Кривицкий Кирилл Михайлович: другие произведения.

Глава 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная правка от 13.05.2010. поправил конец и кое-что по мелочи.


Глава 10

   Каракис, войдя в кабинет архимага Нарана, раздраженно захлопнул за собой дверь и коротким взмахом руки поприветствовал коллегу. Наран, на миг, отвлекшись от чтения свитка, ответил на приветствие, после чего вновь уткнулся глазами в послание, указав рукой на свободное кресло напротив. Дочитав свиток, Наран озадачено посмотрел на Каракиса.
   - В Халифате что-то непонятное творится, друг мой. Мне пришло донесение от нашего агента в Кату-Брасс, небольшого городка недалеко от Киара. Пишет, что в Киаре всех наших агентов скопом отправили на Арену.
   - С чего вдруг? - удивился Каракис.
   - А кто этих халифатцев знает? Незадолго до этого, на дворец хана устроил налет какой-то отряд наемников, они, воспользовавшись бурей стихий, попытались ограбить сокровищницу. Бессмысленная затея, на мой взгляд, естественно у них ничего не вышло. Что самое интересное, город до сих пор находится, чуть ли не на военном положении, стража на воротах утроена, всех поголовно обыскивают как никогда ранее. Но это еще не все, наш посол в Киаре вместе с приближенными бесследно испарился, словно никогда и не было. Он еще вчера должен был передать отчет вместе с подтверждением о прибытии каравана с нашими кристаллами накопителями, но почему-то не сделал этого. Агенту не удалось ничего выведать у стражи, они вдруг замолчали как лим, даже золото не развязало им языки!
   - Что будешь делать?
   Наран раздраженно отбросил послание на стол.
   - Буду ждать, пока хоть что-то прояснится, а там посмотрим.
   - Зачем тогда звал?
   Наран пристально посмотрел в глаза старому архимагу и небрежным взмахом руки наложил на комнату щит тишины.
   - Каракис, Кэлэд-настоятели с матронами Ликийского монастыря окольными путями начали искать встречи с нашей Мист. Церковь знает о приходе Инкарры, также знает, что ее нужно развить магически, для того, чтобы она смогла принять в себя сущность Инкара-Лики. Кэлэд-настоятели считают, что сами могут ее развить, ведь среди них достаточно сильных и опытных магов.
   Каракис поморщился.
   - Фанатики Дантаровы! Им нельзя отдавать Инкарру, иначе утащат в свой монастырь и воспитают из нее, Дантар знает что! Матрона-мать Кэлэд-Амат за десятилетия практики научилась качественно промывать мозги любому. Даже мне, всего после пары встреч на миг захотелось остричься в монахи и запереться в келье со смиренным видом и зажатой святой стрелой в руках, поплевывая на изображение черного дракона! Страшная женщина, опасный и сильный противник. С ней надо быть всегда настороже и по возможности не вызывать ее гнев.
   - Тут ты прав, с ней, да и с церковью нам не тягаться. ... Пока. Так что стоит спрятать Мист, но так чтобы девчонка была на виду, но недоступна.
   - И как ты собираешься это сделать?
   - Лично я вижу только один выход - Император.
   Каракис расхохотался на заявление коллеги, утерев слезы, сказал, похохатывая.
   - Наран, ты сам-то понял, что сказал?! Император ей не заинтересуется по трем причинам: первая и самая главная причина, Мист - полукровка, вторая - девчонка не знатного происхождения и третья, она не является подданной Империи Адамастис. Хотя идея не плоха, церковь предпочитает не связываться с дворянами, имеющими вес в обществе, но, к сожалению, невыполнима в принципе.
   Наран самодовольно усмехнулся, иронично посматривая на Каракиса.
   - Лично я так не считаю, и уже предпринял кое-какие действия. Нам с тобой предстоит много работы и приложить массу усилий, чтобы оградить Мист от влияния церкви. Ты займешься Кэлэд-Амат, так как ты из нас самый сильный маг разума. Постарайся, чтобы матрона-мать не слишком сильно давила, еще лучше, если будет чем-то занята. Нам как воздух нужно выиграть хотя бы месяца три-четыре.
   - Попробую что-нибудь придумать. - задумчиво склонил голову Каракис. - Так что же ты все-таки придумал? Лично я как-то не представляю, что нужно сделать, чтобы император заинтересовался девчонкой, слишком уж она незначительная фигура, по крайней мере, пока достаточно не развилась как маг и если не озвучивать что она Инкарра.
   Наран откинулся на спинку кресла, сложив ладони домиком, и хитро посмотрел на архимага.
   - Как ты знаешь, на Северье к полукровкам всегда относились с предубеждением, даже к магам-полукровкам. Вследствие такого отношения к ним, маги, сразу после окончания школы уходят из империи и никого еще не остановили кабальные условия, которыми мы пытаемся привязать их ели не к империи, то хотя бы к школе. Эта ситуация мне не нравится, потому что из полукровок получаются очень сильные маги и они не отличаются лояльностью к нам и к империи. Как только заканчивается обязательный контракт, они разрывают всякие отношения со школой, зачастую даже выступают в вооруженных конфликтах на противоположной стороне. Я хочу такое положение вещей исправить пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля и, пожалуй, начну с Мист.
   - Я согласен, что Мист нужно убедить стать подданной Империи Адамастис, но в остальном ты, Наран, что-то перегнул палку. Не ожидал от тебя такой резкой перемены отношений к выродкам.
   - Каракис, на простых полукровок мне плевать, но вот терять магов, окончивших нашу школу магии, я не желаю. Ты, похоже, не читал последний отчет архимага Тулуса из Менайканской школы магии. Так вот, там подробно расписана статистика появления магов-полукровок за последние четыреста лет. Не буду приводить цифры, скажу одно - с каждым десятилетием их становится больше, еще пять-шесть столетий и с ними придется считаться, правда, при условии, что они объединятся в конклав. Уничтожать их не будут, так как уже научены горьким опытом истребления вольного народа. Так, что не вижу причин, для того чтобы не воспользоваться ситуацией себе на пользу, тем самым усилить наши позиции. - Наран встряхнулся, плавно повел плечами, разминая затекшие мышцы. - С этим ладно, вернемся к делам нашим светлым. Я предложил герцогу Илотскому взять Мист под свое крыло.
   - Конечно, идея интересная. - Каракис задумчиво потер переносицу, обдумывая мысль. - На протеже старого интригана никто не посмеет смотреть косо, даже церковь поостережется вступать в открытую конфронтацию с герцогом, который с годами только усиливает свое влияние и вес в обществе. Вот только чем его можно прижать, чтобы он взял на попечение девчонку? - архимаг пристально посмотрел в глаза Нарану. - Да и потом, если даже герцог и примет Мист, то мы рискуем ее потерять, ведь Кейлон всегда играл только по своим правилам, редко считаясь даже с мнением императора Ассела, чтоб он просидел подольше на троне.
   Наран в очередной раз хитро усмехнулся, блеснув глазами, и одарил коллегу снисходительным взглядом.
   - Каракис, Каракис, надо хоть иногда обращать внимание на светскую жизнь империи, особенно в историческом разрезе. Полезно иногда, знаешь ли. Помнишь последнюю войну с Индероном? Она была лет пятьсот назад, тебе тогда уже лет триста было, если не ошибаюсь? - Каракис кивнул - Империя с Кланами тогда сильно друг друга потрепали, пришлось даже заключить династический брак, чтобы скрепить кровью со скрипом заключенный мир. Оженили на младшей преемнице крови одного из сыновей тогдашнего императора, одарили герцогским титулом без права наследования трона и благополучно забыли о нем. Естественно, что полукровку никто бы не посадил на трон, но и задвинуть подальше, тоже не рискнули. Зря, на мой взгляд, забыли. Лорды Илотские за пятьсот лет сильно разбогатели, и теперь с ними приходится считаться всем без исключения. Кейлон прекрасно помнит и даже гордится тем, что в его жилах течет орочья кровь, сильно разбавленная, правда, но это и неважно. Он до сих пор поддерживает родственные отношения со своей несколько раз "пра" бабкой - Райлой, вдовствующей герцогиней Илотской, вернувшейся на Индерон после смерти мужа. Так что герцог Илотский единственный, кто нормально, я бы даже сказал, с симпатией относится к полукровкам, к тому же я ему кое-что предложил, не буду говорить что именно, но я уже получил его согласие.
   Каракис облегченно вздохнул и пробормотал.
   - Ну, хоть одна хорошая новость на сегодня! Раз Кейлон дал слово, то он его никогда не нарушит, в этом он похож на своих родственников старшей ветви. Главное, чтобы Мист, войдя в силу, не прибила Клеона, его единственного сына. Этот отпрыск Дантара на редкость высокомерная задира и гуляка, задирающая каждую встречную юбку! Талантливый маг, хоронящий свой дар. О таких как он говорят: - Отличный Дар, но дураку достался. - Каракис возмущенно всплеснул руками - Если только приказать ему от своего лица, да и от лица герцога? Но, насколько мне известно, герцог с сыном уже лет десять на ножах, Клеон может пойти наперекор отцу.
   Наран одобрительно кивнул, слушая рассуждения Каракиса.
   - Не все так просто как на первый взгляд кажется, там не война, скорее вооруженный нейтралитет. У меня, как ни странно нет никакой информации, почему они вдруг вызверились друг на друга. Но это ладно, я уже предупредил Клеона, чтобы он держался от Мист подальше, так что тут нет опасности. В общем, герцог берет на себя все заботы о вводе девчонки в свет, правда, как он это сделает, я себе даже не представляю, нам же с тобой предстоит занять церковь.
   Каракис тяжело вздохнул, возведя очи к потолку, и тихо простонал.
   - Кто бы знал, как же мне не хочется встречаться с этой змеей фанатичной! Я же лет четыреста назад, чуть не женился на Амат, хорошо хоть вовремя тогда отправился на границу с Халифатом. - Каракис молодцевато улыбнулся. - Вовремя подвернулась та пограничная стычка с сыновьями хьерда!
   - Ну, ты даешь! - Наран расхохотался, посмотрев, на кислую физиономию Каракиса. Отсмеявшись, Наран продолжил. - Вот и вспомнишь старые времена, приударь за ней вновь, может и забудет о Мист на время. - Каракис даже поперхнулся от возмущения.
   Каракис поднялся с кресла, раздраженно махнул рукой и направился к двери под насмешливым взглядом коллеги. Вспомнив о чем-то, Каракис обернулся и посмотрев в глаза Нарана, спросил.
   - Ты с рыжим раздолбаем уже наигрался? - Наран посерьезнел.
   - Исследования в скором времени подойдут к концу и его можно будет убрать, подстроив какой-нибудь неудачный эксперимент. - Каракис кивнул, подождав пару мгновений, пока Наран уберет щит тишины, затем вышел, только пробормотал напоследок.
   - Нам и одной Эбри хватит, за ней тоже придется пристально наблюдать.
   ***
   Мист лениво осматривала причудливые растения ученического сада, рассеянно поглаживая толстый ствол гигантской росянки, ластящейся к девушке, словно кошка под удивленным взглядом Эбри, сидящей неподалеку. Мист поежилась, бросив взгляд на багровую Астве-Дантар, про себя подумала. - "Никакого звездного неба мне не понадобилось, чтобы понять, что действительно нахожусь не на Земле, достаточно было только бросить один единственный взгляд на эти странные разноцветные луны. Как-то тут непривычно все...". - из задумчивости девушку вывел звонкий голосок Эбри.
   - Мист, я до сих пор не могу поверить, что этот монстр растительно-магического происхождения на тебя не нападает. - Мист рассеянно улыбнулась, погладив жесткие на ощупь реснички вокруг "пасти" растения в фиолетовую крапинку.
   - Мне почему-то намного сложнее найти общий язык с людьми, чем с самым опасным растением. Им вполне достаточно только выказать дружелюбие, зато с людьми не получается. - Мист посмотрела на Эбри. - Ты мне вот что скажи, почему на меня все смотрят с каким-то неясным превосходством, даже с пренебрежением? Некоторые вообще с плохо скрываемым отвращением и гадливостью, что происходит? Только второй день в школе, а от меня уже все ученики поголовно шарахаются как от тебя.
   Эбри, тяжело вздохнув, поднялась с мягкой травы и нерешительно посмотрела в глаза Мист.
   - Тут вообще очень странная ситуация получается, Мист. Ты говоришь, что не полукровка, но все признаки указывают на обратное, вот тебя и принимают за полукровку, отсюда и отношение. - Эбри сорвала травинку и, накручивая ее на палец, продолжила объяснять. - Люди считают старших ниже себя во всем, начиная с происхождения и заканчивая вопросами магии, старшие людям отвечают тем же. В общем, полукровки это результат обоюдного мезальянса человека и старшего, причем такой ребенок не похож на своих родителей и как бы застревает меж двух ветвей. Не человек, но и не старший, в итоге полукровки предоставлены самим себе. - Эбри принялась медленно расхаживать вокруг росянки с Мист на некотором удалении. - Но лично мне кажется, тут все проще и одновременно сложнее. Первые полукровки были незаконнорожденными, рожденными в результате мимолетных связей, сама понимаешь, что такого ребенка не спрячешь, муж моментально поймет, что благоверная ему отрастила копыта. Кому же захочется постоянно видеть перед собой живое олицетворение измены? Думаю именно с тех пор и повелось, что понятие - полукровка ассоциируется с ублюдком - дитем греха. Хотя и сейчас в большинстве своем, полукровки рождаются опять же от мимолетных связей и такое отношение везде одинаково.
   - Жестко тут у вас. - протянула Мист, передернув плечами. - Ну, да и демон с ними, мне бы только научиться магии и вернуться домой! Пусть они тут сами со своими полукровками разбираются. Я никому не собираюсь доказывать, что мои родители чистокровные люди! - Эбри недоверчиво покачала головой, искоса разглядывая зажегшиеся янтарным цветом глаза с вертикальным зрачком, и сочувственно пробормотала.
   - Трудно тебе придется, подруга. К полукровкам у нас всегда относились как к людям и старшим третьего сорта, скорее даже как к бессловесным животным, только что не охотятся на них. - Мист отмахнулась.
   - Слушай, а почему от тебя-то шарахаются?
   Эбри грустно улыбнувшись, улеглась на траву и принялась рассказывать, нежась в лучах Эйфель-Тиль.
   - Да я сама виновата во многом. - Эбри поморщилась. - Я же по специальности боевой маг с соответствующей склонностью дара. - девушка перевернулась на живот и подперла голову сцепленными в замок ладонями. - Мой наставник, Повелевающий силой Сен-Хаерэд, говорит, что у меня большой потенциал, но вот характер не дает нормально учиться.
   - Не поняла? Причем тут твой характер?
   - Да взрывной очень! Чуть, что не по мне, так я сразу в драку лезу, а потом долго успокаиваюсь. Умом все понимаю, но обуздать себя никак не могу. Я из-за характера-то своего не могу получить свой первый магический уровень. Постоянно влезаю в стычки с сокурсниками, цапаюсь со всеми подряд, ну и шалю малость. - в голосе прорезались нотки превосходства и ехидства. - Я самый частый посетитель магического карцера во всей школе магии за последние три года! К тому же не могу сдать начальное целительство с не магическими способами оказания первой помощи. Постоянно хочу добить пострадавшего, раздражающего своей беспомощностью! - девушки заливисто рассмеялись. Эбри нахмурилась и пробурчала. - Плюс к тому, постоянно бегала за Мальорой, силой выбивая из встречных информацию, куда его понесло. Этот засранец рыжий, едва завидев меня, стремится унести ноги!
   - Зачем же ты за ним бегаешь, точнее, бегала вплоть до вчерашнего дня?
   - Тут, думаю надо рассказать нашу историю с самого начала. - Эбри лукаво улыбнулась. - До сих пор вспоминаю с улыбкой, как этот рыжий шалопай ходил вокруг меня кругами, не решаясь подойти и заговорить. А как мило краснел, смущаясь?! Мне даже пришлось зажать его как-то в уголке и сказать ему прямо, что он мне тоже нравится. - Эбри мечтательно закатила глаза, потянувшись всем телом, словно сытая кошка. - Потом были такие восхитительные мгновения! - в следующий момент Эбри нахмурилась. - Дальше все встало с ног на голову, все изменилось. Мальора начал от меня шарахаться как от больной темной лихоманкой, вот только почему, непонятно? - Эбри подняла вопросительный взгляд на Мист. Девушка, погладив росянку, уселась рядом с Эбри на траву, после чего спросила.
   - Как ты реагировала, когда твой Мальора просто общался с другими девушками? - Мист вскочила на ноги, отходя от мгновенно побледневшей Эбри. Волосы будущего боевого мага вздыбились, аура налилась ярко-белым свечением, по пальцам пробежали небольшие разряды. Мист удивленно пробормотала. - Нифига себе реакция на вопрос! - встретившись взглядами с полыхающими глазами Эбри, протянула. - Н-да, тяжелый случай.
   Эбри медленно поднявшись на ноги, развела руки в стороны, и на выходе отправила в окно рыжеволосого мага мощную белую молнию. Сверкнув яркой вспышкой со страшным грохотом, разряд, отразившись от окна, разбился белыми искрами о наспех выставленный щит Эбри. Получив свой разряд обратно, девушка успокоилась и виновато посмотрела на Мист, спрятавшуюся за росянкой.
   - Вот так вот всегда реагирую.
   - Потому он от тебя и бегает. - резюмировала Мист, выходя из-за прикрытия. - Я бы на его месте тоже шарахалась, если бы меня ТАК ревновали.
   - Ты думаешь?
   - Уверена. - кивнула Мист. - Вот представь, вы встречаетесь, у вас все просто прекрасно. Ты стоишь и просто разговариваешь со своим другом, или со знакомым, подлетает Мальора и, не говоря ни слова, засвечивает чем-нибудь магическим по твоему другу, да и тебе за компанию отвешивает молнию в мягкое место. Тебе понравится? - Эбри отрицательно помотала головой. - Так-то вот!
   - Я как-то никогда не задумывалась над этим. - тихо пробормотала Эбри и улыбнувшись, посмотрела в глаза Мист. - А если я перестану за ним бегать и пообещаю постараться не ревновать его к другим девушкам, он вернется?
   - Вот тут я тебе не советчик, у самой опыта маловато. Но могу с уверенностью тебе сказать, просто пообещать и перестать за ним бегать, думаю недостаточно. По крайней мере, мне этого было бы точно недостаточно.
   - Ладно, разберемся как-нибудь. - Эбри беспечно махнула рукой. - Ты мне лучше скажи, зачем тебя понесло к архимагу Нарану?
   - Все просто, я до последнего момента не верила, что попала в другой мир, а когда увидела здешнее небо с кучей лун, рванула к нему, спрашивать, не знает ли он способа как мне вернуться домой.
   Девушки поднялись с травы и неспешно пошли на выход из сада, Мист ласково погладила бутон розы, тигровой расцветки, даже не подумавшего плеваться в девушку шипами.
   - К сожалению, архимаг Наран сказал, что не знает, но говорит, что не стоит отчаиваться, рано или поздно путь отыщется. - Мист вдохнула чуть терпкий аромат розы, зажмурившись от удовольствия. Отпустив цветок, Мист повернулась к Эбри. - Что-то мне подсказывает, что я тут застряла навсегда и придется привыкать к здешней жизни. К тому же почему-то чувствую себя дома. - девушка криво улыбнулась. - Я хочу уйти в родной мир, где все знакомо и привычно, но одновременно хочу остаться тут, как бы это парадоксально не звучало. Кстати, архимаг Наран пространно намекал на то, чтобы я приняла подданство Империи Адамастис.
   Эбри фыркнула, подхватив Мист под руку, потянула девушку на выход.
   - Даже не думай, соглашайся! Кроме профессоров Храмовой школы никто не сможет развить все грани твоего дара, да и потом отрабатывать обучение будет гораздо проще, нежели как подданной другого государства. Если не сможешь найти место работы, школа всегда поможет, они кровно заинтересованы в лучшем устройстве своих учеников, ведь в таком случае им больше перепадет от твоего заработка! К тому же ты говоришь, что не можешь пока вернуться, а на Северье рано или поздно придется обустраиваться.
   - Логика есть, конечно, просто я еще не рассматривала альтернативы.
   Эбри недоуменно посмотрела на Мист.
   - Какая альтернатива?! Если только ты мазохистка, предпочитающая пробивать лбом стену пренебрежения и презрения в другой стране совершенно без поддержки, тогда да, вперед под барабанную дробь. Но, на мой взгляд, тебе лучше принять подданство, его далеко не всем предлагают просто так. - Эбри помолчала несколько мгновений, затем продолжила. - Да, будут те же пренебрежение и презрение, но, по крайней мере, будет, кому за тебя заступиться!
   ***
   Звезды постепенно меркли, знаменуя наступление раннего утра. Астве-АйкенМа постепенно обретала плотность, все четче и четче выделяясь на постепенно светлеющем небе, восток наливался золотом, предвосхищая восхождение светила Северья. Поднимаясь, Эйфель-Тиль разгоняло остатки слабо сопротивляющейся тьмы звездной ночи и, озаряя своими лучами оазис, в котором на короткий привал остановился отряд бывших идущих на свободу вместе с сопровождающими.
   Данте улыбнулся, подставляя лицо под первые теплые лучи, не желая прятаться в тень, отбрасываемую деревьями. В это время, оборотни осторожно отвязали носилки с вампиром и опустили на мягкую траву, стараясь не бередить его раны.
   - Эки, помоги, пожалуйста, встать. - Ралого скептически посмотрела на бледного вампира стиснувшего зубы, и взмахом руки остановила Экитармиссена, уже подсунувшего ему руки под спину.
   - Может не надо, а то ты что-то неважно выглядишь? - встретившись с багровыми глазами орчанки, Данте прошипел сквозь боль.
   - Рал, мне надо уединиться.
   - Ну, так давай, мы с ребятами тебя отнесем?
   - Не, такие дела делаются в уединении, Ралого. - твердо ответил вампир, самостоятельно пытаясь подняться. Экитармиссен помог встать, придерживая своего ослабевшего мастера, то и дело норовящего повалиться обратно на землю. Ралого, усмехнулась.
   - По-моему, глупо стесняться того, кто тебя видел изнутри, в прямом смысле слова. - Данте недоуменно посмотрел на девушку, не дождавшись ответа на невысказанный вопрос, перевел взгляд на позеленевших оборотней.
   - Это как понимать?
   Ралого, проигнорировав вопрос, подхватила Данте под руку с другой стороны, а вампир, прошипев себе что-то матерное под нос, попытался разогнуться, но резкая боль и странное тянущее ощущение в том районе не позволило завершить начатое.
   - Как-то все это подозрительно. - протянул Данте. - Разогнуться полностью не могу, вдохнуть полной грудью тоже, не говоря уж о том, чтобы пошевелить мышцами живота. Слабость во всем теле, словно валялся две недели без движения, да к тому же когда подняли на ноги, начала кружиться голова. Такое чувство, словно меня препарировали и слили много крови. - Данте оглядел смущенных оборотней подозрительным взглядом и осторожно провел кончиками пальцев по повязке. - Не понял! Вы чего, меня реально потрошили?!
   Ралого переглянулась с Экитармиссеном, после чего осторожно поинтересовалась.
   - Дан, ты помнишь, что вчера произошло?
   Данте задумался, прокручивая последние воспоминания. Перед внутренним взором промелькнули события во дворце, прощание с Айтером, затем из кровавого тумана начали всплывать отдельные обрывки воспоминаний схватки. Данте словно смотрел фотоальбом или фильм отдельными, порой разрозненными кадрами, последним воспоминанием оказалась сильная боль и странная слабость, накатившая сразу после ранения. Увидев прояснившееся лицо вампира, Ралого с оборотнем осторожно повели Данте в сторону густых кустов, на ходу пересказывая события, которые он пропустил, находясь в беспамятстве. По окончании рассказа, сопровождающие недоуменно переглянулись, почувствовав, что Данте начал странно постанывать и трястись всем телом. Ралого обеспокоено поинтересовалась.
   - Дан, с тобой все в порядке? - не переставая трястись и запинаясь, Данте ответил.
   - Погодите ... немного, сейчас ... изображу статую ... писающего мальчика, потом ... объясню.
   Освободившись от поддерживающих его рук, Данте вихляющей походкой вломился в заросли кустов. До обескураженных и обеспокоенных спутников донесся хохот, перемежаемый шипящими проклятьями и тихими стонами. Орчанка переглянулась с оборотнем и пробормотала.
   - Похоже, Дан того. - Ралого выразительно покрутила пальцами у лба, оборотень лишь пожал плечами и ответил.
   - По-моему он изначально с головой не в ладах, так что дальше уж просто некуда.
   Из кустов донесся слабый голос вампира.
   - Хватит мне кости перемывать. - кусты раздвинулись выпуская Данте со светящимся от непонятной радости лицом и широкой клыкастой улыбкой. Проведя рукой по короткому ежику отрастающих волос, Данте покачнулся и вновь попытался выпрямить ссутуленную спину. Ралого пробормотала.
   - У тебя точно не все в чертогах разума. Тебя проткнули магическим мечом, от ран ты чуть не отправился на свидание с АйкенМа, но вместо того, чтобы кипеть жаждой мщения светишься от радости!
   Данте бросил на Ралого насмешливый взгляд.
   - Ты права, я чуть не окочурился от ранения, но! Зачем мне исходить жаждой мщения и ненавистью к человеку, который мало того, что вытащил с того света, пусть и исправил то, чего сам наворотил, так ведь он еще и преподал мне наглядный урок? Ведь если бы не он, я бы рано или поздно встретился с тем, кто бы меня победил и добил, не заморачиваясь оказанием первой помощи. Ралого, при следующей нашей встрече я ему руку пожму да спасибо скажу!
   - Какой такой урок? - спросила орчанка, округлив глаза.
   - Он мне показал, что никогда нельзя недооценивать противника, а то я уже возгордился и начал себя считать самым крутым существом на Северье! Я же на самом деле думал, что лучше меня никто не владеет клинком, а он меня разубедил в этом, распоров мою кишкиварительную систему. Что самое-то главное, он че-ло-век, чистокровный! - Данте поморщился, вновь ссутулившись. - Заодно показал, что клинков противника надо все же опасаться. Как показала практика меня запросто можно грохнуть мечом с магической начинкой. - вампир улыбнулся. - Урок получен, учтен и переварен. - в следующий момент, Данте вновь нахмурился и зло сжав кулаки до белых костяшек, прошипел еле слышно. - Напрягает иррациональная злость на него! С одной стороны, он меня вытащил из могилы и преподал урок, но с другой стороны пожалел! Мужик просто не захотел меня убивать, хотя запросто мог это сделать, он ведь в самый последний момент поменял направление удара. Совсем чуть-чуть, но жизнь мне тем самым оставил, и что самое главное, он это сделал специально! - повысив голос, Данте прорычал - Ангел, как же я ненавижу жалость!
   Ралого с Экитармиссеном вновь подхватили вампира под руки, и повели обратно, задумавшись каждый о своем. Данте, выйдя на поляну, оглядел отряд, разделившийся на четыре части: старшие сидели в тени деревьев, склонив головы, друг к другу о чем-то увлеченно шептались. Отряд сопровождения, состоящий из десяти молчаливых воинов рода Шайтер, занимались своими лошадями, оборотни с полукровками, Язуллой и Листаком в противоположном конце поляны. Проследив за их взглядом, Данте увидел Чатлана, что-то химичившего прямо посреди поляны на расчищенном от травы пятачке земли. Заинтересовавшись происходящим, Данте направился к одиноко стоящему дереву и расположился под ним, прислушиваясь к разговору старших и наблюдая за странными манипуляциями мага огня.
   ***
   Пятеро старших собрались кучкой обособленно от остальных, ведя беседу в полголоса. Смуглая кожа орков, едва уловимо отливающая зеленью поблескивала в лучах Эйфель-Тиль, создавая контраст темной коже гномов, напоминающей по цвету потемневшее серебро. Кудорго - громадный орк, зло стукнув кулаком в траву, прорычал еле слышно.
   - Меня выводит из себя вся эта ситуация, Ал! - Алетагро нахмурился, встретившись глазами с Кудорго. - Появляется какой-то странный полукровка и делает нас, даже не восстановившись после тяжелых ранений, затем встречаем человека! - орк выделил последнее слово. - Человека, владеющего мечом на таком уровне, что меня начинает глодать черная зависть и всплывает вопрос - зачем мы покинули школу меча после всего лишь пяти лет обучения?! Романтики захотелось? В чертогах Дантара я такую романтику видал! Чтобы меня - орка, обставляли какие-то полукровки задрипанные и какой-то седой человечишко, да еще как?! В рукопашную! Даже меча из ножен не достал! - глаза орка разгорались кровавым свечением. - Зачем десять лет ходили под парусом, гоняя пиратов на островах, и тридцать лет провели в наемниках?! Чтобы за душой ничего своего не было, чтобы только средства рода да у бородатых состояние клана было?! - Кудорго резко успокоился и просительно посмотрел на Алетагро. - Ал, может пора завязывать со скитаниями? Лично я своему прадеду упаду в ноги, выпрашивая прощение. В любом случае назначит наказание, но примет обратно.
   Алетагро ссутулился, в глазах поселились грусть и уныние. Орк совсем тихо начал говорить.
   - Кудо, я уже лет десять как выпрашиваю прощение за нас троих, бородатые тоже сложа руки не сидят. В известность не ставил, потому что был уверен, что вы не согласитесь вернуться. - орк понурил голову и нервно сжимая кулаки продолжил. - Мне всего сто двадцать три года, а чувствую, что прожил уже все девятьсот. Ты прав, из-за нашей юношеской заносчивости, вот уже пятьдесят лет только налетами бываем на Индероне. Я тоже устал от скитаний. Хорошо, что ты, Кудо, все понял сам, не приходится уговаривать как маленького. Вот только вестей утешительных для тебя нет. Как наказание нас и послали в Халифат, с целью установить - точно ли Ралого находится в Киаре. Если да, то попытаться ее вызволить, ежели нет, то вернуться в Княжества и доложить. Установили, попытались и потерпели неудачу, да еще какую неудачу! Мало того, что умудрились потерять все наше снаряжение, так еще Дан сделал за нас всю работу и заметь, мы были для него бесполезным балластом, который он просто не пожелал сбросить по каким-то своим неясным причинам! Меня самого эта ситуация напрягает не меньше чем тебя.
   Кашлянув в кулак и одарив поочередно хмурым взглядом серебристых глаз старших, слово взял Конгами.
   - Мы тут с Ором посовещались немного. В общем, когда вернемся, нам зачтется то, что приведем с собой мага, да не просто мага, а самого что ни на есть темного. Профессора Индеронской школы магии за нас вступятся, а главам родов и кланов придется считаться с заступничеством наших архимагов, даже не смотря на то, что мы не справились с заданием. - Ороллин кивнул, поддерживая слова Конгами. Гном продолжил. - Нам так и так сейчас возвращаться на Индерон через Княжества, так что стоит для начала заглянуть в Роское княжество, где расположились полномочные посланники крови и серебряного молота. Сдадим с рук на руки Ралого, повинимся и предоставим Дана.
   Алетагро мрачно усмехнулся, скользнув глазами по серьезным лицам гномов.
   - Вы не учитываете нескольких фактов, друзья мои. Дан себе на уме, он сейчас с нами только потому, что это ему выгодно. Думаю, он и без нас неплохо сможет устроиться, продаст пару своих поделок и будет обеспечен лет на триста безбедного существования. Кроме того, он крепко держит нас всех пятерых за глотку, стоит ему только захотеть, как мы подохнем в жестоких мучениях! - посмотрев на удивленные физиономии старших, Алетагро продолжил. - Вы не забыли про обряд сохранения воинской чести? Если забыли, то я вам напомню! Это не просто торжественный и мрачный древний обряд, он полностью строится на ритуальной магии крови. Сомневаюсь, что Дан об этом не знает. - лица старших мгновенно побледнели. Орки неосознанно провели по нижней губе, ощупывая просветы на месте клыков, гномы обритые подбородки. - Именно потому Дан не принял моей клятвы не поднимать против него оружие. Он прекрасно знал, что если примет, то не сможет воспользоваться амулетом, в данном случае амулетом, созданным из наших с вами волос и клыков, да щедро пропитанным нашей же кровью!
   В кругу общающихся старших повисла мрачная тишина, Грумандо, третий орк, ни чем не уступающий в комплекции Кудорго, задумчиво пробасил.
   - Дан змея еще та! - все недоуменно посмотрели на мрачного орка, ожидая пояснений. - Кроме того, что оставил нам жизни с воинской честью, он со всех сторон обезопасил себя с нашей стороны. Тот же самый кровный, в данном случае кровавый амулет не позволит нам его убить или предать! Понимаю, что мы на это физически не способны, но положения вещей это не меняет.
   ***
   Данте, наблюдая за странными манипуляциями Чатлана, разжигающего небольшой костерок в центре начертанной на земле октограммы, привалившись спиной к шершавому стволу дерева с широкими плотными листьями темно-зеленого цвета, слушал разговор старших и усмехался про себя.
   - "Ну, хоть что-то прояснилось, а то я уж начал думать, что орки с гномами настолько деградировали, что умудрились позабыть всю преподаваемую вампирами воинскую науку в древности. А тут оказалось все до банальности просто! Молодые обалдуи возомнили, что постигли все и сорвались искать приключений. Пятьдесят лет скитались, и, не скопив ничего, кроме впечатлений решили вернуться домой, но и там облом. Дали задание - провалили, и умудрились при этом прошляпить амуницию, хорошо хоть не родовое оружие, а то бы точно удавились". - Данте отвлекся от мыслей и начал внимательно наблюдать за магом, лишь хмыкнув при виде покрасневшей от смущения орчанки.
   Чатлан, разведя в октограмме небольшой костерок, разделся донага и уселся перед восьми лучевой октограммой заключенной в круг, скрестив ноги и закрыв глаза. Данте сосредоточился на ауре мага, пристально наблюдая за протекающими в ней процессами. Аура медленно начала светиться ярче, постепенно наливаясь ярко-оранжевым свечением. По поверхности ауры словно пробежалась буря, скрыв мага за волной огненной энергии, в тот же момент костерок в октограмме, трепещущий на легком ветерке перестал дымить. Язычки пламени выпрямились, игнорируя ветер, затем начали постепенно замедляться. Вслед за опадающим пламенем, линии октограммы начали наливаться огнем, мерцая алыми угольями.
   Чатлан, вытянув руки перед собой над костром, начал медленно раскачиваться из стороны в сторону все так же, не открывая глаз. Язычки пламени, словно ластящиеся щенки принялись ласково облизывать ладони огненного мага, признав человека частью себя. Маг, блаженно улыбнувшись, распахнул полыхающие огнем глаза, затем медленно опустил ладони прямо на багровые, переливающиеся угли. В тот же миг, пламя, словно вода потекло по рукам, постепенно охватывая тело человека и растворяясь в уплотняющейся ауре.
   Данте, передернув плечами и покачав головой, неосознанно провел подушечками пальцев по шраму на лице. Чатлан продолжал вбирать пламя в себя, переливая своенравную стихию из постепенно меркнущей октограммы, пока на земле не осталась лишь пепельная ее копия. Пламя, бегающее по смуглой коже человека, с каждым мгновением становилось все прозрачней, пока полностью не исчезло, вместе с пламенем на коже начал меркнуть и пожар в глазах. Чатлан, с блуждающей по губам легкой улыбкой неземного наслаждения, растер остатки октограммы и прикрыл ее дерном, срезанным ранее, после чего неспешно облачился.
   Данте ухмыльнулся, переведя глаза на девушку, демонстративно отвернувшуюся к лесу, но все равно бросающую оценивающие взгляды на обнаженного мага и вновь погрузился в мысли.
   - "Странные все же эти старшие создания. Сохранил воинскую честь и жизнь вместе с ней, так я еще и крайний при этом остался! Не нравится, что я провел ритуал по всем правилам и при этом подстраховался на случай нападения с их стороны? Ну, так я излишней доверчивостью не страдаю, хоть и не всегда поступаю логично и обдуманно. Откуда мне было знать, насколько поменялись нравы старших за все эти тысячелетия? Правильно, неоткуда, но приятно сознавать, что все же не ошибался. ... Они думают, мне самому доставляет удовольствие таскать на запястье это уже начавшее слегка попахивать нечто? Так они сильно ошибаются! Еще несколько дней и я веселенькой зеленоватой расцветкой лица смогу соперничать с окружающей растительностью". - вернувшись мысленно к недавним событиям, начал прокручивать воспоминания, кадр за кадром, восстанавливая ход последнего поединка.
   - "А мужик-то не прост, вряд ли маг, иначе бы не ходил в подчинении у того светленького, да и меч, явно имеет темную начинку. На ауру он внимания вообще не обратил, хотя маг чуть не поседел, да и ребята рассказывали, что им неуютно стало, когда оковы духа сбросил. Значит, не ошибся, нечто подобное в школе меча вампиров видел, середнячок, конечно, но от враждебных эманаций ауры и слабых заклинаний, меч вполне может хозяина защитить. Он, либо противопоставляет накопленную в нем энергию, либо просто поглощает ее, заодно подзаряжается. Точно не простой мужик, к тому же, судя по рассказам, поделки темных на Северье весьма и весьма не дешевое удовольствие, особенно для простого наемника. Да что там, такой меч имеет просто неподъемную цену даже для весьма состоятельных существ Северья! ... Нет, быть того не может! ... Или может! ... Да нет, бред! А стиль? ... Нет, что-то сомнительно". - Вампир вновь погрузился в воспоминания, просматривая движения противника как в замедленной съемке. - "Ну, вот же, чуть отвел запястье, левая стопа принимает на себя вес, правая готова поддержать и сместить центр тяжести, а вот и переход, смазал немного, а вот и бедра зачем-то повернул. Все же стиль ведения боя, уж слишком знакомый. ... Нет, не Асгаррот. Этот непонятный вампир гуманностью никогда не болел, наоборот, был любителем показательного расчленения и кровавого наставления учеников. Асгаррот бы меня как обычно разобрал на запчасти, затем собрал бы, а потом еще раз разобрал, читая нотации и указывая на ошибки, моей же собственной отсеченной конечностью, как уже бывало. Точно не Асгаррот, но вампирская школа меча чувствуется. Получается, что знания не забыли? Выходит так. Тогда почему о нем ничего не знают старшие, да и Заллос с Элкосом? ... Полукровки, по идее должны были слышать хоть какие-то слухи, хотя, если наемник не оставлял свидетелей своих поединков, то могли не слышать. Возможно, он вообще является козырным тузом, на случай масштабных разборок с враждебными родами. Возможно? Вполне. Но тогда почему его поставили возле стены? Людей не хватает, чтобы все дыры заткнуть? Тоже возможно, Киар сейчас на ушах стоит, большинство воинов занято поисками обезглавленного хана, при условии, что до сих пор еще не нашли. Так, с этим немного разобрались, теперь переходим к основному вопросу - почему он меня не убил? Ведь не поверни он меч немного в сторону, и если бы не направил меч вертикально, а горизонтально, как намеревался изначально, просто рассек бы позвоночник, и тут бы мне пришел каюк. На ум приходит только одно объяснение - мужик понял, что я темный и только поэтому не стал убивать, кроме того, энергия, что я в него отправил, не нанесла ему никакого вреда, и, скорее всего, просто была поглощена мечом. Но раз узнал, что я есть такое, зачем тогда понадобилось сталью махаться?! Решил преподать урок зарвавшемуся малолетке, возомнившему себя супер-пупер-офигеть каким бойцом и посмотреть на что я способен? ... Точно вампирская школа! Только у моих предков была привычка вколачивать знания через боль и кровь на грани смерти в прямом смысле слова. Что ж, есть смысл подтягивать тело до уровня знаний полученных в школе меча, а то что-то больше не хочется сталкиваться с такими личностями и осознавать всю свою гунявость по сравнению с ними, и разубеждаясь в собственной крутости. Очень сомневаюсь в том, что такой индивидуум только один, наверняка, если поскрести по сусекам, наберется несколько штук".
   - "Ладно, послушаем, что они там еще споют". - Данте прикрыл глаза, устроившись удобнее, так чтобы не потревожить рану на спине, мельком подивился скорости, с которой разложил и обдумал воспоминания. Грумандо, только закончил свою патетичную обличительную речь, зло перемывая кости вампиру. Данте лишь усмехнулся про себя. - "Да я такой, и змея и сволочь, каких поискать, и кровавый маньяк, и сумасшедший, правда, считаю себя сумасшедшим только местами, ... некоторыми, и вообще я исчадие Дантара и так далее и тому подобное, конструктивный разговор-то будет, или еще чего новенького по поводу меня поведаете?"
   Тем временем Ороллин, бросив подозрительный взгляд на Данте и мельком скользнув глазами по Ралого, поглаживающей лошадь по холке, успокаивающе положил широкую ладонь орку на плечо, затем сказал.
   - Грумандо, можно подумать, ты бы на его месте поступил по-другому? - не дождавшись ответа от понурившего голову орка, продолжил - Лично я одобряю его действия, хоть они мне и не нравятся. Да, Дан - опасен, и если почувствует с нашей стороны угрозу, применит амулет чести, не задумываясь ни на миг, но дело-то в том, что он нам нужен как воздух, раз мы хотим вернуться домой. Поэтому не только не будем устраивать на него покушения, но и защищать будем как никого другого. Ты со мной согласен? - Грумандо вынужден был признать правоту слов гнома, орк лишь развел руками. - То-то же. Надо его как-то привязать к Индерону, вот только как, пока непонятно. Надо к нему присмотреться внимательнее, вдруг что-то и надумаем? Дан ранен и еще неизвестно когда парень полностью оправится, значит, нам ен-хайров десять до границы халифата с Рокайским герцогством тащиться, оттуда еще столько же до княжеств и семь ен-хайров до Роского княжества, так что время еще есть.
   Данте мысленно поаплодировал словам гнома.
   - "В принципе, Ороллин, я с тобой согласен, вот только слегка опасаюсь ваших архимагов. Попадусь местным светилам магии и сделают то, что не сделали ученые дома, то есть разберут на запчасти. Хотя и не должны бы, в живом виде я все же полезнее, да и надо как-то им намекнуть, что афишировать мою природу не стоит. По крайней мере, пока не наберу достаточно сил, а потом я сам заявлю о себе, если уже не заявил непонятными действиями на арене и если не проболтается наемник, правда сомневаюсь, что он кому-то скажет. ... Блин, надо было попробовать захватить того живчика, упорно не желавшего протыкаться и умирать да порасспросить, не почувствовал ли он чего странного с темным окрасом произошедшего до встречи с ним? Эх, все мы крепки задним умом! Ладно, будем надеяться, что не сильно засветился, тем более что Ашарака говорил, будто бы уничтожение арены списали на взрыв накопителей. Кстати, надо еще выяснить, что такое этот ен-хайр, а то язык-то, вложить вложили, а с пониманием порой проблемы возникают".
   Услышав осторожные шаги, и незаметно втянув носом воздух, Данте притворился спящим. Выровняв дыхание, затаился, прислушиваясь к шагам, и дождавшись подходящего момента, схватил слабо пискнувшую девушку за руку и дернул на себя, совершенно позабыв о ране. Стиснув зубы и переждав пока в глазах прояснится, столкнулся взглядами с Ралого. Девушка лежала на нем и пристально рассматривала шрам на лице, затем скользнула взглядом по улыбающимся губам. Данте спросил.
   - Нравлюсь? - орчанка фыркнула.
   - Мелковат для меня!
   - Твои проблемы. - возмущенный крик потонул в поцелуе.
   Нехотя отстранившись, Ралого опалила улыбающегося вампира делано-гневным взглядом и, преодолевая норовящую выползти на лицо ответную улыбку, тихо пробормотала.
   - Кот ты похотливый!
   - Не отрицаю, красавица. - пройдясь глазами вдоль соблазнительных изгибов красивого женского тела, вампир закинул руки за голову и спросил. - Ралого, как ты умудрилась попасть в гарем хана? Да и зачем ты ему вообще понадобилась?
   Вольготно устроившись на мягкой траве под боком у вампира и положив ему на грудь голову, Ралого начала тихо рассказывать.
   - Похитили, когда путешествовала с отцом по материку. Мы как раз прибыли в Рокайское герцогство, отец там хотел заключить контракт с гильдией алхимиков на поставку "Зеленого дракона" на Индерон. Он несколько дней подряд вел переговоры с алхимиками, ну а мне было дико скучно, вот и отправилась гулять по городу. Народ от меня постоянно шарахался, так как за мной по пятам постоянно следовали четверо воинов рода Райкар-Ак, моего с Алетагро рода, если ты не знал. В общем, симпатичные мальчики, правда, чуть повнушительнее его самого. Мне это надоело и как-то раз, удрала из-под опеки и отправилась гулять сама по себе, вот и догулялась! - Ралого помрачнела, водя пальчиком по груди разомлевшего на солнце вампира. - Заблудилась в городе и забрела куда-то в трущобы, где меня и схватили. Дальше ничего не помню, очнулась уже во дворце, непосредственно в гареме. Утак-Кату, расплывшись в похотливой улыбке, поведал, мол, я теперь жемчужина его благословенного гарема и удостоилась небывалой чести стать его какой-то там по счету женой. - девушка зло усмехнулась воспоминаниям. - Сказал, это будет экзотично. Я попыталась напасть на хана, но меня связали и нанесли на предплечье татуировку, означающую помолвку. - вампир начал успокоительно поглаживать плечо девушки, наслаждаясь ощущением мягкой шелковистой кожи под кончиками пальцев. - Татуировку срезала, оттягивая свадьбу, ведь по традициям халифата свадебная татуировка накладывается поверх той, что означает помолвку и на то же предплечье, тем самым, выиграла некоторое время. Разогнала по комнатам других жен хана, чтобы не возникали и немного притопила в бассейне слишком заносчивую старшую жену. Дальше знаешь, из портала вывалился ты, потрепанный и грязный. Я смогла утащить несколько твоих вещичек, надеясь купить ими свободу. - Ралого смутилась и, состроив умильную мордашку, посмотрела в глаза вампиру. - Ты ведь не обижаешься? Я ведь действительно думала, что ты погиб.
   Проведя тыльной стороной ладони по скуле девушки, Данте покачал головой.
   - Смысл в обиде? Ведь вернул все, за исключением куска подруги. - помолчав мгновение, тихо добавил. - Пусть тьма подарит ей покой! - пояснил в ответ на вопросительный взгляд Ралого. - Велеска - это магическая книга, созданная чьей-то могущественной темной волей для помощи в обучении темным магам. Подружились мы очень быстро, Велеска стала для меня настоящим другом, затем, перед самым уходом на Северье я повздорил с одной дамочкой светлого происхождения. В общем, Велеска спасла мне жизнь, закрыв собой от какого-то заклинания из светлого арсенала, и была уничтожена им. От умной книги остался только кусок обугленной кожи с моим тотемом. - тяжело вздохнув, Данте прорычал. - Придет время, и за нее посчитаюсь!
   Ралого, осторожно приподнявшись на локте, взяла руку Данте и, успокаивая медленно разгорающееся пламя ненависти в груди вампира, прижала к своей щеке. Улыбнувшись, Данте опрокинул девушку на спину, впиваясь яростным поцелуем в кроваво-алые губы орчанки, отвечая на невысказанное желание в потемневших багровых глазах и заглушая в себе боль утрат.
   Сверху раздался тихий рык Алетагро.
   - Дан, что-то ты слишком живой для тяжело р-раненого, хочешь, чтобы испр-равил?!
   С неохотой, оторвавшись от мягких губ орчанки, Данте перевернулся на спину и опалил недовольным взглядом нависшего над ними орка. Ралого, пискнув что-то невразумительное, съежилась под взором полыхающих багровых глаз, наливающихся кровью. Данте прорычал в ответ.
   - Ал, вали-ка отсюда в темпе вальса, а то ты у меня сейчас будешь тяжело ранен! - не обращая внимания на боль, Данте медленно поднялся и, задрав голову растягивая губы в хищном оскале, продолжил. - Не смог вытащить Ралого из плена, так не гавкай, а заткнись и рычи в тряпочку! - поведя плечами и встретившись с удивленными глазами девушки, сказал. - Всегда бесило отношение родни девушки, пытающейся выбирать, с кем ей встречаться, а с кем нет, словно она не имеет собственной головы на плечах! - переведя взгляд на обескураженного неожиданным отпором Алетагро, Данте отбросил могучее тело орка телекинезом в небольшое озерцо и прокричал вдогонку. - Ралого, между прочим, сорок девять с чем-то лет, уж точно не малолетка с ветром в голове, так что завянь, одуванчик ты красноглазый и остыть, заботливый ты наш.
   Выдохнув сквозь зубы воздух, и борясь с сильнейшим головокружением, Данте медленно опустился на траву. Смахнув испарину со лба, пробормотал.
   - Ох уж этот магический перекос! - посмотрев на дрожащую ладонь, добавил. - Чего-то как-то фигова-то мне, красавица. - Ралого, уложила голову вампира себе на колени. Подбежал Экитармиссен с мокрой тряпицей, которую тут же положили вампиру на лоб, остальные оборотни рассредоточились вокруг, на случай, если орки вздумают вдруг напасть. Опомнившись, Данте спросил. - Слушай, Ралого, как тут у вас обстоит дело со свободными отношениями, а то вдруг я что-то не то сделал?
   Ралого усмехнулась и поинтересовалась.
   - Жалеешь? - вернув хитрую улыбку, Данте ответил.
   - Еще чего! Просто интересно, как у вас тут относятся к свободным отношениям вообще. - вдруг, в левом глазу вспыхнула тьма, от вампира повеяло потусторонним холодом, от которого девушке стало не по себе. Данте глухим голосом, мрачно продолжил. - Не хочу обманывать, красноглазка, я не способен полюбить по-настоящему, мне доступна лишь легкая влюбленность и привязанность, проверенный факт! - это было произнесено так, что Ралого поверила окончательно и бесповоротно. Данте подумал про себя. - "Мое сердце навеки принадлежит другой. Хорошо хоть после разрыва нитей больше не чувствую омерзения к девушкам, которых целую, зато ощущаю себя самым мерзким предателем! Надо с этим что-то делать". - неожиданно разозлившись на самого себя, Данте рыкнул и подумал. - "Мне слишком много что надо сделать! Подтянуть тело, разобраться с духом, точно понять, что происходит с моим даром и заклинаниями. Если первоначальная догадка верна, то разработать собственную систему кастования заклинаний, закрыть дыры в магическом образовании и еще кучу второстепенных вещей успеть сделать. Но самая первостепенная важность состоит в том, что мне нужен бесперебойный источник пополнения темной энергии, желательно несколько источников, а то крови не всегда успеваю глотнуть". - Девушка погладила его лицо, жалея вампира, поморщившись, Данте прошептал. - Рал, не жалей меня, это плохое и темное чувство, если кто-то достоин жалости, тот достоин лишь удара милосердия! На будущее, никогда не путай жалость и сочувствие, от жалости веет такой энергией тьмы с безысходной тоской, что даже мне становится противно. Ненавижу, когда меня жалеют!
   Вынырнув из воды, Алетагро встряхнулся всем телом, словно громадный пес, разбрызгивая вокруг капли ледяной воды. Отерев лицо, выбрался на берег и начал стаскивать с себя одежду, искоса посматривая в сторону парочки. Ороллин, подойдя к другу, уселся рядом.
   - Дан прав, не стоит изображать из себя сторожевого пса, Ралого умная девочка и сама знает, что для нее лучше. Кстати говоря, я бы на твоем месте наоборот всячески поспособствовал развитию более тесных отношений между ними. - склонившись к уху задумавшегося Алетагро, Ороллин шепотом продолжил. - Ралого привязана к вашему роду, а значит и к Индерону. Если у них все зайдет достаточно далеко, привяжем и мага к острову, улавливаешь ход моих мыслей?
   Одарив гнома недовольным взглядом, Алетагро ответил, постепенно повышая голос, сам того не замечая.
   - Прекрасно я все понимаю, Ор, просто меня взбесило то, что Дан, целует мою сестру второй крови на виду у всех, даже не потрудившись уединиться! С кем быть, Ралого сама решит, но о приличиях-то забывать, никогда не следует!
   Со стороны вампира донесся хохот вперемешку с проклятиями.
   - Ангел тебя по головке погладь, Ал! Не мог нормальным языком это сказать, что ли? Нет же, сначала нужно рычать, сверкать налитыми кровью глазами и получить на орехи, прежде чем разъяснить ситуацию? - орк, отжав рубаху, раздраженно махнул рукой и, пройдя обратно, пробасил, пристально уставившись в глаза вампира.
   - Дан, если с моей сестрой что-то случится, я сделаю все, чтобы ты отправился на свидание с АйкенМа досрочно!
   - Учту. - вампир совершенно серьезно кивнул в ответ и перевел взгляд на Ралого, подмигнув девушке, поинтересовался. - Я так понимаю, что у вас тут довольно лояльно относятся к отношениям? - Ралого, вместо ответа нагнулась и поцеловала вампира. От приятного времяпрепровождения отвлек недовольный окрик Язуллы.
   - Может, хватит миловаться? Нам вроде как надо быстрее покинуть халифат, или я ошибаюсь?
   Поднявшись на ноги, с помощью Ралого, Данте проникновенно выругался и, найдя глазами Язуллу, насмешливо рассматривающего вампира, сказал. - Яз, грубая и зачерствевшая у тебя душа, повременить немного не мог?!
   - Не мог, кроме того, мне просто завидно, да и не мне одному, между прочим!
   Наскоро перекусив, и вновь погрузив вампира на носилки, отряд выдвинулся в дорогу. Ралого, не пожелав никому уступать место, пристроилась справа от Данте, слева устроился Экитармиссен, ревниво посматривая на ухаживания орчанки. Уловив взгляд, Данте посмотрел в янтарные глаза оборотня.
   - Эки, не парься, я уже никуда от вас не денусь, так что не зыркай так. И вообще, как только оправлюсь от ранения, займусь вами, еще стонать будете. Надо вас, мелкота, подтягивать и выправлять ауру, а то не оборотни, а ангел знает что. Оборачиваться не умеете, точнее кривая аура не дает оборачиваться, и как-то странно видеть оборотня без волчьего хвоста в руке, или в свернутом состоянии на поясе на худой конец, да и шпаги при вас что-то незаметно. Тоже во дворце амуницию изъяли?
   Оборотень недоуменно переглянулся с пожавшими плечами братьями, затем спросил.
   - Дан, у нас на самом деле забрали кольчуги, поножи и наручи с оружием во дворце, вот только что такое волчий хвост, мы не имеем понятия, если не имеется в виду настоящий хвост волка или эндрау. Если да, то для всего народа эндрау-гаур наши серые братья неприкосновенны! - глаза оборотня полыхнули темно-янтарным огнем. - Для нас, тронуть даже волка нельзя, если только защищая собственную жизнь от пораженного кровавым сумасшествием зверя.
   Данте похлопал оборотня по колену.
   - Эки, успокойся, волчий хвост - это оружие, кнут из мифрила или кожи со стальной вставкой в форме волчьего хвоста вплетенной в кончик. И давай проясним вопрос, на Северье есть волки, так? - успокоившись, Экитармиссен кивнул. - Тогда что за звери эти эндрау с эндрау-гаур и с чем их едят?
   - Эндрау - это старший брат волка, выглядит так же, только немного больше чем простой лесной охотник, имеет серебристый окрас шкуры. Эндрау-гаур - древнее название вольного народа, оборотень - современное самоназвание и каннибализмом мы не страдаем, так что никого есть не надо.
   - Понятно. - пробормотал Данте. - Я этого почему-то не знал, ну да ладно. Так что там с оружием?
   - Ничего, мы ни о каких таких кнутах и не знали. Работаем в основном длинными копьями и короткими мечами, но чаще всего голыми руками. - Данте хмыкнул.
   - Угу, видел я, как вы руками работаете, бедного Заллоса залили кровью противника с головы до ног, он тогда по цвету сравнялся с песком арены! А вот копья я вам запрещаю брать в руки вообще, если только ничего другого не останется и если только для того, чтобы непосредственно перед столкновением метнуть в противника, не более. Оборотень должен биться тем оружием, которое для него предназначено, иначе мастером ему никогда не быть. Тысячелетиями выяснялось и выверялось, использование какого именно оружия, и какой расой приносит наиболее лучший результат. Для оборотней - это волчий хвост и шпага, так как эндрау-гаур наиболее безголовое существо и хаос, который он создает вокруг себя во время боя, позволяет с наибольшей эффективностью использовать именно этот вид вооружения, что я перечислил ранее. Можно еще использовать метательные ножи, но это уже относится ко всем расам.
   Ралого, до этого слушавшая молча, осторожно поинтересовалась.
   - Дан, а сколько лет ты обучался в школе меча?
   - Пятьдесят. - Ралого поперхнулась, глаза оборотней остекленели, а орки с гномами вообще чуть с лошадей не свалились, услышав озвученную цифру. Элкос, горестно вздохнув, пришпорил лошадь, направляя животное в голову колонны. Ралого задумчиво пробормотала.
   - Вот это да, у вас, что всех так обучают?
   Данте задумался, пытаясь объяснить что там и как.
   - Представителей моего народа всех. Насколько мне известно, остальные расы не более десяти лет, порой даже меньше. Нас обучали владению всеми видами холодного оружия, правда, в основном делая упор на стиль боя обеими руками, потому такой долгий срок обучения. Я, как бы это сказать? Не совсем простой оборотень. - Данте про себя подумал. - "Говорить что я вампир, точнее помесь всего и со всем, все же не стоит, итак уже все, за исключением воинов сопровождения знают, что я темный маг, так что подставлять себя еще больше не стоит. Ляпнут где-нибудь название моего народа и могут нарваться на тех, кто все же помнит, кто это такие. Есть очень большая вероятность того, что светлые до сих пор хранят древние хроники где-нибудь у себя в глубоко засекреченных запасниках, а так как проверить не представляется возможным, рисковать не стоит. Просто в существование темного мага на Северье могут и не поверить, если не столкнутся со мной нос к носу. А если кроме этого поползут слухи о каком-то там вампире, те, кто знает, быстро проведут параллель между вампиром и тьмой".
   Ралого, обдумав ответ, задала очередной скользкий вопрос.
   - Дан, сколько же тебе лет? Ведь я же чувствую, что ты еще очень молод, по-моему, даже моложе меня.
   - Мой биологический возраст равен двадцати пяти годам. - повисло ошеломленное молчание. - Блин! У меня на родине, совершеннолетними считаются лица, достигшие восемнадцати лет, а не так как у вас - пятидесяти.
   Ралого пристально посмотрела на вампира таким взглядом, каким обычно смотрят на ребенка, пойманного на лжи, и задала вполне закономерный вопрос.
   - Тогда как же ты мог обучаться в школе меча пятьдесят лет?
   - Я действительно обучался пятьдесят лет, Рал, хоть и не могу толком объяснить, как это получилось! - запальчиво воскликнул Данте, затем, подумав про себя, резко успокоился. - "А почему я вообще должен оправдываться? Не хотят верить, пусть им, когда полностью восстановлюсь да подтяну тело, сами увидят". - в слух сказал. - Если коротко, то таким образом надо мной подшутил мой учитель. Этот маг, вообще большой любитель ставить эксперименты на своих учениках. Наставник умудрился вложить пятьдесят лет обучения в школе меча буквально в одно мгновение жизни, но при этом знания и умения пришлось зарабатывать потом и кровью все эти пятьдесят лет.
   Ралого выразительно покрутила ладонью у лба, показывая, что у Данте не все в чертогах разума, затем спросила.
   - Дан, а что ты подразумеваешь под словами не совсем простой оборотень? - хитро стрельнув глазками, попросила. - Заодно, расскажи немного о себе.
   Погладив девушку по коленке, Данте задумался, неслышно пробормотав.
   - Ляпнул, теперь выкручивайся! - медленно подбирая слова, начал рассказывать. - Тебе уже рассказали, что я родом из другого мира, так что не вижу смысла отнекиваться, только прошу данный факт держать при себе. Что касается меня, могу сказать, что я родился не на Северье. Жил простой жизнью и в далеко не самый прекрасный момент она сделала крутой вираж, сделав меня убийцей. Всего за какие-то три месяца по счету моего мира стал тем, что я сейчас есть, за спиной осталось очень много крови, как своей, так и чужой, там у меня остались родители, друзья и многое другое, что мне дорого. Остальное может быть, расскажу позже, сейчас не хочется портить себе настроение и, предвосхищая твой вопрос, скажу. Мой мир по-своему прекрасен, но наше общество построено на технологиях, другими словами на разнообразных амулетах, работающих не на магии. При этом в большинстве своем они медленно убивают мир, отравляя природу, и я не хочу, чтобы они появились на Северье, так как у вас есть такая прекрасная вещь, как магия. Вполне возможно, даже не так, я почти уверен, что Северье пойдет совсем по другому пути развития, по крайней мере, техника, наверняка будет идти рука об руку с магией, способной нивелировать ее негативные последствия. Технический прогресс, рано или поздно, все равно коснется Северья, но лучше поздно, это лично мое мнение.
   Ралого одарила вампира скептическим взглядом.
   - Дан, не уходи от ответа, ты же ни слова не сказал, что ты подразумеваешь под словами не совсем простой оборотень!
   - Красавица, я простой оборотень, необычность заключается лишь в том, что я высший мастер-оборотень и маг со склонностью к нескольким стихиям.
   Ралого опасливо посмотрела на вампира, выискивая что-то на лице и готовясь в любой момент соскочить с лошади, Данте недоуменно переглянулся с Экитармиссеном.
   - Ралого готовится удрать, спасая свою жизнь. - оборотень насмешливо посмотрел на орчанку. - На Северье, все, за исключением нас четверых, с содроганием вспоминают предания об этих существах. До сих пор сочетание слов маг-оборотень ассоциируется с сумасшедшим, точнее с ходячим бедствием в особо крупных масштабах.
   Данте расхохотался.
   - Угу, я не тормоз, я медленный газ. Красноглазка, туговато до тебя доходит. От тебя же никто не скрывал, что я маг-оборотень и, по-моему, уже поздно куда-то бежать, не находишь?
   Ралого смущенно посмотрела Данте в глаза и тихо пробормотала.
   - Я просто читала хроники о магах-оборотнях, когда последнего ловили, разнесли целое княжество, на тот момент самое крупное государство на Северье. Теперь там территория проклятых земель.
   Данте пожал плечами.
   - Так и нечего было его ловить. Наверняка ведь ловили не для того, чтобы подарочек какой-нибудь вручить?
   Ралого кивнула.
   - Тогда повсеместно охотились на магов-оборотней. После того, как Файмиссена-Йнис загнали в проклятые земли, принялись за женщин оборотней, чтобы исключить возможность появления подобного существа на свет в будущем.
   - О чем я и говорю, я бы на его месте тоже разозлился не на шутку и отбивался, не стесняясь никаких средств.
   - Дан, а что значит высший мастер-оборотень, я упоминаний о таких существах даже в хрониках никогда не встречала?
   - Мастер-оборотень - это просто оборотень, имеющий способность менять ипостась. Ведь название - оборотень и означает - существо, способное менять облик и превращаться в животное. Как подозреваю, оборотни назвались эндрау-гаур неспроста, наверняка из-за того, что могут превращаться в этих эндрау. - Данте на миг задумался. - Я сам, когда оборачивался, себя в животной ипостаси ни разу не видел со стороны, но подозреваю, что размерами превосходил обычного волка.
   Посмотрев на оборотня, Данте прищурился.
   - Эки, а откуда вы сами-то знаете, что такое мастер-оборотень?
   Экитармиссен, погрустнев, отвел глаза в сторону и глухим голосом сказал.
   - Это единственное, что я помню о матери. - помолчав мгновение, Эки продолжил. - Орочьи архимаги, когда мы с братьями научились более-менее разговаривать, провели ритуал погружения в кровь. В результате этого ритуала, сопровождавшегося массой непонятных видений, нам четверым намертво врезались понимание понятия мастер-оборотень и способность его чувствовать. Судя по видениям, мама как раз им и была. Плохо, что никто из нас не запомнил ее лица, только то, что она могла превращаться в эндрау и запомнили.
   - Сочувствую, братишка. - Ралого кивнула, поддерживая Данте. Вампир, посмотрев на Ралого и решив оставить оборотня наедине с тяжелыми воспоминаниями, спросил.
   - Ралого, скажи, куда мы путь держим и сколько нам еще ехать? - встрепенувшись, Экитармиссен опередил Ралого.
   - Мы направляемся к границе халифата с Рокайским герцогством, она находится отсюда примерно в трех ден-хайрах.
   - Класс, ден-хайр-то что такое?
   - Это дневной конный переход с ночевкой и остановкой на еду и все остальное из расчета среднего конного шага, то есть десять айров в танд.
   Вампир подобрался, устраиваясь удобнее, и прищурившись, пробормотал.
   - Похоже, разговор предстоит долгий. Блин, задал, казалось бы, один простой вопрос! Эки, что есть айр и танд?
   - Дан, ну это же просто! - воскликнула Ралого. - Айр равен тысяче руайхам, а танд равен шестидесяти тиндам. - вампир, схватившись за голову, расхохотался в голос.
   - Рал, дорогая моя, это для тебя просто. - помолчав немного обдумывая, как выйти из создавшегося положения, достал кинжал и чиркнул по древку копья лезвием, оставляя легкую царапину, пробормотал. - Будем разъяснять в попугаях. - Ткнув пальцем в царапину, спросил. - Вот эта царапина, сколько будет в ширину, примерно? - Экитармиссен вновь опередил Ралого.
   - Один хайх.
   - Уже что-то. Еще мельче что-нибудь есть? - Ралого отрицательно помотала головой. - Что тогда больше и сколько в этом чем-то этих хайхов?
   - Дальше идет айх, в нем десять хайхов. - вампир кивнул собственным мыслям и взглядом поощрил к дальнейшему повествованию. Ралого продолжила. - Дальше идет руайх, в нем сто айхов, потом, как я уже говорила айр, в котором тысяча руайхов, затем хайр. В нем полтора айра, вот собственно и все. - Ралого развела руками. Экитармиссен подхватил эстафету, почувствовав в себе жилку преподавателя.
   - Ты еще забыла о ен-хайре. - переведя глаза на вампира, оборотень увидел заинтересованный взгляд и продолжил. - Ен-хайр - это дневной пеший переход с ночевкой и остановками, примерно равен пятидесяти семи хайрам. Дальше идет ден-хайр, в котором опять же примерно, сто девяносто три хайра.
   Кивнув, Данте задумался.
   - "Почти как у нас, только названия другие, да и милю урезали на триста метров, вероятно для удобства вычислений. Значит, до Рокайского герцогства где-то около восьмисот шестидесяти восьми с половиной километров. Осталось только узнать что тут со временем, сколько и как называется. Поступим так же как с зарубкой, по идее, должно получиться".
   Взяв в руку кинжал, Данте стукнул по копью два раза, оставив промежуток между ударами примерно в секунду.
   - Сколько времени прошло между ударами?
   Поняв мысль вампира, Ралого незамедлительно ответила.
   - Одна нита прошла. - довольно улыбнувшись, продолжила. - После нее идет тинда, в ней шестьдесят нит. Потом идет танд, в котором так же шестьдесят тинд.
   - Спасибо, теперь осталось прояснить еще несколько вопросов со временем. Сколько тандов в сутках?
   - Двадцать семь.
   - А вот теперь пошли различия. Эки, сколько дней в году, в месяце и сколько месяцев в году на Северье?
   - Пятьсот четыре дня и четырнадцать месяцев в году, а в месяце тридцать шесть дней. - Хмыкнув, Данте подумал.
   - "Вот классно-то как, молодею прямо на глазах! Если пересчитать мои годы, то получается, что биологический возраст по времени Северья сейчас равен вообще восемнадцати годам? Не-е, итак считают, чуть ли не мелочью свихнувшейся, пусть уж лучше будет двадцать пять по времени Земли".
   - Ладно, на сегодня хватит, а то у меня уже от новых названий голова закипать начала. - прикрыв ладонью клыкастый зевок, Данте отключился.
   Лим - рыба
   Кэлэд - свет
   Амат - рок
   Хьерд - животное, напоминающее верблюда, не имеет горба, зато есть небольшие загнутые назад рога.
   Гунявость - ничтожность, пустое место.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"