны, зверь опустил голову, в этот момент с неба, прямо в него ударила ветвистая молния, оборотень даже не шелохнулся, в один момент вся кровь осыпалась мелкой пылью, открывая густую серебристо-серую шубу. От обездвиженного зверя отделились и быстрыми жемчужными росчерками мелькнули и растворились в черном небе невесомые бело-серебристые облачка. Буря улеглась также быстро, как и началась, словно кто-то неизмеримо великий просто щелкнул выключателем, тучи разошлись, выскользнула луна, будто стеснительная красавица выглянула в окошко на своего жениха, стали отчетливо видны редкие, полупрозрачные звезды, неизменные спутницы ночного неба, лишь вдали ярко горела гордая и непреступная северная звезда.
   Оборотень до этого, застывший изваянием, медленно повернул морду в сторону дома, остроконечные мохнатые уши встали торчком и чуть подались вперед, из груди вырвалось глухое рычание, похожее на перекаты камней. Нервно подрагивающий хвост замер. (Волки вообще не склонны к щенячьему вилянию). Зверь почуял новую жертву! Могучие мышцы напряглись, как перед прыжком, только очень внимательный глаз мог заметить серую тень, в единый миг мелькнувшую, преодолевшую небольшое расстояние от остатков зимнего сада до черного хода. Стеклянная дверь разлетелась вдребезги, осколки еще осыпались, а серая молния уже взлетела на третий этаж особняка, оскаленная пасть, сильный запах хвои и огонь в глазницах, клыки замерли в миллиметре от горла, нежной кожи молодой девушки в паническом ужасе смотрящей на чудовище.
   Оборотень словно в раздумье сделал шаг назад, адское пламя нехотя затухало, уступая место желто-голубому мерному свечению, уже не яростному, но от того не менее внимательному, пушистый хвост чуть опустился к полу. Девушка сидела на коленях, ее била мелкая дрожь. Широко распахнутые в паническом ужасе голубые глаза, растрепанные волосы цвета спелой пшеницы, коротенькое черное платьице прислуги безжалостно помятое, задранный белый накрахмаленный фартучек скомканной тряпкой покоился на коленях, завершая композицию страха. Глаза девушки были прикованы к белоснежным длинным клыкам огромного волка, лицо белее мела, алые, накрашенные губы искривлены в безобразном безмолвном крике. Оборотень фыркнул, сделал еще один шаг назад, вздыбленная шерсть постепенно укладывалась на свое законное место, лишь серебристо-серая шуба перекатывалась над смертоносными мышцами.
   Волк пристально посмотрел на нее, ноздри затрепетали, втягивая воздух, девушка замерла, опасаясь, лишний раз даже вздохнуть. Оборотень медленно, не спуская с нее внимательных глаз, обошел по дуге за спину. Девушка крепко зажмурилась, словно если она его не увидит, то все станет как прежде, уже почти убедила себя, что это был просто ужасный кошмар, сон и ничего более, слезы страха катились из глаз, тонкими струйками, оставляя на щеках узкие соленые полоски. Только сильный и отчетливый запах хвои да крепко, до боли сетливый запах хвоии убедила себя что это был просто ужасный кошмар, сон и ничего более. жатые кулачки безжалостно напоминали, что это никакой не сон, несомненно, кошмар, но ни в коем случае не сон, самая что ни на есть ужасная и страшная реальность. Девушка отчетливо слышала, как когти волка простучали в сторону балкона, удаляясь от нее, скрипнула дверь, повеяло не сильным сквозняком и больше ничего, лишь звуки леса доносились до нее. В таком состоянии девушка просидела до самого утра, боясь шелохнуться, отчаянно благодаря всевышнего о спасении и даже не подозревая, что страшного зверя уже давно нет.
   - "Да что я творю?!" - ворвалась в голову паническая мысль, ей вторила другая, моя и не моя одновременно - "Убей ее, она такая молодая, красивая, наверняка кровь сладкая, а сердце вкусное! Сомкни челюсти, перекуси эту нежную шейку!" - рот наполнился слюной, внутренний голос продолжил увещевать. - "Ты палач, так казни ее, она тут одна осталась, никто ведь не узнает, убей!" - сделав шаг назад, продолжил спор сам с собой. - "Да, я палач, убийца, и много чего еще, но не чудовище! Ее смерть ляжет камнем на мою совесть, о ней буду знать я, и этого достаточно!"
   Обошел девушку стороной, погрузившись в мысли, при одном лишь воспоминании о только что случившемся невольно бросает в дрожь и холодный пот. Подушечки лап моментально стали влажными, даже оборотни подчиняются природе, потовые железы располагаются именно там, как и у всех волков и собак соответственно.
   - "Тебя, милочка, спас случай, а может и подарок Сваро, не позволивший лишить жизни ни в чем не повинного человека, удержавший смертоносные челюсти лишь в самый последний миг. Подарок Истинного Дракона, воплощенной сущности, внесшего маленькую толику своего порядка в душу оборотня, переполненную безумной смесью Тьмы и Хаоса, в самый последний момент пригасил боевую ярость и вернул холодный рассудок палачу".
   Вдруг пришло чувство могущественного присутствия, от которого непроизвольно поджал хвост, словно струсивший щенок, присутствие не было враждебным, ощущалось просто как заинтересованное наблюдение, но вот ощущение пропало, словно и не было.
   - "Спасибо, кто бы ты не был!" - мысленно обратился в пространство - "Не дал убить невиновного. Точно знаю, если бы в последний момент не удержался, была бы безвозвратно потеряна очень важная для меня часть души. Сложно сказать, что бы со мной в таком случае произошло, но могу утверждать с уверенностью - ничего хорошего". Миру не нужен бездушный убийца. В какой-то момент пришло понимание моей природы - "Я ПАЛАЧ".
   - "Почему?!" - направил мысль в небо, адресуя древним предкам, изначальному хаосу - "Почему я? Чем я вам не угодил, зачем вы меня обрекли на такую судьбу!?" - естественно ответа не последовало, душа болела, разъедаемая черной тоской, тоской заставляющей выть.
   Глаза волка полыхнули багровым пламенем, вырвалось едва слышное рычание, невероятным усилием оборотень удержался от тоскливой песни, рвущейся из мятущейся души.
   - "Врешь, еще побарахтаемся!" - тоска сменилась глухим раздражением, как-то неожиданно резко успокоился, в голову ударило пьянящее веселье - "Только истерики мне не хватало!" - промелькнула мысль и резво умотала, помахав на прощание хвостом, словно белка в дупло нырнула. Помотал головой, отгоняя дурацкие мысли - "Ничего! Как только на прием к хвостатым попаду, обязательно поговорю по душам, слишком уж много набралось вопросов". - разбежавшись, сиганул с балкона, в полете перекинулся в боевую трансформацию, расправил крылья и направился в сторону дороги.
   - Палач! - думал на лету, рассуждая вслух - Почему именно палач? Что это такое, понятно что наказующий, но что в смысл этого понятия вкладывают Истинные Драконы? Недостаток информации, память крови молчит, причем почему-то информация ей подкинутая кое-где сама себе противоречит, куча неясностей и еще больше недоговоренностей. - анализировал сложившуюся ситуацию - Почему мне было так больно, когда совершал казнь, раньше такого не было, точно помню свои ощущения? Причем снова действовал не в свойственной мне манере, это уже второй раз! Первый был еще тогда в бункере, вроде как пресловутое женское начало подшутило вот таким вот непонятным образом! Второй тут, в меня словно демон вселился, при этом шли совершенно не свойственные мне мысли, помню все отчетливо, жестокость расправы даже меня несколько "удивила"! Похоже, снова как-то изменился, что за сдвиги произошли в душе и теле?! Ладно, потом, когда будет больше времени, подумаем, сейчас есть еще неоконченные дела, Инна в опасности, еще и дамочку необходимо... казнить?! - от этой мысли слегка сбился с ритма, еле разминулся с деревом - Казнить? Откуда опять такие мысли? - недоуменно помотал головой.
   Посмотрел в то место на дороге, где оставил призрака, его не наблюдалось - Он же не может не подчиняться моим приказам!? Что вообще творится? - припомнил последние события - Да ведь я вообще ни одного призрака не видел, кучу народа положил, их должно быть... много короче, куда они все испарились? - прислушался к себе, пустота - Блин! Даже приговоренных не чувствую. Когда призраков приковывал, отчетливо чувствовал с ними связь, установившуюся сразу после приговора, а сейчас нет ни одной нити, вообще ни одной! - мягко приземлился на дорогу, бросил взгляд на камни душ, мертвы, сила есть, а призраков нет - Во дела! - недоуменно покрутил головой, перекинулся снова в человека, вызвал сосуд с кровью и основательно к ней приложился, энергии потратил просто море.
   Осмотрелся по сторонам, никого. Не спеша, отправился в сторону основной трасы, на ходу делая маленькие глоточки, быстро восстанавливая потраченную энергию. Еще не дошел до перекрестка, как из-за поворота показался яркий свет галогеновых ламп от приближающейся машины. Посмотрел на номер джипа, не спешно приближающегося, подняв руку и загородившись от света.
   - Опаньки! Как вовремя-то, люблю пунктуальных людей! - вышел на середину дороги, остановился и стал ждать, скорость автомобиля упала до черепашьей, джип словно крался, тихо шурша шинами по асфальту.
   Черная иномарка остановилась в метре от меня, с минуту никаких движений не наблюдалось, лишь мельтешение двух тепловых силуэтов за лобовым стеклом, один за рулем автомобиля и один посреди заднего сидения. Наконец открылась водительская дверь, показался накачанный сверх всякой меры мужик, в строгом черном костюме и белоснежной рубашке, узкий черный галстук охватывал могучую шею, коротко стриженые волосы ежиком, скуластое лицо, квадратный подбородок.
   - Ты кто такой, что нужно? - голос тоже не подкачал, густым басом обратился ко мне.
   - Аллу Юрьевну могу увидеть? Разговор есть. - могучий водитель, по совместительству охранник нырнул в салон и о чем-то перекинулся парой слов с сидящим в салоне незнакомцем. Вонь от выхлопных газов перебивала остальные запахи, и понять, кто там сидит не представлялось возможным, острое зрение из-за света фар тоже было плохим помощником. Охранник снова показался.
   - Что за разговор?
   - Значит Алла Юрьевна сейчас в машине? - охранник против воли кивнул, не спуская с меня настороженных глаз.
   Посмотрел на его ауру, слабо переливающуюся грязно-серым цветом со слабыми зеленоватыми отливами, ярко полыхала какая-то непонятная руна, пульсируя и приковывая взгляд к своим цветовым метаморфозам, попеременно кроваво-багровый, словно истекающий кровью сменялся антрацитово-черным. Вокруг летало еще несколько рун непонятного назначения, меня захлестнула необъяснимая волна холодной ярости, сам того не понимая, активировал дар Мары, охранник осыпался прахом, глухо стукнулся об асфальт пистолет, спрятанный где-то в одежде.
   - Здрасте, приехали! Это еще что за ....!? - пробормотал и шагнул к открытой дверце автомобиля.
   Задняя дверца, с противоположной от меня стороны открылась, из салона выскочила женщина, не говоря ни слова, бросилась бежать, только шпильки туфель звонко цокали по асфальту. Мелькнули пепельные волосы, норковая короткая шубка развевалась за спиной, мельком отметил стройные ножки, но глаза остановились на ауре, точно такой же, как у охранника, с тем только отличием, что небольшие руны, сплошь покрывали всю поверхность верхнего слоя ауры и не переставая, светились тошнотворным, гнилостно-зеленым цветом. Замер на несколько мгновений, рассматривая противную ауру, затем по мозгам словно двинул невидимый кулак, зрение раздвоилось, возникло ощущение, что меня кто-то мягко, но настойчиво отодвинул в сторону, сделав безмолвным наблюдателем.
   Тело, совершенно не подчиняясь хозяину, перешло в боевую трансформацию, взмыло в воздух, набрав порядочную высоту, на бреющем полете спикировало к убегающей женщине.
   Женщина убегала молча, не оглядываясь, отдавала все силы на бег в тщетной попытке спастись. Странное и до жути неприятное чувство смотреть своими глазами, все осознавать и не мочь самостоятельно управлять своим телом, предательский холодок страха пробежал вдоль позвоночника, я совершенно не понимал, что со мной происходит. Я, или уже не я, спикировав, подхватил убегающую женщину подмышки и стал неуклонно, часто взмахивая черными, как сама тьма, крыльями набирать высоту. Крик удивления, густо замешанный на страхе, заглох в горле перепуганной женщины, она лишь судорожно дышала, запрокинула вверх голову с крепко зажмуренными глазами и намертво вцепившимися руками в края распахнутой шубки.
   Набрав достаточную высоту, тело остановилось, мельком отметил темнеющие далеко внизу верхушки облетевших деревьев, вдали были видны огни города, резким движением развернул женщину к себе лицом и перехватил правой рукой за горло.
   Женщина широко распахнула щедро подведенные тушью перепуганные глаза и вперилась взглядом мне в лицо, увиденное ей явно не понравилось, женщина побледнела еще больше, попыталась сглотнуть, дыхание с трудом и хрипами вырывалось изо рта.
   В голове бились совершенно чуждые, одновременно мои и не мои мысли: - "ПРИГОВОРЕННАЯ! КАЗНЬ! СМЕРТЬ! УМЕРТВИТЬ!" - ледяным шепотом буквально ввинчивались в сознание, рука дрогнула, зрачки полыхнули пламенем и тут же затухли, затянулись тьмой, словно стылой водой. Женщина посмотрела мне в глаза, ее лицо исказилось гримасой дикого ужаса, в моих глазах читался приговор, рука разжалась и женщина с диким, совершенно нечеловеческим, каким-то животным криком полетела вниз. Я в это время смотрел на ее падение, словно при замедленной съемке, дикая ярость яркой, всепоглощающей волной хлынула в душу, сметая ледяное, смертное спокойствие, зрачки снова вспыхнули пламенем. Сложил крылья, камнем рухнул вслед.
   - Она последняя, кто знает, где искать девочку! - мелькнула мысль уже на подлете к охрипшей женщине, схватил, с огромным трудом остановил падение, выправился и снова взлетел, подопечная повисла безжизненной куклой.
   Встряхнул, приводя в сознание, женщина слабо застонала и медленно открыла глаза, обведя окружающее пространство бессмысленным взором, через секунду глаза приняли осмысленное выражение, губы искривились, она уже набирала в грудь побольше воздуха для крика.
   - Заткнись и отвечай! - встряхнул еще раз - Где девочка, которую ты похитила? - задыхаясь, промямлила что-то неразборчивое, мысленно плюнул и поймал ее мятущиеся глаза, установил гипнотический контакт - Где девочка, которую ты похитила?
   - В квартире. - отозвалась ровным, без каких либо оттенков эмоций голосом.
   - Адрес квартиры, где держат девочку? - женщина быстро, четко, все так же без эмоций продиктовала адрес - Сколько людей ее охраняют?
   - Один.
   - Где твои люди, замешанные в противозаконной деятельности?
   - В моем поместье, последний был со мной, - отпустил ее глаза - водителем при мне состоял. - на автомате закончила женщина, начала в панике осматриваться по сторонам, ища пути к отступлению - Еще один девчонку охраняет - голос срывался, путей к отступлению не было, точнее был,... вертикально вниз.
   Снова двинуло по мозгам, отстраняя от управления телом, глаза потухли, лицо приняло бесстрастное выражение, уже не мое тело, совершенно не подчиняющееся резко взмыло еще выше. Быстро взмахивая крыльями начал отклоняться в сторону по широкой дуге, пока не перевернулись вверх ногами, мы падали, тело крыльями помогало еще больше разогнать и ускорить полет в один конец. В один момент с силой, всей доступной вампиру, придал телу женщины еще большее ускорение, отталкивая от себя вниз, сам расправил крылья, наблюдая за стремительным падением, вопящей казненной. Тело со всего маху врезалось в ее же машину, проламывая крышу, джип содрогнулся и замер, разбросав в стороны осколки стекол.
   Почувствовал, что тело снова подчиняется, вернулась боль и смертная тоска, впрочем, быстро сменившиеся удовлетворением от проделанной работы, окинув последним взглядом, останки автомобиля, полетел в сторону своих товарищей.
   Приземлился позади машины, обернулся и скользнул в машину, меня встретили три взгляда, два настороженно-ожидающих, от Игоря и его отца, второй вопросительно-удовлетворенный, уже от Виктора.
   - Скучаем? - при моем появлении все дружно вздрогнули. Поприветствовал, захлопывая дверцу и натягивая очки на нос, вдохнул и чуть не задохнулся, в салоне можно было топор вешать, настолько накурено. - Игнат, Виктор откройте окна, дышать невозможно! - сам последовал своему совету, правда, полностью отворил дверцу.
   - Ну? - уставился на меня Игнат, почти полностью развернувшись в мою сторону. - Не томи!
   - Трогаем, нам сейчас на Ленина. - говорил помахивая дверью, в попытке проветрить салон - Прикиньте, господа подельники, Инну в самом центре города держат, там еще рядом налоговая располагается. - наконец удовлетворенный результатом захлопнул дверцу и уселся нормально.
   - Откуда знаешь? - спросил подобравшийся Игорь.
   - Да у этой, как ее, Аллы Юрьевны спросил. - встретил его настороженный взгляд.
   - Она прямо так, взяла и все рассказала тебе? - недоверчивый сарказм из него так и сочился, Виктор хмыкнул, Игорь перевел на него вопросительный взгляд. - Я что, смешной вопрос задал?
   - Еще какой, я точно такой же вопрос задал когда в первый раз с Сергеем встретился. - пояснил свое веселье Виктор, перевел на меня глаза - Как прошло?
   - Добрая охота. - растянул губы в хищной улыбке - Все в полном порядке, дело сделано, осталось только девочку забрать, ее только один человек охраняет. - Игнат завел двигатель, и медленно набирая скорость, повел машину в обратную сторону по продиктованному адресу.
   - Свидетели есть? - Виктор не отводил глаз.
   - Да, - шеф скривился, словно лимон целиком жевать начал - там девушка из прислуги осталась, рука не поднялась ее убить. - Виктор расслабился немного.
   - Она тебя видела? Опознать сможет?
   - Видела, - кивнул, подтверждая - вот только с опознаванием проблемы выйдут, девушка не видела никого, хоть отдаленно похожего на человека. - Виктор улыбнулся своим мыслям и расслабленно откинулся на спинку сидения, прикрыв глаза. Игорь завозился на месте.
   - Слушай, а эта Алла, не предупредит? - перевел на него усталые глаза, вопросительно изогнул бровь - Инне ничего не грозит?
   Мотнув головой, ответил - Не думаю, она уже никого и никогда не предупредит.
   - Ты ее... того?
   - Угу. - прикрыл глаза - Того и не того, мертвая она совсем. - тяжело вздохнул - БМВ башка попала, совсем мертвая стала. - мрачно каламбурил, извращая всем известную фразу - Или наоборот? - нахмурил брови, махнул рукой - Короче, она свою машину разбила, и сама разбилась.
   - Это как? - решил вмешаться Игнат, посмотрел на меня в зеркало.
   - Если вызовут, увидишь, что-то нет никакого желания описывать способ убийства. - снова закрыл глаза погружаясь в свои мысли.
   - Вызовут, не сомневайся. - успокоил Игнат.
   - Сочувствую, висяков там куча, всю статистику вам подпортят, общественность на уши встанет. - приподняв голову, встретился с ним глазами - Работы у вас будет море, стволы были у каждого абсолютно, и еще, - задумался погружаясь в воспоминания - там на втором этаже сильно наркотой воняет, за героин или еще чего в этом роде не поручусь, но вот травой шмонит на весь этаж.
   - Проверим. - серьезно кивнул Игнат - Мы там улик против тебя не найдем?
   - Нет, - задумался на мгновение - возможно, я ошибся в первоначальных выводах, но вы вполне вероятно быстро закроете дело, списав на нападение бешеного волка. - Игнат недоверчиво хмыкнул, я снова попытался погрузиться в раздумья, не получилось.
   - Слушай, - в плечо ткнул Игорь, перекатил голову в его сторону - чем тебя зацепило?
   - А?
   - У тебя куртка сзади разорвана, да так аккуратно. - пояснил Игорь.
   - Тьфу ты черт, снова куртку покупать! - досадливо поморщился - Уже вторая за эту неделю! Не обращай внимания, это следы от крыльев. - Игорь посмотрел недоуменно - А может оставить как есть? Ведь снова забуду. - уже прикидывал, что бы такого вытворить - А, ладно, отдам в какое-нибудь ателье, пусть вставки симпатичные и не особо бросающиеся в глаза сделают. - Игорь хмыкнул.
   - Серый, мне еще непонятна фраза насчет волков, что ты имел в виду?
   Подскочил как ужаленный. - Спасибо! Чуть не забыл, не красиво получится, если из-за меня, мои серые братья пострадают! - огляделся по сторонам, скоро подъедем к памятному повороту - Игнат, останови, пожалуйста тут, ненадолго. - пояснил в ответ на его вопросительный взгляд. Игнат молча пожал плечами и съехал на обочину, я выскочил из машины.
   Отошел к лесу, посмотрел по сторонам, подождал, пока проедет мимо пара машин, набрал в легкие воздух и испустил волчий зов, призывая вожака ближайшей стаи и предупреждая одиночек. Почти в тот же миг вдали послышался отзыв, смесь обрывочных мыслей: - "Слышу тебя старший, скоро буду".
   Постоял несколько минут, слух уловил быстрый перестук мягких лап, вожак шел не один, вел всю свою стаю, даже одиночки вышли, в свете фар показались желтые светящиеся глаза, лесных охотников, много, очень много. Насчитал тридцать взрослых особей, и несколько годков, сильная стая. Обожаю этих созданий, неповторимая дикая красота, ни с чем не сравнимый запах. От санитаров леса едва уловимо пахло псиной, его перебивал более сильный запах леса, оставляющий послевкусие павшей осенней листвы.
   Серые тени окружили со всех сторон, присел на корточки, поглаживая ластящихся животных, подтянул к себе вожака, легшего на спину и подставившего живот. Поглаживал брюхо благородного животного, от него исходили волны радости и спокойное признание сильнейшего, я в ответ передавал картины опасности для существования стаи, просьбу передать всем волкам в округе об опасности. Не приказ, их мог только ласково просить уйти на некоторое время, избегать появляться в близи людских поселений, да и вообще обходить людей стороной. Пришел ответ от разомлевшего зверя: - "Мы уйдем, сделаем, как ты просишь, тебе всегда рады, приходи" - пришел образ леса, загоняемой добычи, радость победы.
   Волки, слегка поскуливая, кружили вокруг, каждый норовил ткнуться в руку, плечо, да вообще, куда только могли дотянуться, своими влажными носами, самки еще и вылизали все лицо. Поднялся с улыбкой на светящемся от радости лице, усталость и тоска, с мрачным настроением бесследно испарились. Лесные создания, начали по одному исчезать в лесу, каждый, бросая предварительно на меня свой взгляд, словно прощаясь навсегда, это немного смутило, но настроение не упало, последним ушел вожак, напоследок ткнулся в бедро своей головой и молча исчез в кустах.
   Еще некоторое время постоял, прислушиваясь к звукам леса, лесные охотники уходили в полной тишине, они вообще не любители прощаться, сейчас их уносили быстрые неутомимые лапы, волки уходили, и ни один из них не вернется в эти места, это я тоже четко знал. Медленно развернулся и уселся в машину, на душе было легко и спокойно, как уже давно не было, слабой горечью полыни отдавало воспоминание о расставании.
   - Что это было? - взволнованно спросил Игорь.
   - Если бы не видел своими глазами, ни за что бы не поверил! - удивленно пробормотал Игнат, Виктор это воспринял с интересом, но, уже не особо удивляясь увиденному.
   - Да так, прощался с братьями, попросил уйти из этих мест. - легко вздохнул - Они сюда больше не вернутся, их дети возможно и вернутся когда-нибудь, а эти ушли навсегда.
   - И зачем? - удивленно спросил Игорь.
   - Уберег от опасности. Все, что в особняке натворил, свалят на волков, точнее на одного волка, ну или пса. Совершенно нет желания, чтобы из-за меня, их истребили, вот и предупредил. Ладно, цирк уехал, а мы как оставшиеся клоуны! - обвел спутников глазами - У кого ребенка украли? - товарищи подобрались, Игнат тронулся без напоминаний, у всех на лицах застыло сосредоточенное выражение, удовлетворенно хмыкнул и погрузился в свои мысли.
   - "У меня накопилось слишком много странностей, на которые совершенно нет ответа. Первое, что это за аура такая? Подобное видел у памятных сектантов, далее, у всех поголовно в усадьбе мадам Юрьевны, кроме оставшейся дом работницы, жалко ее, страху натерпелась! У охранника и у самой Аллы. Аура штука неповторимая, как отпечатки пальцев, а тут у всех как под копирку. Второе, что за руны горели у них на ауре? Причем их видел только у двух последних жертв, и ничего подобного у остальных. Третье, почему моментально свирепею, когда вижу подобную ауру? Четвертое, что со мной происходило, когда убивал эту Аллу Юрьевну, почему мое собственное тело меня не слушалось? Словно кто-то вселился со стороны, но такое попросту невозможно. Почувствовал бы, если бы кто-то пытался вломиться в сознание, но я же намертво заблокирован, спасибо хвостатым. Пятое, что это за могущественное существо, время от времени посещающее меня? Который раз уже! И ведь хвостатые просто дети по сравнению с ним или с ней! Есть, конечно, идея, но слишком уж это невероятно, хотя кто его знает, может, и в самом деле ОН меня удостоил своим вниманием? В этом случае, остается только удавиться, потому что с хвостатыми еще есть небольшой шанс потягаться, правда, веков через "цать", а против Него шансов нет. Хотя, что за упаднические настроения? Кто мне запрещал попытаться? Правильно, никто, а значит, побарахтаемся, и то не факт, что Он против меня, Ему по статусу должно быть все до фонаря, разве только приглядывает, чтобы развеять скуку. И, наконец, шестое - куда, черт их раздери, подевались все призраки?! Камни духа на месте, силу в них чувствую, но призраков нет! Вопросы, вопросы и ни одного вменяемого ответа, одни предположения, что в итоге? В итоге выходит какая-то фигня, на постном масле!"
   - "Ладно, появление рун можно списать на пробуждающийся дар, то, что я не понимаю их значение, тоже можно списать на него и недостаток знаний. Дальше, что за идиот долбил мне по мозгам, неприятно, даже глаза разбегаются в разные стороны, или наоборот съезжаются в кучу? То, что время от времени теряю контроль над телом, можно списать на раздвоение личности, в последнее время столько всего свалилось, что не на одну спокойную жизнь хватит, не мудрено и с ума сойти, но в это верится с трудом. В общем, версия притянута за уши. Надо с Лизой обстоятельно пообщаться на всякий случай, вдруг действительно чердак уносит помаленьку? Если принять версию о моем сумасшествии, в итоге, получается этим идиотом, наносящим удары по сознанию, могу оказаться я сам, но почему это тогда происходит? Мыли все таки были моими, .... по крайней мере, воспринимались как мои собственные".
   - "Одинаковая аура у кучи людей, вообще ни в какие ворота не лезет! Она у-ни-ка-ль-на! Аура не может повторяться, никогда и ни при каких обстоятельствах, нечто подобное могут делать только маги высочайшего класса, да и то не умеют копировать, только изменять, а вот в них не было ни атома магии,... вообще! Бывают, конечно, и исключения из правил, только подтверждающие его, но не в таком же количестве!"
   - "Еще и драконы свистят или не договаривают в наглую, что вернее. Например, по размышлении, никак не могу понять иерархию и принцип разделения рас. Мара не договаривает, я конечно в курсе, что на меня имеют определенные виды, но складывается ощущение, словно готовят как на величайшую битву,.. но с кем?! На Земле вообще нет ни одного мало-мальски сильного создания подобного мне, ели только не остался кто-то с древних времен, маг какой-нибудь, скрывающийся все это время. Не удивлюсь, но ведь было сказано, что они все отказались от дара, чтобы Хаос переместил наших предков в эту вселенную. Единственная подобная мне это Ксения, но она до сильного противника не дотягивает, как ни крути. С самими драконам не все ясно, что они сами такое? В какой их разряд отнести?"
   - Тьфу, черт! Стоило задуматься, как появилось еще больше вопросов и неясностей. Ладно, - мысленно плюнул на эту кучу - будем разбираться по мере поступления, все равно сейчас до чешуйчатых предков не дотянуться и не вытрясти из них ответов. Сомневаюсь, что это вообще возможно, или возможно, но просто не хватает знаний и сил? Тьфу, блин! Все потом. Как говориться, если отложить все запланированные дела на послезавтра, то появятся два свободных дня!" - Сделав такое заключение, вынырнул из раздумий.
   Мы как раз медленно подъезжали к необходимому нам дому - в голове промелькнуло - "Проблем с освобождением девочки быть не должно, только бы не потерять над собой контроль, а то наворочу, Тьма знает чего, потом век не разгребешь!" - Машина медленно въехала во двор, несколько пятиэтажек стояли, соприкасаясь друг с другом, образуя П-образную форму.
   - Игнат, отведи машину подальше, словесный фоторобот это одно, а четкие номера машины, совсем другое. - проинструктировал Виктор своего друга, затем повернулся ко мне - Сергей, у тебя уже есть опыт в таких делах, командуй. - такое отношение ко мне любимому, несколько выбивало из колеи, люди, вдвое меня старше, слушаются и полагаются на слово. Только Игорь слегка выбивался из общей картины, но и он на несколько лет меня старше, опыт в работы органах имеет не маленький, а у меня без году - неделя. У меня вообще все выходило за счет невероятного везения, выезжал на своей силе, приправленной яростью.
   - План как всегда прост, четок и ясен, идем, охрану того... - выразительно провел ладонью по горлу - Забираем Инну, вот и весь мой план. - Игорь с Игнатом согласно кивнули, ни на миг, не задумываясь о неудаче, я расплылся в улыбке, Игорь икнул и сделал шаг назад - От, блин! Как всегда забыл, какую реакцию у окружающих вызывает моя улыбка. Игорь, - обратился к нему - меня не стоит бояться. Да и вообще, - завелся ни с того ни с сего - ты кто? Кисейная барышня, или матерый мент, все повидавший на своем веку?!
   - Мент! - Игорь взял себя в руки, слабо улыбнулся - Это порыв, слишком много вокруг тебя мистики. - я ответил, ... во все клыки, Игорь слегка скис, Игната вовсе перекосило, он перевел взгляд на невозмутимого Виктора, тот флегматично пожал плечами.
   - Щас мистики еще больше добавлю. - снял очки, кривая улыбка совсем увяла на лице Игоря - Не парьтесь, если Виктор вам доверяет, то и мне можно. - поднял руку, предупреждая вопросы, уже готовые сорваться с их уст - Все вопросы потом, сначала дело. - направился к нужному нам подъезду, о машине благополучно забыли, остановился, спутники чуть не ткнулись мне в спину - Игнат, машину-то отгони, а еще лучше, если покатаешься вокруг просто так, мы тебе позвоним, когда все уладим. - Игнат было возмутился - Отставить рразговорчики! - добавил в голос металла - Выполнять приказ! Кру-гом! Шагом марш! - добавил легкий ментальный посыл, Игнат вытянулся в струнку и строевым шагом отправился к машине.
   - Страшный ты человек! - покачал головой Виктор, криво ухмыльнувшись.
   - А человек ли? - пробормотал себе под нос Игорь, я проигнорировал высказывание.
   Подошли к подъезду, на двери домофон.
   - Ну что, командир, будем звонить и проситься войти? - спросил Виктор.
   - Зачем изобретать велосипед? Все просто. - попробовал набрать код - Облом! Черт, обычно срабатывает.
   - Ты о чем? - подал голос Игорь.
   - Да обычно на всех домофонах стоит код, всегда простой до смешного, номер дома и номер подъезда, а тут не работает. - досадливо поморщился, осмотрелся, никого поблизости не наблюдалось, ночь на дворе все таки. Поднял голову вверх, взгляд зацепился за упитанного серо полосатого кота, с царственным видом восседающего в форточке второго этажа, сконцентрировался на нем. Кот встал на все четыре лапы, поднял хвост трубой и с громким "Мяу" прыгнул прямо мне в руки, моментально заурчал и начал выпускать когти.
   - Ну и зачем тебе этот кошак сдался? - спросил Виктор.
   - За надом. Нам же вроде туда попасть надо, правильно? - он кивнул.
   - Так ведь можно было еще проще поступить, просто берешь и дергаешь дверь, это же электромагнит. Приложи силу и она откроется. - недоумевал Игорь.
   - Тебе похоже от беспокойства все мозги по отшибало. - говорил, поглаживая усатое недоразумение, кот упитанный сверх всякой меры, даже мой толстяк, и то котенок по сравнению с этим - Ты дверь откроешь, и эта электронная фигня начнет орать. Тебе тихо войти нужно, или можно идти по принципу, "я гопник, и мне все по..р"? Ладно, не мешай, лучше отойдите оба в сторону. - спутники повиновались.
   Отошел в сторону, набрал немного снега и запустил в окно, в нем нарисовалась недовольная заспанная физиономия молодого паренька. Стоило увидеть у меня на руках своего кота, как парень моментально скрылся в глубине квартиры, предварительно крикнув: - Подождите, я сейчас! - не прошло и минуты, как дверь открылась, глаза паренька, лет двенадцати видели только кота и больше ничего.
   - Васька, ты зачем спрыгнул? - паренек протянул руки к коту, передал ему шерстяное недоразумение, кот состроил такую обреченную морду, что я непроизвольно улыбнулся - Спасибо, вам большое, раньше он никогда не убегал. - начал оправдывать своего питомца пацан, затем бодро потопал по лестнице.
   Развернув паренька к себе лицом, поймал на гипнотический взгляд - Ты никого не видел, забрал убежавшего кота! Сейчас пойдешь домой и ляжешь спать! - пацаненок, легко кивнув, двинулся в подъезд, я в свою очередь придержал входную дверь, затем, дождавшись хлопка двери на втором этаже, пригласительно посторонился, пропуская своих спутников.
   - Ловко! - прокомментировал увиденное Виктор. Мы тем временем поднялись на четвертый этаж, подошли к заветной двери, полностью стальной, без глазка.
   - Тут наверное видеокамеры. - пробормотал Игорь, непроизвольно потянувшись к табельному пистолету. Мы согласно покивали.
   - Игорь, у тебя есть какая-нибудь личная вещь Инны? Я Игната просил захватить. - Игорь не говоря ни слова, полез во внутренний карман, и протянул пластиковый пакет, как для улик, раскрыв который, увидел маленькую детскую майку. Закрыв глаза, втянул воздух, затем подошел к двери, нагнулся к замочной скважине, кивнул удовлетворенно - Тут. - выпрямился - Виктор, ты сейчас звонишь, ну а мы с Игорем поднимемся этажом выше, я хорошо знаком с их действием, там как минимум две камеры, одна из них полностью показывает лестничный пролет. - повернулся к Игорю - Тебя могут знать в лицо. - он кивнул
   - Сможешь оттуда действовать? - Виктор ткнул пальцем вверх, я кивнул, мы поднялись этажом выше. Раздалась трель звонка, в виде всем знакомого похоронного марша, непроизвольно улыбнулся, через минуту дверь открылась, даже не прозвучало сакраментального "Кто там".
   - Вот блин! Это снова произошло! - пробормотал, собирая глаза в кучу.
   - Твою мать! - до нас донеслось удивленное восклицание, подхватив забеспокоившегося Игоря под руку, поспешил вниз - Сергей, перо тебе в печень! - нас встретил обескураженный Виктор - Предупреждать же надо! - Игорь непонимающе уставился на валяющиеся поношенные тренировочные штаны и потертую тельняшку, присыпанную аккуратной горочкой праха.
   - Да ладно, он это заслужил. - отмахнулся от него и последовал за Игорем, ворвавшимся в квартиру. Прошли по коридору, на тихие всхлипы, доносившиеся из последней комнаты, в ней, на диване сидела заплаканная маленькая девочка, к ней подскочил Игорь, обвел нас сияющими глазами и выпал из реальности от нахлынувшей на радостного отца радости и облегчения.
   - Инночка, дочурка моя, с тобой все в порядке? - приговаривал счастливый отец, Инна отвечала сквозь всхлипы, слегка заикаясь и сотрясаясь от рыданий. Девочка спрятала лицо на груди отца, с горем пополам удалось ее успокоить и добиться ответа. Ее не били, да и вообще никак не издевались, просто держали взаперти и изредка кормили.
   Игорь вздохнул с облегчением, завернул девочку в свою куртку и пошел на выход, Виктор, убедился, что с девочкой все в порядке, облегченно перевел дух, достав платок, тщательно вытер все поверхности в комнате, я ему помогал в меру своих сил и скудных познаний в этих делах.
   Через пол часа уже подходили к машине. Игорь со всей осторожностью, погрузил спящую девочку на заднее сидение. Игнат, насмотревшись на спящую внучку, вышел нам навстречу, посмотрел мне в глаза и протянул руку.
   - Спасибо, я твой должник до конца жизни! - пожал протянутую руку.
   - Да не за что, и ничего вы мне не должны, снова оскорбить хотите?
   - Черт с тобой! Просто знай, ты можешь в любой момент ко мне обратиться. - подошел Игорь, тоже протянул руку.
   - Спасибо! Обращайся в любое время, я хоть и не полковник. - Игорь бросил хитрый взгляд на отца - Но тоже не последний человек.
   - Ну что вы, я прям смущен до печенок. - пожал руку, перевел глаза на Виктора - Похоже, начинаю обрастать связями. - проговорил с улыбкой - Ладно, вы меня еще вспомните "добрым, ласковым и могучим", разгребая плоды моей деятельности, еще икаться будет! - все понимающе хмыкнули - Езжайте, там, небось, мать с ума сходит, а я пойду и напьюсь до зеленых чертей, сомневаюсь, что ребята все еще дожидаются.
   - Я с тобой. - высказался Виктор, пожал плечами, попрощались с,... уже, похоже, друзьями и не спеша, направились в ближайший кабачок.
   - Ты сегодня не одно хорошее дело сделал. - обратился ко мне Виктор, я пожал плечами, есть хотелось зверски - Их семья мне как родная, сам как-то не успел обзавестись семьей. - он вздохнул - Инна мне как дочь и как внучка одновременно, спасибо!
   - В самом деле, не за что! - отмахнулся от его слов - Должно же быть что-то светлое в моей насквозь черной душе? - подумав, продолжил - В такие моменты особенно остро чувствую себя человеком, а то последнее время, уже начал непроизвольно отделять себя вообще от человечества.
   - Начав общаться с тобой, непроизвольно начал задумываться о высшем назначении. - заинтересованно на него посмотрел - Сергей, ты никогда не задумывался, почему ты таким родился? Точнее зачем?
   - Задумывался. - кивнул - Неоднократно задумывался, у меня ощущение, что меня к чему-то готовят, и происходит это слишком быстро. - Виктор вернул заинтересованный взгляд - За неполных три недели, я превратился из обычного, ничем не примечательного парня во что-то. Сам не знаю во что, угробил кучу народу, причем так, что и Чикатило не снилось. И при этом себя нормально чувствую, совершенно никакого отклика в душе, лишь иногда жуткая тоска нападает, быстро сменяющаяся мрачным удовлетворением от проделанной работы. У меня только одно предположение на этот счет, я стал палачом, в прямом смысле этого слова. ... Я ведь был совершенно уверен в своей правоте, в том, что лишить жизни - правильно, необходимо, такая непоколебимая уверенность, что в дрожь бросает. Из глубины сознания, всплывает даже не уверенность - знание, так действительно нужно.
   - Не возникало чувство, что ты просто орудие, исполнитель, и ничего больше? - спросил внимательно слушающий Виктор.
   - По размышлении,... да. - кивнул, соглашаясь - Словно кто-то уже вынес вердикт, а я лишь пришел и выжег гнойник. - задумался - У меня иногда проскальзывает, такое, словно кто-то показывает, что тот или иной приговоренный совершил, причем так, что не остается вообще никаких сомнений.
   - Прямо-таки?
   - Именно так, вот например, в том самом подвале с сатанистами, была девушка, я вообще терпеть не могу тех, кто поднимает руку на женщину, а там я ведь ее оставил умирать, заперев в кокой-то каморке. - в голове промелькнуло - "Чуть о Ксении не проговорился" - В общем, только чудом удержался от того, чтобы не убить в жутких мучениях.
   - Что она такого сделала, если не секрет?
   - Она убила младенца, пила ее кровь. - глаза начали наливаться огнем, при одном только воспоминании. Виктор нахмурился, скосил глаза на меня.
   - Сергей, ты не обижайся, но ведь ты тоже кровь пьешь.
   - Пью! - согласился, ничуть не смутившись - Только вот доноры у меня подонки, из тех, кого не жалко, я даже в самой дикой ярости не смогу убить ребенка, ... даже, если он чадо моего самого злейшего врага. - в последнем я был абсолютно уверен.
   - Но ведь он может и начать мстить, когда вырастет. - я кивнул.
   - И будет в своем праве, это будет его решение, главное, чтобы он мстил именно мне, а не моим близким. - Виктор хмыкнул.
   Вошли в кабак, среднестатистический, в меру уютный, в меру грязный, ничего особенного. Несколько столов в полутемном зале, громыхает музыка, несколько в ноту пьяных клиентов покачиваясь, переминались с ноги на ногу, на импровизированном танцполе, в попытке танцевать.
   Направились в дальний угол, уселись за пустующий столик, осмотрелись по сторонам, ничего подозрительного не наблюдалось, к нам подскочила официантка.
   - Сергей, - обратился ко мне Виктор - ты снова абсент пить будешь? - на мгновение задумался и медленно покачал головой.
   - Нет, напиваться перехотелось, наверное, коньячку. - Виктор обернулся к ожидающей официантке и сделал заказ. Синхронно посмотрели на блюда, стоящие на соседних столиках и единогласно заказали лимон, отказавшись от сомнительных яств. Есть такое, даже будучи голодным, совершенно не хотелось.
   - Да, - Виктор принюхался к содержимому своего бокала и скривился - прямо юность вспоминается, когда самогон и портвейн пили. - я принюхался к своему, глотнул и согласно кивнул, - "Коньяк тот еще, хоть бы не ослепнуть от этой отравы".
   Примерно пол часа сидели в полном молчании, погрузившись каждый в свои мысли, первым нарушил молчание мой спутник.
   - Сергей, нам нужно серьезно поговорить. - посмотрел на него, лицо Виктора выражало полную серьезность и тожественность момента.
   - Слушаю. - кивнул, приготовившись к очередным неприятностям, Виктор сидел молча с минуту, прежде чем начал свою речь.
   - Нас собираются расформировывать. - произнес и замолчал, я закашлялся, подавившись отравой, выдаваемой за коньяк.
   - Как это? Зачем?
   - Указание сверху, слушок прошел месяц назад еще, тебя к нам не приняли, точнее еще разыскивали.
   - Что, совсем?
   - Нет, не совсем! - Виктор виновато опустил глаза. - Хотят провести реорганизацию, кадровые перестановки, вообще-то, останется только отделение в Москве, а нас, кого заберут наверх, кого уволят. - я насторожился. - "Обычно, в таких организациях выходное пособие выдают свинцом в затылок или сталью в печень". - Не беспокойся, - Виктор увидел чувства, отобразившиеся у меня на лице - никого зачищать не будут, и так на бойцов компромата выше крыши, все понимают, что молчать в тряпочку нужно.
   - Угу, - согласно кивнул - а то не понимаю, что стоит шепнуть словечко "братве", намекнуть, кто был исполнителем, и они сами порвут кого надо на фашистский флаг.
   - Ты неправ. - я недоверчиво покачал головой - Постараюсь оградить ребят, кто захочет уйти, или кого уволят, никого не тронут, глава нашей организации мой старый боевой товарищ, поможет.
   - Попробуем поверить, если что, предупредите, пожалуйста, исчезну, ... по крайней мере, попытаюсь, только бы никого из родных не тронули, могу и разозлиться.
   - Не волнуйся, максимум слежку организуют, в попытке тебя захватить, но руку даю на отсечение, никаких репрессий не последует.
   - Что ж, тогда ладно. - откинулся на спинку стула - Когда было принято окончательное решение?
   - Сегодня утром пришло сообщение, ребята уже в курсе. - я кивнул - Эта операция была завершающим аккордом.
   - Почему меня не поставили в известность?
   - Не хотел расстраивать раньше времени, кроме того, опасался, что ты сорвешься при выполнении операции, потом Игнат своим сообщением огорошил, не до того стало.
   - Уже известно, кого уволят? - Виктор отвел глаза в сторону, залпом осушил свой бокал, поморщился.
   - Да.
   - И кого?
   - Тебя. - перевел на меня глаза, я кивнул, мне было как-то не жарко не холодно - Илью забирают в Москву, Лиза с Костей решили пожениться. - я хмыкнул, Виктор скупо улыбнулся, понимая мое веселье - Быстро, ничего не скажешь! Они решили уволиться и переехать в другой город, Лиза защитит докторскую, хочет открыть собственную практику, Костя, сам понимаешь, хвостом за ней.
   - Ну что ж, как говориться: совет да любовь, красивая пара выйдет. А Лена с Лехой?
   - Они тоже решили, что с них хватит, Леха вслед за Костей сделал Лене предложение. - Виктор разлил по бокалам остатки коньяка и поднял свой в импровизированном тосте - Если честно их поддерживаю, ребята уже были на грани, чего один Костин поступок стоит. - каждый глотнул своей отравы - Ребята тоже решили переехать, куда-нибудь, где ничего не будет напоминать о бывшей работе.
   - А как же Иван Иванович, Михалыч? Что с ними будет?
   - Да ничего, их тоже в Москву заберут, тренеры такого класса всегда нужны. - я кивнул - Меня на пенсию отправляют, я тоже решил уехать. - Виктор замолчал задумавшись.
   - Дела! - только и произнес, Виктор вынырнул из раздумий.
   - Чем собираешься заняться?
   - Даже не представляю, с особенностями моей внешности, не подпустят и близко к офисной работе, так что о работе экономиста, можно даже не мечтать, по крайней мере, некоторое время. ... Да и не особо хочется, если честно. Слишком сильно изменился. - Виктор грустно кивнул - Ничего, что-нибудь придумаю, деньги на первое время есть, год смогу жить, не особо стесняясь в тратах, а там видно будет, может в милицию подамся, хоть какую-то пользу смогу приносить, к тому же связи имеются. - махнул официантке - Ты как хочешь, но я больше не собираюсь пить эту отраву.
   - Согласен, я поехал на базу, ты со мной? - мы поднялись, побросав на столик несколько купюр, официантка проводила нас чуть не до двери, впечатленная незаслуженными чаевыми.
   - Нет, пешочком до дому прогуляюсь, хочу проветриться и пораскинуть мозгами над дальнейшей жизнью. - повернул голову в его сторону - Сколько у нас еще времени?
   - Его нет, в понедельник зайди за документами, или в выходные можешь заглянуть, заодно машину заберешь. - пожали друг-другу руки на прощанье и я не спеша побрел в сторону дома, топать было далеко, но это меня не смущало совершенно. Виктор некоторое время смотрел мне вослед, затем как-то ссутулился, словно под грузом лет и сел в такси.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"